Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мороз Александра: " Ветер Понимания " - читать онлайн

Сохранить .
Ветер Понимания Александра Мороз
        Путь лун #1
        Мороз Александра
        Ветер Понимания
        Пролог
        Год 327 эры Последнего Бога,
        Эпохи Изгнания
        Мрачные, из-за недостатка освещения коридоры, сейчас как нельзя лучше подходили к его настроению. Смешно, он точно знал, что-то вот-вот произойдет, а что именно увидеть не мог. Порой, особенно в такие моменты, ему хотелось проклясть свой дар, но он не решался этого сделать, ведь сила Сумерек слишком своевольна. Ни одна другая надстихия не имеет такого влияния на умы и настоящее, как она.
        В эту часть дворца имели разрешения входить немногие, а точнее лишь пятеро, входящих в Круг Владеющих, и оттого она выглядела запущенной и нежилой. Впрочем, таковой она и являлась. Мужчина же спешил - до часа девяти лун1 оставалось совсем немного времени, а ему было необходимо поговорить с Тамирин, Сейдой и Мааром. Анексаар знал, что они уже ждут его в зале путешествий. Он сам просил их о разговоре до церемонии. Последние несколько лет на Анитан всегда отправлялся Дирран, и он же предлагал отменить ритуал, дабы не тратить время попусту, но до сих мор этого так и не было сделано, чему Анекс был сейчас очень рад.
        Предчувствие все больше подгоняло Анексаара. Он еще не знал, что именно его тревожит, но намеревался это выяснить во время церемонии. Быстрые шаги прочертили еще одну прерывистую линию следов по пыли на полу коридора, и мужчина вошел в зал путешествий. Кивком обозначил приветствие.
        - Анексаар, зачем ты просил нас собраться здесь заранее? - пристально вглядываясь в глаза вошедшему, спросила Тамирин.
        - Грядут перемены, которые затронут не только людей. Я сейчас не могу сказать что именно, уточню во время церемонии, - ответил Анексаар. Он собирался сказать еще что-то, но в зал вошел Дирран, и мужчина решил промолчать.
        - Приветствую! Начнем? - нетерпеливо сказал вновь прибывший Владеющиф, подходя к алтарю. Церемония Согласия, возникшая после переселения на Гордый остров, сейчас зовущийся Драконьим, всегда исполнялась в точности. Дирран взял с каменной подставки серебряный шар, несколько мгновений подержал в ладонях и передал Владеющей Смертью. Тамирин привычно взяла его. Спустя пару секунд женщина произнесла:
        - Теплый. Рядом с тобой в этом путешествии будет смерть, Дирран, учти это. Но я даю свое согласие.
        Произнеся это, она передала шар обратно Диррану.
        - Я тоже чувствую тепло, значит, рядом будет не только смерть, но и жизнь. Я даю свое согласие, - мужчина еще не договорил, а шар уже обосновался в руках Сейды, Владеющей Светом.
        - Холодный - Свет не будет сопровождать тебя в этот раз. Я даю свое согласие.
        - Теплый. Значит, ты встретишь Тьму. Но я даю свое согласие, - сказал Маар, у которого оказался шар.
        Серебряный шар достиг последнего участника церемонии. Анексаар внимательно вгляделся в него, вызывая видения. Лишь он, как Владеющий Сумерками, мог заглянуть в будущее.
        - Ты не вернешься из этого путешествия. Я не даю свое согласие.
        После сказанного Анексааром в зале на законных основаниях воцарилась тишина. Мужчина медленно подошел к алтарю, убирая шар Жизни на место.
        - У меня единственного есть преемник, - сказал Анексаар, беря свой шар с подставки. Насыщенно серый, он лишь на мгновение задержался в руках Владеющего Сумерками.
        - Теплый. Смерть сопутствует этому путешествию, ты не смог избавиться от ее присутствия, но я даю свое согласие. Ты знаешь, что делаешь, - сказала Тамирин, у которой оказался шар Сумерек, и передала его Диррану.
        - Теплый. Жизнь не покинет тебя в это путешествие. Я даю согласие. Передай Омэрис, что все в порядке, и мы увидимся через тайр4, - сказал Дирран, отдавая шар Владеющей Светом.
        - Холодный. Свет не примет участие в этом путешествии. Но я даю свое согласие, - вынесла свой вердикт женщина.
        - Теплый. Тьма окружает это путешествие, но я даю согласие.
        И шар вернулся в руки Владеющего Сумерками. Мужчина вгляделся в серый туман шара.
        - Я даю согласие, - после молчаливой паузы прозвучали слова Анексаара, но объяснить что-то он не захотел.
        Мужчина шагнул в круг портала, до часа Девяти Лун осталось не более пары минут. Остальные Владеющие заняли места напротив шаров своих стихий, положив на них руки. Они были готовы открыть портал. Тишина вольготно свернулась клубком, опутывая весь зал. Лишь дыхание и сердцебиение отсчитывали время. Оно лениво потянулось, но вскоре Девятая Луна заняла свое место в ряду - можно активировать портал. Шары стихий нагрелись, и через долю мгновения Анексаар пропал в пасти воронки-перехода.
        Дирран мерил шагами пространство своего кабинета, сам себе напоминая загнанного в клетку тигра, но остановится не мог. Уже тайр прошел с тех пор, как Анексаар отправился на Анитан, да так и не вернулся. Мужчина проклинал Владеющего Сумерками за то, что тот не дал ему отправиться на пик Судеб; проклинал Богов за запрет появляться драконам на Анитене и себя за невозможность сделать хоть что-нибудь.
        Дверь в кабинет открылась, и вошел орк. Дирран понял, что его застали врасплох, поэтому перестал метаться и, не спеша, вернулся в свое кресло за столом. Посетитель поклонился и занял свободное кресло напротив.
        - Приветствую Вас, Хранящий Жизнь. Я выполнил ваше поручение. Тайр назад на пике Судеб темный маг Тирсан пытался совершить прорыв в сопредельный мир. Он был остановлен кайораной, но ей пришлось заплатить за это собственной жизнью. Мои товарищи обыскали весь Анитан, но следов Анексаара не обнаружили, - последовал краткий отчет о проделанной работе.
        Орк встал и подошел к шкафу, в котором, он знал, хранится выпивка. Харт достал бутылку с самым крепким напитком, который можно было найти в этом кабинете, шарсаном5 и налил себе и Диррану.
        - Выпей, Дир! Твое горе безгранично, но надо жить дальше. У тебя остался долг перед твоим народом, помни об этом.
        - Помню! Долг из-за него-то и вытекают все беды драконов. Долг и гордыня! Они уносят наше счастье, оставляя лишь пустоту в жизни! Как мне все это надоело! - мужчина устало опустился в свое кресло и залпом выпил шарсан, вновь налитый орком.
        - Скажи мне, Харт, где ее тело?
        - Тела не осталось. Она слилась со стихией, чтобы остановить прорыв. Ее оружие и браслеты, подаренные тобой, забрали кайораны. Прости, я не мог им препятствовать.
        - Я понимаю и не виню тебя, Харт, - устало произнес мужчина.
        Всю ночь капитан "Ловкача" методично спаивал своего сюзерена и друга Диррана Терсу, Владеющего Жизнью, в одночасье потерявшего возлюбленную, дочь и лучшего друга. Харт думал о том, что боги избрали слишком суровое наказание для драконов. Зинтар Терсу, прозванный Проклятым, нарушил Закон из-за любви, больше походившей на жажду обладания, а покарали весь народ. Драконы были изгнаны богами с Анитана, а род Терсу проклял сам Диоран. Пока заклятая против воли ниа-эль не будет освобождена, отпрыски рода Терсу будут терять своих любимых. Орк знал эту легенду, но лишь сейчас понял, что это не сказка, а истина.
        Часть первая
        По осколкам прошлого
        Год 407 эры Последнего Бога,
        Эпохи Изгнания
        Глава первая
        Верткой змейкой струилась меж убранными в осенний наряд деревьями дорога. Еще сухая, она легко ложилась под копыта лошадей, но пройдет пара недель, и зарядят дожди. Вот тогда она и превратится в хлюпающее грязевое болото. А пока все располагает к путешествиям: и нежаркие дни, и еще довольно теплые ночи. Она смотрела по сторонам и грустно чуть-чуть, самую капельку улыбалась. По обочинам дороги веселое золото березовых крон было разбавлено ярким багрянцем рябин, а иногда проскальзывала зелень кленов. Они в этих краях всегда облетали позже остальных деревьев, сказывалась близость Эйтара, Кленового леса - вотчины кайоран.
        День лениво перетекал в вечер, и солнце старательно подкрашивало облака оттенками красного. Вот и Ученик1 уже появился на небосклоне. Через пару часов можно будет увидеть все девять лун, и еще через каких-то полчаса совсем стемнеет.
        - Омэрис, мы не успеем добраться в Лещинки до Лунного часа2. Здесь неподалеку есть озерцо. Можем переночевать на берегу. Что скажешь? - приятный голос разрушил очарование лесного гомона, которым она наслаждалась до этого. Девушка вздрогнула и натянуто улыбнулась. Она уже одиннадцатое лето представляется этим именем, но так и не привыкла.
        - Конечно, Сар, я не против, - легко согласилась она, и разговор прекратился. Путники проехали еще версту и свернули вглубь леса, двигаясь по заброшенной тропке.
        Озеро было небольшим. На темной глади воды в неслышимом ритме медленно кружились опавшие листья. Желтые, багряные и зеленые, они скользили по зеркальной поверхности в чарующем танце посмертия. Неожиданный порыв ветра подхватил с веток еще несколько, и они стремительно понеслись к своим танцующим собратьям.
        Наездница, залюбовавшись, забыла спешиться. Что весьма огорчило ее лошадь. Она замотала головой, натягивая поводья и выводя из транса-созерцания хозяйку.
        - Прости, Вьюга, - прошептала девушка, покидая седло, и потрепала белоснежную кобылицу за ухом. Вслед за путешественницей на землю отправились сумки и седло - лошадь благодарно тряхнула гривой, и поляну наполнил серебряный звук колокольчиков. Девушка никогда не стреноживала свою любимицу, да и зачем? Эта лошадь - вьюжный дух5 Сааданских гор6, поэтому не покинет выбранного хозяина.
        - Омэрис, я за хворостом, а ты набери воды, - Сар уже расседлал своего жеребца и двинулся к опушке леса. Мягкая бесшумная поступь и хищная грация истинного ар-эль11 завораживали, но она привычно заставила себя не смотреть вслед.
        Еще раз оглядев лагерь, путница нашла валяющийся под одним из кленов котелок и отправилась за водой к озерцу. Пологий берег с начинающей жухнуть травой мягко подступал к воде, и она доверчиво поглаживала его небольшими волнами. Девушке захотелось дотронуться до нее, прикоснуться к этому уголку умиротворения. Набрав котелок, она загнула рукава и протянулась к водной прохладе. Браслеты - змейки с ее запястий дружно, прошуршав по коже, перебрались повыше и обосновались в районе плеч.
        - Опять сбежали от купания, - легко улыбнулась девушка. Когда браслеты-змейки, совсем как живые, впервые покинули запястья, она очень испугалась. Но даже тогда у нее не появилась мысль снять браслеты - они одни из немногих вещей оставшихся от матери. Девушка с наслаждением опустила руки в воду, откуда спустя пару мгновений показалась русалка.
        - Дэрисса кай Омэрис кор Эонел дир Таннет7, Вас ждут в Эйтаре. Совет Хранящих9 желает видеть Вас на осеннем празднике Лунного Пути, - передав просьбу-приказ правительниц, русалка нырнула под воду.
        "Хорошо, что этим занималась Хранящая Воду, и Сар не видел этого. А то объясняй ему потом, как "Омэрис" стала "Дэриссой" и превратилась в кайорану", - даже эта мысль не обрадовала, хотя в ней явно звучали нотки облегчения.
        "Последнее свободное лето пролетело, после посвящения придется на тан8 забыть о путешествиях в удовольствие. У всех есть долг. И мой требует нахождения в Эйтере",
        - эта мысль была куда более яркой, но куда менее приятной. Печальная улыбка выдавала ее грусть, а в душе пела песню предопределенности тоска по свободе, которую Дэра с каждой прошедшей секундой слышала все отчетливее.
        Дэра не услышала, как подплыл желтый лист. Он остановился, словно в небольшой бухте, между ее ладонями, раскачиваясь на ветру. Лист, как маленькое суденышко, упрямо сопротивлялся негромко плещущим волнам, желающим прибить к берегу. Еще одна, и неравный бой проигран. "Всего капелька магии, никто ведь не увидит, почему бы немного не похулиганить?" - мысль истинного барда в своей непосредственности. И девушка легко подула на лист, вновь отправляя в плавание. Ей, как и этому суденышку, предлагали уютную заводь, но сердце не хотело соглашаться с чужим выбором. Даже если это выбор судьбы.
        Впереди была вторая инициация силы. Дэра уже решила, что сейчас не отступит. Волосы после нее должны будут приобрести цвет стихий-покровительниц, возможно, приобретут постоянный цвет и глаза, так пугающие окружающих своей изменчивостью. Все это не прибавляло девушке оптимизма. Она не хотела менять себя, по крайней мере сейчас не хотела. Хотя чувствовала, как меняется ее суть при приближении к Эйтару. В крови все сильнее звучал голос силы, подгоняющий вперед.
        Когда Дэра, одиннадцать лет назад, вступила на путь барда, ей это казалось решением. Так оно и было. Понимание и магия - суть, но очень редко призвание. Тогда она не могла больше быть просто путешественницей - слишком многое было связано с этим путем. Слишком много и слишком мало. Шан… Даже воспоминания приносили боль. Так бывает всегда, когда разочаровываешься в ком-то. Тем более, когда знаешь, что в руках возлюбленного была лишь инструментом в грязной игре политики. Шан. Возлюбленный и наставник, подаривший свободу и лишивший иллюзий. Шан… Первая настоящая любовь, единственный мужчина, которому она готова была подчиниться навсегда.
        - Омэрис, где ты пропала? - из водоворота воспоминаний-мыслей девушку вырвал насмешливый голос ар-эль. - Останемся без горячего. Я уже костер развел, - с этими доводами разума, а точнее Сара, было не поспорить. И Дэра отправилась к месту стоянки.
        Как только она оказалась у костра, спутник начал устанавливать защитный контур. Еще в начале своего обучения Дэра занималась изготовлением подобных артефактов, сейчас же плетение подобных заклятий не вызывало в ней ни малейшего интереса и обычно происходило бездумно. Эти простенькие артефакты позволяли не обладающим силой устанавливать магическую защиту вокруг своих домов или временных стоянок. Кайорана заварила крепкий и ароматный дарс. Ужинали путники молча, хотя это был предпоследний вечер, который они проводили вместе. Дэра не раз ловила себя на том, что ее постоянно взгляд возвращается к узкому лицу спутника. Ей хотелось прочесть тайны, которые ар-эль спрятал за молчаливым вниманием его серых глаз. Сейчас?
        Сар хотел что-то спросить, но, видя в каком настроении находиться девушка, не стал ее трогать. Путешественница давно была в прескверном расположении духа, и чем ближе к Эйтару, тем сильнее это проявлялось. О причинах такого поведения подумать ему не удалось, потому что девушка встала стремительно и вышла за пределы защитного контура. Видя все это, Сар в очередной раз подумал о том, что движения Омэрис гораздо больше подходят воину, а не барду. Правда, девушка и не скрывала, что кое-что умеет.
        Она вышла за границу охранительного круга, ничуть не опасаясь за себя, и повернула к озерцу. Девушка и сама не заметила, что взяла с собой флейту. "Странно. Обычно стоило вернуться к магии, как флейту не найдешь!" - подумала она. Выйдя на берег, она села на траву. Выровняла дыхание. А мысли бежали, стремились прочь… Туда, где когда-то были маленькая девочка и ее любящая мать. В древний и величественный сад, где проскальзывающие сквозь листья лучи солнца, теплые и ласковые, кажется, пахнут нестерпимо сладко. Хотя нет, пахнет воздух в саду. Даже зимой - спелыми яблоками и грушами. Сад, в котором Дэра не была уже восемьдесят лет, прошедших со смерти матери, потому что не смогла найти в себе сил притворяться обычной. Слишком больно чувствовать лишь зачатки связи с Эйтаром и другими кайоранами, то что чувствуют все, она воспринимала лишь слабым эхом. Отрезанный ломоть. Неправильная. Лишняя. Такой ощущала себя Дэра из-за решения матери, которая пожертвовала своей жизнью и ее. Вот только Дэрисса кай Омэрис выжила, чтобы навсегда остаться неполноценной… кайораной.
        Девушка поднесла флейту к губам, и сумерки разрезала печальная и чистая мелодия. Музыка рассказывала миру о том, о чём молчала сама Дэра. Флейта плакала вместе с ее душой, кричала о выборе, который сделала за нее судьба.
        Зазвучали первые звуки неясной пока мелодии, и Сар решил посмотреть, как там Омэрис. Он не сомневался: девушка в случае чего прекрасно сама постоит за себя. Но, будучи ее телохранителем, ар-эль всегда предпочитал знать: что и как. Мужчина покинул стоянку и отправился на берег озерца, откуда доносилась музыка.
        Девушка сидела, скрестив ноги, и, закрыв глаза, играла на флейте. Она была красива, Сар знал это с момента знакомства, но понял лишь сейчас. Она была ветром, чистым и свежим, сводящим с ума и дарующим трезвость сознанию. Она была ветром, плачущим между скал, когда есть только предписанный путь вперед. Ветром, скорбящим о своей свободе. Такой Омэрис Сариэль видел впервые. Впервые флейта рассказывала не балладу или легенду, красивую и завораживающую, она рассказывала о чувствах самой исполнительницы.
        Слишком личной была эта музыка, она не требовала слушателей. Она просто звучала для мира и для нее самой. И Сар не стал подходить, понимая, что сейчас Омэрис важнее одиночество.
        Дэра оборвала мелодию резко, не открывая глаз, поднялась. Так же она оборвала свои путешествия без цели, путешествия ради путешествий. "Шан… Как многое все еще нас связывает!" - мысль скользнула по сознанию шелком, стекающего с плеч платья, освобождая тело для обжигающе холодного ветра сомнений. Кайорана застыла, повернувшись лицом к озерцу и обняв себя за плечи. По ее щеке одиноко скользнула соленая капелька - она давно оплакала свою любовь океаном непролитых слез. Музыка почти освободила душу от боли, осталась лишь капля, упрямо не дающая простить. Ведь понять-то смогла.
        Девушка тряхнула волосами - они послушно пощекотали шею. Пора было возвращаться к Сару в лагерь. А ведь уже через день еще одна ниточка, связывающая ее со свободой, оборвется. Дэра поедет в Эйтар. Одна.
        Кайорана вернулась к месту стоянки. Сар сидел, глядя на язычки пламени, с удовольствием принимающие подношения - ветки хвороста. Дэра чувствовала, что сегодня вечер безумств, и была рада этому. Кому, как не барду, радоваться возможности творить не думая. "Я радуюсь, что еще бард!" - горько подумала Дэра. "Бард! На сколько это? Хватит ли мне сил еще на одно выступление?" Магия горела в душе, требуя свободы. "Что я знаю о себе? Кто я? Кайорана! И? Понимающая! Что?.."
        - привычно стали всплывать вопросы.
        Она помнила слова матери: "До второй инициации нас часто сравнивают с заготовкой мечей. Казалось бы, все уже есть, но что-то не дает им стать смертоносным оружием. Так и с нами, мы становимся истинными кайоранами лишь после инициации совершеннолетия. Запомни, личность почти не изменяется, но мы приобретаем вторую часть нашей сути - понимание. Не абсолютное, но безграничное в нескольких его гранях. Чем больше стихий покровительниц - тем шире понимание. Магия, понимание и музыка - они сливаются, даруя нам силу!"
        Магия не давала бездействовать - гнала вперед. Дэра подсела к костру, устроившись напротив ар-эль. Трещали горящие ветки. Шелестели облетающие с деревьев листья - вокруг звучала музыка бытия. Девушка посмотрела на огонь, и в глазах заплясали отблески пламени. Захотелось танцевать. Танцевать здесь и сейчас. "Наверное, именно так чувствуют себя дриады перед своими танцами", - эта мысль позабавила кайорану.
        - Сар, ты не сыграешь мне что-нибудь? - спросила Дэра, чем весьма озадачила своего телохранителя.
        - Я? - удивился телохранитель.
        - Ты! Я же знаю, ты умеешь, как и все ар-эль. Да, музыка не ваша стихия, но мне так хочется танцевать! - легко призналась она. Сариэль непонимающе взглянул на спутницу, но протянутую гитару взял.
        Дэра замерла в ожидании первых нот мелодии. Треск костра, шелест листьев и трав на ветру, плеск воды - все это создавало музыку бытия, но кайоране чего-то не хватало. И вот в мелодию природы вплелись первые звуки гитары. Нота, две, три. Они создали первый такт, начали выплетать второй. Девушка сделала шаг от костра.
        И танец начался.
        Сар играл. Он никогда не увлекался музыкой. Омэрис права, ар-эль музыкальный дар не свойственен. Но мелодия легко текла по пальцам, пробегала по струнам и улетала в Мир. Сариэль играл и впервые испытывал вдохновение не скульптора - музыканта. Он любовался музыкой и танцем. Омэрис завораживала своими движениями. Девушка словно знала о следующей ноте, до того, как та прозвучит. Сариэлю казалось, что он вновь создает скульптуры. Только вместо привычных материй - живое существо, инструментов
        - музыка.
        Мужчина играл ритмичную музыку. Именно этого и хотела Дэра, как оказалось. Она полностью отдавалась ритму, растворялась в танце. И с мелодией ее душу покидала какая-то обреченность, с каждым движением она забывала о боли.
        Неожиданно для кайораны мелодия изменилась. Из ритмичной, местами резкой, она стала плавной. Водой журчащей в роднике, дарующей очищение. Танец изменился, следуя за мелодией. Тело само меняло движения, пластику, восприятие. Дэра не сразу поняла, что мелодию изменила ее любимица. Вьюга вплела песню своих колокольчиков в музыку вечера.
        Мелодия прекратилась в один миг с танцем. Они не были оборваны. Просто подошли к своему завершению. Дэра выдохнула и устало опустилась рядом с ар-эль. Этот танец, как ей показалось, очистил душу от сомнений и боли. Девушка подкинула в костер хвороста и задумчиво посмотрела на небо. Все девять Лун следили за Карианом. Луна Воина сияла ярче остальных, пройдет еще пять дней, и тайр закончится. Зато начнутся дни Лунного Пути3 и осенний праздник магии. Кайорана невольно улыбнулась, слишком тепло сейчас было на душе, спокойно.
        Девушка посмотрела на своего спутника, к которому успела привыкнуть за это лето. Дэра не расспрашивала его о прошлом и сейчас гадала, что заставило Сара податься в наемники. "От хорошей жизни наемниками не становятся!" - всегда знала она, ну а подробности она узнает завтра. Все завтра. Нет, кайорана не будет устраивать своему телохранителю допрос, всего лишь подарит песню на прощание. Одно лето - одна песня - такой закон она сама избрала. Один раз полное погружение в чужие чувства, одно большое вмешательство в душу. "Все завтра", - решила для себя Дэра. А непослушная прядь волос упрямо лезла в глаза, после каждого дуновения ветра, отвлекая от невеселых дум.
        - Куда ты отправишься после Лещинок, Омэрис? - нарушил затянувшееся молчание Сар, тряхнув отросшими за лето темными волосами.
        - В Эйтар. Кайораны считаются лучшими музыкантами, хочу у них поучиться. Да и путешествовать предпочитаю летом.
        - Ты собираешься туда одна? - начал задавать вопросы ар-эль.
        - Да, от Лещинок до границы Кленового леса всего полдня пути, и кайораны, говорят, следят за безопасностью приграничных территорий. Я доберусь, не волнуйся, Сар! - беззаботно ответила девушка, скармливая костру еще одну ветку. Мужчина на это заявление лишь покачал головой, высказав этим свое недовольство. Словно говоря: "Да, ты бард. Да, ты можешь постоять за себя. Да, в тебе чувствуется нечеловеческая кровь, но это совсем не означает, что тебя не сочтут легкой добычей или побоятся кары Сейтан10".
        Дэре не хотелось ни спорить, ни доказывать что-либо. Поэтому девушка ушла к своей любимице. Надо было снять колокольчики с заплетенной в косы гривы Вьюги. Иначе этой ночью будет не до сна. Дэра не любила бардовскую традицию украшать гривы лошадей, но нарушать ее не решалась. Закончив ненавистный ритуал, девушка вернулась к костру. Она расстелила одеяла и легла. Ночь укутала кайорану запахом осеннего разнотравья, шорохом опадающих листьев и мягкими еще теплыми сумерками. Спать не хотелось. Такие ночи не для сна. Если ты не хочешь говорить с кем-то, так почему бы не поговорить с самим собой?
        Сумерки. Дэра всегда недоумевала: "Почему боятся сумерек?". Сумерки - зыбкое равновесие между светом и тьмой, когда все является самим собой и не имеет ничего общего со своим стержнем-сутью. Странное время, время для размышлений. "Возможно, все дело в равновесии. Ведь равновесие - отсутствие движения или движение по прямой. Предопределенность. Наверное, это и пугает. Такое равновесие чаще ассоциируют со смертью, чем с жизнью". "А что значат сумерки для меня?" - неожиданно для самой себя задала вопрос кайорана. "А ведь я тоже боюсь их! Не момента разделяющего день и ночь. Нет. Я боюсь силы Сумерек. Что эта стихия признает меня "своей". Знание будущего - это слишком большая ноша. Я не хочу!" - под эти невеселые мысли девушка уснула.
        Сар не собирался ложиться спать, не сейчас. Он задумчиво смотрел сквозь огонь на Омэрис. Девушка еще не спала, но разговаривать, судя по всему, была не намерена. Странная она. Хотя, нет, не странная. Неправильная. Бард, а движется как воин. То беззаботная и даже наивная, то расчетливо-циничная. Словно на ней сразу несколько масок, просвечивающих друг через друга, но никогда не видно, каково же подлинное лицо спутницы.
        Сумерки окутывали небольшую стоянку, заползая в душу. Сариэль видел, что девушка о чем-то думает, и это что-то явно не несло спокойствия. Молчание было выбрано Омэрис, и ар-эль не стал его нарушать.
        Утро выдалось по-летнему солнечным. Дэра сладко потянулась и единым литым движением поднялась. Еще не проснувшееся настроение не бередило душу, а вот тело настойчиво требовало разминки. И кайорана решила не отказывать ему в этот раз. Для полноценной тренировки времени нет, а вот размяться, как следует, успеть можно. Выровняла дыхание. Прислушалась к миру. И отпустила тело на волю.
        Сар не спал и видел, как поднялась девушка. По-воински быстро, экономно и эффектно. Сделала пару шагов, отходя от одеял. Замерла на мгновение. И тело взорвалось движение, рождая стремительные выпады, каскады ударов и блоки. Движения завораживали красотой, скоростью и изяществом. Но главное, своей опасностью. Ар-эль любовался ими с тем же удовольствием, которое породил вчерашний танец девушки. Сариэлю казалось, что спутница едва касается росы на осенней траве босыми пятками - столь быстры были ее движения. Но вот их вихрь стих, а затем и вовсе осыпался коротким движением, которым девушка встряхнулась. Омэрис вновь застыла.
        - Ты настоящая кайорана! - слова заставили Дэру обернуться. Спутник смотрел точно в глаза.
        "Да, но тебе это знать незачем!"
        - Это грубая лесть, - фыркнула девушка и ушла умываться.
        Холодная вода резко сдернула покрывало дремы, заставляя мысли проясниться. Кайорана осознала, как сильно раскрылась этим утром. Все-таки близость Эйтара сказывается сильнее, чем рассчитывала девушка. Последний день вместе с Сариэлем обещал быть веселым. Мало того, что этим вечером Дэра собиралась использовать способности кайоран к пению, да еще надо будет все время себя сдерживать, что бы не раскрыться повторно.
        Пока девушка приводила себя в порядок, у озерца появился Сар тоже жаждущий водных процедур. Он еще и котелок с собой захватил. Практичность данного представителя народа си-ар-эль всегда удивляла ее.
        А на стоянку, где уже вовсю горел костер, кайорана вернулась с полным котелком воды. Кинув в него травок для напитка и водрузив на огонь, Дэра, решив, что пока она сводобна, отправилась к Вьюге. Хочешь не хочешь, а вернуть колокольчики на место необходимо. Когда девушка закончила украшать гриву лошади, Сар уже успел собрать вещи, даже контур снял.
        Завтракали молча, Дэра не хотела ничего рассказывать или объяснять, и Сар это прекрасно понимал. Не успела еще Луна Мудреца скрыться, а путники уже покинули лагерь.
        Дорога предстояла близкая и легкая, самое большее часа на четыре.
        До полудня оставалось совсем не много, когда путники увидели скачущих навстречу. "Наверное патруль!" - подумалось Дэре. Патрули здесь были явлением рядовым: Князь Шианский отвоевал свободу немногим больше двух тан назад и рьяно следит за спокойствием на подвластных территориях.
        Патруль поравнялся с путниками. Шесть всадников в зеленых плащах с вышитыми золотыми орлами. Передовой отдал приказ Дэре и Сару спешиться.
        - Назовите себя и цель пребывания в Шиане, - ровно прозвучала заученная фраза.
        - Омэрис Дийтэ, бард. Путешествую в компании моего телохранителя.
        - Сариэль Вистеран. Телохранитель, - представился ар-эль.
        Передовой еще раз окинул путников взглядом, обращая особое внимание на кисти рук. Дэра усмехнулась, кольца были одеты согласно правилам. На большом пальце левой руки у нее красовалось тоненькое серебряное колечко с двумя изумрудами. Символ того, что она умеет играть на двух инструментах: гитаре и флейте.
        - Может быть, вы сыграете нам что-нибудь? - лукаво улыбаясь, спросил глава патруля, глядя на Омэрис.
        - С удовольствием, - девушка вернула не менее лукавую улыбку человеку.
        Флейта скользнула к губам. Сариэль видел, как его спутница на секунду замерла, игриво ему подмигнула и набрала полную грудь воздуха. Телохранитель не смог скрыть усмешку, видя какой эффект это произвело на патрульных. Еще мгновение, и окрестности залила мелодия. Всего пара тактов понадобилась мужчине, что бы узнать ее. Веселая рыбачка14. "Да, не ожидал патруль!" - весело подумал Сар, видя изумление на лицах людей, когда и они узнали мелодию.
        Веселье заняло место изумления на лицах патрульных, некоторые даже пробовали подпевать, поэтому доигрывала Омэрис под дружный хохот. Мелодия закончилась, и девушка оторвала флейту от губ, присоединяясь к общему веселью.
        - Сыграть еще что-нибудь, капитан? - спросила она.
        - Спасибо за песню, но мы при исполнении.
        - Тогда до встречи. Этим вечером я буду играть в Лещинках, - просветила патруль Омэрис, ловко запрыгивая в седло.
        - До встречи, - послышался дружный ответ удаляющегося патруля.
        К Лещинкам путники добрались уже за полдень. Село было большое. Оно стояло в излучине реки, меж двух холмов. В нем часто останавливались и караваны, и простые путники. Ближе к Эйтару людских поселений нет. Отсюда в Кленовый Лес вела прямая дорога, называемая кайоранами Центральной лентой.
        Ар-эль никогда не был в Лещинках, но постоялый двор так бросался в глаза, что искать его не приходилось. Въехав на двор, Сар спешился и помог оказаться на земле своей спутнице. Ему с момента их встречи было интересно, как Омэрис умудряется заскакивать в седло и спешиваться самостоятельно. Для девушки весьма малого роста, коей была Омэрис, Вьюга была явно слишком велика. В руки подбежавшего мальчишки перекочевали поводья и белый полумесяц15. Радостный мальчонка увел лошадей - теперь их точно накормят и вычистят. Путники отправились к постоялому двору.
        Сариэль вошел первым, привычно оглядывая помещение - не грозит ли опасность Омэрис. Кто вздумает напасть на барда? Но все равно лучше подстраховаться. В тени, недалеко от стойки, сидит темноволосый и смутно знакомый ему ар-эль, явно кого-то ожидая. Пара человек за столиком у окна - купцы, да уже выпивший охранник перед стойкой. Слишком рано - основная часть посетителей будет к вечеру.
        - Виор'эн21! - голос Омэрис оторвал телохранителя от мыслей. "Учитель? Здесь? Кто же из них? Неужели…" - только и успел подумать Сариэль, прежде чем ар-эль, сидевший в тени, встал и ответил на поклон Омэрис.
        - Виор'и20!
        Девушка оказалась у его столика, гораздо быстрее Сара.
        - Присаживайтесь! Рад видеть тебя снова, виор'и! - ар-эль обозначил поклон, и, когда он выпрямился, в его синих глазах отразилась улыбка Омэрис.
        - Омэрис, я закажу нам обед и вернусь, - Сар решил, что им есть о чем поговорить без него, и отправился к стойке.
        - Омэрис? - вопросительно изогнулась бровь ар-эль, как только Сар вышел из зоны слышимости, на тонких губах появилась понимающая улыбка.
        - Омэрис, - утвердительно кивнула девушка, - Это дань ее памяти: моя мать была выдающимся бардом, в отличие от меня… К тому же не хочу я называть свое имя, - ответила Дэра, видя невысказанный вопрос в глазах учителя. Ар-эль согласно, хоть и неодобрительно, кивнул, показывая, что принимает эту точку зрения.
        - Вижу, ты следуешь моим советам, - лукаво улыбнулся ар-эль, кивнув в сторону Сариэля.
        - Почему бы не воспользоваться разумным советом. К тому же так, правда, безопаснее, да и не так скучно в пути. Но как ты тут очутился?
        - Жду тебя. Подумал, что тебе захочется поговорить.
        - Ты как всегда прав. Давай о проблемах завтра. А сегодня ты составишь мне компанию? - спросила кайорана.
        - Конечно. Я даже провожу тебя до Эйтара. Завтра? - спросил ар-эль.
        - На рассвете, - ответила девушка, и их разговор прервался - Сар вернулся.
        Сариэль отправился к стойке, на ходу отмечая, насколько чистоплотным оказался хозяин сего трактира. Чистый пол и занавески на окнах - этими нехитрыми вещами могло похвастаться далеко не каждое подобное заведение. А еще пахло выпечкой и яблоками - весьма редкие для трактиров ароматы. За стойкой стоял немолодой плотный мужчина, скупые и отточенные движения которого говорили о том, что раньше он, скорее всего, был воином.
        - Щедрых гостей тебе, трактирщик, - традиционное приветствие.
        - Пусть твое мастерство будет лучшим, воин, - прозвучал ответ.
        - Чего ты хочешь? - просто спросил трактирщик. Так уж повелось, что воины не разводят меж собой долгих речей. Даже если один из собеседников бывший воин.
        - Обед на двоих за тот столик, - Сар указал на разговаривающих, - и пока все.
        - Сейчас принесут, шесть белых месяцев.
        Сар расплатился и решил немного подождать. Омэрис назвала этого ар-эль "виор'эн", интересно он учил ее сражаться или все-таки музыке. Если музыке, то она, оказывается, еще более талантлива, чем он думал. Ведь за ее обучение взялся сам Шаэдиль - единственный ар-эль-бард. Сариэль решил присоединиться к своей спутнице.
        Телохранитель как раз подошел к их столику, когда услышал: "На рассвете". Значит Омэрис отправиться в Эйтар не одна. Не успел Сар сесть на свободный стул, как наставник Омэрим опять поднялся.
        - Шаэдиль, - представился он, - можно Шаэд.
        - Сариэль. Сар.
        - Спасибо тебе, Сар, что присмотрел за этой непутевой, - сказал Шаэд и заработал презрительный взгляд Омэрис.
        - Оберегать Омэрис - одно удовольствие. А видеть ее выступления - еще большее.
        - Ну вот. Теперь я, наверное, должна смутиться, - весело проговорила Омэрис.
        Разносчица принесла обед, ар-эль удостоились восхищенного, а Омэрис завистливого взглядов. Ели, весело переговариваясь. Оружие и музыка. Разговор мог длиться бесконечно, перетекая от одного к другому и вновь возвращаясь. После обеда девушка отправилась к стойке снять комнаты на ночь.
        Дэра подошла и улыбнулась трактирщику.
        - Пусть бабочка твоей судьбы будет яркой.
        - Пусть голос твой звучит в эпохах, бард, - ответил трактирщик.
        - Мне нужны две комнаты на ночь, - так уж принято, что наниматель обязан заботиться о ночлеге для своей охраны. Впрочем, денег ей было не жаль.
        - Две белые луны, - на стойку легли монеты, рядом - ключи. - Третья и четвертая от лестницы.
        - Надеюсь, этот вечер скрасит моя музыка, - произнесла девушка традиционную фразу нанимающегося барда.
        - Этим вечером в моей таверне будет звучать твоя музыка, бард, - кивнул седой головой трактирщик, скрепляя сделку.
        Дэра, улыбнувшись, отправилась наверх. Надо было привести себя в порядок перед выступлением, да и с Саром надо рассчитаться до него. Через большое окно с короткой занавеской лился свет. В его лучах можно было увидеть кружащиеся пылинки. Комната была небольшой, но уютной. Широкая кровать, застеленная светлым покрывалом, сундук темного дерева у противоположной стены да табурет, на котором стояли таз и кувшин с водой. Сумки уже принесли сюда.
        Девушка взяла деньги, приготовленные для Сариэля, и отправилась на поиски ар-эль. Для начала она решила заглянуть в его номер. После третьего вежливого стука в дверь та распахнулась, и выглянул телохранитель. Мокрые пряди, обрамляющие узкое лицо говорили о том, что Сар уже успел умыться.
        - Заходи, Омэрис, - улыбнулся он.
        - Спасибо. - Дэра прошла в комнату. Та оказалась ничем не отличимой от ее собственной. - Сегодня последний день нашего контракта.
        - Я знаю. Омэрис, я хотел бы отправиться с тобой дальше.
        - Прости, но это не твой путь, ты убедишься. Не волнуйся, Шаэд за мной присмотрит,
        - улыбнулась кайорана. Она положила мешочек с деньгами на сундук и вышла. Впереди был трудный вечер.
        Сариэль думал о том, что сказала Омэрис, до ужина. "Это не твой путь". Она была права, Сар никогда не хотел быть наемником или телохранителем. Но то, что он хотел, было похоронено упрямством отца. Ради каких благих целей это бы не делалось. Рано или поздно ты либо растворяешься в этих самых "благих целях", либо уходишь. Да, часто если ты уходишь - многие считают это бегством. Но разве можно назвать бегством, когда выбираешь свою душу, а не угоду чьим-то интересам?
        Пора было спускаться. Работа всегда отвлекала его от философских настроений.
        В общем зале Сар оказался раньше Омэрис, хотя Шаэд уже что-то наигрывал за тем же столиком, где они обедали. Ар-эль кивнул ему и занял крайнее место за стойкой. Удобно. Можно свободно наблюдать за залом, который сейчас был освещен большим количеством свечей, рисующих на бревенчатых стенах теневые картины.
        В зале было много народа: купцы-постояльцы, наемники, встреченный утром патруль и жители Лещинок. Выступление барда - всегда событие, даже на границе с Эйтаром. Кайораны хоть и считаются лучшими бардами Кариана, далеко не все из них имеют настоящих талант, который, несомненно, был у Омэрис. А про Шаэдиля и говорить ничего не приходилось. Вечер обещал быть интересным, зал предвкушающе гудел. Где-то обсуждали предстоящее выступление, где-то обговаривали сделки, но все ждали появления барда.
        Ар-эль не смотрел на лестницу, но момент когда Омэрис начала спускаться угадал безошибочно - разговоры посетителей стихли, многие обернулись к лестнице. Сариэль тоже посмотрел на свою нанимательницу. Сегодня на ней были темно-зеленая блуза, светло-коричневый корсет с вышивкой в тон блузы, на пару тонов темнее, чем корсет, штаны и невысокие коричневые ботинки на шнуровке. Простота и элегантность. Такую девушку не перепутаешь с продажной дешевкой, а вот с аристократкой запросто. Она драгоценность сама по себе, талант же делает ее бесценной, исключительной.
        Омэрис, мягко ступая, спускалась. Гибкая, текучая и совершенно нечеловечная. "Чья кровь сделала тебя такой?" - задал сам себе вопрос ар-эль. Блики свечей прыгали по ее волосам пшеничного золота, добавляя в них полоски красноватой меди. На губах барда царила печально-мягкая улыбка. Материнская, понимающая.
        Дэра спустилась, подошла к Шаэду и, сняв висевшую на плече гитару, села. Виор'эн улыбнулся девушке - ты сможешь, верь! Пальцы ар-эль нежно пробежали по струнам, задавая мелодию, подхваченную его голосом. Кайорана отстала от своего учителя лишь на шестнадцатую долю ноты. Флейта, взлетевшая к губам, вторила подруге-гитаре. Дэра не дала себе утонуть в волнах мотивов и песен. Потом. Потом она сможет наслаждаться пением и игрой своего виор'эн. Сейчас то, что превращает ее выступления в маленькое чудо.
        Игра на флейте ничуть не отвлекала кайорану от задуманного. "Понимание в твоей крови", - говорила мать. - "Понимание и магия наша суть! Именно так". Девушка выводила причудливую мелодию, следуя за Шаэдилем, но мысли легко текли в другом русле. Это было похоже на высшие заклинания, когда тело и разум существуют по отдельности. Тело - играет на флейте, разум заглядывает в чужие души, отыскивая всплески боли.
        В каждой душе живет хоть капелька этой злой дамы. Боль. Она всегда разная, боль непонимания, боль презрения, неразделенной любви. И еще тысячи тысяч различных причин для нее, но результат один - боль. Она поселяется в глубине души и начинает ее разъедать. Потихоньку, практически незаметно. Ты почти забываешь о ней, когда счастлив. Но стоит лишь притихнуть музыке счастья, она вновь напомнит о себе, разбередит душу.
        Дэра играла и вслушивалась в души находящихся в зале. Она кайорана из рода Таннет, она сможет облегчить боль собравшихся. Вот звуком битого стекла ворвалась в сознание девушки боль трактирщика. Его старший сын наперекор родительским запретам решил выбрать путь воина. Не желал трактирщик для сына такой доли. Боль непонимания. Дэра осторожно тронула осколки этой боли, собирая заново. Еще немного, и трактирщик посмотрит на отъезд сына без благословения по-другому, не как на бегство, а как на желание следовать своим путем. Боль не исчезнет совсем, но станет намного меньше.
        Кайорана заглянула в душу одного из купцов, в ней бушующим морем колыхалась боль потери. Недавно у него умерла любимая, жена, мать его детей и подруга жизни. Дэра легонько коснулась боли мужчины, словно занавесила ее легким покрывалом. Сейчас она приутихнет, а пройдет время, и он сможет отпустить память о ней. Смирится с утратой.
        Сариэль слушал игру Омэрис и пение Шаэда с огромным удовольствием и изрядной толикой грусти. Это последнее выступление в этом году, как сказала Омэрис. В этом году и под его присмотром. Девушка сегодня взяла с собой не только излюбленную флейту, но и гитару. "Неужели Омэрис сегодня будет петь?" Сариэль не разу не слышал, как она это делает.
        Ар-эль наслаждался музыкой этого вечера. Потоки ритмов, песен, мотивом наполняли, как казалось ему, этот вечер магией. Но ар-эль не забывал о своих прямых обязанностях, хотя еще ни разу ему не приходилось защищать Омэрис от реальной опасности. Кто решиться обидеть или обмануть барда, только самый сброд, которому нечего терять. Ведь причини зло барду - и Сейтан навсегда отвернется от тебя, унося с собой удачу.
        Но вечеру было недосуг. Он упрямо мчался навстречу своей возлюбленной ночи, унося с собой время песен, подгоняя разлуку. За окном давно стемнело, Сар прекрасно знал: осталась пара песен не больше. Вот закончилась еще одна мелодия, Омэрис вопросительно посмотрела на Шаэдиля, тот согласно кивнул, и девушка поднялась.
        - Сейчас прозвучит последняя песня этого вечера, спасибо всем, что пришли услышать, - улыбнулась она.
        Дэра опустилась на скамью. Еще раз окинула взглядом общий зал и улыбнулась Сариэлю. Последняя песня предназначалась ему. Кайорана всегда дарила кусочек понимания слушателям, но каждый год она пела лишь одну песню. Песню своему телохранителю, справедливо считая, что без причины и боли на этот путь не становятся. Девушка взяла гитару в руки, пальцы привычно пробежались по струнам. Зал ждал, но Дэра еще не решила, что же это будет за песня. Она закрыла глаза, вслушиваясь в мир и магию - они подскажут. Перед глазами встала каменная глыба с этой стороны навесного моста к пику Судеб и горящие руны на нем. Дэра никогда не думала, что это можно спеть, до этого момента. Музыка рождалась сама под умелыми пальцами. Голос рассказывал то ли пророчество, то ли напутствие, то ли подсказку. Разум же, влекомый за голосом, скользил по просторам души Сариэля, отмечая нотки, мелодии и целые симфонии боли. Одна из них и привлекла внимание девушки.
        Огромный и величественный зал казался пустым. Для двух ар-эль он был слишком велик. Но они не обращали внимания на торжественность места, их поглотил жаркий спор.
        - Пойми, Сариэль! Этот брак выгоден всему Лесу. Ты должен, слышишь, должен жениться на Тьянэль Лиор Кайр. Только так удастся ослабить напряжение между си-ар-эль и ти-ар-эль.
        - И ты говоришь о напряжении. Отец, ты сам приложил максимум сил к этому. И теперь хочешь откупиться мной. Удобно. Второй сын не наследник, так разменная монета в игре под названием политика. Ты заигрался, отец.
        - Пойми, это единственный шанс избежать войны!
        - А почему бы тебе не жениться самому?? Наследник си-ар-эль у тебя уже есть. Чем не выход?
        - Ты же знаешь, как я любил твою мать. Я не могу жениться второй раз, это будет предательством ее памяти.
        - Ты сам-то себя слышишь? - губы Сариэля тронула саркастическая, но от этого не менее горькая улыбка. - "… я любил…"! Ты лишаешь меня шанса даже на это. Полюбить самому, думаешь, навязанная жена может стать любимой?
        Сариэль не дождался ответа отца, да и что мог сказать ему Лиорэн. Еще раз о долге. Или о том, что он, Сариэль, был прав, но Правитель его не услышал. Глупо ждать. Сариэль просто покинул зал.
        Вот оно! Дэра мысленно печально улыбнулась. Да, капелька понимания здесь необходима. Кайорана знала, что делать. Как и много раз до этого, она собрала кусочки боли в один. Так проще. По меленькой ниточке родства с этой болью стремительным потоком хлынуло понимание. Сейчас оно будет незаметно, но это воспоминание не будет отзываться такой болью в душе. Сар чувствует себя преданным, возможно, он и прав. Но именно это чувство не дает ему понять отца. Ведь понять - значит простить. Только так можно победить боль.
        Омэрис села. Посмотрела ар-эль в глаза и улыбнулась. Пальцы девушки изящно пробежались по струнам, тем как она играла, можно было любоваться часами. Но сейчас работа - отдых потом. Видимо, Омэрис решила какую песню исполнит последней. Зазвучала мелодия. Красивая, но незнакомая никому из слушателей. И вот вступил голос. Всего пара слов, а Сариэль уже слышит только пение девушки.
        Когда они окружили дом,
        И в каждой руке был ствол,
        Он вышел в окно с красной розой в руке
        И по воздуху плавно пошел.
        И хотя его руки были в крови,
        Они светились, как два крыла,
        Тут один из изрядно выпивших наемников довольно резко подался вперед, заставив ар-эль переключить внимание на него. Наемник посмотрел по сторонам, взял с соседнего стола кружку и наполнил ее вином из кувшина. Сариэль вернулся к пению Омэрис, понимая, что безвозвратно потерял кусочек повествования.
        "Воздух выдержит только тех,
        Только тех, кто верит в себя,
        Ветер дует туда, куда
        Прикажет тот, кто верит в себя".
        Воздух выдержит только тех,
        Только тех, кто верит в себя,
        Ветер дует туда, куда
        Прикажет тот, кто…
        Это так непохоже на нее. Сариэль не мог понять, что вызвала в душе эта песня. Слишком многое было в ней. Сильно, на грани крика. Больно и близко. Редко бывают такие совпадения. Он еще раз посмотрел на Омэрис. Она казалась такой уставшей. Девушка поднялась, еще раз поклонилась слушателям и улыбнулась. Ему. Омэрис покинула благоговейно молчащий зал.
        Вчерашнее выступление закончилось ближе к полуночи, но Дэра отлично выспалась. Утро для нее началось рано. Еще восемь Лун было на небосклоне, а Дэра и Шаэд уже отправились в путь. Мягкая предрассветная тьма окутывала путешественников. Ехали молча - каждый думал о своем.
        Дорога лежала вдоль реки. Сейчас ее воды казались золотыми из-за всходящего солнца, а на почти белом небе с нотками голубого и розового резвились облака. Они то собирались вместе, закрывая светило, то разбегались без оглядки, укрывая небо маленькими белыми комочками пуха.
        Дэра вспоминала события прошедшего лета. Оно выдалось на редкость спокойным. Ни одной стычки с грабителями и всего пара драк. А еще компания князя-телохранителя. Кайоране было жаль, что все это позади. Этим утром, за полчаса до рассвета, она спустилась в общий зал, где ее поджидал Шаэд. Он уже заказал завтрак и сейчас спокойно пил горячий дарс. Трактирщик принес еще одну кружку Дэре, а также отдал ей заработанные за выступление деньги. Немало. Но деньги никогда не были целью для нее.
        Еще в начале своего обучения магии Дэра увлеклась кузнечным ремеслом, а способности к магии позволили ковать и зачаровывать оружие самостоятельно. Тогда кайорана и заработала свой капитал, который позволял вести весьма свободный образ жизни.
        Сариэль не вышел ее проводить. Дэра не знала радоваться этому или нет. Она сама привыкла к нему больше, чем следовало, и расставание далось с трудом. Предложение отправиться дальше вместе было очень соблазнительным. Но ее ждали в Эйтаре. Ее одну, хотя она могла привести с собой кого угодно: пара или просто друг - это святое.
        В Кленовом лесу любая из кайоран могла жить вместе со своим избранником, хотя это происходило довольно редко. На территории Эйтара у понимающих резко возрастала ментальная связь с семьей и родом, что, впрочем, Дэре не грозило. Любая вспышка эмоции волной расходилась по родственницам. Такая открытость часто усложняла семейную жизнь, поэтому замужние кайораны чаще всего селились за пределами Кленового леса.
        Да, рядом с Сариэлем Дэрисса чувствовала себя спокойно и защищено, но это не любовь, лишь симпатия. Этого слишком мало для существования вдвоем, которое бы рано или поздно настало. Ведь в Эйтаре все было бы ему чужим и чуждым. Лишь она знакома, хотя… Пришлось бы рассказать, кто она на самом деле.
        "Может, я просто боялась признаться ему, кем являюсь?" - задала себе вопрос кайорана и так же мысленно ответила: "Сейчас уже без разницы. Мы идем разными путями". Дэра невесело усмехнулась и пришпорила Вьюгу.
        - Вэйти, давай поиграем с ветром. Покажем этому зазнайке, кто быстрее!
        Шаэдиль наблюдал за своей виор'и. Легкая сумасшедшинка истинного барда скользила в большей части ее действий. Беззащитная и беззаботная. Но думающая о чем-то совсем не веселом, судя по выражению ее глаз. Дэра, или точнее сейчас Омэрис, была совсем непохожа на ту кайорану, которую он встретил одиннадцать лет назад.
        Был вечер очередного выступления. Шаэд что-то лениво наигрывал сидя лицом к полупустому залу. Все это давно стало ему привычным. "Может, настало время осесть?
        - подумал ар-эль, когда дверь резко распахнулась. В трактир, находящийся на границе с Одэнией, вошла кайорана.
        "Молодая совсем!" - отметил Шаэд, видя снежно белые волосы и глаза, беспрестанно меняющие свой цвет. "Кто же тебя так разозлил, девочка? Если ниа-эль16, то они точно потеряли последний разум", - заключил он. В глазах вошедшей плескались то непроглядная тьма, то яростный огонь. Тем временем девушка подошла к стойке.
        - Пусть бабочка твоих дней будет яркой, трактирщик! - поздоровалась кайорана. Голос оказался весьма красивым и глубоким. " Если у нее есть слух, почему бы не взять ученицу?"
        - Пусть понимание будет во благо, кайорана!
        - Я хочу снять комнату и поужинать.
        - Белая луна и два белых месяца.
        - Хорошо, - кайорана, не глядя, положила на стойку монеты.
        Шаэдиль слышал весь разговор, он давно научился играть и слушать одновременно. Кайорана устроилась за столом напротив. Весь вечер ар-эль чувствовал ее взгляд. Он то обжигал, то был исполнен невероятной нежности. Посетители начали разбредаться: кто по домам, кто по комнатам. И Шаэд закончил свое выступление. Он подошел к столику кайораны.
        - Можно составить тебе компанию? - девушка подняла на него недовольный взгляд.
        - Ты хороший бард, но это не значит, что я упаду в твои объятия по первому слову,
        - довольно резкий ответ.
        - Компания и объятия разные слова, не находишь? - лукаво улыбнулся мужчина. - Я Шаэдиль, можешь называть меня Шаэдом.
        - Я знаю. Можешь называть меня Дэрой.
        Ар-эль сел и жестом подозвал разносчицу.
        - Дарс, - посмотрев на кайорану исправился, - два. И еще горячее дриадское вино.
        Остаток вечера Шаэд осторожно спаивал кайорану. В том состоянии, в котором она пребывала, оставлять ее было небезопасно. В первую очередь для нее самой. Вино в достатке и внимательный слушатель - этого хватит, чтобы тебе рассказали о своих горестях. История девушки Шаэдилю была не нова. Ее бросил возлюбленный ради политики. Но Шаэд решил, что на месте этого двуликого хорошенько подумал бы, прежде чем так бросать эту девушку. Даже не будучи магом, он прекрасно понимал - потенциал у Дэры огромен. И нет ничего страшнее мести брошенной женщины.
        А на следующее утро Шаэдиль предложил кайоране, которая до этого несколько лет просто путешествовала со своим возлюбленным, отправиться дальше вместе. У Дэры обнаружился весьма неплохой талант к музыке. Поэтому ар-эль начал обучать ее игре на флейте, посчитав, что она идеально подойдет кайоране.
        То лето Шаэд считал счастливейшим в своей жизни после смерти Сейриты. У него была не только способная ученица, но и интересный собеседник. Ар-эль с удовольствием наблюдал за тем, как сначала в цвете глаз Дэры появились светлые нотки. Затем и поведение ее стало более легким, на смену готовности отразить удар пришла безмятежность. Шаэд видел, как воин становится под его руководством бардом.
        "Везет тебе, девочка, на власть имущих, ничего не скажешь", - усмехнулся про себя бард. Дэра еще вчера рассказала ему, кем является Сариэль. " Лес он, судя по всему, уже бросил. И наверняка предложил тебе остаться с ним. Что же тебя держит, Дэра? Почему ты не позволила ему узнать себя настоящую? Я ведь тоже выбирал между Лесом и одной из твоих сестер. И остался с ней. Сейрита… Сейтан…"
        От мыслей Шаэда оторвал голос спутницы.
        - Вэйти, давай поиграем с ветром. Покажем этому зазнайке, кто быстрее! - бард лишь улыбнулся этой выходке. Гнать свою лошадь следом он не собирался, да и без толку это, только животное мучить. Он прекрасно знал, что Дэра подождет его, когда вдоволь наиграется.
        Вэйти неслась вперед, обгоняя ветер. Легко и бездумно было в голове. Обиженный ветер бил в лицо холодными потоками, а кайорана счастливо смеялась. Тренькнула напрягшаяся нить родственной связи. Это подействовала на Дэру как знатная оплеуха
        - выбила дух. Вэйти остановилась, почувствовав перемену настроения и самочувствия хозяйки, - кайорана не возражала.
        Проехав еще несколько минут, Дэра увидела подходящую поляну. Небольшой пятачок земли, окруженный высокими кленами с трех сторон, оставшаяся выходила к реке, а значит и к дороге. Кайорана спешилась и расседлала лошадь.
        "До появления Шаэдиля около получаса. Как раз успею расплести косы Вэйти", - улыбнулась своим мыслям девушка.
        Косы поддавались неохотно, а колокольчики наотрез отказывались упаковываться в предназначенный мешочек. Дэра закончила к тому моменту, когда Шаэд въехал на поляну. Девушка сняла с любимицы последний амулет, и лошадь стала черной, лишь грива и хвост остались белоснежными. Вот она Вэйти. Ночная вьюга во всей красе.
        Дэра улыбнулась спешившемуся наставнику, подхватила одну из сумок и исчезла в зарослях кустов. Отойдя от поляны, кайорана сбросила сумку на траву и прошептала над ней несложное заклинание. В свое время она потратила кучу сил и времени на зачарование новеньких сумок. Зато теперь в них можно было положить практически все, что душе угодно, если сумеешь впихнуть в небольшое "входное" отверстие. Да и весит такая котомка не так уж много, всего лишь как первая и последняя положенные в сумку вещи вместе.
        На траву легли коричневые перчатки и куртка, вышитый корсет и бежевая блуза. Из сумки тут же появилось все те же вещи только черного цвета. Корсет на наемнице - вещь редкая. Как-то эта деталь гардероба чаще ассоциируется с благородными человеческими дамами, но Дэра свои искренне любила. Совсем не за призрачную возможность сделать талию тоньше, а грудь больше. Просто в замысловатой конструкции была большая польза. Под вышивкой легко скрывались две девятки кинжалов-игл, каждая длиною в пядь. Стоит слегка нажать на один из камушков на вышивке - и у тебя в руках прекрасно сбалансированный метательный нож.
        Кайорана достала черные штаны и сапоги до колена на высоком каблуке. По лесу в подобной обуви обычно не побегаешь, но Дэра свои покупала у дриад. В них - хоть по болоту, хоть танцевать. Остались только мечи. Барду не положено владеть ими. Вступив на этот путь, Дэра сознательно не стала пользоваться магией и мечами. Путешествовать совсем безоружной - сумасшествие даже для настоящего барда. Но потакая бардовскому безрассудству, на лето девушка обычно ограничилась кинжалами, умело спрятанными в корсете.
        После переодевания в горку одежды, выросшую на траве, полетел огонек. Всего пара мгновений - и от нее остался один пепел. Очередная ниточка оборвана. Дэра закинула мечи в наспинные ножны, застегнула сумки и отправилась обратно на поляну. Сумка послушно поплыла в метре над землей вслед за ней.
        Шаэд нашел кайорану на одной из полян недалеко от дороги, она расплетала свою любимицу. Колокольчики скоро лягут в мешок - и не поймешь, кому принадлежит лошадь. Дэра победно улыбнулась, убрав последний колокольчик, взяла сумку и ушла. Ар-эль лишь сейчас понял, чем вызвана легкая грусть на душе. Все оказалось весьма просто. Он всегда знал, что для Дэры путь барда не навсегда. Но видеть, как она снова становится воином, было больно.
        Вернулась Дэра минут через пятнадцать. Увидев ее, Шаэд весьма удивился. Те же волосы до плеч цвета спелой пшеницы, те же серые глаза. Но ар-эль был уверен, что любой видевший ее еще вчера не узнал бы в этой девушке барда по имени Омэрис. Она была на добрую пядь выше, а то и больше. Но не это мешало узнаванию. Те же черты лица, но взгляд… Другой настолько, что полностью меняет человека. Да еще манеры держаться и двигаться стали воинскими.
        - Сразишься со мной? - улыбнулась кайорана. Даже голос, казалось, изменился.
        - Конечно! - ответил Шаэд. Он бард, но в первую очередь ар-эль, а умение сражаться у них в крови.
        Их схватка была похожа на танец, быстрый и грациозный. Удары, блоки, развороты и подсечки - рождались с недоступной людям быстротой и точность. После очередного удара виор'эн усмехнулся:
        - Один-ноль. Не верится мне что-то. Либо ты совсем растеряла свои навыки, либо мне необычайно везет! - ар-эль прекрасно понимал, что с Дэрой в реальном бою ему не справиться. Он все же бард, а она еще не выбрала путь. Но как воин она лучше - ей это ближе. Дэра перешла в атаку, взвинчивая скорость. Удар, еще один. Дэра плавно скользнула влево, правым клинком мягко "слила" встречный удар, одновременно с этим левый меч устремился к горлу противника.
        - Один - один. Продолжим? - в ответ лишь слабый кивок. Дэра дождалась, когда Шаэд начнет действовать, нанося удар сверху, быстро отпрянула, "провалив" его атаку, затем стремительно атаковала сама. Левый клинок на какую-то доли секунды задержал меч противника, в это же время правый замер в считанных миллиметрах от груди ар-эль.
        - Два - один. Еще? - Шаэд видел, как ее глаза горят азартом боя.
        - Продолжим, - согласился он, делая подсечку. Но Дэры там уже не было. Она решила еще раз предоставить право атаковать своему виор'эн. Он тоже успел узнать пару приемов за эти годы. Скорость росла, мужчина понимал, что уже просто не успевает за кайораной.
        - Все, Дэра! Сдаюсь!
        Девушка церемонно поклонилась, отметив про себя, как побледнела кожа на высоких скулах наставника. А еще кайорана отчетливо слышала рваную мелодию его тяжелого дыхания и стремительный ритм сердцебиения.
        - Спасибо, Шаэд! Я уже забыла о схватках. Это было мне необходимо. Наверное, пора сделать последний шаг, - невесело улыбнулась кайорана, срывая амулет с шеи. Тонкая цепочка легко поддалась. Оказавшись зажатым в руке, кулон осыпался прахом. Лицо Дэры начало меняться. Резче обозначились скулы, глаза стали еще больше, снова начав беспрестанно менять цвет, волосы вновь стали белоснежными.
        - Вот и все! Теперь я сняла маску, вновь став кайораной и только ей. И меня ждет вторая инициация. Я сделала выбор. Спасибо, Шаэд, что был со мной в этот момент. Дальше я поеду одна, мне так нужно, - она заглянула в синие глаза своего учителя. Губы повторили.
        - Мне так надо. Прости. И спасибо.
        Дэра ушла седлать лошадь, так и не обернувшись вновь к своему учителю. Через пару минут к Эйтару неслась черная тень. Ар-эль проводил ее взглядом, пока она не скрылась из виду, и счастливо улыбнулся.
        - Сейрита! Я выполнил обещание, - прокричал Шаэд небу.
        - Конечно, выполнил! - мягкие губы прошептали ответ, едва касаясь уха ар-эля. - Ты разделишь со мной знание? - тут же став серьезной, спросила Сейрита.
        - Да, - не колеблясь, ответил бард. Девушка вышла из-за его спины, еще раз посмотрела в глаза мужчины и поцеловала его. Страсть и бесконечная жажда. Как же он скучал по ней все эти пустые годы. Спустя миг на поляне остались лишь расседланная лошадь и сумки принадлежащие Шаэдилю. Больше никто в Кариане не видел ар-эля-барда.
        Высокие светлые своды с безупречной акустикой наполняла музыка, в тронном зале Облачного замка, сидя на ступенях у трона Матери Понимающей, на арфе играла Демиана. Богиня любви сегодня была еще прекраснее, чем обычно. Легкое платье подчеркивало красоту тренированного тела и в тоже время делало первую кайорану женственной и обманчиво беззащитной. Длинные волосы всех цветов силы были уложены в высокую прическу, открывавшую для глаз точеную шею. Кариана слушала свою приемную дочь и улыбалась. У прародительницы кайоран был, несомненно, талант к музыке, да и опыт, измеряющийся тысячелетиями, давал о себе знать. Легко перебирая струны, первая кайорана думала о выборе одной из своих дочерей. Совсем скоро ар-эль выполнит условие, поставленное Сейтан. Демиана сама дала это имя девушке, ставшей богиней-покровительницей творцов. Творящая, на таэн12, весьма символично, и чем-то схоже с первым именем - Сейрита.
        - Демиана, может быть тебе тоже стоит пожить на Анитане? - спросила Матерь Понимающая.
        - Зачем, Алиаш17? - непонимающе посмотрела она на свою владычицу, давно ставшую просто подругой.
        - Ты столько тан одна, - легкий укор и грусть. - Ты так и не выбрала себе виор'лио18. Ты одинока, я чувствую. Почему ты не хочешь?
        - Кариана, ты видела Дэриссу дир Таннет? - вопросом на вопрос ответила богиня.
        - Видела. Интересная девочка. Она не прошла еще Инициацию Совершеннолетия, а уже вступила на Путь Лун. Я знаю, что не по своей воле она это сделала, но идет по нему.
        - Идет, - усмехнулась Демиана, - идет, сама того не зная. Но сейчас не об этом. Она сильна. Уверена после Инициации часть Совета Хранящих примет ее за мое перерождение. Хочу я этого или нет. Посмотрим, как она справится, а я подумаю над твоим предложением, Алиаш. В стенах Облачного замка и на луне Мага спокойно, но порой скучно.
        Демиана продолжила играть, а Кариана задумалась. Матерь Понимающая думала о любви и боли. Как же часто они следуют рука об руку. Богиня знала об этом не понаслышке, пальцы пробежались по обручальному браслету, убеждаясь - все позади. Диоран жив, он рядом: только позови - и сможешь коснуться. Великая Богиня еще раз удивилась тому, что богиня-покровительница любви, которой вот уже бесчисленно тан является Демиана, одинока. Пока была кайораной, Демиана любила и была любима не раз. Но, став богиней, она осталась одна, словно затворилась от собственной любви. Кариана считала, что рано или поздно ее воспитаннице надоест быть одинокой, и она сделает свой выбор. А пока остается ждать…
        Шаэдиль оторвался от губ возлюбленной и осмотрелся. Оказывается, за время поцелуя Сейтан перенесла их куда-то. Они оказались в огромном холле, стены которого терялись из виду. Здесь были ворота исполинской высоты украшенные картинами из легенд и преданий.
        - Где мы, Сей?
        - Мы в Облачном замке Матери Понимающей. Пойдем, она ждет нас, - Сейтан потянула ар-эль за руку к дверям. Шаэд последовал за возлюбленной. Стоило дверям распахнуться, как перед гостями предстала сама Кариана.
        - Здравствуйте, дети мои! - поприветствовала она вошедших.
        - Славлю тебя, Алиаш! - поклонилась Сейтан.
        - Славлю тебя, Кариана! - повторил ар-эль.
        - Алиаш, это мой возлюбленный Шаэдиль, он выполнил поставленные мной условия и готов разделить со мной вечность. Позволишь ли ты, Кариана, стать ему моим виор'лио? Благословишь ли наш союз? - преклонила колено перед Матерью Понимающей Сейтан, Шаэд повторил ее действие.
        - Да, Сейнат, Богиня Творцов. Я благословляю ваш союз! - сказала Кариана, подходя к коленопреклонным ар-эль и богине. Матерь Понимающая возложила руки им на головы и произнесла: - Ваши души отныне связаны! Один путь отныне и на веки! Встаньте, дети мои! Сейтан и Шаэданар! - нарекла новым именем Шаэдиля Великая Богиня. - Ваш дом - весь Кариан! Ваше владение - луна Барда, Творящая и Вознаграждающий талант! Отныне и навеки!
        Кариана подала чашу Шаэданару! Сделав два глотка, ар-эль вернул ее Матери Понимающей. Верховная богиня улыбнулась новому члену своей семьи и мягко произнесла.
        - Будь счастлив, Шаэданар! И ты, Сейтан, будь счастлива. Думаю, вы хотели бы побыть вдвоем, вы можете покинуть Облачный замок.
        - Спасибо, Кариана! - богиня Творцов поклонилась и вместе с возлюбленным исчезла в вихре телепорта.
        - Я рада за них, - после небольшой паузы сказала Дэмиана.
        - Они красивая пара и заслужили право быть вместе.
        - Позволишь ли мне покинуть тебя, Алиаш?
        - Конечно, дочь моя. Ты вольна делать то, что хочешь, - в ответе Карианы первой кайоране послышалось легкое ехидство.
        - Спасибо, - проговорила Дэмиана, исчезая.
        Кариана поднялась с трона. Устало повела плечами. Прищелкнула пальцами, мгновенно меняя с детства ненавистные церемониальные одежды на удобное легкое платье. Погладила обручальный браслет. Все как должно. На губах Великой Матери заискрилась улыбка.
        - Диоран, - пропел ее голос, и спустя пару мгновений уверенные руки легки на женские плечи.
        - Звала, госпожа моя? - страсть и нежность.
        - Конечно, муж мой! - Кариана легко рассмеялась.
        Глава вторая
        По-летнему быстрые солнечные зайчики, за пару часов до полудня добравшиеся до его кровати через незапертые ставни окна, начали щекотать лицо спящего си-ар-эля, норовя разбудить мужчину. Им удалось это сделать довольно быстро. Сариэль проснулся в прескверном настроении, но оно, к сожалению, было вполне оправданно: голова гудела, а совесть уже начала петь песни о том, что надо было проводить Омэрис этим утром… Боги, сколько же таких "надо" было в его жизни до этого, да и будет в будущем, но сегодняшний проступок, он знал, совесть еще долго ему не простит. Ар-эль неохотно выбрался из постели и отправился умываться. Холодная вода несколько примирила его с действительностью, зато голос совести стал только громче, видимо проснувшись раньше хозяина. Кое-как приведя себя в надлежащий вид, Сариэль переоделся и спустился в общий зал.
        Старая скрипучая лестница не посмела выдать его движений, так что все было не так уж плохо, хотя признаки похмелья все еще ощущались ар-элем. Внизу оказалось почти безлюдно, только трактирщик стоял за стойкой и мерно протирал чистые пузатые пивные кружки. Бывший воин приветливо ему улыбнулся и как по волшебству достал откуда-то из под испещренной отметинами стойки простой глиняный кувшин с холодной настойкой мяты. Благодарно кивнув в ответ, ар-эль заказал себе легкий завтрак и по привычке занял дальний столик, оттуда зал был как на ладони. Голова по-прежнему гудела. Но стоило сделать несколько глотков настойки, как бунтующий желудок немного успокоился, а во рту наконец-то исчезло мерзкое послевкусие вчерашних возлияний.
        Си-ар-эль краем глаза заметил, как в открытую дверь ворвался представительного вида купец. Именно ворвался. Мужчина был явно чем-то сильно встревожен, отчего не замечал ничего вокруг и пару раз пока шел к стойке натыкался на стулья. Когда купец проходил мимо него, Сар успел разглядеть выражение полного отчаяния и усталой обреченности на лице человека. Ар-эль бездумно отметил, что в молодости купец обладал неплохой фигурой, да и движения выдавали в нем тренированного человека. К тому же лицо у него было довольно интересным, так что Сариэль даже пожалел, что не может нарисовать его. Ар-эля всегда привлекали необычные люди, у которых среди предков было достаточно выходцев из разных народов континента, а порой и не только Анитана.
        Купец, быстро переговорив с трактирщиком, который кивнул в Сариэля сторону, тут же подошел к его столику.
        - Пусть твое мастерство будет лучшим, воин, - поприветствовал ар-эля купец.
        - Пусть твоя удача всегда будет с тобой, купец, - кивнул он. - Присаживайтесь.
        - Благодарю, - мужчина все еще был озабочен. Темные, кажется, зелено-карие глаза довольно необычной формы внимательно смотрела за ним.
        - Слушаю вас, - кивнул Сар.
        - Мое имя Катеар Дазан. Я купец первой лиги.
        - Сариэль Вистеран. Телохранитель, - привычно представился ар-эль. - Я рад знакомству. Но не могли бы вы перейти сразу к делу?
        - Конечно. Я хочу вас нанять, - твердо сказал человек.
        - Охрана груза?
        - Нет. Я хочу нанять вас как телохранителя, чтобы вы сопроводили меня до Озерного края.
        - Озерный край? - переспросил он. От этого государства было рукой подать до Леса. Вернуться? Злость на отца еще не улеглась, но все же… У него был долг, и Сариэль понимал, что если из-за его обиды разразится новая война - он не сможет это себе простить.
        - Да. Я хорошо заплачу. Но необходимо выехать немедленно.
        - Почему? Вас преследуют? - подобрался он. Надо же знать, в чем причина.
        - Нет, - Катеар отрицательно качнул головой. - Мне прислали вестницу - с моей дочерью случилось несчастье. Я должен как можно скорее вернуться.
        - Что ж, я согласен, - ответил Сариэль после короткого раздумья.
        - Сколько вам потребуется времени? - спросил его купец.
        - Думаю, мне хватит часа.
        - Хорошо, - купец поднялся, судя по всему, у его были еще свои дела.
        Всего два часа понадобилось Дэре, чтобы добраться до Эйтара. Девушка спешилась у первого ряда Малахитовых Кленов и подошла к одному из деревьев. Морщинистая кора исполина была сухой и теплой, а постоянно меняющаяся день от его кроны напоминала размеренно дышащего огромного зверя. Стоило закрыть глаза, как ей вновь казалось, что она слышит, как внутри дерева текут целебные соки. Когда-то такой привычный и естественный кленовый запах сейчас довольно ощутимо щекотал ноздри, но кайорана знала, что скоро к нему привыкнет и вновь перестанет замечать.
        Дэра осторожно коснулась удивительно светлой, почти белой, шершавой коры и почувствовала, как наполняются силой связи, которые она так старательно рвала последние девять тан. Ни одна из кайоран никогда не будет по-настоящему одна, если этого не захочет, потому что нити-связи будут всегда - они такая же часть существа дочерей Эйтара как плоть или душа. Сейчас Дэрисса отчетливо ощущала всю небольшую семью Эонел, да и род Таннет тоже. Девушка оторвала пальцы от дерева одновременно с вырвавшимся из груди судорожным вздохом, который больше напоминал всхлип, ослабив при этом свою связь с другими кайоранами. Дэра медленно выдохнула сквозь стиснутые зубы - слишком резко восстановившаяся связь болью ударила по чувствам и душе. Ведь там, где должна быть самая сильная нить, связь с матерью, не заживающий кровоточащий обрубок… Зачем, мама?
        Когда Дэра подошла к лошади, ее нагнал купеческий обоз, который она оставила позади примерно половину часа назад. Удивившись тому, как быстро пролетело время, она вскочила в седло и направила лошадь вглубь леса - по дороге сейчас движение слишком медленное из-за большого количества желающих попасть на ярмарку людей и нелюдей. И это на южной ленте, которая никогда не была по-настоящему торговой! Что сейчас творится на восточной и западной лентах - ей даже представлять не хотелось. А все Хранящие, устроившие ежегодную осеннюю ярмарку, которая длится во время дней Лунного Пути после тайра воина. Дэра прекрасно понимала, чем руководствовались облеченные властью кайораны, когда создавали ярмарку. И были это далеко не экономические соображения, хотя выгоду было трудно отрицать. "Хочешь что-то спрятать - положи на видное место!" - гласит человеческая пословица, и ее верность никто не отрицает. Так и Хранящие Осенней ярмаркой легко и надежно отвлекают внимание других рас от Инициации Совершеннолетия, проходящей в первый день по окончанию тайра Воина.
        Солнечные лучи задорно играли друг с другом по резной ярко-зеленой листве кленов. Пели птицы, которые не покидают Эйтар даже на зиму, когда Кленовый лес покрывается искристым серебряным снегом. Шептал на ухо о чем-то скромный ветерок, осторожно перебирая пряди ее волос. Его прикосновения вызывали улыбку, которую Дэра никак не могла согнать со своих губ.
        Довольно скоро они с Вэйти добрались до внешнего круга, где свернули по солнцу и отправились во владения рода Таннет. Дэра наслаждалась щебетом птиц и шепотом кленов, все это было настолько родным, что создавало чувство неповторимого уюта. Какофония мыслей и чувств била по отвыкшим от такой интенсивности нервам, мешая сосредоточиться и думать. Но девушка была этому рада, она боялась попасть в ловушку собственной памяти…
        Усадьба семьи Эонел встретила Дэру закрытыми кованными воротами, но стоило ей прикоснуться к темному плетению металлического кружева, как они открылись. Кайорана спешивалась и прошла во двор, ведя лошадь в поводу. Все было так как она запомнила: те же мощеные узорчатым камнем дорожки, ведущие к крыльцу и в сад, те же розовые кусты, которые разводила когда-то ее мать. И этот запах, который никогда не забудется, запах сада. Запах ее детства и дома!
        Она сделала глубокий вдох, потом медленно выдохнула, собираясь с силами. Потом прошла по тропинке почти до самого крыльца. Остановилась, и Вэйти ткнулась ей бархатным носом в плечо. Девушка потрепала кобылу по гриве и постаралась улыбнуться, но ей, конечно же, не удалось это сделать. Дэрисса отстегнула седельные сумки и, бросив их около высокого каменного крыльца, быстро расседлала свою любимицу. Седло было отправлено к сумкам, а она наконец-то обернулась к своей спутнице.
        - Ну что, Вэй, - проговорила кайорана, - ты свободна подруга. Я задержусь тут… надолго.
        Девушка запустила пальцы в гриву лошади, ткнулась лбом ей в шею. Надо было отпустить Вэйти, отпустить еще одну часть своей свободы. Но и у духа ночной вьюги должна быть своя жизнь, да и свобода! Так будет правильно, она знала, но почему же так больно? Белоснежная грива под ее пальцами струилась точно изысканный шелк.
        - Я позову тебя, Вэй, - пообещала она. - Мы же подруги.
        Вьюжный дух тряхнула головой и растаяла. Порыв ветра потрепал розовые кусты и деревья в саду - подруга сказала ей: "До свидания".
        Кайорана зажмурилась, потом резко распахнула глаза. Одинокая слеза скатилась по левой щеке. На душе было тоскливо… Да и воспоминания не желали оставлять ее в покое. Тут каждое дерево, каждая тропинка была для нее памятна: здесь проходила самая счастливая пора ее детства. Тогда она проводила дни на пролет вместе с матерью, училась контролировать недавно пробудившуюся силу. Это были волшебные дни. А летом, летом приезжала Асира, и вся семья собиралась в поместье. Старшая диар привозила ей подарки, которые Дэра всегда ждала. Жаль, что потом их пути как-то разошлись… и Дэрисса уже не могла сказать, что близка со своей диар.
        Девушка прошла в сад. Там, где шуршали листьями яблони и груши, жила особая сила. Когда-то этот сад садила одна из дочерей прародительницы, легендарная Вэалина, первая ветреница среди кайоран. Говорили, что ее душа по-прежнему живет в саду… Порой те, кто не мог обрести душевный покой из-за боли, приходили сюда, ища утешение. И обретали его. Как же ей хотелось, чтобы и ее душа наконец-то избавилась от боли.
        Она шла по изумрудной траве в которой кое-где виднелись желтые листья, сброшенные плодовыми деревьями. Кайорана забралась в самую глубь сада, где редко бывали ее родственницы или другие люди и нелюди. Здесь давно, почти с самого начала истории ее расы, рос клен. Огромный, он величественно возвышался над остальным садом. Дэрисса вошла под тень его кроны, прижала пальцы к шершавому стволу и расплакалась. Слезы катились из глаз, пробежав по лицу, срывались в короткий полет. Но здесь она чувствовала себя защищенной и… прощенной. Это особенное место дало Дэре шанс побыть той собой, к которой она привыкла, девушка не чувствовала других дочерей Эйтара.
        Слезы закончились, когда на землю опустились редкие сумерки. Дэрисса поблагодарила Клен и отправилась обратно в поместье. На душе у нее стало легче. Появились силы идти дальше. Теперь Дэра не сомневалась, что сможет выдержать предстоящий тан, который она должна была провести в Эйтаре.
        Кайорана долго стояла на высоком крыльце, прежде чем решилась войти в дом. Дверь темного резного дерева бесшумно поддалась, стоило лишь немного ее толкнуть. В холле ничего не изменилось: как и восемьдесят лет назад горели свечи в настенных подсвечниках, толстый темный ковер заглушал шаги, пахло яблоками и деревом. Дэра увидела, что из-за закрытых дверей боковой гостиной сочится свет и отправилась туда, надеясь встретится с теткой.
        В гостиной горели свечи и камин. Дверь распахнулась бесшумно, и находящиеся в комнате не обратили внимания на ее появление: они были слишком заняты. Высокий незнакомый ей ар-эль рисовал портрет маленькой кайораны. Она сидела на ручке кресла, весело болтая ногами и грызя раннее яблоко. Ее маленькая диар была такой миленькой, что Дэра даже залюбовалась ей.
        - Здравствуй, - пропела своим тоненьким, как звон маленького серебряного треугольника, голоском малышка, первой заметив ее. - Ты моя диар, да?
        - Да, - улыбнулась она, - здравствуй. Приветствую вас, ар-эль, - поклонилась Дэрисса мужчине.
        - Рад видеть вас, - вежливо ответил ар-эль. - Позвольте представится. Раэдир си-эл Мианэ, - коротко поклонился мужчина. - А это моя дочь, Таэнили дир Таннет.
        Девочка соскочила с кресла и отвесила ей изящный поклон. А потом выжидательно уставилась на нее своими огромными, постоянно меняющими цвет глазами.
        - Приятно познакомится. Мое имя Дэрисса кай Омэрис дир Таннет, - великосветский поклон. Она сделала это совершенно не задумываясь. В свое время хитрая наука этикета была заучена ею почти до состояния рефлекса. И здесь Шан…
        - Рисса, - тут же сократила ее имя малышка. - А ты теперь с нами будешь жить?
        - Буду, - легко согласилась она. Маленькая диар ей сразу очень понравилась. - А где можно найти Альсу?
        - Она в кабинете, - ответил ей ар-эль.
        - Второй этаж, - улыбнулась она, показывая, что знает, где искать тетку.
        Она поднялась по малой лестнице, которая вела наверх прямо из боковой гостиной. Вот здесь изменения сразу бросались в глаза. Новые, незнакомые ей картины украшали все стены. На полу теперь лежал толстый светлый ковер. А когда-то можно было пробежаться по коридору так, чтобы все слышали…
        Дэрисса медленно шла по коридору, прислушиваясь к своим ощущениям. Где-то глубоко внутри пели нити-связи: стоило только как следует пожелать и она с легкостью бы определила, где находится каждая из кайоран рода Таннет. Но влезать в чужие жизни ей не хотелось, напротив, Дэра была бы счастлива, если бы связи вообще не было.
        Тихо потрескивали свечи, источая слабый грушевый аромат. Танцевали по стенам тени. Ее стремительные, но совершенно бесшумные шаги прочертили еще одну невидимую полосу. Дэра шла к тетке, зная, что разговор предстоит не из легких. Как же ей хотелось убежать отсюда! но она упрямо вздернула подбородок и постучала в закрытую дверь.
        - Входите, - ответил мелодичный голос.
        Она решительно распахнула дверь и застыла на пороге. За годы, которые они не виделись, память Дериссы несколько упустила тот факт, что Альса и Омэрис были близнецами… О них часто говорили, что сестры на одно лицо. Болью резануло по сердцу. Дэра отчаянно прикусила губу, почувствовала металлический вкус крови.
        Альса… Белоснежная кожа с легким розоватым румянцем на щеках. Узкое лицо обрамляли короткие белые пряди, остальные волосы кроваво красного цвета были убраны в высокую строгую прическу. Темные почти черные глаза главы рода Таннет смотрели на нее прямо и открыто.
        - Здравствуй, Дэрисса.
        - Здравствуй, Альса, - ответила она.
        - Проходи, - короткий приглашающий жест. - Я думала, ты появишься раньше, - ни упрека, всего лишь констатация.
        - Я могла вообще не приезжать, - опустившись в кресло напротив, заметила она.
        - Не могла, - прищурила глаза ее тетка, - ты не предала бы себя, свой долг.
        - Думаешь? - было в этом что-то болезненное. Ведь действительно, несмотря ни на что она не представляла, что может просто не появится в Эйтаре.
        - Знаю! - твердо заявила ее тетка. Глава в глаза. Черные против постоянно меняющихся.
        - Твое право, - кивнула она. - Я могу остаться в особняке?
        - Конечно, - прикрыла глаза ресницами Альса, - это и твой дом тоже. Жаль, что ты нас не навещала.
        - Я не могла, - честный ответ, даже голос не дрогнул. Странно.
        - Понимаю, - "и не виню" - осталось недосказанным.
        - Три дня…
        - Думаю, тебе хватит этого времени на… все.
        - Я постараюсь, - Дэра не видела другого пути. - Я должна оповестить Совет о возвращении в Эйтар?
        - Не стоит, - качнула головой Альса, - я пошлю весть сама.
        - Благодарю, - кивнула она. - Я нужна тебе? - просто, будто и не было разлуки в девять тан.
        - Нет, - улыбка понимания. Почему же тогда от нее так больно душе?
        Она поднялась и хотела уже выйти из кабинета, когда увидела картину, заставившую ее сердце дрогнуть. В центре холста стояли в обнимку Альса и Омэрис. Свободные руки сестер возлежали на головах двух пантер, сидящих у их ног. Вторые ипостаси. Кошки были прекрасны, хотя в природе таких и не бывает. Рубиновый мех внутреннего зверя Альсы, казалось искрился огнями под ее пальцами. Зверь же матери, обладавший золотистой шкурой, выглядел более агрессивно. Удивительно… Она не часто видела Омэрис в ипостаси, но все же привыкла, что большая кошка всегда ласкова и игрива. В детстве Дэре иногда удавалось уговорить мать и покататься верхом на ее "кошачьей" спине, изображая великую воительницу. Но самым поразительным было не это. За сестрами, на втором плане были ее бабка Сейрита и… Шаэдиль. Она не могла ошибиться, но что делает на картине с ее семьей наставник?
        - С тобой все в порядке? - услышала она встревоженный голос тетки.
        - Нет! - выдохнула Дэрисса. - Кто этот ар-эль на картине? И откуда она сама.
        - Наш с Омэрис отец, - ответила ей Альса. Их отец?! Дед?!! - А картину мы нашли с Раэдиром на чердаке. Не думала, что сумеем ее восстановить, но муж справился, - не скрывая гордости, закончила кайорана.
        - Ваш отец… - Дэра никак не могла осознать открывшийся перед ней факт.
        - Да. И это единственная картина, на которой он запечатлен. Отец никогда не любил позировать. А еще… понимаешь, он не смог жить в Эйтаре после смерти Сейриты. Я не видела его с войны Последнего Бога.
        - Двадцать пять тан? - обернулась к тетке удивленная Дэра.
        - Так получилось… Мы не смогли его найти.
        - Понятно, - протянула она, а потом быстро спохватилась, - я, пожалуй, пойду.
        - Увидимся утром.
        - Обязательно, - Дэра еще не пришла в себя окончательно, но это не было оправданием для невежливости.
        Они гнали лошадей до самой ночи, пока темнота не заставила остановиться. Продолжать движение было бы форменным самоубийством, и мужчины решили устроить привал. Расседлали и стреножили лошадей, животные не должны были страдать. Сар развел костер. Варить что-то было лень, и они быстро поели всухомятку: хлеб и вяленное мясо под родниковую воду ушли быстро и вообще на ура. Ар-эль очертил защитный круг, разговаривать ему не хотелось. Поэтому он с радостью пронаблюдал за тем, как его наниматель спешно устраивается спать.
        Сариэль улыбнулся звездному нему, где давно проступили все девять лун. Он отыскал взглядом луну воина и попросил у Диорана стойкости. Попросить у Карианы понимания не позволяла глупая гордость, хотя как раз оно было бы ар-элю очень кстати. Мужчина перевел взгляд на костер, скормил бойкому огоньку еще одну ветку. Игра света и тени, которую создавало пламя всегда его завораживало. Стоило на секунду прикрыть глаза, как картина полностью менялась. Это было упоительно. Правда, Сар всегда жалел, что невозможно передать всю красоту огня ни на холсте, ни в скульптуре.
        Мужчина потянулся, с удовольствием подобрал под себя ноги - сидеть стало удобнее. Но долго рассиживаться не стоило, он это прекрасно знал: завтра предстоял трудный день. Но мысли, крутящиеся в голове, не давали ему уснуть. Сар прекрасно понимал, что стоит лишь закрыть глаза, вытянувшись на плаще, как в голове станет совсем тесно от дум и размышлений.
        Глупостью казалось еще утреннее желание броситься вслед за Омэрис, и он был рад, что этого не сделал. Да, девушка-бард ему нравилась. Красивая, непокорная. Она манила, но… это не любовь, так влечение. А ведь единственный шанс остаться с ней - жениться. О, это было бы просто потрясающим ударом отцу… в спину. Жениться на девушке без рода, у которой неизвестно какие крови смешались. Вот только удар получился бы не только по отцу, но и по Серебряному лесу. А этого Сар допустить не мог.
        Острым был только один вопрос: "Что же делать дальше?". И он никак не мог найти на него ответ. Вернуться к отцу, не позволяла гордость, плюнуть и забыть - долг. Ар-эль метался между своими обидой и честь. Долг требовал одно, сердце подсказывало другое. Жаль, что нельзя доверить выбор кому-то другому… Сар еще немного посидел, глядя на огонь и отправился спать, решив довериться судьбе. И это было на редкость взвешенное и разумное решение.
        "Хочешь что-то спрятать - положи на самое видное место" - гласит человеческая пословица. И, судя по всему, именно ей и руководствовался Совет Хранящих, когда решили устроить Осеннюю ярмарку в то время, что испокон веков отводилось для второй инициации силы. Впрочем, это действительно было разумно: пока народ занят торговлей, можно провести почти любые манипуляции с магией, и никто ничего не заметит. Об этом думала Дэрисса, когда в первый день Лунного пути, что следует за тайром Воина шла на рассвете к пещерам Обретения.
        За те три дня, что она провела в родовом поместье, девушка очень сблизилась со своей маленькой диар. Таэнили, малышка Аэни, сколько света и непосредственности в ней было! Маленькая кайорана с удовольствие взяла над ней старшинство и строго блюла ее настроение. Пожалуй, это было даже приятно. К тому же позволило куда быстрее смириться с ощущением связи со всем Кленовый Лесом, и это тоже было хорошо. Глупая, слишком похожая на одно из главных качеств расы ар-эль, привычка обдумывать каждое чувство, каждый поступок, ища за ними скрытый смысл. Но мыслить по-другому Дэра уже не могла.
        У пещер Обретения мягкие сумерки становились с каждым мгновением все реже и реже. Она шла под аккомпанемент шепотков величественных кленов, где-то вдалеке звенел родник. Щебетались в зеленых кучерявых кронах уже проснувшиеся птицы. Казалось, весь Эйтар был спокоен и безмятежен, вот только у нее на душе было совсем не легко. Дэра слышала беду в каждом выбивающимся из общей мелодии скрипе, хрусте ветки под ногой или случайно долетевшего крика. В такие моменты легко сойти с ума
        - стоит лишь отпустить свою тревогу на волю, и она уведет сознание в пучину страха и безволья.
        Но она упрямо шла вперед - так было должно, а это всегда многое решало. Когда солнце выглянуло из-за горизонта, она как раз добралась до небольших гор внутри Эйтара, о которых знали лишь кайораны - Кленовый лес надежно хранил свои тайны от посторонних. Почти все уже собрались: две девятки белоголовых кайоран стояли в недалеко от входа в пещеры. Дэра подошла к ним и вежливо поздоровалась. Ей приветливо ответили, но на разговоре настаивать не стали, за что она была искренне благодарна девушкам. Вскоре появились здесь и Хранящие в полном составе.
        - Приветствуем вас, кайораны, от лица стихий и Совета Хранящих. Сегодня вы станните целостными, обретете свое могущество и свое понимание. Пусть поет магия в вашей крови, - обратилась в ним Хранящая Свет, глава Совета. - А теперь ступайте к своему предназначению, - махнула рукой женщина в сторону зияющей тьмой пасти пещеры.
        Глубокий вдох, чтобы напомнить себе о том, что выбор сделан. К чему страх? Кто-то стоял заворожено, рассматривал пещеры, не решаясь. Кто-то наоборот, мужественно зажмурившись, шагал во тьму. А она… Дэра была посередине, между, и сама себе казалась лишней. Слишком уж отвыкла она от знаний-ощущений своих сестер-кайоран.
        Она не стала больше терять время и решительно вошла в пещеру. Тьма и тишина обрушились на Дэриссу. Девушка не ожидала ничего подобного и удивленно замерла. Сморгнула. Прошептала, подкрепив его пассом, заклятье ночного видения - надо же было как-то ориентироваться в пространстве.
        Пещера оказалась совершенно необычной. Стены ее были гладкими, казались отполированными. Природные вкрапления камней выглядели изящными и умелыми рукотворными украшениями. Дэра обернулась, осматриваясь вокруг, и обнаружила, что входа за ее спиной уже нет… Шутки Пещер Обретения. Она даже не удивилась… почти. Вот теперь уже точно обратного пути нет. Так зачем ждать чего-то, стоя на месте, когда можно идти вперед?
        Решение принято. Она шла по гладкому каменному полу, думая о том, что звуки шагов, отражающиеся от стен и сводов, слишком громкие, отчего кажутся чужими и неуместными. Глаза полностью адаптировались к восприятию мира через заклятье, и Дэра с любопытством рассматривала все вокруг. Красиво, что уж и говорить.
        Кайорана не знала, сколько прошло времени, но в какой-то момент она оказалась в пещере, стены которой были увешены оружием, а посреди стояла наковальня. Неподалеку виднелся горящий очаг, словно кто-то готовился вот-вот заняться кузнечным ремеслом. Интересно.
        "И что я должна здесь сделать?" - спросила она у самой себя.
        - Выбери оружие, - ответил ей бесцветный, лишенный хоть какой-то индивидуальности голос.
        - Как? - уже вслух спросила девушка, раз уж ей готовы были помочь.
        - Прислушайся к себе, к ним. Ты поймешь все… сама.
        Остановилась, замерла. Слышно было, как мерно бьется в груди сердце. Каждый вдох и выдох были оглушительно громкими. Но это было не то. Казалось еще чуть-чуть, самую малость, напрячь слух, и Дэра услышит, как звенит магия. И она услышала зов. Тихий шепот металла. Кайорана отправилась к дальней стене, куда, как ей казалось, ее звало оружие.
        Дэрисса почти сразу же узнала собственные клинки. Трудно не узнать свое творение. Она бережно сняла их со стены, достала их на три пальца из ножен. Светлая сталь, покрытая руническими знаками, была ей хорошо знакома. Дэра не собиралась менять их.
        - Я выбрала! - твердо сказала девушка в никуда.
        Сверкнуло. Она зажмурилась, защищая глаза, а когда открыла их, помещение уже изменилось. Исчезло чужое оружие, которое она отвергла. Зато появились костры, которые давали достаточно света, и Дэре пришлось снимать заклятие с глаз - ночное видение было ей теперь ни к чему. Кайорана осмотрелась и поняла, что находится в круге. Точно в таких же проводятся обычно тренировочные бои. Но разве ей предстоит сражаться?
        - Дэрисса дир Таннет, готова ли ты сражаться за Эйтар, за свой дом и свой долг? - спросила ее неожиданно появившаяся кайорана.
        Она внимательно смотрела на незнакомку. Постоянно меняющиеся глаза на ее лице смотрели цепко и внимательно. Подобный взгляд был у Шана. Древняя кровь. Ее будущая противница была невысокой, даже ниже ее самой. Пожалуй, она больше походила на человека, чем на кайорану.
        - Да! - отчеканила она.
        Дэра достала мечи из ножен. Отсалютовала своей противнице и встала в стойку.
        Мечи встретились. Зазвенела сталь. Дэрисса слышала свое дыхание и дыхание своей противницы. В ушах стучало сердце, но сейчас это было не важно. Вперед вели инстинкты воина, но незнакомка была… опытней. Она блокировала каждую атаку, словно заранее знала о том, что будет делать Дэра. И в тоже время удары противницы кайорана успевала парировать лишь благодаря своей реакции - предугадать их было невозможно. Незнакомка в очередной раз почти поймала ее на контратаке и друг остановилась, прекратив битву.
        - Ты достойна! Будь верным воином Эйтара, Дэрисса! - поклонилась ей противница, сбив девушку мысли. Разноцветные волосы коснулись пола, и незнакомка исчезла, а Дэра наконец-то узнала ее. Сама Дэмиана оказала ей честь. Первая кайорана подарила ей в день посвящения бой - великая честь нежданно коснулась ее.
        Девушка закинула мечи в наспинные ножны и медленно побрела прочь, все еще слыша, как трещат в кострах поленья. Гулко билось в груди сердце. Что ждать от этого дня еще? Встречи с самой матерью Понимающей? Дэра хрипло рассмеялась и, увидев вход в следующую пещеру, решительно отправилась туда. Она оказалась совсем маленькой, и стоило Дэре в нее войти, как перед кайораной оказалось два пути - очередное испытание.
