Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Медведева Алена: " Спящие В Горах Анубри " - читать онлайн

Сохранить .
Спящие в горах Анубри Алёна Ильинична Медведева
        Войско союзников Юга снова собирает силы для решающего удара. Хельда должна приложить все усилия, чтобы закончить начатое. Сумеет ли она победить алчного короля Сангола?
        Алёна Медведева
        Спящие в горах Анубри
        1
        Хельда бросила быстрый взгляд на короля Аэлиантара, судорожно сглотнула и решительно шагнула в искрящийся туман портала. Эльфов не нужно бояться, если они твои союзники. На несколько мгновений Владычица Каланорского леса, Предводительница народа оборотней, зажмурилась, изо всех сил стараясь сдержать страх, а потом вдруг почувствовала на щеке дуновение прохладного ветра, принёсшего аромат замёрзших листьев и горьковатой коры. Хельда открыла глаза и с удивлением огляделась. Вокруг стоял хмурый пустой лес. То тут, то там лежали огромные тёмные замшелые валуны, словно разбросанные какими-то великанами. Неожиданно Лират мягко подтолкнула Владычицу сзади, и девушка поспешно отступила, позволяя выйти из портала другим воинам. Рядом уже стояли стражи госпожи и Тиллан, которые вошли в портал первыми на случай засады или каких-нибудь неприятных неожиданностей. Рыжая тагг уселась на плечо Хельды, с любопытством осматриваясь вокруг.
        - Как здесь пусто и тихо, - сказала она. - Словно все вымерли.
        - А ты разве не была здесь раньше? - спросила её Владычица.
        - Нет, - Лират покачала головой. - Мы жили на юге, там теплее. Это северные леса.
        Спустя некоторое время все воины Калангора, а также кентавры, нимфы, тагги и эльфы благополучно вышли из портала, который закрылся за королём Аэлиантаром и его магами. Воины быстро разбили небольшой лагерь, установив большой шатёр для командиров на ближайшей поляне. Хельда, кутаясь в плащ и грея руки о чашку с лирром, внимательно смотрела на карту, разложенную на столе.
        - Мы вышли здесь, - король эльфов указал на лесной массив, обозначенный тёмно-зелёным цветом. - Отсюда до Радагара семь дней пути. Границы людских земель начинаются вот тут.
        Тиллан внимательно осматривал карту, думая, как лучше провести войско. Хельда же неотрывно смотрела на заштрихованную коричневым цветом цепь гор Анубри.
        - Скажите, а сколько времени займёт путь до гор? - спросила она, не отрывая взгляд от карты, и сделала небольшой глоток горячего напитка.
        - Пешком около двух недель, - прищурившись, сказал Аэлиантар.
        - Значит, на крыльях получится неделя, - задумчиво проговорила Владычица оборотней.
        - Госпожа, вы успеете слетать в горы после окончания войны, - сказал Тиллан.
        - Несомненно, - кивнула Хельда. - Продумайте, как лучше провести наших воинов, а я пока осмотрю лагерь.
        С тех пор, как в Калангоре прошла битва войска людей и союзников Юга, прошло уже два месяца. Всё это время оборотни восстанавливали свои деревни, сожжённые отступающими отрядами людей, лечили повреждённые деревья, хоронили погибших. Калангор быстро вернул себе свой прежний вид, но душевные раны тех, кто храбро сражался за свободу и свои права, так быстро не проходят. Хельда уже начала сомневаться, а стоит ли ехать на Север, но оборотни, да и представители других народов жаждали закончить начатое.
        - Люди не успокоятся, не смирятся с поражением, - говорили они. - Лучше сразу показать им всем, чего стоим мы, дикие жители лесов.
        Разумеется, ни о каком истреблении людей не шло и речи. Воины желали мира, который не мог царить в Эльторине, пока был жив кровожадный Сангол Воитель и его союзники. Эта война должна показать людям, что другие народы не смирятся с их поведением и в случае чего, сумеют противостоять им.
        - Мы покажем, на что способны! И тогда они и заикнуться не посмеют о каких-то завоеваниях, - говорили оборотни.
        Кентавры жаждали мести. Они потеряли достаточно своих в этом сражении. Да и племя северных кентавров, которое люди безжалостно уничтожили до этого, до сих пор жило в их памяти. Что говорить о нимфах.
        Вместе с эльфами, которые всё же согласились вступить в войну, войско союзников возросло до двадцати трёх тысяч воинов. Многие были довольны, но Хельда чувствовала всё нарастающее сомнение. Неизвестно, что ждёт их в Радагаре. Что, если людей там во много раз больше? К тому же у них есть маги. Владычица думала о том, что только объединив против людей все народы Эльторина, они смогут победить. Что ж, шесть рас она уже собрала. Ольты решили остаться на Юге вместе с оборотнями, которые не смогли принять участие в походе на Север.
        - Наша жизнь слишком хрупка, - с виноватыми нотками в голосе сказал тогда Нэмиль, предводитель водяного народа. - Мы потеряли нескольких ольтов и искренне скорбим по ним. Это сложно понять другим, но для нас гибель одного из дитя - тяжкое испытание. Я прошу госпожу Калангора не обрекать нас на такую боль.
        - Конечно, Нэмиль, - дрогнувшим голосом поспешила успокоить его Хельда. - Я ни в коем случае не стану настаивать на вашем участии в этом походе. Я очень благодарна вам за помощь, которую вы оказали нам в сражении. Вы выполнили свой долг перед Эльторином, - девушка улыбнулась. - Вы можете возвращаться в своё королевство. Никто не будет упрекать вас за это решение.
        - Спасибо, Хельда, - судя по голосу, Нэмиль испытывал огромное облегчение. - Если ты позволишь, мы останемся в Калангоре на некоторое время, чтобы помочь вашему лесу восстановиться.
        - Конечно, огромное спасибо, - Хельда снова улыбнулась. - Думаю, теперь ольты не будут считаться таким замкнутым народом.
        Ольт издал мелодичный дробный звук, заменявший им смех.
        - Да, теперь точно нет.
        Госпожа Калангора с улыбкой вспоминала этот разговор, проходя мимо широких палаток и вьющихся дымом костров. Воины приветствовали её улыбками и радушными приглашениями выпить с ними чашу свежезаваренного лирра. Хельда рассеянно отвечала им и очнулась от своих дум только тогда, когда ей на плечо с шорохом опустилась Лират.
        - Твои воины пошли на охоту, - сообщила она. - Скоро будет ужин.
        - Хорошо, - вздохнула Владычица оборотней и посмотрела на серое небо.
        - Что тебя тревожит? - спустя несколько минут спросила рыжая сова.
        - То же, что и в прошлый раз, - грустно усмехнулась оборотень. - Впереди новая битва. Сможем ли мы выстоять?
        - Король эльфов привёл лучших своих воинов, а его командиры вместе с Тилланом и Хагиром разработали отличный план наступления. Тебе нечего тревожиться, - мягко сказала Лират.
        - А как же Раллен? Что, если они убили его? Я пыталась с ним связаться, поговорить на языке оборотней, но он не отвечает. Я боюсь за него.
        Хельда зябко поёжилась, непривычная к холоду и промозглому ветру.
        - Тебе нужно отдохнуть, - решила Лират. - Ступай в свой шатёр, поспи до ужина.
        - Нет, я не усну сейчас, - покачала головой девушка.
        Она вздохнула.
        - Но полежать, пожалуй, стоит, - неуверенно улыбнулась она.
        Тагг удовлетворённо свистнула и, кивнув ей на прощание, полетела к своим. Хельда вошла в свой шатёр и прилегла на гамак, повешенный между двух столбов. На душе было пусто и темно. Владычица уже решила, что прилечь в своём шатре было плохой идеей, но тут она неожиданно провалилась в глубокий сон. Сначала она видела во сне огонь, искажённые испугом и ужасом лица знакомых, тела погибших, устилающих огромное поле. Владычица оборотней сжалась в комок, стараясь отгородиться от всего этого кошмара, но тут она услышала чей-то глухой голос.
        - Под древними камнями, в толще скалы есть жизнь. Охраняемая духами сильнейших, она спит и копит силу до того, как затрубит боевой рог и Каменные врата будут открыты. Завет мудрого Такхардильгета будет исполнен, когда последний роглион прилетит за помощью к маленькому народу.
        Хельда вскочила и спросонок выпала из гамака. Она тихо вскрикнула и поднялась, потирая ушибленное плечо и колено. Она долго пыталась прийти в себя и, вспомнив глухой низкий голос из сна, бросилась к своей сумке, в которой лежала бумага и пишущие принадлежности. Она судорожно зажгла свечу, записала на листе всё, что запомнила и с изумлением вчиталась в странные строки. Владычица встала, задула свечу и тихо вышла из шатра, направившись к кентаврам.
        - Хагир, - позвала она, пытаясь увидеть вожака быстроногих среди других представителей его народа.
        - Хельда? - кентавр подошёл к ней и наклонил голову в знак почтения.
        - Я искала тебя. Можно с тобой поговорить? - голос Владычицы звучал так неуверенно и тревожно, что Хагир отрывисто кивнул и отошёл с ней в сторону, чтобы никто не мог помешать их беседе.
        - Скажи, ты не замечал в последнее время чего-нибудь необычного? - спросила Хельда, снизу вверх глядя на своего собеседника.
        - Ничего такого, что могло бы вызвать у меня тревогу, - слегка прищурившись, ответил кентавр.
        Хельда вздохнула. Тяжесть в груди нарастала с каждой минутой.
        - Но, знаешь, я чувствую, что что-то происходит. В Калангоре я наблюдал за звёздами. Они молчали. Но почему-то указывали на одну точку, - Хагир пристально посмотрел на госпожу оборотней.
        Хельда непонимающе нахмурилась, но неожиданно вздрогнула.
        - Горы Анубри? - глухо спросила она, одновременно боясь и желая услышать ответ.
        - Да, - после нескольких секунд томительного молчания подтвердил кентавр. - Горы Анубри.
        Хельда судорожно вздохнула и, отвернувшись, сделала несколько неуверенных шагов. Сердце глухо билось в груди, мешая думать, руки начали дрожать.
        - Ты боишься того, что впереди? - спросил Хагир.
        Владычица обернулась и подняла на него глаза.
        - Нет. Я… Я не хочу снова покидать свой народ перед битвой. Я могу не успеть.
        Тяжёлый камень мешал дышать. Сомнения с каждой секундой становились всё сильнее, а от смутной тревоги хотелось выть. Хагир ждал.
        - Я только что видела сон, - хрипло сказала Хельда. - Мне кажется, они ждут меня.
        - Значит, ты должна идти.
        - Но как же все остальные? Что я им скажу?
        - А не надо ничего говорить, - кентавр подошёл ближе и пожал плечами. - Я сам всё передам. Собирай отряд и улетай. Чем дольше ты будешь здесь оставаться, тем меньше времени у тебя останется.
        Владычица печально кивнула и, слегка ссутулившись, побрела обратно в лагерь. «Бросить своих, ничего не сказав… Что они обо мне подумают!» - мучительно думала она.
        Девушка прошла к таггам и нашла там Лират.
        - Найди Даргу и ждите меня в моём шатре, - тихо сказала она ей и пошла к костру в центре лагеря.
        Воины радостно приветствовали её, освободили место и дали поесть. Хельда быстро перекусила, стремясь уйти подальше от всех, но тут её взгляд натолкнулся на Наллита. Он в упор смотрел на свою госпожу, что-то обдумывая.
        - Я… Я пойду. Спокойной ночи, - быстро проговорила Хельда.
        - Спокойной ночи, анга, - поклонившись, ответил Тиллан.
        Владычица почти бегом направилась к своему шатру, как вдруг…
        «Госпожа, вы собираетесь уйти», - это был не вопрос.
        Хельда застыла, как вкопанная, стараясь успокоиться.
        «Наллит, я…»
        «Я иду с вами.»
        Никогда раньше его голос не звучал так строго и повелительно. Владычица помотала головой и ворвалась в свой шатёр.
        - О чём ты хотела поговорить? - спросила Лират, прерывая свою беседу с Даргой.
        - Мы улетаем, - глухо сказала Хельда, поспешно собирая вещи.
        - Что? Как улетаем? - встрепенулась красная тагг, с изумлением глядя на Владычицу оборотней.
        - Быстро и незаметно, - ответила Хельда, доставая оружие и свою дорожную сумку. - Мы летим в горы Анубри.
        - Кто полетит с нами? - спросила Лират.
        - Наллит.
        Рыжая сова, немного подумав, кивнула.
        - Что ж, лететь, так лететь, - сказала она, потягиваясь.
        - Что? Лират! Мы не можем всех бросить! - Дарга была расстроена и встревожена.
        - Нам нужно закончить начатое, - отрезала Лират. - Осталось ещё два народа, которые могут нам помочь. И не забывай, кто здесь Глас народа.
        Дарга замолчала, растерянно глядя на свою соратницу. В шатёр вошёл Наллит.
        - Вы готовы, госпожа? - спросил он.
        - Да, - кивнула Хельда, окидывая взглядом шатёр. - Идёмте.
        Лират уселась на её плечо, а Дарга, слегка помявшись, устроилась на плече Наллита.
        - Ты не будешь против? - спросила тагг.
        - Нет, - Наллит даже не улыбнулся, широким шагом следуя за своей Владычицей.
        Они быстро покинули лагерь, идя с таким выражением лиц, что все, кто попадался им на пути, быстро расходились. Отойдя на безопасное расстояние, Хельда обернулась, с болью и горечью глядя на яркие костры и проходивших мимо них оборотней, потом обратилась и быстро взмыла в небо. К ней быстро присоединились орёл и два тагга.

