Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Медведева Алена: " Суженая С Далекой Земли Сложный Случай " - читать онлайн

Сохранить .
Суженая с далекой Земли. Сложный случай Алена Викторовна Медведева
        МЕДВЕДЕВА АЛЁНА
        СУЖЕНАЯ С ДАЛЕКОЙ ПЛАНЕТЫ. СЛОЖНЫЙ СЛУЧАЙ
        ПРОЛОГ
        - Никогда не ходи в пещеру, - пугала с детства мама. - Там живут темные силы, о них с древних времен рассказывают жуткие истории. Там пропадали люди, уходили безвозвратно. Не удавалось найти даже их тел. Говорят, там есть ворота в другие миры, говорят, что именно так наши древние предки путешествовали по вселенной. Это сказки, разумеется, но пещера - длинный подземный лабиринт переходов, она действительно опасна. Не ходи!
        Запретный плод сладок…
        - Бабушка, - признавалась я, будучи двенадцатилетней девчушкой, - мне так хочется побывать внутри. Нестерпимо хочется. Мне даже во сне эта пещера видится в последнее время!
        - А ты не боишься? - щурила глаза старая шаманка. - Все боятся. Ты же знаешь, там внутри слышен жутковатый вой, иногда вспыхивает яркий свет, и пропадают люди.
        - Бабушка, а они, действительно, пропадают?
        - Как знать, в древних сказаниях есть мысли о том, что существуют во вселенной особенные места, где материя миров соприкасается, где можно одним шагом преодолеть миллионы световых лет, пройти сквозь время и пространство. Вроде бы древние земляне именно через такие ворота смогли попасть на другие планеты, заселить их.
        - И они стали инопланетянами? - с детским непосредственным любопытством замирала я в восхищении от сказочной истории.
        - Конечно, они менялись, их менял новый мир, другие условия обитания, - щурилась и соглашалась умудренная жизненным опытом бабушка, сообщая какие-то не совсем понятные мне вещи, и тут же впивалась в меня взглядом. - Значит, хочешь побывать в пещере? Видишь ее во сне?
        - Очень хочу, вижу! - смеялась я.
        Бабушка хмурилась, с беспокойством всматривалась в меня мутными старческими глазами с необычной мудростью и внимательностью, еще непонятной мне.
        - Нола, - тон старой шаманки даже в детстве заставлял меня осознавать важность ее слов. - Я подарю тебе подарок, неприметный камешек, украшение на память о себе. Ты всегда носи его на шее, не снимай и никому о нем не рассказывай.
        - Он такой важный? - Ликуя от значимости секрета, переспрашивала я.
        - Да, он не позволит тебя увести, - кивала шаманка, едва слышно бормоча что-то, и узловатыми пальцами выискивая небольшой сероватый осколочек в одной из своих бесчисленных деревянных шкатулок
        Даже получив в прошлом неплохое образование она осталась верна традициям и убеждениям моего народа.
        - Увести? - не совсем понимая сути бабушкиного волнения, уточняла я.
        - Да, никто не заставит тебя поступить против собственной воли, - продевая в дырку на камешке шнурок и повязывая мне на шею, серьезно скалилась шаманка потемневшими от возраста зубами. - Никогда не снимай, ты поняла? Этот камешек - большая ценность, не смотри на его невзрачный вид. Он из поколения в поколение хранился в нашей семье, когда-то ради него отдали жизнь.
        - Так это тайна?
        - Очень большая тайна. Ты не должна рассказывать о нем или снимать. Как бы не просили и какие бы причины не называли. Поклянись! Я не могу рассказать тебе большего - ты не рождена, чтобы перенять эти знания. Вижу: пойдешь другим путем; но я не позволю вырвать тебя из понятного и безопасного мира. Неведомое несет опасность, никто не знает точно, что по ту сторону…
        - Бабушка, о чем ы говоришь?
        - Просто поклянись! - Шикала она на меня. - Никогда не снимай и не рассказывай!
        Я кивнула, обещая требование пожилой родственницы исполнить, радуясь новому подарку и ощупывая камешек через ткань платья. У меня появился настоящий секрет, почти взрослая тайна!
        ***
        Мы жили в небольшой натурализованной деревушке в предгорье - естественной общине. В огромных космополисах - городах на орбите Земли или на Луне принято было считать эти территории зоной естественного расселения. Моя семья была одной из немногих, что продолжала вести истинный образ жизни, дистанцируясь от современного интегрированного существования большинства народов звездной системы. Простейшее земледелие, животноводство и естественные условия существования без какого-либо значимого вмешательства современных технологий.
        Моя бабушка, как и ее бабушка когда-то, слыла шаманкой - хранительницей истинных знаний о мире, где человек - лишь часть природы. Поэтому наша семья всегда была ближе к исконному жизненному началу именно Земли, чем многие другие наши современники, многие поколения которых проживали в космополисах. К изначальной естественности быта, труду ради выживания и простоте мироощущения. Жизнь в орбитальных городах была куда насыщенней и проще.
        В тот день привычной детской компанией мы играли в лесу возле скал. Гроза началась неожиданно, хлестнув волной ливня и шквалом ветра. Всей ватагой, осознав, что под кронами деревьев укрыться от пронизывающего дождя не получится, рванули к отверстию в ближайшей скале. Там оказалось множество уходящих вглубь пещеры тоннелей. Под сводами одного из них, мы и укрылись, зябко прижимаясь друг к другу и с ликованием наблюдая за потоками воды, льющейся с неба.
        Мы, выросшие в общине, не понимали тогда, какое это чудо в нашем космическом веке - живой лес и истинная мощь стихии совсем рядом. Эти ощущения были недоступны поголовному большинству жителей планеты, предпочитавшему жить в современных автономных орбитальных станциях-городах. Мне же повезло расти в условиях естественной земной среды обитания.
        Смеясь вместе с остальными, вглядываясь в непроглядную стену воды снаружи, неожиданно почувствовала странное тепло. Оглянувшись с испугом, заметила свечение в глубине тоннеля, в котором мы укрылись. Осознав неожиданный факт, толкнула локтем подругу.
        - Что за свет?
        - Какой? - удивленно оглянувшись назад, засмеялась она. - Нола, тебе уже мерещится что-то от волнения! - и, потеряв интерес ко мне, вновь сосредоточилась на наблюдениях за разыгравшейся непогодой.
        А я... гроза меня уже не волновала. Меня нестерпимо тянуло дальше - в глубину, в недра горы, туда, где виднелся свет. И даже тот факт, что никто кроме меня словно не видел его - не останавливал. Это пугало, но невыносимое любопытство и желание двигаться вглубь, не пропадало. Наоборот! Ноги словно сами несли меня... ближе к источнику свечения. В странном трансе, совершая необъяснимый и заведомо опасный поступок, я украдкой от всех ускользнула к тоннелю и двинулась по нему вперед. За шумом воды никто не заметил моего маневра.
        Перестав считать шаги и отмечать поворот за поворотом, я, с каждым мигом убыстряясь, спешила, сама не понимая куда. Словно что-то гнало вперед, затмив любые мысли о здравомыслии странным желанием разобраться в происходящем. Вскоре я уже бежала, с обреченностью неизбежности стремясь к цели.
        «К какой?»
        И сама еще не знала.
        Замерла на месте, только достигнув источника яркого света. Им оказалась, ставшая словно прозрачной, пульсирующая вспышками энергии, стена подземного грота. Мои руки зудели от желания коснуться ее... Страха или тревоги не было и в помине, что странно. Отсутствием инстинкта самосохранения прежде я не страдала.
        «Что же это такое?..»
        Больше ни о чем думать не могла. Затаив дыхание, я вглядывалась в необычную материю с жадной любознательностью легко увлекающейся детской натуры.
        Вытерпев лишь пару секунд, осторожно ладошкой притронулась к прозрачной и такой манящей пелене. И тут же почувствовала отклик… ответное прикосновение… тепло чьей-то ладони! В страхе инстинктивно отдернув руку, прижала ее к груди, до рези в глазах всматриваясь в мутную преграду перед собой. По ней, ускоряясь с каждой секундой, бежала странная рябь, постепенно проясняя обзор. С каждой волной колебаний все отчетливее демонстрируя мне… чей-то силуэт. Там, за почти уже прозрачной преградой!
        «Тут кто-то есть!»
        Чуждый страху и чувству опасности детский интерес вспыхнул с утроенной силой. Я и думать забыла обо всех страшилках и родительских наказах.
        Вновь необъяснимая тяга, неодолимое и навязчивое стремление соприкоснуться вынудили вскинуть руку и осторожно приблизить ее к довольно прозрачной преграде. Чтобы… легчайшим прикосновением ответить на синхронный жест по ту сторону.
        Чей?
        На миг я замерла в восхищенном восторге, вновь чувствуя ласковое тепло чьей-то ладони. Стремительный захват и неожиданный рывок стали полной неожиданностью! Чужая рука жестко и безжалостно, мгновенно сместившись, обхватила и сжала мое запястье. И… ее владелец резко дернул, потянув меня ближе, вынуждая падать вперед прямо сквозь эту странную прозрачную грань.
        Все произошло так быстро…
        Сердце пропустило лишь пару ударов, вопль паники и страха не успел оформиться в груди, как шею словно стиснуло удавкой, неумолимо и безжалостно сдавив горло тугим кольцом боли, лишив возможности двигаться вперед, препятствуя усилию… тянущего меня сквозь зыбкую пелену мужчины. Резкой вспышкой узнавания в краткий миг встречи наших взглядов я осознала эту данность. Ноги намертво вжались в землю, не позволив сделать и шага. Того единственного шага, что отделил меня от незнакомца.
        «Даже не мужчина, скорее юноша… немногим старше меня»
        Ошеломленное сознание фиксировало образы, отпечатывая их в памяти. Так я поняла: он не человек! На осознание потребовались доли секунды, когда, поддавшись волне запоздалого страха, я увидела исказившую его лицо гримасу. Устрашающе оскаленный клыками рот и удивительный цвет радужки. Единственный мимолетный взгляд я успела бросить на его лицо сквозь блеклую пелену энергетического поля.
        Почти тут же неведомая сила, разгораясь на моей груди горячим всплеском жара, словно потащила назад, вырвав мою ладонь из руки незнакомца. Мощнейшей отдачей мое тело откинуло назад - на каменистый пол грота, с силой швырнув о него головой. Последнее, что успело отпечататься в моем сознании - яростный, какой-то отчаянно взбешенный вопль чужака и его перекошенное от гнева лицо с напряженно зажмуренными от боли глазами.
        Страшное лицо… обреченное.
        - Нола, Нола? - пришла в себя от того, что кто-то тормошил за плечо. - Ты нас слышишь? Зачем тебя понесло в этакую глубь?
        - Что со мной? - натужно хрипела, с трудом сумев приподняться, и жмурилась от резкого света голографического фонарика. Наверное, кто-то на ручном связнике включил. И тут же, спохватившись, не обращая внимания на враз закружившуюся голову, обернулась к стене. Там только что была прозрачная пелена… проницаемая?! Стена выглядела, как и положено выглядеть внутренней грани пещеры - массивно, грубовато и… непреодолимо.
        «Привиделось?!»
        - Я свет увидела… - растерянно захрипела, пытаясь объяснить свое поведение.
        - Еще бы! - смех друзей раздался совсем рядом и гулким эхом разнесся по лабиринту переходов. - Ты, видимо, в темноте оступилась и неслабо приложилась головой о камень.
        «Наверное, - с облегчением ухватилась я за понятную версию. - Не может же быть правдой то, что мне почудилось…»
        Поднявшись на ноги с помощью подруги, бросив напоследок внимательный взгляд на злополучную стену, вместе с друзьями отправилась наружу. Гроза прошла, воздух посвежел и остудил мои горящие щеки легкой прохладой. И на душе у меня тоже полегчало - показалось или нет, но все обошлось. С такой бабушкой, как у меня, в любые странности верить начнешь.
        «Наверняка показалось…» - иначе я себе думать запретила.
        Дома, скинув промокшую и запачкавшуюся рубашку, потрясенно замерла возле зеркала в ванной, уставившись на нескладную и худую рыжую девчушку в отражении. Вернее, на камешек, что несколько месяцев назад подарила мне бабушка. Он с тех пор всегда болтается на шнурке на моей шее. А сейчас… камень обуглился!
        «Так вот что позволило мне противостоять маневру… незнакомца?..» - родилась в голове спонтанная мысль. Почему вдруг подумала об этом и сама не знала.
        Испуганная, начала судорожно крутиться на месте, опасаясь увидеть еще какие-нибудь признаки подтверждения произошедшего. И увидела их…
        Нет, не синяки или ссадины сразили наповал, став неоспоримым аргументом за реальность моего «видения».
        «Метка!»
        На спине по верхнему краю правой лопатки отчетливо проступили на коже два непонятных знака.
        «Похожи на древние иероглифы. Что это значит?!»
        Заломив руку, в отчаянной и наивной попытке попыталась стереть с кожи возникшие рисунки. Бесполезно! Символы словно выжгли на моем теле на века… Ощущая инстинктивный ужас перед необъяснимым, я во все глаза смотрела в отражении на странные знаки, не представляя, как объяснить родным источник их появления. Смотрела, но видела совсем не себя...
        В памяти резким наитием всплыло жутковатое, несколько размытое, лицо юноши. Чужого юноши. Чуждого…
        «Ничего хорошего это означать не может!» - поняла, что явно вляпалась в проблемы, причем по собственной глупости! И с детской убежденностью решила… - «Не буду никому говорить! Ничего на самом деле плохого не случилось?.. А так, если рассказать, наказания от родителей не миновать. Буду молчать!»
        ГЛАВА 1
        - Нола, ты совсем взрослая, - мама с нотками гордости и грусти в голосе провожала меня в первое путешествие в ранге кадета космической академии.
        Я улетала в крупнейший космополис планеты, чтобы продолжить свое целевое обучение. Выбрав профессию гражданского специалиста любого экипажа звездолета - бортового агронома, должна была пройти обучение. Мне (в перспективе, конечно) предстояло проводить рабочие будни в космотеплице и заниматься снабжением команды растительным белком, углеводами и грибами.
        Первый год обучения позади, и пролетел он незаметно. Учеба, новые друзья, невиданные мною ранее развлечения интегрированного межгалактического мегаполиса, жизнь в студенческой казарме космической академии… И пусть я являлась студенткой сектора профессий обеспечения, а не сектора атакующих или управленческих кадров звездного флота Земли, но интересного и у нас оказалось немало.
        - Что в каникулы делала? - моя сокурсница, лучшая подруга и соседка по комнате Милена донимала меня вопросами, пока мы обедали в небольшом пункте раздаточного питания академии. Наступил первый учебный день второго года обучения. - Или домой летала? Опять в своих девственно диких дебрях первозданной природы весь отдых провела?
        - Ага, - кивнула я, не вдаваясь в подробности, понимая, что девушка, как истинный житель современного мегаполиса, вряд ли сможет понять и оценить мои взгляды. Но я нигде бы не отдохнула от чрезмерно насыщенной жизни горожанки, что сейчас вела, как в родном «медвежьем уголке» планеты.
        - Все же странное это стремление - жить какими-то догмами и мироощущением прошлого, претерпевая бытовые неудобства, отказываться от стремительности повсеместного прогресса, - привычно качнула головой подруга.
        Да, ей не понять. Разницу можно только почувствовать.
        - А ты? - сменила я тему. - Что, вообще, новенького в мире и в городе?
        - Да в основном сейчас все разговоры про напряженность в дипломатических отношениях с карангарцами, - жуя воздушную белковую соломку, вычленила Милена основную новость. - Официально это не подтверждают. Но сама понимаешь - чем упорнее везде твердят, что у нас с ними все хорошо, тем больше ходят слухи, что мы на грани войны. Вроде как или они с нами, или мы с ними намерены разорвать всякие контакты и запретить перемещение по подконтрольным секторам космоса.
        «Ух! Вот уж действительно, загорая на солнышке, купаясь и гуляя в лесу, я соврем выпала из жизни. А тут такое»
        Карангарцы считались изменившимися потомками древних выходцев с Земли. Теория эта была весьма туманной и в системе базового образования не рассматривалась. Как эти самые древние земляне смогли оказаться на такой далекой планете толком современная наука объяснить не могла, а сами обитатели Карангара хранили многозначительное молчание по поводу своего далекого прошлого. Впрочем, и от сродства наших народов не отказывались, официально признав единых прародителей.
        Такие версии как верования обитателей общинных этнических групп, и сейчас предпочитавших проживать в условиях естественной земной среды обитания, в расчет, конечно, никто не брал. Но я, выросшая в одной из таких общин, с детства слушавшая бабушкины «сказки» про другие миры, не разделяла скептического отношения.
        А карангарцы, кем бы они не были изначально, стали более развитой цивилизацией в сравнении с нами - так считалось. И по индивидуальным характеристикам они нас превосходили: менталисты со способностью к подавлению воли, более крупные, выносливые и сильные гуманоиды. Возможно, земляне и были их предками, вот только иная гравитация, условия среды новой планеты за многие поколений адаптации изменили их. Вид эволюционировал, приобретя более совершенные характеристики. И война с ними?.. Любой понимал, что такая перспектива чревата для человечества огромными проблемами.
        Земляне и узнали о существовании Карангара три поколения назад, когда один из сбившихся с курса из-за поломки навигационных систем грузовой транспортник потерялся в безграничном космосе и был случайно спасен и сопровожден к базе приписки неизвестным звездолетом.
        Шуму тогда было… Старые хроники все видели - весть о контакте с родственным разумным видом стала сенсацией.
        - Из-за чего? - пораженно уставилась я на Милену.
        С самого начала официальных отношений Карангар подчеркивал дружественный настрой. Наш всеобщий даже сделали обязательным для изучения языком у всех карангарев, кто отправлялся в космические полеты.
        - Кто ж расскажет? Но опять же по слухам, один из представителей их верховных кланов пытался умыкнуть дочь какого-то нашего известного ученого. Деталей никто не знает, но из-за этого весь сыр-бор. Если б какую рядовую девушку выкрали, так и не заметил бы никто. А тут - война назревает… Сразу масса претензий появилось друг к другу.
        «Глупость какая-то… - удивилась я. - Зачем карангарцу девушка из землян? Да и какая война? С ними?!»
        Ранее я представителей этой планеты не встречала, весьма смутно представляя себе их облик и порядки. Общинники не жаловали посторонних и мало интересовались событиями за границами привычного им мирка. Даже хроники о первом контакте с карангарцами я смотрела уже после поступления в лунную академию.
        - Мы же в принципе не можем ничего противопоставить их более развитым технологиям и военной мощи? - невольно высказала я общеизвестный факт. - За примером не надо далеко ходить - наша академия и то для профильных военных специальностей приглашает в преподавательский состав карангарцев. И не ради престижа, просто они - лучшие воины, стратеги. Мы против них слабы. Но даже землянам они существенно повышают профессиональный уровень. Хотя мы далеко не способны на то, что могут представители их расы.
        - Мы берем численностью, карангарцы - раса малочисленная, - с философским спокойствием Мила заглотила очередную левитирующую над тарелкой соломинку. - Так что изначально дружественный союз был выгоден не только нам. Хотя да, согласна - они странная и во многом пугающая раса - хранят свои секреты и не очень-то спешат с нами делиться знаниями. Удивляюсь всякий раз, когда слышу, что какой-то структуре удалось привлечь в свой коллектив карангарца. Они не стремятся на Землю! Хотя, лететь уж очень долго.
        Я только плечами пожала - до сих пор ни одного представителя этого народа лично не встречала. Да, в академии числилось два преподавателя, которые являлись действующими карангарскими военными. Но они точно не появлялись в секторе с обеспеченцами.
        - Это скверно, - тут третьего не дано. - Новости мрачные.
        - Не то слово, - насупилась подруга. - Случись война, а быстрой и легкой она не получится, землянам придется мобилизовать все ресурсы. А это означает, что и кадетов всех космических академий призовут в строй.
        Невеселое выходило начало учебного года…
        «Может обойдется все, зачем слухам верить? Пошумят и забудут!» - успокоила я себя, решив рассказать Милене про свои планы на практику и отвлечься от жуткой темы.
        Внезапно, заставив вздрогнуть, активировался встроенный в форму ретранслятор, и поставленный голос служащего академии уведомил всех студентов потока о необходимости собраться в церемониальном зале учебного заведения.
        Такой общий сбор объявляли, когда предстояло услышать значимые новости. Мы тревожно переглянулись: что еще?..
        ***
        Сообщение об общем сборе кадетов всех курсов в принципе не было необъяснимым фактом - в начале учебного года необходимо донести информацию о нововведениях в образовательной программе. Такие сборища устраивались ежегодно. В основном ежегодные новшества касались секторов атаки и управленцев, у гражданских специалистов программа считалась более устоявшейся и стабильной. Поэтому мы с Миленой в спокойном режиме направились к месту сбора студентов. Предстояло часа два, а то и больше топтаться на месте, слушая одно и то же из года в год.
        Однако вопреки ожиданиям нас ждал сюрприз. Огромный!
        - С этого года у кадетов сектора специальностей по обеспечению со второго курса обучения вводится новая обязательная дисциплина - базовая самооборона. Читать курс вам будет один из известнейших карангарских маранов - на земле это звание было приравнено к звездному адмиралу - Муэн Тоон. Дисциплина войдет в образовательный план всех гражданских профессий и будет включена в перечень обязательных к аттестации предметов как ежегодно, так и по окончании всего периода обучения.
        Такой оглушающей тишины, как после этого сообщения, стены академии еще не знали. Среди педагогов ранее не было специалистов уровня марана. И вдруг один из них в лунной академии читает лекции обеспеченцам?! В шоке были все - от «счастливчиков» из сектора гражданских профессий до студентов-боевиков.
        Мы с Миленой потрясенно переглянулись: что за напасть? И почему мы именно на втором курсе? Неужели это действительно предвестие грядущей войны? Если решили, что даже обладателям самых мирных профессий не помешает приобрести навыки атаки и защиты. Но поразительно, что при всей политической подоплеке событий академии удалось привлечь для преподавания именно карангарца, да еще и уровня марана!
        Ректор, выдержав минутную паузу и позволив кадетам в полной мере проникнуться новшеством, продолжил:
        - Сейчас я представлю вам нашего нового преподавателя. Муэн Тоон, пожалуйста, поднимитесь ко мне, чтобы познакомить кадетов с вами.
        Мы с подругой, как и большинство будущих гражданских специалистов, стояли на самых задворках собравшейся в огромном церемониальном зале академии толпы. Поэтому толком рассмотреть карангарца не смогли. Лишь на миг вдалеке между головами стоящих впереди промелькнул мужской силуэт в типичной для карангарцев форме. Подробнее рассмотреть мужчину было невозможно. Представители этого народа скрывали лицо - частью их обязательного облачения являлась маска, этакий полуэластичный шлем с огненного цвета, (вероятно, прозрачными) вставками впереди, облегающий верхнюю часть головы.
        - Нола! - взволнованно зашептала подруга. - Карангарец у нас в преподавателях! Я не верю собственным ушам! Это не сон? Надо срочно сообщить родным и школьным подругам!
        - Ты лучше подумай о том, что он с нас будет требовать, - осадила я Милену, сама в душе замирая от страха. Карангарцы были такими неприступными и жутковатыми... по слухам. - У атакующих двое преподают - гоняют их нещадно. Раз уж они стонут от количества требований и необходимого минимума, то мы...
        Впрочем, Милена от моих тревог отмахнулась:
        - Мы все будем на его взгляд безнадежны, а в коллективе быть неумехой не так страшно. В любом случае я изумлена тем, что он согласился. Ты заметила - он с косой. Эх, жалость такая.
        Вот глазастая! И почему она про волосы заговорила?
        - При чем тут его прическа? - шепотом уточнила я, непроизвольно накручивая на палец рыжую прядку, выбившуюся из пучка.
        Мы краем уха прислушивались к типовым и взвешенно доброжелательным фразам нового педагога. Сейчас удивление мешало воспринимать информацию, что транслировалась на весь зал. Он сразу обозначил свои высокие требования, дисциплинированность и содержательность образовательного процесса.
        - Как при чем? Вот они, последствия жизни вдалеке от цивилизации, - фыркнула подруга. - К вам, вообще, хоть один инопланетник забредал?
        Я отрицательно качнула головой.
        - Вот, - кивнула Милена, - это и заметно. Карангарцы периодически Землю и наши колонии посещают. На земных территориях несколько их исследовательских баз. И наши на этом их Карангаре бывали. Хотя земным звездолетам до их планеты тяжело добираться, мы не владеем их знаниями о скоростном перемещении в пространстве космоса. Они затрачивают значительно меньше времени на это расстояние.
        - Время - величина относительная, - пожала я плечами, успев отметить, что оратора вновь сменил ректор академии, и все вернулось в привычное русло общего собрания. - Если их планета в другом секторе галактики, то длительность нашего и их года может сильно отличаться.
        - Так и есть, - кивнула подруга, - взрослеют они быстрее. Но они и живут вроде бы дольше нас. Впрочем, все это не так интересно, как причина появления марана в нашей академии!
        - Думаю, нам о ней вряд ли доведется узнать, - шепнула я Милене, так же «заталкивая» любопытство поглубже.
        - Ага. Но… как же я жду первой лекции по базовой самообороне, - подруга томно закатила глаза. - Рассмотрим марана в подробностях!
        - Вот уж нет, - ужаснулась я. - Ты не забыла, что по ней будет ежегодная и итоговая аттестация! Я чувствую, что рассматривай - не рассматривай, а это станет глобальной проблемой!
        О том, насколько глобальной, я поняла уже на следующий день.
        ***
        Собственно, именно на первом занятии с вознесенным за сутки на первое место в рейтинге слухов и небылиц Муэном Тоон и поняла. Мы с отчаянно упирающейся моим попыткам укрыться на самом последнем ряду Милено устроились в лекционном зале образовательного сектора обеспеченцев.
        Зал был полон, мы прибыли в числе первых, но совсем скоро свободных мест не осталось. Карангарец появился в аудитории за секунду до сигнала, ознаменовавшего начало занятия. Уверенно и плавно прошагав к преподавательской сфере, остановился возле нее и, судя по движению головы, обежал присутствующих стремительным взглядом. Я непроизвольно втянула голову в плечи, стремясь затеряться среди голов сокурсников.
        Трусиха, что поделать?..
        Мой взгляд, как и абсолютного большинства присутствующих кадетов, был прикован к высокой и статной фигуре мужчины в темном форменном облачении карангарских военных. Верхнюю часть его лица скрывал неизменный шлем-маска.
        Выдержав небольшую паузу Муэн Тоон заговорил. Голос его звучал отчетливо и безэмоционально, маран удивил хорошим произношением и знанием всеобщего языка землян.
        - Обо мне вы уже все знаете, о каждом из вас я получу представление в процессе обучения. Полагаю, что не ошибусь, если предположу основной вопрос, что сейчас занимает вас: почему он тут?
        Гул шепотков, что пронесся по залу, подтвердил догадку. Все мы невольно подались вперед, ожидая ответа.
        - Таковы взаимные интересы наших цивилизаций, - совершенно неожиданно прозвучал ответ, а сурово поджатые мужские губы, видневшиеся из-под маски, дали понять, что подробностей ожидать не приходится.
        «И что? Это ничего не объясняло. В чем логика? Ладно бы еще атакующий сектор обучал, но психологов, биологов, технологов?.. Что за интересы такие…»
        Увы, маран не пожелал вдаваться в детали. Вместо этого, стремительно обернувшись к голографическому экрану позади, от чего его коса, видневшаяся из-под шлема, укрывавшего две трети головы, описала небольшой полукруг. Чем привлекла взгляды присутствующих девушек к крепким бедрам мужчины, лишь подчеркнутым формой звездного флота. По аудитории пронесся дружный восторженный вздох.
        - Он обалденный, Нола, ты же не можешь это отрицать. Этот карангарец сложен божественно! Какое тело, разворот плеч, сильные руки, мощные ноги, этот квадратный подбородок… Уверена, он - красавчик! Не мужчина, а мечта.
        Пусть я бы никогда в этом публично не призналась, но… и мне ничто девичье не было чуждо. Поэтому, вплотную прижавшись губами к уху Милены, я едва слышно шепнула в ответ:
        - Да, он великолепен!
        Тут же боковым зрением уловила, как инопланетник вновь стремительно обернулся. Пусть нам не дано было увидеть выражения его глаз, но я нутром почувствовала, что его взгляд в упор направлен на меня. И кожу лица мгновенно обдало жаром румянца: извечная проблема рыжих - светлая кожа!
        «Какой позор! Он ведь услышал! - я мысленно двинула себя по лбу. - Ведь даже я знаю, что их слух превосходит человеческий. Но чтобы настолько?..»
        В полнейшем смятении, спешно качнув головой, я позволила рассыпавшимся по плечам рыжим прядкам скрыть выражение лица.
        «Ведь фактически беззвучно произнесла ответ. А он все равно услышал!»
        Скверно с такого конфуза начинать обучение предмету. Тем более такому проблемному… Поэтому я решила быть тише и неприметнее всех кадетов потока, не поддаваясь более на провокации подруги.
        Решительно ухватившись за магнитный самописец, активировала режим записи - лекция начиналась. Не знаю, как с практикой, но теорию я знать намеревалась назубок. Теперь особенно!
        ГЛАВА 2
        Учебные дни полетели один за другим. Но того чувства легкости и довольства, с которым я проучилась весь первый курс, не было и в помине. Существование омрачала «грозная туча» нависшая над гражданскими специалистами - новый предмет. И пусть в еженедельном расписании значились всего лишь час теории и четыре практики, меня не покидало ощущение, что проклятая самооборона заполнила всю мою жизнь.
        - Милен, - слегка присев на перила лестницы, я рылась в своей сумке, - я точно помню, что с утра брала свой допуск.
        У каждого кадета на период обучения имелся личный чип, встроенный в идентификатор и позволяющий всегда находиться под незримым контролем академии. Проще говоря, наше местоположение при необходимости легко отследить. Академия несла ответственность за своих кадетов - до завершения обучения никто из нас не считался самостоятельным в намерениях и поступках, нас связывал жесткий устав учебного заведения. И он не предполагал особой свободы перемещения.
        - Нола, это катастрофа! - Милена действительно расстроилась. Особенно заметно это было по погрустневшему взгляду и приглушенному от обиды голосу. - Мне сейчас крайне необходима твоя помощь…
        Я понимала ситуацию подруги. Кадетам покидать стены академии по собственному желанию запрещалось. Помимо каких-то особенных практических занятий, когда мы отправлялись в мегаполис группой в сопровождении преподавателя или куратора, имелся один день на неделе - выходной, когда нам разрешалось покидать купол академии и проводить время в любом из лунных космополисов. Каждый кадет имел право выбрать день выходного дня произвольно, обычно все выбирали дни с «теорией», так проще было воспроизвести пропущенный материал.
        Естественно за нашими перемещениями следила специальная система - иллюзий на этот счет никто не испытывал. Но кадеты не были бы кадетами, если бы не находили способы обмануть систему. Особенно когда имелся веский повод. А у Милены имелся: она влюбилась!
        Случилось это еще в конце первого курса. Она, жительница земного орбитального космогорода, познакомилась с будущим возлюбленным совершенно случайно во время выездного посещения группой первого лунного космополиса.
        И за долгую разлуку каникул, когда молодые люди могли общаться только дистанционно, чувства только окрепли. Избранник Милены жил и работал на Луне.
        - Мы с Тарием договорились о встрече. Он будет ждать меня, - с нотками трагичности, заламывая руки, стонала она.
        Подруга уже успела засыпать меня рассказами о молодом человеке, с которым вновь виделась уже после каникул. И все у них было замечательно, но одной встречи в неделю влюбленной паре оказалось мало.
        А я, вечно пропадающая на отработках и пересдачах по самообороне, в выходном не нуждалась. Когда он наступал я, банально, весь день спала. Желания отправиться на прогулку по вечно спешащему «муравейнику», которым являлся первый лунный космополис - не возникало.
        Милена очень быстро пришла к мысли, что если возможность покинуть купол академии в личный выходной день не нужна мне, то она не должна «пропадать». И уговорила меня на эти сутки отдавать мой идентификатор с чипом ей! Именно сегодня мы и планировали впервые опробовать ее задумку. Обмен… подмену!
        Всего-то я «как бы» отправлюсь в свой законный выходной за пределы академического купола. А Милена ответственно посетит все занятия. Мы специально выбрали день без практики, где группы меньше, и каждый присутствующий как на ладони.
        Одна проблема - находился чип на поверхности глазного яблока. Этакая эластичная прирастающая на сутки пленка. Покинуть академию без нее было чревато отчислением. Я накануне уже привычно допоздна засидевшись с повторением теории, утром собиралась в спешке и… вероятно забыла контейнер с заветным устройством системы контроля.
        - Да брала я его! Брала! - испытывая угрызения совести, что подвожу влюбленных, упорно продолжала я поиски. И… - Нашла!
        Выудив из недр сумки необходимый контейнер, протянула подруге.
        - Бери! Только помни - к завтрашнему вечеру вернись!
        - Конечно, - счастливая Милена тут же кивнула, прижимая к груди заветный «билет на свободу».
        Но взгляд ее был серьезен. Обе мы понимали, что если «подмену» заметят - нас накажут!
        Впрочем, проблем не предвиделось. Подруга проведет время вместе со своим возлюбленным, а я тихонько посижу среди кадетов на самых дальних рядах лекционного зала, слушая новый материал.
        Милена, установив мой чип, уже направилась к выходу из здания. Подруга буквально светилась радостью, предвкушая свидание.
        «Кому-то любовь, а кто-то… уже через день отправится на мучительную пересдачу», - напомнила я себе о грустной реальности и, приклеив идентификатор с ее чипом, поспешила в сектор занятий по гражданским профессиям.
        Пока мы с Миленой осуществляли подмену, время перемены стремительно пролетело. Бросив быстрый взгляд на встроенный в форменную куртку в систему информирования экран на рукаве, поняла: следующая лекция вот-вот начнется. Поэтому проводив взглядом, окрыленную перспективой скорой встречи с любимым подругу, поспешила на занятие по космической дендрологии. Предмет был одним из моих любимых.
        «Не то что какая-то самооборона!»
        Не к добру я вспомнила про карангарца.
        Но сегодня самообороны не предвиделось ни в каком виде. Не было в расписании ни теории, ни практики, ни даже отработок! А профильные дисциплины я любила - они давались легко и неизменно нравились. Выросшая среди естественной природы, я с огромным интересом узнавала о законах, довлеющих над растениями, об изменениях, что происходят с ними в условиях космоса.
        «На редкость хороший день!» - устраиваясь на одном из самых верхних рядов лекционного зала, стремилась я затеряться в рядах других кадетов.
        Настроение было великолепным! Оказывается, для полного счастья мне достаточно отсутствия всего одного предмета в расписании. Самообороны!
        - Нола, ты на обед идешь?
        Стоило лекции закончиться, друзья заторопились в столовую
        - Наверное… нет, - не стоит лишний раз попадаться на глаза куратору по безопасности. Каждый день им являлся кто-то из преподавателей.
        Неприметной мышкой проведя весь учебный день, после занятий вернулась в нашу комнату в казарме. Быстро повторив материал к завтрашней практике по генетическим модификациям и приняв душ, решила лечь пораньше. Благо Милены не было, и болтать было не с кем. А завтра отработка очередной проваленной практики по самообороне - силы пригодятся. С этими мыслями, натянув пижаму, подождала пока укрывное тепловое облако до комфортной мне степени нагрева расползется вокруг тела, погасила свет и заснула, планируя пробудиться лишь утром.
        Планам сбыться не удалось!
        Внезапный шум заставил испуганно встрепенуться: кто-то вошел в комнату - громко хлопнула дверь. И сразу же вспыхнул свет - датчик среагировал на движение. Вздрогнув, я резко села, щурясь спросонок. Возле двери, с понурым видом снимая обувь, возилась Милена. А рядом, поразив мое воображение этим фактом, стоял Муэн Тоон!
        Комнату наполнило гнетущее молчание, прерываемое лишь всхлипами подруги. С трудом оторвав неверящий взгляд от карангарца, я с чувством стремительно нарастающего беспокойства уставилась на девушку. Пришлось даже ущипнула себя за ногу, скрытую складками покрывала, чтобы поверить, что эти двое мне не снятся. Милена сглатывала слезы, явно из последних сил сдерживая подступающие рыдания. Выглядела подруга испуганной и всклокоченной, ее явно вытащили из постели.
        Даже резко вырванная из сонной дремы я осознала: мы попались! На замершего у входа грозной и непоколебимой скалой карангарца взгляд переводила с ужасом. Вот «повезло» нам, что сегодня именно его дежурство…
        «Все! Отчислят обеих…» - поперхнувшись воздухом, я закашляла.
        Выражения лица мужчины привычно скрывал шлем, но мне хватило и зрелища его сурово поджатых губ и напряженного подбородка, видневшегося из-под карангарской маски. Неосознанно потерев повлажневшие от страха ладошки о покрывало, вдруг поняла, что он наверняка смотрит прямо на меня! Я «чувствовала» его взгляд, он словно колол, прожигая на груди дыру.
        «На груди…» - запоздало опомнилась я, резко переведя взгляд на себя и дернув полы пижамной рубашки выше. Во время беспокойного сна верхние крепления разомкнулись, позволяя увидеть краешек полукружий груди.
        - Ой! - смутившись, пискнула я и подтянула к подбородку колени.
        Карангарец на мой вскрик отреагировал мгновенно - тут же повернулся к Милене, его губы скривила досадная гримаса, позволяя заметить кончики характерных для их расы клыков. Подруга, стоило ей почувствовать на себе взгляд преподавателя, боязливо попятилась, отступая к своей кровати. Оказавшись к ней вплотную, она неловко обмякла, плюхнувшись поверх покрывала.
        Я перевела на нее неуверенный взгляд, стремясь понять, что же случилось. И словно прочитав мои мысли, карангарец произнес:
        - Итак?..
        - Мы не хотели никого обманывать, - Милена от одного этого слова сорвалась. Всплеснув руками, закрыла ими лицо и зарыдала. Сквозь всхлипы удавалось разобрать лишь некоторые фразы. - Никакой опасности… всего лишь раз… это я ее попросила… хотела встретиться с другом… мы любим друг друга… и скучаем.
        - Понимаете, - почувствовав, что голос дрожит, я кашлянула, намереваясь вступить в беседу. - Это всего лишь раз… - И споткнулась на полуслове.
        Найти аргументы в наше оправдание никак не получалось. Как не крути, мы нарушили правила академии.
        «Но почему он ее нашел? - в голове подобное не укладывалось. - Как догадался?! Ведь мы сегодня не пересекались - видеть меня карангарец не мог. А свой законный выходной «я» могла провести в городе».
        Но куратор обнаружил подмену…
        - С вами все понятно! - привычно безэмоционально сделал вывод преподаватель самообороны.
        Мы с Миленой дружно замерли, предчувствуя приговор.
        - Обе получаете по два часа дополнительной практики! Расписание получите на личные информаторы. - отчеканил он. - В назидание! В следующий раз, если ситуация повториться, - покинете академию!
        При этом, говоря, он вновь обернулся ко мне. Словно это я была виновата!
        - А сейчас - ложитесь спать. Завтра у вас практика и дополнительные часы отработки. Уж я постараюсь, чтобы за это время вы усвоили незыблемую истину: правила надо соблюдать!
        И развернувшись, мужчина стремительно исчез за дверью.
        Прошло несколько секунд - мы отходили от шока, сама ситуация стала чем -то невероятным. Да, правила существуют. Но мы, явно стали не первыми, кто их нарушил… Однако, о случаях «поимки с поличным» и последующем наказании нам слышать не доводилось. Максимум - отчитывали по возвращении. Или это карангарец такой принципиальный?.. «Повезло» нам с его дежурством.
        Отмерев, мы с Миленой дружно рухнули на кровати и мученически застонали.
        - Прости меня, Нола, - убитым голосом прошептала подруга. - Тебе и так достается от него, а я еще добавила проблем.
        - Часом пытки больше, часом меньше, - философски пожала я плечами, понимая, что мы еще легко отделались. Такой блюститель регламента мог нам и отчисление организовать! - Но вдумайся только… ведь не поленился устроить нам «очную ставку». Посреди ночи потащился в космогород! Вот… въедливый тип! Терпеть его не могу.
        Высказала подруге все, что накопилось на душе. Так живешь себе, учишься - и все хорошо. Учеба дается, друзья есть, жизнь приносит удовольствие. Но тут появляется всего один новый предмет и его преподаватель и… омрачает все существование!
        - Я до сих пор от шока не отойду! Ты не представляешь, как я испугалась… надо проверить не появились ли седые прядки! Ворвался к нам посреди ночи как смерч… Мы заснули уже, и тут в дверь сигнал. Яростный такой и бесконечный. Тарий пошел открывать, я в кровати осталась. Так карангарец… он, едва дверь распахнулась, словно бешеный влетел в квартиру и сразу в спальню!
        - Ужас!
        Меня передернуло, стоило представить себе ситуацию. Меня еще мало напугали!
        - Угу. Меня чуть не за шкирку из-под одеяла выдернул.
        Сглотнув, представила себе стыд и панику, что испытала подруга. Даже сейчас ее голос дрожал от сдерживаемых эмоций.
        - Но он как выдернул меня наружу, так сразу замер потрясенный. Понял, что это я! Наверное, отследил в системе контроля, что чип твой и меня увидеть не ожидал.
        - И… и что сказал? - сердце в груди дрогнуло.
        - Швырнул обратно на кровать, резко отвернулся и вышел. И уже из другой комнаты рявкнул, что у меня пять минут на сборы, иначе в таком виде в академию и отправлюсь. Тарий был шокирован происходящим. Прощаясь, шепотом сказал, что вообще не понимает, как мы выживаем с такими зверскими педагогами.
        - Бедняга, досталось тебе, - посочувствовала я.
        Сама бы на месте Милы от страха спятила. Впрочем, для меня подобная ситуация была маловероятной.
        - Он еще про тебя спросил. Где ты! Я сказала, что в казарме. Все, больше мне и слова не сказал до момента появления тут. Вообще странный тип…
        - Не то слово! Маньяк!
        - Зануда и стяжатель!
        - И не лень ему было устраивать облаву?! Выслуживается? Хотя куда уж больше.
        - Ага. Точно ради репутации своей старается. Устроил такой скандал с поиском меня, а потом всю дорогу словно не замечал. Вот поверь, выпади я во время полета из аэрокара - не обратил и внимания!
        - А что он нам еще завтра устроит…
        Мы вновь дружно застонали.
        С головой укрывшись тепловым облаком, пока подруга раздевалась и разбирала свою кровать, я беззвучно заплакала от обиды на жизнь. Все против меня!
        Следующий день это ощущение только усилил.
        - Ого! - сверившись с расписанием в своем информаторе Мила удивленно присвистнула. - Нам аудиторию на первую пару поменяли.
        - Странно, - удивилась я. С первого курса лекции по зоологии вулканических микроорганизмов нам читали в одном и том же лекционном зале. Преподавательница была пожилая, и привыкла к «своей» аудитории.
        - Ты со своими отработками совсем уже из жизни выпала, - сокрушенно покачала головой Милена. - Сегодня какая-то конференция проходит, специалисты из разных академий слетелись. Вот лекционный зал и занят. Он удобный! А нас… ты не поверишь - занятие перенесли в аудиторию в образовательном секторе атакующих!
        Последняя реплика Милены стала настоящим воплем. К бравым военным, пусть пока еще и будущим, она всегда была не равнодушна.
        - Вау, - впечатлилась и я. - Вероятно, все аудитории заняты и в спешке нас перебросили в ближайшую свободную. Бежим!
        Наш сектор гражданских профессий занимал несколько этажей здания академии. А этажи выше относились к сектору атакующих. Не подозревая о замене, едва не проспав после «бурной» ночи, мы уже опаздывали - лекция должна вот-вот начаться. Рванув к ближайшему аэролифту, мы на бегу развернули миниатюрный визуальный план чужого этажа, чтобы разобраться, где искать нужный лекторий. На этажах атакующего сектора обе ориентировались плохо.
        Пока нашли аудиторию, потеряли дополнительное время. Одна радость - преподавательница интересной дисциплины была сама доброта и понимание, поэтому выговора за опоздание не предвиделось. Стремительно толкнув дверь, ввалились в большой зал и… двумя нелепыми статуями застыли на месте.
        Вокруг… это точно не был наш курс!
        Первая мысль: мы не туда зашли! Сидевшие за столами кадеты - все как на подбор высокие и бравые в одинаковой военной форме и с четкой выправкой - никак не могли быть привычной нашему взору «разношестной» компанией кадетов гражданских специальностей.
        «Лекция у атакующих», - дружно сообразили мы и оглянулись, ища пути к отступлению. При нашем появлении в аудитории повисла красноречивая тишина и - хватило беглого взгляда вокруг, чтобы понять - все внимание присутствующих парней сейчас приковано к нам. Но даже их взгляды были какими-то одинаковыми с четко «отмеренной» дозой любопытства.
        Ощущая гигантское смущение и стыд за свое беспардонное вторжение, мы с Миленой сделали дружный шаг назад, стремясь скорее разрешить неловкую ситуацию. Зачем так нахраписто ввались на чужую лекцию? Когда… когда в тишине раздался такой знакомый голос:
        - Так-так… какое вопиющее пренебрежение дисциплиной! И кто же у нас тут? Почему-то я не удивлен.
        «Конечно же, это он!»
        Захотелось взвыть в голос: это рок! Переглянувшись с Миленой, дружно покраснели.
        - Мы на свою лекцию спешили, - едва слышно залепетала Мила. Хотя я бы и того не смогла - язык прилип к небу! - А аудиторию на этот этаж переставили. Вот мы искали, задержались, но… перепутали что-то, наверное…
        Ни единого смешка, шепотка или шевеления! Кадеты-боевики не позволяли себе и намека на эмоции. Впрочем, сейчас я их понимала - с таким преподавателем не забалуешь.
        «И почему снова он?!»
        - Учитесь концентрироваться на самом важном и рассчитывать свое время! - нас опять отчитали суровым тоном. - Вы не перепутали, эта аудитория - проходная. Занятие у обеспеченцев во внутреннем помещении.
        И Муэн Тоон указал нам рукой на двери в противоположном конце зала. Я едва не взвыла в голос, осознав, что нам придется преодолеть это расстояние под прицелом десятков любопытных взглядов. А главное - под неусыпным наблюдением карангарца. Пусть его глаз, привычно скрытых маской, я не видела. Но очень даже ощущала их пристальный взор… Что -то подобное, должно быть, чувствует любой придавленный тяжелой плитой!
        Терять время, усугубляя свое положение, было бессмысленно. Обменявшись быстрыми взглядами, мы двинулись к цели - двери напротив. Я шла за Миленой, отчетливо осознавая, что лицо и уши пылают алым цветом! Подруга так же была свекольного оттенка. Наше продвижение молча и не без затаенного злорадства - оно витало в воздухе! - наблюдали все присутствующие.
        Спас нас… Муэн Тоон!
        - Это прекрасно, что все словно впервые увидели сейчас девушек, но возвращаясь к прежнему вопросу, - сухо и громко провозгласил мужчина, - я намерен получить от вас ответ. Вернемся к тактической схеме на экране: один против восьми. Как можно справиться с противником? Ваши варианты?..
        И тут! Проклятое любопытство… Даже сгорая от стыда, я невольно замедлила шаг. «Синдром» хорошей ученицы сделал свое праведное дело - рука сама дернулась вверх, прежде чем я подумала и осмыслила свои действия. Ответ мгновенно вспыхнул в голове! Пусть с практикой получалось из рук вон плохо, но теорию я знала назубок. Больше того, надеясь хоть этим задобрить сурового карангарского марана, я нередкое сейчас свободное время уделяла изучению дополнительного материала. По тактике ведения боя тоже.
        Веджийский способ ближнего боя, точки «шока», парализующий выпад… - о скольких приемах имелись сведения в моей голове.
        «А эти схемы атаки… Ох уж эти схемы атаки…» - стоило о них подумать, как десятки голографических инсценировок встали перед глазами. И ту, что отображалась сейчас рядом с карангарцем, узнала мгновенно! А еще поняла: она с подвохом… Загвоздка в защитных костюмах противника, они не позволят нанести точечные парализующие удары.
        Возможно, о последнем догадывались и присутствующие, поскольку никто не спешил дать ответ. Я осознала это, когда бросив нервный взгляд вокруг, поняла, что взоры большинства присутствующих мужчин (а в сектор атаки женщин-кадетов не брали!) устремлены на мою вскинутую руку.
        «Ой!» - истошно пискнул инстинкт самосохранения, и я резко опустила конечность, для надежности еще и спрятав ее за спиной. Но было поздно. Муэн Тоон смотрел на меня в упор! Если до этого мгновения я ощущала только давление этого взгляда, сейчас, даже не видя выражения мужских глаз, начала задыхаться.
        - Ты с ума сошла… - очень тихо, едва ли не беззвучно шепнула Милена, дернув за плечо.
        А я, скинув оторопь ужаса и вспомнив о причине своего присутствия в этом месте, мысленно уже сорвалась на бег, намереваясь за секунды исчезнуть.
        - Так-так… - звенящий леденящей иронией голос марана заставил беспомощно, как пойманного в ловушку кролика, замереть на месте. - Вот, молодые люди, берите пример. Девушка - кадет из сектора обеспечения за шестнадцать секунд нашлась с ответом! Проявим же любопытство и… заслушаем ее версию?!
        - Н-но лекция… мы… мы спешим… - дрожащий голос подруги, что всеми силами пыталась сгладить последствия моей глупости.
        Мила явно предвидела неизбежный и грандиозный провал с последующими часами дополнительных отработок. Это ж надо суметь себе позволить - вмешаться в ход лекции карангарца для атакующих! И кому! Космическому садоводу…
        - Минутой больше, минутой меньше… Вы уже в любом случае пропустили начало, - сухо прозвучало в ответ. Сверхъестественный слух Муэна Тоон во всей красе! - Нола Дарген сообщите же нам свою версию развития боя, раз вы единственная среди присутствующих пожелали ответить на мой вопрос?
        Уф… Вопреки всему я внезапно разозлилась: да он обычный тиран! Моральный людоед! А я совсем не такое ничтожество, каким он меня считает! И сейчас я могу доказать это всем. И себе в первую очередь!
        - Сухожилия… - подумать легче, чем сделать - голос получился дрожащим. Пришлось глубоко вздохнуть и, набравшись храбрости, продолжить. - В ближнем бою с превосходящим противником важно лишить их возможности легко перемещаться. При такой расстановке сил эффективным маневром может стать стремительный бросок на пол с подкатом. Навстречу противнику. Он может позволить уйти от поражающих ударов оружия и приблизиться к врагу. Важно успеть надсечь у четверых сухожилия в месте смыкания защитной ткани костюма и обуви. Это уязвимая зона - тут защитные функции специальной одежды не сработают.
        - Хм! Толково! - Кто-то в рядах кадетов выразил одобрение.
        Вскрик получился внезапным и мгновенно оборвался стоило укрытой шлемом голове преподавателя стремительно развернуться в направлении голоса.
        Мгновенно стушевавшись, я потеряла настрой и быстро забормотала:
        - Четверо на время выйдут из строя, это даст секунды для повторения маневра с другими противниками. Дальше надо переходить к другой схеме боя…
        О том, чем надсечь, не уточняла. В форме боевиков имелась масса встроенного колюще-режущего снаряжения. У нас про них шутили, что даже в глотку у них вставлен какой-нибудь несгибаемый кол… откуда бы еще взяться такой «характерной» осанке.
        Наконец-то выразив свою версию, я вопросительно уставилась на карангарца: неужели и сейчас не оценит моих знаний?! Публично! Одно дело письменные индивидуальные срезы, а тут… столько свидетелей.
        - Еще бы вы могли осуществить это на практике… - с нотками безнадежности прокомментировал он. - А теория без практики - ничто! Так что два дополнительных часа отработки в субботу. Не закончите тренировку пока не сможете продемонстрировать то, что только что предложили…
        Я едва не села прямо на пол - это подкосились ноги. Вот и еще проблем себе добавила. Да каких!
        Милена дернула за руку, торопя покинуть это адово место. Понуро сгорбившись, я побрела за ней: ни намека на торжество в душе не ощущалось. Лишь разъедающая горечь обиды. На судьбу!
        Отходила от глубокого ступора, в который меня повергла реакция карангарца, все оставшееся время лекции по вулканической зоологии провела в «анабиозе». Сидевшая рядом Милена только вздыхала, бросая на меня сочувствующие взгляды. В них отчетливо читалось: вот зачем ты полезла?!