        Она остановилась - надо было подумать. Два пути, как банально! И уже даже страха нет. Такое ощущение предопределенности. Кайорана прислушалась, она всегда так поступала, когда нужно было что-то решить. Гулко билось сердце в груди, но это не главное, конечно. За первым входом, который полыхал огнем, гремела битва: звенела сталь, кричали друг на друга люди, рычали утробно и угрожающе звери. За вторым входом, который скрывала в себе низвергающаяся с потолка вода, непонятно куда бесшумно уходящая, не было ни звука. Тишина… Покой…
        Смерть.
        Так легко сделать выбор, когда знаешь, когда слышишь. Она отчаянно рассмеялась, совершенно безумно и… шагнула в огонь. Вот такой вот выбор. Ее выбор.
        - Зачем? - мелодичный голос приемной матери казался почти строг.
        - Я хотела убедиться, - пожала плечами Дэмиана, усаживаясь у ног великой богини. - Разве это нужно объяснять, Алиаш?
        - Думаешь, она сможет? - задала давно волнующий ее вопрос великая богиня. Сверкнули серые глаза в полумраке огромного зала.
        - Не знаю, Кариана, - честный ответ. - Она ведь будет сильна.
        - Да. По-настоящему сильна. И мир постарается ее уничтожить…
        - Потому что сочтет опасной. Я понимаю, - почти ритуальной фразой в устах первой кайораны звучали эти слова.
        - Она прошла больше половины.
        - Алиаш, оставшиеся пути сложнее даются смертным, ты знаешь.
        - Все в ее руках, - покачала головой Кариана.
        - Да, - согласно кивнула Дэмиана. - Сыграть тебе, Кариана?
        - Да, - ответила Первая богиня.
        Дэмиана из воздуха достала скрипку и нежная мелодия, в которой слышна была боль, обволокла Облачный замок.
        Совет Хранящих в полном составе стоял у входа в Пещеру Обретения. Магия этого странного места, где каждая из кайоран бывала лишь раз в жизни, была настолько сильна и своеобразна, что никто не мог ее объяснить. Правительницы Эйтара ждали, когда же появится очередная дочь Кленового леса, полностью обретшая свою суть. В каком только виде не появлялись перед ними только что прошедшие инициацию Совершеннолетия. Но все равно Хранящие очень удивились, когда из пещеры вышла белоснежная саблезубая тигрица. "Этого не может быть!" - билась мысль в головах сильнейших кайоран. Эта реакция была предсказуема, ведь только одна дочь понимания обладала подобной ипостасью… Первая кайорана.
        - Обернись, Дэрисса кай Омэрис кор Эонел дир Таннет, - прошелестел голос Хранящей Тьмы. Старейшая кайорана в Совете первой взяла себя в руки.
        Тигрица оскалилась. А через краткое мгновение (слишком малое!!) перед ними уже стояла невысокая девушка. Твердый взгляд темно-фиолетовых глаз с двойным вертикальным зрачком трудно было выдержать даже Хранящим. И вновь правительница Кленового леса не могли поверить своим глазам. Такого просто не могло быть! Потому что… не могло. Девушка тряхнула разноцветными волосами - радужная волна пощекотала загорелую шею.
        - Какие силы признали тебя, дочь понимания? - придерживаясь традиций продолжила Тиалида разговор с понимающей боль.
        - Свет. Ветер. Огонь. Вода. Земля… Жизнь, - выдохнула в ответ, ведомая не разумом, а силой кайорана.
        Хранящие понимали… все. Сама природа обязывала их к этому, но… Слишком много стихий-покровительниц для кайораны это всегда единственный путь… путь к сумасшествию. Ведь чрезмерное понимание сводит с ума, куда сильнее чем его отсутствие.
        - Желаешь ли ты познать свою судьбу, носящая истинное имя Дэмианара19? - в соответствующий момент вступила в беседу Хранящая Сумерки.
        - Нет! - уже осмысленно ответила она, уверенно вскинув подбородок. Нет! Все что угодно, только не знания того, что будет!
        - Ты сделала свой выбор! - хором откликнулись Хранящие.
        Она низко поклонилась. В душе бушевала буря из силы и понимания, но Дэра чувствовала себя потерянной и не знала куда идти. Несмотря на все силы и мечущуюся в сознании тигрицу - она была пуста. Болезненно остро ощущалась каждая кайорана находящаяся в Эйтаре, и девушка не знала, как спрятаться от этих чувств. От всего этого раскалывалась голова. Дэра бесцельно и бездумно шла вперед. Не хотелось ни слышать, ни думать, ни чувствовать. Только забыться.
        - Рисса! - окликнула ее Таэнили, бросаясь ей на шею.
        Девушка покружила малышку на руках, пока та радостно повизгивала.
        - А ты почему здесь? - строго спросила она свою диар.
        - Маме некогда, - пожаловалась девочка, - а папа на ярмарке. Ску-учно, - протянула малышка.
        - Понятно, - усмехнулась она, щуря глаза, чтобы не пугать малышку, - и куда ты хочешь пойти?
        - Домой. На качели в саду! - дергая ее за волосы, провозгласила малышка.
        Она спустила диар на землю, и девочка, взяв Дэру за руку, повела ее в сад. Малышка отлично сумела отвлечь ее от самоистязания. Все-таки положенное после инициации служение Эйтару было разумным, теперь Дэрисса это осознавала. Вряд ли ее стоило выпускать за границу Кленового леса до того момента, как она сможет спокойно контролировать плещущуюся в крови силу.
        Ворота пропустили их внутрь, стоило лишь малышке приложить ручку к металлу. Солнце было еще высоко, оно бегало по мощеным камнем тропинкам, пряталось среди кленовой листвы, целовало в макушки людей и нелюдей. Она с удивлением поняла, что может получать из солнечных лучей силу, стоит только настроиться… почувствовать разлитое вокруг счастье, понятье его. Это же так просто… но не для нее.
        - Идем в сад, - потянула ее заруку маленькая диар. - Идем. Догоняй.
        Таэнили побежала, весело смеясь. И это веселье заразило ее тоже. Дэра побежала следом за девочкой. Она догнала маленькую диар только на полянке, посреди которой были веревочные качели.
        - Попалась! - подкинув малышку в воздух, проговорила Дэрисса.
        Но девочка не смеялась больше, она стала поразительно серьезной и собранной. Ничего не понимая старшая кайорана опустила диар на землю и внимательно посмотрела ей в лицо. На удивление, Таэнили словно не заметила изменений в ее взгляде.
        - Ты будешь моей тхаар'эн22! - бесцветным неживым голосом заявила девочка.
        Вот так! Она застыла, пытаясь осознать и принять услышанное только что. Это требование - признание, что она лучшая в роду, что она вне подозрений. Но… Боги, как же больно знать, что ты должна воспитать девочку, которой не суждено жить. Что ее судьба стать убийцей и умереть самой! Зачем?! Почему именно Таэнили?! Разве мало платила семья Эонел смертями своих дочерей? И отказаться нельзя…
        Так хотелось кричать от боли. Просить у богов помилования, для Таэнили. Если им так нужна чья-то жизнь, Дэра готова была с радостью отдать свою. Омэрис. Теперь Таэнили… Не слишком ли много требований? Почему ее любимые должны умирать? Почему?
        - Как думаешь, она справится? - ей было до странности непривычно видеть Кариану такой взволнованной.
        - У нее есть шанс, Алиаш, - пожала плечами первая кайорана, хотя тоже почему-то переживала за Дэмианару. Удачное же имя досталось девушке, ничего не скажешь! Искупающая боль, почти под стать ее собственному - Вознаграждение за боль. Они слишком похожи - это, скорее всего, плохо кончится… для девушки.
        - Альса! - ворвалась она в кабинет тетки.
        - Что случилось? - встревожено откликнулась кайорана, изучая новую внешность своей племянницы.
        - Таэнили приказала мне стать ее тхаар'эн, - выдохнула она.
        - Не-е-ет! - от ее крика задрожали стены, посыпались стекла в окнах. Потухли вмиг все свечи. Столько отчаяния было в нем. Чье горе может быть больше, чем матери теряющей своего ребенка? Только ребенка, потерявшего мать… - Ты сообщила Совету? - взяла себя в руки через несколько минут глава рода Таннет.
        - Нет, - отрицательно мотнула головой Дэра. - Только тебе.
        - Хорошо. Совету я сообщу сама. Жаль, что тебя так долго не было в Эйтаре…
        - Да, - кивнула она, так и не решаясь сесть. - Я вряд ли смогу помочь в поисках "крысы" в нашем роду.
        - Найдем! - решительно заявила она. - Найдем! А ты учи ее, - обреченно выдохнула Альса, состарившаяся за эти минуты сильнее, чем за пару последних веков.
        Комок был в горле. Так страшно, отчаянно страшно. Дэре больше не хотелось видеть, как жизнерадостная малышка становится бездушной. Разве так можно? Две жизни! Забрать не только виновного, но и невинную душу. Как она понимала чувства Альсы, ей тоже хотелось выть от отчаяния, скулить от боли, разрывающей сердце. Почти так же болело сердце, когда она пришла в себя и поняла, что матери больше нет. Вновь на осколки разлетелась душа.
        - Наконец-то закончили, - улыбнулась Хранящая Сумерек, стирая капельки выступившего на лбу пота. Последняя из кайоран все же выбрала знать, и ей пришлось в очередной раз стать проводником этого знания.
        - Молодцы, девочки, - похвалила свой "выводок" старшая из них. Тьма в ее глазах плясала, но это был танец сожаления. К счастью, никто из ее подруг не мог этого видеть.
        - Ага, молодцы. Пойдемте отдыхать что ли, - усмехнулась Райта Шайс, огневица23.
        Они отправились во Дворец Сил. Хранящие настолько привыкли работать и проводить время вместе, что зачастую проводили и вечера в полном составе. Вот и сегодня, после традиционной осенней инициации, они вместе сидели в гостиной и, наслаждаясь игрой Алианы Юоли, отдыхали после трудов праведных.
        - Ты хотела нам что-то сказать, Юдана? - спросила Тиалида у Хранящей Сумерки.
        - Да, - невесело усмехнулась провидица. - Вы ведь все понимаете сами. Я скоро сорвусь…
        - Нет! - одновременно соврали одиннадцать кайоран.
        - Знаете, конечно, - Юдана смеялась. И смех этот был совершенно безумным. - Больше одной чистой сумеряница в Эйтаре не бывает. А сегодня… - ее голос все же оборвался.
        - Юдана, - Хранящая от рода Таннет обняла подругу, стараясь забрать ее боль.
        - Я давно знала, предчувствовала, - проговорила Хранящая Сумерки. - Уже не обидно… почти. Только страшно… немного.
        - Простите! - без стука влетела в гостиную глава рода Таннет.
        - Прощаем, Альса. Проходи, я давно ожидала твое появление, - ответила ей Юдана. - Расскажи, что случилось. Мне давно интересно, что может заставить тебя так нарушить этикет.
        - Прошу еще раз простить меня! - поклонилась своим властительницам Альса кай Сейрита. - Моя младшая, Таэнили, сегодня просила Дэриссу кай Омэрис, мою племянницу, стать ее тхаар'эн…
        - Это точно?! - воскликнула Хранящая Свет.
        - К сожалению, да, - кратко ответила кайорана.
        - Предательство Эйтара - это серьезно. У тебя есть подозреваемые, Альса?
        - Нет, - расписываясь в своей слабости, ответила она.
        - Ты не виновата. Мы тоже начнем поиски, обещаю. Но, сама понимаешь, никто, я повторяю, никто не должен знать об этом! - напутствовала ее Тиалида.
        - Понимаю, - кивнула Альса.
        - Иди уже домой, к дочери, - наставительно посоветовала Юдана. - Так будет лучше.
        - Спасибо, - искренне поблагодарила Совет кайорана и покинула гостиную, в которую так бессовестно ворвалась.
        Альса медленно брела по осеннему Лесу под тихий шорох-шепот Малахитовых кленов деревьев. Предательница?! Где искать в ее роду предательницу?! Она не знала! И это было страшно. Еще страшнее то, что одна из дочерей Эйтара, дочерей понимания, смогла решиться на то, чтобы предать свое предназначение. Магия, музыка, понимание
        - это их суть, основа существования. Но, как и у всех рас, у кайоран есть свой долг перед богами, перед миром. Дочерям понимания досталось хранить Магию, как дриадам - природу, а ар-эль - знания. Три расы - служителей, три расы живущих в зачарованных местах. Три расы, которым дано чуточку больше, чем другим, но и спрос с них соответствующий.
        Кто мог задумать предать саму Магию? Альса терялась в догадках. Быть голословной обвинительницей ей не хотелось, а не быть… Как не потерять дочь, если все зайдет так далеко? И как назло именно на ее дитя пал слепой рок, который определяет ту, что будет карать, не ведая пощады ни себе, ни предательнице!
        А если кто в роду узнает?! Это же пересуды, подозрения, обвинения и интриги. А их итак не много осталось, тех, кто понимает боль. Род Таннет сильно пострадал в войне Последнего Бога, да так за четыре столетия толком в себя и не пришел. Это сейчас в семье Эонел аж четыре кайораны, а после войны было лишь две. Она и Омэрис. Но сестра погибла, оставив вместо себя на этом свете дочь, такую непохожую и одновременно похожую на себя. В других семьях полегче с численностью, но и эти семьи большими назвать нельзя никак. Она шла и думала о том, что надо будет что-то делать со всем этим.
        Дэра-Дэра! Как же мало на самом деле она знает о дочери своей сестры. Дэрисса - "Сказка ветра" или "Сказание для ветра". Обычное в общем-то для их семьи имя. Славная была девчушка, пока Омэрис не погибла. А ведь Дэра тогда еще не прошла первой инициации, а значит, должна была умереть вслед за матерью. Это было обычной практикой для кайоран, если мать погибает до первой инициации силы дочери, то гибнут обе. А тут все было не так, но почему?
        Альса помнила те дни даже слишком отчетливо, что доставляло душе немало боли. Собственное бессилие, скорбь по сестре и полное непонимание происходящего. Это было самым странным. В том, почему малышка находится в коме, но жива, не могли разобраться даже кайораны рода Кинтан, да и Тарин тоже. Ни Сумерки, ни Смерть не желали прояснять ситуацию. Она тогда круглыми сутками сидела подле кровати малышки и осторожно подпитывала ее силой, на что-то надеясь. Наверное, на чудо. И чудо произошло. Практически через две недели после смерти Омэрис в Эйтар были доставлены ее вещи: оружие, несколько амулетов и парные браслеты-змейки. У кайоран нет могил, поэтому на память о себе большинство из них оставляют либо оружие, либо музыкальный инструмент. После Омэрис осталось оружие, хотя она была прекрасным талантливым бардом.
        - Ну, что малышка? - как всегда в пустоту спросила Альса, гладя по белоснежным волосам Дэру. Кайоране было невыносимо видеть то, как потихоньку угасает маленькая дочь ее сестры! Но ничего поделать она все равно не могла. - Вот вещи Омэрис. Я оставлю их пока у тебя на тумбочке, вот тут, рядом с кроватью, - все так же продолжала говорить с Дэрой, не ожидая ответа, Альса.
        - До завтра, малышка. Пусть ночь поет тебе сладкие песни, - пожелала девочке кайорана и, поцеловав ее в лоб, осторожно вышла из комнаты. Слезы тихо бежали по лицу Альсы, оставляя соленые дорожки на коже.
        А на следующий день Дэра пришла в себя, поставив на уши почти весь Эйтар. Дэрисса кай Омэрис совершила невероятное - она выжила, вопреки природе, вопреки судьбе. И только Альса заметила, что на запястьях малышки угнездились браслеты-змейки, слабо, но постоянно поддерживая Дэру силой. Альса ничего не сказала тогда другим, предпочтя пока оставить все в тайне… А через два тайра Дэрисса прошла первую инициацию силы и покинула Эйтар на долгих девять тан.
        И вот теперь она вернулась, вернулась, чтобы пройти вторую инициацию, чтобы исполнить свой долг перед Эйтаром. Решительная, целеустремленная и закрытая в самой себе Дэра была понятна Альсе, которая все же чувствовала себя виноватой перед ней за все. Например за то, что так и не решилась рискнуть и заменить девочке мать, за то, что позволила жить так, как той хочется и не возвращаться на летние каникулы в Эйтар. Возможно, сделай она все это, Дэра не была бы ей настолько чужой. Точнее не казалась бы. Родство билось в крови, плясало отблесками стихий в силе. Но… можно ли доверить ей самое ценное, что у нее сейчас есть? Нет, такого вопроса вообще не стоит. Судьба уже вверила Таэнили в руки Дэриссы кай Омэрис, а ей осталось только молиться и искать предательницу. Она найдет ту, что решила предать Магию, предать свой долг, и доставит ее к Хранящим, чтобы ее малышке не пришлось никогда вступать в киор… Альса не собиралась терять свою младшую дочь!
        За всеми этими событиями время прошло незаметно для кайоран рода Таннет. Вот и закончилась Осенняя Ярмарка, и наступил день ее закрытия. День магии в Кленовом Лесу, день ради которого многие и приезжают в Эйтар, чтобы насладиться красотой и чудом, рождаемыми кайоранами.
        Люди, ар-эль, ниа-эль, даже гномы и орки, не говоря уж о кайоранах, спешили в этот день на главную площадь Кленового Леса, чтобы увидеть все собственными глазами, чтобы услышать, как поет магия. Все они собирались перед Дворцом Сил, некогда рожденный миром и песней первой кайораны. Говорят, что никто больше из дочерей понимания не осмеливался так использовать магию музыки, считая, себя недостойными, недостаточно умелыми в этом деле.
        Так вот, Дворец Сил был настоящим чудом Эйтара. Он платиновой полукороной возвышался на восточной стороне главной площади, так что каждый вечер он весь сиял в лучах заходящего солнца. Многие специально приезжали в Кленовый лес, чтобы полюбоваться на красоту дворца во время заката и на представление, которое ежегодно закрывало осеннюю ярмарку. И это было вполне понятно, ведь ничего подобного не было нигде в Кариане!
        В последний день Лунного Пути после тайра Воина к закату все дочери понимания собирались на главной площади Эйтара. Совет Хранящих, а так же оркестр и большой хор, занимали места на центральном балконе дворца. Именно оттуда и начиналась литься пронзительная, затрагивающая души музыка, которую подхватывали все кайораны. Казалось, поет весь лес. Ощущение причастности было настолько сильно, что многие вкусив его однажды, обязательно возвращались в Эйтар, чтобы почувствовать это вновь.
        А пока шумели перед дворцом приехавшие на ярмарку люди и нелюди. Они переговаривались, ожидая, когда же начнется представление. Полукругом стояли зрители, не решаясь подойти к кострам, не говоря уж про дворец. Три огромных костра, что веками горели на главной площади, сейчас как и всегда завораживали приезжих и самих кайоран. Пламя в них танцевало пока под едва слышимую музыку, а рядом с каждым из них стояла огневица. Каждая из огненных кайоран была одета в легкие белоснежные шелковые одежды, а кроваво-красные волосы их были распущены и свободно развивались под неощутимыми порывами ветра.
        Зазвучали первые пронзительно-острые, вскрывающие самый потаенные участки душ, ноты, и затихли голоса гостей Кленового леса, зато зазвенели голоса кайоран. Шагнули в костры три огневицы - ахнули зрители. А кайораны, будто ничего не чувствуя, начали танец в огне. Свершалось таинство - заряжались порталы, которые будут работать целый год до следующего праздника. Всюду царили музыка и магия, завораживали они всех вокруг. Транс поглотил всех людей и нелюдей, лишь главы родов в этот момент воспринимали мир с болезненной четкостью. На этих кайоран ложилась обязанность по защите Кленового леса во время этого ритуала. Почти вся сила рода в этот момент сосредотачивалась в их руках, и вряд ли кто-то кроме богов мог бы противопоставить им что-то.
        Голоса поющих взлетали и падали, кружили, завораживали, уводили вдаль. Рисовала музыка яркие картины, показывала чистые образы, рассказывала о боли и победах, радости и печали. Так было, так будет… всегда.
        В Озерный край они добрались на удивление быстро и спокойно. Шел пятый день тайра Странника, а он уже оказался свободен, как ветер в поле. Что вновь заставило Сариэля задуматься над тем, чем же теперь заняться и куда отправиться. Выбор то был огромен, но, к сожалению, он знал, как поступить должно. И этого хватало, чтобы злиться на судьбу и отца. А еще на себя, конечно же. Сар ведь уже принял решение, только себе никак не желал сознаваться.
        Труднее всего было направить коня в сторону Серебряного Леса, а не свернуть "куда глаза глядят". Но он справился, конечно, потому что был должен справиться с собой. Сар зло выругался сквозь зубы, представив, как глупо будет выглядеть, когда вернется. Смирение не было сильно стороной его натуры, впрочем, это наследственное.
        Версты сами ложились под копыта его коня, будто бы желали поскорее вернуть его в Лес. Ветер бил в лицо. Дышалось на удивление легко, словно решившись, он сбросил огромный груз с плеч. С другой стороны, немного давило то, что времени было немного, ведь уже в начале следующего тайра в столицу должно было пожаловать посольство ти-ар-эль. И его невеста вместе с ними. Подумать только, уже почти год прошел! Он не жалел о прошедшем времени. Не о чем было жалеть. Да и не зачем?
        Вечер, степенно опустившийся на мир, принес с собой порывистый пахнущий осенью ветер и большую вальяжную тучу, которая медленно наползала на стремительно темнеющий небосвод, скрывала Луны от глаз. Пора было поискать место для ночлега. Он знал прекрасно, что поблизости нет ни деревень, ни постоялых дворов, так что ночь ему предстояло провести под открытым небом, хотел того Сар или нет. С другой стороны, кормить клопов тоже не хотелось.
        Его внимание привлек костерок, весело горящий на небольшой полянке у опушки леса. Ар-эль направил коня в ту сторону, все ж в компании вечер пройдет веселее. И костра обнаружились девушка и стреноженная лошадь. Ти-ар-эль внимательно посмотрела на него, прежде чем поднялась и разомкнула защитный контур. Сариэль спешился, подошел поближе, ведя коня в поводу.
        - Пусть огонь будет ласков к тебе, путник, - поклонилась она, но смотрела все еще настороженно. Традиционно приветствие в устах магички было почти предостерегающим.
        - Твоему огню не за что держать на меня злость, - он отвесил полный поклон, рассматривая девушку.
        Магичка была невысокой, едва ли на треть пяди выше Омэрис, тонкая фигура и узкое лицо, делали ее образ обманчиво хрупким. Но ар-эль прекрасно видел, что незнакомка и без магии на многое способна. Движения ее были легки и стремительны, да к тому же она была явно гибкой и хлесткой, как ивовый прут. Ти-ар-эль наблюдала за ним темными, почти черными, глазами. Лицо, осанка и умение себя вести выдавали в ней представительницу аристократии, да и чужой крови в ней явно было совсем немного - всего-то и хватило на магический дар и волосы. Волосы у нее, надо добавить, были действительно удивительными. Длинные по бедра распущенные кудри (неужели ей с ними удобно?!) струились по плечам и спине темным шелковым водопадом, так и маня прикоснуться к ним, почувствовать их тяжесть и гладкость в собственных пальцах.
        - Сар, - представился он.
        - Ниадира, - качнув головой, ответила ему девушка. - Проходи уж к костру, мне надо успеть полог поставить до начала дождя.
        - Спасибо! - поймал он себя за совершенно глупой улыбкой.
        Вечер обещал быть интересным, так почему бы не воспользоваться его щедрым подарком и не провести время в компании красивой ти-ар-эль за приятной беседой, а может, оживленным спором. Сар довольно быстро обиходил собственного коня, так что к тому моменту, как зарядил дождь, они уже пили горячий чай из лесных трав и ели пироги, которые он так предусмотрительно прикупил в дорогу. Легко было на душе, и думать ни о чем не хотелось. Потом все, потом. А пока просто с удовольствием слушать, как говорит Ниадира, как смеется или молчит. Просто наслаждаться жизнью. Это ведь так просто.
        Альса как всегда проводила время в собственном кабинете за работой. Бумаги накапливались просто с пугающей скоростью, но взяться за дело с чистой головой у нее не получалось. Все мысли кайораны были заняты поиском решения, способного помочь младшей дочери. Альса не желала смириться с предстоящей потерей, а это означало, что женщина должна найти предательницу до того, как будет поздно.
        - Матушка! - ворвалась к ней Асира. Черные волосы, отороченные белоснежными прядями челки, в художественном беспорядке облепили раскрасневшиеся щеки. Дочь бросилась к ней на шею, обняла. - Что случилось? Я ничего не поняла!
        - Здравствуй, Аси. Рада тебя видеть, но ты присядь - разговор будет долгим.
        Ее старшая дочь пахла конским потом и дождем, что уже несколько дней старательно поил землю на всем Анитане. Судя по лихорадочному блеску глаз, по разрумянившимся щекам - Асира только, что появилась в Эйтаре. Быстро. Она ждала ее дней через пять. Значит, дочь воспользовалась порталом, который терпеть не могла! И все ради нее. Приятно.
        - Ты знаешь о традиции Тхаар'рел.
        - Род платит по своим счетам, - ответила ей дочь, назвав вольный перевод традиции
        - К чему это?
        - Таэнили, - голос кайораны дрогнул, - выбрала себе тхаар'эн.
        - Когда? - глаза ее дочери стали блестеть еще ярче. Боги, неужели она готова на все ради младшей сестры?! Какая радость!
        - Две девятки дней, - отозвалась глава рода Таннет, стараясь не выпустить в мир, давящее ее отчаяние.
        - Кого подозреваешь? - Асира была непривычно собрана, словно гончая, готовая вот-вот взять след.
        - Всех! Я не знаю, что и делать. Ищу, а никого не могу найти, - пожаловалась Альса. Тяжело вздохнула и заставила себя расправить плечи. - Хорошо, что ты вернулась.
        - Разве я могла поступить иначе? - в попытке ободрить дочь взяла ее за руку.
        - Спасибо, Аси, ты мне так нужна! Я вообще больше не могу так! Устала… и боюсь, - призналась она дочери.
        - Все образуется, - пообещала ей Асира.
        Они еще долго говорили обо всем. И Асира предложила, что поищет предателя за пределами Эйтара… Разумное совершенно предложение, но отпустить старшую дочь сейчас было очень трудно. Главе рода Таннет понадобилось все ее мужество и самообладание, когда она прощалась со старшей дочерью на следующий день. Дочь не стала терять времени, сразу же отправившись на поиски. И Альса была ей бесконечно благодарна за это.
        Сариэль шел по дворцовым коридорам, нацепив на лицо маску безразличия, думая о том, что он все-таки идиот. Вольной жизни ему хотелось, самому выбирать и любить! И что теперь? Головой об стену или шеей в петлю? Теперь, когда у него была женщина, ради которой можно пойти на все… Но был по-прежнему долг перед народом. Он помнил это и тогда, когда прощался с Ниадирой, когда в последний раз целовал губы, касался темных волос. Странно, но ти-ар-эль не пыталась его остановить, напротив, он видел в глазах женщины такую же неизбывную тоску.
        Переплетались меж собой солнечные лучи, проникающие в коридоры сквозь высокие расписные окна. Они танцевали с порожденными ими же тенями, рисовали новые узоры на безупречных мраморных полах. Светло и безжизненно было во дворце. Давящпя тишина лишь усиливала это ощущение.
        - Вернулся? - в голосе отца не слышно злости, только усталость. Сар давно его заметил, но не хотел обращать внимания, чтобы не давать повода для разговора.
        - Да, - безразлично кивнул он.
        - Мы хорошо тебя воспитали, - и вновь тоска. Он наконец-то посмотрел на отца. Темные круги под светло-серыми глазами Князя стали еще ярче, Сариэль никогда не видел отца таким усталым и… старым.
        - К чему все это? - он не злится, просто спрашивает. Действительно, к чему этот ненужный совершенно разговор. Тем более здесь.
        - Выпьешь со мной?
        - Это приказ? - тут же взъерошился Сариэль.
        - Просьба, - пояснил князь, отрицательно качнув головой.
        - Тогда, пожалуй, да.
        - Женитьба - это не приговор, - пытался отвлечь его от мыслей отец, когда они уже изрядно набрались.
        А в ответ нервный смех. Не приговор, как же! Но если думать, постоянно думать о ней, то можно сойти с ума. Безумие, чем не повод скрыться от этого мира? Только… как найти потом Ниадиру, как не потерять ее, если готов потерять себя?
        - Не стоит говорить об этом, отец, - потребовал он, на просьбы сил просто не осталось. - Давай просто выпьем еще.
        Вечер набрасывал свою сеть на Эйтар, сгущал сумерки, укутывал клены подступающей тьмой. Скоро отгорит закат, уйдет на ночной покой солнце, оставив мир на попечения Лун. Она подняла голову и долго смотрела на темнеющее небо, на все ярче проявляющиеся Луны. Красиво, завораживающе красиво. Как давно, она не позволяла себе просто наслаждаться красотой, потому что стоит увидеть, что-то подобное, как в голову лезут совсем не нужные мысли. Дэра мысленно выругалась и, послав все в бездну, все же зашагала к дому.
        Дождь начался неожиданно. Тихо шуршали листья по ударами скрывающихся с небес капель воды, поскрипывал мокрый камень дорожек в саду под ногами кайораны. Дэра остановилась, вновь подняла лицо к небу, позволяя дождь заливать глаза, потому что так было не видно ее слез. Холодные капли скатывались по волосам и залезали за шиворот, неприятно холодили кожу. Скоро девушка промокла до нитки и изрядно продрогла, да и слезы наконец-то высохли. Кайорана прибавила шагу, чтобы поскорее оказаться дома, в тепле.
        "И кто меня тянул пользоваться главным входом?! - возмущенно спрашивала себя кайорана. - Потерпела бы немного и зашла с черного, не стояла бы сейчас тут, изображая мокрый памятник самой себе!" Таэнили каким-то чутьем почувствовала ее приближение и вышла встречать, хотя Дэра итак не прошла бы мимо. Маленькая Диар ловко изловила ее за холодную руку и безапелляционно заявила:
        - Идем греться! У нас с папой камин горит.
        Дэра прошептала короткое заклятье, и одежда тут же высохла, но кайорану продолжало колотить от холода - все-таки осенние дожди теплыми не бывают даже в Кленовом лесу. А жаль.
        - Приветствую вас, Раэдир, - поклонилась она ар-элю, сидящему в кресле у камина.
        - Вечер добрый, Дэрисса, - улыбнулся мужчина ей в ответ. - Посидишь с нами, Альса как всегда вся в делах? - развел он руками, словно прося прощения за занятость супругу.
        - Конечно посидит, - ответила за нее диар, - ты ведь обещал сказку, папа, и Риссе тоже интересно!
        Дэра кивнула, подтверждая слова малышки, хотя куда с большим бы рвением и удовольствием она бы заглянула на кухню, а потом отправилась бы спать. Денек выдался не из легких: с утра она занималась с Таэнили правильным ведением ближнего боя, а после обеда уже сама училась, но теперь уже управлению собственной силой. Словом, устала Дэра настолько, что ничего уже кроме покоя не хотела.
        - О чем тебе рассказать? - глубоким, чарующим голосом спросил Раэдир свою дочку, устроившуюся у него на коленях. Дэра, бросив короткий взгляд на эту идиллию, прикусила губу. Кайорана откровенно завидовала, но говорить что-то и портить всю гармонию не собиралась.
        - Легенду появления жизни! - уверенно заявила малышка.
        - Ты ее уже столько раз слышала, - мужчина улыбается девочке в белоснежную макушку, - попроси лучше Дэриссу рассказать ее, уверен, ты узнаешь много нового.
        "Ну, вот! Опять не в то время не в том месте", - обреченно подумала кайорана, услышав предложение ар-эля. Эта легенда - ее больное место, как ни крути. Когда-то ее рассказывала ей мама, но рассказывала совершенно по-другому, не так, как звучит она в обычных семьях Эйтара.
        - Правда, Рисса? - с надеждой посмотрела на нее маленькая диар, и от этой живости, которой не было и в помине во время их уроков, у Дэры защемило сердце, и она не смогла отказать ребенку.
        - Да, солнышко, - кивнула она, удобнее устраиваясь в кресле и вытягивая ноги поближе к огню.
        - Здорово! - заверещала малышка, хлопая в ладоши от радости.
        - Ладно, слушай, - улыбнулась она. - Это случилось в мире, где живут лишь верховные боги, за тысячу лет до того, как Кариан проснулся, повинуясь воле Великой богини. Тогда дед всех богов Хэйорин, управляющий временем, возвращался к своему домашнему очагу из далеких странствий. В тот раз маленькая и самая любимая внучка его попросила взять ее с собой в следующее путешествие. Взгрустнулось великому Хэйорину, но ничего поделать он не мог - пришел срок и для Карианы обзавестись собственным миром.
        Голос кайораны завораживал, лился словно музыка самой природы. Маленькая диар слушала свою наставницу, которая старше ее в роду, во все уши, подавшись вперед, не желая пропустить хотя бы звук из речи Дэриссы.
        - И отправилась молодая богиня вместе с дедом бродить по мирам. Многое удалось ей повидать: и живые миры, принадлежащие другим богам, и мертвые заброшенные да покинутые, и еще не проснувшиеся, одинокие миры. Долго путешествовала она вместе с Хэйорином, прежде чем увидела мир, который не захотелось покидать. Кариан тогда еще спал, нежась в гулких объятиях первозданного хаоса. И тогда начала песнь свою Кариана, пробуждая к жизни материки и моря, горы и леса, степи и реки, болота и плоскогорья. Вслед за природой пробудились и дриады, дочери мира самого. Их домом стали Карие кущи.
        Вторыми появились в Кариане гости званые - ар-эль, что пришли из далекого-далекого мира. Поселились они в Серебряном лесу, что тогда был един еще, как и сами ар-эль. Третьими в мир Девяти Лун вступили ниа-эль, те что носят два лица. Они живут в самом сердце Анитана с тех пор.
        За двуипостасьными вошли в мир гномы да орки, занявшие западный материк Гариард и Шарс. И уже собиралась прервать свою песню Великая Мать, как сердце подсказало - рано еще. Продолжила свой Зов Кариана и явились пред ее очи люди, расселившиеся по всему Анитну. Мир был разбужен. И чтобы в его границах не было своеволия у богов, пришли те, кто властен следить за высшими существами, - драконы, тем кому извечные создатели отвели роль хранителей Судеб.
        - Ой, как интересно! - воскликнула Таэнили, когда она закончила рассказ. - Никогда ни папа, ни мама не говорили о драконах так.
        - Я лишь рассказала тебе легенду так, как рассказывала ее мне моя мать, - печально улыбнулась она.
        - А кайораны? - потребовала продолжить рассказ малышка.
        - Ты же сама знаешь, что это другая легенда, - "возмутилась" Дэра.
        - Ну пожалуйста, - законючила ее маленькая диар.
        - Аэни! Дэрисса устала, - выговорил Раэдир наставление для дочери, - дай ей отдохнуть.
        - Ну, папа, - тут же обернулась к ар-эль девочка, старательно строя жалобное выражение на маленьком личике.
        - Не сегодня, Таэнили, - попросила она, - но я тебе обязательно расскажу эту легенду в следующий раз.
        - Обещаешь? - сощурила постоянно меняющие цвет глаза маленькая кайорана.
        - Да, - кивнула она в ответ. - А теперь тебе пора спать, я ведь завтра тебя на рассвете подниму, - пообещала своей диар Дэра.
        - Ну, Рисса, - жалобно протянула малышка.
        - Дэрисса права, - поддержал ее Раэдир, - тебе пора спать, маленькая.
        Ар-эль легко поднялся, держа малышку на руках, и отправился в сторону жилых комнат.
        - Пусть песнь ночи будет спокойной, - пожелал ей мужчина вслед.
        - И вам тихой песни, - откликнулась она.
        Тайр истекал сквозь пальцы точно горсть песка с побережья - безжалостно и быстро. Ты не успеешь его поймать, как не старайся! Крупинка за крупинкой, миг за мигом. А в каждой мысли, в каждом его дыхании была Ниадира. Он думал об этой ти-ар-эль постоянно, понимая, что это глупо, но сделать с собой ничего не мог, да и не хотел, если быть честным. Подступающее сумасшествие сделало его порывисто-резким, глаза его то лихорадочно блестели, то становились мертвенно безразличными. Его начинали бояться, но Сариэлю было все равно.
        К концу тайра он был выжат и опустошен, так что отец милостиво разрешил ему посетить в одну из пригородных резиденций. Видимо, чтобы не пугать делегацию ти-ар-эль раньше времени. Он не сопротивлялся, вот только сопровождающие раздражали. Хотя… мужчина понимал, зачем они нужны. Князь должен был предусмотреть все, вот и занимался этим. Второго его исчезновения не будет, но отец-то в этом уверен не до конца, вот и позаботился о контроле над нерадивым чадом.
        Осени для Серебряного леса не существовало никогда. Не было ее и теперь. На территориях ар-эль сезоны вообще сменялись плавно и практически незаметно. Вот и сейчас, листья на величественных Серебряных тополях колыхались на слабом ветру, показывая солнцу то зеленую, то серую сторону. Свет играл сам с собой в догонялки, преломляясь на точно металлических прожилках листьев. Но Сару было все равно. Он не хотел видеть мир вокруг.
        Первыми это его состояние перестали выдерживать слуги. Уже на пятый день пребывания в резиденции его сопровождающим пришлось столкнуться с их протестом, но Сару было все равно. Он вообще был безразличен к окружению. Зато много рисовал. Из-под чуткого и быстрого карандаша на тонких геральдических листах появлялись образы Ниадиры. Ти-ар-эль на его рисунках то грустила, то смеялась, то просто спала. Она стала для него навязчивой идеей, призраком-спутником. Странное ощущение. А ведь его когда-то предупреждали, кажется.
        Еще в детстве он нечаянно столкнулся в дворцовом парке со странного вида женщиной. Он тогда очень удивился, что эта дриада делала там. Удивление и толкнуло его подойти поближе. Дриада была невысокой и какой-то неправильной. Иссиня-черные волосы были заплетены, наверное, в тысячу косичек! И все они венчались то бусиной, то перышком, то ленточкой, то колокольчиком. Поэтому, когда светлая двигалась или наклоняла голову, слышался мелодичный звон. Он никогда не видел и не слышал никого подобного. Да и двигалась женщина как-то странно: ноги у нее заплетались, но самое главное ходила дриада зигзагами! И при этом очень шустро. Он тогда и сам не заметил, как она успела схватить его за руку. Ладонь обожгли горячие сухие удивительно проворные пальцы, и дриада вгляделась в линии жизни на его руке.
        - У тебя будет множество судеб, но лишь одну ты выберешь сам! И помни, если захочешь, ты всегда сможешь раствориться в своем безумии…
        Странные слова. Странные и страшные. Он помнил их до сих пор. Интересно, его право выбирать судьбу… какое оно для него? Сойти с ума или нет? Или он может надеяться на большее?
        - Князь требует, чтобы вы вернулись в столицу, - вырвав его из художественного транса голос одного из надсмотрщиков. Сару было лень оборачиваться и смотреть, кому именно принадлежали эти слова. Он лишь согласно кивнул и обреченно выдохнул:
        - Хорошо, - удивительно, но голос его был совершенно спокойным. Не иначе как безразличие добралось и до него.
        В кабинет отца его провели тайными ходами. Интересно, для чего? Впрочем, какая разница, он сейчас все узнает. В кабинете отца ничего не изменилось. Все те же шкафы с книгами вдоль стен, все те же удобные глубокие кресла, обитые странным похожим на бархат, но гораздо прочнее, материалом. Окно зашторено, Сар привык видеть его в таком состоянии с детства. Интересно, отец когда-нибудь открывает его, чтобы дать свету проникнуть внутрь? Пахнет чернилами, бумагой и чуть-чуть вином. Запах родом из его детства. Не счесть, сколько часов просиживал здесь когда-то Сариэль, читая книги или просто наблюдая за тем, как работает отец.
        - Приветствую вас, отец, - склонил он голову в церемониальном поклоне.
        - Здравствуй, сын, - ответил ему Князь, пристально его изучая и хмурясь, то что Лиорэн видел, ему явно не нравилось.
        - Вы что-то хотели от меня, Лиорэн? - так же бесстрастно продолжил беседу Сариэль. Он не собирался обвинять отца, да и кричать тоже не собирался. Зачем? Ведь до такого желанного безумия осталось всего ничего.
        - Если ты хочешь, то я распоряжусь, чтобы тебя провели тайным ходом к опочивальне Тьянэль. Взглянешь на свою нареченную, - предложил ему Князь.
        - Благодарю, отец. - вновь поклонился он, словно принимая предложенный дар, - но не думаю, что это правильно и честно по отношению к ти-ар-эль.
        - Удивительный ответ, - заявил на это Лиорэн. - Точнее формулировка, я так и думал, что ты не захочешь воспользоваться шансом…
        - Отец, вы еще долго собираетесь пытать меня? - проявил он немного раздражения.
        - Сын мой, Сариэль, - в голосе Князя послышалась тоска, - я не хотел, чтобы все так обернулось.
        - Сейчас уже не важно, чего вы хотели, отец, - отрезал он и спросил напрямую, - зачем вы хотели меня видеть?
        - Завтра вечером состоится бал, на котором тебе будет представлена невеста, Тьянэль Лиор Кайр.
        - Я понял вас, отец, - поклонился он, - я буду на балу.
        - Спасибо, - уже в спину ему донеслась благодарность Князя.
        Глава третья
        "Завтра бал. Завтра бал. Завтра бал!" - тревожным набатом звучало у него в голове. Завтра. Вот и все. Так просто, завтра он впервые увидит свою нареченную, скажет какую-нибудь высокопарную ересь и испросит у ее отца разрешение на руку и сердце. Потом помолвка. Через какое-то время свадьба. И все. Пути назад нет и не предвидится. Он сам доставил себя в ловушку, когда вернулся. Нет, когда родился. Да, именно так.
        Сар загнанным зверем метался по коридорам и переходом дворца, пока не додумался, точнее ноги его сами увели, в парк. Здесь бессильная злоба на себя и на судьбу была все же немного меньше, чем там, в четырех стенах. Свежий воздух охлаждал голову, а мерный шум от шороха листьев серебряных тополей. Теплый ветер, забавно, но в их Лесу зимы да и настоящей осени тоже вообще не бывает, не то что в других странах. Вот и Эйтаре, говорят, и осень и зима настоящие, со снегом, бывают. А вот в Карих кущах только осень. Но самое интересное, что сезоны в зачарованных землях весьма серьезно отличаются от других участков Анитана в лучшую сторону. Вот и сейчас, когда в людских государствах кое-где уже, наверное, выпал первый снег, в Серебряном Лесу тихо и тепло, словно летом.
        Он бесцельно шел по знакомым с детства тропинкам, думая ни о чем. Точнее, старательно не думая о завтрашнем бале и о невесте. Ноги сами вывели его к одному из дальних небольших искусственных водопадов. Ар-эль редко здесь бывали, предпочитая "более культурную" часть парка, а он, напротив, любил бывать именно здесь. В одиночестве ему всегда лучше думалось и рисовалось, если уж быть совсем откровенным.
        Сар едва не налетел, задумавшись, на незваную гостью этого места. Он остановился буквально в паре ладоней ее спины, но самое удивительное, девушка его не заметила! Он с какой-то потаенной надеждой принялся рассматривать незнакомку: Темные волосы ее были убраны в высокую прическу, лишь у левого уха свободно вилась тонкая прядь. Длинная шея и затянутая в темно-синий шелк прямая узкая спина. Каждая черточка, давала ему надежду и в тоже время погружала в пучину безумства. Сариэль устал бороться с ним и с сами собой.
        - Ниадира! - выкрикнул он в затянутую в платье, точно в доспехи, спину ти-ар-эль.
        Девушка обернулась. Стремительно и как-то болезненно резко, но ему показалось, что это мгновение растянулось на века. Знакомое узкое лицо, любимые до болезненности черты и настороженный взгляд самых темных и печальных глаз. Нет ни одной женщины для него прекраснее под Десяти Лунами этого мира.
        - Здравствуй, - и отчего дрожит ее голов?
        - Здравствуй, - склоняет голову ар-эль, дивясь тому, насколько у него хриплый и уставший голос. Сар боялся, что она видение, что вот-вот растает без следа, и он вновь останется один на один со своим долгом. Но теперь, теперь к нему еще и безумие примешивается. "Не повезло какой-то ти-ар-эль, - мысленно улыбнулся он, - ей достанется безумный муж!"
        - Сар! - он почувствовал, как его щеки касаются тонкие холодные, чуть дрожащие пальчики.
        - Ниа! - и он, забыв о приличиях, забыв о долге сгребает девушку в охапку, отчаянно прижимает к себе, шепча: - не отдам. Ниа, я тебя никому не отдам!
        - Отпусти меня, - молит она, но в этой мольбе куда ярче слышится крик "не отпускай!".
        - Нет, только не сегодня. Нет! - шепчет он, целуя ее заплаканные глаза.
        - Сар, я люблю тебя!
        - Люблю тебя, - вторит ей Сариэль, уже ни о чем не думая, просто наслаждаясь ее близостью.
        После она лежала у него на плече, и Сар чувствовал, как катятся ее слезы.
        - Прости, меня, - просит он, чувствуя себя последним предателем.
        - Я не в обиде, - жарко шепчут в ответ любимые губы. - Жаль, что мы никогда не сможем быть вместе. Вместе открыто и постоянно, редкие свидания и поцелуи со вкусом предательства, мне не очень-то нравятся, - она трется носом о его плечо.
        - Мне тоже, - кивает он, видя, как переплелись их пряди. Светлое золото и темный горький шоколад. Горький…
        - У меня завтра помолвка, - не с того ни с сего признается она.
        - Ниа?! - отчаянная надежда посетила его душу.
        - Что? - от этого вскрика она даже приподнялась, чтобы заглянуть в его лицо.
        - Назови мне свое полное имя, - взмолился он.
        - Тьянэль Ниадира Лиор Кайр - дальше тебе уже точно не интересно, - осторожно проговорила ти-ар-эль.
        - Ниа, я идиот! - он подхватил девушку на руки, вскочил и начал ее кружить над полянкой. - Я люблю тебя, Ниа!
        - Сар, - она прижала тонкие пальцы к его губам, безмолвно прося остановиться, - нас могут увидеть!
        - Пусть видят! Пусть! Завтра ты станешь моей невестой.
        - Что?!
        Он осторожно, отчень бережно поставил ее на землю, поцеловал в макушку темные волосы. Девушка смотрела на него недоуменно и даже с небольшим испугом, который быстро сменился изумлением, когда он упал перед ней на колени.
        - Я, Сариэль Вирстан Лиорэн Даанг, прошу тебя, Тьянэль Ниадира Лиор Кайр, стать моей невестой.
        - Сар?!
        - Да или нет, - потребовал он.
        - Да, - выдохнула девушка и упала в его объятия. Эта ночь обещала им еще множество приятных минут.
        Он проснулся первым. Его мечта спала, уложив голову к нему на плечо. Тонкие лучики восходящего солнца нежно гладили ее лицо, делая его еще прекраснее. Сариэль наслаждался ее видом, словно бесценной картиной великого мастера. Тьянель, его Ниадира, была прекрасна и удивительна. Обманчивая хрупкость и нежность, таящие под собой огромную силу и стальную волю, кружили его голову любовью куда сильнее, чем дриадские наливки, предназначенные примерно для тех же целей.
        - Доброе утро, - светло улыбнулся он, видя, как вздрогнули длинные темные ресницы возлюбленной.
        - Доброе, - сладко потянулась она и заключила, - мы сумасшедшие!
        - С чего бы это? - изумился он.
        - С того, что я не ночевала у себя. Меня уже должно быть обыскались, представляешь, какой будет скандал! - она прижала тонкие пальчики к губам.
        - Представляю, - довольно ответил он. - Успокойся, все будет хорошо. Веришь?
        - Да, - кивнула девушка.
        - Вот и отлично. А теперь давай одеваться, нам пора предстать перед ясными очами наших отцов, - усмехнулся он. - Я люблю тебя, и никому не отдам.
        - Знаю, - мягко улыбнулась ему в ответ ти-ар-эль.
        - Удар. Блок. Уходи в сторону, - давала она четкие команды, контролируя разминку своей диар, хотя в этот момент Таэнили меньше всего была маленькой кайораной.
        В моменты этих уроков-тренировок девочка полностью подчинялась духу тхаар'и. Это было по истине страшно, потому что из Таэнили, казалось мгновенно утекала жизнь., оставляя на ее месте засасывающую жадную пустоту, которая стремиться как можно скорее заполниться новыми знаниями и умениями. Да, для обучения такое состояние девочки было, конечно, удобно, но… все равно смотреть на малышку в эти моменты было просто страшно.
        - Умница, - похвалила она свою подопечную, когда девочка почти идеально выполнила весьма трудную для начинающего обучаться воинскому искусству связку. - А теперь повтори это.
        Она и сама с удовольствием проводила полную разминку рядом с малышкой, потому что быть просто наблюдателем было не очень удобно. Стоять без движения было попросту холодно. А так и она поддерживала себя в достойной форме, и подсказать-показать что-то могла в любой момент.
        Сегодня утра выдалось на редкость промозглым и сырым, а резкий холодный ветер легко залезал под куртку, стремясь добраться до восхитительно горячего от нагрузок тела. Дэра, прикинув, к чему может привести полноценная тренировка в таких условиях, скомандовала своей диар закругляться и возвращаться в поместье, благо, и в нем тренировочных комнат было достаточно. Словно в подтверждение ее слов с неба начало капать, сначала не сильно, но дождь быстро заявил о том, что он собирается перерасти в ливень, так что кайораны поспешили поскорее спрятаться под крышу.
        В поместье было восхитительно тепло, в воздухе витали легкие нотки дыма - горели камины - яблок и груш, эту смесь ароматов Дэра любила с детства, но терять время и просто наслаждаться жизнью себе не позволила. Она вместе с Таэнили тут же отправилась в один из тренировочных залов в восточном крыле поместья. Они прошли по коридорам никого, к своему счастью, не встретив: Дэре не хотелось, чтобы кто-то знал о тхаар'рел в их роду.
        Тхаар'эл - путь, который держит всех кайоран в узде, ибо ни один народ не захочет нести такую плату за предательство. Тхаар'эл - это традиция, которую основали боги, когда поняли всю силу кайоран, традиция от которой они не могут отойти. Род, в котором появилась предательница, должен породить и ту, что ее остановит, невзирая на плату за это. А цена всегда одна - жизнь. И на этот раз жизнь Таэнили! Дэра прекрасно понимала суть всех кайоран и порой ненавидела ее, ведь каждая из дочерей Кленового леса, дочерей Карианы, сделает все от нее зависящее, чтобы сестры ее не пострадали! Даже пойдет на киор! Киор - дуэль за право умереть, зная, что прав.
        Дэра еще немного погоняла свою ученицу и, видя, что она совсем уже выдохвась, остановила тренировку. Малышка тут же рухнула на небольшой мат, рядом с которым стояла.
        - Урок окончен, тхаар'и, - мягко сказала кайорана, смотря за тем, как Таэнили становится самой собой.
        Глаза маленькой кайораны непрестанно меня темные цвета, становясь то черными, то темно-синими, то карими. Мокрые светлые волосы облепили лицо, толстая коса, перекинутая сейчас вперед, изрядно растрепалась. Раскрасневшаяся диар глубоко и тяжело дышала, не сводя с нее взгляда. Суда по всему, эта тренировка далась малышке особо нелегко. Она подошла, села рядом и привычно опустила ладонь на мокрый лоб подопечной. Мир качнулся, покружился немного и успокоился, вот только большая часть ее силы испарилась, и Дэра знала куда. Маленькая диар благодаря их связи тхаар легко и непринужденно восстановилась за ее счет.
        - Ну как ты, маленькая?
        - Уже лучше, - выдохнула Таэнили, - прости, я случайно.
        - Ничего, Аэни, - улыбнулась она, - от меня не убудет. Ну, что выбираться будем? - подмигнула она своей диар.
        - Угу, - попыталась встать маленькая кайорана да так и повалилась обратно на коричневый мат, - ой!
        - Ладно, сейчас разберемся, - улыбнувшись, заверила она ребенка и тоже попыталась подняться. Результат был тот же, что и у Таэнили.
        Как-то отсюда все равно выбираться было надо, так что надо было срочно что-то придумывать, потому что сидеть здесь еще пару часов было выше ее сил. Полутемное просторное помещение было достаточно пустым, чтобы при громком разговоре или крике рождалось гулкое эхо. Так что покричать, зовя кого-нибудь на помощь, тоже не выход. Совсем не выход, если вспомнить, что Раэдир еще с утра уехал куда-то по своим делам, а у Альсы, наверняка, посетители. Она живо представила, как на крики отреагируют пришедшие к главе рода за советом или помощью, и невольно улыбнулась: уж очень яркое получилось видение. Так что придется действовать самим.
        - Хочешь покататься? - спросила она маленькую диар.
        - Ага, - тут же закивала в ответ белоснежной головкой малышка.
        Дэра медленно поднялась и начала преображение. Вскоре перед потрясенной Аэни стояла огромная белоснежная с черными полосами-подпалинами саблезубая тигрица. В этой ипостаси она чувствовала себя куда лучше, так что с удовольствием немного прошлась, проверяя в каком состоянии тело. Таэнили заворожено следила за ее движениями, глаза девочки светились от восторга и предвкушения. Ей тигрице это льстило, а вот она-кайорана волновалась о том, как такие перегрузки могут сказаться на маленькой диар.
        - Ты меня покатаешь, да? - осторожно и медленно подходя к тигрице, спросила ее малышка, прижимая тоненькие белые пальчики к губам.
        "Конечно! Забирайся!" - послала она мысль диар.
        Везти кого-то на собственной спине было необычно. Малышка сжимала ее бока ногами, а ее пальцы, нырнув в густую шерсть, крепко держались за мех. Ничего подобного Дэра раньше не проделывала, единственное, чем она занималась с наставницами - это бои в звериной ипостаси. А вот превращения она освоила сама, да с такой легкостью, что все еще, хотя прошел уже тайр, удивляла многих.
        - Но, лошадка, но! - похлестывая ее пятками, кричала Аэни, когда они неслись по пустым коридорам поместья. Дэра специально выбирала путь, чтобы случайно ни с кем не столкнуться - только лишних сплетен ей не хватало.
        "Все, мелкая, слазь!" - скомандовала она, оказавшись под дверьми ведущими в комнату диар.
        - Ну, Рисса! Ну, покатай меня еще, - тут же запричитала маленькая кайорана.
        - Нет, малыш, мне сейчас некогда - я ведь тоже учусь, ты помнишь? - подмигнула ребенку уже обернувшаяся кайорана.
        - Тогда, тогда, - задохнулась от выбора возможностей Таэнили, - тогда ты расскажешь мне на ночь сказку, вот!
        - Хорошо, Аэни, расскажу, - согласилась он и тряхнула головой. Подросшие волосы пощекотали шею. Дэра неохотно начала рыться в карманах, чтобы найти амулет изменяющий внешность. Кайорана старалась лишний раз даже в Эйтаре не показывать, сколько стихий пожелали ей покровительствовать.
        - Опять ты радугу свою прячешь, - печально молвила Таэнили, о которой Дэра на несколько мгновений забыла.
        - Ты еще здесь?! - удивилась она. - Так надо, Аэни.
        - Не-а, ты и так красивая с радужными волосами и настоящим цветом глаз! А что не понимает - дурак!
        - Спасибо, милая, - она опустилась на колени и чмокнула диар в щеку. - Мне пора. Встретимся вечером.
        - Угу, - услышала она вслед легкий голосок маленькой каойрыны, звучащий точно серебряный треугольник.
        Она шла по коридорам поместья, мимолетно отмечая красивейшие пейзажи и с детства знакомые портреты. Потрескивали свечи в канделябрах, развешенных по стенам, пахло грушами, яблоками и воском. Все это напоминало ей о детстве, но вспоминать его кайорана отказывалась наотрез. Она просто шла к своей цели. Покинуть поместье, потом перекусить в какой-нибудь таверне, благо в Эйтаре их не так уж и мало, а потом к наставнице. Вот и весь ее план на оставшуюся часть дня. Ах, да, еще сказка для Аэни на ночь - но это совсем-совсем другое. Дэра давно уже призналась себе, что маленькая диар ей очень нравится и воспринимается ею как сестра. И значит, она сделает все, чтобы малышка жила. Все, то есть совершенно абсолютно все.
        История кайоран уже знает прецеденты, когда вместо тхаар'и, преступницу карала тхаар'эн. И плевать, что тогда она погибла сама - Дэра была готова к подобному. Потому что если ты не в состоянии пожертвовать собой ради тех, кого любишь, значит, и не любишь вовсе, значит, ты и сам никому не нужен!
        Дэра вышла из поместья. Холодный и влажный ветер бросил ей в лицо несколько опавших желто-красных кленовых листьев, кайорана фыркнула в ответ на это ребячество стихии и быстро зашагала прочь - времени до урока у нее осталось всего ничего.
        Пред очами дражайших родителей они появились вместе, сразу же избавив их от необходимости задавать ненужные вопросы. Лиорэн был удивлен и доволен, впрочем, и его коллега выглядел так же. Это хорошо, потому что этой ночью он решил, что больше никаких обязательств и обстоятельств, только Тьянель. Значит, надо сделать так, чтобы они никогда и ни при каких обстоятельствах никто не смог их разлучить. Отец, конечно, будет недоволен, но его мнение в этом вопросе Сариэля интересовало в последнюю очередь. Главное, чтобы Ниа согласилась, а на весь остальной мир плевать.
        - Вижу, - начал Лиорэн, как всегда восседающий в кресле за письменным столом в своем кабинете, - вы уже нашли общий язык.
        - Да, - кивнул он, осторожно отодвигая Ниадиру к себе за спину.
        - Вот и замечательно, - вступил в диалог отец его возлюбленной, до того молча восседавший в одном из гостевых кресел в кабинете отца. - Я рад за тебя, Тьяна, - улыбнулся он ти-ар-эль.
        - Благодарю, отец, - легонько склонила она голову в ответ. - До бала будьте добры, побудьте по отдельности. Сегодняшний ночной инцидент удалось скрыть, но если вы и ведь день проведете вместе, да еще так улыбаясь, кого-то из нас обвинят в запрещенной магии, - усмехнулся мужчина, удивительно, то этот ти-ар-эль нравился ему все больше и больше.
        - Не волнуйтесь, отец, мы не будем подставлять вас под удар, - рассмеялась ему в ответ Ниадира. - А сейчас, если вы позволите, я пойду.
        - Ступайте, Тьянель, - отпустил девушку Лиорэн.
        Когда за ти-ар-эль закрылась дверь, а он занял пустовавшее до этого кресло, взгляды двух старших ар-эль сосредоточились на нем. Правильно, так и должно быть. Он же мужчина, и значит, должен принимать ответственность за их решения на себя. Сариэль поудобнее устроился в кресле, вытянул ноги на густой темный ковер. Разговор предстоял долгий и не самый простой, так что надо было принять все меры, чтобы никакие пустяки его не отвлекали.
        - Итак, я вижу, вы поладили? - задал ему совершенно дурацкий вопрос отец.
        - Да.
        - И вы готовы к помолвке? - это уже отец Ниа. "Надо будет узнать, как его зовут, а то неудобно получается" - подумал Сар.
        - Да.
        - Мы за вас рады, - по выражению лица Лиорэна это было трудно сказать.
        - Нас это несказанно радует, - в тон ему ответил Сариэль. - Когда планируется провести официальную церемонию помолвки?
        - Весной, - ответил отец его возлюбленной.
        - А раньше? - с надеждой спросил он.
        - Раньше, увы, не получится. Надо же чтить хоть какие-то традиции, - усмехнулся в ответ Князь, - но вам никто не мешает быть это время вместе.
        - Хоть это радует, - понурив голову, недовольно произнес Сариэль. - Еще одной разлуки с Ниадироя я не переживу.
        - Еще одной? - спохватился ее отец, хоть последняя фраза си-ар-эля предназначалась только ему самому. Услышав вопрос, Сар скрипнул зубами, вот ведь влип.
        - Я познакомился с вашей дочерью полтора тайра назад и влюбился, признаюсь, как мальчишка. Но мы не могли быть вместе, и пришлось расстаться, каждый помнил о долге.
        - Значит, вы уже расставались?
        - Да. Мы не назвали друг другу настоящих имен и расстались тогда навсегда, думая, что сможем побороть вспыхнувшее чувство.
        - Любовь вообще странное чувство, князь Сариэль, - усмехнулся ее отец, - и я вижу вам неудобно. Простите, я, кажется, забыл назвать свое имя, Тайянур Дэрьен Лиор Кайр.
        - Для меня часть знать вас, - встал и поклонился Сар, - как меня зовут вы, конечно, знаете, но я все же назовусь еще раз. Отец дал мне имя Сариэль Вирстан Лиорэн Даанг.
        - С представлением наконец-то покончено, - вновь улыбнулся ему Тайянур и обратился к отцу, - Лиорэн, вы не против, если я ненадолго похищу вашего сына?
        - Нет, разумеется. Думаю, вам будет удобно поговорить в его личном кабинете, - предложил им Князь, и Сар явственно слышал подвох. Он давно не бывал в своем, так называемом, кабинете, зная, что за ним в этой чуждой комнате очень просто наблюдать.
        - Благодарю за предложение, - благосклонно слегка склонил голову ти-р-эль, - но думаю, нам лучше будет просто прогуляться по парку. Что вы скажите, Сариэль?
        - Я не отказался бы от прогулки, - тут же схватился он за протянутую соломинку.
        - Тогда идемте, - капельку самодовольно улыбнулся Тайянур Лиорэне и вместе с Саром покинул кабинет Князя си-ар-эль.
        Они шли по коридорам дворца. Удивительно, но направление задавал гость, а не выросший в этом замке Сариэль. Впрочем, последний не имел ничего против, ему было интересно, каким из путей предпочитает пользоваться ти-р-эль. И они шли. Сара не интересовали ни небольшие террасы с красивыми кованными оградками, отделяющими их от парка, которыми они проходили. Переходы с мастерски выполненными витражными окнами, на которых запечатлены некоторые божественные сюжеты. Ни обычные как всегда слегка темноватые коридоры, ведущие их одного крыла в другое. Его куда больше занимал сам ти-ар-эль. Отец Ниадиры был высок даже по их меркам, на добрую пядь выше самого Сариэля, что уже показательно. Темные почти черные волосы были стянуты в недлинную косу сложного плетения, небрежно отброшенную на спину. В уголках глаз и между бровей залегли тонкие почти незаметные морщинки, зато у крыльев носа их было больше, значит, Тайянур чаще улыбается, чем хмуриться, это определенно порадовала Сариэля.
        - Если свернем здесь, то через пару коридоров окажемся на террасе с выходом в парк, - проговорил он, наконец-то нарушив тишину.
        - Конечно, - откликнулся ти-ар-эль, сворачивая, темно-карие глаза мужчины при этом задорно сверкнули.
        В парке было хорошо. Свежая утренняя прохлада легким пледом ложилась на плечи, ласково обнимала открытую кожу. Здесь всегда по-особенному свободно дышалось. Сариэль любил бывать в парке в это время, когда большинство придворных еще спят, а гвардейцы, хвала богам, в эту часть заглядывают редко. Одиночество столь ценимое Сааром во дворце можно было найти лишь в некоторые часы в парке и в отдаленных библиотеках. Он невольно улыбнулся, подумав о том, что статуя Ниадиры очень украсит этот уголок парка. И он обязательно сделает ее сам, чтобы можно было с чистой совестью часами на пролет любоваться возлюбленной. О! девушка-статуя представлялась ему беломраморным изваянием, обманчиво хрупким на вид, как и сама… Тьянель. "Нужно привыкать к ее настоящему имени!" - приказал себе ар-эль. Она будет бесподобна, словно птица на мгновение приземлившаяся к тебе на руку и вот-вот готовая упорхнуть.
        - Отличное место, - вырвал его из мыслей голос Тайянура. Ти-ар-эль сделал несколько пассов руками и приземлился на бортик фонтана.
        Серебряная вода, серебрящиеся на солнце листья тополей, тихий шепот деревьев и далекое пение птиц. Почти сказочная картина спокойствия, жаль, что она так обманчива.
        - И правда, красиво, - ответил он, осматриваясь. Довольно ухоженный уголок, что и говорить. Фонтан, вдалеке виднеется узорчатая белокаменная беседка, да и здесь, все деревья слишком правильной для природной формы. Красиво, но не так живо, как он любит.
        - Мы можем поговорить спокойно, - вдруг заявил Тайянур, впившись в него цепким взглядом.
        - Я рад это слышать, - склонил он свою светловолосую голову в коротком поклоне, и присел рядом. - О чем вы, Тайянур, желаете со мной поговорить?
        - А сам разве не догадываешься? - вернул ему вопрос ти-ар-эль. Зря он принял Тайянура за весельчака и забыл, что тот один из трех глав родов тойши, что управляют владениями ти-ар-эль.
        - О Ниа… о Тьянель, конечно.
        - Ты прав, Сариэль. Знаешь, я никогда не видел дочь такой подавленной, такой неживой, как после ее возвращения из последнего путешествия. Она скучала по тебе, но молчала. Отчаянно рвалась куда-то и сама же оставалась на месте, понимая, каков ее долг. Ей было больно, - в глазах Тайянура сверкнула невыносимая боль, - но она смиряла себя. Так вот, ты готов беречь ее от этого?! Сможешь ли любить ее так, чтобы я никогда больше не видел боли в глазах дочери?!
        - Да! - твердо заявил он. - Я сделаю все, чтобы Тьнэль была счастлива.
        - Хорошо, - кивнул ему ти-ар-эль, - я поверю тебе. Но учти, я всегда буду наблюдать за вами, за ней. И если мне покажется, что она несчастна…
        - Этого не будет!
        - Надеюсь на это. Ты ведь тоже хотел поговорить со мной, Сариэль?
        - Да, - решительно кивнул он и на мгновение затаил дыхание. - Я бы хотел, чтобы вы провели ритуал разделения вечности. Думаю, это будет достаточным доказательством моей серьезности.
        - Ты говорил об этом с Тьной?! - вспыхнул Тайянур. - Она дала согласие на Эсн-тер?
        - Мы не говорили об этом всерьез, но думаю, она согласится.
        - Ты понимаешь, какая это опасность?! - ти-ар-эль не желал успокаиваться, от него так и веяло злостью, раздражением и пониманием. - После этого обряда обратного пути не будет. Ни-ког-да. Ты это понимаешь, Сариэль?
        - Именно поэтому, я и хочу провести обряд. Я хочу всегда быть с Тьянэль рядом, чтобы в этом мире не случилось! - он твердо и решительно посмотрел в глаза Тайянуру. Пусть этот тойши видит, что он не собирается отступать.
        - Хорошо, - устало выдохнул ти-ар-эль, - если Тьяна согласиться, я проведу этот ритуал.
        - Благодарю вас, - поднявшись, отвесил низкий поклон собеседнику Сариэль.
        - Не за что еще. Думаю, наша беседа окончена, - неожиданно улыбнулся Тайянур, - не будете ли вы столь любезны, князь, и не покажите ли мне этот замечательный парк, я давно мечтал посмотреть на это чудо своими глазами.
        - Разумеется, тил24 Тайянур, - официально ответил он. Разговоры по душам уже закончились, пора вести себя соответственно со своим статусом.
        Вечер! Как же она его ждала, окончательно вымотавшись на послеобеденных занятиях. Ольшерла сегодня была неумолима и настойчива и отпустила ее домой, лишь добившись сносного по ее мнению воздушно-огненного щита. Постоянные окрики и нервное напряжение едва не сыграли с ней злую шутку, когда Дэра вконец разозлившись на собственную бестолковость, едва не запустила взрывающийся огненный шар, вместо щита. Потоки разных стихий никак не хотели вливаться в начертанный контур так, как этого требовала кайорана. Напротив, они старательно вылезали за пределы плетения-вязи, так и норовя стать единым мощным фронтом. Но при таком раскладе щита уж точно не получится, а вот стремительно движущаяся огненная стена очень даже. Словом, сегодняшний урок был очень утомительным. И теперь Дэра неспешно брела по дорогам Эйтара, направляясь в поместье рода, где ее поджидало маленькое стихийное бедствие по имени Таэнили.
        Дэра глубоко вздохнула и осторожно прислонилась к одному из кленов-гигантов. Он уже растерял половину своих листьев, но пока еще упорно сопротивлялся надвигающейся вслед за осенью зиме. Пальцы кайораны прильнули к грубой шершавой коре, поддерживая и ища поддержки. Сотни, тысячи невидимых и почти неощутимых связей тут же налились силой, способной на невероятное, если сумеешь ей правильно воспользоваться. Девушка прикусила губу и постаралась отойти от древа-хранителя, не хватало еще усилить собственную связь с Кленовым Лесом! И без того слишком болезненно она реагирует на всех членов рода Таннет, а если к ним добавится еще кто-то?! Об этом даже подумать было страшно. Именно из-за этого Дэра едва ли не со слезами на глазах молила Ольшерлу Шайс не принимать ее в ученицы по полному обряду. Дэрисса просто до безумия боялась, что сможет чувствовать эту сверкающую страстью и болью женщину. Нет, к подобному она была совершенно не готова! Да, ее наставница поддалась уговорам, но Дэре до сих пор было неуютно, когда она вспоминала взгляд этой кайораны в тот момент. Обычно серо-стальные глаза в тот миг стали
полночно черными, взгляд их обволакивал, лишал воли, но Дэра справилась, смогла отвести наваждение, за что удостоилась похвалы от наставницы. Они потом еще долго разговаривали обо всем помаленьку, и Дэрисса любовалась, как играют отблески огня на кровавых прядях наставницы, обрамляющих белоснежную шевелюру. О! Волосы у Ольшерлы вызывали у нее приступ острой недостойно зависти. Длинна, до середины бедра белоснежная коса толщиной в мужской кулак, послушной змеей струилась по спине, но могла и ужались хлесткой как от удара плети болью, если кайоране что-то не понравится. А вот короткие красные пряди у лица Ольшерла заплетала в тоненькие косички, которые унизывала бусинами оберегами и талисманами, а потом заправляла за аккуратной формы ушки. Такой была ее наставница, поджарой, свободной и соблазнительной для любого мужчины вот только они не слишком-то задерживались подле живого пламени, что воплотилось в Ольшерле.
        Влажный воздух казалось был тяжелее обычного, или это из-за преддверья дождя? Все может быть, поэтому Дэра прибавила шагу, чтобы как можно скорее оказаться под защитой каменных стен и крыши, у уютного домашнего огня. Мысли уже рисовали кружку горячего отвара и что-нибудь приторно сладкое, именно так хотела сейчас отдохнуть кайорана, развалившись в глубоком удобном кресле. Чтобы вытянуть ноги навстречу огню и любоваться в тишине потрескиванием поленьев в камине, слушая, как за окном шепчет о чем-то дождь. Но это всего лишь мечты, потому что она обещала маленькой диар сказку, а значит, придется сразу же отправляться в комнату Таэнили. Итак уже слишком поздно для маленьких детей, которым давно пора спать.
        В доме было тихо. Казалось, напряги слух и услышишь, как в подвале попискивают мыши, деля добычу, как приглушенно ухает на чердаке старик сыч, поселившийся там еще в ее детстве, как скрипит тонкое перо по бумаге, выводя узоры букв под управлением уверенных пальцев Альсы. Она, еще подходя к дому, видела, что в окнах кабинета тетки горит свет, значит, Альса по-прежнему в делах и ее малышка, скорее всего, скучает. В доме пылали камины, но это был совсем не тот живой немагический огонь, который так любила Дэра. Девушка, прищелкнув пальцами в прихожей, очистила свои сапоги от грязи заклинанием и сразу же отправилась наверх, к Таэнили. Ну, и что, что живот урчит - потерпит, не в первой. Тем более она обязательно поест, когда убедится, что ее маленькая диар сладко спит в своей кроватке.
        - Привет, - открыв дверь в комнату Таэнили, улыбнулась она.
        - Рисса! - взвизгнула маленькая кайорана и повисла у нее на шее. - Как хорошо, что ты пришла. Мне скучно, а у мамы дела-а, - передразнила она Альсу.
        - Ну, у твоей мамы очень важная должность, - начала было оправдывать тетку Дэра.
        - Я все это слышала, просто я скучаю по ней. Раньше у нее было больше времени, - пожаловалась малышка.
        - Увы, но придется потерпеть, маленькая, - гладя по белоснежным волосам диар, тихо проговорила Дэра, пытаясь ее поддержать.
        - Я знаю, - выдохнула малышка. - А ты почему опять прячешь радугу?! - тут же сменила он тему. - Тебе же свои волосы больше идут, чем эти желто-красно-белые косички.
        - Хорошо, Аэни, если тебе так не нравятся мои косички, я позволю тебе их расплести и даже сниму амулет.
        - Здорово! - захлопала в ладоши малышке, не спеша, впрочем, слезать с ее рук.
        Дэра отнесла ребенка на кровать и сама села рядом, всем своим видом показывая, что готова к пыткам. Первым делом пришлось снять амулет, и вновь обрадовать мир радужной, как ее называет Таэнили, шевелюрой и темно-фиолетовым взором глаз с двойным вертикальным зрачком. Картина как всегда получалась весьма необычная и даже в какой-то мере сказочная, но младшей кайоране семьи Онел так нравилось. А значит, Дэра потерпит, тем более это ведь ее настоящая внешность!
        - Можно приступать, да? - залезая к ней на колени, спросила диар.
        - Ага, - кивнула она. - Какую сказку ты хочешь услышать?
        - О том, как на Кариане появились кайораны, - тут же выпалила Таэнили.
        - Ну, раз так, слушай. Это было очень давно, когда драконы еще свободно путешествовали по Анитану, а оборотни не умели контролировать свои превращения, поэтому жили закрыто и обособленно в землях между Браслетными и Кольцевыми горами. Так вот, одиноко было в Небесном замке Кариане, и решила она возродиться на земле, чтобы своими глазами увидеть, как живут те, кто ей поклоняются. Для этого она выбрала тело молодой знахарки, которая должна была вот-вот умереть от лихорадки. Спустившись на землю и теперь имея тело молодой знахарки, душа которой уже покинула его, Кариана начала путешествовать по Анитану. И так случилось, что влюбилась она в парня, ни чем среди прочих не выделяющегося на первый взгляд, кроме того, что пропадал каждый тайр во время дней лунного пути, а затем вновь возвращался. Как-то проследила она за возлюбленным и узнала, что помощник сотника
        - оборотень. А уходит он от людских поселений, чтобы никого случайно не ранить.
        Прониклась Кариана несчастьем своего возлюбленного, но ничего поделать с ним увы не могла. Пришлось ждать случая. И он не заставил себя долго ждать. В деревню, в которой остановилась Кариана, пришла маленькая девочка-побирушка. Лет ей было около десяти, но смотрела она уверенно и дерзко, совсем ни как нищенка. Приглянулась она Кариане, да и предложила ей богиня кровь и тепло. Так и осталось жить подле Карианы Дэлька.
        - А она, она будет первой кайораной, я знаю, - тут же влезла в рассказ Таэнили, которая как раз закончила расплетать косы Дэры.
        - Ты права. Но раз все знаешь, может, я не буду рассказывать дальше? - сделала серьезный вид кайорана.
        - Ну, Рисса, Рисса, ты же обещала! - взмолилась малышка.
        - Тогда, чур, не перебивать.
        - Ага.
        - Не долго продлилось счастье Кариана. В скором времени случилось несчастье, не смог Талк, как звали ее возлюбленного, на дни лунного пути покинуть деревню. И произошло непредвиденное, Дэлька пытавшаяся защитить Кариану сильно пострадала от зубов волка, и чтобы спасти девочку, Кариана напоила ее своей кровью. Матерь понимающая, знала, что не будет жизни им в этой деревне вот и отправила Дэльку, нареченную теперь Демианой, велела отправляться в Спящий Лес, так до прихода кайоран звался Эйтар. Девоку бывшая травница собрала быстро и отправила ее в путь ночью, снабдив защитными амулетами. Хотя теперь ее кровь не должна была дать Дэльку в обиду.
        А после этого был самый страшный момент в жизни великой богини. Она должна была разыскать Талка раньше охотников. Ее вело чутье и проснувшаяся божественная сила, хотя Кайорана все еще была в смертном человеческом теле. Талк был при смерти, которую отчаянно звал к себе. Он не желал быть тем, кто запросто губит чужие невинные жизни.
        - Вот видишь, любимый мой, - садясь рядом с волком, проговорила Кариана, - ты смог отвоевать свой разум у волчьих инстинктов и теперь, по моему слову никого больше из твоего народа звериное безумие не коснется.
        Волк лишь печально посмотрел ей в глаза. Себя за смерть Дэльки он простить бы не смог, а значит, эти слова для него все та же боль. Кариана вновь взрезала запястье на левой руке и напоила оборотня своей кровью.
        - А теперь спи, Диоран, спи. Завтра начнется новая жизнь, для нас обоих.
        Говорят, что охотники не нашли ни оборотня, ни глупой девицы, ни Дэльки. Может, плохо искали, а может, это не входило в планы Карианы, Матери понимающей.
        Так Алиаш получила того, кто разделил с ней вечность. И наконец-то ожил третий зачарованный лес, ведь в него пришла первая кайорана. Та, для которой он когда-то и родился под песню Карианы.
        Дэра закончила свой рассказ. Таэнили уже спала и видела второй сон. Девушка немного постояла с малышкой на руках, улыбаясь, а потом осторожно переложила ее в кровать. Укутала сверху одеялом, подоткнув его, как следует, и тихонько вышла из комнаты. Ступая бесшумно по с детства знакомым маршрутам, Дэра добралась до кухни и наконец-то позволила себе немного отдохнуть. Сварила крепкий взвар из пары десятков разных трав, бухнула в него несколько ложек меда. А потом, когда все было готово, она с наслаждением потягивала восхитительно горячее питье и думала о том, что она рада, что в ее жизни есть Таэнили.
        Он давно так не волновался перед балами, как в этот вечер. Сариэль не знал, куда деть руку и чувствовал себя мальчишкой, впервые допущенным на бал. Он постоянно одергивал одежду и покусывал нижнюю губу, выдавая всем свою неуверенность и ожидание. Смотреть на него со стороны было забавно, но вот оказаться в его шкуре не хотелось никому. Бал-знакомство это всегда очень серьезное испытание для обеих сторон. А тут еще и официальное объявление о помолвке должно состояться. Словом, некоторую нервозность младшего князя, все понимали.
        - Отец! - окликнул он Лиорэна, когда тот наконец-то появился.
        - Сар?! - окинув сына изучающим взглядом, поинтересовался Князь.
        Вид сына его вполне устроил. Одежда родовых цветов как нельзя лучше подходила ему: зеленая точно молодая листва рубашка с тонкой серебряной вышивкой по рукавам и вороту дополнялась темными брюками. Оружия на первый взгляд не видно, но Лиорэн точно знал, что сын не беззащитен, да он и сам никогда бы не решился прийти на бал, без козыря в рукаве.
        - Вы опаздывали, отец, - осторожно укорил он Князя.
        - Времени достаточно. Не стоит бежать за тем, мой сын, что само идет к вам в руки,
        - поучительно заломив руки, проговорил Лиорэн.
        - Я понял вашу… мысль, отец, - холодно обронил он. - Идемте.
        В пустой убранный к празднику зал они вошли через боковую дверь. Мантэл, его старший брат и наследник, сейчас находился в крепости на границе с Тиалайром25, согласуя торговые пошлины - занятие, конечно, скучное, но необходимое. Да и вообще, его братец всегда увлекался экономикой, так что это задание вполне в его духе. Брат вообще частенько вызывал у него удивление своим поведением, казалось, что Мантэл делает все, чтобы доказать отцу, что он идеален, что лучшего наследника и найти невозможно. Смешно, ведь Сар никогда не хотел становиться Великим Князем, взваливать на себя все эти обязанности. Власть его совсем не прельщала, скорее, он стремился оказаться от нее как можно дальше и совсем не жалел теперь о том, что жениться на любимой ти-ар-эль, а значит, лишается и тех небольших прав на трон, которые были до этого. Пусть со всем этим разбирается Мантэл, а он будет просто счастлив.
        Постепенно зал начал заполняться приглашенными на бал аристократами с обеих сторон. Чье-то появление вызывало оживление, чье-то, напротив, заставляло всех на мгновение замолчать. Словом, начинался самый обычный бал. Что-то играл великолепный оркестр, ведь половина музыкантов в нем были кайоранами, но он не слышал, точнее не придавал этому никакого значения. Сариэль смотрел в зал, с нетерпением ожидая появления возлюбленной. В глазах рябило из-за ярких разноцветных костюмов придворных и аристократов, при этом большая часть гостей была одета, по истине, со вкусом, но все вместе они смотрелись очень уж аляповато.
        И вот наконец-то герольд подал знак музыкантам сделать паузу и распахнул двери, объявляя:
        - Северный глава тойши Тайянур Дэрьен Лиор Кайр с дочерью прекрасной Тьянэль Ниадира Лиор Кайр!
        Все взгляды устремились к прибывшим. Он видел, каким взглядом одарила леди Коиниэн, фаворитка отца, его невесту. Столько змеиного яда ему давно не удавалось видеть. Что ж, это значит, что красоту Тьянэль местные дамы уже признали. Он и сам с превеликим удовольствием рассматривал ти-ар-эль. Невысокая девушка отвоевала у природы добрую пядь, выбрав изящные туфельки на высоченном каблуке. Говорят, ходить на таких целая наука. Наверное так и есть, но проверять на себе ему как-то не хотелось. Светло-зеленое платье свободного кроя подчеркивало тонкую фигурку, а украшения белого золота, дополняющие образ хрупкой легкости и изящества, говорили лучше любых слов, для тех, что умеет видеть.
        Гости еще прибывали, но он уже не следил за ними. Все внимание Сара занимала невысокая ти-ар-эль, которая сегодня станет его невестой. Она улыбалась кому-то, смеялась в изящный веер над удачной шуткой, шепталась с дамами, а он сходил с ума из-за того, что вынужден изображать само спокойствие и хладнокровие. Как же хотелось плюнуть на эту придворную ересь, явно по ошибке зовущуюся этикетом, встать наконец-то с малого трона и подойти к ней. Закружить в танце, прижать к себе тонкое податливое тело. И пусть все смотрят, пусть завидуют, им будет все равно.
        Первый танец. И почему он должен наблюдать за тем, как Тьяну ведет в танце другой? Да, это ее отец, но все же. Она должна улыбаться ему, а не кому-то другому. Сар с силой жал подлокотники кресла-трона, чтобы не сходить с ума от призрачного ощущения тонкого шелка ее платья под пальцами. Как же он хотел оказаться там, внизу, на месте Тайянура. Интересно, любовь всех делает ревнивыми безумцами, или только ему так повезло? Ниа поймала его взгляд, улыбнулась в ответ и снова закружилась в танце. Осталось продержаться не так уж долго, каких-то три десятка тактов. И потом все… она будет весь вечер принадлежать только ему, и плевать на этикет. Никому он Тьянэль не отдаст.
        Танец наконец-то закончился. И он смог подняться, подойти к Тайянуру и Тьянель. Музыка смолкла, наверное, отец об это позаботился, только тихий мотив выводила скрипка. Красиво получится. Он опустился на одно колено, смотря в темные глаза Тьянэль, очень медленно протянул вперед руку с брачным браслетом.
        - Я, Сариэль Вирстан Лиорэн Даанг, прошу тебя, Тьянэль Ниадира Лиор Кайр, стать моей невестой.
        В этот раз слова дались ему куда труднее. Было в них теперь что-то предопределяющее, что уже никак не изменить. Но ему это нравилось, как и то, что зал замер, кажется, аристократы даже дышать перестали, а потом отмер - разразился шквалом аплодисментов. Музыканды грянули туш, но ему было все равно, потому что в любимых глазах Тьянэль он видел согласие. Сариэль легко поднялся и долго стоял напротив возлюбленной, смотря ей в глаза, дожидаясь ответа.
        - Я, Тьянэль Ниадира Лиор Кайр, согласна стать твоей невестой, Сариэль Вирстан Лиорэн Даанг, - тихо, почти шепотом ответила ти-ар-эль. Ее ответ затерялся в гомоне зала, но он-то его слышал!
        Брачный браслет лязгнул защелкиваясь, и они оба поморщились от этого звука. Толпа стала расходиться, освобождая им место - этот танец будет только для них, только для двоих. Зазвучала музыка, в такт ей взметнулось пламя свечей - подарок от кайоран - зазвенели чистейшие голоса дочерей Эйтара, даря им чудо.
        Сариэль осторожно обнял невесту, ободряюще улыбнулся ей и повел в танце. Неспешная музыка лилась плавными потоками не то солнечного света, настолько она была тепла, не то родниковой воды, столь чистой она была, кайорны - дирижеры этого чуда - давали им время прийти в себя, привыкнуть друг к другу. Потом музыка ускорилась стала более чувственной и уверенной, такой она нравилась танцующим куда больше. Во время очередной фигуры Сариэль получил дразнящую улыбку от своей невесты, понимая, что ей тоже нравится происходящее. Они танцевали и танцевали, полностью отдаваясь танцу. И, кажется, были просто счастливы. По крайней мере мир вокруг этим вечером для них не существовал.
        Они танцевали, полностью отдаваясь своим чувствам и музыке. Сариэль тонул в темных омутах глаз напротив, его пальцы ласкали тонкий вышитый шелк на талии возлюбленной. И им совсем не хотелось, чтобы этот вечер заканчивался, словно вместе с ним может закончиться и то волшебство, которое подарили им вместе с музыкой кайораны из оркестра. Они с видом гурманов цедили, тянули каждый миг бытия, каждую ноту мелодии, каждый всполох света.
        И словно повинуясь их желанию, бал закончился глубоко за полночь, когда усталые аристократы, не выдержав темпа, давно сошли с дистанции, когда сдались его поклонницы и любители чужих невест, когда даже их отцам надоели великосветские разговоры о политике, остро приправленные иронией, сарказмом и угрозами. А они все это время танцевали, не обращая внимания на внешний мир, потому что он был им не нужен. В парке, куда они сбежали под музыку последнего вальса, было прохладно и темно. Осторожно стрекотали цикады в высоких зарослях кустов, пронзительно пели ночные птицы, а они слышали лишь тяжелое дыхание друг друга.
        Сар долго стоял, просто вдыхая запах ее волос, кожи и духов, кажется, растворяясь в этом запахе. Он чувствовал, как под пальцами отчаянно бьется маленькое сердечко в груди возлюбленной. Это чувство заставляло терять остатки самообладания, пьянило голову посильнее самых крепких вин. На миг ему даже показалось, что вместо воздуха кругом разлита знаменитая дриадская вишневая наливка, способная распылить самых холодных мужчин и женщин, поселить в их сердцах страсть. Сар самозабвенно целовал соленые от слез глаза ти-ар-эль, целовал мягкие податливые губы, обнимал так, как ни одну женщину до этого. Вся его жизнь, вся его любовь, вся его вера заключалась в этой удивительной женщине, в его невесте.
        Тьянэль - мечта, его мечта, воплощенная прихотью богов в реальность. И эту мечту он не отпустит от себя никуда. Никогда! Он будет биться за нее до последнего вздоха, до последнего удара сердца. Потому что иначе - пустота, что страшнее самой смерти, что больше самого Хаоса.
        - Я люблю тебя, - прошептал-прокричал ар-эль в приоткрытые губы возлюбленной, чтобы она вдохнула его слова вместе с воздухом, чтобы они поселились внутри нее.
        - Люблю тебя, - слышит он в ее тяжелом выдохе, и пьет этот выдох, сходя с ума от любви. Тьянель еще сильнее прижимается к нему, прячет раскрасневшееся лицо у него на груди. И Сариэлю в этот момент кажется, что так и должно быть всегда, что счастье именно такое и есть: немного зябкое от холодного ночного ветра, с горько-сладким привкусом чужих любимых слез на губах, теплое от тонкого тела, которое ищет в тебе опоры и спасения. Все его счастья это она, Тьянэль Ниадира, ти-ар-эль из одного из родов тойши. Женщина-маг, женщина-желание, его женщина!
        - Я всегда буду с тобой, - выдыхает он в темноволосую макушку так уютно пахнущую ромашкой.
        - Всегда, - вторила ему ти-ар-эль, обжигая своим дыханием его грудь через слишком тонкий шелк белоснежной рубашки.
        - Я прошу, - уверенно, но уже тихим опасливым шепотом продолжение, - раздели со мной судьбу.
        - Эсн-тер? - встрепенулась девушка, подняла на него огромные темные глаза полные непонимания и недоверия.
        - Да! - серьезно кивнул он в ответ, - эсн-тер!
        - Но это же…
        - Зато нас не смогут разлучить, - отчаянно кричит он шепотом. От этого шепота по спине бегут мурашки страха. А Сариэль выжидающе смотрит в кажущиеся черными в этот момент глаза возлюбленной.
        - Я согласна, - непослушные губы не желают озвучивать принятое сердцем решение. - Но кто проведет обряд?
        - Тайянур дал согласие.
        - Ты разговаривал с отцом раньше меня?! - вспыхнула злостью и обидой девушка. - Как ты мог?!
        - Прости, милая, но его решение значит куда больше, чем наши с тобой, увы.
        - Я понимаю, но… ты мог бы поставить меня в известность, - тихо обиженно выговаривает она Сару.
        - Не успел, Ниа, я банально не успел это сделать. Веришь?
        - Да! Но молю тебя, больше никаких подобных сюрпризов! Или я найду способ разорвать эсн-тер, клянусь.
        - Я понял, Тьэнель, - серьезно ответил ар-эль и вновь поцеловал невесту.
        Ночь была в самом разгаре, и они не собирались ее упускать.
        Она получила первое настоящее задание от Совета Хранящих, хотя, конечно, это всего лишь проверка, не больше, так что и обольщаться не стоило. Ведь нет ничего трудного в том, чтобы неделю под командованием Тайкиры охранять границы Эйтара от непрошенных гостей и выводить на основные ленты заблудившихся. Одним словом, работенка предстояла скучнейшая, зато у Дэры наконец-то появился шанс познакомиться со своими одногодками и возможно завести подруг. Вечера с Таэнили - это, конечно, трогательно и замечательно, но ей, признаться, хотелось порой чего-то большего. Например, выпить по кружечке глинтвейна под задушевный женский разговор, поперемывать косточки Хранящим да и банально приглянувшимся мужчинам. В одиночку этого не сделаешь, а диар слишком мала для подобных посиделок, Альсе же вечно некогда. Так что выход один - искать себе компанию.
        Как раз закончился первый день несения стражи, и они в полном составе собрались у костра под навесом. Десяток кайораны, с одной стороны, это слишком мало, но с другой весьма грозная сила, ведь, несмотря на то, какой для себя путь по жизни не выбрала каждая из них, они все же остаются воинами-магами. Но небу было все равно до ее размышлений, с него немилосердно лил пронзительно холодный дождь, так что покидать укрытие никому не хотелось, но, конечно же, пришлось. Они разделили вахты и погрузились каждая в свое дело. Дэре как на грех выпала первая стража, так что ни обсохнуть, ни согреться девушка не успела. Только раздразнила тело близостью пламенного тепла.
        Кайорана точно знала, что Льитай из рода Марен будет не спеша вытачивать небольшой заупокойный амулет из редкого на Анитане дерева керден26. Она красивая, эта понимающая покой, девушка. Дэра по крайней мере нравился ее мягкий добродушный облик, такие как Льитай становятся заботливыми матерями и женами, о которых с теплом вспоминается в разлуках. Вот только тонкие красные пряди в роскошных каштановых волосах дочери рода Марен говорили о том, что она может вспыхнуть, засиять всепоглощающей страстью, и тогда покой забудется, истлеет в мгновение она. Дэра познакомилась с Льитай еще до этого задания, когда бродила по Осенней ярмарке, высматривая, чтобы приобрести в свою коллекцию смертоносных украшений. Увы, тогда ей ничего интересного не попалась, зато она долго простояла у палатки с заупокойными амулетами, которыми торговала Льитай. Девушка тогда улыбнулась ей не только губами, но и в глубине серых глаз возникла вдруг извиняющаяся улыбка. Дэра тогда приобрела ни с того ни с сего у нее заупокойный амулет вырезанный из темного дерева в виде парящего дракона.
        Это все тогда казалось ей правильным, а вот теперь Дэра не знала, что со всем этим делать. Заупокойные амулеты обычно оставляют на могилах, но у кайоран не бывает могил, поэтому амулеты относят на место гибели или смерти. От мыслей, что ей придется ехать к Пику Судеб по спине всегда пробегала струйка холодного пота, приводя Дэру в ярость и отчаяние. Она боялась! Боялась этого проклятого места, которое отобрало у нее мать, боялась ехать во владения ниа-эль, потому что могла случайно столкнуться с Шаном. Словом, боялась. И от этого страха, который никак не желал ей подчиняться, кайорана злилась на себя все больше.
        Дракон на цепочке неприятно холодил кожу, но так было нужно, чтобы потом он отдавал накопленное от Дэры тепло, ее матери в вечности. "Если посмотреть на это с другой стороны, то выходило даже забавно, - думала она, нахлабучивая капюшон пониже, чтобы капли дождя не попадали на лицо, - она обзавелась уже целым зверинцем!" Браслеты-змеи на запястьях, деревянный дракончик на цепочке на шее и там же еще одна цепочка, на этот раз, с кольцом в форме летучей мыши. Кому расскажи - не поверят, или наоборот поверят, и отправят к магам духа - лечиться. А этого ей совсем не хотелось, да и некогда сейчас, ведь надо как можно больше знаний передать Таэнили, чтобы у нее было больше шансов. В самом уголке ее души жила надежда на то, что маленькая диар справится со своим предназначением без киор, а значит, останется живы. Ведь если ей удастся доставить предательницу перед ясные очи Хранящих, то тхаар'эн будет выполнении. Совет сам покарает отступницу - они в своем праве, и это никак не ударит по другим кайоранам.
        Дэра тряхнула головой, отгоняя прочь ненужные сейчас мысли. С капюшона разлетелись капельки-брызги обиженные таким пренебрежительными поведением к себе со стороны девушку. Кайорана фыркнула точно кошка и шагнула к одному из кленов исполинов. Редкие листья почти не скрывали ее от дождя, зато прижавшись к потемневшему от влаги стволу, Дэра стала практически невидимой для чужих глаз, хотя сама она прекрасно видела и ленту, ведущую в Эйтар, и ее окрестности. Небольшие ухоженные поля темнели перепаханной землей. По весне их обязательно засеют, а пока полям оставалось лишь смиренно дожидаться первого снега. Он будет скоро, Дэра не просто это знала, она понимала это, то частью своего существа, которое взяла под свое покровительство сама земля. Сила стихий гудела где-то в самом ее существе, в душе и теле одновременно. Дэра чувствовала: позови любую из стихий сейчас и она откликнется, придет к ней во всей своей красе и силе. Но к чему пустое бахвальство? Зачем тревожить великих по мелочам? Не стоит, право слово. Поэтому кайорана стояла, прислонившись спиной к такому огромному и сильному Малахитовому клену,
защищающему ее от ветра, и смотрела в ночь.
        - Пора меняться, - тонкая рука легла ей на плечо. Значит, ее время уже вышло? Странно, Дэра и не заметила этого.
        - Да, конечно, Занва, - кивнула она и отлепилась наконец-то от дерева, уступая нагретое место напарнице.
        - Спасибо, - шепнула ей в спину кайорана.
        Занвара кай Экрис кор Шинт дир Влант - кайорана легенда. Даже она, Дэра, не была столь знаменита в Эйтаре, несмотря на свое противоестественное спасение после гибели матери, чем эта девушка. Ну, во-первых, семья Шинт - сама по себе очень интересно, в основном из-за своей скрытности. Шинт - разрушители от рода Влант, что само по себе очень показательно. Роды понимающие надстихии всегда довольно сильно отличались от обычных родов кайоран, в них более строгая иерархия, жестче внутренние законы и традиции. Но вот Экрис почти век назад послала половину важнейших законов в бездну и при этом вполне счастлива и по ныне, что само по себе показательно. Экрис - сильнейшая темляница Эйтара. Но довелось же ей влюбиться не в какого-нибудь обычного мага, а в оркского шамана и не просто влюбиться, а родить ему трех дочерей! Неслыханное самоволие. И вот теперь старшая из ее дочерей Занвара прошла этой осенью вторую инициацию силы, которую, как говорит Альса, с нетерпением ожидал весь Совет Хранящих. И дождался.
