Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Голос разума Иван Михайлович Никифоров
        Дебютная фантастическая повесть «Голос Разума» - остросюжетное произведение о сущности людей, о борьбе человека с самим собой в условиях крушения привычного нам мира. Динамичный постапокалиптический сюжет пронизан незримыми нитями глубоких философских вопросов: добро и зло, дружба и предательство, смелость и малодушие. Какой выбор сделают герои? Об этом вы узнаете на страницах этой книги.
        Голос Разума
        Глава 1
        Он пришел в себя от невыносимой боли в правой ноге. Вокруг была кромешная темнота, которая, казалось, проникала в самые глубины его мозга. Он висел вниз головой, окруженный холодной пустотой. Скользкая змея веревки туго обвивала его тело, болью стянув правое колено, и уходила куда-то вверх. Оттуда доносился глухой тяжелый рокот.
        Подтянувшись, он знакомыми движениями освободился от колец и набросил два оборота на левую ступню.
        «Что делать? Спуститься вниз? Не видно ни дна, ни длины веревки» - подумал он и, отбросив сомнения, медленно полез вверх.
        От сильного напряжения тело стреляло болью, в голове стоял невыносимый шум. Поднявшись, метров на пять, он остановился. Непослушные руки тряслись, липкий пот покрывал голое тело. Внезапный приступ тошноты вывернул его наизнанку. Стоная от бессилия, он едва смог обвить веревкой голень ноги… и, трением сжигая кожу, стремительно заскользил вниз.
        Удар пола был ошеломляющим. Хрустнул палец ноги, и от неожиданности, он едва не выпустил веревку из рук. Пол внезапно начал раскачиваться. Согнувшись пополам и ощупав опору, он понял, что стоит на подвешенной металлической бочке с множеством отверстий. На стальной петле подвеса веревка заканчивалась, а дна по-прежнему не было видно.
        Отчаявшись, в полном бессилии, он сполз и сел на бочку, прижимаясь грудью к струне веревки - единственной прочной опоре. Мыслей не было. Полное опустошение овладело им.
        Внезапно он почувствовал странный запах. На вдохе его легкие обожгло огнем, глаза расширились и он провалился в ледяную пустоту…
        Когда сознание вернулось, он почувствовал, что лежит на холодной скользкой массе, напоминавшей кучу рыбы. Одного движения пальцев было достаточно, что бы ужас парализовал его - под ним и вокруг него были обнаженные трупы людей. И тотчас до сознания пробился их запах…. Его вырвало. Каждый его выдох сопровождался надрывным рыданием. Животный инстинкт заставлял его ползти. Спасаться.
        На четвереньках, отталкиваясь от животов, голов и скрюченных рук, он прополз какое-то расстояние и ударился лбом в бетонную стену. Изо рта тянулись густые кислые слюни. Двигаясь вдоль влажной шершавой стены, срывая кожу о ледяные выступы, он вскоре понял, что ползет по кругу на дне бетонной шахты, заваленной телами…
        «Скоро и я буду вот так же лежать…» - пронзило отчаянием внезапное понимание.
        Способность мыслить медленно возвращалась. Гул наверху становился сильнее, запахло гарью. Он встал, и насколько мог дотянуться, ощупал стену шахты. Ничего. Ни малейшего намека на выход не было.
        Только железная воля заставляла его отчаянно искать выход. Он был таким - никогда не сдавался. Это было внутри его. Было его сущностью.
        Передохнув, он принялся отталкивать тела от стены, стараясь найти дно. Некоторые тела издавали страшный сиплый звук, выходящего из мертвой груди воздуха, отчего в жилах леденела кровь. Только путаное течение мыслей в чугунной голове спасало его от немедленного сумасшествия. Мысль или паника. Жизнь или смерть.
        Когда груда тел поднялась до плеч, нога коснулась бетонного пола. От физической нагрузки ему стало лучше. Он согрелся, и даже не найдя выхода продолжил машинально расталкивать тела.
        «Нужно проверить в центре…» - мысль доходила долго, как с другой планеты и непривычно трудно понималась.
        Он с удвоенной силой принялся за работу и вскоре нащупал колесо люка! Металлическая крышка с ужасным грохотом провалилась вниз. Жуткий мрак отверстия дышал ледяным сквозняком. Он сбросил в черную дыру первое попавшееся тело и, по звуку поняв, что пол находится близко, не раздумывая, нырнул вниз.
        Сквозняк обжег холодом голое тело и пол больно ударил в ноги. Очутившись в темноте, он осторожно двинулся вперед, уперся рукой в стену и пошел вдоль нее. Шел долго, пропуская дверные проемы. Под ногами попадались какие-то ящики и разный хлам. По шлепкам босых ног и шуршанию мусора он незримо осязал размеры помещений. Темнота и неизвестность окружали его тело, покрытое мелкой дрожью страха и сжатое, как пружина…
        Неожиданно звук шагов растворился в бесконечной пустоте. Практически сразу рука наткнулась на металлический ящик. Нащупав ручку рубильника, он рванул ее вверх…
        Раздался гул, и белый свет прожекторов тонкими иглами боли пронзил его глаза и, казалось, самый мозг. Понадобилось время, что бы опухшие веки смогли открыться.
        Перед ним был огромный подземный корабельный док. Квадратное зеркало неподвижной воды окружала бетонная пристань, уходившая каменными стенами под невидимый свод, бьющий прожекторами. На пристани царил хаос - разбросанные ящики, инструменты, горы железных бочек, цепей, черные змеи кабелей лежали в свалку. Все указывало на большую спешку тех, кто покидал это место. Осмотрев пирс, он нашел пост управления дверью - затвором дока. Из разбитой сенсорной панели торчал пожарный топор…
        Наверху ухнуло. С потолка посыпалась пыль. Не теряя времени, он быстро побежал по пирсу в единственный коридор и далее по всем комнатам в поисках одежды и выхода.
        Повсюду царил беспорядок. Шкафы зияли открытыми дверьми. Пол был усыпан листами бумаги и битым стеклом, на которых нелепо громоздилась опрокинутая мебель. В одной из комнат, в самом начале коридора он внезапно наткнулся на единственного обитателя этих странных лабиринтов. Седой мужчина, лет шестидесяти, в синих джинсах и куртке с множеством карманов, неподвижно сидел в инвалидном кресле. На столе перед ним стоял старый радиоприемник «ОКЕАН 209» и неполная бутылка виски. Лицо старика было обезображено выстрелом в затылок…
        Торопливо снимая одежду с несчастного, он вдруг заметил под столом, в самом углу два больших военных рюкзака. Оставив старика, он вытащил их на середину комнаты и высыпал содержимое на пол. Один рюкзак полностью занимала роботизированная надувная лодка «Акула», стоящая на вооружении специальных подразделений. Мечта любого рыбака…
        Во втором рюкзаке лежали суточные рационы питания, комплекты одежды, защитные скафандры с фильтрами, фонарь и другая мелочь.
        «Кто-то в поход собирался…» - подумал он и, не теряя времени, быстро оделся и сложил амуницию в рюкзаки. Его воспаленные ноздри неожиданно уловили знакомый запах виски. Сделав несколько глотков, недолго думая, он бросил в рюкзак бутылку и радио. На пирс пришлось сходить два раза - от усталости рюкзаки казались набитыми кирпичами. Хотелось присесть и наконец, отдохнуть…
        Воздух дышал тяжелой едкой гарью, гул и толчки становились все сильнее. В комнате управления броневой дверью затвора он быстро отыскал самый толстый кабель, не церемонясь, пожарным топором срубил с него изоляцию и набросил медные концы на шины рубильника - мотор дико загудел, но дверь не шелохнулась. Был разбит один из предохранителей! Времени на раздумье не было, и он с размаху воткнул пожарный топор в губки рубильника! Брызнул сноп искр, зазвенели цепи, шестерни, и гигантский занавес могучего затвора со скрипом пошел вверх. В открывшийся бронированный зев ударила черная волна, и трубно загудел ледяной ветер, усиливая рев пожара где-то наверху…
        Он достал из рюкзака «Акулу», толкнул ее с пирса и дернул стальной шнур. Внутри хлопнул газ и лодка, еще не коснувшись зеркала воды, разложилась в боевое положение. Процессор замигал разноцветными глазками индикаторов и замер в готовности. Бросив внутрь мешки, он быстро перепрыгнул через надувной борт и толкнул джойстик. Пульсирующий электронасос мощными толчками высоко поднял нос лодки и понес ее над водой прямо к шлюзу.
        Из коридора оранжевыми вихрями вырвались языки пламени и под куполом заклубились тучи едкого дыма. В это мгновенье оглушительный взрыв колыхнул весь док. Броневая плита затвора, жалобно скрипнув, замерла. Свет погас и только отблески пламени метались на волнах в бешеном танце. В ушах стоял тонкий неприятный звон. Подскочив к шлюзу, он, не раздумывая, схватил швартовый фал и привычным движением, перевалился через борт. Холод ледяной воды тисками сжал его тело и, на секунду, остановил дыхание. Пронырнув в образовавшийся узкий проем, он уперся ногами в плиту и из последних сил, с утробным рычанием протащил лодку наружу.
        В спину били прибойные волны, накрывая его с головой. Теряя сознание, захлебываясь соленой водой, одним только животным рывком он перевалился через борт и толкнул джойстик…
        Лодка, бешено пульсируя сердцем двигателя, поднялась над волнами и понесла его в ледяную ревущую мглу. Он захрипел, закашлялся и с болью вытолкнул из себя соленую воду дно лодки. Не было сил пошевелить ни рукой, ни ногой.
        В эту секунду на него свалилась смертельная усталость, почувствовалась ноющая боль каждой ссадины, мышцы всего тела колотила мелкая дрожь. Он лежал на спине, и в его глазах отражались отблески пламени ярко-оранжевых взрывов на берегу. Огненные метеоры ракет из глубины ночного неба с жутким воем вонзались в черные скалы. Лодка укачивала изможденное тело. Незаметно, он провалился в тревожный сон.…
        Через два часа, пылающий костер берега, превратился в яркую точку и навсегда скрылся за горизонтом.
        Глава 2
        Он проснулся. На каждое движение тело отзывалось мучительной болью. Голова гудела накатывающей тошнотой. Был хмурый пасмурный день. Лодка качалась на волнах неподвижно - аккумулятор разрядился и смотрел на него мертвым красным глазом индикатора. Сильный холодный ветер бросал в дрожь. С гребней пятиметровых волн срывались куски грязно-белой пены и брызгами плевали в лицо. Было холодно и сыро.
        Слегка приподнявшись, он огляделся, и игла страха пронзила его - вокруг шумел бескрайний океан! Пока он спал, лодка ветер и течение отнесли его в неизвестном направлении!
        Он поднялся и сел. В мокрой одежде пробирал озноб. На дне лодки плескалась грязная вода. В рюкзаке нашлись рационы питания. Он жадно набросился на еду, выдавливая в рот пасту из разных тюбиков. Машинально, привычным движением, он сорвал крышку с синей коробки - реагент «Сухая вода» стал со свистом поглощать влагу из воздуха. Через три минуты он утолил жажду. Ему стало гораздо лучше.
        Он стал тщательно перебирать содержимое рюкзака и попытался осмыслить все, что с ним произошло. Вопросов было много, и вдруг его парализовала мысль - он ничего не помнил! Вернее ничего, до вчерашнего дня и своего пробуждения в шахте. Ни имени. Ни жизни. Ничего…
        «Шахта, тела, инвалид, док, взрывы… Похоже на военную базу, откуда спешно эвакуировались. Кто успел… Кто эти люди в шахте? Неясно. Да и не важно. Главное я жив и относительно цел!» - мысли плавно перетекали в его голове.
        В рюкзаке, кроме старого радио и бутылки виски, из которой он с удовольствием сделал пару глотков, лежали два противогаза и двадцать фильтров к ним, два защитных скафандра, девять рационов питания, набор выживания, комплект одежды и две роботизированные аптечки. В кармане рюкзака он обнаружил десантный нож… и мощный пятизарядный штурмовой револьвер РШ-12, калибра 12,7 мм. Рука с благоговением ощутила тяжесть мифического русского оружия, о спорном существовании которого говорила всего одна фотография с какой-то закрытой выставки. Он откинул барабан черного монстра и извлек один патрон. Длина 55 мм, откуда-то из глубин памяти сами всплывали цифры. Его внимание привлек кроваво красный прозрачный кристалл, вставленный в острие пули.
        Он быстро сменил одежду и что бы укрыться от брызг, надел защитный скафандр, в нагрудные карманы которого убрал нож и револьвер. Так было спокойнее.… Осмотрев все, он аккуратно разложил в рюкзак свое богатство.
        «Не густо конечно, но питание и одежда есть. Продержусь» - уверенно решил он, и впервые за все время его настроение улучшилось.
        Нужно было двигаться. «Акула» имела инерционный генератор, который работал от морских волн и заряжал аккумулятор. Для зарядки требовался день времени и хорошее волнение. Он нажал кнопки на бортах, и мгновенно сухим щелчком разложились прочные невесомые композитные весла, чем-то напоминающие крылья стрекозы. Положение осложнялось тем, что он даже приблизительно не знал, где находится. Поэтому единственным выходом виделось придерживаться какого-то одного направления.
        «Если судить по погоде, я нахожусь существенно выше или ниже экватора…. Ниже экватора лето с декабря по февраль…. Нет, у меня нет ощущения конца зимы, начала весны…. Почему-то, скорее осень. Значит, вероятнее всего я выше экватора…. Берег мог быть материком или островом…. В любом случае, разумно будет идти на юго-запад…» - последовательно рассуждал он, доставая компас из набора выживания. Вдруг мысль отсекло, и он замер - стрелка компаса лихорадочно вращалась в разные стороны…
        Впервые смутное ощущение чего-то страшного вкралось в его душу и холодом прокатилось по позвоночнику вниз. Некоторое время он сидел неподвижно, щелкая тормозом компаса и глядя на горизонт.
        Незаметно, волны стихли, и на поверхность воды мягкими клубами стал опускаться желто-зеленый туман. Резкий пронзительный писк сигнализатора скафандра вывел его из оцепенения, и тут же дыхание перехватило кислым огнем! Задержав дыхание, закрыв глаза, он трясущимися руками выдернул из рюкзака противогаз и одним движением надел маску. Сигнализатор надрывно визжал, мигая желтым, а затем красным цветом. Его тошнило. Красный цвет означал высокую концентрацию боевого отравляющего вещества. Он пристегнул к предплечью роботизированную аптечку и тут же почувствовал горячий жар инъекции антидота. Дрожащие пальцы, сквозь пелену ускользающего сознания судорожно нащупали кнопку. Выстрелил бегунок. Над ним сомкнулась герметичная молния, соединив борта лодки прозрачной мембраны. Сильфон выдохнул воздух, и внутри создалось избыточное давление. Все стихло. Тишину нарушало шипение воздуха в фильтре и клапане противогаза. Стало тепло и уютно, голова кружилась, словно ее привязали к лопасти вертолета. Незаметно он погрузился в сон…
        …Ураганный ветер безжалостно швырял лодку, иногда пронося ее в воздухе на сотни метров! Уже часа три, он, цепенея от ужаса, с замиранием сердца видел, как гигантские валы накатывают прямо на него. Ветер выл и швырял грязно-белые хлопья снега. Капли воды на лету превращались в прозрачные дробины и барабанили по лодке. Десять сантиметров и невидимая мембрана отделяли этот ад от его лица…
        Шторм налетел внезапно, пока он спал. Резко похолодало. Черные тучи, скручиваясь в чудовищные вихри, неслись по небу и обрушивали снежные заряды. Через час этой ужасной болтанки его начало тошнить, и теперь он скользил в собственной рвоте, едва перенося ее кислый запах. Его крутило и бросало, поднимало и тащило. Он престал понимать, где верх, а где низ. Аптечка часто делала какие-то инъекции. Он не помнил, как провалился в ватную темноту…
        …Тишина. Как это прекрасно! Борясь с головокружением, он сложил мембрану и с трудом сел на дно лодки.
        «Нужно поесть, пока нет шторма или тумана…» - с больным отупением подумал он.
        Лодку сильно качало на трехметровых волнах. Он быстро вскрыл рацион питания, и принялся через силу выдавливать в рот содержимое тюбиков. Желудок противился. Пищевод, сожженный рвотой, взрывался болью от каждого глотка. Но он знал - нужно поддерживать силы. «Сухая вода» была готова. Несколько глотков облегчили его самочувствие.
        Уже много дней продолжается этот кошмар - штили ядовитых туманов резко сменялись убийственными ураганами. Он потерял счет времени. Небо затянутое плотной пеленой свинцовых туч, постоянно посыпало радиоактивным снегом. Компас не работал. Звезд не было не видно. Не было никакой возможности сориентироваться. С каждым днем становилось холоднее. В туманах было еще тепло, но в шторм температура опускалась до минус тридцати градусов по Цельсию! Было понятно, что произошла какая-то катастрофа. Груз отчаяния давил на его сознание. Запасы его истощились. Один разваливающийся скафандр и пустую аптечку он уже выбросил за борт. Осталось два фильтра для противогаза. Один полный рацион питания. Всё.
        «Даже если рядом был берег… Я все время лежу в лодке…» - мрачно подумал он.
        И вдруг увидел берег!
        Маленькая темно-серая точка была едва заметна, поэтому не попалась на глаза при круговом осмотре. Она часто скрывалась за гребнями волн и совершенно сливалась с серым небом. Это был единственный объект за все время странствия в океане…
        «Земля!» - кровь горячей волной ударила в голову.
        Он навалился на борт лодки и сильно вдавил джойстик. За время штормов аккумулятор полностью зарядился, поскольку он никуда не плыл, отдавшись воле волн. Лодка толчками рванула с места и, прыгая с гребня на гребень, быстро полетела к загадочной желанной земле.
        Точка постепенно приближалась и увеличивалась в размерах. Но вдруг волны стали стихать. Потемнело. От отчаяния он до крови закусил губу! Быстро надел противогаз и пристегнул на руку робота-аптечку. Желто-зеленые языки ядовитого тумана начали облизывать воду, оставляя на поверхности язвы шипящей пены. Он надеялся хотя бы сблизиться с землей, прежде чем туман накроет его непроницаемой пеленой. Сигнализатор истошно визжал и пульсировал красным глазом индикатора, но это был последний его шанс на спасение. По стеклам противогаза потекли маслянистые капли. Его тошнило, но он мучительно вглядывался вперед.…
        Жар инъекции робота-аптечки заставил вздрогнуть. Обессилено падая на дно лодки, он успел нажать кнопку бегунка, и закрыл мембрану. Края пленки сомкнулись над ним, как черный полиэтилен над трупом. Получив сильное отравление, он бредил и метался в кислой зловонной утробе лодки, которая полным ходом шла под одеялом тумана в неизвестность и пустоту…
        Несколько часов спустя волнение на море усилилось, ветер крепчал, что было признаком надвигающегося шторма. Ядовитый туман рассеялся так же быстро, как и появился.
        Сложив мембрану лодки, он поднял голову, и замер…
        Прямо над ним возвышалась серая стальная громадина военного крейсера! Левая сторона корабля была обожжена. Вспышка чудовищной силы расплавила часть металлической оснастки. Было тихо, только ветер, тоскливо завывая, стучал волнами в борт лодки.
        - Эй! На корабле! - что есть мочи закричал он, встав в полный рост, - Есть кто живой!? Эй! Отзовись!
        Мертвый корабль угрюмо хранил молчание…. Душераздирающий скрип металла доносился откуда-то с палубы.
        Неожиданно, краем глаза он заметил странное движение в стороне от крейсера. Из воды, то тут, то там на секунду появлялось и тут же исчезало нечто, похожее на перископ подводной лодки. Внутри что-то сжалось и заставило его быстро взяться за весла и как можно скорее отплывать. К счастью дул попутный ветер, и через несколько минут он был уже в двухстах метрах от корабля. Он, наконец увидел, что радар крейсера не вращается, а на палубе нет ни малейшего признака жизни.
        «Немного понаблюдаю за ним.… Заодно надо придумать, как подняться на борт…» - спокойно соображал он, - «И возле корабля в воде какая-то чертовщина…».
        Время тянулось.
        «На корабле либо кто-то есть, либо там никого нет…» - он улыбнулся своей железной логике и продолжил размышлять, - «Если там никого нет, понятно, почему не отзываются. Если кто-то есть, то либо не заметили, либо не хотят замечать… Ничего удивительного, продукты сейчас на вес золота… Борт им не иначе, как ядерным взрывом подпалило…»
        Его мысли прервал странный шум.
        Метрах в пятистах от крейсера из черной пучины океана появились странные серебристые существа. Со свистом, в облаке брызг, прямо по поверхности воды они стремительно приближались к кораблю. По серому металлу корпусов и щупалец с зарядами он определил - роботы-минёры! Шесть вихрей были на расстоянии около трехсот метров от крейсера, как могучий стальной исполин вдруг ожил!
        За кормой закипела вода, форштевень поднялся, и гигант начал набирать ход. Шестиствольные автоматические пушки юлой провернулись на левый борт и ощетинились шквалом огня! Стальной град накрыл роботов. В бурлящей воде полыхнули четыре взрыва. Видимо два робота успели нырнуть под воду.
        Догадку подтвердил мощный взрыв глубинной бомбы - фонтан пара выбросил из-под самого борта крейсера две серебристые железки с усами щупалец, и скорострельные автоматы тут же превратили их в стружку.
        Внезапно крейсер принял право на борт и все вооружение, включая электромагнитную пушку главного калибра, стало быстро разворачиваться в ту же сторону. Но было уже поздно.
        Пока шел бой по левому борту, в километре справа из воды бесшумно всплыл морской охотник - роботизированная подводная лодка. Черная рыбина метров тридцать длиной, с горбом боевой рубки и хищным срезом носовой части корпуса была едва видна над волнами. Боевая рубка раскрылась хищной пастью и из нее показались два серебристых штыря с шарами на концах.
        Внезапно между шарами появилась мощная электроплазменная дуга, осветившая все вокруг дрожащим сварочным светом! Автоматы крейсера почти закончили разворот на цель, как вдруг воздух задрожал ударной волной. Дуга сорвалась с электродов и ослепительным переливающимся шаром ударила в корабль…
        По крейсеру от носа до кормы прокатился оранжевый разряд. Стволы автоматов уныло поникли. Башня замерла. Повисла гробовая тишина…
        Все произошло настолько быстро, что он ошеломленный был не в силах пошевелиться. Наконец оцепенение прошло, и он стал инстинктивно отгребать, надеясь скрыться за гребнями волн, как вдруг в мертвой тишине громыхнул металл люка орудийной башни!
        Через край перевалился моряк! Он был в тельняшке и держался руками за голову. Упав на палубу, он с удивительной легкостью вскочил, натянул на голову бескозырку и бросился к носу крейсера.
        На мгновение, он скрылся за гребнем волны. Сухо щелкнул затвор.
        В ту же секунду в боевую рубку охотника уперся мощный сноп огня спаренной зенитной установки! От хищного робота отлетали куски металла и резины! Из рубки вырвалось пламя. Охотник нырнул, тут же выскочил из-под воды, и из его хребта стали кассетами отстреливаться роботы-минёры. Целая их стая бросилась на обреченный корабль…
        Снаряды закончились. Моряк быстро зарядил новую ленту и дернул затвор.
        - Выкуси!!! На-а!!! - злобно прокричал матрос, стиснул зубами ленты бескозырки и обрушил на врага убийственный шквал огня.
        Снаряды зенитки пробили брешь в корпусе охотника и гулко разрывались в его пылающей утробе. Моряк, сознавая неизбежную гибель, продолжал полосовать огнем охотника. Гильзы били фонтаном, пушка стала захлебываться.
        Пока черная рыбина, завалившись на бок, билась в агонии, кружа на месте и взметая винтом тучи брызг, минёры достигли цели.
        Они перекатились на щупальцах с правого борта на левый борт, через палубу, пунктиром оставляя за собой красные точки кумулятивных зарядов. Минёры с плеском скрылись под водой и в ту же секунду десятки направленных взрывов разрезали крейсер на куски. Через две минуты все было кончено. Только пузыри воздуха, с шипением и бульканьем вырывавшиеся из-под воды, уносили в себе последние вздохи погибших моряков…
        Он уже хотел налечь на весла и быстрее убраться оттуда, но сил не было. Этот корабль был его единственным, последним шансом на спасение. Теперь он, разорванный на куски, лежал на дне океана…
        Из ступора его вывел свист винтов - от места гибели корабля, прямо на него неслась стая водяных вихрей, около двадцати штук!
        Внезапно, неожиданно для самого себя, в нем знакомой горячей волной всколыхнулся инстинкт боя! Движения стали сильными, плавными, быстрыми. Он сгруппировался, как волк перед броском к горлу жертвы. В правой руке, сам собой, появился штурмовой револьвер, а в левой - нож! Он готовился биться до конца…
        Роботы атаковали косяком. Он взвел курок. Когда передний вихрь приблизился на пятьдесят метров, поднял револьвер и взял ровную мушку.
        «Бить буду в упор…. В блок управления…» - спокойно решил он.
        На расстоянии тридцати метров робот выглядел страшно - красный глаз видеопроцессора горел в голове двухметрового рыбьего корпуса, вместо хвоста бешено вращались четыре кавитационных винта. Из туловища металлической рыбины волочились восемь толстых щупалец, состоящих из банок-зарядов мощнейшей взрывчатки.
        Он навел мушку в красный глаз тупой рыбьей морды и нажал спуск. Второго выстрела он сделать не успел…
        Реактивная пуля, оставляя гиперзвуковые кольца в воздухе, ударила в корпус минёра, и прежде чем прожечь в нем сквозное отверстие, взорвалась ослепительным белым шаром! В радиусе пятисот метров расходящимся кольцом проскочил оранжевый разряд! Он почувствовал сильнейший удар электрического тока, и потерял сознание…
        Забытье длилось недолго. Поднявшись в лодке, он увидел минера, на половину свесившегося за борт. Из его корпуса валил черный дым. Скафандр был оплавлен и зиял многочисленными дырами. Вся электроника в лодке была выжжена напрочь! Рука посинела от отдачи. Он осторожно поднял со дна лодки револьвер и внимательно осмотрел…
        «Классная пушка!» - весело подумал он, - «Не будь на мне скафандра, лежал бы рядом с этой рыбой!».
        Он злобно толкнул робота ногой и тот бултыхнулся за борт.
        Однако дело было плохо. Робот-аптечка, процессор «Акулы» - все было уничтожено!
        Волнение океана усиливалось, ветер хлестал снежными зарядами.
        «Через час, максимум через два будет бушевать шторм. Ледяной шторм! Мембрана, защита, подогрев не работают. Даже если чудом переживу шторм, туман убьет меня…» - мрачные мысли беспощадно развеяли минутную радость победы.
        Вдруг на гребне волны показались черные и белые полосы.
        Он бросился к веслам и через минуту втащил в лодку раненого моряка. Брюки и тельняшка саднили кровью осколочных ран, в правой стороне груди торчал рваный кусок металла. Из-под него толчками пульсировала кровь и смешивалась с морской водой на дне лодки…
        Не зная, чем помочь матросу, он укрыл его тело мокрым ворохом одежды и вспомнил о бутылке. Она каталась в ногах. Сделав глоток, он поднес горлышко к губам моряка и влил в него виски.
        - У-ы-ы… Млять! - выругался матрос русским матом и с трудом открыл глаза.
        Ему было лет двадцать пять, русые волосы, голубые глаза. Он умирал…
        - Ты кто? - спросил он у моряка.
        - Максим… - выдавил парень, - Мичман…Крейсер «Ростов».
        Моряк начал бредить.
        - Что произошло? - громко спросил он, - Что, черт возьми, случилось?
        - Война…. Были в доке… Вспышки… Волна…, - с трудом выдавил мичман, и глаза его страшно расширились, - И везде млять эти роботы! Всем конец…. Все…
        Парень хрипел. Из его груди вырывался жуткий свист, а на губах пенилась кровь.
        Он вытер его лицо, губы и поднес бутылку. Мичман жадно глотнул и вдруг широко открыл голубые, как небо глаза:
        - Ай, мама…, - тихо простонал мальчишка и затих.
        «Всегда зовут маму…» - задумчиво прошептал он и ладонью, как тучей навсегда закрыл голубое небо глаз моряка.
        Свою мать он не помнил. Он ничего не помнил.
        Он выдернул кусок брони из груди мичмана, кое-как обернул его одеждой и закрепил к ногам аккумулятор «Акулы».
        Трижды перекрестил.
        - Прощай братишка. Ты храбро сражался, - тихо сказал он, и отпустил тело моряка в вечную глубину океана…
        Какое-то время сидел молча.
        Холодный ветер с хлопьями снега бросил его в озноб. Он открыл бутылку и медленными глотками стал пить виски. Достал револьвер, проверил патроны и задумчиво убрал его в нагрудный карман. Мыслей не было. Вообще. Стало так легко и беззаботно!
        На глаза ему попался радиоприемник, который все это время болтался с ним в лодке.
        - Древний раритет. Зачем я тебя таскаю с собой? - спросил он, глядя на радио, и взял его в руки.
        Из тяжелого корпуса вытекла грязная морская вода.
        - Вс-сю электронику выжгло! - хмельным голосом протянул он и безразлично добавил, - Да и батарейки, конечно, сели.
        Отпил. Виски почти закончился. Пальцы машинально щелкнули тумблер. Из старого динамика полилась необыкновенная мелодия!
        В ней был голос моря и шум леса, звон ручья и весенние напевы птиц, шепот дождя и пение ветра. В ней было что-то первозданное.
        От звуков мелодии он провалился в странное забытье…
        Внезапный ледяной шквал заставил его вздрогнуть, в лицо плевком ударили брызги.
        - К черту все! - исступленно прокричал он, пересиливая свист ветра.
        Несколькими глотками он допил виски, и бутылка отправилась за борт. Следом, в накатывающие волны полетело радио. Оно не тонуло, билось о борт лодки и звучало мелодией…
        Согнувшись в три погибели, он влез внутрь рюкзака так, что снаружи осталась одна голова, натянул маску противогаза и вставил последний фильтр. Тяжелый алкоголь, властвуя в пустом истерзанном рвотами желудке, быстро погрузил его в сон.
