Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Матюхин Александр: " Ведьмина Хижина " - читать онлайн

Сохранить .
Ведьмина хижина Александр Матюхин

        Фэнтези-сказка про ведьму.


        Матюхин Александр
        Ведьмина хижина


        Глава первая, в которой приходит Пора Совершеннолетия, а следом за ней - ведьма

        Нынешней весной период дождей начался раньше обычного. Еще с утра в голубом небе невозможно было разглядеть ни облачка, а после обеда уже затянуло со всех сторон ворчливыми серыми тучами, замелькали молнии, притихли испуганные птицы. Молодые изумрудные листики на деревьях тревожно зашелестели. А следом пошел мелкий колючий до-ждик.
        Впрочем, Пак Триног, глядя на дождь, только обрадовался. Он отложил рыболовные снасти, с которыми возился несколько дней на заднем дворе, в окружении многочисленных инструментов (а еще лесок, крючков и консервных банок) взял молоток, пару гвоздей и отправился в сарай. Из сарая Пак Триног вышел с небольшим металлическим фонарем, по бокам которого расползлись рыжие кляксы ржавчины. Что-то весело напевая себе под нос, Пак Триног направился на крыльцо парадного входа и приладил фонарь на самом видном месте. Чтобы с улицы хорошо было видно, значит.
        За свою долгую жизнь Пак Триног успел завести двенадцать детишек. Все они были от единственной, верной и горячо любимой супруги Людовии. Поговаривали, что Пак Триног познакомился с Людовией в каком-то пиратском кабаке на краю света, когда был еще совсем юным и путешествовал по миру в поисках приключений. Понятное дело, что Людовия была самой настоящей дочкой пирата. Пак Триног влюбился с первого взгляда, а Людовия, после некоторых раздумий, ответила ему взаимностью. Через несколько дней они поженились, а потом много лет плавали по всему Светземелью и занимались делами, которыми только пираты и занимаются. В один из прекрасных солнечных дней, когда стоял полный штиль, и в воду можно было смотреть, словно в зеркало, Людовия сообщила, что собирается стать матерью. Пак Триног, ныряющий на дно в поисках жемчуга с огромным кинжалом в зубах, чтобы отбиваться от акул, в ту же секунду решил завязать с кочевой пиратской жизнью и перебраться в небольшой уютный домик подальше от приключений. Благо, денег хватало. Людовия, будучи женщиной мудрой не по годам, согласилась.
        С тех пор прошло много лет, прожитых Паком и Людовией в любви и в заботах, в легкой печали и бурных радостях, в мелких склоках и теплых примирениях. Счастливые влюбленные перебрались на другой конец света и поселились на берегу тихого Бурого моря, в небольшом поселке без названия. Места здесь были тихие и спокойные, люди - добрые и приветливые. Жителям поселка было все равно, чем раньше занимались Пак и Людовия. Они помогли вновь прибывшим построить уютную хижину из окаменевших бревен и листьев гигантского папо-ротника, завести домашнее хозяйство (три курицы и поросенка), а когда у Людовии родился первый большеглазый и розовощекий мальчуган - собрались всей деревней благословить чу-десную семью.
        Года замелькали так быстро, что Пак Триног начал забывать о своей пиратской жизни, о том, как сражался с морскими демонами, искал на глубине жемчуг и брал на абордаж королевские транспортные суда. У них с Людовией родилось еще десять мальчиков - все, как один, большеглазые, с черными вьющимися кудрями, волевым подбородком (от папы), и острым умом (от мамы). А ровно шестнадцать лет назад родился последний ребенок - на удивление всем - девочка. К тому времени сыновья уже разъехались кто куда в поисках собственного счастья, и Пак Триног с Людовией решили, что остаток жизни им придется коротать в одиночестве, долгими вечерами перечитывая письма от сыновей-путешественников. Однако же, былая удаль не изменила Паку, и на свет вскоре появилась Ликка - маленькое чудо, в которое родители влюбились сразу и безоговорочно. Стоит ли упоминать, что черные вьющиеся волосы и большие глаза с пышными ресницами сделали ее к шестнадцати годам пер-вой красавицей не только в поселке, но и во всей округе. Сколько лет к тому времени было самим родителям - неизвестно. Морской ветер и вода за долгие годы путешествий
высушили их кожу, а многочисленные морские сражения и опасности (какие только можно представить) сделали их неуязвимыми для болезней и ран. Само Время, видимо, не решалось приближаться к супругам, а, может быть, за какие-то заслуги, дало им длительную отсрочку, чтобы Пак и Людовия смогли в полной мере насладиться обычной человеческой жизнью.
        Девочка росла бойкой, подвижной, любопытной - взяла от родителей все, что только можно. Всюду пыталась поспеть первой, гналась за свежими новостями, делала миллион дел одновременно, причем делала столь успешно, что многие за голову хватались - и как это у нее все получается?
        К шестнадцати годам Ликка успела основать в деревне маленькую библиотеку из привезенных со всего света книг. Читать Ликка обожала.
        По этому поводу Людовия не поленилась через почтовых голубей связаться со своими старыми друзьями-пиратами и попросила их, будучи неподалеку от поселка, заплывать и завозить книги, которые они иногда захватывали с собой с ограбленных кораблей. Первые пиратские судна наделали много шуму в деревне. Но каково же было удивление жителей, когда орда пиратов - с кольцами в ушах, в ярко-красных повязках на лысых головах, с шелушащейся от морской соли и ветра кожей, с саблями крест-накрест за поясом, с желтыми зубами и желтыми ногтями выгрузили на берег семь сундуков, набитых разнообразными книгами, и уплыли, никого не ограбив.
        Помимо библиотеки Ликка занималась разведением домашних животных. Очень ей нравились кролики. Так же она уговорила друзей по школе посадить за поселком большой фруктовый сад, куда через несколько лет они бы смогли приходить и лакомиться вкуснейшими фруктами, прятаться от солнца в мягкой тени деревьев и читать интереснейшие книги из библиотеки.


        За несколько месяцев до Ликкиного дня рождения, в один из серых вечеров, когда с Бурого моря дул легкий солоноватый ветерок, родители позвали Ликку на веранду, усадили в мягкое кресло и сообщили о том, что скоро наступит чрезвычайно важный день в ее жизни.

        - Тебе скоро шестнадцать лет,  - сказала Людовия, протягивая Ликке кружку с горячим вкусным чаем,  - это значит, что наступает твоя Пора Совершеннолетия. В шестнадцать лет определится твоя дальнейшая судьба.

        - Так уж заведено в этом мире, что с наступлением Поры Совершеннолетия, молодые девушки и юноши отправляются обучаться какому-нибудь ремеслу,  - подхватил Пак Триног. Он часто любил заканчивать фразы, которая начала его жена,  - каждый год, в первые дождливые дни весны в города и деревни приезжают люди самых разнообразных профессий - от плотников до великих чародеев - которые хотят найти себе помощников, выбрать воспитанников или на-следников. Они ходят по улицам и выбирают подростков, достигших шестнадцатилетнего возраста, чтобы потом взять одного из них (а иногда и нескольких) на обучение.

        - В первый дождливый день весны мы обязательно вывесим на веранде зажженный фонарь, чтобы проходящие мимо люди видели, что у нас есть девочка, которую мы можем отдать на обучение в хорошие руки.  - Сказала Людовия.

        - То есть, мне придется уехать?  - уточнила Ликка. Ей не очень хотелось бросать все дела, которыми она занималась в деревне. В библиотеке совсем недавно поставили настоящий стол из дуба. Театральный кружок (о нем Ликка прочитала в одной из книг) готовил первое выступление. А Саймон, который сидел на передней парте и все время оглядывался, пригласил ее в конце недели на прогулку по берегу Бурого моря.

        - Ненадолго, мое солнце. На два-три года,  - успокоила Людовия,  - это традиция.

        - А право выбора есть? Мне не очень хочется всю жизнь печь булки, если вдруг пожалует пекарь.
        Пак Триног хмыкнул.

        - Или кузнец,  - продолжила Ликка,  - я не могу себя представить с молотом перед наковальней.
        Пак Триног снова хмыкнул и налил себе чаю. В серьезных разговорах он предпочитал не только заканчивать фразы, которые начинала жена, но и иногда помалкивать.

        - Видишь ли,  - сказала Людовия,  - здесь замешаны великие чары мироздания. К нам придет именно тот человек, который нужен. Профессии не выбираются. Они идут от сердца. Если тебе суждено стать швеей, то ты станешь швеей. Если тебе суждено стать принцессой - то ты станешь принцессой. На пороге нашего дома уже одиннадцать раз появлялись люди, привлеченные светом зажженного фонаря. И каждый раз мы ни капли не сомневались, что пе-редаем твоих братьев в верные руки…

        - Поначалу, мне казалось, что роль брадобрея для маленького Шпигатта не очень подходит.  - Встрял Пак Триног,  - но потом я в корне пересмотрел свою точку зрения.

        - Каждый из них освоил именно ту профессию, которой хотел заниматься, и которая ему нравилась.

        - Тяга к любимому делу идет от сердца.  - Со знанием дела сказал Пак Триног, попивая чай и любуясь багровым закатом.  - Существует такая штука, которая называется - флюиды. Вроде светлячков. Они летят от твоего сердца в разные стороны. Мы их не видим, а те, кто ищет себе учеников - видят. И безошибочно приходят по следу этих самых флюидов. Мир так устроен. Это как закон бутерброда!

        - А к вам тоже приходили?  - спросила Ликка.

        - К моим родителям пришел статный одноногий пират.  - Тут же начала вспоминать Людовия (а в последнее время она частенько любила ворошить в памяти прошлое),  - у него был пышный белый парик и синяя треуголка. Он умел выстукивать палкой, которая у него была вместо левой ноги, одну популярную в то время мелодию - чем покорил сердце моей мамы. Он-то и обучил меня пиратскому ремеслу…
        Мама отхлебнула чаю и начала вспоминать бурную молодость, когда она в шестнадцать лет отправилась на пиратском корабле в далекие страны. Их было десять человек, таких же юных искателей приключений, и статный одноногий пират, который хотел передать им все свои знания и умения, предчувствуя скорую смерть. Он научил свою молодую команду управлять кораблем в шторм и в штиль. Он научил их вязать морские узлы, сражаться на саблях, брать на абордаж, на нюх определять направление и скорость ветра, ориентироваться по звездам, предчувствовать грозу за несколько дней до ее наступления, отличать настоящие сокровища от дорогих подделок, нападать только на те корабли, которые действительно того стоили. И, конечно, он научил их не убивать людей. Ни один уважающий себя пират во всем белом свете не отбирает невинные души. Пират - это, прежде всего, морской волк, свободолюбец, над которым нет королей и нет законов, которому никто не указывает куда плыть, и каждый день которого считается последним днем его жизни.

        - И ведь это была именно та профессия, которая мне нравилась!  - закончила Людовия, которая за разговором и не заметила, что чай в ее кружке безнадежно остыл,  - я верю, что наша замечательная дочка тоже освоит профессию по своему вкусу.
        Пак Триног согласно закивал. Он тоже ни на секунду не сомневался, хотя к тому времени, когда его отец должен был вывесить фонарь, уже давно сбежал из дома в поисках приключений. О, как быстро бегут годы жизни.


        И вот так получилось, что когда первые капли первого весеннего дождя зашелестели по молодым листьям фруктового сада, Пак Триног пошел за фонарем.
        Приладив его на веранде, Пак Триног вытащил из дома кресло-качалку, закурил трубку и начал ожидать прихода гостей. В том, что искатели придут именно сегодня, он ни капли не сомневался. Опыт, право слово, имелся. Все одиннадцать сыновей разбрелись подмастерьями в первые же дождливые дни. Пак Триног верил в поговорку, что хороший товар никогда не залеживается. А его дочь была жемчужиной хоть куда.
        Людовию же в то утро охватило легкое волнение. Она пекла пирожки и иногда выходила на веранду, вытирая руки полотенцем, чтобы вместе с мужем поглядеть на дорогу, по которой громыхали телеги, да проходили местные жители.
        А уж как волновалась в этот день Ликка - не описать. Едва проснувшись, она бежала к окну, но видела только голубизну безоблачного неба. Уже несколько дней Ликка почти не спала, прислушиваясь к звукам за окном, в ожидании дождя. Со среды небо затянули темные низкие тучи, и ветер бился в окно. Но вот уже прошла пятница, а дождя не было. Вместо него - голубое небо и теплый ветерок.
        Ликка ворочалась в постели, перебирая в уме многочисленные профессии, которые бы она хотела (или, наоборот - не хотела) освоить. В голову лезли миллионы идей. Но, как это часто случается, томительное ожидание не давало трезво мыслить и будоражило сознание разнообразными темными предчувствиями. И вот, наконец, субботним вечером первые тугие капли разбились о стекло ее комнаты. Ликка, которая лежала на кровати с открытой книгой, распахнула окно и увидела серое небо и низкие тучи. Сердце ее от волнения билось, будто птица в тесной клетке.
        Из своего окна Ликка видела отца, который прибил фонарь и уселся в кресло курить трубку и глядеть на дорогу. Колючий дождик шелестел в листьях, и ему было все равно, что происходит вокруг.
        От волнения у Ликки все валилось из рук. Она едва не разбила тарелку, вызвавшись помочь матери помыть посуду. Затем зацепила плечом дверной косяк, когда выносила на задний двор постиранное белье. И под конец споткнулась о корзину с апельсинами, и фрукты рассыпались по кухне, закатившись под стол у окна, под кухонный шкаф и под печку. Любой другой на месте Ликки уже давно бы опустил руки, но не даром она была дочкой пиратов. Характер Ликке достался упорный и совершенно не мягкий. Мама в это время ушла к отцу, чтобы дать ему попробовать свежих пирожков. Подобрав полы платья, Ликка стала ползать по полу, собирая фрукты. Один апельсин закатился далеко под стол, так, что достать его не представлялось возможным. Тогда Ликка полезла в темноту. Нос тотчас защекотало от пыли. Апельсин попался коварный, все никак не желал попадаться в руки. Когда же он был, наконец, загнан в угол и пойман, Ликка издала торжественный вопль:

        - Попался, негодяй!
        И в этот же момент в кухне раздался незнакомый голос:

        - Это кто же там от тебя убегает?
        Ликка выбралась из-под стола и с огромным удивлением увидела, что в центре кухни стоит самая настоящая ведьма. Сомневаться не приходилось.
        Прежде всего, ведьмину голову венчала длинная остроконечная шляпа с двумя неровными заплатками и слегка обтрепанными полями. Миллионы морщинок собрались на ведьмином лице в уголках глаз и на лбу. Ведьма опиралась о кривоватую клюку, рядышком стояла летающая (без сомнения) метла, а на плече сидел говорящий (опять же, без сомнения) ворон.
        О ведьмах Ликка читала в книжках. Еще она слышала множество историй, которые рассказывали друзья родителей, иногда заплывающие на пару ночей со стороны Бурого моря. Профессия ведьмы была достаточно популярной в городах. Жители любого населенного пункта гордились тем, что где-нибудь на окраине стоит небольшой домик, откуда то и дело веет волшебством, а иногда по ночам взметаются в небо фонтаны ярких брызг от какого-нибудь взорвавшегося чудодейственного ведьминого зелья.
        Теперь сердце Ликки забилось с утроенной силой.

        - А родители вас не заметили?  - спросила она, потому что ничего другого ей в голову не пришло.

        - Я зашла с заднего входа,  - ответила ведьма. Голос у нее оказался скрипучим, словно несмазанное колесо у телеги,  - летела с запада, а потом увидела горящий фонарь и решила заглянуть. Стало быть, это ты и есть, девушка, которая вступила в Пору Совершеннолетия?
        Ликка кивнула. Она вдруг с совершенной четкостью представила себя в ведьмином одеянии, с остроконечной шляпой на голове. Выходило довольно мило. А потом представила, как летит на метле высоко над облаками, в ярко-голубом небе, навстречу солнцу. Или варит в огромном котле волшебное зелье. А на плече у нее сидит настоящий говорящий ворон!
        'Морщинок пока не надо,  - подумала Ликка,  - а в целом очень даже неплохо…'

        - В твои годы у меня были такие же черные волосы,  - сказала ведьма, хитро щурясь желтым глазом,  - и так же сильно колотилось сердце, когда я впервые увидела настоящую ведьму. Боишься?

        - Не то чтобы очень,  - честно призналась Ликка.

        - И правильно. Я в свое время тоже не испугалась.
        В этот момент в кухню вернулась Людовия, которая так и застыла на пороге от удивления. Впрочем, Людовия провела половину жизни в поисках морских приключения, чудес в своей жизни она повидала немало и знала, как поступать в той или иной ситуации. Тем более, каждому жителю деревни было известно - увидишь возле дома ведьму, в первую очередь предложи ей присесть. Ведьм в этом мире уважали.
        Ведьма присела на поданный стул. Ворон на ее плече все косил на Ликку черным глазом и перебирал лапками. В кухню уже примчался взволнованный и радостный Пак Триног. От волнения он забыл погасить трубку (Людовия строго-настрого запретила курить в доме), и чадил сизым дымом во все стороны. Пак Триног выразил свое почтение и спросил, как зовут ведьму.

        - Челма Сытконош,  - поклонилась ведьма,  - я из провинции Ландышей. Собралась в дорогу, как только увидела, что сезон весенних дождей не за горами. Решила найти себе преемницу. Как-то так.
        Пак Триног обрадовано засопел. Описать же чувства Ликки не представлялось возможным. Разом ее захлестнула и радость от неожиданной встречи, и горечь от того, что время расставания с родителями, с домом, со школой и с друзьями стремительно приближается. Волнение окутало ее легким покрывалом, сотканным из стремительных мыслей о том, что же следует взять с собой в путешествие, какие письма и кому именно написать и оставить. А еще - как сообщить Саймону, что прогулка по берегу Бурого моря отменяется, что будет с библиотекой и театральным кружком (ведь времени передать дела кому-нибудь из класса решительно не остается). А затем, почти сразу, набежали, будто рыжие муравьи, другие мысли, уже о предстоящем путешествии. Как долго придется идти, что за трудности ждут ее на обучении у ведьмы, полетит ли она на метле, будет ли у нее своя комната в ведьминой хижине?.. Все эти мысли неслись так стремительно, так неуловимо, что и разобраться в них не оставалось времени.
        Между тем, Пак Триног и Челма Сытконош завели разговор о почетной ведьминой профессии. Ведьма откинулась на стуле, поставив метлу справа от себя - на ее набалдашник тут же перебрался ворон, ловко балансируя то на одной, то на другой лапке - и поведала о том, что в провинции Ландышей в последнее время с ведьмами не ахти. Мало их стало, то есть. Большинство ведьм с началом засухи перебралось поближе к Бурому морю или к Океану Трех Ветров, оставив жителей провинции не только без воды, но и без ведьмовства. Чародей, конечно, много, но что толку? Чародеи - они совсем по другой части. Сидят себе в замках, ищут философские камни, да пытаются из неживого сделать живое. А кто же будет людей от хворей лечить? Кто будет женихов привораживать? Кто будет погоду предсказывать, да урожай благословлять? В общем, не дело без ведьм, совсем не дело.

        - А вы-то почему никуда не перебрались?  - спрашивал Пак Триног, все еще увлеченно по забывчивости пыхтя трубкой.

        - В мои-то годы!  - отвечала ведьма,  - да и привязалась я к провинции. Милые люди в ней живут, если не брать во внимание нескольких разбойников (никак их не поймать). Ландыши выращивают, новый город строят, который хотят назвать мудреным словечком - Столица! Вот, думаю, найду себе ученицу, воспитаю ее как следует, да и отправлюсь по провинции, путешествовать, значит. Хорошая ведьма всегда в почете, хоть как ты город не назови.

        - Ну, а ученица-то, ученица?  - с замиранием сердца спрашивала Людовия, которая от волнения едва не сожгла несколько пирожков на сковороде.

        - Так пусть девочка ваша собирается,  - кивком головы указала Челма Сытконош на Ликку,  - я долго ждать не буду. До наступления ночи надо еще до Пайтога добраться. Времени у меня мало, а дел много.
        Едва заслышав о том, что пора собираться, Ликка стремительно побежала на второй этаж, в свою комнату. Сердце ее колотилось и колотилось.
        Вперед!  - кричало сердце,  - в путешествие!
        На завершение дел у нее ушло полчаса. Три написанных письма (плюс одну записку Саймону с извинениями) она оставила на столе, подписав, чтобы мама завтра непременно передала и ничего не перепутала. Собранные вещи уместились в походном рюкзаке, с которым несколько лет назад Ликка ходила с ребятами в горы.
        Ведьма ждала внизу, неторопливо жуя свежий пирожок. Ворон, забравшись на кухонный стол, деловито клевал крошки с блюдца.

        - Как здорово, что мы успеем до наступления темноты!  - сказала Челма Сытконош, улыбаясь полным ртом золотых зубов,  - а теперь, стало быть, в путь.
        Глава вторая, в которой Ликка задает миллион вопросов и впервые летает на метле

        Из деревни вышли пешком и без всяких чудес.
        Челма Сытконош шла неторопливо, тяжело опираясь о кривоватую клюку, которую незадолго до этого извлекла из необъятных складок своего одеяния. Ворон сидел у нее на плече и, спрятав голову под крыло, спал. Рядышком летела по воздуху, горизонтально земле, ее метла (чем привлекала внимание любого ребенка, проходящего мимо и верящего в чудеса).
        Весенний дождик все еще моросил, словно напоминание о Поре Совершеннолетия. Несколько раз Ликка обращала внимание на фонари, вывешенные у домов, которые ярко светились, призывая искателей учеников. Чьи-то отцы сидели на верандах, курили трубки и поглядывали на дорогу. Когда они видели Ликку и ведьму, то махали приветливо рукой, догадываясь, что ведьму в их деревню занесло неспроста. Челма Сытконош в ответ одаривала людей легким кивком головы и вполголоса наставительно объясняла Ликке, что ведьме не к лицу раскланиваться, настоящая ведьма должна вести себя гордо и быть на голову выше обычных людей. Тогда тебя будут уважать. Ликка старалась запомнить.
        Казус случился чуть позже. На пыльной дороге с противоположной стороны деревни внезапно показался силуэт в остроконечной шляпе, очень похожий на ведьму. И точно - спустя некоторое время они встретились в центре дороги. Вторая ведьма была худой и высокой, походила на водонапорную башню, стоящую у океана. На плече у ведьмы сидел не ворон, а филин, а метла оказалась почти два метра в длину.
        Ведьмы остановились. Челма Сытконош подняла голову и презрительно хмыкнула.

        - Клема Необуй!  - Произнесла она, вкладывая в слова много негатива.  - Какими судьбами?

        - И я рада тебя видеть, Челма.  - Отозвалась Клема. Тепла в ее голосе было не больше, чем зимой в снежном сугробе.  - Летела с севера и подумала, что давно не брала себе ученицу. Вот и… А ты, я гляжу, уже?

        - Ты же знаешь, я всегда на шаг впереди.  - Улыбнулась ведьма.

        - Зато я на голову выше.  - Парировала Клема.
        Несколько секунд царила напряженная тишина, во время которой Ликка почувствовала себя очень неловко. Потом ведьмы молча разошлись в разные стороны.

        - Не оборачивайся.  - Предупредила Челма в полголоса.  - Настоящие ведьмы никогда не смотрят в спину своим соперникам.

        - Ага. То есть вы - соперники!

        - Верно подмечено. Это самая зловредная ведьма, с которой мне приходилось делить территорию. Первые сто лет я пробовала с ней договориться, но последние полвека мы предпочитаем просто делать друг другу мелкие каверзы.
        Челма Сытконош замолчала, ее ворон тоже не проявил желания заговорить, и Ликка последовала их примеру.
        На выходе из деревни за ними увилась стайка тех самых малышей, котором в любое время и дождь и ветер и даже ведьмы были нипочем. Они с улюлюканьем и звонким смехом бегали возле метлы и все пытались ее ухватить, но метла, будто живое существо, постоянно уворачивалась от их рук, причем казалось, что метла при этом не теряет чувства собственного достоинства.
        За деревней потянулись изумрудные поля, а где-то вдалеке показались пушистые верхушки деревьев Комариного леса. Свое название он получил по причине довольно простой - в центре леса с давних пор раскинулось огромное болото (поговаривали, что там живет водяной, который ревниво следит за популяцией комаров, а также отваживает нежелательных путников, но дальше слухов дело не заходило), которое кишело комарами и лягушками. В особенно сырую погоду комаров становилось так много, что они висели черными тучами над лесом и своим гулом пугали проезжавших мимо людей. Многие любители пособирать грибы и ягоды возвращались из Комариного леса искусанными до полусмерти.
        Вскоре отстала и стайка малышей, и Ликка с ведьмой пошли в тишине по пыльной дороге.

        - Мы так и будем идти пешком до вашей хижины?  - спросила Ликка.
        Провинция Ландышей располагалась в нескольких днях пути от их деревни. Отец с матерью в молодости частенько туда заплывали, потому что только у Ландышей можно было раздобыть настоящую пиратскую треуголку и настоящую пиратскую подзорную трубу. А еще в провинции Ландышей жили и работали трое из Ликкиных братьев. Они часто писали письма о жизни в провинции, и каждый грозился как-нибудь собраться и приехать к родителям в гости. Казалось бы - несколько дней пути, но так никто и не приехал, ссылаясь то на неотложные дела на работе, то на погоду, то на собственное здоровье. Вообще, Ликка видела своих братьев только в детстве, а затем составила свое мнение о каждом исключительно из писем. Конечно, она гордилась своей большой семьей, но была бы не прочь познакомиться лично хотя бы с несколькими из братьев.

        - Мы будем идти пешком до Пайтога,  - ответила Челма, не поворачивая головы,  - и уже оттуда до моей хижины. До завтрашнего утра доберемся, будь уверена.

        - А мы полетим на метле?

        - Эта старушка и меня-то не всегда удерживает,  - усмехнулась Челма,  - а двоих так и подавно. Подлатать бы ее по хорошему, а то совсем, бедняга, износилась, потрескалась… Нет, моя дорогая, мы навестим в Пайтоге одного моего старинного приятеля. Он великий чародей, много лет оттачивает мастерство телепортации и мигом доставит нас к порогу моего дома.

        - Телепро… чего?..

        - Долго объяснять,  - отмахнулась ведьма,  - привыкай, моя дорогая, к странным словам и названиям. Без них настоящей ведьме никуда.

        - Вот я и хотела спросить,  - начала Ликка, которую, честно говоря, распирало от миллиона различных вопросов,  - чему вы меня будете обучать?

        - Ведьминому искусству.

        - И долго проходит обучение?

        - Ровно столько, сколько понадобится.

        - А это сложно?

        - Не сложнее, чем поймать рукой муху.

        - Я тоже буду летать на метле и носить остроконечную шляпу?

        - Когда заработаешь на них денег.

        - А мне нужен будет специальный котел для варки ведьминого зелья, или пока можно будет пользоваться вашим?

        - Не знала, что ты такая болтливая,  - отозвалась Челма Сытконош. Даже ворон проснулся и разглядывал Ликку любопытным взглядом.

        - Это я не всегда такая,  - мигом отозвалась Ликка,  - я потом такая не буду. Просто… просто… вы же понимаете.

        - В твои годы я, наверное, была точно такой же.  - Челма вздохнула и в ее вздохе чувствовалась ностальгия по давно ушедшим временам,  - хотя, с другой стороны, с твоими вопросами дойдем до Пайтога гораздо быстрее. В общем, моя дорогая, котел у нас пока будет один на двоих. Давай дальше.
        И Ликка начала задавать вопросы. Десятки вопросов. Сотни. И каждый, что срывался с ее языка, не оставался без ответа.
        Ликку интересовал распорядок дня (тут все просто - встаем с петухами, ложимся с заходом солнца), будет ли у нее своя комната (а как же! Неужели ты думаешь спать возле котла или вместе со мной?), много ли предстоит учить заклинаний (больше, чем ты думаешь), были ли у Челмы раньше ученики (таких назойливых - нет), и еще вопросы, вопросы, вопросы.
        Ликку интересовало решительно все. Вплоть до того, есть ли в деревне, возле которой стояла ведьмина хижина, библиотека, чтобы можно было поискать в ней новые книги.

        - Библиотеки нет!  - отозвалась ведьма,  - но раз уж тебе сильно захочется что-нибудь почитать, есть у меня одно заклинание на этот случай…
        Ликка оживилась:

        - Научите?

        - Да хоть сейчас. В основах нет ничего сложного. Главное - запомнить порядок. А с опытом придет и все остальное.
        Ликка торопливо закивала, чтобы не оказаться глупой. Она считала, что если смотреть собеседнику прямо в глаза и все время кивать - то всем будет казаться, что ты все прекрасно понимаешь. Даже если не понимаешь ничего.
        Челма Сытконош, между тем, остановилась у края дороги и внимательно посмотрела по сторонам. Вокруг было тихо и пустынно - если считать тишиной легкое щебетание птиц, журчание ручейка неподалеку, да шелест травы. Дождик как-то сам собой прекратился.

        - Значит так,  - сказала ведьма,  - для начала делаешь руками вот так…
        Она подняла руки над головой. Клюка так и осталась стоять без видимой опоры, а ворон взмахнул крыльями и взлетел в хмурое весеннее небо. Метла не теряла чувство собственного достоинства в сторонке.

        - Повторяй за мной,  - наставительно произнесла Челма Сытконош, и руки ее замелькали в воздухе, рисуя замысловатые узоры.
        Ликка честно пыталась повторить, но запуталась на середине. Челма же Сытконош вытянула вперед руки и тряхнула пальцами, будто собиралась стряхнуть с них капли дождя.

        - Эбер воллум!  - произнесла она вполголоса. С ее пальцев вдруг сорвались светящиеся капли и упали на землю, утонув в придорожной пыли. Тотчас с негромким хлопком в воздухе возникла книга в толстом старинном переплете. Повисев немного. Книга упала на дорогу между Ликкой и ведьмой.

        - Вот тебе и почитать,  - сказала ведьма,  - срок действия заклинания всего несколько дней, а потом книга развоплотится. Так что читать придется быстро.
        Ликка нагнулась и подняла книгу. На темной обложке золотистыми буквами было написано: 'Основы вареньеварения. Изд. 12, т.3'.

        - А какую-нибудь другую книжку можно наколдовать?

        - А ты попробуй. Главное, держи в уме название книги и ничего не перепутай.  - Ухмыльнулась ведьма, затем взялась за клюку и побрела по дороге в сторону леса.
        Ликка же отложила книгу в траву и постаралась повторить те движения, которые успела запомнить. В голове вертелось: 'Про любовь! Про любовь!'. Выкрикнув в конце: 'Эбер воллум', Ликка тряхнула кистями рук. С кончиков пальцев сорвались жиденькие светящиеся брызги. Что-то ухнуло, и прямо к Ликкиным ногам тяжело упала квадратная книга в черном переплете. Дорожная пыль суетливо взметнулась вверх. Ликка издала радостный вопль, нагнулась, но поднять книгу не смогла - та будто вросла в землю. Страницы у нее тоже не открывались. В общем, книга больше походила на кирпич. Большой такой тяжеленный кирпич. И никакой тебе любви.

        - Со всеми бывает,  - сказала Челма Сытконош, не останавливаясь,  - только усиленные тренировки сделают из тебя настоящую ведьму.
        Не согласиться было невозможно. Поэтому Ликка оставила книги, как есть, и поспешила следом за ведьмой.
        Тучи лениво ползли от горизонта к горизонту, молчаливо обещая скоро новую порцию дождя, а солнце не упускало случая запустить в брешь несколько вечерних лучиков, которые стремительно пробегали по изумрудным полям и исчезали в пасмурной серости.
        Так незаметно дошли до Комариного леса. Над лесом стоял тяжелый гул, а откуда-то из глубин доносилось многоголосье лягушек. Лес выглядел неуютно. Среди стволов многовековых деревьев прятались тени. По дороге вился серый туман. Идти вглубь леса решительно не хотелось. Ликка поежилась.

        - Страшно?  - Спросила ведьма.

        - Немного… неуютно.

        - Настоящие ведьмы ничего не боятся,  - сказала Челма,  - но они терпеть не могут, когда их кусают комары.
        Челма Сытконош задумчиво потеребила острый подбородок, подняла голову и долгое время рассматривала макушки деревьев, среди которых гулял ветер. Потом она склонилась к метле и что-то ей прошептала. Метла с готовностью приняла вертикальное положение, словно солдат, вставший по стойке смирно.

        - Конечно, перевяжу,  - сказала Челма,  - как прилетим, сразу все веревочки заменю, не переживай.
        Метла, к удивлению Лики, закружилась вокруг своей оси, видимо, выражая неописуемую ра-дость. Потом снова легла горизонтально и замерла в метре над землей.

        - Значит так,  - сказала Челма Сытконош, поворачиваясь к Ликке,  - через лес мы не пойдем, там комары. Мы через лес перелетим.

        - Прямо сейчас?  - сердце Ликки ушло в пятки. То есть, она, конечно, догадалась, но вот поверить не получилось,  - а как это?..

        - Обыкновенно. Как делают все ведьмы в Светземелье. Садишься на метлу, крепко хватаешься руками вот здесь и держишься. Метла сама перенесет тебя куда надо, я с ней поговорила. Потом, по приземлении, слезешь, и метла вернется за мной. А ты подождешь меня на той стороне леса. Все поняла?