* * *
        - Госпожа, вы ещё не спите?
        Не получив ответа, Тиллан вошёл в тёмный шатёр. Он подумал о том, что Владычица зря отказалась от дежурства стражей у её «покоев».
        Не обнаружив Хельду в шатре, военачальник обратился к ней на языке оборотней. Но к своему изумлению не получил ответа. Он с нарастающим беспокойством обошёл лагерь, пытаясь найти Владычицу.
        - Мы видели, как она с одним из её стражей и двумя таггами ушли в лес, - доложил один из оборотней.
        - Не беспокойтесь, военачальник, - сказал подошедший Хагир, скриви губы в усмешке. - Ваша госпожа уже далеко.
        - Что? Но как?
        - Не волнуйтесь, она знает, что делает, - удовлетворённо ответил кентавр. - Она вернётся, когда будет нужна.
        - Но мы не можем выступить без неё, она наша Повелительница, - растерянно проговорил воин.
        - Сможете. Она полетела за помощью, чтобы завершить дело, которое начала, - Хагир внимательно посмотрел на Тиллана.
        - Что ж, мы не вправе обсуждать действия госпожи, - хмуро сказал он наконец. - Позовите ко мне стражей Владычицы. И сообщите королю Аэлиантару и таггам, что я хотел бы созвать совет.
        2
        Ночь оказалась такой же серой, как и день. Холодный воздух приятно остужал тело и бодрил не хуже купания в море. Однако Хельда меньше всего думала об этом. Она слышала зов Тиллана и других, и поняла, что они узнали о её побеге. Владычица старательно игнорировала голоса её подданных, сосредоточившись на полёте. Северное небо было полно сюрпризов от ярко-синих труб до огромных завихрений где-то в вышине. Серые облака, казалось, затянули всё небо, не давая пробиться на землю тусклому свету звёзд и лунных супругов. Хельда чувствовала почти физическое неудобство из-за того, что не видит привычный небесный свод, усеянный далёкими светилами. Она снова и снова прокручивала в голове послание из сна и слова Хагира. Он верил в то, что она делала. Владычица оборотней вспомнила, как он помогал ей после их победы. Она не спала сутками, помогая и в целительстве, и в организации оборотней при постройке деревень. А что было, когда Хельда узнала о завале в пещерах… Рядом были многие в этот момент. И ради них она держалась до конца. Раллен тогда очень помог, возглавив отряд по спасению женщин и детей. И только Хагир
стал случайным свидетелем её горя, когда она сидела одна в лесу, тихо дрожа всем телом от пережитого ужаса. Её до сих пор мучили мысленные крики умирающих оборотней, которые она слышала во время боя. Лират знала о языке народа Хельды, поэтому искренне ей сочувствовала и даже стала спать в её покоях, чтобы вовремя будить Владычицу, которая посреди ночи начинала метаться и кричать.
        - Думай о будущем, госпожа Калангора, - сказал тогда кентавр. - Оно принесёт тебе радость и покой, уж мне ты можешь поверить.
        Странно. Их знакомство началось с дуэли, а теперь он стал ей близким другом. За те два месяца, которые ушли на восстановление земель оборотней, Хельда не стеснялась просить вожака быстроногих о помощи. Он с готовностью помогал ей, выделяя воинов для того, чтобы очистить завалы в лесу или помочь перенести брёвна для новых домов. Владычица просила его о помощи не только для себя. Она знала, что работа помогает хотя бы на время отвлечься от горя, свалившегося на всех, кто участвовал в битве. Хельда видела, что смерть кентавров потрясла их вожака, который хоть и был бравым воином и храбрым и сильным вожаком, всё же заботился о каждом представителе своего народа. Она была уверена, что он знал о её мыслях на этот счёт. Но ничего не говорил, молча благодаря. И сейчас он поддержал её. Она была благодарна ему. Раньше Хельда не испытывала таких тёплых чувств к кому-либо, кроме, разве что, Учителя и Ильты, которые заменили ей родителей.
        Неожиданно сверху стали мягко падать какие-то странные белые крупинки, которые отвлекли Владычицу от размышлений. Дракон замедлил полёт, с удивлением и настороженностью глядя на белые пятнышки.
        - Не бойся, Хельда, - весело крикнула Лират, резвясь в морозном воздухе. - Это снег. Замёрзший дождь. Воздух холодный, вот капли и превращаются в снежинки.
        Дракон фыркнул, едва не вдохнув крупицы снега. Владычица посмотрела на своих спутников и уверенно начала снижаться. Они летели несколько часов подряд, да ещё и ночью. Пора было отдохнуть. Хельда опустилась на небольшой лесной опушке и недовольно огляделась вокруг. Мёрзлая холодная земля совсем не напоминала мягкую тёплую почву юга. Деревья стояли мрачные и голые, без листьев, нос неприятно морозило.
        «Думаю, обращаться нет смысла, - мрачно сказала Владычица, с трудом заставив себя улечься на холодную почву. - Будем спать так. Ты можешь спать под моим крылом, так теплее.»
        «Не волнуйтесь, анга, я не замёрзну», - отозвался орёл и, устроившись на ветке ближайшего дерева, распушил перья.
        Тагги уселись рядом и, пожелав оборотням спокойной ночи, нахохлились и уснули. Хельда спрятала голову под крыло и попыталась расслабиться. Мысли путались в голове, усталость мешала заснуть. Промучившись так какое-то время, дракон глубоко вздохнул, отгоняя назойливые образы, и погрузился в беспокойный сон.
        Следующие несколько дней прошли в молчаливом полёте. Становилось всё холоднее, воздух резал уши, заставлял дрожать. Хельда теперь каждый вечер перед сном поджигала огромный ворох обледенелого сушняка, который они с Наллитом быстро собирали в лесу. Огонь помогал согреться, хоть и ненадолго. Владычица чувствовала себя немного лучше других: крепкая чешуя не пропускала холод и не выпускала тепло. Тагги теперь ночевали только под крылом Хельды. Спустя несколько морозных ночей Наллит тоже стал спать на земле, рядом с драконом.
        На пятый день началась метель. Из серых и лёгких на первый взгляд облаков валил густой снег, белым полотном закрыв всё вокруг. На несколько метров вперёд не было видно ничего, только мрак и белые танцующие пятна. Странники медленно, но верно впадали в уныние. Этот край был им чужд, и он не жаловал пришельцев с Юга. «Поскорей бы добраться до гор», - измученная долгим полётом и ненастьем, думала Хельда. Ей приходилось почти каждый день охотиться, так как тех запасов, что они с Наллитом взяли с собой, хватило только на три дня. В зимнем лесу было мало дичи, многие животные впали в спячку, чтобы пережить холодную пору. Один раз Владычице удалось подстрелить оленя. Наллит помог загнать его в ловушку. В тот день они наелись досыта. Преодолевая метель и пургу, Владычица Калангора начала сомневаться, что она летит в правильном направлении. Но никаких ориентиров поблизости не было: только голый пустой лес. На седьмой день ударили сильные морозы. Хельда чувствовала, как в полёте сильно холодит кончики крыльев, и с тревогой присматривала за своими спутниками. В тот день, ближе к вечеру, Наллит отморозил
крылья, которые покрылись коркой льда. Он еле успел вскрикнуть, когда отяжелевшие перья не выдержали порыва ветра. Крылья заломило, они сразу потеряли чувствительность, и сильный орёл, тщетно пытаясь снова подняться в воздух, камнем полетел вниз.
        «Наллит!» - испуганно крикнула Хельда и бросилась за ним.
        Она поймала его на лету и, подыскав хорошее для приземления место, опустилась. Орёл тяжело дышал и не двигался.
        «Наллит», - позвала Владычица.
        «Ничего страшного, - ответил страж сквозь свист затруднённого дыхания. - Я немного отдохну, и мы снова полетим.»
        Ему нельзя было обращаться в таком состоянии. Поэтому дракон свернулся вокруг оборотня кольцом, пустил под крыло замёрзших таггов и провалился в беспамятство. Несколько раз Хельда просыпалась, но чувствовала себя такой обессилевшей и уставшей, что сразу же засыпала снова. Она смутно помнила, что спать нельзя, что они замёрзнут. Она чувствовала, как их заваливает снегом, думала о том, что они могут задохнуться, но ей овладело полное безразличие к происходящему. Как тогда, на болотах, где они чудом уцелели благодаря лесным духам. Сейчас же помощь не спешила приходить к ним. И молодая Владычица оборотней смирилась.
        Её разбудил какой-то глухой шум, будто кто-то стучал молотом в кузнице. Хельда всё ещё пребывала в полудрёме и с трудом воспринимала происходящее. Её чуткое обоняние уловило запах дыма, шкур и пыли. И тепло. Здесь было тепло. Девушка несколько минут, а, может, часов, боролась со сном. В конце концов она открыла глаза. Тяжёлые веки с трудом приподнялись, зрение было мутным. Перед глазами всё расплывалось. Хельда издала тихий стон. Почти сразу же раздались чьи-то торопливые мелкие шаги, потом незнакомый голос произнёс странное слово на незнакомом языке, и его обладатель убежал. Владычица пыталась приподнять голову или пошевелиться, но всё тело было сковано то ли усталостью, то ли ещё чем-то. Снова раздались шаги, теперь там было несколько человек. Или не человек?..
        - Ты очнулся, Великий, - раздался чей-то гулкий бас. - Как ты себя чувствуешь?
        Хельда поняла по звуку, что находится в пещере. Она поморгала, пытаясь привыкнуть к тусклому освещению. Она не могла ничего сказать, поэтому снова издала тихий мученический стон.
        - Воды! - приказал бас.
        Несколько существ, которые казались Владычице маленькими расплывчатыми пятнами, бросились к выходу из пещеры и вскоре прикатили большую бочку с водой. Они поставили её у морды дракона и стали ждать. Хельда собрала все силы и, приподняв голову, начала пить. Жажда не мучила её, но она надеялась, что это прогонит сон. Ей стало немного легче. То ли сила воли победила, то ли в воде было что-то бодрящее. В любом случае, Хельда теперь более осмысленно посмотрела на тех, кто пытался с ней заговорить и с удивлением увидела перед собой маленьких коренастых человечков. Все они носили пышные бороды и были одеты в дорогие меховые одежды.
        - Великий, мы рады приветствовать тебя, - снова начал один из присутствующих, кому принадлежал гулкий бас. - Вижу, тебе уже лучше.
        Он явно ждал ответа, но Хельда не могла разговаривать в своей второй ипостаси, поэтому она решила, что не стоит обманывать тех, кто был так похож на людей. Мимолётно она подумала о том, что это может быть какое-нибудь маленькое племя её врага, и она попала в плен. Но Владычица Калангорского леса быстро отогнала эту мысль. Она всё равно не сможет ничего узнать, если останется в обличье роглиона. Хельда поднялась и быстро обратилась. Люди отпрянули с криками удивления и уставились на стоявшую перед ними незнакомку, которой пришлось присесть, так как от бессилия и голода у неё сильно кружилась голова.
        - Это человек! - с гневом и ужасом вскричал тот, что стоял ближе к ней.
        - Нет-нет, - поспешно ответила Хельда, тщетно пытаясь подняться. - Я не человек. Я оборотень.
        - Оборотень? - недоверчиво спросил обладатель баса. - Мы не знаем ничего про оборотней. Ты наверняка лжёшь, человеческая колдунья!
        - Оборотни - это жители лесов, внешне похожие на людей и умеющие превращаться в животных, - попыталась объяснить Хельда. - Послушайте, я не знаю, сколько времени я здесь нахожусь, но мне очень плохо. Я не ела вот уже несколько дней. Помогите мне, я пришла к вам с миром.
        - Так ты искала нас? Вот уж не думал, что кто-то отважится искать гномов!
        - Вы гномы? - теперь пришёл черёд Владычицы удивляться.
        - А кто же ещё, по-твоему? - слегка недовольно откликнулся один из них, с копьём в руке.
        - Я никогда прежде не видела гномов… Я пришла к вам за помощью.
        - За помощью? Интересно, - проговорил гном с чёрной бородой, который первый заговорил с ней.
        - Я всё вам расскажу, но сначала мне нужно отдохнуть, - с трудом удерживая сидячее положение, сказала Хельда. - Со мной были три спутника - два тагга и орёл. Вы нашли их?
        - Да, они тоже здесь. Про таггов мы слышали. Они ещё спят, как и твоя птица. А он что, тоже оборотень?
        Владычица кивнула.
        - Хорошо, - кивнул чернобородый. - Мы поможем вам. Надеюсь, у вас хватит ума не нападать на нас, иначе живыми вы из пещер не выйдете. Арог, Бтар, принесите горячей еды нашей гостье. И позовите лекарей!
        Гномы засуетились, забегали. Кто-то принёс несколько тёплых шкур и, постелив несколько на полу, помог Хельде улечься на них. Потом пришли несколько женщин - таких же невысоких и крепко сложённых, как их сородичи, - и помогли девушке переодеться в тёплые чистые одежды. После этого в пещеру вошли ещё несколько гномов с подносами, полными всякой снеди. Как ни голодна была Хельда, она смогла проглотить несколько кусочков мяса и овощей, приправленных необычайно вкусными специями. После трапезы девушка закуталась в шкуры и погрузилась в сладкий сон без сновидений.
        Молодая Владычица несколько раз просыпалась, ела и тут же проваливалась в сон. Спустя несколько дней она окончательно восстановила силы и решила переговорить с Владыкой гномов, Гроном. После того, как Хельда привела себя в порядок и переоделась в захваченное с собой церемониальное платье и венец, стражники отвели её в тронный зал дворца, в котором они находились. Ступая по гулким коридорам и пещерам подземного королевства, девушка с изумлением и восхищением оглядывала город маленького народа. Каждая колонна, каждый узор на стенах был выполнен с такой любовью и изяществом, что искусству творцов можно было только позавидовать. Просторные залы, отведённые для собраний и пиров, огромные двери, ведущие в покои важных особ, вызывали чувство глубокого уважения. А тронный зал навевал воспоминания о старинных балладах, повествующих о подземном царстве, скрытом в толще гор. Это была огромная пещера со сводчатым потолком, на котором мозаикой из драгоценных камней было выложено семейное Древо Королей, массивные колонны, образующие коридор, который вёл к трону, увитые каменным плющом и цветами, пол из зелёного
мрамора. В нишах стояли статуи воинов - прежних королей Тонгавальда, огромного города гномов. Всё это Хельда узнала от женщин, которые помогали ей всё это время.
        Грон восседал на троне, ожидая её. Подойдя ближе, девушка поклонилась и сказала:
        - Приветствую тебя, Владыка гномов, мудрый Грон. Я, Хельда, Владычица южного Калангорского леса, владений оборотней, выражаю тебе глубокую признательность за твою помощь. Вы спасли мою жизнь и жизнь моих союзников и друзей.
        Она снова поклонилась.
        - Владычица? - переспросил гном, слегка нахмурившись. - Не слишком ли ты юна для престола?
        Его слова могли нанести оскорбление любой царствующей особе, но Владычица оборотней не стала обращать на это внимания.
        - Мои родители погибли в день моего рождения, - ответила Хельда. - Поэтому, как только мне исполнилось восемнадцать, я вступила на трон. Незадолго до этого началась война с людьми на севере. Вступив в законные права владения, я собрала народы юга и достойно встретила врага на своей земле. Нам удалось одержать победу и прогнать людей на север. Однако мы решили не останавливаться и навсегда покончить с Санголом и его колдунами. Поэтому мы снова собрали воинов и с помощью эльфов перенеслись сюда. Я хотела обратиться к вам за помощью. Если вы присоединитесь к нам, у нас будет больше шансов на победу.
        Грон молчал так долго, что Владычица оборотней уже начала подумывать, что он уснул. Грон не выглядел старым, но в его глазах читалась вековая мудрость. Владыка подземного царства вдруг поднял на неё глаза и, глядя в упор, приказал своим слугам:
        - Накройте стол в моих покоях.
        Когда приказ был выполнен, Грон пригласил Хельду отобедать с ним.
        - Нам о многом нужно поговорить, - сказал он.
        Они молча прошли в уютный зал, в котором был накрыт небольшой стол. Стены комнаты были украшены мозаиками и гобеленами, на которых сияли красками изображения трудящихся в кузницах гномов, цветущих садов и яркого солнца.
        - Присаживайтесь, гордая Владычица своего народа, - пригласил Грон, указывая Хельде на один из стульев. - А теперь расскажите мне подробнее обо всём, что случилось с момента вашей коронации.
        Юная Владычица повиновалась, изредка прерывая свой рассказ, чтобы глотнуть какой-то необычный напиток. Как выяснилось, это было слабое вино, изготовленное по древнему рецепту. Когда Хельда закончила, в зале повисла тишина. Грон обдумывал её слова, а она пока, воспользовавшись передышкой, с аппетитом стала есть. Гномы, несмотря на свой несколько приземлённый вид, были не только искусными резчиками по камню и кузнецами, но также превосходными поварами.
        - Так, значит, ваше войско сейчас стоит в одном из северных лесов у границы людских владений, - задумчиво проговорил наконец Владыка подземного царства. В его голосе прозвучало скрытое одобрение и почему-то угроза. - Прекрасно. Думаю, я смогу вам помочь, но перед этим я хотел бы познакомить вас кое с кем. Вся ваша история, Владычица оборотней юга, несомненно, очень увлекательна. Но меня интересует вопрос: как так получилось, что вы стали превращаться в роглиона?
        Пристальный взгляд тёмных глаз пронзил Хельду насквозь. «Всё-таки он очень грозный, - подумала она. - И не поймёшь, что у него на уме. Такой легко может сплести свой хитрый план, чтобы заманить в ловушку целое государство.»
        - Я сама задаюсь этим вопросом с тех пор, как впервые обратилась, - ответила она и отложила приборы. - Именно поэтому я полетела сюда, оставив своё войско. Я надеялась встретить здесь драконов.
        - Драконов? Хм…,- Грон еле заметно усмехнулся и уставился в одну точку. - Драконов здесь не видели очень давно.
        - И вы думаете, что их уже нет? - с замиранием сердца спросила Хельда.
        - Ну, этого я не говорил. Думаю, вы захотите увидеть своих друзей, - поднимаясь, проговорил Владыка гномов.
        Девушка вскочила, удивлённая такой резкой сменой темы, и поспешила за своим провожатым. Он повёл её через хитро сплетённые коридоры в небольшую комнату, с вышитым тяжёлым занавесом вместо двери. В комнате стоял небольшой стол и стулья, в нише одной из стен уютно трещал огонь в камине. На каменном выступе сидели тагги и оживлённо совещались между собой.
        - Хельда! - радостно воскликнула Лират. - Ты в порядке!
        - Здравствуй, Лират, - улыбнулась ей Владычица. - Как вы?
        - Мы в добром здравии, - ответила рыжая сова. - Нас уже согрели и накормили.
        - Рада за вас. А где Наллит? - Хельда с тревогой оглянулась вокруг.
        «Я здесь, анга», - прозвучал в голове знакомый голос. Юная Владычица резко обернулась и увидела закутанного в тёплые шкуры орла. Она подошла ближе и осторожно присела рядом.
        - Как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно спросила она.
        «Уже лучше», - коротко ответил оборотень.
        Хельда неодобрительно покачала головой.
        - Лучше скажи всё сразу, Наллит. Ты же знаешь, я легко распознаю ложь.
        Оборотень недовольно нахохлился.
        «Крылья болят, - неохотно ответил он. - Гномы говорят, я сильно их отморозил.»
        - Мой страж отморозил крылья, - повернувшись к наблюдающим за ними Грону, сказала Хельда. - Вы сможете помочь?
        - Мои лекари вылечат его, - ответил Владыка подземелья и сделал знак кому-то, стоящему в коридоре.
        Спустя некоторое время в пещеру вошли несколько гномов и подошли к оборотням.
        - Мы лекари, - сказал один из них. - Меня зовут Рдан, а это Лорг. Скажите, вы можете понимать его?
        - Да, - кивнула Хельда.
        - Тогда пусть он сообщит вам, если мы сделаем ему больно или он почувствует неудобство.
        - Хорошо.
        Лекари осторожно убрали шкуры и стали осматривать птицу. Несколько раз они просили его сделать несложные движения.
        - Лапы скоро заживут, - сказал Рдан. - С крыльями хуже. Когда мы вас нашли, на его перьях была ледяная корка. Вы долго летели?
        - Мы торопились.
        Рдан бросил на Хельду быстрый взгляд и тонко улыбнулся.
        - Понятное дело. Вам, южанам, должно быть, туго пришлось у нас на холодном севере.
        - Да, вы правы, - Владычица позволила себе улыбнуться в ответ и тут же тихо вскрикнула, почувствовав боль Наллита.
        - Я сделал ему больно? Прошу прощения.
        Лекарь осторожно приподнял крыло и стал его внимательно осматривать, иногда задавая вопросы. Он приказал принести кувшин тёплой воды, ткань для перевязки и настой из целебных трав. Хельда обернулась, глядя на Лорга, который поспешил за травами, и заметила, что Грон, кивнув ей, вышел из пещеры.
        - Как вам нравится Тонгавальд, сударыня? - спросил Рдан, не отрываясь от работы.
        - Зовите меня Хельдой, господин, - подсказала Владычица Калангора. - Ваш город очень необычный. В том смысле, что мы, оборотни, привыкли к лесным просторам. Жизнь в пещерах несколько тяготит меня. Но искусство ваших мастеров меня восхищает. Такого я не видела нигде.
        - А как же эльфы? - хитро прищурился лекарь. - Я слышал, с их королевством никакой город не может сравниться.
        - Их искусство другое. Оно больше напоминает небо. А ваше символизирует землю. К тому же, хотя строения Тонгавальда более массивны, они не уступают эльфийским дворцам в искусности.
        - Массивны, это верно. Под стать мастерам, не так ли? - хохотнул Рдан.
        В это время вернулся Лорг и несколько гномов, которые принесли всё необходимое. Рдан попросил Наллита постараться приподнять крылья, пока он будет их обрабатывать. Орёл с трудом выполнил его просьбу, и тут лекари стали очень быстро и аккуратно накладывать повязки, смачивая их в воде, в которую добавили настой из трав. Когда процедура была закончена, орёл опустил затёкшие крылья и не сдержал вздох облегчения.
        - Не волнуйся, - мягко сказала Хельда. - Ты скоро поправишься.
        - Именно так, - сказал Рдан, накладывая на лапы оборотня целебную мазь. - Ваша подруга не лжёт.
        Юная Владычица тонко улыбнулась.
        - Он мой страж, - сказала она.
        - И поэтому он не может быть вашим другом? - осведомился лекарь, напоследок удовлетворённо оглядев свою работу и вытирая руки куском чистой ткани.
        Хельда слегка удивлённо посмотрела на гнома, но он уже о чём-то говорил со своими помощниками, а затем, предупредив, что зайдёт позже, удалился. Наллит устало сопел, прикрыв глаза.
        - Если тебе понадобится моя помощь, позови меня, и я приду, - сказала Хельда и, поддавшись внезапному порыву, легко провела согнутым пальцем по мягким перьям пёстрого орла.
        Страж распахнул глаза, и до Владычицы долетела слабая волна его эмоций. Она улыбнулась и, пожелав стражу спокойной ночи, вернулась к затихшим таггам.
        - Вы разговаривали с гномами? - спросила Владычица оборотней.
        - Немного, - ответила Лират. - Они знают наш народ. Владыка хотел поговорить с нами о нашем племени. Сдаётся мне, он что-то задумал.
        - Вот это мне и не нравится, - пробормотала Хельда. - Что ж, отдыхайте. Я уже поговорила с ним. Думаю, он согласится помочь нам. Спокойной ночи.
        «Интересно, а с чего я взяла, что сейчас вечер?» - мимоходом подумала Владычица, покидая пещеру.
        На следующий день Хельда решила немного прогуляться по городу, но заблудилась. Поселение гномов стало для неё переплетением нескончаемых коридоров и дверей, ведущих в разные покои. «Какой же это город, - с лёгким раздражением подумала Хельда. - Это просто странный дворец в толще скалы, из которого вдруг исчезли все его жители.» Она несколько минут плутала по лабиринту, как вдруг увидела неяркий свет вдали. «Может, там выход в тронный зал?» - подумала она, ускоряя шаг. Она вошла под сводчатую арку из белоснежного камня, украшенную вкраплениями драгоценных камней, и резко остановилась, не поверив своим глазам. Перед изумлённой девушкой оказалась огромная пещера, конца которой не было видно с того места, где она стояла. Откуда-то сверху лился рассеянный жёлтый свет, не похожий на свет солнца. В нём плавно и медленно танцевали сверкающие пылинки. Под высоким сводом пещеры цвёл настоящий сад. Пышно зеленеющие деревья мягко шелестели на невесомом ветру, и по пещере разливался дивный аромат цветов и зелени. У дальней стены неярко блестела вода. Видимо, там находилось озеро.
        - Юная госпожа южного леса сумела обнаружить наш сад, - раздался рядом чуть насмешливый знакомый голос.
        - А что, он разве спрятан? - спросила Хельда, оборачиваясь к Грону.
        - Скажу так, наш сад является сердцем города. Вы не хотите прогуляться по нему? Думаю, этот пейзаж будет вам привычнее голых стен и толщи скал.
        Владыка гномов сделал приглашающий жест, и девушка охотно проследовала к белым ступеням, спускавшимися вниз. Она приподняла подол голубого платья и медленно зашагала по лестнице, не сводя глаз с цветущего сада.
        - Как вам это удалось? - спросила она, затаив дыхание.
        - Что, нравится? - в низком голосе Владыки подземного царства прозвучало самодовольство. - В обустройстве этого сада нам помогли роглионы. Их магия послужила на благо погибшей земле.
        - Что?! - Хельда резко остановилась, широко открытыми глазами глядя на Грона, невозмутимо спускавшемуся вниз.
        - Идёмте, госпожа оборотней, - весело позвал он её.
        Девушка с трудом одолела последние ступеньки и, не сводя с гнома вопросительного взгляда, подошла ближе.
        - Не волнуйтесь, я всё вам расскажу. Несколько столетий назад, когда наш народ процветал и жил в мире с другими, наш город находился в горе Радга, рядом с королевством людей. Гномы торговали с людьми, учились их искусству врачевания, шитья и многому другому, взамен обучая их кузнечному делу. Я был Владыкой уже девять лет, когда на трон Радагара взошёл Сангол Воитель, - голос рассказчика резко помрачнел. Грон нахмурился и вздохнул. - Он решил, что наши копи принесут больше дохода, если владеть ими будет он и его подданные. Что было дальше, думаю, вы знаете. Они напали на нас неожиданно, ночью. С помощью своего колдовства они обрушили несколько проходов. Много гномов погибло. И большинство из них женщины и дети, - Грон гневно скривился, словно с трудом сдерживал проклятья. - Нам пришлось покинуть город. Мы долго шли, обездоленные, опозоренные, но не павшие духом. В конце концов мы набрели на Анубри и решили остаться здесь. Но спустя некоторое время оказалось, что мы не единственные жители этих гор…
        Грон поднял взгляд на деревья и вздохнул. Потом он что-то вспомнил и улыбнулся.
        - Но ведь драконов никто не видел вот уже несколько веков! Как же…
        - Всё верно. На поверхности остались единицы. При строительстве дворца мы обрушили стену и наткнулись на спящего дракона. Не могу передать, какой ужас мы тогда испытали. Но зверь не проснулся. Если бы не его дыхание, мы бы подумали, что он мёртв. А спустя несколько дней, когда мы решали, что с ним делать, к нам прилетел роглион. Он говорил с нами и рассказал, что над Эльторином повисло проклятие, пришедшее вместе с Санголом. Они, как первые драконы этого мира, погрузили остальных представителей своего народа в глубокий сон, чтобы сильные звери смогли набраться сил и, затаившись, избежать проклятия.
        - Что за проклятие? - медленно шагая по дорожке, спросила Хельда.
        - В Радагаре колдуны нашли какие-то книги, с помощью которых стали сильнее. Они распространяли свою власть всё дальше, порабощая другие расы, начиная с животных. Роглионы не могли допустить, чтобы драконы стали слугами людей и послужили злу. Таким образом, погрузив остальных в спячку, они оберегали их от воздействия тёмной магии людей. Высшие драконы и сами скрылись в толще гор, чтобы все подумали, что они вымерли. Однако тогда, пять лет назад, последний не спящий роглион предупредил меня, что однажды в горы Анубри придёт их наследник, которого мы должны будем встретить и помочь ему, если он попросит. А затем сообщить ему о его прибытии. Того дракона звали Такхардильгет.
        - Как? - переспросила Хельда.
        - Такхардильгет, - повторил Грон. - Вы уже слышали это имя?
        - Кажется, да, - растерянно ответила Владычица оборотней. - Во сне… «Под древними камнями, в толще скалы есть жизнь. Охраняемая духами сильнейших, она спит до того, как затрубит боевой рог и Каменные врата будут открыты. Завет мудрого Так-хар-диль-гета, - Хельда с трудом выговорила длинное имя дракона, - будет исполнен, когда последний высший дракон прилетит за помощью к маленькому народу.»
        - Значит, всё верно! - Владыка гномов возбуждённо потёр руки. - Тогда торопитесь, Владычица оборотней. Он давно ждёт вас.
        - Что? Но я… - Хельда не успела ничего сказать, как Грон снял с пояса небольшой тёмный рог и громко в него протрубил.
        Гулкий низкий звук разнёсся по пещере, заставив девушку задрожать. Грон протрубил ещё два раза, и откуда-то сверху раздался ответный рёв. Юная Владычица подняла голову и еле сдержалась от крика: прямо на неё, устремив пронзительный взгляд ярко-жёлтых глаз, из темноты пикировал дракон, закованный в неяркую зеленоватую чешую. Вырвавшись из тоннеля, он вдруг распахнул огромные крылья и приземлился неподалёку на ровной площадке. Хельда, которая до этого ни разу не видела драконов, кроме своей второй ипостаси, со смесью ужаса и восхищения смотрела на этого огромного зверя, внимательно смотрящего на неё.
        - Идёмте, - позвал её Владыка Тонгавальда.
        Он первый вышел к дракону и, поклонившись, приветствовал его.
        - А это тот самый наследник, о котором ты говорил, Такхардильгет.
        Роглион перевёл взгляд на подошедшую Владычицу Калангора и, осторожно вытянув шею, всмотрелся в неё. Хельда, встретив его взгляд, почувствовала, как у неё подкашиваются ноги.
        - Как твоё имя, дитя, - неожиданно спросил дракон низким звучным голосом.
        - Меня зовут Хельда, господин, - изо всех сил стараясь сдержать дрожь в голосе, ответила девушка. - Я Владычица оборотней Юга.
        - Прекрасно. Я рад, что мы наконец встретились.
        Дракон лёг и долго разглядывал Хельду. Грон, тем временем, вышел, чтобы не мешать их беседе. Юная Владычица с нарастающей паникой смотрела, как он уходит. Ей было довольно неуютно в обществе такого опасного хищника.
        - Поверь мне, я не хотел тебя пугать, - миролюбиво сказал Такхардильгет. - Ты можешь принять своё второе обличье, чтобы тебе было удобнее.
        - Но тогда я не смогу с вами разговаривать, - возразила девушка.
        - Сможешь. Я прочту ответ в твоих мыслях.
        Хельда выдохнула, закрыла глаза и обратилась. По сравнению с Такхардильгетом она была совсем маленькой! Роглион внимательно смотрел на неё, что-то обдумывая про себя.
        - Рад видеть, что мы не ошиблись с выбором, - сказал он наконец. - Ты выжила и смогла отстоять свои земли. Это очень хорошо.
        «А я могла не выжить?» - не поверила своим ушам Владычица.
        - Мы знали, что люди когда-нибудь станут угрозой всему миру, поэтому решили спрятаться, дабы не попасть под их влияние. Возможно, не самый лучший выход, но он оказался действенным, - Такхардильгет вытянул передние лапы и гулко вздохнул. - Однако была вероятность, что род Высшего дракона, роглиона, вымрет до того, как наступят чёрные дни. Поэтому мы решили передать свою силу одному из представителей другой расы, чтобы потом он смог выполнить своё предназначение и пробудить уцелевших драконов от спячки. Долгие разговоры и споры, в итоге, привели нас к народу оборотней - людей, умеющих превращаться в животных. Мы послали силу сквозь пространство, надеясь, что она достигнет нужной цели. Драконы обладают магией, дарованной нам самим Эльторином.
        «Наверное, поэтому при первом обращении я чувствовала такую боль», - ошеломлённо подумала Хельда.
        - Да, это вполне возможно. Силе драконов пришлось вытеснить вторую ипостась, заложенную в тебе при рождении. Видимо, этот процесс оказался довольно болезненным. Зато ты обрела способность превращаться в одного из нас. Скажу тебе честно, мы и не надеялись на такую удачу. Мы думали, что наша сила просто наделит оборотня большими способностями. К тому же мы не догадывались, что поток силы выберет представителя королевской семьи.
        Роглион издал странный гулкий звук, отдалённо напоминающий смех.
        - Но так даже лучше. С помощью нашей силы ты смогла одолеть врага.
        «Тогда я должна сказать вам спасибо, - с улыбкой сказала Хельда и склонила голову в поклоне. - Если бы не ваша помощь, вполне вероятно, что мой народ бы погиб.»
        - Мы благодарны тебе и твоему народу не меньше. Ведь ты смогла выжить и прилететь сюда. Ты очень сильная. Но твои мысли вызывают у меня беспокойство, - Такхардильгет наклонил голову, внимательно глядя на Владычицу. - Насколько я теперь знаю, ты потеряла своих родителей при рождении. Это не могло не сказаться на тебе. Если ты позволишь, я загляну в твоё сознание, чтобы понять, что меня смутило.
        Хельда немного растерянно кивнула и подняла голову на дракона. Его глаза вдруг стали ярче, и перед мысленным взором девушки потекли её собственные воспоминания. Её первые слова, портреты родителей, Ильта, годы учёбы и тренировок, подготовка к становлению Владычицей, собственные размышления, столкновение с Аникой, разговор со стражами, Совет, коронация, путешествие, битва: всё смешалось, вызвав у Хельды неприятное чувство одиночества и вины. Она снова вспомнила погибших в Калангоре и подумала о том, что она, должно быть, очень плохая Владычица, если не уберегла столько жизней. Ей было неприятно, что кто-то увидел эти воспоминания.
        - Вот оно! - неожиданно взревел роглион, покидая её мысли.
        Он вдруг очень строго посмотрел на Хельду, отчего она, внезапно почувствовав себя провинившейся, слегка отпрянула и раскрыла крылья. Такхардильгет смягчил взгляд и добавил:
        - Ты слишком много думаешь о том, какая из тебя получилась Правительница. Но посмотри на себя. В твоих мыслях одни планы и беспокойство о народе, в них нет тебя. Долг, честь и справедливость, несомненно очень важны для любого разумного существа Эльторина, но только в том случае, если у него есть душа. Ты свою душу загубила ещё в детстве, решив стать такой, какими были твои родители. Из-за этого ты одинока, боишься проявлять чувства, а их считаешь минутной слабостью, недостойной Владычицы. Ты глубоко ошибаешься, дитя.
        Хельда с изумлением смотрела на него. Слова мудрого роглиона глубоко поразили её, вызвав невольный протест.
        - Поэтому ты так одинока. Стань же той, кем ты являешься в глубине души.
        Серый дракон помотал головой, пытаясь отогнать рвущие сердце мысли.
        - Но об этом потом. Думаю, нам пора разбудить драконов, которые так долго спали, и принять бой с людьми.
        Такхардильгет поднялся и мотнул головой, приглашая Хельду за собой. Он поднялся в воздух и устремился к тёмному лазу, зияющему с своде пещеры. Проход был достаточно широким, чтобы крупный дракон мог расправить там крылья. Молодая Владычица изо всех сил старалась не отставать, но лететь вертикально вверх было довольно неудобно и трудно. Однако не успела она как следует устать, как впереди мелькнул неяркий свет, который заслонили крылья Такхардильгета, а затем они вырвались на широкую площадку, освещённую отблесками странного яркого шара золотистого цвета. Хельда опустилась на каменный пол, восстанавливая дыхание и разглядывая его.
        «Что это?» - спросила она.
        - Это просто сгусток света, - рассеянно ответил дракон внимательно оглядывая множество входов в пещеры, расположившиеся вокруг лаза на много ярусов. Хельда наконец подняла глаза, с удивлением оглядывая зевы гротов. Они поднимались высоко наверх, где неожиданно мелькнул свет звёзд.
        - Гномы прокопали этот проход, чтобы драконы могли улетать из гор и возвращаться, не тревожа их, - пояснил роглион. - Сейчас во всех этих пещерах спят драконы. Но я их разбужу и тогда мы сможем отправиться в Радагар.
        Такхардильгет запрокинул голову и издал громкий жуткий рёв. Хельда вскрикнула, отползая назад. Эхо радостно подхватило зов и унесло его вверх, к небу. На несколько томительных секунд повисла тишина, а потом откуда-то сверху раздался приглушённый странный звук. Неожиданно зашелестели крылья, и рядом с роглионами приземлился коричневый дракон, чуть больше Хельды. Его голову украшали два витых длинных рога, а на кончике хвоста красовалась тяжёлая пика. Вслед за ним стали спускаться другие драконы. Всего их собралось не меньше нескольких сотен, и каждый счёл своим долгом лёгким поклоном выразить почтение двум роглионам, разбудившим их. Некоторые протяжно зевали, другие с трудом держались на ногах. Хельда с опаской и восхищением смотрела на этих прекрасных и таких разных зверей, вдруг почувствовав себя одной из них. Те драконы, кому не хватило места внизу, вытянули шеи из своих пещер, глядя на Такхардильгета.
        - Братья мои, - сурово начал он. - Час сражения пробил. Скоро мы отправимся в Радагар, чтобы вступить в последнюю битву за мир в Эльторине. Я даю вам несколько дней, чтобы окончательно проснуться и подкрепить свои силы.
        - Да, Великий, - прошелестел в ответ многоголосный хор, и почти все драконы дружно взмыли в воздух, вылетая из горы.
        - Ну вот, сейчас они разомнутся, поохотятся и тогда можно выступать, - удовлетворённо кивнул роглион. - Ты пока можешь проведать своих друзей и заодно позвать ко мне Грона. Нам есть о чём потолковать с ним.
        Хельда неожиданно даже для себя издала полный азарта и ликования клич и, легко развернувшись, нырнула в тёмный коридор. Теперь она не боялась. С такими союзниками они точно победят. Владычица расправила крылья, как только вылетела из лаза, и устремилась ко входу во дворец. Она быстро пролетела над деревьями, вызвав лёгкий ураган в саду и, превратившись в воздухе, чего никогда раньше не делала, спрыгнула на пол. Не сумев сдержать буйную радость, Владычица подхватила подол платья и бегом устремилась к покоям Грона. На этот раз она плутала меньше. Владыка гномов как раз входил в тронный зал, когда Хельда нагнала его. Она передала ему просьбу роглиону и попросила одного из стражников отвести её в покои друзей. Спустя несколько минут Хельда быстро вошла в комнату, своим приходом оторвав таггов от трапезы.
        - Здравствуй, - сказала Лират. - У тебя такой вид, будто ты в одиночку выиграла войну с Санголом.
        - Ты почти угадала! - Владычица схватила кувшин, плеснула в стакан немного воды и залпом выпила.
        - Так что случилось? - заинтересованно спросила рыжая сова.
        Дарга заканчивала есть, косясь на Хельду. Но девушка оглянулась на гнездо из шкур, выискивая взглядом Наллита. Орёл, весь замотанный бинтами, встрепенулся и внимательно смотрел на неё.
        - Я встретила драконов, - выдохнула наконец Владычица оборотней и опустилась на ближайший стул. - Они готовы помочь нам. Мы вылетим через несколько дней.
        В волнении девушка стала отщипывать маленькие кусочки от краюхи мягкого свежего хлеба и быстро их есть.
        - Правда? - спросила Лират, пододвигаясь ближе. - Отличная новость! Значит, скоро мы приведём подмогу в наш лагерь! Ура!
        Рыжая сова взлетела и, описав несколько кругов под потолком, мягко опустилась на плечо Хельды.
        - А помнишь, как мы прилетели в Калангор? - вдруг спросила Лират. - Мы тогда очень волновались - придёмся ли ко двору.
        - Мы тоже боялись, не хотели ударить в грязь лицом перед такими важными гостями, - со смехом ответила Хельда, потянувшись к очередной порции хлеба и, заодно, сыра.
        - Но оборотни оказались на редкость гостеприимны.
        - Думаю, вы вообще мало что знали о нас тогда. Обособленность была всему виной. Но когда же она началась? Когда возникло всеобщее недоверие?
        - Наверное, тогда, когда наш мир изменился, - задумчиво сказала Лират.
        Неожиданно в комнату вошёл Грон.
        - Я только что разговаривал с Такхардильгетом, - сообщил он, довольно потирая руки. - Он сказал, что мы выступим в ближайшее время, а значит, у нас много работы. От вас, госпожа Калангора, мне понадобится узнать количество ваших воинов, чтобы я смог собрать оружие и доспехи для них, а также для таггов.
        - Боюсь, доспехи будут не очень удобны оборотням, - сказала Хельда, поднимаясь из-за стола. - Мы не привыкли носить тяжёлую броню. Она увеличивает вес и мешает маневрировать. Вы же не станете надевать кольчугу на животных.
        - Но как тогда уберечь ваших воинов от стрел и мечей? - нахмурился Владыка подземного царства.
        - Эльфы помогут нам. А вы лучше сделайте побольше мечей для оборотней и кентавров. Да и тагги…,- Владычица оглянулась на Лират. - Хотя у вас есть магическая защита.
        - Да, но в прошлый раз некоторые тагги погибли из-за того, что колдуны людей были сильнее, - возразила рыжая сова. - Нет, лёгкие доспехи нам всё же понадобятся. Скажем, шлемы или что-то на крылья.
        - Только это должно быть что-то очень лёгкое, но в то же время прочное, - Хельда в замешательстве обернулась к Грону. - Есть ли у вас такой материал, способный выдержать скользящий удар и при этом не отяжелить птицу?
        Владыка гномов долго смотрел на неё, задумчиво нахмурив брови, а затем ответил:
        - У нас есть такой материал. Но за него вы должны будете победить!
        Владычица оборотней рассмеялась.
        - Не волнуйтесь, Владыка, мы не постоим за ценой.
        Грон и тагги переместились в королевские покои, чтобы обсудить с мастерами кузнечного дела детали доспехов и их количество. Хельда осталась, чтобы помочь Наллиту поесть. Он всё ещё не мог нормально двигаться, и это доставляло ему большое неудобство.
        - Ничего, - ободряюще сказала Владычица. - Скоро ты поправишься, и мы все вместе отправимся в наш лагерь.
        «Да, госпожа», - ответил страж.
        «Не называй меня так, - мысленно попросила Хельда, вложив в свои слова всю горечь, которую она испытывала. - Я хочу быть тебе другом. Я не хочу, чтобы во мне видели только Владычицу.»
        Орёл посмотрел на девушку.
        «Хорошо…Хельда.»
        Она вздрогнула, услышав своё имя и улыбнулась, ощутив, как тепло становится на душе. Как и в прошлый раз она мягко провела рукой по мягким перьям птицы и, внезапно испугавшись странных нахлынувших чувств, порывисто встала и удалилась, сказав на прощанье:
        - Я ещё зайду к тебе.
        Наллит долго смотрел ей вслед. Что-то жгучее и нестерпимое поселилось в его душе. Он вдруг вспомнил своих родителей, которые так любили его маленькую сестру. А на него у них, порой, совсем не оставалось времени. Он их не винил. Он тоже очень любил Орли. Но из-за нехватки внимания в детстве Наллит стал замкнутым, часто уходил в себя, предпочитая одиночество весёлым компаниям. Однако, несмотря на это, он был превосходным воином, одним из лучших учеников Тиллана, который хоть и был скуп на похвалу, часто невзначай удовлетворительно отзывался о своём ученике. Военачальник во время обучения Наллита старался предоставить ему выбор самому познавать то, что он хочет, а юный воин обладал немалой любознательностью и тянулся к знаниям из разных областей. И теперь воспоминания о прошлом вдруг нагрянули с новой силой. Страж вдруг подумал о том, что ему придётся долго переучиваться, чтобы называть госпожу по имени. Он привык видеть в ней Правительницу, но в чём-то она была права. Нельзя видеть в человеке только его титул. Под ним может скрываться светлая и ранимая душа.
        Тем временем Хельда вернулась к Такхардильгету, чтобы расспросить его о драконах и просто поговорить. Он относился к ней, как отец, искренне опекающий своё дитя. И она, почувствовав его тепло и ласку, неосознанно тянулась к нему. Ей было легче от того, что он знал все её мысли и переживания. Почему-то юная Владычица чувствовала полное доверие к этому могучему и мудрому представителю своего рода. Ещё Хельда, осмелев, поговорила с другими драконами. Все они не умели читать мысли, но каким-то образом понимали то, что она хотела сказать. Теперь Владычица оборотней окончательно убедилась, что драконы - не просто животные, какими их считали многие. Это был отдельный народ, у которого были свои обычаи и правила. Хельда узнала, что драконы живут большими семьями, у каждой своя пещера. Матери обычно заботятся о своём потомстве, а отцы охотятся. Также драконы выбирали себе пару на всю жизнь. Вероятно, это сложно назвать любовью, так как они не умели чувствовать как другие расы, как люди или оборотни, но их привязанность была намного крепче любых брачных уз. Молодая Владычица видела это, когда к ней подошла
пара драконов, чтобы удовлетворить своё любопытство и узнать её историю. Хельда каким-то образом смогла лишь на миг прикоснуться к их связи и едва не задохнулась от нахлынувших на неё чувств. Это было так прекрасно, что она испытала несравнимую ни с чем горечь от того, что никогда и ни с кем не делила такого счастья. Дополнять друг друга, стать одним целым с кем-то…
        Хельда вздохнула и посмотрела наверх.
        - Не хочешь ли слетать с кем-нибудь, маленькая сестра? - спросил Такхардильгет. - Думаю, любой дракон согласится показать тебе горы и посмотреть заодно, как ты летаешь.
        «С радостью!» - не колеблясь, согласилась Владычица, подумав о том, что это поможет ей отвлечься от невесёлых мыслей.
        Она легко взлетела, отталкиваясь от воздуха и поднимаясь всё выше и выше, устремляясь к чёрному небу, и вдруг вырвалась на свободу, покинув жилище драконов. В небе ярко сияло вечернее солнце, горы, покрытые снегом, ярко и тепло искрились в его ласковых лучах. Рядом с Хельдой пролетел ярко-синий дракон, задорно махнув хвостом. Он был не намного больше её и выглядел бесшабашным подростком.
        - Летим! - крикнул он. - Покажи, на что ты способна!
        Хельда фыркнула, выпустив облачко пара и, сложив крылья, ринулась вниз. Холодный воздух обжигал лёгкие, упругий ветер щекотал крылья. Юная Владычица осторожно развернулась, стараясь не врезаться в скалы, поднялась чуть выше и плавно заскользила над горами, любуясь их красотой. Мимо пронёсся неугомонный синий.
        - И это всё? - насмешливо прокричал он. - Давай наперегонки! Не бойся! Ведь у тебя есть такие же крылья, как у нашего народа!
        Сначала Хельда осторожничала, не зная, какие здесь ветра и опасаясь труб, но затем, увидев, что синий нагло её обгоняет, позволила инстинктам завладеть её телом и, сложив крылья, ускорилась, то взмывая в небо, то резко пикируя вниз. Она следовала за своим провожатым, отставая на несколько метров, чтобы не потеряться и чувствовала, как душа парит на свободе где-то рядом, крича от восторга. Хельда набрала полную грудь воздуха и издала пронзительный и долгий клич, который синий дракон тут же подхватил. Их голоса сплелись и устремились в небеса. Иссиня-серой молнией два зверя пронеслись над лесом, мельком замечая своих охотившихся собратьев, а затем, замедлив полёт и тяжело дыша от восторга, стали возвращаться.
        - Ты быстрая, - сказал её новый знакомый.
        «Спасибо. Как зовут тебя?»
        - Меня? - казалось, дракон был удивлён её очевидным вопросом, но потом подумал и ответил:- Зови меня Дельонгатом.
        «Я Хельда», - Владычица наклонила в голову и изобразила что-то похожее на поклон.
        Они вернулись в пещеру, где, вывалив мудрому роглиону подробности полёта, которым он, похоже, был очень доволен, разошлись. Владычица оборотней вернулась в свои покои: пора было ложиться спать. Она так устала, но в душе всё ещё бушевал огонь полёта. Уже лёжа в кровати, Хельда вдруг вспомнила Наллита. Она почувствовала неожиданную смелость и, расслабившись, послала своему стражу волну тепла и нежности, вспомнив о паре драконов, заворожившей её своими чувствами. Она хотела, чтобы он тоже это испытал, ей очень хотелось поделиться этим чудом с кем-нибудь ещё. Она утопала в этом тепле, когда вдруг почувствовала отклик, сначала робкий и еле заметный, но потом будто исчезла невидимая преграда, и сердце Владычицы затопило такое непередаваемое чувство лёгкости и ещё чего-то, что заставило её душу трепетать от радости. Девушка закрыла глаза, погружаясь в это новое для неё чувство, постепенно засыпая. Перед тем, как сон сковал её, она услышала еле слышный мысленный вздох, как шёпот ветра: «Хельда…».
        Такхардильгет, лёжа на каменной площадке перед входом в пещеры других драконов, вдруг приподнял голову, словно прислушиваясь к чему-то, потом удовлетворённо заурчал и снова погрузился в сон.
        3
        Спустя четыре дня, когда подготовка к отлёту была закончена, Грон объявил о предстоящем вылете. Было решено, что некоторые гномы, которые примут участие в битве, полетят до лагеря союзников на драконах. Остальные поедут своим ходом прямо в Радагар как резервный отряд. Драконы должны были нести не только седоков, но и оружие и припасы, которые понадобятся им в битве. Резервный отряд выступил в тот же день, чтобы через девять дней быть уже у королевства Сангола. Тем временем гномы суетливо бегали по городу, складывая тюки и мешки у Драконьего лаза. Хельда в это время сидела в комнате своих спутников и помогала таггам нарядиться в готовые доспехи. Металл, из которого они были сделаны, действительно был очень лёгким и прочным, гномы потрудились на славу. Доспехи состояли из небольшого шлема, защищавшим голову, и тонких подвижных пластин, которые крепились на крылья, чтобы защитить кости от ударов. Каждый шлем и пластина были выполнены с таким изяществом, что были похожи на прекрасное украшение, а не на средство защиты. Лират и Дарга остались очень довольны, пообещав себе, что маленький народ теперь
будет считаться их лучшими друзьями. Наллит смотрел на них взглядом, полным горечи и расстройства. Его крылья ещё не зажили до конца, поэтому он не мог ни летать, ни превращаться. Хельда приняла решение оставить его в Тонгавальде, несмотря на все протесты оборотня. Он пытался её убедить, что в лагере от него будет больше пользы, но Владычица не могла рисковать своим стражем. И сейчас особенно. Ему она об этом, конечно, не сказала, твёрдо заявив, что он останется здесь. После этого они почти не разговаривали. Хельда понимала, что храброму воину не хочется отсиживаться в стороне, пока остальные будут сражаться, но он сам выбрал следовать за ней. Останься Наллит в лагере, он бы принял участие в битве. Поэтому сейчас ему приходилось лишь наблюдать за приготовлениями к сражению.
        Хельда поднялась по Драконьему лазу к Такхардильгету.
        - Здравствуй, маленькая сестра, - как всегда дружелюбно приветствовал он её.
        «Здравствуй. Знаешь, у меня всё не было времени спросить, но где же остальные роглионы? Ты говорил, что вас было много, когда драконы впали в долгий сон.»
        - Да, это так. Нас и сейчас много, но под небом хожу только я, - роглион вздохнул и, заметив непонимающий взгляд своей собеседницы, пояснил:- Я остался последним из живущих здесь роглионом, но в глубине этих гор зреет кладка последней девы драконов. Я хотел поговорить с тобой об этом и поэтому очень рад, что ты сама пришла ко мне. У меня будет одно поручение для тебя - позаботься о ещё не родившихся птенцах. Дракон, что живёт в тебе, подскажет, что делать. Они вылупятся через несколько месяцев. Ты должна вырастить их.
        «Но…Но я не мать, - смешавшись, пробормотала Хельда. - Я не знаю, как…»
        - Ты узнаешь, когда придёт время, - прервал её Такхардильгет.
        «А как же ты?»
        - Думаю, что эта битва будет для меня последней, - роглион поднял голову, глядя на мерцающие в вышине звёзды, и тихо вздохнул. - Я уже стар. И жил всё это время только для того, чтобы встретиться с тобой и помочь другим в сражении. После нашей победы ты займёшь моё место. Драконы будут обращаться к тебе за советом и помощью, но ты тоже можешь просить их о том же. Тебе не откажут. Роглионы - первые драконы в Эльторине. Можно сказать, наш род, к которому ты тоже относишься, хоть и частично, пришёл в этот мир раньше других рас. Твоё слово решит всю дальнейшую судьбу крылатых.
        Хельда в смятении подняла на него глаза.
        - Я знаю, ты справишься, - мягко сказал дракон, ткнув её носом в плечо. - Ты уже достаточно мудра, чтобы править. Правда, тебе придётся оставить свой народ, пока не подрастут маленькие роглионы.
        Такхардильгет издал тихий смешок.
        - А они такие забавные. Совсем крохи. Они тебе понравятся, - лукаво добавил он. - Главное, не забывай о том, кто ты в душе. Будь не просто справедливой Правительницей, но и сильной и доброй представительницей своего народа. Будь собой, и ты обретёшь свободу.
        «Спасибо, Такхардильгет», - тихо ответила Хельда.
        - Ну вот, ты уже можешь выговаривать моё имя, - пошутил дракон. - А сейчас ступай, отдохни хорошенько, а завтра - в путь. Мы покажем вам лёгкую небесную тропу, где не будет ни сильных холодных ветров, ни вьюги.
        Владычица оборотней кивнула и, спустившись вниз на своих сильных крыльях, направилась в свои покои. Она собрала вещи, проверила меч и лук, немного поупражнялась, чтобы отвлечься от роящихся мыслей. Днём она ещё раз вылетела наружу, чтобы размять крылья с Дельонгатом, а вечером, полюбовавшись на закат, зашла к таггам и Наллиту, чтобы пожелать им спокойной ночи. Орёл ничего не ответил ей, но она разделяла его тоску и, почувствовав укол вины, поспешила уйти. Она знала, что ему тяжело, но так же хорошо понимала, что Наллит не захочет быть обузой в походе. Перед сном Хельда почувствовала, как он мысленно потянулся к ней, снова даря то тепло, которое несколько дней назад послала она ему, и с облегчением поняла, что он не злится.
        Рано утром, быстро умывшись, одевшись и поев, Владычица снова зашла к своему стражу. Она присела рядом с его ложем и, осторожно обняв руками орла и уткнувшись лбом в мягкие перья, сказала:
        - Ты знаешь, что я вернусь. И ты встретишь меня уже в человеческом обличье.
        «Всё должно было быть наоборот, - помолчав, сказал он. - Это я должен был уйти, а ты остаться.»
        - Не надо. Помни, ты всегда можешь связаться со мной и с другими.
        Девушка порывисто вздохнула и вышла из комнаты, мельком вытерев набежавшие слёзы. Спустя час огромная стая драконов с гномами и оружием на спинах вылетела из гор Анубри, устремляясь на восток, к лагерю союзников.
        Хельда летела рядом с Такхардильгетом, который был прав насчёт лёгкой небесной тропы. Их полёт занял всего пять дней. Гномы, непривычные к воздушным перелётам, долго не могли приспособиться, но, в конце концов, смирились со своей участью и даже осмелились взглянуть на мелькавшие под ними просторы и леса. Когда до лагеря оставалось совсем немного, Хельда полетела вперёд, чтобы предупредить войско о союзниках. Она мысленно связалась с Тилланом и, пролетая над раскинувшимся на несколько миль палаточным городком, громко протрубила, возвещая о своём возвращении. Вскоре небо превратилось в живую разноцветную радугу из драконов, которые приземлялись на краю полян и с интересом смотрели на тех, с кем им предстояло сражаться бок о бок. Все были несказанно удивлены и обрадованы пополнением в их рядах, поэтому до самого вечера длился весёлый пир. Хельда рассказывала о своём полёте, тагги с интересов рассматривали доспехи, а остальные воины с восхищением держали в руках прекрасные клинки, выкованные в кузницах гномов. Сами представители маленького народа сначала с недоверием смотрели на представителей других
рас, но после нескольких кувшинов вина раскрепостились и с удовольствием стали рассказывать о своём городе. Однако несмотря на выпитые вина и эль, ни один гном не проболтался любопытствующим оборотням, да и некоторым эльфам о секретах своего мастерства.
        Хельда с радостью приветствовала своих знакомых и на пиру извинилась за свой неожиданный отлёт.
        - Я знаю, мне нужно было предупредить вас, но я боялась, что мои поиски не увенчаются успехом. А обсуждение заняло было несколько драгоценных дней. Зато теперь, когда наше войско возросло, мы смело можем идти на Радагар.
        Её слова были встречены громкими ликующими криками и звоном кубков. После празднества, Владычица оборотней собрала всех глав народов в своём шатре, чтобы обсудить ещё раз план действий. Она узнала, что Тиллану удалось ненадолго связаться с Ралленом, но он был в ужасном состоянии, поэтому успел только сообщить, что он находится в подземелье. На совете было решено выдвигаться через два дня.
        В назначенный час огромное войско снялось с места и направилось в сторону Радагара. Оборотни предпочитали идти в своём зверином облике, так как идти по снегу с оружием и вещами было крайне неудобно. За ними шли эльфы, все в доспехах, с длинными луками в руках. Далее шествовали гномы и нимфы, на плечах которых сидели тагги. Драконы, чтобы остаться незамеченными, весь день отдыхали и охотились в лесу, а ночью нагоняли войско. Сама природа, казалось, пыталась противостоять им, обрушивая на воинов то вьюгу, то сильные морозы. Хельда, которая большую часть времени проводила с драконами, как-то спросила, почему Эльторин мешает им. Ведь они стремятся к миру.
        - Нет мира там, где была пролита кровь, - ответил на это Такхардильгет. - За каким бы правым делом мы не шли, мы всё равно совершаем ужасное преступление.
        «Но ведь люди совершили гораздо более страшные вещи! Мы должны их наказать, чтобы в будущем они не принесли в Эльторин ещё больше смертей и разрушений», - возразила Владычица.
        - Но разве мы имеем право решать за других? - внимательно глядя на неё, спросил роглион. - Жизнь была дана людям, и мы не вправе отнимать её у них.
        «Но ведь мы всё-таки идём на Радагар.»
        - Да, потому что должны защитить себя. Но это не значит, что каждый из нас одобряет это.
        Хельда задумалась над словами мудрого дракона. «Смогу ли я когда-нибудь рассуждать так же разумно, как он?» - задумчиво спросила она себя и, вздохнув, свернулась на холодном снегу.

* * *
        В течение всего пути главы присутствующих рас собирались вместе, чтобы в который раз обсудить план действий. Было решено оставить войско на приличном расстоянии от Радагара, чтобы успеть разведать местность и обстановку в целом. Далее нужно было решить, как выманить людей или как проникнуть в город. Эльфийские маги были уверены, что замок будет окружён магическим куполом, наподобие того, который они создали над Донгессом. Поэтому войти в Радагар просто так не удастся. Сам город представлял собой огромную крепость, с одной стороны защищённой горой Радгой. Стены крепости возвышались над пустым полем, окружённым широкой плавной рекой Кагит. Мост через реку хорошо охранялся. К тому же, в случае нападения, его легко было сжечь. Хельда посетовала, что на севере сейчас зима. Дождь мог бы значительно помочь им, ухудшив видимость. Хотя против магического пламени вода вряд ли бы помогла. Эльфы пожалели, что здесь нет ольтов, которые могли бы остановить течение или раздвинуть воды Кагит, чтобы их войско могло пройти. Однако они решили, что смогут сами с этим справиться. Как только эльфы снимут защиту
крепости, войти в неё будет легче. Больше всего глав собранных рас беспокоило количество людей и магов в Радагаре.
        - Если бы мы знали хотя бы примерно, сколько воинов у противника, было бы гораздо проще составить план атаки, - оперевшись на стол, сказал Тиллан. - Но мы не сможем послать разведчиков в крепость.
        Хельда задумчиво смотрела на грубую схему Радагара, начертанную много лет назад эльфами. На ум пришли слова Такхардильгета.
        - А что, если войти туда как послы? - спросила она. - Допустим, небольшой отряд проникнет в крепость под видом мирного визита и всё вызнает.
        - Сангол не поверит в это, - покачал головой Аэлиантар, величественно скрестив руки на груди.
        - Смотря кто пойдёт, - жёстко усмехнулась Хельда.
        - Госпожа, я не позволю вам рисковать ещё раз! - Тиллан грохнул кулаком по столу. - Вы слишком жестоки! Как, по-вашему, я должен выполнить обещание защитить вас, данное вашим родителям, если вы постоянно лезете в пекло!
        Владычица резко выпрямилась.
        - Возьмите себя в руки, военачальник, - холодно бросила она. - Не забывайте, я хочу идти туда не потому, что мне доставляет удовольствие подвергать себя опасности. Там мой брат. И он ваша единственная надежда, если я не вернусь.
        Глаза Хельды метали молнии. Она была вне себя от ярости.
        - Кого ещё вы можете послать туда? Кто сможет вести переговоры с представителями другой расы? Это моя прямая обязанность как Владычицы Калангора. Или вы забыли об этом?
        Тиллан опустил голову.
        - Кому вы пытаетесь доказать свою силу? - глухо спросил он. - Зачем вы это делаете?! Зачем постоянно рискуете? Ради чего?
        - Ради будущего своего народа! - в тон ему ответила Владычица. Её сильно расстроило и разозлило поведение военачальника, которого она всегда считала хладнокровным и твёрдым. К тому же вся эта безобразная сцена происходила на глазах у остальных повелителей. - Я не пытаюсь что-то доказать, я просто делаю то, ради чего мне была дарована жизнь.
        - И вы готовы так легко расстаться с ней, - почти простонал оборотень и, судорожно вздохнув, покинул шатёр.
        Хельда хмурилась и нервно теребила рукав тёплой туники.
        - Простите нас за эту сцену, господа, этого больше не повторится, - сказала она и, вздохнув, вернулась к столу. - Всё же я предлагаю вам последовать моему плану. Если со мной пойдут представители других народов, например, эльфы, они смогут распознать магию.
        - Санголу это тоже известно, - сказала Лират. - Как и его магам.
        - Но как незаметно пробраться в крепость?
        - Что, если мы откроем портал? - спросил Аэлиантар.
        - Сквозь защитное поле? - недоверчиво спросил Хагир, возвышаясь над всеми.
        - Это возможно, если внутри будет вторая точка.
        Король эльфов взял пишущую палочку и поставил две точки на карте: одну в лесу Радагара, а вторую внутри крепости.
        - Таким образом мы можем соединить две точки порталом.
        Он провёл еле заметную линию, соединившую обе точки.
        - А что может служить точками? Эльфы? - спросила Лират, с интересом глядя на карту.
        - Не обязательно. Это может быть амулет.
        - Тогда Хельда могла бы пронести за стены амулет, спрятать его где-нибудь, вы откроете портал, и наше войско беспрепятственно проникнет внутрь, - заключил Грон, похлопывая по висящей у него на поясе секире.
        - Всё не так просто, - покачал головой Аэлиантар. - Амулет могут заметить маги. Они почувствуют магическое поле, исходящее от него, и могут его уничтожить.
        - Тогда надо действовать очень быстро, - сказала Хельда, глядя на эльфа. - После того, как портал будет открыт, небольшой отряд воинов сразу должен переместиться, чтобы его защитить.
        - Не только воинов, но и наших магов. Люди могут порвать связь точек на расстоянии. Это очень опасно, надеюсь, вы это понимаете, - король Аэлиантар поднял на молодую Владычицу прямой взгляд.
        - Идёт война, - глухо ответила она. - Если у вас есть другой план…
        - Мы могли бы попытаться снять барьер, но на это уйдёт много времени. И маги это заметят, - Аэлиантар замолчал, что-то обдумывая.
        - Поймите, вы сами зайдёте в ловушку, которая моментально закроется, - сказал Хельде вожак кентавров. - Сангол может убить вас сразу же, как только за вами закроются ворота.
        - Да, но мы пронесём амулет, который позволит вам войти внутрь, - возразила Хельда. - А это главное.
        - Нет, - покачал головой Хагир. - Главное, чтобы как можно больше из нас остались в живых.
        Хельда вздохнула. Ответить ей было нечего.
        - Вы должны постараться снять барьер как можно быстрее, - обратилась она к королю эльфов. - Тогда драконы смогут вступить в бой со стороны гор.
        - Нам нужно несколько дней, чтобы опробовать этот план, - поднялся Аэлиантар. - Завтра отряд магов моего народа останется с драконами, чтобы провести тренировки.
        - Хорошо. Уверена, у вас всё получится, - кивнула Хельда. - Всем спасибо за внимание. Спокойной ночи.
        Владычица вышла из шатра и, глубоко вдохнув морозный воздух, направилась к своей палатке. Она чувствовала необычайную усталость. С трудом дойдя до шатра, Хельда зашла внутрь и, машинально расчесав длинные тёмные волосы, легла в гамак. Мысли тут же набросились на неё, словно стая голодных хищников. План, Радагар, защитный купол, слова Тиллана… Владычица глубоко вздохнула и мысленно потянулась к Наллиту. Их связь из-за расстояния была довольно слабой. Но он почувствовал её усталость и усыпил мягким теплом, которого ей так не хватало в этом царстве зимы.