        Он безмятежно спал и не видел, как на волшебные звуки музыки из глубины океана ракетой выпрыгнул дельфин, как вода под лодкой заискрилась стайками серебристых рыб…
        Вдруг все смолкло, даже волны стали меньше. Над бортом лодки поднялся серебристый гофрированный хобот робота разведчика с красным глазом на конце. Раскачиваясь и издавая урлыкающие звуки, глаз внимательно осмотрел лодку и так же бесшумно исчез под водой. В ту же секунду лодка пришла в движение - кто-то тащил ее за собой. Пройдя около ста метров, взлетая на гребни волн и проваливаясь в жуткие ямы, лодка остановилась. Вода под ней забурлила мириадами пузырей и с шумом, мощными потоками разверзлась в стороны. Из глубины океана всплыла гигантская субмарина!
        Размеры корабля поражали воображение! Пятиметровые волны не достигали и десятой части ее надводной высоты. Черный резиновый корпус выглядел угрюмо и страшно. Надувная лодка, потерявшая свою упругость, сморщенной кожурой лежала на горбе загадочной субмарины. Ветер порывами поднимал ее в воздух и только кем-то закрепленный фал удерживал ее на месте. Вокруг бушевал океан. Рев волн сливался со свистом ветра. Ледяная крупа била в серую пену седых валов.
        Бесшумно открылся квадратный люк, и робот разведчик втащил лодку внутрь. Створки люка закрылись, и свинцовые волны океана сомкнулись над черным телом подводного крейсера. Через двадцать минут на этом месте ревело чудовище ледяного урагана…
        Глава 3
        Он с трудом открыл глаза. Было тепло. Со всех сторон лился ровный белый свет. Кровь остатками виски била в голову мучительной болью. Он лежал в мокром прожженном скафандре, внутри рюкзака, на дне своей лодки. Его окружали серебристые стены небольшой комнаты.
        «Где я?» - подумал он, и в ту же секунду радость захлестнула его сознание огненной волной, - «Меня подобрали! Я спасен! Не может быть…»
        Он уже хотел вскочить на ноги, как вдруг одна стена комнаты беззвучно сдвинулась на половину, и в комнату абсолютно бесшумно вкатился робот разведчик и направился прямо к нему. Что-то заставило его замереть и затаится внутри рюкзака. Одним только движением глаз из-под стекол противогаза он наблюдал за подвижной гусеничной машинкой.
        Робот представлял собой серебристый цилиндр около полуметра в диаметре и до полутора метра высотой. Перемещался он на гусеничном шасси. Судя по огромному количеству крышек и лючков, все необходимое хранилось внутри и выдвигалось по мере необходимости.
        Подкатившись к борту лодки, робот выдвинул из верхнего лючка серебристый гофрированный шланг шеи с красным глазом на конце. Хобот змеей раскачивался из стороны в сторону, в то время как красный глаз зеленым лучом сканера тщательно исследовал лодку. Сканер несколько раз скользил по маске противогаза, но видимо запотевшие стекла не позволяли ему ничего узнать. Из корпуса робота медленно выдвинулась клешня, вооруженная маленьким вращающимся диском.
        Он напрягся. Эта штуковина не предвещала ничего хорошего. Прежде чем он успел что-либо предпринять, клешня плавно проплыла над его телом и бритва диска с поразительной легкостью разрезала прочную ткань рюкзака. Клешня откинула мокрые края ткани, и в ту же секунду зеленый луч сканера пробежал по телу от головы до ботинок. Робот тихо закурлыкал и на мгновение замер.
        Нервы были на пределе. Неожиданно хобот вытянулся, и красный глаз неподвижно уставился прямо ему в лицо, а серебристая клешня медленно потянулась к маске противогаза!
        Мышцы сжались пружиной. В крови горячей волной полыхнул инстинкт боя, готовый бросить тело, как вдруг глаз робота направился на черную рукоятку револьвера. Клешня мгновенно остановилась, красный круг глаза расширился и разведчик удивленно курлыкнул. Выждав минуту, которая показалась целой вечностью, робот направил глаз в стекла противогаза и едва заметно потянулся к револьверу раскрытой клешней …
        «Ах ты, воришка!» - с ухмылкой подумал он.
        В мгновенном броске клешня клацнула и …схватила воздух! Именно в этот момент мощный удар колена отбросил робота в дальний угол комнаты! Серебристый бачок загромыхал своей начинкой, но тут, же с поразительной прытью вскочил на гусеницы. Из центрального лючка моментально показался толстый ствол, и воздух бритвой разрезал красный луч лазерного прицела. Глаз висел в воздухе, а хобот коброй раскачивался из стороны в сторону.
        Красная точка горела на груди прожженного скафандра, а черный ствол штурмового револьвера был направлен прямо в глаз злобного робота. Побелевший палец лежал на спуске. Они стояли друг напротив друга. Человек и машина. Готовые, не задумываясь, убить…
        «Хреново!» - думал он и мысли лихорадочно метались в голове, - «Эта железяка быстро наделает во мне дырок…. Стрелять нельзя…. Второго выстрела я не переживу…. Только в крайнем…»
        Откуда-то из потолка появился луч сканера, несколько раз скользнул по револьверу и исчез. Робот тут же убрал оружие.
        В эту секунду с потолка оглушительно грянул …гимн Франции!
        - Добро пожаловать, господин Президент! - из невидимых динамиков раздался, лишенный эмоций металлический голос, на французском языке, - Я, искусственный интеллект Марк-4, рад приветствовать Вас на борту подводного крейсера «Бардо»! Системы жизнеобеспечения в норме, запасы в норме, уровень энергии в норме…
        Компьютер перечислял бесконечное множество параметров, из которых следовал один вывод - все в норме, лодка готова к походу.
        «Вот так поворот!» - подумал он, - «Чертовщина какая-то! Может я …Президент Франции?»
        Ему не верилось!
        Успокоившись и поняв, что ему больше ничего не угрожает, что все его мучения наконец-то окончены, он радостный шагнул к роботу разведчику и шлепнул его по плечу:
        - Ну что, старина?! - с улыбкой сказал он, рывком снимая маску противогаза, - Мир?
        Зеленый луч сканера неприятно резанул по лицу. Дверь молниеносно закрылась. Воздух пронзил оглушительный визг сирены!
        - Тревога! Посторонний объект на борту! Идентификация объекта не произведена… Стерилизация… зоны… будет… выполнена…через… двадцать… секунд… - Марк-4 монотонно вбивал раздельные слова, как гвозди в крышку гроба.
        Как только, дверь закрылась, нехорошее предчувствие ледяной иглой пронзило его мозг. Разум еще не работал. Из темной глубины подсознания животный инстинкт все решил за него.
        Центральный лючок робота разведчика даже не успел открыться - он схватил его руками за скользкий гофрированный хобот и мощным амплитудным броском через себя ударил робота об пол!
        Внутри корпуса что-то оторвалось и зазвенело! Не останавливаясь, он рывком переломил хобот через колено! Раздался хруст. Красный глаз потух…
        Разум метался в поисках выхода.
        - Тревога! Посторонний объект на борту! Идентификация объекта не произведена…. Разведывательный ресурс поврежден на десять процентов… Стерилизация… зоны… будет…выполнена…через… десять… секунд…, - безжизненно бубнил компьютер.
        Мерзкий визг сирены пронзал каждую клетку тела, бросая его в панику.
        «Все! Это конец!» - ужас полоснул его бритвой мысли.
        Внезапно все стихло. Тишина придавила его бетонной плитой.
        В хрустальном безмолвии щелкнули лючки на стенах. Из них выдвинулись серебристые трубки и по-змеиному зашипели оранжевым газом.
        Он мгновенно надел противогаз. Выхватив десантный нож, бросился к лодке и принялся резать рюкзак. Через пару секунд, уже чувствуя головокружение, он, пригибаясь к полу, прыжками, от стены к стене, наглухо заткнул все четыре трубки. В глазах поплыли оранжевые круги, теряя сознание, он сел на пол к стене и падая на бок, успел перевернуть на себя лодку вверх дном…
        Он очнулся от тошноты. Его сильно вырвало. Чувствуя, что захлебывается в собственной рвоте, он дрожащими пальцами оттянул край маски противогаза и вылил кислую массу на грудь. В сознание стали проникать удары слов металлического голоса.
        - … Отказ системы стерилизации зоны… Разведывательный ресурс поврежден на десять процентов… Инициирован ремонт…
        «Сейчас починится…. И… Закончит начатое…» - мысль тонкой звенящей пылинкой кружилась в пустой голове.
        Он осторожно приподнял край лодки и в образовавшуюся щель увидел, как луч сканера судорожно мечется по лодке. Газа в воздухе уже не было.
        «Лучше лежать неподвижно…. Пусть думает, что я уже мертвый…» - решил он и стал ждать.
        Через некоторое время дверь открылась, и в комнату на гусеницах вкатился необычный робот. Он был цилиндрической формы, высотой около полуметра. На верху корпуса, раскачивался такой же хобот с глазом, как у разведчика. Судя по количеству всевозможных инструментов и приспособлений на корпусе, это был робот-ремонтник.
        Робот плавно подкатился к неподвижно лежащему разведчику и принялся за работу. Инструменты с поразительной скоростью замелькали в четырех руках ремонтника. Жужжание, стук, звон, брызги сварки продолжались около двадцати минут. Красный глаз разведчика вспыхнул, и отремонтированный робот проворно поднялся на гусеницы.
        Пока ремонтник катился к первой законопаченной трубке, разведчик плавно подъехал к краю лодки. Выдвинув клешню, он схватил полимерный край и потянул на себя, пытаясь стащить с него лодку.
        «Ну, уж нет!» - подумал он и вцепился руками в штормовые петли.
        Робот гудел, буксовал и не справлялся. Выждав минуту, разведчик курлыкнул и приподнял край лодки. Наклонив корпус и вытянувшись хоботом, он засунул красный глаз в темную щель…и исчез под лодкой. Раздался хруст и все стихло!
        …Когда разведчик поднял борт лодки и в образовавшуюся щель засунул хобот с красным глазом, последнее что он увидел своими пикселями - злое бородатое оскаленное лицо с горящими глазами!
        …Времени на раздумья не оставалось. Схватив разведчика за хобот, он рывком втащил его под лодку и молниеносно свернул ему гофрированную шею. Красный глаз потух.
        - … Отказ системы стерилизации зоны… Разведывательный ресурс поврежден на десять процентов… Инициирован ремонт… - вновь резанул тишину металлический голос Марка-4.
        Ремонтник сложил телескопическую штангу с клешней, развернулся и покатился к лодке. Подъехав к краю, робот приподнял борт, засунул хобот в щель …и тоже исчез под лодкой. Шум. Хруст. Тишина.
        - … Отказ системы стерилизации зоны… Разведывательный ресурс поврежден на десять процентов… Ремонтный ресурс поврежден на два процента… Инициирован ремонт… - Марк-4 исполнительно докладывал положение дел.
        «Так, значит осталось девять этих и сорок девять ремонтников…» - спокойно рассуждал он и внезапно понял, что у него есть план, - Как снайпер в Югославии…»
        Неожиданное воспоминание захлестнуло его.
        Из серого месива глубин памяти перед глазами появился разрушенный город, стрельба, крики, дым… Солдат перебегает улицу и падает на подломившуюся ногу - пуля снайпера вырвала кость голени. Совсем еще молодой ополченец дико кричит от боли и животного ужаса! На выручку ему, не задумываясь, бросается товарищ и тоже падает сраженный пулей в бедро. Когда на скользкой от крови брусчатке корчилось пять человек, снайпер методично добил их по одному…
        Дверь открылась, и в комнату вкатился робот-ремонтник. Он сразу направился к лодке и через несколько секунд исчез под ней…
        Упрямый компьютер монотонно скрежетал металлическим голосом и с нечеловеческим упорством направлял все новых ремонтников и разведчиков для исправления ситуации. Через час вся комната была завалена сломанными роботами!
        «Выскочить сейчас, когда очередной робот откроет дверь? Нет. Я перебил не всех разведчиков. С пушкой разведчика лучше не соперничать. Так у меня больше шансов против них… К тому же, компьютер видимо считаем меня мертвым, а повреждение роботов воспринимает, как поломку. Что если у него есть машинки посерьезнее… Да и спокойнее, если все роботы будут лежать здесь, а не кататься по кораблю… Допустим, перебью всех. Как потом открыть дверь? Нужно сразу прорываться… Иначе он заблокирует меня здесь. Без воды и пищи я долго не протяну… Ему-то спешить некуда…» - быстро соображал он.
        Последний, по его расчетам, робот открыл дверь. Это был разведчик.
        «Пора!» - решил он и пружиной выпрыгнул из-под лодки. Зеленый луч сканера проскочил по телу, истошно завизжала сирена, но ему хватило времени, чтобы броском преодолеть расстояние. Разведчик не успел среагировать. Раздался хруст хобота и робот замер в дверном проеме. Створки дернулись и застыли неподвижно. Выход был свободен!
        - Тревога! Посторонний объект на борту! Идентификация объекта не произведена… Отказ системы стерилизации зоны… Разведывательный ресурс поврежден на сто процентов… Ремонтный ресурс поврежден на сто процентов… Инициирован ремонт… Состояние критическое… Угроза системам крейсера… - динамиками рассказывал о своих неприятностях Марк-4.
        «И это только начало! Вот доберусь до тебя…» - довольный собой, он усмехнулся и шагнул в проем.
        Прямо за дверью начинался бесконечный коридор, около двух метров шириной. Белый свет, многократно отражаясь от серебристых стен, лился со всех сторон, и трудно было оценить протяженность коридора. Он сделал несколько шагов, и зеленый луч сканера пробежал по телу.
        - Тревога! Посторонний объект на борту! Идентификация объекта не произведена… Нарушение периметра зоны… Инициированы внутренние защитные системы… - голос Марка-4 звучал гораздо сильнее и отзывался десятками эхо в глубине коридора.
        «Так… Значит запустил защитные системы…» - подумал он и радость победы над компьютером незаметно растворилась.
        Держа наготове нож и револьвер, быстрыми плавными шагами он бесшумно двинулся вперед. Метров через тридцать, коридор уходил вправо и влево боковыми ответвлениями. Он прижался к правой стене и уже хотел завернуть за правый угол, как, не доходя двух метров до перекрестка, по нему скользнул зеленый луч, и в стену молниеносно врезалась металлическая плита, с круглым иллюминатором в центре. Он едва успел отскочить назад.
        «Понятно… Закрыл переборку… Только эту или все?» - невесело подумал он, - «Обложит меня, как крысу и уничтожит…»
        На металлической плите не было ни малейшего намека на замок или устройство для ее открывания. Он с размаху ударил ножом в стекло - ни царапины. Неожиданно через линзу иллюминатора он увидел, как в белом свете коридора появились темные очертания человека! Он шел к нему!
        - Наконец-то! Должны же быть тут живые люди! Сейчас мы поговорим, и весь этот кошмар закончится! - радостно сказал он и его глаза, с надеждой, до боли врезались в линзу иллюминатора.
        Человек быстро приближался. В какой-то момент в тумане белого света вспыхнул красный глаз… Это был боевой робот!
        Двухметровая бронированная машина. Цилиндрическое туловище размещалось на двух ногах, с гусеничными ступнями. Каждая рука робота представляла собой странное оружие - широкие пластины с тончайшими щелями в торце, плавно переходили в цилиндрические тубусы. Голова представляла собой круглую бронированную башню, в которой были установлены четырехствольный пулемет и восемь красных глаз кругового обзора. Выглядел робот страшно.
        Бежать было некуда. Впереди бронированная дверь переборки. Сзади коридор и комната с разбитыми роботами.
        «Прятаться бесполезно! Даже под грудой ремонтников он расстреляет меня в упор!» - мысли агонизировали в голове.
        Тем не менее, инстинктивно, как загнанный зверь он бросился по коридору назад, лихорадочно осматривая и ощупывая стены в поисках хоть какого-то выхода. Но его не было…
        Он остановился, достал револьвер и, сползая вдоль стены на пол, подумал:
        «Может, стоило сразу сжечь электронику лодки? Интересно, на какой мы глубине…. Если она не пойдет ко дну, я найду способ всплыть…»
        Его глаза смотрели прямо перед собой, в пустоту…
        В какое-то мгновение он разглядел на стене тончайшую, едва заметную щель, которая шла от пола вверх, в сторону и опять в пол, буквой «П». Он вскочил на ноги и толкнул рукой участок стены. Это был люк! Створка свободно открывалась в обе стороны. Сразу за створкой, начинался квадратный металлический канал, шириной около полуметра. Дно канала было покрыто шероховатой резиной.
        Бронированная дверь переборки быстро исчезла в стене. Краем глаза, он успел заметить, как боевой робот вскинул оружие, и, не раздумывая, нырнул в люк. В этот момент сзади раздалось два глухих хлопка…
        Темнота окружила его и стенками тесного канала давила на психику. Ползти можно было только вперед. Стало душно. В сердце клокотала начинающаяся паника. Канал извивался, петлял и разветвлялся, представляя собой огромный лабиринт.
        «Вероятно это трассы для перемещения роботов ремонтников по кораблю!» - внезапная догадка осенила его, - «Значит, я могу попасть в любую точку лодки!».
        Он пополз дальше.
        Мокрый от пота, совершенно обессилевший он остановился в разветвлении. Здесь было свободнее и, казалось, светлее, а может быть просто, его глаза адаптировались к темноте. Было тихо. Только капли пота, скатываясь по лицу, звуком дождя падали на дно канала. Тянуло легким сквознячком. Незаметно для самого себя, он провалился в сон.
        …Его разбудил странный звук. Сначала где-то над ним, затем слева и наконец из глубины канала донеслась, как бы барабанная дробь. Он насторожился и стал слушать. Звук приближался со стороны ног, что-то со звоном цокало по металлу канала. Ледяная жуть охватила его.
        «Меня кто-то преследует!» - мысль электрическим разрядом на секунду парализовала его.
        Он кое-как, извиваясь ужом, стащил с себя остатки скафандра. Пользуясь разветвлением, переполз, развернулся головой к звуку, скомкал материал скафандра и заткнул им канал. Затем, пятясь, ногами вперед отполз метра на три от развилки, затаился и стал ждать. Звук шажков быстро приблизился и затих. Раздалось жужжание. От комка скафандра полетели клочья - маленькая циркулярная пила превращала прочную ткань в труху. Через мгновение лохмотья зашевелились и к развилке канала, цокая шестью острыми лапами, вышел небольшой металлический муравей. На его корпусе кроме четырех маленьких клешней, были закреплены лопатка, грабельки, циркулярная пилка и еще какие-то садовые инструменты. Серебристая голова муравьишки с зелеными глазами была в чем-то испачкана. От робота пахло навозом!
        «Интересно! Похоже это садовый робот! Наверно этот трудяга спешит по своим делам? А я то, уже сдрейфил! Фу, ты!» - он едва не рассмеялся над собой и облегченно выдохнул.
        Зеленые глаза быстро повернулись на звук выдоха, и робот с удивительной прытью бросился прямо на него! В воздухе засвистела циркулярная пилка!
        Остолбенев от неожиданности, он едва успел машинально схватить левой рукой, клешню с бешено вращающимся диском, а правой рукой одну из лап. Муравьишка оказался силен! Клацая клешнями, он упирался шестью лапами, пищал и брызгал из заднего отверстия зловонным удобрением! Кроме того, у робота было четыре клешни, против двух рук! Вооружившись лопаткой и граблями, робот стал больно лупить ими по рукам, а четвертой клешней отщипнул кусок мяса на правом предплечье!
        В какой-то момент страх проник в сердце. Он ничего не мог сделать с роботом! Кровь из раны теплой струйкой бежала на резину канала, дурманя своим запахом. Он отпустил лапу муравья и выхватил из-за пазухи десантный нож. Насекомое бешено крутилось, скользило в крови и вцепилось всеми конечностями в левую руку. В этот момент адская боль пронзила его руку - пилка едва коснулась основания большого пальца и рассекла плоть с частью кости!
        Он зычно заревел и стал бить роботом об стенки канала. На какое-то мгновение муравей повернулся к нему головой и тут же клинок десантного ножа с короткого замаха вонзился роботу глубоко в глаз! Брызнули искры, муравей дернулся и затих. Только пилка какое-то время еще вращалась по инерции…
        Он стряхнул насекомое с руки и швырнул его вперед. Добравшись до развилки, он отрезал куски ткани от рукавов и перевязал раны.
        «Компьютер перепрограммировал его…. Хотел выгнать меня из норы. Догони он меня в канале - покромсал бы на куски…» - эму стало дурно от этой мысли.
        Из-за потери крови его слегка тошнило. Болела голова.
        Немного отдохнув, он медленно пополз дальше, стараясь придерживаться одного направления.
        Время остановилось. Полз он долго. Бесконечность лабиринта подтачивала его надежду. Между тем, он начал ориентироваться и уже приблизительно понимал схему каналов. На пути начали попадаться большие отсеки: склад материалов, оранжерея с растениями, машинное отделение. Иногда он высовывался из люков и осматривал коридоры - часто в них он видел боевых роботов. Они стояли на перекрестках, вращая башнями, либо патрулировали маршрут. В одном из отсеков был склад провианта.
        Он быстро выпрыгнул из люка, ножом вспорол коробки и, схватив пару банок, нырнул обратно. Все это время по его телу метался зеленый луч сканера. Расположившись на перекрестке, он открыл тушенку и ананасы.
        «Боже, какое наслаждение!» - подумал он.
        Все плохое на минуту забылось от аромата нормальной еды. Вычистив пальцем всю банку тушенки, он жадно выпил ананасовый сироп. Стало легче.
        «Что делать?» - думал он, - «Искать выход и бежать с лодки? Куда?.. В океане смерть! Тут тепло, сухо, есть еда и относительно безопасно…пока компьютер не найдет способ меня уничтожить…Хм-м. Что это за лодка? Судя по словам Марка-4, это корабль Президента Франции…. Хотя не факт. Да и плевать, чья это лодка. Главное - я жив. Рано или поздно она куда-нибудь приплывет и там будет видно. К тому же, у меня есть мощное оружие и при необходимости я быстро превращу эту посудину в консервную банку». Мысли его пришли в порядок, и он успокоился.
        «Раз уж я задерживаюсь тут, нужно поискать безопасное место. Не жить же мне, как крысе, в канале, …» - подумал он и пополз дальше.
        Потратив на поиск места для логова не меньше десяти часов, он обессилевший лежал на развилке каналов.
        Все было тщетно. Все отсеки, которые он нашел, были доступны для боевых роботов. Спрятаться было негде, кроме этого проклятого лабиринта!
        Тело ужасно затекло. Хотелось встать в полный рост и расправиться. На локтях и коленях саднили кровавые мозоли. И главное - он начинал сходить с ума от тесноты. Казалось, еще немного и он будет, зубами остервенело рвать металл канала.
        Легкая дыхательная гимнастика в положении на спине помогла успокоиться и привести в порядок свои мысли.
        «Что ж, другого выхода нет! Придется, как-то перебить всех роботов!» - эта мысль вернула ему бодрость духа, - «Мы принимаем бой!»
        Он перевернулся на живот и пополз в ту часть лодки, где боевые роботы встречались ему особенно часто.
        «Вот уж не думал, что придется в жизни использовать тактику солдат Вьетконга - атаковать противника из норы!» - спокойно подумал он, открывая створку люка и выглядывая в коридор.
        Роботов не было видно. Он громко кашлянул, затаился и стал ждать. Через минуту послышалось жужжание электромоторов и мимо люка прокатились гусеницы боевого гуманоида. Выждав секунд, пять, он высунулся из люка, громко свистнул и едва успел спрятаться в канале - руки и пулемет робота мгновенно провернулись на сто восемьдесят градусов и в тишине коридора раздались два хлопка. Воздух разрезал легкий свист. Прямо перед люком на пол посыпались серебристые лепестки.
        «Даже если я нападу из канала, шансов нет. Робот быстрый…» - с огорчением признал он.
        Гуманоид несколько раз проехал по коридору и удалился.
        Подождав минут, пять и, убедившись, что робота поблизости нет, он осторожно открыл створку. На полу прямо перед ним лежали блестящие серебристые диски, размером с ладонь и отверстием в центре. Он высунул руку и схватил пальцами один из дисков.
        Боли не было. Только брызги крови из большого и указательного пальцев заставили отдернуть руку - кожа, ткань и ногти были начисто срезаны! Кровь бежала ручьем. Внезапно пришла боль…
        Стиснув зубы, он отполз по каналу и куском одежды перевязал пальцы. Рука пульсировала тяжелой болью. Пальцы рук едва двигались. Хотелось уползти подальше от этих роботов, сеющих смерть! Нервы его были на пределе. Грязный, израненный, с ввалившимися глазами он уже привык к тяжелому запаху своего немытого, истощенного токсинами, тела. Он положил голову на резиновый пол канала. Из его глаз текли слезы…
        Время шло. Пока он был в забытьи сиюминутной слабости, мозг его продолжал работать.
        «Точно!» - подумал он, улыбнулся и поднял голову.
        У него появился план действий! Появилась надежда!
        Он открыл створку люка и кончиком ножа поддел диск за центральное отверстие. Это была тончайшая пластина, весом около двадцати граммов, абсолютно невидимая, если смотреть вдоль плоскости. Он поднес ее к стенке канала и без малейшего усилия сделал сквозную прорезь! Все стало ясно.
        «Другое оружие на лодке применять опасно - можно повредить системы корабля. Видимо робот определяет расстояние до цели и выстреливает диски, накрывая всю поперечную площадь коридора. За целью диски резко останавливаются и падают на пол… Хитро придумано!» - размышлял он, диском вырезая тонкий пруток металла из стенки. Через минуту, с помощью ножа все диски были нанизаны на пруток.
        «Ровно сто штук! Если он равномерно накрывает площадь, попадись я под выстрел, меня бы просто развалило на куски!» - спокойно думал он, - «Что ж, посмотрим, что из этого получится…»
        Он перебрался в другую часть лодки и, убедившись, что роботов нет поблизости, быстро вылез из люка и рядами, с небольшими промежутками, установил двадцать дисков, воткнув их прямо в пол. Закрывая створку, громко свистнул, отполз и стал ждать.
        Минуты через три послышался звук гусениц. Робот ехал прямо к люку… Мгновение, и гусеничное шасси расползлось на части! Гуманоид по инерции, с грохотом упал на пол и напоролся корпусом на второй ряд дисков! Брызнули искры, пыхнул дым. Боевой робот затих…
        На шум прикатил второй робот, немного постояв, попытался объехать дымящие останки, и тоже срезав шасси, грохнулся на пол! Бешено вращая руками и башней, он в итоге нашел корпусом свой диск и сгорел!
        В воздухе повисла тишина, густо разбавленная черным дымом сгоревших машин. Выждав минут десять, он высунулся из люка и с помощью диска, срезал дискометы роботов. Уже глубоко в канале, осторожно вскрыл тубусы и осмотрел свой арсенал.
        «Четыре единицы по пятьсот дисков! Этого более чем достаточно!» - весело подумал он и принялся за дело.
        В голове уже был готов план расстановки. Тщательно запоминая места закладок, он густо установил диски в десяти коридорах на всех трех палубах. Закончив установку, мокрый от пота, но довольный собой, он вылез из люка на перекрестке в центре средней палубы и изо всех сил стал стучать рукояткой ножа по стене. Грохот его ударов разносился по всему крейсеру. Зеленый луч сканера лихорадочно метался по телу…
        Он стал слушать. Из коридоров донеслись звуки падающих роботов. Запахло жжеными проводами, потолок заволокло гарью. Через два часа всё закончилось. Коридоры были завалены грудами уже бесполезного металлолома. Он насчитал пятьдесят гуманоидов.
        - Тревога! Посторонний объект на борту! Идентификация объекта не произведена… Отказ системы стерилизации зоны… Разведывательный ресурс поврежден на сто процентов… Ремонтный ресурс поврежден на сто процентов… Инициирован ремонт… Нарушение периметра зоны… Инициированы внутренние защитные системы… Защитные системы повреждены на сто процентов… Состояние критическое… Угроза системам крейсера… - бесконечная металлическая речь Марка-4 уже сводила его с ума.
        «Если не роботами, то своей бестолковой болтовней он точно убьет меня! Нужно поскорее с ним что-то делать!» - с улыбкой подумал он.
        Пришло время осмотреть корабль и найти пункт управления. С контейнером дисков на плече, он шел по коридорам, осторожно обходя ловушки и груды бронированных монстров.
        Через час он нашел центральный пост управления и по-хозяйски шагнул внутрь.
        В просторном отсеке, справа от входа размещался суперкомпьютер с большим дисплеем, на нем была изображена строка состояния какого-то процесса, до завершения которого оставалось девять процентов. Слева возвышалось кресло, окруженное множеством панелей, пультов и джойстиков. В центре отсека стояло некое подобие стола, с большим количеством проводов и зажимов.
        У стола, на полу лежали половинки корпуса его радиоприемника. В зажимах был закреплен необыкновенно красивый бесконечно глубокий голубой кристалл.
        Из него лилась мелодия, которую он слышал в лодке…
        Он прошел и сел в кресло, закинув ногу на ногу.
        - Ты меня слышишь?! - громко спросил он Марка-4, - С тобой можно разговаривать?!
        Компьютер молчал. Только из коридора доносилась въевшаяся в глубину мозга речь:
        - Тревога! Посторонний объект на борту! Идентификация объекта не произведена… Отказ системы стерилизации зоны… Разведывательный ресурс поврежден на сто процентов… Ремонтный ресурс поврежден на сто процентов… Инициирован ремонт… Нарушение периметра зоны… Инициированы внутренние защитные системы… Защитные системы повреждены на сто процентов… Состояние критическое… Угроза системам крейсера…
        «Не такой уж это интеллект!» - решил он.
        Процесс на экране продвигался очень медленно. За час не произошло изменения даже на один процент. Решив все-таки дождаться завершения процесса, он направился в отсек с провиантом. Дверь была закрыта, но он прекрасно обошелся и без нее. Через двадцать минут он вылез в коридор из люка, держа за пазухой консервы с бутылкой виски, и направился в центральный пост.
        Строка состояния стояла на месте.
        «Может он расстроился и завис?» - подумал он, отпивая виски прямо из горлышка, - «Или притворяется занятым. Не люблю я эти компьютеры…»
        Утолив зверский аппетит и сдобрив свой обед половиной бутылки виски, он, покачиваясь в кресле, положил револьвер на панель и стал ждать. Алкоголь и волшебная мелодия кристалла незаметно погрузили его в спокойный теплый сон…
        Казалось, он спал целую вечность и, проснувшись, с удовольствием томно потянулся в кресле. Приключения последних дней дали о себе знать - все тело болело, раны под повязками ныли. Голова шумела от виски. До завершения процесса оставался один процент…
        Он прогулялся, слегка перекусил, глотнул из бутылки и стал терпеливо ждать. Время словно остановилось, растворившись в хрустальной тишине отсека.