        - То есть, я сейчас полечу на метле,  - уточнила Ликка.

        - Это пройденный вопрос. Садись.

        - Но как… я же не…

        - Настоящие ведьмы обожают летать на метлах, моя дорогая,  - отрезала Челма,  - вот сюда одну ногу, сюда - другую. Тааак. Руками сюда. Крепче сжимай, не бойся.
        Ликка не успела сообразить, как уже сидела на метле, едва касаясь кончиками ног земли. Говоря начистоту, от страха сводило живот. Как-то не верилось, что ведьмы обожают летать на метле. А еще разом вспомнились все интересные истории из библиотечных книг, в которых главные герои летали на коврах-самолетах, на метлах, с помощью сапогов-скороходов и других странных устройств. К счастью, не вспомнилось ни одного несчастного случая с летунами. Все они оставались целыми, невредимыми и в конце каждой книги обязательно жили долго и счастливо.

        - Главное - крепко держись, чтобы не перевернуться, а то, если окажешься вниз головой, метле будет сложно приземлиться,  - напутственно закончила Челма,  - сейчас я щелкну пальцами, и ты взлетишь, готова?

        - Не уверена,  - шепнула Ликка,  - может, сосчитаете до трех? Ну, или хотя бы до двух…
        Земля стремительно сорвалась в бездну. Ветер ударил в лицо. Фигурка ведьмы растаяла где-то внизу, зато вдруг неожиданно открылись огромные поля, уходящие в разные стороны, макушки деревьев Комариного леса приветливо махали листьями, черные бугристые тучи стали ближе, а небо распахнуло широкие объятия от горизонта до горизонта… Ликка захлебнулась холодным ветром и сначала хотела зажмуриться, но потом любопытство взяло вверх, и она завертела головой, пытаясь найти собственную деревню. Она разглядела крохотные крыши домов, утопающие в зелени, и радостно засмеялась.
        Метла, тем временем, полетела на другую сторону леса. Под ногами Ликки раскачивались деревья. Сквозь шум ветра она слышала комариный гул и лягушачье кваканье. Сквозь деревья отсюда, сверху, можно было различить дорогу и множество переплетений вытоптанных тропок. А вот и болото появилось, раскинувшееся, будто коричневое желе, в центре леса. Ликка вглядывалась в болото, надеясь увидеть водяного, но видела только большие валуны, покрытые мхом. А затем метла несколько раз вильнула в сторону. Возле Ликкиного уха раздалось самое настоящее кряканье, и, повернув голову, она увидела, пролетающих мимо диких уток. Ликка рассмеялась вновь. Руки ее заскользили по метле, ветер ударил в бок, едва не перевернув. Лететь вниз головой Ликке не хотелось, и она покрепче прижалась к метле, разглядывая проплывающий внизу лес.
        Летели недолго. Потом метла пошла на посадку, и уже через несколько секунд Ликка вновь ощутила под ногами твердую землю. Ее слегка пошатывало от удивления и восторга. А еще немного подташнивало с непривычки. Едва Ликка отпустила метлу, как та взмыла ввысь и исчезла за деревьями, чтобы потом прилететь с Челмой.
        Ликка села на траву, возле дороги, и стала ждать ведьму. В голове все еще радостно гудело.
        Челма Сытконош задержалась. Прилетела она минут через десять. Оказалось, что полы ее платья мокрые, а кое-где висят рыжие водоросли.

        - Ваш водяной - мой старый знакомый,  - пояснила она, отряхивая платье,  - я его сразу приметила. Спрашиваю его, куда ж это он потерялся, а он мне отвечает, бумага, мол, закончилась, поэтому и не пишет. Вот такой безответственный. И ведь не выберется все никак со своего болота, времени у него, видите ли, нет. На день рождения хоть пригласил, и то хорошо.
        И не дав Ликке прийти в себя от удивления, Челма Сытконош выудила из воздуха клюку и произнесла:

        - Ну, что, пошли дальше.
        Глава третья, в которой чародей ищет ящериц, а Ликка вновь куда-то летит

        Ликке никогда не доводилось выбираться дальше своей деревни. И без того хватало приключений, страхов и интриг. Любой ребенок скажет вам, что каждый квадратный сантиметр дома, где он живет, дорога к школе, старый сарай или заброшенная мельница - это целая вселенная, в которой полнота приключений зависит исключительно от фантазии.
        А об огромном мире за пределами деревни Ликка узнавала из многочисленных книг и из рассказов родителей. Пак Триног любил по вечерам набивать трубку свежим табаком, садиться на веранде в кресло-качалку и, закинув ногу на ногу, вполголоса рассказывать интереснейшие истории из своей жизни. Во что-то из его рассказов верилось, во что-то - нет, во что-то верилось с большим трудом. Пак Триног рассказывал о Крае Вселенной, где пелена пепла и дыма закрывает горизонт, а вода в океане кипит и булькает, будто бульон в кастрюле. Он рассказывал о дивных странах Светземелья, там, где солнце почти круглый год стоит в зените, а от засухи, бывает, километры земли покрываются сухой коричневой коркой. Он рассказывал о людях с синей кожей и большими белыми глазами, о людях с жабрами подмышками, о людях, тело которых покрывают странные замысловатые узоры, нанесенные не с помощью краски и искусных мастеров, а с помощью заклинаний великих чародеев. Имелись у Пака Тринога истории о других странах, где люди летают на коврах за покупками, используют светлячков в качестве настольных ламп, выращивают рыбу не для того, чтобы
ее есть, а для того, чтобы посадить в большую стеклянную посуду и любоваться ею. Из рассказов отца всегда выходило, что мир вокруг их маленькой неприметной деревушки полон странных существ, диковинных строений, заброшенных кладбищ, пещер с драконами, зачарованных принцесс и не менее зачарованных принцев, говорящих медведей с опилками вместо головы, могучих бессердечных чародеев и влюбленных до безумия чародеек.
        Историй в голове у Пака Тринога скопилось так много, будто он ни дня не прожил без очередного головокружительного приключения. И каждый раз он рассказывал их в таких красках и подробностях, будто только сейчас вернулся с родного корабля, набил трубку, одел свои любимые зеленые тапочки и закурил.
        Ликка ожидала, что как только выйдет за пределы деревни, то сразу же столкнется с великолепием неизведанного мира, а ей на голову тотчас обрушатся загадочные существа, неразгаданные тайны, удивительные приключения и, может быть, какой-нибудь сказочный принц. Однако путь до Пайтога оказался серым и однообразным (если не считать полета на метле, конечно). Ликка старательно глазела по сторонам, в надежде увидеть что-нибудь необычное, ну или хотя бы просто интересное. Но среди золотистых полей пшеницы и изумрудных полей молодой кукурузы не стояло ни одного даже самого захудалого замка с принцессой, не чернело ни одного входа в глубокую пещеру, где обитал бы страшный дракон. Даже чародеи как-то обошли поля вниманием и, видимо, построили свои высоченные башни где-то в другом месте. Край Света (где пепел и дым), тоже все еще был неимоверно далеко.
        От долгой ходьбы Ликка устала, а вот Челма Сытконош, хоть и опиралась тяжело о свою клюку, выглядела ровно так же, как пару часов назад. Ликке было стыдно просить об остановке, поэтому она терпеливо перекладывала сумку с плеча на плечо и старалась идти в ногу с ведь-мой.

        - Настоящие ведьмы,  - говорила Челма Сытконош, не поворачивая головы,  - никогда не устают. Задавай вопросы, пока дела не взяли нас в оборот.
        Но поток вопросов тоже как-то незаметно иссяк. Видимо, дело было в усталости.


        Вскоре показался Пайтог - портовый городок, где пересекалось двенадцать морских путей самых разнообразных государств Светземелья. О городке рассказывали в школе на уроках. Большинство жителей Ликкиной деревни ездили в Пайтог торговать продуктами и живностью, а заодно прикупить самую вкусную на побережье рыбу-треуха. Пак Триног посещал Пайтог раз в две недели и каждый раз грозился взять Ликку с собой, да все забывал то ли по рассеянности, то ли из-за суматохи, которая обычно сопровождала всю поездку. Пак Триног торговал проросшими желудями, которые были в большом ходу на Воздушных Пастбищах. Там выращивали воздушных поросят (которые вырастали в воздушных свиней, а у них было самое воздушное мясо в мире).
        Город встретил путников криками взволнованных чаек, которые закрывали собой небо, блестящими окнами больших каменных зданий, широкими дорогами и равнодушными прохожими. Пахло рыбой, кофе, табаком, дымом, пряностями, женскими духами и мужским потом - и еще сотнями разнообразных запахов, которые щекотали Ликке нос и заставляли ее беззвучно чихать в кулачок. А соленый морской воздух пропитал город насквозь.
        Удивлению Ликки снова не было предела. Это чувство, видимо, собиралось стать единственным главным чувством для юной девушки в ближайшее время. Ликка вертела головой по сторонам, рискуя свернуть себе шею. А Челма Сытконош с невозмутимым ведьминым спокойствием шагала сквозь нескончаемый людской поток по вымощенному серым булыжником тротуару. Метла же (не вызывавшая, кстати, особого удивления у прохожих) ловко лавировала между человеческих ног, умудряясь каким-то непостижимым образом никого не зацепить.
        Встречались в людском потоке люди разнообразные и невероятные. Несколько раз мимо Ликки проходили самые настоящие пираты, от которых пахло морским ветром, и на плечах которых сидели зеленые попугаи. Нет, конечно, родители Ликки тоже когда-то были пиратами - но это было так давно, что ничего удивительного в них Ликка не видела. Да и как можно серьезно, по-настоящему верить родителям, когда они с утра не занимались поиском сокровищ, не кричали 'на абордаж' и не готовили корабль к отплытию, а пекли пирожки, курили трубку (трубку курил, конечно, только отец) и возились с рыболовными снастями? А здесь… от пиратов так и веяло ощущением предстоящих приключений, морских сражений, борьбой со штормом и пьянками в далеких экзотических странах.
        А еще вокруг ходили, погруженные в суету обыденной жизни: чародеи в темных плащах и капюшонах, скрывающих лица, коротколапые мамелюки, покрытые рыжей шерстью с ног до головы, усатые донжуаны с надменной улыбкой и светящимся взглядом, загадочные гадалки и экзотические танцовщицы, грозные рыцари и обнаженные по пояс бродяги. Воздух был наполнен звуками, самыми разнообразными и невероятными. Воздух был вязок и насыщен. Растеряться и потеряться в огромном портовом городе казалось легче легкого. Когда один раз Ликка остановилась возле сверкающей витрины, за стеклом которой кружились разноцветные свечи, складывающиеся с яркие узоры, Челма Сытконош крепко взяла ее под локоть и шепнула на ухо, не склонив головы: 'Настоящие ведьмы не стоят возле витрин, открыв рот. Потеряешься, дорогая моя, я тебя искать не буду'.
        После этого Ликка старалась все время держать Челму Сытконош в поле зрения, не забывая, однако, время от времени смотреть по сторонам и удивляться.
        Неожиданно, ведьма остановилась возле входа в небольшой магазинчик, вывеска над которым гласила: 'Лучшие ведьмины украшения!' Вход обрамляли бархатные занавески, дрожащие от ветра.

        - Мы зайдем туда?  - Живо поинтересовалась Ликка.

        - Тебе еще рано. Вход только для настоящих ведьм. Постой здесь минутку, я сейчас.
        И Челма Сытконош исчезла за занавесками вместе с метлой и вороном.
        Ликке ничего не оставалось, как удивленно озираться по сторонам. Пару раз мимо нее протопали странные люди с абсолютно черной кожей, с кольцами в ушах и тюбетейками на головах. Таких людей Ликка даже на картинках в книжках не видела. А они, вот, оказывается, есть. И наверняка в свою очередь удивляются таким вот маленьким девочкам, как Ликка. Думают - как же это можно ходить без тюбетейки и без серьги в ухе? Ликке стало смешно и она тихо захихикала про себя, но осеклась, когда увидела, что к ее ногам подкралась длинная черная тень. Ликка подняла глаза и обнаружил в непосредственной близости от себя ту самую ведьму, с которой уже встречалась на выходе из деревни. Ведьма опиралась о клюку и поглядывала на Ликку прищуренным и полным подозрения взглядом. Рядом с ведьмой стояла девочка, которую Ликка хорошо знала. Девочку звали Шишилла Удавк. Ей сегодня как раз исполнилось шестнадцать и она училась в одном классе с Ликкой. Девочку задиристей еще надо было поискать. Шишилла обожала драться, кусаться, царапаться и пинаться. В этом она дала фору любому мальчику в деревне 9даже тем, кто уже давно закончил
школу). Шишилла дралась по любому поводу, а иногда даже и без него. Кусалась и царапалась она вообще просто так, в перерывах между драками. Поговаривали, что Шишилла пошла в отца, который много-много лет назад был самым задиристым задирой среди всех мальчишек крохотной деревушки. Ликке тоже приходилось драться с Шишиллой по какому-то пустяковому поводу. Один раз Ликка разбила Шишилле бровь, в другой раз Шишилла оставила на плече Ликки шрам своими острыми ногтями. В общем, отношения у девочек были не самыми дружелюбными.

        - И что же это ученица Челмы делает возле ведьминой палатки?  - поинтересовалась пожилая ведьма (как же ее зовут, лихорадочно вспоминала Ликка) ощупывая взглядом каждый сантиметр Ликкиного лица.

        - Жду.  - Отозвалась Ликка.  - Разве нельзя здесь находиться? Я же не внутри.

        - Не смей хамить.  - Предупредила Шишилла вкрадчиво. Ликка насторожилась. Еще не хватало подраться прямо здесь, на глазах у сотен людей. Вот зрелище-то будет - две девочки выдирают друг другу волосы.

        - Я и не хамлю. Просто ответила.

        - Какая невежливая девочка.  - Сказал ведьма.  - Хотя, о чем я говорю? Челма выбирает себе под стать. Она никогда не умела видеть дальше своего носа. Дай-ка пройти.
        Ведьма надвинулась на Ликку, хотя места вокруг было достаточно. Ликка ощутила тяжелое дыхание и поспешила отодвинуться в сторону. Холодная ведьмина рука легла на ее руку.

        - Желаю удачи в обучении. Хотя с Челмой ты вряд ли сможешь научиться чему-нибудь достойному.
        Ликка вырвала руку и попятилась. У нее вдруг закружилась голова, а перед глазами запрыгали яркие солнечные зайчики. Шишилла захохотала, показала Ликке язык и поспешила за уходящей по улице ведьмой. Все это было очень странно. У Ликки кружилась голова, пока ведьма и Шишилла не скрылись за поворотом. Спустя какое-то мгновение из ведьминой палатки показалась Челма Сытконош, весьма довольная, убирающая темный холщовый мешочек небольшого размера в передний карман.

        - Я заказывала товар из Крайземелья!  - Пробормотала она, и в голосе чувствовали нотки вселенского удовольствия, как бывает, когда получаешь вещь, о которой давно мечтал.  - Я ждала четыре месяца, пока корабль плыл через Безымянные Воронки, преодолевал Водопады Поющих и едва не попал в лапы морским крокодилам…

        - А разве такие бывают?

        - В мире все бывает.  - Ответила Челма Сытконош.

        - А что за товар?

        - Отборные специи Крайземелья. Приправа для ведьминых пирогов, порошок для ведьминого зелья с тмином, несколько щепоток разжижающего порошка для ведьминого желе-предсказания и еще корм для ворона. Он у меня превереда.
        Ворон, будто услышав, что о нем идет речь, открыл один глаз и уставился на Ликку. Вот сейчас он точно должен что-нибудь сказать! Но ворон молчал.

        - А ты неважно выглядишь!  - Заметила Челма Сытконош.

        - Наверное, перегрелась на солнце.  - Отозвалась Ликка. Она не хотела жаловаться на вторую ведьму, и уж тем более на ее новую ученицу. Может быть, когда-нибудь в другой раз.

        - Тогда надо идти в тени и поторапливаться, а то мы так и до самой полуночи не успеем.
        И Челма Сытконош, решительно орудуя локтями, направилась в самую гущу народа.


        Вскоре суета как-то сама собой сошла на нет. Или всему виной была стремительно надвигающаяся ночь, или потому что Челма Сытконош свернула с людных улиц, и увела Ликку подальше от центра. Сильной разницы, правда, Ликка не заметила, если не считать отсутствие шумного люда вокруг. Высотные дома с множеством окон, перетянутые бельевые веревки от одного дома к другому на высоте нескольких десятков метров, распахнутые двери многочисленных магазинчиков и зазывная музыка сотен крохотных ресторанов и кабаков - это наблюдалось везде, и от этого в портовом городе укрыться было нельзя. Соленый ветер то и дело доносил до Ликки зычный гул прибывающих судов, шум волн, крики моряков и звон колоколов. Это было удивительно, и Ликка все никак не могла насытиться впечатлениями, хотя чувствовала себя все более и более уставшей.
        Но вот, наконец, свернули в совсем уж узенькую улочку. Под ногами заскрипел золотистый песок. Ноздри защекотало волшебством. Вдобавок, где-то впереди что-то со звоном лопнуло, потом ухнуло, потом небо озарили яркие и разноцветные вспышки.

        - Чую Бруно Котеняра!  - с удовольствием произнесла Челма Сытконош.
        Ликка чуть сбавила шаг, чтобы оказаться за спиной ведьмы, а то мало ли что может приключиться. Метла предпочла спрятаться за Ликкой. Только ворон невозмутимо сидел на плече и смотрел вперед, чуть склонив голову набок. Как-то раз Ликка читала рассказ о чародее, который превратил самого себя в аиста, а обратное заклинание забыл - так и жил всю жизнь в образе птицы. Из этого рассказа Ликка уяснила для себя, что чародеи (во-первых) очень непредсказуемые, и (во-вторых), стоит держать с ними ухо востро, а то превратят в аиста, да и забудут. А если не в аиста, а в лягушку? Или в какое-нибудь чудище? Жуть просто. Как же жить всю жизнь чудищем?
        Ликка так живо представила себя чудищем, что сразу засомневалась - стоит ли вообще идти к чародею, но отступать было поздно. Из-за поворота выскочило, словно чертик из табакерки, жилище чародея. Самое настоящее - сомневаться не приходилось. Ликка видела немало рисунков с изображением жилищ чародеев. Оно походило на кривую трубу, уносящуюся вертикально вверх и исчезающую где-то в облаках. Со всех сторон трубу усеивали (будто крохотные отростки-веточки) кривые же, миниатюрные балконы с перилами, неровные окна, флигеля и трубы. Из каждой трубы вился черный дымок. А еще прямо из стен торчали флагштоки, треугольные козырьки, непонятно что скрывающие, выпирали необработанные камни и бугорками налипали куски цемента и глины. Основа жилища (трубы) заросла сплошь белым мхом и густой изумрудной травой. Под облаками вокруг жилища кружились черные вороны, а сами облака лениво закручивались в витиеватые спирали.
        Жилище чародея вызывало противоречивые чувства. Было в нем что-то таинственное и непонятное. Во всяком случае, ничего подобного вживую Ликка никогда раньше не видела. А от увиденного захватывало дух. Но с другой стороны, хотелось бы увидеть тех криворуких мастеров, которые возвели столь нелепое жилище и даже не удосужились довести дело до конца.

        - Может быть, там идет ремонт?  - Невольно спросила Ликка, задрав голову, чтобы разглядеть макушку трубы.

        - Нет здесь никакого ремонта. Замку Бруно уже скоро пятьдесят лет. С тех пор, как он слепил его из морской глины, там ничего и не делал больше. Только цеплял балконы, трубы и новые окна. Света ему, видите ли, мало.

        - Так это все построил один человек?

        - Морская глина - редкий товар. Ее просто так не купишь. Но зато тот, кто добудет ее в достаточном количестве, сможет слепить все, что пожелает. Хоть замок, хоть статую, хоть дракона.

        - А достаточное количество - это сколько?
        Челма Сытконош испустила тяжелый вздох.

        - Это много.  - Сказала она.  - А теперь, будто добра, не произноси ни слова. А то у меня уже начинает болеть голова.
        К огромной двустворчатой двери вели неровные ступеньки, обрамленные волнистыми перилами. У основания ступенек лежал большой черный пес с грустными глазами и внимательно наблюдал за путниками. Ростом он был вдвое выше Ликки. А уж если встанет на задние лапы - то втрое. Челма Сытконош, не выразив ровно никакой обеспокоенности, прошла мимо и даже легонько похлопала пса ладонью по макушке между ушами. Ликка прошла следом, не сводя с пса взгляда. Он, в свою очередь, тоже не без интереса разглядывал Ликку. Из распахнутой пасти пса вывалился большой красный язык, похожий на кусок колбасы. От пса пахло рыбой.

        - А он нас ждет?  - спросила Ликка шепотом, догоняя на ступеньках ведьму.  - То есть, я, конечно, молчу, но мне просто интересно, вдруг мы без приглашения, а его нет… ну, или там…

        - Попробовал бы он нас не ждать.  - Ответила Челма Сытконош,  - Хотя от Бруно можно ожидать чего угодно. Он такой непостоянный.
        Челма Сытконош взялась за ручку в форме кольца и несколько раз стукнула ею по двери. Где-то в глубине замка раздался глухой раскатистый гул. Ликка затаила дыхание. В тишине стало слышно, как высоко над головой переговариваются на своем языке кружащиеся вороны. Ворон на плече Челмы заинтересованно водил клювом, косясь желтым глазом в небо. Интересно, а он понимает собратьев-воронов, или разговаривает только на человеческом? Вот сейчас как скажет что-нибудь!.. Но ворон молчал.
        Зато Ликка услышала торопливые шаги где-то в глубине замка. Раздался звон и скрежет, одна створка двери медленно и торжественно распахнулась. На пороге замка стоял чародей - в этом, опять же, не было никакого сомнения. Прежде всего, он очень походил на свой замок - такой же высокий, угловатый и бесформенный, со следами рассеянной запущенности, вдобавок худой до безобразия, будто проплыл с пиратами через все Светземелье, ни разу не перекусив. На нем, будто на вешалке, болталось бесформенное чародейское одеяние, из многочисленных карманов которого торчали в беспорядке разнообразные вещи: кончики карандашей, перья, узкие горлышки стеклянных мензурок, градусники, какие-то неизвестные приборы, кончики носовых платков (Ликка насчитала три разных), треугольнички разноцветной бумаги
        - и еще десятки и десятки мелочей, которые глаз не успевал примечать. Казалось, одеяние целиком и полностью сшито из одних только кармашков. Будто не чародей стоял, а какой-то безумный изобретатель… хотя от них, от чародеев, можно ожидать всего, чего угодно.

        - Челма Сытконош!  - воскликнул чародей радостно. Лицо его было невероятно худым, с острыми скулами и выпирающим вперед треугольным подбородком. Вьющиеся локоны седых волос закрывали лоб, а миллионы морщинок рисовали вокруг маленьких глаз замысловатые узоры.

        - Бруно Котеняр!  - отозвалась ведьма, впрочем, не так радостно.  - Впустишь нас, или так и будешь держать на пороге?
        Чародей засуетился, от чего многочисленные вещи в кармашках зашевелились, словно волны на море от порывов ветра.

        - Проклятые лакеи!  - говорил Бруно, пятясь в сторону, чтобы пропустить Челму и Ликку.  - Вечно куда-то увольняются! И ведь плачу им немалое жалование! Столько денег уходит на обслуживание замка, если бы кто знал! А они, как один, неделю поработают и фьють… О, очаровательная барышня! Вы с Челмой? Очень рад. Не обращайте внимания на беспорядок, говорю же, лакеи…

        - Прошлый лакей, насколько мне известно, забрался на крышу замка, да и рухнул оттуда вниз, словно мешок с картошкой.  - Заметила Челма Сытконош небрежно.

        - Несчастный случай.  - Вздохнул Бруно.

        - И сколько у тебя таких несчастных случаев с лакеями было?

        - Шестнадцать.
        За дверью обнаружился широкий овальный холл с блестящей плиткой на полу - хоть и пыльной, но впечатляющей. Центр холла венчала спиралевидная лестница, уходящая высоко вверх. Справа и слева холл разбивался на многочисленные темные коридоры и двери разнообразной высоты и формы. Потолок исчезал где-то вверху. Светло было, как днем, но откуда исходил свет, оставалось загадкой. Чародей, одним словом.
        Бруно Котеняр шумно захлопнул дверь за спинами вошедших. По холлу тотчас загуляло гулкое эхо. Создавалось стойкое ощущение, что во всей этой громаде замка из живых существ находятся только они втроем, ну еще и ворон. Метлу Ликка решила не считать.

        - И чего им здесь не хватает?  - бормотал Бруно Котеняр тонким скрипучим голосом.
        - Я же не прошу многого. Принимать клиентов и гостей, мыть полы, гонять ворон с флигелей, да готовить мне еду - вот, собственно, и все.

        - Может, не нужно лакеев заставлять гонять ворон?  - спросила Челма, осматриваясь.

        - Хорошая идея!  - тотчас согласился Бруно.  - Надо записать. Семнадцатого точно никуда не пошлю. Только чтоб еду готовил… и убирался… и еще в подвале пылеед завелся, всех мышей поел. Надо бы его изловить…
        Бруно наспех выдернул из одного кармашка листок бумаги, а из другого - карандаш, и сделал несколько быстрых размашистых записей. После этого и листик и карандаш вернулись на прежние места.

        - А у тебя, я гляжу, почти ничего не изменилось,  - заметила Челма.  - Лестницу починил?

        - Это новая. Прошлая сгорела,  - отозвался Бруно.  - Что же вы стоите? Пройдемте на кухню, что ли? Или сразу ко мне в, эээ, рабочий кабинет.

        - Рабочий кабинет?  - усмехнулась Челма, и сразу стало понятно, что рабочий кабинет в замке Бруно Котеняра вещь немыслимая и даже, в некотором роде, бесполезная.

        - Именно! Недавно отстроил. Заглядывала бы ко мне чаще, милая подруга, не так бы удивлялась. Пойдемте!

        - Да уж и вы как-то не жалуете, уважаемый.

        - У меня дел по горло.  - Извиняющимся тоном произнес Бруно Котеняр.

        - Все заклинания изобретаешь, да новые пристройки к замку делаешь?

        - А хотя бы! Тоже вещь полезная.

        - Ага. Скоро крышей замка облака цеплять будешь.

        - Зато с самой вершины все, что угодно видно.

        - Ну, например?

        - А хотя бы и твою хижину.  - Распалялся чародей, уперев тонкие руки в бока.

        - Ну, ты загнул, уважаемый. Отсюда мою хижину не увидать.

        - Поспорим? На мой новый телескоп, из которого видно не только твой лес и хижину, а еще даже замок Николаса Козуса и дыры в луне!
        Челма Сытконош внимательно посмотрела на чародея хмурым взглядом из-под густых бровей.

        - Спорили уже,  - произнесла она.  - Давай. Показывай свой рабочий кабинет, что ли.
        Чародей тут же заторопился. Они обогнули лестницу, свернули направо в один из коридоров, затем свернули еще несколько раз и оказались перед овальной дверью, больше напоминающей вход в кроличью нору. Ликка запыхалась. Чародей ходил быстро, и угнаться за ним было довольно сложно.
        'Хорошо, что они не решили поспорить,  - решила Ликка,  - а то бы пришлось подниматься по лестнице на этакую верхотуру'
        Хотя, чего скрывать, посмотреть на дыры в луне Ликка была бы не прочь. В школе говорили, что дыры - это сказки. Их выдумали чародеи, чтобы казаться слишком умными. Ведь хорошо известно, что луна гладкая, как спелое яблоко, и если в ней появится хотя бы одна дырка, то луна может запросто лопнуть и ничего от нее не останется…

        - Я вас ждал только завтра.  - Признался Бруно, виновато пожимая плечами.  - Поэтому извините за небольшой беспорядок. Ужин тоже не готов. В полнейшем одиночестве я предпочитаю бутерброды с рыбой… И я их недавно съел все, без остатка.
        Ведьма ничего не ответила, но в ее взгляде легко угадывалось все, что она думает о чародеевом беспорядке. И ничего хорошего этот взгляд не сулил.
        За дверью оказалась небольшая комнатка, под завязку набитая всевозможными чародейскими штучками. На полках вдоль стен выстроились в ряд сотни стеклянных колбочек с разнообразными жидкостями (о цветах лучше вообще умолчать - таких оттенков фиолетового или переливчато-зеленого Ликка никогда в жизни не видела). По полу стелился легкий туман, холодивший ноги. В центре кабинета стоял стол, на котором высился большой мутный шар - явно предназначенный для каких-то чародейских фокусов. Ликка всегда с трепетом относилась к чародеям. Было в них что-то загадочное, необъяснимое… да и как объяснить, например, тот факт, что каждый второй чародей всю свою жизнь ищет какой-нибудь философский камень и больше ни о чем на свете не думает?… Или, например, эти загадочные огромные чародейские книги, в которых обычно собрано столько всевозможных заклинаний, что сами книги становятся живыми и никого к себе не подпускают… А еще… Хотя, вот, мать и отец не уставали повторять, что чародеи в большинстве своем жулики, которые зарабатывают золото исключительно за счет доверчивых и впечатлительных людей. 'Настоящее волшебство
могут творить только ведьмы,  - говорил Пак Триног, раскуривая трубку,  - а чародеи, это так, фокусники-шарлатаны. Спрячут в рукаве спичку, а потом утверждают, будто у них рука светится. И чародейские шары тоже ненастоящие!'.
        И вот Ликка увидела шар, внутри которого клубился черный дым. Настолько черный, что ворону на плече у Челмы Сытконош оставалось только завидовать. Шар стоял на высокой подставке, к которой была прислонена деревянная лестница. Поверхность шара ласкал тонкий лучик света, тянувшийся откуда-то сверху… И сразу же захотелось до этого самого шара дотронуться. Провести ладонью по гладкой поверхности. Прислониться щекой. Ощутить морозный холод, или пустынную жару… Где же еще представиться случай?

        - А вот и мои хоромы…  - Между тем произнес Бруно Котеняр, взял Челму за руку и повел между многочисленных полок и коробок, между баночек и скляночек, между книг и стопок газет показывать кабинет. Ликка поспешила за ними, с тоской поглядывая на чародейский шар.

        - А вот здесь, милая моя подруга, настои из шестицветных трав. Все девять цветов!… капли утренней росы со всего света я храню вот здесь… видишь, это клочки шерсти единорога, с гривы выстригал… вот в этих мензурках расщепленный солнечный луч. Синий снимает головные боли, а желтый лечит бессонницу… так, тут оттенки характера с добавлением листьев лаванды… здесь бодрость дорого утра, а здесь усталость тяжелого вечера… щепотка тертого сухого сыра… это головы летучих мышей, так, для профилактики… а здесь у меня разнообразные прохладительные напитки, хочешь?..
        В общем и в целом кабинет чародея выглядел странно, если не сказать большего. Как-то сразу верилось, что чародей этот самый настоящий, что с волшебством он дружит и никого просто так не обманывает. Не шарлатан, стало быть, и спички в рукаве прятать не станет.

        - Таким образом, моя дорогая подруга, могу с полной уверенностью заявить, что рабочий ка-бинет в отличном рабочем, так сказать, состоянии!  - Бруно светился от счастья. Видимо, давно ему не приходилось принимать гостей.  - Разве что небольшой беспорядок, но так это в результате рабочего процесса.

        - А теперь к делу.  - Сказала Челма Сытконош.  - Время дорого, мой друг. К вечеру хочу поспеть домой. На завтра еще столько дел запланировано.
        Бруно, улыбаясь, кивал. Казалось, ему доставляло удовольствие просто не сводить с Челмы глаз. Правда, затем он посмотрел на Ликку.

        - Нас не познакомили.  - Напомнил чародей.

        - Это Ликка, моя новая ученица. Это Бруно, мой старый знакомый.  - Отозвалась Челма.

        - Новая, значит.  - Эхом отозвался Бруно.  - Милая девушка. Вижу, что старается казаться умнее, чем есть на самом деле, и хитрее, чем думает. Какой-то странный цвет кожи… Дочка пирата?

        - Верно.  - удивилась Ликка.  - А как вы?..

        - О, это несложно. Цвет кожи, пепельные корни волос, взгляд… а еще ты очень похожа на своего брата Приста Тринога.

        - Вы его видели?!

        - Мой хороший знакомый. Милый молодой человек и отличный стеклодув. Раз в месяц я заказываю ему партию новых мензурок и приглашаю на ужин. Прист очень любит моллюсков.

        - Я их тоже обожаю!  - Призналась Ликка.  - А вы не могли бы передать ему от меня огромный привет? Я бы так хотела его увидеть…

        - Но времени у нас в обрез!  - Холодно вставила Челма Сытконош, всем своим видом выражая недовольство.  - Если кто не помнит, я говорила об огромном количестве дел, запланированных у меня на завтра. Еще я собиралась переночевать в собственной хижине и хорошенько поужинать.

        - Я могу вас покормить, милая моя подруга.  - Робко вставил Бруно Котеняр.  - Ужина нет, но это поправимо. Хотите бутерброды с рыбой?

        - Нет.  - Отрезала Челма Сытконош.  - Как собираешься нас переносить? Как всегда, или появились другие способы? Давненько я не баловалась перемещениями.

