Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Муссен Анна: " Граница Трилогия " - читать онлайн

Сохранить .
Граница. Трилогия Анна Муссен

        Мы все связаны. Даже если мы еще не встретились друг с другом, даже если наши пути пересеклись лишь на секунду, даже если мы, не обратив внимания, прошли мимо друг друга, мы связаны. Наши Судьбы переплелись, стоило нам только сделать первый вдох в Новом мире. В нашем мире. Эта история о героях, которые живут и умирают. Улыбаются и плачут. Вместе. Раздельно. Это история о героях, которые, объединившись, сотворят идеальное будущее. Будущее, в котором все будут равны и счастливы.

        Анна Муссен
        Граница
        Трилогия

        Граница. Книга 1
        Становление на путь

        «Бойся тех, кому отдаешь честь»

        Пролог
        Закон о защите Мира

        1. Каждый сверхчеловек обязан зарегистрироваться в реестре Границы.
        2. За сокрытие своих способностей или способностей своих близких гражданин понесет наказание на основании Закона.
        3. Сверхлюди обязаны пройти обучение на одной из пяти Баз Границы, с последующим прохождением службы в одном из Округов страны.
        4. Сверхлюдям запрещается использовать силу против людей и сверхлюдей, за исключением тех случаев, когда гражданин, на которого была направлена сила, обвиняется в совершении преступления.
        56 год Нового мира (н.м.)

        — Здесь кто-нибудь есть?  — спросил мужчина и тут же поморщился от того, как хрипло и отчужденно прозвучал его голос.
        Его горло пострадало во время последней битвы, которую он сам имел наглость когда-то начать. Но пылающая под бинтами рана на лице и режущее от хриплого кашля горло было не самой высокой ценой, которую он еще заплатит за сделанный им выбор.
        — Кто-нибудь?..
        Приподнимаясь на кровати, Офицер попытался разглядеть комнату, в которой находился, но в помещении было так темно, что создавалось впечатление, будто очнувшись, он так и не открыл глаза.
        Я же…не ослеп?..
        Сильно зажмурившись и почувствовав, как глаза под веками защипало, мужчина вновь открыл их, но мрак никуда не делся.
        Попытавшись сделать глубокий вдох, Страж ощутил колющую боль в легких, заставляющую его согнуться пополам, но тут уже его потревоженные кости дали о себе знать тянущим, ноющим дискомфортом.
        — Лучше тебе не шевелиться,  — донесся до его ушей женский шепот.
        — Где я?  — хрипло произнес Офицер.  — И с кем говорю?
        — Где ты — не столь важно,  — ответила женщина и поспешила добавить оговорку:  — Пока что.
        — А разговариваешь ты с теми, кого давным-давно знаешь,  — послышался уже мужской, насмешливый голос.
        В голове Стража всплыл образ мужчины, с которым он, и правда, познакомился «давным-давно».
        Целый год прошел с их последней встречи. Триста шестьдесят пять дней прошло с тех пор, как он узнал правду о мире, в котором жил, и которому был искренне предан.
        Чиркнув чем-то, женщина зажгла светильник с несколькими свечами. Созданного огня хватило для того, чтобы осветить комнату и позволить Стражу рассмотреть своих собеседников.
        — Выглядишь не очень. Тебе повезло, что я оказался неподалеку.
        — Повезло? Хочешь, чтобы я все списал на простое везение?  — недовольно спросил спасенный.
        — Другого тебе просто не остается,  — ухмыльнувшись, произнес его спаситель.  — Теперь не жалеешь, что тогда, на Юге, упустил меня?
        Мужчина пригладил свои седые волосы, которых просто не могло быть у кого-то в столь молодом возрасте. Такой оттенок был неестественным, привлекающим излишнее внимание к его персоне, и он это прекрасно понимал, давно перестав злиться и обижаться на чересчур любопытных особ.
        — Если бы не я, то был бы ты сейчас горсткой пепла.
        — Еще скажи, что ждешь от меня благодарности.
        — Услуга за услугу,  — пожал плечами седоволосый.  — Но, если считаешь, что должен мне…
        — Никто никому ничего не должен,  — перебила своего компаньона женщина.  — Твое спасение было предрешено, а наша встреча была неминуема. Так же, как и все те встречи, что уже произошли или произойдут. Наши судьбы переплелись, желали мы того или нет, и ничто и никто уже не в силах их разорвать.
        Страж тихо рассмеялся.
        — Судьба?.. Звучит так, будто ты все знаешь наперед.
        — Так и есть,  — спокойно произнесла женщина, идя к столу, ведя по стене ладонью, используя шероховатую поверхность, как свой ориентир.
        Она подошла к шахматной доске, которую до этого момента Офицер не замечал. Мужчина удивился, но не наличию игры Старого мира в этой странной комнате, а тому, что на одной стороне игрового поля не было фигур. Ни защитников, ни тех, кого они должны были защищать.
        На другой же стояли фигуры четырех черных королей и одной белой королевы, с разбросанными вокруг них пешками. И все. Другие фигуры, используемые в этой игре, отсутствовали, а черные и белые пешки перемешавшись между собой, хаотично располагались на заполненной части доски.
        Незнакомка достала из ящика стола несколько белых пешек и стала расставлять их так, как считала нужным. Три фигуры оказались вместе, встав в самом углу пустой половины, будто наблюдая за игровым полем.
        Несколько других поселились на разных квадратах. Кто-то рядом с другими, кто-то совершенно один.
        — Я знаю, что произойдет, и знаю, как этого достигнуть. Но путь к идеальному будущему начнется лишь тогда, когда все нужные фигуры соберутся вместе.
        Страж все же смог принять сидячее положение, тяжело вздохнув от тянущей боли в ребрах. Он внимательно посмотрел на женщину, стараясь понять, почему же она казалась ему такой знакомой?
        — Кто ты такая?  — спросил он и замер, когда незнакомка, обернувшись на звук его голоса, открыла свои глаза.
        Он вспомнил, где ее видел. И вспомнил, как давно это было.
        — Я та, кто соберет нужные фигуры вместе.

        Глава 1
        Стражи Границы

63 год н.м.

        База Границы Центрального Округа.
        — Альта, сосредоточься!  — выкрикнула женщина с собранными в низкий хвост светлыми волосами, наблюдая за поединком своей подопечной.
        Услышав свое имя, девушка сильнее зажмурилась, создавая барьер, который должен был защитить ее от атаки противника. Она старалась сконцентрироваться только на своих ощущениях, как учила ее куратор, но из-за Стража, стоявшего перед ней, сделать этого не удавалось.
        Не думай о нем! Не думай!
        — И такая, как ты, будет защищать людей?!  — презрительно бросил мужчина, и Создающая сначала услышала характерный треск своей защиты, а потом почувствовала и жар, окутавший ее вытянутые вперед руки.  — Чем ты занималась эти три года, черт бы тебя побрал?!
        Ее барьер был разрушен.
        Упав от столь сильной атаки, Альта поморщилась от неприятного жжения на коже рук. Волосы медного оттенка спадали на ее лицо, закрывая курсанту обзор на стоящего перед ней Офицера.
        Тебя бы черт побрал хоть раз!
        Возвышавшийся над ней мужчина был не простым Стражем, носящим на своих плечах голубые погоны Атакующих, а самым настоящим сокровищем их мира. Золотая окантовка на цветной части его синей формы заставляла большинство сверхлюдей завистливо вздыхать и лишь мечтать о том, что и они когда-нибудь получат звание Особого Класса — самого высокого чина в иерархии Границы.
        Чтоб ты пропал за Стеной, Огнев Ян!
        — Я не слышу твоего ответа!
        — Тренировалась я…  — выдохнула девушка, поднимаясь на ноги.
        Офицер мельком взглянул на нее, убеждаясь, что не переборщил с показательной тренировкой, а после стал рассматривать собравшихся в зале курсантов, которые в свою очередь старались слиться со стенами, лишь бы не быть следующими жертвами Особого Класса.
        — Если и остальные «тренировались» так же, как и она, то в этом году ни один из вас не получит своего звания!
        — Вы к ним несправедливы,  — вступилась за своих подопечных женщина-куратор.  — Как можно сравнивать силу Офицера и обычного курсанта?
        — Ваша повышенная забота о них ничем хорошим для курсантов не обернется,  — сказал Ян, одергивая форму.  — Может, нападение одного Вр?госа их барьеры и выдержат, но, как всем нам известно, эти твари по одному больше не нападают.
        При упоминании единственных врагов человечества, у некоторых курсантов по спине прошелся холодный озноб. Немногие из тех, кто жил в Центральном Округе, видел обитателей Мертвых земель вживую, а значит, их страх перед неизвестным был очень силен.
        — Но ведь Ваши подчиненные смогут оказать незамедлительную поддержку моим ребятам?  — усмехаясь, спросила куратор.  — Первоочередная задача Создающих — оказание поддержки другим сверхлюдям и защита людей. Уничтожать Врагосов — прерогатива Атакующих.
        Огнев только собрался ответить женщине на это глупое, по его мнению, толкование их обязанностей, как по зданию разнесся полуденный звонок. Курсанты облегченно выдохнули и отсалютовали Стражам, покидая зал.
        Тренировка была окончена.
        Альта, обойдя своего обидчика, показала ему язык.
        — С таким поведением ты надеешься сдать экзамен?
        Девушка стыдливо вздрогнула и поспешила присоединиться к своим товарищам, которые после принятия душа намеревались отправиться в столовую.
        — Злой Офицер Огнев. Разве Ваше поведение соответствует Вашему званию?
        — Вполне.
        — Правда? То есть, постоянно придираться к одному и тому же курсанту — в духе Особого Класса? В один прекрасный день она по-настоящему возненавидит Вас.
        — Мне все равно,  — произнес Ян.  — Но если она собирается вечно носить зеленую форму, то я этому препятствовать не буду.
        — О-о, так вот в чем заключался твой коварный план,  — усмехнулась Создающая, переходя на неформальное общение.  — Хочешь, чтобы она вечно сидела в столице? Подальше от Стены и опасностей?
        Огнев не собирался отвечать на издевки подруги.
        — Скажи, чтобы с тобой стало, попади она на другую Базу?
        — Дышал бы легче, да от головных болей не страдал.
        А еще, возможно, они бы никогда не встретились.
        — Лучше скажи, сколько из них сдадут в этом году экзамен?  — спросил Огнев, потирая затекшую шею.  — И прошу, Майя, не говори, что все.
        — Не скажу. Но знай, что больше половины точно смогут пройти первые два этапа.
        — Больше половины? В этом выпуске собрались гении?
        — Ну, не только же тебе им быть,  — улыбнулась женщина, вспоминая, что в их выпуске Ян был не только младше, но и намного талантливей остальных.
        Приход пятнадцатилетнего подростка в ряды Границы, тринадцать лет назад, пробудил интерес общественности к Организации. Его огненные способности, так соответствовавшие фамилии, заставляли задыхаться от зависти большинство Стражей, имевших ту же силу.
        Да и внешность Яна, тогда еще бывшего подростком, уже привлекала внимание противоположного пола. Хотя, на взгляд Майи в нем не было ничего особенного. Или же чего-то необычного: темные волосы, глаза холодного голубого оттенка, вечно недовольное всем и всеми лицо.
        Симпатяжка, но не более того.
        — Я не гений. Все, чего я добился, было получено упорными тренировками,  — не согласился с ней Огнев.  — А если твои курсанты на них сачкуют, то можешь считать, что ни один из них не пройдет второй отбор.
        — Не волнуйтесь, Офицер,  — возвращаясь к официальной манере речи, произнесла Четина.  — Ни один Атакующий не сможет пробить барьеры моих ребят.
        — Смотрите, Офицер Четина, как бы мои подчиненные не надорвались, неся Ваших ребят к докторам,  — съязвил мужчина.
        — Неужели они такие хиленькие?  — поднесла ладонь к своему рту женщина, театрально испугавшись.  — Разве силовые тренировки у Атакующих не в приоритете?
        Яну на подобный вопрос оставалось лишь пожалеть самого себя. Знал же, что не стоило заводить с ней этого разговора.
        Хотя, мне еще повезло, подумал он, подмечая, что Создающая сейчас была без своей второй половинки, также обожавшего подшучивать над ним.
        — С тобой бесполезно разговаривать…  — покачал головой Огнев, намереваясь покинуть зал.
        — Эй, ты ведь еще не обедал?  — спросила Майя, мельком взглянув на часы.  — Я не могу отпустить тебя голодным.
        — О Мише лучше побеспокойся.
        — Не волнуйся,  — ухмыльнулась женщина, и в ее зеленых глазах мелькнули игривые искорки.  — Он у меня не голодает.

* * *

        Здание Штаба. Столовая курсантов.
        В этом году экзамен для выпускников проходил на Центральной Базе, из-за чего в столицу Округа начинали съезжаться курсанты со всей страны.
        До первого этапа оставалось две недели, и из-за этого найти в столовой свободные места с каждым днем становилось все труднее. Шум и гам десятков сливающихся в унисон голосов, раздражающе резал по ушам, мешая нормально разговаривать даже тем, кто находился в непосредственной близости друг от друга.
        — Почему он только ко мне придирается?!  — жаловалась Альта на Огнева, ставя на поднос свой сегодняшний обед.
        — Мальчишки всегда так симпатию выражают,  — ответила ей Ю Нона — соседка Создающей по комнате, получившая два года назад звание Кандидата Третьего Класса.
        Атакующая была наполовину азиатских кровей, что ярко выражалось не только в ее внешности, но и в имени, которое у многих вызывало недоумение. При знакомстве девушка произносила его так быстро, что слышалось лишь «Юнона». Поэтому, когда после этого у нее спрашивали фамилию, то простое соблюдение правил приличия перерастало в получение новых знаний.
        Ведь мало кто знал, что существовали фамилии из одной буквы.
        — Твоя родинка под правым глазом такая милая, что от нее невозможно оторвать взгляда. Вот он пытается заставить тебя постоянно смотреть на него,  — издевательски ухмыльнулась Ю.
        — Так вот причина, по которой он меня чуть не поджарил на тренировке!
        Нона взглядом отыскала освободившийся столик и направилась к нему.
        — Он меня ненавидит, а не симпатизирует мне.
        — Я думала, что у вас это взаимное чувство.
        — Я его ненавижу, потому что он меня ненавидит. И вообще, только представь, он заявил, что никто из Создающих не сдаст этот экзамен!
        — Это он, конечно, погорячился,  — усмехнулась Кандидат.  — Парочка из вас все-таки сдаст.
        Поставив подносы с едой на стол, девушки одновременно отодвинули стулья, скрипнув железными ножками по кафельному полу, но из-за шума, создаваемого чужими голосами, этого противного звука практически не было слышно.
        — Поправь меня или у вас, Атакующих, какое-то предвзятое мнение о нас, Создающих?
        — Ну что ты, если только у некоторых,  — улыбнулась Нона, доставая собственные столовые приборы.
        Не то, чтобы она не доверяла работникам столовой, но все-таки со своим надежнее.
        — Но тебе следует знать, что экзамен и правда будет трудным.
        — По своему опыту говоришь?
        — По опыту всех тех, кто его уже сдал. Первым этапом будет теоретический экзамен, и уже половина сдающих курсантов на нем отсеется.
        — Там такие трудные вопросы?  — ужаснулась Альта, зная, что зазубривание информации — не ее конек.
        — Скорее, они сформулированы так, что ты не сразу поймешь, что у тебя спрашивают. А долгое обдумывание над ответом, напрямую зависит от количества вопросов, на которые ты успеешь ответить. Я начинала с последних, за них дают самое большое количество баллов.
        — Значит, и я с них начну. А что насчет практической части экзамена?
        — Тут я тебе не советчик. Атакующие сражаются друг с другом, и победитель проходит на третий, заключительный, этап. Как это происходит у Создающих, я не знаю, да и не интересно. Может, вас заставят мериться прочностью барьеров?
        Альта яро вообразила это в своей голове:
        Курсанты создают барьеры и ждут, пока по ним кто-нибудь ударит большим молотом. В воображении это выглядело довольно комично, пока в мысли девушки не ворвался один раздражающий Офицер. Он безжалостно сжигал все на своем пути, не оставляя курсантам и малейшего шанса на победу.
        — Ага, и натравят Огнева, чтобы уж точно никто не прошел,  — угрюмо буркнула Альта.
        Она ожидала, что подруга ее поддержит и даже добавит от себя какую-нибудь фразу, но Нона молча уставилась в свою тарелку и с идеальным знанием этикета ела свой обед.
        — В своем сегодняшнем провале вини только себя,  — послышался холодный голос Яна за спиной Создающей.
        Альта от неожиданности вздрогнула, оборачиваясь и встречаясь с презрительным взглядом мужчины, который смотрел прямо на нее.
        Он слышал?
        — П-почему Вы здесь?
        — А что? Офицерам запрещено есть в курсантской столовой?  — вопросом на вопрос ответил он, садясь за соседний стол.
        Слышал…
        — Будь тише, Альта,  — подмигнув подопечной, улыбнулась Майя, занимая и свое место.
        Столовых на Центральной Базе было две: одна для курсантов, другая для Стражей, как тех, что служили на Базе, так и для тех, кто приезжал сюда по делам. Поэтому Офицеры, решившие пообедать с курсантами в одном помещении, сразу же привлекли к себе внимание.
        — Если тебе каким-то образом удастся пройти первые два этапа, и ты попадешь на третий, то можешь смело отказываться от дальнейшего его прохождения.
        — Это еще почему?  — огрызнулась девушка.
        — Потому что я, что бы ты там обо мне не думала, такой же, как и остальные. А твои нелестные комментарии в мой адрес могут сказаться на моей предвзятости по отношению к тебе на экзамене.
        Как же я его ненавижу!
        Сжимая кулаки, Альта впервые в жизни жалела, что ее способностью являлось создание защитного барьера. Вот могла бы она, как некоторые, извергать из своих рук пламя, вмиг бы поджарила этого заносчивого Стража.
        — Вы не единственный экзаменатор.
        — Ты забыла о моем статусе?
        О нем забудешь, мысленно буркнула Создающая. Офицер Особого Класса.
        Во всей стране таких, как Огнев, было не более тридцати. Погоны с золотой окантовкой выдавали либо тем, кому удалось развить свою способность до небывалых высот, либо тем, чья способность была уникальной.
        К последним относился Командующий Центрального Округа — Шоров Марат, отдавший тридцать лет своей жизни служению Границе и владеющий ни много ни мало самим бессмертием.
        Он, конечно, старел, как и остальные, но все раны, полученные им, мгновенно затягивались.
        — Весь аппетит испортил… Пойдем, Нона. Мне нужно готовиться к экзамену,  — произнесла Альта, беря поднос с полными тарелками еды и уходя в сторону конвейера для грязной посуды.
        — Приятного аппетита,  — пожелала Офицерам Ю, выходя из-за стола.
        Когда девушки ушли, Майя лишь неодобрительно взглянула на друга.
        — Бедной девочке кусок в горло из-за тебя не полез.
        — Это ее проблемы,  — уверенно заявил Огнев, откладывая столовые приборы в сторону.
        Аппетит пропал и у него.

* * *

        Из учебника истории Нового мира.

        «Старый календарь. Начало третьего тысячелетия.
        Выжившие в кровопролитной войне люди обнаружили новую угрозу, грозившуюся уничтожить весь человеческий род.
        Покидая территории выжженных дотла стран, которые стали идеальным местом для обитания тех, кого впоследствии стали называть «Врагосами», люди спаслись на еще пригодной для их жизни земле, воздвигнув вокруг себя Стену, навсегда разделившую мир на «живые» и «мертвые» земли.
        Из-за невозможности пересечения Мертвых земель и колоссальных расстояний, образовавшихся между странами, связь между народами была потеряна и не восстановлена до сих пор.
        Исчисление времени началось с самого начала.
        В первые годы, потеряв большую часть своих территорий и переживая тяжелые времена, созданная страна была разделена на пять округов: Северный, Южный, Восточный, Западный и Центральный.
        Новым Правительством была создана организация под названием «Граница». Ее солдаты, бывшие в то время обычными людьми, должны были охранять Стену от всего, что хотело проникнуть внутрь ее территории.
        Спустя некоторое время, когда население стало сокращаться от голода, болезней и постоянных нападений Врагосов, Правительство впервые узнало о появлении сверхлюдей.
        Они стали надеждой Нового мира.
        Некоторые сверхлюди приходили из-за Стены, другие же стали появляться внутри нее. Их поиск и обучение стали первоочередными задачами для Границы. Наравне с обычной армией, сверхлюди старались не допустить массового проникновения Врагосов в города.
        В седьмом году Нового мира им удалось укрепить Стену настолько, что нападения Врагосов стали единичными.
        С разделением населения на людей и сверхлюдей, Правительством в кротчайшие сроки был придуман и принят закон «О защите Мира». В нем прописывались основные правила выживания в Новом мире. Права и обязанности, живущих на территории страны граждан, а также наказания, следовавшие за нарушение статей Закона.
        За исполнением Закона следил отряд Карателей, чьим отличительным признаком стали черные погоны. В него входят как люди, так и сверхлюди, преимущественно обладающие такими способностями, как отравление — сила, неэффективная против Врагосов, но за мгновенье способная убить человека. Подчинение — сила слов. Произнесенные определенной интонацией они заставляют беспрекословно подчиняться приказам Стража. Виденье — способность, позволяющая увидеть чужие воспоминания. И манипуляции с памятью — сила, влияющая на чужую память.
        Отряд Атакующих, членам которого достались голубые погоны, состоит из сверхлюдей, способных уничтожать Врагосов.
        Отряд Создающих — обладатели желтых погон. В отличие от Атакующих, имеют лишь одну способность — создание защитного барьера. Его вид делится на куполообразный, защищающий сверхчеловека со все сторон, и барьер-стену, защищающий лишь тыл Стража.
        Достоверно известно, что внутри барьера хрупкие тела Врагосов рассыпаются в пыль.
        Отряд Лекарей — самый малочисленный отряд Границы. Из-за чего сверхлюди, носящие на плечах красные погоны, считаются самыми ценными Стражами в стране.
        Отряд Собирателей — зеленые погоны. Состоит из сверхлюдей, чьи способности могут принести наибольшую пользу Границе за пределами Стены.
        Страж-Собиратель единственный гражданин страны, имеющий право находиться в Мертвых землях для ее обследования и собирания материалов, которые впоследствии будут изучены Исследователями.
        Исследователи не являются отрядом Границы, но имеют в своих рядах как сверхлюдей, так и обычных людей, не имеющих способностей. Первоочередная цель — изучение мира.
        Кроме разделения на отряды в рядах Границы введена система воинских званий, начинающаяся с курсантов, проходящих трехгодовое обучение на территории одной из пяти Баз, и заканчивающаяся Офицерами Первого Класса.
        Также существуют промежуточные звания — Кандидаты.
        Раз в год на одной из Баз Границы проходит экзамен для курсантов, при успешной сдаче которого выпускнику присваивается звание Кандидат Третьего Класса. Последующая служба Стража начинается либо на той же Базе, на которой он обучался до этого, либо на одной из соседних.
        Особым уважением в стране пользуются сверхлюди, получившие звание — Офицер Особого Класса. Эти Стражи не приписываются к Базам, исполняя только приказы Совета — Правительства, руководящего страной».

* * *

        Несколько дней спустя.
        В столице Центрального Округа.
        Альта щурилась, смотря в голубое небо над головой и прикрывая ладонью глаза, чтобы яркое солнце ее не слепило. В свой выходной она и Нона решили посетить Музей Границы, чтобы закрепить полученные Создающей теоретические знания, которые в свою очередь должны были пригодиться ей на экзамене.
        В витрине магазина, у которого она договорилась встретиться с пунктуальной, но отчего-то сегодня опаздывающей Ноной, девушка разглядывала свое отражение, то и дело, приглаживая подол пышной юбки к бедру на правой ноге.
        Кажется, последний раз я надевала платье на первом году обучений. Надо же было тогда попасться ему на глаза…
        Альта тряхнула головой, отгоняя от себя мысли об одном Офицере. Сейчас она должна была беспокоиться о Ноне, которая не отвечала ни на звонки, ни на сообщения.
        Если появились срочные дела, она могла бы и написать, подумала девушка, покрутившись вокруг себя.
        Она слишком расслабилась в этот выходной, поэтому не успела среагировать на то, как кто-то врезался в нее, сбивая с ног.
        — Эй! Смотри куда идешь!  — крикнула Создающая на виновника происшествия, отряхивая запачкавшиеся в пыли ладони.
        Мужчина, на вид лет сорока, в темной и какой-то пыльной одежде, даже не взглянув на нее, схватил Альту за руки и вернул обратно в вертикальное положение. Он постоянно оглядывался, то ли что-то ища, то ли кого-то высматривая.
        — Эй!
        Стоило мужчине обернуться на возмущенный возглас, как бурная жизнь столицы вокруг него на мгновенье остановилась.
        — Вы в порядке?  — спросила Альта, замечая его странное поведение.  — Я из Границы и, если Вам нездоровится, я могу помочь.
        — В-все в п-порядке,  — промямлил он.
        Создающая невольно засмотрелась на его рваный шрам, начинавшийся у левого виска и протянутый к самому подбородку. Поняв, что откровенно пялится на него, она стыдливо отвела взгляд в сторону.
        — Прости. Ты не сильно ушиблась?  — взяв себя в руки, спросил мужчина.
        — Нет.
        Альта поежилась от его изучающего взгляда на себе.
        — Вы уверены, что Вам не нужна моя помощь? Если Вы в городе проездом и заблудились, я помогу найти нужное Вам место.
        — Мне не нужна помощь.
        Телефон курсанта зазвонил, и она, отворачиваясь от виновника своих ссадин на ладонях, приняла вызов, отвечая на вопросы подруги:
        — Нет, я все еще жду тебя. Да, хорошо. Давай быстрее.
        — Ты сказала,  — произнес незнакомец, когда она закончила,  — что из Границы. Ты уже Офицер?
        — Нет, еще только курсант. А Вы?..
        — Нет,  — быстро улыбнулся он.  — Я не смог стать ее частью.
        Если верить официальным сводкам, то соотношение сверхлюдей и людей в стране — один к трем. Но это, если верить официальным сводкам.
        В последнее время, и Альта не понаслышке об этом знала, многие скрывали свою принадлежность к сверхлюдям, не желая подвергать свои жизни опасностям. Даже наказание, предусмотренное за это Законом, не пугало их так сильно, как встреча с Врагосами, которые стали все чаще показываться внутри Стены.
        А еще по Базе ходили слухи, что многие из этих «незарегистрированных граждан» уходили в Мертвые земли, боясь расправы Карателей.
        — Прости еще раз, что толкнул тебя,  — на прощанье сказал мужчина.
        — Мы оба виноваты,  — улыбнувшись, произнесла Создающая, оставаясь дожидаться подругу в одиночестве.
        Нона, как и обещала по телефону, была на месте минут через десять. Девушки, больше не теряя времени, отправились в сторону Музея Границы и, к собственному разочарованию, уже издалека заметили длинную очередь, начинавшуюся от самого входа.
        — Ну, это и не удивительно. Выходной, да еще и много приезжих.
        — Тогда следовало прийти сюда раньше. Или вообще не приходить.
        — Твоя нелюбовь к культуре не поможет тебе избежать этой экскурсии.
        — Называй вещи своими именами,  — произнесла Альта, и подруги заняли места в растянувшейся толпе граждан.  — Это не экскурсия, а пытка.
        — И эта пытка поможет тебе сдать экзамен. Будь добра, помни об этом.
        Позади них тут же набежала новая группа желающих просветиться и посмотреть на знаменитый во всей стране Музей.
        — Ты так и не сказала, почему опоздала. Вас зачем-то собирали?
        — Да. Начиная с понедельника, я и еще несколько моих товарищей должны будем сопровождать высокопоставленных гостей экзамена на их важные встречи с нашим руководством.
        — А почему вы?  — спросила девушка.  — Нет, не то чтобы я вас как-то принижала, или что-то такое… Но ты Кандидат…
        — Личная просьба Огнева,  — прервала ее Нона, следя за реакцией подруги.
        — Он в городе?  — удивилась Альта.
        Я думала, раз не вижу его на Базе, то он куда-то уехал.
        — Сегодня последний день. Завтра его отправляют на границу между Восточным Округом и Стеной.
        — Стен…
        Закончить Альте не дала девушка, стоявшая в компании перед ними. Она резко развернулась, из-за чего светлые волосы до подбородка, чуть подкрученные на концах, неуклюже перепутались между собой.
        — Врагосы прорвались за Стену? Я с Восточной Базы и если Офицера Особого Класса туда направляют…
        — Если подслушиваешь,  — огрызнулась Ю,  — то будь добра подслушивать до конца.
        — Но ведь…
        Девушка покраснела, сжимая губы.
        — Если бы случилось что-то серьезное, курсантов Востока сразу же вернули бы обратно.
        — Она права, Рада,  — произнес темноволосый юноша, подбадривающе приобнимая свою подругу.  — И мы не подслушивали.
        — Да. Просто, когда ты сказала, что Офицера Огнева отправляют к нам домой, я испугалась, что произошло что-то ужасное…
        — Тебе не за что извиняться,  — попыталась успокоить ее Альта.  — Нам вообще не стоило говорить о таком на улице.
        Позади них кто-то хмыкнул.
        Ни Нона, ни Альта не были маленького роста, но парни, к которым они обернулись, напоминали одну высоченную глыбу льда. Рост каждого точно был под два метра. И ни у кого не возникало сомнений, к какой Базе они были прикреплены.
        — Только гляньте, как спокойно они говорят о нападении Врагосов,  — сказал один из них.  — Хотя, что еще взять с центральных крыс? Сидят в самой глубине страны, не зная, что творится в других Округах.
        Горожане вокруг них стали расступаться, не желая вмешиваться в ссору и связываться с курсантами Северного Округа. Альта собиралась ответить обидчикам, как ее отодвинули в сторону, и перед ней с Ноной встал тот самый юноша, еще недавно обнимавший девушку по имени Рада.
        — Я думал, Север подчиняется правилам Границы. А вы явно на драку нарываетесь.
        — С чего это вдруг восточная шавка защищает крыс?
        — Люблю грызунов,  — пожал он плечами, вызывая у своих друзей веселые смешки.
        Рассчитывая на то, что на этом разговор закончился, парень собирался вернуться в свою компанию, как северный курсант замахнулся на него. Из его кулака исходил то ли пар, то ли белый дым.
        — Барьер!
        Альта вытянула вперед руки, принимая удар задиры на свою защиту. Стенка барьера моментально покрылась ледяной корочкой.
        Что это за способность?
        — Ох, Создающая,  — ухмыльнулся парень, и следующий его удар разрушил барьер девушки, откидывая ее на землю.  — Да еще и с ранениями. Ты где так ногу повредила, Паленая?
        Альта, покраснев, одернула юбку, скрывая за тканью рваный ожог, полученный ею в детстве.
        Нона и парень, на которого этот удар был направлен, встали перед ней, принимая боевые стойки. Ладони девушки объяло огнем, а кожа на руках восточного курсанта приобрела фиолетовый оттенок.
        — Атакующая и будущий Каратель. Букет отрядов.
        — Ополоумел?!  — выкрикнула Ю.  — Нападаешь на других курсантов, да еще и у всех на виду! Как Кандидат Третьего Класса, я приказываю!..
        — Приказывает она мне,  — перебил ее северянин, и вокруг него все стало покрываться льдом.
        — Альта, не вмешивайся! Восточные, вы тоже! Иначе попрощаетесь с экзаменом.
        Нона глубоко вздохнула, концентрируя силу в руках. Во владении огнем ей было далеко до Огнева, но тот факт, что сам Офицер Особого Класса в одно время был ее куратором, придавало девушке уверенности в своей силе и возможностях.
        — Всем отойти назад. Курсант, ты обвиняешься в нарушении одного из основных пунктов Закона. Лучше сдайся по-хорошему.
        Другие северяне отошли от своего друга, не решаясь вмешиваться в происходящее. Альта была уверена в том, что они его выходку не одобряли, а вот зачинщику, как казалось, на предостережение Ноны было плевать.
        Север всегда четко следует Закону. Что с ним не так?
        Девушка собиралась создать барьер, чтобы защитить подругу, но воспользоваться своей способностью ей не дал строгий голос, громко произнесший приказ:
        — Курсанты, на колени!
        Противиться было невозможно.
        Упав на землю, никто из них мог пошевелиться.
        Каждый шаг Стража отдавался эхом в ушах выпускников, а давление на тело с каждой секундой лишь возрастало.
        — Кандидат Ю, встань.
        Нона первой почувствовала, как Каратель освободил ее от воздействия своей силы.
        Офицер Бергов. Способность — подчинение, пронеслось в ее голове перед тем, как она посмотрела на мужчину.
        — Ты ведь в курсе, какое наказание ждет всех вас за подобное поведение?
        На солнечном свете два вышитых золотыми нитками кружка поблескивали, показывая тем, кто не заметил прежде, что перед ними стоял Офицер Второго Класса.
        — Позвольте объяснить!  — воскликнула девушка.  — Произошедшее…
        Миша жестом остановил ее, не желая выслушивать оправдания Атакующей. Его выходной так хорошо начинался, а теперь придется тащить эту свору обратно на Базу. Еще и отчет писать об их неудавшейся драке.
        Он скользнул взглядом по курсантам, раздраженно проводя рукой по волосам шоколадного оттенка.
        — И ты здесь?  — произнес он, посмотрев на Альту.
        Девушка от досады прикрыла глаза. Что знал Бергов, то знала не только Майя, но и Огнев.
        Ненавижу музеи…
        — Офицер Бергов,  — вновь обратилась к нему Нона.  — Это недоразумение…
        — Ты права. По-другому вас и не назовешь,  — вздохнул мужчина.
        — Да ты хоть знаешь, кто я такой?!  — взвыл зачинщик драки, стараясь подняться на ноги.
        — Спи,  — спокойно произнес Каратель.
        Северянин окончательно упал, а остальные курсанты вернули контроль над своими телами.
        — А теперь мы все дружно возвращаемся на территорию Базы. И не забудьте своего дружка,  — обратился Страж к двум другим северянам.
        — Нам влетит,  — прошептала Нона на ухо подруге.
        — Определенно влетит,  — согласилась с ней Создающая.
        Покорно идя за практически женихом своего куратора, Альта почувствовала на себе чужой взгляд, но найти его обладателя у нее не получилось.

* * *

        Штаб.
        — Вы о чем думали?!  — кричал один из Офицеров Центрального Округа.
        Мы же ни в чем не виноваты!
        Альта хотела озвучить свои мысли, но под тяжелым взглядом Огнева не решилась и слова произнести.
        — При всем моем к Вам уважении,  — вновь начала Ю, но закончить фразу ей не позволили.
        — Да плевал я на твое уважение!  — кричал мужчина, ударяя кулаком по столу.  — Так же, как вы все плевали на Закон! Меня не волнует, кто из вас был зачинщиком, вы все будете дисквалифицированы!
        Это нечестно, насупилась Альта, сжимая кулаки.
        — А вы,  — обратился Офицер к группе с Востока,  — можете собирать вещи и возвращаться домой!
        Северяне, отчего-то, в помещении отсутствовали.
        — Позвольте обратиться,  — произнес будущий Каратель, делая шаг вперед.  — Курсант Куланов. Из всех присутствующих только я должен понести наказание.
        — Смотрите-ка, как благородно! Герой нашелся!
        Офицер Первого Класса Асыв, прибывший в Централ вместе с восточными курсантами, удовлетворенно усмехнулся. Иного от подчиненного он и не ожидал.
        — Хочешь сказать, что возьмешь всю вину на себя и позволишь остальным сдать экзамен?  — спросил Огнев, скрещивая на груди руки.
        Он внимательно изучал юношу, стоявшего перед ними. Средний рост, чуть удлиненные, каштанового оттенка волосы, синие глаза. Видимых примет во внешности не имел.
        С такой работой я скоро начну психологические портреты составлять, подумал мужчина.
        — Да.
        — Макс!..  — одернула друга Рада, но тот шикнул на нее, заставляя замолчать.
        — Ну, пусть так, раз тебе хочется быть виноватым,  — сказал Ян, желая вернуться к своим делам.
        — Ты просто так с этим согласишься?  — удивился Офицер-крикун.
        — Вот именно!  — воскликнула Альта.
        Огнев лишь устало выдохнул, потирая переносицу. Он и не верил, что эта девушка могла простоять до самого конца, не открывая своего рта.
        — Если уж кто и виноват, то это я! А он просто встал на нашу сторону, когда тот курсант плохо высказывался о нашей Базе!
        — Ну, началось…
        — Нет, Альта,  — вмешалась Нона.  — Ты создала барьер для нашей защиты. А я, как Кандидат, не смогла пресечь конфликт. Офицеры, прошу принять это к сведению.
        Асыв негромко рассмеялся над поведением курсантов.
        — Разве перед нами не замечательный пример взаимопомощи?  — спросил он у своих коллег.
        — И правда,  — поддержала его Майя.
        — Так вы все решили просто закрыть на это глаза?! В Законе четко прописано!..
        — Не кипятитесь,  — успокаивал старшего товарища Бергов.  — Глаза мы на это, конечно, не закроем. Но и о дисквалификации говорить рано. Ну, поцапались они с курсантами другой Базы, но ведь и те не маленькие дети.
        — Верно. Оставим все на Командующих. Пусть прибывший с северянами Офицер доложит о произошедшем своему Командующему. Думаю, Офицер Асыв со своим руководством сам свяжется. А мы о ситуации донесем нашему. Пусть верхушка решает, как поступить с этими детьми.
        Майя посмотрела на товарищей, и те, согласившись с ее словами, кивнули.
        — Хотите беспокоить Командующих по такой мелочи?!
        — А не Вы ли говорили, что они нарушили Закон? Кому как не Командующим решать, как поступить с ними?
        — Н-но в-ведь… К-Командующие так заняты…
        — Так,  — выдохнул Ян, ударив ладонями по столу, тем самым заканчивая этот бессмысленный разговор.  — Курсанты — в общежитие. Вам запрещено покидать комнаты до вынесения окончательного решения. Всем все понятно?
        Атакующий чуть дольше задержал свой взгляд на Альте, будто последний вопрос был задан конкретно ей.
        Ну, начинается, подумала она.
        — Так точно!
        Провинившаяся молодежь, отсалютовав Стражам, покинула помещение.
        Разозленный таким решением Офицер также ушел следом за ними, бормоча себе что-то под нос, а оставшиеся Офицеры заметно расслабились.
        — Миша, ты зачем его позвал, а?  — пробубнила Майя.  — Знаешь же, какой он дотошный, когда речь заходит о нарушении Закона.
        — Ты серьезно думаешь, что я мог его позвать, Пчелка?  — улыбнулся он куратору.
        Та, услышав свое прозвище, поморщилась.
        — Сам за мной увязался, когда увидел эту толпу.
        — Вы собираетесь донести Командующим об этом?  — спросил Асыв у Огнева.  — Не слишком ли это жестоко по отношению к курсантам?
        — В следующий раз будут думать головой, а не кулаками.
        — А ты и рад, что кое-кто не будет участвовать в экзамене,  — усмехнулся Бергов.  — Кстати, непривычно видеть курсантов в гражданской одежде, да? Может, стоит намекнуть руководству, что для девушек-курсантов бесформенная одежда не подходит? Всю красоту от глаз скрывает. Юбки смотрятся на них куда лучше, чем штаны. Правда, Пчелка?
        Майя полностью одобряла издевательства над своим другом.
        Лишь Асыв не понимал, о чем шла речь, но он решил, что это его не касалось. Сейчас ему нужно было связаться с Базой и доложить о случившемся Лине. Мужчина был уверен, что она не станет наказывать ребят, ведь все знали о нравах Северного Округа, но, если остальные Командующие примут решение об их дисквалификации, то и ей придется этому решению подчиниться.

* * *

        — Не стоило вам вмешиваться,  — произнесла Альта.
        — В этом виноваты только те, с Севера,  — ответил Куланов.  — Кстати, меня зовут Макс.
        — Альта,  — представилась Создающая.  — Это Нона.
        Девушку, первой заговорившую с ними, звали Радой. Другую, с темными и более короткими волосами, чем у первой, Наташей, а парней-близнецов, блондинов, с чуть удлиненными прическами — Фома и Фока. Они оказались довольно дружелюбными ребятами, не жалевшими, что простой поход в Музей обернулся такими проблемами для всей их компании.
        — За себя мы не волнуемся,  — сказал Фома, когда Нона спросила, серьезно ли их накажут за драку на территории другого Округа.
        — Почему?
        — Наша Командующая — женщина адекватная, да и Асыв расскажет ей, что виной всему были курсанты с Северной Базы. Она их не особо жалует.
        — Ты сказал Асыв? Разве не такая же фамилия у Командующей Востоком?
        — Ага. Он ее младший брат,  — ответила за друга Наташа.  — Нам только лекцию прочтут, что драться нехорошо, и отпустят. А вот что ваш Командующий и этот Огнев придумают, боюсь представить.
        — Пожалуй, нас доведут до предсмертного состояния в тренировочном зале и тоже отпустят,  — усмехнулась Нона.  — Да, Альта?
        Создающей даже думать было больно о будущих тренировках. Руки зажгло от фантомной боли, и она поморщилась, потерев их о ткань запачкавшейся юбки. Два раза за сегодняшний день она оказалась на грязном, уличном асфальте.
        Лучше бы посвятила выходной тренировкам.
        Альта наконец-то поняла, что в своем проигрыше Огневу была виновата только она сама, как Офицер и говорил. И пусть Майя пыталась ее защитить, говоря, что силы Огнева и ее, Альты, неравны, но после сегодняшнего конфликта с курсантом Северной Базы к ней пришло осознание: это не ее противники сильные, а она, как Создающая, слаба.
        Полностью уйдя в свои мысли, она не сразу заметила, как Рада с ней поравнялась.
        — Может все обойдется, и нам позволят участвовать?
        — Ну, все от нас зависящее мы сделали, так?  — улыбнулась Альта.  — Кстати, если не секрет, из какого ты отряда? Я Создающая…хотя, ты ведь уже видела.
        — Я Лекарь,  — произнесла девушка и, видя удивление новой знакомой, продолжила:  — Да, знаю. Нас мало.
        — Мало? Вас чертовски мало! Я за всю жизнь лишь одного видела.
        — В тот раз?.. Твоя нога. Я заметила, когда твой барьер разбили.
        Альта вздрогнула, дотрагиваясь до своего ожога.
        — Это Лекарь сделал?
        — Нет. Когда я жила на Юге, Врагосы прорвались за Стену. Я тогда еще не пробудилась и не смогла себя защитить.
        — На тебя напал Врагос?  — ужаснулась Рада.  — И…т-ты выжила.
        — Да,  — кивнула Создающая, привыкшая к подобной реакции.  — Я мало что помню из того нападения. Очнулась в госпитале спустя несколько дней, и нога, как ты понимаешь, уже была обработана. Врачи сказали, что мне еще повезло.
        — Ты даже не представляешь, насколько тебе повезло. Даже сейчас я могу сказать, что рана была глубокой. Но…я ни разу не видела, чтобы кто-то из врачей так обрабатывал раны.
        — А это был не врач. Страж, оказавшийся в моем городке по какому-то делу.
        — Ты должна быть ему благодарна. Он явно знал, что делал, прижигая твою рану.
        — Я бы с удовольствием поблагодарила его, если бы знала, кто это был.
        Родители Альты долго пытались найти того, кто спас их дочери жизнь. Но ни один Страж не подтвердил спасение девочки.
        Тогда взрослые решили, что тот сверхчеловек мог погибнуть во время зачистки, но оказалось, что потери были только среди гражданского населения.
        Загадочный спаситель так и остался неизвестным.
        — Имя?  — услышали девушки, и Создающая почувствовала, как кто-то дернул ее за кончик пальца.
        Курсанты обернулись и увидели перед собой маленькую девочку в голубом платье на вид лет десяти.
        — Ребенок?  — удивилась Рада.  — На вашей Базе есть дети?
        — Нет. Не должно быть… Ты чья-то дочка?
        Девушка присела, устанавливая с ребенком зрительный контакт. Но оказалось, что девочка была слепой. Вместо цветной радужной оболочки были лишь темно-серые пятна.
        Вот только курсанту казалось, что она осознанно смотрела ей прямо в глаза.
        — Еве интересно имя девушки.
        В третьем лице о себе говорит?.. Так странно.
        — Альта,  — ответила курсант.  — Курсант Ютова Альта.

* * *

        Штаб. Кабинет Командующего.
        — Ну, Марта, что мне делать с этими девочками?  — спросил высокий мужчина у сестры, помогавшей ему с документацией.
        — Поступи так же, как поступит со своими Лина,  — ответила женщина, забирая назад черные волосы.  — Поругай, скажи, что драться — нехорошо и отправь в тренировочный зал. Пусть попотеют.
        — Тебя послушать, так нарушение Закона — это так, мелочи.
        — В Закон уже давно пора внести некоторые изменения,  — сказала Марта.  — Они ведь никого не покалечили?
        — Нет.
        — Ну и все. А чтобы лишних вопросов не было, скажи, что на первый раз наказываешь курсанта дисквалификаций с экзамена.
        — А Кандидат?
        — А у Кандидата… Урежь ей зарплату.
        — Думаешь, Совету этого будет достаточно?  — усмехнулся Шоров.
        Марта слегка вздрогнула, и это не осталось незамеченным.
        — Не тебе беспокоиться о мнении Совета.
        — Твоя правда,  — сказал мужчина, замечая прошмыгнувшую в его кабинет тень.
        — Хорошо погуляла, Ева?  — спросила Марта, откладывая в сторону бумаги.
        Девочка забралась на колени Марата и кивнула его сестре.
        — Будущее изменилось,  — сказал ребенок, обращаясь к Шорову.
        — Оно постоянно меняется, Ева,  — улыбнулся он.
        — В этот раз — все по-другому. Ева видела Якоба и смерть Марата.
        — Ч-что?  — ужаснулась женщина, а ее брат заметно напрягся.  — Это невозможно!
        — Но это так,  — сказала Ева.  — Ева видела, как умрет Бессмертный Командующий.

        Глава 2
        Шанс на будущее

        Женское общежитие на территории Базы.
        В том, что до экзамена ее не допустят, Альта не сомневалась. Ей оставалось только смиренно принять свою участь и думать о том, чем она будет заниматься следующий год: патрулировать улицы или перебирать бумажки в Штабе.
        В столовую надо бы сходить, подумала девушка, отвлекаясь от грустных мыслей.
        Время как раз было обеденным.
        Создающая быстро набрала сообщение Ноне, предлагая соседке пообедать вместе, но Ю не спешила со своим ответом.
        А-а… Точно, особое задание, вспомнила Альта.
        Желудок жалобно заурчал, подгоняя свою хозяйку к решительным действиям.
        Ладно, не будут же меня наказывать за то, что я поесть вышла, решила девушка, вставая с кровати и снимая с вешалки темно-зеленый китель, который, по правилам Базы, были обязаны носить все находящиеся на ее территории Стражи и курсанты.

* * *

        Территория Базы.
        Солнце сегодня грело не хуже, чем в июле, и Альта искренне радовалась тому, что недавно весь состав Границы перешел на летнюю форму.
        Центральная База располагалась на территории самого крупного города, как в Округе, так и во всей стране. Его население насчитывало чуть больше ста тысяч жителей, которые постоянно проживали в пределах города. Из них около десяти тысяч были сверхлюдьми.
        До сих пор Исследователи не пришли к единому выводу, почему одни рождались со своими способностями, а другие пробуждали их в течение жизни. Но одно было ясно всем — если из двух родителей сверхчеловеком являлся только один, то ребенок с пятидесятипроцентной вероятностью рождался с особыми умениями.
        Если оба родителя были сверхлюдьми — ребенок регистрировался в реестре в день своего рождения.
        Когда Альта дошла да Штаба, на первом этаже которого находилась столовая, ей повстречалась та самая делегация, которую Нона и кто-то из ее знакомых, должны были сопровождать. По привычке девушка отсалютовала им и только после этого стала внимательно разглядывать Стражей.
        Первым, кто бросился ей в глаза, стал Командующий Шоров.
        В свои пятьдесят с небольшим он уже имел множество морщин и седых волос, которые когда-то отливали темным оттенком. Но, не смотря на возраст и тяжелую жизнь, он по-прежнему оставался статным, высоким и широкоплечим мужчиной.
        Молодость его прошла в тяжелые для страны времена, но боевыми шрамами Командующий так и не обзавелся, имея одну из самых удивительных среди Лекарей способность — самоисцеление.
        Особый Класс возглавлял группу, о чем-то переговариваясь с каким-то Карателем.
        Приглядевшись к его погонам, Альта смогла насчитать на них три вышитых кружка.
        Офицер Первого Класса.
        — О, а вот и нарушительница,  — произнес Марат, замечая приветствовавшего их курсанта.  — Товарищи, не оставите меня наедине с моей подчиненной?
        Мужчины и женщины согласно кивнули, продолжая свой путь. Нона подмигнула подруге, проходя мимо нее, а Огнев, замявшись на секунду, лишь бросил на девушку странный взгляд, продолжая следовать за Офицерами.
        — Что скажите в свое оправдание, курсант?
        — М-мне жаль,  — не найдя подходящих слов, произнесла Создающая.  — Я приму любое наказание, которое мне назначит Совет.
        — Хорошо, что Вы все понимаете,  — начал мужчина.  — Вот только никакого наказания не будет.
        А-а?.. То есть?..
        Альта смотрела на Шорова, пытаясь понять: шутил он или нет. И даже если где-то в глубине сознания проскальзывала мысль, что такие, как Командующий, шутить не могут, она все равно старалась найти какой-то подвох.
        — Значит, я могу участвовать в экзамене?  — неуверенно спросила девушка, и ей показалось, что Лекарь еле слышно засмеялся.
        — Вы сомневаетесь в словах своего Командующего, курсант? В Вашем личном деле написано, что Вы свято верите в идеалы Границы, и никогда не позволяете себе сомневаться в принятых руководством решениях.
        — Т-так и есть!.. П-просто… Я ведь нарушила одно из главных правил…
        — Разве кто-то пострадал от Ваших действий?
        — Нет.
        — Ваши действия были направленны на защиту товарищей?
        — Да, но…
        — Тогда, Вы поступили так, как и полагается Стражу Границы,  — улыбнулся Офицер.  — Точнее, будущему Стражу. Надеюсь, Вы покажите хорошие результаты на экзамене и через месяц на Ваших, пока что пустых погонах, появится первое звание.
        Шоров похлопал девушку по плечу и, не торопясь, пошел в ту же сторону, в которую несколько минут назад ушли его гости.
        Альта еще раз отсалютовала Командующему, провожая его взглядом и, как только тот скрылся из виду, позволила себя расслабиться.
        — Я… Я допущена!  — обрадовалась она и даже подпрыгнула на месте, из-за чего тут же покраснела, ловя на себе неодобрительные взгляды прохожих.
        Девушка поспешила скрыться от них внутри здания.

* * *

        Столовая курсантов.
        Войдя в столовую, Альта сразу поняла, что свободных мест нет, и уходить никто пока не собирался. Но желудок все еще продолжал напоминать о себе и требовать еду.
        Значит, куплю что-нибудь навынос.
        Встав в очередь, Создающая старалась разглядеть сегодняшнее меню, но сделать это ей мешала толпа курсантов, двигающихся так медленно, как черепахи, обитавшие в Старом мире и ассоциировавшиеся у людей прошлого с медлительностью.
        — Тоже пришла пообедать?  — произнесли ей на ухо, и Альта резко обернулась.
        — Макс? Ты один?
        Курсант Восточной Базы покачал головой, указав в сторону столов. Приглядевшись, Альта заметила Раду, активно махавшую ей рукой. Парочка каким-то неизвестным для девушки способом смогла отвоевать в свое личное пользование часть стола, не намереваясь в ближайшее время кому-то ее уступать.
        — Присоединишься к нам?
        — Конечно! Я уже успела расстроиться, что придется довольствоваться какой-нибудь булкой или яблоком.
        — Да, это не тот обед, который нам нужен.
        За разговором время в очереди прошло незаметно и, расплатившись за свою еду, курсанты поспешили присоединиться к Лекарю, уставшую от своего одиночества. Девушки обменялись приветствиями, и Альта, отодвинув стул, заняла предложенное ей место.
        — Ничего сладкого там не было, так что дождись, пока мы не пойдем в город,  — сказал Макс, ставя на стол их с Радой порции.
        Девушка по-детски надула щеки.
        — Вы собираетесь в город?  — спросила Альта.
        — Ну, раз вчера не получилось, то мы должны сходить сегодня. Правда, наши друзья отказались, решив отдохнуть в своих комнатах.
        Вот почему они только вдвоем, подумала Создающая, принимаясь за еду.
        — Тебе ведь уже сказали, что нас допустили до экзамена?  — спросил парень, и Альта кивнула.  — Не знаешь, с чего вдруг такая доброта?
        — Нет. Ваш Офицер… Асыв, да? Он ничего вам не объяснил?
        — Только то, что все Командующие единодушно приняли решение нас не дисквалифицировать. Странно это, разве нет?
        — Ты прав,  — согласилась с ним курсант.  — Но Командующий Шоров сказал, что ничего серьезного не случилось, а значит, нет смысла нас отстранять.
        — То есть нарушение Закона — это не серьезно?
        — Серьезно, конечно, но…
        — А не все ли равно?  — вмешалась Рада в их рассуждения.  — Им виднее, что серьезно, а что нет. Мы лишь должны молча принять их решение. А учитывая то, что оно было вынесено в нашу пользу, то нам вообще грех жаловаться.
        Курсанты с ней согласились, и продолжили свой обед в тишине, насколько это позволял столовский шум, а Альта решила задать Раде вопрос, о котором она задумалась сегодняшним утром:
        — Прости, что спрашиваю такое,  — начала она, на подсознании чувствуя, что девушка от нее немного отличалась.  — Сколько тебе лет?
        — Семнадцать,  — улыбнулась Рада.  — Я из Третьего поколения.
        — Еще и Лекарь…
        — Самый молодой Лекарь в стране,  — гордо произнес Максим, смущая подругу.  — Рада — сокровище нашей Базы.
        Щеки курсанта порозовели еще сильнее, и девушка опустила голову, скрывая от друга свое лицо за волосами.
        — Кстати, не хочешь с нами в Музей?  — предложил юноша.  — Ты ведь вчера туда так и не попала.
        — Я с радостью. Могу даже экскурсию вам по городу устроить.
        — Отлично.
        Курсанты поспешили доесть свои обеды, чтобы больше не тратить время.

* * *

        Город. Музей Границы.
        В будний день в Музее было мало посетителей, поэтому курсанты без проблем добрались до касс. Купив билеты и пройдя внутрь здания, наполненного историей этого мира, они стали рассуждать, куда в первую очередь стоило пойти.
        За прошедшие десятилетия тут было собрано колоссальное количество вещей, найденных Собирателями во время их походов в Мертвые земли, но не стоящие особого внимания Исследователей.
        Самыми большими залами Музея были: Зал Прошлого и Зал Настоящего.
        Первый был посвящен вещам Старого мира. За стеклянными витринами можно было найти форму военных того времени, их оружие и личные вещи. Детские игрушки, предметы роскоши, книги, которые были напечатаны еще на старых станках. Все это бережно хранилось новыми поколениями, чтобы в будущем у живущих в стране граждан все еще было представление о мире, утерянном десятилетия назад.
        Второй зал был посвящен истории Границы. На манекенах висела старая форма Стражей, которая не особо отличалась от формы военных Старого мира. Лишь специальные нашивки, прикрепленные к нагрудному карману и рукаву на правой руке, позволяли определить людям того времени, что перед ними сверхчеловек.
        В этом же зале на всю стену была повешена старая карта, показывающая, какая большая территория была у этой страны. Поверх пожелтевшей поверхности кто-то нарисовал новую границу страны, с разделением на пять Округов и выделением внутри них важных городов.
        Столько земель… И людей, что на них жили… Мы все это потеряли, подумала Альта.
        На данный момент население всей страны не превышало пятисот тысяч душ. Из них сто тысяч проживали в столице Центрального Округа. Примерно столько же было разбросано по маленьким городкам и селениям на его территории.
        Самым малочисленным Округом считался Северный. Около пятидесяти тысяч граждан жили на его территории и из них лишь двадцать тысяч — в столице.
        После успешной сдачи экзамена на получение первого звания, курсантов чаще всего посылали именно на Северную Базу, чтобы хоть как-то восполнить там нехватку сверхлюдей. Но из-за отношения коренных северян к приезжим работа с ними становилась невыносимой.
        — Мамочка, что это?  — спросил ребенок, указывая на кристаллообразный камень, лежавший под стеклом витрины.
        — Это измар, милый,  — ответила женщина.  — Он позволяет узнать о приближении Врагосов.
        — Но как?
        — Ну… Он начинает светиться…
        — А почему?  — не унимался ребенок.
        Ответы матери явно не удовлетворяли его любопытства и он, стоя на носках, пытался разглядеть темный камень.
        Стоявшие рядом с ними курсанты сначала молча наблюдали за попытками женщины дать своему ребенку вразумительный ответ, но она, скорее всего, была обычным человеком и не знала об измаре того, что могли знать они.
        — Позволите?  — спросила Рада, привлекая ее внимание.  — Я из Границы и, если разрешите, я постараюсь объяснить ему.
        — Ох, даже не знаю… Если тебе не сложно…
        Лекарь улыбнулась матери ребенка и, подойдя ближе к мальчику, подхватила его на руки, чтобы он смог лучше разглядеть экспонат.
        — Ты знаешь, кто такие Стражи?  — спросила она.
        — Конечно!  — воскликнул мальчик.  — Это наши герои и защитники! Я тоже хочу стать Стражем, когда вырасту!
        — Вот как. Тогда, и о Врагосах ты тоже слышал?
        — Д-да,  — промямлил ребенок, явно боясь упоминания этих существ.  — Они злые. И Стражи Границы их убивают.
        — Именно,  — кивнула Рада.  — А знаешь ли ты, что остается после Врагосов?
        Мальчик отрицательно замотал головой.
        Нет, он не знал. Да и не все взрослые, задай им тот же вопрос, могли на него ответить. Они знали, что измары приносили Собиратели. Знали, что когда Врагосы приближались к городам, эти камни из обычных темных булыжников превращались в ярко-оранжевые кристаллы, которые не только ярко светили, но также и излучали тепло.
        — Врагосы очертаниями похожи на людей,  — начала девушка.  — Вся их кожа, от головы до пят, черна, как сама земля, откуда они приходят. Не видно, где у них глаза, где нос, а где рот. Лишь в груди у них сияет то, что мы называем «измар». В Мертвых землях горят оранжевые огни, которые могут показаться кострами, зажженными людьми. Они же иногда появляются и в наших городах. Но не обманывайся и ни в коем случае не подходи к ним. Потому что это не люди, а Врагосы, сбивающиеся в стаи. Измар в их груди начинает светиться и, чем больше Врагосов вокруг, тем ярче от него свет.
        Точно. Так все и было, подумала Альта, вспоминая свое прошлое.
        Те измары, которые не подходили для исследований, Собиратели приносили в города, отдавая их местным жителям. Горожане вешали их на дома и уличные фонари. Кто-то даже умудрялся делать из них украшения.
        У каждого Стража на шее висит собственный, небольшой измар — обязательная часть формы Границы. Снимать его категорически запрещается.
        Если я сдам… Нет, когда я сдам экзамен и получу погоны, то вместе с ними мне дадут и мой собственный измар.
        — Она так еще долго может,  — прошептал Макс.  — Может, продолжим пока без нее?
        — Давай,  — согласилась девушка.
        Курсанты продолжили рассматривать те экспонаты, до которых еще не успели дойти.
        Время быстро близилось к вечеру, и посетителей в Музее становилось все больше. Макс захотел пойти в зал фотографий. Оказалось, что у него, как и у Альты, были друзья, которые с успехом сдали экзамен на получение звания Кандидата Третьего Класса.
        — Один из них рассказывал, что у него на первом этапе были фото-вопросы,  — начал парень.  — Сопоставить имена самых известных Стражей и их фотографии. Вот ты многих в лицо знаешь?
        — Нет,  — призналась девушка.
        — Во-от. Он признался, что его откровенно заклинило, и поначалу он даже не узнал нашу Командующую,  — засмеялся Макс.  — Но потом еле как смог опознать половину.
        — Половину? Сколько там было фотографий?
        — Около пятидесяти,  — сказал курсант.  — И не только Стражи, которые живут сейчас, но и те, что были в самом начале. Первые Командующие. Первые Офицеры Особого Класса.
        — Я нынешних-то только по фамилиям знаю, и то не всех.
        Ну, Огнева и Командующего Шорова я узнаю. Еще, кажется, я помню, как выглядит Командующий Лунов…
        Альта тщетно пыталась вспомнить лица известных Стражей.
        — Это нереально.
        — Поэтому мы здесь,  — сказал Макс, заходя в комнату с фотографиями.
        Курсанты решили разделиться, чтобы не мешать друг другу.
        Альта начала не с висящих на стенах фотографий, а с тех, которые хранились на высоких подставках, в альбомах. Она пролистывала страницу за страницей, вчитываясь в имена, написанные на узких белых бумажках под снимками.
        На одном из них она заметила всех нынешних Командующих. Каждый из них был Офицером Особого Класса.
        Командующий Лунов на Юге. Асыва на Востоке. Войтов на Севере. Рытов на Западе. И Командующий Шоров — Централ, про себя произнесла Создающая, вглядываясь в их лица.
        Фотография, которую рассматривала Альта, была сделана около десяти лет назад. Обычно Командующие покидали свои Округа только по очень важным причинам, в остальное же время связываясь друг с другом иными способами.
        Интересно, что могло заставить их собраться вместе?
        На следующем снимке было много людей. Большинство в медицинских халатах — Исследователи. И несколько в форме Границы — Стражи. В молодом мужчине Альта сразу же признала своего Командующего. Рядом с ним стояла его младшая сестра Марта, которая не являлась сверхчеловеком и на Базе занималась делами, связанными со связью с общественностью. Еще один Страж был возраста Марты. Альта долго вглядывалась в его лицо, но никак не могла припомнить, где могла его видеть. И когда ей показалось, что она начала вспоминать, ее внимание привлекла маленькая девочка, стоящая впереди всех.
        Стоп!.. Это же… Та самая…
        — Нашла что-то интересное?
        Альта от неожиданности захлопнула альбом.
        — Как ты это делаешь?!
        — Что делаю?  — удивился Макс, не понимая реакции девушки.
        — Так незаметно подкрадываешься,  — выдохнула Альта.  — Прости, ты меня напугал.
        — Эм… Я не думал, что могу напугать тебя… Прости. Нашла что-то интересное?
        — Фотографию наших Командующих,  — ответила служащая Центральной Базы, вновь открывая альбом.
        — Общую?
        — Да.
        Макс внимательно рассматривал фотокарточку, стараясь запомнить все, что было на ней отражено.
        — А Лина постарела,  — усмехнулся он.
        — Лина? Это имя Асывой?  — курсант Восточной Базы кивнул.  — Знаешь, так отзываться о женщине некрасиво.
        — О, ты просто ее не знаешь. Это не женщина, а Врагос в юбке,  — засмеялся Максим.  — Но ты не подумай, что я насмехаюсь. Ее все уважают и шутят так лишь потому, что она и сама себя так когда-то называла.
        — Она ведь Создающая?  — спросила Альта.
        — Да.
        — И у нее Особый Класс?
        — Единственный Создающий Особого Класса в стране,  — с самой настоящей гордостью заявил Куланов.  — Вся столица охвачена ее барьером. И это одна из причин, почему она никогда не покидает Базу. Ну, или не покидает теперь.
        — В-вся столица?  — не верила Альта.  — Постоянно под ее барьером?
        — Именно. Круто, правда?  — спросил Макс, но заметив поникшее состояние новой знакомой, замялся.  — Ну, я слышал, что она вроде как гений. И была рождена сверхчеловеком… Может, поэтому она так сильна?
        — Может…
        Желание просвещаться дальше у Альты окончательно пропало. Пожалуй, она впервые в жизни ощутила самую настоящую зависть. Ее барьер не выдержал и двух ударов курсанта Северного Округа, а барьер Командующей Востока не только окружал всю столицу Округа, но и был постоянно активирован.
        А Майя еще меня хвалила… Не понимаю…
        — Как на счет вернуться к Раде?  — предложил парень.  — Она, и правда, долго может рассказывать о Границе. И если ее вовремя не остановить…
        — Конечно,  — кивнула Альта.  — К тому же, пора выдвигаться обратно к Базе. Если не вернемся к шести, кто знает, может, нас все-таки не допустят.
        Лекаря они обнаружили в том же зале, где и оставили. Ребенка с матерью поблизости видно не было, но курсант стояла у той самой витрины с измаром, где она решила прочитать мальчику развивающую лекцию.
        — Как думаете,  — начала она, будто почувствовав приближение товарищей.  — Что такое измар на самом деле?
        — Не ты ли объясняла ребенку, что это булыжники из груди Врагосов?  — сказал Макс.
        — Да, но… Неужели за столько лет Исследователи ничего не узнали ни о нем, ни о Врагосах?
        — Может, узнали, да нам не говорят.
        — Следи за языком,  — шикнула на него Альта, слегка толкнув в плечо.  — И думай, про что и где говоришь.
        — А что я такого сказал?  — потирая ушибленное место, спросил Максим.  — Или ты у нас ярая идеалистка?
        — Так и есть,  — произнесла девушка.  — Стражи спасли жизнь мне и моей семье, когда Врагосы напали на мой город. У меня нет причин сомневаться в том, что делает Граница. Или не верить тому, что нам рассказывают.
        — Или не рассказывают.
        — Не спорьте,  — сказала Рада, вставая между ними.  — Все равно каждый останется при своем мнении.
        Альта хмуро посмотрела на нового знакомого и выдохнула.
        Тяжелые дни, подумала она, понимая, что в ее плохом настроении виновата только она сама. Как и говорил Огнев.
        — Ладно, давайте возвращаться,  — произнесла Создающая, направляясь к выходу из Музея.

* * *

        Город.
        — Эта столица такая красивая,  — вздохнув, сказала Рада, идя спиной вперед.  — И тут столько горожан. Даже непривычно.
        — Я тоже не сразу привыкла,  — призналась Альта, вспоминая, как неуютно она себя чувствовала по прибытию в столицу Округа.  — У вас на Базе все по-другому, да?
        — Да. Здесь чувствуется настоящая жизнь. Все куда-то спешат, что-то делают.
        — А как по мне, тут слишком шумно,  — произнес Макс, поморщившись.  — Мне у нас нравится больше. Надеюсь, что после получения звания меня не отправят на Север.
        — Ты ведь станешь Карателем,  — сказала Альта, припомнив о способности Куланова.  — Будешь ловить преступников.
        — А кто сказал, что Карателей не отправляют на Север?  — усмехнулся курсант.  — Хотя, я, скорее всего, просто буду ездить по Округу, нигде надолго не оставаясь.
        — В этом ведь есть и свои плюсы, верно?  — улыбаясь, спросила Рада.
        — Ага.
        — О чем это вы?
        — Макс обожает паровозы,  — пояснила девушка.  — Особенно их запах.
        — Запах? Ты говоришь о запахе гари?
        — Да. Запах сожженного угля,  — поправил ее юноша.
        — Особенно зимой и на вокзале,  — сказала Лекарь.  — Все свободное время там сидит.
        Надо же. Кому-то может нравиться подобное, подумала Альта, посмотрев на курсанта соседней Базы.
        Он отличался от тех, с кем была знакома девушка. Пожалуй, своей серьезностью Максим напоминал ей Огнева, а простотой и дружелюбием Офицера Бергова. Не многие знали, что Офицер Второго Класса, так же являвшийся одним из Карателей, по натуре своей был тем еще добряком.
        Вся его напущенная строгость к ниже стоящим по званию была лишь своеобразной данью уважения к собственному статусу. Огнев же свои симпатии и антипатии к окружающим проявлял слишком открыто.
        Кому, как не Альте, было об этом знать?
        И пусть причины такого отношения к себе со стороны Офицера она не знала, но в какой-то степени Создающая уважала Огнева за такое отношение к другим. Он не был лицемером, всегда самостоятельно выполнял свою работу, какой бы трудной она не была, никогда не перекидывая ее на подчиненных.
        Что-то я начала его расхваливать, одернула себя Альта.
        — А у нас еще есть время?  — спросил парень, обращаясь к ней.
        — Да,  — ответила девушка, взглянув на свои наручные часы.  — Вы двое хотите еще что-то посмотреть?
        — Ох,  — вздохнула Рада.  — Он собирается на Вокзал. Подышать любимым воздухом.
        — Напомню, если кое-кто забыл,  — начал юноша,  — что на этом самом Вокзале продавались сладости, которые ты хотела купить.
        — Ой, точно!
        — Так ты сладкоежка, Рада?  — спросила Альта у Лекаря.
        — Только если немного,  — засмущавшись, ответила курсант.
        — Если под «немного» ты подразумеваешь все свои заначки в комнате, то…
        Рада наградила своего друга многозначительным взглядом, и тот не посмел ничего добавить. Альта постаралась сдержать улыбку. Отношения этих двоих нравились ей все больше и больше.
        — У нас еще полчаса,  — произнесла Создающая.  — Если поторопимся, то успеем и еды купить, и гарью надышаться.
        Макс поморщился от такого неуважения к своему пристрастию, чем вызвал смех со стороны девушек.
        Да, пожалуй, он что-то среднее между Огневым и Офицером Берговым.

* * *

        Главный Вокзал Центрального Округа.
        Центральный Вокзал являлся главным пересадочным пунктом страны. Поезда ходили по вечерам во все направления, и сейчас одни пассажиры, стоя на платформах, ожидали, когда проводники, наконец-то, откроют железные двери и начнут проверять их посадочные билеты. Другие же делали свои последние покупки, закупались гостинцами для родных и спешно присоединялись к тем, кто стоял на платформах.
        В магазинчике сладостей, куда пришли курсанты, покупателей всегда было много, и приходилось отстаивать большие очереди, чтобы купить себе сладкие лакомства.
        — Вы уверены, что мы успеем вернуться?  — спросила Рада, когда они зашли внутрь.  — Я даже не могу понять, кто последний.
        — Купить точно успеем,  — ответила Альта, взглянув на часы.  — Сейчас будет первый звонок, и большинство покупателей побежит к поезду.
        — Ладно,  — произнес Макс и спросил у толпы:  — Кто последний?
        Ответа не последовало. Казалось, что сквозь шум его никто не услышал. Парень постарался протиснуться между плотно стоящими гражданами, но и этого у него не получилось.
        — Сильно нас накажут за опоздание?
        — После того, что мы вчера сделали? Ну, кто ж знает?  — пожала плечами девушка, а после почувствовала, как кто-то сжал ее руку в районе локтя.
        — Офицер Огнев!  — произнесла Рада и, вместе со своим другом, отсалютовала Стражу.  — Что Вы здесь делаете?
        Мужчина молча кивнул куда-то в сторону толпы, и только сейчас курсанты заметили махавшего рукой и подзывающего их Офицера Асыва, который практически стоял у кассы и вот-вот готов был назвать свой заказ. Рада буквально расцвела на глазах и со всей усердностью стала пробиваться сквозь людей. Максим последовал за ней.
        — Пойдем, выйдем на улицу,  — произнес Ян и, не дожидаясь ответа Альты, последовал к выходу.
        По платформе разнесся первый звонок, оповещающий пассажиров о том, что проводники начали проверять билеты, и в скором времени поезда отправятся по своему маршруту. Как и сказала Альта, пассажиры, стоявшие в очереди слишком далеко от продавцов, испугались пропустить сегодняшний поезд и поспешили в сторону платформ.
        — О чем ты говорила с Командующим?
        — Ни о чем. Он лишь сказал, что никакого наказания за конфликт с курсантами Северной Базы не будет.
        — И все?
        — Еще пожелал удачи на экзамене. И все.
        С чего вдруг такая заинтересованность?
        Альта стала разглядывать Атакующего. Она вспомнила, что сегодня он должен был отправиться в Восточный Округ. Скорее всего, именно поэтому Офицер Асыв также находился сейчас на Вокзале.
        Но зачем эти двое были в магазине сладостей? Неужели Огнев на самом деле тот еще сладкоежка? А чтобы не рушить свой имидж, послал покупать конфеты Стража с другой Базы?
        Видимо, выражение ее лица изменилось, так как мужчина стал неодобрительно смотреть на ее попытки не засмеяться.
        — Тебя что-то веселит в моем внешнем виде?
        — Н-нет! Просто…  — она не знала, какое оправдание себе придумать, но тут Альта заметила толстую папку, которую Офицер держал в своих руках.  — Зачем Вас посылают на Восток?
        — У Ноны слишком длинный язык…
        — С чего Вы взяли, что она?..  — хотела Создающая защитить подругу, но поняла, что делать это бесполезно.  — Нона просто обмолвилась. Мы Вас не…обсуждали.
        Альта давно поняла свою основную проблему: она сначала говорила, а лишь затем думала.
        — Я рад, что у вас двоих хватает ума не обсуждать старших Офицеров.
        — Вот опять Вы!..  — воскликнула девушка, но быстро успокоилась.  — На Востоке что-то случилось?
        — Ничего такого, о чем бы следовало знать курсанту.
        — И чем я Вам так не нравлюсь?  — пробормотала Альта.
        И лишь не вовремя вернувшиеся новые знакомые не дали Офицеру возможности ответить.
        А ведь точно собирался сказать что-нибудь гадкое, про себя решила девушка.
        — Спасибо, Офицер Огнев, что согласились передать Командующей гостинец,  — поблагодарил Асыв, протягивая Стражу увесистый сверток, в котором, скорее всего, были самые популярные во всем Округе конфеты.
        Так он посыльным заделался? Сам Офицер Особого Класса и развозит посылки? Командующей Округа, конечно, но все же.
        По Вокзалу разнесся второй звонок, предупреждающий опаздывающих пассажиров, что у них в запасе осталось не более пяти минут, а значит, и поезд, отправляющийся на Восток, тоже скоро отбывал со своей платформы.
        — Вам не за что меня благодарить,  — произнес Огнев, забирая подарок для сестры Офицера Асыва, а затем обращаясь к курсантам.  — Разве вам не пора возвращаться на Базу?
        По всему телу Альты прошла дрожь. Она совершенно забыла о комендантском часе, действовавшем для курсантов. А оставшихся минут не хватало, чтобы вернуться на Базу.
        Даже если они побегут.
        — Не волнуйтесь о своей подчиненной, Офицер. Она вернется вместе с нами,  — успокоил его Асыв.  — Я скажу, что курсант Ютова проводила для нас экскурсию по городу.
        — Я обращался не только к ней, но… Раз Вы возьмете ответственность за их опоздание на себя, то пусть так и будет.
        — Конечно. Счастливого пути. Надеюсь на Ваше скорейшее возвращение.
        — А когда?..  — думай, потом говори, Альта!  — Вы ведь вернетесь к третьему этапу, да?
        — Да.
        Чтобы не опоздать на свой поезд, Офицер сразу же попрощался со своими внезапными провожающими и направился на свою платформу. Через несколько минут разнесся третий, последний звонок. Поезда, зашумев, тронулись со своих мест, и Вокзал заметно опустел.
        — Что ж, нам тоже пора.
        Асыв шел самым первым, на несколько шагов обгоняя курсантов, чтобы те, не смущаясь его присутствия, могли спокойно разговаривать на свои темы. Главную задачу на сегодняшний день он выполнил: обговорил все детали с Огневым, передав ему нужные документы, да еще и успел купить Лине сладости, которые она так любила.
        Теперь ему оставалось лишь дождаться начала экзамена.

* * *

        Женское общежитие.
        — Ну что, понравилось гулять с новыми друзьями?  — спросила Нона, как только Альта вошла в их комнату.
        — А тебе понравилось целый день сопровождать крутых Офицеров?  — задала встречный вопрос Альта, ложась на свою кровать.
        — Хоть бы одежду сняла. Она ведь грязная,  — поморщилась Кандидат.  — И нет, не особо.
        — А мне с Радой и Максом понравилось. Они довольно интересные.
        — Правда?  — сощурив глаза, спросила Ю.  — Значит, узнать о причинах вашего допуска к экзамену ты не хочешь. Хорошо. Я поняла. Как там прогулка с интересными новыми друзьями?
        — Так причины для этого и правда есть?!
        — Э-э…да. А ты что думала? Что всех нас простили просто так?
        — Нет, конечно… Так, что там?..
        — Я слышала, как Огнев и Бергов говорили об этом. Оказывается, в той тройке был сын Командующего Северной Базы. Разумеется, когда Войтову пришло известие, что его отпрыска могут дисквалифицировать из-за драки, то он сразу же связался с Командующими Шоровым и Асывой и попросил закрыть на все это глаза.
        — И они согласились.
        — Их можно понять. Не хочется перед Советом оправдываться лишний раз. А тут сам Северный Командующий предложил поступиться Законом. Все-таки, даже для северян кровь важнее него.
        — А который из них его сын, ты не знаешь?
        — Откуда?  — пожала плечами девушка.  — Да это и не важно. Главное с ними не пересекаться. Но, если ты хочешь, то я могу узнать.
        — Нет, не надо. Твои информаторы и так без выходных работают,  — улыбнулась Альта.
        Ее подруга была главной сплетницей Центральной Базы. Знала все и обо всех.
        — О чем ты?  — искренне попыталась изобразить удивление Нона.  — Нет никаких информаторов. Просто некоторые личности слишком громко разговаривают.
        Альта на это ничего не ответила, решив сходить в душ и по возвращению в комнату сразу же лечь спать.

* * *

        Единственный минус в отсутствии собственных ванных комнат был в том, что после водных процедур нельзя было сразу залезть под теплое одеяло. Зато путь искупавшихся девушек проходил мимо автомата с напитками, и Альта никогда не упускала возможности поживиться чем-нибудь вкусным.
        Только сегодня рядом с громоздкой техникой ее ожидал маленький сюрприз.
        — Привет?  — поздоровалась она с ребенком, который вчера неожиданно появился перед ней и Радой.  — Почему ты сидишь тут одна?
        Курсант огляделась, стараясь найти того, кто мог бы присматривать за девочкой, но рядом никого не оказалось.
        — Почему ты здесь? Твои родители попросили тебя подождать их?
        — У Евы нет родителей,  — сказала девочка, поднимая взгляд на Альту.
        Она, правда, слепая. Так почему же такое чувство, будто она меня отчетливо видит?
        К удивлению курсанта, на лице девочки не было ни единой эмоции. И, если бы девушка только что не услышала от нее ответ на свой вопрос, то вполне бы могла принять ее за красивую фарфоровую куклу. Размером с десятилетнего ребенка.
        — Тогда на Базе живет твой родственник?
        — Нет.
        И что мне делать? Оставить ее тут одну и уйти?
        Опыта общения с детьми у Альты не было. Она была единственным ребенком в семье, а после того, как девушка стала сверхчеловеком, и ее отправили в Центральный Округ, то чаще всего она общалась или со своими ровесниками, или с теми, кто пусть и на немного, но был старше.
        — А ты узнала меня? Помнишь, вчера ты спрашивала мое имя.
        — Ева узнала Альту.
        — Хорошо. Тогда скажи, Ева, где ты живешь? Может, ты заблудилась и не знаешь, как попасть домой?
        Ребенок отрицательно замотал головой.
        И что это значит? То, что она не знает, где живет или то, что говорить мне она об это не собирается?
        — Тогда, может, хочешь чего-нибудь?  — спросила девушка.  — Тут в автомате много всего есть. Я куплю.
        Девочка проследила взглядом весь путь курсанта, и Создающая опять не могла поверить в то, что этот ребенок был слеп. Она определенно видела все ее движения.
        Жаль, что она такая неэмоциональная. Улыбка ей шла, подумала Альта, собираясь бросить в автомат монетки, как по затылку прошелся неприятный холодок. Улыбка! На той фотографии!..
        Обычная мысль заставила ее замереть на месте.
        В Музее Макс отвлек ее, и она не смогла подольше рассмотреть старую фотокарточку, но Альта была уверена, что именно эта девочка была изображена на ней. И если бы только не тот факт, что фотографии той было, по меньшей мере, лет двадцать, а ребенок, спокойно сидящий сейчас на диване и смотрящий на нее, ни капли не изменился…
        Она сверхчеловек?
        Купив для Евы сок, Альта вернулась обратно и протянула покупку ребенку. Та взяла в свои ручки красную коробочку, но не спешила открывать ее, продолжая сжимать в руках.
        — Ева, а могу я кое-что спросить у тебя?
        — Да.
        — Знаешь, я сегодня была в Музее Границы вместе с друзьями и просматривала старые фотографии,  — начала Альта, смотря на реакцию девочки.  — И на одной из них я видела кого-то очень похожего на тебя. Еще на той фотографии был молодой Командующий Шоров и его сестра Марта. Ты их знаешь?
        — Да,  — ответила Ева.  — Но девочка на фотографии не Ева.
        Она аккуратно открыла маленькую сумочку, лежавшую на ее коленях, и положила туда все еще не открытый сок. Закрыв ее, девочка спрыгнула с дивана, отряхивая сзади свое голубое платье, и вновь посмотрела Альте прямо в глаза.
        — Девочка на фотографии не Ева,  — повторил ребенок и побежал в сторону лестницы, которая вела на улицу, оставляя девушку одну.
        Альта смотрела ей вслед, пока та не скрылась из виду.
        Странный ребенок, подумала она и, открыв собственный напиток, сделала несколько больших глотков. Может, ее обижают?
        Создающая посмотрела на место, где до этого сидела Ева, и заметила папку. Решив открыть ее, чтобы узнать, кому та могла принадлежать, курсант быстро пробежалась по содержимому в ней и не поверила собственным глазам.
        На белых листах бумаги были написаны ответы на первый этап экзамена.

        Глава 3.1
        Экзамен на первое в жизни звание

        Женское общежитие.
        Весь прошлый вечер и все утро Альта и Нона провели в комнате, пытаясь разобраться в документе, который принесла Создающая. В том, что на листах были написаны ответы на завтрашний экзамен, никто из них не сомневался. Атакующая подтвердила догадки подруги, стоило Ю только взглянуть на исписанные листы. Но кое-что никак не укладывалось у девушек в головах.
        Почему столь важная вещь лежала на диванчике у автомата? В общежитии, где проживали сдающие экзамен курсанты.
        Первым предположением соседок стало то, что один из Офицеров, отвечающий за первый этап, попросту забыл папку в коридоре. Но, если это было так, то сразу же возникал ряд других вопросов, ведь за проведение экзамена отвечали Офицеры Первого и Второго Класса, которых в общежитии попросту не должно и не могло было быть.
        Конечно, Страж мог навещать кого-то из своих знакомых или подчиненных, но тогда зачем ему было приносить ответы? Логичнее всего было предположить, что ради помощи кому-то из курсантов-выпускников. Но, тогда как можно было оставить столь важную вещь в общем коридоре? И если это все-таки была помощь курсанту, то при ее раскрытии Офицеру пришлось бы отвечать перед Командующим, а, возможно, и перед самим Советом.
        — Может, это своеобразная проверка?  — спросила Альта у подруги.
        — Никто не станет проводить такие проверки,  — ответила Нона, покачав головой.  — Да и что тут проверять? Твою честность?
        — А вдруг?
        — Если тебе хочется так думать, хорошо. Предположим, что это, и правда, проверка. Что ты собираешься делать? Вернуть папку кому-нибудь из Офицеров?  — задала свои вопросы Кандидат, уверенная, что папка была оставлена нечестным на руку Стражем.  — Если окажется, что это не проверка, а чья-то безалаберность, то в этот раз с экзаменом ты точно сможешь попрощаться.
        Нона, конечно же, была права. Никто не позволит проходить экзамен курсанту, который видел ответы на тестовые вопросы. Но вдруг это, и правда, проверка? Тогда ее не допустят, если она эту папку вовремя не отдаст.
        Альта терзалась сомнениями, не зная, как лучше поступить. Несмотря на то, что у девушек были хорошие отношения с некоторыми Офицерами, просить у них помощи им не хотелось. Даже Майя, которая всегда симпатизировала Альте, не стала бы закрывать глаза на то, что у Создающей оказались ответы на первый этап экзамена.
        Симпатии симпатиями, но долг Стража важнее.
        Еще некоторое время подумав, подруги решили поспрашивать у своих знакомых, не находили ли они чего-нибудь интересного? И первыми в их списке, как ни странно, стали служащие Восточной Базы.
        Прибывшие в Централ девушки-курсанты так же, как и местные, проживали в пустующих комнатах женского общежития. С помощью своих информаторов Нона быстро нашла, в какую именно заселились Рада и Наташа, но, дойдя до нужного места, оказалось, что девушек в комнате не было.
        Кандидат без проблем бы узнала и номер комнат курсантов-парней, но находиться на территории мужского общежития ни у нее, ни у Альты разрешения не было. А просить знакомых юношей позвать Макса или кого-то из близнецов вызвало бы лишние и совершенно не нужные вопросы. А распространению глупых и необоснованных слухов о себе, Нона позволить не могла.
        Номерами телефонов курсанты не обменялись, а территория Базы была слишком большой, чтобы продолжать их поиски, не зная, где точно могли находиться выпускники с Востока.
        Завтрак подруги пропустили, раздумывая, что делать с папкой и ответами внутри нее, а обеденное время начиналось еще не скоро. Единственным вариантом, который смогла придумать Атакующая, был поиск Офицера Асыва. Уж он точно должен был знать местоположение своих подчиненных. Поэтому девушки направились в сторону Штаба.
        — Как один из наблюдателей, он должен быть там, чтобы ознакомиться с процедурой проведения экзамена,  — сказала Нона, поднимаясь по главной лестнице.
        — А если его там нет?
        — Тогда будем думать, что делать с твоей находкой.

* * *

        Штаб.
        Нона уверенно шла по известному ей маршруту, попутно здороваясь со своими знакомыми и коллегами, попадавшимися им на пути. Альте оставалось только не отставать от подруги, чтобы не заблудиться в похожих друг на друга коридорах, и в который раз удивляться, со сколькими Стражами на Базе знакома ее соседка.
        Хоть Нона и относилась к Атакующим, большую часть времени она проводила в Штабе, работая с документацией. Ее любви к бумажной работе Альта не понимала, мечтая после получения звания отправиться в какой-нибудь граничащий со Стеной городок и охранять его от набегов Врагосов.
        Оказавшись перед нужным кабинетом, Нона постучала и жестом попросила Создающую подождать ее снаружи. Стоило девушке покинуть коридор, как курсант, прислонившись спиной к стене, стала оглядываться в поисках того, что могло бы отвлечь ее внимание от ожидания. Мимо нее постоянно кто-то проходил. Большая часть из них носила форму Границы.
        Экзамен уже завтра, подумала девушка и ощутила внутри себя прилив некой радости и нетерпения побыстрее получить свое первое звание и носить такую же одежду, что и остальные Стражи.
        Темно-синий цвет мне пойдет, улыбнулась она сама себе, и в этот момент к ней из кабинета вышли Нона и Офицер Асыв.
        Мужчина выглядел уставшим, но встретившись взглядом с курсантом, дружелюбно ей улыбнулся. Впервые за все эти дни Альта смогла хорошо его рассмотреть. Он выглядел слишком моложаво, из-за чего, наверное, у Асыва возникали проблемы с подчиненными, которые были старше него. Болотного оттенка глаза постоянно светились доброжелательностью, а темно-пепельные волосы, скрывавшие его лоб и бывшие чуть удлиненными, придавали его внешности подростковые черты.
        А ведь у него Первый Класс.
        — Часто мы встречаемся, да?  — спросил у нее Каратель, а потом обратился к Кандидату.  — Спасибо. Благодаря тебе я смог выбраться оттуда.
        — Всегда пожалуйста. Трудно Вам дается изучение протоколов?
        — Да,  — признался мужчина.  — Надеюсь, что никогда больше не буду наблюдателем.
        — А почему прислали Вас?  — спросила Альта, но быстро прикусила язык.
        Кто я такая, чтобы спрашивать его?!
        Асыв улыбнулся девушке, видя, как стремительно краснели ее щеки.
        На днях он нечаянно услышал разговор Огнева и Бергова, обсуждавших поведение этой Создающей. Огненный Страж жаловался своему другу на то, что Альта своим неумением держать язык за зубами однажды наживет себе настоящие неприятности. Офицер Второго Класса над таким заявлением лишь посмеялся, намекая другу, что его неумелые попытки хоть как-то воспитать курсанта всегда терпят неудачу.
        — Тот, кто должен был приехать, заболел. И Командующая решила отправить меня,  — ответил Каратель, а затем нахмурился.  — Но зачем вы меня позвали? Они опять во что-то ввязались?
        — Нет,  — поспешила успокоить его Нона.  — Альта хочет позаниматься с ними, а я вызвалась помочь ей их найти. Вот только номерами мы так и не обменялись…
        — Быстро же вы сдружились,  — улыбнулся мужчина, доставая из кармана телефон.

* * *

        Курсанты Восточной Базы готовились к экзамену в Библиотеке, находившейся на несколько этажей выше от того места, где только что подруги разговаривали с братом Командующей Асывой. Каратель попросил Фому и Фоку встретить девушек, так как Библиотека занимала целый этаж Штаба, и найти в ней друг друга, было не простой задачей.
        — Раз они здесь, то вряд ли нашли такую же папку,  — сказала Нона, замечая махавшего им младшего из близнецов.
        — Может, ее не всем подкидывали?
        — И в чем тогда смысл?
        — Если бы я знала…
        — Ладно, забыли. Ты понимаешь, что они ничего про эти ответы не знают, а я понимаю, что ты хочешь им все рассказать. Поэтому, спрошу лишь один раз — ты уверена, что хочешь их им показать? Они твои соперники.
        — Уверена,  — кивнула Создающая.
        Девушки подошли к новым знакомым и поздоровались с ними.
        Эти двое имели похожую внешность: светлые волосы, по длине доходившие им до скул, то ли голубые, то ли бирюзовые глаза, одинаковый рост. Но вот по характеру эти близнецы кардинально отличались друг от друга. Фома был серьезным и молчаливым, а Фока — довольно шумным и веселым.
        — Хотите узнать, как на Восточной Базе готовятся к экзаменам?  — задорно спросил весельчак.
        Альта отрицательно покачала головой.
        — Мы здесь не за этим,  — произнесла она, показывая папку.  — Но это касается экзамена.
        Парни переглянулись, не понимая, что такого могла принести им девушка и о чем хотела рассказать. Но решив узнать подробности в кругу своих друзей, через высокие двери они вошли в Библиотеку и направились туда, где сидели остальные курсанты.

* * *

        Библиотека.
        Рада, Макс и Наташа заняли стол, стоявший у окна.
        Местные курсанты считали такое расположение мест самым лучшим, но, в то же время, и самым отвлекающим. То и дело хотелось оторваться от прочтения текста и посмотреть в окно. Но сегодня, за день до самого важного для всех них дня, курсанты усиленно занимались. И единственным звуком, разносившимся по помещению, был шорох от перелистывания книжных страниц.
        — Альта, решила присоединиться к нам?  — спросила Лекарь, убирая со стула рядом с собой вещи, и предлагая девушке присесть.
        То же самое сделала и Наташа, уступая место Ноне.
        — Что-то случилось?  — нахмурился Макс.
        Он не был пессимистом, но всегда ожидал подвоха или чего-то, что могло бы испортить ему все планы.
        — Она хочет нам что-то показать,  — ответил за Альту Фома, забирая свои вещи.  — И, кажется, это что-то — очень важное.
        Восточные курсанты переглянулись между собой, но не стали спорить со своим другом или задавать вопросы. Ведь перед тем, как что-то сделать, Фома долгое время все обдумывал, взвешивая все «за» и «против».
        Поэтому, быстро собравшись, курсанты покинули Библиотеку на радость тем, кто занял их место у окна. Нона предложила уединиться в кабинете, который она использовала для работы. Сегодня у ее коллег был выходной, и им никто не должен был помешать.
        — Так что в этой папке?  — спросил Фока, заходя самым последним и прикрывая за собой дверь.
        Он занял место у стены, рядом с братом. Другие же уселись либо на стулья, либо на сами столы, стоявшие в помещении.
        Альта еще раз посмотрела на подругу, и когда та кивнула, будто бы подтверждая немой вопрос Создающей, безопасно ли тут, достала исписанные листы, передавая их новым знакомым.
        — Ответы на завтрашний экзамен,  — сказала она, внимательно следя за реакцией курсантов.
        Рада переводила взгляд то с листов, то на своих друзей. Макс, хмурясь, вчитывался в вопросы, пытаясь решить, правильные ли варианты ответов выбраны. Наташа смотрела через плечо подруги, о чем-то шепча ей на ухо.
        Но самая странная реакция была у близнецов.
        Они не подошли посмотреть на материалы, предоставленные Альтой. Парни лишь переглядывались между собой.
        Я где-то читала, что близнецы способны общаться друг с другом без слов. Может, это правда?
        Курсанты, поймав ее заинтересованный на них взгляд, вернули себе прежний вид и разошлись по разным сторонам. Фома взял у Макса один из листов и, пробежавшись по тексту, кивнул сам себе и выдал:
        — Тут все правильно,  — сказал он.  — Альта, откуда они у тебя?
        — Нашла вчера в женском общежитии,  — ответила девушка.
        — Эта папка что, просто бесхозно лежала на… полу?  — поинтересовалась Наташа.
        — На диванчике, у автомата. Вчера, после душа, я решила купить попить и встретила ту девочку,  — произнесла Создающая, посмотрев на Раду.  — Помнишь?
        — Ребенок, что спросил твое имя?  — спросила Лекарь, и курсант ей кивнула.
        — Да, она.
        — Так это правда?  — удивилась Нона.  — Ты тоже видела эту слепую девочку?
        — Да, видела,  — произнесла Рада.  — В голубом платье, со светлыми, сплетенными в колосок волосами. Лет десяти на вид. И, да, она была слепой. Так странно было видеть такого маленького ребенка на Базе.
        — И в третьем лице она о себе тоже говорила?  — все еще не верила Кандидат.
        Когда вернувшаяся из душа Альта показала ей папку и рассказала про ребенка, то Нона ей не поверила. Во-первых, на Базе не было детей. А во-вторых, даже если предположить, что эта Ева существовала и, возможно, была чьей-то дочерью, то уж она, Нона, наверняка бы о ней что-то знала.
        — Говорила. Звучало так непривычно.
        — Сдаюсь,  — развела руками Атакующая, принимая поражение.  — Хорошо, Альта, ты не спятила, и призраки мертвых девочек тебе не мерещатся.
        — Теперь-то ты мне веришь,  — усмехнулась девушка.  — Фома невер… Ой!..
        — Ева,  — произнес Фома, не обратив внимания на недомолвку девушки и заставляя всех посмотреть на себя.  — А-а, нет, ничего. Мысли в слух.
        — Значит, если завтра нам попадутся эти вопросы, то мы все пройдем на следующий этап,  — произнес Фока, демонстративно потирая руки.  — Кто бы мог подумать, что это будет так легко? Свезло нам, друзья мои.
        — А вдруг это какая-нибудь проверка?  — вмешалась Наташа.
        — Мы тоже так подумали, но…  — Альта посмотрела на подругу, надеясь, что та сможет объяснить лучше, чем она.
        — Вряд ли это проверка,  — сказала Нона.  — Вы ведь ничего подобного не находили?
        Курсанты с Востока отрицательно покачали головами.
        — Значит, точно не проверка,  — подытожила Ю.  — Согласитесь, нечестно подкидывать ответы только некоторым курсантам, наблюдая за тем, вернут они их или нет.
        Недолго поразмышляв, все с ней согласились.
        Поспорив между собой о том, правильно ли использовать эту находку в личных целях, курсанты пришли к выводу, что если удача им улыбнулась, то отвернуться от нее будет, по меньшей степени, некрасиво.
        Да и, пробежавшись по вопросам, некоторые из них поняли, что многие темы — довольно заковыристые, а значит, знать на них точные ответы — лишние баллы для прохождения на второй этап.
        Решив не терять больше времени, курсанты приступили к заучиванию ответов, просидев так в кабинете до самого вечера.