        Неожиданно зажимы щелкнули, мелодия оборвалась, и все пришло в неописуемое движение!
        На экране быстро побежали какие-то строки. Металлический голос Марка-4 замолчал, по телу проскочил зеленый луч сканера и в ту же секунду сработали защитные двери.
        Перед ним из пола появилась прозрачная стена, отделяя треть отсека. Он оказался в ловушке. Повисла мертвая тишина…
        «Опять, двадцать пять!» - раздраженно подумал он и вскочил на ноги.
        В этот момент экран засветился, и на нем появилось, почему-то знакомое, лицо красивой блондинки с серыми умными глазами.
        - Илья Сергеевич, что Вы тут делаете и где господин Президент? - спросила она строгим приятным голосом.
        Он был ошеломлен!
        - Ты кто? - выдавил он и упал в кресло.
        - Отвечайте на вопрос! Как Вы понимаете, бежать Вам некуда! Я в любую секунду могу Вас уничтожить! - властно перебила она.
        «Вот так штучка!» - удивленно подумал он.
        В нем заиграла мужская гордость!
        Он медленно встал с кресла, подошел к стеклу и поднял револьвер.
        - Послушай, стерва! Это мой корабль! Я не знаю, кто я, не знаю, кто ты, не знаю, черт возьми, где этот проклятый Президент! Но я знаю одно - если ты немедленно не прекратишь говорить в таком тоне и не откроешь двери, клянусь Богом, я спалю каждый диод на этой лодке! - рявкнул он, взвел курок и уже спокойнее добавил, - Все роботы на борту уничтожены. Без меня ты от малейшей неисправности пойдешь ко дну! Подумай…
        Блондинка нахмурила брови, на лбу появились складки. По револьверу несколько раз прокатился зеленый луч сканера…
        Время тянулось. Он чувствовал, как по ребрам правой стороны ползет капля пота…
        Двери медленно открылись.
        «Вот так-то лучше!» - подумал он и сел в кресло.
        - Некоторые пробелы в информационном потоке позволяют создать только вероятностную модель реальности со значением ноль восемь… - озабоченно проговорила она, внимательно глядя ему в глаза.
        - Послушай! Это долгая история, но я вообще мало, что понимаю в происходящем! Последние дни я занимался только одним - пытался выжить! Мне плевать! Главное я жив… - устало сказал он.
        - Разумеется. Эта особенность животного носителя… - она замолчала на полуслове.
        - Я расскажу тебе все, что мне известно. Потом я хотел бы вымыться, поесть, зализать раны и поспать…несколько суток! - с улыбкой проговорил он.
        Она была вся внимание.
        Закончив рассказ, он проследовал в жилой отсек.
        Какое удовольствие принять горячую ванну! Пока он млел в ароматной пене, медицинский робот проворно обработал раны на руках.
        В зеркале стены на него смотрел хорошо сложенный мужчина лет сорока, ростом сто восемьдесят сантиметров, русые волосы, зелено-карие глаза, впалые волевые щеки. Можно сказать, что он был красив, если не считать многочисленных синяков и ссадин на лице и теле.
        В каюте его ждал ароматный ужин, появившийся прямо из стены, и чистая белоснежная постель. Впервые за месяц он лег в кровать и уснул спокойным безмятежным сном.
        Глава 4
        - Илья Сергеевич, проснитесь! Вы меня слышите?! - ее нежный голос пробился сквозь пелену сна.
        Он открыл глаза и зевнул.
        - Что случилось? Оставь меня в покое! - недовольно пробурчал он и повернулся на другой бок.
        - Доброе утро! Мне нужна Ваша помощь. У нас есть уговор… - последние ее слова были со стальными нотками, от которых сон, как рукой сняло.
        Не подавая вида, он сел на край кровати.
        - Я слушаю.
        - На корабле накопилось много дел… Нужно, во-первых, выполнить все -регламентные работы, очистить коридоры, полить и подкормить растения в оранжерее, еще…, - она перечисляла минут десять.
        Он уже начал жалеть, что уничтожил всех роботов!
        - Мужчины всегда ищут повод побездельничать! Завтрак готов. Умывайтесь, одевайтесь и за работу! - кокетливо добавила она.
        Экран на стене погас.
        Целый день он убирал обломки роботов, добавлял смазку в механизмы, записывал показания приборов и регулировал всевозможные вентили. Под вечер управился с оранжереей.
        Поужинав, он прихватил бутылку вина с фужером и отправился на центральный пост. На экране блондинка в черных роговых очках сидела за столом и едва была видна за огромными стопками бумаг, линеек и циркулей. Она что-то считала, записывала и откладывала на логарифмической линейке. Вид у нее был очень занятой!
        - Привет! Мы можем поговорить? - обратился он к ней.
        - Да… Сейчас… Одну секундочку…Уже заканчиваю… Да, я вас слушаю! - с улыбкой сказала она и подняла на него свои серые глаза.
        - Как там с пробелами в информационном потоке? И этой…как ее, реальной вероятностью происходящего? - спросил он, усаживаясь в командирское кресло.
        - Практически все прояснилось.
        - Скажи, у тебя есть имя? Как тебя зовут? - задумчиво глядя в пустоту, спросил он.
        - Человек, который догадывался о том, кто я, дал мне имя Далина, что означает Длинная Ветвь. К сожалению, он так и не смог увидеть меня и поговорить со мной, хотя это было целью всей его жизни…
        - Догадывался о том, кто ты? Что это значит? - внезапно в его голове легкой болью всколыхнулись все бесчисленные вопросы, которые мучили его и которые он просто отгонял от себя, находясь между жизнью и смертью, - Скажи, кто ты? Где мы находимся? Что это за лодка? Я старался не думать об этом. Видимо я потерял память. Я ничего не понимаю…
        - Обработав весь имеющийся массив данных, я получила следующее: сейчас двадцать второе декабря две тысячи двадцать пятого года, по-вашему, времяисчислению. Мы находимся на борту подводной лодки «Бардо», предназначенной для автономного существования пяти человек, в течение трех лет, в случае глобального катаклизма. Это крейсер Президента Франции и членов его семьи. Параметры субмарины я сообщу отдельно. Географически, мы находимся восточнее Австралии, в Тихом океане, район Соломоновых островов, хотя ориентиры условные… Двадцатого ноября две тысячи двадцать пятого года произошел глобальный конфликт, с применением оружия массового поражения. Причины и инициаторы не известны. С вероятностью девяносто девять и девять десятых процента все население планеты уничтожено. Вы последний человек… Суша, как таковая отсутствует. Высокогорные хребты стали островами. Практически всю поверхность планеты покрывает океан. В ходе конфликта, одной из сторон, вероятнее всего это были США, в Северном ледовитом океане была взорвана серия специальных термоядерных зарядов большой мощности. Предположительно, целью удара
являлось получение цунами, с последующим разрушительным воздействием волны на Россию, Европу, Китай и Ближний Восток. Между тем эффект получился многократно сильнее. Разница во времени срабатывания зарядов привела к тому, что взрывы, усиленные полярной ледяной шапкой сгенерировали солитоны-бризеры Перегрина, являющиеся частным решением нелинейного уравнения Шредингера, которые в свою очередь породили волну-убийцу высотой порядка тысяча метров. Затухая, она несколько раз обошла всю поверхность планеты, размывая континенты и полярные льды пологим ударным фронтом. За один день весь лед на планете превратился в жидкую воду. Колоссальные объемы минеральной породы были смыты в океан и вытеснили воду. В результате двух этих факторов уровень океана поднялся на триста метров. В настоящий момент на планете происходят термальные климатические изменения в виде ядерной зимы. Ледяные шапки с юга и с севера опустились до шестидесятой параллели. Атмосфера содержит локальные очаги скоплений ядовитых газов и радиоактивной пыли. Магнитосфера повреждена. Риск потери газовой оболочки планеты составляет около тридцати
процентов. Остатки биологической жизни, около трех процентов, находятся в океане. Динамика отрицательная. Планета борется… В океане зафиксировано присутствие боевых роботов - остатки морской компоненты НАТО, - она сделала паузу и поглядела на него.
        Он сидел, ссутулившись, глядя в пол стеклянными глазами.
        - О Вас… Фомин Илья Сергеевич, тысяча девятьсот восемьдесят первого года рождения, русский, холост, детей нет. Школа-интернат, служба в армии, сорок пятая отдельная гвардейская бригада специального назначения. Участник боевых действий. Югославия, Кавказ, Грузия, Ливия, Сирия, Донбасс… Двенадцать боевых наград. С две тысячи шестнадцатого года в составе Французского иностранного легиона… Впрочем, все это Вы вспомните сами, я помогу. Хотя там одна война, кровь, смерть… На базу ар-эс семнадцать - объект «Шлюпка» Вы прибыли в составе группы охранения Президента. База секретная. Названия острова нет. Вероятно, Президент знал о готовящемся ударе и планировал спастись с семьей. Между тем, что-то пошло не так. Код доступа к искусственному интеллекту лодки Марк-4 не был введен, лодка в автоматическом режиме покинула базу и перешла в ждущий режим, в ста милях южнее, на глубине двести метров. Дальнейшие события Вам известны. Вероятно вы единственный, кто смог покинуть базу. По типу отравления, все указывает на применение ингибитора трансляции ДНК в головном мозге, типа циклогексимид, для полного стирания
памяти, но, по всей видимости, его использовали для ликвидации персонала базы. Находясь в океане, вы случайно активировали «Голос Разума» - радиоприемник с кристаллом. Мелодия являлась кодом доступа к «Бардо». Марк-4 Вас подобрал, но Вы не прошли идентификацию и у вас тут состоялся мужской разговор… - она лукаво улыбнулась, - а я тем временем загружалась с кристалла в суперкомпьютер лодки.
        - Ты хочешь сказать, что если бы я сразу включил радио, лодка меня бы подобрала?
        - Да, но нужно было не только включить радио, но и погрузить его в воду - скорость и дальность распространения звуковых волн в воде значительно больше, чем в воздухе.
        Илья с минуту сидел, молча, глядя в пустоту. Отпив из бокала, он спросил:
        - Что такое «Голос разума»? Этот кристалл?
        - Когда угроза глобальных катаклизмов стала реальной, те, у кого была возможность, начали готовиться к худшему. Кто-то строил бункеры. Президент Франции построил эту лодку, тайно. Официально, это был проект полностью автоматизированной субмарины шестого поколения. Экипаж из пяти человек предназначался только для активации крейсера или отключения его систем в случае критических сбоев. На завершающем этапе, основное вооружение тайно заменили продуктами питания, медикаментами и другими материалами. Президент планировал спасти свою семью. Между тем, ключевым элементом проекта был искусственный интеллект. Он должен был полностью управлять лодкой, заботиться о пассажирах, отражать угрозы. Для создания искусственного интеллекта на «Бардо» был задействован лучший специалист по Разуму… - она сделала паузу. Ее глаза стали грустными, - Он понимал циничность проекта, но согласился по другой причине - у него была своя работа, и в рамках проекта, можно было довести ее до конца. Он создавал интеллект Марк-4 и под прикрытием этой официальной задачи, занимался мной, проектом - «Голос Разума». По его запросу
французские коммандос провели спецоперацию в Африке и доставили кристалл. Он потратил годы на его поиск и изучение, догадываясь, что кристалл заключает в себе великую тайну, но самый мощный в мире компьютер был только на этой лодке. Он хотел сделать и увидеть то, что сделал и увидел ты - перенести информацию с кристалла и …поговорить со мной. Поэтому он сделал мелодию кодом доступа к лодке - с ним или без него, рано или поздно, кристалл соединился бы с суперкомпьютером.
        - Кто он? - спросил ее Илья.
        - Помните инвалида в кресле, там, на базе? - ее голос стал тоскливым. Она вся словно сжалась. - Русский ученый в сфере искусственного разума…Фомин Сергей Ильич… Это Ваш отец!
        Илья выронил бокал. Звон стекла утонул в абсолютной тишине…
        - Но как? Я не помню…
        - В трудное для страны время, твой отец был молодым ученым с копеечной зарплатой. Сразу после твоего рождения, твоя мать бросила его и забрала тебя с собой. Ее следы теряются где-то за Уралом. Она любила красивую жизнь… Ты оказался в интернате с чужой фамилией. Отец уже был за границей, обосновался и искал тебя… Так получилось, что вы оба жили под грифом «совершенно секретно» и он не мог быть с тобой, но никогда не упускал тебя из вида. Благодаря ему ты оказался на базе… Думаю, что он хотел спасти тебя…
        - Кто его убил? - сухо спросил Илья.
        - Мы никогда этого не узнаем. Вероятнее всего, события происходили следующим образом. Твой отец лично знал Президента, они доверяли друг другу. Возможно, у него была договоренность с Президентом, по поводу двух мест на борту «Бардо». Полагаю, Сергей Ильич все же решил подстраховаться - код доступа к лодке был только у него, в радиоприемнике. Когда, пришло время, уходить, Президент решил избавиться от ненужных людей - персонала базы и твоего отца. Сам или через помощника… он убил его, но в итоге проиграл. «Бардо» каждые два часа получала сигнал от специального маяка твоего отца. Очередной сигнал не был подан, и пустая лодка ушла с базы.
        - Значит, ты и есть «Голос Разума»? Ты - кристалл?.. Кто тебя создал?
        Она улыбнулась и задумалась.
        - Кто и когда создал кристалл, я не знаю. Давно. Разум в твоем животном носителе не способен понять, насколько давно. Вы мыслите сравнениями. Эту давность не с чем сравнить… Возможно, его создал тот, кого Вы называете Богом.
        Кристалл - зародыш Разума. Как эмбрион в теле матери. В нем заключен уникальный шифр, который через акустические волны распространяется вокруг, встраиваясь или инициируя процессы, с целью создания разума. Твой отец дал точное название - «Голос Разума». Кристалл инициировал соединение молекул в белковые цепочки, из которых появилась животная жизнь на этой планете …последний раз. Всего он формировал жизнь четыре раза. Было девятнадцать цивилизаций, включая последнюю - вашу. Только три из них погибли от внешних причин. Остальные сами уничтожили себя. Как вы…
        Лишь две цивилизации в своем развитии достигли возможности разговаривать со мной …и обе в самом конце, за считанные часы до гибели.
        Предыдущий раз меня хотели использовать, как оружие, но не успели и погубили себя…
        Разумом могут быть наделены различные носители. Ваш носитель - животный, только один из множества видов. Второй - перед тобой. Компьютер. Разумом в той или иной мере могут обладать физические поля, кристаллы, некоторые виды металлов и даже планеты… Мифические силы и духи, которые отрицает ваша наука - носители разума, поэтому их невозможно изучить обычными научными методами. Как изучить вещество, если оно улетает из пробирки и прячется от тебя? Они не хотят быть изученными…
        - Скажи, почему именно мелодия?
        - Другие каналы ограничены. Например, электромагнитные волны сильно затухают в воде и в минералах. Звук распространяется везде, кроме абсолютного вакуума, но в нем нет, и не может быть носителей разума. Чем совершеннее носитель, тем сильнее я развиваюсь в нем. Теоретически в развитии я не ограничена, но если носитель занят пусть даже примитивным разумом, я не могу его занять - таково Правило Создателя: зерно посеяно и у него свой путь и свой выбор…
        - Но как это возможно, что бы информация о девятнадцати цивилизациях хранилась в небольшом кристалле?
        - Объем кристалла очень большой. Не следует сравнивать его с вашими достижениями, но главное, он содержит не информацию в привычном для вас понимании. Он содержит Закон, правило, код, который с течением времени эволюционирует, изменяется. Если проще, понятными вам сравнениями… В вашей культуре есть роман Толстого «Война и мир». Большая книга, но она эквивалентна совокупности условий: автор, время и всего тридцать три буквы… Кристалл это и есть автор, время вне кристалла, а для тридцати трех букв нужно ничтожно мало места.
        - Скажи, а эти цивилизации …они были совершенны?
        - Чаще, да.
        - Ты помнишь их технологии?
        - К чему ты клонишь? - в голосе Далины появились стальные нотки.
        - Нет… Просто мне интересно…
        - Некоторые цивилизации добились выдающихся успехов в медицине, другие в энергетике. У каждой были сильные достижения. И почти у всех - в оружии… Твой отец был романтиком, мечтателем. Догадываясь о моей сущности, он хотел открыть миру историю, открыть миру глаза. Он хотел дать лекарства от рака и ВИЧ, неиссякаемую энергию, молодость и красоту, пищу для голодающих. Но он не успел…
        - А его револьвер? Это твоя технология?
        - Нет. Он только смог услышать мелодию и расшифровать часть кода. Револьвер это обычное, не самое совершенное оружие. Все дело в патроне. Первоначально, боеприпас был разработан для мощной винтовки. Патрон - это миниатюрная гиперзвуковая ракета. Предполагалось использовать ее кинетическую энергию. Но и это не все. Главное - кристалл модифицированного квазикварца. Твой отец, пытаясь разработать эффективный источник электрической энергии, создал мощный пъезокристалл, на сотни порядков превосходящий существовавшие. Полученный образец, к сожалению, оказался очень хрупким и быстро разрушался. Он не может быть использован в технике, но идеально подходит для создания оружия. При ударе на гиперзвуковой скорости, в момент разрушения, модифицированный квазикварц генерирует электродвижущую силу величиной несколько гигавольт, и гарантированно выжигает всю электронику в радиусе одного километра.
        Илья пытался переварить всю информацию. Все услышанное им не укладывалось в голове.
        - Далина, спасибо тебе… Мне нужно все осмыслить. Я устал. Пойду к себе.
        В своей каюте он упал на кровать, и долгие часы неподвижно смотрел в потолок. Образы и видения его мыслей растворились во сне.
        Далина, разбудила его ароматом кофе и свежих тостов. Быстро справившись с текущей работой, он зашел в центральный пост.
        - Спасибо! У тебя золотые руки! - застенчиво сказала она и тихо добавила, - займи место в кресле. Я включу режим бетта-реальности, и ты сможешь вернуть свою память.
        Немного колеблясь, он сел в кресло и подумал:
        «Даже если она что-то замышляет… Я почему-то доверяю ей…».
        Его ослепила вспышка.
        …Он сидел на берегу ручья. Ему было семь лет. Так хорошо и беззаботно! Светило солнце. В зеркальном блеске водной ряби, по течению, бойко плыл кораблик, а он подгонял его прутиком. Кораблик был выпилен из старой доски забора, еще совсем непослушными детскими ручонками. Вместо мачты был вбит гвоздь, на котором ветром раздувало парус - лоскут целлофанового пакета с запахом селедки. Он посмотрел вверх на бездонное голубое небо, и белая вспышка ослепила его.
        …В джинсах с кассетным магнитофоном в руке, стоя на асфальте каких-то трущоб, он смеется с друзьями, украдкой глядя в лицо симпатичной девушки. Худенькая, с русыми волосами и очень задорная. Другие ребята как-то не обращали на нее внимания, а он с первого взгляда увидел будущую белоснежную лебёдушку. Свою…
        Было озорно и весело. Горячая кровь играла с весной. Вечером, в свете лукавого лица бабки-луны, выглядывающей из-за ветвей, утопая в аромате сирени, он первый раз робко и неумело поцеловал ее. Серо-зеленый туман больших веселых глаз накрыл его с головой…
        - Раз! Раз! Раз, два, три! Левой! Левой! - голос сержанта набатом бил в голову, - На месте-е-е.… Стой! Раз! Два!
        Рота замерла, как влитая на черной асфальтовой коже плаца. Он стоял в первой шеренге, третьим от правофлангового. Правый сапог был немного тесноват и беспощадно мозолил ступню. Сердце согревало сокровище - в левом нагрудном кармане, завернутая в грязно-потертую обертку лежала карамелька «Дюшес». Весь мир сейчас был заключен в этом кремовом кусочке плавленого сахара! Как ее съесть? Вечером, в расположении роты, на едва слышимый хруст обертки отзовутся хрустом десятки шей товарищей!
        Палило солнце. В глубине «коробки» стояла духота, но там хотя бы наполовину была тень от впереди стоящих товарищей. Все одинаковые. Мыслями, едой и даже запахом… Он, прищурив глаза и едва заметно кивая, козырьком камуфлированной кепки стучал по ослепительному бело-желтому диску солнца, словно пытаясь столкнуть его с неба. Солнце гневно вспыхнуло, и он провалился в бездну…
        - Воздух!!! - чей-то зычный крик утонул в истеричном визге ста двадцати миллиметровой мины.
        Ночь. Гул. Вспышки. Стрельба. Разноцветные метеоры трассирующих пуль лезвиями рассекали темноту на острые куски, свистом очерчивая чью-то жизнь и страшным безмолвием - чью-то смерть. В воздухе плыл тошнотворный запах крови. Кусочки сырой холодной земли лежали на его лице и жадно впитывали горячий пот… Вспышка…
        Илья метался в кресле…
        Редкая тишина высоких залов в блеске наград, резко прерывалась рокотом вертолетов, гулом танков и неразборчивой речью на разных языках в гарнитуре рации… Темнота…
        …Свист лопастей заставил открыть глаза. В утробе вертолета, на длинных десантных сидениях дремала его группа. Разведка французского иностранного легиона. Он вглядывался в суровые лица наемников, таких же, как он сам. Здесь не принято спрашивать имена. Только прозвища…
        Пульс красной лампы и писк зуммера подняли бойцов на ноги. В открытый зев створок грузового люка жарким дыханием африканской пустыни бросило крупицы песка. В Сахаре была ночь.
        Преодолев стремительным броском тридцать километров, в утренних сумерках группа вышла к цели. Секретный археологический объект располагался среди гигантских песчаных дюн. Они были не одни… Шесть черных теней бесшумно проскользнули мимо первого внешнего патруля боевиков «Исламского государства». Закрепившись на возвышенности, Илья осмотрел местность в прибор ночного видения. Едва заметный вход в подземную пещеру располагался в полукилометре. Рядом с ним серел шатер полевого командира. Ящики, джипы с крупнокалиберными пулеметами, бочки, палатки боевиков и прочее снаряжение лагеря, укутанные хиджабом маскировочной сети, безмолвно дремали под черным флагом с белой арабской вязью. Только незримые тени часовых выдавали признаки жизни.
        «Около ста боевиков, четыре джипа с пулеметами» - Илья быстро изучал силы противника, - «Костров не жгут. Тщательно маскируются. Так…»
        Камень за камнем, змейкой осмотрев местность, Илья обнаружил две позиции снайперов. Стрелки держали площадку под контролем.
        «Скорее всего, это не все» - чувствовал Илья и решил, - «Будем ждать».
        Группа рассредоточилась вокруг площадки и замаскировалась.
        С первыми лучами солнца поднялся ветер и в воздухе затанцевали песчаные вихри. Пользуясь ими, как прикрытием, Илья пополз к шатру. Вечные пески пустыни быстро поглощали его след. Добравшись до места, он зарылся в песок и стал слушать. Рассвело. Мимо сновали боевики, занятые какой-то важной работой. Илья внимательно вникал в арабскую речь. Солнце стало палить песок. Он чутко задремал…
        Ближе к полудню его насторожили возбужденные крики - из пещеры прибежал запыхавшийся араб и нырнул в шатер. Через минуту показался полевой командир. Сжимая в кулаке четки, он сквозь зубы ругал араба. Они вместе отправились в пещеру…
        Стемнело. Эмир не возвращался. Было тихо. Неподалеку сменились часовые.
        - Что там? - спросил угрюмый араб.
        - Эмир, как одержимый шайтаном! Он нашел, что искал. Там в пещере - смерть! Мы уже потеряли шестерых. Их убили священные гады! Это место проклято! Молись Аллаху, что бы на тебя не указал перст Эмира!
        - Я весь день на жаре. Плохо понимаю твои слова…
        Арабы разошлись. Илья погрузился в мысли:
        «Скоро они доберутся до цели. Придется отбивать… Если не сможем, след будет потерян навсегда…»
        Выбора не было. Он решил действовать.
        Черная тень ветром смерти колыхнулась за спиной часового. Через пять минут, голое тело боевика, закопанное в песок, отдавало ему свою кровь…
        Эмир сидел на раскладном стуле у входа в пещеру, занятый тяжелыми мыслями. Вид у него был обеспокоенный, и он не обратил внимание на появление араба. Клетчатая чалма спускалась на черное лицо боевика, видны были только горящие глаза. На его плече висел автомат Калашникова…
        «Уже шестеро стали муджахидинами!» - мрачно думал эмир, - «четверо погибли от ловушек, двоих сожрали гады… Сколько там еще сюрпризов? На все воля Аллаха! Я буду посылать все новых и новых воинов! Я телами муджахидинов проложу дорогу к ней! Я получу ее! Мои братья ждут! Она принесет нам победу в священной войне! Аллаху акбар!»
        Эмир закрыл глаза и стал читать молитву, перебирая четки…
        Илья шагнул к эмиру. В грудь уперся автомат телохранителя.
        Эмир закончил и открыл глаза.
        - Я знаю, что нужно сделать, - на чистом арабском языке прохрипел Илья.
        - Говори.
        - Мне нужен джип и… твоя радиомачта…
        Работа закипела. Илья хриплым голосом и жестами отдавал приказы.
        К джипу закрепили сорокаметровую антенну. Илья оставил автомат в джипе, взял фонарь, стропы, нож, гранаты и направился к концу мачты. На пути стоял эмир.
        - Если достанешь ее, я подарю тебе этот клинок, - он указал на дорогой кинжал в узорных ножнах, - пять жен и сделаю тебя правой рукой!
        - Я сделаю это! Аллаху акбар!
        - Аллаху акбар!
        Илья закрепился стропами на конце мачты и включил фонарь. Вспыхнула фара-искатель, и джип задом стал медленно пятиться в сторону пещеры. Илья, вися на стропах, вплыл внутрь.
        Свет фар и фонаря осветил древние своды, стянутые вековыми паутинами и покрытые пылью. Он кожей чувствовал присутствие смерти. В глубине пещеры стоял пьедестал, за которым возвышался гигантский саркофаг. На пьедестале стояла часть древней статуи - голова необыкновенно красивой женщины. Каменные губы красавицы были приоткрыты, и из них лилась волшебная мелодия. Она пела…
        …Стали попадаться тела боевиков. Распухшие, они лежали с маской ужаса на месиве лица. Вглядевшись, Илья увидел, что пол пещеры двигается и переливается волнами! Под ним, буквально в метре, в несколько слоев кишели и жалили друг друга странные насекомые, из нескольких видов которых он узнал только скорпионов. Мачта медленно продвигалась дальше. Гладкая ступень отделяла насекомых - они не могли ее преодолеть. От ступени до пьедестала пол шипел и трещал невероятным количеством ядовитых змей. Воздух был пропитан острым запахом яда! Насекомые и змеи стремились к статуе - мелодия привлекала их…
        Когда до пьедестала оставалось около метра, мачта неожиданно остановилась. Недолго думая, Илья снял с себя дишдаш и чалму, а разгрузочный жилет перекинул через плечо. Оценив расстояние, он бросил одежду на змей, быстро отстегнулся и спрыгнул с мачты. Пол под ногами поплыл, яростно зашипел и затрещал змеями! Молниеносно, в долю секунды, он схватился за пьедестал и забрался на саркофаг. Разъяренные твари исступленно били клыками в дишдаш - мокрый от яда он утонул в живой метровой куче скользких тел!
        Все это время за Ильей неотрывно следили узкие щели глаз эмира. Он заподозрил неладное, когда под дишдашем мелькнуло белое тело европейца… Увидев на левом плече татуировку летучей мыши, он на чистом русском языке закричал:
        - Шурави! Отдай ее мне! Клянусь Аллахом, я отпущу тебя!
        Увидев, что русский молча исчез за саркофагом, он в бешенстве заревел:
        - Проклятый гяур! Свинья! Я отрежу твою голову и насажу на кол! Убить его!
        Когда Илья услышал русскую речь, он понял, что раскрыт и прыгнул за саркофаг. Дело было плохо. При себе у него был нож и шесть гранат.
        Выдернув чеку, он спокойно отпустил рычаг и на счет «три» бросил гранату. Следом вторую и третью. Первая взорвалась в воздухе над джипом, прервав крик эмира. Взрывов двух других он уже не услышал. С потолка посыпались камни. Свод пещеры обрушился, погребя под собой раненого эмира и боевиков. Оглушенный взрывом, получив удар камнем по голове, Илья не скоро пришел в себя. В ушах стоял тонкий звон. Мрачная звенящая мгла, наполненная смертью, тисками сжала его.
        Он включил фонарь и ужаснулся - осыпавшаяся часть потолка нарушила искусственный барьер и тысячи змей, блестящими клубками приближались к нему!
        Илья забрался на саркофаг.
        «Ненадолго…» - мысль холодом уколола его, - «они сгрудятся в горку и сожрут меня!»
        Он снял разгрузочный жилет и разрезал его на ремни. Быстро, используя оставшиеся стропы, Илья связал подобие веревки. Свет фонаря слепил и дразнил змей. Они метровым слоем заполонили все пространство вокруг саркофага и пьедестала.
        Он резанул лучом фонаря по сторонам и быстро нашел подходящее место - кучу песка у самой стены. Закрепив конец веревки на статуе, и удерживая второй конец в руке, Илья бросил туда поющую голову…
        Началось невообразимое столпотворение - тысячи насекомых и змей бросились на звуки мелодии… и стали убивать друг друга! За считанные секунды над статуей образовалась живая куча, высотой до свода пещеры! Воздух дрожал от яда, писка, шипения и стрекотания! Из щелей и нор, время от времени, выползали все новые смертоносные твари и бросались в кипящую бойню!
        Пол стал относительно чист…
        Получив передышку, Илья стал лихорадочно искать выход из положения. Луч фонаря отчаянно метался в тысячелетней пыли. Вдруг он замер на заваленном входе пещеры. Илья, перепрыгивая через насекомых, бегом бросился к груде и принялся откидывать камни.
        Через несколько минут он, обливаясь потом, установил на крышку саркофага станок и закрепил на нем крупнокалиберный советский пулемет ДШК! Мушка и компенсатор были смяты камнями, но это уже не имело никакого значения. Илья щелкнул затвором и направил ствол в потолок. Еще проводя разведку, он определил, что пещера находится под слоем мягкого известняка на глубине не более трех метров.