* * *
        На следующее утро войско двинулось дальше. Хельда решила остаться с драконами, чтобы заодно посмотреть, как будут тренироваться эльфы. Она сидела рядом с Такхардильгетом, который с любопытством наблюдал за происходящим. Каелон, а с ним ещё около десяти магов, долго совещались. В итоге они разбились на две группы, одна из которых создала защитный купол, а вторая, с помощью одного из эльфов, пока игравшего роль амулета, пыталась незаметно открыть портал. Спустя несколько часов у них это получилось. После чего, удовлетворённые маги стали создавать сам амулет, жалея, что поблизости нет источника, какой был в Калангоре.
        - Возможно, мы бы могли помочь, - задумчиво сказал роглион. - Драконы обладают неким магическим запасом, частью которого могли бы поделиться.
        Драконы, которые никогда раньше не делились своими силами, с интересом вызвались поучаствовать. Каелон и Ваолин долго пытались осторожно позаимствовать у сильных зверей их магию, не причинив при этом вреда. Медленно, по крупицам, они вытягивали силу из драконов, собирая его в подготовленный камень. Эльфы брали совсем немного, но и этого вполне хватило, чтобы создать мощный амулет. Драконы не чувствовали никакого неудобства и были рады помочь. Некоторые отправились на охоту, чтобы подкрепить силы перед долгим полётом и размяться. Эльфы ещё раз провели пробную тренировку с использованием амулета. Всё прошло хорошо.
        - Главное - хорошо его спрятать, - задумчиво сказал Ристэль, вертя в руках неприметный камень, отливающий голубизной.
        - Маги его найдут в любом случае, - пожал плечами Таэлас. - Можно, конечно, навести чары маскировки, но магия от него всё равно будет исходить. Архимаг быстро его обнаружит.
        - Значит, надо его отвлечь, - сказал Каелон. Он обернулся к Хельде. - Ты уже решила, с кем пойдёшь в Радагар?
        Серый роглион помотал головой и обратился.
        - Я хотела взять кого-нибудь из вас, - сказала Владычица, зябко кутаясь в меховой плащ. - Но люди знают, что эльфы - сильные маги. Они будут настороже.
        - Они и так будут настороже, - парировала Ваолин. - Прибытие в крепость послов союзников вызовет переполох.
        - И всё же мысль о смерти людей не даёт мне покоя, - проговорил Такхардильгет.
        - Мы постараемся обойтись малыми жертвами, - заверила его Хельда. - Но если Сангол откажется от наших условий, а именно лишить всех колдунов их силы и освободить престол, то мы не сможем уйти с миром. Нужно закончить начатое.
        - Они сами выбрали свой путь, - жёстко сказала Ваолин. - Люди могли бы свергнуть короля, если не одобряли его поступков.
        - А что, если он держит их в страхе? - спросил роглион. - Если пообещал натравить на них своего мага?
        - Всё равно они могли бы…
        - Нет, Ваолин, - остановил её Каелон. - Народ людей слаб. Они не могут противостоять сильнейшим.
        - Мы могли бы узнать расположение строений в самой крепости, - проговорила Хельда, задумавшись. - Возможно, мирные жители нам помогут.
        - Мограт? - воскликнула Ваолин.
        Владычица оборотней уверенно улыбнулась ей и кивнула.

* * *
        Юноша очень неловко чувствовал себя среди эльфов, оборотней, таггов и остальных рас. Ему казалось, что все видят в нём врага и испытывают ненависть. Однако никто ничего ему не говорил, не до того было. Шаккет, повинуясь приказу Владычицы, почти постоянно находился рядом со своим подопечным, стараясь немного смягчить напряжённую обстановку. Когда он услышал мысленный призыв своей Владычицы, то передал её просьбу Мограту. Они вошли в шатёр, где Хельда и ещё несколько представителей других рас с нетерпением ждали их.
        - Здравствуй, Мограт, - кивнула юноше Владычица, кивком указывая на скамью. - Ты не мог бы рассказать нам про людей?
        - Про людей? - переспросил воин, немного нервно оправляя на себе тунику. - Что именно вас интересует?
        - Мы хотели бы узнать о том, как жители Радагара относятся к своему правителю, чем занимаются, как живут.
        Мограт был удивлён вопросами подобного рода, но, заметив ободряющий кивок Шаккета, ответил:
        - Каждый человек занимается своим ремеслом. Кто-то работает в кузницах, кто-то - в тавернах, мастерских и цехах. К Санголу люди в большинстве своём никак не относятся, - Мограт пожал плечами.
        - Объясни, - потребовал Хагир.
        - Видите ли, Сангол мало что изменил в наших законах с тех пор, как вступил на трон. Люди, в общем, довольны своей жизнью. А то, что их король развлекается на войне, их не касается.
        Мограт замолчал, что-то вспоминая.
        - Хотя, конечно, есть недовольные. Те, из чьих семей забрали братьев, сыновей и отцов. Санголу нужна армия. Поэтому он тщательно отбирает себе воинов. Многие идут туда сами в поисках приключений и славы. Остальных заставляют. Когда забрали меня, я думал, что не выживу. Я слаб физически, а людей для армии тренируют сутками. Мне удалось упросить командующего, чтобы меня назначили летописцем. Собственно, этим я и занимался до этого. Я освоил начальные техники боя и другие военные науки, но в первых рядах быть не хотел. Война не для меня. Я не люблю сражаться. Но кому-то это нравится…
        - Спасибо, Мограт, - задумчиво сказала Хельда. - Ты можешь идти.
        Когда юноша вышел, Владычица посмотрела на остальных.
        - Боюсь, мы вряд ли сможем убедить людей следовать за нами. У нас нет времени.
        - Но их нужно убедить в том, что мы не хотим убивать всех, - беспомощно сказала Лират. - Нужно спросить у Мограта, нет ли за стенами Радагара мелких поселений. Может, там мы сможем найти союзников.
        - Тогда узнай это у него, пожалуйста, - попросила Хельда и, дождавшись, пока тагг вылетит из шатра, обернулась к Аэлиантару. - Когда мы подойдём к крепости, нужно сделать так, чтобы нас было не видно.
        - Разумеется. Однако я сразу предупреждаю, архимаг может почувствовать возмущения магического фона. Поэтому нам нужно будет встать за несколько миль до границ. А вперёд послать разведчиков. К сожалению, все мы отличаемся от людей внешне.
        - Ничего. Если за Радагаром есть селения людей, мы сможем добраться до них незамеченными, - сказал Хагир.
        Грон молча пил тёплое вино из деревянной чаши.
        - Вы слишком много разговариваете, - наконец сказал он. - Действовать пора. Мы слишком долго отсиживались в стороне, чтобы ждать начала войны!
        - Не торопитесь, Владыка подземелья, - скупо улыбнулась Хельда. - Мы не можем просто так напасть. Люди сильны. Вы воевали с ними и знаете, на что они способны. Маги эльфов должны подготовиться, иначе всех нас ждёт смерть.
        Спустя несколько минут вернулась Лират. Её глаза горели от возбуждения и предвкушения новых приключений. Совещание длилось до глубокой ночи. А на следующий день в путь отправились несколько оборотней во главе с Торратом, два эльфа и Мограт, которые должны были отыскать глухие деревни и поговорить с людьми. Тиллан присутствовал на совете, но упорно молчал. Хельда знала, что он не отпустит её, поэтому не стала настаивать на своём участии в этом походе. Вместо этого она в оставшиеся дни пути основательно занялась смотром своих воинов, чтобы успокоить наставника. Оборотни с удовольствием тренировались, несмотря на усталость и холод. Тагги тоже принимали участие в боях. Нимфы пока держались в стороне. Они были совсем не приспособлены к холодам и очень страдали из-за этого. В меховых накидках и сапогах девушки чувствовали себя крайне нелепо и неуютно. Поэтому тренировались в стороне от всех, но с не меньшим ожесточением. Хельда несколько раз смотрела на их бои. Сама же она много времени уделяла драконам. Владычица оборотней пыталась вспомнить, как действовала в бою, обучала этому других. Такхардильгет
во многом помогал ей советами, но сам редко участвовал в полётах. Молодые драконы с энтузиазмом включились в воздушные бои, стараясь при этом не использовать огонь, чтобы не устроить пожара и не поранить кого-нибудь.
        Через несколько дней войско остановилось у намеченной границы и стало ждать отряд послов. Они прибыли на третий день уставшие и замёрзшие, но с хорошими новостями и гостями в придачу. В деревнях в основном говорил Мограт. Он объяснил людям, что на Радагар надвигается огромная сила, недовольная действиями Сангола и его приспешников. Те, кто хочет участвовать в битве, могли присоединиться. Остальным следовало уйти подальше, чтобы не стать жертвами сражения. Сначала люди не поверили бывшему летописцу, но когда увидели эльфов и оборотней, решили послать верных и надёжных людей, чтобы они узнали, правду сказал юноша или нет. И сейчас эти люди - крепкие высокие мужчины - с изумлением смотрели на необычных представителей других народов, собравшихся здесь, чтобы свергнуть жестокого правителя. Торрат пригласил посланников в шатёр, где их уже ждали. Аэлиантар объяснил людям, зачем они пришли и убедил их, что все народы собрались здесь, чтобы положить конец завоеваниям Сангола.
        - Он совершил слишком много преступлений, - сказал Король эльфов. - Так больше продолжаться не может.
        В итоге переговоров люди согласились с мнением союзников и отправились в обратный путь, чтобы предупредить остальных.
        Прошло ещё несколько дней…

* * *
        Кандер мрачно осматривал заснеженный пейзаж и нетерпеливо подгонял коня:
        - Ну, пошёл, пошёл!
        Конь мягкой рысцой бежал по утоптанной дороге, недовольно косясь на сидящего в санях хозяина, словно говоря: «И чего тебе не имётся? Видишь, и так бегу, как могу!»
        Впереди высилась мрачная стена Радагара. Мужчина снова подстегнул коня, заметив у огромных ворот множество саней. Оттуда слышалась громкая брань, крики животных и грохот телег. На праздник, как и много лет до этого, собиралось множество народу. Для купцов этот день был особенным - на ярмарке товар расходился намного быстрее, чем обычно. Поэтому все стремились приехать в Радагар пораньше и занять место на огромной торговой площади. Кандер подъехал к воротам и, остановив коня, повернулся к стражникам.
        - Светлого дня и да здравствует Великий Сангол, - традиционно приветствовал он воинов.
        - Да здравствует правитель Радагара! - привычно ответил один из них и подошёл к саням. - Что везёшь?
        - Меха, мясо и соленья на продажу, - ответил Кандер. - Надеюсь, сегодня удастся выручить побольше.
        Воины бегло осмотрели сани и, забрав обязательную пошлину, велели ему проезжать: к городу съезжалось всё больше купцов и простых жителей деревень, желающих поучаствовать в празднестве. Кандера здесь знали, поэтому его место оставалось незанятым. Мужчина неторопливо выложил на прилавок свой товар, повесил над столами согревающие амулеты и, попросив знакомых последить за палаткой, повёл коня в конюшню. По пути он подошёл к крепостной стене и долго её разглядывал. Но какой-то стражник, подозрительно смотрящий в его сторону, велел ему убираться подальше. Кандер отошёл, недовольно глядя на воина. Он постоял у конюшни, когда высокий незнакомец в плаще сильно толкнул его.
        - Смотри, куда идёшь! - сердито прикрикнул на проходимца торговец и зашагал в сторону площади.
        Одна из лошадей, чей хозяин разговаривал с несколькими людьми, подошла к куче сена, лежащей у стены здания и с удовольствием начала жевать. Сено было жёстким и довольно-таки невкусным, но после долгой дороги прекрасно утоляло голод. Неожиданно что-то твёрдое попало лошади на зуб. Она всхрапнула и дёрнула головой. В стог сена упал небольшой блестящий камушек. Кобыла фыркнула и продолжила трапезу.
        Кандер вернулся к своему прилавку и стал дожидаться покупателей. Площадь постепенно заполнялась людьми. В этот день даже погода смиловалась, и лютые морозы, обычные для северной зимы, на время отступили. То тут, то там зазывалы вовсю расхваливали свой товар. Женщины с корзинами в руках быстро раскупали свежее мясо и меха, мужчины, лениво прогуливаясь по площади, с интересом поглядывали на оружие и доспехи, созданные великими мастерами. В стороне стояли отменные кони, выставленные на продажу, то и дело оглашая воздух мелодичным ржанием. Над толпой висели громкий гул и звон, привычные каждому горожанину. Неожиданно в палатку Кандера влетел сокол и присел на балку. Торговец неодобрительно посмотрел на него, слегка поёжился, но ничего не сказал. Вместо этого он достал из мешочка, висящего на поясе, тусклую длинную ленту и стал привязывать её к лапе птицы.
        - Так все будут видеть, что у тебя есть хозяин, и не будут задавать вопросы, - пробормотал мужчина и, закончив, снова встал за прилавок.
        Покупатели, хорошо знавшие Кандера и качество его товара, стремились как можно быстрее ухватить больше мяса и мехов. Торговля шла полным ходом, золотые и серебряные монеты со звоном сыпались в кошель.
        - Кандер! Дружище! - вдруг раздался рядом чей-то радостный голос.
        Купец повернулся и увидел подошедшего к прилавку своего старого друга Фирга.
        - Смотрю, ты как всегда на высоте? - добродушно подмигнул мужчина.
        Это был человек среднего роста, с пышными тёмными усами и бородой, добрыми глазами и мягким нравом, за которым, впрочем, скрывался сильный дух и крепкий характер. Фирг держал неплохую таверну под названием «Дикий олень», сдавал комнаты и жил со своей семьёй в своё удовольствие. У Кандера он часто закупал свежее мясо и соленья для своей кухни.
        - Как твои дела? - удобно устроившись за прилавком, спросил Фирг.
        - Всё в порядке, - скупо ответил Кандер. - Домашние тревожатся, правда. Говорят, Сангол снова собирает войско.
        - Да, - хозяин таверны помрачнел и вздохнул. - Видать, там, на юге, они встретили достойных противников, - Фирг наклонился поближе и понизил голос. - Поговаривают, будто там живут странные существа, кровожадные звери и птицы, готовые растерзать любого, кто зайдёт на их земли.
        Сокол, до этого смирно сидящий на балке, насмешливо свистнул. Мужчины вздрогнули и подняли глаза.
        - Байки всё это, - презрительно отозвался Кандер, неторопливо доставая трубку.
        Он набил её табаком и закурил.
        - Кто-то ляпнул, а остальные и рады повторить.
        - Но ведь ты там не был. И я не был. Откуда нам знать?
        Кандер покосился на сокола и приглушённо сказал:
        - Я их видел.
        Фирг изумлённо вытаращил глаза и вдруг начал хохотать.
        - Да неужто? Где? Во сне? - сквозь смех проговорил он.
        - Нет. Я расскажу, если перестанешь ржать, как сивая кобыла и потрудишься меня выслушать, - немного раздражённо прервал его Кандер, жестом приглашая друга зайти в палатку.
        Тот покачал головой, но всё-таки проследовал внутрь. Купец задёрнул полог, чтобы никто не смог увидеть, что происходит внутри.
        - Несколько дней назад к нам в деревню пришли несколько чужеземцев, - начал Кандер, оглядываясь на прилавок сквозь щель в пологе. - Сказали, что не причинят нам вреда. Они не были похожи на людей. Одни назвались эльфами, другие - оборотнями. Они рассказали, что Сангол напал на их земли, но Владычица оборотней собрала все народы юга и прогнала вражеское войско. Теперь они пришли сюда, чтобы закончить дело. Я был в их лагере и разговаривал с представителями этих народов. Они хотят свергнуть Сангола и отнять магию у людей, чтобы колдуны не смогли причинить вреда Эльторину. Они не хотят убивать нас, поэтому решили предупредить о своём приходе.
        Фирг с сомнением посмотрел на старого друга. Честно признаться, его слова не вызвали особого доверия.
        - Допустим, что ты говоришь правду, - сказал мужчина. - И они действительно пришли сюда ради Сангола и колдунов. Но кто сказал, что они не хотят захватить наши земли?
        - Мы, - раздался рядом насмешливый молодой голос.
        4
        Каелон старательно «прощупывал» защитное поле вокруг Радагара.
        - Сейчас оно слабее, чем обычно. Сегодня ярмарка, - сказал он остальным. - Магам пришлось потратить бы много энергии, чтобы открывать и закрывать заслон, пропуская всех желающих. Сегодня отличный день для нападения.
        - В городе много мирных жителей, - с сомнением сказала Хельда. - Они примут нас за врагов и станут сопротивляться, хотя мы и не причиним им вреда. Нужно проникнуть в замок. Я пошлю своих воинов. Они справятся.
        - Да, но они не смогут одолеть колдунов, - возразила Ваолин. - Нужно хотя бы несколько эльфов для этого.
        - Или таггов… Действуем по плану, - кивнула Хельда. - Кстати, а что за праздник сегодня в Радагаре?
        - Годовщина коронации Сангола, - мрачно отозвался Магрот.
        Все присутствующие усмехнулись.

* * *
        Фирг подпрыгнул от неожиданности и еле удержался от крика. Перед ним стоял высокий стройный юноша, одетый в тёплый меховой плащ, под которым скрывались накидка, штаны и высокие сапоги. На поясе незнакомца висел убранный в ножны меч. Однако странным было не это. Внешность молодого человека разительно отличалась от других людей. Узкое лицо, длинные волосы, слегка удлинённые уши, тёмные глаза с желтизной, больше напоминающие глаза птицы, нежели человека, необычно плоский нос. Сам незнакомец был стремителен и неуловим, что было заметно по его движениям и речи.
        - Мы не собираемся захватывать Радагар, - снова заговорил юноша. - Наши земли находятся на юге. К северу мы непривычны.
        Он пожал плечами и весело посмотрел на застывшего хозяина таверны.
        - Ты кто? - прохрипел он, пытаясь придти в себя.
        - Я оборотень, - как само собой разумеющееся ответил незнакомец. - Можешь звать меня Гирэллом.
        Фирг недоумённо обернулся к Кандеру, желая получить объяснения.
        - Это действительно так, - уверенно кивнул купец. - Это он сидел на балке в облике сокола. Вон, видишь? На его ноге моя лента.
        Фирг машинально опустил глаза и снова вздрогнул, увидев на правой ноге незнакомца старую ленту.
        - Тебе не нужно меня бояться, - с дружелюбной улыбкой заявил юноша. - Я пришёл с миром.
        - Извини, парень, но я не верю ни единому твоему слову, - категорично ответил Фирг. - Вы тут сговорились, что ли? Хотите вконец заморочить мне голову?
        Кандер закатил глаза и вздохнул.
        - Ладно, так и быть, - вздохнул незнакомец и, слегка подпрыгнув на месте, вдруг превратился в сокола.
        Фирг отшатнулся, с ужасом глядя на птицу, которая быстро превратилась обратно в человека.
        - Великие боги, - пролепетал хозяин таверны, переводя взгляд на друга. - Кого ты сюда привёл? Ты сошёл с ума! Это же измена!
        - Достопочтенный мастер Фирг, - снова вмешался Гирэлл. - Я уже говорил, что не причиню вам вреда. Я только хотел вас предупредить о переменах, которые скоро придут в Радагар. Эти перемены предрекали и кентавры, и ольты.
        Мужчина выглядел настолько изумлённым, насколько это вообще было возможно.
        - Фирг, я рассказал тебе о них только потому, что доверяю, - серьёзно сказал Кандер. - Они не просят о помощи. Они хотят сохранить жизни людей, которые не причастны к злодеяниям короля. Подумай сам. И вспомни о своих сыновьях. Где они сейчас?
        Фирг перевёл на него яростный взгляд.
        - Не говори мне об этом! Ты сам прекрасно знаешь, что с ними произошло! - взорвался он. - Чего ты от нас хочешь?! Чтобы мы сдались им?
        - Чтобы вы не мешали вершить правосудие, - тихо сказал Гирэлл. - Клянусь, мы вас не тронем. Чего и от вас хотим. Объяснить бы ещё это вашему войску. Тогда нам удалось бы избежать ненужных жертв. На наших землях погибли многие, сражаясь за свободу южных народов Эльторина. Мы знаем, что такое война, потери, скорбь. И не хотим, чтобы кто-то испытал это.
        Фирг молчал.
        - Я не смогу предупредить всех, - наконец сказал он.
        - А всех и не надо, - положив ему руку на плечо, сказал Кандер. - Ты ведь хозяин таверны. Скажи нескольким, они сами разнесут весть.
        - И донесут её до короля, - язвительно фыркнул Фирг.
        - Не успеют, - ухмыльнулся Гирэлл. - Так что, вы нам поможете?
        Мужчина внимательно посмотрел на него и отрывисто кивнул.
        - Ради своей семьи и семей моих близких, - хмуро сказал он. - Но учтите, если погибнет хотя бы один мирный житель Радагара, мы церемониться не станем.
        Гирэлл снова усмехнулся и чуть насмешливо поклонился.
        - Да будет тебе, Фирг, - поморщился Кандер. - Иди. Сегодня вечером предупреди нескольких человек. А дальше посмотрим.
        Хозяин таверны покачал головой и быстро вышел из палатки. Гирэлл посмотрел ему вслед и обернулся к торговцу.
        - Госпожа благодарит вас, - с поклоном сказал оборотень. Он немного помолчал и добавил:- Она говорит, что жители вашей деревни ушли далеко на восток. Теперь им точно ничего не угрожает.
        - Спасибо, - еле слышно ответил мужчина.

* * *
        Хельда разговаривала с драконами до позднего вечера, в последний раз обсуждая план действий. Она очень волновалась, снова пытаясь успеть сделать всё, что от неё требовалось. К этому примешивались тревога за Гирэлла, который остался в Радагаре, чтобы проследить, как быстро разлетится весть об их войске, мысли о Наллите, с которым ей теперь очень редко удавалось связаться, беспокойство насчёт амулета, хотя эльфы убедили её, что всё в порядке. В конце концов, Тиллан проводил госпожу в шатёр и почти заставил её лечь отдохнуть. Хельда согласилась. «Ничего, отдохну полчаса и снова всё проверю», - подумала она и моментально уснула.
        В предрассветный час её разбудил зов военачальника. Погода вновь решила проявить благосклонность, порадовав всех ярким солнцем, которое застенчиво выглядывало из-за сверкающих пик гор. Пронзительно синее небо так и манило, а свежий воздух бодрил как нельзя кстати. Воины быстро привели себя в порядок, надели доспехи, вооружились и построились. Тиллан и Аэлиантар решили выделить резервный отряд, который должен был сначала ждать, пока войско союзников отвлечёт армию людей. Ещё ночью Гирэлл сообщил, что Санголу стало известно об их появлении, из-за чего в городе поднялся страшный переполох. Было решено выманить войско людей из крепости, дать сражение, тем самым отвлечь их, а самим послать один из отрядов в город, чтобы захватить магов, не участвовавших в битве и постараться успокоить людей.
        Войско союзников двинулось вперёд, неумолимое, как лавина. Эльфийские маги замерли в подлеске, окружив крепостные стены и прощупывая защиту. Впереди на быстрых лошадях мчался небольшой отряд лучников. Они вынеслись из леса первыми и, быстро вбежав на мост, расстреляли охранявших его стражников, уже готовых поднять тревогу. За ними так же стремительно, пригнувшись к шеям скакунов, скакала конница во главе с Тилланом и Хагиром. Они быстро пересекли мост и выстроились ровной шеренгой у реки, подняв яркие стяги. Как и предполагалось, дозорные Радагара моментально заметили неприятеля и бросились в крепость, предусмотрительно заперев ворота. Кони воинов храпели и нетерпеливо рыли копытами землю. Военачальник оборотней и вожак кентавров встали впереди войска, ожидая послов. Те показались спустя несколько минут. Из крепости выехало несколько всадников, двое из которых были магами. Ларг, стоявший за Тилланом, предупредил его об этом, также сообщив, что вражеский отряд накрыт магической защитой. Эльфы тоже создали защитный барьер вокруг своего отряда и стали ждать, когда посланники Радагара подъедут ближе.
Люди остановились на безопасном расстоянии, недоверчиво и презрительно оглядывая чужаков.
        - Кто вы? - громко спросил возглавлявший всадников воин.
        - Мы, представители народов юга, пришли сюда, чтобы свергнуть жестокого короля Радагара Саногла и его приспешников, - в тон ответил Тиллан. - Выдайте его нам, и, обещаем, никто не пострадает.
        - Кучка чужеземцев, пересекших наши границы, не может ничего требовать! - сказал воин. - Убирайтесь прочь иначе окажетесь на виселице!
        - Мы вас предупредили, - спокойно кивнул Тиллан. - Передайте вашему правителю, что мы, свободные жители южных земель, вызываем его на бой. Пусть выйдет из своего убежища и сразится в честном бою.
        - Наш король не станет обращать внимания на заявления подобного рода, - нахмурившись, заявил мужчина, сдерживая нетерпеливо танцующего под ним коня. - Уходите немедленно!
        - Если ваш король трус, это его дело, - усмехнувшись, подал голос Хагир. - Однако нам есть о чём потолковать с ним. Пусть выходит, иначе мы разрушим вашу крепость и перебьём всех, кто попытается нам помешать!
        - Ну хорошо, - сквозь зубы бросил воин, дёргая поводья. - Мы не намерены терпеть ваши оскорбления!
        Один из людей выхватил рог и громко протрубил тревогу. В тот же миг всадники, развернувшись, поскакали к Радагару, а на стенах, как по волшебству, возник огромный отряд лучников, целившихся в чужаков. Однако те стояли спокойно. Неожиданно из леса послышался странный гул, и на поле стали выходить воины. Огромное войско надвигалось неумолимо, взметнулись вверх знамёна и флаги. Гремели латы, ржали кони, над полем плыл звук боевого рога. Войско союзников стало переходить через мост. Лучники Радагара открыли огонь, но ни один противник не пал под их стрелами. Эльфы уверенно держали защиту, не пропуская ни одного удара. Хельда находилась в это время в лесу вместе с драконами и второй частью войска, которая должна была отправиться в крепость через портал сразу же, как только люди покинут Радагар. С замиранием сердца она следила, как огромная армия пересекает мост и выстраивается перед стенами крепости. На их стороне была неожиданность. В городе была ярмарка, никто и подумать не мог о нападении. Но нельзя было забывать о хитрости Сангола и его магов. Он мог запереться в крепости, накапливая силы. В таком
случае всё войско сразу же направилось бы в Радагар через портал и захватило бы город. Однако не прошло и получаса, как ворота крепости распахнулись, и навстречу войску южан двинулась армия людей. Хельда прикрыла глаза, улавливая огромный эмоциональный фон своих воинов. Она чувствовала и передавала азарт и предвкушение битвы, взывала к гордости и храбрости оборотней. Многие хищники сразу же обратились, встречая людей громким рычанием и рёвом. Несколько эльфов встали в круг, что-то быстро бормоча. Тагги сновали между деревьями, яркими разноцветными пятнами выделяясь на сером фоне зимнего поля. Гномы ждали своего часа, пока не показываясь людям.
        В это время Тиллан приподнялся в седле и громко закричал:
        - Вперёд!
        Войско союзников с готовностью подхватило его клич и бросилось вперёд, позволяя тем, кто ещё не перешёл мост, быстро перебраться на другой берег. Хельда не выдержала и быстро забралась на ближайшее дерево, внимательно следя за ходом битвы. Несколько томительных секунд две силы неслись друг к другу и наконец встретились. Оглушительный звон, рёв и грохот взметнулись ввысь, заглушив все остальные звуки. Владычица оборотней видела, как светящиеся совы в лёгких доспехах быстро перелетают от одного воина к другому, защищая их от ударов и моментально исцеляя раны. Поток людей, бежавших из крепости, не иссякал. Они моментально строились в шеренги и бросались в атаку, пытаясь оттеснить противников к реке. Однако союзники уверенно держали оборону и успешно наступали. Кровь лилась рекой. То тут, то там слышались громкие крики раненых и умирающих воинов. Договорившись заранее, воины южных народов старались убивать как можно меньше людей, пытаясь отыскать Сангола. Но короля Радагара нигде не было видно, а вражеское войско всё увеличивалось.
        - Хельда, пора! - крикнул Каелон снизу.
        Владычица опустила голову и отрывисто кивнула. Она быстро спустилась вниз и, вытащив из ножен меч, присоединилась ко второй половине войска. Эльфы открыли портал, и несколько воинов быстро растворились в нём.

* * *
        Гирэлл услышал зов Тиллана на рассвете и встрепенулся. Он издал тихий предупреждающий свист с балки комнаты, где ночевал торговец, и растопырил крылья. Кандер приподнял голову, посмотрел на сокола, быстро вскочил и стал одеваться. Сунув руку в карман куртки, мужчина не обнаружил там амулета и застыл.
        - Его нет, - хрипло сказал он, расширенными от ужаса глазами глядя на сокола.
        Гирэлл слетел с балки и обратился.
        - Вспомни, где ты мог его оставить, - приказным тоном сказал он.
        - Я… Я не помню. Его могли украсть. На ярмарке…
        Кандер снова перерыл все карманы, но амулета в них не было. Оборотень в ярости ударил кулаком в стену.

* * *
        Нэльтин всю ночь пытался понять, что же за камень перед ним. Этот молодой человек всю жизнь мечтал освоить искусство магии, но из-за недостаточных способностей его не приняли в Совет магов, где проходило обучение подающих надежды юнцов. Тогда Нэльтин пошёл в библиотеку и стал читать все книги, в которых упоминалась магия. Колдовать у него получалось плохо, но магические возмущения он научился распознавать почти сразу же. Поэтому он сильно удивился, когда, проходя мимо конюшен, он почувствовал странную силу, исходящую от стога сена. Незаметно порывшись в нём, юноша нашёл небольшой голубой камешек и забрал его домой. За ночь он перерыл целую кипу книг, пытаясь понять, что за странный сверкающий камень лежит перед ним. Нэльтин решил, что его обронил кто-то из магов. «Может, это какой-нибудь волшебны камень, способный исполнять желания? - с воодушевлением думал юноша. - Или просто дорогой амулет? Я мог бы продать его.» Утром, когда солнце только поднялось из-за горизонта, в Радагаре протрубил боевой рог. Нэльтин, который случайно заснул за столом во время чтения, вздрогнул, прогоняя сонливость, и
бросился к окну. На улицах метались люди, громко кричали напуганные дети, животные в страхе метались от дома к дому. Со стороны стен слышались крики и жуткие звериные вопли. Нэльтин пытался узнать, что произошло, когда камень вдруг завибрировал, поднялся в воздух и завис, освещая маленькую комнату голубым светом. Юноша разинул рот от изумления и вдруг, испугавшись последствий, схватил камень и швырнул его на улицу. Как только амулет коснулся земли, что-то ярко полыхнуло, раздался оглушительный треск, заставивший людей в ужасе разбежаться. Рядом с одним из домов воздух замерцал, и из него вдруг выпрыгнули три воина и два крупных волка. Быстро осмотревшись, воины выставили оружие, намереваясь никого не подпускать к себе. Немногие люди, оставшиеся на месте, моментально исчезли, стремясь оказаться как можно дальше от захватчиков. Через портал на улицу быстро вышла Хельда и небольшой отряд, когда Ваолин, которая шла с ними, резко вскинула голову и подняла руку.
        - Там маг, - предупредила она. - Я удержу портал ещё некоторое время, но поторопитесь! Он может закрыться.
        Воины поспешно выходили из мерцающего искрящегося воздуха, направляясь к замку. К ним уже спешил один из отрядов людей. Слишком узкие улицы города не позволяли воинам развернуться, однако оборотни, обратившись, быстро обрушились на вражеский отряд, сминая и оттесняя его к воротам замка. Вместе с оборотнями плечом к плечу бились эльфы, стремительно нападая и моментально исчезая из вида. Кентавров решили бросить на основное сражение, так как в городе они не смогли бы маневрировать. Несколько таггов отважно налетали на людей, ослепляя их своим свечением. Сперва воины Радагара дрогнули и побежали, но затем у самого дворца вырос ровный заслон личной охраны короля, и битва разгорелась с новой силой. Среди бьющихся воинов то и дело вспыхивали яркие искры магов, источая резкий запах палёного и издавая громкий треск. Мирные жители, со страхом и изумлением смотрели, как бьются две силы, не понимая, что происходит. Кто-то пустил слух, что Радагар собираются захватить и уничтожить. Но при этом никто из них не пострадал. Было ясно, что целью захватчиков является замок короля. Несколько мужчин решительно
взялись за оружие, стремясь помешать чужакам, но тут к ним подбежали другие люди, которые слышали от Фирга, всегда слывшим честным малым, что никто не собирается захватывать Радагар. Сбитые с толку жители крепости прятались в своих домах, не рискуя высунуться наружу, где раздавались яростные крики и звон оружия.
        Тем временем отряд союзников, прорвавшийся через заслон небольшого отряда королевской стражи, подошёл к замку. Хельда с беспокойством оглянулась на тех, кто шёл рядом с ней. Их было слишком мало. Через портал успело пройти меньше половины отряда. Ваолин неожиданно подмигнула ей, подбадривая.
        - Ничего, госпожа Калангора, - сказала она, хищно улыбнувшись. - Прорвёмся.
        Сейчас она была больше похожа на оборотня, чем на эльфа. Ристэль, идущий рядом, усмехнулся и кивнул своей соратнице.
        - Нам нужно как можно быстрее попасть во дворец, - сказал маг. - Но как отвлечь стражу? Людей внутри слишком много.
        Хельда посмотрела на заросшие сухим плющом замшелые стены и вдруг тонко улыбнулась.
        - Кажется, я знаю, что делать, - произнесла она, не отводя взгляда. - Будьте наготове.
        Неожиданно к ним, сверкая перьями, подлетела Лират в окружении ещё нескольких таггов.
        - Куда вы пропали! - набросилась она на отряд. - Не успели мы перелететь через портал, как вас уже нет!
        - Лират, ты вовремя, - нервно вздрогнув от её голоса, сказала Владычица оборотней. - Не отлетай от меня.
        - Если ты не станешь намеренно ускользать от моих зорких глаз, не улечу, - едко откликнулась рыжая сова, нетерпеливо топорща перья.
        Хельда вздохнула и, посмотрев на чистое морозное небо, обронила:
        - Помните, наша цель - спасти наследника престола Калангора, Раллена. Он должен выжить!
        Оборотни растерянно оглянулись на свою госпожу, но та быстро отбежала в сторону и, обратившись, взмыла в небо. За ней яркой искрой взлетела Лират. Дракон описал плавный полукруг и, развернувшись, устремился к стенам дворца. Не долетев несколько метров, дракон выпустил огромное облако огня. Однако пламя быстро погасло, не достигнув цели.
        - Архимаг, - бросила Ваолин, быстро делая пасы руками. - Помоги, Ристэль!
        Два мага стали бормотать заклинание, пытаясь прорвать защиту колдунов, но дворец охранялся огромной силой. Тагги сновали в небе, свободно проходя через завесу и пытаясь определить, где кончается магический купол.
        - Сангол! - раздался усиленный магией яростный голос Ваолин. - Выходи и сразись в честном бою! Хватит прятаться за спинами своих лизоблюдов!
        Эльфийка не особо надеялась на ответ, в гневе осыпая защитный купол синими молниями. Хельда опустилась перед стенами дворца и обратилась, дрожа всем телом. Она вновь слышала крики своих подданных. Надежда на победу оставляла её всё быстрее. Ей казалось, что она зря решилась на это безумие. Пойти в логово врага, когда нападавших было так мало. Но она должна спасти брата! И Калангор! Иначе все те, кто погиб в первой войне, пали зря.
        Неожиданно на балкон дворца вышел сам Король. Он был одет в тяжёлые сверкающие доспехи, поверх которого красовался алый плащ.
        - Вы, жалкие захватчики, дикари, пришедшие с юга, - громко начал король. - Слушайте меня, Властелина Радагара, а скоро и всего Эльторина. Я не желаю видеть вас на своей земле и поддаваться на ваши глупые провокации. Вы будете уничтожены немедленно! Всё ваше гадкое племя!
        - Так выйди и покажи нам свою силу! - взорвалась Хельда, выступая вперёд. Внутри неё всё дрожало от усталости, страха и отчаяния. Она знала, что смерть дышит ей в спину, но уже не могла её бояться. - Кричать с высокой башни могу и я, Владычица народа оборотней! Народа, который сумел тебя победить, объединившись с другими южными расами! Не думай, Сангол, что Эльторин так легко сдастся! Он будет бороться за свою свободу и победит! А ты будешь убит! И так будет с каждым, кто посмеет посягнуть на независимость этого мира!
        Она кричала до хрипоты, зная, что её вряд ли услышат. Юная Владычица, которая взяла на себя слишком многое. Слишком многое приняла она на свои хрупкие плечи. И теперь только поняла, что жизнь подводила её к этому моменту с самого рождения. Всю жизнь Хельда боролась. Боролась за право быть лучшей правительницей народа оборотней. За право быть сильной! За право быть признанной. Чтобы идти в бой, не обращая внимания на боль в раненном сердце, на мысленные крики и стоны умирающих оборотней, на мучительные воспоминания о близких, которые никогда больше не вернутся! Нет, она должна бороться! И она не сдастся. Что бы ни случилось. И поэтому она кричала изо всех сил, зная, что её голос слышит каждый оборотень.
        - Выйди и сразись со мной, дерзкой девчонкой, посмевшей бросить тебе вызов!
        Хельда остановилась, тяжело дыша и сжимая в руке вдруг ставший тяжёлым меч. Торрат положил ей руку на плечо, поддерживая и ободряя. Владычица слабо кивнула, благодаря.
        - Ну хорошо, - прошипел Сангол. - Многое ты себе позволила, соплячка. Даже слишком многое! Я сражусь с тобой! Открыть ворота!
        - Но господин, - забеспокоился Горт. - Они могут прорвать защиту. С ней эльфы. К тому же она оборотень…
        - Молчи, колдун! - сорвался король. - Я докажу этой выскочке, что она не стоит ничего! Впустить её! Остальных перебить!
        Ворота стали медленно открываться. К отряду вышли несколько стражников. Они подошли к Хельде и, грубо подтолкнув её ко дворцу, пошли рядом. Торрат рванулся следом, но его остановил один из стражников.
        - Вы останетесь здесь, - холодно сказал он.
        Как только Хельда скрылась за воротами дворца, навстречу отряду союзников вышла почти сотня воинов. За ними встали лучники и натянули тетиву.
        - Решили покончить с нами? - ухмыльнулся Гирэлл, поигрывая кинжалом. - Зря вы так. Нам нужны только маги и ваш король. Мы не тронули мирных жителей.
        - А на вашем месте я бы задумалась о своих семьях, - вставила Ваолин, кидая оценивающий взгляд на выстроившихся перед ними людей.
        - Я не желаю слушать ваши обманчивые речи! - крикнул командир. - Радагарцы! В атаку! За короля!
        Воины дружно рванулись вперёд, издавая боевые кличи.
        - Ну нет, так нет, - прошипела Ваолин и выставила руки вперёд.
        Над городом понеслась песнь таггов.

