Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Алая тень Мария Николаева


        Много времени прошло с Последней войны, но еще чувствуются ее отголоски. Слишком серьезным оказался урон, ведь орден Зари, перед тем как сгинуть, все-таки активировал свое оружие, уничтожив при этом половину обитаемых земель и существенно изменив рисунок континентов. Но выжившие быстро приспособились к новым реалиям.
        И вот три мага, посланные на руины храма Зари в наказание, по чистой случайности активируют оставшуюся там программу пробуждения выживших… Вернувшиеся из небытия орденцы еще совсем не знают, какая о них ходит слава и что там они, оказывается, успели натворить…

        Мария Николаева
        АЛАЯ ТЕНЬ







        Пролог
        ТОЧКА ОТСЧЕТА

        Тень


        Сколько себя помню, я все время сражалась. Как так получилось? Почему? Я никогда не задавалась этими вопросами, да и не было у меня на это времени — борьба тогда отнимала каждую свободную секунду.
        Конечно, это не лучшая доля для женщины, но мне было все равно. Ни мыслей, ни желаний, ни чувств — всю себя я отдавала Магистру и его ордену. Но это был мой выбор, и я ни мгновения не сомневалась в его верности.
        Я была тенью своего господина и гордилась этим. Ведь это значило, что я действительно нужна! Что я полезна ему! Что я незаменима как никто другой: ведь ни одно живое существо не может существовать без тени, этой незримой, почти незаметной субстанции, что всегда неотступно следует за своим владельцем…
        Так было.
        Но мы проиграли свою войну. И тогда, спасая остатки своего ордена, Магистр собрал нас в храме Зари и сообщил о своем решении… Он сказал, что мы пришли не в свое время, что невежество и суеверия еще слишком сильны, что нам необходимо уйти, скрыться, чтобы после донести свои идеи до последующих поколений. До тех, кто нас, может быть, услышит.
        Но оказалось, что нам негде было скрыться. В мире не осталось места ни нам, ни нашим знаниям. Мы проиграли — и в итоге оказались заперты в собственной обители, тогда как Объединенная армия уже стояла у наших стен. Мы могли их уничтожить, могли выжечь всего одним точечным ударом, но вместо этого решили уйти. Потому что в противном случае мы потеряли бы куда больше, чем приобрели. Победа не стоила таких жертв, поэтому мы проиграли…
        Но это было наше решение и наша ноша. И пока наш Магистр был с нами, наша доля не казалась нам такой уж тяжелой. Потому что мы верили ему — и верили в него. Да и как можно было в него не верить? Ведь именно он показал нам этот мир с другой стороны, он научил нас смотреть и видеть!..
        Поэтому мы верили. Верили безусловно и безотчетно, как могут верить в непогрешимость своих родителей лишь маленькие дети.
        Да, Магистр был всем для нас. Мы не просто верили в него и ему — мы были готовы без раздумий пойти за ним даже в ад! Мы без колебаний умерли бы за него!
        А он вместо этого приказал нам жить — жить несмотря ни на что.
        Я до сих пор помню тот день. И тот разговор… ведь именно с него все началось.


        Мы стояли в главном зале храма, в святилище, где каждый из нас когда-то давно приносил присягу. Двадцать два человека и Магистр. Те, кто выжил. Когда-то в моем отряде насчитывалось почти полторы сотни бойцов, лучшие из лучших, воинская элита… Многие погибли, еще больше народу должно было погибнуть сегодня… но это только солдаты — гражданских и детей мы уже спрятали, причем так надежно, что их никогда не найдут, а если и найдут… вряд ли кто сможет разобраться в программе «Кокон», а значит, и до сути никто не докопается.