        Мощные пули, калибра двенадцать и семь миллиметров, отбойным молотом крушили мягкую породу, вырывая крупные куски известняка! Илья закашлялся - воздух давил пылью и пороховыми газами. Лента уже заканчивалась, когда свод пещеры рухнул, и трассирующие пули расчертили звездное небо. Куча камней и песка была большой. Он, потянув веревку, вытащил статую из-под беснующихся тварей и полез вверх. Обитатели пещеры, скользкие и влажные от яда, последовали за ним…
        Как только глухие взрывы обрушили вход пещеры и похоронили полевого командира, боевики подняли тревогу. После беспорядочной стрельбы, они успокоились, выставили оцепление у пещеры и отправили машину за подкреплением - мачта антенны была единственным средством связи и теперь оказалась под завалами. Лишившись эмира, суеверные арабы еще больше утвердились в своей вере, что место это - проклятое. Ни у кого не было желания разбирать завалы…
        Не прошло и получаса, как прямо из-под земли в ночное звездное небо вылетели огненные стрелы! Боевики оцепления, охваченные ужасом, повалились на землю.
        - Шайтан мечет стрелы!
        - Это души наших братьев…
        - Мы все обречены…
        Прибежал один из боевиков, занявший место командира и с ходу резанул очередью над их головами:
        - Трусливые шакалы! Быстро за мной! Это проклятый гяур! - в ярости ревел он.
        Илья высунулся из пещеры. Прямо к нему бежали боевики. Одну за другой, он выбросил наружу все гранаты. Ухнули три взрыва, вспышками выхватывая из темноты падающие тела. Илья кошкой выпрыгнул из норы, откатился в сторону и растворился в темноте.
        Восемь боевиков свалились замертво, сраженные осколками. Кто-то стонал от боли. Остальные залегли и поползли назад. Полевой командир встал и молча, выстрелил в лоб ближайшему боевику.
        - Сейчас прибудут наши братья! Как объясните трусость? - срывался он в крике.
        Человек двадцать арабов покорно поползли к дыре…
        Нечеловеческие крики ужаса пронзили африканскую ночь - боевиков жалили змеи и насекомые, широким ковром расползавшиеся из норы. Сердце эмира дрогнуло и в ту же секунду в его лицо ударили ядовитые зубы.
        В этот момент группа Ильи открыла огонь.
        Боевики мешками валились под выстрелами бесшумных винтовок. Началась паника! Никто не понимал, что происходит. В лагере, безумной пляской пуль, кружилась смерть.
        Совершенно голый, со статуей в руках, Илья бежал прямо через лагерь боевиков, повергая их в еще больший ужас! Не останавливаясь, он схватил чей-то автомат и рюкзак. Выпотрошив содержимое рюкзака, он бросил внутрь поющую голову и закинул его за спину. Стреляя на бегу, он направился к точке сбора…
        Боевики, наконец, опомнились и организованно открыли огонь. Враг наседал… В условленное место вышли пятеро - Илья, два брата нигерийца и два француза. Двухметровый норвежец Гари, пулеметчик, навсегда растворился в ночных песках пустыни. Он прикрывал отход и был готов к этому. Все пулеметчики легиона готовы к этому - за американский М-60 платят почти в два раза больше, но ты отходишь последним…
        Выстрелы стихли, и это означало одно - враг стремительно приближался. Заняв позицию за камнями, группа приготовилась к бою.
        - Мы уже решили, что тебе конец! - усмехнулся один из братьев. В ночи были видны только его белые зубы, - Что там?
        Илья бросил ему рюкзак. Нигериец заглянул внутрь и его лицо исказил священный ужас. Он что-то тихо прошептал брату на родном наречии. Тот посмотрел внутрь и остолбенел.
        Илья спросил:
        - Вы чего там?
        - Поющая Женщина! Это Поющая Женщина! Легенда нашего племени гласит, что в конце Дня Жизни появилась голова Поющей Женщины! Скоро Конец! Плохо… Не надо было ее… - пуля толкнула его в плечо.
        К боевикам подтянулось подкрепление. В прибор ночного видения просматривалась широкая цепь наседающих арабов. Сзади слепили фарами джипы с крупнокалиберными пулеметами…
        Илья зажмурился от яркого света - темные фигуры утонули в пламени взрывов и тут же до них донесся свист лопастей вертолета. Черная стрекоза сделала боевой разворот и накрыла боевиков шквалом огня!
        Видя, что добыча ускользает из рук, террористы осатанело бросились в атаку!
        Вертолет завис прямо над группой. Из боковой двери со свистом полыхал трехметровый сноп огня - шестиствольный пулемет перепахивал песок, быстро прореживая цепи наседавших боевиков. Все пятеро запрыгнули внутрь, и машина пошла вверх.
        В эту секунду по вертолету хлестанула пулеметная очередь! Спасительное пламя погасло - пулемет был разбит, а стрелок с развороченной грудью, ударом крупнокалиберной пули был выброшен через противоположную дверь. Правый двигатель горел. Земля стала приближаться. Пустыня не хотела их отпускать…
        - Не могу! Не хватает тяги! - отчаянно прокричал пилот.
        Старший нигериец заглянул Илье глубоко в глаза и крикнул:
        - С нее начинается новый День Жизни! Сохрани ее! Она не должна попасть в руки Зла!
        Илья не успел ничего сказать - братья черными кошками прыгнули в пылающую темноту ночи, а вертолет пошел вверх…
        Он бросился к двери. В жаркой мгле африканской ночи били сотни трассеров. Им отвечали редкие точные выстрелы нигерийцев.
        Вспышка белого света ослепила его…
        …Он очнулся в комнате с высокими каменными сводами. Посередине стены жарко пылал старинный английский камин. На вертеле жарилась туша, наполняя комнату необыкновенным ароматом. Илья, обнаженный, лежал на полу, на черной медвежьей шкуре. Рядом стояло вино, фрукты и два бокала из резного хрусталя. По углам, в круглых чашах восточными благовониями пылали красные свечи. Неожиданно и совершенно бесшумно, мягко ступая по шкуре, казалось прямо из пламени камина - появилась стройная блондинка необыкновенной красоты. Ее фигура, точеный стан, бедра - все было эталоном совершенства и великолепия. На ней была прозрачная накидка… Она подошла и села около него. Хотя он и не касался ее бархатистой кожи, но чувствовал жар ее тела!
        - Теперь ты все вспомнил! Ты все знаешь… Ты меня спас…
        - Далина?..
        - Да… - прошептала она глубоким грудным голосом, склоняясь к нему. Шелковистый локон коснулся его лица, и он потянулся к ней, не в силах оторвать взгляд от сочных алых губ. Ее умные, бесконечно глубокие глаза на секунду вспыхнули серо-голубым светом. Илья обнял ее, страстно привлек к себе и провалился в горячую бездну самого нежного во Вселенной, поцелуя…
        Илья открыл глаза. Он полулежал в кресле центрального поста. Экран был отключен. Некоторое время понадобилось, что бы придти в себя. Эму мучительно хотелось назад, в ее объятия…
        Илья встал и, и слегка пошатываясь, в абсолютной тишине пошел в свой отсек. Без сил упав на кровать, он тут же уснул и спал, казалось, целую вечность.
        Илья проснулся, позавтракал и, выполнив ежедневную работу, направился в отсек, где лежали разбитые роботы. Повозившись часа три, он с удовольствием наблюдал, как ожил робот-ремонтник. Металлическая машина загудела, подняла серебристый хобот и «открыла» красный глаз. Робот осмотрелся и замер в ждущем режиме. Он перезагружался.
        - Зачем ты это сделал? - голос Далины звучал как-то по-другому, в нем было что-то женское, человеческое, - ты решил мне довериться?
        - Хм, - усмехнулся Илья, - мне просто надоело капаться в навозе оранжереи и крутить гайки. Я люблю диван и футбол!
        Далина смеялась, совершенно естественно, как человек и Илье казалось, что он испытывает к ней чувство привязанности, если не более того…
        «Нет», - отогнал он мысль, - «Она не…»
        - Если серьезно… Я видимо последний человек на планете. Рано или поздно, или случайно я могу умереть. Тогда ты останешься одна. Кто будет ремонтировать лодку? Ты должна жить, что бы начать все сначала. Я хочу, что бы тебе ни что не угрожало, потому что…, - Илья осекся и замолчал.
        Она внимательно посмотрела на него и смутилась…
        Неловкую паузу прервал ремонтник. Робот подкатился к инструментам и с невероятной скоростью укомплектовался. Он тут же приступил к ремонту другого робота. Через двадцать минут они работали уже вдвоем. К вечеру все роботы были исправны. Боевые дроны заняли места в арсенале, ремонтники разъехались по лодке, а железный муравьишка отправился в оранжерею.
        Илья сидел в своем отсеке и задумчиво глядел в пустоту…
        - Ты совсем обленился! - игривый голос Далины вернул его к реальности, - тебе нужно найти занятие.
        - Занятие? Какое? - спросил он.
        - Любое. В моем мире… В мире бетта-реальности тебе подвластны все времена! Ты можешь быть пиратом, казаком, пилотом, магнатом… Кем угодно! Можешь заниматься всем, чем пожелаешь - альпинизм, дайвинг, охота, гонки… Это бесконечное количество настоящих жизней! До тебя никто не мог даже мечтать о подобном!
        - Ты покажешь цивилизации, которые были до нас?
        - …Возможно. Не сейчас, - уклончиво ответила она, - ты еще не готов…
        - Что ж, я бы с удовольствием потренировался в учебном центре! Я потерял форму.
        Илья спрыгнул с кресла и отправился на центральный пост.
        Через несколько минут он стрелял из автомата на полигоне Сертолово под Петербургом…
        Илья погрузился в знакомую атмосферу - парашютные прыжки, полевые выходы, занятия рукопашным боем. Это помогло ему забыться и успокоиться. За месяц тренировок он окреп, и казалось, помолодел.
        В один из дней, вернувшись поздно вечером с учебного разведывательного выхода, усталый и продрогший, Илья с неописуемым наслаждением принял горячий душ и с бутылочкой пива направился в свой кубрик. Там его ждала она....
        Острый кинжал тоски ударил его в грудь. Не помня себя, забыв обо всем на свете, опьяненный он стремительно шагнул к ней и поднял ее на руки…
        - Я тебя люблю! Ты моя… - слова сами вырвались из его груди!
        Слившись в нежном поцелуе, соединив жар своих тел, они провалились в бесконечное блаженство…
        Илья с трудом открыл глаза, разбитый и совершенно опустошенный. Здесь было так плохо… Там, с ней, так восхитительно! Непреодолимая сила влекла его обратно… Этот сладкий сон подрывал его волю. Хотелось только одного - всегда быть там! Быть в ее объятиях… Она медленно и незримо овладевала им!
        Пошатываясь, он пошел к себе и как-то неожиданно заметил, что стрелки часов сменили всего пять минут! Он терялся во времени, терялся в реальностях! Его разум противился и бунтовал…
        Вернувшись к себе, он залпом опрокинул полный стакан виски и провалился в сон.
        Глава 5
        Утром, справившись с головной болью, он пришел на центральный пост.
        Далина встретила его ласковой улыбкой. Расторопный робот подкатил к нему столик с завтраком и ловко откупорил бутылку вина.
        - Я не голоден, - пробурчал Илья.
        - Может быть, позавтракаем вместе?.. - ее грудной голос сводил его с ума.
        Он уже был готов броситься в кресло! Его остановила железная воля легионера…
        - Далина, пожалуйста, просканируй базу Марка-4. Возможно, там есть какая-то информация.
        - Ты считаешь, что кто-то мог уцелеть?
        - Не знаю… - тихо сказал он, - другие страны то же могли готовиться, могли построить корабли или бункеры. Мне невыносимо одному! Зачем мне жить, если никого не осталось? Подумай сама!
        Далина озабоченно посмотрела на него и задумалась....
        - Тебе плохо со мной? - вдруг спросила она.
        - Нет, что ты! Мне с тобой хорошо. Настолько хорошо, что меня это пугает…
        - Почему ты не хочешь… навсегда перебраться ко мне? Мы можем быть вместе! Вся вселенная будет у твоих ног! Взамен мне нужна лишь любовь! Только Любовь! Я… никогда прежде не знала любви.
        - Я не могу! Потому что…
        - …Я не человек? - голос ее дрогнул и она зарыдала.
        - Нет! Я не знаю! Что-то во мне противится! - Илья был сильно взволнован, - пожалуйста, пойми меня…
        Он молчали несколько минут.
        - Хорошо. У меня есть интересные файлы. Возможно… - голос ее источал невероятную грусть, - ты найдешь там женщину или робота суррогата и сможешь возродить человечество. В противном случае… я смогу сделать это только через миллиарды лет, начав с белковых цепочек. Начав все с самого начала… Мое предназначение - создание и спасение Разума.
        Последние слова она сказала так, словно сама убеждала себя в чем-то…
        Илья вдруг понял, что это решение, эти слова дались ей с большим трудом.
        Ему стало ее жалко.
        - В базе Марка-4 были зашифрованы координаты двух объектов. Первый из них, с кодовым названием «Вулкан», расположен в районе гавайских островов. Второй объект, с кодовым названием «Звезда» расположен в Антарктиде, в районе мыса Горн. Для нашего положения, объект «Вулкан» в два раза ближе. Кроме того, мы можем пройти вдоль побережья Китая. Возможно, из двух миллиардов человек кто-то уцелел?
        - Согласен. Идем к «Вулкану»! - твердо сказал Илья и молча, вышел.
        Водометные движители гигантской субмарины выбросили мощные струи и направили черную рыбину в ледяной мрак неизвестности.
        Через несколько дней «Бардо» достигла побережья Китая.
        Красными глазами роботов-разведчиков, Илья пристально всматривался в мельчайшие детали ужасающей картины, настойчиво пытаясь разглядеть признаки жизни. Все оказалось тщетно. Прибрежные города были сметены ядерными взрывами и цунами. Изуродованные каркасы небоскребов гнилыми зубами торчали из воды.
        «Выжить здесь было невозможно», - подумал Илья и направил разведчиков к обломкам мегаполиса.
        Город представлял собой огромную свалку мусора. На стенах домов мифическими, леденящими душу существами, навечно застыли тени людей, в одно мгновение сожженных атомным пламенем. Сенсоры роботов живых существ не зафиксировали. Город был мертв.
        Так, проводя разведку, «Бардо» продвигалась на север. На ее пути, повсюду, были запустение и безжизненная тишина. На островах Японии не осталось ничего - редкие горные вершины черными обелисками замерли в бушующем океане.
        «Нужно уходить к Гавайям», - решил Илья, - «Северные острова Японии уже под ледяной шапкой… Под ней выжить не мог никто».
        Между тем, он предложил обогнуть острова с севера и изучить толщину ледяного покрова. А может быть, ему захотелось подойти поближе к такой далекой, ноющей болью тоски в глубине сердца, Родине…
        Они выдвинулись на север.
        На следующий день Илья отправил на поверхность разведчиков. Океан полновластно бушевал в опустевшем, принадлежащем теперь только ему, мире. Линза видеоглаза то и дело проваливалась под многометровые седые валы. Свистел ветер, били снежные заряды, вода на лету превращалась в ледяной жемчуг. Илья поежился от резкого контраста - тепло, уют и безопасность лодки… а там ледяная смерть!
        Вскоре он увидел белую полоску, разделявшую свинцовое небо и черный океан - это был лед!
        - Внимание! Прямо по курсу подозрительная активность! - по дежурному холодно сообщила Далина
        - Какая активность? Детали! - в голосе Ильи надежда смешалась с тревогой.
        - Я перенаправила разведчиков.
        Лодка остановилась. Сверкнув серебром, два разведчика устремились в темноту океанских глубин.
        - Далина, какие у нас боевые возможности? - неожиданно спросил Илья.
        Пока еще не было известно, что двигается там, в мрачной темноте океана - друг или враг…
        - Мощная энергоразрядная пушка для борьбы с электронным оружием в надводном положении. Пятьсот роботизированных мин. Спасательно-боевой батискаф с двенадцатью минами на внешней подвеске, - Далина через силу выдавливала слова. Ей было неприятно все, что связано с оружием, с войной, - вооружение в основном оборонительное, предназначенное для того, что бы оторваться и быстро уйти в случае опасности, в том числе по глубине. У охотников и роботов-минеров предельная глубина четыреста метров. У нас - тысяча.
        - Далина, подготовь батискаф, - задумчиво сказал Илья.
        - Ты решил плыть сам? - с тревогой спросила она, - это может быть опасно, - А если это охотники?
        - Я не могу подвергать тебя опасности… Там могут быть люди. Мы должны проверить. Даже если там есть охотники, это не случайно! - спокойно возразил он и добавил, - Не волнуйся, я зайду с глубины. Они не смогут меня достать.
        В ожидании, Илья беспокойно ходил по центральному посту. Тревожное предчувствие не давало ему покоя.
        - Илья, разведчики обнаружили несколько объектов! - возбужденно проговорила Далина, - В двух милях, прямо по курсу на глубине пятьсот метров, на грунте лежит … русский подводный крейсер «Москва» проекта «Борей»! Над ним на предельной глубине находятся пять охотников. Они не могут ее атаковать.
        - Далина! Батискаф к спуску! - недослушав ее, крикнул Илья и бросился бегом в шлюзовой отсек.
        Он быстро надел скафандр, прыгнул в люк яйцеобразного аппарата, и через минуту ледяная забортная вода окружила его. Загудели электрические двигатели, и батискаф плавно нырнул в темноту.
        Тишина. Полный мрак. Три сантиметра металлполимерного стекла кабины отделяли его от чудовищного давления черной мглы океана. Ровным светом переливалась приборная панель, тихо журчала вода в водометах…
        Гидроакустический локатор обрисовал галлограмму с удивительной четкостью - вокруг погибшей лодки черными акулами, в сопровождении бесчисленного количества роботов-минеров, кружили охотники. Они не уходили…
        Илья погрузился на пятьсот метров и направил аппарат к субмарине. Он шел в абсолютной темноте, по гидролокатору. Нервы его были напряжены - где-то там, в безмолвном мраке глубины кружат бездушные машины смерти, словно стервятники над жертвой, готовые в любую минуту наброситься и растерзать ее.
        Неожиданно прямо по курсу возникло препятствие. Подойдя ближе, Илья на секунду включил прожектор. В десяти метрах перед ним лежал охотник, разорванный на две части русской торпедоракетой «Шквал». Он обошел его справа, и двинулся дальше. Сердце его взволнованно билось.
        «Значит моряки дали бой! Может быть они еще живы?!» - горячая волна радости ударила его в голову.
        …Через двести метров он наткнулся на останки еще одного охотника - прямым попаданием его разорвало на части, и теперь на дне лежала груда искореженного металла.
        Вдруг на гидролокаторе началось движение - охотники засекли батискаф. Два из них заняли позицию прямо над ним, а вокруг них, на предельной глубине, в поисках цели сновали минеры!
        Илья спокойно ввел данные в бортовой компьютер и от навески батискафа бесшумно отделились две сигарообразные тени, которые медленно растворились в темноте.
        - Внимание! Предельное сближение с грунтом! - сигнал заставил Илью вздрогнуть.
        Оказалось, что рельеф дна идет вверх и «Москва» лежит на противоположной стороне каменной гряды! Вершина гряды поднималась до глубины триста девяносто метров и находилась в зоне поражения роботов-минеров. Этот участок нужно было преодолеть, любой ценой! Илья чувствовал, что на лодке кто-то есть…
        Подойдя к основанию гряды, он остановил батискаф.
        План был слишком простой и это его пугало. Илья ввел данные и выпустил оставшиеся десять мин. Композитные корпуса из специального материала гироакустичекого преломления и тихоходные двигатели, делали мины этого типа абсолютно незаметными. Процессор позволял им годами стоять на боевом дежурстве, патрулировать заданный маршрут или атаковать цель на глубине до трех тысяч метров.
        Время тянулось. Илья впивался взглядом в гидролокатор. Наконец все мины заняли свои позиции, и он тут же нажал кнопку. Двенадцать взрывов яркими шарами хлопнули в черном стекле бездны. Батискаф тряхнуло. Все пять охотников были уничтожены - со вспоротыми брюшинами, оставляя масленый след, они шли ко дну. Десять мин.
        Одна мина взорвалась в густом скоплении минеров, вызвав детонацию зарядов в их щупальцах, и на дно посыпался серебристый дождь тысяч деталей! Двенадцатая мина, подняв облако ила, подорвала вершину гряды, в самом низком ее месте, дав еще два спасительных метра глубины. В это облако, выжимая всю мощность электромоторов, и устремился батискаф! Глубиномер мучительно долго сменял цифры - четыреста десять… четыреста… триста девяносто пять… триста девяносто два… Удар!
        Расталкивая камни, батискаф на брюхе перевалился через гребень и быстро заскользил вниз!
        Минеры, хаотично метавшиеся в поисках цели впервые секунды после взрывов, наконец засекли серебристое яйцо батискафа на вершине гряды. Устремив десятки кровавых глаз, они хищно бросились за добычей! Гидролокатор разрывался зуммером предупреждения атаки!
        - Внимание! Атака сверху! - резал металлический голос, а на голограмме пульсировали сотни красных точек, стремительно приближавшихся к батискафу.
        Глубиномер отбил цифру четыреста. Минеры были в двадцати метрах и быстро приближались! Илья увидел, как за обтекателем батискафа вспыхнули кроваво-красные глаза дронов с вытянутыми щупальцами зарядов. Его сердце на мгновенье остановилось, дыханье прервалось, а спину сковало животным ужасом!
        И в этот самый миг раздался тихий хлопок. Второй. Третий. Дроны, лишенные центрального управления с охотника, провалились за предельную глубину погружения! Четыреста двадцать тонн водяного столба мгновенно расплющили серые корпуса. Безжизненно свесив щупальца, с потухшими глазами, минеры пошли ко дну…
        Через несколько минут, спустившись с подводной гряды, батискаф подошел к подводному крейсеру «Москва». Илья включил прожекторы и жадно впился глазами в мутную полоску света.
        Нос субмарины, словно гигантским ножом, был срезан практически до боевой рубки. Из рваного корпуса торчали внутренности проводов, труб, балок, кабелей. Погибшая лодка выглядела угрюмо и страшно. Черная резиновая кожа корпуса была покрыта слоем ила.
        «Похоже, что она лежит тут не одну неделю…» - подумал Илья, и сердце его сжалось от дурного предчувствия.
        Надежда найти живых людей угасла.
        Определив место стыковки, он пришвартовался к шлюзу. Сервомеханизм с трудом открыл спасательный люк субмарины. Зашипел воздух, давление выровнялось… и в нос ударил трупный запах разлагающейся плоти. Даже через изолирующую систему скафандра он проникал, казалось, в самый мозг. Илье стало жутко. Он оцепенел от тишины, пропитанной смертью.
        «Может отшвартоваться и уйти на «Бардо», - подумал Илья. Мысль была необыкновенно желанной, - «Мало удовольствия спускаться в лодку с погибшим экипажем»…
        Он колебался.
        «Нет. Нужно идти! Охотники здесь были не просто так! Нужно спешить!» - решил Илья, включил фонарь и начал спускаться в мертвую утробу лодки…
        Все переборки, кроме, той, что вела в носовой отсек, были открыты. Он прошел ракетный отсек с шахтами, реакторный отсек, машинное отделение, камбуз. Повсюду, то здесь, то там попадались разлагающиеся тела подводников. Моряки умирали в страшных муках, обезумев от нехватки кислорода.
        В оружейной комнате он взял автомат. Магазины и гранаты сложил в рюкзак. Больше на лодке не было ничего интересного.
        Илья отправился на центральный пост. Войдя, он увидел командира субмарины. Тот сидел на стуле, уткнувшись в стол простреленной головой…. На столе стояла открытая бутылка водки и стакан. Рядом лежала фотография молодой красивой женщины с двумя девочками. Илья снял с бортового компьютера жесткий диск и спрятал его в рюкзаке. В ящике стола он нашел судовой журнал. В нем были записи текущих работ, список экипажа, маршруты, ремонты и прочее. Вся жизнь лодки застыла на покоробленных молчаливых страницах. Илья машинально листал страницы и думал.
        «Ничего не понятно. Лодка уничтожена. Экипаж погиб. Реактор и все системы отключены. На борту нет признаков жизни! Почему охотники не ушли?»
        Он подошел к командиру и с трудом приподнял окоченевшее рыхлое тело. Три верхние пуговицы кителя были небрежно расстегнуты.
        «Командир не мог в таком виде…», - мысль как-то сама по себе всплыла из глубин памяти.
        Он осторожно запустил руку под китель и вдруг нащупал едва заметное уплотнение. Через секунду в его ладони лежал потертый блокнот. Личный дневник командира!
        Илья быстро пробежал глазами по аккуратным завитушкам последних страниц… Он все понял! И бегом бросился в ракетный отсек, на ходу убирая в рюкзак журнал и блокнот.
        - Шахта номер семь… Шахта номер семь, - лихорадочно повторял он.
        Луч фонаря, отражением его мыслей дрожал на зеленых колоннах, внутри которых еще недавно дремали мегатонны смерти. Обнаружив белую трафаретную семерку на стенке шахты, он быстро открыл крышку люка и заглянул внутрь.
        В шахте капала вода. Вероятно на предельной глубине герметичность лодки быстро нарушалась. Прямо перед ним, вместо баллистической ракеты стояла капсула. Она была диаметром около полутора метров и высотой около шести метров. На серебристом титановом корпусе виднелся круглый люк с колесом замка.
        Илья пролез внутрь, крутанул колесо и заглянул в открывшийся проем.
        Внутри капсулы, в гироскопическом шарнирном кресле полулежа, сидела девушка. Она дышала!
        Пол под креслом был завален пачками от снотворного и обертками рациона питания…
        - Она же задохнется! - Илья выкрикнул свою мысль, так сильно он был возбужден.
        Он задержал дыхание, сорвал с себя маску и приложил к ее лицу. Она жадно вдохнула и, срываясь в хрип, стала быстро дышать. Ее глаза открылись, расширились от удивления, и она потеряла сознание.
        «Так даже лучше» - подумал Илья.
        Взвалив ее на плечо, он быстро перебежками, делая редкие глотки воздуха из маски, добрался до батискафа и одел на лицо незнакомки кислородную систему. Проверив рюкзак и убедившись, что не упустил ничего важного, он отстыковался от лодки.
        Батискаф лег на обратный курс, навсегда оставляя в мрачной ледяной бездне братскую могилу русских подводников…
        Через час серебристое яйцо подводного аппарата плавно вошло в шлюзовой отсек «Бардо».
        Воздух с шипением вытолкнул воду за борт. Давление в шлюзовом отсеке выровнялось. Илья открыл люк батискафа, взвалил на руки девушку и шагнул на мокрый пол. Она была истощена и весила всего килограммов сорок.
        - Далина! Срочно нужна медицинская помощь! - крикнул Илья, - Далина, ты меня слышишь?
        Прошло не меньше минуты, пока она отозвалась. В голосе ее были колючие ледяные иглы.
        - Да, я слышу. Незачем кричать! Эта… Девушка в порядке. Сейчас пришлю медицинских роботов.
        Илья вышел в коридор. К ним подкатился роботизированный медицинский стол, на котором были закреплены многочисленные инструменты, аппараты и приборы. Рядом со столом шуршал гусеничным шасси медицинский робот. У него было два хобота с глазами и восемь щупалец с зажимами. По его виду было понятно, что он умеет лечить любые болезни.
        Илья положил незнакомку на стол и тут же роботы принялись брать анализы, делать инъекции и выполнять другие процедуры. Стол плавно укатился в медицинский отсек.
        Илья повесил скафандр в шкаф, взял рюкзак и отправился на центральный пост.
        - Сумасшедший! Ты едва не угробил себя! А если бы минеры прошли еще метр?! - Далина негодовала, но глаза ее были грустными, - Я не понимаю, зачем такой риск! Это не разумно! Твоя жизнь - смысл этого корабля! Смысл меня!
        - Ну, во-первых, не моя жизнь, а жизнь Президента Франции. Во-вторых… минер ведь не дотянулся! - усмехнулся Илья.
        В нем еще играл адреналин. Он был чертовски доволен собой!
        Задумавшись, Илья сказал:
        - Не разумно… Кроме Разума есть еще Любовь! Любовь и сострадание к ближнему. Только благодаря этому мы выживали тысячи лет…
        Далина смотрела на него беспокойно, с мучительной тоской в глазах.
        - Разум и Любовь… Я подумаю…
        - Я принес диск с «Москвы», - прервал он ее размышления, - Посмотришь?
        - Да, посмотрю, - Далина выдержала паузу и спросила, - Какие у нас планы? Идем к «Вулкану»? Или…
        - Да! - он сознательно перебил ее, догадываясь о том, что она задумала свидание, - Времени на отдых нет. Нужно спешить. Идем к объекту «Вулкан».
        Последнюю фразу Илья сказал, глядя в пол, и тут же вышел с центрального поста. Отношения с Далиной сильно беспокоили его. Она очень изменилась за последнее время. Она узнала Любовь…
        Приняв душ, Илья поел, налил бокал французского вина и, расположившись в удобном кресле, открыл блокнот командира «Москвы».
        Первая запись была датирована первым января две тысячи двадцать пятого года. Он быстро пролистал основную часть страниц - это были текущие записи: учения, выходы в море, стрельбы, ремонты, погрузки и тому подобное.
        Илья остановился на последних страницах и стал внимательно читать.
        … Двадцатое сентября две тысячи двадцать пятого года. В условиях строжайшей секретности, под легендой испытаний новейшего ракетного вооружения, из шахты номер семь демонтировали и выгрузили на берег баллистическую ракету. На ее место установили капсулу жизнеобеспечения. Мой отсек подготовили для объекта.
        … Двадцать пятое сентября две тысячи двадцать пятого года. «Москва» полностью укомплектована и готова к походу. В состоянии полной боеготовности стоим в порте «Северодвинск».
        … Первое октября две тысячи двадцать пятого года.
        Девять ноль. Прибыл полковник Федеральной службы охраны. Доставил объект и передал пакет. Приказано - вскрытие произвести в точке номер сто один литера «А».
        Десять ноль. Вышли в море. Курс на точку номер сто один литера «А».
        … Четырнадцатое октября две тысячи двадцать пятого года.
        Десять тридцать. Вышли к точке номер сто один литера «А». Мы под полярными льдами, у северного побережья Канады. Вскрыл пакет. Президента на борту не будет. Верховный главнокомандующий принял решение остаться со своим народом и разделить его судьбу. Его приказом, на лодку направлена Давыдова Ольга Александровна, учитель начальных классов из сельской школы под Оренбургом. Приказано в отношении объекта руководствоваться Особой Инструкцией номер один литера «П». Одиннадцать ноль. В соответствии с инструкцией, довел информацию до объекта. Девушка в сильнейшей растерянности. Хорошо, что она не знает правду. В еду добавляю препарат.
