Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мельцов Илья / Даррелл: " №04 Земли Севера " - читать онлайн

Сохранить .
Даррелл 4. Земли севера Илья Мельцов
        Даррелл #4
        Четвертая - заключительная часть истории Даррелла Фишера.
        Мир продолжает катиться в бездну, и лишь на севере остается островок стабильности, именно туда отправляется Даррелл вместе со своими людьми.
        Пролог
        Настоятель храма на воде - брат Рейно находился в смятении, глядя на то, во что превратился алтарь Четверых. Глубокая каменная чаша, над которой еще вчера склонялись скульптуры богов, теперь представляла из себя груду обломков. Вот уже добрый десяток лет Рейно каждое утро приходил в молельный зал, чтобы отдать дань уважения своим покровителям и в очередной раз удивиться искусству скульптора, создавшего столь сложную композицию. Казалось, будто боги в любой момент могут открыть глаза и предстать перед своей паствой в живом обличье. Наверное, если бы в святая святых храма проник посторонний, он бы удивился, как вообще скульптура удерживается от падения, настолько воздушной она выглядела, но настоятель знал - магия Четверых тому причина.
        Однако, сейчас алтарь был разрушен и, что самое ужасное, Рейно больше не ощущал незримое присутствие богов в этом священном месте. Неужели Пятый победил? Неужели тот юноша - Даррелл Фишер, в чьем теле поселился человек из иного мира, каким-то образом обвел церковь вокруг пальца, позволив Руоле победить? Нет, иначе все служители Четырех были бы уже мертвы. Пятый никогда не славился милосердностью. Нужно созывать совет.
        Впрочем, в тот день исчезновение богов заметил не только брат Рейно. Почти все жрецы высшего ранга в той или иной мере испытали на себе изменения, произошедшие в мире. Совет созвали этим же вечером.
        Общаться с помощью амулета связи Рейно не любил. А особенно не любил, если в разговоре принимали участие больше двух человек, и сегодня эта нелюбовь ощущалась особенно сильно. В совете решили принять участие руководители практически всех крупных церквей, разбросанных по континенту. Проблема у всех была одна и та же - боги ушли.
        Через широкий, похожий на тарелку амулет до Рейна доносились десятки голосов. Высказаться хотел каждый. Эмоции хлестали через край, смывая с некоторых жрецов налет цивилизованности и уважительное отношение к верхушке церковной братии.
        Слушая этот балаган, Рейно все сильнее ощущал ту беспомощность, которая объяла братьев, и не стоило их в этом винить. Весь их мир рушился на глазах. Если несколько месяцев назад, когда боги занялись поисками Пятого, все еще надеялись на скорейшее разрешение кризиса, то сейчас испугались даже самые крепкие духом.
        Наконец верховный жрец сумел справиться с разноголосьем, заставив замолчать самых говорливых. Его громогласный бас пробился сквозь гомон, как звон колокола сквозь шум прибоя.
        - Братья! - произнес Верховный. - Я понимаю ваше негодование и смятение, однако нам необходимо разобраться с тем, что же все-таки произошло.
        - В чем тут разбираться? - раздался чей-то голос, Рейно так и не понял, кто именно это был. - Пятый победил, разве не ясно? Алтари рушатся, некоторые церкви уже по камешкам развалились! В чем ты хочешь разобраться, Филип?
        - И все же, я хочу услышать Брата Эйнара, - терпеливо произнес Верховный, - что произошло в Галицыне?
        - Галицына больше нет, - тихий голос прилетел из амулета, - как и моей церкви.
        Многоголосый шум, раздавшийся после этих слов, вновь заставил Рейно поморщиться. Почтенные мужи не могли совладать с эмоциями, желая высказать свое, безусловно ценное, но ненужное в данный момент мнение. Лишь спустя долгие десять минут брат Эйнар смог продолжить рассказ.
        - Князь Орлов обезумел после сражения и разрушил город, но был наказан за это. Он погиб, пораженный молниями.
        - Вы считаете, это сделали Четверо?
        - Нет. Я знаю, как боги наказывают распоясавшихся правителей, здесь было что-то другое.
        - Так работает изначальная магия, - Рейно услышал незнакомый голос, - князь оказался слишком самонадеян или слишком глуп. Впрочем, одно не исключает другого. Если не рассчитать силы, то приходит расплата, и далеко не каждый сможет выдержать ее. Орлов перестарался. Сперва он попытался задавить Елагина силой, а затем, не восстановился и, поддавшись эмоциям, разрушил город. Нельзя тратить так много энергии, если ты не готов потом ответить за это.
        - Спасибо за информацию, - произнес Верховный жрец, - думаю, для многих она стала откровением. Брат Эйнар, продолжайте. Что произошло дальше?
        - Сразу после того, как Орлова поразили молнии, начал разрушаться наш храм. К счастью, большинство служителей успели спастись. Все началось с алтаря, а затем распространилось и на несущие стены. Храм уже многие годы существовал лишь благодаря поддержке Четырех, но после битвы за Галицын она пропала. Нам очень повезло, что часть внутренних построек уцелело.
        - Благодарю. Кое-что начинает проясняться. Теперь хотелось бы услышать настоятелей храмов южных провинций.
        Верховный жрец по одному называл имена настоятелей, и те в общих чертах принялись рассказывать в общем-то одну и ту же историю, которая сводилась к простой фразе - никто больше не ощущает поддержку богов. Где-то, как в Галицыне, рушились здания церквей, где-то падали алтари, но так или иначе, каждый испытал на себе изменения, произошедшие в мире.
        Для церкви Четырех ситуация складывалась ужасно, однако кое-что все же вселяло надежду на благоприятное будущее - Пятый не пришел в мир. Сомнений в этом не было ни у кого. Если бы мятежный бог победил, взойдя на незримый трон властителя этого мира, мало бы не показалось никому.
        Большой совет завершился спустя долгие три часа, ни к чему по сути не придя. Большая часть настоятелей абсолютно не понимала, что делать: то ли спешно сматывать удочки, то ли крепить оборону. Неясно. В конце концов, было принято решение не пороть горячку и подождать, что же произойдет дальше. Пятый, судя по всему, сгинул вместе с остальными богами, а значит пока нет поводов для паники.
        Казалось бы, все, что необходимо, было сказано, однако за большим советом последовал малый, на котором Рейно тоже пришлось присутствовать.
        В малый совет входило всего четыре человека, но сегодня Верховный пригласил поучаствовать в нем брата Эйнара - настоятеля Галицкого храма. Разговор предназначался лишь для узкого круга лиц.
        - Скажите, Эйнар, после разрушения города, с вами пытался связаться брат Нандор или наемник по имени Альфред? - чеканил слова голос Верховного.
        - Нет.
        - А слышали ли вы о человеке, называющем себя Даррелл Фишер? Он лидер небольшой группы наемников, второе его имя - Сергей Трофимов.
        - Нет.
        - Что ж, у меня будет для вас поручение. Попытайтесь узнать его судьбу. Я хочу знать погиб он во время битвы за Галицын или выжил, как что-то станет известно, тут же сообщите мне.
        - Да, конечно, но, не сочтите за наглость, что мне делать с разрушенным храмом?
        - Обсудите этот вопрос с братом Франческо. Можете быть свободны, Эйнар. Да будут милостивы к тебе Четверо.
        - Да будут милостивы, - смиренно ответил жрец.
        На какое-то время амулет замолк, чтобы спустя несколько минут вновь заговорить голосом Верховного:
        - Сдается мне, братья, нас ждут очень тяжелые времена.
        - Куда уж тяжелее, - послышался старческий голос, брата Анри, - вот только не надо возмущений, я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь Филипп.
        Формально верховный жрец являлся лидером церкви Четырех, но на деле все члены малого совета были равны. Каждый из них носил белую мантию, символизирующую наивысший ранг в иерархии церкви и немалую магическую силу.
        - Боги ушли, - продолжил Верховный, - думаю, вы в этом уже убедились. Астрал мертв, как пустыни южного континента. Совершенно непонятно по какой причине это произошло, поэтому нам просто необходимо узнать, что случилось с тем человеком - Дарреллом. Возможно, он все-таки обманул и нас, и наших людей. Не удивлюсь, если Пятый каким-то образом умудрился уничтожить Четверых.
        - Ты сомневаешься в могуществе наших богов? - спросил третий из совета.
        - Давай не будем возобновлять наш давний спор. Сейчас это не важно, главное - отыскать Фишера.
        - Если он вдруг жив, - произнес Рейно, - то общаться с нами точно не станет. Не надо было отдавать приказ на его уничтожение. Зря вы меня не послушали.
        - Прошлого не изменишь, - проскрипел Анри, - Даррелла в любом случае надо найти и попытаться нейтрализовать. Он был близок с Пятым, он пришел из другого мира, он опасен. Не мне вам рассказывать, какая это гремучая смесь. Не важно, что произошло в Галицыне, нет необходимости выяснять это. Одно мы знаем точно - Четверо ушли, скоро все встанет с ног на голову, и Даррелл может очень сильно усугубить ситуацию. Помяните мои слова, этого человека нужно убить, если он все-таки выжил.
        - Я против, - сказал Рейно.
        - Как ни странно, - произнес Верховный, - но на этот раз я склоняюсь к тому, что ты прав, брат Рейно. Попытаемся договориться с этим человеком. Я отдам приказ, чтобы его не трогали, однако отыскать его мы обязаны. Если он погиб - это сильно упростит нам жизнь, но, если нет, я хочу знать о каждой секунде, произошедшей с ним в Галицыне.
        - Ну хорошо, - в голосе Анри прозвучало недовольство, - пусть Эйнар там у себя будет искать Фишера, а что делать остальным?
        - Странный вопрос, - усмехнулся Филипп, - укреплять оборону. Там, где пропали одни боги, скоро появятся другие, и нам это вряд ли понравится.
        Глава 1
        Пробуждение оказалось не из приятных. Какая-то сволочь усиленно водила мне по лицу мокрой наждачкой, которая к тому же воняла несвежим мясом. Не понимая, что происходит, я попытался выразить все свое негодование, послав назойливого гада по матушке, но вместо слов мое пересохшее горло выдало какую-то смесь кашля и шипения. Тем не менее, эффект был, правда обратный - наждачка начала елозить еще сильнее, все также не позволяя мне открыть глаза. Да еще и какое-то мурчание добавилось.
        Шрам! В голове вспышкой молнии пронеслись события минувших дней и последнее, что я запомнил, был падающий купол здания, грозивший похоронить меня заживо. Все-таки выжил.
        - Шрам, мать твою за ногу, - наконец мне удалось выдавить из себя несколько слов, - отстань! Без кожи ведь оставишь!
        - Командир очнулся! - послышался радостный голос Маркуса. - Эй блохастый, а ну пошел отсюда.
        Недовольное рычание прозвенело над моим ухом, но Шрам все-таки совету внял и отошел, позволив мне рассмотреть место, где я оказался.
        Лесная поляна. Осень уже полноценно вступила в свои права, раздев некоторые деревья до гола. Пожелтевшая трава склонялась к опавшим листьям, а между кустов гулял прохладный ветер. Как оказалось, я лежал почти без одежды на толстой войлочной подстилке, укрытый походным одеялом, которое кто-то заботливо положил сверху. Неподалеку горел костер, а рядом с ним тесным кругом сидели наемники и о чем-то общались.
        В основном вещал Айвин Горный Ветер. Крупный, светловолосый, с бородой, заплетенной в косу, северянин больше чем все остальные походил на лидера отряда. Маркус, что шел сейчас ко мне, выглядел не так впечатляюще, однако несмотря на смазливое лицо и худое, жилистое тело, бойцом он был отменным и в этом плане ничем Айвину не уступал, да и уважением пользовался не меньшим.
        Услышав слова Маркуса, народ заметно оживился. Буквально через несколько секунд возле меня собрался почти весь отряд. Народ пытался что-то спрашивать, перебивая друг друга, рассказывать о произошедшем в последние дни, но разобрать, в этой какофонии что либо, я мог с большим трудом. Когда одновременно говорят почти два десятка человек, шумовая завеса создается очень неслабая.
        - А ну тихо все! - гаркнул Айвин, - Я, топор вам в глотку, рядом стою и вообще нихрена не понимаю, а что про командира говорить? Не видите, что ли, слаб он еще.
        Слова Айвина, кажется, дошли до бойцов не сразу, однако куда лучше увещеваний сработал грозный рык Шрама. Призрачкик, окруженный большим количеством людей, видимо решил, что затевается какая-то заварушка, и рявкнул так громко, что даже самые отмороженные наемники нервно отшатнулись.
        Спустя пару минут рядом со мной остались Айвин, Маркус и Мортен Хилый - наш лекарь. Своим прозвищем мужчина был обязан весьма субтильному телосложению, которое, впрочем, не мешало ему преодолевать все тяготы длительных путешествий наравне с остальными наемниками, да и лекарем Мортен был очень хорошим.
        - Сколько я так лежу? - спросил я, пытаясь подняться на ноги.
        Получилось так себе. Отбросив тяжелое меховое одеяло, я с трудом перевел тело в вертикальное положение, однако дальше дело не пошло, стоило приподняться, как острая боль прострелила ступню.
        - Два дня, - ответил Мортен, - у тебя вместо ноги каша была. Я ее подлатал, как мог, но до конца вылечить не сумел, надо еще хотя бы несколько дней. Удивлен, что ты так рано в сознание пришел.
        - По нужде захочешь, еще не с такой скоростью поднимешься, - усмехнулся я. - Так, Айвин, давай коротко и по существу, что произошло после моего ухода? Маркус, без обид, но Айвин расскажет быстрее.
        Лоренсон нахмурился, недобро взглянул на северянина, но возражать не стал, и лишь выразительно хмыкнул, показывая, как он относится к такому решению.
        - Когда ты ушел, - без предисловий начал Айвин, - мы отделились от основного войска и начали ждать, что случится дальше. Князь Орлов, как и обещал, ударил по городу, и знаешь, его магия очень напоминала ту, которую ты использовал тогда возле реки, только выглядело все куда хуже…
        - Дальше что было?
        - Дальше? Дальше Маркус вдруг заорал, что тебе нужна помощь и, как священный олень северных племен, побежал в город.
        - Сам ты олень северных племен! - не выдержал Маркус. - Благодари, командир, Шрама. Это он почуял, что с тобой что-то неладное творится. Нет, мы как бы не идиоты, когда от города не остается ни одного целого здания, понятно, что люди там вряд ли уцелели, но именно Шрам привел нас к тебе. Он мне чуть ногу до крови не разодрал когтями своими.
        - Этот может, - улыбнулся я, положив руку на жесткую, как сталь, шерсть призрачника.
        - Короче, прибежали мы в город. Знал бы ты, как по этим руинам бегать тяжело. Блохастому-то чего, он по камням, как козел горный прыгает, а мы каждую секунду рискуем себе ноги поломать. Вон, Петер себе лодыжку вывихнул пока бежал…
        - Маркус, - вырвался у меня вздох, - вот поэтому я и просил говорить Айвина. Давай к делу.
        - К делу так к делу. В общем, Шрам привел нас к развалинам, что осталось от дворца. Я бы и не догадался, что это именно он, но нашлось кому подсказать, красивое, наверное, место было когда-то… понял, понял. В общем, котяра показал где ты лежишь, и мы начали откапывать завалы. Руки в кровь изодрали, магию сожгли всю, но у нас получилось, вот только выглядел ты, командир - краше в гроб кладут. Да еще и нога эта. Как выжил - не понятно.
        - Видимо очень не хотел умирать.
        - А кто хочет? Правильно - никто. Ну и вот, вытащили мы тебя из-под завалов и сразу Мортену на руки отдали, тут, наверное, он лучше расскажет, что там было.
        - Да нечего особо рассказывать, - тихо произнес лекарь, - я только кровотечение остановил, да проверил, нет ли других серьезных травм, но на удивление, ничего кроме раздробленной ноги не обнаружил. Как ты выжил?
        - Держал щиты, сколько мог, - ответил я, - наверное, если бы воздух не кончился, смог бы дольше продержаться. Отбросить камень в стороны не получилось, видимо вес был совсем неподъемным. Последнее, что помню - какие-то удары сверху, наверное, это вы подошли. Спасибо. Вы мне жизнь спасли. За мной долг.
        - А это ты зря сказал, - широко улыбнулся Маркус, - ой зря. Мы, ведь, сто лет с тобой в трактирах не сиживали, вот там должок и отдашь. Ох и давненько я не напивался! Вкус пива не помню, представляешь? Непорядок, надо это срочно исправлять!
        - Разберемся. Что с Орловым, с оплатой и прочим? Есть ли раненые среди бойцов?
        - Не, - махнул рукой Маркус, - все уже целы, а вот с оплатой пришлось повозиться. Тут такое дело - князь Орлов умер.
        - Каким образом? - удивился я.
        - После того, как Орлов Галицин в руины превратил, началась какая-то непонятная дрянь. Молнии с неба появились, хотя там ни облачка не было. Мы тут с людьми посоветовались и решили, что это боги так князя наказали. Вернулись Четверо, больше некому.
        Новость меня откровенно порадовала. Не зря. Все-таки не зря я проделал весь этот путь, рисковал жизнью и вытаскивал тело князя Елагина из склепа. Пятый проиграл, а значит весь тот хаос, что творился в мире, вскоре успокоится. Боги вновь начнут контролировать правителей, опьяненных мощью изначальной магии, наказывая их за бездумное использование силы.
        Что ж, цель выполнена, и пускай церковь Четырех показала свое истинное нутро, приказав Альфреду убить меня после ритуала, я все-таки достиг задуманного. Пятого больше нет. Неизвестно, конечно, захотят ли другие боги как-то пообщаться со мной на это тему, но хотелось бы надеяться, что про меня они не вспомнят. Встречаться с новыми мистическими сущностями у меня нет никакого желания. Тут и одного Руолы за глаза хватило.
        Тем не менее, слова Маркуса не мешало бы проверить, посетив для этого астрал. Да, мероприятие это все еще рискованное, мало ли Пятый каким-то образом избежал смерти, но прятаться всю жизнь - не дело. Мне нужно развиваться дальше, учиться новым областям магии, тренироваться в создании заклинаний, а сделать этого в реальном мире уже не получится - слишком сложно и опасно. Поэтому идти в астрал все равно придется.
        - Так, напомни, что там с оплатой? - вынырнув из размышлений, спросил я.
        - Да нормально все. Генералы армии Орлова сперва начали ерепениться, ссылаясь на гибель князя, но, когда лидеры наемников их немного прижали, выплатили все без остатка. Так что с деньгами у нас полный порядок, а если сюда приплюсовать добычу из Стоунберга, то и вообще замечательно. Эх, жаль Галицын пограбить не удалось. Сколько же добра там пропало. Моя бы воля, я бы прямо сейчас пошел развалины дворца откапывать. Ты представляешь сколько там может быть золота?! Ну зачем его было разрушать?!
        - Время идет, а любовь Маркуса к деньгам только крепчает, - усмехнулся я.
        - В чем-то он прав, - в кой-то веки Айвин поддержал Лоренсона, - Орлов не имел права разрушать город. Мы выполнили свою часть сделки, а он лишил нас добычи. Настоящий князь не должен так поступать.
        - Согласен, - кивнул я, - но его уже наказали. Что ж, пока все ясно. Маркус, принеси мне, пожалуйста воды и какую-нибудь одежду - не хочу пугать бойцов своей бледной тушкой.
        - Ты еще свое лицо в зеркале не видел, - засмеялся наемник.
        - Да уж, представляю, как оно сейчас выглядит, - скривился я, проводя рукой по абсолютно лысой голове.
        От предложения Мортена продолжить лечение, я отказался - сам справлюсь. Раз уж пришел в себя, проблему с ногой как-нибудь решу.
        Этим в первую очередь и занялся, предварительно осушив едва ли не литр воды. Вода отдавала металлом и была далеко не самой свежей, но мне она показалась слаще любого нектара. Что удивительно, есть не хотелось совсем, несмотря на вынужденное голодание в течение двух суток.
        Когда Маркус ушел, оставив мне одежду, пережившую и драку во дворце, и погребение под толстым слоем камня, я сразу же принялся долечивать раны, с которыми не справился наш лекарь.
        Внутренний взор показал не самую радужную картину, хотя и плачевной я бы ее не назвал. Общее золотистое свечение тела сильно умерило яркость, а в районе левой ступни вообще было едва заметным, но в целом все выглядело вполне сносно. Спасибо Мортену, уверен, если бы не он, то ногу пришлось бы ампутировать, и кто знает, есть ли в этом мире люди, способные отращивать конечности? Кажется, я о таких слышал, но найти их в творящемся хаосе, наверное, не представляется возможным.
        Чистая энергия прошла сквозь тело, очищая и наполняя силой каждую его клеточку. Нездоровая клякса, что захватила мою лодыжку, очень долго сопротивлялась, не желая покидать насиженное место, но в конце концов поддалась напору и начала уменьшаться, оставляя после себя лишь тянущую боль в ступне.
        Отлично, если все пройдет, как и должно, уже завтра я забуду о травме, и можно будет со спокойной душой покинуть это место. Кстати, а куда потом? Боюсь, сходу ответить на этот вопрос не получится. Вариантов довольно много, и прежде чем принять окончательное решение, стоит обязательно обсудить его с моими людьми, и в первую очередь послушать Айвина - жизненного опыта у него хватит на двоих. Но это чуть позже, для начала необходимо заняться еще одним, не менее важным делом.
        Астрал. Странное место, в котором мне удалось побывать лишь раз, и этот раз мне запомнился надолго - не часто, знаете ли, приходится общаться с богами. И пускай с Пятым я уже встречался раньше, общение в астрале качественно отличалось от нашей с ним первой беседы.
        Выбраться на изнанку материального мира оказалось не так-то просто. Я-то, наивный, полагал, раз уж один раз там побывал, то теперь дорога в астрал мне открыта всегда, но, как оказалось, это не так. Попытка сходу провалиться в иное измерение провалилась. Я как муха, что пытается вылететь сквозь стекло на улицу, ударился в невидимую преграду, удерживающую меня в собственном теле. Видимо, астрал не любил спешки и мне пришлось прибегнуть к старому, проверенному способу.
        Открываю глаза, запоминаю все, что находится вокруг. Погружаюсь на промежуточный слой реальности, который я привык называть водным миром, и пытаюсь воспроизвести все увиденное.
        Момент синхронизации, когда оба мира - реальный и иллюзорный совпали, отразился в моем сознании краткой вспышкой, после которой все вокруг заволокло туманом. Вот и астрал. Квинтэссенция магического поля, окружающего эту планету, открыла мне двери, и я очень надеялся, что улыбающаяся физиономия Пятого не покажется где-то поблизости.
        Астрал бурлил. Та спокойная, окутанная туманом реальность, запомнившаяся мне, уступила место шторму. Вокруг вздымались и опадали огромные волны полупрозрачной субстанции, которая совершенно не хотела подчиняться моей воле. Как я ни старался, но успокоить бушующий вокруг хаос не получалось, сколько бы усилий я ни прилагал. Казалось, будто кто-то включил блендер в стакане молоком и поместил в центр этого безумия маленькую человеческую фигурку - меня.
        А неплохо боги повеселились. Других причин происходящего я не видел. Здесь явно что-то произошло, но моих способностей не хватало понять, что именно вызвало такую реакцию, и приходилось лишь гадать. Наверное, боги все-таки нашли Пятого, устроив ему веселую жизнь.
        Шло время. Буря все никак не хотела успокаиваться, но и вреда мне не причиняла. Волны тумана вздымались и опадали, а на их месте появлялись новые. Выждав немного, я сделал несколько шагов вперед, продираясь через бушующую стихию, и вскоре осознал, что вокруг меня появился островок спокойствия. Та непонятная материя, из которой состоял астрал, как мокрый снег облепляла меня, чтобы через мгновение рассыпаться невесомым пеплом, и именно он успокаивал бурю.
        Странные ощущения и абсолютно непонятный мир.
        Уходить не хотелось. По какой-то причине мне нравилось находиться здесь. Здесь не было ощущения усталости, голода, жажды. Я чувствовал себя абсолютно свободным и просто шагал вперед, с удивлением понимая, как с каждой секундой вокруг меня расширяется сфера спокойствия. Волны Астрала, накатывали на нее, грозя погрести под собой, раздавить, уничтожить, но вместо этого бессильно разбивались о сферу, теряя часть своей мощи, и с каждым шагом идти становилось все легче. Мешал разве что постоянный шум - будто миллионы песчинок перекатывались в гигантской чаше, но к нему я быстро привык и вскоре перестал замечать.
        Не знаю, сколько времени я так шел, но в какой-то момент мерцающий огонек впереди привлек мое внимание. Чужеродный и совершенно неуместный здесь свет. Откуда он? Наверное, стоило уйти, вернуться в реальность материального мира, но мною двигало любопытство. Как ни странно, только благодаря ему я все еще жив. Желание узнавать новое уже не раз спасало мне жизнь, хотя, надо признать, не обошлось и без неприятностей. Та же встреча с Пятым - тому подтверждение. Однако я не захотел останавливаться.
        Огонек постепенно приближался, и в какой-то момент я осознал, что вышел к небольшому оазису. Незримая граница отрезала утопающий в зелени остров от бушующего хаоса Астрала.
        На острове кто-то был. В кругу деревьев, что находился впереди, горел костер, возле которого сидел человек. «Неужели Руола?» - мелькнула и тут же пропала мысль. Не может быть. Мятежный бог вряд ли стал бы дожидаться, пока я загляну к нему на огонек. Скорее уж он сам бы пришел, чтобы наказать смертного, осмелившегося играть по своим правилам. Нет, возле костра грел руки кто-то другой.
        Выждав пару секунд, я все же решил не играть с судьбой и уйти из оазиса, но человек заметил меня. Он поднялся на ноги и приветливо махнул рукой.
        - Постой, не уходи! - сквозь шум тумана, окружающего остров, донесся до меня мужской голос.
        Я замер. Нить, связывающая меня с телом, готова была в любой момент вернуть сознание в реальность. Ничего подобного прошлому разу, когда Пятый удерживал меня в астрале, не ощущалось.
        - Кто ты? - пока я находился в раздумьях, как поступить, незнакомец сделал несколько шагов навстречу и остановился.
        Действительно человек. Мужчина средних лет в какой-то серой мантии, скрывающей пропорции тела, однако откинутый капюшон позволял разглядеть остроносое аскетичное лицо. Человек очень походил на монаха средневековой католической церкви, какими их принято изображать на картинах.
        - Тебе нужно мое имя? - спросил я, готовясь в любой момент вынырнуть из астрала. - Или принадлежность к биологическому виду? Тогда хомо сапиенс.
        - Не очень понимаю, о чем ты говоришь. Как к тебе можно обращаться?
        - Пусть будет странник, а к тебе?
        - Исанид.
        - Интересное имя, в первый раз слышу.
        - Не удивительно, моя родина находится довольно далеко.
        - Уютно у тебя здесь, - заметил я, обводя рукой оазис.
        - Пришлось немало потрудиться, чтобы успокоить стихию. Кто-то очень сильно постарался, превратив этот слой астрала в бушующее море, но он уже начал успокаиваться. Пройдет месяц, и все станет как прежде.
        - Ты так в этом уверен? А если боги продолжат веселиться?
        - А ты разве не чувствуешь? - в голосе Исанида прозвучало удивление, - здесь больше нет богов.
        Сказав это, мужчина сделал шаг навстречу, а я понял, что сболтнул лишнего, и не мешало бы покинуть это место от греха подальше. Видимо, только полный профан в магии и путешествиям по астралу может не почувствовать пропажу богов.
        Не прощаясь, я дернул за нить, ведущую на поверхность, и спустя пару мгновений осознал, что лежу на лесной поляне, а неподалеку наемники варят на костре еду. В голове же моей молотом звучала фраза: «здесь больше нет богов».
        Глава 2
        Уф, кажется опасность миновала. Как-то не верилось мне, что Исанид - добродушный и милый малый, который и мухи не обидит. Что это за тип вообще? Однозначно маг и, разумеется, очень сильный, но большего я сказать не могу. Не мешало бы, навести справки о нем, вопрос лишь, каким образом? Придется, видимо отложить эту тему на потом. А еще, очень хочется как можно больше узнать об астрале в целом, однако и здесь рассчитывать придется только на себя - вряд ли где-то за углом прячется наставник, готовый с радостью поделиться со мною знаниями. Впрочем, не привыкать. Разберусь со временем сам.
        Запахи наваристой каши, обильно сдобренной жирными кусками мяса, заставляли рот наполняться слюной. Убедившись, что нога меня хоть и беспокоит, но уже не мешает аккуратно ходить, я кое-как поковылял к костру, где был встречен радостными возгласами и тарелкой, доверху наполненной едой.
        О делах не говорили. Бойцы вспоминали прошедший бой, наш прорыв к месту, где схлестнулись в смертельной схватке два князя, размышляли почему развалился храм Четырех и с тоской рассуждали о том, сколько добычи можно было бы набрать в Галицыне. Теперь же все - даже по руинам особо не полазить. Войска Орловского княжества остались возле разрушенной столицы и не подпускали туда любителей помародерить, занимаясь этим самостоятельно.
        Война по сути была закончена, причем полной уверенности, что победил в ней именно Орлов, не было. Князь-то погиб, а он по сути являлся главной движущей силой в противостоянии двух государств. По идее, на его место должен вступить сын - княжич Георгий, но он остался в Миргороде за сотни километров отсюда.
        В общем, ситуация складывалась очень непонятно. С одной стороны войска Галицкого княжества были разбиты, Елагин умер, но с другой, дворянству страны ничего не мешало организовать новый рубеж обороны.
        Да уж, никто не мог подумать, что, победив в столь сложном противостоянии, Орлов погибнет, став жертвой непонятных молний, и теперь меня мучил главный вопрос: если боги куда-то пропали, кто тогда убил князя? Ничего не понимаю.
        Так или иначе, но для нас участие в военном походе подошло к концу. Руководство армии больше не нуждалось в услугах наемников, да и нам, в общем-то, этого было не надо. Я свою миссию выполнил, к тому же зима на носу. Еще несколько недель и снег выпадет.
        Остро встал вопрос, что делать дальше? Как правило, все военные конфликты в этом мире к зиме переходили в вялотекущую форму или вообще затухали, и наемники по большей части либо перебивались случайными заработками, либо отдыхали, забурившись в какой-нибудь уютный городок. Некоторые вообще возвращались на родину. За сезон у бережливых бойцов скапливалось достаточно золота, чтобы ни в чем себе не отказывать несколько месяцев. Но как будет сейчас?
        Если боги куда-то подевались, остановить обезумевших королей будет некому. Я конечно, в этом не уверен, может по аналогии с Орловым все, применившие изначальную магию, благополучно сдохли, но как-то не верилось в такую удачу. В общем, в Европе я оставаться не хотел.
        Именно это и услышали мои люди, когда пришло время обсудить наши дальнейшие планы. Идея в принципе была воспринята вполне благосклонно, но оставалось решить, куда именно стоит податься, и это мы уже обдумывали втроем.
        - На юг надо, - уверенно произнес Маркус, - там и тепло, и вроде как спокойно, и женщины там такие горячие, что обжечься можно.
        - А к ним в придачу идут братья и отцы, - усмехнулся Айвин, - которые тебя потом либо женят на красавице, либо прикончат где-нибудь.
        - Ничего ты не понимаешь. А как же риск, как же чувство опасности, будоражащее кровь? К тому же никто не заставляет тебя тащить в постель благородную даму, простые горожанки наемников очень даже привечают.
        - Тебе-то откуда знать? Ты там даже не бывал ни разу.
        - Айвин, надо уметь слушать. Разговаривай с людьми, это очень полезный навык. Немного усилий и сможешь узнать то, что тебе и не снилось.
        - А ты видимо только про баб и слушаешь
        - Так, хватит, - прервал я начинающуюся перепалку, - Айвин, твое предложение?
        - Тут и думать нечего, надо идти на север. Наши князья никогда не опустятся до того, чтобы уничтожать целые города. Церковь Четырех в княжествах не имеет никакой власти, а северные женщины не хуже южных. К тому же, я уже несколько лет не был на родине.
        - Как твое княжество называется?
        - Камерон. Один из камней в ледяном ожерелье. Так мы называем княжества, отгораживающие север от южных земель. Если поспешим, то за пару недель доберемся туда, пока первые морозы не ударили.
        - Нет, я искренне не понимаю, - продолжал возмущаться Маркус, - зачем морозить задницы, когда можно с тем же успехом греть пузо возле южного моря? Ну зачем?
        - Подумаю, - кивнул я, - как минимум до завтра у нас есть время - ближайшие сутки ходок из меня все равно никакой.
        - Ты только думай хорошенько! Нет, если надо, я и на север с тобой пойду, но мне этого холода и здесь хватило.
        - Обязательно, - усмехнулся я, глядя на недовольное лицо наемника.
        До самого вечера я по большей части занимался самолечением, приводя в порядок пострадавшую ногу и размышляя о том, как жить дальше. Орлов мертв, боги ушли и проблем ждать можно разве что от церковников. Эти твари в разноцветных одеяниях вполне могут повесить на меня всех собак. Так что предложение Айвина свалить на север мне нравилось все больше и больше. Обойдется Маркус без знойных южных красоток, уверен, он себе пассию найдет даже в тундре, где и людей-то почти не бывает.
        В своем решении я окончательно укрепился следующим утром, когда к нашему лагерю прибежал молодой парень. Северянин, судя по светлым волосам и чертам лица. Искал он Айвина. Как стало понятно чуть позже, один из знакомых моего заместителя прислал к нам гонца с не самыми приятными для меня новостями.
        - Тебя ищут жрецы, - угрюмо пробасил Айвин, когда парнишка убежал восвояси, - Ивар - мой старый знакомый прослышал о том, что церковники вынюхивают информацию про человека, которого зовут Сергей Трофимов, второе имя - Даррелл Фишер. Вот Ивар старый должок и отдал, прислав сюда одного из своих людей.
        - Не успокоились гады, - скривился я.
        - Может ты нам все-таки расскажешь, чем ты им так не угодил? - спросил Маркус, - И что вообще происходило в княжеском дворце?
        - Может и расскажу, но точно не сегодня. Айвин, как думаешь, жрецам укажут дорогу?
        - Рано или поздно, - пожал плечами мужчина, - среди наемников не только северяне. Сейчас возле Галицына стоят несколько отрядов, не удивлюсь, если кто-то среди них знает, где мы находимся, и пусть церковников любят не все, золото хорошо развязывает языки.
        - Что ж, понятно, тогда сворачиваем лагерь, пора уходить отсюда.
        - Куда направимся?
        - На север, - ответил я, сделав вид, что не слышу тихий, но крайне отчетливый мат Маркуса.