        Немного «отпустило» меня к обеду. Друзья, которым Мила объяснила причину моей вселенской печали, сочувствовали всей душой. Но чем тут поможешь? Против Муэна Тоон не попрешь. Поэтому во время обеда все пытались приободрить меня какой-нибудь вкусняшкой. Весь стол заставили пирожными!
        - Здравствуйте! - Суету вокруг меня прервало появление незнакомца.
        Беглого взгляда было достаточно, чтобы опознать в нем кадета сектора атаки. Атлет с безэмоциональным лицом, четко выверенными движениями и их «опасной» формой. Я удивленно кивнула в ответ:
        - Здравствуйте!
        Парень задумчиво покосился на моих напряженно замерших рядом друзей и предложил:
        - Составлю тебе компанию?
        Друзья немедленно нашлись с очень «своевременными» делами, исчезнув. А незнакомец плюхнулся на стул напротив.
        - Я кстати Курт. Ого, да ты любишь сладкое?
        - Я Нола, очень приятно. Угощайся, - не понимая причины интереса - у атакующих была столовая на их этажах, я вопросительно уставилась на парня.
        - Пришел выразить восхищение, - подмигнул он мне. - Как сегодня нас всех уделала…
        - За это завтра «уделают» меня, - я скривилась в ответ в угрюмой ухмылке.
        - Дело того стоило, - фыркнул парень. - Карангарец всех гоняет, подход у него такой.
        - Меня что-то уж слишком…
        - Так всем кажется. Тяжело учиться, будет проще в реальном бою.
        - С кем мне воевать? Я обеспеченец.
        - Вдруг от кавалеров отбиваться придется, - Курт улыбнулся. На удивление живо и добродушно.
        - У меня времени на личную жизнь нет, - улыбнулась и я, надкусив первое пирожное. - Все занято практикой по самообороне.
        - Понятно почему карангарец вас нам в пример ставит. Вроде как физически слабее, но старательностью и усидчивостью берут. А мы… ни на что не годны! Так и говорит.
        - Не поверишь, - уже в голос засмеялась я. - Нам тоже самое - что никчемные, что вот атакующие… пусть с мозгами туго, но навыками выигрывают. Надо больше тренироваться, форму обретать…
        - Вот видишь, у него подход такой. Хвалить не любит, держит нас в черном теле. Зато результат - и вы, и мы прибавляем.
        - Это не мво-й с-шлу-шчай! - уже бодренько приступив к пирожку, промычала я в ответ.
        - Хочешь подтяну? - с серьезным видом предложил парень.
        - Еще тренировки? - в ужасе едва не подавившись, выпучила я глаза. - Не переживу!
        - Тогда давай вдвоем просто в выходной в какой-нибудь космополис выберемся? Погуляем, отдохнем от тренировок…
        - Последнее звучит очень заманчиво, - призналась честно.
        Так хотелось хоть на день забыть о существовании Муэна Тоон! Я ради этого даже на свидание бы согласилась. Тем более Курт, как и все атакующие, невнятными внешними данными не страдал.
        - Тогда решено, - встал со стула парень. - Сообщи мне заранее, когда твой выходной? Я тебе на личный информатор свои позывные скину. Договорились?
        Я кивнула, тоже поднимаясь из -за стола. В дверях столовой маячила Милена, это явный знак, что пора закругляться с «чревоугодием».
        - Тогда я на занятие, - махнул на прощание рукой Курт и улыбнулся.
        Я пошла следом - учебный день никто не отменял.
        - Он тебе понравился? - допытывалась Мила, когда мы по завершении занятий топали на отработку по самообороне.
        Мы обе готовы были говорить о чем угодно, кроме грядущего испытания.
        - Трудно сказать, - пожала я плечами, мысленно настраиваясь на тяжелый вечер. - Не успела определиться.
        - Ох, лучше бы да, - заявила подруга.
        - Почему?
        - Может тогда ты бы перестала зацикливаться на самообороне. Глядишь, все бы само собой и утряслось…
        - Угу, - фыркнула я в сомнении.
        Мне поможет только смерть! Желательно карангарца.
        ГЛАВА 3
        Раскрыв электронный табель, в который уже раз за последние два месяца рыдала над отметкой. Мне, за прошлый год обучения привыкшей к высоким баллам, вновь и вновь было унизительно получать самый низкий балл по основам самообороны. Неважно - срез, опрос, зачет, практика - я была в числе отстающих. Даже безнадежных! Милена большей частью списывала у меня и получала средние баллы, я же…
        «Невзлюбил меня карангарец! Вчерашний совместный и такой приятный выходной с Куртом мне определенно приснился. А сейчас - пора возвращаться в суровую реальность».
        Видно оскорбила Муэн Тоона та моя первая фраза на его счет. Стыд и запоздалое сожаление сжигали мне душу. Все уверенно шло к тому, что перейти на следующий курс мне не грозит - не аттестуют по одному из предметов. Понятно по какому. Позор и конец всем планам о достойной работе в космосе.
        - Что, опять не сдала? - подруга, присев на кровать рядом, сочувственно погладила по спине.
        - Да, - шмыгая носом, расстроенно подтвердила очевидное. - Он словно возненавидел меня. Не дает никакой жизни.
        - Ты знаешь, - Милена задумчиво прикусила свой палец, - мне даже возразить тебе нечего. Он однозначно очень суров с тобой, пристрастен, что ли… И гоняет зверски - ты постоянно последняя с любой отработки возвращаешься, и требует именно от тебя рассказать обо всех видах защитного волнового полога, и именно твоими теоретическими знаниями вечно недоволен - с пересдач не вылезаешь.
        Не сдержавшись, я зарыдала сильнее. Так тяжело было слышать все то, что я сотни раз повторяла себе мысленно.
        - Как ты, никто не готовится к предмету… - продолжила рассуждать подруга. - Ты уже живешь им, никакой личной жизни не осталось, вдумайся - ты больше времени проводишь с Муэном Тоон, чем со мной. Все вечера до поздней ночи практически пропадаешь на отработках, досдачах, консультациях. Я б тебе даже позавидовала - столько времени рядом с карангарцем, но твой вид к зависти не располагает. Надо что-то делать…
        - Надо, - сорвалась я в истерику, и разревелась окончательно. - Но я и так делаю все, что могу. Просто невозможно стараться больше.
        - В этом ты права, - подруга перевела на меня задумчивый взгляд. - Усердие тебе уже не поможет.
        Вдумавшись в ее слова, вопросительно уставилась на Милу.
        - Ты на что намекаешь? Что поможет?
        - Не начинай только сразу возмущенно кричать, но ему от тебя что-то нужно…
        - Кому? - потрясенно моргнула я.
        - Карангарцу.
        - От меня?!
        - Получается да, - уже менее уверенно протянула подруга. - Никого другого он так не донимает. Определенно, это неспроста.
        - Глупости, - отмахнулась я. - Сама вдумайся в то, что говоришь. Он тут с какими-то тайными политическими мотивами. Думаю, все это преподавание, тем более у нас, лишь прикрытие. Временное. Развлекается с никчемными землянами. Зачем еще марану преподавать в нашей академии? У обеспеченцев! Точно что- то вынюхивает! И тем более маловероятно, что я его могу чем-то заинтересовать.
        - Вы раньше точно не встречались?
        - Нет, - уверенно замотала я головой, выпучив на подругу глаза - придет же такое в голову.
        - В чем-то ты права, но… поведение марана свидетельствует об обратном. Ты просто слишком устала и замучена, чтобы осознать это.
        - Серьезно? - с такой точки зрения посмотреть на проблему мне бы и в голову не пришло!
        - Да, я в мужчинах получше тебя разбираюсь. А тут какая-то смесь потребности и обиды вырисовывается. Он… словно изматывает тебя.
        «Неужели это все же месть за ту мою нелепую оценку его внешности? Но ведь о нем многие вздыхали, и гораздо громче меня?..»
        - Зачем?
        - Если бы я знала. Но по логике вещей, в таком издерганном состоянии всякий будет сговорчивее.
        - Думаешь, он намерен потребовать от меня отчислиться из академии? Настолько нетерпим к факту моего здесь обучения?
        Мила выразительно подняла взгляд к потолку.
        - Ты точно дошла до края! Такой бред в голову приходит. Зачем бы ему тратить столько времени на эту цель? Просто не аттестовал по итогу - тебя бы и так отчислили.
        - Он так и поступит, вот увидишь!
        - А мне что-то подсказывает, что он тебя не отпустит, - прищурилась Милена, покачав головой в такт своим мыслям. - Он отменно развлекается за твой счет! Может поставил себе амбициозную цель - сделать из никчемного обеспеченца вояку всем на удивление? Только представь, это как красная тряпка для быка атакующим. И хитрый тактик, и уникальный боец, и стратег - и все это девушка с отделения гражданских профессий? Да этим можно стыдить боевиков до судорог!
        - Ты уверена, что сейчас хочешь меня приободрить? - не без желания укорить явно разошедшуюся в своих фантазиях подругу, приподняла я вопросительно брови. - Описываешь тут сценарий моей мучительной и неотвратимой смерти. И все это с таким воодушевлением! Ничего, что я элементарно «немножко» не доживу до его воплощения в реальность? Посмотрела бы я на тебя, поменяйся мы местами.
        - Что ты! - лихо замахала руками Мила. - Я бы уже давно-о-о отчислилась.
        - Серьезно?
        - Однозначно! Уж поверь мне, ты редкий стоик. Твоему упрямству всякий атакующий позавидует. Я б сдалась после первой недели такого «внимания». Кстати, может быть поэтому он тебя и выбрал? За упрямство и желание идти к цели вопреки всему?
        - Ты хотела сказать, за мое желание вопреки всему получить заветную профессию? - опешила я от такого странного вывода.
        - Ну… как вариант. Должен же в этом быть какой-то смысл.
        - Тогда я знаю, что надо сделать! - неожиданно даже для себя решилась я.
        Милена уставилась вопросительно.
        - Я поговорю с ним! Прямо в лоб спрошу, почему он так требователен в отношении меня.
        Подруга с сомнением качнула головой:
        - Не стоит, - и тут же, подумав, предложила, - может, как-то менее категорично? По-женски более мягко… Схитри?
        - Нет, - отмахнулась от совета уже я. - С ним не смогу. Он меня так замучил и запугал, что сорвусь на конфликт в любом случае.
        - А жаль…
        - Что еще?
        - Ну… такой шанс. У карангарца к тебе интерес. - Милена отвела взгляд, заставив насторожиться. И не зря! - И возможно чисто мужской… В академии нет запретов на отношения. Роман между преподавателем и обучающейся вполне допустим - все здесь люди взрослые, пусть права у нас и несколько разные. Но личные взаимоотношения это не затрагивает. Есть такие примеры. Слышала даже про две семейные пары, появившиеся еще когда один из супругов проходил обучение. Хотя у него коса…
        - Ты спятила?! Что за бред наяву, как вообще твой язык может болтать обо мне и этом… людоеде! - я даже подскочила на ноги. Слезы мгновенно высохли, таким жарким возмущением полыхнуло в душе. Милена предположила что-то невероятное! Да я о маране, как о мужчине, себе думать запретила еще на той злополучной первой лекции. - И при чем тут его волосы?
        - У них длина волос - это показатель семейного статуса, вспомни, я уже говорила. Чем они длиннее, тем более давними и серьезными узами связан мужчина. А при такой косе… там точно или жена, или однозначная невеста.
        - И что с того? - не совсем поняла я причину уверенности Милены.
        - А то, что у них романы на стороне не приняты, - вздохнула подруга. - Ты не обращала внимания - он избегает любого физического контакта с девушками. Любая наглядная демонстрация - на парнях. И многие девушки с курса пытались «случайно» к нему прижаться. Не удалось ни одной - он ловок как обезьяна, уворачивается от обнимашек с любой красавицей. А всякого намека на сближение с любой представительницей нашего пола неизменно избегает. Так что да, вероятно ты права, а мои мысли - попытка выдать желаемое за действительное. Он просто невзлюбил тебя почему-то.
        - Вот-вот! Но в одном права ты и натолкнула меня на решение - поговорить надо.
        Однако, слова подруги в душу запали. И даже не тот факт, что Милена заподозрила Муэна Тоон в мужском интересе к моей персоне, настораживал сейчас. Большее недоумение вызывали вдруг всплывшие в памяти детали… Детали, которым я ранее значения не придавала, полностью сконцентрировавшись на выполнении требований педагога.
        «Он избегает любого физического контакта с девушками» - сказала подруга. Но со мной он его не избегал! Я застыла на полпути к душу, вспоминая…
        - Кадет Дарген, - и ладонь марана словно случайно опустилась на мое плечо, когда мы, оставшись уже вдвоем, последними закрепляли на практике мой навык удушающего захвата. - Действуйте строго по пунктам инструкции, что я дал вам. Резкий рывок (стремительно, мазнув своим телом по моему, мимолетно коснувшись ладонью груди, мужчина оказался позади), рука устремляется вверх (и его же конечность, невольно на миг обвив мою талию, демонстративно двинулась в указанном направлении), локоть согнуть (он и согнул, удобно устроив его на моей груди, притиснув при этом спиной к своему телу), и толчком вдавить в шею… вот тут (и его пальцы, очерчивая на моей коже мишень, плавно двинулись по сгибу шеи). Вы все уловили? Или повторим для надежности?
        Какое там уловила… Когда ноги подкашивались от слабости, и тело трясло от… я уверяла себя, что от страха опять не справиться, а не от ощущения его подавляющей близости. Пришлось повторять… и не раз. И я в итоге снова ничего не сдала, потому что с каждым повтором все труднее было вспомнить пункты ненавистной инструкции. И как дошла тогда до своей комнаты в казарме, помню с трудом - в голове все плыло от эмоций и непонятного томления.
        И это был не единственный случай!
        Вот я прижата телом мужчины к стене, едва ли не распластана по ней.
        - Кадет Дарген! Расслабьтесь! Немедленно! - он рычал в мое ухо.
        «Он в своем уме? Как мне это сделать, когда каждая клеточка собственного тела дрожит и плавится от брутальной мощи этого гиганта?! Когда ощущаешь себя особенно хрупкой, беспомощной… женственной! И отчетливо осознаешь, что он… мужчина!»
        - Почувствуйте мое тело, мышцы пресса… их движение… мою вздымающуюся грудь… поймайте ритм! И дышите вместе со мной. Вы должны научиться контролировать дыхание, для данного приема это необходимо.
        В бездну! В черную дыру все. У меня не получалось контролировать это дыхание! Совсем… Оно, наоборот, сбоило со страшной силой, то заходясь в учащенных вздохах, то вовсе обрываясь на миг, когда он крепче вжимался в меня телом, вдыхая. Вдыхая аромат моих волос - уж слишком близко его подбородок располагался к моей макушке. Я же, дезориентированная, отрезанная от мира стеной тела марана, о контроле и не мечтала, вновь проваливая пересдачу.
        Или…
        - Кадет Дарген, вы осознаете, насколько важен фактор внезапности? - ловко одной подсечкой обрушив меня на мягкое покрытие тренировочного зала, заставив рухнуть на колени. И только чудом в последний миг я успела выставить вперед руки. Маран же навис сверху, одной рукой обхватив меня за талию и так и удерживая в этом коленно-локтевом положении, второй… накручивая мои, к тому моменту разметавшиеся, волосы на свою ладонь. - Вот волосы, к примеру. Это отличный способ заполучить контроль над противником. Он будет послушен вам, - и слегка потянув мою гриву, мужчина вынудил меня прогнуться и медленно запрокинуть голову.
        Надо ли говорить, что и с внезапностью я не совладала… Ладони вспотели от невероятного внутреннего напряжения и мучительного жара, охватившего все тело в процессе закрепления очередного приема, не позволяя мне в ответ хотя бы коснуться его косы. И тем самым обрекла себя на очередную пересдачу!
        Тогда, во время практики, я как-то не задумывалась об этом, испытывая стыд от своей неумелости, разочарование от очередного провала и непонимание собственных реакций на этого… чужака. Все происходило стремительно и в рабочем ритме. Сейчас же, соотнеся прошлый опыт со словами подруги, вынуждена была (пусть и глубоко в душе и беззвучно) признать - интерес, мужской интерес имеет место быть!
        И это открытие испугало… испугало собственным нетерпением и желанием расставить все точки над «ё», надеждой. Заглядывать себе в душу я страшилась. Жутко будет, если я когда-то осознаю, что получаю от наших «тренировочных» встреч не столько расстройства и слезы, но и какое-то ненормальное удовольствие? Что сама стремлюсь к ним вопреки всякому здравому смыслу?
        Брр… Нет!
        - Нола, чем завтра займешься? - Милена вертелась перед зеркалом, примеряя по очереди все наряды - выбирала, в чем отправиться на завтрашнее свидание с Тарием.
        Приближался очередной выходной. А я, совершенно без сил после неизменной изнурительной отработки по самообороне еле доползла до нашей комнаты. Рухнув на кровать прямо в тренировочной одежде простонала:
        - Как считаешь - помереть будет хорошим вариантом?
        Обернувшись, Мила долгим внимательным взглядом обвела мое измученное тело и подытожила:
        - Значит, продрыхнешь весь день?
        - Тоже идея, - вздохнула я.
        - А Курт?
        - Что Курт? - передразнила я, начиная ощущать расслабляющую атмосферу своей кровати - до меня медленно доходило, что тренировка прошла.
        - Может быть, ты предложишь ему провести выходной вместе? Отправитесь в развлекательный космоцентр, отдохнете… Тебе же в прошлый раз понравилось?!
        С трудом припомнив собственные впечатления, а сейчас все мое существо было сконцентрировано на единственной задаче - практике по самообороне, кивнула.
        - Да, неплохо. Мы полетали на аэрокарах, посмотрели визофильм и съели кучу сладостей. По-моему, все вокруг помешались на идее подкормить меня углеводами.
        - Ты выглядишь уставшей, - с грустным вздохом подруга присела рядом. - Мы очень сопереживаем тебе, но чем помочь не знаем. Твое упрямое желание добиться совершенства вступило в противоречие с основным законом реальности Муэна Тоон: совершенства не бывает! Попробуй относиться к самообороне проще? Что если взять и прогулять тренировку? Слабо рискнуть?
        Я вздохнула. Как объяснить? Пробовала я… Как и Милена не переживать о низких баллах по предмету. Проблема была в другом. Почему-то в моем случае от них напрямую зависело количество времени, проведенное рядом с карангарцем. Чем больше я «забивала» на предмет - тем больше получала отработок и пересдач.
        - Курт пропал… - призналась подруге. - Видимо, ему выходной в моей компании не понравился.
        - Как пропал?
        - Просто. Ни одного сообщения от него не было с момента нашего возвращения с совместного выходного. А когда пару раз ему сама писала, приходил резкий ответ: кадет Эви занят учебой, не стоит его отвлекать. Вот так-то…
        - Странно. И что он и увидеться с тобой не пытался?
        - Угу. На этажах обеспеченцев я Курта больше не видела.
        В задумчивости прикусив нижнюю губу, Мила какое -то время сидела неподвижно, прежде чем вдохновленно озвучила явно свежую мысль:
        - Знаю, что надо сделать! Начни бегом заниматься по вечерам.
        В немом изумлении подняла на подругу взгляд: зачем? Фигура из -за постоянной физической нагрузки и так стала едва ли не идеальной. Груди объема не хватало, но тут уж «физкультура» бессильна.
        - Не-е-е, - засмеялась она, сообразив о моих предположениях. - Дело в том, что атакующих на пробежку гоняют по утрам и вечерам. Вот и встретишь Курта. А там - поймешь: занят он учебой или просто решил испариться с твоего горизонта.
        - Еще чего, - отмахнулась я. - Бегать ни за кем не собираюсь. Не настолько он мне понравился.
        - Значит, будешь отсыпаться? - пожав плечами, Мила вновь направилась к зеркалу.
        - Или в опытные теплицы загляну. Возня с подкормкой меня успокаивает…
        - Ну как знаешь, - недовольная моим отказом покачала головой подруга. - Но про вечерний забег - подумай!
        Проснувшись, обнаружила, что в комнате одна. Милена собралась тихо и ушла на свидание с Тарием. Повалявшись немного в задумчивости, решила что выспалась. Приняв душ, позавтракав, отправилась в теплицы, чтобы посвятить день приятному (для разнообразия!) времяпрепровождению - будущей любимой работе!
        «Если я доживу до этого счастливого времени!»
        Ухаживая за рассадой очень удобно придаваться размышлениям - механическая работа не мешает стройному течению мыслей. Погрузившись в раздумья о текущем состоянии своей жизни, не сразу сообразила, что рядом кто-то говорит.
        «Негромко и… непонятно…»
        Именно последнее подсознательно привлекло мое внимание.
        Очнувшись, - а, оказывается, я на какое-то время неподвижно замерла, выпав из реальности, - осознала, что сижу в узкой канавке между рядками разросшихся кустов трофа. Одно из любимейших всеми космоагрономами растений - прекрасно переносит космическую радиацию, гравитационные нагрузки и отличается высокой урожайностью.
        Прислушавшись к непонятным звукам, поняла, что это определенно речь! Вернее, разговор - угадывались два мужских голоса. И один мне показался уж очень знакомым? Вот только язык неизвестный.
        Ведомая любопытством, вытянула шею, рефлекторно приподнявшись на ногах в надежде увидеть что-то над кронами зеленых насаждений. Тело от долгого сидения в неудобной позе затекло, и мое порывистое движение спровоцировало болезненное покалывание в области напрягшихся мышц. И невольный стон…
        Едва слышный, скорее беззвучный вздох.
        Но он услышал! Кто он, я осознала одновременно со стоном, увидев загадочных собеседников, что подобно мне уединились в этой теплице.
        «Карангарцы! - не узнать их форму было невозможно. - Муэн Тоон!»
        Одного из них я мгновенно опознала каким-то сверхъестественным наитием. И именно он стремительно обернулся, среагировав на мой всхлип. Его собеседник тоже оглянулся, проследовав за направлением взгляда марана. В итоге получилось так, что едва я выглянула из своего укрытия, как в моем направлении тут же развернулись обе головы, укрытые карангарскими масками.
        Застыв с чувством неловкости - юркнуть назад было уже нелепо, я мысленно застонала в голос: ни дня без Муэна Тоон! Его собеседником оказался один из двух других карангарских специалистов, преподававших в нашей академии - больше у нас представителей их цивилизации не было.
        - Кадет Дарген? - прозвучал надо мной холодный и немного напряженный вопрос моего преподавателя. Эти слова он произнес на привычном всеобщем - базовом языке академии, принятом на Земле и планетах расселения. - Что вы здесь делаете?
        - У меня практика.
        - Да? - с каким-то удивлением в голосе переспросил карангарец и шагнул еще ближе в моем направлении. Его спутник, что-то шепнув напоследок, наоборот направился к выходу из теплицы.
        Я же едва не взвыла: что еще надо невыносимому людоеду?
        - Да! - ответ получился агрессивным. - Практика, знаете ли, не только по самообороне бывает.
        - И чем же вы тут занимались? - продолжая нависать прямо надо мной, задал следующий вопрос мужчина.
        Или… он заподозрил, что мои слова - предлог, объясняющий причину моего местонахождения.
        - Подкормкой слабых ростков, - уже немного растерянно отозвалась я.
        - Покажите, - куратор, поразив меня еще больше, присел рядом.
        Вопрос - зачем - завяз где-то в моем горле. Не по статусу мне такие вопросы задавать. А ему объяснять причины своих действий!
        - Вот, например, - едва ощутимо, чтобы не навредить хрупкому стебельку, я коснулась ближайшего слабого проростка. - Видите, рядом рассада уже дала третью пару листьев, а у этого едва проклюнулся первый.
        - Слабая особь, - кивнул головой маран и решительно протянул к ростку руку. - Выбросить и освободить ячейку для нового ростка - сильного.
        - Нет, - испуганно вскрикнув, я неожиданно даже для себя перехватила руку мужчины. - Если ему помочь, вовремя позаботиться и подержать - он догонит, а то и превзойдет своих собратьев. Это более… продуктивно.
        Не признаваться же ему, что мне в принципе претит уничтожение чего-то живого. Этому вояке до мозга костей такого не понять - ему чужда жалость и доброта.
        - Вам словно дорог этот… огрызок, - судя по движению шлема, мужчина устремил взгляд на наши соединенные руки.
        - Что же тут плохого? - с долей возникшей напряженности отстранившись, я пожала плечами. Какая-то непривычная ситуация, обычно в обществе Муэна Тоон я только в спортзале - получаю тумаки и нагоняи. - Если к растениям относиться с любовью и заботой, они платят тем же.
        - Ерунда!
        - Вовсе нет! - запальчиво мотнула я головой. - Они же живые, с душой… И все чувствуют. К добрым людям тянутся и делятся положительной энергией, а рядом со злыми - увядают.
        - Эта… трава? - в тоне прозвучала насмешка. - Перебор это - привязываться к каким-то кустам, приписывать им душу и чувства. Начинаю понимать, почему вам так трудно научиться давать сдачи. Вы по натуре слабы - ищите нелепые оправдания и поводы для жалости даже по таким пустякам.
        И карангарец одним резким движением надломил хилый стебелек, затем и вовсе выдернув его из земли.
        - В жизни же, а не в ваших фантазиях, выживает сильнейший! И это правильно. Вспомните о том, что все эти травки-кустики в перспективе предназначены для питания экипажа. Их срок недолог. Или вы предлагаете людям погибнуть с голоду, в угоду пестованию «наличия» души у… сборища растительного белка?
        С трудом удержавшись от порыва отшатнуться, я медленно приподнялась с колен и принялась стряхивать с брюк частички грунта. Время тянула намеренно, в надежде за этими неспешными движениями скрыть свое потрясение и вернуть утраченное самообладание.
        «Какая бессмысленная жестокость?»
        Впрочем, чему я удивилась?.. Всегда было понятно, что Муэн Тоон - безжалостный тиран и мучитель!
        - Рассуждая так, можно и людоедство оправдать, - в итоге подняла я взгляд на… подбородок мужчины. Его губы сухо поджались, реагируя на мой ответ. - Бессмысленная жестокость никогда не будет правильной. Я повторяю, при верном подходе уничтоженное вами растение принесло бы свою пользу. А что до «сборища белка», то жизнь каждого из нас когда-то подходит к закату. Это не повод мучить и надламывать заранее…
        Чувствуя, что не сдержу эмоций и расплачусь, чем окончательно уверю мужчину в бессмысленности своего существования, развернувшись, направилась к выходу. И только оказавшись в своей комнате и мысленно прокрутив в голове наш неожиданный разговор поняла, что говорила совсем не о растении.
        «Как его занесло в редко посещаемые в это время дня теплицы?!» - злилась я на «невезучесть», мечась по нашей с Миленой комнате и не находя выхода своему гневу.
        Мысль о предложенной подругой вечерней пробежке пришла спасительным просветлением. Не думая больше ни о чем, рванула переодеваться в тренировочный комплект формы и… бегом в спортивный сектор окружавшей академию территории. И вовсе не желание увидеть Курта гнали меня вперед, а необходимость сбросить волну накатившей злости. Даже самому великому терпению может прийти конец! Я была близка к этой границе.
        Как обычно бывает, когда ты чего-то очень ждешь - оно не случается. Но стоит выбросить желаемое из головы, как - о чудо…
        - Нола? - окрик донесся откуда-то позади, вырвав из бесконечных глубин собственных мыслей. Я даже не сразу сообразила, что это голос Курта!
        Обернувшись, заметила, что пробегаю по тропинке, идущей параллельно огромной тренировочной площадке атакующих. И сейчас там проходила вечерняя уличная тренировка студентов-боевиков! Кто-то сражался в паре, кто-то группами, а кто-то уже и отдыхал в сторонке, закончив с заданием. Именно от такой группы «отдыхающих» и отделился парень, одним прыжком перемахнув через полосу разделительного газона и устремившись вслед за мной.
        Вопреки мрачному настроению, встрече с новым знакомым обрадовалась. Остановившись, улыбнулась, поджидая парня.
        - Как же хорошо, что я тебя встретил!
        - Да?
        С другим ответом не нашлась. Ведь это странно, если он так рад моему обществу, почему пропал так надолго?
        - Ты, наверняка, злишься из-за моего молчания? Понимаешь, так неудачно вышло…
        - Нет, что ты, - перебила я его, не желая заставлять оправдываться. Одна совместная пусть и приятная прогулка по парку аттракционов не обязывает к дальнейшим отношениям. - Я совсем не злюсь! Понимаю, что учеба отнимает все время.
        - Да, навалилось все разом. Еще и карангарец мой информатор конфисковал - нет возможности написать тебе. Я, похоже, у него не в любимчиках - лишил и доступа на этажи обеспеченцев. И вообще уровень нагрузки в последнее время повысил - я хотел использовать пропуск друга, чтобы перехватить тебя между занятиями, но вырваться просто некогда.
        - Как знакомо… - с искренним сочувствием протянула я, сразу поверив парню. Вот и нашлось у нас с Куртом нечто общее - нелюбовь к деспотизму марана.
        - Но судьба ко мне благосклонна, - подмигнул боевик и тут же бросил настороженный взгляд через плечо, туда где стояли кадеты его группы. - Встретил тебя сегодня. Да ты еще и не злишься - глупцом буду, если такую понимающую девушку упущу. Ведь в свой законный выходной на следующей неделе мы вольны делать что угодно, встретимся опять? В среду, давай?
        - Да, я даже не…
        - Все, мне пора бежать - иначе заметят отлучку, и мне несдобровать. - Перебил Курт, снова озираясь. - Но о встрече мы условились, приходи пораньше - буду ждать тебя чуть в стороне от центрального пропускного пункта из-под академического купола. Там есть ниша слева. Я побежал!
        И он сорвался с места, мигом вернувшись на тренировочную площадку. Решив, что и мне не стоит попадаться на глаза кое-кому, тоже понеслась дальше. И вот незадача - уже через десяток метров почувствовала такой знакомый взгляд. Невольно обернувшись в сторону ожидаемо заметила высокую фигуру Муэна Тоон, который шагал к площадке, где занимались боевики.
        Причина спешки Курта стала очевидна - он знал, что карангарец отлучился и спешил вернуться на плац до его возвращения. А я могла поклясться, что за экраном шлема адмирал сейчас провожает меня подозрительным взглядом. Я научилась не просто чувствовать, но и распознавать его взгляды!
        - Продуктивного вам вечера!
        Не придумав ничего умнее, прибавила скорости, спеша разминуться с несносным чужаком. Редкое явление - сегодня его педагогический энтузиазм направлен не на меня.
        И он не смог помешать нам с Куртом условиться о встрече - чем не повод порадоваться, карангарец не всесилен! Пусть я планировала в грядущий выходной заняться любимым садиком, но теперь ради принципа пойду на свидание с боевиком.
        Встреча с приятным знакомым буквально воодушевила меня. Словно тяжелые оковы с ног сорвались, усилив ощущение легкости и - неожиданно - свободы. Не чувствуя усталости, я бежала и бежала, наслаждаясь редким состояние душевной гармонии.
        Зона беговых дорожек огибала все учебные и жилые корпуса, хозяйственные строения и проходила практически по периметру купола, укрывавшего небольшой мир лунной академии. И именно вечером, когда искусственное освещение имитирующее земное приглушалось, сквозь мутноватую поверхность защитной полусферы можно было рассмотреть и звездное небо, и - главное - кажущуюся отсюда огромной и совершенно восхитительную Землю. И по этой причине тоже лунная академия считается одним из самых престижных образовательных заведений нашей цивилизации.
        А мне возможность полюбоваться со стороны родной планетой представлялась крайне редко. И все почему? Конечно же из-за бесконечных и нескончаемых отработок по самообороне. Тем значимее казались моменты редких «побегов» от диктатуры марана. Как сегодняшняя пробежка, или грядущий выходной с Куртом.
        «Нельзя отмахиваться от подарков судьбы», - дала себе твердый наказ, уже укладываясь спать.
        У меня появился стимул «продержаться» еще неделю, или возобладал страх перед не свойственной мне скандальностью? Но с решительным и прямым вопросом к Муэну Тоон я не подошла, продолжив нашу ставшей уже обязательной практику дополнительных занятий до позднего вечера.
        Впрочем, последние три дня карангарец был на удивление терпим - не развлекался, вновь и вновь швыряя меня на мягкий пол ринга, и даже не так уничижительно отзывался о моих навыках, как обычно.
        - Плавно переносите вес тела с ноги на ногу, - вплотную встав позади и шепча мне замечания немногим не в макушку, довольно конструктивно поучал он меня новому боевому приему, который мы отрабатывали.
        Смысл его был в возможности нанести стремительный удар по мощи превосходящий возможности разящего. Разумеется, я была далека от успешного его освоения как родная планета карангарца от Земли. Но он терпеливо продолжал наставлять меня, всякий раз разместившись позади и помогая встать в единственно верную для этого приема стойку.
        Мне его терпимость была в диковинку, нервируя куда больше обычного негодования. Как следствие я теряла концентрацию, путалась в последовательности движений и слишком резко перескакивала с ноги на ногу.
        Но… Муэн Тоон продолжал излучать благодушие. Чудеса!
        - Тамьин! - осенило меня на третьи сутки таких «умиротворенных» занятий с мараном. - А я-то голову ломала…
        И ведь еще бабушка рассказывала мне о чудесных свойствах этого растения. Всякий раз, стоило вспомнить бабушку, и рука сама тянулась к камешку, скрытому одеждой - ее подарку.
        А уж какой божественный аромат имела кашица из перетертых сушеных кореньев тамьина, считавшегося у нас чудодейственным растением! Мила встала как вкопанная, когда я впервые втерла ее в волосы, и не успокоилась пока я не поделилась «волшебным» средством.
        - Это же… это магия какая-то! - восторженно верещала подруга с блаженным видом вдыхая окутавший меня тонкий и нежный цветочный запах. - Такой волнующий и одновременно утонченный аромат. Так должно быть пахнет нежность, любовь и зарождающаяся страсть. Что это за духи?
        С долей иронии посмотрев на подругу-горожанку, не в первый раз удивилась насколько жители космополисов далеки от всего естественного и природного. Вот и тамьин кажется чем-то сродни чуду.
        - Обычный неприметный цветочек, почти сорная трава, - улыбнулась я тогда, заставив подругу неверяще покачать головой.
        Бабушка научила меня доверять природе, искать в ней средство одолеть любую напасть. И вот… вечером после той судьбоносной пробежки я как раз делала для волос маску с мукой из корешков тамьина. Его аромат наверняка окутывал меня три последних дня, усиливаясь при каждом резком движении.
        Не им ли был зачарован маран, несколько поумерив свой привычный норов? Не так уж они неуязвимы, эти карангарцы, как считается!
        Окрыленная таким успехом, вечером я вновь занялась волосами. Оставшиеся три дня до заветного выходного пусть пройдут по возможности без потрясений. К тому же, чарующий эффект маски из тамьина сохранится и на день встречи с Куртом. В этот раз я решила явиться на свидание во всеоружии. И здоровые блестящие уложенные в красивую прическу волосы имеют в этом вопросе не последнее значение.
        - Сногсшибательное средство, я на Тарии проверяла - на мужчин действует покруче валерианы на котов. - пристала Мила, потянув носом и восторженно подняв взгляд к потолку. - А что наденешь?
        Развалившись на своей кровати, подруга оценивающе наблюдала, как я, закрутив волосы теплой пеленкой, перебираю не слишком разнообразное содержимое своего шкафа.
        - В прошлый раз в прогулочной форме была…
        От вопроса подруги несколько растерялась. Это она вечно наряжается, примеривая платье за платьем. Но она и к Тарию на встречу спешит!
        - Прошлый раз - ладно. Но на этот раз у вас вторая встреча. Это уже кое-что да значит!
        - Ничего это не значит, - насупилась я.
        Миле только дай волю - мигом возведет на зыбкой почве собственных мечтательных идей самую монументальную теорию далеко идущих намерений.
        - Он тебя пригласил? Пригласил! А мог бы промолчать, сославшись на высокую нагрузку. Значит, ты ему понравилась.
        - Просто вдвоем интереснее достопримечательности осматривать!
        Подруга отмахнулась от моего заявления с полным пренебрежением.
        - Ты взрослая современная девушка, а такая наивная! Дикарка - вот все о тебе в одном слове. Все кадеты академии - совершеннолетние люди. И романтики, а то и отношений хочется всем, мало кто настолько зациклен на учебе как ты. Парочек полно! А что мы не люди, пусть личного времени не так много, но оно есть? Многие за годы учебы успевают не только романы крутить, но и семьей обзаводятся. Особенно к старшим курсам. Если в официальном браке, то и на службу после окончания академии распределят вместе.
        - К чему ты клонишь?
        - К тому, что Курт нацелился на что-то большее.
        - Оо… - отвернувшись от шкафа я уставилась на Милену, поражаясь ее способности идеализировать всех и вся. - Тебе всюду мерещатся свадебные мотивы.
        - Брак? Кто бы говорил, я всего лишь о романе рассуждаю! Курт жаловался на большую нагрузку, когда ему новую девушку искать? И с тобой-то случай свел. Достопримечательности осматривать, как же. Он боевик все же, не робкого десятка парень. Очарует тебя, вот поверь моему прогнозу!
        - А я что, безвольная овечка? Мое мнение совсем не в счет?
        Такое пренебрежение подруги к моим интересам искренне возмутило. Курт, конечно, малый симпатичный, но заводить с ним отношения у меня намерений нет. Если Мила права, то кадета атакующих ждет большое разочарование.
        - Воспользуйся случаем и закрути роман. Тогда и самооборона перестанет донимать - появятся и другие заботы.
        Наконец-то, мотивы подруги прояснились.
        - Какие заботы, Мил? Курт приятный парень, но я точно в него не влюбилась.
        - Это ты его еще мало знаешь! - подскочив, она потащила меня к своему бездонному шкафу. - Уверена, уже вторая встреча изменит твое мнение о нем. Он же боевик! Уж девицу то завоевать точно сумеет.
        - И надо мне оно? - уже в голос рассмеялась я.
        - Надо! - шикнула Милена. - Ты слишком зациклена на карангарце. Не повредит оглянуться вокруг и заметить еще достойные цели для твоего ослиного упрямства. Влюбись, а? Лучшие годы проходят мимо. А ты вся погрязла в самообороне.
        - Но без нее мне на следующий курс не перейти!
        Со страдальческим стоном подруга вскинула взгляд к потолку: ну сколько можно?
        - Перейдешь, вот увидишь. А сейчас…
        - Что?!
        - Мы тебя нарядим!
        - Может не надо? - все же день прошел в трудах и образовательных заботах. - До свидания еще есть время.
        - Настоящая женщина должна все спланировать заранее. Вот сколько тебе маран втолковывает о стратегии? А толку все нет. Начинаю подозревать, что он не так неправ в своих оценках. Поэтому, быстро все меряй - заранее выберем лучший образ, знаю я тебя - иначе в последний момент напялишь форму. А так, пусть Курт дара речи лишится.
        - И зачем он мне такой безмолвный?
        Со смехом я сдалась на милость своего неумолимого цербера. Все как поучал Муэн Тоон: надо уметь выжидать, шанс вывернутся из любого незавидного положения появится.
        - Ты сама можешь болтать за троих. Так что твой идеальный мужчина должен быть немногословным. И раз не желаешь видеть в действиях карангарца мужской интерес и соблазнять его - влюбись в кого-то другого, - парировала Мира. - Будешь меньше думать об экзаменах.
        - И что с тобой делать? - я смирилась.
        - Слушаться! - усадив меня на стул возле зеркальной панели в стене, подруга не удержалась и склонилась носом к моим волосам. - Божественный аромат. Огромный плюс твоему обаянию. У Курта не будет шансов, если он тобой еще не очарован - в выходной ты его поразишь прямо в сердце.
        Я только посмеялась и, конечно же, не придала словам подруги значения. И даже стерпела примерку нескольких платьев, пока Мила не остановила выбор на наряде свободного покроя насыщенно зеленого цвета.
        - Твое! И удобный, и достаточно женственный наряд. Теперь я спокойна, ты будешь на высоте.
        - Я счастлива, - поспешила я сбежать в душевую и затем в кровать.
        Все же завтра еще учебный день. К тому же лекция по самообороне значится в расписании.
        Но легкость и воодушевление вечера с утренним пробуждением истаяли как ночной туман в окрестностях родительского дома. Проснулась я задолго до казарменного сигнала к пробуждению. И причина оказалась мало приятной - заболел живот.
        - Нола? Ты чего не встаешь?
        Смерчем совершив привычный ритуал утренних сборов, подруга уже в форме по всей выправке готовая к утреннему построению оторопело застыла возле моей кровати.
        - Не могу. Очень больно, придется сегодня пропустить занятия. Практики нет, а лекции у тебя скопирую.
        Сжавшись в комочек, я чувствовала себя совершенно жалкой. Болезненные спазмы сводили живот, даже малейшее усилие давалось с трудом. Вот и от этого ответа на лбу проступила испарина.
        - Ты такая бледная… Совсем загибаешься? - с понятливым сочувствием жалостливо потрепала меня по щеке Мила. Вот они прелести взрослости и женской природы - приходится периодически терпеть такие вот приступы. До сегодняшнего дня везло - страдания выпадали на выходной день или же боль была терпимее, и занятий пропускать не приходилось. - Давай наклею обезболивающий пластырь? Мне с собой мама всякий раз такие запасы его собирает. Словно в лунных космополисах нет аптечных систем.
        Подруга сделала шаг в направлении своего шкафа, но я измученно мотнула головой. И Мила ожидаемо не стала спорить - знала мое принципиальное отношение к вопросу. Выросшая в дали от городов, я привыкла избегать всякой «химии» и суррогатов. А к ним жители нашей общины приравнивали и медикаменты, соглашаясь их использовать только в самых крайних сопряженных с риском для жизни случаях. Мой все же не вопрос жизни и смерти.
        - Или отправляйся в медицинскую службу? И помощь получишь, и официальное обоснование пропуска.
        Подруга не желала сдаваться.
        - Нет. Сегодня пропуск не так страшен - хоть в этом повезло. А медики обязательно введут мне дозу обезболивающего, знаешь же у меня от лекарств с непривычки потом голова ватная и тошнота, еще не известно, что хуже. Все что мне необходимо, это остаться в теплой постели, меньше двигаться и поспать - боль сама пройдет.
        - Никогда не понимала этих ваших «естественных» замашек. Мазохизм же какой-то. Конечно, современная медицина - это не всякие натуральные до микрона травяные припарочки, но и эффективность куда выше. Чтобы в наш век и с нашими возможностями так мучиться от боли - на это способны только ненормальные стоики из общин, выбравших отречение от цивилизации в пользу естественного слияния с природной средой обитания. Угораздило же тебя там родиться! И когда только одумаешься, - бурчала подруга себе под нос, скрепляя магнитные застежки ботинок. - Упрямая!
        Уже поднеся ладонь к дверному сканеру, она оглянулась.
        - Но сегодня же лекция по самообороне?
        - Не деактивируй во время лекции свой самописец, я потом разберусь в материале.
        С трудом выдавив из себя ответ, поняла, что на удивление не испытываю мук совести. Оказалось, есть кое-что поважнее карангарского тирана. Дисциплина в военной академии, конечно, куда выше, чем в гражданских образовательных заведениях, но изредка случаются пропуски. Кадеты тоже люди, и могут болеть.
        - Ну, как скажешь. В любом случае тебе всегда попадает пересдача. И на лекции весь курс, это не практика. В такой толпе даже Муэн Тоон не заметит твоего отсутствия. Отдыхай, надеюсь к моему возвращению уже будешь похожа на человека.
        Едва дверь за соседкой по комнате закрылась, как я застонала, перестав сдерживаться. Скрутило меня сегодня основательно - с забегом накануне вечером перестаралась!
        Мила не права, рассуждая о моей идейной одержимости. Жители общин, предпочитающих жить подобно далеким предкам, отказываются от возможностей давно обособившихся от природы обитателей городов, специфично реагируют на медицинские реагенты. Конечно, связь с цивилизацией не разорвана полностью, и мое присутствие в лунной академии, и всеобщее базовое образование - тому лучшее подтверждение. И среди нас есть дети, что покидают земли предков, отправляясь открывать для себя мир, дающий совершенно другие возможности. Но в основном - из поколения в поколение мы живем на землях общины. И мы больше опираемся на естественный иммунитет и не склонны к любого рода вмешательству в естественные процессы организма.
        Что-то из неизбежных удобств и возможностей городского мира я переняла, но не все. И обезболивающие средства я поначалу пробовала. Но побочный эффект медикаментов, необычайно сильно проявившийся в моем случае, заставил предпочесть недолгие страдания затяжной полубессознательной и изнурительной полукоме.
        Поворочавшись в поисках позы, в которой боль ощущается меньше, я все же смогла уснуть. Подруги до вечера не будет - этого времени мне точно хватит «переболеть». Я настроилась еще и выспаться. Возможно, это сигнал от измученного напряженным графиков тела? Вот и устрою сегодня передышку.
        - Кадет Дарген?
        Открыв глаза, я не сразу поняла, что голос марана мне не снится. Казалось, что это лишь новый виток сновидений - его кошмарная часть.
        - В-вы?!
        С перепугу в полусне я совершенно забыла про больной живот, рывком дернувшись вперед, и слетела с кровати.
        - Ааа!
        Приземлившись на пол немедленно завопила, прочувствовав как никогда явственно реализм ситуации. И утихший было живот отозвался вспышкой боли.
        - Что такое?! Где болит?
        Муэн Тоон как-то невероятно быстро присел поблизости. Сморщившись, я едва ли успела рассмотреть его движения - и вот карангарец уже оказался рядом. Перехватив мои запястья, потянул на себя руки.
        - Уу… - взвыла я, сильнее горбясь.
        - Вы ударились?
        Голос марана звучал обеспокоенно. Выражение глаз скрывал извечный экран шлема, но губы были напряженно сжаты.
        - Нет, - я сипло выдохнула, переживая очередной приступ. - Живот болит. Неужели… лекции же… Что вы тут делаете?
        Стоило немного прийти в себя, как я вновь поразилась совершенно невероятному присутствию в нашей с Мирой комнате карангарца. Ему положено сейчас находиться на парах! Или на практике, если я проспала до вечера…
        Изогнув голову, потрясенно уставилась на цифровое табло. По всему выходило, что с ухода подруги прошло немногим больше часа!
        - Я преподаватель академии. Разумеется, я обеспокоен отсутствием на занятиях одного из вверенных мне кадетов. И пришел выяснить причину пропуска.
        - А… - ошеломленно смолкнув, я искала слова для вопроса, - лекция как же?
        - Идет. - Мужчина неумолимо отмахнулся от поднятой мной темы, так и не прояснив деталей. - Ничего, если переложу вас на кровать?
        Испуганно сглотнув, я замотала головой, вдруг сообразив в каком виде предстала перед непредсказуемым деспотом. И неловко заерзав, собралась вставать для начала на четвереньки, когда карангарец осторожно и без видимых усилий подхватил меня на руки. В волнении я тут же вцепилась одной рукой в ворот пижамы, запоздало соображая не распахнулась ли она.
        - Так-то лучше.
        Устроив меня на кровати, Муэн Тоон еще и укрыл тепловым одеялом, натянув мне его по самый подбородок. При этом как мне показалось излишне долго задержался руками на груди. Это сразу напомнило мне о поразительных рассуждениях подруги о его интересе к моей никчемной персоне, заставив нервно вздрогнуть.
        - Вам больно? - он моментально отреагировал, вернувшись к первоначальной теме. - Так почему вы в это время в кровати?
        - Заболела…
        Едва слышно пролепетав ответ, почувствовала, как при одной мысли о причине недуга покраснели щеки - я не испытывала моральной готовности обсуждать с мараном свое тело.
        - Где болит?
        Худшие опасения стали реальностью!
        - Зачем… зачем вы спрашиваете? - вскинувшись, я вцепилась в одеяло обеими руками, как если бы опасалась, что карангарец выхватит его. - Я… я в порядке! В полном!
        Но предательский спазм испортил мне все дело, вынудив сжаться, стиснуть зубы и тяжело задышать.
        - Вам так больно, что не можете даже ходить и говорить?!
        Его это определенно поразило. Даже возмутило! Медленно и как-то неуверенно он поднял ладонь к моему лбу и стер испарину. Прикосновение его пальцев поразило контрастом: они казались горячими, неужели моя кожа такая холодная?
        Онемев от стыда и шока, я брякнула первое что пришло в голову, едва боль отступила.
        - П-почему вы пришли? И-идите же назад.
        Но нежданный гость не проявил намерений вести со мной светскую беседу, спросив в лоб.
        - Живот болит? Верно?
        Конечно же карангарцу не составило труда сложить два и два, мои руки так крепко стискивали талию, что и глупец бы разгадал причину недуга.
        - Д-да.
        Заикание лишь усилилось. Уши тоже заалели - я с ужасом ожидала дальнейшего вопроса.
        - Что-то съели? Или это результат перегрузок?
        Ох…
        - Нет.
        Обмякнув на кровать, я натянула одеяло до носа, сожалея что нельзя укрыться под ним полностью. Вот как я объясню ему все? И с чего это вдруг куратор по безопасности настолько всполошился из-за моего состояния? С его отработок я порой, возвращаясь, падала в кровать не намного живее, чем сейчас.
        - А..
        - Перетренировалась, - выпалила я, перебив. - Ээ… живот потянула… ээ… на практике по самообороне.
        Ложь во спасение - свалю все на физическую перегрузку. Вдруг, его совесть проснется?
        - Покажите!
        Что за напасть на мою голову. И тут пристал! Умереть спокойно не даст.
        Выпучив глаза, я в полном недоумении уставилась на преподавателя. Все невероятнее и невероятнее!
        - Но… вы же не медик, - робко запротестовав, я испуганно сдвинулась к дальнему от Муэна Тоон краю кровати.
        - Не может быть травмы! - тон его не допускал сомнений. - Я четко отслеживаю состояние кадетов на своих занятиях. Усталость, напряжение - да, но не травмы! Вы не могли пострадать, уверен.
        Проклятье. Не рой другому яму - это сейчас про меня. Что я знаю о возможностях карангарцев? Мало ли, «сканирует» каждого из нас на выходе из зала для спортивных тренировок своим жутковатым экраном? А там сразу комплексное медицинское обследование? И зачем я ляпнула про травму? Еще и его обвинила в своих страданиях! Как теперь выкрутиться?!
        Но прежде чем я хоть что-то придумала в ответ, маран сурово продолжил, припечатывая меня каждым новым словом:
        - И почему вы не сходили в медицинский сектор? Несомненно, от боли необходимо избавиться. Да и в причине ее бы разобрались.
        - Плохо переношу обезболивающее, - не зная куда деть взгляд от смущения, я нервно призналась. И в отчаянии взмолилась - Скоро само пройдет, со мной так бывало.
        - Да?
        Он спросил это таким тоном, словно я обязана немедленно выложить ему все подробности.
        - Да, да. Со мной бывает!
        - Покажите-
        Вот опять. Что за глупый мужчина! В самом деле, и кто-то еще считает, что он избегает касаться женщин?..
        - Вы имеете в виду…
        Не найдя слов, чтобы выразить свою мысль, я жестом очертила круг над одеялом. И тут же снова скривилась - очередной спазм.
        - Вот видите! Не стоит медлить.
        Бесцеремонно отдернув одеяло, карангарец решительно раздвинул нижние застежки пижамной куртки и… положил ладонь прямо на мой живот! От шока я даже дышать перестала. Что вообще происходит?!
        - Сейчас станет легче.
        Уставившись на рот мужчины, что двигался с такой деловитостью, я глазам своим не верила. Как же тяжело, не видеть выражения лица. Он что медик? Откуда такие обещания. Откуда вообще намерение оказать мне немедленную помощь?
        На свой многострадальный живот смотреть я боялась. Если бы смерть от стыда была реальностью - я бы немедленно стала ее жертвой. Только и могла, что безмолвно следить за его действиями, вновь и вновь открывая рот, но не решаясь в итоге ничего произнести.
        Кожа карангарца и при этом прикосновении поразила теплом. Его ладонь опустилась поверх пупка, замерла на мгновение, сдвинулась на сантиметр ниже, вновь замерла, и еще сдвинулась, соприкоснувшись с поясом приспущенных пижамных брюк.
        Осознав, что вот сейчас неминуемо издам протестующий вопль, тут же поняла и другой факт. Ладонь мужчины расположилась четко над эпицентром боли! Словно он ощущал ее…
        Крик застыл в горле. А по животу, разгоняя кровь, прокатилась волна приятного тепла. Муэн Тоон не отстранился - массирующими движениями, поглаживая, он чуть надавил на мой живот. Почему-то в совокупности с принесшим облегчение теплом это давление заставило боль отступить.