* * *
        Хельда шла по пустым коридорам дворца словно во сне. После эмоционального взрыва наступила апатия. В голове настойчиво билась одна мысль: «Раллен.» Однако некоторое время Владычица оборотней не могла понять, чьё это имя.
        «Госпожа, мысленно мы с вами!» - неожиданно прозвучал в голове уверенный голос Гирэлла.
        Хельда вздрогнула и подняла глаза. Что это с ней? Никак колдовские чары людей? Она тряхнула головой и постаралась сосредоточиться.
        «Раллен! - позвала она. - Раллен!»
        Ответа не было. Стражники привели её в огромную пустую залу с мраморными стенами. Зала была очень тёмной из-за отсутствия окон и низкого потолка. Струящийся из круглого отверстия в потолке свет хорошо освещал лишь площадку в центре комнаты. Тёмно-синий мрамор гасил его, отчего не было видно стен залы. Однако острое зрение Хельды позволяло ей видеть даже в темноте. У стен стояли люди. Воины, готовые убить её по приказу своего властелина. Посередине залы стоял сам Сангол с мечом в руке. Его плащ был у Горта. Как только госпожа оборотней увидела колдуна, в ней снова проснулась ненависть. Из-за этого человека погибло столько союзников! «Будь ты проклят, архимаг!» - мысленно прошипела девушка.
        - Ну вот ты и здесь, - насмешливо и едко сказал Сангол. - Я принимаю твой вызов. Правда, боюсь, ты не продержишься и пяти минут. Ты настолько хрупкая. Не понимаю, как тебя вообще короновали.
        - Меньше слов, больше дела, человек, - Хельда выплюнула последнее слово и, скинув плащ, выхватила из ножен меч.
        - Ты без доспехов? - удивлённо приподнял брови король Радагара. - Что ж, значит, битва будет совсем короткой.
        Хельда встала в стойку и подняла меч.
        - Сражайся, трусливый король жалкого народа, - холодно отчеканила Владычица Калангора. - Король, который даже не знает, что такое честный бой!
        Сангол издал яростный вопль и рванулся к ней. Хельда подпустила его ближе и, быстро увернувшись от его удара, нанесла ответный. Мечи со звоном встретились и, рассыпав искры, отскочили. Кровь оборотней давала Владычице преимущество. Она была быстрее человека. К тому же, обученная Тилланом, девушка моментально находила слабые места противника и наносила стремительные удары то с одной, то с другой стороны. Она танцевала. Кружилась в танце смерти. «Раллен!» Ещё удар! Король тоже быстр. Вот уже тоненькой струйкой льётся по руке кровь. Видно, ему помогает архимаг. Его сила окутывала, заставляла путаться мысли, тянула к земле. Но Хельда не сдавалась. Она поддерживала мысленную связь со своими стражами, набиралась от них сил. Дерущиеся вышли за предел освещённого круга, но Владычица знала, что маги их видят. И она не могла обратиться. Слишком низкий потолок не давал ей возможности даже выпрямиться в обличье дракона. Что уж говорить о полётах. Нужно было обращаться раньше. Превратись она в зверя здесь, её тут же скрутят. Хотя непонятно, зачем тогда вообще весь этот фарс. Сангол может в любой момент
приказать убить её. Видимо, он хочет, чтобы Хельда погибла в «честном» бою. От его руки. Ну, или почти от его. Ещё одна рана. «Раааллееен!»
        «Хельда…», - его голос был едва различим и больше походил на вздох ветра.
        - Я пришла за тобой! - мысленно и в голос вдруг закричала она.
        Это придало Владычице сил. Она вновь парировала сильный удар, который едва не выбил ей кисть. Девушка вскрикнула и быстро отступила, тяжело дыша.
        - Ну что, ты и теперь не сдашься? - усмехнулся Сангол из темноты.
        - Никогда, - выдохнула девушка.
        «Хельда…»
        «Держись, Раллен! Я уже близко! Я помогу тебе…»
        Снова удар, снова кровь. Мысли путаются, магия пронзает насквозь невыносимой болью. Пинок под дых. Хельда почувствовала, как сбивается дыхание. Резкая боль скрутила всё тело. Владычица упала на одно колено, широко раскрыв глаза и пытаясь вдохнуть.
        - Надеюсь, ты понимаешь, что это конец, - сказал Сангол с притворным сожалением в голосе. Он подошёл ближе и, присев рядом, взял её за подбородок пальцами, заставляя приподнять голову и посмотреть ему в глаза. - Ты проиграла, дикая тварь. Никакой свободы Эльторин не получит. Ты умрёшь вместе со своими зверями. Но сначала я сделаю тебе подарок. Позволю увидеть братца.
        Хельда дёрнулась, пытаясь поднять меч, но магия Горта держала её крепко, заставляя прижаться к холодному полу, с трудом сдерживая полный муки стон.
        - Я знаю, что ты не сдашься, - продолжал Сангол. - Но мне это и не нужно. Я лично заколю тебя перед толпой людей и твоим войском, которое вскорости попадёт в мой плен. Думаю, это будет запоминающееся зрелище.
        Король поднялся, сунул в ножны меч и приказал:
        - В темницу её, приковать к стене.
        Трое воинов быстро подошли к лежащей на полу девушке, грубо подхватили её под руки и поволокли к выходу. Хельда смутно помнила, что её тащили вниз по лестнице в подземелье. Голова раскалывалась, из уголка рта медленно текла кровь. Всё тело нестерпимо болело. Ступени… Темница… Владычица чувствовала, как по щекам текут слёзы бессилия и отчаяния. Она мечтала о небытие, мечтала скользнуть в тёмную пропасть, лишь бы не чувствовать этой ломающей душу боли. Её грубо прижали к стене, руки и ноги приковали ржавыми цепями и бросили в темноте. Хельда обвисла на цепях, с трудом сдерживая рвущийся из груди крик. Она не удержалась от мучительного стона, стараясь отгородиться от ощущений. И тут, несмотря на шум крови в ушах, Хельда услышала чей-то еле слышный вздох.
        - Ра. ллен…,- выдохнула она, пытаясь определить по звуку, где он.
        - Хельда… Что ты…здесь делаешь? - голос слабый, еле слышный. Он шёл откуда-то справа.
        - Я пришла за тобой, - дрожащим голосом ответила Владычица и разрыдалась.
        Долгое время тишину прерывали только её жалобные всхлипы.
        - Ты можешь…связаться. с другими? - с трудом спросил Раллен.
        Хельда попробовала дозваться до своих стражей, но невыносимая головная боль заставила её вскрикнуть.
        - Нет, не могу, - тяжело дыша и дрожа всем телом, ответила она. - Не могу!
        Раллен помолчал, собираясь с силами.
        - Я не мог превратиться, - с трудом выговорил он. - Здесь так много магии. А у меня не осталось сил.
        - Нам нужно выбраться отсюда, - безуспешно пытаясь остановить поток слёз, выдавила Хельда.
        - Одна надежда на войско. Если они победят…
        Владычица оборотней кивнула. Цепи, удерживающие её, тихо звякнули. Где-то капала вода. Шорох по углам заставлял постоянно напрягать слух, что отдавалось тупой болью в висках. «Ты же обещала не сдаваться, - как всегда не вовремя проснулся внутренний голос. - Ну так и не сдавайся.»
        «Тебе легко говорить, - роняя слёзы, мысленно ответила Хельда с детской обидой и отчаянием в голосе. - Я ничего не могу сделать! Я проиграла! Посмотри на меня. Я прикована цепями в проклятом подземелье, израненная, ослабевшая… Что я могу сделать? Всегда легко говорить о том, что нельзя сдаваться, что все мы сильные! Но как можно оставаться сильной в таком положении? Что может вселить веру в себя и других, когда ты не можешь даже пошевелиться?!»
        «Да многое, - пожал плечами внутренний оратор. - Любовь, например.»
        «По-твоему, мысли о ней спасут от боли? Вылечат искалеченную душу?»
        «А почему бы и нет?..»
        Хельда опустила голову, стараясь всхлипывать как можно тише. Интересно, как повели бы себя на её месте другие? Тиллан, Хагир, Аэлиантар… Что бы сделали они?
        Владычица оборотней несколько раз глубоко вздохнула, восстанавливая дыхание. «Я должна копить силы, чтобы потом, когда Сангол попытается убить меня на глазах у всех, нанести ему удар. Неожиданный и смертельный. Вот, что может помочь отвлечься. Мысль о мести. И план предстоящих действий.»
        5
        Бой длился до самого вечера, когда два войска, измождённые и уставшие, договорились о временном перемирии, чтобы почтить память погибших и передохнуть. Вестей об отряде, который успел пройти в Радагар через портал, почти не было. Гирэлл сообщил, что они успешно проникли в крепость, встретили противника и сражаются. Однако после этого связь прервалась. Эльфийские маги предположили, что всему виной защитный купол вокруг крепости. Они почти весь день пытались прорваться сквозь этот заслон, однако колдуны держали оборону. Был один способ снять купол, но он требовал массы усилий и времени. Однако другого выхода не было. Маги уединились в лесу, создав вокруг себя защиту, и просили никого к ним не приближаться.
        Тиллан обходил лагерь, хмуро поглядывая на суетящихся таггов.
        - Учитель, вам нужно отдохнуть, - сказал появившийся из ниоткуда Шаккет.
        Военачальник внимательно посмотрел на него уставшими глазами и кивнул.
        - Да… Да, пожалуй. Проверь, чтобы дозорные стояли на местах.
        - Конечно, Учитель.
        Оборотень проворно скрылся в темноте. Тиллан присел у костра и на минуту закрыл глаза. «Ничего, сейчас посижу немного и продолжу обход», - подумал он, чувствуя, как огромная тяжесть опускается на него откуда-то сверху. Его сердце тревожила судьба отряда. И Хельда… Опять она исчезла. Бедовая Владычица. Постоянно притягивает к себе неприятности, притом что она так хрупка. Если бы были живы Халлис и Даяна… Горячая слеза скатилась по щеке пожилого оборотня с седыми висками, и в следующую секунду его сковал крепкий сон.
        Над лагерем вился дым от костров, тагги спешно облетали раненых, оказывая помощь пострадавшим воинам. Кентавры о чём-то тихо переговаривались и готовились ко сну. Потери войска союзников на этот раз были небольшими. Но они были. Среди эльфов пострадавших можно было сосчитать по пальцам, но все знали, какие они искусные воины. Эльфийские лучники сумели значительно уменьшить количество нападавших людей. Гномы хоть и были малого роста, силу свою доказали в бою. Грон с гордостью смотрел на своих воинов, несмотря на то, что погибших среди представителей подземного народа было больше, чем у других.
        Дозорные оборотни неспешно обходили лагерь, то тут, то там мелькали пятнистые шкуры хищников. Тихо перекликались тагги. Вскоре почти все звуки смолкли, уставшие воины погрузились в беспокойный сон.
        На утро Теннет быстро разбудил спящего Шаккета.
        - Да проснись же ты!
        - Что случилось? - встрепенувшись, спросил оборотень.
        - Они ушли, - хмуро ответил юноша.
        Спустя несколько минут Тиллан стоял у кромки леса, мрачно оглядывая пустое поле, на котором вчера шла жестокая битва. Люди ушли, заперлись в крепости, выставив на стену лучников.
        «С ними наш отряд и госпожа, - подумал военачальник. - Пробиться сквозь магический купол нам пока не удастся.»
        Не сумев справиться с собой, Тиллан пошёл за советом к драконам. Те отдыхали на безопасном расстоянии от лагеря, чтобы не попасться на глаза людям.
        - Такхардильгет, - кашлянув, обратился мужчина к дракону.
        Старый роглион приподнял голову и обратил взор своих ярких жёлтых глаз на оборотня.
        - Люди спрятались за стенами крепости. С ними Хельда и наш отряд. Мы не можем сломать их магическую защиту, не можем помочь.
        - Ты пришёл за помощью, и я постараюсь оказать её тебе, - сказал дракон. - Единственное, что ты можешь делать в сложившейся ситуации, - ждать.
        - Бездействовать?
        - Но ты же сам сказал, что не можешь пройти через защиту колдунов. Что толку тратить силы, пытаясь достать неуязвимого врага, когда можно копить силы, освоить новые умения, улучшить состояние войска? - дракон, казалось, немного насмешливо смотрел на военачальника. - Ты ведь и сам всё это знаешь. Не тревожься и не тревожь других. Время битвы придёт, не беспокойся.
        Тиллан молча кивнул, сел на коня и послал его в сторону лагеря. Он действительно знал, что делать. Но и ему, опытному воину и командиру, иногда требовалась поддержка.
        В лагере он быстро собрал совет и, переговорив с главами других народов, отдал несколько приказов. С этого дня в лагере будут проводиться усиленные тренировки. Король Аэлиантар попросил своих командиров обучить оборотней некоторым приёмам, которые могут помочь им в битве. Кентавры тоже участвовали в этом, стараясь как можно лучше отточить свои умения. Тагги иногда тоже присоединялись к обучению, но главной своей задачей считали целительство. Гномы осматривали оружие, затачивали свои секиры и затупившиеся мечи, латали доспехи.
        Так прошёл день, потом ещё один. Люди явно не желали выходить из Радагара, чтобы дать бой подступившему к его стенам войску. Однако что-то там происходило. Сангол вряд ли стал бы сидеть без дела. Наверняка, у него есть план. Не было сомнений, что небольшой отряд союзников, успевший пройти в Радагар, попал в плен. Хуже было то, что от них до сих пор не было никаких вестей. «Нужно было им сразу уходить, как только стало понятно, что отряд прошёл не весь. Проклятие, как я только согласился на это! - думал Тиллан, устало потирая переносицу. Он сильно постарел в последнее время и осунулся, находясь в постоянной тревоге за Хельду. - Хотя она всё равно бы меня не послушала. Бедная девочка, что же мы наделали…»
        Начинать осаду не имело смысла. За магическую преграду не перейти. Оставалось ждать…

* * *
        Тихие шорохи, вечно капающая вода, холод. Изредка слух терзал тихий глухой звон цепей. Хельда старалась не думать о том, сколько прошло времени. Она обвисла в оковах, не чувствуя занемевших рук. Голова тупо болела, от слабости дрожали ноги, во рту было сухо и противно. Каждые две-три минуты Владычица Калангора встряхивалась, пытаясь хоть немного поменять положение, но тупая боль не позволяла ей двигаться. Иногда она пыталась заговорить с Ралленом. Он почти не отвечал, так как провёл в подземелье больше времени. У него просто не было сил. Прошло несколько дней. За это время стражники приходили два раза, чтобы дать пленникам немного воды. После чего окатывали их солёной водой и уходили. Хельда изо всех сил сжимала зубы, чтобы подавить рвущийся из горла крик боли: соль немилосердно разъедала не зажившие раны. Она старалась не падать духом, вспоминала все радостные моменты своей жизни. А потом пришла апатия. Несколько дней подряд к Владычице оборотней приходили какие-то люди, которые пытались узнать, есть ли слабые места у войска и кто в нём числится. Но Хельда молчала, тупо глядя вперёд,
невосприимчивая к боли. Она чувствовала, как магия высасывает у неё силы. Но смогла запереться внутри своего тела и не реагировала на внешние раздражители. На шестой день дверь в темницу открылась. Двое стражников освободили искалеченных пленников и поволокли их наверх. Хельда не чувствовала ничего. В последнее время она то и дело проваливалась в забытье, несмотря на всю свою выносливость. Её организм боролся за жизнь, но Владычица потеряла слишком много крови. К тому же она почти неделю ничего не ела. Пока их тащили по коридору, девушка с трудом открыла глаза, чтобы взглянуть на брата. От увиденного защипало глаза, но слёзы уже закончились. Раллен сильно похудел, его кожа приняла землистый и сероватый оттенок, глаза казались мёртвыми. Хельда узнала, что его тоже пытали. Но он ничего не сказал. Наконец, стражники вывели их во двор, посадили на коней и повезли к границе магического купола, где их уже ждали Сангол и Горт, стоящие перед огромной армией Радагара. По другую сторону защиты находились Тиллан и Аэлиантар со своим войском. Увидев, в каком состоянии дети Халлиса, оборотни попытались напасть на
людей, с криками бросаясь на защитное поле, не обращая внимания на боль. Тиллан и король эльфов стояли с каменными лицами, в глубине души закипая от ярости и бессилия. Сангол только усмехнулся.
        - Если ваше войско сдастся, я отпущу этих несчастных, - сказал король. - Вы будете служить мне, эльфы обучат моих людей военному и колдовскому мастерству. И тогда Эльторин полностью подчинится мне.
        - Никогда, - глухо ответил Аэлиантар, сжимая тонкими пальцами рукоять меча. - Ты слишком высокого мнения о себе, Сангол. И это тебя погубит.
        - Значит, вам не нужны эти двое? - король изобразил удивление и пожал плечами. - Ну что ж, тогда не будем терять времени.
        Король махнул рукой одному из своих воинов. Тот кивнул, вынул меч и направился к Хельде и Раллену. Тиллан сжал кулак, с застывшим взглядом глядя перед собой.
        - Возможно, особи королевской крови захотят сказать что-нибудь на прощание? - спросил Сангол, с издёвкой глядя на с трудом стоящих брата и сестру.
        Владычица оборотней подняла глаза на военачальника.
        - Прости меня, учитель, - с трудом произнесла она запёкшимися губами. - Я не смогла оправдать надежд моего народа и стать хорошей Владычицей. Родители не гордились бы мной, будь они живы.
        - Да-да, - прервал её Сангол. - Из тебя никудышная правительница. А знаешь, почему? Потому что ты слаба. Потому что ты слишком много думаешь там, где нужно действовать. Ты жалкая. Ваш народ будет легко завоевать.
        - Нет, Сангол, - бесцветным голосом ответила Хельда. - Мой народ никогда не сдастся. Со мной или без меня они выстоят, - девушка приподнялась и развела дрожащие плечи, не обращая внимания на острую боль. - Они будут свободны пока живёт Эльторин. А ты никогда не поймёшь, что власть, которая держится на страхе, в конце концов рухнет.
        Сангол засмеялся.
        - Это вряд ли. А ты не забывай, что смотришь в глаза смерти. Ты умрёшь сразу после своего любимого братца.
        Король снова махнул рукой, и стражник подошёл к Раллену. Недобро усмехнувшись, мужчина завёл руку с мечом назад.
        - Господин…,- вдруг сказал Горт, но Сангол не обратил на него внимания.
        Меч уже был готов поразить несчастную жертву, как вдруг воин вздрогнул, коротко вздохнул и рухнул замертво. В его груди торчала стрела. Король Радагара поднял недоумённый взгляд, и тут перед его глазами всё смешалось. Горт бросился к королю, закрывая его магическим щитом, тучи стрел со свистом пронеслись мимо, безошибочно поражая воинов людей.
        - Убейте его, - тихо сказал Тиллан и войско союзников, издав яростный дружный рёв, бросилось на противника.
        Хельда почувствовала, как руки, сжимавшие и удерживающие её в вертикальном положении, исчезли, и со странным облегчением упала на промёрзшую землю. Последнее, что она запомнила, - это падающий рядом Раллен.
        Тем временем вокруг дрожал воздух от звона мечей, громких криков, свиста стрел и топота. Ярость ослепила оборотней. Сильные тигры, леопарды и рыси мелькали среди людей, моментально ломая шеи и дробя кости любому воину, попавшемуся им на пути. Тагги издавали пронзительные крики. Их глаза горели яростным алым пламенем. Лират быстро отыскала в толчее Хельду и её брата и постаралась как можно быстрее залечить их раны. От увиденного тагг почувствовала ужас и слабость. Состояние обоих Владык было очень тяжёлым. Они были истощены до предела. «И это за шесть дней! - подумала рыжая сова. - Что же там происходило?!»
        - Тиллан! Шаккет! Кто-нибудь! - закричала Лират, взвиваясь в небо.
        Мимо неё пролетела стрела, пущенная радагарцем. Сова издала угрожающий вопль, но тут же обернулась, чтобы найти того, кто сможет помочь. Неожиданно она заметила Хагира, который сражался недалеко от неё. Тагг быстро подлетела к нему, вовремя поставив защиту и быстро выкрикнула:
        - Хагир, мне нужна твоя помощь!
        Кентавр быстрым движением рассёк стоящего перед ним человека мечом и быстро поскакал за Лират. Несколько оборотней стояли у своих Владык, никого не подпуская и оберегая их от разъярённых воинов. Хагир быстро и осторожно подхватил Хельду на руки, скомандовал одному из своих кентавров забрать Раллена и устремился к лесу. Но неожиданно их окружила стена огня. Скакавший рядом серый жеребец встал на дыбы, едва не попав в огонь. Лират смело и отчаянно налетала на пламя, стараясь ослабить магию, но она могла только вырваться из круга, не освободив кентавров. Неожиданно сверху раздался громоподобный рёв, и на них упала широкая тень. Послышались крики ужаса, Хагир припал на колени, прижимая к себе Владычицу Калангора.
        - Бегите! - раздался знакомый гулкий голос Такхардильгета, который своим телом потушил часть огненного кольца.
        - Спасибо! - крикнул Хагир и, вскочив, бросился вперёд.
        Рядом вдруг оказался Ларг, уверенным движением рук отражавший удары магов. Эльф бежал легко, иногда что-то крича Таэласу, бежавшему с другой стороны. До леса оставалось совсем немного, когда двое колдунов выросли рядом буквально из под земли. Первый ударом сшиб с ног кентавра, нёсшего Раллена. Второй напал на Хагира, но его прикрыл Ларг. Между магами завязалась страшная битва. Эльфы действовали быстро и расчётливо, посылая в людей молнии и огненные шары, стараясь если не убить, то хотя бы отвлечь их. Но маги были сильными. Как недавно выяснил Каелон, недалеко отсюда находился источник силы, позволявший колдунам моментально восстанавливать магический запас. Однако эльфы были опытнее и быстрее. Вскоре первый маг рухнул, как подкошенный и замер. Второй продержался дольше, но в какой-то миг его объял столб пламени. Рядом мелькнул кончик синего крыла, а налетевший ветер развеял пепел. Хагир снова побежал к лесу. Лират, вновь присоединившаяся к нему, отбивала стрелы, сыпавшиеся нескончаемым градом. Несколько она всё же пропустила, так как не могла закрыть собой кентавра. Хромая и стараясь не обращать
внимания на резкую боль в ноге и боку, вожак кентавров скрылся за деревьями. Лират вернулась ко второму, чтобы помочь ему, но серый быстроногий был уже мёртв. Хагир, вытащив стрелы из своего тела, вернулся, чтобы забрать Раллена. Лират стала залечивать раны кентавра, но на брата с сестрой у неё уже не осталось сил.
        - Я должна позвать кого-нибудь, - слабо сказала она, пытаясь подняться в воздух.
        - Не нужно, - раздался рядом резкий голос Кальты.
        Она привела с собой нескольких нимф, чтобы помочь Хельде и Раллену. Хагир выхватил меч, коротко кивнул Кальте и поскакал на поле.
        Безжалостная и жестокая битва являлась истинным праздником смерти. На поле сражались люди и нелюди, река кипела от бурлившей в ней крови, огромные смерчи и огненные вихри налетали то с одной, то с другой стороны. От ужасающего звона и криков закладывало уши. А над всем этим кружились прекрасные и смертельно опасные драконы. Они обрушивались на людей внезапно, обращая в пепел любого, кто пытался их остановить. Драконы не были неуязвимыми, однако они отвлекли на себя внимание колдунов. Такхардильгет храбро сражался и успел убить двух магов, переключив внимание на Горта. Роглион пикировал сверху, окутывая архимага огненным коконом, но тот был силён и отлично оборонялся, нанося в ответ сокрушительные удары. Ларг и Каелон старательно пробивались сквозь толпу, чтобы помочь старому дракону. По пути к ним присоединился Таэлас. Втроём они добежали до Горта и напали вместе. Архимаг не желал сдаваться и потому использовал все свои силы, чтобы выстоять в схватке. Такхардильгету удалось достать его своим пламенем, но в следующий миг дракон был отброшен к крепости мощным потоком силы. Роглион врезался в стену
и, обрушив часть её, замер на каменных глыбах. Воздух взорвался жалобными криками драконов, которые в ярости готовы были ополчиться на город, чтобы сжечь его дотла. Тем временем Горт успешно атаковал эльфов, не давая им приблизиться к себе, но тут к нему подскочил появившийся из ниоткуда Хагир и, издав полный ненависти и злобы вопль, мощным ударом сразил архимага. Брызнувшая кровь немного отрезвила эльфов, и они со вздохом облегчения опустили руки.
        - Спасибо, Хагир! - крикнул Каелон, поджигая тело колдуна.
        Огонь горел повсюду, небо заволокло чёрным едким дымом, клубами поднимавшимся вверх.
        - Нужно успокоить драконов! - сквозь рёв и треск прокричал вожак кентавров.
        - Они нас не услышат! - так же ответил Таэлас, посылая молнию в одного из нападавших.
        - Нам нужна Хельда, - прикрыв глаза, констатировал Каелон.
        Рядом с эльфами остановился крупный тигр. Он обратился и, зажимая рукой рану на плече, подошёл ближе.
        - Военачальник, вы можете связаться со своей госпожой? - обратился к нему Ларг. - Она должна остановить драконов, иначе род людей прекратит своё существование!
        Тиллан кивнул и постарался мысленно связаться с Хельдой. Он знал, что она слаба, что если полетит к драконам, то может погибнуть, но он знал также, что Владычица была готова отдать свою жизнь за мир в Эльторине. На плечо оборотня мягко опустился фиолетовый тагг, мазнув пером по щеке, но мужчина этого не заметил.
        «Госпожа!»
        «Тиллан?..»- спустя несколько секунд слабо отозвалась Хельда.
        «Госпожа, как вы?»
        «Уже лучше, спасибо. Что происходит у крепости?»
        «Такхардильгет погиб, сражаясь с архимагом. Вы нужны нам, чтобы успокоить драконов. Они хотят сжечь Радагар!»
        Хельда прервала связь.
        - Она сделает всё, чтобы помочь, но это может погубить её, - военачальник поднял уставшие, окружённые тёмными кругами глаза на эльфов. - Значит, останется только одна надежда…
        В это время со стороны леса раздался негромкий протяжный вой. На краю поля стоял серый роглион, взывая к своим соратникам. Драконы прекратили метаться над сражающимися и обратили всё внимание на Хельду. Рядом с ней опустился Дельонгат.
        - Хельда! - выпалил он, дрожа всем телом. - Такхардильгет…
        «Я знаю. Но вы должны держаться! Люди, оставшиеся в городе, неповинны в его гибели! Я скорблю вместе с вами, но прошу вас не уничтожать Радагар. Помогите моему народу выстоять в этой битве, и тогда в Эльторин снова придут мир и процветание.»
        Владычица оборотней знала, что её не ослушаются и что её просьбу слышали все крылатые жители гор. Драконы не могут перечить роглионам. И поэтому мирные жители останутся целы. Дельонгат поклонился ей и взмыл в воздух. Хельда вдруг почувствовала прилив сил и с трудом взлетела следом. Она видела, как отчаянно сражаются оборотни, нимфы, кентавры, гномы и эльфы, как ценой своих крошечных сияющих жизней спасают тагги сотни воинов. Владычица заметила оставшихся в живых колдунов, изо всех сил противостоявших врагам. Всё поле было усеяно рытвинами и обгоревшими воронками, огромная трещина зияла у стен крепости. Река, некогда чистая и светлая, превратилась в грязно-бурую, на отмели лежали трупы людей и нелюдей, усеянные стрелами. Вокруг витала боль и смерть. Её вкус можно было почувствовать. Хельда устремилась к стенам Радагара, надеясь найти Сангола. И она нашла его. Король прятался в развалинах сторожевой башни рядом с тем местом, где лежал Такхардильгет. Владычица оборотней, присмотревшись, поняла, что старый роглион ещё дышит. Сангол огляделся и, не заметив её, быстро подбежал к дракону, на ходу
вытаскивая меч. Но яростный вопль заставил его поднять голову и вздрогнуть. Небольшой, но быстрый серый роглион обрушился на него сверху и моментально разорвал на части, чувствуя неожиданное удовлетворение от привкуса крови на губах. Огненный столб взвился в небо, уничтожая всё, что осталось от короля.
        - Хельда…,- слабо произнёс умирающий дракон. - Помни, мир там, где нет смерти…
        Владычица обернулась и, постанывая от не заживших до конца ран, подбежала к роглиону.
        - Прости меня, Такхардильгет, - девушка упала на колени, немного скованно обняв дракона за шею.
        - Я говорил, что это моя последняя битва. Но я рад, что сражался бок о бок с такими сильными народами. Спасибо тебе, Хельда. Ты ещё послужишь Эльторину. Не забудь о своём обещании…,- дракон вздохнул, прикрыл глаза и произнёс, - Помни, кто ты есть…
        Его сердце гулко ударилось в груди и замерло.
        - Такхардильгет, - простонала Хельда, утыкаясь лицом в ещё тёплую шкуру своего наставника и заливаясь горькими слезами.
        Спустя несколько минут сознание покинуло её, избавив от мучительной невыносимой боли утраты, и Владычица провалилась в спасительную темноту.

* * *
        Армия людей была разгромлена. Однако после того, как стало известно, что Сангол погиб, войско союзников остановилось. Люди, измученные долгой битвой, не хотели сдаваться, но неожиданная остановка их насторожила. При свете необычайно ярких лунных супругов вперёд выступил Аэлиантар.
        - Мы пришли на север, чтобы избавить мир от жестокости вашего правителя и его колдунов. Свою цель мы достигли и не хотим более проливать кровь. Мы уйдём сразу же, как только предадим земле тела наших погибших.
        Люди стояли молча, растерянные и обескураженные.
        - Мы также окажем вам помощь, - добавил король эльфов. - Уверяю, мы не собираемся захватывать эти земли. Мы пришли сюда за миром.
        Затянувшуюся тишину нарушил звонкий щебет таггов.
        - Кому нужна помощь целителей? - громко выкрикнула Дарга, оглядывая стоявших перед ней воинов, всё ещё сжимавших в руках окровавленные мечи.
        Целая стая искрящихся и переливающихся сов радугой взмыла над войском и устремилась к людям, быстро подлетая и залечивая раны. Драконы опустились за рекой, чтобы не мешать воинам подбирать раненых и погибших. То тут, то там загорались яркие костры. Алое пламя отбрасывало причудливые тени на поле, отсвечивая в рубиновых лужицах крови и сверкая на лезвиях мечей и копий. Союзники, которые уже не могли двигаться от усталости, ушли в лес, где до сих пор стояло несколько палаток. Некоторые оборотни уснули в лесу в зверином обличье, кто-то присоединился к драконам, от которых исходило приятное тепло. Сами крылатые были не против приютить под своим крылом уставших воинов. Когда Рантан и Эндавиен встали в зените, на поле оставалось совсем немного бодрствующих. Люди и представители других рас помогали друг другу в поисках пропавших. Все были настолько уставшими и измученными, что единственное, на что они были способны по отношению друг к другу - некая настороженность во взгляде и недоверие. Но за оружие больше никто не хватался. Ранним утром горожане рискнули выйти из-за стен крепости и, немного понаблюдав
за действиями воинов, присоединились к раскапыванию могил и помощи раненым. О битве, состоявшейся накануне, никто не говорил. В срочном порядке был избран временный наместник Радагара, который приказал перенести всех раненых во дворец, где был устроен лазарет. Люди безропотно тащили носилки, помогая как своим, так и южанам.
        Потерь с обеих сторон было немало. Многие семьи радагарцев остались без мужей, братьев, сыновей… Войско союзников покинули Такхардильгет, ещё двое драконов, пытавшихся остановить людей, почти половина войска гномов, которые хоть и были сильными, но в скорости явно уступали людям, Ваолин, Ристэль, Тиллан, Теннет, Торрат, несколько эльфийских лучников, закрывших своими телами других, молодые тагги, которые не сумели справиться с заклинаниями колдунов и растратили все свои силы на защиту других, около двух десяткой кентавров, которые дрались как настоящие дикие хищники, несколько нимф, которые спасали раненых бойцов, множество оборотней, которые мужественно дрались ради своей Владычицы и умирали с её именем на устах. Все они погибли, защищая Эльторин от порабощения.
        Хельда и Раллен выжили, хотя и были в ужасном состоянии. Лучшие целители Радагара вместе с эльфами, таггами и нимфами бились целый месяц, чтобы привести их в сознание. Каелон, которые помогал людям в лазарете, сказал, что из них черпали магию, которой у оборотней и так почти нет. Колдуны вытягивали их силы, забирали их кровь, чтобы попытаться разгадать секрет превращений и сделать людей сильнее. Это было ужасно, бесчеловечно, жестоко. Но они выжили. И теперь все называли Хельду и Раллена «королевскими оборотнями», оборотнями, в чьих жилах течёт кровь Великих. За несколько дней до их пробуждения из Тонгавальда прилетел Наллит. Он оправился от обморожения и поспешил к своим. Увиденное потрясло его. Он узнал, сколько погибло его друзей и знакомых, и боялся услышать, что Хельда тоже пала жертвой этой войны за мир. Однако она выжила. И пришла в себя.