        Магистр успокаивающе улыбнулся мне. Как и всегда, он знал, что меня беспокоит. И не было ничего естественней и понятней этого. Я всегда любила его улыбку, светлый взгляд серых глаз, мягкий шелк темно-русых волос… и отчетливо помнила каждый день своего служения. Я видела его в гневе, видела в печали, видела и в краткие миги сомнений… Драэк.[1 - Подробнее о мире, расах, его населяющих, и календаре см. в Приложении.] Всего лишь немолодой уже драэк, почему-то обеспокоившийся судьбами простых людей и полукровок. Но он сумел добиться очень многого. Ученый и философ, создавший орден Зари. Мужчина, заставивший весь мир встрепенуться и восстать… к сожалению, против него самого.
        И вот теперь наш Магистр, тот, кого мы почти боготворили, с нескрываемой грустью смотрел на остатки моей боевой группы, на тех, кто всегда вступал в бой первыми. Мы были элитой. Мы привыкли своими жизнями покупать время для остальных. Но сейчас, вместо того чтобы сражаться бок о бок с товарищами и умирать рядом с ними, мы стояли в самом защищенном месте обители и ждали чуда — или, по крайней мере, последнего приказа… который и был дан, но совсем не тот, на который рассчитывали все мы.
        — Друзья мои…  — негромко начал Магистр. Сейчас он впервые на моей памяти выглядел смятенно. Даже редкие нити седины теперь казались ярче, а мудрые серые глаза как-то выцвели и утратили свой блеск.  — Мы все прошли долгий путь. Мы сражались и умирали. Не мы начали эту войну, но мы сделали все, чтобы защитить людей, нам доверившихся. К сожалению, суеверия оказались сильнее… но это не значит, что мы сдадимся. Вы все посвящены в программу «Кокон», вам известны все наши тайники, все пароли. Вы — наша надежда. Поэтому я не могу пустить вас на стены. Да, там умирают наши братья и сестры, но они умирают для того, чтобы спасти тех, кого любят. И мы должны оправдать их ожидания. Вы должны. Не сейчас, не в это время, но когда-нибудь…
        — Магистр… но программа «Кокон» уже завершена,  — напомнила я. Впрочем, он знал об этом лучше, чем кто-либо, потому что во многом она была его детищем.
        — Я помню, мое дорогое дитя. Но эта программа и не подошла бы для наших целей — слишком длителен период реабилитации после выхода из капсул. А у вас этого времени может и не быть. Мы используем иную систему. Думаю, вы все знаете, что наша обитель стоит на фундаменте более древнего жилого комплекса. Подземные этажи так хорошо защищены только благодаря этому. Именно вместе с комплексом нам достались многие знания наших предшественников. Например, всю программу «Кокон» я разработал на основе уже имеющейся в моем распоряжении стазис-комнаты. Разумеется, изначальные технологии лучше, они совершенно не угрожают здоровью и жизни, тогда как в наших капсулах не рекомендуется находиться дольше трех-четырех веков. Но в отличие от зала, способного вместить лишь тридцать человек, коконы универсальны и просты в производстве, чего, к сожалению, нельзя сказать о творениях ардов.
        — Ардов?  — Я удивленно вскинулась. Арды были легендой еще во времена моего детства! А я уже пожила достаточно, чтобы понять: легенды редко когда имеют какое-либо отношение к реальности.
        — Да, девочка моя, ардов.  — Магистр улыбнулся той особенной улыбкой, что всегда предназначалась мне одной. На сердце сразу стало теплее и легче.
        — Так о какой именно их разработке вы говорите?  — поинтересовалась я, на мгновение даже забыв о боях, идущих за стенами храма.
        — О той, что они использовали в своих космических путешествиях. Она вырывает из времени целую комнату. Вы исчезнете из этого мира. И вернетесь лишь тогда, когда наступит ваш черед действовать. Вот тогда, я прошу, измените этот мир, воплотите в жизнь нашу мечту.
        Странно, но никто из нас не колебался ни секунды. Не было ни страха, ни сомнений — только глубокая вера, вера в нашего Магистра.