        Занва, как и мать, получила покровительство Тьмы, но вместе с этим и земли, что для рода Влант вообще не характерно - Тьма не любит делиться, особенно с землей и водой, а тут поделилась. На этом удивительное не закончилось, и оказалось, что Занва вполне может использовать и магию шаманства, так что за девушку уже расписали ее будущее на несколько танов вперед. После окончания обучения в Эйтаре, она обязана продолжить его на Шансе, родине отца. Сам же виновник такого переполоха Харшан преспокойно живет в Эйтаре рядом со своей женой, Экрис, и дочерями.
        Под размышления шагалось не так уж быстро, поэтому окрик Занвы, она услышала даже сквозь шорох дождя. Дэра, недолго думая, развернулась и бросилась бежать к ней. Хвала Кариане, с Занвой все было в порядке! Зато по ленте, ведущей в Лес, медленно, но уверенно шел какой-то человек, от которого разило магией смерти.
        - К-как думаешь, он мертвяк? - спросила ее Занва, став заметно более зеленоватой, чем обычно.
        - Сейчас проверим, - кивнула Дэра в ответ. Короткий диагностический импульс, замешенный на магии смерти и жизни - ее изобретение, скоро вернулся с ответами. - И да, и нет, - неохотно молвила Дэрисса. - Он пока еще жив, но в него вселился крайник27.
        - Ч-что? - выдохнула Занва.
        - Ничего, ты сейчас быстро бежишь за помощью, а я пока постараюсь его удержать вдали от Эйтара, - скомандовала она, и как ни странно, напарница тут же подчинилась.
        Дэра осталась в одиночестве. По-прежнему шел дождь, так что силуэт приближающегося человека был размыт. Интересно, почему он так решительно идет в Эйтар?! Быть может, он и сам в какой-то мере справился с крайником и идет сюда, чтобы ему помогли? Размышления не мешали мне плести ловчую сеть, которую я с легкостью накинула на одинокого путника. Главным во всем этой затее было то, что крайник может разрушить практически любое волшебство, кроме того, что замешано на магии Жизни. А сеть Жизни - это заклинание не из простого обихода, но Дэриссе пришлось его выучить, как только она прошла инициацию. Стихия Жизни полезна для врачевания, но ее заклятья зачастую слишком сложны для таких вот многостихийных кайоран, как Дэра, поэтому они учат только самые азы. И сеть как раз к ним относиться, к вящей радости кайораны.
        Человек, пораженный крайником, застыл посреди дороги, еще не понимая, что произошло. Но стоило ему осознать причину своей задержки, как тут же в разные стороны полетела грязь с сапог бьющегося в сети, точно силках пойманный зверь, человека. Смотреть на это было неприятно, но и заставить себя отвернуться Дэра не могла. А вдруг что-то произойдет? Вдруг, сеть не выдержит? Она до рези в глазах всматривалась в ночную мглу, стараясь не то заметить, не то предугадать лишнее, недозволенное движение.
        - Дэра! - окликнула ее Тайкира. Удивительно, но предводительница и наставница не взяла с собой никого, кроме Занвы.
        - Да? - тут же повернулась она на голос, вытягиваясь в струнку по стойке смирно.
        - Молодец, хорошая сеть, - похвалила меня Тайкара. - До утра продержаться сможешь?
        - Что?! - от удивления, я едва не выпустила нити наполняющие сеть силой. Сеть дрогнула, но устояла, потому что в этот момент крайник как раз сделал перерыв и не испытывал ее на прочность.
        - Не сможешь, - разочарованно констатировала старшая кайорана. - Ну, значит, не повезло, парню. Завтра будут полные Луны.
        - Но, - начала я и осеклась. Никто ведь не знает о том, какие именно стихи меня приняли. Для всего Эйтара существует официальная версия: жизнь, свет, огонь и воздух. Итак, это вызывает подозрение - три стихии покровительницы - это уже редкость, а уж четыре. Такие кайораны рождаются, дай боги, раз в тысячелетие, если не реже. А уж про то, сколько стихий приняло Дэру, лучше скромно помолчать.
        - Я смогу выкурить из него крайника, - все же решилась она.
        - И как ты собираешься это сделать, Дэрисса? - настороженно и капельку зло спросила ее предводительница.
        - Так, - Дэра отвернулась от кайоран и заставила амулет прекратить изменять ее внешность.
        - Не может быть! - синхронно потрясенно выдохнули Занва и Тайкира.
        - Может, - сказала она со злой иронией и повернулась, чтобы кайораны смогли оценить ее взгляд.
        - Теперь верю, что у тебя есть шанс, - кивнула предводительница, - но ты уверена, что хочешь это сделать?
        - Да, - серьезно кивнула она в ответ и добавила капельку обреченно, - я должна попытаться ему помочь.
        - Должна, - Дэра не смогла разобрать, какие же чувства были вложены в это короткое слово Тайкирой. Но сердце отчего-то защемило. - Ты похожа на мать, Дэра…
        - Я почти не помню ее, - прошептала кайорана и шагнула на ленту, оставив позади наставницу и так и не сумевшую побороть свое изумление Занву.
        Они сидели в небольшой комнате в Облачном замке. Дэмиана легонько перебирала струны лютни, сидя в ближнем к камину кресле. Живой огонь охотно танцевал под выводимые пальцами первой кайораны ритмы, а сама богиня любви была необычайно задумчива и печальна.
        - Алиаш, - осторожно позвала она, стараясь, не мешать Кариане тихо беседующей со своим супругом.
        - Да, Дэми? - тут же посмотрела Мать Понимающая на свою приемную дочь.
        - Ты знаешь? - вопрос, не требующий ответа. - Мир уже пытается уничтожить ее. Разве это справедливо?
        - Мир просто боится перемен, а они грядут. Огромные перемены, и никого они не оставят равнодушными.
        - Кари, - тихо шепнул Диоран на ухо своей жене, крепко обнял, пытаясь своим теплом, своей лаской отогнать от возлюбленной тревожные думы.
        - Не стоит, Диор, - мягкая улыбка, и все внимание Великой богини вновь сосредоточено на Дэмиане. - Я сама не совсем понимаю происходящее, как бы абсурдно это не звучало, - поправляя прическу и ловко отправляя выбившийся золотой локон за ухо, призналась богиня. - Мне было бы гораздо спокойнее, если бы Сиолэн была с нами. Но дочь так рвалась на землю, что я не смогла ей отказать тогда.
        - Я тоже скучаю по малышке, - призналась первая кайорана, - да и ее сила была бы совсем не лишней сейчас. Мы могли бы знать, где будет перелом! - жарко закончила она.
        - Боюсь тебя разочаровать, Дэмиана, - вдруг влился в разговор покровитель ниа-эль,
        - но наша дочь не может видеть всего, хоть и носит одно из имен Судьба.
        - Я знаю, - сухо кивнула она в ответ. Зародившаяся тысячелетиями назад неловкость, так никуда и не исчезла.
        - Этот удар девочка выдержит, должна выдержать, - молвила Кариана, обращаясь к своей дочери-подруге. - Но дальше испытания станут только сложнее.
        - Я понимаю, - склонила голову Дэмиана.
        - Это хорошо, что ты понимаешь. Хотя… еще один бог, был бы нам очень кстати.
        - Думаешь, Алиаш, мир боится пришествия нового бога? - подалась она вперед, настолько важен был для нее ответ великой богини.
        - Не без этого. Но изменения будут куда больше и, боюсь, кровавее, - тихо закончила Кариана.
        Дэмиана, поняв, что разговор окончен, просто растаяла в воздухе, прихватив с собой лютню. В такие моменты, лучше всего быть как можно дальше от Карианы. Потому что выдержать слезы на глазах Великой богини она не в состоянии. Хочется встать и идти, огнем и мечом выжигая скверну, уничтожать то, что заставляет грустить Мать понимающую. Но нельзя! Потому что она клялась защищать этот мир от всего, даже от себя самой. Лютня в ее руке вдруг сама собой обратилась в свирель, и Дэмиана открыла глаза на одной из вершин Сааданских гор. Она поднесла свирель к губам, и та заплакала, отзываясь. Кто знает, что будет, если та, чье имя Любовь, вдруг заплачет? Никто не знает, поэтому Дэмиана не позволяла себе проронить ни слезинки. За нее плакала флейта, за нее плакал осенний дождь, за нее от отчаяния скулил яростный ветер.
        Глава четвертая
        Идти навстречу неизвестности было страшно. Холодный под стать дождю пот бежал по спине, оставляя противные мокрые полоски между лопатками, отчего Дэра то и дело передергивала плечами. Вскоре крайник заметил ее и перестал вырываться из сети, хорошо это или плохо - кайорана не знала. Не знала она и того, как именно происходит исцеление человека от демона. Биора, ее наставница в магии жизни, говорила, что нужно полностью отдаться инстинктам - они все сделают сами. Но как отдаться пресловутым инстинктам, если они в голос кричат: "руки в ноги и вперед отсюда, да не оглядывайся!"? Было страшно до ужаса, страшно до оторопи, страшно настолько, что каждый шаг давался ей невероятным усилием нам самой собой. Хотелось жить.
        Дэра упрямо шагала навстречу неизвестности. Дождь заливал лицо, потому что капюшон она давно скинула - он мешал, уменьшая угол обзора. Девушка нервно облизывала мокрые губы, да порой стирала со лба вместе с холодными каплями мокрые пряди, норовящие залезть в глаза. До крайника осталось каких-то десяток шагов - целая пропасть, по ее скромному мнению. Дэра остановилась, нужно было подумать, нужно было успокоить сердцебиение. Она глубоко вдохнула, потом медленно выдохнула, вдохнула, выдохнула. Но сердцу было все равно, оно по-прежнему продолжало считать себя птицей в сетке и отчаянно билось, стремясь на волю. Это было не просто плохо, это было паршиво. Девушка замерла, закрыв глаза.
        Вот звонко стучат капли, разбиваясь о ветки деревьев, вот с глухим шлепком погружаются их сестры в собравшиеся на дороге лужи, вот в такт дождю бьется ее сердце и звучит дыхание. Вот неестественно ровно явно не вписываясь в привычную гармонию звуков дышит человек, в чьем теле засел крайник. Дыхание ровное, но хриплое, нездоровое. Какая-то часть ее существа зацепилась за последнюю мысль, начала ее раскручивать. И когда Дэра открыла глаза, на мир через нее смотрела сама стихия. Стихия Жизни. Казалось, что серебряные вертикальные зрачки на фоне сиреневой радужки глаза просто сияют. Крайник тоже заметил изменения, произошедшие с кайораной, и, забившись о сеть с новой силой, взвыл, моля хаос о пощаде.
        Она не собиралась отпускать это противное ее сути существо, она вообще не отпускает свою добычу. Несколько стремительных шагов, и она уже внутри ловчей сети, ласково подманивает крайника. Тот жмется к сети, которая причиняет ему боль, но старается быть как можно дальше от нее. Глупое существо. Зачем длить свою агонию, если финал неизбежен? Она медленно, показывая себя во всей красе, подходит, ловит в ужасе застывшее существо за подбородок и накрывает его губы своими. Это не поцелуй, это не ласка и не удар, это другое. Она высасывает из него все до последней капли скверны, забирает демона себе, в себя. И на этом ее долг закончен, пусть теперь та, что призвала ее, разбирается сама.
        Дэра очнулась, стоя посреди сети жизни и держа ничего не понимающего парня за подбородок. Красивый. Мельком отметило ее сознание и тут же вернулось к ней самой. Кайорана больше не видела в это человеке крайника. Но куда он мог деться? Догадка, последовавшая следом за этим мысленным вопросом, ей совсем не понравилась. Девушка прислушалась к себе и с ужасом обнаружила, что внутри нее, в районе солнечного сплетения, засело нечто. Оно было жадным и непрерывно тянуло ее силы к себе, уходящие, словно в бездну. Назвать это темным Дэра бы не смогла, это просто было другим, как кричала суть понимающей. Другим настолько, что смертоносно для любого живого существа в Кариане, а раз так, то его жизнь, стоит куда меньше его смерти. Как только убить крайника?
        Жизнь и Свет, вспомнила она. Судя по всему, стихия Жизни уже сделала свое дело, осталось только призвать Свет. С этим всегда были проблемы, наследство матери не слишком-то жаждало ей подчиняться. А расслабиться как на грех у нее, конечно, не было никакой возможности. Кажется, парень начал приходить в себя и даже попытался сделать шаг к ней на встречу, Дэра запретила ему двигаться коротким жестом, а сама сосредоточилась на призыве стихии. Чтобы призвать Свет, его сначала нужно найти в себе. Но как это сделать, когда ты вся состоишь из страха, усталости и отвращения? Кайорана сосредоточилась и осторожно потянулась к своим детским воспоминаниям, если Свет не откликнется и на этот кусочек счастья в ее душе, то она пропала, ибо эти воспоминания достанутся крайнику.
        Свет, казалось, взорвал ее изнутри. Он, рождаясь где-то в районе сердца, лился через слепо распахнутые глаза, струился с кончиков пальцев, капал с заплетенных в косы волос. А крайник внутри нее бился в агонии, причиняя кайоране невыразимую боль. Боль, которую она не могла даже выкричать из себя, потому что ее в этот момент не было, была лишь стихия. Был лишь Свет.
        Когда стихия покинула ее, Дэра бессильно осела в дорожную грязь, не о чем не заботясь - сил не было. Она сняла истончившуюся сеть жизни и махнула рукой в сторону Леса, показывая, что все чисто. Кайораны не спешили к ним приближаться, зато парень развил бурную деятельность. Первым делом поднял ее из грязи на руки, не слушая никаких ее возражений. Впрочем, возражений было не много - сил на них у Дэриссы не было. Незнакомец не очень уверенным шагом, слегка пошатываясь, но отважно неся ее на руках, двинулся в сторону Эйтара. Это становилось забавным. Что же этому молодцу так нужно было в Кленовом лесу, что даже крайник не смог его сбить с пути? Интересно…
        А парень ничего так, красивый. Черты лица крупные, но пропорциональные, ровные. Тяжелый подбородок и высокий лоб, прячущийся за мокрой кудрявящейся челкой. Глаза у незнакомца были темно-карие, теплые. В них осторожно пряталась потаенная пока улыбка. Что же он забыл в Эйтаре? Невесту или возлюбленную ищет?
        У края Леса, за стеной величественных изумрудных кленов, их уже ждали. Тайкира держала под уздцы двух лошадей, Занва так вообще красовалась верхом. К чему бы это? Сердце вдруг неприятно заныло. Дэра посмотрела в глаза нежданному спасенному и тихо попросила опустить ее на землю. Ноги держали слабо, но показывать это кому-нибудь она не собиралась. Глаза в глаза. Сиреневые против черных. Тайкира первой отвела взгляд, значит, у нее появилось право задать несколько вопросов, прежде, чем их куда-то пошлют.
        - Куда?
        - К Совету. Они должны удостовериться, что с каждым из вас все нормально, - обвела из взглядом старшая кайорана.
        - Зачем Занва?
        - Присмотреть, - приятно осклабилась Тайкира.
        - Понятно, - кивнула ей Дэра и повернулась к парню, - тебя как звать-то, чудо?
        - Явальн, - ответил он на удивление ровным голосом.
        - Явальн, - покатала она имя на языке. Ничего приятное. - Нас никто не спрашивает, чего мы хотим и можем. Так что по седлам, а уж все остальное - потом.
        - Понял, госпожа, - склонил парень голову с потемневшими от набранной влаги волосами. Интересно, какого они цвета на самом деле? Дэре почему-то думалось, что он скорее беловолос, как кайорана до второй инициации, чем обладатель золотых кудрей.
        - Дэрисса, а лучше Дэра. Среди кайоран нет господ и слуг, запомни это накрепко!
        - Понял, Дэра, - кивнул он в ответ. И кайорана с самодовольством подумала: "Умный мальчик. Пригодиться!".
        Стоило въехать в сам Эйтар, как дождь стал сразу куда милостивей, невольно вызвав у нее улыбку. Здесь был дом, здесь было хорошо. Пусть холодные капли залазят за шиворот, пусть мокрые ветки так и норовят хлестнуть по бокам и лицу, когда они вдруг решили скоротать путь и срезать через кусты. Пусть. Все равно она чувствовала, что дома. Истраченный резерв бойко наполнялся даруемой кленовым лесом силой. Отчего-то на душе было так хорошо, что хотелось смеяться и танцевать. Хотелось любить и быть любимой, хотелось отмерять время этой ночи поцелуями и жаркими сплетениями тел.
        - Дэра! Дэра! - позвала ее ехавшая следом Занва.
        - Что? - беззаботно улыбаясь, обернулась она на зов.
        - Т-твои волосы! - кайорана указала рукой ей на спину.
        Дэра перекинула недлинные косы на грудь и едва не закричала от удивления и ужаса. Ее волосы пылали яркими огненными языками. Впрочем, это занятие не вредило ни им, ни одежде кайораны. Как такое могло быть - оставалось загадкой. Дэра провела кончиками пальцев по волосам, и огонь тут же исчез, словно его и не было. Все удивительнее и удивительнее.
        Кайорана прислушалась к себе и с удивлением обнаружила, что от нескромных желаний не осталось и следа, словно кто-то выжал из губки все лишнее, что она накопила. Не заставило себя ждать и осознание того, что только что здесь происходило. Она настолько утратила контроль над собой, после встреч со стихиями Жизни и Света, что совсем того нехотя, попала под власть Огня, который тут же отыгрался на ней за безответственность. Хорошо, что с ними ехала Занва, а то кто знает, до чего бы дошло это огненное помешательство?
        Она устало потеребила кончики кос, прикидывая, когда они смогут предстать пред требовательными очами Хранящих. Выходило никак не раньше рассвета, значит, из-за них точно будут поднимать Совет, что, конечно же, серьезно испортит кайоранам-правительницам настроение. Ну, а расхлебывать все это, скорее всего, придется именно ей. Замечательная перспективка, ничего не скажешь! Дэра тряхнула мокрыми косами, впрочем, из-за дождя действие это было весьма бесполезным и пришпорила лошадь, посылая ее вдогонку Явальну.
        Ехали молча, ветер и ночь не очень-то располагали к разговорам, тем более у каждого были свои думы, оставлять которые на потом было верхом самонадеянности. О чем думали Занва и Явальн, она не знала, зато с собой разобралась хорошенько. Первый поток безграничного счастья - это, судя по всему, откат после призвания Света, но вот со страстью получалось странно. Она бы вполне поняла такое состояние души, если бы до этого призывала чистое Пламя, но ведь нет! Пламенем она вообще не пользовалась, даже легчайших заклятий с его участием не плела не то, чтобы просить о помощи саму стихию. Словом, она никак не могла понять ловушку собственных сил, и это серьезно раздражало кайорану, вызывая невольные опасения, связанные с использованием чистых стихий. Ей как-то совсем не хотелось после какого-нибудь особо сложного ритуала оказаться в каком-нибудь не слишком удобном месте. Например, в постели первого встречного.
        Во дворец сил они прибыли, когда небо уже просветлело и далеко на востоке солнце уже кокетливо выставляло свой бочок. Дождь к тому моменту тоже стих, оставив после себя в наследство грязь, лужи и тяжелый влажно-холодный воздух. Такой воздух всегда отчего-то напоминал ей гномов, крепко сбитых, мастеровых. Так и он был плотным, влажно заполнял сначала нос, потом все легкие, словно вдыхаешь туман-трудягу.
        Дэра легко спрыгнула с седла, чувствуя, как по затекшим ногам начинает циркулировать кровь. Не слишком приятные ощущения, но ничего не поделаешь. Она с наслаждением покрутила головой, разминая шею, а заодно и присматривая за своими спутниками. Занва о чем-то шептала на ухо коням, значит, об их размещении можно не заботится, она обо всем позаботиться. Дэра бросила осторожный взгляд на парня. Явальн держался молодцом, плечи расправлены, подбородок задран - делает вид, что ничего не боится. Но ей-то было отчетливо видно, как поразили его огромные вечно горящие костры на площади перед Дворцом, да и сам он, судя по немного удивленному взгляду темных глаз мужчины, произвел неизгладимое впечатление. И было от чего. Несмотря на общую сырую серость и только что закончившийся дождь, Дворец Сил кружевной белоснежной полукороной обнимал главную прощать Эйтара, его сердце.
        - Идем? - бросила она своим спутникам.
        - Угу, - невесело усмехнулась Занва.
        Ее роскошные черные волосы с зеленоватым отливом сейчас выглядели паклей наскоро заплетенной в косу, с одежды капало, да и сапоги немилосердно хлюпали. Явальн выглядел еще колоритнее, спутанные мокрые и грязные волосы, блестящие точно в лихорадке глаза и в дополнение образа местами порванная заляпанная грязью одежда. Да, дождь, конечно, постарался и смыл большую часть грязи, но выглядеть от этого парень стал лучше совсем не на много. О том, какое впечатление она производит сама, Дэра старалась не думать, чтобы лишний раз не расстраиваться.
        - Что делать будем? Так пойдем? - спросила почему-то у нее Занва.
        - А что я могу? - резонно вернула она вопрос кайоарне.
        - Ну… у меня с бытовой магией совсем плохо - скорее сваримся, чем обсохнем. Я думала, может у тебя получше? - призналась ей девушка.
        - Так, - скомандовала Дэра, видя, что Занва уже отпустила лошадей и те не спеша трусят в сторону общего выпаса. - Становитесь поближе, буду колдовать, - и показательно прищелкнула мгновенно увеличившимися по ее желанию зубами.
        - А может не надо? - с тоской спросил Явальн.
        - Надо! - решительно пресекла все попытки к дезертирству из стана подопытных Дэрисса.
        Собственно, боялись они совершенно зря. Дэра не только качественно высушила одежду, никого не испепелив и не сварив, но даже создала небольшие мороки, так чтобы к Совету они явились не совсем уж последними оборванцами. По белоснежным мраморным ступеням подниматься всегда было несколько страшно, слишком уж велик был Дворец. Каждый из них старался ступать как можно тише, но все равно гулкие звуки шагов далеко разносил всегда гуляющий здесь ветер. В какой-то момент, где-то на середине подъема, ей непреодолимо захотелось остановиться, чтобы расправить плечи, развести руки в стороны и, став самим ветром, взлететь к светлеющим небесам. Ветриница бы смогла сделать что-то подобное, но не она. Если Дэра полностью отдаться любой из стихий, то другие, чьим покровительством она пренебрегла, вмиг разорвут в клочья и тело и душу.
        - Дэра, - вовремя окликнула ее Занва, - ты идешь?
        - Да, да, иду.
        Она уже умудрилась отстать от своих спутников на две полные девятки ступенек, так что ей пришлось постараться, чтобы догнать их. Явальн о чем-то расспрашивал Занву, и та легко смеялась в ответ. Это хорошо, значит, в нем остался интерес к жизни, несмотря на то, что в его душе и теле побывал крайник. Дэра внимательно присмотрелась к своему спасенному, и едва не выругалась. Того, что она увидела в его ауре, просто не могло быть. Не могло быть в принципе! Потому что кайоранами рождаются только девочки, а этот… у Явальда аура была слишком похожа на ауру не прошедшей второй инициации кайораны! А еще он явно принадлежал к ее роду, роду Таннет, уж что-что, а кровные связи дочери Кленового Леса видят ничуть не хуже дриад. Но как такое возможно?!
        Стоило им войти в Дворец Сил, как их тут же окликнула кайорана, являющаяся секретарем одной из Хранящих. Как не напрягала память Дэра, но все же не сумела вспомнить имя этой девушки с кровавыми волосами, украшенными тонкими золотыми косичками. Дир Лионс проводила их в один из залов, где обычно решались важные вопросы, не требующие нахождения Совета Хранящих в тронном зале.
        - Рады видеть вас, - церемонно произнесла Хранящая Сумерек.
        - Для нас честь быть здесь, - низко поклонившись, ответила за всех Занва, быстрее всех пришедшая в себя.
        - Вы устали с дороги - присядьте, так будет удобнее вести беседу, - Юдана всегда была обходительной. Другие же Хранящие оставили за собой право молчать.
        Они расселись по свободным местам. В своем кресле Дэра обнаружила плед и сочла это разрешающим знаком, тут же в него закуталась. Сразу стало теплее, захотелось снять куртку и остаться только в блузке и корсете. Мягкий полумрак и рожденные игрой огня на кончиках свечей, установленных в канделябрах вдоль стен, казалось, кружили, танцевали под слышимую только им музыку. Дэра так увлеклась созерцанием картин развешенных по стенам, так погрузилась в потрескивание свечей да легкий шелест тканей во время дыхание, что едва не сорвалась в медитацию.
        - Дэрисса, - позвала ее хранящая Свет. - Ты сегодня позволила двум стихиям поочередно использовать себя, как проводник. Это очень серьезно, потому что другие стихии теперь имеют право потребовать для себя нечто подобное.
        - Я уже поняла, - невесело ответила она, - Пламя уже.
        - И ты сама справилась с наваждением?! - жадный взгляд Хранящей Огонь ей совсем не понравился.
        - Да, - коротко и четко.
        - Это замечательно! У тебя большой потенциал Дэрисса кай Омерис, - вклинилась в разговор Хранящая Смерть, - но я прекрасно вижу, власть тебя не интересует. Это тоже хорошо. А теперь можешь быть свободна, да и Занву с собой прихвати - у вас два выходных впереди.
        - Что? - удивилась она. Дэре тоже хотелось узнать историю Явальна.
        - С вами все в порядке, девушки, - Юдона произнесла это таким тоном, что было понятно - их выгоняют, - а вот с молодым человеком мы с удовольствием побеседуем. "Из огня да в полымя!" - подумалось Дэре, в ответ на это заявление Хранящей Сумерки. Парню попавшему в сферу интересов Совета она искренне сочувствала.
        Дэра и Занва раскланялись со своими властительницами и тут же покинули Дворец. Дома ждал ранний завтрак или совсем поздний ужин, купель с восхитительно горячей водой и кровать. Сейчас им обеим казалось, что для полного счастья этого более чем достаточно.
        На прохладном осеннем ветру шуршали листвой серебряные тополя. Под их сень пробивались озорные лучики восходящего солнца. В воздухе витал тонкий запах тины, воды и недавно распустившихся кувшинок. Сар был готов по первому знаку, намеку окунуться в прохладную воду, чтобы достать для возлюбленной цветы. Вот только Тьянэль предпочитала любоваться ими из далека, держа ар-эля за руку.
        Это место для проведения обряда разделения судьбы выбрал отец Тьянэль, он и сам взялся за подготовку всего необходимого, дав наконец-то помолвленным шанс просто побыть вместе. И Сариэль с невестой активно этим шансом пользовались. Это удивительное по своей красоте поместье называлось "Соловьиным" и досталось Тайянуру в качестве наследства жены, матери Тьянэль. Леди Вьерина не интересовалась политикой в отличие от магии, вот и преподавала одну из дисциплин магической науки в Академии. Ти-ар-эль по секрету рассказывала, как списывала зубодробительные формулы у матушки на контрольных, пользуясь тем, что дражайшая родительница и не думала за ней приглядывать в такие моменты.
        - Так ты, я слышу, бессовестно пользовалась своим положением! - рассмеялся он, обнимая прильнувшую девушку за плечи.
        - Ага! - весело ответила она.
        - Вот значит как, - Сар подхватил возлюбленную на руку и закружил, защекотал.
        Они вели себя словно подростки, впервые влюбившиеся. Гуляли дни на пролет, держась за руку, разговаривали обо всем на свете и тысячами раз повторяли: люблю! Целовались в укромных местечках и притворно смущались, если кто-то их заставал за этим занятиям. Они просто были счастливы и не думали ни о чем.
        Это утро началось удивительно, потому что их разбудил сам Тайянур. Ти-ар-эль быстро и четко объяснил, что ждет их не позднее чем через полчаса на дороге, ведущей от поместья в столицу. Это было удивительно, но Сариэль с Тьяной не стали ничего выспрашивать сейчас, а постарались не опоздать к назначенному тойши сроку. Они даже успели. И к своему удивлению обнаружили неподалеку от указанной им дороги на небольшой полянке. Ти-ар-эль был вооружен всем, что может потребоваться для создания картины, а перед ним стоял довольно внушительных размеров холст. В тени тополей было прохладно, поэтому Сар обнял возлюбленную, зная, какая та мерзлячка.
        - Я вижу, вы готовы.
        - Да, Тайянур, - ответил за обоих Сар. - Мы готовы.
        - Тогда подойдите сюда, и помните, что назад дороги не будет, - в этот момент ти-ар-эль откровенно кривил душой, он знал, как минимум два способа разрыва связи эсн-тер, но говорить об этом молодым не собирался.
        - Вся жизнь на двоих, все чувства поровну, одна смерть. Вы готовы к этому?
        - Да! - кивнула отцу Тьяна.
        - Да! - сжав тонкую ладошку, подтвердил свое решение Сариэль.
        - Тогда приступим. Мне нужна ваша кровь, протяните мне ладони, - приказал им Тайянур. Вид при этом у ар-эля был серьезный и в какой-то мере торжественный.
        Они, не раздумывая, выполнили приказ. И тут откуда-то из складок темной одежды ти-ар-эль извлек ритуальный нож и чашу. Сначала он от души полоснул Сариэля по ладони и тут де подставил чашу под капающую кровь. Когда Тайянуру показалось, что крови достаточно, он разрешил Сариэлю затянуть рану. А сам в это время проделал всю операцию еще раз только с ладонью своей дочери. Удивительно, когда его самого полоснули по руке, Сар не чувствовал боли, а вот когда нож коснулся нежной кожи возлюбленной его болью просто обожгло.
        - Ты как? - шепнул он, когда Тьяне было разрешено заживить рану.
        - Ничего, бывало и хуже, - неудачно отмахнулась она, потому как по блеску зеленых глаз Сариэля было понятно, что ей потом обязательно придется рассказать об этих "хуже". И рассказать правду.
        - Тихо, дети. Сейчас мне понадобиться все концентрация.
        Сар покрепче обнял возлюбленную, и они послушно замолчали. А вот Тайянур начал читать заклятье на неизвестном Сару языке. Сначала казалось, что маг просто шепчет, потом голос стал громче и как-то сильнее, а закончилось заклинание на высокой кричащей ноте. От этого все нарастающего звука в жилах стыла кровь, а когда заклятье окончилось, Сару показалось, что из него вышел весь воздух. Он стоял и бессмысленно открывал и закрывал рот, пытаясь наполнить легкие воздухом. К счастью, Тьяна чувствовала себя гораздо легче, так что хоть за нее ар-эль не волновался.
        - Первая часть ритуала закончена, - заявил им Тайянур. Выглядел маг не важно, под глазами залегли темные тени, кожа словно посерела, а взгляд темных глаз стал каким-то тусклым.
        - Как ты, отец? - обеспокоенно спросила его Тьяна, и Сар был полностью согласен с вопросом и тоном, которые использовала возлюбленная.
        - Ничего. Вот проведем вторую часть, и все отдохнем, - слабо улыбнулся им ти-ар-эль. - И давайте-ка начнем уже.
        - Что мы должны делать? - тут же откликнулся Сар.
        - Почти ничего. Лишь позировать для картины, а дальше уж я сам.
        - А где именно? - уже начав догадываться, спросил его Сар.
        - На дороге, конечно. Единая дорога - она должна быть не только эфемерной, но и вполне реальной.
        - Так интересно, отец! Ты мне потом обязательно расскажешь об этой магии, правда?
        - просительно заглянула в глаза ти-ар-эль, Тьяна.
        - Конечно, милая, как-нибудь попозже я тебе покажу и эту магию.
        - Спасибо, - на поднялась на цыпочки и чмокнула отца в щеку и тут же повернулась к Сару, - идем!
        Они до самого вечера простояли на этой пресловутой дороге, то держась за руки, то в обнимку. Как ни странно, но Таянур вовсе не возражал против подобных перемещений. Он, вообще казалось, просто забыл о своих натурщиках. И только редкие цепкие взгляды, которые он бросал на них, говорили о том, что Тайянур помнит о них. Картину ти-ар-эль закончил лишь к закату, зато что это была за картина!
        Сар неплохо разбирался в живописи, хотя и сам не очень-то увлекался подобным. Но эта картина была шедевром. Тайянуру удалось передать и то восторженное обожание, которое было между ним и Тьяной, и броскую обжигающую страсть, и нежность, и неверие в то, что это не сон. Сариэль долго стоял рассматривая широкую затейливую раму, которую изобразил на холсте ти-р-эль. Что-то подсказывало, что именно в ней заключена большая часть магии и волшебства, что ей они обязаны тому, что эсн-тер все же случился.
        Ар-эль уже чувствовал как свои особо сильные эмоции Тьяны, а со временем эта связь должна была стать только сильнее, обширнее.
        - Благодарю, - низко поклонился Сариэль Тайянура.
        - Береги мою девочку, - услышал он в ответ.
        - Спасибо, папа, - тихо и совершенно счастливо пропела "девочка". - Спасибо, что позволил. И спасибо, что все сделал сам. Для меня это очень важно.
        - Я же люблю тебя, малышка, - сгребая девушку в объятия, ответил Тайянур. - Будь счастлива!
        - Буду, - пообещала она.
        - Будет, - пообещал ему Сариэль.
        - Тогда, дети, пойдемте уже в дом, что-то я устал.
        - А?
        - Картину забери, Сар, а все остальное - оставь. Слуги уберут.
        - Как скажешь, Тайянур.
        Глупо было выяснять, кто из них старше. Ответ был очевиден. Глупо было спорить с тем, кто только что совершил для него чудо. Сариэль осторожно снял уже совершенно высохший холст с подставки и отправился в дом, вслед за Тайянуром и Тьяной. В душе крепла уверенность в том, что у них все будет хорошо, что счастье наконец-то поселится к его доме, так же как любовь поселилась в сердце.
        Что и говорить, а выходной - это замечательно. И плевать на то, что ей пришлось вставать через пару часов, после того, как легла, потому что Таэнили по ней соскучилась. Плевать, что после быстрого умывания и еще более скоро завтрака ей пришлось гонять свою маленькую диар по всем азам ведения боя. Зато после обеда, который случился сам по себе ближе к вечеру, они усталые, но довольные отправились к сердцу Эйтара. Завтра они обязательно погуляют по лавкам и сделают себе какие-нибудь подарки. Малышке Таэнили хотелось сладостей и развлечений, Дэра же мечтала присмотреть себе куртку потеплее или даже кожух к зиме, а Альсе с Раэдиром как всегда было некогда.
        Они шли по западной ленте. Холодный воздух раннего вечера хватал за носы, то и дело просыпающийся ветер, трепал косы Дэры, волосы малышки от этого были защищены шапкой, хотя надевать ее Таэнили отказывалась на отрез, но слово отцовское было крепче. Разрумянившаяся маленькая кайорана была словно небольшое шустрое солнышко, заглянувшее в Эйтар, надеясь найти в нем единомышленников. Дэра с удовольствием играла в салочки со своей маленькой диар и была просто отчаянно счастлива, хотя где-то на краю сознания плескалась мысль о том, что у нее мог бы быть сын… Ему сейчас было бы пять, если бы Шан не оказался такой правильной политической сволочью. Дэра прикусила губу, чтобы боль помогла быстрее справиться с раздражением. Не помогло, Аэни успела заметить ее изменившееся настроение.
        - Рисса, что с тобой? - заботливо и в то же время забавно заглядывая ей в глаза снизу вверх, вопросила диар.
        - Уже ничего, маленькая, уже ничего, - ответила она и постаралась выдавить из себя улыбку.
        - У тебя глаза такие, словно ты смерть увидела, - прошептала маленькая кайорана. - Это страшно, Рисса!
        - Прости меня, Аэни, ладно?
        - Хорошо, если пообещаешь больше меня так не пугать!
        - Постараюсь, малыш, - пообещала она, - а теперь давай-ка прибавим хода, что-то я совсем замерзла.
        Они дошли до того места, что было неким подобием столицы в Эйтаре, а меж собой называлось сердцем. Во главе сердца, в отдалении от простых домов и лавок, укрывшись за огромной площадью с тремя вечногорящими кострами, возвышался Дворец Сил. Никто не знает, когда и кем он был построен. Кто-то говорит, что дворец подарил первой кайоране Андэмии великий маг ти-ар-эль, в чьих жилах текла и драконья кровь, пытаясь покорить сердце ветряной красавицы. Кто-то же утверждал, что Дворец родился вместе с самим миром и пробудился от песни Карианы. Третьи же молвили, словно Диоран, бог ниа-эль и воинов, прося прощение у первой кайораны, выстроил Дворец, в котором незазорно будет жить и богам.
        Ей было все равно, кто отстроил Дворец. Главное, что он был и что жил, остальное лишь выверты Судьбы, до которых простым смертным лучше не дотрагиваться. Она вела свою диар за руку в сторону трактирной улицы, стоило снять комнату на ночь, чтобы завтра с третьими петухами уже выйти на ярморочный простор. Пусть сейчас она совсем не так велика и плодовита, как Осенняя, но все же, нужное они отыскать сумеют обязательно. Дэра долго выбирала заведение, в которое она будет проситься на постой. Да, денег у кайораны было предостаточно, но дело даже не в этом. Дэре банально хотелось выспаться, хотелось мягкой постели и теплого сбитня на ночь, а не пьяных полуночных концертов празднующих купцов.
        Дэру привлекла вывеска "У Эдилы Марен", говорящая сама за себя. Если уж кайорана понимающая покой держит трактир, то это трактир высшей пробы и, разумеется, спокойный. Дэра улыбнулась своей маленькой диар и потянула ее за руку в сторону нужной двери. В трактире было светло и пахло пряными травами, выпечкой да березовыми дровами, полыхающими в камине. Дэра осмотрелась. Здесь было весьма многолюдно, но сидящие за столами ар-эль, гнома и прочие люди, подозрений не вызывали. Кажется, они попали именно туда, куда нужно.
        Девушка подошла к стойке, за которой стояла высокая кайорана с каштаново-красными волосами. Дородная трактирщица мило ей улыбнулась и, пожелав удачи, поинтересовались, что же им надо. Вскоре Дэра уже расплатилась, расставшись с несколькими белыми полумесяцами, и, крепко держа Таэнили за руку, отправилась искать свободный столик.
        - Ух ты, здорово! - выдала маленькая каойрана, когда они наконец-то сели. - Я еще ни разу не была в таких местах!
        Ее диар с любопытством крутила головой по сторонам. Больше всего ее внимание привлекла, конечно, шкура огромного медведя висящая на стене рядом с камином. Девочка даже подергала ее за рукав и шепотом поинтересовалась, когда Дэра обратила на нее внимание:
        - А она настоящая?
        - Конечно, малыш, - улыбнулась кайорана.
        - Мишку жалко, - захныкала ее диар.
        - Это жизнь, Аэни, либо ты, либо тебя. У этого мишки совсем не маленькие клыки и когти, а физической силы и подавно больше. Так что он сам виноват в своей смерти: глупо нападать на кайоран, как бы голоден ты ни был.
        - Значит, это был глупый мишка, да?
        - Угу, - кивнула она, радуясь, что им уже несут заказ.
        Вкуснейшее тушеное мясо и свежий еще теплый хлеб так и таяли во рту. Дэра наслаждалась вкусом блюд и одним глазом следила за диар. Судя по тому с каким аппетитом уплетала Аэни свою порцию, местная кухня пришлась и ей по нраву. А когда принесли сладкий пирог и вишневый напиток, восторгам малышки просто не было предела. Дэра смотрела на перемазанную пирогом мордашку своей диар и была счастлива. Она уже любила этого ребенка как своего, а больше ничего ей и не нужно было.
        Неожиданно, даже для нее, к ним за столик подсел Явальн. Спасенный действительно оказался беловолос, как она и подумала вчера ночью. Но стоило Дэре заглянуть в глаза Явальда, как по спине у нее прошел неприятный холодок - определенно цвета они не имели и постоянно менялись как у кайораны до второй инициации силы. Но этого не могло быть! Не должно быть! Все кайораны - женщины. Да, есть шанс родить и сына, но это происходит довольно редко. Только когда кайорана настолько теряет голову от любви, что рожает ребенка своему возлюбленному до второй инициации силы, но тогда сын унаследует практически все от отца. И расу тоже. Пока она пыталась осознать новые знания, парень довольно улыбнулся ей и удивленно посмотрел на ее диар.
        - Твоя дочь, Дэра? - вскинул парень левую бровь.
        - А если и моя? - ироничным вопросом на вопрос ответила Кайорана. Настроение как-то само собой поднялось. Забавный парень.
        - Красивая, вся в мать, - протянул Явальн.
        - Я обязательно передам Альсе, - заливисто рассмеялась Дэра.
        - Так значит не твоя, - покачав головой, подвел итог парень.
        - Она моя диар.
        - Диар? - человек не понимал.
        - Дочь сестры моей матери, - объяснила кайорана и подмигнула молчавшей до этого малышке: - и вообще, Аэни, не хочешь назваться?
        - Таэнили кай Альса кор Эонел дир Таннет, - важно вздернув вверх остренький подбородок, произнесла маленькая кайорана.
        - Рад знакомству с вами, Таэнили, - склонил голову парень, - мое имя Явальд Террев.
        Террев? Террев?! Террев! Дэра впилась взглядом в парня, изучая черты его лица. Не очень-то похож, но если это правда, то многое проясняется. И необычные глаза парня, и цвет волос, и то, что она чувствует родство с ним. Забавно и невероятно любопытно. В Академии, куда попадали для обучения все наделенные магическим талантом независимо от расы, был один весьма занимательный преподаватель магических начертаний, магистр Террев. О нем ходили давние слухи, что он кайоран. И если на секунду предположить, что эти слухи верны, а Явальн его сын от несовершеннолетней кайораны, то получается все очень интересно. Наверняка, Совет уже об этом подумал и будет использовать парня в своих целях. Жаль его, конечно, но помочь здесь Дэра все равно не сможет.
        - Знакомая фамилия, - словно в продолжение разговора обронила она.
        - Ты, наверно, просто училась у отца, - сначала улыбнулся, а потом опечалился парень.
        - Что-то не так с магистром Терревом? - она уже поняла, но надо было уточнить.
        - Он умер, - сухо сказал парень, - пытался самостоятельно справиться с пробившимся в наш мир крайником и не преуспел.
        - Так получается?
        - Да, это он отправил меня в Эйтар. Не знаю, как уж заклял, но крайник не мог мне помешать дойти до Кленового Леса. А тут…
        - Я тебя спасла, - подытожила Дэра. Что-то все это ей не нравилось.
        - Ага, - кивнул парень, - я тебя поблагодарить хотел после… но ты так быстро исчезла из Дворца.
        - Зато выспалась дома, - улыбнулась она.
        - А сегодня тебя я вообще кое-как узнал, почему твои волосы другого цвета? Радужная раскраска была тебе больше к лицу.
        - Вот видишь, Рисса, я права, - влезла в разговор до того прилежно молчавшая диар.
        - Просто не хочу привлекать лишнего внимания, - отмахнулась кайорана и, прищурив сиреневые глаза, тут же перевела разговор на другую тему, - а ты здесь надолго?
        - Ага, - беззаботно откликнулся парень, - Академию я уже закончил, так что свободен как ветер в море, а тут такое предложение, - Явальд едва не облизнулся, словно кот только что дорвавшийся до сметаны.
        - Поподробнее, если не секрет? - соблазнительно улыбнулась Дэра, когда было нужно, с легкостью вспоминала о традиционных женских чарах. Вот и теперь, Явальд слегка покраснел и с таким важным видом начал рассказывать о своих планах, что кайоране трудно было сдержать смех.
        - Представляешь, Совет предложил мне поучаствовать в каком-то тайном осеннем ритуале! Это так интересно! А пока мне предложили пожить в Эйтаре, попытаться найти свой род.
        - Свой род, - усмехнулась она, грустно смотря на Явальда. Да, его любопытства хватит на десятерых, как, впрочем, и особенностей. И это, скорее всего, его и погубит.
        - Что, так трудно его найти? Или меня не примут? - словно маленький испуганный ребенок, которому обещали показать костер, а потом сказали, что он больно жжется.
        - Ищи и найдешь, - мягко, ободряюще улыбнулась ему Дэра, краем глаза приглядывая за уже клюющей носом Таэнили.
        - Я постараюсь, - тут же воспрял духом Явальд.
        - Вот и хорошо, а нам пора.
        - Уже? - недоумение и растерянность смешались на его лице в забавную гримасу.
        - Да, Таэнили пора спать.
        - Приятной вам ночной песни, - пожелал ей вслед парень.
        - И тебе того же, - ответила Дэра, уже поднимаясь по лестнице. Маленькая диар спала у нее на руках.
        Она специально не стала звать свою приемную дочь, зная, что та откликнется обязательно, но спрячет куда подальше все чувства и мысли, которые ей могут не понравится. Такая уж Дэмиана, и ничего с этим не поделать. Была и вторая причина, по которой Мать Понимающая явилась на Луну Мага, она просто соскучилась по этим живописным местам. Здесь круглый год было красиво и покойно, так словно только природная воля создала все этой, а на самом деле первой кайоране просто нравилось играть в естественность.
        Ее возлюбленная дочь, ее Вознаграждение за Боль всегда была прекрасна, но сегодня по-особенному. Кариана нашла Дэми в одном из мест уединения, как их называла хозяйка Луны Мага. Высокий каменный обрыв над вечно бушующим морем - картина завораживающая в своей силе, в своем бесстрастии и могуществе. На самом краю этого обрыва стояла Дэмиана. Тугую роскошную косу всего спектра силы трепал яростный ветер, но кайоране было все равно. Она ловила удары повелителя воздуха лицом, широко открытыми глазами. Она жадно пила ярость ветра потрескавшимися и искусанными в кровь губами. Богиня любви вымещала свою злость и бессилие. Скрипка в ее руках плакала, молила пощады и кричала от боли. Музыкой.
        - Здравствуй, Алиаш, - донес до нее приветствие ветер.
        - Здравствуй и ты, Дэмиана.
        - Зачем ты пришла? - все еще не поворачиваясь лицом к своей повелительнице, спросила первая кайорана.
        - Ты знаешь, что задумали Хранящие? - в голосе Великой богини слышалось негодование.
        - Конечно.
        - Повернись ко мне, Дэми, - попросила Кариана. Богиня любви тут же выполнила просьбу. - Уйдем отсюда?
        - Как пожелаешь, моя богиня.
        - Дэми! Не смей так со мной говорить! Я не собираюсь делать зла твоим подопечным, хотя они давно заслужили хорошую порку. Они совсем забыли о том, что принесла с собой война Последнего бога! - дала выход своему раздражению и злости Матерь Понимающая. Даже она, Великая Богиня, порой нуждалась в понимании и поддержке.
        - Я поняла, - кивнула первая кайорана и взмахнула рукой.
        Богини оказались на небольшой полянке, под тенью деревьев. Где-то неподалеку журчал ручеек, стрекотали в высокой траве кузнечики, пели птицы. После утеса, где царствовали вой ветра и скрипка, это место воспринималось очень остро. Дэмиана сорвала ближайшую травинку и начала ее покусывать, задумавшись о чем-то своем.
        - Ты понимаешь, что этот мальчик может быть опасен миру? - просила Кариана у подруги.
        - Понимаю.
        - Они хотят сделать из него полноценного кайорана, хотят провести вторую инициацию силы!
        - Знаю.
        - И ты позволишь им это?! - вскрикнула Мать Понимающая.
        - Конечно, - задумчиво кивнула Дэмиана, - иначе этот народ никогда не сможет развиваться, если всех лучших мир или мы, боги, будет убирать с полотна мирозданья до их вступления в полную силу.
        - Вы ведь сейчас не о Явальде, да?
        - И о нем тоже.
        - Я тебя не понимаю.
        - Я объясню, Алиаш. Это на самом деле просто. Кайораны - раса женская, как ты знаешь. Мы в этом похожи с дриадами. Но вот проблема, дриады изначально лишь женщины. Мы же… я когда-то была человеком. И для людей естественна двуполость. А мы загнали целый народ в такие жесткие генетические рамки, что меня все еще удивляет, как кайораны не подняли бунт против богов до сих пор, - выпалила Дэмиана.
        - Думаешь, этот эксперимент может пойти им на пользу? - озадачилась Великая Богиня.
        - Дай им шанс, а уж, что получится - увидим.
        - Хорошо, Дэми. Ты, наверное, все же права. Но я прошу тебя, присмотривай за ним внимательно!
        - Как пожелаешь, Алиаш, - склонила голову богиня любви.
        - Спасибо за разговор, Дэми.
        - И тебе спасибо… матушка.
        Часть вторая
        Бег за собой
        Год 411 эры Последнего Бога,
        Эпохи Изгнания
        Глава первая
        - Аэни! Внимательнее следи за плетениями! Ветер и огонь не должны пересекаться в этом щите, - наставляла она диар.
        - Так? - а голос как всегда пуст. Сколько же сил у Дэры ушло, чтобы перестать вздрагивать, слыша его.
        - Да. Теперь вливай медленно силу в плетение. Вот. Медленнее, еще медленнее, иначе порвешь вязь и получишь взрыв.
        Предостережение было совсем не лишним. Пару раз она чудом успевала поставить блокировку и оградить Тхаар'и от последствий ее же старательности. Сегодня у нее самой с утра были тренировки, вот уже четыре года, как Дэра училась обращаться с обретенными силами. А вот после обеда молодая наставница отдавала всю себя обучению Таэнили. Благодаря тхаар'эн девочка обучалась невероятно быстро, так что к возрасту двух танов вполне может стать настоящим мастером меча. Да и магия ей давалась тоже довольно легко. И это при том, что в нормальной ситуации, сила проснулась бы только к восьми с половиной годам, а не в пять, как это произошло с Таэнили. Поначалу Дэру это очень напугало, но порывшись в библиотеках, она узнала достаточно много о тхаар'эл, и эта странность перестала так сильно ее беспокоить.
        - Так?
        - Да, Аэни! Теперь держи! - приказала кайорана.
        Огненные шары, которые она посылала в свою диар, были совсем небольшими - привыкать держать удар надо постепенно, иначе есть отличный шанс на первом же уроке спалить свою ученицу к Крайну, а делать это Дэре совсем не хотелось. Когда щит начал прогибаться под ударами огненных шаров, а они в свою очередь, перестав рассыпаться, начали пружинить, Дэра остановила занятие.
        - Урок закончен, - выдохнула она волшебную фразу, и тут же бросилась к своей диар.
        Девочку пошатывало от слабости и магического истощения. Но это были, на самом деле, настоящие пустяки, как бороться с которыми Дэра давно уже знала. Она крепко обняла малышку, делясь с ней своей силой. Этот обмен был настолько прост и естественен, словно Дэра была для нее не тхаар' эн, а матерью. Впрочем, из-за занятости Альсы Таэнили действительно гораздо больше времени проводила с ней и Явальдом, чем с собственными родителями. Но, к сожалению, ничего изменить было нельзя: роду Таннет нужна была достойная и сильная глава, а не какая-нибудь тряпка, которая легко прогнется под желания Совета или других родов. А Раэдир… ар-эль отчаянно искал предательницу, чтобы покарать ее самому: перспектива потерять дочь его ничуть не радовала.
        - Как вы? - спросил, отлепляясь от стены, которую до этого подпирал, Явальд.
        Он тоже сильно изменился за прошедшее с ночи знакомства время. Парень оказался настолько уперт, что прошел инициацию совершеннолетия вместе с обычными кайоранами, и теперь полностью обрел свою суть. Понимание, не очень-то мужская добродетель, и магия, которой он просто упивался теперь. Стоит ли говорить, что удальца под свое покровительство взяли сразу все стихии, и парень теперь щеголял еще более экзотичной прической, чем у нее самой. Но, что ее несколько пугало, это то, как Эйтар вцепился в этого смешливого паренька. Порой из-за нитей-связей с Кленовым лесом, она не могла разглядеть его ауру - это настораживало. Был, конечно, призрачный шанс, что Лес поможет Явальду в случае чего. Но куда более вероятным ей казалось то, что в случае опасности Эйтар сделает парня первым своим щитом.
        - Жить будем, куда мы денемся? - Дэра даже рот раскрыть не успела, как рассмеявшись в ответ, заявила это Таэнили.
        В тренировочном зале после из занятий, как всегда стоял кавардак. Маты валялись как попало, тренировочные мечи все-таки оказались на отведенном для них стенде, права, не на своих местах. Половина магических! свечей потухла и не желала вновь загораться. Уборка как всегда досталась самому большому бездельнику, то есть Явальду. Он как всегда повозмущался дли видимости и быстро все вернул в исходное положение. Магия - великая сила!
        - Ну, что. Идем? - спросил их парень.
        - Конечно, - улыбнулась Дэра, - а Аэни вообще отец дожидается.
        - Папа? - восхищенно вспыхнули ее глаза.
        - Да, он приехал незадолго до нашей тренировки, но с тобой увидеться не успел. Зато сейчас, наверное, уже отдохнул.
        - Ну, идемте скорее! - тут же подхватилась маленькая диар.
        - Желание, дамы, закон, - паясничая, поклонился Явальд, открывая для малышки двери из тренировочного зала.
        - Беги, Аэни, - улыбнулась Дэра, подталкивая свою диар к выходу.
        - А сказку? - уже шагая к выходу, спросила малышка.
        - У папы выпросишь, - рассмеялся Явальд.
        Маленькая каойрана убежала, только пятки сверкали. Дэра устало опустилась на горку матов и с наслаждением вытянула ноги: день выдался для нее долгий и утомительный. Она осторожна достала из кармана штанов завалявшийся осколок гребеня и, распустив косы, начала расчесываться. Делала она это медленно, старательно. После каждой тренировки с своей тхаар'и ей требовалось довольно много времени, чтобы как следует прийти в себя и успокоиться. Но в этот раз все было по-другому, боль в сердце не желала отпускать, говоря о том, что вот-вот случится что-то страшное.
        - Ты как? - подошел к ней парень. На его красивом лице играли тени от свечных огоньков.
        - Плохо, Яль, - созналась она, а потом еще и пожаловалась, - страшно мне. Очень страшно. Чувствую, беда рядом, а понять какая не могу. Я же не сумеречная, чтобы в будущее смотреть.
        - Жаль, но я ничем не могу тебе помочь. Там в этом будущем сам Кайн28 ноги сломит, да и голову заодно потеряет. Я вижу и не вижу одновременно. То два варианта, то три, а то вообще пустота, а с чего все началось понять не могу - силы не хватает. Какая вот ерунда получается, - развел руку в стороны, словно прося прощения за свое несовершенство, ответил Явальд.
        - Не прибедняйся, Яль, ты и так лучший.
        - Угу, - буркнул парень, - потому что единственный! И вообще, хватит этих разговоров, пойдем гулять - вечер чудесный.
        - Пойдем, - улыбнулась она в ответ, принимая руку Явальда.
        Сразу гулять, они, конечно, не пошли. Сначала оба разбрелись по своим комнатам, чтобы привести себя в порядок и переодеться, а встретиться договорились в кухне, чтобы хоть что-то перехватить и потом поесть по дороге. Вообще-то, Явальд был родом, если можно так выразиться, дир Шайс, но жить там не пожелал. "Там во всех семьях такая толпа и неразбериха! Страсти кипят - просто жуть, характеры у всех взрывные в прямом смысле этого слова. Нет уж, спасибо. А у вас тут тихо, лишних людей нет, а места хоть отбавляй. Может, приютите бездомного?" Мало того, что все это было вылито на главу рода, так еще и Явальд вид имел настолько невинный, что даже Дэра ему почти поверила. Так и поселился в их имении первый полноценный кайоран и, судя по всему, переезжать никуда не планировал.
        Она спустилась в кухню, где уже вовсю хозяйничал Явальд, сооружая что-то не слишком аппетитное на вид, зато точно большое из колбасы, хлеба и сыра. Парень окинул Дэру оценивающим взглядом и самодовольно улыбнулся.
        - Опять как на войну?
        - А как же иначе? - вернула она вопрос другу. - Знаешь, какой ревнивый кайораны народ! А еще мы тут с вечерними прогулками. Им ведь не объяснишь, не поверят они, что ты мне друг, почти брат, но не большее.
        - Не поверят, - кивнул он, складывая в свою бездонную сумку "травника" еще и фляжку. Интересно, с водой или вином? Впрочем, позже она обязательно это узнает.
        Вышли из поместья, смеясь какой-то своей шутке. Они улыбались друг другу легко и открыто, что многих уверяло в том, что они вместе. Дэра и Явальд только отшучивались на подобные домыслы, а спросить прямо никто не решался. Восхитительно бодрящий вечерний воздух пах свежей травой и недавно распустившейся листвой, по всему саду владений семьи Эонел груши и яблони набрали цвет, и отголоски сладостных ароматов их цветов уже вовсю витают в воздухе. Скоро распустятся, и прилетят сюда полчища пчел, которые держит семья Гентал рода Таннет. И у всех будет работа, у всех будет занятие. Мягкие прохладные сумерки ложились на плечи, осторожно обнимали за талию кайорану, шептали что-то на ухо Явальду.
        - Хорошо, - с наслаждением потянулась она, невольно показывая себя во всей красе.
        Тонкая, но отлично тренированная невысокая фигурка, которую лишь подчеркивают темные кожаные брюки в обтяжку и корсет, с которым Дэра не расстается. Почти белоснежная лишь с парой ноток сиреневого цвета рубашка, выглядывала из под корсета, тугая шнуровка ее доходила до горла - никакой вольности, никакой распущенности. В длинных объемных рукавах прятались стилеты, как впрочем, и в каркасе корсета. Безоружной Дэра не бывала даже в Эйтаре: мало ли что, мало ли кто. Отросшие до пояса волосы она оставила распущенными, лишь потратила время на заклинание, которое не давало бы им спутываться. Ее роскошная грива, конечно, вызывала пристальный интерес первое время, после того, как она отказалась от иллюзий скрывающих количество стихий-покровительниц. Она словно говорила всем своим видом: "Вы посмотрите! Вон рядом есть Явальд, вы на него посмотрите! Вот-вот! Мало того, что он мужчина, так еще и все стихии его признали своим!"
        Но все равно, Дэра чувствовала себя в Эйтаре несколько чужой. Удивительно, правда, парень, который большую часть жизни вообще не знал о своей сути, чувствует себя в Кленовом Лесу куда увереннее, чем она - истинная кайорана. Только одного дара не досталось Явальду - слуха. Он не слышал, как поет по утрам ветер, как шепчутся деревья, как устраивают песенные дуэли птицы. Нет, Явальд, конечно, слышал все это, но не понимал. Не дано было ему понять музыку. Она не собиралась соревноваться с Ялем, просто знала о своих недостатках и о его тоже знала.
        Они дошли до качелей, которые после долгих слезных просьб дочери Раэдир все же вкопал в дальнем углу сада. Чтобы малышку, которая их обожает, не дай Всеблагие боги, не покусали вечно пасущиеся в саду осы и пчелы. Дэре они тоже приглянулись, и порой она могла проторчать тут не один час, после того как Таэнили уже ложилась спать, а все насущные вопросы вечера были решены. Ей нравилось тихое мерное поскрипывание канатов о дерево, этот звук успокаивал Дэру. Вот и сейчас, она тут же устроилась на качелях, предоставив Явальду право искать себе место, где пристроиться. Парень, лихо подобрав под себя ноги, сел прямо на траву и прислонился спиной к могучей яблоне. Вид у него был заговорческий. Темно-зеленые глаза сверкали лукавством в темноте. Дэра хорошо знала эти признаки.
        - Ты опять ее видел, Яль? - тихо, словно в пространство, спросила она.
        - Да, - кивнул парень, и неровная отросшая кроваво-красная челка его упала на глаза, - знаешь, ты похожа на нее?
        - И ты туда же! - обреченно рыкнула Дэра, показывая увеличившиеся клыки.
        - Нет, конечно! - рассмеялся над ее злостью Явальд. - Я прекрасно знаю, что ты, Дэрис, это ты, а она - это она.
        - И почему вы все завете меня по-разному? - спросила кайорана у Лун над головой.
        - Как уж получается. Сама понимаешь, имя - это отражение того, как мы тебя видим. Не случайно же тебя Аэни зовет "ветерок". Именно так, не ветер, а ветерок.
        - А ты? Ты ведь не знаешь этого языка, - с жадным любопытством уставилась кайорана на собеседника. Прежде чем он ответил, качели успели скрипнуть три раза, отсчитав, три полукруга.
        - Я? Ты представилась мне Дэрой. Я слышал, как зовет тебя маленькая диар. И ни в том, ни в другом я не слушал тебя. Понимаешь?
        - Да, - шепнула она.
        - Вот и получилось, как получилось.
        - Мы ведь случайно, - выделила она голосом слово и легко улыбнулась, - отошли от темы. Она вновь тебе снилась, да?
        - Да, - благоговейно выдохнул Явальд в ответ. Его преклонения хватило бы на десяток монахов ее храма. - Знаешь, а вы все-таки похожи. За вашими нежными улыбками прячется боль, за радостным сиянием глаз всегда чудится неизбывная печаль. Вы сильны и слишком хрупки одновременно.
        - Спасибо за комплименты, конечно, - улыбнулась она, - но ведь это не главное.
        - Не главное, - согласился Явальд, - знаешь, мне безумно хочется, вновь увидеть ее во плоти! Ты же видела ее, видела!
        - Да, Яль. Она красива, но твоя любовь будет твоей карой. Знаешь, мне показалось, что она уже не умеет любить. Точнее боится полюбить.
        - Я видел это в ее глазах, но не могу не молить богов, чтобы они послали мне свидание с ней хотя бы ночью.
        - Понимаю, с любовью трудно бороться. Порой больнее отказаться от любви, чем терпеть боль, которую она приносит.
        - Любовь - самая большая загадка, - улыбнулся он.
        - И самый длинный путь, - добавила она.
        Дэра поднялась литым движением, отбросила волосы на спину. Было в этом движении столько так похожей на жесты Дэмианы грации, что он жадно проводил его взглядом. Они были похожи и непохожи одновременно, и пытаться играть любовь с Дэрой было бы предательством по отношению к обеим женщинам. Красивые, сильные и безумно одинокие. С такими непросто дружить, с такими опасно враждовать, такие не простят предательства или обиды, и даже любовь с такой женщиной - война. Он знал все это, Дэра понимала его знания, но Явальд все равно не мог отпустить свою мечту.
        - Что-то мы тут засиделись, - подмигнул ей парень, - пора и на люди показаться.
        - А может, не надо?! - с мольбой в голосе простонала Дэра.
        - Надо, солнышко, надо. Мы все еще не нашли "крыску".
        - Ну, спасибо, дорогой! Напомнил ты об этом очень кстати! - прорычала уставшая до предела кайорана.
        Она много думала о предательнице в роду, где искать ее, что с ней делать… Думала, но никак не могла решить, как найти ту, что задумала предательство. Радавало кайорану только то, что время еще есть. Все-таки до совершеннолетия Таэнили еще больше девяти тан, а значит, они еще успеют найти ту, что пошла против своего предназначения. Хранить магию, хранить мир от порождений магии. Пусть так. Дэра найдет ее, найдет, чтобы не отдать ей свою маленькую диар…
        Ее сердце обрывалось каждый раз, когда она думала о том, что може потерять эту забавную непоседу. Каждый урок, который она преподавала своей тхаар'эн, был для нее испытанием: нервов на прочность, решимости и просто любви. Да, она любила свою младшую диар, глупо отрицать это, любила как сестренку, которой у нее никогда не было и уже никогда не будет.
        Таэнили еще так мала, и это хорошо. Ведь всегда, всю историю кариана предательница появлялась лишь тогда, когда та, что должна была ее остановить, была уже совершенной личностью, кайораной прошедшей вторую инициацию. "Время есть!" - думала и просила у богов Дэра. Она просила у них только одного - времени в достатеке, чтобы успеть…
        - Давай! Идем! - он поднялся, отряхнул одежду и предложил руку подруге.
        Гулять, так гулять! Заодно послушать сплетни, порадоваться произведенным эффектом и просто многозначительно помолчать.
        Влюбленных парочек этой весной в Эйтаре было подозрительно много. Они целовались под кронами Кленов-исполинов, в тени небольших фонтанчиков и на редких лавочках. Скоро, они отправятся по трактирам и гостиным домам, чтобы остаться наедине. Дэра ничего не имела против подобного поворота в жизни других, но сама любить не желала. Сердце все еще болело посла расставания с Шаном. Кайоарна задумавшись, едва не налетела на одну такую пару. Хвала богам, Яль успел дернуть ее за руку за мгновение до столкновения, так что все обошлось. Если не считать, что Дэре было очень стыдно.
        Весна. Поют плицы, ласково шелестит свежая листва… и парочки, везде парочки. Она бы поняла такой любовный ажиотаж в Карих кущах, ведь всем известно, что весенние послы, отправленные к дриадам с просьбами об удачном урожае, частенько задерживаются на тайр-другой, а кто и вообще навсегда остается. Недаром же говорят: никто не умеет любить как дриада, никто не может понимать как кайорана, никто не способен знать как ар-эль. Были и куда более интересные "парочки", в которых мужчина осторожно поддерживает отяжелевшую из-за беременности подругу. Эти ступают важно, а в глазах сияет счастье. Она обычно чувствовала себя чужой и чуждой всему на этом празднике жизни, да и ощущения Явальда не слишком отличались от ее, но он почему-то упорно вытаскивал ее на эти вечерние прогулки.
        Не успели они даже выйти из сада рода Таннет, как Явальд вдруг закричал и упал на землю. Дэра испугалась, впала на миг в ступор, а потом начала быстро действовать. Первым делом взглянула на друга через призму силы и едва не закричала из-за открывшейся ей картины. Это было страшно. Казалось, что огромный магический кальмар оплел парня своими щупальцами и теперь вытягивал из него силу с огромной скоростью. Дэра попробовала применить к "кальмару" несколько заклятий избавляющих от магических паразитов, но это существо с радостью поглотило и ее силу. Паника начала заполнять само существо кайораны: от резерва и ауры Явальда остались сущие крохи - еще чуть-чуть и парень погибнет.
        И в этот момент сработала наконец-то его обостренная связь с Кленовым лесом. Деревья-исполины, составляющие магическую основу Эйтара, откликнулись на призыв. Начали щедро делиться со своим подопечным накопленной за века силой. Но и этого оказалось недостаточно, канал силы постепенно пустел, а раздувшийся "кальмар" и не думал отпускать Явальда. А ведь когда сила в древах-хранителях закончится, они начнут тянуть ее из своих "дочерей"-кайоран! Дэра закусила от напряжения губу, капелька солоноватой крови тут же привела ее в чувство. Девушка упала на колени рядом с другом и, взрезав вены на запястье, начала поить Яля своей кровью, щедро делясь силой. Но и этого было недостаточно! "Кальмар" даже не заметит ее силу! И Дэра в отчаянии закричала:
        - Если он тебе нужен, если тебе нужен Эйтар! Спустись, приди на мой зов, Дэмиана! Помоги нам, Первая!
        Она откликнулась на зов, появилась рядом. Все такая же миниатюрная, как запомнилась Дэмиана ей во время посвящения. Богиня была одета обычной наемницей, темные брюки обтягивали стройные ножки, удобные сапоги с широким голенищем, в которое запросто можно спрятать целый арсенал, неброская серая куртка с тысячью и одним карманом. Вот только длинные до щиколоток распущенные волосы всего спектра силы смотрелись несколько странно в этом образе.
        - Я удержу его в этот приступ, не волнуйся, - беря Явальда за руку, сказала Дэмиана, - но только в этот. Вы сами должны разобраться с тем, что происходит. Понимаешь?
        - Да. Тот же принцип, что и в тхаар'эл. Боги не будут вмешиваться в дела земные, ведь так?
        - Да, - коротко кивнула первая кайорана и полностью сосредоточилась на балансирующем между жизнью и смертью Явальде. Ее ладони легко парили над телом парня, правда, "кальмара" богиня своими прикосновениями не баловала, наоборот, старалась, что бы он ее не почуял. Видимо, разобравшись с причиной происходящего, Дэмиана наконец-то возложила тонкую белую ладонь на лоб Явальда и начала вливать в него силу. Дэра не знала, как отреагирует на это "кальмар", а вот ее друг несколько дней точно будет опьянен божественной силой.
        Дэра, внимательно следящая за происходящим, села бы от удивления на землю, если бы на ней уже не прибывала. Кальмар вдруг просто исчез в неизвестном направлении, забрав с собой, всю влитую в него силу. Если у этого "чуда" есть хозяин, то на одно заклятие, на одни чары он может сравниться по своему могуществу с одним из богов. От этой мысли стало совсем неуютно, вспомнились вдруг отсиженные ноги, капелька холодного пота прокатилась по спине, зато вернулись звуки. Осторожно, опасаясь навлечь на себя беду, перешептывались деревья, проверяли свои голоса птицы. А она наконец-то слышала неровное тяжелое дыхание Явальда, быстрое-быстрое биение его сердца.
        - А куда?
        - Сама не знаю, - пожала плечами богиня, - вы тут будьте внимательнее - грядут перемены и даже Мать Понимающая их опасается.
        - Благодарю! - низко склонила голову Дэра перед своей богиней, хотя сердце пропустило удар. Если Великая Богиня страшится перемен, то что будет дальше? На душе стало еще более мерзко.
        Дэмиана встретилась взглядом с девушкой и неохотно кивнула, подтвердив ее мысли, затем поднялась и уже собиралась вернуться к себе на луну Мага, когда ее запястье поймали слабые, но настойчивые мужские пальцы.
        - Не уходи! - наверное, Яль пытался это прокричать, но получился едва слышный шепот. И даже в нем откровенная мольба, и боль одиночества. - Прошу!
        - Я, - она запнулась, - обещаю, мы еще увидимся, Явальд, - сказала богиня Любви и исчезла.
        - А ты знаешь, что ее истинное имя значит вознаграждение за боль? - тихонько спросила у друга кайорана, когда они остались в одиночестве.
        - Нет. К чему ты это говоришь? - слабым голосом осведомился Явальн.
        - Яль, ее имя - ее судьба, так что быть с ней можно лишь через боль, - глухо и грустно проговорила Дэра.
        - Имя Судьбы. Дэрис, это ведь не так уж важно, - попытался отмахнуться от неприятного знания парень. Как бы она хотела так же просто отодвинуть в сторону накопленные ею неприятные знания. Забыть о том, какое имя досталось ей самой.
        - Для кого как? - пожала она плечами, пытаясь казаться безразличной. - Ты как?
        - Жив, но, кажется, скоро об этом пожалею, - попробовал отшутиться Явальд.
        - Понятно, герой, - усмехнулась она. - Надо доставить тебя во Дворец, пусть Совет гадает, что с тобой делать и как спасать Эйтар.
        - А ты разве не хочешь в этом поучаствовать, - искушающим шепотом спросил ее парень. Дэра окинула его взглядом и невесело усмехнулась.
        - Ни ноты! Особенно, если после подвига буду выглядеть как ты!
        - Что?! - возмутился маг.
        - А то, зеркало не дам - испугаешься еще, - Дэра ни с того ни с сего резко сменила манеру их общения, понимая, что сейчас так будет лучше.
        - Жадина!
        - Ага, - самодовольно заявила кайорана и наконец-то поднялась с земли.
        Она отошла в сторонку, чтобы, не дай боги, не случилось какого казуса, и пронзительно засвистела. Через минуту на поляне появилась прекрасная лошадь, черная как сама зимняя ночь с белоснежной гривой и хвостом. Дэра подошла к ней, покладила любимицу по умной морде. Пальчиками прошлась по белоснежным рунам-оберегам на ее лбу.
        - Здравствуй, Вэйти! - как всегда восхищенно проговорила кайорана. Она никак не могла побороть это чувство, хотя давно пора было привыкнуть к тому, как выглядит ее верная подруга. - Я скучала по тебе, моя ночная вьюга.
        В ответном фырке ей послышалось: "Я тоже скучала".
        Девушка положила руку на длинную конскую шею и вернулась к другу.
        - Ну вот, все готово. Теперь можем отправляться к Хранящим, - подмигнула она Явальду. - Уверена, Хранящая дир Тарин обязательно оценит твой вид.
        - Дэрис, хватит издеваться! Лучше помоги мне встать на ноги.
        - Х-м, сомневаюсь, что это будет правильным решением, - честно ответила Дэра.
        Ее резерв уже начал наполняться так что, одну небольшую левитацию она должна была осилить. Девушка легко вскочила на спину лошади, зная, что Вьюжный душ и без узды с седлом не даст ей свалиться. Устроившись поудобнее, кайорана с помощью левитации тоже доставила друга на широкую надежную спину Вэйти.
        - Ну, что подруга? - спросила она у лошади, - до Дворца с ветерком?
        Ответом ей было довольное согласное ржание, и они врезались в сгустившиеся сумерки черной стремительной стрелой.
        Во Дворец они добрались буквально через полчаса, за что стоило всерьез поблагодарить Вэйти. Она безропотно мчалась со всей доступной ей прытью, но при этом контролировала, чтобы ни один из ее наездников не оказался на земле. А задача эта, надо сказать, была не из легких. Дэра остановила любимицу у самого входа во Дворец и, быстро спешившись, осторожно стащила с лошадиной спины Явальда, который по-прежнему больше походил на труп, чем на живого мужчину. Девушка потрепала Вэйти по гриве и долго благодарила, а потом Вьюжный дух исчезла, вновь отпущенная Дэрой на свободу. Теперь можно было подумать и о том, как доставить сидящего на ступенях мужчину к Хранящим.
        Собственно, вариантов было целых два. Первый, с помощью левитации доставить Явальда к Совету в виде мешка с репой, что вряд ли хорошо скажется на его мужском самолюбии. Ну и второй, напрячься и изобразить достойный костыль для раненного в бою воина. Второй вариант, был куда более проблематичным для нее, первый - для Явальда. Немного поколебавшись, Дэра выбрала второй вариант, все-таки друг сегодня уже достаточно настрадался и имеет право на небольшое снисхождение.
        Отчего-то очень взволнованная кайорана, встреченная ими по пути, к вящей радости Дэры, подсказала, где искать Хранящих. Удивительно, но помощи своей девушка не предложила, наоборот фыркнула, мол хотя тут всякие. "Всякими" Дэра себя не чувствовала, поэтому решительно отправилась по указанному направлению. Кайорана впервые подумала о том, что строители Дворца Сил страдали острой формой гигантомании, когда им пришлось после "крыльца" взбираться еще тремя этажами выше. Упражнение в скоростном поднимании по лестницам с грузом она выполнила с блеском, правда, после этого сил уже окончательно не осталось, и до нужной двери по коридору они с Явальдом шли, держась друг за друга и за стены, которые тоже подозрительно покачивались.
        Воссоздать достойный вид, прежде чем стучать в дверь кабинета Совета, у них не удалось. Да и сам вежливо-просящий стук тоже не вышел. Не рассчитав сил, они просто ввалились к Хранящим. Обличенные властью кайораны взирали на это безобразие с достоинством и пониманием, судя по всему, Дэмиана уже успела с кем-то из них перекинуться парочкой фраз. Дэра попробовала изобразить поклон, но ничего путного из этой затеи, разумеется, не вышло: ноги ее держали не крепко.
        - Присаживайтесь, - махнула рукой Хранящая Сумерки. Сегодня пепельная коса Юданы была уложена толстой короной вокруг головы, что делало кайорану какой-то строгой и в тоже время простой. Дэра никак не могла разобраться с тем, какой ей видится главная провидица Эйтара.
        - Богиня ввела нас в курс дела, - заявила глава совета. Дир Влант, затянутая в закрытое черное платья с распущенными волосами цвета глубокой ночи, производила неизгладимое впечатление "упырицы" из-за своей белоснежной кожи. Насколько понимала Дэра эту странную кайорану, то ей просто нравилось шокировать людей и нелюдей. Все просто. - Явальд Террев дира29 Таннет останется здесь, чтобы в случае опасности мы смогли помочь.
        Пока Дэра пыталась переварить услышанное. Ничего себе, оказывается, Явальд как-то успел вступить в ее род, хотя никаких обрядов по этому поводу кайорана не помнила. Так еще и названный братец должен остаться под приглядом самих Хранящих. Завидовать тут было ровным счетом нечему, а вот посочувствовать…
        - А вы, Дерисса дир Таннет, будете сопровождать Трриссу дир Шайс до Огненного мыса, - дала ей задание Хранящая дир Шайс.
        - А? - хотела задать вопрос Дэра.
        - К другим духам стихий сегодня же отправятся другие отряды дочерей Эйтара, - соизволила кое-что прояснить Тиалида Влант. - Во время удара, пот который попал весь Эйтар и Явальн в частности, произошли какие-то серьезные магические перемены в потоке стихийных сил над Анитаном. Это может привести пусть не сейчас, а со временем к катастрофе. Целью вашего задания дир Таннет будет установление состояния духа Огня Анитана.
        - То есть моя напарница дир Шайс, огневица? - в ответ короткий кивок-подтверждение от Хранящей Огонь.
        - Да. Именно она будет разговаривать с духом, - словно какой недоучке пояснила ей основу основ глава Совета. - А теперь вам пора собираться в путь, Дэрисса, - умело выставила ее из кабинета Хранящая Тьму. Дэра одарила злобным взглядом дир Влант, но толку от этого не было.
        Девушка устало вышла из кабинета. Надо было собираться в дорогу, а сил не было даже для того, чтобы доползти до поместья Эонел. Дэра постояла немного у стены, побившись о последнюю головой, распугивая суетливых помощниц Хранящих своим видом. А потом решилась и плюнула на все. Зов был не очень сильный - громко свистеть во Дворце Сил кайоране не дала банальная совесть. Но и слабого свиста хватило. Перед ней прямо посреди коридора появилась Веэйти, ее вьюга ночи.
        - Еще раз здравствуй подруга. Я совсем обнаглела, но сил нет вовсе. Подкинешь в поместье?
        Лошадь согласно фыркнула на последнюю фразу и позволила кайоране оказаться на своей спине. Что происходило дальше, Дэра уже не помнила. Девушка доверчиво обняла лошадь за мощную шею, запустила пальцы в шелковую гриву и погрузилась в пучину сна.
        - Тебе давно пора было спуститься, ты слишком давно одна, - увещевала свою приемную дочь Кариана.
        - Глупости. Просто этот мальчик… он интересный, да и ты сама, вспомни, просила за ним присмотреть. Вот я и присматриваю.
        - Дэми, я давно тебя знаю, очень давно. Смотри, в следующий раз они могут и не успеть.
        - Меня тоже это волнует. Но куда больше меня волнует тот удар, который был нанесен по Эйтару. Ты сама понимаешь, что это может стать причиной гибели мира!
        - Не кричи, Дэмиана, я все прекрасно понимаю. Но и ты знаешь, мы не можем так просто вмешиваться в дела подлунного мира. Намеки, вещие сны, предсказания и видения - вот наше оружие.
        - Знаю, - печально согласилась богиня Любви.
        - Ты смотри за мальчиком, - погрозила ей пальчиком Великая Богиня.
        - Присмотрю, - вслед уже истаявшей Кариане ответила Дэмиана.
        Сариэль пытался сконцентрировать внимание на том, что говорит отец. Получалось плохо, и виной тому последние пять бессонных ночей. Каждый вечер, который любой другой назвал бы поздней ночью, он исправно ложился в одинокую постель. Стоило его светловолосой голове коснуться безупречно белой подушки, как ар-эль проваливался в сон. Сны к Сару проходили долгие, изматывающе тягучие и пронзительно страшные, хотя, казалось бы, чего может бояться взрослый мужчина воин? Он просыпался задолго до рассвета в холодном поту, не помня видений ночи. Жадно, почти истерично обыскивал постель, чтобы узнать, убедиться, что Тьяна рядом.
        И не находил ее. Его сознание тут же затопляла паника. Она капелькой холодного пота скользила по спине между лопатками, испариной выступала на лбу и верхней губе. А потом просыпалось сознание, и тут же говорило ему, что невесты рядом быть и не должно. Что она уехала в родительское поместье, повидаться перед свадьбой с матерью и младшей сестрой. Да, Сар знал о том, что у возлюбленной есть не только отец, но и мать с сестрой, но знание это были настолько абстрактными, настолько далекими от практики, что он почти забыл о родственницах любимой. До того момента, как она заявила, что последний тайр перед свадьбой проведет дома. С семьей. Он, конечно, не стал перечить, чтобы не показаться уж совсем ревнивцем, хотя все его существо протестовало против подобного.
        Каждый раз после очередного кошмара, он заставлял себя очень осторожно, чтобы не напугать Тьяну, проверять их связь. С девушкой всегда было все в порядке, она сладко спала. Лишний раз убедившись в этом, (да-да он проверял не один раз! Старый перестраховщик) Сар закрывал глаза и пытался покорно погрузиться в очередной сон. Но после кошмаров середины ночи другие сны обходили его десятой дорогой, поэтому ар-эль валялся в кровати до самого рассвета, мужественно закрыв глаза.
        - Ты опять меня не слушаешь, Сар! - печально и устало выдохнул Князь. - Что происходит, сын?
        - Не знаю, - честно ответил он. - У меня дурное предчувствие из-за того, что я отпустил Тьянэль…
        - Неужели?! - его отец беззлобно рассмеялся. - Ты ревнуешь или уже скучаешь?
        - Я волнуюсь! - отрезал он. - Что ты хотел?
        - Ваше поместье закончено. Можешь съездить - принять работу, - улыбнулся Лиорэн.
        - Съезжу, - кивнул он. На душе все равно было неспокойно, поэтому Сар осторожно тронул их связь, чтобы убедиться - с ней все в порядке. Получив в ответ, легкую озадаченность и радость, Сариэль немного успокоился.
        Во дворце царил предсвадебный переполох. Слуги носились, как угорелые. Везде что-то мыли, украшали, подкрашивали, ремонтировали. Словом, все были заняты. Плелись интриги, маленькие и большие, точно паутины в только, что вымытых углах. Кто-то уже пытался заручиться его поддержкой, намекали на шикарные подарки на свадьбу, что-то еще предлагали и Тьянэль. Тихие шепотки, тихие-тихие, как шелест давно опавших и истлевших листьев. Кто-то очень тихо, осторожно думал вслух об объединении Леса под одной рукой, его рукой. Кто-то наоборот активно протестовал против этого брака, как раз боясь объединения Леса. Все предчувствовали изменение, предчувствовали и то протестовали, то всеми силами пытались ускорить этот процесс. А он? Сар смотрел на все это со стороны, смотрел и слушал. Он не собирался ни бороться за власть, ни доказывать кому-то обратное. Сар хотел спокойно жизни с возлюбленной.
        Он давно уже все знал наперед. Эта поездка на самом деле ничего не даст: вряд ли кто-то мог что-то напутать с его планами, с его расчетами, с его чертежами. Посмотреть - убедиться. А дальше? Дальше… Он все еще не верил, не верил, что они наконец-то поженятся. Не верил, что сумасшедшее счастье длившееся уже четыре года, может длиться и дальше. Это чувство пугало его, настораживало. В солнечных бликах на серебре листьев ему виделись тени предстоящей беды. Сариэль гнал от себя эти отголоски предчувствий, гнал и перепроверял связь с Тьянэль.
        Ар-эль гнал коня вперед, жадно глотая холодный бьющий в лицо ветер, вытягивающий из глаз одинокие слезинки. Ему было плевать, что подумают о нем сопровождающие. Он гнал себя и своего коня, словно мог обогнать время. Сар гнался вперед, гнался за самим собой и ускользающим сквозь пальцы временем. Она, такая далекая и в тоже время близкая, Тьянэль. Мысленно позови - откликнется, успокоит и станет беспокоиться сама. Он этого не хотел, боялся накликать беду своими неясными предчувствиями.
        Весеннее солнце играло на молодых листьях, солнечными зайчиками перебегало дорогу прямо под копытами лошадей, целовало отвыкшие за зиму от его ласк лица и, словно нашкодивший ребенок, пряталось за спины старших, которыми оно по иронии судьбы, выбрало редкие тонкие облака. Он смотрел на солнце и желал, чтобы оно никуда не уходило с небосвода. Ребячество? Наверное. Но отчего-то Сар был уверен, что пока солнце смотрит на Кариан своим бесстрастным взглядом, все будет хорошо, что только оно, а не Луны, способно оградить, предупредить подступающую беду. Ар-эль истово молился мысленно, молился Диорану, молился Дэмиане и, конечно, Кариане. Он просил у богов заступничества, но не для себя - для Тьянэль, для той, что больше чем жизнь, ярче, чем любовь.
        Тьянэль. Имя оседает на губах сладковатой пыльцой, слишком легкой и неуловимой. Тьянэль - полоска красного отсвета, уже зашедшего солнца, отблеск солнечного луча в сумерках вечера. Бархатная нежная кожа, которую так прекрасно помнят его пальцы, которой хочется касаться бесконечно. Шелк длинных мешающихся волос, но он ни за что не позволил бы обрезать их. Так приятно разбирать мокрые пряди пальцами и, перебросив распутанные волосы вперед, гладить тонкую беззащитную шею. Покрывать ее поцелуями. "Тьяна! Я уже скучаю по тебе, любовь моя!" - думал он, смотря на выстроенное для них поместье.
        Резные колонные у парадного крыльца белым мрамором красовались в солнечном свете. Открытые террасы фасадной стороны были украшены статуями, когда-то вышедшими из-под его рук. Где только нашли? В высоких вазонах красовались недавно высаженные цветы, отчего вид они имели не столько праздничный, сколько помятый. Но к появлению хозяйки, все будет в лучшем виде - он не сомневался. Арочные окна второго этажа искрились разноцветными витражами. Красиво. Трехэтажное здание выглядело достойно, но не вычурно. Собственно, все было так, как Сариэль и хотел.
        Он поднялся по парадному крыльцу, вслушиваясь в свои ощущения. Дом отзывался, обещал покой и радость, но что-то внутри не хотело этому верить. Это внутреннее ощущение сводило его с ума, заставляло, едва ли не каждые четверть часа обращаться к связи с Тьянэль, чтобы убедиться. Сар боялся, что его беспокойство передастся возлюбленной, но сделать с собой ничего не мог.
        - Приветствую вас, князь Сариэль, - низко поклонился ему дворецкий. - Желаете ознакомиться с поместьем, посмотреть сметы?
        - Да, да. Разумеется, - рассеянно согласился он.
        Весь день он провел за изучением поместья, долго работал, разбираясь со сметами и счетами. Работа отвлекла, увела сознание от постоянной тревоги, но беспокойство никуда не делось, наоборот затаилось на самом краешке сознания. Когда время было хорошо за полночь и все Луны гуляли по темному небесному морю, украшенному россыпями звезд, Сариэль наконец-то дал себе отдых. Он снял расшитый серебряными нитями камзол, стянул сапоги и с наслаждением вытянулся на тахте в своем новом кабинете. В супружескую спальню он не пошел, томимый предчувствием беды. Сар, подложив под голову одну из думочек-подушек, неизвестно откуда здесь взявшихся, довольно быстро уснул. Госпожа ночь укрыла его своим плащом сумраком, запела колыбельную голосом ночных птиц, поцеловала в макушку порывом теплого ветра.
        Снилось ему штормовое море. Соленая вода отчаянно бросалась на крутые каменистые берега, словно бешенная собака, посаженная на цепь у ворот. Море выло на Луны в ночном небе, выплакивало свою обиду и злое бессилье, свою неспособность в одночасье победить каменную твердь. Море бушевало, бушевал ревнивый ветер, рвался на волю из ставшего вдруг маленьким миром, что простирался между темными тяжелыми, готовыми вот-вот разродиться влагой, тучами и таким же темным морем. Ему казалось, что он тонет, глотает ртом горько-соленую воду, захлебываясь отплевывается, из последних сил рвется наверх, к жизни.
        Он проснулся с криком отчаяния застывшим на губах. Боль раздирала все его существо, полосовала душу, оставляя рваные кровоточащие раны в ней. Сар слепо, безумно кричал, захлебываясь болью и воздухом. В этот момент он был точно раненный ничего не понимающий зверь: голова отказывалась думать о чем-то, кроме терзающей душу боли. Он не знал, сколько прошло времени, не слышал тех, кто собрался вокруг него, услышав его крик. Боль исчезла из его души, оставив после себя отточено-острое знание, которое доставляло не меньше мучений, чем прежняя боль. Он знал: что-то случилось с Тьянэль.
        Сариэль собирался стремительно, как на войну. Отдал приказ седлать коня, бездумно покидал в дорожную сумку пару рубашек, какие-то бумаги, что-то еще по мелочи, и еще до рассвета отправился в дорогу. Сар гнал вперед не жалея ни коня, ни себя. Никто даже не попытался отправиться в столицу вместе с ним, понимая, что не угонятся, что будут сейчас только лишними. Всю скачку он упорно пытался пробиться к Тьянэль, но все попытки были бесплотны.
        Бросив коня на попечение какого-то мальчишки, он буквально влетел в княжеский дворец. Разыскать отца не составило труда, он уже давно работал в своем кабинете, с носом зарывшись в какие-то отчеты и доклады. Огромный стол был ими полностью завален, но Лиорэн умудрялся как-то во всем этом разбираться. Отец смерил его недовольным взглядом: Сар устроил настоящий скандал с секретарем Великого Князя, чтобы попасть к последнему без очереди и докладов. Но взгляд почти мгновенно изменился, когда Лиорэн увидел выражение лица сына, темный круги под нездорово блестящими глазами.
        - Что случилось? - напрочь забыв о положенном приветствии.
        - Не знаю! - рявкнул он в ответ. - Что-то случилось с Тьянэль!!
        - Что? Откуда ты знаешь?! - в ответ проорал Великий Князь.
        - Эсн-тер, - легко пожал он плечами, вот только боль отразившаяся в глазах Сариэля сказала слишком многое.
        - Ты с ума сошел?! - заорал на него Великий Князь. - Ты же, если что…
        - Мне плевать! Надо найти, где она! Понимаешь? Найти!
        - Понимаю, - кивнул ему отец. - Что ж, будем искать. Сейчас письмо Тайянуру отправлю, а там разберемся.
        - Ты совсем с ума сошел! - он откровенно орал, пытаясь заглушить боль и страх. Страх за Тьяну. - Я ее не чувствую! Не чувствую!!
        - Не чувствуешь, а толку-то? Все равно придется искать. Надо ждать.
        - Ждать?! - ворвался он. - Вот ты и жди, раз можешь, а я не могу! Не могу! Я в Тайнуру, а дальше будь, что будет!
        Он заглянул в свои покои во дворце. Выгреб одну из заначек, звон золотых лун порадовал: хватит и выкупить возлюбленную, если придется, да и на информаторах экономить тоже не придется. Деньги, фамильные перстни, они порой тоже открывают дороги, на которые другими путями просто не попасть. Смена белья, пара чистых рубашек, запасные штаны. Вот, пожалуй, и все, что ему понадобится. В тот раз он обошелся еще меньшим количеством вещей. Тогда он уходил навсегда, не собирался возвращаться. Сейчас же… Он найдет Тьянэль, найдет, потому что обязан найти ее. И вернется. Их ждет дом…
        Серебряный Лес радовался весне, шелестели свежими листьями тополя. Скоро они зацветут, и начнется великий сбор пуха, из которого весь год потом будут ткать тончайшие нити, из которых станут ткать роскошные ткани, знаменитые на весь Анитан. Си-ар-эль всегда экспортировали ткани в другие государства, имея с этого неплохой доход. Так что серебряные тополя были не только древами-хранителями, но и настоящими кормильцами. Впрочем, все это он отмечал по привычке краем сознания. Легкий теплый ветер не то, что бил, скорее ласкал лицо. Это было приятно, вот только никак не желало отвлекать от мыслей о Тьяне, от боли в душе. Ему безумно не хватало того чувства, что вносила в его душу связь с ти-ар-эль.
        Граница приближалась, это несколько радовало. Чем скорее он окажется в поместье рода Кайр, тем быстрее он убедиться во всем сам. Сариэль молил всех богов разом, чтобы он оказался перестраховщиком и банальным паникером, лишь бы с Тьяной все было в порядке. Как же ему этого хотелось!
        К родовому поместью возлюбленной он добрался глубокой ночью: Луны с черного бархата неба указывали ему путь. Он, конечно, загнал бы коня, и, понимая это, менял лошадей при первой же возможности, не обращая внимания на деньги. Так что за время пути, он загнал только себя. Потная рубаха противно липла к разгоряченному телу, заплетенные в косу волосы с неприятным мокрым звуком шлепались о куртку на его спине, словно подгоняли. От него разило лошадиным и собственным потом, но Сара это мало волновало. Оставив коня какому-то прыткому пареньку, он взлетел по каменным ступеням, ведущим к парадному входу в поместье рода Кайр. По-хозяйски распахнул тяжелые двери, и его с головой накрыла волна паники, беспокойства и суетливости. Слуги носились по дому, словно наскипидаренные, откуда-то из верхних комнат доносился отчаянный женский плачь в два голоса.
        - Я хочу видеть, хозяина, - выловив из этого беспорядка девушку-горничную, приказал Сар.
        - Господин Тайянур сейчас слишком занят, - пискнула в ответ девушка, вызвав у него волну негодования.
        - Я не спрашиваю, занят ли Тайянур. Я желаю его видеть! Немедленно!
        Должно быть что-то изменилось в его взгляде, так что горничная придушенно пискнула и тут же согласилась сопроводить гостя к хозяину. Это было очень кстати. Как оказалось, Тайянур обосновался на верхнем, третьем этаже, где разрухи и суматошного мельтешения не было и в помине. Слуги тут тоже не спали, но в их движении виделась уверенная четкость приказов. Все были заняты, все были на своих местах. Горничная что-то пискнула о том, что теперь он уже и сам не заблудиться, тут же испарилась. А он даже не обратил внимание на то, как выглядела та, что ему помогла. Показательно для скульптора-художника.
        - Вы с донесением? - осведомился у него ти-ар-эль с цепким взглядом серо-стальных глаз. Суда по тому, как отчитывались перед ним другие, то незнакомец, скорее всего, был личным секретарем Тайянура.
        - Нет. Я, князь Сариэль, - ответил он.
        - Сейчас же провожу вас, - склонил голову в небольшом поклоне секретарь.
        Тайянур выглядел ужасно. Темные круги под глазами, спутанные волосы. И взгляд. От такого взгляда даже ему стало не по себе, казалось, ти-ар-эль смотрит прямо тебе в душу, казалось, что он смотрит смерти в глаза. Его передернуло.
        - Здравствуй, сын, - устало проговорил он, приветствуя Сариэля.
        - Здравствуй, отец, - отвесил он полный поклон, выказывая должное уважение.
        - Я не могу найти ее, не могу.
        - Я не чувствую ее, не чувствую совсем.
        - Как давно?
        - С прошлой ночи, - ответил он.
        - Понятно, - кивнул ему ти-ар-эль, что-то из его расчетов явно оправдалось. - Тьяну похитили у озера. Она сопротивлялась, но тот, кто это сделал, был сильнее. Кайн! Я не представляю, кем надо быть, чтобы победить мою девочку в дуэли магов!
        - Я в этом ничего не понимаю. Меня вообще интересует лишь одно, как я могу найти Тьяну! Где ее искать.
        - Присаживайся, Сар. Я тебя прекрасно понимаю, но мы пока бессильны. Я даже направления не знаю, хотя уже обшарил обе части Серебряного Леса! - он тоже устал.
        - Лучше я пойду вымоюсь и посплю, - устало согласился Сар, - мне ведь найдется комната?
        - Конечно, - кивнул ему ти-ар-эль, - скажи Керду, он тебя отведет.
        - Спасибо.
        Сариэля проводил в одну из комнат на втором этаже ти-ар-эль, которого он сразу принял за секретаря. Керд быстро роздал указания слугам на нижних этажах, так что перед Саром была бадья наполненная восхитительно-горячей водой. Он долго мылся, смывая с себя пот и грязь, зато усталость, казалось, навалилась с удвоенной силой. Ар-эль с трудом вылез из бадьи, потом вытерся оставленным тут полотенцем и вышел в основную комнату. Разосланная постель манила к себе безмятежной белизной белья, легким запахом лаванды. И он сдался, позволил усталости уложить себя в постель, а сну набросить на плечи тяжелое одеяло беспокойного, липкого сна.