        - Как всегда.  - Вздохнул чародей, и непонятно было вздохнул ли он от того, что не нашел других способов перемещения, или же от столь скорой разлуки с ведьмой.
        - Шар все еще исправно помогает мне в делах. Я слышал, что где-то в Холмистых долах придумали новый способ. Изобрели, значит, летающий корабль с крыльями, вроде как у твоего ворона. Садиться на него может человек тридцать. И всех их разом этот летучий корабль куда угодно по воздуху доставить может за считанные минуты.

        - Ох уж эти изобретатели.  - Вздохнула ведьма.  - И чем им старое доброе волшебство не угодило?

        - Молодежь!  - Бруно Котеняр, совершив почетный круг по кабинету, вернулся к чародейскому шару и положил костлявую ладонь на его поверхность. В глубине шара что-то вспыхнуло, разноцветные лоскуты дыма расползлись в стороны. Ликка восхищенно затаила дыхание. А если сейчас как бабахнет?!

        - Ты уверен, что он все еще работает?  - с сомнением спросила Челма.

        - Как новенький!  - гордо отозвался Бруно.  - Полгода назад заменил стекло и вдохнул в него нового духа. Прошлый совсем обленился, отрастил себе бороду и никак не хотел вызываться при женщинах. В общем, я его развеял. А сейчас все в полнейшем порядке! Могу перебросить вас к хижине хоть сейчас… хотя, нет, постой минутку, я забыл кое-что…
        Чародей нахмурился, пробормотал себе под нос:

        - Где же это может быть…  - потом вдруг звонко хлопнул себя по лбу и почти бегом скрылся в темноте кабинета.
        Ликка с ведьмой переглянулись. Челма Сытконош пожала плечами, мол, у него всегда так. Впрочем, Ликка и сама догадалась.

        - Я специально же готовился!..  - Раздался из темноты голос чародея. В унисон ему что-то со звоном разбилось.  - Я несколько дней искал…  - Жалобно задребезжало стекло.  - Хотел сюрприз устроить старой подруге.  - Что-то тихо взорвалось, и туман на полу окрасился в фиолетовый цвет.  - И забыл! Дырявая моя башка! Как я мог забыть об этом!..
        Бруно Котеняр вынырнул из темноты так же внезапно, как и исчез. Он выглядел взволнованно. В руках чародей держал стеклянную банку, наполненную… ящерицами! Самыми обыкновенными живыми ящерицами! Они копошились в маленьком свободном пространстве, вертели хвостами и зыркали из банки большими черными глазами.

        - Занятно.  - Проворчала Челма Сытконош, внимательнейшим образом рассматривая банку.

        - У меня к тебе одна просьба, моя дорогая подруга. Завтра ровно в полдень выпусти их на заднем дворе своей хижины! Просто открой банку и выпусти!  - В голосе Бруно скользила безнадежная мольба. Он знал Челму намного лучше, чем Ликка.

        - И что произойдет? Один из твоих забавных фейерверков?

        - Ну, это сюрприз.  - Смутился чародей.  - Я надеюсь, тебе понравится.

        - Подарок значит. Занятно. Хоть и не люблю сюрпризы…
        Челма Сытконош, не без колебаний, приняла банку из рук Бруно и убрала ее в полы своего плаща. Банка без видимых затруднений исчезла в многочисленных темных складках.

        - Спасибо за подарок, но, может быть, теперь ты отправишь нас домой?  - Поинтересовалась ведьма.

        - Поужинать не хотите? Я бысто. Для чародея приготовить ужин - раз плюнуть. Сейчас, поищу несколько рецептов. Особенно сильно у меня получаются кальмары…  - Бруно принялся хлопать себя по многочисленным карманам, выуживать клочки бумаги, огрызки карандашей, мышиные хвостики, сдутые разноцветные шарики и птичьи перья.
        - Секундочку! Всего лишь секундочку!
        Выглядел он при этом чрезвычайно расстроено, будто очен6ь хотел, чтобы Челма Сытконош задержала надолго, но не мог придумать причины для задержания. Вообще, Бруно напомнил Ликке тех влюбленных парней из старших классов, которые стайками вьются вокруг симпатичных девушек. Каждый из этих парней (влюбленный отчаянно и безвозвратно) каждый день находил новый способ встретиться с возлюбленной - один случайным образом оказывался поблизости, другой сталкивался на перемене в коридоре, третий так и вовсе находил сумочку, которая (о, ужас!) была кем-то украдена всего час назад. А в глазах этих парней читалась та же влюбленность, которую Ликка видела в глазах чародея. Хотя, может, ей всего лишь показалось.

        - Не утруждай себя!  - Произнесла Челма Сытконош.  - Мы поужинаем дома… А к тебе на ужин заглянем как-нибудь… когда будем пролетать мимо.
        Последнее предложение она произнесла таким тоном, будто действительно собиралась как-нибудь пролетать мимо, вот только это самое 'как-нибудь' случиться не раньше, чем через сотню лет.

        - Правда?!  - Оживился слегка стушевавшийся до этого чародей.

        - Абсолютная.  - Кивнула ведьма.

        - Тогда, собственно, не смею вас больше задерживать. Прошу к шару, милые дамы!
        Ликка сделала несколько робких шагов, Челма же Сытконош положила на шар свою большую ладонь. Шар засветился изнутри странным лиловым цветом. Метла закружилась у ног ведьмы, а потом вытянулась вертикально, будто по стойке смирно. Ликка не без опаски тоже положила ладонь на поверхность шара. Шар оказался теплым и мягким. Что-то защекотало Ликке кожу. Она даже поежилась от странных ощущений.

        - Не забудь про ящериц!  - Шепнул Бруно Котеняр, появляясь между девушкой и ведьмой.

        - Уж точно не забуду.  - Отозвалась Челма.

        - Передам твоему брату, что у него симпатичная сестра.  - Обратился Бруно к Ликке.
        Девочка улыбнулась. Шар засветился изнутри оранжевым.
        В этот момент Бруно вытащил из нагрудного кармашка узкую колбочку, внутри которой плескалась яркая жидкость. Из другого кармашка он выудил небольшую пипетку. Затем Бруно набрал несколько капель из колбочки и торжественно поднес пипетку к рукам Ликки и Челмы.

        - Кого первого?  - Осведомился Бруно.

        - Меня, естественно.  - Сказала Челма.  - Девочка еще ни разу не перемещалась.

        - Уж она-то удивиться.  - Хихикнул Бруно и выдавил из пипетки пару капель.
        Как только яркая жидкость коснулась морщинистой кожи на руке Челмы, ведьма вдруг вспыхнула, будто сухой лист на огне. Ликка в страхе отшатнулась, однако ладонь ее будто прилипла к поверхности шара. А ведьма, улыбнувшись, взяла да и пропала. Вместе с огнем, метлой и вороном. Кабинет Бруно погрузился в темноту. Запахло осенним дождем в лесу.

        - Она пропала!  - Пробормотала Ликка, ошарашено.

        - Привыкай. Челма Сытконош из тех особ, которые любят пропадать без объяснения причин. Теперь, кстати, твоя очередь.  - Сказал чародей, выдавливая из пипетки несколько капель на ладонь Ликки.
        'Я не хочу гореть!  - Хотела крикнуть Ликка, но не успела.
        Перед глазами стремительно пронесся пучок яркого белого света. Уши заложило от протяжного гула. Что-то взорвалось, вспыхнуло, на мгновение ослепив, и растаяло. Остались только воспоминания, да странные ощущения, будто кто-то невидимый, но очень сильные сначала смял Ликку в бумажный комок, потом швырнул ее куда-то далеко-далеко, а потом сам же старательно развернул и разгладил…
        Ликка открыла глаза и увидела, что находится совсем не в кабинете чародея.
        Она летела где-то над облаками, в голубой небесной глади, купающейся в лучах клонящегося в закат солнца. Теплый ветер трепал Ликкины волосы. Приятные запахи ласкали нос. Ощущение от полета было очень и очень странное. Даже словами не описать. Одни только эмоции. Ликке казалось, что ее надули, будто воздушный шарик, и она стала очень легкой, легче воздуха. При желании, она бы, наверное, могла взлететь еще выше, к звездам. А еще Ликка порадовалась, что надела теплые носки, потому что хоть воздух и был теплым, но со-всем не таким теплым, как в родной деревне.
        Слева от Ликки летела Челма Сытконош. Метла и ворон были рядом: метла радостно вертясь вокруг своей оси, а ворон сосредоточенно вглядывался в серость неопределенной пустоты. Видимо, именно сейчас он совсем не хотел разговаривать. И даже каркать.

        - Где мы?  - Спросила Ликка. Ветер подхватил ее вопрос, будто это был клочок бумаги, и, играючи, швырнул в ведьму.

        - Мы в Северной провинции, недалеко от моей хижины. Готовься к посадке.  - Голос Челмы был слышен очень хорошо, несмотря на то, что у Ликки, судя по всему, заложило уши.
        И верно - в этот же момент Ликка почувствовала, как ее тело наливается странной необъяснимой тяжестью. Будто земля вспомнила о летающей девочке и решила, во что бы то ни стало вернуть ее обратно. Ликка погрузилась в мягкие белые облака - и на мгновение мир вокруг стал молочного цвета - потом вынырнула уже под облаками, и разглядела внизу покрытую густой зеленью леса землю. Рядом вынырнула и Челма, с таким невозмутимым видом, будто каждый день летала туда-обратно над облаками. Хотя, наверное, так оно и было.

        - Расслабься, дай волшебству доделать свое дело.  - Сказала Челма.  - И не тряси руками, ты не птица. Настоящие ведьмы никогда так не делают.
        Ликка попробовала расслабиться. Ощущения стали еще более странными. Теперь она решила, что похожа на воздушный шар, который стремительно сдувается. Ветер под облаками был уже не таким беззаботным разбойником, а стал тихим и рассудительным. Он принял Ликку в свои объятия и начал плавно спускать к земле. Ликка увидела небольшую деревню, ютившуюся домиками у окраины леса. Затем нескончаемые изумрудные лесные шапки скрыли от нее мир вокруг. Казалось, что лес тянется до самого горизонта. Лес был бесконечен…
        А ветер аккуратно пронес Ликку между деревьев и поставил на ноги на узкой протоптанной тропинке. Неподалеку приземлилась и Челма Сытконош. Она стремительно поправила свою шляпу, стряхнула пыль с накидки, проверила, застегнуты ли все пуговицы, внимательно разглядела носки ботинок и проверила, на месте ли каблуки.

        - Ну, вот, поздравляю!  - Сказала Челма, покончив со странной процедурой.  - Мы, наконец, прибыли. И хочу заметить, что успели точнехонько к ужину.
        Глава четвертая. В которой Ликка знакомится с хижиной

        Ликка и ведьма сделали всего несколько шагов, а тропинка хитро вильнула в сторону, деревья, будто по волшебству, расступились, и удивленному взору девочки открылась ведьмина хижина. Самая настоящая. Почти такая же, как на картинках в книжках. Уж сколько за сегодняшний день Ликка представляла себе эту хижину, сколько пыталась угадать, как она будет выглядеть, а все равно не угадала (правда, увидеть свисающих с крыши живых змей и толстый слой паутины с большими жирными пауками Ликка все равно не надеялась).
        Хижина оказалась круглой, будто апельсин и низенькой до такой степени, словно кто-то сначала поставил фундамент, а потом плюнул на работу и сразу приделал к нему крышу. В целом хижина походила на прячущийся в земле гриб, который каким-то волшебным образом обзавелся кривым крыльцом (перильца овивал сплошь изумрудный хмель), круглыми оконцами, косой дверцей и пузатой трубой. Покатую крышу овальной формы покрывали сплошь пучки рыжей соломы и черные овалы гнезд. С краев крыши свисали лохмотья сухого голубого мха. Кружащих вокруг трубы воронов не наблюдалось. Впрочем, ворон на плече ведьмы не остался в долгу, взмыл в воздух и, оглашая окрестности утробным карканьем, принялся кружить вокруг хижины. Следом за ним взлетела метла метла, озорно выписывая в воздухе замысловатые кульбиты. Челма Сытконош, увидев это, остановилась и уперла руки в бока, укоризненно качая головой.

        - Ведут себя так, будто месяц дома не были,  - произнесла она,  - а ведь только утром вылетели.

        - Соскучились!  - Пробормотала в ответ Ликка, внезапно ощутив очень легкий и пока еще не совсем важный укол где-то в глубине души. Возможно, это пробивался первый росток тоски по дому, которому суждено будет в скором времени перерасти в нечто большее. А, возможно, просто последствия от волшебного перелета. Кто знает?
        К слову сказать, в лесу, как и в Ликкиной деревне, накрапывал мелкий весенний дождик. Ле-гонько так, шептался в листьях ('Кто эта незнакомка? Кто она?') и прибивал пыль на тропинке. Только дождик этот казался Ликке чужим. В нем не было воспоминаний о родной деревне, не пахло привычным Бурым морем. Дождь будто удивлялся внезапно возникшей здесь чужестранке и обходил ее стороной, не оставляя на одежде ни единой даже самой маленькой капли. И воздух вокруг был какой-то другой, непривычный. Воздух совсем другого мира… В этот момент Ликка на мгновение остро почувствовала себя самым одиноким человеком на свете. Но это быстро прошло, и, как обычно бывает у детей с хорошо развитой фантазией, Ликка ощутила зародившийся в груди задор и стремление познавать мир; тягу к приключениям и путешествиям… Библиотека, театральный кружок и повседневная деревенская жизнь остались где-то далеко-далеко. Хотелось идти вперед, не оглядываясь назад.

        - Ну, чего замерла, как неживая?  - спросила Челма Сытконош, которая, как оказалось, уже давно отворила дверь и теперь стояла на пороге с метлой в руке. Вокруг крыши кружил только ворон. Он по-прежнему не произносил ни слова. Вот ведь гордая птица.
        Ликка смутилась, ойкнула и быстро поднялась по ступенькам. Ведьма посторонилась, пропуская девочку вперед. Ликке открылся небольшой, но чрезвычайно уютный коридор. Существует мнение (и его подтверждали многочисленные картинки в книжках и различные статьи из тех же самых книжек), что жилище ведьмы выглядит мерзко, отвратительно и отталкивающе, если не сказать большего. Жилище ведьмы своим внешним и внутренним видом должно внушать людям страх и, в некотором роде, уважение. Прежде всего, в жилище ведьм всегда должен царить мрак. В углах должны шевелиться зловещие тени, по коридорам - гулять холодный, неприветливый ветер, на полу непременно должен стелиться сизый туман (а если в тумане что-то с противным писком копошится, то вообще хорошо). Стены в обязательном порядке должны быть увешаны всевозможными атрибутами ведьмовства, которыми (и в этом нет сомнения) являются головы летучих мышей, хвосты крыс, чешуя рыб, языки тритонов, лошадиная шерсть, иногда - экзотическая голова крокодила с распахнутой пастью. Комнатки в ведьмином жилище должны быть маленькими, темными, с неровным земляным полом (туман,
между прочим, тоже обязателен). Эти же комнатки должны быть заставлены всевозможными полками, на которых ютятся друг к дружке колбочки, баночки, мензурки и пузырьки. В каждой из колбочек, баночек, мензурок и пузырьков должна быть налита темная жидкость, которую при беглом осмотре неизменно путают с кровью. И, конечно же, ни одно ведьмино жилище не обходится без огромного ведьминого котла, внутри которого постоянно что-то варится. Из котла всегда должно ужасно вонять, плескаться через край кипятком, а по краям его неизменно должна собираться мутная темная пена. Хорошо бы, если бы на поверхности жижи взбухали отвратительные пузыри, которые бы лопались с оглушительным звуком. Также не стоит забывать про отвратительный запах, про крыс, про тараканов, про скелеты в шкафу и про какого-нибудь заблудившегося мальчонку, которого вот-вот должны съесть.
        Но это все по книжкам. Хижина Челмы Сытконош выглядела совсем не так.
        Прежде всего, здесь всюду горели свечи, уничтожая дрожащие тени в зародыше. Сквозь распахнутые окна лился приятный вечерний свет. Пол под ногами устилала ковровая дорожка, вдоль стен на высоких подставках стояли горшки с цветами. Рядом с порогом стояла обувница, поодаль от нее - вешалка, на которой висело несколько темных плащей и еще одна остроконечная шляпа. Комнаты оказались большими и просторными (и это несмотря на то, что снаружи хижина выглядела заметно меньше). Колбочки, мензурки, баночки и всевозможная стеклянная ведьмина утварь были аккуратно расставлены в шкафах вдоль стен. Всевозможных голов, хвостов и чешуек не наблюдалось вовсе. А котел с зельем стоял, где ему и положено стоять в приличных домах, то есть в камине. Да и зелья там никакого не было - на дне дрожала прозрачная вода.

        - Будь как дома, но не забывай, что ты всего лишь ученица.  - Напомнила Челма Сытконош.  - На сегодня у нас дел нет. Можно немного отдохнуть.

        - А у меня будет собственная комната?  - Поинтересовалась Ликка.

        - В некотором роде да. Только, будь добра, осмотри хижину сама и постарайся не набрать сотню вопросов, на которые мне потом придется отвечать. Настоящие ведьмы вообще стараются до всего доходить своей головой.

        - Я постараюсь!  - Честно пообещала Ликка.

        - Вот и славно.  - Челма Сытконош сняла шляпу и повесила ее рядом со второй шляпой (выглядели они абсолютно одинаково).  - Осматривайся. Если понадоблюсь, я на метле летаю вокруг трубы… Шутка.
        И хотя совершенно нельзя было понять, шутит Челма Сытконош или нет, Ликка предпочла поверить. Тем более, что другого выхода и не оставалось.


        Ликка ходила по хижине до самой ночи, пока темнота не закутала лес за окнами в непроницаемое одеяло. Все здесь было странно и шло в разрез с самыми, казалось бы, правдоподобными описаниями из книг. В хижине обнаружились четыре спальные комнаты (уютные застеленные кровати, ночные лампы и расписанные под звездное небо потолки), кухня (стол для готовки и стол для еды с белой скатертью, много посуды в сушилке и погреб), уборная (ну, тут все понятно) и комнаты для посетителей (множество стульев, веточки мяты на столах, стеклянные графины с соком и бокалы). Полы устилали легкие ковры (казалось, что вязаные вручную), на окнах висели прозрачные занавески. Еще был вход на чердак (деревянная лестница с перильцами, для удобства). В общем, странная была хижина, обыкновенная, человеческая. Будто и не ведьмина вовсе. Таких хижин в Ликкиной деревне было очень много.
        Пока Ликка бродила по комнатам (и все больше убеждалась в том, что изнутри хижина намного больше, чем кажется снаружи), Челма Сытконош переоделась в обыкновенный домашний халат серого цвета, с поясом и двумя большими карманами, и занялась готовкой.
        Вернее, еда готовилась сама. И это, пока. Было самое необычное, что увидела Ликка внутри хижины.
        Челма Сытконош села в кресло-качалку, взяла в руки широкий веер из павлиньих перьев и начала медленно раскачиваться, наблюдая за процессом готовки. Аккурат с очередным взмахом ее веера происходило следующее: поленья ровным строем шагали к печке и прыгали в огонь, кастрюля летела под кран, который наполнял ее водой. В это же самое время из разнообразных корзинок вылетали овощи. Они плавно пикировали на стол и складывались возле доски, где уже орудовал (самостоятельно) большой кухонный нож. Орудовал нож отменно. Нарезка овощей заняла не больше пяти минут. В тот же момент кастрюлька с водой прилетела на огонь. Вода закипела, доска для нарезки перемещала нарезанные овощи в кастрюльку, крышка закрывалась сама собой, лишь изредка открываясь, чтобы впустить половник, помешивающий варево, а еще щепотку соли или специи. Казалось, что Челма Сытконош даже слегка задремала, но веер в ее крепкой ведьминой руке продолжал делать взмахи, видимо, контролируя процесс готовки.
        Вскоре, кухню наполнил чудесный аромат, от которого урчало в животе, а Ликка присела на краешек стула в кухне, чтобы перевести дух. Голова трещала от обилия впечатлений. Еще хотелось есть и спать. Ведьма, кажется, уснула окончательно и вовсе не собиралась показывать Ликке, где ей провести первую ночь в хижине. И уж тем более, никто не собирался Ликку кормить.
        "Ну, что ж, не маленькая уже,  - решила Ликка и поискала глазами посуду, которая бы не кружила по кухне.
        Возле раковины стояла сушилка, набитая тарелками. Там же лежали вилки и ложки. Подойдя ближе, Ликка обнаружила, что вся посуда дрожит, будто от ожидания. Ложки тихо позвякивали от напряжения. Умели бы они говорить, наверняка поторопили бы Ликку. Кастрюля с булькающим супом услужливо отодвинула крышку. Половник зачерпнул сочное дымящееся варево. Тарелка выскользнула, едва Ликка взяла ее в руки, и сама подставила себя под половник, а затем пересекла кухню (ни капли не расплескав), и плавно приземлилась на стол. Ликка посмотрела на кухонный нож и на буханку хлеба, которая выползла из хлебницы и вразвалочку, будто ей было совершенно лень двигаться, направилась к доске. Нож, однако, не двигался. Лежал себе и лежал.

        - Он вообще лентяй.  - Сказала неожиданно Челма Сытконош, не открывая глаз.  - На него при-крикнуть надо. Или сама порежь.
        Ведьма поежилась в кресле и положила веер себе на грудь. Часть посуды, летающей по кухне, тотчас разлетелась по своим местам и замерла.

        - Со стальными металлическими предметами вообще можно сделать так,  - пробормотала Челма Сытконош и щелкнула пальцами,  - Брысст! Огг! Хум!
        В этот же момент нож стремительно пронесся через кухню и оказался в руке у ведьмы.

        - Смотря, какими пальцами щелкать,  - наставительно сказала ведьма,  - и с какой интонацией говорить. А если хочешь нож вернуть обратно, то произнеси, значит,  - хум, огг, брысст. И - оп!
        Нож так же стремительно выскользнул из ведьминой руки и перенесся на стол. Ликке оставалось только удивленно моргать и пытаться запомнить заклинание.

        - Твоя кровать во второй комнате.  - Сказала Челма.  - И я бы на твоем месте хорошенько выспалась, потому что завтра ожидается напряженный день. Постель расстели сама… простынь и наволочки ужасные неряхи… вечно им говорю, что… а они вот так…  - шумно причмокнув губами, Челма Сытконош, кажется, заснула крепче прежнего.
        Ликка же решила сегодня не заниматься экспериментами, поэтому просто взяла нож (ожидая, что он вот-вот оживет в ее руках) и аккуратно отрезала несколько ломтиков хлеба. Нож не ожил и никуда стремительно не улетел.
        Да, уж. К волшебству еще придется привыкать и привыкать.
        Суп оказался удивительно вкусным. Наевшись, Ликка тотчас почувствовала, что ее клонит ко сну. Решив не злоупотреблять наставлениям ведьмы, Ликка отправилась во вторую комнату. Заправив постель и выключив свет, Ликка забралась под одеяло, но уснуть не могла. Слишком много впечатлений за один день набилось в ее бедную голову. В наступившей тишине было слышно, как тихо шуршит по крыше дождь. Мутный, дрожащий свет луны пробивался в комнату и стелился на полу. Непривычно было спать на новом месте. До этого дня Ликка ни разу не ночевала где-нибудь кроме собственной спальни на втором этаже (один раз, правда, уснула перед камином в зале, но отец отнес ее наверх, укутав в теплый плед). Ликка ворочалась, как ей казалось, целую вечность, то позволяла легкой дреме окутать ее, то выныривала в ночь, будто из холодной воды. Лунный свет на полу сделался длинней. В какой-то момент Ликка вдруг услышала, как во входную дверь тихо постучали. Может быть, ей это показалось? Ликка открыла глаза. Тишину нарушил скрип кресла-качалки, затем раздалось шарканье тапочек по гладкому полу. Дрожащий свет одинокой свечи скользнул
в щели между полом и дверью. Челма Сытконош шла открывать двери. Ликке стало интересно. И без того не шедший сон улетучился окончательно. Она выскользнула из-под одеяла, ступила ногами на ледяной пол… и застыла. Ликка была уверена, что перед сном на полу лежал мягкий ковер. Куда же он делся? Лунный свет, извиваясь, скользил по неровному земляному полу… А где же деревянный пол? Ликка обвела комнату взглядом и заметила, что комната существенно изменилась. В темноте с первого взгляда и не заметишь… Со стен исчезли картины, оставив пыльные темные квадраты, сами стены стали какими-то неровными, покосились, потолок опустился и покрылся широкими трещинами. На окнах больше не было занавесок - стекла плотно затягивала паутина. Убранство комнаты улетучилось, уступив место беспорядку. Все здесь оказалось не на своих местах. Создалось впечатление, что Ликка каким-то образом очутилась в настоящей ведьминой хижине (настоящей - если верить картинкам и описаниям в книжках, конечно). Даже пол под ногами покрылся витиеватыми коьлцами то ли дыма, то ли тумана. И стало как-то холодно и неуютно.
        Ликка услышала: "Ну, проходите, коли так", затем скрипнула дверь, и кто-то прошел вместе с ведьмой мимо спальной комнаты. Ликка захлебывалась любопытством. О сне она и думать забыла. Пробежав на цыпочках по холодному полу, Ликка приоткрыла дверь (та оказалась вдвое тяжелей и намного толще предыдущей) и выглянула в коридор. Тут Ликку поджидало еще большее удивление: от благоприятного убранства коридора не осталось и следа. Теперь здесь обнаружились земляные стены, покрытые кое-где лохмотьями белого мха и серой травы, узкая земляная же тропинка, по краям которой ползли в разные стороны змейки тумана, кривые подставки под толстые сальные свечи (те чадили настолько сильно, что щипало в глазах от едкого дыма). Заметно тянуло земельным холодом и волшебством. Ликке даже показалось, что она слышит удаляющийся мышиный писк.
        "Ну, раз так, вот вам двенадцатилетняя настойка из лебедковых личинок.  - Доносился голос Челмы Сытконош из комнаты для гостей,  - Приложите на ночь к больному и проследите, чтобы все вышло. Утром приходите. Запишем вас на половину двенадцатого…"
        Чей-то женский голос невнятно затараторил слова благодарности. А Ликка так увлеклась изучением странного нового коридора, что не сразу заметила Челму Сытконош, застывшую в дверном проеме комнаты для гостей. В одной руке ведьма держала канделябр, другую уперла в бок.

        - Ой,  - вымолвила Ликка,  - я тут проснулась от шума… а потом увидела пол… а потом… мыши?

        - Настоящие ведьмы,  - сказала Челма Сытконош, делая ударение на каждом слове,  - никогда не позволяют себе ходить босиком по холодному полу. Немедленно обуйся! Простудишься, что мне потом с тобой делать?
        И правда!
        Ликка молча прошмыгнула в коридор и обнаружила на старой покореженной обувнице среди пыли и паутины свои туфли. Челма Сытконош прошла мимо, а рядом с ней семенила пожилая женщина, бледная и в пышном белом чепце. Женщина шептала слова благодарности и все норовила взять Челму под локоток, но ведьма деликатно не позволяла. Когда дверь за женщиной закрылась, Челма повернулась к обувающейся Ликке.
        "Сейчас будут ругать"  - подумала девочка.
        Но вместо этого ведьма взяла Ликку за руку и повела узкой земляной тропой в комнату для гостей. Там царил полумрак, света едва хватало, чтобы осветить круглый деревянный стол в центре. Возле стола стоял кухонный котел, внутри которого что-то варилось и булькало. Под котлом дрожал робкий огонек, потрескивали дрова. По комнате витал едкий запах, будто в котле усиленно варили резиновые калоши. В дрожащих тенях купались кривые табуреты и низкие треножные стулья.

        - Настоящие ведьмы,  - сказала Челма,  - всегда работают по ночам, а днем либо спят, либо занимаются домашними делами. Нет нам покоя.
        Ликка оглядела настоящую ведьмину комнату с нескрываемым удивлением.

        - А что все это значит?  - спросила она.

        - Люди должны видеть то, что им положено и не больше. Иначе, как же они будут нас бояться и уважать? Чистым домиком уже никого не удивишь. А представления о земляных полах, о страшных тенях, о котле с таинственным варевом настолько сильны, что люди суеверно хватаются за возможность поверить, будто они оказались в настоящей ведьминой хижине.  - Терпеливо пояснила Челма Сытконош, а потом добавила.  - Ох, я совсем не представляю, как сделать из тебя ведьму. Не начертила ни одного графика, не написала ни одного пособия. У меня даже книги по ведьмовству уже сотню лет спрятаны где-то на чердаке, и я боюсь, что не сразу смогу их отыскать. А все туда же, старая перечница - увидела весенний дождик и полетела искать себе ученицу. А что с ней делать и не знаю. Вот ведь даже забыла тебе рассказать о ночных преобразованиях. А ведь столько еще всего. В голове-то не удержать, а книги искать надо. Леший их разберет, куда засунула.

        - Вы, главное, не волнуйтесь,  - ответила Ликка,  - я все хорошо усваиваю. Я в школе была одна из лучших учениц. Конечно, складывать и вычитать лучше меня умела Кайла Котонос, но она вообще, как говорят, вундеркинд. Зато я очень хорошо запоминаю. Вы то, что считаете нужным говорить - говорите, а с остальным как-нибудь разберемся.
        Челма Сытконош вздохнула.

        - Ну, тогда хорошо,  - сказала она,  - ко мне наверняка наведается еще несколько человек за ночь, так что отправляйся-ка спать и ничему не удивляйся. А завтра с утра разберемся с обучением… надо будет конспекты найти… попробовать.

        - Найдем!  - уверенно заявила Ликка,  - еще как найдем!
        В котле что-то забулькало с новой силой, вздулись изумрудные пузыри и запахло жареным. В этот же момент в двери снова кто-то постучал. Челма Сытконош хитро подмигнула, и они вдвоем пошли по земляному коридору.

        - Теплые носки под кроватью,  - сказала ведьма на прощанье,  - выбирай любые. Если будет холодно, одеяла в шкафу, на средней полке. Не стесняйся.
        Ликка юркнула в спальную комнату и прикрыла за собой дверь. Под кроватью отыскались три пары теплых вязаных носков - все подошли по размеру. Выбрав красивую пару, Ликка закуталась в теплое одеяло и быстро уснула крепким сном.
        Глава пятая, в которой несколько странных совпадений приводят к не менее странным последствиям

        Вот ведь странное явление. Раньше Ликке всегда казалось, что она будет очень переживать, когда уедет из дома. Ну, например, она не будет спать по ночам, бояться незнакомого места, непривычных звуков, непонятных теней. А еще Ликке казалось, что она очень сильно привязалась к маме, к отцу, к одноклассникам и, особенно, к библиотеке и своим книгам. Жизнь без них представлялась Ликке серой и скучной. Но вот случилось так, что судьба забросила Ликку далеко от дома, от книг и от друзей. И что? Куда делись детские страхи? Куда делось отчаяние от расставания? Растаяли, будто лед в стакане. И дело тут, наверное, не в одной только наследственности. А подстегивало еще любопытство. И стремление побыстрее чему-нибудь научиться. И желание стать ведьмой. И еще… и еще!.. Всего не перечислишь.
        В общем, Ликке всю ночь снились сны о том, как она уже стала важной и мудрой ведьмой. Сны эти Ликке нравились. Ликка улыбалась и даже не ворочалась, хотя обычно по ночам скидывала подушку и подгребала ногами одеяло. А проснулась Ликка с абсолютной и бесповоротной уверенностью, что все в жизни у нее складывается просто замечательно.
        С утра хижина снова выглядела по-другому. Пол в комнате снова стал деревянным, на стенах появились картины, а окна закрыли бархатные занавески (даже на подоконниках появились горшочки, правда без цветов). Вот только кое-где по углам висели лохмотья серой паутины, да мох пепельного цвета комьями рассыпался вдоль стен. В коридоре деревянный пол покрывал тонкий слой золотистого песка, а под потолком все еще вились клубы черного дыма. Там же, в коридоре, кружил ворон и гнал крыльями дым на улицу, сквозь распахнутую дверь.
        На улице, между тем, встретила дивная весенняя погода. От вчерашней пасмурности не осталось и следа. Воспоминаниями о дожде служили разве что блестящие капли на чудных свежих листьях деревьев, обступивших хижину со всех сторон. Ликка замерла на пороге, подставляя лицо яркому солнышку, и потянулась. Настроение было приподнятое, хотелось немедленно, вот прямо сейчас приступить к учебе. Ну, или сначала позавтракать, а потом - сразу же учиться! В силу своего характера (а, может, по каким-то другим причинам), Ликка любила заниматься делами по утрам. Когда солнышко свежее, да все вокруг просыпается, как-то и работа хорошо идет, из рук ничего не валится, в голове все укладывается. Это после обеда можно себе позволить поспать часок-другой, а то и вовсе бездельничать, валяться с книжкой где-нибудь в саду за домом или на берегу Бурого моря, в тени покатого земляного вала, покрытого сплошь осокой, да улитками. А с утра руки чешутся чего-нибудь сделать.
        В первую (и самую важную) очередь Ликка обежала вокруг хижины, но не с целью зарядки, а чтобы посмотреть, что же как преобразилось. Внешне, правда, изменения были совсем не выразительны. Можно даже сказать, их практически и не наблюдалось. По серой черепице полз мох, краска на ставнях местами облупилась, выпуклые стены закрывала густая поросль молодого вьюна. А на крыше, вокруг пузатой трубы, сидели вороны и смотрели на Ликку то ли удивленно, то ли с интересом.