        И даже когда послышались звуки борьбы за стенами нашего убежища, мы не теряли этой веры. Да, где-то там умирали наши товарищи, умирали, чтобы дать нам так необходимые секунды, но сейчас это казалось чем-то далеким и несущественным… Всего лишь иллюзия покоя, рожденная надеждой и верой в возможно лучшее будущее.
        — У нас мало времени, друзья,  — прислушавшись к звукам битвы, произнес Магистр.  — Прошу вас, сюда,  — и он, подойдя к алтарю, в какой-то определенной последовательности нажал на украшавшие его рубины. Почти в то же мгновение ближайшая стена пришла в движение…  — Проходите. Как только дверь за вами закроется — вы перестанете существовать для нашего времени. Даже лучшие маги не смогут обнаружить вас тут, а уж защита зала и вовсе абсолютна — там вам ничто не будет угрожать. Ну же! Не тяните!
        — Но, Магистр… а как же вы? Вы ведь пойдете с нами, да?  — Я невольно замерла на пороге. Не может же он бросить меня сейчас, верно?
        — Ну что ты, дорогая, мне с вами нельзя — кто же, кроме меня, вернет вас обратно? Не волнуйся, со мной все будет в порядке. Ну же, иди, не задерживай остальных.
        Магистр мягко подтолкнул меня к моим ребятам. К тем немногим, кто остался жив. Элита элит. Мой отряд. Мой бедный, разорванный на клочки отряд. Они не смогут без меня. После такой потери они уже не оправятся…
        И сейчас они ждали меня, но я почему-то никак не могла решиться на этот шаг. Разве может тень покинуть своего хозяина добровольно? Это же… неправильно!
        — Но, Магистр…
        — Девочка моя, не иди против меня. Только не ты. Ну что тебе стоит выполнить просьбу такого старика, как я?
        — Но вы…
        — Не спорь! Иди к своей команде. Не забывай, что ты не только моя тень,  — ты Алая Тень всего ордена. И сейчас ты нужна своим людям. Не мне, а им ты должна посвятить свою жизнь.
        — Магистр…
        — Иди!  — Его голос почти перекрыл звук взрыва, но я все равно невольно повернулась и посмотрела на входную дверь. Сражения шли уже у ворот храма.  — Быстрее!
        Я послушно шагнула в черный провал комнаты. Где-то рядом со мной находились люди, посвятившие свою жизнь ордену и мне, но я все равно продолжала смотреть в проем двери…
        Еще один взрыв. Он прогремел гораздо ближе. Я уже слышала звуки выстрелов и крики умирающих…
        Дверь качнулась и начала закрываться… еще немного — и я исчезну, просто перестану существовать для этого времени, для этого мира… но почему-то сейчас все мысли были не о покинутых друзьях и близких, не о гибнущих соратниках, а о Магистре…
        Последнее, что я помню — это яркую вспышку взрыва и хлопок резко закрывшейся двери…


        Руины храма Зари
        876 г.п.к.,[2 - Здесь и далее: г.п.к.  — год после катастрофы.] месяц жардень, день 15-й


        Старые руины встретили магов с какой-то настороженностью. Когда-то давно, почти тысячу лет назад, здесь гремели битвы Последней войны, но теперь об этом скорбном прошлом уже ничто не напоминало. Да и сведений о тех временах осталось немного — орден тогда сильно потрепал континенты: едва ли не треть всех обитаемых территорий ушла под воду, а большинство великих городов древности оказались разрушены сериями земных толчков или вовсе погребены на дне Нового моря. И именно здесь, в этом одичавшем уголке, где ничто уже и не напоминает об ордене Зари и его величии, когда-то давно находился эпицентр всех катаклизмов… причина причин. Но время и земля надежно укрывали свои тайны. И уж конечно, они не собирались подпускать к ним вчерашних детей. Хотя любопытная компания собралась…
        Даже во времена ордена Зари нечасто можно было увидеть вместе представителей всех трех рас, а уж теперь и подавно сие было великой редкостью. Человек. Драэк. И эльтианка. Странная компания. Даже для этих земель — странная. Хотя была в этих пришельцах деталь, которая их объединяла. Все трое были магами. Впрочем, на этом все общее в них и кончалось. Эльтианка, тонкая и, как все представители ее рода, светловолосая, была облачена в брючный костюм из плотной светло-серой ткани с нашивкой кафедры целителей на рукаве. Драэк, как и положено, был высок и крепко сложен, чего не могли скрыть даже мешковатые одежды мага земли. Человек же на первый взгляд вообще не относился к магической братии — слишком странным было сочетание цветов в его в облачении: белый и черный, однако и на его рукаве без труда просматривался символ Академии. Почему он не предпочел знак факультета? Наверно, потому, что у равновесных собственного факультета не было — слишком мало их, да и бессмыслен этот дар, если на то пошло,  — не заслужили они собственного факультета.