* * *
        Как оказалось, новость о смене дислокации пришлась по душе далеко всем бойцам отряда. Северян среди моих людей было меньше половины, и морозить зад они хотели не больше Маркуса. Некоторые искренне не понимали, зачем идти куда-то за тридевять земель, когда можно с комфортом устроиться где-нибудь на берегу средиземного моря? Однако, после слов о том, что я в отряде никого силой не держу, большая часть говорунов заткнулась, но несколько бойцов явно задумались, настолько ли им нужен этот поход. Я дал им час на принятие решения.
        В итоге, мой отряд все-таки обеднел на трех человек. Наемники в отведенное им время посовещались и решили, что зимовать они предпочтут в более теплых краях. Ну и скатертью дорога, особых проблем в этом я не видел. У нас не армия - все, можно сказать, на добровольных началах. Нет, если бы эти люди состояли в одном клане, а я был их вождем, как это часто происходит у северян, тогда другой разговор. Лидер сказал - остальные сделали, но в моем отряде все обстояло несколько иначе.
        Впрочем, разошлись мы миром, бойцы даже намекнули, что не против будут присоединиться ко мне весной, когда мы вернемся в эти края. Может и вернемся, было бы куда. Наемники, кажется, еще не до конца осознали, что в мире скоро начнется такой бедлам, что летние войны покажутся нам цветочками. Европа, да и остальной мир будет тонуть в крови до тех пор, пока в этой бочке с пауками, в которую превратилась планета, не останутся лишь самые сильные особи.
        Сборы и подготовка к походу как обычно не заняли много времени. Каждый человек в отряде знал, что и как делать. Не прошло и пары часов после того, как я озвучил свое решение, а лошади уже были нагружены, палаточный лагерь собран, оружие проверено, а народ готов совершить марш бросок. Путь нам предстоял неблизкий и не самый приятный. Одно дело - бежать по полям и лесам Европы, где и дорог масса, и в деревни по пути можно заскочить, и другое - двигаться на север. Да уж, действительно хорошо было бы успеть до снегов. От морозов и метелей даже магия порой не спасает.
        Галицкое княжество наш отряд покинул спустя несколько дней. В основном скорость ограничивали лошади. Если бы не эти четвероногие создания, несущие на спине вещи людей, мы бы двигались в два, а то и три раза быстрее. Магия позволяла преодолевать подготовленному человеку за день больше сотни километров, выдержала бы обувь, а вот заставить лошадей бежать столько, да еще и с грузом, вряд ли получится.
        Помимо прочего, начались проблемы с провизией. Цены на продукты в стране, где только-только затихла война взлетели до небес. Крестьяне прятали еду и прятались сами, едва замечая отряд наемников, и винить их в этом вряд ли стоило.
        К счастью, жадные до серебра и золота люди никогда не переводились, поэтому даже в таких сложных условиях мы находили у кого можно обменять металл на еду. Как-то раз Маркус, правда, едва не сжег наглого мужичка, предлагавшего нам одну говяжью ногу по цене целой коровы, но это уже мелочи. Наемника я успокоил, а цену в итоге сбил вдвое, пусть денег у нас хватало, транжирить их явно не стоило.
        Еще одной проблемой стали Галицкие дворяне. Елагин, когда собирал войско, сумел привлечь под свои знамена далеко не всех аристократов княжества. Некоторая их часть по каким-то причинам осталась дома, надеясь самостоятельно отбиться от вражеских поползновений, ну либо просто не захотели присоединиться к князю. Так или иначе, но видеть на своих землях чужаков они не желали. Наемников, сражавшихся на стороне Елагина, почти не было, так что дворяне прекрасно понимали, откуда мы тут нарисовались.
        Чтобы не нарываться, нам приходилось двигаться широкими дугами, обходя потенциально опасные места, где властвовали наиболее сильные дворянские роды Галицкого княжества. Не то, чтобы я сильно переживал о возможной драке, просто не хотелось терять время. Однако, мои желания это одно, а реальность другое - полностью избежать неприятностей не удалось.
        На третий день пути дозорные, что двигались чуть впереди, заметили конный отряд, который, впрочем, быстро исчез из поля видимости, а спустя несколько часов дорогу нам перегородила группа вооруженных людей численностью тридцать человек во главе с очень важным и богатым, судя по одежде, господином, рядом с которым замерли еще несколько дворян, но уже поменьше рангом.
        Будет драка. Ну не верилось мне, что эти люди решили встать на единственной нормальной дороге в округе для простого обмена любезностями. Либо хотят, чтобы мы заплатили за проход, либо чтобы сложили тут головы, либо и то, и то сразу. В принципе, можно было сходу раскатать этих самоуверенных аристократов, вставших у нас на пути, но мне хотелось послушать, что скажет их лидер. Не доходя до потенциальных противников с десяток метров, я активировал щиты и приказал бойцам остановиться.
        - Кто вы такие, и что забыли на наших землях? - крикнул молодой мужчина, стоявший в центре.
        - Наемники, - ответил я, - идем на север. Не переживайте, надолго мы тут не задержимся.
        - Ну это мы еще посмотрим, - громко усмехнулся человек, которого я посчитал за главного, - вы идете по моим землям, и кажется мне, что идете из столицы нашего славного княжества, а в мешках, что тащат ваши лошади, лежат вещи, которые вам не принадлежат.
        - Крестится надо, когда кажется.
        - Что ты там несешь, чернь? Ты хоть понимаешь с кем говоришь? Я - граф Григоре Барбу!
        Наверное, это имя должно было мне что-то сказать или хотя бы произвести впечатление, но к несчастью Григоре, я о нем слышал впервые.
        - Что ж тебя, граф, возле Галицына тогда не было? И вообще, ты чего такой смелый? Не боишься, что за нами по пятам идет войско Орлова?
        - Ваш Орлов сдох, - будто выплюнул слова Барбу, - и тебя, молокосос, некому будет защитить.
        - Командир, а чего ты с ним лясы точишь? - спросил меня Маркус, стоявший рядом.
        - Да ты чего, - усмехнулся я, - у нас же тут целый граф, как можно его игнорировать? Эй, Барба или как там тебя, ты слышишь?
        Кажется, графу мое обращение очень не понравилось. Он покраснел, надулся, как жаба и атаковал меня чередой мощных заклинаний, которые рассыпались, уткнувшись в защиту, поставленную мной ранее.
        Силен. Не зря его провоцировал, теперь стало понятно, что он может мне противопоставить. В принципе, будь на моем месте, например, Маркус, боюсь, атаку он бы не выдержал, но я не Маркус - за последний год мои силы выросли, и выросли значительно.
        Кажется, граф был удивлен, а еще сильнее он удивился, когда я, не прекращая отражать его атаку, ударил в ответ. Бил в Барбу, но заряд отразился от его защиты и ударил в одного из людей, стоявших рядом с графом. Воронка, напитанная энергией под завязку, с легкостью преодолела все щиты, которые поставил мужчина, и прожгла ему грудь насквозь, а следом в дело вступили наемники.
        Честно говоря, я так и не понял, на что рассчитывал граф, останавливая мой отряд. Да нас было едва ли не в три раза меньше чем их, и серьезной силой мы не выглядели, но среди наемников редко встречаются неодаренные, и даже дюжина воинов представляет из себя серьезную угрозу. Видимо Барбу рассчитывал на собственную мощь. В принципе, могло выгореть, но ему не повезло нарваться на меня.
        Слаженный удар наемников практически ополовинил численность наших противников, большая часть которых магией или не владела, или владела посредственно. Крики раненых заполнили осенний воздух. Огонь, вода, молнии, вспышки щитов, отражающих заклинания и во всем этом, продолжали противостояние два человека: я и граф Барбу.
        Дворянин, после того, как погиб его человек, усилил нажим, подключив к простейшим энергетическим заклинаниям что-то более хитрое. Вместе с потоком льда, ударившего откуда-то сбоку, по моим ногам стеганул хлыст сжатого воздуха, а сверху навалился конструкт, предназначенный для уничтожения щитов. Надо отдать должное графу - оперировать сразу тремя магическими конструктами мог далеко не каждый, да и защиту такая совместная атака должна была как минимум ослабить, однако я не стал рисковать и просто ушел в сторону, сбивая прицел графа. Моего контроля хватало, чтобы не стоять столбом и постоянно маневрировать, готовя при этом ответный подарок.
        Пока я удерживал на себе внимание Барбу, мои бойцы разделались с людьми графа и теперь с интересом наблюдали за схваткой. Наверное, правильнее было бы отдать им приказ атаковать дворянина, но я этого не делал. Когда мне еще выпадет возможность - вот так вот сойтись один на один в поединке с достойным противником? Тренировки с Маркусом мне уже ничего особо не давали. Пусть во владении мечом наемник был на голову выше меня, с магией все обстояло наоборот. К тому же мне даже нравилось это ощущение опасности. Оно будоражило кровь и заставляло чувствовать себя по настоящему живым. Кажется, я становлюсь адреналиновым наркоманом.
        Последняя мысль меня моментально отрезвила. Какого хрена со мной происходит? Завершив каст очередной воронки, я совместил ее с вакуумным взрывом и послал оба заклинания в сторону противника, а затем приправил все это дело потоком ледяных игл. Шансов у графа практически не было. Через пару секунд щит Барбу лопнул и его уже мертвое тело упало на грязную осеннюю дорогу.
        Скоротечный бой завершился. Случайные ранение получили два наемника, попав под огненные заклинания дворян, но Мортен уже осматривал бойцов и, судя по его расслабленному лицу и сочной ругани северян, опасность им не грозила.
        - Обыщите тела, - скомандовал я, хотя мог бы этого и не делать. Уж что-что, а разжиться добычей наемники никогда не были против.
        - Такое чувство, что ты с каждым боем становишься все сильнее, - ко мне подошел Маркус, - а ведь еще год назад мы были почти наравне.
        - Ну, это только ты так думал, - усмехнулся я.
        - Возможно, - внезапно серьезным тоном сказал Лоренсон, - как думаешь, поместье этого графа далеко отсюда находится?
        Максимально прозрачные намеки Маркуса я проигнорировал. Грабить поместье, оставшееся без охраны - не мой путь. Я до сих пор иногда вспоминаю ту женщину, которую убили повстанцы при захвате усадьбы Зеленовых, и пускай они нашли вполне логичные объяснения своему поступку, легче от этого не становилось. Пусть мне уже приходилось переступать через себя, уничтожая людей десятками, но некоторыми принципами я не поступлюсь. Понятно, что Маркус не предлагает мне вваливаться в поместье Барбу и вырезать там всех, он просто хочет немного подогреть руки, но, боюсь, мы можем наткнутся на сопротивление, и тогда придется убивать. Хватит, я устал от смертей. Горячка боя прошла, и теперь на смену одному человеку, пьянеющему от драки и магической силы, пришел другой - более спокойный и рассудительный.
        Глава 3
        От разгоряченного тела валил густой пар. Вода на морозе испарялась с тела, будто попав на раскаленные камни. Тяжело дыша, я удерживал клинок за скользкую от пота рукоять. Усталость поселилась в каждой мышце, превращая их в студень, и сил продолжать бой не осталось совсем. Хотя, надо отметить, что мой противник выглядел не лучше.
        - Все, Даррелл, заканчиваем, я сдохну сейчас, - неожиданно сказал Маркус. Впервые за все время, что мы с ним спаррингуем, он сдался первым.
        Вот уже два месяца мы с остатками отряда, шедшего со мной из Галицына, отдыхаем, если так можно сказать, на родине Айвине - в княжестве Камерон. Дошли сюда не все. Нет, потерь по дороге мы не понесли, просто часть северян решили разойтись по домам на время зимовки. Как оказалось, многие бойцы были родом из других государств, расположенных чуть севернее. Забрав положенную им долю, наемники попрощались со мной, пообещав вернуться, когда отступят морозы.
        В итоге, в отряде осталось всего девять человек - совсем немного, казалось бы, но с другой стороны, воевать в ближайшее время я ни с кем не собирался, как, впрочем, и принимать заказы. Да их и не было, если честно. Как оказалось, в родные края решил вернуться не только Айвин. Множество северян, которые раньше оставались на зиму в Европе, предпочли переждать холодные деньки на родине - слишком непонятная ситуация складывалась в западных и восточных княжествах, а здесь, все еще сохранялось подобие мира.
        Местом для отдыха по предложению Айвина мы выбрали город Ремор. Находился он недалеко от границы с условным югом и был удобен тем, что власти города создали здесь все условия, чтобы наемникам, идущим на зимовку, было где остановиться и чем себя развлечь. Тут тебе и куча гостиниц, и бары, и бойцовские арены, и еще масса заведений, где мог скоротать время и потратить деньги наемник. Таких городов было довольно много, но возле Ремора в небольшой деревне жили родственники Айвина. Точнее не так, родственники, по сути, владели этой деревней. Внезапно для себя я узнал, что Айвин состоит в древнем и богатом клане де Ланге.
        Вообще, устройство общественной жизни в северных княжествах достаточно сильно отличалось от восточных и западных. Начать с того, что правителей здесь, как правило, было два, один - князь или король, кто уж как себя называл, а второй - военный вождь. Первый занимался, по большей части, делами торговли, промышленности и прочими мирными сторонами жизни государства, а второй заведовал обороной и армией, и так как большинство магов севера являлись воинами, то власти у вождя было едва ли не больше, чем у князя. Правда, должность это была выборной и по наследству не передавалась, так что везде имелись свои нюансы.
        Не знаю уж, как такая система дожила до сегодняшних дней, но, насколько я понял, сильных сбоев она не давала. Хотя, надо отметить, что последние годы обе должности начали сливаться, и один человек мог являться как вождем, так и князем. Именно это, кстати, и произошло в княжестве Камерон, где мы остановились. Уже сорок лет, как лидеры кланов единодушно выбрали действующего князя Флориса де Крон военным вождем.
        Помимо структуры власти немного отличались и дворяне севера. Семей или родов тут не было, были кланы. Богатые и бедные, большие и малые. Кланы, как правило, владели участком земли, с которого и кормились, но так как климат и почва в этих краях не слишком располагали к земледелию, то приходилось зарабатывать иными способами, и способ этот был найден еще в стародавние времена. Молодой маг, становясь совершеннолетним, либо поступал на службу вождю, вступая в армию княжества, либо шел в наемники и солидную часть заработка пересылал домой.
        Спустя долгие годы, те кто выживал, возвращались в родное гнездо, заводили семьи и цикл повторялся. Кстати, из-за того, что возвращались далеко не все, в княжествах среди дворян ощущался серьезный переизбыток женщин, так что многоженство здесь было в порядке вещей.
        Впрочем, особо вникать в эту плоскость жизни северян я не собирался. Мне в принципе и борделей хватало, благо в Реморе их было предостаточно, да и то, за зиму я посетил их всего пару раз, в отличии от того же Маркуса, который мог пропадать там целыми днями.
        Вообще, проведя всего неделю в шумном и наполненном наемниками городе, я после общения с Айвином перебрался к его родственникам в деревню, благо до нее было совсем недалеко - несколько часов быстрого бега, ну или пол дня, если на лошадях. Маркус от моего решения пришел в ужас, но все же не захотел оставлять меня одного и тоже уехал из Ремора, хотя почти каждую неделю все-таки пропадал на сутки, а то и двое, возвращаясь в город.
        Причина, по которой я променял шумное веселье на сонное спокойствие зимней деревни была проста - здесь мне никто не мешал тренироваться как в магии, так и в искусстве владения мечом. К тому же, я до сих пор опасался жрецов церкви Четырех. Подослать ко мне убийц - вполне в их духе, а в деревне все друг друга знают и чужак будет как на ладони.
        Поселение, в которое мы прибыли, было совсем небольшим - численностью около двухсот человек, и руководила ими сестра Айвина - Ингер. Когда мы прибыли к двухэтажному терему, расположенному практически в центре поселения, то навстречу нам вышла крупная, женщина лет сорока, одетая в меха. Взгляд ее был суров, а на лице не промелькнула ни одна эмоция. Вежливо поздоровавшись с братом, Ингер проводила гостей в дом и лишь затем, скрывшись от глаз крестьян, обняла Айвина.
        Далее была баня, долгий вечер, проведенный за столом, обильные яства и разговоры под жареное мясо и хмельные напитки. Айвин делился историями своих и наших приключений, рассказывал, что творится в Европе, а Ингер, в свою очередь, поведала брату о судьбе своих многочисленных родственников. Кто умер, кто женился, кто родился.
        В этот же день нам с Маркусом выделили в доме по комнате для дальнейшего проживания. Отказывать не стоило - это было бы оскорблением для хозяйки, да мы и не собирались. К тому же, приехал я не с пустыми руками, привезя с собой довольно дорогие подарки в виде золотых украшений и оружия, так что проживание, можно сказать, мы оплатили.
        Так и началась моя жизнь в княжестве Камерон. Большую часть времени я проводил вне деревни, тренируя магические способности и оттачивая умение владеть мечом, в чем мне очень сильно помогал Маркус. Пусть не каждый день, но мы сходились в спарринге, пытаясь одолеть друг друга, и у Лоренсона до недавнего времени это получалось сделать без особых проблем. Теперь же все поменялось, и причина здесь крылась одна - Астрал.
        Пока мы добирались до княжества, я больше не совался в иной слой реальности, хотя очень того хотелось, однако прибыв на место, все же рискнул, вновь погрузившись в транс.
        Исанид - тот странный мужчина, встреченный несколько недель назад, оказался прав - Астрал успокоился. Пусть не до конца, волны тумана периодически вздымались, но прежнего буйства стихии не было. Однако, главное не это, главное, что теперь я вновь мог менять податливую структуру этого мира по своему усмотрению.
        Первое время я старался не задерживаться надолго в астрале, опасаясь встретить непрошеных гостей или прочие неприятности, но с каждым днем время, проведенное там увеличивалось, и вскоре, убедившись, что в ближайшей перспективе мне не грозит опасность, я начал пропадать в астрале едва ли не сутками, выныривая в реальность лишь на краткие промежутки. Настолько сильно увлек меня процесс изучения этого странного мира.
        Магия манила, увлекала, заставляла испытывать, придумывать и тренировать новые заклинания. Здесь они давались чрезвычайно легко, и пускай я так и не приблизился к тайне изначальной или, как ее называют, княжеской магии, мне хватало и обычной. За первый же месяц регулярного посещения астрала я освоил больше заклинаний, чем за последний год. Огонь, вода, комбинированные удары - только пожелай, и энергия магического поля сама выстроится в нужную структуру, которую можно чуть позже повторить в реальности. Да, с куда большими затратами и с некоторыми оговорками, но повторить.
        Астрал позволил мне выйти на совершенно новый уровень владения магией, а помимо этого, выяснилась еще одна интересная особенность - в мире изнанки можно было тренировать не только дух, но и тело, что в свою очередь тянуло за собой и умение владеть оружием.
        Общаясь с северянами, я все-таки смирился с тем, что мне придется освоить искусство фехтования на достойном уровне. Магия-магией, а возможные дуэли или полное энергетическое истощение никто не отменял. Всякое может случиться, да и авторитет у наемников не мешало бы поднять. Когда твой командир - самый слабый мечник в отряде, невольно задумаешься, а на своем ли он месте? Слишком замороченные тут взаимоотношения между людьми.
        После очередного поражения от Маркуса, когда он подловил меня каким-то хитрым ударом, я заставил друга несколько раз повторить этот прием, а вечером, усевшись в туманном мареве Астрала, пытался мысленно проработать способ противодействия. Множество раз я воспроизводил в памяти удар Маркуса и в какой-то момент уловил звук рассекаемого воздуха.
        Открыв глаза, я увидел, что передо мной находится астральный двойник наемника и совершает тот самый прием. С этого момента мое обучение заметно ускорилось. Мало того, что теперь я мог отрабатывать удары в изнаночном мире, где время текло несколько иначе, так еще и выяснилось, что мое тело воспринимает происходящее в астрале, как реальность и, не без помощи магии, начало нарабатывать мышечную память.
        В кой-то веки до меня начало доходить, как можно отбить или блокировать тот или иной удар, напитав руку силой, или ускорив движение корпуса. Как обмануть соперника ложным выпадом, не выдав при этом истинных намерений и еще множество других мелочей, на которые раньше не обращал внимания.
        Прогресс был налицо, и вскоре даже Маркус начал это отмечать. Теперь он перестал улыбаться во время наших спаррингов, становясь с каждым днем все серьезнее, и вот наконец наступил момент, когда наемник сдался первым.
        - Нет, я ничего не понимаю, тебя учит кто-то еще? - утирая пот со лба, спросил Маркус. - Скажи честно, ты тайком бегаешь в город и берешь там уроки фехтования? Если это так, то я даже не удивлен - это вполне в твоем духе.
        Мокрые от пота мы стояли друг напротив друга на заднем дворе Ингер, сжимая в руках тренировочные мечи.
        - А ты как думал? - улыбнулся я, - Каждую ночь просыпаюсь, и мчусь в Ремор, там, в строжайшей тайне от всех меня учит седобородый старец со странным именем Фура.
        - Лучше б ты к бабе какой по ночам бегал, - махнул рукой Маркус, обессиленно садясь на лавку возле стены, - Я кстати завтра в город собираюсь, дела у меня кое-какие, компанию не составишь?
        - Нет спасибо, знаю я твои дела. Приедешь через три дня пьяный, довольный, и пахнущий женскими духами.
        - Так плохо что ли? Даррелл, отдыхать тоже надо, сколько можно себя изводить?
        - Предчувствие у меня плохое.
        Да, имя я скрывать перестал. Зачем, если его и так знают все, кто хочет и кто нет? Так что откликался я и на Сергея, и на Даррелла, хотя второе имя предпочитал больше. Все-таки Сергей Трофимов в моих воспоминаниях - тридцатилетний мужик, уехавший когда-то из России в Мексику по причине разногласий с некоторыми криминальными элементами, а Даррелл - молодой светловолосый парень, которому недавно исполнилось восемнадцать лет. Сроднился я с этим телом, привык.
        - У тебя когда оно было не плохим-то? - продолжил разговор Маркус.
        - И хоть раз оно меня подводило? Нет, дружище, ничего еще не закончилось, Европа уже горит, вскоре полыхнет и север, дай только время. В мире, где каждый князек имеет за пазухой атомную бомбу спокойно быть не может.
        - Ты, о чем вообще? Иногда я тебя понимаю не больше, чем мой папаша конюха, когда тот напивался.
        - Не обращай внимания, это образное выражение. Я имею в виду, что рано или поздно, даже здесь на севере князья захотят попробовать свои силы на соседях. Боги ведь так и не объявились, а значит жди беды.
        - Да кто бы князьям это позволил? Здесь правила не такие как у тебя или у меня на родине. Войну объявляет Вождь, у него и армия и поддержка кланов, так что зря ты так переживаешь.
        - Может быть ты и прав, - кивнул я, хотя практически не сомневался - оптимизм Маркуса оснований под собой не имеет. Надо готовиться к худшему.
        Собственно, я и готовился. За тренировками и изучением новых магических практик прошло два месяца. На север пришла стужа, загнав людей по домам, а животных по норам. Даже собаки старались лишний раз не вылезать из конуры, или вообще всеми правдами и неправдами пробирались в теплые коровники. Повсюду поднимались столбы дыма, выходящие из печей, а жители деревни если и выходили на улицу, то старались там надолго не задерживаться.
        В эти морозные дни, я невольно задумывался: а как там Шрам? Призрачник, прошел с нами путь до самого Ремора, а затем и до деревни Ингер. Приняли его сперва очень настороженно, но, поверив моим словам, проч не гнали, разрешив остаться ему в поселении. Впрочем, Шраму на это разрешение было глубоко наплевать. Убедившись, что со мной все в полном порядке и никто меня тут не обижает, мой пепельный друг начал пропадать лесах, окружающих поселение, и порой не появлялся на людях по нескольку дней подряд.
        Та связь между нами, что за последние месяцы лишь укрепилась, позволяла ощущать, что с котом все в порядке, но он будто разрывается между желанием быть рядом со мной и потребностью куда-то уйти. В один из дней, на исходе первого месяца зимы Шрам все-таки решился. Он подошел ко мне, когда я отдыхал после очередной тренировки с Маркусом, долго сидел рядом, а затем взглянул на меня, будто бы спрашивая совета, как поступить.
        - Иди, - погладил я лобастую голову, - все со мной будет хорошо.
        Лизнув мою руку призрачник в одно движение забрался на забор, огораживающий задний двор дома, еще раз взглянул на меня и скрылся в снегах. А где-то на следующий день я почувствовал, что Шрам, кажется, нашел себе подружку. По крайней мере, кот был чему-то очень и очень рад. Сильные эмоции доносились до меня даже сквозь разделяющее нас расстояние.
        Прошел декабрь, вместе с лютыми морозами укатил в прошлое январь. Разумеется, времена года, как и месяцы, имели здесь совершенно иные названия, но мне было так удобнее. Наступил февраль вместе с его снегами и вполне комфортной для северян погодой.
        Сидя в свой глуши, я все-таки старался через Маркуса и Айвина узнавать, как идут дела в большом мире, и новости, прямо скажем, большой радости не несли. Часть наемников осталась в Европе и вместе с деньгами слали на родину письма, в которых было мало хорошего. Война всех со всеми, начавшаяся летом, несколько утихла, но так до конца и не прекратилась, вяло тлея сразу в нескольких княжествах и королевствах. Соседи выясняли отношения друг с другом, не гнушаясь использовать изначальную магию. За зиму были разрушены несколько городов, целые армии испарялись под ударами высших заклинаний, а тысячи людей лишились крова.
        Как я и предполагал, начались какие-то нездоровые движения и на севере. Правители слали друг другу делегации, вспоминали старые обиды, поднимали из архивов тайные документы. Никто толком ничего не знал, но все чувствовали - скоро полыхнет. Даже Маркус, который в начале зимы относился к слухам с большой долей скепсиса, уже не раз и не два заводил разговор о грядущих проблемах.
        В княжестве Камерон начали активно бродить перетолки, что князь Флорис понемногу мобилизует армию, однако даже при этом люди были свято уверены, что до весны ничего не изменится. Воевать зимой не любили даже северяне. К тому же, февраль в этих землях был традиционно месяцем отдыха, веселья и гостей.
        Как только отступили морозы, в княжестве начались гуляния, которые по традиции продолжались больше двух недель, и Айвин вместе с Ингер, как и многие провинциальные дворяне укатили к родственникам.
        Клан де Ланге хоть и не славился особой многочисленностью, человек пятьдесят в нем состояло, включая детей и стариков. Большая часть клана проживала в центральной части страны, где располагался их родовой замок, и раз в год все, кто в данный момент зимовал на родине, собирались вместе. Под это дело даже праздник специальный был, который, если перевести его с местного наречия, звучал как «день семьи».
        Айвин, собираясь уехать, звал и меня, но я отказался. Пусть северянин многократно намекал мне, что у него есть множество родных и двоюродных сестер в самом соку, которые будут не прочь познакомиться со мной поближе, вступать в клан де Ланге, породнившись со своим замом, я не собирался.
        В отличии от меня Маркус от возможности хорошо провести время никогда не отказывался. За зиму он неплохо поладил с Ингер, и, как мне кажется, отношения их зашли куда дальше дружеских. Сестра Айвина овдовела, почти десять лет назад, когда ее муж погиб во время очередного конфликта с соседним княжеством Турсен. Оба сына Ингер сейчас находились в Европе и возвращаться пока не собирались, хотя деньги присылали регулярно. Вот и скучала не старая еще женщина, управляя маленькой деревней, а тут такой подарок в виде любвеобильного наемника.
        Айвин, разумеется, шашни своей сестры не особо одобрял, но и не вмешивался - взрослый человек, сам разберется, однако ее предложение, взять Лоренсона на встречу с кланом, воспринял в штыки. Впрочем, Маркус особо не настаивал, и когда Айвин с сестрой уехали, сразу же умотал в Ремор, где шли сейчас народные гуляния.
        Вот и получилось так, что в деревне я остался один, предоставленный, можно сказать, самому себе. Занимался все тем же, тренируясь с мечом, изучая Астрал, и отрабатывая все новые и новые заклинания. Для этой цели у меня даже место излюбленное нашлось - неподалеку от деревни находилось небольшое, покрытое толстым слоем льда озеро. Там, вдали от людей, расположившись возле водоема, я и испытывал новые боевые заклинания.
        Названия приходилось придумывать самому, но особо не мудрил. Атака полумесяц - направленная рассекающая волна, буран - область, закрывающая обзор противнику, объемный взрыв. Последнее заклинание мне удалось освоить совсем недавно и предназначалось оно для аннигиляции больших групп врагов. Выглядело это как появление в воздухе множества маленьких капелек непонятной субстанции, которая потом мгновенно воспламенялась по всему объему. Вдохновлялся я воспоминаниями об оружии земли, и когда впервые сумел воспроизвести нечто подобное, довольно долго находился под впечатлением. До сих пор неподалеку от озера можно было рассмотреть здоровенное обугленное пятно, слегка присыпанное снегом.
        С момента отъезда Айвина прошло уже несколько дней. Маркус все еще не вернулся из города и вряд ли покажется в ближайшее время. Делать в деревне мне было абсолютно нечего, поэтому я как обычно ушел на озеро. Придумывать что-то новое не планировал, собираясь заняться отработкой уже изученных заклинаний, но не прошло и часа, как меня отвлекли.
        По дорожке, ведущей к озеру бежал молодой пацан. Бежал что есть духу, расстегнув тулуп и потеряв где-то шапку.
        - Господин! - еще издали начал кричать парень, - господин, на деревню напали!
        Глава 4
        - Кто напал? Сколько их? Если ли среди них маги? - тут же задал я наиболее важные вопросы.
        - Я… - запинаясь, начал говорить парень, - я не знаю. Мы с отцом на улице были, дрова кололи, а потом на краю деревни какой-то шум послышался, а потом еще баба какая-то как заверещит. Батя у меня топор в руки взял и на улицу выбежал. Сказал, чтобы я не ходил никуда. Вот я и не ходил, ждал, а потом он пришел и велел бежать за вами. Говорит бандиты на деревню напали! Господин, пойдемте скорее, у меня там мамка, брат маленький!
        Как же не вовремя все случилось. Бандиты, или кто там напал на деревню, будто знали, что хозяйка вместе с братом уехали, хотя, может и правда знали, слишком уж совпадение удачное.
        Приказав пацану не путаться под ногами, я схватил шпагу, с которой давно уже не расставался, и рванул к поселению, готовя на ходу несколько заклинаний. Если в деревне и правда резвятся всего лишь бандиты, им очень сильно не повезло. Не зря я остался, ой не зря.
        Крики женщин и ругань мужчин я услышал еще задолго до того, как мои ноги ступили на утоптанный снег деревенских дорожек. Судя по всему, враги пришли откуда-то с западной стороны, по крайней мере пока я не видел их следов, поэтому, внимательно глядя по сторонам, двинулся к центру поселения. Жителей видно не было, они либо попрятались, что вполне вероятно, либо их уже как скот согнали куда-нибудь в одно место. Пусть северяне были народом не из робких, но все же крестьяне воевать не умели.
        С первым налетчиком я нос к носу столкнулся, когда тот буквально вывалился из двери ближайшего дома, завязывая на ходу штаны, и на бандита он если и походил, то только рожей, а вот снаряжение у него было вполне профессиональное - неплохой меч, качественная зимняя одежда, кожаная броня поверх тулупа, сапоги, обшитые мехом.
        Умер налетчик практически мгновенно. Заклинание, готовое нести смерть, получило свободу, и невидимый стержень пробил глаз мужчины, расколов ему череп. Серый от копоти снег получил новую порцию краски, но уже красной.
        На шум падающего тела из этого же дома выглянул еще один человек. Еле заметная лента эйхора снесла ему голову, прежде чем он успел хоть что-то сказать или крикнуть, предупредив своих подельников. Осторожно заглядываю в дом, вижу заплаканную девицу, лежащую на кровати. Подол ее задран, но крови нет, так что помощь ей вряд ли требуется, разве что психологическая, но это уже не ко мне. Надо двигаться дальше.
        Ориентируясь на звуки голосов и прилетающие периодически женские крики, я наконец приблизился к центру деревни, сумев рассмотреть большую часть налетчиков. Возле дома Ингер собралось восемь человек, и обычными бандитами тут даже не пахло. Да уж, дезинформировал меня пацан. На деревню напали вполне себе профессиональные воины, по крайней мере их одежда и оружие говорили сами за себя. Скорее всего наемники, а значит и маги с большой вероятностью.
        Налетчики меня не видели. Часть из них болтали о чем-то на улице, часть шарилась в доме Ингер, а некоторые рассредоточились по деревне, заглядывая в крестьянские хаты. Где-то кричали девушки, пытаясь отбиться от насильников, где-то заливались кровью мужчины, защищавшие свой дом. Последнего я не видел, но не сомневался - все происходит именно так.
        Вести переговоры с этими людьми не имело смысла. Кто они такие и чего тут делают, можно узнать и позже, а вот эффект неожиданности уйдет. Нет уж, надо атаковать. О том, что можно просто уйти из деревни, я даже не думал.
        Кажется, налетчики совершенно не ожидали какого-либо сопротивления. Большая их часть сейчас грабила деревню, выбирая наиболее ценные вещи, но несколько человек скучковались возле дома Ингер, на них-то и пришелся первый удар.
        Атаковать чем-то по-настоящему мощным не хотелось - где мне потом жить, если дом пострадает? Поэтому землетрясение и подобные заклинания я оставил на крайний случай, активируя вакуумный взрыв. Маленький и не особо заметный шарик упал под ноги людям, чтобы в следующий момент увеличиться в несколько раз, затягивая в свое нутро всех, кому не повезло оказаться в зоне действия заклинания.
        Что ожидаемо, щитов налетчики не имели, ощущая себя в безопасности, поэтому моей магии понадобилась всего пара секунд, чтобы превратить четверых человек в плотный кусок кровоточащего мяса. К сожалению, это заклинание, как и любое другое, работало не мгновенно, крики умирающих людей привлекли к себе внимание. Меня заметили.
        Реакция последовала незамедлительно, налетчики действительно оказались профессионалами и быстро сообразили, что происходит. Мои щиты вспыхнули от попаданий сразу нескольких заклинаний, ощутимо ослабив их. Не желая проверять на прочность свою защиту, я тут же скрылся за ближайшим домом, подготавливая новую атаку.
        Высокие сугробы, что намело за зиму, очень затрудняли передвижение, так что совершать быстрые рывки из одного края деревни в другой было физически невозможно, и мне оставалось лишь позиционное противостояние с врагами. По этой причине первейшей моей задачей стало сокращение их количества. Тем более к центру поселения, подгоняемые криками своих подельников, начали собираться остальные налетчики.
        Бандиты не спешили, ожидая подхода помощи, поэтому никто не пытался броситься на меня в атаку с шашкой наголо. Они попрятались за укрытиями, усиливая щиты и готовили ответные заклинания. Что ж, посмотрим, справится ли их защита с «воронкой».
        Не справилась. Выбежав из-за дома, я направил скрученный жгут энергии в ближайшего противника, и его грудь тут же взрывается кровавыми брызгами. Получаю несколько ударов по щиту. Кажется, пока все в порядке. Активирую новый триггер, запуская в следующего врага изученное недавно заклинание - вихрь. Вокруг мужчины образовалась целая туча очень маленьких, похожих на ледяную крошку объектов, которые буквально перегрузили его защиту, после чего принялись кромсать тело. Жуткий крик отразился от стен домов. Как действует заклинание в живую я еще не видел, и зрелище оказалось крайне неприятным. С человека по факту живьем снимало кожу и мясо.
        Увиденное, налетчиков наверняка впечатлило, так как шквал заклинаний, усилился многократно. Не жалея энергии, они тратили магические силы, пытаясь пробить мои щиты, и не скажу, что для меня это прошло бесследно. Пара удачных ударов, пришедших одновременно, едва не пробили защиту. Пришлось опять ретироваться, но дом, за которым я попытался укрыться, вспыхнул, как бенгальский огонь, облитый для пущего эффекта бензином.
        Видимо, обойтись малой кровью уже получится, меня банально возьмут измором, либо задавят массой. Пора подключать тяжелую артиллерию.
        Деревянную избушку, закрывающую меня от врагов, пожирало жаркое пламя. Снег под ногами начал таять, превращаясь в грязную воду, в которой плавали куски дерева, птичий помет и мелкий бытовой мусор, но я не обращал на это внимания. Щиты пока справлялись с жаром, позволяя мне завершить каст крайне затратного по магии, но весьма эффективного заклинания.
        Пока я прятался за горящим домом, враги на месте не стояли, и начали окружать меня. То один, то другой налетчик показывался в поле видимости, выпускал нескольких магических снарядов, после чего уходил в сторону, освобождая место новому стрелку. Я терпел, формируя каркас будущего заклинания, энергии пока хватало. Если враги не додумаются ударить разом, щиты выдержат.
        На полное завершение каста ушло порядка четырех минут, рекорд практически, на тренировках у меня обычно уходило в два раза больше времени, слишком масштабным была структура магического конструкта. К сожалению, подготовить его заранее не представлялось возможным, во-первых, я не мог удерживать это заклинание и одновременно с ним кастовать более мелкие, а во-вторых, столь мощную атаку лучше тратить, когда враги окажутся в одном месте. Нет смысла из пушки палить по отдельным воробьям, а вот прихлопнуть всю стаю - уже другое дело.
        К тому моменту, когда заклинание было готово, мои щиты уже порядком ослабли, выдерживая вражеские удары, которых с каждой секундой становились все больше. Налетчики, видимо почуяли неладное и всеми силами старались сбить мой каст, но и подставляться под возможный удар не хотели, печальный опыт товарищей их многому научил, поэтому они так и продолжали бить по одному, не объединяя усилия.
        Наконец последний кирпичик магического конструкта встал на место, и теперь оставалось лишь нажать на воображаемый курок. Словив на щит очередную молнию от особо шустрого бандита, который чаще других меня атаковал, я в два прыжка оказался на открытом пространстве, оставив за спиной полыхающий сруб, выхватил взглядом врагов, которые распределились по улице, и отпустил, рвущееся на свободу заклинание.
        Сотни маленьких и, казалось бы, совершенно безопасных иголок поднялись в небо. Надо мной будто загорелся фонтан искр, которые, впрочем, не затухали, а наоборот, усиливали свечение, разлетаясь по сторонам и выискивая своих будущих жертв.
        Фонтан. Именно так я назвал это заклинание. Заклинание, атакующие только магов, а точнее людей, укрытых магическими щитами. Знай мои враги об этой особенности, они могли бы просто убрать защиту, и светящиеся искры обошли бы их стороной, но такое решение вряд ли могло прийти им на ум. Так в этом мире не воевали.
        С каждой секундой искр становилось все больше, они метались по улице, создавая невероятную иллюминацию, что, сливаясь со светом горящего неподалеку дома, превращала улицу в подобие китайского карнавала, а уж когда магия добралась до людей, то мне даже пришлось прикрыть глаза. Искры, находя магов, облепляли щиты, перегружали их и начинали прожаривать человека, как курицу гриль.
        Начался форменная вакханалия. Люди принялись кататься по снегу, пытаясь сбить невидимый огонь, жгущий плоть. Наиболее опытные бойцы устанавливали дополнительные щиты или старались нейтрализовать заклинание чем-то еще. Вспыхивали защитные амулеты, гасли щиты, умирали люди.
        Заклинание оказалось чрезвычайно действенным, однако один недостаток у него все же был - оно практически выпило меня досуха. Магических сил осталось только на поддержание слабого щита от физических атак.
        Убить всех налетчиков так и не получилось. Среди них все-таки нашлись люди, способные пережить мою атаку, однако таких было совсем немного, а главное, они, вероятно, сожгли всю энергию, на то, чтобы остаться в живых, так что мы оказались в равных условиях.
        Как ни странно, но выжившие налетчики даже не думали сдаваться. Да кто вы такие? Обычные бандиты сбежали бы, едва запахло жареным, а эти бились до конца. Как только последние искры заклинания погасли, бойцы вытащили мечи. На их лицах я видел ненависть, густо замешанную на страхе. Они боялись меня, боялись, но не уходили.
        Храбрость, честь… в некоторых северных княжествах сбежавшего с поля боя воина считали трусом, наверное, эти были из таких. Умру, но не отступлю. Можно их уважать за такое? Конечно, а надо? Нет. Людей, без зазрения совести убивающих мирных жителей, я уважать не собираюсь.
        Шпага выскользнула из ножен с характерным стальным звуком. Пришло время стали. Посмотрим, смогу ли я хоть что-то противопоставить опытным бойцам. Три человека, обляпанные снегом с ног до головы, угрюмо смотрели на меня, ожидая, когда я сделаю первый шаг. Глупое поведение, как только магия ко мне вернется, они умрут.
        А может, специально потянуть время? Надо попробовать.
        - Кто вы такие? - крикнул я.
        Не получилось. Разговаривать эти гады со мной все-таки не захотели, видимо поняв, что время играет против них. Атаковали они одновременно, не размениваясь на долгую подготовку или обманные маневры. Просто три человека сходу попытались покрошить мою тушку в капусту. Собрав остатки защитной сферы в плотный диск, я повесил его над кистью левой руки и приготовился отражать атаку.
        Бойцами налетчики оказались хорошими и оружием владели на очень высоком уровне, а вот скорости им не хватало. Ловлю на щит клинок ближайшего врага, шаг вперед и лезвие чиркает противника по руке, оставляя кровавый след. Бью мужчину ногой, он отшатывается, тут же шаг назад, чтобы сдержать атаку второго. Его меч порхает в воздухе, совершая серию быстрых ударов, но к своему удивлению, я легко отражаю их. Мало того, я вижу, где он ошибается, и пока к бойцу не подоспела помощь, блокирую клинок щитом, после чего стремительным движением шпаги рассекаю его горло. Грудь мужчины заливает кровь, он падает на колени, пытаясь зажать рукой страшную рану.
        И все же я слишком долго возился. В тот момент, когда мой клинок собрал кровавую дань, один из врагов успел обойти меня справа и, воспользовавшись заминкой, попытался ударить по вытянутой руке. Попал, ублюдок. Я не успел вовремя среагировать, и острая боль обожгла предплечье.
        Вновь два быстрых шага назад. Кисть с трудом удерживает будто бы потяжелевший клинок, и мой враг видит это. К тому же, к нему присоединяется еще один - тот, кого я оттолкнул несколькими секундами раньше.
        Клинок пришлось перехватить левой рукой, и это очень плохо. Да, переоценил я себя, рано мне еще против троих в одиночку биться, рано.
        Сдавать позиции противники не собирались, они начали наседать на меня с двух сторон, и пока только щит, который перетек на правую руку, спасал от смерти. Убежать не получится - просто не позволят, магия пока недоступна. Все очень плохо. Очень. Надо срочно что-то придумать, но что? Твою мать, как глупо все получается, пройти через несколько крупных сражений, уйти от жрецов, пережить разрушение двух городов и сдохнуть от рук каких-то уродов, большую часть которых я уже перебил!
        Отражать удары с каждой секундой становилось все сложнее. Атаковать я вообще не мог и лишь защищался, отступая все дальше и дальше, однако скоро меня загонят к стене, зажмут, и на этом все.
        Очередной выпад того бойца, что ранил меня в руку, внезапно прервался на середине. Мужчина вдруг широко раскрыл глаза, выпустил из руки меч и попытался достать рукой до своей спины, а затем начал медленно, будто засыпая, заваливаться на бок. Секундой позже второй налетчик повторил судьбу первого.
        Не до конца еще осознавая, что бой закончен, я судорожно пытался найти объяснение произошедшему, и лишь увидев оперение стрел, торчащих из спин врагов, понял - кто-то из жителей деревни пришел мне на помощь. Пусть воинами крестьяне не были, но охотой здесь занимался едва ли не каждый мужчина, так что луки, а то и арбалеты в домах имелись.
        Подняв голову, я сквозь пот, заливающий глаза, попытался рассмотреть своих спасителей - два сильно помятых мужика, с разбитыми в кровь губами и синяками на лицах, стояли неподалеку, держа в руках луки. Именно им я был обязан спасению.
        - Кто-то остался еще их этих? - спросил я, пнув мертвое тело бандита.
        - Не знаем, господин, - ответил один из мужиков, - мы сейчас посмотрим. Всю деревню обыщем.
        - Давай, - кивнул я, - на рожон только не лезь.
        - Сделаю. Господин, надо бы огонь потушить, а то не ровен час, вся деревня погорит.
        Замечание было сделано вполне уместное. Огонь, что пожирал сейчас один из домов, рождал тысячи искр, которые грозили запалить все строения вокруг, и пока этому мешал лишь снег, лежащий на крышах, однако рано или поздно вспыхнут и они. В принципе, потушить пламя было не проблемой, магия решала и не такие задачи, но вот беда - мой резерв был практически пуст.
        - Зови людей, - сказал я, - пусть берут лопаты, ведра. Главное, чтобы другие хаты не загорелись. Как смогу - помогу, но пока сами справляйтесь.
        - Хорошо.
        Сказав это, мужик тут же начал раздавать указания жителям деревни, которые повыскакивали из домов, поняв, что бой закончен. Мне же в первую очередь надо было разобраться с раной на руке. Меч налетчика прошелся вдоль предплечья, разрубив мышцы и задев пару сухожилий. Зря я, наверное, сбросил тулуп еще на подходе к деревне, глядишь ранение было бы не таким серьезным. С другой стороны, тяжелая меховая одежда мешала двигаться, в общем, палка о двух концах.
        Позвав какую-то женщину, что находилась неподалеку, я с ее помощью перетянул руку куском моей же рубахи, и на несколько секунд погрузился в лечебный транс. О полном лечении не шло и речи - в деревне все еще могли оставаться враги, но хотя бы кровь надо было остановить.
        Усевшись на порог дома Ингер, я прислонился к крыльцу и отключился от реального мира, осматривая и латая на скорую руку повреждения, а когда вновь открыл глаза, то рядом уже стоял тот самый мужик, что командовал остальными крестьянами. Переминаясь с ноги на ногу, он дождался, пока я приду в себя, после чего сказал:
        - Господин, бандиты почти все мертвы, двое только дышат, я сказал, чтобы их пока связали, вдруг вы с ними поговорить захотите.
        - Правильное решение.
        - А еще мальцы говорят, будто видели, как несколько всадников по дороге на запад ускакали. Бандиты-то верхом приехали, но с собой еще трое саней привезли, наверное, туда хотели награбленное стаскать, вот возничие-то, когда вы бандитов-то убили, испугались, сани побросали, вскочили на лошадей и деру дали отсюда.
        - Не самая приятная новость, - скривился я, - если эти уроды подмогу приведут, у нас могут быть проблемы. Давай-ка ты сейчас коротко и быстро расскажешь, как произошло нападение. Что говорили налетчики, может упоминали кого-нибудь.
        - Как произошло? Да обычно произошло. Мы с женой дома были, когда какой-то шум услышали на улице, я в окошко-то глянь, а там какие-то люди снаружи шастают. Схватил я, значит, топор, выхожу во двор, а там мужик с мечом и в одежде хорошей. Он на меня как зыркнет, а потом меня как бревном по голове ударили - магия, не иначе. Ну и все, в глаза-то потемнело. Думал, конец - к Милосердной матери на поклон иду, а потом глаза открыл и вижу, что дом горит, и вы с бандитами бьетесь.
        - Понятно, - вздохнул я, - мог бы просто сказать, что не знаешь нихрена. Короче, покажи, где лежат те двое, которые без сознания.
        Далеко идти не пришлось. Драка произошла в центре деревни, так что все раненые и убитые лежали рядом с домом Ингер. Пока до них никому не было дела - почти все дееспособные жители деревни, занимались тушением пожара, так что бандитов никто не трогал и не обыскивал.
        Да уж «фонтан» сработал как надо. Заклинание убило человек десять, не меньше. Некоторые люди представляли из себя обугленные головешки, некоторые пострадали не так сильно, а часть отделалась лишь ожогами разной степени тяжести. Страшное получилось заклинание, но действенное.
        Да бандита, что остались живы, выглядели неважно. Обугленная одежда, сожженные волосы, волдыри на коже, однако люди еще дышали. Привести в чувство получилось только одного. Несколько ударов по щекам заставили его приоткрыть глаза. Несколько секунд он непонимающе глядел на меня, но затем на его лице проступила лютая злоба. Выдав длинную и явно матерную фразу на незнакомом мне языке, бандит вдруг перешел на местный северный диалект и выдал:
        - Не знаю кто ты, но ты скоро сдохнешь! Берге отомстит за нас, он срубит твою голову, а потом сожжет эту деревню дотла!
        - Кто такой Берге? - спросил я у крестьянина, стоявшего позади.
        - Сын князя, - промямлил мужик, и в его голосе отчетливо слышался испуг.
        Глава 5
        - Флориса? - удивленно спросил я.
        - Нет, Патрика Слеттен - это правитель княжества Турсен.
        - С которыми вы периодически воюете?
        - Да, война давно закончена, мы десять лет живем в мире.
        - Эй, морда, - я обратился к налетчику, который вновь начал терять сознание, - ты про какого Берге говоришь?
        - Он вырвет твои кишки! - пуская кровавые пузыри, выплюнул слова бандит.
        - Допустим, а какого хрена сын вашего князя забыл в этих землях?
        Увы, но дальнейшего диалога не получилось. Мужчина больше не желал говорить, стараясь как можно быстрее свалить из этой реальности то ли в царство Морфея, то ли к Милосердной матери. Пришлось его немного простимулировать. Несколько ударов привели человека в чувство. Он вновь начал выкрикивать ругательства и оскорбления, но среди этого потока брани можно было выцепить крупицы полезной информации.
        Судя по всему, набег северян из соседнего княжества не был началом войны, просто Берге по какой-то причине собрал банду верных людей и решил пощипать приграничные деревни и мелкие города. Зачем ему это, пленник не ответил. Может моча в голову ударила, может еще что-то. Причем, забрались налетчики довольно далеко вглубь княжества, все-таки деревня Ингер находилась на расстоянии более ста километров от границы.
        Вообще, поведение Берге было очень странным. Нападать на соседнее княжество, с которым у вас заключен мир, да еще и делать это во время праздничного месяца - не слишком благородно. И ладно бы княжич начал войну или напал на какой-нибудь сильный клан, нет, он разделил свой отряд на более мелкие и, как обычный бандит, грабил беззащитные поселения, вытаскивая оттуда золото, серебро и наиболее ценные вещи. Ему что, денег не хватало? Ой, чувствую, не все так просто. Что-то Берге мутит, вот только вряд ли он ожидал, что один из его отрядов нарвется на потомка княжеского рода. И теперь остается вопрос, а как Берге отреагирует на это?
        Допрос обожженного северянина ответа не дал. Мужчина вскоре окончательно выдохся, понося меня разными интересными словами, а затем и вовсе вырубился, и привести его в чувство у меня уже не получилось. Плохо, видимо придется предугадывать действия охреневшего княжича самостоятельно.
        Как же плохо, что возничие успели свалить из деревни, причем догнать их я в теории способен, но ведь они могут в любой момент разделиться, а гнаться за двумя зайцами - так себе затея.
        Вариантов поведения Берге я видел три. Самый маловероятный - княжич решит не связываться со мной и укатит восвояси, поджав хвост; второй - он соберет все свои отряды, на что потребуется время, и завалится сюда большой толпой; ну и наконец, наиболее вероятный сценарий - Берге прибудет сюда как можно быстрее, опасаясь, что мы позовем на помощь или попытаемся сбежать.
        Все варианты имели место, но наиболее вероятным мне казался третий. Вряд ли княжич испугается какого-то непонятного мага, засевшего в захудалой деревне, скорее всего сам придет проверить, что здесь произошло, а значит надо готовиться к встрече. Можно, конечно, убежать, хрен меня кто найдет и догонит, но куда людей девать? Уверен, Берге выместит злость на жителях, перебив если не всех, то большую часть, а увести их за собой я не могу - не успею просто. Раненые, старики, дети - на всех лошадей не хватит, а в лесу их не спрятать - по следам найдут.
        Видимо, придется принять бой. Неизвестно, сколько у нас времени, но не думаю, что слишком много.
        - Отправь кого-нибудь в город, - обратился я к мужику, - пусть загонит лошадь, но новость до людей донесет, если до бургомистра сможет достучаться - вообще замечательно. Дальше, надо найти Маркуса, он скорее всего где-то в борделях, лучше его там искать. Еще, отправь наблюдателей на дорогу, если кого увидит, тут же мне доложить. Все, не стой столбом, действуй!
        - Господин, а с нами-то что будет? - промямлил разбитыми губами мужчина. - Вы нас не бросите?
        - Не брошу, но пусть меня ближайший час не отвлекают, только если Берге на горизонте покажется.
        Кивнув, мужик умчался выполнять приказы, а я обернулся к горящему дому. Магия ко мне еще не вернулась, но какими-то крохами силы я располагал. Поток воздуха поднял снег с огородов, уплотнил его, закружив его в здоровенный водоворот, и начал медленно перемещать к полыхающей избе. Две стихии столкнулись, раздалось громкое шипение, в воздух поднялись густые клубы пара, а когда он развеялся, стало понятно, что огонь пусть и не до конца, но побежден. Дальше жители справятся сами, мне же нужно подготовиться к новой драке.
        В первую очередь я занялся лечением. Пусть рана на руке уже не кровоточила, но я даже шпагу нормально держать не мог, а это не дело. К тому же, мне все равно нужно выждать время, пока восстановится магия. Конечно, за последний год этот процесс многократно ускорился, но и энергия во время сражения была потрачена почти вся.
        Все-таки переоценил я свои силы. Сейчас, анализируя бой, становились понятны множество совершенных ошибок. Тут тебе и непроверенные заклинания, и самоуверенность перед рукопашной схваткой, и еще некоторые мелочи. В совокупности все это едва не привело меня к гибели, и пускай я остался жив, закончиться бой мог очень печально. Ну ничего, умнее буду и в следующий раз подобных ошибок не совершу. К тому же, теперь стали понятны недостатки примененного заклинания, а значит их можно исправить.
        Лечение руки заняло у меня почти час - рана оказалась крайне неприятной. Одно дело - кожу срастить и другое - сухожилия. Тут бы помощь опытного лекаря не помешала, который смог бы сперва сшить мясо, а затем уже воздействовать на тело магией, но пришлось обходиться собственными силами и умениями. Впрочем, спустя отведенное время я вынырнул из транса, увидев на месте раны безобразный шрам. Красный и воспаленный он выглядел крайне нездорово, но хотя бы мяса видно не было.
        Взяв шпагу, я сжал рукоять как можно сильнее, сделал несколько осторожных взмахов клинком, ощущая некую скованность в конечности, но в целом результат меня удовлетворил. Теперь можно и магией заняться.
        Перенос сознания в Астрал как обычно сопровождался легкой дезориентацией, которая, впрочем, быстро прошла. Небольшое мысленное усилие, и вот зеленый тропический остров встречает меня запахом моря и легким освежающим ветром. Несколько пальм, озерцо, белоснежный песок, бунгало неподалеку. За последний месяц я неплохо научился подстраивать серую хмарь изнанки под свои вкусы и создал этот райский уголок. Получилось до безобразия банально, но мне нравилось. Впечатление портили лишь стены тумана, что окружали мой остров, но с этим уже ничего не поделаешь.
        Именно здесь проходили мои тренировки. Кучу времени я провел в одном месте, не рискуя больше совершать путешествия по Астралу. Ну его к лешему, мне и встречи с Исанидом хватило. Мутный тип. Веяло от него какой-то угрозой, и беседовать с ним повторно у меня не было ни малейшего желания. Не исключено, правда, что он сам ко мне заявится, но я, кажется, понял, как можно защитить остров от проникновения посторонних, окружив его прозрачным куполом. Проверить эффективность конструкции возможности пока не представлялось, но по крайней мере мои удары она выдерживала.
        Работать с заклинаниями в Астрале было одно удовольствие. Стоило затронуть невидимую струну магического поля, и она, как ласковая кошка, льнула к руке. Только пожелай, и эта нить начинает собираться в любую структуру, что открывает гигантское поле для экспериментов. Именно так я создал «вихрь», «фонтан» и еще несколько новых заклинаний, действуя большей частью интуитивно, подбирая форму и энергетическую насыщенность конструкта.
        Вот и сейчас, стоило мне сосредоточится на разлитой вокруг магии, как перед глазами начали рождаться и умирать сотни простейших заклинаний. Влей немного силы, и один вид энергии перейдет в другой - зажжется огонь, поднимется в воздух камень, сомнется в плотный комок лист дерева. Все это произойдет здесь в астрале, но ничего не мешает чуть позже вынырнуть в реальность и повторить это там. Чудесный мир, однако сейчас меня интересовали совсем иные задачи.
        Что я могу противопоставить Берге? Ответ на этот вопрос как назойливая муха витал где-то поблизости, но его никак не удавалось схватить. Один на один я может быть и сумею одолеть княжича, но если с ним будет взвод магов, то все - хана мне. И это я еще не учитывал тот вариант, что Берге может воспользоваться изначальной магией. Не факт, конечно, что он владеет ей, но исключать этого явно не стоит.
        Видимо, придется рискнуть. Было у меня в загашнике одно заклинание, которое, если звезды сойдутся удачно, поможет мне победить.
        Магические мины. Экспериментируя с астралом, примерно месяц назад я обнаружил, что могу насыщать отдельные участки земли энергией, заключив ее в простенький магический конструкт. В принципе, ничего необычного, но чуть позже открылся дополнительный эффект - собранная магия оказалась очень нестабильной. Начни кастовать какое-нибудь заклинание рядом с заряженной точкой, и вся накопленная энергия идет в разнос. Даже щиты, если они достаточно сильны, могли вызвать детонацию, и взрыв иногда получается такой силы, что оставлял воронку до метра глубиной.
        Когда я в первый раз увидел подобный эффект, то сперва не слишком впечатлился - на заклинание уходило довольно много сил, а нейтрализовать его было очень легко. Пусти над опасным участком слабую огненную волну, и все заряды тут же сдетонируют. Однако, после некоторых размышлений, я все же довел конструкт до ума. Как внезапный козырь в рукаве заклинание все же подходило, и сейчас этот козырь может мне помочь, надо лишь чуть-чуть его подкорректировать.

* * *
        Как все-таки хорошо, что время в Астрале течет медленнее, чем в реальности. По крайней мере, так ощущается. Когда я закончил испытания измененного заклинания, прошло всего пара часов. За это время у меня практически полностью восстановился магический резерв, а значит можно было готовиться встречать гостей. Не думаю, что они уже подходят к деревне, все же зима накладывала свои ограничения на перемещения.
        Враги, скорее всего, придут с запада, и вряд ли они заходят двигаться по снежной целине, скорее уж пойдут по дороге, которую за зиму накатали местные жители. Все же коммуникации с соседними поселениями не прекращались даже в лютую стужу. Тут тебе и торговля, и к родственникам съездить надо, и еще много причин смотаться в соседнее село.
        Встречать Берге решил на окраине деревни, чтобы не рушить в случае чего дома, но и далеко уходить не стал. Если моя задумка успехом не увенчается, придется искать укрытие, и тут уже будет не до сохранения крестьянского имущества, самому бы уцелеть.
        Всех жителей заставил собраться в центре поселения и не отсвечивать. В предстоящей драке они мне вряд ли помогут, а вот попасть под шальной удар смогут легко. Как же мне сейчас не хватает Маркуса, Айвина и остальных членов отряда. Будь они рядом, шансы на успех возросли бы многократно, но увы, приходиться рассчитывать только на себя.
        Убедившись, что поблизости нет людей, способных меня отвлечь, я сформировал необходимый магический конструкт, поместил его в землю и начал напитывать энергией. Спешить не стоило, если переборщить с потоком силы, можно спровоцировать взрыв, что мне вообще не надо, не хватало еще предупредить врагов о возможной ловушке. Нет, действовал я очень аккуратно.
        Маленький красный шарик, закутанный в спиралевидную сетку, медленно разбухал, будто губка, впитывающая воду. Процесс видел только я, будь здесь другой маг, он бы почувствовал какие-то колебания магического поля, но не более.
        Шарик с каждой секундой становился все больше. Теперь на его боках отчетливо виднелась подвижная сетка конструкта, удерживающего комок сжатой энергии от разрушения. Если его не трогать, то вскоре магия начнет вытекать, растворяясь в окружающем пространстве, но если целостность каркаса нарушить или хотя бы ослабить внешним воздействием, то разрушающий все вокруг хаос вырвется на свободу.
        Мину пришлось делать одну. По идее, ничего не мешало мне сформировать несколько мелких подарков, расположив их рядом, но был велик шанс преждевременной детонации, чего мне хотелось избежать. А ставить бомбы на значительном расстоянии друг от друга не имело смысла. Сработает одна, и враги поймут, что их может ждать. Нет, рассчитывать придется на один большой взрыв.
        Закончил я вовремя. Налетчики еще не показались на горизонте, а магический конструкт оказался по-максимуму наполнен энергией. Влей еще чуть-чуть и лопнет, как воздушный шарик. Очень большой и опасный воздушный шарик.
        Остатки сил решил не тратить. Ставки сделаны, ставок больше нет. Теперь остается только ждать.
        Мои слабые надежды на мирный исход дела не оправдались. Спустя некоторое время на горизонте показался конный отряд. Тридцать человек, а впереди на черной, как уголь, лошади скакал крупный мужчина с непокрытой головой и длинными пепельными волосами до плеч. Одет он был богато и золотыми украшениями не брезговал, что для северян на самом деле было нехарактерно.
        Место, где была заложена магическая мина, я отметил торчащей из снега веткой. Ничего необычного, просто какой-то мусор на обочине. Внимания она не привлечет, а мне послужит ориентиром. Встав на дороге, за сорок метров до нее, я ждал, пока Берге со своими людьми окажется в ловушке. По идее, можно было и не маячить на виду, но я боялся, что мина не сработает, если попытаться активировать ее издали. Все же заклинание достаточно новое и непроверенное. Приходилось рисковать.
        Разумеется, княжич меня заметил. Не доходя до заминированного участка метров десять, он остановился, приказав своим спутникам сделать то же самое. Может почуял опасность? Вот что ему помешало пройти еще немного вперед? Я бы тогда, не раздумывая, активировал мину, а теперь придется ждать, заманивая гостей в ловушку.
        - Это ты убил моих людей? - усилив голос магией, спросил Берге, и слышали его, наверное, даже на противоположном краю деревни.
        Орал этот молодец будь здоров. Может хотел впечатление произвести, или напугать? Все возможно. Лишь бы бомба от такой магии не сработала, а там пусть хоть заорется.
        - Может быть, - ответил я, тоже немного усилив голос, - а ты, значит, Берге? Зачем ты грабишь деревни, княжич? У тебя деньги что ли закончились? Отец перестал золотом снабжать?
        - А ты смелый, раз знаешь мое имя и смеешь так разговаривать.
        - Ты ответишь на вопрос или нет?
        - С какой стати я должен что-то тебе объяснять? К тому же ты скоро умрешь, а я не привык болтать с будущими трупами.
        - Так мы все - будущие трупы, кто-то раньше к Милосердной матери уйдет, кто-то позже, что ж теперь, ни с кем не разговаривать?
        - Молодец, - хохотнул Берге, - тут ты верно подметил, но давай я задам встречный вопрос. Ты не похож на северянина, что ты забыл в этой деревне? Ответь мне, и я отвечу тебе.
        - Тут нет тайны. Я - наемник, прибился к отряду северян, на зимовку мы пришли в Ремор, а я вот шум не люблю, поэтому отдыхаю тут. Твоя очередь.
        - Знаешь, мне кажется, ты врешь, но я все же отвечу тебе. Скажем так, мне было скучно сидеть в родном княжестве, решил размять кости.
        - Ну разумеется, - кивнул я, поняв, что правды так и не услышу.
        - Сколько наемников в деревне?
        - Так говорю же, один я.
        - Ты не мог в одиночку убить моих людей! Сколько. Вас. В деревне? - в голосе Берге послышался металл. - Говори и, возможно, я оставлю тебе жизнь.
        Так, похоже перебарщиваю. Мне очень не хотелось провоцировать этого типа. Если он сейчас психанет и кинет в меня хотя бы огненный шар, бомба взорвется, и все труды пойдут насмарку. Надо как-то его успокоить.
        - Да, да, ты прав, - пошел я на попятную. - В деревне находятся еще несколько бойцов, но они ранены. Мы не знали кто напал на нас и просто защищались.
        - А ты, получается, уцелел. Почему не сбежал? Я не понимаю твоего поведения, и мне это очень не нравится.
        - Я надеялся договориться, как-то уладить все.
        - Ты либо идиот, либо что-то скрываешь.
        - Я просто ищу способ выжить и сохранить жизнь крестьянам.
        - Какое тебе до них дело? Это просто чернь, десятком больше, десятком меньше. Они, можно сказать, не настоящие люди - пустышки. Их задача - работать и плодиться, как у лошадей или коров.
        - Привык я к ним. Привязался. Проходите в деревню, я не буду сопротивляться, только не убивайте людей. Очень вас прошу.
        - Даже так?
        Берге, кажется, сильно удивился. Пару секунд он стоял, обдумывая мои слова, после чего дернул поводья, заставив лошадь тронуться с места. Княжич не верил мне. Ожидая подвоха, он медленно ехал вперед, внимательно глядя по сторонам, но не мог понять, где именно я его обманываю.
        На маленькую, засохшую веточку Берге внимания не обратил, и все сильнее хмурил брови, однако, когда в моих руках сверкнуло простенькое заклинание рассекающего удара, широко улыбнулся. Теперь для него все встало на свои места. Раз уж его - сына князя пытаются напугать таким детским способом, то человек, вставший на пути, действительно идиот, не больше.
        Энергетический жгут, пользоваться которым меня научили еще в интернате, понесся к отряду Берге, оставляя на снегу еле заметный след, и наткнувшись на щиты, бессильно растворился в них, не причинив никому вреда. Кажется, я даже услышал смех, а в следующий миг, мощнейший взрыв поднял в воздух тонны земли и льда.
        Глава 6
        Взрывная волна стенобитным снарядом ударила в грудь, благо я был к этому готов и заранее поставил щиты на физическую защиту, однако даже в этом случае пришлось мне несладко. Как невесомую пушинку меня подняло в воздух и отбросило к ближайшим домам.
        Прокатившись по снегу с добрый десяток метров, я наконец остановился, зарывшись в сугроб по самые ноздри. Глаза и рот были забиты снегом, я ничего не видел и не слышал, в ушах поселился противный тонкий писк, по шее текли струйки крови, моментально впитываясь в снег.
        Результат оказался впечатляющим. Взрыв получился устрашающей мощи, от которой не спасли даже профильные щиты, что же тогда случилось с теми, кто оказался в его эпицентре? Надеюсь ничего хорошего.
        С трудом поднявшись на ноги, я скривился от боли в лодыжке - многострадальная ступня в очередной раз получила травму. Вывих, кажется, или перелом, что куда хуже.
        Тем не менее, кое-как передвигаться я мог. Проморгавшись и вытерев лицо от снега, я встал на ноги и замер, глядя на кусок человеческой руки, лежащей рядом… Не моя, слава Милосердной матери, не моя.
        Ровная, заснеженная дорога, ведущая когда-то из деревни, исчезла. Вместо нее теперь красовалась огромная воронка, и разбросанные вокруг нее куски лошадиных и человеческих тел. Оторванные руки, ноги, головы. Выглядело это до омерзения жутко, особенно учитывая, что некоторые люди все еще были живы. Исчез и снег, сметенный взрывной волной, с ближайших домов слетели крыши. Мощь заклинания оказалась запредельной, чего я, если честно, не ожидал. Все-таки работать с непроверенными конструктами - крайне опасное занятие, а что если бы он сдетонировал во время его создания и зарядки? У меня ведь тогда и щитов как таковых не было.
        Стоп. Не о том думаю, не о том. Главное - найти и убедиться, что Берге погиб, или выжил, что куда хуже. Оглядев поле, усеянное трупами, я попытался найти княжича среди этой симфонии смерти и разрушения.
        В голове все еще звенело. С трудом сохраняя вертикальное положение, я ковылял по снегу, вглядываясь в лежащие вокруг тела. Тех, кто еще шевелился, добивал простейшими магическими ударами, не испытывая ни малейшей жалости к этим людям. Если пришел убивать, будь готов быть убитым.
        Найти Берге удалось довольно быстро. Его яркая и богатая одежда выделялась на фоне остальных бойцов, да и трудно было не заметить единственного человека, пытающегося подняться на ноги.
        Взрывом княжича отбросило далеко в поля - метров на пятьдесят от эпицентра и, судя по всему, мужчина был сильно оглушен. Лежа на снегу, он не оставлял попытки подняться на ноги, но конечности не слушались его, и он вновь падал на четвереньки.
        Надо спешить. Если этот гад придет в себя, победить его у меня вряд ли получится. Из-за взрыва и последующей легкой контузии все мои заготовленные заклинания рассыпались, так что пришлось готовить что-то простенькое, но быстрое - на долгую подготовку не было времени.
        Рассекающий удар, способный при должной энергетической накачке резать металл как бумагу, устремился к Берге. Я очень надеялся, что этот гад еще не успел восстановить щиты, но увы. Заклинание остановилось, не дойдя до мужчины около метра, и исчезло, отразившись от снега тусклой вспышкой. Все-таки княжич успел поставить защиту, а может тут сработал амулет. Так или иначе, но убить его сходу не получилось. Эйхор тоже бесполезен, для его применения придется подойти ближе, чего делать не хочется, да и не факт, что он сможет пробить щиты. Туманные ленты иногда пасовали и против обычных магов, а тут целый княжич.
        Не доходя до Берге с десяток метров, я остановился и начал готовить «воронку». Если уж она не сработает, то боюсь, не сработает вообще ничего. Разве что вымотать княжича долгим противостоянием, но получится ли? Этот человек как-никак потомок княжеского рода, которого с детства учили работать с магией.
        Чтобы закончить «воронку» мне требовалось всего две минуты. Многодневные тренировки не прошли даром, существенно сократив время каста, но все-таки этого оказалось недостаточно. Берге слишком быстро приходил в себя. Он наконец поднялся на ноги, сконцентрировал на мне мутный взгляд и без лишних затей отправил в полет какую-то магическую дрянь. Плотный зеленый сгусток материализовался в воздухе и ленивым колобком полетел ко мне, вращаясь в воздухе и разбрызгивая изумрудные капли.
        Уйти от магического снаряда не получилось бы при всем желании - эта дрянь легко меняла направление вслед за моими движениями, так что пришлось срочно усиливать оборону. Я понятия не имел, что делает это заклинание, но предчувствия у меня были самые поганые.
        Попадание зеленой гадости едва не сбило каст «воронки». Сгусток, коснувшись щитов, облепил их подобно пленке и начал активно выжигать энергию, пытаясь добраться до моего тела. Он будто искал слабые зоны и, если находил, тут же впивался в них с удвоенной силой.
        Первый щит заклинание все-таки разрушило, сделав в нем несколько отверстий, но наткнувшись на второй, сдулось, исчерпав силы. Вот только княжич на этом, разумеется, не успокоился и уже готовил мне новый подарок, однако не успел. Я все-таки закончил воронку и теперь мое заклинание проверяло на прочность защиту княжича. Скрученный магический бур, как немецкий перфоратор вгрызся в щиты противника, пытаясь просверлить в них дыру. Магическое сверло вращалась, выдавая свечением, влитую в него энергию и, это, явно, впечатлило Берге.
        Движения его рук заметно ускорились. Он прекратил создание атакующего заклинания и теперь все силы тратил на оборону, а я в это время уже готовил «вихрь». Конструкт прекрасно себя зарекомендовал в прошлой драке, и грех было не воспользоваться им еще раз.
        За одним заклинанием последовало другое - «воронка», «вихрь», несколько простых ударов и вновь «воронка», я не давал княжичу ни секунды передышки, пытаясь пробить его защиту, и к моему огромному удивлению это начало получаться. Бреге даже не думал атаковать, а на его лице я увидел отблески страха, смешанного с удивлением. Мой противник никак не ожидал, что он - потомок древнего рода может получить отпор от какого-то деревенского наемника и, кажется, растерялся, не понимая, что делать.
        Честно говоря, я сам слегка удивился. За последнее время силы мои, конечно подросли, но, чтобы на равных тягаться с представителями высшей элиты этого мира - на такое я не рассчитывал. Мне всегда казалось, что мой уровень пусть выше чем у Маркуса или Айвина, но не на много, однако теперь, столкнувшись с по-настоящему сильным противником, я убедился, кровь древнего рода - не пустой звук. Да, вполне возможно, что Берге ослаб, пережив мощнейший взрыв, но даже в таком состоянии, он размазал бы по снегу любого бойца из моего отряда, а мы с княжичем сражались на равных. Да что там на равных, я начал побеждать.
        Наверное, со стороны наше противостояние выглядело крайне скучно. Два человека замерли друг напротив друга. Один шевелит руками и что-то делает со светящимися сферами, окружающими его фигуру, другой в эти сферы выпускает то один заряд то другой. Иногда вспыхивают искры, горит огонь, происходят другие спецэффекты, но при этом люди все время остаются на месте и молчат. Слышно лишь тяжелое дыхание обоих.
        После очередной серии моих атак, Берге начал отступать. Я глазам своим не поверил, но княжич сделал шаг назад, затем еще и еще. В конец концов, я заметил, как его руки вспыхнули, пропуская через себя новую порцию энергии для щитов, а затем он что есть духу рванул прочь от деревни.
        - Стой ублюдок! Ты же будущий князь! - заорал я, но Берге только ускорился.
        Бежать за этим гадом я не мог. Вывихнутая лодыжка ходить-то с трудом позволяла, не то что скакать по сугробам.
        Заклинания, пущенные вслед, оказались бесполезны, и вреда Берге не причинили. Он, как молодой северный олень, мчался сквозь снега, стараясь как можно быстрее покинуть опасное место. Вот тебе и северянин, вот тебе и будущий правитель княжества. Как оказалось, когда прижмет, бегают они не хуже обычных крестьян.
        Не дожал урода, не хватило мне все-таки сил, чтобы его прикончить. И где теперь его искать? Хорошо если он, поджав хвост, убежит сейчас к папаше, а если нет? Если он восстановится, подготовит несколько мощных заклинаний и вернется? Что тогда делать? Сложный вопрос, но ответ тут один - готовиться к новой встрече и надеяться, что человек, отправленный за помощью, уже добрался до Ремора, и сюда скоро примчатся мои люди или взвод солдат во главе с начальником городской стражи.
        Тяжело вздохнув, глядя на удаляющуюся спину княжича, я повернулся в сторону деревни. Несмотря на бегство Берге, бой еще не закончен, и нужно заняться грязной, но необходимой работой - добить раненых. Брать кого-то в плен я не мог - мага веревками не удержишь, а оставлять их в живых нельзя.
        Как выяснилось, далеко не все налетчики получили серьезные травмы, некоторые из них просто лежали в отключке, и мне приходилось буквально переступать через себя, чтобы пронзающим ударом отнимать у них жизни. Внезапно, но это оказалось очень сложно. Казалось бы, я видел уже столько смертей, что должен очерстветь, и не вообще не обращать внимание на все это, но нет, было тяжело и, мне приходилось постоянно напоминать себе - не убьешь ты, убьют тебя.
        Когда последний из налетчиков перестал дышать, я чувствовал себя настолько скверно, что хотелось напиться вусмерть и забыть сегодняшний день, как страшный сон. Вот только сон этот все никак не хотел заканчиваться. Берге выжил, и наверняка жаждет отомстить.
        Еле передвигая ноги, я вернулся в деревню. На меня смотрели испуганные лица крестьян. Уверен, взрыв слышали все, а многие, вполне возможно, ощутили его последствия на собственной шкуре.
        - Направь дозорных на края деревни, - я нашел глазами мужика, с которым разговаривал утром, - а рядом с ними еще людей поставь, чтобы могли крик дозорных услышать. Если вдруг появится где-то поблизости незнакомый человек, срочно меня кричи.
        - Сделаю, - кивнул мужик и тут же подозвал к себе нескольких крестьян.
        - На всякий случай, собери женщин, стариков и детей, пусть уйдут из деревни на время.
        - Вы же победили, зачем?
        - Ты меня слышал плохо? Делай как сказано и вопросов не задавай.
        - Хорошо господин, - сказал мужчина и с моего согласия отправился выполнять поручения.
        Причина моего поведения была проста - я опасался, что Берге решит разрушить деревню изначальной магией. Очень надеюсь, что он ей все-таки не владеет, ну а если это не так? Нет уж, незачем рисковать. По-хорошему мне бы тоже не мешало свалить, но велика была вероятность, что княжич вернется в ближайшее время и выместит злость на нерасторопных крестьянах.
        Развернувшись к дому Ингер, я наступил на поврежденную ногу и скривился от боли. Вывих. Совсем про него забыл, пока говорил.
        - У вас знахарь в деревне есть? - спросил я у людей, стоявших рядом.
        - Ты никак ранен, господин? - ко мне подбежала молодая румяная девица с ярким шерстяным платком на голове и в полушубке поверх платья.
        - Ты на вопрос ответь сперва, прежде чем свои задавать.
        - Тина - травница у нас живет, - зардела крестьянка.
        - Она кости умеет вправлять?
        - Да, вот в прошлый год у меня братец меньшой…
        - Суда ее веди! - не выдержал я, прерывая словесные излияния.
        - Простите, господин, - едва не бухнулась в обморок девица.
        Тина - здоровенная тетка, больше похожая на бочку, поставленную на колоннообразные ноги, примчалась в дом Ингер через несколько минут, и какое же счастье, что болтливостью она не страдала. Выслушав меня, она ощупала опухшую уже лодыжку, зажала ее своими толстыми, похожими на сосиски пальцами и одним резким движением поставила сустав на место.
        Что-то хрустнуло, острая боль пронзила ногу, но почти сразу же отступила. Дальше в дело вступила магия. Транс, лечение, и спустя полчаса я уже спокойно опирался на ступню, не рискуя вызвать очередной приступ боли.