* * *

        Перед тем как разойтись, выпускники обговорили то, сколько ошибок каждый из них мог допустить, чтобы пройти дальше, не привлекая к себе внимание экзаменаторов. Лишь Рада и Фома, как самые умные и начитанные среди них, а также единственные, кто и без этих бы ответов со стопроцентной вероятностью сдали бы экзамен, могли не допускать ошибок.
        Штаб курсанты покинули уже после комендантского часа.
        Девушки попрощались с парнями и отправились в сторону своего общежития, уверенные в завтрашнем дне и в своих силах, а также в только что приобретенных знаниях. Идя в противоположную от них сторону, юноши приметили во впереди идущем силуэте своего замкома.
        Все курсанты на Восточной Базе считали Асыва так сказать «своим», но лишь немногие из них могли проявлять к нему некое подобие дружеского отношения. К счастью для близнецов и Макса, они для Стража являлись именно такими подчиненными.
        — Эй, Офицер!  — крикнул Фока, догоняя мужчину.  — Тяжелый у Вас выдался денек, поговаривают.
        — За языком следи,  — сказал Асыв.  — И не эйкай мне, я тебе не друг.
        — Да ладно Вам,  — усмехнулся парень.  — Я же к Вам со всем уважением.
        — Напомнить тебе, что делают некоторые местные Офицеры с уважением курсантов?  — улыбнулся Асыв, вспоминая, как пару дней назад Кандидат Ю произнесла точно такую же фразу.  — Кстати, как позанимались с Альтой?
        — Хорошо,  — произнес Фока, оборачиваясь назад на отстающих Макса и Фому.
        Парни о чем-то говорили между собой, не вслушиваясь в разговор впереди идущих сослуживцев.
        — Нужно поговорить,  — приняв серьезный вид, произнес курсант, чтобы Страж сразу мог понять: то, о чем он собирался рассказать, было очень важно.
        — В чем дело?  — нахмурился Асыв.
        День, и правда, был тяжелым, и Офицер надеялся, что до завтрашнего утра ничего серьезного не случится.
        — Нужно кое с кем связаться,  — прошептал Фока.  — Боюсь, что о ней уже узнали.
        — Ты уверен?  — спросил мужчина, и плечи его напряженно дернулись.
        Парень на его вопрос молча кивнул, а затем добавил лишь одно имя:
        — Ева.

* * *

        На следующий день.
        Штаб. Кабинет Командующего.
        Шоров, находясь в своем кабинете вместе с другими Офицерами-наблюдателями, раздавал им последние наставления и указания. До теоретической части экзамена оставалось не больше часа, и сейчас все курсанты должны были уже занять свои места в аудиториях. Если все будет идти по плану, а Марат на это и рассчитывал, то к вечеру некоторые работы начнут проверяться. Через три дня начнется второй этап, где сдающие будут разделены по своему типу, а еще через несколько дней настанет время третьего этапа.
        — Всем все понятно?  — спросил Командующий, обращаясь к Офицерам. Те ответили согласием и отсалютовали Стражу.  — Тогда все свободны.
        Наконец-то в кабинете стало легче дышать.
        Шоров мельком взглянул на горы бумаг, которые лежали на его столе. Это были досье на каждого выпускника, пытавшихся в этом году получить свое первое звание. Но его интересовало лишь одно дело, которое он изучал несколько дней подряд.
        В этой папке было всего несколько листов, информация в которых не была важной или чем-то отличалась бы от информации в других папках, но Марат упорно продолжал вчитываться в текст, ища в нем хоть малейшую подсказку на то, что интересовавший его курсант был особенным.
        Но, раз за разом, он ничего не находил.
        — Может, Ева ошиблась?  — спросила его сестра.
        Женщина нервно поправляла свои длинные, темные волосы, стуча ногой по полу. В росте она лишь немного уступала брату, поэтому ей пришлось осознанно отказаться от каблуков еще в молодости, чтобы никого не смущать и самой не смущаться, ведь большинство окружавших ее людей пусть и ненамного, но были ниже нее.
        — Ева не ошиблась,  — возразила девочка, сидя на подоконнике и болтая в воздухе ногами.
        В ее голосе проскользнули нотки обиды, но выражение лица не изменилось. Оно все так же оставалось неэмоциональным.
        — Ты права, Ева,  — произнес Марат, потрепав девочку по голове.  — Но этот курсант ничем от остальных не отличается. К тому же она все лишь Пробудившаяся.
        — Так, может, не стоило ей помогать?  — нахмурилась женщина.  — Тебе следовало наказать ее.
        — Не ты ли говорила, что она и остальные не сделали ничего такого, за что их следовало бы наказать,  — улыбнулся Марат.  — Ты сама себе противоречишь, сестренка.
        — Тогда я не знала, что эта девушка может быть причиной твоей смерти.
        — Ева не видела, чтобы Альта убила Бессмертного Командующего,  — сказала девочка.  — Альта стояла рядом и просто наблюдала, как Марат умирал.
        — Это то же самое!  — возразила женщина.  — Если на ней была форма Границы, она была обязана помочь ему!
        — Сейчас меня не это волнует,  — произнес Шоров.  — Ева видела, что вместе с ней был Якоб. И если это так, то рано или поздно она приведет меня к нему.
        — Ева ошиблась,  — вновь повторила Марта.  — Якоб мертв, и уже давно. Или ты сомневаешься в Яне?
        — Конечно, нет. Я начинаю сомневаться в его памяти,  — сказал Командующий.  — Я поверил, что он убил его, но… По всей видимости, над памятью нашего Офицера кто-то хорошо поработал.
        Женщина вздохнула, судорожно отрывая от листа, который держала в своих руках, маленькие клочки. Мимолетная радость от того, что старый знакомый был жив, исчезла, как только пришло осознание последствий, которые ее брат собирался делать дальше.
        — Ева предсказала твою смерть, а ты, вместо того, чтобы устранить тех, кто к ней причастен, наоборот, собираешься держать их рядом с собой.
        — Ты волнуешься за меня?  — спросил мужчина, и Марта вздрогнула от того, с какой интонацией брат задал ей это вопрос.  — Или же об ожившем мертвеце?
        Командующий внимательно следил за сидящей напротив него женщиной. Сказанное им было не более чем насмешкой над чувствами сестры к его старому другу. И то, как мелкой дрожью тряслись ее руки, вызывало в нем лишь раздражение.
        — Ты — мой брат, Марат,  — наконец произнесла Марта.  — И как в прошлый раз я выберу тебя, мою семью. Но… Предсказания Евы всегда сбываются. И если ты ничего не предпримешь, то и последнее тоже станет явью. Поэтому, пожалуйста, давай эту девушку…
        — Нет,  — строго произнес Марат.  — Пока она не приведет меня к Якобу, то будет служить на этой Базе и…
        — Ева уверена, что Альта и Якоб уже встретились,  — вмешалась девочка, спрыгивая с подоконника и подходя к Марте.  — И Ева знает, что эта встреча еще не стала той, с которой все начнется.
        — А это значит, что нельзя держать ее здесь,  — вздохнул Марат, понимая, что после того, как курсант сдаст экзамен, она будет приписана к другой Базе.
        — Ева не видела в своем видении ни звания Альты, ни того, что может указывать на конкретный временной промежуток. Поэтому Ева считает, что лучше не вмешиваться в происходящее.
        — Вы двое уже вмешались,  — произнесла Марта.
        — Но от этого вмешательства будущее не изменилось,  — сказала девочка и обратилась к мужчине.  — Но, если Марат хочет встретиться с Якобом, то с этого момента лучше оставить все, как есть. Нужно просто приглядывать за Альтой, чтобы не упустить того момента, когда увиденное Евой будущее придет в движение.
        — Да, Ева, ты права,  — прикрыв глаза, сказал Командующий, но после усмехнулся.  — У меня появился еще один шанс заполучить способность Якоба, и в этот раз я его не упущу.
        — Оно того не стоит,  — выдохнула женщина, и в этот момент в дверь кабинета постучали.
        Вошедший Офицер сообщил, что экзамен вот-вот начнется, и Шоров, как Командующий Центральной Базы, должен был произнести сопутствующую речь курсантам.
        — Продолжим наш разговор, когда я вернусь,  — произнес Марат, покидая кабинет.
        Офицер отдал честь Марте и вышел следом за своим Командующим.
        — Ева хорошо прячется?  — спросила девочка, выходя из-за спинки дивана.
        — Да, Ева. Нельзя, чтобы посторонние тебя увидели,  — сказала Марта, погладив ребенка по голове.  — Скажи, ты видела, почему Марат умер?
        — Нет. Лишь Альту и Якоба, что возвышались над Маратом.
        — Тогда…  — женщина замялась, не уверенная в том, стоило ли произносить следующий вопрос.  — Что будет после его смерти? Что-нибудь изменится?
        — Ева не Ева и не может видеть так далеко,  — сказала девочка, и Марта сама поняла, что вопрос ее был несколько глупым и необдуманным.
        Конечно, Ева это не Ева.
        — Если Якоб жив…
        — Якоб жив.
        — Хорошо. Встречусь ли я с ним?
        Девочка ненадолго задумалась, прикрывая свои глаза.
        — Ева видит встречу Якоба и Марты,  — сказала она, и в груди у женщины разлилось давно забытое ею тепло.  — Но это уже не Марта.
        В глазах у нее защипало, а сердце в груди сжалось так сильно, что стало больно дышать.
        — Значит, даже меня?..  — шепотом произнесла сестра Командующего, сжимая свои кулаки.

* * *

        Аудитория номер семь.
        — И поэтому,  — заканчивал свою речь Шоров,  — я желаю всем вам удачи на этом экзамене.
        Радиовещание со скрипом завершилось, и курсанты, воодушевленные речью Командующего, приступили к первому этапу.
        Открыв свой конверт и просмотрев все листы, Альта улыбнулась, а сердце ее забилось чаще. Она знала ответ на каждый вопрос, который ее спрашивали в этом тесте. Найденная ею папка оказалась настоящей, и теперь не только она, но и ее новые товарищи могли сдать эту часть экзамена.
        Девушка сидела за самым последним столом и видела, что вместе с ней в этой аудитории тест сдавал Фома. Восточные курсанты говорили, что старший из близнецов и Рада — одни из лучших на их Базе, поэтому они бы и без труда смогли пройти первый этап.
        И все же спокойнее, когда знаешь ответы, подумала Создающая и, сжав между пальцами ручку, приступила к выполнению заданий.
        Часы, висевшие на стене, противно тикали, отвлекая и одновременно с этим раздражая курсантов. Альта старалась не обращать на них внимания и по нескольку раз перечитывала одни и те же вопросы, чтобы хоть как-то скоротать время.
        Две минуты — один ответ.
        Сто вопросов.
        Довольно много, но для девушки этого казалось мало. Она знала, какую цифру нужно вписать, какую зачеркнуть, чье имя написать в прочерке и к чьей фотографии подвести стрелку. Альта глазами нашла одного из близнецов и по его расслабленным плечам поняла, что парень уже закончил.
        Тикающие часы оповещали, что до конца экзамена оставалось не более десяти минут, а значит, пришло время перепроверить все то, что она написала за это время.
        Пролистывая страницы, девушка не смогла сдержать ухмылки, что появилась на ее губах.
        Я сдала его! Я его сдала!
        Единственным огорчением было то, что на следующем экзамене помочь ей будет некому. А значит, все оставшееся до него время она должна будет тренироваться еще усерднее.
        Экзаменаторы приказали отложить в сторону ручки и убрать экзаменационные листы обратно в конверты, из которых их и достали курсанты. Собрав работы, Стражи объявили об окончании экзамена и о том, что в скором времени они вывесят результаты.
        Альта дождалась, пока основная масса курсантов пройдет мимо нее, и вышла из аудитории вместе с Фомой.
        — На все ответила?  — спросил парень, когда они вдвоем шли по коридору к обговоренному месту, где курсанты должны были встретиться со своими друзьями.
        — Как и договаривались,  — ответила девушка, улыбнувшись.  — Несколько ошибок мною было допущено совершенно осознанно. Теперь осталось только дождаться результатов и приготовиться к следующему этапу.
        — Да,  — кивнул курсант.  — Создающих буду проверять на устойчивость ваших барьеров к атакам, так?
        — Скорее всего, но мне сложно представить, как это будет происходить.
        — А почему бы не спросить у предыдущих выпускников?
        — На Базе практически никого из них нет,  — сказала Альта, пожав плечами.  — Всех Создающих сразу же посылают к Стене, чтобы они обеспечивали ее защиту. Да и не принято у нас спрашивать о том, как проходят первые два этапа. У вас по-другому?
        — Да. Я общался с Создающими со своей Базы, которые уже сдали экзамен, и они рассказали, что их попросили создать барьеры. А после на них нападали Стражи, чтобы проверить, как долго они продержатся.
        — О, ну мне это уже знакомо,  — усмехнулась девушка, вспоминая свой неудавшийся спарринг с Огневым.
        Кстати, он ведь уже должен был прибыть на Восточную Базу, подумала она.
        — А что насчет тебя? Каков будет твой второй этап?
        Фома на несколько секунд задумался, и Альте показалось, что парень не собирался отвечать на ее вопрос. Она даже почувствовала некую неловкость, проскользнувшую между ними. Но к удивлению курсанта, ее новый знакомый просто обдумывал свой ответ, чтобы понятнее донести свое объяснение до девушки.
        — Манипуляции с памятью,  — сказал Фома.  — У нас с братом способность, позволяющая влиять на воспоминания.
        — То есть ты можешь стереть чью-то память?
        — Нет,  — произнес парень, и на его губах появилась еле заметная улыбка.  — Это способность Фоки. Я же, наоборот, могу создать ложные воспоминания.
        — О, ясно,  — кивнула Создающая, обдумывая сказанное.  — Тогда вас обоих припишут к Карателям?
        — Да. Еще и Макса с его отравлением.
        Девушка взглянула на его черные, пока еще пустые погоны.
        — А Рада и Наташа? Нет, конечно, я знаю, что Рада — Лекарь. И ее присутствие на сегодняшнем экзамене — формальность. Но какая способность у Наташи?
        — Пока что она Атакующая,  — сказал Фома и прикрыл глаза от солнца, как только они вышли на улицу.  — Наташа управляет землей, поэтому, скорее всего, ее припишут к Собирателям и отправят за Стену.
        — Это…опасно,  — только и смогла произнести Альта.
        Ее не пугала возможность быть отправленной к приграничным со Стеной городкам. Наоборот, она этого и хотела. Но быть засланной за пределы страны…
        — И она готова к этому?
        — Не уверен, но выбора у нее нет. Впрочем, как и у всех нас.
        Вдалеке курсанты заметили своих друзей, и по их воодушевленному виду было понятно, что сложностей с экзаменом ни у кого не возникло.

* * *

        Некоторое время спустя.
        Штаб.
        — Слишком много,  — сказал Асыв, просматривая списки выбывших курсантов.  — Я не думал, что столько ребят отсеется.
        — Мы тоже,  — отшвырнув от себя списки, произнесла Майя.  — Как бы нам не хотелось, но провести второй этап с таким количеством — нереально.
        Женщина скрестила руки на груди, обдумывая то, какое решение примут Совет и Командующие. В предыдущие годы на каждом этапе стабильно отсеивалась примерно половина выпускников, но сейчас экзамен не прошли более двух третьих курсантов. Если проводить второй этап, то после его завершения продолжение экзамена — бессмысленное занятие, так как проводить его будет не с кем.
        Легче сразу присвоить звания тем, кто пройдет следующий этап, подумала Создающая.
        — Может, они снизят пропускной балл?  — предположил Бергов.
        — Вряд ли,  — ответил Офицер с Востока.  — Но они могут пропустить второй этап и сразу перейти к третьему.
        — Вот это более вероятное развитие событий, но… Третий этап является публичным, и многие приезжают на него посмотреть.
        — Если они перенесут срок начала экзамена, то поезда не вместят всех тех, кто собирался приехать к его изначальному проведению,  — произнес Миша.  — А запустить дополнительные рейсы не получится из-за нехватки лишних составов. Хотя, сколько сейчас не обсуждай это, решение принимать не нам. Скажите, Офицер Асыв, те курсанты, что ввязались вместе с нашими в драку против северян, прошли?
        — Да, все пятеро,  — ответил мужчина.  — И, пожалуйста, обращайтесь ко мне по имени. Ни к чему эти формальности.
        — Леонид, верно?  — спросила Майя, и Офицер кивнул.  — Леня значит. Хорошо, по имени, так по имени. Тогда и ты к нам без всяких формальностей, договорились?
        — Эй, он разрешил обращаться к себе по имени, а не тыкать ему,  — наигранно возмутился Бергов, чем вызвал улыбку у гостя их Базы.
        — Вы двое так дружны. И еще Офицер Огнев. Вы были в одном выпуске?  — спросил Страж.
        Хотя по его подсчетам отсутствующий сейчас Особый Класс был несколько младше собеседников Асыва.
        — Только я и Ян,  — ответила Майя.  — Миша на три года был нас старше.
        — Вот как.
        — А к чему такое удивление? Ты не поддерживаешь связь с теми, с кем обучался?
        — Почти все они уже мертвы,  — произнес Асыв.  — После выпуска меня оставили на родной Базе, не без помощи сестры, конечно. А их всех отправили к Стене.
        — Винишь себя за это?  — спросил Бергов.
        — Винил, но только в самом начале. Пожалуй, я успокаиваю себя мыслями о том, скольких людей я спас за все эти годы.
        Офицеры с Центральной Базы кивнули мужчине.
        Смерть товарищей — неотъемлемая часть жизни Стражей. И оплакивать каждого, да еще и винить себя в их смерти — непозволительная роскошь.
        Во время обучения будущим Офицерам не раз повторяют, что, как бы они не доверяли своим сокомандникам, в первую очередь сам Страж должен был обеспечивать собственную безопасность. И только после этого он имел право переживать о других.
        — Погибни ты вместе с ними, то все те, кого ты спас, вряд ли бы выжили,  — сказала Четина, подбадривающе похлопав мужчину по плечу.  — Так что твоя жизненная позиция вполне нормальна.
        — Спасибо за поддержку,  — усмехнулся Асыв.  — А что Альта? Она прошла? Я заметил, как вы все о ней переживаете. Как-то больше, чем за других.
        Майя и Миша переглянулись, а затем плотнее сжали губы, чтобы в голос не засмеяться. Леонид во второй раз не понимал такой бурной реакции Офицеров. Нет, конечно, у него было предположение и, скорее всего, оно было правильным, но почему это вызывало смех у Стражей, ему было невдомек.
        — Прости,  — вытирая слезы, произнесла Майя.  — Мы кажемся тебе сумасшедшими, да? Но дело в том… Как же жаль, что его здесь нет.
        — Ты говоришь про Офицера Огнева?  — спросил Асыв, так же обращаясь к женщине как к равной.  — Он и Альта как-то связаны?
        — Ян бы испепелил тебя взглядом за озвучивание такого слова,  — все же засмеялся Бергов.  — Но ты прав. Эти двое связаны.
        — Они вместе?  — задал очередной вопрос Страж, чем вызвал смех со стороны Офицеров.  — Если я что-то неправильно понимаю, то вам лучше сразу сказать мне об этом, а не смеяться. Я, к сожалению, мысли читать не умею.
        — Прости, правда, прости,  — сказала Майя, сделав глубокий вздох, чтобы успокоиться.  — Нет, эти двое не пара. Ян просто излишне опекает ее, и, сказать по правде, его опека ему же боком и выходит.
        — Но почему именно Альта?
        — Это старая история,  — произнес Миша.  — И не нам рассказывать ее кому-то. Особенно посторонним. Без обид.
        — Эта история связана с ее ожогом на ноге?  — спросил Асыв, и Офицеры резко изменились в лицах.  — Кажется, я спросил того, о чем не следовало спрашивать.
        — Откуда ты знаешь?  — нахмурилась Майя.
        Асыв буквально ощутил, как эти двое напряглись.
        Возможно, история появления травмы у курсанта являлась некой тайной за семью печатями, но девушка изначально не показалась Офицеру какой-то особенной. Обычная Создающая, не умеющая держать язык за зубами, за что, скорее всего, и стала однажды объектом издевательств, как она сама бы выразилась, со стороны Огнева.
        Но такая реакция Стражей на простой, как показалось Асыву, вопрос, заставила мужчину задуматься о том, всю ли картину перед собой он видел.
        — От Рады. Она Лекарь и, увидев ожог Альты, расспросила ее о том, откуда он у нее. Нападения Врагосов на приграничные города не редкость, но… О том, что кто-то выжил после их укуса я слышу впервые,  — произнес Асыв, наблюдая за изменениями, что происходили в Офицерах.
        — Это было несколько лет назад, на Юге,  — начала Майя.  — На Альту напал Врагос, когда она еще не пробудила свою способность. Она выжила, пробудилась и спустя пару лет присоединилась к Центральной Базе. Прости, но большего тебе знать не обязательно.
        — Она спаслась,  — произнес Асыв.  — Обычный человек выжил после встречи с Врагосом, отделавшись всего лишь раной, которую, впоследствии, прижгли. Какой-то ожог — ничто по сравнению со спасенной жизнью.
        — Возможно,  — сказал Бергов, вставая со своего места, собираясь покинуть кабинет.  — Но не все считают ожоги никчемными ранениями. Поэтому я советую Вам, Офицер Асыв, в будущем не поднимать данную тему ни при нас, ни при других Стражах этой Базы. Это, так сказать, дружеское предупреждение.
        Каратель ушел, а следом за ним ушла и Майя, так же, как и ее друг, бросив на Офицера холодный взгляд.
        Наверное, не стоило поднимать эту тему, подумал Асыв, разминая пальцы на руках. Но кое-что я все-таки узнал. От этого, пожалуй, и стоит оттолкнуться.
        Телефон в его кармане завибрировал. Тот, с кем он намеревался поговорить, наконец-то вышел на связь.

        Глава 3.2
        Сорванный экзамен

        Несколько дней спустя.
        Негодование, которому были подвержены многие курсанты, Офицерам было понятно. Несколько часов назад были объявлены результаты первого экзамена. Командующими и Советом было принято решение о пропуске второго этапа из-за недостаточного количества сдавших тест курсантов. Те, кому удалось преодолеть минимальную планку, автоматически переходили на третий этап, который должен был состояться через несколько дней на Арене Базы.
        На завершающем этапе курсанты будут разделены на команды по трое — двое Атакующих и один Создающий. Те курсанты, что не имели силовых способностей или не могли создавать барьеры, как и планировалось, проходили собственный экзамен.
        Последняя преграда перед получением выпускниками звания Кандидата Третьего Класса включала в себя состязание между двумя командами. Эта часть экзамена всегда была публичной, и любой желающий мог на ней присутствовать.
        Было решено перенести срок экзамена на несколько дней, чтобы начать его раньше, чем планировалось изначально. Из-за этого же изменилось и расписание поездов.
        Списки команд уже были вывешены на специальных досках, и одни курсанты, не находя своих имен и злясь, уходили в только им известном направлении, другие же либо радовались, заметив в своей команде знакомое имя, либо пытались найти своих неизвестных сокомандников, чтобы познакомиться и обговорить тактику боя.
        Альта знала, что ее имя будет в списке.
        И она даже обрадовалась, когда поняла, что в ее команде будет Наташа, но имя третьего участника ни о чем девушке не говорило. Поэтому вместе с новой подругой, она решила поискать парня, бывшим вторым Атакующим в ее команде.
        Фома и Фока, по словам будущего Собирателя, проходили свой экзамен, который пройдет раньше третьего этапа. Парней заставят стирать и добавлять новые воспоминания Стражам, а экзаменаторы будут судить, насколько хорошо у них это получилось.
        — Фока говорил, что стирать память легче, чем создавать новые воспоминания,  — говорила девушка, когда они с Альтой не спеша прогуливались по Базе.
        — Почему?  — удивилась Создающая.
        Она считала, что и то, и другое — довольно сложно.
        — Когда стираешь память, то человек просто о чем-то забывает. И когда он пытается вспомнить забытое, в его голове просто образуется…некая пустота. Согласись, у всех такое бывает. Когда вроде бы ты что-то знаешь, но никак не можешь вспомнить, что именно ты знаешь.
        — Я иногда так слова забываю,  — улыбнувшись, призналась Альта.  — Вроде бы вертится на языке и в голове, но никак не могу вспомнить.
        — Да, что-то вроде этого,  — кивнула Наташа.  — У Фомы же все куда сложнее. Ему тщательно приходится обдумывать то, какие именно воспоминания дать человеку. Представь, если ты помнишь, как положила деньги в кошелек, но обыскав все, ты этого кошелька не находишь. А потом ты начинаешь задумываться о том, как ты могла положить деньги в кошелек, если кошелька у тебя никогда не было? Хотя, признаю, пример немного странный.
        — Главное, что суть я уловила,  — сказала Альта.  — Я уверена, что Фома справится. А что насчет Рады и Макса?
        — Рада получила звание уже после того, как сдала тест. Кажется, кроме нее, в экзамене участвовали еще пара Лекарей.
        — Она уже сейчас вернется на Восток? Или подождет вас?
        — Подождет,  — произнесла Наташа и улыбнулась.  — Перед тем, как приехать в твой Округ, мы пообещали друг другу, что все вернемся домой Кандидатами.
        — Здорово, наверное, давать кому-то обещание,  — протянула Создающая, смыкая руки за спиной в замок.
        — Ага, это как стимул. А на счет Макса… Я не знаю, как будет проходить его экзамен. Все-таки отравление опасная способность для тех, на кого она направлена.

* * *

        Штаб.
        Народа на территории Базы заметно поубавилось. Вероятнее всего это было связано с тем, что не прошедшие отбор курсанты уже собрали свои вещи и вернулись в свои Округа, чтобы попытать удачу в следующем году.
        Альта и Наташа решили найти своего неизвестного сокомандника при помощи Асыва. Придя в Штаб и найдя в нужном кабинете своего Офицера, курсант с Восточной Базы попросила его разыскать парня или хотя бы помочь им какой-нибудь информацией о нем.
        Когда девушки назвали фамилию юноши, то выражение лица Асыва изменилось.
        — Час от часу не легче,  — произнес он.  — Этот курсант — один из тех северян, с которыми у вас возник конфликт.
        — Вы ведь шутите, да?  — спросила Альта, хотя прекрасно понимала, что Страж не стал бы шутить над своей подчиненной.  — Разве это нормально? Мы не сможем поладить.
        — Вам придется,  — сказал Асыв.  — Иначе можете прямо сейчас отказываться от прохождения командного этапа.
        Почему кто-то с Северной Базы оказался именно в моей команде?
        Они не станут друзьями. Товарищами им тоже не бывать, особенно после того, что случилось у входа в Музей Границы. Лишь одно могло порадовать Создающую, фамилия этого курсанта не была такой же, как у Командующего Севером, а значит, не этот парень затеял драку.
        В кабинет, в котором они находились, вошла темноволосая женщина в очках, и Асыв, не теряя времени, обратился к ней.
        — Вы ведь с Северной Базы, верно?  — спросил он у нее.
        — Да. Чем-то могу Вам помочь?  — произнесла она, посмотрев на курсантов.  — А-а, я вас обеих знаю. Ищите Кирилла?
        — Кого?
        — Курсант Туроб,  — повторила Офицер.  — Точно, в списках ведь не писали имен, да? Мой подчиненный сейчас должен быть в Библиотеке. Так что, если вы ищите именно его, то советую поспешить. Заставить этого парня сидеть на одном месте довольно сложно.
        Девушки отдали честь и, поблагодарив Офицеров за помощь, вышли из кабинета.
        Как-то она не сильно похожа на того, кто служит на Севере. Такая добрая и отзывчивая, подумала Альта, стоило им только вернуться в коридор.
        Поднявшись на несколько этажей вверх, Создающая даже подумала, что кроме них, никого в Библиотеке не было. Но раз Офицер с Северной Базы сказала, что нужный им курсант здесь, девушкам ничего не оставалось, как разделиться и начать поиски своего сокомандника поодиночке.
        — Эм… Кирилл?  — крикнула Альта, надеясь, что юноша ее услышит.  — Туроб Кирилл?
        Девушка шла по одной из рекреаций и вдруг ощутила, как воздух стал становиться холоднее. Изо рта вырвалось белое облачко, и по коже прошелся легкий озноб.
        Что происходит?
        Пройдя вглубь Библиотеки, Альта заметила, что книжные полки слегка покрылись чем-то наподобие ледяной корочки. Прикоснувшись к одной из них, на деревянной поверхности остался отпечаток ее ладони. Альта одернула руку, посмотрев сначала на свою мокрую ладонь, а потом вытерев ее о свои форменные штаны.
        — Не стоит разрушать такую красоту,  — послышалось со стороны, и курсант обернулась на голос.  — Это ты звала меня?
        Альта узнала в парне одного из троих северян.
        — Курсант Туроб?  — спросила девушка, подходя ближе к юноше.
        Он был одет в такую же, как и она, зеленую форму. Погоны голубого оттенка говорили об его принадлежности к Атакующим. А из-за белых, спадающих по шее волосам, Альте на секунду показалось, что он альбинос, о которых она когда-то читала.
        — Он самый. А ты курсант Ютова, так?
        — Да.
        — Думаю, чтобы наше дальнейшее знакомство проходило в более дружеской атмосфере, я должен извиниться за тот инцидент,  — произнес курсант и протянул руку девушке для рукопожатия.  — Мои друзья были крайне грубы по отношению к тебе и твоей Базе. Я искренне прошу прощение за них.
        Точно. Он ведь тогда и слова не произнес.
        — В-все нормально,  — ответила Альта, пожимая руку парня.
        Она почувствовала покалывание на своей ладони и сморщила нос от столь неприятного ощущения, но руку не одернула.
        — Прости, не подумал.
        Воздух стал становиться теплее, а со шкафов начали стекать капельки воды.
        — Ты тоже можешь создавать лед?  — спросила девушка, вспоминая, как от удара одного из курсантов Севера ее барьер покрылся ледяной коркой.
        — Не совсем. Но будет лучше, если мы расскажем о способностях друг друга, когда третий член команды присоединится к нам.
        Альта позвонила Наташе, и девушка подошла к ним через несколько минут. Кирилл принес свои извинения и ей, а после они стали обсуждать стратегию и тактику их боя.
        Кирилл и Наташа были Атакующими. Парень специализировался не на создании льда, как такового, а на создании условий, мешающих врагу увидеть союзников. Снежная метель, что он создавал, не только снижала видимость, но и сковывала льдом врага, не давая тому возможности двигаться.
        Наташа управляла землей и, так как на территории городов открытого грунта практически не встречалось, ей в будущем предстояло стать Собирателем и служить за Стеной. Для таких как она, экзаменаторы готовили специальный участок Арены, где будет все необходимое для того, чтобы девушка смогла использовать свою силу в полной мере.
        К концу разговора оказалось, что самым слабым членом команды была Альта. И не то чтобы она этого не понимала или же как-то обиделась на прямоту Кирилла, просто стало не по себе от собственной беспомощности.
        — Ты выдержала два удара моего друга,  — сказал Кирилл, будто произнося комплимент.  — Но твой барьер все равно слишком…хрупок. Ты Пробудившаяся?
        — Да. Около семи лет назад я стала сверхчеловеком,  — ответила Альта.  — Я дольше всех могу удерживать барьер, но ты прав, он слишком хрупок, чтобы выдержать атаку сильного противника.
        — Отталкиваясь от услышанного, я бы мог предположить, что твой барьер и не барьер вовсе, но не знаю, как это объяснить.
        — Не барьер?  — удивилась девушка.  — Меня приписали к Создающим сразу же, как только я зарегистрировалась. Боюсь, мне просто не суждено продвигаться по карьерной лестнице, как вам.
        — И все же… Тебе бы поговорить с Командующей Востока. Она ведь Создающая и одновременно с этим Офицер Особого Класса, да?  — спросил Кирилл у Наташи, и курсант кивнула, подтверждая его слова.  — Но сделать это будет сложно… Тогда все оставшиеся дни я советую тебе понять, как укрепить твой барьер, чтобы обеспечить нам поддержку во время боя.
        Единственным, кто мог помочь ей в этом на Центральной Базе, была Майя.
        Попрощавшись со своими сокомандниками, Альта направилась в тренировочный зал, где женщина чаще всего и проводила свое время.

* * *

        Тренировочный зал Создающих.
        — Не ожидала тебя здесь увидеть,  — поприветствовала свою подопечную Майя и усмехнулась.  — Поздравляю со сдачей первого этапа. До получения звания осталось совсем чуть-чуть.
        — Спасибо. И, по правде говоря, я пришла к Вам именно из-за экзамена.
        Женщина прекратила свою разминку и, подойдя к девушке, внимательно на нее посмотрела. Альта была определенно чем-то расстроена. За те три года, что она провела на Центральной Базе, Четина научилась читать эмоции девушки и предугадывать ее настроение. Сейчас Создающей определенно требовалась помощь, и женщина не удивилась, что Альта пришла именно к ней.
        — Ты уже встретилась с теми, кто будет с тобой в одной команде?  — спросила она.
        — Да. Это Наташа с Востока и один из тех парней с Севера.
        — Судя по всему, это не тот курсант, что напал на вас, так?
        — Да. Другой. Он даже извинился за поведение своего друга.
        — Тогда проблем с взаимопониманием у вас быть не должно. Что же тебя тревожит?
        — Мой барьер,  — сказала Альта.  — Он не такой, как у остальных. И я уверена, что моя команда проиграет, если за оставшиеся дни я не смогу сделать его крепче.
        Майя задумалась над словами своей подопечной.
        То, что барьер Альты был хрупок, знали все Создающие ее выпуска, но одновременно с этим, если на нее не нападать, то ее барьер в активированном состоянии держался дольше, чем у остальных курсантов.
        — Я думаю, что твой барьер выдержит атаки команды противников. Если ты вспоминаешь о том спарринге с Офицером Огневым, то, как я и говорила, ваши силы нельзя сравнивать.
        — Я не справилась и с атакой того северянина. Как сын Командующего, он сверхчеловек во Втором поколении, а значит, и сильнее таких, как я, но… Никто не гарантирует, что через несколько дней мне не придется сражаться с кем-то, кто будет похож на него.
        Исследователями давно было доказано, что сила сверхчеловека напрямую зависит от его происхождения.
        Альта и Майя были представителями категории сверхлюдей, которых называли Пробудившимися. Это означало, что раньше такие сверхлюди были обычными людьми, но с течением времени они смогли пробудить свои способности. К примеру, к другой существующей категории относился Командующий Шоров. Он был сверхчеловеком во Втором поколении. Но из-за того, что кто-то из его родителей был обычным человеком, Марта, его младшая сестра, родилась без способностей.
        Наравне с такими, как Командующий Централа, были дети, рожденные от союза двух сверхлюдей. Кроме того, в последнее десятилетие появилось Третье поколение, но их группа была столь малочисленна, что Исследователи не торопились делать какие-либо выводы об их силах и умениях.
        — Даже мы на кое-что способны,  — улыбнулась Майя.  — Мы всегда тренировали Создающих по определенной схеме. И хоть я понимала, что она тебе не подходит… Прости, следовало заниматься с тобой индивидуально.
        — Вам не за что извиняться,  — запротестовала девушка.  — Я благодарна Вам за все, что Вы для меня сделали. Но если Вы знаете, как можно мне помочь, то я бы с радостью попробовала иные тренировки.
        — Создай барьер,  — сказала Офицер, и курсант немедленно исполнила ее просьбу.  — А я кое-кого позову,  — добавила женщина, и стала набирать что-то на своем телефоне.
        Барьер Альты был куполообразной формы, и, в отличие от барьера-стены, давал своему обладателю гарантированную защиту со всех сторон.
        Барьеры были видны и невооруженным глазом, при этом каждый из них имел свой собственный цветовой оттенок. У Альты он был блекло-желтым, практически невидимым, что с самого начала удивило Майю, когда та впервые увидела будущего курсанта.
        Не тратя сил, девушка могла часами держать вокруг себя барьер, будто бы он был частью ее личного пространства.
        — Вы ведь знаете, что я так могу до утра простоять,  — произнесла Альта.
        — Знаю,  — кивнула Четина.  — Но, чтобы начать тренировки, нам нужен кто-то, кто будет тебя атаковать. И я думаю, что твоя подруга отлично с этим справиться.
        Через некоторое время в тренировочный зал пришла Нона. Она отсалютовала Стражу и поприветствовала свою соседку.
        Разве у нее нет сегодня важных дел?
        — Кандидат Ю, будь так добра, напади на нее,  — сказала Майя, и, к удивлению курсанта, Нона сразу же начала серию огненных атак.
        По сравнению с Огневым, ее огонь не такой горячий, поморщилась Альта.
        Атаки подруги не прекращались ни на секунду, и вскоре девушка услышала характерный хруст своей защиты. Но Нона не стала полностью разрушать барьер Альты. Ю остановилась, позволяя женщине посмотреть на нанесенные повреждения.
        — Тебя обрадует тот факт, что другие курсанты продержались бы ненамного дольше?  — спросила Майя, проводя рукой по барьеру своей подопечной.
        Офицер надавила на стену барьера, попытавшись проникнуть к Альте, но ее попытка не увенчалась успехом. Лишь то место, к которому она прикоснулась, стало видно отчетливей.
        — Скажи,  — начала женщина,  — о чем ты думаешь, когда создаешь его?
        — Что? О чем думаю?  — задумалась Альта.  — Если подумать, то я ни о чем не думаю. Как Вы нас и учили.
        Курсант убрала барьер, глубоко вздохнув. Когда на нее нападают, все ее мысли покидают голову, оставляя в ней лишь пустоту. Иногда, конечно, она подбадривает себя, приказывая не сдаваться или стараться продержаться еще чуть-чуть, но большую часть времени она, и правда, ни о чем не думает.
        — Я только концентрируюсь на своих ощущениях.
        Майя долго что-то обдумывала.
        Если Альта говорила правду, то она делала все в точности, как Создающих и учат. Забыть обо всем окружающем мире и думать только о себе и собственных чувствах. Но, по всей видимости, барьер девушки несколько отличался от барьеров других Создающих, а значит, и то обучение, которому подвержены остальные курсанты, ей не подходило.
        — Хорошо, тогда попробуем так,  — произнесла Страж, скрещивая руки на груди.  — Создай барьер и думай только о том месте, куда Нона будет направлять удары.
        — Хорошо,  — согласилась Альта, выстраивая вокруг себя практически невидимый купол.
        — Нона, старайся бить только в одно место.
        — Хорошо,  — кивнула Ю, и ее ладонь объяло пламенем.

* * *

        Несколько дней спустя.
        До командного экзамена оставалось меньше суток.
        Все те дни и практически ночи, которые Альта провела вместе с Ноной и Майей в тренировочном зале, дали свои плоды. Девушка теперь была способна намного дольше удерживать свой барьер без единой трещинки. Ю в шутку говорила, что все эти три года Альта отлынивала от настоящих тренировок.
        Офицер Второго Класса, наблюдая за успехами курсанта, искренне радовалась за нее и даже собиралась рассказать руководству об успехах новой схемы тренировок. Ведь где-нибудь наверняка были такие же сверхлюди, как Альта, которые неправильно использовали свои барьеры.
        — Мне хочется чего-нибудь вкусного,  — сказала Нона, растирая затекшие плечи.
        Последние несколько часов они отрабатывали в зале самые сложные удары, на которые только была способна Кандидат. И теперь, после столь изматывающего занятия, девушка хотела восполнить в своем организме недостаток энергии, желательно чем-нибудь сладким.
        — Я бы тоже не отказалась от вокзальных сладостей,  — засмеялась Майя.  — Альта, ты должна нас отблагодарить за все то время, что мы с тобой провозились.
        — Без проблем,  — вставая с пола и потянувшись, сказала курсант.  — Я бы и сама не отказалась от них, вот только уже больше шести вечера. Меня не выпустят за пределы Базы.
        — Об этом не переживай,  — произнесла женщина, идя в подсобку.  — Где-то здесь у меня должны были заваляться пропуска. Я подпишу его, а ты быстро сбегаешь на Вокзал. Только туда и обратно, ясно?
        — Яснее некуда,  — улыбнулась Альта.
        Пока Майя оставила соседок наедине, девушки решили поговорить о завтрашнем дне.
        — Я уверена в вашей победе,  — сказала Нона, серьезно посмотрев на подругу.  — Конечно, если ты ничего не испортишь.
        — Ты сама доброта,  — усмехнулась Создающая.  — Послезавтра мы уже будем носить одинаковую форму и будем равны в званиях.
        — А еще,  — Нона вытащила из-под формы круглой формы кулон, с отполированным измаром,  — тебе дадут такую красоту. Висящие на улицах — ничто, в сравнении с нашими.
        — Ты права,  — сказала Альта, проводя пальцами по украшению.
        Даже в деактивированном состоянии, имея полностью черный цвет, измар был прекрасен.
        — Будут какие-то предпочтения в заказе?
        — Ты мои предпочтения знаешь,  — произнесла Нона, уже ощущая во рту приторно-сладкий вкус конфет.
        — Ну, мало ли тебе захочется чего-нибудь нового.
        — Нет. Предпочитаю все проверенное и старое.
        Майя вернулась с двумя пропусками, предлагая Кандидату Ю прогуляться вместе с подругой. Воздух на улице был приятно теплым, а темнеющее небо и запах приближающегося лета был идеальным снотворным, что поможет девушкам спать этой ночью спокойно.
        — Отказываюсь,  — отмахнулась от пропуска Нона.  — Мне лень идти туда пешком.
        — Лентяйка,  — сказала Альта, показав подруге язык.
        — Меня этим не проймешь. Вот если бы у нас были машины, как у людей в Старом мире, то это был бы другой разговор.
        — Может быть, когда мы сможем очистить землю от Врагосов,  — протянула Майя, отдавая пропуск только Альте.  — И помни, чтобы туда и обратно.
        — Не волнуйтесь. Мне задерживаться негде.
        Курсант выбежала из зала.
        Майя и Нона вышли на улицу, провожая девушку взглядом. Буквально на глазах Стражей только что чистое вечернее небо заволокло тучами. Теплый легкий ветерок сменился на холодный, пробирающий до самых костей. Птицы, щебетавшие недавно, умолкли, и на улице наступила тишина.
        — Офицер, с Вами все хорошо?  — спросила Нона, видя, как женщина обхватила себя руками.  — Лучше нам зайти внутрь. Сами знаете, Альта быстрая девушка. Мы и не заметим, как она вернется.
        — Ты права,  — согласилась Майя.
        Напоследок посмотрев вдаль, куда только что убежала курсант, на душе у женщины стало неспокойно.
        Какое-то нехорошее у меня предчувствие, подумала она, заходя в здание следом за Ноной.

* * *

        Главный Вокзал Центрального Округа.
        Громкоговоритель на Вокзале оповещал о том, что на все пути только что прибыли поезда. Альте повезло, и она успела зайти в магазинчик сладостей до того, как он битком набился людьми. Сделав заказ и ожидая, когда его соберут, она вглядывалась в незнакомые лица, ища, чем бы себя занять.
        Интересно, если экзамен перенесли, успеет ли Огнев вернуться?.. Лучше бы не возвращался! Я помню, как он предупреждал, что завалит меня на третьем этапе. Вот только…как он собирался это сделать?
        Альта задумалась и, тут же покраснев, стукнула ладонью себе по лбу.
        Никак! Он просто посмеялся надо мной, а я этого даже не поняла! Как можно помешать прохождению командного испытания?!
        Никак. И если бы девушка в тот момент была сообразительнее, то наверняка бы удивила мужчину, сказав, что это невозможно.
        Ну, после драки кулаками не машут. Так ведь когда-то говорили?
        Девушка-продавец миловидной внешности с улыбкой отдала курсанту пакет, в который упаковала сладости и сразу же приняла заказ у следующего клиента.
        Покинув магазинчик и выйдя за пределы Вокзала, Альта безрадостно уставилась на проливной дождь, начавшийся за то время, пока она делала покупки.
        И зонта у меня, конечно же, с собой нет.
        Встав под арку, являющейся входом на Вокзал, Создающая, не желая промокнуть, надеялась, что этот дождь вскоре закончится.
        — Гроза и май. Типичная погода для этого времени года.
        Альта обернулась и увидела смутно знакомого ей человека. Лишь по шраму на лице она признала в нем мужчину, сбившего ее с ног в тот день, когда она ждала опаздывающую Нону.
        — Что, простите?
        — А-а, это я так, к слову пришлось,  — улыбнулся незнакомец.  — Не думал, что встречу тебя так скоро.
        — В смысле?  — не поняла курсант, сжимая в руках пакет со сладостями так, будто этот мужчина собирался его украсть.
        — Неужели я такой страшный?  — спросил он, проводя пальцами по отметине на своей коже.  — Хотя, да. Пожалуй, для молодой девушки я и в самом деле выгляжу несколько непривлекательно.
        — Что?.. Нет!  — запротестовала Альта, при этом чувствуя, как краснеют ее щеки.  — Простите меня… В последнее время я была так занята, что совсем не понимаю, что делаю.
        — Готовилась к экзамену? В прошлый раз ты сказала, что еще только курсант.
        — Д-да. Завтра будет последний этап и я все это время тренировалась,  — сказала Создающая, и страх начал медленно отпускать ее.  — Но что Вы снова тут делаете? Мне казалось, что Вы тогда куда-то спешили и…
        — Я опаздывал на поезд,  — произнес мужчина.  — И не заметил тебя, неподвижно стоящую на улице. Надеюсь, синяков не осталось?
        — Нет,  — улыбнулась девушка.  — Значит, Вы вернулись в город?
        — Да,  — кивнул он.  — Оказалось, что один знакомый сдает в этом году экзамен, и я решил посмотреть.
        Вот, что означала его фраза про то, что он не ожидал встретить меня так скоро. Но немного странно, что он меня запомнил.
        — Могу гарантировать, что бои будут зрелищными.
        — Я на это и рассчитываю.
        Мужчина внимательно посмотрел на Альту. В том, что он пытался запомнить ее внешность, девушка была уверена. Она ощущала неловкость от его взгляда, но страх, что был в самом начале, так и не вернулся. Будто она стояла перед одним из дальних родственников, не видевшего ее долгое время.
        Часы на Вокзале пробили ровно семь раз, напоминая курсанту, что ей следовало бы поторопиться. Дождь не собирался прекращаться, поэтому девушка морально готовилась к самому быстрому своему забегу. Одно смущало: форма насквозь промокнет, и будет противно прилипать к телу.
        — Разве на Базе не существует комендантского часа?  — спросил мужчина.  — Почему ты за ее пределами в такое время, да еще и в такую погоду.
        — Решила отблагодарить тех, кто помог мне с подготовкой к экзамену,  — сказала Альта, указывая на пакет.  — А дождь начался уже после того, как я здесь оказалась.
        На небе сверкнула молния, а через мгновенье по улице разнесся грохот грома. От неожиданности девушка вздрогнула, теряя уверенность в том, что ей именно сейчас стоило вернуться на Базу.
        — Боишься грозы?  — спросил мужчина, положив руку на плечо курсанта.
        Альта ощутила, как на секунду удар ее сердца отозвался во всем теле. В ушах зазвенело, и она прикрыла глаза, стараясь прогнать неприятное ощущение. Кончики пальцев закололо, будто в них тыкали иголками.
        — С тобой все нормально?  — спросил мужчина и, посмотрев на небо, добавил:  — Думаю, тебе стоит поскорее вернуться на Базу.
        — Почему?  — удивилась девушка, окончательно приходя в себя.
        — Не стоит заставлять друзей ждать тебя,  — улыбнулся ее собеседник, посмотрев Создающей прямо в глаза.  — Они будут волноваться, если ты сейчас не вернешься.
        Альта кивнула ему, молча соглашаясь с его словами, но сделав несколько шагов вперед, она остановилась и снова обернулась к нему.
        — Простите, что спрашиваю, но у меня такое чувство, будто мы еще встретимся, поэтому…  — она замялась, неуверенная в том, что делает, а потом протянула вперед руку.  — Меня зовут Альта. Курсант Центральной Базы Границы.
        — Приятно познакомиться, Альта,  — пожимая руку девушки, произнес мужчина.  — Меня зовут Якоб.

* * *

        На улице никого не было.
        Все горожане, которых Альта встретила по пути на Вокзал, буквально испарились, из-за чего город стал казаться вымершим. Девушка бежала так быстро, как только могла сама и позволяла обувь, что с каждым новым шагом становилась все тяжелее из-за попавшей внутрь воды.
        Нужно было уже заменить их. Эта подошва давно себя изжила, думала Создающая, прижимая к груди пакет с конфетами.
        Форму можно было высушить, старую обувь выкинуть, а вот сладости, промокнувшие и слипшиеся между собой, вкуса своего, конечно, не потеряют, но вот презентабельный вид утратят.
        Громкие хлюпающие звуки, создававшиеся шагами девушки, разносились по улице, заставляя впереди идущего мужчину остановиться и обернуться на звук. Альта, приметив впереди знакомый силуэт, притормозила, сначала переходя на быстрый шаг, а потом и вовсе останавливаясь.
        — О-Офицер?..  — тяжело дыша, пытаясь восстановить дыхание, произнесла Создающая.
        — Что ты делаешь за пределами Базы в такое время?  — спросил Страж, оглядывая девушку с головы до ног, добавляя:  — Еще и в таком виде. О существовании зонтов ты не знаешь?
        Только встретились, а уже придирается!
        Альта зло выдохнула, хмуро глянув на Огнева. Страж был предусмотрительнее курсанта, поэтому сейчас он держал в одной руке тот самый зонт, благодаря чему его темно-синяя форма оставалась сухой и по-прежнему опрятной.
        — Почему ты за пределами Базы?  — вновь спросил Ян.
        По его мнению, эта девушка только и делала, что искала неприятности. То язык за зубами держать не могла, выкрикивая свое мнение направо и налево. То в драку с курсантами другого Округа ввязывалась. Теперь еще и в самоволку ушла ради каких-то конфет.
        — У меня есть разрешение!  — воскликнула Альта, подозревая, о чем мог думать Страж, доставая из нагрудного кармана пропуск.  — Майя!.. То есть Офицер Четина подписала его!
        Курсант протянула бумажку Офицеру, но та моментально промокла под каплями проливного дождя. Ян пробежался глазами по строчкам, подмечая про себя, что пропуск, и правда, подписан Майей.
        Пока Страж размышлял о чем-то своем, Создающая всеми силами старалась не трястись от холода. Но ткань формы, пропитанная холодной водой и облепляющая все тело, никак не позволяла курсанту сохранить собственное тепло.
        — Ты так и собираешься стоять под дождем?
        — Ч-что?  — спросила девушка, постукивая зубами.
        Огнев недовольно вздохнул, явно не собираясь озвучивать свое своеобразное приглашение вслух. Он подошел к курсанту вплотную, передавая зонт в ее руку и сняв с себя китель, накинул его на плечи девушки, плотнее запахивая его на груди Альты.
        — О-Офицер?..
        — Да, верно подметила,  — сказал Ян, слегка кривя губы.  — Я — Офицер, а ты — курсант. Да еще и выпускник, у которого завтра важный экзамен. Хочешь заболеть и подвести всю команду?
        Он знает, что я прошла, подумала Альта, сильнее пряча пылающее лицо в вороте чужой одежды.
        От нее исходило тепло и приятный специфический мужской запах, вдохнув который, у девушки появилось лишь одно желание — быстрее сбежать отсюда и несколько дней не показываться на глаза Офицеру.
        Несколько дней…
        — Почему Вы вернулись?
        — Ну, знаешь…  — процедил мужчина, возвращая в свои руки зонт и подталкивая девушку вперед.
        — Нет! Я имела ввиду…  — начала оправдываться Альта, поняв, как прозвучал ее вопрос.  — Тогда на Вокзале, Вы сказали, что вернетесь к третьему этапу…
        — Я к нему и вернулся.
        — По срокам сейчас не третий этап…
        — Разве я не говорил, что завалю тебя на экзамене?
        — А я говорила!.. Стойте! Вы не можете этого сделать, ведь эта часть экзамена — командная.
        — Надо же,  — усмехнулся Огнев.  — Додумалась, наконец.
        Внутри девушку всю колотило от злости.
        Да чем же я тебе так не нравлюсь?!
        — Я отдал тебе свой китель не для того, чтобы и он промок.
        — А-а?  — пробормотала Альта и только сейчас заметила, что на ее плечо попадала дождевая вода.
        Курсант встала ближе к Офицеру, на этот раз полностью скрываясь под тканью зонта.
        — Так значит, на Востоке все спокойно?
        — Для новых друзей интересуешься?
        — Они, правда, хорошие,  — нахмурилась девушка, услышав насмешливые нотки в голосе Стража.
        Ему никто не нравится, подумала она прежде, чем остановиться на месте.
        — В чем дело?  — спросил Ян, оглядываясь на подчиненную.
        — Мне показалось…  — произнесла она, оборачиваясь назад.  — Что на Вокзале…
        И в эту же секунду до них отчетливо донесся сначала звон вокзального колокола, а потом по улицам города разнесся вой тревоги. Система защиты, оставленная инженерами Старого мира, до сих пор отлажено работала во всех городах страны, предупреждая горожан об опасности нападения Врагосов.
        Но мы ведь в Центре, пронеслось в голове у курсанта.
        — Возвращайся на Базу,  — спокойно сказал Офицер, вглядываясь вдаль.
        — Я останусь с Вами и помогу,  — самоуверенно высказалась девушка.  — За то время, что Вас не было…
        — Я сказал, возвращайся на Базу,  — уже строже произнес Ян, зло посмотрев на курсанта.
        Не хватало ему во время сражения с Врагосами отвлекаться на Создающую.
        — Но мой барьер сможет!..
        — Альта! Когда Офицер отдает тебе приказ, ты должна повиноваться!
        В обычной ситуации она могла бы в очередной раз начать пререкаться с ним. Огнев бы на это лишь хмурился, говоря что-то о субординации и неуважении к его персоне. Но сейчас все было иначе. Даже тот факт, что Офицер, обычно обращающийся к ней не иначе, как «курсант» или «Эй, ты!», произнес ее имя, не позволило девушке и рта раскрыть. Альта лишь кивнула, собираясь сорваться с места и побежать в сторону Базы, но прежде Ян схватил ее за запястье.
        — Ты знаешь, на что он реагирует,  — сказал мужчина, снимая с себя офицерский измар и надевая его на шею девушки.  — Если начнет гореть, сразу же беги в другую сторону. Поняла?
        Альта вновь кивнула, дотрагиваясь пальцами до камня. Сейчас он был черным, а значит, врагов поблизости не было.
        Он и один справится. Офицер Особого Класса, успокаивала она себя.
        Он множество раз возвращался из-за Стены невредимым.

* * *

        В этот раз Альта бежала еще быстрее, не замечая ничего вокруг, лишь надеясь, что до прибытия на Базу ей не придется чувствовать тепло, исходящее от измара, висевшего на ее шее.
        Она всегда хотела получить собственный камень, который бы не только предостерегал ее в битвах, но также и являлся бы неким показателем ее статуса Офицера Границы.
        Сейчас курсант не обращала внимания ни на бьющие в лицо ледяные капли, ни на холодный ветер, дувший в разные стороны. Ее главной целью было невредимой добраться до Базы и рассказать Стражам о случившемся. Вот только они и так уже должны были знать о нападении Врагосов.
        Тогда ей предстояло оповестить их о том, что Офицер Огнев вернулся на территорию Центрального Округа и уже ведет сражение. Скорее всего, Врагосы напали на Вокзал, ведь именно поэтому колокол и звонил. Но как эти существа там оказались?
        Достоверно было известно, что Врагосы, обитавшие в Мертвых землях, иногда, каким-то образом, попадали в приграничные городки и устраивали там свое пиршество. Но еще ни разу на памяти Альты не было случая, чтобы они оказывались на территории Центрального Округа.
        Они приходят из-за Стен. Нельзя незамеченными пройти такое расстояние до Центрального Округа страны. Не могли же они… попасть сюда на прибывших поездах?
        Остановившись, Создающая вдохнула в легкие побольше воздуха, ощущая внутри них неприятное покалывание.
        Сколько их там? Десять? Двадцать? Или больше? Даже его огню не справиться с ними, если Врагосы нападут одновременно.
        Альта достала телефон, набирая номер подруги, и Нона не заставила себя ждать. С криками и вопросами где она, Альта, находится, курсант постаралась максимально доступно изложить всю ту информацию, что крутилась у нее в голове.
        На фоне послышался голос Майи, а потом и сама женщина заговорила с ней, отобрав устройство связи у Кандидата. Страж так же, как и Огнев, приказывала девушке немедленно вернуться на Базу, но характер Альты дал о себе знать в самый не подходящий момент.
        Она не собиралась подчиняться.
        Ее помощь могла потребоваться кому-нибудь из горожан здесь и сейчас. И если она просто убежит, то тот, кто мог бы быть ею спасен, погибнет.
        Альта больно ущипнула свою руку.
        Нет, я их не оставлю.
        Офицер, спасший ее много лет назад, не сбежал, благодаря чему она сейчас жива и так же, как и он, когда-то, готова использовать свои способности во благо человечества.
        — Офицер, пожалуйста, как можно скорее отправьте отряды к Вокзалу. Я уверена, что все началось оттуда. А я возвращаюсь к Офицеру Огневу, чтобы оказать ему поддержку,  — протараторила Альта, прерывая разговор.
        Мне нужно было настоять на своем, подумала она, разворачиваясь и вновь устремляясь в ту сторону, откуда только что пришла.
        Курсант видела, как во многих окнах потухал свет. Местные жители боялись, что он может привлечь Врагосов. Хотя многие Исследователи были уверены, что эти существа слепые и передвигаются, полагаясь лишь на свои инстинкты.
        Альта направлялась прямо в сторону Вокзала, нигде не собираясь останавливаться. Ведь чем быстрее она доберется до Огнева, тем спокойнее ей станет. И когда до главного пересадочного пункта страны оставалось совсем немного, девушка услышала пронзительный крик, донесшийся откуда-то со стороны.
        Курсант замерла, прислушиваясь и мотая головой из стороны в сторону.
        Если они уже здесь… Нет! Они не могли добраться до сюда, убеждала себя Создающая, но повторяющийся крик, эхом разносящийся по безлюдной улице, и оранжевый свет от измара, который она прикрывала ладонью, ощущая тепло камня, заставляли девушку сомневаться.
        До Вокзала, а значит и до Офицера, оставалось совсем чуть-чуть. Ему, как бы это не звучало, могла понадобиться ее помощь, как сверхчеловека, умеющего создавать барьеры. Но, одновременно с мыслями о помощи Стражу, в ушах Альты отзывались крики горожан, доносившиеся со двора.
        Мучимая сомнениями, она никак не могла определиться, в какую сторону ей бежать. И лишь измар с каждой потраченной секундой становился все горячее и горячее.
        Если начнет гореть, сразу же беги в другую сторону, повторила она про себя наставление Огнева.
        Но она не могла его исполнить.
        Они обычные люди, подумала Альта, взглянув в сторону Вокзала и побежав на стихающие крики. Такие же, как и я когда-то.
        Свернув с главной улицы и вбежав во двор через арку, что соединяла два дома, к горлу курсанта стала подступать тошнота от открывшегося перед ней вида. В нос ударил приторно-сладкий запах, от которого кожа стала покрываться мурашками, а волосы на затылке, казалось, зашевелились.
        Врагосы, только и пронеслось в ее голове при виде человекоподобных существ.
        Иссиня-черная кожа, удлиненные конечности и сгорбленные туловища. Горящие оранжевым светом измары в их груди и трупы горожан, которых они поедали, разрывая на части.
        Альта стояла не в силах ни пошевелиться, ни звука произнести.
        Ее сковал давным-давно забытый страх, протянувший к ней свои руки из самых глубин подсознания, возвращая девушку обратно в тот день, когда она впервые столкнулась с главной угрозой человечества.
        Курсант вновь ощутила себя тем самым беспомощным ребенком, старавшимся убежать от Врагосов, но так и не сумевшего этого сделать.
        Е-есть ли выжившие?.. Кто-нибудь?
        Она надеялась увидеть хоть одного горожанина, что все еще сражался за свою жизнь. И она нашла. Но, к своему же ужасу, осознала, что не хотела бы видеть здесь и сейчас именно его.
        — Офицер!  — крикнула Создающая, привлекая к себе внимание не только мужчины, но и всех Врагосов, что находились в этом дворе.
        Они оторвались от поедания мертвой плоти, поворачивая свои головы в сторону курсанта.
        — Альта, беги!
        Голос Огнева отозвался у нее в голове, и больше она ничего не слышала.
        Несколько Врагосов набросились на него.
        Для Альты этот момент перед глазами тянулся так медленно, что она видела, как острые зубы этих существ впивались в тело Стража, отрывая от него куски плоти. Тошнота вновь подступила к горлу, а колени задрожали. И не в силах больше стоять, она опустилась на землю.
        Нет… Нет… Как же так… Он ведь Офицер Особого Класса… Он не мог…
        — Хватит…  — прошептала она, ощущая, как слезы потекли по щекам.  — Прекратите…
        Не надо… Оставьте его…
        — Стойте!  — закричала она, и Врагосы остановились.
        Они отпустили истерзанное тело мертвого Офицера. Медленно шаркая ногами, Врагосы стали приближаться к курсанту, дергая своими головами из стороны в сторону, будто пытались что-то…унюхать?
        Не подходите ко мне… Не приближайтесь!
        Вокруг девушки появился барьер, защищая ее от этих существ.
        Так уже было, осознала она, вспоминая, как несколько лет назад так же была окружена ими.
        Ее взгляд переместился на Стража, неподвижно лежавшего на земле. Его темно-синяя форма была изодрана в клочья, а те Врагосы, что решили не тратить на нее свое время, продолжили свое пиршество, не забывая и о мертвых горожанах, чьи тела были разбросаны по двору.
        Закрывая глаза, Альта пыталась не проецировать в своей голове увиденную картину, а старалась изо всех сил придумать, как выбраться отсюда.
        Но ей было не сбежать.
        Оставалось лишь сидеть внутри своего барьера, в полной безопасности, как она думала, и ждать помощи. Но в это же мгновенье она ощутила горячее дыхание у своей кожи.
        П-почему внутри моего барьера?
        Создающая хныкнула, медленно поворачивая голову и вглядываясь в пустые глазницы Врагоса.
        Пожалуйста… Я не хочу умирать…
        Альта ощутила, как острые зубы вошли в ее плечо.
        Кожа моментально начала пылать, а боль, разрядом пронесшаяся по ее телу, почти погрузила курсанта в бессознательное состояние. Рука начинала неметь, но кончики пальцев все еще покалывало.
        Почему он так медлит?
        Яркий оранжевый огонек привлек внимание ее ускользающего из реальности сознания. Последнее, что она смогла увидеть, было телом Офицера Огнева, над которым возвышалось несколько Врагосов.
        Ян…

        Глава 4
        Погружаясь в прошлое. Часть первая

        Все свое сознательное детство Альта мечтала пробудиться. Виноваты в этом, отчасти, были ее родители, запрещающие девочке играть с детьми, обладавшими способностями. И дело было вовсе не в том, что взрослые их боялись или ненавидели, наоборот, в доме Альты были рады любым гостям: и людям, и сверхлюдям.
        И все же, родители запрещали ей играть с теми, кто рано или поздно пополнил бы ряды Границы.
        На справедливый вопрос Альты: «Почему?», взрослые лишь качали головами, говоря, что это ради ее же безопасности.
        В самом начале она на такой запрет не обижалась, предпочитая слушаться родителей. Но взрослея, будущая Создающая обзавелась не только непослушным характером, но и умением хитрить. Она не стала проявлять своего недовольства открыто, предпочитая умалчивать о своих прогулках и общаться с необычными сверстниками в тайне от близких.
        Как же она восхищалась ими!
        Альта желала быть одной из них.
        Глядя на то, как друзья управляют огнем, одним прикосновением заставляют цветы распускаться и даже понимают животных, девочка никак не могла понять, почему же она ничего из этого не могла?
        Став старше, Альта осознала ответ на этот, как оказалось, легкий вопрос.
        Она — обычная. Ее родители — обычные.
        И вероятность того, что в ней каким-то чудом пробудятся способности, была ниже одного процента.
        И все же, этот процент у меня есть, думала она в годы своего беззаботного детства.

* * *

        55 год н.м.
        Южный Округ. Городок близ Стены.
        В этот год Альте исполнилось тринадцать лет. Она все так же продолжала втайне от родителей гулять со своими друзьями, восхищаясь их умениями. Каждую ночь девочка предавалась мечтам о том, как проснется утром и обнаружит в себе какое-нибудь необычайно важное и редкое умение.
        Но дни быстро пролетали, а чудо не спешило свершаться.
        Недели тянулись за неделями, медленно перетекая в месяцы, пока однажды, в сезон, когда солнце садилось за горизонт слишком рано, чтобы позволять детям подолгу играть на улице, родители Альты отправили ее за покупками на рынок.
        Обычно девочка брала с собой кого-нибудь из друзей, чтобы поход за продуктами не превращался в скучную рутину, но сегодня никого из них в городе не было.
        Каждые три месяца всех детей, обладающих способностями, увозили в соседний город, где располагался Центр Развития — принадлежащая Границе организация, в которой Исследователи проводили свои эксперименты, а заодно и следили за правильным развитием подрастающих Стражей, отслеживая изменения в их физическом состоянии.
        Они обещали привести мне сувениры, не унывая, подумала Альта, выдыхая изо рта еле заметное белое облачко.
        В Южном Округе зима была самая теплая. Лишь изредка местной ребятне выпадал шанс поиграть в снежки или слепить снеговика, от которого в скором времени все равно оставалась лишь одна большая лужа. Поэтому сейчас Альта старательно перепрыгивала через снежную жижицу, чтобы не запачкать новую обувку, купленную на днях ее родителями.
        В городке, где жила девочка, все местные жители знали друг друга если не поименно, то хотя бы в лицо. Продавцы, будь то женщины или мужчины, приветливо улыбались ей, предлагая ребенку свои товары и наперебой кричали, что лучше, чем у них, ей, Альте, на всем рынке не найти.
        И она со знанием дела рассматривала продукты, веселя соседей своим не по годам серьезным настроем.
        — Господа, желаете чего-нибудь?  — спросила женщина у мужчин, незаметно для Альты подошедших к прилавку.
        Это… Собиратели?
        В том, что рядом с ней стояли Стражи, Альта не сомневалась. Их выдавала темно-синяя форма. Вот только подобную ее разновидность она видела впервые. Возможно, дело было в том, что сейчас в стране властвовала зима, а до этого девочка встречала представителей данного отряда Границы лишь в теплое время года, когда они не укутывались в одежду с головы до ног.
        Единственным не облаченным в ткань участком их тела были глаза, одна пара из которых тут же зыркнула на нее.
        — Невежливо так на других пялиться,  — сказал один из Собирателей Альте, а после обратился к продавщице.  — А что Вы можете нам предложить?
        — Чего душеньки ваши пожелают, то и предложу,  — заулыбалась продавщица.
        Альта продолжала смотреть на Стражей, успев позабыть о том, что ее не просто так отправили на рынок.
        Как же она хотела стать одной из них! Жизнь, наполненная опасностями и приключениями, представлялась ей намного интереснее, чем та, которую она должна была провести в этом городке, будучи обычным человеком.
        — Совсем не вежливо,  — вновь произнес мужчина, наградив девочку слабым щелбаном.  — Если хочешь следить за кем-то, то нужно делать это незаметно.
        — Я не следила!  — возмутилась Альта, прикрывая лоб руками.  — И Вы не должны так обращаться с детьми!
        — Только посмотри на этого ребенка,  — обратился Страж к своему другу.  — Ей прямая дорога к Атакующим, как считаешь?
        — Я не сверхчеловек,  — насупилась Альта.
        — И хилая она какая-то для Атакующего,  — ответил другой Страж, чем заслужил от девочки полный ненависти взгляд.  — Я думал, на Юге проблем с едой нет.
        Альта глубоко задышала от злости, посмотрев в голубые глаза Собирателя.
        Она всегда восхищалась сверхлюдьми. А Стражей, рискующих своими жизнями, чуть ли не боготворила. Но вот этот тип, что явно был моложе своего товарища, никогда не станет тем, кого Альта будет уважать.
        Определенно нет, повторила про себя девочка, вызывающе смотря на Стража.
        — Альта, жениха себе присмотрела?  — засмеялась женщина, и ее веселье подхватили не только стоявшие рядом продавцы, но и Страж, что был постарше.
        — Не маловата ли для тебя невеста?  — похлопав по плечу друга, произнес он.  — Долго же тебе ждать придется.
        Альта была готова провалиться под землю. Так стыдно ей еще ни разу в жизни не было! Щеки пылали, а губы, от обиды на взрослых, подрагивали.
        — Ну вот, почти довели ребенка до слез,  — сказал один из продавцов.  — Альта, если этот юноша тебе не понравился, то в Границе много достойных кандидатов.
        — Вот именно,  — поддержал мужчину Страж.  — Я, к примеру, очень даже ничего.
        — Ты-то точно помрешь, пока дождешься,  — произнес молодой Собиратель и, не говоря больше ни слова, продолжил свой путь.
        — Ну вот. Мы его тоже смутили,  — пожал плечами мужчина, расплачиваясь за собранный женщиной товар, и потрепал Альту по голове.  — Малышка, как подрастешь, обязательно найди его. Представляю его лицо! Вот смеха-то будет!
        Попрощавшись со всеми и пожелав удачной торговли, Страж поспешил догнать своего товарища.
        Альта проводила его взглядом, а после долго и осуждающе смотрела на своих соседей. Мужчины решили больше ни во что не вмешиваться, а женщина, наоборот, добродушно улыбалась, спрашивая у Альты, за какими продуктами ее послали на рынок.
        Точно! Продукты к ужину!
        — Такие молоденькие, а уже за Стену идут,  — пробормотала продавщица, собирая для своей покупательницы продукты.
        — А с чего Вы решили, что они не возвращаются, а только идут туда?  — спросила девочка.
        — Уж больно веселые,  — ответила женщина.
        Собиратели в их приграничном со Стеной городке не были редкими гостями. И кому, как не продавцам знать, какими они уходили за пределы страны и какими возвращались обратно, повидав там таких ужасов, которые им, простым людям, и не снились даже в самых страшных кошмарах.
        Альта, поблагодарив женщину за продукты и расплатившись за них, поспешила вернуться домой. На рынке ее больше ничего не держало, да и солнце, что своим появлением сегодня обрадовало горожан, вот-вот должно было скрыться за зимними тучами. Начинался вечер и жителей городка на ее пути становилось все больше и больше.
        Многие из них, заканчивая работу, приходили сюда купить еды или покушать в городской столовой. Кто-то срезал путь к дому, а кто-то просто прогуливался один или вместе с семьей по улочкам, чтобы, подышав свежим воздухом, спокойно заснуть.
        Все как всегда, уныло подумала Альта, прижимая к груди авоську с продуктами, но вспомнив про встречу со Стражами, вновь покраснела от смущения. Тоже мне, жених!
        Но стоило Альте почувствовать нарастающую внутри нее злость, как привычная для девочки обстановка, всегда царившая на рынке, вмиг была прервана сиреной, эхом разнесшейся по их городку.
        Это была первая в ее жизни тревога.
        Измары, весящие на каждом прилавке или доме, сначала слабо стали поблескивать желтоватым оттенком, но с каждой секундой их цвет становился все насыщенней, предупреждая всех о приближающейся опасности со стороны обитателей Мертвых земель.
        В первое мгновенье горожан сковало оцепенение. Весь шум стих, а рынок погрузился в тишину. Все судорожно озирались по сторонам, боясь сделать хотя бы одно лишнее движение, которое могло нарушить это, казалось, засасывающее всех в пучину безмолвие.
        Альта кожей ощущала повисшее в воздухе напряжение. Она прекрасно знала, что этот звуковой сигнал обозначал. И она знала, как нужно было вести себя в подобной ситуации, чтобы вернуться домой целой и невредимой.
        И все же сейчас девочка могла только стоять среди толпы, стараясь не делать глубоких вдохов, и, как взрослые, прислушиваться, боясь услышать какой-нибудь посторонний звук. Такой звук, который бы не вписался в их привычную повседневность.
        И она услышала. Они все услышали. Это был истошный крик.
        Сначала одного человека, потом второго, третьего. И паника вперемешку со страхом охватили горожан ее городка.
        Люди побежали от криков, но, из-за гула, вновь образовавшегося на рынке, Альта никак не могла понять, где кричали те, кто стал жертвами Врагосов, а где те, кто, убегая, спасал свои жизни.
        Ее саму охватил смертельный и удушающий ужас.
        Альта знала, что ей нужно укрыться в каком-нибудь доме, но она была зажата в самом центре толпы, а взрослые, окружавшие ее со всех сторон, давно перестали замечать, что где-то рядом с ними бежал ребенок.
        Я должна протиснуться, подумала девочка, пробираясь к одному из прилавков.
        Продукты, купленные на сегодняшний ужин, были брошены и уже раздавлены убегающими с рынка горожанами.
        Недолго переждав первую волну паники, Альта выбралась из своего убежища и, когда поняла, что другой возможности убежать у нее уже не будет, на коленях проползла вдоль ларьков, скрываясь между старых домов.
        Она была точно уверена, что если свернуть в этот проулок, то можно будет обогнать обезумевшую толпу и укрыться в заброшенном здании, где она с друзьями часто играла. До дома ей ни за что было не добраться, он находился у самого выезда из города, поэтому единственным ее шансом на спасение был импровизированный штаб, где друзья показывали Альте свои умения.
        Она осторожно пробиралась по узкому проулку между домами, прислушиваясь к своим ощущениям. Сердце билось так сильно, что его биение ощущалось девочкой во всем теле. Даже в ушах было это раздражающее пульсирующее чувство. Из-за страха в области груди, а может и желудка, образовалась пустота, которую хотелось чем-нибудь заполнить.
        Оказавшись на параллельной с рынком улице, перед Альтой предстала ужасающая картина.
        Множество тел и их части, разбросанные повсюду, заставили ребенка прикрыть рот рукой, чтобы хоть как-то остановить подступающую к горлу тошноту. Она обернулась посмотреть на тот путь, что прошла, и в голову пришло осознание того, что возвращаться назад нельзя.
        Альта осторожно ступала меж останков горожан, стараясь нечаянно ничего не задеть. Ее взгляд скользил по обгоревшим трупам.
        Да их же сожгли!..
        Рядом с телами были и горстки пепла, в которых лежали измары, светящиеся блеклым желтым цветом, что вот-вот должен был окончательно потухнуть.
        Нет, это не их жгли, а Врагосов.
        Камень, на который она сейчас смотрела, резко вспыхнул и налился оранжевым светом. Даже сквозь одежду Альта ощущала тепло, исходившее от него. Она с ужасом начала оглядываться в поисках врага и увидела, как один из обитателей Мертвых земель вышел из того же переулка, что и она.
        Почему?.. Он ведь не мог идти за мной…
        Альта сорвалась с места и побежала.
        Она знала, как Врагосы быстры. Знала, что они выносливы. Поэтому, когда мимо нее мелькнула черная тень, девочка даже не успела по-настоящему испугаться. Лишь ее тело среагировало быстрее и ноги ребенка, буквально приросли к земле.
        Картинки в книжках не шли ни в какое сравнение с тем, что предстало перед ней. Настоящий Врагос, до которого можно было дотронуться, стоило лишь руку протянуть, стоял перед ней, и его горячее дыхание опаляло кожу на ее лице.
        У него не было глаз, лишь пустые черные глазницы. Но Альте отчего-то казалось, что на самом деле глаза у Врагоса есть. Просто это не такие глаза, какими все привыкли их понимать. Иначе как объяснить то ощущение, будто существо, стоящее перед ней, внимательно разглядывало ее, периодически поддергивая головой.
        — Стой…  — прошептала девочка, отступая на один шаг назад.
        Врагос не шевельнулся. Он продолжал смотреть в ее сторону, и Альта сделала еще несколько неуверенных шагов назад. Существо опять не среагировало.
        Может, он меня не замечает?
        Надеясь и веря в свое спасение, девочка вновь побежала. И в этот раз реакция Врагоса была молниеносной.
        Первое, что почувствовала Альта, было жжение. Будто ее ногу охватило пламя.
        Девочка упала на землю, стараясь освободиться от острых зубов Врагоса, но его челюсти уже сомкнулись, и разжать их было невозможно.
        Она закричала.
        Или, возможно, Альте только показалось, что ей удалось издать хоть какой-то звук. В ушах пульсировало, а тело начинало тяжелеть. Перед глазами медленно наступала темнота.

* * *

        55 год н.м.
        Спустя несколько месяцев после нападения Врагосов на Юг.
        Зима закончилась и на смену ей пришла весна.
        Альту с родителями и остальными выжившими поселили в соседнем городке, вторым по населенности в Округе. Там же располагался и Центр Развития Границы.
        После того, как она очнулась, начался долгий и утомительный период реабилитации, который только недавно закончился.
        — Весна — мое любимое время года!  — сказала девочка с короткими волосами и, дотронувшись до набухающих почек на ветке дерева, заставила распуститься несколько листочков.
        — А все дерево силенок не хватит?  — усмехнулся смуглый мальчик, играя с огнем на зажженной свечке.
        — Нельзя. Это растение после зимы полностью оживает только при определенной температуре. Если я его сейчас пробужу, а после вновь похолодает, оно, скорее всего, погибнет.
        Альта, улыбаясь, смотрела на друзей, которые любили доказывать друг другу свою правоту. Она с удовольствием была сторонним наблюдателем, следящим за тем, чтобы эти двое всерьез не перессорились.
        — Ты уверена, что тебе уже можно подолгу гулять?  — поинтересовалась другая девочка со сплетенными в толстую косу волосами, присаживаясь рядом с Альтой.
        Соня не любила конфликты. Особенно те, что создавали ее друзья, поэтому она предпочитала находиться рядом с тем, кто никогда не создавал неприятностей. Во всяком случае таких, после которых приходилось бы краснеть и оправдываться перед взрослыми.
        — Врачи разрешили,  — сказала Альта, осторожно дотрагиваясь до перебинтованной ноги.  — Только сказали, чтобы я не перенапрягалась.
        — Ты такое длинное слово знаешь?  — засмеялся мальчик.
        — В отличие от тебя,  — начала девочка, внешне напоминавшая мальчишку,  — Альта умная.
        — Лиля, ты сейчас получишь!  — разозлился их друг.
        В его руке вспыхнуло небольшое пламя, но никто и не думал показывать своего страха.
        — Хватит, Агни!  — нахмурилась Альта, посмотрев на того, что был на год их всех старше.  — Ты знаешь Закон!
        — Да-да,  — пробубнил он, и его рука вновь стала прежней.  — Сверхлюдям запрещается использовать силу против людей и сверхлюдей, за исключением случаев, когда гражданин, на которого была направлена сила, обвиняется в совершении преступления.
        Закон знали все. И все ему беспрекословно подчинялись. Особенно дети. Взрослые запугивали их страшными Карателями, которые придут и заберут непослушную ребятню, если те будут нарушать Закон.
        — Вот видишь! Все знаешь, так почему не придерживаешься самых первых правил?
        — Потому что они скучные!  — возмутился Агний.  — Я уже хочу вырасти поскорее и тренироваться на Базе с другими курсантами! Вот там я смогу всем показать, какой я сильный.
        — И глупый,  — добавила Лиля, и в нее полетел маленький камешек.  — Эй, а если я?!
        Девочка наклонилась и набрала горсть камней в ладонь. Бегая за своим другом и не забывая прицеливаться перед каждым броском, ей удалось несколько раз попасть по спине и голове Агния, чтобы глупый мальчишка больше и не думал о том, как с ней драться.
        Дети сейчас сидели в небольшом заброшенном дворике, в котором уже давно никто не появлялся. По старому, врытому в землю фундаменту, друзья предположили, что когда-то тут стоял дом, а заросли, окутывавшие это место, когда-то были красивым, ухоженным садом. Что случилось с хозяевами этого домика — дети не знали. Но, когда они нашли это место, оно им сразу же понравилось. И не сговариваясь, они быстро решили, что этот сад станет их новым тайным убежищем от взрослых.
        — Опять они за свое,  — прошептала Соня, засохшей веткой рисуя на земле кошку.
        — Родители так и не разрешили завести свою?  — поинтересовалась Альта, видя, как у подруги пропало настроение.
        — Нет. У бабушки аллергия,  — вздохнула девочка и зачеркнула рисованного животного.  — Мне так надоело практиковаться с бродячими кошками и собаками. Хочется уже свою собственную.
        Альта ободряюще погладила подругу по голове.
        Должно быть, интересно разговаривать с животными, подумала она и посмотрела на своих друзей.
        Все они были удивительными, достойными восхищения. И Альта восхищалась ими.
        Каждый раз, смотря на огонь, пылающий в руках у Агния, или на цветы, распускавшиеся у Лили, Альта продолжала мечтать стать такой же, как они.
        Всего через несколько лет, когда ее друзья станут совершеннолетними, их припишут к одной из пяти Баз Границы. Они уедут из этого городка, оставив ее совсем одну, а она продолжит быть совершенно обычной.
        У меня все еще есть один процент, утешала себя Альта, прикрывая глаза и подставляя лицо южному солнцу.
        Агний и Лиля продолжали шуметь, ссорясь из-за очередного пустяка, чем начинали злить девочку. Она всего лишь хотела мирно погулять с ними. Отдохнуть после очередного медицинского осмотра, а они, вместо того, чтобы рассказать ей что-нибудь интересное, решили учинить драку.
        — Да хватит уже!  — крикнула девочка, поднимаясь с насиженного места.  — Агни, я ведь говорила про твой огонь!
        — Умолкни, Альта!  — огрызнулся мальчик и направил свое пламя на подругу.
        — Альта!..
        Мгновение, и время для них остановилось. Каждый видел, как огненный столп летел по направлению к Альте, намереваясь причинить девочке непоправимый вред. Агний не хотел, чтобы она пострадала. В его голове пронеслось множество мыслей, но заставить огонь исчезнуть он не мог. Провернуть подобное было сложным даже для курсантов Границы, а ему, ребенку, и вовсе не по силам.
        Альта зажмурилась, всплакнув, в ожидании атаки, но жара огня она так и не почувствовала. Простояв неподвижно несколько секунд, девочка, глубоко вздохнув, решилась открыть глаза и не поверила тому, что увидела.
        Ее окружал желтоватого оттенка купол.
        Барьер… Мой барьер!..

* * *

        Убедив друзей, что она не пострадала и, не разрешив провожать себя до дома, Альта бежала по улице, забыв о наставлении врача из больницы не перенапрягать ногу, которая только недавно перестала причинять ей боль и дискомфорт.
        Девочка была уверена — родители будут счастливы, когда узнают, что их дочь осуществила свою мечту и стала сверхчеловеком. Оказавшись в подъезде, Альта перепрыгивала через несколько ступенек на лестнице, крепко держась за перила, чтобы побыстрее оказаться у двери их новой квартиры, в которую их поселили сразу же после переезда в этот город.
        Дом, в котором они теперь жили, был многоквартирным, и, в отличие от их собственного домика, оставленного в десятках километров отсюда, на этом месте теперь было много добродушных соседей, с которыми семья девочки быстро подружилась. Теперь каждые выходные Альта с родителями либо принимала гостей у себя, либо сама ходила в гости на чай и сладости.
        Достав ключ, девочка несколько раз провернула им в замочной скважине и, распахнув дверь, буквально влетела через коридор на кухню, где сидели ее родители. Взрослые озадаченно посмотрели на дочь, не понимая, что могло ее так взбудоражить.
        — Я могу создавать барьер!  — с ходу выпалила Альта, подпрыгивая на месте от радости.  — Теперь я смогу стать Стражем и быть частью Границы! Мама, папа, вы верите в это? У меня получилось!
        Изнутри девочку переполняла радость, и лишь испуг, появившийся на лицах ее родителей, смог остудить пыл переполнявших Альту чувств.
        Ее мама, почувствовав, как подгибаются колени, рукой нащупала стул и медленно опустилась на него. А отец, что и так сидел, внимательно посмотрел на дочь, достав из нагрудного кармана рубашки пачку сигарет, но так и не закурил, продолжая задумчиво крутить ее между пальцев.
        — Н-неужели вы не рады за меня?  — прошептала девочка, не понимая реакции родителей.  — Я ведь теперь смогу помогать людям… Буду защищать их… Это ведь здорово…да?
        — Б-барьер?  — спросила у нее женщина, перебирая в руках кухонное полотенце.  — Ты можешь создавать барьер? Как Создающие?
        — Да! Мы играли с ребятами, и так получилось, что Агни увлекся игрой и…  — девочка замялась, отступая на шаг назад, когда заметила на себе тяжелый взгляд отца.
        — Мы ведь запрещали тебе общаться с ними,  — строго произнес мужчина.  — Почему ты так и не смогла найти себе друзей среди нормальных детей?
        — Но ведь они хорошие…
        Альта знала, что родители ее друзей не одобряли. Они бы предпочли видеть своего ребенка играющей с детьми из соседних квартир, которые были обычными людьми и навредить ей во время игры не могли, чем с Агнием, Лилей и Соней.
        Но сама Альта «обычных» и «нормальных» друзей иметь не хотела. Те, что у нее были, полностью ее устраивали.
        — Иди в свою комнату и не выходи оттуда, пока мы не разрешим.
        Альта не стала спорить с отцом и, развернувшись, вышла с кухни, прикрывая за собой дверь.
        Не понимаю… Что не так?
        Она уже собиралась уйти, как услышала приглушенный голос матери. Видимо взрослые решили, что она уже ушла, поэтому стали обсуждать между собой произошедшее.
        — Я не отдам ее Границе,  — категорично заявила мама Альты, и та, присев у стены, стала прислушиваться.  — Мы этого не сделаем.
        — Ты знаешь, что последует за сокрытие ее способностей,  — сказал ей муж.  — Умолчим об этом, и только добавим себе неприятностей.
        — Я не для этого ее растила!.. Эти дети… Это они во всем виноваты…
        — Бессмысленно теперь говорить об этом. Завтра я отведу Альту в Центр Развития, и ее зарегистрируют.
        — Она должна была быть обычной…
        — Природа вернула свое,  — произнес отец Альты, и девочка услышала, как скрипнул по кафелю стул.  — Нам же теперь остается надеяться, что она не будет выделяться.
        После этой фразы Альта поспешила в свою комнату, испугавшись, что взрослые сейчас откроют дверь и застукают ее за подслушиванием.

* * *

        60 год н.м.
        Столица Центрального Округа.
        Громкий гудок, эхом разнесшийся по Вокзалу, оповестил граждан о прибытии поездов из соседних Округов страны. Все поспешили на платформы, чтобы встретить тех, кого они все это время ждали. Одни вглядывались в лица выходящих из вагонов пассажиров, стараясь не пропустить своих знакомых, другие же судорожно искали нужный им номер вагона.
        Носильщики чемоданов также засуетились и стали выкрикивать в толпе, привлекая к себе внимание и выискивая среди приезжих тех, кто мог бы их нанять.
        Альта уверенно выпрыгнула из тамбура и полной грудью вдохнула местный воздух.
        Наконец-то я добралась!
        Ее переполняла самая настоящая радость и жажда открыть для себя что-то новое.
        Первым, что бросилось в глаза почти уже курсанту, это горожане, которые куда-то спешили, с кем-то ругались, что-то кому-то доказывали.
        Вот она — жизнь!
        Население одного только этого города было больше, чем всего Юга. И большое скопление граждан сразу же привлекало внимание гостей столицы, которые никогда еще не были в Центральном Округе. Таких же, как и Альта, гостей, было много, а отличить их от местных или бывалых путешественников труда не составляло.
        Девушка достала из нагрудного кармана сложенный в четверть приказ об ее зачислении на Базу и вновь пробежалась по его содержимому. По прибытию на Вокзал ее должен был встретить местный курсант, который поможет ей добраться до Базы и впоследствии обустроиться в общежитии.
        Альта постаралась разглядеть в толпе хоть кого-нибудь похожего на курсанта и удивилась, поняв, как много здесь было Стражей. Даже на Южном Вокзале она никогда не видела такого количестве Офицеров.
        Ну, ничего удивительного. Централ — главный пересадочный пункт нашей страны, подумала она, стараясь протиснуться сквозь толпу.
        Кто-то толкался, пытаясь побыстрее покинуть платформу, кто-то же наступал всем на ноги и даже не извинялся за это.
        Да, будто в другой мир попала, пришло в голову Альты, и она встала рядом с часами, надеясь, что, когда все разбегутся по своим делам, ее встречающий сразу же отыщется.
        Кажется, ждать долго не придется, подумала почти уже Создающая, удобней перехватывая свою сумку.
        По направлению к ней уверенным шагом шла девушка, в след которой оборачивались и мужчины, и женщины. Длинные черные волосы развивались при ходьбе, а азиатские черты лица так и норовили забыть о правилах приличия, заставляя всех скользить взглядом по Атакующей.
        Красивая, только и смогла подумать Альта, как эта самая девушка встала напротив нее и, внимательно оглядев Альту с ног до головы, сама себе кивнула.
        — Меня зовут Ю Нона. Курсант Центральной Базы Границы,  — протянув руку, сказала девушка.  — Я пришла забрать тебя.
        — Ютова Альта,  — ответив на рукопожатие, сказала южанка.  — Прибыла из Южного Округа для прохождения обучения на Вашей Базе.
        — Вежливая?  — усмехнулась Нона.  — Ты мне уже нравишься. Я старше тебя всего на два года и, скорее всего, мы будем соседками по комнате. Так что забывай о формальной речи.
        — Хорошо,  — улыбнулась Альта.
        Новая знакомая ей тоже понравилась.
        — Я должна провести для тебя инструктаж,  — начала курсант сразу же, как только они вышли за территорию Вокзала.  — И, для начала, пока будешь курсантом, ты должна говорить, что относишься к Центральной Базе. Мы, конечно, не северяне, но не меньше них гордимся своим местом.
        Альта кивнула.
        Первым делом, как только они доберутся до Базы, Альта должна будет оповестить о своем прибытии того, кто на три года станет ее куратором. По словам Ноны, это добрая женщина, также являющаяся Создающей — Офицер Второго Класса, Четина Майя.
        Сейчас она должна была находиться в своем кабинете в Штабе, поэтому именно туда девушки и направятся. Так как уже был вечер, то после этого, как предполагала Нона, их отпустят в общежитие. А вот завтрашний день для Альты будет сложным и начнется он с прохождения медкомиссии.
        — Но я проходила обследование перед тем, как меня направили сюда.
        — У Центра Развития свои обследования, у Границы свои,  — только и ответила Нона.
        Добравшись до Базы, Альта не поверила своим глазам. Это место было просто огромным, о чем свидетельствовала висящая на стенде у главного входа карта.
        — Кое-кто из моих друзей попал на Южную Базу,  — сказала девушка.  — И я видела ее схему…
        — Наша База впечатляет, правда?  — спросила Нона, и они продолжили свой путь в сторону Штаба.  — Гордись же, что тебя приписали именно к Центральному Округу.
        — Начала гордиться, как только сошла с поезда.

* * *

        Штаб Центральной Базы.
        — Курсант Ю, ты-то мне и нужна!  — сказала Офицер, вставая из-за стола, бросая перебираемые до этого бумажки.  — Помоги мне с этими новыми формами бланков. Ничего понять не могу!
        — Конечно, но для начала,  — начала Нона,  — эта девушка с сегодняшнего дня будет находиться в Вашем подчинении.
        Альта вышла чуть вперед.
        — Мне докладывали о тебе,  — произнесла женщина.  — Я Офицер Второго Класса. Четина Майя.
        — Ютова Альта. Прибыла на Центральную Базу для прохождения трехгодового обучения,  — отчеканила девушка, не забыв при этом отдать Стражу честь.
        — Создающая, так?  — спросила Майя, на что Альта кивнула.  — Хорошо. Отдай мне свои документы и отправляйся в общежитие. Курсант Ю, ты ведь ее соседка по комнате?
        — Еще не знаю.
        Офицер удивилась и, вернувшись к своему столу, стала рыться в многочисленных бумажках. Она была уверена, что только недавно видела ту, в которой новичков этого года распределяли по комнатам в общежитии.
        — Где же она…
        Альта молча наблюдала за тем, как ее новая знакомая тоже присоединилась к поискам.
        Никогда бы не подумала, что Стражи бывают такими…не Стражами, задумала девушка, так и не сумев подобрать нужного слова для описания этой женщины.
        Она решила достать из своей сумки все необходимые документы, чтобы сразу же, как будет названа ее комната, отдать их Офицеру.
        — Нашла!  — обрадовалась Четина, и, проведя пальцем по списку, улыбнулась сама себе.  — Так и есть. Вы будете жить в одной комнате.
        — Значит, сейчас туда и пойдем,  — произнесла Нона, но вспомнила, что Майя просила ее о какой-то помощи.  — Что именно Вам не понятно в новых бланках?
        — Практически все,  — призналась женщина.  — Зачем вообще их нужно было менять? Старые были намного понятнее.
        Атакующая понимающе улыбнулась.
        — Сейчас я Вам все объясню. Альта, давай свои документы и подожди меня за дверью.
        Девушка отдала курсанту папку, и, как она и просила, покинула кабинет.
        Офицер на прощание улыбнулась девушке и сказала, что завтра всех новичков будет ждать медицинская проверка.

* * *

        На следующий день.
        Медицинское крыло Штаба.
        Пока Альта переодевалась за ширмой, в кабинет кто-то зашел. Девушка это поняла по сквозняку, гуляющему по полу.
        — С прекрасной половиной человечества закончили,  — сказала врач, заполняя последнюю медкарту.  — Юношей ждем примерно через час.
        — Хорошо. Как мои Создающие?
        Офицер Четина, узнала она голос своего куратора и стала одеваться быстрее.
        — Пышут здоровьем и жаром,  — усмехнулась женщина.  — Мне бы их годы.
        — Вы еще совсем не старая,  — произнесла Страж.
        Нужно побыстрее уйти, не то обед пропущу.
        — Знаете о ней что-нибудь?
        — Нет, я еще не читала личные дела новичков,  — ответила Создающая.
        О ком они?
        Альта притаилась, подслушивая разговор женщин.
        — Шрам на ноге?
        Обо мне?
        — Да. Помните, как пять лет назад Врагосы уничтожили городок на Юге?
        — Пять лет назад на Юге? Да, кое-кто из моих друзей участвовал там в зачистке. И что? Эта девушка одна из выживших?
        На этой Базе есть Стражи, участвовавшие в зачистке?
        — Не просто выжившая,  — сказала женщина чуть тише.  — Я спросила, откуда у нее этот шрам, и она рассказала, что на нее напал Врагос.
        — Т-то есть… Врагос ранил ее?  — спросила Майя.  — И что потом?
        — Какой-то огненный Страж спас ее. Прижег рану. Большего она не знает. Ни лица этого Офицера, ни имени его. Эта девушка,  — женщина посмотрела в медкарту, чтобы вспомнить имя курсанта,  — Альта, сказала, что ее родители пытались найти этого спасителя, но его как будто и не было вовсе.
        Девушка захотела скорее уйти из кабинета, чтобы не подслушивать чужие разговоры. Пусть они и касались ее.
        — Офицер Четина, доброе утро.
        — И тебе доброго утра. Поспеши в столовую. Там сегодня подают отменное блюдо.
        — Нона обещала встретить меня на улице и отвести туда,  — произнесла Альта, не выдавая своего волнения.
        — Хорошо, что вы уже подружились,  — улыбнулась Майя и обратилась к врачу.  — Вы с ней закончили?
        — Да-да. Девушка, можете идти.
        Альта отсалютовала женщинам и покинула кабинет. Доктор закончила заполнять бумаги и отдала последнюю папку Офицеру.

* * *

        Территория Базы.
        — А вас тут неплохо кормят,  — сказала Альта, вспоминая о съеденном обеде.
        — Не «вас», а «нас»,  — поправила ее Нона.  — Лучше тебе быстрее к этому привыкнуть.
        — Да, прости.
        Следующим по плану мероприятием для новичков была пробная тренировка.
        Официальное начало года наступало в сентябре, до которого оставалось несколько дней, поэтому выйдя на улицу, Альта с грустью вспомнила о доме и о том, что на Юге сейчас намного теплее, чем в Централе.
        — И к погоде тоже придется привыкнуть,  — произнесла Нона.
        — Мое недовольство так заметно?  — улыбнулась Создающая.
        — Ты — южанка. А в плане привередства хуже вас только те, кто живет на Севере.
        — Никогда не видела северян,  — призналась Альта.  — Они на Юге не частые гости.
        — Они вообще нигде не частые гости,  — усмехнулась Атакующая и, заметив кого-то впереди, сначала прищурилась, вглядываясь в силуэты, а потом похлопала соседку по плечу.  — У тебя сегодня счастливый день. Познакомишься с Офицером Особого Класса.
        — Офицер Особого Класса?  — переспросила девушка и так же, как Нона, пригляделась.
        Своего куратора она узнала сразу. Женщина, казалось, светилась, как солнце в ясную погоду, подзывая курсантов к себе. Подойдя к паре и последовав примеру Ноны, Альта отсалютовала Офицерам.
        Она разглядывала мужчину, стоявшего перед ней, подмечая, что внешностью природа его явно не обидела. Одни только глаза столь холодного голубого оттенка чего стоили. Они были намного светлее ее собственных.
        И если глаза девушки, как говорил Агний, напоминали цвет океана, изображенного на какой-то старой книжке в его доме, то глаза этого Стража казались Альте цветом летнего неба.
        Нашла о чем думать, приструнила свои мысли девушка и продолжила молча стоять, исподлобья следя за Офицером.
        — Офицер Огнев, это моя новая Создающая,  — представила ее Майя, улыбаясь и приобнимая девушку за плечи.  — Ютова Альта. Альта, перед тобой Офицер Особого Класса, Огнев Ян.
        Альта попыталась дружелюбно улыбнуться, но выражение лица мужчины не изменилось. Он лишь оглядел курсанта с головы до ног, а затем вновь обратил все свое внимания на стоящую рядом с ней женщину.
        Да какой это мужчина? Он ведь не намного старше меня, да? И уже… Особый Класс.
        — Мне нужно идти,  — сказал Страж, проигнорировав это своеобразное знакомство.  — И наш разговор еще не закончен.
        — Такие, как он, вечно заняты,  — пожав плечами, произнесла Майя.  — Курсант Ю, проводи Курсанта Ютову до тренировочного зала. И скажи новичкам, что я скоро подойду.
        Нона кивнула и, отсалютовав, попрощалась с Офицерами.
        — Пойдем, Альта,  — произнесла Атакующая и усмехнулась.  — Или уже не можешь отвести от него взгляда? Не советую. Этот Офицер далеко не по любовным делам.
        — Еще чего!  — возмутилась девушка, отворачиваясь в противоположную сторону от той, в которую ушли Стражи.  — Кто обратит внимание на такого невежду?
        — Кажется, у него сегодня просто настроения нет,  — попыталась оправдать поведение Офицера Нона.  — С незнакомцами он обычно ведет себя вежливо.
        — Я заметила…
        — Но я серьезно,  — нахмурилась соседка Альты и попыталась придать себе самый серьезный вид, на который только была способна.  — Даже не вздумай на него заглядываться.
        — Можешь не переживать,  — сказала Создающая.  — На таких не заглядываюсь.
        — О-о, могу ли я предположить, что на примете у моей новой подруги кто-то есть?  — улыбнулась Атакующая, подталкивая Альту вперед.  — Неужели он остался на Юге? Или его распределили куда-то еще? О, эта любовь на расстоянии!
        — Ничего подобного,  — спокойно ответила Альта, продолжая свой путь.  — Нет у меня никого.
        — Сделаем вид, что я поверила,  — произнесла Нона.  — Но, как только мы узнаем друг друга получше, я обязательно выпытаю у тебя все о твоем женишке.
        Жених, подумала Альта, вспомнив, как когда-то ее сосватали на рынке с невоспитанным Собирателем. Тоже мне, жених.