        — И зачем нас только в эту глушь послали? Ведь с самого начала было ясно, что ничего здесь не найдем, но разве этих упертых ослов переубедишь?!  — Драэк раздраженно дернул головой, из-за чего многочисленные тонкие косички темными змеями расползлись по плечам и спине. Эльтианка с недовольством глянула на спутника, но промолчала. Человек же только философски пожал плечами. Драэка эта молчаливая покорность судьбе лишь раззадорила. Недовольно пнув очередной отполированный до зеркального блеска камень, он чуть слышно пробормотал:
        — И зачем древним понадобились такие стены? Металлы они не обрабатывали, что ли? Прямо помешательство какое-то на зеркальных поверхностях!
        Впрочем, на самом деле удивляло драэка вовсе не это. Как мага земли его гораздо больше интересовало, почему гранитные блоки не подверглись разрушению. Все найденные ими камни были правильной формы и одного размера — ни сколов, ни царапин. Словно какая-то неведомая сила просто аккуратно разобрала постройки. Ну и кое-где присыпала их землей.
        — Хватит ныть, Лес. И без твоих комментариев тошно. Не устроили бы тот пожар в лабораториях — не заслали бы нас в такую глушь. Так что сами виноваты,  — резко одернул своего спутника человек. Оказывается, даже обычно безразличных ко всему магов равновесия можно достать.
        — Риан, Милесар, не надо. Все не так уж плохо. Нам на выпускную практику досталось не худшее место,  — примиряюще улыбнулась эльтианка. Она уже давно привыкла к вспышкам раздражения у друзей, но, будучи целительницей, никак не могла допустить драки, а потому раз за разом ей приходилось вмешиваться.
        — Просто ректору фантазии не хватило придумать что-то хуже этого,  — зло буркнул Милесар и отвернулся от своих спутников. Он уже не в первый раз сожалел, что связался с этой парочкой, и наверняка не в последний. Но так получилось, что неразлучны они были с самого детства, и даже распределение по разным факультетам никак не повлияло на их дружбу, несмотря на явные трения с сокурсниками, возникшие на этом фоне,  — не принято как-то среди магов заводить знакомства вне своего «круга силы». Да и преподаватели такого не поощряли — опасались появления универсалов, ведь друзья волей-неволей делятся тайнами мастерства, а законом подобное запрещалось вот уже с тысячу лет.
        — Кстати, ребят, а вы знаете, что именно здесь было активировано последнее оружие Зари? Согласно хроникам моего рода, взятие этого замка изменило историю. Как думаете, мы найдем здесь что-нибудь, сохранившееся с тех времен?  — Синие глаза целительницы вспыхнули неподдельным интересом.
        — Не мечтай, Виль. Все, что здесь есть, так это камни. Если что и уцелело, то занесено землей.
        — Так, а на что нам ты, Лес? Уверена, до последнего оплота Зари еще никто не доходил: все-таки добраться до этого места — задача не из легких.