        - Чего смотрите?  - Весело спросила Ликка и подмигнула (наверняка же увидят).  - Бездельники! Летите, делами занимайтесь, а то все каркаете да каркаете! Вчера вас тут, между прочим, не было! Могли бы и встретить нового человека!
        Тут, словно услышав ее, вороны разом взмыли в небо, на мгновение обратив день в ночь, и, оглашая лес дружным карканьем, скрылись далеко за макушками деревьев.

        - Не стоит их пугать,  - раздался из-за спины знакомый скрипучий голос,  - настоящие ведьмы дружат с воронами.
        У крыльца стояла Челма Сытконош. Выглядела она так, будто собиралась в очередное путешествие. Темный костюм, остроконечная шляпа и (главное) метла в руке являлись стопроцентным тому доказательством. Стоит ли упоминать черного ворона, сидящего на плече и кивающего головой. Он будто соглашался с каждый словом, произнесенным ведьмой.

        - Я тоже буду дружить,  - сказала Ликка,  - вы же меня научите как?

        - Невозможно научить кого-то дружить. Тут либо умеешь, либо нет. И никакое волшебство не поможет.  - Поучительно заметила ведьма.  - Мне нужно слетать в деревню по делам. Можешь приготовить завтрак и подождать меня на кухне.  - Последнее предложение совсем не походило на вопрос.

        - А?..

        - Столовые приборы и продукты в полном твоем распоряжении, я уже позаботилась,  - сказала Челма Сытконош,  - скоро буду.
        С этими словами она ловко оседлала метлу и взмыла в голубое небо. Только деревья весело зашумели листвой ей вслед.
        Теперь предстояло подумать о завтраке. Ликка очень любила готовить на завтрак бутерброды с вкусным фруктовым чаем. Особенно ей нравились бутерброды с рыбой (тут уже не поспоришь - дочка пиратов). Следовательно, вставал вопрос - есть ли у ведьмы на кухне хлеб, рыба и чай?
        Рыбы не нашлось. Зато хлеб лежал нарезанными ломтями на блюде на столе, а рядом примостился пузатый заварочный чайник, из тонкого носика которого вился вкусный запах лесных ягод. Тут же стояла тарелка с кусочками сыра, лежало несколько больших сочных яблок и (наверное, на всякий случай), мисочка со сметаной. Столовые принадлежности, как и еда, не изъявляли желания взмыть в воздух, а вели себя вполне обыкновенно. Портили общее впечатление ошметки мха, разбросанного в беспорядке по полу, цепляющегося за занавески и свисающего даже со спинки одного из стульев. Конечно, может быть он со временем бы и растворился, но садиться завтракать в подобной грязи Ликка определенно не хотела.
        Под раковиной обнаружился веник и совок. Ликка порыскала по шкафчикам и на одной из полок, прямо за банкой с ящерицами (вчерашний подарок чародея) нашла несколько тряпок, которые вполне бы сошли для того, чтобы хорошенько протереть ими всевозможные поверхности.
        Ящерицы зыркали на Ликку желтыми глазами и шевелили хвостиками. Судя по всему, сидеть в банке им было совершенно неудобно.
        "Бедняги,  - подумала Ликка,  - сидят там, в тесноте. Тоже мне чародей. Додумался же засунуть их в банку. Не мог, что ли, найти место побольше?".
        С этими мыслями она переставила банку на стол для готовки. Может, ящерицы и зачарованные, но капелька утреннего света им определенно не помешает.
        После этого Ликка взялась за уборку.
        Пыль немедленно встала столбом (а это, как известно, верный признак действительно хорошей уборки). Ошметки зеленого и белого мха полетели в мусорную корзину, какие-то фантики, бумажки, огрызки карандашей и яблок последовали туда же. Видимо, давно здесь не наводили хорошей уборки. Закончив подметать, Ликка встала в центре кухни, уперев руки в бока, и подумала о том, что неплохо было бы заодно и пол помыть. Ящерицы на столе молча ворочались и шевелили хвостами.
        Набрав полное ведро теплой воды, Ликка принялась искать мыло. За этим занятием ее нашла Челма Сытконош, вернувшаяся из деревни.

        - Уборка, это хорошо,  - сказала ведьма, осмотрев кухню,  - настоящие ведьмы любят чистоту. А почему не завтракаешь?

        - Сначала уберусь.  - Пропыхтела раскрасневшаяся от усердия Ликка.
        Тут Челма Сытконош увидела банку с ящерицами и сказала:

        - Так-так-так. А я совсем и забыла.  - После чего подошла ближе.

        - Они, наверное, голодные.  - Заметила Ликка. Кусок мыла неожиданно скользнул из темного угла под раковиной прямо ей в руки.

        - Может быть,  - сказала Челма Сытконош, внимательно разглядывая ящериц,  - какие-то они странные.

        - Зачарованные!  - Подсказала Ликка.

        - Может быть. От Бруно можно ждать всего, чего угодно.  - Пробормотала ведьма.  - В любом случае, до обеда мы не узнаем. Ты тут заканчивай, а потом займемся обучением. Схожу на чердак, поищу что-нибудь из книг.

        - А разве вам не положено спать?

        - В каком смысле?  - Нахмурилась ведьма.

        - Вы же всю ночь работали, а теперь, стало быть, захотите вздремнуть.
        Челма Сытконош покачала головой.

        - Девочка моя.  - Сказала она.  - Если бы я тратила на сон столько времени, сколько мне бы хотелось, то никогда бы не стала настоящей, всеми уважаемой ведьмой!

        - А вы всеми уважаемая?

        - Непременно!  - Отозвалась Челма Сытконош гордо и направилась к дверям.
        Зачарованные ящерки проводили уходящую ведьму грустным взглядом. Ликке даже стало их немного жаль. Ну, и что, что зачарованные? В данный момент, в эту самую минуту они же настоящие! Живые! И голодные!
        Ликка подошла ближе, размышляя, чтобы такого можно дать ящеркам, чтобы они хотя бы немного перекусили. И чтобы всем досталось. А что вообще едят ящерицы? Мух? Или траву? Или, может, ни то, ни другое, а что-то совсем необычное? У себя дома Ликке как-то и в голову не приходило кормить ящериц. В задумчивости она вертела в руках влажный кусок мыла.
        И в этот момент, совершенно случайно, скользкое мыло выскочило из ее пальцев, описало в воздухе широкую дугу и врезалось в банку с ящерицами. Банка закружилась, накренилась, упала и со звоном раскололась надвое.
        Ликка застыла в ужасе.
        Ящерицы (а их было много) тотчас воспользовались неожиданно обретенной свободой и бросились врассыпную по столу. Несколько из них стремительно забрались по занавескам на верхние полки, куда Ликка даже не смогла бы допрыгнуть и (опять же совершенно случайно, а, может, и от испуга или безудержной радости от свободы) ящерицы принялись суетиться там и цеплять длинными хвостами многочисленные пузырьки, мензурки, склянки и баночки. Ну, а те не замедлили стеклянным градом посыпаться на пол.
        Ликка с ужасом наблюдала, как огромное количество стеклянной посуды, наполненной (без сомнения) всевозможными магическими зельями, приправами и зачарованными каплями, падают и разбиваются с чудовищным, невообразимым грохотом. Ящерицы же метались по столу, по полу, по верхним полкам, цеплялись за занавески, затем опрокинули миску со сметаной, набросились на ломтики хлеба и даже на яблоки.
        И в этот момент что-то оглушительно взорвалось. К потолку взметнулись клубы разноцветного дыма - это волшебные ведьмины зелья перемешались друг с другом и вызвали невообразимую реакцию. Пол под ногами задрожал. Ящерицы бросились врассыпную. Тут и Ликка сообразила, что пора уносить ноги. Но не успела она и развернуться, как в спину ударило что-то горячее и тяжелое. Поток сильного ветра подхватил ее, закружил по кухне, точно куклу, а затем вдруг швырнул точнехонько в окно. На какую-то долю секунды Ликка успела сжаться в маленький неприметный комочек. Ветер поднял ее куда-то вверх, к облакам, затем опрокинул вниз и, вдоволь наигравшись, бросил на траву. Ликка покатилась, не чувствуя ни низа, ни верха и совершенно не понимая, что происходит. А где-то грохотало, клокотало, взрывалось и ры-чало…
        Ликка ткнулась носом во влажную землю, и некоторое время лежала, боясь пошевелиться. Ей казалось, что мир вокруг сгорел полностью, оставив лишь маленький кусочек земли. А вместе с миром сгорела и ведьмина хижина, и лес и деревня за лесом и все-все. Перед глазами плавали темные круги и хотелось кашлять, но не получалось. Это пепел от вселенского огня забился в горло. И вокруг остался один только пепел…
        Потом шум как-то незаметно стих и в наступившей тишине Ликка услышала шорох листьев и взволнованное щебетание птиц. Где-то совсем недалеко каркали вороны. Еще какое-то время спустя Ликка решилась перевернуться и открыть глаза. Она увидела, что лес стоит нетронутый, как ни в чем не бывало. Увидела изумрудную полянку. Увидела кусты ежевики неподалеку. Вроде бы все было нормально и обычно. Никакого пепла, никакого огня. Конец света тоже не наблюдался.
        Вот только хижина куда-то пропала.
        Вместо нее в центре широкого овала примятой травы сидел ворон и косился на Ликку немигающим укоризненным взглядом.
        Глава шестая, в которой обнаруживается Ведьмина Сущность, а также невероятное множество незаконченных дел

        В чем никогда нельзя было обвинить Ликку, так это в трусливости. Когда твой отец бесконечное количество раз отважно сражается с сотней головорезов на узкой песчаной полосе побережья, а мать много лет беспечно ныряет в глубины океанов, не боясь ни акул, ни морских дьяволов - тут уж в самой крови отсутствует такое понятие как 'страх'.
        Когда Ликке едва исполнилось девять месяцев, и она начала делать первые робкие шаги в этом огромном неизвестном мире, страшный ураган принес со стороны моря невиданных насекомых. Размером они были с кулак Пака Тринога, имели длинный хоботок, вроде комариного, и жужжали так, что в округе от испуга выли собаки. Пара таких тварей залетела в комнатку малюсенькой Ликки и хаотично закружили по комнате, сбивая с полок игрушки, а со стен картины. Когда в комнату ворвался перепуганный Пак Триног, то увидел, что Ликка преспокойно сидит на табуретке и наблюдает за насекомыми с выражением крайней заинтересованности. Больше всего в тот момент она походила на кошку, которая готовится поймать мышь и уверена, что та от нее уже никуда не денется…
        В пять лет, гуляя во дворе, Ликка поспорила с одним задорным мальчиком (который ей ужасно нравился), что сможет забраться на высокое дерево и прыгнуть оттуда в самодельный бассейн, прямо в жирную коричневую грязь. И забралась. И даже почти прыгнула, но тут появился отец и всыпал детишкам по первое число.
        А в одиннадцать лет Ликка поплыла с отцом на рыбалку, да так далеко, что не было видно полоски земли на горизонте - одна водная гладь кругом. И когда у отца повело удочку и там, под лодкой, в прозрачной голубизне морской воды, вдруг появилось что-то огромное и темное, когда вокруг лодки вдруг взбухли барашки белой пены, а лодку начало швырять из стороны в стороны - даже тогда Ликка не испугалась, а, наоборот, заразилась от отца этим странным азар-том охоты. В тот день они не поймали самую большую в мире рыбу, но Ликка не оставила надежды когда-нибудь снова сплавать далеко в море и отыскать ее.
        В общем, Ликка росла бесстрашным ребенком, и напугать ее вряд ли смогли бы ночные тени по углам комнаты, папин ремень или лягушки на крыльце после дождя. Но в тот момент, когда она увидел, что ведьмина хижина испарилась - страх все-таки окутал ее легким прозрачным одеялом.
        Прежде всего, Ликка испугалась за Челму Сытконош. Ведьмы поблизости не было, а значит, она вполне вероятно могла испариться вместе с хижиной! Ликка поднялась на ноги и побежала к поляне. Ворон сидел в центре круга примятой травы и наблюдал за девочкой с укоризной.
        Обежав поляну несколько раз, Ликка остановилась и как-то робко и неуверенно крикнула в лесную чащу:

        - Ау!
        Лес отозвался привычным шумом листьев.

        - Ау же!  - крикнула Ликка в отчаянии,  - куда же вы делись? Настоящие ведьмы не должны пропадать просто так!

        - Много ты знаешь о настоящих ведьмах!  - Донеслось с поляны.
        Ликка обернулась, но никого, кроме ворона, не увидела. Логично было предположить, что с ней разговаривал именно он.

        - Я так и знала, что ты говорящий ворон!  - Заявила Ликка, подходя ближе.
        Ворон вертел головой, будто не понимал.

        - Если ворон живет у ведьмы, он обязательно должен обладать какой-нибудь волшебной силой! Как правило, вороны разговаривают.

        - Ну, не всегда.  - Сказал ворон. Клюв открывался и закрывался у него с невероятной быстротой.  - Иногда вороны служат для того, чтобы просто устрашать население близлежащих деревень.

        - Но ведь ты же разговариваешь!  - Победно заявила Ликка.

        - Это не ворон разговаривает, это я разговариваю.  - Сказал ворон, и Ликке послышались знакомые нотки в скрипучем вороньем голосе.

        - Челма Сытконош?

        - Она самая.  - Отозвался ворон,  - Когда одна невнимательная девчонка совершила какое-то заклятие, я успела переместить свою Сущность в ворона, чтобы остаться на этом свете и не исчезнуть где-то в коридорах уменьшающейся хижины.

        - Уменьшающегося?  - Ликка ничего не понимала.

        - Именно,  - сварливо заметил ворон (то есть, Сущность),  - вот, посмотри сюда.
        Ворон расправил крылья и отошел в сторону. Ликка же с удивлением обнаружила на земле ведьмину хижину. Размером она была с гриб. Да и формой походила. Ликка присела на корточки. Все у хижины оказалось на месте - и крохотные оконца и пузатая кирпичная труба и крыльцо с изогнутыми перильцами. Все сохранилось до единой мелочи. Даже клочки мха на крыше - маленькие-маленькие.

        - Как же это так?

        - Интересный вопрос,  - отозвался ворон (то есть, Сущность), который взлетел на ветку ближайшего дерева и, подняв одно крыло, чистил перышки. Это не мешало говорить ему голосом Челмы Сытконош внятно и громко, будто она стояла прямо здесь, перед Ликкой.

        - Хотелось бы и мне знать, каким образом ты умудрилась наколдовать что-то в моей хижине.  - Проворчала Ведьмина Сущность.

        - А вы сами где? Тоже там? В хижине?

        - Естественно. Где же мне еще быть? В своей комнате.

        - Как же это так?..

        - Будешь задавать много вопросов, уважаемая Ликка Триног, не стать тебе настоящей ведьмой!  - Отозвалась Ведьмина Сущность. Ворон, вдобавок, так грозно покосился на девушку, что ей стало не по себе.

        - Но это же очень важный вопрос,  - собравшись с мужеством, сказала Ликка,  - вы не можете оставаться маленькой на веки вечные.

        - Твоя правда,  - согласилась Ведьмина Сущность,  - сделаем так. От центра поляны, вот где сейчас стоишь, двенадцать шагов прямо, потом семь направо и еще девять налево.

        - И что будет?

        - Ох уж мне эта юношеская любознательность!  - вскипела Челма Сытконош (а вернее, ее Сущность). Ворон замахал крыльями, раскачивая ветку, и Ликка решила, что лучше вовсе молчать. И так наворотила дел. Она поспешно отсчитала двенадцать шагов прямо (понятия не имея, в то ли самое 'прямо' она идет, или же это 'прямо' находится совсем в другой стороне), после чего повернула направо, затем налево. И к великому своему удивлению едва не стукнулась лбом о деревянный дверной проем. Прямо перед ней стоял маленький трухлявый сарайчик, в полтора метра высотой и чуть больше шириной. Крыша его была устлана желтой соломой, из единственного окошка оскалились острые клыки выбитого стекла. Двери никакой не было, а отовсюду свисали лохмотья паутины и бегали мелкие взволнованные паучки.

        - Это что?  - удивилась Ликка.
        За ее спиной шумно захлопали крылья. Что-то острое больно впилось ей в плечо. Вдруг стало тяжелее.

        - Это мой сарай,  - сказала Челма Сытконош, чья Сущность в обличье ворона только что уселась Ликке на плечо,  - для личных, так сказать, нужд. Укрыт от людского глаза в непроходимой чаще.

        - Но ведь я только что…

        - Это потому что я разрешила,  - объяснила Сущность,  - а так бы никогда не нашла.
        Большой черный клюв (наверняка очень твердый и наверняка очень острый) двигался в непосредственной близости от Ликкиного лица. А еще от ворона пахло молоком.

        - А можно его… это… с плеча…

        - Привыкай,  - отозвалась Сущность,  - настоящие ведьмы…

        - …всегда ходят с вороном,  - закончила Ликка.

        - Вот именно, моя дорогая уничтожительница ведьминых хижин. Это закон жизни. Так же как опилки в голове у говорящего плюшевого медведя, как шляпа волшебника и как маленькие глупенькие принцессы с веретеном. Без них никуда… Ну, что стоишь на пороге, заходи внутрь.
        Ликке ничего не оставалось, кроме как зайти в темный покосившийся провал. Внутри сарая пахло плесенью, было сыро и скользко. Под ногами шелестели опилки. Серый косой свет создавал полумрак, в котором проглядывались смутные очертания каких-то странных на вид предметов. Оглядевшись, Ликка различила широкий стол, поверхность которого была завалена пустыми банками, склянками, мензурками и колбочками. Внутри некоторых банок завелась пле-сень, иные банки были набиты паутиной. Паутина вообще была здесь повсюду. Она липла к волосам и рукам, неприятно холодила кожу. Всюду суетились мелкие пауки, встревоженные внезапным появлением. Да, видимо нечасто Челма Сытконош радовала сарай своим присутствием. В сарае было очень холодно и Ликка поспешила убрать руки в карманы (хотя, от холода это не сильно спасло).

        - Подойди к полкам справа от тебя.  - Наставительно сказал голос ведьмы откуда-то из самой густой темноты. Ликка удивленно завертела головой.

        - Ведьмина Сущность, моя дорогая, не ограничивается вороном,  - терпеливо объяснил голос,  - я могу переселяться в любую живность в пределах досягаемости.

        - В пределах досягаемости чего?

        - Меня.  - Кратко отозвалась ведьма.

        - И кто же вы сейчас? Паук?

        - Вроде того… Полки, дорогая моя, полки.
        Ликка послушно обогнула стол, миновала горки разнообразного хлама и приблизилась к полкам, которыми была увешана целая стена. На полках, укутанные толстым слоем пыли покоились какие-то книги. Наверняка волшебные. И уж точно с заклинаниями внутри. Могущественными и малопонятными… Левая рука нащупала в кармане что-то круглое и холодное. Ликка с любопытством вытащила на свет находку и обнаружила, что это маленькое колечко с драгоценным камушком. Интересно, откуда оно взялось в кармане? Кто мог подложить? Или это очередное волшебство?..
        От размышлений Ликку оторвала Ведьмина Сущность.

        - Теперь будь добра отыщи книгу с бархатным корешком.  - Попросила она из темноты.
        Ликка вернула колечко в карман и принялась осторожно перебирать книги. Книги, к слову, оказались старыми, потяжелевшими от времени и сырости, от них пахло плесенью и древесиной. В большинстве своем книги были закрыты на ржавые замки, и открыть их было совершеннейше невозможно. Ликка перетаскивала книги с одной полки на другую, отодвигала, переворачивала, чихала от пыли, но все никак не могла найти нужную. В конце концов, ей пришлось залезть на самую верхнюю полку, и там, в темноте и вьющейся вокруг пыли, книга и обнаружилась. Будто специально пряталась и не желала, чтобы ее нашли.
        На обложке книги под слоем пыли открылось название: 'Книга отговоров. Версия 1. . Доработанная и исправленная'.
        Ликка со звоном сдвинула часть пустой тары со стола и аккуратно положила книгу на его поверхность.
        Из темноты тотчас выскользнул едва заметный паучок. Пробежал по книге, замер на мгновение, потом соскользнул куда-то вниз, и голос Ведьминой Сущности произнес:

        - Так, моя дорогая, а теперь открой страницу сорок два.
        Ликка повиновалась. Паучок, стремительно выскользнувший из темноты, принялся бегать по строчкам.

        - Хм,  - загадочно произнесла Ведьмина Сущность спустя какое-то время,  - так что ты говоришь, уронила на мои волшебные зелья?

        - Мыло. Но я еще не говорила, вы же не спрашивали. У меня из рук выскользнул кусочек мыла, он опрокинул банку с ящерицами, а они начали везде бегать и опрокидывать банки с зельями, а я…

        - Мыло!  - перебила Ведьмина Сущность,  - открой-ка страницу сто сорок семь.
        После того, как паучок вновь побегал по строчкам, Челма Сытконош попросила открыть страницы двести пятнадцать, двести двадцать два, триста сорок и четыреста вторую соответственно. И каждый раз темноту сарая гулко нарушало загадочное и неопределенное: 'Хм'. Потом страницы у книги закончились, и паучок нервно забегал по столу.

        - Все плохо?  - спросила Ликка.

        - Хуже, чем можно себе представить.  - Ответила Ведьмина Сущность.  - Одно из двух. Либо ты натворила что-то такое, с чем я не в силах справиться (а это в принципе невозможно), либо кто-то решил мне насолить. Может быть, я даже знаю кто.

        - У вас есть враги?

        - У каждой настоящей ведьмы есть враги. Без этого ведьме никуда.

        - Наверняка, это злые чародеи.

        - Иногда, всего лишь мелкие купцы…

        - Или огнедышащие драконы!

        - …случаются тоскующие от неразделенной любви….

        - Или другие ведьмы, которые завидуют!

        - …может, кому-то зелье не по вкусу пришлось…

        - А вы кого подозреваете?

        - Я-то? Ну, всегда есть Клема Необуй. Мы с ней вроде как не ладим. И еще кое-кто. Хотя, давно о нем не слышала, говорят, что он уехал на Пучину Света, там, где все заканчивается и ничто не начинается. Может, правда, а может, сказки какие. В любом случае, здесь и сейчас мы этого не узнаем.

        - А что это за враг?

        - Николас Козус.  - Пробормотала Ведьмина Сущность.  - Чародей, начисто лишившийся эмоций из-за неправильного заклинания. Одна злость в нем и осталась. Так-то вот.

        - И вы уверены, что вам мог насолить кто-то из них двоих?

        - Абсолютно.
        Ликка почувствовала невероятное облегчение. Конечно, она очень сильно переживала, но все же обрадовалась, что это не именно она стала причиной катастрофы. Ну, или не совсем она… Хотя, как поглядеть… Ликка нащупала в кармане кольцо и внезапно вспоминала встречу с Клемой Необуй в городе…

        - А может так случиться, что ведьма через меня устроила вам ловушку?  - Поинтересовалась Ликка, холодея.

        - Ты от меня что-то скрываешь?

        - Дело в том, что я только что сама обнаружила… вот это!  - Ликка положила поверх книги колечко и, как на духу, рассказала о случайном столкновении с ведьмой Необуй, которая могла подкинуть кольцо и таким образом пронести какое-нибудь скверное заклятие в хижину Челмы Сытконош.

        - Скверных заклятий не существует!  - Пробормотала Ведьмина Сущность, хотя голос у нее сделался чрезвычайно взволнованным.  - Но вот всякие разные ДРУГИЕ заклятия вполне могут быть. Клема давно собиралась мне навредить, да все не находила подхода. А тут, смотри, быстро сориентировалась…

        - И что же нам теперь делать?

        - Дайте-ка подумать.  - Наступила короткая пауза. В тишине Ликка услышала хлопанье крыльев на улице.

        - Моя дорогая Ликка Триног,  - наконец, сказала Ведьмина Сущность и голос у нее звучал, почему-то, торжественно.  - У меня есть смутные подозрения, что теперь мне понадобиться твоя помощь. Звучит ответственно, но ничего сложного в этом нет, поэтому не бойся. Всего-то нужно отнести хижину к Флацу.

        - Я же всегда!  - Оживилась Ликка.  - Я же тоже напартачила! Мне и исправлять! А кто это… Флац?

        - Один мой хороший знакомый… Никогда не откажет в беде старушке-ведьме. В общем, проныра, каких поискать. С радостью поможет выяснить, в чем тут дело.
        Ликка совсем запуталась.

        - Он чародей?

        - Нет. Хитрый мальчуган, с ветром в голове.

        - И далеко он живет?

        - Смотря, какими способами добираться.  - Сообщила из темноты Ведьмина Сущность.
        - Если пешком, то, без сомнения, далеко. А если на метле, то всего несколько минут полета. Итак, Ликка Триног, будем считать, что с этой самой минуты ты приступила к исполнению обязанностей моей ученицы!

        - Звучит очень торжественно!

        - Безусловно. По дороге, быть может, научу тебя нескольким заклинаниям…  - Внезапно голос замолк. В хижине наступила странная тишина. Казалось, темнота к чему-то настороженно прислушивается. Ликка тоже прислушалась, но ничего особенного не услышала.

        - Сдается мне, заклинаниям я тебя научу немного раньше.  - Вдруг сказала из темноты Челма Сытконош.
        У самого уха Ликки противно зажужжал комар. Она отмахнулась. Жужжание прекратилось, а вместо него раздался голос Челмы Сытконош:

        - Значит так, дорогая моя. Слушай внимательно. Настоящие ведьмы никогда не откладывают дела на завтра, которые необходимо выполнить сегодня. Помнишь, ко мне ночью приходили жители деревни? Так вот, некоторым из них назначена встреча на утро. И они идут к хижине. Поскольку хижины как таковой нет, да и меня, в сущности, тоже, то все делать придется тебе.

        - Но я ведь…

        - Слушай внимательно.  - Наставительно сказала Ведьмина Сущность. Комарик закружил перед глазами.  - Ни в коем случае нельзя запятнать мою репутацию. Репутация для ведьмы, это как хороший табак для настоящего пирата. Поэтому нужно, во что бы то ни стало исправлять ситуацию. Понимаешь меня?

        - Не совсем.  - Призналась Ликка.

        - В общем, станешь ведьмой. На время. То есть, сейчас тебе предстоит притвориться, что ты настоящая ведьма, но на самом деле настоящей ведьмой ты станешь чуть позже, когда я тебя многому научу, и когда ты сдашь экзамены, научишься двигать предметы, летать на метле и запекать лапки лягушек. Но в данный момент, в эту самую минуту… тьфу… так, слушай. Ворон сядет тебе на плечо. Найти какую-нибудь сухую ветку и сделай из нее клюку. Сутулься. Ты моя кузина Ельга. Я буду поблизости и подскажу, если что.

        - Но я ведь…

        - Прима Галерина страдает бессонницей. Отвар в первую ночь не помог, потому что нужно принимать еще два дня до получения результата. Так и скажешь. Не забудь про тон, который не терпит возражений. Гарпия Водорук подозревает мужа в измене, и должна была подлить болтливое зелье ему в стакан с водой перед сном, чтобы муж во сне все ей рассказал. Видимо, мало подлила. А Шелма Мошко ищет семицветовый цветок. Лет тридцать уже. Это у нее болезнь головная. Скажешь, что у тебя нет, и ты не брала. Вот. Разделаемся с делами и сразу в путь. Время не терпит. Ох уж эта Клема Необуй! Ну, я ей покажу! И колечко не забудь!

        - А может быть, настоящим ведьмам сразу отправиться в путь?  - робко поинтересовалась Ликка.  - Без промедления?

        - Нет.  - Отрезала Ведьмина Сущность.  - Позаботься о моей репутации, девочка.
        Делать было нечего. Ликка вышла из сарая. Тотчас ее накрыла дрожащая тень, зашумели крылья и в плечо вонзились острые когти. Ворон посмотрел на Ликку с неподдельным любопытством.

        - Сидел уже, чего смотришь?  - Проворчала Ликка.  - И не цепляйся сильно, а то платье порвешь.
        И кто придумал ходить с вороном на плече? Почему бы ведьмам не ходить с попугаем? Как пираты? С маленьким волнистым попугайчиком. Это же так мило…
        Клюка нашлась быстро, и, выбираясь на поляну, где раньше стояла хижина, Ликка заприметила ковыляющую фигурку. Ликка вышла на видное место и застыла в ожидании, стараясь придать себе как можно более таинственный вид. Каким образом придается таинственный вид, Ликка не знала, но думала, что несколько лет в школьном театральном кружке дали хоть какие-то результаты. По-крайней мере, когда приходилось что-то утаивать от мамы, 'таинственный вид' очень даже помогал.
        На поляну вышла женщина средних лет, с копной пышных рыжих волос. Она остановилась на расстоянии, и некоторое время подозрительно разглядывала Ликку, прищурив левый глаз.

        - Ты кто такая?  - Спросила она, наконец.

        - Эээ,  - невнятно пробормотала Ликка,  - я кузина Ельга!

        - Чья кузина? Кто такая Ельга? Где достопочтимая и уважаемая мною Челма Сытконош? И где ее хижина?  - Женщина сделала несколько шагов, щурясь от яркого солнца.  - Да ты, я вижу, совсем дитя! И как тебя занесло-то в такую чащу? Не припомню тебя в деревне-то. Ты чья будешь? Сыроноса? Или Пробмолга, чтоб ему пухом земля была? Или, может, не дай бог, Крысовьих?

        - Я…  - пыталась перебить неугомонную женщину Ликка, но та и не слушала.

        - Знакомое у тебя лицо, девочка. Вот точно где-то я тебя видела. Ты на яблоки на прошлой неделе с мамкой не ездила? Или, может, лошадей пасла? А?..

        - Я кузина Ельга! Кузина ведьмы Челмы Сытконош!
        Женщина вмиг замолчала и сощурилась еще больше. Потом произнесла:

        - А ведь и правда похожа. А я-то гадаю. Глаза такие же. Носом вышла. Как-то ты молодо для кузины выглядишь? Никак тоже ведьма? Наверное, облик себе такой придаешь, верно? Не могла сразу сказать? Я тут гадаю… А где достопочтимая Челма Сытконош?

        - Она… в отъезде. Сказала, что отправилась по срочным делам к Бурому морю, забрала хижину и… того.

        - Того.  - Эхом повторила женщина и испытывающе посмотрела на Ликку.

        - Ага. Обещала вернуться не раньше четверга…

        - Какого?

        - Следующего,  - брякнула Ликка.

        - Вместе с хижиной?

        - Вместе с хижиной.

        - А достопочтимая Челма Сытконош не просила ничего оставить почтенной Приме Галерине?
        Ликка нахмурила брови, пытаясь разобраться в каше из имен, наставлений и увещеваний, которыми заправила ее голову ведьма. Под ухом раздался комариный писк, в котором различалось тоненькое, обрывистое: 'беззз-сонииии-цццаааа'.

        - А!  - воскликнула Ликка. Прима Галерина вздрогнула.  - У вас это… бессонница? Отвар на ночь не помог, верно? В этом суть. Нужно принимать еще два дня перед сном…

        - Но я ведь не могу уснуть…

        - Ну, перед тем, как вы теоретически спите. На третий день должно помочь.
        Прима Галерина подозрительно сощурила один глаз.

        - Ты уверена, что Челма Сытконош, которая, без сомнения, достопочтимая, ничего мне не оставила, кроме этого совета?

        - Абсолютно!  - улыбнулась Ликка,  - это поможет, правда. Ну, еще попробуйте перед сном посчитать морских барашков.

        - Кого?

        - Когда на море ветер,  - торопливо начала объяснять Ликка,  - на волнах образуются пенные барашки. Вот если лечь, закрыть глаза и представить море и много волн и морских барашков, а потом начать их считать, то очень быстро уснете. Проверено.

        - Ты серьезно?

        - А вы попробуйте,  - заверила Ликка.
        Прима Галерина неразборчиво хмыкнула.

        - Я подумаю над твоим предложением,  - сказала она, после некоторых размышлений,
        - но все же загляну в следующий четверг к достопочтимой Челме Сытконош.
        Потоптавшись на месте, Прима Галерина решила, что разговор окончен, попрощалась и направилась прочь. А с той стороны поляны уже ковыляла еще одна женщина из деревни. Это оказалась Гарпия Водрорук, которая, как и предупреждала ведьма, подсыпала слишком мало зелья в еду своему мужу. Пока Ликка изображала ведьмину кузину, из леса вышла еще одна женщина (без сомнения Шелма Мошко), которая нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, ожидая окончания разговора. Конечно же, Шелма искала семицветовый цветок и, конечно же, у Ликки его не оказалось. Расстроенная Шелма ушла ни с чем, а Ликка села на траву и устало стерла со лба пот. Полуденное солнышко припекало. Ворон с карканьем сорвался с ее плеча и начал кружить высоко в голубом небе.

        - Отлично поработала.  - Раздался из травы голос Челмы Сытконош (наверняка, это снова была ее Сущность).  - Хочу надеяться, что из тебя выйдет настоящая ведьма… если я когда-нибудь смогу выбраться из этой проклятой хижины.

        - Ну, ведь Флац должен вам помочь, правда?

        - Ну, он, конечно, замечательный парень, очень юркий и сообразительный… но не всегда полезный, когда дело касается волшебства.  - Ответила из травы Ведьмина Сущность, и Ликке показалось, что она видит мелькающие в зелени серые заячьи ушки.