        Осознав, что лежу, по инерции сжавшись в оцепенении, наконец-то смогла расслабиться, облегченно обмякнув на кровати. Тепло продолжало волнами расходиться по моему телу от ладони марана. И желания протестовать против помощи карангарца больше не возникало. Он знал, что делал!
        - Нола, вам лучше?
        Прозвучавший вопрос заставил вздрогнуть и открыть глаза. Оказывается, я умудрилась их прикрыть в блаженном облегчении - так приятно было избавиться от мучительных спазмов и просто растечься расслабленной лужицей по кровати. Я и не представляла насколько окаменели напряженные от боли мышцы пресса, пока на удивление эффективный массаж куратора не принес им необходимый покой.
        - Да… - В отражении экрана шлема на его склонившейся ко мне голове я увидела себя с эйфорией во взгляде и благодарной улыбкой на губах. - Спасибо!
        - Прекрасно. - карангарец немедленно отвел руку, вновь укрыв меня одеялом. И окончательно добил совсем уж человечным комментарием. - Отдыхайте. Разрешаю вам сегодня вечером пропустить отработку.
        Не иначе как по причине потрясения я и выпалила вслух:
        - Мне все это не снится? Вы действительно так сказали?!
        Для верности еще и ущипнула себя за запястье.
        - Мы с вами взрослые люди, но вы зачастую ведете себя как сущий ребенок.
        Вот, меня отчитали - так привычно, даже как-то спокойнее стало на душе.
        - А завтрашнюю практику никто не отменял, я жду вас поправившейся.
        Фух! Мир возвратился на круги своя. Муэн Тоон развернулся к двери, собравшись так же стремительно убраться восвояси.
        - Маран? - призыв сорвался с губ, прежде чем я подумала. Карангарец замер с поднесенной к замку ладонью. - С чего вдруг вы так добры ко мне сегодня?
        Несколько секунд он помедлил с ответом.
        - Мне важно, чтобы каждый кадет находящийся под моей ответственностью дожил до выпускного экзамена!
        Это он так пошутил? В самом деле, может ли у этого деспота быть чувство юмора? Уставившись на схлопнувшуюся за спиной мужчины дверь, я не находила ответа на свой вопрос.
        Случившееся казалось чем-то настолько невероятным, что я даже не рассказала о спасительном визите вернувшейся вечером Милене.
        ГЛАВА 4
        - Тебе точно лучше? Когда ты не явилась на вечернюю отработку, подумала, что облегчения не наступило.
        Подруга, явно пребывая в хорошем настроении, спешно стянула форму и растянулась на своей кровати в одном белье.
        - Да, все прошло.
        Проведя несколько часов в размышлениях, я решила скрыть от нее новость о посещении карангарца. Уж слишком невероятным казался этот поступок. А с воображением Милы страшно представить каких идей можно ожидать. Покоя мне точно не будет!
        - Устала-а-а. Еще завтрашний день пережить и выходной… По Тарьке соскучилась - сил нет. И у тебя свидание, что вообще повод для праздника!
        Подперев голову рукой, я развернулась лицом к подруге, обдумывая как бы незаметно навести ее на мысль о сегодняшней самообороне. Любопытство не отпускало: как смог маран оказаться в нашей комнате во время лекции?
        - А мне отдыхать сегодня надоело. Непривычно так, чувствую себя не в своей тарелке. Расскажи хоть как день прошел?
        - Спокойно, - чуть подумав, вынесла однозначный вердикт Мила. - И плодотворно. Я трудилась как пчелка - весь новый материал подробно скопировала, для тебя старалась.
        - И на самообороне? - не стерпев, я первой затронула тревожную тему. - Было что-то новое?
        - Ах! - Мила на удивление беззаботно махнула рукой. - Тебе так повезло сегодня, карангарец был чем-то занят. Так что, считай, ты ничего важного не пропустила.
        - Да?
        - Угу. С утра явился в лекторий и вместо привычного приветствия вдруг застыл как вкопанный. Мы все даже испугались, чего это он стоит и молчит? Глаз же за их шлемом не видно, а губы сурово поджаты. Решили, что это какая-то хитрость и сейчас нам сообщат о заковыристой проверке. Но он… помолчал и устроил выборочную перекличку!
        - Перекличку? Выборочную? На общей лекции для всех обеспеченцев курса? Оо…
        - Вот именно, представь, как я всполошилась? Онемела вся, сидела и думала, как объяснить твой пропуск. Надеялась, что он букву Д не упомянет, но он с нее и начал!
        - Все понятно, наша система контроля выдала данные об отсутствующих, а этот маран просто не способен спустить прогул! Спросил про меня?
        - Да, я честно сказала, что тебе нездоровится. Но не спеши напрягаться, думаю, он затеял перекличку, чтобы нас занять. Очень спешил, и лекцию вести не стал. Тут же что-то отметил в своем коммуникаторе на руке и вызвал с кафедры лаборанта. Поручил ему устроить полную перекличку и отметить отсутствующих, дал задание, но меня не покидало ощущение, что мысленно он был уже не с нами.
        - Еще кто-то сегодня пропустил? Кроме меня?
        - Угу. Еще двоих не было. Но я не думаю, что вам перепадет.
        - Почему?
        - Говорю тебе, марану сегодня не до нас. Вечернюю отработку отменили. Представляешь? Такого же никогда не было!
        - Вот это да… - я запнулась, так и не сказав соседке, что куратор ко мне заходил - страшилась дальнейших расспросов. И даже позволил отсутствовать вечером. Так вот причина его человеколюбия проста - он намеревался отменить сегодня занятия. - Не похоже на него.
        - И мы знаем почему!
        Последнее Мила произнесла жутко таинственным голосом.
        - Почему?
        Я даже вперед подалась.
        - К нему пожаловала жена! Или невеста…
        - Что-о-о? Откуда такие мысли.
        Я на кровати подскочила. Представить себе Муэна Тоон связанным с женщиной у меня никак не получалось.
        - Сложили два и два. Первое - он же деспот, никогда ничего не отменял, а сегодня все разом - и лекцию, и практику. Но главное - сегодня прибыл карангарский звездолет. Он сел на Луну. Маран конечно же встречался со своими. А из-за кого бы он стал так суетиться? Отменил запланированное? Уж поверь мне, только ради кого-то очень важного. И с его-то косой… Мы сошлись на мысли, что с женой.
        Развернувшись, я улеглась на подушку. Спать совершенно не хотелось - выспалась за день. А новости о Муэне Тоон поразили. Он так спешил с кем-то увидеться, но все же заглянул к своему подшефному кадету и помог. Возможно, он не такое чудовище, каким я его считаю?
        Идея про жену мне не понравилась. Нелепость какая! Пусть он и встречался с кем-то из соплеменников, но почему именно жена? Общий вывод показался мне нелепым, больше походило, что девушки нашего курса предпочли выдать желаемое за действительное. А догадки на счет карангарца за этот год не строил только ленивый. Зачем его понесло на Землю? В этом, определенно, есть какая-то тайна.
        - Скорее уж тут дело в политике, а не в его личных привязанностях, - поразмышляв, пробормотала я вслух.
        Но ответа не последовало - в раздумьях не заметила, что Милена уснула.
        На следующее утро я проснулась с чувством небывалой бодрости - день в кровати сделал свое дело. Собравшись быстрее соседки, прокрутила в идентификаторе расписание занятий. Первым на сегодня значилась история цивилизации. Сейчас мы как раз проходили период становления земной космической конфедерации.
        Активировав самописец, внимательно слушала преподавателя - привычка запоминать материал еще с лекции, приобретенная за прошлый год, сейчас пригодилась. Самооборона занимала львиную долю моего времени, оставляя на прочие предметы крохи.
        История космических освоений и вовсе предмет, интересный и в чем-то понятный всем кадетам. Все студенты лунной академии со школы увлекались этой темой. Но профессор, читавший предмет, обладал обширными знаниями и неизменно вовлекал нас в интересные обсуждения, позволяя самостоятельно приходить к новым выводам.
        - Все началось в месте, где мы с вами сейчас находимся. Луна, а затем Марс стали первыми и несоизмеримо более сложными в сравнении с дальнейшими шагами на пути в космос. Затем были Титан и Вега, но к тому моменту человечество научилось преодолевать значительные расстояния, защищаться от радиации и обживать отличные от Земли условия.
        Но до карангарцев нам далеко, особенно в том, что касается скорости передвижения. Вот даже здесь, я думала о Муэне Тоон!
        - Когда-то перенаселение и истощение ресурсов материнской планеты подтолкнули наш вид к освоению космоса, - преподаватель продолжил подводить нас к нужной теме. - Сейчас Земля обладает множеством колоний и в нашей звездной системе, в системе Веги, человечество расселилось на множество доминионов, обретя невероятные возможности.
        А что-то и утратив, так, например, считала моя бабушка. Версии о том, что людям, прежде чем устремляться в безграничное будущее, не плохо бы разобраться в своем прошлом и собственных возможностях. Таких взглядов придерживались в натуралистических общинах, в одной из которых родилась и выросла я. Старая шаманка убежденно утверждала, что «прежние люди» уже добивались того, что и мы сейчас: способности путешествовать между планетами и населять их. Но со временем непомерная алчность довела их до беды, что привело к разрушению цивилизации и «одичанию». А все мы - лишь потомки тех дикарей.
        - Получается, что земляне - прародительская раса для всех нынешних обитателей космических доминионов?
        Размышляя о своем, я не успела заметить, кто задал вопрос.
        - Кхм, - преподаватель задумчиво помолчал, - нам точно не известно о другом разумном виде во вселенной.
        - А карангарцы? - Милена немедленно выдала вопрос, который занимал умы половины студенток лунной академии. - Карангар же не колонизировали? Общеизвестно, что на момент встречи с землянами они уже представляли собой отдельную и самостоятельную цивилизацию.
        Затаив дыхание, я ждала ответа: как и всем в лектории, узнать о соплеменниках Муэна Тоон было интересно.
        - Мы слишком мало знаем об истории Карангара - это не та тема, что его обитатели готовы обсуждать. Но я абсолютно убежден, что изначально мы - один вид.
        Но как?! Как это возможно?
        - Может они - тайный эксперимент земного правительства? - шутливым тоном кто-то предложил «гипотезу». - Генетически измененные, а вернее усовершенствованные люди? Предназначенные для оптимального приспособления к жизненным условиям на Карангаре? И ими тайно заселили планету? А нам просто сообщили о встрече с… инопланетянами?
        - Напомню, - поспешил урезонить чью-то фантазию профессор, явно решив вернуть разговор в конструктивное русло, - что эксперименты над геномом строго запрещены. Не будем же рассуждать о том, что невозможно! Лучше, уважаемые будущие первооткрыватели новых звездных миров, порассуждаем о том, в каком направлении двинется человечество после заселения сектора Веги?
        Мне же за этой сменой темы вдруг почудилось другое: намек? Что если устремления землян направлены именно на территории расселения карангарцев? Мог ли профессор так заставить нас задуматься о возможной войне с собратьями марана?..
        И тут, стоило подумать о преподавателе самообороны связник мигнул сигналом - пришло сообщение. Незаметно развернув крошечный экран, я обнаружила сообщение от Муэна Тоон!!!
        «Как ваше самочувствие сегодня?»
        Ошеломленная самим фактом вопроса, я перестала слышать все происходящее вокруг. Взгляд приковали к себе буквы короткого сообщения. Но сколько же невероятного таилось за ними!
        «Все отлично!»
        Поддавшись импульсу, я спешно написала ответ. Еще не хватало привлечь внимание сокурсников к нашей невероятной встрече! Предугадать поведение инопланетника я бы уже не взялась, с него станется при всех брякнуть про мое недомогание. Больше всего я желала отделаться от этой странной заботы и забыть вчерашний день как страшный сон. Ту его часть, где Муэн Тоон пришел мне на помощь - точно.
        Но, кажется, я напридумывала себе лишнего - едва моя короткая отписка улетела к адресату, как на связник упало расписание сегодняшних отработок. И я значилась в списке «счастливчиков»!
        Выдохнув, вопреки всему испытала, облегчение. Карангарец, всего лишь планировал расписание на сегодня. И ничего более!
        Вечером в тренировочных зал на общую отработку я явилась, убедив себя, что мир не перевернулся. И надо вести себя как обычно - к счастью, сегодня по расписанию занятия не были индивидуальными. Но обрадовалась я рано. Вместо привычного «наделения» самым серьезным из спарринг-партнеров, чтобы в итоге неизбежного поражения недовольно попенять на мою неумелость, Муэн Тоон поставил меня на ринг с… самым слабым из присутствующих кадетов. Нашелся кто-то безнадежнее меня!
        - Привет, - немного боязливо кивнул мне щуплый паренек, становясь напротив в боевую стойку.
        Кажется, я видела его прежде на общекурсовых занятиях. Он явно был из тех, кто предпочитает спортивным тренировкам изучение книг в библиотеке академии. Что и подтвердила первая же атака. Или неловкий толчок в плечо?..
        Привыкнув к стремительным движениям карангарца, от которых пусть и безуспешно, но упорно пыталась научиться уворачиваться, я неуверенно качнулась, едва не упав. Скорее уж сама запуталась в собственных ногах! Но тут же, прежде чем мы оба сделали более успешную попытку отработать бой, над нами нависла высокая фигура неумолимого марана.
        - Ваш противник - девушка! - немного зловеще прошипел он моему враз побледневшему сопернику. - К чему такая жестокость?!
        В полном ступоре я неверяще уставилась на рот мужчины: он действительно это сказал? После того как сам не один месяц провозил меня физиономией по этим матам? И никогда прежде его не волновали мои реакции.
        - Аа… ээ…
        Сокурсник тоже растерялся, втянув голову в плечи, он словно уменьшился в размерах.
        - Вон! - лаконично бросил карангарец, махнув на дверь. - Оба! В другой день в индивидуальном порядке поработаю прием с каждым. А сегодня… вы ни на что не годитесь!
        Обменявшись с пареньком на удивление понимающими и сочувствующими взглядами, мы робко двинулись в сторону раздевалок, не понимая стоит нам сейчас радоваться, или огорчаться. Еще и Милена смотрела на меня совершенно круглыми от любопытства глазами - вечером обязательно примется делать из случившегося далеко идущие выводы.
        Одни проблемы от этого марана, даже когда он ведет себя не как людоед! Именно так я рассуждала с чувством непонимания привалившись спиной к двери, за которой остался тренировочный зал. Одно радовало: завтра у кадетов второго курса выходной. И моя встреча с Куртом! А самый главный повод для радости - я целые сутки не увижу куратора!
        ГЛАВА 5
        Утро обещало быть ранним - мы с Куртом условились встретиться за стенами академии на рассвете. Первый - внутренний - защитный рубеж купола, без которого устоявшийся мир на территории академии был бы моментально разрушен, я преодолела в спешке. Но оказавшись в довольно широком кольце пространства между внутренним и внешним защитными куполами академического городка чуть притормозила, не желая столь явно демонстрировать собственное нетерпение.
        Воздух и искусственная гравитация здесь сохраняли привычные для нас землян характеристики, но ничего особенного для услады глаз в отличие от территории академии, где изобиловали растительные насаждения, не встречалось. Ведь никому бы и в голову не пришло прогуливаться за границей основного купола.
        Помимо страховочной функции на случай разрушения внутреннего купола внешняя защитная сфера служила и бесконечно длинной парковкой для лунных аэрокаров. Через специальные транспортные шлюзы покинув пространство внешнего кольца, именно на них можно было добраться до любого из лунных мегаполисов с искусственными системами жизнеобеспечения, имитирующими земные условия и укрытыми такими же защитными куполами.
        Именно это - несколько метров до парковки аэрокаров, быстрый полет до лунного космополиса и праздный отдых - я предвкушала, неспешно шагая к нише, в которой мы с Куртом условились встретиться.
        Как же я хочу просто побыть собой и ни о чем не тревожиться!
        С этой мыслью я и спешила к месту встречи, проскользнув через центральный пропускной пункт академии.
        - В-вы? - ошеломленно выдохнула вслух вопрос, едва передо мною, отрезав всякие пути к отступлению выросла фигура Муэна Тоон.
        О побеге я и не подумала, настолько неожиданным оказалось появление марана. Да и почему бы мне бежать? Наоборот, в голове застряла немного обидная мысль: сейчас же утро, в чем смысл преследовать? Почему-то мне казалось, что хоть какое-то обоснование имеют ночные рейды по отлову припозднившихся кадетов. Но утро законного выходного? Чем я опять не угодила суровому преподавателю?
        - А вы ждали кого-то еще?
        Губы карангарца сложились в ироничную улыбку - это единственная часть его лица доступная моего взгляду. Голос звучал непривычно… уважительно, даже располагающе. Но это только еще сильнее напугало меня, привыкшую получать от мужчины только строгие выговоры и категоричные указания.
        - Мм… - И что сказать? Упомяну Курта, а он возьмет его на заметку. Кто знает логику этих вояк, еще решит, что раз кадет знаком с такой неумехой и неудачницей - и сам не многим лучше? - Нет. Просто… мм… решила прогуляться между куполами и… ээ… присесть… здесь такие удобные…ээ… сиденья.
        А что? Почему бы не прогуляться и не посидеть, если мне в единственный выходной в такую рань не спится в своей кровати.
        - Какая удача!
        Доля жизнерадостности в голосе куратора ощутимо выросла, заставив меня и вовсе замереть в оцепенении. Взгляд так и прилип к его губам, ожидая хоть каких-то разъяснений этому заявлению. Не может же он в самом деле просто радоваться встрече со мной в этот утренний час? Он же, вероятно, спешил к своему транспорту, когда заметил меня, торчащую в этой нише? Интересно, куда это маран наведывается по выходным. Или к кому?..
        - Ээ.. почему?
        - Я как раз искал компанию для прогулки в космополис. А раз вы тоже туда собрались, да еще и в одиночестве, то это, очевидно, знаковое совпадение. Отправимся вместе!
        - Что вы! - На сей раз я подскочила как ужаленная. И даже на волне ощутимого протеста сделала пару шагов в сторону грозного собеседника. - Я… я… совсем туда не собираюсь! Вот! Просто вышла… на минуточку… посидеть за стенами академии… здесь. Но спасибо, мне крайне приятно, что вы решили…
        - Да? - Перебил мужчина, его губы вновь изогнулись в улыбке. На сей раз коварной на вид. - Нола, вы передо мной прошли через информационную консоль и отметили цель прогулки именно как суточное пребывание в первом лунном космополисе. Я вышел следом за вами и позволил себе полюбопытствовать куда же так спешит один из вверенных мне кадетов.
        Стыдливо отведя взгляд, я сглотнула. Не слишком приятно, когда тебя ловят на лжи. Впрочем, эта мысль натолкнула меня на общеизвестную истину: нет ничего лучше правды!
        - Извините. Я просто растерялась. На самом деле, вы правы - этот выходной я собралась провести в городе. И не одна. Я жду здесь своего знакомого.
        - А вот и причина вашего невероятного преображения, - явно намекая на мой облик, карангарец проворно перехватил меня под руку, буквально заставив онеметь от своего следующего заявления. - Вы так прекрасны в этом наряде, Нола, что дух захватывает. Все же типовая форма призвана несколько сгладить различия, завуалировав недостатки и приглушить достоинства - об этом порой забываешь.
        «Нола?!» - я ушам своим не верила. Он опять назвал меня по имени? Почему-то этот факт поразил меня больше всего.
        - Н-но…
        Панически оглянувшись, я поняла, что необходимо как-то притормозить собеседника. Увы, никого вокруг не наблюдалось. Так рано в выходной день никто еще не проснулся.
        - Конечно же, - не дав закончить, Муэн Тоон уверенно потянул меня следом за собой - к выходу из ниши, - ваш знакомый. Позвольте полюбопытствовать, не тот ли это бойкий юноша со второго курса боевого отделения. Как же его имя?..
        - Курт…
        Пришлось смириться с разоблачением знакомого
        - Точно! - Решительно накрыв мою ладошку на сгибе своей руки большой ладонью частично сокрытой форменной перчаткой, карангарец двинулся в направлении вынесенной за территорию академического купола парковки аэрокаров. Мне ничего не оставалось как плестись рядом с ним. Не драться же с преподавателем в самом деле? К тому же предсказать исход такого сражения крайне просто. - Так я вас успокою: вы его не дождетесь.
        - Почему это? - Бросая судорожный взгляд через плечо и все еще надеясь, что вот сейчас увижу вдалеке спешащую фигуру Курта.
        - Боюсь у него изменились планы, и он никак не сможет составить вам сегодня компанию.
        Муэн Тоон шагал вперед с такой целеустремленностью, что я с трудом поспевала за ним - с непривычки ноги в туфлях на каблуках едва не спотыкались.
        - Но у него сегодня выходной!
        - Бывают ситуации, когда даже выходные отменяются.
        - Да?!
        Мне о подобном слышать не доводилось.
        - Угу. - Карангарец утвердительно качнул головой. - Он отбывает наказание.
        - За что?!
        - Вопросы дисциплины! - Лаконично прозвучало в ответ.
        «Истерику он что ли устроил?» - Я осталась в полном недоумении от слов преподавателя.
        - Так вот, Нола…
        Снова!
        - Я же могу вас так называть? - Кажется, мужчина понял по моему судорожному вздоху, что я совершенно обескуражена его поведением. - Все же сегодня и у вас, и у меня выходной день. Так что мы в некотором роде оба освобождены от условностей. Опять же планы… Вы планировали провести эти сутки в хорошей компании, я в общем-то тоже надеялся на новый познавательный опыт. И раз уж я стал для вас дурным вестником, то просто обязан спасти выходной. Значит, решено - вашей компанией на ближайшие сутки стану именно я!
        - Что вы, я вовсе не…
        Спешно подбирая слова, я постаралась откреститься от такого неоднозначного спутника. Я карангарца и так каждый день недели вынужденно лицезрею, чтобы еще и единственный выходной омрачить его присутствием.
        - Вот и словно! Все и решили!
        Подхватив меня на руки, так что пышная юбка лимонного цвета взметнулась вверх, Муэн Тоон ловко переместил меня во вместительную кабину аэрокара.
        Пока я, отведя от спутника возмущенный взгляд, осматривалась вокруг и осознавала, что не заметила, как мы добрались до парковки, мужчина уже закрепил шлейф безопасности у моего кресла и сам уселся в соседнее. Не мешкая, тут же поднял аппарат вверх, направив его к ближайшему внешнему шлюзу академического купола.
        К счастью, утро было еще слишком ранним - готовых к старту жителей академии оказалось мало. Чуть позже тут будет столпотворение.
        «Хоть бы не попасться никому на глаза, - всполошилась я внезапной мыслью. - В такой-то компании»
        И тут же, словно прочтя мои мысли, карангарец переключил все внешние экраны на зеркальный режим, укрыв нас от любых косых взглядов.
        - Часто вы бываете в космополисе? - Прозвучал его спокойный вопрос, как раз в тот момент, когда подошла очередь нашему аэрокару нырнуть в стартовый отсек.
        Именно там происходила смена параметров - переход на внешние условия лунной поверхности. До ближайшего города, который так же находился под куполом, лететь предстояло над первозданным лунным ландшафтом.
        - Нет, - до крайности смущенная стремительностью происходящего, я лихорадочно искала выход из ситуации. Без знакомого боевика мне совсем нечего было делать в космополисе. - Я и сейчас больше из-за Курта туда собралась. Он обещал показать что-то необычное.
        На миг мне показалось, что последние слова не пришлись по душе карангарцу. Но в пределах моей видимости находились только губы, а по ним сложно судить.
        - А я там и вовсе не бывал, - неожиданно признался мужчина. - И был бы просто счастлив знакомству с любыми достопримечательностями.
        Прозвучало это очень искренне. Я даже прониклась к нему сочувствием - вот уж кто действительно фанатик-трудоголик. Но вовремя вспомнила, что последствия его одержимости своим делом касаются непосредственно меня.
        - Мы на Луне! Тут все искусственное и типовое - от атмосферы до достопримечательностей, как и в любом орбитальном космополисе - стандартный набор развлечений.
        Прозвучал мой ответ резковато. Муэн Тоон обернулся ко мне, смутив окончательно. Мысленно я обозвала себя грубиянкой, но сказанного не воротишь, поэтому поспешно добавила:
        - Разве что задержаться снаружи, полюбоваться лунными пейзажами и шикарным видом на Землю. Но надо учесть параметры аэрокара, насколько хватит энергетического заряда и полны ли воздушные резервуары?
        - Знаете, на Земле и в ваших орбитальных космополисах я тоже не был, поэтому готов с интересом примерить на себя весь стандартный комплекс туристических развлечений. Станьте моим гидом в незнакомом мире? И задержаться снаружи - хорошая идея. Спешить некуда - целые сутки в нашем распоряжении.
        Маран обратился ко мне с просьбой?! Мне же не послышалось?
        Что этот самоуверенный тип может где-то потеряться или не разобраться в земных порядках - верилось с трудом. А еще никак не получалось осознать, что все это действительно происходит с нами. И он говорит со мной… действительно говорит, а не указывает и не критикует, распекая за бесконечные недочеты. Больше того, ждет ответа!
        К ощущению равноправия, а тем более превосходства в присутствии Муэна Тоон я не привыкла. Оттого не могла отделаться от мысли о сне и найтись со словами для ответа.
        Молча в полной растерянности уставившись на сероватый пейзаж изобилующей трещинами и кратерами разных размеров, над которыми мы пролетали в направлении видневшегося впереди купола-гиганта, я старалась собраться с мыслями и сказать хоть что-то, подходящее ситуации.
        - Когда-то Луна стала первым космическим телом, которого достигли люди. Сейчас она - стандартно освоенный землянами объект из категории «с искусственными условиями», знаменита лунной звездной академией, о которой вы и так все знаете, и является последним рубежом обороны земной конфедерации. Ну и, да! Ничего особенного здесь не придумывали, все сделано по образу и подобию родной планеты человечества и заключено в автономные космополисы. Собственно, сама Луна - вся за границами лунных городов. Сейчас тут даже добыча полезных ископаемых не ведется.
        Раз надо вживаться в роль гида, я деловито обобщила для Муэна Тоон общеизвестные сведения.
        - Обороны?.. Вот уж нелепость. Тут все так уязвимо.
        Кажется, кто-то сел на любимого конька!
        - Считаете? - Из вежливости решила я поддержать разговор.
        - Конечно, - немедленно прозвучало авторитетное мнение. - Достаточно разрушить герметичность купола, изменить условия под ним, и большая часть живущих там немедленно погибнет.
        - Вы про это… - рассеянно протянула я, вновь ловя себя на мысли, что мы впервые вот так запросто разговариваем. Не спорим, не переругиваемся, или красноречиво и упрямо молчим, а просто говорим! - но останутся различные автоматические системы, которым для работы не нужен воздух и тепло, даже люди не нужны. А если так рассуждать, то и на Земле все уязвимо. Стоит спровоцировать грандиозное извержение или падение метеорита - и все, человечество погибнет.
        -Да, вы очень уязвимы.
        Произнес он это так озабоченно, что я в недоумении уставилась на подбородок мужчины - ему-то какое дело до нашей безопасности. Или?..
        - Уж не стоит ли людям паниковать в преддверии атаки с Карангара?
        Спросила в шутку, в угоду извечно витающим вокруг этой загадочной цивилизации слухов, но Муэн Тоон даже вздрогнул.
        - Нет! И никогда не позволяйте себе такого недоверия к нашим помыслам. Для нас земляне - это не просто близкие по духу существа. Мы почитаем и уважаем вашу цивилизацию как прародительскую. Во вселенной достаточно места для всех, к чему думать о войнах?
        - Но… вы же сильнее?
        Карангарец, что и в гордом одиночестве так далеко от своей родины олицетворял собой всю мощь и силу своего народа, так поразил меня горячностью своего ответа, что я запнулась на полуслове. И невольно отвела взгляд, переключившись на унылый вид лунной равнины за экранами неспешно плывущего над поверхностью аэрокара.
        - Судить по принципу силы - неразумно. - Наставительным тоном заверил он в ответ. - Есть многое, что не менее важно и ценно для всякого разумного вида.
        Что ответить на его слова я не нашлась, вся история земной конфедерации складывалась по этому принципу. Поэтому последние минуты до посадки в одном из тысяч шлюзовых отсеков первого лунного космополиса прошли в тишине.
        - Надеюсь полет не слишком утомил вас, - пока мы замерли в ожидании одобрения пропуска, обернулся ко мне мужчина. - Я выбрал чуть более длинный путь, подлетев с противоположной от космопорта стороны. Но думаю, там в любое время огромная очередь на входе.
        На Луну в отличие от Земли садятся и большие транспортные крейсеры, доставляющие ресурсы с астероидов и других планет. По сути наш единственный спутник давно стал не только последним оборонительным форпостом, но и огромным планетарным торговым и перевалочным складом.
        - Это был правильный ход, - невольно хмыкнула я. - Впрочем, вы же бывали уже в космополисе, знаете об этой проблеме с ожиданием?
        И тут же оборвала себя на полуслове, вспомнив при каких обстоятельствах маран был под соседним куполом в прошлый раз. Когда он меня, как он полагал, из дома Тария посреди ночи выудил… Тогда он очень быстро добился разрешения на пролет, если судить по оперативности действий.
        - Тогда с вашей подругой? - Очевидно он вспомнил об этом же. - Немного неловко вышло…
        Он, что, оправдывается?!
        - Да, ладно, - смутилась я, снова остро ощутив разницу между нами: он - легендарный звездный адмирал карангарцев, а я - неуклюжая студентка из гражданских. - Она уже и думать забыла о том эпизоде. У них с Тарием, это ее жених, кстати, не одно, так другое. Вечные неразрешимые проблемы!
        Сказала и пожалела - от смущения начинаю уже обсуждать чужую личную жизнь. И с кем?! Насколько легче было бы сейчас с Куртом. Вот уж кто никак не смог бы задеть меня за живое, а в обществе своего жутко требовательного преподавателя я от волнения трясусь до самой последней нервной клеточки.
        - Неразрешимые проблемы! - Карангарец неожиданно отреагировал с негодованием. Впрочем, судить по движению губ, вдруг изогнувшихся угрюмой складкой, - сложно. - Он ее любит, она стремится быть с ним рядом. А для встречи им всего-то и надо, что пролететь полчаса от купола академии до космополиса. Да-а-а, сложно придумать большие трудности.
        Неожиданно даже для себя я рассмеялась - так созвучны его слова были моим мыслям. И тут же кинулась спешно разглаживать ткань платья на коленях, скрывая улыбку. Отчего-то испугалась, что Муэн Тоон сочтет меня легкомысленной! Ощущение его пристального взгляда сейчас стало едва ли не осязаемым.
        - У той истории было продолжение, - вдруг поведал маран.
        С удивлением, я уставилась на карангарца, наверняка, вопросительным взглядом: Милена ни о чем таком не рассказывала.
        - Едва я доставил вашу соседку в комнату, как получил сигнал о прибытии постороннего к куполу академии и запрос на внеурочную встречу с ней.
        - Тарий?!
        Прозрев, я осознала, что жених подруги не бросил ее в лапах «чудовища». А полетел следом, едва пришел в себя после такого невероятного появления куратора нашего курса.
        - Да. Пожелал удостовериться, что с ней все благополучно. И по этому поводу пытался проникнуть под академический купол. Устроил суматоху! Конечно, его задержали…
        - Вот это номер, - я искренне впечатлилась. - Тария наказали?
        Мила точно не знала, о таком «подвиге» любимого бы не смолчала.
        - Нет, я вовремя вмешался и взял на себя ответственность за ночного визитера. - Губы марана слегка дрогнули, намекая на улыбку. Или насмешку? Тут с какой стороны посмотреть. - Пришлось поклясться, что его девушка спит в одиночестве на положенном месте прежде чем развернуть домой. Как он мог додуматься заподозрить меня в каком-то причинении ей вреда?
        Кхм… я промолчала, не найдясь с ответом.
        Сообщение о допуске, высветившееся на сигнальном табло, очень своевременно разрядило обстановку. Чуть склонившись вперед, карангарец переключил аэрокар на ручное управление и, плавно влетев в распахнувшиеся ворота шлюза, устремился к парковочному отсеку, высматривая свободное место.
        ГЛАВА 6
        - С чего начнем?
        Голос Муэна Тоон звучал необычайно бодро, карангарца явно распирало от нетерпеливого энтузиазма. Чего как раз не хватало мне. Первоначальный план распрощаться с ним на внутренней парковке космополиса, истаял как туман от лучей солнца под неукротимым напором мужчины.
        Маран походил на сильнейший и неукротимый вихрь, а я чувствовала себя легкой былинкой, которую неумолимо закрутило потоком разрушительной стихии. Какое уж тут действенное сопротивление?
        - Думаю, у нас с вами совершенно разные интересы, - сделала я очередную попытку воспрепятствовать направляющему движению шагающего рядом мужчины. Он так ловко приноровился к моим шагам, что постоянно умудрялся подставить мне свою руку для опоры. - Вам, наверняка, надо побывать где-то в культовых туристических местах первого лунного космополиса. У меня же и вовсе нет никаких планов… Так, поброжу тут, там.
        Неужели он настолько толстокожий, что не чувствует моей неловкости, смятения и нежелания находиться рядом? Так странно вдруг поменяться с карангарцем ролями, так…непонятно и пугающе. У меня никак не получалось переключиться из режима «великолепный наставник и бездарная ученица» на формат, где пара собеседников, совершает познавательную прогулку за легкой беседой.
        - То, что надо! У меня тоже выходной сегодня, помните? Я совершенно свободен и намерен посвятить день знакомству с подлинно земной жизнью. А кто как не земная девушка сможет лучше показать мне все? Нола, сжальтесь, никого другого я тут не знаю!
        За этими словами он подвел меня прямо к переместительной кабине, имеющей целью доставить прибывших из пропускного сектора в любую часть города.
        - Но я же тут совершенно ничего не знаю! И вообще я выросла не в городе. В космополисе и для меня многое в диковинку. Тем более в лунном.
        Не сговариваясь мы синхронно посмотрели вверх. Там за мутноватой границей купола, укрывавший спираль гигантского города, виднелся огромный зеленовато -синий шар моей родной планеты.
        - Вот и изучим все вместе. Я же лишил вас спутника? Обязан заменить его с успехом! -Неизменно наблюдая за его губами, я невольно отметила широкую улыбку, приоткрывшую кончики выступающих клыков. Видела ли я прежде его улыбающимся? Пожалуй, нет. Но тут до меня дошел смысл слов марана, поразив его осведомленностью. - С чего начнем? Посетим знаменитый лунный сад мечтаний, или поплаваем в восходящих потоках последнего оазиса? Или аттракционы с разными гравитационными полями? Катание на магнитных осьминогах? О! Возможно музей истории освоения Луны? Или… мне еще рекомендовали тоннель умиротворения? И ресторан «В облаках» под самым куполом?
        Ошеломленная потоком свалившихся на меня предложений, поняла, что кроме музея истории я и сама не была ни в одном из этих мест - просто не успела еще побывать там из-за нехватки свободного времени. Кто бы мне сказал в прошлом году, что появится самооборона?
        И на счет равнозначной замены - это маран на мой личный взгляд сильно преувеличил. Но я уже инстинктивно поняла: от него мне не отделаться. На любую мою попытку удрать карангарец выдавал порцию непрошибаемой настойчивости. Что там - едва я заводила речь о расставании, Муэн Тоон тут же для надежности еще и брал меня за руку!
        «Это он то избегает прикасаться к девушкам? Ха!»
        После нескольких провальных попыток отговорить его от совместной экскурсии или попросту сбежать, я окончательно сдалась.
        - Ого! Да вы подготовились. Про тоннель и ресторан «В облаках» я даже не слышала.
        Прозвучало это уныло. Неужели мне уготовано тоскливое хождение по местным туристическим меккам в обществе «сурового людоеда»? Пусть он и пытается казаться сейчас человечнее, но меня-то ему не обмануть. С Куртом точно было бы интереснее! И безопаснее…
        Живот солидарно заурчал.
        - Пожалуй, с питания мы и начнем, - тут же отреагировал куратор, бросив на меня внимательный взгляд. Или я почему-то решила, что он так сделал, увидев резко развернувшийся ко мне экраном шлем мужчины. - Вы так рано встали сегодня, что, наверняка, не позавтракали.
        Больше не мешкая, вежливо, но неумолимо он чуть подтолкнул меня в кабинку, обхватив за плечи. А затем непоколебимо встал в дверном проеме, набирая комбинацию выбранной цели путешествия и служа неодолимым препятствием на пути моего возможно побега. Увы! В этом маран был верен себе, руководствуясь лишь собственными представлениями о правильном и желанном.
        Выходной обречен - у меня отпали последние сомнения. Но совесть несвоевременно напомнила о том, как этот мужчина был внимателен ко мне во время болезни. Как минимум, я должна отплатить ему тем же!
        - А почему вы на Земле не побывали? Не так уж много карангарцев посещало мою планету.
        Я решила вернуться к безопасной теме, едва стены кабины помутнели.
        - Да… Земля далека от нашего сектора космоса.
        На этом Муэн Тоон вдруг замолчал, так и не дав ответа.
        - На Карангаре землян бывало еще меньше. Кажется, был всего один долгий полет к вам с земным посольством? Как же это удивительно, иметь возможность так далеко путешествовать, видеть новые миры.
        Кабина перестала вибрировать - мы прибыли к заданной цели. Но прежде чем перемещение окончательно завершилось и ее дверцы распахнулись, Муэн Тоон неожиданно ответил.
        - И у нас права совершать такие перелеты удостаиваются не многие, - губы мужчины поджались, превратившись едва ли не в линию. - Многого необходимо достичь, чтобы заслужить его. Многим пожертвовать. Но в одном вы правы - это удивительное счастье, иметь возможность достигнуть нового мира, встретить живущих там… А что до Земли, то я всегда успею познакомиться с ее достопримечательностями. Раз уж я так близко. Но пока… скажем так, есть более значимые для меня причины находиться на Луне.
        Он, несомненно, о своей работе! На наше несчастье, для него очень важна избранная стезя. Смогла бы и я ради своего профессионального долга избежать искушения увидеть новый мир? Вряд ли…
        Получив нежданную возможность узнать карангарца чуть ближе, я вдруг устыдилась собственного нежелания принять его профессиональную требовательность. Я немногим не возненавидела его за период обучения, но можно ли осуждать за неукоснительное стремление к идеалу? Тем более в собственной профессии? Пусть даже объекты обучения - такие неумехи как я. Муэн Тоон не виноват, что ему поручили сделать из кадетов гражданского сектора боевиков.
        - Мне только хотелось бы верить, что эти причины не навредят моему миру, - поднимаясь навстречу распахнувшимся дверям, тихо шепнула я.
        Он понял, возможно знал о тех слухах, что циркулируют у нас на счет тайных карангарских интересов.
        - Нола, вы можете быть уверены - я не замышляю зла, не держу в голове скверных планов для землян!
        Этим неформальным заявлением Муэн Тоон заставил меня окончательно осознать, что сегодня мы вне привычного режима учебного процесса. Куратор еще и порывисто обхватил мою руку своими ладонями. Голос его звучал подходяще - с жарким желанием убедить. И именно это прикосновение сломало лед моей скованности. И я решила: сегодня же выходной, а значит, мы не преподаватель и кадет. Мы просто двое напарников по интересному приключению длиною в сутки.
        - Спасибо, что сказали мне об этом.
        Невольно по губам скользнула улыбка - при более близком знакомстве наш неугомонный куратор совсем не так жуток, и даже весьма искренен.
        - Тогда, может быть, перейдем на «ты»? - словно почувствовал он мое настроение. - Нола?..
        Он давно начал называть меня по имени. Но сейчас предлагает делать это и мне?! Ого… А я смогу?.. Надо попробовать.
        - Да… - стушевавшись, я куда более робко добавила, - Муэн!
        Сработала та самая чертовщинка, что еще в детстве подвигала на приключения. Странное дело, но вдруг мне все это даже начало нравиться. Глубинного возбуждения и необъяснимого трепета, накрывавших меня с головой на пересдачах, - не было. Может быть, дело в другой обстановке, мы не были «заперты» вдвоем в тренировочном зале, сейчас я чувствовала себя рядом с ним… спокойно. В каком -то смысле равноправно! Это придало уверенности.
        Губы Муэна раздвинулись в широкой улыбке - ему такой мой ответ точно понравился. Пока я зачарованно любовалась этим чудом - улыбкой сурового преподавателя, он обхватил мою ладошку и заговорщицки напомнил.
        - Кушать?
        - А, давай! - и вслед за мужчиной решительно шагнула из переместительной кабины, чтобы тут же удивленно выдохнуть. - И где это мы?!
        Почему -то я решила, что мы отправились в упомянутый ранее ресторан в облаках. Наверняка, безумно элитное и претенциозное место. Еще бы, оно же возвышается над всем космополисом, за один вид из окна, несомненно, полагается существенная надбавка к ценнику в меню. Впрочем, карангарский адмирал как никто другой должен подходить по статусу такому заведению. И Мила, к счастью, убедила меня нарядиться в платье - не буду совсем уж белой вороной, возможно что-то даже и проглочу под несомненно всеобщие недоуменные взоры.
        Так думала я за миг до того, как покинула переместительную кабину. Но первый же взгляд вокруг заставил ошеломленно выдохнуть: где это мы?!
        Мне вдруг показалось, что это… дом. Вернее, один из укромных двориков-беседок посреди диких виноградников, которыми изобиловала местность где я выросла. Те же домики из грубо отесанных теплых от солнца камней, высокие заборы, увитые лозой с гроздьями поспевающих ягод. Они забирались так высоко, как могли, цепляясь за малейшую выбоину или веточку, и в итоге смыкались над головой спасительным дарующим тень пологом.
        И деревянные выбеленные временем стол и скамейки, на которую так и тянуло присесть, отдыхая после трудного дня в поле.
        - Мы точно на Луне?
        Сама себе задала я вопрос и, запрокинув голову вверх, постаралась разглядеть хоть что -то сквозь покрывало из виноградных листьев. Не сразу, но распознала где -то очень высоко гигантскую спираль космополиса и едва различимую дымку накрывающего его купола. Выходит, мы у самого подножия города? Где-то в самом его «подвале»? Но все же на Луне, пусть кто-то и постарался доподлинно воссоздать здесь уголок «моей» - простой и естественной - Земли.
        - Приятное место? - придержав под локоток, Муэн Тоон подвел меня к столу. - Тебе оно что-то напомнило? Не удивляйся, его владелец, как и ты, родился и вырос в натурализованной общине на Земле. И даже обосновавшись на Луне не смог полностью расстаться с миром детства. Пробует разводить здесь виноград и делать домашнее вино. Как я понимаю, оно отличается от земного, все же освещение искусственное, но…
        - Погодите! - перебила я, вдруг осознав, что он говорит. - А вы… ты откуда знаешь про это место? И про мое детство?
        - Давай для начала закажем еды? - успокаивающе сжав мою ладонь, маран нырнул в дверной проем ближайшей стены дома, привлекая мое внимание к одуряюще аппетитным ароматам, витающим вокруг. Хлеба, сыра и мяса… Таким знакомым ароматам! Как и в детстве - запахи натуральной еды.
        Не сдержав восторга, я блаженно прикрыла глаза. Волшебно…
        - Никакой синтетики, - подтвердил мои подозрения Муэн, вернувшись с подносом со снедью. - Мой друг и хозяин этого места ее не признает. Продукты получает с Земли, не пользуется пищевой органикой, произведенной системами космополиса. Мы заочно знакомы много лет, поддерживаем дистанционную связь. Что до тебя, то, разумеется, я изучал личные файлы своих кадетов.
        Устроившись на скамье напротив, мужчина придвинул к себе одну из двух тарелок с похлебкой. Я не отставала, уже почерпнув варево из своей. Как же вкусно…
        Какое -то время мы молчали, занятые едой. Но молчание было уютным и безопасным, или это мои вкусовые рецепторы сошли с ума от восторга, приглушив осязательными ощущениями все сторонние мысли.
        - А где он? Хозяин этого места?
        Вспомнила я о вертевшемся в голове вопросе немного позже. Желание поблагодарить за это чудо - мгновения абсолютного счастья - переполнило душу.
        - Предпочитает оставаться в тени. - после небольшой паузы пояснил Муэн. - Ты же понимаешь, дружба с карангарцем… А ты - пусть и гражданский специалист, но кадет звездной академии, в будущем тебе в том числе предстоит претворять в жизнь планы своей цивилизации. - он снова смолк, позволяя мне додумать главное: благодатные годы обучения пройдут, мне предстоит работать на одном из военных звездолетов конфедерации. И кто знает, что ждет нас всех в будущем? Можно ли винить того, кто не стремится афишировать свою дружбу с одним из вероятных противников?.. - он приготовил для нас еду и вино, разрешил провести здесь время. Нола, тебе понравилось это место?
        Не имея сил выразить всю гамму охвативших меня чувств, я только молча кивнула.
        Наполнив бокалы светлым шипящим напитком, Муэн протянул один мне. Встал и, поманив за собой, подхватил тарелку с нарезанным сыром. Шагнул в сторону, привлекая мое внимание к широкому гамаку под тенью лозы. Неуверенно поднявшись, я двинулась следом.
        - Еще немного побудем в тишине? - предложил карангарец, придерживая гамак, пока я усаживалась с краю.
        Сомнений в этот момент не было, была уверенность - он понимает, что я сейчас ощущаю. И не испортит это волшебство пробудившейся ностальгии грубостью. Стоило устроиться, как Муэн, передав мне тарелку, вытянулся рядом.
        Между нами осталось достаточно свободного пространства, чтобы не ощущать себя настороженно. Позволив себе расслабиться и совершенно перестав соотносить отдыхающего рядом мужчину с суровым преподавателем, гоняющим меня на занятиях, я медленно отпивала вино, радуясь и его знакомому вкусу.
        Умиротворение и покой снизошли на меня. Как-то мимолетно я подумала и о Курте, решив, что с ним точно не оказалась бы в этом месте. И к лучшему, что он не смог отправиться на прогулку?
        - А почему ты улетела оттуда?
        Не требовалось уточнять, я знала: Муэн говорит о доме. Свой нетронутый бокал он так и вертел в руке.
        - Мне было хорошо там, - сразу призналась. А рука невольно затеребила под тканью платья камушек, что подарила бабушка. Или причина в дурманящем эффекте вина, или мне подсознательно хотелось довериться карангарцу, но я говорила искренне, признаваясь и себе, и ему. - Но с детства, сколько себя помню, мне хотелось чего-то большего. Такая странная и неутихающая тяга в душе. Даже потребность к чему-то другому. Чему, я и сама толком никогда не могла понять, но сидеть на месте мне не позволил странный зуд нетерпения. Не поверишь, меня всегда тянуло отправиться куда-то в неизвестность. Думаю, я создана для работы в космосе. Вот серьезно, не пойми неправильно, но Земли мне мало.
        Только закончив, выплеснув из себя признание, поняла, что мой безмолвный слушатель лежит, повернувшись ко мне лицом. И пусть выражение его глаз скрывал экран шлема, губы чуть подрагивали, как если бы он сдерживался, чтобы не ответить мне.
        - А назад?
        - Вернуться домой? Вот сегодня вдруг захотелось, - улыбнулась я. - На летние каникулы в этом году отправлюсь.
        - Нола, сколько тебе лет?
        Почему он спрашивает, раз видел мой личный файл? Но я ответила.
        - Исполнилось двадцать четыре… А тебе?
        Взгляд скользнул на его волосы, заплетенные в тугую косу. Вдруг я вспомнила рассуждения Милены про его матримониальный статус. Что если в самом деле я валяюсь на одном гамаке с женатым мужчиной?
        Опомнившись, я резко села. Кошмар, чем занимаюсь? Еще и болтаю всякую ерунду!
        - Наверное, нам пора?
        Ощутив неловкость и осознав, что маран так и не ответил, я суетливо отставила свой почти пустой бокал на землю.
        - Да, пожалуй. - Он неторопливо поднялся следом. - И раз мы уже не голодны, можно смело отправляться навстречу новым впечатлениям.
        - Каким же? - Поспешила я подхватить нейтральную тему, всеми силами способствуя возвращению прежнего пиетета к своему спутнику. Негоже вести себя так по-свойски.
        Но Муэн Тоон совершенно не помог мне в этих устремлениях, быстро развернувшись и приобняв за плечи. Больше того, в этом безлюдном месте зачем-то склонился к уху и заговорщицким тоном шепнул:
        - Будем максималистами! И ты, и я почти нигде здесь не бывали, а значит просто обязаны использовать сегодняшний шанс и увидеть все чудеса первого лунного города. У нас полно времени - еще только утро.
        Вновь ощущая себя легкой былинкой, подхваченной бурным потоком, я безропотно пошагала к кабине переместительной системы космополиса, увлекаемая целеустремленным мараном. Но в последний миг обернулась, бросив пристальный взгляд через плечо, впитывая в себя напоследок все очарование этого места, желая сохранить это воспоминание на всю жизнь.
        Когда же двери распахнулись в следующий раз, нас окутал привычный мир многомиллионного современного космического города-станции с его огнями, рекламой, бесконечным шумом и… безразличием, напомнив мне о том, что я привыкла совершенно к иному окружению и ритму жизни.
        Словно почувствовав мое недовольство, ладонь слегка сжал Муэн, напомнив, что я не одинока здесь. Невольно бросив взгляд на спутника, отметив ровную линию рта, как если бы и для него в этом месте было мало приятного. Впрочем, если он бывал пока только на территории академического купола, то к такой суете и точно не привык.
        - А на Карангаре многолюдно?
        С чего это вдруг подумалось про его планету? Сразу стало как-то неловко, и я попыталась отнять свою руку.
        - Нет.
        Ответив односложно, Муэн отодвинуться не позволил и потянул куда-то в сторону. Оказалось, мы вышли совсем рядом со знаменитым оазисом. Последний особого впечатления на меня не произвел. Возможно для обитателей космополиса, знающих только искусственный мир, он и кажется каким-то чудом. Но для меня… обычная оранжерея, где весьма скудно представлен растительный мир Земли, да еще и за стеклом. Разве что, способ передвижения придуман оригинальный - поиграв с гравитацией, устроители этого места сделали так, что при должной сноровке, посетители словно плыли в направленном потоке воздуха.
        - Красиво, - больше из желания приободрить своего спутника, новичка в туризме, комментировала я большинство экспонатов.
        И с удивлением замечала, всякий раз, оторвав взгляд от стекла, что смотрит он совсем не на объекты земной флоры, а скорее на меня… Впрочем, доподлинно этого не понять - взгляд карангарца скрывал экран неизменного шлема.
        Побывали мы и в лунном саду мечтаний, где по задумке создателей, всякий гость должен упиваться восторгом, любуясь панорамным видом на лунные просторы. Вот только чрезмерная популярность этого места сводила на «нет» всю его суть. Или именно в этот выходной жители и гости космополиса решили дружно помедитировать, глядя на унылый ландшафт естественной Луны?
        Пару раз мы вообще попали в настоящую давку. И тут моим спасением стал непоколебимый маран. Оттеснив к стене, он просто вставал напротив и упирался руками в поверхность по бокам от меня. И пусть толпа казалась нескончаемой и давящей, но оказалась не способна сдвинуть его хоть на сантиметр. Я же в такие моменты замирала в странном напряжении, уставившись на его губы, которые оказывались как раз напротив моих глаз.
        - Что за ажиотаж?
        Чувствуя потребность как-то разрядить странную напряженность, тихо с толикой раздражения шепнула я стоящему вплотную ко мне мужчине. Почему-то мне было неловко, сердце стучало как сумасшедшее, и в голове крутился один вопрос: он это слышит?
        - Могу предположить, что дело в закате. Должно быть, из этого места наблюдать восход и заказ Солнца очень зрелищно, - не в пример мне спокойно пояснил Муэн.
        - Но… еще так рано! Полдень едва наступил.
        - Наверное, спрос на лучшие места высок. - Его губы дрогнули в небольшой ухмылке. - Мы останемся ждать вечера?
        Представив себе день, проведенный в жуткой давке, когда я постоянно буду так близко к карангарцу, не сдержала нервной дрожи. Это совсем не похоже на неизбежные соприкосновения во время тренировок! На самом деле, я постоянно сдерживалась, чтобы в ответ не обхватить мужчину за талию и инстинктивно не притянуть ближе - казалось, что на его спину сыплются бесконечные тычки и удары. Бедняга, неудачного он нашел гида!