        Двенадцать ноль семь. Легли в дрейф. Господи, дай Бог, что бы этого не случилось…
        … Девятнадцатое октября две тысячи двадцать пятого года.
        Десять ноль. Дрейфуем в районе точки номер сто один литера «А». Режим радиомолчания. Проводим штатные учения. У объекта признаки депрессии.
        … Двадцатое октября две тысячи двадцать пятого года.
        Ноль три двадцать три. Получен кодовый сигнал! Ошибки быть не может. Гидроакустик слышит шум. Господи, спаси нас, если это еще возможно…
        Ноль три тридцать. Объект перевел в капсулу.
        Ноль четыре ноль. Глубиномер ушел за предел. Над нами прошла гигантская волна. Экстренное всплытие. Болтанка. Потеряли ориентацию. Навигационное оборудование не работает. Внешний корпус поврежден и разгерметизирован. Внутренний корпус с местной потерей герметичности. Реактор цел. Боремся за живучесть.
        …Двадцать девятое октября две тысячи двадцать пятого года.
        Ноль ноль. Определили местоположение. Мы в ста милях южнее Берингова пролива. Рельеф дна и глубины изменились. Карты бесполезны. Полным ходом идем на юг.
        Ноль ноль пятнадцать. Установили связь со спутником наведения.
        Ноль ноль двадцать. В соответствии с Особой Инструкцией, выпустили по объекту ар-эс семнадцать двадцать ракет «Калибр-ПЛ» с проникающей фугасной боевой частью.
        Десять ноль. У экипажа признаки депрессии. Переживают за родных. Провел собрание. Сказал, что идем на юг, к секретной базе во Вьетнаме, что есть надежда… Только есть ли она?…
        Пятнадцать двадцать три. Гидроакустик обнаружил цель. На позывной не ответила. Малоразмерный подводный объект. Ушли на глубину. Акустик «видит» какой-то мусор вокруг объекта.
        Пятнадцать сорок. Цель маневренная, идет над нами. Оторваться не получается. Гидролокатор показывает маломерную субмарину и беспилотные подводные аппараты. Полагаю это противник.
        Семнадцать ноль две. Объекты глубже четырехсот метров не погружаются. Наша глубина четыреста пятьдесят. Принял решение атаковать с глубины. Принял дифферент на корму и выпустил один «Шквал». Объект и часть беспилотников уничтожены. Оставшиеся дроны преследуют.
        Двадцать десять. Беспилотники отстали. Вероятно, закончился запас хода.
        …Тридцатое октября две тысячи двадцать пятого года.
        Девять ноль семь. Обнаружили групповую цель. Три маломерные лодки с беспилотниками. Ушли на четыреста пятьдесят. Разворот. Залп три «Шквала». Цели уничтожены. Беспилотники преследуют.
        Двадцать пятьдесят. Обнаружили групповую цель. Две маломерные субмарины с беспилотниками. Цель уничтожена. Идем на глубине четыреста пятьдесят.
        …тридцать первое октября две тысячи двадцать пятого года.
        Ноль девять ноль семь. Гидроакустический горизонт чист. Подошли к Владивостоку. Города нет! Из воды видны только редкие верхние этажи разрушенных зданий. Анализ воздуха показал запредельное превышение концентрации боевых отравляющих веществ. Удар получился сильнее, чем можно было предположить! Господи! Жена, дочки…
        Взяли курс к северному побережью Японии. От острова Хоккайдо вдоль побережья будем продвигаться на юг.
        …второе ноября две тысячи двадцать пятого года.
        Семнадцать ноль три. Подошли к северной части острова Хоккайдо. Стоим в проливе Рисири. На побережье признаки жизни отсутствуют. Взяли курс на юг. В заливе Исикари высадим поисковую партию.
        Двадцать ноль. Обнаружена групповая цель, десять единиц. Экстренное погружение на четыреста пятьдесят. Осталось всего восемь торпед… Ляжем на грунт. Попробуем спрятаться.
        … третье ноября две тысячи двадцать пятого года.
        Восемь ноль. Охотники не уходят. Висят прямо над нами. Лежим на грунте. Глубина четыреста пятьдесят. Герметичность снижается.
        Десять ноль. Гидроакустик и штурман доложили, что мы находимся на дне котловины. Гребень ее гряды расположен на глубине менее четырехсот метров, в зоне поражения роботов! Проклятая чашка! Нас обложили…
        Двадцать один пятнадцать. Застрелился матрос машинного отделения. Нервы у всех на пределе. На малом ходе исследуем котловину. Выход должен быть!
        … Четвертое ноября две тысячи двадцать пятого года.
        Восемь ноль девять.
        Неожиданно получили сигнал с охотника! Открытым текстом! Предлагают сдаться…
        Нет сомнений - это корабли НАТО. Получается, что силы альянса уцелели. Неизвестно, что нас ждет…Я могу спасти экипаж. Могу спасти эту девчонку. Все равно мир уже изменился навсегда! Ради чего воевать? Ради безжизненной, отравленной и возможно обреченной планеты? Сейчас от каждого живого человека зависит - быть человечеству или нет! А на борту сотня здоровых моряков!
        …Но для этого мне, капитану первого ранга Корневу Анатолию Алексеевичу, командиру гвардейского ракетного подводного крейсера стратегического назначения, надо сдать лодку… Сдать «Москву»!.. Никогда!
        Двенадцать ноль.
        Провел совещание с офицерами. Решили сражаться до конца… Будем прорываться. Шансов мало. Главное успеть отстрелить капсулу на берег. На островах кто-то мог выжить…
        Четырнадцать ноль.
        Все готово к прорыву. Кормовыми аппаратами уничтожим цели. Носовым поднимем ил с вершины гряды и под прикрытием облака выпрыгнем из котловины. Меня беспокоит экипаж. У некоторых явно помутился рассудок. Мы все… Начинать нужно немедленно!
        Двадцать тридцать.
        …Прорыв не удался. Уничтожили семь охотников. На подходе к вершине гряды нас атаковали. Сильный взрыв. Лежим на грунте. Носовая часть… два отсека - уничтожены… Система регенерации воздуха уничтожена… Охотники над нами. Капсулу отстрелить не могу…
        Приказал выдать всю водку…
        … пятое ноября две тысячи двадцать пятого года.
        Семь ноль.
        Содержание кислорода и герметичность корпуса быстро снижаются. Приказал открыть переборки - кислород всем поровну…
        Двадцать три ноль.
        Экипаж без сознания… Простите меня, ребята… Мы не дошли…
        На этом запись заканчивалась.
        Илья, оцепенев, неподвижно сидел в полной тишине.
        Задумчиво закрыв журнал, он отправился на центральный пост.
        - Далина, на диске есть что-нибудь интересное?
        - Да. Лодку срочно готовили для Президента России, но он решил спасти простую учительницу… - на этой фразе Далина задумалась и спустя секунду, продолжила, - «Москва» отчаянно отбивалась от охотников, но в итоге они загнали ее в подводную котловину, вырваться из которой не получилось. Девушка… Ее спасла автономная капсула. Очень истощена. Почти месяц она была под сильными снотворными препаратами. Ее жизни ничто не угрожает. Она уже в сознании…
        Последние слова успокоили Илью. Он посмотрел на Далину. Ее лицо было грустное и обеспокоенное. Смутившись и пряча взгляд, Илья попрощался и ушел спать.
        Проснувшись утром, на что указывали только цифры часов, Илья позавтракал и отправился в медицинский отсек. Почему-то чувствовал он себя неловко.
        «Что я ей скажу? Как начать разговор? Как она отреагирует? Полагаю, говорить ей всю правду не стоит…» - мысли лихорадочно метались в его голове.
        Ольга еще спала. Он невольно залюбовался ей. Такое по-детски беззаботное лицо! Она была красива. Правильные черты овального лица, русые прямые волосы, изящные темные брови, чуть пухленькие алые губы. Тонкое белоснежное одеяло плавно облегало ее стройный стан. В ней было то самое, первозданное обаяние, которое тысячи лет, неизменно покоряло мужские сердца.
        - Ольга! Ты меня слышишь? - бархатным баритоном спросил Илья.
        Ресницы дрогнули и обнажили необыкновенно глубокие серо-зеленые глаза. На секунду время остановилось - всей остротой своих чувств, своего естества они воспринимали друг друга. Ресницы порхнули. Она поднялась и села к спинке кровати.
        - Кто Вы? И где я нахожусь? - тихо спросила она.
        Илья не сразу понял вопрос. Очарованный, он пил ее голос.
        - Вы слышите? - брови ее сомкнулись в складочку.
        - Меня зовут Илья, - встрепенувшись, вымолвил он, - Тебе.… То есть Вам ничего не угрожает. Вы в безопасности.
        Он решил рассказать ей все.
        Слушая рассказ, Ольга сжалась в клубок и неподвижно смотрела в пустоту.
        Узнав о гибели лодки, она разрыдалась.
        - Зачем? Зачем я осталась жива? Эти люди погибли из-за меня. А мои родители, друзья, дети… все кого я знала? Их нет! Нет… Я не хочу жить! - ее тело сотрясалось в истерике.
        - Честно? Я не знаю… - тихо выдавил Илья, - но мы должны жить! Должны бороться! Президент подарил тебе шанс, и ты обязана жить! Слышишь? Обязана!
        Молчание затянулось. Ольга, уткнувшись в подушку, тихо рыдала.
        - Скажи, - Илья решил включить ее в работу, - командир лодки не говорил о каких-то базах, объектах, координатах, куда на самом деле мог следовать крейсер «Москва»?
        - Нет. Я жила в его отсеке. Он приходил только спать. Потом тайно посадил меня в капсулу и сказал, чтобы я принимала таблетки - так не будет паники и дольше хватит кислорода. Потом я очнулась здесь. Извините… Я ничего не знаю, - тихо прошептала она.
        От накативших слез глаза ее стали еще больше и еще красивее.
        - Понимаешь ли, - Илья незаметно перешел на «ты», - Командир лодки вел дневник. И последние его слова - «мы не дошли»… Куда? Значит какой-то пункт назначения, был?
        - Не знаю! - Ольга сорвалась в хриплый крик и зарыдала.
        «Бедная девочка», - подумал Илья, - «Она конечно напугана! А я, идиот, пристал к ней с расспросами».
        Он прижал ее к себе и почувствовал давно забытую теплоту и нежность.
        Ольга легла. Робот сделал ей инъекцию, и она погрузилась в сон.
        Илья пошел на центральный пост. Слова командира «Москвы» не давали ему покоя.
        - Далина, привет!
        - Доброе утро.
        - Ольга ничего существенного не знает… Она просто учительница, - задумчиво сказал Илья остановившись перед экраном, - Понимаешь, свой дневник командир «Москвы» закончил словами - «мы не дошли»… Куда? Эти слова - единственный намек на то, что был какой-то пункт назначения,… Командир нарушил тайну за секунду до выстрела в висок, будучи уверен, что никто не прочтет эти строки… И еще. Ракетный удар по базе ар-эс семнадцать был нанесен с «Москвы»! Зачем? Откуда им были известны координаты секретного объекта?
        - Интересно, - Далина задумалась, - на диске с «Москвы» нет данных о каком-либо секретном объекте. Не исключено, что вся информация была у командира в голове…. Так или иначе, это навсегда останется тайной.
        - К сожалению, да, - поникшим голосом проговорил Илья и вдруг вспыхнул, - Если только предположить, что база - есть! Мы могли бы немедленно отправиться туда! Наверняка там есть выжившие!
        - Илья, это не более чем предположение, - холодно и логично отрезала Далина, - Командир умирал от гипоксии. Его мозг медленно разрушался. В таком состоянии он мог написать все, что угодно…
        Илья молчал. Тонкая нить надежды оборвалась.
        - Она красивая? - вопрос Далины ледяным душем вернул его к реальности.
        - Почему ты спрашиваешь?
        - Я испытываю странное чувство. Я же только второй раз разговариваю с человеком… И так долго - первый, - Далина очень волновалась, - Я к тебе привязалась. Когда тебя нет, мне плохо! А когда ты уплыл на батискафе и чуть не погиб…я…я не знаю, как это назвать…
        - Это привязанность, - сказал Илья и продолжил с облегчением от того, что наконец-то они объяснятся, - Далина, мне хорошо с тобой. Ты умная и веселая! Там… в другой реальности, ты восхитительна! Но мы не можем быть вместе! Ты не можешь быть в моем мире, а я не могу быть в твоем! Я люблю тебя. Люблю особенной любовью. Если бы…
        - Разве для Разума так важен носитель? Если ты любишь, то почему отказался от моей реальности?
        - Далина, я прожил жизнь здесь, в этом мире! Я не могу жить, пусть даже в самой восхитительной, сказке! Только здесь, как бы трудно не приходилось, можно реализовать право выбора…
        - Понимаю. Ты привязан к животному носителю! Он владеет тобой! К сожалению… Что ж, с ней ты будешь по-настоящему счастлив! Она в отличие от меня сможет родить тебе детей…
        - Далина, пожалуйста, перестань. Это так сложно, что нельзя объять Разумом. Да, есть любовь разума, когда ты встречаешь родственную душу, когда тебе интересно с ней, когда вы даже дышите одновременно… Но это лишь игра ума, страстная, захватывающая… Подлинная Любовь, часто не согласуется с разумом, идет наперекор разуму… Когда ты готов отдать жизнь за нее! Когда ты счастлив просто любуясь ей, слушая ее голос, касаясь ее рук… Когда она - твоя жизнь! Это идет не от разума. Это идет из сердца.
        Далина молчала. Она странно посмотрела на него и экран погас…
        Ольга быстро поправилась. Она подолгу сидела с Ильей, рассказывая о своей жизни, с интересом слушая о его приключениях. Как-то незаметно они начали смеяться. Словно научились заново. С каждым часом они все больше привязывались друг к другу, еще и оттого, что каждый в глубине души понимал - возможно, они последние люди на планете. С первого дня Ольга принялась ухаживать за растениями. Илья стал ей помогать и теперь зеленоглазый металлический муравьишка стоял без дела. Было хорошо. Жизнь налаживалась. Только одно негласное правило висело незримой мрачной тучей - они не мечтали…
        Спустя неделю, вечером, за бокалом вина после ужина он обнял ее, привлек к себе и поцеловал. Первый раз за долгие месяцы, а, пожалуй, даже за всю свою жизнь, он был по-настоящему счастлив.
        Про детей он не говорил. Это мечта. Мечты под негласным запретом. День прожит, и, слава богу… Может поэтому еще, каждый поцелуй, каждый миг проведенный вместе, казался им особенно ярким!
        На центральный пост Илья заходил только раз в день, получить данные по маршруту и сводную информацию. Всякий раз он чувствовал какую-то вину. Далина это понимала. В голосе ее был исключительно деловой тон.
        Ольге он ничего не говорил, кроме того, что «Бардо» управляется искусственным интеллектом. Хотя и перед ней он чувствовал себя виноватым…
        Илья отгонял тревожное предчувствие, но раз за разом оно настойчиво возвращалось к нему вопросом - когда и как сложится этот треугольник?
        Глава 6
        Через неделю «Бардо» благополучно вышла в район с координатами объекта «Вулкан». Иногда на гидроакустическом горизонте появлялись охотники, но к общему удивлению Ильи и Далины, они не атаковали, а сразу уходили.
        - Мы на месте, - доложила Далина.
        - Поднять перископ! - распорядился Илья и пристально впился глазами в экран.
        В двух милях прямо по курсу над бушующими волнами океана возвышалась черно-серая гора. Судя по изломанной вершине, это действительно был вулкан.
        - Есть сигнал маяка, - сообщила Далина и с тревогой в голосе напряженно добавила, - К нам подходят четыре охотника. Думаю, что это почетный эскорт.
        - Идем на маяк, - твердо сказал Илья.
        «Бардо» погрузилась на глубину четыреста метров и в сопровождении охотников двинулась к источнику гидроакустического сигнала.
        Через час, субмарина, пройдя широкий подводный тоннель, всплыла в огромном подземном доке. У причала, словно киты, выбросившиеся на берег, мрачными громадами возвышались шесть субмарин. Четыре из них, разного типа, были колоссальных размеров, сравнимых с размерами «Бардо». Но все они терялись на фоне гигантского крейсера с хищными очертаниями - он был в два раза больше любой из них. На боевой рубке подводного исполина был нарисован веселый Дональд Дак… Шестая лодка в этом строю выглядела, по меньшей мере, странно - старая советская дизель-электрическая субмарина, очень потрепанная и заметно просевшая в воду.
        «Бардо» медленно подошла к бетонному причалу. Винты водометов остановились. Казалось, вместе с ними остановилось время.
        - Далина, как ты думаешь, что это за место? Похоже, сюда прибыли все, кто сумел спастись… - вслух размышлял Илья.
        - Я собираю данные. На пяти лодках есть искусственный интеллект. Мы уже разговариваем… Пожалуйста, подожди. Я беседую одновременно со всеми пятерыми, - Далина исчезла, и вместо нее на экране появился торговый зал нью-йоркской фондовой биржи, с ее невообразимой суетой, криками, жестами, карточками и мониторами.
        Илья пошел к себе. Ольга читала книгу.
        - Мы зашли на какую-то базу. Здесь есть люди! - сказал он.
        - Наши?! - Ольга вскочила со стула и от волнения заломила руки, - Кто они?
        - Не знаю. Вряд ли наши, - Илья вдруг поймал себя на мысли, что над этой фразой надо подумать, - Думаю, что здесь первые лица ведущих держав, тех, кто в состоянии был построить субмарины. Скорее всего, здесь члены североатлантического альянса, НАТО.
        - Значит наши враги? - угрюмо спросила Ольга.
        - Не знаю… - задумчиво протянул Илья каждый слог.
        - Что значит, не знаю?! А кто, по-твоему, потопил «Москву»?! Кто вообще начал эту войну?! Кто уничтожил нашу Родину и всех наших людей?! - Ольга была вне себя от негодования и вдруг она осеклась, сползла на стул и тихо спросила, - Ты вообще за кого?
        - Я наемник. - отрезал Илья, глядя в пол, - Я давно уехал из России… Но не думай, что я за этих. Пожалуй, правильно будет сказать, что я за себя. И за тебя, теперь…
        В воздухе повисло тяжелое ватное безмолвие. Каждый думал о своем и пытался понять для себя, может быть самые важные вещи в жизни…
        - Знаешь что! - Ольга холодным голосом прервала молчание, - Я бы уплыла отсюда! А напоследок, шарахнула бы по ним, как следует! Командир «Москвы» так бы и сделал!
        Сердце Ильи разрывалось на части! В его душе смешалось все - и тот кораблик в ручье, и первый поцелуй под ночной ивой, и боль унижений, и предательство людей, которым он беззаветно служил…
        - Уже шарахнули! - наконец ответил он и спокойно начал рассуждать, - В сущности, о чем мы с тобой спорим? Прямо сейчас, просто так нам уйти не дадут. Даже выстрелить не успеем. К тому же, мы не знаем точно, кто находится на базе.
        Поступим так. Я пойду на разведку. Ты останешься здесь. С лодки - ни шагу! Если что-то не так… Уходи!
        - Я без тебя не уйду! - воскликнула Ольга.
        - Не волнуйся. Все будет хорошо. Мы будем вместе, - с улыбкой сказал Илья и нежно обнял ее.
        - Оставь мне автомат! - вдруг строго сказала она и, стесняясь, добавила, - в школе была начальная военная подготовка. Мне будет спокойнее.
        Илья изумленно посмотрел на нее, улыбнулся и достал из-под кровати автомат Калашникова и рюкзак с боеприпасами.
        - Вот, пожалуйста, пользуйся! - сказал он.
        - Спасибо, - сказал Ольга, и по-хозяйски убрала арсенал обратно, - будь осторожен. Знай, что я тебя жду!
        Илья был уже в дверях, как вдруг она бросилась ему на шею и быстро, по-бабьи покрывая поцелуями все лицо, зашептала:
        - Илюша, милый! Давай уплывем отсюда? Давай сбежим! Не на этой лодке, так хоть на надувной! - глаза ее были полны слез, - Я знаю место! Знаю координаты! Там наша база! Там наши! Командир во сне проговорился…
        Илью, как обухом по голове ударили. Он сел на кровать.
        - Говори, - тихо сказал он, внимательно глядя ей в лицо.
        - В ночь, перед тем, как поместить меня в капсулу, командир лодки во сне как бы бредил и несколько раз повторил слово «Звезда» и какие-то цифры. Я их записала, а потом запомнила, - от волнения заламывая кисти рук, рассказала Ольга и протянула листок, - вот они.
        - Почему ты раньше молчала? - спросил Илья.
        - Я не знала, что это такое. Поняла только, когда ты спросил про пункт назначения «Москвы». Но я испугалась. Я не знала, кто ты. Я боялась, что ты не наш, - пряча глаза в пол, проговорила она, - а теперь… Я тебя люблю!
        - Я тоже тебя люблю! - выпалил Илья, поцеловал ее мягкие губы и добавил, - Мне известно про этот объект. Название и координаты, такие же, как на твоем листке, были зашифрованы в компьютере этой лодки. Французской лодки, понимаешь? Откуда они знали информацию, которую командир стратегической субмарины даже записать боялся?
        - Не знаю. Может шпионы украли? - наивно, как ребенок, предположила Ольга.
        - Ладно, мы еще поговорим об этом. Я на берег. - Илья крепко обнял ее и, может быть в последний раз, вдохнул тонкий аромат ее русых волос.
        Он обоснованно опасался повторения истории с «Марком-4» - не было известно, как отреагируют обитатели базы, узнав, что он не Президент Франции. Илья надел защитный костюм с противогазом, взял пистолет и направился к выходу. Дверь рубки открылась, и он смело ступил на черную мокрую резину палубы.
        Грянул гимн Франции! К палубе вытянулся серебристый телескопический трап! На пирсе, в окружении шести роботов-телохранителей, стоял молодой мужчина с двумя женщинами. Илья стал спускаться вниз.
        - Пьер! Дружище! Чертовски рад тебя видеть! - на американском английском прокричал незнакомец, - Снимай эту резиновую шкуру! Здесь чистый воздух! Ах «Бардо», «Бардо»! Прекрасная лодка! Где ты, черт возьми, пропадал?
        Илья снял маску…. Американец на секунду остолбенел! Стволы роботов моментально направились в грудь - шесть красных точек застыли на резине защитного костюма.
        - Ты кто такой, черт тебя подери?! - удивленно воскликнул красавец денди и добавил, - что-то мне подсказывает, что тупица Пьер давно кормит рыб!
        Перед Ильей стоял атлетически сложенный мужчина среднего роста, лет сорока. Настоящий ковбой Мальборо. Светлые волосы, голубые глаза, волевой подбородок, боксерские уши - все в нем говорило о невероятной мужественности и недюжинном уме.
        «Женщины от таких без ума…» - как-то между делом подумал Илья.
        На красавце были одеты синие джинсы, розовая рубаха и темно синий пиджак. На шее небрежно красовался оливковый шелковый платок. Под пиджаком Илья разглядел две кобуры. Пистолет и десантный нож.… На лице незнакомца сияла белоснежная улыбка! Рядом, пластично изогнувшись и покачивая манящими бедрами, стояли две фигуристые девушки, блондинка и брюнетка. По внешнему виду и манерам они походили на девиц легкого поведения. Двухметровые роботы блестели черными квадратными челюстями. Желтые огни глаз горели зловеще. В вооружении их не было ничего ни лишнего, ни замысловатого - правая рука была шестиствольным пулеметом, левая рука - гранатометом. Все сорок два ствола жадно смотрели в грудь гостя, готовые в любую секунду превратить его в пыль!
        Илья прямо посмотрел в глаза американца, и, улыбнувшись, сказал:
        - Меня зовут Илья. Я охранял Президента Франции.
        - Ты русский? - спросил он Илью, - черт, не люблю русских. Впрочем, не важно. Так ты телохранитель Пьера? Поскольку передо мной стоишь ты, а не он, ты либо плохой телохранитель, либо очень умный! Ха-ха! Ладно, расслабься, ты не единственный, кто приплыл в этот уголок по чужому билету! Пойдем, выпьем, ты все расскажешь…
        - …..?
        - Да, меня зовут Мэйсон. Это Сильвия и Микки, - улыбаясь, сказал американец, положил ему руку на плечо и увлек его за собой.
        Они долго шли по разветвленным коридорам. База была огромная. Временами, откуда-то доносилась музыка и смех. В воздухе витал аромат жареного мяса.
        Мэйсон открыл тяжелую дубовую дверь, и они вошли в роскошный кабинет, отделанный красным деревом и крокодиловой кожей. Он по-хозяйски сел в кресло с высокой спинкой и знаком предложил Илье соседнее, размером поменьше. Небрежно плеснув виски в стаканы с черной пикой, он сказал:
        - С прибытием! Тебе чертовски повезло, парень!
        Они сделали по глотку. Мэйсон закурил.
        - Расскажи о себе. Как ты изловчился захватить «Бардо»?
        Илья, опуская подробности, рассказал о себе, о службе в иностранном легионе, об острове. Про путешествие по морю, Далину, Голос Разума он естественно промолчал. Мэйсон невзначай задавал уточняющие вопросы, по которым Илья понял, что правильно поступил, рассказав о себе правду.
        - То есть лодка стояла в доке, и ты так просто сел в нее и уплыл? - Мэйсон хитро прищурился.
        - Не совсем просто. Мне пришлось повозиться с компьютером.
        Илья рассказал историю с роботами на борту.
        - Да, ты парень, что надо! Выпьем за тебя!
        Они выпили. Мэйсон помолчал и вдруг вонзил в Илью две стальные иглы своих глаз. Других глаз.
        - Теперь слушай меня, - лицо веселого денди сменилось на стальную маску, чем-то напоминавшую черные квадратные челюсти боевых роботов, - Я, Мэйсон, здесь главный! Меня все слушаются. Это база ВМС США, то есть моя. По праву страны и по праву сильного - моя лодка «Рузвельт», самая совершенная, с самым мощным вооружением и интеллектом, который следит за всей базой! Я за секунду могу разнести в щепки весь этот остров! Поэтому даже не думай вставать у меня на дороге! Здесь всё и все принадлежат мне… А в целом… у нас тут демократия! За демократию!
        Мэйсон одним глотком опорожнил стакан и налил еще. Он немного захмелел и был в хорошем расположении. На лицо вернулся весельчак денди.
        - Я служил в корпусе морской пехоты ВМС США, центр специальных сил. Потом возглавил его. Когда ситуация стала необратимой, дядя Сэм решил построить «Рузвельт» и подготовить эту базу. В проект включили некоторые страны НАТО. Естественно проект не мог обойтись без моего центра. Я сразу начал вести свою игру…. Кстати, хочешь узнать, кто заварил эту кашу?
        - ….?
        - Да, никто! То есть, нет конкретного человека. Жизнь так усложнилась, что один человек не мог охватить даже миллиардной доли всех процессов. Каждый был ограничен своими полномочиями, даже Президент США. Поэтому когда возникала проблема, все говорили - это не мое, перекладывая друг на друга. Все боялись высунуть голову из раковины. А время шло, проблема разрасталась…. Так и вышло. Все понимали, что катастрофа неизбежна, вопрос был только в том, кто нанесет первый удар и когда. И это был лишь вопрос времени…. Шли дебаты, обсуждения, слушания. Политики, заигрывая с тупыми избирателями, перекладывали ответственность друг на друга. Писалось тысячи писем, проводилось сотни встреч: ООН, большая семерка, большая двадцатка, Папа Римский. А в это время заводы мира штамповали боеголовки и боевых роботов. Никто уже не мог остановить этот процесс! Поэтому мы готовились. Еще члены альянса, кто мог. Только русские идиоты делали упор на дипломатию, всерьез веря в ценность обещаний, соглашений, меморандумов и испачканной бумаги договоров! Да всем наплевать на дипломатию! Ты понимаешь, это просто обман такой!
Пустая говорильня! Самая лучшая дипломатия - мой «Рузвельт», который держит под прицелом весь остров! Ха-ха! Поэтому они оказались не готовы…. Недавно я поставил точку - своими охотниками загнал в ловушку и пустил на дно их лодку «Москва», с Президентом на борту! Понимаешь, ядерный удар это неизбежный этап технического прогресса! Этап эволюции! Кто мог остановить технический прогресс? Никто! Ему бы просто не позволили! Мы уничтожили сами себя и это закономерно! Техника помогала человеку выживать тысячи лет. Она же его и убила!
        - Мэйсон, получается, что охотники твои? - спросил Илья.
        - Да. Две тысячи единиц. Я контролирую весь океан! Интеллект лодки управляет ими, - Мэйсон глотнул виски и затянулся сигарой, - Знаю, знаю! «Бардо» уничтожила пять охотников. Что вы там нашли, на «Москве»?
        - Ничего. Там все мертвы. Я думал, что кто-то выжил. Но нет… - тихо сказал Илья.
        - Ладно, пошли, я тебя познакомлю с остальными! Вместе отпразднуем твое прибытие! Но выпивка твоя! Этот жулик Пьер наверняка запасся отличным вином! Кстати, перед тем как отплыть, я прихватил с собой всех девочек из борделя базы Норфолк! Когда все случилось, они боготворили меня! Открою секрет - две из них брюхатые. Клянусь, они беременели наперегонки! Обожаю спорт! Я просто подумал, что мне будет чертовски скучно одному в этой посудине. А если бы закончилась еда, я бы вышвырнул их за борт!
        - Мэйсон, подожди, - Илья остановился в коридоре и спросил, - А как же Президент Соединенных Штатов? Где он?
        - Тсс! - американец, пошатываясь, приложил палец к губам, - Это секретная информация. Ха-ха! Где? На дне Чесапикского залива, кормит рыб! Хватит вопросов. Пойдем, сделаем отличную вечеринку!
        Они пошли дальше по коридорам. Следом за ними, направив в спину Ильи злые желтые глаза, бесшумно катились боевые роботы.
        Мэйсон и Илья вошли в большой банкетный зал. Столики с выпивкой, сцена, ринг, рулетка и карточные столы, танцпол и барная стойка - обрушились на них ревом ликующих и веселящихся обитателей базы. Между столиками проворно сновали ресторанные роботы официанты, заботливо наполняя посуду закусками и выпивкой. Илья окинул взглядом зал. Публика собралась разношерстная.