        - А зачем мы тогда обращаемся за помощью именно к нему? У вас нет других знакомых? Каких-нибудь могущественных чародеев или… других ведьм?

        - Ведьмы, как правило, ведут замкнутый образ жизни. Флац поможет.
        Ликка, прищурившись, посмотрела на солнце, выглядывающее из-за шапок деревьев. Честно говоря, становилось жарковато.

        - Если идти пешком, то, это, наверное, займет очень много времени.  - Пробормотала девочка.  - А метла осталась в хижине?

        - Метла… ох. Метла вечно летает сама по себе. Не удивлюсь, если узнаю, что она сейчас где-то в деревне гоняет кур.

        - И такое возможно?

        - Да уж, частенько. Погоди минутку, сейчас все выясню.
        Заячьи ушки пропали, и наступила тишина. Ворон все кружил в дивной голубизне неба, было слышно, как щебечут беззаботные птички, стрекочут кузнечики. Ликка растянулась на траве, заложив руки под голову. Несмотря на все случившееся, здесь ей нравилось. А еще и приключение наклевывается. Ликке никогда не приходилось попадать в настоящие приключения. А вот мать с отцом столько приключений пережили, что и не сосчитать. А она разве хуже? Ликка, в отличие от всех своих братьев, с удовольствием окунулась бы с головой в какое-нибудь приключение. Она хотела опасностей, детективов, загадок… например, уплыть в океан на поиски волшебного артефакта! Или отправиться на битву с драконом (вообще, лучше с демонами, но они страшнее). Или, чтоб наверняка, заняться поисками сокровищ, которые всегда охраняют призраки, жрецы или какие-нибудь дикие суеверные аборигены… И частенько Ликка сожалела, что в деревне самая большая опасность - это комары после дождя.
        Но вот ведь сработала поговорка о том, кто ищет, тот всегда найдет. Теперь главное не упустить свой шанс. Настоящие ведьмы никогда не упускают своего шанса…
        И вдруг прямо над ее головой возник хвост ведьминой метлы. От неожиданности Ликка подскочила, да и ударилась со всего размаху макушкой о деревянный остов. Где-то в траве глухо засмеялась Челма Сытконош.

        - Аккуратней, моя дорогая,  - произнесла она сквозь смех,  - а то ведь еще лететь и лететь!
        Метла завиляла кончиком и закружилась вокруг Ликки, которая потирала ушибленное место.

        - С метлой быстро доберемся,  - сказала из травы Челма Сытконош,  - главное, держись крепче. И хижину не забудь.
        Ликка аккуратно взяла хижину обеими руками и положила в карман платья. Хижина оказалась почти невесомой.

        - Постарайся ее не трясти,  - попросила Челма Сытконош,  - а то уборка потом на месяц затянется.

        - А метла знает куда лететь?

        - Уж поверь мне,  - отозвалась ведьма.
        И ни капли не обманула.
        Глава седьмая, в которой Ликка знакомиться с Флацем и узнает много интересного о норах

        Сначала Ликке показалось, что к полету на метле она вроде бы привыкла. Ну, скажите, что там может быть сложного? Уж, во второй-то раз можно запомнить - держаться надо крепче, головой не вертеть, ноги скрестить, чтоб, значит, не кувыркнуться головой вниз. А метла сама понесет тебя, куда надо. Ей, метле, виднее, куда лететь.
        Но стоило подняться высоко в воздух, как Ликка ощутила, что медленно сползает на бок (несмотря на то, что держалась она крепко-крепко, да и ноги скрестила очень сильно). Метла неслась так быстро, что ветер свистел в ушах. Далеко внизу мелькали изумрудные шапки деревьев, вились, будто ниточки, дороги и речушки.
        Ликка и рада была бы сказать метле, что скатывается на бок, да вот только холодный ветер забился в рот, едва только Ликка его открыла. В таком положении хоть бы хижину не потерять.
        А метла, будто играючи, поднялась так высоко, что земля исчезла, а открылось под ногами тихое море из облаков. И никаких на нем не было барашков, только прыгали по поверхности блики солнца. Ликка сощурилась от яркого света. С такой высотищи казалось, что мир превратился в плоскую тарелку, наполненную до краев манной кашей с вареньем. А там, на горизонте, кто-то невидимой рукой приподнял облака вертикально и закруглил концы. Безусловно, это было очень красиво, но и холодно. А еще Ликке казалось, что она вот-вот перекувырнется вниз головой. А лететь в таком состоянии было бы не слишком удобно.
        В самый подходящий момент метла нырнула в облака и начала стремительно опускаться к земле. Ликка обнаружила, что лес закончился, а внизу раскинулось бесконечное зеленое поле. Вернее, не совсем зеленое. Приглядевшись внимательнее, Ликка обнаружила, что все поле покрыто черными норами, будто кто-то старательно дырявил поверхность, чтобы придать ей вид друшлака. А еще вокруг валялись бревна, многочисленные ветки и торчали пеньки. В общем, поле выглядело очень заброшенным, и Ликка не могла понять, откуда здесь взяться людям? Может, метла пронесется над полем и полетит дальше, к какой-нибудь деревне или лесу? Но нет, метла, кажется, была решительно настроена приземлиться.
        Мимо пронеслось несколько пеньков и целая куча веток с потускневшими от времени, но еще не осыпавшимися листьями. Мелькнула горка земли. А затем метла резко затормозила. Ликка едва не вылетела головой вперед, но вовремя удержалась.

        - Ну, разве можно так…  - Пробормотала Ликка.  - Я же девочка, а не настоящая ведьма…
        За ее спиной раздалось хлопанье крыльев, и в плечо остро впились черные коготки.

        - Настоящие ведьмы умеют летать на метлах с самого рождения!  - Поучительно сказала Ведьмина Сущность (она же Челма Сытконош в облике ворона).
        Интересно, а без ведьмы ворон умеет разговаривать, или все же нет?
        Ликка слезла с метлы и размяла ноги.

        - Но я все же долетела!  - Сказала она.  - И вы можете не так сильно впивать когти в плечо?

        - Больно?

        - Непривычно.  - Пробормотала Ликка, оглядываясь.
        Ворон захлопал крыльями, взлетел и некоторое время кружил над головой, будто высматривал кого-то. Потом опустился на торчащую из земли ветку с одиноким желтым листиком на самом конце.

        - Жутко тут как-то.  - Поделилась впечатлениями Ликка.  - Бревна вокруг валяются, кучи веток, норы, как будто под землей живет семья кротов…

        - Вообще-то, здесь обитают мангусты.  - Сказала Ведьмина Сущность.  - А Флац их король. Не настоящий, конечно. Мангусты слишком глупы, чтобы избирать себе короля. Но вот Флац, наоборот, слишком умен, чтобы жить наравне с мангустами. Поэтому он их король.

        - Я запуталась!  - Честно призналась Ликка.  - А зачем ему быть королем мангустов?

        - Потому что он тоже, в некотором роде, мангуст.
        С виду, все логично, подумала Ликка и решила приберечь оставшиеся вопросы на потом. Теплый ветерок начал потихоньку согревать ее, а вместе с теплом приходили и светлые мысли. Все-таки вот оно, приключение!

        - И где же нам искать Флаца? В какой норе?

        - О, нет. Настоящие ведьмы никогда и никого не ищут. Просто возьми палку, подойди к одной из нор и постучи по земле три раза. Только хорошенько, громко, чтобы все услышали.
        Ликка подняла с земли большую сухую ветку. Вернее, сверху она была сухой, а снизу оказалась усеянной мокрыми комьями земли, в которых извивались червяки, копошились противные белые личинки и ползали жуки. Не то, чтобы Ликка боялась насекомых, но испытывала к ним обыкновенную девичью неприязнь.

        - Ну, вот вас-то мне и не хватало…  - Пробормотала она, стараясь взяться за ветку как можно аккуратнее. Потом подошла к краю ближайшей норы и осторожно постучала три раза веткой по земле. Личинки и червяки посыпались прямо в черноту норы. Интересно, а там сильно глубоко, или не очень?

        - Еще три раза стукни!  - Посоветовала Ведьмина Сущность. Ворон же чистил перья, поглядывая на Ликку желтым глазом.
        Ликка стукнула еще три раза, сильнее. Ей показалось, что удары отозвались из глубины норы гулким эхом. Впрочем, снова ничего не произошло.

        - Может быть, его нет дома?  - Предположила Ликка, оглядываясь.

        - А, может, вы стучите в дверь черного хода?  - Спросил странный молодой человек, внезапно возникший за Ликкиной спиной.
        Странный он был во всех смыслах - начиная с обуви и заканчивая макушкой. Прежде всего, одет молодой человек был в мешок с дырками для рук, ног и головы, а поясом ему служила живая извивающаяся змейка с желтыми пятнышками на голове. На ногах у молодого человека красовались ботинки телесного цвета, больше всего похожие на перчатки со шнурками. По-крайней мере, Ликке хорошо были видны все восемь пальцев, по четыре на каждой ноге. Такие же перчатки, только без шнурков, человек носил их на руках. Голову венчала копна коричневых, с отливом, волос. А над верхней губой торчали в разные стороны редкие, но очень длинные черные усы. Молодой человек производил впечатление… не человека даже, а очень большого животного, только без шерсти. Например, мангуста.

        - Очень приятно, я Флац! Король мангустов и всего Мангустового поля, включая то, что под ним!  - Сказал молодой человек, протягивая руку.  - А вас как звать, милая девочка?

        - Ликка.  - Рукопожатие вышло крепким.

        - Странное имя!  - Хмыкнул Флац.  - Родители долго ломали голову над тем, как вас назвать? Или они спросили совета у своих родителей? Или, дайте-ка подумать, они решили, назвать вас первым именем, которое придет в голову? Такое, знаете ли, случается иногда. Особенно когда родители и их родители, а также родители их родителей слишком ленятся при выборе имен.
        Флац глубоко вздохнул и улыбнулся, обнажая ряд мелких острых зубов.

        - И как же вас занесло в королевство мангустов, милая девочка?

        - Я прилетела на метле.  - Отозвалась Ликка. Она еще не решила, бояться ли Флаца или нет. Выглядел он чрезвычайно странно.

        - Так вы маленькая ведьма? Или просто экспериментируете? Или набрались смелости, сели на метлу и полетели? Или, может, у вас с рождения такие способности - летать на метле? Одерните меня, если я окажусь не прав!

        - Маленькая ведьма!  - Выпалила Ликка.

        - Я так и знал! У вас очень знакомые глаза, вы знаете? Где-то я уже видел эти глаза! Может быть, напомните? Давайте так, я буду называть всех своих знакомых, а вы будете говорить 'да' или 'нет'. Хорошо? О!  - Последнее восклицание относилось к ветке, которую Ликка держала в руках. Флац изящным движением руки стер с ветки грязь и тряхнул рукой, оставив в ладони копошащихся червяков и личинки. Нисколько не смущаясь, Флац закинул насекомых в рот и принялся с наслаждением пережевывать. Ликка поморщилась и поспешила опустить ветку на землю, чтобы не повторилось.

        - Какая вкуснотища!  - Пробормотал Флац, вытирая губы перчаткой.  - а вы, случайно, не родственница Флидо Тринога?

        - А откуда вы его знаете?  - оживилась Ликка.

        - О отличный земледел! Раз в две недели Флидо приходит в мое королевство мангустов и наводит здесь порядок. Помогает делать новые норки, накидывает свежие бревна и складывает ветки, удобряет землю, завозит червячков! Замечательный человек! Умница! Королевство обязано ему по гроб жизни. Если бы не он, мои подданные давно бы умерли с голоду! Так вы его родственница?

        - Сестра!
        Глаза Флаца округлились.

        - Какая честь!  - Шепнул он, подходя ближе.  - Позвольте поцеловать вашу руку?

        - Пожалуй, не стоит.  - Пробормотала Ликка, вспоминая недавнее поедание червяков.

        - Мне очень приятно видеть вас в моем королевстве!  - Торжественно произнес Флац.
        - Позвольте узнать, что привело вас сюда? Вам нужна моя помощь? Или вы просто проходили мимо? Может быть, какие-то удивительные повороты судьбы привели вас? Или, дайте-ка угадаю, метла сломалась?
        Метла возмущенно взмыла в воздух и совершила ряд грандиозных кульбитов.

        - Ага. Дело не в метле.  - Сказал Флац.  - Тогда в чем же?
        Острые коготки впились в Ликкино плечо.

        - Совсем замучил мою ученицу!  - Произнесла Ведьмина Сущность (она же Челма Сытконош).  - Все болтаешь и не можешь остановиться, да?
        Флац склонил голову на бок, поджал руки к груди и стал ну совсем похож на мангуста, вытянувшегося в струнку.

        - Челма Сытконош?  - Почти шепотом произнес он.

        - Она самая.

        - Вы ворон!

        - А ты мангуст.  - Парировала Ведьмина Сущность.

        - Но я и был мангустом. А вот вы вороном никогда не были!  - Флац перевел взгляд на Ликку.  - Что случилось? Заклятье? Или, может, неудачный эксперимент? Дайте-ка…

        - Слушай, Флац,  - перебила Ведьмина Сущность,  - нам некогда отвечать на вопросы. Уясни одно. Клема Необуй наложила на меня заклятье и уменьшила до безобразия мою хижину! Мне нужно срочно наведаться к этой проклятой ведьме и выяснить, как вернуть все к прежнему состоянию. Моя юная ученица вряд ли справиться одна, поэтому я решила, что лучшим помощником будешь ты. Все понятно?
        Флац застыл, растерянно моргая. Казалось, что он вот-вот расплачется. Ворон взмахнул крыльями и поднялся высоко в воздух. Видимо, ему захотелось немного покружиться.

        - Это правда?  - обратился Флац к Ликке.

        - Абсолютная. Честное слово, я бы с удовольствием послушала ваши вопросы, но у нас нет времени. Еще столько всего надо успеть!

        - А правду говорят, что ваши родители - пираты?  - Спросил Флац.

        - Еще какие. Самые лучшие пираты во всем Светземелье!
        Флац улыбнулся.

        - Мне надо посовещаться с подданными!  - Сказал он.  - Я сейчас!
        Флац сделал шаг назад и провалился в одну из нор, оставив Ликку одну посреди поля. Впрочем, нет, не одну. На корягу возле норы присел ворон и внимательно посмотрел на Ликку желтым глазом.

        - Когда-то очень давно Флац был настоящим мангустом!  - Сказала Ведьмина Сущность (ворон при этом не двигал клювом, но все равно казалось, что говорит именно он).
        - Однажды он забрался в мою хижину и решил попробовать на вкус несколько аппетитных корешков, что висели у меня над камином. А потом он не удержался и плюхнулся прямо в волшебное зелье, которое настаивалось в котле. Все вместе произвело удивительный эффект. Мангуст стал человеком. У него появился разум. Не такой, конечно, как у обычных людей, но намного лучше, чем у мангустов. Правда, одна отличительная черта осталась. Он очень любопытен. Любит задавать самому себе миллион вопросов. Если его вовремя не остановить, то можно умереть под тонной вопросительных знаков.

        - Я сразу подумала, что он какой-то странный!  - Закивала Ликка.

        - Это еще не все. Я была полна решимости вернуть Флаца обратно, в облик мангуста. До поры до времени я взяла его в ученики и многому научила. Но вот создать рецепт зелья так и не получилось. Большее, чего я достигла, это специальное варево, которое позволило Флацу превращаться в мангуста на несколько часов, но при этом он оставался таким же разумным, как и в человеческом обличье.

        - А он страдает?

        - Что?

        - Он страдает от того, что не может стать мангустом снова?
        Ликке показалось, что ворон пожал плечами.

        - Я не знаю. Но в один прекрасный день Флац собрал все свои вещи и ушел жить на Мангустово поле, к своим родственникам и друзьям. А потом объявил себя королем мангустов. Знаешь, мангусты, кажется, не против.

        - О. Они совсем-совсем не против!  - Сказал Флац, показывая голову из норы.  - Знаете, что нравится мангустам больше всего? Кроме червяков и личинок, конечно. Куриные яйца! Это такой деликатес! Правда, я всегда задаюсь вопросом, что возникло раньше, курица или яйцо? Мне бы очень хотелось знать, как из яйца могла возникнуть курица, когда без курицы не может возникнуть яйцо? И я вот еще что думаю. Если есть много яиц, можно создать внутри себя курицу? Такое ведь тоже возможно, верно?
        Флац выбрался из норы и выпрямился перед Ликкой, скрестив руки на груди. У него на голове была большая бесформенная шляпа.

        - Это было чудовищное заклинание?  - Спросил внезапно он.  - Или простенькое, чтобы похулиганить? Может быть, Клема Необуй решила таким образом за что-нибудь отомстить?

        - Она всегда стремится за что-нибудь отомстить!  - Проворчала Ведьмина Сущность.
        - Особенно, когда мы с ней соперничаем.

        - А есть уверенность, что это именно она?

        - Я нашла у себя вот это.  - Ликка выудила из кармана кольцо. Флац взял его в руки и некоторое время внимательно разглядывал.

        - А это кольцо Клемы Необуй?

        - Я почти уверена.  - Отозвалась Ведьмина Сущность.  - Больше некому. Проклятая конкурентка! Она очень хочет забрать деревню себе. Там, видите ли, жители вежливей! Кто еще будет таскать с собой женское кольцо? У меня была мысль о Николасе Козусе, но он же не выжил из ума… хотя от него можно ожидать всего, чего угодно…
        Флац вернул кольцо Ликке и задумчиво потеребил подбородок. Его пояс-змея медленно полз вокруг талии и шипел.

        - Для начала план таков!  - Сказал Флац, спустя некоторое время.  - Установим наблюдение за поляной, где раньше была хижина. Я читал в одной книге, что преступники очень любят (прямо до невозможности) возвращаться на место преступления. Вот и проверим.
        Он запустил руку в карман и извлек на свет маленького золотистого жука, которого аккуратно держал двумя пальцами. Жук тихонько жужжал от негодования.

        - Это жук-следопыт!  - Гордо сказал Флац.  - Я его сам вывел! Хотел съесть, но потом решил, что пользы будет больше от живого. Правильно же подумал? Жуки ведь полезные? Может быть, я ошибся?

        - Все-все правильно!  - Поспешила вставить Ликка, разглядывая жука поближе.
        Он был невероятно красив. Таких Ликка никогда не видела, даже на картинках в книжках.

        - А хочешь, я подарю тебе одного? Самого красивого?  - Спросил Флац.
        Ликка смутилась, но виду не подала. Не в ее это было характере. Даже когда мальчишки в школе признавались в любви (правда, было это всего два раза), Ликка выглядела непроницаемой. Даже когда в душе пылал пожар.

        - Если не сложно.  - Сказала она.

        - С удовольствием!  - Флац выудил из кармана еще одного жука и осторожно положил его в карман Ликкиного платья. Жук сразу же зашевелился, изучая окрестности.

        - А он не улетит?

        - Ни в коем случае. Эти жуки особенные. Они никогда не улетают без команды. А этого - Флац указал на жука, зажатого между пальцев,  - я сейчас же отправлю наблюдать за поляной. Лети!
        Взмах руки - и блестящий жук растворился в голубом небе.

        - И он потом вернется?  - Не поверила Ликка.

        - Обязательно! И расскажет мне обо всем, что видел!  - Флац подмигнул и добавил громко,  - отправляемся в путь! Никаких задержек и проволочек!
        Ликка обернулась к ворону, который беззаботно чистил перья.

        - Но почему именно он?

        - Только Флац знает тайные тропы к хижине ведьмы.  - Отозвалась Ведьмина Сущность.  - Мангусты такие проныры!

        - А еще я обязан уважаемой Челме Сытконош теми знаниями, которые приобрел, будучи человеком!  - Отчеканил Флац.

        - Это вы его этому научили?

        - Ни в коем разе.  - Проворчала Ведьмина Сущность.  - Не в моих правилах давать советы своим ученикам. И вообще, Флац сказал, что отправляемся в путь! Значит пора выдвигаться!

        - Снова лететь на метле?  - Поморщилась Ликка.

        - Настоящие ведьмы…

        - Да-да. Всегда летают на метлах!

        - …всегда могут найти другие пути!

        - И я о том же!  - Улыбнулся Флац.  - Следуйте за мной!
        И он ловко прыгнул прямо в нору.
        Ликка, конечно, уже успела полетать на метле, познакомиться с живыми столовыми приборами и вообще повидать немало интересного за два дня, но вот прыгать в темную, тесную и наверняка глубокую нору она была не готова.
        Ликка подошла ближе и заглянула в темный провал. Там ничего не было видно. Свет тонул в черноте.

        - А вы уверены?  - Спросила Ликка нерешительно.

        - Абсолютно!  - Донеслось из темноты.  - Следуйте за мной, милая девочка Триног! Я приведу вас прямиком к хижине Клемы Необуй! И глазом не успеете моргнуть!
        Ликка повернулась к ворону. Возле него примостилась метла, вставшая вертикально.

        - А как же вы?

        - Мы нагоним.  - Пообещала Ведьмина Сущность.  - Главное, береги хижину!

        - Ну, раз так…
        Ликка заглянула в нору еще раз, но там ничего не изменилось. Может быть, темнота стало немножечко гуще… Ох, и не хотелось прыгать… Острые коготки больно впились в спину. Шумно захлопали крылья. Ворон пронзительно каркнул в самое ухо. Ликка потеряла равновесие и с воплями полетела в нору.
        Кажется, она читала такую сказку - про девочку, которая упала в кроличью норку и оказалась в самой настоящей Стране Чудес! Только в сказке девочка летела долго, а тут - не успела Ликка и глазом моргнуть, как приземлилась на упругий холм свежей земли. Под землей было серо и пахло сыростью. Флац стоял неподалеку, выдергивал из шероховатой стены коренья, тщательно их обнюхивал и ел.

        - А. Вы уже здесь! Скажите, кто придумал варить коренья в кипятке? А как же витамины?

        - Эээ…  - Ликка поднялась с земли и принялась отряхиваться. Ответа она не находила.

        - Вот и я о том же.  - Сказал Флац, выдергивая особо длинный корешок и отправляя его в рот.  - Столько всего вкусного под землей! Вы не представляете! И вообще, что это за фраза - варить коренья? Звучит, будто заклинание на языке унцев! Правда же?
        Ликка посмотрела наверх и увидела яркий овал и краешек голубого неба. Выбраться из норы самостоятельно уж точно не получится.
        В книгах Ликка читала про всякие разные подземные туннели. Особенно часто туннели встречались в страшных сказках. Если какой-нибудь людоед, или вампир, или оборотень ловил свою очередную жертву (как правило, это был маленький мальчик, заблудившийся в лесу, или девочка, которая несла пирожки бабушке), то неизменно появлялся туннель, в котором данный отрицательный персонаж жил. Или, как минимум, тащил по туннелю свою жертву, чтобы, в конечном итоге, прийти в глубокую пещеру, где сыро, воняет и холодно.
        Ликка даже поежилась. Как-то слишком быстро появлялись в ее жизни те вещи, о которых она читала в сказках.

        - Хотите корешок?  - Спросил Флац.  - Хотя, вам вряд ли понравится!

        - Может быть, отправимся в путь?
        Флац кивнул.

        - Совершенно правы. Иногда я бываю чрезвычайно невыносим. Давайте так. Я бегу впереди, а вы за мной, только не отставайте. А то, знаете ли, в темноте водится столько невиданных тварей, которые будут не прочь перекусить маленькой девочкой.

        - Я уже не маленькая!  - Отозвалась Ликка.  - И я читала, что мангусты не роют себе нор.
        Флац удивленно почесал за ухом.

        - Неужели?  - Переспросил он.  - А я-то думал, что роют. Бедные, бедные мои подчиненные. Мы потратили на создание нор почти два года! Каждый мангуст, от самого маленького, до обрамленного сединами, считал своим долгом проделать за день хотя бы полметра хорошего подземного туннеля… А где же тогда должны жить мои подчиненные? На поверхности? Под корягами? Может быть, в лесу? Или, дайте-ка подумать, в кучах хвороста, верно? А как же тогда хищные птицы? Совы? Ястребы? Орлы?  - Флац решительно пригрозил Ликке пальцем.  - Мангусты никогда не станут ночевать на открытом воздухе, это слишком опасно! Я не дам своих подчиненных в обиду, вам понятно?

        - Я всего лишь предположила!  - Засомневалась Ликка.  - Может, это была книжка сказок?

        - Может быть.  - Легко согласился Флац, одарил Ликку улыбкой и бросился бежать по туннелю в темноту.

        - Постойте! А я?

        - А вы догоняйте!  - Был ответ.
        И Ликке ничего не оставалось делать, как побежать следом,
        Глава восьмая, в которой Ликка снова встречается с ведьмой

        Вскоре стало так темно, что Ликка перестала видеть дальше собственного носа. В туннеле пахло сыростью, земля под ногами подозрительно хлюпала, а вокруг то и дело кто-то попискивал, шуршал, скрежетал коготками и пробегал и прошмыгивал. Ликка в растерянности остановилась. Не то, чтобы она испугалась, просто решила, что заблудиться сейчас - не самый подходящий поступок. И куда запропастились метла и ворон?

        - Вы, наверное, хорошо видите в темноте!  - Заметила Ликка громко. Шуршание вокруг нее мгновенно испарилось.  - Но я вообще ничего не вижу! Я даже не знаю, куда бежать!

        - О, осталось совсем немного!  - Раздалось у самого Ликкиного уха.  - Если вы хотите отведать райские плоды, то вам направо! А если скривиться от горького привкуса фруктовой правды - тогда налево. Просто идите на ощупь. Здесь стены влажные.
        Голос был сладкий, как патока, но в тоже время настораживал. И это был совершенно точно не голос Флаца. И вот тут Ликка ощутила первые мурашки, ползущие по спине.

        - А вы кто?  - Спросила она осторожно.

        - Я-то? Шепот здравого смысла в твоей голове.  - Проворковал голос негромко, но в самое ухо.  - Я появляюсь в абсолютной темноте, когда никакие органы чувств, кроме слуха и внутреннего голоса, не смеют меня остановить. Так что выбираете, сударыня? Правда в этом году поспела раньше обычно. Кожица хорошо сдирается, а зернышки выплевываются без затруднений.

        - Я бы предпочла отправиться дальше.  - Пробормотала Ликка.  - В хижине ведьмы.

        - Такого пути я не видал. Сады внутреннего противостояния никаким образом не могут привести к ведьминой хижине. Скажу вам по секрету, ведьмы такие невежды.

        - Но и я, в некотором роде, ведьма!  - Сказала Ликка.

        - Еще не все потеряно.  - Заверил голос.  - Быть может, поторопимся?

        - Знаете, я лучше пойду.
        Ликка сделала шаг в темноте и угодила ногой в лужу. Кто-то с писком прошмыгнул мимо ее ступни, обмахнув ногу мокрым и холодным хвостом. Ликка взвизгнула. Голос возле ее уха одобрительно усмехнулся.

        - Может, все-таки, в сад?  - Спросил он вкрадчиво.  - Там, по крайней мере, тепло.
        Но ведь Ликка была упрямой девочкой. Настолько упрямой, что Людовия порой не знала, как с ней справиться (а Пак Триног давно бросил это занятие). Она сделала еще один шаг и снова угодила в лужу. Туфли намокли, а ноги замерзли. Но ведь где-то впереди должен был быть выход из туннеля. Даже если идти придется целую вечность.

        - Плод очень вкусен!  - Произнес голос.  - Откусишь кусочек разума - получишь мозги на целую вечность. Если попробуешь разочарования (оно как раз подоспело), в жизни тебе станет все равно. А если гордыни несколько укусов - к твоим ногам может упасть Светземелье!..
        В темноте вдруг ярко вспыхнул огонь - факел в руке Флаца. Голос взвыл и растворился, вместе с разбегающимися в стороны тенями.

        - Вы в порядке?  - Поинтересовался Флац, держа факел высоко над головой.

        - Видимо, да!  - Облегчению Ликки не было предела.
        Флац помог ей выбраться из лужи на сухую поверхность и повел вдоль стены туннеля. Дрожащий свет гулял по кривым стенам, распугивая всевозможную мелкую живность.

        - Я и забыл, что вы, люди, ничего не видите в темноте!  - Заговорил Флац.  - Вспомнил только тогда, когда перестал слышать твои шаги за спиной. Но я ведь еще задумался, поэтому не сразу сообразил. Знаешь, о чем думал? О вселенной букашек! Они же такие маленькие! Как они живут в туннеле? Им же кажется, что туннель - это целый мир. Это ведь их вселенная, верно? А, может быть, они думают, что за пределами туннеля ничего нет?..

        - А что это был за голос?  - Осторожно перебила Ликка.

        - Какой голос?

        - Который приглашал меня в Сад, отведать фруктов…
        Флац усмехнулся:

        - А, этот надоеда! Внутренний голос испуганного разума! Бродит здесь, забытый всеми. Очень хочет поселиться в чьей-нибудь голове и сотворить свою вселенную, построенную на совести, гордыне, морали и прочих чувствах. Мангусты его не бояться, я - пугаю. Вот и слоняется без дела, пристает к случайным заблудившимся.

        - И много таких случайных здесь ходит?

        - Не знаю. Может десятки… может, сотни.
        Ликка представила, что и она могла остаться в туннелях навсегда, да еще один на один с внутренним голосом испуганного разума, и поежилась.

        - А вы когда-нибудь видели слона?  - Спросил Флац.  - Каким образом, интересно, у них получается слоняться?
        Ликка покачала головой. Слонов она видела только на картинках.


        Таким образом, под градом многочисленных вопросов и рассуждений Флаца, они добрались до конца туннеля. Вернее будет сказать - до выхода у хижины Клемы Необуй, потому что конца-края туннеля видно не было. Зато над головой обнаружился выход - краешек темнеющего неба и высыпающие на нем яркие звезды.
        Флац помог Ликке выбраться на поляну из песка и тумана, и сам выбрался следом. На улице уже вечерело, солнце стремительно катилось за горизонт, уступая место кривому полумесяцу. Ликка огляделась. Неподалеку стоял темный лес, шумно качая шапками деревьев. Рядышком текла быстрая дикая речушка. Хижины ведьмы не наблюдалось.

        - Нам в лес?  - Предположила Ликка.

        - Определенно.  - Сказал Флац, отряхивая пыль со своей странной одежды. Его невообразимо широкая шляпа съехала на затылок.

        - И что вы собираетесь делать?

        - Скажу по секрету, в хижине Клемы Необуй уже несколько лет живет пожилая семья мангустов. Ведьма о них не знает, потому что они умелые маскировщики и проныры. Так вот, я собираюсь их попросить разведать обстановку.

        - И они вам подчиняться?

        - Они же мои подданные, куда денутся?  - Флац извлек из кармана блестящего жука-следопыта, что-то шепнул ему и отпустил. Жук, жужжа, скрылся в сумраке. Флац сел прямо на песок, скрестил ноги и улыбнулся.  - А теперь будем ждать.

        - Чего?

        - Вестей!  - Отозвался Флац.  - Знаете, мне всегда было интересно узнать, откуда берутся вести? Ну, например, добрые. Или злые. Ведь просто вестей не бывает. Я, например, ни разу не слышал о совершенно равнодушных вестях…

        - А почему здесь уже вечереет?  - Ликка посмотрела на меридиан звезд, рассыпавшийся по темному небу.  - Ведь только что был обед…

        - или мы очень долго бежали.  - Хихикнул Флац.  - Всегда все удивляются, когда попадают во владения Клемы Необуй. А на самом деле все просто. Я много раз задавал ей вопрос - почему здесь всегда вечер? Почему звезды на небе, когда там, за лесом, светит солнце и поют птицы? И, знаешь, что она мне ответила? Что у настоящей ведьмы на душе всегда сумерки! Прямо так и сказала. Я у нее еще спросил, а откуда берутся сумерки? Ну, вот, день понятно - это солнце светит, и ночь понятно - когда выползает луна. Но что такое сумерки? Выходит, ни солнца, ни луны еще нет? А что же тогда?..
        Договорить он не успел. В этот момент из норы показался черный клюв. Ликка отскочила в сторону, обнаружив, что удивляться она все еще не разучилась. Следом за клювом показалась маленькая пернатая голова, захлопали крылья, и из туннеля выбрался ворон. Не успел он отойти в сторону, как следом в воздух взмыла метла.

        - Вы шли за нами?  - Воскликнула Ликка.  - Разве вороны могут ходить по туннелям?

        - Честно говоря, я тоже удивлен.  - Пробормотал Флац.
        Ворон тут же принялся чистить перья.

        - А Челма Сытконош где?  - Спросила Ликка.  - Вы забыли Челму Сытконош!

        - Вообще-то, я всегда с тобой!  - Раздался голос Ведьминой Сущности.  - Неужели ты забыла, что я нахожусь в собственной хижине?

        - Ой!  - Ликка проверила карман и обнаружила, что с хижиной все в порядке.  - Я ведь ее не слишком сильно трясу, да?

        - Можно было бы и осторожнее.  - Сказала Ведьмина Сущность.  - Ну и холодища у тебя в туннелях, Флац.

        - Подчиненные не жалуются!  - Отозвался человек-мангуст.  - У них шерстка!
        Честно говоря, и на улице было тоже довольно прохладно. Ликка поежилась. Ветерок так и норовил растрепать волосы и провести холодной рукой между лопатками.

        - И долго мы тут будем ждать?  - Спросила она.