        - Нет, думаю не стоит терять столько времени.
        - Хорошо, - покладисто согласился Муэн.
        - Точно хорошо?
        Ради чистой совести я переспросила: все же маран планировал знакомство с достопримечательностями.
        - Точно. - С улыбкой подтвердил карангарец. И тут же поразил ответным вопросом. - Что за тонкий растительный аромат исходит от ваших волос? Он хорошо переплетается с вашим запахом.
        - Тимьян, - выдохнула я, невольно заерзав.
        Как маран умудрился смутить меня? Чувствуя, что жар, прокатившись по телу, опалил щеки, желала одного - вырваться на улицу из этого вмиг ставшего душным лабиринта переходов.
        К счастью, очередная толпа миновала и, едва карангарец отстранился, как я сорвалась с места словно заправский спринтер. Все лишь бы скрыть свои не к месту покрасневшие щеки.
        На этом испытания не закончились. Обед в заведении «В облаках» оправдал мои наихудшие опасения. Муэн Тоон сделал их день, став самой звездной персоной среди посетителей. А мне пришлось давиться, пытаясь есть под прицелом множества изучающих взглядов. Касаемо моей персоны всех, очевидно, занимал один вопрос: почему эта девушка в обществе карангарца? О большем я старалась не думать.
        К счастью, невозмутимый куратор и здесь остался верен себе, излучая просто-таки незыблемую уверенность в себе. Ее лучей хватило и на меня. Полностью игнорируя вызванное своим появлением смятение, Муэн смотрел только на меня, слышал только меня и обращался только ко мне, чем существенно повысил мою самооценку. Так что постепенно я немного освоилась и под конец трапезы смогла даже отвечать ему осмысленно.
        Все же не зря он звездный адмирал, пусть и карангарский, но по всему чувствуется, что вывести из равновесия такого проблематично.
        - Что там у нас еще в программе?
        Уточнил карангарец, прежде чем подняться из-за стола с лучшим видом на город, раскинувшийся под нами широкой спиралью. Зрелище оказалось незабываемым. Ресторан действительно находился «в облаках». В их лунной туманно-дымчатой имитации. Каким-то образом прикрепленная к самой высокой точке купола прозрачная сфера помещения позволяла увидеть город во всей красе. Мы сейчас были над самыми высокими шпилями жилых башен-домов, могли видеть сигнальные отсветы их крыш, мелькающий бесконечным количеством огней поток внутренних транспортов.
        - Аттракционы, музей, тоннель с антистрессовыми эффектами… - Неуверенно протянула я, размышляя не слишком ли большие обязательства мы на себя взяли, решив побывать всюду за один день?
        Простят ли меня сокурсницы, если я уморю их кумира экскурсионным турне? Впрочем, о чем это я? Разумеется, я никому в этом не признаюсь.
        - Чудесно! - Меньше всего Муэн походил на уставшего, кажется, с искренним воодушевлением отреагировав на мои перечисления.
        Скорее уж на туристической ниве паду я!
        Энтузиазму карангарца мог бы позавидовать вечный двигатель. Я начала невольно позевывать уже на жутких виражах, музей и вовсе погрузил мое сознание в дремотный транс, а тоннель умиротворения… В какой момент я принялась клевать носом, а моя голова обмякла на словно специально так удобно подставленное мужское плечо?
        Я могла бы задаться этим вопросом, если бы не удивительно приятное сновидение, вставшее перед глазами. Мне снилась пещера из детства, и удивительно реалистичный ветерок, что обдувал скулы. Или прикасался к ним?..
        Резко проснувшись, поняла, что ветерок очень даже реален. Искусственно созданный под покровом купола разностью давления, он в этот момент овевал лица обитателей лунного космополиса.
        - И что случилось? - Первым делом, я настойчиво завозилась, безмолвно настаивая на обретении собственной устойчивости. Муэн сразу поставил меня на ноги, позволив оглянуться вокруг. Включено вечернее освещение, значит, время заката миновало. - Я что, уснула?
        - Да, - кивнул он мне, продолжая рукой придерживать за плечо.
        Очевидно, выражения моего лица еще не убедило мужчину в окончательном пробуждении. Тут он не ошибся - остатки сонной дремы никак не желали рассеиваться, невольно я зевнула.
        - Надо было разбудить меня. Так неудобно получилось, вам… тебе пришлось нести меня, - с чувством растерянности я бормотала первое, что приходило на ум. Сориентировавшись поняла, что мы находимся на одном из жилых витков городской спирали. - И куда ты шел?
        - Нола, ты так устала по моей вине, еще и рано встала. Решил, дойду до ближайшего отельного комплекса. Выспишься нормально, а утром вернемся в академию? Тут недалеко осталось.
        Разумеется, он говорил логичные вещи. Но при мысли о совместной ночевке в голове отчего-то затрубили фанфары. И вспомнились мысли подруги о странном интересе куратора, об отношениях в академии. Испугавшись собственной реакции и рассуждений, которые можно оправдать только сонливостью, я немедленно выпалила:
        - Нет, нет! Я не могу так, мне надо вернуться…
        - Хорошо. - И сейчас маран не стал спорить. - Тогда идем назад в переместительную кабину и отправимся к стыковочному сектору? Там ждет наш аэрокар.
        Молча кивнув, я поспешила за развернувшимся к ближайшим кабинам марана. Прежде чем войти в свободную, он задержался у раздаточного аппарата и протянул мне упаковку с напитком.
        Точно! Я с благодарностью приняла неожиданное проявление заботы, в какой уже раз за сегодняшний день решив, что Муэн Тоон не так однозначен, как мне думалось прежде. Есть в нем и другие, не знакомые нам стороны, не только фанатичная профессиональность и запредельная требовательность.
        Сладкое питье придало сил, позволив взбодриться. Меня хватило на путь до нашего транспорта. Там вышла небольшая заминка. Карангарец оставил пометку о дозарядке и пополнении до максимума всех ресурсов аэрокара на время нашего отсутствия. Пока он бегал вокруг транспорта, проверяя состояние систем, я устроилась в кресле пассажира. И не заметила, как глаза начали вновь закрываться - спать хотелось немилосердно. Пожалуй, более насыщенного впечатлениями дня в моей жизни не было. Одно постоянное присутствие марана перевело мою нервную систему в режим бесперебойного волнения. И почему рядом с ним меня постоянно потряхивает?
        Дожидаясь возвращения Муэна, всматриваясь в экраны, отображавшие небо, любовалась зрелищем ночной ярко светящейся Земли. Конечно, я понимала, что причина в сильном отражении атмосферой родной планеты света Солнца, но это никак не умаляло красоты и величественности синих лоскутков океана и коричнево-зеленого, припорошённого облаками континента, представшего перед моими глазами.
        У нас же уже ночные лунные сумерки накрыли поверхность. Можно ли удивляться, что я сплю на ходу, за полтора года жизни на Луне перестроившись на ее суточные ритмы?
        - Засыпаешь?
        Усаживаясь в соседнее кресло пилота, Муэн чуть развернул мое.
        - Да, долгий день получился…
        - Но сколько всего интересного посетили…
        Он смолк, переключившись на управление - нам пришло разрешение на вылет.
        А я полулежала в кресле и пыталась вспомнить самое важное за сегодня. Но в памяти отчетливо засело только ощущение прохладной тишины виноградной беседки, сладковато-терпкий вкус самодельного вина и успокаивающая твердость мужского плеча.
        Все остальное слилось в стремительную круговерть противоречивых и порой не самых приятных эмоций. Все кроме утра… той его части, где мы были словно только вдвоем. Стоп-кадр! Кажется, время в тот миг замерло, так отчетливо запечатлев в моей памяти малейшую деталь. Полутона теней на листьях лозы, легчайшее поскрипывание гамака, размеренное дыхание карангарца, немного спешащий стук его сердца, твердый подбородок, уткнувшийся мне в макушку… Так спокойно и хорошо.
        - Нола?
        Чувствуя прикосновение к щеке, не сразу поняла, что оно реально. Как и биение чужого сердца под ухом, как голова, устроившаяся поверх моей… Пытаясь осмыслить такие невероятные ощущения, я боялась открыть глаза. Но когда открыла…
        Подсознательно, я уже поняла, что увижу сейчас именно появляющийся в черноте неба сияющий шар Солнца и одновременно блекнущее свечение Земли. И все это над сероватой и неровной поверхностью Луны, над которой мы зависли. Зрелище, которое я наблюдала и прежде, но никогда еще так отчетливо - без мутноватой преграды академического купола.
        Никогда еще я не всматривалась в безжизненную и одновременно звенящую от мощи красоту вселенной с таким восторгом. Яркий и такой родной шар Земли, казалось, висящий совсем рядом - протяни руку и коснись… И чуть в стороне, кажущееся небольшим, но сияющее теплыми желтоватыми лучами Солнце. А вокруг - сотни крошечных искорок - далекие незнакомые звезды.
        - Мы не остались посмотреть закат, я решил, что не могу дать тебе проспать и восход.
        Муэн шепнул мне это совсем тихо, словно не желая напугать. И отстранился, отодвинув свой подбородок от моей макушки, подтвердив то, что уже подсказали ощущения. Я снова уснула. И во сне нашла для себя самую удобную и теплую опору, привалившись к карангарцу.
        А он просто объединил наши кресла, позволив мне устроиться с удобством, и… остановил аэрокар. Мы зависли где-то на полпути от космополиса до академии.
        - Аа?..
        - Не волнуйся, запасов воздуха хватит. И заряд энергии достаточный. Мы немножко полюбуемся и полетим. Скоро вернемся. Ты выспалась?
        - А.. ээ.. да. - на удивление я действительно ощущала небывалую легкость, словно проспала сутки. - Спасибо. Но почему ты… не разбудил меня? И остановился?
        Некоторое время он молчал, пока мы уже порознь продолжали наблюдать восход.
        - Решил, что так будет правильнее.
        - Но Муэн, - я замялась, подбирая слова. Прежняя робость перед его авторитетом и статусом вернулась. - Ты хоть спал? Что же выходит, из-за меня вы… ты не выспался?
        Сил посмотреть на него не было. Сейчас я радовалась наличию в их обязательной форме шлема, это позволило избежать прямой встречи глаз.
        - Я в порядке.
        По голосу я поняла, что он улыбается.
        - Как же, не поверю.
        - Действительно. Ну что, отправляемся?
        Он пресек тему моих смятенных треволнений.
        - Да…
        Даже себе я не могла признаться, что совершенно не хочу этого, понимая, что очарование сегодняшнего дня исчезнет с первым же глотком воздуха в стенах академии. Все вернется на круги своя: я к своей участи неуспевающего по предмету кадета, он к роли моего строгого куратора. Волшебство этого дня истает. Иначе просто не может быть.
        Осознав неизбежное, я резко выпрямилась в кресле, заставив себя вернуться к реальности. Прочь всякие фантазии и надуманные случайности. Не стоит приписывать Муэну Тоон собственные мысли и мотивы. Если вдуматься, он вел себя именно как ответственное за меня лицо. Раз уж случай свел нас утром…
        Но сейчас самое время вспомнить кто мы, где мы и зачем!
        Едва аэрокар, направляемый умелым пилотом, сел на парковку во внешнем кольце академии, как я соскочила с места.
        - Спасибо за помощь, - Бодро, глядя куда-то поверх плеча карангарца, отчеканила я мысленно отрепетированную за последние минуты фразу. - Выходные получились интересными благодаря вам. С вашего разрешения, я побегу в казарму, надо успеть собраться на занятия.
        Не дожидаясь ответа, рванула наружу, а затем к основному пропускному пункту академии, несясь так быстро, как никогда не бегала на занятиях. И каблуки не мешали!
        Да, все верно. Мы вернулись. А здесь я - кадет Нола Дарген. А Муэн Тоон - наш невыносимый куратор и деспот-преподаватель самообороны.
        И я никому, даже Милене, не скажу, что на самом деле он… добрый.
        ГЛАВА 7
        Очередной спринтерский рывок - это я промчалась через территорию академии до нашей с Милой комнаты в казарме. И только захлопнув дверь и привалившись к ней спиной тяжело перевела дыхание. Почему вид плотно поджатых мужских губ навел меня на мысль, что он сейчас бросится следом и вернет меня назад? И, главное, на чей счет мои странные мысли? Это же я о Муэне Тоон! Нашем зверском людоеде с самообороны…
        Брр! Пора прийти в себя! Принять холодный душ и забыть прошлый день как дурной сон.
        Но… Почему я думаю только о том, как он поведет себя при следующей встрече? И она уже сегодня! Ведь лекция по самообороне в расписании. А ближе к вечеру, наверняка, все получат и уведомления об отработках… У меня как обычно их навалом. Ааа… спасите меня кто-нибудь.
        Изменится ли после этого выходного что-то в наших взаимоотношениях?
        Почему я думаю об этом? Как нелепо. Поспешно сдирая выбранное Милой платье, я заученными до автоматизма движениями переодевалась в форму кадета академии. Неужели я могу думать, что из-за одного дня с совместными экскурсиями карангарец должен теперь делать мне поблажки? Что за корыстные надежды? К чему ему эти двойные стандарты. Разве что Мила была права…
        Брр! Прочь из моей головы, Муэн Тоон. Прочь!
        Плеснув в лицо ледяной водой и неприязненно вздрогнув от обжигающей прохлады, я пообещала себе немедленно все забыть и безропотно принять неизбежные удары судьбы в виде очередной беспощадной тренировки.
        - Нола! - Милена подлетела ко мне перед самым утренним построением, на ходу поправляя форму. - Фух, еле успела. А что потом? Лекция по самообороне? Наш тиран с отменным слухом еще не появился? Отлично. Значит, есть время рассказать мне как прошло второе свидание с Куртом! Мм… Я прямо потираю ладошки в предвкушении. Он же тебе понравился?
        Понравился, только не он. Я мысленно треснула себя по лбу: как могла забыть про боевика и непомерное любопытство подруги. Уж лучше полуправда чем лютый допрос с пристрастием, порожденный женским воображением… Страшно представить реакцию Милы, если я ей правду расскажу, она такого себе навоображает.
        Едва нас распустили, как тихо призналась:
        - Наша встреча не состоялась. У Курта возникли непредвиденные обстоятельства, он был занят вчера.
        Чуть постояв под искусственным дневным светом и легким ветерком, созданными системой академического купола, мы двинулись в направлении учебного корпуса.
        - Что-о? - Лицо подруги вытянулось от разочарования. - Вот невезуха. А я уже свадьбу начала планировать. А после академии вас бы распредели вместе на военный крейсер, - она мечтательно подняла взгляд к потолку, впрочем, успевая и спешно шагать за мной к выбранному месту в огромной аудитории. - А зачем мы в самый конец пробираемся? Оттуда хуже видна потрясающая фигура карангарца.
        - Тише ты!
        В ужасе я подскочила на месте, спешно озираясь. Пусть лекторий полон шумных кадетов, но в отношении слуха марана я уже ни в чем не уверена. К счастью, он еще не появился.
        - А что? Думаешь одна я так считаю? Оглянись, из кадетов-девушек только мы вечно сидим на галерке.
        - В отличие от тебя, у меня нет времени на лекциях смотреть по сторонам, я материал слушаю.
        - Вот! Знаю, что ты законспектируешь все до буквы, поэтому смело предаюсь фантазиям с участием нашего сурового куратора. Сдержанные мужчины вообще в моем вкусе.
        - Мил, перестань!
        Взмолившись, я спешно плюхнулась на сидение в дальнем от преподавательского места ряду. Подруга устроилась рядом.
        - Да знаю я, знаю. Коса у него. И жена или кто там у него сейчас прилетела. Вчера как раз занятия по самообороне отменили у всех курсов, наверное, вместе день решили провести - об этом все сегодня шушукаются. Так романтично, им, наверняка, трудно дается разлука… Вот бы взглянуть на эту карангарку хоть одним глазком.
        Ошеломленно моргая, я обернулась к Милене. Значит, маран вчера устроил себе выходной по собственному желанию? Ему, разумеется, можно, но… странно все это. И, да, а как быть с косой и женой? Почему он вчера со мной весь день провел?
        - Но отсутствие Курта меня расстроило, - как обычно Мила перескочила с одной мысли на другую. - Он тебе сообщение на информатор прислал? Может быть, начнете пока переписываться?
        - Ээ… Нет. Он передал сообщение через одного общего… знакомого.
        - Выходит, ты вчера в академии осталась?
        - Нет… Решила не нарушать своих планов, и отправилась в космополис.
        - Одна?!
        И тут пришлось покривить душой.
        - Разве в такой толпе отдыхающих можно пребывать в одиночестве?
        - Но…
        - Тшш! - Перебила я подругу, кивая на преподавательский постамент. - Лекция начинается, маран пришел.
        И больше за ближайший час взгляд от самописца не оторвала, завороженно вслушиваясь в ровный голос преподавателя. Как по мне, так более ровный чем обычно.
        Спешно собравшись в конце, намеренно выскользнула в общем потоке спешащих из лектория кадетов, так и не посмотрев на куратора. Но уже в обед на личный информатор пришло короткое сообщение о практике. Мое время значилось последним…
        Ааа… не сдержавшись, я обреченно застонала.
        - Что там?
        Мила тут же заглянула в мой экран.
        - Практика по самообороне, - пришлось поспешно признаться.
        - А у меня нет, - со стоном облегчения возликовала подруга, немедленно проверив свой связник.
        - И у меня…
        - И у меня!
        Друзья поразили признаниями.
        - Кажется, маран не вышел из режима отдыха, - многозначительно подмигнула мне Милена. - Только самых отстающих позвал.
        Почему-то мне в этой ситуации почудилась иная подоплека и стало страшно- страшно. Оттого я и вскрикнула:
        - Пойдемте вместе?! Ну, пожалуйста…
        - Куда? На твою индивидуальную практику по самообороне? Зачем?
        Изумление однокурсников объяснимо: подобного прежде не было. Организованность у карангарца значилась вторым пунктом в списке достоинств идеального кадета после старательности.
        - Поддержите меня морально, - выдавила из себя, краснея. - Понаблюдать со стороны всегда полезно, да и Муэн Тоон вдруг разжалобится, глядя на зрителей, и отпустит меня пораньше?
        - Даже не знаю… - подруга задумалась. - Как-то не принято это, все являются строго в назначенное время.
        Шумная и смешливая, она в душе была доброй девушкой, именно на этот скрытый дар я и рассчитывала, отчаянно опасаясь остаться с Муэном Тоон наедине. Что за напасть? Как теперь учиться дальше?
        - А что если он сегодня с атакующими занимается? Оттого и только Нолу вызвал как самую отстающую? На других «гражданских» времени и не нашлось?
        Кто-то выдвинул спасательную идею. Как минимум, знакомые девушки тут же решили прийти. Не прогонит же их куратор?
        Напрасно я верила в его дипломатичность…
        - Нет.
        Монументальным постаментом застыв в дверном проеме тренировочной зоны, сразу всем лаконично возразил карангарец на наш безмолвный вызов.
        - Но мы понаблюдаем, тоже ведь… полезно? Учиться на чужих ошибках?
        Во Милка дает! Откуда только мужества нашла на робкий лепет? У меня при виде напряженной линии мужского подбородка и тонкой полоски поджатых губ дар речи просто пропал.
        - Это навредит образовательному процессу.
        Все, с этими словами мне кивком велели проходить внутрь и медленно - без толики волнения - прикрыли дверь перед носом моих сопровождающих.
        Обреченно, как-то даже по инерции прошагав несколько шагов вперед, я неловко замерла возле тренировочного настила, смиренно ожидая развития событий. Спину от напряжения свело болью - так меня нервировал немногим не осязаемый взгляд идущего следом мужчины.
        - Кадет Дарген, вас что-то беспокоит?
        Трудно отвечать тому, кого не видишь, но обернуться было страшно. И тон куратора не располагал к «лишним» фантазиям, немногим не приморозив меня к полу.
        - Никак нет!
        Инстинктивно вытянувшись в струнку, слишком резко выкрикнула я.
        - А вот мне так не кажется, - наконец-то он обошел меня и встал напротив. Скрещенные на широкой груди руки марана и тонкая полоска его поджатых губ оптимизма не внушали: ждет меня взбучка.
        - Что за балаган с сопровождением? Считаете практические занятия забавной игрой? Мое время в отличие от своего не цените?
        Моя инициатива выйдет боком, похоже карангарец решил, что я после совместной прогулки вознамерилась считать его немногим не приятелем! И сейчас поставит на место, уж в этом он мастер.
        - Что вы, конечно нет!
        - Значит, это не вы пригласили… зрителей?
        Ааа… допрос!
        - Я…
        - Кхм, почему?
        Последний вопрос прозвучал удивительно вкрадчиво, даже заботливо.
        Мамочки, мне конец! Впредь другим наука: не ходите с чужими звездными адмиралами под луной гулять. Хм, или по Луне?.. Мозг лихорадочно искал хоть какую-то причину, любой аргумент, достойное оправдание явно взбесившей преподавателя выходки.
        - Курта надеялась увидеть! - В итоге выпалила я первую возникшую в голове мысль, вспомнив чье-то предположение про занятия атакующих. И спешно затараторила, поясняя. - В смысле, мы почему-то решили, что мой вызов - это ошибка и сегодня занятия у кадетов-боевиков. Мы же с ним так и не встретились. Вот и пошли все вместе, полагая что все быстро разъяснится и… вы меня отпустите.
        Наблюдая как грудь Муэна Тоон медленно приподнимается пока он беззвучно сквозь зубы втягивает в себя воздух, я на полном серьезе придумывала себе надпись на надгробие. Да, у жителей моей общины принято, как и в древние времена, придавать мертвых земле.
        - Значит, быстро отпущу?
        Голос его прозвучал так спокойно-спокойно, что у меня язык онемел. Все что смогла - зажмурилась и истово затрясла головой, отрицая.
        - С чего бы это мне так вас поощрять? Наверное, за отличные навыки и успеваемость?
        Мои плечи поникли, все, о чем мечтала в данный момент - оказаться где-нибудь в миллионе парсеков от этого места.
        - Или у вас есть основания считать, что практика по самообороне вам больше не пригодится?!
        В тоне промелькнуло холодное бешенство? Но мой мозг от ужаса заклинило в режиме пустоты, никак не способствуя проявлению находчивой сообразительности. Я непонятным образом довела сейчас этого невозмутимого людоеда до точки кипения - такой стремительной развязки мое воображение никак не предполагало.
        - Три базовые нормы! - Не дождавшись моего ответа отчеканил Муэн Тоон. - Немедленно выходите на арену и докажите, что заслуживаете быть раньше отпущенной с практического занятия.
        Дальнейшие события слились для меня в одну сплошную круговерть под общим названием - ад. Карангарец словно разозлился, и в качестве «груши» для его ярости очень подошла я.
        - Сила мышц и успешность выполнения кадетом технических приемов борьбы, - припечатывал меня маран нравоучениями, валяя по матам во все стороны, волтузя в бесконечных стальных захватах и притискивая к себе так, что дышать становилось нечем, - напрямую зависят от подготовки. Вы не достигните значимых результатов, пока ваши двигательные характеристики не станут виртуозными. А значит, тренировки, тренировки и еще раз тренировки!
        Не помня себя, держась за стенку я плелась к казарме глубокой ночью, испытывая ощущение полного изнеможения. Нет, злости! Как же он загонял меня сегодня… Немногим не до смерти! Вот эта доза физической нагрузки, где-то далеко за гранью моих возможностей.
        Кажется, и меня довели до точки кипения…
        - Ты выжата как лимон, - констатировала подруга очевидное, стоило мне тяжело перевалиться через порог. - Что? Маран тебя не пожалел?
        - Нет… - наконец-то рухнув на свою кровать, призналась. - Не знаю, что с ним сегодня. Бешеный какой-то, вновь и вновь требовал переделывать приемы. Я так устала! Если б силы остались, высказала бы ему все в конце, вот серьезно! Пусть над боевиками так измывается, им положено. Но я?? Я - гражданский специалист, мое дело обеспечивать команду пищей. А он с этим удушающим захватом пристал! Кого мне им душить? Кусты картошки?
        - Согласна. И давно тебе твержу - поговори с ним. Кроме тебя он никого так не загоняет. Тут должна быть причина! Выясни ее. Что если, только не кидайся на меня с криками, это все же попытка привлечь твое внимание? Знаешь, в чем-то мужчины остаются мальчишками на всю жизнь, только вместо дерганья косичек раздают раздражающие научения.
        А что сказала бы Милена, узнай она о вчерашнем дне?..
        Заглядывать себе в душу я страшилась. И это пугало… пугало собственным страхом и одновременно желанием расставить все точки над «ё», надеждой...
        - И что ты решишь?
        Не дождавшись ответа подруга подошла и присела на краешек моей кровати.
        - Ничего, - признав свою отчаянную трусость и абсолютную неспособность сделать такой решительный шаг как откровенный разговор с Муэном Тоон, я тяжело приподнялась, собираясь помыться перед сном. - Завтра освобожусь раньше, отправлюсь в тренировочный зал и постараюсь совладать с этим захватом!
        - Стать боевиком не сможешь, - сухо напутствовала в спину Мила. - Рано или поздно сдашься, признав это. Он не просто так тебя гоняет, только ты упрямая и бестолковая никак это не поймешь!
        ***
        Слова подруги снова и снова звучали в голове. В гордом одиночестве, мысленно проклиная все на свете и чувствуя стремительно подступающий упадок сил, я пыталась собраться и выполнить никак не дающийся мне удушающий захват. Не получалось! Ну, никак.
        Толком не отдохнула - не выспалась, нервы на пределе. Затем день обычных занятий - без самообороны, но без нее, кажется, моя жизнь невозможна. Поэтому я вновь в этом зале - уже самостоятельно из одного упрямства пытаюсь достичь недостижимого. Безуспешно…
        И не в последнюю очередь оттого, что за кругом освещенного ринга в центре тренировочного зала я постоянно ощущаю присутствие ненавистного преподавателя. Муэн Тоон мерещится мне уже всюду, ощущение давящего контроля и, как следствие, собственной напряженной нервозности не покидает теперь постоянно. И сейчас каждую секунду я чувствовала на себе его взгляд. Почему я уверена, что он рядом?
        Ощущение волновало, сбивая и заставляя тратить уже скрытые резервы сил на поддержание самоконтроля. На меня этот сногсшибательный маран действовал не менее сокрушительно, чем на других сокурсниц. Сил не было уже совсем, вместо желаемых четких движений выходили жалкие трепыхания, что не могли напугать даже манекен.
        - Не могу больше, - с этой фразой, кулем осев на мягкое покрытие пола, я сдалась. - Милена права, выше головы не прыгнешь.
        Тогда и раздались четкие моментально узнанные мною шаги: интуиция не подвела, карангарец тоже пришел сюда так рано.
        - Очень здравая мысль! - Этот самодовольный тон уже снился мне в кошмарах. - Нола Дарген, вы безнадежны, вы беспомощны и при любой малейшей опасности будете обречены на поражение.
        - Какой опасности? - Взвыла я со всей яростью, что последние месяцы копила в душе. - Моя задача - вырастить хороший урожай грибов на борту звездолета! Сражаться с кем-то я не буду!
        Одним слитным движением метнувшись вперед, он вдруг замер, присев напротив.
        - А если выбора не оставят? Если поставят перед фактом: жизнь или смерть? Если звездолет вместе с твоими грибами захватят? Тогда что? Тихо умрешь? - С возросшим недовольством и неожиданной страстностью в тоне уточнил маран.
        - Да, - невольно отклоняясь назад от напора и экспрессии его голоса, закрыв лицо руками, отозвалась я. Идиотизм какой-то, что за мысли у него? - Если так рассуждать, то погибнуть и дома можно - в ванной поскользнуться и головой удариться. Или, вероятнее, звездолет в случае атаки взорвут. Сильно мне в такой момент поможет навык этого захвата?
        - Ты слабая!
        Сказал так, словно сам был этим расстроен. Словно этот факт объяснял все.
        Но только не мне! Больше того, такое откровенное пренебрежение куратора меня разозлило.
        - И что с того? Нас таких много на гражданском отделении - сотни и сотни девушек-обеспеченцев. Чего вы ко мне прицепились? Моя профессия другого не предполагает. Как бы вы не пытались сделать из меня боевика!
        Опять я крикнула. Собственные неожиданно обострившиеся эмоции, реакция на его приближение, мгновенно всплывшее в памяти ощущение умиротворения, что посетило накануне, когда мы вместе лежали и смотрели на разросшийся виноград, испугали. Тело измучено и обессилено этой борьбой… борьбой с ним, с учебой, с собой. Не способна я ни на что, когда он рядом. Абсолютно безнадежна!
        - Я не пытаюсь, ни в коем случае, - маран еще подался вперед, наклоняясь ближе и вынуждая меня отодвинуться, упираясь локтями в пол позади.
        - Зачем тогда вы меня терроризируете?!
        Неужели истерика? Точка кипения пройдена и барьеры сорваны?
        - Хочу, чтобы ты сама поняла основную истину.
        Ты? Мы снова на «ты»? Мы вновь сообщники? В чем на сей раз?
        - Какую?
        Интерес в душе искренний, я ждала ответа в непонятном оцепенении, словно где-то глубоко в своих мыслях уже слышала его. Только не смела принять…
        - Тебе нужна защита. Мужская, - как нечто естественное пояснил мне караганец.
        - Когда? - Изумленно забормотала я, пытаясь его понять. Совсем не этого я ожидала. - Почему? Именно мне?
        - Всегда! Когда же ты поверишь? Просто так должно быть, я должен защищать тебя. Именно тебя, и не спрашивай почему.
        Одновременно произошли две вещи: погас свет, погрузив помещение в темноту, и на мои плечи опустились его руки.
        Вздрогнув, я замерла. Кажется, именно этого мига подсознательно и ждала все эти месяцы изматывающих тренировок… Вместе с потрясением пришло однозначное осознание: Милена оказалась права, и мои подозрения подтвердились - у Муэна Тоон ко мне интерес. Личный! Мужской!..
        В шоке я застыла от так неожиданно свалившегося на меня подтверждения, даже дыхание на миг прервалось - я не верила, просто не допускала мысли, запрещала себе замечать очевидное. Но в этот конкретный миг я почувствовала, что права, я осознала, что истина в этом. Нет смысла в том, чтобы лгать самой себе?
        Облегчение накатило расслабляющей волной. Наконец-то. Все инстинктивно показалось правильным…
        - В-вы… ты… - заикаясь, попыталась возразить, сама до конца не зная, что хочу выяснить и как действовать дальше.
        Но карангарец прервал.
        - Да, я так решил - вам, Нола, нужна моя защита. И вы ее получили. Или уже можно на «ты»?
        Описать мои чувства невозможно. Кажется, слегка потряхивало, мне даже не было страшно, настолько сильное потрясение я испытала. Одно дело догадываться, надеяться, бояться поверить и другое - так однозначно и категорично услышать от него! Это пугало… я однозначно трусиха, до последнего упорно бегущая от правды. И сейчас продолжала бежать по инерции.
        - Но я н-не хо…
        - Неважно, у тебя нет права отказать мне, ты вообще себя сейчас не контролируешь, - и его руки в темноте сильнее сжали мои плечи, принуждая подняться.
        Вернее, поднимал меня он сам, поскольку мои ноги в буквальном смысле подкашивались от накатившей чувственной волны и слабости. Муэн Тоон так близко, обнимает меня, прижимает к себе. Мир сошел с ума? Зачем-то я нужна этому марану? Что он намерен делать дальше?
        - Как это: нет права отказать? И что значит: себя не контролирую?
        Едва разжимая губы, переспросила я. Реагировать активнее не получалось, я словно не могла до конца поверить в происходящее, ощущала себя сторонним наблюдателем, оказалась не способна заставить свое тело вырваться, оттолкнуть его… И хотела ли этого?
        Одна ладонь мужчины, уверенно скользнув с моего плеча, устремилась к груди, по пути размыкая все магнитные застежки эластичной формы. Через несколько секунд я поняла, что верхнюю часть спортивного комплекта с меня уже сняли. А ладони Муэна уже двигались по моей спине, избавляя от эластичных лент, фиксирующих грудь. На миг его ладонь замерла над моей лопаткой, в том месте, где еще в детстве появилась непонятная татуировка. Но сейчас вокруг темно, и меня мало заботила эта давно забытая история. Происходящее сейчас куда важнее! Насущнее.
        - Перестаньте!
        Наконец отмерев, я вздрогнула, стремясь отскочить от мужчины. Слишком быстро, слишком ошеломительно, слишком пугающе… Время, весь мир вокруг словно замерли.
        Карангарец тут же перехватил меня за талию, удерживая рядом.
        - Не беги! - Голос мужчины звучал увещевательно, окончательно повергнув меня в панику.
        И пока я набирала полную грудь воздуха, чтобы завопить от переизбытка самых невероятных эмоций, его губы вдруг прижались к моему рту. На один бесконечно долгий миг мы дружно перестали дышать, потрясенные этим прикосновением. Словно единственное место на моем теле, что могло сейчас чувствовать - это губы. Сейчас весь мир вокруг я осязала ими, впитывала каждую капельку ощущений, запоминала, пыталась поверить… Это сон с привкусом жара, терпкости и надежды.
        Теплые руки Муэна с лихорадочной поспешностью гладили и гладили мою спину, все теснее вжимая меня во всеобъемлющую твердость его груди.
        - Я не понимаю…
        Мы остановились, только когда воздух в моих легких закончился.
        - Ты напрасно так волнуешься, - спокойно увещевал меня маран.
        В окружающей непроглядной тьме его голос звучал… обманчиво ласково. Это только усилило мой ужас. Причем пугал меня не Муэн Тоон, а собственная, вспыхнувшая мгновенно, зудящая тяга и предвкушающая потребность в нем. Испуг удесятерил мои силы. Не узнавая себя, я боялась поверить в свои эмоции. И наконец-то, вырвалась… или меня уже никто не держал?..
        Бросившись непонятно куда, успела отбежать метров на пять в беспросветной темноте, когда неожиданно врезалась в мужское тело… в него. Ладони коснулись горячей кожи на мужской груди. Я слышала, как под моей рукой билось его сердце. Потрясенная этим фактом, застыла на месте.
        Что происходит?.. В голове полнейший хаос из чувств и эмоций. Но сильнее всего смесь страха и… предвкушения. Мне одновременно хотелось стыдливо убежать от него, и со всей мочи метнуться в объятия мужчины, чтобы ощутить прикосновение его кожи к своей. Вот как сейчас, когда мы вновь принялись обниматься как сумасшедшие. И мои руки крепко сжали его плечи словно страшась потерять в окружающей тьме.
        - Не бойся! - Муэн с томительной нежностью гладил меня по спине, вновь уговаривая. - Ты под моей защитой.
        - Прекратите! - Стеснительность победила желание, я вновь толкнула его руками в грудь. - Вы не можете это делать, я не раз…
        Принять случившееся оказалось так трудно, я продолжала дрожать в душе от неизменного страха, цепляться за привычное и такое понятное прошлое.
        - Говори мне ты. Можно? Муэн. Скажи!
        - Муэн, - послушно повторила я, зачарованная отзвуками мольбы в его словах. Не могла сдержать слез, чувствуя, что вот-вот сдамся, и сама наброшусь на него. Но этого нельзя допустить! - Муэн, отпусти меня! Что ты творишь! Это… это… незаконно.
        Глупо выкать тому, к кому прижимаешься голым телом. Пусть и движимая собственной потребностью в этом тактильном контакте. Меня распирало от противоречий, сейчас я ни в чем не находила уверенности. Ни в себе, ни в нем, ни в реальности происходящих событий. И как вести себя, не знала…
        - Ваши правила вполне допускают наши отношения, - он обхватил ладонью мой затылок и, склонившись, поцеловал мои губы, заставив забыть о недавних намерениях.
        Тем самым ртом, что так часто сжимался в узкую линию от моих «успехов» на ниве самообороны. Теми самыми губами, что я лекция за лекцией рассматривала на его лице. Единственную часть его лица, что я знаю. Видела. Как и сотни других девушек с моего курса…
        - Вы часто со своими студентками вступаете в связь? - Шепнула я, изворачиваясь.
        - Ты первая, - спокойно сообщил он и вновь поймал мои губы в плен.
        Первая? Невозможно! Я не так исключительна, чтобы поверить в это лукавство. Мысль отрезвила.
        - Услышь же меня. Остановись! - Лучше настоять, пока я в состоянии сопротивляться.
        - Я даю тебе свою защиту, понимаешь? - Уверенно возразил маран, все также не позволяя мне отступить.
        - А ты спросил, нужна она мне? - В голосе уже истерические всхлипы. Если он сейчас не отступит, я позорно рухну к его ногам, сгорая от страсти и желания. - Сейчас защита необходима только от тебя!
        Неправда: себя я боялась больше. Твердила про себя: мы совершенно разные, мы не подходим друг другу, как я забыла об этом?
        - Моя защита в обмен на твое присутствие в моей жизни. Это хорошая сделка.
        Маран словно не слышал меня, продолжая стоять на своем. А я упорно и бесполезно - бой с собой проиграла безоговорочно - упиралась руками в мужскую грудь, в тщетной попытке от него отдалиться.
        - Тебе это зачем? - Да, добрая половина моих сокурсниц ему не откажет! И в отчаянии вдруг вспомнила, хватаясь за эту мысль как за соломинку, отделившую меня от грани. - У тебя же коса!
        - Моя коса тебя беспокоить не должна.
        Почему в его голосе мне послышалась улыбка? Как самонадеянно! И обидно, и разочаровывающе одновременно.
        Одна рука Муэна со вполне себе очевидными намерениями, на миг погладив мою спину, подобралась к груди.
        - Это же невозможно! - С ужасом замерев от осознания бесполезности моих протестов, я сдавленно прошептала. Сама сгорала в огне нетерпения, жаждала его прикосновений и не находила сил сопротивляться. Но признать это… признаться ему страшно. - Ты - мой куратор, я так не могу. Это ошибка, наваждение! Нам просто необходимо остановиться, успокоиться и… забыть обо всем.
        Да, да! Еще бы самой верить в то, что так сумбурно шептала.
        - Я намерен предъявить на тебя права, - вновь игнорируя мои слова, заявил мужчина. - За эти месяцы я убедился, что это неизбежно. А времени и так много потеряно. Все начнется сегодня.
        - Не надейся, что я так легко соглашусь на твои условия, - исключительно из самолюбия, решив сопротивляться до последнего, огрызнулась я. Еще решит, что я слишком уступчива, или набиваюсь в эти отношения…
        - Ты привыкнешь, - безапелляционный ответ, и мягким толчком под колени меня обрушили на пол, конечно, успев подхватить на руки. - Нам пора оставить это место - я слышу: кто-то идет.
        ГЛАВА 8
        Дальше меня схватили в охапку и в буквальном смысле куда-то потащили. Я почувствовала себя сокровищем! Вопреки полному ошеломлению от происходящих событий, которые приняли самый невообразимый оборот. Сокровищем, которое целенаправленно уволокли в сокровищницу… Где запрут за семи замками и будут любоваться в одиночестве. Ха! Совершенно не соответствующий моменту смех откуда-то из глубины души прорвался сквозь мои поджатые губы.
        Мне бы испугаться и растеряться, оказавшись во власти недавнего «людоеда», но нет… было нисколько не страшно. Скорее возбуждающе приятно! Пусть и с примесью раздражения: Муэн Тоон оказался таким… самодовольным. И что уж совершенно невероятно - мне это показалось лесным и забавным одновременно!
        Карангарец немедленно отреагировал на мои хихиканья, переместив в руках так, что наши лица оказались напротив друг друга. И наблюдая свое расхристанное отражение в экране его шлема, я вдруг еще сильнее развеселилась - чему быть, тому не миновать! К чему я так переживаю о невозможном? Запрещаю себе? Почему просто не решу плыть по течению?..
        Кажется, за спиной куратора уже сомкнулась дверь отведенного ему жилого помещения. Но меня все это совершенно не волновало - за месяцы «самообороны» я, оказывается, достаточно узнала этого непрошибаемого марана, чтобы понимать: ничего мне не грозит!
        - Откровенно говоря, ты мне нравишься!
        Не зря он дослужился до высокого чина - тушеваться и откладывать на потом не про этого мужчину. Вот и сейчас Муэн Тоон безапелляционно заявил мне самое главное, едва остановился где-то посреди собственной жилой комнаты.
        - Если честно, я не знаю, что ответить, - в тон ему выпалила я, окончательно растерявшись и ерзая в попытке натянуть куртку. - Мы только ругались прежде. И я вас совсем не знаю…
        Как и ему с ходу перестроиться на «ты» у меня не получилось. И в буквальном смысле подвешенное положение к этому не располагало - карангарец все так же прижимал меня к себе, удерживая на весу. А я не какая-нибудь там пушинка!
        - Хорошо. Ты совершенно права. Пора узнать!
        Подавившись очередным смешком, поняла, что и тут он верен себе - не свернуть с намеченного пути.
        - Что? Что ты имеешь в виду?
        Слегка растерявшись, я забылась и все же вновь начала фамильярничать.
        - А вот… - плотнее перехватив меня одной рукой, второй он широким жестом очертил пространство вокруг. - С сегодняшнего вечера ты живешь здесь.
        - Что?!
        Этот мужчина способен сразить наповал! И врожденный шарм тут не при чем.
        - Я так решил. Ты мне нравишься. Ты не уверена в своих предпочтениях, хочешь узнать меня лучше, вот и узнаешь…
        - Но… Милена?
        В шоке я не придумала аргумента лучше. Уцепилась за подругу как за символ личной свободы.
        - А что твоя соседка? Я проверяю данные с ее личного контроллера, она почти не бывает в вашей комнате, постоянно мотается из академии в первый космополис и обратно. Считай, что живет у своего жениха, являясь только на занятия.
        Почему мы обсуждаем такие несущественные мелочи, когда жизнь перевернулась вверх дном? Моя так точно - подруга не ошиблась в мотивах карангарца, я ему нравлюсь! Пусть эта новость не укладывалась в моей голове, но… факт!
        Вау, как лестно! Невероятно!
        И он мне тоже… интересен. Просто я никогда прежде не позволяла себе признать эту данность. Но раз уж все так обернулось…
        - Вот именно! - Очнувшись от ступора, я спешно замахала руками. - Он ее жених, у них серьезные отношения, так что в этом ничего странного. Но мы…
        - Так, я понял, - сухо перебил мужчина. - Значит, серьезные? Предлагаю сразу пожениться, серьезнее же не придумать?
        - Что-о-о?
        Я ошеломленно осела прямо на пол - Муэн позволил, чуть ослабив хватку. Еще и ущипнула себя, желая увериться что не сплю. А что? Самый неприступный и нереальный мужчина на свете вдруг признался в симпатии, предложил жить вместе, а затем и вступить в брак. И все это с разницей в пару минут! Есть от чего заподозрить неладное?..
        Возражений, подозрений и протестов в такой ситуации должно было быть много. И они были, безусловно. Но почему-то я думала совсем не о них…
        А поймала себя на мысли, что вопреки потрясению и немыслимой переменчивости событий, мне… отчаянно хочется пойти этим путем. Одной дорогой с карангарцем, хотя бы недолго.
        - Я не могу переехать к тебе в комнату в казарме кадетов, поэтому ты переедешь ко мне.
        Маран рассуждал деловито как о чем-то само-собой разумеющемся. Словно и не замечал моего шока.
        - Н-но зачем? П-почему?
        - Я буду защищать тебя, охранять твой сон.
        - Но мне ничего не угрожает! - Если не брать в расчет смертельную усталость от его тренировок, от которой снятся кошмары. - Как ты можешь взять и так просто решить все за меня?
        Руки коснулись висков, затем растерли лицо - я силилась прийти в себя, пребывая с ощущением, что мир вокруг кружится. Слишком много событий, мыслей и противоречивых порывов. Слишком долгий день! Слишком… всего слишком сейчас.
        Тряхнув головой, сама не заметила, как качнулась. И тут же оказалась вновь прижата к груди карангарца.
        - Вот видишь?
        И к чему он это? Или в их представлении любая слабость невозможна?
        - Просто устала…
        И зевнула. Странное дело: сейчас бы топать ногами и спорить до упора, а меня словно обесточили. И ничего не хочется, кроме как стоять, привалившись к нему, и наслаждаться ощущением тепла и близости тела Муэна Тоон.
        - Отдохни.
        Легко подхватив на руки, карангарец вместе со мной плавно шагнул куда-то. Свет медленно потух, оставив нас в темноте словно в небытие. На смену пережитому потрясению пришел откат безразличного онемения. Захотелось просто закрыть глаза, прижавшись лбом к плечу марана, и… перестать думать. Что-то решать, анализировать, представлять в разрезе неизбежной перспективы…
        Нет, не сейчас. Куда предпочтительнее позволить сознанию уплыть в желанный сон с ощущением ласкового поглаживания мужской ладони по волосам. Сон - спасение для смятенной души или отсрочка для запутавшегося сердца?..
        ***
        - Нола? Пробуждайся, - в панике (поскольку мгновенно осознала, чей это голос!) распахнув глаза, уперлась взглядом в непроницаемую огненно-черную маску на лице карангарца.
        - А-а-а… - судорожно озираясь и пытаясь вспомнить, что было накануне, промямлила я, чувствуя, что краснею. Как-никак впервые в спальне и кровати собственного преподавателя проснулась.
        - Я ухожу, у меня расписание плотное - лекции с утра. У тебя же еще есть время собраться, - и, скользнув ладонью по моей щеке в прощальном жесте, мужчина развернулся и помещение покинул.
        Выдохнув от облегчения - в одиночестве с мыслями собраться легче - села в кровати, осматриваясь вокруг. Это точно не было моей комнатой в общежитии кадетов - не стоит и надеяться на чудо! Более того, это было преподавательскими апартаментами, более того - Муэна Тоон! А ведь, помнится, все начиналось в спортзале?..
        Схватившись за голову, застонала. Что натворила, во что вляпалась?.. И как меня угораздило оказаться в таком положении… и почему не устояла?..
        Вчера, испуганная и взволнованная до предела, распластанная по мягкой поверхности кровати, укрытая темнотой и телом показавшего свое истинное лицо мужчины, полагала, что до утра не доживу - не выдержу грядущего произвола и собственной реакции на него. Как так получилось, что я с сонливым смирением допустила этот поворот? Позволила карангарцу оставить меня рядом.
        Но… ничего страшного он мне не сделал, вреда не причинил, да и мое сердечко выстояло. Помнилось, что я упрямо решила не поддаваться - ни его напору, ни своей, внезапно оказавшейся страстной, натуре. Предстать перед Муэном Тоон в неверном качестве не хотелось - гордость и какая-то глубинная потребность понравиться ему спасли.
        Сначала, замерев в напряженном ожидании, ощущая себя туго скрученной и готовой выстрелить отпором пружиной, я провела в молчании с час. Все это время маран, спокойно расположившись вплотную, развлекался прикосновениями к моим волосам.
        Он перебирал прядки, медленно протягивая каждый локон между пальцами, рассыпал их веером по подушке и вновь скручивал узлом в своей широкой ладони. Казалось, он будет делать это до утра. Так же молча и не проявляя более никаких намерений.
        Не представляю, сколько точно прошло времени - в темноте ориентироваться сложнее, но я начала ощущать прохладу незнакомого помещения и невозможность и дальше пребывать в таком напряжении. Сил на это уже не хватало. Ни моральных, ни физических. Собственное желание бушевало в груди, требуя выхода, стремясь к этому странному мужчине. Я одновременно изнывала от потребности прижаться к нему и страшилась такой возможности. Душу разъедали сомнения, а сердце замирало от неуверенности. Вдруг и тут… не справлюсь?..
        Стоило мне пару раз вздрогнуть от озноба, как карангарец свободной от ласки моих волос рукой притиснул к себе плотнее, слегка развернув и прижав спиной к своей груди. И руку свою от моего тела после этого не отвел… Затаив дыхание, я прислушивалась к ощущениям, что дарила его ладонь. Она, словно рассеянно, принялась скользить по одежде, любопытным движением очертив грудь и сдвигаясь к животу. Я тут же напряглась, чувствуя, как твердеют мышцы под его пальцами. Муэн тоже это почувствовал, принявшись круговыми массирующими движениями растирать мой пресс. И все это молча. Мое дыхание на миг оборвалось, выдав сдерживаемые порывы, его было размеренным и спокойным.
        Вопреки недавним ощущениям прохлады меня обдало жаром, волна зародилась глубоко в животе и лавой растеклась по венам, не просто согревая, а опаляя. Я поняла, что вопреки здравому смыслу начинаю… расслабляться… дремать. В темноте, в уверенных объятиях, под стук его сильного сердца было так спокойно, так тепло и… безопасно. Это поражало, но сонливое настроение упорно вновь подступало - наверное, уже совсем поздно? Или мой инстинкт самосохранения сошел с ума, решив довериться этому мужчине?
        - Вы берете только силой, - решилась я нарушить молчание, чувствуя, что теряю весь запал намеченной решительности в этой бездейственной сонливости. Нежная нега, прогоняя сомнения, уносила меня в направлении безоговорочной капитуляции.
        - Да? - в его тоне была насмешка, а дыхание лежащего рядом мужчины щекотало мне шею. - В таком случае это право дала мне ты!
        «Проклятье! - я мысленно застонала. - Так и знала, что он услышал тот мой дурацкий комплимент и неверно трактовал его причину. Наверное, с этого момента и решил, что я на все соглашусь ради его внимания. А я сейчас только подтвержу его мнение…»
        - Нет, - вздохнула невольно. - Я совершила ошибку.
        - То была судьба, - прозвучал невозмутимый ответ. - И она не сводит кого попало. Ты - моя, чем скорее сумеешь принять эту данность, тем проще тебе будет.
        В принципе он в чем-то прав. В наше время нет предрассудков в отношении любовных связей. И наши отношения, случись они действительно, не вызовут осуждения. Как, впрочем, и ни к чему не обяжут. Может быть, стоит покориться судьбе, расслабиться и получать удовольствие от жизни?.. Последние месяцы стали адом, и продолжать его не хотелось. А выход… вот он. И такой заманчивый и притягательный. Такой желанный и необходимый.
        Тем более для меня - неиспорченной стремительностью космической эпохи. Кто не пожелает заполучить для себя в первый раз такое незабываемое олицетворение терпеливой мужественности и уверенности в себе? Уж я точно никогда не забуду, как стану женщиной в объятиях этого мужчины. И почему я с такой уверенностью знаю, что он не отпустит?
        Сердце от одной мысли о нашей близости зашлось в ошалелом беге, разгоняя кровь по венам и усиливая мое возбуждение. Карангарец был совсем рядом - я каждой клеточкой тела ощущала его. Ощущала и… жаждала большего!
        «Увидеть его лицо» - свербела в сознании крамольная мысль. Я, как и большинство девушек нашего потока, не раз размышляла над этой темой, фантазируя и представляя. А тут… предлагают не только возможность лицезреть лик, но и доступ к телу. В буквальном смысле…
        А руки Муэна синхронно с моими мыслями двигались вперед, уже не просто лаская и успокаивая. Они возбуждали, усиливая в моем теле интерес однозначного свойства - желание его такого близкого тепла и силы, потребность в более тесном физическом контакте. В какой-то момент я сама непроизвольно ближе подалась к нему. Происходящее между нами уже совсем не напоминало сражение. Я капитулировала…
        Темнота размыла грани наших различий, подарила мне всплеск недостающей решительности, оставив просто двоих - мужчину и женщину. Желанных друг другу. Маран почувствовал перемену во мне, принятое решение согласиться и довериться ему. Он сразу чутко отозвался возросшим напором и однозначным вниманием.
        Мягко отклонившись, он перевернул меня на спину, слегка нависнув сверху. Обхватив мои ладони, завел их за голову, не позволяя мешать его планам. И, склонившись к лицу, скользнул теплыми губами по уголку моего рта, лишь дразня, пока только обещая новую ласку. Я нервно вздохнула.
        - Нола, ты ведь больше не боишься? - шепнул карангарец, скользя губами по моей шее, устремляясь к груди.
        - Боюсь, - сглотнув, призналась в ответ. - Но уже не тебя…
        - Называй меня по имени, - его требовательный приказ.
        - Хорошо, - мой томный шепот в темноте и попытка сдержать собственное тело от красноречивых движений. Мне невыносимо хотелось изгибаться, стремясь всей поверхностью разгоряченной кожи соприкоснуться с ним.
        - И не волнуйся, я обо всем позабочусь. Ты научишься дарить мне тепло своего тела и получать взамен мое, - он понял причину моей тревоги.
        Мы шептались в темноте комнаты, не задумываясь о том, как это, должно быть, выглядит со стороны. Все постороннее отошло на второй план! Сейчас важным стало лишь одно - желанная нами близость.