        - Мне не нравится, что происходит там, Алиаш, - Дэмиана сама пришла в гости к своей повелительнице.
        - Мне тоже, но мы не можем вмешиваться более. Итак, ты сделала слишком многое для этого парня, дочь. Теперь мы не можем, не имеем право, подсказать этому ар-элю.
        - Я… мне жаль.
        - Ничего, Дэми, все к лучшему. Они справятся, она справится.
        - Ты думаешь? - жадно посмотрела в глаза своей приемной матери первая кайорана. - Или это испытания от мира?
        - Именно! Мир испытывает тех, кого боится.
        - Явальд, Дэра… Но этот парень, князь Сариэль, зачем он миру?
        - Я и сама не знаю. Прости меня, Дэми.
        - Спасибо, Кариана, - поклонилась она Великой Богине. - Я пойду, мне надо подумать. Побыть одной.
        - Иди, дочь.
        Глава вторая
        Собралась она быстро. Привычка, давно въевшаяся под кожу настолько сильно, что даже четыре года "оседлой" жизни не смогли ее вытравить. Дэра практично запасла несколько смен белья, чистых рубашек и брюк, закинула еще и легкую куртку, порадовавшись, что у нее седельные сумки зачарованы. Потому что иначе, даже вещи "небольшого комфорта" пришлось бы везти на телеге. Когда вещевая ерунда осела на дне сумки, Дэра принялась за настоящие сборы. Отвары, зелья, эликсиры, амулеты, некоторые особые компоненты для варки зелий в походных условиях, кто знает, что может потребоваться. Хлеб, крупа, соль, специи, небольшой котелок. Немного денег: всего с десяток желтых лун. Кажется, все.
        Когда у кровати уже валялись собранные сумки, а она наконец-то позволила себе лечь. Сон пришел почти мгновенно, в нем не было никаких видений-знаков, в нем вообще ничего не было. Так что на рассвете Дэра проснулась вполне отдохнувшей. В поместье все, конечно, еще спят, поэтому Дэра быстренько написала записку и оставила ее на столе в своей комнате - Таэнили, разумеется, ее найдет. И покажет родителям, а большее ей и не нужно было. Дэра умылась холодной водой над тазом в смежной со своей комнатой. В детстве это место она величала только "умывалка", хоть тут была и бадья для купания, и вообще довольно много мест для разных процедур для наведения красоты. Смешно, но она по-прежнему ощущала эту комнату "умывалкой". Поэтому мыться предпочитала либо в большой ванной комнате на первом этаже поместья, либо вообще в одном из озер, которых в Эйтаре не так уж мало.
        Она фыркала, расчесывая отросшие волосы. Дэра начала плести косу, нашептывать заклятье, чтобы скрыть свою истинную принадлежность стихиям-покровительницам. Коса вышла ровная, задорно-трехцветная: бело-красно-желтая. Стянула ее кайорана наговоренным кожаным шнурком-оберегом. Потом долго чаровала над изменением своих глаз, мало кто мог спокойно выдержать ее взгляд: темно-сиреневых, почти фиолетовых очей с двумя вертикальными рачками. Честно говоря, ее и саму порой брала жуть, когда Дэра заглядывала в зеркало в "настоящем" виде.
        Закончив с прической и маскировкой, кайорана через голову стянула ночную сорочку. Прохладный воздух комнаты тут же коснулся голой кожи спины, сыграл гамму невидимыми пальцами - холодными прикосновениями - по позвоночнику. Она поежилась, брезгливо передернула плечами и быстро стянула рубашку-блузу со стула. Белая ткань с легким сиреневым отливом приятно коснулась кожи, пообещала тепла. Дэра быстрыми ловкими пальцами пробежалась по шнуровке, как следует ее затягивая. Потом был черный корсет, с которым она давно уже не расставалась. И дело было совсем не в том, что ей хотелось выглядеть как-то особенно женственно и иметь талию потоньше. Вовсе нет! Просто этот корсет она создавала сама и с определенными целями. Вместо китового уса или прочих закрепляющих вставок, в нем были использованы тонкие метательные ножи-иглы. Они были достаточно неприметны и весьма заметно заставляли поддерживать спину изумительно прямой, зато в непредвиденном случае Дэра не осталась бы совсем уж безоружной. При нажатии определенных камней-"украшений" на корсете в распоряжении кайораны попадало до двух девяток серьезно
зачарованных метательных "игл". В других же случаях, эти самые "иглы" неплохо защищали Дэру от ударов в район живота. Так что некоторые неудобства вызванные корсетом, она уже давно просто перестала замечать.
        Носки, штаны, куртка. Сапоги напоследок. Все, она готова в путь.
        Кайорана закинула сумки на плечо, подобрала мечи с ножнами и мысленно простилась с этим местом. Легко выскользнула за дверь собственной комнаты, пролетела по коридору, так, что ни одной даже самой старой и от того наглой половице не вздумалось скрипнуть, выдав ее. В кухне на первом этаже горел камин, а Раэдир заваривал что-то безумно ароматное в небольших чашках. На столе уже был готов завтрак на двоих. Милая забота, вот только Дэра к подобному не привыкла.
        - Здравствуй, Дэрисса, - улыбнулся ей ар-эль, - не смущайся - присаживайся к столу.
        - З-зачем? - только и смогла спросить она.
        - Ты ведь член семьи, рода, а мне не сложно. А еще, - мужчина ненадолго замолчал и стал предельно серьезен, - ты хранишь мою дочь. Не протестуй, ты не просто учишь Аэни, ты хранишь ее. Это много, слишком много, чтобы откупиться простым завтраком.
        - Благодарю, Раэдир, - кивнула она, присаживаясь к столу, - но не думаю, что сейчас подходящее время…
        - Другого, может, и не быть, - немного растеряно, словно это "может быть" могло зависеть от него, развел руками мужчина.
        - Это верно, увы, - она подвинула к себе тарелку с горячими тостами.
        - Приятного аппетита, - ар-эль улыбнулся.
        Что-то было не так, что-то она упустила за этим разговором с мужчиной. Но что? Дэра повела плечами, словно сбрасывая чужой, давящий взгляд со своей спины. Что может быть не так в ее доме? Кайорана зажмурилась, выпуская силу на волю, всего капельку своей силы. Но и этого хватило. Огонь в ее сути вспыхнул, опалил старой страстью душу, но все же сказал о том, что не так!
        Кайорана резко встала и подошла к камину. Ровное потрескивающее пламя лизало, судя по запаху, яблоневые и березовые дрова. Вот оно. Девушка решительно погладила один из прытких рыжих языков и улыбнулась, краем глаза заметив изумление ар-эля.
        - Тррисса дир Шайс передает вам, что будет ждать вас, Дэрисса дир Таннет, на западной круговой ленте, когда на небе останется одна Луна, - отчеканила саламандра30 и тут же истаяла в огне, словно и не было ее никогда.
        - Дэрисса, тебя уже ждут? - отойдя от первого шока, спросил ее Раэдир.
        - Да, - кивнула она, - пора идти, думаю.
        - Удачи тебе, - пожелал ей мужчина.
        - Спасибо. И вам того же, - улыбнулась она, хотя на душе было скверно.
        На улице мягкие сумерки еще только начинали рассеиваться. Дэра подняла голову и увидела, две яркие полные Луны. Времени осталось всего ничего. Кайорана громко свистнула, вызывая свою лошадь. Вэйти появилась практически мгновенно. Дэра погладила любимицу по морде, зарылась пальцами в шелковую белоснежную гриву лошади.
        - Здравствуй, милая, - улыбнулась кайорана вьюжному духу.
        Весенний воздух кружил голову, пьянил. Легкий бьющий в лицо ветер поднимал настроение. Дэра улыбалась. Небо светлело, истончались, истаивали Луны: день набирал все больше и больше сил. Ехать было не так уж далеко, и вскоре Дэра заметила явно ожидающую ее всадницу. Кровавые волосы, заплетенные в косички-змеи, струились по плечам и спине. Каждая из тонких косиц была либо обвита тонким шнурком-оберегом, либо красовалась перышком, либо маленьким камушком. Отчего прическа Трриссы больше всего напоминало воронье гнездо, столько всего торчало из ее волос.
        - Здравствуй, сестра, - склонила она голову, приветствуя дир Шайс.
        - И тебе здравия, сестра, - улыбнулась ей напарница. Тррисса оказалась девушкой очень миловидной. Яркие зеленые глаза смотрели на нее с искорками лукавства, светлая молочная кожа хорошо контрастировала с волосами. Небольшие губки бантиком кайорана растягивала в легкой немного игривой улыбке.
        - Едем?
        - Конечно! - щелкнула каблуками свою кобылу Тррисса.
        Они совсем недолго двигались галопом, чтобы не утомлять понапрасну лошадей. Точнее, лошадь Трриссы. Вэйти была куда выносливее обычных лошадей, да и еды вьюжному душу требовалось куда меньше. Зато Ночная Вьюга требовала за собой особого ухода, быв отъявленной чистюлей. Так что приходилось Дэре следить не только за собственной чистотой, но и за чистотой любимицы.
        Вскоре начало припекать, Дэра стянула с себя куртку, стало немного полегче. Кайорана обернулась на свою спутницу и подивилась, как ей не жарко? На Огневице была полная экипировка: заговоренная куртка, плотные кожаные, обтягивающие бедра штаны, высокие сапоги, явно дриадской выделки. Почти все кайораны предпочитали носить именно дриадскую обувь уж больно удобные башмачки тачали дочери мира. А еще поговаривали, что в такой обувке и танцевать каждая может как дриада в первый день весны. Разговоры, конечно, пустые, но дриадский товар всегда расходился на ура.
        С западного круга они свернули на ленту, ведущую на Огненный мыс, насколько она представляла себе местность, принадлежащую Лесу, до нужного места они добираться будут пару дней, не меньше. Довольно скоро Дэра заметила различие между здешними Малахитовыми Кленами и теми деревьями, что растут в сердце Эйтара. Местные клены поразили ее своей корой, какой-то огненно-рыжей корой, да и сами молодые листья были с красными прожилками, хотя до осени было еще далеко-далеко. И чем дальше они ехали на северо-запад, тем явственнее становились различия деревьев.
        Привал они устроили уже вечером, когда половина Лун уже была на небе. Зажигались на светлом бархате небосвода первые самые смелые звездочки, лукаво подмигивали с высоты. Полянку, которую заняли кайораны, была совсем небольшой. Ее обрамляли кудрявые кустистые заросли какого-то растения, вспомнить название которого, она так и не смогла. Кусты были с острыми иглами и маленькими жесткими листочками. Дэра исцарапала о них все руки, пока пробиралась сквозь них к ручью, чей серебряный голос был ее проводником. Ручей, а точнее родник бил совсем неподалеку от стоянки. Дэра с удовольствием умылась и набрала воды в захваченный с собой котелок.
        Когда кайорана вернулась на стоянку, ее напарница уже развела огонь. Тонкие веточки хвороста задорно потрескивали в разгорающемся пламени, а Тррисса тем временем занималась своей лошадью. И Дэра последовала ее примеру, не забыв, правда, подвесить котелок над огнем. Вскоре усталые, но довольные девушки, седили у огня помешивая в котелке ароматные травы. Лошади были накормлены и стреножены, хотя Вэйти как всегда избежала этой участи, охранные контуры поставлены - можно расслабиться и немного отдохнуть. К немому огромному удивлению Дэры, ее напарница извлекла из одной из сумок клубок тонких ниток и крючок и спора начала плести кружево, беззаботно при этом болтаю.
        - Ты не удивляйся, Дэрисса, - показывая на рукоделие, проговорила Тррисса, - у всех ведь свои увлечения. В моей, как видишь, плетение кружев в фаворе.
        - А? - пытаясь сформулировать вопрос, протянула Дэра.
        - Да почти себе я сейчас плету, ты не волнуйся за магию вплетенную. У меня сестрица замуж собралась, вот ей на платье и плету. Ох, знаешь, какая она у меня красивая! - глаза у дир Шайс тут же заблестели. - Фигура, дриады обзавидуются, голос нежный, не то что мой, а волосы! Длинный, кровавый и белый шелк аж до самых щиколоток, представь!
        Дэра слушала беззаботную болтовню напарнице о ее родных и близких с тихой тоской. Род дир Шайс всегда был очень многочисленным, в отличие от ее рода, да и в Войне Последнего Бога они потеряли не так уж многих. Всего четыре столетия прошло, а род понимающих страсть уже так же полон, как и до войны, не то, что род Таннет… Впрочем, в самом роду все было не так плохо, как в их семье. Всего четыре кайораны для семьи - это мало, непростительно мало. До той войны кор Эонел было двенадцать, после лишь двое. Альса и ее мать. Теперь уже и матери нет… Дэра закусила губу, думать об этом было слишком больно.
        Она тогда сбежала из Эйтара совсем не просто так. Дэра не хотела чувствовать чужое такое унижающее сочувствие, но еще больше неприятен ей был интерес, который вызывала ее жизнь, противоречащая половине законов мирозданья. Сначала она сбежала от этого, а потом… Потом она поняла насколько ущербна душевно. Да, никаких изъянов внешне в ней не было, но надорванная потерей матери душа болела. Болела отчаянно и сильно, но никто, конечно, этого не видел. И хвала Кариане, что не видел. Участия или сочувствия тогда она бы не пережила, а сейчас… Сейчас уже можно просто носить маску, которая скроет ее неправильность, даст спокойно пережить годы служения Эйтару. А потом… потом она покинет Кленовый Лес, забудет о родстве с Малахитовыми кленами. Так будет. Потом.
        - О чем задумалась? - тихо, очень бережно спросила ее Тррисса.
        - Пытаюсь понять, зачем тебе все это в голове? - заставила себя улыбнуться Дэра.
        - О! И тебе интересно. Вообще-то на каждой из них по простенькому оберегу, а еще они не позволяют моим волосам, когда им самим заблагорассудиться, полыхать в прямом смысле этого слова.
        - Ничего себе! - восхитилась Дэра.
        - Тебя ведь тоже признал Огонь? - подмигнула ей напарница.
        - Да, - немного неуверенно ответила она.
        - Вот и отлично, сейчас покажу тебе кое-что, - став еще довольнее, заявила ей Огневица.
        - Э? А это не опасно, Тррисса?
        - Нет, конечно! - выпалила огненная. - И вообще, хватит язык ломать, зови меня Трис.
        - Как скажешь, Трис, - послушно повторила она, под веселый смех напарницы.
        - Смотри!
        Огневица протянула ей раскрытую ладонь, на которой осторожно и боязливо расправляла крылья сотканная из огня бабочка. Она пробовала крылья, поводила маленькими огненными усиками, словом была совсем как настоящая.
        - Красиво! - выдохнула зачарованная Дэра.
        - Это еще что, они знаешь, как под музыку кружатся! Залюбуешься! Вот только с музыкой у меня никак, - печально закончила Триса.
        - Как это? - удивилась Дэра. Ей всегда казалось, что каждая кайорана воспринимает музыку как часть себя, как часть мира.
        - Да так, - пожала плечами Огневица, - не наделили боги талантом, а позориться, выставляя себя посредственностью, не хочется.
        Намек, она, конечно же, поняла и достала флейту. Долго смотрела на темнеющее небо, с которого на мир взирали Луны, прежде, чем приложиться губами к инструменту. А потом флейта запела, заплакала, так как этого хотела Дэрисса кай Омэрис кор Эонел дир Таннет, кайорана понимающая боль. Кайорана, чье истинное имя так созвучно имени ее богини. Кайорана, что несет на своих плечах право искупать чужую боль.
        Взлетела в воздух первая огненная бабочка, закружилась в музыке, в ритме сердцебиения и плача. А потом к ней присоединилась еще одна, и еще, и еще. Дэра смотрела на это чудо и думала о том, что обязательно научиться давать пусть краткую, но такую яркую жизнь чудесным созданиям. Девушки любовались этим, созданными ими самими, очарованием весеннего вечера.
        - Красиво, - оторвав флейту от губ и переведя наконец-то дыхание, признала Дэра.
        - Ага, и музыка была волшебная. Спасибо, - по-свойски кивнула ей Триса.
        - Не за что, - улыбнулась она и серьезно посмотрела в глаза своей собеседнице, - научишь?
        - Конечно. Смотри.
        Они еще долго обсуждали правильность плетения подобных заклятий. Потом практиковались, отчего Дэра до крови кусала губу от зависти, видя с какой легкостью все получается у Огневицы. А у нее… не получалось. И от этого хотелось не то плакать, не то кричать от боли. Глупость несусветная, разумеется, но уж очень ей было обидно.
        - Так, давай-ка спать. Уже давно за полночь. А с заклятьем… плетение ты выучила, когда прочувствуешь и поймешь, тогда и получится.
        - Ну, спасибо, утешила! - раздраженно фыркнула Дэра, но все же пожелала Трисе спокойной песни ночи и наконец-то легла сама, чтобы почти мгновенно провалиться в омут сна.
        Он чувствовал себя загнанным в ловушку зверем. Метался в стенах поместья, понимая, что ничем не может помочь поискам. Он просто больше не чувствовал Тьяну, знал, что она где-то есть и жива, но где и в каком состоянии сказать не мог. Это выматывало сильнее, чем всевозможные тренировки, которые он для себя выбрал, а точнее выбил у своего почти тестя разрешение на работу с гвардией. Он гонял себя до потери чувствительности, до отупляющей усталости, до того, что падал прямо посреди учебного зала на мат и засыпал. Это было единственное, что не давало ему сойти с ума в этом напряженном ожидании, в этой бесконечной неизвестности.
        Тайянуру хорошо, он хоть может искать ее с помощью магии, а он лишен даже этого. Ладно хоть доклады разведок они выслушивали всегда вместе, здесь в кои то веки ти-ар-эль и си-ар-эль действовали слаженно. Но разведки не давали никаких точных данных, только сотни предположений и вариантов, которые вскорости всегда отметались. Так проходили… проходило время. Дни, ночи, вечера, сливались для него в одно сплошное нечто. Утро не существовало как факт. Его не было, когда он выныривал из очередного учебного боя и, выжимая косу от пота, ввязывался в следующий. Определенно, утром нельзя назвать и то время, когда ночь бросила в атаку на следующий день остатки своего воинства мрака, и он сидел в кабинете Тайянура и слушал очередной доклад одной из разведок. Были лишь вечер, ночь и день, слившиеся в неразборчивую, бессвязную и бессмысленную серую кашу. А утра не было. Не было его, потому что утро не умеет лгать, утро не умеет принимать боль и еще утро не умеет ждать, точно так же как и рассвет.
        Когда он в очередной раз, отложив в сторону деревянный тренировочный меч, выжимал потемневшую от пота косу, к нему подошел Тайянур, хлопнул по голому плечу унизанному рисунком синяков.
        - Ты бы отдохнул, Сар, - обратился к нему как-то разом постаревший Северный тойши.
        - Я отдхаю, - упрямо качнул он головой.
        - Ты же скоро свалишься, а потом, мне говорили, - короткий взгляд на гвардейцев, - опять… Ты свихнешься, Сар.
        - Или уже, - пожал он плечами. - Знаешь, Тайянур, мне когда-то одна гадалка сказала, что все мои пути буду выбирать не я. Все кроме одного, того, что ведет к сумасшествию.
        - Для сумасшедшего ты слишком циничен, Сар, - парировал ти-ар-эль.
        - Тебе она тоже дорога, ты ее отец. Но у тебя еще есть дочери, тебе есть зачем жить - мне нет. Я это понял еще до помолвки. Знаешь, месяц, что я провел в Лесу после знакомства с Ниадирой… Да, тогда она назвала это имя. Я никогда до этого не был так близок к сумасшествие, если оно обещало мне быть рядом с ней, я был согласен заплатить эту цену.
        - Если сумасшествие…
        - Теперь уже нет. Оно сулит мне одиночество, а не Тьяну. У богов свои шутки.
        - Знаю, - устало кивнул мужчина. Это время вымотало его сильнее, чем он хотел и мог показать. Удар оказался слишком сильным даже для него. - Тогда, что ты делаешь здесь, в этом зале?
        А… это, - губы Сариэля окрасились в безмятежную улыбку сумасшедшего, - когда ты сражаешься - ты один, настолько один, что на краткий миг забываешь о том, что твоя душа связана с чьей-то, что так где всегда звенела ниточка ее души, сейчас стена.
        - Сариэль…
        - Не надо, Тайянур. Каждому из нас больно, просто больно по-разному. Вот и все.
        - Ты…
        - Сможешь доставлять мне новости от разведки? - перевел тему разговора си-ар-эль.
        - Легко. Можно через доверенных лиц, можно через артефакт.
        - Через посредников, - кивнул, подумав над предложением Тайяруна, Сар.
        - Хорошо. Ты уезжаешь, я понимаю.
        - Да, ты как всегда прав, Тайянур.
        - Куда?
        - В Озерный Край разумеется, - пожал он плечами, показывая, что это само собой разумеется, - от туда, может, к ниа-эль загляну.
        - Ну, первое - разумно, в Лесу Тьянэль точно нет, а вот к ниа-эль бы никак не попадешь.
        - А двуипостасьные закрылись от всего мира с год назад, у них сейчас смена власти. Церемония обычная но растянутая до неприличия. Словом, ниа-эль еще на год никому не доступны. И похитителям Тьяны, тоже, - глаза ти-ар-эль опасно блеснули.
        - Благодарю за информацию, Тайянур. Я, пожалуй, отосплюсь и отправлюсь в путь.
        - Удачи сын мой, - ему в спину тихо проговорил Северный тойши.
        - Тебе нравится смотреть, как он мучается?
        - Нет, - мужчина дернулся как от пощечины.
        - Тогда зачем? - Дэмиана его не понимала.
        - Когда придет время вмешаться, я хочу вытащить и его, пнимаешь! - Диоран кричал на нее. Имел полное право, надо сказать. Из-за ее самовольной вылазки в Эйтар, чтобы помочь Явальду, они надолго остались лишь наблюдателями.
        - Я молю Создателей, чтобы наше табу скорее прекратилось.
        - Я тоже, - коротко кивнул ей мужчина и исчез. Они вообще редко разговаривали на двоих. Редко… потому что когда-то очень давно она его любила, эта была первая невысказанная любовь. А потом он почти убил ее, сам того, конечно, не желая. И завертелось…
        Дальше дорога была пряма, словно основной ствол дерева, зато чуть погодя от нее начали ответвляться небольшие тонкие тропки-дорожки, что вели к таким же не великим размерам ухоженным домикам. Здесь занимались земледелием люди, которые добровольно пришли в Эйтар и захотели жить под властью совета Хранящих. Люди не жаловались, на небольших по сравнению с владениями крестьян в людских землях урожай вызревали знатные, а если надо то кайораны и дождик пригонят или наоборот тучки разгонят. Словом, жить под боком у дочерей Понимания людям нравилось, но они не спешили сообщать это всем желающим, прекрасно понимая, что места на всех в Эйтаре не найдется. Вот и ведут свое хозяйство тихо и скромно, пополняя казну Кленового Леса и сами достойно существуют.
        Это она отметила так, между делом, любуясь видом того, как возделывают люди поля. Хвала Матери Понимающей, ничем подобным Дэра заниматься была не обязана. Она могла легко жить на то, что зарабатывала как кузнец или бард, могла вливаться в дело семьи и производить грушевые и яблочные наливки да мармелад с вареньем для детей. Да мало ли, чем еще она могла заняться. В этом плане она была куда свободнее чем многие жители Анитана. Пожалуй, кайораны были самой свободной расой среди всех, если, конечно, не учитывать некоторые малоизвестные факты.
        - О чем грустишь? - спросила ее Триса.
        - Задумалась просто о нашей свободе, - честно ответила она.
        - Наша свобода, - задумчиво протянула в ответ спутница, - знаешь, кажется, что перед нами весь мир, любая тропа. Вот только для нас всегда есть табу: на некоторых мужчин, табу на то, что род превыше всего. И только у нас долг поставлен так высоко у всей расы, а не только у ее высших, аристократических слоев. Да, мы свободны, но мы за нее платим!
        Теплый ветер бил в лицо, играл выбившимися из прически прядями волос кайоран. Дэра слушала звуки местной жизни, иногда доносился до них обрывок фразы или целое слово, вырвавшееся из уст крестьянина работающего в поле, пели птицы в аккуратных немного подрезанных, но оттого не менее веселых и зеленых придорожных кустах. Цокали копытами лошади по пропыленной едва поросшей самой отважной травой лошади. А их наездницы думали каждая о своем.
        Забавно получилось, но в этом уголке Эйтара она никогда раньше не бывала. Хотя многие дети очень любят рассказы о вулкане Великого Духа Огня, в гости к которому их возят матери. Омэрис было не до того все восемь с половиной лет, которые они провели вместе в Эйтаре. Мать была важной фигурой во властных структурах Кленового Леса, и поэтому каждые дни лунного пути проводила вне Эйтара. Куда заносила ее судьба на эти дни, Омэрис не рассказывала ей, зато всегда приводила что-нибудь интересное. А потом матери не стало! Она, повинуясь долгу, пыталась остановить сумасшедшего мага, вздумавшего открыть дверь в другой мир, что, конечно же, убило бы Кариан. Тогда она действовала согласно своему долгу перед магией, перед миров. А то, что жертв в итоге получалось две, мир не интересовало, ибо самопожертвование Омэрис спасало куда больше жизней.
        После того, как Дэра каким-то чудом пришла в себя, она никак не могла справиться с той пустотой в душе, которая образовалась после потери матери. Зато другие кайораны рода настойчиво лезли в ее душу, в ее сущность, стараясь помочь, поддержать, а на самом деле только растревоживая рану. Она боролась с болью, с осознанием того, что мамы больше нет, а она жива. Дэра боролась одна. Как только прошла первая инициация силы, малышка тут же пожелала покинуть Эйтар. А так как уже имела право решать, то и покинула Кленовый Лес, разом разорвав все связи с ним.
        Это было больно. Сначала она отсекла "дальние" связи, затем ограничила круг семьи, а на остальной род, тоже поставила блок. Самым болезненным было "расстоявание" со связями внутри семьи. Дэра с огромным трудом, почти на чистом упрямстве смогла оградить себя от Альсы. С Асирой было все-таки проще - не так много времени маленькая кайорана проводила со своей старшей диар, уже прошедшей второе посвящение. Дэра даже немного побаивалась ее, когда Асира вернулась в особняк Таннет. В приветливой и красивой черноволосой диар, у которой были такие мягкие приятные черты лица, ей грезилось что-то ужасное, что-то опасное. И только белые косички, в которые Асира забирала волосы у лица были ей тогда понятны. Ветер, он даже у Асиры просто ветер. А ветера Дэра не боялась с самого рождения.
        Уже потом, начав обучение в Академии, она поняла, что страх перед старшей диар был продиктован страхом перед Смертью, ее покровительницей. Дэрисса тогда была слишком слабо связана с бытием с настоящей жизнью, и любое проявление Смерти и ее силы пугало ее. Умное подсознание ограничивало ее контакты с подобными носителями силы до поры до времени.
        - Остановимся в "Пекле"! - весело улыбнулась ей Огневица.
        - Где?
        - В "Пекле". Старик Польд превосходно готовит.
        - А, он трактирщик, да? - спросила Дэра спутницу.
        - Ты разве здесь раньше не была? - удивилась Триса. - Я думала тут все в детстве бывают, и не только в детстве, - мечтательно закончила кайорана.
        - Не была, - пожала она плечами, делая вид, что ей безразлично.
        - О! Тогда тебя ждет сюрприз.
        К вечеру миленькие поля и уютные домики закончились. Почва под ногами лошадей потрескалась, потемнела. Словно тут часто гуляют суховеи. Иногда даже перекати-поле встречались, что лениво двигались по своим каким-то делам. Почва неясного серо-красного цвета глаз совсем не радовала, а вместо пения птиц слух услаждали подвывания ветра. Словом, Огненный мыс Дэра уже перестал нравится, хотя они до него еще и не добрались.
        - Успокойся подруга, к третьей Луне мы будем под крышей, - подмигнула ей Триса.
        - Что-то не вызывает у меня доверия название твоей крыши, - фыркнула она. - Это ж надо так назвать: "Пекло"!
        - Ну, перебористая какая! - рассмеялась над ней Огневица.
        - Не перебористая, а любящая комфорт, - возразила Дэра.
        К третьей Луне они действительно достигли некоторого строения. Назвать его обычным трактиром у Дэры бы язык не повернулся. Постоялым домом, так тоже не похоже!? Словом, Дэра была вся в раздумьях, а вот у Трисы настроение, судя по всему, было отличное. Она без раздумий спешилась рядом с пустующей коновязью. Тут же к ней выскользнул откуда-то сбоку мальчишка-конюх и вместе с медной луной забрал повод ее лошади.
        - Ты чего спишь? - шикнула на нее Огневица, и Дэре тоже пришлось спешиваться. Впрочем, надо отметить место это не вызывало доверия и у Веэйти, так что кайорана паниковала не в одиночестве.
        - Коней здесь оставить придется, а на мыс завтра с утреца сами пойдем, - поставила ее в известность Триса, отчего настроение Дэры упало еще сильнее.
        Каойрана придирчиво осмотрела шикарное двухэтажное сдание, совсем не вписывающееся в местный пейзаж, глянула на добротную конюшню и решила не сучить свою любимицу. Дэра быстро отстегнула сумки, затем избавила Ночную Вьюгу и от седла с уздечкой.
        - Будь свободна, подруга, - потрепав кобылицу по гриве, заявила Дэра.
        - Спасибо, - донес с нее порыв ветра, которым обернулась Вэйти.
        - Ну, ты, подруга, даешь! - выдохнула, придя наконец-то в себя, Тррисса.
        - Ты о чем? - удивилась она.
        - О чем, о чем! Я о таком только слышала, а тут легенда прямо на моих глазах… - восхищение еще не прошло у огненной кайораны, оно словно пламя плясало в ее карих глазах.
        - А, ты о Вьюге. Ну, да. Она вьюжный дух Саадарских гор. Меня по молодости как-то туда занесло, - виновато улыбнулась напарнице Дэра.
        - Ничего себе, занесло! Вьюжные души на дороге не валяются!
        - Зато глупость валяется, - открыто улыбнулась кайорана, - я тогда по дурости провела ритуал признания и подчинения. Сама понимаешь, на второй меня попросту не хватило, ладно хоть не одна была…
        - Пойдем, уже внутрь, - позвала ее Триса, - потом расскажешь - никуда не денешься.
        Дэра подхватила с земли свои сумки, улыбнулась, глядя на то яркие Луны на небе. И смело шагнула на порог "Пекла". Трактир оказался большим. Это первое впечатление, быстро сменилось другим - здесь было шумно и весело. По невероятным конструкциям устроенным прямо в залах бегали дети, смеялись, шутили. Дэра никак не могла прийти в себя, осознать происходящее здесь, поэтому так и стояла с сумками и конской упряжью прямо у самой двери.
        - Входи уже, нам еще зарегистрироваться надо! - шикнула на нее Огневица.
        Это был нужный для нее толчок. Дэра проследовала по коридорам-лабиринтам вслед за Трисой и оказалась перед стойкой, за которой стоял представительного вида немолодой уже человек. В его висках серебрилась благородная седина, не большие морщинки вокруг ярких цепких глаз, выдавали в нем человека веселого, но в тоже время серьезного.
        - Пусть твоя бабочка будет яркой, Триса, - поздоровался он с кайораной. Дэра удивилась тому, как легко человек назвал ее спутницу по имени. - И Вам, молодая госпожа, легких дорог.
        - Щедрых постояльцев, - откликнулась Дэра в ответ на приветствие.
        - Твои вещи перенесены в твои комнату, Трис, - продолжил трактирщик. - А куда доставить ваши вещи? - спросил он у Дэры, кайорана замялась не зная, что ответить.
        - Терк, твой младшенький, шустер, я смотрю, - рассмеялась ее напарница, - а вещи госпожи Дэриссы отнесите в мои комнату. Она моя гостья.
        - Как скажешь, Трис, - лукаво подмигнул ей мужчина.
        - Не подмигивай мне тут, старый ловелас, она моя подруга!
        - Как вспомню, что я давно не получала своей доли, - шутливо пригрозила Огневица трактирщику.
        - Ну, вот, Трис, я пошутить хотел, - виновато глянул на нее мужчина.
        - Я тоже, Терк, я тоже, - скрыла оскал за мягкими губами, растянутыми в улыбке Тррисса.
        Комнаы, принадлежащие Трриссе, мне больше напомнили королевские апартаменты: размером и изысканной дороговизной отделки. Один неприметный столик темного дерева в гостиной, пожалуй, смог бы с легкостью посоперничать ценой с скакуном напарницы, а лошадь у нее была далеко не всем по карману. И это только одна деталь обстановки! Светлые стены, светлый невероятно пушистый ковер на полу, шторы цвета слоновой кости. Светлая комната и темная мебель на контрасте - получались очень стильно и дорого. Красиво и уютно.
        - Нравится? - тут же спросила ее Триса.
        - Да, очень.
        - Это все придумал Деринс, он ти-ар-эль и проектировал все "Пекло". Мне нравится, как у него получилось.
        - Роскошное место, - честно сказала она, намекая на то, что эта ночевка выльется им в целое состояние.
        - Ага. В "Пекле" еще три таких номера. Остальные гораздо скоромнее. Но знаешь, здесь всегда все забито по завязку, Терк не бедствует. Да, и я признаться, из-за этого тоже.
        - Ты? - удивилась Дэра, начиная раздеваться.
        - Ага. Просто половина всего этого принадлежит мне, - легко, словно о паре яблонь, заявила Триса.
        - Как ты умудрилась?! - вскрикнула Дэра. Новые знания никак не хотели укладываться у нее в голове, они сталкивались, спихивали старые с насиженных мест и грозились вылезти через уши.
        - Почти случайно, - доставая из шкафа пару огромных махровых полотенец и халатов, проговорила Триса. - Я тогда от нечего делать проводила в окрестностях лето, эксперементируя с саламандрами. Собственно, мне удалось научиться привязывать их к определенному носителю, из-за чего они почти полностью теряют свои силы и опасность. Детям, кстати, такие зверушки очень нравятся.
        - Не знала, - честно ответила кайорана, думая о том, что совсем не плохо было бы подарить что-то подобное Таэнили.
        - Вот с этого все и началось, - развела руками Тррисса. - Пойдем лучше искупаемся.
        - Куда?!
        - Увидишь, - и заговорчески ей подмигнула.
        Купель у Трисы была тоже отдельной. Огромная, округлая чаша, сделанная из цельного гранита красного цвета, была наполнена восхитительно пахнущей водой, от которой поднимался парок. Триса первой полностью разделась и спустилась в купель.
        - Ты где застряла? - смеясь, спросила она у Дэры.
        - Э? - ответила кайорана, на ней к этому моменту остались только браслеты-змейки, тонкая длинная цепочка, на которой висело кольцо, и еще одна цепочка покороче с камушком-амулетом.
        - Понятно, все с тобой, - хихикнула над ней Огневица. - Амулеты тоже снимай, местная водица может им не понравиться.
        - Тогда, - Дэра зажмурилась и осторожно расстегнула застежку короткой цепочки.
        - Вот это да! - всплеснула в воде руками Триса, отчего несколько капель долетели и до Дэры. - Не думала, что ты такая! Постой, не вертись - посчитаю.
        - Я лучше сама тебе скажу, - ответила Дэра, открывая свои необычные глаза.
        - Еще и глаза! Снимай уже остальные цацки и лезь скорей в воду, я хочу все знать!
        - потребовала от нее огненная.
        Кайорана еще немного постояла, переступая с ноги на ногу, у края купели, находясь в раздумье. Снимать цепочку с кольцом ей было не надо - это память, а не амулеты, а вот браслеты… Впрочем, змейки обычно проявляли большую самостоятельность в вопросах купания, а раз так - можно довериться их чутью.
        Триса все же помогла Дэре влезть в купель. Вода в ней, и правда, была чуточку горячевата, но от этого еще более восхитительна, конечно. Кожа сразу пошла пупырышками, ступни начало пощипывать. Отчего на губы сама лезла глупая детская улыбка.
        - Благодать, - вытянувшись, протянула Дэра.
        - Ага. Сегодня помоемся, распаримся, а завтра с утреца налегке в путь. Хорошо будет. Обещаю. А теперь рассказывай!
        - Что именно?! - вопросом на вопрос ответила Дэра, лукаво прищурившись.
        - Про силы, ну и про глаза, конечно, тоже?! Мне же страсть как интересно!
        - Ну… Если ты про стихии, то я осталась только без покровительства Сумерек, Тьмы да Смерти. И ничуть об этом не жалею. Вот.
        - Жизнь и Свет?! - переспросила кайорана не ее, сам воздух вокруг, а потом осторожно провела рукой по ее волосам. - Невероятно, в роду первостихийниц родилась кайорана с двумя талантами надстихий. Дэриссай кай Омэрис ты невероятна!
        - Ну, спасибо подруга, - польщено и немного смущенно фыркнула она. Все же ее несколько стесняло такое обилие сил, а, следовательно, и пониманий. - А про глаза,
        - Дэра зажмурилась, - мне и самой интересно, да вот не говорит никто.
        - Двойной вертикальный зрачок?! Кажется, ниа-эль, тут ни при чем, у них - одинарный, - начала размышлять вслух Триса. - Да, и цвет. Знаешь, ни у кого не видела такого! Темно-темно сиреневый, почти фиолетовый, а иногда, он кажется даже черным.
        - Вот и у меня те же знания, не более, - грустно усмехнулась она и тут же перевела тему: - Ты лучше скажи, была уже на самом мысе?
        - Да. Года два назад, - мрачно отозвалась Триса.
        - Что-то случилось, - сразу и поняла, и услышала Дэрисса.
        - Да, - кивнула ей кайорана. - Я, пожалуй, тебе расскажу. Это полезно… знать, хоть и больно.
        Когда мы познакомились с Терком, мне было немного за шестьдесят, сама понимаешь, какой это возраст?! - Дэра хихикнула. В этом возрасте она шлялась по таким закоулкам Анитана, куда в сознательном состоянии предпочитают не заглядывать даже Хранящие… в полном составе. - Вот, вижу, понимаешь. Так слушай. Он был молод, хорош собой и предприимчив. Словом, увлечение на одно лето, не больше. Я восприняла его именно так и отдалась этому восприятию по полной. Терку тогда едва-едва двадцать сравнялось. Понимаешь?
        - Угу, - кинула Дэра. Она все прекрасно понимала, молодая горячая кровь, двое красивых людей. Что может быть естественнее?
        - Ну, я тогда и помогла ему с "Пеклом" не столько деньгами, сколько советами. Предприятие его буквально через три года стало одним из самых популярных в Анитане мест отдыха для семей с детьми и просто женщин, желающих за собой поухаживать.
        Я уехала. Навешала иногда. Он кстати женился на полукровке, красивая, была женщина. Рожала ему детей, любила его. И он, я думала, любил, как мог. Я всегда слышала его страсть, но старалась давить ее. Не за чем она была нам обоим.
        А затем, два года назад, я опоздала, понимаешь, опоздала. Миранла, так звали его жену, она умерла. Умерла быстро, без мучений. Но наши, я кайоран имею в виду, ничего не смогли поделать, спасти, вытащить. А потом пропал Терк. Его найти не могли, пока я не приехала, а я на два дня опоздала, понимаешь?
        Он пил. Пил. Пил. И не пьянел принципиально. Зато говорил. С ней, с Миранлой, с самой Карианой. Знаешь, это было страшно. Видеть его тогда, слышать. Я же все та же понимающая, а он другой. Настолько другой, что я готова была выть и биться в агонии. Страшно это. Мне что семь тан, что десять разницы то нет. А для него, для Терка, вся жизнь прошла, понимаешь, прошла. Ты не обращай внимания, я когда тот вечер, тот разговор вспоминаю, всегда как пьяная делаюсь. Больно просто… трезвым-то рассудком это воспринимать. А мы же получше дриад с собственным сознанием выкрутасы устраивать умеем, вот я и…
        Короче, слушай дальше…
        На Анитане говорят: суметь жениться на кайоране - стать счастливым на век. Это не про людей присказка, не про людей. Говорил он и думал о чем-то, и снова пил. Я в этот момент боялась его, боялась безумно, потому что в глазах, в карих теплых глазах, обычно полных жизни, жизни не было совсем. Ни жизни, ни смерти, одно безумие. А он продолжал, говорил. И я слушала.
        Знаешь, - сказал он, - а ведь Миранла меня простила, перед самой сметью своей простила. Простила за то, что я так и не смог сделать ее счастливой, не стал счастливым сам, запутавшись в любви к тебе. А была ли та любовь? Уже и не скажешь. Только две жизни подарены Кайну! Знаешь, Триса, о чем я молю своих сыновей, что вбиваю им розгами в задницы, чтобы до ума дошло. Всего лишь одно правило. Кайорана может быть другом, может быть учителем, может быть компаньоном. Но твоей, твоей женщиной она быть не может. Простому смертному нельзя любить кайорану.
        Вот, что Терк говорил тогда. Будучи пьяным до состояния прозрения.
        Знаешь, что я вынесла из всего этого. Нам тоже нельзя любить их, смертных мужчин. А еще лучше, даже не играть с ними, не дарить и доли себе…
        - Зачем столько ограничений? - в который уже раз спрашивает ее приемная дочь.
        - А ты как думаешь? - вопросом на вопрос отвечает Мать Понимающая.
        - Сдерживать, ограничивать власть, - ответила привычно Дэмиана.
        - Ты же понимаешь, кайораны доминанты всего мира. Им нужно ограничение.
        - Ты, ты не договариваешь что-то, Алиаш.
        - Да, Дэми. Но тебе лучше этого не знать, поверь мне, дочь.
        - Я верю, Алиаш. Верю, но не могу не пытаться понять…
        - Прости меня, Дэми…
        Глава третья
        На то, чтобы добраться до Озерного края у него ушло три дня. Все-таки пространство Леса совсем не маленькое, и далеко не везде так удачно складываются обстоятельства, как в начале его пути. По сути, ему просто несказанно повезло, что между столицей си-ар-эль Айтерелой и поместьем Тайянура, находящегося уже на территории ти-ар-эль, всего день нормального конного пути, он же, почти загнав свою лошадь, преодолел это расстояние всего за половину дня.
        Озерный край, разумеется, его ничем не порадовал, кроме потрясающего заката, который он удостоился чести наблюдать. На горизонте, на востоке, лежало центральное озеро Края - Алиаш'неоль. Если он не ошибался, название озера переводилась как Великая Чаша.
        Спускались сумерки, на небе уже горели три Луны, а солнце медленно, но неуклонно стремилось к закату. Сегодня оно должно было сесть для его глаз в воду Алиаш'неоль, которое заняло собой все пространство запада. Вокруг озера, словно кайма, росли небольшие рыбацкие деревеньки. Впрочем, не только рыбацкие. В некоторых их них можно было взять в наем небольшую яхту и прокатиться по Великой Чаше, в других же с помощью парома перебраться на другой берег, относительно недорого и быстро. Здешний люд жил тем, что давало ему Великое озеро.
        Сариэль спешился: представлением предстояло долгое, а его лошадь уже достаточно устала и вымоталась, так что не стоило, мучить их обоих досматривая закат в седле. Ар-эль споро распряг верную лошадку и стреножил ее, а сумки пока оставил валяться на небольшой полянке на краю такого редкого в Озерном крае перелесочка. С каждым мгновением сумерки все сгущались, но пока были довольно редки, зато Луна на небе становились все ярче и ярче. На фоне этого наливающееся кровью солнце выглядело немного обиженным ребенком, который пригласил всех на праздник, а все внимание досталось младшим сестрам разряженным родителями по случаю сверх всякой меры. Этот "румянец" был приятен глазу. Сару в этот момент отчаянно захотелось, чтобы с ним была Тьяна, чтобы показать возлюбленной всю эту красоту. Но нет. На его беду рядом нет ни только невесты, но и даже карандашей с альбомом тоже нет. Он так торопился, что не подумал взять что-то подобное с собой.
        Он смотрел, как сначала солнце несмело обмакнуло самый краешек своего красного диска в темные воды Алиаш'неоль, словно пробуя воду. Потом опустилось еще чуть-чуть, видимо, убеждая себя, что вода достаточно прогрелась за краткий, но солнечный весенний день. Затем, видимо, приноровившись, ухнуло сразу наполовину. Но, больше таких вольностей оно себе не позволяло, чинно миллиметр за миллиметром опускаясь в озерную пучину. И вот наступил момент, когда и красная макушка нырнула в воду. Сариэль устало выдохнул и наконец-то позволил себе сесть на землю, давно покрывшуюся сочной молодой травой.
        Мужчина запрокинул голову и посмотрел на небо. Все девять Лун были видны в той или иной степени, некоторые обиталища богов вышли сегодня на небосклон в полной своей красе, другие же лишь чуть-чуть показались. Вот Ученик, следующий властитель неба, сегодня явил миру лишь маленький осколок своего прекрасного лица - тайр Оракула не подоспел еще и к середине своей, зато Луна его ярче всех светила с неба. Наконец-то на темный бархат небес высыпали бесчисленные звезды, и Сар поднялся, отправился разбивать лагерь на эту ночь, да обихаживать свою лошадь.
        Закончил он все вечерние дела довольно быстро, не забыл и обережный круг зачарованным ножом прочертить. Не забыл. Вспомнилась Омэрис, ее голос и серо-голубые глаза, тонкий стан. "Не твой путь!". Как не вспомниться тем словам сейчас? Омэрис, эта странная и удивительная женщина. Бард. Ветер. Она дала ему новый толчок для развития, для жизни. Выпихнула, можно сказать, из гнезда, чтобы от смог полететь. Он сделал то, что должен был сделать, лишь благодаря ей. А судьба, судьба подарила ему любовь. Сар запрокинул голову к небу, хотелось выть на Луны, выспрашивать у них, где же Тьянэль, где его возлюбленная? Вот только ни звезды, ни Луны ответ ему не дадут. Как, впрочем, и все тайные и явные шпионы двух государств, принадлежащих ар-эль. У него порой возникало чувство, что Тьяна просто растворилась в воздухе, провалилась под землю, как говорят в сказках. Но он гнал от себя эти мысли, потому что тогда их связь была бы в порядке, а не так как сейчас… Там где должна быть Тьяна - стена, которую не разбить и не отодвинуть. Глухая стена, за которую ни ему, ни Тайянуру не пробиться.
        Сидеть и дальше, вглядываясь в ночь, было попросту глупо, и он расправил припасенное одеяло и лег спать. Сон неохотно укутал его своим плащом, оставив сознанию щелочки-лазейки на всякий случай - мало ли что может случиться, мало ли кто.
        Он проснулся резко, как от толчка. Звук нарушенного обережного круга больно ударил по настроившимся на лесной гомон перепонкам - слишком чужд он был звукам природы. Сариэль резко поднялся, напряженно вглядываясь в темноту. Вскоре глаза привыкли к малому количеству света, и ар-эль увидел, кто нарушил его покой. Их было пятеро. Пять поджарых, сильных и здоровых волков, которые ходили кругами, не имея возможности преодолеть барьер. Стая хищников. Сильных хищников. Он бы сумел с ними договориться, сумел что-то изменить, если бы не одно решительное "но"… Глаза зверей светились неярким красным цветом.
        Сариэль не разбирался в магии, не имея силы, но кое-что знал и он. Например, ему было очевидно, что это не простые волки - это ищейки, посланные кем-то по его следу. Ищейки. Они никогда не убивают своих жертв, не для этого отлавливают и заколдовывают волков маги. Нет, ищейки лишь приводят мага в нужному ему человеку или нелюдю. Вот и вся их задача. Потом, в зависимости от воли мага, волки обретают свободу или остаются вечными прислужниками владельца силой.
        - Простите, ребята, - сказал он волкам, - но будем считать, что вы меня не нашли.
        Лук обнаружился довольно быстро, как и колчан со стрелами. Были среди них и заговоренные особым образом для снятия заклятий - это когда-то Тьянэль развлекалась, чертя на его оружие обережные и не только обережные знаки. Пять четких выстрелов - пять жерт. Волки получили свободу в посмертии, уж это его стрелы им обеспечили. А остальное… Сару было жаль животных, но сидеть и дожидаться, когда за ним придет их хозяин, ар-эль не собирался. Как и просто сдаваться на его милость, ведь не факт, что именно этот незнакомый маг похитил его женщину. А раз так… То играть в "кошки-мышки" можно ведь и вместе, и тогда игра становится гораздо интереснее, когда каждая кошка является еще и мышкой.
        Он быстро свернул лагерь, оседлал коня и отправился дальше. Эта ночь была потеряна для отдыха, зато она дала ему достаточно пищи для размышлений и построений планов, и за это ей Сариэль был без меры благодарен.
        Они вышли из "Пекла" задолго до рассвета. У каждой за спиной был небольшой рюкзак с запасами провизии, воды, веревок и, конечно, амулетов. Шли молча, старательно глядя себе под ноги, чтобы ненароком не попасть в какую-нибудь трещину в земле или не потешить местных духов своей неуклюжестью, нечаянно наступив на мелкий камушек, от которого нога тут же "поедет" и придется неловко всплескивать руками, удерживая равновесие. Сумерки медленно отступали под напором вставшего солнца, лениво, словно нехотя, тускнели на небосклоне Луны.
        Воздух был свеж и пах пылью, отчего Дэра время от времени смачно чихала. Нос чесался, и кайорана украдкой его почесывала под насмешливыми взглядами Трисы - у нее подобных проблем не было. Дэра немного завидовала в этом отношении своей спутнице, самую капельку. Ее обостренное чутье сейчас играло не самую важную роль, но это сейчас. Дэра не сомневалась в том, что способности второй ипостаси ей обязательно пригодятся в жизни и еще не раз. А сейчас большая саблезубая тигрица спала где-то на окраине ее души, закинув роскошный хвост в один их потаенных уголков сознания, чтобы кайорана не смела о ней заюывать.
        - Если повезет, к обеду будем на месте.
        - Хорошо, - ответила она Трисе. Говорить не хотелось. Ветер налетающий с Огненного мыса был невыносимо сухим и довольно горячим, так что во рту мгновенно пересыхало, стоило только его открыть.
        Дэра думала об оставшихся дома и Явальде. Беспокойство за их судьбы держало душу девушки в крепких тисках, но сковать ее решимость разобраться во всем происходящем ему было не дано. Дэра шла к цели, и, сейчас в этот самый момент, остановить ее мог бы разве что бог. Кайорана решительно размеренно шагала. Сегодня после полудня, они уже будут знать, что происходит. А знания, как ни крути, всегда были силой. Знание должно помочь справиться с обрушившейся на Эйтар бедой.
        Тррисса, идущая первой, вдруг пошатнулась, и если бы Дэра ее не подхватила, обязательно бы растянулась на земле. Кайорана осторожно опустила спутницу, так чтобы Огневица упиралась спиной о колени Дэры. Выглядела дир Шайс не важно. Темная кожа вдруг стала почти белоснежной, бескровные губы девушки были плотно сжаты, а глаза прикрыты. Дэрисса прекрасно понимала, что это очередная попытка "паука" выкачать из Эйтара как можно больше сил. Настолько больше, что Изумрудные Клены, не справляясь, начали тянуть силу из своих посестриц-подопечных, из кайоран. Это было очевидно, не понимала Дэра только одного, почему ее все это не трогает?
        - Эй, - позвала она напарницу. Та немного приоткрыла глаза. Ага, контакт есть, значит, сейчас будем откачивать, когда приступ закончится.
        Хвала Кариане, все закончилось буквально через несколько мгновений. Бледность медленно начла стекать с лица огненной кайораны, губы перестали напоминать напряженную тонкую полоску. Дэра улыбнулась, видя изменения.
        - Ну, что подруга. Сейчас полечимся, - рассмеялась кайорана, призывая силу огненной стихии. Она давно уже научилась управлять своенравными силами и не боялась попасть впросак, как когда-то после встречи с Явальдам и крайником.
        Дэра положила ладонь на бледный лоб напарницы, задевая кроваво-красные волосы челки, слипшейся от пота и приставшей к коже. Девушка зажмурилась и представила, как сила течет по ее ладони, проникает через кожу на свет божий и тут же впитывается в тело огневицы. Дэра довольно долго делилась с напарницей силой, так что у самой в резерве осталось гораздо меньше половины.
        - Хватит! - прервала ее Тррисса. - Хватит, я сказала, иначе сама свалишься. Дэра!
        Она открыла глаза. Да, действительно хватит, в этом огневица безусловно права. Дэрисса убрала ладонь со лба напарницы и откинулась назад, опираясь на руки. Сидеть на голой земле было, разумеется, неудобно. Да и ноги ей они совместными усилиями отсидели-отлежали как следует, так что подниматься на них она будет долго и нудно. Стоило только представить, сколько иголочек появится под кожей, когда она встанет на ноги, то настроение тут же падало еще ниже.
        - Ты как?
        - Спасибо, гораздо лучше благодаря тебе, - слабо улыбнулась ей огневица. Вид у нее был как у намокшей кошки, жалкий и воинственный. Красные тонкие косички местами расплелись и пушились.
        - Слушай, а что у тебя с косами? - не смогла побороть своего любопытства Дэра.
        - А… там амулеты часть удара на себя приняли, вот и все.
        - Вот и все, - повторила Дэра. Она наконец-то осознала какой силы был удар. Вот и все. Действительно, этот заход "паука" мог стать всем для малышки Таэнили, для Альсы или Асиры, да хоть для кого! Про Явальда она старалась не думать. Как он пережил все это и пережил ли?!
        - Пойдем! - поднимаясь, заявила Триса. Видно, она думала о чем-то похожем. У нее ведь тоже есть те, ради которых стоит идти и бороться, ради кого жертвовать собой!
        Встать на ноги было, как она и предполагала, совсем не просто. Кровь с удвоенной силой начала движение по ногам, одаривая их обладательницу весьма специфичным и малоприятным букетом ощущений. Дэра морщилась, растирала руками затекшие конечности, сквозь зубы поминая Кайна. Минут через пять обе кайораны полностью пришли в себя и, переглянувшись, отправились дальше.
        Казалось, с каждой минутой подъем становился все круче, а воздух все жарче и суше. Дэра поймала себя на том, что все чаще прикладывается к фляжке с водой, пытаясь побороть сухость во рту. Хорошо, что Дэра о себе позаботилась и, как следует, закляла флягу, иначе вода в ней давно бы нагрелась, да и кончилась бы тоже. Все-таки прикладывалась к ней кайорана знатно. На зубах скрипели пыль и песок, которые постоянно хотелось сплюнуть. Но Дэра редко позволяла себе подобную роскошь, понимая, что пить от этого захочется еще сильнее.
        В небе палило полуденное солнце, заставляя пот струйками стекать со лба, оставлять противные липкие дорожки на спине, под рубашкой и корсетом. Мечи, перевешенные в поясные ножны, с непривычки мешали идти. Солнце поднималось все выше, а настроение у нее опускалось все ниже. Почти идиллия, что и говорить.
        - Долго еще? - все-таки спросила она.
        - Думаю, за полчаса дойдем, - неуверенно ответила ей огневица.
        - Хорошо бы.
        Но спокойно дойти до места им было не суждено. Вскоре дорогу кайоранам преградили две огромные, с хорошего боевого коня, саламандры. Рисуя перед путницами весьма жаркие перспективы.
        - И ты на это охотилась? - восхищенно спросила Дэра напарницу.
        - Н-нет, - выдавила она в ответ. - И на почетный эскорт они тоже не похожи.
        - Угу, - кивнула Дэра. - Ты как с ними боролась.
        - Надо отсечь их от подпитки источника, а потом уже и водным заклинанием каким угостить можно. Ну, я так думаю.
        - То есть, ты не уверена? - скосив глаза на напарницу, спросила Дэра. Яда в ее голосе хватила бы не на одно Великое озеро.
        - В первом да, а вот с водой - это так, импровизация.
        - Отлично. Ты как?
        - К чему вопрос? - переспросила ее огневица, саламандры были еще далеко и подходить к девушкам сами, явно не собирались.
        - Как с резервом?
        - Треть, - откликнулась Триса. Это было плохо. Вряд ли огневица сумеет создать мощное заклинание на основе водной стихии с такими крохами силы.
        - Значит, стоишь тут и не вмешиваешься, договорились?
        - Нет, конечно! - возмутилась ее напарница.
        - Если будет совсем хреново, - сбрасывая рюкзак на землю, продолжила Дэра, - вмешаешься. А пока не мешай. Идет?
        - Хорошо, - обиженно сквозь зубы процедила в ответ Триса.
        Мечи сами скользнули в руки. Приятная тяжесть металла внушала спокойствие и уверенность. Кайорана улыбнулась и потянула носом воздух. Пахло раскаленной породой. Что ж, это будет интересно. Дэра коротко моргнула, переходя на магическое зрение, и улыбнулась, словно довольный хищник. Слабое место своей добычи она уже видела, осталось решить, как до него добраться. Но это такие мелочи, когда в крови кипит адреналин и жажда крови, когда в душе уже проснулась тигрица.
        Дэра не спешила приближаться к милым зверушкам, напротив, она остановилась и с интересом на них уставилась, поигрывая мечами. Если эти твари разумны, то они, скорее всего, первыми бросятся в бой, поведясь на такую открытую провокацию, если же неразумны… Кайорана хмыкнула, верным оказался второй вариант. Итак, ей предстояло разрушить круглый источник связи саламандр со стихией, который находился где-то в центре туши. Достать мечем? Нет, не хватит его длины.
        Значит, пойдем другим путем. Дэра зашептала заклятье левитации, но активировать его не стала, потом закляла мечи силой водной стихии и предвкушающее улыбнулась. Кайорана задумала безумную аферу, надеясь на небесную поддержку богини удачи.
        Толчок. Бег. Быстрый. Ветер бьет отчаянную девицу по лицу, свистят, рассекая воздух, мечи в руках. Шаг. Еще. Еще. И вот до цели не больше пятерки шагов. Дэра активирует заклятие левитации, пробегает еще три шага и с силой отталкиваясь от земли, взмывает над саламандрами. Теперь главное не терять время, пока ящерицы не догадаются посмотреть вверх. Мечи не лучшее оружие для метания, но иногда и они для этого пригодны. Дэра не промахнулась. Зачарованные мечи прошли сквозь огненные тела ящериц, врезавшись в шар-основу и разрушив ее.
        Дэра не теряя времени пролеветировала за спины саламандр. Огненные ящерицы были вполне живы и очень на нее злы. Кайорана посмотрела на них и, понимая, что времени нет, на мгновение ввергла свое тело на волю водной стихии, на мгновение став самой стихией, став ее частью и сутью. Через мгновение на саламандр обрушился водный шквал, приправленный штормовым ветром, который просто раздирал огненные тела ящериц.
        Такой перерасход сил, конечно же, сказался на ее состоянии, и Дэра, оказавшись в относительной безопасности, тут же потеряла сознание.
        В себя она пришла от того, что кто-то довольно сильно бил ее по щекам, стараясь привести в чувство.
        - Хватит уже, - простонала Дэра, не открывая глаз.
        - Ну, ты, подруга, выдала! - восхищенно и озабоченно проговорила Тррисса дир Шайс, склонившись над ней.
        - Дорога хоть свободна? - так и не открывая глаз, спросила она.
        - Да, кажется.
        - Вот и хорошо, - Дэра решила все же открыть глаза. Приподняться и занять сидячее положение ей помогла огненная кайорана. - Отсюда недалеко, да?
        - Угу.
        - Тогда помоги мне подняться, и идем.
        - Ты уверена? - спросила ее огневица. Сознаться? Сказать, что мотает от усталости, до слез жаль безвозвратно утерянных мечей. Нет.
        - Да. Идем, у нас есть цель.
        - Как скажешь, - кивнула ей огневица и помогла ей взвались на плечи показавшийся неподъемный рюкзак.
        - Идем! - Дэра промолчала о том, что на сердце у нее совсем тяжело. Что беспокойство заставляет обшаривать взглядом пустынные окрестности. - Нам надо пообщаться с местным духом и доложить Совету.
        - Да знаю я, - пробурчала недовольно Триса.
        - Не волнуйся, это я себе напоминаю, - слабо улыбнулась она.
        - Тогда делай это про себя, хорошо?
        - Конечно, - кивнула Дэрисса и прибавила шага, невольно спеша на необъявленную встречу.
        - У нас проблемы, да? - улыбнулся он своей богине, вытягиваясь в полный рост на сочной зеленой траве. Здесь было благостно и спокойно, потому что это был его сон. Сейчас, когда приступ уже миновал, Явальд готов был совершить несметное число подвигов во имя возлюбленной, для начала хотя бы во сне.
        - Угу, - кивнула она в ответ, отчего разноцветные волосы заструились по плечам и спине, выискивая новое статичное положение. Ему нравилась эта игра красок в шевелюре Дэмианы, нравилось, что по его просьбе к нему она является всегда с распущенными волосами.
        Он похлопал по высокой траве рядом с собой и приглашающе улыбнулся женщине.
        - Присаживайтесь, о несравненная повелительница моего сердца, да рассказывайте все по порядку, - к концу фразы улыбка исчезла с лица парня да и голос тоже стал серьезным до нельзя.
        - Расскажу - никуда уж не денусь, - она присела рядом, и Явальд тут же "выкрал" несколько ярких прядей ее волос и начал перебирать их пальцами, - в какой-то мере виновата во всем происходящем я, - созналась богиня любви.
        - Это каким это образом? - выгнул он темную бровь.
        - А очень просто, - рассмеялась в ответ первая кайорана, - спасла одного оболтуса, хотя право на это не имела.
        - То есть, как право не имела? - возмутился Явальд.
        - А так, - грустно отозвалась женщина, - и боги, увы, не всемогущи. Для нас существует огромный ряд ограничений для использования своей силы. И самое главное, почти полный запрет на прямое вмешательство в жизнь Кариана. Через кого-то, артефакты, пророчества, жрецов - сколько угодно. А вот напрямик ни-ни.
        - Понятно, - он поймал тонкие пальчики ее правой руки, поцеловал их и нашел взглядом взгляд Дэмианы, - спасибо тебе!
        - Ох, ты еще подругу свою поблагодарить не забудь, если бы не она… Вряд ли бы я решилась на что-то подобное. Спасибо, Дэмианаре, я бы жалела потом, если бы ты погиб. Хотя ситуация в целом на этот момент была бы куда лучше в целом. Но я не жалею.
        - А я и подавно, - он вновь улыбнулся. Во сне у него ничего не болело - это было такой редкостью за последние дни, что он был просто неприлично счастлив сейчас. - А почему ты зовешь Дэру таким заковыристым именем?
        - Ой, не подумала. Просто истинным. "Вознаграждающая за боль" - ей подходит.
        - Как и тебе, безусловно.
        - Как и мне, - согласно кивнула в ответ богиня. - Ты когда-нибудь думал стать богом?
        - Нет, конечно, - рассмеялся он в ответ. - Зачем мне все это? Да и жизнь, знаешь, я люблю тебя, боготворю, - усмешка, - но я слишком молод даже по меркам Кариана.
        - А люди? - тут же напомнила ему богиня.
        - А по их - уже просто неприлично зажился на этом свете. Божественность - это же обязанности. Знаешь, я пока не готов к подобному.
        - Я и не предлагаю, - она улеглась рядом. - Вот разберемся со всем этим, тогда обо всем и подумаем. Вместе. Хотя, знаешь, есть у меня одна идея, но вряд ли она тебе понравится. А пока, давай наслаждаться моментом.
        - Договорились, - улыбнулся он и осторожно нашел губами губы возлюбленной. Это же его сон!
        Предрассветные сумерки, словно в решающем броске, отчаянно сгущались около небольших перелесков. Сар безразлично смотрел на эту мучительную попытку ночи задержаться на Анитане. Путь, который он выбрал наугад, привел его к небольшой деревушке, расположенной, как и полагается, у озерца, которое в такт сердцебиению мира выдыхало в разгорающееся утро сгустки тумана. Он окутывал деревеньку мягким влажным покрывалом, растворяя в себе идущие на смерть сумерки, убаюкивал, одурманивал их. Туман легко побеждал, потому что он был порождением утра. Он был в своем праве. Сар глянул на шильду на столбе у въезда в деревню, но вчитываться в неверном сером мареве тумана не стал. Ему было без разницы, на каком постоялом дворе спать и к которой травнице заходить.
        Невдалеке виднелась уже вовсю курящаяся труба, не иначе как трактира. Сариэль улыбнулся и направил коня в нужную сторону. Светало быстро, и весенний воздух наполнялся пряными ароматами свежей зелени и распускающихся цветов да звуками. Пели птицы, приветствуя зарю на разные голоса. Тихо, неслышно и незаметно, под музыку бытия распускались цветы, выпрямлялись, сбрасывая капельки росы на землю, травы. Мир пел о благоденствии, и Сар, как истинный ар-эль, прекрасно слышал эту музыку жизни.
        Он остановился у коновязи, раздумывая, оставить коня тут или все же отвести его в конюшню при трактире. Размышления его прервал, вынырнувший из тумана, всклокоченный рыжеволосый паренек.
        - Вы надолго в Туманы, путник? - спросил мальчишка Сара. "Туманы", какое подходящее название у деревеньки!
        - Не знаю еще, - улыбнулся он, спешиваясь, - но вот о коне моем позаботься, будь добр. Накорми да почисти.
        Парнишка с одинаковым проворством, выдающим не малый опыт, поймал сначала узду, а затем и красную луну.
        - Все будет сделано! - расцвел парнишка, получив большую, чем ожидал, монету.
        Ар-эль еще долго стоял неподалеку от крыльца, встречая рассвет. Сегодня ему хотелось спокойствия и понимания. Может и зря, но хотелось отчаянно. Потому что он устал от груза на душе, устал искать ее, звать, не получая отклика. Как же он скучал по Тьянэль! Как до безумия хотел вновь обнять ее, поцеловать в макушку, чтобы она прижалась, чтобы их сердца вновь бились в одном ритме. И так легко было обрести все это - стоит лишь свернуть с пути, отделяющего явь от вымысла, проститься с ясностью рассудка. И вновь обладать ею. Так просто, и так мучительно невозможно. Потому что, он знал, его возлюбленная жива, несмотря на ту стену, что возникла между их душами. А раз жива - он обязательно ее найдет!
        Скрипнула дверь, и на крыльце появился пузатый мужичек. Он сладко потянулся, почесал рыжую бороду и огляделся. И, разумеется, тут же наткнулся взглядом на философствующего под яблоней Сара.
        - Легких дорог тебе, путешественник, - поприветствовал его, судя по всему, трактирщик, - надолго ли ты к нам?
        - Щедрых постояльцев, - бросил он в ответ, - насколько задержусь - еще не решил, а вот от завтрака бы не отказался.
        - Проходи, гость дорогой, - улыбнулся мужик и отступил в сторону, давая Сариэлю возможность пройти внутрь трактира.
        Он быстро позавтракал восхитительными блинчиками с разными начинками, запил все это настоящим холодным квасом и немного примирился с судьбой. Расплатившись с трактирщиком за завтрак и, сняв номер, а заодно узнав есть ли в селе травница, отправился к последней, раз уж таковая имелась.
        Травницы в большинстве своем представлялись ему людскими старушками с дребезжащими голосами. А самым главным было проживания этакой знаменитости на окраине деревни в маленьком домике с покосившимися крыльцом и крышей, под которой живет выводок летучих мышей или, на худой конец, старый филин. Но его весьма детские представления вдребезги разбились столкнувшись с реальностью. Домик травника, ах да, и это тоже было не правильно! Вместо травницы в этой деревушке был травник! И жил он, разумеется, почти в самом центре деревни, так что идти до его дома было всего ничего. Следующим удивлением для Сариэля стало то, что проходя мимо колодца (путь в дом травника лежал возле него) он увидел мирно набирающую воду дриаду. Действовала она так ловко, что сомневаться в частых практиках подобного толка Сариэлю не приходилось.
        - Позволишь помочь тебе, дочь Мира? - подойдя, спросил он дриаду. Тугая коса цвета лунного серебра ударила девушку по правому боку, так резко дриада повернулась к ар-элю. Девушка смерила его оценивающим взглядом и выдала вердикт:
        - Позволю. Вот к тому дому, - она махнула рукой, - с желтой черепицей.
        - В дом травника? - удивился он.
        - Ага, - кивнула девушка, - пойдем, а то мелкие уже проснуться вот-вот.
        - Кто?
        - Дети, конечно, - беззаботно улыбнулась ему дриада. Девушка была красивой по меркам нелюдей, да и людей, впрочем, тоже. Ладная тонкая фигурка, большие серые серьезные глаза и мягкая обворожительная улыбка. Дриада была красива и знала это.
        Дети. Так просто сказать это. Он как-то и не думал о том, что дети могут быть в его жизни, в их жизни. Он бы наверное захотел, чтобы у них появились дочери и чтобы похожи они были на мать. Да, обязательно на Тьянэль. Мягкие волнистые темные волосы и огромные глаза, тонкие изящные пальцы той же формы, что и у его возлюбленной ти-ар-эль. А потом можно было бы и сына завести, маленького сорванца. Чтобы он ставил обоих дедов на уши, чтобы топтал бабкины клумбы и дарил сестрам огромные букеты осенних звезд, что только что нарвал в саду. Было бы хорошо…
        - Вот и пришли, - остановила его у крыльца дриада.
        - А воду?
        - В дом, конечно, - улыбнулась ему девушка и рассмеялась: - ты проходи, не стесняйся.
        Она открыла дверь и к ней тут же с криком "мамочка" выбежали два мальчугана в одних только рубашонках. Им было по три года где-то, может, чуть больше. Большеглазые темноволосые ребятишки, тут же взялись за "мамину" юбку и отпускать ее, видимо, не собирались. Мальчики?!
        - А где папа? - спросила дриада у малышей.
        - Во дволе, - тут же получила ответ "мамочка". Сар наблюдал за этой картиной, ничего уже не понимая.
        - Тогда пойдемте завтракать, - по-матерински улыбнулась дриада сорванцам, - и ты проходи.
        - Сариэль, - представился он.
        - Инару, - назвала свое имя в ответ дочь мира, - а этих сорванцов зовут Караш и Лираш. А вообще, идемте завтракать, пока все не остыло!
        Оказывается, кухня была прямо за торговой-приемной комнатой в доме тракников, в которую все попадали через парадную дверь. Вообще-то из "витринной", как назвал эту залу для себя Сар, комнаты была одна двери и лестница, притаившаяся в углу. Судя по всему, жилые комнаты были наверху, а здесь всего лишь принимали посетителей.
        В небольшой кухне дриада усадила малышей за стол, застеленный белой вышитой скатертью. Пригласила и его к столу, но Сар отказался, сославшись на то, что уже успел поесть. Настаивать Инару не стала, но сесть к столу его все же попросила.
        - Мама, а кто этот дядя? - спросил один из мальчиков, когда девушка доставала из большой печи сковородку с оладьями.
        - Это наш гость, Караш, он приехал по делам к вашему папе.
        - К папе? - удивился малыш, а потом добавил виновато: - а папа ушел на весь день.
        - Ничего, я и без папы сумею помочь, - улыбнулась малышу дриада, - кушайте давайте, скоро за вами Мальда придет.
        - Не хотим к Мальде! - в голос заревели мальчишки. - Она скучная!
        - И ничего она не скучная! - подливая молока детям в кружки, возразила дриада, - просто купаться еще рано - вода в Анекси холодная.
        - Ну, мама!
        - Кушайте, а то пойдете голодными! - пригрозила сорванцам девушка.
        Вскоре, малыши как раз доели, в кухню заглянула большеглазая нескладная девчонка, еще не вошедшая в невестин возраст. Она залилась румянцем во все щеки, стоило ей увидеть Сариэль. Реакция весьма предсказуемая, но ему почему-то стало неловко, словно он нарочно решил смутить девчушку.
        - Я их заберу, да, Инару? - промямлила воспитательница, глядя на дриаду.
        - Забирай, только не забудь к обеду привести.
        - Конечно, Инару, - едва ли не поклонилась дриаде девчонка, - приведу, ты не волнуйся.
        После небольших сборов, короткого протестующего рева и пары звонких шлепков по детским попам, в кухоньке воцарилась тишина. Дриада тут же открыла небольшое оконце и отодвинула занавесь, чтобы проследить за тем, как дети выходят со двора.
        - Инару, что ты здесь делаешь? - молчавший все это время ар-эль, наконец-то решил задать вопрос.
        - Детей воспитываю, - улыбнулась дриада.
        - Чужих детей! - поправил ее Сар.
        - Для нас, дриад, чужих детей не бывает, ты должен знать.
        - Знаю, но как-то все равно не верится, - признался он. - У них ведь есть отец, так зачем ты здесь? Или ты его любишь?
        - Нет, вовсе нет. Просто ты знаешь, мир порой отправляет нас на поиски… Это трудно объяснить, а еще труднее понять. Так вот, Кариан отправляет нас на поиски, и мы всегда находим то место, где мы необходимы. Вот. Так и в этом случае.
        - Что-то я не понимаю, - качнул он головой и наконец-то вытянул поудобнее ноги, обеденная скамейка была на редкость неудобной.
        - А и не понимай, - рассмеялась дриада, - я тебе просто расскажу историю. Хочешь?
        - Да, - кивнул Сариэль, разглядывая девушку. На вид ей было лет семнадцать-восемнадцать, а на самом деле могло быть и больше сотни. Дриады практически не стареют, поэтому не так-то просто определить их возраст на глаз. Вот и сейчас, когда рядом были дети, он видел взрослую женщину, сейчас же перед ним была непоседливая девчонка, не многим старше уведшей детей на прогулку Мальды.
        - Это было два года назад, такой же весной. Меня тогда позвал мир, и я следуя его зову путешествовала, танцевала в разных местах. Знаешь, травы - это, конечно, здорово и помогают людям и нелюдям, но по сравнению с танцем это скучно порой. Так вот, я совсем не собиралась становиться травницей где-нибудь, хотя и получила такое образование. Мне хотелось танцевать и ни о чем не думать. Кариан считал по-другому. Мир звал, и я шла на его зов, так и оказалась здесь, в Туманах. Помню, я тогда несколько вечеров подряд танцевала в трактире - мне было весело и уютно здесь. А потом мне рассказали историю Старла и Ридоники. Старл - отец этих сорванцов, а еще он травник как и я, обученный и все такое, - накручивая светлую выбившуюся из прически прядь на палец продолжала рассказ Инару.
        - Ну, рассказали, и?
        - Детей тогда взяла к себе мать Мальды, а Старл… Он делал все по дому, собирал травы, сушил их, короче, был обычным травником, если не считать одного. Он постоянно искал Ридонику, искал повсюду и не находил. Потому что она умерла, как только начали таять снега. А Старл, он не может это принять, не может справиться с чувствами.
        - Словом, парень просто сошел с ума, - подытожил Сар.
        - Нет, вовсе нет, - прижав пальцы к светлой блузке на груди, горячо заявила дриада. - Ты не понимаешь, Старл не сумасшедший! Просто ему нужно понять и принять. Вот, я лучше объяснить не могу. Говорят, такое может излечить кайорана, я в это верю. Но сам понимаешь, - глаза у дриады были грустными-грустными, отчего темно-синий цвет их казался почти черным, - я не могу отвезти его в Эйтар, а сюда кайораны как-то не заглядывают, - пожала плечами дриада.
        - Это понятно. То есть ты будешь рядом с этим парнем до тех пор, пока он не придет в себя.
        - Именно. Я буду здесь, пока малышам нужна мать, пока Старл не сможет сам о них позаботиться.
        - И тебе все равно, ты не думаешь о себе?
        - А зачем? - хлопнула ресницами дриада. - Мне здесь не плохо, наверное. Вот. А еще, знаешь, тебе скажу, ты не сочтешь меня сумасшедшей, я знаю, вижу. Раньше, когда драконы еще жили на Анитане, они тоже могли помочь в такой ситуации. Вот только, драконов уже не одну тысячу лет здесь нет.
        - Найти кайорану будет проще - это точно, - рассмеялся он. - Если смогу - помогу, но ничего не обещаю.
        - И на этом спасибо, - склонила голову Инару. - А теперь рассказывай, зачем пришел. Я же обещала помочь.
        И Сариэль рассказал. Не все, конечно, но многое. Странно, но на душе стало как-то легче. Он говорил, а дриада ловко порхала рядом с ним, что-то приговаривая, при этом он был уверен, Инару слышит каждое его слово. Понимающе или ободряюще молчит, не важно. Просто сейчас она была для него, как маяк для корабля в безлунную и беззвездную ночь. Дриада помогла ему обрезать волосы, а потом вымыть голову с добавлением каких-то настоек. Продала несколько амулетов и капли в глаза, а еще дала просто тучу мелких и не очень советов. Ему казалось, что за пару часов, он зарядился от этой девушки энергией жизни на несколько столетий вперед, и теперь он точно найдет Тьяну, где бы ее не прятали.
        - Ну, мне пора готовить обед этим сорванцам, а тебе можно глянуть на результат, - расцвела в улыбке Инару, протягивая ему зеркало.
        - Давай, - принимая потемневшее от времени стекло, ответил он, а потом заглянул в зеркальную поверхность.
        Казалось бы, никакой магии, но Сариэль с трудом узнал себя в этом отражении. Короткие темные кудрявые волосы придавали ему вид совершеннолетнего оболтуса из какого-нибудь знатного рода ти-ар-эль, который страдает дурью назло семье и традициям. Взгляд, казалось, тоже изменился, хотя всего лишь радужка стала более темной, почти черной, как сам зрачок.
        - Благодарю, - искренне сказал он, кланяясь дриаде. - Я не ждал такого результата.
        - Это и хорошо, раз не ждал ты, значит, и другие не жду, - улыбнулась она.
        - Еще раз спасибо, - сказал он и оставил плату, куда большую, чем ту, о которой обмолвилась Инару. Денег с собой у него было предостаточно, а вот этой смелой девушке они точно не повередят.
        В трактире его тоже не узнали. Забавно. Пришлось доказывать, что он - это он, в свидетели призвали раздраженную Инару, которая мигом навела порядок во всем и умчалась к сыновьям. Сар тоже задерживаться в Туманах не стал, быстро пообедал, расплатился за все и, забрав коня из конюшни, отправился дальше. По совету дриады, он, как мог, старательно прислушивался к голосу мира, а не искал дороги сам. Если повезет, то ему, как и Инаре, путь укажет сам Кариан.
        Подъем по крутому склону занял у них чуть более получаса. Земля под ногами, хотя какая это земля, камень сплошной изрисованный, изъеденный глубокими и малыми трещинами, как письменами. Здесь гулял сильный порывистый ветер, заставляя силу в ее крови подпевать ему, это было бы замечательно и волшебно, если бы не обостряло понимания боли. Дэра, как ни закрывалась, а так и не смогла полностью отрешиться от чувств, бурлящих в душе напарницы. Боль, страх, предвкушение чего-то неизвестного и еще остатки адреналина гуляли в ее крови. Словом, тот еще коктейль, а Дэре так хотелось немного побыть наедине с собой. Но не получалось, в который уже раз.
        Думать о потерянных навсегда мечах было больно. Поэтому Дэра думала о том, как же сейчас дела обстоят в поместье. Она волновалась за Альсу и малышку Таэнили, и самую малость за Явальда, оставленного на попечении Совета. Но, раз приступов у Трисы нет, значит, можно надеяться, что и с другими кайоранами все в порядке. К тому же Дэру занимал вопрос, а как ощущают эти удары дочери понимания, находящиеся в этот момент за пределами Эйтара. Так ли сильно бьет по ним эта неизвестная мощь или же стоит хотя бы на время вывезти Таэнили за пределы Кленового Леса?
        - Дэра, не спи! - окликнула ее огневица.
        - И не думала даже! - возмутилась она в ответ.
        - Тогда смотри внимательно, мы пришли к месту.
        И правда, они вышли на самый верх этой небольшой горы. Ветер здесь был еще яростнее, но дыхание Огненной стихии было настолько сильно, что она как наяву слышала завывание пламени в огромном пожаре, треск сгорающих деревьев и тихий пшик, с которым исчезает в огне береста, бумага и солома. Это было завораживающе и страшно, а еще и понимающей быть не надо, чтобы узнать - стихия гневается, дух рассержен.
        - Красиво, - подвела она итог тому, что увидела. - И как мы собираемся спускаться?
        - О, ты об этой ямке? - улыбнулась ей огневица, немного пьяная и шальная от обилия силы стихии-покровительницы. Ямкой Триса назвала глубокий, такой, что дна не видно, провал в земле.
        - О ней, о ней, - подтвердила Дэра и задала острый для нее вопрос, - а это чудо давно извергалось?
        - Говорят, еще при драконах.
        - Да-авненько, - оценила Дэра и отошла от края, ее терзали смутные предчувствия на тему того, что заснувший вулкан может вот-вот проснуться.
        - Не боись! Он еще долго спать будет, внутренний огонь Кариана не так уж силен еще.
        - Утешила, - фыркнула тихонько Дэра в ответ на высказывание напарницы.
        - Давай уже спускаться, я тропу как раз нашла!
        - Трис, - позвала она мягко, - ты ничего не забыла?
        - Не знаю, - честно ответила ей кайорана.
        - Тогда я напомню. Мы зачем веревки сюда тащили?
        - А! Точно, обвязаться, ну и крюк надо вбить, - активность Трисы ее нестолько раздражала, но причину такого поведения Дэра понимала и гневаться не имела никакого права.
        На землю тут же были сброшены рюкзаки. Началась обыденная походная возня: Триса никак не могла найти куда-то подевавшийся в недрах ее сумы второй страховочный крюк, а Дэра просто наблюдала за этой картиной, одновременно делая для них легкий перекус из тех продуктов, которые они захватили еще в "Пекле". Вскоре все было найдено, и кайораны, перекусив, начали готовиться к спуску. Дэра три раза проверила и веревку, и вбитые в землю крюки, но сердце почему-то упорно екало, говорило о скорой беде.
        - Да не волнуйся ты так! - видя ее метания, заявила Триса. Она сейчас была похожа на ленивую, разомлевшую на солнце кошку, которая перед тем как залечь в удобном месте, добралась до хозяйской сметаны.
        - Угу, не волнуйся. Если упадем, нам никакие силы не помогут.
        - А ты не думай о падении, мы и не упадем, - подмигнула ей огневица и, быстро обвязавшись страховкой, зашагала по "тропе".
        Дэре не осталось ничего, как последовать примеру напарницы. Страховку она не просто завязала, а еще и закляла на всякий случай. Веревки, насколько кайорана помнила, тоже были не просты, а закляты от огня как следует. Ну, есть шанс, что все обойдется. Вот только объяснил бы кто это ее сердцу, упорно твердящему о надвигающейся беде.
        Тропа ей не нравилась категорически: слишком крутая, слишком узкая, слишком скользкая и еще тысячу всяческих слишком. Не прошло и четверти часа, как стало стремительно темнеть, так быстро они опускались. Дэра наколдовала себе ночное видение, и жизнь сразу показалась ей не такой уж безрадостной, зато вот серости в нее добавилось и весьма немало. Был у заклятья такой вот изъян, оно позволяло видеть и ночью, зато полностью лишало на это время способности различать цвета. Так что "за все в этой жизни уплачено, и чаще всего вперед", как говорил порой Шаэдиль.
        Шли они долго. Все спускались, спускались и спускались. Дэра уже не могла сказать, сколько прошло времени с того момента, как они начали спуск. Здесь вообще, казалось, не существует такого понятия, как время. Только серость, мгла и пустота. Вот так. А еще все больше и больше давило на нервы присутствие стихии, все нарастала ее мощь. И Дэре, признаться, было от этого всего совсем не по себе. Ее внутренний дар огня рвался наружу, рвался завладеть ею полностью, но Дэре пока почти с легкостью удавалось его блокировать. Этому учат каждую кайорану, блокировать свой дар, а уж когда дар не один, а в комплекте - тем более. Потому что для единостихийных - полное принятие стихии, ее образа далеко не всегда грозило смертью, а вот для тех у кого много покровителей… Словом, блокировать силу Дэра умела и активно этим пользовалась, всего лишь чуть-чуть воззвав к силе водной стихии.
        Пришли они неожиданно для Дэры. Тропа вдруг оборвалась на небольшом каменном плато. Абсолютно гладком плато, надо заметить. Триса тут же подалась вперед, словно что-то вынюхивая, а Дэра предпочла осторожно осмотреться на местности. Впереди, шагах так в тридцати плато заканчивалось. Там царил первозданный огонь - магма, но царствовал он на приличной глубине отсюда так что Дэра могла лишь чувствовать его жар, свет да слышать движение.
        - Пришли, как я понимаю, - вытирая пот со лба, пробормотала она. Но ответа от подруги не последовало.
        Тррисса дир Шайс, как зачарованная, кружила по плато. Дэре потребовалось приложить немало усилий, чтобы выйти на тот пласт видимости, на котором сейчас происходила волшба напарницы. А когда она увидела, то едва не села от удивления, потому что Триса танцевала с огненным духом. Танцевала и смеялась в его страшных объятиях, дух уводил ее все дальше и дальше от гармоничного состояния, уводил в стихию. Дэра быстро "вынырнула" на обычное видение. И тут все подтвердилось, волосы Трисы уже полностью стали языками пламени, пальцы уже светились внутренней силой - кайорана начала растворяться в своей стихии-покровительнице.
        Дэра бросилась к напарнице, но сумела лишь слегка коснуться ее, а в следующее мгновение отлетела к стене, больно ударившись головой и спиной о выступы в остывшей магмовой породе. Она на потеряла сознание, а когда пришла в себя, было уже слишком поздно. Триса полностью обернулась пламенем. Дэра пробовала звать напарницу, тянуться к ней через нити-связи, что объединяют всех кайоран, но ничего не выходило! Дэра до крови прокусила губу в нескольких местах, но сдаваться она была не намерена. В ее собственной душе уже вовсю гуляли стихии, стремились на волю, но помочь не могли. И тут она услышала властный голос, казалось, он родился прямо у нее в голове.
        "Оставь ее! Ты уже не поможешь! Задай нужный вопрос!"
        - Как отомстить за тебя? Как спасти Эйтар?! - прокричала она, распадающейся женской фигуре сотканной из самого пламени.
        - Иди на Пик Судеб, - протрещало ей пламя в ответ. И Триса полностью ушла в стихию, растворившись в ней, нырнув напоследок в горячую магму, что плескалась много ниже этого плато.
        Дэра сидела, прислонившись спиной к камню, и плакала. Слезы струились из глаз, чертили дорожки по скулам и щекам, капали на одежу. Кайоране было все равно, она чувствовала лишь тупую ярость и вину перед Трисой, что не смогла, не удержала. Это было больно. Так больно, что опускались руки, что не хотелось двигаться и жить.
        "Месть!"
        Вдруг опять возник странный, чужой голос в ее голове. Месть? Да, она обязана отомстить за гибель Трриссы дир Шайс, обязана. А еще нужно сообщить совету, что дух огня, покровитель всего пламени Анитана, захвачен кем-то. И вновь Пик Судеб! Ненавистное ей место. Место, где погибла ее мать!
        Боль, злость и отчаяние выплеснулось из нее силой. Силой ветра. Она взлетела из глубинного мрака жерла вулкана и даже не заметила, сколько силы это отняло. На краткий миг в ее душе была лишь боль, а значит, только ветер. И этого хватило!
        На поверхности царила ночь. Луны сияли на небосклоне. Дэра закусила губу, взглянув на них, вкус собственной крови немного отрезвил, заставил отойти подальше от края. Девушка стерла с лица слезы пыльным рукавом блузки и поежилась, нехорошим словом помянув то место, где "разжарившись" стянула с себя куртку да и забыла там. Здесь, наверху, было холодно, зато холод быстро отрезвил ее, заставил мыслить. И решение пришло практически сразу. Дэра отвязала свою страховку и, набрав в грудь побольше воздуха, призывно засвистела.
        Вэйти явилась как всегда со следующим мощным порывом ветра. Обдала слабым запахом лошади и целым букетом ароматов яркой, морозной и ветряной ночи в горах. Такова была ее суть, такова ее воля. Кайорана уткнулась носом в шею подруге, поплакала еще немного и решилась - легко запрыгнула на спину лошади, прижалась к ней всем телом, обняла за шею, шепнув, куда ей нужно. И доверилась, полностью отдала себя на волю вьюжному духу, верной подруге, надежной опоре.
        Они, казалось, летели сквозь ночь, опережая ветер и мысли. Они рвались вперед к цели. Пусть пока маленькой, пока промежуточной, но цели. Дэра сглатывала соленые холодные капли, что катились по ее лицу, сглатывала, и повторяла про себя. "Я отомщу за тебя Тррисса дир Шайс, клянусь!" И от этого становилось легче, это позволяло хотя бы через раз дышать, а не сходить с ума от боли и чувства вины.
        В "Пекло" они прибыли перед самым рассветом. Дэра не позволила себе дождаться того мига, когда солнце явит хотя бы краешек своего лика. Она решительно вошла и сразу же отправилась на поиски Терка, он должен был знать. Точнее, это она должна была сообщить ему о гибели Трисы, той кого он любил всю свою жизнь. Это тоже было больно и страшно, говорить такое человеку, мужчине. Но она была обязана это сделать. Самым сложным оказалось разыскать его. Владелец "Пекла" перед рассветом был практически неуловим, что ей он иногда даже казался несуществующим призраком, плодом ее больного сознания. Но Терк все же нашелся… Оказалось, ему ничего не надо говорить. Мужчине хватило одного взгляда на ее покрасневшие опущенные глаза, чтобы все понять.
        - Она погибла? - старческим скрипучим голосом спросил ее мужчина.
        - Да, - тихо шепнула она в ответ. - Простите, я не…
        - Не винись! Она сама знала, на что шла. Я все понимаю…
        - Могу ли я просить вас выслать ее вещи и коня в род Шайс с доверенным лицом, чтобы у семьи осталась память?
        - Да, конечно, я сделаю так, как вы сказали.
        - И еще… я могу сыграть вам?
        - Мне? - удивился мужчина, строго глядя ей в глаза. - У вас необычный взгляд, такие удивительные глаза. Играйте!
        И она достала, невесть как сохранившуюся, флейту, поднесла к губам и заиграла. Флейта плакала в ее руках, стонала, просила прощения и обещала отомстить. Она звучала всеми чувствами, что боролись в душе кайораны, она трубила заупокойную, наигрывала мягкую молитву о прощении. И боль, что была в душе кайораны и давно уже немолодого мужчины, уходила. Казалось, ее присыпали пеплом, что обычно остается от воспоминаний по прошествии лет. Так было правильно, так было нужно. Им обоим…
        - Спасибо вам, - склонил голову Терк.
        - Спасибо. Прощайте.
        - Прощайте, - сказал ей вслед мужчина.
        Что ж, теперь Дэру ждала лишь дорога в Эйтар. Дорога к Дворцу Сил! А потом, потом она обязательно отправиться к Пику Судеб - мстить. И плевать, что скажут об это Хранящие, что скажет Альса. Плевать - она обязана отомстить и она отомстит!
        - Что будем делать теперь? - спросила она у Карианы, ища в ней мудрый ответ.
        - Ждать, - печально выдохнула Мать Понимающая.
        - Но как, Алиаш? - Дэмиана никак не могла понять это, принять.
        - А так. Будем ждать! Ничем мы пока им помочь не можем.
        - Я поняла, - кивнула богиня любви и исчезла.
        Глава четвертая
        Он опять спал, и снилась ему, разумеется, Дэмиана. Сегодня его любимая богиня была грустнее, чем обычно. Вокруг темных глаз виднелась краснота, словно девушка плакала. Искусанные в кровь губы подтверждали его догадки о том, что произошло что-то непопровимое.
        - Дэрис?! - только и смог вымолвить он имя названной сестры.
        - Нет, хвала Кариане! - вскрикнула девушка. - Но ты почти не ошибся, - грустно продолжила богиня, - погибла огневица, Тррисса дир Шайс, ты ее не знал.
        - Да, это верно. Я ее не знал. А должен?
        - Нет, обычная кайорана, ничего выдающегося. Просто мне всегда грустно, когда умирает одна из моих дочерей.
        - Прародительница, - слабо улыбнулся он, обнимая Дэмиану за плечи. - И как ты живешь с такой памятью, с такой болью?
        - Не знаю, - честно ответила девушка и спрятала лицо у него на груди, давая волю слезам.
        - Плачь! Со слезами, говорят, душу покидают боль и горе. Плачь, милая моя, плачь!
        Вэйти домчала ее в Эйтар ко Дворцу Сил буквально к вечеру. Сумерки еще и не начали опускаться на землю, а в небе можно было разглядеть лишь Оракула. Он казался белоснежным куском мрамора, застрявшем в сиреневых небесах, что простирались над Анитаном. Солнце еще долго будет приглядывать за миром с самой кромки заката, не спеша отойти на ночной отдых за горизонт. Спешиваться не хотелось, да и вообще, она была не уверена, что сумеет разыскать в лабиринте, которым является Дворец, Совет, стоя на своих ногах. Вэйти поняла ее просьбу и осторожно начала подниматься по огромной лестнице, что вела внутрь. Для лошади это было то еще испытание, их обеих спасло лишь то, что ступени были очень широки. Иначе, вряд ли у них получилось бы что-то подобное, ведь устали обе.
        Это было бы смешно, если бы кто-то видел, как она сползла с высокой спины Вэйти, но никто, разумеется, этого не видел. Дэра выпрямилась и подошла к своей подруге, взяла в руки тяжелую морду, заглянула в глаза Ночной Вьюге.
        - Ты отдохни, подруга. Мне жаль, но я не смогу дать тебе свободы в скором времени, ты слишком нужна мне! - шепотом проговорила Дэра.
        Лошадь фыркнула в ответ ей в щеку теплым воздухом, словно говоря, не стоит просить прощения - не за что просто. Они еще немного постояли вместе, а потом кайорана отправилась на поиски Совета хранящих, Вэйти же просто растворилась в очередном порыве ветра. В своей стихии Вьюжные Духи набирали силу и отдыхали куда быстрее, чем в "мирской" оболочке.
        Дэра шла по широким чистым и ярко освещенным коридорам Дворца, дивясь тому, что в них было так безлюдно. Обычно во Дворце Сил жизнь кипит круглые сутки: все чем-то заняты, куда-то спешат. Ведь Дворец, как сердце паутины, он средоточие всех сил и власти в Эйтаре. Здесь не только постоянно проживают и работают кайораны, входящие в Совет Хранящих, но и многие другие кайораны. В основном, правда, те, кто в той или иной мере занимается административными вопросами Эйтара. Словом Дворец Сил объединял в себе функции резиденции правителей и ратуши одновременно. Люди, да и другие расы, кроме дриад, не очень-то понимали устройство государственности Кленового Леса, но хвала богам, последний раз пытались что-то реально изменить довольно давно - во время войны Последнего Бога.
        За всеми этими мыслями, Дэра едва не прозевала, молниеносно пронесшуюся по коридору впереди нее кайорану. Пришлось приложить не мало усилий, чтобы догнать ее. Но все-таки Дэра справилась с этим заданием и смогла "докричаться" так некстати сорванным голосом до незнакомки. Судя по всему, ей сегодня везло, потому что столкнулась Дэра не с кем попало, а со второй сумеречной кайораной Леса.
        - Прошу простить меня, дир Кинтан, но не могли бы вы проводить меня или хотя бы подсказать, где искать Совет.
        - Разумеется, дир Таннет, - вот у этой кайораны почему-то не возникло сомнений в том, к какому роду относится ее собеседница. Впрочем, она могла быть точно так же наслышана о Дэре.
        - Буду очень вам признательна, - коротко кивнула Дэрисса.
        - Меня зовут Диола дир Кинтан, - представилась ей кайорана, - называйте меня Диолой, если вам не сложно.
        - Дэрисса дир Таннет, - склонила она голову, - зовите меня Дэриссой, если вам будет угодно. А теперь, не могли бы вы все же проводить меня?
        - Разумеется, Дэрисса, - улыбнулась ей собеседница, отчего ее неприметное, по меркам кайоран, лицо вдруг осветилось внутренним светом. Сумеречная сразу похорошела от простой улыбки. "Везет некоторым, - отстраненно подумала Дэра. - С другой стороны, улыбка красит всех!" Усталое брюзжание.