* * *

        63 год н.м.
        Больница Центральной Базы Границы.
        Первое, что ощутила Альта, когда сознание к ней вернулось, была головная боль.
        Потом до нее начали доноситься какие-то звуки, похожие на топот чьих-то ног и на неразборчивые разговоры между кем-то. Эти воспроизводители шума бегали туда-сюда, не заботясь о том, что создаваемый ими гул мог кому-то мешать.
        Курсант попыталась открыть глаза, но сделать этого с первого раза у нее не получилось. Казалось, будто ресницы слиплись между собой, мешая векам подняться.
        Когда же у нее получилось, перед глазами был кристально белый потолок. Кое-где виднелись маленькие трещинки, и Альте подумалось, что в больнице должны делать ремонт почаще.
        Больница?.. Я в больнице?
        Она попыталась оглядеться, но все тело будто чем-то сдавливало.
        Что со мной произошло?
        Создающая попыталась вспомнить хоть что-то, но в голове было пусто. Пошевелив рукой, которой управлять было легче, чем другой, она похлопала по одеялу, которым была укрыта и почувствовала рядом с собой легкую возню.
        Сумев повернуть в сторону голову, она увидела, как черные пряди волос Ноны беспорядочно разметались по кровати. Девушка, сидевшая на стуле, но при этом спавшая на больничной койке, положив на нее руки, пошевелилась и окончательно проснулась.
        — А-Альта?  — произнесла она имя соседки, и Создающая увидела, как вся дремота Ноны испарилась.
        На глазах у подруги стали наворачиваться слезы, и она закрыла лицо руками.
        — Ты очнулась…

        Глава 5
        Приходя в себя

        Больница Центральной Базы Границы.
        Когда Альта проснулась в следующий раз, рядом с ней никого не было. В комнате горел слабый желтый свет, работающий в ночном режиме и еле-еле освещающий стерильное помещение больничной палаты.
        Девушка огляделась и поняла, что сейчас двигаться ей стало намного легче. Да и в целом она чувствовала себя лучше. Она даже смогла приподняться, опираясь на одну руку.
        Вспомнила, Врагосы напали на город.
        Создающая прикрыла глаза, стараясь не заплакать от нахлынувших воспоминаний. Она дотронулась до своего плеча, но ничего не почувствовала. Будто его и вовсе не было.
        Обезболивающее?
        Левая рука была перебинтована и зафиксирована на ее груди.
        — Нона?  — позвала курсант подругу, но ей никто не ответил.
        Пить хочу, подумала Альта, мыслями возвращаясь в детство, когда после пробуждения в Центре Развития, первым, что дали ей врачи, была питьевая вода.
        Поискав взглядом какой-нибудь кувшин и не найдя такового в палате, Создающая откинула в сторону одеяло и опустила босые ноги на кафель. Было холодно и противно, но никакой обуви, так же, как и своей формы, она не нашла.
        Вряд ли от нее что-то осталось, подумала она, и перед глазами всплыл образ Офицера, лежащего на земле в изодранной Врагосами одежде. Не вспоминай об этом!..
        Передвигаться оказалось сложнее, чем Альта предполагала. Сумев добраться до двери, скрывающей от нее коридор, девушка открыла ее и испуганно отшатнулась назад.
        — Е-Ева?
        Не зря Нона назвала ее призраком, подумала Создающая. Этот ребенок в полумраке больничного коридора, и правда, напоминает духа умершего человека.
        — Ева решила, что Альта захочет пить,  — сказала девочка и протянула курсанту стакан с водой.
        — С-спасибо,  — принимая своеобразный гостинец, произнесла Альта.  — Почему ты здесь?
        Ева забежала в палату, с ногами забираясь на кровать. Достав из своей сумочки сок, купленный для нее Альтой некоторое время назад, девочка проткнула трубочкой защитную фольгу и, прежде чем ответить курсанту, сделала несколько глотков.
        — Ева подумала, что Альте будет скучно, когда Альта проснется. Альта, тебе было скучно?  — спросила она.
        Странная она, окончательно поняла Создающая.
        Залпом осушив стакан с водой, Альта поставила его на прикроватную тумбу и внимательно посмотрела на свою гостью.
        С виду — самый обычный ребенок. Светло-русые волосы были заплетены в популярный среди девочек ее возраста колосок. Простенькое платье голубого оттенка до колен и даже босоножки, похожие на те, что когда-то были у самой Альты, ничем бы не выделили Еву в толпе других детей.
        И все же, она была не такой, как остальные.
        — Ева, кто ты?  — спросила девушка.
        — Ева это Ева, но не та Ева, что является Евой.
        Да, это определенно ответ на мой вопрос, подумала Альта и болезненно нахмурилась, ощущая, как в плече начала появляться пульсирующая боль.
        — Хорошо, Ева. Давай по-другому. Ты сверхчеловек?
        — Да,  — кивнула девочка, кусая кончик прозрачной трубочки.  — Пожалуй, Еву можно назвать сверхчеловеком.
        Сколько ей лет? Около десяти? В таком возрасте и уже сверхчеловек… К какому поколению она относится?
        — И какая у тебя способность?  — поинтересовалась Создающая.
        Ева ненадолго замерла, явно обдумывая вопрос, который ей задали.
        Что же это может быть?
        — Ева видит будущее,  — ответил ребенок, прижимая палец к губам.  — Но это секрет. Ева не должна рассказывать о себе посторонним.
        — Тогда почему ты ответила мне?
        — Потому что Альта и так узнает, что может Ева. Признавшись, Ева не изменила будущее.
        — А есть что-то, что может его изменить?
        — Конечно. Множество вещей,  — сказала девочка.  — Но этого Ева рассказать не может. Пока что.
        — Значит, придет время, и ты мне обо всем расскажешь?
        — Возможно. А возможно, что Альта сама обо всем узнает.
        Бумажный пакетик из-под сока был смят в руках Евы. Девочка положила его обратно в свою сумочку, продолжая сжимать в зубах прозрачную трубочку. Она внимательно разглядывала Альту, пусть это и казалось неправдоподобным.
        Пульсация в плече курсанта постепенно нарастала, заставляя Создающую морщиться от неприятного, но все еще терпимого ощущения.
        — Ева не понимает, почему не увидела того, что произошло с Альтой,  — сказал ребенок, спрыгивая с кровати и подходя к девушке.  — Альта сделала что-то, из-за чего Ева не смогла увидеть ее будущее?
        — О чем ты?  — вновь не поняла ее Создающая.  — Я ничего не делала.
        — Так странно,  — произнесла девочка, приложив указательный палец к щеке.
        Альта была уверена, что ребенок кого-то имитировал, но из-за отсутствия на лице эмоций, у Евы не получалось изобразить задумчивость.
        — Альта расскажет Еве, что произошло?
        — Что произошло?..
        В сердце кольнуло, принося девушке боль, несравнимую с укусом Врагоса. Альта приложила здоровую руку к груди, сжимая одежду в той области, где располагалось сердце.
        Дышать тяжело, сама себе сказала она, стараясь сделать глубокий вдох, но в горле будто застрял комок, мешая кислороду наполнить легкие.
        — Больно?  — спросила Ева.  — Почему Альта хватается за сердце? Разве с ним не все в порядке?
        — Не в порядке…  — сказала Создающая, подходя к больничной койке и садясь на самый ее край.  — Е-Ева, ты знаешь, что произошло в городе?
        — Врагосы напали на Вокзал и убили множество людей,  — спокойно ответила девочка.  — Уже несколько дней прошло, но горожане до сих пор боятся выходить из своих домов.
        — Несколько дней?
        Хотя, ничего удивительного. В прошлый раз я неделю пролежала без сознания.
        — Так почему у Альты болит сердце?
        — Потому что я видела, как кое-кто умер,  — прошептала Альта, закрывая глаза.
        Слезы так и норовили вырваться наружу, но девушка старалась держаться и не впадать в истерику.
        — Кое-кто?  — спросила Ева.  — Ева видела множество смертей, но сердце у Евы никогда не болело.
        — Может это потому, что умирали те, кто не был тебе дорог?
        — У Альты умер тот, кто дорог Альте?  — попыталась изобразить удивление девочка.  — Но Ева видела подругу Альты.
        — Я говорю не о Ноне,  — сказал курсант.
        Значит, мне не приснилось. Она, правда, была рядом со мной, подумала девушка.
        — Тогда о ком? Ева не понимает.
        — Я видела смерть Офицера Огнева. Врагосы… О-они убили е-его,  — судорожно вздохнув, смогла произнести Создающая.
        Не плачь, повторяла она, закрыв ладонью глаза, что бы хоть как-нибудь не дать слезам потечь по щекам.
        — Альте приснился плохой сон?  — спросила Ева, наклонив набок голову.  — Почему Альта говорит, что видела смерть Яна?
        — П-потому что он мертв… Врагосы… В том дворе…
        — Ева не понимает, о чем говорит Альта,  — сказала девочка, перебив курсанта.
        У ее голоса впервые за весь разговор изменилась интонация. Девушка посмотрела на нее и даже заметила, как брови ребенка были нахмурены.
        — Ян жив. Никто, с кем Альта знакома, не погиб при нападении Врагосов.
        — Но я видела… Прямо на моих глазах…
        — Когда Ева бежала в больницу к Альте, то заметила Яна, сидящего неподалеку от мужского общежития. Ян определенно был жив, когда Ева его видела. И Ева видела будущее, в котором Ян жив.
        Создающей вдруг показалось, будто этот ребенок разозлился. Нет, так и было. Ева определенно злилась. Но на что? На слова Альты о том, что Огнев погиб? Или из-за чего-то другого?
        Но ведь я видела, подумала девушка.
        — Верь Еве,  — произнесла девочка.  — Что говорит Ева — правда. Что видит Ева — правда.
        Создающая сделала глубокий вдох, ощущая, как воздух пробил застрявший в горле ком, позволяя легким наполниться кислородом.
        — У общежития?  — уточнила Альта и, дождавшись от ребенка утвердительного кивка, направилась к выходу, игнорируя испытываемое недомогание.
        Ее не волновало ни отсутствие обуви, ни то, что одета она была в легкую больничную пижаму. Лишь слова девочки вселяли в нее надежду на то, что все произошедшее с ней было страшным сном, который сейчас, наконец-то, закончился.
        Что говорит Ева — правда. Что видит Ева — правда.
        Как только шум шагов в коридоре стих, до ушей Евы донесся женский голос, и в дверном проеме появилась Марта.
        — Что это значит, Ева?  — спросила женщина.  — О чем она говорила?
        — Ева и сама не знает.
        Сестра Командующего все это время подслушивала разговор курсанта с девочкой и не понимала, как Альте могло прийти в голову, что Офицера Особого Класса могли убить несколько Врагосов.
        — Но Альта точно не врала,  — сказала девочка.  — Это так злит Еву. Почему Альта говорит о чем-то, чего Ева не знает?
        — Мы это выясним,  — произнесла Марта, погладив ребенка по голове.  — А сейчас, давай вернемся домой. Марат не обрадуется, если узнает, что мы сюда приходили.

* * *

        Холод, шедший от выложенной на улице плитки, пронизывал тело Альты через ее босые стопы, заставляя пальцы на ногах неметь. Света на территории Базы не было и лишь тот факт, что близился рассвет, позволял девушке не идти в полной темноте.
        Боль в плече начинала усиливаться, а это означало лишь одно — действие обезболивающего лекарства заканчивалось.
        Значит, скоро мне должны были сделать новый укол…
        К собственному удивлению Альта и не заметила, как добралась до мужского общежития. Ей казалось, что вот она, вроде бы, только что вышла из больницы, которая находилась на территории Базы, как уже стояла рядом с непримечательным зданием и смотрела на одинокий сутулившийся силуэт мужчины, сидевшего на скамейке.
        Даже со спины она безошибочно узнала его. И в этот же момент идти стало невыносимо тяжело.
        Ноги буквально отказывались подчиняться воле девушки и делать новые шаги.
        Сердце с пугающей скоростью билось в груди, намереваясь разорваться от нахлынувших на него чувств. Альту одновременно бросало и в жар и в холод, как при сильной лихорадке. Руки бил мелкий озноб, а щеки, с текущими по ним слезами, пылали.
        Мир вокруг потерял краски предрассветного утра, оставляя перед ее глазами лишь синюю форму Офицера, который до сих пор не почувствовал того, что он больше не один.
        Тяжелые шаги Создающей шаркающим эхом разносились по улице, разрезая утреннюю тишину, бережно окутавшую тех, кто сейчас не спал.
        Ян, наконец-то вырвавшись из своих мыслей, почувствовал на своей спине чужой взгляд и раздраженно обернулся, намереваясь выплеснуть на друга усталость и злость, скопившуюся в нем за последние несколько дней.
        — Тебя только за смертью посылать,  — проворчал он, но увидев курсанта, резко вскочил со своего места.  — Почему ты здесь?.. Что с тобой?..
        Он не мог подобрать нужных слов при виде плачущей девушки. Каждая фраза застревала в горле, не давая Стражу закончить предложение, а Альта, непривычно бледная, прихрамывая, стала медленно подходить к нему, но запутавшись в собственных ногах, чуть было не упала.
        Лишь вернувший себе способность трезво мыслить Огнев, вовремя среагировал на странное движение Создающей, спасая ее от получения новых травм.
        — Почему ты на улице?  — спросил мужчина, подхватывая девушку за здоровую руку.
        Альта стальной хваткой схватила его за рукав кителя, продолжая стеклянными от слез глазами рассматривать его лицо. Ян же внимательно осмотрел курсанта и только сейчас заметил, что та стояла босая, поджимая от холода пальцы.
        — Где твоя обувь?!
        К его же удивлению, девушка никак не отреагировала на его строгий тон. Не было с ее стороны ни привычного ответа, выражающегося в вечном пререкании и несогласии с его мнением. Не было никакой попытки хоть что-то сказать поперек его слову, придумав нелепую отговорку или вообще заявив, что не его это офицерского ума дело.
        Хочет и ходит босиком по улице.
        Альта просто молчала и смотрела на него.
        Создающая поджала губы, попытавшись не издать вырывающийся из горла стон облегчения. Она протянула здоровую руку к его лицу, осторожно дотрагиваясь до щеки Офицера, своим жестом вызывая непонимание с его стороны. Мужчина слегка повернул от неожиданности голову, чтобы краем глаза заметить ее ладонь, и ощутил, какая она холодная.
        Особенно в сравнении с его губами, нечаянно дотронувшимися до пальцев девушки.
        — Альта?  — произнес он, и в тот же миг, когда Создающая услышал свое имя, она в голос заревела, прислоняясь лбом к его груди.
        — Я т-так рада…  — услышал он курсанта.
        Ладонь девушки сначала опустилась на его плечо, а затем на грудь, сжимая ткань формы.
        — Даже когда увидела… Не поверила, что Вы… Я так рада…
        Бормотание Альты Ян понимал с трудом. Пытаясь успокоить прижавшуюся к нему девушку, Офицер осторожно погладил ее по голове, но она все продолжала хныкать. Чувство злости на ее внезапное появление и неподобающий внешний вид сменилось на беспокойство о Создающей.
        — Не знаю, что произошло, но ты должна вернуться обратно в больницу,  — сказал он, на что Альта замотала головой, в очередной раз что-то пробормотав.  — Ты ранена и тебе нужен покой.
        Как она вообще смогла выйти из палаты?
        Подумав об этом, Ян заметил своих друзей, идущих в его сторону и мило воркующих друг с другом.
        Понятно теперь, почему он так задержался.
        Пара что-то весело обсуждала, не стесняясь смеяться и не боясь разбудить тех, кто сейчас мог отдыхать после тяжелых часов службы. Но когда они заметили, что Страж больше не ждал их в полном одиночестве, то сначала замерли, а потом:
        — Альта?!  — прокричала женщина и поспешила к своей подопечной.  — Почему ты на улице в таком виде?!
        Четина дотронулась до плеча девушки, привлекая к себе ее внимание, но та лишь сильнее прижалась к Офицеру, пряча свое лицо от женщины. Майя непонимающе посмотрела на друга, в немом вопросе спрашивая у него, что произошло, но Ян лишь слегка покачал головой, давая понять куратору Альты, что и сам не знает.
        Отдохнули, устало подумал Бергов, держа в руках алюминиевые банки с алкогольным напитком.
        Он посмотрел на розовеющее небо и на троицу, стоявшую перед ним. И видя выражение лица друга, шутить про объятия курсанта ему совершенно не хотелось.

* * *

        Палата в больнице на территории Базы.
        — П-простите,  — прошептала Альта, не смея поднять глаза на Офицеров.
        Они вернулись в больницу, где испуганная медсестра не знала, что и делать, когда пропажа курсанта обнаружилась при утреннем обходе. Вколов девушке обезболивающее и выказав ей свое недовольство насчет побега, женщина средних лет вышла из палаты, оставляя пациента и посетителей наедине.
        — Все хорошо, Альта,  — успокоила ее Майя, присев на край кровати, и проведя рукой по запутавшимся между собой волосам подопечной.  — Офицер Огнев сам все еще в шоке от того, что ты сделала. И, если честно, иногда даже полезно выбивать его из колеи.
        Курсант постаралась улыбнуться на шутку своего куратора, но ее улыбка получилась натянутой и болезненной. Ей было стыдно за свое поведение, но в то же время она была несказанно счастлива.
        — Почему ты ушла из больницы?  — спросил Ян, внимательно следя за изменениями в девушке.
        Он был уверен, что даже если она умолчит о чем-то, он обязательно это заметит.
        — Чтобы найти Вас и убедиться…
        Альта запнулась на полуслове, облегченно вздыхая.
        Теперь все в порядке. Повода для слез нет.
        — Убедиться, что Вы живы.
        — А я должен быть мертв?  — нахмурился Огнев, не веря столь наглому заявлению.
        Она меня уже похоронить успела?
        — Я видела, как Врагосы убили Вас,  — пояснила Альта, поочередно посмотрев на Офицеров.
        Те переводили взгляды друг на друга, пожимая плечами, и курсант быстро поняла, что ей не верят.
        — Я не вру!  — выкрикнула она, сжимая здоровой рукой от досады одеяло.  — Я не вру…
        — Никто и не говорит, что ты врешь, Альта,  — спокойно произнесла Майя.  — Но ты спала очень долго, и тебе приснился кошмар, который ты приняла за реальность.
        — Э-это не так,  — сквозь зубы, проговорила девушка.  — Я возвращалась на Вокзал, когда услышала крики. Эти люди… Они звали на помощь… Так кричат те, кого пожирают Врагосы.
        Альта, глотая собственные слезы, шмыгала носом. От переизбытка чувств ей снова становилось сложно дышать, но она нашла в себе силы продолжить.
        — Я знаю, как кричат люди, которых убивают. Такое не может присниться.
        Да, Огнев был здесь, целый и невредимый, но это не означало, что увиденное ею — ложь. Она помнила каждый голос, доносившийся со двора, помнила лица тех, кого она не смогла спасти. И самым отчетливым воспоминанием был Ян, над телом которого возвышались Врагосы.
        — Хорошо. Не заставляй себя вспоминать тот ужас,  — сжимая ладонь девушки, произнесла Майя.
        Четина посмотрела на своих друзей, надеясь, что хоть они что-то поняли из рассказа Альты, но мужчины лишь переглядывались.
        Ничего не понимаю, подумала женщина.
        — Если она видела что-то такое,  — задумчиво произнес Бергов, все это время стоявший у противоположной от кровати стены.  — Предположим на секунду, что курсант, и правда, видела смерть Офицера Огнева. По опыту своему могу сказать, что это означает только одно…
        — Это была иллюзия,  — дополнил его фразу Ян.
        Но зачем ей показывать такое? Какой в этом смысл?
        — Именно об этом я и подумал.
        — Иллюзия? Способность Карателей?  — спросила Альта, смотря на Стражей.  — Я не понимаю…
        — Расскажи, что произошло после того, как ты услышала крики.
        Альта напряглась, стараясь детально вспомнить о произошедшем, но из-за пережитого стресса в голове появлялась путаница в воспоминаниях. И разобраться, какое событие было до, а какое после, с каждой попыткой вспомнить становилось все сложнее.
        — Я помню, как возвращалась на Вокзал после того, как поговорила с Вами,  — начала Альта, посмотрев на своего куратора.  — Оставалось совсем немного, как я услышала…их крики. Я решила, что смогу помочь и… Вбежала во двор.
        — К этому моменту были ли там выжившие?  — спросил Миша.
        — Нет. Кажется, нет,  — задумчиво покачало головой Создающая.  — Я пыталась отыскать выживших, но… Они уже были мертвы. И тогда я увидела Офицера Огнева.
        Альта исподлобья посмотрела на Яна, внимательно слушавшего ее, и отвела взгляд в сторону.
        Я же видела собственными глазами. Такое не могло присниться… Я же все еще могу ощутить тот запах, что витал в том дворе. Я помню, как горел его измар…
        И тут она замерла, пустым взглядом уставившись на одеяльную складку. Она вспомнила то, на что не обратила внимания изначально. Ни тогда во дворе, ни когда очнулась.
        Его измар?..
        — Альта?  — позвала подчиненную Майя, дотрагиваясь до плеча девушки.  — В чем дело? Ты вспомнила что-то важное?
        — Д-да. Кажется… Ваш измар, что Вы отдали мне,  — обратилась она к Огневу, дотрагиваясь до собственной шеи.  — У Офицера во дворе на шее висел измар.
        — Твой измар?  — удивился Бергов, обращаясь к своему другу.
        Тот лишь кивнул, расстегивая верхние пуговицы на форме и доставая из-под одежды камень.
        — Я отдал его курсанту, чтобы в случае опасности она смогла убежать,  — сказал Ян, недовольно посмотрев на Создающую.  — Но, видимо, она совершенно не обращает внимания на то, что говорят старшие.
        — Простите,  — вновь извинилась девушка.  — Я просто хотела быть такой же, как он. Хотела спасти тех людей…
        — Как «он»?  — спросила Майя.  — Ты говоришь о Страже, что спас тебя на Юге?
        — Да,  — покраснев, ответила Альта, стараясь подобрать нужные слова, чтобы Офицеры ее поняли.  — Врачи из Центра Развития сказали, что если бы не тот Страж, я бы не выжила. Он… Он ведь мог просто зачищать город. Спасение горожан долг Создающих, а не Атакующих.
        — Говоришь так, будто Атакующие игнорируют нужды граждан,  — протянул Миша.
        — Нет! Я не это имела в виду!..  — Альта закусила нижнюю губу, стараясь оправдаться перед Офицерами.  — Просто… Когда я встала перед выбором кому помочь — Офицеру Огневу или тем людям… Я поняла, что они такие же, как и я когда-то. Беспомощные. Обычные. Я хотела стать для них тем, кем для меня стал тот Страж!
        — Кем…стал?  — вымолвил Ян, но так тихо, что он и сам не расслышал собственного голоса.
        Их разговор прервал стук в дверь. Вошедшая в палату Нона с пакетом в руках поздоровалась со всеми, а затем, отошла в сторону, пропуская вперед себя двух мужчин.
        Офицеры, как по команде, одновременно отсалютовали своему Командующему.
        — Ну-ну, вольно,  — улыбнулся Марат, жестом показывая, что следование Уставу сейчас без надобности.  — Я навещал пострадавших Стражей и узнал, что наш курсант пришла в себя.
        Лекарь подошел к Альте, и та мгновенно попыталась принять более сидячее положение на кровати, но тяжелая рука мужчины на ее плече не дала ей этого сделать.
        — Сказал же, это без надобности.
        Создающая смущенно кивнула, и ее взгляд зацепился за другого гостя. Она узнала в нем того Офицера, с которым Командующий говорил на лестнице у Штаба, как раз перед тем, как сообщить ей, что никакого наказания за драку с северянами не будет.
        Теперь же у нее был шанс разглядеть его получше.
        Зализанные назад светлые волосы, и обворожительная улыбка наверняка растопили не одно женское сердце, но вот его серые глаза, с легким прищуром, отчего-то отталкивали.
        Нельзя так думать о Страже его уровня, приструнила свое недоверие Альта, замечая на черных погонах мужчины три вышитых золотыми нитками кружка.
        — Офицер Первого Класса, Висов Юрий,  — представил Командующий своего подчиненного.  — Он глава отряда Карателей нашего Округа. Так, Офицер Бергов?
        — Да,  — ответил Миша, переглянувшись с Яном.  — Простите, что спрашиваю, но… Вы ведь пришли не только для того, чтобы навестить пациентов, так?
        — Вы, как всегда, проницательны,  — произнес Висов, подойдя ближе к своему подчиненному, улыбаясь и ему и другим Стражам.  — Это так естественно, видеть вас троих вместе. А еще…
        Он обернулся к Альте, и девушка ощутила самый настоящий страх, стоило ей только заглянуть в его глаза. Ей даже пришлось вцепиться пальцами в одеяло, чтобы хоть как-то унять дрожь в руках и не выдать Офицеру своего испуга, которое могло восприняться, как неуважение к его персоне.
        — Я бы хотел побеседовать с курсантом Ютовой,  — закончил он свою фразу.
        — Побеседовать?  — переспросил Огнев и подошел к Карателю, вставая напротив него, тем самым закрывая девушку.  — Чем так могла привлечь Ваше внимание обычная Создающая?
        — Командующий Шоров,  — обратился Висов к Марату, проигнорировав вопрос Особого Класса.  — Беседа должна происходить без посторонних. Вы ведь осознаете это?
        — Конечно,  — кивнул мужчина.  — Офицеры, я понимаю, как все вы привязаны к нашим курсантам. Это похвально. Но сейчас вам и Кандидату Ю, придется покинуть палату.
        — Простите, Командующий,  — вмешалась Майя.  — Но, как куратор Альты, я бы повременила с так называемой «беседой». Пока она полностью не восстановится.
        — Не волнуйтесь, Офицер Четина,  — произнес Каратель, не забывая улыбаться.  — Это не займет много времени. Офицер Бергов, Вы ведь прекрасно осознаете, как в моем нелегком деле важно время, правда?
        — Да,  — нехотя признал его правоту Миша.  — И все же…
        Напряжение в комнате нарастало.
        Это чувствовала и Нона, лишь слышавшая слухи о главе Карателей, это же ощущала и Альта, видевшая, как Майя и Бергов смотрели на незнакомого ей Офицера. С легким пренебрежением. Недоверием. И чем-то, напоминающим беспокойство.
        О какой беседе они говорят? Почему они так реагируют на это?..
        — М-могу я задать вопрос?  — подняв здоровую руку, как ученики в школах, спросила Создающая и продолжила, когда все на нее посмотрели.  — Я опять что-то сделала не так?
        — Нет, Альта,  — сказал Командующий, называя ее по имени.  — Я лишь хочу узнать, что произошло в городе при нападении Врагосов. И Офицер Висов поможет мне в этом.
        — Тогда… Я, наверное, не против того, чтобы рассказать обо всем, что помню. Но… Я уже начала рассказывать Офицерам…
        — Наша беседа не совсем беседа,  — перебил ее Каратель, дотрагиваясь пальцами до своего виска.  — Я не хочу слышать, что ты рассказываешь. Я хочу увидеть это.
        Увидеть? Так его способность — виденье?
        Ужаснувшись, Альта поняла, почему Офицеры при появлении этого Стража так напряглись.
        — Эта процедура несколько…болезненна,  — подтвердил ее догадку Юрий.  — Но я обещаю и тебе, и присутствующим здесь Офицерам, что я постараюсь причинить тебе как можно меньше неудобства.
        Висов улыбался, а удушающая атмосфера в палате никак не исчезала.
        Командующий хлопнул в ладоши, вновь обращая на себя внимание.
        — Это на благо всей страны. Прорвавшиеся в Централ Врагосы… Нелепица, да и только! Поэтому, возможно, твои воспоминания смогут нам чем-нибудь помочь. Ты ведь была на Вокзале в тот момент?
        — Н-не совсем,  — сказала Альта, ища поддержки у Огнева.
        — Курсант была на пути к Базе, когда началась тревога,  — вмешался Ян.  — И в момент нападения на Вокзале ее не было. Так что мои воспоминая пригодятся больше, чем ее.
        — Не волнуйтесь, Офицер Огнев, с Вами я тоже побеседую. Но позже.
        Альта видела, как сжались кулаки Яна. Висов ему определенно не нравился. Более того, девушка видела, как другие Офицеры держали дистанцию между собой и этим Карателем.
        Я должна это сделать.
        — Я согласна,  — уверенно произнесла Альта.
        Командующий прав. Врагосы никогда не нападали на Централ. И если они стали появляться так далеко от Стены, то… Может, я на что-то и сгожусь.
        — Я уверена, что боль, которую я буду ощущать при использовании на мне Вашей способности, ничто по сравнению с укусом Врагоса, который я уже дважды пережила.
        — Какая храбрая девочка,  — восхитился ею Висов.  — Раз курсант не против, я бы попросил посторонних уйти.
        Первой палату покинула Нона, следом за ней вышла Майя. Огнев так и продолжил бы стоять между курсантом и Карателем, если бы Бергов не позвал его. Альта была уверена, что Ян напоследок обернется, наградив ее одним из своих фирменных уничтожающих взглядов, но мужчина ничего не сделал. Лишь молча ушел, закрыв за собой дверь.
        — Я, правда, постараюсь быть осторожным.
        Перед тем, как он накрыл глаза Альты своей ладонью, она увидела его взгляд. Отталкивающий, надменный, смеющийся над ней.
        Он соврал, пронеслось у нее в голове перед тем, как из-за пульсирующей боли в висках она провалилась в беспамятство.

* * *

        Ян остался не для того, чтобы истязать себя, слыша ее крик, разносящийся по коридору. Он остался для того, чтобы, когда все закончится, быть уверенным, что с ней все в порядке.
        — Стоя здесь мы ей не поможем,  — сказал Миша, смотря на дверь палаты курсанта.  — Поэтому давай пойдем в другое место и попробуем обдумать все, что она успела нам рассказать.
        Огнев ничего не ответил, продолжая молча облокачиваться о стену. Нону Майя увела сразу же, как только все вышли из палаты. Бергов же пытался уговорить друга уйти вместе с ними, но Ян был непреклонен.
        Ладно, тогда здесь поговорим, подумал Каратель.
        — Это определенно была иллюзия,  — сказал он и поморщился, когда Альта снова закричала.  — И Командующий не просто так привел именно этого садиста.
        — Я с ним никогда не контактировал близко,  — произнес Страж, наконец-то посмотрев на друга.  — Он ведь не единственный в отряде с такой способностью. И я уверен, что Командующий знает о его…наклонностях.
        — О его наклонностях знают все. И тот факт, что привели именно его, означает только одно,  — Миша замолчал, надеясь, что Ян сам доскажет его фразу, но Офицер молчал, дожидаясь продолжения.  — Альта владеет такой информацией, которая необходима Командующему. Иначе бы они начали с тебя, как с того, кто первым вступил в бой с Врагосами.
        — Да что она знать-то может?  — выдохнул Ян, стараясь удержать свою злость и не спалить весь коридор.
        Медсестры с врачами и так боязливо жались к стене, проходя мимо Особого Класса.
        — Вряд ли нам это расскажут. Но вот если потом спросить у самой Альты…
        Бергов задумался. Ведь расспросить обо всем Создающую, и правда, было отличной идеей. И если ему или Огневу она о чем-то могла умолчать, то Майе наверняка бы рассказала.
        — Ладно, оставим этот вопрос.
        — И перейдем к тому, что она видела, как меня убили?
        — Да.
        С того дня, как Врагосы напали на город, сегодня был первый раз, когда Миша мог спокойно обо всем поговорить с Яном. Расспросить его о случившемся напрямую, а не прочитать что-то из докладов или услышать от других Стражей.
        Смена Бергова заканчивалась поздно ночью, а Огнев в последние дни никак не мог спокойно спать, поэтому мужчины решили встретиться и обо всем поговорить. Но сначала в мужскую компанию вмешалась Майя, которую Каратель встретил по пути к другу, а потом и курсант, которая по прогнозам врачей должна была еще некоторое время провести в больнице, не вставая с койки.
        — Как только я закончил с делами на Востоке, то сразу же поспешил в Централ, чтобы успеть на экзамен,  — начал Ян.  — С Альтой встретился, когда шел на Базу. Она сказала, что Майя выписала ей пропуск.
        — Так и было,  — кивнул Миша.  — Майя и Ю помогали Альте с тренировками. И за это она решила их отблагодарить.
        — Потом была тревога. Я отправил ее на Базу, а сам вернулся на Вокзал.
        — И вот с этого момента нужно вспомнить все предельно четко,  — серьезно произнес Бергов.
        Ведь не состыковка с иллюзией, как он понимал, начиналась именно с их расставания.
        — Ты отдал ей измар.
        — Да,  — сказал Ян и усмехнулся от выражения лица друга.  — Неужели ты думаешь, что эта безделушка хоть раз мне пригодилась?
        — Эта безделушка, как ты выразился, предупреждает Стражей о приближении Врагосов.
        — Об их приближении предупреждают и уличные измары. Но на мои старания хоть как-то ей помочь…  — мужчина прикрыл глаза, тяжело вздохнув.
        Ну почему эта девушка не может делать то, что ей говорят?
        — Я отправил ее на Базу. Она должна была все рассказать Офицерам и…вернуться вместе с ними.
        — Вот только рассказала она Майе все по телефону и вернулась одна.
        Этого Ян не учел. Если бы в тот момент он хотя бы подумал, что курсант могла так сглупить, то предпочел бы отвлекаться на нее, сжигая Врагосов, чем сейчас стоять под дверью и слушая ее крики.
        — Ты отдал ей измар, и вы разделились,  — произнес Миша, вытаскивая друга из его мыслей.  — Альта созвонилась с Ю, рассказала обо всем Майе и стала возвращаться обратно. Пробегая мимо двора, услышала крики и решила помочь.
        — В этот момент она попала в иллюзию?  — спросил Ян.
        Сам он никогда с подобным не сталкивался, несмотря на то, что служил в Границе уже тринадцать лет.
        — Не думаю. Жители, и правда, были убиты. А вот ты, точнее тот ты, которого она видела, и был иллюзией. Надо найти того, кто в этом разбирается. Но мы должны понимать, что иллюзионист видел, что вы встретились.
        — Но не видел, что я отдал ей измар.
        — Именно так. Если бы Альта заострила на этом внимание в нужный момент,  — начал Бергов, но сразу же остановил себя.
        Нет, нельзя говорить так. В той ситуации ее реакция на смерть кого-то знакомого была вполне естественной.
        — Мы должны дослушать ее историю. Пусть смерть твоей копии и вывела ее из равновесия, но почему она не создала барьер, чтобы защитить себя?
        — Испугалась,  — предположил Ян.  — Может, это нападение напомнило ей о предыдущем?
        По коридору вновь разнесся крик. Бергов посмотрел на свои наручные часы, подсчитывая, сколько времени прошло с тех пор, как они покинули палату курсанта.
        — Долго он. Для Висова просмотреть чужие воспоминания недавних дней — минутное дело.
        — Он копает дальше?  — нахмурился Ян.
        — Намного дальше. Я бы предположил, что воспоминания за прошедшие месяцы, возможно, за пару лет.
        — О чем он хочет узнать?
        Бергов пожал плечами. О чем-то, что очень важно. В этот момент из палаты вышел Командующий.
        — Вы двое все еще здесь?
        — Майя попросила дождаться, когда все закончится и рассказать ей о состоянии курсанта,  — соврал Миша.
        — Вот оно как,  — улыбнулся Марат.  — Видя, как Офицеры и курсанты дружны, я счастлив, что являюсь Командующим такой замечательной Базы.
        — Вы правы,  — донеслось из-за спины мужчины.  — И мы так же счастливы, что такой достойный сверхчеловек стал нашим Командующим. Офицер Огнев, я бы и с Вами хотел побеседовать, но чуть позже. Думаю то, что покажете Вы, будет намного…информативнее.

* * *

        Кабинет Командующего.
        Значит, эта девушка уже встретилась с ним, подумал Шоров, вспомнив рассказ Висова, основанного на воспоминаниях курсанта.
        — Люди недовольны.
        — Они всегда чем-то недовольны, сестренка,  — усмехнулся мужчина и погладил по голове сидящего на его коленях ребенка.  — Верно, Ева?
        Девочка молча кивнула.
        — Это не смешно, Марат,  — нахмурилась Марта.  — Они хотят объяснений. Около семисот жителей города убиты. Больницы переполнены пострадавшими. Даже больница Границы не справляется, а ты отшучиваешься?
        — Нет, конечно. Я осознаю всю серьезность произошедшего.
        — Тогда как ты объяснишь Врагосов на территории Центрального Округа?
        — Они были в грузовых вагонах,  — ответил мужчина.
        — Правда?  — съязвила его сестра.  — А как они туда попали?
        — Не знаю,  — сказал Марат и потер переносицу.  — Даже предположить не могу.
        — Ева увидела нападение слишком поздно,  — сказала девочка.  — И Ева не понимает, почему ее способность не сработала вовремя.
        — В этом нет твоей вины,  — сказала Марта, откладывая бумаги в сторону.  — Но мы обязаны выяснить, как такое произошло.
        — Я уже отправил Карателей в столицы других Округов,  — произнес Марат.  — И жду объяснений от других Командующих.
        — Они были во всех поездах?
        — Неизвестно. Но их было много,  — Шоров задумался о чем-то, а потом спросил:  — Скажи, сестренка, мог ли это быть Якоб?
        Марта дернулась и зло посмотрела на брата.
        — Его способность… Она заключается не в этом,  — сказала женщина.
        — Это-то да. Но кто знает, кому он мог помочь,  — улыбнулся Марат.  — Он предатель, мечтающий нас уничтожить. Трус, сбежавший от своих обязанностей. Если я его поймаю…
        — Ева предлагает просто ждать,  — вмешалась девочка, спрыгивая с колен Командующего и садясь на диван рядом с Мартой.  — Альта и Якоб встретились. Но даже эта встреча еще не стала той, с которой все начнется. Но и Альта не стала Кандидатом…
        — А в твоем видении о моей смерти на ней была форма Офицера.
        Девочка вновь кивнула, заставив взрослых задуматься о своем.
        — Способность Якоба позволит нам очистить Мертвые земли от Врагосов,  — произнес Марат.  — В этот раз я не могу позволить ему сбежать.
        — Поступай, как знаешь,  — сказала Марта, пытаясь отвлечься от сложившейся ситуации работой.
        Он был так близко… Совсем рядом, подумала женщина, мимолетно дотрагиваясь до своей груди и стараясь не дать давно похороненным чувствам взять вверх над разумом.

* * *

        Больница.
        Альта пришла в себя лишь ближе к вечеру.
        Заботливая Нона дожидалась пробуждения подруги и, следуя совету Четиной, заранее подготовила для соседки не только более комфортную одежду, но и лекарства, которые должны были приглушить неприятные ощущения девушки от контакта с Карателем.
        — На что это было похоже?  — спросила Ю, складывая больничную пижаму Альты на стуле.  — Ну, я про виденье.
        — Будто мой мозг вытащили из головы, потрясли и засунули обратно,  — ответила Создающая.  — Этот Висов…
        — Майя мне о нем рассказала. Мерзкий тип. Его даже Каратели не выносят.
        — Как вспоминаю его взгляд, сразу же озноб пробирает,  — сказала Альта и наигранно передернулась, улыбнувшись подруге.  — Я рада, что ты в порядке.
        — Это я должна говорить,  — произнесла Атакующая, присаживаясь на край кровати.  — Мало того, что столько спала, так не успела прийти в сознание, как снова решила вздремнуть.
        — Прости.
        Оказалось, что в тот раз, когда Альта очнулась, Нона сразу же побежала за врачами, чтобы сообщить им об изменении в состоянии подруги. Но вернувшись обратно, Кандидату долго пришлось убеждать медсестер, что очнувшаяся Альта ей не приснилась. Создающая после этого еще несколько дней пролежала без сознания.
        — А в себя прийти решила именно в тот день, когда меня здесь не оказалось,  — обиженно произнесла Нона.  — И нет бы, ты побежала в общежитие, сказать своей лучшей подруге, что ты в норме. Не-ет…
        — Пожалуйста, не продолжай…
        Альте все еще было стыдно за свое поведение по отношению к Огневу. А Майю она сейчас искренне ненавидела.
        Вот нужно ей было все рассказать?
        — Ты, правда, видела, как Врагосы его убили?  — став серьезной, спросила Нона.
        — Да,  — кивнула курсант.
        Ю подвинулась ближе к подруге, осторожно обнимая ее, чтобы не задеть поврежденное плечо девушки.
        — Ты знаешь, что чертовски везучая?  — спросила Кандидат.  — В детстве какой-то тайный спаситель помог тебе, сейчас же Рада, наплевав на приказ своего Офицера о возвращении на родную Базу, поспешила сюда и подлечила тебя.
        — Рада? Она еще в Централе?
        — Нет. Уже два дня как на Востоке. Но знаешь, она, и правда, способная,  — сказала Нона.  — Ее кровь… Благодаря ей у тебя и следа от этого укуса не останется. Жаль, конечно, с ногой такого уже не проделать.
        — У ее крови целебное свойство?
        Лекарь, что жил на Юге, излечивал прикосновением, подумала Альта.
        — Да,  — кивнула Ю, отодвигаясь от соседки.  — Майя меня кое о чем попросила узнать.
        — О чем?
        — Почему ты не создала барьер?  — спросила Атакующая, смотря подруге в глаза.
        — Я создала, но это мне не помогло.
        — Если ты создала его, то, как Врагос смог напасть?
        — Он был внутри него,  — сказала девушка, поймав на себе непонимающий взгляд Кандидата.  — Он был внутри моего барьера. Я не знаю…
        — Это невозможно,  — перебила ее Нона.  — Внутри барьера Врагос погибнет. Они не могут находиться под защитой Создающих.
        — Моему плечу это скажи,  — выдохнула Альта, дотрагиваясь до перебинтованной руки.  — Мне лучше тебя знать, на что способны Создающие и наши барьеры. Но мой барьер не сработал… Как и сказал Кирилл, мой барьер и на барьер-то не похож.
        — Это тот северянин?  — спросила Нона.  — Он сказал, что то, что ты создаешь — не барьер?
        — В общем смысле, да. И я начинаю думать, что он был прав… Я какая-то бракованная Создающая.
        Настроение Альты испортилось окончательно, и Нона знала, что их разговор закончился.
        Медсестра, пришедшая сделать курсанту укол, выпроводила Ю из палаты, сославшись на то, что уже поздно, а часы посещения и вовсе давно закончились. Атакующая попрощалась с соседкой, обещая прийти утром и, покинув больницу, поспешила к Офицеру Четиной.
        Женщина должна была быть в Штабе и, возможно, там же были Огнев и Бергов.
        Врагос внутри барьера… Это просто невозможно.

* * *

        Штаб.
        — Узнала?  — спросил Огнев, стоило Ноне только войти в кабинет Майи.
        — Да. Она сказала, что создала барьер.
        — Ее барьер стал крепче,  — задумчиво произнесла Четина.  — Он бы не разбился от атаки Врагоса.
        — Ему бы и не пришлось,  — сказала Нона.  — Врагос был внутри барьера.
        — Глупость,  — нахмурился Бергов.  — Всем известно, что барьеры Создающих смертельны для этих существ. Они не могут находиться внутри них.
        — Моему плечу это скажи,  — сымитировала Атакующая голос подруги.  — Я ей сказала то же самое.
        Офицеры замолчали, обдумывая то, о чем узнала Кандидат.
        — Давай, Пчелка, ты у нас в этой области специалист,  — произнес Миша, предоставляя все пояснения, касающиеся этого вопроса, Четиной.  — Ты говорила, что ее барьер странный.
        — И все же, это барьер,  — ответила женщина, защищая подопечную.  — Не такой, как у остальных, но барьер.
        — Альта сказала, что парень, который должен был быть с ней в команде, тоже заострил внимание на хрупкости ее барьера,  — вспомнила Нона, донося эту информацию до сведенья Стражей.
        — Парень?  — спросил Ян.  — Какой парень?
        — Его зовут Кирилл. Один из тех северян, с которыми у нас был конфликт у Музея Границы.
        — Курсант Туроб с Северной Базы,  — подсказала Майя.
        — Туроб?  — выдохнул Огнев, зная, кому принадлежала эта фамилия.  — Кто создавал списки команд?
        — Вот и спроси у Командующего. Ты же у нас Особый Класс,  — усмехнулся Каратель.
        В иллюзии на ее глазах Ян умер, после чего она создала барьер, размышлял Миша. Но внутри него оказался Врагос, которого там быть не могло…
        Бергов задумался, стараясь дать всему логическое объяснение.
        Если предположить, что ее барьер нормально функционировал, то, как это возможно?
        Чай в кружке начал остывать, и Миша внимательно разглядывал на поверхности напитка свое отражение.
        Он повертел кружку в руках, создавая рябь, и его внимание привлекла люстра, отражавшаяся в темной воде. Когда поверхность была ровной, она отчетливо виднелась, но когда Офицер потряс кружку, то, на мгновение, она исчезла и появилась вновь лишь тогда, когда поверхность снова стала гладкой.
        Иллюзия… На ней применили иллюзию. Но в какой момент?
        Страж встал из-за стола и, погруженный в свои мысли, вышел из кабинета, оставив товарищей недоуменно переглядываться.
        — Неважно,  — отмахнулась от него Майя, прекрасно зная о подобных замашках мужчины.  — Пусть идет. Мало ли что ему в голову взбрело. Нона, хочешь чаю?
        — Нет, спасибо,  — отказалась девушка, но заняла место за одним из столов.  — Думаете, этот Кирилл был прав?
        — Барьер есть барьер,  — сказала Четина.  — И Альта, определенно, Создающая.
        — Тогда стоило лучше обучать ее,  — произнес Ян.  — Я говорил, что не стоит их опекать слишком сильно. Видя Врагоса, курсант должен бежать, а не геройствовать.
        — Она просто пыталась подражать своему спасителю,  — сказал Нона.  — Вы ведь знаете, да?
        — О том, что случилось на Юге?  — спросила Майя.  — Многие Стражи на Базе об этом знают. Сложно сохранить такое в секрете, особенно когда и не стараешься.
        — Подражать?  — нахмурился Огнев, отодвигая свою кружку подальше.  — Умереть, стараясь пародировать кого-то — это ее цель?
        — Не стоит так говорить, Офицер,  — улыбнулась Создающая.  — Иметь пример для подражания не всегда плохо.
        — Вы правы,  — поддержала женщину Нона.  — Альта восхищается тем, кто ее спас. Пусть и не знает, кто это был.
        — Двойная глупость.
        В какой-то степени Ю была согласна с Огневым. Она даже посмеивалась над подругой, когда та предавалась мечтам о том, что когда-нибудь найдет того Стража и не только поблагодарит его за спасение, но и с гордостью похвастается тем, что она, как и он, стала Офицером, спасающим человеческие жизни.
        Это было и мило, и глупо одновременно.
        — Думаю, это хорошо, когда есть к чему тянуться,  — сказала Атакующая.  — Офицер, разве у Вас перед глазами не было того, кому бы Вы хотели подражать?
        — Не было,  — ответил он слишком быстро.
        — Офицер Огнев у нас гений, Нона. Разве ты не знала? Это им восхищаются, а не он.
        Яна от такого передернуло, и он зло посмотрел на подругу. Майя над ним явно издевалась, и лишь незнание Ю всей ситуации мешало девушке это осознать.
        Засунуть это восхищение куда подальше, чтобы в другой раз голова работала, а не другое место, подумал он, потирая пульсирующие виски.
        — Нона, тебе не нужен отдых?  — спросил он, посмотрев на приближающиеся к полуночи стрелки часов.
        — У меня завтра выходной,  — сказала она, также посмотрев на часы.  — Сегодня.
        В это время в кабинет вернулся Миша, с таким же выражением лица, с которым и уходил.
        — Хорошо подумал?  — улыбнулась Майя.
        — Еще как,  — ответил он, продолжая стоять в дверном проеме.  — А сейчас нам лучше всем разойтись по своим комнатам. Завтра будет долгий и сложный день.
        — В чем дело?  — спросил Ян.
        Ему и так завтра была назначена встреча с Висовым, а тут еще и Бергов что-то придумал.
        — Завтра и узнаешь. А теперь всем спать. Мне нужно, чтобы ваши головы утром нормально соображали.

* * *

        Где-то на железнодорожных путях страны.
        Проводник приглушил свет в вагоне, чтобы яркие лампы не мешали спящим пассажирам.
        Мужчины сидели друг напротив друга, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть по ту сторону темного окна, но видели лишь собственные отражения. Ложка в стакане создавала слишком громкий звук, ударяясь о стеклянные края, и Якоб вытащил ее, чтобы этот противный звон не мешал наслаждаться ему тишиной в вагоне.
        — А если бы она умерла?  — тихо спросил его собеседник, продолжая смотреть в окно.
        — Не умерла бы,  — уверенно произнес мужчина, отпивая горячий чай.
        — Говорите об этом с такой уверенностью,  — нахмурился собеседник Якоба.  — Вы явно что-то не договариваете.
        — Только то, чего тебе знать не обязательно.
        Офицер вздохнул.
        Он не обижался на такое отношение к себе. Все-таки, не зря говорили — меньше знаешь, крепче спишь. Но подвергать опасности жизнь одной из главных составляющих их плана было непростительно. И лишь уверенность, с которой говорил Якоб, не давала Офицеру сомневаться в том, что все было под контролем.
        — Дважды пережить атаку Врагоса. Язык не поворачивается назвать это простым везением.
        — Это никакое не везение. Одна лишь природа,  — усмехнулся Якоб.  — Главное, что я убедился в ее способности.
        — Шоров в курсе, что Вы живы.
        — Пускай. Марат не глуп и не станет предпринимать поспешных действий.
        Якоб сделал еще один глоток, морщась от кипятка, разливающегося по горлу.
        Все шло по запланированному плану.
        Ева не ошиблась, подумал он.
        — Я больше не могу появляться в Централе. Сейчас мне нужно скрыться и не привлекать к себе внимание.
        — Опять уйдете за Стену?  — спросил мужчина.
        — Да,  — кивнул Якоб и заметил в отражении окна обеспокоенное лицо своего компаньона.  — Не волнуйся. Меня сопроводят.
        — Тогда, когда мы начнем?
        — Не скоро. Она должна быть подготовлена к тому, чтобы выбрать нужный путь.
        — Поэтому Вы показали ей смерть Огнева?
        — Да. Она должна была вспомнить о страхе, который пережила в детстве.
        — Довольно жестоко по отношению к тому, кого Вы хотите завербовать.
        — Ничего подобного,  — пожал плечами Якоб.  — Она сама придет к нам. Чуть позже, но придет. А пока было бы хорошо, если ее отправят на Восток к Лине. Она бы смогла правильно обучить ее.
        — Боюсь, что Централ не собирается отправлять своих курсантов на Восток. Скорее всего, выбор падет на Север или Запад. И я не уверен, что Шоров отпустит ее от себя.
        — Отпустит,  — сказал Якоб.  — И когда рядом с ней никого не будет, я вновь поговорю с ней.
        Офицер внимательно посмотрел на Якоба, замечая, как довольная улыбка растягивалась на его лице.
        Вспомнил что-то веселое?
        — Жаль, что тогда меня уже не было на Базе,  — усмехнулся мужчина.  — Интересно, какое у него было лицо, когда он ее узнал? Вот смеха было бы.

        Глава 6
        Вновь открывшиеся обстоятельства

        На следующий день.
        Больница Центральной Базы Границы.
        Альта не ждала гостей с самого утра. Особенно она не ожидала, что Бергов приведет с собой миловидного вида девушку, с черными погонами на плечах.
        Офицера Третьего Класса, подметила Создающая, замечая у нее только один золотой кружок. Как-то не похожа она на Карателя.
        Нона считала точно так же. Потому что не могла эта девушка, чуть старше нее, нервно накручивающая русый локон на палец и постоянно поправляющая очки в круглой оправе, быть частью самого грозного отряда Границы.
        — Я-я, правда, должна это сделать?  — спросила она у Миши, жалобно посмотрев на Стража.  — Офицер Бергов, Вы ведь знаете, как я не люблю обманывать других.
        — Это не обман,  — в сотый раз за утро повторил ей мужчина.
        — Да-да, я понимаю. Но все же…
        Девушка с надеждой во взгляде посмотрела на Майю, надеясь, что хотя бы она сжалится над ней и отпустит обратно в Штаб.
        — Я не знаю, почему он привел именно Вас,  — начала женщина.  — Но зная его уже много лет, могу предположить, что если он попросил Вас о помощи, то значит, только Вам под силу помочь нам разобраться в сложившейся ситуации.
        Альте было искренне жаль Карателя. Она прекрасно знала, как ее куратор умела давить на других, особенно, когда ей было от них что-то нужно.
        — Я просто не уверена, что справлюсь,  — оправдывалась девушка.  — Я в Каратели-то попала только благодаря своей способности. Будь у меня выбор, я бы предпочла что-то менее нужное.
        — Томочка,  — обратился к ней Бергов, и от его интонации по спинам собравшихся прошелся легкий озноб.
        — Вы не можете меня так заставить,  — чуть ли не заревела Тамара.  — Нельзя применять свои способности на других. Особенно на сослуживцах. Это нарушение Закона.
        — Будь так добра,  — проигнорировал ее мужчина.  — Создай иллюзию.
        Офицер нервно выдохнула, закрывая глаза.
        — Я не смогу воссоздать ее идентично,  — сказала она, с каждой секундой хмурясь все сильнее.
        Это должно быть сложно, подумала Альта.
        — А нам и не нужно идентично,  — произнес Миша и обратился к подопечной Майи:  — Создай барьер.
        Сосредоточившись на своих ощущениях, Создающая накрыла себя своей защитой, мешавшей окружающим ее Стражам приблизиться к ней.
        Что-то не так, подумала она, но с мысли ее сбил голос Четиной.
        — Говорила же, что Альта Создающая,  — хмыкнула женщина.  — Барьер есть барьер.
        — Я закончила,  — отозвалась Тамара.  — Как смогла.
        Нона и Майя внимательно осмотрели защиту Альты и, переглянувшись между собой, стали ждать объяснений.
        — Я не знаю, что Вы там хотели проверить, Офицер Бергов,  — начала Четина,  — но я ничего необычного не вижу.
        — Согласна,  — кивнула Ю, подтверждая слова Создающей.  — Альта?
        Курсант лишь пожала плечами.
        Она знала, что создала барьер, который защищал ее от посягательств извне. Но одновременно с этим у нее было какое-то новое чувство, которое ранее девушка не испытывала.
        Просто тяжело делать это после травмы, решила она и стала ждать, когда же иллюзия начнет действовать.
        Этого ждали и Нона с Майей.
        Лишь Огнев, молчавший все это время, старался не выругаться.
        — Идиотизм какой-то,  — сказал он и задал вопрос молодому Карателю.  — Как ты это сделала?
        Девушка, не ожидавшая, что к ней обратятся, да еще и так фамильярно, вздрогнула, поправляя съехавшие к носу очки.
        Я, вообще-то, тоже Офицер, мысленно возмутилась она, но вслух своей претензии не высказала.
        Не хотелось ей наживать себе неприятеля или того хуже — врага. А особенно в лице Офицера Особого Класса.
        — Мне сложно объяснить Вам процесс. Я просто…представила. И заставила их сделать то же самое.
        — Что-то не так?..  — удивилась Майя.  — Не вижу никаких отклонений.
        — В том-то и дело,  — начал Ян, подходя к курсанту,  — ты видишь.
        Страж с легкостью преодолел барьер Создающей, дотрагиваясь до здорового плеча Альты.
        — Как ты это?.. Невозможно… Абсолютно невозможно!  — воспротивилась увиденному Четина, проводя рукой по защите курсанта.
        Поверхность барьера всегда находится в твердом состоянии. Именно поэтому и говорят, что его можно «сломать» или «разбить».
        — Его…нет,  — произнесла она, ладонью рассекая защиту подопечной.
        — Я… Я больше не сверхчеловек?..  — испугалась Альта, смотря на Офицеров.
        — И это первое, что пришло в твою пустую голову?!  — возмутился огненный Страж, еле сдерживаясь, чтобы не дать курсанту подзатыльника.
        Рука так и чешется, подумал Ян и обратился к Тамаре:
        — Хватит.
        Офицер Третьего Класса кивнула и щелкнула пальцами. Теперь барьера вокруг Альты не было. Пресекая любые вопросы, иллюзионистка решила попытаться все объяснить.
        — Вероятнее всего именно это и произошло при нападении Врагосов,  — начала она.  — Курсант Ютова, не волнуйся. С твоей способностью все в порядке. Однажды став сверхчеловеком, обратно обычным человеком не стать.
        — Я знаю это!..  — начала оправдываться Альта.
        Не хватало только, чтобы Огнев припоминал мне о том, что я основ не знаю.
        — И все же… Я ведь его создала.
        — Нет, не создала,  — сказала Тамара, накрывая себя барьером Создающих.
        — Иллюзия.
        — Именно. Я заставила тебя, Офицера Четину и Кандидата Ю думать, что барьер есть.
        — Тогда…
        — Врагос смог напасть на тебя лишь потому, что ты не защитила себя,  — произнес Бергов.
        Но в чем был смысл этого обмана? Убить ее? Зачем тогда показывать ей смерть Яна? Для убийства того, кто ничем не отличается от остальных, слишком много деталей.
        — В плане техники, как сложно это сделать?
        — Все зависит от уровня контроля,  — сказала девушка.  — Хоть я была рядом, мне подобное далось с трудом. А я так понимаю, в момент нападения рядом с курсантом никого не было?
        — Нет, живых там точно не было,  — покачала головой Альта.
        Хотя я уже ни в чем не уверена.
        — За ней не следили,  — уверенно произнес Огнев.  — Тот, кто создал иллюзию, перестал наблюдать за нами сразу же после нашей встречи.
        — Согласен,  — кивнул Миша.  — Иначе измара на твоей копии не было бы.
        — А вот тут,  — привлекая к себе внимание, произнесла Офицер Третьего Класса.  — Небольшая проблема. Я бы хотела поподробнее услышать все от курсанта Ютовой.
        — Подробнее? Об измаре?
        — Да. Из того, что Офицер Бергов мне рассказал, я могу предположить, что иллюзия Офицера Огнева иллюзией была лишь наполовину.
        — В смысле?
        — Я не буду спорить о том, есть ли у Врагосов разум, на который мог бы воздействовать иллюзионист, но так как они живут инстинктами, то не стали бы нападать на то, чего нет. Иллюзии не источают запахов, не отдают тепло. Это просто картинки.
        — Но Офицер Огнев!..  — перебила ее Альта, тут же запнувшись, заметив на себе взгляд Яна.  — Я хотела сказать, что та иллюзия говорила.
        — Говорила?  — переспросил огненный Страж.
        — Да. Она, иллюзия, назвала меня по имени и сказала бежать.
        — Даже фальшивка сказала тебе убегать, но ты и ее не послушала,  — произнесла Нона.  — Интересно, будь это я, ты бы и меня проигнорировала?
        Ю злилась на подругу. Злилась на своего бывшего куратора, который оставил Альту одну. Но еще больше она злилась на себя за то, что не пошла вместе с соседкой за этими конфетами на Вокзал.
        Будь я там, то смогла бы ее защитить, в очередной раз корила себя за лень Атакующая.
        — Я не игнорировала,  — сказала Альта и, посмотрев на Огнева, добавила:  — правда. Я… Просто увидев, как…
        Девушка замолчала, вновь представляя в голове смерть Офицера.
        — Тогда, я могу с уверенностью заявить, что той иллюзией был кто-то из горожан.
        — Ему дали мою внешность?  — спросил Ян, и Тамара утвердительно кивнула.  — А что насчет фразы? Вряд ли он знал ее.
        — Его просто заставили произнести те слова, как и заставили ее поверить, что она создала барьер,  — вмешался Бергов.  — Или же ему приказал сверхчеловек с той же способностью, что и у меня.
        — Оба варианта возможны,  — согласилась со своим сослуживцем девушка.
        — Ладно, мы узнали, что все было иллюзией,  — произнесла Нона.  — Но кому понадобилось делать такое с Альтой? Она обычный курсант.
        Каждый из них, так или иначе, за прошедшие два дня задумывался об этом.
        — Настоящей причины мы не узнаем, пока не поймаем того, кто это сделал,  — сказал Ян.  — Думаешь, Висов узнал что-то важное?
        — Даже предположить не могу. Если хочешь, можешь узнать у него сегодня. Хотя вряд ли он тебе расскажет,  — ответил Бергов, замечая, как Офицер Третьего Класса на глазах стала бледнеть.  — Тебе нехорошо?
        — В-Висов?.. Вы г-говорите об Офицере Висове?
        — Да, а что?..  — А-а, точно. Эти двое ведь…  — Томочка, успокойся…
        — Да как Вы могли?! Он ведь теперь узнает, что я Вам помогала!..
        — Если что, то я сам ему все объясню,  — попытался успокоить ее Миша, но девушка только зло посмотрела на него и, ни с кем не попрощавшись, покинула палату.
        — Кажется, мы чего-то не знаем, да?  — спросила Майя, смотря на друга.
        — Дела отряда, так сказать,  — улыбнулся мужчина, не собираясь распространяться о том, что знал.  — Что же сейчас важнее, так это то, какой информацией ты должна владеть, раз привлекла внимание Командующего.
        — Я ничего не знаю,  — произнесла Альта.  — Я за пределами Базы-то редко бываю. Дома последний раз была года два назад. Самое масштабное, что случилось со мной за последнее время — это драка у Музея и нападение Врагосов.
        — Подтверждаю. Ее жизнь непростительно скучна,  — с самым серьезным видом сказала Нона.  — Даже парня нет.
        Вот надо было тебе это добавлять?!
        Создающая покраснела, испепеляя подругу взглядом. Бергов старался не засмеяться в голос, Майя лишь сочувствующе улыбнулась, а Огнев, прочистив горло, собирался что-то сказать, но взявший себя в руки Миша продолжил разговор.
        — И все же ты что-то знаешь,  — произнес Каратель.  — Ты Пробудившаяся. Твои родители ведь никаких важных постов не занимают?
        — Нет.
        — Значит, это не из-за тебя и не из-за твоей семьи.
        — Если предположить, что ей хотели навредить, чтобы надавить на кого-то,  — начала Майя, украдкой посмотрев на друга,  — то зачем было показывать ей смерть Офицера Огнева?
        — Иллюзионисты прибегают к такому, чтобы сломить чужую волю к сопротивлению. Но если это так, то мы опять возвращаемся к тому, что целью иллюзии была именно Альта.
        — Есть ли среди твоих знакомых тот, кто желал бы тебе неприятностей?  — спросила Майя у подопечной.  — Может быть, ты с кем-нибудь познакомилась и…не знаю. Кто-то был не рад вашему знакомству.
        — Новое знакомство?
        Новое знакомство у нее, и правда, было.
        Глупость какая-то… Он ведь сказал, что не связан с Границей, а это означает, что он — человек.
        — Значит, кто-то такой есть?  — спросил Ян, смотря на Создающую.  — Кто это и где его найти?
        — Я не знаю,  — ответила она Офицеру.  — Мы всего лишь два раза пересекались и то нечаянно.
        — Это хоть что-то, Альта,  — сказал куратор курсанта.  — Как зовут этого человека и где его найти?
        — Он не местный. Сказал, что приехал посмотреть на третий этап экзамена. А зовут его…  — курсант напрягла память, вспоминая, как представился ей мужчина.  — Якоб. Точно, он сказал, что его зовут Якоб.

* * *

        До встречи с Висовым оставалось не так много времени, как хотелось бы Яну. Поэтому после утреннего разговора с Альтой он не спеша шел в сторону Штаба, надеясь оттянуть так называемую беседу.
        — Я знаю, о чем ты подумал,  — произнес Миша, идущий рядом с ним, и когда Огнев от неожиданности повернул в сторону друга голову, добавил:  — Я с самого начала здесь был.
        — Прости, я задумался.
        — Ты думаешь не о том,  — осуждающе подметил Бергов.  — Кто-то пытался то ли убить нашу Создающую, то ли еще что-то с ней сделать, а ты тут предаешься ненужным воспоминаниям о предателе.
        — Ничему я не придавался, просто… Это имя…
        — Не столь редкое, чтобы заострять на нем внимание,  — закончил за друга Каратель, хоть и знал, что не это пытался сказать Особый Класс.  — Я попытаюсь что-нибудь узнать об этом человеке.
        — Хорошо. Сразу же сообщи мне, если удастся что-то выяснить.
        — Первому тебе и сообщу,  — усмехнулся Каратель.  — И еще. Ты не узнаешь, какие именно Висов просмотрел воспоминания. Так что даже не пытайся. И ничего у него не спрашивай.
        — Я и не собирался.
        — Охотно верю. Но запомни, он хитер, как лис. Висов наблюдательный и, я в этом уверен, он не просто так потратил столько времени, копаясь в воспоминаниях Альты. Висов будет провоцировать тебя различными вопросами, чтобы поддеть и посмеяться над тобой. Единственное, что ты можешь сделать ради себя же, это не вестись на них.
        — Не боишься, что он узнает об этом разговоре?  — спросил Ян, посмотрев на друга.
        — Нисколько,  — пожал плечами Офицер.  — Он, скорее всего, мне потом руку пожмет и скажет, какой я проницательный.
        Мужчины подходили к главным дверям Штаба, где и должны были разойтись каждый по своим делам.
        У Бергова было много работы после зачистки города от Врагосов. В основном она заключалась в бумажной рутине, которую Страж всегда пытался избегать. Множество отчетов, которые еще только предстояло пересмотреть, исправить, подправить, кому-то отправить, стопками лежали на его столе и это без тех листов, которые должны были доставить ему подчиненные, отправленные в другие Округа для исследования вокзалов.
        Отдать бы все это Томочке. У нее читать бумажки намного лучше меня, получается, устало подумал Каратель.
        — Кстати, что там за отрядные дела?
        — А вот об этом мне уже лучше промолчать,  — улыбнулся Миша, прощаясь с другом.

* * *

        Кабинет Висова.
        — Я рад, что Вы пришли, Офицер Огнев,  — сказал Страж, жестом приглашая гостя присесть напротив него.
        — Не думаю, что мне нужно притворяться, будто я так же рад нашей встрече,  — ответил ему Ян, садясь на предложенный ему стул.
        — Я знал, что Вы не станете проявлять ко мне вежливого дружелюбия,  — усмехнулся Висов.  — У Вас, наверняка, уже сложилось определенное мнение обо мне. Знаете же о тех слухах, которые распускают мои собственные подчиненные? Это даже обидно немного.
        — Я не любитель сплетен,  — произнес Ян, внутренне напрягаясь и готовясь к тому, о чем его предупреждал Миша.
        — Это хорошо. Тогда, я должен перед Вами извиниться.
        — За что?
        — За то, что произошло с курсантом Ютовой. Я понимаю, как невыносимо видеть страдания девушки, о которой так старательно заботишься.
        Не реагируй на это, сам себе приказал Огнев.
        О Висове ходило множество слухов не только в Центральном Округе, но и в других частях страны. Как Страж, всегда превосходно выполняющий свою работу, он заслуживал уважения. Но как тот, кто находил в страданиях других что-то забавное и интересное, он вызывал у других лишь презрение и нежелание иметь с ним никаких общих дел.
        — Офицер, не смотрите на меня так,  — улыбаясь, попросил Висов, снимая китель и закатывая рукава рубашки.  — Я не смеюсь над Вашими чувствами. Похвально опекать того, кто слабее и еще ничего не знает о мире, в котором живет. И как же обидно, когда эту опеку не ценят, правда? Хотите — верьте, хотите — нет, но я Вас прекрасно понимаю.
        Каратель обошел собственный стол, вставая напротив Огнева.
        — Обещаю, все то личное, что я увижу, никто не узнает,  — произнес Юра, закрывая ладонью глаза Особого Класса.  — Даже Вы сами.

* * *

        Ян не знал, сколько продлилось то, что этот Каратель называл «беседой». Возможно, пара минут. А может быть, и несколько часов.
        Но когда Огнев пришел в себя, то голова его раскалывалась, как от суровой попойки в день выдачи Миши его первых, не пустых, погон. Тот праздник, проводимый выпускниками, он помнил плохо и, возможно, это было к лучшему, потому что еще очень долго после той ночи ему в компании с Майей приходилось потеть в тренировочном зале, пытаясь сменить гнев своих кураторов на милость.
        Не думал, что когда-нибудь мне снова будет так плохо…
        Его взгляд не сразу сфокусировался на Офицере, сидевшего перед ним на крае стола. И именно из-за этого Ян не смог увидеть серьезное выражение лица Висова, который о чем-то размышлял и что-то обдумывал.
        Она чувствовала себя точно так же, подумал он, потирая пульсирующие виски, чтобы хоть как-нибудь унять нарастающую в голове боль.
        — Вот, выпейте, и сразу станет легче,  — сказал Офицер Первого Класса, протягивая Огневу стакан с водой и завернутый в бумажный сверток порошок.  — На вкус, конечно, не конфеты с Вокзала, но поможет сразу.
        В такой, казалось бы, безобидной фразе Ян смог легко распознать насмешку со стороны Висова, но лекарство он все-таки взял и принял.
        — Наша встреча, и правда, оказалась более информативной, чем с курсантом Ютовой,  — произнес мужчина и поспешил добавить, заметив недовольный взгляд Атакующего.  — Но, как я и обещал, личное это личное. Единственное, о чем я доложу Командующему, это о происшествии на Вокзале. И только о нем.
        — Увидели что-нибудь интересное?  — спросил Страж и тут же пожалел о своем вопросе.
        Говорил же Миша ничего у него не спрашивать!..
        — Вы в общем или о том, что случилось на Вокзале?  — усмехнулся Каратель.  — Не мне разглагольствовать о чьих-то предпочтениях и вкусах. Но Ваше молчание, Офицер Огнев, Вам же боком и выходит. Могу лишь, как старший, только посоветовать что-нибудь.
        — Пожалуй, я воздержусь от чужих советов,  — резко сказал Ян, поднимаясь с места.
        Перед глазами все двоилось, но он предпочел пострадать от последствий способности Карателя там, где Висова не будет. А значит, и тех самых провокационных вопросов он не услышит.
        Подходя к выходу и уже открыв дверь, мужчина окликнул его, решив все-таки дать совет.
        — Как старший, что должен опекать тех, кто еще ничего не знает о мире, в котором живет, я, пожалуй, кое-что скажу,  — произнес Каратель и, заметив, что Страж был готов его слушать, продолжил.  — Приглядывайте за тем, кто Вам дорог. Кто знает, что произойдет, если Вы на секунду от него отвернетесь.
        По спине Яна прошелся холодок от того, с какой интонацией Висов произнес свой совет, но ничего не ответив, он вышел из кабинета, оставляя Карателя одного. Висов долго смотрел на закрывшуюся дверь, рассуждая о своем и невесело улыбнувшись, накинул на плечи форму, готовясь навестить одну подчиненную.
        Говорил же ей не высовываться из своего кабинета! Самоуверенный ребенок!

* * *

        Женское общежитие.
        Спустя несколько дней Альту благополучно выписали, порекомендовав ей воздержаться от тренировок. Девушке даже сняли бинты, и курсант смогла собственными глазами увидеть то, что благодаря Раде на ее теле не осталось и следа от встречи с Врагосом.
        Да, жаль, что с ногой того же не проделать, подумала она и тут же себя одернула. Нет, мой шрам — напоминание о том, что случилось. И, возможно, единственный способ напомнить о том, кто я такая, когда встречусь с ним.
        В комнате общежития было непривычно пусто.
        Нона еще не вернулась с ночной смены, и Альте предстояло дожидаться ее в гордом одиночестве. Создающая с удовольствием растянулась на собственной кровати, с силой сжимая в руках подушку.
        Будто домой вернулась после длительной поездки, подумала она, оглядываясь.
        Посылка, догадалась Альта, вставая с кровати. Раз нетронутая, значит моя, подумала она и, убеждаясь в правоте собственных мыслей, прочла свое имя в графе получателя.
        Неужели родители узнали о случившемся?! Кто им мог рассказать?!
        Создающая украдкой бросила взгляд на строку отправителя и облегченно выдохнула, не увидев там домашнего адреса.
        Восточный Округ?.. От Рады!
        Отодвинув стул и сев за стол, курсант стала вытаскивать ее содержимое. Это были письма от ребят со словами поддержки и прочей ни к чему не обязывающей информацией. От близнецов письмо писал Фока, сообщая, что брат его мог написать разве что смертельно скучную оду, от которой захочется, в лучшем случае, спать. В худшем — сбежать за Стену, поближе к Врагосам.
        Макс был немногословен и лишь пожелал скорейшего выздоровления. Сам он, получив звание, так же, как и его друзья-близнецы, был официально приписан к Карателям Восточного Округа. На первом году службы в отряде, как он писал, на родной Базе они появляться будут редко.
        Другое письмо Рада и Наташа писали вместе. Лекарь расписала множество рекомендаций по улучшению ее, Альты, здоровья. А Наташа написала о том, как ей жаль, что они не смогли сдать третий этап экзамена.
        Точно, получается, что только она и осталась курсантом, подумала Создающая. Ну, значит, в следующем году мы вновь постараемся.
        Кроме писем в коробке были свертки с травами, которые Рада смогла найти в своем Округе.
        — Читаешь письма от новых друзей?  — донесся до Альты голос вошедшей в комнату Ноны.  — Вчера вечером доставили. Я не стала относить тебе в больницу.
        — Ага. Парней приняли в карательный отряд, а Рада прислала лекарственных трав и просто трав для чая.
        — Чай это хорошо,  — произнесла Ю, подходя к подруге.  — Там кроме посылки еще письмо отдельное было. Я не стала вчера вчитываться, от кого оно. Наверное, от родителей.
        Альта внимательно посмотрела на стол и заметила еще один конверт.
        Из Северного Округа?
        Поначалу она удивилась, но посмотрев на строку отправителя, улыбнулась, распечатывая письмо.
        — Ты в порядке? Скоро увидимся,  — прочитала Атакующая единственные две строчки.  — От кого это?
        — От друга,  — сказала Альта, улыбнувшись.

* * *

        Мужское общежитие.
        Ян нервно барабанил пальцами по столу, обдумывая свои дальнейшие действия. Проблем с каждым днем становилось все больше и больше, а решаться сами они, почему-то, никак не хотели.
        Сегодня вечером из соседних Округов возвращались Каратели, дождавшиеся от других Командующих ответов на вопросы Совета и Шорова. Ему же, как Особому Классу, придется сидеть на многочасовом слушанье, чтобы со старыми и нудными Офицерами обсуждать случившееся и делать какие-то выводы.
        Уж лучше обратно за Стену, невесело подумал он, выглядывая в окно.
        И, как назло, в этот момент, пробегая по улице, куда-то спешила выписавшаяся утром из больницы Создающая.
        Определенно за Стену, решил он, задергивая штору.
        Оглядев свою комнату, Огнев пришел к выводу, что устроенный им беспорядок выглядел устрашающе. Ян не верил, что имя, названное Альтой, принадлежало наставнику, которым он когда-то давно восхищался. Но отчего-то внутренний голос не переставал назойливо шептать внутри головы, что надо бы проверить.
        Для собственного успокоения.
        Именно для этого мужчина и перерыл все свои старые вещи в поисках хотя бы одной уцелевшей фотографии бывшего товарища. Но когда и в последней коробке ничего не нашлось, Ян впервые за много лет пожалел, что в порыве злости сжег все, что могло напомнить ему о том, кто привел его в Границу.
        Где же ее взять?
        Усталость начала брать вверх над разумом Стража, когда в дверь его комнаты постучали. На пороге, широко улыбаясь, стояла Майя, без спросу моментально вошедшая внутрь, как только дверь перед ней отворилась.
        — Что ты забыла в мужском общежитии?
        — Я ненадолго и с сопровождением,  — ответила ему Четина, оглядывая беспорядок.  — Весна уже закончилась, а ты только сейчас решил устроить генеральную уборку?
        Ян ее слова проигнорировал, на секунду испугавшись, что под сопровождением Четина имела в виду свою подопечную, которую он только что видел снаружи. Но вторым гостем оказался Бергов, несший в руках большие пакеты.
        — Будь так добр, помоги мне,  — произнес он, отдавая Огневу часть своей ноши.  — Между прочим, это тебе она столько наготовила.
        — Я ведь просил…  — начал Страж, но осекся, заметив, как внимательно Майя его разглядывала.  — Что?
        — Как прошло с Висовым?  — спросила она, сев на кровать Яна.
        — Нормально. Я ничего не спрашивал, и он делал то же самое,  — ответил мужчина, прикрывая дверь.
        — Что, совсем никаких вопросов не задал?  — удивился Миша, сгребая со стола весь тот мусор, что на нем был, и поставил на него продукты.  — Не обманывай. Я в это ни за что не поверю.
        — Я не вру,  — произнес Ян, не желая вдаваться в подробности своего разговора с Карателем.  — Лучше скажите, зачем вы двое сюда пришли?
        — А что?  — усмехнулся Бергов.  — Я, может быть, соскучился по своей старой комнате и решил проведать, как она тут без меня. И что я вижу? Разруха и беспорядок. Потерял что-то?
        — Решил выкинуть старые вещи.
        — А похоже, будто что-то искал,  — сказала Майя со знанием дела.  — Фотографию Якоба?
        Страшная женщина, подумал Ян и, выдохнув, кивнул. Может у них хоть одна найдется?
        — Я лишь хотел убедиться.
        — В том, что кучка пепла каким-то образом смогла вновь стать живой и плотной?  — съязвил Бергов.
        — Ты думал об этом все это время?  — спросила Майя.  — Ян, Якоб мертв. Уже очень давно. И ты об этом прекрасно знаешь.
        — Я только хотел проверить. Но у меня нет ни одного снимка. Может быть, у тебя в альбомах найдется хотя бы одна?  — спросил Офицер у Карателя, но тот отрицательно покачал головой.
        Бергов доставал из пакетов контейнеры с едой, которые Четина приготовила для друга, зная, как часто тот забывал отводить время на приемы пищи.
        — У Марты, возможно, где-нибудь и сохранились его фото,  — произнесла Майя.
        — Ты серьезно?!  — возмутился Миша.  — Потакаешь ему?!
        — Он ведь все равно не успокоится, пока не спросит об этом Альту,  — нахмурилась Четина.  — Не хочу, чтобы моя Создающая лишний раз вспоминала о том, что с ней случилось.
        — Твоя Создающая только что куда-то бежала, хотя врачи запретили ей любые физические нагрузки,  — вмешался Ян.  — А еще хватит говорить обо мне так, будто меня здесь нет.
        — Мы за тебя переживаем,  — произнесла Майя, сжав губы.  — Я помню, как после устранения Якоба ты сбежал за Стену.
        — Не сравнивай того меня и теперешнего.
        — А что нам еще остается?  — пожал плечами Каратель.  — Вспомнить хотя бы то, как вы двое покинули территорию Вокзала, когда услышали…
        — Хватит,  — сказал Огнев, прикрывая рукой глаза.
        Стоит ли подходить к Марте с вопросом про Якоба?
        — Я знаю, что он мертв. Я был тем, кто сжег его. Я в качестве доказательства принес Командующему его измар.
        — Тогда почему только услышав одно-единственное имя, ты решил, что Якоб, с которым познакомилась Альта, и есть тот Якоб?
        Ян не спешил отвечать сразу.
        — Помнишь, тот слух о сверхчеловеке, который мог создавать копии людей?  — спросил Огнев.
        — Какой еще слух?  — удивилась Майя, не припоминая ничего подобного.
        — Был такой,  — кивнул Миша, намереваясь рассказать о нем и Создающей.  — Каратели когда-то поговаривали, что существует незарегистрированный сверхчеловек, который может создавать копии других людей и даже сверхлюдей, копируя также и их способности. Мы эту информацию, разумеется, проверили, но ничего не нашли. Слух так и остался всего лишь слухом, которым до сих пор припугивают новичков.
        — И ты поверил во что-то столь невероятное?  — спросила Четина.
        — Невероятнее, чем-то, на что все мы способны?  — усмехнулся Ян.  — Я предположил и захотел проверить. Мне только нужна фотография и…твоя Создающая.
        — Я свое мнение о том, чтобы доставлять хлопоты Альте, уже высказала.
        — Не волнуйся, Пчелка. Если твоя девочка начнет хныкать, Ян ее обнимет и успокоит,  — улыбнулся Миша, и на лице Майи расползалась такая же улыбка.
        — Проваливайте,  — только и сказал Огнев.
        Он знал, что их серьезный разговор медленно стал перетекать в издевательство над ним со стороны так называемых друзей.
        А я все гадал, когда же он мне об этом напомнит?

* * *

        Квартира Шоровых в городе.
        — Ян скоро придет,  — произнесла Ева, начав убирать своих кукол.
        — Ты уверена, что мне стоит рассказать ему?  — спросила сестра Командующего, разглядывая маленькую фотографию, на которой было изображено лицо Якоба.
        — Ева видела будущее. Много его вариаций. И в каждой из них Ян узнавал о том, что Якоб жив.
        — Одно дело узнать самому и совсем другое от кого-то.
        — Для будущего это не имеет никакого значения.
        Ева поднялась с колен, отряхнув подол платья, и поспешила в другую комнату, не забывая своих кукол. В этот момент на телефон Марты пришло сообщение от Марата, в котором он сообщал, что скоро прибудут поезда с его Карателями, а значит, до завтрашнего утра, как минимум, его лучше не беспокоить.
        Звонок в дверь не стал для нее неожиданностью. Как Ева и предвидела, это был Ян, который, приветствуя ее по-военному, отдал честь.
        — Разве для гражданских словесного приветствия недостаточно?  — улыбнулась она, пропуская мужчину внутрь.  — Что тебя привело ко мне?
        — Простите, если отвлекаю…
        — Все в порядке,  — сказала Марта.  — Давно ты здесь не был, да?
        — Да, давно,  — кивнул Огнев, проходя дальше.
        — Хочешь чего-нибудь?
        — Нет, спасибо. Я пришел с просьбой…
        Интересно, если бы я не знала, для чего он пришел, смогла бы догадаться?
        — Что бы это ни было, я постараюсь помочь тебе,  — с нежностью в голосе, произнесла женщина.  — Ты ведь знаешь, что всегда можешь обратиться ко мне.
        — Мне нужна фотография Якоба,  — сказал Ян, не смотря на Марту, а следя глазами за витками узоров на ковре.  — Я понимаю, как эта просьба звучит, но она нужна мне, чтобы…
        — Чтобы показать ее курсанту Ютовой?  — перебила его сестра Командующего.
        Ян резко поднял голову, но на место внезапного удивления быстро пришло понимание.
        — Т-так это правда?  — спросил он.  — Якоб жив?
        — Если верить Офицеру Висову, то да. Якоб жив.
        — Н-но как же?..
        Я ведь убил его.
        — Марат… Командующий Шоров,  — поправила себя Марта,  — предполагает, что твои воспоминания изменили.
        — Я принес его измар…
        — Как и ты, Якоб считал его бесполезной безделушкой,  — улыбнулась женщина, вспоминая, как мужчина отзывался о камне.  — Я, так же, как и ты, шокирована тем фактом, что за столько лет он ни разу не дал о себе знать, но… Видимо, для Якоба Граница больше ничего не значит. Так же, как и те, кто на ней служит…
        Ян виновато опустил взгляд, думая над тем, что сказал Марта.
        Неужели, будучи живым, он даже с ней ни разу не связывался?..
        Огнев посмотрел на сестру Командующего, продолжавшую дружелюбно ему улыбаться. Однако в глубине ее глаз он смог увидеть ту боль, которую она ощущала каждый раз при мысли о Якобе.
        — Ты был тем, кто убил его. И я никогда не винила тебя в этом. Ты был тем, о ком Якоб заботился, и именно тебе отдали приказ об его устранении. Марат был жесток.
        — Нет, Командующий поступил правильно,  — защищая Шорова, произнес Огнев.
        Даже в такой ситуации он ставит службу выше собственных чувств, подумала Марта и взглянула на часы, висевшие на стене.
        — Ты встречаешь прибывающих Карателей с их отчетами?
        — Да,  — ответил Ян, также посмотрев на время.  — Миша уже должен быть на Вокзале, а я решил по дороге зайти к Вам.
        — Понятно. Если хочешь, я могу отдать тебе фотографию. Раз ты пришел ко мне, значит, тех, что были у тебя ранее, больше нет.
        Ян отказался и поспешил покинуть квартиру Марты.
        Находиться в этом помещении, несмотря на то, что прошло уже много лет, ему все еще было неуютно. А то, как на него смотрела сестра Командующего, и вовсе заставляло ощущать себя тем самым пятнадцатилетним подростком, еще ничего не понимающим во взрослой жизни.
        — Ева считает, что Марта все сделала правильно,  — послышался голос Евы из другой комнаты, дверь в которую была приоткрыта.
        — Они встретятся?
        — Ева не видит встречи Якоба и Яна.
        — Тогда зачем было ему рассказывать?
        — Затем, чтобы наилучшая вариация будущего, которую видела Ева, начала движение.
        — Будущего, в котором мой брат умрет?  — прошептала Марта, и она была уверена, что ребенок ее услышал.  — Я не позволю такому будущему произойти.

* * *

        Главный Вокзал Центрального Округа.
        Гудок оповещал пассажиров о том, что поезда прибыли на свои платформы точно по расписанию.
        — Я не опоздал,  — сказал Ян, заранее себя то ли защищая, то ли оправдывая.
        — Конечно, ты всегда появляешься в последний момент,  — усмехнулся Миша, но быстро вернул себе серьезный настрой.  — Получилось?
        — Потом об этом поговорим,  — произнес Атакующий.  — Где ты должен их встретить?
        — Они сами выйдут к нам. Сейчас Стражи проверяют грузовые вагоны и только потом позволят пассажирам сойти с поезда.
        — Вряд ли тот, кто это сделал, вновь провернет тот же трюк.
        Продвигаясь к поезду, Ян не терял надежды заметить в толпе горожан Якоба, но вместо этого его взгляд зацепился за макушку медных волос, а потом он заметил и стоявшую чуть поодаль от Альты Нону.
        Что они здесь делают?
        Огнев собирался узнать ответ на свой вопрос, как Миша отвлек его, похлопав по плечу.
        — Выпускают,  — сказал он, кивком головы указывая на поезда.  — Мои ребята сказали, что выйдут самыми последними, чтобы не сливаться с гражданскими и другими Стражами.
        Платформы быстро заполонили пассажиры, но сейчас они спешили покинуть Вокзал, все еще боясь повтора нападения Врагосов.
        — Командующий послал Карателей на Восток только для галочки,  — сказал Бергов.
        — Он так уверен в Командующей Асывой?  — спросил Ян.  — Ее барьер, конечно, гарантия ее верности Границе, но пассажиры подсаживаются не только в столицах.
        — Хочешь сказать, что кто-то смог, заметь, смог, впервые за шестьдесят лет поймать Врагоса, и не одного, провести их от Стены до ближайшего города имеющего вокзал незамеченным грузом и удачно довести до Централа? И, опять же, даже если предположить, что появился на этом свете сверхчеловек, способный на такое. Врагосов было не два и даже не пять. Это невозможно.
        — Скажи это родственникам тех, кто погиб.
        Каратели отсалютовали подошедшим к ним мужчинам, и Ян заметил, что у поезда, прибывшего с Севера, продолжали стоять трое Стражей. Его взгляд на себе заметила темноволосая женщина, тут же поспешившая поздороваться с ним.
        — Я Вас помню,  — произнес Миша, жестом приказывая подчиненному замолчать.  — Вы были одной из тех, кто сопровождал северных курсантов на экзамен.
        — Так и есть,  — кивнула женщина, с забранными в пучок волосами.  — Офицер Первого Класса, Инева.
        — И что Вас вновь привело в Центральный Округ, Офицер Инева?  — спросил Ян, рассматривая двух юношей, так и оставшихся стоять на своем месте.
        — Командующий Шоров еще не объявлял о нашем запросе?  — удивилась северянка, поправляя съехавшие к носу очки.  — Мы приехали за курсантами.

* * *

        Нона держалась поодаль от подруги, боясь, что та могла ее заметить. Прохожие странно посматривали на Кандидата, перешептываясь между собой, но Ю на это было наплевать. Ее куда больше волновала ее соседка.
        В том, что Альта пришла на Вокзал встретить кого-то важного для себя, девушка не сомневалась. И этот «кто-то» точно был тем, кто отправил Создающей письмо с Северной Базы.
        Это просто друг. Я жила рядом с ним на Юге, повторила про себя Кандидат сказанную соседкой фразу.
        — Знаю я, о каком таком «друге» ты говоришь,  — усмехнулась Атакующая, разглядывая одинокую фигуру Альты.
        — И о каком же?  — послышалось позади Ноны, и девушка была готова поклясться, что на секунду она подпрыгнула от неожиданности.  — Нам тоже интересно.
        — О-офицер Бергов? Офицер Огнев?  — произнесла Кандидат, оборачиваясь.  — Что вы тут делаете?
        — Уж точно не за подругой следим,  — сказал Ян.  — Тебе заняться, что ли больше нечем? И вообще, ты в курсе, что скоро ворота Базы закроются, и придется тебе ночевать на улице?
        — Это того стоит,  — заявила Атакующая.  — Будь здесь Офицер Четина, она бы меня поддержала.
        — Но ее здесь, к всеобщему сожалению, нет,  — улыбнулся Бергов и так же, как и Ю, стал наблюдать за Альтой.  — И что же должно произойти, чтобы такая, как ты, была согласна провести ночь на грязной скамье, а не в чистой постели?
        — Сегодня я увижу жениха Альты,  — будничным тоном сказала Нона, переставая обращать внимание на мужчин, полностью погружаясь в слежку.
        Ж-жениха?..
        Ян, ощутил, как неприятно-тягучее чувство стало расползаться в груди. А Миша сочувствующе посмотрел на друга, видя, как скривилось у того лицо.
        — Вон-вон, идет!  — чуть ли не пропищала от радости Ю и прикрыла рот ладонью, чтобы не выдать себя.
        Стражи пригляделись, рассматривая приближающегося к Альте юношу.
        — Эй, это же один из тех северян, разве нет?  — спросил Каратель на ухо другу, чтобы Нона их не услышала.  — Смуглый который.
        Кандидат, приехавший с той женщиной? Откуда Альта знает кого-то с Северной Базы?
        Задавался вопросами Ян и отвернулся, чтобы не видеть представшую перед его глазами сцену.
        — Ян,  — произнес Миша, жалея, что решил выведать у Кандидата причину ее здесь нахождения.
        — Моя девочка обнимается с парнем!..  — обрадовалась за подругу Нона, не замечая, как один из Офицеров поспешил покинуть Вокзал.

        Глава 7
        Прощай, Централ

        Штаб.
        Ответы всех Командующих, зачитываемых сейчас Шорову, были как на подбор. Никто ничего не знал, но обещал во всем разобраться и принять меры против тех, кто каким-то образом смог провести за Стену Врагосов и выпустить их на Вокзале Центрального Округа.
        Удивляет лишь то, что они до сих пор не прислали сюда своих Исследователей. Смех, да и только! Врагосы в Централе, подумал Марат, ожидавший, что его товарищи прореагируют на такую неожиданность более эмоционально.
        Мужчина прикрыл глаза, отстраняясь, от перекрикивающих друг друга Офицеров. Он слушал их вполуха, морщась, когда кто-то крикливый произносил его имя.
        Балаган, а не офицерский состав, состоящий из старых вояк.
        Но вот кто-то постучал по столу, привлекая всеобщее внимание и, прокашлявшись, задал свой вопрос:
        — А что об этом думает Совет?
        Можно подумать, Совет способен что-то вам всем сказать.
        — Совет еще не пришел к единому мнению о том, что на самом деле произошло на Вокзале. Они ожидают, когда вся информация, полученная Границей, будет должным образом обработана. Только после этого они вынесут свой вердикт.
        — Да что тут думать-то?!  — возмутился один из старых Офицеров.  — В других Округах засели предатели!
        — Согласен!  — подхватил другой.  — Нужно найти их и вынести им смертный приговор!
        Совещательный зал вновь погрузился в хаос из шума басистых голосов мужчин. Марат устало выдохнул, потерев переносицу, и оглядел своих подчиненных.
        Бесполезные пустозвоны, мысленно буркнул он и заметил притихшего Огнева, который еще ни разу за прошедшие часы не высказал своего мнения.
        Офицер Особого Класса никогда особо и не вмешивался в происходящее на собраниях, предпочитая молча слушать и лишь в самом конце, если того требовалось, высказывал свои мысли.
        Но сегодня весь вид Стража говорил о том, что он от этого места далеко и дела ему никакого нет до того, что здесь сейчас происходило.
        — Офицер Огнев,  — позвал его Командующий.  — Вы уже просмотрели отчеты?
        Услышав свое имя, Ян поднял опущенную до этого голову и посмотрел в глаза Шорову. Марат был знаком с ним много лет и знал лучше, чем кого бы то ни было в этом зале, поэтому сразу понял, что мысли подчиненного заняты обдумыванием чего-то более важного, нежели нападением Врагосов на Централ.
        — Да. И я не заметил в них ничего, что могло бы конкретно указывать на виновников,  — спокойно произнес Ян, поднимаясь со своего места, чтобы все его видели.  — Как вы все знаете, я был первым, кто вступил в контакт с Врагосами на Вокзале. К тому моменту все горожане, находившиеся на платформах, были убиты, и Врагосы стали продвигаться к выходу, чтобы попасть на улицу.
        — В тот день Вы только вернулись с Востока. Сколько времени прошло с того момента, как Вы направились к Базе и, услышав тревогу, решили вернуться обратно?
        — Около двадцати минут.
        — Было ли что-то необычное, когда Вы вернулись на Вокзал?
        — Кроме десятков Врагосов, слоняющихся по платформам и поедающих горожан? Нет, не было.
        — Как можно говорить об этом таким тоном?!  — вскочил со своего места старый Офицер.
        — Мой тон уже ничего не изменит,  — нахмурился Ян, устав от этого нескончаемого шума со стороны товарищей.  — Вместо того чтобы всю ночь сидеть здесь и сотрясать воздух, не лучше ли подумать о том, что мы можем сделать, чтобы подобное вновь не повторилось. Ни в Централе, ни где бы то ни было еще.
        Тебе просто лень здесь сидеть.
        Часть офицерского состава стала тихо перешептываться между собой, другая же бросала на Огнева недовольные взгляды. Ян прекрасно осознавал их пренебрежение им. Он был намного моложе большинства присутствующих в зале Стражей, а значит, по их мнению, еще ничего не знал и не умел.
        — И у Вас есть предложения?  — спросил Шоров, но после добавил, обращаясь ко всем.  — Или, может быть, у кого-то другого?
        Офицеры опустили головы, смотря то на своих соседей, то вообще куда-то на стены или потолок. Куда угодно, лишь бы не на своего Командующего.
        — Ну, что ж… Тогда, пожалуй, на сегодня мы закончим. Время уже позднее и все мы сильно устали. Я буду ждать каждого из вас в своем кабинете с планом решения данной проблемы.
        В помещении заскрипели стулья, которые Офицеры отодвигали, вставая с насиженных мест. Они не спеша покидали совещательный зал, и лишь Ян продолжал стоять, игнорируя взгляды других Стражей.
        — Офицер Огнев, есть что-то, что Вы хотите сказать мне наедине?  — спросил Марат, ровняясь с подчиненным.
        — Почему Вы молчали?  — только и произнес Ян, надеясь, что Командующий сам догадается о теме их будущего разговора.
        Но Шоров молчал, дожидаясь, когда же будет продолжение вопроса.
        — Якоб.
        — Якоб?.. Да, я понял. Марта вдруг стала разговорчивой?  — произнес мужчина, прислоняясь к краю стола.  — Я все еще до конца не могу в это поверить. Поэтому и не решился говорить тебе о том, что он жив.
        — А может, Вы мне не доверяете?
        — Ты один из тех немногих, кому я доверяю,  — устало усмехнулся Марат, не видя причин для недоверия.  — Но с чего вдруг Марта решила тебе рассказать?
        — Она не рассказывала. А лишь подтвердила мое предположение.
        — Предположение? А-а, тот курсант,  — вдруг понял Командующий.
        Мог бы и сам догадаться, что рано или поздно она расскажет о своем новом знакомстве.
        — И что ты думаешь об этом?
        — Что я…думаю?  — удивился Огнев.  — Не уверен, что понимаю…
        — Есть ли в этой девушке что-то столь особенное и необыкновенное, что Якоб уже дважды с ней встретился? Ты ведь понимаешь, что спустя целых семь лет он объявился, даже не прячась особо, и вдруг неожиданно знакомится с курсантом, служащим на нашей Базе.
        — Она ничем от остальных не отличается.
        — Уверен? Я плохо знаком с курсантами, но даже я заметил, что вы оба неплохо общаетесь.
        — «Неплохо» не совсем правильное слово,  — сказал Ян.  — Но Вы правы, из-за Майи я часто пересекался с курсантом Ютовой. И поверьте, в ней нет ничего, что могло бы привлечь внимание Якоба. Если это, конечно, он.
        — Пояснишь?
        — Вы слышали о сверхчеловеке, копирующем людей?
        — Старая байка,  — усмехнулся Марат.  — Я знал о ней еще до того, как тебя привели в Границу. Это не более чем выдумка.
        — Тогда я не понимаю, как он мог выжить. Я видел пепел, что остался от него. Я забрал его измар и принес его Вам.
        — Нас всех обманули,  — выдохнул Шоров, пожимая плечами.  — Как я понимаю, ты намерен найти его?
        — Да. Я должен завершить работу, которую Вы мне поручили,  — серьезно произнес Огнев, чем вызвал смех со стороны Командующего.
        — Тебе не идут такие фразы, Ян. Но я понимаю тебя. И знаешь, в этот раз, если…когда найдешь его, обязательно приведи на Базу.
        — Из-за его способности?
        — Из-за его способности,  — кивнул Марат, подтверждая догадку Особого Класса.  — В прошлый раз я был слишком зол, чтобы как следует обдумать свой приказ. Способность Якоба нельзя потерять снова.
        — Я понимаю и отправлюсь на Запад на вечернем поезде.
        — На Запад?  — удивился выбору Округа мужчина, но подумав, все понял.  — Начнешь оттуда, где все закончилось?
        — И если ничего там не найду, то…
        — Будешь делать по шагу назад, как он и учил,  — усмехнулся Марат, видя в образе Яна очертания своего старого друга.