        Он оказался прав - вчера у нас все началось! И сейчас, вспомнив об этом, я испытывала муки смущения.
        «Какое счастье, что он ушел, дав мне тем самым возможность примириться с произошедшим в одиночестве» - прижимая ладони к пылающим щекам, размышляла я. Сожалений не было, эта ночь стала чудесной, наполнив душу теплом восторга, удовлетворения и уверенности в своих женских силах, но со светом дня вернулись сомнения. Сомнения в нем, в его намерениях и дальнейшем поведении. Я боялась быть отвергнутой, испытать боль разочарования в ответ на свое доверие. И… мечтала о продолжении.
        Случившегося не изменить - мои невероятные отношения с мараном начались. И что самое невероятное - я была в восторге от этого! Сравнивать не с кем, но я инстинктивно знала - для меня лучшего мужчины не будет!
        Откинув покрывало, слезла с широкой кровати и прямо обнаженной, наслаждаясь ощущением непривычной чувственности и раскованности, отправилась в душ. Возвращение к привычному для меня распорядку позволило прийти в себя. А что делать с каранг… с Муэном - время покажет. Я решила положиться на судьбу и дать событиям идти своим чередом.
        Смятение в душе - это мои личные сложности и необходимости ходить на учебу они не отменяют. Оглядывалась вокруг с любопытством и чего скрывать - некоторой долей волнения. В мыслях и чувствах был страшный разброд - настолько резких и неоднозначных перемен от жизни я не ожидала. И чего ждать от судьбы дальше, тоже. Но и отличное настроение присутствовало! А страшно было совсем чуть-чуть...
        Приведя себя в порядок, подбежала к меню услуг внутреннего обеспечения академии, чтобы выбрать свежий комплект формы. Все делали это каждое утро, одежда была универсальной, подстраиваясь под размер и строение тела каждого. Одевшись, решительно покинула апартаменты Муэна, дверь за моей спиной плавно закрылась, отрезав от меня случившееся накануне.
        Решив заскочить к себе и уже оттуда направиться на первую пару, пошагала к крылу с общежитиями. Со стороны Милены я сложностей не ожидала - подруга ночами появлялась редко. Сегодня ее тоже не было, что избавило меня от необходимости объясняться и сохранило в тайне мои перемены в личной жизни. Не случилось и допроса о причине счастливой улыбки, что то и дело выступала на лице. Не скажешь же, что перед глазами вновь и вновь мелькают эпизоды прошлой ночи: нежная решительность карангарца и мой пылкий ответ…
        Добравшись до нужной аудитории, внешне спокойно заняла привычное место, поджидая наверняка еще завтракавшую подругу. У меня на почве невероятных волнений аппетит пропал напрочь. С трудом удавалось сохранять естественный вид, скрывая нервозность. Через три пары в сегодняшнем расписании значилась вездесущая самооборона! И как я ее переживу, я не представляла. Если раньше в моем отношении к карангарцу все было просто - злость и раздражение служили основой ему (все прочее я старательно загоняла поглубже, не давая возможности проявиться), то теперь... Мне самой трудно было разобраться в себе, не то, что выработать какую-то модель поведения с ним. Тем более публичную. От того, как пройдет занятие, зависело многое…
        - Нола, ты с утра голодаешь? - Милена плюхнулась на соседний пластичный куб, служащий сидением. - Или наш таинственный и суровый красавец доконал тебя окончательно?
        Я даже испуганно поперхнулась, настолько она была близка к истине.
        - Проспала, - ничего умнее в голове не родилось.
        - Я так и поняла, говорю же, доконал. С пустым желудком и бессонными ночами ты долго не протянешь. Поэтому я тебя спасу! - и подруга с элементами триумфа в выражении лица извлекла из своей форменной торбочки герметичный тюбик с гомогенизированным сбалансированным завтраком.
        Мне в горло от волнения ничего не лезло, но есть пришлось. Зачем расстраивать человека, убежденного, что совершил только что благой поступок? Да и неестественно было бы отказаться. Становлюсь притворщицей - вот они, побочные «прелести» двойной жизни!
        К счастью, пара началась, и мы переключились на нюансы создания питательной среды в условиях иной гравитации. За учебой время пронеслось незаметно, и вот уже напряженные кадеты нашего факультета топтались возле аудитории, где вскоре начнется занятие по основам теории самообороны. Я, по понятным причинам в компании подруги и с заходящем в стремительном беге сердцем, и вовсе обреталась с самого края толпы собравшихся. И чем ближе был миг появления марана, тем больше меня колотило от волнения.
        Полностью сосредоточившись на поддержании внешнего спокойствия, в итоге не заметила появления преподавателя. Очнулась, когда Милена толкнула локтем в бок, мол, иди, почти все уже внутри. Не сдержавшись, бросила нервный взгляд на Муэна. Впрочем, его лицо скрывала привычная темная маска с огненными всполохами, а тело и видневшийся подбородок были привычно спокойны. Вопреки обычным действиям, преподаватель не вошел в аудиторию первым, а придержал дверь, пока все мы не втянулись внутрь. Молча дождался, пока мы спешно протопаем мимо. Лично я шла, уставившись на собственную обувь, и чувствовала, как пылают щеки.
        «Что же он думает теперь обо мне?» - вопрос отчаянно терзал мысли, но его извечная маска лишала меня любого шанса прочесть ответ в глазах.
        В итоге я настолько перенервничала, что привычно предшествующий началу новой лекции письменный опрос фактически пропустила - не смогла собраться и сосредоточиться на вопросах. Отведенные на него семь минут истекли мгновенно, а лист голографического дисплея передо мной так и остался девственно чистым. С характерным звуковым сигналом табло перед каждым свернулось, унося в систему к педагогу наши ответы.
        Мысленно застонав - хуже ничего не придумать, чем начать показывать еще более скверные результаты именно сейчас - я окончательно расстроилась. Публичные отношения с Муэном Тоон осложнялись, по крайней мере, с точки зрения моего душевного восприятия ситуации. Психологически мне с этого мгновения стало сложнее - подвела моя несовершенность! Буду отныне вдвойне терзаться из-за стыда не справиться?
        Расстроившись, всю лекцию провела в полусне, больше сосредоточившись на том, чтобы не смотреть в сторону марана, чем на содержании лекции. Хорошо еще, что самописец фиксировал каждое слово преподавателя.
        Аудиторию покидала чуть ли не бегом, так и не решившись посмотреть в направлении карангарца. Хотя его взгляд на себе чувствовала почти физически. Это только усугубляло мое волнение.
        «Теперь точно решит, что ради аттестации ему отдалась, - занималась я самоедством, толком и сама не понимая, почему эта мысль рождает в сердце привкус горечи. - Впрочем, его мотивы так же не ясны. Может, у него хобби - спать со студентками».
        Когда мы с однокурсниками обедали (а я вынуждена была соблюдать видимость обычности!), каждому на личный носитель пришли результаты опроса. Я сообщение открывала с тяжелым предчувствием. И... была сражена результатом! Высший балл! Стыд возрос до запредельных размеров, обрушив мою уверенность в себе на самое дно.
        Оставить неожиданно начавшиеся отношения в сугубо личной плоскости явно не получится, а значит, они будут постоянно напрягать меня. Ведь я буду выступать не равноправным партнером, а зависимой и обязанной частью пары. Скверно!
        - Нола, ну что? - подруга сочувственно смотрела на меня.
        - Три балла, - вновь солгала я, назвав мой типичный результат. Просто не представляла, как смогу объяснить действительные данные.
        - Опять пересдача, - посочувствовал сидевший рядом однокурсник.
        Я уткнулась взглядом в тарелку, прощаясь с радужным настроем утра. Как-то гадко все выходит… И однокурсники быстро сообразят в чем дело с такими двойными стандартами марана. А такой известности мне бы меньше всего хотелось. И влюбляться в него, безответно вздыхая день за днем, тоже! Опасность последнего была реальной.
        - Нола, в самом деле? Это получается, ты и сегодня на практическую отработку теории пойдешь? - Милена искренне расстроилась. - Вот я точно не лучше тебя знаю, а четыре балла получила из десяти. Пусть и по нижней границе, но от пересдачи свободна.
        «Вот наболтала!» - мысленно обругала себя, сообразив, что не смогу объяснить теперь причину отсутствия отработки.
        - Так график «подтягивания хвостов» еще никому на сегодня не приходил, - сам того не ведая, избавил меня от необходимости выкручиваться еще один сокурсник.
        И тут, как специально, у самых «успевающих» из нас сработал связник, информируя о новом сообщении. Как неудачно!
        - А вот вспомни… - мрачно отметила Милена.
        Мой связник сработал последним. Под сочувствующим взглядом подруги я поспешила с поступившей информацией ознакомиться. Получается, допзанятие по самообороне мне не грозит, а по остальным предметам я училась прекрасно. Тогда что?
        «Нола Дарген, практическая отработка теории сегодня с 22.00 до 07.00 следующего дня» - потрясенно прочитала сообщение от Муэна Тоон. Местом реализации отработки маран, не смущаясь, вполне доходчиво в этот раз назначил собственную жилую территорию.
        Без комментариев! Я испытала шок. Как же все… цинично и без толики уважения ко мне. Видимо, нежность ночью мне показалась. Вот уж точно… сделка!
        - Во сколько у тебя сегодня? - оторвал меня от мерзких мыслей один из знакомых кадетов.
        - С десяти вечера, - на автомате ответила парню.
        - Последней будешь, - засокрушалась подруга. - Отведет душу на тебе за всех.
        Ну, еще бы! Всё волнение сегодняшнего дня, все сомнения и страшные ожидания обрушились на меня с новой силой, выбивая из-под ног уверенность в себе. Было больно и горько, я испытала чувство разочарования в Муэне.
        Да этот карангарец - обычный ловелас, вознамерившаяся удобно использовать меня в своих интересах. Как он там сказал? Будешь дарить мне тепло своего тела в обмен на защиту? Согревать его одинокую постельку в обмен на аттестацию по проклятой самообороне и перевод на следующий курс - в переводе на человеческий язык. Заскучал дядя в одиночестве на чужбине. А тут я такая вся восторженная и неопытная подвернулась. На душе было мерзко… Доверилась марану напрасно. И как с этим теперь жить и посещать его предмет?..
        ГЛАВА 9
        Методично освобождая полку за полкой, я собирала вещи. Было обидно и жалко года обучения и напрасных надежд. Лунная академия была одним из самых статусных образовательных учреждений Земли, диплом гарантировал бы мне стабильное трудоустройство. А уж как было обидно за свою девичью наивность! Маран меня дезориентировал, околдовал вчера… А сегодня сказка закончилась, оставив меня с болью обиды и неуверенностью.
        Вернувшись в общежитие, поплакав немного, я решила, что сложившаяся ситуация с основами самообороны и конкретно с Муэном Тоон стала для меня неприемлемой. На тех условиях, что сегодня были обозначены мараном, я поддерживать с ним личные отношения не собиралась. А значит… аттестация мне не грозит. Посему нет смысла ждать отчисления по итогам годового экзамена. Лучше с достоинством уйду сама, никому не показав, чего мне стоит это.
        Не то чтобы я ждала от него любви, верности до гроба и прочей романтической ерунды. Понятно, что наша связь предполагала временный характер. Но уважения к себе я заслуживала. А получила весьма недвусмысленное указание на место, что отныне буду занимать при нем.
        «У него же коса! - язвила я сама над собой, намеренно ожесточаясь - так легче было воспринимать происходящее. И вспомнила любимую бабушкину присказку. - А тут я со свиным рылом в калашный ряд…»
        Выждав, когда Милена отправится к другу, я, проигнорировав три сообщения, пришедшие на связник (наверняка наш великий и непогрешимый воин недоволен моим опозданием!), взялась за сбор своего имущества. Завтра прошение об отчислении в ректорат подам и к вечеру буду вольна отправиться на все четыре.
        С мягким перезвоном раскрылась дверь в нашу комнату. Застигнутая врасплох, я с удивлением оглянулась - неужели подруга с Тарием рассорилась? Однако в дверном проеме стояла вовсе не Милена. Да, в жилые помещения кадетов, помимо собственно проживающих, свободно могли входить преподаватели. Правда, случалось это очень редко, по чрезвычайным обстоятельствам… И узреть Муэна Тоон я точно не ожидала!
        Увы, в отличие от моей физиономии, явно отражавшей сейчас всю гамму испытываемых чувств от потрясения до испуга, лицо карангарца было скрыто шлемом. Как же удобно им… Я бы сейчас тоже не отказалась от такого «прикрытия». А пока же только и смогла, что с чувством настороженности плюхнуться попой на край своей кровати. Муэн молча, позволив створкам двери сомкнуться позади себя, прошел в нашу с Миленой комнату и присел на ее кровать. Мой взгляд замер на единственной видимой части его лица: губы марана были плотно сжаты, превратившись в узкую полоску.
        - Нола, твой отказ явиться сегодня следует понимать, как нежелание следовать вчерашней сделке? - очень сдержанно и прямо уточнил мужчина.
        А я оробела. Кто я такая, рядовая двадцатичетырехлетняя землянка против него - уже состоявшегося марана карангарцев, преподавателя академии. Поэтому только испуганно кивнула и перевела взгляд на стандартный вещевой бокс, куда как раз паковала одежду. Судя по движению головы, мужчина за моим взглядом проследил.
        - Как это понимать? - жест в сторону бокса.
        - Собираюсь, - тихо, уставившись на его грудь, обтянутую эластичной тканью их формы и уже такую знакомую мне на ощупь, подтвердила я очевидное. - Решила обучение прервать, завтра рапорт подам.
        Определенно мое решение стало для него сюрпризом - губы карангарца на миг дрогнули, приоткрываясь от удивления.
        - Почему? - выдержав задумчивую паузу, спросил Муэн.
        - Поняла, что итоговую аттестацию мне за этот год не получить… - я отвела взгляд, уставившись на входную дверь.
        Странное у меня с ним общение выходит. Как с незнакомцем, ни разу мною не виденным. И в то же время мои руки помнили его тело - каждый сантиметр. Я внезапно осознала это, даже вспомнила ощущение тепла его кожи. При свете дня и без этой формы я не узнаю его, но в темноте - распознаю на ощупь из сотни других… наверняка. От подобных мыслей стало только тяжелее.
        - Я же четко дал понять тебе вчера две вещи, - в голосе мужчины мелькнуло раздраженное облегчение, - ты отныне принадлежишь… ты находишься под моей защитой, а значит, получишь аттестацию по основам самообороны!
        Он меня уговаривает?!! Но, не видя его лица, быть уверенной в этом я не могла.
        - Скажу вам честно - для меня неприемлемы те условия, на которых все это случится! - я тоже решила быть прямолинейной.
        Раз он пришел сам, значит, вопрос ему небезразличен. И вдруг это мой единственный шанс все изменить… к лучшему. Между нами. Поэтому буду говорить честно.
        - Говори мне ты! - с толикой шипения, вновь сжав губы, напомнил маран.
        - Трудно фамильярничать с тем, чьего лица не видишь, - невольно огрызнулась я. Возвращения разговора в русло интимно-личного общения мне бы не хотелось - и так было морально трудно вести с ним диалог - давили смущение и неуверенность в себе. Хотя он больше не пугал меня как раньше…
        Какой-то конкретной реакции я не ожидала. Карангарцы всегда носили эти шлемы, без них их никто не видел… кажется. И когда мужчина, спустя пару секунд, уверенно поднял руку и, коснувшись необычным способом боковой части шлема, стянул его с головы, я изумленно распахнула глаза. И затаила дыхание от любопытства и изумления. Сейчас я увижу Муэна Тоон! Больше никто, только я…
        Впившись взглядом в лицо мужчины, забыв обо всем, жадно всматривалась в каждую черточку. Определенно у карангарцев с нами тесные эволюционные связи. Муэн был очень похож на человеческого мужчину, хотя его инопланетное происхождение так же не вызывало сомнения: бледнокожий овал лица с немного тяжеловатым подбородком, изящный нос с немного более короткими крыльями, глаза с алыми радужками. Глаза неописуемо эффектно смотрелись при его смоляной шевелюре. Однозначный красавец, Милена не ошиблась!
        Но при всем этом эффектном внешнем виде мимика, выражение лица, сосредоточенный взгляд и поджатые губы однозначно говорили о сильном характере, о самодостаточности и вере в себя. Тряхнув головой, отбрасывая выбившиеся из косы прядки волос назад, мужчина заметил:
        - У нас принято носить форму на публичных выходах. Это считается проявлением вежливости и уважения, подчеркивает собственный статус и дисциплинирует. Но шлем лишь часть формы, дома мы обходимся без него. Я не намерен был скрываться…
        - Я поняла, спасибо… тебе, - опомнилась я, перестав пялиться на экзотическую внешность Муэна. - Мне так гораздо комфортнее, я хотя бы вижу реакцию на свои слова.
        - И теперь я хотел бы понять, какие мои условия для тебя неприемлемы? - в упор рассматривая меня, вернул мужчина мне ответ. С очень серьезным и внимательным видом.
        Вздохнув, я попыталась собраться с мыслями, поскольку его неожиданным поступком была основательно выбита из колеи.
        - Мне бы хотелось дальше… э -э -э… более равноправных взаимоотношений между нами, раз уж все так получилось. Ты и так начал с фактического шантажа! А когда все мои действия поставлены в прямую зависимость от итогов годовой аттестации, это… напрягает. Я переживаю, стыжусь, чувствую себя обязанной угождать и безропотно выполнять все твои… пожелания. Меня это нервирует и вряд ли станет способствовать взаимопониманию между нами. Проще говоря, ты станешь мне неприятен, ненавистен и непереносим.
        - Мне бы этого не хотелось, - перебив меня, спокойно заметил маран.
        - Мне бы тоже, - тихо отозвалась я, отводя взгляд и признаваясь в том, что тоже испытываю к нему интерес и влечение.
        Да и когда еще такой шанс подвернется побыть женщиной настолько восхитительного мужчины? Мужчины, который так зацепил за душу. А уж оценить и его настойчивость, и его мужественность я возможность имела. Причем не в прошлой ночи суть. За два месяца преподавания и индивидуальных практических отработок Муэн о себе многое дал понять.
        - Тогда я вообще не пойму, чем ты недовольна?
        - Мне бы хотелось объективности! Не надо ставить процесс обучения в зависимость от личного отношения ко мне. Разграничим их: педагог и студентка - это одно, наша связь - другое, - на одном дыхании попросила я.
        - Нола, я не допущу не аттестации для тебя, - все так же серьезно сообщил караганец. - В академии мы останемся только вместе.
        Ого! Неужели я ему серьезно понравилась? Я была польщена и в душе шевельнулась робкая надежда. Надежда на то, что он достаточно серьезно увлекся мною.
        - Но дать мне шанс добиться этого самой ты можешь? Или ты хочешь сказать, что не был… э -э -э… несколько предвзят в последнее время? - чувствуя, что краснею, но не смогла не намекнуть мужчине на определенную очевидность его интереса ко мне.
        Маран хмыкнул и моментально согласился:
        - Договорились! Отныне я буду в отношении кадета Дарген абсолютно беспристрастен. А вот ты, Нола, лишишься повода игнорировать мои… приглашения.
        Окончательно засмущавшись - как он так все опять повернул к тому, что ему в итоге выгодно? - я кивнула, шепнув:
        - Я не против… не игнорировать.
        В следующий миг Муэн Тоон стремительно вскочил на ноги и с уверенным и довольным выражением лица присел рядом, одновременно обнимая рукой за плечи и прижимая к себе.
        - Очень рад, что ты под таким впечатлением от меня и… с самого начала, - в тоне мужчины промелькнул смех.
        А я негодующе застонала:
        - Мне этот нелепый шепот уже не забудут, да? И вот несправедливость жизни - шепталась там половина всех девушек потока, а припоминают лишь мне!
        - Потому что именно от тебя услышать это было очень значимо, - многозначительно ответил и неимоверно заинтриговал меня маран. - Собственно, эта твоя фраза и предопределила дальнейшее. Я в тот миг и решил, как я «дожму» тебя.
        - Возмутительно, - счастливо прижимаясь головой к его плечу и ощущая невероятную легкость в душе (словно мы давно были вместе!), забухтела я в ответ, напрашиваясь на комплименты. - Хочешь сказать, я тебе с первого взгляда понравилась?
        - Да, - голос карангарца странно дрогнул, - с самого первого взгляда…
        Каким же это было бальзамом для моего самолюбия, позволяя уверенности в себе резко воспрянуть. Женское начало в душе возликовало.
        - Я же могу лишь подтвердить то, что сказала два месяца назад, - скромно опустила я ресницы.
        - Твоей соседки сегодня не будет? - перемещая меня к себе на колени, многозначительно и деловито уточнил Муэн. - У нас отработка теории намечалась…
        - Нет, - выдохнула я, согласная на все, уже предвкушая...
        - Отлично! - и не теряя времени, Муэн скользнул по моему телу ладонями, подбираясь к нижнему краю майки. От волнения я совсем упустила из вида, что сбором вещей занималась в будничном «домашнем» виде: короткой майке и широких шортах. - Кровать, конечно, узкая…
        Но мы разместились… Всю ночь нам вполне хватало места на моей стандартной «одиночке». Поначалу, стремясь унять какое-то обоюдное нетерпение, выплеснуть скопившиеся эмоции, мы быстро разделись. Муэн за пару движений избавил меня от скромного облачения и сам же стянул эту их неотъемлемую форму. И тут же, не дав мне толком полюбоваться его телом, подмял под себя, устроившись сверху.
        Сейчас он был просто мужчиной - желанным и моим. Недавний душевный провал сменился эмоциональным подъемом и желанием испытать взаимную страсть. Мне нестерпимо вновь и скорее хотелось ощутить близость, что накануне подарила столько восторженных впечатлений. А Муэн со смехом и грозным рыком (вся его первоначальная угрюмая серьезность пропала!) накинулся губами на мою шею. Действовал он безумно чувственно, возбуждая меня каждым прикосновением языка все сильнее.
        В какой-то момент его рука подцепила шнурок, на котором так и висел бабушкин подарок. То, что от него осталось после необъяснимого случая в пещере.
        Вытянув камешек, карангарец отрешенно рассматривал его.
        - Что за украшение?
        - Бабушкин подарок, - пояснила я.
        - Сними, я хочу посмотреть, - довольно категорично попросил Муэн.
        И я уже подняла руку, когда неожиданно остановилась: вспомнила просьбу пожилой шаманки никогда не снимать. Бабушки уже давно не было в живых, но в память о ней обещание нарушать не хотелось.
        - Не могу, - призналась мужчине.
        Карангарец напрягся, лежа поверх его тела, я легко распознала это ощущение, но промолчал. Хотя камень из рук не выпустил, продолжая теребить его пальцами.
        - Ты знаешь, что это за камешек? Откуда? - наконец отозвался он, к моему удивлению продолжив тему.
        - А что, он особенный? - удивилась я. В детстве серьезного значения подарку не придавала и какого-то глубинного смысла в нем не искала. Слова бабушки казались скорее присказкой...
        - Это не земной... минерал. В каком-то смысле это вообще не камень, а… живой организм с уникальным в своем роде излучением. Очень редкий материал во вселенной. Я знаю о них, но видеть доводилось нечасто, - перекинув мои волосы на одно плечо, пояснил карангарец.
        Я задумалась:
        - Моя бабушка была шаманкой, это старинное земное занятие. Она была навроде духовного наставника для определенных людей, верила в разные мистические сказки, многое знала и умела. Кажется, она говорила о тайне, связанной с этим… мм… камнем.
        - А ты веришь в... мистические сказки?
        В памяти сразу мелькнули отголоски давно забытых детских воспоминаний. Сейчас я уже не могла вспомнить ничего конкретного о странном происшествии в утробе горы - больше десяти лет с тех пор минуло, да и то, что всплывало отрывками, было чем-то сумбурным, искаженным детским восприятием. И сейчас тот случай уже даже мне казался неправдоподобным, за прошедшие годы я и себя убедила в том, что ничего не было. А тату... И с ним я свыклась, воспринимая уже как неотъемлемую часть себя, словно оно всегда у меня было на лопатке.
        И рассказать кому-то о странном жизненном эпизоде я так и не решилась, опасаясь непонимания и насмешек. А уж в глазах карангарца и вовсе не хотелось выглядеть суеверной, темной и несведущей.
        - Не верю, конечно, - с показной бравадой отозвалась я. - Все это лишь бабушкины сказки!
        На самом деле, выросшая в условиях естественного быта землян, воспитанная бабушкой, я очень даже верила. Пусть толком и помнила - бабушка в какой-то момент решила, что я подхожу для этих знаний.
        Но признаться в «суеверии» представителю превосходящей нас космической цивилизации не решилась.
        ГЛАВА 10
        - Генетика - это единственный для нас путь сотворения идеального мира, соответствующего всем потребностям и нуждам человечества, - монотонно развивал мысль преподаватель. Мы всем лекторием прилежно вслушивались в его слова, запоминая материал, а самописцы прилежно фиксировали каждое слово лекции. - Но это безмерно ответственный и сложнейший путь. Идти этой дорогой наш вид сможет, только обретя куда большие знания чем сейчас.
        - Профессор, - задал кто-то из сокурсников вопрос, - надо ли это понимать, как неизбежность генетических экспериментов на людях? Или они уже ведутся?
        - Если вы будете использовать элементарную логику вместо фантазии, - неодобрительно качнул головой педагог, - то поймете, что сейчас человечество идет совершенно иным путем. Колонизируя новые планеты, мы всюду организуем типовые поселения, призванные воссоздать на новом месте привычную нам среду обитания. Ведь мы как вид крайне уязвимы! Все, что помогает нам продвигаться за пределы Земли - это технологии. Но ничто, созданное человеком, не может быть так же совершенно как сам человек! И на Титане, и на Веге, и даже здесь на Луне наше присутствие относительно. Достаточно нелепой поломки, способной спровоцировать антропогенный катаклизм и полное вымирание обитателей любой из этих колоний неизбежно. Мы не выживем там без искусственно созданных необходимых нам для жизни условий.
        - Но как же карангарцы? Они прекрасно чувствуют себя и на Земле, и на Карангаре! Они способны приспосабливаться к изменившейся среде? Генетически они более совершенны?
        Вновь кто-то поднял вопрос с единственной пока встретившейся человечеству инопланетной расой. И я насторожилась, по понятным причинам с особым вниманием узнавая новое о народе Муэна. Тайна их прошлого неизменно волновала землян.
        - Возможно и так, - кивнул педагог. - А еще возможно, что среда обоих планет очень схожа. И это лишь подтверждает сегодняшнюю тему о значимости генетики в эффективности расширения среды обитания человека. Естественной, а не искусственно созданной среды. Когда-нибудь, генетика поможет нам приспособиться к естественной среде Титана и планет в созвездии Веги. Необходимо лишь пробудить спящие сейчас гены, которые будут соответствовать новой среде. Самое удивительное создание вселенной - это мы. И, увы, мы слишком мало знаем о самих себе.
        - Попытки расшифровать и усовершенствовать геном ведутся уже несколько столетий, - прозвучал очередной вопрос. - Возможно ли, что и практические эксперименты проводились? И на Карангар отправили…
        - И снова обитатели Карангара! - недовольный неизменным интересом пробурчал, прервав, профессор. - Они живут на планете не пару-тройку столетий. Уж это мы знаем наверняка! А значит, никак не могли быть отправлены туда нашими недавними предшественниками! И закроем уже эту тему.
        Самописец поскрипывал, прилежно фиксируя каждое слово преподавателя, а я сидела, уставившись в одну точку и думала о своем, не слыша ни слова. Какие же мы с Муэном разные? Здесь на Луне я совершенно не вспоминаю о мире, которому принадлежит маран. О мире, в который он обязательно вернется…
        Последние недели стали в чем-то идиллией. Касаемо моей личной жизни так точно. Муэн заполнил собой все мое свободное от учебы время. И он четко следовал своему обещанию - к кадету Дарген все «особое» отношение пропало. На занятиях я ни разу не заметила со стороны куратора какого-то индивидуального внимания к себе. Ни словом, ни жестом он ни разу не выделил меня из числа прочих кадетов, но вот по отношению ко мне лично… он меня с ума свел, поработил и оплел чувствами. Я превратилась в безумицу, живущую ожиданием. Ожиданием новой встречи!
        - Нола, - едва лекция закончилась, мы с Миленой поспешили в столовую, - что с тобой происходит в последнее время?
        Мгновенно вспыхнув, я испугалась, что случилось неизбежное - я чем-то выдала себе, и подруга разгадала тайну моих уже трехнедельных отношений.
        - Ээ… в смысле? - затоптавшись на ступеньке лестницы, по которой мы шли в общем потоке спешащих на обед кадетов, я лихорадочно искала другую тему для разговоров. - Это ты сама не своя! Вообще уже тебя не вижу, прибегаешь за миг до занятий и исчезаешь с последним сигналом. Как привидение! Жить друг без друга не можете?
        На самом деле, мне такой режим существования подруги был на руку.
        - Да, - счастливо вздохнула она, тут же остановившись с мечтательным видом. - Расставаться с любимым так трудно, даже на несколько часов. Как я переживу грядущую практику?
        - Разлука же укрепляет чувства? Так говорят?
        Чувствуя, как по губам растекается улыбка облегчения - удалось сбить подругу со стези следователя - поспешила я поддержать тему.
        - Стоп! - она вдруг опомнилась и уставилась на меня подозрительным взглядом. Рано я обрадовалась. - Не обо мне же говорим. Со мной все понятно, но вот ты у нас чего скрываешь?
        - А что я? Как обычно учусь и убиваюсь на отработках.
        Лучше всего уйти в несознанку - врать Милене совсем не хотелось, но и признаться в романе с куратором я не могла, сказывалось чувство неуверенности. В нем, в будущем, в себе…
        - Не заговаривай мне зубы! - пригрозила подруга, грозно прищурившись. - Ты и прежде все это делала, но с видом каторжника на последнем издыхании. А сейчас? Ты себя в зеркало видела? Порхаешь по коридорам, словно до седьмого пота тебя карангарец на тренировках не гоняет! И вид у тебя сейчас совсем другой… мечтательный, какой-то отсутствующий. На лекциях мыслями куда-то уплываешь. Даже на самообороне! Я сколько раз уже подмечала!
        Вот это дела, неужели все так, как говорит Милена? Тогда мне конец - подруга не успокоится, пока не вытрясет всю правду.
        - Я решила послушать твоего совета и проще относиться к проблеме!
        - Ты меня за глупую не держи, - возмутилась она в ответ. И тут же с видом внезапного озарения, таинственно зашипела. - Роман! Точно роман? Признавайся! Немедленно! Меня в этом деле не обмануть. Курт, да?!
        О! Такого поворота я не ожидала и, наверняка, застыла с ошеломленным видом: про боевика за эти дни даже не вспомнила.
        - Ладно, ладно! - тут же по-своему интерпретировав мое молчание, замахала она на меня руками. - Тихушники вы, ясное дело. Но может оно и правильно, он же из атакующих. Как-то принято считать, что при их то нагрузках не до романов… Впрочем, любовь дарит второе дыхание - по себе знаю. И силы, и время находятся. По секрету тебе скажу, вы не одни такие, еще есть парочки на курсе. Одни даже намерены уже этим летом в брак вступить, не дожидаясь окончания академии. Чтобы потом наверняка вместе распределиться.
        - Милена! - меня прорвало. - Что за ерунду ты себе выдумала?
        Про Курта я по понятным причинам и думать забыла. Он мне и прежде не был интересен, а в сравнении с Муэном…
        - Ладно, ладно, отпирайся, - шикнула она. - Я понимаю, поначалу все кажется таким нереальным… О дальнейшем в это время не думается. Но у тебя все на лице написано!
        - Да что там написано?! Только одно: моя подруга ненормальная фантазерка и…
        - Тсс! - перебила Милена, вдруг испуганно уставившись поверх моего плеча.
        Оборачивалась я с тяжелым предчувствием, что уже знаю, кого обнаружу позади. Так и есть - на несколько ступеней над нами, прислонясь к перилам лестницы, стоял Муэн! О, звезды… И многое он услышал? С его-то слухом! Вот приспичило Миле затеять выяснения на лестничной площадке рядом с бесконечным потоком обитателей учебного корпуса.
        - Кадет Одри, - обратился наш невозмутимый куратор к подруге, делая пару шагов к нам. И встал ровнехонько так, что оказался напротив Милены, чуть заслонив меня своими широкими плечами. Впрочем, мигом всполошившаяся подруга - а от внимания марана никто из кадетов хорошего не ждал - сейчас смотрела только на него. И глаза ее были большими и испуганными. - Пропагандируете систематическое нарушение дисциплины? Вы в этом вопросе действительно обладаете обширными познаниями. Только очень грустно, что они не профессионального свойства. По моим сведениям, у вас избыток опозданий на первые лекции. Не перенести ли часы ваших индивидуальных отработок на утро?
        Сама застыв в легком ступоре от развернувшейся сцены и переживая за подругу - а строгость Муэна была общеизвестна, неожиданно почувствовала его прикосновение. Карангарец что-то положил в мою ладонь. Небольшую емкость? Обхватив мои пальцы под прикрытием своей спины, мужчина чуть сжал их, привлекая мое внимание. Вздрогнув, я сообразила тут же скользнуть рукой в карман форменной куртки, оставив там таинственный подарок и одновременно закрутив головой: не заметил ли еще кто маневра?
        Но мы стояли слишком близко, да и поток кадетов рядом с куратором волшебным образом исчез - действо явно осталось не замечено.
        - Н-нет, что-о в-вы… - вымученно протянула Мила. - Я с-совсем не…
        Судя по лихорадочному блеску в глазах, она сейчас искала весомый аргумент для отказа. Маран припугнул ее сурово - возможности являться из космополиса раньше у подруги не было. Такая перестановка в расписании лишит ее возможности встречаться с женихом ежедневно.
        - Если вы и дальше будете уделять больше внимания распространению своих рекомендаций, то я подумаю об этом на полном серьезе.
        Сухо кивнув, куратор попрощался, покинув нас. Некоторое время мы еще простояли молча, всматриваясь в удаляющуюся спину марана. Не знаю, о чем в этот миг думала Мила, но я мысленно упрекала Муэна во вредности: ему точно возвращение моей соседки в казармы кадетов не было нужно.
        - Не паникуй! Это он для проформы, - поспешила я озвучить логичный вывод.
        - Надеюсь, - уныло отозвалась Милена. - Иначе не видать мне Тарьку, придется из академии отчисляться.
        - С ума сошла? Почти второй курс закончили, еще немного - и экватор.
        Вскинулась я, словно несколько недель назад сама не планировала совершить эту глупость.
        - Знаешь, Тарий меня об этом порой просит, особенно когда идет очередная волна слухов о грядущей войне с ними.
        Кивнув подбородком в сторону покинувшего нас карангарца, подруга вслед за мной поплелась к столовой. Туда мы и направлялись, когда так неудачно задержались на лестнице для беседы. К счастью, к ее теме Мила больше не возвращалась - Муэн качественно отбил ей охоту рассуждать о чужой личной жизни.
        Уже когда мы устроились с пищевыми боксами в индивидуальный отсек, оградив себя тем самым от вероятности быть подслушанными, а подруга чуть отошла от испуга, звякнули связники - пришло расписание тренировок на вечер.
        - Аллилуйя! - возликовала Мила не без трепета заглянув в информацию. - Без перемен - моя тренировка самая первая в расписании. Отмучаюсь и сразу в космополис махну. А у тебя?
        Тут сюрпризов не ожидалось - за последние недели у нас установилась некая стабильность в балансе между образовательным и личным временем. Бросив взгляд на развернувшуюся голограмму с расписанием, подтвердила:
        - Я как всегда последняя.
        - Бедняга. - сегодня голос соседки по комнате звучал особенно сочувственно. - Гоняет и гоняет тебя, никак не отстанет.
        Тут Мила была права - как мы и договорились, карангарец тренировал меня с не меньшим усердием. В глубине души я была уверена: даже с большим. Муэна всерьез заботил вопрос моей объективной неспособности постоять за себя. Но он не заговаривал об этом во внеурочное время. По какому-то безмолвному уговору, прекращая занятия и переставая быть куратором и кадеткой, мы не говорили об учебе. Куда интереснее было узнавать друг друга.
        Впрочем, и в этом занятии перевес был на стороне марана. Как так получалось не знаю, но ему неизменно удавалось разговорить меня, когда сам он отговаривался короткими и порой мало значащими фразами. Кажется, я уже рассказала ему о своей семье и жизни в мельчайших подробностях.
        Но я радовалась такому «формату» общения. Наш тайный роман, начавшись так стихийно и бурно, поначалу изрядно пугал меня. Милена верно подметила - поверить в реальность наших отношений я до конца не могла и сейчас. А поначалу… Какая-то почва под ногами и понимание происходящего требовались как воздух. И Муэн словно понял это, притормозив с напором ухаживаний.
        После первых двух страстных «свиданий» наступила пора… принятия. Наверное, оно требовалось больше мне, но маран дал мне время избавиться от смущения и примириться с новыми реалиями жизни, с присутствием в ней… возлюбленного. И требование немедленно поселиться у него больше не звучало к моему громадному облегчению. Не готова я была к публичному признанию своего романа, оставляя для себя путь к отступлению.
        Так мы стали просто проводить много времени вместе. Вместе готовили ужин, вместе смотрели какие-то визоподборки о прошлом Земли, вместе просто баловались и дурачились. И того, чего я поначалу больше всего смущалась - совместных ночей - в первые недели тоже больше не было. В какой-то момент я решала и уходила в нашу с Миленой комнату в казарме, выдавая свое появление за возвращение с пробежки. Или Муэн по малейшему сигналу уходил к себе, если в этот вечер мы, пользуясь почти семейной личной жизнью моей соседки, оказывались у нас.
        Кто-то посчитал бы это нелепым, особенно после всплеска страсти, с которого и начался наш роман. Но у нас не было судей или контролеров, отчитываться перед кем-то не было необходимости, как и поступать согласно каким-то шаблонам - и мы искали подход друг к другу, первое зыбкое доверие, нащупывая его именно за таким вот ничего не значащим общением.
        Мы привыкали к данности присутствия друг друга в своих жизнях, научились принимать неизбежные перемены. И когда, спустя примерно полторы недели таких вот романтичных свиданий, я уснула в жилом блоке Муэна, утомившись прослушиванием лекции, утром на удивление естественно обнаружила его просто проспавшим эту ночь на кровати рядом.
        - Отдохнула? - спросил он, поцеловав меня в уголок губ и тем самым прогнав малейшее чувство неловкости.
        - Да, отлично выспалась, - искренне призналась я, прислушавшись к своим ощущениям.
        - И мне спалось чудесно, - улыбнулся он.
        Привыкла видеть его вот таким открытым и без их неизменного шлема, укрывавшего лицо экраном, я тоже не сразу. Поначалу ловила себя на мысли, что пялюсь на него, изучая нехарактерные землянам черты, и всякий раз чувствовала себя неловко, что раздражаю любимого мужчину таким интересом. Впрочем, и мой невероятный возлюбленный подолгу всматривался в мое лицо, как если бы вновь и вновь находил там для себя что-то новое.
        - Это потому, что я охраняла твои сновидения, отгоняя плохие, - пошутила я.
        Но он ответил совершенно серьезно.
        - Безусловно. Делай так всегда.
        И снова улыбнулся, не позволяя мне стушеваться.
        Так, не сразу, но я все чаще и чаще оставалась с ночевкой. Удивительно спокойно и радостно было просто дремать, засыпая в кольце его рук. Так близкое присутствие карангарца стало естественным, больше того - желанным. Тогда и вернулась первоначально вспыхнувшая и до поры сдерживаемая неуверенностью страсть, окончательно сделав наши отношения полноценными и счастливыми. И я очень даже понимала, что заставляет подругу ежедневно мотаться из купола академии в космополис ради встреч с любимым.
        - Родители прислали? - кивнув на витаминный экстракт, тот самый что подложил на лестнице Муэн, Мила одобрительно закивала. - Заботливые они у тебя. И чувствуется, что естественники - знают толк в натуральных витаминах. Все же здесь мы живем пусть и в максимально приближенных к Земле условиях, но…
        На самом деле Мила сильно преувеличивала возможности моей семьи. Такие вот элексирчики были им недоступны. Пусть подруга и верно заметили - в той среде, в которой я выросла и по сей день синтезированным веществам предпочитали натуральные отвары и эссенции. Откуда Муэн их брал я вообще не представляла. Но он неизменно подпитывал меня витаминчиками почти с первого нашего совместного ужина, рассуждая о большой нагрузке в академии.
        Ага, кто же был ее причиной?..
        - Достался блок при случае, - стараясь не заострять внимание на вопросе, я быстро втянула в себя содержимое уже знакомой органической упаковки, зная, что должна выпить экстракт до еды.
        - Вот откуда твоя бодрость! - пробуя еду, прошамкала Милена. - И кожа светится, волосы засияли. Вообще, хорошо выглядишь! Счастливой и беззаботной вопреки самообороне…
        - Какие планы на лето?
        Я поспешила сменить тему, страшась вновь навести подругу на ненужные размышления.
        - Сначала надо практику пережить, - немедленно приуныла она. - А потом… не знаю, наверное, на Луне останусь у Тарьки.
        - На Землю не собираешься? Родных повидать?
        - Мы на связи, часто общаемся.
        - Ты их уже познакомила с женихом?
        - Ага. А чего тянуть?
        Мне вдруг подумалось: какой была бы реакция моей семьи, предъяви я им карангарца в качестве будущего зятя? Наверное, они были бы шокированы - отношение землян к Карангару в последние годы не было очень дружественным. А моя семья и вовсе мало интересовалась событиями за границей маленького мирка нашей общины. Впрочем, со мной они связь обязательно поддерживали, я регулярно слушала мамины рассказы о событиях дома. И чего скрывать, скучала и по родителям, и по старшим братьям, и по нашему домашнему покою и безыскусности обыденной жизни. Появление моего карангарского возлюбленного стало бы в нашей общине встряской вселенского масштаба!
        Впрочем, о чем я вообще? Так далеко между нами ситуация не зайдет.
        - А ты на Землю? - разгадав мои мысли, поинтересовалась Милена. И сама же ответила на свой вопрос. - Куда же тебе еще. Ладно мне, что тут, что на родной планете - все в космополис, а ты на природе под естественным освещением позагораешь, отдохнешь, наконец.
        Говорить о том, что вопреки полезности пребывания на земном «курорте» я бы предпочла остаться на Луне с Муэном - говорить не стала.
        - Что-то ты загрустила?
        Подруга болтала за двоих, не замечая моего молчания.
        - Настраиваюсь на практическое занятие по космоагрономии, - быстро нашлась я, вспомнив, что все занятия после обеда нашей группе предстоит провести в теплицах.
        - Ааа… - Миленка скорчила забавную рожицу. - Но, в конце концов, именно такой и будет вся наша будущая работа. Уж точно не по коридорам звездолета с боевыми приемами, отбиваясь от пиратов, скакать предстоит.
        - Вот точно! - быстро скинув остатки еды в утилизатор, мы поспешили к себе, чтобы успеть переодеться в «рабочий» вариант формы. - Но сегодня будет все сразу: сначала умаемся с посадками, затем защитные приемы отрабатывать заставят.
        - А я еще и первая… - взвыла Мила, увидев в этом всю несправедливость мира.
        - Утешься последующей встречей с Тарием! - поспешила я приободрить верную подругу.
        - Даа… Я ему все-все рассказываю, и тем более про муки с самообороной. Он же лично видел Муэна Тоон! Помнишь, в тот раз? Так что впечатление получил. И меня жалеет, массаж расслабляющий моим настрадавшимся конечностям делает! Конечно, если успевает вернуться с работы пораньше. Впрочем, я к тому времени немного отвожу душу, приготовив ужин. Одновременно и прослушиваю самописец - повторяю новый материал.
        Мысленно восхитившись тому как все у подруги организованно, невольно сравнила ее отношения со своими. Из всего, что я знала, выходило: Тарий и Милена уже фактически семья, все между ними уже как-то стало совершенно понятным. И уверенность в друг друге присутствовала.
        То, чего не хватало мне в романе с карангарцем!
        Переодевшись, мы едва переступили порог учебной теплицы, как связники пискнули - пришли инструкции для сегодняшних работ.
        - Что там?
        Мила крутила головой во все стороны, высматривая близких знакомых среди столпившихся вокруг в ожидании разнорядки кадетов-обеспеченцев нашего курса.
        - У каждого на сегодня свой квадрат, - послушно переключившись на конструктивный режим, сообщила подруге условия. - Используя синтезаторы роста и манипулируя режимом освещения и гравитацией, необходимо за последующие часы практики добиться максимального увеличения фитомассы. Данные для оценки по каждому квадрату на начало и конец занятия будут фиксироваться автоматически.
        - Всего-то… - довольно потянула Милена, озвучивая и мои мысли. - Вот бы и на самообороне все было так просто.
        - Угу, - согласно закивав, я обратила внимание, что наши сокурсники потянулись в разные стороны. - Идем искать свои квадраты?
        Мы поспешили влиться в общий поток, выискивая свой сектор, ряд и этаж заданного участка. Мой квадрат оказался высоко - под потолком теплицы. Соскочив с подъемника, который споро доставил на нужный этаж гигантской теплицы меня и прочих «соседей», деловито засучила рукава, готовясь выполнить все качественно и успешно - как и всегда.
        Мила была права, подобное задание сложным не назовешь. Всего-то необходимо напитать растения подходящими гормонами роста, высчитав предварительно дозу и частоту применения. А дальше - комбинация разных типов освещения в той части спектра, что стимулирует быстрый рост. А между делом контроль гравитации, аэрации и степени орошения растений, ведь им для скачкообразного роста потребуется больше ресурсов.
        Для специалистов в космической агрономии не проблема за последующие четыре часа добиться кратного удвоения биомассы. И культуру выдали подходящую - из числа живучих и быстро растущих. Достигнув своего квадрата и зафиксировав первоначальные показатели, я погрузилась в работу.
        Привычный и монотонный труд оставлял множество возможностей для размышлений. Невольно я вновь вернулась мыслями к своему нынешнему состоянию. Как же все круто изменилось в моей судьбе! В один миг сместив приоритеты.
        Теперь я жила с чувством сумасшедшей гонки от расставания к встрече, с ощущением порабощающего внимания Муэна. Жила невероятным счастьем наших отношений, эмоциями, что дарило такое близкое присутствием карангарца. Жила им…
        Что удивительно, такое динамичное существование окрыляло и придавало сил, поэтому меня хватало и на учебу, и на встречи с куратором. И он в ответ не скупился, тратя свое время на меня. По сути, я теперь жила в состоянии ожидания нового «знака внимания». А Муэн был щедр на них… и непредсказуемо властен в реализации любой своей идеи. Так что я быстро смирилась с вероятностью самого невероятного…
        - Нола, ты сможешь ко мне привыкнуть? Ведь я не землянин…
        Маран огорошил меня вопросом в один из вечеров первой недели наших отношений. Тогда, не решив как вести себя дальше, я шагала в казарму после занятий, когда была неожиданно перехвачена своим невероятным возлюбленным. Он вкрадчиво, даже просительно зазывал меня в гости. А я напряженным изваянием застыла на месте, в душе мучаясь чувством смущения и неуверенности: не лучше ли притормозить, укрыться в своей комнате и все еще раз обдумать? Ведь все случилось так внезапно…
        Но тогда Муэн уговорил - растормошил шутками, надавал обещаний вести себя прилично и непонятным образом утянул за собой, в буквальном смысле уведя за руку в направлении преподавательского жилого сектора. Сейчас я и вспомнить не могла, чем он переломил мое сопротивление. Кажется, обещал показать свои зарисовки с той нашей совместной прогулки в первый лунный космополис?.. Удивительно, что он вообще их сделал.
        И действительно показал.
        Боги!.. Какая же я была красивая на этих рисунках. В первый миг, ошеломленно задержав дыхание, пораженно перевела взгляд на мужчину: такой он меня видит? И тут же замерла, забыв, о чем хотела сказать - Муэн снял свой всенепременный шлем, вновь продемонстрировав мне свое лицо. И, как и в первый раз, я забыла обо всем, засмотревшись.
        - Поужинаешь со мной?
        Уже суетясь возле панели заказов, через плечо оглянулся на меня карангарец.
        - Мм.. да…
        Я говорила неуверенно, но в тот миг вообще не представляла, как следует вести себя с мужчиной, которого прежде считала людоедом, а позапрошлой ночью взяла и, забыв о всяком здравом смысле, отдалась страсти его объятий. И день, проведенный словно в полутрансе размышлений, не помог. А укрыться в своей раковине и тихо примириться с версией о реалистичном сновидении не дали.
        - Вот и чудесно. Я закажу то, что ты любишь.
        Мысль о том откуда он знает оборвалась логичным подозрением: запомнил по общей прогулке?
        - Аа… ээ… хорошо… спасибо.
        Чувствуя невыразимое смущение и стараясь даже не смотреть в направлении хозяйской спальни, я неуверенно присела на самый краешек стула.
        - Отложи самописец, - заметив, что я нервно тереблю в руках устройство, карангарец немедленно нашел мне занятие. - Выбери покрытие для стола?
        Слова о том, что какая имитация скатерти будет на поверхности стола роли не играет, замерли в горле. Засуетившись с выбором, я почувствовала благодарность к Муэну: отвлек от неловких мук самотерзания.
        - Вкусно?
        Уже когда мы кушали в тишине, устроившись напротив друг друга за узким выдвижным столом небольшой кухни в жилых апартаментах марана, меня немного отпустило.
        - Очень.
        Призналась честно: больше всего набор блюд походил на меню в моем родном поселении: простая естественная и сытная еда. Из числа выращенных, а не синтезированных продуктов, что редкость в космосе.
        - Давай ужинать так каждый день?
        - Так?
        - Вместе, - с готовностью пояснил маран.
        - Мм…
        - Не спеши пугаться, - прежде чем я подавилась от смятения, перебил он. - Ничего большего за этим предложением не стоит. Только обещание видеться часто.
        - Видеться?
        Собственный голос показался глухим от испуга.
        - Встречаться.
        Взгляд необычных алых глаз, устремленный на мое лицо, был внимателен и спокоен.
        - В… в каком смысле?
        - В том самом, - он чуть усмехнулся. И тут же припер меня к стенке заявлением, - после недавнего терять уже нечего. Ты под моей защитой, и права этого я себя лишить не готов.
        - Ааа…
        И что тут скажешь? Тем более, если и сама жаждешь продолжения, но не представляешь, как это возможно.
        - Тогда решено?
        - Ну… да…
        - Вот и чудненько, - он вилкой указал на мою тарелку, о которой я забыла, - тогда доедай. И я провожу тебя до казармы.
        Невыразимое облегчение, что разлилось в моей душе после этих слов, сложно забыть.
        И вот когда мы, по широкому - более затемненному - радиусу окружавших комплекс академии дорожек шли назад Муэн и спросил меня:
        - Нола, ты сможешь ко мне привыкнуть?
        - Я… да, думаю да, я постараюсь, - немного сбивчиво отозвалась я, вдруг решив, что должна продемонстрировать и свою заинтересованность. Пусть пока все было непонятно, но потерять эту внезапную близость с карангарцем я страшилась. - А… что?
        Он остановился, почти вплотную прижав меня к поверхности внутреннего купола - за его мутноватой пеленой виднелся огромный и слегка светящийся шар Земли.
        - Про то, что сказал вчера. Не отпущу тебя. Но пугать больше не буду.
        И пока я гадала что кроется за его словами, маран едва уловимо коснулся своим ртом моих губ. Неизменный экран шлема не позволял мне видеть выражения его глаз.
        - Спасибо. - тихо выдохнув ответ, обрадовалась: его слова обещали продолжение. Но продолжение неспешное, лишенное агрессивного напора. Именно то, что мне требовалось - время привыкнуть к мысли о том, что у нас роман. - Только можно не афишировать… наши встречи?
        - Ладно, - он спокойно отступил, чуть пригладив мне волосы, и махнул в сторону здания с казармами. - Иди, тут близко.
        Благодарно кивнув, я немедленно побежала к цели, чувствуя как горят щеки. По всему выходило, что недавние ночи мне не приснилась. Больше того, они стали началом чего-то невероятного!
        Едва практическое занятие по космоагрономии закончилось, как Милена, на ходу послав мне воздушный поцелуй, умчалась в казарму, спеша собраться на отработку самообороны и сразу после - лететь в космополис.
        «Нола, получишь за меня все необходимое на завтра?» - пришел от нее запрос на связник.