        Целительница невольно вздрогнула, вспомнив все, через что им пришлось пройти по пути сюда. Это было не самое лучшее путешествие в их жизни. После активации последнего оружия Зари в этой части света оказалось все уничтожено — вот и пришлось молодым магам сначала переплыть Новое море, потом преодолеть Закатную пустыню, а после еще и искать перевал побезопаснее в Красных горах. В Академии эти три круга ада по-умному называли тремя степенями защиты от чужих глаз — хоть и погибли все воины мятежного ордена, а беречь, мол, свои тайны от чужих глаз не перестали.
        Впрочем, было бы желание, а попасть можно в любую точку мира… ну, или не желание — приказ.
        — И правильно делали. Нет здесь ничего ценного. И не может быть. Разве что кости древних владык, но кому они интересны?  — Милесар совсем не горел желанием заниматься раскопками. Ну и что, что он маг земли? Он вовсе не обязан выполнять все прихоти сиятельной эльтианки, будь та хоть трижды дочерью наместника Князя. Так что если той это так важно, то пусть сама и возится в земле.
        — Допустим, это интересно мне,  — с вызовом произнесла девушка.  — У меня под этими стенами почти весь род полег. Не знаю, в курсе ли ты, но до Войны эльтианов насчитывалось свыше десяти тысяч. Это сейчас чистокровных элов едва ли наберется с пять сотен, а тогда…  — целительница замолчала, задумчиво уставившись на занесенные землей руины. Для нее это место навсегда оказалось связано с историей рода и почти полным его уничтожением… слишком многих они тогда потеряли…
        — Ну и что, думаешь, если найдешь кости прадедушки, то он так сразу и оживет?  — ехидно уточнил Милесар, и девушка раздраженно сверкнула глазами.
        — Лес! Вилора! Прекратите немедленно! Нам сейчас не до ссор. Тем более я, кажется, нашел кое-что любопытное,  — одернув своих друзей, Риан указал на какую-то возвышенность. В отличие от остальных холмов, уже едва различимых под буйной растительностью, этот был почти гол, только несколько жухлых пучков травы украшали его склоны.
        — Ну и что?  — хмуро спросил драэк.  — Подумаешь, ничего не выросло! Может, они сюда отходы всякие сливали.
        — Вот ты нам сейчас это и скажешь. Прощупай почву. Уверен, там мы найдем что-то такое, за что нам сразу и практику зачтут, и дипломы подпишут.
        Особого энтузиазма это утверждение у Милесара не вызвало. Опять ему работать, а эти вон уже устроились в тени чудом сохранившегося фрагмента стены. Впрочем, чего тут было достаточно, так это тени,  — за века, прошедшие с уничтожения последнего оплота ордена, деревья подступили к самому центру поселения, так что в редких просветах между ветвями были видны лишь клочки ярко-синего летнего неба.
        Лес, недовольно глянув на друзей, направился в сторону указанного холма. Уже сложив руки в знаке силы, он заметил смутно знакомый предмет. От его спутников тот оказался скрыт самим холмом, а вот поднявшись на возвышенность, маг земли отчетливо увидел невысокий обелиск… Быстро оглянувшись и убедившись, что друзья не смотрят в его сторону, Милесар спустился к объекту, который так его заинтересовал. Обойдя его со всех сторон, он задумчиво посмотрел на оскалившуюся пасть. Дракон. Зло ощерившийся каменный дракон, подобно змее, обвивал трехгранную колонну, рубиновые глаза смотрели на мир без жалости и сомнений. Драэк невольно залюбовался шедевром древних мастеров. Да, умели арды создавать красивые, а главное, функциональные вещи. Вот и этот обелиск определенно не так прост…
        Впрочем, не знай Лес точно, для чего было создано два десятка таких вот «шедевров», прошел бы мимо, даже не оглянувшись. Но он знал, а потому крепко задумался. У какого клана темного народа символом был дракон? Как назло, ничего более-менее подходящего в голову не приходило! А ведь он изучал геральдику! Как и любой другой высокородный драэк, он знал не только символ своего рода, но и девятнадцать других.