* * *
        Ожидание выматывало. С момента взрыва, оставившего многие дома деревни без окон и крыш, прошло около часа. Дозорные, выставленные вокруг поселения, пока никого не замечали и бестолку мерзли, утаптывая снег под ногами. Хуже всего пришлось тем, кто стоял возле западной дороги. Мертвые лошади, трупы, куски тел, разбросанные ударной волной. Пусть крестьяне крови не боялись, но такое зрелище даже бывалого солдата могло выбить из колеи, чего уж говорить про мирных людей. Тем не менее, мужики крепились и с наблюдательных постов не уходили. Ну а я в это время, восстанавливал силы и готовился к новой драке с Берге. Не верилось мне, что княжич просто так уйдет. Убежит, проглотив позорное поражение и гибель своих людей? Нет, он вернется, у меня не было ни малейшего сомнения в этом.
        Сидя в кресле возле горящего камина, я буквально всем телом ощущал, как энергия возвращается в тело, восполняя потраченные резервы. Связь с магическим полем ежесекундно улучшалась, становясь плотнее и четче. Пусть я не видел ее, но точно знал, стоит только захотеть, и она придет на помощь, обрушив на врагов смерть или создав непробиваемые щиты, зажжет огонь или потушит его.
        Давно ушли в прошлое мои первые попытки взаимодействовать с магическим полем. Когда я, обливаясь потом, поднимал в воздух маленькие камешки или разогревал воду. Тогда из-за низкого уровня слияния едва ли сотая часть энергии приходилась на полезную работу, все остальное уходило в пустоту, забирая с собой и физические силы. Одно-два заклинания, и падаешь от перегрева, тяжело дыша и хватая ртом воздух. Сейчас все иначе. Сейчас я могу оперировать огромным количеством магии и практически не тратить своих сил, однако после каждого примененного заклинания происходит нечто вроде сужения энергетических каналов, соединяющих меня с магическим полем. По идее, мне следовало так и называть этот процесс: «сужение энергетических каналов», но звучала фраза криво, так что я нашел более удобное название - истощение магического резерва. Хотя, по идее, особой разницы в терминологии не было, если конечно не вдаваться в детали.
        Собственно, сидя у камина и ныряя периодически в астрал, я и восполнял этот резерв, гадая, кто раньше объявится: Берге или помощь из Ремора, и к сожалению в этом негласном соревновании победил сбежавший княжич.
        Запыхавшийся малец влетел в дом, выкрикивая на ходу несвязный поток слов, из которых, впрочем, стало понятно, что Берге заметили на западном краю деревни.
        Не тратя время на одевание, я рванул на улицу, на ходу приказывая пацану уходить из поселения вместе с остальными дозорными. За время отдыха я соорудил несколько заклинаний, которые только и ждали момента, чтобы выплеснуть на врага свою мощь, но будет ли этого достаточно? Не знаю, Берге ведь наверняка не сидел сложа руки.
        Кажется, княжич ждал меня. Стоя недалеко от лесной опушки, что начиналась в двухстах метрах от деревни, он ничего не предпринимал, молча наблюдая за моим приближением. Вот только подходить к нему близко я не собирался, и обогнув воронку, оставленную после взрыва, остановился.
        - Кто ты? - голос Берге прозвучал, как гром.
        Интересно, какого ответа ждет княжич? Не думает же он, что я сейчас выдам ему свою биографию? Ладно бы мы вдвоем разговаривали, так ведь нашу болтовню вся деревня слышать будет, чтобы докричаться до собеседника голос придется неслабо так усилить.
        - Я твой потерянный отец, Берге, подходи ближе сынуля, давай обнимемся! - все-таки ответил я. Ну а почему бы и нет? Сегодняшний день меня изрядно вымотал, и нервы начали пошаливать.
        - Ты рано радуешься! - едва не срывая голос, заорал княжич, судя по всему мой ответ ему не очень понравился. - Ты так и не понял с кем имеешь дело? Я раздавлю и тебя и эту деревню, как гнилое яблоко. Сейчас ты увидишь, на что способен настоящий князь!
        Судя по всему, этот придурок решил использовать изначальную магию. Вот ведь мразь, а я так надеялся, что он ей не владеет. Нужно его остановить, насколько я знаю, высшие заклинания не применяются мгновенно, а значит у меня есть шанс, хотя и очень маленький. Думаю, Берге уже подготовился.
        Тем не менее, я все-таки должен был попытаться. Окутав себя несколькими слоями защиты, я бежал вперед, надеясь, что моя магия сможет помещать княжичу, закончить начатое.
        Не успел. Как бы быстро я не бежал, но опередить Берге не получилось. Перед его руками возник яркий, словно летнее солнце, шар, а затем я увидел, как в мою сторону направилась волна искаженного воздуха, на поверхности которой плавали радужные разводы. Она казалась совершенно безвредной и даже следов на снегу не оставляла, но я всем нутром почувствовал - приближается смерть, поэтому влил в защиту все, что мог.
        Под действие княжеской магии я попадал уже дважды, однако тогда заклинания не были направлены четко в меня и били по площади, а сейчас я оказался главной мишенью, и пускай Берге был молод и не слишком силен, досталось мне по первое число.
        Едва странная радужная волна коснулась моей защиты, как я почувствовал на себе, что испытывает кусок железа, помещенный в горн. Меня будто облили кипятком, а затем, для большего эффекта засунули под гидравлический пресс. Хреново было - не передать словами. Позабыв обо всем на свете, я каждую секунду желал умереть, чтобы избавиться от невыносимой боли, но одновременно с этим всей душой хотел выжить, закачивая в щиты все без остатка.
        Не знаю, как долго продолжалась эта пытка, но скорее всего какие-то секунды. Я абсолютно потерялся в пространстве и времени, продолжая на автомате окружать себя все новыми и новыми слоями защиты, которые тут же таяли под действием изначальной магии. Я не мог этого увидеть (щиты полностью отгородили меня от внешнего мира), но чувствовал это прекрасно.
        В какой-то момент ко мне пришло осознание - я пуст как барабан. Ноль, ничего, я даже эйхор активировать не мог. Магия покинула меня, а вместе с ней лопнули, как мыльный пузырь, щиты. Сколь бы сильно ты их не накачивал, но без контроля, они не могли долго существовать.
        Видимо Берге победил. Ощущая, как истончается последняя сфера, спасающая меня от княжеского заклинания, я ждал наступления смерти, но, по какой-то причине она не спешила.
        Что удивительно, вместо со щитами исчезла и боль, терзающая каждую клеточку тела. Открыв глаза, и распрямив спину, скрученную долгими спазмами, я огляделся и понял, что несколько последних секунд боролся с самим собой, выжигая остатки магических сил. Заклинание, пущенное Берге, не смогло справиться с защитой, но едва не свело меня с ума.
        И все-таки я выжил. Да, мне до сих пор не удалось освоить применение изначальной магии, но противостоять ей я, видимо, научился. Однако, радоваться прежде времени не стоило - Берге все еще оставался жив, что меня категорически не устраивало. На ближайшие время он, как и я, полностью лишен магических сил, и грех этим не воспользоваться.
        Вытащив из ножен шпагу, я шагнул к противнику, который, глядя на меня, был очень ошеломлен произошедшим.
        Глава 7
        Казалось, Берге не верит своим глазам. Он уставился на меня, как на оживший труп, и практически не шевелился, придя в себя, лишь когда я приблизился вплотную.
        - Кто ты такой? - в очередной раз спросил княжич, но на этот раз в его словах слышался страх, странным образом перемешанный с яростью. Применение родовой магии не проходит бесследно для психики. Княжич был в бешенстве.
        - Зови меня Бетмен, - зачем-то ответил я, и перешел в атаку.
        Первый удар остался за мной. Подойдя к противнику на расстояние удара шпаги, я попытался одним движением намотать ему кишки на лезвие клинка, но это оказалось не так-то просто. Несмотря на шоковое состояние княжич без особого труда отбил мой выпад, после чего атаковал в ответ.
        Звякнула сталь. Берге ожидаемо оказался хорошим мечником. Проведя серию быстрых и весьма опасных ударов, предназначенных, вероятно, оценить мой уровень, северянин заметно расслабился. После очередной атаки на его лице расцвела улыбка:
        - Ты владеешь мечом не лучше крестьян, которых защищаешь. Я не понимаю, как ты пережил «дыхание Кьель», но тебе не жить.
        - Забавно это слышать от человека, сбежавшего с поля боя, - усмехнулся я.
        Кажется, мои слова задели Берге. Глаза его налились кровью, а из горла послышался едва ли не звериный рык. Как обезумевший берсерк, он бросился на меня, буквально осыпая градом ударов. Он был силен и быстр, но не слишком осторожен. Примененное недавно заклинание расшатало его психику, а мои слова довершили начатое - княжич полностью отдался атаке, забыв про оборону. За что и поплатился.
        Берге бил не думая, позволив мне читать все его удары и в удачный момент ответить. Лезвие моего клинка чиркнуло противника по уху княжича, буквально разрезав его на два неравных куска. Хлынула кровь. Северянин тут же прервал атаку, сделав несколько быстрых шагов назад.
        - Берге, - крикнул я, - ты уже заслужил прозвище? Давай окрестим тебя корноухим. Берге Корноухий - звучит, а?
        Вывести княжича из себя больше не получилось. Получив оплеуху, он стал куда осторожней и, что хуже, гораздо опасней. Теперь, когда ярость не застилала Берге глаза, он показал свой настоящий уровень, и уровень этот оказался гораздо выше моего. Северянин начал кружить вокруг меня, как голодный кот вокруг мыши, поигрывая клинком и готовясь нанести смертельный удар.
        Стремительную атаку противника я едва не пропустил. Берге начал работать как настоящая машина смерти. Откуда только что взялось, или это магия к нему возвращается? Твою мать, так и есть.
        С каждой секундой движения северянина становились все быстрее, его оружие превратилось в сверкающую молнию, сдержать которую я не мог, и это в итоге привело к ожидаемому результату. Проведя серию ударов, Берге умудрился задеть меня по левому плечу, оставив на нем глубокую рану.
        - Вот я и увидел твою кровь, - довольно осклабился княжич, - давай поиграем дружок.
        - Давай, - ответил я, выпуская на свободу ленту эйхора.
        В следующий момент голова Берге упала на снег. Магия начала возвращаться не только к нему.

* * *
        Глядя на то, что осталось от деревни, я мысленно поблагодарил себя за прозорливость, когда отправлял жителей прочь. Ровно половину поселения как корова языком слизала. Достаточно крепкие дома, собранные из толстых бревен, превратились в труху вместе со всем содержимым. Каменный фундамент, печь, кухонная утварь, инструменты - заклинание превратило все это в мелкую разноцветную труху. Причем, я отлично видел границу, где магия прекратила свое действие. Четкая линия шла по деревне, и некоторые дома оказались разрушенными лишь на половину. Странно это выглядело, будто бы кто-то ластиком прошелся по избе, стерев из реальности кусок строения.
        Дом Ингер, к счастью, оказался цел. Не знаю, как бы суровая и скорая на расправу женщина отреагировала на разрушение своего жилища. Хотя, я конечно утрирую. Нормально бы она отреагировала. К тому же, клан де Ланге совсем не бедствует, золото у него есть, и немало, так что отстроить деревню заново - не великая проблема.
        Устало приземлившись на порог дома, я вдыхал холодный воздух, в котором отчетливо ощущался запах гари и крови. Мыслей не было. Я просто отдыхал, наслаждаясь ощущением покоя. Неужели никто больше не попытается меня сегодня убить? Да это же праздник какой-то. Напиться хочется. В слюни, в дрова, в драбадан, но нельзя. Скоро сюда прибудут люди из Ремора и встретить их нужно трезвым.
        Кажется, я задремал, так и не поняв, как это произошло. Разбудил меня знакомый мальчишеский голос:
        - Господин, Даррелл с вами все в порядке?
        Открыв глаза, я увидел обеспокоенную физиономию того самого парня, что позвал меня в деревню перед нападением. Он опасливо стоял в сторонке, не решаясь подходить.
        - Ты че тут делаешь? - спросил я.
        - Меня дед Монс сюда отправил, узнать, можно ли возвращаться. Можно?
        - Можно, - усмехнулся я. - Скажи, что опасности больше нет, как и половины деревни.
        - А чем это так? - обалдев от собственной смелости, спросил парень. - Это княжич Берге такое сделал?
        - Нет, блин, дед мороз разбушевался. Все, дуй отсюда, там, наверное, народ уже окоченел.
        Остаток дня прошел для меня совершенно незаметно. Вернувшись в дом, я уселся возле камина и практически вырубился, ощущая себя настолько измотанным, насколько это вообще возможно. Что там происходит в деревне меня не особо интересовало. Пусть сами разбираются, все ж таки это не мои крестьяне. Часть домов уцелело, значит найдут, где перекантоваться, а там, глядишь Ингер приедет.
        Под вечер, когда я немного пришел в себя и мог хоть как-то взаимодействовать с людьми, в дом, едва не выломав дверь, ворвался Маркус. Взъерошенный и мокрый от пота, он вертел головой, будто пытаясь найти врагов, но увидев меня, спокойно сидящего в кресле, облегченно выдохнул:
        - Даррелл, это уже за гранью. Стоило тебя на несколько дней одного оставить, как ты полдеревни разнес. Все нормально, помощь нужна какая-нибудь?
        - Ты один? - спросил я.
        - С бойцами, они на улице остались, - Маркус плюхнулся на соседнее кресло, - меня пацан, которого вы за помощью отправили, можно сказать, снял с одной молодой особы. Он как сказал, что на деревню Ингер напали, так я чуть штаны не оставил в борде… в общем, спешил я очень. Поднял людей наших, кого нашел, и прямым ходом сюда, но, гляжу, ты уже сам со всем справился. Что здесь произошло? Пацан тот про каких-то бандитов орал, князя зачем-то сюда приплел, нихрена я не понял, а когда сюда прибежал, то не понял еще больше. Трупы везде, половина домов в какую-то кашу превратилась, на дороге воронка, будто тут шахта по добыче железа. Бабы ревут, мужики орут, а ты сидишь, кости возле камина греешь.
        - Набег случился. Ты слышал о человеке с именем Берге?
        - Это север, тут много людей с таким именем.
        - Берге Слеттен - сын правителя княжества Турсен.
        - А, ну, краем уха слышал что-то. Только не говори, что это именно он напал на деревню.
        - Хорошо, не буду.
        - Ай, чтоб его пятый драл, ты серьезно?
        - Куда уж серьезнее. Я правда, так и не понял, какого хрена он тут забыл, но вполне возможно, что он просто развлекался. Молодой - кровь бурлит, решил по деревням Камерона прошвырнуться. Вот один из его отрядов на меня и нарвался, а потом Берге лично прибыл посмотреть, кто его людей вырезал.
        - Сколько их было?
        - Много. В первом отряде около двадцати человек, и во втором еще тридцать. Можешь пересчитать, тела на улице лежат, хотя, от второй партии вряд ли что-то осталось.
        - … - высказал свое мнение о происходящем Маркус, - Даррелл, я начинаю тебя бояться, а что с Берге?
        - Если тело волки не утащили, то возле леса лежит. Правда, какие тут волки, взрыв, наверное, всю живность в округе распугал.
        - Ты. Убил. Княжича? - проговаривая каждое слово отдельно, выдохнул наемник.
        - Пришлось. Он какой-то агрессивный был, покусал бы еще кого.
        - Он еще и шутить умудряется, - всплеснул руками Маркус. - А если об этом узнает его отец? Хотя, о чем я? Конечно узнает. А если он захочет отомстить за сына? Нет, так-то он сам виноват, но когда это кого останавливало?
        Маркус еще долго разговаривал сам с собой, периодически поднимаясь с кресла, и принимаясь вышагивать по комнате. Видимо, мой рассказ оказал на него неизгладимое впечатление, а вот я чувствовал себя абсолютно спокойно. Лимит на эмоции сегодня был исчерпан, да и стоило ли переживать? Ну убил я княжича, и что? Неужели Патрик Слеттенн тут же бросится мстить убийце его сына? Нет, тут ситуация куда сложнее. Что по сути произошло? Член правящего рода решил порезвиться со своими людьми в соседнем государстве, где и полег смертью… глупых, а это очень весомый повод, чтобы начать войну. Причем повод для обеих сторон. Что Патрик, что Флорис вряд ли захотят спускать произошедшее на тормозах.
        С появлением Маркус и бойцов отряда, с меня окончательно сняли вопросы по общению с крестьянами и решению проблем поселения. Кое-как добравшись до своей комнаты, я рухнул в кровать. Никогда еще мне не приходилось тратить так много энергии за день, и складывалось ощущение, что я надорвался, пропустив через энергетические каналы невообразимое количество магии за короткий промежуток времени. Печально будет узнать, что это действительно так. Уверен, в ближайшем будущем, мне понадобятся все возможные силы.
        Тем не менее, уже растянувшись на кровати, я не мог погрузиться в сон, вспоминая события сегодняшнего дня, и в первую очередь мне хотелось понять, какие ошибки я совершил? С первым боем все понятно, про него выводы сделаны, а со вторым и третьим? Там рискованных и даже авантюрных действий было куда больше. С другой стороны, я все-таки выжил при взрыве, а позже вышел победителем из драки с Берге. В принципе, если бы не применение княжичем изначальной магии, все было бы куда проще, но тут пришлось положиться на случай. Нет, я все сделал верно. Главное - жители деревни остались целы. Двести человек не превратились в кровавое месиво, сожженные высшим заклинанием. Интересно, кстати, а сам-то я как его пережил? Неужели дело только в силе, которую пришлось потратить на щиты?
        Прокручивая этот вопрос в голове, я не заметил, как уснул. Жаль, поспать долго мне не дали. Ближе к ночи в деревню пожаловал один из гарнизонных офицеров Ремора вместе со взводом солдат. Сперва они, как и Маркус, были ошеломлены, узнав подробности произошедшего, а затем началась долгая и весьма утомительная процедура опроса свидетелей - то есть меня.
        Моложавый мужчина в зимней военной форме, состоящей из толстого овчинного тулупа мехом внутрь, меховой же шапки и толстых кожаных сапог, долго и однообразно опрашивал меня о событиях сегодняшнего дня. Кто, что, зачем? Уверен ли я, что это был именно Берге, какого хрена он тут забыл и так далее. Чуть позже, кстати, выяснилась очень интересная и крайне неприятная подробность. Офицер случайно или нет обмолвился, мол до них доходили слухи о том, что какой-то отряд бандитов вот уже неделю орудует в этих местах, грабя и убивая людей. Налетчики, пользуясь тем, что во время праздничного месяца многие дворяне уехали в центр княжества - в родовые имения и замки, безнаказанно резвились, скрываясь в лесах после каждого налета. На их поимку вроде как собирались снарядить целую экспедицию, но теперь, видимо, это уже не актуально.
        Разговор велся до глубокой ночи и, по-моему, офицер так и не поверил до конца, что мне пришлось драться с полусотней магов, да еще и во главе с целым княжичем. Он скорее всего решил, что я сбрендивший сказочник и на деревню напали обычные бандиты, ну может быть во главе с одним или двумя одаренными. Из-за наступившей темноты, мужчина не разглядел как следует, во что превратилась деревня, так что его скепсис был вполне объясним. Убеждать я его не собирался, пусть завтра все своими глазами увидит.
        Разбирательство с нападением на деревню только увеличило обороты на следующий день, и на сей раз, офицер уже не выглядел столь уверенным в себе. Солдаты очень задумчиво рассматривали деревянную крошку, оставшуюся на месте домов, оценивали диаметр воронки, и с большим интересом разглядывали богатую одежду Берге и его голову, лежащую рядом с телом.
        Суматошная беготня длилась до самого вечера. Решались вопросы с телами убитых, оружием, трофеями и множеством сопутствующих всему этому мелочей. Мертвого княжича, тем временем, было решено забрать в город. Насколько я понял, его сперва должны опознать, и если подтвердиться, что заиндевевшая голова со светлыми волосами и удивлением на бледной роже действительно принадлежит княжичу, то тогда этим делом займутся уже в высших кругах государства.
        Пока офицер вместе со своими людьми шарился по деревне, Маркус неустанно следил за их действиями, не позволяя солдатам прикарманить себе даже позеленевшего медяка из карманов налетчиков. Скрупулезно подсчитывалось оружие, проверялись вещевые мешки, если такие находились, а любые попытки забрать часть трофеев в качестве улик, пресекались на корню.
        - Нет я не понял? - возмущался Маркус, - с какой это стати серебряная цепочка с золотым когтем вдруг понадобилась в Реморе? Кому вы ее там показывать собрались? Не отдам, даже не думайте.
        - Этот знак одного из кланов княжества Турсен, - терпеливо объяснял офицер, - мы должны показать его бургомистру.
        - Нарисуйте его на листке бумаги. Я сейчас весь дом перерою, но найду его. Чернильницу даже с пером притащу, если надо.
        - Вы не понимаете, да? Это станет еще одним доказательством причастности княжества Турсен к нападению.
        - А, то есть мертвого княжича вам недостаточно, и вы решили забрать еще и все золотые украшения? Не отдам! Это произвол!
        Как ни странно, но Маркус добился своего. Забрать наиболее ценные вещи у офицера не удалось, сколь бы он ни старался. Как ни как, но все это было добыто в бою, а такие вещи на севере пустым звуком не являлись. Если пойдут слухи, что солдаты обобрали человека, уничтожившего полсотни вражеских налетчиков - позора не оберешься. Так что вчерашний день принес мне довольно неплохой куш.
        Наконец, ближе к вечеру, когда все возможные процедуры были завершены, солдаты покинули деревню. Теперь им предстояло найти место, где Берге прятал награбленное, но это нас уже не касалось.
        Проводив гостей, мы с Маркусом заняли комнаты в доме Ингер. Насколько я понял, сообщение хозяйке деревни уже отослали с помощью амулета связи, так что дня через три-четыре они с Айвином вернутся. Бойцов из своего отряда, я кстати, тоже отправил в Ремор. Какой смысл им киснуть в этой глуши? Вряд ли поблизости прячется еще одна банда налетчиков, так что опасность мне больше не грозит. По крайней мере в ближайшее время.
        Я бы, если честно, и Маркуса спровадил отдыхать, но разве он стал бы меня слушать? Вечером, сидя возле разожженного камина, мы потягивали вино из запасов Ингер, закусывали его домашним сыром и неспешно обсуждали вчерашний и сегодняшний день.
        - Как думаешь, - Лоренсон отставил бокал в сторону, - будут для нас какие-нибудь последствия?
        - Будут, конечно, но ты, о чем конкретно?
        - О том, что ты Берге убил. Простой наемник снес голову одному из сыновей князя Патрика, такое, знаешь ли, не каждый день происходит. Не боишься, что тобой начнут интересоваться? Мы ведь не просто так на север ушли.
        - Слушай, если меня захотят найти - найдут, я сейчас даже имя не скрываю, но что-то мне подсказывает, у церковников сейчас своих проблем хватает. Да и где ты последнее время видел жрецов Четырех? Боги ушли, об этом уже каждый ребенок знает, и многие винят в этом именно церковников.
        - А ты кого винишь? Знаешь, мне все чаще кажется, что твое происхождение - это самое малое из того, что ты от нас скрываешь.
        - Все, что нужно, я говорю.
        - Ну естественно, - вздохнул Маркус, - не устаю повторять - с тобой мы либо найдем золото и славу, либо скорую смерть.
        - Не драматизируй. Может оно и к лучшему все.
        - Ну конечно, все будет просто замечательно, как иначе?
        - Маркус, - усмехнулся я, - куда делся тот радостный и веселый наемник, что уехал несколько дней назад из этой деревни? Тогда ты куда оптимистичнее смотрел в будущее.
        - Куда делся, куда делся, - скривился Маркус, - В Реморе, наверное, остался - в том борделе, откуда меня вытащили.
        Болтали мы еще долго, вспоминая прошлое и гадая, как сложится наша судьба дальше, и лишь в глубокой ночи разошлись по комнатам. Так закончился первый день после нападения на деревню, затем прошли еще несколько, мало чем отличавшихся друг от друга, а к концу недели наконец прибыли Ингер и Айвин.
        В тот день я едва не охрип, пересказывая подробности нападения. Ингер как дознаватель следственного отдела вытащила из меня вообще всю информацию, и только после этого отправилась наводить порядок в деревне. Дел у нее, теперь хватит на всю зиму. Тут и временные дома надо построить и людей куда-то разместить и еще тысяча больших и маленьких вопросов. Айвин в свою очередь, как мог помогал сестре. Первые сутки после возвращения он, правда, провел со мной, повторив, наверное, сотню раз, как сильно жалеет, что уехал, но затем северянин убедился, что я в безопасности и присоединился к Ингер в ее хозяйственных делах.
        Так прошла еще одна неделя. Я наконец вернулся к тренировкам, с огромным облегчением поняв, что энергетические каналы после того жуткого расхода магии не только не пострадали, но даже самую малость укрепились. А еще через несколько дней в деревню прибыл посланник с письмом, из которого стало известно, что князь Флорис де Крон желает видеть мою скромную персону.
        Глава 8
        Не сказать, что известие сильно меня удивило. Чего-то подобного я ожидал. Ну не могло убийство Берге остаться без внимания высшей знати княжества, однако несколько настораживало, что повидаться со мной захотел лично князь.
        Айвин и Маркус к посланию отнеслись с куда большей радостью. Восторгом даже. Северянин так вообще расцвел, для него князь Флорис являлся едва ли не кумиром детства. Флорису было больше сотни лет и вот уже полвека он являлся неизменным правителем княжества Камерон, так что рассказы о подвигах своего князя Айвин слышал, еще будучи голопузым сорванцом. Ну а Маркус, в свою очередь, мечтал о щедрой награде. Когда дело касалось денег, нос наемника тут же шел по ветру.
        Так или иначе, но вопроса ехать в столицу или нет, не стояло. Отказать князю - крайне дурная затея. После этого можно вполне сваливать куда-нибудь в другую страну, так как жизни здесь уже не будет. Нет, ехать в любом случае придется, причем как можно скорее - негоже заставлять ждать царственную особу.
        Столица княжества Камерон носила название Бертфоссен и находилась практически в центре государства - в двухстах километрах на север от Ремора. Не так уж и далеко, если прикинуть, всего несколько дней пути на лошадях, ну а на своих двоих можно и быстрее добраться. В общем-то, я так и собирался сделать, обдумывая этот момент. Перспектива провести четверо суток в санях, закутавшись от холода в медвежью шубу, меня не особо прельщала. Однако Айвин настаивал, что бежать в столицу, как какой-то безземельный дворянин - крайне несолидно. Нас же целый князь ждет. Надо хотя бы верхом.
        В конце концов я согласился. Лошадей после встречи с Берге у меня хватало, да и заняться по пути, в принципе, найдется чем, по крайней мере, без дела я точно не станусь.
        Вечером того же дня Маркус отправился в Ремор, собирать отряд, а следующим утром мы все вместе намеревались двинуться в Бертфоссен. Чтобы не тратить время впустую, я решил, что большую часть поездки проведу, погрузившись в астрал, и для этой цели наказал Лоренсону купить сани, в которых могут с комфортом поместиться два или более человека. Смотреть на зимние пейзажи меня не особо прельщало, а вот лишний раз потренироваться в составлении заклинаний точно не помешает. Тот же взрыв, уничтоживший большую часть людей Берге, показал себя как весьма опасное, но капризное оружие, и не мешало бы как-нибудь его усовершенствовать. Да и другие конструкты требовали доработки.
        Таким образом, в середине последнего месяца зимы отряд из дюжины человек, выехал на север княжества Камерон. Бойцы верхом, а я, как большой и важный начальник, в крытых санях, запряженных тремя лошадьми. «Мчится тройка удалая», как говорится.
        Саму поездку я почти не запомнил. Мирно перебирали копытами лошади, бойцы, укутавшись по самые брови в теплую одежду, скакали рядом с санями, согреваясь иногда с помощью магии, ну а я практически весь путь провел, не вылезая из Астрала, выныривая в реальный мир только для ночевок в придорожных гостиницах, да редких перекусов.
        Там же, у меня состоялся весьма познавательный разговор, касающийся князя Флориса. Что это за человек, я пытался выяснить еще в деревне, но Айвин выдал лишь общедоступную информацию, которая к тому же довольно сильно устарела, зато некоторые бойцы, которые в наемники подались совсем недавно, да еще и нахватались слухов в Реморе, в красках обрисовали мне, как обстоят дела с верхушкой власти в княжестве.
        На улице бушевала метель. Мы сидели в теплом зале таверны, заполненном уютным сумраком, который разгоняли лишь тусклые свечи, большая часть которых уже потухла. На столе в деревянных тарелках лежало жареное мясо, а в кружках плескалось пиво. Несмотря на холод за окнами, наемники этот напиток жаловали больше вина. Уверен, они не отказались бы и от куда более крепких напитков, но я запретил. Не на отдых едем. Пусть север считался местом довольно безопасным, и свободным от бандитов, недавние события показали, что неприятности могут случится в любой момент.
        - Говорят, Флорис весь прошлый год чем-то болел, - откусив кусок мяса с бараньей кости, поведал мне Абель - молодой и ершистый боец моего отряда, - но летом вдруг на поправку пошел.
        - Ну и хорошо, что пошел, - поддакнул ему седой, покрытый шрамами наемник, сидящий напротив, - Флорис - хороший князь. Настоящий северянин, никогда от драки не бегал, во всех воинах лично водил войско. Не зря его главы кланов столько лет вождем выбирают. И ведь всегда его судьба жаловала, несколько раз под смертью ходил, но каждый раз живым возвращался. Удачливый он, вот только с детьми ему не повезло.
        - В каком смысле? - спросил я.
        - Два сына у него родилось - Хильмар и Ивар. Первый - ну копия отца. Здоровенный, как вол, сильный, как горный великан, да и маг такой мощи, что поискать еще нужно. И все в нем хорошо было, а сгинул глупо. Не поверишь, командир, на охоте расшибся - шею свернул. Лекаря поблизости не оказалось, вот он и ушел к Милосердной матери. Тридцати лет ему не было. Лучше бы на его месте Ивар оказался.
        - Почему?
        - Так он будто и не сын своего отца вовсе. В народе слухи ходят, что подкидыш он, но князь за такие слухи головы отрубает не раздумывая. Ивар - не боец, ему видишь ли театры нравятся, спектакли всякие, приемы светские. Он ведь детство в западных королевствах провел. Отец, наверное, думал, что он там научится, как фабрики, да железные дороги строить, промышленность начнет в княжестве поднимать, а тот только по пирам таскался, и всяких актрисулек платьями заваливал. Ничем кроме юбок не интересовался.
        - Да не юбками, - засмеялся Абель, - а тем что под ними. Тебе жалко, что ли?
        - Да пусть хоть всех танцовщиц в стране перетрахает, но ведь он когда-нибудь на трон сядет! Ты представляешь такого князя? Я вот не особо.
        - Так, - Айвин решил вставить свои пять копеек, - происходящее в княжеской семье нас не касается, рты свои закройте, пока их Пятый кому-нибудь в уши не принес.
        Как по команде народ посмотрел в сторону стойки, за которой клевал носом владелец заведения. Потный мужчина с пузом, как у стельной коровы, старательно делал вид, что спит, и спит очень давно. Тем не менее, разговоры о сыновьях Флориса наемники свернули, перейдя на более нейтральные темы.
        Поездка до столицы княжества длилась четыре дня, которые я практически полностью провел в астрале, вообще не обращая внимания, на зимние пейзажи княжества Камерон. Однако связь с собственным телом не терял и поэтому чувствовал, как в сани иногда забирался Маркус, прогревая деревянную коробку потоками нагретого магией воздуха. Однако долго без общения наемник просто не мог существовать, и спустя какое-то время, убедившись, что со мной все в порядке, присоединялся к остальным бойцам. Кажется, Маркус, все еще винил себя, что мне пришлось биться с Берге в одиночку.
        В изнаночном мире было всегда тепло. Точнее не так, здесь была такая температура, какую ты захочешь. Нравиться холод - пожалуйста, любишь погорячее? Да без проблем. Интересно, но эти температурные изменения влияли и на реальное тело, поэтому, чтобы не мерзнуть, я создал на своем острове настоящую тропическую жару.
        Не хватало мне разве что моря. Шумящий прибой, крики чаек, девчонки в бикини… увы, но воссоздать все это я не мог. Астрал хоть и давал массу возможностей, но был не всесилен. Все-таки я иногда скучаю по Земле. По своей Земле. С дорогими и быстрыми автомобилями, небоскребами и неоновыми огнями ночных городов. Не хватает мне этого, и вряд ли нечто подобное удастся увидеть в этом мире, который с каждым днем все быстрее катится в бездну. Проживи я хоть сто, хоть двести лет, но скорее всего не застану бурное развитие городов, науки и промышленности, скорее уж мир погрузится в мрачное средневековье. Как ни крути, но пришествие Пятого привело к крайне печальным последствиям.
        И все же, несмотря на отсутствие шумящего под боком прибоя, мне нравился мой остров. Усевшись на белоснежном песке, я работал над заклинаниями, пытаясь сделать их эффективнее, и в первую очередь мне хотелось модифицировать тот аналог фугасной мины, что у меня получился. Нет, итоговый результат превзошел все ожидания, но вот сама структура заклинания выглядела крайне ненадежной, да еще и спусковой механизм оставлял желать лучшего. Надо переделывать.
        Итак, вот у меня есть пространственная сетка, в которую закачивается энергия. Перед глазами моментально повисла объемная модель магического конструкта. Что с ним можно сделать, чтобы обезопасить себя от случайной детонации? Укрепляю пространственную сетку? Сделано, но теперь мина перестает взрываться, превращаясь в бесполезный энергетический сосуд. Чтобы его подорвать, придется использовать направленное воздействие. Так, уже интересно, а можно ли прикрепить к нему еще один конструкт, но меньших размеров? Нельзя. Не приклеивается он, зараза. Так, может быть просто разместить их рядом друг с другом? Немного лучше, но теперь его силы не хватает, чтобы разрушить каркас. Опять не то.
        За первый день поездки в Бертфоссен, мне так и не удалось решить проблему с укреплением и активацией «фугасной мины», как, впрочем, и во второй. Я перебрал массу идей и возможностей, но все они имели определенные недостатки. И тем не менее, с каждой провальной попыткой я все ближе становился к созданию удачной конструкции, и на третий день путешествия все-таки соорудил громоздкое и далеко не самое элегантное заклинание, которое пусть не до конца, но устраивало меня.
        Идея заключалась в чем: берем основной конструкт, увеличиваем прочность клетки, рядом ставим экранированную магическую структуру, в которую помещаем маленький сгусток энергии. Экран мог существовать в зависимости от формы и сложности от нескольких секунд до нескольких часов, после чего он разрушался, энергия вырывалась на свободу и активировала основной фугас. Таким образом у меня получалась бомба с таймером. Не самая точная, конечно, но уже что-то. К ней бы еще прикрутить дистанционный взрыватель, но пока сделать этого не получалось.
        Испытания, разумеется, проводил тут же в астрале. На создание модифицированного конструкта ушло совсем немного времени - всего несколько минут, а вот зарядка его энергией длилась куда дольше, хотя и быстрее, чем первоначальный вариант. Почти четверть часа мне понадобилось, чтобы довершить дело до конца, и по всем расчетам бомба должна была получиться раза в два мощнее чем та, что взорвалась возле деревни.
        Задав таймер на пять минут, я поместил заклинание на самый край острова, сам отошел в противоположную сторону, создал перед собой массивную каменную стену и принялся ждать.
        Взрыв произошел в назначенное время. Бахнуло так, что туман астрала разорвало в клочья, а пол острова просто испарилось, вновь превратившись в ничто. Стена, что стояла передо мной, тоже разлетелась на куски, которые исчезали прямо в полете. Сумасшедшая энергия, просто сумасшедшая. Происходи дело в реальности, меня бы сейчас пришлось по частям собирать, а так всего лишь выбросило за пределы острова.
        Лежа на невидимой, покрытой туманом поверхности, я ощущал полнейшее моральное удовлетворение. С каждым днем мои способности по контролю магии становились лучше, что не могло не радовать. Как знать, может мне когда-нибудь удастся разобраться и с высшими заклинаниями - защищаться-то от них уже получается.
        - Впечатляет.
        Внезапно прозвучавший голос заставил меня вскочить на ноги, окружая себя сразу несколькими слоями защиты.
        Исанид - тот самый мужчина, которого я встретил в астрале несколько месяцев назад, стоял неподалеку. Он не изменился ни на йоту - худое аскетичное лицо, острый взгляд, еле заметная улыбка, мантия, скрывающая тело.
        Первым моим порывом было выйти из астрала или хотя бы вернуться на свой остров, окруженный защитой, но Исанид пока не проявлял агрессии, позволив мне собраться с мыслями и успокоиться.
        - Этот взрыв эхом прошелся по астралу, - сказал мужчина, - не боишься привлечь ищеек? Или ты о них не знаешь?
        Исанид, видимо, решил проверить, как я ориентируюсь в этом мире и задал очевидный для опытного мага вопрос. И что мне на это ответить? С одной стороны, надо бы свалить пока не поздно, но с другой - где я еще найду источник информации? Пришлось отвечать максимально расплывчато:
        - Разберусь как-нибудь. У тебя ко мне какое-то дело?
        - Нет, я просто путешественник, люблю общаться, знакомиться с интересными людьми, а ты довольно занятный человек. Скажи честно - тебе ничего не известно про астрал, так? Как же ты сюда попал тогда?
        - Ногами. Шел, шел, а потом бац - астрал. Мы, наверное, созданы друг для друга.
        - Вполне возможно, - изобразил улыбку Исанид.
        - Зачем ты попытался напасть на меня в прошлую встречу?
        - Я? Напасть? - возмутился мужчина. - Да никогда, ты что. Я наоборот, ищу союзников, друзей.
        - Как-то ты не походишь на человека, страдающего одиночеством.
        - Не суди людей по внешнему виду, - усмехнулся Исанид.
        Его фигура вдруг поплыла, а спустя пару мгновений передо мной оказался молодой застенчивый юноша, одетый в потрепанный, но отутюженный и выстиранный костюм, странного покроя.
        - И что это доказывает? - спросил я.
        - Ничего, - пожал плечами Исанид, принимая прежний облик. - Просто показал возможности, которые доступны на этом слое реальности. Если хочешь, я могу обучать тебя.
        - Какова плата?
        - Мне ничего не нужно. Зачем переводить любое общение в плоскость торговли?
        - Знаешь, жизнь приучила меня, что услуги, за которые не просят деньги, получаются самыми дорогими. Так что я, пожалуй, откажусь.
        - Зря. Ну может быть хотя бы примешь пару советов от старого мага?
        Ответить я не успел. Та нить, что связывала меня с реальным телом позволила почувствовать, что кто-то усиленно трясет мое тело, пытаясь привести в чувство. Разговор с Исанидом пришлось сворачивать, да и, чего скрывать, этот человек меня очень напрягал, так что необходимости уйти из астрала я даже обрадовался, и не прощаясь, провалился в реальный мир.
        Как и предполагал, источником беспокойства был Маркус. Забравшись в сани, наемник схватил меня за грудки и энергичными движениями встряхивал, не особо рассчитывая силы.
        - Все, хватит, - едва не прикусив язык от тряски, сказал я, - что случилось?
        - Да ничего не случилось, просто мы уже час, как на ночевку остановились, а ты никак в чувство не приходишь, ну я и подумал, что не мешало бы проверить тебя. А, не надо было?
        - Сложный вопрос, - ответил я. - Нет, ты все верно сделал, что-то я увлекся, не следил за временем.
        - Вот и мне так показалось. Отморозишь себе хозяйство, с кем мне потом по борделям ходить? Пошли, я там уже похлебки горячей заказал, пироги хозяйка в печь поставила, молоко свежее - только из-под коровы.
        - Иди, я догоню.
        - Ну смотри, остынет все.
        Выбравшись из саней, Маркус закрыл дверь, а я глубоко задумался, вспоминая вторую уже встречу с Исанидом. Кто он? Наверняка маг, и маг очень сильный, но что ему от меня нужно? Сегодня он не проявлял агрессии и даже предлагал помощь, однако верить этому человеку совершенно не хотелось. Надо как-то обезопасить себя от его появления, знать бы только как.
        Вообще, мой виртуальный остров в астрале не имел какой-то четкой привязки к местности. Я вообще не уверен, что в том мире вообще есть такое понятие как координаты. Как же мне все-таки не хватает под боком человека, способного объяснить и подсказать, на каких принципах работает астрал, и что с его помощью можно делать. Методом тыка, конечно, работать весело, но уехать на нем далеко не получится. Может и правда предложение Исанида принять? Да ну, бред какой-то. Доверься такому, а потом выяснится, что ты теперь остаток жизни должен ему тапочки приносить. Нет уж, спасибо, обойдусь как-нибудь.
        В конце концов я принял решение прекратить какие-либо опыты с астралом на некоторое время. В прошлый раз такая тактика позволила затеряться на просторах мира изнанки и избегать встреч с непонятными типами, так что не мешало бы ее повторить. К тому же, Бертфоссен уже совсем рядом - в дне пути, и, скорее всего, там мне будет чем заняться и без астрала. Все-таки встреча с князем - довольно значимое событие, к которому стоит подготовиться должным образом.