        «Не переживай», - скорее ответила я подруге, размышляя о том, что сама Муэна до вечера не увижу - именно тогда в расписании боевых практик значится мое время.
        Но сделать предстояло многое, так что время должно пролететь быстрее.
        Расставшись с Миленой, направилась в сектор технического инвентаря, получить на себя и подругу оборудование для завтрашней практической работы по почвоведению. Тут она права: вот это суть нашей будущей работы, на ней и надо сосредоточиться. Сектор находился в малообитаемой части академии, поэтому, завернув за очередной поворот, я меньше всего ожидала в кого-то врезаться. Но прежде чем сообразила в кого, такие знакомые руки уже захватили меня в плен объятий и резко переместили спиной к стене.
        - Бродишь в одиночестве неизвестно где, - прошипел Муэн, стягивая с головы и отбрасывая в сторону шлем, - будь готова нарваться на злодея!
        - На людоеда! - закивала я, с трудом сдерживая смех. - Как знать, вдруг я на это и рассчитывала, - не прерывая контакта глаз с алым взором мужчины, я игриво скользнула языком по враз пересохшим губам.
        С Муэном я была готова на любую авантюру! Он словно почувствовал это, наклонившись к моему лицу и припечатав сладким поцелуем. И мир остановился…
        - Кадет Дарген! - деловито отчеканил карангарец, когда мы отстранились друг от друга, переводя дыхание и судорожно озираясь вокруг - не появились ли свидетели у нашего «забытья». - Немедленно отправляйтесь дальше выполнять поручение.
        Натянув шлем, карангарец развернулся и покинул меня, на подгибающихся от слабости ногах продолжившую движение в отдел инвентаря.
        Уф, выдал он!
        Впрочем, подобные, сводившие меня с ума раскованностью и остротой, финты были в духе моего мужчины. Как-то собрав наш курс в аудитории для просмотра программного голографического фильма, он в процессе занятия неожиданно подошел ко мне сзади. Обхватив руками, проскользнул ими в вырез форменной куртки, лаская тело. К счастью, вокруг было темно, и стояла я в последнем ряду зрителей. Однако это стало пыткой… чувственной и невыносимой. Меня захлестнуло эмоциями: восторгом и паникой, желанием и острым осознанием присутствия вокруг людей. Сдерживаться от стонов в окружении сокурсников было адским трудом.
        Тем более адским, чем настойчивее и откровеннее маран касался моего тела… Я искусала губы, я дрожала от напряжения, я сжимала ладони в кулаки и с усилием прикрывала веки. Я ничего не видела и не слышала вокруг. Мне казалось, что я дышу оглушающе, что вот сейчас все обернутся и… наша тайна станет общеизвестна. Как не сошла с ума, поддавшись вожделению - не представляю. Муэн в очередной раз свел меня с ума.
        За миг до вспыхнувшего в помещении света он отстранился, приведя мою одежду в порядок.
        - А краткий пересказ основных фактов продемонстрированного урока мы услышим… - маран вышел к экрану и встал лицом к присутствующим, - от кадета Дарген! Давайте, это ваш шанс повысить свои баллы.
        Надо ли говорить о том, что я заработала пересдачу?.. В тот же вечер смотрела запись урока вновь, уже вдвоем с… педагогом. И опять ничего не запомнила, постоянно отвлекаясь на мужчину рядом. И мне снова пригрозили индивидуальным занятием…
        К счастью, очень часто мешать образовательному процессу Муэн не решался, понимая его значимость для меня. Но это никак не распространялось на время, что мы проводили вместе.
        Получив инвентарь, я вернулась в казарму. Немного отдохнув и повторив пройденное, в положенное время вечером отправилась на тренировку по самообороне. Ноги сами несли вперед - так хотелось оказаться рядом с куратором. Осознав, что скучаю и стремлюсь на встречу, споткнулась на ходу. Резко замерев возле входа в тренировочный зал, вдруг почувствовала себя жалкой и несчастной - как же быстро и как крепко я влюбилась в марана!
        Но у этого чувства нет будущего… Если бы Муэн намеревался, он бы уже… Что? Предложил пожениться? Земная женщина и мужчина-карангарец, вот уж удивительная пара! И кажется однажды сгоряча он говорил об этом… в шутку.
        - Нола? - дверь резко распахнулась и, не дав мне времени взять себя в руки, напротив появился Муэн. Первым делом он снял шлем. - Почему стоишь тут одна?
        - Мм… - я отчаянно старалась собраться с мыслями и скрыть свой внезапный испуг. - Рано пришла…
        - С тобой все в порядке?
        Должно быть, он что-то подметил в выражении моих глаз. Лицо марана моментально стало серьезным.
        - Да, все хорошо.
        Старательно улыбаясь, заметила, что Муэн смотрит хмуро.
        - Милена говорила об усталости после занятия в теплицах. В этом дело?
        - Мм…
        Но прежде чем я придумала ответ, куратор, обхватив мою ладонь, развернул в направлении коридора по которому я явилась.
        - Сегодня обойдемся без тренировки.
        Решительно надвинув шлем, мотнул головой в сторону выхода.
        - Что? - резко дернувшись, я грозно взглянула на карангарца. - Договорились же: никаких поблажек.
        - Это элементарное здравомыслие! К чему мне завтра измученный кадет на утренней лекции? - он немногим не тянул меня следом, уверенно шагая к себе. - Куда правильнее будет накормить тебя сытным ужином и уложить спать.
        - А другие?! Милену ты тоже накормил?
        - Нет, - мотнул он подбородком. И тут же поспешно добавил. - Но я позволил ей уйти на четверть часа раньше положенного! Она очень красочно живописала мне ваши труды на практике в теплицах. - И чуть в сторону более тихо буркнул. - Зачем надо было выбирать такую тяжелую профессию?..
        - О! Да сегодня просто праздник какой-то, - смирилась я с тем, чему не могла противостоять - уж Милена ему наверняка наговорила, мечтая освободиться раньше.
        Исключения должны быть, они лишь подтверждают правила. Пусть сегодня будет именно такой вечер: я вознамерилась серьезно поговорить с Муэном о будущем. Не стоит тянуть и мямлить, подпитывая надежды мечтами. Предпочтительнее твердо знать, на что можно рассчитывать. Так я мысленно настраивалась на разговор, пока мы кушали. Но неожиданно Муэн первым поднял важную для меня тему.
        - Чем планируешь заниматься в период летних каникул? - удивил он вопросом.
        - Домой полечу… - неуверенно прокомментировала я, вспыхнув от внезапной мысли: неужели он хочет присоединиться?.. Решил побывать на Земле?
        Однако, действительность оказалась много круче!
        - А посетить Карангар желания нет?
        - Это приглашение? - изумилась я, подняв на любимого потрясенный взгляд. Вот не ожидала такого поворота.
        - Именно, - маран был вполне серьезен.
        Учитывая, что на земном звездолете полет к ним занял бы очень много времени, вряд ли у меня будет еще шанс такого путешествия. Но сам факт приглашения стал неожиданностью… И ошеломительной подпиткой самым сокровенным мечтам! Пока взгляд из-за переполнявшего душу трепета не скользнул мимо лица Муэна и… не уперся в его косу!
        Ведь у него коса! Та самая, о которой подруга говорила, как об очевидном признаке семейного статуса. Та самая, о которой карангарец меня изначально попросил не «беспокоиться», сразу закрыв тему. Должна ли я вновь поднять вопрос? И смогу ли смириться с правдивым ответом…
        - Я подумаю, - растерявшись от неприятных мыслей, я решила пока избежать конкретики, - до лета…
        Вопреки собственным намерениям, страх все разрушить именно сейчас пересилил - я предпочла малодушно отступить с ответом, выбрав паузу. И выгадать себе немного времени для счастливого неведения. И этот факт бесконечно угнетал меня где-то глубоко в душе, не позволяя совсем воспарить в небо от счастья. Так что я ловила момент и наслаждалась настоящим.
        Но в сердце появилась червоточина: откуда такая двуличность, как я могу так спокойно окунуться в роман с… женатым мужчиной? Или пока еще только кому-то предназначенным? Ох, только бы последнее!
        Маран, по моим ощущениям, ответом был несколько разочарован, впрочем, внешне это никак не проявилось. И, со спокойствием в алых глазах, уже привычно заявил:
        - Тогда решено - полетишь со мной.
        Какая настойчивость! Как и в тот день, когда мы оказались невольными партнерами по экскурсии в космополис. Может ли это означать, что мой мужчина не принял своего положения на Карангаре? Не потому ли он отправился так далеко - на Землю, в лунную академию?
        Возражать не стала, решив, что спорить сейчас об этом смысла нет. А к каникулам уже определюсь!
        - Упакуешь в багаж? - по лицу скользнула невольная улыбка, я представила себя упакованной в бокс, который тайно пронесли на борт карангарского звездолета.
        - Похищу! - с самым серьезным видом «предупредил» маран.
        Вне учебного процесса мы с карангарцем легко находили взаимопонимание. Муэн зачастую дразнился и подшучивал надо мной в каких -то бытовых совместных делах. Но стоило мне хоть немного обидеться, или красноречиво надуться, как тут же спешил извиниться. Эта необъяснимая чуткость и бесспорное уважение, что он проявлял, в контрасте с его однозначно авторитарной манерой поведения в паре, меня умиляла. Хотелось верить в то, что я не временный эпизод… и важна для него. Моя надежда окрепла после настойчивого приглашения.
        Поймав себя на пристальном разглядывании косы Муэна, сейчас перекинутой на плечо, смутилась. Но тут же осознала, что он вряд ли заметил мой интерес - взгляд карангарца словно остекленел, приклеившись к кулону, который я неосознанно крутила в руках.
        Его волосы - это отдельная тема. С экзотической внешностью своего мужчины я свыклась. Привыкла и к более стремительным движениям, непривычно твердой коже карангарца. Но к чему я не могла привыкнуть и каждый раз с волнением отмечала этот факт, так это к его потрясающим черным и гладко струящимся по спине волосам. Всякий раз, прежде чем раздеться, он обязательно расплетал косу, позволяя своей шикарной шевелюре укрыть его спину.
        А я, скользнув в объятия Муэна, замечала, как, укутывающие меня темным покрывалом волосы мужчины, возбуждающе касаются кожи. И зарываться руками в его гриву мне нравилось. Я бы и расчесать их не отказалась, но… у меня создалось впечатление, что марану это не нравится. Он определенно избегал ситуаций, когда я оказывалась за его спиной. Возможно, инстинкты воина сказывались?
        - У меня красивые волосы? - удивлялся обычно он моим восторгам. - Нет, мои - обычные. А вот твои…У нашей расы в большинстве волосы темные, лишь у слабых и больных встречаются светлые. Но рыжих… рыжих нет ни у кого! Я с первого взгляда, увидев их, уже не смог забыть…
        «Ага» - довольная, сообразила я, что обратило внимание карангарца на меня изначально. Помимо моей болтливости, разумеется!
        - У нас это довольно распространено, - улыбалась я в ответ на комплимент. Болтали мы об этом в выходной с утра, усевшись на широкой кровати Муэна друг против друга и поглощая завтрак.
        - Не сказал бы, - отрицание каранганцы выражали вовсе не качанием головы. Для этого у них был жест, порой сбивавший меня с толку - взмах рукой. - У вас чаще встречается какой-то блеклый рыжий цвет. У тебя же оттенок очень сочный, яркий, живой.
        Жмурясь от удовольствия - кому такой комплимент не был бы приятен? - продолжала жевать, наслаждаясь ситуацией и спокойствием утра.
        Все было у нас прекрасно до момента, пока наш курс не отправился на практику. И азы самообороны тоже были включены в программу отработки теоретических знаний. Там и случилась беда…
        ГЛАВА 11
        Милена мою возникшую личную жизнь пусть и не сразу, но подметила. Но, осознав, что делиться подробностями у меня желания нет, расспросы прекратила. Она и сама редко объявлялась в нашей жилой комнате, фактически переехав к своему другу. У них все было серьезно, пара собиралась стать семьей. И этой их определенности я даже немного завидовала. Как ни хорошо все было между мной и мараном сейчас, но каких-то предложений на более отдаленное будущее он не озвучивал. А я как не мечтала о нем, навязываться не желала.
        Но беспокойство обо мне подруга проявлять продолжала. И, конечно же, не зная истинной подоплеки наших отношений, продолжала по инерции волноваться о перспективах моей аттестации по основам самообороны. Тем более что внешне «террор» в отношении меня Муэн Тоон не очень-то и прекратил.
        Промежуточную аттестацию я преодолела. В группе самых слабых, впрочем, их среди гражданских специалистов было поголовное большинство, да и то Муэн часто говорил, что это еще проявление его снисходительности, а по сути, все мы ни на что не годны. Но это был мой объективный результат, все агрессивное было мне чуждо. И даже защищаться выходило плохо.
        - Не переживай, - с усмешкой наедине заверял маран, слушая мои сетования на собственную никчемность в вопросах самообороны, - со мной ты в безопасности!
        "Вот только с ним я буду не вечно", - сразу всплывала в голове безрадостная мысль. И становилось так грустно, что сердце щемило предчувствием разлуки.
        А от перспективы совместной жизни я бы уже не отказалась... Но мне не предлагали, а сама я навязываться не собиралась, живя сегодняшним днем и наслаждаясь устоявшимся состоянием нынешнего существования. Меня все устраивало, я жила с ощущением полного удовлетворения и довольства. Лишь понимание того, что однажды все пройдет, удручало. Но эти мысли я от себя фанатично гнала…
        Учеба перестала быть каторгой, потому что теперь я знала, что не буду специально "срезана" на самообороне. А старалась и ответственно готовилась я и прежде. Так что теперь вечерами, устроившись в жилых апартаментах куратора в ожидании его возвращения с дополнительных практик и отработок (хотя частенько я и там лично присутствовала), я повторяла пройденный материал и готовилась по прочим предметам. В сердце жило счастье и довольство, от того и учеба спорилась.
        И совместная жизнь с мараном оказалась очень комфортной. Именно в психологическом плане - он на удивление просто воспринимался мною, гармонично подходил в бытовом аспекте совместной жизни. Учитывая, что нас связывал только временный роман, вовсе не обязательно быть на одной волне во всем остальном. Мы же… все время шутили, если не наслаждались страстью! И это было так здорово, так естественно, так… интимно.
        С утра Муэн меня игриво будил, и потом, все время, что мы были только вдвоем, продолжал подшучивать.
        - Нола, подъем, - и неожиданный поцелуй, доставшийся пяточке от уже облаченного в форму карангарца, заставлял меня невольно улыбнуться, выплывая из сладкой дремы. Каждый раз я не знала, куда Муэн меня поцелует перед уходом… - Ты проспишь самооборону, и… расплата будет ужасной! Тебя отдадут на растерзание людоеду.
        - М-м-м… - обнимала я подушку, поскольку заснули мы опять под утро, - обещаешь?
        - Пугаю, - слегка хлопая ладонью меня по спине с наигранной бравадой «предупредил» мужчина.
        - Мне страшно-о-о… - специально переворачиваясь на спину и заманчиво выгибаясь всем телом под взглядом Муэна в пробуждающем потягивании, бросая на него насмешливый взгляд, надувала я губки.
        - Живи пока, - хмыкал маран и вкрадчиво добавлял, - до вечера…
        - Буду ждать… вечера, - я сладко зевала и искренне улыбнулась карангарцу.
        - Я тоже, - непривычно серьезно отзывался Муэн и, сверкнув всплеском голода в алом взгляде, стремительно натягивал шлем и уходил.
        Довольно посмеявшись (когда он не мой педагог - он такое чудо!), я еще немного повалялась, вспоминая прошлую ночь, и отправилась в душ. Связь с Муэном изменила меня, сделав не только более свободной, раскованной и чувствительной. Мое тело даже на капли падающей сверху воды реагировало иначе, стремясь и в этих прикосновениях распознать руки моего мужчины. Обхватив себя ладонями за плечи, зажмурилась и довольно вздохнула: в душе появилось и утвердилось ощущение легкости. А что оно там дальше будет… посмотрим.
        В этот миг я приняла решение: полечу с ним. И момент сообщить о решении подвернулся уже вечером.
        - Нола?
        - Да?
        Сегодня подруга осталась в нашей комнате из-за грядущего утреннего сбора, назначенного на более ранее время из-за изменений в расписании занятий. И я решила демонстративно не отсутствовать ночь напролет, поэтому сейчас карангарец провожал меня после тренировки к казармам. И, конечно, мы выбрали самый широкий радиус, опоясывающих купал дорожек - в такое позднее время они были безлюдны и затемнены, кадеты должны были находиться в своих комнатах и отдыхать.
        И повод куратору идти рядом имелся - он сопровождал вверенного ему кадета после дополнительной внеурочной тренировки по самообороне.
        - Ты обдумала планы на лето?
        Повернувшись к мужчине, пожалела, что шлем скрывает сейчас его лицо.
        - Да! - и мысленно выдохнув, не позволив себе поддаться сомнениям и сейчас, призналась. - Приму твое приглашение и полечу на Карангар.
        Буду исходить из того, что раз позвал, значит нужна. А что уж там с его косой - обсудим в дороге. Себе пути к отступлению я обрубила, решив позволить нашим, поначалу казавшимся несерьезными отношениям, перейти на новый этап.
        - Спасибо! - пока я говорила, Муэн не шевелился, замерев на месте. Кажется, даже не дышал. Но вот сейчас его грудь заходила ходуном. От волнения? Или он обрадован? Как же плохо, когда нельзя прочесть эмоции во взгляде. - Обещаю, тебе там понравится.
        - Уж ты постарайся, - невольно заулыбалась я.
        На душе стало легко: ко всему надо идти постепенно, и отношения между двумя такими разными личностями как мы, к тому же разделенными массой условностей, простыми быть не могут. Но мы вместе можем оберегать, защищать и укреплять их.
        Что если наступит миг, когда я смогу признаться Муэну, что рядом с ним меня удерживает уже не только интерес и страсть, но и более глубокие чувства? Любовь?
        И смогу ли услышать признание в ответ?
        Скользнув взглядом за плечо карангарца, туда где за мутной пеленой купола виднелась частичка Земли и яркие огоньки далеких звезд, преисполнилась надежды на лучшее. Буду истово хранить это чувство и надеяться на взаимность.
        - Беги, - в ласковом прикосновении коснувшись моей щеки ладонью, Муэн быстрее отдернул руку, опасаясь ненужных свидетелей, - мы почти пришли.
        - До завтра, - счастливо пролепетала я. - Приду к тебе во сне.
        Он промолчал. Но когда я обернулась от входа в жилой блок кадетов своего курса, сумела разглядеть в отдалении впечатляющий силуэт его фигуры в темноте. И сердце дрогнуло от переполнявших душу эмоций: так сложно расставаться с этим мужчиной. С каждым разом все сложнее!
        - Припозднилась ты, - уже устроившись в кровати прокомментировала Милена мое появление. - Самооборону пересдавала? Счастье, что после завтра выходной - отдохнешь и отоспишься. Или с поклонником своим загадочным повидаешься?
        - Мм…
        Неопределенно промычав в ответ, я юркнула в душ. И там долго счастливо улыбалась, стоя под струями воды и представляя себе Муэна.
        Прежде чем лечь спать, поддавшись порыву рассказать хоть кому-то, отправила сообщение родителям: на каникулы не прилечу, после практики отправлюсь на Карангар. И пусть считают это невероятной учебной необходимостью! Раз это реальность - пора готовить их морально.
        В выходные дни мы с мараном и вовсе долго валялись в кровати, переплетясь конечностями и сонно балуясь. Уговаривали друг друга вставать, а потом вместе придумывали причины этого не делать. И, конечно же, в итоге находили повод… Повод еще задержаться в постели. И в душ шли вдвоем, растягивая помывочно-пробуждающий процесс на часы. Карангарец с ума сводил меня своей страстностью, ненасытностью и чуткостью. Он был неповторимым, уже казался мне самым лучшим и… таким единственным!
        Месяцы до конца учебного года, проведенные вместе, пролетели стремительно и беззаботно. Нам было хорошо друг с другом - легко и естественно. Мне уже казалось, что так будет вечно!
        ***
        Шла вторая неделя первых тренировочных сборов нашего курса. Неизменно их проводили на одной из космических без Земли. Нас отправили на Титан, здесь на спутнике Сатурна располагалась одна из крупнейших колоний землян, базировался отдельный космический флот. В будущем, возможно, многие из нас вернутся сюда уже на постоянное место службы.
        Муэн тоже был здесь, но проводить вместе свой досуг у нас получалось редко - виделись мы урывками. На практике не предполагалось размещения кадетов в индивидуальные жилые блоки, на базе мы все вместе жили в общей казарме. И прибывший с нами преподавательский состав теснился в своем аналоге нашего местообитания. Так что скрыть близкие отношения при более частых встречах не получилось бы. А огласки не хотела я!
        Так и выходило, что в текущем месяце я чаще видела любимого мужчину на практических занятиях в закрывавшем лицо шлеме и карангарской форме, чем обнаженным и спящим в одной кровати со мной. Я тосковала и отчаянно скучала, мучаясь возбуждающими снами и следя за Муэном жадным взглядом при каждой встрече, подмечая малейшие, уже только мне знакомые, особенности. Так хотелось подойти и обнять его, прижаться всем телом, ощутить ответный отклик знакомого тепла. Ведь с последнего нашего случайного свидания прошла неделя…
        - Нола! - подруга толкнула локтем в бок. - Где опять витаешь? Впрягайся уже, работы полно. - Она мотнула головой на бесконечные ряды теплиц. - Только мне кажется, что местные космоагрономы используют нас как дармовую рабочую силу?..
        Эта тема стала любимой у Милены в последние дни. И я понимала причину ее ворчливости: соскучилась по Тарию.
        - Ой, прости, я сейчас.
        Стряхнув задумчивое оцепенение подобно подруге и другим сокурсниками принялась разбираться в тонкостях организации процесса снабжения базы растительными продуктами, когда появился незнакомый мужчина в форме военного адъютанта. Перекинувшись парой слов с нашим педагогом, направился прямо ко мне!
        - Кадет Нола Дарген? - уточнил он.
        Я напряженно кивнула, гадая о причине такого интереса.
        - Следуйте за мной. Есть распоряжение главы академии относительно вас, - и, развернувшись, он двинулся к выходу.
        Только и успев нервно оглянуться на опешившую подругу, я поспешила следом. Мужчина, игнорируя мои многочисленные вопросы, совершенно неожиданно доставил меня в ближайший космопорт и проводил до… транспортного шлюза, где, как выяснилось, нас ожидал военный крейсер.
        - Кадет Дарген, - там нас встретил один из заместителей ректора академии, - вам предписано немедленно вернуться на Землю!
        - Немедленно, - опешила я, невольно вскрикнув. - Почему?
        - По вам пришел запрос из ведомства космических сил Земли, - уклончиво пояснил представитель академии. - Подробности вам сообщат на месте.
        - Но… собраться?.. - совсем растерялась я, боясь предположить о причине такой спешки. Почему я? И… надо предупредить Муэна! - Мне понадобится не больше получаса!
        - Нет, вылетаем немедленно. Ваши вещи доставят позже! - сухо уведомили меня, кивнув на вход позади.
        Что совсем поразило - мужчина еще и сжал поверх форменной куртки мою руку, словно бы опасался побега. И что я могла? Как военнообязанная, должна была подчиниться приказам ведомства. Кивнув, с тяжелым камнем на душе, шагнула в указанном направлении.
        Так, стремительно, неожиданно и без внятных пояснений, я покинула купол военной базы на Титане. Время, что понадобилась для возвращения на родную планету, провела в страхе и тоске - меня лишили любого средства сообщения с внешним миром, да и в остальном условия моего содержания очень напоминали арест! А уж как я волновалась о Муэне, отчаянно тосковала по нему…
        Вопреки ожиданиям, по прибытии на Землю меня доставили не в представительство академии, а в одно из зданий военного ведомства. И вот там все, наконец, прояснилось…
        - Кадет Дарген, - меня удостоили чести общаться с кем-то из штаба нашего звездного флота, - началась война.
        Вздрогнув, вспомнила давний разговор с Миленой и как-то сразу поняла с кем…
        - А-а-а... почему? - должна же быть причина у столь радикального смещения вектора взаимоотношений землян и карангарцев.
        - Они напали на седьмую эскадру нашего звездного флота, находящуюся сейчас возле Веги. Связь с ней утеряна, все крейсеры в ее составе, вероятнее всего, уничтожены. О выживших у нас информации нет, - тяжелым взглядом всматриваясь в мое лицо, сухо проинформировал военный.
        О звезды... Это сколько же людей погибло. И не только непосредственно военных, но и гражданских специалистов, обслуживающего персонала. И Вега... там же крупнейшая военная база землян в созвездии.
        - Почему вдруг?.. - переспросила я, думая о том, знал ли об этом мой карангарец.
        И если знал, почему ничего не предпринял? Не улетел к своим?..
        - Почему напали? - понял мужчина. - Мы подозревали, что их давно интересуют ресурсные разработки, что мы ведем в том секторе галактики. Были предположительные попытки перекупить их через третьих лиц. Неудачные... Вот и пошли другим путем. Нашим правительством принято решение интересы земной конфедерации отстаивать так же и военным путем. Сейчас к Веге направлены двенадцать наших боевых космических эскадр, мы так же укрепляем гарнизоны прочих наших баз в секторах, прилегающих к территории Карангара.
        А Милена про романтику рассуждала... Все же куда прозаичнее. Ресурсы! Межгалактическая война... первая в истории человечества... тем более с расой, пусть и значительно более малочисленной, но превосходящей технологически. И гибель целой эскадры... в голове этот ужас не укладывался, а главное - я никак не могла соотнести новость с Муэном.
        Он же маран, такие же, как он, командовали этим нападением карангарцев, отдавали приказы об уничтожении. Получается и он способен на это... Я просто не представляла подобного. Мой такой уже родной, до малейшей черточки знакомый и близкий Муэн безжалостно убивающий людей?.. Волна потрясения, ужаса и шока накрыла сознание. Я растерялась, понимая только одно - мой мир перевернулся. И как раньше уже не будет. Услышанное просто не укладывалось в голове.
        Почему он рассказывает мне обо всем? Еще и этот вызов на Землю?! Задаваясь вопросом, я уже понимала, что причина в моей связи с Муэном. Очевидно, мы не смогли сохранить ее в тайне. Сработали системы контроля и местоположения в академии?
        - А я? - и запнулась, не зная, как продолжить вопрос.
        - Вы… - взгляд представителя штаба приобрел остроту, сконцентрировавшись на моем лице, - на вас были предъявлены брачные обязательства. Карангарским мараном Муэном Тоон. Вы же знаете наши законы: гражданка Земли не может вступить в брачный союз с жителем колонии или иной планеты без официального согласования. Разные же бывают случаи… А согласование автоматически вступает в силу спустя семь месяцев с момента подачи заявки.
        - Когда… - голос меня подвел, и пришлось прокашляться, - когда поступила заявка?
        - Четыре с небольшим месяца назад.
        «Летом! Семь месяцев истекли бы летом, - выдало потрясенное сознание. - Как раз когда я, наверное, была бы на Карангаре, согласившись на приглашение Муэна… Он не планировал вернуться? И вернуть меня?..»
        - И я?..
        Ох, к чему же им я? Душу переполнило страхом в преддверии беды, сердце бешено застучало в предчувствии разлуки с любимым.
        - И вы… поймите нас правильно, - мужчина словно подобрался. - В такие моменты, когда нашей общей родине, нашей цивилизации угрожает смертельная опасность… А война с карангарцами будет очень тяжелой, многие и многие миллионы людей погибнут и уже погибают. Не факт, что карангарцы не пойдут дальше и не атакуют Землю и ближайшие к ней базы, чтобы полностью избавиться от нашей расы. Вы понимаете, Нола? Представьте себе, что станет с нами всеми, поймите, что погибнут ваши близкие, все, кого вы знаете сейчас, перестанут существовать…
        Грудь сдавило кулаком ледяного страха. Я натужно вздохнула, наконец-то осознавая, какая беда пришла к нам. Ко мне… Всматривалась в отрешенное лицо военного и никак не могла принять новость. Маран же клялся мне! Говорил о почитании и уважении к землянам, говорил искренне.
        Но и лицо человека напротив выражало ровные доли участия и сожаления, словно он в душе был опечален необходимостью сообщать дурные вести. Глаз он не прятал - неужели его слова не роковая и необъяснимая ошибка?
        Но Муэн? Мог ли он быть так спокоен, мог ли он бездействовать, зная о грядущем? В голове никак не получалось соотнести поведение марана, его приглашение, явно рассчитанное на мирное посещение, и эту сокрушительную новость.
        Война Земли и Карангара. Немыслимо… Но представитель звездного флота же лгать не может? О таком… нет, немыслимо.
        - Нола, - мужчина смотрел на меня с надеждой, с немым призывом во взгляде, - подумайте об этом и скажите, на что вы готовы ради человечества, ради своих близких?
        Что за вопросы? Зачем это? Чувство неприятия и неверия не желало проходить. Кто угодно, но не Муэн! Ему я верила абсолютно, чувствовала искренность слов о почтении к землянам.
        - На все, - выдохнула я, впрочем, не понимая, что, собственно, в данных обстоятельствах могу сделать, и о какой жертве идет речь.
        О Муэне я уже не думала, масштаб трагедии заслонил все прочие чувства и мысли.
        - Вы настоящая патриотка своей расы, Нола Дарген! - голос военного звучал патетично, даже торжественно. Мужчина довольно улыбался моему ответу. - И мне радостно видеть, что наверняка внушенные вам карангарцем мнимые перспективы не заслонили от вас долга гражданки Земли. Тем более не могу не напомнить вам, это и ваш долг, как кадета академии - жертвовать собой ради спасения жизней других людей.
        - Жертвовать? - потрясенно повторила я.
        - Да, Нола, вы должны понимать, возможен и такой вариант, когда ради спасения многих и многих жизней, жизней вашей семьи, в первую очередь, вам придется отдать свою. Каждый из нас, выбирая путь служения родине, должен быть готов к этому в любой момент, - мужчина подошел ко мне и с восхищением сжал мою руку. - Вы - необычайная девушка, таких приводят в пример детям, именами таких называют проспекты, о таких пишут историю! Поверьте, и ваше имя будет увековечено в ней, ваши родители будут гордиться своей дочерью… если что.
        - Н-но…
        Вдруг стало невыразимо страшно. И ужасающе одиноко - я потерялась в новой реальности, полностью дезориентированная. В полном недоумении я смотрела на военного, судорожно пытаясь понять смысл его слов. И не понимала…
        - Нола, вы один из наших козырей. Нам тоже есть что противопоставить карангарцам. Муэн Тоон не стал бы заявлять брачные обязательства, не будь это важным для него. А значит, мы можем обменять вас на их согласие в одном из принципиальных вопросов или вовсе через вас уничтожить его.
        - Как? Зачем? - я отшатнулась.
        Как бы все не повернулось, и чтобы не говорили другие, но я не ощущала Муэна врагом. Не могла! Для меня он был так же значим, как мои близкие, как моя семья…
        - Тут возможны варианты. Мы можем заразить вас особым вирусом и передать ему, выполняя принятые межгалактические правила даже сейчас в состоянии назревающего противостояния. Или вживить вам имплантат, который детонирует, когда маран будет рядом.
        В немом ужасе я прижала ладони ко рту. Они хотят, чтобы я убила Муэна?! Говорят об этом на полном серьезе?
        - Но зачем он вам? - в немыслимом шоке залепетала я, силясь отыскать в одномоментно перевернувшемся мире хоть какой-то смысл. - И не проще ли просто сейчас задержать его, раз он так важен и опасен? Он же на территории земной базы и он один… И разве, это не означает его непричастность к любым действиям, направленным против нас!
        Военный недовольно фыркнул:
        - Если бы… но он уже не там. Покинул ее в тот же день, что и вы. Как только узнал о начале активной фазы военных действий, полагаю. Мы крайне удачно и тайно вывезли вас, но карангарца задержать не успели, - мужчина недовольно усмехнулся. - И да, он опасен. Очень. Собственно, это один из основных военачальников карангарцев, гений стратегии в каком-то смысле. Безжалостный тактик. Такого сложно переиграть, но с вами…
        В голове услышанное не укладывалось, казалось, большего безумия я не слышала.
        - И как он мог оказаться педагогом одного из учебных военных заведений Земли? - сжав виски ладонями, я подняла на мужчину неверящий взгляд. Вдруг вспомнила, что о себе Муэн рассказывал крайне мало, тогда как обо мне выведал, кажется, все-все. - И почему наше космическое ведомство это допустило? И есть же двое других педагогов карангарцев у атакующих?
        Цепляясь за здравый смысл, надеялась получить какое-то вменяемое объяснение происходящему. Рассказы о моем маране не могли быть правдой!
        - Э-э-э… знаете народную мудрость о том, что врага надо держать к себе ближе, чем друга? Те другие они по сути никчемные, у себя не котируются, вот и пришлись нам ко двору. Мы предполагаем, что они шпионы, поэтому использовали их для передачи ложных данных. А с Муэном Тоон действительно странно… он сам предложил себя на эту должность. Но мы посчитали, что при обучении кадетов академии он вряд ли что-то важное сможет узнать, а мы… к нему присмотримся. Но сейчас везение от нас отвернулось - взять его на территории базы не удалось, он сбежал на карангарском звездолете. - дернув головой, военный неприязненно поморщился: - Откуда только он и взялся.
        Я непроизвольно выдохнула, ощутив, как напряжение отпускает.
        Он вне опасности! Вопреки всему это стало для меня огромным облегчением. Представитель военного штаба перевел на меня взгляд.
        - Но вы у нас, и это несколько уравнивает нашу игру, - закончил он объяснения.
        А я с каждым его словом понимала: что-то здесь не так, слишком много «но»…
        - Извините, но я не смогу быть вам полезна, - решилась я озвучить внутренний протест, признавая свою слабость. Прав был Муэн. - Я не способна убить кого-то…Тем более его.
        - Врага человечества? Если от вас будет зависеть судьба нашей расы? - голос мужчины стал суровым.
        - Увы, - едва не шепотом подтвердила я.
        - Что ж… - он задумался, - мы, разумеется, не вправе на вас давить, вы пока не приняли полноценную присягу и подчиняться несущим риск жизни приказам не обязаны, но… Я хотел бы, чтобы вы пообщались с родственниками погибших. Тех, кто стал первой жертвой вероломства карангарцев. Идемте!
        И как я не упиралась, он увлек меня за собой…
        ГЛАВА 12
        - Дарген? - напарник, вытянув свою худую шею, пытался рассмотреть меня, примостившуюся за цистернами с питательным раствором. - Тебя к начальнику станции вызывают.
        Вздохнув, работу с рассадой прервала и полезла мыть руки - абы в каком виде на такую встречу не отправишься. Тем более что хороших новостей сейчас никто не ожидал. Прошло полгода с того момента, когда я узнала о войне с карангарцами. За это время земная конфедерация потеряла две трети своего звездного флота, несколько десятков военных инопланетных баз, некоторые из которых были ключевыми. Наши потери были ошеломительными, о потерях врага доподлинной информации не было.
        Да, мы знали транслируемые всеми информационными источниками данные о том, что наши сражались отчаянно, используя любой способ противостоять звездным силам Карангара. Но эскадра за эскадрой отправлялись в зону столкновения и… не возвращались. И точка за точкой исчезали с карты конфедерации ключевые объекты, с которыми в какой-то момент после сигнала о приближении врагов пропадала связь…
        Круг сужался, мы все понимали это. Нападение на Землю лишь вопрос времени. В душах землян росли страх и отчаяние. Все силы и так были мобилизованы, карангарцам потребовалось совсем немного времени, чтобы достичь такого результата. Для военного ведомства это стало неприятной данностью. Кадетов, не завершивших свое обучение, так же начали призывать в экипажи военных звездолетов в качестве сопутствующих специалистов и помощников. Так случилось и со мной. Но, в отличие от моих сокурсников, совсем недавно. Лишь три недели назад я появилась на военной базе Зондера, спутника Плутона, и вошла в состав ее экипажа.
        Почему так поздно? Причина в том, что меня до последнего надеялись использовать иначе. Как я ни противилась, но смогли переломить, убедить в том, что я должна лично поспособствовать уничтожению Муэна и рискнуть собой.
        Что было в месяцы жуткого заключения в недрах секретного объекта ведомства вспоминалось с трудом. Казалось, большую часть я проспала после многочисленных уколов. Но во снах неизменно видела эпизоды с участием Муэна. Ужасные кадры…
        Вновь и вновь жертвы его атак делились со мной своим горем. В голове царил сумбур, лица знакомых и не знакомых людей кружили перед глазами. Только я не могла понять, что из этого было реальностью, а что вымыслом измученного сознания. Так действительно ли мне звонила Милена и в слезах рассказывала о нескольких погибших от руки марана в перестрелке сокурсников, пытавшихся помешать его побегу с базы? Лицо подруги в моих воспоминаниях словно тонуло в дымке, а голос звучал непривычно глухо, лишая уверенности. Реально ли все?
        Попытки отыскать Милу не дали результата. В творившемся сейчас хаосе никому не было дела до моих душевных терзаний. А заканчивались они неизменно: клятвой сделать все для уничтожения врага. Муэна!
        Но… не пришлось. Меня с полгода продержали, что называется, под руками, запрятав на каком-то безумно засекреченном объекте.
        По обрывкам фраз я даже поняла, что Карангару выдвигались предложения, касаемо моей скромной персоны, но… Время шло, а меня так никуда и не привлекли, продолжая удерживать в состоянии полутранса. А потом и вовсе отпустили, позволив отправиться добровольным помощником на базу Зондера.
        Видимо, не так заинтересован был во мне маран, как полагал наш штаб. Для него я ничего не значила!
        Другое дело он для меня. Только лишившись возможности быть рядом с Муэном, осознала, насколько дорог и важен этот мужчина для меня. И как бы не пытались убедить, что он враг, я не смогла смириться. Тосковала о нем и ненавидела одновременно. Сходила с ума от страха за него, скучала по нашим ночам, по его страсти. Тело, привыкшее к его присутствию за месяцы, что мы провели вместе, стало жадным до близости, желание переросло в потребность - всепоглощающую и невыполнимую.
        Я мучилась, желая его. Любимый приходил ко мне во снах, после которых я просыпалась яростно сжимающей ладони. Закрывала глаза, обнимала себя руками и представляла, что вот он - лежит рядом, обнимает меня, ласкает и целует.
        Месяц проходил за месяцем, мне становилось только хуже. Я уже не жила, а существовала, превратившись в пустую оболочку самой себя. От былого ощущения счастья не осталось и следа. Все высосала мука. И ненависть. Ненависть уже к себе. За то, что не смогла забыть, за то, что скучала, за то, что полюбила… врага.
        Меня снедала вина. Вокруг я видела тех, кто уже лишился по вине карангарцев своих близких и любимых. А я томилась от желания вновь получить шанс встретить его, душа рвалась к Муэну Тоон. К тому марану, чье лицо ежедневно транслировали все новостные системы…
        Мой карангарец стал для землян воплощением беды, олицетворением этой войны. Именно Муэну, по информационным сводкам ставшему во главе звездного флота противника, приписывали такие кровопролитные, неизменно несущие землянам колоссальные потери, военные операции.
        Его лицо было всюду, сводя меня с ума и медленно - капля за каплей - вытягивая жизнь из моего тела. И я ненавидела марана за это! Как и за то, что он карангарец, за то, что их раса сделала с моим миром, с моим народом, с моей душой…
        Однажды решив, что все, я не смогу больше существовать с ощущением неминуемого конца жизни, с ноющей пустотой внутри, изводя себя тоской по мужчине, которому не нужна, запретила себе вспоминать! Я решила… решила начать все сначала, вычеркнуть из памяти и сердца время, проведенное рядом с ним, решила попытаться построить новые отношения.
        Клин клином вышибают. Да?.. С другим…
        Им стал коллега, напарник. В это время трагедии и лишений многие искали близкого тепла, стремясь забыться в нем, хоть на мгновения забыть о неотвратимом ужасе войны, в котором мы жили. И мы с ним тоже… попытались. Но, увы!
        Его губы не манили желанием, руки не опаляли страстью, а объятия не дарили тепла. Мне с ним было так же холодно и одиноко. Даже хуже… Мне было противно! Невыразимо отвратительно от мысли о том, что он не… Муэн. А я могла быть только с ним, любить только его. И никого другого… Осознав это, ушла. И больше таких экспериментов не повторяла, продолжая одиноко замерзать в холодном коконе отчаяния и тоски.
        От будущего ничего хорошего уже не ждала. Замкнулась в себе, ожесточилась. Впитывая в себя горе и страдания других, все сильнее ощущала свою вину за то, что испытала счастье рядом с ним… рядом с врагом! Я дошла уже до того, что мечтала… жаждала его смерти! В этом мне виделось избавление… лично мне. Поэтому на вызов командующего гарнизоном отреагировала безразлично - меня уже нечем было напугать, самого дорогого меня уже лишили. Муэн лишил меня сердца, поработив и забрав его с собой.
        - Нола, - командующий гарнизоном базы выглядел усталым, - насколько я осведомлен о вашей квалификации в академии, в программе обучения была медицинская помощь?
        - Скорее уход, - пояснила я. - Квалифицированным медиком я не являюсь, могу оказать лишь базовую первую помощь.
        - Но с медицинским оборудованием вы в ладах?
        - Конечно, - уверенно кивнула в ответ. - Нам читали управление процессами. И практика полноценная была, она после первого курса, так что я успела...
        Мужчина тяжело вздохнул.
        - Не могу приказать вам этого, поскольку вы не врач, но предлагаю... Сегодня в сектор Триада отправляется крейсер-разведчик. Стараемся с ними отправить максимально укомплектованную бригаду медиков, вдруг там еще есть те, кто два дня назад выжил.
        Я сглотнула - этот сектор был соседним с нами. И решилась:
        - Я готова, я хочу. Вдруг, в самом деле, смогу кому-то помочь...
        Или тоже погибну. Уж лучше так.
        О Муэне я думать себе запрещала, подавляла любые воспоминания о нем, решив, что не могу позволить себе любовь к врагу. Это же слабость? Больше того, подлость и предательство в отношении тех людей, чьи близкие уже погибли в космических сражениях.
        А слезы в ночи? В их причине я никому не признаюсь, как и в том, что любовь сделала меня жестокой. Только расставшись с мараном, поняла, что влюбилась. Полюбила его так, как можно любить только по-настоящему, на всю жизнь.
        Но очень быстро пришло осознание, что это невозможно, что я предам своих - свой мир, человечество, близких... Еще в начале войны, много общаясь с родными погибших, помогая им, осознала, что начинаю ненавидеть карангарцев, что вижу в них врагов!
        И в Муэне тоже, в нем особенно. За то, что оказался так двуличен, за то, что причинил такой вред, за то, что руководил передовыми силами противника. И заставил меня чувствовать себя предательницей, ощущать вину перед теми людьми, что уже лишились близких, и лишатся еще...
        Себе страшилась признаться в сокровенном: больше всего ужасала возможность однажды получить сообщение о гибели… его.
        Можно ли быть более жалкой? Глупой и неверящей? Почему сердце не принимает то, в чем уверили разум: его вину? Его причастность? Почему душа протестует, изводя мукой?
        Чем так страдать, неизбежно сходя с ума… Да! Я приветствовала любой шанс оказать помощь, оказаться на передовой. Сейчас же... мгновенно поняла, что давно искала способ внести свою лепту. Сделать что-то более значимое, чем бестолковое ожидание смерти, омраченное ожесточением и разочарованием в себе и в нем. Я была готова ко всему, я даже смогла бы убить Муэна, окажись он рядом. Только бы больше не видеть его ежедневно в сводках, и не слышать криков проклинавших его матерей!
        Это означало бы убить собственное сердце. Или он уже убил его за меня?
        - Собирайтесь, крейсер стартует через пару часов. - вздохнул начальник гарнизона. - И... будьте готовы ко всему, мы засекли присутствие карангарских звездолетов совсем близко от нашей базы. Так что живем одним днем и готовимся к обороне.
        Поднявшись, по давно возникшей привычке на удачу коснулась рукой скрытого под одеждой камешка - подарка бабушки. Этот жест приносил успокоение.
        И почему-то напоминал о Муэне…
        ***
        Крейсер оказался юрким, скоростным, маневренным и оснащенным последними боевыми системами звездолетом. Команда была разношерстой, но в основном состояла из матерых вояк и всех, кто обладал хоть каким-то опытом в медицине.
        - Поступим непредсказуемо, - предупредил наш временный капитан. - В лоб не попрем, а обогнем по краю орбиты, вдруг да подкрадемся незаметно... Хотя и крюк сделаем.
        Мы не спорили, мужчина успел доказать свой профессионализм, выведя эскадру, которой командовал, из-под удара противника. Хотелось верить, что и сейчас нам будет сопутствовать удача и кого-то из своих мы найдем, и поможем.
        Увы, полет прошел неудачно. К территории бывших земных колоний мы не смогли приблизиться - там явно присутствовали чужие военные космолеты. Возвращались удрученные: карангарцы однозначно напали, и наши базы были оккупированы ими.
        Выходило, что мы напрасно потеряли время.
        На подлете к нашей базе на Зондере, все поняли, произошло что-то чрезвычайное - на сигналы и запросы звездолета не отвечали. При этом никаких видимых повреждении станции не было и судов противника рядом не фиксировалось. Что стряслось?..
        - Сами не поняли, как все произошло, - едва ли не шепотом пояснял мой коллега, спустя несколько часов, когда мы все же решились сесть на поверхность планеты и вышли из корабля. - Они появились внезапно, нас всех разом накрыло - с места двинуться не могли, не то, что сопротивляться. Я сразу подумал - все, последние мгновения жизни. А карангарцы покружили вокруг и... улетели. Исчезли так же внезапно, как возникли. И отпустило нас вот только сейчас, вам ответить даже не могли. Так что вы удачно улетели, могло так получиться, что только вы бы и выжили...
        Сердце дрогнуло, пропуская удар. Гибель других отзывалась болью в душе, но все же эти люди были мне незнакомы, жили где-то далеко, здесь же... Беда пришла прямо на мой порог. И как знать - каким станет будущее. Возможно, оно сократится до одного завтра!
        Накликала…
        Ночью карангарцы появились вновь. Не сказать, что все мы спали, после того испытания, что пережили люди при их появлении накануне, нервное напряжение и страх уже не отпускали. Нет ничего ужаснее абсолютной беспомощности, когда ты не способен хоть как-то защищать себя. И Муэн преподавал у нас самооборону, прекрасно зная, что земляне в принципе не способны что-то противопоставить им.... Как чудовищно цинично!
        В этот раз и мне довелось испытать ощущение парализующей неподвижности, когда ты все осознаешь, все понимаешь, но не способен шевельнуть и пальцем. Меня "появление" врага застигло в одиночестве, в темноте крошечного чулана с подкормками. Там, рухнув рядом с заваленным разными минеральными смесями столом, я так и осталась лежать беспомощная, не способная подняться. Только слезы текли из глаз, и было страшно... очень... очень.
        Не знаю, сколько прошло времени, мне казалось - вечность, прежде чем рядом послышался шум. До этого стояла абсолютная тишина, даже аварийная система не сработала. Но сейчас... кто-то был рядом, я чувствовала! В следующую секунду, выхватив мое скрюченное в странной позе тело лучом света, надо мной склонился карангарец. Этот шлем, и эта форма были так хорошо знакомы мне... по, теперь уже казалось, прошлой жизни!
        Инопланетник, тщательно осветив мою фигуру, неспешно склонился ближе, неожиданно подхватил на руки и куда-то понес…. Впрочем, мне и изумленный вздох издать было не под силу.
        Из того, что мне удалось увидеть, а обзор без возможности повернуть голову был скверный, хорошего оказалось мало. Никого из членов команды и гарнизона базы не было на нашем пути! Меня же целенаправленно и скоро куда-то несли. На карангарский звездолет!
        В его нутре было сумрачно, если не темно, что совсем лишило меня возможности ориентироваться в пространстве. Я понимала лишь, что мы движемся. И довольно долго. Под конец меня положили и оставили одну, фактически в темноте. Однако пролежала я недолго. Внезапно, словно по щелчку, оцепенение спало. Боясь поверить в это, я осторожно пошевелила рукой, когда сзади раздался шорох, и вокруг вспыхнул свет, сразу ослепив. Когда, проморгавшись, смогла что-то различать, поняла, что рядом стоит карангарец. Он вскинул руку и таким знакомым жестом снял шлем…
        Муэн!
        Значит, все правда…
        Осознание словно тараном ударило в грудь: невыносимо!
        Не отводя от мужчины взгляда, я резко поднялась и села на выдвижной корабельной кровати. Что случится дальше? Для меня он сейчас ощущался совсем не так, как полгода назад, он стал... чужим. Не дорогим, своим, в каком-то смысле близким.
        Нет! Я оледенела за эти месяцы страха и разлуки. Я заставила… научила… вынудила себя считать его врагом! А сейчас получила подтверждение: ошибки нет, он реальный враг.
        Муэн, словно собираясь с мыслями, или давая мне время примириться с ситуацией, спокойно переодевался, явно совершая привычные до автоматизма действия, отдыхая после напряжения... боя?
        «Наших уже нет... в живых? - вспыхнул в голове вопрос, от которого стало страшно. - Тех, с кем еще вчера была рядом, разговаривала, смеялась...»
        От этой мысли обострилось чувство вины: я-то в порядке! И карангарец стал вдвойне ненавистен. Он уже не был для меня Муэном, он стал врагом. Противником! Однозначно и отчетливо это осознала. И как от чудовища ничего хорошего я от него не ждала...
        - Нола, - маран стянул эту их ненавистную форму, устало потер лицо и таким узнаваемым жестом расплел волосы, - ты стремишься изничтожить меня взглядом? И это после долгой разлуки! Догадывался, что будет непросто, но что ты будешь настолько зла - не ожидал!
        Зла? Зла?!!
        - Вы все заслуживаете только уничтожения, чудовища. Безжалостные монстры! И ты первый в списке, - прошипела то, что лежало на поверхности.
        Муэн довольно долго молча вглядывался в меня алым взглядом, прежде чем грустно и утомленно вздохнул:
        - Ясно. Что ж, прими тогда к сведению, что ты отныне в плену у чудовища.
        - Я не подчинюсь, никогда, - в запале гнева зашептала, истово веря в этот момент, что справлюсь со всем.
        И отвела взгляд, невольно осматриваясь вокруг. Помещение очевидно принадлежало мужчине, обстановка была аскетично простой, единственным украшением помещения служила небольшая коллекция, судя по всему, оружия. Не все из висящего на стене неподалеку я могла распознать, но что предметы носили характер колюще-режущего оружия - догадалась.
        - Не заметил, чтобы от тебя что-то требовали... - буркнул карангарец, отворачиваясь к противоположенной стене, на всем пространстве которой распознавался какой-то странноватый экран.
        «Вот уж нет, - с чувством горечи подумала я, - требуешь... безмолвно требуешь сделать вид, что все нормально, как раньше, что не случилось сейчас всех этих смертей, что я должна просто забыть о них, радуясь собственному спасению... и нашей встрече!»
        Взгляд вновь скользнул по оружию, а я внезапно поняла: вот он, шанс! Тот самый, о котором мне бесконечно и бесконечно твердили в военном ведомстве: долг перед родиной, цивилизацией и народом.
        Шанс отомстить, шанс совершить возмездие!.. Освободиться! И в этот миг, дезориентированная и напуганная, я поверила, что в этом мое высшее предназначение. Перед глазами в долю секунды лицо за лицом встали те люди, что пережили горе утраты близких. Те, с кем я столько времени по настоянию военного ведомства провела за эти полгода. Голос Милены зазвучал в ушах, с надрывом пересказывающий мне трагичные события побега Муэна.
        А я.... вот сейчас я могла облегчить их боль... и хоть немного свою вину... И умерла бы сама. Непременно! Вот оно избавление… для нас.
        Не задумываясь, действуя импульсивно, я схватила со стены какую -то заостренную пластину и, рывком подскочив с кровати, замахнулась, намереваясь со всей силы всадила ее в спину карангарца...
        Мужчины, который олицетворял для нас - всех землян - эту войну. В доли мгновения в памяти пронеслись те знания, которые занятия за занятием втолковывал куратор. Учил защищать себя, учил противостоять угрозе, упреждать атаку… Учил он же!
        Мысль опережала действие - я уже знала, как поступлю, словно проиграв в голове ход скоротечного нападения. Все принципы, внушенные мараном, прочно обосновались в сознании, сформировав идеальный план атаки. Непредсказуемо, уверенно и стремительно - сейчас я реализую тот единственный шанс, что есть у землян.