        Диола сопроводила ее до дверей, за которыми как раз совещался совет. Немного постояв и подумав, кайорана сообщила ей, что минут через пять ее появление будет вполне уместным. Дэра удивилась, а потом и разозлилась на себя, потому что просто не заметила, как рядом использовала свою силу сумерятница. Разве такое возможно? Оказывается, да. Стоит только устать, как загнанная лошадь, что всю чувствительность к магии будущего, как рукой снимет. Дир Кинтан вежливо с ней распрощалась и словно растворилась в коридовар Дворца, оставив ее в одиночестве, дожидаться возможности поговорить с Хранящими. А потом бы еще к Явальду заглянуть не помешало…
        Выждав положенное время, Дэра осторожно постучала в дверь. Звук ударов по дереву разнесся по коридору, смешиваясь с тихим треском зачарованных свечей. Кайорана замерла, вслушиваясь в эту мелодию жизни и ожидая ответа, ей совсем не хотелось беспокоить Хранящих понапрасну или отрывать их от важных дел, хотя и ее сведения были, несомненно, важны. Вскоре она услышала короткое: "Войдите" и поспешила воспользоваться разрешением.
        Кабинет Совета, а это был, несомненно, он, точнее один из них, был ярко освещен. Пахло яблоками, как в поместье Таннет, и корицей. Второй запах был хоть и приятен, но не давал расслабиться, забыться, что она не дома. Впрочем, вряд ли бы Дэра смогла забыться под тяжелыми и внимательными взглядами девяти пар глаз.
        - Я, Дэрисса дир Таннет, отправленная вами на задания вместе с Триссой дир Шайс, вернулась, чтобы сообщить о результатах поездки. Дух Пламени Анитана попал под чье-то влияние, вследствие чего, нарушился поток силовых линий, пронизывающих материк. Тррисса дир Шайс погибла, выполняя задание, - проговорила она и склонила голову, ожидая реакции. Но реакции не было: кайораны Совета молчали. - Если хотите, я могу показать вам, как это произошло, - шепотом выдавила из себя Дэра.
        Процедура передачи воспоминаний, хоть и активно разрабатывалась в течение довольно длительного времени, все еще оставалась весьма болезненной и неприятной для обеих участниц. Как бы ей не хотелось этого избежать, Хранящие имели полное право требовать, чтобы она поделилась воспоминаниями. Но кто, кто скажет это? Она подняла голову, смотря на Совет, принимающий решение. Кто из них добровольно обречет себя на лишние знания, на чувства, которые испытывала Дэра, когда все это видела? Ведь воспоминания настолько личная часть прошлого, что всегда окрашена в оттенки чувств своего владетеля.
        - Думаю, это необходимо, Дэрисса, - взяла все в свои руки глава Совета Хранящих, Тиалида дир Влант. - Я приму твои воспоминания.
        - Как скажите, Хранящая Тьму, - официально поклонилась она и занял одно из пустых кресел за круглым столом.
        - Постарайся расслабиться, Дэрисса, - посоветовала ей Юдана.
        - Хорошо, - обозначила она согласный кивок и прикрыла глаза в ожидании.
        Узкие холодные руки легли ей на виски. Та, что храняла Тьму, знала свое дело. Душу обожгло чужим, чуждым присутствием, и она вновь оказалась на Огненным мысе, медленно опускаясь во тьму жерла, следуя за Трисой.
        Дир Влант, чтобы ее Кайн побрал, выжала из нее все до последней капли. Она наблюдала ее глазами начиная от спуска и заканчивая неконтролируемым выбросом силы, которое устроила Дэра. Она бы предпочла, чтобы Хранящие об этом не знали: все же в этот момент она показала, насколько плохо контролирует свои эмоции, а значит, и силы. А на душе было гадко и пусто. Странно, кажется, что все эмоции перегорели тогда или это дир Влант перестаралась и вытащила из нее все, на свою Хранящую голову? Какая разница, если сейчас она даже сил в себе не способна найти, чтобы хотя бы подняться.
        Она резка распахнула глаза, когда Тиалида убрала ладони с ее висков. У нее было ощущение, что голову вдруг перестал сдавливать странный обруч и она в ответ вот-вот разлетится на куски - так сильна была боль. Дэра встретилась взглядом с темными очами своей мучительницы и заметила, как бешено пульсирует зрачок в чужих глазах. Дир Влант поспешила разорвать зрительный контакт и поскорее сесть куда-нибудь. Интересно, что Хранящая Тьму увидела в ее глазах? И это ли стало причиной ее бегства? Или Тиалида просто не захотела показывать ей, в каком состоянии находиться сама? Вопросы-вопросы, а ответов не предвидится.
        - Вы можете покинуть кабинет, - царственно обронила дир Влант, но Дэра услышала усталость в ее голосе, как ни старалась ее скрыть Хранящая Тьму.
        - Благодарю, я бы предпочла еще немного здесь задержаться, - вежливо ответила она, понимая, что сейчас банально не сможет встать и выйти - сил не хватит.
        - Эадиль, помоги ей, - попросила-приказала Тиалида Хранящей Свет.
        - Будь повежливей, Тиал, мы все устали, - огрызнулась златовласая красотка великолепно поставленным голосом и все же подошла к ней. - Плохо, да?
        - Угу, - буркнула Дэра. А смысл задавать идиотские вопросы, чтобы получать на них такие же ответы?
        - Сейчас немного подлечу, - улыбнулась ей мягко Эадиль дир Лионс, беря ее ладони в свои руки.
        Через мгновение Дэрисса почувствовала, как ее тело наполняется магией Света, как оно забывает об усталости, получив доступ к силе. Это было упоительно. Краткий миг иллюзорного счастья, и в то же время силовой вампиризм. Стоило это осознать, как настроение тут же вернулось в отвратное состояние, а дир Лионс грустно улыбнулась, словно прося прощение.
        - Твое тело и дух сопротивляются и такому вторжению, - пояснила Хранящая Свет. - Если с Тиал ты сама этого хотела, понимая необходимость, то сейчас действуешь на инстинктах… Большим в данный момент я вряд ли смогу тебе помочь.
        - И на этом огромная благодарность, - пошатываясь, все же поднялась она из кресла.
        - Вы не могли бы мне подсказать, где найти Явальда?
        - Он тут не далеко, я провожу, - почему-то тут же высказалась Эадиль, хотя Дэра не ждала ни от кого из Совета помощи.
        Они покинули кабинет вместе. Легкий ветерок, что случайно проникал в коридор из приоткрытого витражного окна, играл с пламенем зачарованный свечей. Пахло пылью, огнем и почему-то лекарствами: мятой и ромашкой. Идти, действительно, оказалось недалеко, буквально пара поворотов и они оказались перед незапертой дверью.
        - Рядом с ним постоянно кто-то дежурит, на случай приступа.
        - А?
        - Плохо. Ты бы не выжила, например.
        - Это почему? - удивленно уставилась Дэра на Хранящую Свет. На золотистых волосах кайораны играли отблески свечного пламени, глубокие темно-зеленые глаза излучали беспокойство.
        - Потому что в последний раз его вытаскивали силой Тьмы, Смерти и Сумерек, разом.
        - Три надстихии! - тихонько присвистнула она.
        - Именно, лишь с первостихиями происходит что-то не то, по их родам и больший удар наносится. Но сама понимаешь, рода надстихий не такие уж большие, да и чистые обладатели этих даров - вообще редкость.
        - То есть, все совсем плохо? - устало спросила она.
        - Не совсем, но могло быть и лучше. Думаю, что ты уже знаешь, что делать дальше? - сощурила в этот совершенно кошачьи глаза Эадиль.
        - Да, - кивнула она, - мстить.
        - Только не спеши, - предупредила ее Хранящая Свет, - слышу я, что тебе еще какое-то задание Тиала предоставит.
        - Опять? - потрясенно выдохнула она. Дэра устала, так хотелось отдохнуть и подумать, собраться с силами, чтобы отправиться на Пик Судеб, а тут… Новое задание! Только его ей и не хватало!
        - Именно. У нас слишком мало кайоран, на которых действие "паука" почти не сказывается. Вот и работаем, с кем можем, - разъяснила ей ситуацию дир Лионс.
        - Благодарю за все, - поклонилась она Хранящей Свет.
        - Не за что, Дэрисса, - мягко молвила кайорана и отправилась обратно, оставив ее в одиночестве перед дверью.
        Она осторожно заглянула в приоткрытую дверь и очень удивилась. Комната оказалась небольшой спальней, единственное окно было распахнуто настежь, пропуская свежий вечерний воздух, свечи в настенных канделябрах горели не ровно из-за порывов вестра. На узкой кровати спал Явальд, а рядом с ним на низком стуле сидела Диола.
        - О, ты пришла меня сменить? - с надеждой спросила ее кайорана.
        - Н-нет, не думаю. Но я могу пока посидеть с ним, - неуверенно ответила Дэра.
        - Было бы замечательно, я безумно хочу поесть, а отлучиться никак, - пожаловалась ей Диола. Она была ее ровесницей, но в по поведению совершенно разные. Ей казалось, что сумеречная слишком по-детски ведет себя, несмотря на свою силу.
        - Иди, - улыбнулась она через силу и вскоре уже заняла место, где только что восседала Диола.
        Явальд выглядел неважно. Бледное лицо, бледные чуть сероватые губы, спутанные волосы всех цветов силы. Она осторожно коснулась рукой спутанных волос, провела, тихонько гладя, словно напуганного кошмарами ребенка. Он и казался ей сейчас ребенком, младшим братом, которого у нее никогда не было и уже не будет. Одинокая слеза скатилась по ее щеке. Дэра гладила его по голове и думала о своем.
        - Яль, куда же мы вляпались, - тихо спросила она, не надеясь на ответ.
        - В мир, солнце, в мир, - ответ был тихим-тихим на грани слышимости. - Но я не жалею, потому что в это мире есть она.
        - Яль! - подскочила Дэра. - Яль! - обняла, уткнулась носом в макушку.
        - Ну, что ты? - выдохнул он куда-то в район ее груди. - Не плачь, Дэрис.
        - Я и не плачу! - возразила кайорана, отстраняясь. - Мне просто больно.
        "Знаю, маленькая! Потерпи" - раздалось прямо в голове.
        - Потерпи, сестренка. Мы обязательно выпутаемся из этой паутины, - пообещал он, улыбаясь, но глаз эта улыбка не коснулась. Так, фальшивая маска. Но он старался для нее, и Дэра это знала.
        - Хочешь… я могу попробовать… связать нас, тогда в следующий приступ-удар, смогу поддержать тебя. Хочешь? - оживилась она.
        - Н-неет, не надо. Дэрис, позаботься лучше о Аэни, а здесь мне не дадут пропасть,
        - и голос у него при этом был злой. Дэра понимала, что друг злится, из-за что не может ничего предпринять сам.
        - Хорошо, я позабочусь о ней, я ведь ее тоже люблю, - закончила она вымученной улыбкой на губах.
        - Знаю.
        - Я отправлюсь к Пику Судеб, - призналась она.
        Так хотелось, чтобы кто-то обнял, сказал, что она не обязана это делать, раз так боится. Сказал, что место, где умерла ее мать, не обязательно станет могилой для нее. Но он не знал, конечно. Зато сгреб в охапку, погладил по голове.
        - Ты боишься, сестренка. Чего?
        - Я не боюсь, - соврала она.
        - Ну да, - фыркнул Явальд. - Обманывать не хорошо, тебя в детстве не учили?
        И это стало последней каплей. Слезы, так долго копившиеся, прорвались наружу, ударили по глазам, растеклись солеными потоками по щекам. Она плакала и рассказывала, рассказывала и плакала. Слезы текли из глаз, а она говорила о том, отчего болит сердце. Говорила о том, что боится до дрожи в коленях. Что не хочет никуда ехать, что зла на мир и просто устала. А еще говорила о мести, что кипит в ее жилах, что заставляет страх отступить, говорила, что месть похожа на страсть и огонь. Говорила, говорила и плакала. А он просто был рядом. Больше чем друг, ближе, чем любовник, меньше, чем возлюбленный. Брат по духу. Он просто был рядом.
        Когда за окнами зашевелились сумерки, обещая скорый рассвет, они вспомнили о времени. Явальд улыбался, потому что ночь прошла почти без происшествий, не считая того, что он многое узнал о своей названной сестре и еще больше понял. Дэрисса же смотрела на мир припухшими от слез глазами, на дне которых поселилась маленькая надежда на чудо.
        - Если со мной что-то случится, ты позаботишься о Аэни? - серьезно спросила она.
        - Как-то очень уж по-дриадски это звучит, - подмигнул Явальд кайоране.
        - Пусть по-матерински, мне все равно. Обещаешь?
        - Да. Но в этот раз ты вернешься, я обещаю. Ты мне веришь?
        - Да, - шепнула Дэра, поднимаясь с края постели. - Мне пора.
        - Я знаю, - кивнул он. - Удачи тебе, сестра.
        - И тебе, брат.
        Еще одна бессонная ночь. Кайорана не могла сказать, что отдохнула, зато на душе стало намного легче, и благодарить за это надо было Явальда. Дэра вышла на ступени Дворца Сил и застыла, встречая рассвет. Она смотрела на медленно светлеющее небо, на истончающиеся образы Лун, на гаснущие последние звезды. Кайорана встречала медлительное величественное солнце, которое неспешно поднималось на небосклон. В кронах деревьев пели птицы празднуя победу света над тьмой, трубя атаку рассвета, состоящем в воинстве дня, на ночь. А она смотрела, слушала и любовалась.
        Стоило представить, что сейчас ей придется идти вниз по ступеням, как ноги тут же начинало сводить, намекая о том, что пора бы уже и отдохнуть. Впрочем, кайорана не верила этим мнимым судорогам, ведь она целую ночь просидела, удобно устроившись, рядом с Явальдом, так что саботаж конечностей не прошел. Когда солнце появилось на небе, Дэра сделала первый решительный шаг вниз по ступеням, чтобы с полным появлением дневного светила на небосклоне быть уже на земле. Так и вышло, как планировала Дэрисса.
        Стоя на мощенной мраморными плитами площади, кайорана размышляла о дальнейших своих действиях. Хранящая Свет не двусмысленно намекнула на то, что перед тем, как покинуть Эйтар, ей надо вновь встретиться с Советом. Это было первым. Во-вторых, не мешало бы хоть немного поспать, поесть и помыться для полного счастья. В-третьих, встретиться с Таэнили и установить-укрепить их связь, чтобы в случае удара по Кленовому Лесу суметь ей помочь. Ну, в-четвертых, сейчас она была почти безоружна, лишившись своих мечей, значит, надо еще и оружием обзавестись. Словом, список дел у нее внушительный, как ни крути.
        Дэра прикинула, как лучше рассортировать эти дела и довольно улыбнулась. Первым делом, отдых и непременно в поместье рода. Здесь же Таэнили и оружие, если повезет. Ну, а с остальными делами она разберется после, после этих. Дэрисса призывно и звонко засвистела. Вэйти, как всегда, явилась со следующим порывом ветра. Лошадь ткнулась носом ей в плечо, как бы спрашивая: "Ты как?".
        - Уже лучше, подруга, - улыбнулась она, запуская пальцы в роскошную гриву, - подвезешь до дома?
        В ответ Дэра получила несильный толчок в плечо, который кайорана расценила, как знак согласия, и тут же оказалась на спине лошади. Вэйти фыркнула и сорвалась с места в карьер. В ушах засвистел ветер. Это было хорошо, это вселяло надежду…
        Вэйти довезла ее до поместья Таннет, где Дэра намеревалась первым делом отоспаться, а уж потом заняться всем остальным. Девушка стараясь не шуметь поднялась на второй этаж, где была ее комната, в надежде, что все еще спят, и ее возвращение останется не замеченным. Но удача была явно не на ее стороне, когда кайорана уже добралась до двери своей комнаты, по коридору пронесся рядоснный шумный ураган, который ловко запрыгнул ей на шею
        - Рисса! Рисса вернулась! - радостно вопила Таэнили. Теперь Дэра была уверена, что в поместье уже никто не спит, голосок у ее маленькой диар был уж очень звонок.
        - Привет, малышка, - ставя ее на пол и теребя белоснежные волосы на макушке, сказала Дэра. - У тебя сегодня удивительно красивые глаза. Хорошее настроение?
        - Конечно, ты ведь вернулась! - радосто возапила маленькая кайорана.
        - Не надолго, - грустно улыбаясь, ответила она, глядя в меняющие яркие оттенки зеленого цвета глаза своей диар. - И очень-очень устала, а еще хочу спать.
        - А я думала, ты со мной поиграешь, - печально выдала Таэнили, явно давя на жалость.
        - Обезательно поиграю, солнце, - мягко улыбнулась она в ответ на провокацию диар,
        - только посплю и поиграю.
        - А долго?
        - Поиграю? - прищурив глаза, переспросила она.
        - Нет, спать ты долго будешь? - заинтересованно ответила ей Таэнили, накручивая одну из белых косичек на палец.
        - Долго, - честно призналась Дэра, - и ты меня не буди, пожалуйста, - попросила она у малышки.
        - Хорошо, - кивнула маленькая кайорана, - но ты обещала поиграть.
        - Обязательно поиграем. Только высплюсь и поиграем.
        - Договорились! - милостиво отпустила ее девочка и тут же умчалась куда-то по коридору. Как подозревала Дэра, теперь нападению маленького вихря попадутся его родители. Вот и славно.
        Она потянула ручку двери и вошла в свою комнату. В ней было довольно темно из-за того, что окно никто так и не удосужился открыть и оно по-прежнему пряталось под темной и плотной шторой. Дэра зашла в комнату и тут же закрыла дверь за собой - сейчас "посетители" ей были совсем ни к чему. Девушка бросила на пол сумку, которую забрала из "Пекла". Туда же отправилась и одежда, у Дэры не было сил раздеться правильно и разложить одежду по местам. Она просто стянула ее с себя и бросила на полу. Получился беспорядок, но ей было все равно. Каойрана сделала из последних сил несколько шагов до кровати и повалилась на нее, засыпая, кажется, еще в полете.
        Он выехал из Туманов ближе к вечеру, когда на небосклоне уже зажегся огонь Оракула, да и остальные Луны постепенно проявлялись. Вечерние сумерки еще не спешили опуститься на Анитан, но вот прохладный ветер заставлял Сара зябко кутаться в куртку. Стоило, конечно, остановить коня и найти в сумках еще один свитер, но лень побеждала даже холод, поэтому ар-эль ничего не предпринимал. Дорога, которой он ехал, вела на север в сторону Браслетных гор и территорий ниа-эль. На самом деле ему было все равно куда ехать. На север, так на север. Единственное, что по-настоящему раздражало и заставляло злиться Сариэля, это глухая стена там, где раньше в его душе чувствовалась Тьянэль. Оказывается, он как настоящий одержимый нуждался хотя бы в отголосках ее чувств, хотя бы в смутных призраках ее мыслей. Без них он чувствовал себя почти полностью беспомощным.
        Деревенька Туманы давно закончилась, не видно уже было и озеро Анеси, а он все равно чувствовал на себе печальный взгляд дриады, который случайно поймал при выезде из деревеньки. Кому принадлежала ее печаль? Ей самои или Инару печалилась о его судьбе? Как знать? Он не знал, да и не очень-то хотел знать, потому что так можно было представить, что дочь мира печалиться все же о себе и о своем положении. Это было не так больно и обидно, как если бы она жалела его. Жалость ранит и унижает, это верно. Особенно, когда ты сам отчаянно заставляешь себя не впадать в саможаление.
        Сар посмотрел на темнеющее небо и решил, что все же стоит остановиться на привал. Он легко спрыгнул с седла, не выпуская узду из рук. Все было как обычно, он не собирался отступать от того, к чему привык. Обиходить и накормить стреноженного коня, и лишь затем "вспомнить" о себе и о безопасности. Сариэль, разбив лагерь и разведя наконец-то костер, очертил защитный круг. Ар-эль надеялся, что хвороста, который он собрал, хватит до утра. Впрочем, если не хватит, он все равно не замерзнет, ну и все остальное его вообще не слишком-то волновало. Сар поел припасенными из Туманов пирогов и с наслаждением запил их горячим дарсом, смесь для которого он купил у Инару. Дарс, надо отдать ему должное, был восхитителен. Все-таки дриады знали толк в своем национальном напитке. Он улыбнулся, почему-то воспоминания о Инару вызывали у него на сердце теплоту и легкую грусть.
        А еще отчего-то упорно вспоминалась легенда о горах, к которым вела его дорога. Браслетные горы - природная граница территорий ниа-эль. Но есть придание, что так было не всегда. Когда-то, очень давно, когда драконы еще свободно жили на Анитане, а вдуликие еще не могли контролировать смену этих ликов, Великая Богиня грустила сидя на пороге своего Облачного замка. Ее сердце печалило, что не могут жить в мире ниа-эль с людьми и ар-элями. Но ничего Кариана придумать, чтобы решить эту проблему не могла. И вот, когда она сидела на высоком крыльце и беспокойно крутила кольцо в пальцах, украшение выскользнула из ее рук и упало на Анитан. Да так ловко упало, что легко вокурат кругом возле главной горы-пика материка. Так возник малый горный пояс, что получил название Кольцевых гор.
        Видя, что миру понравилось ее кольцо и возвращать его Кариан ей не намерен, Мать Понимающая подарила ему еще и браслет со своей руки, украшенный четырьмя самоцветами. Упав на Анитан, он обернулся высокими непоходимыми горами, что получили название Браслетных. А в тех местах, где были самоцветы, образовались доступные перевалы. Тогда ниа-эль, чтобы не мешать людям и другим расам перебрались жить за Браслетные горы. Места между горными хрептами божественного происхождения было им достаточно и стали между ними жить ниа-эль, а чтобы лихой люд не смог нарушить их покойствие в перевалах выстроили двуликие заставы, что не пускают к ним неприятеля.
        Так когда-то рассказывала ему мать одну из легенд о двуликих. Тавно это было, так давно, что сердцу было уже не больно вспоминать об этом. Он, как и отец, любил свою мать и ее смерть оставила на сердце Сариэля глубокую и болезненную рану, но со временем она зарубцевалась, хотя полностью болеть так и не перестала.
        Мужчина поднялся и вновь наполнил кружку немного остывшим дарсом. Все-таки он расчувствовался. Зря, наверное. Или это все чары дриадские? Может быть, очень может быть. Сар допил сладко-кислый ароматный напиток и расстелил на земле одеяло
        - стоило поспать, кто знает, что принесет ему завтрашний день. Он не знал. А значит, следовало быть готовым ко всему.
        Она проснулась, когда за окном уже разливался восход следующего дня. Одеяло скомкалось и мешалось, но Дэра старательно в него закуталась и осталась лежать в постели, понимая, что вставать совершенно не хочется. За окном вовсю пели птицы, шуршала свежая листва. Она закрыла глаза, а когда открыла, то до нее донесся звук ударов капель по черепице. Пошел дождь, заставив замолчать маленьких пернатых певуний. Дэра лежала и смотрела в потолок. Потом все же неохотно встала. Босые ступни утонули в глубоком ворсе теплого прикроватного ковра. Кайорана сделала нескоько шагов и осторожно тотдвинула портьеры в сторону. На улице лил дождь, собиралась настоящая гроза. Дэра уже будто слышала раскаты грома, рождающиеся под барабанную дробь водных капель. Она приоткрыла окно и залезла с ногами на широкий подоконник. Рука выставленная наружу тут же поймала несколько довольно холодным капель.
        Дэра мягко, по-кошачьи спрыгнула с подоконника внутрь комнаты. Звук ее шагов заглушал ковер, да и сама кайорана старалась не шуметь. Она дошла до шкафа и наугад вытащила из него рубашку подлиннее, потом быстро облачилась в нее. Растрепавшуюся косу переплетать не стала, а вот на рубашке все пуговички застегнула педантично. Словом, пока представать перед очами семьи Дэра совершенно не планировала. Она солча, что рубашка достаточно длинная, а главное темная, так что все в порядке. Открыть окно настеж и выпрыгнуть наружу, что может быть проще для той, у кого в душе живет тигрица?!
        Приземлилась она мягко спружинив. Молодая трава щекотала босые ступни. Капли росы давно уже смыл дождь, заняв их место на заленых травинках. Мокрые босые ноги быстро начали мерзнуть, да и одежда промокла в два счета, но Дэре все это нравилось. В теле постеменно просыпалась такая восхитительная легкость. Кайорана с удовольствием пробежалась по садовым дорожкам под аккомпанемент дождя, постояла немного под одной из груш, где часто вдется сидела у матери на коленях, слушая разные истории. На душе было удивительно легко в этот момент, словно она забыла обо всех горестях и печалях, ну и о долге, разумеется.
        Насквозь промокнув и окончательно, она решила возвратиться в дом. Ходить по мощеным дорожкам было скучно, и Дэра слезала путь через сад. Все так же плакал дождь, шуршали под ударами капель и порывами ветра молодыми сочно-зелеными листьями деревья. Подумав, что будет не очень правильно, если она в таком виде столкнется с Раэдиром, кайорана оставила мысль попасть в дом через черный ход и отправилась к своему окну. Чтобы не слишком пачкать вокруг, она воспользовалась левитацией и немного постояла под дождем, дождавшись, пока капли смоют с ее ног грязь, а потом влетела в открытое окно. Уже сидя на подоконнике, девушка прошептала заклинание и тут же оказалась совсем сухой, только после этого она спрыгнула на ковер и закрыла за собой окно.
        Девятка минут ушла на то, чтобы привести комнату в порядок, после ее возвращения. Вещи оказались разложены по местам довольно скоро, а вот сумку Дэра разбирать не стала, планирую, уже этим вечером или позднее, следующим утром, отправиться в дорогу. Быстро переодевшись, Дэра устроилась на кровати и занялась наконец-то волосами. Сейчас, когда она носила амулет изменяющий внешность, волосы были всего лишь трехцветными. Три стихии-покровительницы - не такая уж редность для Эйтара, в отличие от шести. Дэра, сама не зная причины, старательно прятала от всех в Кленовом Лесу и во всем мире свою одаренность, ей казалось это важным. Словно чужое незнание может пригодиться ей потом… в битве. Впрочем, семья и Хранящие знали, но в них Дэра была уверена.
        Она долго прочесывала непослушные, спутавшиеся волосы, прежде чем вновь заплела их в косу. Это было обыденно. Штаны, рубашка, корсет, брюки. Все как обычно. Сапоги она оставила на последок. Высокие черные кожаные сапоги с кучей серебряных встаков, заклепок и прочто полос, каждая из которых несла на себе небольшое заклятье. Такое делать умеют только дриады. В подобной обуви хоть на бал - танцевать, хоть путь - по болотам и лесам. Она предпочитала болота и леса, но вот от довольно высокого каблука на сапогах так отказаться и не сумела. Все-таки косплекс маленького роста остался с ней, хотя она уже давно должна была его "перерости".
        Прежде чем покинуть комнату, она долго со смаком шнуровала любимые сапоги. Босиком, конечно, хорошо, но в обуви не намного хуже, тем более в такой обуви. Кайорана улыбнулась и вышла из комнаты. Не успела еще Дэра спуститься вниз, как к ней подлетела малышка Таэнили.
        - Доброе утро, Рисса! Ты обещала поиграть со мной! Помнишь?!
        - Помню, - рассмеялась кайорана, ее радовало, что в этот момент ее маленькая диар именно маленькая девочка, а не безразличный дух-ученик тхаар'и. - В саду сейчас слишком мокро, поиграем тут?
        - А во что?
        - А это я тебе расскажу после завтрака, идет? - подмигнула Дэра своей диар.
        - Идет! - весело рассмеялась девочка и побежала скорее на кухню, чтобы быть первой за столом.
        Дэра грустно улыбалась ей вслед. Все-таки прошло четыре года с тех пор, как она начала учить это чудо. Они многое успели пройти, понять, но сколько еще впереди… слишком ного, порой думала она. А ведь Таэнили всего восемь, через год у девочки первая инициация силы, а потом она отправиться учиться в академию магии. И что тогда? Либо Дэре придется ехать вместе с ней, чтобы не прекращать уроки, либо придумывать что-то еще. Вспрочем, до того момента им обеи еще нужно дожить, а сейчас лучше всего просто позавтракать в свое удовольствие.
        После завтрака они долго играли в одной из гостиных в тир-рэй32, смеялись и вообще получали удовольствие от жизни. Дэра незаметно для Таэнили тихонько усиливала их нить-связь, чтобы было не так уж заметно со стороны. Но достаточно сильно, чтобы помочь малышке, если случиться очередной удар по Эйтару и Явальд не выдержит этого. Думать об этом, кайоране было больно, но это совсем не означало, что она не готова рассмотреть такую возможность и поэтому может просто оставить свою диар без защиты. Ни в коем разе не так! Тем более, что для нее Таэнили не только диар, но тхаар'эн, что тоже налагает определенные обязательства на нее.
        - Мне пора, малыш, - сказала она своей диар, незадолго до обеда.
        - Не называй меня малыш, Рисса! Я уже не такая маленькая, как когда мы познакомились, - Таэнили явно была не в духе.
        - Хорошо, я учту, Аэни, - улыбнулась она девочке и вышла из гостиной.
        Дэра поднялась на второй этаж, вслушиваясь в звук своих шагов и потрескивание зачарованных свечей. В доме, как всегда, пахло яблоками и грушами, а еще капельку воском. Это расслабляло, придавало мыслям какую-то детскую безмятежность и капельку лени. Она знала все это наперед, и поэтому сразу же сосредоточилась на главном. Нужно было поговорить с Альсой, чтобы получить разрешение на посещение оружейного хранилища рода Таннет. Это, конечно, дерзасть, но что-то подсказывало Дэре, что найти в короткий срок хорошие клинки в продаже или выковать самой ей е удасться, так что остался последний путь - хранилище рода. Обязательно, хоть одна из кайоран прошлого, носящая в имени часть дир Таннет, должна была пользоваться парниками. Обычно, оружие остается в роду после смерти его носительницы, значит, если ей повезет, то в скором времени она станет обладательницей хороших клинков. О том, что будет, если ей не повезет, Дэра старалась не задумываться.
        Альса нашлась у себя в кабинете, как Дэра и рассчитывала. Старшая кайорана в ее семье сидела за заваленным бымагами столом и что-то читала, бубня себе под нос какие-то цифры. Дэре было неудобно отрывать тетку от дел, но другого выбора у нее все равно не было. Альса резко взметнула голову, чтобы посмотреть на визитера: белые пряди челки взметнулись вверх, продолжая движение. Дэра, как завороженная, проводила из взглядом и посмотрела в синие глаза тетки.
        - Здравствуй, Альса дир Таннет. Пусть бабочка твоей судьбы будет яркой! - склонила она голову в приветствии, сегодняшний разговор был особенным, поэтому Дэра выбрала официальную форму кланового приветствия.
        - Легких дорог, - отозвалась кайорана, - тебе что-то нужно, Дэрисса дир Таннет?
        - Да, я хотела бы побывать в хранилище оружия рода, Глава, - честно ответила она.
        - Хочешь взять клинки?
        - Да, на время. К сожалению, сейчас я не распалагаю средствами, чтобы возместить утерю своих.
        - Понимаю. Тебя проводить, Дэрисса дир Таннет?
        - Благодарю, я знаю дорогу, Глава, - вновь поклонилась она.
        - Тогда можешь идти, я даю тебе разрешение.
        - Блаодарю, Альса.
        - Не за что, Дера! - ответила тетка и вновь углубилась в чтение.
        Она вышла, осторожно и вежливо притворив за собой дверь, чтобы не мешать Альсе работать. К ее счастью, оружие рода хранилось как раз в поместье семьи Эонел. Под его хранение была отдана половина чердака, специально зачорованная, чтобы оружие не портилось от влажности и пыли, да и прочих жизненных неурядиц. Дверь в хранилище никогда не запиралась, но без разрешения главы рода попасть в него было невозможно, такая вот магия. Порой, после осенних иницаций что-то из оружейных родов пропадало - порой и у оружия бывает вторая жизнь, вторая владетельница. Впрочем, для кайоран их оружие чаще всего как часть тела, так что не многие пользовались "наследными" клинками. Чаще всего свои мечи или чем кайораны покупали или выковывали в самой молодости, тан так до пяти-шести, ну а дальше… дальше шла работа с телом уже под конкретный клинок. В оружии, в отличие от мужчин, почти все кайораны были однолюбами.
        Дэра поднималась на чердак, не спеша, пытаясь все обдумать. А еще ей почему-то хотелось вспомнить, кто до нее, кроме матери, пользовался парниками. Кажется бабушка? Но Дэра была в этом не уверена. "Интересно, а где сейчас меч Дэмианы?" - вдруг подумала она. Вряд ли такое сокровище лежит в каком-нибудь родовом хранилище, скорее всего, став богиней, первая кайорана забрала свой клинок с собой.
        Поднявшись, она осторожно коснулась двери, ведущей в хранилище. Сердце вдруг затрепетало, в скрипе несмазанных петель почему-то послышалась тайна, в звуке собственных шагов - опасность. Дэра замерла на пороге, не зная, не ведая, что будет, когда она войдет внутрь. Сердце выстукивало сумасшедший рваный ритм, казалось, кайорана слышит звон в ушах, слышит, как кровь бежит по ее венам и больше ничего, словно в мире осталась лишь она и пустота. Дэра сглотнула, до боли сжала кулаки и шагнула в полумрак хранилища.
        Здесь было ни светло, ни темно. Не было заговоренных свечей или факелов, из небольших висящих на высоте в пару метров шаров просто лился неяркий свет. Это была магия, чистая магия стихии Света. Скорее всего, эти шары когда-то закляла ее мать - первая кайорана в роде Таннет, которой улыбнулась эта холодная и отчужденная стихия. Жаль, но даже покровительство Света не смогло спасти Омэрис тогда. Дэре было жаль, а еще больше просто обидно за мать. Ведь она обладала силой надстихии и все же дала себя уничтожить. Зачем? Она никак не могла найти ответ на этот вопрос, понять зачем?
        Пахло сталью и кровью, больше запахов просто не было. Странно, ведь весь особняк Эонел пропах яблоками и грушами, а здесь… Только сталь и кровь. Дэра облизала враз пересохшие губы и сделала еще пару шагов внутрь хранилища. Сердце билось в груди, словно пыталось вырваться на волю, сбежать из этого жуткого места. А она… лишь стояла и смотрела на высокие стенды у стен, на которых красовалось оружие. Под каждым была надпись: два имени владельца, мирское и истинное, и имя самого оружия. Это тоже была магия, потому что стоило Дэре подойти к одному из стендов, наугад коснуться парных клинков, точнее их ножен, как подпись изменилось. В ее руках изменялось не только имя владельца, но и имена мечей - это было жутко. Дэра отпрянула, пытаясь побороть удивление и страх - слишком сильными эти чувства были в этот момент для кайораны.
        Дэра несколько раз прошла вдоль рядов, рассматривая оружие. Парников было не так много всего с две девятки, так что выбирать приходилось не из огромного числа, но и этого хватало, чтобы выбрать. Больше всего напоминали ее собственные клинки мечи ее бабки Сейриты дир Таннет. Вот только… истинное имя бабки пугало Дэру. Сейтан. Это имя богини, богини удачи, богини всех бардов. Неужели ее бабка стала богиней? Если, да. То имеет ли она право прикасаться к этим клинкам? Она не знала…
        Сейтан - богиня удачи, а раз так, то почему бы не рискнуть? Дэра осторожно сняла с полки чуть больший мечь, обнажила его на три пальца, полюбовалась игрой стали, затем достала на половину, поймала блик. Идеальное оружие. Извлекла его полностью из ножен и сделала несколько пробных выпадов. Этот меч не собирающийся, видимо, менять своего имени в ее руках, был великолепен и лишь немного отличался от ее недавно погибшего клинка. Дэра еще раз полюбовалась "Свирепым" и, убрав его в ножны, повесила на пояс. После этого кайорана потянулась за вторым мечем, носящим имя "Певчий", который после быстрого знакомства, как и с его старшим братом, оказался у кайораны на поясе. Дэра была довольна, с подобным оружием можно пуститься во все тяжкие, но перед этим стоит хоть раз побывать с ними в тренировочном бою… Покидая хранилище, кайорана уже не чувствовала такого ужаса, который был при первых ее шагах по этому удивительному месту. Все мысли Дэры были о том, с чем же провести спарринг?
        Идеальной кандидатурой был бы Явальд, но шансов вытащить друга из Дворца Сил у нее было не много, а значит, вряд ли удасться с ним потренироваться. Еще раз отвлечь Альсу? Так неудобно как-то перед главой рода. Таэнили еще слишком мала… Идти и искать себе партнера для тренировки? Дэра представила, как глупо будет выглядеть и задвинула эту мысль подальше. На счастье кайораны, когда она спускалась на первый этаж ей встретился Раэдир.
        - Здравствуй, Дэрисса, - поприветствовал ее ар-эль.
        - Здравствуй, Раэдир, - склонила она голову, - прости за назойливость, но нет ли у тебя пары свободных часов?
        - Нет, но если ты просишь - найду.
        - Да, я прошу, - тут же согласилась с формулировкой кайорана, - ты не мог бы потренироваться со мной. У меня новое оружие и я не уверена, что стоит отправляться с ним за пределы Эйтара, не проведя хотя бы одного тренировочного поединка.
        - Разумная мысль, - по-отечески улыбнулся ей ар-эль, - я буду через полчаса в зале для тренировок. Устроит?
        - Да, спасибо.
        Глава пятая
        Он ехал на север, но не чувствовал этого почти. Весна по всему Анитану успела распространить свои права, так что везде была зеленая трава и листва, везде из кустов слышались залихватские трели пичуг. Мир просто жил, и ему было плевать на то, как чувствует себя один, отдельно взятый ар-эль. Сар и не хотел, чтобы Кариану было до него дело, он всего лишь желал вернуть себе любимую и все. Большего в этой жизни сейчас Сариэль просто не хотел. К чему? Он точно знал, что нужно ему для счастья, кто нужен. Тьянэль, его ти-ар-эль, его возлюбленная и его судьба. Вот так пафосно и не интересно даже в мыслях, его мыслях, оставшихся вдруг в одиночестве.
        Озера становились меньше, мельчали и деревушки вокруг них. Вот-вот этот тип поселений превратиться совсем в другой, ведь у подножия гор деревни и села совсем не такие как на равнинах у озер. Этот край, Озерный край, он такой же двуликий, как и Лес ар-эль, как Карие Кущи, в которых он когда-то побывал. А еще Сар был уверен отчего-то, что Эйтар, в который он так и не съездил, тоже двулик. Как минимум. Если присмотреться, почти у всего и всех можо найти другую сторону, другую грань. Она обычно не хуже и не лучше, просто другая.
        Порой он видел обе стороны медали, видел и не мог сказать, что видение целого, единого его радует. Сар, как и любой художник, видел мир капельку иначе, чем другие. Не правильнее, не лучше, просто иначе. Это было отличием и привелегией всей расы ар-эль, а не только его. Кому-то это было дано в большей степени, кому-то в меньшей, но дано обязательно. Забавно, именно на этом "дано", основываются ти-ар-эль, творя магию с помощью рисунков. У кайоран тоже похожие порядки, как он понимал, да и дриады не далеко ушли от них. Просто каждой расе был дан свой талан, а уж как им воспользоваться, каждый решал для себя сам.
        Талант - это тоже не приговор. Есть он или нет, никто и никогда не заставит ар-эля рисовать против его воли, дриаду - танцевать, а кайорану - петь. Талант еще не повод зарабатывать им себе на жизнь, но и если ты избираешь себе путь развития таланта, никто не вправе обвинять тебя в том, что ты зарабатываешь им деньги. Так думал Сариэль, мерно покачиваясь в седле и любуясь открывающейся перспективой. Он все же был ар-эль, а значит, красота, которую можно увидеть задевала его гораздо больше, чем любая другая. Для него мир строился на визуальных образах, он даже думал ими. Точно так же, как большинство кайоран строят свой мир и видение Кариана через звуки, дриады - движения, а ниа-эль - запахи. У всех свой кусочек истинного Кариана. Жаль, что в полной мере никто его увидеть не может, хотя, возможно, что этой привелегией обладают боги. Кто знает?
        Он рассмеялся, не таясь и не думая о том, что возомнит о нем случайный свидетель этого безумия, коли такой сыщется. Сар устало потер шею и подумал, что его слишком уж потянула на философствования и сравнение рас, а значит, вечер будет еще тот. Вообще философский настрой был для него как сигнал о том, что он обязательно влезет в какие-нибудь неприятности в течении это дня. Как показала практика, избавиться от рока невозможно, не помогало даже то, что он на весь день закрывался в своих покоях - неприятности доставали его и там. По всему выходило, что вечер будет увлекательным и совсем не скучным. Сар тряхнул стриженной головой и пришпорил коня, потакая своему желанию провести эту ночь под крышей какого-нибудь трактира.
        - И что нам со всем этим делать, дорогая? - Диоран был сегодня сдержан, а глаза смотрящие на Великую Богиню были холодны и печальны.
        - Ждать, Дир, ждать. А потом будем решат, чтоже делать. Потом, когда сможем вмешаться, когда сможем хоть что-то сделать!
        - Твоя наперстница что-то задумала, - обнимая жену, шепнул он. Диорану не нравилось то, что твориться вокруг и подлунном мире, но он как и все не мог что-то изменить сейчас.
        - Дэми просто влюбилась, - рассмеялась она в ответ, но смех не был искренним до конца. Она тоже чувствовала второе дно, в этой влюбленности первой кайораны. - Тебя волнует этот мальчишка?
        - Нет, пока он не лезет к ниа-эль, у них итак проблем слишком много.
        - То есть, тебе все равно, что с ним будет? - проницательно прищурилась Кариана, глядя в глаза возлюбленного.
        - Да, отчасти.
        - Это плохо, Диоран, - покачала она головой, - ты слишком печешься о своих и совсем не интересуешься делами остальных рас.
        - Для этого и существуют покровители, - улыбнулся ей муж, - а для "думать обо всех" всегда есть ты. А вообще, у них же есть ключ, главное, чтобы они додумались его использовать!
        - Главное, - повторила Великая Богиня задумчиво, - знаешь, я верю в эту девочку…
        - Твоя вера - это уже очень много, поверь мне, - заявил ей супруг и наконец-то поцеловал, уводя от страшных мыслей.
        Раэдир был в куда лучшей форме, чем когда-то Шаэдиль. Последний бой с дедом она помнила хорошо и мысленно готовилась к чему-то подобному, но реальность разрушила все планы. Муж Альсы был вынослив и, похоже, воинского дела не забрасывал даже в мирной жизни Эйтара. Сильное тренированное тело слушалось его великолепно, а удары, связки и позиции. Боги, сколько знал этот ар-эль! В итоге он гонял ее по залу как неумеху почти два часа! Дэра взмокла и разозлилась, но противник был сильнее, а рисковать на тренировке - глупо, потому что тренировка это с настоящим, боевым оружием.
        - Совсем не плохо, - подвел итог их тренировке Раэдир, опустив свой двуручник. Заплетенные в косу светлые волосы мужчины потемнели от пота, что несколько порадовало ее сердце, все-таки он действительно прикладывал усилия, чтобы быть на голову, а то и две выше ее в мастерстве ведения боя. - А для твоего возраста вообще великолепно! Думаю, Альсу ты бы уложила на лопатки, не особо напрягаясь.
        - Благодарю за тренировку и комплементы, Раэдир, - расплылась она в довольной улыбке.
        - Заслужила, - просто ответил мужчина, немного разведя руки в сторону, как бы показывая, что не имеет ничего другого за душой. Она и так ему верила.
        - Еще раз спасибо и…
        - Беги, - как ребенку прямо разрешил! - а я еще немного тут побуду. Давненько я не брал меч в руки, дай насладиться, - и подмигнул ей как мальчишка. И как после этого понимать этих древних и не очень мужчин, а в особенности мужчин расы ар-эль?
        Она сполоснула тело в одной из ванных комнат поместья и быстро собрала вещи - времени на отдых больше не осталось, говорило что-то внутри нее. И этому чувству Дэра была склонна верить. Она попрощалась с Альсой, чмокнула в макушку Таэнили и церемонно раскланялась с Раэдиром - прощанье с семьей, можно было считать почти состоявшимся. Остался только Явальд, но его Дэра планировала увидеть во Дворце Сил, все равно перед отъездом ей надо было поговорить с Советом Хранящих, так почему бы не совместить приятное с нужным?
        Вэйти как всегда явилась по первому свисту, обдала холодным порывом ветра. Сегодня Дэре пришлось оседлать подругу по всем правилам, да еще и сумки переметные повесить. Но вьюжному духу это было ни по чем, так что Дэра не очень-то волновалась за Вэйти. Тем более, сейчас, когда впереди, совсем скоро, ночь - ее время. Три луны уже были на небосклоне, когда Дэра отправилась в путь во Дворц Сил. Это не отняло ни много времени, ни сил, но вот предстоящего общения с Советом кайорана несколько побаивалась, отчего ее дух метался, ища поддержки. Что они скажут на этот раз, куда прикажут отправиться, кого заставят взять с собой на возможную смерть?
        Она сама взлетела по ступеням вверх, не теряя времени даром, отправилась в тот же кабинет, где разговаривала с Советом в последний раз, надеясь застать кайоран там. А Дворец Сил жил, спешили туда сюда озабоченные дочери понимания, несли кому-то отчеты и доклады, спешили по своим собственным делам. И, казалось, не замечали ее совсем, пока не сталкивались взглядом… а потом, словно их кто-то толкнул или они налетели на стену, встречные кайораны останавливались, замирали точно кролик перед удавом, и не двигались с места, пока она не проходила дальше. Что они видели в ее взгляде? Какая разница! Дэра не собиралась задумываться сейчас над этим - у нее слишком много других неотложных дел.
        Ей повезло, видимо, бабка все же стала богиней удачи, иначе, откуда столько ее у Дэры? Совет Хранящих в полном составе был все в том же кабинете. И они, разумеется, были заняты, но для Дэры, к ее удивлению, было сделано исключение и ее незаставили ждать, как прочих, в одной из приемных. Ее провела в кабинет секретарь и закрыла дверь у нее за спиной, Дэра почему-то отчетливо услышала, как захлопнулась ловушка. Вот так, теперь еще и галлюцинации, просто незаменимая вещь для ее счастливой жизни! Внутренний сарказм, прорвавшийся в мысли, ей совсем не понравился. Да и не до него сейчас.
        - Приветствую вас, Хранящие, - отвесила она низкий церемонный поклон.
        - Мы приветствуем тебя, Дэрисса дир Таннет, - ответила за всех глава Совета.
        - Я готова служить Совету и Эйтару, - очередной поклон и первая ложь. Все, что она сейчас хотела - это разрешение покинуть Кленовый Лес, чтобы отомстить за Трриссу, как и обещала. И Дэре было плевать на то, что придется сделать по поручению Совета, чтобы они дали добро и отпустили ее из Эйтара.
        - Мы рады это слышать, - вмешалась дир Кинтан, Хранящая Сумерки. - Это задание будет не сложным Дэрисса. Ты всего лишь должна будешь встретить в таверне в деревеньке Каменки, что в Озерном края, ар-эля и передать ему следующее. "Она еще жива. Если желаешь то, ты найдешь ее на Пике судеб".
        - Какого ар-эля? - изумилась Дэра, отчего ее брови чуточку приподнялись.
        - У него будет вот такая печатка на пальце, - дир Кинтан щелкнула пальцами, и в воздухе повис образ тяжелого перстня. На белом золоте был выгровированн странный знак, что-то не относящиеся ни к Кариану, ни к чему-то понятному ей. Этот символ, наверное, пришел вместе с ар-эль. Дэра рассматривала его во все глаза, использовала всю силу, текущую в жилах, но понять не могла.
        - Там изображена власть: долг и ответственность, - проговорила вдруг дир Влант.
        - Откуда…
        - Нам тоже было любопытно, но поняла лишь я, Хранящая Тьму, - качнула черноволосой головой кайорана и посмотрела ей в глаза. - Ты, Дэрисса дир Таннет, должна будешь проводить его на Пик Судеб, если он захочет.
        Вот она ловушка."… на Пик Судеб, если он захочет…" Как просто! Теперь она не только по зову мести, но и по приказу Совета, а значит, долгу должна появиться на Пике Судеб. Как бы страшно ей ни было, как бы ей ни хотелось сбежать подальше и больше никогда не появляться во владениях ниа-эль. Месть и долг - отличное подспорье, вот только от страха и отвращения они почему-то ее не излечили.
        - Будут еще распоряжения? - спросила она, коротко поклонившись, а потом обвела Хранящих взглядом. Каждая из кайоран - это почти аватар стихии, для них Силы не просто покровительницы, они часть их самих. Это, наверное, страшно, быть обреченной на совершенное понимание чего-то… чего-то одного. Например, боли. Это страшно! Сколько же сил им нужно, чтобы жить? Чтобы смотреть на мир и видеть не только то, что хочет видеть стихия?!
        - Нет, ты можешь быть свободна, Дэрисса дир Таннет, - ответила ей глава Совета. Тонкие белоснежные пальцы Хранящей Тьму переплелись, казалось, вот-вот женщина опустит на них подбородок и будет наблюдать за всем происходящим из-под нахмуренных бровей. Дэра отогнала от себя это видение и поспешила, раскланявшись, удалиться.
        Пришлось немного поплутать прежде, чем она нашла комнату Явальда. Дэра просто немогла уехать не попрощавшись с ним! Почему-то ей казалось очень важным именно это прощание. А может быть, она просто оттягивала свой выезд из Эйтара, потому что страх по-прежнему жил в ее сердце, потому что Шан по-прежнему иногда заглядывал в ее сны, чтобы превратить их в кошмары. Дверь в его комнату была открыта, а сам Явальд сидел на кровати, что-то читая. Она подкралась к дверному проему неслышно, застыла, смотря на друга. В том, как он читал, было что-то завораживающее.
        С небольшим шумом взлетали и опускались переворачивающиеся страницы, порой Яль хмурил темные брови или отбрасывал в сторону отросшую разноцветную челку. Она стояла и молча лубовалась им. И сердце успокаивалось, казалось, он одним своим видом заставляет Дэру чувствовать себя уверенно и спокойно. Кайорана не знала, сколько простояла без движения, прежде чем он заметил ее и, улыбаясь, позвал к себе.
        - Здравствуй, Яль, - прошептала она.
        - Пусть бабочка твоей судьбы будет яркой, Дэрис, - ответил он совершенно неожиданно для нее, а потом поднялся, сгреб в охапку. - Что случилось, сестричка?
        - выдохнул мужчина ей в макушку, когда она спрятала лицо у него на плече.
        - Я должна ехать, Яль. Зашла попрощаться.
        - Ты боишься?! - удивился и возмутился он одновременно.
        - Да, Яль, боюсь. Я так боюсь, но должна это сделать, ты понимаешь? - заглянула в его обеспокоенные глаза.
        - Понимаю, Дэрис, понимаю, - гладя ее по волосам, приговаривал он. - Успокойся. Ты вернешься ко мне, к Таэнили, я обещаю. Ты веришь?
        - Да. И ты уже это говорил, но я все равно боюсь, - созналась кайорана.
        - Успокойся, малыш, все будет так, как решим мы!
        - А судьба? - слепо распахнула она глаза. Странные вещи говорил Явальд.
        - Твоя судьба, только в твоих руках, поверь.
        - Я… я верю. Спасибо, Яль, мне стало легче, - выпутываясь из объятий и поднимаясь, поблагодарила она друга.
        - Ты куда, ночь за окном?!
        - Не волнуйся, все хорошо, ты же сам обещал, - подмигнула она. - Ночь… знаешь, ночь - это мое время, время моей Вэйти. Все будет хорошо.
        - Как знаешь, Дэрис. Возвращайся поскорое, я буду ждать.
        - Увидимся, - пообещала она и вышла из комнаты.
        - Увидимся, - прокричал ей вслед Явальд.
        Он лежал, смотря в потолок своей комнаты во Дворце Сил. Как же ему все это надоело! Эта постоянная опека, эта несвобода. Кайн побери, да он же не напрашивался на все это. Да, его глупость, что из любопытсва решился на прохождение этого ритуала- инициации, вот и платит теперь за любопытство. Ох, и дорого же оно ему обошлось! Свобода, мир, к которому он привык, и еще эта сила! Он не хотел ее, совершенно не желал. Ему хватало того, что все стихии воспринимают его лояльно, ни одна не выделяла, просто разрешала с собой работать. А теперь… и это Кайново понимание! Как же он устал, а сон упорно не хочет приходить, не дает ему права забыться, сбежать от всего этого. К Ней. Только новая семья и Дэмиана, только они - его радость в этом Лесу. И то возлюбленную он видит лишь ночью, во снах, а Дэрис - подруга, сестра уехала куда-то, причем до дрожи в коленях боясь этого. Боги за что ему все это?!
        Он вновь взял книгу, открыл нужную страницу. Здесь говорилось о том, за что были изгнаны драконы с Анитана. Общую версию знают все, но столько мелких подробностей вряд ли кто-то сумел собрать, сколько было у него. Когда-то давно, больше сотни лет назад, отец рассказал ему легенду о драконах и Анитане. И тогда Явальд поклялся себе, что найдет способ вернуть драконам свободу быть на Анитане. Вот и собирал с тех пор сведения почти по крупицам, по мельчайшим пылинкам воссоздавая картину случившегося. Как найти ту, что прокляли? Какой она стала? Как снять проклятья? Эти вопросы не давали ему покоя раньше, но за четыре года в Эйтаре он лишь недавно вспомнил об этом, словно вернул себе часть себя. Истинную часть. Как просто оказалось заблудиться в понимании своем и чужом, в этом Кленовом Лесу, где клены лишь фон. Этот Лес слишком крепко держит тех, кто ему интересен или нужен, опытывает его нитями-связями, да так, что едва не задыхаешься.
        Где же искать тебя Энтараш? Почему ты отвергла того дракона, почему не приняла его любовь? Любила ли ты кого-то, или просто не захотела лгать всю долгую жизнь о своих чувствах? Как же тебя понять, двуликая? Как тебя спасти, чтобы освободить их? Ему было интересно, что бы сказала сама ниа-эль, если бы узнала о том, как покарали драконов за ее проклятье? Считала бы она плату равной? А род Терсу? Какого это любить и знать, что ты станешь причиной гибели возлюбленного? Как не сойти с ума в этом водовороте страсти, боли и любви?
        Сон все же сморил его, и Явальд уснул, уронив на грудь тяжелый фолиант. Во сне он снова был на уже знакомой ему поляне. Явальд, не раздумывая, рухнул в мягкие объятия зеленого ковра, фыркнул, отгоняя назойливые травинки, так и наровящие пощекотать щею и щеки. В этом странном месте не слышалось пение птиц или жужжание насекомых, здесь не было запахов и ветра. Даже закрыв глаза, он знал, что это нереальность. Сон, видение, место, где они с Дэмианой могли быть вместе.
        - Здравствуй, - первая кайорана прилегла рядом, устроила голову у него на плече.
        - Здравствуй, - откликнулся он, открывая глаза.
        - Беспокоишься о ней?
        - Да, - не стал скрывать Явальд. - У меня плохое предчувствие.
        - Правильно, у меня тоже. Тем более, ты знаешь, что подруга твоя не просто дир Таннет у нее и отцовский род есть. Терсу.
        - Что? - спохватился он, сел, прижал к себе богиню, пытаясь справиться с нахлынувшим страхом.
        - Она дочь дракона, проклятого дракона, - печально уведомила его Дэмиана.
        - Так вот почему погибла Омэрис!
        - Да, - короткий кивок, разноцветные, не скованные ничем, волосы потекли по плечам к лицу, скрывая от него лицо женщины.
        - И Дэрис?!
        - Я расскажу тебе, но обещай, что ты не бросишься за ней в погоню, - так и не поднимая на него взгляда, проговорила богиня.
        - Почему?
        - Иначе я не имею права рассказать тебе.
        - Хорошо, - после долгого раздумья согласился Явальд, - я клянусь, что не брошусь за ней в погоню, не попытаюсь остановить или предупредить каким-то другим способом.
        - Твоя клятва принята, Явальд дира Таннет, - неживым голосом проговорила Дэмиана, а через секунду вновь стала собой. - Проклятье рода Терсу, ты ведь знаешь?
        - Да. Отпрыски рода Терсу будут терять своих возлюбленных, пока не будет снято проклятье с Энтараш.
        - Ты даже нашел ее имя, - удивилась кайорана, - ты многое знаешь о том проклятье.
        - Слишком мало, чтобы суметь снять его.
        - Я не могу рассказать тебе все, - повинилась перед ним богиня, - только то, что касается Дэриссы.
        - Я слушаю, Дэмиана, - он убрал зановешивающие ее лицо пряди за ухо богине, повернул лицо возлюбленной к себе и заглянул в глаза. - Я должен знать, понимаешь?
        - Да, - короткий жесткий кивок, - слушай. Пока любовь сильна Диоран не смеет вмешиваться, только естественный ход событий. Но стоит любви дать слабину, как тут же начинает в полную силу действовать проклятие Терсу. Так вот бывают случаи, что любовь проходит мгновенно, от одного открытия, одного разговора. И бывший возлюбленный остается жить, но так еще хуже, тогда они попадают в вилку проклятья, и тогда они однажды встретятся как враги и выживет только один. Так было с Дэрой… ее любовь окончилась стремительно.
        - И? Хочешь сказать, что она убила того, кого раньше любила? - он покрепче обнял Дэмиану.
        - Нет. Они еще не встречались, но должны встретиться довольно скоро. Такова их судьба.
        - Ты х-хочешь сказать, - он сглотнул комок, вдруг образовавшийся в горле, - что ей придется убить того, кого она раньше любила?
        - Да. Или он убьет ее. И это произойдет скоро, очень скоро, понимаешь? - у его богини были полные слез глаза, соленые ручейки бежали по щекам. Первая кайорана неловко утирала их ладонями.
        - Я понимаю, - тихо и как-то обреченно проговорил он. - Вот значит как.
        - Да, - тихо кивнула она.
        - Спасибо, что рассказала, - искренне поблагодарил он. - Иди сюда и не плачь, она справится. Я в нее верю.
        - Я тоже, - прошептала богиня, покрепче прижимаясь к своему возлюбленному. В его объятиях она могла позволить себе быть просто женщиной, быть просто кайораной, быть просто слабой и самой собой.
        Вечер принес с собой холодный ветер откуда-то с моря. Сариэль поплотнее запахнул куртку и наконец-то спешился. Уздечка его коня в компании с серебряным месяцем оказались в руках мальчишки, помощника конюха при трактире. Его больше ничего не держало, не мешало войти в трактир, заказать наконец-то ужин и дать себе отдых. Ну, это в мечтах, а что получится в реальности, ар-эль не представлял. Он все дорогу до Мыльнянок ждал подвоха от судьбы, да так и не дождался. Расслабляться по-настоящему Сар не собирался, а вот поесть горячего и поспать в кровати - это да. И вряд ли у кого-нибудь бы получилось встать между этими обыденными удовольствиями и Саром сегодня, не то настроение было у ар-эль. Определенно не то!
        Он вошел в трактир. Прокуренный воздух, ароматы перегара и сгоревшего мяса, это место было малопривлекательным, но все же имело кое-какие приемущества, перед ночевкой под открытым небом. Так что он не стал задирать нос, а прошел через весь небольшой общий зал, который был забит почти до отказа, и остановился у стойки.
        - Щедрых постояльцев, - веждиво поприветствовал он стоящего за стойкой мужчину. Тот пробежался в ответ по нему изучающим взглядом темных маленьких глаз и тут же растянул тонкие губы в неприятной слишком льстивой улыбке. Трактирщик ему полностью тут же разонравился, приметны стали и намечающиеся морщинки на ухоженном лице мужчины, которые пуще слов говорили ему о том, что этот человек предпочитает хмуриться, а не веселиться.
        - Легких дорог вам, Путешественник, - ответил ему человек, - вы желаете остановиться у нас на отдых или ищите работу?
        Ну, да, все правильно. Воинов слоняющихся без дела обычно и привечают, как простых путников. Правда, редкостный торговец, купец или трактирщик забывает, кто стоит перед ним в действительности.
        - Хочу остановиться на ночлег и поужинать. Что на ужин?
        - Бараньи ребрышки еще остались, котлеты с картошкой, репа или каша. Есть еще тущенные овощи с крольчатиной, - тут же перечислил ему трактирщик.
        - Овощи с крольчатиной и номер на ночь. Сколько с меня?
        - Белая луна, - цены были очень даже божескими, но Сар отчаянно чувствовал в этом какой-то подлог.
        - Хорошо, - сказал он и тут же расплатился.
        Овощи с крольчатиной были весьма не плохи, отметил он ужиная, а заодно осматриваясь. Зал был небольшим, вряд ли в нем могли рассесться больше трех девяток человек, значит, место не очень-то "рыбное". Да и столы со стульями не внушали ему особого доверия - больно хлипкие, либо драки здесь редкость, либо что-то банально не чисто с этим трактиром. Дом был довольно старый, потемневшее дерево стен легко бы дало точный ответ, но ему было лень присматриваться, тем более, что освещение было, мягко говоря, не очень. Старый трактир, а вот трактирщик довольно молод. Вряд ли он унаследовал заведение от отца. Купил? Тоже не слишком-то вериться. Словом, Сариэлем овладела подозрительность, и он во всем искал подвох и прочую нечистоплотность.
        Несмотря на все вопросы к самому себе, Сариэль отужинал и поднялся в снятый номер. Небольшая узкая комната с окном, выходящим в заброшенный садик, постель была застелена стареньким нечистым покрывалом. Окно давно не мыто, да и подавальщиц внизу Сар припомнить не мог. Забавно, неужели его занесло в один из бандитских притонов. Если так… то да, не зря он сегодня утрам ударился в философствования. Переметные сумки, к его удивлению, были в комнате. Ар-эль проверил и убедился, что ничего из них не пропало. Интересно, его попытаются ограбить или нет? Скорее всего, да. И что тогда? Вряд ли он справится со всей этой толпой… Понадеяться на удачу?! А не слишком ли это по-детски? Он задавал себе все больше вопросов, а ответить на них не мог. В душе царил хаос и некоторое смятение. Сар не боялся бандитов, но и ввязываться в драку ему тоже не хотелось.
        Ар-эль осторожно открыл окно, посмотрел вниз. До земли было не так уж далеко, всего-то второй этаж, но прыгать не хотелось. Он вообще никак не мог понять, чего же ему хочется в данный момент! Это было странно, это сбивало с толку. Сар прошелся по комнатушке и сел на кровать. Он долго сидел, закусив губу и раздумывая, что же делать. Положиться на случай и поверить, что здесь он спокойно сможет выспаться - вот уж глупость. Пытаться кого-то обвинять - тоже глупо, ничего еще не случилось. Собственно, оставалось только ждать.
        Решив, что все размышления ни к чему путному не приведу, Сар, не раздеваясь, вытянулся на кровати, положив под подушку кинжал, а рядом с собой меч и уснул. Проснулся он от легкого дуновения ветра, когда кто-то открыл дверь в его комнату. Тень незнакомца проскользнула в небольшую щель. Дверь закрылась. Все это он видел, наблюдая из-под прикрытия ресниц. Со стороны, он знал, было не понятно, спит он или нет. Размеренное дыхание, кажущиеся закрытыми глаза и сонливая почти полная неподвижность. Вот таким он выглядит сейчас со стороны, но сам прекрасно знает, что и доли мгновения ему хватит, чтобы выхватить кинжал из-под подушки и метнуть его в незваного гостя, если тот вздумает приблизиться или напасть. Он присмотрелся повнимательнее и узнал в "тени" трактирщика. Сар с трудом сдержал рвущуюся на волю улыбку. Все это быо забавно. "Устроить ему, что ли представление?" - подумал ар-эль, уже потирая родовую печатку, воплощая в жизнь замысел, проскользнувший в сознании неясной мыслью.
        Печатка засветилась.
        - Знаешь такие? - такинственным шепотом спросил он у трактирщика. - Ты не стесняйся - проходи, я давно тебя заметил. Так вот, спрашиваю, знаешь такие? О, вижу, что знаешь! По крайней мере слышал ты о таких точно! Так вот, доражайший гость непрошенный, посвещая тебя в тайну великую - убивать меня не зачем, да и не получится у тебя. А во-вторых, как только я доберусь до города или крупного села, сюда направится отряд стражи. Что будет дальше, тебе объяснять надо?
        - Нет! - прохрипел гость.
        - Вот и славно. А теперь, дай поспать.
        Самое смешное, что трактирщик действительно ушел. Просто очень осторожно выскольнул из его комнаты, закрыл за собой дверь на защелку, которая по идее, должна была открываться и закрываться только изнутри комнаты. Оставшись в одиночестве, он все же поднялся. Погасил печатку и отправился к сумкам искать нож для установки охранных контуров. Нож нашелся довольно скоро, так что через пару минут Сариэль поставил охранный контур и как ни в чем не бывало завалился спать.
        Проснулся он поздно от того, что кругом было подозрительно тихо. Сар еще раз прислушался - тишина. Удивительно. Он осторожно снял охранный контур и, прихватив с собой оружие, отправился вниз. А трактире стояла неестественная тишина. Никого не было ни видно, ни слышно. Вообще никого. Сар бросился к конюшне, чтобы проверить не увели ли под это дело и его коня. И был приятно удивлен тем, что коня его никто не трогал. Точнее коня явно трогали - вычистили и накормили, предварительно сняв упряжь. Упряж была повешена на столб рядом с загоном. Словом, ничего из его вещей не пропало. Забавно, видимо ночное представление настолько повлияло на разум трактирщика, что он решил скрыть и не он один. Сар ничего не имел против такого поворота событий. Ему было все равно, но если он таки попадет в крупное село или город, то обязательно поставит власти в известность о том, что творится в Мыльнянках.
        Ар-эль довольно быстро собрался в дальнейший путь. Всего-то и дел, что принести сумки из комнаты да оседлать коня. Вскоре Сариэль покинул неприветливую деревушку, с удивлением обнаружив, что от Мальнянок на самом-то деле осталось одно название да трактир. Другие дома явно были давно не жилыми, а он и не заметил. Хотя… можно списать все на безразличие да вечернее время. Но какая на самом-то деле разница? Он тронул коня пятками и отправился дальше, не выбирая направления. Все-таки есть доля разумности в том, чтобы полностью положиться на мир. Может и правда, Кариан все-таки выведет его туда, где он и должен находиться?..
        Две недели, две недели она потратила на то, чтобы добраться до этой деревушки. Боги! Как же ей опротивели и седло, и сон под открытым небом. И все равно, Дэра не могла не восхищаться местами, мимо которых проезжала. Одна переправа чего стоила! Водная безграничная гладь, берега друг от друга не видно. Зато между ними снуют небольшие кораблики, перевозящие пассажиров и грузы. На одном из таких суденышек, Дэра и прибыла на другой берег. Она до сих пор помнила, как стояла на палубе и провожала взглядом умирающий рассвет. Он полыхал так ярко, как бывает только в маговые дни. Солнце медленно, царственно выплывало из водной глади, освещая ее. А подобные мгновения русалки обычно затевают свои танцы, но не наделенные силой этого не видят, а она… Она стояла и любовалась движениями хвостатых озорниц. Каждая из них была посмертной сестрой другой, девушки, утонувшие как-то в реке и не желавшие отправляться в загробный мир, становились русалками, нежитью, которой с легкостью управляли кайораны, договаривались с ними. Дэра тоже это умела, ведь одной из ее покровительниц была стихия Воды.
        И вот она уже подъезжала к Каменкам. Деревушка пряталась почти у самых Браслетных гор, жили в ней в основном резчики по камню и прочие достопочтимые ремесленники. Вечер уже опускался на притихшую деревеньку: с гор медленно, но непреодолимо сползали сумерки, которые тщетно пыталось разогнать закатное солнце. На довольно светлом и нежном, чуточку лиловом небе уже зажглись первые звезды. Сияла луна Ученика, смотрела на засыпающий Кариан. Забавно, в такие ночи во всех трех великих Лесах мало кто спит, гуляют нелюди, празднуют приход лета. А вот люди ведут себя куда скромнее, лишь в считанное число раз за все лето, позволяя себе немного расслабиться и насладиться ночной прохладой. Пели вечерние птицы, провожая на покой уставшее за день солнце, шелестели травы и зеленая веселая листва. Звенели старательно цикады, притаившиеся в придорожных кустах.
        Она въехала в деревеньку, без труда отыскала трактир и сразу же направила Вэйти к нему. Постоялый дом был небольшой и ухоженный, со старым садом, что раскинулся на заднем дворе, наверняка, там сыскался бы и старый колодец, заботливо и бережно поддерживаемый хозяином. Она любила такие места. В подобных трактирах всегда чисто и опрятно, в них по-домашнему пахнет свежим хлебом и прочей выпечкой. Белые вышитые занавески на окнах играют из-за небольшого сквозняка, создают иллюзию танца. Дэре нравилось петь в таких заведениях в бытность ее бардом. Девушка улыбнулась про себя, вспомнив последнее лето, Шаэдиля и Сариэля. Двух ар-эль, которые покинули ее, скорее всего, навсегда. Что ж в этом был и кусочек ее выбора, так что глупо жалеть.
        К ней на встречу выбежал парнишка, помогающий на конюшне. Он в нерешительности застыл, размышляя, подойти ли к ней, чтобы помочь спешиться или дама сама в состоянии это сделать. Дэра едва не рассмеялась и легко соскочила на землю, под удивленный и не очень-то понимающий "как" взгляд парнишки. Кайорана улыбнулась ему и передала повод.
        - Вычистить, накормить и сумки отнести в свободную комнату, коли такая есть, - улыбаясь, отдала она распоряжения, а чтобы они были выполнены в точности и быстро, придала мальчишке ускорения, бросив ему белую луну. Много, конечно, но в средствах Дэра была не стеснена, а паренек ее позабавил, хоть немного приподняв упавшее вдруг настроение.
        - Будет исполнено, госпожа! - тут же воссиял паренек и увел Вэйти в конюшню при трактире.
        До трактира было рукой подать, но она не спешила. Постояла немного на улице, наслаждаясь вечерней прохладой, которая опустилась на Кариан, после бесстрашной и неуступчивой жары дня. Глаза постепенно привыкали к стремительно сгущающимся сумеркам. Она стояла и слушала музыку мира, под которую ночь постепенно выдавит вечер с занятых им позиций. Душа кайораны замерла, словно предчувствуя что-то. Она, ее суть, ее душа, наверняка, была права, ведь Хранящая Сумерки не ошибается. А значит, здесь должен быть тот, кому она передаст послание, чтобы потом… Потом было не очень-то ясно именно из-за ар-эля, которому она должна передать послания. Но как бы не повернулась ситуация, чем бы ни окрасились крылья бабочки ее судьбы, она точно знала, что отправиться на Пик Судеб. Не важно одна или с ар-элем, но отправиться точно. Потому что так велит ей сердце, потому что того требует месть, потому что ей просто надоело бояться.
        Дверь в таверну едва уловимо скрипнула, и в душное помещение шагнула гибкая женская фигура. Ему показалось, что вместе с ней в зал ворвался ветер, но Сар лишь скользнул по ней безразличным взглядом. "Кайорана", - подумал он лениво и вернулся к созерцанию успевшей остыть пище на его тарелке. Ар-эля душили злость и отчаяние. Мир, которому он доверился, не желал ему помогать. Как иначе назвать то, что за две недели поездок по Озерному краю он несколько раз успел съездить от гор до океана и обратно, но зацепку, которая могла бы привести его к Тьянэль, так и не нашел?! Даже информаторы не могли его обрадовать - у них с новостями было тоже не густо.
        К Кайну все! Он просто устал. Устал от того, что в душе пустота! Что вместо Тьянэль стена, глухая стена! Как бы он хотел пробить эту стену, достучаться до своей возлюбленной! Чтобы поддержать ее, пообещать, что он скоро ее найдет, и получить таким образом поддержку от нее. Боги! Как же она соскучился по Тьяне, по ее смеху, ее шелковым волосам, по ее улыбке!
        Она оглядела многолюдный зал. Сколько же тут деревенских! Кто-то тихо потягивал пиво в компании друзей, кто-то, судя по напряженным взглядам и кружкам с дарсом, вел деловые переговоры. Взгляд Дэры дальше заскользил по разношерстной толпе посетителей и остановился на ти-ар-эле, задержался на мгновение, а потом в ее глазах скользнула тень узнавания. Темноволосый, довольно коротко стриженный ар-эль, с шикарными вьющимися волосами, был ей явно знаком. "Сар? Зачем эта встреча, Вечная Дочь?" - задала вопрос богине Судьбы вошедшая кайорана. Она на мгновение замерла, прислуживаясь к себе и миру, а затем решительно подошла к столику эльфа.
        - Дэрисса дир Таннет, - представилась девушка. Мужчина поднял на нее уставшие глаза, боль и бессилие бесконечным морем разлились в них. "Кто она для тебя?" - вопрос-мысль яркой вспышкой пронеслась в сознании девушки и едва не сорвался с губ.
        - У нас схожие цели. Хранящая Сумерки, - после этой фразы Сар насторожился, - сказала, что я найду вас в этой таверне. Так же она просила передать вам: "Та, которую вы ищете, жива, и вы можете найти ее на пике Судеб". Сказав это, девушка опустилась на свободный стул за столом эльфа. Разносчице понадобилась всего пара мгновений, что бы разглядеть в Дэре денежную клиентку: Сар это время молчал, оценивая и сортируя информацию.
        - Зачем вам вмешиваться в это? - безразлично спросил эльф. "Да, что это с ним?!" - подумала кайорана.
        - Я кайорана, хранительница магии, это мой долг. Я должна вернуть магию в привычное русло, - устало, как показалось Сариэлю, сказала девушка.
        - Сариэль, - все же представился он. - Что ж, предположим, что ваша информация верна. И, что вы хотите от меня?
        - Я? От вас?! Представьте себе, - хмыкнула она, - ничего. Мне велено провести вас к пику Судеб, если вас это интересует. Я лишь выполняю приказ Совета, - соврала ему кайорана, но ар-эль, похоже, ей поверил.
        - Пусть так. Я желаю, чтобы вы меня проводили. И?
        - Завтра на рассвете выедем, - пожала она плечами в ответ. - Вы же знаете, Сариэль, что сейчас ниа-эль заперли все границы.
        - Да, - кивнул он. - Толи мятеж, толи смена власти. Они не желают внешнего вмешательства, так что на их территорию пока просто не попасть.
        - Я могу вас провести, - нехотя проговорила она.
        - И какую плату вы за это хотите?
        - Никакой, я же сказала, у меня приказ Хранящих, - резко ответила она, но, подумав, добавила. - Впрочем, вы можете оплатить мой ужин, так сказать, в качестве приятной мелочи, - она улыбнулась, но Сар ответил ей такой кислой миной, что настроение сразу упало еще ниже, чем было.
        Они поужинали, молча, сидя друг напротив друга за одним столом. Дэра пыталась понять, что же произошло с ее другом, почему он так изменился?! Заглянуть к нему в душу? Но не выдаст ли она себя, если заиграет? Дэра покусывала губу, пытаясь найти правильное решение. Впрочем, она была уверена, что его не существует, а раз так, то почему бы не испытать судьбу на прочность.
        "Помоги мне, Сейтан!" - мысленно попросила она поддержку у богини удачи и отправилась к стойке, чтобы обсудить возможность выступления с трактирщиком.
        - Легких дорог тебе, Путешественница, - поприветствовал ее седовласый мужчина с удивительно яркими и цепкими голубыми глазами. Ей стало интересно, кем был этот мужчина прежде, чем встать у этой стойки. Воином? Вряд ли. Бардом? Тоже не похоже. Шпионом? Вот это было куда ближе к истине, как она понимала. А еще… он вряд ли на самом деле оставил свой путь.
        - Щедрых постояльцев, трактирщик, - ответила она. - Надеюсь, этот вечер скрасит моя музыка?
        Она увидела, как дрогнул темный зрачок в глазах напротив. Мужчина явно не ожидал такого поворота событий. Дэра невольно улыбнулась, видя, как трактирщик берет себя в руку. Да, ее расу он определил без труда - это было очевидно. Но вот с путем… Теперь человек, скорее всего корил себя за невнимательность. Спутать барда и путешественника, это почти тоже самое, что назвать воина купцом! Непростительно и глупо.
        - Этим вечером в моей таверне будет звучать твоя музыка, бард, - кивнул ей трактирщик и улыбнулся, отчего мелкие морщинки вокруг глаз вдруг заиграли, делая серьезные глаза по-доброму лучистыми и веселыми. Дэре на мгновение показалось, что человек рад ее предложению.
        - Гитара найдется? - спросила она, пробуя голос.
        - Думаю да, но?..
        - У меня с собой только флейта, а я хотела бы спеть, - почти честно ответила она.
        - Ну, для такого дела найдется, - подмигнул ей человек и задорно тряхнул волосами пшеничного цвета.
        Она понимала, что все это не с проста, этот человек… он, точно, знает что-то такое, но что? Кто он? И что хочет получить от ее песни? Трактирщик подал какой-то знак одному из разносчиков и вскоре ей принесли гитару.
        Дэра с благодарностью приняла ее, пробежалась пальцами по струнам, вслушиваясь. Инструмент, к ее удивлению, был неплохо настроен да и звучал подозрительно чисто. Кто же "балуется" игрой на нем?! Она осторожно погладила струны, спрашивая разрешения. И гитара запела, отвечая, доверяясь ей. Это было хорошо. Дэра осторожно прислонила гитару к стойке и начала расплетать волосы, ей почему-то казалось кощунством играть с туго заплетенной косой, с мечами, что она не оставит. Слишком много в ней воинского, но в этот вечер она будет бардом - она так решила! Трехцветные волосы волной укрыли спину и плечи, освободившись от гнета стягивавшего их шнурка. Кроваво-красный, белоснежный и золотой шелк - ее волосы из-за иллюзии. Всего три стихии - не так уж страшно для тех, кто может понять. Боль, счастье и страсть. Так легко притвориться, что она понимает лишь их.
        Она уже привлекла внимание, так зачем откладывать что-то на потом. Вот только, надо бы распеться было для начало, но похоже, сделать это спокойно ей не дадут. Так даже лучше, может, Сар тогда не узнает ее голоса, не поймет, что знал ее раньше. Знал, как другую женщину, как барда с другой судьбой и моралью. Да, так будет правильно. Она легко запрыгнула на один из высоких стульев у стойки, устроилась лицом к залу. Потом нарочито медленно откинула волосы за спину. Да, это маленькая игра в женщину, игра в вызов, в страсть. Пусть они смотрят на нее, пусть смотрят, чтобы не услышать ненароком ничего лишнего. Потому что она будет играть, потому что она будет петь слишком многое, слишком личное.
        Кайорана бережно подняла гитару, устроила ее у себя на коленях, стала ласкать струны. Вот так. Надо привыкнуть самой, надо дать инструменту привыкнуть к ней, а еще… еще надо вспомнить то, как быть бардом, а не воином. Иначе - нельзя. Иначе - только смешить народ. Иначе - она ничего не узнает. Дэра перебирала струны пальцами, вслушивалась в голос гитары, в разговоры в трактире. Еще рано, рано начинать. Она перевела дыхание. Сразу ли спеть то, что пришло на ум или оставить на конец. Нет, петь так петь, петь сразу, пока Сариэль не ушел, пока не отрезал ее от понимания его поведения. Именно так. Сейчас! Он не должен ее узнать, поэтому петь надо то, что он никогда не слышал в ее исполнении.
        Струны под пальцами зарыдали. Она ударила сильнее, заставляя рождаться ритм. Вот так, теперь вступление. Медленно, верно. Проигрыш должен создать нужную атмосферу в трактире, заставить праздных зевак и деловых людей слушать. Вот так. А теперь петь, петь и не оглядываться ни на что.
        "Боги! Что делает эта сумасшедшая?" - думал он, глядя на Дэриссу дир Таннет. Красивая, конечно, кайорана, но чувствуется в ней какой-то налом, очень похожий на его собственный. "Зачем она выставляет себя на обозрение, зачем играет в соблазнительницу?!" Любой в зале пойдет за ней - только помани, но она не поманит, Сар знал это наверняка. А еще он откуда-то знал, что эта девушка испытывает к нему интерес, но совсем не любовного плана. Ей он не нужен. Возможно, все дело в том, что она обязана сделать по велению Совета Хранящих, а может быть, и в другом. Он не понимал этого, не чувствовал разницы и подвоха. Она будет честна - Сар знал это с того момента, как кайорана впервые коснулась гитарных струн. Она сделает все, как и обещала. Но что будет дальше? Он не ведал! И не знал, хочет ведать или нет. Как же ему нужна была Тьяна сейчас, она бы уж точно поняла мотивы этой странной девушки!
        Его новая знакомая, еще раз провела по струнам, завершая вступление и запела, заворожив своим пением всех от мало до велико. Запела так, что ему захотелось закричать от боли, заставить ее замолчать, но Сар лишь сидел, слепо распахнув глаза, и слушал о том, что давно знал, что давно чувствовал. Просто его чувства вдруг обрели образ в словах, слетающих с чужих губ.
        Светла, как печаль,
        Безмятежна, как сон,
        Ты влетаешь, как птица,
        Садишься на пальцы,
        И я снова спасен.
        Беззаботная лень,
        Безымянная тень,
        Ты накроешь мой дом
        Туманным крылом
        И закончится день.
        Закончив первый куплет, она прикрыла глаза. Сосредоточилась, играя проигрыш, осторожно выпуская свою силу на волю. Дэра потянулась к Сару, надеясь, что он ничего не заметит. Понимание накрыло ее с головой, словно было волной бесконечно холодной воды. Кайорана на мгновение задохнулась, но играть не перестала. Просто больно стало на сердце, как болит сердце ар-эля сейчас. Оказывается, он все же пошел предначертанным путем. И этот путь привел его к счастью, к той, кого Сариэль полюбил всем сердцем. Этот безумец даже ритуал разделения судьбы прошел, все ради нее. Все, чтобы она всегда была рядом, хотя бы в мыслях, в чувствах, в отголосках восприятий. А ти-ар-эль, его возлюбленная исчезла. Похитили ее, видимо. И теперь они по отдельности, но Сар не слышит ее больше. Не слышит ее мыслей и чувств, хотя знает, что девушка жива. Ар-эль, она поняла, прочувствовала, мечется между отчаянием и злостью, между активностью и бездейственным бессильем.
        "Я помогу тебе!" - решительно подумала она и начала петь дальше.
        Мое отраженье - лицо мертвеца
        плывет без движенья в глубинах зеркал
        в ожиданье конца.
        Но если ты принесешь назад талисман,
        иней на стеклах без дыма сгорит
        и разгонит туман.
        Ведьма или ангел,
        Птица или зверь,
        Вернись, я оставлю
        Открытым окно
        И незапертой дверь.
        Смерть или спасенье,
        Свет ты или тьма,
        Если не вернешься
        Я впервые узнаю
        Как сходят с ума…
        А ведь он, действительно, готов был погрузиться в пучину безумия, чтобы не чувствовать боль, вдруг поняла кайорана. Ее старый знакомый застыл в нерешительности, что же делать дальше. Искать или сдаться, бороться или пойти легким путем. Путем безумия. Он почти сделал выбор, но ее появление вновь дало ему надежду. Острую, болезненную и слабую надежду, но Сариэль ухватился за нее обеими руками, поняла Дэра. Он не отступит, не отпустит ее одну, потому что только там у него появится шанс вернуть ту, что дороже жизни, ту, что дороже разума.
        Жестокое чувство любовь, оно почти такое же острое, как долг, почти такое же безумное, как страсть, почти такое же разрушительное, как боль.
        Она думала, а пальцы перебирали струны, голос безошибочно попадал в ноты, роняя в общий зал страшные слова, слова говорящие почти правду об одной судьбе. Судьбе, о которой не должны были знать простые обыватели, чтобы не страдать. Чтобы не мучиться угрызениями совести, потому что есть те, кто может быть героем и те, кто просто люди. Так вот, последним знать о том, что она поет не следовало бы. Но ведь они не поймут, просто не поверят в то, что такое может быть на самом деле.
        Но, если ты опоздаешь, хотя бы на миг,
        они треснут как лед, и на пол упадет
        снежно-белый старик.
        И камень в когтях станет серым свинцом,
        и ты рухнешь бессильно, разбив свои крылья,
        рядом с мертвым лицом…
        Ведьма или ангел,
        Птица или зверь,
        Вернись, я оставлю
        Открытым окно
        И незапертой дверь.
        Смерть или спасенье,
        Свет ты или тьма,
        Если не вернешься
        Я впервые узнаю
        Как сходят с ума…
        Дэра закончила песню и посмотрела в зал. Никто не двигался с места, никто ничего не говорил. Все были просто под впечатлением этой песни. Кайорана смотрела в глаза Сариэля и видела в них тоску и понимание. Понимание того, что эта песня о нем. О его судьбе. Она, сама того не зная, слишком точно попала, пытаясь найти причины. Это было страшно, она и сама напугалась тому, насколько острым стало ее чутье после инициации на подобные вещи. Нет, лучше будет, если она больше не будет пытаться что-то изменить с помощью музыку, что-то узнать с ее помощью. Иначе, когда-нибудь она сорвется, потеряется в понимании, которого так много.
        Она уже знала, что дар легко может обернуться проклятьем, что сила в тоже время и слабость. А она… в ней слишком много сила, а значит, и слабости. Много граней, одного и того же по сути - понимания. И если она когда-нибудь решиться воспользоваться им в полной мере, то просто не выдержит, понимание слишком большое для нее сведет ее с ума, разобьет душу и суть на мельчайшие осколки. Дэра с этого момента начала по-настоящему бояться своей силы, своей слабости.
        А пока, надо было продолжить концерт, потому что люди и нелюди оттаяли, начали аплодировать. Пора было взять себя в руки и петь дальше, что Дэра и сделала, оставив себе право подумать обо всем потом, а пока просто петь, не заглядывая больше ни в чью душу.
        Глава шестая
        Они выехали на рассвете, когда солнце еще только лени вздымалось по крутому склону небосвода. Молчали, молчали с того самого момента, как кайорана исполнила первую песню вечера. Потом она еще много чего спела, но этого Сариэль уже не слышал, покинув общий зал. Болело растревоженное сердце. Он старательно не смотрел в глаза своей спутницы, боясь увидеть в них жалость или того хуже понимания. Кайораны… как же с ними всегда тяжело! Пусть проклятьем их расы может стать знание, то кайораны поголовно прокляты пониманием. Путь однобоким, но слишком глубоким для остальных, слишком болезненным пониманием.
        Сариэль думал о том, что они будут делать, попав к ниа-эль. Понятно, что ввязываться в то, что там у них происходит - глупо. Значит, надо предусмотреть все заранее так, чтобы не пришлось заглядывать в города двуликих. Впрочем, время у них было. До ближайшего поста на перевале было два дня пути и никак не меньше. Девушка рядом с ним… Она чем-то напоминала ему Омэрис, то ли из-за вчерашнего пения, то ли из-за своей безупречно прямой осанкой, точно такой же как у барда, которую он когда-то охранял.
        Но эта девушка - кайорана… Сильная, красивая и безумно опасная, совсем не такая как, например, его Тьяна. Ти-ар-эль тоже была сильной, но ее сила не мешала ей быть по-домашнему уютной и мягкой. Тьянэль была похожа на котенка, который вот-вот станет настоящей взрослой кошкой. Она не утратила какого-то капельку детского шарма и очарования, вызывая умиление у всех, кто на нее смотрел. Дэрисса же напоминала ему клинок. Безупречный и отчаянно безжалостный, но тоже красивый. Или если сравнивать с кошками, то кайорана была огромной тигрицей готовой вот-вот броситься на того, кто посягнет на ее котят. Никакого умиления, никакой мягкости.
        - Что ведет тебя на пик Судет? - вдруг спросил он у спутницы, понимая, что этот вопрос давно крутился в голове, готовый вот-вот сорваться с языка.
        - Месть, - просто ответила она.
        - Ты говорила о приказе, - немного взволнованно проговорил Сар, чуть сильнее сжимая в руках поводья.
        - И это тоже. Но по приказу, будет правильнее сказать, со мной едешь ты, иначе я не стала бы терять столько времени и воспользовалась другим перевалом, - почти безразлично проговорила кайорана, но блеск темных глаз ее выдал. Что-то было в этом еще, что-то о чем она не желала говорить своему случайному спутнику.
        - Хорошо, пусть так. Но как ты, Кайн побери, собираешься попасть в земли ниа-эль, когда посторонних они сейчас к себе не пускают.
        - Очень просто - у меня есть пропуск, - ответила ему кайорана, но объяснять, что за пропуск и откуда не стала.
        - Я не понимаю.
        - И не должен, - пожала по его тяжелым взглядом узкими плечами девушка. - Понимание, это наша привилегия.
        - Тогда хотел бы я знать…
        - Я не собираюсь рассказывать, - отрезала спутница, разом оборвав разговор. Глупо было лезть к ней, потому что ответов каойрана давать ему не собиралась.
        Так они и ехали все два дня, лишь остановившись на ночевку в одной деревушке. Трактира в ней не было, и они напросились на постой в избу старосты, что вышло куда дороже, но ему было все равно. Зато выспался он на удивление замечательно, да и побудка оказалась приятной. Незадолго до рассвета пропели петухи, подгоняя сонное светило на небосвод. Забавно, он уснул после этих "криков" еще крепче и растолкала его кайорана только к обеду. В горенке, где они ночевали, было слишком светло. Через небольшие оконца свет буквально затапливал комнату. Тонкие белоснежные занавески на окнах были отодвинуты, из настежь распахнутых ставень долетал легкий ветерок.
        - Доброго утра, - улыбнулась ему кайорана, - я все купила, что может нам понадобиться, так что ты встаешь. Обедаем и в путь. Если повезет, то переночуем уже в гостях у двуликих.
        - Доброе, - переваривая услышанное, отозвался он. Все было как-то странно, почти неправильно. Дэрисса слишком оживлена, слишком спокойно на душе, словно здесь по-настоящему безопасно. Странно. Может его подпоили.
        - Вставай, - рассмеялась девушка, - и не удивляйся, я тебя вчера успокоительным заклятьем попотчевала, чтобы ты отдохнул, пока есть возможность.
        - А, - обронил он, понимая, что его состояние это всего лишь эффект от заклятья, а значит, скоро пройдет, и все встанет на свои места. - Спасибо.
        - Не за что! - деланно легко рассмеялась кайорана и вышла из комнаты.
        Она была готова к тому, что попадет во владения ниа-эль, по крайней мере, пыталась себя в этом убедить, бегая по небольшой деревушке и закупая всякую мелочь у деревенских. Страх смешался с предвкушением, злость с ностальгией, и от этого коктейля на душе было как-то необычно. Именно так, необычно. Она возвращалась. Это тоже было по-особому. Первый раз она возвращалась в Эйтар, после долгих лет разлуки с Кленовом Лесом, возвращалась домой, а сейчас… Когда-то она клялась, что больше никогда не пройдет перевалами в Браслетных горах, что никогда больше не увидит Пика Судеб. А получалось… получалось наоборот. И она не знала радоваться или грустить, кричать от боли или благодарить богов за возможность пройти этим путем, за шанс все же побороть страх и понять мать.
        Дэра вернулась в дом старосты. Мужчина смотрел на нее не одобрительно, по его мнению, ночевка в одной комнате с мужчиной должна была к чему-то обязывать… Смешно, не правда ли? Между ней и Сариэлем ничего не было, да и вообще, людская мораль кайоранам не очень-то подходит. Это женщина-человек не имеет прав, коли она не обладает силой магии, у других рас, хвала богам, с этим намного проще. Дэра была бы свободна как ветер, даже если бы имела от своего спутника дочерей. Кайорана - это совсем не дриады, и уж тем более ни ар-эль. Никогда за дочь понимания не будет все решать мужчина, никогда кайорана, как бы ни любила кого-то, не станет принадлежать ему полностью, безраздельно, перекладывая ответственность за себя и своих детей на мужские плечи… Это мало кто понимает, принимает как есть еще меньше существ, но кайораны никогда не откажутся от такого пути, она знала это наверняка. Потому что сама никогда не свернула бы с понятного ей пути, с этого пути.
        Растолкав своего спутника, она вышла на улицу и свернула в небольшой садик рядом с домом старосты. В саду росли яблони, они давно уже процвели. Жаль, она любила чувствовать нежный запах цветения яблонь, легонько касаться лепестков, чувствуя их нежную беспомощность. Ночной дождь оставил после себя чуть влажную свежесть, что даже в полуденном зное можно было найти немного прохлады в саду.
        Здесь было хорошо, можно было закрыть глаза и подумать. Хотя бы чуть-чуть. Она слышала, как в ушах гремят удары сердца, как шелестит листва вокруг, как поет летний легкий ветер. Эта музыка была так отчаянно сильна, что кайорана с трудом сдерживала себя, чтобы не достать флейту или не начать петь. Хотелось выплеснуть из себя все, что давно копилось в душе. Заставить с музыкой покинуть душу страх, страх и печаль. А еще ностальгию. Ее тоже было предостаточно, хотя Шан когда-то и предал ее, все равно, она порой вспоминала те времена и отчаянно скучала по ним. Тогда Анитан ей казался частью мира, созданного специально, чтобы по нему путешествовать. Глупость, конечно, но тогда было можно, ведь она была так влюблена…
        А сейчас… Сердце стучит, но это не любовь. Она точно знала, что не любит ни Сариэля, ни Явальда, ни кого бы то ни было еще. Просто не любит. И лишь во снах был странный слишком расплывчатый образ, но стоило его увидеть, как даже во сне замирало сердце. Ей казалось, что она его знает и не знает одновременно. Он был знакомым, родным и понятным и в тоже время чужим и чуждым. Но это были всего лишь сны. Сны. Дэра давно научилась уверять себя в этом.
        - Дэрисса! - окликнул ее ар-эль, всем своим видом показывая, что готов двигаться дальше.
        - Да, одно мгновение. Я догоню тебя у конюшни, - довольно громко пробормотала она и отправила вглубь садика, где приметила старую яблоню, которая уже вряд ли давала плоды.
        Кайорана медленно подошла к дереву, словно оно могло убежать, как пугливый лесной зверек. Дэра низко поклонилась старой яблоне, а потом осторожно коснулась пальцами шершавой теплой коры, нагретой солнцем. Немного магии, мать когда-то учила ее продлевать жизнь деревьям, и Дэра отошла в сторону. Мягкая трава приминалась под ее ногами, но девушка не замечала этого, она видела только старую яблоню, так похожую на ту, что растет в их саду в Эйтаре. Девушка знала, следующей весной старушка обязательно зацветет, а к концу жаркого знойного лета на ее ветках вызреют, нальются соком и медовой сладостью крупные яблоки. Кайорана видела это настолько ярко и отчетливо, словно она была в этот месте полутора годами после этого мгновения.
        Она тряхнула головой, отгоняя наваждение. Образ рассыпался на миллиарды крошечных звездочек-слезинок, Дэра сморгнула выступившую на глазах влагу и поспешила догнать Сариэля. Ар-эль уже должен был успеть оседлать своего коня, так что можно оправляться дальше в путь. Как хорошо, что она заранее запрягла Вэйти.
        Они ехали молча, лошадей не гнали, понимая, что это пытке подобно. Даже слабого ветра не было поблизости, а вот солнце палило изо всей мочи. Дэра постоянно передергивала плечами, чтобы мокрая от пота рубашка не так льнула к телу, но это мало помогало. Непреодолимо хотелось кайоране плюнуть на все правила приличия и стянуть с себя все: сапоги, корсет, рубаху и штаны. И это при том, что все кроме корсета было тонкое из льна, чтобы тело не так мучилось в жару. Немного полегчало лишь тогда, когда тракт наконец-то вильнул и дальше шел вдоль Браслетных гор, что дарили уставшим путникам свою тень. Здесь было прохладнее, так что Дэра наконец-то вздохнула поспокойнее. Постепенно и голова остыла, начала спускать в себя мысли, но думать кайоране не хотелось, потому что вслед за думами тут же вылезал почти придушенный страх.
        - Долго еще? - спросил ее ар-эль, вытирая рукой пот со лба.