* * *
        По рассказам бойцов, что уже бывали в Бертфоссене, столица княжества Камерон представляла из себя довольно крупный город, который когда-то вырос из маленькой крепости, построенной на берегу реки едва ли не тысячу лет назад. Несколько раз город сгорал дотла, его отстраивали заново, но старый замок всегда оставался невредим, защищаемый магией правящего клана. Хотя, выяснилось, что клан де Крон захватил власть сравнительно недавно по местным меркам - около четырехсот лет назад, сместив с трона предыдущего князя. История была довольно мутная и нынешние правители постарались подчистить все источники о тех временах, но народная молва ничего не забывает. Впрочем, проблем Флорису это не доставляло - князя любили и крестьяне, и дворяне.
        О том, что мы подъезжаем к столице, стало понятно задолго до того, как показались первые дома Бертфоссена. Число деревень и мелких поселков постоянно росло, как и число повозок, груженых товаром и людьми. На нас встречные купцы и прочий люд особого внимания не обращали и, что немаловажно, не боялись. Ну едет куда-то отряд воинов, эка невидаль, таких вон через каждый километр по десятку. Да уж, о грабителях в этих землях, видимо и не слышали, что, впрочем, неудивительно, ну а наемники беспределить на дорогах не привыкли - чревато это. Народ на севере суровый и за порчу имущества может шкуру попортить уже тебе, причем летально. Так что люди тут друг друга хоть и вынужденно, но уважали.
        Глава 9
        Подъезжая к столице княжества я, не смотря на слова своих людей, ожидал увидеть заштатный городишко, с кучей ветхих деревянных домов и небольшим количеством богатых теремов ближе к центру. Все-таки Камерон было довольно маленьким и далеко не самым развитым княжеством севера. Однако реальность оказалось немного иной. Как выяснилось, князь Флорис последние двадцать лет пытался перевести государство на промышленные рельсы, поэтому, вместо предполагаемых деревенских пейзажей меня встретили дымящие трубы заводов, построенных недалеко от города.
        Отсутствовали и деревянные дома. Как объяснил Айвин, в столице был четкий план и правила застройки, которых придерживались уже многие годы. Связано это было с последним большим пожаром, уничтожившим половину деревянного города. После этого князь поручил строить дома только из камня, а кому на него не хватает денег, предлагалось съехать в ближайший поселок и строить там жилище хоть из конского навоза.
        В общем, Флорис был вполне себе прогрессивным правителем и, несмотря на солидный возраст, пытался сделать свое княжество чем-то большим чем страна, способная лишь снабжать Европу наемниками, покупая взамен провизию и промышленные товары. Наверное, по этой причине, свою столицу князь постарался сделать по образу и подобию передовых государств и, шагая по очищенной от снега и мусора брусчатке, охотно верилось, что Флорис умеет добиваться своего, и когда-нибудь Камерон действительно станет промышленной жемчужиной севера. Если, конечно не случится какой-нибудь глобальный катаклизм.
        В город заехали беспрепятственно. Заминка возникла разве что с санями - на них по камням особо не покатаешься, но этот вопрос решился очень быстро - мы просто оставили транспорт на хранение в одной из таверн, что в изобилии водились за пределами столицы, а сами верхом направились дальше. Затем последовала процедура поиска гостиницы, размещение и прочие мелочи, а уже вечером Айвин и Маркус, взяв у меня письмо от князя, отправились ко дворцу.
        Ожидания опять меня обманули. Все мои знания о том, что происходит при дворе, были почерпнуты из фильмов и книг, поэтому встречу с Флорисом я представлял так: нас сперва долго будут мурыжить, не давая конкретного ответа о дате аудиенции, затем через неделю назначат время, чуть позже прикатят список требований к внешнему виду, объяснят нормы поведения и лишь затем дозволят увидеться с князем. Реальность же оказалась куда проще: вечером Айвин показал письмо какому-то секретарю во дворце, а уже на следующий день за мной пришел молодой мужчина в офицерской форме и попросил следовать за ним. Спустя час я оказался в маленькой, богато обставленной комнате, ожидая аудиенции.
        Условия мне создали самые комфортные. Кресла были мягкие, свет из окна дополнялся большими шарами, висящими на потолке, а на небольшом круглом столе, в окружении разнообразного алкоголя стояла ваза со свежими фруктами. Понятия не имею, как их сюда доставили, но кисть винограда выглядела так, будто ее сорвали только сегодня. Уверен, без магии тут не обошлось.
        От созерцания убранства комнаты меня отвлек звук шагов за дверью. Здоровенный, лохматый, похожий на медведя, вставшего на две лапы, мужчина аккуратно отворил створку и вошел в помещение. Одет он был весьма просто, но дорого. Сюртук темного покроя, брюки, блестящие, как рояльные клавиши, туфли, белоснежная рубашка. Наверное, если бы не хищное выражение обветренного, морщинистого лица, я бы принял этого человека за какого-нибудь министра иностранных дел, но передо мной был князь Флорис де Крон. Никакая, даже самая изящная одежда не могла скрыть звериную мощь этого человека, и мне совершенно не верилось, что князю больше ста лет. Ему бы топор в руки, а лучше два и на драккар - грабить прибрежные города.
        - Добрый день, - поднялся я с кресла, - извините, меня не проинструктировали как к вам обращаться.
        - Приветствую, - Флорис протянул руку для пожатия, и моя ладонь буквально утонула в его лапище, - обращайся ко мне князь, этого достаточно. Терпеть не могу, когда меня начинают величать по титулам - долго это и ненужно. Присаживайся, важные разговоры на ногах не ведутся. Выпьешь?
        Не особо ожидая ответа, Флорис взял со стола одну из бутылок, в которой плескалась темная, как черный чай, жидкость, плеснул ее в два бокала и протянул один из них мне. После этих манипуляций мужчина рухнул в кресло, отчего ножки несчастной мебели жалостливо скрипнули.
        Чтобы не оскорблять князя, бокал я принял, но глушить коньяк по утру с моими привычками не слишком соотносилось, поэтому я лишь пригубил крепкий напиток, чем, как мне кажется, вызвал одобрение Флориса.
        - Почему-то я думал, что тебе больше лет, - князь почесал выбритый до синевы подбородок, - сколько тебе?
        - Восемнадцать.
        - Всего? Удивлен. Думаю, твой отец рад иметь такого сына.
        - Я сирота, мои родители погибли четыре года назад.
        - Что ж, в наше неспокойное время такое происходит сплошь и рядом. Сочувствовать тебе не буду, уверен, ты и без этого прекрасно проживешь. Даррелл, тебя ведь так зовут?
        - Да, - ответил я, чувствуя себя немного не в своей тарелке.
        - Расскажи, что случилось в деревне клана де Ланге. Я разумеется читал отчет, но ты же понимаешь, что бумага может многое утаить, мне хотелось бы услышать все от очевидца тех событий.
        Ничего удивительного в просьбе князя не было. Глупо было бы предположить, что его не заинтересует драка с Берге, поэтому еще по дороге в столицу я выстроил в уме нить повествования, которой планировал придерживаться. Однако один момент я так до конца и не решил: надо ли рассказывать ли Флорису о своем происхождении? То, что во мне течет кровь княжеского рода, скорее всего, ни для кого уже не являлось тайной, и скрывать это не имело смысла, но стоит ли на этом заострять внимание? Не знаю. Надо для начала посмотреть реакцию князя.
        Первую половину рассказа Флорис, казалось, слушал не слишком внимательно. Он медленно потягивал алкоголь, иногда отвлекался и лишь единожды попросил меня прерваться, чтобы подробнее рассказать о «фонтане» - заклинании, примененном для уничтожения налетчиков, и услышав, что это моя собственная разработка, удивленно поднял брови.
        Такая напускная невнимательность продолжалась ровно того момента, как речь зашла о бомбе, заложенной под дорогу. Вероятно, князь еще не сталкивался с подобным и попытался вытянуть из меня любые подробности, а уж когда речь зашла о драке с Берге, Флорис буквально превратился в слух, переспрашивая одни и те же моменты по нескольку раз.
        - Спасибо за увлекательный рассказ, - когда я закончил говорить, князь поставил опустевший бокал на стол и взглянул мне в глаза, - задам тебе нескромный вопрос. Кто твои родители?
        И что ему отвечать? Пойти в несознанку и все отрицать? Ну глупо же, однако и рассказывать про своего коронованного деда мне тоже не хотелось. В итоге, я все же пришел к определенному решению:
        - Понимаю, к чему вы клоните, и отвечу прямо. Скорее всего, я - отпрыск какого-то княжеского рода, возможно, мои родители погибли именно по этой причине, не знаю. Не исключаю даже, что они сказали мне правду перед гибелью, но после покушения я потерял память и вряд ли смогу сказать большее.
        - Вот оно что, - кивнул Флорис. - Хорошо, я тебя услышал. За убийство Берге и уничтожение отряда налетчиков, разорявших деревни моего княжества, тебе, разумеется, положена награда. Ты получишь ее уже завтра в торжественной обстановке и при большом скоплении людей, так что оденься соответствующе. Но помимо этого я хочу вот о чем тебя спросить: как ты смотришь на то, чтобы поступить ко мне на службу? Не в качестве наемника, нет, в качестве командира одного из моих взводов. Дам тебе чин, получишь шикарное жалование, дом в столице выделим, а главное, ты получишь полную свободу действий. Командовать тобой смогу только я.
        Вопрос князя застал меня врасплох. Честно говоря, такого я не ожидал. Одно дело - если тебе предлагают поучаствовать в каком-нибудь набеге в качестве наемника, и совсем другое - когда хотят поставить на довольствие. Оно, вроде бы и выгодно на длинной дистанции, но накладывает ряд обязательств, которые очень нежелательно нарушать.
        Зачем я нужен князю, вопрос, в принципе, понятный. Человек, способный на равных тягаться с членом княжеского рода - ценнейший союзник, а назначением меня на должность Флорис привяжет меня к армии в частности и княжеству в целом.
        Нужно подумать. Как ответить Флорису я не знал, поэтому молчание немного затянулось. Князь, видимо, мое замешательство увидел и вполне разумно решил не давить. Поднявшись с кресла, он произнес:
        - Думай до завтра. Даю тебе гарантию, что деньгами не обижу, будешь в месяц получать столько, сколько наемником бы за год не заработал. Людей своих можешь прихватить, пристроим их в твой взвод. Если ты не глупый человек, должен понимать - на севере весной начнется война, и вы - наемники первыми послужите смазкой для ее шестерен, причем совершенно неважно на чьей стороне вы будете воевать.
        - Хорошо, я подумаю.
        - Вот и славно, - Флорис вновь протянул свою лапищу для рукопожатия, - сейчас не уходи, мой секретарь объяснит тебе нюансы по поводу завтрашней церемонии награждения.
        Полностью заслонив проем двери, князь вышел из комнаты, а на его месте появился совершенно незаметный мужичок. Он быстро и вполне понятно объяснил, что меня ждет завтра, и посоветовал хорошего портного, у которого всегда имеется запас готовой одежды на все случаи жизни.
        Дворец князя, представляющий из себя несколько крупных каменных зданий, окруженных высокой стеной, я покидал в смешанных чувствах и в таких же чувствах приехал на конном экипаже в гостиницу, после чего тут же собрал малый совет, состоящий как обычно из трех человек.
        - Что-то мне твое лицо не нравится, - развалившись в кресле, Маркус вертел в руках маленький нож, чем несколько нервировал Айвина. - Не удалось с князем что ли повидаться?
        - Флорис предложил мне должность в его армии, - не оттягивая неприятный момент сказал я. - Вам, кстати, тоже.
        - Вот это новость, - Лоренсон едва не выронил нож, - командир, а ты точно все правильно понял, может это шутка какая-то?
        - С такими вещами не шутят, - очень серьезно сказал Айвин, - такие предложения не делаются кому ни попадя. Даррелл, это большая честь, в армии князя служат только лучшие воины.
        - А чего ж ты тогда все еще в наемниках ходишь? - Маркус не упустил шанс поддеть северянина.
        - В армии княжества служат поколениями, - вполне спокойно отреагировал Айвин, - мужчины моего клана выбрали путь наемников, но это совсем не значит, что я не смогу отметелить тебя, как ребенка.
        - Опять начали? - нахмурился я. - Нашли время собачится. Князь предлагает очень хорошие условия, деньги, жилье, положение в обществе. Весной или летом грянет война, может даже раньше, а в Европе она и не затухала вовсе. В стороне остаться не получится в любом случае, нужно заранее думать, чью сторону принять, и Флорис кажется мне неплохим вариантом.
        - Если тебе нужно мое мнение, - сказал Айвин, - то я за то, чтобы ты принял предложение князя. Уверен, он свои обещания выполнит. Флорис ценит солдат и их жизнями не разбрасывается.
        - Хорошо, - кивнул я, - ну а ты, Маркус, что думаешь?
        - Что-то у меня предчувствия дурные, - высказался Лоренсон, - прям свербит на душе что-то. Я против, лучше быть свободным наемником, чем повесить на шею ярмо солдата, но ты меня знаешь, как решишь, так и будет. Скажешь в армию, значит в армию.
        - Я вас услышал.
        Позиции обоих были вполне понятны, и по сути отражали мои собственные сомнения, но чем больше я думал, тем сильнее склонялся к мысли принять предложение князя. В грядущем хаосе неприкаянный человек будет подобен щепке, брошенной в водоворот, так или иначе, нужно к кому-то присоединяться.
        Весь день я провел в раздумьях, что, впрочем, не помешало мне смотаться к рекомендованному портному, где за вполне вменяемые деньги я подобрал себе приличный костюм, чем-то похожий на тот, в котором щеголял князь. Сюртук, рубашка, брюки, туфли. Портной пытался мне еще шубу продать, но я отказался, приобретя себе довольно легкое пальто. Ходить в нем постоянно все равно не буду, а замерзнуть по пути в княжеский дворец мне не грозит, во-первых, ехать недалеко, во-вторых, согреюсь магией в случае необходимости.
        Ночью спал плохо. Сон, как шутливая девица все время кружил где-то рядом, но так и не давался в руки, постоянно ускользая от меня. Голову переполняли мысли о будущем, и это будущее в любом случае выглядело не самым радужным образом. Вступи я в армию князя или откажи ему, войны все равно не избежать. Плакали мои мечты накопить немного денег и открыть какое-нибудь небольшое производство. Тут бы самому уцелеть.
        Утром все тот же офицер, что встречал меня вчера, постучался в дверь номера. Небольшая поездка в карете по заиндевевшему городу, и вот перед нами открываются дворцовые ворота.
        Процедура вручения наград проходила в большом, помпезном зале, украшенном гобеленами, бархатными шторами и кучей свечей в золотых канделябрах. К высокому трону, на котором восседал князь Флорис, вела красная ковровая дорожка, а по бокам от нее стояла высшая знать княжества - мужчины в мундирах и женщины в шикарных нарядах и огромным количеством украшений.
        Меня и еще небольшую группу офицеров отвели в соседнюю с залом комнату, после чего начали вызывать по одному. Как выяснилось, в этот день награждали больше десяти человек. И с чего я решил, что мероприятие было организовано только ради меня? Просто совпало все удачно. Хотя, я бы предпочел вообще избежать всей этой мишуры и ненужной огласки.
        Офицеры, что находились в комнате, поглядывали на меня с большим интересом, но с расспросами не лезли. Они по большей части обсуждали какие-то свои армейские дела, и с нетерпением ждали, когда же их позовут. В конце концов один, видимо, самый любопытный все-таки не выдержал и подошел ко мне с расспросами.
        - Ян Торф, - представился мужчина, - разрешите узнать, не вы ли тот человек, который по слухам отразил нападение лазутчиков из княжества Турсен?
        - Даррелл Фишер, - кивнул я, - если речь идет про нападение, которое произошло полторы недели назад, то, наверное, вы не ошиблись.
        - Да, да, про него. Никогда бы не подумал, что такое возможно. Я конечно извиняюсь, но сколько вам лет? Шестнадцать? Семнадцать?
        - Около того, - ответил я, - а в чем, собственно, проблема?
        - Нет, нет, просто ходят слухи, что напавшие были магами. Наверное, очень слабыми, ведь так?
        - Если вас это утешит, то можете считать именно так.
        Подобные вопросы звучали еще несколько раз, и чего хотел добиться этот человек, я искренне не понимал. Он вроде бы и агрессии не проявлял, но при этом всячески пытался вытянуть из меня признание, что победить мне удалось только с помощью везения. О том, что в налете участвовал покойный княжич, мужчина, видимо, не знал.
        Грубить и наживать врагов на ровном месте мне не очень хотелось, поэтому отвечал я пусть и холодно, но довольно вежливо, а вскоре любопытного офицера вызвали в зал и он, поправив мундир, четким чеканным шагом отправился получать заслуженную награду. Кстати, я так и не выяснил, за какие заслуги он тут оказался.
        Меня награждали последним. Пожилой мужчина в ливрее с тонкими седыми волосами, зализанными на затылок, приглашающе открыл дверь и громко назвал мое имя.
        Шагая по красной ковровой дорожке под бдительными взглядами аристократии, я чувствовал себя моделью на подиуме, которую уже десять раз мысленно раздели, оценили и налепили ценник. Дворяне, большая часть которых была все-таки боевыми магами, тихонько шушукались обсуждая мою персону. Судя по всему, новость о моей драке с налетчиками, уже облетела все княжество, а кто надо знал и о судьбе Берге, что лишь подогревало интерес к неизвестному молодому магу, пришедшему в тронный зал.
        Ковровая дорожка была отделена от трона тонкой золотой чертой, переходить которую строго запрещалось, об этом еще вчера мне сказал секретарь. За ней, в окружении охраны восседал на своем царственном стуле князь Флорис, а по правую руку от него расположился молодой человек, всем видом показывающий, как же ему здесь скучно. Ивар. Почему-то у меня не возникло ни малейшего сомнения, что этот франт, одетый, наверное, богаче всех в зале, с напудренным лицом и длинными, блестящими волосами является сыном князя. На меня молодой мужчина вообще не обращал внимания, задумчиво глядя в окно.
        Вся процедура награждения заняла от силы минут пять. Грузный, страдающий одышкой чиновник, обладающий тем не менее весьма сильным голосом, поднял листок, лежащий на столе рядом с троном, и медленно зачитал, что данный человек, носящий имя Даррелл Фишер, отбил нападение вражеского отряда, проявив при этом храбрость, мужество и еще кучу других качеств. За это он награждается почетным знаком в виде звезды (она носила какое-то название, но я не запомнил) и денежной суммой в количестве пять тысяч золотых франков.
        Сумма была очень солидной. Настолько солидной, что даже княжич перестал считать ворон и взглянул на меня с интересом.
        На этом церемония завершилась, все тот же чиновник прицепил мне на грудь орден и показал жестом, что церемония награждения завершена, однако, когда я подошел к двери, секретарь князя попросил меня задержаться. А гости тем временем, неспешно направились на выход.
        - Каково твое решение? - когда зал опустел, Флорис подозвал меня ближе и задал ожидаемый вопрос.
        - Я принимаю предложение, - ответил я, ощущая себя так, будто ныряю в темный и холодный омут.
        Глава 10
        Я держу в руке шпагу. Напротив замер человек, полный решимости либо наказать, либо прилюдно унизить меня. Ян Торф - бывший командир взвода, который по воле князя передали под мое руководство. Нет, немного не так. Ему была обещана эта должность. Не напрямую, намеками и недомолвками, но обещана, и когда из ниоткуда вдруг появился юнец, которому ее отдали, а Яна поставили лишь моим заместителем, молодой офицер взбеленился. Впрочем, его недовольство было вполне понятно, и он оказался далеко не единственным, кто был против моего назначения, однако именно Ян возмущался больше всех.
        Многие не понимали решение князя. «Он даже не северянин. Это против традиций. Молокосос-чужеземец возглавит один из взводов армии? Князь, наверное, сошел с ума» - эти и еще миллион фраз ходили в солдатских кругах, однако напрямую с Флорисом никто спорить не решался. Мало того, что князь, так еще и вождь, поэтому делать с армией он может все, что захочет.
        К слову, Флорис, назначив меня на офицерскую должность, все-таки подстраховался и не стал отдавать мне уже сформированный взвод, сместив оттуда командира, а в кратчайшие сроки сформировал новый, состоящий по большей части из молодых дворян, недавно покинувших родовые гнезда. И князя можно понять. Флорису не нужен еще один командир, у него и своих хватало, ему нужен сильный маг, который умудрился убить Берге, а должность - это так, чтобы привязать меня. По факту я, как военный офицер - ноль без палочки. Одно дело - командовать отрядом наемников и совсем другое - ячейкой армии, пусть и маленькой. Тут совершенно другие порядки, и по идее, Ян Торф должен был стать мне первым помощником, но вышло все с точностью до наоборот.
        В должность командира взвода я вступил, можно сказать, в тот же день, что и получил награду. Сразу после аудиенции, князь подписал нужные бумаги и передал меня на руки своему секретарю. Тут же мне выдали ключи от дома в центре столицы недалеко от дворца, посоветовали купить несколько наборов военной формы у знакомого уже портного, а вечером повели показывать военный гарнизон, расположенным за городом.
        Происходило все так быстро, что я в этой круговерти событий практически потерялся, но к счастью, рядом всегда находились люди, на которых я мог положиться. Кстати, не всем наемникам пришлось по душе мое решение. Некоторые бойцы, узнав, что я теперь - офицер армии Флориса, наотрез отказались идти вместе со мной, предпочтя жизнь наемника военной службе, но таких, впрочем, оказалось немного. Большая часть отряда, узнав предложенное им жалование, думали не долго, согласившись надеть мундир и подписать временный контракт. Князь был очень, очень щедр.
        Знакомство с моим взводом состоялось через несколько дней после награждения, и было оно, мягко говоря, тяжелым. Из отряда наемников со мной находился только Айвин, Маркус и наш лекарь - Мортен, остальные бойцы еще искали себе жилье, разбирались с приобретением формы и решали прочие житейские мелочи. Ну а я со своими бессменными заместителями прибыл в военную часть. Прошлые мои визиты были сугубо ознакомительными.
        Да, давненько я не надевал армейскую форму. Темно-зеленый мундир с синими и черными вставками ощущался как нечто-чужеродное. Он еще не сел по фигуре и постоянно мешал. Не добавляли душевного спокойствия и весьма заинтересованные взгляды встречных людей. Еще бы, протеже князя нарисовался - вот ведь диковинка.
        В часть прибыл по утру, как и большинство магов. Офицеры в отличии от солдат зачастую ночевали в городе, имея там собственные дома, а в гарнизон ездили как на работу. Вполне обычная практика в мирное время. Ну а для тех, кто все-таки предпочитал никуда не ездить, на территории части ожидаемо имелась гостиница со всем необходимым.
        Всего в гарнизоне насчитывалось до недавнего времени десять взводов, численностью от тридцати до сорока человека, и у каждого была своя территория, на которой они во время зимнего периода проходили службу. Летом, как правило, армия собиралась где-то вдалеке от крупных городов, где проходили военные учения и прочие радости армейской жизни.
        Сейчас к десяти взводам добавился еще один - одиннадцатый, и в данный момент его бойцы - двадцать молодых и очень недовольных людей выстроились неровной шеренгой на плацу, искоса поглядывая на меня. Все они были выходцами из кланов потомственных военных, имели низшие офицерские чины и смотрели на меня с большим неодобрением. Ян Торф находился тут же на площадке, но вне строя. Как я чуть позже выяснил, он осенью отличился в одном приграничном конфликте, за что получил награду и новое звание. По факту, если переводить все на привычный мне манер, мы оба с ним были майорами, но при этом он оказался в моем подчинении.
        О том, что делать со взводом молодых магов, свалившимся мне на плечи, я думал последние несколько дней. Складывалось впечатление, что Флорису, когда он назначал меня на должность, было вообще плевать на то, как я буду выстраивать отношения с подчиненными и службу взвода в целом. Лишь бы числились при армии. Уверен, во время боевых действий князю будет нужна не столько еще одна боевая единица, сколько моя магическая сила. Поэтому особого контроля я не ждал.
        Для начала - иерархия. Пускай бойцы недовольны моим назначением, но приказов они должны слушаться беспрекословно. Затем военная подготовка, надо понять, на что способны эти люди, какими заклинаниями владеют, а уже потом начинать выстраивать программу тренировок. Воспринимать новую должность как синекуру я не собирался. Раз уж у меня появилась работа, сделать ее нужно хорошо.
        Наверное, во время знакомства с бойцами мне стоило толкнуть какую-нибудь пафосную речь, убедить молодых офицеров, что мы с ними станем лучшим взводом в армии, но, глядя на их кислые мины, я четко понимал - любые мои слова они пропустят мимо ушей. Для них я - никто, просто какой-то хрен с горы. Нет, слова тут не помогут.
        - Слушай мою команду взвод, - сказал я, немного усилив голос магией, - сейчас мы проведем небольшие боевые учения. Вас тут двадцать человек, я один. Задача - победить меня. Тот, кто теряет сознание или вылетает за пределы площадки, выбывает из драки и может идти к лекарю. Постараюсь вас не калечить, но особо жалеть не буду. Задача ясна? Вопросы есть?
        - Есть, - нахально усмехнулся Ян, - что будет, если мы вдруг случайно прибьем нашего уважаемого командира? Это попахивает военным судом и немилостью князя.
        - Здесь масса свидетелей, что вы выполняете мой приказ, но не хочу тебя расстраивать, убить меня у вас не получится.
        - Посмотрим, - сквозь зубы процедил офицер.
        - Даю пять минут на подготовку. Время пошло. Где Мортен? - спросил я Айвина.
        - Лазарет осматривает.
        - Отправь кого-нибудь за ним, пусть сюда идет. На всякий случай.
        Возможно, я действовал слишком самоуверенно, но такая демонстрация сил мне была жизненно необходима, чтобы завоевать авторитет у бойцов, иначе служба с ними превратиться в подобие итальянской забастовки - движение есть, результата нет, как говорилось в одном известном фильме. К тому же я очень сомневаюсь, что эти юнцы имеют богатый боевой опыт, тут разве что Ян Торф представлял угрозу, но для него у меня уже был заготовлен сюрприз.
        Марус и Айвин мою выходку тоже не оценили, но возражать не рискнули и просто ушли с площадки, мрачно наблюдая за тем, как бойцы взвода подготавливают атакующие заклинания. Через пару минут к ним присоединился Мортен.
        К назначенному сроку подготовились не все. Некоторые офицеры продолжали сосредоточенно плести хитроумные магические конструкты, когда отведенные им пять минут вышли.
        - Время, - крикнул я, и активировал свою первую заготовку.
        Мощнейшая ударная волна, созданная мной, сходу выбила с площадки половину бойцов. Некоторые даже осознать ничего не успели, как взлетели в воздух, забавно пытаясь уцепиться руками за пустоту. Еще одно движение кистью, и три мага получают сверху жесткий кинетический удар, падают на землю и теряют сознание. Сил я не жалел, вливая в простенькие по сути заклинания кучу энергии. Ну и финалочка. Ловлю взглядом Яна, и прежде чем он успеет что-то предпринять, отправляю в его сторону хитрый конструкт - смесь «вихря» с чем-то наподобие ловчей сети. Первая часть заклинания прогрызает поставленные щиты, а вторая опутывает человека так, что он и пошевелиться не может.
        Конструкт сработал на ура, спеленав норовистого мага, как младенца. Оловянным солдатиком мужчина упал на замерзшую землю, так и не успев хоть что-то сделать. Оставшиеся на ногах бойцы еще пытались сопротивляться, отправляя в мою сторону магические снаряды, но шансов на победу у них уже не было. Прошло еще пара минут, и все они либо улетели за пределы площадки, либо корчились от боли, лежа на земле.
        Демонстрация моих возможностей получилась более чем эффектная, но Ян, кажется, обиделся. Как только действие удерживающего его заклинания закончилось, он вскочил на ноги, выхватил шпагу и направил лезвие на меня.
        - Позволь узнать, - спросил я, - зачем ты вытащил оружие? Знаешь, в моих краях есть фраза «достал ствол - стреляй» (произнес я по-русски), что в переводе означает - не оголяй шпагу просто так. Ты хочешь вызвать меня на дуэль? У тебя есть основания это сделать?
        - Нет, - спустя несколько секунд процедил мужчина.
        - Вот и отлично, но я предлагаю тебе тренировочный спарринг, ты же не против?
        - Всегда пожалуйста, - широко улыбнулся Ян. Наверняка в мыслях он уже проткнул меня шпагой насквозь, причем не один раз.
        И вот два человека замерли друг напротив друга в окружении офицеров взвода и двух моих друзей. Айвин, кажется, переживал, он как-то не особо следил за моими с Маркусом тренировками и судил о мастерстве владения клинком по осенним воспоминаниям, а вот Лоренсон ехидно улыбался.
        - Магией не пользуемся, - объявил я правила, - бьемся до тех пор, пока один из нас не потеряет сознание или признает свое поражение. Идет?
        - Вполне, - Торф крутанул клинок.
        На севере ценят силу. Ты можешь люто не нравиться человеку, но он будет тебя уважать, если почувствует, что ты превосходишь его в бою. Так здесь воспитывают с детства. Надеюсь, после демонстрации возможностей, моя магическая сила больше ни у кого вопросов не вызывает. Теперь осталось продемонстрировать, что и шпагой я владею не хуже.
        Яна нужно победить и победить быстро, но сделать это таким образом, чтобы не унизить человека, чтобы не выставить его глупым юнцом, решившим показать свою крутость. Мне с этими людьми работать. Незачем заводить врагов, теша свое самолюбие.
        Магия повсюду. Я ощущаю ее течение, ощущаю, как она крутится рядом, готовая помочь, готовая наполнить твои мышцы силой, увеличить скорость и поднять восприятие на новый уровень. Сделав несколько глубоких вдохов, я погнал энергию по телу, взвесил в руке будто бы полегчавшую шпагу и встал в боевую стойку.
        Первый ход предоставил сделать Яну. Мужчина, вцепившись в оружие, как утопающий за спасательный круг, бросился вперед с четким желанием сделать из меня дуршлаг. Считать наш спарринг за тренировочный он явно не желал, мечтая убить навязанного ему командира.
        Клинком Ян владел виртуозно. Отточенные, четкие удары сыпались со всех сторон. Выпад, обманный финт, обход сбоку, снова выпад…. Ему не хватало скорости. Офицер крутился вокруг меня как обозленная пчела, но каждый его удар натыкался на блок. Магия позволила мне буквально предугадывать будущее. Противник только отводил руку для атаки, а я уже знал, куда она будет направлена. Он делает хитрый финт, но натыкается на подставленный блок, совершает длинную и крайне опасную комбинацию, но все усилия уходят в никуда.
        Дворянин ничего не мог сделать с моей защитой. Я банально был быстрее, однако свое мастерство он показал. Думаю, ни у кого не осталось сомнений - Ян превосходный мечник, но я лучше. Пора заканчивать.
        Предотвратив очередной выпад противника, я отбил в сторону его шпагу и перешел в атаку. Сперва не слишком спешил, но с каждой секундой мои движения становились все быстрее. Скорость нарастала, я не давал Яну ни мгновения передышки, осыпая его градом ударов, и в какой-то момент офицер просто перестал успевать за моими движениями. На этом бой можно было заканчивать, думаю, наш спарринг расставил все по своим местам, и теперь даже самый упертый скептик убедился - если бы мы сражались до смерти, Ян был бы уже мертв.
        Поединок закончился полным и безоговорочным поражением дворянина. В очередной раз не уследив за моими руками, он повелся на обманный удар и схлопотал кулаком в висок, кулем повалившись на снег.
        - У кого-то еще есть желание провести учебный бой? - спросил я у офицеров взвода, но в ответ услышал лишь тишину. - Вот и отлично. Мортен, глянь, что с Торфом?
        - Нормально с ним все, - положив худые пальцы на лоб Яна, ответил лекарь, - ну может голова болеть будет до вечера. Потерпит.
        - В чувство сможешь его привести?
        - Легко, - усмехнулся Мортен, и через тело Торфа будто разряд тока прошел. Мужчина выгнулся дугой после чего открыл глаза и ошалело уставился на нас.
        Я дождался пока офицер поднимется на ноги и обратился к нему:
        - Ян, ты отличный боец. Наверное, один из лучших, с которым мне пришлось сходиться в поединке. Я очень рад, что мы будем служить князю Флорису в одном взводе. У тебя остались ко мне какие-нибудь вопросы?
        - Нет, - хмуро ответил мужчина.
        Разумеется, молодой офицер не воспылал ко мне братской любовью и безмерным уважением. Нет, он все так же тихо ненавидел меня, но теперь на людях он не рискнет показать свой норов - не поймут его. Раз уж проиграл, раз не смог показать свое превосходство над командиром, сиди и не вякай. Не удивлюсь, если Ян начнет строить мне козни за спиной. Вообще не удивлюсь. Но не исключен и вариант, что он вскоре остынет и наши взаимоотношения перетекут в нормальное, деловое русло.
        С этого дня началась моя служба в качестве командира офицерского взвода. Как и обещал князь, гарнизонное начальство ко мне особо не лезло, предоставив самому себе. Хозяйственные вопросы взяли на себя Ян и Айвин, Маркус после долгого с ним разговора согласился подтянуть бойцов во владении клинком. Упирался бывший наемник очень долго, ссылаясь на то, что он поубивает всех этих молокососов на первом же занятии, но в конце концов сдался под напором моих аргументов. Таким образом я спихнул с себя массу рутинных задач, распределив их между своими людьми, оставив себе лишь то, с чем они бы не справились - магию.
        Что Маркус, что Айвин, что практически любой из моих бойцов были неплохими магами, местами даже очень хорошими, но все они пользовались вполне стандартными заклинаниями и выше головы прыгнуть не могли. Чему их обучили в детстве, на что им хватало резервов, то и применяли, а меня это не очень устраивало. С тех пор, как я получил доступ к астралу и возможности конструировать свои магические конструкты, меня не покидала мысль создать нечто такое, чего в этом мире еще не делали. Какой-нибудь универсальный набор заклинаний, подходящий даже бойцу среднего или даже низкого уровня.
        Хорошая идея. Стоящая. Однако, как ее реализовать? Помимо, само собой, проблем с созданием чего-то принципиально нового, существовала и другая, не менее важная. В этом мире не существовало четких формул, по которым маги воспроизводили то или иное заклинание. Нет, общие принципы работали, но очень большую роль имели эмоции и внутренние ощущения. Два мага создавая одно и то же заклинание делали это по-разному. Тот же простейший рассекающий удар - один человек вкладывал в него немного злости, другой жажду победы, а третий просто видел, как собирается энергия в его ладони.
        В общем, задачка у меня появилась не из легких, и в первую неделю вступления в должность я по большей части проводил индивидуальные занятия с бойцами, пытаясь выяснить их особенности и общий уровень магического мастерства, ну а затем, имея общее представление о том, что хочу получить, впервые за долгое время забурился в Астрал.
        Как обычно осознал себя стоящим в туманном мареве. Мир изнанки был спокоен и безмятежен, лишь изредка какие-то волнения заставляли туман слегка уплотняться, будто где-то далеко-далеко могучий великан сделал печальный вздох. Тишина. Ни Исанида поблизости, ни других незваных гостей. Кстати, не мешало бы выяснить о каких ищейках он говорил. Может при следующей встрече спрошу, почему-то я ни капли не сомневался - с тем странным человеком судьба меня еще сведет.
        Небольшое волевое усилие преобразовало серую хмарь астрала в цветущий остров, окруженный невидимой стеной, по крайней мере, мне так думалось. Усевшись под пальмами в шезлонг, я опустил босые ноги в теплый песок и попытался разложить по полочкам все мысли, которые крутились в голове последнюю неделю.
        Мне нужен набор каких-то новых, но несложных заклинаний, работающих на непривычных для местных магов принципах. Легко сказать. Ну, допустим, я смогу каким-либо образом притянуть за уши свои знания о физике. Радиация, например. В теории ее можно использовать, но как ее объяснишь человеку, который про атомы-то не слышал? Или допустим микроволновое излучение? А что - направил энергию на человека и прожарил его до состояния курицы гриль. Интересный кстати вопрос, а защитит ли природная невосприимчивость человека к магическим атакам от такого? Помнится, еще в интернате я задал вопрос учителю, можно ли вскипятить кровь врага на расстоянии, и получил ответ, что прямые и грубые воздействия отклоняются естественным барьером живого существа. Но это если магия работает напрямую, а опосредованно? Не мешает попробовать, хотя вряд ли это будет очень эффективно.
        Так, перебирая в голове возможные варианты заклинаний, я отбрасывал один за другим идеи, которые невозможно было реализовать. Либо слишком сложно для посредственного мага, либо не получится объяснить принцип работы.
        Тем не менее, кое-какие задумки все же проходили критику. К примеру, я решил развить свою идею с перегрузкой щитов. В прошлые разы эти заклинания неплохо себя проявили, и пусть они неслабо так жрали энергию, никто не мешает мне усовершенствовать их или, что еще лучше, попытаться объединить усилия нескольких магов. Надо попробовать.
        В итоге, я накидал примерный список того, что хочу реализовать и в течение следующих пары недель планомерно пытался эти идеи воплотить в жизнь. Что-то отпадало, что-то получалось, однако основные сложности начались тогда, когда я попытался обучить бойцов взвода новым заклинаниям.
        Глава 11
        К тому моменту, как я приступил к практическим занятиям, в княжество Камерон пришла весна. Пока робкая, осторожная. Она залетала на денек другой, радовала людей теплыми деньками и испуганно убегала прочь, гонимая морозами и метелями, но затем приходила вновь, неся с собой надежду на скорое лето. Дни стали длиннее, люди веселее, а настроение лучше. Еще немного, и по лесам весело побегут ручьи, а дороги княжества станут непроходимыми, заперев жителей в своих деревнях и городах.
        Обучение бойцов новым заклинаниям шло туго. Даже не так. Оно шло со скрипом, с матами, криками и желанием придушить своих учеников. Нет, молодые маги честно старались, они внимательно слушали мои объяснения, кивали головами, задумчиво морщили лбы и кривили губы, но на этом все. Повторить хотя бы один конструкт они не могли. Ну не осознавали они, как вообще возможно разделить магические потоки таким образом, чтобы они охватывали щит противника сразу с нескольких сторон. Умом вроде бы понимали, а повторить не могли. Объемный взрыв тоже им оказался недоступен, как и множество других, придуманных мною заклинаний. Впрочем, бывшие наемники, включенные в мой взвод, осваивали новинки ненамного лучше.
        С мертвой точки дело сдвинулось лишь к середине апреля, когда один из офицеров повторил аналог пылевого вихря, который мы пытались освоить уже несколько дней, и офицером этим внезапно оказался Ян Торф. Кажется, мужчина сам не понял, как у него это получилось, но вращающийся шарик, способный доставить защите противника массу проблем, висел в воздухе и никуда исчезать не собирался.
        Когда энергия, вложенная в заклинание, закончилась, Ян попытался воспроизвести его, что к моей огромной радости получилось с первой же попытки. С этого дня именно Ян стал моим главным помощником в обучении бойцов. Офицер, прошедший стандартную для большинства дворян школу работы с магией, начал выполнять по сути роль переводчика, объясняя остальным то, что я хотел до них донести, и в итоге это принесло свои плоды - к концу апреля мой взвод пусть и не в полном составе освоил некоторые из новых заклинаний.
        К слову, часть офицеров с большим скепсисом относились к тому, чем мы занимались, считая наши занятия пустой тратой времени, но вскоре мне удалось доказать, что это не так - начавшаяся война расставила все по своим местам.
        Известие для многих не стало сюрпризом. Князь Флорис еще с зимы начал какие-то движения по приведению армии в боевую готовность. К границе княжества подтягивались люди, собирался провиант, велись переговоры с лидерами кланов об увеличении снабжения и найме бойцов.
        Лично меня вся эта движуха пока не касалась. Мы спокойно тренировались, вникали в особенности работы армейской машины и даже получили жалованье за первые месяцы, которое приятно удивило всех бойцов взвода. В общем не служба, а лафа, если бы не знать, что нас ждет в ближайшем будущем. Тут как в том анекдоте: «как пожар, хоть увольняйся». Впрочем, я понимал, на что шел.
        Едва только дороги княжества перестали походить на болотную трясину, в гарнизон пришел приказ выдвигаться на запад, и что характерно, князь Флорис планировал отправиться вместе с нами. Судя по всему, он решил нанести превентивный удар, не дожидаясь нападения соседей. А что, повод уже есть. Про выходку Берге все, кому надо, знают, так что в глазах остальных княжеств Флорис вполне в своем праве. Хотя, как мне кажется, в текущих условиях такие формальности для объявления войны никого уже не интересуют.
        Воевать собирались налегке. Северяне и раньше-то предпочитали быстрые налеты вместо длительных походов и полноценных наступательных операций, а сейчас вообще отказались от использования в боевых действиях простых солдат. На этот раз воевать шли только маги, а обычный люд выступал лишь в качестве обслуживающего армию персонала. Времена изменились. Если раньше князья были ограничены в своих возможностях, то теперь изначальная магия применялась едва ли не в каждой битве, что несколько меняло картину боя.
        Княжество Камерон, как и почти все государства севера, не отличалось большими размерами. Тренированный маг, по идее, мог бы пересечь его всего за пару-тройку дней, но одно дело - одаренный, способный преодолевать за сутки более ста километров, и другое - тяжелая и неповоротливая военная машина. Поэтому, чтобы не усложнять логистику, командованием было принято решение сформировать армейский обоз непосредственно возле границы, ну а нам, как и еще множеству крупных и не очень воинских соединений, предстояло отправиться туда налегке, взяв с собой минимальный набор провизии.
        Так в общем-то и сделали. В конце апреля наш взвод вместе с большей частью гарнизона выдвинулся в поход. Погода уже позволяла сделать это без особых проблем. Ноги лошадей почти не вязли в грязи, а серьезные заморозки если и случались, то только по ночам. Местами уже начала проклевываться трава, а деревья готовились раскрыть почки, вытягивая влагу из земли, как буровые насосы. Что меня поразило до глубины души - князь Флорис отправился с нами, как вполне обычный воин - верхом, без раздутой свиты, без кучи поваров, шутов и придворных лизоблюдов.
        Флорис и еще человек десять из высшей знати, ехали впереди, задавая темп передвижения, ну а нам, естественно, ничего не оставалось, кроме как глотать за ними пыль. Хотя, какая пыль в начале мая? Правильнее уж было сказать, месить за ними глину - дороги в княжестве оставляли желать лучшего.
        Маршрут передвижения был построен таким образом, чтобы как можно реже ночевать в поле. Магия магией, а подхватить воспаление легких из-за ночевки на холодной земле - дело не хитрое, и лекарей на всех может и не хватить. Поэтому первую ночь мы провели в небольшом городке, расположенном в пятидесяти километрах от столицы, и поздним вечером, когда мои бойцы устраивались на ночлег в одном из домов, расположенных на окраине поселения, за мной пришли.

* * *
        Князь Флорис со своей немногочисленной свитой вполне ожидаемо занял один из богатейших домов города. Два незнакомых мне офицера очень вежливо и ненавязчиво сопроводили меня в апартаменты, в которых отдыхал князь. Судя по всему, ничего дурного ждать не стоило, но меня почему-то не оставляла тревожность.
        Большое, теплое, ярко освещенное помещение. Широченный диван, четыре кресла, густой ковер на полу, монструозный дубовый стол. Хозяин двухэтажного особняка явно не бедствовал, однако сейчас его рабочее место занимал князь Флорис и казалось, что ему в этом просторном зале даже немного тесновато.
        На открывшуюся дверь князь не обратил внимания, делая какие-то записи. Железное перо скользило по бумаге с невероятной скоростью. Будто ведомое невидимой механической рукой, оно останавливалось лишь на краткие мгновения, чтобы окунуться в чернильницу.
        - Рад тебя видеть, - отложив в сторону перо, князь поднял глаза, - да ты не стой столбом, проходи, присаживайся.
        - Добрый вечер, - я последовал совету, усевшись на диван, и едва не охнул, практически утонув в нем. Пришлось под ехидным взглядом князя пересаживаться на более жесткое кресло.
        - С югов привезли, там такое любят. Не по средствам живет бургомистр, как думаешь?
        - Я не особо в этом разбираюсь.
        Несмотря на показное добродушие, рядом с князем я ощущал себя как школьник рядом с директором, поэтому старался не сболтнуть лишнего.
        - Как тебе служба? Устраивает ли жалованье, дом?
        - Да, вполне, спасибо.
        - Слышал кое-что о твоих тренировках. Пытаешься обучить людей новым заклинаниям - это похвально. Успехи есть?
        - Определенные.
        - А давай-ка ты мне покажешь эти заклинания? Уж больно мне любопытно.
        Князь поднялся из-за стола и в комнате сразу стало меньше места.
        - Прямо сейчас? - удивился я.
        - А почему бы и нет.
        - Мебель можем испортить.
        - Нормально, - усмехнулся князь, - этому транжире полезно будет. Стол у него лучше, чем у меня, видано ли? Давай, братец, не бойся.
        Слово князя - закон. Сказал атакуй, значит атакуй. Поднявшись с кресла, я дождался пока вокруг Флориса появится еле заметная защитная сфера, и принялся кастовать простенький «вихрь». Отличное пробивное заклинание, которое расходовало не очень много энергии - как раз для мага средней силы.
        Сотни мелких звездочек сорвались с моей руки и закружились хороводом вокруг князя, пытаясь прогрызть его щит. Попутно они царапали мебель, рвали шторы, гробили паркет, но абсолютно ничего не могли сделать с Флорисом. Его защита, кажется, даже не заметила, что ее пытаются вскрыть, оставаясь все такой же монолитной и несокрушимой.
        Спустя десять секунд, когда вложенная в конструкт энергия начала заканчиваться, князь встрепенулся, будто о чем-то резко вспомнил, и мелкие звездочки, летающие вокруг него, вспыхнули и пропали, как и не было их никогда.
        - Интересно, - задумчиво произнес Флорис, - это сможет повторить любой?
        - В целом - да.
        - Так, так, так. Надо бы нам с тобой братец об этом подумать на досуге. Сделаем вот что: завтра мы ночуем в полях, и как остановимся, приходишь ко мне. Хочу посмотреть все твои заклинания, да и в целом не мешало бы посмотреть, на что ты способен.
        - Понял.
        - Ну и славно, завтра тогда продолжим разговор.
        И к чему была эта встреча? Возвращаясь к своим людям, я пытался понять - зачем Флорис вызвал меня сегодня? И чем дольше думал, тем сильнее убеждался - князь просто хотел прощупать почву, глянуть, чем я дышу и не сбегу ли после первой же драки. Причем, завтра проверка продолжится. Скорее всего, если бы мое заклинание не произвело нужного впечатления, мы бы сегодня еще болтали, а так все, что ему нужно, Флорис выяснит позже.
        На следующий день, как и было обещано, мы разбили лагерь в чистом поле. Тут же зажглись костры, забурлила вода в котелках, а я, наскоро перекусив, отправился к князю.
        Было еще светло. Флорис, одетый в свою походную военную форму упражнялся с мечом, спаррингуя с одним из приближенных к нему людей. И опять я поразился звериной мощи князя. Сколько ему там лет? Сто двадцать? Да никогда бы не поверил. Флорис, абсолютно не напрягаясь, крутил оружие, совершая иногда несвойственные для его комплекции рывки и ускорения. Быстрый и опасный. Чувствовалось, что князь разгоняет свою скорость магией, но при этом собственные физические возможности у него были на высочайшем уровне.
        Спарринг происходил возле княжеского шатра, который поставили еще час назад прибывшие сюда пажи - совсем молодые маги, которые со временем могли стать гвардейцами. Должность, естественно называлась иначе, но я как обычно подобрал удобный аналог.
        Помимо князя на площадке перед шатром собралось еще человек двадцать - высшая знать княжества. Суровые северяне, прошедшие с Флорисом через множество битв - лидеры кланов, дальние родственники. Ни одного манерного или расфуфыренного придворного, лестью выбившего себе место рядом с правителем, я не заметил. Если ты слаб, если ты изнежен и не владеешь оружием на должном уровне, здесь тебя уважать не станут. Именно по этой причине сын Флориса - Ивар остался в столице. Тут ему просто не было места.
        Поединок закончился полной и безоговорочной победой князя, и я бы не сказал, что противник ему поддавался. Нет, бой шел на полном серьезе. Звенела сталь, свистел рассекаемый клинками воздух, а пропущенные удары могли вылиться в серьезные увечья. Финальной точкой спарринга стал удачный финт князя, после которого меч соперника вылетел из руки.
        - Сдаешь, Густаф, - громогласно объявил князь, - берут года свое, да?
        - Ну я же не Флорис Железный, - хохотнул Густав, поднимая меч с земли, - мне можно.
        - Нет, дружище, нельзя. Вы все мне нужны в отличной форме. О, а вот и наше молодое дарование, - князь заметил меня. - Даррелл, подойди.
        Под пристальными взглядами княжеской свиты, я приблизился к Флоресу, пытаясь понять, что он намерен выкинуть.
        - Ты как, сильно устал после перехода? - Поигрывая оружием и улыбаясь, спросил он. - Потешь старика, покажи, чего стоит нынешняя молодежь.
        Давид и Голиаф, блин. Глядя на князя, который был выше меня на голову и вдвое тяжелее, я вообще не понимал, что смогу ему противопоставить, но и отказываться было нельзя. Проиграть конечно не страшно, все-таки с представителями княжеского рода очень сложно тягаться, но ударить в грязь лицом не хотелось. Как никак на меня смотрит сейчас элита княжества Камерон. Обнажив шпагу, я принял стандартную боевую стойку, чем вызвал еще большую улыбку на лице Флореса.
        Поединок начался очень неспешно. Князь жестом показал, чтобы я начинал атаку, и секунд тридцать просто отражал мои выпады, абсолютно при этом не напрягаясь. Постепенно я начал привычно ускорять темп, прогоняя энергию через мышцы, но даже это не помогло пробить железобетонную защиту противника. Орудуя тяжелым мечом, как невесомой деревянной тросточкой, он без труда читал любые мои движения. Хочу сделать обманный удар, но едва не натыкаюсь на ответный выпад, ухожу от замаха и пытаюсь контратаковать - опять неудача.
        Темп боя с каждой секундой возрастал. Тут и мышцы разогрелись, и магия начала работать в полную мощь. Так быстро, как сейчас я, наверное, еще никогда не бился. Просто не было необходимости. В последних своих поединках я уделывал Маркуса не разгоняясь даже в половину своих возможностей, а сейчас мне приходилось выжимать из себя максимум, и князя это, кажется, впечатлило.
        Флорис начал действовать аккуратнее. Он перестал играть, всерьез озаботился своей обороной и даже сделал несколько шагов назад, увлекая меня за собой. Это-то и послужило причиной поражения. Воспользовавшись преимуществом в росте и длине рук, князь утянул меня за собой, после чего заблокировал шпагу и влепил своим пудовым кулаком мне в висок, отправив меня в глубокий нокдаун. Хорошо хоть я на ногах устоял.
        - Вот, достойная смена растет! - сквозь шум в ушах услышал я голос князя. Флорис запыхался и говорил с одышкой, но кажется, был доволен. - Чуть не уездил старика. А, что скажите?
        Со стороны свиты послышались одобрительные возгласы. Ну что же, не опозорился. Да, не победил, но, боюсь, этого не смог бы сделать никто из присутствующих здесь людей. Все-таки князь есть князь.
        - Ладно, Даррелл, - Флорес повернулся ко мне, - пойдем выпьем что ли. Загонял ты меня совсем, с магией позже разберемся. Эй, пусть пива мне и моему гостю принесут.
        В княжеский шатер при желании можно было заселить человек десять, да и выглядел он так, будто его соорудили еще вчера, а не пару часов назад. Плотная ткань не пропускала холодный еще весенний воздух, а несколько магических шаров, поставленных по углам, разгоняли мрак. Тут даже мебель была. Простенькая, неказистая, выполненная из дерева, но была.
        Пока Флорес снимал кожаный доспех, молчаливый слуга принес маленький бочонок, предусмотрительно снабженный краном, и здоровенный поднос с разнообразной закуской.
        Спустя минуту князь уселся за стол, налил себе пива, предложил мне сделать то же самое и лишь затем произнес:
        - Отлично дрался, княжескую кровь сразу видно. В астрал поди вышел уже? Да ладно, не делай такое лицо удивленное. Я, братец, прожил долгую жизнь, некоторые даже считают, что слишком долгую, и многое повидал, многое узнал. Сам до астрала добрался или направил кто?
        - Сам, - решил я не скрывать правды.
        - Силен, - цокнул языком Флорис, - если не врешь, то очень силен. Меня вот отец в свое время обучал.
        - Есть в астрале то, что невозможно узнать собственным опытом?
        - Эх, Даррелл, все в нашей жизни познается только собственным опытом, даже тысяча слов самого мудрого человека не дадут тебе столько, сколько одна зуботычина от жизни. Разберешься со временем сам, но, если есть вопросы, спрашивай, вдруг отвечу.
        Князь хлебнул пива, хитро посматривая на меня, вероятно ожидая, что я начну засыпать его тонной вопросов об астрале, но спросил я его совсем о другом:
        - Изначальная магия сильно туманит голову?
        Флорис ни единым мускулом не показал, что вопрос его как-то удивил, но голубые глаза князя как будто превратились в два куска льда. Несколько секунд он молчал, буравя меня взглядом, но все же произнес:
        - Я не смогу ответить на этот вопрос. Каждый мужчина моего клана, достигнув определенного возраста, получает возможность использовать родовую магию. Она всегда рядом, стоит только руку протянуть, но я никогда за всю свою долгую жизнь не использовал ее по-настоящему.
        - Боги ушли.
        - Я знаю и меня это страшит. Я уверен, если мы вступим на земли княжества Турсен, Патрик не погнушается ударить по нам всем, что у него есть, в том числе и изначальной магией. Мне придется ответить тем же.
        - Войны не избежать?
        - Нет, - покачал головой князь, - Патрик не дурак, и если мы не ударим первыми, он сделает это за нас.
        Глава 12
        Разговор с князем продолжался недолго. Выпив первую кружку, Флорис задал мне еще несколько вопросов, после чего отпустил заниматься своими делами, но напомнил, что завтра мне предстоит продемонстрировать всем, что я из себя представляют, как маг. Однако, новая встреча с князем произошла не так скоро, и вновь меня вызвали только через три дня, когда наша рота находилась всего в дневном переходе от границы и основной части армии, соответственно.
        Поединок с князем обещал быть очень тяжелым, но я даже не представлял насколько. За последнее время я как-то свыкся с мыслью, что в магическом плане со мной мало кто может потягаться на равных, но первое же атакующее заклинание князя едва не растоптало меня.
        На этот раз все происходило без свидетелей, лишь два хмурых воина сопровождали Флориса, недобро поглядывая в мою сторону. Отойдя от лагеря на приличное расстояние, мы остановились на поле, где едва-едва проклюнулась трава, и в течение нескольких минут готовились к поединку.
        Между мной и князем было около десяти метров - стандартная дистанция для магической дуэли, и в отличии от драки на мечах Флорис атаковал первым. Не знаю, что за заклинание он применил, но оно едва не стоило мне поражения. Многослойная защита, в которую я влил прорву энергии, практически испарилась, превратившись в жалкие ошметки.
        Князь бил чем-то не смертельным, но очень мощным и, поняв, что я смог выдержать подобное, расплылся в улыбке, предоставив теперь мне сделать свой ход. Впрочем, забегая вперед, ничего Флорису я сделать не смог. Какие бы заклинания не пускал в дело - толку ноль. Все-таки с князем мне было рано тягаться, я чувствовал, что еще немного, еще самую малость, и я смогу дотянуться до его уровня, но это ощущение было очень обманчиво. Я обрушивал на противника целые огненные шторма, бил молниями, перепахал землю на метр глубины, но все бестолку.
        В общем, я проиграл, банально истощив магический резерв, после чего князь в качестве финальной точки поединка выбил из меня дух сильным кинетическим ударом, пробившим остатки щитов.
        На этом Флорис, видимо, узнал все, что хотел, и наше общение с ним на какое-то время прекратилось. Как оказалось, мои инновационные заклинания князю были не слишком интересны, он выслушал меня, но не больше, видимо у него хватало проблем и без сомнительных новинок. Тем более на следующий день мы наконец добрались до места сбора, куда вскоре должны были прибыть остатки армии.
        Всю следующую неделю к маленькому приграничному городку стягивались отряды военных, едущих из самых дальних уголков княжества. Складывалось ощущение, что Флорис решил собрать вообще всех, кого мог, так как численность армии по моим прикидкам превысила три тысячи магов, а помимо них хватало и простых солдат.
        Не гнушался князь пользоваться и услугами наемников. Воины, что на зиму вернулись в родные края, с радостью подписывали временные контракты. А что - платят хорошо, идти далеко не надо - красота. В общем, сила у нас собралась немаленькая по местным меркам. Другой вопрос, а как там у соседей? Не думаю, что армия Патрика будет уступать в размерах.
        К середине мая, когда погода окончательно устаканилась, радуя людей теплом и ароматом распустившихся цветов, Флорис отдал приказ пересечь границу княжества Турсен. Произошло это как-то буднично и без малейшего сопротивления со стороны противника. Просто в один момент армия князя, разделенная на несколько частей, вышла из одной местности, чтобы к вечеру следующего дня оказаться в точно такой же, но уже находящейся на территории соседнего государства.
        Двигаясь вместе с войском, я отчетливо понимал, что мой взвод здесь если не сказать, что лишний, то как минимум не вписывается в общую структуру. По сути мы ни разу не участвовали в учениях, не выходили на летние построения в поля, так что о какой-то слаженности не могло идти и речи. Хорошо хоть командование это отлично понимало, и нас определили в резерв, но не исключено, что такому решению поспособствовал князь. Глупо бросать необстрелянный взвод в самое пекло, если его командир нужен тебе живым.
        В принципе, бойцов такой расклад вполне устраивал. Лишь некоторые офицеры - самые молодые и горячие, рвались в битву. Они мечтали о славе, о том, чтобы оказаться на острие атаки, разбить врагов, а позже получить заслуженную награду и почитание. О том, что эта атака может стать в их жизни последней, почему-то мало кто думал. Ну а маги постарше, особенно те, кто пришел в армию вместе со мной, лишь снисходительно улыбались на такие выходки молодняка.
        В общем, место для взвода князь определил рядом с собой. Вот и тащились мы немного в стороне от основного войска, подстраиваясь под темп обоза. Увы, на вражеской территории разделять армию было нельзя. Лишь разведчики как волчьи стаи рыскали по округе, высматривая отряды противника.
        На грабеж приграничных поселений князь не разменивался, стараясь как можно быстрее добраться до столицы княжества Турсен. Размерами оно, как и остальные государства севера, не могло похвастаться, и при должном везении мы могли дойти до нужной точки недели за две, но кто бы нам дал это сделать?
        Разумеется, Патрик Слеттен нас ждал. Разведчики заметили вражескую армию, на пятый день пути. По их словам, численность войска примерно соответствовала нашему, но в нем было довольно много простых солдат, что мне показалось странным.
        Новость взбудоражила людей. Каждый ждал и понимал, что вскоре случится сражение, но до сегодняшнего дня оно было где-то там - в далеком будущем, а сейчас оказалось, что всего сутки отделяют нас от встречи с врагом. Завтра будет битва, князь не намеревался останавливаться.
        Следующим утром войско в полном составе выдвинулось навстречу противнику. По словам разведчиков, армия Патрика заняла оборону в широкой долине, окруженной со всех сторон лесами - туда уже со всех ног мчались несколько отрядов, чтобы прочесать дебри. Не хватало нам только сюрпризов в виде сотни-другой магов, затаившихся в чаще.