        «Убить его! - в голове набатом стучала внушенная мысль, многократно повторенная мне земными военными кураторами за прошедшие месяцы. - Должна я. Именно я! Освободиться…»
        Удар стал сильным, с выверенной точностью нанесенный в ту единственную точку, где тело марана было максимально уязвимо. Удар, который не позволил его сердцу совершить следующий толчок. Судорожный хрип уже падающего тела - последняя попытка сделать вдох - стали реквиемом моей любви. И одновременно песнью совершенной мести… Отчаянной и невыносимой.
        Я знала, что сейчас же разверну ладонь, направив испачканное в крови карангарца оружие в собственную грудь. И я не дрогну! Не после того, что сделала… Сделала, не увидев на прощание его взгляда!
        Все это за толики мгновения просчитал мой разум. В теории самообороны я неизменно была сильна… Но на практике? И тут куратор когда-то не ошибся: безнадежна.
        Выверенный просчитанный рывок оборвался роковым промедлением, собственное сердце дрогнуло, пропустив удар - рука, с усилием сжимавшая пластину, задрожала.
        Убить?
        Не могу… не могу…
        Даже его!
        Особенно его…
        Муэн молниеносно уклонился, уйди из-под удара и, резко обернувшись от экрана, на котором что-то сосредоточенно искал, перехватил мою руку, удерживая на расстоянии. Другой ладонью вырвал из моих обмякших пальцев опасную пластину. Я невольно взглянула на нее и словно увидела кровь... алую... человеческую. Мне казалось она покрывает лезвие оружия и часть мужской руки. Перед глазами все поплыло…
        Задохнувшись от ужаса и внезапно осознав, что натворила - напала на другое живое существо - я испуганно вскинула взгляд на лицо карангарца, встретив его суровый алый взор.
        - Ударишь в спину? - спокойно и медленно, а от того еще более зловеще протянул он. - Значит так…
        Ужас накрыл сознание полностью, и я поддалась душевному порыву, сбежав в темноту забытья. Слишком много потрясений за раз.
        Очнулась резко, сразу вспомнив, что случилось. И поняла... что связана! Вернее, руки кто-то скрепил мне плотным гибким ремешком. А еще... он меня раздел. Обнаженное тело приятно холодила ткань укрывавшей материи, видимо покрывала. Я открыла глаза и сразу наткнулась взглядом на Муэна. Он сидел на краю кровати и смотрел на меня.
        - Очнулась? - голос марана звучал спокойно.
        Я только сухо сглотнула, скользнув взглядом ниже на его грудь, удостоверяясь в отсутствии эластичной медицинской повязки. Удостоверяясь, что помню верно и в собственном сумбуре реальных и надуманных воспоминаний не ошиблась, и не причинила вреда. Поднять взгляд на лицо мужчины уже не решилась.
        Почти ударила в спину!
        Но и раскаяния не ощущала - он это заслужил. Скорее, сожалела о неудаче и собственной неспособности убивать. О неудачной попытке побега из замкнутого кольца собственных чувств и страданий, о малодушии.
        - Еще желание сделать глупость есть?
        Я промолчала, отвернув лицо и решив, что буду игнорировать слова марана, чтобы не происходило. Муэн выждал немного и пожал плечами, впрочем, тут же вымученно поморщившись. И... подтолкнув меня к стене, стал устраиваться рядом.
        - Тогда я спать, устал за последнее время неимоверно. И наконец-то я высплюсь.
        - Еще бы, - не сдержалась я от ненавидещего шепота, - столько убивать нелегко!
        - Лучше помолчи, - недобро посоветовал он.
        В голосе помимо усталости сквозило предупреждение, заставившее меня оборвать готовую вырваться фразу.
        Вопреки безмолвному сопротивлению, карангарец обхватил меня одной рукой и, притиснув к себе, заснул. Я же спать не могла. Так и лежала час за часом, мучаясь чувством вины и страха, размышляя о несправедливости случившегося.
        Земля обречена! Нам просто нечего противопоставить технологиям Карангара. И свой долг гражданки Земли я не исполнила.
        Дыхание спящего рядом мужчины было ровным и расслабленным. Это его спокойствие лишь сильнее ожесточило меня, побуждая к принятию самых категоричных решений. В следующий раз, а он будет - я верила, не ошибусь!
        Когда Муэн проснулся, мои силы изрядно иссякли, ощущалась усталость.
        - Так и не спала? - первым делом, взглянув на меня и сонно потягиваясь, уточнил он.
        Я молча отвернула голову к стене.
        Карангарец неожиданно засмеялся и, весьма собственнически обхватив мое плечо, слегка его потер ладонью.
        - Убить меня все еще хочешь? - все так же с усмешкой в тоне задал он странный вопрос.
        - Даже больше! - честно выкрикнула я, всеми силами противясь расслабляющему ощущению его близкого присутствия.
        Муэн слегка отклонился и, окинув меня задумчивым взглядом, с неожиданной решительностью и злостью в тоне заявил:
        - Я дам тебе возможность это сделать…
        Не оставив и мгновения на осознание услышанного, резко склонился ко мне, целуя в губы. Нет - безжалостно сминая их своим ртом, прикусывая клыками. Обхватив связанные руки ладонью, насильно поднял их вверх - над головой. В ответ на мою попытку ударить его ногой, придавил бедром, лишив возможности брыкаться.
        Отчаянно выгибаясь, я пыталась увернуться, толкнуть его связанными локтями по голове, но… Муэн лишь жестче перехватил ладонью мои руки, зафиксировав неподвижно и их. И… он продолжил яростно впиваться в мои губы, лишая последнего дыхания, вынуждая меня сдаться и ответить. Ради глотка воздуха, ради того, чтобы жить…
        Стоило мужчине почувствовать мой невольный отклик, как давление на губы слегка спало. Свободная рука карангарца, обхватив и на миг ощутимо плотно сжав мою шею, позволив мне почувствовать собственную хрупкость в сравнении с его силой, двинулась ниже. Приникнув ладонью к бешено бьющемуся пульсу, Муэн переключил внимание на мою грудь, атакуя напором и яростью, что ощущалась в его напряженном до предела теле.
        Моя кожа горела огнем, мало чем уступая пожару гнева в моей душе.
        «Ненавижу! Убью!» - отбивала в висках толчками кровь.
        О, как же я была беспомощна в это мгновение, притиснутая его телом к кровати, против воли покорная любому его прикосновению, любому желанию… И как мечтала ему за все отплатить. Сейчас мне казалось, что я способна разорвать его на кусочки голыми руками. Только дайте мне свободу… дайте шанс!
        Тело… мое тело сошло с ума. Оно так скучало по этому безумному водовороту ощущений, что дарил мне лишь Муэн, что узнало и откликнулось почти мгновенно! Откликнулось жаром желания, волнами нетерпеливой дрожи.
        А сознание… невозможно представить ненависть сильнее, чем пылала сейчас в моей голове. И злость! И ярость! И бессилие…
        Я ненавидела этого мужчину до безумия, и я любила его до сумасшествия. В отчаянии, собрав крохи сил и решимости, изловчившись, сама впилась зубами в его губы, сжимая их остервенело, ощущая привкус его крови, мстя хотя бы так. Почувствовав дорожки собственных слез, взгляда не отвела - пусть торжествует. Пусть в алом взоре вспыхнет огонь победы, пусть… Я запомню, я не прощу…
        Торжества не было, была боль, на миг вспыхнувшая в глазах и сразу укрывшаяся за его веками. Когда Муэн вновь открыл глаза и отодвинулся, его глаза были пусты, а взгляд безжалостен.
        А моя душа ненавидела, и сердце билось безумно, разрываясь на части.
        - Ненавижу! - уже не контролируя себя и запрокинув голову, в голос закричала я. Это пал последний бастион моей внутренней силы.
        - Я тебя тоже! - прохрипел Муэн.
        - Ты монстр! - завопила я в итоге после мучительных попыток унять бешеное перевозбуждение. - Ненавижу тебя!!!
        - Хочешь убить? - маран стоял рядом, наблюдая за мной.
        - Да-а-а-а, - искренне завопила я. - Хочу! Ненавижу тебя, все плохое в моей жизни от тебя. Я бы убила тебя с радостью, если б смогла... - меня трясло от дрожи разочарования, обиды и боли.
        Я осознала, что вопреки всему прошлого больше не вернуть. Не вернуть доверия, упоения счастьем просто от возможности быть рядом.
        - Ты сможешь, - надломленным шепотом пообещал карангарец и в один шаг подскочил ко мне.
        Сорвав рывком ремешок с моих рук, неожиданно вложил мне что -то прохладное и острое в ладонь. Потрясенно подняв взгляд, увидела подобие стилета, но со странной объемной гранью лезвия. Ох... Я подняла на карангарца потрясенный взгляд: это реально?.. Происходящее?..
        Муэн спокойно обхватил ладонью мою руку, сжавшую оружие, и, не разрывая контакта глаз, плавно поднес ее к своей груди, прижав острейший кончик к конкретной точке тела.
        - Давай, если надавишь посильнее, ты убьешь меня, гарантирую. Я не буду сопротивляться, я жду, - он говорил негромко и размеренно. В тоне была усталость.
        О звезды... я не могла поверить в то, что это реальность... даже ощущение изводящей боли мучающегося тела притупилось. Шок заслонил все. Какой сладчайший миг! Какой долгожданный...
        Перед мысленным взором вставали лица матерей, жен, что никогда больше не дождутся своих близких, не увидят их. Ощущение чужого горя, что день за днем разъедало мою душу чувством вины. Вины за пережитое счастье, за испытанное чудо любви. И вот, одним махом я могу отплатить. Могу остановить... его. Я обязана это сделать!
        Надеюсь, во взгляде вспыхнуло торжество, предвещавшее кончину марана, обещавшее ему расплату. Я судорожно и уже осознанно сжала ручку стилета и... чуть надавила. Вопреки ожиданиям лезвие не скользнуло легко в его плоть, требуя от меня приложить усилия, преодолеть сопротивление его мышц. В месте крошечного прокола появились первые капли крови, превратившиеся в тихий ручеек. Я, сглотнув, замерла, следя за этим ручейком, медленно окрашивающим в грязно-багровый цвет кожу на груди карангарца.
        Стало невыносимо жутко...
        Было страшно, нестерпимо страшно ощутить себя способной убить. Я всегда была не готова к подобному... От этого уже не живот свело спазмом, замерло сердце, пропуская удар, страшась. Я не могла убить... Теперь исчезли всякие сомнения! Причина не в отсутствии навыка. Смотреть в его глаза, даже сделать ему больно, но убить.... Слишком слаба я духом для этого.
        - Не тяни! - вдруг яростно рявкнул Муэн. - Прекрати уже все это. Разом! Ты можешь...
        - Нет, - со всхлипом заревела я, разжимая задрожавшую от накатившей слабости руку. Оружие упало, открыв его крови путь наружу. Ручеек заструился с удвоенной силой, заставляя меня в панике зажмуриться и сжаться, стремясь отстраниться от карангарца.
        «Слабачка, ничтожество...» - мысленно проклинала я себя, уже полностью осознавая, что бессильна перед ним. И вовсе не потому, что не хочу его смерти. Просто я не могу убить. Тем более того, кто дорог, даже если он - чудовище. Кто дорог по-настоящему, важнее собственной жизни. Того, кому можно простить все, простить в ослеплении любви...
        Закрыв лицо ладонями, я зарыдала. Зарыдала, понимая, что беспомощна, что влюблена. Что люблю врага, и это для меня важнее всех его поступков. Я готова принять и их... только бы он был рядом.
        «Ты ничтожна!» - призналась себе.
        Муэн шумно вздохнул рядом и неожиданно резко схватил меня за шнурок на шее. Шнурок с бабушкиным подарком. Рванул его, с болезненным давлением, разорвав вмиг. И тут же отшатнулся, сжимая ладонь. Мужчину трясло от боли, его словно корежило изнутри, одновременно сжигая и ломая. Он рухнул на пол, лицо исказили жуткие гримасы, маран ужасающе хрипел.
        Изумившись поступку, я ошарашенно наблюдала за мараном, не понимая, что происходит. Хотелось приблизиться, но было страшно. Карангарец выглядел так, словно его захватили... демоны. Я верила в подобное.
        Так и не решившись вмешаться, просидела на кровати, поджав ноги и напряженно следя за мужчиной. Прошло минут двадцать, прежде чем его отпустило. Обессиленно опав на пол, он тяжело дышал, наконец-то, разжав ладонь, из которой выпал... пепел.
        Увидев это, я шокировано коснулась рукой шеи, которую обожгло болью при рывке. Зачем Муэн это сделал?.. И что за подарок оставила мне бабушка?..
        Постепенно вернув себе контроль над телом, маран смог сесть. Кровь из пореза на груди уже не сочилась. Он молча посмотрел на меня. Устало и ликующе одновременно. Я удивленно вглядывалась в его глаза, не понимая, но чувствуя, что сейчас случилось что -то невероятное.
        - Нола, - Муэн смог собраться с силами для ответа, тяжело поднимаясь на ноги, - теперь пути назад у тебя нет.
        - Почему? - недоуменно шепнула я: о чем он говорит?
        - Потому что ты - моя жена, и теперь это незыблемый факт, - прежде чем я умудрилась непонимающе охнуть, маран обернулся ко мне спиной и, перехватив рукой веер своих волос, перебросил их на одно плечо, оголяя спину.
        А там... там были знаки, что я знала до мельчайшей черточки. Те знаки, что появились на моей спине после необъяснимого явления в детстве в таинственной пещере. Сколько же раз, уже став взрослой, я корила себя за тот детский страх, что не позволил довериться бабушке, показать возникший на спине рисунок…
        Сердце ухнуло вниз, взгляд замер на верхней части мужской лопатки, где виднелись знаки. А в памяти отчетливо возник образ, казалось, поблекший за долгие годы. Лицо юноши... экзотическое лицо с алыми глазами, яростно оскаленными клыками и смоляными волосами... Сейчас, свыкнувшись с внешностью Муэна, я со всей очевидностью поняла, что это был он... много лет назад.
        Как я не распознала этого сразу, сейчас не представляла. Наверное, не хотела понять, специально избегала этой мысли, загоняя куда-то в укромный уголок сознания. Иначе...
        И вот теперь меня поставили перед фактом. Поставили категорично и безапелляционно! Муэн, так и не обернувшись, вновь откинул волосы назад и шагнул в соседнее помещение. Я же... спрятав лицо в ладонях, разрыдалась. Поплакать было о чем: происходящее между нашими народами никуда не делось, а между нами все изменилось коренным образом. Я не понимала, как принять это противоречие.
        Однако новости о прочности наших уз неожиданно обрадовалась. Она дала надежду, что мы сможем между собой все как-то разрешить. Теперь выходило, что друг другу мы совсем не чужие...
        Я слышала, как карангарец вернулся и молча перемещался по комнате. Но смотреть на Муэна сил не было, слишком много вопросов возникло и к нему, и к себе. Вопросов, на которые, возможно, нет ответов! В итоге, так и не сказав друг другу хоть что-то, мы расстались. Он ушел!
        Почему не рассказал мне сразу? К чему было заводить со мной роман в академии? И предъявление брачных притязаний? Теперь этот поступок виделся мне в другом свете. Но почему не пожелал обменять, не откликнулся ни на один сигнал, касаемо меня, от руководства земного космического флота? А камень этот, зачем надо было срывать его с меня, еще и так... устрашающе.
        Война, опять же... к какой из сторон мне себя теперь надлежит относить?.. Как принять ее жертвы? Вопросы не заканчивались, наоборот - каждый из них порождал множество новых. Ответы дать мне мог лишь... муж. Он же главный враг и любовь всей моей жизни.
        Как все трудно! И как мне надлежит реагировать на его поступок, на предложение убить?
        Не знаю почему, но зримое подтверждение нашей связи произвело на меня сильнейшее впечатление. Я как-то сразу поняла, почувствовала, что это - незыблемая истина, что Муэн не был голословен, когда говорил о неотвратимости. Внутренним чутьем я приняла эту истину сразу. И нашу близость, эти узы.
        При этом горечь гражданки земного союза, в полной мере испытавшей на себе бремя войны, никуда не ушла. И обида на него за то, что бросил одну, оставил вдалеке от себя, что - и это сейчас стало мне очевидно - все это время жила в моей душе, не пропала.
        К сожалению, Милены рядом не было, да и сам Муэн был гораздо более лучшим источником информации.
        «Потребую от него объяснений», - решила я, устало откидываясь на кровать. Изматывающее напряжение и жестокий утренний эксперимент карангарца, вкупе с бессонной ночью, меня подкосил.
        По реакции марана смогу и судить о его отношении и намерениях относительно нас. Из этого буду исходить в дальнейшем поведении. И смогу определиться для себя: примирюсь ли с таким мужем, приму для себя его суть, закрою глаза на его роль в уничтожении моей расы, стану ли предательницей... Решение было не из простых, и я подозревала, что при любом выборе душу будет до конца жизни отягощать вина.
        Одно было бесспорно - на Карангаре я надолго. От Муэна мне не убежать.
        ГЛАВА 13
        Проснулась с ощущением чужого прикосновения, ласки... Маран, скользя пальцами по лицу, едва ощутимо касался лба. Невольно задержав дыхание от нахлынувших эмоций, выдала себя. Сердце защемило ощущением близкого тепла и одновременно пониманием едва ли не глухой безысходности нашей ситуации. Несовместимости. Моральной…
        Эта война лишила нас любого шанса на счастье, при том что я в душе не сомневалась - нам будет хорошо друг с другом.
        Муэн отстранился, но я слышала его дыхание и понимала, что мужчина остался рядом. Плавно приоткрыла глаза. В помещении было темно, я лишь угадывала очертания его силуэта.
        - Ты поэтому брачные обязательства предъявил? - вдруг подумала об этом.
        - Да, когда нашел тебя, сразу подал заявку, хотел соблюсти все ваши условности, - Муэн на мой спонтанный вопрос ответил. Голос в темноте звучал негромко, как-то успокаивающе, поэтому я осталась лежать, продолжая всматриваться в карангарца. А он, выдержав паузу, размеренным тоном добавил. - И ты отказала мне...
        «Отказала?» - я растерялась.
        И только потом сообразила, что гражданке Земли не пристало отвечать на предложение врага согласием. Ответили за меня, да и вряд ли я ответила бы иначе... в тех обстоятельствах.
        Помолчав, решила беседу продолжить. При этом интуитивно боялась задевать самый острый вопрос - войну.
        - А почему ты меня искал? Из-за этих… знаков?
        - В каком-то смысле. Знаки - это синры, символ объединения у нас. У меня не было иного выхода, или найти тебя, или так и жить… в одиночестве.
        - Это так серьезно? - мой растерянный шепот. - Как они смогли появиться и у меня?
        - Для меня серьезно, для тебя… полагаю, что нет. Но для твоей бабушки, ведь она подарила тебе оберег, все так же было серьезным, уверен, - и снова усталый вздох.
        - Ты о камне?
        - Да, о нем. Это очень необычный камешек, вернее, сплав из нескольких иномирских ингредиентов, даже… омертвевших организмов. Он наполнен той же энергией, что врата миров. Это место, где сходятся галактики, где соприкасается материя сотворения. Так считается у нас, и хоть ты и не веришь в сказки, уверяю - это реальность. Когда-то наши предки пришли на планету через такие врата. Но опасно было оставлять их открытыми, поэтому позже кто-то один вернулся, чтобы рассказать землянам о чуде новых миров и… принес с собой несколько особенных камней. Именно их наличие на Земле - энергетический противовес, блокирующий «открытие» врат. И вот насмешка судьбы - на тебе оказался осколочек одного из камней.
        - Ох, - выдохнула я, сразу вспомнив все былины и предания, что рассказывала бабушка.
        О времени, когда люди уходили и уходили через врата между мирами. И продолжалось это до поры, пока уже на Землю не явился вестник.
        Она точно знала… И боялась того, что сокрыто за воротами.
        - Да, ворота стали непреодолимы, но… свою «магию» не утратили. Мы верим, что возле них особое энергетическое поле, что усиливает призыв…
        - Призыв? - непонимающе перебила я.
        - Да, по достижению определенного возраста любой юноша или девушка на Карангаре может прийти туда и позвать… предназначенную пару. И она обязательно откликнется, отзовется душой, сердцем потянется ближе. В общем, придет туда же. И стоит молодым людям коснуться друг друга, как их навсегда свяжет особыми узами, печатью которых и являются синры. Приходить можно на протяжении года. И я приходил… и звал… И получил отклик - однажды пришла она, необычная маленькая девочка с незабываемыми рыжими волосами, пришла из-за ворот!
        Муэн уже не рассказывал, он сам, скорее, погрузился в воспоминания. По эмоциям, ощущавшимся в его голосе, я поняла, что сейчас он вновь мысленно переживал эти мгновения.
        - Я… - почти беззвучно в ответ шепнула мужчине до глубины души потрясенная рассказом.
        Мне подобная трактовка давних событий и в голову не приходила.
        - Да, ты. И знаешь, есть одна странность у ворот. Они неодолимы для всех, но только не для тех, кто призван. Стоит сквозь них увидеть друг друга, почувствовать, соприкоснуться… и они срабатывают! Мы способны при таком контакте внушить необходимость перехода, заглушить возникший страх своей пары. Такие случаи были, пусть и очень редко. А с тобой не получилось… Я почувствовал тебя, коснулся, увидел, осознал, что обрел пару, но… ты не ушла за мной.
        - Подарок бабушки! - оглушенная этой мыслью, пробормотала в ответ.
        - Да, теперь я знаю об этом. Но тогда… осознав, что ворота вновь сомкнулись, оставив тебя где-то за много световых лет от меня, что обрел синры, но не пару… я словно обезумел. Я был обречен на одиночество, на страдания неприкаянного, ведь для меня отныне не было места нигде в моем мире. Для меня был лишь один путь - поиск. А я был так юн, произошедшее едва не сломило меня.
        Слушая карангарца, сама не ощущала слез, что струились из глаз. Мне было жалко того мальчика, мне было жалко себя. Но и бабушку я понимала. Даже сейчас я не представляла, как пережила бы ужас случившегося, утяни он меня за собой, лиши семьи и привычного мира. Наверное, сошла бы с ума.
        - А ничего нельзя было изменить? - собственный голос прозвучал надрывно.
        - Нет, моя душа нашла во вселенной свою половину, ту, что откликнулась на призыв. И когда я осознал это, то понял, что у меня лишь один способ тебя вернуть. - Муэн бросил на меня долгий и удивительно смущенный взгляд. - Ты сделала меня мараном, предопределила мою карьеру, закалила характер. Отныне я все существование подчинил одной цели - стать лучшим и заслужить право отправиться на Землю. Знаешь, сверхтопливо нашей цивилизации - мое изобретение, результат многих лет упорного труда и исследований. Я смог сократить расстояние между нашими мирами до минимума. Все это время я безумно спешил и боялся одного - что не успею. Ваш век так короток, а пространство, разделявшее нас, так велико. И я не был уверен, что ты так же будешь ждать меня. Жил с этим страхом.
        - Но почему не рассказал мне обо всем сразу? В академии! К чему были те отношения… - разозлилась я, чувствуя себя обманутой.
        - Ты бы не поверила. Не думай, что это не так. Камень обладал особым излучением, он отталкивал все… чуждое, привнесенное из-за врат. Он не дал бы мне увести тебя насильно, блокируя мое влияние. И сейчас ты веришь мне, потому что его нет, и ты чувствуешь душой - я искренен. С ним это было бы невозможно - ты бы испугалась, посчитала меня ненормальным и не поверила бы… А шанс упустить тебя снова так пугал. Поэтому я решил сначала понравиться тебе.
        - Ты поэтому его сорвал?! - ужаснулась я, прозревая. - Тебе же больно так было…
        - Это не боль, - я услышала его горький смешок. - Больно проживать десятки лет, зная, что ты далеко, что, возможно, мы никогда не встретимся… Я даже имени и возраста твоего не знал. Только что у тебя необыкновенно красивые волосы.
        У меня перехватило дыхание. Таким Муэна я не представляла. Душу рвало на части от эмоций, что бурлили в ней. От того, что я сейчас чувствовала в его словах. Мне казалось, что вот только теперь я ожила, отогрелась… рядом с ним.
        До сегодняшнего дня я смутно помнила свою жизнь: юность стерлась в памяти до размытого мазка, те полгода, что предшествовали нашей нынешней встрече, я и вовсе почти проспала, сейчас осознавая, что стала совсем бесчувственной тогда, жила как робот, бесцельно прожигая время и не воспринимая окружающую реальность. Единственным цветным пятном моего черно-белого прошлого стали месяцы в академии. Время с Муэном. Как же я не понимала этого раньше?! Камешек…
        - А я, когда о брачных притязаниях услышала, сначала подумала, что ты опасаешься моей беременности, - невпопад шепнула в темноту.
        И снова грустный вздох. А потом смех… с оттенком горечи.
        - Если б я мог, но камень тебя оберегал! Это ведь тоже стало бы способом увести тебя насильно, - мне показалось, что карангарец резко и гневно рубанул воздух рукой. - Мне лишь оставалось надеяться, что смогу привлечь твое внимание, заинтересовать, очаровать… А уж как я был счастлив, услышав твой шепот подруге на самой первой лекции. О! Тогда я впервые обрел надежду…
        Чувствуя, что краснею, перебила:
        - Ты во всем давил на меня! И самообороной дожимал, ты меня фактически принудил к отношениям! Да и потом… времени думать мне не оставлял…
        - Так и хотел, надеялся, что ты добровольно под видом отдыха согласишься полететь к нам. Обратно я бы тебя не вернул, да и брачные претензии бы вынужденно удовлетворили. И камень бы на своей территории нашел способ сорвать, - и сейчас он был честен!
        - Так вот почему маран Карангара и согласился преподавать в нашей лунной академии, - просто подтвердила я вслух очевидный факт, уставившись на мужчину с изрядной долей изумления.
        - Согласился?! - снова его злой смех. - Я их принудил меня взять! Едва нашел тебя там. Да я бы на все пошел, чтобы подобраться к своей рыженькой…
        Я вновь поперхнулась воздухом, перестав дышать, столько силы и страсти было в его словах. И тут же подсознательно уцепилась за фразу, вдумавшись в ее смысл.
        «На все пошел» - сказал он. Он и пошел… О чем я думаю?!!
        Я тут лежу, утопаю в слезах и радости от того что все прояснилось, что теперь могу утвердиться в его чувствах ко мне, а он… он остается все тем же убийцей землян!
        Мысль принесла с собой эффект ледяного душа.
        - А те двое других преподавателей академии, карангарцы, они - шпионы? - подозрение давно жило в подсознании, или мне об этом сказал кто-то из наших военных?..
        - Возможно, что-то в этом роде, - немного озадаченный, но явно правдивый ответ. - И не то, чтобы они шпионили, скорее уж просто информировали о текущем положении дел землян.
        Получается, подготовка к моему похищению не мешала Муэну готовиться к войне с Землей! И он спокойно рассуждает об этом…
        Кажется, именно в этот миг я окончательно поверила земным новостям, странному полувоспоминанию о разговоре с Миленой. Как бы не было велико его желание обрести свою пару, он продолжал оставаться мараном карангарцев! И руководил их действиями.
        - Муэн, - опираясь на локоть, я чуть приподнялась над кроватью и, отчаянно всматриваясь в мужчину, решительно заявила. Не могла не заявить! Я женщина, а та, кто несет в себе основу жизни, не сможет понять и простить того, кто ее отнимает, не забудет лиц других матерей, лишившихся детей. Даже в ущерб собственному счастью, - я не могу принять твоей правды. И очень сожалею о том, что случилось. Искренне! Но я не признаю тебя мужем.
        Всё.
        Эти слова сказаны, и неважно, какой болью отдается в душе решение. Неважно, что оно спонтанно. Неважно, что я сама не смогу с ним жить. Видимо, пришло мое время нести крест этого нашего непостижимого объединения. И я должна хотя бы его озвучить… не знаю, смогу ли следовать ему.
        С глухим рычащим стоном Муэн уронил голову на краешек кровати, коснувшись волосами на макушке моего плеча. Я инстинктивно шарахнулась к стене, но стремительная рука, обхватившая мое плечо, удержала на месте.
        - С момента первого прикосновения там, у ворот, - голос его звучал глухо, скрытый матрасом, и яростно, - ты меня предаешь. Не пошла за мной тогда, обрекла меня на чудовищные муки, убежала с учебной базы, не предупредив, не приняла моих брачных претензий, хотела ударить в спину оружием и вот сейчас, после всех пояснений, вопреки собственным ощущениям, ответила отказом. И знаешь, - он резко вскинул голову и прожег меня пылающим алым, устрашающим в этом сумраке, взглядом, - мне уже безразлично твое мнение! Мне кажется, что я выстрадал право на тебя. Оно есть у меня. В конце концов, право силы и принадлежности. Я уже сказал тебе, что отныне и навсегда - ты моя, мы не расстанемся!
        Меня буквально ошеломила ярость и мощь, звучавшие в его голосе. Оцепенело вглядываясь в силуэт его фигуры, скорее, почувствовала, чем увидела, как мужчина резко встал и на миг отстранился, освободив мое плечо. Легкий шорох, и вот уже я почувствовала горячее тело Муэна, притискивающее меня к краю кровати.
        - Теперь у меня будет семья, - убежденно шепнул он мне на ухо, - я уже не отступлю.
        И снова наши ладони переплелись в безмолвном противостоянии борьбы, тела напряженно замерли, всей поверхностью кожи осязая друг друга, губы встретились, целуя и кусая одновременно, избавляя от напряжения и даря мир. Мир моей душе, которая рада была этой борьбе. Ведь она давала мне шанс оправдаться перед собой за те желание и потребность, что ощущались сейчас в ней.
        Муэн не дал мне и шанса ускользнуть. Просто сдавил руками в объятиях, захватил мой рот своими губами и… безумно, как-то отчаянно крепко прижал меня к себе. Едва не вжимая в собственное тело.
        - Нола… - на миг оторвавшись от моих губ, прижался поцелуем к плечу.
        Этого оказалось достаточно, чтобы все мои недавние решения истаяли как дым, а сердце преисполнилось нежностью. Не в силах ее сдержать, замирая от любви и неуверенности, я потянулась навстречу, уже сама обнимая Муэна.
        Неодолимо… Нет сил, что могут удержать нас вдали друг от друга.
        Когда наступил сладчайший миг слабости и удовлетворения, мы стиснули друг друга в объятиях, наслаждаясь мгновением абсолютного единения, продлевая его…
        Потом долго лежали, не разрывая связи тел и слушая сердца руг друга. Мое заходилось в ошалелом беге, карангарское замедленно отсчитывало удары.
        - Не плачь, - молящий шепот и ощущение его губ, собирающих мои слезы с лица. А я и не заметила, что плачу. Настолько сильные эмоции переполняли в этот момент, настолько отчаянно хорошо и невыразимо больно было душе. - Прими меня, Нола, прими…
        - Не могу, - я сама себя не слышала, казалось, это крик души вырвался из-за моих губ. - Пойми, не могу. Я не смогу доверять убийце, разделять с ним абсолютную близость, свою душу… Возненавижу себя. И тебя! Прошлого не вернуть.
        Муэн рядом со мной замер.
        - Убийце?! - недоуменно, потянувшись куда-то рукой и активировав освещение, переспросил он.
        Зажмурившись от яркого света, испуганно сжалась: вот оно! Тема войны поднята.
        - Конечно, я знаю, что наступлением на землян руководишь ты, - старательно моргая, чтобы с честью встретить его взгляд, сообщила я о своей осведомленности.
        - Наступлением?! - с возросшим недоумением в голосе широко распахнутыми глазами уставился на меня муж.
        - Ну, атаками, нападением, агрессией, войной… называй как хочешь, - злясь на его попытку уйти от ответа, фыркнула я, слегка отстраняясь.
        - Нола, - Муэн перебил меня, обхватив мой подбородок ладонью и заставив в упор посмотреть на него. - Я не понял, о чем ты говоришь? Какая война? Землян с карангарцами?
        Неверящим взглядом уставившись на марана, я поняла, что... ничего не понимаю! Вообще, дар речи временно пропал. Смотрела и видела в алом взоре искреннее недоумение, более того, я чувствовала, что он честен.... И если маран карангарского звездного флота не понимает, о какой войне речь, то... как это вообще может быть?!
        - Но ведь война идет... - сипло выдохнула я, чувствуя внезапную безумную неуверенность.
        - Но мы тут при чем? - Муэн не отводил вопрошающего взгляда. - Карангар не вмешивается в дела землян. Вспомни, я уже говорил тебе об этом.
        - Вы с нами не воюете? - как попугай переспросила я, испытывая настоящий ужас: что же происходит?
        - Зачем нам это, Нола?
        - Из-за ресурсов...
        - Каких?! Мы в принципе потребляем меньше ресурсов, используем их иначе и у нас больше возможностей в любом случае. Добычей чего вы можете настолько прельстить нас, чтобы обострить ситуацию до военного конфликта?
        - Но ведь война идет, люди гибнут, ваше военное представительство на Земле закрыли, дипломатические отношения Земли с Карангаром разорваны, да и что ваши корабли делали на той базе, откуда забрали меня?! - я вывалила на него всю кипу разрозненных вопросов, что сейчас хаотично метались в голове. Я совершенно растерялась.
        - Нола, - Муэн забавно поморщился и, переместившись, сел в кровати, опираясь спиной о стену, а меня уложил на свои колени, - ты все смешала в одну кучу. Это совершенно не связанные друг с другом вещи. Давай обсудим все отдельно. Дипломатические отношения разорваны, и исчезновение земного отделения нашего военного ведомства - следствие этого факта. Причина несколько личностная: один из членов верховного мараната Карангара, подобно мне, оказался связан судьбой с земной девушкой. С ее отцом взаимопонимания у них не получилось, поэтому он девушку похитил. С ее согласия причем! А отец этот - ваш влиятельный ученый, или что-то в этом роде, в общем, человек значимый, и пошел на принцип, ситуацию обострил, как мог. Уверяю, со временем все уляжется, и взаимоотношения цивилизаций восстановятся, не так и глобальна причина их разрыва.
        - Это нормально для вас? - сосредоточенно слушая и натянув на себя покрывало, уточнила у Муэна. - Похищать наших женщин?
        - Нет, это редкость неимоверная, лишь несколько случаев за всю историю наших народов имеется. И то всегда карангарцы через врата перехода суженых уводили. Это лишь мне так "повезло"... И девушку эту так же он увел. И не всегда это были девушки, уводили и мужчин, насколько я наслышан. Были вроде бы случаи, когда в них наши женщины обретали свои пары. Хотя сам факт того, что сразу две сейчас, это, конечно, странно. Возможно, предзнаменование сближения наших рас. Впрочем, с учетом нашего летоисчисления, мы с тобой в пару объединились давненько, - он вздохнул. - Год на Карангаре длиннее.
        - Значит, война не из-за этого... - подытожила я.
        - Ваши же не безумцы, раздуть надуманный скандал ради своей обиды и выгадывания каких-то сиюминутных преференций - это одно, а совершать массовое самоубийство - это совсем другое. И наши официально готовы признать вину - мы понимаем, что наш собрат иначе поступить не мог, но и ваши нормы морали нарушил, чувства родителя оскорбил, поэтому требованиям подчинились - ушли.
        Уверяю тебя, Карангару на полную колонизацию земных территорий понадобилась бы неделя. Мы бы просто подчинили вас ментально, лишили бы желания сопротивляться. Есть системы, ретранслирующие наши возможности на огромные территории. Кстати, именно так я заполучил тебя - на нужный промежуток времени лишил население вашей базы возможности воспрепятствовать нам. Я не нападал и не нанес никому вреда, лишь забрал свое! Тебя! И с этой целью и находился в этом секторе галактики мой корабль - мы искали тебя. На всякий случай подчеркиваю - это сугубо звездолет моего рода, а не отправленное сюда с приказом атаковать военное подразделение нашего космического флота. Понимаешь?
        - Нет, - призналась честно, взглядом отслеживая малейшее движение губ Муэна - настолько невероятные вещи он говорил. - Не понимаю вообще ничего... Вроде бы ты и просто объясняешь, но в мою картину мира это не укладывается. И я так и не поняла: есть война или нет?! Наши погибают или нет?
        Сейчас все личное отошло на второй план, важнее было прояснить для себя окружающие реалии.
        - А кто-нибудь видел хоть одного погибшего? - отозвался вопросом карангарец. - И вообще, помимо информационных официальных сводок есть какие-то данные? Что, никто ни разу не вырвался, не избежал уничтожения, ни одна спасательная капсула не сработала?
        - Не знаю, просто эскадра за эскадрой перестает выходить на связь, база за базой замолкает... И... - я вдруг сообразила, вспомнив о недавнем полете и попытке прорваться к ближайшей замолчавшей базе, - мы позавчера сами совершили пробный вылет, хотели подобраться к своим. И не смогли! Засекли присутствие ваших звездолетов.
        - Теперь ясно, - Муэн таким привычно-непривычным жестом потряс головой, - я тогда твое близкое присутствие и ощутил, но мы сбились с курса и вас потеряли. Отправились к ближайшей земной базе. И там не обнаружили, просканировали всю ее территорию, но среди обитателей Зондера тебя я не ощутил. Вы звездолеты моего рода увидели, видимо. И других карангарских космолетов там не было, и быть не могло.
        - Но почему пропадает связь с нашими колониями?!?
        - Я бы предположил у вас военный переворот, но точно сказать не могу. Свяжусь со своими, наверняка имеется более конкретная информация. Я же в последние полгода несколько отошел от дел, сосредоточившись на поиске тебя. Полагал, что тебя куда-то обязательно отправят, ты же кадет военной академии. И чем меньше интереса я продемонстрирую, тем вернее и скорее это случится.
        - Военный переворот? - версия многое объясняла, если бы не одно "но". - Капитан корабля, что руководил позавчерашним вылетом, как раз один из тех, кто сумел вырваться, он увел свой звездолет из-под удара…ээ.. ваших...
        Мысль о том, что он меня оставил на Земле и отклонил все предложения касаемо обмена, обсуждать не стала, слишком много эмоций вызывали эти факты. Побоялась не сдержаться. Искал он меня это называется.
        - Не веришь мне, - вздохнул Муэн, как-то распознав мои сомнения . - Мне думается, что подобное мероприятие как захват территории должен готовиться масштабно. Явно организаторы на Земле манипулируют общественным мнением, но есть и те, кто "служит" живым подтверждением насаждаемой версии событий. Слова вашего капитана лишь слова, есть что-то более материальное для подтверждения. И вполне вероятно жертвы есть, не все же, осознав ситуацию, переходят на сторону заговорщиков. Но карангарцы к их появлению точно не причастны!
        - Это невозможно! - поверить в подобную наглость, в такой масштаб цинизма и безжалостности я не могла. - Ты полагаешь, что некие заговорщики решили таким образом захватить часть территорий земного союза? Это слишком невероятно чтобы быть правдой... И опять же это только слова, твои слова...
        Муэн грустно усмехнулся, настойчиво пытаясь поймать мой взгляд. А потом задумался:
        - Какая из ваших "замолчавших" баз у нас ближайшая по пути? - вопроса я не ожидала.
        - Кемера, - и задумываться не пришлось, все было на слуху - сводки о наших потерях крутили по всем внутренним каналам связи на любой земной территории.
        О том, что лицо Муэна там на первом плане сейчас точно не время сообщать. Впервые я подумала, что из-за его работы в лунной академии, мой карангарец - единственный маран чьих изображений у землян в избытке.
        - Можем залететь, хочешь? - просто предложил он. - Своими глазами все увидишь. Заодно и выясним, что происходит. Это будет считаться подтверждением, а не пустыми словами? Можно и не на одну базу по пути сесть.
        В изумлении подняв на мужчину взгляд, не могла поверить в услышанное.
        - А... это возможно? Нас... пустят?
        - Спрашивать разрешения не будем. Уж извини, но для нас не проблема осуществить любое присутствие на ваших территориях. Просто нет цели вредить человечеству, у нас нейтральное отношение к вашей цивилизации. И пока вы не ущемляете наши интересы, мы не вмешиваемся в ваши внутренние процессы. Внушим людям, находящимся там, не воспринимать нас, станем невидимы для них... И понаблюдаешь за тем, что происходит на "замолчавших", якобы уничтоженных нами, базах.
        - Хорошо! - я решилась. Ясность была необходима мне. Если Муэн не лжет, если карангарцы не повинны в гибели людей, если он не повинен... Это изменит для меня все! Это позволит мне обрести мир в душе, примириться с реальностью и своей судьбой. Поверить любимому мужчине...
        - Тогда так и поступим, - спокойно, проведя ладонью по моим волосам, пообещал Муэн.
        Для карангарцев все действительно оказалось просто. Три звездолета, в том числе и тот, на котором находились мы, абсолютно спокойно сели на посадочные зоны Кемеры, ведомые диспетчерской системой базы. Показатели воздуха и атмосферного давления значились благоприятными - куполов здесь не было. Мы вышли из корабля и, стандартным образом пройдя системную очистку, отправились на ее внутренние территории.
        Жизнь вокруг шла своим чередом, мимо, совершенно не замечая нас, проходили сотрудники станции. Один даже налетел на меня, резко вывернув из-за угла, но тут же, перестроившись и не осознав причины заминки, продолжил движение. Я заглянула в зону пищевой раздачи, в диспетчерский центр управления, в пару кают - везде царила деловитая сосредоточенность и привычный ход событий. Ни горя, ни траура, ни сожжённых стен комплекса, ни кучи мертвых тел…
        Я, в сопровождении Муэна перемещаясь по территории базы, совершенно не могла понять, что происходит, пока не услышала информационный ролик в одном из секторов отдыха.
        - Карантинная зона земного союза расширена до систем Зонда и Венеры. Конкретной информации о происходящем внутри нет, связь утеряна. Всякие контакты с этими территориями прекращены во избежание малейшей вероятности заражения. По последним данным пандемия унесла до семидесяти процентов жителей на инфицированной территории.
        Это трудное время. Время, когда мы должны сплотиться и мобилизоваться. Сейчас надо жить будущим, думать о том, какую жизнь мы сможем подарить своим детям. Надо смириться с гибелью тех, кто остался там, на землях, где свирепствует вирус. Принять то, что изменить мы уже не можем. Наша задача - не допустить заражения у нас. Отныне мы - бывшие колонии Земли - берем на себя бремя развития человеческой цивилизации, мы станем этой цивилизацией! Нас ждет великое будущее, и мы справимся со всем!
        Что сразило меня совершенно, так это личность человека, произносившего эту проникновенную речь. Это был глава военного ведомства земного союза.
        Все происходящее совершенно не укладывалось в сознании.
        - Но не может же эта стена страха и угроза заражения - с одной стороны, с другой - вера в оккупацию территорий, разделить человечество?! - с настоящей бурей переполнявших душу эмоций обернулась я к Муэну, не обращая внимания на множество людей, толпящихся в помещении.
        - Почему нет? - пожал он плечами, с не меньшим вниманием выслушав новостную информацию. - Главное, удержать от контактов поколение-два, а потом все обрастет внушенным страхом, убеждениями, утвердится в массовом сознании. И разрыв с исконной расой случится. Любая цивилизация развивается, и каждая по-своему. Возможно, это даст новый толчок, возможно, приведет в тупик... история покажет.
        - Но это жестоко! Чудовищно жестоко! - по щекам заструились слезы, и Муэн, обхватив за плечи, прижал к себе, утешая. - Люди... и те, что на Земле, убежденные в гибели своих родных, и те, что здесь, полагающие, что их близкие, оставшиеся на Земле, обречены... Как можно?!
        - Нола, история беспощадна, ее не интересуют индивидуумы, она исходит из более обширных категорий. Прими этот факт, изменить ничего нельзя.
        - Но можно же вернуться на Землю, сообщить правду, - я отчаянно хотела прекратить этот ужас непонимания, обрушив громаду лжи.
        - Нет, мы не будем вмешиваться. Это - путь вашей цивилизации, и только вы либо пройдете его, либо нет. И поверь, твое вмешательство ничего не изменит, лишь повлечет твою гибель. Чтобы противостоять этой планетарной по размаху задумке и изменить ход истории, нужны возможности, ресурсы и подготовка. Всего этого у тебя нет, поэтому ты не справишься.
        Муэн был безжалостен и, подхватив меня на руки, отправился обратно к их звездолету.
        - На другие земные базы полетим?
        - Нет, - прошептала я, рыдая.
        Чувствовала сердцем, что окружающая реальность - правда, и карангарец меня не обманул. Я поверила ему в это мгновение...
        - Нола, тебя это уже не касается. У тебя другая судьба, своя история. И тебя это не должно было затронуть. Твоя душа давным-давно связана с Карангаром, - на ходу успокаивал меня маран. - Просто так случилось, что все отложилось. Но сейчас возвращается на предназначенные судьбой места.
        Мы уже с час как покинули «замолчавшую» базу Кемера. А я все нервно вздрагивала, сжимала ладони в кулаки и изводилась мыслями о том, могу ли я что-то сделать в сложившейся ситуации - в имитации войны.
        - Не должно было затронуть?
        - Конечно. Если бы не камень, что подарила твоя родственница, я бы увел тебя много лет назад. Тебя не коснулись бы нынешние события на Земле, этого не было в твоей судьбе изначально, - просто пояснил он, осторожно обнимая. - Мне искренне жаль, что ты их пережила.
        - Полагаешь, что ребенком оказаться в другом мире и на чужой планете стало бы меньшим стрессом? - саркастически отозвалась я. - Да и ты сам меня оставил на Земле, тебе предлагали обменять меня…
        - Я не мог. Как только тебя тайно и так поспешно забрали с Титана - понял, что это связано со мной. Разрыв дипломатических отношений с Карангаром насторожил, признаюсь, я сам выжидал тогда момент, чтобы улететь нам вместе. Но опоздал… тебя спрятали. Я отправился на поиски, немедленно покинув базу на Титане.
        Затем у землян началась неразбериха, пришло предложение с твоим обменом. Они требовали невыполнимое - технологии наших пространственных прыжков. И до этого были попытки привлечь Карангар на свою сторону. Но мы принципиально не вмешиваемся. Я побоялся, если проявлю интерес, ситуация усугубится - тебя будут использовать вновь и вновь, угрожая мне. Ты же понимаешь, что никто не позволит мне ради личных интересов жертвовать достоянием цивилизации.
        И я сделал вид, что мне безразлично - отказался от обмена. Но сам неизменно искал, караулил, выбирал способ выкрасть тебя… Я бы не отступил, тебя вернул… Если бы не камень - нашел бы сразу, куда бы не укрыли. Но из-за проклятого кулона… ощущение направления, в котором ты находилась, было очень размытым. Поиски я не прекращал никогда. Знаешь - искать тебя стало смыслом моей жизни.
        В последних словах прозвучала невообразимая тоска.
        Настороженно замерев, я вдумывалась в смысл его слов. Медленно повернув к мужу лицо, невольно сдерживала дыхание.
        - Так ты не хотел бросать меня?
        - Нет. Тебя очень удачно выкрали, я такую вероятность из вида упустил. А где искать, доподлинно не знал, пока выяснял - время ушло. А после запросов об обмене понял, что тебя целенаправленно прячут, - Муэн спокойно переплел пальцы своей руки с моими и ответил решительным взглядом. - Ты - моя жена, моя единственная, моя душа… Поверь в это и доверься мне.
        Поверить очень хотелось. Всем сердцем хотелось… Совсем рядом - руку протяни - избавление от одиночества, счастье, любовь… Решусь ли я? Переиначу свою жизнь? Начну и проживу ее заново?..
        Да! Сердце было согласно. Душа ликовала. Да! Да! Да! Ведь я рядом с тем, кого люблю, рядом с мужем. И в нем смысл моей жизни, лишь рядом с ним я живу…
        Даря безмолвный ответ, сама обвила его шею руками и поцеловала. Открыто, не таясь, давая почувствовать, как соскучилась, как люблю, как благодарна и сожалею о собственных ошибках… Муэн на секунду замер, вслушиваясь в мое прикосновение, а потом, словно ожив, сдавил меня руками, притиснув к себе крепко-крепко.
        Вдвоем… наконец -то.
        И меня словно озарило. Муэн не убийца, не враг… Он не уничтожал людей в угоду каким-то потребительским интересам их расы. Он… мой! И он достоин любви, он действительно более чем заслужил ее. Мне было очевидно, что любовь с его стороны ко мне искренна, естественна и сильна. Муж… я почувствовала его душой, разрешила себе это! Такой далекий и неизвестный, но при этом такой родной и любимый… Любимый давно и, наверное, навечно. Я, наконец-то, позволила своему чувству вырваться наружу, раскрыться, стать очевидным карангарцу. Доверилась ему…
        Запрокинув голову, встретила вопросительный взгляд марана и улыбнулась. Улыбнулась счастливо и открыто. Пусть люди… человечество идет своей дорогой - разделяется, снова сходится, ищет свой путь. Какой из меня вершитель мировой истории? Я же свое место в мире отыскала. Оно рядом с Муэном. И свое предназначение. Оно простое - быть его женой. Того, кто истинно достоин уважения и любви! Того, кто все сделал для меня, того, кто знает ей цену!
        Вскинув руки, впервые сама проявила инициативу, обхватив лицо карангарца ладонями. И, помедлив в миллиметре от его рта, встретившись с ним взглядом, коснулась его губами. Осторожно… словно впервые, пробуя, здороваясь…
        Душу переполняли нежность, облегчение и любовь. Мне слов не хватало, чтобы выразить их. Да и не хотелось ничего говорить, гораздо важнее было дать ему почувствовать. Впервые между нами я не соглашалась идти за ним, не позволяла подчинять себя его намерениям. Я действовала сообразно своим желаниям! И Муэн был не против. По его открытому и восторженному взгляду я видела, что он все понял и сам с нетерпением ждет проявления моих чувств.
        Он ждал этого мига дольше, гораздо дольше меня…
        - Муж мой, - голосом полным нежности и счастья шепнула я, вставая на ноги и утягивая за собой карангарца. Мне хотелось наконец -то своими руками стянуть с него эту облегающую форму, почувствовать его тело… каждый кусочек кожи ощутить ладонями. - Любимый… прости.
        Грудь мужчины на мгновение замерла, взгляд вспыхнул восторгом. А потом он, не сдержавшись, обхватил меня руками и притиснул к себе с такой силой, что едва не смял.
        - Нола… - и столько чувства, скрытой тоски и одновременно счастья было в его голосе, что у меня из глаз потекли слезы. Слезы счастья…
        Он поймал соленые капли губами, тут же перемещаясь ими к моему рту, целуя умопомрачительно, так, словно всю душу из меня хотел вытянуть или подарить мне свою. И это слияние губ нас окончательно закружило, всколыхнув желание и страсть. Нам хотелось овладеть друг другом, именно сейчас испытать самую сокровенную близость, стать единым целым.
        - Любимый… - сипло шепнула я и, зажмурив веки, окунулась в ощущение накатившей расслабленности, даже бессилия. - Любимый…
        Муэн, тоже тяжело дыша, привалился к стене, отчаянно удерживая меня от падения. Но при этом мы улыбались, вновь безмолвно разговаривая глазами. Улыбались потому, что понимали - нас объединяет любовь! Теперь я знала разницу, прочувствовала… Отдаваться без остатка любимому мужчине… чудесно. Ведь ты ощущаешь ответную отдачу и открытость, ты получаешь двукратный отклик и поток любви!
        - Нола…
        - Муэн…
        - Мы… - и наши губы встретились вновь, благодаря и обещая. И договаривать не было смысла, мы понимали все и так - вместе! Навсегда!
        ГЛАВА 14
        Сегодняшнее утро стало для меня истинным началом новой жизни. До момента, пока я не уверилась в непричастности своего карангарца к земным событиям, мыслей о будущем не возникало. Словно я не ждала от дальнейшей жизни ничего хорошего. Но сейчас…
        Накануне, измотанная немыслимой гаммой впечатлений, когда меня кидало из крайности в крайность, разоблачившая для себя истинно межгалактическую авантюру, я осталось с чувством глубокой растерянности.
        Даже пообещав любимому, что приму свою судьбу, связавшую нас еще в детстве и отправлюсь с ним на Карангар, до конца не могла осознать масштабность перемен. И по возвращении, едва ли замечая хоть что-то вокруг, устало лежала и рассматривала потолок глазами, в которых не было и намека на сон. Муэн понимающе молчал, давая мне время все обдумать. Тихо баюкая в кольце своих рук, целовал в макушку, даря поддержку и ощущение хоть какого-то якоря. Он был отчаянно необходим мне в миг, когда мир вокруг в буквальном смысле перевернулся с ног на голову.