        - Полчаса-час, так где-то, - ответила ему Дэра. Видеть давнего знакомого в новом свете было интересно. Все-таки раньше Сар выглядел совсем иначе: светлые длинные волосы стянутые в тугую косу, зеленые раскосые глаза. А теперь он больше напоминал ти-ар-эль. Все те же раскосые глаза с длинными темными ресницами были карими, волосы были острижены довольно коротко и немного завивались. Если подумать, то Сариэль превратился из воплощенного духа Лета, в духа Весны. Те же правильные черты, вот только взгляд и улыбка его изменились слишком сильно. Улыбка, казалось, покинула его губы навсегда, а взгляд… в нем было столько боли и отчаяния, что у Дэры разрывалось сердце, когда их взгляды пересекались.
        К заставе они добрались за пару часов до заката, когда первые Луны уже появились на небосклоне. В синей вышине они сияли бледным белесым светом. Дэра любила это время, когда вновь после перерыва на полуденную жару начинали петь птицы, когда появлялся первый еще жаркий ветер, который уже пах вечером. В такие моменты было хорошо сидеть где-нибудь в саду и разговаривать с Ялем или играть с маленькой диар в салочки. Такими летними предвечерними часами она просто любила жизнь.
        - Здесь да?
        - Угу, - буркнула она, разглядывая опущенные решетки. Замечательно, и как теперь действовать?
        - И как нам попасть туда? - мотнул головой ее спутник в сторону заставы.
        - Представь себе, мне и самой хотелось бы это знать! - зло пробурчала она.
        - Может покричать? - задумчиво предложил ей ар-эль. Глаза его при этом подозрительно сузились, а губы сжались в тонкую полоску. Судя по всему, Сариэль не собирался отступать.
        - Эй! Есть здесь кто-нибудь? - она усилила свой голос магией, чтобы не сорвать его ненароком.
        - Есть! - огрызнулись с той стороны. - Чего вам надо? Видите же, граница закрыта!
        Голос у пограничника был приятный, низкий и густой. В нем слышалась сила и уверенность. Наверное, было бы приятно слышать, как поет этот ниа-эль у костра под гитару, чтобы его голос дополняло потрескивание сгорающих веток и шелест листвы из-за ветра, а, может быть, даже завывание волка где-то вдалеке. Она усмехнулась глухо и зло, когда поняла, о чем задумалась. Этих мыслей в ее голове просто не должно было быть!
        - Вот и славно, - сладко и чисто пропела она в ответ, - открывайте! Я хочу попасть в трактир до темноты!
        - Ты забываешься, кайорана, - последнее слово ниа-эль выплюнул, как ругательство. Такое уже было когда-то… те же интонации… Не вспоминать!
        Дэра закусила губу и быстро начала расстегивать верхние пуговицы на рубашке. Удивленно присвистнули с той стороны решетки, Сар выглядел пораженным. Ей было плевать, вот только руки тряслись… Так и не сумев расстегнуть, она просто вырвала несколько пуговиц, с кусками рубашки. Пальцы скользнули под одежду, ища цепочку с кольцом, но попадался лишь грубый шнурок, на котором висел ее кулон с мороком внешности. Цепочка?! Где цепочка?! Отчаяние и злость сплелись в тугой комок, и Дэра рванула с шее шнурок-амулет. Личина стала стекать с ее волос и глаз, а она наконец-то смогла найти то, что искала. Дэра не слышала удивленных возгласов ниа-эль, не видела своего спутника, все ее существо было сейчас занято найденной цепочкой, на которой висела подаренное когда-то ей кольцом. Кольцо Шана, которое она так и не выбросила…
        - Вот! - она вытянула на свет цепочку, показала кольцо. - Узнаешь "Благосклонность правителей" или мне подойти поближе? - зло спросила Дэра у пограничника.
        - Узнаю, - прохрипел пораженный ниа-эль в ответ.
        - Открывай! - велела она, все еще не видя, не воспринимая то, как на нее смотрят. Страх, любопытство, восхищение - чужие чувства щекотали нервы, в ее крови плясали сразу все силы, но сознание оставалось холодным, Дэра не собиралась сейчас что-либо понимать или чувствовать.
        Медленно, со скрипом поползла вверх металлическая решетка. Кайорана смотрела на это, как завороженная. Скрип, скрежет, шуршание веревок по камню - все это сейчас казалось ей музыкой, триумфальным маршем. Она слушала, слушала и смотрела, и больше ничего в этом мире для нее сейчас не существовало.
        Его спутница была странной, странной и страшной, так думал Сар, когда они прибыли к пограничной заставе. Заставы была сделана на совесть, каменная кладка, казалась монолитной, почти продолжением гор вокруг. Темно-серый камень заставы и две темных металлических решетки, на концах рукотворного коридора, так похожего на пещеру. И ни души кругом, это казалось странно. Впрочем, решетки, скорее всего, закляты, ну а воины, воины, наверное, внутри заставы. Он бы тоже предпочел прятаться от потихоньку усмиряющейся жары в холодных и мрачных комнатах каменных казарм.
        Он думал о том, что все неправильно, не так с того момента, как они остановили лошадей. А потом… потом был странный, почти бессмысленный разговор, в конце которого его спутница вспыхнула. Казалось, что на еще красный уголек вдруг подул ураганный ветер, раздувая, по его мнению, совершенно не кстати придумавшее вдруг погаснуть пламя.
        В этот момент Дэрисса казалось ему сильной, решительной и страшной. А еще безумной. Вряд ли сама кайорана понимала, что происходит вокруг. Но он смотрел на нее во все глаза, пытаясь понять и постичь ее намерения. Девушка рвала на себе рубашку, но это действие было совершенно отчаянным, в нем не было ни капли логики и понимания происходящего. Дэрисса рванула на рубашке пуговицы, они остались у нее в руке вместе с кусочками ткани. Ему показалось, что кайорана даже не заметила этого, она просто отшвырнула обрывки в сторону и ее рука нырнула под остатки рубашки. Так же бешено она рванула и тонкий кожаный шнурок со странной подвеской-амулетом. Что это был именно амулет, Сар понял, когда увидел, как резко изменился цвет волос кайораны. Из трехцветной шевелюра его спутницы вдруг стала шестицветной.
        Этого не могло быть! Шесть стихий?! Шесть основ понимания?!
        А потом резко, словно кто-то задул огонь, Дэрисса успокоилась, вновь стала уверенной и таинственной. Он даже удивился и едва не прозевал тот момент, когда девушка достала тонкую цепочку и, не снимая ее, что-то показала пограничникам. Он старался разглядеть, что же вызвало такую удивленную тишину на "той" стороне, когда Дэрисса вдруг назвала причину.
        - Вот! Узнаешь "Благосклонность правителей" или мне подойти поближе? - Он слышал в ее голосе злость и уверенность в своей правоте.
        Интересно, как она умудрилась получить такую вещь? Семейная реликвия? Вряд ли, скорее всего, это кольцо подарок ей лично. Вот только это значит, что она была с кем-то из правящего рода либо в очень близкой дружбе, либо в любовной связи. Шустра. Сариэль был готов поклясться, что этой кайоране еще и сотни лет не исполнилось!
        - Узнаю, - судя по всему, ниа-эль это не очень-то радовало.
        - Открывай! - тут же приказала ему кайорана. И к удивлению Сара, они послушно выполнили этот приказ.
        Они так и не спешились, зато ждать пришлось довольно долго, пока поднимали обе решетки. Проехали под первой, и Сариэль ощутил, как давит здесь камень стен, как в тиски попадает душа. Его душа. И стена, которая отделяет его от Тьяны, здесь она казалась еще толще, еще неприступнее. Это было страшно, мучительно страшно. На лбу выступил мелкими почти округлыми бисиринками холодный пот. Ар-эль вцепился в поводья, чувствуя, как дрожат его руки. Постепенно темнело, но там, в конце прохода, вновь было светло, там не было стен. Как же он хотел побыстрее оказаться там! Сейчас же, немедленно. А что, если вместе с этим давящим чувством пропадет и стена в его душе, вдруг он снова сможет дотянуться до своей Тьяны?!
        Но чуда, конечно, не случилось. Они проехали заставу насквозь, камень перестал давить, но стена в душе осталась. Сар сжал поводья еще сильнее, закусил губу, чтобы не завыть. Посмотрел на свою спутницу, проверяя как она. Совесть говорила, что он слишком увлекся собой, что мог пропустить что-то важное в ней, в этой сумасшейдшей кайоране. Но нет, кажется, ничего не изменилось. Все тот же полубезумный взгляд, растрепанная коса невероятного цвета и рваная рубашка, на не успевшем загореть теле. Все такая же или нет? Отвернулся, глядя на дорогу. Точнее на небольшой перекресток невдалеке.
        - Куда дальше?
        - По средней, - сразу же дала ответ кайорана. - Вдоль гор мы уже наездились достаточно, а вот средняя как раз ведет вглубь страны.
        - Ты что-то говорила о трактире? - припомнил он.
        - Да, - кивнула кайорана, - часа два пути отсюда в нашем направлении, должен быть трактир. По крайней мере, пару тан назад он там был.
        - Пару тан, - задумчиво повторил он, - ты была здесь пару тан назад?
        - Тебя это не касается, - огрызнулась спутница и легко коснулась коленями своей кобылы, которая тут же ускорилась. Они почти сразу же его нагнали и вырвались вперед, предоставив ему право любоваться на безукоризненно прямую спину кайораны или же догонять. Он посмотрел спутнице вслед и пришпорил коня. Смотреть ей вслед отчего-то было больно почти так же, как биться в "стену", что выросла в его душе, разделив ее на две половины, отрезав ее от Тьяны.
        Здесь даже дышалось по-особому, почему-то у этого наполненного хвойным запахом воздуха был привкус молодости и легкости. Это было почти пугающе прекрасно, потому что заставляло сердце биться часто-часто, потому что здесь ей когда-то было хорошо. Когда-то она так по-глупому мечтала, что будет возвращаться именно сюда, возвращаться в их общий с Шаном дом.
        Вспоминать было больно, а не вспоминать она просто не могла. Это разрывало на части, злило и пугало одновременно. И понимала это только ее любимая подруга, ее Вэйти. Она неслась вперед, чтобы ветер бил в лицо кайораны, чтобы выбивал все чувства, все воспоминания. Дэра кусала губы, слезы бежали по лицу, но она не обращала внимания на это. Звук ударов сердца стоял в ушах, гремел, гремел…
        Она не заметила, как ар-эль обогнал их, совсем не щадя своего коня. Заметила только тогда, когда мужчина вырвал поводья из ее рук, впрочем, она их совсем не держала (зачем?!), и заставил Вэйти замедлиться, а потом и вовсе остановиться.
        - Что ты творишь?! - прорычал Сариэль, глядя на нее как на безумную. В этот момент, Дэра понимала, что вполне заслуживает этот взгляд.
        - Что? - переспросила она.
        - Я спрашиваю, что ты творишь?! Тебе жить надоело?! - ар-эль был зол.
        - Какая тебе разница? - удивилась Дэра.
        - Я не знаю дорогу к Пику Судеб, а ты не исполнила свой долг, - наставительно начал ее спутник, - не кажется, что ты слишком торопишься на тот свет?
        Она рассмеялась и смеялась до тех пор, пока в боку не начало покалывать.
        - Что смешного? - холодно, неестественно спокойно спросил ее спутник. Кайорана прекрасно понимала, что Сариэль сейчас по-настоящему взбешен.
        - Со мной ничего не случится! Уж кто-кто, а Вэйти не оступится. Как может запнуться ветер? - спросила она, все еще смеясь.
        - Ты странная, - заявил ей ар-эль.
        - У меня на то есть свое право, ты так не думаешь? - буркнула кайорана.
        - Есть, - кивок, - но ты рискуешь сейчас не только своей жизнью!
        - Хорошо, я поняла, - покладисто ответила Дэрисса. - Едем, мне хочется попасть в Тал'Эно засветло.
        - Ладно, - кивнул ей ар-эль.
        Дальше они ехали молча и почти не спеша. Дэра смотрела только вперед, а краем глаза все же замечала чуть кривоватые стволы елей, длинные зеленые иглы на ветвях. А воздух… Безумно хотелось спешиться, броситься в лес, прижаться к шершавой светлой коре, почувствовать ее тепло. Помолчать и поплакать. Попросить прощение и забыть, забыть!
        В Тал'Эно они попали, когда на Анитан потихоньку начали спускаться сумерки. В небе ярко горел Ученик, другие Луны на его фоне казались бледными. Ей было почти все равно. Дэра направила лошадь к трактиру, в котором когда-то бывала довольно часто. Забавно, "Бараний рог" так и не изменился, за время ее отсутствия. Все такой же аккуратный двухэтажный дом с удивительно трогательным невысоким крылечком. Каждый раз, когда она его видела, почему-то думалось о том, что на таком крылечке здорово сидеть и поджидать гостей в летнюю жару или обметать его от снега зимой или следить, чтобы заигравшийся ребенок с него не упал… Вот только для этого крылечко должно быть у дома, который бы не был трактиром…
        - А ты вырос, Харф, - улыбнулась она, перебрасывая поводья подошедшему еще нескладному пареньку, обещающему совсем скоро стать гибким юношей.
        - Спасибо, госпожа. Простите, не могу вспомнить ваше имя, - говорил паренек, принимая поводья у Сара.
        - Здесь когда-то звали меня Эрис, - пожала она плечами, пытаясь показать, что ей все равно.
        - Госпожа Эрис! - во взгляде паренька промелькнуло узнавание, а затем и низкий поклон последовал.
        - Не надо этого, Харф. Скажи, у твоего отца найдется пара свободных комнат? - спросила кайорана, чувствуя нетерпение своего спутника, стоящего у нее за спиной.
        - Конечно, госпожа. Теперь мало постояльцев - комнаты свободные всегда есть.
        - Значит, нам повезло, - улыбнулась она.
        - Коней к какому дню готовить? - спросил-таки мальчишка.
        - К завтрашнему. К рассвету, - ответил за нее ар-эль.
        - Понял, - кивнул Харф в ответ и увел лошадей.
        - Зачем ты так, хороший мальчишка ведь?
        - Ты сама торопилась, а распыляешься непонятно на что! - ар-эль был зол, а ей лень было искать причины и виноватых.
        - Идем, - сухо бросила в ответ.
        Они вошли в общий зал. Удивительно, так тихо здесь никогда не было насколько она помнила это место раньше. Полупустой зал, да и посетители ведут себя как-то скованно. С чего бы это? Она подошла к стойке, чтобы снять комнаты и все разузнать.
        - Щедрых постояльцев, - улыбнулась кайорана, - вижу дела идут не важно, Наршар. Сочувствую.
        - Легких путей, путешественница, - улыбнулся ей ниа-эль, привычно щуря темно-карие глаза. - Ты изменилась, Эрисса.
        - Повзрослела наконец-то, наверное, - пожала она плечами, - найдешь пару свободных комнат?
        - За четыре белых луны, чего уж не сделаешь, - рассмеялся двуликий в ответ. Смех трактирщика ей всегда нравился, такой восхитительно густой и низкий.
        - Вымогатель! - возмутилась она.
        - Споешь, может? - темные кудри всегда мешались Наршару, и он привычным жестом убирал выбившиеся пряди под повязку-тесемку.
        - А вот и спою! - вдруг неожиданно решилась она, хотя раньше никогда не соглашалась. Она вообще не пела, когда была с Шаном, ей казалось это неуместным. Странно. Она и сама не знала, почему так вот получалось тогда. - Только гитару мне найди.
        - Найду. Раз уж ты решила спеть. Не передумаешь? - подмигнул ей двуликий.
        - С какой стати? - удивилась она. До слуха донеслось, как ар-эль заказывает ужин на двоих. Сар был просто умница, что доверился разносчице и заказал бараньи ребрышки, как она и посоветовала. Здесь они, помнится, были всегда превосходными.
        - Эралар здесь.
        - Как?! - такого поворота она явно не ожидала.
        - Сегодня около полудня прискакал: конь в мыле, сам зол, как Кайн, - поведал ей трактирщик. - Но, думаю, вот-вот выползет уже из комнаты, отоспался поди.
        - Боги! Никакой в тебе почтительности к своему правителю нет, - фыркнула на Наршара кайорана.
        - Есть, когда он ведет себя как правитель, а не как пацан. Впрочем, с его-то женой… Может, по-другому и нельзя? - задумчиво заявил ниа-эль.
        - Ну, да. Ишшана вос-хи-ти-тель-ная женщина, - не скрывая сарказма, заявила она в ответ.
        - Вот и я о том же. Так искать тебе гитару?
        - Конечно! - решительно кивнула она. Пусть в этот приезд все будет по-другому! Хватит уже мучить себя теми воспоминаниями о лживом счастье! - Вот поужинаю, - мечтательно прикрыла она глаза, - и спою.
        - Ну, как там наш ужин? - вернувшись к ар-элю, спросила она.
        - Заказал. А я вижу, ты здесь всех знаешь, - буркнул он.
        - Ты-то с чего злишься? - удивилась кайорана, немного приведшая свои чувства в порядок. Дэра немного успокоилась, да и предстоящее выступление разжигало в крови азарт, выметало из головы навязчивые воспоминания.
        - А ты что-то подозрительно весела.
        - Я твой проводник, а не нянька. Имей хоть каплю уважения, - взвилась она.
        - Ты нелогична и непоследовательная в своих действиях, - холодно заявил ей ар-эль, зло щуря темные глаза.
        - Я женщина, это первое. Я кайорана, это второе. Какой логики ты от меня хочешь?
        - Ни-ка-кой!
        - Вот и славно. Давай уже ужинать, - заметив подходящую подавальщицу, примирительно объявила Дэра.
        Бараньи ребрышки были все так же вкусны. Приятно знать, что некоторые вещи не меняются с течением времени. Она улыбалась, резво орудуя вилкой и ножом. В голове крутились обрывки мелодий и фраз, песни и марши. Музыка, музыка, музыка! Как же хорошо! Она улыбалась, не обращая внимания на хмурящего брови ар-эля, улыбалась сама по себе, сама для себя. Скоро, очень скоро ей принесут гитару! Можно будет пробежаться пальцами по струнам, ударить или приласкать их, заставить стонать или плакать, смеяться и кричать. Можно даже вспомнить о том пути, который она закончила. Пройтись по его маленькой боковой тропинке.
        - Такая подойдет? - спросил ее почти сумевший к ней незаметно подкрасться Наршар.
        - Давай ее сюда! - потребовала кайорана, ужинать она как рак закончила.
        - Держи, - достал из-за спины инструмент ниа-эль.
        Она пробежалась пальцами оп струнам. Прислушалась. Да, придется повозиться с настройкой, но инструмент вполне ничего.
        - Как ты меня заметила, кстати? Раньше, помнится, у меня всегда получался этот трюк.
        - Просто, - она оскалилась, показывая нечеловеческие клыки в улыбке.
        - И кто?
        - А сам как думаешь? - рассмеялась кайорана, в этот момент Сар встал и вышел из-за стола, прихватив с собой один из ключей, принесенных Наршаном.
        - Кошка, конечно.
        - Большая киса, угу, - вновь засмеялась кайорана. - Я немного пообщаюсь с ней, - приподняла она гитару, - и вернусь. Думаю, будет еще не слишком поздно.
        - Не говори глупостей! Мы уже год живем в изоляции, и народ изголодался по развлечениям. Сюда сбежится все село, а соседний будут долго локти кусать.
        - Да, ну. Не смеши меня. Ладно, я пойду.
        - Ты главное возвращайся, - подмигнул ей ниа-эль, новь неосознанно подбирая выбившуюся из-под повязки прядь.
        - Вернусь, куда я денусь?! - поднимаясь из-за стола, откликнулась Дэра.
        Он не понимал, что происходит с этой сумасшедшей кайораной. Она то кричит, то почти плачет, то разговаривает не понятно с кем. В голове бедлам, в душе еще хуже. Боги! Сколько же можно?! Скорее бы найти Тьяну, освободить ее! Чтобы се вновь стало нормально, чтобы просто жить с любимой. Он устало упал на кровать.
        Сариэль давно не вспоминал Омэрис, появление Тьяны в его жизни истерло образ барда из памяти, но все же… сегодня Дэра была так похожа на его старую знакомую. Он так мало знал тогда об Омэрис, но ему казалось, что готов путешествовать с ней сколько угодно. А вдруг, вдруг это было ложью. На самом деле ведь девушка могла быть кем угодно! Хоть дриадой, хоть кайораной. И как он тогда об этом не подумал, почему? Впрочем, какая сейчас разница? Никакой совершенно.
        Он лежал, смотря в потолок. Темное старое дерево казалось прочным и надежным, а еще по-домашнему уютным. Куда уютнее, чем выстроенный для них с Тьяной особняк. Древние рода, чистая кровь - какой бред и пафос все-таки! Зачем все это? Он бы предпочел, чтобы их дом был деревянным. Пара этажей, всего с десяток комнат, чтобы чувствовать себя комфортно, чтобы дом был только для них, чтобы никаких слуг и вообще посторонних. Только они вместе. Он и Тьяна. И когда-нибудь их дети. Да, это казалось ему уже сказкой, ускользающей мечтой.
        Ар-эль долго лежал без сна и смотрел в потолок. Лениво крутились в голове уставшие мысли, а вот все его существо, вся душа штурмовала стену, что отделила его от Тьяны. Это было по-настоящему больно, хотя он по сути ничего не делал, а боль все равно, разрастаясь в душе, переполняя ее, разбегалась волнами по всему телу. А потом его настигла музыка, что поднималась из общего зала. Гитарный перебор и голос его спутницы. На миг показалось, что они способны исцелить его боль, разрушить ненавистную стену в душе… Но лишь на миг, стоило ему броситься вперед, кинуть все свои силы, чтобы разрушить это Кайново препятствие, как боль стала еще сильнее. Боль. Слегка утихнув на миг, она коварна вернулась во много раз сильнее, чем прежде. И он перестал бороться, хвататься за ускользающее сознание, просто позволил себе наконец-то отдохнуть, скатившись в мягкие объятия забытья.
        Она сидела на высоком стуле у стойки и играла. Петь уже не хотелось, все-таки давненько он серьезно не занималась этим, так что быстро устала. Но пришедшие, судя по всему, не возражали и вполне довольствовались простой музыкой. Где-то в середине ее импровизированного концерта спустился Эралар, хотя, может быть, он оказался в общем зале раньше, просто она, увлекшись, не заметила. Доигрывая последние мелодии Дэра думала о том, узнал ее правитель ниа-эль или нет. Если не узнал, что ж, такова судьба, а если узнал, то она наконец-то сможет задать несколько очень важных для понимания происходящего вопросов.
        Последняя песня закончилась. Она улыбнулась и легко соскочила со стула, распущенные волосы взлетели вслед за ее движением, после чего опали, разноцветным шелком растеклись по плечам и спине. Дэра оглядела зал, улыбнулась и отвесила глубокий поклон. Все это происходило в полнейшей тишине, нарушаемой только звуками дыхания.
        - Спасибо, что пришли, - поклонилась она, - на этом концерт окончен.
        И тут зал громыхнул. Послышались одобрительные выкрики, рукоплескания. Приятно. Она стояла и слушала эту живую музыку. Как хорошо! Она уж и подзабыла это сладкое чувство, которое накатывало на нее после удачных концертов. А еще была усталость, так что простояла Дэра не так уж долго, еще раз поблагодарила собравшихся и подошла к столу, за которым сидел Эралар.
        - Могу я присесть?
        - Разумеется, Эрисса. Здравствуй, - улыбнулся ей повелитель ниа-эль.
        - Узнал все-таки, - улыбнулась, потягиваясь как кошка, кайорана.
        - Конечно. Правда, ты стала еще красивее.
        - Льстец, - усмехнулась она в ответ.
        - Думай, как хочешь. Но ты всегда мне нравилась, жаль, что вы с отцом расстались. Я теперь тебя даже видеть не могу…
        - Прости, давай не будем об этом.
        - Хорошо, - легко согласился Эралар.
        Он вообще легко с ней соглашался не то, что Шан. Вот Шанаран никогда бы так просто не согласился бы с ней, как это делает Эралар. Впрочем, сын и отец были слишком непохожи, начиная с внешности и заканчивая самыми мелкими чертами характера. Нынешний повелитель ниа-эль мягкий, заботливый и улыбчивый двуликий, а его отец… Вспоминать Шана не хотелось, да и сравнивать их было тоже не очень умно. Все-таки они день и ночь. И Эралар, разумеется, день. Светлый, ясный и теплый.
        - Вы затворничаете уже год, что за причуды, Эрал? - она сощурила глаза, показывая, как заинтересована.
        - Ты же знаешь о том, что каждый правитель по окончании властвования имеет право на желание.
        - Да, - кивнула она.
        - Так вот, отец просил трехлетнего затворничества. Трудно, конечно, но ничего смертельного, - пожал плечами Эралар.
        - Вы не планируете ничего? - прищурила она свои глаза.
        - Нет, - честно ответил ей ниа-эль, - а у тебя таки интересные глаза стали, я сразу-то и не заметил. Интересно почему? Даже у нас зрачки круглые, а у тебя как у кошки… точнее не совсем. Узкий и вертикальный, да к тому же двойной! Удивительно!
        - Угу, - буркнула она.
        - Не знаешь почему? - оживился нынешний повелитель ниа-эль, он всегда был любопытен.
        - Нет, - отрезала Дэра, всем своим видом показывая, что разговор ей не приятен.
        - Тебя каким ветром занесло сюда и надолго ли? - тактично перевел тему разговора ниа-эль. Дэра благодарно посмотрела в светло-карие глаза мужчины и вымученно улыбнулась.
        - По делам, разумеется, - протянула она.
        - Так, значит, кольцо отца все еще у тебя? - ее собеседник лукаво прищурил светлые глаза.
        - Эр, я не разбрасываюсь полезными вещами, - рассмеялась кайорана.
        - Да если они приносят тебе боль?
        - Шан давно уже в прошлом, - пожала она плечами и солгала, - никакой боли.
        - Да, конечно! - ниа-эль ей ничуть не поверил. - Именно потому что отец в прошлом, у тебя не было мужчин после него…
        - Откуда ты?!
        - Чую, - фыркнул мужчина, - успокойся, только наш род такое может.
        - Порадовал, ничего не сказал, - обиженно прорычала Дэра.
        - И что?
        - А ничего уже, совсем ничего. Мы завтра уезжаем.
        - Я тоже, - потянулся Эралар, - уезжаю домой, - хмыкнул, - представляешь, на этот раз Ишша возревновала меня к Дрену.
        - К Дрену? - переспросила она, смеясь.
        - Угу, к моему личному советнику. Ишане видите ли не нравится то, сколько времени я с ним провожу. Уж не роман ли у нас?
        - Бедолага, не повезло тебе с супругой, - протянула она руку, накрыла своей ладонью ладонь ниа-эля.
        - Переживу как-нибудь, - дурачась, рассмеялся он, сжал пальцы кайораны. - Благодарю за поддержку.
        - А что-нибудь менее пафосное сказать? - весело сверкнула она глазами.
        - Спасибо за все и… прощай!
        - Прощай, Эралар. Ты хороший повелитель и почтительный сын, хотя и посредственный супруг, - улыбнулась, - я рада была тебя поведать.
        - Я тоже, Эрисса, я тоже.
        Она осталась одна за столиком. Оглядевшись, Дэра с удивлением обнаружила, что общий зал почти опустел. Лишь за дальними столиками еще сидели ниа-эль, да одна дриада, впрочем, никто на нее внимания не обращал. Это было хорошо, потому что Дэра хотела немного подышать свежим воздухом и побыть в одиночестве.
        Вечер, а точнее самое начало ночи, был упоительным: приятно теплый ветерок обдувал лицо, пахло хвоей и скошенной травой. Кайорана наслаждалась тихим пением ночных птиц, шумом сосен и шелестом трав. Дэра запрокинула голову и смотрела на черное бархатистое небо и горящие на нем Луны. Мелкой россыпью светлого бисера блестели в вышине звезды. Она закрыла глаза, позволяя слезам катиться по лицу. Сегодня было можно, сегодня она со многим попрощалась навсегда.
        Глава седьмая
        Они выехали на рассвете. Солнце разукрашивало редкие облака кровавыми красками, обычно такие рассветы навевают мысли о скорой беде, ей же думалось о дожде. Летнем дожде, который способен омыть землю, дать ей новое дыхание и продлить подаренные по весне жизни. Удушающая жара уже подкарауливала путников, солнце еще немного поднимется ярко-синему небосклону, как корабль волны разрезая легчайшие пока еще красные облака, и она возьмется за дело со всеми своими страстью и жаром.
        А они гнали лошадей вперед, прорываясь вместе с ними сквозь ставший таким плотным от жары воздух. Не спасало даже то, что дорога шла сквозь лес. Песок, который был здесь повсюду, уже скрипел на зубах. Тихо умиротворенно шумели сосны. Будет гроза, знала она, знал ее спутник, но что может гроза? Она слишком слаба, чтобы сбить с пути тех, кому есть что терять там, где заканчивается дорога, есть куда опаздывать…
        К полудню небо заволокли низкие темные тучи, они собирались стремительно, поднявшийся слишком жаркий ветер вволю резвился и играл с темными гигантами полными теплой воды. Дэра украдкой любовалась этим буйством стихии, немного ей завидуя. Все-таки дождь и даже настоящая гроза сейчас были Анитану просто необходимы, ведь он уже устал от душной и сухой жары, которая безжалостно терзало его последние дни.
        - Спешиваемся! - скомандовал ар-эль, и она молча подчинилась ему.
        Обустраивать лагерь не имело никакого смысла, такие летние дожди никогда не бывают долгими, но вот о лошадях позаботиться стоило. Дэра сняла со своей любимицы всю сбрую и, тихо шепнув пару ласковых слов в лошадиное ухо, отпустила Вэйти порезвиться во время дождя. Со скакуном же Сариэля пришлось повозиться, он-то не был духом ветра, хотя, наверняка, имел славных предков и кровь почти настолько же чистую, как и сам его наездник. Но кровь и плоть обычно бояться бурь и гроз, поэтому Дэра специально зачаровала небольшое пространство от дождя и молний, чтобы у ар-эля не было проблем с его конем. Лерд, конечно, выезжен великолепно, но все же, он всего лишь неразумный конь, так зачем же его мучить страхом. Сариэль тоже предпочел остаться в зачарованном месте, в сухости и тишине. Дэра улыбнулась этому выбору спутника, сбросила с себя сапоги, устроив их под седло и вышла за зачарованную границу.
        И гроза началась. Раздался гром.
        С неба начали падать теплые крупные капли. Сначала медленно, потом все быстрее и гуще. Теплыми пальцами касался ее лица, кожи, волос и одежды, а кайорана заливисто смеялась в ответ на эту ласку. Она танцевала под струями воды, падающими с неба. Танцевала и смеялась. Поднявшийся ветер трепал выбившиеся из косы разноцветные пряди ее волос. На душе у кайораны было в этот момент легко и очень светло, казалось, что дождь смывает скопившуюся в памяти боль, выбивает из головы невеселые думы. Босые ступни ласково касались песка, тонули в быстро собирающихся теплых лужицах. Дэра сейчас верила в лучшее, верила в себя и свою удачу. Верила, чувствуя, как играет в жилах сила водной стихии. Дождь кончился неожиданно. Просто в какой-то момент капли истончились, ветер начал утихать, а потом небо перестало ронять на землю теплые слезы.
        - Вэйти! - позвала она, когда стихия успокоилась. - Вэйти!
        Дух Сааданских гор появилась почти сразу. Черная шкура лоснилась, белоснежная грива была совершенно сухой - еще бы, ее Ночная Вьюга не очень-то жаловала дожди, предпочитая настоящие купания и желательно в озерах или небольших заводях. Вэйти любила воду, хотя и была сосредоточением стихии ветра, который почти боготворили они обе. Дэра прижалась к мощной шее своей любимицы. Как же все же хорошо жить!
        - Ну, что едем дальше? - просила, подойдя к Сариэлю.
        - Конечно, - ар-эль выглядел несколько потрясенным.
        - Сейчас, Вэйти запрягу и поедем, как раз немного подсохнет, - улыбнулась кайорана.
        - Хорошо, - кивнул ей спутник.
        К вечеру они добрались до небольшой деревеньки, у самого подножия Кольцевых гор, дальше ехать верхом было невозможно. Она еще днем сказала об этом Сариэлю, как и то, что он сможет оставить Лерда в трактире на конюшне. Насколько кайорана помнила, к Скальном трактир был не многим хуже, чем в Тал'Эно. Правда, была она в нем всего лишь раз, когда Шан уговорил ее съездить и посмотреть на Пик Судеб. Помнится, тогда она так и не решилась вступить на подвесной мост, что ведет к пику, а всего лишь смотрела с этой стороны пропасти. Она видела, как одиноко возвышается опоясанный пропастью Пик Судеб, последнее пристанище ее матери. А еще именно там она видела камень с непонятными письменами, точнее написанное было вполне читаемо, но вот насколько правдиво она не задумывалась. А потом… именно эти слова она подарила в последней песне того прощального лета Сару. Интересно, он помнит их?
        Сар договорился с хозяином трактира о месте для своего скакуна, а она просто распрягла и отпустила вьюжный дух на свободу, зная, что если ей понадобиться помощь Вэйти, то та обязательно откликнется на зов. Так просто и так больно прощаться, так было всегда. Всегда… страшное на самом деле слово, она тихо ненавидела его в душе, но никому, конечно же, об этом не рассказывала.
        Они вышли в путь на рассвете, взяв с собой минимум вещей, зато вооружившись, как следует. Идти было не так уж далеко: день - туда да день - обратно. Словом, шли почти налегке. Тропу она, немного поплутав, все же нашла, так что больше волноваться о выборе пути не приходилось. Шагай себе да шагай. Можно было любоваться окрестностями или думать, погрузившись в себя. От вчерашнего дождя не осталось и следа, под ногами была сухая каменистая тропа, которая извивалась словно змея. Что-то подсказывало ей, что до самого Пика судеб им вряд ли придется столкнуться с какими-нибудь препятствиями.
        - Сар? - окликнула она идущего впереди ар-эля, когда солнце добралось до самой высокой точки небосвода.
        - Что? - буркнул в ответ мужчина.
        - Ничего. Просто, мы идем в неизвестность. Как-то все это глупо, не думаешь?
        - Странный вопрос, а главное, своевременный! - хмыкнул мужчина в ответ. - Что ты предлагаешь?
        - Ничего, - протянула она, - просто спросила. Все равно Тир'а'Дэр никому хода нет, вряд ли кто-то решиться начинать войну с ниа-эль, а иначе сюда пока просто не попасть.
        - Откуда у тебя это кольцо? - спросил ее ар-эль, тут же припомнив их яркое появление по эту сторону Браслетных гор.
        - Подарили, - злобно прошипела она в ответ.
        - И кто же делает такие подарки? - не унимался Сариэль, что ее безумно злило. Кайорана вполне справедливо полагала, что ее спутник не имеет права задавать подобные вопросы.
        - Не твое дело! - отрезала она. - Привал.
        Она, и правда, никуда дальше не пошла. Села на край тропы, подобрав под себя ноги, закрыла глаза, отгородившись тем самым от надоедливости спутника. Чувства быстра перестроились, и кайорана стала ощущать больше запахов и слышать даже очень тихие и высокие звуки. Миг, когда закрываешь глаза, преображается, открывает совершенно другие свои грани. Она не редко просиживала так часы в Эйтаре, когда все ее существо стремилось прочувствовать мир через призму других ощущений. Вот и сейчас она отчетливо слышала не только природные звуки, остающиеся для нее звоном, но и шаги ар-эля, его дыхание. Этого вполне хватало, чтобы неплохо представлять, где он и что делает.
        Они поднялись на вершины Кольцевых гор за час до заката под ненавязчивым присмотром уже проявившихся на небосклоне Лунах. Молчание его тяготило, он чувствовал себя виноватым перед кайораной, понимая, что у каждого есть прошлое… и его не всегда приятно вспоминать. И он вел себя как последний идиот, пытаясь из праздного любопытства выведать у спутницы секреты ее прошлого. Это было глупо и подло, а просить прощения… Вряд ли ей это было нужно, поэтому Сар молча шагал вслед за девушкой. В душе была пустота и тишина, а еще чувство вины. Похожее с ним уже было, но тогда… именно тогда он и встретил Тьянэль! И так глупо он смел думать, что раз уж все утряслось то, ему никогда уже не будет одиноко, ведь любимая всегда будет рядом в его душе, несмотря ни на какие расстояния. Глупец!
        На вершине, куда привела их тропа, ветер бил в лицо, заставляя слезиться глаза.
        - Нам следует поторопиться, - нехотя обратилась к нему кайорана. - Еще спускаться придется.
        - Спускаться?
        - Да, не так уж далеко и долго. Там ровный участок, не то слишком большой выступ, не то еще что, - пояснила ему девушка, - там есть навесной мост через пропасть окружающую Пик.
        - Не ожидал, - признался он. - Все так… странно.
        - Не странно, просто это место выбрано было богами, как сердце Анитана, вот и пытались они его защитить, как могли…
        - Я это знаю, - фыркнул он, - просто как-то не думалось об этом с такой стороны.
        - Подумай, - отмахнулась от него кайорана. Девушка все еще была зла, и он ее прекрасно понимал.
        Вообще она сильно изменилась стоило им оказаться в Тир'а'Дэр. Хотя, может, он просто не видел этого раньше, пока они ехали по Озерному краю, все-таки они провели вместе слишком мало времени, чтобы он мог судить об этом. Но все равно кайорана вела себя странно. Один танец под дождем чего стоит, хотя он признавал, что это было красиво. Да и резкие перепады настроения… то смех, то мрачное и сосредоточенное молчание, обращенное внутрь себя… И почему он ей так просто поверил? Поверил на слово. А вдруг она была послана за ним? Тогда выходит совсем смешно… и глупо с его стороны.
        - Дэрисса, - окликнул он спутницу.
        - Что? - раздраженно буркнула кайорана, оборачиваясь.
        - Почему я тебе доверяю, - в лоб спросил Сариэль.
        - А я откуда знаю? - прямолинейно ответила девушка. - Я в твою душу не лезла. Просто предложила помощь, а уже от тебя зависело принимать ее или нет.
        - Ну, ты права…
        - Еще бы, - фыркнула кайорана и прибавила шаг.
        Он смотрел ей в спину. Разноцветная тяжелая на вид коса равномерно постукивала по узкой неестественно прямой спине кайораны и ножнам мечей в такт шагам. По длинной шее змеилась тонкая выбившаяся из прически белоснежная прядь, к концу завивающаяся в задорное колечко, которым играл ветер. Невысокая и миниатюрная кайорана могла бы казаться беззащитной, но уверенность, которую источал весь ее вид, несколько портила воздушность девичьего образа.
        Под ногами поскрипывали мелкие сероватые камушки, так и норовившие вывернуться из-под подошвы. Нагонять спутницу ему не хотелось, поэтому Сариэль просто шел следом, больше не думая о причинах и поступках. Ведь не зная прошлого, трудно судить об этом, да и не стоит, если подумать.
        Спуск резко закончился, и тропинка повела их в небольшой перелесок. Свет играл с соснами, рисуя с помощью немного кривоватых стволов деревьев причудливые тени. Под ногами заскрипел неизвестно откуда взявшийся здесь песок. Здесь, пожалуй, было даже красиво. Такой уголок умиротворения и жизни среди холодного камня, что составляет суть любых гор. Посреди леса стоял камень, закатное солнце освещало выбитый на нем текст.
        - Ты знаешь, что там написано?
        - Да. "Воздух выдержит только тех, только тех кто верит в себя…", - процитировала ему кайорана. Он застыл, не имея возможности двигаться.
        - Ты уверена? - так и не сходя с места, переспросил Сариэль спутницу.
        - Можешь сам проверить, если знаешь таэн.
        - Верю тебе на слово, - ответил он и наконец-то смог сдвинуться с места.
        "Откуда Омэрис знала эти слова?" - упорно билась мысль в его голове. Откуда?! Неужели девушка, которая когда-то наняла его в качестве телохранителя, могла побывать здесь? Он на мгновение прикрыл глаза, и воображение тут же нарисовало ему Омэрис старательно изучающую каменную глыбу со всех сторон. В это можно было поверить, но откуда же пусть и не чистокровный человек, которым являлась Омэрис, мог знать таэн? Могла ли она на самом деле быть кайораной? Наверное, могла.
        - Дэрисса, ты не знаешь никого по имени Омэрис? - спросил он кайорану.
        - Знала, - неохотно ответила ему девушка.
        - Это как?
        - Так звали мою мать…
        - Мать? А почему "звали"? - озадачился он.
        - Она умерла. Давно умерла, но возможно кто-то еще носит подобное имя. Все же "возлюбленная ветра" - это достаточно банальное имя, не находишь?
        - Не знаю, - честно ответил Сариэль. Для ар-эля все происходящее было довольно удивительно, он никак не мог найти объяснения всему, что когда-то было. Слишком много совпадений, слишком… Но не мог же он видеть призрака?! Тем более кем-кем, а бесплотным призраком его знакомая Омэрис точно не была!
        - Сариэль! - изволила гневаться кайорана. - Где ты застрял?!
        Кайораны, и правда, уже не было видно: тропинка неожиданно вильнула и скрыла девушку за рядом шумящих сосен. Если поднять голову, то можно было увидеть проявляющиеся Луны, сейчас из-за закатного солнца они были разных оттенков красного и оранжевого, парили в светло сиреневых небесах.
        - Иду! - крикнул он и прибавил шаг.
        Он скоро нагнал спутницу у самой границы небольшого леска, за которой простирался небольшой участок пустого камня, продуваемого всеми ветрами. А дальше… была пустота. Моста через пропасть просто не было!!
        - Этого не может быть! - потрясенно выдохнула рядом кайорана.
        - И куда он мог деться? - спросил ар-эль у Дэриссы.
        - Сама не знаю, - девушке явно было не по себе, - мост был, конечно, навесной. Но, я уверена, зачарованный по самое не могу. Уничтожить его - это же, не знаю, сколько сил надо вбухать в пустоту!! Впрочем, теперь понятно, почему нас никто "не встретил".
        - Нам просто не попасть на ту сторону, - обреченно произнес ар-эль, сжимая бессильно кулаки. Короткие ногти впились в ладони, боль немного отрезвила Сариэля, подсказала, что пока он жив - сдаваться рано.
        - А они там всю оставшуюся жизнь по-твоему собрались провести? - фыркнула кайорана. Она злилась, Сар прекрасно это видел, и злилась его спутница явно из-за бессилия.
        - Не думаю. Значит, есть еще один способ туда попасть, - отозвался ар-эль.
        - Значит, есть, - кивнула ему кайорана, - только какой?!
        - Надо понять. Мост ведь, ты говорила, появился не так уж давно? - переспросил он.
        - Тан около шестидесяти пяти назад, - подумав, ответила ему спутница, к тому моменту они как раз дошли до края уступа.
        - А раньше?
        - Откуда я могу знать, что было раньше? - удивилась его спутница, недоуменно на него смотря.
        - Ну, ты явно знаешь о ниа-эль больше меня, - заметил ар-эль, рассматривая пропасть, что отделяла его от цели. От его Тьянэль. Значит, он обязан найти выход.
        - Воздух выдержит только тех, только тех, кто верит в себя, - пробормотала себе под нос кайорана.
        - Что?
        - Думаю, это подсказка. Сейчас проверим, - лихо подмигнула она ар-элю и сделала решительный шаг в пропасть.
        Сделать шаг в пропасть, какая самоубийственная самоуверенность. Именно так. И какого же было ее удивление, когда она не начала стремительно падать в бездонную, казалось бы, расщелину, а оказалась вполне уверено стоящей в воздухе. Дэра от удивления даже замерла, а потом дотошно начала проверять не использует ли она при этом какую-нибудь магию, потому что пересечь пропасть по воздуху смогла бы только настоящая ветряница, не боящаяся слиться со стихией. Ветряницей она не была, так что этот способ ее явно не устраивал, да и ар-элю он точно не подходил.
        Немного постояв, кайорана решилась сделать следующий шаг. И вновь воздух не позволил ей упасть. Это было странно, это было волшебно. Дэра решительно двинулась в сторону пика судеб, впрочем, оборачиваться она не рисковала, как и смотреть под ноги. Она, тщательно взвешивая каждый шаг, двигалась к цели. Душу давно покинул страх, остались лишь восторг и предвкушение. Предвкушения было больше, ведь скоро она сможет поквитаться с теми, кто виновен в смерти Трриссы.
        Она позволила себе обернуться, лишь встав обеими ногами на уступ Пика Судеб. Ар-эль стоял на противоположной стороне. Интересно, решиться ли? Ответ она получила через несколько мгновений. Сариэль шагнул в пустоту, при этом глаза его были широко открыты. Жаль, она не видела, их выражения. Оказалось, что наблюдать за плетом "веры в себя" куда страшнее, чем идти самой. При каждом шаге ар-эля ее сердце замирало, а потом пускалось "в бега" и вновь замирало. Смотреть за тем, как мужчина медленно, но уверенно приближается к ней, было страшно. Она смотрела во все глаза на это завораживающее движение.
        - Отомри, Дэрисса, - облегченно проговорил ар-эль, наконец-то оказавшись рядом с ней.
        Кайорана лишь кивнула в ответ. Комок в горле не давал ей говорить. Несколько мгновений ей понадобилось, чтобы прийти в себя, чтобы успокоиться, ведь все прошло… хорошо. Правда, она ни за чтобы не решилась пройти этот путь еще раз и уже тем более не стала бы смотреть еще раз на то, как идет по воздуху Сариэль. Хватит с нее этих испытаний на прочность и веру в себя! Дэра резко отвернулась от пропасти и уже на ходу бросила:
        - Идем?
        - Да! - злость, уверенность и капелька предвкушения. Что ж, значит, не только у нее боевое настроение. Это хорошо. Так будет проще им обоим.
        Уступ на Пике Судеб был не такой уж большой, так что скоро они были уже у входа в пещеру. Дэра заглянула внутрь и поморщилась: ничего не было видно. Кайорана заглянула в себя, призывая стихию Света на помощь, сплела заклятье и звонко щелкнула пальцами. Мир озарил небольшой, но довольно яркий холодный свет, льющийся из небольшой сферы, свободно плавающей в воздухе.
        - Вот теперь идем, - она злорадно улыбнулась. Эта улыбка не имела адресата, хотя… она с легкостью подарила бы подобную Вечной Дочери. Дэре давно надоело то, что творится в ее судьбе, так что бросить ей вызов хотелось уже давненько… Так почему бы и нет?
        Они вошли под каменную арку прохода и оказались в довольно узком каменном проходе. Едва ли здесь можно было пройти, раскинув руки в стороны, так чтобы не касаться камня. Стены прохода были темно-серого цвета, и Дэра так и не смогла определить, что же это за камень такой. Впрочем, этот вопрос занимал ее куда меньше чем то, почему на камне были выбиты имена. Тонкая вязь имен написанных на таэн, скорее всего, появилась тут из-за вмешательства магии: вред ли кому-то могло прийти в голову заниматься такой кропотливой работой, как начертания имен на камне, в подобном месте. Да и имена… Они были странные. Старинные длинные, а главное полные (а возможно, и истинные!) имена.
        Они шли вперед. Просто шли, не очень-то задумываясь о том, с кем могут столкнуться и что при этом будут делать. Странная безалаберность. И это при том, что оба были на взводе, готовые в любой миг схватиться за оружие.
        - Думаешь, не лучше ли погасить "шарик"? - спросил у нее ар-эль.
        - А идти на ощупь? - буркнула в ответ кайорана.
        - Хм, а разве ты не можешь наколдовать нам заклятье ночного видения или что-то подобное? - удивился Сариэль.
        - Могу. Только в кромешной тьме нам это не поможет, - пожала она плечами. Заклятье ночного видения, к сожалению, помогало только ночью, а вот в кромешной тьме пещер и подземелий было совершенно бесполезно.
        - Тогда те, кого мы ищем, могут найти нас раньше.
        - Могут, - пожала она плечами, - и что с того? Какая разница? Нам все равно ввязываться в бой. От этого не уйти.
        - Разумно, - ответил ей ар-эль. Голос был слишком спокоен и холоден, так что Дэра даже пожалела, что не может увидеть выражения лица собеседника, который идет за ней следом. Оборачиваться к своему спутнику кайорана как-то не собиралась, даже чтобы удовлетворить любопытство.
        Они шли дальше. Дэра была предельно сосредоточена на том, что ждет их впереди. Но краем глаза кайорана следила и за записями на стенах тоннеля. Первым на глаза попалось имя бабки. Интересно, почему и когда Сейрита дир Таннет отметилась здесь? А вот когда она увидела четкую надпись Дэрисса дир Таннет, ей стало страшно. Откуда? Кайорана даже остановилась, рассматривая свое имя высеченное на камне. Как оно могло тут оказаться? Дэра осторожно самыми кончиками пальцев затронула эту непонятную надпись. В ушах зазвенело. Глаза закрылись, и она увидела короткий отрезок чужой жизни. Жизни матери. А потом наступила тьма.
        Сар едва успел подхватить на руки вдруг начавшую падать кайорану, как погас освещавший им путь "шарик". Ар-эль замер, раздумывая, что же делать дальше. Он осторожно опустил кайорану на каменный пол и попытался привести ее в чувство. На хлопки по щекам девушка упорно не реагировала. По крайней мере умение говорить к ней не вернулось. В кромешной тьме он ничего не видел, но понять, что произошло с его спутницей, было затруднительно. Дэрисса явно дышала, но в сознание приходить отказывалась, чтобы он не предпринимал.
        Он не знал, что его спасло, потому что он ничего подозрительного не слышал и не видел. Просто в какой-то момент что-то заставило его резко отпрянуть в сторону, оставляя кайорану в одиночестве и выхватывая оружие. С другой стороны тоннеля к нему приближался высокий вооруженный ниа-эль, за которым послушно следовал в воздухе небольшой шар, сочащийся холодным мерным светом.
        - Неожиданная встреча, Сариэль, - оскалил в улыбке впечатляющие клыки мужчина, приблизившись к нему.
        - Кто вы? - спросил он, разглядывая ниа-эля. Суровые крупные черты лица были довольно гармоничны и для умеющих видеть просто кричали о "породе".
        - Шардан, - демонстративно ухмыльнулся ему двуликий. - Тебя по всему Анитану ищут мои люди, а ты здесь… Неожиднно. Впрочем, рад приветствовать.
        Это были последние "мирные" слова. Ниа-эль даже не договорил их как следует, когда бросился на него в атаку. Двигался его противник уверенно и легко, явно тренированное тело отлично слушалась ниа-эля. Опасный противник. Наверное, даже слишком опасный.
        Место для нормального боя было маловато, поэтому противники не спешили скрещивать мечи, предпочитая приглядываться друг к другу. Этакая проверка на прочность нервов. Сар неплохо знал подобные приемы и не собирался проигрывать этому двуликому. Он просто не имел права проиграть!
        Первый удар Шардана он с некоторым трудом парировал собственным клинком: банальной силы у ниа-эля явно было больше, чем у него. Узкий тоннель мешал, не хватало место для маневра, поэтому ар-эля нехотя пятился под натиском ударов противника.
        - Хватит уже играть, - донесся до него женский голос, и не успел ар-эль удивиться, как сознания покинуло Сариэля.
        - Не вмешивайся, ты ничего не сможешь сделать! - искаженное из-за напряжение лицо мужчины ей не нравится.
        - Не могу, - грустно отвечает кайорана.
        Она знает, что задуманное ей - самоубийство. Точнее тройное убийство. Она сможет остановить этого фанатика Кайна только ценой собственной жизни и жизни дочери. Но таков ее долг, таково ее предназначение. Так может ли она отказаться? Нет, конечно. Зачем нужна жизнь, если мир погибнет? Не зачем! Так что у нее просто нет выбора… Так будет правильно! А еще… еще будет маленький шанс спасти Диррана, так разве смерть этого не стоит?
        Дэра очнулась в освещенной факелами пещере. Голова шумела, и не поймешь то ли от видения, то ли от удара, толи еще от чего. Руки, неудобно закрепленные на стене, затекли, отчего казалось, что под кожей поселился выводок ежей. Неприятно, но совсем не смертельно. Девушка осмотрелась. У противоположной стены, в таком же положении как и она висел Сар, явно находящийся без сознания. Центр же пещеры был занят не то саркофаг, не то алтарь, на котором лежало тело ти-ар-эль.
        "Неужели опоздали?!" - испуганной птицей пронеслась мысль. Кайорана осторожно начала прощупывать реальность, которая звенела от Силы, еще капелька - будет взрыв. Дэра вздрогнула, но слабенький диагностический импульс, тянущийся к девушке на алтаре, прерывать не стала. Достигнув цели, он поспешил вернуться с новостями.
        - Жива! - облегченно выдохнула Дэра.
        - О, неужели очнулась, - насмешливо прозвучал знакомый голос, и в поле зрения оказалась… кайорана, - Ну здравствуй, диар.
        - Асира? - непонимающе спросила Дэра. Девушка напротив рассмеялась, тряхнув черно-белыми локонами, и самодовольно кивнула. Ее было трудно узнать, слишком сильно изменились черты знакомого лица. Когда-то мягкие и спокойные, они стали резкими и отточено острыми. То, что произошло с ее диар напоминало процесс взросления кошек, когда из забавного мягкого колобочка-котенка вырастает поджарый опасный хищник. Да и взгляд изменился настолько, что Дэре казалось, на нее смотрит не диар, а ожившая и от того еще более безумная стихия. Смерть.
        - Зачем тебе это? - последовал совершенно логичный с ее точки зрения вопрос.
        - Сестричка, - вновь рассмеялась кайорана, в ее тоне явно слышалась издевка. - Я всего лишь хочу получить то, что было моим по праву рождения. Бессмертие, с маленькой компенсацией, - хищно блеснули в ответ глаза Асиры.
        - Бессмертие? Но все кайораны бессмертны!? - Дэра не понимала, она отказывалась понимать происходящее.
        - Какая же ты… наивная! - хмыкнула она. - Это совсем не так, я даже расскажу тебе об этом, пожалуй. А то этот ритуал отнимает кучу времени.
        Дэра пока ничего не понимала, но решительно кивнула, говоря этим, что готова слушать. Ей необходимо было подумать о том, как выбраться из этой ситуации.
        - Ты знаешь, почему нам нельзя иметь детей от простых людей, не магов? - Дэра отрицательно помотала головой. - Все началось именно из-за этого, - продолжила свой рассказ Асира. - У нас вообще весьма специфический, - того яда, который несли эти слова, хватило бы, чтобы заполнить целое море, - механизм наследования. Если отец бессмертен - то ребенок наследует его бессмертие, а Силу от матери. Если же отец обладает Силой, то ребенок наследует ее, а бессмертие от матери. Но когда кайорана рожает от смертного без магической силы, то дочь получает либо бессмертие, либо Силу. В первом случает, она не является кайораной, ведь магия - наша суть. Во втором, девочка вырастает настоящей, но смертной кайораной. Все просто, - от последней фразы произнесенной ее диар слишком уж ровно, Дэриссу просто передернуло.
        Дэра упрямо и непонимающе смотрела на Асиру.
        - Да, моя мать лишила меня бессмертия! - уже кричала собеседница. - Но я получу то, что мое по праву!
        - Что… ты собираешься делать? - вопрос невольно сорвался с губ, и совсем не музыкально полетел вниз, словно отколовшийся от скалы кусок. Весомо, тяжело.
        - Все просто, мое тело смертно, ее - кивок в сторону ти-ар-эль, лежащей на алтаре
        - нет, я получу его и привяжу духов стихий к нему. Оно должно выдержать! Сила и бессмертие - они будут моими! Ну, и ее положение в обществе тоже. Отличный старт, не правда ли, диар?
        Дэра молчала. Этот разговор все больше и больше убеждал девушку, что Асира не в себе. Но, если задуманное ей исполниться, сдвиг магических потоков на Анитане будет колоссальным и… необратимым. Видимо, Асире надоел этот разговор, так как она покинула пещеру, не дожидаясь реакции пленницы.
        Оставшись в одиночестве, кайорана еще раз огляделась. Ее мечи вместе с метательными ножами лежали рядом с алтарем. Где находилось оружие Сариэля, девушке осталось только догадываться. Любое заклинание сейчас переполнит это место силой, после чего последствия не возьмется предсказать даже оракул. Замечательно, ничего не скажешь!
        "Хорошо хоть не раздели!" - чуть позже подумала кайорана. "Значит, еще не все потеряно, пара девяток дротиков у меня есть. И почему корсет не спасает спину от на редкость "удачного" выступа?!" - была следующая ее мысль. Руки затекли и ныли, любое движение, строго ограниченное длинной цепи, запускало тьму невидимых игл, нещадно терзающих тело. Мысли путались, голова болела. Дэра не знала, сколько времени она так провисела - сознание то и дело ускользало в омут туманного забытья.
        В очередной раз вынырнув из омута краткого забвения, Дэра увидела рядом с Саром мужчину, встречать которого хотелось ей меньше всего в жизни. Видимо, почувствовав ее взгляд, он обернулся.
        - Что же ты в нем нашла? Раньше, помнится, вкус у тебя был получше, - слова так и сочились ядом.
        - У тебя, помнится, тоже, Шан! - огрызнулась кайорана и скривилась, крик отозвался в голове острой звенящей и гулкой словно голос набата болью.
        - Ну, все просто, дорогая, - Дэру передернуло от отвращения. Она так старательно выжигала любовь к этому мужчине из своего сердца, стирала его из памяти, что слышать такое обращение было просто больно, - Асира может дать мне то, что тебе и не снилось. Власть! И власть куда большую, чем ту, что я оставил сыну!
        "Еще один сумасшедший!" - устало подумала девушка. Шан продолжал рассказывать свои планы, но Дэра его не слушала. Она полностью погрузилась в мысли. "Выход! Должен быть выход!" - метались истеричные мысли, и Дэра сама это понимала. "Так! Истерику прекратить! Вдох-выдох! Вдох - выдох!" - помогло, но немного.
        - Весь Анитан будет у наших ног! Даже вы, кайораны, - опасение, торжество, ликование, - не сможете нам помешать! У ти-ар-эль достаточно магов, у си-ар-эль - воинов и оборотни на нашей стороне! - разорялся Шан.
        " Я помогу тебе!" - раздался голос в голове. "Только не упусти момент!"
        "Кто ты?" - спросила кайорана саму себя, понимая всю абсурдность ситуации.
        "Потом! Сейчас не время!". Шан в очередной раз повернулся к прикованному Сару, приподнял за подбородок, рассматривая лицо ар-эля.
        - Раз ты нашла что-то в нем, все не так уж и плохо. Ты всегда любила только достойных, - самоуверенно процедил оборотень.
        По правой руке вверх поползла змейка браслета. Она легко скользила по коже под широким шелком рукава, незаметная никому, кроме Дэры. Змейка обвила кольцами запястье под браслетом кандалов. И он расстегнулся. После освобождения запястья браслет кандалов полетел к стене. Рука затекла и слушалась неохотно, но сейчас времени для восстановления не было - требовались действия и немедленно.
        Пальцы бегло вывели мелодию по камням и вышивке на корсете - в подставленную ладонь спустя долю секунды упали три кинжала-шпильки. Шан обернулся к Дэре, желая видеть ее реакцию на сказанное. Резкий взмах руки и в оборотня летят все три кинжала. Один в сердце и в глаза. Шан был отличным воином и успел увернуться от первых двух, но третий кайорана выпустила долей секунды позже и чуть-чуть в сторону. И он вошел точно в левую глазницу бывшего возлюбленного.
        Было больно… душе… телу… всему существу. Но именно эта боль не позволяла потерять сознание. Кайорана попыталась освободить вторую руку. С браслетом пришлось повозиться - он был заклят на славу. Но концентрация Силы в пещере почти полностью уничтожила наложенное на него заклятие, так что она смогла взломать замок кандалов кинжалом-шпилькой. С помощью еще одного кинжала-шпильки кайоране удалось открыть замок второго браслета и освободить левую руку.
        Освободившись, Дэра решила узнать как ти-ар-эль. Она почти дошла до алтаря, когда в пещеру вернулась Асира. Предательница быстро оценила ситуацию и метнулась прочь, видимо, решив дождаться окончания ритуала, до этого, судя по всему, осталось совсем немного времени. И тогда ее дух займет тело ти-ар-эль… Дэра почувствовала, как и без того многократно усиленная связь Асиры с кайоранами набирает еще большую силу. Видимо, предательница думала, что это остановит Дэру от решительных действий. Не даст убить ее. Ведь тогда сила связи ударит по всем кайоранам.
        - Асира! - горько выкрикнула девушка, - остановись! Ты же убьешь своими действиями половину рода! Альсу! Таэнили! Ты ведь понимаешь это! Ты же понимающая суть! Остановись! - Асира, и правда, остановилась, но лишь затем, что бы ответить своей диар.
        - Это мое право! Моя месть! Ты думаешь, я пощажу Альсу, которая обрекла меня на смерть. Или ее Таэнили, - насмешка и злость звенели в ее голосе. - У нее есть то, чего меня лишили! - слова наотмашь били по душе Дэры. "Я ведь тоже обвиняю маму!.. У нее не было выбора. Теперь я знаю. Что стоят наши жизни по сравнению с жизнями тысяч? Ничего! Мама! Я понимаю тебя!" - подумала Дэра.
        "Ты не успеешь!" - раздался голос в голове Дэрисса, отвлекая ее от неуместных сейчас мыслей. От кайораны опять требовались срочные действия, когда все ее существо просило о передышке. Мозг, наполненный неестественной ясностью, тут же подсказал решение. "Я понимаю тебя, мама! Это наше право! Это наш долг! Прости меня…"
        - Асира кай Альса кор Эонел дир Таннет, я, Дэрисса кай Омэрис кор Эонел дир Таннет, вызывая тебя на киор! Здесь и сейчас! - раскатом грома пронеслось по пещере эхо ее слов.
        - В ипостасях! - крикнула Асира, чувствуя, как смыкается кольцо поединка, как тянет ее обратно в пещеру ритуала. Она прекрасно знала: Дэра - отличныйй воин и необходимое для завершения ритуала время можно выиграть, лишь сражаясь в облике зверей. Откажись от вызова на киор и умрешь в тот же миг, а это не входило в планы Асиры. Она собиралась закончить ритуал… любой ценой.
        Дэра не спешила сменить ипостась. В отличие от Асиры ей почти не требовалось времени на смену облика, хотя причину этого узнать ей так и не удалось. В миг изменения Дэра устало и немного обреченно подумала: "Видимо, это наше право - жертвовать собой, ради жизней других". Девушка чувствовала, как исчезли и без того тонкие ниточки связи с другими кайоранами, зато между ней и Асирой связь набрала еще большую силу. Киор - способ отомстить, не подставляя под удар других кайоран. В этой дуэли нет выигравших. Кайорана победительница умирает вслед за побежденной, разделяя всю боль смертельной агонии, имея лишь одно отличие, за которое стоит бороться: она точно знает, что умирает, отстояв свою правду.
        Она не боялась. Уже не боялась. Киор - это смерть, но что она может? Ничего. Дэра все еще прибывая в теле кайораны, уже перестала быть ее, быть женщиной. Теперь она была тигрицей, защищающей свое потомство. Ну и что, что этим потомством является целая раса. Ее раса. Она клялась защищать сестер, защищать магию. А еще клялась отомстить. Пришло время выполнять клятвы.
        Круг перестал сужаться, образовав место для поединка. Напротив друг друга застыли черная пантера и белая саблезубая тигрица. Пантера напряженно замерла на миг в удивлении. Ипостась саблезубой тигрицы за всю историю имели лишь четыре кайораны: прародительница и еще три девушки, которых считают ее земными воплощениями. "Этого не может быть! Не может!" - подумала Асира.
        Дэра атаковала, резко и стремительно. Но Асира успела уйти от удара. Тигрица, не снижая скорость, продолжала атаковать, пантера - уклоняться от ударов. Асира тянула время. Еще немного… и она выйдет из этого сражения победительницей. Ей стоило продержаться всего несколько минут, и она получит свое бессмертие и силу. Дэра тоже это понимала и все больше взвинчивала скорость боя, надеясь, что диар допустит ошибку. В очередной безумном прыжке тигрица смогла задеть пантеру и тут же получила ответный удар. Эта игра в догонялки могла бы продлиться еще долго. Но время не давало мешкать. Дэра понимала всю необходимость убийства Асиры и то, что уже сделала для этого практически все. Но никак не могла переступить через себя до конца, что было необходимо для убийства. "Еще чуть-чуть и ты проиграешь! Уже поздно отступать!" - раздался голос в голове Дэры. Он подействовал на девушку как пощечина. "Снявши голову, по волосам не плачут" - говорят люди. Но именно этим она и занималась последние минуты. Коротко и зло прорычав, тигрица сорвалась в отчаянный прыжок. И он увенчался успехом. Дэра, приземлившись, подмяла
противницу под себя и потянулась в горлу пантеры. Асира яростно сопротивлялась, осознавая, что ей не хватает всего пары капель из реки времени для осуществления планов. Но за Дэрой была правда. За Дэрой была сила. Сабли клыков сомкнулись на горле пантеры, прерывая ее жизнь.
        Асира умерла спустя пару секунд. Тигрица разжала челюсти, отошла от поверженной. И боль накрыла ее. Дэра не понимала, как меняла ипостась. Руки потянулись к горлу, желая защитить его от клыков хищника. Волна за волной пробегала боль по телу кайораны. Боль заполнила собой все, стирая барьеры и грани. Сознание растворялось в этом океане агонии.
        А магия, вышедшая из-под контроля, заполнила собой все пространство пещеры. Пели песню свободы духи четырех первостихий. Сила впитывалась в алтарь под телом ти-ар-эль. Но этого никто не видел. Единственный пока еще живой маг на пике Судеб, сейчас отходил в мир иной. Да так что и врагу не пожелаешь.
        Дэра не видела, как съехала крышка алтаря, казавшегося до этого монолитным, и из него выпрыгнул мужчина. Он быстро окинул взглядом пещеру и метнулся к умирающей девушке. Слабое свечение ее тела показывало, что Дэра начала растворяться в стихии вслед за своей диар, от которой уже ничего не осталось. Ее тело превратившееся в сгустки тьмы, которые тут же разметало поднявшимся ветром - освободившиеся стихии забирали принадлежащее им по праву.
        Мужчина поднял Дэру и внимательно посмотрел в ее лицо. Он с болью в сердце понял: кайорана сдалась. И он уже не сможет ей помочь, если она сама не захочет жить.
        - Демианара! - зов истинного имени на время должен был, привязать ее душу к жизни, к телу, к этому месту. - Что ты творишь?! Ты сдалась боли! Ты кайорана рода Таннет уступила боли!! - девушка приоткрыла глаза. В них не было ничего кроме обреченности, безразличия и усталости.
        - Дэра! Не смей сдаваться! - кричал мужчина, подпитывая кайорану целебной энергией, но эта мера не могла надолго продлить ее жизнь. После киор есть только один выход - смерть. Что бы изменить это - необходимо изменить саму судьбу, а для этого нужны не только способности, но и время.
        Мужчина сосредоточился, собирая энергию, что бы стереть уже написанную судьбу с крыльев бабочки Дэриссы. Но времени катастрофически не хватало. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять - настроить заклятие только на Дэру он не успеет. "Я не смог спасти твою мать, девочка, но тебя не отпущу! Да и у Сариэля появится шанс начать все с чистого листа" - подумал мужчина, выпуская свою силу на свободу. Она стерла уже предписанные судьбы находившихся в этот момент в пещере существ. И этого оказалось достаточно, чтобы изменить уже выбранный миром путь развития, но этого мужчина, увы, знать не мог.
        Тело Дэры перестало светиться, мужчина облегченно выдохнул и аккуратно уложил девушку на пол. Он подошел к прикованному ар-элю и освободил его. Сариэль безжизненной куклой осел на пол, как только цепи перестали поддерживать его в вертикальном положении. Мужчина поднял ар-эля и перенес его ближе в Дэре.
        Кайорана с трудом открыла глаза, в них теперь была только усталость.
        - Как ты? - поинтересовался мужчина, в его голосе слышались забота и какая-то запредельная нежность.
        - Никак, - честно ответила кайорана. - А вы кто?
        - Меня зовут Анексаар. Это мой голос ты слышала, - спокойно пояснил новый знакомец.
        - Откуда вы меня знаете? - вопросы сыпались из девушки, словно из рога изобилия.
        - Это долгая история, Дэра. Давай отложим этот разговор. Сейчас надо выбираться отсюда.
        - Согласна. Скажи… та-ар-эль жива? - из последних сил, но с надеждой спросила девушка.
        - Нет, - горько и виновато ответил Анексаар. Девушка посмотрела на друга.
        - Сариэль, прости! Я не смогла… - прошептала Дэра и потеряла сознание от физического и эмоционального напряжения и усталости.
        С Пика Судеб в полет сорвался дракон. Полет - квинтессенция свободы, для него это действительно была свобода. Пьянящая, настоящая, новая свобода. Свобода его… жизни. Какой сладкой она казалась Анексаару в этот момент. И в тоже время он почти с трудом верил в нее. За столько лет мужчина научился ждать, хотя почти потерял надежду вернуть себе свое. Тело, свободу, магию - жизнь. Он почти смирился с тем, что его удел всего лишь видеть жизнь Дэриссы, через когда-то наскоро и отчаянно заклятые им браслеты-змейки. Но, у Судьбы Предвечной, стоящей даже над богами и немного покровительствующей всем драконов, на этот счет, видимо, были другие планы. И Анексаар был благодарен ей за это.
        Полет. Как бы восхитителен он ни был, но продолжаться долго не мог. У него практически не осталось сил, зато вновь появились неотложные дела и долг. Все возвращается на круги своя.
        Ему потребовалось все свое немалое мужество, чтобы вернуться под своды Пика Судеб, где он был пленником больше восьми долгих десятилетий. В пещеру, где все еще гуляли отзвуки невероятной мощи магии, он вошел уже в образе человека. Мужчина подхватил на руку легкое тело кайораны, чтобы отнести ее за пределы этого страшного места. Он был драконом, небо - его по праву. Он, не задумываясь, шел по воздуху, все больше удаляясь от места проведения ритуала. Лишь оказавшись на опушке небольшого леса, Анексаар опустил Дэру на землю. Быстро поставил защитный контур вокруг намеченного для временного лагеря места и оставил девушку в одиночестве. Вскоре он перенес сюда и Сариэля. А вот тело его ти-ар-эль рассыпалось прахом после смерти Асиры, и все что смог сделать Анексаар - это собрать ее прах, чтобы Сариэль смог ее похоронить. Пока же…
        Дракон занялся обустройством лагеря. Он собирал хворост для костра, наслаждаясь каждым вздохом своего нового существования, каждым мгновением настоящей жизни, каждым своим движением. Как мало, оказывается, нужно для счастья! Анексаар цедил восхитительные запахи цветущего где-то разнотравья, словно древнее вино, кутался в легкую ночную прохладу, точно в объятия возлюбленной. Ему воспевали жизнь ночные птицы, обещали скорый рассвет, за которым непременно придет новый свободный день. Шелестели молодыми листьями деревья. Он так отвык от всего этого, что порой останавливался, чтобы лишни раз убедиться: это не сон. Верилось с трудом, но верилось.
        Анексаар развел огонь и долго изучал состояние Дэры и Сариэля, но вскоре убедился, что с ними все будет в порядке. Надо лишь дать им время… А птицы заливались, стремясь скорее подогнать солнцек выходу из закатного края. Он смотрел на спящую кайорану и думал о том, что это первая ночь его новой жизни. Жизни… Раньше у него был долг перед народом, перед друзьями… Сейчас? Место в Круге Владеющих должна была давно занять сестра: больше не кому. А друзья… Простил ли его Дирран? Смог ли он пережить потерю Омэрис? И так десятки, сотни, тысячи вопросов, на которые он не мог дать себе ответов, даже используя свою силу. Приходилось просто ждать, наслаждаясь возможностью жить.
        Дракон долго смотрел на такое красивое и чуждое ему небо. Небо Анитана. По которому царственно шествовали все девять Лун, отмечая размеренное течение времени. Перешептывались на черном бархате небосвода озорные звездочки, подмигивали ему. А здесь, на земле, стрекотали уже проснувшиеся цикады, болтали меж собой ночные птицы, и громогласно ухали совы. На его ладонь опустилась ночевка, гордая маленькая птичка, носящая в себе суть огненной стихии. Хлопнула крыльями и застыла на миг, чтобы в следующий сорваться в стремительный полет. Она вспорхнула и устремилась к огню, чтобы пропасть в его жарких объятиях.
        Чутким слухом Анексаар уловил, что Сариэль очнулся еще до того, как ар-эль открыл глаза. Просто сердце забилось ровнее и четче. А Анек уже стоял радом. Готовый помочь, выслушать, ответить.
        - Где? - хриплый надтреснувший голос.
        - Неподалеку от Пика Судеб. Если вам интересует судьба принесенной в жертву ти-ар-эль, то вынужден вас разочаровать: девушка погибла.
        - Нет! - яростный и удивительно сильный крик полный боли сорвался с губ ар-эля.
        - Сожалею, - он действительно сожалел об этой смерти.
        - Не верю! Я должен… - голос оборвался, ар-эль чувствовал правдивость слов незнакомца. Там, где раньше была Тьянэль, теперь только сосущая, затягивающая в свои сети пустота. - Должен увидеть все… сам…
        - Вам не стоит сейчас напрягаться, дождитесь рассвета. И… Сариэль, понимаю, что я не должен вам указывать, но… Вы ведь прошли обряд эсн-тер.
        - Вас это не касается! - ар-эль попытался добавить в голос негодования, злости. Но прозвучал он слишком устало, безлико.
        - Вы правы. Но рекомендую, заблокируйте связь пока еще не слишком… поздно.
        - Я в состоянии… сам решать… что мне делать! - Сариэль был еще слишком слаб, чтобы похвастаться плавностью речи.
        - Ваше право, - ответил дракон и вернулся к костру.
        Сариэль поднялся. Осмотрелся вокруг. Но взгляд ни за что не зацепился, он лишь отметил, что Дэра тоже здесь. И все. Чувства почти исчезли. Только боль еще говорила ему о том, что он жив. Но ненадолго. Эсн-тер - связывая судьбы. Ритуал, обряд, плата? Смерть одного - это смерть другого. Смерть чувств, а затем и тела. Ведь невозможно жить без желаний, чувств, эмоция. У него осталась только боль от того, что он потерял свою эсн-и. Потерял, не смог спасти. Слабак!
        Сариэль смотрел в пропасть, которую смог сегодня преодолеть. "Только тот, кто верит в себя!". Он больше не верил. Но и последний шаг… Самоубийство? К чему? Когда он и так последует вслед за Тьянэль уже очень скоро. Жить? К чему? Он не хотел жить. Он вообще ничего не хотел. Даже прекращения этой боли. Он сидел, глядя перед собой, но перед глазами у него было лишь ее тело, лежащее на алтаре.
        Рассвет начал стремительную атаку на ночь, застывшую в своем триумфе над прошедшим днем и потерявшей бдительность. Еще не показавшееся солнце медленно, но неуклонно отнимало у темноты все больше и больше неба, даря ему чистые и праздничные цвета новой победы. В кустах уже проснувшиеся пичуги слаженно трубили новую атаку. И вот на самом краю восточной части небосвода появился сам предводитель воинства дня - огненный лик небесного светила.
        Она открыла глаза, и осознала, что все еще жива. Это было странно, это было удивительно, но удивления Дэра не чувствовала. Она вообще ничего не испытывала. Пустое безразличие: ни радости, ни печали. Странно. Жива ли она на самом деле? Стоящий вопрос, только кому его задать?
        - Как ты? - склонился над ней… Анексаар. Дэра посмотрела в лицо своему спасителю. Красивый, вот только его красота не тронула сердца. Сильный, но эта мощь не вызвала желания спрятаться за спину этого мужчины. В ее душе вообще не было ни желаний, ни чувств. Странно.
        - Не знаю, - честно ответила она.
        - Да?! - Анексаар удивился и нахмурившись добавил, - кажется, что-то пошло не так. Это плохо, но пока я не смогу ничего изменить. Прости.
        "За что он просит прощения?!" - подумала Дэра.
        - Ничего, - кивнула она, было бы неудобно, если бы этот странный мужчина чувствовал из-за нее какую-то вину. - А где Сар?
        - Здесь где-то, - рассеяно отозвался ее собеседник, полностью погрузившийся в свои мысли.
        - Спасибо.
        Она поднялась и осмотрелась кругом. Совсем недалеко виднелся пик Судеб, от одного взгляда на который у нее побежал холодный пот по спине, но страха в душе не проснулось. "Надо будет спросить Анексаара, как он перенес нас сюда", - подумала кайорана и отправилась на поиски ар-эля, сейчас было не то время, чтобы оставлять Сариэля наедине с самим собой. Он нашелся у камня с подсказкой. Он сидел прямо на земле и его невидящий взор был устремлен куда-то вдаль.
        - Здравствуй, - Дэра опустилась рядом.
        - Здравствуй, - после короткой паузы услышала она бесстрастный ответ. "И он тоже лишился чувств?!"
        - Как ты? - задала она глупейший вопрос.
        - Хорошо. Покойно.
        - Сар?!
        - Что? - ни ноты заинтересованности в голосе, ни тона чувств в мелодии безразличия.
        - Что с тобой?! - она ничего не чувствовала, но была куда живее ар-эля. Может быть, просто воспоминания о том, как следует реагировать, подталкивали ее к проявлению несуществующих чувств, а может, что-то другое.
        - Эсн-тер, - ничего не выражающим голосом обронил Сариэль.
        - Ты умираешь?! - она даже подалась вперед, чтобы заглянуть в глаза мужчины.
        - Да, - развел он руками, показывая, что ничего не может с этим сделать, что ничего не имеет против этого.
        - Так нельзя! - кричит, вскакивая она на ноги. - Ты еще жив! Борись! Ты жив! Слышишь, жив!
        - Зачем не жить без нее? - поднял в ней лицо Сариэль.
        - Нет, так нельзя. Сар, - позвала, пытаясь зацепить взгляд ар-эля, пытаясь найти выход. "А что если?..".
        Дэра упала на колени перед ним, подалась вперед и накрыла губами губы, выпуская свою суть на волю. Неизвестно откуда поднявшийся ветер взвыл, словно раненный зверь, бьющийся в смертельной агонии. Когда-то она уже изменяла путь этого ар-эля, и тогда это было не так сложно и больно. А теперь, казалось, она выпивает всю боль, что скопилась на сердце Сариэля. Боль, кругом осталась только боль, чужая боль, ставшая ее собственной.
        Он оттолкнул ее резко, сильно. Вперил ненавидящий взгляд в ее глаза. Злоба переполняла ар-эля, Дэра видела это и была по-прежнему безразлична. "Да, что такое со мной?" - подумала она.
        - Ты никогда ее не заменишь! Уйди, не лезь ко мне! - выкрикнул ей в лицо друг.
        - Я и не пытаюсь, - безразлично ответила она, поднимаясь. В душе гуляла боль. Его боль и больше ничего. - Прощай.
        Дэра медленно брела прочь. Какой же она была дурой, что так подставилась! Пытаться залечить чужую боль, ничего не чувствуя, что может быть глупее? Ничего, наверное. Впрочем, какая теперь разница, ведь у нее получилось. Вот только нити связи, которые киор оборвал, теперь восстановились, накрепко связав через боль ее с Сариэлем. И что теперь делать?! Делать ничего не хотелось, полноправная властительница ее души апатия, была в этот момент ей мила. Вот только боли становилось все больше. Дэра мысленно выругалась, надеяться, что Сар не успел ничего заметить, и постаралась как можно сильнее блокировать их все усиливающуюся связь. Не было сил ни на что, не было никаких желаний, и только боль. Ветер трепал ее косу, словно щенок дорвавшийся до хозяйского сапога. Ей было все равно. Как-то незаметно она вышла к лагерю, где у костра сидел Анексаар. Стоило мужчине заметить ее, как он тут же поднялся, подошел ближе.
        - Что между вами произошло?!
        - Ничего стоящего твоего внимания, Анексаар, - ровно ответила она, хотя душа заходилась в крике от боли.
        - Ладно, с ним я разберусь, чуть позже. Дэра, кажется, что судьба вышла из под контроля, но я попытаюсь исправить свою ошибку.
        - Судьба? - переспросила девушка.
        - Именно! Я ведь дракон…
        - Дракон? - кайорана почувствовала, как непроизвольно широко распахнулись ее глаза, смотрящие на Анексаара.
        - Да. Как и твой отец, - кивнул он.
        - Отец? - Дэра села на землю. Это было невероятно, но разум тут же начал сопоставлять факты и пришел к неутешительному выводу, скорее всего, ее спаситель прав. Точнее, правду говорит.
        - Да, твой отец дракон. И я хотел бы, чтобы ты отправилась со мной.
        - Нет. Я не могу. Я еще пять лет должна быть в Эйтаре, - ровно ответила она. Правильно ли было бы отправиться сейчас с Анексааром неизвестно куда? Она знала, что нет.
        - Как скажешь, Дэра, - кивнул он и осторожно взял ее за руку. - Я прилечу за тобой в Эйтар.
        - Хорошо, - кивнула она. Кто знает, что произойдет через пять лет.
        - Если я понадоблюсь тебе, просто потянись ко мне мыслями, и я отвечу, - сжав ее пальцы, горячо проговорил дракон.
        - Как это?
        - Видишь ли, твои браслеты…
        - Понимаю, - перебила она Анексаара, пока тот подыскивал слова, для объяснений. - Спасибо.
        - Это я должен тебя благодарить, - возразил он, так и не отпуская ее руки.
        - Не стоит, - отозвалась Дэра, высвобождая из захвата свою ладонь, - мне пора.
        - Куда?! - удивился ее собеседник.
        - В Эйтар, - пожала плечами кайорана. - Спасибо, что позаботился о нас и вернул наши вещи, - поднимая с земли свои мечи, проговорила Дэрисса. - До встречи.
        Она резко развернулась и за несколько стремительных шагов, оказалась рядом с костром. Замерла перед ним на мгновение, прошептала заклятье и шагнула прямо в пламя, чтобы раствориться в нем.
        Исчезла, растворилась в пламени костра. У него было чувство, что он только что потерял самого дорогого его сердцу человека. Потерял безвозвратно. Хотелось кричать от боли сковавшей сердце неподъемными цепями, но он не позволил себе ничего подобного. Дэре тоже нужно побыть одной, а ему вновь придется привыкать жить своей жизнью, а не ее. Это будет трудно, но он справится, должен справиться. Но все же Анексаар осторожно потянулся к сознанию кайораны и лишь убедившись, что с ней все в порядке, расслабился. Стоило бы пойти поискать ар-эля, но делать это ему совершенно не хотелось. Этот идиот обидел его девочку, его Дэру, а значит, не заслуживает прощения. Но и оставить его так дракон не мог, потому что этого не простит уже Дэрисса.
        Анексаар постоял немного, подставляя лицо ранним солнечным лучам, и отправился на поиски страдальца. Ар-эль нашелся довольно быстро. Он стоял у обрыва и вглядывался в пропасть, вот только что-то было совсем не так. Дракон внимательнее присмотрелся к ар-элю и едва не присвистнул. Да и было, признаться, от чего. Совсем недавно кто-то вновь изменил судьбу Сариэля, и Анек точно знал кто. "Неужели она способна на подобное?!" - восхищенно спрашивал он самого себя. Это было немыслимо, невероятно, но было!
        - Долго планируете тут стоять? - спросил он у задумавшегося ар-эля. Вежливость ничего для него не значила, просто он не собирался впускать этого ар-эля в близкий круг, так что неизменное "вы" было вполне удобно.
        - Нет, - решительно отрезал Сар. - Зачем ты пришел?
        - Просто так, - пожал он плечами. - Мне нужен повод?
        - Тебя прислала это змея! - развернувшись лицом к нему, начал выкрикивать обвинения Сариэль.
        Забавно. Но этого терпеть он не собирался! Если этот парень решил, что может оскорблять Дэриссу то, никакого почтения не заслуживает. Так что…
        - Дэре плевать на то, что ты будешь делать со своей жизнью, - соврал он в ответ, - но вот я не позволю тебе совершить самоубийство, после того, как сначала я, а потом она вытащила тебя с грани. Хочешь умереть - умирай, только позже, когда доставишь прах ти-ар-эль ее родне, когда взглянешь в глаза отцу.
        - Я… - начал Сар и задохнулся.
        - Ты, твое право! Делай, что хочешь.
        Он резко развернулся и отправился обратно к лагерю. Если этот ар-эль действительно не глуп, то он примет правильное решение, если нет - это не его проблемы.
        Эпилог
        - Здравствуй! - она вновь пришла в его сон. Это было его болезненным счастьем.
        - Здравствуй, - прошептал Явальд, рассматривая свою возлюбленную.
        Сегодня первая кайорана была необычайно печальна и в то же время радостна. Глаза цвета серебра возбужденно блестели, казалось, что богиня вот-вот расплачется или наоборот рассмется. Он смотрел на Дэмиану и не мог произнести ни слова.
        - У меня новости, - прошептала богиня, подходя к нему.
        - Какие? - жадно, просительно.
        - Ударов по Эйтару больше не будет, это первое. Второе, утром вернется Дэрисса, сможешь наконец-то ее увидеть.
        - То есть Дэрис разобралась с этой проблемой?! - он былудивлен.
        - Да, Явальд, разобралась. Но боюсь, это не прошло для нее бесследно.
        - Что?! Что с ней случилось?! - он бездумно схватил возлюбленную за руку, заставляя смотреть в его глаза.
        - Не знаю точно… Прости…
        - Тебе не за что просить прощения, - он был взволнован и немного зол на себя, и очень зол на Судьбу. Какого Кайна, опять Дэрис?! Разве мало того, что она так рано потеряла мать?! - Прости меня, я волнуюсь за нее, - Явальд обнял возлюбленную.
        - Я знаю, - кивнула ему богиня и уткнулась в грудь, явно сдерживая слезы. - Я ничем не могла ей помочь. Опять…
        - Дэми, - мягко позвал он, и девушка наконец-то подняла на него взгляд, - ты не всесильна, я знаю. И ты знаешь. Не вини себя, умоляю.
        - Яль…
        Он не дал ей договорить, просто накрыв губы богини поцелуем. Теперь у них точно будет время обо всем поговорить.
        Дэрисса вышла из круга костра и ничего не почувствовала, вернувшись в Эйтар. Связь с Кленовым Лесом будет восстанавливаться еще очень долго, так что у нее было предостаточно времени, чтобы разобраться в себе и не пугать окружающих.
        Вдруг пламя костра зашипело, яростно взметнулось в высь. А когда опало, почти потухнув, кайорана обнаружила выбирающуюся из огня ниа-эль. Дэрисса Дэра не могла ничего понять, но поспешила помочь незнакомке сбить пламя с довольно странной одежды.
        - Простите, но где я? - спросила ее девушка. Дэра с трудом поняла, что от нее хотят. У незнакомой двуликой оказался сильный акцент.
        - В Эйтаре, - ответила кайорана.
        - Не может быть! - прошептала незваная гостья и лишилась чувств, так что Дэра едва успела ее подхватить.
        Они сидели на лесной опушне на Луне Воина. Когда-то Диоран спецально создал это место, чтобы у них был свой союственный уголок "ждя двлих". Здесь никто не мог побеспокоить верховную богиню и ее мужа, здесь она могла позволить тебе быть слобой, быть просто женщиной.
        - Все закончилось, - шепча это, Великая Богиня прятала лицо на плече мужа. - Тебе придется снять проклятье. Я так боялась…
        - Кариана? - удивленно спросил покровитель ниа-эль.
        - Я боялась все эти десять тысяч лет, боялась до безумия… Потерять тебя!
        - Что за глупости? - возмутился ее супруг, покрепче прижимая к себе дрожащую богиню.
        - Это не глупости, - возразила Кариана и заглянула в карие глаза возлюбленного, в которых были написаны недоумение и беспокойство, - драконы были посланы в этот мир, как противодействующая сила для богов, ты же знаешь.
        - Ну и что?
        - Они достаточно сильны, чтобы устроить войну, чтобы победить…
        - Ты преувеличиваешь!
        - Нет! - вскрикнула богиня, позволяя пережитому страху вырваться на волю. - Они многое позволяют нам, но все же драконы создания Судьбы Предвечной. Говорят, она создательница всего, а некоторые говорят, что она страж мироустройства. Я не знаю, кто прав. Там где я выросла ее почитали, так же сильно, как в Кариане почитают меня. Но дело не в этом! Драконы имеют право, услышь меня, умеют право оспаривать наши решения, решения Богов.
        - И? - он осторожно гладил возлюбленную по спине, пытаясь успокоить.
        Шелестела трава на ветру, шумели деревья, птицы что-то насвистывали, казалось, что они сейчас в подлунном мире на опушке большого леса. Но сейчас все это было не важно, совсем не важно, потому что для него существовала только эта удивительная женщина, его возлюбленная, его богиня. Диоран, конечно, знал, что Кариана может испытывать страх, но это было впервые, когда он видел это чувство в каждом взгляде, каждом жесте Великой Богини.
        - Зинтар мог вызвать тебя на дуэль… Понимаешь, я не берусь предсказывать, кто бы тогда победил. Я могла потерять тебя! Если бы этот дракон не считал, что кара оправдана… я бы могла потерять тебя! - повторила Кариана, из глаз богини капали слезы.
        - Я всегда буду с тобой, - пообещал Диоран, покрепче прижимая к себе жену.
        - И как будем выбираться? - спросил его ар-эль. Анексаар только улыбнулся в ответ. Как он и думал, парень оказался не так уж безнадежен.
        - Полетим, - легко ответил дракон.
        - В Лес… Я могу попросить тебя об одолжении? - ар-эль был очень серьезен.
        - Вполне, - кивнул Анек. Он был рад, что Сариэль оживает, это значило, что они не зря потратили силы.
        - Скажи, ты действительно способен менять судьбы?
        - Зачем это тебе? - насторожился дракон.
        - Сам увидишь, но раз спрашиваешь - можешь. Это хорошо.
        - Ты странный, - улыбнулся Анек, разглядывая ар-эля, словно видел его впервые.
        Ровные черты лица казались правильными и породистыми, все тоже тренированное гибкое тело, какое было у Сариэля при первой встрече с Дэрой, а значит, и с ним. Вот только он бы никогда не узнал в этом мужчине того охранника кайораны… Сариэль изменился слишком сильно еще до того, как они с Дэриссой поработали с ео бабочкой судьбы. А теперь… теперь в нем вообще мало что осталось от того безответсвенного юноши, что сбежал из дома, чтобы не жениться на той, на которую указал его отец.
        - Какой уж есть, - пожал плечами Сариэль, - впрочем, я сейчас и сам не знаю, какой я. И все благодаря тебе и Дэриссе. Спас-с-сатели! И ведь не спросили, чего я хочу!
        - Все еще злишься? - удивился он.
        - Да, - холодно ответил ему ар-эль, - злюсь.
        - И что это тебе дает? - усмехнулся он.
        - Ничего, я это прекрасно понимаю.
        - Тогда зачем? - легко спросил Анексаар.
        Вновь вернувшаяся жизнь настроила его на удивительно мирный и спокойный лад. Дракон про себя посмеивался над собой по этому поводу. Казалось бы, он прожил уже достаточно, чтобы разучиться просто радоваться жизни, каждому вздоху, каждому движению тела, но стоило потерять все это и обрести вновь, как он точно подросток больше не думает о смерти, просто наслаждаясь каждым мгновением бытия.
        - Думаешь, у меня нет причин злиться? - сощурил глаза ар-эль, в темно-карих зрачках отразилось его бешенство.
        - Мне без разницы, - безмятежно откликнулся он, - хочешь разрушать себя - разрушай, я не буду препятствовать, только вытащу тебя отсюда и делай, что хочешь.
        - Зачем тебе со мной возиться? - успокаиваясь, спросил ар-эль. Сар устало сел на землю, подпер рукой гудящую от пустоты и отчаяния голову.
        - Будет несправедливо, если ты похоронишь все то, что мы с Дэриссой для тебя сделалали. Но это не главное, - легко признался дракон, в серых глазах мужчины плясали с грустью смешинки, - она не простит мне, если я брошу тебя сейчас.
        - Женщины, - тоскливо откликнулся Сариэль, - а я свою потерял… Слабак!
        - Так было предначертано, даже я не смог бы что-то изменить, - он не старался утешить сидящего напротив ар-эля, он посто говорил правду.
        - Спасибо.
        - Не за что. И знаешь, она мне действительно дорога.
        - Я вижу, - он едва не рассмеялся, увидев, с какой ухмылкой произнес это ар-эль. Почти живой. У этого парня, определенно, был шанс выжить, смириться с жизнью.
        - А я и не скрываю, - оскалился он в ответ. - Мне не зачем скрывать свои чувства.
        - Хм, оставила присматривать за мной значит, - задумавшись, произнес ар-эль, изучающее глядя на него. - Забавно. Ты ведешь себя как ребенок, только что попавший в большой мир. Но я знаю, что ты старше меня… много старше. И кого же за кем Дэрисса просила присмотреть?
        - Хороший вопрос, - улыбнулся он в ответ. Серовато-розовые губы привычно растянулись в улыбке. Это была его новая привычка, потому что раньше он столько не улыбался уж точно.
        - Без ответа, - ар-эль тоже улыбался, - мне надо в Туманы.
        - Что? - Анек аж сел от удивления на землю. Вот такое прямое заявление от Сариэля. Нет, он понимал, что ар-эль сейчас не очень-то адекватно воспринимает мир… Но отправляться в какую-то деревеньк, вместо того, чтобы вернуться в Лес… Странно все это!
        - Ну, мне-то там делать особо нечего, - сознался ар-эль, - просто, думаю, ты сможешь кое-кому помочь.
        - И в чем смысл? - сощурил стального звета глаза Анексаар.
        - Спасти, - пожал плечами ар-эль, совсем сбивая его с толку.
        - Кого? - изумился он.
        - А есть разница? - хитро прищурился Сариэль.
        - Нет, - обреченно выдохнул драков.
        - Вот и я о том же, - от души рассмеялся ар-эль, празднуя победу в споре.
        - Почему ты плачешь? - тихо спросил ее муж, обнимая за плечи.
        - Я опять не смогла помочь! - с отчаянной яростью прошептала Сейтан. - Опять не смогла! Понимаешь?!
        - Тс, - приказал ей ар-эль, - успокойся. Дэра жива!
        - А Асира?! Ведь она тоже наша внучка!! Опять! Я ни на что не годна! Как я могу быть богиней удачи, если мои, наши, девочки все время оказываются в пройгрыше?! Зачем, ну зачем?.. Зачем я поверила, что смогу избежать своей судьба?!
        - А теперь вытри слезы и объясни мне все толком! - потребовал от нее Шаэданар.
        - Ты прав, - тут же покаялась богиня. - Я должна была рассказать тебе раньше, прости…
        - Сей, - прошептал ей на ухо ар-эль, покрепче обнимая ее. В его объятиях всегда было спокойно. Вот и сейчас, она невольно успокаивалась, чувствуя тепло любимого мужчины.
        - Это моя вина, моя во всем. Ты знаешь, хотя откуда бы тебе знать, так вот, во время второй инициации всем кайоранам предлагают одно и то же, а именно узнать свое будущее. Один факт, который решает все. И я согласилась тогда, наверное, было бы легче не знать. Но я была молода и глупа и выбрала знание, которое потом проклинала всю свою жинь. И проклинаю сейчас, - тихо добавила кайорана.
        - Сей, хватит виниться, рассказывай! - серьезно, настойчиво.
        - Все, что мне сказали… Я помню это до сих пор! И это пугает меня до сих пор! Бесстрастный голос Альтеры дир Кинтан. Серые глаза, которые смотрят в будущее, строгие цвета пепла волосы и даже сероватая кожа… Она была вопрощением Стихии, воплощением Сумерек, Рока, Судьбы и будущего. Проклятые! Все кто удостоился вниманием Сумерек, прокляты знанием. Они знают слишком многое о будущем, но помочь… Да они даже себе помочь не могут! Они заранее знают, когда и отчего умрут, они знают, но лишь слепо следуют судьбе… Вот так! А я так не могла, не хотела… Я не хотела терять их, понимаешь?
        - Кого "их", Сей?
        - Наших дочерей! Мне сказали… сказали тогда… что я они умрут у меня на глазхах! Я буду свидетельницей их смерти, понимаешь?! Я сделала все, чтобы избежать этого! Все! Продала свою судьбу, чтобы избежать этого… но… все равно я безнадежна. Я не хотела стаовиться богиней, не хотела, но стала! И теперь… теперь я вижу как умирают мои девочки!! Сначала Омэрис, а теперь и Асира… Я чуть не потеряла Дэру!
        - Ты не виновата! - голос ар-эля был глух, он сильнее сжал вохзлюбленную в своих объятиях, укачивая ее словно ребенка. А богиня все говорила и говорила, каялась и проклинала свою судьбу и вновь каялась. - Мы вместе, мы всегда будем вместе! А наши девочки, я тоже их люблю, но они вправе идти своим путем, следовать по узору на крыльях бабочек собственной судьбы…
        Пояснения
1. Ученик - Первая Луна.