        Задумавшись, Милесар невольно поскреб кожу на тыльной стороне ладони левой руки. Мелкие, вживленные в плоть драгоценные камушки отчетливо ощущались сквозь тонкую кожу перчаток. Тотемом его рода был янтарный кот — и именно осколки янтаря причудливым узором увязли в его плоти. Двадцать круглых бусин, складывающихся в знак рода,  — доказательство чистоты крови и его права наследования. Конечно, любой знаток понял бы без труда по расположению янтарей, что Лес лишь третий сын, но… первородство на обязанности в данном случае не влияло. И знал он ровно столько же, сколько его братья.
        А значит, дракона среди тотемов точно не было. Тем более рубинового! Это Лес помнил очень отчетливо. Но тогда этот обелиск… двадцать первый?
        Невозможно! Ведь Домов, формирующих Темное Собрание, только двадцать! Не может же быть, чтобы никто не знал о Доме дракона?! Но раз так, то данный предмет никак не может быть предназначен для определения истинности крови…  — стоило этой мысли скользнуть в мозг Милесара, как он не задумываясь сунул руку в пасть каменного чудовища — и это оказалось фатальной ошибкой…
        Вилора дернулась, внезапно почувствовав, как на тело обрушились волны чужой боли, а следом, словно вторя внутренним ощущениям, раздался крик, дикий, неестественный, жуткий…
        — Риан! Лес!.. Он!..  — Договорить целительница не успела — чужая боль ножом ударила ее в грудь, выбив из легких воздух, и она без сознания завалилась на бок.
        Риан, убедившись, что здоровью подруги ничто не угрожает, бросился на несмолкающий крик. Милесара он нашел на другой стороне холма. Маг земли зачем-то сунул руку в пасть каменного дракона и, видимо, не учел возраст монумента.
        Ни мгновения не колеблясь, Риан подбежал к другу и осторожно извлек пострадавшую конечность, правда, и сам в кровь расцарапал руку, но по сравнению с повреждениями на теле драэка это было пустяком.
        Милесар больше не кричал. Равновесный обеспокоенно глянул на друга. Без сознания — убедился он. Вроде бы и повреждения незначительные, но без причины никто бы не стал кричать так страшно, верно?
        Впрочем, Риан не был целителем, он даже скромных способностей на этом поприще не проявлял, а значит, прежде чем делать какие бы то ни было выводы, следовало дождаться заключения Вилоры. Коротко глянув на все еще бледную подругу, юноша перевел взгляд на Леса и решил, что лучше не оттягивать и сразу вернуться в Академию. К счастью, всем отправлявшимся на практику студентам давали настройку на телепорт, так что второй способ был проще и, что важнее, сейчас гораздо доступнее.
        Дотащив друга до места стоянки и убедившись, что в ближайшее время целительница в мир живых возвращаться не собирается, Риан приглушенно выругался и все-таки произнес вызубренную за время обучения формулу переноса. Все равно в древних руинах магам ловить уже было нечего — только если заражение крови и лихорадку, но без них как-то лучше.
        Марево перехода дрожащей темной тенью окутало три фигуры, а спустя миг руины снова были безмолвны и пусты.
        Лишь рубиновый дракон сыто смотрел вслед сбежавшим пришельцам. И, словно в предвкушении, скалил зубы.