* * *

        На следующий день.
        Кабинет Майи.
        — Почему именно Север?  — сама у себя спросила Создающая, смотря на перевод Альты в другой Округ.  — Нет, конечно, на Севере всегда нехватка Стражей. Я даже могу согласиться с большинством кандидатур, которых отправляют вместе с ней. Но почему и ее тоже? Она ведь только выписалась из больницы.
        — Ты сама сказала, что на Севере нехватка Стражей,  — спокойно произнес Миша, просматривая собственные отчеты.  — И не ты ли хвасталась перед сослуживцами, что нашла новый способ тренировать Создающих?
        — Да, но…  — женщина не знала, что сказать в свою защиту.
        Кто меня за язык тянул?
        — Через два дня… Они спешат.
        — Нехватка Стражей,  — вновь повторил Бергов, за что в него полетел карандаш, от которого мужчина прикрылся бумагами.  — Ты все равно ничего не изменишь и в Централе ее не оставишь, какой бы твоей любимицей она не была. Так что хоть всю канцелярию на меня переведи, толку никакого.
        Майя покрутила в руках очередной карандаш, внимательно вглядываясь в заостренный грифель, а потом, положив его на стол, усмехнулась, придя, как она считала, к идеальному выходу из этой ситуации.
        — Я вот, может, и не смогу,  — улыбнулась Четина,  — но есть у нас один товарищ…
        — Даже не вздумай,  — перебил ее Каратель и строго посмотрел на Офицера.  — У нашего товарища — из-за твоего, между прочим, курсанта — плохое настроение.
        — Взрослый мужик обиделся на очередную колкую фразу молоденькой девушки?  — усмехнулась Майя.
        Интересно, что же она на этот раз могла ему сказать?
        — Взрослый мужик обиделся на то, что у молоденькой девушки, оказывается, есть жених,  — произнес Миша, следя за реакцией куратора Создающих.
        Но женщина лишь бросила на него насмешливый взгляд, будто он сказал необычайную глупость.
        — То есть ты не знала?
        — Ты сейчас не пошутил? Какой еще жених?  — спросила Майя, нахмурившись, и убрала приказы подальше.
        — Мы видели, как она обнималась с парнем на Вокзале. А Ю сказала, что это ее жених,  — объяснил мужчина и увидел непонимание на лице Стража.
        — Разве не Нона посмеялась над Альтой, сказав, что у нее даже парня нет. А ты уже на жениха замахнулся?
        — Но Ю сказала…  — задумчиво произнес Бергов.  — Тогда я ничего не понимаю. Нона ведь не могла догадаться?..
        О том, что Офицер Особого Класса присматривал за курсантом не просто так, знали лишь Миша и Майя. Но лишь благодаря тому, что были знакомы с Огневым со времен своего обучения на Центральной Базе. После они несколько лет служили бок о бок, пока однажды Четиной не предложили вернуться и стать куратором. А после и Бергов, получив новое звание, засел в Штабе, лишь изредка выезжая за пределы Округа.
        — Нет,  — уверенно заявила Майя.  — Если бы догадалась, то сразу же прибежала бы ко мне, чтобы все прояснить и разузнать подробности. А раз я ее в своем кабинете с таким вопросом ни разу не встречала, то…
        Дверь в кабинет скрипнула, в очередной раз напомнив Карателю, что надо бы ее смазать. В помещение вошел объект их разговора, тем самым этот разговор прервав. Офицер оглядел друзей и по выражению лица Майи понял, что Миша так и не научился держать язык за зубами, когда дело касалось его и одной Создающей.
        — Я не хочу сейчас об этом говорить,  — сказал он, подходя к одному из столов.  — У нас есть более важная тема для обсуждения.
        — Важнее, чем?..  — только заикнулась Четина, но ее тут же перебили.
        — Якоб жив.
        На некоторое время в кабинете наступила тишина. Огнев прикрыл лицо руками, чуть надавливая пальцами на уставшие глаза, а Майя с Мишей лишь растерянно переглядывались, не веря в сказанное их другом.
        — Это тебе Марта сказала?  — спросил Каратель.
        Ведь именно за фотографией Якоба Огнев ее и навещал.
        — И сам же Шоров это подтвердил. Якоб, с которым мы служили, и Якоб, с которым познакомилась Альта,  — мужчина сжал от злости губы, но все же смог процедить сквозь зубы:  — Это один и тот же Якоб.
        — Значит, твои воспоминания изменили,  — утверждающе произнес Миша.
        Будучи Карателем, он лучше них знал, как работала способность по манипуляции с памятью.
        И как можно судить, очень умело подделали, подумал Офицер Второго Класса.
        Ян молча кивнул, подтверждая то, что подтверждения не требовало.
        — И ты намерен найти его, да?  — спросила Майя, крутя в пальцах короткий карандаш.
        — Да. На сегодняшнем поезде я отправлюсь на Запад и начну свои поиски оттуда.
        Женщина постучала по столу и недовольно цокнула языком.
        — Значит, вы все меня бросаете,  — невесело улыбнулась Четина.
        — В смысле?
        — Мишу отправляют к Стене разбираться с недовольными гражданами. Ты едешь на Запад, а Альту переводят на Север через два дня. Одна Нона со мной в столице и останется.
        — На Север?  — переспросил Ян.
        Бессонная ночь сказывалась на его возможности быстро реагировать и понимать чужие фразы.
        — Она еще не восстановилась. Я не думал, что ее отправят куда-то из Централа.
        — Я тоже не думала,  — пробубнила Майя, не желая терять свою подопечную из вида.  — Теперь кто знает, когда она вернется.

* * *

        Квартира Шоровых в городе.
        Марат добрался до квартиры сестры как раз в тот момент, когда она собиралась куда-то пойти. Женщина только приготовилась закрывать дверь на ключ, как услышала чьи-то тяжелые шаги, а уже через мгновенье перед ней появился ее брат.
        — Поговорим, сестренка?  — произнес Марат, подталкивая Марту обратно в квартиру.  — Вот кто тебя просил?
        — Ева не просила Марту,  — вмешалась девочка, выходя из комнаты в прихожую.
        В руках у нее была ее любимая тряпичная кукла.
        — Он бы все равно узнал,  — сказала женщина, одергивая накидку.  — К тому же, согласись, Ян в Централе сейчас фигура ненужная. Пусть займется поиском Якоба. Верно, Ева?
        — Да.
        — О чем вы?
        — Ева не видит встречи Яна и Якоба. Это значит, что поиски Яна будут бессмысленными.
        — Так ты рассказала ему все в надежде, что он уедет из Округа?
        — Марта не знала, что так получится. Но толка от Яна в Централе пока нет.
        — Разве так должна говорить маленькая девочка?  — улыбнулась Шорова, потрепав ребенка по волосам.
        — Ева давно не маленькая.
        — Да, точно,  — ответила ей сестра Командующего и обратилась к Марату.  — Зато теперь мы, не боясь, что он заметит, сможем следить за этим курсантом. Ян начал бы задавать вопросы, узнав, что мы проявляем к ней интерес.
        — Не сможем. На нее пришел запрос,  — произнес Марат, хрустя пальцами на руках.  — Через два дня я отправляю ее на Север.
        — Запрос? Это значит… Лично от Войтова?
        — От него самого,  — кивнул ей мужчина.  — Думаю, причина в той драке у Музея.
        — Откажи ему,  — произнесла женщина интонацией, не позволяющей ответить ей отказом.  — Скажи, что она не до конца поправилась и оставь в Централе.
        — Марта…
        — Что Марта?..  — нахмурилась сестра Стража.  — Мы решили, что не будем вмешиваться в происходящее. Будем лишь наблюдать. Но как, как, скажи мне, мы будем это делать, если она уедет?!
        — Успокойся. Поддаваться таким истерикам в твоем-то возрасте… Это не серьезно, сестренка.
        — А что тогда серьезно? Твоя смерть, которая наступит по вине этой девчонки?!
        — Ева не видела, как Альта…
        — Да, я знаю! Она всего лишь там стояла!
        Марта выдохнула, пытаясь унять дрожь в плечах. Она прошла вглубь гостиной, снимая уличную накидку и садясь на диван.
        — Ева не увидела ее звания, но офицерскую форму начинают носить все, кто прошел обучение. Марат, это может произойти уже в следующем году! Почему ты так несерьезен?
        — Я серьезен, Марта,  — сказал мужчина, садясь рядом с сестрой и приобнимая ее за плечи.  — Да, она отправится на Север. И пусть Ян не найдет Якоба. Мы все равно всегда будем на несколько шагов впереди. Ведь у нас есть Ева.
        — Ева не может видеть далекое будущее.
        — А нам оно и не нужно. Хватит того, что есть. К тому же,  — Марат усмехнулся собственным мыслям.  — Как думаешь, сколько южанин протянет на Севере?
        — Эта шутка не смешная и сгодится только для твоих офицерских застолий,  — пробубнила Марта.
        За всю свою жизнь она офицерский юмор так и не научилась понимать.
        — И все же, зачем он сделал на нее запрос?
        — Из-за сына. Я в этом уверен. У Северного Командующего методы воспитания довольно…специфичны.
        — Тиран, а не отец,  — поморщилась женщина.
        Из всех Командующих, Войтова она искренне ненавидела.
        — Ева, видишь ли ты что-нибудь?  — спросил Марат у девочки, подзывая ее к себе.
        Ребенок закрыл глаза, сосредотачиваясь на картинках, всплывающих у нее в голове. Но ничего особенного или требующего повышенного внимания она не увидела и на вопрос Марата Ева лишь отрицательно покачала головой.

* * *

        Территория Базы.
        День для Альты был столь насыщенным, что она не заметила, как наступил вечер.
        — Значит, меня, и правда, переводят на Север?  — с грустью в голосе произнесла она, прогуливаясь по территории Базы вместе с другом, который и сообщил ей эту новость раньше, чем об этом было объявлено официально.
        — Ты не выглядишь счастливой,  — усмехнулся смуглый юноша.  — Не рада, что будешь служить вместе со мной?
        — Даже не зна-аю,  — протянула она, но сказала правду.  — Когда три года назад меня распределили в другой Округ, я, правда, расстроилась. Не хотела быть одна. Но в то же время я была счастлива, что выберусь с Юга. А теперь…
        — Ты тут прижилась, да?  — спросил Агни, понимая ее чувства.
        Альта посмотрела на друга и улыбнулась его словам.
        С того раза, как девушка пробудила в себе способности, Агний долгое время не разговаривал с ней, чувствуя вину за то, что чуть не навредил ей. Лишь со временем, когда стыд за произошедшее приутих, он смог набраться смелости и извиниться за свою вспыльчивость. В тот раз Альта лишь посмеялась, поблагодарив за то, что, возможно, именно благодаря его внезапной атаке она смогла осуществить свою мечту.
        Со времен их детства Агний стал тем, на кого всегда можно было опереться в трудную минуту. Тем, у кого можно было попросить помощи, зная, что он в ней никогда не откажет.
        Идеальный друг, подумала она, беря его под руку, и продолжая их совместную прогулку.
        — Ты связывался с Лилей или Соней?  — спросила Альта, вспоминая свих подруг.
        Сама она с девушками переписывалась не так часто, как хотелось бы. Особенно в последние полгода. И потому совершенно не знала, чем они могли заниматься.
        — Тут же проходил экзамен. Как ты могла не встретить Соню?
        — Вот…как-то у нас не получилось встретиться. Я, знаешь ли, готовилась стать Кандидатом.
        — В последнем письме Соня говорила, что ее отправляют за Стену,  — продолжил их разговор Атакующий.  — Все-таки с животными обследовать территории Мертвых земель намного легче. А учитывая то, что Соня стала специализироваться на птицах…
        — Они пролетают большие расстояния,  — закончила за него Создающая.
        — Да. Но кроме этого, в воздухе встречи с Врагосами им не страшны. И будь контроль Сони сильнее, кто знает, может мы бы смогли узнать что-нибудь о других странах? А возможно, даже о континентах, которые раньше существовали.
        — Десять километров,  — тихо произнесла Альта.
        Таков был лимит способности ее подруги. После преодоления этого расстояния, животные переставали слушаться Собирателя, вновь возвращая контроль над своими телами.
        — Так… Почему вы перестали общаться?  — вдруг спросил Агний.  — Поссорились что ли в тот год, как я уехал?
        — Что? Нет,  — сказала Альта, замотав головой.  — Ничего такого. У каждой из нас все меньше времени на переписки друг с другом. Лиля ведь так и не смогла стать Стражем, да?
        — Зато она целыми днями сидит в своем магазинчике и торгует цветами,  — усмехнулся парень.  — Им бы способностями поменяться. Уверен, Соня бы все отдала, чтобы находиться внутри Стены.
        — Это прозвучало жестоко,  — недовольно буркнула курсант, но затем захихикала.
        Все же это было правдой. Лиле и Соне стоило бы поменяться способностями.
        Друзья продолжали свою неспешную прогулку, впервые за долгое время, имея возможность пообщаться с глазу на глаз. Проходящие мимо них Стражи от чего-то косо на них поглядывали, но южанам было все равно. Ровно до того момента, пока они не заметили, как по направлению к ним шел один из Офицеров.
        Альта, увидев Огнева, отпустила руку Агния, а юноша отсалютовал Особому Классу.
        — Может хоть на Севере тебя научат следовать Уставу,  — недовольно произнес Ян.
        — Вы знаете, что меня отправляют на Север?  — вместо приветствия, удивленно спросила Создающая, а после заметила одну странность.  — Вы что, тоже покидаете столицу?
        — Да,  — ответил Страж и посмотрел на спутника курсанта, который без стеснения его разглядывал.  — Что-то не так?
        — Простите,  — произнес Агний.  — Я, как и Вы, огненный Страж, поэтому встреча с Вами — честь для меня.
        — Вот как,  — протянул мужчина, окидывая юношу взглядом.  — Откуда Кандидат из Северного Округа может быть знаком с курсантом из Центрального?
        — Мы оба с Юга,  — ответила за парня Альта.  — Мы с Агни жили в одном городе до того, как на него напали Врагосы.
        — Тяжело, наверное, было служить на разных Базах?  — поинтересовался Огнев.
        Зачем я этим интересуюсь?..
        — Да не особо,  — пожал плечами Атакующий, не видя в вопросе никакого подвоха.  — Конечно, с ней теперь будет интересней, но… Слушать ее вечные наставления несколько удручает.
        — Что сказал?!  — возмутилась Альта, бросая на Офицера быстрый взгляд.
        Он и так обо мне не лучшего мнения, а еще ты тут со своими претензиями!..
        — Разве стоит так отзываться о своей невесте?  — невзначай спросил Страж и заметил, как выражение лиц южан резко поменялось.
        — Какой невесте?  — удивилась Создающая, но поняв, что Огнев имел ввиду ее, густо покраснела, начав задыхаться от возмущения.
        — Так вот какова причина этих косых взглядов,  — произнес Агний, начиная понимать, почему незнакомые ему личности перешептывались за его спиной на протяжении всего дня.  — Пожалуйста, Офицер Огнев, не говорите такого. Дружить с ней одно, но связывать свою жизнь… Я врагу такую жену не пожелаю.
        — Прости?!  — не выдержала Альта.
        Надо было закидать тебя камнями в детстве вместе с Лилей!
        — Нона…ошиблась?
        Эта сплетница впервые в жизни что-то не так поняла?
        — Нона? Это она про меня всякое рассказывает?  — спросила Создающая и получила от Огнева утвердительный кивок.
        Ну, я ей устрою!..
        — Твоя подруга удивительна,  — восхитился незнакомой ему еще девушкой Агний.  — Ей даже Офицеры верят.
        Альта в своей голове уже продумывала миллион способов издевательств над соседкой во имя справедливости.
        С чего ей такая мысль вообще в голову пришла?!
        Подумав об этом, она осознала, что сама в какой-то степени была виновницей произошедшего недопонимания. Давно уже нужно было рассказать Ноне, что никакого жениха на самом деле, правда, нет.
        — Если мы продолжим, то я опоздаю на поезд,  — произнес Ян, посмотрев на наручные часы.  — Поэтому, Кандидат, я бы хотел поговорить с курсантом наедине.
        — Конечно,  — кивнул Агний, отдавая Офицеру честь.  — Был рад познакомиться с Вами.
        — Я тоже,  — сказал Огнев, и когда юноша от них отошел, обратился к Альте.  — Я хочу предупредить тебя.
        — Обещаю, на Севере никому не дерзить, соблюдать субординацию и ни в какие истории не вляпываться,  — отчеканила Создающая, закатывая глаза.
        Она была убеждена в том, что Офицер, напоследок, решил ее поучить манерам.
        — Я уверен, что ты не выполнишь ни один из трех пунктов, которые сейчас произнесла,  — усмехнулся Ян.  — Но я хотел предупредить тебя о новом знакомом с Вокзала и кое о чем попросить.
        — О знакомом с Вокзала? Вы о том Якобе?  — спросила девушка, и Страж ей кивнул.
        — Он преступник, Альта, убивший множество людей. Поэтому, если еще раз с ним встретишься или где-нибудь заметишь, найди способ связаться со мной.
        — П-преступник?  — переспросила курсант, ужаснувшись от осознания того, с кем познакомилась.
        Но он не казался опасным.
        — Вы в этом уверены?
        — Поверь мне, он не такой, каким мог тебе показаться. Поэтому обещай, что сообщишь мне, если встретишь его.
        Серьезность, с которой Огнев это произнес, не дала усомниться Альте в его словах. Якоб был опасен. Опасен не только для окружающих, но в первую очередь и для нее самой. Девушка смогла лишь кивнуть Офицеру, обещая выполнить его просьбу.
        — Тогда хорошей службы на Севере,  — произнес Ян и направился к главным воротам, чтобы на долгое время покинуть территорию Центрального Округа.
        Смотря на отдаляющуюся спину Стража, в памяти Альты всплыли воспоминания о недавних трагических событиях. Они точно так же расставались, уходя в разные стороны. Он обратно на Вокзал. Она за помощью на Базу.
        Все в порядке. Такого больше не случится, подумала Создающая.
        — Офицер,  — окликнула она Яна, и когда тот обернулся, отдала ему честь.
        Так, как полагается по Уставу Границы.
        — Обещаю, что буду достойно служить на Базе Северного Округа, чтобы, когда мы встретимся в следующий раз, Вы могли похвалить меня за мои успехи!
        Агний из этой фразы не понял ничего.
        А вот Ян, кивнув курсанту, усмехнулся и продолжил свой путь.
        Кто так желает другому беречь себя?
        От слов Альты ему отчего-то стало легче. И теперь он со спокойной душой мог покинуть Централ.

* * *

        Штаб.
        Работы было слишком много, чтобы проводить друга. Но чтобы вызвать в свой кабинет одну сплетницу, много времени не надо. Вот только кое-кто собирался нарушить ее планы о вечернем, девчачьем разговоре.
        — А ты зачем остался?  — спросила она Мишу, который со своей работой уже давно закончил и просто от скуки отсиживался у нее в кабинете.  — Если нечем заняться, то мог бы и помочь мне.
        — Ненавижу бумажки, Пчелка,  — сказал он, скривив лицо.  — Ты же это знаешь лучше всех.
        — Тогда пошел бы проводить Яна,  — не сдавалась женщина.
        Если уж помогать он ей не собирался, то выпроводить его из кабинета до прихода Ноны она была обязана. Нечего их тайны подслушивать.
        — С его-то настроением?  — покачал головой Каратель.  — Он бы и не заметил, что я рядом иду.
        Если бы встреча с Ю не была назначена на сегодня, то Четина, в принципе, была бы не против компании Миши. Она бы быстро расправилась с делами, а потом они бы нашли, чем заняться в оставшееся до утра время. Но она сама попросила Кандидата зайти к ней, как та освободится, поэтому отменить их посиделки не могла.
        Бергов же, хоть и Каратель, а значит, по природе больше слушатель разговоров, чем тот, кто принимает в них участие, все же мог вставить свои фразы в их беседу, а этого женщина допустить не могла. Когда в дверь ее кабинета осторожно постучали, Офицеры повернули головы на звук, замечая в образовавшемся проеме голову Атакующей.
        — Можно?
        — Входи,  — позвала ее Майя, ставя последние печати на приказы.  — Ты ведь знаешь, зачем я попросила тебя прийти?
        — Догадываюсь, но спешу огорчить,  — начала Нона, заходя в кабинет и закрывая за собой дверь.  — Альта мне уже выказала свое недовольство.
        Девушка села за свободное место, страдальчески опуская голову на стол.
        — И как я могла так опростоволоситься?..  — театрально прохныкала Кандидат.
        — Так ты ошиблась?  — поинтересовался Миша, стараясь не засмеяться.  — Нет, и не было никакого жениха?
        — Есть!  — воскликнула девушка.  — Я просто ошиблась с парнем.
        — И что это должно значить?
        Нона побарабанила пальцами по столу, обдумывая, как лучше начать свой рассказ. Нагоняй от Альты, правда, по телефону, она уже получила. Так что теперь она спокойно могла поделиться с Четиной и Берговым тем, что уже три года не давало ей покоя.
        — Есть у нее жених, правда. На Юге.
        — Она сама тебе это сказала?  — спросил Каратель, замечая, как всегда уверенная в себе Ю, мялась, не зная, как ответить.
        — Не совсем. Она как-то проговорилась, что ее дома сосватали. Еще до того, как на ее город напали Врагосы.
        — Это было восемь лет назад,  — нахмурилась Майя и покачала головой.  — Ей лет тринадцать было.
        — Подумаешь,  — не видя в таком возрасте ничего предрассудительного, произнесла Атакующая.  — Она всегда так реагирует, когда я разговор об этом женихе завожу. А когда появился этот северянин, я и подумала, точно ведь он! Правда, Альта сказала, что это ее друг, с которым она с детства знакома…
        — И почему же ты ей не поверила?
        — Моя подруга только в двух случаях реагирует на противоположный пол. Либо, когда вспоминает о Страже, спасшем ее. Либо, когда я в очередной раз пытаюсь выпытать у нее про жениха.
        — Только два?  — усмехнулась Майя.  — А как же Офицер Огнев?
        — При нем она краснеет от злости, а не от смущения,  — пояснила Ю.  — А когда вчера я напрашивалась пойти с ней на Вокзал, она всячески отнекивалась, ссылаясь на то, что это просто друг. Тогда почему бы мне, ее подруге, не пойти и не встретиться с ее другом?
        — Наверное, потому,  — начал Каратель,  — что именно такой реакции она от тебя и ожидала.
        — Ну, ошиблась,  — обиженно буркнула Кандидат.  — С кем не бывает?
        — С тобой, Нона,  — улыбнулась Майя.  — Но вдруг таинственный юноша и правда, существует? Ты что-нибудь еще знаешь?
        — Не много. Она говорила, что ее сосватали с невоспитанным Собирателем, который отправлялся за Стену в тот день, когда Врагосы на них напали.
        — Не староват ли Собиратель для тринадцатилетней девочки?  — засмеялся Миша и был награжден за свой смех недовольными взглядами женщин.  — Что?..
        — Вот поэтому я и не хотела, чтобы ты при нашем разговоре присутствовал,  — пробубнила Майя.
        Мужчина… Никакого чувства такта.
        — Да что я сказал-то?  — продолжал улыбаться Каратель.
        Собиратель в женихи тринадцатилетней девочке, подумал он, и вдруг в памяти всплыла похожая фраза, которую он уже когда-то слышал.
        — Восемь лет назад на Юге, говоришь?
        Кандидат кивнула, а Майя не поняла, с чего вдруг ему понадобилось переспрашивать это.
        Ну что мы за идиоты, сам себя корил за несобранность Миша, улыбнувшись своей догадке.
        Нет, это была не догадка. Даже не теория. А настоящая истина.
        Жаль, что он уже уехал.
        Лишь губами, не произнося ни звука, он пообещал Майе все рассказать, как только они останутся наедине.

* * *

        Два дня спустя.
        Территория Главного Вокзала Центрального Округа.
        — Не думала, что прощаться с тобой будет так тяжело,  — вздохнула Нона, в очередной раз обнимая подругу.  — Ты хоть представляешь, как одиноко мне будет в нашей комнате?
        — Я тоже буду скучать,  — сказала Альта и обернулась, посмотрев на входящих в вагон товарищей.  — Мне уже пора. Или ты хочешь задержать меня, чтобы я не зашла в поезд?
        Ю легонько толкнула ее, улыбнувшись курсанту.
        — Жаль, что тебя отправляют на Север,  — произнесла Майя, дотронувшись до плеча подопечной.  — Будь это Восток, то можно было бы попросить Командующую Асыву потренировать тебя. Все-таки твой барьер не такой, как у остальных.
        — Вы тоже многому меня научили,  — не согласилась с куратором девушка.
        — Командующая Востоком достойна восхищения и подражания, Альта. Мы с ней совершенно на разных уровнях.
        — Даже если так, Вы мой единственный куратор, Офицер.
        — Я же говорила,  — усмехнулась Нона.  — Восхищения и подражания у нас только один таинственный Страж достоин.
        По перрону разнесся первый гудок, предупреждающий пассажиров о скором отправлении поездов. Граждане поспешили в вагоны, чтобы не остаться в Централе до следующего дня. Кто-то спешил пересесть на нужный им поезд, подгоняя отстающих родственников. А кто-то на ходу дожевывал булочки из магазинчика, не сумев упустить возможности полакомиться знаменитыми сладостями.
        К женщинам подошел Агний, собираясь увести Альту с собой.
        — Ты должен как следует приглядывать за моей подругой,  — сказала Ю, сощурив глаза.  — Узнаю, что ее обижают, а ты ничего не делаешь, найду и заставлю пожалеть об этом.
        — Распустишь обо мне слухи?  — усмехнулся юноша.  — Хотя, лучше сразиться на Арене. Повезло, что способности у нас, как и звания, одинаковые.
        — Да, повезло,  — согласилась Нона, с вызовом посмотрев на друга детства Альты.
        — Определенно, это начало долгой дружбы,  — засмеялась Майя, и по Вокзалу разнесся второй гудок.  — Береги себя, Альта. Север — жестокое место.
        — Особенно для южан,  — пошутила соседка Создающей, но юмор ее не оценили.
        — Ты даже представить не можешь, сколько раз за время обучения я это слышал,  — покачал головой Агний, тяжело вздохнув.  — Пора придумать что-нибудь новое.
        — Зачем, если вы и на старое так же остро реагируете,  — сказала Нона и добавила:  — Хорошей службы.
        — Надеюсь, скоро увидимся,  — улыбнулась Альта и вместе с другом зашла в вагон.
        Внутри было шумно. Многие курсанты, так и не получившие в этом году звания, галдели, обсуждая предстоящую им всем службу на Севере. О самом холодном Округе их страны ходили разные слухи. Какие-то вызывали смех, какие-то недоверие. Но были и те, что заставляли вздрагивать в холодном поту.
        Прозвучал последний гудок, и поезд тронулся с места.
        Альта открыла окно, напоследок помахав рукой подруге и куратору, которые, дождавшись этого жеста, медленно побрели обратно на Базу.
        — Покидать Юг было проще, чем Централ,  — призналась девушка Агнию.
        Сердце Создающей болело от расставания с друзьями и местом, что стало ей настоящим домом. Три года, которые она провела на Базе, стали по-настоящему незабываемым приключением, о котором она мечтала с самого детства.
        — Может, ты и недолго протянешь на Севере,  — сказал парень, получая тычок в бок от подруги.  — Я серьезно. Нравы там не такие, как на Юге или здесь.
        — Мне будет сложно, да?  — спросила она, закрывая окно.
        — Первое время. Но тебе повезло. Я буду рядом,  — самоуверенно заявил Кандидат, приобнимая курсанта и крича своим сослуживцам, что никакая они не парочка.
        Это вызвало со стороны Создающей лишь заливистый смех.
        — Ты прав. С тобой будет легче.
        Она посмотрела в окно, прослеживая взглядом быстро сменяющийся пейзаж.
        В эту сторону страны она еще никогда не ездила.
        Прощай, Централ, подумала Альта, присоединяясь с Агнием к другим пассажирам.

        Глава 8
        Северный Округ

        Движущийся в сторону Северного Округа поезд.
        Территория страны, в которой все они жили, была намного меньше той территории, на которой жили их предки до постройки Стены. От столицы Централа до столиц других Округов было практически одинаковое расстояние.
        Чуть более суток потребуется гражданину страны, чтобы пересечь границу одного Округа и попасть в земли другого.
        Но, в отличие от других главных городов, столица Севера, пусть и была по площади меньше, чем остальные, находилась в непосредственной близости от Стены, а значит, на дорогу к ней требовалось чуть больше времени.
        Ночь в поезде проходила тихо и спокойно. Кто-то из молодых пассажиров спал, кто-то, не мешая соседям, тихо переговаривался со своими друзьями, а кто-то, только пытался уснуть, игнорируя посторонние шорохи и духоту в вагоне.
        Звон, издаваемый алюминиевой ложкой в граненом стакане, раздражал Альту. Спускаться с верхней полки она не хотела, но и спать с подушкой на голове было неудобно.
        Лето пришло в страну несколько дней назад и духота, от которой было не спастись даже ночью, мешала Создающей спокойно спать.
        Я ведь с Юга! Как южанину может быть жарко на Севере?!
        В очередной раз перевернув подушку на другую сторону, она на пару секунд смогла ощутить приятную прохладу на своей щеке.
        Альта уже несколько часов старалась уснуть, но попытки ее были тщетны. Курсант считала овец, старалась ни о чем не думать, представляя в своей голове то полностью белое пространство, то полностью черное, но тело периодически бросало в жар, а прилипающая к спине футболка мешала расслабиться, чтобы провалиться в забытье.
        Она была уверена, что спать на не заправленной постельным бельем полке было бы намного лучше. И, что важнее, прохладнее.
        Почему окна в коридоре открываются, а в купе нет, подумала она, но даже тот ветерок, что доставал до нее, был теплым и никак не помогал девушке охладиться.
        Вновь перевернувшись на спину, Альта ощутила, как что-то холодное дотронулось до ее лодыжки, и от неожиданности курсант подскочила с полки, ударившись головой о потолок купе.
        Стараясь не озвучивать все то, что сейчас было в ее мыслях, девушка посмотрела на того, кто потревожил ее отдых.
        — Агни?  — прошептала она имя друга, чтобы не разбудить своих попутчиков.  — Чего тебе надо?
        Парень приложил палец к губам и кивком головы попросил подругу выйти с ним. Не дожидаясь ее ответа, Кандидат пошел в сторону тамбура, зная, что Альта обязательно последует за ним.
        Дотронувшись до ушибленного места, Создающая осторожно спустилась со своей полки, стараясь не задеть развалившегося под ней товарища. Вдев ноги в тапки, она собиралась сразу же выйти из купе, когда противный звон вновь донесся до ее ушей.
        Ну почему сразу нельзя было ее вытащить?
        Подумав об этом, Альта, достав ложку из стакана, положила кусок алюминия на стол и с чувством выполненного долга последовала за другом.
        Наконец-то в купе стало тише.
        В вагонном коридоре было намного прохладнее. Даже дышать в нем, казалось, было легче, чем в душном купе. Альта сделала несколько глубоких вдохов у открытого окна, наслаждаясь ощущением свободы от замкнутого пространства спального места.
        Свет в поезде приглушили в самом начале вечера, поэтому глазам девушки не нужно было привыкать к полумраку. Она и так прекрасно видела очертания коридора и поручня, что тянулся вдоль окон. Проходя мимо некоторых купе, Создающая взглядом встречалась с такими же, как и она, не спящими пассажирами.
        Кто-то из них просто сидел на нижних полках, играя в карты со своими попутчиками, другие разговаривали. А те, кто был одинок, смотрели в окна, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть в ночном пейзаже.
        — Я знал, что ты не спишь,  — усмехнулся Агний, как только Альта вошла в тамбур. Здесь можно было говорить в полный голос, не боясь разбудить остальных пассажиров.  — Пить будешь?
        — Холодная?  — удивилась девушка, забирая у друга бутылку с водой.  — У тебя собственный холодильник в вагоне есть?
        — Морозильник, если быть точнее,  — ответил Кандидат, но заметив, что Создающая шутки не поняла, поспешил объяснить.  — Попросил Офицера остудить ее. Да будет тебе известно, у большинства Стражей на Севере способности связаны с созданием холода и снега.
        — Серьезно?  — спросила Альта, отпивая глоток и морщась от неприятного ощущения, когда из-за ледяной воды начала болеть голова.  — Тогда что на Базе делают такие, как ты?
        — Я сама серьезность. А насчет таких, как я… Ну, нужно же хоть кем-то разбавить офицерские составы. Хотя морозильные способности как раз то, что нужно Северу.
        — Морозильные способности!..  — засмеялась Альта над таким названием.  — Дух южанина в тебе все еще жив!
        Взглянув в окно, друзья заметили, как прямо на их глазах черное ночное небо с каждой минутой становилось все светлее и светлее, приближая утро.
        Их поезд недавно покинул территорию Центрально Округа и уже находился в землях Северного. Большая часть пассажиров выйдет в маленьких, граничащих с Центральным Округом городах, которые будут встречаться им на пути к столице. Те же, что останутся в вагонах до вечера, выйдут уже в столице.
        Солнце взошло и Стражи, привыкшие вставать с его первыми лучами, начали просыпаться, выходя из своих купе и образуя в коридоре очередь к умывальникам, располагавшимся в обоих концах вагона.
        — Я не вынесу целый день ехать по этой жаре,  — пожаловалась девушка, представляя, как температура в вагоне будет становиться все выше и выше из-за нагревания металлического корпуса поезда.  — Может, Офицер Инева наморозит нам прохладу?
        — Наслаждайся теплом, пока есть такая возможность,  — сказал Агний, криво усмехнувшись.
        Его подруга еще и не знала, каким это было счастьем — понежиться на теплом солнышке, обливаясь холодным и липким потом, а не мерзнуть на патруле на городских улицах или на Стене.
        — Ты ведь не думаешь, что просьба взять теплые вещи была шуткой с нашей стороны?
        — Значит, это правда?  — спросила Альта, прохладной бутылкой дотрагиваясь до своей шеи.
        — Самая настоящая,  — кивнул Атакующий.  — Столица Севера — столица вечной зимы.

* * *

        Вокзал столицы Северного Округа.
        Альта мало что знала о самом малочисленном Округе ее страны. И причиной тому была банальная незаинтересованность девушки в месте, в которое она никогда не собиралась попадать. А уж тем более там проживать.
        Поэтому ближе к вечеру, увидев, как светлое летнее небо начало тускнеть, а потом и вовсе стало темно-серым, Создающая отказывалась верить собственным глазам.
        Зеленые леса начинали редеть, оставляя вместо себя лишь бескрайние голые поля. Деревья, которые только что были украшенные зеленой кроной, с каждым новым проехавшим километром превращались в иссохшие от нескончаемой зимы безжизненные палки.
        — Добро пожаловать в новый дом,  — невесело произнес Агний, одергивая свою зимнюю форму.  — Как тебе лето?
        — Люди, правда, здесь живут?  — вымолвила девушка.
        Прости меня, Солнышко. Я снова хочу к тебе.
        Они стояли в коридоре, постоянно прижимаясь к стене, чтобы другие пассажиры, идущие им навстречу, могли пройти мимо, прямиком к выходу из вагона. И без того узкий коридор стал еще уже, когда все накинули на свои плечи зимнюю одежду.
        Несколько минут назад всем курсантам было приказано достать теплый комплект формы и переодеться в него.
        А я ведь с таким удовольствием вешала его в шкаф до следующей зимы, безрадостно подумала Альта, застегивая нижние пуговицы на шинели.
        Пейзаж за окном удручал все сильнее, а поезд начинал сбавлять ход.
        Они уже въехали на территорию столицы, но попытки разглядеть хоть что-нибудь по ту сторону окна не увенчались успехом ни у одного курсанта. Маленькие огоньки горели слишком далеко от того места, по которому они сейчас ехали, а пространство за пределами поезда освещалось лишь светом из вагонов.
        — Представь себе, живут. Да еще как!  — усмехнулся парень.  — Придется просто привыкнуть к тому, что солнце если и появляется на небе, то ненадолго и совершенно не согревает.
        — Командующий Войтов просто невероятен,  — прошептала Альта, ощущая в груди некий восторг от способности главы Округа.
        Поезд окончательно остановился, и сквозь окна стал виден вокзальный перрон, освещенный несколькими фонарями.
        До ушей граждан донеслись привычные каждому из них три гудка, и только после этого проводники открыли ведущие на улицу двери. Миловидно улыбаясь, две женщины прощались со своими пассажирами, кому-то помогая спуститься на перрон, а кому-то просто поддерживая тяжелые чемоданы.
        Оказавшись снаружи, Альта сделала глубокий вдох.
        Этот запах так нравится Максу, с улыбкой на лице подумала она, вспоминая, как совсем недавно прогуливалась с восточными курсантами по столице Централа.
        Морозный воздух и запах гари.
        Когда все курсанты оказались на платформе, то первое, что бросилось им в глаза, был абсолютно пустой Вокзал. На его территории не было ни привычных для них магазинчиков, ни обыкновенных ларьков. Стояло всего лишь несколько заснеженных лавок, рядом с каждой из которых был мусорный бак, выкованный из железа. Пара стендов, за стеклами которых вывешивали газеты, да патрульные, без интереса рассматривающие прибывших.
        Перрон, оживший с прибытием поезда, вновь стал безлюдным, как только немногочисленные пассажиры поспешили покинуть территорию Вокзала, желая скорее очутиться в своих домах.
        Офицер Инева вместе с двумя Кандидатами встала напротив толпы курсантов, собираясь поприветствовать их в своем Округе. Но перед этим все же пересчитала их, как маленьких детей на экскурсии.
        — Я знаю, вы хотели бы служить в месте более приятном и комфортном,  — начала она и изо рта женщины с каждым словом вырывались белые клубки пара.  — Условия жизни на Севере отличаются от тех, в которых вы жили в Центральном Округе. Не буду лгать. Вам будет тяжело. Вы будете долго привыкать к тому, что солнце за горизонт садится слишком рано, а поднимается слишком поздно. Но все же, я уверена, служба в этом Округе сделает каждого из вас настоящим Стражем Границы.
        — Сейчас мы направимся к Базе,  — произнес один из Кандидатов, как только Офицер дала ему слово.  — Первые две недели будут направлены на вашу адаптацию к новому месту и на тренировки вместе с теми, кто служит на Севере с самого начала. Большая часть из вас Создающие, а значит, после того, как срок адаптации истечет, вы начнете патрулировать Стену.
        Патруль Стены, повторила про себя Альта.
        С Вокзала ее не было видно, но девушка была уверена, что стоит им выйти в город, как цепочка небольших огоньков будет гореть вдали, указывая каждому жителю столицы на то место, где заканчивается территория их страны и где начинаются Мертвые земли.
        Холодно…
        Создающая постаралась сильнее укутаться в высокий ворот форменной шинели, но твердая ткань, хоть и не пропускала холод, на ощупь для девушки была неприятной, противно царапая кожу на ее лице.
        В вагоне было значительно теплее и на улице Альту потянуло в сон. Глаза щипало, а веки так и норовили закрыться.
        Доберемся до общежития — и сразу спать, решила она. Только сообщу всем, что добралась.
        Зевнув, девушка несколько раз поморгала, фокусируя взгляд на впереди идущих товарищах.
        Агний шел вместе со своими сослуживцами, а она — вместе со своими. Как с Создающими, так и с Атакующими. Он что-то обсуждал с другим Кандидатом, имени которого Альта так и не успела узнать. А Офицер Инева, которую она помнила еще со времен экзамена, молча шла впереди всех.
        Альта выросла в небольшом городке на Юге, где жителей было немного, и они знали друг о друге практически все. Утаить что-либо от соседей было невозможно.
        Столица же Северного Округа, в котором должно было проживать два десятка тысяч граждан, казалась безлюдным местом. Те немногие, кто встречался курсантам по пути, были одеты в форму Границы. Это были патрульные, которые при виде женщины-Офицера отдавали ей честь, приветствуя ее.
        Я ведь не ошибаюсь в цифрах? Где же все остальные? Еще не так поздно, чтобы сидеть дома, думала девушка, стараясь разглядеть на улицах столицы хоть кого-то, кто относился бы к гражданскому населению. Но никого не было.
        В окнах домов горел свет, периодически в них можно было увидеть, как обитатели квартир перемещались из комнаты в комнату, но на улице было тихо и безлюдно.
        — Я слышал, что им запрещено покидать дома по вечерам,  — послышалось у нее за спиной.
        Альта обернулась на голос. Позади нее шло двое парней, изучавших, так же, как и она, улицу, по которой они шли.
        Кажется, они Атакующие, решила девушка, не имея возможности разглядеть их погоны.
        Среди ее одногруппников этих двоих точно не было.
        — Серьезно? Это никакие там права не нарушает?  — спросил у первого парня второй.
        — У Севера помимо Основного Закона есть свой, негласный. Нарушишь его, и кто знает, что с тобой случится? Сосулька на голову упадет,  — улыбнулся курсант, на что его слушатель лишь покачал головой.
        Шутки он не оценил.
        Нужно расспросить об этом Агни, подумала Создающая, вновь смотря на спину впереди идущего друга.
        Комендантский час для всего города?.. Даже после нападения Врагосов на Централ Командующий Шоров ничего подобного не сделал.
        Через несколько минут они наконец-то достигли главных ворот Северной Базы.

* * *

        Территория Северной Базы.
        Северная База Границы была меньше, чем Центральная. Она была меньше и всех остальных. Об этом можно было догадаться, взглянув на план самой Базы, который висел на стенде.
        Несколько лампочек освещало его, так что курсантам было несложно понять, в чем их Базы различались, а в чем были похожи.
        Прибывших разделили на юношей и девушек и повели в общежития. Так же, как и у них дома, эти два здания были раздельными и находились в разных частях Базы.
        Снег хрустел под ногами. Белый свет, что горел в уличных фонарях, заставлял крупицы льда в сугробах красиво переливаться. Так же, как и в самом городе, по пути к их комнатам девушкам никто не встретился. Ни одного Офицера, спешащего куда-то, ни одного курсанта, возвращающегося с вечерней тренировки. Никого.
        — Простите,  — обратилась одна из Создающих к Офицеру.  — Почему здесь так…безлюдно?
        Этот вопрос интересовал каждую, но задать его осмелилась лишь одна. Девушки внимательно смотрели на женщину, ожидая, когда она начнет говорить.
        — Наша База находится в непосредственной близости от Стены,  — начала Инева.  — Конечно, Командующий Войтов защищает столицу, используя свою способность, но… Даже это не может гарантировать горожанам полную безопасность, ведь так?
        Спросив об этом, она внимательно посмотрела на девушек, и взгляд ее зацепился за знакомое лицо.
        — Курсант Ютова, я наслышана о том, как Вы уже дважды пережили нападения Врагосов. Что Вы можете рассказать о них тем, кто никогда их не видел?
        — Они…быстры и выносливы,  — произнесла Альта первое, что пришло в ее голову при упоминании этих существ.  — Появляются неожиданно и непонятно откуда.
        — Именно. Не все готовы к встрече с ними. И поэтому в темное время суток всем, кроме патрульных, запрещено находиться за пределами своих домов.
        — Врагосы не заходят в помещения,  — кивнула Создающая.
        Именно по этой причине в детстве она собиралась спрятаться в одном из заброшенных зданий.
        — Ты права. Исследователи не пришли к единому мнению на этот счет, но… С нашей точки зрения, это не так важно, правда? Главное, что, находясь в здании, мы будем в безопасности,  — ответив на вопрос одной из Создающих, Илана продолжила путь к общежитию.
        Внешне оно ничем не отличалось от того, которое было расположено на Центральной Базе. Но внутри расположение комнат и коридоров было непривычным для курсантов. Им определенно понадобится время, чтобы обжиться на новом месте.
        — Мы долго думали, как бы распределить вас,  — сказала Офицер, держа в руках листок со списком фамилий.  — И решили, что не будем мешать вас с местными курсантами.
        Эта новость девушек, сказать по правде, обрадовала. Не то чтобы они не хотели познакомиться и подружиться с кем-нибудь из старожилов, но первое время в компании тех, кого они уже знают, курсанты будут чувствовать себя комфортнее.
        Женщина называла фамилию за фамилией. Девушки, чьи имена были названы, забирали у Офицера ключи и, узнавая номера комнат, спешили на верхние этажи, чтобы разложить свои вещи, смыть с себя дорожную грязь и лечь спать в удобные, теплые кровати.
        — Курсант Ютова,  — произнесла Страж, смотря на единственную девушку, что осталась стоять рядом с ней.  — Ты будешь жить одна. Так получилось, что вас направили нечетным количеством. Но если что-то не так, то я, пожалуй, смогу что-нибудь сделать для тебя. Подселить к кому-нибудь третьей…
        — Нет, не надо,  — улыбнулась Альта.  — Думаю, что в этих комнатах мы будем только спать. Все остальное время займут тренировки. Там и восполню недостаток общения.
        Курсант забрала ключ, что предназначался ей одной и после того, как Офицер объяснила ей, как найти нужную комнату, Альта, отсалютовав женщине, пошла в том же направлении, куда уходили и остальные девушки.
        Была ли причина в том, что это место было ей незнакомо, или же в чем-то другом, Альта не знала, но она не чувствовала себя здесь в безопасности. Жильцы их общежития были дружны между собой. В коридорах всегда можно было встретить курсантов или Кандидатов, которые перед сном решали прогуляться по территории Базы. Или же можно было встретить девушек, возвращающихся в свои комнаты после душа.
        Но в этом месте все было по-другому.
        Будто вымерли все, подумала Создающая.
        Из-за дверей соседних комнат ни звука не доносилось.
        У них, наверное, тренировки, решила она, но вспомнив, сколько сейчас времени, поняла, что никакой тренировки в это время суток уже и быть не может.
        Комната, в которой ей предстояло жить, была меньше той, которую она занимала с Ноной. Для двоих — неудобно. Для нее одной — в самый раз. Вспомнив о подруге, Альта достала телефон, собираясь отправить Ю сообщение о том, что она благополучно добралась до Северной Базы, но на экране средства связи горел значок, сообщающий девушке об отсутствии сигнала.
        Что это значит?
        Курсант походила по комнате и даже вышла обратно в коридор, но так и не смогла поймать сигнал.
        — Что, и у тебя не работает?  — спросила у нее мимо проходящая девушка.
        — У тебя тоже?
        — Кажется, у всех. В душ пойдешь? Я подожду тебя.
        Альта заметила в руках у курсанта банные принадлежности и, кивнув, зашла в комнату, чтобы взять необходимые вещи.

* * *

        На следующий день.
        Тренировочный зал на территории Базы.
        Утром, когда небо все еще не посветлело, прибывших курсантов собрали в одном из тренировочных залов, чтобы сообщить составленное специально для них расписание.
        Тренировкам на Севере уделялось гораздо больше времени, чем всему остальному. Это прибывшие из Централа Создающие и Атакующие поняли сразу же, как только в их руках оказались исписанные листы бумаги.
        — Нет, я все понимаю, но это ведь не серьезно, да?  — прошептал кто-то из курсантов с голубыми погонами на плечах.
        — Мы в этом зале что, жить должны?  — поддержал его кто-то другой.
        — Ну, если они называют это адаптацией, то боюсь представить, что нас ждет дальше,  — тихо произнесла какая-то девушка.
        Альта внимательно вчитывалась в то, что было написано в их расписании. Тренировка. Завтрак. Тренировка. Обед. Тренировка. Ужин. Тренировка. Сон.
        Ни слова о личном времени, подумала она, складывая лист пополам. Может, поэтому телефоны не работают? Они глушат сигнал, чтобы мы не отвлекались.
        Двери в зал с шумом отворились, и в помещение проник холод. Он сковывал курсантов, заставляя ощущать на себе ту власть, что имел мужчина, пришедший поздороваться с ними.
        Его глухие шаги эхом разносились по залу. Он не спеша шел вперед, скользя заинтересованным взглядом по лицу каждого курсанта. Руки его были сцеплены в замок за спиной. Этот Страж был высоким и худым. Его волосы цвета только что выпавшего снега были собраны в хвост, придавая Командующему мистический вид.
        Он встал напротив прибывших, и они могли заметить, что, оказывается, он не был стар.
        Он моложе Командующего Шорова. Но цвет его волос как у старика, подумала Альта. Может ли он быть альбиносом?
        Многие курсанты подумали о том же, но ярко-голубые глаза этого мужчины, смотрящие на них, разубеждали их в своем предположении.
        У альбиносов не может быть таких глаз. Так почему у молодого мужчины такие белые волосы?
        — Я рад приветствовать всех вас на своей Базе,  — произнес он тихим, мелодичным голосом.  — Точнее на нашей Базе. Теперь вы часть Северной Границы. И я, Командующий Войтов, Офицер Особого Класса, начиная с сегодняшнего дня, буду заботиться о вас.
        Страж говорил о многом на этой встрече, но Альта ничего не слышала. За все время этого монолога ей казалось, что взгляд Командующего то и дело был направлен на нее.
        Глупости. Он на всех смотрит, старалась успокоить себя девушка, но в голове то и дело всплывала причина, по которой ее сюда отправили.
        Майя все ей рассказала и попросила курсанта всегда быть настороже. Альта ничего не сказала Агнию, но сама продолжала ждать, когда же наступить тот момент, которого она боялась.
        Я здесь из-за его сына. Я здесь из-за той драки, которую устроил его сын. И я не знаю, что может произойти…
        Звук аплодисментов вывел девушку из задумчивого состояния. Чтобы не выделяться и не показывать того, что речь Командующего она благополучно прослушала, курсант, так же, как и остальные, хлопала в ладоши, одобряя сказанные мужчиной слова.
        — А теперь, я надеюсь, что еда в нашей столовой на вкус ничем не будет отличаться от еды в Централе,  — губы Офицера растянулись в усмешке, давая понять присутствующим, что сказанное им не более чем шутка.
        — Неужели все Командующие производят такое впечатление?  — спросил кто-то из курсантов, когда их повели на завтрак.
        — Конечно все. Особый Класс, как-никак.
        Особый Класс, говорите?
        Услышав их разговор, Альта вспомнила об Огневе, который отправился на Запад выполнять очередное задание то ли Шорова, то ли самого Совета.
        Что бы там ни было, он с этим разберется, уверенно произнесла в своих мыслях девушка. И когда мы в следующий раз встретимся, он больше не сможет указывать на мои ошибки.

* * *

        Прошедшие две недели напомнили Альте ее первые полгода на Центральной Базе. Одни тренировки. Постоянные, выматывающие тренировки, после которых хотелось только спать. Девушка через силу заставляла себя съедать всю порцию еды в столовой, так как прекрасно осознавала, как ей нужна энергия.
        Куратор Создающих на Северной Базе был мужчиной, и, в отличие от Майи, не поддерживал со своими подчиненными дружеских отношений. Он был в меру строг, в меру добродушен и в меру привередлив.
        Одно в службе на Севере радовало курсанта, ее барьер стал еще прочнее. Рекомендации, что были созданы для нее Четиной, отлично работали. Теперь при создании своей защиты Альты думала только о своем барьере. Думала о том, какой он прочный. И чем увереннее она была в своих мыслях, тем лучше был ее контроль над собственной способностью.
        — Я, таких Создающих, как ты, еще не встречал,  — признался ей Офицер после вечерней тренировки.  — Твой барьер… Мало того, что за то время, что ты здесь, он стал менее видимым, так еще его прочность… Не хочу, чтобы кто-нибудь услышал,  — произнес он шепотом.  — Но тебе бы на Восток, к Асывой.
        — К Командующей? Ее способность в создании барьера отличается от остальных так же, как и у меня?  — спросила Альта.
        Курсанты уже покинули тренировочный зал, и они остались наедине. Мужчина долго раздумывал, стоит ли начинать с этой девушкой данный разговор. Ведь всем известно, как Войтов не любил упоминания о других Командующих на своей Базе. Открытого наказания за такие разговоры, конечно, не последует. Но Стражу не хотелось думать о том, что будет, если кто-то их сейчас подслушивал.
        — Нет, ее барьер, как я слышал, такой же, как у всех. Но…  — Офицер замялся, не зная, стоит ли договаривать свои мысли.  — Тебе бы к ней под крыло попасть. Добьешься большего, чем патрулируя Стену.
        — Я не совсем понимаю…
        — А я все, что считал нужным, сказал. Понимай, как хочешь,  — произнес мужчина и поспешил по своим дальнейшим делам.
        Альта в своей способности еще многого не понимала, но то, что она отличалась от других, становилось яснее с каждым днем. Завтра утром она официально начнет служить на Северной Базе. Пусть не как Кандидат, но как курсант, который имел все шансы получить свое первое звание, если бы нападение Врагосов не произошло за день до экзамена.
        В нагрудном кармане ее формы лежали еще не вскрытые письма. Ей доставили их только утром, но полное отсутствие свободного от тренировок времени не дало ей их прочитать.
        Вернувшись в комнату после душа, Альта, наконец-то, смогла по-настоящему расслабиться.
        Жить одной в комнате было скучно, ей не хватало присутствия Ноны, которая обязательно бы рассказала ей очередную горячую сплетню их Базы. Курсанту не хватало тех теплых отношений с Майей, которая всегда поддержала бы ее советом. Даже Бергова, с которым она редко пересекалась, ей не хватало. Этот мужчина был тем еще шутником, особенно когда дело касалось Огнева.
        Про Яна в своем письме подруге она не спросила. Было ли ей неловко спрашивать о таком или стыдно, Альта сама так и не решила. Отчасти, открывая пришедшие из Централа письма, она надеялась, что Нона или Майя вскользь упомянут про Офицера Особого Класса. Но пробежавшись по строчкам от них обеих, девушка могла лишь вздохнуть, так и не найдя имени мужчины в их письмах.
        Нона писала о том, что в Централе настоящее лето и девушка посмеивалась над Создающей, советуя Альте теплее одеваться, чтобы не простыть. Середина июня, как-никак. Но за всеми шуточками, которыми пестрило письмо Ю, курсант легко прочла скрытый смысл слов своей соседки. Нона тоже по ней скучала.
        Офицер Четина в своем письме в основном расспрашивала курсанта об ее тренировках и тех успехах, что она успела достигнуть на новой Базе. Через два месяца в Централ прибудут новички, которых придется тренировать с самого начала.
        Может, среди них будет кто-то похожий на меня?
        Если подобный курсант появится, то ему будет намного легче проходить обучение, чем в свое время Альте.
        Еще одно послание было от родителей девушки. В своем письме она сообщила им о своем переводе на Север и сейчас читала их ответ. Они были недовольны, в этом Создающая даже не сомневалась. Пусть текст, написанный отцом, был сдержан в выражениях, но Альта четко видела в нем вопрос.
        Как отсюда перевестись?
        От произнесенной в голове фразы на душе стало тоскливо.
        — Никак,  — сказала курсант, убирая письма в ящик стола.
        Выключив свет, она забралась на кровать.
        Друзья с Востока ей так и не ответили. Причиной тому, как думала Создающая, было отсутствие большинства из них в столице Округа. Она была уверена, что лишь письмо от Рады со дня на день будет у нее в руках. В нем девушка и узнает, права она была или нет.
        Как можно общаться через бумажные письма? Это ведь так долго, подумала Альта.
        Единственными работающими телефонами в этом городе были стационарные. И то, как узнала Создающая, не у каждого жителя столицы они были. Если требовалось с кем-то поговорить напрямую, то нужно было идти на Телеграф и там заказывать звонок.
        Это ведь так неудобно, переворачиваясь на другой бок, в мыслях буркнула девушка.
        Она закрыла глаза, стараясь заснуть как можно быстрее. Завтра с утра будет ее первый патруль на Стене.
        Альта волновалась, хоть и пыталась выглядеть уверенной в том, что завтра все будет хорошо. Ее сегодняшний сон вряд ли будет спокойным. Курсант перевернулась на спину, смотря на потолок в своей комнате.
        Знал ведь, куда меня направляют, и ни о чем не предупредил. Как я должна буду с ним связаться, если что-то произойдет? Тоже мне, Особый Класс…

* * *

        Главный вход на Базу.
        Просыпаться зимой всегда сложно. Особенно когда организм знает, что никакая сейчас не зима, а лето.
        На улице было темно, лишь фонари горели, освещая дорожки, проложенные по Базе. Рабочий персонал, преимущественно состоящий из обычных людей, убирал выпавший за ночь снег, сгребая его в сугробы.
        А я думала, у них комендантский час, подумала Альта, проходя мимо них. Солнце ведь еще не встало, хоть утро уже и наступило.
        Напарник, с которым курсант должна была заступить в патруль до самого вечера, обещал ждать ее у главных ворот Базы. Но когда девушка туда пришла, то никого не увидела. Лишь двое Стражей-мужчин, проходивших по другую сторону улицы, на секунду бросили на нее свои взгляды и вновь вернулись к своей работе патрульных.
        Опаздывать в первый же день? Удачное начало дня, невесело подумала Альта, краем подошвы рисуя на заснеженной дорожке непонятные даже ей самой узоры.
        Как же холодно, подпрыгивая на месте, чтобы согреться, подумала она. Еще и форма такая тяжелая.
        До ушей девушки донесся цокот копыт. Курсант отвлеклась от своего занятия, наблюдая, как к воротам подходит Агний, держа в руках поводья. Парень подозвал ее к себе, чтобы не заходить на территорию Базы.
        — Лошади?  — произнесла Альта, будто животные, стоявшие перед ней, могли быть кем-то другим.
        — А ты до Стены на своих двоих собиралась?  — усмехнулся юноша, передавая поводья девушке.  — Ты ведь умеешь ездить верхом?
        — Д-да, но…
        Верховая езда была обязательным пунктом в тренировках Границы. За неимением средств передвижения — так называемых в Старом Мире машин — у ныне живущих было несколько способов попасть из одного места в другое кроме пешего. Это поезда, если дорога была дальняя. Запряженная лошадьми повозка, которой пользовались для передвижения между городами. И сами лошади, которыми, в основном, пользовались Стражи.
        — Зимой я еще никогда…
        — Все бывает в первый раз,  — сказал Агни и помог Альте забраться в седло.  — На этих милашках минут за двадцать доберемся. Так что держись крепче и не вывались оттуда.
        В шинели скакать верхом на лошади было неудобно. Одежда была длинной, так и хотелось или снять ее вовсе, или укоротить до бедер. Но девушка подобные мысли сразу же отгоняла.
        Неудобно, зато тепло.
        Как Кандидат и сказал, уже примерно через двадцать минут они были у Стены, разделяющей Мертвые земли от Живых.
        — Как дома, да?  — спросил Агни, заметив, как его подруга смотрит на место, где будет проходить ее служба.  — В детстве мы часто смотрели на Стену, мечтая оказаться на той стороне и убивать Врагосов.
        — На той стороне мечтал оказаться только ты,  — улыбнулась Альта, вспоминая, как ее друг, будучи ребенком, кричал на каждом углу, что станет тем героем, благодаря которому в мире исчезнут Врагосы.  — Надеюсь, ты поумнел?
        — Северные тренировки выбивают из головы самоубийственные мысли,  — в той же манере ответил ей Атакующий.  — Да и я не могу похвастаться такой везучестью, как ты.
        — Везение…  — произнесла девушка, дотрагиваясь до своего плеча.
        Это не везение, а злой рок какой-то…
        Каждый раз, смотря в зеркало, Альта была искренне благодарна Раде за то, что та помогла ей избавиться от раны, оставленной зубами Врагоса.
        Только третий десяток начался, а я уже была бы похожа на матерого Собирателя.
        — Ладно, давай быстрее заступим в патруль. На самой Стене намного интереснее.
        Когда они подошли ближе, то навстречу им вышли двое патрульных, которых, как казалось Альте, они и должны были сменить. В руках у одного из них был зажженный фонарь, освещавший лица Стражей.
        — Можете отдыхать,  — сказал Агни, спрыгивая с лошади и отдавая поводья одному из мужчин.  — Мы вместо вас.
        — Чего так рано?  — недоверчиво спросил один из Офицеров.  — Солнце еще не взошло.
        — Нужно провести новичку полный инструктаж,  — произнес Кандидат, кивая на Альту. Девушка уже стояла на земле и не знала, что ей следует делать.  — Так что радуйтесь. Патруль закончился раньше времени.
        Мужчины, посмотрев друг на друга, удовлетворенно хмыкнули, и, забрав у молодежи лошадей, поспешили вернуться на Базу. Они считали, что раз им так несказанно повезло с самого утра, то и весь день пройдет без происшествий.
        — Их что, только двое?  — удивилась Создающая, когда они с Агни зашли внутрь Стены, чтобы подняться наверх по винтовой лестнице.
        — Стену делят на участки. На участке по два Стража,  — объяснял парень.  — Наше сегодняшнее место — вот эти три километра Стены. Будем ходить направо и налево, периодически посматривая на территорию Мертвых земель, чтобы никто там не бродил. Но, если честно, то тут давно уже ничего не происходило.
        — Из-за способности Командующего Войтова, да?  — спросила Альта, и юноша ей кивнул.
        На высоте было еще холоднее. Ветер был сильнее, чем внизу, из-за чего девушку пробивала мелкая дрожь. Вся Стена была покрыта заледенелой корочкой, и Создающая несколько раз чуть не поскользнулась, пока не приноровилась ходить по скрытому под снегом льду.
        — Если упадешь на ту сторону, я тебя спасать не буду,  — усмехнулся Агни, подходя к краю Стены и, протянув руку подруге, помог ей добраться до себя.
        — Если я упаду с такой высоты, то спасать уже будет нечего,  — пробубнила Альта, принимая помощь друга.  — Почему те Стражи сказали, что мы рано?
        — Потому что мы рано,  — сказал Кандидат.  — Смена караула наступает с восходом солнца.
        — Тогда зачем ты сказал, чтобы я выходила так рано?  — возмутилась девушка.
        Я могла еще поспать!
        — Чтобы показать тебе красоту Мертвых земель,  — произнес Агни, театрально разведя руками в стороны.  — Сейчас, как только небо начнет светлеть…
        И правда, когда темное небо становилось светлее, девушка смогла увидеть черную землю, что расстилалась на многие километры вдаль. Лишь пустота была в Мертвых землях. Ни растений, ни животных. А где-то там, далеко бродят Врагосы, но, как сказал Агни, их у этой Стены уже давно не видели.
        — Способность Войтова затрагивает небольшой участок на той стороне,  — произнес Кандидат, указывая вниз.  — Стена покрыта льдом на все двадцать пять метров так же, как и земля вокруг нее.
        — Холод их тормозит, да?
        — Именно,  — кивнул Кандидат.  — Поэтому зимой нападения Врагосов единичны.
        — Если бы можно было всю страну покрыть снегом…
        — Где бы ты тогда выращивала еду? Чем бы кормила животных?  — покачал головой Агни.
        — Исследователи придумали бы что-нибудь.
        — Они до сих пор ничего о нас, сверхлюдях, не знают, а ты говоришь… Да и всю страну… Где ты возьмешь столько Войтовых?
        — Нам и одного хватает, да?  — донеслось до них, и друзья обернулись.
        — Ты же…
        — Тебе чего не спится, Кирилл?  — спросил Агни у курсанта, пожав ему руку, когда тот подошел ближе.
        — Ты слишком шумел, когда собирался,  — произнес Туроб, отвечая на вопрос своего соседа по комнате. Юноша обернулся к Альте и улыбнулся ей.  — Добро пожаловать.
        — Я уже две недели здесь пробыла,  — сказала девушка. Она была рада видеть своего неудавшегося сокомандника.  — Ты опоздал с приветствием.

* * *

        Оказалось, что Агний и Кирилл были друзьями. Они с самого начала прохождения учебы на Базе жили в одной комнате. А когда северный курсант вернулся из Централа и рассказал Кандидату о том, что там произошло, то он не забыл упомянуть и о девушках, с которыми должен был быть в одной команде.
        — Представь мою реакцию, когда он назвал твое имя,  — сказал Агни, отпивая из металлической кружки горячий чай.
        Зная, что Кандидат наверняка забудет о термосе с напитком, который так необходим на Стене, Туроб решил привезти его забывчивому соседу. А за разговорами они и не заметили, как быстро стали пролетать часы. Поэтому курсант решил дождаться окончания их смены и вместе с ними вернуться на Базу.
        — А потом я сказал, что на тебя, насколько я слышал, напал Врагос,  — добавил Кирилл.  — И в шоке уже прибывал я, когда он сказал, что это второе нападение на тебя.
        — Да, мне везет,  — усмехнулась Альта, попытавшись отшутиться.
        — Но мне жаль, что ты служишь на Севере,  — произнес Туроб, отставляя свою кружку в сторону.
        — Так ты знаешь?  — удивилась Альта.
        — Конечно. Мы целую лекцию по прибытию выслушали о том, какие мы идиоты и как позорим Базу.
        — Подождите,  — не понял Агни, поочередно смотря на друзей.  — Так это с ней вы подрались?!
        — Вот поэтому я и не сказал. Твоя реакция была такой очевидной.
        Кирилл за несколько лет знакомства с южанином легко выучил все его повадки. А особенно то, как трепетно он относился к защите своих друзей. Узнай Агний о том, что среди курсантов, на которых напал друг Туроба, была Альта, то Кандидат без промедлений предпочел бы устроить с другим Атакующим разборки. Подобного исхода Кирилл не хотел, вот и умолчал о некоторых подробностях стычки с курсантами Централа и Востока.
        Они проговорили весь день, поочередно проверяя вверенный им участок Стены.
        Первый в жизни Альты патруль для нее пролетел незаметно. Она жалела лишь о том, что Агний не сможет часто составлять ей вот так компанию. Зато, как сказал Кирилл, он иногда сможет выбивать для них совместные патрули. Но большую часть времени она будет служить с незнакомцами, которые, как утверждают парни, к приезжим относятся пренебрежительно.
        Небо уже становилось темнее, а это означало, что к Стене скоро прибудут их сменщики.
        Ничего не произошло, подумала Альта, спускаясь вниз по лестнице.
        Она была рада, что уже скоро вернется в свою комнату, где будет намного удобнее и комфортнее, чем здесь.
        А главное, там будет тепло.
        Подумав о теплой кровати, девушка буквально ощутила, как начала согреваться внутри.
        Говорят же, что когда холодно, нужно расслабиться и подумать о чем-нибудь теплом.
        — Нам сказали, что утром на смену пришли парень и девушка,  — услышала она, выходя на улицу.  — Тогда кто это?
        — Ты не знаешь, кто я?  — усмехнулся Кирилл.
        Альта подошла ближе к Агнию, не понимая, что происходит. Мужчина и молодая женщина, которые, как предполагала девушка, и приехали им на смену, недоверчиво смотрели на курсанта.
        В чем дело? Какая разница, двое нас здесь или трое?
        — Ты — посторонний,  — сказал Страж, указывая на Кирилла.  — Если твоя служба проходит не на Стене, то ты чужак.
        — Ошибаешься. Я не чужак,  — произнес Туроб, применяя на Офицерах свою способность.  — Я сын Командующего.

* * *

        Территория Северной Базы.
        — Это запрещено!  — никак не мог успокоиться Агний, продолжая ругать своего друга даже тогда, когда они вернулись на территорию Базы.  — Ты же знаешь правила!
        — Успокойся. Никто ведь не узнает,  — пожал плечами курсант.  — Они не расскажут, что на коленях извинялись перед теми, кто ниже них по званию.
        — И все же, это нарушение Закона…  — неуверенно вставила свое слово Альта, но отогнав от себя подобные мысли, сказала то, что ее интересовало намного больше.  — Поверить не могу, что ты сын Войтова.
        — Почему?
        — Ну, ваши фамилии…
        — Разные,  — кивнул Кирилл.  — У меня фамилия матери.
        — Да какая разница, чья у него фамилия?!  — не унимался Кандидат.  — Ты напал на них!
        — Я учил их вежливости. Называть своих товарищей посторонними и чужаками… Как неуважительно, да, Альта?  — спросил парень.
        — Ты, Агни, раньше тоже пренебрегал Законом,  — сказала девушка. Она не считала, что поступок Туроба был правильным, но те Стражи, и правда, были грубы по отношению к ним.
        Он всего лишь приморозил их ноги к земле.
        — Я был ребенком,  — попытался защититься Страж.  — И не забывай, что благодаря этому пренебрежению…
        — Я стала сверхчеловеком,  — закончила за друга Создающая.  — Не волнуйся, я этого никогда не забуду.
        А после этого Альте пришлось объяснять Кириллу значение сказанной ею фразы. Не забыв в подробностях рассказать и о нападении Врагосов на Юг восемь лет назад, и о том, как Агни, не умевший держать себя в руках, атаковал ее.
        — Я до сих пор помню его лицо!  — смеялась девушка.  — Оно было таким бледным! И это при его-то оттенке кожи!
        — Я испугался!  — возразил Кандидат.  — Представь, что с тобой стало бы, если бы барьер не появился.
        — Тебе пришлось бы на мне жениться. Ведь кто меня замуж возьмет с опаленным лицом?  — съязвила Альта, припоминая другу сказанные им Огневу слова.  — Видите ли, такую жену он и врагу не пожелает.
        — Это он так сказал?  — спросил Кирилл и посмотрел на друга с легким пренебрежением.  — Тебя тоже стоит повоспитывать.
        — Это же была шутка,  — начал оправдываться Атакующий.  — Ты ведь знаешь, что это была шутка?
        — Шутка это когда смешно. А мне было так обидно…
        Кирилл в голос рассмеялся от той интонации, с которой Альта это произнесла.
        — А вы, и правда, близкие друзья, да?
        — В детстве друзей не выбирают,  — пробубнил Кандидат.  — Они сами приклеиваются к тебе на всю оставшуюся жизнь.
        — Я о тебе того же мнения,  — улыбнулась Создающая.
        Когда они подошли к тому месту, где должны были разойтись, Туроб внезапно вновь стал извиняться за то, что по его вине, Альта будет вынуждена служить на Северной Базе.
        — Тебе нужно было на Восток,  — сказал он.  — Сделав на тебя запрос, отец, таким образом, захотел указать мне на мой промах.
        — Драку затеял не ты,  — произнесла Альта.
        А если вспомнить все хорошенько, то ты вообще молчал. Это твои друзья к нам прицепились.
        — Мне следовало его остановить. Рома слишком зациклен на том, чтобы во всем быть лучшим.
        — Я бы сказал, что он бы с удовольствием занял твое место сына Командующего,  — сказал Агни и добавил, посмотрев на Альту.  — Да, он мне никогда не нравился. А теперь, когда я знаю, что он напал на тебя… Надо бы провести для него какую-нибудь убийственную тренировку.
        Значит, меня приписали к Северу не для того, чтобы каким-то образом восстановить репутацию сына Командующего, а для того, чтобы видя меня, Кирилл помнил о своем позоре? Какой родитель будет так поступать со своим ребенком?
        — Я все это время думала, что он и есть сын Командующего…
        — Я не удивлен,  — кивнул Кирилл.  — Он часто употребляет двусмысленные слова, но теперь ты знаешь, что сын Войтова — я.
        Попрощавшись друг с другом, они разошлись по своим общежитиям.
        Внутри здания, как всегда, было тихо.
        Альта за то время, что провела здесь, даже успела привыкнуть к отсутствию жильцов в коридорах. Дойдя до своей комнаты, она, повернув в замке ключом, собиралась скинуть с себя тяжелую форму и направиться в душ, чтобы быстрее согреться, но когда Создающая вошла внутрь, то буквально замерла на месте.
        В помещении было темно, и лишь свет уличных фонарей помог ей разглядеть очертания незваного гостя, сидящего на ее кровати.
        Альта дотронулась до выключателя, и лампа, висевшая на потолке, несколько раз мигнув, зажглась.
        — Ч-что за?..
        — Ева подумала, что Альте будет грустно, когда она вернется в пустую комнату,  — произнес ребенок, спрыгивая с кровати курсанта.  — Альта, тебе все еще грустно?

        Глава 9
        Негласный Закон Севера

        Женское общежитие.
        Альта отказывалась верить в то, что перед ней стояла именно Ева.
        Нет, эта девочка определенно была похожа на ту Еву, с которой она познакомилась ранее. У нее был тот же голос, то же лицо, те же незрячие глаза. Только волосы у этого ребенка были короткими, а мимика богаче, чем у девочки из Централа.
        — Ты не та Ева, про которую я думаю, да?  — неуверенно спросила Создающая.
        — Ева перед Альтой — другая Ева.
        — Совсем-совсем другая?
        — Ева не понимает,  — произнес ребенок, наклонив в бок голову.  — Ева и Ева — разные Евы. Разве это не очевидно?
        Альта на вопрос не ответила, лишь нервно улыбнулась гостье уголками губ.
        Я, конечно, не Нона, но с логикой и у меня все в порядке, подумала девушка, оглядев Еву.
        Девочка спокойно забралась обратно на кровать курсанта, свесив вниз ноги, что до пола еще не доставали. В отличие от центральной Евы, эта была одета намного теплее — в обычные штаны и толстый розовый свитер. Она смотрела на Создающую так, будто знала, какие вопросы та будет задавать.
        — Тебя и ту Еву, что живет на Центральной Базе… Вас можно назвать сестрами?
        — Сестрами? Пожалуй, Еву и Еву можно принять за сестер, но Евы друг другу не сестры.
        — А кто тогда?
        — Ева не может,  — вздохнула девочка, будто сожалея о чем-то.  — Ева не может рассказать Альте.
        — Но другая Ева со мной разговаривала…
        — То, о чем говорила Ева, было тем, что Альта рано или поздно сама бы узнала. Но я не вижу, чтобы Альта узнала о Евах, а значит, Ева не может рассказать. Это секрет.
        — Секрет? Для секрета нужны, по крайней мере, двое, так?  — спросила девушка.  — Это секрет Евы и?..
        — Альте не узнать того, чего она знать не должна,  — спокойно произнес ребенок.
        — Зачем тогда появляться передо мной, если ты не собираешься со мной разговаривать?  — нахмурилась Создающая.
        Я не понимаю действий ни этой Евы, ни той.
        — Ева хочет разговаривать!  — воспротивилась девочка.  — Еве грустно. И Альте на Севере также грустно без подруги. Поэтому Ева и пришла. Чтобы Еве и Альте вдвоем не было грустно.
        — Т-ты знаешь о Ноне?  — удивилась девушка.
        Но Нона никогда не была в этом Округе.
        — Ева знает все, что знает Ева,  — ответил ребенок.
        — Она сказала, что видит будущее. Раз так…
        — Ева так же, как и Ева, видит будущее,  — кивнула девочка, не давая Альте закончить вопрос.  — У Евы и Евы одинаковая способность. Разве это не очевидно?
        — Пожалуй, если бы я знала, кто вы такие.
        Альта о них ничего не знала. Она делала свои выводы, основываясь лишь на том, что Ева с Централа или Ева с Севера сказали ей.
        Слепые, видят будущее, говорят о себе в третьем лице, как о постороннем человеке… Как… О ком-то другом?..
        — Если ты знаешь все, что знает та, другая Ева, то и о старой фотографии знаешь?
        — Ева знает все, что знает Ева,  — повторила гостья курсанта.  — И о фотографии Ева знает.
        — И ты… Тоже не та девочка?
        Ева не сразу ответила. Альте показалось, что она даже задумалась о том, стоит ли рассказывать ей что-то.
        Ребенок огляделся, будто проверяя, нет ли тут кого-нибудь еще, кто мог бы услышать их разговор.
        — Ева с фотографии и Евы — разные,  — сказала она.
        — Ту девочку тоже так зовут?
        — Звали,  — поджав губы, произнес ребенок.  — Той Евы больше нет.
        — Тогда… Ты и Ева с Централа?..
        — Ева больше ничего не скажет. Это секрет!  — разозлилась она, спрыгнув с кровати и подбегая к двери.  — Ева пришла, потому что Альте было грустно! Альта не должна ни о чем спрашивать…
        — П-прости,  — сказала девушка, вставая со стула и подходя к ребенку.  — Я больше не буду ни о чем спрашивать. Обещаю.
        — Ева должна уйти,  — произнесла девочка, покачав головой.
        Открыв дверь, она быстро исчезла в темноте коридора.
        Альта еще некоторое время простояла в дверном проеме, стараясь разглядеть силуэт убежавшей девочки, но ничего не увидела даже тогда, когда глаза привыкли к приглушенному свету в коридоре.
        Закрыв дверь на защелку, она, забыв о том, что собиралась пойти в душ, устало легла на кровать, прикрывая глаза рукой и погружаясь в собственные мысли.
        Это сложно для моего понимания… Они необычные. Странные, размышляла Альта, пытаясь вспомнить ту саму фотографию, которую увидела в Музее Границы.
        Но усталость за этот сложный день наконец-то взяла вверх над Создающей. Стоило ей только лечь, как голова стала становиться тяжелой, а тело больше не хотело подчиняться силе воли курсанта.
        Почему я не зашла туда перед отъездом? Я должна была посмотреть на нее повнимательнее… На ту девочку и…на всех…остальных…

* * *

        На следующий день.
        После второй утренней тренировки Альта предпочла не тратить время на обед, все равно кусок в горло не лез, а решила разыскать Агния, который должен был быть…где-то.
        В очередной раз курсант поняла, что отсутствие нормальной связи сильно мешало ей в решении повседневных вопросов. Даже такая простая вещь, как встреча с другом, могла затянуться на долгое время. Особенно, если заранее о встречи они не договаривались.
        Но, на счастье Создающей, с очередной книжкой в руках, сидя на скамейке, проводил свое время Кирилл.
        Услышав приближающиеся к себе шаги, он отвлекся от чтения, а узнав в потревожившем его курсанте Альту, улыбнулся девушке, закрывая книгу.
        — Разве сейчас не время обеда?  — спросил парень.  — Почему ты не в столовой?
        — Могу задать тебе тот же вопрос,  — усмехнулась Создающая.  — Не знаешь, где сейчас может быть Агни?
        — Кажется, должен быть где-то в городе,  — ответил курсант, задумавшись. Но после кивнул, подтверждая произнесенную фразу.  — Да, нескольких Кандидатов для чего-то отправили в город.
        — Вот как…
        Альта собиралась расспросить друга о том самом Негласном Законе, что существует на этой Базе. Смешно, но за те полмесяца, которые она пробыла на Севере, ей так и не удалось подловить нужного момента, чтобы разузнать об этом месте побольше.
        Как всегда.
        — Если я в чем-то могу тебе помочь,  — начал Атакующий, но, заметив неуверенность в глазах Альты, поспешил не навязываться девушке.  — Но если это не что-то срочное… То вполне подождет до возвращения Агни, да?
        Создающая посмотрела на сидящего перед ней юношу.
        Если подумать, то из него информатор куда полезнее, пришла к такому выводу Альта, прикусив изнутри щеку. А если нет никакого Закона и он обидится или того хуже, разозлится на меня за то, что я всерьез воспринимаю эти слухи о северянах?
        — Ну, так что? То, о чем ты думаешь, подождет?
        — Дело не в срочности,  — начала оправдываться девушка.  — И, по правде говоря, помощи от тебя будет больше, чем от Агния…
        — Тогда я готов помочь,  — улыбнулся Кирилл, вставая со скамейки и, одернув вниз свою форму, кивком головы показал в направлении столовой.  — Если ты не против, то поговорим в месте более теплом?
        Альта не была уверена, что о таком стоило разговаривать в присутствии посторонних. А вспоминая о том, как друг сына Войтова отреагировал на разговор о Врагосах, девушка и вовсе остерегалась местных сверхлюдей.
        Кто знает, может, они окажутся еще агрессивнее.
        — Я хочу поговорить о Негласном Законе,  — предупредила его Создающая, следя за реакцией парня.
        Пожалуйста, скажи, что он существует!
        — О-о… А-а…  — монотонно протянул Атакующего. Казалось, будто он был озадачен таким вопросом, явно рассчитывая на другую тему для разговора.  — Ну, раз ты тут служишь, то ничего не поделаешь.
        — Что это значит?
        — А то, что о содержании Закона, должны знать лишь северяне,  — произнес Кирилл, направившись в сторону столовой.  — Пойдем. Разговор будет долгим и очень утомительным.
        Альта могла на это лишь кивнуть и последовать за сыном Командующего.

* * *

        Северная столовая ничем не отличалась от той, что была в Централе. Похожий кафель, типичные для подобных мест столы и стулья. Даже занавески на окнах напоминали Создающей о родной Базе.
        Посетителей, правда, было меньше, но это из-за того, что многие предпочитали брать еду на вынос и проводить это время в своих комнатах.
        Свободное место найти было несложно. Кирилл даже отыскал стол, который был расположен поодаль от других столов, за которыми обедали курсанты и Кандидаты.
        Их разговору теперь, Альта была в этом уверена, никто не смог бы помешать.
        — Много слухов ты слышала о Законе?  — спросил Туроб, одновременно с этим протирая столовые приборы салфеткой.
        Этот жест напомнил девушке о любящей чистоту Ноне.
        Я уверена, что в одиночестве она не ест, подумала Создающая.
        — Если честно, то почти ничего,  — сказала Альта.  — Не выходить на улицу в темное время суток — один из пунктов Закона?
        — Да, но о нем знают и приезжие,  — произнес юноша.  — Это, и правда, ради безопасности горожан.
        — Тогда я ничего не знаю.
        Девушка поводила ложкой в горячем супе, надеясь, что приятный аромат еды вызовет в ней чувство голода, но этого не произошло. Есть она не хотела.
        — Первое, о чем тебе стоит знать, служа здесь,  — начал курсант,  — это то, что все равны.
        — Поэтому Стену патрулируют не только курсанты и Кандидаты, но и многие Офицеры?
        — Именно так,  — кивнул Кирилл. Он разломал кусок хлеба на мелкие кусочки и бросил их в суп, чтобы тот стал более сытным.  — Но равенство выражается не только в этом. Ты ведь знаешь о спаррингах на Арене?
        — Конечно. В Централе тоже есть своя Арена.
        Более опытные курсанты оттачивали свои навыки не в тренировочных бараках, а на территории этой самой Арены. Места там было больше и, благодаря этому, Атакующим можно было не сдерживаться, боясь испортить стены и потолки своими способностями.
        — Да, конечно. Планировка всех пяти Баз практически идентична, но я вел не к этому. На нашей Арене не имеет значения, какое у тебя звание.
        — Хочешь сказать, что… Курсанты могут выйти против Офицеров?  — спросила девушка, не веря, что такое возможно.
        — И наоборот. А отсюда вытекает второй пункт Закона. Если тебя вызвали на Арену, ты не имеешь права отказаться. Никого не будет волновать, сильнее ты своего противника или слабее.
        — Это…неправильно,  — только и смогла произнести Альта.  — И бессмысленно. Старшие Офицеры всегда сильнее младших. Зачем устраивать подобные бои?
        — Для разрешения споров,  — ответил Туроб.  — Отец строго наказывает тех, кто ввязывается в драки, считая, что уличные или дворовые разборки — удел слабаков. Есть конфликт? Хочешь его решить? Вызывай обидчика на Арену и избивайте друг друга сколько душе угодно. Более того, на такие бои приходят посмотреть многие и…даже есть местный тотализатор.
        — Кто-то зарабатывает на этом деньги?!  — слишком громко произнесла Альта, привлекая к себе внимание. Она молча извинилась перед присутствующими в столовой, натянуто улыбнувшись им, и вернулась к разговору с курсантом.  — Почему Командующий позволяет такое?
        — Потому что развлечений на Севере немного,  — спокойно сказал Кирилл, пожав плечами.  — Я этого не одобряю, но и не критикую. И я понимаю, как к подобному относятся приезжие. Хотя, если вспомнить Агни, то его это вполне устраивало.
        — Ему бы только подраться с кем-нибудь,  — усмехнулась Альта. Подобная реакция ее друга на драки была вполне очевидной. Как там говорят, хлебом не корми, дай кулаками помахаться?  — И как, он был непобедим?
        — В основном. Но и ему иногда достается,  — произнес курсант и на секунду замер.  — Кстати, ты еще не встречалась с Ромой?
        — Рома? Кто это?  — спросила Создающая, пытаясь вспомнить обладателя этого имени.
        — Тот, кто начал драку у Музея Границы. Но, судя по твоей реакции, ты с ним еще не пересекалась.
        — А должна была?
        Не помню, чтобы хоть раз встречала его на Базе.
        — Он недавно вернулся в город,  — сказал Кирилл.  — Просто хочу предупредить, что Рома часто вызывает Агния на Арену.
        — Этот парень создает лед,  — вымолвила девушка, не понимая причины такого заведомо проигрышного поступка.
        — А Агни — огонь,  — понимая ее, произнес юноша.  — Огонь может растопить лед, но лед никогда не заморозит огонь.
        — Значит, Агни всегда побеждает?
        — Да,  — кивнул Туроб.  — И с каждым разом Рома злится все больше.
        — Если победить нельзя, зачем тогда начинать драку?
        Альта такого понять не могла.
        Была ли причина в том, что она девушка, или в том, что дух соперничества проявлялся в ней только в присутствии Огнева, неважно. Ни один нормальный человек не стал бы позориться, вызывая кого-то на Арену и раз за разом проигрывая своему оппоненту.
        Может, Нона была права, и с головой у него, правда, не в порядке?
        — Мышление Ромы…своеобразно,  — сказал парень, старательно подбирая слова.  — И его отношение к приезжим… Я не хочу сказать, что он плохой, но лучше тебе с ним не пересекаться и не оставаться наедине.
        — Он…может что-то…сделать?  — неуверенно задала свой вопрос девушка.
        — Нет, Альта,  — снисходительно произнес Кирилл, поняв, что его предупреждение могло прозвучать двояко.  — Но он, правда, не любит Централ и тех, кто там живет. А после того, как отец отчитал его за драку… Он захочет отыграться на тебе на Арене. Не давай ему повода даже заговорить с тобой.
        — Я Создающая. Драться со мной?  — уголки губ курсанта нервно дергались.  — Я же не смогу ответить ему…
        — Это Север. И здесь все равны,  — произнес заученную фразу Кирилл.

* * *

        Дальнейший разговор они решили провести на улице.
        Впервые за то время, что Альта провела на Базе, погода в столице разгулялась. Небо было голубым, а зимнее солнышко освещало все вокруг, заставляя курсанта подставлять лицо под его лучи.
        Греть не греет, но хоть что-то приятное, подумала она, прикрывая глаза.
        — Еще ты должна знать о Стене,  — продолжил их обучение Кирилл.
        — Это связано с тем, что патрульных должно быть двое?  — открыв глаза, спросила девушка.
        Она внимательно посмотрела на курсанта, подмечая, что он, и правда, высокий.
        Наследственность, подумала она, вспоминая, что и Командующий Войтов в росте мог посоперничать с Шоровым.
        — Да. Помнишь, как те двое стали возмущаться, когда поняли, что нас трое?  — произнес Туроб. И, когда Альта ему кивнула, он продолжил.  — Дело в том, что патрульные должны разделить между собой выделенный им участок Стены и встречаться на середине раз в некоторое время.
        — Почему нельзя ходить парой? Так ведь и не скучно, и…спокойнее.
        — Потому что это Север,  — усмехнулся курсант, а Альте подумалось, что на любой вопрос можно ответить этой фразой и никто тебе слова поперек сказать не сможет.  — Но, если серьезно, это сделано для того, чтобы патрульные не отвлекались от патруля.
        — Но мы отвлекались,  — сказала Создающая, вспоминая, как целый день они просидели в одной из комнат, распивая чай и просто разговаривая.
        Лишь периодически выходя на Стену.
        — Ну, этому правилу больше подчиняются старшие, которые мечтают о местах более теплых,  — улыбнулся Кирилл.  — Попадешь в патруль с молодыми — будет нескучно. Со старшими — целый день одиночества. Но это не все, что тебе следует знать о Стене.
        — Я даже не сомневалась, что это не все.
        — Тебя могут отправить на ту сторону,  — зловеще произнес Атакующий, надеясь этой фразой напугать девушку.
        Но она не сразу поняла смысл сказанного Кириллом.
        — То есть?
        — Можешь считать это проверкой на храбрость. Никогда в детстве не играла в такую игру?
        — Когда жила на Юге, еще до нападения Врагосов, мы с Агни и еще с двумя нашими друзьями решили проверить себя и пошли ночью на кладбище, но нас поймал сторож. Еле уговорили ничего не рассказывать нашим родителям.
        — Хотел бы я на это посмотреть!  — засмеялся Туроб, представляя испуганно лицо своего соседа по комнате.  — У нас принцип тот же, но тебя отправляют за Стену, если ты в ночном патруле.
        — Агни говорил, что Врагосов у этой Стены уже давно не было видно. Да и твой отец… Разве его способность не защищает столицу?
        — Именно поэтому это всего лишь развлечение,  — сказал Кирилл.  — Но даже если ты знаешь, что опасности никакой нет, находиться там ночью не самое безобидное для нервов занятие.
        — Надеюсь, что я не скоро попаду в ночной патруль.
        — Тебе легче. Создала барьер и ходи себе по Мертвым землям на здоровье. А-а, и еще кое-что. Кто-нибудь из товарищей может тебя напугать. Пойти за тобой, и когда ты расслабишься, выскочить откуда-нибудь с криками.
        — Я считала, что северяне народ более серьезный.
        — Наше поколение уже не такое,  — произнес парень.  — Законы, придуманные предыдущими Командующими, многим не нравятся.
        До следующей тренировки Альты оставалось меньше получаса. Возвращаться в комнату смысла не было, да и разговаривать с Кириллом оказалось довольно легко. Курсант располагал к себе то ли тембром своего голоса, то ли просто внешностью, но общаться с ним было приятно.
        Если подумать, то от Командующего Войтова все наши тоже были в восторге.
        Девушка еще раз посмотрела на своего собеседника.
        Они так похожи.
        — У меня что-то не так с лицом?  — спросил Атакующий, смущенно указывая на себя.
        — Я просто подумала, что ты копия Командующего,  — со всей искренностью сказала Альта, чем вызвала смех Кирилла.
        — А это странно? Что ребенок похож на родителей?
        — Нет, конечно! Я глупость сказала…
        — Ну, ты ведь тоже похожа на кого-то из них, да?  — спросил Туроб.  — Хотя бы из-за волос.
        — Волос?  — девушка дотронулась до прядей, внимательно посмотрев на них.
        — Такой цвет ведь передается по наследству, я прав? Даже не рыжие, а… Медные.
        — У моих родителей русые волосы,  — сказала Альта, не соглашаясь с выводом Атакующего.  — Мама сказала, что у кого-то из ее дальних родственников был такой же цвет. Так что, генетика дала о себе знать через поколения, по кривой родословной.
        — А внешность?
        — Тоже ни на одного. Агни в детстве шутил, что я приемная,  — улыбнулась Альта, вспоминая, как за подобные шутки в Агни прилетало камнями от Лили.
        Они прошли еще немного, разговаривая уже на отдаленные от Негласного Закона темы, как Кирилла окрикнули.
        Обернувшись, они увидели вальяжно подходящего к ним Рому. Туроб выдохнул, не желая, чтобы его друг сейчас был здесь, а Альта напряглась, готовясь ко всему, что мог выкинуть Атакующий.
        — Меня всего ничего не было,  — начал парень, хлопая Туроба по плечу,  — а ты с центральной крысой связался.
        — Выбирай выражения,  — нахмурился Кирилл.  — Альта теперь служит на этой Базе и…вы оба равны.
        Рома оглядел Создающую с ног до головы, усмехнувшись тем мыслям, которые сейчас крутились в его голове.
        — Паленая, а тебе уже рассказали о нашем Законе?
        — Рассказали,  — произнесла Альта, украдкой посмотрев на Кирилла.
        Он же не вызовет меня на Арену, да? Это ведь глупо…
        — Тогда, может, продолжим наше знакомство?  — спросил Рома, и улыбка на его лице стала еще шире.  — В прошлый раз нам помешал тот Каратель.
        — А смысл? Сломаешь ты мой барьер, самоутвердишься за мой счет. Одна победа не изменит того факта, что Агни ты постоянно продуваешь,  — сказала девушка и только после этого поняла, что лучше бы она промолчала.
        Лицо парня от злости покрылось пунцовыми пятнами. Он тяжело задышал, и Альте даже показалось, что в этот момент он ничего перед собой не видел. Будто желание втоптать ее в землю за такие слова прямо здесь было самым важным для него делом.
        Рома схватил Создающую за руку, притянув ее к себе так быстро, что Кирилл не успел среагировать на это.
        — Тогда встретимся на Арене,  — произнес он на ухо курсанту, от чего по телу Альты прошлась дрожь.
        — Отпусти ее,  — послышалось рядом с ними, а потом Атакующий резко разжал пальцы на запястье Создающей.
        Она стала растирать свою руку, смотря на то, как из последних сил сдерживался Агни, чтобы не затеять драку с другим Атакующим прямо здесь и сейчас.
        — Курсант, ты давно не получал?  — сквозь зубы процедил Агни, напоминая Роме о том, что по званию он был выше и мельком взглянул на подругу.
        — Хочешь сразиться с ней на Арене? Хорошо. Но только после того, как одолеешь меня.
        — Да я с удовольствием,  — сказал парень, выдергивая свою руку из цепкой хватки Агния.  — Жду тебя на Арене, южанин.
        Рома несколько раз хрустнул шейными позвонками и ушел, оставляя компанию позади.
        — Агни?..  — позвала друга Альта.
        — Все нормально. Как рука?
        Девушка посмотрела на то место, за которое ее схватил Рома. Кожа покраснела, и ощущения были такими, будто рука онемела.
        — Он применил способность,  — сказал Кирилл, проведя пальцем по запястью Создающей.  — Слабо. Ощущение такое же, как если бы ты приложила к руке лед, да?
        — Точно,  — кивнула Альта.
        — Я надолго отобью ему охоту связываться с тобой,  — пообещал Агни, приобнимая подругу за плечи.  — Он тебя за километр обходить будет.
        Предыдущие его стычки с Ромой на Арене всегда заканчивались его безоговорочной победой. И, не смотря на это, Кандидат никогда не использовал свою силу всерьез, применяя ее на курсанте.
        Но так было до сегодняшнего дня. Юноша собирался раз и навсегда вбить в голову Атакующего простую истину: никто на этой Базе не равен.