* * *
        «Помни, Хельда… Помни, кто ты есть…»
        «Я помню! Помню…»
        Владычица почувствовала, как тьма, в которой она провела бесконечность, начинает светлеть. Хельда с удивлением подняла глаза, пытаясь понять, что происходит. Она не знала, уйти ей отсюда или лучше остаться, но ей казалось, что кто-то настойчиво зовёт её. Странно…
        Владычица оттолкнулась от темноты и всплыла на поверхность. Сквозь закрытые веки она почувствовала тёплый солнечный свет. «Весна…», - подумала Хельда. Инстинктивно потянув носом воздух, девушка почувствовала запах трав, воды, ткани, далёкий аромат сырой влажной земли и тепло. Её ресницы затрепетали, и Владычица открыла глаза. Первые несколько минут она лежала неподвижно, пытаясь понять, кто она и где находится. А потом она вспомнила… Невыносимая тоска огромной глыбой обрушилась на неё, не позволяя даже вскрикнуть. Она вспомнила, как погиб Такхардильгет, как много жизней унесла эта битва. Боль накатила с новой силой и вдруг отошла, словно морская волна. Вдалеке послышались шаги. Хельда слегка повернула голову, одновременно ожидая и боясь того, кто должен был войти в комнату. Однако первой была Лират.
        - Хельда! Ты пробудилась! - с ликованием закричала она, обрушиваясь на одеяло и сопровождая свои слова радостным свистом и щёлканьем.
        - Лират, - слабо отозвалась Владычица. - Где я?
        - Ты во дворце Радагара. Мы победили! Ты победила!
        - Но они погибли, Лират, - со слезами выговорила Хельда. - Я снова слышала их крики в своих мыслях! Они умирали сотнями ради того…
        - Ради того, чтобы в Эльторине наступил мир, - закончил вошедший в комнату Каелон.
        - Каелон! - воскликнула Хельда, порываясь хотя бы сесть, но дикая слабость приковала её к постели, не позволяя пошевелиться.
        - Тише, грозная Владычица, - пошутил эльф, подсаживаясь рядом. - Ты пробыла в забытье около месяца, ты ещё очень слаба. Но не волнуйся, мы тебя поставим на ноги.
        - Мы? - удивлённо приподняла брови девушка.
        - Да, мы. Эльфийские и радагарские целители, а также нимфы и тагги. За вашу с Ралленом жизнь боролось полмира. Но теперь всё позади, вы поправитесь.
        - Как Раллен? - быстро спросила Хельда.
        Каелон слегка помрачнел.
        - Ему пришлось хуже, чем тебе, ведь он пробыл здесь гораздо дольше. Но сейчас ему уже лучше. Думаю, он скоро придёт в себя. То, что сделали с вами колдуны…
        Лират издала предупреждающее чириканье, и эльф замолк.
        - Не важно. Главное, что тебе уже лучше, - закончил он. - Позволь, я осмотрю тебя.
        - А чем всё закончилось? Много ли погибших? Что предприняли люди? Где Тиллан? - кивнув, засыпала Хельда друга вопросами.
        - Не торопись. Я отвечу тебе на все вопросы, но сначала тебя нужно осмотреть. А когда ты поешь, я всё расскажу.
        Эльф быстро пощупал пульс, осмотрел старые раны, удовлетворительно что-то пробормотал и, заслышав шаги в коридоре, повернул голову к дверям.
        - А вот и твой обед, - тонко улыбнувшись, сказал он. - Ты пока поешь, а я потом к тебе зайду.
        Хельда не успела ничего сказать, как эльф легко поднялся и скрылся за дверями. В комнату вошла нимфа Нэйва с подносом в руках.
        - Здравствуй, Хельда! - радостно сказала она, поставив поднос на столик у кровати и очень нежно обняв госпожу оборотней. - Я так рада, что ты пришла в себя! Уверена, остальные тоже обрадуются.
        - Странно, что никто из оборотней не говорит со мной, - нахмурилась Владычица и тут же испуганно посмотрела на девушку. - А если колдуны людей что-то со мной сделали, и я их больше не слышу?!
        - Не волнуйся, ты в полном порядке, - заверила её Нэйва. - Просто никто не хочет тебя беспокоить. Да и пока никто из твоего народа не знает, что ты очнулась. Каелон сейчас сообщит им эту радостную новость, а ты пока поешь. Тебе нужно восстановить силы, они тебе ещё понадобятся.
        Хельда хотела спросить, много ли погибших, но быстро передумала. Не стоит портить мастерскую игру нимфы, которая ценой невероятных усилий сдерживала горечь и отчаяние, стараясь казаться весёлой и непринуждённой. Неужели всё настолько плохо? Владычица послушно съела с помощью своей сиделки лёгкий бульон и хотела сама связаться с кем-то из оборотней, но тут на неё внезапно навалилась такая сонливость, что девушка мигом сообразила - в суп подмешали сонное зелье. Следующие несколько дней она просыпалась, ела и тут же засыпала снова. Иногда она чувствовала мысленное присутствие других оборотней, но никак не могла с ними связаться. Сил не было даже на вразумительные мысли. Рядом с ней постоянно дежурила Лират, иногда к постели Владычица Калангора приходили целители разных народов, Гирэлл, один из немногих, кто сумел вырваться из плена, и Наллит, который просто сидел рядом и тихо переговаривался с товарищем, стараясь не тревожить покой госпожи.
        Тем временем эльфы во главе с Аэлиантаром вернулись на юг, пообещав рассказать обо всём, что случилось в Радагаре калангорцам, с нетерпением ожидавших вестей с севера. Перед уходом они уничтожили источник силы, пробуждавшим магию у людей, сообщив им, что колдовство в Радагаре теперь под запретом. Хотя уже никто не стремился овладеть запретными знаниями - слишком дорога цена. По приказу наместника все магические книги были уничтожены, а тех, кто мог спрятать у себя хоть что-то связанное с колдовством, ждало суровое наказание. Но люди и без того понимали, что лучше не рисковать. Они хотели жить мирно и честно признались, что политика Сангола не устраивала очень многих. Он действительно запугал народ, не позволяя даже думать о бунте. Теперь люди были свободны, хотя и знали, что за их действиями будут очень пристально наблюдать сильнейшие. Гномы тоже ушли к себе. Грон стал ещё более замкнутым и суровым, чем был раньше, но он возвращался в Тонгавальд со своим войском, неся вести о победе. Драконы любезно вызвались отвезти их домой. В Радагаре осталось лишь несколько крылатых, которые хотели помочь в
чём-либо, а также те, кто ждал пробуждения Хельды, чтобы узнать, что будет дальше. Нимфы и тагги ещё нужны были в городе. Кентавры ушли вместе с эльфами, заверив, что теперь они будут первыми союзниками калангорцев.
        Сама крепость отстраивалась, люди с облегчением встречали весну. Солнце щедро посылало свои жаркие лучи на мёрзлую землю, стараясь согреть её и оживить. Неизвестно, сколько времени чернела бы свежевспаханная земля у стен Радагара, укрывшая сотни павших в сражении бойцов, если бы не Ларг, подаривший последний дар магии людям в память о своих погибших собратьях. У самого портала, он вдруг обернулся и, с невыразимой болью глядя на мрачные и какие-то обессилевшие стены города, прошептал заклинание. Спустя неполный месяц земля пробудилась, и на поле распустились тысячи прекрасных разноцветных маков, обещавших простоять так всё лето. Их алые лепестки, отражаясь в водах Кагит, напоминали горожанам о пролитой здесь крови. Оборотни оставили на поле небольшой монумент - чёрный валун, на котором были вырезано несколько строк:
        «Здесь родился мир Эльторина, за который боролись все народы. Не совершайте ошибок прошлого и помните о прошедшей здесь битве.»
        Постепенно всё наладилось. Люди больше не боялись представителей других рас, обменивались знаниями, как в старые добрые времена. Таверна «Дикий олень» превратилась в постоялый двор, носивший гордое название «Зелёный роглион». Барды и менестрели во всём Радагаре слагали баллады о прошедшей битве, о храбрых эльфах, грациозных и опасных нимфах, весёлых таггах, сильных кентаврах и гномах, о мужественных оборотнях. Все они не побоялись выступить против общего врага, пожертвовав отчуждением и замкнутостью. Как выяснилось позже, во время битвы многие солдаты отказались убивать народы юга, так как не хотели больше поддерживать короля. Союзники узнали, что Сангол насильно забирал молодых людей, чтобы усилить армию. Многие бежали в горы, да так и не вернулись. Сколько слёз пролили матери, жёны и сёстры, оплакивая своих родных. Теперь радагарцы наконец получили свободу. В лазаретах осталось совсем немного раненых. Люди оказались мастерами целительства, благодаря чему многие воины уже полностью оправились от ран. Осталась только пара королевских оборотней. Через несколько дней после пробуждения Хельды, пришёл
в себя и Раллен. У всех отлегло от сердца. Не только оборотни, нимфы и тагги, но и люди волновались за судьбу тех, кто держался до конца вместе со своим народом. И пусть Раллен был оборотнем сравнительно недавно, считая себя человеком, он успел многое сделать для своей расы. Никто не рассказывал брату и сестре о той цене, которую заплатили союзники, чтобы в Эльторине установился мир, боясь, что они не вынесут этого горя. Среди погибших оборотней многие были знакомы с Владыками лично. Хельда знала, что потери есть, и боялась услышать хоть одно родное имя. Поэтому она ни о чём не спрашивала. Она даже боялась связаться с кем-то, чтобы не услышать в ответ холодную звенящую тишину в ушах. Владычица оборотней томилась в своих покоях, страдая от безделья. Её часто навещали Наллит, нимфы, Лират и несколько женщин из Радагара. Они не только помогали ей поправиться, но и с удовольствием рассказывали о новостях в городе, своём прошлом, умалчивая лишь о битве, с восхищением слушали рассказы о юге. Всего несколько дней им потребовалось, чтобы преодолеть скованность, вызванную происхождением Хельды и её обликом.
Всё-таки оборотни сильно отличались от людей, выделяясь необычным разрезом глаз, жёлтой радужкой и заострёнными ушами. К тому же оборотни были более стремительны. Многие люди никак не могли привыкнуть к тому, как двигается лесной народ. А стоило оборотню резко посмотреть в глаза человеку, как тот замирал от ужаса, словно глядя в глаза зверю. Сами оборотни удивлялись такой реакции, давно привыкшие к такому поведению. Но чтобы не пугать радагарцев, старались почаще улыбаться и замедлить темп ходьбы и движений. Многие воины помогали мирным жителям там, где была нужна помощь. Так как многие раненые не могли быть размещены в лазарете, их подселили к горожанам. Люди, сначала недоверчиво, но потом всё более уверенно стали помогать нежданным соседям, убедившись, что оборотни и эльфы неопасны. К нимфам и таггам радагарцы относились с большей симпатией. В один из дней молодая дочь бывшего королевского советника выступила на Главной площади с речью о том, что раненые воины, которых разместили в городских домах, принесли в Эльторин мир и покой. Ценой своих жизней они покончили с узурпатором и тираном Санголом, от
которого страдали многие горожане, и уж наверняка заслужили хотя бы уважение.
        - Так вы почитаете своих освободителей?! - гневно кричала юная Гральда. - Вместо того, чтобы отблагодарить их, вы коситесь на них, как на преступников, отказываете в помощи! Конечно, они могут уйти, но честь не позволяет им оставить Радагар в таком состоянии, когда столько людей нуждаются в помощи! Разве Сангол помогал тем, кого захватил? Хотя бы раз он предложил помощь захваченным народам? Те, кто поддерживают убитого негодяя, могут уходить из Радагара и не возвращаться, ибо эти люди такие же мерзавцы, как и он! Люди! Я призываю вас посмотреть на оборотней, эльфов, кентавров, гномов, нимф и таггов как на друзей, а не врагов. Будьте же терпимее, откройте глаза. Они спасли нас и наших сыновей, братьев, мужей, отцов от неминуемой смерти.
        Огромная толпа, собравшаяся на площади, молча внимала отчаянным словам девушки, которая сама день и ночь ухаживала за одним из раненных эльфов. Сложно сказать, понял ли кто-то слова Гральды, вынес ли что-нибудь из её пылкой речи, однако спустя несколько дней к союзникам люди стали относиться теплее.
        Дела шли на лад. Хельда поправлялась, Раллен тоже восстанавливал силы. Город отстраивался. Оборотни стали поговаривать о скором возвращении домой, к своим семьям.
        6
        Наллит стоял рядом с Владычицей на широком балконе, задумчиво глядя на пестревшее яркой зеленью поле и лес, уходивший за горизонт.
        - До сих пор не верится, что всё закончилось, - сказала Хельда, положив руки на каменные перила.
        - Но это так, - ответил Наллит после нескольких секунд молчания. - На Эльторине наступил мир. Ты выполнила своё предназначение. Теперь можно вернуться.
        Хельда глубоко вздохнула, поправила широкие рукава тёплого платья и сказала:
        - Нет, Наллит, я не вернусь в Калангор.
        Оборотень слегка нахмурился и повернул голову, глядя ей в глаза.
        - Почему? Ведь ты Владычица. Ты будешь править, как и положено. Найдёшь себе достойного мужа, родишь детей, - оборотень снова посмотрел на горизонт, нетерпеливым жестом убрав прядь непослушных волос за ухо.
        - Нет. Я больше не буду Владычицей Калангора, - Хельда почувствовала, как к глазам подступают горячие слёзы и быстро провела по ним рукой. - Теперь править Калангором будет Раллен.
        - С какой радости, сестра? - раздался сзади них низкий голос, незаметно подошедшего оборотня.
        Раллен достаточно окреп за последние несколько дней и теперь много ходил по дворцу, общался с оборотнями и людьми, чтобы хоть чем-то занять себя.
        Хельда резко обернулась и с тёплой улыбкой подошла к брату.
        - Ты выглядишь всё лучше и лучше, - сказала она и мягко обняла его.
        - Так всё же, почему ты отказываешься от трона? - слегка отстранившись, вновь спросил Раллен, немного печально улыбаясь сестре глазами. Теперь в его улыбке всегда присутствовала грусть.
        Наллит хотел уйти, но Хельда жестом остановила его.
        - У меня осталось ещё одно важное дело, которое я обязана выполнить. Я обещала Такхардильгету, - опустив голову, ответила Владычица оборотней.
        Её взгляд невольно устремился к длинному холму, поросшему алыми маками. Там была могила мудрого роглиона.
        - А ты не можешь прилететь в Калангор после того, как выполнишь обещанное? - обнимая её одной рукой, спросил королевский оборотень.
        - Я слишком много отдала Калангору, - с горечью медленно произнесла Хельда. - Я так старалась стать лучшей Владычицей, что забыла о самом главном. Такхардильгет открыл мне глаза. Я вернусь в Калангор вместе с тобой, чтобы официально подтвердить, что я отрекаюсь от престола. Ты займёшь трон и будешь править мудро нашим лесным народом. Из тебя получится отличный Владыка.
        - А что же ты? - Раллен внимательно смотрел на сестру.
        Наллит тоже обернулся и выжидательно глядел на Хельду.
        - А я вернусь в горы Анубри, к драконам, - тряхнув головой, ответила девушка и улыбнулась. - Не волнуйся за меня, я буду тебя навещать. Вполне возможно, что я действительно вернусь через несколько лет.
        - Очень на это надеюсь, - серьёзно кивнул оборотень. - Мы так мало времени провели вместе. Я так и не рассказал тебе о наших родителях. Я помню немного, но всё же…
        - Ещё представится случай, - уверенно сказала Хельда.
        - Госпожа, позволь мне следовать за тобой, - вдруг преклонил колено Наллит.
        Хельда слегка растерянно посмотрела на него, потом оглянулась на брата, который широко ухмылялся.
        - Я не стану препятствовать этому, Наллит. Если ты этого хочешь, пожалуйста.
        - Ох, сестра, брось этот официальный тон! - воскликнул Раллен. - Он же любит тебя! А ты его. Как только прибудем в Калангор, я попрошу Хайввара вас обручить, а дальше летите, куда хотите!
        Хельда с изумлением посмотрела на брата, но потом залилась звонким смехом, впервые с момента своего пробуждения. Наллит поднялся и тонко улыбнулся в ответ.
        - Скоро церемония погребения, - вдруг сказал Раллен вмиг изменившимся голосом. - Мы должны почтить память погибших.
        - Я знаю, все бояться нас огорчить, - спустя несколько минут молчания обратилась Хельда к Наллиту. - Но, может, ты скажешь, кто погиб? Я боюсь это услышать, но очень надеюсь, что те, за кого я больше всего переживаю, живы.
        Оборотень вздохнул и, бросив взгляд на дверь, ведущую в коридоры дворца, медленно произнёс:
        - Погибших много. И среди них есть те, которых ты знала. Многие погибли из отряда, попавшим в плен. Ваолин, Таэлас, Теннет, Торрат…
        - Торрат?! - вскрикнула Хельда и схватилась рукой за каменную колонну, чтобы не упасть.
        Торрат… Тот, кого она считала другом. Оборотень, всегда так заботящийся о ней, сопровождавший её в походе, преданный страж… Его больше нет.
        - И Тиллан, - выдохнул Наллит, прикрыв глаза.
        Раллен глухо простонал сквозь зубы и кинул быстрый взгляд на сестру. Владычица Калангора сползла на пол, прижавшись к холодному мрамору перил, и издала тихий то ли стон, то ли вой, дрожа всем телом. Не в силах поверить, она мысленно потянулась к Тиллану, но наткнулась на чёрную холодную стену небытия. Потеря была настолько ужасна, что девушка, не ведая, к чему это может привести, уже намеревалась шагнуть туда, в тёмное ничто, отделяющее её от близких.
        - Хельда, нет! - вскрикнул Раллен, бросаясь к ней. - Ты должна жить, не думай об этом! Я не позволю тебе умереть!
        - Но как ты не понимаешь? - со слезами на глазах с болью спросила Владычица. - Ведь они ушли. Все ушли. К нашим родителям. Может, мы ещё увидим их…там.
        - Нет, Хельда. Их не вернуть, - глухо сказал оборотень, прижимая к себе дрожащую сестру. - Мы должны смириться и жить дальше. Не для того мы боролись, чтобы теперь…
        - Да, они это уже говорили! - в ярости и отчаянии закричала Хельда, вскакивая. - Ещё тогда, когда миновала первая битва! Они тоже говорили, что мы должны жить ради тех, кто погиб! Но как?! Как, скажи мне? Ведь их нет! Ради кого мы должны жить?
        - Ради себя и своего будущего, - надтреснутым голосом ответил Наллит, подходя ближе и присаживаясь рядом. - Ты Владычица нашего народа, Хельда. Ты должна быть стойкой и мужественной, должна пережить эту потерю, показать пример остальным.
        - Но я не хочу! Я не хочу жить! Почти все, кого я любила, ушли! Ушли в эту черноту, в это забытье, будь оно проклято!
        Девушка кричала сквозь слёзы, не в силах сдержать рвущуюся из сердца боль.
        - Нет, ты будешь жить, - раздался сзади рокочущий от злости голос.
        Все невольно обернулись и увидели стоявшего в дверях Каелона. Эльф яростно сжимал одной рукой дверь, да так, что она была готова треснуть под его сильными пальцами. На лице мага застыл гнев.
        - Ты будешь жить, - повторил он. - Чтобы потом никто не сказал, что битва была напрасной! Чтобы потом никто не посмел обозвать тебя трусливой, лживой, мелкой девчонкой!
        Кулак Наллита с грохотом впечатался в дверь в том месте, где только что была голова эльфа, который вовремя увернулся.
        - Не смей так говорить, - прошипел он. - Хельда пережила огромную потерю. И если ты не можешь этого понять…
        - Будешь разговаривать со мной в таком тоне, дикий оборотень, я тебя прикончу прямо здесь, - в тон ему ответил эльф, пригнувшись, словно хищник перед прыжком. - Пусть она молода, но единственное, чему она научилась в совершенстве, так это жалеть себя и ныть по любому поводу! В ней нет ни капли достоинства, если она решила умереть после всего, что произошло. На месте оборотней я бы отказался от такой Владычицы и выбрал кого-то более мужественного и сильного, чем она. Того, кто сумеет справиться со своими эмоциями.
        Хельда широко раскрытыми глазами смотрела на эльфа, с трудом борясь с подступившей яростью и неверием. Рядом каменным изваянием застыл Раллен.
        - Думаю, эльфы смогли бы навести порядок в Калангоре и выбрать настоящего правителя, - продолжил Каелон, издевательски глядя на девушку.
        Что произошло дальше, никто так и не смог понять. Воздух вдруг наполнился страшным рёвом и свистом крыльев. Сотни оборотней, уловившие состояние Хельды, Раллена и Наллита, бросились к ним, чтобы выплеснуть их гнев на обидчика. К балкону ринулась огромная стая птиц, в коридоре послышался топот и царапанье когтей по мрамору. В следующую секунду Хельда вскочила и бросилась с балкона вниз. Раллен не успел её остановить и с ужасом смотрел, как девушка падает прямо на острую башню, а ветер яростно треплет её лёгкое платье. Однако Владычица неожиданно обернулась и, взмыв к небу, издала громкий яростный рёв, заставив всех замолчать, а людей, находившихся по близости, в ужасе разбежаться в разные стороны. Сильнейшая волна ментальной энергии пронеслась над городом, заставив ринувшихся в бой оборотней буквально рухнуть на землю. Стёкла во дворце с оглушительным треском брызнули на улицу. Несколько драконов, остававшихся у стен Радагара, издавая тревожные крики, поднялись в воздух, пытаясь понять, что случилось. Раллен, обратившийся в снежного барса, стоял напротив Каелона, пригнувшись, и глухо рычал. На него
приказы Владычицы не распространялись.
        «Раллен, прекрати!» - мысленно крикнула Хельда, подлетая ближе.
        Королевский оборотень нехотя выпрямился, не спуская с эльфа взгляда горящих жёлтых глаз. Хельда обратилась и опустилась на балкон, где уже собралось множество оборотней, людей и таггов.
        - На завтра назначаю церемонию погребения погибших союзников, - холодно и громко проговорила Владычица Калангора. - Послезавтра мы отправляемся в Калангор. Наллит, Шаккет, следуйте за мной. Нам многое предстоит обсудить.
        С этими словами Хельда вышла в коридор, не глядя на собравшихся людей, подданных и замершего у стены Каелона, и быстрым шагом направилась к своим покоям. Вызванные оборотни вышли следом. Раллен обратился, немного постоял, потом еле заметно усмехнулся и последовал за сестрой.
        Собравшиеся в покоях госпожи оборотни обсудили дальнейший план действий, после чего Хельда переговорила с драконами и остаток дня провела с братом, обговаривая некоторые детали. Оборотни, пытавшиеся связаться с госпожой и извиниться за своё поведение, были молча проигнорированы, хотя и поняли по настроению Владычицы, что она на них не сердится. От Раллена исходила странная эмоциональная смесь сосредоточенности и странного веселья. Казалось, этот инцидент полностью заставил его избавиться от мучительной тоски по погибшим, приведя к исцелению от многих душевных ран.
        - Хельда, позволь мне вызвать этого зарвавшегося эльфа на бой, - ныл оборотень, приставая к сестре.
        - Ты хуже маленького, честное слово, - вздохнула Владычица, разбирая какие-то бумаги. - А ведь ты старше меня. Должен понимать, что этот поединок может привести к ещё одной войне.
        - Но он тебя оскорбил! - воскликнул Раллен.
        Хельда хмыкнула.
        - В таком случае вызвать его должна я, - насмешливо взглянув на разбушевавшегося брата, ответила она.
        - Но ты этого не сделаешь, - проворчал оборотень, усаживаясь в кресло и недовольно хмурясь.
        - Да, не сделаю. Но не потому, что я не хочу постоять за своё достоинство и гордость, а потому, что я понимаю, к чему это может привести. К тому же Каелон мой друг, а я его должница. Он многое сделал для меня и Калангора.
        - Хорош друг, - фыркнул Раллен.
        - Ты всё прекрасно понял из того, что произошло, - сказала Хельда, что-то строча на листе бумаги. - Так что нечего строить из себя обиженного рыцаря, займись лучше делом. Как-никак тебе предстоит править этим народом. Народом, о котором ты знаешь очень мало.
        - Слишком мало, чтобы править, да?
        - Будь ты непригоден для власти, я не отдала бы тебе престол, - Владычица с шумом взмахнула листком и положила его на край стола, принимаясь за следующий.
        Раллен расхохотался.
        - Вижу, выволочка этого мага пошла тебе на пользу.
        - Следи за словами, - язвительно огрызнулась Хельда. - Хоть ты и мой старший брат, это не помешает мне задать тебе хорошую трёпку. Всё же, благодаря роглионам, я получила отличную вторую ипостась. И уж точно смогу справиться с большой белой кошкой.
        - Следи за словами, сестрёнка, - пригрозил ей пальцем Раллен. - Я ведь тоже могу обидеться. И тогда Калангор потрясёт великое сражение королевских оборотней.
        - Ладно, ладно, оставим эту тему, - не поднимая головы, проворчала Хельда.
        - Да что ты там пишешь? - не выдержал оборотень и подошёл к Владычице, заглянув ей через плечо.
        - Приказы и назначения, - ответила девушка, ставя размашистую подпись в углу очередного листа. - Вследствие некоторых изменений, я должна назначить новых лиц на должности, которые остались…пустыми.
        Раллен немного помолчал, а потом спросил:
        - А ты не думаешь, что этим следовало бы заняться мне? Ведь я всё-таки будущий Владыка Калангора.
        - Нет, не думаю, - моментально ответила Хельда. - Ты почти никого не знаешь из тех, кого я собираюсь назначать на эти должности. Если тебе в будущем не понравится та или иная кандидатура, ты всегда сможешь заменить неугодного тебе оборотня. Но сейчас это должна решить я.
        Раллен снова немного помолчал, а потом вдруг склонился перед сестрой.
        - Как скажете, Владычица.
        После этого он вышел из покоев Хельды и тихо закрыл дверь. Девушка проводила его задумчивым взглядом, хмыкнула и вернулась к бумагам.

* * *
        Вечером следующего дня на маковом поле под стенами Радагара полыхали яркие костры. Все погибшие были похоронены больше месяца назад, но Хельда и Раллен хотели отдать дань павшим. Поэтому на поле разожгли высокие костры, все оборотни, да и другие расы, собрались вокруг, чтобы проводить в последний путь тех, кто отдал жизни за мир Эльторина.
        Когда все замолчали, Хельда вышла вперёд вместе с братом и, стараясь унять дрожь в голосе, начала:
        - Сегодня мы собрались здесь, чтобы попрощаться с теми, кто больше к нам не вернётся. С теми, кто ценой своих жизней позволил жить нам. Жить в мире и согласии. Многие потеряли в этой битве своих родных и близких. Но вы должны помнить, что они боролись ради вас. Ради того, чтобы жили вы.
        - Мы никогда не забудем о них, - подхватил Раллен. - Их имена сохранятся в нашей памяти как имена героев. Этот камень будет стоять здесь до тех пор, пока не погибнет Эльторин, и будет напоминать всем о том, что здесь произошло. Прошу вас, не забывайте об этом. Ибо за этот мир мы заплатили страшную цену.
        Раллен замолчал, и в следующий миг над полем поплыла тихая печальная песня, сочинённая одним из менестрелей Радагара.
        За мир нам пришлось заплатить эту дань, -
        Мы кровью купили дружбу.
        И пусть камень чёрный напомнит всем нам
        О том, пусть сослужит нам службу.
        Здесь стрелы летали, пронзая врагов.
        Звенели мечи и латы.
        Под крики и гомон раскрылось крыло
        Неся с собой боль утраты.
        Пусть солнце сияет, пусть люди поют,
        Пусть снова смеются дети.
        Однако погибших уже не вернуть,
        Запомним их подвиг навеки.
        Они не желали нести с собой смерть,
        Они лишь мечтали о мире!
        Но кто, Светлоликая дева, ответь,
        Дал смерти воскликнуть о пире?
        Правитель жестокий был свержен огнём,
        Да сгинут останки его.
        Союзники с юга копьём и мечом
        Сумели сдержать это зло.
        Да, многие пали с обеих сторон,
        Мы память о них сохраним.
        Но мысли о мести, как мерзостный сон,
        Пускай превратятся в дым.
        Клянёмся, что битвы мы не повторим.
        Настанет пусть мир в Эльторине.
        Мы светлую память погибших почтим
        Легендами, песней и лирой.
        Королевские оборотни обратились и склонили головы. Вслед за ними превратились остальные калангорцы. Драконы подхватили мелодию, выводя её своими гулкими и чистыми голосами. Хельда присоединилась к ним. Солнце медленно опускалось за горизонт, ярко горели костры, ветер качал головки маков, в воздухе лилась красивая песня, словно стон раздававшаяся в сердцах собравшихся народов. Так закончилась Великая битва, о которой помнили ещё многие поколения всех народов Эльторина.

* * *
        Каелон стоял у портала, внимательно глядя на разноцветную дымчатую воронку, сквозь которую просвечивало яркое солнце.
        - До встречи, жители Радагара! - с тёплой улыбкой поклонилась Хельда собравшимся у стен крепости людям. - Спасибо вам за помощь, за теплоту и поддержку.
        - До свидания, госпожа Калангора, - склонился в ответ наместник города. - Спасибо за мир. И не беспокойтесь. На этот раз мы выберем достойного короля.
        Владычица оборотней улыбнулась, обняла Кальту, Найвэ, махнула рукой таггам и, подхватив подол лёгкого белого платья, скрылась в портале. За ней потянулись остальные оборотни. Драконы, издав прощальный короткий свист, быстро поднялись в небо и устремились к горам Анубри. Каелон оглянулся на крепостные стены, горько усмехнулся и, быстро поклонившись, вошёл в портал, который тут же закрылся. Прохладный ветерок растрепал волосы молчавших людей, донеся до них запах хвои, маков и речной воды. Радагарцы безмолвно развернулись и направились в город. И каждый из них ощущал странное чувство то ли потери, то ли неясного сожаления.
        А в Калангоре цвели деревья, так по-родному пахло тёплым морем и солью. Знакомо шелестели упругими широкими листьями деревья, и так же, как совсем недавно, пели южные птицы. Хельда остановилась у одного из деревьев и обняла его, прижавшись щекой к шершавой коре. «Вот я и дома, - подумала она. - Пускай и ненадолго.» В небе раздался пронзительный соколиный клич вырвавшегося из портала Гирэлла. Его мысли, направленные на всех, кто его слышал, искрились ликованием и радостью.
        «Мы вернулись!»
        И в тот же миг из леса к порталу хлынул поток оборотней. Кто-то был в человеческом обличье, кто-то - в зверином. В основном это были женщины, с нетерпением ожидающие своих героев. Калангорцы почтительно склонились перед Владычицей, но тут вперёд выбежала Ильта и, не обращая ни на кого внимания, крепко обняла сначала Хельду, а потом и Раллена, который спустя несколько минут подошёл к сестре.
        - Хвала Серебряной Волчице, вы оба живы! - выдохнула женщина, не обращая внимания на катившиеся по щекам слёзы.
        - Ильта! - крепко обнимая её в ответ, пропела Хельда, не переставая широко улыбаться и смаргивая подступившие слёзы.
        На плечо Владычицы мягко опустилась Лират и весело поклонилась кормилице.
        - И вы здесь? - удивилась женщина.
        - Да, мы решили освоить южные земли, - кивнула рыжая тагг. - Я отправлюсь в Валинор, чтобы переговорить с королём Аэлиантаром, но потом, думаю, я вернусь сюда. Надеюсь, справедливая госпожа Калангора не будет против, если в вашем лесу поселяться представители народа крылатых.
        - Лират, ну разумеется, я не буду против! Я ещё давно выразила тебе своё согласие.
        - А что скажет будущий Владыка? - обратилась Лират к Раллену.
        - Я тоже за, - улыбнулся оборотень. - Но сначала…
        - Да-да, сначала вам нужно передохнуть, - закончила за него Ильта. - Идёмте. В Донгессе уже играет музыка, накрыты столы, вас давно ждут.
        Когда закрылся портал, весь лес наполнился радостными возгласами встречающих. Не обошлось и без слёз. Многие женщины так и не дождались своих защитников. Наллит, шедший рядом с королевскими оборотнями, вдруг вздрогнул и внимательно посмотрел вперёд, выискивая кого-то взглядом. Навстречу ему бежала маленькая девочка с длинными тёмными волосами.
        - Наллит! - крикнула она.
        - Орли! - охнул страж и подхватил сестрёнку на руки, крепко целуя.
        Хельда оглянулась на них и улыбнулась, полностью разделяя чувства оборотня. К ним подошла мать Наллита и, следом, его отец, который из-за ранения в первой битве остался в Калангоре.
        Владычица оборотней поспешила к стоявшей у дороги Вэйри и, любовно погладив свою кобылу по носу, легко вскочила в седло.
        - Ну, вперёд!
        Быстроногие кони, горячась, с места взяли в галоп и направились в Донгесс. Рядом с ними бежали оборотни в зверином обличье, громогласно приветствуя вернувшихся с победой воинов. Неожиданно из леса с громкими криками выскочили кентавры, присоединяясь к поздравлениям и приветствиям. Хельда радостно махнула рукой Хагиру, который на бегу прижал согнутую руку к груди и поклонился.
        Вечером, когда солнце коснулось моря, у стен замка вновь загорелись костры, напоминая о павших. Собравшиеся оборотни и кентавры почтили память погибших скорбной прощальной песней, в которой тем не менее звучала надежда. Надежда на лучшую мирную жизнь. На пиру в главном зале Донгесса, посвящённому возвращению войска и правителей, Хельда сообщила, что уступает трон старшему брату и в скором времени покинет Калангор. Все были ошеломлены этим заявлением, но, посмотрев на погрустневшую госпожу, не осмелились перечить.
        - Мы не станем удерживать вас, анга, - поднявшись, произнёс Хайввар. - Мы понимаем, что вы пережили слишком многое. Ваше бремя несравнимо ни с чьим другим, тем более, вы так молоды. Если вы хотите оставить трон, мы примем это решение так, как подобает.
        - Спасибо, Хаййвар, я не сомневалась в вашей мудрости, - кивнула Хельда. - Вы знаете Раллена. Из него получится отличный Владыка. Предлагаю провести коронацию через два дня. В этот же день я объявлю о новых назначениях. Но сначала я бы хотела обсудить это с вами, уважаемые члены Совета. Ведь от моего решения зависит очень многое, и мне важно знать, что вы поддержите меня.
        - Да, госпожа, - поклонился советник и сел на место.
        - А теперь пусть играет музыка и льётся вино! - улыбнувшись, поднял кубок Раллен. - Сегодня праздник, так давайте отметим его, как подобает.
        Музыканты с готовностью заиграли весёлую мелодию, лучистый свет канделябров игриво поблёскивал в бокалах, наполненными красным как кровь вином. Хельда улыбнулась, подняла свой кубок.
        - За мир в Эльторине!
        - За мир! - подхватили остальные её тост, отсалютовав бокалами.
        Спустя несколько минут Владычица оборотней незаметно вышла на балкон и с удовольствием вдохнула чистый солоноватый воздух. Сердце защемило при одной мысли о том, что она должна улететь. Но здесь не могли зажить свежие раны, так пусть их залечит холод севера. Рядом неожиданно возник Наллит.
        - Семья очень обрадовалась твоему возвращению, - не поворачивая головы, сказала Хельда.
        - Да. И я рад их снова увидеть.
        Владычица прикрыла глаза и резко повернула голову к стражу.
        - Послушай, Наллит… Ты не обязан лететь со мной. Здесь твои родители, сестра. Здесь ты родился и вырос. Ты волен остаться.
        - Я знаю, - отрывисто кивнул юноша. - Но я отправлюсь на север. Я связан с тобой, Хельда. И не смогу отпустить, чтобы снова потерять. Мы вместе начали это, вместе собирали народы юга, вместе боролись на северных берегах. Если бы ты знала, как я томился там, в Тонгавальде, когда не мог полететь с тобой. Я проклинал всё на этом свете и больше всего свою беспомощность. Я боялся в один день не услышать твоих мыслей, а когда узнал, что ты попала в плен… Прошу, не гони меня. Не наноси мне этой раны.
        - Наллит! - почти простонала Хельда. - Не говори так! Ты же знаешь, я никогда не прогоню тебя.
        - Знаю, - тихо ответил оборотень и, слегка проведя пальцами по щеке девушки, мягко приник к её губам.