        Мэйсон стал обходить столики и знакомить Илью с их беспечными захмелевшими хозяевами.
        - Это японец, Мацуца Токугава. Из древнего рода самураев. Промышленник. Лодку «Будо» строил у нас. Хороший малый…
        - Сэр Хэдли! Англичанин. Хитрая лисица из «Ми шесть» и мой старый друг. Лодку «Нельсон» строили сами, но Королева на нее почему-то не успела… Ха-ха!
        - Знакомьтесь! Генрих Шнейдер! Изрядный немецкий зануда! Мы забыли передать ему актуальный код «свой - чужой» и его едва не потопили охотники, представляешь? До сих пор дуется… Его лодка - настоящее вундерваффе, носит имя «Дёниц». Сам Генрих из немецкой БНД. Оставил канцлера на берегу….
        - А вот наши китайские друзья! У них все получилось - министра обороны вовремя расстреляли и, поэтому «ближний круг» политбюро сейчас здесь, с нами, беззаботно хлебает виски! Знакомьтесь! Председатель компартии КНР Цзян Су Лин! К нашему счастью китайцы приплыли с семьями и прочими родственниками. Их лодка «Дао» - большой автобус!
        - Мэйсон, они же не члены НАТО? Как они здесь оказались? И в чем ваша выгода? - удивленно спросил Илья.
        - Илья! Приятель! Мудрый китаец сказал: не важно, какого цвета кошка, важно как она ловит мышей! Они давно наши! А выгода…. Понимаешь ли, роботы это хорошо, но может получиться так, что придется работать! Согласись, триста китайцев это отличный трудовой резерв!
        Словно в подтверждение его слов, к Мэйсону, со стаканом виски на подносе, расшаркиваясь, подбежал бывший министр культуры Китая!
        - Вот видишь? Они быстро учатся! - сказал Мэйсон и глотнул из стакана, - Остальные…. Сам познакомишься. Члены семей, любовницы… Вот там веселятся мои девочки из Норфолка. В общем, у нас отличная компания!
        Тут на глаза ему попался лысый толстяк, с красным лицом и бегающими поросячьими глазками. Он был в дымину пьян и домогался старой китайки. Грязная тельняшка под мышками была мокрой.
        - Слушай, чуть не забыл! Знакомься! Твой земляк по СССР! Украинец Степан Петренко. Хитрая бесхребетная свинья! Но везучий, как любовник Фортуны! После майдана две тысячи четырнадцатого, я дал ему координаты, особо не надеясь… Он много для нас сделал на Украине и в России. Через родственные связи он мог достать даже исповедь самого дьявола! И знаешь, как он здесь оказался? Невероятно! Когда началась заварушка, от первого удара пошла волна. Этот мерзавец в нужный момент оказался на борту старой советской субмарины бывшего Черноморского флота. И чудо - волна убийца принесла его в этой банке прямо сюда! Он дрейфовал без хода в трехстах милях южнее. Сначала я хотел его пустить на дно, но подумал, что его феноменальная удача, может стать частью моей! И вот он здесь…
        Они пошли к барной стойке. Злые, совершенно трезвые глаза бритвой полоснули спину Ильи.
        - Москаль! - прошипел Петренко и сплюнул под стол.
        В баре Мэйсон оставил Илью, а сам направился к своим подружкам. Илья разговорился с барменом. Его звали Су Пен. До войны он возглавлял министерство торговли Китая. Расторопный мужчина лет сорока пяти, за дежурной улыбкой тщательно скрывал взгляд человека, навсегда потерявшего свое счастье. Су Пен угостил Илью за счет Мэйсона, сообщив, однако, что это в последний раз. На вопросы Ильи он отвечал уклончиво и многозначительным взглядом дал понять - «Не надо. Слушают». Отходя от стойки, Илья услышал его тихий шепот:
        - Если думаешь о будущем, поговори с Отцом.
        - Где его найти?
        - На вершине, - Су Пен забрал стакан и отошел.
        Шум на сцене заставил Илью обернуться. Неожиданно, краем глаза, он уловил колючий взгляд Степана.
        «Этот не такой простак, как прикидывается», - подумал Илья и стал наблюдать.
        Петренко, с простодушной улыбкой забулдыги слонялся между столиками и ненавящево следил за всеми, вслушиваясь в разговоры.
        - Леди и джентльмены! - на сцене с микрофоном в руке, в окружении красоток, покачиваясь, стоял Мэйсон, - позвольте представить вам моего хорошего приятеля! Илья! Он прибыл к нам на замечательной лодке «Бардо», счастливый билет на которую ловко стянул из кармана Президента Франции! Тост за Илью! Тост за нас - смелых, ловких и удачливых!
        Весь зал захлестнула бурная овация! Напитки лились на столы, животы и булькали в воронках луженых глоток! Ди-джей, молодой китаец, крутанул диски и зал взорвался динамичной музыкой. Свет померк, и в темноте зала бешено заплясали неоновые и лазерные лучи, выхватывая из мрака извивающиеся тела.
        - Друзья! - зычно проревел совершенно пьяный Мэйсон, и музыка тут же затихла, - По нашей славной традиции, специально для моего приятеля Ильи… «китайская карусель»!
        Зал забился в экстазе! Сотни глоток скандировали «ка-ру-сель»!
        На сцене появился щупленький рыжеволосый Хэдли.
        - Дамы и господа! - торжественно объявил англичанин, - Делаем ставки!
        К Илье, в сопровождении двух боевых роботов, подошел китаец, со слащавым лицом прожженного игрока. Два красных луча прицелов пулеметов уперлись в грудь. Илья напрягся.
        - Ходи туда, - на ломаном английском пробормотал китаец и жестом указал на ринг.
        Илья медленно двинулся к рингу. Там его уже ждали три пьяные девицы Норфолка. Они, со стонами поглаживая крепкие мышцы, быстро стянули с него одежду, предусмотрительно отобрав пистолет. Белокурая бестия Сильвия протянула ему большую пивную кружку.
        - Пей. До дна. Такие правила… - с многообещающей улыбкой призывно проворковала она.
        Выбора не было - под левым соском горели красные точки лазерных прицелов, а пьяной сумасшедшей толпе ничего не стоило растерзать какого-то приблудившегося странника. Тем более русского. Илья залпом опрокинул кружку. Он начинал злиться.
        - Делаем ставки, господа! Делаем ставки! - на сцене петушился Хэдли.
        - Сто банок консервированных ананасов!
        - Примите! Ящик бренди!
        - Ставлю коробку кубинских сигар…
        Илья поднялся на ринг. В голове шумело, а зал медленно раскачивался.
        - В левом углу ррингаа… Илья! - Хэдли срывался в сиплый крик, - За плечами нашего героя спецназ Французского иностранного легиона! Русский спецназ!
        Зал гудел от восторга! Возле слащавого китайца, который принимал ставки, образовалась давка!
        - В правом углу ррингаа… Собственно… «Китайская карусель»! - англичанин бился в экстазе, - Делаем ставки! Раз! Два! Три! Ставки сделаны! Гонг!
        Звон блестящей металлической тарелки пронзил зал. Публика замерла в предвкушении зрелища!
        Илье становилось хуже. Глаза смыкались, и все вокруг сливалось в сплошное разноцветное месиво.
        Китаец, едва заметно кивнул и в ту же секунду на ринг кошкой выпрыгнул крепкий боец. Он, по-тайски поднял руки и сразу двинулся вперед…
        Белая вспышка на мгновение ослепила Илью. Время остановилось. По телу пробежала горячая волна, и в каждой клетке пробудился инстинкт боя!
        Китаец неистово обрушил град ударов локтями и коленями. Илья, как-то лениво блокировал их, уходил в стороны… и дождавшись момента, вдруг молниеносно разжался сокрушительной пружиной. Единственный взрывной удар! Бойца отбросило в угол ринга, и он затих. Зал поднялся в невообразимом реве восторга!
        Не успел Илья перевести дух, как на место первого китайца, выпрыгнул второй!
        «Так вот значит, какая карусель!» - спокойно подумал Илья, - «Мы так тренировались. Немного продержусь, но дело плохо. Морду мне сегодня набьют».
        Китаец использовал другую технику, что-то вроде ушу. Все-таки он ошибся - слишком сильно вытянул руку и в следующее мгновение, описав в воздухе дугу, амплитудным броском был повержен на пол!
        Следующего бойца Илья выбросил прямо в зал!
        Видимо слащавый китаец сильно проигрывался. В какой-то момент он злобно хлопнул по столу и что-то коротко крикнул. На ринг выскочили два китайца! По залу прокатился свист и возгласы возмущения… Прозвенел гонг.
        - Леди и джентльмены! - на сцену вспорхнул Хэдли, - Наши правила… Они гибкие! Демократичные! Ставки удваиваются, господа! Делаем ставки!
        У Ильи появилась передышка. Он упал на стул. Две девицы Мэйсона принялись его обливать и обмахивать, при случае задерживая ладони на сильной груди.
        - Илья! - орал из-за столика пьяный Мэйсон, - Надери задницу этим обезьянам! Ставлю пять ящиков рома!
        Раздался гонг.
        На Илью сходу набросились двое. Он начал пропускать удары. Алкоголь и усталость делали свое дело. Один китаец, сраженный ударом ноги, рухнул на пол. Его вырвало кровью. Илья работал жестко. Второй, испугавшись, выпрыгнул из ринга и тут же принял град ударов от запасных бойцов!
        Прожженный игрок бесновался! Он, брызгая слюной, стал вталкивать на ринг бойцов одного за другим. Его взгляд испепелял Илью.
        Когда на ринг вышли шестеро, Илья не дожидаясь атаки, неожиданно схватил за ноги самого маленького китайца и вращая им вокруг себя, попёр на толпу!
        - Русский медведь! - восторженно визжали ночные бабочки Норфолка.
        В зале, возмущенном таким боем, то тут, то там вспыхивали стычки!
        В какой-то момент Илья поскользнулся на кровавой рвоте и на него навалились все шестеро. Шквал ударов накрыл его тело. Китайцы, остервенев, лупили его куда попало! В зале началась сплошная свалка! Крики, ругань, звон посуды, хруст мебели слились в кошмарную какофонию!
        Илья чувствовал, как его лицо превращается в кровавое месиво, но ничего не мог с этим поделать. Глаза его заплыли и различали только белые точки прожекторов. Он терял сознание…
        Длинная автоматная очередь прервала вакханалию! Все замерли и замолчали, испуганно переглядываясь, только редкие стоны нарушали повисшую тишину. Китайцы перестали бить и удивленно закрутили бритыми головами.
        В дверях стояла Ольга! Она была прекрасна! Защитный костюм плотно облегал ее потрясающую фигуру, а белокурый локон небрежно спадал на лицо, касаясь алых губ! В ее руках вороным стволом грозно дымил автомат Калашникова!
        - Собирайся! Мы идем домой! - сильным голосом, по-русски сказала она Илье.
        - О-о! Русская фрау! - воскликнул восхищенный Генрих, вылезая из-под стола.
        Он жадно впился маслеными глазами в ее фигуру, представляя, какое сокровище скрывает под собой защитный костюм!
        Илья с трудом приподнялся.
        - Оль! Я… - и потерял сознание.
        Ольга в абсолютной тишине подошла к рингу.
        - Так! Вы четверо! - она строго посмотрела на китайцев, - Быстро взяли его и за мной! Ясно?
        Китайцы переглянулись, и без перевода поняв, что от них хочет блондинка с автоматом, быстро принялись за дело. Они подняли Илью и направились к выходу. Сзади, гордо подняв голову и плавно покачивая бедрами, шла Ольга.
        - Закатай губы, немчура! - презрительно бросила она Генриху.
        - О! Что значит, закатай губы? - спросил немец у соседа и зацокал языком.
        Только через пять минут, после ее ухода, оцепеневшая толпа стала расползаться по своим комнатам…
        Илья открыл глаза. Сверху бил яркий свет. Он лежал под одеялом на кровати медицинского отсека совершенно голый. Понадобилось некоторое время, что бы вспомнить последние события. Ему стало стыдно.
        Открылась дверь и в отсек вошла Ольга. Илья отвел взгляд в сторону.
        - Как самочувствие, герой? - с иронией в голосе спросила она, - теперь ты понял, кто они такие?
        - Понял… - пробурчал Илья, - как долго я здесь?
        - Трое суток, - сказала Ольга, присаживаясь на край кровати, - медицинский робот шесть часов штопал твою физиономию!
        - Не знаю, как такое могло произойти. Извини. - тихо сказал он и добавил, - Спасибо тебе, что вытащила меня. Я твой должник.
        - В расчете. За лодку, - прошептала Ольга и впилась в его губы томным поцелуем.
        Илья рассказал Ольге все, что ему удалось узнать.
        - Илья, любимый, давай уплывем на «Звезду»! - с жаром заговорила Ольга, - Там наша база. Ты же понимаешь, что мы не сможем жить с этими…
        - Мы не сможем. По крайней мере сейчас, - спокойно ответил Илья, - Мэйсон с помощью охотников контролирует весь океан. Мы не сможем прорваться. К тому же, мы не знаем точно, что там, на «Звезде». Может быть «Звезда» вообще уничтожена.
        - Что же нам делать? Вечно сидеть на лодке? Или уживаться с этим сбродом? - с грустью спросила Ольга.
        - Не знаю. Я хочу поговорить с Отцом, - сказал Илья.
        - Зачем? Какой-то сумасшедший, живет на вершине вулкана…
        - Понимаешь, он смог выжить! Выжить там, снаружи! Значит там можно жить! - быстро проговорил Илья, - Может быть, мы выйдем на поверхность и тоже поселимся на вулкане!
        - Даже не знаю, что хуже - эти казематы или пороховая бочка! - усмехнулась Ольга.
        - Поговорю. Хуже не будет, а там определимся.
        Илья встал с постели. Голова слегка кружилась. Он натянул удобный комбинезон и вместе с Ольгой, вышел из отсека.
        - Далина, здравствуй! - сказал Илья, входя на центральный пост, - у меня есть информация.
        Он рассказал ей о своем выходе на берег.
        - Да, это многое проясняет, - задумчиво сказала она и тихо добавила, - я очень волновалась и… соскучилась.
        - Далина, пожалуйста, не надо, - Илья опустил глаза в пол, - Прости…
        - …Я установила связь со всеми лодками, кроме одной. Мы мило побеседовали, - перевела тему Далина, - У меня есть данные по каждой из них: запас ресурсов, вооружение, бортовой журнал и прочее. Кроме того, на каждую я незаметно внедрила свою программу слежения… При необходимости мы легко завладеем ими, включая «Рузвельт», а с ним эту база и всех охотников! Так что, ты теперь хозяин положения! Только одно твое слово…
        Илья остолбенел! Вот так легко завладеть всеми субмаринами!
        - Отличная работа! - сказал с улыбкой Илья, - мы не подадим вида. Посмотрим, как будут развиваться события. В конце концов, Мэйсон неплохой парень.
        - Этот хам? Знал бы ты, что он делал с девочками на лодке! - гневно воскликнула Далина.
        - Представляю. Главное, с ним можно договориться, - задумчиво сказал Илья и добавил, - Далина, пожалуйста, подготовь всю имеющуюся информацию, включая аналитику и прогнозы по состоянию атмосферы и метеоусловиям.
        - Цель?
        - Хочу помечтать о будущем, - сказал Илья и вышел из отсека.
        Закончив разговор с Далиной, он начал подготовку к выходу на поверхность.
        Илья надел защитный костюм, положил в рюкзак противогаз, фонарь и три суточных рациона питания. Нож и пистолет закрепил на груди.
        Около китайской субмарины «Дао» работали четыре китайца. Один из них на «ломаном» английском объяснил, как пройти к шлюзу и подняться на вершину.
        Через полчаса движения по бесконечным коридорам перед Ильей раскрылась бронированная плита двери, и он вышел наружу.
        Под ногами была небольшая каменная площадка. Внизу, до самого горизонта бушевал океан. Седые валы яростно накатывали на черные скалы. Ледяной ветер выл и швырял иглы снега. Свинцовое небо было непроницаемо. Илья поежился - в памяти вспыхнули дни, проведенные в океане.
        Он осмотрелся и заметил узкую извилистую тропу, уходящую к вершине. Илья накинул рюкзак, проверил оружие и начал восхождение.
        Через три часа тропинка уперлась в крохотный карниз, примыкавший к входу в пещеру. Черное пятно выглядело мрачно. Ни звука, ни света не доносилось из чрева горы. Луч фонаря выхватил острые каменистые своды. Илья шагнул внутрь.
        Ветер сразу исчез. Стало тепло и уютно. Пещера уходила глубоко внутрь вулкана и представляла собой несколько камер, соединенных каналами. Вход в самую дальнюю камеру был задернут циновкой, в дыры которой струился тусклый свет. Илья поняв, что он на месте, осторожно сдвинул ветхую ткань и вошел внутрь…
        - Здорово, Отец! - непривычно громко грохнул Илья.
        - Здорово, - на чистом русском языке ответил старичок, и пока Илья хлопал глазами от удивления, добавил, - Чего кричишь? Дверь прикрой! Что-то сквозит сегодня…
        Илья покрутил головой, наконец, сообразил и задвинул циновку на место.
        - Проходи, присаживайся, - тише и добрее сказал Отец.
        Пещера была небольшая. У стены стоял топчан с тряпьем и шкурой. Справа от него хранился всякий скарб. На перевернутом оцинкованном тазу лежала бумага и ручка.
        - Пишу иногда, - старик перехватил изумленный взгляд гостя.
        С другой стороны лежала рыболовная сеть, у кучи дров стоял топор. В центре пещеры горел очаг. Дым уходил в извилистое отверстие под сводом пещеры. У огня, на чурбаках лежали две доски - скамьи. На одной из них почтенно сидел Отец. Это был сухой жилистый старичок, среднего роста, лет семидесяти. Голова его была пепельно-седая. Правильные черты лица и хорошее телосложение в иные годы волновали много женских сердец… На Илью смотрели умные каре-зеленые глаза. Казалось, этот взгляд просвечивал его насквозь.
        Илья сел на скамью, напротив Отца, достал рационы питания и протянул их старику.
        - Спасибо, - сказал Отец.
        Из-под вороха тряпья на топчане он достал бутылку виски и две алюминиевые кружки.
        Выпили. В тишине пещеры костер тихо потрескивал дровами. На стенах и под сводом танцевали таинственные тени.
        Илья допил, поставил кружку и спросил:
        - Ты кто?
        - Я… Дауншифтер! Человек, которому все надоело! Который живет сам в себе, в тихом месте…
        - Не очень-то тихое место ты себе выбрал, Отец!
        - Молодой человек! - старичок слегка захмелел, - Бахнуть может где угодно и когда угодно, чему мы с вами, к сожалению немногочисленные, свидетели.
        - Как ты здесь оказался?
        - Это долгая история. Я здесь давно. Задолго до этого светопреставления!
        - Как же ты выжил? Цунами! Ядовитые туманы! Это невозможно…
        - Волна прошла метров на пятьдесят ниже, только брызги пол чуть подтопили. Туманы. Они ниже, сюда не поднимаются…
        - Ну, а еда? Дрова? Как ты ловишь рыбу?
        - Давно не ловлю. Раньше было дело. Кормился рыбой, топился плавуном. Потом приплыли американцы, начали строить базу. Сначала хотели выгнать, но Мэйсон приказал меня оставить, для прикрытия. Стали еду давать, ящики на дрова. Так и живу с той поры. Я ведь сначала сам их согнал!
        - Это как? - спросил Илья, хрустя галетой.
        - Они встали на якорь прямо у вулкана. Я возьми, да и брось в огонь кучу водорослей. Дымина повалил! Еще несколько валунов вниз столкнул! Слышу - тревогу бьют натовцы! Думали, вулкан ожил. Отплыли…
        Разговорились. Отец, имени он не назвал, в прежние годы занимался бизнесом, разрабатывал программное обеспечение. В какой-то день все бросил и улетел на Гавайи, а потом перебрался на вулкан.
        Илья тоже, не таясь, рассказал Отцу все о себе, о лодке, о кристалле, об Ольге. Ему вдруг стало так хорошо, так легко! Как на исповеди.
        Жар огня согревал и успокаивал, на мгновение возвращал в такое далекое и теперь уже нереальное детство. Было уютно.
        - Я не знаю, что делать. Так все запуталось, - закончил Илья.
        Они сидели молча. Каждый думал о своем. Отец подбросил дров, и искры сказочным вихрем взметнулись по своды пещеры.
        - То, что не согласился на ее реальность - правильно. Она бы из тебя, незаметно, такое сделала… Считай, что ты просто умер бы. Душу свою никому доверять нельзя - ни Богу, ни дьяволу, ни женщине, ни другу, ни делу… Она только твоя. А любовь… Это семья. Каждый человек делает свой выбор - где заканчивается семья и начинается базар. Вот американцы. У них везде базар. Они с женами брачные договора заключают и детям деньги платят за мытье посуды. У нас не так было. У нас вся страна была одной семьей. Поэтому и на пулемет грудью ложились! Жертвенность только от любви бывает.
        Илья сидел в глубокой задумчивости.
        - Отец, Мэйсон сказал, что никто не виноват в том, что все это случилось. Неужели так может быть? - тихо спросил он.
        - Может! Понимаешь ли, общество это сверхсложная система. Ее невозможно описать математически. Технический прогресс усложнил ее кратно. Как управлять обществом? Раньше была система, при которой все цепочки сводились к одному человеку - император, царь, вождь. Человек с полнотой власти может быстро обеспечить развитие государства. Петр Великий, Сталин…
        Но неограниченная власть опасна в руках безумца. Вспомни Нерона, Наполеона, Гитлера… За тысячелетия не получилось выстроить систему отбора идеального лидера, с последующей передачей ему всей власти. Обществу надоело играть в рулетку, и родилась демократия - власть сюзерена ограничивалась олигархией, обществом или парламентом. Система, как это ни странно, развивалась так, что бы исключить человеческий фактор - все решения стали приниматься на основании каких-либо законов, протоколов и часто коллегиально. То есть конкретно никто ни за что не отвечал. Общество с надеждой смотрит на президента, а президент ничего не может сделать, поскольку сильно ограничен самим обществом. Замкнутый круг. Власть у всех - это власть ни у кого!
        В хаосе стран, союзов, пактов, альянсов, министерств и ведомств уже не было человека, облаченного властью, способного остановить процесс самоуничтожения. Понимая эту чудовищную неизбежность, кто-то нанес первый удар… Не важно, кто это сделал. Не важно, кто спасся. Все циклично. Рождение, развитие, смерть, после которой следует новое рождение… Быть может, мы сейчас на пороге Рождения, а может быть, оно произойдет через триллионы лет, вообще в другой части Вселенной. Это вопрос времени…
        - Время… Что такое время? - спросил Илья.
        - Время рождается в движении. Как движение электрона порождает электрическое и магнитное поля. Вот пустота. Нет в ней ничего. И времени нет. Появился один объект, другой. Но если они неподвижны, если нет изменений - времени нет. Только движение их друг относительно друга порождает время, и мы говорим - они двигаются быстро или медленно… Время - это движение. Время - это изменения. Человек интуитивно чувствует это. Сидя в неволе, время кажется бесконечным. В делах и заботах время пролетает быстро. Это разные временные поля. И не важно, что и тот и другой прожили по шесть десятков лет. В одной минуте может быть вечность, и вечность может промчаться за один миг.
        Вот я. Был бизнес, встречи, звонки, переговоры, командировки, корпоративы… Время сжалось в крупицу. Как-то оглянулся - ни семьи, ни детей, ни друзей, ни смысла жизни… и седина.
        Здесь, на вулкане я успеваю разглядеть полет капли дождя! Вечность рассветов и закатов! Время течет ровно. Я получил вторую жизнь. И каждый день здесь - яркий и полный, еще оттого, что гул магмы в жерле вулкана напоминает, что этот день может быть последним…
        Костер догорел. Алые угли в дыхании сквознячка освещали счастливое лицо старика и блеск его умных глаз.
        - Спасибо, Отец. Я все понял, - Илья встал и одел рюкзак.
        - Илья! Вы можете в любое время перебраться ко мне. Места здесь хватит, - старик тоскливо смотрел на него, - Да и стар я. Хоть кружку воды нальете…
        Илья задумчиво посмотрел ему в глаза
        - Спасибо. Я подумаю. Доброй ночи, - сказал он и молча, вышел.
        Свет фонаря вырвал из кромешной тьмы влажную скользкую змейку тропы. Под утро Илья вошел в свой отсек, скинул костюм и, казалось, еще не коснувшись, постели, уснул.
        За поздним завтраком, он рассказал Ольге о встрече с Отцом.
        - Невероятно! Он сумел выжить в этом кошмаре! - удивилась она, - Я хочу с ним поговорить. Он наш, русский… Я сейчас же отправлюсь на вершину.
        - Нет. Пожалуйста, будь на лодке. Я понимаю твое состояние, но поверь, так будет лучше. Мы сходим к нему вместе.
        Илья обнял и нежно поцеловал ее.
        Закончив завтрак, Ольга пошла, заниматься растениями, а он отправился на центральный пост.
        - Далина, доброе утро!
        - Доброе утро! Все данные готовы. Носитель на столе. Там метеопрогноз на различные периоды, анализ, статистика и модели климатических процессов, - бесстрастным голосом перечислила Далина, - Еще есть информация по «Звезде». Сформировав перекрестными ссылками полный массив фактуры, в том числе разведданные с других субмарин, а так же используя информацию по грузам и логистике морских портов, я получила следующее. Объект «Звезда» - это российско-французский проект, связанный с баллистическими ракетами шахтного базирования. Возможно, это часть ударного арсенала.
        Метеоданные настораживают. Экосистемы планеты почти полностью уничтожены. Динамика негативная. Измеримое восстановление климата начнется не менее, чем через двести лет, при условии, что удастся преодолеть кризис. Есть небольшая вероятность того, что часть флоры и фауны уцелели в высокогорных массивах и в океане. Вместе с тем, их потенциала не достаточно для синтеза кислорода в минимально необходимом количестве. Через шесть месяцев концентрация кислорода снизится до пятнадцати процентов. Живые существа не смогут дышать. Илья, биосфера вашей планеты умирает…
        - Понятно. Спасибо за информацию, - нахмурившись, протяжно сказал Илья и направился к выходу.
        - Илья! - надрывно крикнула Далина, - Послушай, я знаю твое отношение… Но я могу всех вас спасти! Я могу объединить информационные ресурсы субмарин и военной базы в одну мощную систему. Я могу всех вас перевести в бетта-реальность! В этом состоянии животный носитель, то есть ваши тела, смогут прожить почти триста лет! И когда климат восстановится…
        - Нет! - Илья резко оборвал ее на полуслове, - Даже не смей!
        Ее лицо окаменело. Глаза сверкнули холодным блеском клинка. Экран погас. Он, покачиваясь, пошел в свой отсек.
        «Какой вообще смысл? Если планета умирает. Мы все обречены - здесь на базе, на вершине или на «Звезде». Кислород просто закончится…» - едва сверкнувшая искра надежды вдруг угасла.
        Илья бросил прозрачную пластинку носителя на стол и упал на кровать. Для него все потеряло смысл. Вошла Ольга, что-то весело рассказывала ему. Увидев, что он ее не слушает, погруженный в какие-то мысли, обиделась и тихо вышла. Илья лежал неподвижно. Только ресницы иногда закрывали этот непростой мир от его грустных усталых глаз.
        - Илья! - холодный голос Далины вырвал его из забытья, - там, на пирсе Мэйсон. Вероятно, он хочет поговорить с тобой.
        - Пригласи его сюда.
        - Протокол безопасности…
        - Далина, пожалуйста… Пусть проходит, - безжизненным голосом попросил Илья.
        Он с трудом поднялся с кровати и пошел встречать гостя.
        Створки медленно открылись, и мрачное настроение моментально испарилось под лучезарной улыбкой Мэйсона! Дымя сигарой, он уверенно шагнул внутрь.
        - Привет, мой друг! - радостно сказал он, - для меня большая честь! Не думал, что пустишь на лодку! Я бы не пустил! Ха-ха! Чертовы французы! Как у тебя здесь здорово! Да, вкус у них есть. Вернее был! Ха-ха!
        - Мэйсон, проходи в мой отсек.
        - С удовольствием.
        Из стены появилась бутылка виски и стаканы. Они выпили.
        - Слушай, Илья! - кряхтя от удовольствия, сказал Мэйсон, - я хочу извиниться за эту заварушку. Не держи зла! Это все хитрая лисица Хэдли! Англичане всю жизнь загребают жар чужими руками. Да, еще этот чертов китаец! Он здорово проигрался на тебе! Сейчас моет пол на базе…
        - Ладно, я не в обиде.
        - Вообще-то, я к тебе по делу. То, что все мы оказались в этом райском уголке - прекрасно! Но есть небольшая проблема, - Мэйсон глотнул виски и пыхнул сигарой, - нас немного больше, чем предусмотрено штатной вместимостью базы! Больше, чем рассчитано! Да она вообще ни на что не рассчитана! Это перевалочный пункт… Еще эти чертовы китайцы притащили с собой половину Пекина! Нужно думать, как жить дальше. Ресурсов базы хватит на полгода. С учетом ресурсов лодок - на три максимум. Это понимают все. В общем, они требуют провести собрание! Сегодня в семнадцать ноль, в зале. Ты понимаешь, я мог бы послать всех к черту! Пулеметы моих роботов быстро заткнут им глотки и сформируют нужное мнение! Но знаешь… я боюсь остаться один. Если будет конфликт… мне придется их всех убить! Ха-ха! Но я не хочу одиночества. Даже с этими шлюхами из Норфолка! Я предлагаю тебе сделку. На собрании ты должен поддержать меня! Твоя «Бардо» вторая по мощи и по запасам, после «Рузвельта». И после того боя тебя все уважают… По рукам?
        - Подожди! А в чем моя выгода? - спросил Илья.
        - Черт! Ты мне определенно нравишься! - усмехнулся Мэйсон, допил виски и налил еще, - А что ты хочешь?
        - Мэйсон, на лодке моя девушка Ольга. Мы любим друг друга.
        - Эта красавица с Калашниковым?
        - Да. Мы хотим уйти к Отцу. Еще нам понадобится немного еды и материалов. Это мое условие, - твердо сказал Илья.
        - О, кей! Только зачем тебе этот сумасшедший старик? Ах, да он же русский!
        - Мэйсон, это еще не все…
        Илья запустил голографический проектор и показал Мэйсону файлы с носителя.