* * *

        Арена.
        — Откуда они все?  — спросила Альта, когда вместе с Агнием и Кириллом пришла на место проведение спарринга.
        — Информация по Базе разлетается быстро,  — пояснил Туроб, кивая уходящему от них Кандидату.  — Говорил же, развлечений тут никаких.
        Народу на трибунах было полным полно. Все они шумно переговаривались между собой, обсуждая предстоящее событие. А спустя немного времени многие стали топать ногами, подгоняя сегодняшних бойцов.
        Если бы третий этап состоялся, то он бы проходил на такой же Арене, подумала Создающая, садясь на свободное место.
        — На таких мероприятиях обязан присутствовать Командующий,  — указывая на своего отца, сказал Кирилл.
        Девушка еле расслышала его из-за того шума, что образовался на Арене. Агний и Рома вышли на площадку.
        Даже Командующий на таком присутствует, Альта посмотрела на беловолосого мужчину и, когда тот повернул голову в ее сторону, она резко отвернулась, стараясь вновь не посмотреть на него.
        С такого расстояния он меня и не заметит в этой толпе! Чего я так испугалась?
        — Начинается,  — прошептал ей на ухо Туроб.  — Думаю, в этот раз все закончится быстрее.
        — Почему?..  — начала свой вопрос девушка, но Кирилл, покачав головой, указал на Арену.
        Бой их друга начался.
        Первым, что сделал Рома, было создание льда на всей площадке. Ноги Агни примерзли к полу, но Кандидат быстро растопил холодные оковы вокруг себя.
        Альта впервые видела друга таким серьезным и на чем-то сосредоточенным. Тот Агни, что жил в ее детских воспоминаниях, был крикливым драчуном, сначала махавшим кулаками, а потом думающим о том, что надо было бить ногами.
        Повзрослевший Агни, с которым она прощалась на Юге, стал более сдержанным, но все равно искорки озорства в его глазах тогда еще горели.
        Север же закалил его.
        Визг, раздавшийся где-то со стороны, выдернул Альту из раздумий, заставляя вновь обратить все свое внимание на Арену.
        Льда уже не было. Лишь лужи расползались по поверхности пола. Агни протянул вперед руку и, щёлкнув пальцами, создал столп огня, направив его на Рому.
        Ему далеко до Огнева, подумала Создающая.
        Сравнивать сверхлюдей, обладавших способностью к созданию огня, с Офицером Особого Класса вошло в привычку у девушки.
        Подруга как-то сказала, что так Альта пытается найти своего загадочного Стража, сравнивая свою фантазию с реально существующими Офицерами.
        Создающая представляла его сильным и взрослым. Она не знала, почему решила, что спасший ее Офицер был мужчиной или вообще имел отношение к Границе. Воспоминаний о том, что случилось после нападения на нее Врагоса, почти не осталось. А то, что всплывало в ее памяти, Альта считала не больше, чем собственной выдумкой.
        Она часто видела сны, смотря на произошедшее на Юге словно со стороны. Видела себя, убегающую с рынка, видела Врагоса, что вышел следом за ней из переулка. Она даже помнила, как близко он стоял к ней. Помнила боль в ноге. А потом…лишь цветные пятна, мелькавшие перед глазами. Темно-синие, оранжевые и красные. Как только эти пятна появляются, Альта перестает что-либо ощущать и вскоре просыпается.
        Огонь Агни достиг своей цели, и по Арене разнесся крик.
        — Перестарался,  — сказал Кирилл, делая вывод из этого поединка.  — Я знал, что все это время он сдерживался.
        — До этого Агни дрался не серьезно?
        — Да. Он сильнее Ромы. И не только из-за разницы в самом виде способности. Рома слишком импульсивный. Он не думает о стратегии и просто бьет прямо перед собой. Из-за этого быстро устает и терпит одно поражение за другим.
        — Агни был таким же.
        — Правда?
        — Да. Пока его вспыльчивость чуть не обернулась для меня травмой.
        — Ты пробудилась в нужный момент.
        Альта кивнула, соглашаясь с курсантом.
        И все же… Агни далеко до Огнева, подумала она, вставая с мест.
        По залу разнесся звук аплодисментов. Северяне были довольны зрелищем. Кто-то, правда, говорил, что сегодня все закончилось слишком быстро. Другие, что давно было пора прекращать этот детский сад между парнями.
        Создающая заметила, как Кирилл смотрел куда-то в сторону, и, проследив за его взглядом, увидела Командующего Войтова, который смотрел в их сторону.
        — Я должен с ним встретиться,  — сказал курсант.  — Подожди Агни на улице, он сейчас выйдет.
        Альта попрощалась с юношей и сделала так, как он сказал.
        Блин! Моя тренировка, запоздало вспомнила она, когда увидела Стражей с желтыми погонами на плечах.
        Девушка впервые в жизни не то чтобы опоздала на тренировку, она ее наглым образом прогуляла.
        Вечером куратор точно с меня семь шкур снимет, подумала она, как увидела выходящих из зала Арены товарищей. А чуть позже и самого Офицера, который проводил их тренировки.
        — Когда начинаются бои, тренировки отменяются,  — произнес подошедший к ней Агни.
        — Я этого не знала.
        Пара направилась в сторону Штаба.
        Из-за всей этой суматохи, Кандидат так и не доложил Иневой о своем возвращении.
        — Я был крут? Не ожидала такого от меня?
        — Крут? Я бы сказала, что ты был неплох,  — поддержала веселое настроение друга Альта.
        — Скажи, кто бы победил на Арене? Я или твоя подруга?
        Создающая задумалась об этом. Эти двое не были равны в силах, хоть и носили одно звание.
        — Я не могу ответить на этот вопрос,  — пожала плечами курсант.  — Сразись с ней, когда будешь в Централе. Но знай, что сам Огнев ее тренировал.
        Агни остановился, не веря этому.
        — Ее тренировал Особый Класс?  — переспросил Кандидат.  — Завидую.
        — Не завидуй,  — поморщилась Альта.  — Этот Офицер — настоящий изверг. А тренировкам с ним я бы предпочла недельный отпуск на той стороне.
        — А мне показалось, что у вас двоих неплохое взаимопонимание,  — усмехнулся парень, вспоминая встречу с Огневым в Централе.  — Попроси его о тренировке со мной. Думаю, тебе он не откажет.
        — После драк тебе вредно думать,  — огрызнулась девушка.

* * *

        Центральный Округ. База Границы.
        Ева играла со своей любимой тряпичной куклой, сидя на диване в кабинете Марата. Шоров с сестрой просматривали какие-то бумаги, периодически раздраженно вздыхая.
        — Карателям удалось разогнать демонстрации в нескольких городах,  — сказала женщина, читая отчеты своих журналистов.  — Совету пора дать объяснения людям.
        — Нет еще никаких объяснений,  — прошипел Командующий, устав от сложившейся ситуации.  — Считаешь, что стоит соврать?
        — Да. Про эту ложь никто не узнает, а народ, наконец-то, успокоится. Или ты хочешь, чтобы они по-настоящему взбунтовались?
        — Мне их бунты не страшны,  — произнес Марат, вставая из-за стола, и, подойдя к окну, посмотрел на улицу.  — В столице пока все спокойно.
        — Это пока,  — сказала Марта, покачав головой.  — Недовольство стоит уничтожать в самом зачатке, чтобы оно не распространилось.
        — Говоришь, как настоящий Командующий,  — усмехнулся мужчина, оборачиваясь к сестре.
        — А ты все шутишь.
        Ева не вмешивалась в их разговор, продолжая играть. Она водила куклой по воздуху, представляя в своей голове, как та летает. Но неожиданно она бросила ее на пол и неподвижно стала смотреть на нее.
        — Что ты видишь?  — спросила женщина, подходя к девочке.
        — Альта подружилась с сыном Северного Командующего. Альте больше не грустно.
        — Эта девчонка умудряется веселиться даже на Севере?  — нахмурилась Марта.
        — Там нельзя веселиться,  — спокойно произнес Марат.  — Что еще ты видишь, Ева?
        — Много картинок, и все размыто. Многое непонятно, но Ева видит Альту за Стеной.
        — Что это значит?  — спросила сестра Командующего.
        — Местное развлечение,  — пояснил мужчина.  — Не стоит беспокоиться. Врагосы уже давно не подходили к северной Стене.
        — Ева видит оранжевые огни в темноте,  — произнесла девочка и ее плечи затряслись.  — Много-много огней… Ева видит Яна. Ева видит Стражей в Мертвых землях.
        Ребенок открыл глаза. Она подняла куклу с пола, аккуратно отряхнув ее и, продолжая играть, больше не обращала внимания на взрослых.
        — Врагосы нападут на Север?
        — Ева не может сказать, был ли это Север,  — сказала девочка, не отвлекаясь от своей игры.  — Но в Мертвых землях был снег.
        — Видение могло относиться и к более позднему времени,  — начала Марта.  — Ян ведь сейчас на Западе.
        — Он скоро будет на Севере,  — сказал Марат, устало прикрывая глаза.
        Прибыв на Вокзал Централа Ян, не заходя на Базу, передал Командующему сообщение, что желает отправиться на Север, продолжая поиски Якоба.
        — Он ничего не нашел на Западе?
        — Нет, поэтому и отправляется дальше.
        — На шаг назад,  — проговорила Марта.
        — Нужно связаться с Войтовым,  — произнес Командующий.  — Я должен знать, что он собирается делать.
        — О-о, я знаю его реакцию на твои слова,  — сказала женщина, закатывая глаза.  — Он ни за что не поверит, что Врагосы подойдут к его Стене.
        — Он поверит Еве, да, Ева?
        — Ева знает все, что знает Ева,  — кивнул ребенок, подняв свои слепые глаза на взрослых.  — Командующий Севером обещает предпринять все необходимое, чтобы нападения не произошло.

* * *

        Северного Округа. Столичный Вокзал.
        Три гудка оповестили о прибывшем из Централа поезде.
        К вечеру погода ухудшилась, и платформы замело снегом. Холодные снежинки противно царапали кожу на лице, заставляя Офицера сильнее кутаться в ворот своей шинели. После той жары, что он пережил на Западе и Централе, нахождение в этом городе казалось ему каторгой. Но отсутствие хоть какой-нибудь информации о том, кого он ищет, заставило Стража вновь посетить этот город.
        Проходившие мимо него патрульные, замечая его звание, отдавали мужчине честь, и после того, как он оказывался позади них, оглядывались на него, не понимая, что могло привести Особый Класс в Северный Округ.
        До утра чистить снег было некому. Местный Закон запрещал гражданам находиться на улице с наступлением сумерек. Поэтому даже такому натренированному Стражу, как он, хождение по сугробам давалось нелегко. И с каждым новым шагом желание растопить все эти белые комки возрастало внутри Офицера все сильнее и сильнее.
        Как же я ненавижу это место, подумал Ян, замечая вдалеке горящие огни Северной Базы.

        Глава 10.1
        Проявление и осознание

        Столица Северного Округа.
        Дневной патруль мало чем отличался от патруля на Стене: тот же холод, те же отточенные годами тренировок движения, та же внимательность к окружающему миру. Единственным минусом, пожалуй, было то, что на улице этот минус был намного ниже, нежели в каморке на границе между Живыми и Мертвыми землями.
        Да и компания в этот раз Альте досталась неразговорчивая. Поэтому, когда пришло время разделиться и обойти свои участки, курсант нисколько не расстроилась. В отличие от вечера или раннего утра, сейчас в городе было оживленно, а значит, было на что посмотреть.
        Создающая с удовольствием всматривалась в незнакомые лица горожан, которые при встрече с ней взглядами улыбались девушке и чуть заметно кивали головами в знак приветствия.
        Совершенно отличается от Централа. Там патрульных или не замечают, или боятся, подумала Альта, помахав рукой маленькой девочке.
        Та, поняв, что жест курсанта был адресован ей, радостно заулыбалась, а порозовевшие на морозе щеки стали еще краснее.
        Они ценят Стражей.
        Альте был вверен участок на Вокзале, на котором в последний раз она была в день прибытия в этот Округ. При дневном свете он напоминал ей обычные вокзалы, которые были построены в маленьких городках, находящихся в Централе или на Юге: одна-единственная платформа, на которой не было ничего интересного, пара скамеек под навесами, да мусорные бачки.
        Девушка подошла к единственному стеклянному информационному стенду, внутри которого была закреплена сегодняшняя газета в раскрытом виде.
        — Северный Вестник.
        Интересно, есть ли что-то о Централе?
        Альта читала довольно быстро, буквально бегая глазами по черным строчкам.
        Большая часть выпуска была посвящена именно Северному Округу, что, в принципе, было логично. Граждан не особо интересовала жизнь вне их дома.
        Лишь в конце сегодняшнего номера курсант увидела интересующую ее информацию.
        Демонстрации распространились по всему Округу. Карательные отряды следят за порядком и задерживают агрессивно настроенных граждан. Совет до сих пор не дал ответов о случившемся на Центральном Вокзале.
        — Почему они молчат?  — сама у себя спросила девушка, перечитав текст.  — Неужели все еще не нашли виновных?
        Альта дотронулась до своего зажившего плеча, вспоминая о случившемся.
        Тех, кто причастен к тому, что случилось, должны публично казнить, подумала она, скрипнув зубами от злости.
        Всем было известно — Врагосов нельзя поймать. Более того, при встрече с ними редко кто выживал.
        Так как же обитатели Мертвых земель очутились в вагонах внутри Стены?
        Ответа на этот вопрос не было ни у кого.
        Создающая посмотрела на часы, висевшие на столбе и, еще раз оглядев платформу, двинулась в обратную сторону. Ее патруль скоро заканчивался, а набирающая силы метель ускоряла ее шаг.
        Обычно Командующий Войтов усиливал свою способность ближе к ночи, вызывая непогоду в столице Севера, но сегодня он отчего-то начал раньше времени. Небо заволокло еще больше, а холодный ветер усилился. Альта ускорила шаг и уже через несколько минут была на месте встречи.
        Давайте быстрее! Неужели вы не хотите вернуться на Базу до того, как начнется метель?
        Курсант оглядывалась, надеясь увидеть среди горожан знакомых Стражей, но те все не появлялись. Гуляющие по улицам люди поспешили вернуться в свои дома и так же, как и Альта, спрашивали друг у друга, с чего вдруг погода портилась так рано?
        Могло ли что-нибудь случиться?
        Девушка заметила вдалеке двух Офицеров, махавших ей рукой. Поспешив к ним, она заметила, что людей на улице практически не осталось, а в окнах домов и в уличных фонарях загорался свет.
        — Ты Ютова?  — спросила женщина, и когда Альта, отдав честь, кивнула, Офицер продолжила.  — Мы к тебе на замену. Поспеши вернуться на Базу, пока Командующий не разошелся.
        — Что-то случилось?  — спросила девушка.
        — Перепады настроения,  — усмехнулась женщина, и вместе со своим напарником отправилась патрулировать улицы.

* * *

        Дойдя до ворот Базы, Альта увидела молодого мальчишку, который приносил Стражам посылки. Одетый в теплое коричневое пальто, и постоянно поправлявший съезжающую со светлых волос шапку-ушанку, подросток перебирал письма, складывая их в только ему одному понятном порядке.
        Подойдя к нему ближе, Альта решила подшутить над работником Почты, легко толкая его в спину.
        — Для меня ничего нет?  — улыбнулась девушка.
        — А-Альта? Н-не п-пугай меня т-так больше,  — заикаясь, произнес он, чуть ли не подпрыгнув на месте.
        С мальчишкой Создающая подружилась сразу же, когда тот впервые принес ей письма из Централа и с Юга. Он с интересом расспрашивал у курсанта о соседних Округах, пока они вместе не дошли до Штаба. А когда он узнал, что Альта ожидает еще и письмо с Востока, то и вовсе обзавидовался тому, сколько у его новой знакомой друзей.
        — Есть, письмо от какой-то Рады,  — сказал мальчик, вытаскивая конверт из кармана куртки.  — Я специально его отдельно от остальных положил, чтобы не потерять.
        — Так ты чужую почту теряешь?  — усмехнулась девушка, забирая из рук почтальона весточку с Востока.  — Нехорошо это, Филя.
        — Нет! Никогда!  — начал защищаться подросток.  — Если потеряю письмо — выгонят.
        — Верю-верю. Ты, наверное, самый трудолюбивый работник на Почте.
        — Конечно,  — заулыбался Филипп, возгордившись, что его похвалили.  — Я, может, и обычный человек, но тоже стране помогаю. Кстати, слышала последние новости?
        — Нет. Какие?
        Они двинулись по направлению к Штабу.
        Альта — чтобы отчитаться перед начальством. Филипп — чтобы разнести Офицерам почту. Погода к этому моменту испортилась еще сильнее. С темно-серого неба повалили крупные снежинки, намереваясь занести только недавно вычищенные до плитки дорожки.
        Стали зажигаться уличные фонари.
        — Вчера к нам приехал Офицер Особого Класса! Представляешь?
        — Правда?  — наигранно удивилась девушка. Этот парнишка реагировал на все слишком бурно, и, если не среагировать соответствующе, то он мог и обидеться.  — И зачем сюда приехал Особый Класс?
        — Этого не знаю,  — сказал Филя.  — Я лишь слышал, как Офицеры между собой переговаривались. Говорили, что он приехал к Командующему Войтову.
        — Именно к Командующему? Ну…ничего удивительного,  — пожала девушка плечами.  — Нас их дела интересовать не должны.
        — Да?  — сощурив глаза, произнес мальчишка.  — А если я скажу, что это сам Огнев? Самый известный огненный Страж в стране! Ты тоже скажешь, что в этом нет ничего особенного?
        Альта на мгновенье замерла, услышав знакомую фамилию.
        Огнев, да на Севере, подумала она, пытаясь для себя выяснить причину приезда Офицера в самый холодный Округ страны. Она знала, что Ян искренне ненавидел это место, предпочитая края более теплые.
        — Альта, ты чего?  — обернулся на отставшую от него девушку почтальон.
        — Уверен, что именно Огнев вчера прибыл в столицу?
        — Да,  — кивнул мальчик.  — Офицеры все понять не могли, чего он приехал. А ты что, его знаешь?
        — Можно и так сказать,  — ответила Создающая, и они продолжили свой путь.
        Где бы он сейчас мог быть?
        — Правда-правда?!  — не поверил Филя.  — У тебя среди друзей не только те, кто в других Округах живет, но и Офицеры Особого Класса?
        — Мы…не друзья,  — произнесла Альта.  — Я просто подчиненная.
        — Жалко,  — протянул почтальон. Его настроение сразу же пропало.  — И все же… У тебя есть друзья в Централе и на Востоке.
        — И у тебя однажды появятся,  — улыбнулась Создающая, потрепав мальчика по голове.
        Вот только через шапку должного эффекта произвести не удалось.
        Они медленно поднимались по лестнице Штаба, стараясь не поскользнуться на только что выпавшем снеге. Филипп, как настоящий джентльмен, даже протянул отстающей от него на пару ступенек Альте руку, чтобы та чувствовала себя уверенней.
        — Спасибо,  — сказала она, когда они оба стояли у дверей Штаба.  — Тебе нужно поспешить, не то Командующий, говорят, сегодня не в настроении.
        — Я заметил,  — произнес Филя, отряхивая свою одежду от снега.  — Тогда я побегу почту разносить. Увидимся!
        Почтальон, как только попал в здание Штаба, сразу же скрылся за ближайшим поворотом, а Альте следовало подняться по лестнице на третий этаж, чтобы доложить о своем возвращении Иневой.
        Женщина все рабочее время проводила в своем кабинете, поэтому не застать ее на месте было практически невозможно. Как и показалось Альте в Централе, Инева была женщиной доброй и понимающей. Отношение Атакующей к приезжим разительно отличалось от отношения к ним других коренных северян.
        Подойдя к нужной двери, курсант несколько раз постучала.
        — Войдите!
        — Курсант Ютова,  — произнесла девушка, входя в кабинет и отсалютовав Офицеру.  — На сегодня я закончила свой патруль.
        — Хорошо,  — произнесла Илана, не поднимая на вошедшего курсанта головы.  — Если это все, то можешь идти.
        — Есть!
        Альта только развернулась, чтобы уйти, как вспомнила, что Ян, если Филя ничего не напутал, должен был быть в этом здании.
        Стоит ли спрашивать?
        Девушку терзали смутные сомнения о том, стоило ли спрашивать у Иневой об Огневе. Ее вопрос мог показаться женщине странным и неуместным, но Особый Класс вряд ли прибыл в столицу Севера надолго, а значит, ей нужно было встретиться с ним как можно скорее.
        Хотя бы для того, чтобы узнать, как с ним связаться, если встречу этого Якоба, сама себя убеждала Создающая.
        — Я могу тебе чем-то помочь?  — спросила Инева, обратив внимание на то, что все еще не одна в своем кабинете.
        — Д-да. Думаю, что да,  — ответила девушка и вновь замолчала.
        — Курсант Ютова, я не умею читать чужие мысли,  — выдохнула женщина, откладывая в сторону листы с какими-то отчетами.  — Если ты ничего не скажешь, то я не узнаю, что тебе от меня нужно.
        — Мне ничего не нужно!  — замотала головой Альта.  — Просто… Я слышала, что Офицер Огнев вчера приехал… Поэтому…я хотела…
        Страж внимательно посмотрела на мявшуюся перед ней девушку.
        Ну, приехал, подумала Инева, равнодушно смотря на курсанта. Не думала, что эта Создающая окажется одной из воздыхательниц Огнева.
        — Так и есть. Он прибыл с каким-то вопросом к Командующему Войтову.
        — А не знаете…он сейчас в Штабе?..  — наконец-то выдавила из себя Альта.
        Спрашивать об Огневе у постороннего было равносильно пытке. А заметив, каким взглядом ее одарила женщина, захотелось и вовсе сбежать из кабинета.
        — В-вы не правильно меня поняли!..  — запротестовала девушка.  — Я ведь из Централа… И мой куратор, Офицер Четина — друг Офицера Огнева… Вот я и хотела спросить у него, если он, конечно, знает, как у нее дела. Только и всего!..
        Инева от столь ярого протеста со стороны курсанта и вовсе растерялась.
        Я ведь и слова не сказала, удивленно подумала она. И ведь точно, я помню, как Огнев общался с какой-то Создающей. И с Карателем. Пожалуй, стоит взять перерыв и отдохнуть от работы. Уже вижу то, чего нет.
        — Должен быть в Штабе. Как встречу его, передам, что ты его искала,  — произнесла женщина.
        Альта поблагодарила Офицера и, отдав ей честь, поспешила покинуть кабинет.
        Страж встала из-за стола и подошла к зеркалу, висящему на стене. Сняв очки, она стала внимательно разглядывать свое лицо.
        Правду говорят, все мои мысли на лице написаны, подумала она, горестно выдохнув. Стоит научиться сдерживаться.

* * *

        Альта собралась вернуться в общежитие.
        Для тех, кто был в патруле, все тренировки на день отменялись, чтобы дать курсанту или Офицеру отдохнуть после возвращения. Конечно, были те, кто, не смотря на разрешение ничего не делать, все равно шли в тренировочные залы. Но Альта к таким не относилась, да и письмо от Рады, все еще не вскрытым, лежало в кармане шинели, разжигая в девушке любопытство.
        Вот только погода за то время, что курсант провела в кабинете Иневой, испортилась окончательно. Да так, что не было видно ничего дальше вытянутой вперед руки. Альта не рискнула выходить на улицу, а решила остаться в Библиотеке. Там было тепло, спокойно и, что самое главное, можно было, наконец-то, прочитать письмо от Лекаря.
        Хранилище книг на этой Базе было значительно меньше того, что находилось в Централе. И, скорее всего, во время экзаменов тут было не протолкнуться, но сейчас, когда внутри никого не было, Альта спокойно заняла самое отдаленное от входа место, вешая шинель на спинку стула и вскрывая письмо от восточной подруги, села на другое место, вытаскивая несколько сложенных листов из конверта.
        Рада в словах не мелочилась, описывая каждого из своей пятерки и то, что с ними произошло за первые две недели лета.
        Максим со своим отравлением, как писала девушка, еще ничего особенного не сделал. Но если судить по смешной рожице, которую Лекарь пририсовала на полях, можно было догадаться о том, что это не более чем шутка.
        Отравление — сложная способность, подумала Создающая, вспоминая, как Макс собирался использовать ее против Ромы, и как изменился цвет кожи на его руках.
        Далее Рада писала, что парень помогал разгонять демонстрантов в одном из городков Востока. Оказалось, что недовольства то и дело вспыхивали не только в Центральном Округе, но и в других местах.
        Если Совет и дальше будет тянуть… Даже те, кто сейчас стараются не вмешиваться в происходящее, будут на стороне этих недовольных.
        Про Фому и Фоку Рада знала мало. Парни вошли в какое-то тайное подразделение Карателей и практически перестали общаться с друзьями. Как писала девушка, у них было слишком много работы, да и способности их также способствовали тому, что их руководство пыталось во всем их задействовать.
        Манипуляции с памятью, вспомнила Создающая.
        Способность эта, и правда, была необходима для работы в Карательном отряде. Еще Альта помнила, что уровень владения способностями у парней был очень высоким.
        Такие, как они, быстро сделают себе карьеру, улыбнулась своим мыслям курсант. Фома-то уж точно сделает.
        Наташа уже была за Стеной. Рада писала о том, как подруга обрадовалась, когда ее наконец-то причислили к Собирателям. Девушка всю свою жизнь знала, что служить она будет далеко не в самых комфортабельных условиях, а значит, тренировки, проводимые на Базе Границы, не должны были проходить даром. Лекарь сообщала Альте, что с Наташей все в порядке и что она часто наведывалась на Базу, чтобы рассказать ей об увиденном за Стеной.
        Разве есть в Мертвых землях что-то интересное?
        Альта задумалась об этом и не заметила, как кто-то подошел к ней, неожиданно обнимая со спины, вызывая у девушки неприятную волну озноба.
        — Привет, Паленая,  — прошептали ей на самое ухо.  — Любовные записочки читаешь?
        Создающая резко вскочила со стула, оборачиваясь к парню.
        — Р-Рома?..
        — Рома,  — кивнул он, положив руку на плечо девушки и с силой сжимая его.  — В прошлые разы у нас как-то не заладилось, да?
        — Чего тебе?  — нахмурилась Альта.  — Если вновь решил доставать, то мне некогда.
        — Как грубо,  — произнес Атакующий, ближе подходя к Создающей.  — Я искренне хотел наладить отношения, но, видно, не судьба. Да, Паленая?
        Рука парня скользнула вниз к ноге девушки, и Рома провел ладонью по тому месту, где у нее располагался шрам от ожога.
        — То платье тебе шло,  — сказал курсант, вспоминая внешний вид Альты в первый день их неудавшегося знакомства.  — Кто же был так неаккуратен?
        — Убери руку!  — выкрикнула девушка, хватая его за запястье.
        Он слишком близко. Барьер не поможет.
        — Да тебе жалко, что ли? Радовалась бы, что на такую дефектную кто-то внимание обращает.
        — Обойдусь без внимания,  — сказала Альта и, собравшись с силами, оттолкнула от себя Рому.
        У него с головой точно не порядок. Нужно уйти отсюда.
        Альта посмотрела на шинель, висевшую на стуле позади курсанта, а потом ее взгляд метнулся к двери, ведущей в коридор Штаба. Рома за ее взглядом проследил и, не медля, применил свою способность.
        Пол Библиотеки покрылся толстой коркой льда, заходя еще и на стены, и на книжные полки.
        — Давай пообщаемся. Поближе,  — произнес парень, и от его слов девушка ощутила внутри себя настоящий страх.
        Ну почему именно сегодня тут никого нет?!
        — Не подходи ко мне,  — сказала Альта, постаравшись придать своему голосу твердость.  — Я слышала, что Командующему не очень нравится подобное поведение своих подчиненных.
        — А мы ему не расскажем,  — произнес Рома, в один шаг преодолевая расстояние между ними, хватая Создающую за руку и притягивая ее к себе.  — И Кириллу не расскажем. И Агнию.
        Сердце девушки в груди колотилось от страха и ей казалось, что этот ритм был слышен во всем Штабе. Кровь прилила к лицу, а колени затряслись. Слабость в ногах с каждой секундой от близости с ним становилась все сильнее.
        Страшно… Мне страшно… Кто-нибудь, пожалуйста… Помогите мне…
        — Твое лицо такое мерзкое,  — сказал парень, пальцами сдавливая подбородок Создающей.
        — Так отвали…
        — Постарайся улыбнуться, Паленая. Я обещаю не кусаться,  — произнес он, слегка прикусывая мочку ее уха.
        И в этот момент Альта перестала ощущать что-либо.
        Она не чувствовала прикосновений Ромы, не чувствовала отвращения к тому, что происходило. Вокруг нее не было звуков. Она как будто оказалась в вакууме. С силой зажмурившись, курсант постаралась отогнать от себя это наваждение, и в этот момент она ощутила, будто что-то вырвалось из нее, ненадолго покидая тело.

* * *

        Альта пришла в себя только тогда, когда кто-то с силой потряс ее за плечи. Чьи-то сильные руки удерживали девушку от падения, стараясь привести ее в чувства. От каждого нового движения боль в голове лишь усиливалась, это возвращалась чувствительность, а к горлу стала подступать тошнота.
        Расплывающиеся перед глазами темно-синие пятна стали приобретать видимые очертания, а после Альта увидела и лицо того, кто все это время не отпускал ее из своих рук.
        — Я-Ян?..  — произнесла она, узнав Офицера, стоящего перед ней.
        — Курсант, с Вами все в порядке?  — послышался тихий, мелодичный голос со стороны.
        Переведя взгляд на звук, Альта узнала в говорившем мужчине отца Кирилла.
        — Командующий… Войтов?
        Девушка судорожно вздохнула, стараясь успокоить сердцебиение в груди. Ее плечи пробивала мелкая дрожь, что не осталось незамеченным для Огнева.
        — В чем дело?  — не отпуская курсанта, спросил он, нахмурившись.
        Альта только открыла рот, чтобы рассказать ему о произошедшем, но быстро сомкнула губы, упираясь ладонями в грудь мужчины, слегка отталкивая его от себя и освобождаясь от его рук.
        — П-простите… Я…  — Создающая постаралась произнести хоть что-то внятное, но в голову не приходило ни одной дельной мысли.
        Как я тут оказалась? Что произошло?..
        — Неужели Вы, пережившая нападения Врагосов, потеряли дар речи от столкновения с Офицером Особого Класса?  — улыбнувшись, спросил Войтов, пытаясь тем самым пошутить.  — Даже по имени его назвали.
        — По имени?..  — переспросила Создающая, переводя взгляд с одного Атакующего на другого и моментально краснея, когда осознание произошедшего окончательно селится в ее голове.  — П-простите, Офицер Огнев.
        Ян кивнул, принимая извинения и продолжая наблюдать за странным поведением девушки.
        Что-то случилось, подумал он, глядя на то, как Альта дрожала.
        Эта дрожь была вызвана настоящим страхом, который все хоть раз в жизни испытывали. Но что могло ее так напугать оставалось для Яна загадкой.
        — Что ж, думаю, Офицер Огнев не станет таить обиду на курсанта,  — произнес Командующий, похлопав девушку по плечу.  — Кстати, Вы ведь куда-то спешили, да?
        — Ч-что?.. А-а…д-да,  — пробормотала Альта, посмотрев себе за спину.
        Куда делся Рома?..
        — Тогда и мы продолжим свой путь.
        Создающая отошла в сторону, пропуская Офицеров вперед. Когда она глазами встретилась с Яном, то опустила голову, чтобы не чувствовать себя еще более смущенной. Когда они отошли на достаточное расстояние от нее, девушка поспешила к выходу, не слыша обсуждения вопросов, ради которых Огнев приехал на Север.
        — Я не уверен, что, развесив на улицах ориентировки Якоба, мы сможем поймать его,  — произнес Войтов, продолжая их разговор на том мете, где их прервала Альта.
        — Я тоже. Он не глуп и наверняка затаился в каком-нибудь заброшенном месте. Но вы ведь понимаете?..
        — Конечно,  — кивнул мужчина.  — В этот раз его нельзя отпускать. Но что по этому поводу думает Командующий Шоров?
        — Он намерен использовать его способность,  — сказал Ян, обернувшись.  — На Западе я ничего не нашел.
        — Был в той лаборатории?
        — Да. Одни лишь руины. Западный Командующий не стал ее восстанавливать.
        — Это неудивительно,  — произнес Войтов, вспоминая нрав самого старого Командующего их страны.  — Тогда, давай…
        Женский крик, разнесшийся по коридорам, исходил со стороны Библиотеки, куда Стражи и направились, чтобы разузнать причины этого шума.
        — Эй, ты живой?!  — громче, чем следовало, спрашивала девушка, пытаясь растормошить лежащего на полу парня.
        — Что здесь произошло?  — спросил Войтов, войдя вместе с Огневым в помещение.
        Весь пол Библиотеки был залит водой. Обувь Стражей противно хлюпала при каждом их шаге, отчего Ян несколько брезгливо морщился, надеясь, что обувь не промокнет.
        — Командующий Войтов!  — начала девушка-курсант, продолжая удерживать голову лежащего юноши на своих коленях.  — Я пришла сюда позаниматься, а тут вот…он лежит, и все мокрое.
        Особый Класс узнал в бессознательно лежащем на полу юноше друга своего сына. Войтов подошел ближе, присаживаясь на корточки и нащупывая на шее курсанта пульс. Он сомневался в том, что кто-то мог победить этого бугая в драке.
        В обморок упал?
        На крик девушки прибежало еще несколько курсантов, которые тут же бросились к Роме, поднимая его.
        — Отнесите его в лазарет. Пусть врач его осмотрит,  — произнес Командующий, и его подчиненные в один голос отозвались на его приказ.  — И позовите уборщиков. Тут все нужно высушить.
        Ян не слушал того, о чем говорили местные Стражи. Его заинтересовала одежда, висевшая на стуле. Темно-зеленая шинель с пустыми желтыми погонами на плечах никак не могла принадлежать юноше.
        Маловат размер будет, подумал он, прикидывая в голове, что даже рука этого парня не смогла бы поместиться в рукав шинели.
        Потом взгляд Атакующего зацепился за лежащие на столе бумажки. Пробежавшись по строчкам и поняв, кому это письмо было адресовано, мужчина, не церемонясь, засунул исписанные листы к себе в карман.
        Туда же отправился и конверт.
        — Командующий Войтов!  — произнесла Офицер Инева, вбегая в Библиотеку. Заметив Яна, она кивнула ему, и вновь все ее внимание было направлено на своего начальника.  — Что здесь произошло?..
        — Хотел бы я знать,  — задумчиво произнес Страж, смотря на огромные лужи воды.  — Разве Роман создает воду?
        — Никак нет. Его способность заключается в создании льда,  — сказала женщина, оглядываясь.
        Заметив висящую на стуле верхнюю одежду кого-то из Создающих, она вспомнила о просьбе Альты.
        — Офицер Огнев, Вы уже встретились с курсантом Ютовой?
        — Мы наткнулись на эту девушку в коридоре,  — вместо Яна ответил Войтов.  — Так вы двое лично знакомы?
        — Курсант обучалась созданию барьера у моего друга,  — сказал Огнев, не желая углубляться в рассказ об его связи с Альтой.
        — Значит, по имени она назвала Вас не от испуга?
        Ян внимательно посмотрел на Командующего, пытаясь понять причину его столь личного вопроса, а Войтов, догадавшись. Что спросил лишнего, снисходительно улыбнулся Огневу, проведя подошвой сапог по водной глади на полу.
        — Не поймите неправильно,  — произнес огненный Страж.  — Курсант Ютова редко думает, перед тем, как что-нибудь сказать. Вот и оговорилась.
        — Вот оно как. Тогда, продолжим наш разговор позже? Нужно узнать, что здесь произошло.
        — Конечно,  — кивнув, сказал Ян, забирая шинель Альты и покидая Библиотеку.
        Илана подошла к своему Командующему, смахивая с книжной полки воду.
        — Так что здесь произошло?
        — Может, батарею прорвало?  — предположил он мужчина.  — Илана, будь добра, найди мне всю информацию на курсанта Ютову.
        — А?.. А-а, конечно,  — произнесла Инева, не понимая, с чего вдруг Командующий заинтересовался присланной к ним из Централа Создающей.
        Теперь я понял, кто ты, подумал Войтов, проведя сапогом по поверхности воды, создавая небольшую рябь.
        Его губы искривились в злобной усмешке.

* * *

        Без верхней одежды на улице было холодно, но оставаться в Штабе, где все еще мог находиться Рома, Альте не хотелось.
        Видимость перед глазами была практически нулевая, лишь размытые оранжевые огоньки от фонарей горели параллельно друг другу, создавая для курсанта своеобразный ориентир.
        Как измары, горящие в Врагосах, попыталась согреть себя шуткой девушка, но у нее ничего не получилось.
        До общежития оставалось совсем немного, когда она почувствовала чье-то приближение. Было ли это шестым чувством или чем-то еще, Создающую не волновало. Она создала барьер вокруг себя и резко обернулась.
        — Ты здесь последние остатки ума отморозила?!
        Альта смотрела на Яна, стоящего вне ее защиты. В руках у него была ее шинель, а выражение лица Офицера не предвещало для курсанта ничего хорошего. Страж был зол.
        Значит, он был в Библиотеке, поняла она, смотря на свою одежду. Почему же я не помню, что там произошло?..
        Заметив, что девушка не собиралась убирать свой барьер, Огнев разозлился еще сильнее.
        На этой Базе было холодно. Снег, что попадал за шиворот одежды, раздражал еще больше, чем Альта, топчущаяся на одном месте и непонятно о чем думающая. А мысли о том, с каким испугом она смотрела на него в коридоре, и вовсе заставляли Стража придумывать самые невероятные вещи, которые только могли произойти с курсантом во время ее службы в этом Округе.
        Что могло напугать того, кто дважды видел Врагоса на расстоянии вытянутой руки?
        Вопрос Командующего заслуживал внимания. Те, кто выживали после встречи с Врагосами, уже ничего в этой жизни не боялись.
        А она испугалась чего-то так сильно, что сунулась на улицу без верхней одежды, да еще и в такой холод!..
        — Уберешь ты этот чертов барьер или нет?!  — не выдержал мужчина, крикнув на девушку.
        Та, услышав его громкий и раздраженный голос, вздрогнула, приходя в себя и снимая свою защиту. Она дрожала так сильно, что даже не смогла четко произнести слова, которые были адресованы ему.
        — Ты когда-нибудь поумнеешь?  — спросил Ян, накидывая на ее плечи курсантскую шинель.  — Просунь руки в рукава, иначе никакого смысла от этой одежды не будет.
        Создающая сделала то, что он просил, но кончики ее пальцев замерзли так сильно, что самостоятельно застегнуть пуговицы она уже не могла. Огнев быстрыми движениями вдел золотистые пуговицы в простроченные петли, одергивая ворот шинели и, положив руки на плечи курсанта, приготовился ее выслушать.
        — В-вы были в-в Библиотеке?..
        — Был,  — кивнул Ян.  — И я жду объяснений.
        — Н-ничего не…  — хотела было сказать Альта, отрицая, что что-то серьезное произошло с ней, но под хмурым взглядом Огнева не решилась ему соврать.
        — У меня сейчас очень плохое настроение,  — сквозь зубы процедил мужчина, не намереваясь в очередной раз слышать рассказ о том, что с ней все в порядке.  — Поэтому советую рассказать все в подробностях и ничего не умалчивать.
        Курсант, посмотрев на Стража, кивнула, сжимая губы. Ей не хотелось рассказывать о произошедшем кому-либо. Особенно Яну. Это было и стыдно и…как-то неправильно. Она бы и Агни ничего не рассказала, зная, что мог сделать ее друг с Ромой.
        Но если выбирать между Огневым и Кандидатом, то уж лучше рассказать все Яну. Альта была уверена, что, какие бы у них ни были предвзятые друг к другу отношения, в данной ситуации он мог ей чем-нибудь помочь.
        — Я р-расскажу. П-пойдемте в общежитие.
        — А твоя соседка?
        — Я одна,  — сказала Альта, покачав головой.  — Нам никто не помешает.
        Ян выдохнул, думая о том, что, при его вопросе, он переживал, как бы это они никому не помешали.
        Ее поведение законам логики не поддается, подумал он, приобнимая курсанта за плечи, чтобы поддержать ее и подтолкнуть вперед.
        С той скоростью, с которой шла Альта, они бы и до вечера не добрались до нужного места.

* * *

        Женское общежитие.
        Ян редко оставался в Северном Округе подолгу. Чаще всего его задания проходили за Стеной, поэтому он не особо обращал внимание на то, как выглядело общежитие на этой Базе изнутри.
        Даже вчера, прибыв в этот город и получив ключ от предоставляемой Стражам комнаты, он ничего не запомнил. Ни обстановки, ни других Офицеров. Вчера хотелось только отдохнуть после долгой дороги.
        Сейчас же, пока они шли к комнате Альты, Огнев заметил, что, несмотря на дневные часы, в коридорах никого не было. Во всем общежитии было так тихо, будто кроме них тут не было ни единой живой души.
        — Это нормально,  — согревшись, сказала Альта.  — К отсутствию других быстро привыкаешь.
        — Они на тренировках?  — спросил Офицер, прислушиваясь к тишине, скрывавшейся за каждой дверью.
        — Одни на тренировках. Другие в патрулях. Кто-то, и в самом деле, в своей комнате, но… Они предпочитают не выходить из них лишний раз.
        Не зря мне говорили, что на Центральной Базе все по-человечески, подумал Ян, останавливаясь позади Альты, пока та старалась найти ключ в карманах своей одежды.
        — Вот он,  — сама себе прошептала девушка, и, достав металлический зазубренный ключ, она вставила его в замочную скважину, и после щелчка дверь открылась.  — Входите.
        А Нона жаловалась, что вечно за ней убирает.
        В комнате курсанта, конечно, был не идеальный порядок, но и того беспорядка, что описывала Ю в своих рассказах Майе, тоже не было.
        Когда живешь один, быстро всему учишься. Кстати…
        — Почему у тебя нет соседки?  — спросил Страж, снимая свою шинель и отдавая ее курсанту.
        Та повесила ее на плечики и убрала в шкаф, попутно нажимая на кнопку чайника, чтобы тот стал закипать.
        — Офицер Инева сказала, что нас было нечетное количество,  — ответила девушка, доставая чистые чашки.  — Я в списке последняя, а к местным нас подселять не хотели.
        — Ясно.
        Огнев, не спрашивая разрешения, сел на кровать, которая явно не принадлежала Альте.
        Комнаты на этой Базе меньше, подумал он, возвращая свой взгляд на девушку, нервно ожидавшую, когда же чайник закипит. Время тянет.
        — Альта,  — позвал он ее.
        Ян давно заметил, что если ему нужно было что-то донести до этой девушки, то обращаться к ней нужно было только по имени. Называя ее курсантом или по фамилии Офицеру не удавалось произвести на Создающую никакого должного эффекта. А слыша свое имя, она отчего-то становилась внимательнее.
        — Ты можешь рассказать мне, что произошло,  — продолжил Страж.  — Если я чем-то смогу помочь, то помогу.
        Альта улыбнулась уголками губ, оставляя закипающий чайник и садясь на свою кровать. Курсант сжала кулаки, размышляя, с чего бы лучше начать свой рассказ.
        — Вы были в Библиотеке, да?  — вновь спросила она.
        — Был. Тот курсант без сознания лежал на полу… Это ведь он затеял драку у Музея Границы?
        — Без сознания?  — произнесла Альта, поднимая на Офицера удивленный взгляд.
        Она нахмурилась, пытаясь вспомнить, что же произошло после того, как он начал к ней приставать, но в голове было пусто.
        — Ты знаешь, что с ним случилось?  — спросил Ян, на что Альта лишь отрицательно покачала головой.  — Хорошо. Ты была с ним в Библиотеке, так?
        — Не совсем. Я читала письмо от Рады, Лекаря с Восточной Базы,  — сказала Создающая и только сейчас она вспомнила, что письмо осталось лежать на том столе.
        Надеюсь, оно все еще там.
        — Забирай,  — произнес Огнев, доставая конверт с исписанными листами из своего кармана и отдавая их девушке.  — Не оставляй свою личную переписку не пойми где.
        — Спасибо,  — кивнула Альта, забирая письмо.  — В общем, я решила прочесть его в Библиотеке, потому что погода испортилась. А потом появился Рома.
        — Так зовут того курсанта?
        — Да. Он…  — девушка замолчала.
        Не могу произнести этого вслух, поняла она, когда обычная фраза так и не смогла слететь с ее языка.
        — За то время, что я на этой Базе, сегодня был второй раз, когда я его встретила, и…
        Альта опять замолчала. Она считала, что рассказать обо всем Яну будет просто. Но отчего-то ей не хотелось, чтобы Офицер знал все подробности о произошедшем в Библиотеке.
        — Хорошо, начнем издалека,  — произнес Огнев, видя, что Создающая все еще колеблется.
        Что бы там ни случилось, она не хочет об этом говорить. И почему здесь нет Майи?
        Страж вспомнил подругу, уверенный в том, что ей бы Альта точно обо всем рассказала, да на плохого северного курсанта пожаловалась. А от Четиной обо всем бы узнал и сам Ян.
        Майи здесь нет.
        — Что случилось в первый раз?
        — Он… Рома. Меня недолюбливает, из-за случившегося в Централе. Кирилл сказал, что Командующий сильно отругал их.
        — Сын Войтова?  — спросил Ян, и Альта кивнула.
        Как она умудряется каждый раз заводить новых знакомых?
        — И как он выражает свою неприязнь к тебе?
        — В прошлый раз он хотел вызвать меня на Арену,  — произнесла девушка.  — Вы знаете, что на Севере есть Негласный Закон?
        — Слышал о нем. Что-то про всеобщее равенство.
        — Да. Но в тот момент там оказался Агни и поставил Роме условие, что только после того, как он у него выиграет, сможет и со мной провести бой.
        — Твой друг выиграл,  — сказал Ян, не сомневаясь в собственных словах.
        — Да, в очередной раз. Думаю, из-за этого Рома еще больше на меня взъелся. И сегодня, когда он оказался в Библиотеке… В общем…одними обидными фразами он не ограничился.
        Поначалу Ян сказанного не понял.
        Обидные фразы?
        Огнев попытался уловить некий смысл в сказанных Альтой словах. Он внимательно посмотрел на нее, замечая, как она старалась на него не смотреть. На лице курсанта было заметно выражение отвращения к тому, о чем она рассказывала.
        Отвращение не к словам, а к действиям?..
        Ян задумался, и от догадки внутри будто что-то оборвалось.
        — Что он сделал?  — спросил Огнев, стараясь не выдавать своего волнения. Теперь ему стало понятно поведение девушки в коридоре и на улице. Стала понятна причина, по которой рассказывать ему, мужчине, она об этом не хотела.  — Альта?
        — Н-ничего такого, чтобы прям…  — она опять замолчала, опуская голову ниже. Создающая все еще ощущала тепло, исходящее от курсанта, когда Рома шептал ей на ухо слова.  — Неважно! Вы сказали, что он был в Библиотеке без сознания… Но я не понимаю.
        Кровать, на которой она сидела, скрипнула, и, подняв взгляд, Альта ощутила, как Страж осторожно притянул ее к себе, приобнимая за плечи и аккуратно проводя рукой по волосам.
        — О-Офицер?..  — произнесла Создающая, попытавшись отстраниться и посмотреть в лицо Яну, но тот не дал ей этого сделать, чуть сильнее прижав к себе.
        — Будь здесь Офицер Четина, она бы сделала что-то подобное, да?  — спросил он, и Альта, ненадолго задумавшись, кивнула ему.
        Но Майи здесь нет, подумали они оба об одном и том же.
        — Можешь не волноваться о произошедшем. Этот курсант очередным выговором не отделается.
        От услышанного Альте стало легче. Она позволила себе расслабиться, сосредотачивая все свое внимание только на том, как ладонь Яна невесомо скользила по ее волосам. Теперь ей было спокойнее.
        Даже по его присутствию я скучала, подумала она.
        Огнев же старался унять то раздражение, что вот-вот было готово перерасти в настоящую ярость. Мужчина надеялся, что Альта еще не скоро успокоится и, отпрянув от него, вспомнит, что надо бы налить чай, пока вода в чайнике окончательно не остыла.
        И Страж очень надеялся, что к этому моменту устрашающее выражение его лица, которое он видел в отражении висящего на шкафу зеркала, окончательно исчезнет.
        Просто так он не отделается, повторил он сам себе, размышляя, что он может сделать, чтобы этот парень больше не смог приблизиться к Альте.

        Глава 10.2
        Проявление и осознание

        Штаб. Кабинет Командующего.
        Поздним вечером, смотря на бушующую погоду через окно в своем кабинете, Войтов внимательно слушал отчет своего Карателя о том, что на самом деле произошло в Библиотеке между двумя курсантами.
        — Когда он начал приставать к ней,  — говорила женщина, имевшая способность к виденью чужого прошлого,  — то вскоре он потерял сознание. Я не смогла определить точной причины его недуга.
        — Ты считаешь его поступок отвратительным?  — спросил Командующий у своей подчиненной.
        — Конечно,  — не раздумывая, ответила женщина, сморщившись от отвращения к курсанту.  — Такое поведение недостойно Стража. Тем более, служащего на Северной Базе. Он уже во второй раз позорит нас, выясняя отношения с этой девушкой.
        — Верно. Уже во второй раз,  — задумчиво произнес мужчина.  — Как бы его наказать?
        — Отошлите его за Стену вместе с Собирателями,  — предложила Офицер.  — Или заприте где-нибудь. Его поведение и образ мышления опасны для окружающих.
        — Ты определенно права. Я подумаю об этом. Можешь идти.
        Женщина отсалютовала Командующему и покинула его кабинет.
        Войтов взял в руки папку с личным делом Альты и в очередной раз внимательно его прочитал.
        На первый взгляд ничего необычного, вот только…
        Взгляд мужчины скользнул по разбросанным на его столе старым фотографиям, которые он еле нашел в старых коробках.
        Если бы я не видел этой способности раньше, то ничего бы и не заметил, усмехнулся он, рассматривая цветную фотографию в досье и черно-белую фотокарточку, сделанную много лет назад.
        Шоров и не догадывается, какое сокровище прислал мне.
        От стука в дверь Командующий отвлекся от своих мыслей и, разрешая гостю войти, закрыл папку с двумя фотографиями, оставшихся внутри нее.
        — Я слышал о Роме. Что он сделал?  — спросил Кирилл, подходя к столу отца.
        Войтов не спеша собрал разбросанные материалы вместе и засунул их в один из ящиков, запирая его на замок.
        — Твой друг в очередной раз напал на курсанта Ютову,  — произнес мужчина, вставая напротив сына.  — Одной драки в Централе и очередного проигрыша Агнию ему было мало.
        — Напал?
        — Со стороны девушки это, скорее всего, выглядело как домогательство,  — спокойно сказал Войтов, наблюдая, как и без того бледный оттенок кожи сына на лице становился еще белее.
        — А-Альта?..
        — С ней все в порядке. Курсант Ютова смогла дать достойный отпор Роману. Вот только… Теперь я не стану наказывать его словестно. Ты ведь это понимаешь?
        — Да. В этот раз я не буду вступаться за него,  — сказал Туроб.
        Если Агни об этом узнает, то Рома до наказания не доживет. Станет ли Альта ему рассказывать? Или же рассказать стоит мне?
        — Более того, даже если бы я хотел наказать его менее строго, чем того требует ситуация, боюсь, что Офицер Огнев мне этого сделать не позволит. Он лично знаком с курсантом и, думаю, что она ему о случившемся рассказала.
        — Я понимаю,  — кивнул Кирилл.  — Рома сейчас в лазарете?
        — Да, все еще не очнулся.
        — Это Альта сделала?
        — Удивительная девушка,  — сказал Войтов, похлопав сына по плечу.  — Она станет великим Стражем. Я рад, что сделал запрос на нее из-за тебя. Хоть какая-то польза.
        Командующий покинул свой кабинет, оставляя сына одного. Кирилл с силой сжимал кулаки, в очередной раз злясь на отца.
        Что бы я ни делал, он меня никогда не хвалит, а сейчас…
        — Ублюдок,  — сквозь зубы процедил курсант, стараясь совладать с нахлынувшими на него эмоциями.
        — С Кириллом все хорошо?  — спросила девочка, осторожно беря в свои руки кулак Туроба, круговыми движениями больших пальце рисуя на его коже круги.  — Еве будет грустно, если Кириллу будет грустно.
        — Прости, Ева,  — произнес Атакующий, нежно улыбнувшись ребенку и погладив ее по голове.  — Давно уже нужно перестать реагировать на его слова.
        Ева обняла его за талию — лишь настолько позволял ее рост — и с силой прижалась к нему.
        — Ева не хочет, чтобы Кирилл грустил.
        — Не буду. Обещаю,  — прошептал юноша, обнимая девочку в ответ.
        Надо узнать, что именно Альта сделала.

* * *

        На следующий день.
        Альта была уверена в том, что если уж не Агни, то Кирилл точно будет знать о случившемся с ней в Библиотеке. Так и оказалось, когда при встрече с сыном Войтова она заметила его обеспокоенный взгляд.
        — Со мной все нормально,  — сказала она, не давая парню и слово вставить.  — Давай не будем об этом.
        — Мне жаль. Я и подумать не мог, что он способен такое сделать…
        Курсанты встретились по пути в столовую, где Кирилла, как оказалось, должен был ждать Агни.
        — Не знаешь, что вчера произошло?  — спросила девушка, посмотрев на Туроба.
        — О чем ты?
        — О твоем отце. Погода испортилась уже днем.
        — Я не спрашивал,  — ответил Атакующий, пожав плечами.  — Может, весть какая-нибудь нерадостная пришла. К примеру… Офицер Огнев. Ты ведь с ним знакома?
        — Да,  — сказала Создающая и, почувствовав, как кровь стала приливать к щекам, девушка начала растирать кожу лица ладонями.  — Холодно сегодня, да? Щек не чувствую. Как бы не отморозить.
        — Как по мне, так сегодня теплее,  — произнес Кирилл, поднимая голову к голубому небу и, щурясь от солнечных лучей, вновь посмотрел на Создающую.  — Ты не заболела?
        — Нет. Я слежу за своим здоровьем,  — улыбнулась Альта и, посмотрев вперед, заметила стоящих на улице Агния и Яна.  — Добился своего.
        — Ты о чем?  — не понял Туроб, проследив за взглядом курсанта.  — А-а, думаешь, выпрашивает тренировку?
        — Нет, вряд ли. Но вот сейчас, когда я подойду…
        — Альта! Кирилл!  — крикнул Кандидат, заметив друзей.
        — А может, и выпросил. Смотри, какой довольный,  — усмехнулся Атакующий.
        Когда курсанты подошли к ним, то поздоровались с Огневым, отсалютовав Офицеру. Тот на официальное приветствие лишь кивнул головой, разглядывая стоящего рядом с Альтой парня.
        — Ты сын Командующего, так?
        — Да. Курсант Туроб Кирилл,  — представился Атакующий.  — Рад нашей встрече, Офицер Огнев.
        — Я тоже,  — сказал Ян, а после Страж обратился к Агни.  — После обеда я жду тебя на Арене.
        — Я не опоздаю. Спасибо, что согласились.
        Огнев попрощался с ребятами, направившись по своим делам, и, как только мужчина скрылся из виду, Альта сразу же начала расспрашивать друга о том, про что они говорили с Офицером Особого Класса.
        — Стою я, значит, жду Кирилла,  — начал парень, когда они вошли в столовую.  — И тут мимо проходит Офицер Огнев. Я-то думал, что он меня не узнает, но нет! Узнал! Даже подошел поздороваться и спросил, как у меня дела. Представляете?
        — С трудом,  — произнесла Альта, зная, что Ян редко когда интересовался делами посторонних.  — Так тебе удалось выпросить тренировку?
        — Да я и не выпрашивал особо,  — сказал Агни, расплачиваясь за свою еду и, найдя взглядом свободные места, направился к ним.
        — Тогда как он согласился?  — спросил Кирилл, догнав друга и, обернувшись на спешащую к ним Альту, продолжил.  — Неужели сказал, что рад помочь юному дарованию?
        — Не говори так,  — ужаснулась девушка.  — У Офицера Огнева таких слов в лексиконе нет.
        — Вам бы только смеяться, да?  — фыркнул Кандидат, садясь за стол.  — Я просто сказал, что как бы ни тренировался, так и не смог научиться убирать огонь.
        — Убирать огонь?
        — Помнишь, как в детстве я атаковал тебя?..  — произнес Агни.  — Если бы я тогда сумел увести свой огонь в сторону или вовсе заставить его исчезнуть…
        — Я бы не стала Создающей,  — по-своему закончила фразу друга Альта.  — Огнев согласился научить тебя этому?
        — Он сказал, что попробует. Я знаю, что немногие сверхлюди, умеющие создавать огонь, могут и потушить его, но… Я хочу попробовать. Вдруг благодаря этому умению и я когда-нибудь стану Особым Классом.
        — Мечтать не вредно,  — усмехнулся Кирилл, разламывая кусок хлеба и бросая его в тарелку.
        Дальнейший обед прошел в тишине. Каждый думал о своем.
        Агни — о предстоящей ему тренировке.
        Альта — о том, что вчера она должна была лучше себя контролировать. Ей все еще было стыдно вспоминать то, как она заснула в объятиях Яна.
        День был тяжелым. Я устала. И вообще, на улице было холодно. А в общежитии в трубах настоящий кипяток течет. Вот в тепле меня и разморило, думала она и тихо радовалась, что Огнев ничего ей по этому поводу не сказал.
        Кирилл внимательно наблюдал за южанами, понимая, что Альта Агнию ничего не рассказала.
        Стоит ли тогда мне говорить? Или лучше не вмешиваться?
        Туроб прекрасно понимал причину, по которой Создающая ничего не рассказала своему другу детства. У Агния был взрывной характер и мало ли что он мог сделать с Ромой, который и так пришел в себя только под утро.
        Поговорив с другом, Кирилл, к собственному разочарованию, заметил, что курсант в своих действиях не только не раскаивался, но и в принципе не понимал, за что Командующий собирался его наказывать.
        Даже не знаю, как на это реагировать.
        — Не много ли ты ешь перед тренировкой?  — спросила Альта.  — Знай, Огнев настоящий изверг. Весь твой обед окажется на полу Арены.
        — Мой организм крепкий и еду зазря переводить не станет,  — усмехнулся Агни, заканчивая свой прием пищи.  — И мне нужны силы.
        — Как бы тебе лед потом не стал нужным,  — улыбнулся Кирилл, представляя, сколько травм его друг мог получить от спарринга с самым известным в их стране огненным Стражем.  — Но ничего, можешь рассчитывать от меня на ведерко снега.
        — Какие вы оба сегодня заботливые,  — скривился Кандидат.  — Скоро узнаем, где будет мой обед и сколько ведер со снегом мне понадобится.

* * *

        Арена Северной Базы.
        Ян лишь один-единственный раз был куратором Атакующих. И этого одного раза ему сполна хватило на всю оставшуюся жизнь. Причиной этого, по сути, являлись насмешки друзей, говорящих, что наставник из Яна никудышный. Ведь так затаскивать бедных подростков даже на Севере никто бы не стал.
        Майя и Миша до сих пор напоминали ему о тех нескольких месяцах, когда он, по собственной глупости, согласился на уговоры Шорова заменить болеющего Офицера.
        И ведь говорил же себе, что никогда больше не соглашусь кого-либо тренировать, подумал он, сидя на одной из скамеек внутри Арены.
        Друг Альты должен был вот-вот прийти, и Страж не сомневался, что Создающая и сын Войтова так же придут на эту тренировку посмотреть.
        Еле сдержался, чтобы ничего не сказать ей о вчерашнем, усмехнулся Ян, вспоминая, как нескоро он заметил, что девушка, прижимающаяся к нему, уснула.
        Кто бы мог подумать, что у нее в руках столько силы, подумал мужчина, вспоминая, с каким трудом ему удалось разжать пальцы Альты, сжимавшие ткань его формы. Хотя, что-то об ее цепкой хватке я слышал.
        Еще одной причиной, по которой Огнев больше не хотел становиться куратором, была Нона. Девушка талантливая, бесспорно, но уж очень разговорчивая. От ее сплетен мужчине хотелось сбежать куда подальше, так надоедала ему ее бесконечная болтовня. Даже если главная роль в этих разговорах доставалась Альте, и Огнев мог для себя что-то почерпнуть из них, ему все равно не хватало терпения дослушать пестрящую ненужной ему информацией историю до конца.
        Ян услышал шумную болтовню за несколько секунд до того, как знакомые ему личности вошли на Арену.
        — Я ведь не опоздал?  — забеспокоился Агни, заметив, что Офицер уже был на месте.
        — Нет, как раз вовремя,  — вставая с насиженного места, произнес Страж.  — Пойдем на площадку, а зрители пусть займут места побезопаснее.
        Кирилл и Альта кивнули Офицеру, решив не садиться у самой Арены. Кандидат быстро спустился к Огневу, и они вдвоем пошли к входу на площадку для тренировок.
        — То, чему ты хочешь научиться, не самая важная особенность в управлении огнем,  — начал Ян, поднимаясь вверх по лестнице.  — Не лучше ли сосредоточиться на дальности?
        — С этим я справляюсь неплохо,  — усмехнулся Агни.  — А вот то, чему я действительно хочу научиться… Просто однажды мой огонь был направлен на друга, и лишь чудом он не пострадал. Если бы я владел своей способностью лучше… Не хочу, чтобы подобное когда-нибудь повторилось.
        — Ты атаковал друга?
        — Альту,  — сказал Кандидат, и, заметив удивленный взгляд Офицера, направленный на него, поспешил объясниться.  — Мы были детьми и…заигрались. Если бы в тот момент она не пробудилась, то мне бы точно пришлось на ней жениться.
        Агний постарался пошутить, но Ян в случившемся не видел ничего веселого.
        — Как можно было заиграться и не понять, что подвергаешь опасности обычного человека?  — спросил Огнев.
        Он игр детей со способностями не понимал. В детстве его учили быть серьезным и внимательным. Он даже никогда не начинал тренировку, пока полностью не убеждался в том, что рядом с ним никого не было. А Агний спокойно говорил о том, что просто заигрался.
        — С того раза я больше и не играл с ними,  — произнес Атакующий.  — Пока Альта не заставила меня вернуться. Еще и поблагодарила, сказав, что благодаря мне она смогла пробудить свою способность.
        Ян на такое заявление лишь обреченно выдохнул.
        У нее напрочь отсутствует и инстинкт самосохранения, и просто здравый смысл, подумал он.
        Огнев в который раз убеждался, что таких, как Альта, нужно запирать в четырех стенах и ни за что не подпускать к другим. И те целее будут, и самим себе не навредят.
        — Думаю, Альта рассказывала об этом своей подруге, вот она и неправильно поняла насчет меня. Расценив, что я тот самый жених с Юга.
        — Тот самый?  — переспроси Ян.
        Жених с Юга?..
        — Только пообещайте, что Альте не проговоритесь,  — попросил Кандидат.  — Не стоило мне вообще говорить об этом, но раз уж проговорился…
        — Я не стану поднимать эту тему,  — пообещал ему Огнев.
        — Все из-за какого-то Собирателя, которого ей сосватали в нашем родном городе еще до нападения на него Врагосов.
        — Собиратель?  — спросил Ян, останавливаясь.
        — Да. После нападения женщина, работавшая тогда на рынке, выжила, и в шутку, когда Альта поправилась, рассказала всем о женихе, которого она обязательно должна дождаться,  — произнес Агни, оборачиваясь к Офицеру.  — Сейчас-то я понимаю, каково ей было каждый день слышать эти шуточки о женихе. Даже жалко маленькую Альту.
        — И что, сейчас курсант Ютова все еще вспоминает об этом?  — задал очередной вопрос Страж, стараясь не выдать своей заинтересованности.
        Он быстро поравнялся с Кандидатом, и они вместе вышли на площадку Арены.
        — Думаю, что да. Наверняка переживает, живой ли тот Собиратель еще или нет.
        — Понятно.
        Больше Огнев ничего не сказал и не спросил. Краем глаза, заметив сидящих на скамейке Альту и Кирилла, он прикинул, как далеко они сидели.
        Не задену, решил он, вставая напротив Кандидата, и ладони его объяло пламенем.
        — Как думаешь, почему у тебя не получается убрать огонь?  — спросил Ян, когда парень, так же, как и он, активировал свою способность.
        — Я не понимаю, как это сделать?..  — предположил Агни.
        — Именно. Ты ведь и огонь не мог создать в самом начале, так?
        — Да,  — кивнул юноша.  — Кожу жгло, но огонь не появлялся. Потом в Центре Развития мне объяснили, как его создать.
        — Здесь будет так же. Сразу у тебя не получится,  — предупредил Страж, вытягивая руку вперед, и щелчком пальцев он направил столп огня на Кандидата.  — Ни у кого не получается что-то с первого раза.
        Агни приготовился защищаться, но опасность исчезла сразу же, как только до него оставалось несколько метров.
        Просто исчез, не поверил своим глазам Атакующий.
        — Теперь попробуй атаковать меня и одновременно с этим заставить огонь исчезнуть,  — произнес Ян, и, заметив неуверенность во взгляде парня, добавил:  — Ты, правда, думаешь, что сможешь мне навредить?
        — Нет, не смогу,  — выдохнул Агний и, сосредоточившись на своей способности, так же, как и Офицер, направил на мужчину столп огня.
        Сидящие в зале зрители смотрели на то, как раз за разом их друг пытался выполнить простое на первый взгляд действие и на то, как каждый раз его огонь достигал цели.
        При самой первой атаке Агния Альта непроизвольно вскочила со своего места, когда огонь Кандидата скрыл от ее глаз Яна. Но Огнев носил звание Особого Класса не просто так. Атака ее друга не причинила ему никакого вреда. Легким движением руки Страж развеял языки пламени.
        И мужчина повторял это движение снова и снова.
        — У него не получится,  — произнес Кирилл, внимательно наблюдая за тренировкой.  — Даже если Офицер Огнев объяснил ему, что нужно делать, то все бесполезно, пока он сам не поймет.
        — О чем ты?  — удивилась Альта, не веря, что Кирилл сомневался в успехе их друга.
        — Ты умеешь подтягиваться?  — вместо того, чтобы ответить, спросил Туроб.
        — Что, прости?  — переспросила девушка.  — Нет, не умею.
        — Но ведь нельзя сказать, что твои руки настолько слабые, что ты не можешь поднять свое тело, так?
        — Я не слабая,  — возмутилась Создающая.  — Просто я не понимаю, как…
        И тут она осознала, о чем говорил сын Командующего.
        — Вот именно. Не важно, сколько раз тебе расскажут, как это делается. И не важно, сколько раз ты увидишь, как кто-то другой подтягивается. Пока сама не поймешь, как нужно согнуть руки, у тебя не получится.
        — Думаешь, он тоже не понимает?  — спросила Альта, смотря на то, как Кандидат, согнувшись пополам, старался отдышаться, а Ян хлопал его по спине.
        Говорила же, не есть столько.
        — Пока не понимает. Но если продолжит тренироваться, то рано или поздно поймет. Жаль, что на нашей Базе не так много огненных Стражей.
        — Офицер Огнев скоро уедет, да?
        Альта смотрела за вновь начавшейся тренировкой.
        Почему я никогда не сравнивала Огнева и моего спасителя?
        Стоило ей только задать себе этот вопрос, как Создающая сама же отогнала от себя подобные мысли.
        Глупость! Все из-за вчерашнего. И из-за того, что он был чуть добрее, чем обычно!
        Девушка постоянно сравнивала знакомых сверхлюдей с огненными способностями в своей голове.
        Ее спаситель был сильным и храбрым. Он должен был в идеале владеть своей способностью. Должен был знать что-то из медицины, ведь врачи из Центра Развития сказали, что рана была прижжена качественно.
        Пусть и остался такой огромный шрам, усмехнулась она своим мыслям, дотрагиваясь до своего бедра.
        Ее взгляд вновь вернулся на Арену.
        Движения Яна были плавными и точными. Он не делал лишних движений, в отличие от Агни. Следил за своим дыханием и был полностью сосредоточен.
        — А если и правда он?..  — прошептала она, чувствуя, как краснели щеки.

* * *

        После спарринга Альта попрощалась с парнями и Огневым и поспешила на собственную тренировку.
        — Если будешь уделять тренировкам достаточно времени, то рано или поздно у тебя получится,  — сказал Ян, когда они втроем шли по направлению к Штабу.
        — Я буду стараться,  — ответил Агний, смотря на покрасневшую кожу рук.  — Не зря Вы Особый Класс.
        — Агни!  — шикнул на друга Кирилл и осторожно посмотрел на Стража.  — Иногда он совсем не думает о том, что говорит.
        — Кажется, это отличительная черта некоторых южан,  — усмехнулся Ян, но его хорошее настроение быстро улетучилось, когда он заметил идущих навстречу к ним Офицеров и курсанта.  — Это ведь он…затеял драку в Централе?
        Значит, Альта ему рассказала, понял Туроб, заметив изменившееся выражение лица Офицера.
        — Да,  — кивнул Кандидат.  — Но куда его ведут? Кирилл, он что-то сделал?
        Курсант и Страж переглянулись, понимая, что из их тройки только друг Альты о случившемся и не знал.
        — Не знаю,  — произнес сын Войтова и поморщился, когда Рома прокричал их имена.
        — Эй, а куда Паленую дели?!  — спросил он, усмехнувшись.
        Его руки были связаны за спиной, а один из сопровождающих его Офицеров толкнул курсанта в спину, тем самым заставляя замолчать.
        — Паленую?  — переспросил Ян, не понимая, кого он имеет в виду.
        Одними обидными фразами он не ограничился, вспомнил Огнев сказанную Альтой фразу, и все встало на свои места. Когда он мог его видеть?..
        — Все-таки сделал что-то, за что тебя хотят запереть?  — спросил Агни, когда они поравнялись с Ромой.
        — Скажи еще, что тебе не пожаловались,  — заулыбался курсант.  — Разве не к тебе первому Паленая должна была побежать плакаться?
        — Умолкни,  — произнес Кирилл.  — Ведите его туда, куда собирались.
        Офицеры кивнули, не решившись спорить с сыном Командующего.
        — Что это значит?  — не понял Агни, посмотрев сначала на Рому, а потом и на друга. С Альтой же все в порядке.  — Кирилл, что он сделал?
        — Всего лишь за ушко укусил твою Паленую,  — произнес курсант, демонстративно облизнувшись.
        Лишь Ян успел среагировать на выпад Кандидата, схватив того именно в тот момент, когда Агни занес свою руку для удара.
        — Отпустите!  — выкрикнул юноша, пытаясь вырваться из хватки Стража, но Огнев одним движением смог оттолкнуть его от курсанта, вставая между ними.  — Я из тебя всю дурь выбью, урод! Только попробуй еще хоть раз подойти к Альте!
        — Да твоя Альта радоваться должна, что кроме тебя на нее еще кто-то внимание обратил,  — пожал плечами Рома, чувствуя, что приезжий Офицер не даст Агнию до него добраться.  — С таким уродским шрамом на ноге лучше бы не выделывалась. Слушай, а это случаем не ты ей ножку спалил?
        Курсант засмеялся, чувствуя свою безнаказанность, но возмездие за насмешки над девушкой, пришли оттуда, откуда не ожидал никто из присутствующих.
        Рома был выше Яна, поэтому Страж для пущей наглядности с помощью нехитрого движения заставил Атакующего опуститься на колени. И когда тот, подняв голову, хотел что-то сказать, Огнев схватил его за ткань шинели одной рукой, а в другой зажег огонь, ближе, чем следовало, поднося пламя к лицу юноши.
        — Не стоит смеяться над чужими ранами. Особенно когда не знаешь, как они были получены.
        Сопровождающие Рому Офицеры только дернулись, чтобы не дать Огневу навредить курсанту, но Кирилл одним лишь жестом заставил их не вмешиваться.
        Он должен получить то, что заслуживает.
        — В-Вы не опалите мне лицо,  — нервно улыбаясь, произнес Рома, чувствуя запах собственных паленых волос.  — Закон запрещает…
        — Ты будешь что-то говорить мне про Закон, курсант?  — тихо произнес Ян, всеми силами стараясь удержать себя от необдуманного поступка.  — Сколько раз ты применял свою способность на других вне тренировок?
        Рома замолчал, продолжая смотреть на пламя, что все ближе подносилось к его лицу. Кожу уже начинало жечь, и, наконец-то, парень понял, что никто из присутствующих помогать ему не собирался.
        Ни Офицеры, ни Кирилл, ни, тем более, Агний не станут останавливать Стража, если тот решит совершить задуманное.
        — Я-я… Лишь шутил…
        — Шутка — это когда смешно,  — сказал Ян, вспоминая то отвращение на лице Альты, когда она старалась утаить от него все подробности произошедшего с ней в Библиотеке.  — Но если ты считаешь иначе, то я тоже пошучу.
        Огнев слегка задел щеку курсанта своим огнем. Кожа мгновенно покраснела, заставляя юношу взвыть от боли.
        Шрама не останется, подумал Агни.
        Кому, как не ему, было знать, что мимолетного касания недостаточно, чтобы нанести значительный вред кожным покровам человека.
        — А теперь можете вести этого шутника туда, куда вам приказали,  — сказал Ян Офицерам.
        Те подняли лежащего на снегу курсанта и, поддерживая его, пошли в сторону главных ворот Базы.
        — Твой отец приказал отвести его в обычную тюрьму?  — спросил Кандидат у друга.
        Ведь на территории их Базы было место, где нарушителей спокойствия и Закона запирали на несколько дней.
        — Не знаю, но… Я могу узнать,  — произнес Туроб.  — Офицер Огнев?..
        — Идем. Не стоит тратить свое время,  — сказал Ян, и, не дожидаясь Атакующих, продолжил свой путь в Штаб.
        Еще бы чуть-чуть, и спалил бы все его лицо, подумал Страж, с силой сжимая кулаки в карманах шинели. Он будет служить там, где его никто не увидит.

* * *

        Тренировочный зал Создающих.
        Альта только вышла из раздевалки, переодевшись в одежду для тренировки, как заметила приближающуюся к ней Офицера Иневу. Поздоровавшись с женщиной, она стала внимательно слушать причину, по которой та разыскивала ее.
        — Мне жаль говорить это, но ты сегодня заступаешь в ночной патруль на Стене,  — сказала Илана.
        — А что с тем, кто должен был выходить в эту смену?
        — Не поверишь,  — нахмурилась женщина, цокнув языком.  — Поскользнулся на дорожке и сломал руку. Тоже мне, Страж называется. Ты должна была пойти в патруль только утром, да?
        — Да. Сейчас последняя тренировка и после нее я рассчитывала пойти в общежитие.
        — Мне, правда, жаль. Но зато утром ты вернешься на Базу и будешь отдыхать целый день. Тоже неплохо, да?
        — Да,  — кивнула девушка, замечая стоящего вдалеке куратора.
        — Я скажу ему. Можешь переодеваться обратно и выдвигаться к Стене. Солнце скоро сядет.
        Альта вернулась в раздевалку и быстро надела на себя свою повседневную зеленую форму.
        Мои планы на сон разрушены, горестно вздохнула она.
        Патрулировать Стену утром — это одно. Но ночью, когда знаешь, что забавы ради старшие могли выставить тебя за пределы Живых земель — совсем другое.
        Хоть бы попались адекватные, чуть ли не взмолилась она, покидая тренировочный зал.
        Напоследок она кивнула своему куратору, прощаясь с ним. Мужчина сделал то же самое, и больше не обращал на уходящую девушку никакого внимания.
        Конюшню с лошадьми Альта нашла быстро, учитывая тот факт, что в прошлый раз их привел Агний.
        — Альта, ты идешь патрулировать Стену?  — спросил взявшийся из ниоткуда Филя, напугав тем самым Создающую.
        — Что ты тут делаешь?  — спросила она, судорожно вздохнув.
        Мои нервные клетки… Все из-за этого!..
        — С лошадьми играю,  — произнес мальчик.  — А ты?..
        — Направляюсь к Стене.
        — Круто,  — протянул Филя.  — Хотел бы я хоть разок взглянуть на Мертвые земли.
        — Там не на что смотреть. Одна лишь черная земля,  — произнесла Создающая, замечая вошедшего в конюшню конюха.  — Простите, я патрульная. Мне нужна лошадь, чтобы добраться до Стены.
        Пожилой мужчина кивнул Альте, попросив подождать, пока он приведет нужное животное.
        — Да хоть на черные земли!  — выдохнул мальчишка.  — Я в своей жизни только белый цвет и вижу.
        — Поверь мне, Филя, уж лучше белый,  — сказала курсант, потрепав почтальона по голове.  — Не задерживайся на Базе.
        — Не буду,  — буркнул мальчик, поправляя съехавшую на лоб шапку.  — Будь осторожней в патруле.
        — Хорошо,  — улыбнулась Альта, забирая из рук конюха поводья и забираясь на лошадь.  — Не теряй письма!
        — Я их никогда не теряю!  — возмутился Филипп, провожая скачущую в сторону Стены девушку взглядом.
        Создающая добралась до места своего патруля быстрее, чем в прошлый раз. Или ей так только показалось. Но, в отличие от прошлого раза, никто к ней навстречу не вышел.
        Солнце уже почти село. Где они?..
        — Эй, я к вам на замену!  — крикнула она, оглядываясь.
        Лампы на Стене уже были зажжены, но патрульных не было видно.
        Они ведь не могли уже уйти? Пешком, без лошади, Альта посмотрела на поводья в своей руке.
        — Здесь никого нет!  — послышался голос со Стены.
        Создающая подняла голову вверх и заметила стоявшего там Офицера.
        — Я сейчас к тебе спущусь, подожди!
        Ее сегодняшним напарником оказался мужчина лет сорока. Цвет его погон подсказал Альте, что он Атакующий.
        — Когда я прибыл сюда, то тут никого не было,  — сказал Страж, отряхивая форму от снега, который по расписанию стал падать с неба.  — Куда они могли деться?
        — Без лошадей, к тому же… А если?.. Решили испытать себя на храбрость?  — спросила девушка, посмотрев на ворота, ведущие на ту сторону.
        — Пойти в Мертвые земли?  — удивился мужчина.  — Такое делают только ночью и…один всегда остается. Мало ли что.
        — Тогда что нам делать?
        Страж задумался.
        — Поднимайся наверх, а я…проверю твою теорию. Вдруг, и правда, нашлись идиоты, которые пошли туда вместе?
        Альта кивнула.
        Мужчина направился к воротам, а она — на Стену, в ту самую каморку, где на днях сидела с Агнием и Кириллом.
        В ней она обнаружила на столе две алюминиевые чашки с дымящимся в них чаем. Раскрытую книжку и включенную лампу. Дотронувшись до одной из кружек, Создающая прикинула, что горячий напиток в нее налили совсем недавно.
        Они бы не ушли в Мертвые земли перед окончанием патруля, подумала она и, выйдя из каморки, посмотрела вдаль, на ту сторону.
        Стойте… Они ведь не могли так разыграть меня?
        От внезапного осознания Создающая даже хлопнула себя ладонью по лбу.
        Конечно! Этот Страж не мог быть моим напарником. Где тогда его лошадь?
        Альта посмотрела вниз и что есть силы крикнула в темноту.
        — Это, по-вашему, смешно?! Вы ведь не дети!  — произнесла она, но ей никто не ответил.  — Я не собираюсь туда спускаться! Поднимайтесь обратно!
        Но никто ей так и не ответил. И не через минуту, и не через пять.
        Девушка стала нервничать, ощущая в области желудка некую пустоту.
        Так, они просто меня разыгрывают. И не успокоятся, пока я не спущусь к ним.
        Альта быстро спустилась по лестнице вниз, подбегая к воротам.
        Идиоты! Что за глупый Закон они придумали?!
        Открыть двери оказалось сложно, но вполне выполнимо. Холодный ветер моментально ворвался в открытую для него щель, обдувая лицо девушки.
        Откуда так дует?
        Пройдя по небольшому коридору в толщину Стены, она поняла, что вторые ворота, ведущие в Мертвые земли, были настежь распахнуты.
        Мне это не нравится… Совсем не нравится…
        Альта обернулась в надежде на то, что горе-шутники сейчас должны были выскочить из-за ее спиной с криками и громким смехом, но никого позади нее не было.
        Это лишь проверка на храбрость. Как тогда, на кладбище на Юге. Я ведь не боялась. Боялись Агни и Соня, подбадривала себя девушка. А я не боялась.
        Из ледяного коридора она ступила в Мертвые земли. Свет от висящих на Стене ламп освещал не более метра вокруг нее. Курсант создала барьер, вспомнив, как Кирилл говорил о том, что ей повезло быть Создающей.
        Девушка сделала несколько шагов вперед, чувствуя, как появлялась горечь во рту и как кончики пальцев начинали холодеть от страха.
        Ну, или просто от холода, улыбнулась своим мыслям Альта, пусть это ей и не особо помогло успокоиться.
        — Э-эй!  — стуча зубами, крикнула она.  — Последний раз говорю, это не смешно! Даже если вам кажется, что смешно, это не так! Я… Я найду, кому пожаловаться на вас!
        В ответ до нее не донеслось ни звука от Стражей. Лишь звук завывания ветра в коридоре все сильнее пугал девушку.
        — Н-ну, п-пожалуйста!.. Я не прошла ваше испытание, довольны? Давайте вернемся!..
        Альта закрыла глаза, пытаясь услышать их шаги или, наконец-то, тот смех, который будет еще долго преследовать ее на Базе.
        Но Стражи не отзывались.
        Мне даже ни с кем не связаться. До ближайших Офицеров три километра в обе стороны, подумала она и, наконец, что-то где-то хрустнуло.
        — Довольны? Напугали мен…  — хотела произнести она, открывая глаза, но запнулась на полуслове.
        Это были не Стражи. Это были даже не люди.
        Н-невозможно!.. Просто невозможно, пролетели в ее голове мысли.
        Вдалеке зажигались оранжевым светом измары. С каждой секундой все ближе и ближе их обладатели приближались к Стене.
        К-как же так?.. Откуда?..
        Ноги девушки буквально приросли к промерзшей земле.
        Двигайся!.. Ну же, двигайся!
        Лишь когда чей-то пронзительный крик донесся до ее ушей, Альта смогла побежать обратно в коридор. Она знала, что так кричали только те, кого разрывали зубы и когти жителей Мертвых земель.
        Оказавшись на полпути к последней двери, Создающая поняла, что не закрыла первые ворота. Она хотела исправить свою оплошность, но обернувшись, испугалась еще сильнее, заметив в темноте Мертвых земель очертания Врагосов.
        Я уже не успею.
        Вернувшись обратно на территорию Живых земель, Альта с силой толкнула дверь ворот, закрывая их на засов. Девушка спиной оперлась о деревянную поверхность, стараясь отдышаться, но быстро поняла, что ей нельзя было здесь оставаться.
        Врагосы начали биться о ворота с той стороны.
        Измары должны были предупредить нас, подумала она, отбегая от дверей, чтобы посмотреть на висевшие на Стене камни.
        Сколько прошло времени, Альта не знала. В голове стало пусто, а во всем теле появилась слабость. Она была готова упасть на колени, и лишь осознание того, что подобное действие с ее стороны приведет лишь к ее смерти, не позволяло девушке поддаться отчаянью.
        П-почему?.. Кто это сделал, подумала она, стараясь дышать глубже.
        На Стене не было измаров.

        Глава 11
        Страх быть оставленным

        «При нападении Врагосов на Стену Стражи, находящиеся на Стене в патруле, обязаны незамедлительно сообщить о нападении на другие посты» — так звучало одно из правил.
        Альта вспомнила, что в той самой каморке, наверху, было радио, с помощью которого патрульные могли связываться друг с другом, если произойдет какая-нибудь внештатная ситуация.
        Перепрыгивая через каменные ступеньки, Создающая быстро добралась до каморки, запирая дверь и осматриваясь в попытке найти прибор связи. Громоздкий ящик обнаружился сразу, но, когда курсант постаралась его включить, щелкая язычком джойстика вверх-вниз, ничего не произошло.
        Ни помех, ни голосов других патрульных, принявших сигнал.
        Альта нащупала провод, отходящий от стенки этой железной коробки, и была готова взреветь от настоящего отчаянья.
        Провод был обрезан.
        Тот Офицер… Мог ли он сделать подобное?..
        Девушка обессиленно опустилась на пол.
        С той стороны двери послышался скрежет, разрезавший тишину коморки. Когти Врагосов были острыми и крепкими. Приложи эти существа чуть больше усилий, то они бы с легкостью смогли расцарапать деревянную преграду, отделявшую их от столь желанного теплого кусочка плоти.
        Пока есть дверь, они не войдут, успокаивала себя Создающая. Врагосы не заходят в помещения…
        Альта закрыла руками уши, не желая слышать, как эти существа медленно проводили своими когтистыми лапами по двери, будто специально старались напугать девушку еще сильнее.
        Даже если они сюда прорвутся, мой барьер… Мой барьер больше не такой хрупкий.
        Создающая чувствовала, как слезы подступали к глазам.
        Вдыхать носом, выдыхать ртом. Вдыхать носом, выдыхать ртом, повторяла она про себя, делая короткие, судорожные вдохи.
        Скрежет все не прекращался, и Альте казалось, что Врагосов на той стороне стало больше.
        Они доберутся до города и сделают там то же самое, что тогда на Юге. И в Централе… И тогда все, кто здесь живут…
        От этой мысли Создающая наконец-то пришла в себя. Перед глазами всплыли образы друзей, оставшихся на Базе.
        Они смогут себя защитить, замотала головой Альта, но поднялась с пола, вновь оглядывая каморку.
        И Огнев тоже сможет. И все те, кто на Базе, подумала она, но вспомнила, что перед своим отъездом встретила в конюшне Филиппа.
        Мальчишка, который был не просто слабым в физическом плане, но и являлся обычным человеком.
        Он даже убежать не сможет. Если я не сообщу… Из-за того, что я не смогла вовремя сообщить… Я должна выйти отсюда, Альта решительно посмотрела на дверь, подходя к ней вплотную.
        Скрежет на мгновенье затих.
        Скольких мой барьер сможет убить?..
        Курсант отошла назад, задевая стул, который тут же с грохотом упал на каменный пол.
        Там были сотни измаров, подумала она, сжимая кулаки от собственного бессилия. Бесполезная. Ничего не могу… Лучше бы меня не спасали. Тогда, здесь бы сейчас была не я.
        — И такая, как ты, будет защищать людей?!
        Альта от испуга дернулась, оглядываясь по сторонам. На секунду она понадеялась, что Ян и правда, здесь. Но в каморке она была одна, и отчитывать ее было некому.
        — Я Страж,  — произнесла Создающая вслух, чувствуя, как уверенность возвращалось в ее сознание.  — Я стала сильнее. Мой барьер стал сильнее.
        Будто понимая, что девушка пришла в себя, Врагосы активизировались и стали скребстись с удвоенной силой, желая попасть внутрь. Скрежет становился все громче, но Альта уже не обращала на него внимания.
        Думай!.. Должен быть способ связаться с остальными. Без радио. В самом начале мы и без радио друг другу сообщали о нападениях. Думай же!
        Курсант в очередной раз огляделась и взгляд ее остановился на отсыревшем потолке. Она поняла, как сообщить своим товарищам о Врагосах.
        Колокол… Он все еще должен быть там!..
        Альта стала искать вход в смотровую башню, ощупывая стену в каморке.
        Дверь. Должна быть дверь, повторяла она. Хоть какая-нибудь! Ну же!
        Но никакого входа не было.
        Они не могли его заделать.
        Взгляд скользнул по раскрытой книге, лежащей на столе, а потом и к узкому шкафу, который предназначался для хранения различных безделушек.
        Там!
        Шкаф был легким, поэтому Создающая без труда смогла его опрокинуть. От возникшего грохота Врагосы на улице затихли. Альта стала дергать старую дверь за ручку-кольцо, стараясь открыть ее.
        Ну, давай же!
        Петли скрипнули сначала один раз, потом еще несколько. Дверь начала поддаваться, но из-за шкафа, мешавшего отворить ее полностью, курсанту пришлось протискиваться между стеной и дверью. В шинели из толстой ткани у девушки этого сделать не получалось, поэтому, ни секунды не колеблясь, Альта сняла верхнюю одежду, бросив ее на пол.
        Давно пора придумать что-то более удобное.
        В одной лишь форме ей удалось добраться до маленькой площадки, с ведущей наверх лестницей. Та была деревянной, сколоченной кем-то из тех, кто строил эту Стену и башню, с обвисшей в каждом угле паутиной и несколькими прогнившими перекладинами.
        Будь там, попросила она у своей последней надежды, ставя одну ногу на ступеньку, а другой отталкиваясь от пола. Пожалуйста, только выдержи меня.
        Ощущать на пальцах грязное, шершавое дерево, было противно. Но Альта цеплялась за верхние ступеньки, напрягая руки и слегка подтягивая себя вверх.
        Только выдержи.
        К счастью и даже везению, дверца люка, который должен был разделять этот импровизированный этаж с выходом на улицу, была открыта. Стоило только Альте выбраться наружу, как сильный, холодный ветер чуть не сбил ее с ног.
        Я на высоте… Нужно быть осторожнее, подумала она, заметив, сколько льда было на площадке. Если поскользнусь и упаду, она нервно сглотнула, посмотрев вниз, но быстро помотала головой. Я не упаду.
        Старый, отлитый, наверное, в прошлом веке колокол, был там, где ему и положено было быть. Когда, после долгих лет безуспешной борьбы с Врагосами, люди смогли восстановить радиосвязь, большинство из них забыли об этом способе оповещения.
        Все новое, это хорошо забытое старое, подумала Альта, протянув руки к толстому канату.
        Сплетенные веревки были покрыты льдом, который еще ни разу не оттаивал за то время, что Командующий Войтов занимал свой пост. Пальцы на руках буквально обожгло, будто она прикоснулось не к холодной поверхности, а к огню.
        Нужно ухватиться покрепче и потянуть.
        Альта выдохнула, пальцами сжимая канат еще сильнее. Она оттянула его на себя, а потом стала раскачивать его так, как считала, правильным. В Границе этому уже не обучали, и курсант могла действовать лишь инстинктивно, предполагая, как заставить колокол звенеть.
        При первом движении ничего не произошло. Альта поморщилась, чувствуя, как кожу на ладонях обжигала поверхность заледенелого каната, но она упорно продолжала сжимать его в руках, в очередной раз раскачивая его.
        Новая попытка, и вот, наконец, пространство заполнил оглушительный звон.
        Девушка упала на пол, сильно ударившись коленями о лед, и закрыла уши руками, чтобы хоть как-то снизить шум, разрывавший ее барабанные перепонки.
        Альта дождалась, когда звук чуть стихнет и, оторвав ладони от ушей, стала прислушиваться.
        Хоть кто-нибудь!
        Никакого ответа не было.
        Создающая посмотрела в ту сторону, где должен был располагаться соседний пост. Потом посмотрела в противоположную сторону.
        А вдруг… Там уже никого нет?..
        Девушка поняла, что еще чуть-чуть, и она будет готова сдаться. Сесть на этом заледенелом полу, опереться спиной о не менее заледенелую стену и ждать. Ждать того, что Врагосы смогут до нее как-то добраться. Или того момента, как холод возьмет вверх над ней, и она спокойно уснет, наконец-то позволив себе расслабиться.
        Да, так и сделаю, подумала она, посмотрев на укромный уголок. Холодно…
        Альта обхватила себя руками, растирая плечи в попытке хоть как-то согреться. Глаза начинали слипаться, а усталость брала верх над разумом.
        Я сделала все, что могла…
        — Ты здесь последние остатки ума отморозила?!
        Голос Яна был слышен так четко, что казалось, будто мужчина стоял рядом с ней, вновь ругая ее за то, что она делала. Но Офицера здесь не было.
        Огнев, что, моя совесть?
        Альта криво усмехнулась, мысленно поблагодарив Стража.
        Каким бы извергом он не был, эта детская ненависть к нему, уже давно была не более чем привычкой. Ян говорил правильные вещи. Ругал ее только за те ошибки, которые могли навредить ей. Никогда не хвалил, даже если у нее что-то получалось, только потому, что Создающая могла слишком возгордиться собой.
        Альта ладонями хлопнула по своим щекам, морщась от острой боли, которая моментально отдалась в немеющих пальцах и на замерзшей коже лица.
        Черт, это было больно…
        Курсант посмотрела на колокол и кивнула сама себе, вновь сжимая канат в своих руках.
        Еще раз.
        Новый звон оглушил ее, но в этот раз она смогла минимизировать свои болезненные ощущения, вовремя прикрыв ладонями уши.
        Хоть кто-нибудь, услышьте меня! Пожалуйста!
        Откуда-то снизу послышалась возня, и Альта с ужасом поняла, что Врагосы смогли сломать дверь.
        Что с ними не так?! Они не должны заходить в помещения!
        Курсант вернулась к люку, прикладывая последние силы на его закрытие.
        Ну же, давайте!.. Вы ведь еще там, да?
        Девушка, опираясь рукой о стену, посмотрела вниз, замечая множество оранжевых огней горящих на земле, а потом в ту сторону, где должен был располагаться соседний пост.
        Прошу, подайте знак, что вы живы.
        Альта закрыла глаза, стараясь сдержать подступающие слезы. В ушах пульсировало, заглушая любые другие звуки, но Создающая старалась уловить хоть малейший отзвук от товарищей.
        Хоть кто-нибудь…
        Эхом по округе разнесся колокольный звон, зазвучавший позади Альты. Девушка распахнула глаза, оборачиваясь и, уже не сдерживая слез, в голос зарыдала. Перезвон не замолкал ни на секунду, заглушая голос курсанта. Она тщетно терла щеки, чувствуя, как от влаги, глаза начинало щипать.
        Те Стражи живы.
        На темном небе мелькнула вспышка света.
        Это на другом посту огненный Страж запустил столп своего пламени в небо. Тот поднялся на несколько метров, становясь своеобразным знаком для всех, кто его видел.
        Они узнают, подумала Альта, позволив себе медленно съехать по стене вниз, активировав свой барьер. Я смогла.

* * *

        Штаб. Кабинет Командующего.
        — Тот курсант уже наказан,  — произнес Войтов, когда после стука в дверь, в его кабинет вошел Огнев.
        — Знаю. Видел,  — сказал Ян, проходя дальше.  — Только почему тюрьма, которая находится за пределами Базы?
        — Роман — парень молодой. Нечего сажать его в место, где полно тех, кто уже неисправим,  — выдохнул Руслан, отложив в сторону какие-то бумаги.  — Не волнуйся, мои подчиненные и там о нем хорошо позаботятся. Перевоспитают, так сказать.
        — Перевоспитают?  — переспросил Офицер, не скрывая своего отвращения.  — И как часто Вы перевоспитываете своих курсантов?
        — Приходится иногда,  — пожал плечами Командующий.
        Он в этой процедуре ничего плохого не видел.
        — И, конечно же, не всех. У этого курсанта неплохая способность и уровень ее владения.
        — Тогда, что случилось с его способностью в Библиотеке? Как на это ни посмотри, на полу была вода, а не лед.
        Войтов встал, отодвинув свой стул в сторону и, посмотрев в окно, вновь обернулся к Яну.
        — Мы применили на нем виденье одного из моих Офицеров,  — начал мужчина.  — Курсант Ютова, несмотря на внешность, сильная девушка. Смогла с одного удара положить на лопатки такого здоровяка. Она тебе этим не похвасталась?
        — Видимо, курсант Ютова считает, что хвастаться здесь нечем,  — ответил Ян, нахмурившись.
        Он в сложившейся ситуации не видел ничего веселого.
        Она не помнила о том, что сделала.
        — И я не думаю, что этот курсант пролежал без сознания достаточное количество времени, чтобы его лед растаял.
        — Согласен с тобой,  — кивнул Войтов.  — Я отправлю его в Центр Развития. Пусть обследуют парня. Но, скажи мне…
        Договорить он не смог, увидев озадаченный взгляд Яна, направленный за его спину. Командующий обернулся, замечая оранжевое зарево вдалеке.
        — Там ведь Стена?..
        — Да,  — произнес Руслан.
        Неужели, это произошло сегодня? Но Ева ничего не видела…
        Без стука в кабинет вбежала Илана.
        — Врагосы?..
        — Д-да… Сначала зазвучали колокола, а п-потом над Стеной поднялся столп огня,  — сказала Инева и, сделав глубокий вдох, продолжила: — Вся База поднята по тревоге.
        — Колокола?  — спросил Огнев.  — Почему патрульные не воспользовались радио?
        — Воспользовались, но не те. Третий и пятый сектора сообщили, что со стороны четвертого сектора была воспроизведена тревога. В колокол ударили два раза. Радиосвязь с ними не работала, и они решил сообщить нам о произошедшем по радио.
        — С четвертым сектором не смогли связаться?
        — Так точно. Запросов на ремонт радио от патрульных не поступало,  — сказала Инева.  — У меня нет достоверной информации о том, что могло произойти.
        — Они должны были поменяться сменами,  — произнес Войтов, посмотрев на часы.  — Ты нашла тех, кто вернулся?
        — Никто не возвращался,  — ответила Инева, неуверенно посмотрев на Руслана.  — Командующий?..
        — Я сам отправлюсь к Стене,  — сказал мужчина, подходя к шкафу и доставая оттуда свою шинель.  — Офицер Огнев?..
        — Я помогу,  — кивнул Ян, пропуская Войтова вперед.  — Офицер Инева, Вы знаете, кто из Стражей не вернулся, а кто отправился им на замену?
        Женщина прикусила нижнюю губу, поочередно смотря то на Офицера Особого Класса, то на своего Командующего.
        — К-курсант Ютова была отправлена в ночной патруль.
        От услышанного оба мужчины замерли.