* * *
        На следующий день Хельда весь день осматривала поселения своих подданных, чтобы убедиться, что деревни восстановлены, а их жители довольны. Калангорцы радостно приветствовали свою Владычицу и, узнав, что она собирается покинуть родные земли, очень тревожились.
        - Как же мы без вас, анга? - спросила Лорин, рядом с которой стояла подросшая Айвэ, всё так же поражая окружающих недетским серьёзным взглядом.
        - Я уступаю трон моему старшему брату, Раллену. Он доказал, что может вести за собой народ. А я должна залечить душевные раны, - Хельда порывисто вздохнула и через силу улыбнулась.
        Лорин долго смотрела на неё, потом поклонилась и глухо произнесла:
        - Ваша воля для нас закон, госпожа.
        - Мы ещё встретимся, - вдруг улыбнулась Айвэ. - Я это точно знаю.
        - Конечно, малышка, - присела рядом с ней Хельда. - И когда я вернусь, ты будешь уже взрослой, сильной представительницей своего народа. Посмотрим, как тебя одарит природа. Как думаешь, в кого превратишься?
        Айвэ хитро улыбнулась, ловя лукавый взгляд Владычицы и, подняв голову, гордо ответила:
        - Я буду хищницей! Как Аника.
        Хельда вздрогнула и, быстро кивнув, поднялась.
        Вечером состоялся сбор королевского Совета, на котором Хельда высказала свои предположения относительно новых назначений. Хайввар одобрил все кандидатуры, сказав, что прекрасно знает каждого, что значительно упрощает дело.
        Перед сном Хельда прошлась по коридорам и замерла у огромного полотна, на котором был изображён рассвет. Точно также несколько месяцев стояла она напротив этой картины рядом с Таркеном, показывала ему замок. Теперь Раллен по праву жил на мужской половине, принадлежавшей Владыкам. Хельда повернула голову и долго смотрела на светящиеся лунным светом окна в левом коридоре. Потом тихо вздохнула и, слабо улыбнувшись, подошла к дверям, ведущим в покои брата. Постучав и услышав в мыслях спокойное «Входи, сестра», осторожно прошла в кабинет. Раллен стоял у окна, задумчиво глядя на Волчицу и Ястреба, медленно плывущих по тёмному небу, усыпанному, словно сахаром, мелкими звёздами, которые иногда закрывали лёгкие пушистые облака.
        - Тебе тоже не спится? - спросил наследник трона Калангора, обернувшись к Хельде.
        - Да. Меня мучают тревожные мысли, - призналась Владычица, устраиваясь в уютном кресле у стола. - Сегодня я навестила деревни и поселения, проверяла, всё ли отстроили, не остался ли кто бездомным.
        - Всё в порядке? - спросил Раллен, пристально глядя на неё.
        - Да, у мирных жителей всё хорошо.
        - Мне следовало пойти с тобой. Но пока ты выполняла свой долг правительницы, меня терзал Совет, - юноша усмехнулся и, сложив руки на груди, снова посмотрел в окно.
        - Ты боишься? - после недолгого молчания спросила Хельда, подняв на брата глаза.
        - Нет, я не боюсь, - медленно ответил он. - Просто… Немного волнуюсь.
        - Да, тебе труднее, чем мне. Я росла с мыслью о том, что стану Владычицей. Меня так воспитали. Так воспитала себя я сама. А ты… Тебе будет непросто свыкнуться с этой мыслью. Но, может, оно и к лучшему, - Хельда немного помолчала, а потом сильно сжала тонкие пальцы. - Знаешь, мне очень не хочется улетать отсюда. Я привыкла к этому укладу, к распорядку своего дня. Утром учёба, чтение, потом тренировки, потом приём или визиты в поселения, потом снова какие-то дела, записи в книге. Кстати, я должна буду отдать её тебе. Это своего рода дневник Владык и Владычиц Калангора. Узнаешь, как я жила всё это время, пока ты…
        Хельда вздрогнула и замолчала.
        - Я чувствую смятение в душе, - тихо проговорила она. - Я не знаю, что ждёт меня в будущем, но я обязана лететь на север. Я обещала Такхардильгету. И я хочу вернуться в Тонгавальд.
        - Ты вернёшься сюда, я знаю.
        - Да, я вернусь. Но что произойдёт со мной там…
        - Не волнуйся, - Раллен подошёл к сестре и, улыбнувшись, присел рядом. - Наллит позаботиться о тебе.
        Хельда улыбнулась в ответ и слегка кивнула.
        - Тебе будут помогать. Ты не будешь один, не беспокойся об этом. Совет, Ильта… К сожалению, Берганн и Тиллан уже не смогут оказать тебе помощь…
        Владычица закрыла глаза, даже не пытаясь бороться с подступившими слезами.
        - Они были самыми близкими мне здесь, в Калангоре, - прошептала она. - Я росла, находясь под их опекой. Росла и знала, что рядом с ними мне ничего не угрожает. Мысль о смерти этих оборотней не приходила мне в голову. И вот теперь я осталась одна, без них. Я больше не слышу их мысли!
        Хельда тихо застонала, роняя голову на руки и заходясь надрывным сухим плачем.
        - Я слышала мысленные крики умирающих, Раллен, - рыдая, выдавила она. - Они умирали вместе со мной, они умирали во мне! Это невыносимо! Я чувствовала их боль, их эмоции. Они думали о родных, о своих семьях, обо мне… А я чувствовала и чувствую жгучий стыд за то, что обрекла их на смерть, не смогла защитить. Они погибли из-за меня!
        Слёзы текли ручьём, раненной сердце рвалось из груди вместе с мучительным стоном.
        - Ты не виновата. Если бы не Сангол, всего этого бы не случилось. Не думай о том, что ты потеряла, Хельда. Думай о том, что ты обрела.
        Раллен ещё что-то говорил ей, гладил по плечу. Потом обратился к ней мысленно, не говоря ничего, только передавая своё тепло. Хельда прижалась к брату, чувствуя, как окончательно исчезает дымка отчуждённости, которая преследовала её с момента их первой встречи. «Я не одна», - устало подумала Владычица, чувствуя, как проваливается в зыбкий уютный сон. Она не проснулась, когда Раллен осторожно отнёс сестру в её покои и тихо закрыл за собой дверь.
        7
        Раздалась громкая музыка, двери в Тронный зал раскрылись, выпуская дивные звуки и аромат свежих цветов. Одетый в парадный костюм Раллен медленно двинулся по проходу, улыбаясь в ответ тем, кто собрался в зале. Хельда стояла у трона, держа в руках золотой венец Халлиса. Раллен подошёл к ней, положил аметистовый шар на постамент и, поклонившись сестре, обернулся к залу. Музыка смолкла. Хельда развернула свиток с клятвами, вспоминая, как чуть больше полугода назад короновали её. «Я правила всего полгода», - с неясной горечью подумала Владычица и, быстро отогнав все мысли, начала читать:
        - Сегодня Раллен, сын Владыки Халлиса Храброго и Владычицы Даяны Мудрой, займёт трон Донгесса. Клянёшься ли ты, славный сын своего народа, править мудро и справедливо?
        - Клянусь, - ответил юноша.
        - Клянёшься ли ты не забывать историю своего народа и никогда не предавать его?
        - Клянусь!
        - Клянёшься ли ты защищать своих подданных, помогать им и делать на благо народа всё, что потребуется?
        - Клянусь.
        Ильта, державшая над головой Раллена золотой обруч Халлиса, надела его на юношу и отступила, поклонившись и широко улыбаясь. Владыка опустился на трон, улыбнувшись сестре.
        - Да здравствует Владыка Раллен! - радостно закричали подданные и склонились в глубоком поклоне.
        Снова грянули фанфары, но тут кто-то выкрикнул из зала:
        - Да здравствует Владычица Хельда!
        Девушка быстро подняла глаза, пытаясь понять, кто кричал. Музыка прервалась на середине. Вперёд выступил один оборотень, житель дальней деревни.
        - Простите меня, господа, - с поклоном торопливо начал он. - Однако я не могу так просто забыть о том, что для нас сделала госпожа Хельда. Да, мы все знаем, что Владычица вскоре покинет Калангор и вернётся через неопределённое время, но я не могу допустить мысли, что калангорцы забудут о её деяниях после сегодняшней коронации! Я никоим образом не хочу оскорбить Владыку Раллена, который немало сделал для нашего народа, но я не хочу, чтобы госпожа Хельда потеряла свой титул и исчезла из памяти собравшихся!
        На минуту в зале повисла оглушительная тишина.
        - Как ты мог так подумать! - вдруг воскликнула стоящая за спинами королевских оборотней Ильта, всплеснув руками. - Разумеется, никто не собирается отнимать у госпожи Хельды её титул. Хотя бы потому, что он дан ей при рождении!
        - Но ведь Владыка Раллен подыщет себе жену, и она станет полноправной Владычицей! - с каким-то отчаянием выкрикнул говоривший до этого оборотень.
        Хельда решительно выступила вперёд.
        - Подойди сюда, Лассет, - быстро узнав его имя, властно приказала она.
        Мужчина робко оглянулся и поспешил исполнить приказ.
        - Я прошу не волноваться тебя на этот счёт, - ровным голосом сказала Владычица. - Когда я вернусь в Калангор, мы решим вопрос о престолонаследии. Никто не отберёт у меня мой титул, посему я буду выполнять обязанности госпожи своего народа до тех пор, пока это будет необходимо. В любом случае, я должна буду обучить новую госпожу всему тому, что знаю о своих обязанностях. Думаю, супруга Раллена не станет возражать, если я буду править вместе с ней до поры до времени. А вот чего я действительно не допущу в моих владениях, так это междоусобиц и распрей, - голос Владычицы звенел как сталь, отчего Лассет сжался, невольно чувствуя себя виноватым.
        - Я охотно уступлю трон сестре, как только она вернётся, - поднявшись, произнёс Раллен. - Если она захочет.
        Он посмотрел ей в глаза.
        «Не успел я занять трон, как уже начались проблемы», - мрачно пошутил он, обращаясь к Хельде.
        «Это не проблемы, - хмыкнула Владычица. - Это мелочи. Не волнуйся, подданные признают тебя, если будешь править справедливо в моё отсутствие. Я постараюсь вернуться сразу же, как смогу. Боюсь, без Владычицы тебе не обойтись. Только постарайся не наплодить десяток наследников, пока я буду на севере.»
        Раллен закашлялся, стараясь скрыть душивший его смех.
        - Надеюсь, вопрос решён, - резко подытожила Хельда. - Столы уже накрыты, кто желает, может присоединиться к нам на пиру.
        - Подожди, Хельда, - прервал её Раллен. - Я хотел бы поговорить с народом, которым мне предстоит править. Не желаешь совершить со мной небольшую конную прогулку?
        Владычица задумчиво посмотрела на него, потом, что-то решив, кивнула.
        - С удовольствием, - сказала она и, приняв руку брата, направилась вместе с ним к выходу.
        У ворот Донгесса их уже ждала огромная толпа оборотней, явившихся, чтобы выразить своё почтение новому Владыке. Увидев Владыку и Владычицу, собравшиеся громко захлопали и закричали, выражая свою радость и ликование. Все знали, что Хельда покинет Калангор, но никто не сомневался, что она вернётся и будет править вместе с братом до тех пор, пока кто-либо из них не решит занять трон навсегда.
        - Я рад приветствовать всех в этот замечательный солнечный день, - приподнявшись в стременах, громко сказал Раллен. - Надеюсь, что мы с вами подружимся и не превратим Калангор в руины до возвращения Владычицы Хельды.
        - Иначе кто-то получит по заслугам, - проворчала госпожа под общий смех подданных.
        - А сейчас я хотел бы объявить ещё одну хорошую новость, - Раллен хитро взглянул на сестру. - Наша Владычица за время всех приключений подыскала себе жениха!
        Толпа взорвалась бурными аплодисментами, а Хельда, слегка покраснев, недовольно уставилась на брата.
        - И я хочу провести обряд сегодня вечером, пока наша госпожа не улетела на север.
        Наллит неожиданно возник рядом с Вэйри.
        - Честное слово, я здесь ни при чём, - быстро сказала Хельда, сдерживая смех. - В конце концов, мы это даже не обговаривали…
        - Надеюсь, что ты согласна, - прервал её оборотень, требовательно глядя в глаза девушки.
        Та засмеялась и кивнула.
        - В свою очередь, хочу представить вам нового военачальника, Владычица обернулась, пытаясь найти взглядом нужного ей воина. - Шаккет, поздравляю с новым назначением. Надеюсь, ты не против моего выбора.
        Молодой оборотень слегка изогнул брови, но тут же склонился в поклоне.
        - Приму за честь, анга.
        - Думаю, никто не будет возражать против того, что Гирэлл станет правой рукой Владыки наравне с военачальником Шаккетом. Я очень надеюсь, что вы поможете Владыке Раллену на первых порах, - добавила Хельда. - А Ильта теперь официально станет исполнять обязанность управляющей Донгесса. Думаю, никто не будет против.
        - Конечно, госпожа, - согласно кивнул Гирэлл, задорно улыбаясь.
        - Надеюсь, к моему возвращению ты не растеряешь свой весёлый и порой совершенно невозможный задор, - улыбнулась ему в ответ Хельда, чуть наклонившись в седле.
        - Знай, Хельда, что я был и остаюсь твоим самым верным другом, - заговорщицки шепнул оборотень.
        - Наконец-то ты признал это! - засмеялась Владычица.
        - Ну раз мы всё выяснили, прошу всех собраться перед замком после захода солнца, - громко сказал Раллен. - Обручим госпожу и попируем на её свадьбе!
        - Стоило нам сюда приехать, как пирам нет конца и края, - покачала головой Хельда, трогая лошадь.
        - Но ведь ты скоро улетишь. Позволь нам достойно проводить тебя, - усмехнулся Владыка.
        Хельда фыркнула и послала Вэйри галопом. Небо манило, несмотря на собравшиеся облака. Владычица вдруг остановила лошадь и, спрыгнув, побежала вдоль деревьев.
        - Хельда! - окликнул её Раллен, но девушка обратилась на бегу и резко взмыла в небеса.
        Сильные крылья ловили ветер, морской воздух будоражил молодую кровь. Дракон развернулся и полетел к морю. Серой стрелой роглион преодолел тянущийся внизу лесной массив и, вырвавшись в облака над бухтой, резко спикировал вниз и шумно ударился об воду. Из лёгких выбило воздух, вода сомкнулась над головой, но в душе царил покой.
        «Надеюсь, ты не решила утопиться из-за свадьбы!» - раздался в голове насмешливый голос Раллена.
        Хельда с шумом вырвалась на поверхность воды и выдохнула.
        «И как ты всё видишь!» - беззлобно проворчала она, гребя к берегу и наслаждаясь купанием.
        «Я не знаю, - беззаботно ответил королевский оборотень, посылая своего коня к западной границе леса. - Мне кажется, наша связь стала ещё глубже за последние несколько дней. Наверное, это из-за того, что мы брат с сестрой.»
        «Да, наверное, ты прав, - Хельда вышла на берег и растянулась на горячем песке, прикрыв глаза от удовольствия. - Я даже вижу, где ты находишься. Наша связь действительно стала крепче.»
        «А ты, вместо того, чтобы бездельничать, лети лучше сюда. Мы должны навестить ближайшие деревни и подготовить тебя к свадьбе!»
        Дракон глухо заворчал, но, подгоняемый назойливым голосом, встрепенулся и покорно взлетел. Хельда скоро нагнала брата и полетела над ним. Вместе они проехали несколько деревень, объявляя о предстоящем празднике и созывая всех в Донгесс. В замок брат с сестрой вернулись уставшие, голодные, но весёлые. Ильта моментально велела накрыть стол, чтобы накормить Владыку и Владычицу, а сама украдкой прятала счастливую улыбку, глядя на развеселившихся подопечных. «Давно уже не звенел смех в этих стенах, - подумала управляющая. - Надеюсь, скоро в Донгессе появятся будущие Владыки и Владычицы, с которыми мне предстоит нянчиться. Давно я не держала в руках маленьких ребятишек.» Ильта вздохнула от переполнявшего её счастья, вспомнила своих детей, погибшего на войне сына и дочь, живущую в одном из поселений. Своих родных детей она любила так же сильно и искренне, как и королевских оборотней, которых растила.
        Как только Хельда закончила трапезу, управляющая проводила её в покои и сказала:
        - Новость о свадьбе была несколько неожиданной, но я знала, что этот день скоро наступит, поэтому позаботилась о том, чтобы у тебя было платье, - серьёзно сказал Ильта, подходя к шкафу. - Надеюсь, оно тебе понравится.
        Владычица Калангора подошла к управляющей, открывшей дверцу, и посмотрела на платье цвета яркого пламени. Подол был искусно вышит огненными нитями и украшен необычными узорами. Хельда слегка провела рукой по ткани, не выражая никаких эмоций. Потом тихо вздохнула и сказала:
        - Спасибо, Ильта. Передай мою благодарность девушкам.
        - Тебе не нравится? - погрустнев, спросила женщина.
        - Нет, что ты, платье замечательное. Просто всё так быстро… Не успели мы вернуться, как тут же провели коронацию, а теперь ещё и свадьба, после которой я отправлюсь на север. Чем ближе церемония, тем ближе разлука.
        - Не грусти, Хельда, - серьёзно сказала Ильта, сжав руки. - Ты ещё вернёшься. Не бойся почувствовать и узнать что-то новое. Тебе ли бояться, Великая Владычица Калангорского леса?
        Хельда не сдержала улыбки, которая, впрочем, имела горький привкус печали.
        - Да, ты права. Что-то я совсем распустилась в последнее время.
        - Просто помни, кто ты есть.
        Хельда вздрогнула, в мыслях встал образ Такхардильгета. Владычица тряхнула головой и, улыбнувшись через силу, сказала:
        - Помоги мне облачиться в свадебный наряд, кормилица. Сегодня я невеста.
        Спустя некоторое время на поле перед распахнутыми воротами Донгесса взвились к небу яркие костры. Солнце висело низко над горизонтом, с моря приятно веяло прохладой. Оборотни собрались на поляне, устроились на мягкой траве и замолкли. Собравшиеся музыканты затянули плавную красивую песню, повествующую об истории Рантана и Эндавиен. Это была традиционная песня на всех свадьбах в Калангоре. Жених и невеста при этом стояли рядом со своими семьями спиной друг к другу. Считалось, что во время песни они должны вспомнить все светлые моменты и минуты, проведённые вместе. Песня мягко лилась под треск костров и нежный шёпот ветра. Хельда закрыла глаза, чувствуя рядом присутствие Раллена и Ильты, и мысленно устремилась в небеса. Почти сразу же она ощутила, как к ней присоединился Наллит. Песня смолкла, жених и невеста обернулись друг к другу. Грянули барабаны, задавая ритм, к ним присоединились свирель и арфа. Хельда и Наллит вместе шагнули друг к другу, подходя ближе. Шаги перешли в танец, и вот уже по поляне плавно кружилась красивая пара, то сплетаясь в объятии, то расходясь в стороны. Тем временем музыка
становилась всё громче. Присутствующие с нетерпением оглядывались на горизонт, ожидая, когда погаснет последний луч солнца. Хельда сделала красивый разворот, и тут музыка резко смолкла, заставив её остановиться. Солнце скрылось за морем. На несколько минут все замерли, вслушиваясь в ночную тишину. Затем кто-то подбросил дров в костёр, Раллен вышел вперёд, жестом подозвав к себе сестру и её жениха.
        - Сегодня я отдаю свою сестру, Владычицу Хельду, в супруги храброму воину Наллиту, который делом доказал свою отвагу и мужество. Говоря это, я тем самым даю добро на ваш союз. И пусть Остроглазый Ястреб и Серебряная Волчица подтвердят связь между вами и благословят вас.
        Оборотни дружно подняли головы вверх. На небо уже взошли лунные супруги, ярко освещая поляну. Кто-то бросил в огонь душистые травы, после чего жених и невеста обменялись амулетами - подвесками из дерева и камня, считавшиеся символами брака. Пламя костров взметнулось к иссиня-чёрному небу в последний раз и резко с шипением потухло под брызгами морской воды. Оборотни с бадьями быстро отошли и замерли, глядя, как душистый пар опускается на землю, а потом медленно взлетает вверх. По небу пронеслась яркая звезда, по полю пронеслось еле слышное «Соединены навеки», а потом раздался громкий голос Ильты:
        - Музыканты, играйте громче, а остальные подходите ближе! Выпейте за благословленный небом союз молодых!
        Тихая музыка неожиданно раздалась со всех сторон. И хотя сначала казалось, что все музыканты играют что-то своё, спустя несколько минут все мелодии удивительным образом сплелись в прекрасное единое целое. Многие молодые оборотни тут же бросились искать себе пару. Из-за дыма и пара, до сих пор валившего от костров, почти ничего не было видно, но таков был обычай. Считалось, что те, кто найдут друг друга под ночную песню Рантана и Эндавиен, будут счастливы вместе. Юные девушки осторожно шагали на ощупь сквозь туман, вытянув руки, изредка вздрагивая от чужих прикосновений. Молодые оборотни, полагаясь на своё чутьё и мысленную привязанность, безошибочно находили тех дев, с кем хотели бы связать свою судьбу. Многие из них были незнакомы, но, повинуясь зову сердца и мыслей, находили родственную себе душу и зачастую оставались друг с другом навсегда. Хельда медленно шла сквозь завесу тумана, чувствуя, как от неё словно отходит невидимая, но очень прочная нить, тянущая её к своему избраннику. Они быстро нашли друг друга и, улыбнувшись, встали рядом. Пар рассеялся, и обретшие друг друга оборотни громко
захлопали, благодаря судьбу и лунных супругов.
        Остаток ночи прошёл в танцах, песнях, потом все собрались у большого костра и, наслаждаясь прохладой ночи и запахом трав и моря, слушали легенды и сказки старых оборотней. Когда Эндавиен ступила на горизонт, все поднялись и, дружно поздравив Владычицу и её избранника, разошлись по домам. Кто-то предпочёл остаться прямо на поле.
        Раллен подошёл к сестре и её мужу и, улыбнувшись, сказал:
        - Поздравляю и желаю счастья. Когда вы улетаете?
        Владычица Калангора посмотрела на Наллита и ответила:
        - Завтра. Время поджимает, мне нужно спешить.
        - Как скажешь, сестра, как скажешь, - Раллен немного помолчал, а потом протянул Хельде руку. - Согласно обычаям, которые я, надеюсь, запомнил правильно, я должен проводить тебя в замок. Наллит вернётся к себе домой?
        - Да, меня ждут родители и сестра, - кивнул юноша. - Я должен попрощаться.
        - Встретимся завтра у ворот, - Хельда подошла к своему мужу и, крепко обняв его, пожелала спокойной ночи.
        После этого они с Ралленом вернулись в замок и ещё долго разговаривали, обсуждая дела Калангора и дальнейшую судьбу каждого из них.
        - Вот и расстанутся королевские оборотни, - с невесёлой усмешкой протянул Раллен, потягивая горячий лирр.
        Хельда, которая всё это время смотрела на огонь в камине, подняла голову.
        - Я буду скучать. Но наша связь не прервётся. Пусть даже расстояние не позволит нам общаться, думаю, мы сможем улавливать состояние друг друга.
        - Тогда постараюсь поменьше волноваться и паниковать, - фыркнул Владыка.
        Они немного помолчали, думая о своём.
        - Но ты всё-таки пообещай, что вернёшься, - серьёзно сказал Раллен. - Пусть не надолго, но вернёшься в Калангор. Не забывай, что здесь тебя ждут и всегда рады видеть.
        - Я обещаю, Раллен.
        Хельда поднялась, обняла брата и, пожелав ему доброй ночи, ушла к себе. Усталость, накопившаяся за весь день, смутные переживания и радость навалились на Владычицу все вместе, вынудив её малодушно сбежать в страну сновидений. Сны получились скомканными, разорванными и странными. Но на сей раз там не было смерти, что позволило Хельде отдохнуть как следует.

* * *
        Утром у ворот замка собрались немногие. Хельда попрощалась с братом, сказав напоследок:
        - Как всё быстро произошло. И я уже замужем, и ты стал Владыкой.
        - Только формально, - подмигнул Раллен. - Но и ты, и я станем полноправными носителями своих новых «званий» только спустя какое-то время. А пока желаю вам удачи. Возвращайтесь поскорее.
        Шаккет вышел вперёд и, преклонив колено, заверил Владычицу, что станет лучшим помощником для Владыки Раллена и не оставит его в трудную минуту. Ильта, украдкой вытирая слёзы, выразила надежду увидеть свою подопечную хотя бы раз в этой жизни.
        - Ильта, мы обязательно встретимся, - с лёгким укором ответила Хельда. - Не переживай. Теперь у тебя появился новый ребёнок, за которым нужен глаз да глаз.
        Под общий смех Раллен издал возмущённый вопль протеста, но его никто не слушал. Хаййвар поклонился Владычице, также отметив, что Калангор не останется без присмотра.
        - Спасибо вам всем, друзья. Мы обязательно вернёмся, а пока желаю вам удачи, - с поклоном сказала Хельда, изо всех сил сдерживая слёзы, и, быстро обернувшись, взмыла в рассветное небо серым роглионом.
        Вслед за ней взлетел орёл. Они направлялись в бухту Мэливей, где эльфы оставили портал для перехода с одного континента на другой. Король Аэлиантар решил создать переход в этом месте, так как знал, что Хельда в скором времени должна будет вернуться на север. Владычица Калангора была очень благодарна магам за их труд, потому как перелёт через океан занял бы слишком много времени и сил.
        До бухты они добрались за несколько часов. Хельда старалась запечатлеть в памяти родные места: густой южный лес, темнеющую внизу вьющуюся дорогу, запомнить запах тёплого морского бриза и голоса птиц. Мысль о том, что она не увидит Калангор, возможно, несколько лет, никак не укладывалась в голове. Но потом перед глазами вставали образы побоища, смерть, в ушах звенели крики умирающих, и Владычица снова делала взмах сильными крыльями, стараясь быстрее долететь до портала. Наллит, разделяя её состояние, молчал, стараясь не отставать. Когда впереди показалась бухта, где у кромки леса серебристой дымкой мерцал переход, Хельда даже не обратилась. Она резко развернулась и влетела в искрящийся вихрь, мгновенно переносясь на северные просторы. Теперь здесь гуляла весна. Владычица выдохнула, стараясь оставить все неприятные мысли в воронке портала, и, дождавшись своего супруга, неспешно полетела к Анубри.
        «Может, всё-таки расскажешь, в чём состоит просьба Такхардильгета?» - спросил Наллит, с наслаждением ловя крыльями ветер.
        «Я должна вырастить новое поколение роглионов, которые сменят меня и будут следить за порядком в горах Анубри», - ответила Хельда, уворачиваясь от трубы и опускаясь чуть ниже.
        Орёл повторил её манёвр, облетая её справа.
        «Но где они?»
        «Я не знаю, где находится кладка последней самки роглиона, но, думаю, драконы мне подскажут, где та самая пещера, о которой говорил Такхардильгет. Однако меня несколько смущает мысль, что я должна буду ухаживать за ещё не родившимися дракончиками, при том, что я не знаю, что делать», - Владычица фыркнула, представив, как она с сосредоточенным выражением лица будет обходить пёстрые яйца, думая, как их высидеть.
        «А почему за ними не могут ухаживать другие самки?»
        «Матери драконов очень ревностно относятся к своей кладке. Не каждая из них согласится высидеть чужие яйца.»
        «Но ведь это яйца роглионов, которых они так почитают!»
        «Да, и, думаю, именно поэтому ни одна из самок не сможет выращивать дракончиков, род которых они считают высшим. Ну представь, что тебе дали бы на воспитание отпрыска Владыки.»
        Наллит немного подумал, а потом ответил:
        «Я бы вырастил его в любом случае. Как-никак, он будущий правитель. Неужели хоть кто-нибудь из нашего рода променяет жизнь своего Владыки на какое-то благоговение и трепет перед ним?»
        «Я не сильно разбираюсь в обычаях драконов, - честно призналась Хельда. - Но, видимо, пока я жива и являюсь роглионом, хоть и отчасти, эта обязанность лежит на моих плечах. Правда, сейчас я начинаю задумываться о том, что Такхардильгет дал мне это задание специально, чтобы отвлечь от тягостных мыслей.»
        «Или чтобы не позволить малышам вырасти самовлюблёнными эгоистами, к которым относятся как к божествам», - хмыкнул Наллит.
        «Неужели ты думаешь, что драконы способны на такие…поступки и эмоции? - слегка запнувшись, с укором спросила Владычица. - Их разум устроен иначе, они по-другому смотрят на мир.»
        «Думаю, теперь уже всё равно, как и зачем это было сделано. Ты согласилась помочь Такхардильгету, осталось выполнить своё обещание.»
        «Да уж», - вздохнула Хельда и посмотрела на поднимающееся солнце.
        Несколько часов они летели молча, потом решили устроить привал. На земле вовсю цвели дикие травы и полевые цветы, по лесу плыл аромат свежей зелени и сырой почвы. Воздух был ещё прохладным, но будущее летнее тепло уже чувствовалось в нём. Наллит насобирал веток, сложил их в форме колодца, а Хельда подожгла их, вновь порадовавшись силе, таящейся в ней. Власть над огнём наполняла Владчицу осознанием собственного могущества и гордости. Однако тут же она вспомнила, сколько жизней унесло это пламя, и вздохнув, молча присела у огня. Наллит некоторое время смотрел на неё, потом вздохнул и сказал:
        - Хельда, наше прошлое уже ушло. Ты сделала то, что должна была сделать. Посмотри вокруг. На Эльторине царит мир, как ты и хотела.
        - Я знаю, Наллит. Но Такхардильгет был прав, говоря, что не может быть мира там, где пировала смерть. Ты помнишь песню, которую сложили менестрели Радагара? «За мир нам пришлось заплатить эту дань, мы кровью купили дружбу…». Я не знаю, как повела бы себя на месте людей, ведь мы, по сути, принесли им смерть. Да, мы этого не хотели, но они всё равно погибли. Они просто защищали своих родных, близких, свои семьи. А мы пришли и всё разрушили. Я до сих пор удивляюсь, как легко нас отпустили…
        - Хельда, погибли лишь те, кто не помнил себя от жажды мести и крови, - с силой ответил страж. - Они шли за своим королём, который был таким же, как и они.
        - А если на его месте была бы я? А все остальные тоже думали бы, что я поступаю неправильно? Мы все одинаковы, Наллит. Они отстаивали свои идеи, мы - свои. Да, Сангол был жесток, не управляем, но он считал, что действует правильно. Так же, как и я. И в чём тогда смысл бойни? Одна идея победила другую? Это то же самое, что столкнуть любителей неба и земли друг с другом и посмотреть, кто победит.
        - По-твоему, все те, кто пал в этих битвах, погибли напрасно? - Наллит внимательно посмотрел на свою супругу.
        Хельда осеклась, остановилась. Перед мысленным взором промелькнули лица Аники, Тиллана, Такхардильгет…
        - Пойми, мы делали это не для самих себя.
        - Но никто не давал нам право решать за других…
        - Если бы мы решали за других, они не пошли бы за нами. Хельда, если бы мы не вмешались сейчас, потом всё было бы гораздо хуже. Сангол мог переманить на свою стороны многих. И мы бы не выстояли. Если уж дело дошло до битвы, мы должны были сделать всё, чтобы выжить. Со стороны людей погибли немногие. Мы заплатили большую цену. И теперь все живут счастливо.
        - Все ли?..
        Наллит вздохнул.
        - Я понимаю, тебе тяжело, но постарайся воззвать к своей силе духа. Тебя ждут драконы. Они не должны видеть в тебе эту боль и тоску. Ты их символ. И раз уж так получилось, будь стойкой. А я буду рядом.
        Хельда закрыла глаза и прислонилась к нему, стараясь отпустить память, как груз лежащую на душе.
        - Спасибо, Наллит, - шепнула она.
        Страж обнял свою жену, тихо вздохнул и посмотрел в огонь.

* * *
        Дельонгат сидел на каменном выступе горы, задумчиво глядя на расцветающий у подножия Анубри лес. В воздухе витал аромат весны, будоражащий кровь. Молодой дракон чувствовал небывалый прилив сил и какую-то пьянящую радость на сердце. Когда он обратился за советом к родителям, те мягко ответили ему, что это весна, пробуждающая чувства. В вышине пролетела стремительная Бранеллиса, чья ярко-зелёная чешуя красиво переливалась в лучах солнца. Самка издала пронзительный протяжный крик, срываясь в головокружительное пике. Дельонгат приподнялся на лапах, с замиранием сердца глядя на пируэты знакомой. Он так увлёкся наблюдением за ней, что едва не пропустил две небольшие точки, приближающиеся к ним с востока, то и дело пропадая в светлых облаках. Синий дракон с трудом оторвал взгляд от Бранеллисы и вытянул шею, всматриваясь в небо. Какое-то смутное чувство то ли радости, то ли тревоги не покидало его до тех пор, пока он не заметил матовый отблеск серой чешуи.
        - Хельда! - закричал синий дракон, опасно срываясь со скалы и устремляясь к роглиону.
        Его крик подхватили другие драконы, до этого мирно дремавшие на выступах или неспешно парящие в небесах. Спустя несколько минут к Хельде и Наллиту устремилось огромное количество крылатых зверей. Владычица оборотней даже слегка замедлила полёт, испугавшись, что в неё сейчас врежется целая стая. Однако драконы образовали широкий круг и зависли на месте, изо всех сил работая крыльями.
        - С возвращением, Хельда! - крикнул один из драконов, и остальные издали одобрительный свист и рёв.
        «Приветствую вас! - почувствовав радость от встречи и душевное ликование, ответила Хельда. - Как я рада снова вас видеть!»
        - Мы тоже очень рады, но давайте не будем держать вновь прибывших в воздухе, а вернёмся в горы и там всё обсудим, - ворчливо прикрикнул пожилой дракон тёмно-красного цвета.
        Остальные звери зашумели, кто-то одобрительно свистнул, и все устремились к Анубри. Хельда засмеялась про себя и последовала за эскортом. Она думала, что драконы полетят к Тонгавальду, однако, к её удивлению все крылатые устремились южнее, где один за другим исчезли в широком зеве пещеры. Хельда осторожно влетела следом в тёмный коридор, озираясь по сторонам, как вдруг коридор закончился, и молодая Владычица Калангора оказалась в огромной пещере, освещённой сотнями магических огоньков. Хельда не смогла сдержать изумлённого вздоха, глядя, как все драконы с шелестом устраиваются на многочисленных каменным выступах в толще горы. Дельонгат указал вновь прибывшим на один из карнизов, который был виден для всех, и приземлился неподалёку. Хельда опустилась на скалу и огляделась. Увидев, как на неё тут же обратились тысячи глаз, и поразившись внезапно наступившей тишине, Владычица несмело переступила с ноги на ногу, почувствовав вдруг робость и волнение.
        «Я снова приветствую вас, народ крылатых, - немного успокоившись, начала она. - Мы проделали долгий путь, чтобы вернуться к вам. Я искренне рада видеть всех вас в здравии. Многие из вас, думаю, знают, зачем я прибыла сюда. Такхардильгет…,- мысленный голос Хельды дрогнул, но она быстро взяла себя в руки и продолжила. - Такхардильгет оставил мне одно поручение. Я должна помочь новорождённым роглионам стать полноценными представителями своего рода, чтобы они могли помогать вам в трудную минуту и всячески поддерживать баланс сил вашей расы. До тех пор вашей советчицей буду я. Надеюсь, вы тоже будете помогать мне, так как у меня нет опыта обращения с драконами, как взрослыми, так и новорождёнными.»
        По пещере пронёсся тихий свист и рык, напомнивший смех.
        - Не волнуйся, Хельда, - подал голос один из сидевших рядом драконов. - Мы не оставим тебя одну и окажем любую помощь, которая только потребуется.
        «Рада это слышать, - кивнула Владычица. - Тогда, если вы позволите, я хотела бы увидеть кладку последнего роглиона».
        На секунду в пещере повисла оглушительная тишина, а потом поднял голову один из старших драконов.
        - Следуй за мной, Хельда.
        Тёмно-коричневый дракон тяжело сорвался со скалы и, описав небольшой круг, нырнул в один из многочисленных коридоров, которые с первого взгляда были не видны в тени. Владычица прыгнула вниз и полетела за провожатым. Наллит приподнял крылья, но потом передумал и, обратившись, сел на скалу, тихо переговариваясь с Дельонгатом. Хельда влетела в широкий и довольно просторный коридор и, немного поморгав, чтобы привыкнуть к темноте, плавно заскользила вперёд, стараясь не разгоняться. Вскоре проход вывел их к ровной площадке, освещённой неярким светом странных кристаллов. Старый дракон приземлился и, подождав свою спутницу, вошёл под арку. Повеяло теплом. Хельда зашла следом и оказалась в небольшой пещере. Тусклый свет разноцветных кристаллов слабо отражался на скорлупе семи небольших пёстрых яиц, лежащих на тёплом песке. Владычица завороженно смотрела на кладку, чувствуя странный душевный подъём и тепло.
        - Мы защищали своё наследие с тех пор, как эта кладка появилась здесь, - сухо сказал дракон. - Теперь настала твоя очередь помочь нам.
        «Сколько времени они уже лежат здесь?» - не удержалась от вопроса Хельда.
        - Я точно не знаю. Но роглионы позаботились о том, чтобы их потомство выжило даже спустя сотни лет. Ты сможешь пробудить их к жизни.
        «Но я не знаю, что мне делать! И как…»
        - В тебе течёт кровь драконов, - неожиданно суровым тоном ответил старый дракон. - А это значит, ты найдёшь выход. Сейчас я должен тебя покинуть, но не волнуйся, мои сородичи будут навещать тебя. А пока можешь отдохнуть.
        С этими словами коричневый тарт вышел из пещеры и улетел. Хельда проводила его туманным взглядом и широко зевнула. Она очень устала. Места в пещере было немного, поэтому серый дракон осторожно приблизился к поблёскивающим яйцам, свернулся вокруг них и, убаюканный идущим из-под земли теплом, погрузился в сон.
        Хельде снилось небо, ласковые морские волны, чьи-то знакомые голоса. Она видела свой родной Калангор, гуляла по лесу, с радостью вслушивалась в звонкий смех детей. Владычица оборотней улыбнулась и пошла на голоса. На небольшой поляне спиной к ней сидело несколько ребятишек, что-то увлечённо обсуждая. Хельда с улыбкой подошла ближе, стараясь, чтобы её не заметили.
        - Смотри, какой красивый цветок! - пропела одна девочка, поворачиваясь к своей подружке.
        - Интересно, когда мы вырастем? - протянул лежащий на траве мальчик, мечтательно глядя в небо.
        - А что будет, когда мы вырастем? - с серьёзным видом спросил второй мальчик, что-то внимательно рассматривая в траве.
        - Не знаю, - честно ответил первый мальчуган и рассмеялся. - Но думаю, что всё будет хорошо.
        - А где наша мама? - спросила девочка, оглядываясь по сторонам. - Почему мы здесь всегда одни?
        - Наверное, она занята, - вздохнув, ответила другая девочка.
        Неожиданно мальчик, лежащий на земле, приподнял голову.
        - Слышите? - быстро спросил он. - Кто-то идёт!
        Дети повскакивали на ноги, до сих пор глядя в противоположную от Хельды сторону. Она же замерла, изо всех сил вглядываясь в глубину леса, куда смотрели маленькие оборотни. Внезапно под ногой Владычицы хрустнула ветка, и дети резко обернулись к ней. Хельда, укоряя себя за неосторожность, подняла глаза и тихо вскрикнула: дети, сначала показавшиеся ей оборотнями, смотрели на неё внимательными глазами драконов. Пауза затянулась. Эти глаза, так не вяжущиеся с человеческим обликом, вызывали страх. Одна девочка со светлыми волосами вдруг сделала неуверенный шаг в сторону замершей Хельды и робко спросила:
        - Мама?..
        Владычица Калангора заставила себя вдохнуть и, стараясь не замечать настороженные взгляды остальных, шагнула вперёд.
        - Я здесь, - срывающимся голосом произнесла она.
        Хельда внезапно подумала о том, что эти дети столько лет ждали кого-то, кто мог бы им помочь, поговорить, утешить. И что такого в том, что они выглядят странно? Они не люди. Просто выглядят как они.
        Девочка подбежала ближе и доверчиво прижалась к ней.
        - Я знала, я знала, что ты придёшь, мама! - с радостью повторяла она.
        Остальные медленно подошли ближе, сбившись в стайку и глядя на них немного испуганными большими глазами.
        - Ты ведь не уйдёшь? - спросила девочка, всё ещё сжимая Хельду в объятиях.
        - Нет, - мягко ответила девушка, обнимая её в ответ. - Теперь мы будем вместе.
        Владычица Калангора вздрогнула во сне и резко подняла голову. В пещере было тепло и тихо. Хельда с трудом вспомнила своё видение и, помотав головой, зевнула. Сон не шёл. Роглион посмотрел на кладку и, не обнаружив никаких изменений, вышел из пещеры. Хельде друг очень захотелось сделать глоток свежего воздуха. И увидеть Наллита. Она вернулась в большую пещеру, которая сейчас была пуста, а затем вышла на карниз и обратилась, облакотившись на шершавую каменную стену. Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом, прохладный ветерок шаловливо трепал кудрявую листву деревьев. Неожиданно в небе раздался пронзительный крик дракона. Хельда подняла голову, пытаясь понять, что случилось. Наверху купалась в солнечных лучах ярко-зелёная самка драконов. Она выделывала головокружительные пируэты и то и дело издавала странные режущие слух крики. Владычица вышла из пещеры, не понимая причины такого странного поведения, как вдруг заметила сидевшего на скале Дельонгата. Синий, не отрывая взгляда, смотрел на зелёную самку. Потом вдруг сорвался со скалы и присоединился к её танцу. Мимо стремительно пролетела ещё одна
пара. Хельда заворожено следила за полётом драконов, почувствовав вдруг странное жгучее тепло, поднимающееся в душе. Крики зелёной будоражили кровь, заставляли дрожать. Казалось, воздух мерцал от эмоций и чувств драконов. На ум пришло словосочетание «брачный полёт», но Хельда не смогла в полной мере осознать эти слова. Ей вдруг стало очень жарко, захотелось превратиться и нырнуть в холодную ночь, как в ледяную воду, остудить разгорячённую кожу. Всё больше драконов поднималось в небо, звенящее от дерзких дразнящих криков. Хельда была уже готова обратиться и присоединиться к общей пляске, как вдруг чьи-то сильные руки подхватили её и потащили от края карниза вглубь пещеры. Владычица дёрнулась, стремясь освободиться, но её не отпустили.
        - Останься со мной, - прошептал чей-то знакомый голос.
        Наллит… Девушка хотела что-то ответить, но тут раздался очередной крик дракона, и Хельда, резко обернувшись, прижалась к Наллиту. Он страстно поцеловал её, а затем ночь окутала их своим мягким и тягучим покрывалом. И у обоих ещё долго стоял в ушах вызывающие крики драконов.
        8
        На следующий день Хельда проснулась с первыми лучами солнца, чувствуя необъяснимую тревогу, заставившую её подскочить. Не понимая, в чём причина такого состояния, она, тем не менее, поспешила в пещеру, где зрела кладка роглионов. К счастью, с яйцами было всё в порядке. Хельда снова свернулась вокруг них, размышляя о вчерашнем дне, как вдруг из тоннеля раздался шум крыльев и царапанье когтей по камню. В пещеру осторожно заглянул незнакомый дракон и, заметив Хельду, дружественно ей кивнул.
        - Мы принесли тебе поесть, - приглушённым голосом сообщил он и с помощью ещё одного крылатого втащил внутрь тушу оленя.
        «Спасибо», - кивнула Владычица, мысленно вздыхая от необходимости есть сырое мясо, которое она не очень любила.
        Когда драконы ушли, она поела, оставив немного мяса про запас. Хельду снова начало клонить в сон, и она погрузилась в приятную дрёму, слыша сквозь её завесу далёкий шум прибоя. Разбудил её посторонний звук, тихим эхом прокатившийся по пещере. Роглион приоткрыл глаза, инстинктивно осматриваясь вокруг. Хельда, чей разум был затуманен дрёмой, про себя отметила, что сущность дракона берёт над ней верх. Все инстинкты обострились, природа оборотня отступила на второй план, позволяя только наблюдать за происходящим. Не успела Владычица подивиться такому состоянию, как звук повторился, но на этот раз громче. Роглион резко повернул голову и застыл, увидев, как одно из яиц дёрнулось в сторону. Маленький дракончик изо всех сил пытался разбить скорлупу. Рядом качнулось ещё одно яйцо, словно отвечая первому. Прошло ещё несколько томительный секунд, и первое тускло-жёлтое яйцо раскололось на несколько частей. Из него вывалился небольшой и слегка неуклюжий дракончик тёмно-коричневого цвета. Он издал жалобный писк и повалился на бок, не устояв на слабеньких лапах. Хельда издала успокаивающее и нежное воркование,
но тут раскололось второе яйцо, из которого появился на свет ярко-голубой птенец. Роглион мягко ткнулся носом в каждого дракончика и подтолкнул их к лежащему рядом мясу. Малыши с удовольствием начали трапезу, и к ним быстро присоединялись остальные. Всего в кладке было семь яиц, и скоро семь птенцов жадно терзали мясо, стараясь насытиться. Хельда невольно залюбовалась дракончиками, ещё неуклюжими и угловатыми, но такими красивыми и своими. В мыслях больше не было сомнений, что теперь это её дети. Когда птенцы насытились, они свернулись под боком матери и быстро уснули. Хельда внимательно рассмотрела каждого. Всего в выводке оказалось четверо самцов и три самочки. Последние отличались более округлой формой крыльев и большими глазами. По цвету все малыши были разные, но у самцов окраска была более глубокой и тёмной. Роглион аккуратно свернулся вокруг дракончиков и, почувствовав неожиданную усталость, заснул.
        Следующие несколько дней Хельда то просыпалась, то засыпала снова. Инстинкты брали своё, поэтому сознание оборотня довольно часто уступало место зверю. Пару раз в пещеру пытался войти кто-то из драконов, но оттуда, перекрывая тонкие голоса дракончиков, доносился такой грозный рёв, что визитёры предпочитали оставлять принесённую добычу, не переступая порога. Роглион сам затаскивал тушу внутрь и следил за тем, как малыши утоляли голод. Они были ненасытными. И постоянно спали. А когда не спали, то ели. Хельда пыталась связаться с Наллитом, чтобы рассказать ему о происходящем, но её почему-то сопровождала бесконечная усталость, из-за которой Владычица начала вести себя, как дракончики. Неизвестно, сколько прошло бы времени в постоянном сне и приёме пищи, когда однажды утром Хельда проснулась с ясной головой, полная сил. Она встрепенулась, вытянула крылья и широко зевнула. Дракончики мирно спали, свернувшись у неё под боком. Роглион с нежностью осмотрел малышей, когда одна самочка ярко-голубого цвета тихо чихнула и приподняла головку.
        «Доброе утро», - мягко приветствовала её Хельда и, вытянув шею, легко коснулась носом малышки.
        Та повернула голову и, издав радостное курлыканье, неожиданно ответила:
        - Здравствуй, мама!
        В её голосе было столько радости и обожания, что Хельда не удержалась и фыркнула, смутившись. Она вдруг вспомнила свой давний сон и подумала о том, что та девочка, подбежавшая к ней, была именно этим роглионом.
        «Как ты себя чувствуешь?» - спросила Владычица, на всякий случай осматривая дочь.
        - Я в порядке, - горделиво ответила самочка.
        «Вот и славно. Крылья и хвост на месте, - улыбнулась Хельда. - Только вот имя тебе нужно придумать».
        - А я знаю своё имя, - быстро сказала малышка. - Мне его сказали во сне.
        «И как же тебя зовут?»
        - Гареталья.
        «Интересно, а значат ли что-нибудь имена драконов?» - подумала Хельда, мысленно чувствуя невероятное облегчение. Имена её новых знакомых были длинными, сложными и спотыкающимися. Придумать что-то похожее ей было бы трудно. Впрочем, вряд ли драконы отказались бы ей помочь в этом.
        - Дракон в моём сне сказал, что это имя означает «небесная», - продолжала вещать самочка, осторожно поднявшись на ноги.
        «Ну надо же», - усмехнулась про себя Владычица оборотней.
        - Мама, а мы скоро пойдём летать? - живо спросила Гареталья, шелестя крыльями.
        «Не торопись, вы ещё слишком маленькие, - засмеялась Хельда. - Не волнуйся. Пройдёт немного времени, вы подрастёте, и тогда вы обязательно научитесь летать».
        Неожиданно Гареталья запнулась и налетела на своего брата. Коричневый самец вскрикнул и резко вскочил, не переставая громко кричать. Хельда издала громкий звук, призывающий его замолчать и успокоиться. Однако остальные дракончики уже проснулись и теперь с беспокойством озирались вокруг. Пещера наполнилась жалобными голосами и писком.
        «Успокойтесь, никакой опасности нет!» - как можно громче сказала Хельда, радуясь, что малыши слышат её мысленный голос.
        Дракончики обернулись к ней и довольно быстро успокоились. Несмотря на то, что они были из одной кладки, каждый обладал своими отличительными чертами. Внешне они были похожи, но даже строение лап, хвостов и крыльев одного дракончика немного отличались от вида других. А также различать их можно было по цвету.
        - Извини, - тем временем сказала Гареталья коричневому самцу. - Я случайно на тебя упала.
        Дракончик встрепенулся, оглядел сестру и сказал:
        - Ничего. Только в следующий раз будь осторожнее.
        «Раз уж вы все проснулись, давайте знакомиться, - сказала Хельда, опускаясь перед малышами. - Как вас зовут?»
        - Я Ческантур, - сказал коричневый самец, выходя вперёд.
        - А я Таэльдакрин, - весело откликнулась рыжая самочка, подпрыгнув на месте.
        - Реильданке, - немного испуганно ответила бело-голубая самочка, прячась за спиной тёмно-фиолетового самца, который назвался Гладэрахоном.
        Два оставшихся самца были очень похожи друг на друга, как близнецы, хотя по цвету были противоположны. Это были Мироэльнод - зелёный самец и Эстваэльнод - красный самец.
        «А я Хельда», - кивнув, сказала Владычица.
        - И наша мама, - задорно заявила Таэльдакрин.
        Серый роглион тихо вздохнул и ответил:
        «Да, это так. А теперь, когда вы уже набрались сил и немножко окрепли, будем учиться ходить. Пещера большая, вам хватит места».
        Хельда изящно поднялась и медленно прошлась перед дракончиками. Они же, не в силах сидеть на месте, постарались повторить движения роглиона. Гладэрахон осторожно поднялся, неуверенно пошатываясь на неокрепших ножках, но он тут же был сбит расшалившейся Таэльдакрин.
        «Таэль!» - прикрикнула на неё Хельда, недовольно махнув хвостом.
        Рыжий дракончик виновато присел на задние лапы и тихо сказал:
        - Извините.
        Гладэрахон снова поднялся и, не глядя на сестру, прошёл несколько шагов вперёд, немного раскрыв крылья для равновесия.
        «Молодец, Гладэрахон, - похвалила его Хельда. - У тебя уже неплохо получается.»
        Остальные не замедлили проявить должное старание и разбрелись по пещере. Спустя несколько минут у входа раздался шум: это драконы принесли обед для роглионов. Оставив тушу крупного оленя у входа, они быстро ушли, не показавшись. Хельда инстинктивно чувствовала, что малышам ещё рано знакомиться со взрослыми сородичами. Как-никак, в будущем её дракончики станут правителями. Владычица вздохнула и объявила перерыв. Следующие несколько дней она с удовлетворением наблюдала за тем, как быстро растут её малыши. Прошло совсем немного времени, когда они научились управлять своими конечностями и уверенно передвигаться по пещере. А уж росли юные роглионы настолько быстро, что их названная мать начала тревожиться, что скоро им не хватит места. Иногда её мыслей касался Наллит, но Хельда была полностью поглощена общением с детьми, поэтому отвечала урывками, стараясь, однако, не обделять вниманием своего суженного.