        - Настоящие ведьмы могут ждать сколько угодно.  - Отозвалась Ведьмина Сущность.  - Флац, надеюсь, мы в полчаса уложимся? У меня еще столько дел?

        - Может быть и уложимся.  - Сказал Флац.  - Но что вы собираетесь делать, когда обнаружите, что это именно Клема уменьшила вашу хижину?

        - Сотру ее в порошок.

        - Хижину?

        - Клему!  - Произнесла Ведьмина Сущность таким тоном, что Ликке стало не по себе.
        - Правда, сейчас у меня не так много возможностей, как хотелось бы, но… моя помощница определенно все может сделать за меня.

        - Я как-то не очень умею стирать в порошок.  - Заметила Ликка.

        - А я тебя научу.  - Заверила Ведьмина Сущность. Ворон прекратил чистить перышки и уставился на Ликку непроницаемым взглядом. Девочке стало еще больше не по себе.
        Вообще-то, она не боялась. Просто не очень хотела ввязываться в противостояние двух ведьм. Не даром же говорят - встанешь между двух огней, в уголек превратишься. Так вот, превращаться в уголек Ликке ой как не хотелось…

        - Может быть, лучше Флаца научите?  - Спросила Ликка и тотчас прикусила язык.
        Но слово - не воробей.

        - И это говорит моя ученица!  - Проворчала Ведьмина Сущность.  - А я только начала надеяться, что из тебя вырастет хорошая, настоящая ведьма. А как же ты будешь ведьмой, когда ты не знаешь ни одного стоящего заклинания, а?.. Тем более, что Флац уже давно всему обучен. Думаешь, я зря к нему за помощью обратилась? У Флаца голова на плечах. Он хоть и мангуст, но прилежный ученик был. Мог солнечное затмение делать. Мог грибной дождь вызывать, а если хотел - то и лягушачий. Мог одним движением пальца превратить человека в клопа! Эх, вот это ученики у меня были! Не то, что в нынешнее время!
        Ликке стало совсем стыдно.

        - Что-то жук мой не возвращается.  - Пробормотал Флац беспокойным голосом.

        - Я с удовольствием стану ведьмой!  - Сказала Ликка.  - Честное слово! Вот только… сражаться с настоящей ведьмой… она же может меня и убить!

        - Ведьмы никого и никогда не убивают!  - Отрезала Ведьмина Сущность.  - Они просто превращают человека в клопа, в лягушку, в аиста или еще в какое-нибудь животное. И обязательно, слышишь, обязательно, существует способ разрушить заклятие! Лягушку можно поцеловать, аиста - простить, клопа… не знаю, что можно сделать с клопом, если честно. Но наверняка, существуют способы!

        - Клопу нужно дать испить каплю крови настоящей девственницы!  - Подсказал чей-то очень знакомый голос.
        Ликка встрепенулась. Ворон, шумно хлопая крыльями, стремительно исчез в темном небе. На поляне, неподалеку от Флаца, стояла ведьма Клема Необуй и разглядывала присутствующих мрачным прищуром из-под густых бровей. Руки ведьма уперла в бока, а еще притоптывала ногой. Вид у нее был чрезвычайно недовольный.

        - Я, конечно, подозревала, что Челма придумает какую-нибудь гадость. Но чтобы настолько!  - Произнесла Клема.  - Запустить в мою хижину двух жирных мерзких мангустов! Это полнейшая низость! Прости, Флац, но твои подчиненные - существа чрезвычайно вредные для нормального пожилого человека.

        - Я привык.  - Вздохнул Флац рассеянно.  - Всегда заю им один и тот же вопрос- ну, от чего вы такие вредные? А они молчат. Бегают по полю и молчат…
        Ликка же очень надеялась услышать голос Челмы Сытконош. Но Ведьмина Сущность хранила молчание. Или ожидала подходящего момента, или…

        - Где Челма?  - Спросила ведьма,  - Покажите мне ее! Я хочу видеть лицо врага в лицо!

        - Не перегибай палку, Клема!  - Внезапно раздался голос Ведьминой Сущности.
        Ликка (да и Флац тоже) вздрогнули от неожиданности.

        - Уж, враги врагами, но не настолько, чтобы обзываться! Подумаешь, два мангуста погрызли ножки твоего стола! А ты сама что натворила, а?
        В воздухе запахло жареным. Ликке нечасто приходило попадать в экстремальные ситуации. Если честно, то всего один раз - когда на школьном дворе из-за нее подрались два одноклассника. Правда, дальше ударов по голове портфелями дело не дошло, а потом появился учитель физкультуры, грозный Шуд Пашуд и растащил драчунов в стороны. В целом же, с опасностями Ликка сталкивалась исключительно в собственных фантазиях, а вот так, наяву… Интересно, что же теперь делать?

        - Выходи, старя подруга!  - Потребовала Клема Необуй.  - Или, думаешь, я зря летела от своей хижины на задний двор? Не выйдет!

        - Сначала признайся в содеянном!  - Отозвалась Челма Сытконош. В темнеющем небе захлопали вороньи крылья.

        - Ты это о чем?  - Сощурилась Клема.

        - Я, пожалуй, пойду!  - Флац сделал несколько осторожных шагов в сторону норы.  - Столько дел на сегодня, столько дел. О, эта правительственная суета…

        - А разве ты не знаешь, что происходит? Я по глазам вижу, что знаешь!  - Голос Челмы Сытконош загремел на всю поляну. Ликка решила, что ей тоже следует подойти к норе. Так, на всякий случай.

        - Возможно, мы оба о чем-то не договариваем!  - Воскликнула Клема.  - И есть подозрения, что у тебя ко мне больше претензий, чем у меня к тебе!

        - О. Не передать словами, насколько много у меня к тебе претензий!

        - Так, не стесняйся, старая подруга! Выкладывай! И тогда уж поговорим с глазу на глаз, как истинные ведьмы!
        Флац задрожал, как осиновый лист.

        - Не люблю я такие вещи.  - Прошептал он.  - Когда две ведьмы разговаривают по-настоящему, земля становится выжженной на много километров вокруг, и на ней потом ничего не растет, а еще не найти ни единой букашки, ни червяка, ни личинки. Мангустам в таких местах жить строго противопоказано…

        - Хочешь поговорить?  - Прогремела Челма Сытконош.

        - Еще как!  - Прогремела в ответ Клема Необуй.
        Воздух сделался горячим. Оглушительно захлопали вороньи крылья над головой. И тут бы быть беде (по крайней мере, Ликка намеревалась тотчас юркнуть в норку и бежать, сломя голову, куда-нибудь подальше), но в этот момент раздался удивленный крик Флаца.

        - Так вот оно что!  - Воскликнул он.
        Клема Необуй повернула голову в его сторону. Челма Сытконош (будь она в своем теле) сделала бы тоже самое. Флац стоял у края норы, прислонив руку к уху, и, кажется, к чему-то внимательно прислушивался. У Ликки создалось впечатление, что Флац просто тянет время. Она сама так частенько делала в детстве, когда не хотела, скажем, садиться ужинать или возвращаться домой, когда на улице все еще играли в светземельские прятки. Правда, мама всегда оказывалась хитрее…

        - Что ты говоришь?  - Пробормотал Флац удивленно.  - Неужели? Ай-ай-ай. Я так и знал, что ему нельзя доверять. А ведь он говорил, что больше никогда-никогда не будет…

        - Что происходит?  - Спросила Клема Необуй.  - Я совсем запуталась.

        - Вы ни в чем не виноваты, уважаемая ведьма!  - Сообщил Флац и разжал руку. На ладони деловито ползал жук-следопыт.  - Я отправил его на поляну к Челме Сытконош, и жук вернулся с дурными вестями. Дело в том, что в деревне около леса появился неизвестный волшебник, который стал настойчиво выспрашивать у местных жителей, куда пропала ведьма. Поскольку жители ничего не знали, волшебник пришел на поляну, облазил ее вдоль и поперек, потом издал вопль и растворился в воздухе. Между прочим, перепугал бедного жука до безобразия.

        - Ну, теперь я вообще ничего не понимаю.  - Пробормотала Клема.  - Кто из вас может мне объяснить? Челма, не стесняйся, выходи на свет.

        - Она не может.  - Сказал Ликка.

        - На мне заклятье!  - Подхватила Челма Сытконош.  - И я подозреваю, что некто Николас Козус мог бы ответить на мои вопросы.

        - А ведь он обещал больше не заниматься колдовством!  - Возмутился Флац.  - Я лично присутствовал при этом торжественном обещании. Мои подчиненные были в восторге от пламенной речи, которую произнес Козус перед тем, как сбросить с себя одеяния.

        - Совсем?  - ужаснулась Ликка.

        - Верхний слой, оставшись в облике обыкновенного крестьянина. Николас собирался заниматься земледелием.

        - Не удержался!  - Сказала Ведьмина Сущность.  - Когда-нибудь это должно было случиться.
        Клема Необуй догадливо закивала головой.

        - Ах, вот оно что, голубушка. На тебе заклятье! И ты, грешным делом, решила, что это заклятье наложила я! Верно?

        - Ну, а кто бы мог еще?  - Отозвалась Челма Сытконош.  - Николаса не слышно уже два года. Говорят, он перебрался в Недземелье и выращивает там дыни.
        Возникла неловкая пауза, во время которой Флац аккуратно гладил жука-следопыта указательным пальцем по блестящей гладкой спинке.

        - Помните, мы встретились на площади Пайтога, перед магазином?  - Вмешалась Ликка.  - После этого я нашла в кармане вот это…
        Она показала Клеме Необуй кольцо. Ведьма прищурилась.

        - Хочешь сказать, я могла подложить?

        - Кто знает?  - Пробормотал Флац.  - Ведьмы такие непредсказуемые. То они есть, а то вдруг их нет. То ворона себе на плечо посадят, то попугая…

        - Впервые это колечко вижу.  - Отозвалась Клема.  - Так что стряслось с моей многоуважаемой подругой?

        - Вы враги.  - Напомнила Ликка.

        - Когда мы равные - мы соперники. Когда одна из нас в беде, мы подруги.  - Отозвалась Клема Необуй.  - Золотое правило ведьм. Запомни его деточка. И вообще, нечего на холоде стоять. Пойдемте ко мне в хижину. Чаем угощу.
        Глава девятая, в которой Ликка видит еще одну ведьмину хижину

        Ликка была чрезвычайно удивлена. Ей-то казалось, что между ведьмами идет непримиримая вражда. В одной книжке Ликка вычитала, что ни одна ведьма не потерпит на своей территории другую ведьму. Дело может дойти до самых подлых, самых гнусных заклинаний. Многие ведьмы (читала Ликка) так и сгинули в неизвестности, вступив в неравный бой с ведьмами, которые были рангом сильнее. Леса Светземелья (читала Ликка) были усеяны пустующими хижинами и избушками, в которых навсегда поселилась тьма. И никто не знает, куда подевались ведьмы, что с ними произошли и думают ли они о возвращении…
        А в реальной жизни оказалось все наоборот. Как это всегда и бывает, впрочем.
        Клема Необуй шла впереди, опираясь на клюку, Флац и Ликка старались не отставать, а метла замыкала шествие. Черный ворон планировал неподалеку от ведьмы и голосом Челмы Сытконош рассказывал, что произошло.
        Ликке оставалось только удивляться. Нет, не так все должно происходить в жизни. В книгах же совсем по-другому пишут. В книгах одна ведьма должна быть доброй, а другая непременно злой, в книгах никогда не приходится бродить по лесу в первый же день обучения, и в книгах точно не существует комаров, которые бросаются на тебя, будто не ели уже неделю…
        В лесу было еще темнее и ощутимо холоднее. Ликка поежилась. Комары назойливо жужжали над ухом.

        - А ты зачем идешь за нами?  - Поинтересовалась Ликка у Флаца, который с интересом ощупывал кору деревьев, выуживал из всевозможных щелей и трещинок личинок и поедал их.

        - Мне интересно.  - Произнес он, подмигнув.  - Скоро я стану мангустом на целую неделю. Чем ближе обращение, тем любопытнее я становлюсь. Родная кровь берет вверх и все такое… а еще я, как правитель Королевства мангустов, обязан рассказывал моим подчиненным новые истории. Знаешь залог успешного государства? Множество интересных историй! Верно тебе говорю! Если подчиненные начнут скучать, они займутся твоим свержением, и тогда уж точно не быть тебе королем!

        - Да я не очень-то и собиралась.  - Пожала плечами Ликка.  - А кто такой Николас Козус?

        - Великий волшебник и великий злодей. Гениальнейший выдумщик всевозможных злых дел. Говорят, он был рожден для того, чтобы творить зло.

        - И такое может быть?

        - Еще как. До появления Николаса в Светземелье вообще не было зла. А он начал сеять хаос и разрушения, строить козни, ссорить между собой королей и императоров, истреблять ведьм и отправлять чародеев на казнь. Никто не знал, где он обитает, но за ним началась настоящая охота. Особенно жаждали его поймать чародеи и ведьмы. Он им столько крови попортил, ты и не представляешь. Челма Сытконош преуспела больше всего. Она вычислила его место обитания - на Крылато-Туманном острове - пробралась в его замок и наложила множественные заклятия. Это была жестокая месть. Через месяц Николас Козус явился перед Челмой Сытконош, весь в синяках и ушибах, похудевший от недоедания и бессонницы, с парой выбитых зубов и обгорелыми волосами. Он умолял ведьму снять заклинания, но взамен она предложила Козусу отдать всю его чародейскую силу. Козус согласился. На собрании ведьм и чародеев он распрощался с силой и отправился работать земледелом.
        Ликка удивленно пожала плечами.

        - И почему тогда все решили, что именно Николас Козус заколдовал Челму Сытконош?

        - Потому что неделю назад его чародейская сила исчезла.  - Сказал Флац.  - Она хранилась в Храме Зеркал и Улыбок, у Бездушного Брокка - магистра мании Светземелья. Кто-то украл ее. Понимаешь, к чему я веду?

        - Еще бы не понять. И никто не насторожился после этого?

        - Дело в том, что к Николасу тотчас отправили наблюдателей и обнаружили его мирно выращивающего дыни. Там как раз поспевает весенний урожай… Может быть, именно поэтому Челма Сытконош решила, что ее заколдовала Клема?

        - А ты дружишь с ними обоими?

        - Я вообще со всеми дружу, кто помогает моему королевству.  - Отозвался Флац.  - Вот ты, например, сможешь чем-нибудь помочь?

        - Я не знаю.  - Пожала плечами Ликка. В голову не приходило ничего полезного.

        - Но если придумаешь что-нибудь, обязательно мне сообщи, хорошо?
        Ликка кивнула, хотя сильно сомневалась, что может быть полезна королю мангустов.


        Еще через какое-то время они вышли из леса на уютную полянку. Деревья расступились, обнажая темнеющий уголок неба. Сквозь плотные облака, цветом переспелой сливы, кое-где скользили лучи солнца, от чего казалось, будто с неба льет светящийся дождь. В центре поляны стояла ведьмина хижина. С первого взгляда ее невозможно было отличить от той хижины, которая в данный момент лежала в кармане у Ликки. Такие же пузатые стены, покатая круглая крыша, устланная соломой и мхом, кривая труба и круглые оконца. Издалека хижина - ну, точь-в-точь
        - напоминала гриб. Однако, если приглядеться, можно было обнаружить и различия. Судя по всему, хижина Клемы Необуй была именно ведьминой хижиной, а не притворялась ею, когда это было необходимо. То есть, по стенам полз кустарник, печная труба действительно покрылась ржавчиной, оконные рамы потрескались и разбухли, с двери слезла почти вся краска (а та, что не слезла, пузырилась и лопалась едва ли не на глазах).

        - А ты все такая же неряшливая!  - Произнесла Ведьмина Сущность с насмешкой. Ворон взлетел в небо и принялся кружить вокруг трубы.

        - Я настоящая ведьма, а не притворщица.  - Отозвалась Клема Необуй.  - Посмотрим еще, кто сделает из своей ученицы ведьму, а кто мангуста!

        - Это было всего один раз!  - Возразил Флац.

        - Прости, приятель, не удержалась.  - Клема Необуй поднялась на крыльцо и, повозившись с замком, распахнула дверь.  - Прошу.

        - А где же Шишилла?  - Спросила Ликка, поднимаясь по ступенькам.

        - Я отправила ее за кореньями в лес. Вернется не раньше ночи. Настоящие ведьмы должны пройти все тяготы и лишения настоящего обучения. Это вам не на метле летать, уважаемая.
        На метле летать было интереснее, чем ползать по лесу в поисков каких-то там корешков, решила Ликка, заходя в хижину. Ее встретил узкий петляющий коридор, засыпанный влажными опилками. При каждом шаге под ногами хлюпало. Стены тоже были влажными, выкрашенными в темно-коричневый цвет. Всюду чадили свечи, от которых дыма было больше, чем света.
        Клема Необуй обогнала Ликку и поманила ее за собой. За спиной шумно захлопнулась дверь. Флац, шедший позади, нервно хихикнул.

        - Вот сколько раз здесь был, а все равно неуютно.  - Пробормотал он.

        - Ага.  - Ликка последовала за ведьмой. Они прошли по коридору сначала налево, потом направо, потом последовал резкий поворот еще раз направо, коридор запетлял все сильнее и вывел девочку в небольшую уютную комнату.
        В комнате не было котла, не было развешанных везде лягушек, летучих мышей и кроличьих лапок. Паутины тоже не наблюдалось. Зато стоял круглый стол, укрытый белоснежной скатертью, и несколько стульев. Свет лился из пузатых стеклянных шаров, наполненных голубоватым туманом. Зрелише было завораживающим.
        Возле Ликкиных ног прошмыгнула серая тень. Флац прыгнул вперед, вытянув руки, и зашипел.

        - А ну поставь меня на место!  - Прогремел голос Челмы Сытконош.
        Клема Необуй захихикала. Флац выпрямился, держа в руках крохотную извивающуюся мышь. Мышь тотчас встала на задние лапы, будто принюхиваясь.

        - Вот так меня и держи!  - Сказала Ведьмина Сущность.

        - И съесть никак нельзя? А если попозже? Когда вы уйдете? Или, может, я возьму ее с собой? Мои поданные очень любят мышей. Мы их даже разводим, иногда…

        - Ни в коем случае!  - Сварливо отозвалась Ведьмина Сущность.  - Есть мышей нехорошо. Они полезные… для всякого разного колдовства.

        - Вам чаю или сгущенного молока?  - Между тем просила Клема Необуй. На столе чудесным образом возникли чашки, блюдца и пузатый чайничек.

        - Чаю.  - Попросила Ликка.

        - Я тоже не откажусь.  - Сказал Флац.

        - И я бы с радостью…  - Добавила Ведьмина Сущность.  - Но, увы.
        Все сели за стол. Флац аккуратно спустил мышь, и та засуетилась, огибая чашки и блюдца, цепляясь за все хвостом.

        - Какие планы у моей подруги?  - Поинтересовалась Клема Необуй, разливая по чашкам темный чай.
        Интересно, подумала Ликка, а что было бы, если бы все захотели сгущенки?

        - Есть один чародей, который способен разрушить любое заклятие Николаса Козуса. Это его учитель - Евтус Захарус.  - Сказала Ведьмина Сущность.  - Я все равно собиралась зайти к нему в гости… лет двадцать назад… так, чем не повод? В прошлые времена мы были с ним отличными друзьями. Правда, потом Евтус совсем разочаровался в людях и уехал в Звездопылкое поселение. Общаться с ним стало не совсем удобно…

        - Бывала я там. Заметила Клема Необуй.  - Холодно, снег и люди какие-то… отмороженные. Представляешь, они ловят рыбу не удочкой, а ледяными гарпунами. А на охоту отправляются с топориками из сталактитов.
        Знать бы еще, что такое 'сталактит'… Ликка пила чай и слушала беседу двух ведьм. Разговор, между тем, пошел о Вечной Зиме, которая сковала северную часть Светземелья. Поговаривали, что холод постепенно забирает в свои владения все больше и больше городов и деревень. Огромные леса превращались в замерзшие колючие скелеты, без единого листочка. А по ледяным степям бродили только голодные волки и росомахи. Ликка читала о Вечной Зиме в книгах, но никогда бы не подумала, что это все взаправду.
        Но, наконец, Клема Необуй допила чай и намекнула на то, что пора бы и честь знать. Мышь засуетилась по столу.

        - Не хочу показаться невежливой или даже в чем-то наглой, но не могла бы ты, по старой дружбе, перенести нас в Звездопылкое поселение?  - Спросила Ведьмина Сущность.

        - А ученица твоя не может?  - Хитро подмигнула Клема Необуй.

        - Я боюсь за ее практику.  - Отчеканила Ведьмина Сущность.

        - Тогда и ты исполни мою просьбу.

        - Какую?

        - Знаешь деревню на границе Чеканного леса?

        - Не отдам!  - Пробормотала Ведьмина Сущность неуверенно.

        - Предлагаю поделить. В первые выходные месяца она моя, во вторые - твоя. И так по очереди. Идет?
        Мышка снова забегала по столу. Ликка торопливо допила чай и держала чашку в руке, опасаясь, как бы мышь ее не задела.

        - Ладно.  - Согласилась Ведьмина Сущность.  - Ох, и поплатиться же Николас Козус! Дайте только вернуться в нормальное состояние!
        Клемма Необуй деловито закатила рукава.

        - До самого поселения я вас не доброшу.  - Сказала она.  - Но до первого горного хребта легко. А там придется немного полетать. Надеюсь, твоя ученица уже умеет держаться на метле?

        - Еще как умею!  - Заверила Ликка.

        - Вот и славно.  - Клема Необуй подняла руки над головой и вдруг сказала тихим голосом несколько совершенно непонятных слов.

        - Я еще чай не допил…  - Пробормотал Флац.
        А потом мир исчез.
        Глава десятая, в которой Флац находит ответ на один из вопросов, а Ликка снова летит на метле

        Мир как исчез, так и появился вновь.
        Только уже не было уютной комнатки, стола с чаем, мышки и ведьмы Необуй.
        В спину ударил холодный ветер, потом он же забрался за шиворот, пробежал по спине, ущипнул за ноги и потянул за нос.

        - Ну и холодища!  - Ликка поежилась и огляделась.
        Вокруг раскинулось серое безжизненное поле, укрытое, будто одеялом, галькой, камнями побольше и огромными великанами-валунами. В сером же небе стояло бледное, будто чужое, солнце. Оно совсем не походило на солнце, которое светило, скажем, над головой Ликкиных родителей или над лесом, где до поры до времени стояла ведьмина хижина.
        Поле тянулось от горизонта до горизонта, лишь вдалеке, почти неприметно, виднелись острые горные пики.
        А в этот момент раздался негромкий хлопок и перед Ликкой прямо из воздуха выпал Флац с чашкой на вытянутой руке и с очень удивленным выражением на лице.

        - О!  - Воскликнул Флац, ударившись задним местом о твердую гальку.  - Кажется, я понял!

        - Понял что?  - Спросила Ликка.
        Флац поднялся, продолжая держать кружку, отряхнулся свободной рукой и поправил мешковатый костюм, съехавший на бок.

        - Чем сильнее дует ветер, тем быстрее остывает чай!  - Заявил Флац гордо.  - Разве нет? Это же доказывается очень просто. Я сейчас летел в темноте и сообразил, что все верно. Смотри, есть ветер, а есть чашка горячего чая. Будем считать, что это чистейший кипяток. Ну, просто очень горячий. Может быть, только что сняли с огня, а, возможно, еще и прокипятили хорошенько, но не в этом суть. В общем, если поставить чашку с чаем в закрытом помещении, но ничего не произойдет. Чай будет остывать чрезвычайно долго, успеет разочаровать мое желание его выпить, да и вообще оставит после себя недобрую память. А вот если подует сильный холодный ветер (ни в коем случае не горячий), то чай остынет за считанные минуты, или даже я бы сказал - секунды! Представляешь?

        - Не то чтобы…  - Ликка честно попыталась продраться сквозь колючие кусты быстрословия Флаца, но решила, что терпит неудачу.

        - Я много лет задвался вопросом, зачем нужно дуть на чай!  - Произнес Флац.  - И вот ответ на этот вопрос найден! Я почти счастлив! Знаешь, почему 'почти'? Просто в мире еще столько вопросов, на которые я бы хотел найти ответ, что… о, жук!
        Флац проворно юркнул между двух валунов, роняя чашку с чаем. Она со звоном разбилась. Но Флац уже, видимо, забыл о существовании чашки. Выпрямившись, он торжественно показал Ликке большого черного жука, а потом с наслаждением его сел.

        - Можно было бы и отвернуться.  - Поморщилась Ликка.  - Хотя бы из вежливости!
        В этот момент раздался еще один негромкий хлопок. Из воздуха вывалилась метла, а следом за ней - ворон. Ворон выглядел потрепанным, перья топорщились в разные стороны, но он старался сохранять чувство собственного достоинства и тут же уселся на камешке, приводить себя в порядок. Метла же принялась радостно кружиться вокруг Ликки.

        - Холодища тут!  - Повторила девочка, поежившись.  - Побыстрей бы куда-нибудь отправиться, лишь бы подальше от холода…

        - Мы отправляемся в горы.  - Внезапно заявила Ведьмина Сущность. Голос исходил от ворона, но тот и виду не подал - чистил себе перышки.
        Ликка уже перестала удивляться. Да и, к тому же, основательно замерзла.

        - Так, может быть, полетим? Флац, ты с нами?

        - Метла не выдержит двоих.  - Заметила Ведьмина Сущность.

        - Не беспокойтесь за меня.  - Флац уселся на камень и принялся беззаботно ковыряться пальцем в зубах.  - Через полкилометра будет норка в один из туннелей, который приведет к Королевству мангустов. Не пройдет и часа, а я буду уже дома.

        - Неужели мы так близко от твоей теплой поляны?

        - Вовсе нет. Это всего лишь магия.  - Флац улыбнулся.  - Приятно было познакомиться, Ликка. Если найдешь ответы на какие-нибудь особо трепещущие вопросы - дай знать. Я всегда в своем Королевстве. Если что, шепни в любую норку, и мангуст, который тебя без сомнения услышит, мне все передаст.

        - Кончаем разговоры, пора лететь.  - Прервала Ведьмина Сущность.  - Даже мне сюда, в хижину, задувает.

        - Постойте!  - Флац прищурился. Ликке тоже показалось, что она увидела стремительную яркую вспышку. Как будто в воздухе возникла и исчезла крохотная молния…
        Флац протянул руку со скрюченными пальцами, будто собирался отщипнуть кусочек от воздуха, потом сделал резкое движение и прижал сжатый кулак к уху. С его лица мгновенно стерлась улыбка.

        - Как же мы вовремя успели.  - Произнес он.  - К Клеме Необуй только что приходил какой-то неизвестный волшебник и расспрашивал о девочке Ликке и о тебе, уважаемая Челма.

        - Николас!  - Пробормотала Ведьмина Сущность.  - Больше некому! Идет по пятам!

        - Видимо, хочет оставить тебя к маленькой хижине до конца времен!  - Предположил Флац.  - Или, может, стереть тебя в порошок, хотя, я думаю, проще всего пустить тебя по ветру или швырнуть на самое дно океана…
        Флац разжал кулак. На ладони копошился еще один жук-следопыт.

        - А почему мы сразу не полетим к Николасу?  - Спросила Ликка.  - Тем более, если он мирно живет у себя…

        - Это ты ей рассказал?  - Хмуро поинтересовалась Ведьмина Сущность.
        Флац смущенно пожал плечами.

        - Не вводи девочку в заблуждение. Она же не знает, что большинство волшебников прекрасно умеют находиться в двух, а то и в трех местах одновременно!

        - А ведьмы умеют?  - Не удержалась Ликка.

        - Еще как.  - Отозвалась Ведьмина Сущность.

        - А вот мангусты не умеют.  - Сказал Флац, убирая жука-следопыта за пазуху.  - А если бы умели, то от них было бы гораздо больше прока. Один и тот же мангуст мог бы вырыть туннель с двух сторон одновременно. Представляете, какая экономия времени?

        - Пожалуй, нам пора.  - Решительно сказала Ведьмина Сущность.  - Если кто и знает, как разрушить заклинание Николаса, то его учитель. Ликка, забирайся на метлу.
        Метла тотчас приняла горизонтальное положение и застыла в ожидании.

        - Приятно было познакомиться.  - Обратилась Ликка к Флацу и перекинула одну ногу через метлу.
        Флац помахал рукой в ответ и, будто забыв о Ликке, кинулся к камням, вылавливая очередного аппетитного жука.
        В это же мгновение метла взлетела в серое небо и понесла Ликку к горизонту. Ворон, к слову, тоже не отставал.
        Глава одиннадцатая, в которой появляется еще одна Сущность, а у Ликки кружится голова

        Звездопылкое поселение называлось именно так, а не иначе, вот по какой причине: далеко от моря (так далеко, что большинство жителей поселения даже слова-то такого не знали), зажатый с одной стороны зелеными лугами, а с другой - золотистыми песками пустыни, тянулся горный хребет. Некоторые горные вершины были такими высокими, что их макушки невозможно было разглядеть даже в самую кристально ясную погоду. Другие горы были такие широкие, что на их вершинах строились целые города (а многие поговаривали, что видели собственными глазами на подобных вершинах настоящие драконьи гнезда). Поговаривали, что эти горы не настоящие, а всего лишь обман зрения, но очевидцев было неимоверно больше. Находились те, кто при помощи хитрых устройств могли разглядеть, как мохнатые облака цепляются за вершины гор, а солнце, исчезая за острыми пиками, бросает в темнеющее небо последние лучики. В те годы, конечно же, ни о каких городах и речи быть не могло. Но вот, много лет назад на этакую высотищу забрались люди и основали одно из первых поселений. Уж, по каким причинам они туда сунулись - достоверно неизвестно. Может
быть, решили поискать новых ощущений, может, отправились за сокровищами (так всегда случается с людьми, между прочим), а, может, в старом поселении стало тесно, вот и решили основать новое в каком-нибудь экзотическом месте… В первую же ночь в темном небе (которое казалось невероятно близким и невероятно глубоким), прямо над головами изумленных людей разыгралось удивительно красивейшее зрелище. С неба сыпались разноцветные яркие звезды. Они рассекали темноту невероятными траекториями, сыпали брызгами и взрывались сочными искрами. Немудрено, что жители нового поселения тотчас окрестили его Звезднопылким. Это уже потом выяснилось, что столь красивое представление небо устраивало крайне редко - не чаще трех раз в год, но именно из-за этого явления поселение быстро приобрело огромную славу и стало туристическим центром для многих жаждущих зрелища. Так же немудрено, что в поселение довольно быстро стянулось великое множество разнообразных магов и чародеев, которые считали звездопад источником невиданной магической силы, и черпали из него эти самые силы с огромным вдохновением…

…в каких-то книгах Ликке попадались сообщения о Звездопылком поселении, и она палец давала на отсечение, что видела несколько картинок, которые запечатлели чудесное явление, но память все никак не желала давать развернутые воспоминания. Голова и так пухла от всего происходящего. Тут бы новое не забыть, а о старом и думать нечего.
        Довольно долгое время метла несла Ликку над серым безжизненным каменистым полем. Потом потянулись зеленые луга и трава, пена лесов и гладь озер. Затем приятное глазу разнообразие цветов постепенно стерлось, снова сменившись серостью вспаханных полей, каменистых равнин и бледных степей, поверхность которых была покрыта темно-рыжим мхом и выгоревшей травой. Все чаще виднелись далеко внизу гигантские каменные глыбы, похожие одновременно на головы великанов и на гигантские драконьи яйца. Иногда внизу мелькали маленькие редкие поселения, похожие с высоты на муравейники, в которых муравьи неожиданно научились строить дороги и освещать домики дрожащими огоньками.
        Челма Сытконош молчала. Ворон летел позади метлы, то и дело оглашая окрестности протяжным карканьем. Все это не отвлекало Ликку от изучения новых мест, которые до этого представлялись ей лишь в воображении. Жители моря всегда с удивлением относятся к заявлениям о том, что где-то есть мир, полный камней, сухой травы и темного песка. Ликка и думать забыла о том, что летит на метле, как самая настоящая ведьма. Ей уже начало казаться, что это в порядке вещей. Что это так же просто, как, скажем, позавтракать.
        А затем метла резко взяла вверх, и Ликка, не успев глазом моргнуть, оказалась над облаками. Здесь было холодно, ветрено и вдобавок ничего не видно. Ветер, играючи, забил глаза слезами. Солнце казалось огромным перезрелым яблоком.
        'Ну и места,  - подумала Ликка, моргая,  - неудивительно, что здесь не растет трава, и нет моря. С такими-то ветрами…'
        Юная ведьма снова успела порядком замерзнуть, прежде чем метла пошла на снижение. Внизу показались величественные вершины гор, покрытые шапками снега. Вокруг пик клубился туман и кружили гигантские орлы. Горный хребет тянулся бесконечно долго и исчезал где-то на горизонте, следом за солнцем. Если бы не было так холодно, Ликка бы в полной мере ощутила величие многовековых гор. Но ее зубы дружно клацали друг о дружку, и очень хотелось побыстрее оказаться в тепле.
        В то же мгновение горы расступились, и Ликка увидела неровные улочки поселка, низенькие домики, вьющиеся дороги. По дорогам катили телеги, запряженные мохнатыми лошадьми, а редкие люди останавливались и махали юной ведьме руками и шляпами. Ликка бы была рада помахать в ответ, да пальцы онемели от холода. Ох, надо было позаботиться о теплых одеждах. Но кто же знал? Да и где было взять Ликке теплую одежду в лесу на голой поляне?.. Может быть, Челма Сытконош знала какое-нибудь согревающее заклинание? Но на вопрос об этом, ведьма лишь расхохоталась и заявила, что настоящие ведьмы должны стойко переносить тяготы и лишения ведьмовской профессии. Вот и весь ответ…
        Метла описала над Звездопылким поселением широкую дугу и приземлилась аккурат на площади, вымощенной заснеженным булыжником. В центре площади высился фонтан (неработающий и скрытый под шапкой снега), вокруг ютились домишки и магазинчики. Люди, оказавшиеся очевидцами Ликкиной посадки, заинтересованно ее разглядывали. Спустя секунду, с неба приземлился ворон и как ни в чем не бывало, уселся на плечо юной ведьмы. Люди зашептались между собой. На площади начала собираться толпа. Видимо, не каждый день сюда залетали гости. Чародеев, должно быть, много, а вот ведьм - мало.