* * *

        Центральный Округ. Квартира Шоровых в городе.
        Марта проснулась от детского крика.
        Женщина вскочила с кровати, босыми ногами ступая по холодному полу, и через мгновенье была у кровати Евы. Этот ребенок был неэмоциональным, но сейчас ее лицо, освещенное уличными фонарями, было похоже на лицо обычного ребенка, которому приснился кошмар.
        — В чем дело?  — спросила сестра Шорова, садясь на кровать и обнимая девочку, успокаивающе гладя ее по голове.  — Ты увидела что-то страшное?
        — Е-Ева видела то, чего н-не может понять…
        — Что это было?
        — Врагосы напали на Север. Много Врагосов. Странных Врагосов.
        — Странных?  — удивилась Марта.  — Что это значит?..
        — Врагосы пробираются в дома… Двери Врагосов не останавливают…
        Это невозможно, подумала женщина, отстраняясь от девочки, чтобы посмотреть ей в глаза.
        — Когда они напали?
        — Врагосы все еще нападают. Ева видела Альту на Стене. И Яна в Мертвых землях. Северный Командующий тоже был в видении Евы.
        — Они отобьют столицу?  — спросила Марта. Мы ведь предупреждали его!  — С Яном все будет в порядке?
        — Ева не видит будущего на рассвете,  — произнесла девочка.  — Все будто в тумане. Будто… Нет столицы Северного Округа.

* * *

        База Северного Округа.
        Мимо собравшихся у ворот Базы курсантов и Кандидатов на лошадях промчались два Офицера Особого Класса.
        — Это был твой отец и Офицер Огнев?  — спросил Агни, обращаясь к другу.
        Из-за слабого уличного освещения юноша не смог рассмотреть лиц Стражей, но по очертаниям фигур предположил, что это были именно они.
        — Отец без сомнений,  — кивнул Кирилл, натягивая на руки перчатки.  — Если он лично отправился к Стене, то произошло что-то серьезное.
        Друг Альты попытался отыскать девушку в толпе Создающих, но обладательница медного оттенка волос так нигде и не промелькнула.
        — Пустите же!  — послышалось с территории Базы.  — Я всего лишь прикорнул! Врагосы сюда не доберутся, так почему я не могу пойти домой?
        Этот пацан, подумал Агний, узнавая голос почтальона.
        Протискиваясь сквозь толпу своих товарищей, он приметил Стража, старавшегося вернуть мальчишку обратно в здание.
        — Я поговорю с ним,  — сказал Кандидат, жестом прося Офицера отпустить Филиппа.  — Пожалуйста, не тратьте своего времени и возвращайтесь к работе.
        Мужчина недоверчиво посмотрел на Атакующего, а потом на светловолосого мальчишку, который, не надев на голову шапку, размахивал ею, стараясь отделаться от назойливого взрослого. Что-то пробурчав, он отпустил Филю и направился к своим сослуживцам, ожидать приказа от руководства.
        — Ты почему на территории Базы?  — спросил Агний, отбирая у мальчишки шапку и натягивая ее тому на голову.  — Я думал, что вечернюю почту ты разносишь раньше.
        — Я и разнес ее давным-давно,  — насупился мальчик.  — Пришлось долго ждать, когда один из Офицеров освободится, вот и заснул в коридоре. На диванчике. Почему мне нельзя уйти?
        — Врагосы напали на Стену. Тебе безопаснее оставаться здесь.
        — Стена далеко,  — буркнул подросток.
        — Правила есть правила,  — пожал плечами Кандидат, оборачиваясь к воротам.  — Оставайся здесь, понял? Вернись в Штаб и чтоб носа оттуда не показывал.
        — Хорошо,  — сказал Филя, сжав губы.
        Но потом в его сонной голове кое-что прояснилось, и он внезапно понял, что Врагосы напали на Стену, куда недавно отправилась его новая знакомая.
        — А как же Альта?
        — Я ее не видел. Наверное, с другой группой,  — произнес Агни.  — Возвращайся в Штаб.
        — Нет-нет-нет! Ты не понял!  — воспротивился мальчик, хватая Атакующего за руку.  — Альта в патруле на Стене!
        — Альта заступает в патруль только утром,  — сказал юноша, мягко отцепляя пальцы Фили от своей шинели.
        — Нет! Я видел, как она брала лошадь в конюшне! Альта уже там!
        Агни провел рукой по своим волоса. Шапку он никогда не носил, на то и южанин.
        Он знал?
        Кандидат посмотрел в сторону Стену, куда только что направились два Офицера Особого Класса.
        — Агни!  — услышал парень голос зовущего его друга.  — Пора выдвигаться!
        — Возвращайся в Штаб,  — повторил Атакующий почтальону.  — И, чтобы когда я вернулся, ты был там.
        Кандидат поторопился вернуться к своим товарищам, а Филипп, проводя его взглядом, поспешил обратно в Штаб. Погода ухудшалась, а это значило, что Командующий был в плохом настроении.

* * *

        Близ Стены.
        — В этом нет никакого смысла!  — крикнул Ян, очередной атакой уничтожая Врагоса.  — Если погода испортится, никто и близко к Стене подойти не сможет!
        — И нас двоих хватит!  — так же громко произнес Войтов, проскакивая мимо горсток пепла, крупицы которых моментально поднимались в воздух из-за сильного ветра, сливаясь со снегом.
        — Не будьте таким самоуверенным,  — сказал Огнев, ровняясь с Офицером.
        До Стены оставалось совсем чуть-чуть, а Врагосов с каждым пройденным метром становилось все больше.
        — Это не самоуверенность,  — усмехнулся мужчина, объезжая заторможенного жителя Мертвых земель.  — Лишь расчетливость и знание того, на что я способен.
        Стражи резко потянули поводья на себя, слегка откидываясь назад в седле, заставляя лошадей остановиться.
        — А теперь посмотри на Стену внимательней и скажи, что ты видишь?
        — Измары,  — произнес Ян, стараясь не выругаться в голос.
        — Точнее, их отсутствие,  — кивнул Командующий.  — Думаешь, наш знакомый к этому причастен?
        — Я в этом уверен,  — сказал Офицер и, отдав животному команду, устремился вперед.
        И опять она одна.
        — Какой вспыльчивый,  — произнес Войтов, повторяя сказанную Огневым команду и для своей лошади.
        Единственным светом у Стены были фонари. Их ставили на самой Стене, чтобы патрульные не выполняли свой долг в полной темноте. Сейчас же наверху была кромешная тьма. Измары, что должны были предупреждать всех о появлении врагов, тоже отсутствовали.
        — Их не очень много,  — сказал Руслан, подсчитывая оранжевые огоньки у подножья Стены.  — Патрульные и сами бы справились.
        — Если они там есть.
        Ян подъехал ближе. Его сразу же окружили Врагосы, но из-за холода, который создал Командующий, существа были медленнее, чем обычно.
        Страж закрыл глаза, делая глубокий вдох и, выставив вперед руку, щелкнул пальцами. Огонь моментально распространился по этому месту. Обитателей Мертвых земель объяло пламенем, а Огнев, сосредотачиваясь, распространял свой огонь все дальше и дальше.
        — Не переусердствуй,  — дотронувшись до его плеча, сказал Руслан.  — Силы еще понадобятся, Особый Класс.
        Его статус, его звание. Он протянул их с нескрываемой насмешкой.
        — Здесь их больше нет, но…  — Командующий посмотрел наверх, на башню, где должен был находиться патрульный, пославший всем сигнал о нападении.  — Там, я уверен, найдется парочка тех, кого ты с удовольствием сожжешь. А заодно и тех, кого сжигать ты не захочешь.
        Ян брезгливо дернулся, сбрасывая руку мужчины со своего плеча. Он спрыгнул с лошади, не заботясь о том, что с ней будет дальше. Прибудут курсанты, и о ней позаботятся.
        Если до этого она не станет полуночной закуской, подумал Офицер, больше волнуясь о Создающей.
        Эта девушка уже в третий раз за свою столь не долгую жизнь умудрилась оказаться на самом краю.
        В комнату из четырех стен и под замок.
        Дверь, ведущая наверх Стены, со скрипом качалась на петлях.
        Поднимаясь по лестнице, даже он, тот, кто ни один раз был на той стороне, замер, прислушиваясь к своим ощущениям. В ушах пульсировало, а делать глубокие вдохи становилось все сложнее.
        Они там.
        Преодолев оставшиеся ступени и оказавшись на Стене, Ян увидел сломанную пополам дверь, которая должна была защищать патрульную каморку от ветра, а в данный момент и от обитателей Мертвых земель.
        О-они ее выломали?
        Во рту появилась горечь. Огнев осознавал, что Альта должна была спрятаться там. Более того, он надеялся, что именно она и додумалась использовать колокол. Это бы давало ему надежду на то, что она должна была быть еще выше.
        Из темноты комнаты показался оранжевый огонек. Сначала один, потом другой.
        — Если ты там, спрячься! Я сожгу их!  — крикнул Ян, дожидаясь, когда Врагосы выйдут из каморки.
        Еще ближе, подумал он и, когда очертания скрюченных фигур стали видеться четче, Огнев вытянул вперед руку, щелкая пальцами.
        Офицер брезгливо переступил через потухающие измары, рукой стараясь отогнать от себя запах паленой плоти.
        — Альта!
        В каморке никого не было.
        Пламя объяло ладонь Стража, освещая небольшую комнатушку. Благодаря этому, Ян смог заметить опрокинутый на пол шкаф, а потом и исцарапанную когтями Врагосов дверь.
        Врагосы выламывают двери?
        Проведя свободной от огня рукой по деревянной поверхности, Офицер постарался протиснуться через щель, созданную приоткрытой дверью, но с первой попытки у него ничего не получилось.
        Она точно там, подумал он, прикидывая, могла ли Альта здесь пролезть.
        И в этот момент он почувствовал, как ходит почему-то мягкому.
        Опустив взгляд к полу, а так же направив туда свет от огня, мужчина чертыхнулся.
        Конечно, а додуматься взять ее с собой ума уже не хватило, да?
        Ян убрал свой огонь, хватаясь обеими руками за дверь и с силой дергая ее на себя. Той щели, что образовалась от его усилий, ему вполне хватило, чтобы протиснуться на маленькую площадку.
        — Курсант Ютова!  — крикнул он, забираясь по деревянной лестнице верх.
        Путь ему преграждал железный люк. Надавив на него несколько раз, стараясь открыть, Огнев не жалея собственного кулака ударил по нему.
        Почему он заперт?
        — Альта!
        В ответ до его ушей донеслось ритмичное постукивание с той стороны. Несколько коротких и пара длинных ударов костяшками о металлическую поверхность люка — таков был условный сигнал в общежитии Центральной Базы.
        Им пользовались все курсанты. Как юноши, так и девушки.
        Ян тоже был курсантом. И тоже пользовался этим условным сигналом. Поэтому он без труда смог произвести ответное постукивание. После этого Офицер услышал, как засов с той стороны скрипнул.
        Альта тщетно пыталась открыть тяжелый люк. Но на это не хватало ни сил, ни возможностей, так как пальцы на руках замерзли до такой степени, что их было невозможно разжать.
        Еще чуть-чуть, подумала она, когда железная дверца с легкостью откинулась назад, а сама девушка, не удержав равновесия из-за неудобной позы, полетела вниз, в открывшуюся дыру.
        Упала она на что-то мягкое и негромко ругающееся.
        — Вот скажи, есть у тебя мозги или нет?  — прошипел Ян, надеясь, что кости его, после такого падения, останутся целы, а череп не расколется надвое после встречи со скованным льдом полом.
        — Я т-тоже рада В-Вас видеть, О-Офицер,  — проговорила Альта, стуча зубами.
        Девушка почувствовала, как лежащий под ней мужчина выдохнул.
        Страж поднял руку, собираясь накрыть ею спину замерзшей девушки, прижав, тем самым, курсанта сильнее к себе, но вместо этого в последний момент он решил отвесить ей легкий подзатыльник.
        — Э-это р-рукоприкладство,  — прошептала Создающая.  — Я п-пожалуюсь Офицеру Ч-Четиной…
        — Я тебе пожалуюсь,  — угрожающе проворчал Ян, ободряюще похлопав Альту по спине.

* * *

        Войтов смотрел вниз со Стены на Мертвые земли, не веря тому количеству оранжевых огоньков, осветивших безжизненные просторы.
        Столько, да в одном месте?.. Якоб, если это делаешь ты, то даже Шоров не сможет спасти тебя, подумал Командующий, сжимая челюсть.
        Позади него послышалось чье-то шарканье. Руслан резко обернулся, готовый дать отпор врагам, но перед ним стояли не Врагосы.
        — Курсант Ютова в порядке?  — спросил он у Яна, а не у Альты.
        Офицер держал девушку под руку, помогая ей идти уверенней. Огонь, полыхающий в его руке, согревал замерзшую Создающую и одновременно с этим освещал ее лицо.
        — Жить будет,  — сказал Огнев.  — Они еще не прибыли?
        Мужчины обернулись в сторону города, замечая вдали множество огней. Но были ли те светом от фонарей или же от измаров, вросших в тела Врагосов, понять было невозможно.
        — Не недооценивай северных Стражей,  — усмехнулся Командующий.  — Скоро будут здесь. И пока у нас есть время поговорить наедине, я бы хотел услышать, что здесь произошло.
        Он посмотрел на Альту, а та, будто нуждаясь в одобрении Яна, посмотрела на огненного Стража.
        У друга, значит, просто обучалась, подумал Командующий, наблюдая за этими двумя.
        — Почему ты была одна?  — спросил Огнев.  — Тебе поменяли смену, так? Что произошло, когда ты прибыла к Стене?
        — Здесь был мужчина,  — начала она.  — В форме. Он сказал, что он — мой напарник и, что кроме него на Стене больше никого нет.
        — Вы не видели других патрульных?  — задал вопрос Войтов. Альта лишь отрицательно покачала головой.  — Тогда, куда делся этот Офицер?
        — Я…я предположила, что Стражи могли уйти в Мертвые земли,  — произнесла девушка.  — Испытание на храбрость. Тот мужчина решил проверить эту теорию и, сказав мне подниматься наверх, пошел к воротам.
        — И после этого Врагосы напали?
        — Не сразу. Когда я поднялась на Стену, то вошла в каморку и поняла, что этот Офицер не мог быть моим напарником.
        — Лошадь?  — предположил Ян, и курсант кивнула.
        — Лошади не было. И я решила, что он один из тех, кого я должна была заменить,  — Альта передернула плечами, сама не осознавая, на что так прореагировало ее тело.  — Подумала, что они меня так испытывают и…спустившись вниз, я перешла на ту сторону.
        До ушей девушки донеслось тихое ругательство, произнесенное Огневым. Его неодобрительный взгляд скользнул по лицу Создающей, от чего она почувствовала себя неуютно.
        — Я понимаю, что это было глупо,  — сказала она.
        — Вы открыли ворота в Мертвые земли?  — спросил Войтов, нахмурившись.
        Это она впустила их сюда?
        — Нет! Это не так!  — воспротивилась Альта, сильнее сжав пальцами ткань на шинели Яна.  — Они уже были открыты, правда! Я не вру!
        — Тогда, тот Страж открыл их, пошел на ту сторону и обратно уже не вернулся?
        — Не вернулся,  — кивнула девушка.  — Я увидела Врагосов и побежала обратно… Я…должна была закрыть дверь, но… Я не подумала… Простите.
        — Теперь бессмысленно говорить об этом,  — произнес Руслан.  — Ты вернулась на Стену, поднялась в башню и подала сигнал. Почему не по радио?
        — Провода были обрезаны. Я закрылась, надеясь, что Врагосы не войдут внутрь, но… Они странные.
        — Выломали эту дверь и пытались сломать ту, что ведет наверх,  — сказал Ян, подтверждая слова курсанта.  — Никогда не видел подобного поведения.
        — Хотите сказать, что на территории моего города развелись предатели и странные Врагосы?  — нахмурился Войтов.  — Или же…старый знакомый начал действовать открыто?
        — Не стоит забывать о том, что Якоб первый подозреваемый в деле об инциденте на Центральном Вокзале,  — произнес Огнев и, заметив непонимающий взгляд Альты, решил все ей объяснить.  — Я отправился на Запад, чтобы поискать зацепки о нем. Сюда прибыл для того же.
        — Курсант Ютова знает о Якобе?  — спросил Страж и, поняв, что вопрос его имел положительный ответ, был готов рассмеяться в голос.
        Позарился на то, что принадлежит мне? Ну, уж нет, подумал Войтов, стараясь ничем не выдать своего внезапного отношения к открывшимся перед ним обстоятельствам.
        — Тогда, курсант уже встречалась с ним?
        — Да, перед тем, как Врагосы атаковали столицу Централа.
        Интересно… Знает ли Якоб о том, на что эта девочка способна?
        По лестнице кто-то быстро поднимался. И то, что это были не враги, ни у кого сомнения не вызывало.
        — Альта!  — Агни кинулся к подруге.
        В ладонях сжимая ее лицо, разглядывая на наличие видимых повреждений, он затараторил так быстро, что Создающая едва успевала запоминать вопросы, посыпавшиеся на нее.
        — Живая? Ничего не болит? Все в порядке? Не ранена?
        — Да, нет, да, нет,  — произнесла девушка, ощутив, что стоявший рядом с ней до этого Офицер отошел в сторону, ближе к Командующему.  — Отпусти мое лицо. Больно.
        — П-прости,  — выдохнул юноша, перемещая свои руки с ее щек, на плечи.  — Точно все нормально?
        — Да. Вы не особо-то торопились.
        — И не все прибыли,  — послышался женский голос.  — Командующий, множество Врагосов смогло прорваться в город. Нам приходят сообщения о том, что двери домов их не останавливают. Мною было принято решение на разделение Стражей в небольшие группы. Одни остались в столице, другие прибыли со мной.
        — Понял. Ты все сделала правильно,  — кивнул мужчина, смотря на прибывших.  — Кирилл, ты пойдешь в группе со мной. Мы заморозим тех, кто близко подошел к Стене.
        — Да, Командующий.
        — Курсанта Ютову, Офицер Инева, отправьте к врачам. Девушка могла…
        — Нет, она пойдет с нами, на ту сторону,  — прервал его Ян.
        Присутствующие обратили к нему свои взгляды, намереваясь услышать объяснение тому, что он сейчас сказал.
        — Твой барьер стал крепче, так?
        — Д-да… Но, я не уверена…
        — Сможешь создать его, если мне понадобиться защита?
        В то, что он сказал, сначала никто не поверил. Защита Офицеру Особого Класса? Альта глупо моргала, пытаясь осмыслить сказанное Стражем.
        Я б-буду защищать его?..
        Девушка попыталась что-то сказать, но не смогла произнести ни звука.
        — Я не слышу твоего ответа,  — твердо произнес он, и Создающая на мгновенье перенеслась в тренировочный зал Центральной Базы.
        Он говорил то же самое, после того, как разрушил ее барьер.
        — Я тренировалась достаточно, чтобы оказать Вам всю необходимую поддержку.
        Огнев удовлетворенно хмыкнул.
        Нужна ли была ему защита? Конечно, нет. Он Особый Класс. Это он защищает, а не его. Но отпускать Альту от себя он не собирался.
        Где третий раз, там и четвертый, подумал Ян, смотря в сторону Мертвых земель.

* * *

        Территория Мертвых земель.
        Они разделились.
        Несколько Стражей Первого и Второго Класса заходили все дальше на территорию Мертвых земель, убивая Врагосов, атаковавших их. Ян и Альта, так же, как Войтов и Кирилл, шли поодаль от остальных.
        — Хотите наморозить здесь…стену?  — спросила девушка у сына Командующего.
        — Вроде того,  — кивнул парень.  — Создадим дополнительную преграду. На будущее.
        Создающая искренне надеялась, что будущего такого не случится.
        Командующий подал сигнал, и Стражи поспешили приблизиться к нему.
        — Тех, что остались впереди, Офицер Огнев возьмет на себя,  — произнес мужчина.  — Вы же все возвращайтесь обратно. Я уверен, что у Стены их еще достаточно.
        — Командующий, Вы уверены в этом?  — озадаченно спрашивает Инева.  — Здесь есть Создающие намного опытнее курсанта.
        Альта на такое не обиделась. Знала, что Атакующая говорила правду. Были здесь сейчас сверхлюди, с такой же, как и у нее способностью, которые могли создать барьер намного крепче, чем она. Прочнее.
        — Раз Офицер Огнев выбрал курсанта своим щитом, то,  — мужчина на мгновенье замолчал,  — пусть так и будет. Возвращайтесь обратно и не мешайте нам.
        Илана сжала губы. Ей не хотелось доверять жизни своего командира и Кирилла девчонке, которая так и притягивала к себе неприятности. Но противиться воле Командующего она не могла, даже если бы сильно захотела. Женщина кивнула, громко, чтобы все услышали, повторив приказ Руслана.
        На плечо Альты опустилась тяжелая рука и, обернувшись, курсант увидела позади себя незнакомого ей мужчину. В груди на секунду все сжалось и дышать стало труднее, но стоило ей об этом подумать, как странное чувство прошло, будто и не было его вовсе.
        — Возьми,  — сказал Офицер, протягивая ей не ограненный измар.  — Мало ли, пригодится.
        — Для чего он мне?..  — спросила она, но Страж поспешил вернуться к своему отряду, оставляя девушку в недоумении смотреть на черный камень.
        — Идем,  — услышала она позади себя голос Яна и, обернувшись, натолкнулась на его нахмуренное лицо.  — Что это?
        — Измар,  — ответила Альта, засовывая вещь в карман шинели.
        Огнев на это ничего не ответил.
        Его оберег висел на шее под одеждой, как и полагалось по Уставу. Отдавать его в этот раз Альте он не собирался. Без надобности. Ведь в этот раз они не разделятся и не пойдут в разные стороны.
        — Офицер Огнев, впереди несколько особей,  — сказал Кирилл.
        — Вижу. Командующий Войтов, делайте то, что собирались,  — произнес Ян.  — А я сделаю то, что собирался сделать я.
        Руслан недовольно посмотрел в спины удаляющимся фигурам.
        Не должно ее здесь быть, подумал он, закрывая глаза и сосредотачиваясь на своей способности.
        — Готов?  — спросил он у сына.
        — Да, Командующий,  — произнес курсант, нарочито называя его звание.
        Войтов на это лишь невесело усмехнулся и ветер в этот момент усилился. Снег поднялся с промерзлой земли и по прямой линии начали нарастать сугробы.

* * *

        — Встань, как можно ближе ко мне,  — сказал Ян.  — Как только я сожгу их, создай барьер.
        Альта кивнула и, как только он ощутил плечо курсанта рядом со своей рукой, то незамедлительно направил огненный столп на Врагосов. Скрюченные фигуры горели, лихорадочно рассыпаясь в мелко-серые крупицы, а едва заметный для человеческого глаза барьер, окруживший двух сверхлюдей, защищал их от тех, кто мог внезапно напасть на них из темноты.
        Его цвет… Его будто и нет вовсе, подумал Огнев, вглядываясь в цветовой оттенок барьера. Раньше, конечно, тоже был не особо виден, но сейчас…
        Офицер посмотрел на Альту, а та, подняв на него взгляд, ждала, когда мужчина что-нибудь произнесет. В стороне мелькнул оранжевый огонек и Врагос с силой ударился о стенку барьера.
        — Они какие-то…агрессивные,  — сказала девушка.
        Измар в ее кармане начал нагреваться, а вражеских огней вокруг становилось все больше и больше.
        — Ладно. Тогда, сделаем вот так,  — произнес Ян.
        Он притянул девушку ближе, развернув ее к себе лицом и дотронувшись до ее запястий, заставил Создающую обвить ее руки вокруг своей талии.
        — А вот теперь будь так близко, как только сможешь,  — сказал Огнев, и Альта заметила, как в глазах у него загорелись непонятные для нее искорки.  — Убери свой барьер. Сейчас ты увидишь, что значит быть Особым Классом.
        Альта сняла свою защиту, продолжая смотреть на лицо улыбающегося Офицера. Таким мужчину она никогда не видела. Всегда спокойный и серьезный Страж предстал перед ней каким-то подростком, дорвавшимся до любимой игрушки.
        Ему это нравится, догадалась девушка, когда до ее ушей донесся привычный щелчок пальцев, а после все вокруг осветилось ярко-красным светом.
        Они стояли в огненном кольце, созданным Яном. Альта, зажмурившись, сомкнула пальцы в замок, сильнее прижимаясь к Офицеру. Даже сквозь толстую ткань шинели она ощущала нестерпимый жар от его огня.
        — Не бойся,  — произнес Ян ей на самое ухо.  — Я не обожгу тебя.
        Создающая кивнула и открыла глаза. Врагосы горели.
        — Думаю, здесь мы закончили,  — сказал Огнев, тяжело вздохнув.
        — Возвращаемся?
        — Да.

* * *

        Возвращаясь к остальным, Ян ни на секунду не отвлекаясь, оглядывался, чтобы в случае опасности защитить Командующего и курсантов.
        Альта достала припрятанный в кармане измар. Камень был черным, а значит, Врагосов поблизости не было.
        — Как думаете, почему они вламывались внутрь?  — спросила она у Огнева.
        Мужчина на мгновенье повернул в ее сторону голову, а после вновь вернулся к своему импровизированному дозору.
        — Кто их знает? Может, поумнели и поняли, что дверь — не такая уж и преграда.
        — Дверь в каморку… Сначала, они просто скреблись.
        — А потом разломали ее надвое,  — произнес Ян, вспоминая, как выглядела деревянная преграда, которая должна была послужить патрульным защитой.  — Вернемся и доложим об этом в Центр Развития. Пусть думают.
        Альта почувствовала, как ветер, что до этого момента бушевал, начал затихать. Обернувшись к северянам она заметила, как тяжело далось создание стены Кириллу. Туроб часто дышал, пытаясь привести себя в норму.
        — Ты как?  — спросила девушка, положив руку на его плечо, а потом, усмехнувшись, добавила: — Хиленький ты какой-то для Атакующего.
        — Агни только не говори,  — поддержал ее шутливый тон парень.  — Достанет же потом на тренировках.
        Посмотрев на Командующего, который оценивающим взглядом смотрел на созданную им и сыном преграду, Альта невольно поежилась от его взгляда. Нельзя было понять, был он доволен проделанной работой или нет, но когда он посмотрел на Кирилла, то во взгляде его не было ни капли гордости за собственного ребенка.
        Он ужасен, подумала Создающая, перекидываю руку юноши через свое плечо, а собственной рукой придерживая его за талию, насколько это позволяла разница в их росте.
        — Ты хорошо постарался,  — похвалила она его.
        Атакующий от удивления слегка дернулся, непонимающе посмотрев на нее, а потом на его лице растянулась мягкая улыбка и Туроб благодарно кивнул Создающей.
        — Спасибо.
        Впереди начал виднеться свет от ламп, которые носили с собой Стражи, входя на территорию Мертвых земель. Как только они подошли ближе, к ним подбежали медики. Они забрали Кирилла, помогая тому опереться на них.
        — И все же, ты еще не готов,  — услышала Альта голос Руслана, когда тот, подойдя к сыну, похлопал его по плечу.
        Родители не должны так поступать, подумала девушка, сжимая в руках отданный ей измар.
        — Теперь и ты иди к медикам,  — сказал ей Ян, после чего направился к компании старших Офицеров, чтобы рассказать им о чем-то.
        После такой прогулки я точно заболею, устало подумала девушка.
        Альта сделала один шаг, как сквозь тишину Мертвых земель расслышала чей-то голос, окликнувший ее. Обернувшись, она прищурилась, чтобы рассмотреть того, кому этот голос мог принадлежать.
        — Это он,  — проговорила она, побежав обратно.
        — Эй, девчонка, ты куда?!  — крикнул кто-то ей вслед.
        Это привлекло всеобщее внимание.
        Ян оторвался от выслушивания рассказа товарищей о том, что здесь произошло и, посмотрев на того, к кому была обращена фраза одного из Офицеров, замер. Происходящее перед его глазами протекало так медленно, что казалось, будто он видел каждое незаметное в обычной ситуации движение курсанта.
        Он видел того, к кому она бежала. Мужчина был одет в темно-синюю форму, значит, был Офицером. А потом он увидел вспыхнувший позади него оранжевый огонек. Девушка, остановившись, должна была создать барьер, но стенок ее защиты не было видно, поэтому Ян не знал, защитила она себе или нет.
        — Альта!  — крикнул Огнев, когда Врагос накинулся на Создающую, а потом перед его глазами наступила темнота.

* * *

        Одинокие снежинки медленно падали со светлеющего неба на землю. Альта боялась пошевелиться, ощущая всю тяжесть тела Врагоса на себе. Тот не издавал ни звука. Девушка сделала судорожный вдох, но даже после этого обитатель Мертвых земель не подал признаков жизни.
        — А ты молодец,  — сказал мужчина, наклоняясь над ней.
        Его лицо осветилось лучезарной улыбкой, будто он наблюдал за успехом своего ребенка, который наконец-то научился ходить.
        — Я-Якоб?..
        — Тебе обо мне уже рассказали, да?  — спросил он, ногой отталкивая тело Врагоса с курсанта.  — Да. И видимо рассказали обо мне все самое плохое.
        — Вы — убийца. Предатель,  — произнесла девушка.
        — Предатель?.. Ну, это смотря с чьей стороны посмотреть.
        Сердце в груди пропустило несколько ударов, когда Альта, перевернувшись на бок, увидела лежавших на снегу Стражей. Никто из них не шевелился.
        — Н-нет…
        Девушка попыталась придвинуться к ним, подползти. Но сильные руки схватили ее за шиворот и подняли на ноги.
        — Не волнуйся,  — ободряюще сказал Якоб, отряхивая ее одежду от прилипшего к ткани снега.  — Они живы.
        — Ч-что Вы с ними сделали?  — дрожащими губами, произнесла Создающая.
        Слезы стали наворачиваться на глазах от страха.
        — Я такого, к сожалению, не могу,  — усмехнулся мужчина.  — Это ты сделала.
        — Неправда!  — крикнула Альта, отходя от своего вокзального знакомого.  — Я…я не могла им навредить.
        — Ты и не вредила,  — нахмурившись, произнес Якоб.  — Ну, по крайней мере, сейчас. Они все еще могут насмерть замерзнуть, если вскоре не очнутся.
        — Ч-что Вам от меня надо?..  — спросила Создающая, чувствуя горечь во рту.  — Я Вас не знаю. И Вы меня тоже.
        — Это не совсем так,  — снисходительно улыбнулся мужчина.  — Но говорить об этом еще рано.
        — Зачем Вы тогда здесь? Это Вы нагоняете Врагосов? Они убивают людей!..
        — Что жизнь сотней, когда спасутся тысячи?  — сказал он, но заметив непонимающий взгляд, направленный на него, горько усмехнулся.  — Тебе еще не понять.
        — Я не хочу понимать этого…
        — Ты боишься меня?  — вдруг спросил мужчина.
        — Н-нет,  — неуверенно произнесла Альта, но сделала несколько шагов назад.
        — Это хорошо. Мы нескоро увидимся вновь. Поэтому, хочу дать совет,  — сказал Якоб, подойдя в плотную к курсанту.
        И, перед тем, как она почувствовала слабость во всем теле, он произнес:
        — Бойся тех, кому отдаешь честь.

        Глава 12
        Приказ

        Перед глазами все плыло. Рука, на которую он упал, затекла. Ян постарался приподняться, опираясь ладонями о снег, но в ушах звенело, мешая Стражу сосредоточиться.
        — Альта…  — выдохнул он имя курсанта.
        Дышать стало тяжело. В голове пронеслось последнее, что он увидел перед тем, как потерять сознание. Врагос, кидающийся на девушку. И мужчина, что неподвижно стоял, наблюдая за происходящим.
        Сердце сжалось от боли и Офицер, рывком, смог подняться на ноги. Голова закружилась, но, не смотря на это, он смог оглядеться.
        Ч-что за черт?
        Все Стражи вокруг него лежали. Кто-то потихоньку шевелился, издавая нечленораздельные звуки. Другие же не подавали признаков жизни.
        Альта!..
        Бежать было сложно, поэтому Огнев старался идти быстрым шагом.
        От боли в груди и подступающему к горлу кому, дышать становилось все труднее. Он упал на колени перед девушкой, переворачивая ту на спину. Ее лицо было бледным, как тогда, когда она упала на него. Мужчина попытался нащупать пульс на шее, но замерзшими пальцами он ничего не чувствовал.
        — Нет, нет, нет,  — проговорил он, вглядываясь в ее лицо.
        Он надеялся, что вдох или подергивание ресниц подскажут ему, что с ней все в порядке.
        Ян приподнял ее так, что голова Альты теперь лежала на его плече. Трясущимися руками он расстегивал пуговицы на ее шинели, отворачивая ткань и, прислонив ухо к груди курсанта, замер, стараясь не дышать.
        Пожалуйста… Пусть оно будет биться…
        Слабый удар сердца, короткий вдох и Ян ощутил, как в глазах начинает щипать. Он притянул девушку ближе, с силой обнимая ее тело. Чуть теплое дыхание ощущалось на его шее.
        Альта…
        Не поднимаясь с холодной земли, на происходящее смотрел Командующий.
        — Отец, ты в порядке?!
        К нему подбежал Кирилл, вглядываясь в лицо Войтова.
        — Да. Ты тоже очнулся?
        — Только что,  — ответил Туроб, смотря на то, как вдалеке Огнев неподвижно сидел с Альтой на руках.  — Что произошло?
        Руслан посмотрел на сына, а потом устало прикрыл глаза.
        — Я не знаю.

* * *

        Северный Округ. 40 год н. м.
        Руслан нарушил приказ, отданный ему старшим Офицером.
        Палящее летнее солнце нещадно жгло земли нежилых территорий. В этом году лето задалось на славу. Северяне искренне радовались теплу, пришедшему после долгих, проливных дождей, которые летними назвать ни у кого язык не поворачивался.
        Курсанту было страшно отправляться в Мертвые земли одному, но он не мог просто дожидаться возвращения товарищей, сидя в патруле на Стене.
        Как они успели уйти так далеко? Или же их уже, юноша не позволил своей мысли развиться дальше.
        Он верил, что все с его товарищами было в порядке, и две человеческие фигуры, стоящие посреди выжженной земли, были лучшим тому подтверждением.
        — Ты знаешь, что будет за дезертирство?!  — прокричал Офицер убегающей в Мертвые земли девушке.  — Вернись, и я не доложу об этом Командующему!
        — Думаете, я Вам поверю?!  — отозвалась она, оборачиваюсь.  — Я ни за что не вернусь обратно!
        День был жарким, а солнце, светившее над головой, нагревало воздух так сильно, что дышать становилось невозможным. Руслан молча наблюдал за перепалкой сослуживцев, не зная, что сподвигло девушку на побег.
        — Идиотка!  — взревел мужчина.  — Немедленно возвращайся на свой пост! Я даю тебе последний шанс! Или же я притащу тебя обратно силой! Тебя будет судить военный трибунал! Повезет, если отделаешься пожизненным заключением!
        — Вы сами не знаете, что говорите!  — крикнула девушка, переводя взгляд на прибывшего товарища.  — Что здесь, что там, исход у меня будет один!
        Офицер нервно посмотрел на Войтова, будто боясь, что тот мог услышать лишнее. Страж спрыгнул со своей лошади, начав идти в сторону сбежавшего курсанта.
        — Не зли меня, Тая!  — его ладонь объяло пламенем и, вытянув руку вперед, Офицер был готов атаковать девушку.  — Последний шанс!
        — Хватит!  — вмешался Руслан, так же, как и огненный Страж, покидая седло.  — Эй, я не знаю, почему ты сбежала, но… Подумай обо мне! Я сегодня твой напарник! А ты бросила меня на Стене одного!
        — Я не просила преследовать меня!  — крикнула девушка.  — Я лишь хочу жить!
        — Тц! Хватит разговоров!
        Офицер оттолкнул Руслана, от чего тот упал на землю, а сам мужчина направил в сторону курсанта огненный столп.
        Он убьет ее!
        Войтов наблюдал за тем, как оранжевое пламя вот-вот должно было настигнуть девушку, но та даже не шевельнулась, чтобы обезопасить себя.
        — Защищайся!  — крикнул юноша, зажмуриваясь от страха.
        Но пламя Стража так и не достигло своей цели. Оно развеялось, а Офицер, стоявший рядом с ним, опустился на колени, теряя сознание и падая на землю.
        — Ч-что произошло?..  — произнес курсант, ища ответа у своей неудавшейся напарницы.
        — Я никому не хочу вредить!  — крикнула девушка.  — Я просто хочу жить!

* * *

        Северный Округ. 63 год н. м.
        Из воспоминаний о прошлом Руслана выдернул голос Иневой, что уже несколько минут зачитывала ему отчет о произошедшем ночью нападении.
        — Мне сообщили, что тело Врагоса в целости и сохранности было доставлено в Центр Развития несколько часов назад,  — сказала женщина, отрывая взгляд от исписанных бумаг.  — Командующий, Центр Развития сделал запрос на обследование курсанта.
        — Мы еще не узнали, как она это сделала,  — произнес Войтов, барабаня пальцами по столу.
        — Вы правы. И все же, впервые за шестьдесят лет нам удалось заполучить тело Врагоса. Исследователи уже убеждены, что эта находка сможет перевернуть представление о мире, в котором мы существуем.
        — Существуем?  — усмехнулся мужчина, внимательно посмотрев на подчиненную.
        — Почему ты употребила именно это слово?
        — Простите?  — не поняла Атакующая.
        — Ты сказала, что мы существуем, а не живем.
        — Я не вкладывала в это слово какой-то смысл,  — сказала Илана, вновь пробегая глазами по строчкам в отчете.  — Центр Развития просит отправить к ним курсанта сразу же, как она очнется.
        Руслан прикрыл глаза, пытаясь справиться с нарастающей мигренью.
        Теперь о ней узнает и Шоров. Если он подаст запрос на ее возвращение… Нужно что-нибудь придумать. Я не могу отослать ее в другой Округ, подумал Командующий, проведя рукой по дверце ящика, в котором до сих пор лежало досье Альты и старые фотографии времен его молодости.
        — Хорошо. Сообщи исследовательскому отделу, что, как только девушка придет в себя и будет способна отправиться в соседний город, мы сразу же оповестим их об этом.
        Офицер кивнула и, отсалютовав своему начальнику, покинула кабинет.
        Войтов встал из-за стола, разминая затекшую шею, и посмотрел в окно. Погода была ясной и безветренной. Сил на ее ухудшение не было, да и зимнее солнце, бликами отражающееся в белоснежных кристалликах снега, радовало горожан намного больше, чем пурга и метели.
        — Бессмертный Командующий захочет вернуть Альту,  — сказала Ева, забираясь на подоконник.
        Девочка прислонилась к стеклу и, подышав на него, стала рисовать небольшие узоры на запотевшей поверхности.
        — Ты это видела?
        — Еве не обязательно что-то видеть, чтобы что-то знать.
        — Значит, Ева тоже не знает о том, что произошло ночью?
        — Ева, так же, как и Ева видела, что столицы Севера на рассвете не стало. Но сейчас все в порядке. Ева догадывается о своем видении, но, в отличие от Евы, Ева не знает, что это значит.
        — А ты, значит, знаешь,  — улыбнулся мужчина, потрепав ребенка по голове.
        Девочка нахмурилась, поправляя прическу и заправляя короткую прядь за ухо.
        — Ева знает куда больше, чем Руслан,  — произнесла она.  — Ева была такой же. А Руслан ничего бы не понял, если бы давным-давно не увидел такую же, как у Альты, способность.
        — Ты права, Ева.
        — Ева всегда права,  — буркнула девочка.  — Разве это не очевидно?

* * *

        Почта.
        У Яна было плохое предчувствие. С чем это было связано, он не знал, но все же Офицер решил сообщить обо всем в Централ лично. Связываться с Шоровым по телефону он не стал. Велик был риск того, что его подслушивали. Но и отправлять телеграмму было не менее опасно. Ведь возможно, Войтов уже отдал приказ следить за ним. И теперь, когда он здесь, то местные Стражи и вовсе, вскроют его личную переписку, как только он отправит весточку на Базу.
        Граждан на Телеграфе было много. Большая часть сидела в ожидании своей очереди на получение звонка в другой город. Огнева они провожали заинтересованными взглядами. Нечасто к ним приезжали Офицеры Особого Класса. Особенно за несколько дней до того, как случались нападения из Мертвых земель.
        — Я слышала, что произошедшее коснулось лишь сверхлюдей,  — донесся до Стража обрывок разговора.
        — Да-да, я своими глазами это видела. Все, кто был в форме, потеряли сознание, а мы, обычные, чувствовали себя в полном порядке.
        — Раньше я жалел, что не смог пробудиться, но сейчас… Может, оно было и к лучшему?
        Ян прошел мимо них, задумываясь над тем, что он только что услышал.
        Только сверхлюди?.. Что-то подействовало только на нас?
        Его внимание привлек мальчишка, который, не моргая, смотрел на него.
        — Я могу тебе чем-то помочь?  — спросил мужчина, наблюдая за тем, как у подростка округлились глаза и он, не веря, что к нему обратились, был готов разреветься.
        — Сам Офицер Огнев заметил меня,  — произнес Филя.  — Поверить не могу…
        — Ты меня знаешь?
        — К-конечно! Вы же самый известный огненный Страж в стране! Вас все знают!  — сказал почтальон, закивав головой, будто соглашаясь с самим собой.  — А еще Вы друг Альты!.. То есть, я хотел сказать, что она Ваша подчиненная…
        Филипп быстро поправил себя, замечая странное выражение лица у Огнева в тот момент, когда он, по ошибке, назвал Офицера другом Создающей.
        Наверное, не стоило так говорить… Альта ведь тоже поправила меня, сказав, что они просто служат вместе.
        Может, она уже и со всеми младенцами в этом городе перезнакомилась?
        Иногда Ян искренне не понимал, как эта девушка умудрялась находить себе столь разношерстных знакомых. Будь то курсанты с Востока, или друг с Юга, или же Нона.
        Все абсолютно разные, пришел к выводу Офицер, разглядывая паренька.
        — Скажите, Вы видели Альту?  — спросил Филипп.  — С ней все в порядке? Я слышал, как Офицеры обсуждали, что она смогла убить Врагоса, и при этом его тело осталось нетронутым. Это правда?
        — С ней все в порядке,  — ответил Ян, и почтальон облегченно выдохнул.
        Значит, о том, что это сделала Альта уже и гражданские знают? Хорошо ли это?
        — Что еще ты слышал от тех Стражей?
        — Что еще?  — Филя задумался.  — Они обсуждали причины, по которым все могли потерять сознание. Еще то, что тело Врагоса отправили в Центр Развития. О, точно! Они сравнивали это нападение с тем, что произошло на Вокзале в столице Централа. Оно и правда, похоже?
        — Немного. Скажи…
        — Филипп! Не стой столбом! Если закончил здесь, то возвращайся к работе!  — прокричала старая женщина из окна переговоров.
        Подросток вздрогнул, оглядываясь на нее и, кивнув, засобирался покинуть зал.
        — Простите, Офицер Огнев,  — сказал он.  — Посылки подождать могут, а вот их получатели — нет.
        — Ты работаешь на Почте?  — спросил Ян, наконец-то, придумав, как сообщить Командующему Шорову о произошедшем в Мертвых землях так, чтобы об этом никто не узнал.  — Хочешь помочь Альте?
        — Помочь?  — удивился Филя, но потом, почувствовав прилив сил и воодушевления, активно закивал головой, соглашаясь.  — Если сам Офицер Особого Класса меня просит!.. Конечно, я помогу!
        — Отлично. Мне нужно отправить телеграмму Командующему Шорову, да так, чтобы об этом никто не узнал. Сможешь?
        — Тайное послание?  — глаза мальчика заблестели от осознания того, что он будет участвовать в чем-то тайном и, возможно, захватывающем.  — Да, я знаю, как отправлять телеграммы.
        Филипп огляделся, будто проверяя, чтобы за ним никто не следил и, кивнув Офицеру в сторону неприметной дверцы, пошел в ее сторону.

* * *

        Больница на территории Центральной Базы.
        — Мне начинает казаться, что ты любишь больничную еду,  — улыбаясь, произнес Агний, как только Альта открыла глаза.  — Иначе, как объяснить тот факт, что ты так часто тут оказываешься?
        Девушка приподнялась на кровати, морщась от яркого света, что проникал в палату через окно. До ее ушей донесся шорох штор, и в комнате стало темнее.
        — Так лучше?  — спросил Кирилл, отходя от окна.  — Ты побила рекорд. Последней очнулась.
        — П-последней?..  — разлепив сухие, потрескавшиеся губы, произнесла Создающая.
        Агни поспешил налить подруге воды, а Туроб начал рассказывать о том, что произошло в Мертвых землях.
        После того, как большинство из них очнулось, Стражи поспешили вернуться на территорию Живых земель. Для большинства было удивлением то, что тело Врагоса лежало на снеге нетронутым и целым. Измара в его груди не было, лишь пустая впадина. Кто-то вспомнил о том, что перед потерей сознания видел, как Альта бежала в сторону Врагоса и какого-то Офицера.
        — Ты помнишь, как сделала это?
        — Смутно,  — произнесла девушка, прикрывая глаза.  — Когда я приблизилась к тому мужчине, то Врагос за его спиной появился…будто из неоткуда. Измар, что дал мне какой-то Офицер, зажегся и…только благодаря этому я смогла вовремя среагировать.
        — Ты создала барьер и вместо того, чтобы рассыпаться на мелкие кусочки, Врагос решил оставить нам свое тело для исследований,  — усмехнулся Агни, стараясь пошутить, но Альта его шутки не оценила.
        — Нет… Это сделал не мой барьер,  — сказала она и сжала губы.  — Он был…бесполезен. Я разбила его измар своим измаром.
        Парни переглянулись, не поняв, о чем она говорила. Но потом, когда к ним пришло осознание, то они еле смогли подобрать нужные слова, чтобы описать те мысли, которые со скоростью проносились в их головах.
        — Ты ведь понимаешь, ч-что это значит?  — спросил Кирилл.
        — Если это правда,  — вслед за ним, произнес Агни,  — то не только сверхлюди, но и люди смогут это сделать.
        — Если гражданские получат базовые знания о Врагосах и… Если мы обучим их, то они смогут сами себя защищать.
        — Звучит так, будто ты не рад этому,  — сказала Альта, смотря на Кирилла.
        Взгляд ее показался курсанту странным, но он не стал придавать этому особого значения, сославшись на то, что девушка устала и только что очнулась.
        — Ошибаешься,  — произнес он.  — Это замечательно. Если те измары, что у нас есть, приспособить для борьбы с Врагосами… Это ведь оружие! Ты смогла найти то, что Исследователи ищут больше полувека!
        — Нужно доложить об этом Командующему,  — сказал Агни, кивая другу на дверь.  — Альта, мы еще навестим тебя.
        Создающая схватила друга за рукав его одежды, не позволяя уйти.
        — Офицер Огнев. Он еще здесь?  — спросила она, смотря прямо в глаза Кандидату.  — Я должна поговорить с ним до того, как ко мне направят кого-нибудь из Карателей со способностью к виденью.
        — Не думаю, что отец сделает это в ближайшее время,  — произнес Кирилл.  — Он даст тебе отдохнуть и…
        — Не даст!  — сильнее сжав пальцы на запястье Агни, выкрикнула Альта.  — Я уже проходила эту процедуру в Централе.
        Девушка с мольбой в глазах посмотрела на парней.
        — Пожалуйста, найдите Огнева. Пусть он придет сюда до того, как Командующий пришлет ко мне кого-то.
        Огненный Страж посмотрел на своего соседа, и тот еле заметно кивнул ему.
        — Хорошо, Альта. Сначала мы найдем Офицера Огнева и только после того, как вы поговорите, мы сообщим Командующему.
        — Тебе придется делать вид, что ты все еще спишь,  — произнес Кирилл, посмотрев на дверь палаты.  — Отец приставил к тебе двух охранников. Если они поймут, что ты очнулась, то сразу же расскажут ему.
        — А ты?..  — неуверенно спросила Создающая.  — Он ведь твой отец.
        — У нас не такие хорошие отношения, чтобы я рассказывал ему обо всем, что со мной происходит,  — произнес Туроб, слегка улыбнувшись девушке.  — Обещаю, от меня он ничего не узнает.
        Альта коротко кивнула ему.
        Агни, потрепав подругу по голове, попрощался с ней, и юноши вышли из комнаты. Курсант сразу же легла обратно, закрывая глаза. Через несколько минут она почувствовала, как в палату кто-то вошел. Гость постоял рядом с ее койкой, повозился с чем-то у тумбочки, а затем ушел.
        Кто это был?

* * *

        — Найдешь его?  — вдруг спросил Кирилл, заметив солнечного зайчика на потолке, что перемещался из угла в угол.  — Я вспомнил, что нужно кое-что сделать.
        — Найду, конечно, но…  — произнес Агни, посмотрев на друга.  — Все нормально? Помощь не нужна?
        — Нет, иди. Встретимся позже.
        Кандидат кивнул, направившись в сторону улицы. С одной стороны, найти Огнева — задача не самая сложная. С другой же, кто знает, где он сейчас мог быть?
        — Почему ты здесь?  — спросил Туроб, раздвигая руками листья большого растения, за которыми спряталась девочка.  — Ева. В больнице сейчас много людей, тебя могут заметить.
        — Еву не заметят. Ева знает, где, кто и когда пройдет,  — произнес ребенок, выбираясь из своего укрытия.  — Разве это не очевидно?
        Кирилл улыбнулся девочке, но все же огляделся. Людей и правда, не было.
        Это отличная возможность спросить у нее.
        — Ева, ты видишь сейчас что-нибудь?
        Курсант рассчитывал на то, что Ева, как обычно, закроет глаза, увидит будущее и все ему расскажет. Но девочка продолжала смотреть на него своими слепыми глазами, судорожно поджимая губы.
        — Ева ничего не расскажет Кириллу,  — сказала она, хмурясь и отворачиваясь от него.
        Такое поведение удивило сына Войтова.
        — Почему?
        — Потому что если Кирилл узнает будущее, то он будет грустить. А Ева не хочет, чтобы Кирилл грустил.
        Юноша, задумавшись, посмотрел на большой лист растения, скользя взглядам по многочисленным темным разводам на его поверхности.
        Что-то, что может меня расстроить? Даже не представляю…
        — Хорошо, Ева. Тогда, расскажи мне, ты видела будущее Альты?
        Ребенок еле заметно вздрогнул, чем еще больше удивил Туроба.
        — Ева не может…  — сказала девочка.  — Ева хочет, правда, хочет!.. Но не может…
        — Отец приказал тебе молчать?  — нахмурился курсант.
        Лишь Командующий мог так влиять на Еву.
        — Нет. Руслан тоже ничего не знает. Ева не может…  — девочка насупилась.
        То, что она видела, видела другая Ева и ее, Еву с Севера, это не касалось. Она не могла рассказать о том, что случится, даже если это был Кирилл.
        — Послушай,  — Атакующий положил руки на плечи девочки, мягко разворачивая ее к себе.  — Альта — подруга Агни. И я с ней тоже успел сдружиться. Она хорошая девушка и я не хочу, чтобы в будущем она пострадала. Поэтому, Ева, скажи мне, есть ли что-то, что угрожает ей?
        — Кирилл расстроится… Ева видела будущее. Ева не может рассказать об этом.
        — Я не расстроюсь. Обещаю. Рано или поздно, то, что ты увидела, случится. Будет лучше, если я подготовлюсь к этому.
        Ева опустила взгляд на пол, тяжело вздохнув.
        — Кирилл не знает, о чем просит… Ева не хочет, чтобы Кирилл грустил, узнав будущее.
        — Все будет в порядке. Ты ведь останешься со мной, так, Ева?  — улыбнулся юноша и, услышав его слова, девочка подняла голову.
        — М-м?..
        — Если Ева будет с Кириллом, то Кирилл не будет грустить,  — произнес курсант, имитировав манеру речи Евы.
        Ужас, как же это странно звучит, подумал он, улыбнувшись своим мыслям.
        — Ева покажет,  — сказала девочка.  — В кабинете у Руслана есть ответы на некоторые вопросы. Если Кирилл захочет, то Ева…расскажет то, что сможет рассказать.

* * *

        Штаб. Кабинет Командующего.
        Как и сказала Ева, Войтова в кабинете не оказалось.
        Кирилл без труда вошел в личное помещение отца, чувствуя, как начали от страха трястись руки.
        Я ведь уже не ребенок, укоризненно подумал он. Если он вдруг вернется, скажу, что Альта… Хотя, нет. Я ведь обещал.
        — В верхнем ящике стола,  — произнесла девочка.  — Ключ в другом ящике.
        Для отца это несколько…непредусмотрительно, решил Туроб, находя зазубренный кусочек металла именно там, куда указала Ева.
        Им он открыл нужный ящик и достал сначала личное дело Альты, а потом и все фотографии, лежавшие под ним.
        — Руслан до вечера не вернется в кабинет,  — сказала девочка, как прежде забираясь на подоконник.  — Кирилл может не бояться.
        — А разве я боюсь?  — спросил юноша, но уголок его губ непроизвольно дернулся.
        — А разве это не очевидно?
        Курсант выдохнул, открывая желтую папку.
        Ничего удивительного в том, что она у него, если вспомнить причину, по которой Альту приписали именно к Северной Базе.
        Читать ее личное дело, поступок, как считал Туроб, некрасивый. Но читать он любил, поэтому не смог удержаться от столь безвредного искушения.
        Ничего особенного, пробежавшись взглядом по истории подруги Агния, решил Атакующий.
        Если не брать в расчет то, что ночное нападение на нее, было третьим по счету. И вторым, за период чуть больше месяца.
        — Досье Альты не то, что должен читать Кирилл,  — сказала Ева и, когда сын Командующего обернулся к ней, девочка кивнула на стопку старых фотографий.
        Туроб отложил папку в сторону, принимаясь перебирать фотокарточки.
        Со времен, когда отец был курсантом?
        Рассматривая фотографии, он заметил Войтова, одетого в такую же, как и у него сейчас, форму.
        — Кирилл очень похож на Руслана,  — произнесла девочка, вырисовывая на стекле узоры.
        — В этом нет ничего удивительного,  — сказала юноша, кривя лицо.  — Я не понимаю, зачем ты привела меня сюда? Старые фотографии отца ничего интересного в себе не несут.
        — Кирилл просто невнимателен,  — устало выдохнула девочка.
        Или же разочарованно, подумал курсант, улыбнувшись, но решил просмотреть фотографии тщательнее.
        Большинство Стражей на них ему были незнакомы. Лишь в нескольких он признал Офицеров, что сейчас занимали высокопоставленные должности в их Округе.
        Вскоре Кирилл начал думать, что все происходящее — неудачная шутка Евы. Но потом…
        — Быть не может…  — приблизив фотографию к лицу, он внимательно разглядывал одного из курсантов на ней.
        А потом, перевернув карточку, юноша посмотрел на дату, написанную красивым, каллиграфическим почерком.
        Тридцать девятый год?
        — Е-Ева?.. Э-это?..
        — Кирилл ошибается,  — спокойно произнесла девочка.  — Курсант на фотографии не тот курсант, о котором подумал Кирилл.
        — Тогда…кто это?  — спросил он у ребенка, указывая на фотографию.
        — Ева не сможет рассказать всего,  — сказал ребенок перед тем, как начать рассказ.

* * *

        На территории Базы.
        Морозный воздух приятно холодил горло при каждом новом вдохе. Войтов прогуливался по Базе, медленно шагая по заснеженным дорожкам. Встречающиеся на его пути Офицеры, останавливались при виде него, отходя в сторону, пропуская Командующего.
        — Хороший день,  — негромко произнес он.
        С самого утра он ждал, когда же курсант Ютова очнется, но девушка все не приходила в сознание. Кирилл со своим другом, после того, как навестили Создающую, куда-то ушли, и ни один из Карателей, что следили за порядком на улицах, их не видели.
        Руслан остановился, посмотрев в ту сторону, где более полувека назад была построена Стена.
        Интересно, жива ли она еще?
        Голова мужчины сегодня была забита мыслями о днях своей далекой молодости. Он вспомнил, как вернулся из Мертвых земель вместе с Офицером, которого ему пришлось нести на спине. Лошади, на которых они преследовали беглянку, ускакали в тот момент, когда девушка применила свою способность.
        Или уже умерла?
        К мужчине быстрым шагом приближались Стражи. Их погоны, окрашенные в черный цвет, заставляли других Офицеров расступаться.
        — Случилось что-то срочное?  — спросил Войтов, улыбнувшись своим подчиненным.  — У вас двоих такие серьезные лица.
        — Офицер Огнев был на Телеграфе,  — произнес один из мужчин.  — Но так ни с кем и не связался.
        — Вы в этом уверены?  — нахмурился Командующий.
        Уверен, он обвел этих двух идиотов вокруг пальца.
        — Так точно. Никаких сообщений или звонков.
        Нет, он уже связался с Шоровым. Если он поймет, кто эта девушка на самом деле… Руслан чувствовал, как злость и раздражение разрастались в груди. Как оставить ее здесь?.. Спрятать так, чтобы никто, никогда не нашел.
        — Командующий?
        — Офицеры,  — обратился к ним Войтов,  — я приказываю вам арестовать курсанта Ютову.
        Мужчины переглянулись между собой и неуверенно посмотрели на своего начальника.
        — П-простите?
        — Вам не понятен мой приказ?
        — Понятен, но…на каком основании?  — спросил Каратель.  — В городе уже поговаривают, что эта девушка дала нашему миру надежду в борьбе с Врагосами. Если мы ее арестуем…
        — Курсант Ютова подозревается в сговоре с опасными преступниками, напавшими на Вокзал в столице Центрального Округа,  — произнес Руслан.  — Как же я сразу не догадался?.. Подумайте только. Эта девушка пережила нападение Врагосов на Юге восемь лет назад. Пережила нападение на Вокзал. И вот, сейчас, вновь выжила. Не бывает такого везения. Возьмите ее под стражу и посадите в камеру в подземной тюрьме. Нельзя, чтобы она контактировала с кем-нибудь. Вам все понятно?
        — Так точно!  — произнесли мужчины.
        Смотря в след удаляющимся фигурам, Войтов облегченно выдохнул.
        Никто не заберет ее у меня. Даже Совет.

* * *

        Больница на территории Северной Базы.
        Если бы он не знал, что она притворялась, то повелся бы на обман. Так безмятежно девушка лежала на больничной койке, притворяясь спящей. Оттенок ее лица стал прежним. Не было больше той пугающей бледности, сливавшейся со снегом, покрывшим территорию Мертвых земель.
        Нам нужно лишь подождать, подумал Ян, подходя ближе к кровати.
        Сейчас, вглядываясь в ее лицо, он мог заметить, что ресницы курсанта беспокойно подрагивали, а дыхание сбилось на столько, что Создающая на спящую уже не походила.
        — Я знаю, что ты не спишь,  — произнес Огнев, и Альта резко распахнула глаза.  — Твой друг предупредил меня.
        — Да.
        Курсант приподнялась на кровати, замечая, что Страж следил за каждым ее движением.
        — В этот раз я не пострадала,  — сказала она.
        — Я вижу,  — кивнул Офицер.  — О чем ты хотела поговорить?
        Ян придвинул стул ближе к кровати, садясь на него.
        — Вы были правы, когда сказали, что Якоб — главный подозреваемый.
        Услышав это имя, внутри Офицера все похолодело. До последнего он надеялся, что Якоб не стал бы причинять вред людям. Надеялся, что чтобы не случилось с ним в прошлом, он не стал бы опускаться так низко.
        — Это был тот же человек, с которым ты познакомилась на Вокзале?
        — Да,  — Альта кивнула.  — И тот патрульный на Стене, который встретил меня, тоже был Якобом. Не знаю, как так получилось, что у него была другая внешность…
        — Иллюзия. Точно так же, как и в прошлый раз.
        Курсант вспомнила, как на гражданского, притворившимся Огневым, наложили иллюзию. Если уж она не смогла отличить знакомого ей Офицера от подделки, то незнакомого и вовсе бы не отличила.
        — Думаю, что отсутствие измаров и обрезанные провода радио — тоже его рук дело.
        — Да, скорее всего,  — произнес Ян, прикрывая глаза. Во рту появлялась горечь, а руки непроизвольно сжались в кулаки.  — Это к нему ты побежала?
        — Да. Потом на меня напал Врагос. Когда я пришла в себя, то была прижата к земле его телом, а Якоб возвышался надо мной.
        — Он что-то говорил?  — спросил Огнев, открывая глаза.
        Он внимательно изучал любое изменение в ее лице, чтобы знать, когда она что-то утаит от него.
        — Якоб сказал…что это я сделала,  — опустив голову, произнесла Альта.  — Со Стражами…
        — Ты?  — не поверил Офицер.
        Но, если это правда, то становится понятным его интерес к ней.
        — Он объяснил тебе, как ты это сделала?
        — Нет. Сказал только, что, к сожалению, сам так не может. Еще добавил, что мы не скоро увидимся. И…  — девушка оборвала себя на полуслове.
        Она стыдливо отвернулась, понимая, что сказанное Якобом наставление в полной мере могло относиться и к Огневу.
        — Что он сказал?  — спросил Ян, нахмурившись. Поведение девушки ему не понравилось.  — Альта, чтобы Якоб тебе не сказал, не стоит верить тому, по чьей вине погибли сотни гражданских в Централе.
        Курсант коротко кивнула, соглашаясь с тем, что сказал Страж.
        Верно. Единственный к кому я должна относиться с недоверием — это Якоб.
        — Он сказал, чтобы я боялась тех…
        — Кому отдаешь честь,  — закончил за нее Офицер.
        Почему он сказал ей об этом?
        Точно такую же фразу Якоб произнес и для него, перед тем, как Ян исполнил приказ Шорова об устранении предателя.
        — Откуда Вы знаете?..
        Дверь в палату с грохотом открылась, и вовнутрь помещения вошли два Карателя.
        — А стучать вас не учили?  — спросил Ян, вставая со стула.  — Это больница. И пациенты нуждаются в тишине и покое.
        — У нас приказ Командующего Войтова,  — сказал один из мужчин, походя ближе к Огневу.  — Курсант Ютова подозревается в сговоре с теми, кто напал на Стену и, возможно, на Вокзал столицы Центрального Округа.
        — Что?  — усмехнулся Ян.  — Вы ничего не перепутали, Офицер?
        — У нас приказ доставить курсанта в подземную тюрьму до выяснения всех обстоятельств,  — произнес другой Каратель, подходя к кровати Создающей.  — Курсант Ютова, собирайте вещи. Вы пойдете с нами.
        — Она только что очнулась,  — сказал Огнев.  — Девушка останется в больнице, пока ее состояние не нормализуется.
        — Простите, Офицер, но Вы кое-что забываете,  — сказал мужчина, привлекая к себе внимание Яна.  — Вы, может быть, и Особый Класс, но на территории Северного Округа, Вы не больше, чем обычный Страж. И подвергать сомнению приказы Командующего не в Вашей прерогативе.
        Второй Каратель скинул одеяло с кровати Альты, и той ни чего не оставалось, кроме как начать собирать свои вещи. Она посмотрела на Огнева, все еще надеясь, что он мог ей чем-то помочь, но Ян лишь гневно смотрел на Офицера, чье лицо оставалось непроницаемым.
        — Я рад, что мы пришли к взаимопониманию.
        — Смотри, как бы это взаимопонимание, тебе потом боком не вышло,  — почти прошипел Ян, вплотную подходя к Карателю.

        Глава 13
        За кем будет последнее слово?

        База Границы Центрального Округа.
        Штаб. Кабинет Командующего.
        — Поверить не могу!..  — воскликнула Марта, сжимая в руке листок с телеграммой.  — Этот мужлан не только не внял нашему предупреждению, подвергнув своих подчиненных опасности и потеряв некоторых из них! Так он еще во всеуслышание заявил, что эта девчонка, возможно, одна из тех, кто повинен в нападении Врагосов! Уму непостижимо!
        — Уму непостижимо то, как ты на это реагируешь,  — выдохнул Марат, просматривая телеграмму от Огнева.  — Меня больше волнует то, что Ян просит сделать запрос на возвращение курсанта.
        Женщина нервно улыбнулась, открыв рот, чтобы сказать что-то брату, но резко сжала губы, закрыв глаза. Поведение брата — вот, что было странным.
        Неужели он не осознает?
        — Ты не понимаешь, да?
        — Просвети меня, сестренка,  — улыбнулся Командующий, разводя руками.  — С чего вдруг такие переживания? Я думал, что ты бы с радостью от нее избавилась.
        — Да, раньше. Но, сейчас,  — женщина открыла глаза, укоризненно посмотрев на мужчину.  — Она нашла способ убить Врагоса, оставив его тело невредимым.
        — Это, безусловно, большой шаг вперед в изучении этих существ,  — усмехнулся Шоров.  — Достойно похвалы.
        — Вот именно!  — не выдержала Марта.  — Похвалы! А каким способом хвалят Стражей?!
        Усмешка исчезла с лица Командующего, сменив веселое выражение лица на угрюмое, а потом на задумчивое.
        — Повышением в звании,  — проговорил мужчина.
        — За то, что она сделала, она может войти в офицерский состав! А это значит, что видение Евы приблизится к своему исполнению,  — Марта села на диван, стоявший в кабинете брата.
        Женщина с силой сжала подлокотник мебели, обитый мягкой тканью, стараясь унять дрожь в руках.
        — Мы с тобой знаем, что Ютова никак не связана с Юрбитами.
        — И все же, он обвинил ее в этом, посадив в Подземную тюрьму,  — кивнул Шоров, начиная следовать за мыслями сестры.  — Ева, ты ведь что-то знаешь, да?
        Девочка, сидевшая на подоконнике, подняла взгляд на взрослых и так же не спеша повернула голову к окну.
        — Ева не может,  — произнес ребенок.  — Как Ева не рассказала Северному Командующему о том, что произойдет с Бессмертным Командующим, так и Ева не может рассказать то, что знает Ева.
        — Ты должна слушаться нас,  — произнесла Марта.  — Ваши детские правила, которые вы друг для друга придумали… Пора прекращать играться, Ева.
        — Ева не играет,  — сказала девочка.  — Ева догадывается о том, кем может быть Альта. Но то лишь догадка. Ева хотела бы рассказать будущее, но оно все то же. Ничего не изменилось.
        — Кем может быть?  — спросил Марат, и взгляд его забегал по столешнице стола.  — Кем может быть. Но, Ютова Альта — Создающая. Ее способность заключается в создании барьера.
        Марта, услышав слова брата, нервно прикусила ноготь на большом пальце.
        Если она не Пробудившаяся, то в чем тогда ее способность? Это должно быть что-то, что привлекло внимание Якоба, подумала женщина, и к ней наконец-то пришло осознание произошедшего.
        — Она не Пробудившаяся,  — сказала Марта.  — И Якоб в курсе, какая у нее способность.
        — Она создает барьер,  — попытался образумить сестру Шоров, будто та сказала величайшую в мире глупость.  — Мы это знаем.
        — А еще мы знаем, что был иллюзионист, способный создавать осязаемые иллюзии! Марат, ты должен вернуть эту девчонку сюда! И Войтов, и Якоб знают то, о чем мы можем только догадываться!
        Мужчина встал со своего места, развернувшись к окну, где все еще неподвижно сидела Ева. Девочка выводила узоры на стекле, которые были видны лишь в ее подсознании.
        Командующий еще раз пробежался по строчкам телеграммы, принесенной ему Офицером Берговым.
        Ян не глуп, знал, как сообщить обо всем и не засветиться, размышлял Марат. Вряд ли он знает о способностях этой девушки. Но, если она такая же… Если и правда, ее способность не в создании барьера. То я должен все разузнать и сообщить ему.
        — Ты права, Марта. Я верну ее в Централ. Но никак возможного предателя Границы, а как того, кто нашел оружие, пригодное для борьбы с Врагосами.
        — Хочешь, чтобы о ней все узнали?  — удивилась женщина.  — Не понимаю. Как тогда мы сможем ее использовать?
        — Легко, сестренка,  — улыбнулся мужчина, оборачиваясь к сестре.  — Сейчас главное, чтобы она вернулась в Централ и стала Кандидатом. Что тогда случится, Ева?
        — Будущее придет в движение,  — закрыв глаза и прислоняясь лбом к холодному стеклу, произнесла девочка.  — Будущее, в котором Бессмертный Командующий умрет.

* * *

        База Границы Северного Округа.
        Подземная тюрьма.
        — Почему бы сразу не применить на мне виденье?  — спросила Альта у Командующего, когда тот зашел в ее камеру.  — Я уже проходила эту процедуру и знаю, что просмотрев мои воспоминания, Ваши Офицеры поймут, что я невиновна.
        Войтов внимательно разглядывал лицо девушки, отчего той стало неуютно. Если внешность Кирилла располагала к себе, то внешность его отца, наоборот, в отличие от первого впечатления, стала отталкивающей.
        — После того, как мы поговорим, кое-кто из Карателей просмотрит твои воспоминания,  — как всегда спокойно и тихо произнес мужчина.  — Но перед этим я сам хочу задать тебе несколько вопросов.
        Альта вздрогнула от того, что Страж обратился к ней неформально.
        Он, что, правда, считает меня причастной к этим нападениям?
        Девушка исподлобья посмотрела на Командующего. В груди все так и колотило от злости и обиды на этого мужчину.
        Я ведь курсант Границы! Благополучие граждан — моя первостепенная забота.
        — Я наслышан о том, как ты мечтала стать Стражем,  — начал Руслан.  — Так как же так получилось, что ты решила пойти против Границы?
        — Вы ошибаетесь. Я предана Границе,  — сказала Создающая, посмотрев на свои запястья, закованные в наручники.
        Бойся тех, кому отдаешь честь, повторила про себя Альта, сказанную Якобом фразу. Мог ли он знать, что что-то подобное случится?
        — Да. Я читал в твоем досье о том, как близки тебе идеалы Границы. Тогда, скажи мне, как так получилось, что ты являешься главной фигурой в нападениях Врагосов на Вокзал в Централе в прошлом месяце. И в нападении на мой город сейчас?
        Войтов не сводил взгляда с сидящего на скамье курсанта. Альта, храбрясь, делала то же самое.
        — Я не хочу обвинять тебя,  — вздохнул мужчина, снисходительно посмотрев на девушку.  — Но, пойми меня. Я потерял своих подчиненных. И большинство из них погибло из-за того, что они насмерть замерзли, потеряв сознание.
        Создающая зажмурилась, постаравшись унять дрожь в руках.
        Я не виновата… Я не верю Якобу.
        — Ты знала, что делаешь…
        — Я не знала!  — выкрикнула девушка, но сразу же сникла, заметив в глазах Командующего насмешку.
        — Значит, ты осознанно скрываешь свою способность, представляясь Создающей?  — нахмурился Руслан.  — Ты ведь знаешь, что ждет тебя за это?
        Альта почувствовала, как кончики пальцев похолодели, а глаза из-за подступающих слез стали щипать.
        — Я н-никого не обманывала… Моя способность состоит в создании барьера…
        — Ты все еще продолжаешь говорить это?  — спросил Командующий, горестно вздохнув.  — Что ж, нет смысла продолжать. Я думал, что мы сможем поговорить, но на этом наш разговор будет окончен.
        Войтов вышел из камеры, ненадолго оставляя девушку одну.
        На самом нижнем уровне Подземной тюрьмы никого больше не было. Раньше эти помещения были забиты сверхлюдьми, но сейчас, тех, для кого они были предназначены, практически не сталось.
        — Я хочу, чтобы ты узнала все об этом курсанте. Ее самые ранние воспоминания. Каждого человека, с которым она общалась за свою жизнь, запомни и опиши мне. Справишься?  — спросил Руслан у своей подчиненной, что уже ранее просматривала воспоминания Ромы.
        — Это не сложно,  — неуверенно начала женщина.  — Но, Вы же понимаете, что просматривать все подряд долго — для меня, и опасно — для нее. В лучшем случае, на это уйдет несколько дней…
        — У тебя есть время до утра,  — сказал Войтов, но подумав, добавил:  — Максимум до полудня.
        — Если я буду действовать быстро и неаккуратно, то могу навредить ей,  — губы Стража судорожно дернулись.
        Он, что, не понимает, чем для этой девушки может окончиться спешка?
        — Ее сознание…
        — Меня не волнует,  — прервал Офицера Командующий.  — Главное, чтобы осталась жива. А будет она впоследствии осознавать происходящее вокруг уже не важно.
        Мужчина продолжил свой путь к выходу, оставляя подчиненную в коридоре.
        Женщина смотрела ему вслед и, когда силуэт начальника скрылся за поворотом, Офицер нервно выдохнула. Ей уже приходилось использовать свою способность на просмотр самых далеких воспоминаний. И Страж знала, как тяжело потом некоторые отходят от ее воздействия на их сознание.
        Даже до полудня… Этого не достаточно.
        Войдя в камеру, Офицер удивилась тому выражению лица, с которым ее встретила Альта.
        — Чем быстрее Вы начнете, тем быстрее я выберусь отсюда,  — сказала Создающая.
        — Ты уже знаешь, как работает моя способность,  — произнесла женщина, подходя ближе к девушке.  — Обещаю, я постараюсь не причинить тебе лишней боли.
        — Мне подобное уже говорили.

* * *

        Мужское общежитие.
        Целый день Кирилл наблюдал за тем, как Агний маячил по комнате, ходя из одного угла в другой. Кандидат даже соврал Иневой, сказав, что плохо себя чувствует, лишь бы не приступать к своим обязанностям.
        — Это ведь глупость!  — в очередной раз произнес юноша.  — Обвинять ее в подобном!
        — Пожалуйста, хватит ходить туда-сюда,  — перевернув книжную страницу, попросил Туроб.  — Я из-за тебя не могу сосредоточиться на чтении.
        — Как ты можешь читать в такое время?! Твой отец обвиняет Альту в том, за что ее могут казнить! А ты книжки читаешь?!
        Агний зло посмотрел на друга. Все тело Атакующего пробивала мелкая дрожь.
        Сын Командующего понимал чувства своего соседа по комнате, но помочь в сложившейся ситуации ничем не мог. А книжка, которую он держал в руках, была лишь способом не выдать и своего волнения за Создающую. Будь южанин внимательней, то заметил бы, что Кирилл переворачивает страницы с небывалой для него медлительностью.
        — От того, что делаешь ты, толку тоже никакого,  — спокойно произнес курсант.
        Атакующий сел на свою кровать, спрятав лицо в ладонях.
        — Поговори с отцом,  — тихо произнес Агни.  — Образумь его. Ты ведь понимаешь, что Альта не могла такого сделать.
        — Понимаю,  — кивнул Кирилл, закрывая книгу и откладывая ее в сторону.  — А так же я понимаю, что на отца у меня нет никакого влияния. И, что как только Каратели просмотрят ее воспоминания и ничего интересного в них не найдут, то отпустят ее.
        Туроб пытался успокоить друга, видя, как тот переживал за Альту. Он бы и сам поверил в то, что сейчас сказал Кандидату, если бы не узнал от Евы всей правды.
        Отец казнит ее. А потом…
        — Офицер Огнев сказал, что что-нибудь придумает,  — продолжал Агни.  — Но, что он может сделать? Командующий не жалует Стражей других Округов. Даже, если этот Страж — Особый Класс.
        — Я уверен, что Офицер Огнев сообщил обо всем Командующему Шорову. Все-таки, Альта была курсантом его Базы.
        — И, что с того?  — не понял южанин.  — Сейчас Альта служит на Севере.
        — Дело в том, что если обвинение сочтут обоснованным, то ее должны будут перевести в Централ для слушанья ее дела. Альта так же будет обвиняться в соучастии с теми, кто причастен в нападении на Вокзал.
        — Альта не стала бы участвовать в подобном!  — не выдержал Атакующий.
        — Не перебивай меня, когда я что-то объясняю,  — нахмурился Туроб.  — Что за дурацкая привычка?
        — Прости.
        — Мы оба знаем, что Альта ни при чем. Это знает Офицер Огнев и, я уверен, что Командующий Шоров так же ни в чем ее не подозревает. Иначе бы он не отпустил ее на Север. А мой отец…  — Кирилл ненадолго замолчал, подбирая слова.  — Не знаю, что на него нашло, но Альте нужно в Централ. Там ее, я уверен, оправдают. И тогда, сюда она уже не вернется.
        — И твой отец ни на что не сможет повлиять?
        — Думаю, что нет.
        Агний задумался.
        На словах звучало просто, но как сделать так, чтобы Бессмертный Командующий согласился сделать запрос на Альту, да еще и оправдал ее по прибытию на родную Базу девушки?
        Надеюсь, что Офицер Огнев так же обо всем продумал, как и Кирилл. Он ведь, по словам Альты, изначально служил в Централе. Так может, к его словам там прислушаются?
        — Я уверен,  — продолжил Туроб, замечая задумчивый вид друга,  — что Офицер Огнев обо всем позаботиться. Он не оставит Альту разбираться во всем в одиночку.

* * *

        Штаб.
        Ян знал, что его телеграмма была успешно доставлена адресату. Так же он знал, что ответ ему дойдет в облике друга, а не бумажки, с пропечатанными печатными буквами. Но ближайший поезд с Централа прибудет только к завтрашнему вечеру, а это значит, что Альта проведет в тюрьме, как минимум, еще сутки.
        — Сейчас ее допрашивает Офицер из Карательно отряда,  — произнесла Инева, протягивая Стражу чашку с чаем.
        Мужчина принял ее и даже не одернул руку, когда подушечки пальцев коснулись горячей металлической поверхности сосуда.
        Они находились в кабинете Иланы, ожидая хоть какой-нибудь информации по делу курсанта.
        — Я, признаться, не ожидал, что судьба постороннего будет Вас так беспокоить,  — сказал Огнев, отпивая напиток и морщась, когда горячая жидкость потекла вниз по горлу.
        — Потому что я служу на Севере, так?  — спросила женщина и уголки ее губ вздернулись верх.  — Я родилась в этом Округе, но мои родители были с Запада. Так что воспитывали меня иначе, нежели тех, кто является коренным северянином.
        — Вот как. Значит, все дело в воспитании?
        — Именно так,  — кивнула Инева, возвращаясь за свой стол.  — По этой же причине, мне с трудом вериться, что курсант Ютова может быть причастна к случившимся нападениям.
        — Я бы соврал, сказав, что понимаю, о чем Вы,  — усмехнулся мужчина, смотря на лампу, отражавшуюся на поверхности чая.
        — Я сужу курсанта Ютову не только по ее поступкам. Я приметила ее еще в Централе, ведь Альта должна была сдавать экзамен вместе с Кириллом. Да и тот инцидент у Музея…  — женщина слегка покачала головой, вновь вспоминая, какой разнос устроил Командующий курсантам и ей, Офицеру, которая должна была за ними следить.  — Но еще я отталкиваюсь от ее отношений с Агнием.
        — С Кандидатом?
        — Да. Они ведь, если Вы знаете, знакомы с детства,  — произнесла Илана и, когда Ян кивнул ей, подтверждая, что знает об этом, Страж продолжила.  — А я уверена в том, что дружить столько лет могут лишь те, у кого одинаковое воспитание. Одинаковые ценности.
        — Из-за того, что спорить и ссориться им не из-за чего?
        — Именно так. С Кандидатом я знакома дольше и я видела, как он реагирует на те или иные обстоятельства. Как ведет себя в различных ситуациях. Думаю, что курсант Ютова такая же, как и он. А значит, совершить умышлено то, из-за чего могут пострадать другие, не в ее природе.
        — Умышленно, говорите?  — спросил Огнев.  — Значит, Вы предполагаете, что некая доля ее причастности к тем событиям, все же присутствует.
        — Ну, сомневаться в других — это естественно,  — улыбнулась женщина.  — Но, мне бы хотелось верить, что Командующий ошибся, и вскоре нам станет об этом известно.
        — Очень на это надеюсь,  — произнес Ян, прикрывая глаза.
        — Вам стоит отдохнуть,  — сказала Инева, замечая усталый вид Стража.  — Изводя себя, Вы ничем курсанту не поможете. До утра все равно ничего не изменится.
        Огнев чуть заметно кивнул ей, прекрасно понимая, что Офицер Первого Класса права.
        Нужно продержаться до завтрашнего вечера, подумал он, а в ушах отчетливо слышался крик Альты, на которую воздействует способность Висова.
        Всего лишь сутки.

* * *

        На границе между Центральным и Северным Округами.
        Если хотите добраться куда-то незамеченным, то постарайтесь не выделяться, подумал Висов, ужиная в вагоне-ресторане и рассматривая других пассажиров.
        Привычную темно-синюю форму Стража он сменил на обычную, гражданскую одежду. Труднее было избавиться от военной выправки, но, небольшими усилиями над собой, и это глава Карателей Центрального Округа смог сделать.
        — Между прочим,  — произнесла девушка, привлекая к себе внимание мужчины,  — еда здесь очень вкусная. Зря ты пьешь один чай.
        Привычно забранные в хвост волосы Офицера Третьего Класса сейчас были распущены и длинные пряди закрывали часть лица Карателя. Очки были сняты и убраны в специальный чехол, все-таки зрение у Тамары было не настолько плохим, чтобы без них ничего не видеть.
        — Ты просто любишь столовскую еду,  — сказал Висов, следя за тем, как иллюзионистка ловким движение ножа и вилки разрезала хлебную котлету.  — Испортишь в столь юном возрасте желудок — потом не жалуйся.
        — Юном?  — изогнув бровь, спросила девушка.  — Иногда у меня создается такое впечатление, будто я для тебя все еще подросток.
        — Ребенок всегда останется ребенком,  — усмехнулся Юрий, чем вызвал со стороны подчиненной раздраженный вздох.  — А что бывает, когда ребенок не слушается взрослых?
        — Ты опять? Я ведь уже извинилась за тот случай.
        Помощь Бергову в повторении иллюзорного трюка, что был применен на Альте неизвестным, не осталась незамеченной. Правда, только для самого Висова. Ругаться с девушкой по этому поводу мужчине не хотелось ни сейчас, ни тогда. Но боязнь того, что она себя раскроет, и о ней станет известно не нужным лицам, не оставляла душу Офицера в покое.
        — Извинившись, ты все равно не сделала для себя никаких выводов,  — сказал Каратель, продолжая наблюдать за другими пассажирами.  — Зато теперь у тебя перед глазами наглядный пример того, что случится, если ты выделишься.
        Тамара нахмурилась и стала водить кончиком ножа по тарелке.
        — Курсант Ютова такая же, как и я?
        — Скорее всего.
        — Тогда, почему Командующий отпустил ее?
        — Думаю, когда он отправлял ее на Север, то не знал, кем она является,  — ответил Юра.  — А теперь, когда узнал…
        — Эта девушка смогла убить Врагоса, оставив его тело нетронутым,  — произнесла Тамара.  — Если даже в Централе об этом слухи ходят, то на Севере и подавно. Командующий не сможет просто взять и использовать ее, оставшись незамеченным.
        — Я сомневаюсь в том, что Командующий собирается использовать ее так же, как остальных,  — сказал Висов и, поймав на себе непонимающий взгляд девушки, продолжил.  — Она нужна для чего-то другого.
        — И…помочь мы ей не сможем?  — неуверенно спросила Тамара, но под неодобрительным взглядом Карателя, девушка сникла.  — Я хотела сказать…
        — Хочешь ей помочь?  — усмехнулся мужчина несколько раздраженно.  — И как же, позволь узнать? Спрячешь ее где-нибудь?
        — Н-нет… Я просто…
        — Если не перестанешь витать в облаках, не думая головой, то…
        — Я не умру,  — перебила его Тамара, поднимаясь с места.  — Я понимаю, что ты защищаешь меня, но я не Тамила.
        — Если будешь показывать свои возможности, где попало, то исход у тебя будет такой же,  — произнес Юрий.
        Страж на это ничего не ответила. Пожелав Офицеру Висову добрых снов, девушка решила вернуться в свое купе. Ехать до столицы Северного Округа оставалось около суток. А когда хочешь, чтобы время прошло незаметно, лучшего способа, чем сон, не придумать.
        — Хотите чего-нибудь еще?  — спросила официантка, подойдя к Карателю.
        Юра устало посмотрел на девушку, а затем перевел взгляд на остывающий в кружке чай.
        — Чего-нибудь покрепче, если есть,  — произнес он и, приняв заказ, официантка удалилась.
        Ребенок всегда останется ребенком, да, Тама?
        Мысленно спросил он у женщины, которая когда-то давно могла создавать необычайной красоты иллюзии.

* * *

        База Границы Северного Округа.
        Штаб. Кабинет Командующего.
        — Значит, никаких результатов ты не добилась,  — сказал Руслан, даже не спрашивая, а констатируя данный факт.
        — Кто-то изменил ее воспоминания,  — оправдывалась женщина.  — Лица тех, с кем она контактировала в последнее время, мне не доступны.
        Командующий побарабанил по столу пальцами, обдумывая, сказанное подчиненной.
        — Это возможно?
        — До сегодняшнего дня я с подобным не сталкивалась,  — Офицер нахмурилась.  — Если предположить, что это способность с манипуляциями памятью, то я не знаю никого, кто мог бы сделать такую работу.
        — А что насчет детства?
        — Ничего особенного. Обычное детство среднестатистического ребенка, проживающего в маленьком городе Округа.
        — Ее родители?
        — Обычные люди. Когда курсант пробудила свои способности, они не были от этого в восторге.
        Войтов зацепился за эту фразу.
        — Почему?
        — Курсанту, а, следовательно, и мне, об этом неизвестно.
        Они знают, подумал Командующий, стараясь скрыть расползающуюся на лице улыбку. Знают, поэтому и не были в восторге. Но если они не сверхлюди, значит… Все начинает складываться.
        — Ну, не получилось, так не получилось,  — непринужденно произнес Руслан, чем вызвал удивление со стороны Карателя.
        — Простите?
        — Ты можешь идти. Отдыхай.
        Женщина собиралась что-то сказать, но поняла, что покинуть кабинет Командующего сейчас будет наилучшим решением. Отсалютовав мужчине, она ушла, а Войтов открыл верхний ящик своего стола. На мгновенье замерев, он рассматривал его содержимое, пытаясь вспомнить, в таком ли положении он оставлял папку и фотографии.
        В дверь постучали и, получив разрешение, курсант вошел внутрь.
        — Отец, нам надо поговорить,  — начал Кирилл.  — Альта…
        — Она обвиняется в серьезном преступлении,  — чуть ли не проворчал Войтов, с шумом задвигая ящик обратно.  — Я не намерен делать никаких поблажек.
        — Я это понимаю,  — кивнул Туроб, подходя к столу Командующего и вставая напротив него.  — Но, я думал, что ты разрешишь Агнию повидаться с ней.
        — Ты пришел просить за Кандидата?
        — Я пришел просить за друга,  — ответил юноша отцу в той же манере.  — Который волнуется за своего друга. Оттого, что они увидятся, ничего плохого не случится.
        Притаившаяся Ева переводила взгляд с Руслана на Кирилла, и обратно. Девочка знала, каков будет ответ Командующего, так же, как знала, что будет испытывать его сын после очередного неудавшегося разговора.
        Ева не хочет, чтобы Кирилл грустил.
        — Мое решение неизменно. Никаких свиданий с курсантом Ютовой. Ни для твоего друга, ни для кого бы то ни было еще.

* * *

        Подземная тюрьма.
        Голова болела нестерпимо.
        Сколько времени прошло, Альта не знала, но внутренние часы девушки подсказывали ей, что уже была глубокая ночь. Поднявшись со скамьи, служившей ей кроватью, Создающая постаралась оглядеться, но приглушенный свет из коридора до ее камеры практически не доходил.
        Запястья, что все еще были скованны, противно тянуло. Курсант постаралась растереть затекшие конечности, но сделать это получалось с трудом.
        Хоть бы обезболивающее оставили, подумала Альта, когда в висках вновь появилась острая боль. Если она все увидела, то почему я еще здесь?
        Девушка встала на ноги и прошла к решетчатой двери. Она постаралась разглядеть других заключенных, но никаких признаков жизни в других камерах не заметила.
        Я ведь не могу быть здесь одна, верно?
        До ушей донесся звук шаркающих шагов. Создающая замерла, прислушиваясь к ним и, когда поняла, что посетитель направлялся именно к ней, отошла обратно к скамье.
        — Ну, если лекарство тебе не нужно, то я зря старался,  — произнес мужчина, показывая на стеклянную бутылку с водой в своей руке.
        — Офицер Огнев?
        Тюремщик всем своим видом показывал, как недоволен появлением Стража. Он вставил ключ в замочную скважину, отворяя дверь и, когда Ян вошел внутрь, закрыл камеру.
        — Пять минут, не больше,  — сказал мужчина, уходя обратно на свой пост.
        Вот так просто оставит нас наедине?
        Альта в такое поведение тюремщика верила с трудом.
        Наверняка встал чуть поодаль, чтобы мы его не видели, но он нас слышал.
        — Это лекарство поможет избавиться от головной боли,  — протягивая бутылку и небольшой бумажный сверток курсанту, сказал Огнев.  — На вкус, правда, не очень.
        Создающая с благодарностью приняла лекарство от своего недуга. Белый порошок, на вкус был горьковатым, но не критично.
        Побольше воды и нормально, подумала Альта, делая жадные глотки из бутылки.
        Не пила она целый день, так же, как ничего и не ела. А если вспомнить тот факт, что забрали ее прямо из больницы, то и вовсе без пропитания она день второй или третий.
        — Почему я все еще здесь?  — спросила она, присаживаясь обратно на скамью.
        Офицер сделал то же самое, прислоняясь затылком к шершавой, холодной стене тюремной камеры.
        — Как мне сказали, виденье на тебе сработало…не так, как надо.
        — Что это значит?
        — Ты помнишь лицо того, кто встретил тебя на Стене?
        — Лицо того, кем претворился Якоб?  — не поняла Альта.  — Да, помню, конечно.
        Ян внимательно посмотрел на курсанта, а потом перевел свой взгляд на потолок.
        — Каратель, которому было приказано проверить тебя, вместо четких лиц видела лишь размытые, белые пятна,  — произнес Страж.  — То есть, то, что ты разговаривала с кем-то, сомнений не возникало. Но вместо четкого его очертания был лишь белый силуэт.
        — Я не понимаю… Я отчетливо помню, как он выглядел.
        — Контактировала ли ты с кем-нибудь в больнице?  — спросил Ян, вновь смотря на курсанта.
        — Когда я очнулась, то в палате были Агни и Кирилл. Потом пришли…  — начала Альта, но после нахмурилась, вспоминая о чем-то.  — Нет, был кто-то еще.
        — Кто?
        — Не знаю. Я притворялась спящей, чтобы о том, что я очнулась, не сообщили Командующему. Когда ребята ушли, практически сразу же, кто-то вошел в палату.
        — И…что было дальше?  — спросил Ян, выпрямившись и внимательно слушая девушку.  — Это был сверхчеловек? Он применил на тебе способность?
        — Я не уверена,  — произнесла Создающая, покачав головой.  — Он просто постоял рядом и ушел. Я подумала, что это мог быть охранник, которого ко мне приставили.
        — Ясно.
        — Меня, правда, будут судить?  — неуверенно спросила девушка, смотря на Офицера.  — Я не хотела никому вредить.
        — Не волнуйся,  — положив руку на плечо курсанта, сказал Ян.  — Мы знаем, что ты ни в чем не виновата. Если что, создашь барьер, как учила Майя и никого к себе не подпустишь.
        Майя?
        Слышать имя куратора из уст мужчины было странно. Альта задумалась, а потом решила проверить верность своих мыслей.
        — Ты прав, Ян,  — придвигаясь ближе к Стражу и положив голову на его плечо, произнесла девушка.  — Знаешь, я тут поняла, что северяне, на самом деле, не особо умные.
        — Почему же?  — усмехнулся мужчина.
        — Потому что, если бы я назвала Офицера Огнева по имени, да еще и позволила бы себе такую фамильярность, минимум, чтобы меня ожидало бы, это лекция о том, что я не соблюдаю субординацию,  — произнесла Альта, смотря в глаза своему гостю.  — А еще Офицер Огнев никогда бы не назвал Офицера Четину при мне по имени.
        Во взгляде мужчины проскользнуло удивление, а потом он засмеялся. По-настоящему, в голос. Создающая никогда не видела огненного Стража таким. Более того, она никогда не слышала его смеха.
        Похожа ли эта фальшивка на настоящего Огнева?
        — Меня обвела вокруг пальца девчонка,  — произнес Офицер, стараясь отдышаться, но смешки так и вырывались из его груди.  — Хватит! Можешь снять иллюзию.
        На месте Огнева оказалась та самая женщина, приходившая к ней после Командующего. Альта села прямее, ожидая, когда Офицер заговорит.
        — Поверить не могу,  — выдохнула она.  — А я подумала, что ваши отношения и впрямь близкие.
        — Что Вам нужно?  — спросила Создающая, проигнорировав фразу Карателя.  — Я знаю лишь то, что Вы и так видели.
        — В том то и дело, что нужную мне информацию я не видела,  — сказала женщина, вставая со скамьи, намереваясь уйти.  — Я рассчитывала вытянуть из тебя больше подробностей.
        — Я ничего не знаю,  — сказала Альта, нахмурившись.
        — Теперь я в этом убедилась,  — улыбнулась женщина, покидая камеру курсанта.
        Ну, хоть воды принесла, подумала девушка, ложась обратно. Но, если они ничего не узнали, то, что меня ждет?

* * *

        На следующий день, ближе к вечеру, на центральном радиоканале страны сообщили о том, что виновные в нападении на Вокзал столицы Централа, которое произошло в конце мая, были пойманы и допрошены Карательным отрядом Центрального Округа.
        Было зачитано решение Совета о том, что виновные будут казнены через несколько дней на главной площади столицы Центрального Округа.
        Карателями была получена информация о других преступниках, так же участвовавших в нападении на столицу Северного Округа.
        Их поиски продолжались.
        Так и не удалось узнать, как именно виновные смогли провезти на территорию Центрально Округа Врагосов.
        В конце радиопередачи гражданам страны официально было сообщено о том, что служащий на Базе Северного Округа курсант смогла уничтожить жителя Мертвых земель, используя один лишь измар.