* * *
        Раллен отложил несколько листов бумаги и устало потёр переносицу. Ну вот и всё на сегодня. Теперь, когда он дал добро на строительство нового поселения, работа в западном Калангоре закипит с новой силой. За последний год произошло довольно много событий во владениях оборотней. Границы леса расширились, так как численность народа после войны стала резко повышаться. Шаккет с особым рвением взялся за обучение молодых оборотней, которые прошли обряд первого обращения.
        - Скоро количество хищников уменьшится, так как в воинах не будет необходимости, - сказал как-то Гирэлл, наблюдая за тренировками. - Тогда нужно будет создать специальные классы для более мирных направлений деятельности.
        Раллен согласился с этим, и постепенно в Калангоре стали создаваться школы для оборотней различных сословий и принадлежностей, которых готовили к тому, чтобы сделать из них мастеров различных дел. Владыка решил возобновить торговлю с другими расами, поэтому многие молодые оборотни теперь могли освоить искусство торговцев и послов. Кентавры, которые теперь часто навещали оборотней, избрали для себя роль разведчиков.
        - Нам, кочевникам, не привыкать путешествовать, - сказал Хагир во время одного из своих визитов. - Так почему бы не исследовать неразведанные земли? Быть может, кто-то из северных народов решит переселиться к нам на юг. Уверен, для них найдутся места.
        Раллен послал к кентаврам нескольких талантливых и усердных картографов, которые жаждали разведать новые земли и нанести их на карту. Калангор также поддерживал тесные связи с Королевством Великих озёр и Вальдорном, куда часто летали с посланиями гонцы. Тагги, договорившись с королём Аэлиантаром, остались жить у эльфов, стремясь узнать больше об их магии и поделиться своими познаниями, однако часть народа крылатых переселилась в Калангор во главе с Лират. Она до сих пор оставалась верна оборотням и Раллену в том числе. С помощью таггов лекари оборотней сумели найти несколько новых способов лечения. К ним присоединились и кентавры, которые горячо поддерживали обмен знаниями между расами в разных областях. Южные народы процветали. Время летело быстро, дни сменяли друг друга, и многие проблемы и радости встречались на пути нового Владыки и его народа. Нимфы долго раздумывали, стоит ли переезжать на юг, но в итоге остались на севере, став союзниками людей. Кальта передавала, что в Радагаре всё спокойно, новый правитель - Лартон, которого избрал народ, изо всех сил старается не подвести доверие людей.
«Пусть у него пока не всё получается, он стремится к тому, чтобы облегчить своему народу жизнь и исправить нанесённый Санголом ущерб», - писала нимфа в своём послании. В Калангор должен был приплыть посол из Радагара, чтобы наладить торговые отношения между двумя континентами. Хайввар целыми днями занимался тем, что составлял список услуг и товаров, которые оборотни могли предложить. Он также надеялся, что гномы Тонгавальда присоединятся к людям и будут посылать с ними свои изделия.
        - Разумеется, мы не будем покупать оружие в больших количествах, - заверил Главный советник Владыку оборотней. - Но нам понадобится руда и драгоценные камни гор Анубри.
        Раллен согласился с советником, решив заодно отправить весточку сестре, которую не видел уже около года. Хельда не писала и ничего не сообщала о своих тайных делах, но Владыка чувствовал, что у неё всё хорошо и старался не волноваться.
        Спустя несколько месяцев в бухту Мэливей вошёл корабль из Радагара. Прибывших радушно встретили и разместили в Донгессе. На следующий день состоялся Совет, на котором обсуждались, в основном, вопросы торговли и мирные отношения между расами. Посол Радагара, Терион, привёз несколько писем от своего короля Владыке оборотней.
        - Радагар процветает, как и весь Эльторин, - сказал Терион. - Мы отстроили замок, привели в порядок дороги, проверили все деревни и стараемся помогать всем, кто нуждается в помощи.
        Раллен удовлетворённо кивнул. Ему нравился этот немолодой, но сильный человек со спокойным и уверенным взглядом, чуть седеющими волосами и звучным голосом. Оставалось надеяться, что король, являясь двоюродным братом посла, так же уверен в себе и своём народе.
        - Всё у нас хорошо, - тем временем продолжал Терион, - да только есть кое-что, что беспокоит людей, - мужчина откашлялся и, подняв глаза на Владыку, продолжил. - Мы наладили отношения с гномами. Их король, Грон, даже переселил в заброшенный город в горе Радга своих подданных, надеясь возродить былое величие своего народа. Все мы помним о битве, что прошла под стенами Радагара год назад, и помним её героев. Но вот, что странно: ни один гном при разговоре ни разу не упомянул вашу сестру, госпожу Хельду. Я лично разговаривал с послом из Тонгавальда, мы вспомнили сражение, в котором оба принимали участие. Но когда я заговорил о вас и вашей сестре, гном как-то насторожился и сразу сменил тему. То же мне рассказали и мои люди, которые общались с другими представителями жителей Анубри. Я не придал бы этому значение, но сейчас я стараюсь обращать внимание на все, даже самые незначительные мелочи.
        Раллен задумчиво нахмурился, что-то обдумывая.
        - Не получали ли вы каких-то вестей оттуда? - тем временем спросил Терион.
        - Нет, не получал, - покачал головой Владыка оборотней. - Впрочем, сестра и так мало чем объяснила свой поспешный отлёт. Она лишь сказала, что это как-то связано с драконами…
        - Их мы, кстати, тоже очень давно не видели, - многозначительно выгнув бровь, произнёс посол Радагара.
        - Если бы что-то случилось, я бы почувствовал, - уверенно сказал Раллен. - Я мог бы отправить своих послов в Тонгавальд, но я не уверен, что их примут. Особенно после того, что вы рассказали.
        - Ну что ж, я своё дело сделал, - наклонив голову, сказал посол. - А ваше дело - решить, что с этим делать.
        - Благодарю вас, господин Терион.
        Этим же вечером Раллен вызвал к себе Гирэлла.
        - Послушай, сокол, Терион рассказал мне о том, что в Анубри что-то происходит, из-за чего все гномы стараются не говорить на тему драконов и, в том числе, Хельды. Не мог бы ты слетать туда и проверить, всё ли у моей сестры хорошо?
        - Разумеется, Владыка, - поклонился оборотень. - Портал эльфов всё ещё действует. Я доберусь до Тонгавальда за восемь дней.
        - Я бы не хотел, чтобы ты появлялся в Тонгавальде, - слегка поморщившись, сказал Раллен. - Постарайся связаться с Хельдой и Наллитом с помощью нашего языка. И возьми с собой ещё одного воина.
        - Да, государь.
        Не то, чтобы дело было очень серьёзным, но всё же Раллен решил обезопасить своего верного помощника. Мало ли что могло произойти.

* * *
        «Ну, Кейссет, вот и портал», - сказал Гирэлл, пролетая мимо синеватой дымки. Летевший рядом с ним ястреб издал согласный свист и влетел в туман. Гирэлл последовал за ним и спустя пару секунд оказался в тёмном лесу. Обе птицы стремительно набрали высоту и понеслись над густыми кронами в сторону высившихся далеко на линии горизонта гор. На небе появился Рантан, посеребрив ленты рек и гладкие блюда озёр. Лесные звуки и запахи привычно ласкали слух, позволяя немного расслабиться и получать удовольствие от полёта.
        Оборотни почти не разговаривали в пути, изредка останавливаясь, чтобы передохнуть и перекусить. Когда цепь гор Анубри приблизилась достаточно, Гирэлл попытался связаться с Наллитом. Отклик пришёл не сразу, но удивление оборотня было ощутимо.
        «Гирэлл?!»
        «Наллит! Рад снова тебя слышать! Куда вы пропали? От вас нет вестей уже год. Владыка волнуется.»
        «У нас всё в порядке. Впрочем, я сам вам всё расскажу. Подождите меня у подножия гор.»
        Гирэлл и Кейссет летели ещё полдня, после чего остановились у кромки леса, подступавшему к равнине предгорья. К вечеру на фоне скал показалась еле различимый силуэт орла. Сокол издал пронзительный радостный клич и, слетев с ветки, обратился. Ястреб последовал его примеру, и оборотни с нетерпением стали ждать, когда Наллит приземлится рядом. Вскоре орёл, сделав несколько кругов над кромкой леса, опустился рядом с друзьями. Гирэлл с воплем радости стиснул товарища в объятиях, едва не задушив смеющегося оборотня. Кейссет, хоть и не был знаком с Наллитом, тоже тепло обнял его, с интересом глядя на этого сильного высокого мужчину.
        - Наллит! Мы совсем вас потеряли! - добродушно воскликнул Гирэлл. - Куда вы пропали? Вестей нет, все волнуются. Владыка послал нас узнать, не держат ли вас гномы в плену.
        - Нет-нет, всё в порядке, - улыбнулся оборотень и жестом пригласил друзей присесть на мягкую траву. - Хельда очень занята, я её не видел уже больше двух месяцев. Она иногда связывается со мной, поэтому я знаю, что всё хорошо, - Наллит вздохнул и, рассеянно сорвав травинку, смял её пальцами. - Драконы не пускают меня к ней, но многие помогают мне, сообщают новости. Единственное, что я знаю о Владычице - она заканчивает обучение молодых драконов и скоро будет свободна.
        - Обучением драконов? - удивлённо спросил Кейссет.
        - Да, она, как последний выживший роглион, воспитывает годовалых малышей - роглионов, чтобы те, как и раньше, следили за порядком среди других драконов. Иногда она мне жалуется, что с удовольствием превратилась в дракона другого вида, - со смехом ответил Наллит. - Малыши, как будущие властители, получают всё, чего захотят и иногда своими выходками доводят и без того нетерпеливую Хельду до белого каления. Я живу вместе с другими драконами и, бывает, слышу её разъярённые крики.
        Гирэлл фыркнул.
        - Ничего, пусть привыкает быть матерью, - сказал он, хитро глядя на друга.
        Наллит закатил глаза и швырнул в сокола камушек. Тот увернулся и захохотал.
        - Так значит, мы не сможем увидеть госпожу? - спросил Кейссет, не обращая внимания на веселье двух друзей.
        - Боюсь, что нет, - покачал головой Наллит. - Но в любом случае вы можете передать Владыке, что у нас всё в порядке. А пока расскажите, что сейчас происходит в Калангоре.

* * *
        Серый роглион внимательно наблюдал за полётом своих подопечных, стараясь не упустить ни одного из семи подростков-драконов. На почтительном расстоянии, пристроившись на голых скалах, сидели другие драконы, глядя на обучение. Голубая самочка стремительно пронеслась над неуверенно качавшим крыльями коричневым самцом.
        «Ческантур, успокойся и почувствуй ветер», - посоветовала Хельда, не спуская с него глаз.
        - Да, посмотри, как это делаю я! - резвясь рядом, крикнула неугомонная Таэльдакрин.
        Она описала небольшой круг, но порыв ветра слегка подкинул её вверх. Юная Таэль взвизгнула и стала балансировать в воздухе, пытаясь удержаться на месте. Фиолетовый Глаэдрахон фыркнул от смеха, глядя на задаваку-сестру. Близнецы Мироэльнод и Эстваэльнод осторожно планировали, спрыгнув с невысокой скалы, и теперь пытались приземлиться. В следующую секунду раздался возмущённо-испуганный драконий рёв, и яркий зелёно-красный клубок покатился по земле. Хельда насмешливо дёрнула хвостом и поинтересовалась, всё ли у них в порядке. Два дракона, по размерам близкие к своей «матери», расцепили хвосты и заверили её, что они не пострадали. Но затем не удержались и начали таскать друг друга за лапы, дурачась и веселясь. Гареталья, которая увереннее всех держалась в воздухе, подлетела к Ческантуру и постаралась объяснить, как нужно правильно махать крыльями. Глаэдрахон, издалека прислушивающийся к советам сестрёнки, подошёл ближе, и вскоре вся троица уверенно парила над землёй.
        - У меня получается! - радостно воскликнул Чес, выписывая незамысловатые пируэты.
        Серый роглион стремительно поднялся в воздух, увлекая молодняк за собой. Яркие шкурки драконов, украшенные разными узорами, блестели и искрились в лучах дневного солнца. Роглионы выстроились клином, стараясь не отставать от матери. Остальные драконы присоединились к полёту, и скоро в воздухе кружилась целая стая крылатых существ. Кто-то помогал подросткам, подсказывая направление ветра и советуя запомнить запахи, подсказывающие, куда лететь. Длительные полёты были вредны для неокрепших малышей, поэтому стая, описав широкий круг над горами, устремилась к пещере.
        «Теперь вы будете летать всё дальше, ваши крылья окрепнут, и вы сможете увидеть мир», - сказала Хельда, с улыбкой глядя на сворачивающихся под боком подросших роглионов.
        Им пришлось переселиться в другую пещеру, так как первая теперь казалась ужасно маленькой для восьми крупных драконов. Это жилище оказалось достаточно просторным, к тому же из него можно было вылететь прямо к склону горы, не ползая по глухим и тёмным лабиринтам, которыми были испещрены Анубри. Тем временем на небе собрались тучи, запахло сырой землёй, и вскоре свежий моросящий дождь накрыл своим облаком и горы, и стоящий рядом с ними лес. Уставшие драконы, зевая, свернулись калачиком под боком Хельды и уснули.
        Так прошло ещё несколько месяцев. Роглионы росли, взрослели. После первого полёта, где каждый из них опробовал свои крылья, последовала первая охота, первый дальний перелёт, укрощение пламени. Теперь обучением будущих стражей драконьего племени занималась не только Хельда, но и старые мудрые драконы, которые знакомили подростков с укладом жизни их народа, с традициями и законами драконов. От роглионов требовалось самое главное - сохранить сильный род крылатых, не позволить ему исчезнуть из Эльторина.
        - Драконы - это власть, - говорили учителя притихшим подопечным. - В наших силах повлиять на ход истории нашего мира. Вы должны быть мудрыми, чтобы знать, когда стоит вмешиваться, а когда нет. Ваши прародители выполнили свой долг ценой жизни. Но они спасли наш род от порабощения и гибели.
        Тогда же Хельда рассказала своим названным детям, кто она на самом деле. Роглионы были удивлены, но не высказали возмущения или недовольства тем, что их воспитывала представительница другого народа. Они с интересом выслушали её историю и сказали, что драконы всегда будут друзьями оборотней.
        - Я всегда мечтала о том, чтобы все народы Эльторина жили в мире и согласии, - сказала Хельда, обратившись.
        Она с досадой обнаружила, что за полтора года отвыкла от своего человеческого тела, и теперь старалась побольше времени проводить в своём изначальном образе. Она рассказывала о южных лесах, Калангоре, эльфах и лелеяла надежду, что когда-нибудь её малыши смогут прилететь на юг, чтобы познакомиться с другими народами и увидеть красоту южного континента. Наллит передал ей о встрече с Гирэллом и Кейссетом, и теперь Хельда разрывалась между долгом перед Такхардильгетом и тоской по дому. Она понимала, что уже выполнила просьбу старого дракона и может вернуться в свой родной Донгесс, но ей было тяжело расставаться с теми, кого она вырастила. В конце концов Гареталья, самая мудрая из всего выводка, как-то сказала ей:
        - Мы не забудем тебя, ты стала нам настоящей матерью. Но тебя ждут там, откуда ты родом. Не волнуйся, мы ещё встретимся.
        Хельда не смогла сдержать слёз, поразившись серьёзности и решительности своей названной дочери. В конце концов, она навестила Тонгавальд и его Владыку с тем, чтобы познакомить Грона с новыми союзниками, после чего сообщила, что она со своим супругом возвращается домой.
        - Мы не смеем удерживать тебя здесь, Владычица, - сказал Грон. - Но позволь в память о нашей дружбе подарить тебе этот венец.
        По его знаку два гнома вынесли на мягкой подушечке искусно выкованный серебряный венец, украшенный драгоценными камнями.
        - А твоему супругу я хочу преподнести меч, который прослужит и ему, и его сыновьям.
        Ещё один гном торжественно вручил Наллиту прекрасный меч в кожаных ножнах, на которых вился такой же узор, как и на лезвии и гарде меча. Оборотни с поклоном приняли дары подземного короля и на следующий день отправились к порталу. Хельда, которая перед отлётом попрощалась с драконами, всю дорогу молчала, погружённая в свои думы. Наллит не нарушал её задумчивости, но когда дракон и орёл, пройдя сквозь портал, оказались в тёплой тропической ночи, он предложил девушке приземлиться и немного передохнуть. Спустя несколько минут Хельда сидела у костра, обхватив руками колени, и зачарованно смотрела на огонь.
        - О чём ты думаешь? - не выдержал Наллит, подбрасывая ветки в костёр.
        - О том, что будет дальше, - ответила Хельда, не отрывая взгляда от яркого пламени. - Когда я жила с драконами, я почти забыла о битве, смерти и боли. Теперь всё это кажется таким далёким, ненастоящим. Но я боюсь, что тьма вернётся ко мне. Вернётся и не отпустит. Выполнив одно дело, я тут же бросалась на другое, чтобы забыть, не вспоминать. Но теперь всё сделано. Я выполнила свой долг. И что же теперь? Прожить оставшуюся жизнь во дворце, править вместе с братом? Хочу ли я этого…
        - Никто не требует от тебя такого, - мягко сказал оборотень, обнимая супругу. - Пережив столько всего за какие-то двадцать лет, ты теперь не сможешь вернуться к обыденной жизни. Твой неукротимый дух не смирится с этим.
        - И что же делать?
        - Для начала определиться, чего ты хочешь. Найти то, что тебе по душе.
        Хельда вздохнула и с благодарностью прижалась к Наллиту. Когда лунные супруги скрылись за горизонтом, оборотень увлёк девушку на мягкое ложе из травы и постарался вернуть ей состояние покоя и безмятежности, в котором она так нуждалась.
        9
        Утром Раллена разбудило странное предчувствие. Его распирало от радости и предвкушения чего-то неожиданного. Оборотень сонно приподнялся в постели, пытаясь понять, что произошло, одновременно стараясь не разбудить свою молодую супругу. Тэлаин спала крепко, но чутко. Раллен послал нотку недоумения тому неизвестному, что будоражило его сейчас и заставило проснуться с первыми лучами солнца.
        «Раллен!» - прогремел радостный вопль в голове, от которого солидный Владыка чуть не подпрыгнул в кровати.
        «О, Серебряная Волчица! - шутливо простонал мужчина, вставая. - Извини, но за два года я совершенно отвык от твоего буйного нрава!»
        Он быстро превратился и, метнувшись из покоев, бросился вниз по лестнице, стуча когтями по мраморному полу. Все, кто попадался ему на пути, испуганно шарахались в сторону, пытаясь понять, что случилось. К счастью, проснувшихся подданных было не так много. А когда Раллен оказался в лесу, его накрыла огромная крылатая тень, которая тут же съёжилась, и на крупного барса упала стройная девушка с длинными тёмными, как у него, волосами, сбив бедного зверя с ног. Рядом замер высокий мужчина, широко улыбаясь.
        - Раллен! - снова завопила девушка, зарываясь пальцами в густой белый мех.
        «Я тоже рад тебя видеть, сестра, но ещё немного, и ты меня задушишь! - так же радостно ответил ей оборотень, осторожно отмахиваясь от девушки лапами. - К тому же, что это за поведение! Владычице Калангора не пристало вести себя, как маленькой девочке.»
        Хельда фыркнула и поднялась, привычно принимая позу величия и неприступности.
        - Я рада, что ты в здравии, Владыка, - свысока сказала она, сложив руки у живота.
        Барс фыркнул и обратился. Раллен критически осмотрел сестру с ног до головы, а потом сжал её в крепких объятиях.
        - С возвращением, Хельда, - прошептал он, улыбаясь.
        - Спасибо, - так же тихо ответила Владычица. - Ты проводишь нас в замок? Мы вернулись позавчера, и сейчас я мечтаю о горячей воде и сытном завтраке.
        - Разумеется, - кивнул оборотень и ухмыльнулся. - Постараюсь сделать так, чтобы вас никто не заметил.
        Оборотни быстро вошли в замок и окольными путями добрались до купальни.
        - Я вас пока оставлю, а сам похлопочу насчёт завтрака, - подмигнув, Раллен скрылся за дверями.
        Хельда расхохоталась и, сбросив одежду, с наслаждением окунулась в горячую воду. Пока Владычица нежилась в купальне, Наллит успел привести себя в порядок и позвал Тальру. Служанка была искренне рада возвращению своей госпожи и немедленно занялась её внешним видом. Ильта, которая случайно столкнулась с Ралленом в коридоре, моментально узнала, что Хельда вернулась и, несмотря на протесты Владыки, который изо всех сил пытался скрыть тайну, побежала вниз к своей подопечной. Радости не было предела. В итоге Ильта и Тальра в четыре руки натёрли Хельду ароматными маслами, привели в порядок её руки, промыли от песка волосы и, бесцеремонно вытащив её из купальни, быстро одели в светло-зелёное платье. Тальра убежала приводить покои госпожи в надлежащий вид и, заодно, разобрать её вещи. А Ильта повела Владычицу в Малый зал, где её и Наллита уже ждал завтрак. Супруги по очереди рассказали о своей жизни в горах Анубри, Хельда наконец поведала о своём тайном деле, которое ей поручил Такхардильгет и с удовольствием рассказывала о юных роглионах. После этого Раллен признался, что нашёл себе достойную супругу.
Хельда искренне порадовалась за брата и от души поздравила его с этим прекрасным событием. Поневоле встал вопрос: кто же теперь станет госпожой Калангора?
        - Если я сейчас откажусь от престола, в будущем могут начаться междоусобные распри, - недовольно сказала Хельда. - К тому же я хотела бы, чтобы мои наследники тоже правили.
        - А если мы позволим народу выбирать самим, это может обернуться серьёзным противостоянием, - подхватил Раллен. - Я много думал об этом и не могу сказать, что придумал что-то путное.
        - Но вряд ли это первый случай в истории, когда у Владык рождалось несколько детей.
        - Да, но тогда всё было довольно просто, - сказала Ильта. - Сначала правил старший отпрыск, а за ним все остальные. Власть переходила от одного поколения к другому, но у Владык никогда не было больше двух детей.
        - Потому что не было необходимости в таком количестве оборотней, - задумчиво кивнула Хельда. - Здесь же проблема в том, что я правила до Раллена, не зная о его существовании. Однако сейчас на троне ты и, возможно, у вас в ближайшее время появятся дети. Я не думаю, что у тебя и у меня будет больше двух детей, Раллен. Поэтому проблема не так уж страшна. В конце концов, мы можем разделить Калангор…
        Владычица запнулась и виновато посмотрела на брата.
        - Я говорю глупости, да?
        - Делить Калангор нет нужды, так как ты, Хельда, сейчас всё равно не вступишь на трон, - сказал Наллит, до этого молча сидевший в кресле. - Позже, если ты захочешь, ты сможешь помогать Раллену. Вы станете законными Владыкой и Владычицей, только не супругами, а братом и сестрой. Я же, как и твоя супруга, Раллен, не стану претендовать на власть. Наши дети будут править по старшинству, как это было раньше.
        - Слова истинного Владыки, - удовлетворённо заметил мужчина. - Что ж, тогда я не вижу больше причин паниковать и делать из этого вопроса проблему. Если ты, Хельда, согласна, я бы оставил всё так, как предложил Наллит.
        - Да, я принимаю твоё предложение, - кивнула Владычица. - Я рада, что мы с этим разобрались. А сейчас, если вы не возражаете, я бы отдохнула. Дорога была недолгой, но утомительной.
        Хельда поднялась и, откланявшись, ушла к себе. Через какое-то время Наллит, извинившись, вышел за ней.
        - А она изменилась, - сказал Раллен, покачивая в руках бокал вина.
        - Просто она повзрослела, - ответила Ильта. - И раскрылась. Я рада, что она смогла стать собой.

* * *
        На следующее утро Владычица Калангора облетела свои земли, чтобы объявить о своём возвращении, предварительно познакомившись с Тэлаин. Это оказалась приятная, но сильная девушка, второй ипостасью которой была медведица. «Да, такая, в случае чего, сможет принять правление в свои руки», - одобрительно подумала Хельда, ловя себя на том, что бессовестно оценивает супругу брата, которая была старше её.
        Следующие несколько дней Владычица проверяла указы, облетела все деревни и, убедившись, что Раллен успешно со всем справляется, даже немного приуныла. Делать в Калангоре ей было нечего. Традиционно Владычица оборотней занималась переговорами с другими народами и следила за уровнем жизни в деревнях и дальних поселениях, в то время как Владыка следил за границами земель, подготовкой войск и отношениями с соседями. Но сейчас, когда наступило мирное время процветания Эльторина, Хельда осталась без дел. Чтобы хоть как-то занять себя, Владычица принялась разбирать древние фолианты в библиотеке, переписывать старые книги, сортировать записи. Её энтузиазм вызывал некую настороженность, но зато богатая библиотека Донгесса теперь была в полном порядке. Однако этого Хельде было мало. Она бы совсем загрустила, если бы на четвёртый месяц после её возвращения в Калангор не прилетел один из разведчиков, которые исследовали земли на западе. Он принёс известия о том, что их отряд вошёл в странный лес, где деревья поднимаются до самого неба, а по холодной каменной земле круглые сутки стелется густой туман.
        - Болота, - вздрогнув, узнала Хельда, присутствующая при разговоре Раллена и гонца.
        - Ты там была? - спросил Владыка, обернувшись к сестре.
        - Да, это было очень странное место, - Хельда прикрыла глаза, окунаясь в воспоминания и по старой детской привычке теребя браслет матери. - Сначала я обнаружила в одном из деревьев лестницу, по которой мы спустились. А потом я видела во сне светящихся животных, которые вывели нас на дорогу. После этого какая-то неведомая сила загнала нас в болото, куда мы все провалились и чудом уцелели, - Владычица повернулась к разведчику. - Их нужно предупредить! Это очень опасный лес!
        Гонец затаил дыхание, представив, в какой опасности находятся его друзья.
        - Я должен немедленно вернуться, - сглотнув, сказал он.
        - Не торопись, тебе нужно отдохнуть, - жестом остановил его Раллен. - К тому же, я думаю, крылья дракона будут быстрее твоих.
        Владыка хитро взглянул на сестру.
        - Ты правда меня отпустишь? - всё ещё не веря, спросила Хельда.
        - Не вижу причин удерживать тебя здесь, - пожал плечами Раллен. - К тому же, я думаю, тебе будет лучше немного развеяться, чтобы не сидеть здесь без дела. Лети. Но не забывай поддерживать со мной связь. Помни, у нас с тобой она гораздо крепче, поэтому я услышу тебя, где бы ты ни находилась.
        - Спасибо, Владыка, - Хельда присела в традиционном поклоне и быстро покинула кабинет брата.
        Тот, добродушно посмеиваясь, предложил гонцу передохнуть пару дней в Донгессе, запастись необходимыми лекарственными травами и отправляться в путь через два дня.
        - Я полечу завтра днём, - покачал головой юноша. - Мало ли что может приключиться.
        - Как пожелаешь, хотя на твоём месте я бы не стал недооценивать госпожу Хельду, - пожал плечами Раллен и отпустил его, мягко улыбаясь своим мыслям.
        Тем временем Хельда предупредила мужа, что собирается в путь к отряду разведчиков. Наллит решил остаться, чтобы побыть с семьёй, по которой очень соскучился.
        - Надеюсь, ты не попадёшь в очередные неприятности, - заявил он, крепко обняв супругу. - Будь осторожна.
        - Не волнуйся, - со смехом ответила Хельда. - Сейчас многие считают, что я и Раллен - самые сильные оборотни на всём Эльторине, - Владычица посерьезнела, заметив встревоженный взгляд Наллита. - Не бойся за меня. Я сильнее, чем кажусь. К тому же я не одна. Раллен будет поддерживать со мной связь, со мной ничего не случится. Я выдержала две битвы, неужели испугаюсь небольшой прогулки в другой лес?
        Мужчина вздохнул и снова прижал девушку к себе. Она ответила мягким поцелуем и, улыбнувшись на прощание, поспешила в свои покои, чтобы собраться и немедленно вылетать. Ильта, помогавшая собирать её дорожную сумку, ворчала насчёт всяких «неугомонных девиц», которые, взяв пример с юнцов, рвутся искать приключения на свою голову.
        - Прости, Ильта, но, боюсь, из меня не получится настоящей госпожи Калангора, - в ответ сказала Хельда, спешно переодеваясь. - Оседлая жизнь, наполненная скучными обязанностями Владычицы уже не по мне. Ещё два года назад я была бы счастлива взять в свои руки правление, но сейчас, когда на троне Раллен и Калангор уже не нуждается во мне так остро, я хотела бы получить от жизни как можно больше.
        - Ну вся в отца! - в сердцах сказала Ильта, яростно упаковывая последние вещи в сумку.
        Хельда посмотрела на неё и расхохоталась. Уж больно эмоционально это прозвучало.
        - Я знаю, что тебе не нравится эта идея, но я очень прошу понять меня, - Владычица взяла кормилицу за руки, просяще глядя ей в глаза и вынуждая оторваться от дела. - С помощью роглионов я обрела крылья. Стала кем-то другим, не собой. И теперь…
        - Поверь, девочка, мне этого можешь не объяснять, - улыбнулась Ильта. - Я не осуждаю тебя. Просто очень волнуюсь. Я растила тебя все эти годы, ты стала для меня дочерью. Конечно, я не вправе удерживать тебя здесь, когда в мире кипит жизнь. Но я не хочу, чтобы ты забывала о нас, тех, кто тебя любит и кто тобой дорожит.
        - Я не забуду о вас, обещаю, - Хельда обняла кормилицу и, подхватив сумку, побежала на балкон.
        Она по привычке перепрыгнула через парапет и, обратившись в воздухе, сделала первый взмах крыльями. Внизу стремительно провалились к земле стены крепости, затем потянулся вдаль лес, знакомый с детства. Хельда вдруг вспомнила своё первое обращение, прибытие нимф и таггов, как Лират учила её летать. Как давно это было… «А я сильно повзрослела за эти два года, - невольно подумалось молодой Владычице. - Но это и неудивительно. Ведь столько всего произошло… Две битвы, столько смертей, из-за чего меня до сих пор мучают кошмары по ночам. Но теперь, вырастив семерых роглионов, я научилась справляться с этим, прятать свою боль глубоко внутри, чтобы хотя бы внешне всё было в порядке. Конечно, это тоже неправильно. Только такую боль я не разделю ни с кем. Это слишком больно, слишком тяжело… Ох, Берганн, Тиллан, Торрат… Мне так вас не хватает!» Серый роглион издал глухой стон и вознёсся выше, чтобы его никто не услышал. Хельда вспомнила, как едва не скользнула в темноту вслед за Тилланом, когда поняла, что его больше нет. Тьма так и манила своей прохладой и спокойствием. Словно вода в озере. Тихо, спокойно,
безмятежно, никак… В глазах слегка померк свет. «Нет!» - раздался в голове отчаянный крик. Хельда вздрогнула и мотнула головой. Не для того она прошла столько боли и пепла, чтобы погибнуть сейчас. Но вот уже год она пытается убежать от себя, ищет любой предлог, чтобы остаться наедине со своими мыслями, которые гложут всё сильнее, не оставляют в покое ни на минуту, становясь всё сильнее. Но быть на людях, раздираемой этими чувствами, ещё хуже. Владычица оборотней постаралась отгородиться от неприятных мыслей и посмотрела вниз. Она старалась вспомнить, как летела вместе со своими стражами этим же путём. Как они пролетали Сонный лес, а потом попали к кентаврам. Битва с Хагиром. Арта, которая спасла Хельду от гибели. Да, воистину, это было великолепное приключение. А сейчас она сильно скучала по своим малышам. Как там её непоседливые драконята, которым выпала нелёгкая судьба - в таком возрасте управлять своими сородичами. «А ведь наши судьбы похожи, - задумчиво произнесла про себя Хельда. - Я тоже взошла на трон рано. И правила одна, без родителей. Впрочем, у юных роглионов есть те, кто о них позаботятся.
А мне пока предстоит помочь тем, кто может попасть в беду.» Владычица чуть свела крылья, ускоряясь, и быстрой серой стрелой понеслась над лесом. Внутренняя борьба утихла, уступив место сосредоточенности и спокойствию. В полёте мысли становились ясными, зоркие глаза внимательно следили за потоками воздуха, крылья послушно направляли тело, избегая воздушных труб.
        Несколько дней полёта пролетели довольно быстро. Хельда останавливалась только по ночам, чтобы отдохнуть и подкрепиться. Она так привыкла к своей второй ипостаси, что могла без устали лететь сутками. Однако отдых тоже был нужен. Если отряд оборотней попадёт в беду, им нужна будет помощь, а не полудохлая ящерица, свалившаяся с неба от голода и недосыпа. Хельда фыркнула. Она уже пролетела сонный лес и земли кентавров. Впереди было Болото. Спустя ещё три дня Владычица оборотней достигла того места, где она с отрядом спустилась на землю по лестнице внутри дерева. Густые зелёные шапки всё так же тянулись к небу, полностью закрывая небо. Небо было затянуто серыми тучами, из которых моросил мелкий дождь. Хельда осторожно приземлилась на верхушку одного из деревьев, которое, как и в прошлый раз, согнулось под тяжестью её веса, но не сломалось.
        «Есть здесь кто-нибудь?» - послала Владычица ментальный сигнал, пытаясь осмотреться вокруг.
        Однако ответом ей была тишина.
        «Хельда? - неожиданно пробился сквозь расстояние голос брата. - Ты уже на месте?»
        «Да, Раллен, - ответила девушка. - Я только что прилетела, но пока не улавливаю ничьих мыслей. Неужели я опоздала?»
        «Постарайся спуститься вниз там, где есть свободные от леса места, чтобы, в случае чего, ты смогла взлететь и спастись.»
        «Хорошо.»
        Хельда снова взлетела и попыталась найти хоть одну поляну. Однако густой лес простирался далеко на юг и запад. Наконец Владычица отыскала более-менее свободное пространство и, сложив крылья, нырнула в чащу. Несколько веток хлестнули её по крыльям, но дракон сумел долететь до земли и опуститься на холодную почву. Вокруг стояла звенящая тишина. Хельда поёжилась и снова послала ментальный зов. Откуда-то из глубины леса ей почудилось слабое шипение. Девушке стало жутко. Она снова взлетела и, вырвавшись из плена деревьев, облетела лес, продолжая звать своих сородичей. Так и не добившись успеха, Владычица заметила одно дерево, которое возвышалось над всеми и было куда мощнее. Его широкие ветки могли служить широкими дорогами для телеги, а листья были странного синеватого оттенка. Роглион осторожно опустился на одну из мощных ветвей, готовый сразу же улететь. Однако ничего не произошло. Хельда села на задние лапы и глубоко вздохнула. Оборотней не было. Она даже не улавливала их присутствия. Неужели они погибли? «Не успела. И здесь не успела!» - с отчаянием и горечью подумала Владычица оборотней и,
чувствуя, как её затапливает ярость и ненависть к лесу, который вновь заставил её вспомнить о смерти близких, издала громкий, полный злобы рёв. Из леса поднялась стайка птиц, напуганных шумом. Несколько секунд держалась тишина, а потом лес откликнулся странным грохотом и громкими пронзительными криками. Хельда вздрогнула, но тут ветка, на которой она сидела, вдруг провалилась куда-то вниз, и дракон, издав отчаянный крик, провалился в темноту. На несколько минут Владычица оглохла и ослепла, дрожа от ужаса. Вокруг не было ничего. Чёрная пустота давила, стирая все ощущения. Собрав остатки мужества, Хельда обратилась к духам леса мысленно: «Помогите! Я здесь уже была! Дух-олень, помоги мне!» Неожиданно впереди неярко вспыхнул свет. Хельда сделала шаг вперёд, пытаясь разглядеть, что там. Свет стал чуть ярче. Обернувшись назад в тёмное ничто, Владычица поспешила к источнику света. Она старалась справиться со страхом, который сводил её конечности и не давал трезво рассуждать. На мгновение ей показалось, что свет тоже движется к ней. От неожиданности роглион остановился и чуть раскрыл крылья. Хельда
почувствовала шершавую кору и подняла голову, пытаясь рассмотреть, где она находится. Однако она тут же ударилась рогами о потолок. «Я внутри ветки! Она полая, как и то дерево с лестницей внутри, - догадалась Владычица. - Что же здесь происходит?» Светящееся пятно стало больше и действительно двигалось к ней. Хельда очень надеялась, что это дух-олень, а не злобное существо, загнавшее её отряд в болото. Наконец свет приблизился достаточно близко и неожиданно сложился в образ маленькой девочки с невероятно большими глазами. Девочка светилась тусклым желтоватым светом и недоверчиво смотрела на огромного по сравнению с ней зверя. Её длинные светящиеся, как и вся она, волосы слегка колыхались. Золотые глаза без зрачков выглядели довольно пугающе. Хельда подумала о том, что ей следовало бы превратиться, однако это существо могло быть опасным, а во второй ипостаси у неё есть когти и огонь. Девочка остановилась в нескольких метрах от дракона и, слегка вытянувшись, издала несколько певучих звуков, явно пытаясь что-то сказать.
        «Я тебя не понимаю», - осторожно ответила Владычица, забыв, что она говорит мысленно.
        От девочки отхлынула волна удивления и понимания. Она сделала медленный жест рукой, приглашая идти за собой и, развернувшись, двинулась в обратную сторону. Хельда повиновалась, тихо царапая когтями старую кору. Она старалась понять, чего хочет от неё этот дух, и не оставляла попыток дозваться до оборотней. Однако ответом ей была тишина. Тем временем девочка остановилась, несколько секунд постояла, глядя в темноту коридора, а затем резко обернулась и негромко что-то пропела. Звук её голоса эхом ударил по Хельде. Дракон вздрогнул, его глаза закрылись, и он медленно сполз на шершавую кору, моментально затихнув. Сияние погасло. Из глубины раздался тихий вздох, и вместе с темнотой вокруг разлилась оглушительная тишина.