        Часть первая
        НИЧЬЯ ТЕНЬ

        Глава 1
        ПРОБУЖДЕНИЕ

        Тень


        Для меня мир раскололся и перестал существовать. Магистр мертв. И эта мысль — единственное, что жило в моем сознании. Она пульсировала в голове, поворачиваясь ко мне разными гранями, но, как ни крути, картина оставалась прежней… А последнее, что я видела, это смерть. Его смерть…
        А дальше? Дальше мой мир окончательно пал во тьму. Вечную, пугающую своим безразличием, холодную, ненасытную тьму…
        Хотя имеет ли это значение, если Магистр мертв? Что мы без него? Ничто, всего лишь замершие в янтаре безвременья мухи… теперь нас некому освободить…
        — Командир! Командир! Эльсо, глянь, что с Командиром. Она все еще не пришла в себя,  — голос, смутно знакомый, возник в темноте ярким лучиком света. Недовольно сощурив глаза, я попыталась сбежать, уйди дальше, закопаться в этот знакомый и уже ставший таким привычным мрак.
        Но меня не пустили. Чьи-то руки деловито ощупали мое тело, вызвав острый всплеск недовольства. Эльсо! Светлая ты скотина! Лишь бы руки распустить! Дождешься же! Оторву их по самые плечи!
        — Злится. И угрожает мне всякими нехорошими вещами — значит, жить будет,  — отдернув руки, весело ухмыльнулся мыслечтец и заодно наш походный врач. Два в одном, так сказать.
        — Э-э-э… Эльсо, если ты так лечишь всех, то, пожалуйста, в следующий раз позволь мне просто умереть,  — совсем рядом прозвучал первый голос. Теперь я его узнала. Сан. Мой заместитель. Один из двух драэков в отряде, он единственный из всех был еще в первом составе и прошел со мной всю эту проклятую Войну. Да, остальным дожить до сегодняшнего дня не довелось.
        — С честью?  — ехидно осведомился мыслечтец, продолжая перепалку с моим замом. Я словно воочию видела его коронные ужимки и взгляды.
        — Хотелось бы,  — буркнул Сан, вызвав приступ смеха у остальных ребят. Что-то они слишком уж расслабились. Забыли, что ли, где находятся?!
        Стоп. А где мы, собственно, находимся? Магистр погиб, я сама видела это. Всевышний! Они же еще не знают об этом! Сдавленно застонав, я открыла глаза и сразу увидела наглую рожу склонившегося надо мной Эльсо. Белобрысая скотина! Быстро сгруппировавшись, я локтем ударила его в район солнечного сплетения и отпрыгнула прежде, чем он успел ответить. Вот только вместо твердого пола под ногами оказалась неровная неоднородная почва…
        — За что?!
        — Осторожнее, Командир!
        Это прозвучало одновременно. И если Эльсо просто состроил из себя оскорбленную невинность, то Сан вовремя оказался рядом и помог мне восстановить равновесие. Если бы не мой бессменный зам, я бы уже лежала на земле и не уверена, что удалось бы обойтись без лишних травм. Кивком поблагодарив своего помощника, я раздраженно взглянула на продолжавшего паясничать мыслечтеца. Эльсо был единственным в нашем отряде чистокровным элом, а потому внешность имел до неприличия невинную, почти ангельскую. Светлые локоны, большие синие глаза, чуть припухлые губки. В общем, впечатление он производил однозначное. Этакий веселый балагур. На первый взгляд. К сожалению, второй раз редко кто обращал на него свое внимание. Я обратила. И с тех пор искренне жалею, что в свое время не удержала любопытство в узде…
        Ладно, в бездну Эльсо и его прошлое, сейчас меня больше волнует, что это за место. Судя по всему, находились мы на каких-то развалинах, так что и шагу нельзя было ступить, не споткнувшись о разный мусор. И куда это нас забросило? И, что немаловажно, как мы оказались в этом месте?