* * *

        Вокзал в столице Северного Округа.
        — Поверить не могу, что причина, по которой я оказалась в этом городе — Альта!  — пробубнила Нона, переминаясь с ноги на ногу.  — Которую нужно вытащить из тюрьмы! Как же здесь холодно!
        — Ты неженка, Ю,  — усмехнулся Бергов, выискивая взглядом силуэт друга.  — Как думаешь, стоит ли пойти к нему на встречу?
        — А если разминемся?  — спросила девушка.  — В этом месте даже нормальной связи нет. Потеряем друг друга и будем пол ночи туда-сюда ходить.
        — А еще, оказывается, ты ворчишь, как старая кляча.
        — Я пожалуюсь на Вас Офицеру Четиной,  — хмыкнула Атакующая.  — Долго ли протянете на столовских харчах?
        — Думаешь, Майя будет на твоей стороне?  — удивился мужчина.
        — Это называется женской солидарностью,  — улыбнулась Нона, кивком показывая в сторону приближающегося к ним Огнева.  — Недолго ждали.
        Ян знал, что Командующий Шоров кого-нибудь пришлет. И даже был уверен, что Миша будет первым из возможных кандидатур. Но Нона?
        — А ты чего здесь забыла?  — сходу спросил Офицер, пожимая руку Бергову.
        — Как грубо. На Вас так местный климат влияет?
        — Климат лишь малое дополнение,  — улыбнулся Каратель, но быстро вернул себе серьезный настрой.  — У нас запрос на ее возвращение в Централ. Кроме того…
        — Я слышал,  — перебил друга Ян.  — Виновных нашли. Это правда?
        — Так говорят,  — пожав плечами, произнес Миша.  — Но об этом я узнал только сегодня по радио. Зато, все обсуждают то, что она сделала с Врагосом.
        — Подождем немного, и Альта станет народной героиней,  — усмехнулась Нона.
        Компания поспешила в сторону Базы, обговаривая свои дальнейшие действия.
        В одном из вагонов проводница, уверенная в том, что двое пассажиров так и не вышли, решила поторопить их.
        — Поезд прибыл на конечную станцию,  — сказала женщина, заглядывая в купе, но там никого не оказалось.  — Не поняла… А когда они?..
        — Все пассажиры вышли?  — крикнул ее напарник из тамбура.
        — Д-да,  — ответила проводница, подходя к нему.  — Ты не видел, на какой станции выли те двое? Светловолосый мужчина и молоденькая девушка.
        — Нет, не видел,  — пожал плечами юноша.  — А, что?
        — Нет, ничего. Вышли и вышли.
        Страж, патрулировавший Вокзал, остановился прикурить у газетного стенда.
        С прибывшего поезда пассажиры уже разошлись, оставляя после себя лишь пустой перрон. Взгляд мужчины опустился на землю, и от новой затяжки он громко закашлял. Перед ним образовывалась дорожка из следов, но никого, кто мог бы бы ее оставить, перед ним не было.
        — Что за?..  — проговорил мужчина, жмурясь и, когда он вновь открыл глаза, никаких следов на снегу не было.
        Офицер посмотрел на сигарету в своих руках и, выкинув ее, притушил тлеющий окурок сапогом.
        — Что эти южане туда добавляют?..
        — Не подумала,  — прошептала Тамара, смотря вслед удаляющему Стражу.
        — Зато курить отучила,  — усмехнулся Висов, продолжая свой путь, находясь под иллюзией девушки.
        У Бергова с Кандидатом своя задача, у нас своя, подумал Каратель, размышляя, как лучше начать разговор с Командующим, решившим обзавестись своими секретами от других Округов.

        Глава 14
        Прощаясь

        База Границы Северного Округа.
        Штаб.
        Иллюзии Тамары были идеальны. Те редкие Стражи, проходившие по коридору Штаба в столь поздний час, и не догадывались о том, что рядом с ними шли Офицеры Центрального Округа.
        — И ты ничего не скажешь?
        — А я должна что-то сказать?
        — Твое излюбленное,  — произнес Висов, усмехнувшись.  — Или же сейчас это будет не обман?
        — Это будет жестоко. Показывать такое…жестоко.
        — Зато эффективно,  — улыбнулся Юра, продолжая свой путь к кабинету Войтова.
        Однажды Каратель уже бывал в этом Штабе, и помнил, где он располагался.
        — Помнишь, как она выглядела?
        — Да,  — кивнула Страж, вспоминая лицо женщины на старой фотографии.  — Я могу создать ее иллюзию. Он и не поймет, что перед ним…
        — Наложи ее внешность на меня. Этого будет достаточно,  — строго произнес Каратель.
        — Хорошо. Но с голосом будут проблемы.
        — Это не важно. Мне лишь нужно привлечь его внимание. Засекай время. Минуты через три сможешь снять иллюзию,  — произнес Страж, открывая дверь и входя внутрь помещения.
        Главное, чтобы никто не пришел, подумала девушка, оглядываясь по сторонам, а после, посмотрев на часы, стала следить за секундной стрелкой.

* * *

        — Это смешно?  — первое, что спросил Войтов, оправившись от секундного ступора, когда в его кабинет, без стука, вошли.
        — Разве я смеюсь?  — произнесла женщина.
        Она подошла к столу Командующего, присаживаясь на стул, стоявший напротив него.
        — У моей жены был другой голос,  — скривив лицо, произнес Руслан.  — На подобную безвкусицу мог пойти лишь Шоров.
        — О, бросьте, Командующий Войтов. Мой Командующий лишь отправил меня сюда с посланием, а все остальное…импровизация, не более того.
        — Избавь меня от этого маскарада и переходи к делу,  — сквозь зубы процедил мужчина.  — Если хочешь передать послание, то делай это в собственном обличье.
        — Но ведь так куда интереснее.
        Губы женщины расползлись в издевательской усмешке, еще больше раздражая главного Стража Северного Округа.
        — Наслаждайтесь моментом, Командующий,  — произнесла фальшивка.  — До меня доходили слухи, что жена Ваша была крайне доброй и миролюбивой женщиной. И, к Вашему сожалению, сын унаследовал черты ее характера. Обидно, наверное, что ребенок не сможет стать таким же, как и Вы.
        — Как глупо рассуждать о том, чего не знаешь.
        — Я знаю,  — проговорила женщина, вставая со своего места и, обойдя стол, ближе подошла к мужчине.  — Потому и здесь. Нельзя забирать в личное пользование то, что является общим.
        — Я говорил о своей семье, а не о том, что ты знаешь,  — сказал Офицер, оборачиваясь к гостье.  — Разумеется, Шоров послал сюда того, кто в курсе наших дел.
        Время истекло.
        Тамара не стала бы идти против слов Юры, поэтому, когда секундная стрелка сделал три полных оборота в циферблате, девушка сняла свою иллюзию со Стража, и перед Командующим Войтовым, вместо женщины, предстал мужчина.
        — Я тебя помню… Каратель.
        — Это честь для меня.
        — Приехал забрать девчонку в Централ?
        — Я ведь сказал,  — устало произнес Офицер,  — я здесь для того, чтобы доставить послание. За курсантом приехали другие. Они вскоре навестят Вас.
        — Вот оно как.
        — Именно. Первую часть я уже озвучил,  — улыбка на лице Висова стала еще шире.  — А сейчас позвольте же узнать, Командующий, в чем именно заключается особенность курсанта.
        Из-за массивной двери крик Войтова слышался приглушенно, но даже так Тамара вздрогнула от неожиданности.
        Слишком громко!
        Девушка стала озираться по сторонам, но к счастью, поблизости никого не было. Она глубоко вздохнула, ощущая, как страх быть пойманной нарастал внутри нее.
        Ну же, быстрее. Для тебя это секундное дело.
        До ушей донесся звук чьих-то шагов и разговора.
        П-почему они здесь? Разве Офицер Бергов не собирался в Штаб утром?
        Тамара приоткрыла дверь в кабинет Командующего и, проскочив внутрь, закрыла ее изнутри, прислушиваясь. Вскоре в дверь постучали несколько раз. Не услышав приглашения войти внутрь, Стражи для уверенности покрутили круглую ручку.
        — Должно быть, уже ушел,  — услышала Тамара голос Миши.  — Ничего не поделаешь. Зайдем утром.
        — Предлагаешь просто уйти?
        — Предлагаешь его тут караулить?  — передразнил друга Каратель.  — Не зря говорят, что утро вечера…
        — Понял, только умолкни.
        Оказывается, Офицер Огнев довольно раздражителен, подумала Тамара, услышав удаляющиеся шаги.
        Она обернулась, замечая, что Висов с Командующим уже закончил.
        — Тебе, правда, за это ничего не будет?  — неуверенно спросила девушка.  — Юра?
        — Не волнуйся,  — помедлив, ответил ей мужчина.
        Голос его чуть хрипел, но Страж списала это на усталость.
        — Командующий Войтов не имеет той власти, что Командующий Запада или Шоров.
        — И все же… Офицер Бергов и Офицер Огнев приходили. Я думала, что они дождутся утра.
        — Огнев слишком нетерпелив,  — усмехнулся Висов.  — Наша работа сделана. Пойдем, найдем место для ночевки.
        Офицер отошел от стола главы Округа, направившись к выходу. Поравнявшись с подчиненной, он протянул руку к замку, чтобы открыть его, как девушка ловко перехватила его ладонь, с силой сжимая пальцы мужчины, заставляя его посмотреть на себя.
        — В чем дело?  — спросила она у него, чем вызвала у Юры мягкую улыбку.
        — Ни в чем. Просто, если когда-нибудь его убьют, плакать по нему будет некому.

* * *

        Мужское общежитие.
        — Ну, давайте! Не пойду же я по всем комнатам его искать!
        Нона стояла у дверей мужского общежития, надеясь, что в столь позднее время кто-нибудь или выйдет из него, или наоборот, войдет, тем самым дав Кандидату возможность найти друга Альты и поговорить с ним без старших Офицеров.
        На ее счастье, какой-то курсант шел в ее сторону.
        Наконец-то!
        — Эй, не мог бы ты мне помочь?!  — крикнула девушка, не дожидаясь, когда парень приблизится к ней.
        Юноша на мгновенье остановился, не ожидая, что кто-то его окликнет, но, когда Кандидат активно зажестикулировала руками, подгоняя его, Кирилл поторопился узнать, что от него требовалось незнакомке.
        Лишь подойдя ближе, он узнал ее.
        — Прости, не мог бы ты мне помочь? Знаешь Кандидата по имени Агний? Смуглый такой. С Юга.
        — Ты ведь соседка Альты, да?  — спросил Атакующий и, заметив задумчивое выражение лица Ю, поспешил разъяснить.  — Я должен был быть с ней в одной команде на экзамене.
        — А-а, вот где я тебя видела! Один из той тройки.
        — Мне больше нравится сравнение с сокомандником Альты, чем с тем, кто решил устроить драку у Музея. Ты…ведь знаешь, что произошло?
        — Да. Поэтому я здесь. Мне нужно поговорить с Агнием.
        — Я его сосед. С Альтой все будет нормально?
        Атакующая посмотрела на парня снизу верх, все-таки он был намного выше, и недоверчиво скривила губы.
        — Не пойми меня не правильно, но… Я бы не хотела распространяться этой информацией с…посторонними.
        А Агни, значит, не посторонний, подумал Кирилл, но мысленно согласился с девушкой.
        Агний — друг Альты уже многие годы и, чтобы Кандидат ему не рассказала, он не станет использовать полученную информацию во вред Создающей. А он, Кирилл, в первую очередь для Ю северянин и один из тех, из-за кого Альту чуть не дисквалифицировали с экзамена.
        — Я понимаю. Ты…хочешь зайти или?..
        — Нет, позови его сюда,  — сказала Нона и, когда курсант ее обошел, решила побыть вежливой.  — Спасибо.
        — Не за что,  — произнес Кирилл, скрываясь за дверью общежития.
        Значит, все так, как я и предполагал, подумал Туроб, на ходу расстегивая шинель и быстро направляясь к своей комнате. Альту заберут обратно и там оправдают. А учитывая ту информацию, сказанную по радио, Командующий Шоров решил представить ее как некого спасителя, нашедшего оружие в борьбе с Врагосами.
        Кирилл остановился напротив своей двери.
        Знает ли Командующий Шоров о ней? Вряд ли… Иначе бы, как и отец, обвинил ее в преступлении и, «казнив», использовал бы в своих целях.
        — Долго ты еще под дверью стоять собираешься?  — услышал курсант голос друга, возвращавшегося из душа.  — Чего не заходишь?
        Агни подошел ближе, поправляя сползающее с плеча полотенце.
        — Там, внизу, тебя ждет подруга Альты.
        — Какая еще подруга?
        — Азиатка. Я не знаю, как ее зовут.
        — Азиатка?  — переспросил парень, и в его голове быстро всплыл образ сплетницы Центральной Базы.  — Нона!
        Юноша поспешил в комнату, на ходу вытаскивая из шкафа форму и надевая ее.
        — Хоть бы волосы просушил. Заболеешь, никто с тобой возиться не станет.
        — Не заболею,  — сказал Кандидат, но на всякий случай накинул на голову полотенце и, еще раз быстро взъерошив волосы, не медля побежал на улицу.
        Кирилл лишь устало вздохнул, провожая друга взглядом.
        — Агни странный,  — сказала Ева, выходя их темноты коридора.
        — Опять бродишь там, где тебя могут заметить?
        — Опять Кирилл задает глупый вопрос?  — передразнила его девочка.  — Ева знает…
        — Да-да, я помню,  — улыбнулся ей юноша.  — Теперь у Альты все будет хорошо?
        — Ева видела, как Альта вернется в столицу Централа. Еще Ева видела Альту на территории Южного Округа.
        — Юг? Ну конечно. Ее отправят в Центр Развития на Юге. Это естественно. Альта пробудилась…нет. Ее первое обследование было там, так что логично, что руководство направит ее в родной Округ.
        — Кириллу грустно?
        — Что? С чего ты взяла?
        — Альта уезжает. Рома в тюрьме. Разве Кириллу не грустно?
        — Тяжело,  — подобрал нужное слово юноша, потрепав девочку по голове.  — Но, если Ева останется со мной, то я справлюсь.
        Ребенок сжал губы, чем вызвал непонимание со стороны курсанта. Ева обняла Кирилла, не собираясь ему ничего объяснять.
        — Ева всегда будет на стороне Кирилла. Какое бы будущее Кирилл не выбрал.

* * *

        Нона начала считать, что тот северянин решил над ней поиздеваться и ничего не сказал Агнию об ее приходе. Но, когда из общежития выбежал Кандидат, Ю мысленно поругала себя за такое недоверие к товарищу.
        — Ты приехала забрать Альту?  — первое, что спросил юноша, оказавшись на улице.
        — И тебе доброго вечера,  — пробубнила девушка, уставшая с дороги и замерзшая стоять на этом холоде.
        — П-прости. Привет,  — произнес Агни, убирая прилипшие ко лбу волосы.
        — Вообще-то, с мокрыми волосами и летом-то не рекомендуют на улицу выходить. А сейчас, если ты не заметил, зима.
        — Здесь вечная зима. Вот, видишь, я взял с собой шапку.
        — Отлично, а теперь, проводи меня до женского общежития,  — произнесла Нона, тоном, не терпящим неповиновения.  — А пока идем, поговорим.
        От первой части фразы Агни, честно говоря, опешил, но, когда услышал вторую, обо всем догадался. Разговор не для стен, у которых могли быть уши.
        — Так, значит, Альту оправдали?  — спросил он, догнав уходящую девушку.
        Голова от шапки чесалась, но лучше так, чем потом лежать на больничной койке.
        — Еще нет. Мы забираем ее в Централ для расследования.
        — Но ведь ее оправдают?
        — Скажу более,  — Кандидат огляделась, проверяя, нет ли кого поблизости,  — как только она покинет территорию Северного Округа, никто и не вспомнит, что ваш Командующий запихнул ее в Подземную тюрьму.
        — Что это значит?
        — Радио не слушаешь?  — удивилась Атакующая.  — Сегодня целый день говорили о том, что некий курсант нашел оружие в борьбе с Врагосами.
        — Мне было не до радио…
        — Ладно,  — сказала Нона, понимая чувства парня.  — Как только мы вернемся, Командующий Шоров объявит, что этим курсантом была Альта. В созданной эйфории никто и не вспомнит, в чем ее обвиняли на Севере.
        — Он верит в ее невиновность?
        — Конечно! Мне больше интересно, почему ваш Командующий выдвинул против нее такие обвинения. Да еще вынес их за пределы Округа!
        — Даже Кирилл этого не знает, не то, что я.
        — Кирилл?.. Точно, Туроб Кирилл. Наконец-то вспомнила, как его зовут. Но, почему он должен быть в курсе того, о чем думает Командующий?
        — Он его отец,  — улыбнулся Агни, стараясь не засмеяться от изменившегося выражения лица Атакующей.  — Удивляет, правда?
        — Н-немного…  — произнесла Нона, прокашлявшись и взяв себя в руки.  — В общем, завтра мы возвращаемся. Альту, как и полагается, будут везти как заключенную.
        — Поэтому ты решила найти меня? Чтобы зазря не переживал?
        — Именно. Не заставляй меня жалеть об этом.
        — Не волнуйся. Я хороший актер,  — сказал юноша, и к этому времени они как раз дошли до женского общежития.  — Тебе выделили комнату?
        — Да. Ваша… Офицер Инева, да? Она отдала мне второй комплект ключей от комнаты Альты.
        — Она жила одна,  — кивнул Агни, взглядом провожая девушку.  — Недолго южанин продержался на Севере, да?
        — Ужасная шутка,  — улыбнулась Нона, оборачиваясь к Кандидату.  — Правда, пора придумать что-нибудь новое.
        — Зачем? Мы ведь и на старое неплохо реагируем.

* * *

        На следующее утро.
        Подземная тюрьма.
        Альта удивилась приходу нежданных гостей.
        — Офицер Бергов? Нона?
        — Курсант Ютова,  — сходу начала Ю.  — По решению Командующего Центрального Округа Шорова, Вы возвращаетесь на Центральную Базу Границы, где будет слушаться дело о Вашем участии в нападении на Вокзал Центрального Округа и о Вашей причастности к нападению Врагосов на Стену несколько дней назад. Вы освобождаетесь из-под стражи в камере, и до отбытия вечернего поезда будете находиться в своей комнате под нашей охраной. Вам все ясно?
        Альта лишь глупо моргала, не понимая, что происходит.
        — Курсант Ютова?  — позвал ее Бергов.  — Вам все ясно?
        — Д-да?..
        — Тогда, вытяните руки вперед,  — сказала Атакующая, подходя к девушке и проверяя наручники, сковывающие запястья курсанта.  — Офицер Бергов.
        — Молча, за мной,  — произнес Миша.
        Зачем применять на мне способность?..
        Идя следом за Стражами, Альта оглядывалась по сторонам, признавая свою недавнюю правоту. На этом этаже она была единственной заключенной.
        В Подземной тюрьме должны быть и другие…
        Погода на улице бушевала, и курсант знала, что причина этому могла быть лишь одна.
        Даже представить страшно, в каком плохом настроении сейчас Войтов, усмехнувшись, подумала Альта и тут же мысленно одернула себя.
        Не задумываясь, она откинула его звание.
        Командующий должен верить своим подчиненным, упрекнула она мужчину, игнорируя заинтересованные взгляды курсантов, спешащих с утренней тренировки.
        Поедут ли поезда в такую погоду?

* * *

        Гостиница на территории города.
        Об этом же думала и Тамара, смотря на поднявшуюся метель через окно гостиничного номера.
        — Перебесится и к вечеру успокоится,  — не отвлекаясь от завтрака, произнес Висов.
        — А если нет? Отпустит ли он курсанта Ютову так просто?
        — Отпустит. Войтов слишком дорожит своим местом, чтобы идти против других Округов.
        — Значит ли это, что он может сделать что-то исподтишка?
        — Начинаешь мыслить, как настоящий Каратель,  — похвалил ее Офицер, но девушка на такой комплимент лишь скривила лицо, заставляя Стража негромко рассмеяться.  — Ты не собираешься завтракать? Еда здесь, на удивление, отменная.
        — Нет аппетита. Поем, когда мы будет далеко от этого места.
        — Просто признайся, что нагуливаешь аппетит для своих столовских котлет.
        — Не без этого,  — сказала девушка, и уголки ее губ слегка приподнялись.

* * *

        Женское общежитие.
        Как только Бергов избавил курсанта от оков своих слов, а Нона сняла с ее запястий наручники, Создающая бросилась на шею подруге.
        — Нельзя было сделать все в более…мягкой форме?
        — Все должно было выглядеть серьезно,  — произнес Бергов и, не спрашивая разрешения, сел на одну из кроватей.  — Надеюсь, дамы не пожалуются на меня Офицеру Четиной за столь фамильярное отношение к их ложам?
        — У нее все хорошо?
        — Ждет твоего возвращения, кажется больше, чем ты сама,  — усмехнулся мужчина, и в этот момент в дверь комнаты постучали.
        Открыла ее Нона, взглядом приказав Альте стоять на месте и, на всякий случай, изображать покорность. Когда влетевший внутрь комнаты Агни обнял подругу, то девушка лишь облегченно выдохнула, обнимая друга в ответ.
        — Я рад, что с тобой все в порядке,  — произнес он слегка хриплым голосом.
        — Что с тобой?
        — Заболел,  — в один голос произнесли Нона и Кирилл.
        — Да-да, издевайтесь теперь надо мной.
        Курсанты и Кандидаты улыбнулись, не замечая, как позади них Офицер вовсе не был расположен к шуткам. Ян обошел их, подойдя к окну и, посмотрев на улицу, обернулся к молодежи.
        — Надеюсь, вы закончили с приветствиями. Не забываете, что курсант все еще под арестом.
        — До вечера еще долго,  — протянул Миша, поясняя его слова.  — Нужно быть крайне осторожными.
        Каратель посмотрел на Туроба, и юноше стало все понятно без слов.
        — Кирилл мой друг,  — сказала Альта, смотря на Офицера.  — Он не станет!..
        — Все в порядке. Я сын Командующего, посадившего тебя в тюрьму и обвинившего в тяжком преступлении. Здесь не на что обижаться или злиться.
        — Но как же?..
        — Офицер Огнев разрешил лишь проведать тебя,  — сказал Агний, улыбнувшись подруге.  — И он прав, ты все еще под арестом. Нам нельзя оставаться.
        — Но прийти и проводить тебя вечером нам никто не запретит,  — улыбнулся Кирилл, заметив поникшее настроение Альты.  — Увидимся на Вокзале.
        — Мне здесь долго находиться тоже не желательно,  — сказал Ян, посмотрев на часы, когда парни ушли.  — Еще девять часов до отбытия. Лучше не расслабляться.
        — Думаете, Командующий Войтов?..
        В слух об этом никто не говорил, но каждый из них предполагал, что глава Округа не мог так просто отпустить Альту.
        — Чего там думать? Офицер Четина говорила, что ты с самого начала была здесь рычагом давления на его сына. Конечно, он не захочет тебя отпускать.
        — Ю, ты о Командующем говоришь,  — сказал Бергов, вставая с кровати.
        — Вы так же думаете.
        — Одно дело — думать, другое — говорить,  — выдохнул Огнев, направляясь к выходу из комнаты.  — У нас еще есть незаконченные дела. Нона, не забывай, что она под арестом.
        — Разве можно об этом забыть?  — спросила Создающая, показав следы от наручников на своих запястьях.
        — Думаю, Офицер Огнев имел в виду то, чтобы вы обе смеялись не так громко, как делаете это обычно,  — улыбнулся Каратель девушкам, и Стражи покинули помещение.
        Нона заперла дверь изнутри, а Альта с удовольствием растянулась на мягкой кровати.
        — Ты же не собираешься спать, правда?  — спросила Ю, забираясь на свое сегодняшнее место ночлега.  — Я, как и полагается, должна устроить тебе допрос с пристрастием. Ты ведь это понимаешь?
        — Ага.
        Чтобы наверстать месяц, проведенный порознь, у девушек, как сказал Огнев, оставалось девять часов. Всего Альта подруге, конечно, не расскажет. Во-первых, чтобы та не волновалась. А во-вторых, чтобы не издевалась при каждом удобном случае, напоминая о том, как потеплели отношения между ней и Яном.

* * *

        База Границы Центрального Округа.
        Штаб.
        — Ева видела, как после возвращения в столицу, Альта отправится в Центр Развития Южного Округа,  — произнесла девочка, и улыбка на лице Командующего стала еще шире.
        — Хорошие новости, Ева.
        — Уверен, что он узнал о ее способности?  — спросила Марта.
        — Войтов точно знает. А значит, и Висов узнает об этом с помощью виденья.
        — И он расскажет нам?  — недоверчиво произнесла женщина.
        Не то чтобы она сомневалась в верности Карателя, но все же лучше не доверять и ошибиться, чем ошибиться доверившись.
        — У нас с ним договор. И нарушать его он не захочет.
        О договоренности брата с главой карательного отряда Марта была знакома лишь понаслышке. Марат обмолвился об этом однажды, и больше к этой теме никогда не возвращался. Женщина же не в свое дело предпочитала не лезть, но сейчас в ней взыграла любопытство.
        — Не просветишь меня, чем ты смог его запугать?
        — Запугать? За кого ты меня принимаешь? Я не запугиваю своих подчиненных, а…доступно объясняю им положение дел. Либо так, либо эдак.
        — И Висов предпочел сделать по-твоему?
        — Он предпочел сделать так, как будет выгодно и ему, и мне. Пока от меня зависит сохранность того, что ему дорого, он покорно будет исполнять мои приказы,  — загадочно произнес мужчина.  — Ева, я надеюсь, что возвращение курсанта пройдет без сюрпризов?
        — Ева ничего не видит. Но это не значит…
        Она не продолжила свою фразу, оборвав ее на полуслове, а взрослые не стали ее допрашивать. Оба знали, что Ева видела несколько вариаций развития событий. И иногда что-то важное от нее ускользало, становясь сюрпризом для всех.
        Главное, чтобы в этот раз обошлось без них, подумал Марат, переводя взгляд с девочки на свою сестру.
        — Какое отношение горожан к казни?
        — Положительное. Многие хотят отмщения за своих близких.
        — А как они воспримут новость о том, что спустя столько лет оружие против Врагосов было найдено?
        — Так же. Но я все еще не понимаю. Сделав эту девушку героем, ты не сможешь к ней приблизиться.
        — Якоб тоже. Курсант будет рядом со мной и, если он захочет сблизиться с ней, я об этом узнаю.
        — На словах все легко,  — произнесла Марта.
        — И на деле будет так же,  — сказал Марат, вновь подставляя лицо теплым лучам июньского солнца.

* * *

        Вечер того же дня.
        База Границы Северного Округа.
        Штаб.
        Проведя рукой по не сбритой утром щетине, Руслан зло посмотрел на Еву, сидевшую на подоконнике в его кабинете.
        — Хочешь сказать, ты не видела этого?
        — Ева всегда говорит о том, что видит, если это касается Руслана.
        — И как это понимать? Ты видела, что Шоров пришлет своего Карателя за ней, но сочла, что меня это не касается? Или решила промолчать?
        — Ева всегда выбирает будущее, которое окажется для Руслана благоприятнее всего. Для достижения поставленных целей, Альта Руслану не нужна.
        — Ты хоть знаешь, на что она способна?!  — не выдержал Войтов.  — Эта девчонка всех нас погубит!
        — А Руслан хотел с помощью Альты погубить остальных, а себя обезопасить?  — с вызовом в голосе спросила Ева.  — Командующим такое не понравится. Евы молчат, но лишь до тех пор, пока не почувствуют, что главной угрозой для Границы является Руслан.
        — У-угрожаешь мне?  — не поверил мужчина, обессиленно садясь в свое кресло.  — Ты? Угрожаешь мне?!
        — Ева предупреждает,  — произнесла девочка, спрыгивая с подоконника.  — Этому миру не нужен Командующий, не способный принести пользу.
        Ева ушла, оставляя Войтова наедине со своими мыслями. Он открыл верхний ящик стола, не доставая оттуда ничего, лишь поверхностно смотря на вещи.
        Вот так просто? После всего, чем я пожертвовал?..

* * *

        Вокзал.
        Альту подвели к поезду, как и полагалось заключенной — в наручниках и под своеобразным конвоем.
        — Ты про меня чуть не забыла!  — возмутился Филипп, который лишь чудом заметил кампанию Стражей, шедших по направлению к Вокзалу.
        — Прости,  — произнесла Альта, улыбнувшись мальчику, а затем, потрясла перед его лицом скованными запястьями.  — Такое прощание обычным сложно назвать.
        Глаза почтальона загорелись от увиденных в такой близости наручников. Но, когда он вспомнил, почему Создающая скованна ими, сразу же приуныл.
        — Тебя ведь оправдают?..
        — Конечно!  — подбодрила курсант подростка.
        Прости, Филя. Я не могу сказать, что меня уже оправдали.
        Днем Нона поведала ей об их плане.
        Командующий Войтов, по словам девушки, знал, что по прибытию в Центральный Округ с Альты снимут все обвинения, да еще и объявят, что она тот самый курсант, нашедший способ борьбы с Врагосами. Говорить или в чем-то подозревать главу этого Округа никому не хотелось, но Огнев с Берговым решили все сделать по протоколу.
        — Не волнуйся, как только Совет ее оправдает, она сразу же напишет тебе письмо. На несколько страниц. Да, Альта?  — спросил Агний, заговорщицки улыбаясь подруге.
        — Именно! И вложу в письмо какие-нибудь открытки с изображениями достопримечательностей столицы. Хочешь?  — обратилась она к почтальону, и тот быстро вернул себе веселый настрой.
        — Да! Ты даже не представляешь, как трудно добыть эти открытки, если у тебя нет друзей в других Округах.
        Кто бы знал, что Филипп их коллекционирует, подумала Создающая, подхватывая смех своих друзей.
        — Я уверен, что тебя отправят в Центр Развития,  — издалека начал Кирилл.  — И, скорее всего, на Юг.
        — Домой?  — вместо девушки, произнес Кандидат.  — Центральный Центр Развития намного ближе.
        — Да, но она ведь Пробудившаяся. И вся информация о ее первом исследовании находится именно там.
        — Но ведь их можно переслать,  — вмешалась Нона.  — Хотя, это будет несколько дольше, чем ей самой туда ехать, но…
        — Именно!  — выпалил Туроб, не давая Ю развить свою мысль.  — Врачи, обследовавшие тебя, все еще могут там работать. Им будет легче работать с тобой вновь, чем новые врачи будут разбираться в чужих записях.
        — Да, пожалуй, ты прав,  — кивнула Альта, как по перрону разнесся первый звонок.
        — Нам пора,  — сказала Нона, оборачиваясь к стоящим поодаль от них Офицерам.
        Бергов и Огнев решили дать молодежи поговорить наедине, не смущая их своим присутствием.
        — Я не хочу прощаться…
        Филипп выглядел расстроенным.
        — Если повезет, то, как получу отпуск, приеду навестить тебя,  — сказала Альта, подмигивая ему.  — Обещаю.
        — А нас навестить?  — спросил Агни, указав на себя и Кирилла.
        — О, тебя вместе с ней приеду навестить я,  — усмехнулась Нона.  — Мы еще не узнали, кто сильнее.
        — Да-да, но ты должна кое-что знать. Офицер Огнев и меня потренировать успел.
        Кандидат переводила взгляд с Агния на свою подругу и обратно на парня. А когда поняла, что он не шутил, обернулась и гневно посмотрела на огненного Стража.
        — Да как же так?!
        — Эй!  — прикрикнул на нее Ян.  — Как в балагане!
        Бергов на ругань друга улыбнулся, смотря на обнимавшихся на прощание Кандидатов и курсантов.
        — А ты, я смотрю, на этот раз реагируешь на все куда проще,  — произнес Миша, и тут его словно током ударило.  — Как я мог забыть?!
        — О чем?  — спросил Огнев, замечая у друга издевательскую усмешку.  — Что?
        — Знаешь, кого Альта считает своим женихом?
        — Знаю,  — произнес Ян, посмотрев на улыбающуюся девушку.  — Меня.

* * *

        Южанин и почтальон играли в снежки, забывая о том, что на улице уже действовал комендантский час. Не желая участвовать в их играх, Кирилл в одиночестве шел по направлению к Базе, когда из темного переулка до его ушей донесся тихий смешок.
        — Как дети.
        — Что?  — обернувшись на голос, спросил Туроб, с интересом разглядывая шрам на лице мужчины.
        — Не хотите узнать свое будущее?  — произнес он.
        — Нет, спасибо,  — усмехнулся юноша, собираясь уйти.  — Я его и так знаю.
        — Уверяю, Ева всего не расскажет.
        Должный эффект был произведен.
        Он не должен знать о Еве, подумал Кирилл, напрягаясь всем телом.
        — Кто Вы и что Вам от меня нужно?
        — Тебе нужно.
        — Это Вы начали со мной разговор.
        — Вот как?  — разочарованно выдохнул незнакомец.  — Значит, тебе не интересно, как умерла твоя мама?
        Курсант отчетливо расслышал, как хрустнули костяшки на его кулаках. Дышать стало тяжелее, но весь его грозный вид лишь позабавил мужчину.
        — Я знаю, как она умерла. И если Вы еще хоть слово…
        — Зови меня Якобом,  — перебил его незнакомец, смеясь над юношей одними глазами.  — И если захочешь, я расскажу тебе правду, которую скрывает этот мир.

* * *

        Центр Развития Южного Округа.
        Исследователь закрыл глаза, откидываясь назад на спинку стула. В своих руках он держал папку с последней информацией о Врагосе, которого изучали в Северном Центре Развития, и о девушке, которая этого самого Врагоса убила.
        Седоволосый мужчина даже не заинтересовался бы этим делом, ему на подобные исследования было все равно, но прикрепленная к листам фотография курсанта не смогла оставить его равнодушным и незаинтересованным.
        Впервые за многие годы он чувствовал себя потерянным и разбитым, потому что-то, что он старался сохранить, отдав на хранение тем, кому однажды доверился, могло исчезнуть из этого мира.
        Они ведь обещали мне, что она не будет выделяться…

        Глава 15
        Столица Централа — пересадочный пункт

        База Границы Центрального Округа.
        Штаб.
        — Ты узнал?  — спросил Шоров у подчиненного, опуская приветственные слова, когда тот вошел в его кабинет.
        — Так точно,  — ответил Каратель, отсалютовав Командующему.
        Марат жестом пригласил его присесть напротив себя и сам удобнее расположился на своем месте.
        — Вы были правы. Командующий Войтов умышленно скрыл ото всех способность курсанта Ютовой, собираясь использовать ее на свое усмотрение.
        — Как он о ней узнал?
        — Он уже видел эту способность,  — сказал Юра, собираясь пояснить сказанное.  — Я применил на нем виденье. В воспоминаниях, касавшихся того времени, когда он проходил обучение, была девушка, сбежавшая в Мертвые земли.
        — Дезертирство не столь редкое явление. Особенно на Севере, да еще и в то время.
        — Да. Но чтобы ее не преследовали, она сделала то же самое, что и курсант Ютова во время нападения Врагосов на Север.
        — А именно?
        — Офицер, преследовавший ее, потерял сознание. Исходя из того, что я увидел, могу с уверенностью заявить — та девушка Навир. А ее внешность…
        — Что, понравилась?  — усмехнулся Шоров, перебив подчиненного, но Каратель на его шутку не прореагировал.
        — Внешность курсанта Ютовой и той девушки практически идентична. Отталкиваясь от ее возраста, я бы сказал, что она сестра курсанта, но…
        — Зеленую форму Войтов носил лет двадцать назад,  — нахмурился Марат, поднимаясь со своего места и, достав из шкафа досье Альты, вытащил из него фотографию родителей Создающей, протягивая ее Висову.  — Она?
        — Нет. Уверен, эти люди не настоящие родители курсанта. Так же могу с уверенностью сказать, что тот дезертир и курсант Ютова — мать и дочь. Они очень похожи. Из этого следует, что курсант Ютова — Навир.
        — В чем же тогда заключается ее способность? Заставляет окружающих терять сознание?
        — Вряд ли. Скорее всего, потеря сознания — побочный эффект от ее способности,  — произнес Офицер.  — Но в чем она заключается я так и не узнал.
        — Надеюсь, что ты узнаешь.
        — Узнаю, можете в этом не сомневаться. Завтра же могу отправиться на Юг и…
        — Нет, придумаешь что-то другое.
        — Если я встречусь с ее родителями…
        — После казни преступников, курсант Ютова отправится в Центр Развития в Южном Округе,  — убрав руки за спину и подойдя к окну, произнес Марат.  — В этом же городе живут ее родители, и я уверен, она навестит их. Нужно быть осторожнее. Нельзя, чтобы курсант усомнилась в нашем к ней доброжелательном отношении. А среди тех, кому я доверяю, нет никого, кто бы мог использовать манипуляции с памятью.
        — Позвольте спросить,  — начал Каратель и, дождавшись разрешения, продолжил.  — Вы ведь не собираетесь использовать ее так, как остальных, да? Чем же она заслужила такое к себе благоприятное отношение?
        — Тебя это не касается. А будешь задавать много вопросов, я забуду о нашем договоре.
        В этот момент в дверь кабинета постучали.
        Мое время вышло, подумал Висов, оборачиваясь к двери.
        Получив разрешение войти, Офицеры среагировали на сидящего напротив Командующего Стража по-разному: Бергов своему начальнику отсалютовал, Ян же его проигнорировал, помня, что произошло в прошлом месяце.
        — Надеюсь, Офицер Висов, Вы справитесь со своей работой.
        — Конечно,  — вставая, кивнул Каратель и, попрощавшись с Шоровым, обратился к Мише: — Зайдите ко мне. Нужно обсудить вопросы, касающиеся казни.
        — Хорошо.
        Когда глава Карательного отряда ушел, Марат всем своим видом показал, как рад возвращению подчиненных.
        — Проблем с возвращением курсанта не возникло?
        — Нет. Все прошло куда проще, чем мы думали,  — сказал Бергов, решив первым начать свой рассказ.  — Курсант Ютова уже в своей комнате в общежитии.
        — Хорошо. Пусть девочка отдыхает. Я поговорю с ней завтра. А как себя вела Кандидат Ю?
        — Достойно. Ей уже давно пора заканчивать с бумажной работой и вступать в карательный отряд.
        — В карательный отряд?  — удивился Огнев.  — С чего вдруг?
        — Не ты ли, когда был куратором Атакующих, говорил мне, что эта девушка талантлива?  — спросил Командующий и, дождавшись от подчиненного легкого кивка, продолжил.  — Время нынче становится неспокойным. И на счету каждый талантливый сверхчеловек. А бумажками могут заниматься и обычные люди.
        — Это верно, но, насколько мне известно, Нона не жаждет выполнять иную работу.
        — С каких это пор я должен спрашивать о желаниях своих подчиненных?  — спросил старший их собравшихся мужчин.  — Но Кандидат сейчас не так важна. Что происходит на Севере?
        — На удивление все спокойно. Потери были только среди Стражей, но… Думаю, Офицер Огнев об этом расскажет лучше, чем я. Все-таки, он непосредственно присутствовал при нападении.
        — Да, пожалуй. Главное, что курсант Ютова вернулась обратно на родную Базу. Офицер Висов просил зайти, так? Не буду тебя задерживать.
        Бергов отсалютовал Командующему и, покинув кабинет, отправился к другому своему начальнику.
        Наконец-то узнаю об этой казни, подумал Каратель, выходя в коридор.
        Марат предложил Яну присесть и сам вернулся за свой стол.
        — Якоб был там?
        — Да. И я уверен, что курсант — его цель. Более того, он пытается настроить ее против Границы.
        — Почему ты так думаешь?  — нахмурился Марат.
        Если это было правдой, то подобный расклад дел ему не нравился.
        — Якоб предостерег ее. Посоветовал бояться тех, кому она отдает честь.
        — Помню, после того, как ты вернулся с Запада, то поведал мне, что его последними словами тебе была эта же фраза.
        — Именно. Но я совершенно не понимаю причин, которые его ведут. Она всего лишь Создающая, хоть и странная.
        — И в чем заключается эта странность?
        — Во всем,  — сказал Ян, вспоминая все, что произошло в Северном Округе.  — По словам Майи, барьер курсанта всегда отличался от барьеров других Создающих. Он был хрупким, но при этом она дольше всех могла удерживать его. За то время, что она пробыла на Севере, я заметил, как ее барьер стал менее видимым. Практически прозрачным.
        — Но он все-таки есть.
        — Да. Барьер определенно остается на своем месте и защищает ее. Во время нападения курсант все время была рядом со мной. Но когда я подумал, что все уже закончилось и…  — Огнев осекся.
        Как там говорил Висов? Кто знает, что может произойти, стоит на секунду отвернуться?..
        — Ян?
        — Я отпустил ее от себя. Отвлекся на других и в этот момент появился Якоб. Мы все потеряли сознание. Когда я очнулся, его уже не было.
        — А сознание все потеряли из-за?..
        — Якоб сказал курсанту, что это она сделала. Но сама она ничего об этом не знает.
        — Вот оно как,  — протянул Марат, ненадолго задумываясь.  — Тогда, будем надеяться, что в Южном Центре Развития нам смогут дать ответы на некоторые вопросы.
        — Отправляете ее на Юг?
        Он обсуждал такую возможность с Мишей, и вот Шоров подтвердил его мысли. Ведь именно там проходило ее первое обследование.
        — Да. А когда она вернется, то я официально повышу ее до Кандидата Третьего Класса.

* * *

        На следующий день.
        Тренировочный зал Создающих.
        — Как я рада тебя видеть!  — поприветствовала куратор подопечную, заключая ту в объятия.
        — Я тоже рада Вас видеть.
        Майя отпустила ее, внимательно вглядываясь в лицо курсанта. Светлые брови стали сходиться на переносице, а в добром взгляде стал заметен легкий укор.
        — На Севере совсем не кормят?  — спросила Майя, сжимая в ладонях щеки Альты.  — Посмотри, как отощала!
        — Боюсь, это не от отсутствия еды,  — сказала Ю.  — Нервы, так сказать.
        Теперь Четина смотрела на девушку с жалостью во взгляде.
        — Но ведь теперь все хорошо. Ты дома, и в обиду тебя здесь никто не даст.
        Курсант кивнула, ощущая, как в груди разливалось тепло.
        Да, я дома.
        — Ты ведь не просто так хотела встретиться в такую рань, верно?  — Офицер решила перевести разговор в полезное русло.  — Уверена, ты хотела показать мне все, чему тебя научили на Севере.
        — Вы правы. Мне есть, что Вам показать,  — произнесла Альта и, отойдя чуть поодаль от Майи и Ноны, создала барьер.
        Четина прожила еще не достаточно долго, чтобы говорить о каком-либо жизненном опыте, но то, что такую Создающую, как Альта, она никогда не видела, Майя могла заявить с полной уверенностью. За то время, что они не виделись, барьер девушки стал практически невидимым.
        Куратор подошла ближе к курсанту и провела рукой по ее защите.
        Ощущения какие-то другие, подумала она, чувствуя непонятный зуд в груди. Как будто барьер не Альту защищает, а на меня воздействует.
        — Офицер Четина?
        — Ты стала сильнее, да?  — спросила Страж у курсанта, а после обратилась к Ноне.  — Как насчет очередного спарринга?
        — Я согласна,  — сказала Кандидат, снимая свой китель.
        Девушки приготовились хвастаться своими умениями.
        С этим барьером определенно что-то не так, думала женщина, наблюдая за спаррингом двух подруг. Отличие от остальных небольшое, но все же… Это не барьер Создающей.
        Позади нее кто-то шумно выдохнул.
        — Пришел посмотреть?
        — Не только,  — ответил Ян, подходя ближе к Майе.  — Хотел спросить твоего мнения об ее барьере.
        — Помнишь, как я говорила, что ее барьер, каким бы он ни был, все равно остается барьером? Теперь я в этом не уверена.
        — Есть какие-нибудь мысли на этот счет?
        — Никаких. А у тебя?  — Создающая посмотрела на Огнева, но тот лишь покачал головой.
        — Никогда подобного не видел. Нона знает, что ее собираются приписать к Карателям?
        — О, так кураторские чувства у тебя все же есть? Беспокоишься о судьбе бывшей подопечной?
        — Скорее беспокоюсь о нервах тех, кто будет с ней служить,  — не обращая внимания на шутливый тон подруги, произнес Ян.  — Никому не пожелаю выслушать все те истории, которые она рассказывала во время тренировок.
        От воспоминаний, Огнев передернул плечами и в этот момент встретился взглядом с Альтой. Девушка отвлеклась от поддержания своего барьера и при первой же атаке Ноны он разбился.
        — Ты чего?!  — перепугалась Атакующая, не ожидая, что защита подруги исчезнет.
        — Это ты виноват,  — улыбаясь, прошептала Майя и, хлопнув в ладоши, привлекла к себе внимание девушек.  — Разительные перемены! Альта, Нона, вы обе не теряли времени даром. Как считаете, Офицер Огнев?
        Страж бросил на женщину быстрый недовольный взгляд. Отвечать не хотелось совершенно, но две пары глаз, в ожидании уставившиеся на него, не давали Яну попросту промолчать.
        — Из того, что я видел прежде, да, их навыки улучшились.
        — Не хотите ли тогда тоже принять участие в этой тренировке?  — улыбка на лице женщины стала еще шире, и Огнев стал жалеть о том, что решил наведаться сюда с утра пораньше.
        — Я, пожалуй…
        — Офицер Огнев, я бы хотела попросить Вас о тренировке,  — сказала Нона, удивив собравшихся в тренировочном зале.  — Как мне стало известно, Вы тренировали одного северянина…
        — Ох, это правда?  — Майя изобразила на лице непередаваемый ужас, будто Ян сделал что-то аморальное.  — Офицер Огнев, как так можно? Нашим ребятам вечно отказываете, говоря, что у Вас нет времени, а сами…
        Выражение лица мужчины веселило Альту. Пожалуй, она еще ни разу не видела его таким растерянным.
        Что, не ожидал, что она будет на нашей стороне?
        Девушка старалась скрыть победную улыбку, прикрыв рот рукой, но ее веселый настрой не ускользнул от взгляда Яна.
        — Хорошо,  — произнес он и так же, как девушки, остался в черной футболке, сняв свой китель, отдавая его Майе.  — Значит, сначала Нона. А потом, Альта, я бы хотел убедиться, что проведенное на Севере время не прошло для тебя даром.
        На такое Создающая не рассчитывала, но делать было нечего. Она уступила свое место мужчине, а сама подошла к куратору, продолжавшую улыбаться, глядя на недовольного друга.
        — Иногда ему полезно побыть в обществе простых смертных, а не гениев, которые все могут,  — произнесла женщина, на что Альта лишь тихо хихикнула, начиная следить за боем двух огненных Стражей.
        Смотря на атаки Огнева, девушка вновь задумалась о том, почему она никогда не воспринимала Атакующего, как возможного кандидата в ее спасители.
        Глупо ведь думать, что именно он меня спас, рассуждала девушка. Восемь лет назад…ему было двадцать, так ведь? Я знаю, что он закончил свое обучение в восемнадцать, на три года раньше, чем положено. И практически сразу же стал Особым Классом. Даже если предположить, что это он, то почему?..
        Полностью погрузившись в свои мысли, Альта не замечала заинтересованного взгляда своего куратора. Майя обратила внимание на ее порозовевшие щеки и на блеск, появившийся в глазах у девушки. Сначала женщина и не поверила, что подопечная неотрывно следила за ее другом, но, когда при удачной атаке Ноны, Огнев на мгновенье замялся, сомнений в том, что Альта смотрела на Яна, у Четиной не осталось.
        — Могу я спросить кое-что?
        — К-конечно,  — отвлекаясь, произнесла Альта.
        — Что-то случилось на Севере? Между тобой и Офицером Огневым.
        На секунду курсанту показалось, что она ослышалась.
        Между мной и Огневым?
        Альта посмотрела на Яна и, вспомнив все те контакты, произошедшие между ними, покраснела, отворачиваясь от куратора.
        — В-все как всегда…
        — Неужели опять ссорились?
        Пора бы уже заканчивать этот детский сад, подумала женщина.
        — Нет, все совсем наоборот…  — Альта замолчала, но подумав, решила, что Майя сможет привести ее мысли в порядок.  — А могу ли я спросить кое-что…личное? Связанное с Офицером Огневым.
        — С Яном?  — оговорилась Майя, впервые при подопечной называя друга по имени.
        Значит, произошло что-то хорошее, раз она интересуется о «личном».
        — Конечно.
        — Эм… Восемь лет назад…
        Поняв, о каком временном промежутке собиралась спросить девушка, Офицер напряглась, жалея, что согласилась на этот разговор.
        — Когда Врагосы напали на мой город, Вы не знаете, где тогда был Офицер Огнев?
        — Где он был?  — повторила Майя, стараясь изобразить задумчивость.  — Так сразу и не вспомнить. Почему ты хочешь об этом узнать?
        — Понимаете…дело в том…  — девушка вновь посмотрела на то, как ее подруга отражала атаки Офицера.  — Я все это время искала среди огненных Стражей того, кто мог бы быть моим спасителем. Его лица я не помню. Так же, как и не помню, почему решила, что спасший меня сверхчеловек был Стражем… Или, почему это был именно мужчина, а не женщина… Я просто искала его, обращая внимание на всех, кто управляет огнем.
        Альта замолчала, стараясь подобрать нужные слова. Такие, чтобы Майя смогла понять ее мысли и чувства.
        — Тот, кто спас меня, должен был быть сильным и смелым. Талантливым. Он спас мне жизнь. И в своих поисках…смотря на этих мужчин, я ни разу не смогла подумать, что вот он, тот, кто меня спас.
        — А теперь?..
        — Когда я смотрела на тренировку Офицера Огнева и Агни, то поймала себя на мысли, что никогда не рассматривала его, как кандидата в мои спасители. Не знаю почему… Точнее, конечно, знаю. Просто…хочу убедиться… Это ведь не может быть он, правда?
        От того, с какой надеждой в голосе Создающая произнесла вопрос, у Майи внутри что-то сжалось.
        — Ты…не хочешь, чтобы тем, кто тебя спас оказался Ян?
        — Не совсем… Я бы расстроилась, это правда. Но не из-за того, что моим спасителем оказался бы Офицер Огнев, а потому что… Из-за его отношения ко мне. Ведь будь это он, разве это не означало бы, что он с самого начала знал, кто я и…ни чем себя не выдал. Даже не так… Каждый раз, когда я говорила о своем спасителе, Офицер злился. Я все никак не могла понять, почему?  — Альта вспомнила каждое колкое слово, которым он награждал ее за глупое подражание неизвестно кому.  — Теперь же, если он и правда, тот, кто спас меня…я понимаю. Я раздражала его с самого первого дня появления на Базе. Не могу, правда, понять почему? Неужели тот факт, что он спас меня, рискуя собственной жизнью, все это время был так противен ему?
        — С-стой… С чего такие мысли? Нет, конечно, с Яном тяжело общаться, но ты ведь не думаешь, что он…тебя ненавидит?
        — Я не знаю, что думать…  — курсант отвела взгляд от женщины, наблюдая, как тренировка Ноны и Огнева подходила к концу.  — Но он бы мог избавиться от меня еще на первом году. Я бы просто поблагодарила его за спасение, как всю жизнь и мечтала, и…все. На этом бы все и закончилось.
        Становится только хуже, подумала Майя, не зная, что сказать.
        — Альта, послушай…
        — С самого утра уже тренировки? Похвально!
        Громкий голос Шорова эхом разнесся по большому помещению.
        — Офицер Огнев, вновь решили стать куратором?  — с насмешкой в голосе спросил Марат, замечая, как скривилось лицо Стража.  — Шучу-шучу. Кандидат Ю, Офицер Бергов сказал, что Вы хорошо справились со своим заданием на Севере. Я был рад это слышать.
        — Благодарю, Командующий.
        — А я пришел сюда за курсантом,  — произнес мужчина, посмотрев на Альту.  — Офицер Четина, не возражаете, если я прерву ваш разговор?
        — Нет. Конечно, нет.
        С одной стороны, столь странный разговор откладывался на некоторое время, и Майя могла спокойно все обсудить с Яном. С другой же, мало ли, что девушка за это время успеет себе на придумывать?
        — Тогда, курсант Ютова, пройдетесь со мной?  — улыбка на лице Марата стала еще добродушнее, но Альта, пусть и на секунду, бросила свой взгляд в сторону Огнева и Страж, заметив его, слегка кивнул девушке.
        — Конечно. Думаю, у Вас ко мне много вопросов.
        — Деловая хватка!  — засмеялся Командующий.
        Огненные Стражи подошли к Майе, вместе с ней наблюдая за удаляющимися фигурами.
        — У нее же нет никаких проблем?  — спросила Нона, обращаясь к Офицерам и поднимая с пола аккуратно свернутый китель.  — И с кем мне теперь завтракать?
        — Со мной,  — улыбнулась девушке Четина.  — Но перед этим я хотела бы поговорить с Офицером Огневым наедине.
        Ю кивнула и сказав, что будет ждать женщину в столовой, поспешила удалиться. Ей было интересно, о чем эти двое хотели поговорить, но урчащий живот, требующий еды, не позволил бы Кандидату остаться незамеченной.
        — О чем ты с ней говорила?  — спросил Ян, когда в помещении кроме них никого не осталось.
        — О тебе. Пора заканчивать этот детский сад, жених с Юга.

* * *

        — Что чувствуете, после возвращения?  — спросил Марат, чуть оборачиваясь к отстающей от него на несколько шагов девушке.
        — Радость.
        — Это хорошо. Если бы я знал, что с Вами вновь произойдет такое несчастье, то никогда бы не подписал разрешение на Ваш перевод,  — лицо Командующего выражало настоящую печаль и разочарование в собственном поступке.
        — Все в порядке,  — не согласилась с ним Альта.  — Если не брать в расчет то, что произошло за Стеной и…после, то нахождение на Северной Базе даже пошло мне на пользу.
        — Тогда, перейдем к делу?
        — Конечно.
        — Я читал отчеты и, как мне показалось, Вы сами не знаете, что там сделали. Это если говорить о Вашей способности. А если о том, как Вы убили Врагоса, оставив его тело нетронутым… Измар, верно? Как Вы только додумались?
        — Я не думала, просто испугалась и ударила измаром, который был в моей руке по измару в груди Врагоса.
        — Тот измар был не обработан, так?  — спросил мужчина и, получив подтверждение от курсанта, продолжил.  — Значит, Вы подняли его с земли?
        — Нет, мне его дал какой-то Страж.
        — И Вас это не озадачило? Вы ведь все время были с Офицером Огневым. Зачем же Стражу, знавшему, что рядом с Вами Особый Класс, давать Вам измар?
        Зачем?..
        Ей ни разу не пришел в голову этот вопрос.
        — Зачем Якобу делать все это?..
        — Я не знаю,  — губы мужчины растянулись в печальной улыбке.  — Но давайте поговорим о приятных вещах. Например, о том, что Вы станете Кандидатом Третьего Класса, когда вернетесь из Южного Округа.
        — Юг?..  — переспросила Создающая.  — Кандидатом?! Я?!
        Сердце в груди забилось быстрее, и Альта не знала от какой именно новости.
        — Не хотите?  — спросил Шоров таким тоном, будто он обиделся.  — А я думал, что войти в офицерский состав — Ваша мечта.
        — Э-это лишь часть мечты… Точнее то, благодаря чему мечта осуществится,  — девушка чувствовала, как щеки наливаются кровью.
        Став Офицером…я, наконец-то, смогу узнать…
        — Наслышан. Но, неужели это единственная причина, по которой Вы хотели быть частью Границы?
        — О чем Вы?..
        — Я хочу сказать, что, неужели погоня за тенью того, кто Вас когда-то спас, на самом деле является Вашей жизненной целью?
        — Его поиски не единственная моя цель, я…  — курсант старалась оправдаться, но никакие мысли в защиту собственных ценностей в голову так и не приходили.  — Я…я хотела стать Стражем, чтобы защищать остальных.
        — Чтобы походить на того, кто Вас спас.
        — Я тренировалась, чтобы стать сильнее!..
        — Чтобы при встрече с тем, кто Вас спас, похвастаться своими способностями.
        — Я не…  — комок обиды на слова Командующего застрял в горле, мешая произнести еще хоть что-то.
        — Мне жаль, что я стал тем, кто поднял эту тему,  — сказал Марат, положив на плечо девушки руку.  — Но наступают тяжелые времена, и беззаботно радоваться каждому дню мы больше не можем. Мне жаль, Альта, но пора взрослеть.
        В глубине души девушка была с ним согласна.
        — Когда Вы отправляете меня на Юг?
        — Думаю завтра вечером, после казни.
        — Почему так скоро?
        — Быстрее уедете, быстрее вернетесь. Офицер Огнев будет сопровождать…Вас. Что-то не так?
        Альта продолжала молча смотреть на Шорова.
        — Разве с Офицером Огневым у Вас не…хорошие отношения?
        — С-с чего Вы взяли?  — спросила Создающая, краснея.
        — Ну, так ведь… Даже сейчас, в тренировочном зале, перед тем, как пойти со мной, Вы посмотрели на него, будто разрешения спрашивали.
        — Я?!  — выкрикнула Альта, но заметив, что окружающие стали перешептываться, сникла и добавила тише: — Вы ошибаетесь. Да и Офицер Огнев не…
        — Уже согласился,  — перебил ее мужчина.
        — Сам?..
        — Я, конечно, мог бы его заставить, но делать этого не пришлось,  — произнес Марат.  — К тому же, Вам сейчас как никогда нужен тот, кто будет приглядывать за Вами и никого постороннего не подпускать.
        — Я не понимаю…
        — Неужели, не заметили?
        Командующий легким кивком головы указал на тех, кто проходил мимо них. И если до этого девушке казалось, что все их внимание было приковано к Командующему, то сейчас она поняла, как ошибалась.
        Они все смотрели только на нее. Они шептались именно о ней.
        — Почему?..
        — Потому что Вы знаменитость,  — улыбнулся Страж.  — Еще не для всех известная, конечно, но, когда вернетесь и станете Кандидатом, я официально всем объявлю, что именно Вы нашли способ в борьбе с Врагосами. Поэтому, чем скорее Вы пройдете обследование, тем ближе Вы будете к своей цели.
        Командующий оставил девушку, сославшись на срочные дела.
        Он узнает обо мне, подумала Альта, пытаясь унять сердцебиение в груди. Но Командующий прав… Мне пора взрослеть, если я хочу найти его и показать, что я больше не беспомощный ребенок.
        — Если завтра меня здесь уже не будет…  — прошептала девушка, вспоминая о деле, которое не успела сделать в прошлый раз.  — Ева.

* * *

        По дороге в Музей Границы, Альта вспомнила о своих северных друзьях и об обещании, данном молодому почтальону.
        Быстро заскочив на Почту, она отыскала у стенда специальные открытки-карточки с изображением достопримечательностей этой столицы. Взяв все варианты, которые были, и черканув друзьям по паре строк, Создающая была готова запечатать их конверты, пока не осознала ошибку, исправить которую она теперь не могла.
        — Надо было уточнить его адрес…
        Где именно жил Филя, Альта не знала.
        Послать в одном конверте с письмом Агни?
        По всей видимости, ее озадаченный вид привлек внимание работницы Почты, которая поспешила узнать у курсанта причину ее странного поведения. Когда Альта объяснила, что хотела бы отправить письмо другу, работнику Почты в столице Северного Округа, но адреса его она не знала, женщина в бордовой форме лишь отмахнулась от нее, не видя в этом никакой проблемы или повода для расстройства.
        — Мы сделаем отправку специально для служащего,  — сказала она.  — А там или твой друг сам увидит или ему передадут.
        — Большое спасибо!
        — Не за что, девочка. Через мои руки столько конвертов прошло за всю жизнь, эх! Непередаваемое чувство, когда знаешь, что благодаря тебе, люди в разных Округах становятся ближе.
        Таким способом Альта отправила на Север три весточки: одну с открытками для Фили и две для Агни и Кирилла.

* * *

        Музей Границы.
        Старый снимок, который Альта искала, все еще находился на прежнем месте.
        Если Командующему Шорову на нем около тридцати лет, то сделан он был лет двадцать назад! Такой старый снимок…
        С Марата Альта перевела взгляд на Марту, а потом ниже, на девочку, которая была точной копией Евы с Севера и Евы с Централа.
        Или же…это они ее копии? Что там сказала Ева? Что ее тоже так звали, и что ее больше нет. Получается, она умерла?
        Альта вновь посмотрела фотографию и, приглядевшись к одному Стражу, стоявшему рядом с сестрой Командующего, сердце курсанта пропустило удар.
        — Якоб…  — произнесла она, вглядываясь в черты молодого Офицера.
        Шрама на лице еще не было, но это определенно был Якоб. Молодой и довольно симпатичный. С удлиненными, темными волосами, собранными на затылке в короткий хвост.
        Теперь девушка поняла, почему в прошлый раз сочла его лицо знакомым.
        Я видела его на этой фотографии.
        — Что это ты там делаешь?!  — прокричала экскурсовод в другом конце зала.
        Альта вздрогнула от страха, пряча снимок в своем кармане, но, поняв, что вопрос был адресован не ей, заметно расслабилась.
        Я должна взять его с собой, решила она, покидая Музей Границы.

* * *

        База Границы Центрального Округа.
        Вернуться в общежитие Альта успела как раз к обеду. Нона, недовольная внезапным исчезновением подруги, дожидалась Создающую в комнате, намереваясь вновь привить девушке правило всегда и везде брать с собой телефон.
        — Серьезно, ты ведь больше не на Севере,  — пробубнила Ю, когда они вместе шли в столовую.  — Ты вернулась в цивилизацию!
        — Там все не так плохо,  — произнесла девушка.  — Завтра после казни меня отправляют на Юг в Центр Развития.
        — Знаю,  — кивнула Атакующая, поджав губы.  — Майя за завтраком сказала.
        Девушки замолчали и до самой столовой больше не произнесли ни слова.
        Когда подруги вошли в помещение, то все обедающие моментально замолчали.
        — Они ведь на тебя смотрят, да?
        — Ага, конечно. По популярности ты меня сейчас обгоняешь.
        Создающая хотела было уйти, как живот жалобно заурчал.
        Точно, я ведь так и не позавтракала, вспомнила она, смирившись с ролью сегодняшней знаменитости, как вдруг народ вернулся к еде, больше не смотря в ее сторону.
        — Нона, начинай обедать одна,  — произнес Ян, испугавший обедающих своим грозным видом.  — Альта, нужно поговорить.
        Ю фыркнула, отправляясь за подносом, а Создающая пошла за особым Классом, спиной ощущая на себе посторонние взгляды.
        — Что-то случилось?  — спросила курсант, когда они оказались на улице.  — Я слышала от Командующего, что завтра после казни нас с Вами отправляют на Юг.
        — Так и есть,  — коротко кивнул ей Огнев, не оборачиваясь к подопечной Майи.
        Значит, она все ему рассказала, решила девушка, от досады кривя губы. Неужели так противно от моего предположения?
        — Знаешь…
        — Я хотела…
        Оба замолчали, не ожидая, что начнут говорить одновременно. Обернувшись, Ян жестом дал ей право первого слова. Из-за этой заминки Альта растеряла всю свою уверенность, но взяв себя в руки выпрямилась, прикладывая ладонь к виску.
        — Я хочу извиниться перед Вами! За каждое мое действие в течение этих трех лет, которые я провела на Базе. Знаю, что доставила Вам много проблем, поэтому и извиняюсь.
        Прежде чем ответить, Огнев прочистил горло, чтобы хоть как-то вернуть голосу привычную интонацию.
        — Тебе не за что извиняться. Это нормально, когда курсанты в чем-то ошибаются, а Офицеры им эти ошибки помогают исправить.
        Создающая опустила руку, нервно сжимая пальцами ткань штанов.
        — Это не все, что я хотела сказать… Вы ведь считаете, что мое бездумное подражание тому, кто спас меня на Юге — глупость.
        На мгновенье Ян задумался о том, чтобы как-то оправдать себя, но Альта продолжила говорить, не давая ему вставить и слова.
        — Вы все это время были правы. Я хотела сказать, что больше не буду гнаться за тем Стражем.
        — П-почему?..  — вопрос был задан так тихо, что самому Огневу от собственного голоса было неуютно.
        — Это слишком…по-детски,  — улыбнулась девушка.  — Я думала об этом сегодня и поняла, что могу не встретить его. А если и встречу, то…неважно. Я решила, что Вы, если позволите, должны стать для меня примером для подражания. Я обещаю Вам, что стану достойным Стражем, и Вам больше не придется указывать на мои ошибки, потому что я больше не намерена их совершать!
        В этот раз Ян не пытался образумить девушку или упрекнуть в чем-то, а разговор, ради которого он ее позвал, потерял всякий смысл.
        — Делай, что хочешь. И что считаешь нужным. Я не буду препятствовать,  — произнес мужчина.  — Я звал тебя, чтобы поговорить о завтрашнем мероприятии. На Центральной Площади, во время казни, ты должна быть рядом со мной. Во избежание…различных инцидентов.
        — Якоб?..
        — Якоб.

* * *

        На следующий день.
        Казнь Юрбитов была назначена на полдень. Стражи и курсанты надели черную форму — одежду скорбящих.
        Свершение правосудия было публичным и присутствовать на нем могли все желающие, поэтому на Центральной Площади уже с утра собирался народ, желавший посмотреть на казнь.
        — Видишь, где собираются старшие Офицеры?
        Альта кивнула Огневу, посмотрев на импровизированную сцену. В одной ее части располагались виселицы — именно так решили казнить преступников, в другой уже находились Стражи, среди которых девушка знала только Висова.
        — Ты будешь там со мной. Тебя все должны видеть,  — произнес Ян.  — Многие лишь на словах знают, что ты сделала. А увидев молодую девушку среди Офицеров, граждане догадаются, что курсант, убивший Врагоса — это ты.
        — Зачем Командующему Шорову…выставлять меня на показ?  — спросила Альта, неуверенная в том, что правильно подобрала слова.
        — Не знаю. Но не стоит сомневаться в том, что он делает.
        Страж слегка подтолкнул курсанта вперед, подсказывая ей, что пора идти.
        Поднимаясь наверх, Альта ловила на себе не только заинтересованные взгляды тех, кто остался внизу, но и тех, к кому она приближалась. Офицеры Первого Класса разглядывали ее с ног до головы, перешептываясь между собой.
        — Не обращай на них внимания, и иди дальше,  — тихо сказал Ян, шедший позади нее.
        Девушка заняла свободное место рядом с главой карательного отряда. Огнев встал между ними, а через некоторое время к ним присоединился и Шоров.
        — Начинается. Не смей отводить взгляд от виселиц.
        Каратели, во главе с Берговым, привели Юрбитов на эшафот. Граждане тут же засвистели, требуя немедленной расправы над преступниками. Смотря на этих людей, плечо Альты заныло, противно пульсируя под формой. С силой сжав его, чтобы уменьшить боль, девушка почувствовала, как Ян, незаметно для остальных, одернул ее руку, тихо прошептав:
        — Не показывай перед ними эмоций. И не отводи взгляда.
        Каратели-палачи накинули на шеи нескольких мужчин и женщин веревки. Те не сопротивлялись, будто приняв уготованную им участь и…наслаждаясь ею. Стоило Создающей только бросить на одного из них взгляд, как приговоренный, заметив его, улыбнулся курсанту безумной улыбкой, из-за чего по спине девушки прошелся озноб.
        — Совет постановил…  — продолжал зачитывать приговор Каратель.
        Альта слишком отвлеклась на собственные мысли, чтобы внимательно слушать товарища.
        — Приговор привести в исполнение через повешение!
        Юрбиты не испугались этих слов, наоборот, они были рады их услышать.
        — Наши души вернуться к истокам!  — закричали они одновременно, поднимая головы к небу.  — Наши души навечно отданы Мертвым землям!
        Безумные фанатики…
        Толпа взорвалась в криках возмущения. Кто-то из старших Офицеров подорвался с места, накидываясь на Карателей с критикой и требуя немедленно повесить предателей и убийц.
        Стражи с черными погонами на плечах посмотрели на Шорова, и только после того, как он кивнул, привели приговор в исполнение.
        Тела судорожно подергивались на веревках, но смертники старались улыбаться даже тогда, когда слюни потекли из их ртов. Кожа на их лицах становилась сначала пунцовой, а после приобрела синюшный оттенок.
        Так им и надо.
        От собственных мыслей Альта вздрогнула, не поверив, что впервые пожелала кому-то такого исхода.
        — Это нормально,  — сказал Ян на ухо девушке, стараясь перекричать толпу горожан, ставшую громко аплодировать удавшейся казни.  — То, что ты испытываешь по отношению к ним — нормально.

* * *

        Вокзал.
        — И почему я тоже не могу поехать?  — буркнула Нона, искоса посмотрев на троицу друзей, стоявшую поодаль от них.  — Или боятся, что присутствие нас обеих в одном с ним помещении Огнев не выдержит?
        Ухмылка на лице Ю стала шире, забавляя Создающую.
        — Боюсь, что только твои бесконечные разговоры могут довести его до белого каления. Может, поэтому он отказался от места куратора?
        Если бы курсант знала, сколь близко была к истине, то не стала бы так шутить. Но Альта этого не знала, так же, как и Нона, поэтому девушки лишь рассмеялись.
        — Эй, прощайтесь уже и расходимся!  — крикнул Ян, ощущая на себе насмешливые взгляды друзей.
        Майя пошла в сторону подопечной, а Бергов до конца решил остаться с другом.
        — Несколько дней. В худшем случае неделя, и вы вернетесь.
        — Надеюсь на это,  — сказал мужчина.  — Но у меня нехорошее предчувствие на счет этой поездки.
        — Все из-за вашего неудавшегося разговора. Твое же молчание…
        — Избавь меня от разговора с тобой на эту тему,  — произнес Ян, похлопав друга по плечу.  — Иначе я начну разговоры о твоей свадьбе.
        Уголки губ Карателя нервно вздернулись вверх, и он обернулся к женскому коллективу, слезно прощавшемуся друг с другом.
        — Ты обещал молчать,  — напомнил Офицер Огневу.
        — И заметь, я молчу. Даже не напоминаю тебе об этом.
        Мужчины пожали друг другу руки, и Ян вошел в вагон. Миша коротко махнул ему рукой, направляясь к остальным.
        — Пора закругляться, дамы. Иначе настроение нашего товарища испортится на столько, что Альте будет неуютно всю дорогу.
        Создающая улыбнулась на шутку Карателя.
        — Как только ты вернешься, мы будем равны,  — сказала Нона.  — И этот ужасный зеленый цвет перестанет мелькать у меня перед глазами.
        Альта усмехнулась, зная, как подруга ненавидела цвет ее формы.
        — Обещаю избавиться от этой формы по возвращению назад,  — улыбнулась девушка, обнимая подругу.  — Несколько дней и я вернусь.

        Глава 16
        Возвращение на Юг

        Центр Развития Южного Округа.
        Мужчины сидели в кабинете Альберта, размышляя, как им следовало поступать дальше. Вечером Альта прибывала в город в сопровождении Стража, который и интересовал старых знакомых.
        — Я его помню,  — произнес Альберт, устало откидываясь на спинку своего стула.  — Восемь лет назад он участвовал при зачистке вашего города.
        — Это был он?..  — спросил отец Альты, неотрывно смотря на Исследователя.
        — Да. И если Шоров послал с ней Особый Класс, да еще и именно этого Офицера, то… Я даже не хочу предполагать, как много о ней уже известно.
        — И…что теперь делать?..
        Что делать дальше, а точнее, чего лучше не делать, никто из них не знал.
        — Шоров знает, что она Навир. В этом я уверен,  — выдохнул Альберт, еще раз пролистав материалы, присланные из Центральной Базы.  — Если я фальсифицирую документы, он об этом узнает, и я привлеку к себе внимание.
        — А если она сбежит?  — с надеждой в голосе спросил мужчина.
        — Я всю жизнь бегал, Андрей,  — сказал Исследователь и покачал головой.  — И я поплатился за это. Она не может сбежать. Да и не станет.
        — Если мы ей объясним!..
        — Объяснишь?  — недовольно проговорил Альберт.  — Что ты собираешься ей объяснять?..
        — Правду. Альта уже взрослая. Она поймет, что все было только ради ее защиты.
        Мужчина, услышав это, вновь покачал головой, невесело улыбнувшись отцу Создающей.
        — Ничего она не поймет. Даже слушать не станет.
        — Ты совсем не знаешь Альту!..  — громко сказал Андрей и тут же осекся, отводя взгляд в сторону.  — Альта выросла хорошей и понимающей девушкой. Она выслушает нас.
        — Или не выслушает, решив, что ты просто хочешь запереть ее в четырех стенах и никуда не отпускать.
        — Будь моя воля, так бы и сделал еще в самом начале.
        — Она бы нашла способ сбежать.
        Мужчины улыбнулись, представляя маленькую Альту, сбегающую из дома и в страхе озирающуюся по сторонам. В течение следующих секунд они ощутили толчок, вырвавшийся, будто бы, из-под самого здания, где они сейчас находились.
        — Мне показалось?  — спросил Андрей.
        — Нет.
        Альберт схватил телефон, набирая внутренний код и связываясь с охраной Центра.
        — Что произошло?  — поинтересовался мужчина и, слушая сбивчивый ответ на свой вопрос, выражение лица мужчины сменилось с удивленного на хмурое.  — Я понял.
        — В чем дело?
        — Юрбиты. Они устроили в центре города несколько мощных взрывов…
        — Эти фанатики Врагосов?
        — Да. Шоров своей вчерашней казнью подписал не один смертный приговор.
        — Я думал, что они не агрессивны.
        — А я думаю, что там не только они,  — произнес Альберт.
        Андрей, далекий от идей заговоров и тайн, не понял, о чем говорил его собеседник.
        — Ты, правда, думал, что Врагосов в Централ привели они?
        — Нет?
        — Конечно, нет. Их сделали козлами отпущения.

* * *

        Столица Центрального Округа.
        Когда прогремели первые взрывы, Марта спешила в офис редакции, чтобы к полудню выпустить Центральный Вестник в продажу. Единственное, что успела заметить женщина перед тем, как ненадолго потерять сознание, это вспышка света, внезапно мигнувшая где-то сбоку.
        Когда она очнулась, первым ощущением была полная дезориентация. Мысли в голове путались, в ушах звенело. К горлу подступала тошнота, а от попыток подняться пульсирующая боль в висках только усиливалась.
        Что произошло?
        Марта постаралась разглядеть перед собой хоть что-нибудь, но застелившая глаза пелена не дала ей этого сделать. Лишь темные пятна мелькали то тут, то там. Видимо, уцелевшие граждане в панике бегали по улице, не зная, что предпринять.
        Нужно подняться…
        С трудом встав, женщина сразу же облокотилась о стену здания, чтобы вновь не оказаться на земле. Ноги, казалось, были ватными, не способные удержать ее в вертикальном положении. В руках появилась мелкая дрожь и, делая глубокие вдохи, Марта старалась успокоиться.
        Нельзя поддаваться панике. Я должна быть спокойна и собрана, иначе сама себе наврежу.
        Взгляд стал фокусироваться на окружающих ее объектах, и она смогла увидеть масштабы разрушений. Стоящий напротив одноэтажный дом, рассчитанный на несколько квартир, был разрушен. Из его уцелевших мест выбирались люди, а те, кто во время взрыва были снаружи, помогали им покинуть здание.
        Я…должна добраться до Марата, подумала женщин, сделав шаг вперед, но тут же схватилась рукой за стену, стараясь не упасть из-за острой боли в ноге.
        Все же повредила?..
        Посмотрев на лодыжку, она заметила, что та начала опухать.
        До редакции ближе…
        Звуки вновь вернулись, и теперь Марта отчетливо слышала крики людей, доносящиеся со всех сторон. Пробегающие мимо граждане не обращали на нее никакого внимания, стараясь если уж не помочь пострадавшим, то хотя бы самим сбежать, куда подальше от эпицентра взрыва.
        — Что ты делаешь?!  — успел выкрикнуть какой-то мужчина перед тем, как сверхчеловек сжег его дотла.
        На несколько секунд люди замерли, смотря на то, как тело человека вспыхнуло и вскоре превратилось в горстку пепла. А потом все побежали.
        Сестре Командующего оставалось только сильнее вжаться в стену, чтобы обезумевшая толпа не снесла ее с ног и не затоптала.
        Это же был Юрбит?.. Его одежда… Это они устроили взрывы? Из-за вчерашнего?
        — Дамочка,  — протянул кто-то позади нее гнусавым голосом, заставляя Марту обернуться.  — Где окажется твоя душа?
        Кожа окликнувшего ее мужчины была ярко-лилового оттенка с просвечивающимися в некоторых местах темно-фиолетовыми пятнами.
        — Отравление,  — выдохнула Марта, стараясь не показывать своего страха.  — Среди Юрбитов нет сверхлюдей. Почему на тебе их одежда?
        — По той же причине, по которой этих самых Юрбитов вчера повесили,  — усмехнулся тот, кто мог бы стать Карателем.  — Я хочу жить в другом мире.
        — И многих ты собираешься убить, прежде чем создашь желанный для себя мир?
        Марта старалась потянуть время. Может, Стражи скоро появятся на улицах и наведут на них порядок. Может, Ева уже увидела ее судьбу и рассказала Марату, где она находится. Или же найдется кто-нибудь, кто, заметив угрожающего ей сверхчеловека, поможет ей.
        — Что смерть сотней, если спасутся тысячи?  — философски заметил мужчина, начав приближаться к Марте.
        Уголки губ женщины нервно дернулись верх. Она знала, кому принадлежала эта фраза.
        Якоб, неужели и к этому ты имеешь отношение?..
        — Ты не понимаешь, да, дамочка?  — разочарованно произнес мужчина.  — Что ж, очень жаль.
        Сбежать она не смогла бы при всем желании, поэтому Марте оставалось лишь зажмуриться, ожидая, когда он дотронется до нее своей отравленной рукой, и яд за считанные секунды распространится по всему ее телу.
        — На колени!
        От знакомого громкого голоса, Марта распахнула глаза.
        — Марта, Вы целы?!
        Создающая, подбежав к сестре Командующего, еле успела подхватить опускающуюся на землю женщину под руки. Привычно забранные в хвост светлые волосы, сейчас хаотично спадали на плечи, в нескольких местах спутавшись и покрывшись пылью. Щеки подчиненной Марата были перепачканы какой-то грязью, а от рук, которыми она сжимала плечи Марты, на одежде оставались кроваво-красные пятна.
        — Майя?..  — произнесла Шорова, посмотрев сначала на куратора, а затем переведя взгляд на мужчину, возвышавшегося над ними.  — Миша?.. Почему вы здесь?
        — Шли на службу,  — будничным тоном ответил Каратель, но скованные движения и сбитое дыхание выдавали его напряженное состояние.  — Вы ранены?
        — Нет, только ногу подвернула. А вы двое?  — спросила женщина, смотря на перепачканную в крови форму Офицеров.
        — Она не наша,  — брезгливо сказала Майя.  — Пришлось замарать руки. В такие моменты я завидую Яну. Силовые атаки куда эффективнее.
        — Усни,  — сказал Миша Юрбиту, упавшему на землю.  — А теперь мы должны поспешить на Базу.
        Бергов присел рядом с Мартой на корточки, а Майя помогла ей забраться на спину Карателя.
        — Так будет быстрее,  — сказала Создающая, накрывая их своим барьером.  — И безопаснее.

* * *

        База Границы Северного Округа.
        Тревога, разнесшаяся по Базе, разбудила всех, кто еще не проснулся.
        Агний вскочил с кровати от громкого звука, вырвавшего его из сна. Чтобы осознать происходящее, ему понадобилось несколько секунду. Откинув в сторону одеяло, парень посмотрел на кровать своего соседа, но Кирилла там не оказалось.
        Где он?
        Наспех одевшись, он, как и многие другие обитатели общежития, выскочил в общий коридор, на ходу застегивая золотистые пуговицы шинели.
        — Знаешь, что произошло?  — спросил у него один из товарищей.
        — Нет,  — покачал головой Кандидат.  — Кирилла не видел?
        — Со вчерашнего дня,  — ответил парень, и они оба поспешили на построение.
        Погода на улице бушевала, а это означало, что Командующий был в самом скверном расположении духа.
        Собравшихся на улице разделили по типам принадлежности к сверхлюдям, и стали разъяснять ситуацию. Агни слушал в пол уха, стараясь взглядом найти среди курсантов своего друга, но Туроба нигде не было видно.
        Да, что с ним не так в последние дни?!
        Офицер Инева собрала Атакующих и Создающих, распределив их по командам.
        — Командующий отдал приказ уничтожить каждого, кто угрожает безопасности города!  — выкрикнула женщина, стараясь перекричать завывающий ветер.  — Это всем ясно?
        — Да!  — хором ответили ее подчиненные и стали расходиться по выделенным им участкам местности.
        Агний подошел к Стражу, надеясь, что хоть она видела сына Войтова, но ответ женщина был таким же, как и у парня из общежития.
        — Что-то произошло?  — спросила Илана, неотрывно следя за Кандидатом.  — Может, вы двое поссорились или что-то в этом духе?
        — Вы тоже заметили, что он странный?
        — Да. Но он не ссорился с Командующим. В этом я уверена.
        Значит, не из-за отца?
        Стражи попрощались, напоследок пожелав друг другу удачи.
        В городе в столь раннее время, никого не было. Сказать точнее, практически не было.
        — Это Юрбиты!  — крикнул кто-то из молодых Стражей, заметив странно одетых граждан.  — Чертовы фанатики!
        Юрбиты?
        Агни наблюдал за тем, как товарищи, следуя приказу Командующего, не жалели собственных сил для уничтожения тех, кто поклонялся Врагосам, считая их чем-то возвышенным.
        Но среди Юрбитов нет сверхлюдей… Они не принимают к себе никого, кто обладает способностями…
        Кандидат стоял как вкопанный, стараясь осмыслить происходящее. Атакующие нападали на тех, кто вызывал подозрение и был агрессивно настроен по отношению к служащим Границы. Создающие своими барьерами защищали граждан, стараясь как можно быстрее доставить их на территорию Базы — самое безопасное место в городе.
        — Где будет твоя душа?  — спросил человек, незаметно подойдя к юноше.
        Парень напрягся, собираясь незамедлительно атаковать противника, но вместо него это сделал его товарищ. Сильный ветер сбил Юрбита с ног, буквально на глазах у Кандидата превращая его тело в безжизненный кусок льда.
        Эта способность… Но почему она такая…странная?..
        — Агни, ты в порядке?!  — прокричал молодой почтальон, подбегая к огненному Стражу.  — Они взорвали отделение почты! Было так страшно!
        — Филипп?  — удивился юноша, не ожидая его здесь увидеть. Потом он поднял голову, замечая приближающегося к ним Кирилла.  — Ты где был?! И…что с тобой?
        Туроб улыбался уголками губ, будто насмехаясь над другом. Его вечно удлиненные волосы стали короче и были чуть выше подбородка. Одна из прядей смешно и совершенно непривычно была заплетена в косичку, напоминая какую-нибудь детскую прическу.
        — Что с твоими волосами?..
        — К парикмахеру ходил,  — усмехнулся Кирилл, еще больше раздражая своим несерьезным поведением Агни.
        — Думаешь это смешно?!
        — Но, я, правда…
        — Хватит ссориться!  — прервал их Филя.  — Если бы не Кирилл, меня бы здесь сейчас не было! Да и какая сейчас разница у кого, какая прическа?! У нас тут проблема посерьезнее!
        Соседи по комнате посмотрели на паренька, что обычно был весел и беззаботен. Сейчас же лицо почтальона выражало страх вперемешку с гневом. Агни стал оглядываться в поисках Создающего, что мог бы доставить подростка к остальным эвакуированным гражданам.
        — Эй!  — крикнул Туроб, привлекая внимание курсанта с желтыми погонами на плечах.  — Здесь ребенок, позаботься о нем!
        Агни подтолкнул Филиппа вперед, чтобы тот побежал к Создающему.
        — И чтобы слушался старших,  — сказал Атакующий, провожая почтальона взглядом.
        — Не дурак! Сам знаю.
        Оставшись вдвоем, Агни невольно посмотрел на своего соседа, но решил, что разговор их состоится после.
        — Когда все закончится, ты мне все расскажешь, понял?
        — Звучит, как приказ,  — улыбнулся Кирилл, разведя в стороны руки.  — Я расскажу, когда все закончится.

* * *

        Железная дорога в Южном Округе.
        Места в поездах делились на несколько типов: сидячие места, плацкарты и купе, а так же особенные места, так называемые повышенной комфортности.
        Ими пользовались высокопоставленные лица, когда их присутствие требовалось в других Округах. Эти же места, благодаря Командующему Шорову, достались Альте и Яну.
        — В таком купе я согласна ездить каждый день,  — протянула девушка, растягиваясь на своей полке-кровати. Она была шире, чем в обычном купе, и намного мягче.
        — Ты ведешь себя, как ребенок,  — выдохнул Офицер, на секунду оторвавшись от чтения книги.
        О, конечно! Ты-то, наверняка, каждый раз в таком ездишь, подумала Создающая, принимая сидячее положение.
        За окном был вполне привычный для Южного Округа вид: поля, поля и еще раз поля.
        Фермерский Округ, усмехнулась Альта, вспоминая второе названия своего дома.
        — Мы ведь едем в город, где живут твои родители, так?
        Курсант не ожидала подобного вопроса, хоть сама уже и задумывалась о том, чтобы навестить их.
        — Да,  — коротко ответила Альта.  — Вряд ли будет свободное время, чтобы зайти к ним.
        — Вы не ладите?  — спросил Ян, откладывая книгу в сторону.
        — Не то, чтобы не ладили… Они не в восторге от того, что я пробудилась.
        — Они недолюбливают сверхлюдей?  — нахмурился Огнев.
        Такое не было редкостью в обычных семьях, где ребенок, изначально бывший обычным, становился не таким, как родители.
        — Нет-нет!  — запротестовала Создающая.  — Родители добры как к людям, так и к таким, как мы. Все дело именно во мне. Они не хотели, чтобы я переставала быть человеком. Даже запрещали мне в детстве играть о сверхлюдьми.
        — Но ты их не слушала,  — заметил мужчина, вспоминая оставленного на Севере друга курсанта.  — Может, они были правы? Если вспомнить, как ты пробудилась.
        Не надолго девушка замерла, обдумывая услышанное, а потом покраснела, шумно задышав.
        — А-Агни рассказал?! Да почему же он вечно болтает…
        — Это я спросил о причинах, почему он хочет стать сильнее. Твой друг сказал, что в детстве атаковал тебя.
        — Агни просто был вспыльчивым…
        — Эта вспыльчивость могла стоить тебе жизни,  — сказал Ян.  — То, что ты пробудилась именно в тот момент — невероятная удача.
        — Да, наверно…
        Они оба замолчали.
        Альта посмотрела на свою форму, висевшую на вешалке и вспомнила, что фотография, которую она забрала из Музея, все еще находилась в нагрудном кармане.
        Она перевела взгляд на Офицера и не осталась для него незамеченным.
        — Что?
        — Я хотела кое-что спросить у Вас…  — неуверенно произнесла девушка, поочередно смотря то на свою одежду, то на Яна.
        — Надеюсь, ты не собираешься спрашивать меня о том, пойдет тебе синяя форма или нет,  — сказал мужчина, чем заслужил непонимающий взгляд со стороны Создающей.
        — Зачем мне?..  — Альта потрясла головой, не желая даже вдумываться в это.  — Нет, я хотела узнать о Якобе.
        — Якоб?
        Альта достала снимок и протянула его Яну.
        — Я ведь не ошибаюсь?  — спросила Создающая, пересаживаясь на полку Огнева, чтобы указать ему на тех, кого она узнала.  — Это Якоб. Рядом с ним сестра Командующего. А вот и сам Шоров, так?
        — Да, ты права. Откуда это у тебя?  — мужчина повернул голову в сторону курсанта и из-за близкого расстояния, появившегося между их лицами, Альте пришлось чуть отодвинуться.
        — Из Музея Границы. Но я взяла его только на время! Обещаю, что верну!  — заметив недовольный взгляд Огнева, добавила девушка.
        — Меня это не волнует,  — сказал он, вновь посмотрев на фотографию.  — Как ты ее нашла и зачем вообще взяла?
        — Перед тем, как состоялся первый этап экзамена, я с Радой и Максом, восточными курсантами, пошла в Музей, чтобы подготовиться к тестовой части.
        Ян помнил, что юноша был тем, кто решил всю вину за драку с курсантами Северной Базы взять на себя. А девушка была Лекарем, сдававшим экзамен в семнадцать лет. Благодаря ей Альта не обзавелась новым шрамом.
        Создающая рассказала все, что вспомнила о том походе в Музей.
        — В первом же альбоме я нашла фотографии нынешних Командующих. Они все впятером были на снимке.
        — Все вместе?  — задумался Огнев.  — А-а, наверное, он был сделан в пятьдесят втором году, когда Асыву назначили на пост Командующего.
        — Вы с ней когда-нибудь лично встречались? Ее барьер и правда, накрывает всю столицу?
        — Да, правда. Она талантливая Создающая,  — произнес мужчина, и от тона, с которым он это сказал, Альте за себя стало обидно.
        Будто восхищается ей, в мыслях буркнула девушка.
        — А эта девочка, на переднем плане. Кто она?
        — Может, чья-нибудь дочь,  — предположил Страж, пожимая плечами.  — Старая фотография.
        Значит, он не знает о Еве?
        — А когда она была сделана?
        Огнев пригляделся к фотографии, пытаясь разглядеть знаки отличия на погонах знакомых ему Стражей.
        — Вот, видишь,  — начал мужчина, указывая на плечи Командующего.  — Он Особый Класс, а значит, уже возглавляет Центральный Округ.
        — Но ведь Командующий — Лекарь,  — не захотела соглашаться с ним Создающая.  — Они быстро получают звания.
        — Это так, но Особым Классом он стал только тогда, когда получил пост Командующего. А это случилось в сорок первом.
        — Двадцать два года назад?  — подсчитала девушка.  — Значит, фотография сделана или в сорок первом или же уже после? Тогда, что насчет Якоба?
        Девушка пригляделась, но поначалу никаких отличительных знаков на его погонах не нашла.
        — Он ведь явно в офицерской форме, так почему?..  — хотела задать вопрос Альта, как сама поняла причину отсутствия каких-либо знаков отличия на плечах мужчины.  — Он Особый Класс?!
        — Именно так,  — выдохнул Ян, прислоняясь спиной к стенке купе.  — Особый Класс.
        Поезд стал замедлять ход и перед тем, как окончательно остановиться, несколько раз дернулся.
        — Разве здесь есть станция?
        Огнев выглянул в окно, пытаясь разглядеть признаки хотя бы маленького вокзала, но кроме просторного поля ничего не увидел.
        — Оставайся здесь,  — сказал он Альте, выходя из купе.
        Девушка выглянула в коридор и увидела, как Офицер столкнулся с проводником. Пожилой мужчина активно жестикулировал, но говорил не громко, поэтому самого разговора Создающая не расслышала.
        — Альта, позвони родителям,  — сказал Ян и прежде, чем пойти следом за проводником, добавил:  — И закрой дверь.
        Курсант вернулась обратно в купе и выполнила приказ Стража. Гудки наконец-то прекратились, и Альта услышала голос матери.
        — Мама, у вас все нормально?  — стараясь не выдать своего беспокойства, спросила девушка, а женщина, на том конце провода не произносила ни звука.  — М-мама?..
        — Слушай внимательно,  — наконец-то произнесла она, и Альте оставалось лишь послушаться.
        Из рассказа матери она узнала, что во многих городах страны этим утром произошли мощные взрывы, имевшие огромную зону поражения. Количество пострадавших не сообщалось, но о виновных в этих инцидентах было известно все.
        — Юрбиты?  — повторила Альта, слыша, как рядом с мамой заговорили двое мужчин.
        Голос одного из них определенно принадлежал ее отцу. Но второй она прежде никогда не слышала, хоть он и казался ей отдаленно знакомым. В этот момент в купе вернулся Огнев, озадаченно смотря на курсанта.
        — С ними все в порядке,  — сказала она, а на том конце отец спросил у нее, где именно она находится и через сколько будет в столице Южного Округа.
        — Поезд остановился посреди поля. А до столицы…
        — Около пяти часов,  — громко сказал Огнев, чтобы собеседник курсанта его услышал.  — Если бы мы продолжали путь на поезде.
        — Да, это сопровождающий меня Офицер. Стоп, а откуда ты?..  — Альта не закончила, так как ее попросили передать телефон Стражу, и с отцом девушки уже разговаривал Ян.
        Откуда папа знает, что я должна была прибыть в город сегодня вечером? Я ведь им не сообщала. И вряд ли бы кто-то с Базы сообщил, размышляла Создающая, следя за тем, как Ян снял с вешалки свою форму и, продолжая разговор, вышел из купе, кивком головы призывая курсанта так же, переодеться.
        Альта медлить не стала. Быстро сменив одежду, и запихав то, в чем она ехала в специальную поездную сумку, Создающая открыла дверь купе и выглянула в коридор. Огнева не было видно, зато в это время в ее сторону шел второй проводник, заметно моложе, чем первый.
        — Почему поезд остановили?  — спросила она.
        — Все поезда, направляющиеся сейчас в столицы Округов, остановлены,  — сказал мужчина.  — Это связано со взрывами. В города никого не пустят и никто не сойдет с поездов на станции, минимум, до завтрашнего утра.
        — До завтра?.. Тогда, мы должны просто сидеть и ждать?
        — Вы, девушка, сидеть, и ждать не будете,  — сказал проводник, но увидев, что Альта ничего не поняла, пояснил:  — Другой Страж забирает одну лошадь из грузового вагона и, как я понял, вы двое самостоятельно добираетесь до столицы.
        — С-самостоятельно?..
        Курсант зашла обратно, не мешая мужчине идти по своим делам.
        Он сказал, что до столицы только на поезде часов пять… На лошади это время чуть ли не вдвое увеличится…
        — Переоделась?  — спросил Ян, возвращаясь в коридор.  — Откуда твой отец узнал о твоем прибытии на Юг? Ты разве сообщала об этом?
        — Нет,  — отрицательно покачав головой, ответила Альта.  — Я сама не знаю, как он узнал…
        Лицо Стража было нахмуренным и задумчивым. Он позвал девушку следовать за ним в тамбур. Спрыгнув со ступенек, приваренных к вагону, Ян помог спуститься Альте, обеими руками держа ее за талию, пока девушка упиралась ладонями об его плечи.
        Никогда не думала, что вход в вагон располагается так высоко.
        — Мы, правда, возьмем лошадей?
        — Лошадь,  — поправил ее Страж.  — Мы поедем на одной лошади.
        Лето на Юге было самым безжалостным, поэтому Альта старательно прикрывала глаза от палящего солнца. От нагретых вагонов исходил самый настоящий жар и Создающая, посмотрев на них, поняла, что другие пассажиры заинтересованно смотрели на них, провожая взглядами.
        — Мне жаль, но я, правда, могу дать только одну,  — сказал пожилой проводник, передавая поводья Яну.
        — Мы и за это Вам благодарны.
        — И все же, я не уверен, что вас пустят в город,  — произнес мужчина, смотря на то, как Огнев сначала сам забрался на лошадь, а потом помог и Альте, заставляя девушку ближе прижаться к нему, и скрепить свои руки в замок у него на груди.
        — Не волнуйтесь, пустят,  — усмехнулся Офицер, слегка натягивая поводья и оборачиваясь к курсанту.  — Держись крепче.