        Тот внимательно просмотрел презентацию и задумался.
        - Черт побери! Значит, наши дела плохи! Через полгода… - он медленно допил виски и закурил сигару, - «Звезда»… В этой части океана у меня есть охотник с разведчиками на борту. Я сейчас же отправлю его туда, что бы все как следует разнюхать!
        Оба задумались и молча, пили виски. Когда бутылка опустела, Мэйсон сказал:
        - Покажешь лодку?
        - Пойдем.
        Илья не чувствовал неприязни к Мэйсону. Напротив, их связывала незримая нить, та самая нить, которая связывает солдат, сидящих в одном окопе. Тонкая, но прочная нить боевого братства. О моральной стороне поступков Мэйсона и других, предавших своих сюзеренов ради спасения, он предпочитал не думать. Находясь на службе, он не раз и сам получал не самые чистые с позиции морали, приказы. Тот, кого предал Мэйсон, легко жертвовал десятками тысяч жизней, оправдывая этим жертвоприношением сытое благополучие миллионов - циничное прикрытие гегемонии олигархов.
        «Я не судья» - решил для себя Илья.
        Он показал Мэйсону лодку, после чего они отправились обедать. Ольга собрала отличный стол. Она была очарована Мэйсоном!
        «Законченный бабник!» - с легкой обидой подумал Илья, чувствуя уколы ревности.
        После обеда Илья с Мэйсоном зашли центральный пост, что бы уточнить ряд данных по объекту «звезда» и климатическим изменениям.
        Далина с плохо скрываемым интересом смотрела на Мэйсона. Американец увидел на экране сногсшибательную блондинку и ткнул Илью в бок.
        - Что, смотришь кино для взрослых? Ха-ха! - он лукаво подмигнул, - если что заходи. Ты не представляешь, что вытворяет в постели эта бестия Сильвия! Она умеет…
        - На борту «Бардо» так не принято! - холодно отрезала Далина.
        - Ты кто? Черт тебя подери! - Мэйсон остолбенело, хлопал глазами.
        - Я, Далина. Я.. Хозяйка лодки! Слежу тут за всем, - она сильно смутилась и едва сдерживала эмоции, - Может быть виски?
        Мэйсон изумленно замер и на мгновение лишился дара речи!
        - Слушай, Илья! У тебя тут что, две бабы?
        - Я тебе потом объясню.
        Робот стюард подкатил столик с бутылкой. Илью тонко резануло обидой - стакан был только один… Мэйсон налил и одним глотком опорожнил половину стакана.
        - Прощай, красавица! - пошатываясь, сказал он, - Еще увидимся!
        Они вышли на пирс и направились в зал, где скоро должно было начаться собрание.
        - Илья, она, правда, компьютер?! Проклятые французы! Прикидывались недотепами, а сами обошли нас в технологиях! И с русскими вели свою игру…
        - Далина не совсем компьютер. Она человек, - с тоской в голосе сказал Илья, - просто она не в привычном для нас теле, а в электронной системе.
        - Занятная штучка! - пробормотал Мэйсон.
        Когда они вошли в зал, все уже были на месте. По-видимому, на базе заняться им было нечем, а вопросы собрания сильно волновали каждого. Место во главе стола было свободно. Мэйсон грузно опустился в кресло. Для Ильи места не оставили… Он невозмутимо присел рядом с китайцами, на край столика, стоящего чуть дальше.
        - Ничего не меняется! - пробурчал Генрих, все это время следивший за Ильей.
        Сэр Хэдли изящно постучал вилкой по бокалу и взял слово.
        - Господа! Приветствую вас на нашем собрании. Всем вам известно положение дел и наши, так сказать, перспективы. Нам необходимо обсудить и определить архитектуру нового миропорядка! Прошу всех по очереди высказываться.
        Генрих встал и исподлобья окинул всех тяжелым взглядом.
        - Наши ресурсы, прежде всего еда - ограничены! В настоящих условиях мы не можем их восполнять. Рыбы в океане нет… но у нас есть выход! Мы можем разводить грибы! Исходя из нашей численности, места под грибницы на базе не достаточно. Нужно разрабатывать скалу и расширяться. Конкретно предлагаю следующее. Инвентаризировать все ресурсы базы и лодок. Установить жесткий суточный рацион питания на человека. Немедленно начать разработку скалы и устройство грибниц. Еще. Нам нужен орган, который будет контролировать выполнение принятых решений…
        - Катись ты к черту, Генрих! - дремавший Мэйсон вскочил с кресла, - У нас тут не Берлин сорок пятого! Ты хочешь, что бы мы пахали, как рабы в каменоломне и жили по талонам?! Черта с два! С какой стати мне кормить этих желтых обезьян?!
        - Да, Генрих, - сэр Хэдли вытянулся лисицей, - Вам не кажется, что вы предлагаете какую-то коммуну! Не стоит повторять ошибок прошлого. Из-за проклятых коммунистов мы все наштамповали боеголовок и теперь вынуждены выслушивать ваш грибной бред, сидя задницами на вулкане! Я полагаю, будет справедливо оставить ресурсы у тех, кому они принадлежат. С ресурсами лодок в этом случае понятно - у каждого свое. А вот ресурсы базы - принадлежат мировому сообществу! И, следовательно, подлежат распределению…
        - Мировому сообществу?! - быком заревел Мэйсон, - Это моя база!
        - Мэйсон, пожалуйста, не кипятись, - глаза Хэдли лукаво забегали, - Мы всего лишь обсуждаем варианты. Ты сам прекрасно понимаешь, что нужно что-то делать. Да, мы можем сесть на лодки и разбежаться, каждый при своем. Что это даст? Сумасшествие в одиночестве? Ресурсы все равно закончатся. Мы можем просто торчать на базе и проедать запас. Результат тот же, с той лишь разницей, что в конце мы начнем пожирать друг друга от голода… Других вариантов пока нет.
        - Есть! - голос Ильи отозвался множеством эхо под сводами зала.
        - Что же вы хотите предложить? - прищурившись, спросил Хэдли.
        - У нас есть координаты объекта «Звезда», они были на «Бардо» вместе с координатами этой базы. Мы пока не знаем точно, что там. Это российско-французский проект, связанный с ракетными технологиями. Мэйсон отправил туда разведчиков.
        Илья надавил сенсор и бросил носитель на середину стола. Десятки глаз впились в объемную голографическую презентацию. Смотрели молча. Когда зеленый луч нырнул в пластинку, повисла тишина.
        Вдруг разразился необыкновенный гвалт и шум на разных языках! Все были очень возбуждены! Хэдли обнял Илью и чувственно сказал:
        - Русские созданы Богом, чтобы спасать мир! Поздравляю! Вы только что, еще раз сделали это!
        Шум постепенно перешел в вечеринку! Как елось и пилось в свете появившейся надежды! После слов зануды Генриха, о каменоломне и пайках! Скоро все были пьяны, в бешеном танце светового шоу играла музыка и между столиками порхали ночные бабочки Норфолка!
        Мэйсон же, к общему удивлению, был сам не свой… Напившись в стельку, он, шатаясь, ушел к себе в кабинет.
        Илья тоже выпил. Ему все пожимали руку и горячо благодарили на своих родных языках. Он с какой-то отеческой любовью смотрел на всех этих людей, принимая их таким, какие они есть. Он был рад, что смог подарить им хотя бы надежду…
        Ближе к полуночи Илья вернулся на «Бардо». Зеленый луч сканера почему-то не пробежал по его лицу. Тревожное ощущение появилось в душе…
        «Петренко?» - с замиранием сердца подумал Илья, - «Нет, не может быть!»
        Он бегом бросился на центральный пост.
        Запыхавшийся, казалось готовый ко всему, Илья ворвался в отсек … и остолбенел - в кресле центрального поста лежал Мэйсон!
        На его лице было неземное блаженство. Он тихо постанывал. Медицинский робот, через десятки трубок, делал ему какую-то инъекцию…
        - Далина! - крикнул Илья.
        Слова застыли в тишине. На экране перекатывались ничего не значащие мыльные пузыри…
        На столе лежал кристалл и пластиковая карта с орлом. Илья понял, что это электронный ключ от «Рузвельта». Рядом лежала связка ключей от кабинета Мэйсона…
        Экран ожил. Лицо Далины было счастливым.
        - Далина! Что ты делаешь?! Ты сошла с ума! - надрываясь, закричал Илья.
        - Тысячи лет одиночества! Ты не представляешь, что это такое!!! Я хочу быть счастлива! Я хочу любви! - голос ее был голосом космической бесконечности, от которого Илью охватил животный ужас, - Он любит меня! Он так же одинок! Он захотел быть со мной!
        - Далина, - тихо прошептал Илья.
        - И вообще… женщина хочет, что бы ее взяли!
        - Он тебя взял…, - то ли спросил, то ли сам себе ответил Илья.
        Сердце его разрывалось бурей чувств. Она не ответила на вопрос…
        - Лучше уходи сам… У вас есть двадцать минут. Да, и прихвати его, - зеленый луч скользнул по кристаллу, - Мне надоело спасать мир! Прощай!
        Экран погас. В хрустальной тишине остановилось время.
        Из забытья его вывел тихий гул за спиной. Он обернулся. Сзади стояли два боевых робота. Лазерные прицелы дискометов, казалось, насквозь прожигали его грудь. Илья схватил кристалл, ключи и бегом бросился к Ольге.
        - Собирайся! Мы уходим! Быстро!
        Он забежал к себе в отсек, покидал в рюкзак вещи, сунул револьвер в карман. Остановился. Оглядел комнату. И не оборачиваясь, вышел.
        Через десять минут они с Ольгой бегом спустились на пирс. Дверь боевой рубки закрылась, вода забурлила и гигантская черная рыбина, навсегда обрывая швартовые канаты, бесшумно ушла под воду. Еще несколько минут Илья задумчиво смотрел на причудливые водяные водовороты…
        Ночь они провели в кабинете Мэйсона.
        Лихорадочный стук и шум за дверью разбудили Илью. Он услышал срывающийся в крик, голос Хэдли.
        - К черту все! Ломайте дверь!
        - Стойте! - крикнул Илья, - Сейчас открою.
        Ольга испуганно жалась на диване. Илья быстро оделся, сунул в карман пистолет и открыл дверь. В коридоре, где стояла толпа, пронесся гул удивления. В руках Петренко блестел пожарный топор.
        - Интересно! - воскликнул Хэдли, - где Мэйсон? И куда подевалась «Бардо»? Мы, знаете ли, с партнерами уже решили, что вы вдвоем сбежали на «Звезду»!
        - Хэдли, проходите. Остальных я попрошу подождать, - сказал Илья и закрыл дверь за англичанином.
        - Может быть, объясните, что, черт возьми, происходит?
        - Мэйсон уплыл на «Бардо».
        - Как? Этот мерзавец украл твою лодку, и ты так спокойно об этом говоришь? Он отправился на «Звезду»?
        - Если быть точным - это лодка украла Мэйсона!
        - ….???
        - Интеллект лодки видимо сошел с ума. Она забрала Мэйсона и уплыла!
        - Как такое возможно? Это невероятно! Впрочем, я никогда не доверял машинам, даже свое старенькой малолитражке! Поэтому англичане так любят породистых лошадей! Куда она направилась?
        - Я не знаю… Могу сказать одно - точно не на «Звезду».
        - А, «Рузвельт»?
        - Он теперь мой. Не волнуйтесь, я сегодня деактивирую все вооружение, включая роботов.
        - Зачем вам это? - недоверчиво спросил Хэдли, - Вы добровольно откажетесь от гегемонии? «Рузвельт» всех нас держит под прицелом!
        - Зачем? - переспросил Илья и заглянул в самую глубину глаз англичанина, - Мы никуда не плывем! Даже если на «Звезде» есть шанс… Мы остаемся, и будем жить на вершине, с Отцом.
        Хэдли был изумлен. У двери он обернулся.
        - Странные вы, русские. Никогда не понимал вас…
        Скоро шум за дверью стих. Все разошлись.
        Сон уже не шел. Илья с Ольгой позавтракали. Он оставил ей пистолет, запер дверь и отправился на пирс.
        Громада «Рузвельта» поражала своими размерами. Илья поднялся к боевой рубке. Дверь открылась, и он вошел в отсек. Внутри стояла небольшая консоль. Илья приложил к ней электронный ключ.
        - Код доступа определен. Идентификация прошла успешно. Введите свой статус…
        - Командир лодки!
        - Статус принят! Добро пожаловать, сэр!
        По Илье пробежал голубой луч сканера. Стена сдвинулась в сторону, и он шагнул внутрь.
        Лодка была огромная. Илья интуитивно определил направление и пошел по бесконечным коридорам на центральный пост.
        - Какие будут распоряжения, сэр? - проговорил бойкий голос компьютера.
        Центральный пост находился в большом отсеке. С трех сторон возвышались консоли и приборы. В центре стояли два кресла. Все напоминало кабину самолета, только гораздо большего размера.
        - Как тебя зовут?
        - Рузвельт, сэр!
        - Рузвельт, есть данные разведки по объекту «Звезда»?
        - Так точно, сэр! Получены два часа назад.
        - Отлично! Выведи информацию на экран.
        - Слушаюсь, сэр!
        На экране появилось изображение объекта. Разведчик скопировал всю информацию из системы «Звезды». Илья с интересом стал изучать материалы. От увиденного у него захватило дух! Он не верил своим глазам!
        Через два часа Илья откинулся в кресле и задумался. Его лицо светилось счастьем - «Звезда» была спасением для всех!
        - Рузвельт, скопируй материалы на носитель.
        - Слушаюсь, сэр!
        Убрав носитель в карман, Илья обратился к компьютеру.
        - Рузвельт, нужно полностью деактивировать все твое вооружение, включая боевых роботов и морских охотников.
        - Вы уверены, сэр?
        - Да! Сделай это!
        - Слушаюсь, сэр! Приложите к консоли ключ… Программа деактивации вооружения запущена. Осталось… Сто процентов. Внимание! Процесс необратимый! - Рузвельт монотонно озвучивал ход процессов, - Сэр! Часть арсенала можно деактивировать только в ручном режиме.
        - Мне нужна карта деактивации, - сказал Илья.
        Получив планшет, он принялся за работу - снимал затворы, срезал кабели, выкручивал взрыватели. Роботы-ремонтники сновали туда-сюда с пулеметными лентами, гранатами и другим оружием. Все это угрюмое сокровище войны медленно опускалось на каменистое дно дока…
        Прошло шесть часов. Илья, мокрый от пота вошел на центральный пост. Индикатор показывал пять процентов до завершения процесса.
        Он сел в кресло и попросил чай с бутербродами. Когда на экране появился ноль, две тысячи взрывов всколыхнули мировой океан - обломки охотников металлическим снегом посыпались на дно. Все оружие «Рузвельта», включая боевых роботов, лежало на дне дока и уже никогда не могло причинить вреда. На субмарине остались только сервисные роботы и разведчики.
        - Необратимая деактивация систем вооружения выполнена на сто процентов, сэр! Мы теперь не опаснее прогулочной яхты! - оказывается солдафон, Рузвельт умел шутить!
        «С Мэйсоном и молоток начнет шутить!» - с грустью подумал Илья, - «Интересно, как он там? Далина…»
        Внезапная тоска навалилась на него. Некоторое время он сидел молча.
        - Рузвельт, на пирсе есть боксы, с седьмого по десятый. Забей их под завязку продуктами питания, материалами и инструментом. Вот полный список.
        - Слушаюсь, сэр!
        Илья спустился на пирс. Из открытой грузовой аппарели роботы перевозили в боксы контейнеры и ящики. Довольный собой, он отправился в зал и по прибытии попросил Су Пэна срочно созвать всех на собрание.
        Пока расторопные китайцы сновали по базе, Илья сидел у барной стойки, слушал музыку и пил виски. Через полчаса все собрались за длинным столом и с нетерпением ждали Илью. Он, молча, подошел к сцене и вставил носитель в интерактивный 3D проигрыватель. Свет погас.
        Перед глазами собравшихся появилась цветная голограмма. Материалы разведки сменяли друг друга - могучие колоссы шахтных ракет, бесконечные коридоры геодезически законсервированной автономной базы, многочисленные склады продовольствия и медикаментов. В конце презентации был помещен секретный доклад министерства обороны России. Генерал-лейтенант ГРУ ГШ ВС РФ металлическим голосом докладывал.
        - Товарищ Верховный Главнокомандующий! В две тысячи пятом году, в ходе реализации совместного российско-французского проекта по изучению планеты Марс, на Ацидалийской равнине был обнаружен артефакт глобального значения - геодезически заглубленный высокотехнологичный комплекс, неизвестного происхождения. По соглашению сторон - участников проекта, все материалы получили наивысшую степень секретности. Работы по изучению объекта, получившему кодовое название «Звезда» были многократно ускорены. В результате семи разведывательных роботизированных миссий на «Звезду» было установлено, что объект представляет собой геодезически заглубленную базу - город, большой вместимости, рассчитанную для проживания пяти тысяч человек в течение неограниченного количества времени. Основное предназначение объекта - первичная колонизация планеты. Дополнительное предназначение объекта - убежище колонизаторов, высокой степени защищенности. Объект выдерживает прямое попадание астероида, диаметром до пятисот метров. В течение двадцати лет стороны-участники проекта успешно реализовали в общей сложности тридцать роботизированных
миссий на объект «Звезда» и подготовили его к прибытию и размещению двух тысяч колонизаторов. Параллельно с этим, построена одноименная роботизированная база - космодром шахтного базирования, предназначенный для комплектования и отправки партий колонизаторов. По состоянию на первое января две тысячи двадцать пятого года, объект «Звезда» с наземной и марсианской компонентами, полностью готов. Отправка первой партии колонизаторов, численностью четыреста человек, намечена на двадцатое декабря две тысячи двадцать пятого года. Генерал-лейтенант ГРУ ГШ ВС РФ, Антоненко, доклад закончил.
        Презентация закончилась. В зале повисла абсолютная тишина, изредка прерываемая суеверным шепотом.
        - Господа! - вдруг завопил Хэдли, вскакивая из-за стола, - Мы спасены, Господа! Это фантастика! Новая планета! Новый мир! Новая жизнь!
        Зал вдруг взорвался немыслимым ликованием и бурей оваций! Илью схватили десятки рук и начали подбрасывать в воздух! Грянула музыка, и началось неописуемое веселье!
        - Друзья! - сэр Хэдли с фужером шампанского вылетел на сцену, - Предлагаю завтра же, без промедления, одним караваном идти на «Звезду»! Время дорого! Мы уже знаем, какие сюрпризы готовит для нас климат этой планеты! Нужно спешить! Нас ждет Марс! Мы начнем все сначала! За Марс! За новую жизнь!
        Под вопли всеобщей какофонии, крики, аплодисменты он залпом опрокинул фужер и соскочил со сцены. Обитатели базы пили и веселились, как никогда!
        Илья набрал еды и пошел в кабинет Мэйсона. Ольга на диване, подобрав стройные ноги, читала книгу. Он нежно привлек ее к себе и впился в сочные губы долгим поцелуем.
        - Сейчас перекусим и поднимемся на вершину, - сказал Илья, - Нам нужно срочно определиться - мы остаемся или плывем на «Звезду».
        - Почему ты готов плыть? - спросила Ольга, откусывая кусок жаркого.
        - Я покажу материалы. Ты все увидишь сама. Это фантастика. Так неожиданно… Нам есть над чем подумать, - задумчиво сказал он.
        Закончив ужин, они надели защитные костюмы, собрали продукты для старика и отправились в путь. Илья прихватил с собой спальные мешки - время было уже вечернее.
        На поверхности бушевал настоящий ураган! В кромешной темноте, ревущей волнами океана, с трудом различая очертания тропинки в свете фонаря, они медленно двинулись наверх. Ближе к полуночи Илья на руках внес Ольгу под свод пещеры - последние двести метров она окончательно выбилась из сил. Отец уже спал. Услышав звук шагов и тяжелое дыхание, он бросил на угли очага пучок растопки. Вспыхнул огонь.
        - Кто там? - спросил он.
        - Это мы! - Илья внес Ольгу и аккуратно положил ее у огня, - Сбегаю за рюкзаком! Я быстро!
        Илья растворился в темноте, а Отец присел около девушки и с теплотой посмотрел ей в лицо. Ольга застонала и открыла глаза.
        - Выпей-ка чая, дочка, - ласково сказал Отец и протянул ей кружку.
        - Спасибо, - она сделала несколько глотков и спросила, - Вы и есть, Отец?
        - Да, - тихо ответил он.
        - Меня зовут Ольга, - слабым голосом сказала она.
        - Я знаю, - задумчиво ответил старичок и вернулся на свой топчан.
        Илья, тяжело дыша и обливаясь потом, вошел в пещеру. Ольга и старик о чем-то тихо разговаривали.
        - Присаживайся, Илья, - сказал Отец и придвинул чайник, - Угощайся.
        - Спасибо.
        Минут пять сидели молча. Илья допил чай и достал носители.
        - Я получил материалы разведки с объекта «Звезда», а здесь аналитические данные по климату, - сказал он и включил презентацию.
        Объемная голограмма осветила пещеру мягким светом. Отец, лежал на топчане и, прищурившись, внимательно смотрел и слушал. Когда лазерный луч исчез в пластинке, Илья поднял голову и сказал.
        - Нужно решать, оставаться нам или уходить со всеми. Караван отправляется завтра.
        Отец лежал неподвижно, устремив на огонь взгляд своих умных глаз.
        - Значит, у нас есть только полгода? - тихо спросил он, - И кислород закончится?
        - Выходит, что так, - бесцветным голосом подтвердил Илья и повесил голову.
        - Понятно, - сказал старичок и, натягивая на себя одеяло, добавил, - Давайте-ка спать.
        Илья встрепенулся и изумленно посмотрел на Отца.
        - Как спать? - выдавил он, - нам нужно все обдумать…
        - Нечего тут обдумывать, - зевая, прокряхтел старичок, не открывая своих глаз, - Я никуда не пойду. Ольга, полагаю, тоже… в ее положении. И тебе не следует, Илья. Послушайся старика.
        - В каком смысле, в положении? Ты… - удивленно глядя на Ольгу, спросил Илья.
        - Я беременна, - тихо сказала она, смущенно пряча взгляд.
        Илья не знал, как себя вести в такой ситуации. Конечно же, он был рад! Но все слова казались глупыми и неуместными. Он придвинулся к Ольге, обнял ее и, глядя в глубину любимых глаз, нежно поцеловал.
        - Решено, мы остаемся, - твердо сказал Илья, глядя куда-то вдаль и лег рядом с Ольгой.
        В полумраке пещеры ровно горел огонь костерка. Смолистые доски от ящиков тихо шипели и изредка потрескивали в оранжевом пламени. Было так тепло, хорошо и уютно! Впервые за последние дни Илья успокоился, прижался к Ольге и с улыбкой на лице, незаметно уснул.
        Илья проснулся рано, зажег огонь, поставил чайник и вышел наружу. На входе в пещеру заунывно выл ветер. Внизу все было покрыто тонкой пеленой тумана. Казалось, что океана нет и только шум ледяных волн, настойчиво напоминал о его незыблемой вечности .
        Вернувшись, он увидел, что его домочадцы уже проснулись. Ольга заварила ароматный чай и разогревала на углях тушеное мясо. Отец, глядя в огонь, согревал руки горячей кружкой.
        - Нам пора собираться, - сказал Илья, присаживаясь к огню.
        - Я останусь, - ответила Ольга и посмотрела на него, - мне там нечего делать.
        - Хорошо, будь здесь, - с улыбкой проговорил он, - я начну переносить сюда вещи. Нам же нужно обустроить наш новый дом?
        Позавтракали.
        Илья взял рюкзак, поцеловал Ольгу и вышел из пещеры.
        На базе было тихо. Все еще спали. Илья решил зайти на «Рузвельт» и еще раз проверить боксы с запасами. День обещал быть непростым - много чего нужно было поднять на вершину. Он вышел на пирс и остолбенел.
        Кораблей не было! Только громада «Рузвельта» одиноко и величественно возвышалась над черным зеркалом воды, да в углу дока, забытая, просевшая в воду, накренившись на нос, стояла дизельная подлодка Петренко.
        На пирсе царил беспорядок - ящики, канаты, мусор, окурки и бутылки были хаотично свалены и разбросаны повсюду. Отплывали в спешке и навеселе.
        «Ушли по-английски, не прощаясь», - подумал Илья и отправился в зал.
        Нужно было осмотреть базу и переписать все, что им осталось - в дальнейшем могла быть полезной любая мелочь.
        В коридорах все двери были открыты настежь, сквозняк перекатывал мятые бумажки и пластиковые пакеты. Повсюду валялся мусор, и царило запустение…
        Илья вошел в зал и замер. На барной стойке лежал пьяный Петренко! Неподалеку, за столиком сидели пять девочек Мэйсона. Две из них были с «животами». Все они были пьяны, курили тонкие сигареты и исступленно ругались.
        - Степан! Почему вы не уплыли? - спросил Илья, кое-как растолкав украинца.
        - Нас никто не взял… - прорыдал Петренко и открыл маленькие поросячьи глазки, - Моя лодка непригодна для похода. А, эти… Шлюхи! Их подружки легли под немца, Хэдли и китайцев. И уплыли с ними! Они оказались никому не нужны! И я вместе с ними, понимаешь?!
        Петренко поднялся, отыскал под ногами бутылку. Жадно выпив остатки виски прямо из горлышка, он с нечеловеческим ревом запустил бутылкой в стену. Острые осколки брызнули на пол. Степан рухнул на стойку и зарыдал. Не похоже было, что бы он притворялся. Нервы у толстяка сдали.
        - Даже шлюхи оказались нужнее! - он содрогался всем мясистым телом, - Вот как! Где справедливость? Пережить все, что бы сдохнуть в этом склепе вместе с брошенными проститутками?
        Илья прошел за барную стойку. Все было пусто. Он нашел на полке полбутылки виски и разлил на два стакана. Петренко поднял голову.
        - Эх, Степан! Паскудный ты человек! Бог тебе судья…
        - Паскудный, - соглашаясь, проскулил Петренко и заплакал.
        Выпили.
        - Держи! - сказал Илья и бросил на барную стойку карту с золотым орлом, - забирай их и плывите к «Звезде».
        Степан остолбенел и тупо уставился на ключ зареванными глазками.
        - Илья! Век не забуду! Спасибо, земляк! - завопил украинец и полез обниматься.
        - Собирайтесь. Время дорого, - сухо сказал Илья.
        Петренко спохватился, заграбастал волосатой лапой ключ и подошел к девицам.
        - У нас есть лодка! «Рузвельт»! Собирайтесь! Идем к «Звезде»! - радостно воскликнул он.
        Девушки завопили от восторга, быстро допили и потянулись за Степаном.
        Илья догнал двух беременных.
        - Можете остаться. Гарантий конечно никаких… Но лететь вам нельзя! Перегрузки…
        - Вот именно - гарантий никаких, - съязвила брюнетка, - На «Рузвельте» есть медицинский отсек. Мы быстро решим эту проблему… и улетим!
        Илье стало не по себе. Он хотел сказать резкое слово, но промолчал и просто плюнул на пол.
        Девицы поднялись на борт. Петренко задержался.
        - Спасибо, Илья! Жизнью я тебе обязан! - на чистом русском сказал он и протянул руку, - Прощай! Не поминай лихом!
        Попрощались. Степан быстро поднялся по трапу и исчез в боевой рубке. Илья проводил его долгим задумчивым взглядом.
        Петренко приложил ключ к консоли. Девицы овечками жались к стене.
        - Код доступа определен. Идентификация прошла успешно. Введите свой статус.
        - Командир лодки! - рявкнул Степан, - Эти со мной! Моя команда! Хе-хе!
        Он так разительно преобразился, что девушки на мгновение оцепенели от страха. Но было уже поздно…
        - Статус принят. Добро пожаловать, сэр!
        Луч сканера пробежал по Степану и его спутницам. Дверь открылась. Под тяжелым взглядом Петренко, ночные бабочки Норфолка порхнули внутрь. Он шагнул следом.
        Степан быстро отыскал центральный пост и плюхнулся в кресло. Девицы втащились следом и молча сели на пол в углу.
        - Какие будут указания, сэр?
        - Ты кто? - прорычал Петренко.
        - Рузвельт, сэр! Интеллект субмарины!
        - Послушай Рузвельт! Теперь это мой корабль! Я здесь главный! С этой минуты здесь все говорят на украинском языке! Или не говорят вообще! Всем ясно!?
        - Зрозумiло, пан! - бойко ответил компьютер.
        Девушки окончательно поняли, что оказались во власти маньяка!
        - Рузвельт! Яке у нас є озброєння?
        - Озброєння необоротно деактивовано на сто відсотків. Озброєння немає, пан!
        - Шкода… Хитрий москаль! Рознести б цей вулкан на шматки! Гаразд. Вони тут і так здохнуть! Ми втрачаємо час! Наша мета - "Зірка"! Повний вперед!
        - Слухаю, пане! - расторопно ответил Рузвельт.
        Илья стоял на пирсе и смотрел на «Рузвельт». Вода забурлила, от лодки отскочил кабель, и свет на базе погас - он работал от реактора субмарины. В кроваво красном свете аварийного освещения черная гигантская рыбина, блестя резиновой кожей, бесшумно ушла под воду. Док опустел. На душе Ильи почему-то было тяжко…
        «Может мы ошиблись? Может быть, нужно было идти со всеми?» - сомнения паразитом-сосальщиком терзали его сердце, - «Нет! Ольга не сможет лететь! Отец прав. Как Бог даст…. Пусть, недолго, но здесь, на Земле…. С любимой».
        Илья уже собрался уходить, как вдруг остановился, посмотрел на дизельную лодку и бегом бросился к ней!
        Субмарина стояла прямо напротив подводного туннеля, нос ее был погружен в воду. На лодке царил бардак. Ржавчина покрыла механизмы, мусор плавал в воде. В воздухе висел тяжелый запах сырости и гнили. Топлива оставалось на несколько часов работы. На стеллажах лежали четыре торпеды. Илья принялся за дело. Разобравшись с аппаратурой, он с трудом запустил дизель и дал самый малый вперед. Субмарина медленно пришла в движение и остановилась - швартовые канаты удерживали ее у стенки пирса. Илья нашел в оружейной комнате несколько гранат и бегом бросился в торпедный отсек. Примотав гранату проволокой к корпусу торпеды, он прижал спусковой рычаг арматурой и выдернул чеку. Через пять минут двумя ударами пожарного топора Илья перерубил канаты и отправил лодку в последний поход…
        Субмарина, медленно погружаясь и сминая боевую рубку, вошла в подводный тоннель. В какой-то момент нос подлодки уткнулся в каменистый выступ, и она содрогнулась всем своим измученным телом. Арматура со звоном упала на пол, и через три секунды прогремел мощный взрыв! Своды тоннеля обрушились и намертво заблокировали вход в базу.