* * *
        Ровное весеннее поле с ярко-зеленой травой разделяло две большие группы людей. Две армии встали друг напротив друга, ожидая сигнала к атаке. Между нами около полукилометра - расстояние, на котором ни одно заклинание не сможет долететь до противника, однако это правило не распространялось на изначальную магию.
        Мой взвод вместе с еще одним резервным соединением находился на некотором отдалении от основного войска, и с небольшого холма я мог наблюдать происходящее на поле, а посмотреть там было на что.
        Князь Флорис, как одинокое дерево на краю утеса, стоял перед ровными рядами армии. Он ждал. Ждал пока ударит Патрик или готовил свой удар. Никто точно не знал, что произойдет дальше, но все мы, как один, укрепляли щиты.
        Флорис начал первым. Земля перед ним задрожала, а в воздухе появился черный шар, постепенно увеличивающийся в размере. Маленькая, незаметная издали клякса будто втягивала воздух, становясь все больше и больше, и достигнув размеров в два человеческих роста, устремилась к вражеским порядкам.
        Выглядело это весьма зловеще и, разумеется, без внимания не осталось. Пролетев половину необходимого расстояния, шар разросся настолько сильно, что начал искрить. Черные молнии принялись бить в землю, оставляя на ней глубокие, дымящиеся рытвины, и в этот момент со стороны князя Патрика, едва различимого из-за разделяющего нас расстояния, пришел ответ. Люди замерли, ожидая, что же произойдет дальше.
        Подковообразное нечто устремилось навстречу шару. Два высших заклинания столкнулись на середине поля. Раздалось мерзкое шипение, будто обозлились миллионы гремучих змей. Люди принялись спешно закрывать уши, боясь остаться без слуха.
        Магия боролась с магией. Оба князя железной волей удерживали заклинания от разрушения, пытаясь побороть противника. Сила против силы, мастерство против мастерства. Никто из нас даже представить не мог, какими объемами энергии оперируют сейчас два этих человека.
        Шли секунды, но ни один из магов не мог взять верх. Черное заклинание Флориса все так же шипело, пытаясь преодолеть полупрозрачную подкову, удерживающую ее. Били молнии, искры разлетались по округе, выжигая землю и траву, но на этом все. Постепенно шар начал сдуваться. Флорис так и не смог перебороть своего оппонента. Впрочем, в это мало кто верил. По какой-то причине изначальная магия почти всегда нейтрализовывалась встречным заклинанием из той же оперы. По крайней мере, если противники были примерно равного уровня.
        Ну что же, пока все шло по стандарту. Оба князя сделали свой ход, и в ближайший час-два не смогут применять высшие заклинания, ограничившись обычными, а значит пришло время простым магам показать на что они способны. Не зря же нас привели сюда.
        Прозвучал сигнал к атаке и армия Флориса начала неспешное наступление. Никто не бежал, не размахивал топорами и мечами. Даже наемники, что как обычно скучковались на одном фланге, старались держаться общего строя - любой, кто окажется на острие атаки и слишком сильно выйдет вперед, умрет мгновенно, попав под первый вражеский залп. Ни один щит не выдержит если по нему попадет сотня магических ударов.
        Мы находились позади войска. Князь Флорис вместе с небольшой группой людей - тоже. Какое-то время ему требовалось на то, чтобы восстановить магические силы, ну а резервные взводы ожидали приказа. Если на каком-нибудь фланге начнутся проблемы, нас отправят туда.
        Встреча двух армий ознаменовалась жутким грохотом и сотней разнокалиберных вспышек. Гремели заклинания, взрывались огненные снаряды, лопались щиты и умирали люди. Две противоборствующие стороны сошлись в смертельном поединке, и я очень не завидовал тем, кто находился сейчас в эпицентре битвы. За прошедшие пару лет мне уже не раз приходилось участвовать в чем-то подобном, и я прекрасно представлял, какой ужас там твориться.
        Первые несколько минут было совершенно непонятно, на чьей стороне преимущество. С холма, на котором остался князь и часть командования, нам пришлось уйти, так что ориентироваться приходилось только на слух, но в какой-то момент мне начало казаться, что армия Флориса, вполне уверенно одерживает верх - ее ряды заметно продвинулись вперед, тесня противника. Отлично. Если нашему взводу не придется вступать в драку, я буду только рад.
        Со стороны командного пункта раз за разом приходил сигнал к наступлению. Армия медленно, но верно давила врагов, но в какой-то момент я услышал новый сигнал. В груди похолодело - нас обходили с флангов несколько крупных вражеских отрядов.
        Хреновая, видимо, у князя разведка. Судя по тому, что я видел, они проморгали несколько сотен магов, которые сейчас во всю прыть мчались к нам, чтобы зажать армию в клещи, а хуже всего было то, что среди этих людей находился сам Патрик Слеттенн. Об этом стало известно чуть позже, когда его магия начала пачками выкашивать солдат и офицеров.
        Естественно, Флорису пришлось бросить в атаку все, что у него имелось. Наш и второй резервный взвод отправили на правый фланг, князь же вместе со своими людьми помчался налево - вероятно там он увидел своего главного врага.
        Мы едва успели занять место в строю, как во фланг ударили, и удар этот был очень чувствителен. Многие из бойцов, принимавших участие в сражении, уже потратили магический резерв и просто не выдержали массированную атаку. К тому же им приходилось воевать сразу на две стороны. В армейских рядах появились целые просеки из убитых людей.
        Нашему взводу было чуть легче. Резервы у бойцов были полны, а модифицированные щиты, которые многие смогли освоить, отразили большую часть вражеских заклинаний. Лишь несколько молодых офицеров не пережили самый тяжелый - первый удар.
        Наш ответный залп оказался куда результативней. Пока противники не приблизились на расстояние рукопашной драки, мой взвод успел уничтожить порядка пятнадцати человек - «вихрь» отлично себя проявил, буквально пожирая защиту врагов. Ну а когда я активировал улучшенный за последнее время «фонтан», многим стало не до атаки. Крича от боли и пытаясь сбить с себя невидимое пламя, люди падали на землю, замедляя идущих позади магов.
        Мой удар оказался большим сюрпризом для врагов. Встретить здесь человека с подобной магической мощью они никак не ожидали, поэтому быстрая и наглая атака немного споткнулась, а когда бойцы моего взвода начали раз за разом собирать своими заклинаниями кровавую дань, то и вовсе остановилась. В итоге вместо стремительной победы врагам пришлось втягиваться в вязкую и долгую рукопашную драку.
        На землю спустился ад. Вокруг постоянно что-то взрывалось и сверкало, кричали и матерились люди, звенела сталь. Я постоянно кого-то бил, атаковал простейшей магией, и протыкал шпагой живые еще тела, а в тот момент, когда клинок застрял в ребрах вражеского офицера, плюнул на все и активировал эйхор. Началась мясорубка. Удар и кровавый веер разлетается во все стороны. Человек, лишившийся только что руки, еще не осознает, что произошло, а я уже убиваю следующего. Новый взмах туманной ленты и новый труп. Сила и безнаказанность - вот, что я чувствовал в тот момент. Враги меня боялись. Люди, увидев, что к ним приближается человек, чьи руки испускают туманные полосы, пытались уйти в стороны, скрыться, убежать, и мне, черт возьми, нравилось это.
        Вскоре вокруг меня не осталось противников и каждого приходилось буквально искать. Фланговая атака захлебнулась. Мы как ни странно побеждали, но увы, только здесь.
        - Даррелл!!! Даррелл!!! - сквозь шум битвы и стук крови в ушах до меня донесся надрывный крик. - Надо помочь князю!!! Срочно!!!
        Оглянувшись по сторонам, я увидел, что на левом фланге дела обстоят ужасно. Два князя сцепились друг с другом, а в это время люди Патрика буквально вырезали остатки сопротивления нашей армии. Зажатые с двух сторон бойцы не могли помочь Флорису, а тот, в свою очередь был полностью поглощен дракой.
        Повторяется история. В прошлый раз я спасал Орлова, а теперь вот приходится идти на выручку де Крону. Пора, наверное, прозвище брать - спаситель королей. Крепко выругавшись, я усилил голос и рявкнул: «Взвод! За мной!», после чего, не оборачиваясь, рванул к Флорису.
        Магии у меня оставалось не так много и рассчитывать приходилось по большей части на эйхор. К тому же, я не хотел оставлять себя без защиты, выплеснув всю энергию в одном разрушительном заклинании. Князю обязательно нужно помочь, но погибать из-за него точно не стоит.
        Бегу что есть духу на левый фланг, рядом тяжело дышат Маркус и Айвин, позади пытаются не отстать остальные бойцы взвода. Их изрядно потрепало, но многие твердо стоят на ногах.
        Главной своей задачей я видел вырвать Флориса из окружения, в которое он с минуты на минуту мог попасть. Пока к двум правителям, поливающим друг друга разрушительной магией, не могли приблизиться менее одаренные воины, но долго так продолжаться не сможет, если Флориса зажмут со всех сторон, он, скорее всего, умрет.
        И вновь драка. Вновь передо мной оскаленные лица противников, крики умирающих и кровь - на руках, на одежде, на черной земле. Она везде, но я не думаю об этом, у меня есть цель. Шаг за шагом, я продавливаю сопротивление врагов, убивая и ловя заклинания вперемешку со сталью на щиты. Иногда лента эйхора не могла пробить чью-то защиту, и я останавливался, выматывая мага серией ударов или дожидаясь, пока за меня это не сделают бойцы взвода.
        Начала накатывать усталость. Пусть мои резервы велики, но они все же не бесконечны. Руки с каждым взмахом все больше наливались тяжестью, а от тела уже валил пар, настолько сильно оно нагрелось. Вся моя одежда, лицо, волосы были покрыты сплошной коркой из грязи и крови. Война - это ужасно, но люди не могут без нее прожить, как бы глупо это не звучало.
        И все же, несмотря на наши старания, мы проигрывали. Заткнуть резервными взводами все дыры в обороне не получилось бы при всем желании. Как только мы умчались на левый фланг, просел правый. Непонятно, откуда Патрик взял столько людей, но сейчас это было не так важно, главное - спасти князя. Если Флорис погибнет, то битва, как и вся эта короткая, глупая война, будет проиграна. Я шел вперед.
        Моему взводу все-таки удалось прийти на помощь Флорису, но было уже поздно. Мы вплотную приблизились к месту, где бились два князя, и я увидел, как Слеттен очередным ударом просто выжег защиту де Крона. На землю упал истощенный амулет, а следующим движением Партик ударил по массивной золотой печати, крепящей его плащ, и в нашего князя ударил яркий луч света. Ничего страшного вроде бы не произошло. Флорис не упал, не умер, обливаясь кровью и даже продолжил битву, но я чувствовал - этот луч света даром не пройдет.
        Внезапно правитель княжества Турсен отступил. Обрушив на Флореса череду магических ударов, он вдруг сделал несколько шагов назад, а затем воздух прорезал неприятный сигнал, отчетливо слышимый на многие километры вокруг.
        Патрик и его войско отступили. В тот момент, когда на их стороне было явное преимущество они по какой-то причине предпочли сдать позиции. Нет, мы не выиграли. Уставшая и обескровленная армия княжества Камерон осталась на боле боя, глядя на то, как враги уходят. Приказа к атаке не поступало, во-первых, ничего хорошего из этого бы не вышло, а во-вторых, князь Флорес вскоре после окончания битвы потерял сознание. Все-таки я оказался прав - тот зеленый луч, ударивший его, сделал свое грязное дело. Кажется, у нас намечаются огромные проблемы.
        Не прошло сражение даром и для моего взвода. Едва не погиб Ян Торф. Молодой дворянин, который из возможного врага превратился за месяц в одного из моих ближайших помощников, лежал без сознания с рассеченной головой. Сильное ранение получил Айвин, лишившись нескольких пальцев на руке, Маркус заработал множество мелких порезов, да и в целом взвод лишился едва ли не половины личного состава. Тяжелая битва, очень тяжелая.
        Спустя двадцать минут мы получили приказ на отступление, и почти сразу же секретарь Флориса примчался, чтобы передать: князь пришел в себя и срочно хочет меня видеть.
        Глава 13
        - Облажался я, Даррелл, - тяжело дыша, произнес Флорис.
        Князь бледный, как известь, лежал на толстом покрывале, положенном на траву. Лекарей, что крутились вокруг него последние несколько минут, он выгнал, как и остальных своих людей.
        - Переиграл меня Патрик, - продолжил князь, - как нерадивого юнца переиграл. Давний враг, хитрый враг. Сколько лет мы с ним бодались, то один верх возьмет, то другой, а видишь, как все вышло. Старый я дурак - ошибся, недооценил его.
        - Дело в том амулете, который активировал Патрик?
        - Да, - закашлялся князь, - он, тварь такая, вымотал меня, дождался пока щиты ослабнут, а все мои цацки работать перестанут, и тем амулетом наградил меня проклятьем. Обычный удар я бы еще отразил, а эту дрянь не смог. Не знаю, где он артефакт этот достал, но теперь его гнилая начинка очень быстро меня убивает, а лекари только руками разводят. Долго он, наверное, эту реликвию держал, долго. Раньше ведь как было? Ну убили князя - беда, но для государства не смертельно, найдется наследник. Все равно изначальную магию нельзя использовать, и исход битв решают обычные маги, а теперь все. Умру я - и Патрика уже никто не остановит.
        - А Ивар?
        - Мой сын не боец, мне больно об этом говорить, но это так. Скоро вы останетесь одни против Патрика, он ведь не просто так отступил - не захотел попусту людей терять. Зачем продолжать бой, если можно дождаться, пока я сдохну, и одним ударом вас прихлопнуть?
        Теперь все встало на свои места. Когда-то давно я испытал на себе действие похожего проклятья и выжил тогда лишь чудом. Только помощь Шрама спасла меня от неминуемой гибели, но сейчас князю некому помочь. Возможно, будь призрачник рядом, мы бы смогли что-то придумать, но я практически не ощущал своего друга. Нить, связывающая нас, была настолько тонкой, что не позволяла его позвать.
        - Зачем вы мне все это рассказываете? - спросил я.
        - Мне нужна твоя помощь.
        Ответ князя удивил. Не зная, что сказать, я просто молча смотрел на него, ожидая продолжения фразы.
        - Мне нужна твоя помощь, - еще раз повторил князь, - я хочу, чтобы ты помог мне остановить Патрика.
        - Не вижу способа сделать это.
        - Способ есть - ритуал. Я хочу, чтобы ты прошел через него. Прошел и почувствовал настоящую магию - магию своего рода, своего клана, своей семьи. Даррелл, я очень тебя прошу. Я - правитель княжества Камерон, прошу тебя - не отказывайся. Только так мы сможет спасти армию, спасти страну от захвата. Поверь, Патрик не станет жалеть людей, он огненным мечом пройдется по стране, выжигая любое сопротивление, а ты знаешь, какие люди живут в Камероне, они не отступят, пока не погибнет последний защитник. Эх, надо было раньше ритуал провести, но не решился я, побоялся, что не смогу тебя контролировать.
        Ступор. Предложение князя едва не выбило почву у меня из-под ног. Изначальная магия - загадка и желанный приз, который я долгое время хотел получить. Сколько бесплодных попыток было сделано, чтобы хотя бы приблизиться к ней, сколько часов было проведено в астрале - не счесть, и теперь мне предлагают пройти ритуал, который откроет путь к высшим заклинаниям этого мира. Но цена… в ближайшие дни Патрик Слеттен попытается разбить обезглавленное войско, и мне придется его как-то остановить.
        Сложный выбор, очень сложный. Я довольно долго боролся с сомнениями, но в конце концов перестал себя обманывать - я же все равно не откажусь от предложения Флориса. Когда мне еще выпадет такая возможность? Вероятно, никогда. Ну так и нечего тянуть кота за хвост. Взглянув на князя, я произнес:
        - Что нужно делать?
        - Я знал, что ты согласишься, - на бледном лице де Крона проступила улыбка. - Тогда через час будь готов выдвигаться. Ритуал проходит в месте силы, и ближайшее, о котором мы знаем, находится в дне пути отсюда. Надо торопиться.

* * *
        Ровно через час кавалькада, состоящая из десятка всадников, покинула расположение войска. Не знаю, что подумали солдаты и офицеры, увидев, как князь в сопровождении лекарей и наиболее близких к нему людей бросает армию, но своим бойцам я четко дал понять, что обязательно вернусь. Сутки, может двое. Разумеется, сказано это было без каких-либо подробностей, но моим словам, верили. По крайней люди, прошедшие со мной через десятки битв, ни на секунду в этом не усомнились.
        Двигались молча, постоянно погоняя лошадей. Князь не без помощи лекарей уверенно держался в седле, но впечатление это было обманчивым - чтобы оставаться в сознании, Флорису приходилось постоянно принимать какие-то лекарства. То и дело князь прикладывался к фляге с лечебным настоем, густо смешанным со стимулятором.
        До вечера нам удалось преодолеть весьма приличное расстояние, однако о ночевке не шло и речи. Даже когда небо усыпало звездами, а темнота начала мешать движению, мы продолжали мчаться к месту силы, не жалея ни себя ни лошадей. Хорошо хоть взяли их с запасом, меняя периодически скакунов.
        Луч света, созданный одним из людей князя, позволял худо-бедно ориентироваться в пространстве, и ближе к середине ночи мы приблизились к густому хвойному лесу. Дальше пешком. Спрыгнув с изнуренных лошадей, мы оставили с ними нескольких человек и углубились в чащу. По какой-то причине места силы предпочитали прятаться в таких вот потаенных уголках, скрытых от посторонних глаз лесными великанами, хотя не исключаю, что это именно деревья стараются расти поблизости от бездымного пламени, питаясь от него энергией или чем-то подобным.
        Идти пришлось довольно долго. Около часа мы продирались сквозь поваленные стволы, густые кустарники и прочную, как стальная проволока, паутину. Хуже всего приходилось князю. Держался на ногах он с некоторым трудом, и лишь помощь верных людей не давала ему упасть, однако Флорис ни единым словом не показал, как ему тяжело.
        Не знаю, как люди князя ориентировались в этом лесу, но спустя час мы все-таки оказались в нужном месте. Круг деревьев, небольшая полянка, яркое бездымное пламя, похожее на сотни цветных лент, переплетенных между собой. Место силы, вот мы и встретились вновь.
        Как только вышли к огню, Флорис потребовал, чтобы люди покинули поляну. Ритуал не был предназначен для глаз посторонних.
        - Подойди к месту силы, - хрипло произнес князь, когда мы остались вдвоем, - и, как будешь готов, войди в пламя. Не бойся, оно не причинит тебе вреда.
        - Что дальше?
        - Поймешь. Я направлю и подскажу. Не тяни время, нам дорога каждая минута.
        В словах Флориса была своя правда, нам действительно дорога была каждая минута. Оставив шпагу на земле, я несколько раз глубоко вздохнул и сделал шаг к огню. Пусть мне уже приходилось соприкасаться с магическим пламенем, разум не покидало волнение.
        Расстояние до огня неумолимо сокращалось, я шагал вперед, ощущая, как вокруг меня звенит магия. Раньше такого не было, странное и завораживающее ощущение, я буквально купался в потоках силы, и с каждой секундой ее становилось все больше. Замерев на мгновение перед магическим пламенем, я сделал финальный шаг.
        В тот же миг реальный мир исчез, сменившись на нечто иное. Огонь, что раньше плясал в одной точке, разросся, заняв все видимое пространство. Вокруг, куда ни глянь, плясали языки пламени. Они пульсировали в такт моего сердца то увеличиваясь в размерах, что, становясь совсем крошечными. Где я? Когда-то я долгое время осваивался в водном мире, затем мне покорился астрал, а теперь огненная реальность? Или это просто еще один слой нашей вселенной? Не знаю.
        - Ты слышишь меня? - послышался знакомый голос князя. Как такового источника звука не было, слова будто звучали у меня в голове.
        - Где ты?
        - Я остался в месте силы, но буду твоим проводником. Что ты видишь?
        - Огонь. Море огня, он окружает меня, но почему-то не слепит и не обжигает. Я будто оказался кроне горящей звезды.
        - О чем ты? Какие еще горящие звезды?
        Забылся. Я опять забылся. Этот человек вряд ли знает, что такое термоядерный синтез и космос в целом.
        - Не обращай внимания, - ответил я.
        - Найди нить.
        - Как она выглядит?
        - Для каждого по-своему, я ее видел, как каменную дорожку, лежащую под ногами, но для тебя она может оказаться совершенно иной.
        Взглянув под ноги, я попытался отыскать хоть что-нибудь, напоминающую дорогу, но не увидел ничего, кроме играющих в салки языков пламени. Салки? Да, огонь куда-то целенаправленно двигался. Вокруг меня царил бушующий хаос, но среди этой мешанины имелось некое подобие течения или ручейка, который убегал вдаль.
        - Огненный ручей, - произнес я.
        - Отлично, иди по нему.
        - И что я увижу в конце?
        - Себя.
        «Ну себя, так себя» - подумал я, и шагнул вслед за пылающим ручейком. Неизвестно что именно подразумевал князь под этим словом. Может здесь скрывается какая-то иносказательная метафора, или это просто фигура речи.
        Сюрприз, но говоря, что я увижу себя, князь именно это и имел ввиду. Шагая сквозь пламя, я в какой-то момент заметил человеческую фигуру. Именно к ней вел меня огонь. Худощавый юноша, с бледным уставшим лицом смотрел на меня, не мигая. Его одежда полностью повторяла мою, а губы были искривлены в еле заметной усмешке. Неужели я именно так выгляжу со стороны? Пугающий тип. Веяло от него какой-то иррациональной опасностью. Он стоял передо мной, будто восставший из мертвых вампир, что ищет себе свежую кровь.
        Мой двойник молчал, застыв подобно манекену, однако я был полностью уверен - он видит меня, видит и о чем-то думает.
        - Князь, - тихо пробормотал я, - что дальше? Меня этот тип пугает.
        - Подойди к нему.
        - Ты уверен?
        - Да, - в голосе князя послышалось недовольство.
        «Ох и загонишь ты меня в могилу, старый хрыч» - подумал я, но сделал так, как он сказал. Глупо было бы сейчас идти на попятную.
        Моя молчаливая копия невозмутимо смотрела на мое приближение, и чем ближе я подходил, тем больше деталей замечал. Да что там деталей, с худощавой фигурой юноши по какой-то причине начали происходить метаморфозы. Он постепенно становился шире в плечах, волосы на его голове потемнели, а черты лица стали более грубыми, и в них я вновь увидел себя, но не сегодняшнего, а прошлого - человека, который погиб больше четырех лет назад.
        В этом странном фантоме боролись друг с другом две личности, и ни одна не могла взять верх, а я стоял и завороженно смотрел на это противостояние и лишь после очередного окрика князя вплотную приблизился к Дарреллу-Сергею, а в следующий момент какая-то сила буквально разорвала меня на куски, если можно так выразиться.
        Мое сознание превратилось в мельтешащую кашу из несвязных мыслей, обрывков воспоминаний и противоречащих друг другу эмоций. Я не мог осмысленно рассуждать, не мог ощущать тело и по сути представлял из себя безумца, лишенного цельной личности. По крайней мере, именно так мне чуть позже вспоминалось, а во всем этом хаосе, как единственная реальная вещь плавала фраза князя: «лишь бы не умер».
        Время исчезло, исчезло пространство. Меня окружало первозданное ничто. Рождались и умирали частицы, люди, вселенные, а я, как наблюдатель, лишенный собственного «я», смотрел за этим, не способный ни на что повлиять. Пропали эмоции, пропало все, из чего состояло мое сознание, но лишь затем, чтобы чуть позже собрать его заново.
        Сперва забрезжила яркая, как первый луч солнца, мысль: «кто я?», затем пришел ответ и неясные воспоминания о двух прожитых жизнях. Постепенно воспоминаний становилось все больше, они росли как снежный ком, чтобы в один прекрасный момент погрести под собой и в ослепляющей вспышке собрать воедино мою личность.
        Под взрывы сверхновых меня выкинуло в реальность.

* * *
        - Ты помнишь, кто я? - надо мной склонилось хмурое лицо, освещаемое отблесками пламени.
        - Князь Флорис - правитель княжества Турсен.
        - Слава Милосердной матери, все получилось.
        - А могло не получится?
        - Бывает, люди сходят с ума.
        - Замечательная перспектива, - скривился я, поднимаясь на ноги, - что вообще произошло в том огненном мире? И как я туда попал?
        - Попал благодаря мне. Человек, прошедший когда-то ритуал, может стать проводником для других, а что происходило с тобой, вряд ли кто-то в состоянии ответить. Перерождение, возможно. Или освобождение от оков. Как хочешь, так и называй. Ты чувствуешь какие-то изменения в себе?
        Изменения? Вновь закрыв глаза, я попытался понять, а есть ли они, и отчетливо осознал - да. Изменения были и были весьма существенными. Заметно укрепились энергетические каналы, магия, разлитая вокруг, ощущалось несколько иначе, да и в целом складывалось ощущение, будто я вновь повысил уровень слияния с магическим полем, хотя, до этого момента думал, что достиг потолка.
        Пока я инспектировал произошедшие изменения, князь устало уселся на землю, жадно глотая лекарственную настойку, и оторвавшись от бутылки, вопросительно взглянул на меня.
        - Я стал сильнее, - в итоге прозвучал мой ответ.
        - Так и должно быть. Так и должно.
        - Что на счет изначальной магии?
        - Пойдем в астрал, дай отдышаться только.
        - А как мы вдвоем туда попадем?
        - Имя мое назови, когда там окажешься, я приду. Все, не затягивай, тебе еще понадобится время, чтобы освоиться.
        Следуя совету, я улегся на траву, расслабился и мгновенно провалился в глубины астрала. Тут же пришло понимание - князь был прав, мне действительно понадобится время для того, чтобы разобраться с изменениями, произошедшими с изнанкой реального мира. Хотя, наверное, астрал как раз остался прежним - это я изменился.
        В первую очередь на себя внимание обращал туман. Нет, он никуда не исчез, но выглядел менее плотным, увеличилась видимость, а главное, стало понятно, что туман не стерилен - в нем жили то ли духи, то ли какие-то другие бесплотные существа. Множество. Они плавали рядом, испуганно отлетая в стороны, если приближались слишком близко, играли друг с другом, ныряли мне под ноги и терялись где-то в вышине.
        Чудеса. Однако больше всего меня поразило другое - магия. Она стала другой. Сложно объяснить, но теперь я будто ощущал, чего она хочет. Это как с очень хорошей и дорогой машиной. Ты заходишь в поворот и каждой клеточкой тела понимаешь, как нужно себя вести, чтобы все прошло идеально. Понятно, что по большей части это лишь иллюзия и работа электронных помощников, но именно такое сравнение возникло в голове.
        Из-за бури эмоций, нахлынувшей на меня, я едва не забыл про князя. Что он там говорил, нужно позвать его? Чувствуя себя несколько глупо, я произнес: «Флорис» и в тот же момент почувствовал, как астрал немного поплыл, передавая мое послание куда-то в свои глубины, а спустя некоторое время неподалеку материализовалась мужская фигура.
        Даже вне материального тела Флорис выглядел болезненно и истощенно. Поникшие плечи, жуткая бледность. Теперь князь и вправду походил на глубокого старика.
        - Смотри на меня, - без предисловий начал Флорис, - я попытаюсь воспользоваться изначальной магией. В астрале это никогда не возбранялось, он поглотит любую силу без вреда для себя. Разве что боги смогли на время взбудоражить его, да и то, он спустя несколько недель успокоился. И еще, учти, что долго здесь находиться не стоит.
        - Почему?
        - Сильная магия эхом пройдется по астралу, и сюда вполне могут нагрянуть гости или ищейки - это довольно неприятные твари, готовые с радостью высосать из тебя жизнь.
        - Понял.
        - Ну и славно, - устало кивнул князь. - Смотри за мной, попытайся ощутить в себе нечто, рвущееся наружу. Не сопротивляйся, княжеская кровь сама подскажет, что делать. Изначальная магия - это не совсем заклинания, это суть нашей силы, ее сердце, ее кровь и плоть.
        Сказав это Флорис, замер, уставившись в одну точку, а спустя какое-то время перед ним начал материализовываться знакомый мне черный шар, и благодаря астралу я мог видеть, как в энергия шустрыми змейками со всех сторон втекает в сферу, наполняя и раздувая ее.
        Интересное зрелище, но как оно связано со мной? Я не чувствовал в себе ничего такого, что в одночасье сделало бы меня великим магом, способным уничтожать города и поворачивать реки вспять. Где та мощь, рвущаяся изнутри? Где сила? Может попытаться просто повторить то, что делает князь?
        Действуя большей частью по наитию, я принялся лепить простенький магический конструкт, который отдаленно напоминал тот черный шар, который создал Флорис. Закрутить энергетические потоки тут, добавить немного здесь, сместить цветовой спектр так, чтобы сделать шарик настолько темным, насколько это возможно…
        Процесс настолько меня увлек, что спустя какое-то время я забыл и про князя, и про изначальную магию, полностью сосредоточившись на создании заклинания. Мне безумно нравилось то, что я делаю. Так, наверное, ощущает себя музыкант, подбирающий мелодию для нового хита, или художник, что пытается воплотить в карандашном наброске образ, пришедший ему на ум.
        Свобода мысли. Энергетические линии сами ложились в нужные структуры, а магия легко и безмятежно наполняла их силой. Постепенно начали вырисовываться примерные очертания… нет, не заклинания, нечто большего. Сложнейшее переплетение узлов и нитей, нагруженные и слабые участки, один слой, другой, третий. От изначальной идеи уже не осталось ничего. Какой там черный шар? Нет, результат будет другим. Причем, я понятия не имел, каким именно. Перед глазами появилось нечто, похожее на миллионы светлячков, зависших в воздухе, и в тот момент, когда я почувствовал, что высшее заклинание наконец оформилось, приобрело законченный вид, отпустил его в свободное плавание, выбрав необходимое направление.
        Яркая туча точек, светящихся, как клубок новогодней гирлянды, устремилась в полет, быстро увеличиваясь в объеме. Находясь в астрале, я не мог до конца понять, как именно действует заклинание, но те мелкие прозрачные существа, играющие в воздухе, улепетывали от него в разные стороны, как обезумевшие.
        Флорис, который все это время находился рядом, тут же создал некое подобие крупной армии, состоявшей из одинаковых, человекоподобных болванчиков, и разместил ее перед летящей тучей. Мое заклинание, продолжая увеличиваться в размерах, пылевой бурей накрыло это бутафорское войско, и в этот момент началась какая-то феерия разрушения. Светящиеся точки уничтожали все на своем пути, превращая манекены в обугленные куски плоти, и буквально через несколько секунд созданная князем армия перестала существовать.
        Глава14
        - У тебя получилось, - после некоторой фразы произнес Флорис.
        - Это лишь астрал. Сложно сказать, как бы все выглядело в реальности.
        - Поверь, особой разницы ты не увидишь. Все будет происходить ровно так же, как и здесь.
        - Я не запомнил, как именно создавал заклинание.
        - Ты еще не понял? У него нет одной формы, есть результат, и приходить к нему ты всегда будешь разными путями. Можно сказать, что каждый раз заклинание будет новым. Так работает изначальная магия.
        - А что насчет защиты от нее?
        - Ты удивишься, но это проще чем кажется. Попробуй отразить мою атаку.
        Флорис вновь принялся создавать черную сферу, а я в это время судорожно пытался придумать способ ее остановить, и в тот момент, когда антрацитовый шар медленно поплыл в мою сторону, практически на автомате начал создавать защиту. Откуда что взялось? Князь, как обычно не соврал, удивился я знатно. Такое ощущение, что мне кто-то подсказывал, помогая собирать заклинание, способное сдержать удар противника.
        Созданный мной защитный экран мало чем напоминал тот, что вчера использовал Патрик Слеттен, но он ничуть не хуже остановил черную сферу Флориса. Яркая пленка, как паутина выстрелила вперед, облепляя вражеское заклинание и заставляя его замедлиться. Ну а дальше мне требовалось лишь подпитывать пленку энергией.
        - Убедился? - спросил меня князь, развеивая сферу.
        - Это действительно выглядело странно.
        - Привыкнешь со временем, если, конечно, найдешь с кем тренироваться. Меня учил отец, тебе придется осваивать все самому. Пора уходить. Думаю, мы и так порядочно взбаламутили астрал.
        Неясное движение, скрытое за туманом, заставило меня напрячься, а еще сильнее заставил напрячься тот факт, что нить, связывающая меня с телом будто, пропала. Что-то мешало мне вернуться в реальность, и скорее всего причина этому как раз и скрывалась за туманом.
        - Сюда кто-то идет, - сказал я.
        - Вижу, - мрачно ответил князь. - Рановато они пришли.
        - Ищейки?
        - Они. Эти астральные твари очень не любят, когда кто-то пользуется сильной магией. Ничего, будет тебе еще один урок.
        Несмотря на то, что после проведенного ритуала астральный туман стал для меня более проницаемым, я так и не смог понять, кто именно к нам приближается. Расплывчатые рваные движения ищеек не позволяли их как следует разглядеть, но даже это не было главным, как только твари оказались достаточно близко, стало понятно - увидеть их истинный облик не получится при всем желании.
        Выглядели эти существа, как куски льда, облитые жидким азотом - с них ручьями стекал пар, полностью скрывая очертания и мешая предугадывать их движения. Единственное, что я мог с уверенностью сказать - на обычных хищников они не походили. Да и вообще к животному миру Земли отношения не имели. Скорее уж перед нами оказались духи, только очень опасные духи.
        Князь атаковал ищеек, едва смог их разглядеть. Поток энергии ударил в ближайшую тварь, буквально распылив ее на молекулы. Вторую спустя мгновение постигла та же участь. В астрале не было проблем с пополнением резерва, и князь мог не жалеть сил. С третьей уже разобрался я сам, приложив ее сильнейшим рассекающим ударом - массивная туша существа развалилась на две, быстро тающие части.
        На проверку ищейки оказались не такими уж и страшными противниками. Да новичку, только-только попавшему в астрал, они могли доставить массу проблем, но мы с этими странными созданиями справились не особо напрягаясь.
        - В принципе, могли бы и купол защитный поставить, - после гибели последней твари, сказал князь, - но ведь эти сволочи из астрала не дают выйти в случае чего. Прилипаешь к одному месту, как жук к смоле. Неприятное чувство. Ладно, уходим. Все, что мог, я сделал, дальше ты сам. Как вернемся, заставь меня выпить настой, иначе могу не очнутся, ну либо лекарей позави, так даже лучше будет.
        Кивнув, я коснулся нити, связывающей мою астральную проекцию с материальным миром, и без каких-либо проблем вернулся в реальность. Никто больше не удерживал меня в астрале, и спустя пару мгновений, я осознал себя лежащим возле огня места силы. В ушах поселился неприятный писк, а горло стискивала жуткая жажда.
        Поднявшись на ноги, я убедился, что князь в себя не пришел, и криками привлек внимание лекарей. Спустя пару секунд на поляну выбежали люди Флориса.

* * *
        Возвращались мы уже не так быстро. Тут и лошади не успели отдохнуть, и князю с каждым часом становилось хуже. Он старался не показывать виду, но все мы прекрасно понимали - долго Флорис не протянет. Как ни крути, но князья и короли - это всего лишь люди, и убить их в состоянии как глупая случайность, так и особо хитрое заклинание. Ты можешь обладать великой мощью, способной уничтожать целые города, но тебя без особого труда прикончит шальная стрела, попавшая в сердце, или яд, подмешанный в вино. Не стоит об этом забывать.
        Почти сутки нам потребовались, чтобы догнать отступающую армию, и последний час пути я практически спал в седле, удерживая себя в сознании лишь волевым усилием и небольшими порциями бодрящей магии, проходящей сквозь тело, однако даже когда мы увидели огни военного лагеря, отдохнуть мне не дали - Флорис, прежде чем отпустить меня к своим бойцам, позвал для разговора. Нам следовало обсудить дальнейшие действия, что в пути невозможно было сделать.
        Шатер князь запретил разворачивать, ограничившись небольшой палаткой и пока ее ставили, мы уселись возле костра.
        Флорис де Крон, который, как и я, не спал несколько дней, выглядел ужасно. Проклятье будто сдавливало его со всех сторон, вытягивая непрожитые годы. Передо мной находился глубокий старик. Старик, который несмотря на мучения не потерял ясность мысли и внутреннюю силу.
        - Скорее всего, завтра я умру, - спокойно, будто говорил об утреннем кофе, произнес князь, - может чуть позже. После чего Патрик нанесет удар. Сегодня я поговорю со своими людьми и издам указ, в котором назначу тебя своим военным советником, и с этой должности тебя сможет сместить только новый князь. Сыну я передам через секретаря сообщение с инструкциями, чтобы он не наделал глупостей. Должность военного советника не дает возможности командовать армией, но ты все же встанешь в один ряд с моими генералами и получишь определенную власть. Можешь даже взвод себе оставить, никто, думаю, не будет против.
        - Моя задача только остановить Патрика?
        - Да. Опыта управлять войском у тебя нет, так что пусть этим занимаются знающие люди. Надеюсь, ты разумный человек и не начнешь устанавливать свои порядки. Постарайся найти общий язык с Густафом де Врис, это - моя правая рука и главный помощник. Он знает обо всем и некоторые инструкции уже получил. Прислушивайся к нему, очень тебя прошу.
        Густаф де Врис, насколько я помнил - тот самый здоровяк, с которым неделю назад князь спарринговал на мечах. Он действительно был вторым после князя человеком в армии, и именно его Флорис оставил за себя, пока мы мотались к месту силы.
        - Ну и последняя к тебе просьба, - тихим голосом произнес князь, - постарайся не злоупотреблять той силой, которую получил. Я знаю к чему это может привести. Во дворце есть древние трактаты, в которых описываются времена Года страха. Спроси Ивара потом, он тот еще книгочей - покажет, если попросишь. Там очень хорошо описано, на что способен обезумевший князь, да ты и сам, наверное, знаешь. Будь очень осторожен с изначальной магией. Даже мне - старику в недавней битве вскружило голову.
        - Постараюсь.
        - Надеюсь на тебя, Даррелл. Пусть ты не родился здесь, но по духу ты настоящий северянин. А теперь иди, я должен поговорить с Густафом и остальными.
        Попрощавшись с князем, я ушел к своему взводу и, отмахнувшись от налетевшего с расспросами Маркуса, рухнул на жесткую подстилку, после чего моментально уснул, однако поспать мне удалось, наверное, часа два. Пока лекари боролись за жизнь князя, Густаф де Врис позвал меня для разговора.
        Седобородый северянин очень напоминал Айвина. Те же светлые волосы, которые из-за седины стали практически белыми, густая борода, крупное телосложение и уставшее, как вечность, лицо. Чувствовалось, что мужчина тяжело переживает случившееся с князем, хотя и пытается не показывать виду.
        - Флорис рассказал, зачем вы ездили к месту силы. Ты действительно сможешь остановить удар Патрика, если он нападет?
        - Все что у меня есть - это несколько часов, проведенные в астрале. Я понятия не имею, смогу ли остановить высшее заклинание. В теории должен, но как пойдет на практике - известно только богам.
        - Богам уже ничего не известно, - скривился Густаф, - князь скорее всего не переживет ночь, поэтому Патрик ударит со дня на день, будь готов. Даже если мы успеем и перейдем границу, это ничего не изменит.
        - Вряд ли моя помощь спасет нас от поражения. У Слеттена в полтора раза больше людей. Откуда он взял столько магов?
        - Скорее всего договорился каким-то образом с соседями. Мы говорили Флорису, чтобы он не спешил, но князь как всегда сделал по-своему. Хотя, может быть он и прав, как знать, вдруг через месяц армия Патрика стала бы еще больше.
        - У меня есть предложение, как можно немного проредить ее.
        - Говори, - вяло кивнул Густаф.
        Вряд ли северянин серьезно отнесся к моим словам, но не выслушать не мог. Однако, спустя пару минут его мнение немного поменялось. Он какое-то время обдумывал сказанное, а затем предложил мне озвучить свои мысли на большом совете, который случится утром, и выслушать, что скажет на это Флорис. Все-таки Густаф еще питал слабую надежду на то, что его друг поправится, но увы этого не произошло.
        Утром я узнал, что князь несмотря на все старания лекарей не пережил ночь, и это стало для многих настоящим ударом. Очень мало людей имели представление о случившемся на поле боя, и внезапная кончина Флориса прогремела, как гром среди ясного неба, ударив кузнечным молотом по боевому духу войска, который и так находился на уровне плинтуса.
        Известие едва не привело к коллапсу, но командиры все же смогли удержать дисциплину в рамках необходимого, а у руководства армии состоялся срочный сбор, на котором я, разумеется, присутствовал.

* * *
        Патрик Слеттен решил немного перестраховаться и перед нападением выждать еще какое-то время, чтобы Флорис де Крон точно отправился к Милосердной матери.
        Отряды вражеских разведчиков постоянно маячили на горизонте, так что о нашем местоположении Патрик был прекрасно осведомлен, и по этой причине, я уверен, он очень удивился тому, что войско Флориса в какой-то момент остановилось возле реки и принялось готовиться к битве, воздвигая в скором темпе примитивные оборонительные конструкции.
        Офицеры, используя магию, поднимали землю, образуя невысокие насыпи, по которым противнику будет трудно забраться, на подходах, опять же магией, рылись глубокие траншеи, из ближайшего леса были принесены десятки древесных стволов, предназначенных для зарывания в грунт.
        Все эти мероприятия служили одной цели - задержать наступление противника и не дать ему сходу реализовать свое численное превосходство. При этом, против изначальной магии они были, само собой, бесполезны, и наверняка у Слеттена возникли определенные вопросы.
        На четвертый день после битвы, в которой князь Флорис получил смертельное проклятие, войско, под руководством Густафа де Врис, приготовилось встречать вражескую армию. Сегодня наша задача - оборона, ни о каком наступлении даже речи не шло, выстоять бы.
        Я, Густаф и еще несколько человек из командования армии стояли на рукотворном холме, наблюдая за тем, как к нам неспешно приближаются враги. В подзорную трубу было хорошо видно многочисленные отряды противника. Они спокойно выстраивались в атакующие порядки, ожидая, пока их князь сделает свой ход, выполнив за них львиную часть работы. Почему-то мне казалось, что Слеттен не стал скрывать от своих людей вероятную гибель Флориса.
        Вскоре расстояние между двумя армиями сократилось до необходимого, и где-то далеко, в окружении своих людей князь Патрик принялся создавать высшее заклинание способное перемолоть нашу армию в труху. Никто из северян, стоявших рядом со мной, не ощущал изменений, произошедших с магическим полем, но меня было не обмануть - пришедшее чувство опасности было оглушающе сильным.
        Спустя долгих двадцать минут, во время которых будто бы ничего не происходило, на поле перед армией Патрика вдруг появилось множество пульсирующих шарообразных объектов, похожих на мыльные пузыри. Они появлялись из маленьких точек, очень быстро вырастая до размеров футбольного мяча, и зависали в воздухе. Сперва десятки, потом сотни, потом тысячи. Их число росло в геометрической прогрессии, но в какой-то момент оно достигло своего максимума, и вся эта орава устремилась к нам, готовясь нести смерть и разрушение. Но каково же, наверное, было удивление Патрика, когда его заклинание, способное снести с лица земли целый город, вдруг наткнулось на непроходимое препятствие. Невидимая стена выросла посреди поля, не позволяя пузырям двигаться дальше. Они как рой насекомых облепили преграду, полностью перегородив обзор обеим сторонам конфликта, и пытались пробиться дальше, но тщетно.
        Стена, непроходимая для высшего заклинания, естественно, была создана мной. Как только Патрик начал каст, я понял, что именно ему противопоставлю и выстроил перед армией преграду, видимую только мне. Энергии она требовала, как космический шаттл, но задачу свою выполнила на все сто. Причем, я так и не понял, как это все работает. По какой причине защитная магия реагирует на атакующую именно так? Не знаю.
        По сути высшее заклинание я создавал впервые, и та сила, что проходила сквозь меня, поражала. Непередаваемое чувство - восхитительное, безумное и очень схожее с наркотической эйфорией, а это страшно. Это действительно страшно. Я видел во что превращаются люди под кайфом или лишенные очередной дозы. Человек со временем теряет себя, теряет любые моральные принципы и думает только об одном - где достать еще одну порцию дури. А тут и доставать не надо - вот она, под рукой, надо лишь найти повод ее использовать. И при этом я лишь защищался, а что тогда испытывает Патрик? Сложно сказать.
        Эйфория схлынула в тот момент, когда оба высших заклинания уничтожили друг друга, не оставив после себя и следа, а сразу за этим ко мне пришла ярость. Мне хотелось убивать врагов, крушить черепа, вырывать сердца, и лишь невероятным усилием воли я утихомирил пошедшие в разнос эмоции. Почти минуту мне пришлось стоять истуканом, ощущая, как очень медленно и неохотно уходит злость, как сердце прекращает выстукивать чечетку, а мысли возвращаются в рациональное русло.
        За то время, что я приводил себя в чувство, армия Слеттена пришла в движение. Князь, видимо не захотел успокаиваться и отдал приказ атаковать. Что ж посмотрим, сможем ли мы сдержать натиск.
        Отряды противника надвигались на нас как волна цунами. Их было много - три, может четыре тысячи человек. Казалось бы, не самая великая сила, но речь шла о магах, а здесь, порой, даже сотня бойцов может доставить кучу проблем. Так что шансы на победу у наших противников были очень велики. Для этого достаточно всего лишь преодолеть смешные оборонительные конструкции и раздавить остатки недобитой армии Флориса.
        К тому моменту, как солдаты Патрика добрались до первого рубежа обороны, магия, пусть и не полностью, вернулась ко мне. Стоя на холме, я внимательно смотрел, как вражеские маги перепрыгивают через широкие канавы, забираются или запрыгивают на земляные валы и, что самое важное - все больше скапливаются в одном месте. Пускай все наши потуги по построению обороны, выглядели нелепо, свою главною задачу они выполнили - замедлили врагов, заставив их максимально уплотниться. Пора.
        Череда жутких взрывов сотрясла землю, подняв в воздух тонны грязи и пыли. Сотни людей, что секунду назад мечтали одним лихим налетом раздавить нашу армию, погибли, уничтоженные разрушительной мощью, простейших, по сути, магических конструктов. Да, я все-таки довел до ума заклинание, опробованное еще зимой, и сумел разобраться, как можно взрывать магические мины дистанционно.
        Микроволновое излучение. Именно мысли о нем привели к необходимому результату. Придумывая для своих бойцов новые заклинания, я в какой-то момент попытался создать с помощью магии узконаправленные электромагнитные волны, и вроде бы у меня это даже получилось - кусок мяса, на котором ставились опыты, вполне неплохо прожаривался на довольно приличном расстоянии, позволяя надеяться на пополнение моего арсенала новым видом оружия.
        Увы, но объяснить бойцам принцип действия магического конструкта я не смог. Они просто не понимали, что я пытался им втолковать. Спасовал даже Ян Торф, а его можно было по праву считать самым лучшим моим учеников. Тем не менее, нельзя сказать, что мои усилия оказались совершенно напрасны. У данного излучения нашелся один побочный эффект - оно замечательно дестабилизировало магический каркас укрепленной фугасной мины. Теперь она не грозила сдетонировать от любого чиха, но при этом я в любой момент мог подорвать ее, находясь при этом на значительном удалении от эпицентра взрыва.
        В принципе, у меня получилось отличное заклинание для засад или обороны, и я даже рассказал об этом Флорису, но князь особого значения такому способу ведения войны не придал - нет в нем чести, к тому же для атаки подобные магические конструкты не годились, а мы ведь шли побеждать, не обороняться.
        Теперь все поменялось. В тот день, когда умер князь, я предложил Густафу простой план, способный если не спасти нашу армию, то хотя бы уравнять шансы на победу, сократив численность военной силы противника, и после длительного обсуждения с командованием этот план все-таки приняли. Просто, ничего лучшего остальные офицеры предложить не могли. Многие вообще склонялись к тому, чтобы бросить обоз и свалить в скором темпе в родное княжество, где засесть в глубокую оборону. В общем настроения среди генералов были самые пессимистичные, и мое предложение принять бой вызвало немалое удивление.
        Положительное решение, можно сказать, продавил Густаф. Не знаю уж чего там ему наговорил князь перед смертью, но де Врис решил поддержать меня. По его мнению, мой безусловно рискованный план мог сработать хотя бы из-за банального эффекта неожиданности. Фугасные магические мины в этом мире никто еще не применял.
        На следующий день мы начали крепить оборону. Копались рвы, воздвигались земляные насыпи, причем мы старались сделать так, чтобы враг поленился обходить их по широкой дуге, а просто ударил в лоб, не теряя время на долгие маневры. Я же, пока шла подготовка, планомерно и без остановок создавал бомбы, накачивал магические конструкты энергией. Для пущего эффекта попросил нескольких кузнецов, что шли с войском, нарубить металлического лома, который планировалось использовать в качестве поражающих элементов.
        В итоге, за двое суток почти непрерывной работы я создал целое минное поле. Да, был риск, что Патрик в ближайшее время не нападет и конструкты за несколько дней разрядятся, но все получилось, как надо. Слеттен не захотел оттягивать момент своего триумфа. Как только два высших заклинания исчерпали себя, вражеский князь отдал сигнал к атаке, и сотни магов ринулись на наши оборонительные позиции, чтобы спустя несколько минут погибнуть от череды жутких взрывов.
        Глава 15
        Взрывы получились просто чудовищными. Первая же детонация отбросила меня с холма на людей, стоящих позади, и какое же счастье, что после подрыва первой мины пошла цепная реакция. Честно говоря, я не был до конца уверен, что все произойдет именно так, хотя, расстояния между зарядами старался делать небольшими.
        Землю трясло несколько долгих секунд, и когда я вновь поднялся на насыпь, то увидел страшную картину.
        Все пространство перед нами было усыпано трупами. Сотни людей попрощались с жизнью, еще столько же, если не больше, получили ранения разной степени тяжести. Куски железа, разлетаясь во все стороны, вспарывали солдат, как тряпичных кукол - многие маги еще не поставили щиты, экономя энергию. Выглядело это ужасно, и даже матерые северяне, повидавшие на своем веку немало, пораженно замерли, рассматривая последствия взрывов.
        Атака армии Патрика захлебнулась. Получив увесистую оплеуху, войско остановилось, ожидая дальнейших приказаний и, к сожалению, приказ они получили вполне однозначный - продолжить наступление. Несмотря на огромные потери, Патрик не желал отступать, и это было его ошибкой. Люди, на чьих глазах едва ли не четверть войска потеряла боеспособность, резко поубавили свой пыл и желание идти на штурм. Бойцы с явной опасной шагали вперед, переступая через куски мяса, оторванные конечности и кричащих от боли раненых.
        Люди боялись, что впереди их ждет еще одна ловушка, но увы, приказа ослушаться не могли. Со страхом на лицах, окружая себя самой мощной защитой и не особо думая о своей главной задаче, они все-таки шли на штурм.
        Организованная атака провалилась. Подчиняясь приказу, солдаты Патрика переваливались через земляную насыпь, но тут же попадали под слаженный удар наших магов. Противники, конечно, пытались навалиться на нас всеми силами, но так как центр войска получил наибольшие потери при взрывах, получалось это не очень. Люди оказывались на вершине холма, ловили несколько магических плюх, пытались атаковать в ответ, но чаще всего гибли, и, казалось бы, наша победа - это лишь дело времени, однако на место одного врага, появлялось двое новых. Все-таки численное преимущество все еще было на стороне Патрика.
        Постепенно плотность атакующих увеличивалась. Целыми взводами, солдаты вливались в драку, усиливая давление на обороняющихся, и вскоре численность войск плюс минус сравнялась. Теперь все зависело от нас самих, новых козырей в загашнике я как-то не припас.
        С первых же минут сражения, когда враги только-только начали переваливаться через насыпь, я отошел назад, ожидая, когда на поле боя покажется человек, с которым рядовые маги справиться не смогут. Я ждал князя Патрика, понимая, на что способен представитель правящего рода в бою.
        После применения изначальной магии силы ко мне еще не вернулись в полном объеме, но я всем телом ощущал, как энергия толстыми ручьями наполняет тело. Благодаря проведенному ритуалу процесс этот стал как никогда быстрым.
        Патрик все-таки не захотел остаться в стороне. Он вместе с небольшой группой гвардейцев с ходу перемахнул земляной вал, и обрушил на наших солдат несколько заклинаний, моментально унесших с десяток жизней, и останавливаться на этом князь не собирался, готовясь нанести новый удар, а значит сделать это придется мне и небольшой группе людей. Густаф, как и еще несколько представителей высшей знати княжества, стояли рядом.
        Складывалось ощущение, что Патрик Слеттен, кого-то искал. Продолжая выпускать на свободу потоки разрушительной магии, он постоянно останавливался, вглядываясь в лица людей, но не увидев того, что ему требовалось, продолжал бойню. Судя по всему, Патрик рассчитывал увидеть Флориса или его сына (кто-то же остановил высшее заклинание), чего, разумеется, не могло произойти. Князь десятками уничтожал наших солдат, но на меня и прочих внимания не обращал совершенно, что мне было только на руку.
        Замысловатая смесь вихря, воронки и еще нескольких атакующих заклинаний обрушилась на князя, и от такого подарка Патрик заметно обалдел, пытаясь найти того, кто осмелился напасть на него. Проведя полубезумным взглядом по рядам нашего войска, но так никого и не найдя, он оскалил рот в яростном крике и принялся с еще большим энтузиазмом тратить магию, создавая целые каскады заклинаний.
        Я не торопился. Да, с каждой секундой число погибших людей возрастало, но чем дольше Патрик не обращает на меня внимания, тем выше мои шансы убить его. Смерть князя положит конец сражению, а значит мне волей или неволей придется пожертвовать жизнями солдат и офицеров. Находясь за спинами бойцов, я готовил новый удар.
        Свежая порция магии, оформленной в несколько хитрых конструктов, ударила в Слеттена. Выглядело это как поток металлической стружки, подсвеченной неоновыми фонарями, который окружил князя, и на этот раз ему пришлось несладко. Мужчина заорал, пытаясь выжечь заразу, пожирающую его щиты, как саранча, а в этот момент Густаф и все, кто находился рядом, поддержали мою атаку. Десятки мощных заклинаний обрушились на мужчину. Началось настоящее светопреставление. Никто ничего толком не видел, везде, куда ни глянь, что-то горело, взрывалось и шипело. Воздух кипел, дышать было практически нечем, вокруг меня постоянно умирали люди, а я продолжал прессовать своего главного врага, полностью сосредоточившись на одной цели - Слеттен должен умереть.
        Закончилось все внезапно и даже как-то прозаично. Я в общем-то и не понял, как умер князь. Творившийся вокруг хаос не позволил мне этого увидеть. Просто в какой-то момент очередное мое заклинание не встретило сопротивления. Видимо, у Патрика банально закончилась энергия, он не рассчитал ее, тратя силы на уничтожение рядовых магов, а я не собирался сходиться с ним грудь в грудь и концентрировал атаки только на нем. Ярость затмила князю глаза, и он за это поплатился. От его тела, кажется, не осталось даже обугленного скелета. Магия превратила его в пепел.
        Мы победили. После гибели Слеттена его армия продержалась недолго и вскоре отступила. Некоторые горячие головы тут же захотели развить наш успех и броситься в погоню за отступающими врагами. Причем такие горячие головы нашлись даже среди высшего командования, благо Густаф смог остудить их пыл. За две битвы мы потеряли почти половину личного состава и просто не готовы были продолжать войну. Да княжество Турсен на какое-то время осталось без защиты, но попытка подмять его под себя в данный момент не имела смысла. К тому же, кто возьмет на себя ответственность? Кто отдаст приказ? Флорис де Крон погиб. Страна лишилась одномоментно и князя, и вождя.