* * *
        - Анга, вы давно связывались с Хельдой? - спросил Наллит, едва войдя в кабинет Раллена.
        Владыка Калангора с трудом оторвался от книги, в которой были записаны все важные события его народа, и поднял голову.
        - Нет, не очень, - после заминки ответил Раллен и слегка нахмурился. - Что-то случилось?
        - Да нет, просто я… - оборотень слегка замялся, вдруг осознав, что отвлекает государя от важных дел. - Я почувствовал неясную тревогу и решил на всякий случай сообщить об этом вам. Я не могу с ней связаться, но, думаю, это из-за расстояния.
        - Подожди секунду.
        Раллен прикрыл глаза, взывая к сестре. Однако ответом ему была звенящая тишина. Он подождал немного и повторил вопрос. Не получив ответа, Владыка поднялся и задумчиво посмотрел на своего помощника.
        - Действительно, я не могу с ней связаться, хотя с прошлого нашего разговора прошло всего около часа. Думаешь, с ней что-то случилось?
        - Я не знаю. Но те Болота действительно опасны, - Наллит пересказал всё, что с ними случилось во время путешествия отряда около двух лет назад. - Я думал, что мы не выберемся оттуда. Но нам удалось вырваться из плена этого жуткого места. А теперь…,- оборотень вдруг выпрямился и твёрдо сказал:- Мы должны послать туда отряд, чтобы спасти пропавших.
        Раллен несколько минут медлил, затем кивнул.
        - Сообщи Шаккету, собирай отряд, я скоро присоединюсь к вам.
        Прошло меньше часа, а перед воротами замка уже стоял вооружённый отряд, состоящий из оборотней, таггов и кентавров. Поднятые по тревоге воины с нетерпением поглядывали на дорогу. Несмотря на то, что многие из них только что вернулись с войны, им явно не доставало приключений. Несколько молодых оборотней, являвшихся одними из лучших учеников Шаккета, тоже участвовали в походе. Их распирала гордость за то, что их взяли на такое важное задание, хотя внешне никто из них не подавал виду. Поспешность, с которой отправлялся отряд, несколько удивила Хайввара, который не хотел вновь оставлять Калангор без Владык, однако безопасность Хельды была, несомненно, на первом месте. Вскоре конный отряд скрылся в туче пыли, а защитники Донгесса с тревогой провожали их взглядом.
        Но жизнь во владениях оборотней шла своим чередом. Наступило время посева и сбора раннего урожая целебных трав. На какое-то время Донгесс и близлежащие к нему поселения опустели. Мужчины занимались земледелием и освоением новых районов, женщины и дети уходили всё дальше в леса, запасаясь травами и кореньями. Скоро наступит южное лето, которое принесёт духоту и ужасный зной, а они высушат деревья и раскалят почву и воздух так, что нельзя носа высунуть из дома.
        Пара ребятишек, отойдя от своих трудящихся матерей, пытались охотиться на тропических бабочек. Два мальчугана, затаившись в траве не хуже юных хищников, терпеливо выжидали подходящего для атаки момента.
        - Подожди, Ларрот, - тихо прошептал один из них. - Сейчас…
        И тут из-за пышных кустов выскочила рослая девочка, спугнув хрупкую добычу.
        - Айвэ! - возмущённо завопил Ларрот, вскакивая. - Ну что ты наделала!
        - Ты спугнула нашу добычу! - так же громогласно поддержал товарища второй мальчик.
        - Нашли на кого охотиться, - насмешливо фыркнула девочка. - Лучше бы делом занялись!
        Мальчики уже хотели преподать ей урок за сорванное развлечение, как вдруг сверху раздался странный шум. Дети инстинктивно подняли головы, и в следующую секунду раздался громкий мальчишечий крик. Айвэ, не шелохнувшись, смотрела, как по небу плывут величественные создания с большими крыльями.
        - Да ведь это драконы! Как наша Владычица! - обрадовавшись, крикнула она и обернулась вслед уносившим ноги горе-охотникам.
        Она побежала за ними, чтобы предупредить остальных. Одна из женщин, второй ипостасью которой была чайка, быстро долетела до Донгесса и успела предупредить стражу и советников о прибытии неожиданных гостей. Тем временем три разноцветных дракона осторожно опустились на поле перед замком и с интересом осматривались вокруг. К ним из замка поспешно вышли несколько оборотней, в том числе Шаккет и Хайввар. Они подошли ближе к огромным зверям и почтительно поклонились. «Какие они…большие», - с замиранием сердца подумал советник и откашлялся.
        - Мы рады приветствовать великих роглионов на земле оборотней. Моё имя Хайввар, я советник Калангора, - громко сказал он. - Чем обязаны такому неожиданному, но крайне приятному визиту?
        Вперёд вышел коричневый дракон и, коротко склонив голову в приветствии, ответил, внимательно глядя на собеседников:
        - Моё имя Ческантур. Мы прибыли для установления официальных мирных отношений с вашим народом. К тому же мы бы хотели поговорить с Хельдой, Владычицей этих земель.
        - Боюсь, что последнее невозможно. Хельды сейчас нет в Калангоре, - слегка помедлив, ответил советник.
        - А где она? - спросила самка роглиона, чешуя которой отливала насыщенным синим цветом.
        - Госпожа Хельда отправилась на поиски пропавшего в диких лесах отряда, но пропала сама, - ответил Шаккет. - Несколько дней назад из Донгесса вышел отряд, возглавляемый её братом. Вероятно, они уже на полпути.
        - Мы могли бы помочь им, - решительно заявила синяя. - Куда они отправились?
        - Дикие леса и Болото находятся на западе. Возможно, вы действительно будете полезны, - ответил Хайввар, не скрывая волнения. - Но вам нужно поторопиться. И помните, что тот лес опасен. Я не хочу, чтобы Эльторин потерял ещё и роглионов…
        - Не волнуйтесь, советник, мы достаточно сильны, чтобы справиться с этим и помочь нашей названной матери, - подала голос третья из роглионов, казавшаяся самой нерешительной и молчаливой.
        - Мы могли бы дать вам проводника…,- нерешительно начал Хайввар.
        - …но ни один из наших воинов и гонцов не сравнится по скорости с драконами, - закончил за него Шаккет. - Летите на запад, думаю, вы сможете найти места стоянок последнего отряда.
        - Спасибо за подсказку, - кивнул Ческантур и, издав короткий рык, взмыл в воздух.
        Его сёстры поднялись следом, и вскоре небольшой яркий клин устремился к горизонту.
        - Думаете, военачальник, мы поступили верно? - не отрывая взгляда от стремительно удаляющихся точек, спросил советник.
        - Я думаю, что никто не сможет лучше решить эту проблему кроме драконов, - уверенно ответил Шаккет и, развернувшись и пожелав советнику всего хорошего, направился к казармам, где тренировались молодые оборотни.
        10
        Отряду Раллена потребовалось немного больше времени для того, чтобы добраться до болот, чем Хельде. Наллит внимательно оглядывал окрестности, пытаясь определить, где находится граница дикого леса. Однако с земли это было видно гораздо лучше. Спокойный мирный подлесок, наполненный ароматами южных цветов и пением птиц вдруг сменился почти северным суровым и мрачным лесом. Огромные деревья стояли, не шелохнувшись, по земле вместе со зловещей тишиной полз зеленоватый туман.
        - Мы пришли, - кивнул Наллит, спешиваясь.
        Его конь нервно дёрнул головой и захрапел, пятясь обратно в гостеприимные заросли. Раллен спрыгнул на землю и поднял голову. Он ещё раз попытался связаться с Хельдой, но ответа вновь не получил.
        - И всё-таки она жива, - вполголоса пробормотал Владыка, зорким взглядом окидывая раскидистые зелёные кроны.
        - Я подумал, что здесь может жить какой-нибудь неизвестный народ, который, подобно ольтам, прячется от всего мира, - сказал Наллит, стоящий рядом и крепко держащий своего коня за узду.
        - Возможно, ты прав. Нужно осмотреться здесь как следует. Но сначала отряд должен передохнуть.
        Раллен отдал команду, и воины быстро разбили лагерь около кромки странного леса. Тагги с волнением вглядывались в чащу, тревожно свистя. Оборотни с удовольствием пообедали, тихо обсуждая предстоящее приключение. Когда стемнело, Раллен выставил часовых, наказав им следить за лесом и разбудить всех сразу же, если появится что-то необычное. Несмотря на то, что отряд был в пути больше недели, воины были готовы хоть сейчас броситься на поиски своей госпожи. Однако, повинуясь приказу Владыки, они прилегли отдохнуть, назначив поиски на утро.
        Юный Четтол в облике волка обошёл лагерь и сел у потухающего костра рядом с двумя кентаврами, которые внимательно следили за появляющимися звёздами. С наступлением темноты в лесу стало совсем мрачно. Туман сгустился и клубами парил над землёй, то скрывая, то обнажая огромные, похожие на щупальца, корни, поросшие мхом. Из чащи потянуло сыростью и холодом. Волк поёжился, шерсть на его загривке встала дыбом. На небе показалась Серебряная Волчица в окружении россыпи звёзд, но её яркий свет не проникал сквозь густую листву деревьев. Четтол оглянулся на лес, из которого они пришли. Оттуда доносились тихий свист птиц и шелест травы, лунный свет отражался от глянцевых листьев, серебря деревья и кусты. Волк снова повернулся к лесу перед ним. Разница была видна невооружённым взглядом. «Вряд ли этот лес можно назвать дружелюбным», - мрачно подумал оборотень. Один из кентавров, дёрнув хвостом, тихо сказал:
        - Звёзды говорят, что-то надвигается…
        Неожиданно Четтолу показалось, что среди деревьев мелькнуло какое-то светлое пятно. Волк напрягся, изо всех сил всматриваясь в темноту. Туман стал расползаться дальше и вскоре достиг лап стража. Оборотень попятился, стараясь не прикасаться к вязким и липким на вид клубам. Кентавры застыли, не сводя взгляда с мелькнувшего света. Из леса донёсся странный звук, который повторился спустя пару секунд, а затем из леса, обволакивая вековые стволы, полилась странная, ни на что не похожая мелодия. Она то нарастала, то затихала, словно невидимый музыкант бродил между деревьев, заставляя дрожать от ужаса.
        «Тревога!» - моментально среагировал Четтол, вскакивая и громко рыча.
        Оборотни быстро встали, кто-то тут же обратился. Хищники навострили уши, улавливая музыку, своим диссонансом привлекавшую внимание. Тагги моментально сели на плечи некоторых воинов. Кентавры неторопливо достали из ножен мечи и спокойно смотрели перед собой. Наллит замер, сжимая в руке меч. Рядом так же стоял Кейссет. Тем временем за одним из стволов мелькнул луч синеватого света. Правее показался жёлтый маленький шар. Слева мигнул красный. Вскоре вся чаща переливалась светом разноцветных огоньков. Они перемигивались, перелетали с места на место под эту жуткую музыку, словно пытаясь запугать незваных гостей. Туман выплеснулся из чащи, сверху послышался насмешливый свист дикого филина.
        - Не нравится мне тут…,- пробормотал Чаттол, опасливо оглядываясь.
        - Однако Хельда где-то там. Нужно идти, - ответил Наллит.
        Огоньки приближались.
        - Я не думаю, что мы сможем что-нибудь им сделать, - с сомнением сказал Кейссет. - Они как духи или призраки…
        «А какое первое оружие против призраков?» - мысленно усмехнувшись, спросил Раллен и, обратившись, потянулся к сваленным у костра веткам.
        - Живо, сделайте несколько факелов. И в лес! Лошадей оставить.
        Оборотни, слегка приободрившись, соорудили факелы и уверенно шагнули в лес. Кентавры молча последовали за ними. Мелодия стала совсем угрожающей. Похоже, обитателям леса хотелось как можно скорее избавиться от чужаков. Но оборотни шли вперёд, не обращая внимания ни на зловещие звуки, ни на туман, ни на огоньки, которые окружили их со всех сторон. Однако они действительно боялись огня и, издавая какие-то потусторонние звуки, похожие на далёкое эхо и стоны, разлетались в разные стороны от путников. Оборотни изредка переговаривались мысленно, и уверенно шли вперёд. Наллит с трудом подавил в себе страх, навеянный воспоминаниями о прошлом пребывании в этом месте.
        «Главное, не попасть в болота, - сказал он остальным. - Боюсь, на этот раз нам из него живыми не выбраться.»
        Огоньки, наконец, разлетелись и погасли. Отряд оказался в кромешной темноте, со всех сторон сдавленный тишиной и туманом, который теперь медленно поднимался всё выше.
        «Хорошо, что мы видим в темноте почти так же хорошо, как и днём», - несколько растерянно сказал Кейссет, сжимая рукоять меча.
        Чем дальше они шли, тем плотнее их сжимала завеса тумана. Четтол предложил привязаться всем к общей верёвке, чтобы не потеряться. Кентавры держались с обеих сторон от путников. Их мерный топот копыт несколько успокаивал слух, на который неприятно давила тишина. Огибая широкие стволы и переступая через корни, отряд медленно двигался вперёд, как вдруг оказался на ровной площадке. Наллит прищурился, пытаясь понять, где они оказались, и вдруг вздрогнул.
        - Это дорога, - еле слышно произнёс он. - В прошлый раз мы бежали, спасаясь от невидимых существ, и угодили в болото.
        Не успел он договорить, как с одной стороны задул ледяной ветер, швырнув под ноги путникам сухие ветки и листья, а затем из чащи послышался жуткий хохот, от которого кровь застыла в жилах даже у самых храбрых воинов. Отряд застыл от ужаса, инстинктивно чувствуя, как к ним что-то приближается, но тут Раллен, с трудом стряхнув наваждение, крикнул, отчего все вздрогнули и обернулись к нему:
        - Не двигаться! Что бы ни случилось, держать строй! Встретим врага лицом к лицу!
        Отряд быстро отвязал верёвку и занял удобное положение. Несколько оборотней обратились. Впереди встал барс, глухо рыча. Туман слегка рассеялся, факелы разгорелись ярче. Отблески пламени нервно плясали на стальных клинках. Что-то неотвратимое приближалось с каждой секундой, но при этом не показывалось, словно испытывая терпение и мужество выступивших против него чужаков. Но отряд стоял на месте, хотя многие внутренне согласились, что биться с противником, которого хотя бы видишь, куда приятнее. Впереди раздался глухой рокот, и внезапно на застывших воинов обрушилась целая волна ветра, моментально потушившая все факелы. Все невольно прикрыли лица руками, одновременно вглядываясь в темноту. Но на этом всё закончилось. Хохот прекратился, рокот замолк, ветер унёсся по дороге дальше. В лесу снова наступила тишина. Тагги, дрожа от ужаса, приникли к оборотням.
        - Вы видели кого-нибудь? - спросил Наллит.
        - Нет, там никого не было, - ответил кентавр по имени Багрон, оглядываясь и неуверенно опуская меч.
        - И что же нам делать? - спросил Кейссет. - Идти туда? Без факелов?
        - Здесь слишком сыро, чтобы разводить огонь, - поморщившись, ответил Наллит. - Придётся идти так.
        Обратившийся Раллен кивнул, и отряд снова двинулся вперёд по дороге. Спустя какое-то время стало ещё холоднее. Земля в этой части леса была покрыта инеем и коркой льда. На путников неожиданно навалилась усталость.
        - Наверное, скоро рассвет, - слабо вздохнул Чаллот. - А мы так и не спали.
        - Давайте остановимся и хотя бы перекусим, - поддержали молодого оборотня несколько воинов.
        Раллен внимательно посмотрел на них.
        - Вы действительно хотите остановиться здесь? Не знаю, как вам, а мне кажется, что если мы сейчас остановимся, то останемся здесь навсегда. Нас ждут наши сородичи. Вы готовы променять их жизни на отдых?
        Оборотни отвели взгляд, стараясь не смотреть на Владыку.
        - Прости, анга, по-моему, этот лес нас околдовывает, - сказал один из старших воинов, с настороженностью оглядываясь вокруг. - Сначала страх, теперь усталость…
        - Вполне возможно, - ответил Наллит. - Кто бы ни был хозяином этих земель, он явно не рад нашему вторжению. Вот и пытается одолеть нас всем, чем может.
        Снова задул ветер. Деревья зашумели, раздался угрожающий скрип стволов. Туман окончательно успокоился и теперь стелился тонкой завесой над землёй. Раллен, идущий впереди, вдруг застыл и, резко уклонившись, крикнул:
        - Стрелы!
        Со свистом вспарывая воздух, на путников обрушился град стрел. Вперёд тут же вылетели тагги, создав прочный щит. Стрелы попадали на землю. Кейссет наклонился и осторожно взял одну из них. Наконечник стрелы был смазан чем-то чёрным.
        - Похоже, они отравлены, - быстро проговорил оборотень и обернулся.
        Теперь стрелы посыпались справа. Но тагги, быстро перемещаясь, отбили и эту атаку.
        - Выходи! - громко крикнул Раллен. - Сразись в честном бою!
        Всё снова смолкло, стрел больше не было.
        - Предлагаю поторопиться, - подняв глаза, сказал Наллит. - Иначе мы долго будем идти по этой дороге, попадая во все ловушки.
        - Идёмте, - мрачно кивнул Владыка и быстрым шагом направился дальше.
        Тем временем в вышине над кронами деревьев слышалась какая-то странная возня и рокот. Стараясь не думать о том, какие ещё их ждут напасти, путники поспешили вперёд. Спустя некоторое время они вышли на небольшую поляну. Открывшийся клочок неба начинал светлеть, наступало утро. Посередине поляны, окружённое мрачными корявыми деревьями, стояло тонкое, светящееся тусклым желтоватым светом, деревце. Чуть дальше над лесом возвышалась громадная крона, вероятно, самого большого растения этого глухого места. Неожиданно из-за старых стволов показались человеческие фигуры с луками в руках. Отряд замер, пытаясь понять, кто оказался перед ними.
        - Это люди? - недоумённо спросил Кейссет.
        - Нет, они не похожи на людей, - покачал головой Раллен. - Посмотрите внимательнее.
        Существа с человеческими фигурами почти сливались с корой деревьев. У них были угловатые конечности, длинные зеленоватые волосы и огромные чёрные глаза. Многие из них были увиты плющом, видно, заменявшим им одежду. Каждое существо держало в руках натянутые лук с отравленными стрелами и издавало грозное шипение и скрип. Неожиданно Чаллот вскрикнул и указал на поляну:
        - Смотрите!
        Приглядевшись, все заметили лежащие за деревьями тела. Их одеяния показались смутно знакомыми.
        - Наш отряд разведчиков, - сухо констатировал старый воин и покрепче сжал рукоять меча, готовый броситься в атаку.
        - Подожди, - остановил его Раллен, как вдруг сверху раздался громоподобный рёв.
        Три огромные тени парили над деревьями, шесть ярких светящихся точек выделялись на фоне светлеющего неба.
        - Что это? - выдохнул Чаллот, инстинктивно отступая назад.
        Кентавры, наоборот, вышли чуть вперёд, разглядывая вновь прибывших.
        - Я уже слышал эти звуки, - нахмурившись, сказал Наллит, глядя наверх.
        К счастью, странное явление отвлекло существ от нападения. Они вдруг заметались между деревьями, издавая панические крики. На небе расцвёл первый огненный цветок. Мелькнули покрытые чешуёй крылья…
        - Все назад! - закричал Наллит. - Это драконы!
        Едва отряд успел отойти на безопасное расстояние, как огромное огненное облако опустилось на поляну.
        - Но там наши сородичи! - закричал Кейссет, с ужасом глядя на разгорающийся пожар.
        В ответ раздались ещё более жуткие крики сжигаемых существ. Казалось, сам лес стонал, не в силах спастись от надвигающегося пламени.
        - Уже слишком поздно, - глухо ответил Раллен. - Будьте осторожнее, огонь подступает!
        Однако пламя, вспыхнувшее с такой силой, неожиданно погасло, оставив выжженное кольцо на поляне. Светлое дерево осталось, однако, невредимым. Кейссет первым бросился к нему, надеясь найти оборотней и убедиться, что они живы. Пятеро представителей лесного народа лежали на земле, не подавая признаков жизни. Кейссет быстро нашёл лежавшую рядом с остальными девушку и осторожно перевернул её на спину.
        - Мейла! - пытаясь пробудить её, тихо вскрикнул воин. - Мейла, очнись!
        Но тут тело его возлюбленной и остальных оборотней растаяли в воздухе, заставив молодого оборотня испуганно отшатнуться. Тем временем на небольшую поляну осторожно опустился коричневый дракон. Синяя и голубая с белым узором самки устроились на широких стволах деревьев, изящно выгнув шеи, чтобы никого не упустить.
        - Наллит? - коричневый дракон внимательно смотрел на оборотней, выходивших из леса.
        - Ческантур? - в свою очередь удивился воин. - Что вы здесь делаете?
        - Мы прилетели к вам на помощь, - отозвалась Гареталья. - Ваш советник сказал, что Хельда пропала в этом лесу.
        - Да, и я до сих пор не слышу её, - покачал головой Раллен, снова и снова вызывая сестру.
        - Послушайте… - попыталась тихо вмешаться Реильданке.
        - Не можем же мы прочёсывать весь лес в поисках вашей госпожи! - в сердцах воскликнула Дарга, сидя на плече у Багрона. - Неужели вы не можете найти её более быстрым способом?
        - Но я, кажется, знаю…,- повторила попытку голубая самка роглиона, но её вновь перебили.
        - Что мы можем сделать, если она не отвечает? - горестно воскликнул Наллит. - Вполне возможно, что её уже нет…
        - Она жива, - резко прервал его Раллен. - Если бы она погибла, я бы это почувствовал.
        Неожиданно их спор прервал короткий яростный вопль дракона. Все замолчали и недоумённо обернулись к Реильданке.
        - Прекратите спорить! - не выдержав, рявкнула она. Ческантур и Гареталья, привыкшие к тихому нраву сестры, с изумлением смотрели на неё. - Я знаю, как найти Хельду. Чес, подвинься!
        Её тон был настолько суровым, что роглион не посмел ослушаться и послушно отступил к деревьям. Реильданке слетела вниз и подошла к маленькому светящемуся деревцу. Она что-то тихо пропела и отступила назад. В тот же миг от дерева отделился сияющий шар, наподобие тех, которые преследовали спасательный отряд несколько часов назад. Затем шар распался и превратился в маленькую девочку лет десяти. Её золотистые глаза испуганно перебегали с одного чужеземца на другого. Затем она увидела пепел и остовы деревьев, которые раньше стояли вокруг неё и, кажется, с облегчением вздохнула. Повернувшись к оборотням, девочка что-то сказала, но никто не разобрал слов в её мелодичном звенящем голосе. Реильданке повторила этот звук, пытаясь привлечь внимание золотистого существа. Девочка обернулась к ней и вдруг отчётливо произнесла:
        - Я очень благодарна вам за помощь.
        Все невольно вздрогнули.
        - Кто ты, дитя? - как можно спокойнее спросил Раллен, медленно подходя ближе.
        - Я Старшая Дриада этого леса, - повернувшись к нему, ответила девочка. - Я так рада, что вы пришли и освободили меня!
        - Позволь спросить, кто такие дриады? - не удержался Наллит.
        - И от кого мы тебя спасли? - вставила Дарга, с интересом разглядывая девочку.
        - Дриады - жительницы лесов, души деревьев, - пояснила золотоглазая. - А спасли вы меня от тех, кто держал меня взаперти и не давал выйти. Эти существа тоже когда-то были дриадами. Очень давно…
        Девочка опустила взгляд, полный печали и скорби.
        - Мы жили мирно и дружно, наш лес процветал. Раньше он не был таким мрачным, полным страхов и ночных кошмаров. Листва не закрывала всё небо, солнце щедро освещало цветущие поляны и луга. Дриады ухаживали за лесом, выращивали дочерей, помогали животным. А потом в нашем лесу появилось Болото.
        Лес снова зашумел, заставив таггов резко обернуться.
        - Сначала дриады не обращали на него внимания, полагая, что подземные ключи вырвались на поверхность. Несколько дриад хотели устроить там свой уголок, но все, кто уходил туда, не возвращался. Множество наших жительниц сгинули в тех местах, пытаясь найти подруг, сестёр, матерей. В конце концов Старшая Дриада, моя мать, запретила приближаться к Болоту. Дриады оградили его, как могли, но весь лес знал, что там что-то происходит. Вскоре оттуда пополз туман. Он не был похож на обычные белые клубы. Это был ядовитый туман. Почти сразу вся растительность, все цветы и кустарники погибли под действием этого странного тумана. В те дни родилась я. Моя Мать вырастила меня на этой поляне, как можно дальше от опасного места. Я тогда была совсем росточком. Возможно, ей не стоило давать мне жизнь в такое время, но никто не мог предположить, что ядовитый туман так подействует на дриад!
        Девочка неожиданно закрыла глаза руками и жалобно заплакала.
        - Они стали превращаться в монстров! В тех, кого вы видели! С чёрными глазами, полными ненависти и злобы. Они убивали других дриад, когда те пытались их вылечить и образумить. На моих глазах погибла моя Мать. Но перед смертью, перед тем, как её дерево лишилось души, она подсказала мне, как остаться в живых. Я научилась запираться в своём дереве, убить которое не может никто. К тому же без Старшей Дриады этот лес быстро погибнет. Заражённые безумием дриады всё же оставались дриадами. Они не могли выжить без своих деревьев, поэтому не трогали меня. Вскоре я узнала, что лес впал в глубокий сон. Те дриады, которые узнали о том, что происходит в этой части леса, так же, как и я, заперлись в своих деревьях. Сейчас они глубоко спят. Я не решилась будить их, пока были живы эти чудовища, - девочка с трудом произнесла последнюю фразу и снова разрыдалась. - Мне так жаль, что они погибли, пусть они и были убийцами. Они не виноваты, это действие тумана!
        - Тогда мы постараемся отыскать противоядие ради тех, кто до сих пор находится во власти Болота, - спокойно сказал Наллит и, подойдя ближе, присел перед девочкой, несмело коснувшись ей плеча. - Как тебя зовут, дитя?
        - Таррес ла Иль, - сказала она, вытирая слёзы.
        - Скажи, ты не видела здесь оборотней, таких, как я? Здесь были пятеро, они исследовали эти земли. А потом прилетел дракон, как они, - Наллит кивнул в сторону величественных зверей.
        - Да, я видела их, я их спрятала и погрузила в сон, чтобы защитить. Почем-то мне показалось, что они уже были здесь, и им надо помочь.
        Раллен с облегчением выдохнул.
        - Ты можешь показать нам, где они? Или привести их сюда? Это наши друзья, мы пришли им на помощь.
        - Да, конечно, идёмте.
        Таррес быстро направилась в сторону большого дерева, про себя радуясь, что теперь не одна. Дойдя до места, она поклонилась огромному растению и, обернувшись к путникам, тихо сказала:
        - Это Дерево-Мать, древо предыдущей Старшей Дриады.
        Таррес приложила руку к стволу, и тот неожиданно открылся. Драконы с благоговением осматривали огромное дерево, размерами превосходящее любого из них раз в десять. А для того, чтобы обхватить его, не хватило бы и половины население Калангора.
        Роглионы и кентавры остались снаружи, а остальные вошли в тёмный коридор. Было довольно странно идти внутри ствола дерева. Сияние Таррес стало ярче, освещая путь.
        «Ты уверен, что нам стоит ей доверять? - спросил Раллен Наллита. - Что, если она тоже находится под воздействием тумана или ещё чего-нибудь?»
        «Не думаю, что она подготовила нам ловушку, - ответил оборотень. - К тому же драконы распознали бы обман.»
        Тем временем они вышли в огромную пещеру. Судя по всему, ствол материнского дерева был полым внутри, представляя собой то ли дворец, то ли просто огромное жилище. В зале, неярко освещённом странным невидимым источником света, на шершавой тёплой коре лежали пятеро оборотней и серый роглион.
        - Мэйла!
        - Хельда!
        Почти одновременно раздались полные облегчения и радости возгласы. Тем временем Таррес издала несколько мелодичных звуков, и спящие зашевелились. Оборотни с трудом приходили в себя после долгого сна. Серый роглион приподнял голову, встряхнулся и, заметив Наллита и Раллена, удивлённо свистнул. На этот звук тут же откликнулись остальные драконы, и Хельда, вскинув голову, замерла. Затем она обратилась и, слегка шатаясь, опёрлась на руку подоспевшего Наллита, который тут же обнял её.
        - Любимая, как я рад, что ты жива!
        - Прости меня, Наллит, - полная раскаяния, сказала Владычица. - Обещаю, что больше никуда не исчезну из Калангора.
        - Боюсь, что ты и там найдёшь неприятности и приключения, - проворчал Раллен, тоже бережно обнимая сестру. - Как ты?
        - Немного кружится голова, но в целом всё в порядке. Я не ослышалась? - Хельда посмотрела на выход. - Там действительно роглионы?
        - Да, они прилетели тебе на помощь и спасли всех нас, - сказал Раллен. - Иди, они давно хотят видеть тебя.
        Наллит и Хельда медленно двинулись к выходу, в то время как Владыка подошёл к остальным оборотням. Справившись об их самочувствии, он приказал быстро развести огонь на поляне, подальше от дерева Таррес, и приготовить хороший обед, чтобы восстановить силы истощённых долгим сном подданных. Старшая Дриада со странной улыбкой смотрела на воссоединившихся сородичей. Тем временем Хельда наконец вышла из тёмного коридора древа и с радостью здоровалась со своими подопечными. Ческантур и Гареталья наперебой рассказывали о своей миссии на юге и просили содействия госпожи Калангора.
        - Ну разумеется, ваша просьба будет принята, - сказала Хельда. - Правда, не знаю, какого рода услуги мы могли бы друг другу оказывать. Не думаю, что здесь имеет место быть торговле между нашими народами.
        - Но для поддержания равновесия, мы обязаны время от времени наведываться во все королевства и поселения, - сказал Ческантур, шелестя крыльями от некоторого волнения. - Раньше роглионы, да и другие драконы, редко показывались остальным расам, но сейчас, когда угрозы нашим жизням нет, мы с удовольствием познакомимся со всем миром. Кто знает, возможно, мы могли бы помочь какому-либо народу.
        - Я рада, что вы так думаете, - кивнула Хельда. - Хотя и не могу привыкнуть, что вы уже такие. взрослые.
        Владычица улыбнулась, вспоминая, какими были её подопечные в детстве.
        - Я думаю, вы уже можете помочь дриадам, если попытаетесь с помощью своей магии вылечить лес и выжечь Болото, - сказал Наллит. - Мне искренне жаль эту девочку.
        - Думаю, мы можем помочь, - ответила Гареталья. - Хотя я уверена, что это дело стоит поручить Реиль. Она лучше всех чувствует тонкую магию, связывающую живые существа между собой.
        Голубая самка привстала и с радостью согласилась помочь. Ей явно хотелось опробовать свои силы и помочь дриадам.
        - Тогда, думаю, я могу возвращаться в Калангор, - сказал Раллен, выходя к остальным. - Донгесс вновь остался без правителей, а этого быть не должно. Даже сейчас.
        - Прости меня, брат мой, - с раскаянием сказала Хельда. - Я так надеялась, что здесь не будет никаких трудностей…
        - Не волнуйся, сестра, - мягко прервал её Владыка. - Ты же знаешь, твоя жизнь дороже.
        - Дороже всего нашего народа? - горько спросила девушка и глубоко вздохнула. - Я могу отвезти тебя обратно.
        - Думаю, тебе лучше остаться здесь, с роглионами, - покачал головой мужчина.
        - Но путь обратно займёт много времени..
        - Я мог бы помочь, - сказал Ческантур, поднимаясь и расправляя изящные крылья. - Мне не составит труда доставить брата Хельды домой.
        - Хотя я бы и не хотела, чтобы род драконов превращался в скаковых животных, - с долей отвращения и возмущения вставила Хельда.
        Раллен расхохотался, похлопав её по плечу.
        - Не волнуйся, сестра, я никому не расскажу об этом. И не позволю другим видеть в драконах скаковых животных, - миролюбиво сказал он. - Но от помощи не откажусь. Не хотелось бы мне покидать Калангор на долгое время.
        - И заодно свою молодую супругу, - съязвила Хельда, за что тут же получила несильный тычок в бок от развеселившегося брата.
        Владычица вскрикнула и рассмеялась.
        - Будет веселиться, - прервал их Наллит. - Нужно позаботиться о тех, кто пробыл во сне слишком долго.
        Оба Владыки быстро собрались и окружили заботой пятерых оборотней. Таррес ла Иль попросила как можно скорее разобраться с Болотом: ей не терпелось пробудить своих дриад. Гареталья, тагги, и Хельда тут же вылетели в сторону Болота, чтобы навсегда покончить с его воздействием на лес. Они быстро нашли нужное место, и оба дракона выпустили огромное огненное облако, стремясь выжечь заражённое пространство. Гареталья использовала магические импульсы, чтобы не дать ядовитому туману разрастись и накрыть весь лес. Болотная жижа бурлила и пенилась под воздействием яростного огня, вверх поднимались клубы едкого пара. Хельда забеспокоилась, что пары могут быть тоже ядовитыми, но синий роглион с помощью своих сил уничтожил яд. Тагги помогали ему в этом.
        «Ты стала гораздо сильнее», - одобрительно заметила Хельда.
        - Силу каждого из нас никто не сдерживал, - ответила Гареталья. - Когда мы разобрались со своими способностями, то стали развивать их.
        Тем временем вся жидкость испарилась, и вскоре на месте заболоченного места осталась только сожжённая площадка. Таррес, которая в это время ходила по лесу, пробуждая своих соратниц, старалась пробудить и весь лес. Деревья, подчиняясь её беззвучным просьбам, расступились, лес наполнился воздухом и солнечным светом. Под вечер к поляне пришли первые дриады. Они с опаской смотрели на незнакомцев, прячась за деревьями. Но Таррес ла Иль быстро смогла их успокоить, и вскоре небольшой отряд во главе с ней вместе с драконами выдвинулся прочёсывать весь лес, чтобы найти заражённых. Реильданке с помощью своей магии пыталась вылечить безумных дриад. Спустя какое-то время ей удалось избавить их от воздействия тумана с помощью своего очищающего пламени. Через 3 дня весь лес полностью восстановился благодаря Старшей Дриаде и роглионам.
        - Теперь вы самые уважаемые гости в наших краях, - прощаясь, сказала Таррес. - Вы спасли наш лес.
        - Я вот только одного понять не могу, - задумчиво сказал Наллит. - Когда мы входили в лес, нас пытались остановить мерцающие шары. Мы решили, что это злые духи.
        - Нет, это были души погибших дриад, - с грустью ответила девочка. - Иногда они могут принимать обличья зверей и птиц.
        - Значит, тогда в образе оленя, который спас меня в болоте, была одна из дриад? - вырвалось у Хельды.
        Она изумлённо посмотрела на Таррес.
        - Похоже, что да, - просто ответила девочка. - Мы, дриады, способны на многое. В том числе и отличать добрые сердца и души от злых.
        - Тогда я должна поблагодарить вас тоже, - склонилась Хельда в поклоне. - Если вам понадобиться какая-то помощь, вам стоит только позвать.
        - Или отправить сообщение со мной, - вмешалась Дарга. - Я уверена, никто из таггов не будет против того, что некоторые семьи будут жить во всех освоенных землях и поддерживать связь между народами.
        - Отличная мысль, - одобрила Владычица. - Поговори с Лират. Она отправит с тобой всех желающих. А вы, дриады, ждите к себе новых друзей.
        Дарга удовлетворённо свистнула и перелетела на плечо Таррес. Девочка засмеялась и погладила её по мягким перьям.
        - Ну что, домой? - с улыбкой спросил Наллит, глядя на супругу.
        - Да, - кивнула Хельда. - И теперь-то я уж никуда не денусь. Во всяком случае, меня всегда будут сопровождать, чтобы я опять не увязла в неприятностях.
        - Да уж, теперь-то тебя одну никто не отпустит, - засмеялся оборотень, обнимая её.
        Вскоре небольшой отряд вместе с драконами отправился в обратный путь. Таррес долго махала им вслед, взяв обещание, что они ещё встретятся.
        - Счастливого пути, - улыбаясь, прошептала Старшая Дриада. - И пусть яркие звёзды всегда освещают ваш путь.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к