* * *

        Дорога до столицы Южного Округа занял, по подсчетам Альты, часов восемь. Несколько раз они останавливались, чтобы размяться и дать лошади передохнуть, а после вновь продолжали свой путь.
        Поднимающийся в небо дым, они заметили еще издалека. И как предостерегал их проводник, на въезде стояли патрульные, никого не впуская и никого не выпуская.
        — У нас приказ от Командующего Лунова. Сегодня прохода нет,  — сказал один из Стражей, заметно напрягаясь и разглядывая погоны Яна.  — Даже Вам.
        — У меня тоже приказ,  — сказал Огнев, спускаясь с лошади и кивая на Альту.
        — Доставить этого курсанта в Центр Развития.
        — Ни о чем таком не слышал. В городе чрезвычайное положение.
        Пока Офицер пытался разъяснить местному Стражу всю ситуацию, или, как показалось Создающей, потянуть время, Альта спрыгнула с лошади, не забыв погладить животное по мордочке.
        Запах гари чувствовался даже с такого дальнего расстояния. Да и сами патрульные были изрядно измотаны, о чем говорил их внешний вид: мятая форма, перепачканная в грязи и крови.
        Мама сказала, что это сделали Юрбиты. Такие же фанатики, которых вчера повесили в Централе.
        — Альта,  — услышала девушка знакомый голос.
        К ней приближались двое мужчин. Один из них был ее отцом, другого же она никогда прежде не видела. Незнакомец направился прямо к патрульным, попутно что-то доставая из кармана.
        — Папа,  — произнесла Создающая, не решаясь обнять отца.  — Давно не виделись.
        — И не увиделись бы еще столько же, если бы Альберт не сказал, что тебя направили на обследование,  — сказал мужчина, кивнув в сторону того, с кем пришел.  — Ты не собиралась нам сообщать?
        — Что ты! Я хотела сделать вам с мамой сюрприз,  — улыбнулась Создающая.  — Правда, я бы обязательно навестила вас.
        Мужчина покачал головой, не до конца веря словам дочери.
        — Меня зовут Альберт, я Исследователь, который отвечает за обследование Альты,  — сказал незнакомец, протягивая Яну руку.  — А еще я давний знакомый семьи. Правда, Альта меня вряд ли помнит.
        — Простите,  — проговорила девушка, рассматривая седые волосы мужчины.  — Вы кажетесь мне знакомым, но…я не помню точно.
        — Все нормально. Ты была совсем крохой, когда мы виделись в последний раз,  — улыбнулся мужчина и жестом пригласил всех следовать за ним.  — Наша повозка находится там. До города часа два. Я бы хотел услышать от Альты все, что произошло с ней за последнее время.
        Войдя на территорию города, Создающая не смогла скрыть своего испуга. Повсюду лежали обломки домов. На ровных поверхностях, укрытых какими-то тряпками, лежали трупы горожан.
        — О количестве умерших и пострадавших сообщалось?  — дежурным тоном спросил Ян, идя вместе с Альбертом, впереди Альты и ее отца.
        — Нет. Об этом молчат,  — сказал мужчина.  — Сообщили только, что это были Юрбиты, но…мы это и сами видели.
        На улицах, некоторые люди, буквально слонялись из угла в угол, с потухшими глазами и бледными лицами. Их одежда была потрепанной, где-то разорванной и перепачканной. Стражи с красными погонами на плечах помогали раненым. Создающие укрывали их своими барьерами, во избежание внештатных ситуаций. А Атакующие и Каратели, редко переругивавшиеся друг с другом, разгребали завалы.
        — Юрбиты, это ведь люди, поклоняющиеся Врагосам, так?  — спросила Альта, когда они все оказались в повозке, больше напоминавшую сказочную карету из детских книжек с картинками Старого мира.
        — Правильное замечание,  — произнес Альберт.  — Люди.
        — Среди нападавших были и сверхлюди,  — следом за ним сказал Андрей.
        Мужчины сели рядом, Альта и Ян напротив них. Исследователь сказал кучеру трогаться, и повозка сдвинулась с места.
        — У нас есть около двух часов. Твоя мама ждет нас с вкусным ужином. Офицер Огнев, хоть и без Вас, но мы решили, что эту ночь Вы проведете в нашем доме.
        — А завтра утром я заберу вас обоих, и мы направимся в Центр Развития,  — продолжил за отцом Альты Альберт.
        — В этом нет необходимости,  — воспротивился Ян.  — Курсант Ютова может остаться дома, но для приезжих Стражей выделяются специальные квартиры. Я останусь там, а утром…
        — Вы можете остаться, Офицер Огнев,  — сказала Альта, многозначительно посмотрев на мужчину.
        Не оставляй меня с ними наедине!
        — Альта права. У нас есть свободная комната. Да и здание, выделенное для приезжих Стражей, было разрушено утром,  — сказал Андрей, замечая перемены в дочери.  — Моя семья всегда готова помочь тем, кому эта помощь необходима.
        Разобравшись с местами ночевки, Исследователь попросил Альту начать ее рассказ.
        Создающая неуверенно посмотрела на отца, зная, какая реакция будет с его стороны, когда он в подробностях узнает и о нападении Врагосов на вокзал, и о нападении на Стену, с последующим ее убийством Врагоса и нахождения, так называемого, нового оружия.
        Ну не убьет же он меня при посторонних, подумала девушка.
        За те два часа, что они находились в пути, лицо Андрея становилось то белым от осознания, что его дочь пережила, то пунцовым от злости, когда он понимал, что большая часть преследовавших ее неудач были связаны с ее безалаберностью и нежеланием подчиняться приказам старших.
        — И прежде, чем ты начнешь кричать на меня,  — заканчивала Создающая,  — хочу сказать, что после моего возвращения в Централ, а я туда вернусь, Командующий Шоров официально повысит меня до Кандидата Третьего Класса.
        Внутри повозки наступила долгожданная тишина. Отец и дочь смотрели друг на друга, не замечая ничего вокруг, а Ян и Альберт хмурились, упорно разглядывая вечерний пейзаж за окном.
        — Кричать на тебя я не собирался,  — вздохнул мужчина, стараясь унять дрожь злобы, пробивавшую его тело.  — Маме ты этого рассказывать не станешь. Или же…хотя бы не все. Опусти большинство моментов, когда ее единственный ребенок чуть было не стал едой для Врагосов.
        — Сама знаю,  — буркнула Альта.  — Кстати, вы сказали, что среди Юрбитов были и сверхлюди… Это так странно?..
        Трое мужчин удивленно посмотрели на нее. Андрей и Ян скорчили такие лица, будто она произнесла невероятную глупость. Альберт лишь тихо рассмеялся, собираясь провести для курсант познавательный урок.
        — Ты ничего о них не знаешь?
        — Фанатики, устроившие взрывы по все стране сегодня утром. Так мама сказала. Пятерых из них вчера повесили в столице Централа.
        — Серьезно, и это все?!  — разозлился Огнев, не веря, что такой курсант вообще мог существовать на Центральной Базе.  — Про историю Юрбитов в обучении Границы выделено несколько часов. Чем ты занималась эти три года?
        Гад, помнит же, что спрашивал меня об этом тогда на тренировке…
        — Тренировалась,  — повторилась девушка.
        — Юрбиты появились около тридцати лет назад,  — произнес Альберт, привлекая внимание курсанта.  — Но множество последователей они приобрели лишь за последние лет…десять, пожалуй. Совет игнорировал их, так как они не были агрессивными, состояли только из людей, да проблем никогда не создавали.
        — До сегодняшнего дня,  — процедил отец Альты.  — Разоделись во все черное, обмотав голову какими-то тряпками, и повесили на шеи измары, изображая Врагосов. Правительству следовало избавиться от них еще в самом начале, не давая им, как заразе, распространять свои идеи.
        Никогда не видела папу таким, подумала девушка.
        — Они начали это из-за вчерашней казни?  — спросил Ян у Альберта.
        — Скорее всего, да, но…подумайте, Офицер. За ночь столько взрывчатки не подготовить. Да и столько людей не собрать…
        — Намекаете на то, что все было спланировано заранее. А удобный случай подвернулся только сейчас?
        — Я не намекаю, а предполагаю,  — пожал плечами Исследователь.  — Это моя профессия, строить предположения и догадки — мой хлеб.
        — Да?  — усмехнулся Огнев.  — Тогда, что по-Вашему, будет дальше?
        Вглядываясь в лицо Исследователя, Ян все чаще ловил себя на мысли, что где-то его уже видел. Вот только где, мужчина вспомнить не мог.
        — Их мало,  — снисходительно сказал Альберт.  — Будь количество Юрбитов хотя бы половиной от числа населения нашей страны, возможно, мир, о котором они мечтают, и появился бы. Но сейчас они лишь озлобили Стражей и настроили людей против себя. Всех их, конечно, переловят вряд ли. Да и не всех убьют или посадят в тюрьмы. Но столь необдуманное действие с их стороны лишь уничтожило их и без того мизерные шансы на победу.
        — Прозвучало так, будто Вы в них разочаровались,  — подметил Офицер.
        — Скорее, я разочаровался в их действиях, чем в них самих. Если им не нравится устройство нынешнего мира, то Юрбитам следовало бы уничтожать верхушки страны, в не женщин и детей. О, только не подумайте, что я зарождающийся революционер. Я лишь Исследователь, который в силу характера и, опять же, профессии, продумывает несколько вариантов развития событий и из имеющихся данных, выстраиваю наилучшую сюжетную линию.
        Альта сидела со скучающим лицом, поочередно смотря на собеседников. Подобные разговоры всегда вгоняли ее в тоску, так как при участии в них нужно было слишком много думать и что-то анализировать.
        А я думала, он хотел поговорить о моем обследовании.

* * *

        Дом семьи Ютовых.
        Последний раз в своей комнате Альта ночевала два года назад, поэтому, как только она переступила порог родной квартиры, то тут же направилась в сторону родных стен, ложась на кровать.
        А она намного мягче, чем в общежитии, заметила Создающая, рукой надавливая на матрас.
        Когда в ее дверь постучали, она приняла сидячее положение, приглашая гостя войти.
        — Офицера Огнева я отправила в душ,  — сказала женщина, присаживаясь на кровать дочери.  — Почему ты не сказала, что приедешь?
        — Мам, я собиралась сделать сюрприз,  — обняв ее, произнесла Альта.  — Но, сюрприз не удался.
        — Верно. Альберт сказал, что тебя послали сюда для очередного обследования. С тобой все в порядке?  — обеспокоенно спросила женщина, проведя рукой по щеке Создающей.  — Не стоило тебе пробуждаться…
        — Ты опять за свое?  — буркнула девушка, вставая и подходя к окну.  — Лучше скажи мне, кто этот Альберт такой?
        — Почему ты спрашиваешь? Это наш с папой давний знакомый.
        — Просто…мне кажется, что я его знаю, но вспомнить никак не могу,  — произнесла Альта, потирая пальцами висок.  — Он сказал, что видел меня маленькой.
        — Так и было. Много лет назад, он ошибся городом, и вместо этого, где находится Центр Развития, сошел с поезда в нашем. Я помню, какой сильный ливень шел в ту ночь,  — сказала женщина, задумываясь и будто детально вспоминая тот давно прошедший день.  — Он весь промок до нитки. Твой папа встретил его на улице, когда возвращался домой и, узнав о его проблеме, предложил переночевать у нас.
        И правда, такие гости были не редкостью в нашем доме, подумала Альта, признавая, что именно так и могла встретиться с этим Исследователем.
        — А он человек?
        — Да,  — кивнула ее мама.  — Очень умный человек.
        — Значит, все эти годы он работал в Центре Развития?
        — Конечно, нет. Он вернулся сюда пару лет назад. А до этого его изрядно побросало по стране. Но, вот что лучше скажи…  — заговорщицкий шепот матери совершенно не понравился курсанту.  — Этот Офицер…он ведь Особый Класс, так?
        — Офицер Огнев? Да, а что?
        — Значит, он силен. Так почему же его отправили сопровождать обычного курсанта?
        — Офицер Огнев был со мной при нападении Врагосов на Вокзал и…при инциденте на Севере… А еще он хороший друг моего куратора, Офицера Четиной, и… На хорошем счету у Командующего Шорова…так что… Как-то все вместе,  — глупо улыбнулась Альта, не собираясь рассказывать матери обо всем.
        — Вот значит, как. А я уж было подумала, что его направили с тобой, потому что вы близки.
        — Ч-что?..  — Альта чувствовала, как кровь стала приливать к щекам.  — Мама!
        — Что такое? Он производит впечатление того, на кого можно положиться. И довольно симпатичный. Внешность, в мужчине, конечно, не главное, но…
        — Мам!.. Я не хочу с тобой говорить о таком!
        — Почему?  — искренне удивилась женщина.  — Ты уже взрослая…
        — Вот именно!.. Я уже взрослая и время для таких разговоров прошло.
        В дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, вошли.
        — Вы чего расшумелись? Уже поздно, всех соседей своим ором перебудите,  — сказал Андрей, входя в комнату дочери.  — Ванная освободилась, если что.
        Курсант наспех собрала чистую одежду и прошла мимо отца в коридор.
        — Узнала?  — спросил мужчина у своей жены.
        — Да,  — кивнула женщина.  — Они, судя по тому, что она сказала, просто близки. Не думаю, что он играет какую-то другую роль, кроме как того, кто должен за ней просто приглядывать.
        — Мне от этого легче. Знаешь, кто он? Альберт рассказал…

* * *

        После душа Альта быстро прошмыгнула мимо кухни, крикнув родителям, что она устала и ужинать не будет и, заперевшись в комнате, накрылась с головой одеялом. Долго так девушка, правда, пролежать не смогла, было слишком жарко.
        Ну, зачем мама сказала такое?! Я ведь теперь не усну!
        Живот заурчал, требуя от хозяйки еды, но из комнаты Создающая твердо решила не выходить. Она вспомнила, как краем глаза заметила сидящего за столом Огнева, в обычной, домашней одежде, и сердце в груди застучало еще сильнее.
        И зачем я сказала, что он станет моим новым примером для подражания?! Стыдно-то как!
        Девушка слышала, как родители попрощались с Альбертом, и как Исследователь обещал зайти утром. Курсант прислушивалась к каждому звону посуды, которую мама мыла на кухне. Создающая была уверена, что отец и Огнев сидят там же, о чем-то разговаривая, но думать об этом совершенно не хотелось. Мысли о том, как они втроем, в домашней обстановке, пьют на кухне чай и рассказывают друг другу какие-то истории, изводили девушку, подталкивая ее выбраться из комнаты и, как в детстве, подслушать разговоры взрослых.
        — Спать, спать, спать,  — протараторила Альта, сбрасывая на пол одеяло и переворачиваясь на спину.  — Одна овечка, две овечки, три овечки…
        Сработала считалочка или нет, курсант не поняла, но, когда она в следующий раз открыла глаза, на улице уже было темно. В горле пересохло и, прислушавшись к происходящему в квартире, она решила все-таки выйти на кухню.
        Спят уже, наверно.
        Выйдя в коридор и заметив непогашенный на кухне свет, Альта припомнила, что ее мама частенько забывает о такой вещи, как выключение ламп.
        Ничего со временем не меняется, подумала она, идя дальше, не предполагая, что в столь позднее время может с кем-то столкнуться.
        — Тоже не спится?  — спросил Ян, отпивая из кружки остывший чай.  — Слишком душно, да?
        — Д-да…  — еле выговорила Альта, не зная, что делать дальше.
        Если сейчас развернусь и вернусь обратно в комнату, это ведь будет странно выглядеть, правда?
        — Сколько сейчас времени?
        — Часа два,  — устало произнес Огнев, неотрывно следя за курсантом.
        Та, под его взглядом, старалась выглядеть естественно, насколько это позволяла растрепанная прическа и домашние, короткие шорты.
        Мой шрам, вдруг поняла она причину столь пристального взгляда Офицера.
        Создающая достала стакан и налила в него воду из кувшина, залпом осушая емкость.
        — Болит?  — спросил Ян.  — Твоя нога…
        Альта дотронулась пальцами до своего ожога.
        — Нет. И уже давно.
        — Это хорошо.
        В комнате повисло напряженное молчание. Оба старались не смотреть друг на друга, изучая то трещины на потолке, то давно нуждающиеся в покраске стены.
        — О чем Вы говорили с моими родителями?  — спросила девушка, отодвигая стул и присаживаясь напротив Стража.  — Надеюсь, они Вас не напрягали своими разговорами. От папы, такого, конечно, не дождешься, но вот мама…
        — Все в порядке,  — ответил ей Огнев, вымученно улыбнувшись.  — Твои родители оказались хорошими людьми. И я понимаю, почему они не хотели, чтобы их единственная дочь стала сверхчеловеком.
        — О, правда?  — съязвила Альта.  — А со мной не поделитесь? Не то я, их единственная дочь, так до конца и не поняла.
        — Они тебя защищали. Людям, не имеющим с Границей ничего общего, происходящее в мире кажется слишком…опасным. Конечно, и среди сверхлюдей появляются родители, не желающие регистрировать своих детей, и их можно понять.
        — Вы ведь из первого поколения, так? Значит, кто-то из Ваших родителей был Пробудившимся.
        — Они оба ими были. И то, как они были преданы Границе, до сих пор меня удивляет.
        — Были? То есть…  — девушка замолчала, понимая все без слов.  — Простите, я не знала.
        — Ты и не могла этого знать, поэтому, тебе не за что извиняться.
        — Получается, поэтому Вас приняли в Границу в пятнадцать?
        — И поэтому тоже. Но еще я хорошо управлял своей способностью, и Якоб… привез меня в Централ, чтобы я не терял время в приюте,  — уставшее выражение лица мужчины сменилось на хмурое.
        — Кстати, о Якобе,  — произнесла Альта.  — Раз он Особый Класс, то и его способность должна быть или хорошо развитой, или же…
        — Она редкая,  — за курсанта сказал Огнев.  — Усиление.
        — Усиление? Что это значит?
        — Благодаря своей способности, он может сделать другого сверхчеловека сильнее. Даже не так. Любой, на ком Якоб применит свою способность, может стать Особым Классом.
        — Особым Классом? Но такая способность… Мы могли бы избавиться от всех Врагосов в Мертвых землях, если бы он…
        Страж улыбнулся столь наивной мысли Создающей.
        — Когда-то он тоже так думал. А потом сбежал, убив множество людей и Стражей.
        — И…Вы знаете причину?..  — неуверенно спросила Альта.
        — Нет, да и уже не хочу. Столько лет прошло. Но Командующий приказал доставить Якоба в Централ живым в этот раз. Поэтому, если вдруг встретишь его…
        — Обязательно сообщу Вам. Или же, пойму, как работает моя способность, и отправлю его в мир грез,  — курсант усмехнулась.
        — Нам тоже следует в него отправиться,  — произнес Ян, вставая со стула.  — Завтра будет сложный день. Кстати, я получил сообщение от Офицера Четиной, с ней и Ноной все в порядке.
        — Да, я знаю. Нона связалась со мной. Я больше волнуюсь за Агни и Кирилла. С ними так просто не связаться… И за ребят с Востока, их номеров я не знаю…
        — Много же у тебя друзей,  — сказал Огнев, похлопав девушку по плечу.  — Но сейчас ты должна пойти спать и хорошо отдохнуть, чтобы завтра твое обследование прошло успешно.
        — Вы правы,  — кивнула Создающая и, пожелав друг другу спокойной ночи, они оба разошлись по разным комнатам.

* * *

        На следующий день.
        Как Альберт и обещал, утром он зашел за ними. Александра, мама Альты, как хозяйка дома, никого не отпустила голодным. Только после того, как еда была съедена, а чай выпит, она со спокойной душой отпускала дочь в Центр Развития.
        — Альберт, ты отвечаешь за нее,  — строго сказала женщина, чем позабавила мужчин и смутила Создающую.
        — Мам!
        — Вечером верну в целости и сохранности,  — произнес Исследователь, прощаясь с родителями курсанта.  — А нам следует поторопиться. Дел сегодня и правда, много. А на улицах завалы так до конца и не разобрали. Придется добираться окольными путями.
        Во дворе их ждала вчерашняя повозка, с тем же самым кучером.
        — Разве пешком будет не быстрее?  — спросила Альта, забираясь внутрь.
        — Быстрее, но так безопаснее. Нечего лишний раз находиться на улице.
        Пешком от дома до Центра Развития, если курсанта не подводила память, было от силы минут тридцать. А если дворами, то и еще меньше.
        Так почему же мы передвигаемся так?
        Окошки в повозке были прикрыты небольшими шторками и девушка, потянувшись к пестрой ткани, хотела распахнуть их, чтобы посмотреть на происходящее в городе, но Альбер ловко перехватил ее руку, не позволяя Создающей этого сделать.
        — Не стоит,  — сказал мужчина, отпуская запястье Альты.  — То, что ты видела вчера вечером, лишь малая часть того, что может открыться перед тобой ранним утром.
        Так значит, это из-за меня?
        Девушка посмотрела на сидящего рядом Яна, которому, в отличие от нее, смотреть на улицу никто не запрещал. Лицо Стража побледнело, и он задернул краешек шторки обратно.
        — Ночью?
        — Да. Без взрывов,  — произнес Альберт.  — Юрбиты расправлялись с горожанами…вручную.
        Альта отсела подальше от окна, ближе к Огневу, чтобы ненароком не увидеть того, что могло изменить выражение лица Особого Класса.
        Примерно через час они были в холле Центра Развития, где к ним сразу же подбежал молодой человек в белом халате. Смотря на него, Альта была готова поклясться, что он не спал как минимум неделю — такими темными у него были мешки под глазами. Небритая с утра щетина и перепутавшиеся между собой темные волосы создавали такое впечатление, будто их обладатель только что поднялся с постели.
        — Вы Офицер Огнев, а ты курсант Ютова, так?  — спросил он, поочередно пожимая им руки.  — Меня зовут Денис. Я его ассистент, человек, буду помогать в твоем обследовании.
        Альту кивнула на такое странно приветствие и, когда они собирались пойти дальше, услышали обрывки ссоры Стража с какой-то девушкой.
        — Я Вам в сотый раз повторяю, моя подруга ушла за Стену четыре дня назад! Четыре! И ни разу со мной не связалась!
        — А я повторяю, что это нормально!
        — Нет, Вы не понимаете! Она всегда, всегда со мной связывается! Особенно, если собирается уйти дальше, чем на десять километров! Чтобы я не волновалась!
        Мужчина, красный от возмущения, не находил новых слов, чтобы отвадить от себя девушку. Он озирался по сторонам в поисках того, кто мог бы помочь ему, и нашел. В лице Альберта, которого тут же, жестами стал подзывать к себе.
        — Эх, ладно. Денис, отведи их в мой кабинет. Как только я закончу…
        — Альта?!  — выкрикнула та самая девушка, заметившая тех, на кого смотрел ее неудавшийся собеседник.
        — Курсант Ютова, ты знаешь Лилию?  — просил помощник Альберта.
        — Да знаю, она моя подруга,  — произнесла Альта, понимая, что пропавшим за стеной Собирателем была другая, знакомая ей с детства девочка.
        Соня…

        Глава 17
        Принимая решения

        — От этого города до Стены километров тридцать, так?  — спросил Ян у Альберта.
        — Примерно.
        — А ваша подруга — Собиратель, умеющая подчинять себе волю животных, но только в радиусе десяти километров от нее.
        — Да,  — подтвердила Создающая.
        — Ну, и что из этого следует?
        Девушки молча переглянулись, не улавливая сути его вопроса.
        — Офицер Огнев говорит о том, что, возможно, ваша подруга ушла в Мертвые земли дальше, чем планировала. Поэтому дорога обратно у нее займет больше времени.
        — Соня всегда берет с собой почтового голубя, чтобы сообщать о непредвиденных обстоятельствах,  — не согласилась Лиля.  — Или чтобы предупредить о том, что она задержится.
        — Сколько она должна была пробыть там в этот раз?  — спросила Альта.
        — Сутки… Не нужно мне было делать этот запрос для наших исследований.
        Она присоединилась к Центру Развития из-за своей способности, подумала курсант, смотря на белый халат, накинутый на плечи подруги.
        — Стражем я стать не смогла, но в прошлом году мне предложили место Исследователя,  — заметив взгляд Альты, произнесла Лиля.  — Мы стараемся вывести улучшенные культуры растений, которые смогли бы плодоносить несколько раз за сезон, и даже в зимнее время. Наша группа сделала запрос на сбор почв, мы хотели проверить, насколько их состояние улучшилось с прошлого раза.
        — И правда, такое задание не должно занять много времени,  — сказал Альберт.  — Но из-за того, что случилось за последний день, никто не отправит поисковый отряд за Стену ради нескольких Собирателей.
        — Значит, Соню искать никто не будет?!  — разозлилась Альта.  — С ней могло что-нибудь случиться! Возможно, ей нужна помощь!
        — Я тебя понимаю, но сделать мы ничего не сможет. Все силы сейчас брошены на охрану города и помощь пострадавшим. У Границы нет ненужных Стражей, которых можно было бы отправить за Стену. А полиция состоит из простых людей. Им запрещено покидать Живые земли.
        Если они не хотят помочь Соне, я сама это сделаю, подумала девушка, бегло посмотрев на входную дверь.
        — Даже не думай об этом,  — строго произнес Ян, следя за курсантом.  — Мы здесь для твоего обследования. И как только оно закончится, мы сразу же вернемся в Централ.
        — Мне не до обследования,  — огрызнулась Создающая.  — Пока я не увижу Соню целой и невредимой, то ничего делать не буду!
        — Хватит вести себя как испорченный ребенок. Ты вот-вот станешь Кандидатом,  — сквозь зубы процедил мужчина.  — Пора уже задумываться о том, что ты делаешь.
        — А я и думаю! Говоря Вашим языком — расставляю приоритеты.
        — Значит, это не правильные приоритеты.
        — Они правильные! Я — Страж, и моей обязанностью является защита других.
        — С таким поведением тебе никогда не стать Стражем!
        Ян и сам не понял, как произнес эти слова.
        Надо успокоиться, решил он, устало потерев переносицу.
        Ссориться с Альтой в его планы не входило.
        — Тогда…скажите мне,  — внезапно начала девушка, осознавая, что ответ Огнева мог навсегда разочаровать ее в нем.  — Значит ли это, что Ваши приоритеты стоят выше спасения того, кто нуждается в помощи?
        — Если моя задача состоит в ином, нежели его спасение, то, да. Я пройду мимо,  — сказал Ян.  — Об этом ты спрашивала?
        — Ясно…
        — Что тебе ясно?
        — Как я могла подумать, что спасшим меня Стражем могли быть Вы?..
        Девушка стала разглядывать носки своей обуви, не поднимая глаз на тех, кто стоял рядом с ней. Огнев делал то же самое, смотря на потолок Центра.
        — Давайте выяснение своих отношений вы оставите на потом?  — предложил Альберт.  — Лилия, сходите с Альтой умыться, успокоиться, а после приходите в мой кабинет. Хорошо?
        Лиля кивнула, потянув хмурящуюся подругу за собой, но перед тем, как уйти вместе с ней, Альта посмотрела на Яна, стараясь не разреветься от поглотившего ее разочарования.
        — Если быть Стражем означает быть такой как Вы, то я и не хочу им быть. Забудьте то, что я сказала тогда на Базе. Вы не можете быть примером для подражания.
        Лиля указала подруге, в какую сторону они пойдут, а Альберт попросил Дениса приготовить процедурный кабинет для курсанта.
        — Мне вот непонятно,  — начал Исследователь, когда они остались наедине.  — Вы так легко признались нам в том, кто Вы и что сделали для нее. Почему же не признаетесь в этом и Альте?
        — В этом…нет необходимости.
        — Узнав все, она станет относиться к Вам по-другому.
        — Меня и сейчас все устраивает.

* * *

        Создающая была уверена, что Ян и Альберт все еще находились в холле. Проскользнуть незамеченной мимо Исследователя ей бы удалось, но вот Огнев бы точно заметил ее попытку побега.
        — Это ты была курсантом, убившим Врагоса на Севере?  — спросила девушка, и подруга ей кивнула.  — Тогда, и думать забудь о побеге. Твое обследование важнее.
        — Важнее, чем помощь Соне?
        Всегда поддерживающая ее в проказах Лиля, даже чаще, чем это делал Агни, сказала ей не проказничать и слушаться старших.
        — Ты ведь не серьезно? Соня где-то там, за Стеной, нуждается в нашей помощи, а ты говоришь, что мое обследование важнее, чем она?!
        — Я этого не говорила. Но тот Офицер прав. Ты должна остаться.
        — Когда ты успела стать такой правильной?
        — Когда стала здесь работать. Скажи, где гарантия, что ты доберешься до Стены невредимой?
        — О чем ты?
        Лиля наградила ее странным взглядом, и даже оглядела с ног до головы.
        — Ты сюда что, по воздуху и с закрытыми глазами добиралась?
        — В повозке и да, можно сказать, что с закрытыми. Альберт не позволил увидеть улицу.
        — А он тебе кто?
        — Знакомый родителей. Так…что произошло?
        Услышав рассказ Лили, Альта поняла, почему Исследователь запрещал ей отодвигать шторку, и почему лицо Огнево стало таким бледным. Юрбиты, те, в рядах которых никогда не было сверхлюдей, не только поступились своими принципами, но так же, казалось, сменили свои идеалы. От слепого поклонению Врагосам они перешли к очищению городов от тех, кто являлся угрозой их идолам.
        — Юрбиты убивали всех, кто попадался им на пути,  — заканчивала Лиля.  — Они развесили трупы по всему городу, сняв с них одежду и располосовав тела, имитируя раны, которые наносят Врагосы своим жертвам.
        Альта открыла кран и, набрав в подставленные под него ладони воды, ополоснув лицо.
        — Что за черт сейчас творится?.. Неужели, все из-за казни в Централе?
        — Нам с тобой этого не узнать,  — Лиля положила руку на плечо подруги, заставляя ее посмотреть на себя.  — Но и подвергать себя опасности мы не станем. Даже…ради Сони. Можешь не верить, но Центр Развития сейчас самое безопасное место в городе.
        — Тогда, здесь должны быть эвакуированные горожане.
        — Они здесь со вчерашнего дня, ты просто их еще не видела.
        Альта посмотрела на свое отражение в зеркале, подмечая про себя, что Майя была права. Лицо у нее и правда, осунулось, взгляд был уставшим, а под глазами стали проступать едва заметные синяки.
        Мне бы выспаться пару деньков…
        — Хорошо. Я пройду обследование, а после…мы что-нибудь придумаем и все равно пойдем за Соней,  — уверенно произнесла Создающая, а после усмехнулась.  — Видеть тебя такой серьезной и взрослой жутко не привычно.
        — Поработай со стариками и не так изменишься.
        Девушки покинули уборную и, как Альта и предполагала, Альберт с Яном стояли на том же самом месте, где подруги их и оставили. Не хватало только Дениса, но его, как подумала Создающая, Исследователь отправил за каким-нибудь поручением.
        — Вот видите, она не сбежала,  — сказал мужчина, улыбаясь вернувшимся.  — Лилия, проводите Альту до моего кабинета. Денис уже должен был подготовить все необходимое.
        — Хорошо,  — кивнула девушка.  — Пойдем.
        Курсант так и не посмотрела на Стража, пройдя мимо него к лестнице, ведущей на верхние этажи.
        — И все-таки, приглядеть за ней стоит,  — добавил Альберт, когда девушки уже не могли его услышать.  — Альта характером пошла в мать. С такой, как она, проблем не оберешься, если в голову придет какая-нибудь идея.
        — Александра показалась мне женщиной намного спокойнее дочери.
        — А-а, да-да, Вы правы!.. Я имел в виду ее в молодости. С возрастом, она поумерила свой пыл.
        — Ясно. Тогда, я оставляю Альту на Вас. Проследите, чтобы после обследования она не покидала Центр Развития,  — произнес Огнев, разворачиваясь, чтобы уйти.
        — И все же, лучше бы Вы признались. Скрытая забота никогда не приносит хороших результатов. Лишь все усложняет,  — посоветовал ему Альберт, уверенный в том, что его услышали.

* * *

        База Границы Центрального Округа.
        Кабинет Командующего.
        — Тебе так и не удается увидеть будущее?
        Девочка досадно покачала головой.
        — Ева не чувствует других Ев. Будто связь Евы блокируют.
        — Может ли кто-то быть способен на это?
        — Да. Настоящая Ева могла такое делать, но настоящая Ева давным-давно умерла.
        Это правда, подумала сестра Командующего, вспоминая маленькую девочку, которая была частью экспериментов в Центре Развития Западного Округа более двадцати лет назад.
        Сейчас Марта смотрела на ее точную копию, пусть и не слишком эмоциональную, но все-таки очень похожую.
        — Евы не видели взрывов. И сейчас будущее для Евы закрыто.
        В этот момент в кабинет вернулся Марат, непривычно злой и уставший. Мужчина, тяжело выдохнув, присев на диван к сестре, осторожно дотрагиваясь до лодыжки Марты.
        — Я отдал приказ уничтожать всех Юрбитов. Если бы я знал, что они выступят против Границы, собственными руками бы придушил каждого, когда они только появились.
        — Ева не видела будущего, в котором Юрбиты были бы агрессивно настроены против сложившегося порядка.
        — Твоей вины в этом нет.
        Марта, немного замявшись, все-таки решилась рассказать брату, услышанную от пытавшегося навредить ей сверхчеловека фразу.
        — Что смерть сотней, если спасутся тысячи,  — сказала она.  — Юрбит, от которого меня спасли Миша и Майя сказал мне это. Ты помнишь эти слова?
        — Что смерть тысяч, если спасутся сотни,  — тихо проговорил Марат.  — Это я сказал Якобу, когда видел его в последний раз. С каждым разом, как я слышу о нем, его действия становятся все безрассуднее.
        Марта дотронулась до того места на груди, где на длинной цепочке висело старое кольцо. Ощутив, как кольнуло в сердце, она одернула пальцы и, посмотрев на брата, обняла его, утыкаясь носом в шею мужчины.
        — Того Якоба больше нет,  — выдохнула она.  — Теперь я это прекрасно понимаю.
        — Не переживай, сестренка,  — погладив женщину по голове, произнес Шоров.  — В этот раз, когда я встречусь с ним, он сполна ответит за свое предательство.

* * *

        База Границы Восточного Округа.
        Подземная тюрьма.
        — Ну, я и говорю,  — весело произнес Юрбит, привязанный к стулу.  — Зачем делать тайный штаб в квартирах у здания Почты? Это ведь глупо, правда? Фома? Фока? Макс?
        — Ага,  — произнес один из близнецов.  — Что еще ты можешь нам рассказать?
        — Ничего, друзья мои. Я рассказал вам все, что знал.
        — Раз так, пришло время нам попрощаться.
        — П-прощаться?.. Стой… Э-это же…отравление?..  — Юрбит заерзал на стуле, пытаясь освободиться, когда увидел руки Карателя.  — С-стойте… Мы же друзья! Друзья так не поступают!
        — Мы тебе не друзья,  — прошипел Макс, ладонью дотрагиваясь до лица мужчины.
        Фиолетовый окрас его кожи, казалось, перекинулся на кожу пленника, заставляя его истошно кричать от боли. Когда все закончилось, Каратели покинули камеру, впуская в нее вместо себя уборщиков, которые должны были избавиться от тела.
        — Брат, кажется, кто-то не в духе,  — сказал Фока, перекидывая свою руку через плечо Фомы.  — Макс, ты сегодня такой злющий! Настоящий Каратель.
        — Умолкни,  — выдохнул парень, одергивая свою форму.
        Кандидаты стали подниматься наверх, периодически пропуская спускающихся вниз товарищей, ведущих в камеры новых, пойманных на улицах Юрбитов.
        — От Рады никаких вестей так и не было?
        — Нет.
        Фока хотел что-то добавить, но Фома успел отвесить ему подзатыльник, чтобы зазря не открывал рта и не говорил какой-нибудь ерунды.
        — Я уверен, что с ней все в порядке. Рада Лекарь и, наверняка, сейчас помогает пострадавшим. У нее просто нет времени сообщить о себе.
        Макс выдохнул, но согласился с другом. Так же, как девушка побежала в Централе помогать Альте, не слушая и не подчиняясь приказам Асыва, так же, скорее всего, и сейчас, она трудилась на улицах южного города, помогая раненым.
        — Офицер!  — крикнул Фока, замахав брату Командующей.  — Так, народ, я пошел сдавать ему отчет о том, что нам удалось вытянуть их этого гада. Потом увидимся.
        Кандидаты кивнули ему, и пошли дальше, попутно отсалютовав Стражу. Леня кивнул подчиненным и так же, как Фока, пошел навстречу юноше.
        — Много удалось узнать?
        — Достаточно, чтобы накрыть еще пару квартир с этими фанатиками,  — брезгливо поморщился Фока, протягивая мужчине листы со всеми сведениями, которые он записал.
        — Отлично. Работы будет много. А что с Максом? Он выглядел…озадаченным?
        — Рада в Южном Округе и со вчерашнего дня от нее никаких вестей. Вы не в курсе, что там сейчас происходит?
        — То же, что и везде. Ну, причин для переживаний нет. Лекарей хорошо охраняют Создающие и Атакующие. Так что, думаю, с Радой все хорошо. Как только ситуация нормализуется, она свяжется с кем-нибудь из вас.
        Фока кивнул, размышляя над сказанным и, попрощавшись со Стражем, поспешил догнать друзей. Асыв еще раз просмотрел отчет, отданный ему Кандидатом.
        Слишком много пострадавших… Это уже переходит все разумные границы.

* * *

        Центр Развития Южного Округа.
        — Я устала,  — протянула Альта, неподвижно лежавшая на кушетке последние часа полтора.  — Я уверена, что мои мышцы атрофируются, и я не смогу ходить. Мое первое впечатление о Вас было обманчивым. Вы — медицинский деспот.
        — Правда? Я рад уже тому, что все еще могу произвести впечатление на столь молодую особу.
        Мужчина рассмеялся, не отрываясь от изучения диаграмм, а курсант закатила глаза, но после, стала рассматривать Исследователя.
        — А сколько Вам лет? Никак не могу определить.
        — Я выгляжу довольно молодо, правда?  — усмехнулся Альберт.  — Мне сорок четыре. Лицо без морщин, а вот волосы уже совсем седые.
        — Не удивительно, если Вы все дни проводите в кабинете без окон.
        — Ночи,  — поправил ее Исследователь.  — Днем я предпочитаю отсыпаться.
        — Между прочим, ночной образ жизни вредит Вашему здоровью, которое и так не в лучшем состоянии,  — произнес, вошедший в помещение Денис.
        Он придержал дверь, чтобы и Лиля успела проскочить внутрь с кипой бумаг.
        — Я поработаю здесь? Больше не могу с ними сидеть…
        Исследователи о чем-то переговаривались, но Альта их особо не слушала. Она была рада, что у Лили появились если и не друзья, то уж точно хорошие знакомые.
        — Кстати, Агни неплохо устроился на Севере. Влился в коллектив, так сказать.
        — Сдружился с северянами?  — не поверила Лиля, отрываясь от своих бумажек.
        — Как?
        — Подрался и выиграл.
        Девушка засмеялась, услышав такое.
        — Все понятно. А мне сказал, что все его уважают за веселый нрав.
        — Ну, после, возможно зауважали и за это.
        На лицах девушек растянулись улыбки. Глядя на свою пациентку Альбер тоже не смог остаться безучастным. И все же, озорные блики в глазах быстро сменились на серьезный и задумчивый взгляд, когда он вновь стал смотреть результаты анализов.
        — Можешь сесть, Альта. И пойдем со мной. Поговорим без лишних ушей.
        — Такого Вы о нас мнения, да?  — наигранно обиделся Денис, не поднимая опущенную на стол голову.  — А я еще убираюсь за ним…
        Исследователь с курсантом прошли в соседнее помещение, где Альберт указал девушке на стул. А сам, обойдя стол, сел напротив нее.
        — Я хочу, чтобы ты внимательно меня выслушала. Не перебивая и до самого конца ничего не спрашивая.
        — Со мной что-то не так?  — испугалась Альта, ощутив, как страх расползается внутри.  — Я-я…чем-то больна или что-то в этом роде?
        — Нет, ты полностью здорова. Я расскажу тебе о твоей способности и…о том, как ей пользоваться.
        — Вы все это узнали, просто посмотрев на результаты? Это же невероятно!
        — Ты ошибаешься. Результаты твоего обследования на такое не способны. Я просто знал кое-кого, обладающего похожей способностью.
        — И…я могу увидеть Вашего знакомого?..  — сердце в груди забилось быстрее только от одной мысли о том, что кто-то мог в подробностях объяснить ей странность ее барьера.
        Альберт отвел взгляд от девушки, и его губы скривились в подобии улыбки. От вида мужчины весь настрой на встречу с кем-то новым сразу же пропал. Альте не нужно было объяснять при каких обстоятельствах такое выражение появлялось у кого-то на лице.
        — Ваш знакомый мертв.
        — Уже давно. Поэтому я, пожалуй, единственный, кто еще помнит ее и может все тебе рассказать.
        Рассказ Альберта был долгим и довольно сложным для понимания. Единственное, что он сказал о женщине, имевшую ту же способность, что и Альта, так это то, что звали ее Таисией.
        Сама же способность Альты имела два варианта использования.
        — Один из них, это, конечно же, барьер, как у Создающих. Именно поэтому при первом обследовании Исследователи решили, что ты относишься к этому типу.
        — Но в последнее время он стал почти прозрачным.
        — Это произошло из-за…какого-то воздействия на тебя.
        Воздействия?
        Альта постаралась вспомнить, когда ее барьер стал меняться.
        Это случилось еще до моего отбытия на Север. Я стала странно чувствовать себя после нападения на Вокзал.
        — Якоб…
        — Якоб?
        — Просто мысли вслух.
        Как действует его усиление? Просто находясь рядом со сверхчеловеком?.. Или же нужно к нему прикоснуться?
        Тогда, у Вокзала, он пожал ей руку, представляясь. На Севере Страж, отдавший ей измар, похлопал ее по плечу, привлекая к себе внимание.
        Если Командующий Шоров прав, то Якоб вполне мог оказаться этим мужчиной. Он использовал на мне усиление… Но какой в этом смысл? Показать мне мои способности, раз я отличаюсь от остальных?
        — Продолжим?  — прокашлявшись, спросил Альберт.  — Когда ты используешь свою защиту в форме барьера, то ты ничем, по сути, не отличаешься от Создающих. Ничто внутрь твоего барьера не попадет.
        — Мой барьер может убить Врагоса?  — спросила курсант, вспоминая, как в одном из дворов столицы, обитатель Мертвых земель проник внутрь ее защиты.
        Та девушка сказала, что это было иллюзией, а вдруг нет?
        — Нет. Против них твой барьер бесполезен. Но тут тебя спасет вторая сторона твоей способности.
        Значит, это была не иллюзия? Он, правда, оказался внутри моего барьера?
        — Это ты и сделала на Севере, когда все потеряли сознание.
        — Вы сможете мне объяснить?
        — Отчасти,  — уклончиво ответил Альберт.  — Лишь то, что сам знаю. Когда ты научишься контролировать свою способность, вокруг тебя всегда будет невидимый барьер, защищающий тебя от посягательств на твою жизнь. Он будет не осязаем, но в нужный момент защитит тебя.
        — Это так называемая «вторая сторона»?
        — Нет, это дополнение к первой. Вторая же состоит в том…как бы лучше выразиться? Твой барьер теряет форму и…становится волной.
        По выражению лица Альты Исследователь понял, что она ничего не поняла.
        — Я понимаю, что на словах все сложно, прости. Просто, когда нужно будет создать барьер, думай именно о барьере, а когда захочешь, чтобы твои противник поспали…представь, что стоишь в эпицентре и от тебя исходит ударная волна.
        — Но эта способность воздействует только на сверхлюдей. Против людей она бесполезна.
        — Да. У всего есть недостатки.
        — Зато теперь я знаю, что не бракованная Создающая.
        Я Атакующая и у меня редкая способность, как у Якоба. Поэтому ко мне такой интерес с его стороны?
        — И как я должна тренироваться?  — спросила девушка, зная, что на такой вопрос ей ответить не смогут.  — Жаль, что та женщина мертва. Она бы многое смогла мне рассказать.
        — Да, я уверен, вы бы с ней поладили,  — произнес Альберт, мягко посмотрев на курсанта.  — Вы очень похожи.
        По Центру Развития разнеслась тревога, прерывая их разговор.
        — Охрана сказала, что это Юрбиты!  — произнес влетевший в помещение Денис.  — Они внутри здания и собирают всех эвакуированных граждан, а так же работников Центра на первом этаже.
        — Зачем?
        — Не знаю. Сказали, что если кто-то спрячется или пытается сбежать, они убьют тех, кто уже там.

* * *

        Оставленный город вблизи Стены.
        Восемь лет прошло.
        — Они все так и оставили,  — произнес Ян, разглядывая заброшенные дома и замусоренные улицы.
        Стекла в зданиях были выбиты, стены покрылись мхом и трещинами, а в самом городе витал какой-то неприятный запах.
        Ладно. Далеко в Мертвые земли они не должны были заходить. Четыре дня… Что могло задержать их на такой срок?
        Ян шел по бывшему рынку, подмечая, как износилась и потрескалась краска на металлических столах с навесами.
        Это было где-то здесь…
        Мужчина провел рукой по ржавому прилавку, и губы его тронула легкая усмешка.
        Эта невеста была слишком мелкой, Якоб. И хилой…
        — И человеком.
        Откуда-то со стороны послышался хруст, и Офицер резко обернулся. Поначалу он никого не заметил, и лишь приглядевшись, увидел, как из-под одного прилавка торчал кусок темно-синей ткани.
        Какова вероятность того, что он лежит там восемь лет?
        Огонь в руке полыхнул красным светом. Служба в Границе научила Огнева всегда быть настороже. Особенно в заброшенных местах и в дни, когда фанатики слоняются по улицам, уверенные в правоте своих бесчеловечных действий.
        Хруст повторился, и через мгновенье из-за прилавка вышла девушка в форме Офицера. Точнее, от формы был лишь низ и черная футболка. Ни кителя, ни куртки Собирателя на ней не было.
        — Как тебя зовут?
        Еле разлепив пересохшие губы, девушка попыталась ответить, но из горла вырвался лишь непонятный хрип. Она схватилась за живот, сильнее прижимая к нему ладонь.
        — Пока ты не ответишь, я не помогу тебе. А твои подруги о тебе беспокоятся. Альта и… Лиля.
        Незнакомка резко подняла глаза на мужчину. Она тяжело задышала, хмурясь от болезненных ощущений, но найдя в себе силы, все-таки смогла назваться.
        — Я Соня… Вы знаете Лилю и… Альту? Альта на Юге?
        — Да,  — ответил Ян, освобождая свою руку от огня.
        Приглядевшись, он заметил неестественную бледность на лице Собирателя. По виску стекали капельки пота, а губы приобрели голубоватый оттенок.
        — Ты ранена,  — произнес Огнев, переводя взгляд на живот девушки.  — Убери руку.
        Соня подчинилась. Ее ладонь была окрашена в красный цвет, а форма на месте раны, от пропитавшейся крови, была намного темнее естественного цвета одежды.
        — Н-не смертельно, но… Вы должны вернуться в город…
        Страж помог ей облокотиться на прилавок, а сам, осторожно приподняв край футболки, оглядел ранение девушки.
        — Ты права, не смертельно, но все же опасно. Сколько прошло времени?
        — Н-не знаю… Это сделали Юрбиты за Стеной. Они собираются напасть на города в Округе. Взорвать их…
        — Они уже это сделали.
        Ян перекинул одну руку девушки себе на плечо и, подведя к лошади, помог забраться на животное.
        — А Центр Развития?..
        От услышанного вопроса внутри мужчины что-то оборвалось.
        — О-они сказали, что их ц-цель — Центр Развития. Они собираются в-взорвать его вместе со всеми записями, что т-там хранятся…
        Ян забрался на лошадь, располагая Соню перед собой, чтобы удержать ее в том случае, если девушка потеряет сознание. Натянув поводья, они тронулись с места. Страж ощущал, как тряслись его руки, крепко сжимавшие кожаные ремни. Как колотилось внутри сердце от страха на этот раз опоздать.
        — Откуда ты знаешь, что они собираются взорвать Центр?
        — О-они сами сказали… Они убили моих товарищей… Там, за Стеной. Юрбиты пришли оттуда…

        Глава 18
        Выбирая путь

        База Границы Северного Округа.
        Мужское общежитие.
        Кирилл попал в список счастливчиков, которым первым разрешили передохнуть между бессонными патрулями. Юноша, не теряя времени, сразу же вернулся в общежитие, чтобы смыть с себя уличную грязь, пыль и кровь в душевой.
        — Ева предупреждала, что узнав будущее, Кирилл будет грустить, но Кирилл Еву не послушал,  — сказала девочка, сидя на краю кровати курсанта.
        Юноша взглянул на свое отражение в зеркале. Ему было непривычно проводить рукой по коротким, все еще мокрым волосам. Из-за новой прически лицо его стало казаться более вытянутым и каким-то угловатым. Схожести с внешностью отца стало меньше, и Туроб был этому отчасти рад.
        — Я не грущу.
        Кирилл обернулся к ребенку, но привычная улыбка на его лице так и не появилась. Очередной вздох и взгляд переместился на кровать соседа. Агнию так, как ему, не повезло. Его патруль продолжится до позднего вечера.
        — Я злюсь.
        — Ева боится. Ева сейчас ничего не видит. Ева не знает, что будет дальше.
        — Ты знаешь, почему твоя способность не работает?
        Юноша сел рядом с девочкой, и та поспешила обнять его, чтобы четче ощущать его присутствие рядом.
        — Настоящая Ева могла помешать Евам, но настоящей Евы больше нет.
        — Не говори так,  — сказал Кирилл, нахмурившись, заставляя девочку посмотреть на себя.
        Она была растеряна, так как не знала, каких действий ожидать от сына Войтова.
        — Ты такая же настоящая, как и я.
        — Лишь с точки зрения Кирилла.
        — Даже теперь, когда я узнал всю правду, мое отношение к тебе не изменилось. Смотри, даже косичка такая же, как у тебя.
        Атакующий слегка дернул девочку за сплетенные между собой локоны, на что та лишь скорчила недовольную рожицу.
        — Кирилл подстригся после того, как Ева потеряла возможность видеть будущее. Ева не знает, как сейчас выглядит Кирилл. Разве это не очевидно?
        — Так просто представь,  — прислоняясь лбом ко лбу Евы, сказал Туроб.  — Ты ведь знаешь, как выглядит мое лицо. Теперь представь, что волосы мои стали намного короче, а передние пряди, как и у тебя, собраны в милую косичку.
        Ева сделала то, о чем просил ее Кирилл, и веселое настроение моментально к ней вернулось.
        — У Кирилла совсем нет вкуса.
        — Не говори так… Я ведь для тебя старался.
        В коридоре послышался топот чьих-то ног, и курсант на мгновенье испугался, что это Агний сейчас войдет в комнату и застанет в ней Еву. Но шум исчез так же быстро, как и появился.
        Атакующий вновь позволил себе расслабиться и, вернувшись к окну, посмотрел на эвакуированных граждан, которые сейчас были под защитой Границы.
        — Это ведь неправильно, да?
        — Сейчас Ева не может сказать, к чему приведет сложившаяся ситуация, но… Но Ева уверена, что мы идем к будущему, которого ни одна Ева не видела.

* * *

        Центр Развития Южного Округа.
        — Есть ли здесь сверхлюди, которые могут им противостоять?  — шепотом спросила Альта.
        Они все еще находились в процедурном кабинете.
        Девушка ощущала, как страх быть найденной и пойманной распространялся внутри нее где-то в районе желудка.
        — Вряд ли,  — ответил Альберт.  — Все Стражи сейчас в городе, а те сверхлюди, что работают в Центре, не обладают атакующими способностями.
        Создающая про себя чертыхнулась, хотя, возможно, ругательство было произнесено и вслух. Девушка старалась придумать план, благодаря которому они смогли бы если и не покинуть это место, то хотя бы остаться целыми и невредимыми.
        — А если… Если я использую свою способность?..
        Курсант выжидающе посмотрела на мужчину, желая услышать от него слова одобрения и поддержки, но вместо этого Исследователь лишь сжал губы, отводя взгляд.
        — Твой барьер тут бесполезен,  — сказала Лиля, не понимая, как подобное могло прийти в голову подруге.  — Так же, как и от моих растений.
        — Ошибаешься. Объясните мне еще раз, как это делать и я…я уверена, мне удастся повторить то, что я сделала на Севере,  — Альта дернула мужчину за рукав его халата, призывая ответить ей.  — Вы ведь наверняка видели, как Ваша знакомая это делала!.. И Вы первый, кто смог рассказать мне о моей способности… Вы должны знать, как это…
        — Я рассказал все, что знаю,  — оборвал ее на полуслове Альберт.  — Даже если у Юрбитов есть сверхлюди и они потеряют сознание, что ты будешь делать с обычными людьми? Они убьют тебя сразу же, как поймут, что от тебя исходит угроза. А если они поймут, что это ты убила того Врагоса…
        Мужчина замолчал, хмурясь и закрывая глаза. Лицо его скривилось, будто от приступа боли, но сделав несколько глубоких вдохов, Альберт вернул себе обычное выражение лица.
        — Опять приступ?  — испугалась Лиля, озираясь по сторонам в поисках лекарства.
        В отличие от Дениса, который работал с Альбертом и часто носил лекарство своего начальника с собой, у девушки свободного доступа к препарату не было.
        — Все в порядке…
        — Приступ? Вы больны?..  — спросила Альта, ощутив укол совести.
        Что-то серьезное, раз приступы бывают, да?
        Исследователь улыбнулся девушкам и тут же напрягся, услышав очередной шум, доносящийся с той стороны двери.
        — Они уже здесь.
        — Тогда, мне нужно просто представить…как от меня исходит волна, правильно?
        Курсант зажмурилась, стараясь вообразить себя в самом эпицентре чего-то масштабного. Ее барьер, в мыслях Создающей, должен был потерять свою форму и стать волной, которая сразила бы всех Юрбитов-сверхлюдей.
        — Альта, о чем ты говоришь?
        — О способности, которой обладаю. Я не Создающая, а Атакующая.
        — Альта, пожалуйста…
        — Что значит не Создающая?  — спросила Лиля.  — Ты создаешь барьер.
        — Это вовсе не барьер, а…что-то другое. Тогда, за Стеной, из-за моей способности, все сверхлюди потеряли сознание на довольно долгое время. Я не знаю, как это произошло, но…если я постараюсь повторить это сейчас!..
        — Альта!..  — уже строже произнес Альберт имя курсанта.  — Хватит!
        Лиля задумалась о том, что сейчас сказал ее подруга.
        Что это за способность такая? Она воздействует на сверхлюдей? Только на нас? Слишком необычно…
        — Будто Навир,  — сказала Лиля, не замечая, как от ее слов Исследователь передернул плечами.
        — Навир? Что это?
        Она была уверена, что такого слова прежде не слышала.
        — Старики из моей группы говорили, что так называли тех, кто пришел из Мертвых земель, когда все только началось. Их способности разительно отличались от способностей тех, кто пробудился внутри Стены.
        — Необычные способности?
        — Да, они говорили, что в самом начале…
        — Сейчас это не важно,  — перебил Лилю Альберт.  — Альта, я обещал, что верну тебя домой. К родителям. А я сдерживаю свои обещания.
        В этот момент дверь в процедурный кабинет распахнулась и внутрь уверенным шагом вошли двое мужчин и женщина. Они были одеты в черную одежду, а на их шеях висели темные измары, не реагирующие друг на друга.
        — Юрбиты,  — произнес Исследователь, вставая перед ними и закрывая собой девушек.
        — Исследователь, исследователь и…курсант?  — руки мужчины полыхнули огнем, но в следующее мгновенье, когда он присмотрелся к погонам на кителе Альты, его губы растянулись в издевательской насмешке.  — Всего лишь Создающая.

* * *

        Пока их, и еще нескольких работников и гостей Центра, вели на первый этаж, Альта не бросала попыток понять, как использовать ту самую волну, о которой ей рассказал Альберт.
        Ну, давай же!.. Как у меня получилось сделать это в прошлый раз?!
        — Эй, не спать!
        Идущий позади всех Юрбит толкнул мальчишку, который на мгновенье замедлил свой шаг.
        — Моей маме плохо! Ей нужны тишина и покой!  — крикнул ребенок, явно повторяя слова кого-то из взрослых.
        — Может ей еще одеяло с подушкой принести?  — огрызнулся мужчина, замахиваясь на мальчика, но его мать успела прикрыть ребенка собой.
        — Пожалуйста! Он ведь маленький и ничего еще не понимает!
        Юрбит хотел преподать урок и ей, но, когда взгляд его скользнул к животу женщины, мужчина цокнул языком.
        — Топайте.
        Альта сжала кулаки и до боли прикусила губу, чтобы хоть как-то совладать с бурлящей внутри злостью.
        Почему у меня никак не получается?!
        — А ты чего уставилась, Создающая? Особое приглашение нужно?
        Альберт дернул девушку за руку, заставляя двигаться дальше.
        — Пожалуйста, веди себя благоразумнее,  — попросил Исследователь, и курсанту оставалось только мириться с происходящим.

* * *

        В середине холла собралось множество людей. Женщина с сыном, на которых только что пытался отыграться Юрбит, встали рядом с Альтой, когда она заняла место в толпе других плененных фанатиками людей.
        Альберт приблизился к женщине, приложив свою широкую ладонь ко лбу женщины.
        — Какой у Вас срок?
        — На днях уже должна родить,  — вымученно улыбнулась она, продолжая часто дышать.  — Мой муж Страж…и есть вероятность, что дети станут сверхлюдьми.
        Исследователь перевел взгляд на мальчика лет шести-семи.
        — Он человек, как и я.
        Альта, сняв свой китель, осторожно накинула его ей на плечи.
        — Не волнуйтесь, все будет в порядке,  — сказала курсант, смотря на то, как к ним спускалась еще одна группа людей.
        От меня исходит волна. От меня исходит волна. Они должны потерять сознание, повторяла про себя Создающая, но ничего не происходило. Неужели без Якоба я не смогу этого сделать?!
        — Тетенька, Вы Офицер?  — спросил мальчик, сжимая ткань штанов девушки.  — Так же, как и мой папа?
        — Нет,  — ответила Альта, слегка потрепав ребенка по голове.  — Моя форма зеленая. Я курсант. Твой папа не говорил тебе о званиях?
        — Он всегда слишком занят. Его погоны черного цвета. Из-за этого он часто ночует вне дома…
        — Он Каратель,  — произнесла девушка.  — А я Создающая, и мои погоны желтые. У Лекарей они красные, а у Атакующих голубые. У Собирателей — зеленые.
        Вспомнив о Соне, курсант ощутила, как желание выбраться отсюда и злость на Юрбитов, новой волной накрыли ее.
        — У папы на них три полоски. Я знаю, что он… Кандидат Первого Класса.
        — Ого. Это значит, что твой папа очень силен. Я тоже скоро стану Кандидатом. Правда, только Третьего Класса и на моих погонах появится одна полоска.
        — А потом у Вас будут кружочки?
        — Ага,  — кивнула Альта.  — Вышитый кружок означает Офицера Третьего Класса. Потом я стану Кандидатом Второго Класса и у меня появятся две полоски. А потом…
        — Хватит там шушукаться!  — крикнул Юрбит.
        Он слишком нервный, подметила Создающая.
        Мужчина недовольно оглядел толпу и в этот же момент его губы растянулись в зловещей усмешке.
        — Мне скучно! Развеселите меня!
        Руки Юрбита объяло пламенем, и взглядом он пытался найти того, кто бы мог стать его жертвой.
        — Где же окажутся ваши души?  — спросил он, атакуя своим огнем Альту.
        Девушка создала барьер, защищая всех, кто оказался поблизости. Остальные люди опустились на пол, прижимаясь телом к кафелю.
        — Долго ли ты продержишься, Создающая?!  — продолжая атаковать, выкрикнул Юрбит.
        — Эй!..  — попытался остановить его товарищ, но его голос не был услышан.
        — Исчезнет ли твоя душа? Или вечно она будет бродить в Мертвых землях?  — улыбался огненный сверхчеловек, подходя вплотную к защите курсанта.  — Повесели же меня, Создающая! Не-то вчерашние Собиратели померли слишком быстро.
        От услышанного Альта отвлеклась, и на ее барьере появилось несколько трещин.
        — С-Собиратели?..
        — Издеваться над ними в течение нескольких дней — было сущим удовольствием. И знаешь, что самое смешное? Их выдали птицы той девки. Управлять животными… Что за глупая способность?
        Альта и не поняла, как смогла снять свой барьер и с кулаками накинуться на Юрбита, но тот именно такой реакции и ожидал. Огненное кольцо не позволяло никому приблизиться к ним, пока мужчина с упоением смыкал руки на шее девушки. Создающая впилась ногтями в его запястья, но тот будто не чувствовал ее попыток высвободиться.
        — И какое удовольствие я получу, когда придушу тебя, шавка Границы.
        Дышать становилось все тяжелее. Голова, казалось, вот-вот взорвется. Курсант закрыла глаза, сильнее сжимая свои пальцы на руках Юрбита.
        Я здесь не умру… Я вернусь к родителям… Вернусь в Централ и стану Кандидатом… Я докажу ему, что достойна быть Стражем!..
        — Как она кричала, когда я поджарил ее птиц! Надо бы вдоволь и твоим голоском насладиться,  — прошептал ей Юрбит на самое ухо, опаляя кожу девушки свои горячим дыханием.
        Соня…
        Имя подруги было последней четкой мыслю в голове курсанта. После она вновь провалилось в беспамятство.

* * *

        Альта очнулась лишь после того, как Альберт хорошо потряс ее, крепко сжимая плечи девушки.
        — Альта, приди в себя!
        — Мм?  — промычала она, пытаясь сфокусировать взгляд на лице Исследователя.
        — Ты опять это сделала. Вставай. Нужно выбираться отсюда.
        Мужчина помог ей подняться. Несколько Стражей связывали потерявших сознание Юрбитов-сверхлюдей.
        Моя способность действует только на сверхлюдей, подумала девушка, смотря на тех Юрбитов, которых Стражи спокойно уводили на улицу.
        Потеряв сильных товарищей, они лишились уверенности и в своих силах.
        — Где Лиля? С ней все в порядке?
        — Денис уже вынес ее отсюда,  — сказал мужчина.  — Следуй за мной. Я помогу той беременной женщине. В ее положении….
        Он замолчал, надеясь, что курсант сама все поймет и пойдет с ним, не став спорить. Альта кивнула, но продолжала оглядываться.
        Соня… Я не верю в это…
        Девушка с силой сжала губы, стараясь не заплакать, а когда ее взгляд зацепился за женщину в черных одеждах, надеющуюся сбежать из Центра, в груди Создающей все заполыхало злостью.
        Юрбит!
        Альта хотела рассказать о ней Альберту или Стражам, но рядом с ней не было ни Исследователя, ни товарищей. А Юрбит уже успела скрыться с ее глаз.
        Ни один Юрбит не уйдет от наказания, решила она, последовав за своим врагом.

* * *

        — Что это, черт возьми, было?! Все, кто обладают способностями, потеряли сознание!
        — Это не важно. Я уже подготовился.
        Альта пряталась за углом, следя издали за двумя Юрбитами. То, что женщина была обычным человеком, ей было понятно. Иначе как объяснить тот факт, что она оставалась в сознании? С мужчиной все было куда сложнее.
        — Ты еще можешь успеть уйти.
        — Не успею, даже если побегу,  — покачала головой женщина.  — Этот взрыв сотрет в пыль половину города.
        — Половину города?..
        Альта выдала себя, когда повторила эту фразу. Прятаться дальше было бессмысленно, и она вышла из своего укрытия, ближе подходя к Юрбитам.
        — Это она! Та, из-за которой все потеряли сознание!
        Создающая всем телом напряглась, готовая вступить в рукопашный бой с обоими, но мужчина, в отличие от женщины, был куда спокойнее.
        — Могу ли я узнать, какой способностью ты обладаешь?  — спросил он.
        — Я создаю барьер.
        — У нее две способности! Я видела, как она создала барьер, а потом что-то случилось и!..
        Юрбит дотронулся рукой до лица женщины и она, на глазах у курсанта, буквально расплавилась, превращаясь в кровавое месиво. Альта еле сдержала рвотный позыв, но бледность на ее лице выдала Юрбиту ее отвращение от происходящего.
        — Вы ведь были заодно!
        — Умерла бы она через несколько минут или же сейчас, для будущего особой роли не сыграло бы. И, пока у нас есть время, давай поговорим. Какая у тебя способность, Навир?
        Услышанное от Лили слово из уст Юрбита звучало куда увереннее.
        — Навир? Это сверхлюди, пришедшие из-за Стены.
        — Не совсем так,  — светящиеся прожилки становились четче и ярче, а кожа мужчины начала сначала краснеть, а после и вовсе становиться бардовой.  — И мне больно видеть, что ты работает на Границу, уничтожая своих братьев и сестер.
        — Это Юрбиты учинили взрывы в городах, а не Граница!
        — А я о них и не говорил,  — сказал собеседник Альты.  — Возможно ли, что ты не знаешь своей истинной сущности? Бедняжка… Граница использует тебя так же, как использовала наших предков в своих экспериментах. Сестра моя, ты следуешь по ложному пути.
        — Эксперименты?..
        — Забудь,  — произнес мужчина, перестав обращать внимание на девушку.  — Этот Центр Развития, со всеми хранящимися в нем записями и душами тех, кто навеки вынужден бродить по его коридорам… Мы всех освободим. Огонь от моего взрыва очистит это место…
        — Подожди!
        Альта попыталась вновь активировать свою тайную способность.
        Почему опять не выходит?!
        — Мы станем свободными…
        Девушка подошла еще ближе, создавая обычный барьер и накрывая им и себя, и Юрбита.
        — Я не позволю тебе этого сделать!
        На коже рук и лица чувствовался нестерпимый жар, но Создающая продолжала стоять на месте, надеясь, что ее защита была готова принять на себя хотя бы малую часть от будущего взрыва.
        В здании никого быть не должно… Я спасу тех, кто выбрался, даже если сама…
        — Твоя жертва будет напрасной, сестра…
        Из уголка губ мужчины потекла струйка крови, но выражение его лица не изменилось.
        — Я Страж! Защита остальных ценой собственной жизни — задача Стража!
        Яркий свет ослепил девушку, из-за чего ей пришло зажмуриться. Кожа на щеках, казалось, лопалась от жара, исходившего от тела Юрбита.
        Мне не страшно… Мне не страшно…
        Альта повторяла про себя эту фразу снова и снова, но слезы предательски потекли по щекам, а из горла так и вырывался истошный крик. В голове промелькнули лица всех, кто был ей дорог. Все их последние разговоры и обещаний. Объятия и ссоры.
        Мне не страшно! Мне не страшно!..
        В последний раз открыв глаза, Альта не увидела перед собой ничего, кроме белого света. Дыхание перехватило, сердце пропустило несколько ударов, а уголки губ слабо дернулись вверх, растягиваясь на лице девушки в улыбке.
        Мне…не… Страшно.

* * *

        С ней все в порядке, повторял про себя Ян, смотря на поднимающийся со стороны Центра Развития столп дыма. Ее барьер защитил ее.
        Когда на одной из улиц его окрикнули, он на секунду понадеялся, что это была Альта, хоть в глубине души мужчина и понимал, что этот женский голос принадлежал не ей.
        Светловолосая девушка с короткими волосами и красными погонами на плечах, подбежавшая к нему, сразу же вспомнилась Стражу.
        — Рада?..
        — Офицер Огнев, эта девушка ранена?  — спросила Кандидат, подзывая к себе других медиков.  — Оставляйте ее на нас, мы поможем.
        Соня приоткрыла глаза, когда двое мужчин попытались снять ее с лошади. Собиратель схватилась за китель Особого Класса и к собственному удивлению, смогла громко произнести:
        — Лиля…и Альта…пожалуйста, спасите их…
        Ян замер, а Рада, расслышавшая имя обретенной в Централе подруги, испуганно посмотрела на Огнева.
        — Альта здесь? Где она?
        — Она…  — Офицер посмотрел в сторону дымящегося Центра и, отдав лошади команду, поспешил туда.
        Она в порядке… В полном порядке!
        Достигнув Центра, Ян попытался отыскать в толпе макушку медных волос, но та на глаза ему так и не попалась. Спрыгнув с лошади, он стал искать Альберта или Лилю, но и их среди горожан он тоже не увидел.
        Это ничего не значит… Они где-то…помогают остальным… Где-то в другом месте…
        Страж успокаивал себя этим, а когда увидел на беременной женщине курсантский китель, то даже обрадовался и поспешил к ней.
        — Где она?  — первое, что спросил он, наплевав на все правила приличия.  — Девушка, отдавшая Вам его?
        Женщина только хотела что-то сказать, но не нашла нужных слов, чтобы ответить Стражу. Она только сняла со своих плеч темно-зеленую одежду и протянула ее Яну.
        — Мне так жаль…
        Ян надеялся, что китель принадлежал не Альте, но когда в нагрудном кармане он нащупал что-то твердое, последняя надежда на благополучное спасение девушки исчезла. Достав из кармана лишь часть фотографии, он закрыл глаза, стараясь совладать с эмоциями.
        — Тот Исследователь помог мне выйти… Мы думали, что она идет за нами… Но, она так и не вышла из Центра. А потом там что-то взорвалось…еще никто не рискнул зайти внутрь…
        Никто?..
        Совершенно мизерный и почти неощутимый шанс, но Ян ухватился за него.
        Он сорвался с места, продолжая сжимать в руке китель Альты, и побежал к центральным дверям здания. Кто-то кричал ему вслед, что это опасно и нужно подождать, пока все окончательно не обрушится, но мужчина не хотел их слышать.
        Куда бежать он не знал и, возможно, именно про такие моменты кто-то говорил, что человека ведет сердце. Похожие друг на друга коридоры переплетались между собой, превращаясь в голове Стража в непроходимый лабиринт, но он продолжал бежать дальше, пока не достиг огромной воронки, уничтожившей стены и пролеты в здании.
        Когда-то давно Лина говорила ему, что сильный и талантливый Создающий, в теории, смог бы своим барьером сдержать сильный взрыв или же, хотя бы, отчасти снизить его мощность.
        Вот только на практике этого проверять никто не захотел.
        Губы мужчины дернулись в нервной усмешке, смотря на то, что осталось от эпицентра взрыва.
        — Идиотка…  — произнес он, сглатывая подступающий к горлу комок.
        Ян посмотрел на китель Альты и, спрятав в нем лицо, судорожно вдохнул еле уловимый запах, что всегда исходил от девушки. Он чувствовал его только тогда, когда она находилась близко к нему. Как тогда в Централе, когда сбежала из больницы на его поиски. Как это было на Севере или же на кухне в квартире ее родителей.
        Он даже смог вновь ощутить ее объятия, а потом…
        По коридору разнесся приглушенный мужской крик, который никто не услышал.

        Эпилог

        Где-то на территории Мертвых земель.
        Женщина скинула одну белую пешку с шахматной доски и тяжело вздохнула. Она обернулась к неподвижно сидящему позади нее мужчине, что уже некоторое время смотрел в одну точку.
        — Этого не должно было произойти,  — сказал он, переведя взгляд на женщину.  — Ты говорила, что она важна…
        — Так было. Но будущее постоянно меняется.
        — Ты говорила,  — вновь повторил мужчина,  — что видишь все.
        — Ты обвиняешь меня, Якоб? Я больше не вижу эту девушку ни в одном будущем,  — сказал женщина, доставая из ящика стола фигуру белого короля.  — Но, когда кто-то исчезает, ему на замену всегда кто-то появляется.
        Собеседница Якоба поставила короля на доску, к трем все так же стоящим рядом белым пешкам, при этом скинув с противоположной стороны черного короля.
        Мужчина поднялся со стула и, подойдя к столу, поднял с пола упавшую белую пешку.
        — Как мы сможем воплотить наш план, если единственный, кто мог его выполнить — мертв?
        Женщина не ответила, продолжая закрытыми глазами смотреть на шахматную доску. Она пыталась найти путь, который привел бы их в идеальное будущее. Но чтобы отыскать к нему дорогу у нее вновь должно уйти много времени.
        — Мы потратили на это семь лет.
        — И потратим столько же, если потребуется,  — произнесла женщина.  — Или же ты готов сдаться?
        — Нет, мы доведем начатое дело до конца. Ради того, чтобы вернуть хотя бы часть Старого мира.
        — Верно. Мы найдем новые фигуры. Сейчас для этого у нас есть все необходимое.
        Якоб решил уйти, чтобы подумать обо всем произошедшем в одиночестве. Слишком сильно изменился их первоначальный план. И многое пошло по незапланированному сценарию.
        Я от много отказался, чтобы создать лучший мир, подумал мужчина, дотрагиваясь до того места на груди, где на длинной цепочке висело старое, женское кольцо.
        — Ты ведь пройдешь этот путь со мной до самого конца, Якоб?
        — Да, как и обещал. Ева.
        КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

        18/07/2016

        Примечание к книге
        Пояснение некоторых слов/названий/фамилий/имен

        Помните, я говорила, что много названо так-то, не просто так? А еще я обещала, что в конце первой книги многому дам объяснение. Говорила же? Так вот ~
        Пройдемся по словам.
        ВРАГОС.
        Ну, тут, кроме как об ударении, вопросов возникнуть не должно. Ударение падает на «а», и, да, названы они так именно от слова «враг». Изначально жители Мертвых земель назывались Пожирателями. Многие помнят об этом или же лишь единицы? ~
        Еще были варианты: Врагун, Врагир, Врагон… Согласитесь, Врагос звучит как-то…да просто лучше.
        ИЗМАР.
        О, эти черные камушки, которые загораются при приближении вышеупомянутых Врагосов. Ну, тут я тоже особо не заморачивалась и просто решила назвать кристалл, именно так и выглядят эти камушки, измаром. Так как в переводе с коми языка, моего родного (привет из Керки), измар, это ни что иное, как кристалл.
        Так…что там еще было из слов? А-а, ну, конечно!
        К слову, все слова взяты именно из коми языка. А точнее, они несколько видоизменены.
        ЮРБИТ.
        Юрбит?м — поклонение.
        Нет, правда. Я просто убрала две последние буквы. Да и не забывайте, что Юрбиты являются фанатиками, поклоняющимися Врагосам.
        НАВИР.
        Ох, этот Дивир-Навир. Знала я, что многие мне припишут плагиат Дивергента, поэтому решила все-таки слово заменить.
        Изначально, «ди» было от слова дивный, а «на» было изменено от слова настоящий. Что означает «вир», я умолчу. Хотя, кому не лень, вполне могут найти это слово в словарях и все сопоставить.
        Были ли еще какие-то слова?.. Честно, не помню, поэтому перейдем к персонажам.
        И, так. Я ведь говорила, что у многих имена и фамилии говорящие, прям как у наших писателей, чьи произведения нас заставляли читать в школе. Правда, говорящие они не всегда на русском, практически никогда, поэтому…
        ОГНЕВ.
        Тут все понятно, правда? Или для кого-то нет?
        ЮТОВА.
        Эм…я была в сомнениях, стоит ли рассказывать. Ведь это…спойлер? Хотя, какой после 18 главы спойлер? ТТ
        Лично я образовывала эту фамилию от слова «ютить» — давать приют, убежище.
        Чувствуете, где спойлер зарыт?
        Имена родителей Альты, так же, были подобраны не случайно.
        АЛЕКСАНДРА — мужественная, защитница.
        АНДРЕЙ — мужественный, храбрый, защитник.
        Опять же, сможете сопоставить? ~
        Так же, зная мою любовь к именам, вы можете сами проспойлериться, если внимательные, и понять значение имени АЛЬТЫ.
        ЧЕТИНА И БЕРГОВ.
        Можете мне не верить, но я не помню и найти тетрадь, где писала об этом, не могу….
        ВИСОВ ЮРИЙ.
        Юрой этот странный товарищ, то ли злодей, то ли добряк, был назван из-за слова «юр» — голова.
        Фамилия Висов была образована от «вись?м» — боль.
        Вместе это звучит как юр вись?м — головная боль. Помните же, что после его способности у людей раскалывается голова?
        КУЛАНОВ МАКСИМ.
        Кулан — смерть/смертельный. Отсылка к способности Максима — отравление.
        Фамилии Командующих взяты уж совсем просто:
        Центр — ш?р — ШОРОВ.
        Восток — асыв — АСЫВА.
        Запад — рыт — РЫТОВ.
        Юг — лун — ЛУНОВ.
        Север — вой — ВОЙТОВ.
        ТУРОБ.
        Тур?б — метель. Отсылка к созданию непогоды.
        Ю НОНА.
        Мне просто понравилось имя Юнона, а фамилию я подобрать не смогла. Вот так в повествовании появилась девушка азиатских кровей.
        АГНИЙ И ЛИЛЯ.
        Были названы из-за способностей.
        Агний — огненный (эквивалент женского имени Агния — огненная и Бог Агни — прародитель огня).
        Лилия — цветок.
        СОФИЯ/СОНЯ.
        Имя означает мудрость, мудрая, наука и т. п. Отсюда и слова Агни о том, что Соня с радостью бы поменялась местами с Лилей и стала бы работать с цветами или в Центре, нежели находиться за Стеной.
        Так же Соня управляет животными, в частности специализируется на птицах. Сова — птица — мудрость.
        Ох, о многом, что я писала, уже и не вспомню. Поэтому, до следующей книги, где так же будет такая познавательная страничка. ~

        Вот и закончилось «Становление на путь».
        Конечно же, закончилось оно не так, как все ожидали, но я, как и говорила, собиралась сделать так с самого начала. Да, я знала про «приглушенный мужской крик» еще при написании первой главы. Правда, ситуация была немного другой, так же, как и обстановка, но суть осталась той же.
        Сейчас 18.07.2016 года, 2 часа ночи… Главы отправлены в черновики и ждут редактуры…
        Что я хочу сказать, после почти трех месяцев работы над книгой?.. время пролетело быстро. Виной тому, конечно, был мой выпуск. Подготовка к экзаменам, написание диплома — днем, и печатанье глав ночью — мой, ставший привычным, режим. Сейчас я отправляюсь на две недели на море. Буду загорать, купаться, спать, читать легкую литературу. В общем отдыхать.
        Я хочу сказать спасибо всем тем, кто был со мной с первых глав и тем, кто присоединился по ходу. Тем, кто оставался в тени и ставил лайки и тем, кто отписывался под каждой главой, составляя различные теории. Одни меня пугали, другие заставляли смеяться, а от третьих я не знала, что и делать?.. Ведь иногда вы, мои Муссенчики, были чертовски правы.
        Спасибо Художникам, что радовали меня радостью, присылая ее в Керку.
        Публичным Бетам, что замечали ошибки, которые ускользали от наших глаз.
        K.B.E, за беттинг моих пестрящих ошибками текстов.
        Даше, за помощь в создании дизайна персонажей. Без нее я бы в жизни не смогла показать вам всех героев.
        Опять же, всем вам, кто отписывался под каждой главой. Эти заветные значки у моего имени заставляют сердце биться чаще.
        Теперь мы увидимся с вами в августе, когда я вернусь со второй книгой.
        Пожалуйста, дождитесь меня и не скучайте. Лето проходит быстро и скоро вновь начнется осень, учеба, работа…
        Все, отдохните, как следует за оставшееся время! ~
        А мы увидимся с вами в августе!

        Граница. Книга 2
        Путь предателя

        Действия второй книги будут разворачиваться спустя два года после описываемых в первой книге событий. Вас ждет еще одно погружение в прошлое. Узнавание истории с другой стороны. Ответы на старые и новые вопросы. Интриги, заговоры, теории! Вызывающие боль воспоминания! Новые и старые герои! Их встречи и расставания!

        Пролог

        «Не бойся огня, что разожгли ради тебя»

        Поправки к Закону «О защите Мира» от 30 сентября 63 года н.м.
        Поправка № 1. Юрбиты.
        1. Каждый, кто признает себя Юрбитом, приговаривается к смертной казни.
        2. Граждане, располагающие информацией о местонахождении Юрбитов и умалчивающие об этом, понесут наказание в виде пожизненного лишения свободы.
        Поправка № 2. Служащие Границы.
        1. Возраст вступления в ряды Границы снижается с восемнадцати лет до четырнадцати лет.
        2. Срок обучения в рядах Границы снижается с трех лет до одного года и шести месяцев.
        3. Каждый Страж, наравне с ношением измара, обязан обзавестись холодным оружием, в сплав которого включены частицы измара.

44 год Нового мира (н.м.)

        Где-то в Южном Округе.
        Мужчина из последних сил старался не уронить девушку, истекавшую кровью у него на руках, и не упасть самому.
        По городу распространялась атмосфера настоящего хаоса и паники. Множество тел в неподвижных позах лежало на земле. Те, кому удалось оставаться в сознании, бегали по улицам, кто с криками, кто молча, лишь бы найти тех, кто мог сказать им: что произошло с их близкими.
        — Тая, держись. Я найду Лекаря, и он поможет тебе.
        Седоволосый мужчина озирался по сторонам в поисках Стража с красными погонами на плечах, или хотя бы с красными крестами на одежде — отличительным знаком врачей-людей.
        — Продержись еще немного.
        Он чувствовал, как хрупкое тело в его руках становилось холоднее. Видел, как оттенок кожи девушки становился бледнее, как губы теряли свой алый оттенок.
        Дышать становилось нестерпимо трудно, но мужчина продолжал бежать вперед, сильнее прижимая к себе свою возлюбленную. Он знал, что скоро начнется приступ, но он не мог допустить, чтобы из-за этого Тая потеряла свое драгоценное время.
        — Альберт,  — тихо произнесла она его имя.
        — Молчи. Не трать силы.
        Рана в ноге ныла и пульсировала, но он старался не обращать на этот дискомфорт внимания. Главное сейчас найти того, кто мог помочь Тае, а потом, когда все утихнет, они выберутся из этого города и вернутся в убежище, где их сокровище сейчас тихо посапывало, не зная, что родителей рядом не было.
        Мы не думали, что уйдем так надолго и оставим ее там одну… Почему в этом Округе был кто-то, кто смог узнать Таю?..
        — Альберт, хватит.
        — Молчи.
        В этот момент мужчина обо что-то запнулся и упал на одно колено, стараясь удержать девушку в своих руках. От столь резкого движения из ее горла вырвался полу-стон, полу-крик, и Альберт заметил, как кровавое пятно в области ее живота стало быстрее расползаться по одежде Таи.
        — Нет, нет, нет,  — протараторил он, осторожно опуская ее на землю.  — Все не может так закончиться. Только не здесь. Не сейчас.
        Он с мольбой в глазах посмотрел на девушку, будто бы она могла что-то исправить, но Тая лишь улыбнулась, стараясь не показывать Альберту своей боли.
        — Уже ничего не изменить,  — прошептала она, чувствуя, как начинали холодеть кончики пальцев на руках и ногах.  — Ты должен бежать отсюда.
        — Я тебя не оставлю,  — покачал он головой, не соглашаясь с девушкой.  — Я ведь обещал. Ты помнишь?
        — Конечно, помню… Но, Альберт… Для меня все кончено,  — прошептала Тая и, видя, что он собирался возразить, продолжила:  — Не спорь. Ты з-знаешь, что это так.
        — Я… Я постараюсь все исправить… У меня получится…
        — Ты не можешь…остановить чужое…время. Оставь меня и беги.
        — Тая…
        — Забери ее,  — строго произнесла она.  — Прошу, спрячь ее так хорошо, чтобы Граница о ней никогда не узнала.
        — Мы вернемся вместе,  — попытался он пойти наперекор ей в последний раз.  — Уйдем за Стену. Я смогу узнать, где безопаснее. Где нас никогда не найдут.
        — Обещай мне… Обещай…что не отдашь…ее… Г-Границе…
        Ладонь Таи, которую Альберт до последнего сжимал в своих руках, обмякла.
        Холодный дождь падал на землю с хмурых небес, остужая не только землю города, но и горячие слезы, текущие по щекам из потухших глаз.
        — Я…обещаю. Обещаю…

        Глава 1
        Офицеры Границы

        Ян поднял глаза к голубому небу, но тут же зажмурился, ослепленный палящим летним солнцем. На территории Базы было тихо и как-то непривычно спокойно: ни Стражей, идущих по своим делам, ни курсантов, спешащих на тренировку или в столовую.
        База Границы Центрального Округа казалась вымершей.
        В одиночестве сидя на скамейке, которая отчего-то была холодной, не смотря на высокую температуру, властвовавшую на улице, Ян подставлял лицо теплым лучам небесного светила, наслаждаясь тишиной и спокойствием. Из-за духоты, мешающей дышать полной грудью в неудобной и сковывающей движения форме, темно-синий китель, сложенный вдвое, висел на спинке скамьи.
        — Разве можно так относиться к офицерской форме?  — спросили у него, и Огнев ощутил, как чья-то тень нависла над ним.  — Зазорно же потом будет ходить в запачканной краской одежде.
        Ян открыл глаза, зная, что из-за собеседника, стоявшего рядом, солнечные лучи не могли ослепить его. Сфокусировав взгляд на девушке, нагло ухмыляющейся и не отводящей от него взгляда, мужчина устало выдохнул:
        — Альта…
        Офицер сел ровнее, хрустя шейными позвонками и растирая ладонью затекшую шею. Все-таки сидеть на скамейке, откинув назад голову, чтобы ощутить, как кровь приливает к затылку, было не лучшей его идеей.
        Альта, сев рядом с ним, взяла в руки его китель, разглаживая на коленях мелкие складки и стряхивая еле заметную пыль с темно-синей одежды. Она так же, как и Ян только что, прикрыла глаза, подставляя лицо солнцу и наслаждаясь погодой.
        — Как дома.
        Огненный Страж внимательно разглядывал лицо рядом сидящего курсанта. Под солнцем ее волосы казались светлее, от ресниц на щеки падала тень, а улыбка на лице Альты с каждой секундой становилась все шире.
        — Что-то не так?  — спросила девушка, почувствовав на себе чужой взгляд.  — Что-то с моим лицом?
        Создающая слегка потерла щеку, будто бы на той была грязь, и посмотрела на мужчину.
        — Нет, все в порядке,  — произнес Ян, наблюдая за тем, как от трения кожа на ее щеке стала розоветь.
        Альта хмыкнула, поднимаясь со скамьи и, накинув на плечи китель Огнева, покрутилась вокруг себя.
        — Все-таки этот цвет мне идет так же, как и зеленый, правда? А может, даже больше? Что скажете, Офицер?
        Только сейчас Ян заметил одежду, в которую была одета Создающая. Темно-синие штаны от офицерской формы заменили зеленые штаны от курсантской. Его китель с погонами Атакующего в золотой окантовке сменяли пустые, желтые погоны девушки, которые она носила на протяжении трех лет своего обучения.
        — Ты все еще не поняла, что такое субординация?  — устало спросил мужчина, вставая.
        — О чем Вы? Это простой бартер,  — пожав плечами, произнесла Альта.
        — Бартер?
        — Ну, да. Мой китель у Вас, а Ваш у меня. Все по-честному.
        Ян опустил глаза и увидел, что в его руках находился зеленый китель Альты. Тот самый, который он оставил в Центральном Округе несколько месяцев назад.
        Пейзаж, окружавший его, резко переменился и теперь вместо пустынных улочек Центральной Базы он стоял на развалинах Центра Развития Южного Округа.
        — Альта!  — выкрикнул он, оглядываясь.
        Но в глубине души он прекрасно знал, что ему никто не ответит.
        — Почему?..  — донеслось до его ушей.
        Мужчина обернулся на голос и увидел стоявшего перед ним курсанта. Красное пятно на ее щеке разрасталось, становясь темнее, медленно перерастая в черный цвет. Девушка стояла в центре воронки, что осталась от взрыва.
        Разорванная одежда на глазах у Офицера пропитывалась кровью Создающей, но девушка не обращала на это никакого внимания. Она зло смотрела на мужчину, не скрывая своего отношения к нему.
        — Почему?!  — вновь задала она свой вопрос, но Ян продолжал молча смотреть на то, как кожа девушки полностью становилась черной.
        А через мгновенье от тела курсанта осталась лишь горстка пыли.
        Сердце в груди отозвалось привычной колющей болью.
        Почему ты не спас меня?

* * *

        65 год н.м.
        База Границы Восточного Округа.
        Ян без интереса разглядывал кабинет Восточной Командующей, стараясь ничем не выдать ей своей усталости и излишней раздраженности. Не спать по несколько суток ему было не впервой, но, как оказалось, все время просыпаться по ночам, было куда сложнее, чем вовсе не смыкать глаз.
        — Ты не пробовал по ночам спать?  — спросила у него Лина, разглядывая темные круги под глазами мужчины.  — Вид у тебя, признаться, жуткий. Всех Врагосов в округе распугаешь.
        Страж не стал отвечать на ее вопрос, предпочитая донести до Асывой причину, по которой его отправили в столицу этого Округа.
        — Я здесь по поручению Командующего Шорова.
        Лина разочарованно вздохнула, поджав губы, и поправив распущенные темные волосы, произнесла:
        — Все такой же неприступный.
        Ян и эту фразу проигнорировал. Создающая всегда общалась с ним в довольно странной и несколько фривольной манере. Со стороны могло казаться, будто они были хорошим, даже очень близкими друзьями, хотя на самом деле это было не так.
        Его единственной подругой еще с курсантских времен была Майя, самовольно связавшая его и Мишу этими крепкими узами. Другие же женщины в Границе, в том числе и Лина, были для него не более чем сослуживцами и товарищами.
        — Так…с чем он послал тебя на этот раз?  — решила продолжить говорить Командующая, не заметив нужной ей реакции Огнева на свой вопрос.  — В самом деле… Ты же Особый Класс, а продолжаешь бегать по стране с поручениями Бессмертного Командующего, а не Совета.
        — Он хочет узнать о тех Юрбитах, которые на прошлой неделе были захвачены Вашими Карателями у Стены. И пока заданий от Совета нет, мне ничто не мешает выполнить просьбу Командующего Шорова.
        — О Юрбитах? И все? Ради такой мелочи он отправил тебя сюда?  — удивилась женщина, недоверчиво рассматривая Офицера.
        Асыва до недавних пор была самым молодым Командующим Границы. Более того, она была первой и единственной женщиной, удостоившейся такого высокого поста в иерархии Границы.
        Ян знал, что из всех тех, кто сейчас руководил Округами и Базами, Шоров слепо доверял только Лине, не сомневаясь в ее преданности их идеалам. Раньше и сам Огнев, зная о способности женщины, верил в ее непричастность к нападениям Врагосов два года назад на Вокзал столицы Централа.
        Но из-за событий, произошедших на Юге, он, как когда-то и Инева, Офицер на Северной Базе, стал сомневаться во всех, кто его окружал.
        Сомневаться в других — это естественно, вспомнил он ее слова, без зазрения совести или какого-либо смущения, смотря прямо в глаза Асывой.
        Она была примером для подражания многих Создающих.
        Как всегда самоуверенный взгляд и нахальная улыбка украшали лицо женщины. Ее взгляд так же скользил по нему, и Командующая так же не испытывала при этом никакого смущения.
        — Ну, так как? Почему именно ты?
        — Стражей не хватает, а я был в соседнем городе. Вот и все,  — спокойно ответил Огнев.
        Говорить о том, что он делал в Восточном Округе, Ян не собирался, но казалось, что Лина и сама прекрасно знала эту причину.
        — Как знаешь,  — пожала плечами Создающая.  — Найди Леню. Он отведет тебя к Карателям, а те подготовят всю необходимую Шорову информацию.
        — Благодарю за содействие.
        Ян отсалютовал Асывой, собираясь покинуть кабинет женщины и направиться на поиски ее младшего брата, как Лина окликнула его, предложив ему то, на что бы он никогда не согласился:
        — В наше время есть способ избавиться от ненужных и приносящих неудобство воспоминаний. Забудешь о том, что произошло, и твои ночи станут спокойными и короткими. У меня в подчинении есть один очень талантливый юноша…
        — Мне мои воспоминания не мешают.
        Еще раз отсалютовав, Ян вышел из богато обставленной комнаты, прикрывая за собой массивную дверь.
        Лина скривила губы, вновь отворачиваясь к окну. Осенний моросящий дождь вызвал в женщине отвращение и легкий озноб. Холодные капли стекали по ту сторону стекла, оставляя на поверхности своеобразные дорожки.
        — Хоть Ева и не была знакома с Альтой лично, но Лина проигрывает Альте по всем параметрам,  — пропела девочка, выглядывая из-за двери смежной с кабинетом Командующей, комнаты.  — По всем параметрам!
        Две косички, неаккуратно сплетенные между собой, придавали ей неряшливости, а ярко-желтый цвет платья, чуть ли не цыплячий, совершенно не был ребенку к лицу. Лина много раз хотела заставить ее переодеться во что-нибудь другое, но Ева категорически отказывалась менять цветовую гамму своей одежды.
        — Умолкни, Ева.
        Иногда Лина искренне корила Судьбу в том, что из всех Ев ей досталась такая разговорчивая и несносная.
        — Но Ева говорит правду,  — улыбнулась девочка, подходя ближе к Создающей.
        Ей нравилось наблюдать за тем, как уверенный голос Командующей при их перепалках терял свое кокетливое очарование.
        — Лина наверняка завидует Альте. Ведь даже мертвая Альта в разы лучше, чем Лина. Да, Лина определенно завидует Альте, ведь Лина проигрывает Альте по всем параметрам!
        Асыва швырнула в ребенка огрызок карандаша, все это время лежавший на ее столе. Девочка легко увернулась и в голос засмеялась. Даже будучи слепой, Ева знала, как изменилось лицо Создающей, ведь подобную сцену она уже видела в одном из своих видений.
        Офицер сделала глубокий вздох, стараясь вернуть себе былое спокойствие. Их препирания всегда выигрывала Ева. Спорить с ней было бесполезно, но Лина каждый раз велась на ее провокации.
        Девочка, чувствуя некое удовлетворение от проделанной работы, поспешила спрятаться в другой комнате, оставляя женщину наедине с ее мыслями.
        — Черт,  — тихо выругалась Лина, прикусывая нижнюю губу.
        Как женщина, я чертовски завидую этой девчонке.

* * *

        Мужское общежитие.
        В Штабе брата Асывой не оказалось.
        Курсанты, попавшиеся ему на улице, посоветовали Огневу поискать Карателя в общежитии. Вот только что делать после того, как он в это общежитие войдет, ему никто не рассказал.
        Где его комната?
        Ян брезгливо смахнул с рукавов своего кителя дождевые капли и взъерошил намокшие на улице волосы. Отросшие пряди из-за идущего снаружи ливня прилипли к его лбу, и Стражу пришлось пальцами еще раз хаотично провести по ним, чтобы хоть немного привести прическу в приемлемый вид.
        Если бы сейчас Майя была здесь и увидела его вот в таком состоянии, то не поленилась бы высказать все, что она думала о внешности Особого Класса, который, как приметила Командующая Асыва, «способен Врагосов распугать».
        Но за последние два года Яну было не до собственной опрятности. И пусть его звание обязывало мужчину выглядеть в чужих глазах достойно, как-никак один из сильнейших сверхлюдей в стране.
        Зарегистрированных сверхлюдей, мысленно поправил он себя, гадая, в какую бы сторону пойти.
        Знакомых Офицеров у него на этой Базе было не так уж и много. Его-то, конечно, знали все, а вот он сам практически никого.
        Издержки популярности, припомнил он Мишины слова.
        Откуда-то со стороны послышались торопливые, шаркающие шаги, привлекшие внимание Яна. Он повернул голову на нарушающие тишину общежития звуки и сразу же признал в крадущейся фигуре молодого Лекаря, которого, в силу своей гендерной принадлежности, в мужском общежитии не должно было быть.
        Как только Рада покинула комнату Макса, то она всячески старалась не думать о том, что кто-нибудь ее заметит. Сердце Офицера Третьего Класса стучало в груди так быстро, что девушка могла с уверенностью заявить — ее слышали все, кто сейчас находился в этом здании.
        Когда Лекарь встретилась глазами с Особым Классом, щеки Рады зарумянились, а сама девушка была готова провалиться под землю от стыда. Ян же одарил ее снисходительным взглядом и двинулся по направлению к представителю самого редкого в Границе отряда.
        — Офицер Огнев?  — произнесла девушка, стараясь унять дрожь в голосе.
        Губы девушки нервно дернулись, но она продолжала стоять на одном месте, хотя, если бы у нее получилось, она бы сбежала отсюда так быстро, как только смогла бы.
        — А В-вы здесь?.. Ну, это…
        — Что я здесь делаю?  — помог ей Ян озвучить вопрос.  — И правда, что делает мужчина в мужском общежитии?
        — А я т-тут друга н-навещала,  — невпопад сказала Рада, продолжая глупо улыбаться и краснеть от стыда.  — Вы, возможно, его помните. Максим. Куланов.
        В памяти Офицера промелькнуло лицо юноши, который перед экзаменом курсантов не побоялся взять на себя вину за драку с северными товарищами. Но после перед глазами появился образ Создающей, бросавшей на Стражей гневные взгляды, не желая мириться с тем, что в конфликте обвиняли только их, и Ян отогнал от себя мысли о том дне.
        — Я ищу Офицера Асыва. Не знаешь, где он может быть?
        Рада вмиг повеселела и утвердительно закивала. Ведь ей выпал шанс не только перевести тему разговора в другое русло, но и вернуться туда, откуда ее только что выгнали.
        Девушка позвала Стража следовать за ней.
        Брат Асывой навещал своего подчиненного, который, после нескольких дней изнурительных смен в карательном отряде слег с легким недомоганием. Рада, как Лекарь и как просто близкая подруга Максима, с радостью решила подлечить его.
        Леня, на секунду удивившись возвращению девушки, которую только что с самым серьезным видом прогнал из обители юношей, пришел в себя и поприветствовал Огнева.
        Обменявшись с мужчиной рукопожатиями, Ян посмотрел в сторону лежащего на кровати Кандидата и жестом приказал ему не двигаться, когда тот захотел принять сидячее положение.
        — Разве ты не знаешь, что отравление — способность опасная не только для тех, на ком ее применяют, но и для самого носителя?  — спросил огненный Страж, смотря на забинтованные руки Максима.
        — Конечно, знаю,  — произнес юноша, но поняв, что сказанное им могло прозвучать неуважительно или грубо, потупил взгляд.  — Было много работы.
        — Было много работы,  — передразнила его Рада и тут же покраснела, когда взгляды мужчин устремились на нее.  — Я, наверное, пойду, да?
        — Ага, иди,  — сказал Асыв, кивнув.
        Как только Лекарь ушла, а Леня, выглянув в коридор, убедился, что девушка и в самом деле покинула это место, Офицеры позволили себе перейти к деловому разговору.
        — Мне нужны отчеты о задержании и допросе Юрбитов, которые на прошлой неделе были задержаны у Стены,  — произнес Огнев.
        — Только отчеты и остались,  — нахмурился Леня, посмотрев на Кандидата.  — Да, Куланов?
        — Стандартная процедура по утилизации преступников,  — пожав плечами, ответил Каратель.  — Не я придумывал Закон и не я вводил его в силу.
        — Поговори мне тут о Законе…
        В прошлый раз при встрече с подчиненными Восточной Командующей, Ян и не обратил внимания на то, как Асыв дружен с молодым поколением этой Базы. Сейчас же перед его глазами предстала до боли в груди з