* * *
        - Я отдаю свой голос за Даррелла! - произнес мрачный мужчина, заросший бородой до самых глаз.
        - Поддерживаю! - сказал лидер клана де Борг.
        - Согласен! - почти синхронно произнесли несколько человек.
        Восемь воинов, восемь лидеров самых крупных военных кланов, принимавших участие в недавней битве, практически единогласно высказались за то, чтобы сделать меня вождем. Решение было беспрецедентным, но и ситуация, в которой оказалось княжество, еще никогда не была столь сложной. Флорис де Крон не смог пережить наложенное на него проклятье, а значит в ближайшее время на трон взойдет его единственный сын - Ивар, и люди не ждали от этого ничего хорошего. Ивар - не воин, не боец и вряд ли сможет спасти страну в столь смутные времена. Княжеству нужна защита, нужен человек, способный отразить нападение соседей, способный удержать мощь изначальной магии, и моя кандидатура на эту роль подходила если не идеально, то очень хорошо.
        Обо всем этом мне поведал Густаф сразу после битвы. Как выяснилось, князь Флорис перед смертью издал несколько указов, в одном из которых было высказано пожелание относительно должности вождя. Формально де Крон не мог указывать лидерам кланов, но мнение Железного Флориса не являлось пустым звуком даже после его гибели.
        Указ шокировал многих. Некоторые дворяне уже примеривали на себя эту роль, но битва с Патриком расставила все по своим местам. К тому же Густаф донес до многих простую мысль - если изначальная магия вышла из-под запрета, то княжичу Ивару больше ничего руки не сдерживает, и нужен кто-то соразмерный с ним по силе. Насколько я понял, сын Флориса был довольно неприятным и вспыльчивым человеком.
        Вот и получилось так, что вечером после сражения, пока лекари боролись за жизнь раненых, а солдаты хоронили погибших, главы кланов собрались возле костра, чтобы выбрать нового вождя. В мирное время это происходило в присутствии большого количества людей, с определенными церемониальными правилами, однако война диктовала свои условия, и сейчас восемь человек один за другим отдавали за меня свой голос.
        Сейчас я уже более-менее спокойно отнесся к этому, однако еще несколько часов назад меня обуревали огромные сомнения. Надо ли мне это? Зачем взваливать на свои плечи такую ношу? Потяну ли? Вопросы были очень серьезными, но чем дольше я над ними размышлял, тем яснее понимал - судьба дает мне шанс, который ни в коем случае нельзя упускать. Возможностей выжить самому и спасти своих людей на такой должности куда выше, чем у простого наемника или даже офицера армии. Хотя и шанс сгинуть тоже весьма немалый.
        - Поддерживаю, - наконец сказал последний из собравшихся возле костра людей. С этого момента, я на какое-то время становился военным вождем княжества Камерон и разжаловать меня мог только совет кланов.
        - Что дальше делать будем… вождь? - произнеся последнее слово с ощутимой заминкой, спросил меня Руне Кьер - дворянин средних лет, который до последнего был против моей кандидатуры.
        - Уходим домой, - сразу ответил я.
        - А может все-таки пощипать перышки у наших любимых соседей? Патрик мертв, его старший сын, как мы все знаем - тоже.
        - Даррелл - убийца князей, - хохотнул кто-то из собравшихся.
        - А что, отличное прозвище, как по мне, - сказал Густаф, - настоящий северянин должен иметь второе имя, ведь так?
        - Настоящий - должен, - скривился Руне, - вождь, так что на счет соседей? Война пока принесла нам одни убытки, а это княжество как спелый плод - так и просится в руки. Если мы его не сорвем, сорвет кто-то другой.
        - Такие вопросы разве не князь решает? - спросил я.
        - Далеко не всегда, к тому же от него пока нет вестей, - заметил Густаф, - я связывался с секретарем Флориса, Ивар сейчас гостит у своего друга и на связь не выходит. Так что решение придется принимать нам.
        - Тем более, - сказал Руне, - давайте останемся здесь. Золота хватит на всех.
        - На севере неспокойно, - покачал головой Густаф. - О смерти Флориса скоро будет известно каждой собаке, и помяни мои слова, Руне, без внимания это не оставят. Бьярне, давненько посматривает на наши железные рудники. Раньше он князя опасался, а теперь?
        Споры о том, как нам лучше поступить, длились до самой ночи. Почтенные мужи, не стесняясь выражений, доказывали друг другу свою точку зрения. Одни соглашались со мной и хотели уйти в Камерон, другие предлагали по горячим следам догнать войско Слеттена и разгромить его остатки, после чего заняться тотальным грабежом. Некоторые вообще советовали захватить столицу княжества и объявить, что отныне эти земли принадлежат нам.
        - Я не собираюсь использовать княжескую магию для нападения, - услышав последнее предложение, сказал я. - Ни к чему хорошему это не приведет. У кого есть желание воевать - вперед. Собирайте людей и начинайте грабить города, но поддержки от меня не ждите.
        - Мы же выбрали тебя вождем, - с заметным ехидством произнес Руне.
        - Вот именно, и раз уж выбрали, делайте то, что скажу. Идем обратно. У нас нет ни сил, ни людей, чтобы удержать Турсен. Захватить мы можем - это не проблема, удержать - нет. Согласны? Вижу, что да. Нет смысла искать войну, она сама к нам придет. Я был в Европе прошлым летом и видел, во что она превратилась, и скоро тоже самое будет на севере. Надо крепить оборону. Завтра мы уходим.
        На этой не самой позитивной ноте собрание было закончено, и многие дворяне моим решением были явно недовольны. Они все еще жили прошлым, и даже гибель Флориса не слишком поменяла их мировоззрение. Скорее всего, наделяя меня властью, эти люди рассчитывали, что смогут вертеть мной, как захотят, и я по сути буду всего лишь барьером между ними и Иваром, однако дворяне немного ошиблись в своих предположениях. Играть я буду только по своим правилам.
        Вождь. Ну надо же. Жизнь начала меняться настолько быстро, что можно потеряться в ее хитросплетениях. Буквально полгода назад я был командиром наемного отряда, месяц назад - офицером армии Флориса, а теперь внезапно возглавил ее. Странное ощущение. Никогда в жизни я бы не подумал, что судьба может сделать такой фортель.
        Наверное, став вождем, я должен был переехать в княжеский шатер, как того мне советовал Густаф, но первую ночь в новой должности я все же решил провести со своими людьми. Маркус, Айвин и, как ни странно, Ян Торф. Да, молодого офицера я тоже начал считать если не другом, то человеком, на которого могу положиться. За последние пару дней я практически не общался с ними, с головой уйдя в дела армии и подготовку обороны, и сейчас у меня наконец нашлась минута перекинуться парой слов с бойцами.
        - Вот так встреча, - увидев меня, Маркус широко улыбнулся, - Какими судьбами? Неужели великий и ужасный Даррелл нашел время для старых друзей? Айвин, ну-ка объясни командиру на пальцах, как мы по нему скучали.
        - Иди ты к Пятому, - выругался северянин, непроизвольно пряча левую руку, на которой отсутствовали три пальца,
        - Успею еще, - усмехнулся Лоренсон. - Командир, что там решили? Мы завтра обратно или наше победоносное шествие продолжается? Я как бы не против, но как-то многовато драк за неделю - чуть не сдох сегодня.
        - Утром уходим в Камерон.
        - Ну слава северному оленю, пожалуй, выпью за это, - Маркус вытащил откуда-то фляжку и с наслаждением присосался к ее горлышку.
        - Совет выбрал вождя? - хмуро спросил Айвин.
        - Выбрал. Вождем выбрали меня.
        Громкий и надсадный кашель прорезал ночь - Маркус, услышав мои слова, едва не захлебнулся вином, вызвав тем самым широченную улыбку на лице Айвина.
        - Мать моя путешественница, - наконец смог произнести Лоренсон, - ты серьезно? Ну ты же помнишь мои слова, да? С тобой мы либо…
        - Помню, помню, - прервал я друга, - можешь не повторять. Маркус, собери наших бойцов. Только офицеров взвода не тревожь, пусть отдыхают, и Яна еще позови.
        - Сделаю, командир.
        Маркус, как ночная сова бесшумно скрылся в темноте, чтобы спустя несколько минут вернуться вместе с бывшими наемниками, пришедшими со мной из Галицкого княжества. Их после всех перипетий осталось не так уж и много - всего пятеро. Кто-то отсеялся еще в Европе, кто-то не пошел на север, кто-то отказался от службы. Пять человек - совсем немного, но если они остались со мной до конца, то им я мог доверить свою жизнь.
        - Маркус уже рассказал вам? - спросил я. - Если нет, то скажу сам - лидеры кланов выбрали меня военным вождем, и я очень хочу, чтобы вы стали моей, скажем так, гвардией или охраной. Далеко не все рады моему назначению, и я не хочу получить ночью нож в спину. Вам я доверяю, остальным - не особо. Мортен, ты, надеюсь, не откажешься стать моим персональным лекарем? Вот и отлично. Ну что, бойцы, вы со мной?
        Разумеется, бывшие наемники согласились, в чем я ни капли не сомневался.
        - Ян, - взглянул я на молодого офицера, - на тебе пока остается взвод. Ты ведь мечтал командовать им.
        - Для меня была честь служить под вашим командованием, - едва ли не выкрикнул мужчина.
        - Так я все еще твой командир, - не удалось мне сдержать усмешку, - имей ввиду, если меня не грохнут в ближайшие дни, пойдешь на повышение. Таких толковых инструкторов по магии еще поискать надо.
        Моя похвала явно смутила офицера, он промямлил что-то невразумительное и надолго замолчал, задумчиво глядя в костер.
        Болтали мы до глубокой ночи, вспоминая былые деньки и рассуждая о будущем. Маркус как всегда травил байки и подкалывал Айвина, тот делал вид, что злится, но было видно, что настроение у северянина отличное. Чудесный был вечер.

* * *
        На следующий день армия снялась с места и направилась обратно на восток - в родное княжество Камерон. Возвращались мы с победой, но особой радости солдаты и офицеры не испытывали - слишком тяжело она нам досталась. Множество погибших, сотни раненых, огромные убытки и потеря князя. Его тело, обработанное магией, сейчас лежало в одной из повозок, на которую нет-нет, да и бросали взгляд идущие рядом люди.
        Возможно, мне все-таки стоило развернуть армию и напасть на какой-нибудь приграничный город, чтобы хотя бы грабежом пополнить запасы золота, но я не хотел терять время. Грызло меня дурное предчувствие, не давало успокоиться. Смерть Флориса - это огромный стимул для соседей напасть на Камерон. Наверняка во дворце есть люди, докладывающие куда-то на сторону обо всем, что происходит в княжестве. Шпионаж еще никто не отменял.
        К счастью, большинство дворян, в том числе и Густаф, это прекрасно понимали и мое решение поддержали, а иначе, боюсь, в армии мог случиться бунт. Да, после битвы с Патриком у меня уже появился определенный авторитет, но до бескомпромиссного подчинения было еще ой как далеко.
        Так или иначе, но наше поредевшее войско вернулось в Камерон, после чего я и еще около сотни человек в скором темпе отправились в столицу - пора было поближе познакомиться с Иваром и хоть как-то выстроить с ним взаимоотношения. Что-то мне подсказывало, моему назначению он не слишком обрадуется. Хотя, как знать, может княжич окажется вполне адекватным человеком.
        Глава 16
        С Иваром я был знаком только заочно, да и то лишь по рассказам северян (встречу в тронном зале можно не считать, княжич, вполне возможно, меня даже не запомнил), и судя по этим рассказам человеком Ивар был крайне сложным и далеко не самым приятным. Что ж, люди не лгали.
        Вторая встреча с княжичем прошла опять же в тронном зале. Ивар пару дней назад вернулся откуда-то с востока и, узнав о гибели отца, тут же объявил себя новым правителем княжества, с большим удовольствием пристроив свой зад на еще не остывший трон. Даже дата похорон Флориса не была утверждена, а высшее дворянство уже оповестили о дне, когда пройдет коронация. Да, князем наследник престола быть не хотел и объявил всем, что отныне княжество становится королевством, а сам Ивар, соответственно, королем. Ладно хоть не императором.
        Отказывать мне в аудиенции новоиспеченный правитель не стал, что уже само по себе было неплохо, но ничего хорошего от встречи я все же не ждал, и заходя в тронный зал, прекрасно понимал, что разговор будет сложным. Я даже окружил себя небольшой защитой, невидимой для окружающих. Так, на всякий случай. Мало ли как разговор сложится.
        Ивар в зале был не один. Окруженный охраной и парочкой слуг, княжич вальяжно развалился на троне. На столике перед ним находился поднос с фруктами, откуда он периодически брал виноград, лениво бросая ягоды в рот. На открывшуюся дверь мужчина особого внимания не обратил и сосредоточил на мне взгляд, лишь когда я подошел вплотную.
        - Так вот кого выбрали вождем, - без приветствий сказал Ивар, - а я все думаю, что это за Даррелл Фишер такой. Откуда он вообще взялся?
        Как же мне в тот момент хотелось съязвить. Сказать что-то вроде: «все мы из одного места вылезли», но я сдержался. Каким бы говном этот человек не оказался, с ним мне предстоит работать. Да и не стоило позорить его перед подданными.
        - И тебе добрый день, княжич, - сказал я нейтральным тоном.
        - Король, - нахмурился мужчина, - король - Ивар де Крон. Запомни это обращение и никогда не забывай.
        - Хорошо, - пожал я плечами, - но может, мы поговорим наедине? Мне хотелось бы обсудить сложившуюся в стране ситуацию.
        Ивар задумчиво уставился в потолок, закинул в рот очередную виноградину, после чего жестом отправил слуг и охрану проч.
        - Не понимаю, что именно ты хочешь обсудить? - спросил княжич, когда мы остались наедине. - Как по мне, все и так предельно ясно.
        - Как минимум мне нужно ознакомиться с документами по снабжению армии. Да и вообще, не мешало бы собрать совет, чтобы продумать план дальнейших действий.
        - Не утруждай себя бумажной волокитой, - легкомысленно отмахнулся Ивар, - с этим мы справимся без тебя. Раз уж ты по какой-то глупой случайности стал вождем, вот и играйся в солдатиков, а серьезные дела оставь мне. Ты еще совсем молод, зачем тебе какие-то документы.
        - Затем. Ивар…
        - Король Ивар! - еда ли не крикнул мужчина.
        - Да как хочешь, так себя и называй. Проблем у княжества от этого меньше не станет. Как и врагов.
        - Ты забываешься! - Ивар вскочил с трона. - Не знаю по какой такой дурости тебя избрали вождем, но долго ты им не пробудешь, в этом можешь быть уверен. У власти должны стоять умные и воспитанные люди, а не случайные проходимцы, которым благоволил мой покойный отец.
        - Я убил князя Патрика, убил его сына Берге, - все-таки начал я заводиться. Этот напыщенный дятел с каждым словом все сильнее меня раздражал, - у тебя есть более подходящая кандидатура на роль вождя? Скажи, Ивар… хрен с тобой - король Ивар. Ты сможешь защитить свою страну, когда сюда придет Бьярне с востока или Ховард с северо-запада? Сможешь сдержать их армии? Сдержать мощь изначальной магии, которая превратит города твоей страны в пылающие руины?
        - Сегодня же я издам указ, чтобы тебя вышвырнули из дворца, - прошипел княжич.
        - По правилам твоего же государства, снять меня с должности может только совет кланов, а он свое слово уже сказал.
        - Ты правильно отметил, это - моя страна и только мое слово тут закон! Я не потерплю, чтобы армией командовал человек, неугодный мне! Никаких вождей больше не будет, только князь…
        - Король, - поправил я.
        - Ну да, король, - сбился Ивар и чуть более осмысленно взглянул на меня.
        - А силенок-то хватит? - спросил я. - Если ты не знал, то в княжестве тебя не слишком уважают. Как думаешь, лидеры кланов обрадуются, если ты самовольно отменишь их решение? Будут они тогда тебя поддерживать? Ивар, мы - в одной лодке. Давай не будем ее раскачивать, иначе нас просто потопит. Я-то выживу, ты - не знаю.
        - Это угроза? - окончательно успокоился княжич.
        - Нет. Я просто говорю, как есть. Если ты каким-то образом избавишься от меня, я просто уйду, а через несколько месяцев твое княжество захватят соседи.
        Кажется, Ивар задумался. Он кусал губы, нервно ерзал на троне и усиленно шевелил извилинами, пытаясь принять наиболее выгодное, по его мнению, решение. Спустя пару минут он все же сделал для себя какие-то выводы и произнес:
        - Хорошо, оставим пока все как есть. Найди Эдвина Черное Ухо - это секретарь отца. Я хотел его выгнать, но он слишком многое знает, да и жалко старика, пусть он с тобой и работает. Все, аудиенция закончена.
        Такой вот получился у нас разговор. Не самый приятный, но и совсем провальным я бы его не назвал, все же к определенному компромиссу мы с Иваром пришли. Так или иначе, но сын Флориса не был полным идиотом, понимая, что без моей помощи княжество долго не простоит и не стал рыть себе яму.
        В этот же день я встретился с бывшим секретарем Флориса - Эдвином. Кстати, ухо у него было нормального цвета, а свое прозвище он заработал в далекой молодости, когда вместе с князем участвовал в нескольких сражениях и получил там огромный кровоподтек на пол лица.
        Именно с Эдвином я по большей части и начал работать. Ивар, после нашего с ним разговора к общению не стремился и с головой ушел сперва в подготовку к похоронам Флориса, которые прошли без какой-либо помпы, в присутствии очень узкого круга лиц, а затем и в подготовку к коронации, которая должна была произойти через месяц. Нужно ведь и людей оповестить и концертную программу составить, в общем - дел по горло. К тому же, возле княжича вскоре начали крутиться множество молодых дворян со схожим мировоззрением и интересами. Стариков Ивар не жаловал, стараясь как можно сильнее отстраниться от людей, что были близки с князем Флорисом. Так что виделись мы с новым правителем княжества крайне редко.
        Каждый из нас в итоге занимался своими делами. Я пытался понять, как работает такая сложная махина как пусть небольшое, но государство, а Ивар царствовал, занимаясь привычными для него заботами - театры, приемы, встречи. Несколько раз он едва ли не приказным тоном требовал, чтобы я завоевал для него несколько соседних княжеств, но был послан в вежливой форме, что княжичу, конечно, очень не понравилось, но обострять конфликт он не рискнул.
        Первые две недели в качестве военного вождя запомнились мне каким-то безумной чехардой событий, встреч и разговоров. У меня практически не было свободного времени. Я иногда поспать-то не успевал, однако к середине июня все как-то более-менее устаканилось. Как обычно я постарался делегировать большую часть работы, сняв с себя обязанность контролировать каждое телодвижение своих подчиненных, и это принесло свои плоды. В один из вечеров я внезапно понял, что каких-то особо срочных дел у меня не намечено и можно хотя бы несколько часов уделить себе, а если быть точным, то магии.
        Большой двухэтажный особняк в центре столицы, отданный мне для проживания еще Флорисом, отлично глушил шум дождя, бушующего на улице. Июньская гроза пришла в город, чтобы смыть пыль с мостовой и загнать людей по домам.
        Слушая, как вода барабанит по крыше, я уселся в мягкое велюровое кресло, взял в руки чашку с кофе, вдохнул божественный запах свежесваренного напитка, и наконец позволил себя хоть немного расслабиться. Внизу - на первом этаже, находились мои люди, в соседней комнате отдыхал Айвин. Именно он отвечал за мою безопасность, а значит на какое-то время я могу уйти в транс, не опасаясь за сохранность своего тела.
        В астрале я не был уже довольно давно - со дня проведения ритуала, и уже успел слегка подзабыть, насколько сильно он изменился. Полупрозрачные тени плавали вокруг, туман стал реже, позволяя заметить какие-то очень смутные очертания вдалеке, а магическая сила теперь ощущалась как нечто совершенно реальное, как субстанция, которую можно потрогать.
        Несколько минут я просто стоял, привыкая к окружению, а затем занялся тем, ради чего, собственно, и погрузился в астрал - работой с изначальной магией. Пусть теперь я мог оперировать высшими заклинаниями, но при этом совершенно не понимал на каких принципах они работают. Откуда черпается столь огромное количество энергии и почему защитные заклинания почти всегда нейтрализуют атакующие?
        Вопросов было много, в отличии от ответов. Возможно, стоило все-таки отыскать те книги, про которые упоминал Флорис, но у меня просто не было на них времени. Поэтому, я как всегда попытался дойти до всего своим умом.
        В отличие от работы в реальности, в мире изнанки высшая магия не туманила мозг. Астрал будто виртуальный полигон позволял делать мне все, что захочешь. Глубоко вздохнув, я потянул к себе разлитую вокруг силу и принялся создавать высшее заклинание, стараясь уловить какую-нибудь закономерность или последовательность в этом процессе.
        Работал опять же на ощущениях, придерживаясь, однако, знакомых мне принципов построения магических конструктов. Здесь ядро системы, здесь поддерживающий каркас, тут несколько нитей для сохранения целостности конструкции и так далее.
        Как я и предполагал, данное заклинание по внутренней структуре мало чем походило на то, которое получилось у меня три недели назад, но при этом результат оказался тем же самым: миллионы светящихся точек, образовали тучу и устремились в полет, выжигая пространство вокруг себя. Ничего не понимаю.
        Пока на мой след не вышли ищейки астрала, привлеченные запахом изначальной магии, я решил повторить опыт и вновь принялся создавать «светлячка». Отличное, как по мне название для высшего заклинания.
        И вновь изначальная магия не захотела подчиняться каким-либо жестким правилам, работая по собственному желанию. Вновь итоговый результат оказался таким как нужно, а само заклинание - нет. Ничего не понимаю.
        - Ты быстро прогрессируешь, - за моей спиной раздался знакомый голос.
        - Здравствуй Исанид, - ответил я, оборачиваясь.
        Таинственный маг в сером балахоне стоял неподалеку, с интересом разглядывая улетающую вдаль тучу светящихся точек.
        - Я тут неподалеку на ищеек наткнулся, ну и припугнул их слегка, ты ведь не против?
        - Ты вообще из астрала не выходишь? - спросил я, делая пару шагов назад.
        - Раздвоение сознания тебе говорит о чем-нибудь? - усмехнулся Исанид. - Вижу, что нет. Могу объяснить, если хочешь. Ты ведь уже пользуешься истинной магией, может пора стать еще лучше?
        - Заманчивое предложение…
        - Но ты, разумеется, от него откажешься. Не буду настаивать. Ты уже использовал твое заклинание в реальности? Проверил, на что оно способно?
        - Исанид, что ты от меня хочешь? - спросил я напрямую. Вести окольные беседы мне не хотелось совершенно.
        - Чего хочу? Хочу, чтобы таких как мы стало больше, хочу, чтобы люди учились и становились сильнее. Ты ведь испытал на себе, какое удовольствие дарит использование истинной магии, ведь так? Это награда за упорство, награда за твою силу, и эта награда может стать еще больше. Я дам тебе возможность почувствовать, что такое настоящее могущество.
        - Спасибо не надо.
        - Ну, разумеется. Другого ответа я и не ждал, но ты все же не забывай мои слова и, если вдруг надумаешь, просто позови.
        - Обязательно.
        - Рад слышать, - улыбнулся Исанид. - Пожалуй, мне пора, чувствую, как сюда бегут новые ищейки - не хотелось бы задерживаться тут надолго.
        - Эти твари даже тебя не выпускают?
        - Они никого не выпускают, - сказал мужчина и просто исчез.
        Ищейки появились спустя несколько секунд, полностью блокировав мне возможность вернуться в свое тело. Пришлось разбираться с этими тварями, благо Флорис де Крон показал, что это не так уж и сложно. Через пять минут пятеро обитателей астрала превратились в ничто, а я, чтобы не рисковать без нужды, вынырнул в реальность.
        Какой же все-таки мутный этот Исанид. Сулит силу, могущество. Какое? Куда еще больше? Мне бы с высшими заклинаниями для начала разобраться. Нет уж, пусть этот странный товарищ идет лесом. У него какие-то свои планы, и участвовать в них у меня нет никакого желания.

* * *
        Как я и обещал, Ян Торф вскоре пошел на повышение. Из-за опасности новой войны, которая могла начаться в любой момент, армия княжества оставалась в полной боевой готовности, расположившись неподалеку от столицы, и чтобы офицеры не скучали, я поручил Яну в кратчайшие сроки обучить их заклинаниям, разработанным мною для своего взвода. В битве с войском Патрика новые магические конструкты показали себя весьма эффективно, и глупо было бы не использовать их в большем масштабе.
        Ян от такого приказа сперва немного опешил, поняв размах поставленной перед ним задачи, но чуть позже попросил взять себе в помощники несколько толковых ребят из своего взвода и, получив добро, взялся за работу с неподдельным энтузиазмом. Причем, что удивительно, первые результаты не заставили себя долго ждать. Как оказалось, эффективность новых заклинаний оценил не только я, так что многие офицеры с большой радостью приступили к обучению. Хотя, опять же, были и ретрограды. Некоторые дворяне, особенно те, кто постарше, лишь имитировали работу, предпочитая старые способы ведения боя любым новинкам.
        Пока Ян занимался обучением офицеров, я в свою очередь, учился сам, постигая премудрости управления армией в мирное время, и огромным, я бы даже сказал, незаменимым помощником для меня стал Густаф. Здоровяк, прошедший с Флорисом, через огромное количество битв, сперва относился ко мне с определенной долей скепсиса, но чуть позже начал доверять, объясняя прописные для него истины. Причем речь шла не только о сражениях, но и о хозяйственной стороне вопроса, которой именно он и занимался в последнее время. Ну а в помощь ему я буквально навязал Маркуса. Густаф, естественно, с большой радостью отказался бы от такого помощника, но я настоял. К тому же все, что касалось денег, Лоренсон схватывал все на лету и быстро показал свою полезность, ну а мне очень нужны были свои люди в руководстве армии.
        Еще один человек, без которого я никак бы не обошелся - Эдвин Черное Ухо. Бывший секретарь Флориса больше всего походил на какого-нибудь американского бухгалтера средней руки, какими их изображают в фильмах - невысокий, лысый, улыбчивый, однако именно этот человек держал в своих руках огромное количество нитей управления страной. Разведка, финансы, международные отношения. По факту, во время отсутствия Флориса именно Эдвин управлял страной и продолжал делать это сейчас, пока Ивар усиленно готовился к своей коронации.
        С Эдвином мы как-то быстро нашли общий язык, и по многим вопросам имели схожее мнение. Благодаря ему, кстати, я получил доступ к библиотеке князя и практически на день пропал, листая старые, желтые и хрупкие от времени страницы, на которых описывались события давно минувших дней. К сожалению, ничего толкового книги мне не дали. Да, они были безусловно очень интересны, но практической пользы не несли. Все, что мне необходимо, я уже знал, а читать биографию давно почивших князей - нет уж, спасибо.
        Помимо этого, Эдвин всегда был в курсе основных событий, происходящих в мире. Держал руку на пульсе, так сказать. Источники информации он раскрывать не спешил, но в его словах сомневаться не приходилось, и то, что он рассказывал, не нравилось ни мне, ни Густафу, ни кому-либо еще.
        Европа ожидаемо бурлила. Несколько королевств уже было стерто с лица земли. Весь запад уверенно подминал под себя молодой и дерзкий король Ален Фобер, вышедший из какого-то захолустного королевства. На востоке все воевали все со всеми, да и север, чего греха таить, пришел в движение. Где-то у Балтийского моря уже столкнулись два княжества, и к их конфликту со дня на день должны были подключиться новые участники. С востока на нас очень внимательно поглядывал Бьярне Лассен, хотя и нападать пока не спешил, ну а на западе княжество Турсен, лишившись своего правителя, рухнуло в пучину междоусобной борьбы.
        В общем, веселье у нас намечалось то еще, а как вишенка на торте, возле границ княжества появились беженцы, идущие с юга. Пока немного, но вполне вероятно, вскоре их станет намного больше.
        В такой напряженной обстановке прошло еще какое-то время. Первый месяц лета подходил к концу. Я по большей части занимался армией, работал с магией и вникал в дела государства, а княжич Ивар готовился к коронации. Она как раз была намечена на конец июня. Приглашения разослали уже всем, кому можно, однако главы соседних стран ожидаемо воздержались от поездки, здраво рассудив, что сейчас не лучшее время для путешествий. Так что церемония должна была пройти не так масштабно, как того хотел Ивар. По-семейному, можно сказать. Из родового замка клана де Крон вроде бы даже обещалась приехать мать княжича, а вместе с ней дальние, и очень дальние родственники.
        Увы, но радость от столь знаменательного события оказалась омрачена известием, пришедшим с юга. Армия одного из западных королей - Марцина Второго вторглась в соседнее с нами княжество. Во время сражения его правитель был убит, что моментально повлекло за собой разгром войска и захват страны. И печальная для нас новость заключалась в том, что Марцин останавливаться на достигнутом не захотел и намеревался продолжить свой победоносный поход, повернув на север.
        У Эдвина на юге, естественно, были свои люди, и, по их словам, Марцин после череды сражений немного поехал головой. Так что ему по факту было уже не столь принципиально с кем драться и ради какой цели. Постоянное применение изначальной магии может здорово ударить по психике. В этом я уже убедился на собственной шкуре, да и книги Флориса это подтвердили. Зачастую, маги, вкусившие запретный плод высших заклинаний, не могли остановиться и либо погибали в битвах друг с другом, либо умирали при весьма странных обстоятельствах. Причем не всегда тут были замешаны соратники безумных королей, иногда после использования изначальной магии, люди падали замертво, пораженные молниями, сгорая заживо или погибая массой других способов. Невольно вспоминалась князь Орлов, чья гибель так и осталась для многих тайной.
        Так или иначе, но князья все равно продолжат убивать друг друга, и нас это вряд ли обойдет стороной. Впрочем, никто на это и не рассчитывал. Княжество Камерон - один из камней в ожерелье севера, и я более чем уверен, что с юга к нам придут еще не раз, но сперва нужно выдержать нападение Марцина Второго. Очень надеюсь, что моих сил хватит, чтобы сдержать его натиск.
        Глава 17
        К южной границе княжества наша армия пришла раньше Марцина. По данным разведки сбрендивший король задержался в одном из городов захваченного государства, где местные дворяне попытались организовать оборону, но безуспешно - противостоять изначальной магии они не могли. В итоге, сопротивление было разбито, и Марцин продолжил свое завоевательное шествие. Причем, интересная особенность, с каждой битвой, с каждым захваченным городом с ним оставалось все меньше людей. Даже самые упертые и верные подданные понимали, что король становится одержим идеей мирового господства и уже плохо себя контролирует. По этой причине в княжество Камерон Марцин вторгся, можно сказать, без армии - в сопровождении всего трех сотен магов, что, по моему мнению, являлось форменным самоубийством. Король либо действительно обезумел, либо был настолько уверен в себе, что рассчитывал обойтись собственными силами.
        Княжество Камерон с севера на юг пересекала одна единственная железная дорога, по которой в мирное время почти каждый день ходили поезда, груженые товарами и людьми, однако сейчас железнодорожные пути давно уже не слышали стук колес. Торговля замерла, люди закрылись в своих государствах, бессильно ожидая, когда все вновь придет в норму.
        Благодаря этой железной дороге, мы смогли довольно быстро перебросить армию к границе княжества и начать готовиться к обороне. Наш противник скорее всего не захочет совершать длинные обходные маневры и пойдет по главному тракту, соединяющему два государства. Марцину нет необходимости захватывать столицу или оккупировать другие города. Убей князя или в моем случае вождя, и можешь делать со страной все, что захочешь.
        Оборону крепили по уже проверенной схеме - глубокие траншеи, насыпи и главный земляной вал, за которым будет укрыта основная часть армии, а где-то в середине этого лабиринта я планировал установить несколько магических мин, и надеюсь, для Марцина они окажутся очень неприятным сюрпризом. Неплохо было бы притащить сюда еще и стационарные защитные артефакты, но на то они и стационарные - огромную конструкцию размером с приличный каменный дом не так-то просто транспортировать с одного места на другое. К тому же их еще требовалось заряжать не один месяц, так что увы, придется обходиться своими силами.
        И все-таки я не понимал, на что рассчитывает Марцин. Неужели он настолько поверил в свое могущество, что без раздумий пойдет на превосходящие силы противника? Если его атакующее заклинание окажется бессильным, то он проиграет. Тут без вариантов - три сотни маги против двух тысяч. Это даже не смешно. Мы раздавим врагов, как тараканов. Может у короля есть какой-то план или секретное оружие?
        Подобные мысли донимали меня все дни, пока мы ждали врагов. Я изводил себя и остальных, пытаясь понять, где могут скрываться подводные камни в поведении Марцина. Чертил и перечерчивал схемы возможной битвы, расспрашивал об артефактах былых времен, проверял по десятку раз не изменилось ли чего в астрале. В общем, к тому моменту, когда разведчики сообщили о приближении противника, я уже места себе не находил.
        Реальность оказалась как всегда более прозаичной. Марцин просто не контролировал себя, и едва увидев наши оборонительные сооружения, начал каст высшего атакующего заклинания. В его исполнении это выглядело как волны бурлящей субстанции, поднявшиеся из земли. Расширяющимся конусом они направились в нашу сторону, ускоряясь с каждым пройденным метром.
        Невидимая стена встала между мной и Марцином, защищая людей от потока смерти. Стоя на земляном валу, я буквально всем телом ощущал мощь высшего заклинания, которое пыталось пробиться сквозь барьер.
        Было тяжело. Мой враг обладал по-настоящему огромной силой, и я с большим трудом выдерживал ее напор. Меня будто поставили с листом железа против урагана - стоит хотя бы на немного расслабиться, хоть чуть-чуть снизить концентрацию, и тебе конец. Бушующая мощь превратит тебя в ничто, скрутит и изломает тело, погребет под грудами камней и обломками зданий.
        Теперь мне стала понятна самоуверенность Марцина. Вероятно, он был куда сильнее большинства князей и королей, вставших у него на пути. Что ж, все закономерно, чем чаще ты используешь изначальную магию, тем выше твоя мощь, однако все имеет свою цену. Запредельная сила берет оплату разумом человека, со временем превращая слабого духом мага в безумца.
        Атаку Марцина я выдержал. Не знаю, как, но выдержал. Скорее всего это произошло благодаря тому, что защищаться всегда легче, чем атаковать. Мощь короля была однозначно выше моей, но, очевидно, что ее все же было недостаточно, а значит сейчас наступает вторая фаза сражения.
        Перед отправкой на границу, я хорошенько прошерстил арсенал Флориса, вытащив оттуда несколько защитных и атакующих амулетов, равномерно распределенных сейчас по моей одежде. Охранникам тоже выделил несколько, так что в предстоящей драке шансов на выживание у них будет больше. Не сказать, что теперь я чувствовал себя в полной безопасности, но по крайней мере, смогу чуть меньше энергии тратить на контроль щитов. Хотя, опять же, триста магов против двух тысяч… было бы за что переживать.
        Если рассуждать здраво, то атаковать наши позиции Марцину не стоило. На его месте я бы отступил, чтобы восполнить силы и попытаться придумать какую-то иную тактику, но наш коронованный противник решил по-своему и отдал сигнал к самоубийственной атаке. Зачем? Что ему это даст? Ответов не было. Скорее всего, ярость просто затмила глаза Марцину. Даже я, после использования высшей магии, чувствовал себя, как берсерк перед дракой, а что уж говорить про человека, чей разум и так находилась на грани безумства?
        Сбрендивший король шел в атаку. Даже не шел - бежал. Плащ за его спиной развивался от ветра, в руке мужчина держал высоко поднятый меч, а на его лице застыла маска беспредельной ярости. Вот только бежал он один. Дворяне, пришедшие вместе с Марцином, не хотели умирать.
        Глядя в бинокль на людей, замерших вдалеке, и одинокую фигуру короля, бегущего по полю, я не верил своим глазам, настолько сюрреалистично это выглядело. Марцин, совершенно не обращая внимания на то, что творится у него за спиной, мчался по зеленой траве, выкрикивая какие-то ругательства. Ветер доносил бессвязные обрывки слов.
        Добравшись до первых траншей, безумный король перескочил их, даже не заметив препятствия, пробежал еще несколько метров, и уже готовился преодолеть очередной земляной вал, но в этот момент я активировал мины, и взрыв, предназначенный для уничтожения сотен врагов, убил всего лишь одного человека - Марцина Второго. Безумного короля, чей разум не выдержал испытания силой, дарованной изначальной магией. Его не спасли даже амулеты, которые, уверен, в изобилии висели на его тушке. Когда улеглась пыль, мы все увидели на краю одной из воронок истерзанное мертвое тело.
        Как только всем стало ясно, что Марцин мертв, наши противники, наблюдавшие за самоубийственной атакой своего короля, поспешили убраться восвояси, понимая, что ничего хорошего им не светит.
        Вот так, гибелью всего одного человека, закончилось это крайне странное военное вторжение.
        - И что это было? - Маркус забрался на насыпь, откуда его сдуло взрывом, и удивленно смотрел, как уходят вражеские отряды. - Не, я слышал твои слова, мол этот малый немного головой поехал, но, чтобы настолько… Командир, а ты сам-то как? Нормально себя чувствуешь?
        - Ой не знаю, свербит что-то на душе, хочется, знаешь, по полям бегать, людей с десяток порубить.
        - Ты серьезно? - в голосе Маркуса послышалась тревога.
        - Успокойся, все со мной нормально.
        - Ну слава Милосердной матери, - выдохнул мужчина. - Что дальше? Здесь останемся или в столицу обратно поедем?
        - Армия пусть тут останется. Сдается мне, что этот Марцин Второй далеко не единственный, кто захочет проверить север на прочность.
        - А если на востоке полыхнет?
        - Да где угодно может, - вздохнул я, - все дыры не закрыть, армия у нас небольшая, да и без меня она, по факту, бесполезна. Будем надеяться на поезда, в случае чего перебросим людей к столице, а дальше скорым темпом к месту драки.
        - Добро, - кивнул Маркус, - мне здесь остаться?
        - Обсуди это с Густафом, ты вроде как у него в подчинении находишься, вот как скажет, так и сделаешь. На вас хозяйственная часть, привыкайте работать вместе.
        - Кстати про Густафа. Он с тобой кое-что обсудить хотел, но решил не расстраивать перед дракой - мало ли.
        - Что случилось? - спросил я, выискивая глазами пожилого северянина.
        - У нас проблемы с деньгами для выплаты жалования людям. Сообщение от Эдвина пришло - княжич для своей коронации вытащил из казны очень крупную сумму.
        - Придурок, - в сердцах выпалил я.
        Поведение Ивара мне напоминала очень расхожую фразу - «Пир во время чумы», раньше я думал, что подобные личности встречаются крайне редко, но оказалось, что идиотов хватает везде, в том числе и среди высшего дворянства. Невольно вспоминались истории о начале французской революции, когда власть была настолько далека от народа, что некоторые особы предлагали крестьянам есть пирожное, если им не хватает денег на хлеб. Не уверен, конечно, что все это правда, но нечто похожее происходило сейчас в княжестве Камерон. Ивару было глубоко плевать на войну, на скорый голод, на смерти офицеров. У него была одна цель - надеть корону, а все остальные проблемы пусть решают другие люди.
        - В общем, Маркус, - обратился я к другу, - скажи, чтобы готовили поезд. Надо поговорить с княжичем, надеюсь, он меня услышит.
        - Я тоже, - скептически усмехнулся Лоренсон.

* * *
        На следующий день я в сопровождении Айвина прибыл в Бертфоссен. Северянин к роли моего начальника охраны отнесся со всей серьезностью и теперь всегда держался поблизости. Как, впрочем, и еще несколько бойцов. Если мы ехали в поезде, то они обязательно находились в соседнем вагоне, если дело происходило на улице, то шли позади на некотором расстоянии. Маркус, остался на юге вместе с армией. Густаф повесил на него текущий контроль за снабжением солдат, а сам, как и я, отправился в столицу. Нам в срочном порядке требовалось решить вопрос с выплатой жалованья военным. Да, определенная часть офицеров совсем не бедствовали. Их отцы и деды многими поколениями служили князю и сумели обеспечить себя и своих внуков на долгие годы вперед. Но были и выходцы из бедных кланов, где офицерское жалованье являлось едва ли не единственным источником доходов, на который жили порой сразу несколько человек.
        Оказавшись в столице, я с вокзала отправился прямиком во дворец. Охрана княжеской резиденции уже знала меня в лицо, так что двери передо мной открывались задолго до того, как я подходил к ним, и лишь возле покоев Ивара меня остановили два молодых гвардейца. Княжич разогнал почти всех бойцов, что охраняли Флориса, и нанял новых. Разумеется, будь у меня такое желание, я бы вынес обоих охранников вместе с дверьми, но пока накалять ситуацию не хотелось.
        - Ивар у себя? - спросил я.
        - Король Ивар отдыхает, - сухо ответил гвардеец.
        - Устал, бедняжка, все о княжестве думает. Сходи к нему, скажи, что я буду ждать его в малом тронном.
        - Король попросил, чтобы его не беспокоили. Придется подождать.
        - Я сейчас нахрен вам обоим головы в задницы засуну! Скажи Ивару, что если он не появится в зале через десять минут, я вернусь и превращу его любимую спальню в гребаное пепелище!
        Как-то последнее время я начал часто выходить из себя. Все-таки применение изначальной магии очень быстро расшатывает психику. С другой стороны, моя вспышка ярости возымела действие, и гвардеец, почему-то побледнев, шагнул за дверь.
        - Даррелл, с тобой все в порядке? - когда мы уходили, спросил Айвин.
        - А в чем проблема?
        - У тебя руки светятся.
        Глянув на свои ладони, я убедился - действительно светятся. Похоже я непроизвольно обратился к магии, когда кричал на гвардейцев. Понятно теперь почему они немного струхнули. Ну ничего, им полезно будет.
        - Пройдет сейчас, - ответил я, рассеивая энергию.
        В малый тронный зал Ивар пришел не через десять минут, а чуть позже, но, главное, пришел. Весь полный гнева и ярости, он ворвался в помещение, одетый в некое подобие халата, надетого на голое тело, и сходу начал возмущаться:
        - Что ты себе позволяешь!? Пришел в мой дворец и имеешь наглость что-то от меня требовать?!
        - У меня встречный вопрос, Ивар. С какой стати ты запускаешь руку в казну, забирая оттуда деньги на оплату жалования военным? Я уже поговорил с Эдвином. Черное Ухо подтвердил, что ты снял с банковских счетов почти миллион золотых флоринов. Эти деньги были предназначены для твоих солдат.
        - Потерпят месяц, ничего с ними не случится.
        - Война идет. Ты не понимаешь, да? Война. Мы буквально два дня назад отбили нападение с юга, и будь уверен, оно было не последним.
        - Не очень-то вы и перетрудились, - фыркнул Ивар, - у вас даже битвы нормальной не было.
        - Радоваться надо этому. Чем больше у тебя останется людей в армии, тем выше шанс, что мы отобьем очередное нападение.
        - Ну у меня же есть такой великий и прославленный вождь. Даррелл - Убийца Князей. Так тебя называют?
        - Да что ж такое, - в сердцах выругался я, - разговор глухого с немым. Ивар, верни деньги. У нас и так начинаются проблемы со снабжением.
        - Мое королевство способно прокормить три тысячи магов.
        - Вместе с этими магами идет обоз, тыловая служба, обслуживание поездов и еще несколько тысяч простых людей.
        - Разберетесь, - отмахнулся княжич, вызвав во мне очередную волну гнева.
        - Видят Четверо, я этого не хотел. Ивар, если ты не вернешь деньги, я объявлю в стране чрезвычайное положение. Наверное, это надо было сделать сразу после гибели твоего отца.
        По законам княжества вождь в случае начала войны мог объявить в стране чрезвычайное положение, что наделяло его рядом очень важных полномочий, и в том числе - управлением финансами государства. Про такую возможность мне рассказал Эдвин. Секретарь князя еще неделю назад советовал мне сделать это, но я наивно надеялся на разумность Ивара. Зря. Княжич жил в каком-то своем мире, совершенно оторванном от реальности.
        По понятным причинам, во время правления Флориса закон о чрезвычайном положении не играл особой роли, однако сейчас ситуация поменялась в корне. Теперь князь и вождь - два разных человека.
        - Ты не можешь, - прошипел Ивар.
        - Еще как могу, и лидеры кланов меня в этом поддержат.
        - Ты еще не знаешь с кем связался, молокосос! - княжича понесло. - Ты думаешь, победил каких-то вшивых князьков, и можешь командовать в моей стране? Да? Это мое княжество! Мое! Хильмар тоже считал, что он лучше меня, что это он займет трон после отца, и где они оба? Не связывайся со мной!
        - А, то есть слухи про твоего брата не на пустом месте основаны. Он не случайно погиб на охоте, так?
        - Я этого не говорил, - оскалился в кривой улыбке княжич, - но совет тебе - не надо играть со мной. Ты до этого еще не дорос.
        - Я тебя услышал.
        - Очень на это надеюсь, - выпалил Ивар и, не оборачиваясь, вышел из тронного зала, оставив меня в глубокой задумчивости.
        Чрезвычайное положение я все-таки введу, но придется усилить охрану. Да и вообще не мешало бы куда плотнее озаботиться своей безопасностью. Такой гнилой человек как Ивар способен на все.
        Вечером этого же дня я при полном содействии Эдвина и нескольких наиболее влиятельных дворян княжества ввел особый режим на территории княжества. Страна, которая и так по факту стояла на военных рельсах, получила официальный документ. Все увеселительные мероприятия, естественно, отменялись, в том числе и коронация. Понятно, что Ивар так или иначе ее проведет, но я хотя бы закрыл ему доступ к государственным деньгам. Пусть устраивает праздник на собственные деньги.
        Новость княжича взбесила. По словам доверенных людей, которых Эдвин умудрился прикрепить к Ивару, он поносил меня всеми известными ему ругательствами и обещал смерти в самых страшных муках. Плевать, лишь бы больше в казну не пытался залезть.
        Вообще, в текущих условиях, система управления страной: вождь - князь, себя полностью исчерпала. Уверен, в других странах, правители, лишенные такого сдерживающего фактора как Четверо, уже прибрали власть к рукам, но у нас ситуация была уникальна. В прямой конфронтации Ивар ничего не мог мне сделать, иначе давно вызвал бы на дуэль, к тому же меня поддерживала армия, поэтому княжичу приходилось, стиснув зубы, мириться с моим существованием.
        Как я и предполагал, Ивар от идеи короновать себя не отказался. В назначенный день в столицу начали съезжаться представители кланов княжества. Хотя, надо отметить приехали далеко не все. Многие дворяне отказались от приглашения по тем или иным причинам.
        Тем не менее, народу хватало. Кто-то не хотел ссориться с будущем правителем, кто-то приехал из вежливости, а кто-то надеялся получить место возле Ивара, а то и сосватать ему дочку, породнившись с королевским уже родом.
        Забавно, но я тоже получил приглашение на коронацию, причем еще за неделю до ее начала, и даже всерьез обдумывал, что мероприятие это стоит посетить, но в назначенный день, прямо с утра после завтрака меня скрутила жуткая боль.
        Началась она настолько быстро и была такой сильной, что я едва не потерял сознание. Мне будто кто-то воткнул кинжал прямо в печень. Упав на пол в спальной комнате, я скрючился в позе эмбриона, и лишь неимоверным усилием воли смог заставить себя обратиться к внутреннему взору - в голове все плыло, и сделать это получилось далеко не с первой попытки.
        Глазам открылась страшная картина - в центре желудка я увидел огромное черное пятно, которая как спрут раскинуло в стороны свои щупальца и очень быстро пожирало мое тело. Счет шел на секунды, если эта клякса доберется до сердца или других жизненно важных органов мне конец.
        Собрав в кулак остатки сил, я попытался нащупать доступную мне энергию и все, что нашел, обрушил на пятно, выжигая скверну, как паучье гнездо. Удар получился не самым сильным, но хотя бы замедлил продвижение заразы, и совсем немного унял терзающую меня боль. Значит я на верном пути. Еще один поток силы прошел сквозь тело, но опять успех был лишь частичным, а мне тем временем с каждой секундой становилось все хуже.
        Раз за разом я прогонял сквозь энергетические каналы тела порции силы, преодолевая боль и желание сдохнуть, прекратив тем самым мучения, но все это лишь оттягивало неизбежное.
        Помощь пришла извне. Мое слабеющее сознание вдруг уловило, как кто-то помогает выжигать ту дрянь, что поселилась в животе. Минута, две, три. Чем больше времени проходило, тем легче мне становилось. Свечение тела, что готово было погаснуть в любую секунду, начало разгораться вновь, а черная клякса становилась все меньше и меньше, чтобы наконец полностью исчезнуть в какой-то момент.
        Весь мокрый от пота я открыл глаза, увидев обеспокоенные лица Айвина и Мортена, склоненные надо мной. Не зря я всегда возил с собой личного лекаря ой не зря.
        - Надо гаденыша все-таки прибить, - с трудом поднимаясь с пола, проскрипел я.
        - Кого? - непонимающе спросил Айвин.
        - Ивара, суку. Наверняка это его рук дело. Отравить захотел в день коронации, решил, наверное, двойной праздник себе устроить, урод.
        Глава 18
        - Ты уверен, что это он?
        - Ну а кто еще? Не аппендицит же у меня воспалился. Ивар это. Понять бы только чем он меня так. Я-то наивный рассчитывал, что он убийц подошлет, охрану усилил, а эта мразь через отравление пошел. И что мне теперь вообще ничего не есть?
        - Амулет, - тихо произнес Мортен.
        - Что? - не расслышал я.
        - Есть амулеты, которые могут распознавать яд. Я слышал о таких.
        - Хорошая новость. Айвин, задание тебе - отправь людей, пусть перевернут весь город, но такой амулет найдут. Как видишь, он мне жизненно необходим.
        - Сделаю, - кивнул мужчина. - Как будешь реагировать на покушение?
        - Не знаю еще, - ответил я, - но для Ивара это без последствий точно не останется.
        Естественно на коронацию я не пошел. Честно говоря, не видел в этом никакого смысла, для меня Ивар был уже мертв, так что нахрен этикет. А ведь у него едва не получилось. Я, конечно, думал о возможном отравлении, но почему-то был свято уверен, что легко справлюсь с любой напастью. Моя исцеляющая способность раздробленные кости лечила, неужели спасует перед каким-то ядом? Оказалось - спасует.
        Не понимаю я Ивара. Зачем убивать человека, который по сути является единственной преградой между тобой и остальным враждебным миром? Что это даст княжичу? Моральное удовлетворение? Пусть недолгую, но полную власть над государством? Не знаю. В любом случае, от этого урода надо избавляться, видимо, топтать землю этого мира может только кто-то один из нас.
        Весь день я провел в доме, ожидая пока люди Айвина найдут нужный мне амулет. Северянин, кстати, привлек еще около десяти человек, серьезно усилив мою охрану. К вечеру искомый предмет все-таки был найден, и мне вручили маленькое золотое кольцо с изумрудом в центре оправы.
        - Как работает? - спросил я, надевая амулет на палец.
        - Если рядом с камнем будет отрава, он потемнеет, - ответил Айвин. - Нам артефактор показывал. Взял кольцо, поднес его к крысиному яду, и камень вместо зеленого стал почти черным.
        - Интересно. Ну давай поищем, чем же меня княжич попытался травануть.
        Как и предполагалось, амулет среагировал на еду. Я специально после отравления запретил трогать хоть что-то в помещениях, ну и на всякий случай приказал задержать слуг. В доме жила пожилая семейная пара. Женщина отвечала за готовку и чистоту в комнатах, а ее муж работал во дворе, занимался мелким ремонтом и поддержанием здания в приличном состоянии. Честно говоря, мне очень не хотелось верить, что эти два незаметных и очень испуганных человека как-то причастны к покушению на мою жизнь, но исключать этого точно не стоило.
        Как отрава попала в еду женщина не знала. Она клялась и божилась, что ни в чем не виновата, и ей очень хотелось верить, но я достаточно уже прожил, чтобы не обращать внимания на слова. В итоге, поступили наиболее простым способом. Айвин вместе с колечком притащил откуда-то «правдолюб» - тот самый магический аналог детектора лжи, состоящий из двух отполированных пластин с нанесенным на них хитрым рисунком. Когда-то давно меня проверяли на таком.
        Артефакт показал, что женщина, как и ее муж, говорят правду. К покушению они отношения не имели и служанка, соответственно, не знала, как отрава попала в еду. Причем, что немаловажно, она пробовала жаркое после готовки и осталась при этом цела. Видимо яд воздействовал только на магов.
        Служанку мы отпустили. Я даже увольнять ее не стал. Зачем? Чтобы на ее место пришел новый человек? К тому же готовила она просто изумительно. Айвин пообещал, что будет за ней приглядывать, а отравителей обязательно найдет. Землю будет носом рыть, но найдет.
        В общем, день прошел безрезультатно. Коронацию я пропустил к радости Ивара, а на следующее утро у меня состоялся очень важный разговор с Эдвином Черное Ухо. Бывший секретарь Флориса разумеется был в курсе неудачного покушения, но увидеться со мной раньше не мог из-за проходившей церемонии. Князь, а точнее уже король Ивар, кстати, до сих пор праздновал это мероприятие, уехав в свое загородное имение.
        - С Иваром надо что-то делать, - без особой раскачки начал я.
        - Согласен, - мрачно ответил Эдвин. - Вчера он всем заявил, что собирается провести полную реформацию власти в королевстве. Уберет вождя, изменит армию, выделит деньги на развитие культуры.
        - Благородные устремления, - усмехнулся я.
        - Безусловно. Наш король очень интересная личность с особенным взглядом на мир и тонкой душевной организацией, однако эти качества играют против страны.
        - Я могу вызвать его на дуэль?
        - В теории - да, но нужен очень веский повод.
        - Покушение не подходит?
        - У нас нет никаких доказательств, что это именно Ивар подослал отравителей, так что - нет, но я постараюсь что-нибудь придумать.
        - Даже так? Есть уже какие-то задумки?
        - Даррелл, я больше сорока лет служу этой стране, - улыбнулся Эдвин, - разумеется у меня хватает задумок, но можно я не буду раскрывать все свои карты?
        - Да без проблем, лишь бы результат был.
        - Если через неделю, мои люди не найдут чего-то стоящего, я открою компромат на Ивара. Мне очень не хотелось, чтобы до этого дошло, но я не могу смотреть на то, как сын Флориса тащит страну к гибели.
        - Компромат? На Ивара? Впечатлен. Что-то мне подсказывает, Эдвин, ты в секретных тайниках имеешь папку на каждого дворянина в этой стране.
        - Должность обязывает, - пожал плечами мужчина, - твоя папка, между прочим, пока очень тонкая.
        - Надеюсь, толще она не станет, - вполне серьезно сказал я. - В общем, жду неделю, дольше тянуть нельзя.
        - Я понимаю. Советую это время потратить с пользой и провести встречи с лидерами кланов. Они тоже не в восторге от Ивара.
        - Подумаю, - кивнул я.