2. Лунный час - час, когда на Небесной длани появляются все девять лун. В Дни Лунного Пути они выстраиваются в ряд. В эти дни Лунный час самый удобный для большого волшебства, боги даруют свое благословение магии.

3. Дни Лунного Пути - дни следующие по завершению тайра. После тайра Ученика, Воина, Барда, Жреца, Оракула - шесть дней; после тайра Кузнеца, Странника, Мага, Мудреца - пять дней.

4. Тайр - месяц в мире Кариан. Длиться тридцать пять дней. После каждого тайра начинаются Дни Лунного Пути. Тайра Ученика - первый месяц года, а так же первый месяц лета. Затем идут тайры Кузнеца, Воина, Странника, Барда, Мага, Жреца, Мудреца, Оракула. Каждые три года Дни Лунного Пути после тайра Мага длятся шесть дней, когда магия наполняет весь Кариан. Эти года называют маговыми.

5. Вьюжные духи обитают в горах царственно владеющих снежными вершинами. Эти духи выглядят как белоснежные лошади и сами избирают наездников, оставаясь верными до конца. Вьюжные духи могут принимать вид ветра или вьюжных порывов зимой.

6. Сааданские горы - горный хребет, находящийся наюго-западе, по ним проходит граница человеческих королевств, владений ар-элей.