        - И что мне теперь делать? Куда идти?  - прошептала Ликка, слезая с метлы. Было чудовищно, неимоверно холодно. Вдобавок, серые тучи над головой начали сыпать мелкий противный и колючий снег. Ноги затекли, а руки не слушались. Сейчас бы чашку горячего чая, который остался у клеммы Необуй…

        - Нам нужно найти Евтуса Захаруса.  - Шепнулв Ведьмина Свущность около самого уха. Видимо, она перебралась в комара или невидимую мошку.

        - Каким образом? Холодно же…

        - Настоящие ведьмы не спрашивают, настоящие ведьмы - делают!  - наставительно шепнула Сущность.
        Ох, как сложно все-таки быть настоящей ведьмой.
        Люди вокруг, одетые, как один, в толстые (и наверняка теплые) шубы, начали показывать на Ликку пальцами и о чем-то перешептываться. Ликка глубоко вздохнула. Пора начинать действовать, или мороз не пощадит.

        - Здравствуйте!  - вежливо, но громко произнесла Ликка,  - кто-нибудь знает, где живет чародей Евтус Захарус?
        Люди вокруг удивленно замолчали.

        - Видите ли, я прилетела издалека,  - сказала Ликка,  - мне нужно срочно найти Евтуса Захаруса. Он вроде как чародей. Живет здесь. Кто-нибудь знает, где его найти?

        - Неплохо, неплохо.  - Шепнула на ухо Ведьмина Сущность. Ворон беззаботно чистил перья.
        После некоторой заминки, вызвался проводить суховатый старик с клюкой, сам чем-то напоминающий колдуна. Он повел Ликку узкими заснеженными улочками, мимо невиданных каменных домов, мимо снежных сугробов в несколько метров высотой, мимо ледяных горок, с которых кубарем катилась радостная малышня, мимо снеговиков, ледяных статуй, каменных фонтанов, диковинных магазинчиков и старинных зданий с витиеватой лепниной, резными узорами на камне и огромными монументальными колонами. От всего увиденного у Ликки дух захватывало, а старик лишь ухмылялся и спрашивал: 'А вы уверены, что вам нужен именно Евтус Захарус? У нас в поселении есть люди и получше…'. Ну, а что могла ответить замерзающая Ликка? Она лишь кивала головой, пожимала плечами и отшучивалась, как могла.
        В конце концов, они остановились у не примечательной ничем хижины, от которой веяло холодом и пустотой.

        - Вот вам ваш Евтус Захарус.  - Бросил старик и растворился в паутине узких улочек.

        - Как-то не очень его здесь любят.  - Пробормотала Ликка.

        - Они его уважают!  - Сказала Ведьмина Сущность.  - Но для некоторых людей это одно и то же, знаешь ли.

        - А есть за что уважать?  - Поежилась Ликка.

        - Настоящих чародеев всегда есть за что уважать. Даже самых отъявленных негодяев, самых неисправимых лгунов, самых неуклюжих и косолапых и самых ленивых в мире. Главное, чтобы чародей был настоящим!
        Вроде бы исчерпывающий ответ. Ликка едва удержалась, чтобы не задать еще тонну вопросов. Вообще, она уже не просто замерзла, а окоченела до той степени, когда начинает казаться, что кончики твоих пальцев уже как будто тебе не принадлежат.

        - А он нам точно поможет?

        - А ты постучи и узнаешь.  - Заметила Ведьмина Сущность.
        Ликка нетерпеливо застучала в тяжелую дубовую дверь. Звук от ударов загулял с той стороны двери гулким раскатистым эхом, неоднозначно намекая на то, что внутри хижины мо-жет быть пусто и одиноко.

        - И что мне делать теперь?  - пробормотала Ликка, прислушиваясь. Не то, чтобы она спрашивала совета, просто в голову не лезло ни одной здравой мысли (кроме мысли о чашке горячего чая, теплого пледа и шерстяных носках).
        Челма Сытконош не отзывалась. Зато с той стороны двери совершенно неожиданно раздался хриплый кашель, и чей-то голос, наполненный послеобеденной сонливостью, поинтересовался:

        - Кого же это занесло в такое время?

        - Я Ликка Триног,  - сказала Ликка, и торопливо добавила,  - помощница ведьмы Челмы Сытконош. Прибыла по ее же поручению.

        - Вот уж не думал, что у Челмы Сытконош есть помощницы.  - Заметил из-за двери голос, хриплый, будто у простуженного пса, и грубый, будто необработанный деревянный брус.  - И уж тем более не думал, что она присылает кого-то ко мне с поручениями. А сама куда подевалась? Сколько лет ее не видел… мда… воды-то утекло много.
        Ликка почувствовала, как снежинки тают у нее за шиворотом - не самое приятное ощущение, и сказала:

        - А вы не могли бы меня впустить, чтобы я рассказала вам, зачем прилетела?

        - Мог бы.  - Отозвался голос.  - Только я не пускаю в дом первых встречных.

        - Но ведь я сказала вам, кто такая!

        - В нашем мире столько людей, которые стремятся попасть в обитель великого чародея Евтуса Захаруса…  - протянул голос.
        Поблизости от Ликки ни единого желающего, кроме нее, не обнаружилось.

        - Но ведь тут никого нет.

        - Неудивительно. А как же послеобеденный сон! К вечеру заявятся, поверь мне.

        - Но я-то здесь и сейчас!

        - Какая ты нетерпеливая,  - сказали из-за двери.  - Я почти поверил, что Челма взяла тебя ученицей. Она любит таких… таких… мда… времена нынче не те. Эх, молодежь!
        В этот самый момент из серости зимних улочек на свет выскользнула абсолютно черная, изящная остроухая кошка с огромными желтыми глазами. Скользнув между ног удивленной Ликки, кошка села перед дверью и заговорила голосом Челмы Сытконош.

        - Евтус!  - сказала Ведьмина Сущность (а это была она).  - Если ты немедленно не откроешь дверь и не впустишь бедное замерзающее дитя к себе в хижину, я тебе такую взбучку устрою, что своих не узнаешь!
        За дверью наступила неловкая тишина.

        - И не притворяйся, что не слышал,  - добавила Ведьмина Сущность,  - я же тебя сто лет знаю.

        - Сто три,  - поправили из-за двери.

        - Не считая семи месяцев. Открывай.
        Гулко щелкнул замок, затем еще один, потом зазвенели цепочки, забряцали крючки и заскрипели пружины в замочных скважинах. Дверь отворилась. Изнутри дыхнуло темнотой, сыростью и ледяным холодом - по сравнению с ним, на улице было неимоверно, просто чудовищно жарко. Ликка переминалась с ноги на ногу, ощущая острое желание остаться на улице. Кошка же невозмутимо скользнула в темноту.

        - Заходи, не стесняйся,  - сказал голос Евтуса Захаруса, хотя самого обладателя голоса видно не было,  - сейчас натопим. Давненько, знаете ли… Все эти дрова, камины, мда…
        Видимо, стоит приготовиться к очередным волшебным делам,  - решила Ликка и решительно вступила в темноту. От резкого (и ледяного) порыва ветра за ее спиной с лязгом захлопнулась дверь. И тотчас вдоль стен вспыхнули факелы, разогнав тени на более-менее безопасное расстояние. Запахло смолой, а потрескивание дрожащих огней навеяло мысли о страшных подземельях, про которые Ликка читала в книгах. Если идти по подземелью, стены которого увешаны горящими факелами, то непременно упрешься в Страшную Дверь, за которой могут скрываться исключительные Неприятности. Как правило, Неприятностями являлись минотавры, заколдованные принцессы, ужасные чудовища и вампиры. Иногда даже все вместе одновременно. Причем, если верить книгам, вовсе не факт, что принцессы представляли меньшую опасность, нежели вампиры или чудища.
        Однако, сделав несколько шагов, Ликка быстро пришла к выводу, что Неприятностей ждать не следует - пол был устлан мягким ковром, а коридор заканчивался не дверью, а плавно перетекал в маленькую комнатку, где из мебели находилось всего лишь одно большое кресло, деревянный стол и чучело медведя в углу. Не успела Ликка сделать несколько шагов вглубь комнаты, как в камине (который изначально тоже можно было бы считать мебелью, если бы он не выглядел таким огромным, холодным и безжизненным), вспыхнул огонь. Громко зашипели отсыревшие поленья.
        Черная кошка изящно запрыгнула на стол и улеглась, убрав под себя лапки и окутавшись хвостом.

        - Присаживайся и грейся, немедленно!  - приказала Ведьмина Сущность.  - Настоящие ведьмы никогда не болеют. И это не волшебство. Просто они строго следят за своим здоровьем.

        - Не мешало бы нас для начала познакомит.  - Вдруг раздался голос хозяина хижины. Ликка огляделась, но Евтуса Захаруса в комнате не было. Ведь нельзя же всерьез считать, что Евтус Захарус спрятался в шкуре медведя?

        - Она, кажется, уже представилась,  - напомнила Ведьмина Сущность,  - а вот ты, если мне не изменяет память, еще нет.

        - Евтус Захарус.  - немедленно отозвался чародей. Ликке показалось, что голос доносится откуда-то из-под стола,  - магистр знаний в области чревовещания и предсказания прошлого, мда… Развоплощенный.

        - Развоплощенный?

        - Было дело.  - Буркнул Евтус Захарус.

        - Признайся, что не слишком-то ты и магистр.  - Добавила Ведьмина Сущность.

        - Ну, не справился с заклинанием, у всех бывает,  - начал оправдываться Евтус,  - это вовсе не значит, что следует тут же развоплощать и ставить крест на карьере.

        - Ну, про крест ты погорячился.

        - А про развоплощение нет!
        Ликка села в кресло. Тепло от огня быстро привело ее в чувство и вернуло прежнее любопытство.

        - А как это - предсказания прошлого? Что же там предсказывать?

        - А вот ты знаешь, чем занималась твоя бабушка третьего сентября, сорок седьмого года, в три часа дня?  - Спросил голос, и на этот раз Ликке показалось, что он доносится откуда-то с каминной полки.

        - Нет.

        - Могу предсказать.

        - А вы уверены, что это можно назвать предсказанием? Мне кажется, это звучит как-то по другому… Ну, скажем, воспоминания?

        - Не знаю, как у вас, а диплом у меня именно за предсказания прошлого. Семь лет университета, между прочим. Потом еще два года практики… мда, молодежь! Так просто уже и не поверит никто.

        - Это все-таки не предсказание, а обыкновенное знание истории.

        - Будешь со мной спорить, юная ведьма?  - Вкрадчиво поинтересовался Евтус Захарус.  - А откуда тебе знать из твоей истории, чем занималась бабушка третьего сентября? Этого же в книгах не напишут, легенды не сложат, барды не споют. А я могу предсказать. Хочешь? Можем проверить.

        - Допустим, если моя бабушка именно третьего сентября, именно определенного года совершит подвиг… скажем, убьет дракона, то о ней напишут во всех учебниках истории! А если попробовать какую-нибудь другую дату, о которой вообще никто и никогда знать не может?

        - Ты уверена, что хочешь знать о своем прошлом больше, чем знала до этого?
        Ликка задумалась, но тут вмешалась Челма Сытконош.

        - Хватит пудрить мозги девочке.  - Сказала она.  - Скажи лучше, почему все еще развопло-щенный-то?

        - Потому что мне нравится.  - Снова уклончиво, но все еще с вызовом отозвался голос. Теперь он переместился в тени по углам.
        Ликка почувствовала, как у нее закружилась голова.

        - Вы можете не перемещаться все время во время разговора? Я не успеваю!

        - Прошу прощения,  - сказал голос чародея, вернувшийся на каминную полку,  - привычка, знаете ли. Когда семьдесят лет пребываешь в состоянии…эээ… скажем так, когда от вас остался всего лишь голос… поневоле привыкаешь прыгать туда-сюда. Чтоб не скучать, мда. А вы, стало быть, пришли с вопросами о странном происшествии в Долине, о котором рассказывают на каждом углу? Я, конечно, предполагал, что ты прилетишь прямиком ко мне в самое ближайшее время, но чтобы так скоро…

        - Откуда знаешь?  - спросила Ведьмина Сущность.

        - Все говорят,  - отозвался Евтус Захарус,  - исчезновение ведьминой хижины, это, знаешь ли, происшествие не из рядовых. Да и предзнаменований была целая гора. Вчера утром в царстве подземных карликов вода в главной реке пошла синего цвета. Вкус, правда, остался тот же. Потом еще на вершине драконьих гор случилось какое-то странное явление: вроде как лучом солнца растопило глыбу льда, а вместо воды полилось вино… драконы до сих пор веселятся… а уже ночью пришли вести с севера, где сразу в трех лесах со всех елок осыпались все шишки…

        - И это все из-за меня?  - удивилась Ведьмина Сущность.

        - Вряд ли, но предзнаменования шутить не любят. Я, как только услышал, что твоя хижина пропала, сразу понял, что к чему.  - Евтус Захарус помолчал и зловеще добавил,  - на тебя наложили проклятье.

        - Это не секрет.  - Произнесла Ведьмина Сущность.  - Сначала я решила, что эта Клема Необуй решила оттяпать у меня кусок деревни. Дело было не только в предзнаменованиях, знаешь ли. Но потом я позвала на помощь Флаца…

        - О, старина Флац!  - Усмехнулся Евтус Захарус.  - Как его змеиный пояс? Не решил еще продавать?

        - Носит.

        - А я все хочу у него выкупить. Ликка, а ты знаешь о том, что Флац единственный обладатель пояса из живой змеи. Никто больше не смог создать подобного чародейства.
        Ликка пожала плечами:

        - Может, это не чародейство, а он просто ее приручил…

        - Ох, какая привередливая ученица… Кого-то она мне напоминает…  - Евтус Захарус помолчал.  - И эти глаза… мда… молодежь… все вы на одно лицо у меня. Время стирает желание вглядываться в лица, запоминать кого-то, чьи-то черты, цвет волос, цвет глаз… но вот похожие глаза я уже видел. Ты, случайно, не родственница Крайса Тринога?
        Ликка оживленно закивала головой.

        - Я его сестра!  - Воскликнула она.  - А вы откуда его знаете?

        - Как же мне его не знать, если Кайс своими руками вырубил для меня в скале место для этой хижины!

        - Он - строитель?

        - Он - скалоруб.  - Сказал Евтус.  - Стыдно не знать профессию родного брата.

        - Этих братьев у нее столько, что голова идет кругом.  - Заметила Ведьмина Сущность.

        - Кайс прорубает в скалах места для новых строений, ведет туннели к горным озерам и шахтам, расчищает дороги и расширяет поселение.  - Сказал Евтус Захарус.
        - Хороший человек, добрый. Но привередливый, как ты.

        - А я могу его увидеть?  - обрадовалась Ликка.

        - К сожалению, он уже почти как год отправился разведывать новые торговые пути по горному хребту, и с тех пор от него никаких вестей.

        - Он мог погибнуть?

        - Вряд ли. У твоего брата железная воля к жизни.

        - Это замечательная мысль.  - Вставила Ведьмина Сущность.  - Но, может быть, вернемся к нашим пирогам? Я остановилась на Флаце, который выяснил, что это не Клема Необуй наложила на меня заклятие.

        - Это я знаю.  - Сказал Евтус Захарус.

        - Откуда?

        - Знаешь ли ты, что сегодня утром во всех трактирах по пути к горам появлялся могущественный чародей, который все выспрашивал у людей, не появлялась ли там маленькая девочка с вороном на плече.
        Услышав это, Ликка поежилась, а по коже пробежали холодные мурашки. Одно дело, быть ученицей ведьмы, а другое - когда тебя разыскивают всякие могущественные чародеи.

        - И никто его не узнал?  - деловито осведомилась Челма Сытконош.

        - Да, чародеи же все на одно лицо… В плаще, глаза горят, бородка, размахивает руками при разговоре… я и сам когда-то такой же был. Не разберешь, плохой или хороший.

        - А с чего тогда решили, что могущественный?

        - В одном трактире он ненароком чихнул и обратил три дубовых стола в куриц. В другом трактире задел рукой бутылку вина, и пока та падала, он сотворил из воздуха подушку. Говорят, не успел, и подушка упала сверху на осколки и разлитое вино…

        - Хм.  - Многозначительно сказала Челма Сытконош. Потом еще раз.  - Хм.
        Черная кошка изящно соскользнула со стола и в мгновение ока оказалась около камина. Ликка поджала ноги. Не то, чтобы Ликка испугалась. Просто с ведьмами всегда нужно держать ухо востро.

        - Слушай, Евтус,  - сказала Челма Сытконош (хотя кошка, свернувшись калачиком, улеглась перед камином),  - ты должен понимать, что я здесь не просто так. Можно сказать, что я здесь с просьбой.

        - Я уже догадался.

        - Нас связывает многолетняя дружбы,  - продолжила Ведьмина Сущность.  - и за сто с лишним лет знакомства, я нее раз обращалась к тебе за помощью.

        - Да и я к тебе тоже, помнится…

        - Думаю, ты согласишься помочь мне и в этот раз.

        - Почему бы и нет… Мы будем ловить могущественного чародея?

        - Эээ,  - пробормотала Ведьмина Сущность,  - для начала, пожалуй, мы попробуем вернуть меня и мою хижину в исходное состояние.
        Глава восьмая, в которой появляется патамушта


        - Евтус Захарус,  - сказала Челма Сытконош,  - самый могущественный чародей из всех, кого я знаю. Только ему одному удавалось предсказывать прошлое с точностью до трех минут, только он один мог забраться в логово великанов и выкрасть у них молочные зубы, только он один мог…

        - А зачем ему молочные зубы великанов?  - вежливо поинтересовалась Ликка.
        Девочка шла по коридору, следом за черной кошкой, в направлении, как сказал Евтус Захарус, его личной лаборатории. Ворон кружил под потолком. В узком коридоре ему было неудобно. Метла на этот раз осталась в коридоре - видимо, решила отдохнуть среди обуви и одежды.

        - Молодой был, баловался.  - Объяснила Челма Сытконош. Голос ведьмы исходил вроде как от черной кошки, но Ликка ничего не могла утверждать наверняка. Она уже порядком запуталась во всем этом волшебстве. Да и эхо в коридоре разносило голоса в разные стороны, будто забавлялось с невиданной ранее игрушкой.
        Самого Евтуса Захаруса слышно не было. Он сообщил, что перемещается в лабораторию, чтобы провести там некоторую подготовительную работу (все же не каждый день приходиться расколдовывать лучших подруг). Судя по всему, мгновенно переместиться из одной комнаты в другую было для него сущим пустяком. Пользуясь случаем, Ликка осторожно спросила:

        - А за что его развоплотили?

        - За глупую шутку. Видишь ли, у чародеев все не так, как у людей или у порядочных ведьм. Чародеи, это народ, который требует организации. Если чародея оставить без присмотра, он тут же начнет заниматься разработкой собственных заклинаний, потому что каждый чародей очень сильно одержим идеей изобретения чего-то нового. Он может запереться в собственной чародейской башне, или в чародейской пещере, или, на худой конец, в чародейской хижине, и провести за опытами несколько дней, недель, а то и месяцев. Понятное дело, что чародей забывает обо всем на свете. Он и не ест, и не спит и не умывается, я не говорю уже об уборке или элементарной гигиене. Чародей с головой уходит в изобретение заклинания. Возится там с колбочками, мензурками, зельями, формулами. Некоторые пишут бессмертные книги, другие оживляют монстров, третьи ищут формулу любви или уравнение бессмертия. В общем, увлекаются сильно. Поэтому существует организация чародеев. Это называется Чародейским Советом. Там председательствуют самые мудрые, самые видные и самые могущественные чародеи со всего света. Они собираются каждые полгода и раздают
ценные указания чародеям рангом пониже.

        - И все-все чародеи туда приходят?

        - Все-все.

        - Даже злые и коварные?

        - А куда им деваться? Совет, он для всех. Если какой-нибудь чародей задумал покорить какую-нибудь страну, он обязательно должен спросить разрешения у Совета. Просто так никто ничего не завоевывает.

        - Хм.  - Сказала Ликка. Она-то считала, что для совершения злого или доброго поступков разрешения спрашивать не надо.

        - А Евтус Захарус из тех чародеев, которые давно переросли свой ранг,  - продолжила Ведьмина Сущность,  - он перестал быть юным одержимым чародеем, обрел мудрость и опыт великих и давно мечтал перейти в Совет на какую-нибудь управленческую должность. Но все никак у него не получалось. То мест в Совете не было, то должности подходящей. В общем, Евтус Захарус чувствовал себя не в своей тарелке. И вот как-то раз на одном из Советов он от отчаяния решил привлечь к себе внимание. Взял, да и сыграл с членами Совета шутку. Обратил их столовые приборы в опоссумов. Взялся, значит, достопочтимый чародей за вилку, а вместо нее возник вдруг опоссум, вырвался, да и убежал. Веселье было, говорят, безудержным. Да вот только когда члены Совета узнали, кто с ними такую шутку проделал, тут же собрались и наложили на Евтуса заклятье. То есть, развоплотили на неопределенный срок.

        - Но ведь это нечестно!

        - Честно-нечестно, но против Совета никто у чародеев возразить не может. Так и живет Евтус в уединении…

        - Между прочим, тебе известно, что я уже давно мог обратиться с обжалованием, и мне бы вернули телесную оболочку.  - Сказал из темноты голос Евтуса Захаруса.

        - Некоторые чародеи сами просят, чтобы ты стал прежним.  - Сказала Ведьмина Сущность.  - Без тела ты еще более неуправляем, чем раньше.

        - От развоплощения и плюсы свои имеются. Мне, если интересно знать, уже и не хочется обратно в людскую оболочку возвращаться. Неудобно в ней, тесно, голодно, холодно. Ну, какие, скажите, плюсы от телесной оболочки? Только возьму тело - сразу все болячки мои вернутся, каждый сквозняк так и норовит согнуть в три погибели, я уже не говорю о разных лихорадках, падучих болезнях, и о смерти, наконец.

        - Всем известно,  - наставительно сказала Челма Сытконош,  - что смерть - это не конец жизни. Слишком ты стал нежным, мой друг. Всего-то боишься. В жизни есть и свои прелести.

        - Не знаю, не помню,  - проворчал Евтус Захарус.

        - И вообще, ты вроде бы находился в лаборатории…

        - Я же случайно. Совершенно случайно проходил мимо…
        Евтус Захарус замолчал. А тут и коридор резко вильнул в сторону и уперся в тяжелую дубовую дверь. Через нее Ликка и черная кошка прошли в лабораторию. Ворон остался позади. Он, шумно хлопая крыльями, уселся на погасший факел и начал чистить перья.
        В лаборатории пахло воском. Блики от свечей бегали по стенам и отражались от разноцветной мозаики окон. Еще в лаборатории оказалось полным-полно разнообразных диковинных приборов. Все они скрипели пружинами и шестеренками, выпускали струйки пара из щелей, шумели, пыхтели и невообразимо двигались, будто живые.
        Как-то много лет назад один из Ликкиных братьев приехал на каникулы из университета и привез с собой новомодное изобретение - странный механизм, размером с кулак, который (по горячим заверениям брата) мог показывать время с точностью до секунды. Пак Триног со скепсисом отнесся к изобретению. Отец всю свою жизнь мерил время по звездам, по тени и по росе, и совсем не понимал, зачем нужно было изобретать какие-то сложные механизмы для совершения вполне очевидных вещей. Тем не менее, Пака Тринога заинтересовало внутреннее строение изобретения, и он отправился в свой кабинет и не выходил оттуда до тех пор, пока полная луна не заглянула в окно второго этажа. Потом отец вернулся, держа в руках платок, наполненный шестеренками, пружинками, гаечками и винтиками. Положив платок на стол в зале, он торжественно объявил, что познал секрет новейшего столичного изобретения и в скором времени сам соберет парочку часов для того, что бы доказать столичным снобам, что ничего оригинального они не придумали. Новых часов он, конечно, не собрал, но Ликка хорошо запомнила, как в течение двух месяцев у них дома то и дело
появлялись новые шестеренки, размеры которых варьировались от крохотных, до огромных - размером с голову. Шестеренки, а также пружинки и болтики валялись везде. Ветер гонял их по заднему двору. Старый колодец наполнился ими до отказа, в подвале шагу нельзя было ступить, чтобы не наткнуться на какую-нибудь металлическую штуковину. Даже после того, как пыл Пака Тринога приутих (и он пере-ключился на разведение перепелок), шестеренки находили в самых неожиданных местах не одну неделю.
        Поэтому Ликка не сильно удивилась, разглядывая лабораторию Евтуса Захаруса. Она больше напоминала рабочий кабинет отца, а не лабораторию великого и могущественного чародея.

        - Вот это и есть моя лаборатория!  - не без гордости произнес откуда-то из недр механизмов голос Евтуса Захаруса.
        Ликка огляделась в поисках места, где бы можно было присесть. Никаких стульев не наблюдалось. Вместо этого она наткнулась взглядом на какое-то странное существо. Существо походило на зеленую губку для мытья посуды, на которой в некоторых местах проросла молодая травка. У существа были огромные выпученные глаза и тонкие-претонкие ручки (ножки если и присутствовали, то их попросту не было видно). В одной из ручек существо держало миниатюрный веник. Увидев, что Ликка его обнаружила, существо обронило веник и резво шмыгнуло в какую-то щель между шестеренок.

        - Ой, а это кто?  - воскликнула Ликка, подбегая ближе. Существа и след простыл,  - кто это у вас тут такой зеленый?

        - Это патамушты,  - сказал Евтус Захарус из темноты, и добавил с нотками гордости,  - мое личное изобретение. Тихие, шустрые, способные к обучению, исполнительные и, главное, работоспособные. Ни капли лени! Только очень любопытные, как мангуст Флац. Все время спрашивают - почему то, почему это… Сущие дети!

        - Ну, хватит уже лишней болтовни.  - Пробормотала Ведьмина Сущность.  - Давай посмотрим, что ты можешь сделать с заклятием. Я так устала болтаться в кармане моей юной ученицы…

        - О, я могу предположить множество способов! Правда, ни один из них еще не срабатывал на практике.

        - Например?

        - Заклинание раздувания. Двенадцать капель сердоброда смешать с нектаром крющатки и сразу, не взбалтывая сильно, добавить пару капель носоротной росы…

        - Росу подогреть?

        - До нужной температуры…
        Евтус и Ведьмина Сущность завели разговор, в котором вдруг обнаружилось столько непонятных слов и терминов, что Ликка перестала понимать, о чем идет речь, через полминуты. Да и рановато ей еще понимать, все-таки, как говорит Челма Сытконош, она еще только юная ученица…
        Ликка перестала прислушиваться, присела на корточки и заглянула в щель между механизмами. Существо все еще было там, среди серости и паутины, и смотрело на Ликку огромными выпученными глазами. Травинки-шерсть на его макушке тряслись или от страха или от волнения. Размером патамушта был с Ликкин кулак, не больше.

        - Не бойся,  - как можно ласковее произнесла Ликка и протянула руку,  - я тебя не обижу. Я друг!
        Патамушта бесшумно подкатился ближе. Вернее, не подкатился вовсе, а передвинулся
        - при том, что ног видно не было. А передвигался он стремительно.

        - Дырууг?  - спросил патамушта. Голос у него был подобен легкому весеннему ветерку у пруда.
        Ликка мгновенно растаяла. Вообще-то, она всю жизнь мечтала о собаке или, скажем, о каком-нибудь милом пушистом зверьке, которого можно было бы выгуливать по утрам (и вечерам), поить молоком из блюдечка, чесать ему за ухом и делиться с ним самыми сокровенными тайнами. Отец тщетно пытался объяснить Ликке, что собаки имеют привычку грызть все, что попадется под лапу, а кошки просто обожают точить когди о мягкие набивки дивана и ножки стульев и кресел. На Ликку такие аргументы не действовали. Да и на кого бы подействовали?
        Именно поэтому, случилось так, что Ликка увидела патамушту и растаяла. Это вам не черный ворон на плече или взъерошенная метла.

        - Самый настоящий друг.  - Сказала Ликка. Почему-то возникла уверенность, что патамушта ее понимает.  - Таких друзей очень мало. Уж поверь мне. Мои родители пираты, а у них дружба - это святое! Раз кто-то сказал, что он твой друг, значит это железно.

        - Жылеезноо?  - наморщил пушистые брови патамушта.

        - Именно. Это значит - навсегда.
        Лицо патамушты засияло. Видимо, он знал значение слова 'навсегда'. Патамушта сделал еще несколько шагов вперед (бесшумно переместился ближе) и оказался под ладонью протянутой Ликкиной руки. Ликка ощутила мягкую теплую шерстку и не удержалась - почесала патамушту за макушку. Вот об этом Ликка всегда и мечтала! Патамушта прикрыл глаза от удовольствия. Метла со стуком выпала из руки.
        И в этот момент что-то с таким же стуком, только во сто раз мощнее и сильнее упало за спиной Ликки. А потом оглушительно взорвалось.
        Патамушта подпрыгнул с испуганным писком и запутался в подолах Ликкиного платья. А Ликка внезапно ощутила, как горячий воздух хватает ее за шиворот, отрывает от пола и крутит, будто тряпичную куклу. Ликка больно ударилась локтем о подвернувшуюся шестеренку, но все-таки успела подхватить дрожащего от страха патамушту и прижать его к груди. В лаборатории вновь что-то взорвалось. Неужели, снова тоже волшебство, какое произошло на поляне? Неужели, сейчас еще и хижина Евтуса Захаруса уменьшится? Или, может, Николас Козус нашел их и теперь пытается поймать?.. Какие только мысли не лезут в голову!
        Яркие вспышки света озарили лабораторию. Зашипело так, будто стремительно испарялся поток воды, потом ухнуло, лязгнуло и лопнуло. А затем наступила тишина. Как раз такая, от которой звенит в ушах.
        Сильно болел ушибленный локоть. Ликка подняла голову и осмотрелась. В дальнем конце лаборатории языки дрожащего света лизали потолок. Из нескольких мест валил густой черный дым. Кое-какие шестеренки торчали в потолке. Вообще, вид в лаборатории был такой, будто здесь только что похозяйничала пара слонов, никогда в жизни не слышавшая о правилах этикета.
        На груди у Ликки трепыхался испуганный патамушта. Ликка погладила его по макушке и лаково прошептала:

        - Ну-ну. Все, успокойся. Ничего страшного.

        - Сытрааашнова?  - спросил патамушта дрожащим голосом.

        - Все прошло,  - пробормотала Ликка, поднимаясь.
        Патамушта напоминал ей маленького котенка. Только говорящего.
        Неподалеку от Ликки раздался громкий ведьмин кашель.

        - У вас все нормально?  - спросила Ликка.  - Надеюсь, я не помяла вашу хижину, пока… кувыркалась в воздухе?

        - Не сказать, чтобы совсем не помяла…  - Раздался голос Евтуса Захаруса. Доносился он вообще непонятно откуда.  - В целом дела немного хуже, чем были до этого.

        - Я бы даже сказала - отчаянней и не придумаешь.  - Язвительно добавил голос Челмы Сытконош, тоже звучащий из неизвестности.

        - Ну, почему же… Мы выяснили ряд любопытных деталей… мда…

        - Например, что расколдовать мою хижину и меня с ней заодно - не получится.

        - Никогда не говори никогда. Обязательно получится… только, может быть, попозже. Я же давно не практиковался. Знаешь ли.

        - Лет сто.  - С сарказмом добавила Челма Сытконош.

        - Твое заклинание неимоверно сильно. Чародей, наложивший его, наверняка вложил в заклинание всю свою силу. Он отлично постарался.

        - Ох, попадется мне этот Николас Козус!

        - Мне кажется, он и сам тебя ищет… А я бы в твоем положении сейчас не стал бы попадаться ему на глаза.
        У Ликки закружилась голова. Все эти голоса в темноте… когда же, наконец, можно будет отдохнуть? Нет, Ликка не жаловалась, просто от звона ушах и от невидимых голосов, а еще от легкого недосыпания очень хотелось опуститься в кресло (или лечь на кровать) и целый час ничегошеньки не делать… А еще локоть побаливал…

        - У меня есть ученица!  - С вызовом отозвалась Челма Сытконош (разговор продолжался).  - Это тебе не патамушт разводить. Вот научу ее парочке отличных заклинаний, и посмотрим, кто от кого убегать будет.
        Тут Ликке показалось (всего лишь на мгновение), что на нее уставились две пары невидимых глаз. Потом Евтус Захарус сказал:

        - Можно еще попробовать заклинание на гусях…

        - Уволь!  - Отрезала Челма Сытконош.  - Знаю я это заклинание!..
        А патамушта в платье у Ликки перестал дрожать и высунулся, уставившись на юную ведьму большими ласковыми глазами.