* * *
        Следующие дни, пока Ивар праздновал коронацию и не особо спешил в столицу, я провел больше десятка встреч. Общался с высшей аристократией государства, пытаясь выяснить их мнение о текущей ситуации в стране и общий настрой. Понятно, что искренности от них ждать не стоило, но некоторые дворяне, особенно те, кто был связан с армией, говорили напрямую - если начнется заварушка, они меня поддержат. Причем говорили это даже без намеков с моей стороны.
        Такого плотного общения у меня давно не было. Беседы порой длились по нескольку часов, и не скажу, что все они были очень приятны. Встречались очень скользкие типы, которые аккуратно пытались вытянуть для себя какие-то преференции в будущем, но вести дела с таким контингентом я бы не рискнул и старался ограничиваться ничего не значащими фразами.
        Насыщенная получилась неделька, но хотя бы никто не пытался больше меня отравить. Кольцо с камнем, надетое на палец, исправно работало, но яд в пищу или напитки мне больше не подбрасывали. Хотя, не исключаю, что это была заслуга Айвина. Северянин после произошедшего покушения усилил бдительность и рьяно следил за всем, что могло хотя бы потенциально нанести мне вред. Продукты брались только у проверенных людей и без присмотра не оставлялись, а помимо этого, северянин продолжал свое расследование, правда, пока без особых успехов.
        Ивар из загородного имения вернулся на пятый день после коронации, а на седьмой мы, как и договаривались, встретились с Эдвином в его кабинете, и у него было, чем меня порадовать.
        - Что здесь? - спросил я, глядя на тонкую красную папку.
        - Открой, почитай, думаю, тебе будет очень любопытно.
        Подобная загадочность мне не слишком понравилась, но я решил не спорить и просто открыл папку. В ней оказалось несколько листов рукописного текста, которые, судя по всему, являлись частью чьей-то переписки. Кто-то заботливо, ровным, каллиграфическим перенес ее на бумагу, и глянув на первые строчки, я уже не смог оторваться, пока не прочитал весь текст полностью.
        Писал Берге. В этом я практически не сомневался. Княжич соседней страны, напавший зимой на деревню Ингер, в легкой и непринужденной манере сообщал Ивару о том, что свою часть сделки он уже готов выполнить и ждет лишь оплаты. О чем именно шла речь в тексте не было указано, но скорее всего тут подразумевалась какая-то взаимная услуга. Вряд ли сын Патрика хотел получить от Ивара деньги.
        - Берге не случайно напал на нас зимой, - произнес Эдвин, когда я дочитал копию письма. - Ивар давно мечтал занять трон, но пока был жив Флорис, этого не могло произойти, а наш князь, пусть дорога его будет легка, мог править еще очень и очень долго. Тогда Ивару в голову пришла замечательная идея - договориться с Берге, чтобы он напал на приграничье. Флорис никогда не избегал драк и с удовольствием отправился бы разобраться с наглым налетчиком, он, кстати, собирался уже, но тут вмешался ты.
        - Подожди, ну отправился бы Флорис гоняться за Берге, и что дальше?
        - Ивар хотел напроситься с отцом. Скорее всего он рассчитывал, что вместе с Берге они смогут одолеть его.
        - Скорее всего?
        - Я не уверен в деталях плана. Возможно здесь замешан какой-то амулет или яд, или еще что-то. Мой человек нашел тайник Ивара, где тот хранил письма от Берге, наверное, хотел иметь рычаги давления на своего старого друга. Ах да, забыл сказать, Ивар и Берге познакомились в западных королевствах больше десяти лет назад и довольно неплохо общались все это время и это при том, что княжества в те годы вели войну.
        - Какой же все-таки чудесный человек, - скривился я, - этот именно тот компромат, который ты не хотел вскрывать?
        - Нет, - ответил Эдвин, - у меня есть кое-что другое. Просто решил, что эти письма будут тебе интересны, к тому же, они не могут служить доказательством. Ивар просто скажет, что мы подделали их.
        - Ну да, вполне вероятно. Тогда что?
        - Отчет лекаря, который следил за беременностью Ханны - это мать Ивара, и по нему следует, что наш молодой король - не сын Флориса.
        Мои брови непроизвольно поднялись от удивления.
        - Это правда?
        - На самом деле - нет, - спокойно ответил Эдвин, - но этот документ упадет на очень благодатную почву. В стране давно ходят подобные слухи, так что повод выгнать Ивара с трона - вполне пригодный. Если ты такое заявишь, королю придется либо убить тебя, либо уйти в изгнание, а иначе позор. Иначе его даже самый вшивый крестьянин уважать не будет.
        - Ивар может просто приказать гвардейцам схватить меня.
        - Может, но тебя поддерживает большая часть дворянства и армия. К тому же я очень сомневаюсь, что гвардейцам хоть что-то светит. Скольких ты князей уже убил? Троих?
        - Скорее, двух с половиной. Один, можно сказать, сам себя похоронил.
        - Ну даже и так. В любом случае, выступить против тебя - равнозначно смерти. Гвардейцы верны Ивару и, возможно, попытаются что-то сделать, но твоя охрана их остановит.
        - Допустим все так. Когда и при каких условиях мы обнародуем твой документ?
        - Надо чтобы было много свидетелей. Насколько мне известно, Ивар собирается устроить через три дня большой прием во дворце.
        - Опять? Ему не надоело веселиться?
        - Ему никогда не надоест, - вздохнул Эдвин, - но для нас это даже хорошо, не придется долго ждать.

* * *
        После общения с Эдвином я до самого вечера приводил мысли в порядок. Бывший секретарь Флориса говорил правильные вещи, и даже план какой-никакой предложил, но мне все же было не по себе. А если все пойдет наперекосяк, или Эдвин окажется совсем не тем, за кого себя выдает, и поддержит Ивара? Могу ли я ему доверять? По всем признакам Эдвин ратует за благополучие страны, но он вполне может оказаться искусным актером. Да уж придворная жизнь - сложная штука, от любого стоит ждать подвоха, однако пока буду считать, что бывший секретарь Флориса на моей стороне.
        Помимо этого, я размышлял о том, что судьба порой делает очень странные повороты. Ивар, желая избавиться от отца, договорился с Берге, чтобы тот совершил налет на приграничье и, что самое интересное, Ивар добился своего, пусть и окольными путями. Флорис мертв, однако именно благодаря Берге, а точнее его смерти, я оказался на должности вождя и теперь собираюсь убить Ивара. Какой-то круговорот смертей получается. Ну хотя бы одной загадкой меньше, а то я долгое время гадал - зачем Берге вообще понадобилось нападать на наши деревни? Все оказывается довольно просто.
        Следующие три дня прошли в постоянном напряжении. К тому же, настроение еще сильнее испортила новость, что война на севере набирала обороты и практически вплотную приблизилась к нашим границам. Еще немного и очередной князь захочет попробовать на крепость оборону нашего княжества. Надо спешить. Решить внутренние проблемы, а затем уже заняться внешними. Забавно, но подсознательно я уже воспринимал Камерон, как родной дом, который нужно защищать. Профдеформация? Возможно.
        В назначенный день я надел парадный мундир, прикрепил к поясу ножны со шпагой, проверил на месте ли защитные амулеты, с которыми почти не расставался последнее время, и приказал Айвину сопроводить меня во дворец, взяв с собой всю охрану. О моих планах северянин если и догадывался, то виду не показывал и молча выполнил приказ. Спустя полчаса мы на трех экипажах прибыли ко дворцу.
        В большом зале, предназначенном специально для проведения больших праздничных мероприятий, было тесно от людей. Играла музыка, болтали молодые дворяне, звучал смех. Официанты, нагруженные подносами с алкоголем и легкой закуской, курсировали между отдыхающими, а в соседнем помещении гостей ждали длинные столы, заполненные дорогими яствами.
        Обстановка была самая благодушная и чувствовалось, что появление двух десятков вооруженных бойцов во главе с военным вождем княжества тут совсем не к месту. Впрочем, мне было плевать. Найдя взглядом Ивара, который ожидаемо находился среди самой большой группы дворян, я направился к нему, держа в руке листок бумаги. Охрана короля заметно напряглась. Четыре гвардейца подошли ближе к нему.
        - Смотрите-ка, кто решил нас навестить, - воскликнул Ивар, увидев меня. - Неужели наш славный вождь Даррелл Фишер, решил наконец засвидетельствовать мне свое почтение?
        - Почти угадал, - усмехнулся я, - прикажи музыкантам отдохнуть немного.
        - С чего бы это?
        - У меня есть важная информация, хочу, чтобы ее услышали все в этом зале.
        - Ну так и собери людей в своем дворце. Даррелл, тебе здесь не рады, если ты еще не понял.
        - Понятно, - скривился я. - Айвин…
        - Сделаю, - ответил северянин, и спустя несколько секунд оркестр замолчал.
        - Ты что себе позволяешь? - взбеленился Ивар. - Гвардейцы, а ну ка вышвырните этого человека отсюда!
        - Стоять! - рявкнул я на охранников Ивара, и те замерли, понимая, что против меня ничего не смогут сделать.
        - Уважаемые гости, - мой голос, усиленный магией, эхом отразился от потолка, - я - Даррелл Фишер военный вождь княжества Камерон держу в руках документ, который подтверждает, что король Ивар де Крон на самом деле не является сыном Флориса де Крона, а значит не имеет прав на корону.
        - Что ты несешь!? - заорал Ивар. - Что ты несешь?! Это полная чушь! Гвардейцы, схватите этого ублюдка! Я приказываю! Схватите его!
        Ивар еще долго брызгал слюной, орал на всех вокруг и поливал меня отборным матом. Думаю, он прекрасно понимал, что мои слова не останутся без последствий для него, но сделать ничего не мог.
        - Ивар, - сказал я, - у тебя два пути. Либо ты снимаешь корону и уходишь из страны, либо вызываешь меня на дуэль.
        - Это захват власти! Ты просто хочешь захватить власть, ведь так?
        - Я хочу спасти эту страну! Неделю назад меня пытались отравить. Выжил я только чудом, и скажи, Ивар, не ты ли угрожал мне смертью перед коронацией?
        - Не знаю, кто там тебя травил, но очень жаль, что он не довел дело до конца!
        - Ивар, я повторяю, ты либо снимаешь корону, либо вызываешь меня на дуэль, иначе я тебя просто убью.
        - Вы слышали это? - мужчина обратился к своим гостям. - Слышали? Помогите своему королю, чего вы ждете? Вы же все маги, вы - дворяне, вы - мои подданные!
        Люди молчали. Когда спорят два обладателя княжеской крови, обычным магам лучше не вмешиваться - можно попасть под горячую руку и очень быстро окончить свой земной путь. Скорее всего, все эти люди не верили мне, всё же здесь в основном собрались сторонники Ивара, но при этом они прекрасно понимали - сила не на их стороне.
        - Я жду.
        Над моею ладонью повис небольшой огненный шар. Простенькое, казалось бы, заклинание, совсем не опасное для любого одаренного, но моя версия имела некоторые отличия, незаметные со стороны. Шар был под завязку наполнен энергией.
        Ивар ударил внезапно по его мнению. Без предупреждений, вызова на дуэль и прочего, он попытался убить меня одним ударом, что, разумеется, у него не получилось. Я был готов к чему-то подобному и заранее поставил защиту. Ну а на крайний случай существовали амулеты.
        Что ж, Ивар сделал свой выбор. Огненный шар, как метеор сорвался с моей руки, и завис в метре от противника, пытаясь преодолеть невидимую преграду, что для рядового заклинания было невозможно - амулетов на молодом короле висело не меньше, чем на мне. Однако мое заклинание только выглядело просто. Как только огонь чуть-чуть ослабил защиту, шар раскрылся подобно бутону розы, выпуская на свободу скрытый внутри магический конструкт. Совсем крошечная спираль шустрой змейкой пробралось через барьер и пронзила сердце Ивара. Глаза его начали быстро стекленеть, и молодой король тряпичной куклой упал на пол.
        - Праздник закончен, - громко, чтобы слышали все, произнес я. - На то время, пока в княжестве введено военное положение, власть беру на себя. А теперь, прошу всех покинуть дворец.
        Глава 19
        Таким вот странным образом в княжестве случился, по сути, государственный переворот. Та шушера, которую собрал вокруг себя Ивар, не решилась выступить против меня, как и дальние родственники почившего короля. В этот же день большая часть охраны дворца была заменена на армейских офицеров, а в наиболее важных местах я поставил своих людей. Ну и сам переехал во дворец, хотя с удовольствием остался бы в прежнем жилище, но там, при всем желании, Айвин не смог бы обеспечить мне необходимую безопасность.
        Следующие трое суток я почти не спал. Постоянные встречи, решение огромного количества вопросов, требующих личного участия, обустройство на новом месте и еще тысяча мелочей, на которые у меня просто не хватало времени. Наверное, если бы не Эдвин, взявший на себя львиную долю работы, я бы в те дни свихнулся, а так вроде бы выдержал, хотя и не без проблем. Ну а к концу недели мне на голову обрушилась еще одна новость.
        - Это не Ивар организовал покушение на тебя, - заявил Айвин, когда я наконец нашел несколько минут для отдыха.
        - Что? - до моего измученного сознания фраза дошла не сразу.
        - Мои люди выяснили, кто стоял за твоим отравлением. Ивар тут не причем, приказ пришел от Бьярне Лессена.
        - Ты уверен?
        - Полностью. Мои люди вышли на одного человека, который был причастен к покушению, и он рассказал очень много интересного, выдав нескольких своих подельников. Их мы, разумеется, тоже допросили. Я хотел раньше тебе все это рассказать, но слишком много всего случилось за последние дни.
        - … - выругался я.
        Бьярне Лассен - князь соседнего княжества, расположенного на востоке. Он уже давно положил глаз на обширный кусок приграничья, богатый железом и прочими полезными ресурсами, однако силенок у Бьярне не хватало на то, чтобы силой забрать желаемое. Он несколько раз пытался выкупить земли у Флориса, но безуспешно. А теперь, когда в Камероне начался сложный период двоевластия, князь решил сделать ход конем и подослал ко мне отравителей. А что, беспроигрышный вариант - если я умру, княжество лишится вождя и главного защитника, ну а если нет, то еще сильнее расшатает вертикаль власти в стране.
        Мда, неприятная ситуация. Ивар все-таки оказался не полным идиотом, чтобы убивать военного вождя страны, а я? Правильно ли я поступил?
        На душе стало очень погано. Получается, я убил Ивара ни за что. Пусть, он был хреновым правителем, да и как человек - не очень, но лично мне он ничего, заслуживающего смерти, не сделал. Сколько же крови на моих руках? И самое ужасное, что число смертей будет только расти.

* * *
        Середина июля. С момента смерти Ивара прошло чуть больше недели, а мне вновь пришлось уехать из столицы.
        Причина, по которой мне не сиделось в Бертфоссене, была проста и даже банальна в текущих реалиях - на княжество вновь напали. Война, бурлящая возле моря, докатилась и до наших краев. Естественно, это не являлось для нас неожиданностью. Тревожные звоночки, давно уже звенели, привлекая внимание, хотя, какие к черту звоночки, скорее уж колокола. Оскар Майер - правитель одного из княжеств, уже захватил несколько княжеств и останавливаться на достигнутом не собирался. Полностью подчинив себе побережье балтийского моря, он обратил свое внимание на юг. А тут мы. Впрочем, сперва он додавил сопротивление на севере, а затем наведался к нашему восточному соседу - Бьярне.
        Вот ведь ирония. Пока я разбирался с Иваром, человек, по чьему приказу меня едва не убили, пытался отстоять суверенитет своей страны. Безуспешно. Оскар Майер катком прошелся по армии Бьярне, а самого князя убил во время сражения. По идее, путь на юг для северного завоевателя был открыт, но он решил укрепить свои позиции и попытать счастья на наших землях. Не в последнюю очередь, думаю, этому способствовали слухи о гибели Ивара. Да и в целом - зачем оставлять за спиной вероятных противников?
        Оскар Майер не захотел тратить время на переговоры или хитрые планы и решил двигаться по проторенной дороге - методом грубой силы. Убил князя - захватил страну. Отличный рецепт для быстрого завоевания. Понятно, что земли еще и удержать нужно, но эти проблемы можно решать позже, когда поблизости не останется того, кто может составить тебе достойную конкуренцию.
        По факту, Оскар практически обезглавил север. Он как лесной пожар одно за другим пожирал княжества, и теперь вполне ожидаемо добрался до нас. Поэтому в ближайшее время две армии должны были встретиться на границе Камерона.
        Так как на юге пока было более-менее спокойно, я еще неделю назад приказал перебросить большую часть войска на восточное направление. Раз уж Оскар вторгся в соседнюю страну, глупо было бы не предположить, что затем он придет к нам.
        К моему приезду офицеры армии уже подготовили место для встречи противника. Привычные траншеи, валы и места для установки мин. После успешного применения новой тактики, мы немного изменили рисунок оборонительных сооружений таким образом, чтобы вражеские солдаты как можно плотнее собирались на определенных участках и не имели возможности зайти к нам с флангов или тыла: с одной стороны - река, с другой - лес.
        Выглядело все очень неплохо, но меня постоянно мучали сомнения, а что если Оскар знает о ловушке? Княжества на севере довольно плотно расположены, и зачастую люди из одной страны по тем или иным причинам перебирались в другую. Чаще всего кланы обменивались невестами, но и мужчины иногда искали лучшей жизни у соседей. Поэтому у меня возник резонный вопрос: мог ли среди наших солдат и офицеров затесаться человек, способный поведать врагам о минах? Да, с Оскаром мы не были прямыми соседями, но что ему мешало отправить в Камерон нескольких людей с амулетами связи? Так, на всякий случай. Шпионаж не я придумал, и как знать, сколько лазутчиков сейчас рассеяно по нашей стране?
        В общем, я решил перестраховаться. Интуиция не давала мне покоя, поэтому сразу за первым рубежом обороны я решил поставить еще одно минное поле. А почему бы и нет? Времени пока хватало. Оскар аккумулировал войска на востоке и несколько дней в запасе у меня было.
        Как и ожидалось, готовились мы не зря. Оскар, захватывая северные княжества, видимо, выгреб оттуда достаточно золота, чтобы купить на него лояльность некоторых дворян из уже покоренных стран и восполнить таким образом потери среди своих бойцов. Так что людей у него хватало. По предварительным данным численность его войска насчитывала порядка четырех тысяч магов, и это было чертовски много.
        Наша армия была меньше едва ли не в два раза. Я, конечно, постарался привлечь на свою сторону и наемников, и молодых дворян, но все же мои ресурсы были ограничены. С другой стороны, Ян Торф, который не покладая рук работал все это время, умудрился обучить большую часть магов новым заклинаниям. Молодой офицер, который с моей легкой руки уже получил едва ли не генеральский чин, впахивал как проклятый, и добился своего. Так что, шансы на победу у нас были. Лишь бы я смог выдержать первый удар Оскара.
        К Моему глубочайшему удивлению Майер вместо того, чтобы сходу попытаться разбить нашу армию, прислал мне официальное письмо, в котором предлагал нам сдаться. Князь обещал сохранить жизнь и мне, и всей высшей аристократии, если мы признаем его власть.
        Заманчивое предложение, однако пришлось отказать. Не знаю, на что рассчитывал князь, но соглашаться на подобное было как минимум глупо. Очень сомневаюсь, что он сдержит свое обещание. Очень.

* * *
        Оскар атаковал ранним утром. День обещал быть безоблачным, и князь решил воспользоваться этим преимуществом - лучи восходящего солнца били мне прямо в глаза, практически ослепляя. Тем не менее, я без особого труда смог увидеть, как Майер начинает каст высшего заклинания. Точнее не столько увидеть, сколько почувствовать - магическое поле буквально взбунтовалось от энергии, которую через него прокачивали. Дурное предчувствие захлестнуло меня, как морская волна песочный замок.
        Ударил Оскар какой-то странной, совершенно невидимой магией. Ни дыма, ни светящихся шаров, вообще никаких визуальных проявлений, однако я всем нутром ощущал - надвигается что-то страшное, и как мог, усиливал защиту. Стена, что встала между нами, начала светиться от влитой в нее энергии.
        Когда два высших заклинания столкнулись, я почувствовал, будто меня погрузили под воду - я не мог дышать, ничего не видел и едва не запаниковал. Оскар был слишком силен. Даже несмотря на то, что он находился в роли атакующего, его это не слишком волновало. Князь давил на меня своей мощью, что давало ощутимый результат - защитная стена начала сдавать позиции.
        Удар Оскара я не мог сдержать. Его странное заклинание медленно, но весьма успешно продавливало мою защиту и, чтобы не проиграть, мне приходилось оттягивать ее на себя, уменьшая размеры стены. Сперва на пару метров, затем еще и еще.
        - Уводи народ! - не разжимая зубы, прорычал я, обращаясь к Густафу.
        Даже не видя, что творится за спиной, можно было не беспокоиться - северянин сделает все, как надо, ну а моя задача - продержаться как можно дольше. Как же все-таки силен этот Оскар.
        Защита трещала по швам, все сильнее сдвигаясь к первым траншеям и заложенным там минам, и я понятия не имел, что произойдет, когда заклинание Майера доберется до них, а оно доберется - мои силы таяли, как масло на сковороде.
        Первый взрыв прогремел сразу же, как только магия коснулась заряда, но почему-то был слабым, как хлопок петарды, затем последовал еще один и еще, пока не сдетонировали все, а заклинание Оскара продолжало свое победное шествие, становясь с каждой секундой все ближе.
        Уйти я не мог. Стоило мне хотя бы немного ослабить защиту, как поток разрушительной магии начинал ускоряться. Приходилось, стиснув зубы, ждать, и надеяться, что моему противнику все-таки не хватит сил. Ну не бесконечные же они у него в самом деле?!
        Сто метров, пятьдесят, тридцать… Заклинание Оскара надвигалось на меня, как ледник - медленно, но неотвратимо, однако, чем ближе оно подходило, тем ниже становилось его скорость. Неужели хоть какой-то успех? Собрав остатки сил, я влил все, что сумел наскрести, в распадающуюся уже стену, и она наконец остановилась, прекратив отступать под напором вражеской магии.
        Получилось? Да! Получилось! Какие-то считанные метров отделяли меня от смерти. Еще бы чуть-чуть, и все - конец, но я выстоял. Заклинание, что едва не сокрушило мою защиту, начало ослабевать, а спустя несколько минут окончательно рассыпалось.
        Едва не теряя сознание, я упал на землю, краем глаза заметив, что вражеское войско приходит в движение, а спустя пару секунд чьи-то руки помогли мне подняться на ноги - Айвин и Маркус несмотря на опасность не бросили меня и все время находились рядом, за что я им был безумно благодарен.
        Странно, но той ярости, что разрывала меня в прошлый раз после применения высшего заклинания, не было. Кажется, я достаточно сильно изменился, чтобы мозг не сходил с ума от эндорфинового шторма, ну либо просто вымотался до предела, и сил на эмоции просто не осталось. Единственное, что мне сейчас хотелось - рухнуть на землю и лежать так несколько часов, но увы, расслабляться было рано.
        Опираясь на плечи друзей, я кое-как доковылял до ровного, как стол, поля, на котором уже собралась армия. Земляных валов тут не было, как и траншей - только минное поле, обозначенное несколькими ветками, торчащими из земли, и знал о нем очень узкий круг людей.
        Бойцы, видя в каком состоянии находится их командир, явно приуныли, понимая, что в ближайшее время помощи от меня ждать не приходится. И это действительно было так - я чувствовал, что полностью истощен. Истощен до такой степени, что перестал ощущать магическое поле, и это было, наверное, самым печальным. Если в течении нескольких минут не приду в норму, то резервные магические мины, которые я поставил, опасаясь утечки информации, будет просто некому взорвать.
        Не успел. Враги показались раньше, чем я восстановился. Стоя в некотором отдалении от основной массы людей, я мог лишь бессильно смотреть, как армия Оскара, преодолев минное поле, лавиной обрушилась на ряды нашего войска, не потеряв по пути ни единого человека.
        Казалось бы, численное преимущество противника должно было сыграть решающую роль, но к моему немалому удивлению этого не произошло. Едва только солдаты Оскара приблизились на расстояние удара, на них обрушился просто шквал заклинаний из того набора, что я когда-то создал. К своему стыду, в последние несколько недель я не имел возможности присутствовать на учениях, которые проводил Ян Торф, и не особо представлял, насколько хорошо офицеры освоили новые магические конструкты. Оказалось, очень хорошо. Первый же залп буквально снес авангард армии Оскара, заставив наших противников, перешагивать через трупы соратников. Второй залп ситуацию лишь усугубил ситуацию - вихри, фонтаны, огненные сети буквально разрывали врагов, уничтожая их десятками, и выглядело это довольно жутко.
        Помочь своим людям я не мог из-за полной магической истощенности, но им, оказывается, этого и не требовалось. Они вполне справлялись своими силами, выигрывая мне время на восстановление. Лишь в некоторых местах, наиболее сильные маги противника доставляли нашим офицерам определенные трудности, но в целом все шло довольно неплохо. К тому же, в бою не участвовал Оскар. Он либо, как и я, находился сейчас в глубокой энергетической яме, либо, что тоже вероятно, готовил какую-нибудь гадость.
        Первые пять минут боя прошли в относительном равновесии - ни одна из сторон не имела явного преимущества. Линия соприкосновения постоянно сдвигалась. В одних местах мы чуть-чуть сдавали позиции в других наоборот - теснили противника. В бою сохранялся хрупкий баланс, но этот баланс вскоре разлетелся в щепки - ко мне начала возвращаться магия. Медленно, какими-то крохами, но возвращалась, и этих крох вполне хватило, чтобы активировать мины.
        Да, взрывать фугасы, когда две армии находятся очень близко друг к другу - опасная затея, и с большой вероятностью от взрывов пострадают мои солдаты, но приходилось выбирать меньшее зло.
        - Дай сигнал людям, чтобы готовились к подрыву мин.
        - Сделаю, - кивнул Густаф.
        Спустя несколько секунд над полем боя раздался громкий протяжный звук, хорошо знакомый всем офицерам - его специально ввели в обиход для подобных ситуаций. Использование фугасных мин показало себя как эффективный способ ведения боя, и он вполне ожидаемо начал обрастать регламентами и нормативами.
        Услышав сигнал, маги должны были многократно усилить щиты от физических атак, что большинство и сделало, и как только звенящий в ушах писк прекратился, я активировал первый фугасный заряд.
        Взрывная волна повалила задние ряды армии Оскара, как ураган пшеничные колосья, а железные обломки, разлетевшиеся во все стороны, шрапнелью ударили в спины врагов, собрав обильный урожай смертей. Пострадали и наши солдаты, но гораздо меньше - большинство отделались легким испугом.
        На поле боя воцарилась сумятица. Противники, не ожидавшие удара со спины, потеряли былой азарт, да и численное преимущество у них заметно сократилось. Пусть взрывы произошли на некотором отдалении, погибло очень много людей, что кардинально изменило расклад сил на поле боя. В сражении случился перелом, атакующие начали сдавать позиции и вскоре превратились в обороняющихся.
        Битва была выиграна. Враги отступили, потеряв больше половины армии, однако окончательную победу праздновать не стоило - Оскар так и не принял участие в сражении, что меня очень сильно напрягало, и как только наши маги вновь заняли первый рубеж обороны, я поднялся на насыпь и приник глазами к биноклю, высматривая вражеского предводителя. После нашего с ним противостояния прошло более получаса, и он вполне мог восстановиться, чтобы ударить еще раз.
        Да, я не ошибся. Майер, судя по всему, готовился вновь прибегнуть к изначальной магии и остановить его мне было не под силу.
        - Отдай сигнал к отступлению, - сказал я Густафу.
        - Что случилось?
        - Оскар. Не знаю откуда у него столько сил, но он сейчас снова ударит. Попытаемся уйти, я еще не восстановился.
        Кажется, офицеры моей армии не особо поняли, почему им приказывают срочно уходить с занятых позиций. Враги бегут, мы побеждаем, что случилось? Однако сомнения - сомнениями, а приказ есть приказ. Быстро, насколько позволяли раненые, солдаты двинулись на запад.
        Честно говоря, я понятия не имел, поможет ли отступление. Судя по ощущениям, Оскар уже приступил к созданию заклинания, и помешать ему не получится. Может стоило отправить всех своих людей в атаку и просто задавить князя массой, пока он не закончил каст? Боюсь, это плохая идея. Скорее всего ничего хорошего из этого не получилось бы - людей у Майера хватало, и они в любом случае выиграют ему время, после чего моя армия просто превратится в пепел.
        Расстояние между нами и Оскаром быстро увеличивалось. Командование, как только могло, подгоняло солдат и офицеров, задавая им вполне бодрый темп передвижения. Я вместе со своими людьми находился позади. Возможность использовать изначальную магию все еще не вернулась ко мне, но ждать оставалось совсем недолго. Я уже ощущал течение силы, мог даже коснуться ее, но взять энергию в руки пока не получалось.
        Волнения магического поля возвестило мне о том, что Оскар завершил каст, и в тот же момент яркая вспышка заставила нас обернуться - с неба, ясного как глаза девушки, били сверкающие молнии. Секундой спустя пришел жуткий грохот, и я вдруг почувствовал, что магическое поле успокаивается. Высшее заклинание, готовое уничтожать все и вся, рассыпалось, так и не доведенное до конца. Оскар оказался слишком самонадеян и не смог совладать с истинной магией во второй раз, за что и поплатился - она покарала наглеца.
        Победа. У меня не было никаких сомнений в том, что Оскар Майер мертв. Прочитанные книги прямым текстом говорили, что взбунтовавшаяся магия не оставляет шансов на выживание. Не смог удержать ее, не смог в достаточной мере контролировать себя - и ты труп. Оскар облажался. Великий маг, захвативший почти весь север, споткнулся о княжество Камерон, найдя здесь свою смерть. Забавно, но он по сути сделал за меня всю работу - теперь можно не ждать удара в спину. Север, лишившись почти всех правителей, становится одним из самых спокойных уголков этого мира, и опасность теперь если и стоит ждать, то только с юга.
        Глава 20
        Как-то незаметно и, можно даже сказать, неожиданно на север пришел мир. Оскар Майер, перебивший почти всех князей, сделал мне громадную услугу, и сейчас странам севера было вообще не до нападений на соседей - свои бы проблемы разгрести. По факту, ничего не мешало мне пойти сейчас и забрать практически бесхозные территории, но от этой заманчивой идеи я отказался - юг все еще бурлил, и мне очень не хотелось оказаться где-то вдалеке от Камерона, когда сюда придут очередные захватчики. А такой вариант был вполне реален. Отряды опьяненных кровью королей и князей путешествовали по Европе, вырезая целые города. Причем речь уже не шла о каких-то армиях. Зачем она нужна, если одно высшее заклинание может уничтожить тысячи людей? Достаточно собрать вокруг себя сотню другую таких же отмороженных ублюдков и развлекаться. Изначальная магия требовала крови, требовала жертв. Та эйфория, что накатывала на человека, применившего ее, заставляла использовать ее раз за разом, не позволяя остановиться на достигнутом.
        Впрочем, некоторые короли не потеряли разум и, наверное, именно их стоило опасаться больше всего. По аналогии с Годом страха, прошедшим больше двух тысяч лет назад, на континентах постепенно находились самые могущественные маги. Побеждая своих оппонентов, они захватывали земли и с каждой схваткой становились сильнее, сохраняя при этом контроль над своими желаниями и яростью. Уверен, пройдет еще пара лет, и в этом мире появятся новые боги, но что к этому времени будет из себя представлять планета? Выжженную пустыню? Вполне возможно. И что самое печальное - мне рано или поздно придется столкнуться с этими монстрами. Не думаю, что будущие властители мира в своем стремлении к господству над планетой оставят без внимания север, при этом я понятия не имел, что можно этому противопоставить, и единственный вариант, который видел - самому становиться сильнее.
        После сражения с Оскаром, я ненадолго заскочил в столицу, убедился, что Эдвин вполне справляется со своими обязанностями по управлению страной, и со спокойной совестью отправился на юг. Причин тому было две: во-первых, именно с юга стоило ждать новых гостей, а во-вторых, хочется или нет, но мне необходимо освоить на практике высшие атакующие заклинания. Да, это страшно, и существует вероятность со временем слететь с катушек, но иначе никак. Если я хочу уберечь север от захвата и разрушения, придется чем-то жертвовать. Противостояние с Оскаром наглядно показало, насколько силен может быть мой противник.
        Следующие три недели я провел на юге, не прекращая ежедневные тренировки с магией, и за это время мне дважды пришлось отражать нападения шальных отрядов, возглавляемых обладателями княжеской крови. Не уверен, что это были правители каких-либо стран, возможно их сыновья, но так или иначе особых проблем налетчики не доставили. Мало того, оба раза мне даже армию напрягать не пришлось - справились малыми силами. Противники оказались на удивление слабы. Настолько слабы, что я наконец решился испытать на них высшую атакующую магию. Как бы мне ни хотелось избежать этого, но пришлось переступить через себя.
        О том, как воздействует на людей мое заклинание, я еще не знал. Опыты в астрале могли показать лишь примерный результат. Теперь же мне предстояло увидеть это все в живую.
        Магический удар предводителя налетчиков я отбил, практически не напрягаясь, и к огромному удивлению понял, что без особых проблем могу перейти в атаку. Сил для этого было предостаточно, так что я не стал отказывать себе в удовольствии и начал каст «светлячка». Применение изначальной магии дарило чувство эйфории и бороться с искушением было крайне сложно.
        Светящееся облачко, появившееся передо мной, озадачило и испугало врагов. Понимая, что их может ждать, они попытались сбежать, но тщетно. «Светлячок» оказался быстрее. Облако ярких точек, как песчаная буря, накрыло убегающих людей, уничтожив каждого, до кого смогло дотянуться. С людей заживо сдирало куски мяса, не оставляя им ни малейших шансов на выживание. Даже самые сильные маги смогли продержаться лишь несколько секунд, прежде чем их тела превратились в кровоточащие обрубки.
        После применения заклинания я отходил минут пять, и дело тут было не в магическом истощении, вовсе нет. Я пытался побороть желание броситься вдогонку за редкими счастливчиками, которым удалось избежать смерти. Желание добить их буквально разрывало душу.
        Маркус и Айвин, что находились рядом, мое состояние видели и, слава Милосердной матери, не подпускали ко мне людей, дожидаясь пока я приду в себя. О последствиях использования изначальной магии они знали.
        - Что, совсем хреново? - когда я немного успокоился, спросил Маркус.
        - Уже лучше, - вытирая пот со лба, сказал я.
        - Может не надо их было самому убивать? У нас тут три сотни магов. Раскатали бы их, как тетка моя блины, да и делу край.
        - Думаешь, я не понимаю?! - прорычал я.
        - Спокойно, спокойно, - поднял руки Маркус.
        - Извини, - я несколько раз глубоко вздохнул, - эта магия бьет по мозгам сильнее любого пойла. Если такие нападения будут каждый день происходить, боюсь, это может печально кончится.
        - Ты все выдержишь, - пробасил Айвин.
        - Надеюсь.
        К моей радости нападения с юга на какое-то время прекратились. Август мы встретили в тишине и спокойствии, но тут пришла другая напасть - беженцы. Весть о том, что на севере нет войны, разошлась по разоренной войной Европе. К нам и раньше-то шли люди, а в последнее время их стало невероятно много. Целыми поселениями люди рвались на север, убегая от разрушений, голода, смерти, и что делать с этими несчастными, я не представлял.
        Прокормить такую прорву людей ни наше, ни соседние княжества были просто не в состоянии, а лето тем временем подходило к концу. Своих бы запасов хватило на зиму.
        Я закрыл границы. Решение это далось тяжело, но другого выхода не было. На всех дорогах, ведущих в княжество, встали отряды военных, не пускающие в страну беженцев. Также солдаты патрулировали границы, отлавливая беглецов, пытающихся пробраться к нам через леса и тайные тропы. Наверняка у кого-то получалось, но основную массу людей мы отсекли. Ну не было у нас возможности обеспечить их едой, и все это прекрасно понимали.
        В таком осадном режиме мы прожили весь август. Я потихоньку экспериментировал с изначальной магией, стараясь не впадать в крайности, офицеры тренировали новые заклинания, солдаты патрулировали границы, и все шло по накатанной, однако к концу лета произошла встреча, которая очень многое изменила. Со мной захотел увидеться брат Рейно.
        Новость принесли бойцы, дежурившие на границе княжества. По их словам, к пограничному кордону, перекрывшему дорогу, подошла группа людей, в которых некоторые солдаты не без труда узнали жрецов Четырех. Разумеется, пропускать их никто не собирался, но люди утверждали, что у них есть личное сообщение для меня, и сообщение это несет брат Рейно, которого князь Даррелл знает лично. Именно князь. Почему-то жрецы назвали меня так.
        Офицер, командующий отрядом, решил на всякий случай оповестить вышестоящее начальство о гостях, те в свою очередь сообщили новость Маркусу, ну а он уже пришел ко мне. Я в это время находился в военном лагере неподалеку от границы.
        - Брат Рейно, говоришь, - произнес я, пытаясь сообразить, с чего это вдруг настоятель храма на воде решил почтить нас своим присутствием. - Жрецы сообщили, с какой целью прибыли?
        - Не-а, - ответил Маркус, с большим удовольствием откусив кусок зеленого еще яблока, - сказали только, что это очень важно.
        Мы с другом находились в шатре, принадлежащим ранее Флорису. Никаких переживаний по поводу экспроприации княжеского имущества я не испытывал и не захотел менять временное жилище прежнего правителя страны на что-либо другое. Меня оно полностью устраивало как функционалом, так и удобством. Я даже мебель оставил старую, ограничившись лишь заменой подушек, матрасов и прочей мелочевки.
        Маркус, сидя на кресле, одно за другим поглощал яблоки и с интересом наблюдал за тем, как я хожу по шатру, размышляя, что может принести мне встреча со служителями Четырех. С одной стороны, эти люди неоднократно пытались меня убить: покушение в интернате, нападение в гостинице, драка с Альфредом во дворце Галицына, но с другой - а какого хрена им надо от меня сейчас? Они же не самоубийцы, чтобы просто так вот прийти ко мне для светской беседы?
        - Думаешь, снова попытаются тебя прикончить? - Маркус ковырялся в зубах, пытаясь вытащить оттуда застрявшую яблочную кожуру. - Если есть сомнения, то пошли они тогда к Пятому.
        - Хотели бы прикончить, прислали бы убийц. Своими руками жрецы редко работают, насколько я знаю.
        - Тогда вообще проблем не вижу. Поговоришь с Рейно, если что-то не понравится, мы его с палачом познакомим. У нас, кстати, есть палач? Я что-то даже не в курсе.
        - Могу тебя на эту должность поставить, - ответил я.
        - Не, я слишком образованный для такой работы.
        - Короче, образованный, - усмехнулся я, - Отдай людям приказ, чтобы Рейно пропустили через границу. Думаю, ты прав, встретиться с ним все-таки необходимо.
        - А так я уже.
        - Что уже?
        - Даррелл, я слишком хорошо тебя знаю. Когда ты отказывался от разговоров, пусть даже и с врагами? Рейно уже в лагере под охраной целого взвода магов.
        - Маркус, - я посмотрел в глаза друга, - не делай так больше.
        - А кто мне недавно говорил, чтобы я научился принимать решения самостоятельно? - нахмурился мужчина. - Ну? Даррелл, невозможно контролировать все. Я обеспечил максимальную безопасность. Этот Рейно без разрешения даже воздух испортить не сможет.
        - Хрен с тобой, Маркус, - я медленно выдохнул, постаравшись успокоиться, - но еще раз повторяю, все, что касается церковников, должно происходить только с моего разрешения. Ты понял?
        - Понял, командир.
        - Вот и хорошо. Ладно, посмотрим, что мне хочет предложить брат в белом.