        И пробудилась я первой, удивившись уже тому, что смогла уснуть накануне. Маран спал рядом, и во сне прижимая меня к себе. Не шевелясь, понимая, что и на его долю по моей вине выпало множество испытаний, я тихо лежала, всматриваясь в лицо мужчины. Такое человеческое сейчас…
        Веки с темным веером ресниц скрывали его удивительные глаза, а плотно сомкнутые губы - чуть более приметные по земным меркам клыки. Лицо мужчины буквально дышало покоем и легкостью, заставляя и меня расслабленно перевести дух. Не обязательно же все решать прямо сейчас? Пока мне достаточно островка покоя и уверенности, которые источает любимый.
        -Ты успокоилась?
        Он спросил позже, когда мы дружно встали и привели себя в порядок, а карангарец усадил меня за стол с намерением накормить. К счастью, для этого не пришлось куда-то идти как в системе питания на земных звездолетах. Пока к знакомству с новым окружением я себя готовой не чувствовала, хотелось укрыться в этой каюте как в скорлупе от всего мира.
        - Думаю, да. Решила, что буду обдумывать все постепенно. И узнавать о твоем мире тоже.
        Муэн одобрительно кивнул, на миг исчезнув из моего поля зрения за выступом дальней стены каюты. Вернулся он с небольшим подносом, который поставил передо мной. В первую очередь потянувшись к кружке с напитком, удивленно пискнула:
        - Ой, а откуда здесь это?
        Вкус узнала мгновенно - те самые элексирчики, которыми он подкармливал меня в академии на Луне.
        - Здесь, - муж непонятно махнул рукой вокруг, - этому как раз и место. Это карангарские питательные смеси. Прежде я переливал их в привычную тебе упаковку, не желая пугать.
        - Оо…
        Опешив, я не нашлась с ответом. Какая я все же доверчивая.
        - Они очень полезны, - маран сообразил о причине моего молчания. - Извини, намерения навредить тебе у меня никогда не было, наоборот хотел, чтобы ты окрепла и чувствовала себя полной сил. Но объясни я тебе истинную природу этих эликсиров, возникло бы слишком много вопросов. А ответы было давать еще рано.
        - Ты очень легкомысленно относишься к свойствам растений, - я немедленно села на знакомого конька. - Они могут иметь самое различное влияние. И не известно, как на земном организме скажутся те или иные инопланетные растительные экстракты. Но, - не давая Муэну возразить, попросила, - я очень хочу выяснить побольше о полезных растениях Карангара!
        В десяточку! Тема моментально оживила: прихлебывая знакомый напиток, я внезапно поняла, что для меня как для космоагронома посещение новой планеты открывает массу возможностей. Особенно, если эта планета с таким разнообразным растительным миром как родина Муэна. Земных агрономов там прежде точно не бывало!
        - У тебя даже глаза засияли, - с усмешкой подметил он мой интерес. Красноречиво кивнув на еду, пояснил, придвигая ко мне ближе похожую на пиалу миску с каким-то сухим напоминающим бурую муку содержимым. - Это брох, самая популярная у нас углеводная пища. Она долго не утрачивает питательных и полезных свойств, подходит и для питания в космосе. Вылей сюда воду? Да, да, так надо. - он уверенно направлял мои действия. - Теперь мешай, пока содержимое миски не разбухнет, увеличившись вдвое.
        - Готово, - вопросительно уставившись на мужа, с любопытством зачерпнула ложечку похожей на фруктовое пюре рыжеватой массы. - Пробую?
        - Конечно, - он немедленно кивнул. - Не переживай на счет незнакомых культур и их свойств. Поверь, на Карангаре ценится только натуральная и полезная пища. Она абсолютно подходит и землянам - все уже давно неопровержимо проверено, смело кушай. Брох чаще всего едят с янзой, - и Муэн пододвинул вторую миску, в которой было что-то похожее на… маринованный салат?
        Охваченная азартом первооткрывателя, я первым делом попробовала содержимое собственной ложки. И довольная замерла, «вслушиваясь» в реакцию вкусовых рецепторов. Незнакомый продукт отдаленно напомнил гороховую кашу в изобилии сдобренную сливочным маслом - такую любила делать моя бабушка!
        - Приятный вкус, - немедленно выразила я свое одобрение пристально наблюдавшему за мной мужу, - только… пресный.
        - Пробуй янзу, - сразу заулыбался он, интригующе двинув бровями. - Она очень острая, поэтому положи в рот маленький кусочек и заедай брохом.
        С долей опасения подцепив на пробу фрагмент того, что выглядело черешком салата, резко охнула. Вот уж действительно острое! И соленое! И совершенно не растительное… Зажмурившись и самоотверженно жуя под смех Муэна призналась себе, что вкус еды не опознаваем: не рыба, не мясо. Или правильнее сказать - курорыба? Еще и с адской приправой в виде аналога жгучего перца!
        Последовав совету мужа, немедленно засунула в рот полную ложку броха. И… облегченно выдохнула: перемешавшись во рту оба продукта оказались вполне себе съедобными. Или это я так проголодалась?
        - В космосе рацион ограничен, - пояснил Муэн. - Не все продукты могут долго храниться. Но на Карангаре полно всякой еды, не переживай - найдешь то, что тебе по вкусу.
        - Или придется адаптировать земные культуры - рис, картофель… - налегая на еду, высказала я самый заманчивый для агронома вариант. И думала совсем не о собственном желудке!
        - Они уже есть у нас, - поспешно заверил Муэн.
        Он тоже принес себе похожий продуктовый набор, дополнив его еще одной кружкой травяного напитка для меня. И то верно, после «огнедышащих» курорыб я была рада освежить горлышко.
        - Тогда я точно выживу!
        - Карангар очень благодатная планета, не переживай за свое здоровье. У нас принято правильно питаться, не относиться потребительски к природе и использовать те возможности, что она перед нами открывает.
        - Вы не в космополисах живете?
        Вот и отличный повод узнать о новом мире.
        - Нет, - спокойно признался Муэн. - С ними можно сравнить разве что две орбитальные транспортные станции Карангара - гигантские космические объекты, искусственные спутники планеты. Но постоянно там никто не живет, только периодически обслуживающий персонал отправляется на космические вахты.
        - А зачем они нужны?
        - Станции? У них множество функций: промышленная зона, транспортные узлы, складские и военные объекты и прочее. На Карангаре нет космопортов, все звездолеты пристают к орбитальным станциям - Ях и Ях -2, там же разгружаются или пополняюся грузы и сходят или садятся на борт звездолетов пассажиры. Пусть эта пересадка удлиняет путь, но позволяет сохранить защитный атмосферный экран планеты. Собственно, попасть на Карангар можно только по транспортировочным тоннелям. Их трое - один только грузовой для очень тяжелых грузов. Один раз в пятнадцать карангарских суток каждая станция состыковывается с тоннелем и удерживается на нем трое суток. За это время осуществляется транспортировка пассажиров и грузов в обоих направлениях.
        Отложив ложку, я со всем вниманием слушала Муэна. Название же искусственных спутников поразило: бабушка рассказывала мне о древнейших временах Земли, и я точно запомнила, что именно так называли Луну в древнем Египте. Могли ли предки карангарцев, пройдя сквозь межмировые ворота, явиться именно из того времени? Или из еще более раннего? Тогда карангарской цивилизации порядка трех тысяч земных лет? Больше?
        - Получается, нам придется ждать момента, когда сможем попасть непосредственно на планету? Долго?
        Все это казалось довольно непривычным.
        - Тут как повезет. Но мы можем дождаться здесь - на своем корабле. Хотя на каждой станции множество жилых отелей для транзитных пассажиров.
        - Пожалуй, я бы побывала и на станции…
        Муэн с веселым видом кивнул:
        - Обязательно. Все-все тебе покажу.
        - Но твой дом? Где он? На самом Карангаре? Если в космосе вы не живете…
        - Да. Мой дом увидишь собственными глазами, и не переживай из-за неожиданностей. Не в этом случае, тебе выросшей в земной естественной общине будут довольно близки условия проживания в моем мире. Когда разузнал о тебе больше, еще тогда размышлял над этим. Выбор судьбы не случаен, никто из землян так не подходит для жизни на моей планете как ты. Позже сама поймешь.
        - Вы живете в деревянных постройках? - именно такие дома предпочитали в моей общине.
        - Нет, но полагаю причина в том, что на Карангаре нет древесных культур, распространенных на Земле. В качестве строительного материала у нас используется почва, вернее смесь из грунта и мелких камней с добавлением сухой растительности. В древности из нее делали подобие блоков, которые обжигали и укладывали в кладку. Сейчас же создание дома куда более технологичный процесс, фактически строение возводится монолитно по заранее заданному плану. Материал лазерным корректором плавят до прочнейшего состояния, позволяя создавать в том числе и прозрачные поверхности. Большая часть населения планеты сосредоточена в теплых широтах с незначительным перепадом суточных температур. Наши жилища прекрасно сохраняют тепло, когда снаружи холодает, и дарят прохладу в жару. Немного используются в строительстве и металлы.
        И снова я подумала о древнейших цивилизациях северной Африки, разве они не так же обустраивали дома? И уже тогда изобрели первые бытовые удобства - водопровод, туалеты, на время утраченные в последующие века?
        - Если судить по этому звездолету, то вы вполне комфортно существуете…
        Муэн прав в одном: я выросла с мыслью, что для жизни требуется не так и много.
        - Космос - немного другое, тут агрессивная внешняя среда и поневоле приходится окружать себя созданными аналогами планетарного мира. А дома… там все проще. В отличие от землян, у нас пусть и понимают неизбежность прогресса, но не считают правильным заменять естественную среду обитания на искусственно созданную. Да, она делает ваше существование более легким, но… так ли это необходимо? И правильно? Совершеннее чем естественный мир мы ничего не создадим.
        Муэн чуть пожал плечами, демонстрируя несогласие.
        - Вы отрываетесь от своих корней, утрачиваете свое природное предназначение, наивно полагая, что сможете подчинить себе природу… А по итогу становитесь слабы, зависимы и уязвимы, вы самоустраняетесь от изначальной среды. И в результате можете стать лишним элементом «уравнения жизни», не нужным планетарной экосистеме видом.
        - Хорошо, - слегка ошарашенная такими глобальными рассуждениями мужа, я скорее возобновила трапезу, старательно заедая брохом крошечные кусочки янзу. То, о чем говорил Муэн, было основополагающим жизненным принципом жителей таких общин как моя: людям необходимо жить и работать на земле, приносить ей пользу, чтобы заслужить право существовать. - Я даже рада, что не придется свыкаться с чем-то малопонятным и пугающим. Но что до всего остального? Например, твоя семья? Как они ко мне отнесутся?
        Вопрос задавала не без душевного трепета. На Земле о карангарцах имели весьма поверхностные знания. Сейчас, слушая Муэна, я даже задалась вопросом: а побывали ли земные представители где-то помимо станций-спутников? Из официальной информации выходило, что Карангар высокотехнологичный и современный мир, значительно опережающий нас в технологиях, а его обитатели наделены способностями, которых нет у землян. Так видели ли они тот Карангар, о котором рассказал муж?
        - Как к чуду, - протянув руку, Муэн ласково обхватил и чуть сжал мою ладонь. - И прошу тебя, постарайся понять их. Только представь: единственный и любимый сын так рано обрел супругу, получив синры. Но… на этом все. Ты не ушла за мной, обрекая на одиночество. Моя семья понимала это, принимая мое одержимое желание скорее оказаться на Земле. Они не верили, что тебя возможно отыскать, но полагали, что мешать мне гнаться за мечтой еще губительнее.
        Прикусив губу, я умирала от стыда в этот миг. Сама вряд ли что-то существенное сделала для нашей встречи. Больше того, не поверила и предала его и после знакомства.
        - Единственный? У тебя нет братьев и сестер? - желая сменить тему, уточнила я у мужа, переведя взгляд на собственную тарелку.
        - Довольно частое у нас явление. Треть семей в моем мире имеет лишь одного ребенка. Двое считается настоящим благословением звезды, но многие семьи и вовсе не могут дождаться появления наследника.
        - Почему так? Выходит, вы… исчезаете?
        Вот это новость! Слухи о малочисленности их цивилизации верны.
        - Карангар - другой мир, однажды приняв нас, он постепенно позволил взрастить в потомках нечаянных переселенцев невероятные силы. Мы стали совершеннее и сильнее, живем дольше землян, но… Дети рождались все реже и реже, чем более эволюционировали мы.
        - Оборотная сторона одной медали, - понимающе кивнув, припомнила, что у нас имеется подобная теория развития.
        Репродуктивные возможности вида понижаются пропорционально возрастанию уровня его приспособляемости к среде. Просто при резком повышении численности, а это неизбежно при благоприятной среде обитания, не хватает ресурсов… Впрочем, земляне решили эту проблему, расселяясь за пределы родной планеты. А на Карангаре проявился какой-то специфический механизм регуляции численности?
        - Да, в изначальные времена нас было больше. Но и гибли многие - не сразу мы обрели нынешние возможности. Постепенно все выровнялось, сейчас наблюдается некий естественный баланс в приросте и убыли населения. Очевидно, это комфортный для природы Карангара показатель, мы - разумный вид - занимаем ту нишу, что посильна для планеты. Мы потребляем то количество ресурсов, что ее экосистема способна восстановить.
        Изумленная, я слушала Муэна и понимала: соплеменникам мужа свойственно довольствоваться малым. В них нет нашей земной разрушительной жадности, когда всегда недостаточно имеющегося и хочется большего.
        - Но что со мной? Я смогу там жить, ты уверен?
        Сомнения усилились: не внесу ли я разлад в устоявшееся мировоззрение его семьи?
        - Вполне, - Муэн уверенно кивнул. - Когда узнал тебя лучше, понял, что тебе суждено было отправиться на Карангар. Уверен, ты обретешь там свой мир. Ты даже будешь не первым представителем землян, освоившимся на просторах моей планеты. Твое сознание примет философию благополучия моего мира. Тело адаптируется: газовый состав атмосферы, показатели давления и гравитации - очень схожи, твой организм быстро перестроится. Еще за время полета внутренняя среда звездолета начнет меняться, постепенно подстраиваясь под показатели нашего мира. Я так же делал, направляясь к Земле, - желал чувствовать себя комфортно в ваших космополисах.
        - А… ты был уверен, что я с Земли?
        Этот вопрос уже всплывал в мыслях. В голове не укладывалось как он смог отыскать меня, когда нас разделяло пространство, а в каком -то смысле и время?
        - Больше не от куда, - заверил муж с удовольствием наблюдая за тем как я пью этот их экологичный и полезный эликсир. - Изначально ворота соединяли только два наших мира.
        - Ясно… - мыслями я вернулась в детство, в тот день, когда увидела сияние, исходящее из глубины пещеры. - Ты прав на счет судьбы. С того дня как коснулась тебя через ворота, места себе не находила. Мало кто из детей «естественников» стремится в просторы космоса. А я так вбила себе в голову эту мысль, что другого будущего просто не видела.
        - Неосознанно ты тоже искала путь ко мне…
        Прежде видеть на лице марана такую широкую улыбку мне не приходилось.
        - Но мне бы его не осилить, - улыбнулась я Муэну в ответ, вновь, как и в те недолгие месяцы в лунной академии, ощущая радость просто от одного его такого близкого присутствия, - не спеши ты мне навстречу.
        - Когда-то я не планировал покидать Карангар, - красноречиво развел он руками. - Но в тот день, очнувшись после мощнейшего отката силы на полу пещеры возле ворот и осознав, что не сумел тебя увести, был потрясен. Не представлял, что делать: трое суток там просидел, надеялся, что… может быть ты снова вернешься и откликнешься? Все думал и думал, как же мне быть. Выход нашел единственный: отправиться за тобой на Землю. Но прежде предстояло добиться этого права. С того момента у меня был один путь - я учился и много работал, искал любую возможность сократить расстояние между нами.
        - Так ты не военный?
        - У нас маран - это звездный адмирал, но так называют не совсем за военные заслуги, а за большой опыт дальних перелетов. А я не мало налетал за время обучения, работая над проектом с ускорением звездолетов. Моя специализация в вашем понимании скорее инженерного профиля.
        - Но почему тебя назначили преподавать самооборону?! Это же из арсенала боевиков.
        Ого! Вот и начинаю узнавать что-то о Муэне. Уставившись в алые глаза мужа приготовилась услышать подробности.
        - Говорил тебе, что согласился бы и вышивание вести, лишь бы получить повод приблизиться к тебе. Понимал, что заявись я с правдивыми объяснениями - ты бы подумала на мой счет худшее. Повлиять на тебя не давал кулон. Пришлось искать способ заинтересовать и произвести впечатление иначе. Что я и сделал!
        В последней фразе проскользнули нотки гордости.
        - Впечатление? Ты шутишь? - конечно, я возмутилась. - Ты затерроризировал всех. Вообще всех, ладно бы атакующих, так и обеспеченцев! Уверена, тебя будет вспоминать с трепетом не одно поколение кадетов. А мне доставалось больше всех! Заинтересовал? Ха! Да я тебя ненавидела, людоедом называла.
        - Идея ввести самооборону у обеспеченцев - моя, - не проникнувшись моей горячностью самодовольно улыбнулся муж. - Меня уверяли, что только боевикам она нужна! Но мне до них и дела не было. Способности карангарца позволяли мне легко превосходить физические возможности кадетов -землян, и кое-какой боевой опыт имелся - ты и не представляешь сколько пиратов на окраинах земного союза, так что я вполне себе компетентен и для преподавания в военной земной академии. Поэтому и убедил принять меня в качестве педагога и ввести самооборону у твоего курса.
        - С ума сойти, - искренне вздохнула, вспомнив сокурсников и особенно Милену. С момента похищения с практики, мы не поддерживали связь, но за несколько дней до встречи с Муэном появилась информация о подруге. Она осталась на Луне, предпочтя семью работе в космосе. Сейчас я порадовалась за нее: хотя бы напрямую ее эта надуманная «война» не коснулась. - Знали бы другие кому обязаны «счастьем» в виде тебя. Но я все равно не понимаю, как ты обнаружил меня на Луне?
        - Опять судьба, - пожал Муэн плечами с таким видом, словно тут все и так ясно. - Первоначально, я планировал через пару дней после официального разрешения отправиться на Землю. Карангарским звездолетам можно садиться только на Луне - такая у вас политика безопасности. Но едва оказался на спутнике - словно почувствовал: ты здесь. Интуиция привела меня в академию. Думаю, в тот первый раз я немного повредил камень, полностью он тебя не экранировал. У меня всегда присутствовало смутное ощущение направления…
        Упоминание о Земле неожиданно навело на мысли о родителях, которые я от себя пыталась гнать. Отодвинув остатки еды, я встала, решив побродить по каюте и понаблюдать за изображением на экране, имитирующем иллюминатор.
        - Что случилось?
        Муэн встал позади, приобняв за плечи.
        - Вспомнила о близких. На Земле остались родители и старшие братья. Им сообщат, что я погибла? Как вообще мои родные справятся со всей этой «войной»? Я буду жить в безопасности, зная правду, а они?
        - Не думаю, что их сильно затронет переустройство ваших территорий. Как я успел узнать, такие общины живут своим внутренним закрытым мирком, мало обращая внимания на происходящее за его пределами. Что до тебя, то я найду возможность передать им весточку… обещаю.
        И я ему безоговорочно поверила. Во-первых, очень желала поверить. Во-вторых, вспомнила, что даже на Луне мой карангарец успел свести дружбу с выходцем из общины естественников - тем самым хозяином винодельни на нижнем уровне первого лунного космополиса.
        - А я обещаю, что постараюсь не разочаровать твоих близких!
        - Да это просто невозможно, - улыбнулся Муэн. - Тебя ожидает шумный и горячий прием!
        ГЛАВА 15
        СПУСТЯ МНОГО ЛЕТ…
        - Муэн, у меня просьба…
        По прошествии многих лет на Карангаре мы ждали второго ребенка, что по местным меркам - лучшее благословение от этого мира.
        - Какая?
        Сейчас мой маран точно готов на все - так рад пополнению. Вот и неизменную служебную «вахту» на Ях -1 отложил, заявив, что останется дома, нет ничего важнее семьи.
        Вот в этом, на удивление, и кроется корень моей проблемы. В семье! Нет, в самой семье нет ничего плохого, наоборот - нигде я не встречала настолько крепких родственных уз как на Карангаре. Поначалу это очень поразило меня - на Земле, даже в общинах естественников, родственники меньше вовлечены в дела друг друга. На Карангаре же, выйдя замуж на Муэна, я получила оптом и всю его родню… с нерастраченным багажом житейской мудрости, неистребимым желанием оказаться полезными и неизменной традицией собираться вместе по малейшему поводу. А в чужой монастырь, как известно…
        - Любимый, - просительно уставившись на мужа я, наконец, выпалила то, что давно искала способ сказать, - давай сбежим? Прямо сегодня? Сейчас? И никому не скажем куда?
        - Зачем?!
        Ошарашенное выражение лица моего мужчины лучше всяких слов говорило о впечатлении от этих слов. Точно решит, что у меня кризис беременных странностей, и сейчас крайне необходим укрепляющий элексирчик.
        - Чтобы наш ребенок появился на свет, - мило улыбнулась я, ласково в успокоительных целях поглаживая плечо супруга, - в обстановке покоя и умиротворения.
        - Но именно поэтому путешествовать сейчас - неразумно. Он же вот-вот родится! И тут, дома, мы все тебе поможем.
        - Нет.
        - Что: нет?
        - Вы мне не поможете, - признала я ставшую для меня очевидной в прошлую беременность истину. - Кажется, это единственный недостаток карангарского общественного уклада. Поверь, для меня - точно! Во всем остальном, я вполне свыклась с вашими странностями и приняла местные обычаи. Но появление ребенка на свет в окружении огромной толпы всех родственниц женского пола?! Как вспомню! Брр… Их же было… не меньше двадцати! Как я тогда выдержала? От ужаса, ничего не помню.
        Ни в одном мире все не может быть идеально, даже на овеянном самыми волшебными слухами Карангаре. К счастью, во многом для меня мир мужа стал именно таким - близким, понятным и счастливым. Во многом, но не во всем. И с последним я мириться не собиралась!
        - Но… - Муэн растерялся, осознав причину моего протеста, - но это же нормально. Так всег…
        - Для меня - нет. Извини, но день появления на свет нашего ребенка я до сих пор вспоминаю с ужасом. Ты должен был рассказать мне, что у вас принято делать это в присутствии всей родни женского пола! И что потом весь ваш клан заявится к нам домой, радуясь и веселясь по поводу появления нового ребенка.
        - Так повод настолько значим…
        В этом вопросе я намеревалась настоять на своем - решила так, едва узнала о своем положении.
        - Мое состояние тоже значимо. Все же я не карангарка, кое к чему привыкнуть не смогу никогда. Это именно такой случай. - Прижавшись к мужу, подняла к его лицу взгляд. - Муэн, мне было очень трудно в тот день. И всеобщая радость по поводу рождения нашей дочери нисколько не помогла, когда требовался покой и отдых. Давай, останемся только вдвоем?
        - Все же обидятся?
        - Объяснишь им, что я у тебя такая странная жена с Земли, сложный случай, - совершенно искренне предложила в ответ.
        Сейчас мой девиз: меньше стресса и усталости для будущей мамы! А пригласить всех порадоваться младенцу можно и чуть позже, когда я не буду так измучена.
        - Тебе было так трудно?
        Муэн выглядел грустным - всегда он старался, чтобы разрыв с родным миром не отягощал меня. Вот и связь с моей семьей неизменно поддерживал, умудряясь передавать послания на Землю и получать ответы.
        Неизменно чувствуя старания и поддержку любимого мужа, я тоже стремилась освоиться и принять его мир. И его семью, конечно! Со временем и к шумным сборищам по любому поводу привыкла. За единственным исключением!
        В тот день, единственный раз пожелала оказаться на Земле. Измученная дискомфортом от присутствия на родах такого количества новоявленных родственниц, безрезультатно пыталась уложить спать свою плачущую крошку. Но гул и вскрики множества голосов, которые распевали и выкрикивали пожелания - не позволили. Единственный раз я не ощущала себя дома в нашем с Муэном доме. И расплакалась от усталости и чувства одиночества - даже муж сейчас не смог понять меня. Увидев слезы, решил, что в такой момент я скучаю по своей маме! Поверить, что мешает этот шум и столпотворение - не мог. Все же искренне рады…
        У меня были годы, чтобы убедить его в своем неодобрении. И как итог - сейчас он согласился:
        - Хорошо, немедленно увезу тебя. А ребенка представим позже?
        - Спасибо!
        С чувством послав любимому обожающий взгляд в какой уже раз за свою жизни признала: судьба не зря соединила нас.
        Сборы не заняли много времени. Старшую дочь мы специально на несколько дней оставили с родителями Муэна, а сами ранним утром отправились в путь - куда-то в глушь по карангарским меркам. На этой планете чем севернее стоит забраться - тем меньше вокруг будет жителей. Вот туда-то, в крошечное поселение, где живет коллега моего мужа, мы и отправились, с разрешения хозяина решив воспользоваться его пустующим домом. Сейчас он находился на Ях -1, работая в той же группе инженеров что и Муэн.
        Так уж заведено в этом мире - все самое прогрессивное и технологичное связано с космосом. Еще на пути к Карангару Муэн рассказал, что едва его предки сумели покинуть планету, запустив первую орбитальную станцию, как было решено в будущем перенести все научные лаборатории и производства за пределы Карангара.
        Неизменно обитатели этого мира страшились идти техногенным путем, стараясь минимизировать его разрушительный эффект и сохранить первозданность естественной природы. Это сделало жизнь на планете куда менее комфортной в сравнении с жизнью на орбитальных станциях, и даже в сравнении с земными космополисами, но жители Карангара полагали такую цену оправданной.
        Нельзя забирать у природы больше, чем способен вернуть - вот девиз этого народа. Даже сейчас они предпочитают пользоваться возможностями, что дают технологии только в самом необходимом - это транспорт и медицина, продолжая, как и их предки, поголовно обеспечивать себя пищей, выращенной лично. О, да, что бы сказали студентки лунной академии, восхищавшиеся Муэном, узнай они, что жизнь рядом с ним предполагает огород, уход за одомашненным зверьем и самый скромный быт? Всякий раз, думая об этом, я в душе посмеивалась.
        Впрочем, все было не так уж пугающе. Подающие воду системы в их домах имелись, готовить тоже не приходилось на очаге, поэтому для меня, выросшей в общине естественников Карангар не стал отсталым миром, где вся жизнь - это изнурительная борьба. Скорее наоборот…
        Прожив здесь много лет, я не уставала восхищаться насколько рачителен этот народ, насколько хозяйственно и продуманно все у них организовано, как принято помогать и поддерживать не только родственников, но и просто знакомых или соседей. Удивительная общность духа - первое, что я уяснила на этой планете, карангарцы оказали доброжелательным и радушным народом.
        Всякий дом имел собственную систему водных накопителей, представленных большими цистернами на заднем дворе из оплавленной до прочнейшей основы глины, в которых скапливалась и прогревалась жарким теплом дождевая вода. Замкнутый цикл и автономная система очистки завершали простую и одновременно эффективную схему водообеспечения.
        В первый раз, знакомя со своим жилищем, муж сразу заинтересовал меня сообщением о специальных брикетах из водорослей, которые и служат очистной функции.
        - На них живут необычные микроорганизмы, разлагающие многие соединения органики, - пояснил Муэн, вытянув из воды в предназначенной для очистки небольшой запруде один из водорослевых брикетов. - Водорослей этих много в океане, они быстро растут. Когда такой вот брикет отслужит - превращается в отличное удобрение, я меняю их раз в три месяца. Опять же и очищенная после бытовых нужд вода по отлаженной оросительной системе поступает для поливки продовольственных культур.
        - Ого! - Я впечатлилась. - Обязательно исследую эти бактерии!
        Позже я поняла, что все это работает именно из-за отсутствия в быту карангарцев синтетических отходов. Все - от моющих средств и красителей до тканей и пищи - соплеменники моего мужа научились делать из природных материалов. Больше того, в бытовых условиях!
        И упрямо предпочитали трудиться руками, продолжая игнорировать упрощающие жизнь «плоды» цивилизации, которые считали вредными и часто - не нужными.
        - Не устала? - Муэн отвлек вопросом, поправляя на моем плече полу кофты. Ее изготовила и подарила мне свекровь, большая любительница вязанной одежды. Шерсть для нее она состригала у двух своих питомцев - орхов, давно одомашненных и чем-то похожих на наших лам местных млекопитающих.
        - Нет, - с успокаивающей улыбкой я в благодарном жесте коснулась ладони Муэна. - Приятное утро, птицы так поют - только совсем рано это бывает, я заслушалась и мыслями унеслась далеко, не заметила, как пришли.
        Мы только что подошли к станции ближайшего к нашему поселению транспортного тоннеля. Разветвленная сеть таких тоннелей, оплетающая всю планету - самая явная дань современности. В них особое гравитационное поле, позволяющее с достаточно приличной скоростью двигаться в определенном направлении. Поэтому тоннели всегда парные - для прибывающих и отбывающих.
        Конечно, можно было бы вызвать от станции челнок - легкий летательный аппарат на гравитонах, который доставил бы нас быстрее, но мне захотелось неспешно пройтись. Ведь природа Карангара так красива, изобилует яркими красками и до сих пор удивляет меня растительным разнообразием. Пусть древесных форм здесь нет, но травы вырастают до исполинских по земным меркам размеров.
        - Проголодаешься - скажи, - на табло вызова выбирая необходимую нам транспортную пассажирскую кабинку и задавая маршрут, напомнил Муэн.
        У меня в последние дни появилась нехорошая привычка что-то постоянно жевать, поэтому муж набрал в дорогу увесистый короб со снедью в дополнение к рюкзаку с вещами. Путешествовать нам предстояло несколько часов. Я первой в предвкушении шагнула в раскрывшую перед нами дверцы индивидуальную транспортную кабинку, зная, что не замечу этого времени, сквозь прозрачные стены тоннеля и окна кабинки рассматривая карангарские красоты.
        Тут, как и везде на планете, для освещения использовалась солнечная энергия, специальные пластины-поглотители и накопители имелись на каждой крыше.
        - Не холодно? Может быть разогреть кумон? - усадив меня в удобное плетеное из прочнейшей лозы кресло и подсунув под спину подушку, муж кивнул в сторону.
        Там имелась маленькая - походная - версия местного необходимого предмета быта, нечто среднее между печью и батареей. Сверху - плоская поверхность для готовки или подогрева взятой в дорогу еды, выпуклые бока, призванные обогреть воздух вокруг и несколько косых прочных ножек. Рядом - закрытая корзина, наполненная широкими, порубленными на куски листьями местного отопительного похожего на папоротник материала - хной. Ее листья прекрасно горят, даря много тепла, и быстро отрастают.
        И в нашем доме имеется такая «печь», а еще неизменный запас хны, которую всегда заготовляет Муэн, чтобы во время его рабочих вахт мне не приходилось самой отправляться в ближайшие заросли. Как будто, мне бы это грозило при таком-то количестве всегда готовых помочь родственников мужского пола?..
        - Думаю позже? Мы едем на север, будет прохладнее. - Едва я устроилась с удобством, как кабинка тихо двинулась, постепенно ускоряясь до стандартной скорости и немного покачиваясь. Мысли о хне навели меня на вопрос. - Твое отсутствие не скажется на работе вашей группы?
        Мой муж после нашего возвращения продолжил работать в команде инженеров на станции Ях -1, занимаясь усовершенствованием и испытанием скоростных качеств карангарских звездолетов. Для этого он каждую вторую и четвертую недели месяца проводил на орбитальной станции, занимаясь делом, которое для себя когда-то выбрал.
        При этом, всякий раз покидая меня с дочкой, он умудрялся обеспечить нас всеми необходимыми запасами на время отсутствия. Но в этом был определенный смысл - поймать и разделать рыбу или дикого оленя я бы не смогла, чувство жалости обрекло бы меня на голодные муки. На Земле у нас были кролики и домашние птицы, но даже там мне никто не доверял разделку мяса.
        А вот возиться с огородом было мне в радость. Больше того, профессиональное любопытство подхлестывал азарт «первооткрывателя», поэтому помимо грядок с предназначенными для пропитания культурами у меня имелись и специальные делянки для селекционной работы. Организовать их Муэну помогли все мужчины нашей семьи. А на Ях -1 мне выделили «космический» аналог, позволив присоединиться к группе карангарских космоагрономов. Поэтому часто случалось, что на орбитальную станцию мы улетали всей семьей, временно перепоручая уход за хозяйством родне.
        Работа в космосе не считается на Карангаре престижной, что стало большим откровением для меня. Скорее, ее воспринимают как ответственный и в чем-то тягостный долг, который многие карангарцы выполняют ради будущего своей цивилизации. Считается, что такая работа более нервная, напряженная, связана с перегрузками и вредом для здоровья.
        Другое дело - работа на земле. Она дарит покой, умиротворение, уверенность в завтрашнем дне и подпитывает энергией. В случае с карангарцами, которые очень неспешно и разумно распределяют свои силы и неизменно помогают друг другу, это правило точно работает.
        Уму непостижимо, как при такой философии из Муэна вырос суровый боец. Наверное, он прав - это результат моего «неухода» через невероятные ворота и последующих поисков.
        Конечно, те кто половину жизни проводит в космосе, не всегда успевают справиться с домашним хозяйством. Поэтому нормальным считается каждому немного им помочь, выражая благодарность за то, что они тратят часть своей жизни на трудную работу, которую делают ради развития своего народа. Так, частенько ко мне во время отсутствия Муэна заглядывают соседи или родственники, угощая маслом, которое мой муж мог не успеть взбить, или приносят мясо или рыбу. Приносят и самодельное мыло или моющие порошки, которые мы тоже могли еще не найти время сделать, дарят одежду, одеяла или ткани.
        - Не переживай об этом, - немедленно качает головой Муэн. Он уже снял неизменный для карангарских мужчин шлем и беззаботно улыбается. - Все знают, что наш второй ребенок вот-вот родится, и были готовы к моему отсутствию. Вероятно, ближайшие месяцы, как и в прошлый раз, я проведу дома, одна ты со всем не справишься.
        Как будто мне грозит разбираться со всем одной! Уж точно, наша родня возьмет меня под крыло. Как же так: одна с двумя детьми и домашним хозяйством! И как женщины на Земле в моей общине справлялись? И детей у нас бывает больше двух, и наши мужчины зачастую все дни заняты работой в поле или уходят на неделю на охоту или рыбалку.
        Тут же в памяти всплыл день, когда я впервые увидела членов семьи Муэна. Мы были на его звездолете, впервые подлетая к Ях -1.
        - Нола… - меня моментально насторожил непривычно растерянный вид марана. У мужа было такое выражение лица, словно он всерьез опасался напугать меня. - Мы почти прибыли.
        - Да? Уже Ях? - подскочив, я понеслась к экрану, было любопытно увидеть станцию со стороны. И возвышающийся за ней шар Карангара, конечно, тоже. С географией планеты я успела познакомиться за время перелета, и сейчас хотела уже своими глазами увидеть оба ее материка. - А когда стыковка с тоннелем? Мы будем ждать на звездолете или посмотрим станцию?
        Сама идея подобного перемещения на планету до сих пор являлась для меня загадкой. Но о том, как это устроено на практике решила узнать на собственном опыте.
        - Выбора нам не оставили, - приобнимая за плечи, вкрадчиво предупредил Муэн, - там нас уже встречают…
        - Встречают?
        - Да, моя семья…
        - Оо… - не нашлась я с ответом, вдруг испугавшись: времени на моральную подготовку совсем не осталось.
        Дальше мы почему-то вместе суетливо собирались. Огорчала и мысль что предстать в лучшем виде не получится - из вариантов с одеждой были или земная униформа агронома, или… карангарский вариант мужского облачения, для меня неудобный.
        - Вот же несправедливость мира, - стонала я.
        До этого мы решили, что в спокойном режиме проведем время на станции, где будет и возможность обзавестись приличествующей одеждой. Но… родственники проявили нетерпение!
        - Поверь, - в сотый раз убеждал мой карангарец, - никому и дела нет до твоей формы.
        Наверное, так же говорила бы ему я, готовься он ко встрече с моими родными! Пораженная внезапной мыслью, я замерла едва звездолет Муэна под контролем его небольшого экипажа - марана по понятным причинам освободили от дел - осуществил стыковку с ближайшей орбитальной станцией.
        - Нола?..
        Не успел вопрос сорваться с губ мужа, как я схватила его за руку, решившись на важную для меня просьбу.
        - Муэн, а возможно тоже забрать моих родителей на Карангар? Обещаю, только это, больше ни о чем просить не буду и неудобств не доставлю!
        Все последние дни единственное что неизменно омрачало мои будни, это тревога о близких. Выросшая в любящей семье, я мучилась при мысли о неизбежной разлуке и сложностях, которые предстоят всем землянам из-за аферы, задуманной военными. И моих родных они коснутся!
        Вот и решилась умолять Муэна спасти их…
        - Мм… Ты предлагаешь похитить твою семью? - замялся мой карангарец, явно представив, что это может быть расценено как прямое вмешательство в дела землян. - Одно дело ты, тут у меня есть право действовать. Но другие? Это может вызвать цепную реакцию. - Однако, он не отказался. - Но я приложу все силы, чтобы добиться разрешения!
        Пусть я понимала, что требовать от него подобного - не правильно, но испытала огромное облегчение, услышав обещание. В том, что Муэн сделает все возможное - не сомневалась.
        Именно внезапная новость о встрече с его родителями подстегнула мою тревогу. Как я смогу искренне радоваться знакомству, представляя размышления своих родных? Их дочь сообщит о жизни на Карангаре, с тем самым мужчиной, которого все на Земле знают как… заклятого врага.
        - Не похитить, - спешно возразив, подняла я умоляющий взгляд на пока не скрытое шлемом лицо Муэна. - О возможности организовать встречу прошу? Попробую убедить близких. Пусть они увидят меня - так скорее поверят в отсутствие угрозы.
        С технологиями «невидимости», карангарцам точно по силам устроить встречу. Без этого не будет моей душе покоя! Даже на благополучном Карангаре рядом с Муэном. Он, очевидно, это понял, без слов кивнув головой и крепко обняв меня.
        Ненадолго мы замерли в тишине, набираясь уверенности в близком ощущении присутствия друг друга.
        - Идем уже знакомиться?
        - Да, - вымученно сникла я. - Но мне так не по себе…
        - Я буду рядом, - ободрил муж. - Да и плохого не жди, тебе все рады. На самом деле, своим появлением на Ях мои родные это и демонстрируют.
        Покинув каюту и попрощавшись с пятью карангарцами, что помимо Муэна составляли экипаж звездолета, и которых за время полета я успела немного узнать, мы первыми вышли в санирующую зону станции. Удостоверившись в отсутствии патогенной инопланетной угрозы, сканирующие системы пропустили нас дальше. Вот тут-то я впервые и столкнулась с членами семьи Муэна. Я бы даже назвала их кланом!
        Помимо родителей моего мужа нас встречали кажется все его кровные родственники. Учитывая малочисленность семей, я предположила, что это целая родственная ветвь. Тогда я еще не знала, что подобные сборища приняты у их народа по поводу появления каждого нового члена семьи!
        Так и получилось, что в тот самый первый раз моего прибытия на Карангар я ничего толком не рассмотрела. Событий и впечатлений оказалось так много, что спустя годы я могла вспомнить лишь самые поразительные - врезавшиеся в память эпизоды.
        Один из них - лица членов семьи Муэна, когда мы сообщили о новости про нашего первого ребенка.
        - Чему улыбаешься?
        Очнувшись от воспоминаний, поняла, что муж внимательно наблюдает за мной, усевшись в кресло напротив. Наша кабинка, мерно покачиваясь, двигалась по транспортному туннелю, снаружи проносились луга, вдали виднелись горы Карангара - один поразительно длинный хребет, почти полностью пересекающий самый крупный материк планеты.
        - Вспоминаю…
        - Что?
        - Лезет всякое в голову. Родителей, твоих и моих. Как впервые увидела, как рассказали твоим про Ладу, сколько счастья и безграничного тепла вылилось на меня в тот день. Знаешь, мне все казалось, что вот сейчас меня схватят на руки и начнут качать.
        - Что ты, - маран качнул головой, отрицая. - Все очень смущались, боялись ненароком напугать тебя или обидеть. - Чуть помолчав, немного грустно спросил. - И почему ты сразу не призналась, что мои родственники тебя утомляют?
        Ну, вот, теперь Муэн переживает из-за моих откровений. Волевым усилием подавив злорадный порыв, напомнила себе про данное когда-то обещание научиться принимать мир, который подарил мне любимого мужчину. И про неизменно присутствующее в душе ощущение благодарности судьбе за то, что мы встретились.
        - Не думай так, хорошо? В тот день, когда родилась Лада, я была немного не в себе. Это даже нормально, твоя семья тут не при чем. Отсюда и обостренные чувства и немного обиды на весь мир. Обычная усталость. Эй, ты же не думаешь, что все это дается женщинам очень просто? - шутливо хлопнув мужа по ладошке, я постаралась вложить в улыбку и сопутствующий взгляд всю свою любовь и веру в него. - Вот и сегодня мне тяжело, понимаю, что осталось потерпеть немного, но… нервничаю. Поэтому и попросила сбежать - пусть в такой момент со мной такой несносной будешь только ты. Справишься?
        - Мне не привыкать, - накрыв мою ладонь своей, муж ласково на нее подул и засмеялся. - С чего это ты решила, что была несносной только один день? Вспомни-ка, сколько я натерпелся? Не ушла со мной, пришлось искать. Нашел, а ты собралась увлечься другим. Порой вспоминаю этого парня, Курт, да? Как же ему от меня доставалось… стыдно задним числом.
        - Кто? - недоуменно переспросила я.
        Годы жизни в лунной академии основательно подзабылись, вытесненные впечатлениями от жизни на Карангаре - словно я всегда принадлежала этой планете, а Земля - просто странный сон.
        - Да, не важно, - вновь улыбнулся Муэн. - Дальше продолжать? Чья идея была ассимилировать несколько земных древесных культур на Карангаре? Для этого пришлось создавать на Ях-1 экспериментальную экосистему, дублирующую карангарскую.
        - И это очень правильно! - немедленно дала о себе знать профессиональная дотошность. Забавно, когда-то она так раздражала меня в преподавателе самообороны. Но, очевидно, до понимая первопричин многих вещей необходимо дорасти. - Ты даже не представляешь какую угрозу всей природе планеты может нанести даже один необдуманно внедренный вид.
        - Сдаюсь! - Муэн в шутливом жесте вскинул вверх руки. - Тут ты стратегически все продумала. Но и моя семья помогла? Как бы ты одна справилась со всеми своими посадками?
        Я прямо почувствовала как вытягивается мое лицо.
        - Как-то не вовремя ты решил меня пристыдить, - попеняла супругу. - Сейчас расстроюсь из-за своей эмоциональности и залью тут все слезами.
        - Тогда в следующий раз моя семья нас никуда не отпустит!
        Следующий?! Оо…
        И да, конечно, я прекрасно понимала, что в жизни все идеально не бывает, и надо уметь закрывать глаза на мелочи ради действительно важного. А карангарское семейство, безоговорочно принявшее меня и все эти годы поддерживающее и помогающее, - это второй лучший подарок нового мира.
        - Прежде хотелось бы показать сыночка и моим близким, - поспешно напомнила я про визит на Землю.
        Мы еще несколько месяцев назад договорились о повторном полете на мою родную планету. Конечно, неофициальном. Муэн, как и обещал когда-то, сумел найти повод мне свидеться с родными. Те самые пресловутые земные древесные формы! Их же необходимо было как-то доставить на Карангар. И проконтролировать процесс должен был компетентный космоагроном!
        Когда Ладе было чуть больше года мы и полетели. Уединение родительской общины сыграло на руку. С возможностями карангарцев этот прилет остался тайным. Земля, на тот момент уверившаяся в потере большей части своих инопланетных доминионов, встретила нас скорбью и надеждами на лучшее. Смогло бы человечество достичь много, если бы эта надежда неизменно не толкала нас вперед?..
        - Мама, вы же улетите с нами?
        Помню, едва схлынула волна первого ошеломления, а мои родственники уверились, что не стали жертвами массовой галлюцинации, как я предложила родителям вслед за мной отправиться в новый мир. Но они отказались сразу, заявив, что просто не способны оставить место, где прожита жизнь, расстаться с семьями моих братьев.
        Как не грустно было, но я поняла и постаралась принять их решение. Не зря говорят, что дочери, вырастая, покидают семью родителей. К счастью, пусть урывками и не часто, но поддерживать связь нам удавалось все эти годы.
        - Насколько я знаю, заявка на расширение видового спектра растительных форм с Земли, участвующих в эксперименте по внедрению в экосистему Карангара, уже одобрена, - успокоил Муэн и сменил тему. - Ты не проголодалась? Скоро мы будем на месте.
        Верно, крепко я задумалась: вновь взглянув в окно, обнаружила, что пейзаж за окном сменился. Горы остались позади - я даже на заметила, как мы проскочили тоннель в скалах. Высокий травостой теплых широт сменился уже местами по-осеннему блеклыми и скудными травами севера.
        Как же быстры карангарские транспортные тоннели, а всего-то практическое применение разности гравитации. Принцип схожий с восходящими к орбитальным станциям волновым «коридорам». Удобно!
        - Да, пожалуй, покушать стоит - ближайшие сутки будут трудные, а подпитка организму не повредит.
        В каждом карангарском поселении имеется специальная медицинская башня - еще одна дань технологиям и современности. Своеобразный модуль на несколько отсеков на случай сразу нескольких захворавших. Чем больше жителей в конкретном населенном пункте, тем шире медицинский модуль.
        При неистребимой вере местного народа в животворящие силы природы к таким вот башням обращаются только при самых серьезных заболеваниях. Как я не пыталась, но понять основ карангарских медицинских технологий не смогла. Тут точно смесь из лечебного излучения неизвестного мне вида и роботизированных технологий на случай операционного вмешательства.
        Впрочем, обезболивающие возможности этого излучения - фантастичны! На себе проверяла. Так и возникла идея совместить «побег» с прибавлением в нашем семействе.
        - После завтра уже вернемся, - мечтательным тоном протянул муж, благодарно погладив меня по макушке.
        - Не вини себя, - скорее попросила в ответ, понимая, что для Муэна очень странно идти против привычного уклада.
        - Нисколько, - удивил он меня ответом. - Ради тебя я уже не раз поступал наперекор всем обстоятельствам. Сейчас важнее твой комфорт и предпочтения. В такие жизненные периоды женщина должна поступать по-своему, это мне мама сказала.
        Почувствовав, что смущаюсь, поняла, что мои страдания не прошли незамеченными.
        - А как все будет сейчас?
        - В башне?
        - Угу.
        - Как маленькая операция. Ты будешь в полусне: все увидишь и запомнишь, но боли не почувствуешь. А я буду рядом, на этот раз переживать придется мне.
        Чего-то подобного я и ожидала.
        - Крепись!
        Когда спустя сутки открыла глаза, обнаружила себя выспавшейся в карангарском лечебном модуле для полостных операций. А новорожденного члена нашей семьи рядом в примыкавшем стерильном отсеке. Малыш, овеваемый теплым ветерком и подпитанный системами модуля, мирно посапывал, проживая свои первые часы в новом мире и ожидая восстановления мамы.
        За прозрачной стеной дремал до сих пор бледный Муэн, полулежа устроившись на выдвижном сидении. Потянувшись, осознала, что чувствую себя совершенно здоровой и готовой к возвращению домой. Чуть повернув голову в направлении мужа, улыбнулась: суровому преподавателю самообороны все же воздалось за излишнюю требовательность в отношении одного отдельно взятого кадета. Вчерашний день стоил ему месяца моих переживаний из-за «неуспеваемости».
        Но какое же чудо эти их медицинские технологии! Только за них можно смело считать Карангар высокоразвитой цивилизацией. Хотя умение держаться от них на расстоянии, используя только по причине острой необходимости, - это тоже весомый аргумент карангарскому благоразумию.
        Стоило мне сесть, как лечебный модуль с тихим шелестом раскрылся. Звук моментально разбудил обоих представителей сильной половины нашего семейства. Выбравшись наружу и одевшись, вновь прислушалась к себе: никакого дискомфорта! Вот это я понимаю, крутые карангарцы!
        - Нола? - Муэн уже успел подхватить превратившегося в сверток ребенка. - Ты точно в порядке?!
        Вот кто бы мне прежде сказал, что суровый маран такой впечатлительный? Возможно поэтому у этого народа принято появляться на свет в окружении исключительно женской половины семьи?..
        - Ты прекрасно справился!
        Немного позже, когда мы добрались до дома его коллеги, накормили и укачали ребенка, а сами устроились на широком гамаке у стены напротив горящего камина, пришло чувство осознания. В этих широтах подобные очаги в доме - явление частое, а приходить в себя, свыкаясь с величайшими переменами в жизни, и смотреть на огонь - незабываемое ощущение.
        - Шутишь? - Муэн расслабленно растянулся рядом, не сводя взгляда со спящего сына. - Вся жизнь перед глазами промелькнула!
        Посмеиваясь и устроившись на плече своего карангарца, призналась:
        - Мне тоже сегодня много думается о прошлом. Во время восстановительного сна даже бабушка приснилась. Такой, как я помню ее в детстве. И она улыбалась…
        - Да?
        Любимый насторожился - упоминание о моей родственнице, сыгравшей в наших судьбах не последнюю роль, всегда слегка выбивало его из колеи. Сейчас по прошествии стольких лет, пройдя выбранным путем и все же отыскав меня на далекой Земле, Муэн научился воспринимать все более спокойно. Но не раз признавался, что всякий раз страшится представить, что было бы, не встреться мы повторно…
        - Она, как когда-то давно, взяла меня за руку и спросила: Нола, ты понимаешь? А я, оробев как в детстве, вдруг осознала, что действительно понимаю… понимаю, почему она поступила так.
        - Почему?
        Маран смотрел на меня с таким пронзительным вниманием, что я испугалась испортить сегодняшний день поднятой темой.
        - Мне надо было вырасти вдали от тебя. Стать собой, научиться радоваться счастью, пережить горе, чтобы ценить все хорошее в жизни. Мне надо было вырасти, чтобы подойти тебе. А тебе научиться ценить меня…
        - Нола, ты не права. Конечно, в жизни все не легко приходит. Но я рос с мыслью ценить то, что имею, и радоваться даже малому.
        Муэн улыбнулся.
        - Но моя бабушка этого не знала. Не представляла, что может ждать ее внучку по ту сторону ворот. Она защищала меня, даже не зная доподлинно об угрозе - сведения о вас давно утратили на Земле. Все превратилось в сказки, которые обросли жутковатыми подробностями. Удивительно, как защитный камешек дошел до наших дней.
        - Злая судьба, - вздохнул муж.
        - Как знать, - невольно пожав плечами, призналась в своих сегодняшних раздумьях. - Так много разных поворотов и неведомых преград на дороге жизни, мы не знаем наперед куда лучше свернуть, чтобы не ошибиться, где срезать острый угол или обогнуть яму. Мы просто идем по ней, порой блуждая, где-то застревая или присаживаясь передохнуть. Иногда бежим, спеша не успеть, а то и вовсе разворачиваемся и шагаем назад. Но неизменно одно - мы движемся в неизвестность. И лишь нам решать: идти дальше или остановиться.
        - Чья-то дорога может быть очень сложной и длинной.
        Горечь за напрасно потерянные по вине моей бабушки годы жила в душе моего карангарца. Но сегодня мне хотелось избавиться от нее, простить и понять, перестать цепляться за прошлое.
        - Тебе и дано больше. Нам хватит времени… обещаю. Твоя жизнь длиннее, и на мои сто тридцать ее хватит с лихвой. Мы все же встретились, ты смог меня найти. А уже завтра мы вернемся в наш дом, в нашу жизнь. Испытания окончены, впереди только ровный путь. Мы можем наслаждаться своей по чьим-то меркам простой жизнью, но это именно то, чего мы оба хотим. Обычного тихого счастья в кругу семьи. То, что ценно для нас, достаточно перипетий и приключений.
        - Все у нас будет хорошо, - убежденно согласился Муэн.
        - Да, - улыбнулась я, мысленно прощая бабушку. - Наши пути, какими бы извилистыми они не были, привели нас навстречу друг другу.
        Конец истории.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к