        - Дырууг?  - спросил он тихо.

        - Самый настоящий,  - шепнула Ликка.
        Глава девятая, в которой раздается стук в дверь и появляется еще один чародей

        Между тем, в углу лаборатории медленно разгорался огонь. Потянуло горелым. Ликка вышла на открытую площадку и увидела еще нескольких патамушт, которые мелькали по полу, подобно шаровым молниям мутно-зеленого цвета. Патамушты сильно переживали за пожар. Они таскали с собой воду в самой разнообразной таре (кто сколько мог) и пытались пожар потушить. Огонь огрызался тихим шипением, но продолжал разгораться.
        Патамушта под платьем Ликки тоже заворочался, выскользнул на волю и исчез в общей куче маленьких спасателей.
        Челма Сытконош и Евтус Захарус похоже не замечали пожара и продолжали выяснять причины и поводы заклинания.

        - …а я всегда знала, что Николас приготовит мне какую-то каверзу!  - говорила Ведьмина Сущность,  - с того дня, как наши отношения пошли под откос, он спит и видит, как бы насолить…

        - Сдается мне, мда, надо было нанести удар первой.  - Говорил Евтус Захарус.

        - Настоящие ведьмы никогда не сделают плохого первыми…

        - А теперь, стало быть, сделаешь?

        - Заметь, меня вынуждают!..
        И так далее, и в том же духе. Ликка не стала вслушиваться дальше и решила помочь бедным патамуштам, которых хоть и было много, но они определенно не справлялись с ситуацией.
        Ликка выбежала в коридор и принялась искать кухню. Кухни не нашла, зато обнаружила какой-то серый подвал, в котором прямо из стены торчал кран, и с него капала вода в аккуратное алюминиевое ведерко. То, что нужно. Ручка крана поддалась легко - в ведро хлынул поток грязной воды. Набрав половину, Ликка заспешила обратно в лабораторию. В коридоре ее застал неожиданный стук в дверь. Стук был настолько близким и четким, что Ликке показалось, будто дверь находится прямо за ее спиной. Резко обернувшись, она увидела только извилистый коридор, уходящий вдаль.
        Воистину, странные дома у всех этих ведьм и чародеев.

        - Минутку!  - раздался у самого уха голос Евтуса Захаруса.  - сейчас открою!.. Наверное, снова дети кузнеца…
        Впрочем, у Ликки не было времени возвращаться и наблюдать, кто же там пришел. Бедняги пактамушты все никак не справлялись. Огонь лениво лизал деревянный табурет. Будь огонь чуть порезвее, от лаборатории уже давно ничего бы не осталось.

        - Ну-ка отойдите в стороны!  - предупредила Ликка.
        Патамушты разбежались, сверкая большими испуганными глазами из разнообразных щелей и темных углов. Тогда Ликка выплеснула воду из ведра на огонь.
        Раздалось громкое шипение. Огонь задрожал в конвульсиях и затих, зато вместо него поднялись к потолку густые облака пара. Они стремительно окутали и Ликку, и шестеренки с гайками, болтами и рычагами, и патамушт - да и всю лабораторию в целом. Ликка на всякий случай протерла глаза, но разглядеть в мутном, будто молоко, мареве хоть что-то стало решительно невозможно.
        Патамушты из своих щелей принялись звонко чихать и кашлять. Прямо между ног прошмыгнула черная кошка, и до Ликки донесся обрывок фразы, сказанный, без сомнения, Ведьминой Сущностью:

        - …настоящие ведьмы сначала бы…
        В маслянистом мареве щипало глаза. Ликка сощурилась, вытянула руки и на ощупь побрела к выходу. По крайней мере, ей казалось, что она идет в правильном направлении.
        Как-то раз в библиотеке Ликка наткнулась на книгу под названием 'Правила безопасности при тушении пожаров/спасении утопающих/вырубке леса/шпионаже/мойке лошадей. Написана книга была каким-то старым морским волком, многое повидавшим на свете и знающим какие давать советы. Не зря же он решил разместить под одной обложкой столько всего без сомнения полезного, но совершенно несовместимого. Так вот, Ликка прочла книжку до середины и совершенно точно знала, что при спасении утопающих их (утопающих) можно дергать за волосы, а при шпионаже очень важно не разговаривать во сне, а когда моешь лошадь, старайся не заходить к ней сзади. Но вот до пожара Ликка так и не добралась, найдя в библиотеке книгу о таинственных приключениях какого-то маленького мальчика-мага в очках и со странным шрамом на лбу и зачиталась ею до беспамятства. Именно поэтому, пробираясь сейчас в слепой темноте, Ликка больше всего жалела, что не дочитала правила безопасности до конца. Что ни говори, но мальчик-маг в очках помочь в такой ситуации был не в состоянии.
        Наконец, Ликка уперлась руками в какую-то большую шестеренку и приблизительно сообразила, где находится. В тот же самый миг (и даже чуточку раньше), из-за ее спины раздался зловещий шепот Евтуса Захаруса:

        - Там пришел странный чародей! Спрашивает, не заглядывала ли к нам Челма Сытконош или ее юная помощница, имени которой он не помнит!
        Ликка вздрогнула.

        - Это Николас Козус!  - Раздался опять же из-за спины голос Челмы Сытконош.  - И как же он нас нашел?

        - Видимо, из-за магической вспышки,  - предположил Евтус,  - впустить его?

        - Ты сказал ему, что мы здесь? О, Евтус!

        - Я ему еще ничего не сказал… Ну, предложил зайти погреться. Он сильно замерз. Видимо, прибыл издалека.

        - И поделом ему. Иди, скажи, что не видел меня тысячу лет, а то и больше.
        Ликка во время всего этого невидимого разговора пыталась сориентироваться и, в принципе, ей это почти удалось. Да и пар стал потихоньку развеиваться. По полу замелькали фигурки патамушт, разгоняющих пар с помощью тряпок. Один из патамушт остановился у Ликкиных ног и протянул тоненьким знакомым голоском:

        - Дыруууг?

        - Еще какой,  - обрадовалась Ликка и взяла патамушту на руки. Он быстро юркнул на плечо, да там и уселся, хлопая большими ресницами. И он был намного легче и приятнее, чем ворон.
        Тотчас у ног Ликки появилась изящная черная кошка.

        - Так, дорогая моя,  - сказала Ведьмина Сущность,  - все это очень серьезно, и я думаю, что тебе стоит поискать себе укромное местечко. Николас Козус рано или поздно меня найдет. А уж наша старая вражда тебя совсем не касается.

        - И где мне найти это укромное местечко?

        - Слева от тебя выход в коридор. По коридору направо будет дверь в гостиную. Пережди пока там, хорошо?
        Ликка закивала, хотя в сумраке тумана Челма Сытконош вряд ли смогла бы что-нибудь разглядеть, и повернула налево.

        - Иииидеем?  - спросил с плеча патамушта.

        - Точно,  - отозвалась Ликка,  - ищем укромное местечко и не высовываемся. Ты же со мной?

        - Дыыыруг?  - Снова затянул патамушта.

        - Значит, со мной.
        Впереди из тумана, будто корабль-призрак из старых легенд, выплыл темный контур выхода. И когда дойти оставалось всего два-три шага, темнота в проходе зашевелилась. Она стала… шире и выше, обрела плечи, голову… человеческий силуэт. И это, понятное дело, был вовсе не Евтус Захарус.
        Ликка замерла, почувствовав, как ледяные иглы страха пронзают ее сердце с невероятной легкостью. Ей показалось, что все монстры из всех ее ночных кошмаров, которые приходили в детстве и которые иногда приходят даже сейчас, спустя мгновение выпрыгнут на нее из этого самого непроглядного мрака. И поглотят. И съедят. И утащат следом за собой куда-нибудь в преисподнюю.
        А сзади неожиданно резко и неожиданно близко закричала Челма Сытконош.

        - Берегись!  - и голос ее разорвал темноту и пар, будто пролетевшая мимо зажженная стрела.
        И Ликка прыгнула в сторону. Патамушта завопил, скатившись с плеча под воротник, в платье, царапая кожу миниатюрными коготками. А за спиной заклокотало, загрохотало, задребезжало, да еще и жутким образом ухнуло. На секунду Ликка оглохла, а звуки доносились так, будто она нырнула на невероятную глубину. Яркие вспышки света разорвали туман и разогнали его по углам. По сравнению с недавним пожаром, новые всплески огня были - что ленивый ослик против резвого скакуна на скачках.
        Ликка упала на колени, но потом горячий ветер обхватил ее за талию и заставил несколько раз кувыркнуться через голову против своей воли. Патамушта вопил, и все что-то спрашивал и спрашивал тонким голоском, дребезжащим от страха.
        Ликку перевернуло еще пару раз. Оказавшись на боку, она подобрала ноги и так и лежала, свернувшись калачиком и зажмурившись, дрожа от страха и внутреннего напряжения. А ну как сожгут заживо! Или превратят в кого-нибудь? Или перенесут в другой мир? От них, от ведьм и чародеев, всего можно ожидать. Если уж им уменьшить хижину с человек внутри - раз плюнуть, то что говорить о маленькой девочке?..
        Ей показалось, что из темноты надвигается что-то бесформенное, неопределенное… большое и страшное…
        В такие моменты приключения и опасности начинают казаться не такими уж интересными. Гораздо интересней, когда опасности и приключения сидят в твоем воображении и подчиняются только тебе. А когда ощущаешь ледяной холод темноты, когда видишь перед собой оскал смерти - сразу хочется оказаться где-нибудь подальше, под теплым одеялом, в уютной постели (и пусть даже идет дождь, но он-то будет идти на улице). Ликка зажмурилась, сжалась в комочек, и только одна мысль прокралась в ее голову. Вернее строчка заклинания, которую она слышала от Челмы Сытконош совсем недавно (а сейчас казалось, что целую вечность назад).
        За стремительно несущийся промежуток времени, показавшийся Ликке если не вечностью, то, как минимум столетием, она вспомнила события прошлой ночи. Вытянула вперед руку и щелкнула пальцами, громко (а вернее, ей так показалось) выкрикнув три слова заклинания: 'Брысст! Огг! Хум!'. А ведь еще главное какими пальцами щелкнуть! Главное, не перепутать! Главное, не перепутать!
        В это же мгновение что-то затрещало. Ликка открыла глаза и увидела перед собой еще одного чародея - он был укутан в плащ с ног до головы и закрывал лицо пушистым черным шарфом. В полумраке особенно ярко светились его глаза. Чародей протянул руку в сторону девочки. Ликка поджала ноги. И как раз в этот момент большая металлическая шестеренка (размером с голову) взмыла в воздух и врезалась чародею в живот. Чародея как ветром сдуло. Оно кубарем покатилось по полу, оглашая лабораторию странными повизгивающими звуками. Шестеренка же, звеня, подкатилась к Ликкиным ногам.

        - Нет, нет, не ко мне, к нему лети!  - Закричала Ликка, в отчаянии щелкая пальцами.
        Чародей же начал подниматься. Языки тьмы лизали его дрожащее тело, похожее на сгусток тумана и пыли. Полы плаща развевались на ветру.

        - Постой!  - Взвыл чародей.  - Постой же!

        - Давай! Лети же! Брысст! Огг! Хум!  - в отчаянии Ликка пнула шестеренку, но та не двинулась с места. Тогда Ликка подняла руки над головой и попробовала произнести другое заклинание.
        Чародей поднялся, стряхивая с себя кусочки тумана. Он был высоким и страшным. Он сделал первый шаг в сторону Ликки. И никто не шел на помощь. Никого рядом не было.

        - Эбер воллум! Эббер воллум - Закричала Ликка слова другого заклинания и тряхнула пальцами. С кончиков пальцев сорвались блестящие капли и разбились о пол.
        Чародей (а это, без сомнения, был самый страшный и могущественный чародей во всем Светземелье) был уже совсем близко. Он протягивал руки в Ликке, и юная ведьма с ужасом разглядела грязь под ногтями…
        И в этот момент в воздухе над головой чародея с негромким хлопком возникла книга. Тяжеленная такая, судя по виду, и уж точно не из бумаги. Крохотное мгновение книг повисела в воздухе и обрушилась на голову чародея. В разные стороны разлетелись капли тумана. Чародей подавился удивленным возгласом, глаза его закатились - и он тяжело рухнул на пол, потеряв сознание. Книга, судя по всему, как и в прошлый раз, получилась не совсем настоящей. Даже совсем не настоящей. Но оно и к лучшему.
        Шарф слетел с лица чародея. Ликка удивленно вскрикнула. Перед ней лежал вовсе не злобный Николас Козус, а старый знакомый Челмы Сытконош - Бруно Котеняр. Собственной персоной!
        Под платьем ворочался патамушта и жалобно о чем-то спрашивал. НО Ликке было не до его вопросов.

        - Ну и дела,  - прошептала Ликка, облизывая горячие губы,  - ну и дела…
        И в этот момент темнота впереди зашевелилась вновь. Ликка подобрала ноги, в отчаянии сожалея о том, что Челма Сытконош не успела научить ее какому-нибудь действительно стоящему оборонительному заклинанию. Ну, или как там оно может называться. (у Ликки было несколько предположений по поводу названия, вроде 'Заклинание Сожжения' или 'Заклинание Обращения в Мерзкую Тварь', а еще 'Волшебный Удар В Нос', но в данную секунду все они выпорхнули из головы, будто стая испуганных голубей).
        Сражаться с еще одним существом совершенно не было сил… а вдруг появиться не одно, а сразу несколько? Вон тут, сколько тумана и пыли… Патамушта затих, ворочаясь где-то в области живота.

        - Чрезвычайно занятная ситуация!  - Внезапно раздался из темноты голос Челмы Сытконош.
        Темнота расступилась и к ногам Ликки подбежала черная кошка. Усевшись на задние лапы, кошка принялась вылизываться.

        - Кто бы мог подумать, что мы здесь увидим Бруно Котеняра! Вот ведь волк в овечьей шубе!

        - Вы думаете?..  - Пробормотала Ликка.

        - А с чего бы еще ему здесь появляться?  - Спросила Ведьмина Сущность.  - Сначала заколдовал, потом решил уничтожить. К чему бы это он? Вступил в сговор с Николасом Козусом?

        - Кажется, я ему голову разбила.

        - И поделом. Не будет преследовать честных ведьм. Хорошо сработано, кстати. Не совсем так, как нужно, но от этого не менее эффективно.
        В этот момент Бруно Котеняр застонал и открыл глаза. Выглядел он… неважно… как человек, которому на голову внезапно упал кирпич.

        - Девочка!  - Пробормотал чародей слабым голосом.  - Погоди, не колдуй!

        - Я и не собиралась.

        - Я все объясню!

        - И я бы на твоем месте поторопилась!  - Наставительно заметила Ведьмина Сущность.
        Бруно Котеняр сел, потирая затылок.

        - Челма! Милая моя ведьма! Я так рад, что, наконец, нашел тебя!

        - А я, как-то, не совсем! Может быть, объяснишь?

        - Это все чудовищное, дикое недоразумение! Поверь мне!  - Чародей забрался в недра своего плаща и выудил оттуда маленькую и тонкую мензурку на дне которой болталась светящаяся серебристая жидкость - буквально несколько капель.

        - Вот противозаклинание, которое вернет тебя в нормальное состояние! Твоя хижина окажется на месте, на поляне, а ты - передо мной! Позволь, я его использую!

        - Давай, ты для начала объяснишь, что вообще происходит.  - Сказала Ведьмина Сущность.

        - И, может быть, пройдем в гостиную?  - Донесся голос Евтуса Захаруса.
        У Ликки вновь закружилась голова.

        - Раз уж опасность никому не угрожает, я бы не советовал сидеть на холодном полу, особенно юным девочкам. В гостиной тепло и уютно. А здесь пока наведут порядок мои патамушты. Хорошо?
        Бруно Котеняр поднялся на ноги. Его слегка пошатывало. Ликка поднялась следом.

        - Вы, я так полагаю, тот самый Бруно Котеняр из Пайтога. Слышал о вас.

        - А вы - Евтус Захарус? Тот самый?

        - Собственной персоной.

        - Два чародея в одной комнате - это чересчур!  - Произнесла Ведьмина Сущность. Кошка перестала вылизываться и скрылась в темноте коридора.

        - Прошу вас в мою гостиную.  - Сказал голос Евтуса Захаруса.
        Бруно Котеняр нетвердой походкой направился к коридору. Ликка поспешила за ним.
        Она шла молча, сдерживая желание задать чародею миллион вопросов. Так часто бывало в детстве. Пак Триног по вечерам ставил кресло на крыльце, усаживал Ликку на колени и начинал рассказывать ей очередную удивительную историю из своей жизни. Он заканчивал к тому моменту, когда солнце подкрадывалось к краю горизонта, после чего замолкал и жестом просил Ликку принять участие в их совместном молчаливом созерцании красивейшего в мире заката. Конечно, Ликке было не до катящегося куда-то там солнца. Ее полностью захватывала история, и в голове роились вопросы, которые нужно было задать прямо сейчас, иначе она, Ликка, просто взорвется от любопытства. Но отец молчал, и молчала она, наблюдая, как красное яблоко медленно отступает под напором темноты. Уже много лет спустя, Ликка сообразила, что молчание отца было не случайным, и он, ясное дело, прекрасно знал о том беспокойном улье вопросов, что роились в ее голове. И сейчас она тоже молчала, стараясь идти шаг в шаг с Бруно Котеняром. Он вывел ее из лаборатории и повел по коридору куда-то вглубь. У большой деревянной двери Бруно Котеняр остановился и толкнул
ее ногой. Дверь бесшумно отворилась.

        - Прошу.  - Произнес голос Евтуса Захаруса.
        Ей открылась уютная комнатка, без окошек, но зато ярко освещенная огромным количеством свечей. В центре комнатки стоял стол, укрытый скатертью. К столу были пододвинуты два кресла. Широкий складывающийся диван (в сложенном положении) стоял у стены. На диване сидела черная кошка.

        - Теперь я хочу знать всю правду!  - раздался голос Ведьминой Сущности.
        Кошка повернула голову в сторону стоящего у дверей чародея. Если бы взгляд ее зеленых глаз умел морозить, Бруно Котеняр уже несколько секунд стоял бы молчаливой ледяной глыбой.
        Ликка тоже обернулась в сторону чародея. Тот выглядел сконфуженно, бледно, испуганно и чрезвычайно растерянно. Вдобавок, взволнованно теребил в руках мензурку с серебристой жидкостью. Ликка в свое время прочла немало детективных рассказов и сейчас с полной уверенностью могла предположить, что Бруно Котеняр замешан во всей этой истории с хижи-ной больше всех.

        - Я так понимаю, колечко-то ваше.  - Донесся из-под стола голос Евтуса Захаруса.
        И тут Бруно Котеняр начал говорить.
        Глава десятая, в которой Бруно Котеняр начинает говорить


        - Много лет назад,  - начал чародей неторопливо, будто подготавливал к длинной и сложной истории,  - я познакомился с одной очаровательной ведьмой. К тому времени она прошла профессиональное ведьмовское обучение, получила шляпу, ворона, метлу и занялась поиском места, где можно было бы поставить хижину. Я вызвался ей помочь. Причин было несколько. Во-первых, ведьму отправили на мое попечение, во-вторых, стоило мне бросить на нее первый взгляд, и я понял, что влюбился.

        - Романтика!  - Сварливо сказала Ведьмина Сущность.  - А можно пропустить предысторию? У меня уже кости ломит в кошачьем теле.
        Ликка, ничего не понимая, переводила взгляд с кошки на Бруно Котеняра. Евтус Захарус деликатно покашливал под столом.

        - В общем, ведьма была неотразима, юна, полна энергии и с ангельским характером. В такую очень сложно не влюбиться. Я сразу же понял, что она станет моей невестой, рано или поздно.

        - Хорошо, что я ушла из-под твоего попечения до всего этого.  - заметила Ведьмина Сущность.

        - Да.  - пробормотал Бруно Котеняр и Ликка насторожилась.  - В общем, мы подыскали ведьме достойную хижину на окраине деревни. Ведьма начала жить самостоятельно, а я много лет ненавязчиво ухаживал за ней, оказывал знаки внимания и пытался найти способ признаться ей в любви. Вы же понимаете, что признаться в любви настоящей ведьме, это вам не реку перейти. Нужен оригинальный подход. Я долго ломал голову, придумывал всевозможные заклинания, чародейские приемы, смешивал жидкости… Я дошел до грани в своем желании быть рядом с очаровательной ведьмой. Я не отдавал себе отчета в том, о чем думаю и что делаю. Иногда я порывался отправиться к ней немедленно и сразу же, у порога ее хижины, признаться в любви. Только диким усилием воли я останавливался. Когда же я понял, что не в силах больше сдерживать себя (а ведьма к тому времени стала еще более очаровательной, еще более любимой и желанной), я решил преподнести ей подарок. Дивное кольцо из редчайшего металла, который добывают на Окраине Мира, далеко за туманами и водопадами. Один грамм этого металла добывают в течение десяти лет. А чтобы создать из
нескольких граммов настоящее кольцо, требуется мастерство сотни мастеров-ювелиров (приходилось даже обращаться к гномам).

        - А гномы существуют?  - удивилась Ликка.

        - Конечно, моя дорогая. Так же как и вампиры, и оборотни и феи.
        Ликка поежилась. Вообще-то, она не думала, что вампиры и оборотни существуют на самом деле.

        - И, кстати, дай-ка кольцо, которое лежит в кармане твоего платья.  - попросил Бруно Котеняр.
        Ликка безропотно достала кольцо. Оно, будто живое, выскользнуло из ее рук и плавно опустилось в протянутую ладонь чародея.

        - Я ничего не понимаю.  - заметил Евтус Захарус.

        - А мне кажется, что все понятно.  - отозвалась Ведьмина Сущность сухо.  - Это ты подкинул колечко моей ученице. А я грешила на Клему Необуй! Нет, конечно, на Клему можно всякое подумать, но обвинять ни в чем не повинную ведьму в предумышленном нанесении ущерба! Бруно! Я была о тебе лучшего мнения! И если ты сейчас же не скажешь, что это колечко попало в карман Ликке совершенно случайно, я еще подумаю. Немного. А потом решу, как поступить! Ну-ка, продолжай.

        - К сожалению,  - пробормотал Бруно Котеняр.  - Колечко принадлежит мне, и оно действительно попало туда совершенно случайно. Дело вот в чем…

        - Аферист!  - Заявила Ведьмина Хижина.

        - …Челма Сытконош! Дело в том, что это кольцо я создал специально для тебя!  - Выпалил Бруно Котеняр и стал красным от смущения. В комнате наступила звенящая тишина. Ликка вытаращила глаза на чародея. Патамушта беззвучно шевелился за пазухой. Евтус Захарус затаился где-то в области камина (наверняка же). Кошка виляла хвостом и делала вид, что ей все равно.

        - Повтори.  - Потребовала Ведьмина Сущность. В ее голосе было достаточно холода, чтобы заморозить целый материк.

        - Я влюбился в тебя, Челма Сытконош, много лет назад. Я ночи не спал, думая о тебе. Я готов был продать душу дьяволу (если бы он появился), лишь бы оказаться рядом с тобой. Я мечтал украсть тебя из хижины и отправиться вдвоем в кругосветное путешествие! Я хочу, да-да, именно так, я хочу быть с тобой рядом всю свою жизнь! И я хочу, чтобы ты приняла от меня в подарок это кольцо!
        Чародей неловко упал на одно колено и протянул кольцо кошке. Вновь наступила кратковременная, но чрезвычайно неловкая пауза.

        - И как я должна это принять?  - спросила Ведьмина Сущность.  - Хочу напомнить, что я лежу сейчас в уменьшенной хижине в кармане платья своей ученицы. У меня затекли все кости, я не очень удобно себя чувствую, и мне невероятно хочется вернуться к своему прежнему состоянию.

        - А как же кольцо?  - сник Бруно Котеняр.

        - Вот разделаемся с заклятием, тогда и поговорим.  - отрезала Ведьмина Сущность.
        В этот момент Ликке стало очень жаль расстроенного волшебника. Она вспомнила о том, как год назад влюбилась в мальчика из старшего класса. Его звали Флим. Мальчик любил пускать воздушных змеев на берегу океана, собирать ракушки и охотиться на черепах. Ликка ходила за ним по пятам: тоже мастерила змеев, тоже собирала ракушки и даже пару раз сидела в засаде, чтобы поймать черепаху. Ликке казалось, что если она погрузится с головой в интересы Флима, то мальчик заметит ее и тоже влюбится. Но не тут-то было. Флим попросту ее не замечал, а, может быть, воспринимал ее как еще одну девочку из общей компании. В общем, Ликка набралась смелости и призналась ему в любви, на что Флим рассмеялся и сказал, что не испытывает к ней совершенно никаких чувств. И Ликка очень хорошо запомнила те эмоции, которые захлестнули ее в следующий момент. Это были очень плохие эмоции, никому не пожелаешь…

        - Помимо кольца я решил устроить настоящее признание в любви,  - продолжил Бруно Котеняр дрожащим голосом.  - Я семь лет корпел над заклинанием любви. Я исносил шесть пар сапог, облетел все Светземелье, я спускался в подземные пещеры Крапа и поднимался в наземные пещеры Крупа. Я потратил целое состояние и обменял часть своего долголетия на редкие капли волшебства. И вот, наконец, заклятие было готово. Я замаскировал его под обыкновенных земляных ящерок и засунул их в банку. По моему плану, волшебство должно было сработать на следующий день, в полдень. Это должно было быть великолепное зрелище, с фейерверком, с цветами, с музыкой. В тот момент, когда ты бы, уважаемая Челма Сытконош, выпустила ящериц на поляне, помимо общего заклинания, возник бы и я, вместе с кольцом, которое бы торжественно вручил и признался бы тебе в любви.

        - Ох, не люблю я подобных фокусов.  - заметила Ведьмина Сущность.

        - Но это волшебство тебе бы, без сомнения, понравилось.  - заверил Бруно Котеняр.
        - Оно создано для любви, влюбленным человеком, чтобы сделать людей счастливыми…
        Ликка умиленно вздохнула. Все же она была романтичной натурой.

        - И что же произошло?  - вмешался Евтус Захарус.

        - Кто-то уронил банку и она разбилась раньше времени.  - продолжил Бруно Котеняр.
        - Вдобавок, в заклинание попали неведомые ингредиенты, которые и нарушили естественный ход вещей. Волшебства не случилось, я не оказался на поляне, а вместо этого меня выбросила неподалеку от деревни. Вдобавок, мое кольцо исчезло и каким-то невероятным образом угодило в Ликкин карман. Хижина уменьшилась в размерах, Челма Сытконош была вынуждена применить заклятие Ведьминой Сущности и отправить свою ученицу на поиски виновника. Мне очень жаль, что пришлось потрепать вам нервы. Я очень старался успеть вовремя. Кольцо в кармане Ликки указывало мне путь. Я побывал на поляне. Я заехал к Клеме Необуй, потом след временно потерялся и я, в отчаянии, принялся заглядывать во все гостинцы и кабаки, во все маленькие и крупные поселения, лишь бы отыскать вас. Как только я снова увидел след от кольца, то без промедления бросился в Звезднопылкое поселения… Ну, а дальше вам все известно…
        Бруно Котеняр потупил взор. В этот момент выглядел он более чем смущенно. Так выглядели мальчишки в школе, которые не выучили урок, а потом стояли перед всем классом и попытались найти слова оправдания за свой поступок. Слов, естественно, не находилось.

        - Настоящие ведьмы никогда ничего не делают просто так,  - наконец, сказала Ведьмина Сущность,  - раз банка с ящерками разбилась, значит, так и надо было. Будем считать, что это первое испытание юной ведьмы, которое она с блеском прошла.
        Бруно Котеняр оживленно закивал головой.

        - Лучшая девочка во всем Светземелье,  - сказал он,  - мои поздравления.

        - Осталось выяснить две вещи,  - продолжила ведьма.  - Сможешь ли ты вернуть меня и мою хижину в прежнее состояние?

        - Это не проблема. Буквально, два щелчка пальца и все такое.  - заторопился Бруно Котеняр.  - Но сможешь ли ты мне сказать прямо сейчас, не сходя с этого места, любишь ли ты меня так же сильно, как и я тебя? Примешь ли от меня это кольцо?..

        - А вот это была вторая вещь.  - кошка изящно соскользнула со стола и выскочила из комнаты.  - Как и любая, уважающая себя женщина, я должна подумать,  - донесся голос Ведьминой Сущности,  - А теперь многоуважаемый Бруно перенесет нас обратно в лес, на то самое место, где стояла моя хижина. Евтус, друг мой, огромное тебе спасибо за оказанное содействие и извини за то, что мы тут у тебя слегка набедокурили.

        - Ерунда, я только рад, когда кто-нибудь заглядывает в мое скромное жилище. Иногда одиночество бывает таким тяжким…

        - Тогда жду в гости на следующую полную луну,  - сказала Ведьмна Сущность,  - к тому времени мы как раз закончим начальную стадию обучения. Будет, что отметить.

        - Я смогу устроить шикарный фейерверк!

        - Ага, и спалишь мне весь лес и деревню в придачу.

        - Тогда я займусь лакомствами. Пряничные домики - мой конек.

        - Никогда не мечтала умереть от ожирения.

        - Ну, тогда мы устроим рыбалку! Видела когда-нибудь волшебный пруд?

        - Это с русалками который? Нет уж, извольте. Русалки все время хихикают и ведут себя глупо…
        Так бы они и болтали, но тут Бруно Котеняр поднялся с колена, убрал кольцо в карман, взял Ликку за руку и громко произнес:

        - Я очень надеюсь, уважаемая и любимая Челма, что твое решение не заставит себя долго ждать…

        - Я тоже очень на это надеюсь.  - отозвалась Ведьмина Сущность.  - До встречи, Евтус!
        И в этот момент Бруно Котеняр щелкнул пальцами.
        Ликка подумала, что выключили свет, но, видимо, дело было совсем в другом…
        Глава одиннадцатая, в которой все вроде бы заканчивается

        На следующее утро вновь пошел мелкий весенний дождик. Глядя на него из окна можно подумать о романтике, о ностальгии, о любви чародея к ведьме, о дальних родственниках, а еще немного помечтать. Но вот если находиться в этот момент на улице, то суровая реальность жизни тут же прилепит к подошвам липкую грязь, закинет тугие капли за воротник и холодным ветром заберется под рубашку.
        В это утро Пак Триног и Людовия позволили себе поваляться в постели дольше обычного, а, проснувшись, решили пригласить в гости огромное количество старых друзей-пиратов, которых не видели добрую сотню лет. Они тут же сели писать письма и провели за этим занятием много часов. Пришедший почтальон долго не мог поверить своим глазам, а когда поверил, разнес слух по всему поселку, что в скором времени у семьи Треногов ожидается грандиозный праздник. Так оно и случилось.
        А пока Пак Триног и Людовия спали под легкий шорох дождя, Бруно Котеняр в своем замке занялся сочинением сложнейшего заклинания, которое позволило бы ему беспрепятственно проходить сквозь самые толстые стены. Неизвестно, что именно подвигло Бруно Котеняра заняться заклинанием, но поговаривают, что это как-то связано с редким колечком, которое Челма Сытконош вернула чародею до поры до времени и, вроде бы, сказала, что подумает. Никому неизвестно, что за тоска обуревала Бруно Котеняра, заставляющая его браться за все более сложные заклинания. Может быть, он мечтал о некоей ведьме, может быть, наделся на лучшее, а, ожжет быть, просто ждал и грустил о том времени, которое ему пришлось провести в одиночестве. У любви, как известно, очень большое терпение.
        А бестелесная сущность Евтуса Захаруса в то дождливое утро летала по собственной хижине и наводила порядок после недавнего разгрома. Это был единственный способ унять рассветную скуку, которая в последнее время все чаще нарушала покой и одиночество великого чародея. В горах дождь быстро сменился густым снегопадом, но Евтус не замечал этого и увлеченно ставил упавшие шестеренки на свои места.
        А в ведьминой хижине Ликка и Челма Сытконош готовили себе завтрак. Челма сидела в кресле качалке и наблюдала за тем, как два ножа самостоятельно разделывают рыбу на доске для ухи. Ликка и примостившийся на плече патамушта в это время чистили морковку третьим ножом, который оказался строптивым и никак не желал чистить сам. И Ликка и патамушта были безмерно счастливы. Как и ведьма, которой гораздо больше нравилось ощущать себя больше монетки. С самого утра ведьма сделала зарядку, трижды обошла вокруг хижины, сладостно потягиваясь и опираясь о клюку, размяла как следует косточки и нашла несколько замечательных грибов.
        Ни ведьма, ни Ликка, ни тем более патамушта не знали, что всего через несколько минут в дверь хижины постучит запыхавшийся почтальон и протянет влажный конверт, от которого будет пахнуть илом и рыбой. Внутри конверта обнаружится письмо, написанное чернилами осьминога на листе кувшинки.
        Но содержимое этого письма - совсем другая история…


        Конец
27.06.09


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к