* * *
        Брат Рейно с предыдущей нашей встречи сильно поменялся. Исчезли его светлые одеяния, волосы выглядели не столь ухоженно, да и в целом он выглядел как уставший путник. Единственное, наверное, что не изменилось - голос жреца. Хорошо поставленный, громкий, но при этом приятный голос.
        - Здравствуй Даррелл, - поприветствовал меня Рейно, - рад видеть тебя в добром здравии.
        Встреча проходила все в том же шатре. Жреца в сопровождении десятка магов привел ко мне Айвин, и сейчас северянин с интересом ожидал продолжения беседы. Маркус, кстати, находился тут же. Вдвоем они следили за каждым движением церковника, готовые в любую секунду прикончить его.
        - Это такая шутка? - спросил я. - Рейно, ваш человек попытался меня убить, между прочим.
        - Знаю, но я был против такого решения.
        - Ну разумеется.
        - Ты можешь мне не верить, это твое право, но я говорю правду.
        - Даже если и так, это ничего не меняет. Зачем ты пришел?
        - Это разговор не для всех, ты же понимаешь?
        - Он касается дел церкви?
        - В том числе, - медленно кивнул жрец.
        Помолчав несколько секунд, я взглянул на Айвина:
        - Свяжите его и подождите снаружи.
        - Ну вот, - картинно вздохнул Маркус, - а я-то надеялся, что таинственный Даррелл, наконец откроет нам свои секреты. Жизнь так несправедлива.
        - Не паясничай, - скривился Айвин.
        Северянин вышел из шатра, и спустя пару минут вернулся, держа в руках длинную веревку. Совместными с Маркусом усилиями они связали жреца так плотно, что он даже шевелиться не мог, и посадили его на кресло. Рейно не сопротивлялся, стоически перенося невзгоды.
        Разумеется, удержать сильного мага с помощью веревок невозможно, однако какое-то время они помогут выиграть, если жрец все-таки решит атаковать меня. И пускай такое развитие событий я практически исключал, все же решил немного подстраховаться.
        - Слушаю, - сказал я, когда мы остались одни.
        - Наша церковь, а точнее, то, что от нее осталось, хочет предложить тебе сотрудничество, - не ходя вокруг да около, сказал Рейно.
        - Серьезно? И что же вам от меня надо? Неужели на горизонте вновь замаячил Пятый?
        - Нет. Руола, как и Четверо ушли из этого мира. Мы не знаем, что именно случилось, но подозреваем, что боги уничтожили друг друга в тот день, когда ты возложил тело Елагина в огонь места силы. К сожалению, ничего большего наша церковь сказать не может.
        - Жаль. Я надеялся, что, хотя бы вы прольете свет на те события. Тогда я вообще не понимаю, что ты забыл в Камероне?
        - Даррел, после событий в Галицыне мы пытались найти тебя…
        - В курсе.
        - Мы хотели просто поговорить. Да, это звучит неправдоподобно, но поверь, после ухода богов смысл в твоей смерти пропал полностью. Раньше мы боялись, что через тебя Пятый сможет как-то влиять на мир, но теперь это не актуально. Мы просто хотели узнать, что случилось, понять причину, по которой ушли боги, но увы, твой след потерялся на севере. Ну а позже, когда Европа погрузилась в кровавый хаос, нам стало не до тебя.
        - Что изменилось сейчас?
        - Изменилось то, что ты - один из немногих правителей, кто не поддался соблазну истинной магии и не пытаешься захватить мир. В западных королевствах тоже такие были, но увы, им не хватило сил, чтобы сдержать натиск более воинственных соседей.
        - И?
        - Даррелл, я не буду врать и скажу правду. Нам нужна помощь. Наши храмы разрушены, а за жрецами идет охота. Ален Фобер уничтожает любого, кто хоть как-то связан с церковью Четырех.
        - Ален Фобер - это тот человек, который захватил уже большую часть Европы?
        - Да. Король крошечной страны внезапно оказался самым могущественным магом от средиземного до балтийского моря. Он подмял весь запад, давит восток и будь уверен, скоро придет на север.
        - И Ален Фобер не дает вам бедолагам спокойно жизни? Неужели начались гонения?
        - Все так, - спокойно ответил Рейно.
        - Ну хорошо. От меня-то вы что хотите, и главное, что можете предложить взамен?
        - Мы хотим, чтобы ты впустил в свою страну жрецов.
        - Вот прямо всех жрецов? Камерон лопнет от такого количества людей в цветных мантиях.
        - Нас не так уж и много осталось. Взамен мы готовы отдать тебе древние трактаты. Некоторые из них написаны лично Руолой и остальными богами, когда они еще не вознеслись. Разумеется, все книги - копии, но копии абсолютно точные.
        - Интересно, - задумался я, - а чего ж вы их Алену не предложили, глядишь он бы сменил гнев на милость?
        - Мы пытались договориться с ним, но не слишком в этом преуспели. К тому же ты пытался остановить Пятого, и есть надежда, что книги не послужат во вред этому миру. Они могут быть очень опасны в руках человека, одержимого властью.
        - Звучит это, конечно, красиво, но не слишком правдоподобно.
        - Я готов отдать тебе один из фолиантов. Прочти его, убедись во всем сам.
        - Он у тебя с собой?
        - Да. Книга осталась в палатке, где меня держали. Твои люди очень тщательно подошли к обыску и перед тем как вести меня сюда, заставили выложить вообще все, кроме одежды.
        - Айвин! - крикнул я, и почти в ту же секунду в шатер ворвался северянин, готовый убить любого, кто может представлять опасность.
        - Что случилось? - мужчина обвел глазами шатер.
        - Все в порядке. Отправь кого-нибудь в палатку, где держали этого человека, пусть прихватят оттуда книгу. Как она выглядит?
        - Небольшая, с черной обложкой. Она одна там - я ее положил под лежанку, не перепутаете.
        - Сделаю, - кивнул Айвин, выйдя из шатра.
        Спустя некоторое время я с интересом разглядывал небольшую, чуть больше ладони, книгу, о которой говорил Рейно. Внешне она не представляла ничего интересного, но открыв первые страницы, я понял, что ее содержание заслуживает пристального внимания.
        Минут десять я просто читал, не обращая внимания на связанного гостя. Читал и с каждой проглоченной строчкой понимал, что эту книгу уже не отдам никому. На желтой от времени бумаге описывались совершенно незнакомые мне аспекты работы с магией в целом, и астралом в частности - то, чего мне так не хватало.
        Судя по всему, Рейно говорил правду, и текст изначально был написан одним из великих магов тех времен, когда Четверо еще топтали землю в человеческом обличии, и даже краткие упоминания о магических опытах, которые они проводили, вызывали у меня жгучее желание проверить все их теории на практике. Жрецы знали, что меня может заинтересовать, и если другие их книги хотя бы наполовину столь же интересны как эта, я готов даже храм Четверых построить возле столицы, лишь бы завладеть этими источниками знаний.
        - Почему вы сами не используете то, что написано здесь? - отложив в сторону книгу, спросил я.
        - У нас нет людей способных провернуть подобное. Некоторые из жрецов, особенно верховные, в состоянии выйти в астрал, повторить некоторые наработки из книги, но не более. Сила - она в крови. Скорее всего, будь у тебя больше времени, ты сам бы до всего дошел, как это сделали в свое время Четверо.
        - Сколько у вас таких книг?
        - Не так много, как хотелось. С тех давних времен удалось сохранить всего с десяток, но большая их часть - это просто рассказы очевидцев и пересказанные легенды. По-настоящему ценных экземпляров всего три, и один ты сейчас держишь в руках. Если ты примешь наше предложение, мы в кратчайшие сроки доставим тебе остальные.
        - Не боишься, что, получив книги, я вышвырну вас из княжества?
        - Нет. Репутация для любого князя - не пустой звук.
        - Я не князь.
        - Можешь называть себя как хочешь, но именно ты в данный момент правишь этой страной. Так что, не вижу смысла играть словами. Ну так что, каково твое решение?
        - Ты услышишь его завтра, - После некоторых раздумий прозвучал мой ответ. - Сегодня я проверю правдивость твоей книги, и если написанное там соответствует действительности, я открою проход для жрецов.
        - Тогда мне не о чем беспокоиться, - улыбнулся Рейно.
        Глава 21
        Рейно действительно не о чем было беспокоиться. Первые же опыты в астрале показали - книга не врет. Наконец я получил то, чего мне всегда не хватало - исчерпывающую информацию. В тексте можно было найти ответы на множество вопросов, терзающих меня последний год.
        Автор, который себя называл именем Воаб, подробно описывал структуру материального и астрального мира. Сколько слоев между ними, как попасть в каждый из них и зачем. Объяснял принципы построения заклинаний и воздействия их на реальность. Мне наконец стало понятно, почему истинная магия, направленная на защиту, почти всегда мощнее атакующей. Оказывается, эти противоположные по своей сути заклинания начинали подпитывать друг друга, и чем дольше длилось противостояние, тем выше была вероятность, что магические конструкты просто исчерпают себя. Именно по этой причине в сражении двух высших магов победитель, как правило, определялся едва ли не в первые несколько секунд.
        В общем, я был в восторге, а Рейно получил для своих братьев по вере пропуск в княжество.
        Спустя несколько дней Рейно передал мне еще две книги, не менее полезные, чем первая. Тогда же у нас состоялся еще один разговор, полностью посвященный Алену Фобену. Жрецы, пришедшие с юга, должны были знать, насколько силен западный король и какими методами предпочитает воевать. К сожалению, особо полезной информацией Рейно не владел и рассказал лишь то, что и так было понятно: Ален чрезвычайно опасен. Все его последние битвы заканчивались одним единственным ударом изначальной магии. Черная туча накрывала вражеское войско вместе с его предводителем, а когда заклинание заканчивало действие, то сопротивляться было уже некому - высшая магия не оставляла выживших.
        Жаль. Я рассчитывал получить куда больше информации, но пришлось обходиться тем, что есть, и готовиться к встрече с самым сильным магом Европы, штудируя книги жрецов.
        В изучение древних трактатов я погрузился с головой, что в итоге привело к полной отрешенности от реальности. Почти все заботы о княжестве и армии легли на плечи соратников. С текущими вопросами они могли и сами разобраться, а вот остановить Алена Фобена смогу только я.
        Мир магии заново очаровал меня своей сложностью и красотой. Мне открылись совершенно иные аспекты силы, и самое удивительное из того, чему я научился к концу лета - расщепление сознания. Сложная техника контроля над разумом позволяла мне существовать сразу в двух мирах одновременно. Пока половина сознания контролировала тело и реальный мир, вторая блуждала по просторам астрала. Дезориентация в первые дни была жуткая, но постепенно я научился контролировать свое состояние, и это открыло мне просто невероятные возможности. Те заклинания, которые раньше требовали кучу времени и сил, теперь давались по щелчку пальцев просто потому, что я создавал их в обоих мирах сразу. К сожалению, поддерживать это состояние дольше пары часов пока не получалось, но это только пока, со временем и постоянной практикой длительность расщепления должна возрасти.
        Изменилось и ощущение Астрала. Благодаря книгам я начал буквально видеть его насквозь, и внезапно для себя понял, что этот мир подчиняется своим внутренним законам, зная которые, можно совершать совершенно невероятные вещи. Я научился летать. Как-то мне раньше и в голову не приходило, что в мире, где возможно все, твой вес не значит ничего. Я научился мгновенно перемещаться из одной точки пространства в другую, оказалось, что в этом тоже нет ничего сложного. Ну и самое главное - я начал ощущать в астрале гостей из реального мира.
        Каждый пришелец, в том числе и я, создавали вокруг себя возмущения магического поля, которое эхом расходилось во все стороны, и чем сильнее было существо, тем громче было эхо. В книгах Рейно опять же писалось, что опытный маг вполне может маскировать свое присутствие в астрале, но приходит это умение не сразу. Именно благодаря такому эффекту меня, скорее всего, и находил Исанид. Кстати, этого товарища, я так и не смог почувствовать, что о многом говорило, зато засек нескольких человек, которые фонили так сильно, что я не смог удержаться от соблазна, и решил глянуть, кто же это такие.
        В один из дней я в который уже раз почувствовал колебания Астрала, сосредоточился на ощущениях и начал рывками приближаться к источнику возмущения, заметив вскоре человеческую фигуру.
        Молодой чернокожий мужчина, одетый в какие-то лохмотья, забыв про все на свете, творил заклинание. Закрыв глаза, он активно крутил руками, шептал слова на незнакомом мне языке, а из туманной тверди астрала медленно поднималась гигантская змея, чем-то похожая на заброшенную, заросшую мхом нефтяную трубу. Существо будто всплывало из стоящей воды, становясь с каждой секундой все больше и больше, грозя в итоге оказаться настоящим исполином, однако, когда это произойдет я не знал, хотя и чувствовал, что заклинание еще очень далеко от завершения - лишь голова змеи показалась на поверхности.
        Наверное, с моей стороны было не очень тактично прерывать столь интересное действо, но я не удержался и спросил:
        - Она оживет потом?
        Мужчина вздрогнул, открыл глаза, испуганно уставился на меня, но потом расслабился и произнес:
        - Опять ты?
        Слов я, разумеется не знал, но почему-то сразу догадался, о чем шла речь. Астрал легко разбивал языковой барьер, позволяя общаться на уровне смыслового понимания.
        - Давно не виделись, - решил подыграть я.
        - Я уже сказал, что не нуждаюсь ни в чьей помощи! - Мужчина прервал каст прежнего заклинания, от чего змея тут же исчезла, и начал творить что-то иное.
        - Спокойно, - я тут же усилил защитный барьер, - я тебя впервые вижу. Пошутил просто.
        - Не надо мне врать!
        В мою сторону полетел сгусток энергии. Проверять собственную защиту на прочность мне как-то не слишком хотелось, поэтому я просто телепортировался за спину мужчине, чем, кажется, его напугал. Фигура человека вдруг покрылась рябью, а затем он исчез, вернувшись, вероятно, в собственное тело.
        Не удалась беседа. Интересно, а что это вообще было? Мужчина по всей видимости принял меня за кого-то другого, но кого? Может к нему заскакивал Исанид? А что, вполне возможно. Этот странный тип и мне предлагал свою помощь, так почему бы не сделать такое же предложение другим магам?
        Исанида я, кстати, найти не мог. Он либо полностью отсутствовал в астрале, либо умело скрывался. И вторая версия мне казалась куда более реалистичней.
        Неудача с первым знакомством меня, конечно, слегка расстроила, но не так, чтобы очень сильно. Прислушавшись к колебаниям силы, я почувствовал, что еще как минимум два человека сейчас находятся в астрале, и направился к ближайшему.
        На этот раз меня встречала женщина. Высокая, худая, с идеальной укладкой черных, как ночь, волос. Лет ей было от сорока до пятидесяти, хотя, зная, на что способна магия, не исключено, что дама куда старше, чем выглядит. Ее простая одежда подчеркивала белоснежную, как сама зима, кожу, а голубые глаза походили на две льдинки. Прямо снежная королева.
        Женщина кажется закончила только что каст какого-то серьезного заклинания и теперь отдыхала, сидя в кресле на террасе большого деревянного дома. Интересно, откуда она? Вряд ли Европа. Там почти не осталось сильных магов. Сибирь? Азия? Да ну - нет. Скорее всего Америка, причем северная.
        На мое появление женщина отреагировала абсолютно спокойно. С интересом рассматривая меня, она одним движением создала неподалеку от дома изящное кресло, жестом предложив мне занять его.
        - Благодарю за гостеприимство, но я, пожалуй, постою, - ответил я как можно более дружелюбно, - позвольте узнать ваше имя.
        - А мы разве не знакомы? - немного удивилась женщина, но тут же взяла в себя в руки и спокойно продолжила, - меня зовут Анна, а вас?
        - Даррелл, - не стал я скрывать. - А вы ожидали кого-то другого?
        - Возможно…
        - Худое лицо, балахон, мягкий голос и странные речи…
        - Вы тоже с ним встречались?
        - Приходилось, - ответил я.
        Вот значит, как, Исанид и тут побывал. Интересно, он со всеми пытался найти общий язык? Скорее всего да.
        - Даррелл, - женщина изобразила, что пытается что-то вспомнить, - вы кого-то мне напоминаете, и знаете, я слышала это имя. Вы - правитель одного из европейских государств, ведь так? Кажется, трон заняли совсем недавно.
        - У вас хорошие информаторы, а вы, Анна, наверное, живете в Америке, я правильно угадал?
        - Да, - улыбнулась женщина, - но как вы догадались? Вам помог Астрал?
        - Нет, что вы. Обычная логика. Обо всех правителях Европы я слышал хотя бы краем уха, но вашего имени среди них не встречалось. Можно поинтересоваться, раз уж выдалась такая возможность. Как поживает Клайд Гибсон?
        Судьба деда, живущего в Америке и заказавшего убийство родителей Даррелла, меня действительно интересовала, однако вопрос Анне не понравился. Женщина нахмурилась, и едва ли не выплюнула:
        - Клайд мертв, и я наконец поняла, кого ты мне напоминаешь.
        Судя по всему, мой дедуля чем-то очень сильно насолил Анне, потому что, продолжать разговор женщина не захотела. Все ее спокойствие куда-то испарилось, она с какой-то лютой злобой взглянула на меня и исчезла, вынырнув в реальность.
        Да уж, неожиданно все повернулось. А ведь это, насколько я понимаю, человек, который вскоре станет единоличным властителем целого континента, а в перспективе еще и богом. Ну и дела.
        В общем, заводить новые знакомства в астрале я передумал - как-то не задались они. Опыт, конечно интересный, но мне в первую очередь нужно было подготовиться к встрече с Аленом Фобером. Поэтому в следующие дни все свои усилия я направил на работу с магией, не тратя больше время на изучения мира изнанки.

* * *
        К концу августа книги Рейно были практически зачитаны до дыр. Я почти не ел, не отдыхал, спал урывками и постепенно начал напоминать бледного, как смерть, призрака с огромными темными кругами под глазами. Наверное, выглядело это довольно устрашающе, потому что некоторые слуги с трудом скрывали дрожь, находясь рядом со мной, бросая испуганные взгляды на своего правителя. В итоге, мое состояние начало напрягать даже близких людей, и Маркусу пришлось буквально вытаскивать меня из этого информационного запоя.
        После очередного едва ли не суточного марафона в астрале я вынырнул в реальность, ощущая жуткую головную боль, и увидел в своем шатре крайне недовольного друга.
        - Даррелл, ты себя угробишь скоро. Я тебе серьезно говорю. Был у меня один знакомый - тоже наемник, давно еще, так вот он очень любил маковое молочко. До того любил, что мог едва ли не каждый день его пить. И ты сейчас выглядишь ровно так же, как этот самый знакомый, перед смертью - бледный, страшный и глаза безумные. Завязывай, тебе говорю! Когда ты последний раз ел?
        - Не помню, - ответил я честно.
        - Я так и думал. Жди минуту, сейчас еду принесут, только не уходи в транс снова! Ты меня слышишь?
        - Постараюсь.
        Минуты не прошло, как стол в шатре начал буквально ломиться от еды. Слуги, удерживая в руках сразу несколько блюд, быстро заходили, оставляли свою ношу и тут же убегали за новой порцией еды и питья.
        - Куда столько? - я с удивлением смотрел на то, как поверхность стола исчезает под натиском многочисленных тарелок, блюдец и стаканов.
        - Нормально, - отмахнулся Маркус. - Ты же совсем вкус к жизни потеряешь со своей магией. Вообще перестал расслабляться.
        - Это вынужденная мера. Я боюсь, что не смогу остановить Алена. Этот враг на голову сильнее всех, кто пытался захватить княжество.
        - А мне кажется, что дело не только в этом, - Маркус уселся на подушку, схватил вилку, подцепил жареную тушку перепелки и начал смачно обсасывать кости.
        - Возможно, - согласился я. - Магия затягивает. Когда ты чувствуешь, что в твоих силах находится чистая и безоговорочная мощь, это пьянит.
        - А я что говорил. Вот не было бы меня и все - пропал бы человек, с голоду бы помер. Цени!
        - Не переживай, - усмехнулся, - ваш с Айвином вклад сложно переоценить. Как там жрецы, кстати?
        - Да что с ними станется? Идут потихоньку через границу, рассасываются по городам. Пока, вроде, с ними нет проблем, но нужные люди за ними присматривают. Некоторые жрецы, между прочим, просятся в солдаты.
        - Обойдутся. Все равно расширять армию не имеет смысла. Следующая драка будет последней на долгое время.
        - С чего бы?
        - Ален Фобер перебил почти всех князей на западе и востоке, а нас оставил на сладкое, так что скоро просто некому будет воевать. Да и вряд ли в предстоящей драке простые маги будут хоть что-то решать. Поэтому-то Маркус я и пропадаю сутками в астрале, другого способа остановить Фобера нет.
        - А может к нему убийц подослать? Или налет устроить, когда они на ночевку встанут?
        - Не получится. Если книги не врут, то Ален - уже не совсем человек.
        - Не понял?
        - Ты ведь помнишь легенды о том, что Четверо были когда-то людьми, но затем вознеслись и стали богами? Это не легенды. Все так и произошло, и скорее всего, история начинает идти по кругу. Каждое использование высших заклинаний меняет тебя, а прямое столкновение с равным противником многократно ускоряет этот процесс. Так что Алена уже не получится отравить или заколоть.
        - А тебя? - внезапно спросил Маркус.
        - Скорее всего тоже, - ответил я и решил продемонстрировать другу кое-что из того, чему научился за последнее время.
        Небольшое мысленное усилие, и мое тело медленно отрывается от кресла, зависая в метре от пола. Со стороны Маркуса слышен тихий мат. Чтобы еще сильнее удивить друга, я телекинезом поднимаю со стола нож и направляю его себе в грудь. Кусок металла, разогнанный до приличной скорости, пролетает мое тело насквозь, а мат Лоренсона становится еще громче.
        - Что-то ты меня начинаешь пугать, командир, - высказался Маркус, когда я приземлился на кресло. - Жутковато это все выглядело. Я прям мурашками покрылся.
        - Вот поэтому я и говорю, что Алена вряд ли получится убить мечом или ядом. Только магия.
        - Уверен, у тебя все получится. Я таких фокусов, какие ты сейчас делал, ни разу еще не видел.
        - Ты правильно сказал - это фокусы, не больше. Таким Алена не удивить. Он наверняка очень силен. Человек, завоевавший почти всю Европу, просто не может быть другим, но у меня есть пара сюрпризов для него.
        - А может договориться с ним? Ну зачем ему этот север? Тут леса, камни и зима такая, что деревья лопаются от мороза. Пусть себе правит на югах, объединит под своей властью всю Европу и жизнью наслаждается.
        - Да ему не столько север нужен, сколько драка со мной. Ты недавно говорил про маковое молочко, так вот - изначальная магия и высшие заклинания для нас как наркотик, и отказаться от него очень сложно, а максимальное наслаждение ты получаешь именно в драке. К тому же сражения с равным по силам магом дает очень неслабый толчок для развития способностей. Укрепляется связь с астралом, становятся толще энергетические каналы.
        - То есть драка неизбежна?
        - Все так. Ален придет сюда, и произойдет это очень скоро.
        - Ну да, он сейчас в восточных княжествах. Орловское, кстати, неделю назад пало. Фобер вроде даже не задержался там особо, завалил Георгия Орлова и дальше двинулся.
        - А я ведь помню этого Георгия, он как-то к нам в интернат приезжал - малоприятный тип.
        - Ну и пес с ним тогда, - усмехнулся Маркус и ухватил один из бокалов, где уже плескалось вино, - предлагаю сегодня напиться, как тебе такая идея?
        - Знаешь, - задумался я, - а почему бы и нет.

* * *
        В княжество Камерон, как и на весь север пришел сентябрь, а война, что разорила десятки княжеств и королевств, так и не добралась до наших краев. Крестьяне смогли собрать пусть не самый богатый, но урожай, города и села не пали под ударами вражеской магии, а люди с неким, пока очень робким, оптимизмом смотрели в будущее.
        Да, в княжестве было очень много лишних ртов, но зиму мы должны пережить. По отчетам Эдвина запасов провизии пусть и впритык, но хватало до весны, и если я смогу отразить нападение Фобера, то все - других противников на горизонте не наблюдается, и можно будет наконец вздохнуть спокойно. И пускай где-то в Америке, Азии и Африке найдутся свои покорители мира, нас пока это не касается. Когда они еще доберутся до нашего северного захолустья? Как минимум год у меня есть в запасе, а за это время вполне можно подготовиться к любым неприятностям. Осталось только выжить и победить.
        По словам беженцев и жрецов, которые продолжали идти на север, Ален все еще находился в восточных княжествах, магией и сталью уничтожая любые очаги сопротивления, но не было ни малейших сомнений, что вскоре он обратит внимание на Камерон и меня, соответственно. Через месяц начнутся первые серьезные заморозки, а в ноябре здесь уже во всю будет царствовать зима, так что тянуть Фобер не станет.
        Мои мысли вскоре подтвердились. В середине сентября стало известно, что покоритель Европы, император Ален, как он себя назвал, отправился завоевывать север. Число беженцев у нашей границы сразу же пошло на убыль. Пускай мы почти никого не пускали, но народ все равно пытался пробиться в безопасные земли, однако новость о наступающей армии Фобера резко сократила количество людей у кордонов - никто не хотел оказаться на пути у воинственного короля.
        К концу месяца армия противника достигла границ нашего княжества, но оказалось, что армией ее можно назвать лишь с огромной натяжкой. Скорее уж крупный военный отряд численностью около четырех сотен человек. Алену не было смысла тащить с собой кучу народу - их и прокормить сложнее и скорость движения падает. К тому же, я был почти уверен, что цель короля - не столько захват княжества, сколько победа надо мной. Какой смысл пытаться завладеть еще одним куском земли, когда ты по силе практически стал равен богам? Уверен на все сто - если Ален победит, он просто уйдет. Возможно, разграбит пару приграничных городов, но долго на севере задерживаться не станет - нечего тут зимой делать. Впрочем, это вовсе не означало, что меня устраивал такой расклад.
        Как только стало известно, что наш враг находится на пути к границе княжества, командование армии по привычке принялось обсуждать варианты предстоящего сражения. Выбиралось место битвы, на листах бумаги чертились примерные схемы расположения оборонительных конструкций и закладки мин, обдумывались варианты действий солдат и офицеров. Я не мешал. Пускай пораскинут мозгами - лишним это никогда не будет, однако, когда ко мне за одобрением итогового плана пришел Густаф, я сказал, что битва пройдет по иному сценарию.
        Глава 22
        Холодное октябрьское небо накрыло север куполом серых туч. Уже несколько дней не прекращались дожди, постепенно превращая грунтовые дороги в местные филиалы болота. Казалось, что влага пропитала уже все вокруг. Одежду, обувь, палатки и даже воздух. Спасала только магия. От офицеров постоянно шел пар - люди тратили прорву энергии на просушку одежды и нагрев тела, чтобы обеспечить себе комфортное существование. Солдатам же приходилось куда хуже - не имея возможности использовать магию, они зябко кутались в непромокаемые плащи, которые, впрочем, не слишком-то помогали.
        Ранним утром я в сопровождении десятка бойцов покинул военный лагерь, отправившись на встречу с Аленом и его небольшой армией. Об этом человеке я практически ничего не знал. Были у меня мысли встретиться с ним в Астрале, но на свое имя он не откликался, а прыгать на каждое возмущение силы, в надежде наткнуться на Фобера - не дело. Только время потеряю. Так что судить об этом человеке я мог только из рассказов очевидцев.
        По их словам, Ален был молодым мужчиной с явной примесью восточной крови. Красивый, сильный и безжалостный. Если верить слухам, Фобер без каких-либо угрызений совести вырезал целые армии и разрушал города, если видел там хотя бы зачатки сопротивления. Серьезный противник. Очень серьезный. И сегодня мне предстояло сойтись с ним в смертельном поединке, от которого будет зависеть, выживет ли север, или падет, подобно остальному миру.
        Чем ближе мы подъезжали к месту, где остановился Ален, тем сильнее я чувствовал волнение магического поля. Такого еще не было. Ни один князь, что приходил на мои земли, не вызывал ничего подобного. Фобер действительно был близок к тому, чтобы перейти грань, отделяющую его от вознесения. Интересно, от меня идет такой же фон? Очень даже может быть.
        Ален не скрывался и не боялся нас. Да и с чего бы? Он шел побеждать. Задавить последнюю не завоеванную область на карте Европы и со спокойно совестью идти дальше - к господству над миром.
        Нас ждали. До расположения армии противника оставалось еще пара километров, когда мы увидели нескольких всадников, остановившихся на холме, и, судя по возмущению магического поля, среди этих всадников находился сам король Ален. Приказав своим людям оставаться на месте, я направил коня к холму.
        - Ты уверен? - в который уже раз спросил меня Маркус. О моем желании встретиться с Аленом один на один он был в курсе, как, впрочем, и Айвин, но северянин на это отреагировал спокойнее - приказ есть приказ, а вот Лоренсон мою затею не слишком одобрял.
        - Поверь, Маркус, вам там делать нечего. Если начнется драка, а она скорее всего начнется, вы вряд ли выживете. Надеюсь, победа будет за мной, ну а нет - вы знаете, что делать.
        - Знаем, - мрачно ответил мужчина. - Удачи тебе командир.
        - Спасибо, - кивнул я. - Ну что, друзья, рад, что мне повезло в свое время познакомиться с вами. Даже если все пойдет в бездну, постарайтесь выжить.
        Спрыгнув с коня, я поправил одежду, и не особо спеша, направился к людям, стоящим на холме, а позади меня послышался стук копыт по влажной земле - мои люди, повинуясь приказу, старались как можно быстрее уйти от места возможного сражения двух высших магов.
        В отличии от меня, Ален своих людей отпускать не спешил. Может надеялся на быструю победу, может еще на что-то. Зря, как по мне. При желании, я мог хоть сейчас уничтожить одним ударом взвод средних магов, и никакая защита бы их не спасла. Уверен, Ален обладал не меньшей, а скорее всего даже большей силой. Так какой тогда смысл обрекать людей на гибель? Впрочем, без разницы.
        Шагая к замершим на холме людям, я краем глаза замечал, как вокруг меня постоянно рождаются и умирают искры, вызванные колоссальным количеством энергии, влитой в многослойные щиты. Было ее настолько много, что воздух рядом со щитами слегка дрожал и искажался, делая мир похожим на смазанную фотографию. Наверное, сейчас я бы смог выжить даже в эпицентре ядерного взрыва, но хватит ли такой защиты для сражения с Фобером? Сейчас узнаем.
        Расстояние между мной и Аленом медленно сокращалось. Я не спешил, как и мой вероятный противник. Он спокойно наблюдал за происходящим, не предпринимая никаких действий, позволив мне хорошенько его рассмотреть. Да, слухи не врали, король действительно отличался какой-то хищной мужской красотой. Черные, как смоль волосы, аккуратная бородка, нос с горбинкой, рубленый подбородок, покрытый легкой щетиной. Уверен, даже не будь он королем, девушки штабелями ложились бы у его ног.
        Ален, пока я поднимался на холм, тоже с интересом разглядывал меня, однако, когда между нами осталось около тридцати метров, громко произнес:
        - Не подходи ближе. Если хочешь что-то мне сказать, говори там, иначе умрешь сразу.
        - Ты настолько самоуверен? - усмехнулся я, но все-таки остановился. Мне был интересен этот человек, и не хотелось бы сразу начинать драку.
        - Я видел уже с десяток подобных тебе. Один или даже два удара ты может и выдержишь, но не больше. А может ты пришел сдаться? Так я не беру пленных, можешь даже не надеяться на это.
        - Зачем тебе север? - спросил я, хотя прекрасно знал ответ.
        - Мне ваш север нужен также сильно, как козе подковы, я хочу очистить мир от власти князей и королей. Объединить его под одной сильной рукой, чтобы идти в будущее, не цепляясь за остатки прошлого.
        - И в качестве поводыря, ты видишь только себя, так?
        - Людям нужен пастух, так почему бы мне не стать им? И твое северное стадо, скоро пойдет в одном направлении с остальным миром.
        - Боюсь в Америке или Азии твоих стремлений не оценят.
        - Не переживай, доберусь и до них.
        - Миллионы погибнут.
        - Это неизбежная цена за грядущее величие и процветание. Миллионы погибнут, миллионы родятся. Цикл жизни не остановить.
        - Понятно, - вздохнул я, - всемирное счастье через разрушение - быстро, легко и кроваво. Спасибо за беседу, Ален, вижу, договориться с тобой не получится.
        - А никто и не собирался, - усмехнулся мужчина. - Мне просто было любопытно взглянуть на тебя.
        Не успел Ален закончить фразу, как в мою сторону устремился шквал дикой, едва ли не сырой энергии, готовой разорвать любого человека на молекулы, но я был готов к чему-то подобному и рывком ушел в сторону, преодолев одним длинным прыжком десяток метров. С недавних пор такие выкрутасы давались мне очень легко.
        Теперь пришла моя очередь действовать. Благодаря возможности раздваивать сознание, я заранее слепил несколько заклинаний, и теперь мне оставалось лишь наполнить их энергией магического поля, что и было сделано. Энергетический конструкт, похожий на шаровую молнию, возник из ниоткуда будто призрак, чтобы спустя мгновение пулей выстрелить в сторону моего противника.
        Выглядело это как раскаленный кусок плазмы, в котором непрерывно сверкали молнии. Выжигая землю под собой, он отправился к врагу и уткнувшись в щиты Алена, разорвался с оглушительным хлопком, родив целое море огня.
        Несчастные маги, что стояли рядом с королем, мгновенно погибли, не выдержав напора. Как я и думал, их защита не продержалась и секунды, лопнув подобно яичной скорлупе под сапогом солдата. Зачем Фобер брал их с собой? Наверное, этого уже никогда не узнать.
        Ален выжил. Да я в общем-то и не надеялся на что-то другое, однако он явно растерялся, не ожидая от обычного северного князька подобной мощи. Ничего, гад, дальше будет еще интереснее.
        Пользуясь растерянностью своего противника, я начал буквально заваливать его потоками магии. С недавних пор грань между высшими и обычными заклинаниями для меня практически стерлась, позволив создавать небольшие по размерам, но чудовищные по своей мощи энергетические конструкты. Поднявшись на очередную ступень развития, я больше не следовал четким правилам и творил магию, можно сказать, напрямую. Сила подчинялась любому моему желанию и подстраивалась под текущие нужды. Хочешь огонь - пожалуйста, надо объединить несколько стихий - легко. Есть потребность разорвать защиту врага на мелкие части - только пожелай. При этом магия перестала влиять на сознание, и мой разум всегда оставался чистым.
        Увы, но похожими возможностями обладал и Ален. Возможно, он не умел раздваивать сознание или не так тонко работал с астралом, но мощи ему было не занимать. Без особого труда выдержав попадания сразу двух моих заклинаний, он быстро сориентировался в ситуации и перешел в контратаку.
        Новые удары Фобера уже не выглядели ленивой оплеухой, которой он пытался прикончить меня в начале боя. Нет, теперь в меня летели сгустки направленной энергии, уйти от которых получалось с большим трудом. Я все так же маневрировал по полю, огрызаясь при любой возможности, но пару заклинаний все же словил и сполна оценил, насколько силен Ален. Ну а те конструкты, что все-таки пролетали мимо, уничтожали все, к чему прикасались. За спиной постоянно гремели взрывы. Куски породы превращались в раскаленную лаву, а камни трескались от жары, разлетаясь на сотни осколков.
        Первый обмен ударами длился не больше минуты, а холм, на котором мы стояли, уже покрылся огромным количеством глубоких рытвин. Тут и я постарался, и Ален. Мне приходилось постоянно находиться в движении, чтобы не подставляться под удары противника и при этом атаковать самому, безуспешно пытаясь пробить защиту противника массой хитроумных конструктов. Фобер в свою очередь, оставался по большей части на месте, атакуя точечными, но крайне опасными заклинаниями, чудовищной мощи.
        Такое противостояние длилось несколько долгих минут, но в какой-то момент Алену, видимо, надоело со мной возиться, и он принялся готовить что-то по-настоящему серьезное. Мужчина замер на пару секунд, выдержал попадания нескольких заклинаний, болезненно поморщившись при этом, развел руки в стороны, сосредоточил на мне взгляд и резко соединил ладони.
        Едва только Фобер остановился, я понял, что скоро последует действительно мощный удар, и попытался сбить каст, но тщетно - защита противника оказалась крайне прочной. После хлопка Алена в мою сторону устремилась стена бурлящей плазмы, уйти от которой не получилось бы при всем желании - стена раскинула свои крылья на многие метры в стороны и продолжала расширяться, становясь с каждым метром все больше и больше. Вариантов у меня было два - понадеяться на свою защиту или придумать что-то еще, я выбрал второй.
        Оттолкнувшись от земли как можно сильнее, я позволил магической силе подхватить мое тело, и свечкой взмыл в осеннее небо, после чего просто завис в воздухе, наблюдая за тем, как волна плазмы буквально съедает холм, превращая его вершину в озеро бурлящего камня.
        Судя по всему, Ален моего маневра не заметил. Он с напряженно осматривался по сторонам, готовя новый удар, однако взглянуть наверх мужчина не догадался.
        Появившуюся передышку я решил использовать с максимальной пользой. Пусть удерживаться в воздухе было довольно сложно, но это давало мне время для подготовки новых заклинаний. Все мои заготовки уже были использованы и боезапас требовалось пополнить, чем я и занялся. Пока одна половина сознания следила за Аленом, стараясь держатся у него за спиной, вторая в скором темпе собирала магические конструкты, которые чуть позже предстояло воплотить в реальности.
        Кажется, Ален находился в недоумении. Окружив себя плотным энергетическим коконом, мужчина ходил по остывающей лаве, пытаясь понять куда я делся. Судя по всему, в мою кончину он не особо верил, а может ощущал мое присутствие через колебания магического поля. Так или иначе, но Фобер чувствовал подвох, впрочем, даже в таком случае мой следующий удар, пришедший сверху, оказался для него настоящим сюрпризом.
        В свою атаку я вложил все, что только мог. Все, что знал и чему научился за последнее время. Одна часть заклинания рвала на куски защиту врага, другая пыталась вытянуть из нее энергию, а третья стремилась создать в щитах маленький канал, через который пройдет дополнительный магический конструкт. Такой жуткой смеси заклинаний должно было хватить для любого другого мага, но Ален каким-то чудом смог ее выдержать. Земля под ним просела на несколько метров вглубь, в воздух поднялось огромное количество пыли и пара, но все бестолку. Как гребаный супермен, этот гад спокойно выдержал атаку, дождался пока я выдохнусь, и не спеша поднялся в небо, зависнув неподалеку от меня.
        - А ты силен, - раздался его голос. - Не ожидал.
        Похоже, моя атака все-таки не прошла для Алена без последствий. Защита его явно потускнела, а сам он выглядел несколько обескуражено. От прежнего снисходительного высокомерия не осталось и следа.
        - Может разойдемся миром? - спросил я. - Тебе Европа, мне север, и все довольны. Мир, дружба, жвачка.
        - Я сильнее тебя, ты это чувствуешь и боишься. Рано или поздно, твои силы иссякнут, и ты умрешь. К тому же, мне доставляет удовольствие этот бой. Последние два князя не смогли отразить даже первый удар, а ты держишься вот уже несколько минут. Впечатляет.
        Пока Ален болтал, я со всей возможной мне скоростью создавал новые заклинания, вытягивая энергию астрала, так что время на моей стороне, хотя не исключаю, что противник в данный момент делал тоже самое.
        - А уж меня-то как впечатляет, - усмехнулся я.
        Внезапный удар Алена едва не уронил меня на землю. Левитация требовала кучу сил и концентрации, так что приходилось очень постараться, чтобы не рухнуть вниз на раскаленный камень. Энергии для полета у меня оставалось еще минут на десять, после чего я полностью исчерпаю резервы, оставшись без защиты. Так что атаковав противника несколькими мощными, но все такими же безрезультатными заклинаниями, я постарался разорвать дистанцию, и аккуратно спустился на землю. Ален сделал аналогичный маневр, видимо держаться в воздухе было тяжело даже ему.
        Бой продолжился на земле. Я все также старался как можно реже подставляться под удары Фобера, но зачастую этого просто невозможно было сделать - Ален начал бить по площади. Да, это несколько снижало общую силу заклинания, но зато не позволяло мне уклониться.
        Вот сверху ударили толстые энергетические иглы, едва на пробившие мои щиты, затем прилетел кинетический удар, смявший грунт вокруг меня на добрые полметра в глубину. Я в ответ отправил Алену смесь вакуумного взрыва, воронки и разрывающей щиты сетки. Противник такой подарок явно оценил, и встречным заклинанием просто выжег атакующий конструкт еще на подлете.
        Наш бой может длиться еще очень и очень долго - астрал позволял едва ли не мгновенно восстанавливать огромное количество энергии. Теперь мне стало понятно, почему ни один из Пятерых старых богов в начале своего становления так и не смог взять верх над другими, став единоличным правителем мира. По сути мы с Аленом уже не столько люди, сколько проводники силы магического поля, а оно любимчиков не имеет. Если ты достиг определенного уровня, то получаешь просто невероятное могущество, но и твой противник получает его же. Однако в нашем случае был один маленький нюанс - мы с Аленом стояли немного на разных уровнях развития. Ален был сильнее.
        Чем дольше длился бой, тем отчетливее я понимал, что обычными методами мне не победить. Противник слишком силен. Слишком много он провел сражений, чтобы умереть, поймав пусть и высшее, но заклинание. Возможно, начни я, как он, завоевывать королевство за королевством, то был бы сейчас сильнее, но не факт. Ален начал войну еще прошлым летом, так что у него была огромная фора. Возможно поэтому, на начальных этапах своего становления он сохранил разум, делая длительные перерывы между применением изначальной магии. У меня же такой возможности не было.
        Что ж, раз вырвать победу с помощью стандартных заклинаний не получается, придется воспользоваться запасным планом. Ох как же я не хотел к нему прибегать, как же не хотел, но видимо другого выхода нет.
        Выдержав очередную атаку Алена, я, вместо того, чтобы снова разорвать дистанцию и ударить в ответ, пошел на сближение, чем несколько удивил и, наверное, даже обрадовал противника - ловить постоянно ускользающую цель ему явно надоело. Криво ухмыльнувшись, Фобер принялся готовить новое, без сомнений смертельно опасное заклинание.
        Чем ближе я подходил, тем сильнее улыбался Ален, и когда между нами остался один метр, я в полной мере испытал, насколько сильным магом он является. Моя защита едва не сдулась, когда в нее ударил красный, как гранатовый сок, луч света. Слепящий поток энергии прожигал щиты, будто раскаленный гвоздь пенопласт, и лишь чудом не достиг моего тела, остановившись за пару сантиметров от груди.
        Новой атаки я бы не выдержал. Впрочем, если все пойдет так, как надо, она не последует. Заклинание, которое я заготовил задолго до начала битвы, вырвалось на свободу, получив порцию энергии, но направлено оно было не на Алена, а на меня. Сняв одним мысленным усилием остатки щитов, я пропустил через собственное тело магический конструкт, и направил руку в сторону противника.
        Заклинание, вычитанное в книгах Рейно, разрушало связь между материальной оболочкой мага и его астральной проекцией, при этом на очень короткий срок выделялось колоссальное количество энергии, доступной человеку. По факту, астрал на пару мгновений заглядывал в материальный мир, и этих мгновений хватало, чтобы уничтожить все живое на многие километры вокруг или, как в моем случае - одну единственную цель.
        Энергия, выпущенная на свободу, ударила в Алена. Поток направленной силы уперся в моего противника и начал уничтожать сперва его щиты, затем его тело, а позже и саму суть мага. После такого удара душа Алена уже никогда не сможет возродиться, пройдя по дороге Милосердной матери.
        На лице Фобера отразился ужас. Он понял, что его ждет, но был не в состоянии предпринять хоть что-то, а спустя несколько мгновений его тело и душа растворились в слоях реальности.
        «Получилось!» - мелькнула мысль в затухающем сознании.
        На этом все. Если ничего не предпринять, то мое тело вскоре умрет, а значит теперь моя судьба полностью зависит от действий Маркуса и остальных бойцов. Если они сделают все, как надо - шанс на выживание останется, ну а нет - моя душа навсегда застрянет в астрале.
        Глава 23
        Странное ощущение. Я находился в астрале, совершенно не ощущая рамок, сковывающих меня прежде. Я вижу, слышу и понимаю все. Я ощущаю астрал так, как никогда раньше. Ощущаю каждую волну силы, что он генерирует, каждый всплеск, вызванный редкими магами, что экспериментируют с заклинаниями, каждое существо, что таки или иначе находится в изнанке реального мира. Единственное, чего я не ощущаю - нить, связывающую меня с собственным телом. Заклинание разрушило ее, но такова цена за дарованную мощь. Иначе я бы не смог убить Алена. Наверное, Маркус и Айвин уже поняли, что битва закончена, и спешат во весь опор к тому месту, где осталось лежать мое тело. Жаль, что проверить так ли это, не получится, хотя…
        Внезапно я понял, что без проблем могу увидеть все, что творится в реальности. Стоило лишь захотеть, и вот я бестелесным духом замер над полем, где закончилась битва с Фобером, при этом моя проекция все также находилась в астрале, не имея возможности вернуться в тело. Странное ощущение.
        Маркус сделал все как надо. Находясь на приличном отдалении от места, где происходила драка, он видел в бинокль, чем все закончилось, и как только выпущенная на свободу энергия разорвала Алена на молекулы, рванул ко мне. Инструкции он получил вполне однозначные, если я погибаю - прекратить сопротивление и постараться избежать ненужных смертей, если побеждаю - ждать моего возвращения, ну а если все пойдет по тому сценарию, по которому все в итоге и пошло - хватать мое тело и что есть духу везти его к ближайшему месту силы. Только так у меня появится шанс вернуться в реальность.
        Повлиять на своих людей или хоть как-то передать им весточку я не мог. Моя проекция была бесплотна и совершенно не дееспособна в материальном мире. Однако при этом я мог свободно перемещаться по планете, не ограничивая себя расстоянием и временем. Сейчас от меня мало что зависело, а значит можно было потешить свое любопытство.
        Для начала я метнулся в Бертфоссен, чтобы посмотреть, как там идут дела в столице княжества, но ничего интересного для себя не увидел. Эдвин работал с бумагами, охрана дворца скучала, а слуги занимались поддержанием помещений в подобающем состоянии. Затем мое внимание переключилось на юг. Вот граница княжества, где моя армия дожидалась итогов сражения с Аленом. Густаф, который остался за главного, ходил по шатру, нервно меряя его шагами, и шептал под нос ругательства. Мужчина явно переживал, не зная, как себя занять. Наблюдать за этим было довольно забавно, но не слишком интересно. Я отправился дальше.
        И вот княжество Камерон осталось позади. Под ногами начали проплывать соседние государства, и глядя на то, что от них осталось, во мне просыпалась лютая ненависть ко всем королям и князьям, прошедшим по этим землям. Скорее всего эти люди уже мертвы, но если нет, как было бы здорово собрать их всех в одном месте и утопить в ближайшем болоте!
        Перед моими глазами предстал настоящий ад. Тысячи гниющих трупов до которых никому не было дела, разрушенные до основания города, места сражений, где не осталось ничего живого. Неубранные поля, мертвые, покинутые деревни и огромное количество обездоленных людей, не понимающих, как им пережить зиму.
        Такая картина была не только в соседних княжествах. Продвигаясь дальше на запад, я видел примерно одно и то же. Война магов, длившаяся уже два года, не щадила никого. Князья сперва воевали с соседями, затем шли дальше, а на их земли в это время нападали новые враги, и так по кругу. Хоть как-то ситуация успокоилась лишь когда число правителей, уничтожавших друг друга, сократилось на порядок, а власть в Европе начал прибирать к рукам Ален Фобер. С другой стороны, молодой король приходил уже на разоренные земли, добавляя еще больше смуты.
        Азия, Америка, даже Австралия - везде все выглядело примерно одинаково. Мир разом откатился на пару столетий назад в своем развитии, и не факт, что он сможет быстро восстановиться. Если это вообще возможно. В скором времени оставшиеся в живых маги вознесутся, и творящийся сейчас ужас покажется людям раем. Если князь может уничтожить город, то бог во время битвы не заметит и стерет с лица земли кусок континента.
        Надо это остановить. Обязательно. Подобные мысли посещали меня еще год назад, когда я общался с Пятым, а сейчас я лишь укрепился в своем решении. Причем нужно сделать так, чтобы творящийся сейчас хаос никогда больше не повторился. Год назад, я не особо представлял, как это можно сделать, и обратился за помощью к жрецам, сейчас же все иначе. Мне нужно всего лишь разрушить места силы.
        Месяц назад, читая книги Рейно, я выяснил, что места силы, если можно так выразиться, связывают астрал и реальность, и в том случае, если эта связь будет разрушена, люди потеряют возможность взаимодействовать с изнанкой материального мира. Исчезнет астрал - исчезнут люди, способные оперировать изначальной магией. Князья и короли больше не смогут пройти необходимый ритуал, да и в целом лишатся львиной доли своих сил. При этом обычные маги останутся - энергетическое поле, пронизывающее планету никуда не денется.
        Надо разрушить места силы. Эта идея набатом звучала у меня в голове. Ради интереса я переместился к одному из узлов, что связывал материальный и изнаночный мир.
        В астрале место силы выглядело совсем не так, как в реальности. Если на Земле люди видели пульсирующее бездымное пламя, то здесь я смотрел на клубок сжатой энергии, раскинувший во все стороны тонкие нити, теряющиеся в окружающем тумане.
        Что будет, если я попытаюсь разрушить его? Вероятнее всего, ничего хорошего. К тому же это чертовски опасно. Если я попытаюсь сейчас уничтожить место силы, есть вероятность, что вернуться в реальность мне уже не получится.
        Мое тело, привязанное к лошади, находится в коме. Маркус и Айвин вместе с небольшой группой людей во весь опор мчатся сейчас к ближайшему месту силы, и ехать им никак не меньше нескольких часов. Очень надеюсь, что все пройдет без приключений и мое тело сможет выдержать эту поездку. В крайнем случае рядом есть Мортен. Лекарь в состоянии поддерживать жизнь в моем бессознательном организме достаточно долго. Однако, что произойдет, если я разрушу место силы? Получится ли после этого восстановить связь с реальным миром? Скорее всего нет, поэтому стоит все-таки дождаться, пока Маркус завершит начатое, и мне очень хочется верить, что его миссия завершится успехом.

* * *
        Появление Исанида я почувствовал задолго до того момента, как его худощавая фигура показалась неподалеку. И теперь, получив новые возможности, я с удивлением понял, кем является этот человек на самом деле. Раньше Исанид представлялся мне одним из многих магов, живущих где-то в районе Персидского залива, но оказалось, что он - такой же неприкаянный дух, как и я. По крайней мере привязки к реальному миру он не имел.
        - Какая неожиданная встреча, - улыбнулся Исанид. - Я гляжу, ты лишился своего тела? Неудачный эксперимент? Козни врагов?
        - Можно и так сказать. А ты, оказывается, не совсем честен был со мной.
        - Откуда такой вывод? В моих словах была только правда. Я действительно маг, правда не из вашего мира, и я действительно хотел многому тебя научить.
        - Хотел? Больше своих услуг ты не предлагаешь?
        - Какой мне смысл учить астрального духа? Особой пользы от тебя уже не будет. Знаешь, а ведь ты мог бы стать со временем богом, не лишись ты тела.
        - О как, - ухмыльнулся я, - серьезно? А разве богу нужно тело?
        - На определенном этапе - да. Молодому богу нужна нить, связывающая его с телом. Она нужна до тех пор, пока он не разберется со своими новыми возможностями, а уже затем можно, допустим, развеять материальную оболочку, спрятав ее среди миллионов частей своего мира.
        - Ты так говоришь, будто лично это испытал.
        - Испытал, - кивнул Исанид.
        - Ого, получается я общаюсь с богом. Точнее, бывшим богом, надо думать, да еще и из другого мира. Неожиданно. А что, позволь узнать, ты забыл здесь?
        - Так трудно догадаться? Хочу вернуть свои силы. Когда ваши боги устроили в астрале шторм, граница мировой оболочки ослабла, позволив мне попасть сюда. К сожалению, среди магов не так много доверчивых людей, готовых сотрудничать с незнакомцами. Ты вот отказался от помощи, а так, глядишь, я бы уже занял твое тело. Увы, пришлось искать другие кандидатуры.
        - Не боишься мне все это рассказывать?
        - Нет - ты теперь безопасен, а опыта в астральных сражениях у меня на порядок больше чем у тебя, к тому же я не теряю надежды, что ты понимаешь всю сложность своего положения и не откажешься от моей помощи в будущем. Как только я верну силы, мне потребуются союзники, и ты вполне годишься на эту роль. Обещаю, награда за службу будет достойной. Разумеется, новое тело ты не получишь, но воздействовать на реальность сможешь. Будешь одним из моих… ну пусть будет ангелов.
        - А если я откажусь?
        - В моем мире нет места астральным духам. Думай. Немного времени у тебя еще есть.
        - Что, уже нашелся кандидат, на донорство? Я тут недавно чернокожего мага видел, который пытался создать огромную змею, не он ли?
        - Мганге, - улыбнулся Исанид, - суровый и очень недоверчивый воин. К сожалению, мы не нашли с ним общий язык.
        Дальше гость из другого мира начал долго и пространно рассуждать на тему отношений между людьми, недоверия друг к другу и лицемерии, что пронизывает человеческое общество. Причем Исаниду и собеседник-то не нужен был. Судя по всему, мужчине было скучно, и он просто воспользовался свободными ушами. Впрочем, я был не против, и внимательно слушал россказни бывшего бога, пытаясь выцепить в них крупицы полезной информации, параллельно считая минуты до того момента, когда Маркус доберется до места силы. По моим прикидкам в реальном мире прошло уже пять часов, и друг уже должен находиться на финишной прямой.
        - Пожалуй, прогуляюсь немного, - спустя какое-то время произнес я, прерывая Исанида.
        - Это астрал, тут нет направлений.
        - И все же, мне пора.
        Сказав последнюю фразу, я переместился куда-то вглубь изнаночного мира и на краткое мгновение выглянул в реальность, чтобы проверить, как происходит транспортировка моего тела.
        Маркус не подкачал. Вместе с Айвином они уже углубились в лес, находясь в километре от места силы. Еще немного. Осталось подождать совсем чуть-чуть.
        Кажется, Исанид что-то почуял. Открыв глаза в астрале, я увидел заинтересованную физиономию мага. Мужчина посмотрел на меня очень подозрительным взглядом:
        - Ты что-то задумал, ведь так?
        - Да нет же, просто гуляю.
        Исанид мне явно не поверил. Закрыв на мгновение глаза, он внезапно вздрогнул и с ненавистью произнес:
        - Ты сохранил тело.
        Последовал ожидаемый энергетический удар. Магический шторм, созданный Исанидом, попытался сходу разорвать мою астральную сущность на составляющие, но безуспешно - правила ведения боя в этом мире сильно отличались от обычных. Прыжок, и я оказываюсь в километре от места атаки, однако ввести противника в заблуждение не получается. Сделав несколько пассов руками Исанид создает из туманной дымки нескольких странных существ, похожих на огромных волков, которые бросаются за мной в погоню. Я снова пытаюсь уйти, совершив несколько хаотичных перемещений, но безуспешно - охотники поймали след и не собираются отступать. Я метался по астралу, как рыба, попавшая на сковороду - бесполезно. Твари, созданные бывшим богом, без труда находили меня, становясь с каждым прыжком все ближе. Придется принимать бой.
        Останавливаюсь, собираю вокруг себя энергию, жду, когда астральная тварь приблизится и впечатываю искрящий сгусток силы в оскаленную пасть существа, что на мгновение дезориентирует ее. Тут же ставлю барьер, пытаясь защититься от второго монстра, но охотник проникает сквозь защиту, как вода сквозь сито, и падает на меня сверху. Я пытаюсь вновь отпрыгнуть - не получается. Зубы монстра вцепились в руку.
        В астрале нет тела - только оболочка, и как только ее целостность была нарушена, из меня начала вытекать жизнь. Я пытаюсь хоть как-то противодействовать охотнику, но тщетно, все мои атаки бесполезны - он просто игнорирует их. На остатках волевых усилий, я все же пытаюсь сопротивляться, выигрывая себе несколько секунд жизни, и этих секунд хватило, чтобы Маркус успел закончить дело. Где-то там, на Земле мое бесчувственное тело легло в пламя места силы, и в тот же миг тонкая нить протянулась в астрал…
        Мир на краткое мгновение замер. Время остановилось, немного подумало, а затем снова продолжило свое движение в вечность.
        С удивлением взглянув на тварь, что пыталась оторвать руку моей проекции, я легким волевым усилием отбросил существо в сторону, затем подумал немного и просто развеял его, второго охотника вскоре постигла та же судьба. Все-таки не врали книги - перерождение действительно один из путей к божественной силе. Вопрос лишь - а нужна ли она мне? Ответ я уже знаю.
        Граница между астралом и материальным миром для меня стерлась. Там на Земле мое тело исчезло в пламени изначального огня, оставив Маркуса и Айвина в полнейшем недоумении, но здесь в изнанке я обрел целостность и мог приступить к тому, что задумал еще несколько часов назад. Наверное, можно было бы предварительно уничтожить Исанида, но зачем? Вскоре он уже никому не сможет причинить вреда, по крайней мере в этом мире.
        Переместившись к астральной проекции одного из мест силы, находящегося где-то в районе Антарктиды, я с некоторой тоской разрушил нить, связывающую две реальности. С тихим звуком лопнувшей струны, клубок энергии медленно растекся по астралу, а в это время на Земле погасло магическое пламя. В тот же момент, я почувствовал, что стал чуточку слабее. Совсем незаметно, самую малость, но слабее - изначальная магия потеряла одну из дорог в материальный мир.
        Тут же в душе поднялась волна сомнений. А может не надо? Зачем я это делаю? Может стоит просто принять свою судьбу? Мне выпал невероятный шанс стать одним из новых богов этого мира. Еще несколько шагов, и меня уже ничего не остановит, так зачем рушить все собственными руками? Но в памяти тут же всплыли горы трупов, оставшиеся после войны королей. Осиротевшие дети, сожженные деревни. А ведь это только начало. Где-то за океаном копит силы снежная королева Анна, в Африке скоро вознесется Мганге, всю Азию уже завоевал Ким. Даже с текущими моими силами их просто так не одолеть. Будут новые битвы, новые разрушения, причем куда более масштабные, чем сейчас. И даже если мы сможем договориться, как сделали это когда-то Четверо, Год страха все равно повторится. Рано или поздно. Боги, как показала практика, не вечны. Пока в этом мире есть люди, способные подчинять себе изначальную магию, над миром будет висеть угроза уничтожения.
        Тяжело вздохнув, я переместился к следующей точке.
        С каждой новой разорванной нитью, связь между астралом и материальным миром слабела. Я метался по всей планете уничтожая места силы один за другим, и в какой-то момент понял, что скоро количество разрывов переступит критическую отметку, после которой пойдет цепная реакция.
        - Что же ты делаешь?! - после разрушения очередной нити неподалеку от меня материализовалась фигура Исанида. - Что ты творишь?!
        - Хочу избавить этот мир от изначальной магии, - спокойно ответил я. Исанид в данный момент не представлял угрозы. При желании, я мог прикончить его в любой момент, и он это прекрасно понимал.
        - Ты же можешь стать богом!!! - едва ли не плакал Исанид. - Править этим миром. Одумайся!
        - Разумеется, - кивнул я, разрушив еще одну нить, и тут же отправившись к следующей. Исанид прыгнул следом.
        - Ты совершаешь ошибку! Людям нужны боги, этому миру нужен астрал и изначальная магия!
        - Естественно, - согласился я. Звук лопнувшей нити прозвенел в астрале.
        Так мы и путешествовали вдвоем. Исанид пытался воззвать к моему разуму, а я раз за разом разрывал связи между двумя мирами. Десяток, сотня, затем их число перевалило за тысячу и это уже вполне ощутимо сказывалось на моем самочувствии. Контролировать силы становилось сложнее, но я не останавливался и в какой-то момент почувствовал - еще немного и все - два мира окончательно разойдутся. Осталось уничтожить лишь две или три связи.
        - Думаю, пора прощаться, - взглянул я на Исанида. Мужчина к этому времени уже устал что-то говорить и с ужасом смотрел на меня. - Ничего, найдешь себе новый мир.
        - Я застряну в этом! - процедил Исанид.
        - Значит заслужил.
        Как и ожидалось, после разрушения еще нескольких нитей началась цепная реакция. Я всем нутром почувствовал, что два мира расходятся в стороны, лишая меня тех сил, что еще недавно манили божественной мощью. Пора домой, еще немного и я останусь в астрале вместе с Исанидом, который с ненавистью и непониманием смотрел на меня.
        - Прощай, - махнул я рукой и, не дожидаясь ответа, переместился в реальность.

* * *
        Очнулся я на той самой поляне, куда принесли мое тело Айвин и Макрус. Бездымное пламя места силы все еще горело, но я знал, что пройдет еще час, может два, и оно погаснет, а вместе с ним уйдет из мира изначальная магия. Больше никаких богов, никаких королей, способных одним ударом уничтожить тысячи людей. Да, останутся дворяне, останутся простые маги, но это уже не так важно.
        А что я? Я, вероятнее всего, продолжу править княжеством Камерон. Если коварные враги не прикончат меня ядом или хитрым артефактом, то благодаря магии смогу прожить не одно столетие. Пусть не вечность, как боги, но тоже неплохо. Так что о своем выборе я не жалею. Со мной остаются верные друзья и соратники, а еще где-то неподалеку шастает Шрам и, кажется, не один.
        Открыв глаза, я увидел удивленные лица Маркуса и Айвина, а за их спинами из леса выходил призрачник в сопровождении маленького пепельного котенка.
        КОНЕЦ

* * *
        Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги??:
        Ищущий да обрящет!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к