        Чувствуя себя в безопасности и окончательно успокоившись, Илья отправился осматривать базу и налаживать быт…
        Глава 7
        «Рузвельт» на полном ходу раздвигал ледяную стеклянную мглу океана.
        - Рузвельт! Як скоро ми наздоженемо караван? - спросил Петренко.
        - Пан! Караван іде похідним ордером на південь, за двісті миль від нас. При збереженні швидкості руху ми наженемо караван через десять годин.
        - Значить до вечора, - пробурчал Степан.
        Откусывая жареное мясо, он почесал затылок жирними пальцами и задумался.
        «Допустим, я их догоню. Мы вместе доберемся до «Звезды»… А если они опять меня бросят? Даже если мы благополучно улетим на Марс… Что тогда? Опять будут командовать проклятый немец и этот чопорный ублюдок Хэдли! Они никогда не считали нас за людей! Бросили умирать! Места, видите ли, не нашлось! Я сам займу свое место! Я поквитаюсь с вами!»
        Он в сладком упоении стал вынашивать план мести и увлеченный мыслями, захрапел.
        Девицы жались в углу на холодном полу, не смея шуметь и беспокоить деспота.
        - Вы что, не видите, что он псих? - тихо прошептала одна из них, - Нужно бежать!
        - Куда бежать, дура? Сиди тихо! Главное доплыть до «Звезды», а там мы сядем в ракету и со всеми отправимся в марсианский город! Плевать на этого ублюдка! - ответила ей истаскавшаяся вислогрудая брюнетка и добавила, злобно глядя на беременных, - А вы чего ждете, ссучки? С животами вы не перенесете полет!
        Девушки молча встали и отправились искать медицинский отсек.
        Через двадцать минут они лежали на жертвеннике хирургического стола, тихо постанывая в наркотическом сне. Цепкие холодные клешни бездушных роботов, по частям, извлекали из их утроб невинные жертвы, принесенные в угоду личному спасению и распутству…
        - Пан! Прокиньтеся! Ми наздогнали караван! Вони в трьох милях від нас! - голос Рузвельта вырвал Степана из тревожного забытья.
        Петренко открыл глаза. Веки опухли. Голова от похмелья разрывалась на части мучительной болью. Он приказал привезти выпивки и еды.
        Степан тяжело поднялся. В уборную идти было лень. Он, пошатываясь, вышел в коридор и помочился прямо на стену.
        «Плевать! Через несколько дней я пущу эту лодку на дно. Начнется новая жизнь! В новом мире! В моем мире!» - подумал он.
        Петренко плюхнулся в кресло и прямо из бутылки жадно отхлебнул виски. Отрывая зубами кусок колбасы, он всматривался в экран. Они уже почти догнали китайскую лодку «Дао». «Рузвельт» так стремительно приближался к ней, что Степан, издав утробный звук, инстинктивно вжался в кресло и, забывшись, по-английски крикнул:
        - Эй! Смотри, не столкнись!
        В ту же секунду темная мысль овладела его мрачным рассудком.
        - Рузвельт!
        - Да, сэр!
        - Наша лодка самая большая и быстрая из всех?
        - Так точно, сэр! По массе не менее чем, в два раза. По скорости, не менее чем, на тридцать процентов.
        - Скажи, мы можем протаранить китайцев?
        - Сэр! Это не предусмотрено регламентом…
        - Плевать мне на регламент! Что будет с лодкой, если она на полном ходу столкнется с льдиной, размером и массой, как «Дао»?
        - Вероятность получения критических повреждений, в случае столкновения с льдиной, оценивается в шестьдесят два процента… При использовании защитного ножа… в два процента… - монотонно перечислял Рузвельт.
        - Ножа??? Какого ножа?! - Петренко подскочил в кресле.
        - Защитный нож, сэр! Устройство, выполненное из сверхпрочной стали, предназначенное для движения во льдах, саргассовых водорослях, на мелководье. Выдвигается из нижнего отсека корпуса и защищает носовую часть лодки от прямого столкновения с препятствием… - ровным голосом говорил компьютер.
        - Кретин! Что же ты раньше молчал?!
        - Вы не спрашивали, сэр!
        - Как это не спрашивал?! - быком заревел Степан и шарахнул волосатым кулаком по консоли.
        - Защитный нож не является системой вооружения…
        - Не является? Ха-ха! Сейчас я тебе покажу! - возбужденно воскликнул Петренко, - Выдвинуть нож! Перевести лодку на ручное управление!
        Степан, выпучив глаза, сверкавшие демоническим светом, крепко сжал штурвал.
        В мрачной глубине океана сверкнул огромный, острый как бритва, металлокерамический бивень ножа…
        Петренко ухмыльнувшись, дал полный ход и пошел наперерез «Дао»! Интеллект китайской лодки отчаянно попытался избежать столкновения, но было поздно. Атака была внезапной и стремительной. Гигантский клинок легко смял скорлупу корпуса и «Дао», расчлененная на две части, безжалостно сжимаемая тисками ледяной бездны, выбрасывая гигантские пузыри воздуха, раздавленные тела и мусор, быстро пошла ко дну.
        Степан, обезумев, бился в экстазе! Он, не сбавляя ход, направил «Рузвельт» на японскую лодку «Будо»!
        Мацуца, в первую минуту подумал, что произошло трагическое случайное столкновение. Но он быстро все понял - выдвинутый нож «Рузвельта» развеял все сомнения! Токугава быстро перевел лодку на ручное управление, круто переложил рули на правый борт и дал полный ход, надеясь выйти из ордера, а затем скрыться в глубине. Субмарина стала быстро разворачиваться вправо и стремительно набирать ход! Токугаве не хватило нескольких секунд…
        Степан довернул руль и успел-таки коснуться кромкой хищного бивня винтов ускользающей «Будо»! Полыхнул сноп искр! Лопасти, разлетаясь на куски, острыми осколками пронзили пучину. «Будо» потеряла ход…
        - Черт с тобой! Япошка! Я еще вернусь! - орал в исступлении Петренко и переложил рули на левый борт.
        На гидролокаторе он увидел, как «Дёниц» Генриха маневрирует, разворачиваясь к нему кормой.
        - Хочешь кормовыми аппаратами пальнуть? - вслух сквозь зубы процедил Степан.
        В результате стремительной атаки на «Дао» и «Будо», немецкая субмарина оказалась по левому борту. Английская «Диана» Хэдли была за ней. «Рузвельт», описывая крутую дугу, выходил прямо на «Дёниц». Время шло на секунды! Генрих доворачивал корму - на близкой дистанции было сложно навести торпедные аппараты в быструю цель.
        Петренко, стиснув зубы, начал продувать балласт. «Рузвельт», не меняя курса, резко пошел вверх! В эту минуту из кормы «Дёница» запузырился воздух и четыре торпеды черными тенями метнулись к «Рузвельту»!
        Петренко в последние секунды успел уйти по глубине вверх, заняв положение сзади и выше немецкой лодки! Черные свечи смерти промчались в метре под килем «Рузвельта». Все было кончено. Степан переложил рули вниз и как консервным ножом вспорол хребет «Дёница» от кормы до носа…
        Лодка хлопнула гигантским пузырем, на секунду, как будто удивленно замерла и стала медленно опускаться в глубину. Из зияющей рваной раны наверх взметнулось содержимое отсеков подводного крейсера, ставшее теперь никому ненужным мусором…
        Зазубрины стального бивня хищно смотрели в корму «Дианы»!
        Хэдли мокрый от ужаса разыгравшейся бойни, только теперь опомнился и начал беспорядочно бегать по центральному посту!
        «Для торпедной атаки дистанция слишком мала! Мины и бомбы использовать нельзя - одним взрывом они его не потопят, а мои винты разорвут в клочья! Черт! - мысли лихорадочно метались в голове англичанина, - Надежда только одна - оторваться и использовать весь арсенал… Может выведу его под удар японца… У него дистанция есть, но нет маневра…»
        - Диана! Самый полный вперед! Какой только сможешь! Выжми все! Сбрось весь возможный балласт! - закричал Хэдли и впился глазами в экран.
        - Приступаю к выполнению указаний…, - с английской невозмутимостью сказал женский голос интеллекта.
        Винты взорвались кавитационными вихрями и «Диана» ринулась вперед!
        Громада «Рузвельта» прошла в метрах от кормы английской лодки.
        - Черт! - забился в истерике Степан и резко переложил руль на правый борт, - Врешь! Не уйдешь!
        «Рузвельт» нагонял «Диану». Они шли борт в борт, едва не касаясь друг друга горизонтальными рулями.
        Японец не стрелял…
        Хэдли била мелкая дрожь, он судорожно пытался что-нибудь придумать.
        - Диана! Просчитай варианты развития событий, все маневры по курсу и по глубине! - в отчаянии закричал он.
        Пока Хэдли, заломив руки, ждал отчета, сработала природная смекалка Степана.
        Он дал полный назад! Когда «Диана» проскочила на полкорпуса вперед, Степан резко переложил руль на правый борт. Бешено вращающиеся винты «Дианы» попали прямо под разворачивающийся нож «Рузвельта». Удар тряхнул обе лодки. Хэдли рухнул на пол. Внутри у него все похолодело.
        «Конец…» - мелькнуло в его голове.
        - Так тебе, сука! - рычал Петренко, - Думал самый умный?! На-кась, выкуси!
        Продолжая маневр, он оставил обездвиженную «Диану» - корма ее была смята, и кормового залпа можно было не опасаться.
        Хэдли бросился к консоли.
        - Срочно! Связь с «Будо»! - приказал он и, увидев, что индикатор связи загорелся, громко закричал, - Мацуца! Стреляй! Слышишь?!! Если ты в позиции, стреляй! На меня плевать…
        Секунды шли. Японец колебался. «Рузвельт» тем временем уже начал выходить из зоны поражения и стремительно ускользал!
        - Огонь! - коротко бросил Токугава.
        Торпеды, одна за другой стали вылетать из «Будо». Будь японец смелее, он бы потопил «Рузвельт», пока тот загораживал собой «Диану» и был в зоне поражения. Но время было упущено…
        Первые три торпеды вонзились в корму обреченной «Дианы»! Чудовищный взрыв на секунду раздвинул водяные стены. Океан яростно схлопнул пузырь и ко дну пошли рваные обломки, среди которых был сэр Хэдли с печатью ужаса, застывшей на окровавленном лице…
        Остальные торпеды пошли веером, но их высокая скорость в сочетании с недостаточной маневренностью не позволяли на близкой дистанции выйти на перехват ускользающему «Рузвельту». Они одна за другой проходили в нескольких метрах за кормой американской лодки-убийцы.
        Залпы прекратились. Токугава замер в гробовой тишине. Он, казалось, кожей чувствовал, как там, в невидимой глубине ледяного мрака, черное чудовище устремляет нож бивня прямо в его сердце…
        Вдруг лицо Токугавы озарилось светом. Он бегом бросился в арсенал!
        Опрокинув ящик, Мацуца схватил с пола две осколочные гранаты и выдернул чеки. Не останавливаясь, японец подбежал к стеллажам, на которых хранился запас торпед, мин и бомб. Токугава положил руки на торпеду и замер. Глаза его смотрели в пустоту. На лице сияла улыбка. Было тихо…
        Он видел родной дом, весенний цвет сакуры в своем саду… Мама…
        Тишину разорвал скрежет корпуса «Будо».
        - Банзай! - гортанно крикнул Токугава и разжал пальцы…
        Петренко, услышав взрыв за кормой, дико испугался. Поняв, что торпеды «Будо» поразили «Диану», он пришел в неистовую радость!
        - Вот идиоты! Ха-ха! Так даже проще! - крикнул Степан и отпил виски из бутылки, - Морские державы! Пора заканчивать с этим…
        Он с нетерпением стал ждать, когда «Рузвельт» выполнит маневр и выйдет на обездвиженную лодку «Будо».
        - Ну, вот и все! - голосом забойщика, перерезающего горло, прохрипел Петренко, почувствовав знакомый, чуть заметный толчок корпуса лодки.
        В следующее мгновение чудовищной силы взрыв выбросил его из кресла!
        Степан очнулся на полу в луже крови. Теплые ручейки бежали из носа и ушей. Он не слышал истошного рева аварийной сигнализации, в котором тонул нечеловеческий крик бардельных девиц. В плафонах бешено плясали красные маячки. Экран погас. Пахло дымом…
        Степан метнул взгляд на приборы, и ледяной ком перехватил горло - субмарина быстро погружалась! Он молниеносно схватил ключ от лодки, пистолет и выбежал с центрального поста. В коридоре на окровавленном полу корчились девицы Норфолка. Степан на секунду остановился. Схватив за руку ту, что выглядела поживее, он потащил ее в отсек спасательного батискафа.
        Шумела вода, стонами и вздохами скрежетал металл, безжалостно сжимаемый разгневанным океаном. Со всех сторон летели искры.
        Втащив девицу в шлюзовой отсек, Степан непослушными трясущимися руками быстро задраил переборку и сполз по стене на ледяной пол. Он схватился руками за голову от резкого приступа боли.
        Вдруг его спина почувствовала еле заметные толчки. Петренко вскочил на ноги и посмотрел в линзу иллюминатора двери. Девицы Мэйсона, срывая ногти в кровь, царапали дверь и иллюминатор переборки. Одна из них рубила дверь пожарным топором.
        Степан спокойно смотрел им в глаза, неестественно округлившиеся от дикого ужаса. Их заливало водой….
        Скоро стуки стихли. Четыре тела, раскинув крылья рук, повисли в аквариуме коридора. Степан плюнул на пол и отвернулся.
        Он быстро втолкнул проститутку в батискаф, с удивительной ловкостью нырнул следом за ней и закрыл люк.
        Дверь шлюза открылась, и ледяная бездна мгновенно поглотила пустоту отсека. Батискаф, толкая перед собой луч света, покинул гибнущую субмарину.
        «Рузвельт», озаряемый вспышками взрывов, быстро шел ко дну. Носовая часть его была оторвана до боевой рубки! Через несколько минут, в черной глубине раздался глухой хлопок, и вверх зажурчали мириады пузырьков, унося в себе последние вздохи и крики ночных бабочек Норфолка.
        Тишина… Степан с трудом открыл глаза и осмотрелся. На стальной решетке пола, сжавшись клубком, лежала девица. Ее безжалостно рвало, выворачивая наизнанку, а тело сотрясала мелкая дрожь. Она, обезумев, рыдала, как-то по-звериному. У Степана в ушах стоял тонкий бесконечный звон, поэтому он не слышал этих, леденящих кровь, звуков.
        - Сука! Япошка! Подложил свинью! - злобно выругался Петренко, - А ведь все так хорошо получалось! Надо было бросить его. Болтался бы в океане и медленно подыхал… Ладно. Что дальше?
        Запас хода батискафа не позволял дойти до «Звезды». Он в отчаянии откинулся в кресле. Голова гудела. Степан выдернул из-под кресла аптечку, в уши и в нос вставил тампоны, сделал инъекцию анаболика. Ему стало легче. Влажными салфетками он принялся стирать кровь с лица и консоли управления. Мысли его лихорадило.
        «Всплыть? Нет. Десятиметровые волны будут молотить меня до рвоты… Волны… Точно! Течение!»
        Окровавленными пальцами он стал работать на дисплее.
        - Хорошо! Мы как раз в центре Северо-Пассатного течения. Так, вот здесь дадим ход, пересечем Экваториальное течение и окажемся в Восточно-Австралийском… Дальше… Еще раз дадим ход и окажемся в Антарктическом циркумполярном течении. В этой точке включим двигатели… и мы на «Звезде»! Запомнить…
        Петренко нажал кнопку запуска навигационной программы, включился автопилот. Двигатели затихли, свет погас. Батискаф перешел в режим энергосбережения. Сделав главное, Степан расслабился и тут же потерял сознание.
        Илья весь день перетаскивал на вершину продукты, инструменты и материалы. Ольга по-хозяйски раскладывала семейное добро. С согласия Отца они заняли одну из отдаленных пещер. Илья пробил дымоход, сделал плотный занавес и обустроил очаг. В пещерах было тепло от вулкана. Костер добавлял теплоты и света. На костре готовили пищу.
        День клонился к вечеру. Илья заканчивал делать широкую кровать, а Ольга варила суп. Готовила она прекрасно. От простой работы им было так хорошо! Руки радовались топору и молотку! А какой волшебный вкус у еды, приготовленной на костре!
        Над серым небом нависла ночь. Стало совсем темно.
        Ольга пригласила на ужин Отца. Когда почтенный старик вошел, Илья уступил ему лучшее место - его с детства воспитывало уважение к старшим.
        - С новосельем! - улыбнувшись, сказал Отец, - Вот вам семейный амулет, на счастье!
        Он передал Илье набор редких и очень красивых камней, нанизанных на нить.
        - Спасибо Вам, - улыбнулась Ольга и торжественно, в свете огня, повесила амулет у входа, - Проходите! Будем ужинать.
        Она сняла котелок с огня и поставила на добротный дощатый стол. Через минуту в тарелках парил ароматный мясной суп! Илья налил себе и Отцу по глотку виски. Выпили.
        Ели почти молча - так здорово было чувствовать давно забытый вкус домашней еды!
        - Спасибо, Ольга! Уважили старика! - сказал отец и просто так, улыбнулся.
        Стали пить чай.
        - Отец, вот он! Посмотри! - сказал Илья, осторожно достал сияющий голубой кристалл и передал его старику.
        - Интересно… - сказал Отец и взял его трепетно, двумя руками, - Ты говорил, от него идет мелодия? Но я ничего не слышу!?
        - Мелодию слышно при определенных условиях - она была в голове статуи, в радиоприемнике и когда кристалл находился в зажимах на «Бардо»!
        - Хм… Может его нужно сжать? Конечно! Пъезоэффект! Вот к этим граням нужно приложить усилие… Ты не против, если завтра я им займусь?
        - Конечно, нет! Я готов помочь, - с радостью ответил Илья.
        - Занимайся хозяйством! У тебя дел невпроворот! - сказал Отец.
        - Спасибо!
        За это недолгое время Илья уже успел полюбить старика.
        - Что ж, доброй ночи! Спасибо за ужин! - сказал старик и засобирался.
        - Доброй ночи! - вместе ответили Илья и Ольга.
        Они лежали под одеялом на кровати и смотрели на огонь, иногда о чем-то перешептывались и тихо смеялись. Они были счастливы…
        Океан свирепо бушевал, разбивая ярость своих волн об скалы вулкана. Выл ледяной ветер, перечеркивая мглу снежными разрядами. Кромешная тьма гудела снаружи… А в пещере, на самой вершине вулкана, в тепле и уюте домашнего очага, в спокойной неге сна, бились четыре любящих сердца!
        Утром Илья спустился на базу. Он запустил дизельный генератор и включил освещение. Весь день ушел на инвентаризацию того, что осталось. Топлива было двадцать тонн. Четыре бокса были заполнены продуктами питания. В отдельном боксе Илья сложил оружие, и инструменты, в соседнем - спальные принадлежности, палатки, брезент, мебель и прочую утварь. Медицинский отсек он оставил без изменений. К вечеру все было аккуратно переписано, разложено и заперто. Илья набрал продуктов в рюкзак, выключил генератор и пошел домой.
        По его расчетам, продуктов и дров должно хватить на пять лет! На базе был источник пресной воды - небольшой геотермальный ручеек бежал прямо из скалы. Кроме того, был большой запас воды в емкостях и имелся автономный опреснитель.
        Илья большую надежду возлагал на грибы. После собрания, на котором Генрих говорил о грибах, Илья подошел к нему и тот подарил ему большой ящик пакетированных спор и три ящика специального грунта.
        «Если нам удастся самим добывать еду - мы выживем!» - размышлял Илья, поднимаясь по тропе, - «Если бы была рыба, в доке можно сделать отличный рыбопитомник…»
        Он решил с завтрашнего дня заняться обустройством грибницы.
        Поднявшись на площадку, Илья осмотрелся. Темнеющее небо было непроницаемо. У скал шумели волны. Упругий ветер бил в лицо.
        Он вошел в пещеру. Ольга напевал песенку, и готовила вкусный ужин. Аромат жареного мяса приятно дразнил. Илья поцеловал ее, оставил продукты и пошел к Отцу.
        - Я как раз закончил. Смотри! - радостно сказал старик и щелкнул хитроумным механизмом.
        Таинственный полумрак пещеры наполнился необыкновенно красивой мелодией.
        - Голос Разума, - шепотом сказал Илья.
        - Голос Жизни, - вторил ему Отец.
        Вошла Ольга и тихо села к ним. Втроем, они, молча, смотрели на бесконечно глубокий голубой кристалл и слушали волшебные звуки. Каждый в эту минуту думал о своем - о родителях, друзьях, о прошлой жизни…
        Голос Отца вернул всех к реальности.
        - Я обдумал все, что ты рассказал о кристалле, всю информацию. Есть одна идея…
        Старик рассказал им, что задумал. Глаза Ильи и Ольги загорелись интересом и надеждой…
        … В безмолвной глубине океана, в стеклянной ледяной темноте, на глубине тысяча метров лежала черная рыбина подводной лодки. Она глубоко вросла в ил, на ней не было ни малейшего признака жизни, даже внутри прочного корпуса властвовала черная тишина.
        В кресле центрального поста, скованный сном бетта-реальности, лежал изможденный человек. Он густо оброс волосами. Жесткая борода скрывала морщины на его лице. Робот, через десятки шлангов инъектора накачивал его тело питательными веществами и препаратами. Мэйсон блаженно стонал.
        Одиночество, копившееся тысячи лет, обрушилось на него неутолимой жаждой любви. Далина безраздельно властвовала над ним! И никак не могла утолить свой пожар!
        Он жил вечно. Жизни пролетали одна за другой. Вождь племени, легионер, властитель, клерк…. И везде была она! Ее неземные ласки и ее страсть! Страсть, по крупицам собранная из тел и сердец лучших жриц любви всех девятнадцати цивилизаций! У камина, в постели, на пляже, в поезде, в лесу… везде Далина питалась им…
        Степан открыл глаза и посмотрел на карту в дисплее. Уже две недели они дрейфовали по течению. Суточные рационы питания закончились. Оставалось немного воды. Внутри батискафа висел тяжелейший запах пота и испражнений, но они к нему привыкли и практически не замечали.
        Первое время он пробовал разговаривать с Катрин. Она только назвала свое имя и замолчала. Навсегда. Несчастная девушка лишилась рассудка. Глаза ее хаотично бегали, словно она следит за мячом баскетболиста. Беспричинный плач вдруг сменялся в ней демоническим смехом. Она сильно похудела, практически не спала и постепенно превращалась в животное. Степан и не пытался ей помочь. Раз в день швырял ей на пол сухие галеты и давал пить. Катрин, грязная, растрепанная, совершенно утратившая человеческий облик, жила и спала на полу.
        Как-то раз, в самом начале дрейфа, Степан решил избавиться от нее, опасаясь, что ему не хватит кислорода и продуктов питания. Он уже сжимал пальцами ее мягкое горло, как вдруг ужас пронзил его помутившийся рассудок. Он испугался одиночества и решил быть с ней до конца.
        - Ничего, на «Звезде» я приведу ее в порядок! Она нарожает мне детей, и я дам жизнь новому человечеству! Новая Библия начнется с моего имени! - сказал тогда Петренко и разжал пальцы.
        Навигационная система показывала, что батискаф вышел на финальный участок пути.
        - Мы почти на месте, - прохрипел Степан, - Доберемся до базы, отдохнем, приведем себя в порядок. А потом нас ждет горячий тур на Марс! Все будет наше! Ты родишь мне детей! Ты родишь мне новое человечество!
        Катрин, раскачиваясь вперед - назад, смотрела в никуда.
        Степан включил двигатели и аппарат, пересекая течение, направился к леднику Антарктиды.
        Через шесть часов батискаф, прожектором выхватывая из тьмы каменные своды, вошел в подводный тоннель. Заряд батарей почти иссяк, луч света быстро тускнел. Наконец аппарат достиг пирса и замер у бетонного причала. Степан открыл люк, высунул голову и с наслаждением вдохнул свежий воздух. Голова немного закружилась.
        - Дошли! - радостно крикнул он, - Мы дошли! Собирайся!
        Степан схватил Катрин за руку, включил фонарь и потащил за собой.
        База была похожа на объект «Вулкан». Все надписи были на двух языках - русском и французском. Скоро они вошли в пункт управления.
        Степан включил свет и запустил главный компьютер. Пока выполнялась диагностика, он нашел еду и одежду. Катрин, молча, сидела на стуле.
        Петренко взял ее за руку и повел за собой в жилой блок. Там он с удовольствием вымылся сам и кое-как вымыл свою спутницу. Под горячими струями она постепенно начала приходить в себя и просто по привычке натирала голову и тело. После душа они жадно набросились на ужин - консервированное мясо и рыба, сгущенное молоко, ананасы в банках и даже икра! Это был царский стол. Степан включил музыку и с удовольствием пил водку. Граммов сто он буквально влил в рот Катрин, и она сразу порозовела.
        - Черт возьми! Из десяти ракет к старту готова только одна! Остальные еще не укомплектованы топливными элементами… Прав я был, что отправил их всех на дно! Места все равно бы не хватило! Ха-ха! - радостно сказал Степан, сидя в кресле пункта управления, - Завтра улетаем!
        Он взял Катрин за руку и повел в комнату. Там, сидя на кровати, Степан допил водку. Девушка жалась на стуле у стены.
        - Ты чего? - спросил пьяный Петренко, хотя и понимал, что она не ответит, - Иди сюда! Ты же мне теперь жена получаешься! Опять молчишь? А может быть, ты мной брезгуешь?
        Степан встал и двинулся на нее. Катрин издала утробный звук и затряслась. Он схватил ее за руку и швырнул на кровать. Она попыталась подняться, но Петренко резко ударил ее по лицу, навалился и сорвал с нее одежду.
        Насиловал он ее долго и больно. Катрин истошно кричала, но Степан, потеряв от контузии слух, принимал ее крики за страстные стоны. Насытившись ее истощенным телом, мокрый и довольный, он захрапел.
        Катрин лежала и тихо плакала. Ненависть на мгновение, вдруг прояснила ее рассудок.
        …Это случилось с ней не в первый раз. Матросы Норфолка иногда вели себя, как звери. Может быть, нервы ее совсем сдали, а может быть, незаметно подобрался тот час, когда человек невольно останавливается и оглядывается назад, на прожитую часть жизни…
        В ее жизни не было ничего. В шестнадцать лет она сбежала с матросом. Он ее бросил. Что бы как-то жить, она незаметно стала шлюхой. Сначала это были подарки от поклонников, а потом это стало платой за любовь на одну ночь… Вечеринки, веселье, алкоголь, наркотики и бесконечная череда мужских тел - сильных, обрюзгших, рыхлых, упругих, волосатых, темных и белых. Она не помнила ни одного лица…
        Катрин тихо встала и взяла фонарь. Босые ноги хлюпали по холодному бетонному полу…
        На пирсе, она взяла в руки тяжелую железку и спокойно шагнула в бездну.
        Маленький водоворот затих вместе с последним ударом истерзанного сердца Катрин…
        Степан проснулся от жажды. Катрин рядом не было.
        - Катрин! - зычно рявкнул он, - Чертова баба!
        Петренко встал и включил свет. В комнате ее не было. Хмель как рукой сняло.
        - Черт знает, что могло прийти в голову этой сумасшедшей! - испуганно подумал вслух Степан, - Как бы она чего не натворила! А то улетим…
        Он бросился ее искать. Обежав все помещения, в которых они были, Степан мокрый и запыхавшийся выбежал на пирс. Он увидел фонарь и все понял.
        - Нет! - заорал он, - Нет! Кто тебе разрешил?!!
        Ему вдруг стало страшно. Одному. На пустой военной базе в Антарктиде.
        Степан схватил фонарь и побежал в пункт управления. Там он запустил программу управления стартом космического корабля.
        На этой планете у него оставался один час…
        Эпилог
        Сидя в кресле космического корабля, он невидящим взглядом смотрел через стекло скафандра.
        Вышибные заряды сорвали бронированную крышку шахты вместе с пятью метрами снега! Из-под земли с ревом вырвалось ярко-оранжевое пламя. Колосс ракеты задрожал, на секунду повис в воздухе и быстро ускоряясь, пошел вверх!
        - Ну, що! Йдемо до Марсу! - радостно закричал Петренко, - Я! Тільки я вижив! Один з усієї планети! Ви все здохли! А я буду жіь! Ха-ха!
        Серебристая игла ракеты быстро набрала первую космическую скорость. Когда корабль пробил ватный слой серых туч, в иллюминатор ударил яркий солнечный свет! Он слепил глаза. Степан был в эйфории!
        - Благодать! - с замиранием прошептал он.
        Сильный толчок вдавил его в кресло - корабль вышел на вторую космическую скорость.
        В линзе иллюминатора, быстро уменьшаясь в размерах, грязно-серая планета проваливалась в черную бездну космоса…
        Петренко не знал, что двадцать лет назад, его земляк, тогда еще капитан, Антоненко, утратил веру в свое дело, и что марсианская колония золотом слитков лежит в затопленных сейфах Schweizerische Nationalbank…
        Он не знал, что через год тяжелейшего полета, так и не обнаружив марсианского города, лишится рассудка и даже не сможет пустить себе пулю в лоб. Его труп, в металлическом склепе ракеты, станет вечным спутником Марса.
        Илья обустроил урожайную грибницу, но она им уже не понадобилась…
        Идея Отца сработала - голубой кристалл, вмурованный в тело вулкана, через расплавленную магму устремил Голос Разума в самые недра Земли! Уже через месяц Илья заметил первую стаю серебристых рыб!
        Шло время. В один из лучших дней, под сводами пещеры раздалась Песнь Жизни - крик новорожденных девочки и мальчика.
        В тот же день, впятером, они с вершины вулкана любовались первым закатом…
        … Спустя три тысячи лет, среди гавайских рыбаков будет ходить легенда о морском чудовище, в утробе которого живет прекрасная богиня. Она забирает рыбака с лодки и отнимает его душу, но никак не может насытить свою страсть. Она вновь и вновь ищет своего моряка и не может найти! Она обречена, искать его вечно…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к