7. Дэрисса кай Омэрис кор Эонел дир Таннет. Имена кайоран состоят из личного имени, затем - имя матери, перед которым идет частица кай, следом - имя семьи, перед которым идет частица кор, в конце - названием рода, перед ним идет частица дир.

8. Тан - девятилетний цикл.

9. Совет Хранящих управляет Эйтаром. В него входят самые сильные кайораны, признанные только одной стихией. Хранящая Воду, Хранящая Землю, Хранящая Огнь, Хранящая Воздух, Хранящая Свет, Хранящая Тьму, Хранящая Сумерки, Хранящая Жизнь и Хранящая Смерть.

10. Сейтан - богиня, покровительствующая искусствам. Считается, что ее дворец находится на Луне Барда. Наибольшей силой обладает в тайр Барда.

11. Ар-эль - дословный перевод с таэн "Пришедшие первыми".

12. Таэн - язык богов Кариана. Так же в эпоху становления на нем разговаривали кайорана.

13. Тоэн - современный язык кайоран, произошел от языка таэн. Является его упрощением и развитием. Весьма схожи.

14. Веселая рыбачка - песня, повествующая о любовных похождениях рыбачки, весьма привольного толка.

15. Белый полумесяц - серебряная монета. На Кириане общепринятая денежная система. Самая маленькая монета - красный полумесяц, медная. Девять красный полумесяцев равняется красной луне или одному белому полумесяцу, серебряный. Девять белых полумесяцев равняется белой луне или желтому полумесяцу, золотой. Девять желтых полумесяцев равняется желтой луне.

16. Ниа-эль - оборотни.

17. Алиаш - Великая

18. Виор'лио - разделяющий путь, идущий рядом с тоэн.

19. Дэмиана - Deemia'ana - вознаграждение за боль с языка таэн. Дэмианара - Deemia'ana'ara - вознаграждающая боль с языка таэн. Deemia - боль. Ana - вознаграждение. Анексаар. Aneks'a'ar - первый в тумане, первый в будущем. Aneks - туман, будущее. Ar - первый. Дэрисса. Der'rissa - сказка ветра. Der - сказка, сказание, песня. Ris - ветер. Омэрис. Omeeris - возлюбленная ветра. Omee - любить, возлюбленная, возлюбленный.

20. Виор'и - следующий путем с таэн. Ученик.

21. Виор'эн - указывающий путь с таэн. Учитель, наставник.

22. Тхаар'эн - указывающий долг. Учитель.

23. У кайоран обладающих лишь одной силой есть свои "названия": огневица, ветряница, водяница, земляница, светница, темнялица, сумеряница, жизница и смертяница.

24. Тил - приставка, уважительное обращение к аристократам принадлежащим к тойши.

25. Тиалайр - небольшое человеческое государство, находящееся между Саадарскими горами, Браслетными горами и Светлой частью Серебряного леса. Проживают в основном люди и потомки от смешанных браков с ар-элями и ниа-элями, в редких случаях случаются носители древней драконей крови в очень разбавленном состоянии.

26. Керден - кедр, растет вперемешку с корабельной сосной на острове орков Шарсе. Экспортируется орками на Анитан и Драконий остров.

27. Крайник - мелкий вредоносный демон, который проникает в Кариан в местах истончившихся щитов, отделяющих мир от первозданного Хаоса. Вселяется в людей. Если не выкурить его до первого полнолуния, процесс становится необратим, и постепенно тело, не справляющееся с мощью демона, погибает. Тогда крайник ищет себе новую жертву. Отличается пакостным характером, способностью проклинать живую материю и разрушать магический плетения.

28. Кайн - Великий бог. Попытался отнять у Карианы уже пробужденный мир, за что был низвергнут в бездну, окружающую мир. Его имя давно стала нарицательным. Аналог нашего черт.

29. Дира - обозначение вступление в род, а не рождение в этом роду. Дир - обозначение для рожденных в роду.

30. Саламандры, русалки, мелкие духи ветров используются кайоранами для обмена короткими срочными сообщениями. Для вызова духа одной из стихий необходимо, чтобы эта стихия признала свое покровительство над кайораной во время второй инициации.

31. Дарс - напиток изготовляемый дриадами. Существует несколько разновидностей, но все они на основе вишневого листа и сушонной вишни. Экспартируется во все государства.

32. Тир-рэй - аналог игры "классики".
        Общие сведения о расах Кариана
        На Кариане каждая Старшая раса обладает склонностям к определенному роду талантов. У кайоран склонность ко всему музыкальному, так же они неплохие сказительницы и ораторы. Ар-эль - художники и скульпторы. Дриады - танцовщицы. Но настоящим талантом обладает только небольшая часть представителей Старших рас.
        Люди, орки, оборотни и гномы могут проявить любой из талантов. Единственная раса Кариана, о талантах которой не известно - драконы. После Изгнания прошло более пяти тысяч лет, а на Драконий остров никто по доброй воле не суется.
        Дарс - напиток изготовляемый дриадами. Существует несколько разновидностей, но все они на основе вишневого листа и сушенной вишни. Экспартируется во все государства.
        На Кариане проживает семь рас.
        Дриады: Древнейшие. Родились в месте с миром. Живут с момента прихода в Кариан Матери Понимающей. Женская раса. Поголовно маги. Основная черта - Вера. Раса хранящих Мир, умеют его слышать и слушать. Еще иногда считаются дочерьми природа. Талант к танцам. Так же существует магия Танца. Бессмертны. Обладают активной наследственной памятью или памятью поколений. Чтят Мать Понимающую и сам Кариан, считают его живым. Проживают на Анитане, в Карей Куще.
        Ар-эль.
        Ар-эль. Пришедшие первыми. Первыми появились в мир после Зова Карианы, Матери Понимающей. Раса воинов. Изначально магией не обладают. Так же не обладают магией чистокровные ар-эль. Талант к изобразительному искусству и скульптуре. Раса хранящих Знание. Бессмертны. Обладают активной наследственной памятью или памятью поколений. Тойши - наиболее древние рода, аристократия. Поклоняются общему пантеону. Особо чтят Мать Понимающую, но так же молятся Богине Дани. Богиня создавшая их в одном из Миров. Проживают на Анитане.
        Сейчас раса разделена на две:
        Си-ар-эль. Светлые ар-эль. Чтят и берегут чистоту крови. Воины. Хранят немагическое знание. Магией не обладают. Призирают ти-ар-эль. Управляет Великий Князь. Бессмертны.
        Ти-ар-эль. Темные ар-эль. Являются носителями магии. Потомки смешенных браков. Воины и маги. Считают, что си-ар-эль им завидуют из-за обладания силой. Хранят магические знания. Обладают магией Живописи и Скульптуры. Управляет Триада Тойши. Бессмертны.
        Оборотни.
        Ниа-эль.
        Пришедшие вторыми. Закрытая раса. Живут обособленно. Воины и кузнецы. Сейчас трансформации строго подчинены разуму. Бессмертны. Магией обладают единицы. Правит Повелитель. Род Повелителей (род Таккараш) единственный имеет две ипостаси, в одной из которых может летать. Ипостаси Повелителей: крупный хищник и сокол. Чтят общий пантеон. Покровитель - Диоран. Проживают на Анитане. Государство носит имя Тир'а'Дэр. Могут проявить любой из талантов.
        Орки.
        Пришли следом за оборотнями. Могут проявить любой из талантов.
        Орки живут на Шарсе, остров, середину которого занимает степь, где разводятся лошади, берега же поросли корабельным лесом. Существует два клана: кочевники и морские орки. Кочевники занимаются коневодством и разведением скота. Морские же - пираты и простые мореплаватели одновременно. Держат под своим контролем морские пути. Живут до семидесяти тан.
        Кайораны.
        Созданы Карианой, считаются ее дочерьми. Женская раса. Хотя кайораны до второй Инициации Силы всегда рождают мальчиков с сильной ментальной связью с отцом. После нее только дочерей. Магия и понимания их суть. Талант к музыке. Раса хранящих магию.
        Существует девять родов. В каждом из них обязательно наследуется одна из Сил и определенный род понимания.
        Род Таннет - род понимающих боль, маги Воздуха. Цвет волос - белый.
        Род Шайс - род понимающих страсть, маги Огня. Цвет волос - красный.
        Род Юоли - род понимающих веру, маги Воды. Цвет волос - синий.
        Род Марен - род понимающих покой, маги Земли. Цвет волос - коричневый (каштановый).
        Род Лионс - род понимающих счастье, маги Света. Цвет волос - желтый.
        Род Тарин - род понимающих деяния, маги Смерти. Цвет волос - серый.
        Род Кинтан - род понимающих суть, маги Сумерек. Цвет волос - серебряный.
        Род Влант - род понимающих власть, маги Тьмы. Цвет волос - черный.
        Род Сень - род понимающих желание, маги Жизни. Цвет волос - фиолетовый.
        Так же в зависимости от семьи наследуется дополнительные способности. Существуют семьи творцов, проводников, созидателей, хранителей, оборотней, эмпатов.
        Кайораны обычно наследуют кроме основной одну, две Силы и соответствующее понимание. Старшая из кайоран унаследовавшая лишь одну Силу входит в Совет Хранящих, правящий Эйтаром. Проживают на Анитане. Бессмертны.
        Люди.
        Появились в Кариане раньше Кайоран. Самая многочисленная раса. Могут наследовать любой из талантов. Малая часть проявляет магические способности. Почитают общий пантеон богов. Живут в нескольких государствах на Анитане. Живут не больше девяти-десяти тан.
        Драконы.
        Пришли вместе с Карианой. Раса хранящих Судьбы. Бессмертны. Живут на Драконем острове. Могут наследовать любой из талантов. Все обладают четырьмя первостихиями: огонь, воздух, земля и вода. Так же очень редко наследуют надстихии: Жизнь, Смерть, Сумерки, Тьма и Свет. Пять драконы, обладающих этими стихиями, образуют Круг Владеющих Стихиями управляющий народом драконов.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к