        — Не узнаешь, Командир? А ведь это наши казармы. Вернее, то, что от них осталось,  — меланхолично протянул Рено, устремив взгляд серо-зеленых глаз в небо. Если бы не эти самые глаза, то его вполне можно было принять за дарка, но неоднородный оттенок радужки выдавал довольно значительную примесь человеческой крови. Впрочем, саму основу ордена всегда составляли полукровки. Полноправные представители своих рас редко когда приходили к нам, потому что их жизнь отличалась в лучшую сторону и им особо не за что было бороться. Эльсо, Сан да и Зел — вот и все чистокровные в моем отряде. Кстати, а где этот вездесущий напарник Рено? Зел нашелся чуть в стороне. Он хмуро осматривал окрестности. Еще один драэк в отряде, Зел прибился к нам без особой на то причины, просто явился следом за одним из отрядов да остался. Что он там в свое время наплел Магистру и почему тот довольно быстро включил его в мою группу, я не знаю — да и не принято у нас интересоваться прошлым друг друга, у каждого за душой грехов навалом…
        Стоп! Куда-то не туда меня увели мысли. Тем более Рено в своей обычной манере только что сообщил мне что-то весьма странное…
        Так вот эти руины наши казармы?! Не может быть!
        Но мой взгляд уже заметался по округе, а сознание время от времени выделяло из общего фона что-то знакомое, оставшееся с тех времен…
        Всевышний! Это сколько же столетий минуло? И как мы выбрались из стазиса? Насколько я знаю Магистра, он бы все завязал на свою кровь… но и не стал бы хранить все яйца в одной корзине — значит, и запасной вариант у него имелся… и вот он, видимо, наконец сработал.
        — Командир! Командир! Да хватит уже по сторонам зыркать! Что делать-то будем? Вон ребята предлагают для начала учебку и казармы восстановить, тем более наши схроны вряд ли сильно пострадали.
        Я неопределенно дернула плечом. Сложно что-либо решать, ничего не зная об окружающем нас мире. Что ж, сомнения и печали придется отложить на более спокойное время, а пока займемся делом.
        — Зел, Рено,  — окликнула я самую опытную и слаженную пару из тех, что у меня остались,  — на вас дальняя разведка. Я хочу знать, что происходит в округе. Судя по густоте леса, тут вряд ли есть кто живой, но проверить не помешает. Все необходимое получите у Сана.
        — Так точно, Командир. Уже бежим. Эй, Рено, слышал, что сказали? Заканчивай витать в облаках — и побежали,  — и Зел, хлопнув по плечу напарника, поспешил вслед за моим замом. Я взглядом проводила всю троицу. Кажется, Сан уже успел сориентироваться в новых условиях и даже проверил пару-тройку тайников.
        Впрочем, иного я от него и не ждала. Он всегда был на редкость предусмотрительным. Ладно, поблагодарю его после, а пока вернемся к насущным проблемам.
        — Джем,  — я повернулась к человеку, который, как я уже привыкла, всегда брал на себя все вопросы, касавшиеся снабжения нас провиантом,  — проверь тайники с продовольствием. Распредели сухпайки, посмотри, есть ли возможность в ближайшее время восстановить синтезаторы пищи, если ее нет — пошли кого-нибудь поставить силки. Хоть какая-то живность в этом лесу водиться должна.
        Джем резко кивнул, отчего его давно не стриженная каштановая челка упала на лицо, скрыв от посторонних взглядов зеленовато-карие глаза. А ведь точно! Его-то я забыла, когда перечисляла чистокровных в отряде. Хотя это и не удивительно. Сейчас встретить чистокровного человека — почти фантастика. Раньше, во времена Лиансии, этим вряд ли кого можно было удивить, а сейчас, когда люди разбрелись по всем городам и селам… Правда, в отличие от элов и дарков, люди присоединялись к ордену целыми деревнями, потому что среди долгоживущих рас нормально существовать им не давали. Что светлые, что темные считали лианцев чем-то вроде низшей касты, о чем всячески напоминали. Единственным местом, где они могли чувствовать себя свободно и независимо, были степи, но условия жизни там слишком суровы, и далеко не все были готовы отказаться от комфорта в угоду чему-то столь эфемерному, как свобода.
        — Сделаем, Командир, можешь не волноваться, с голоду мы не умрем,  — уверил меня Джем и, взяв в помощь пару ребят порасторопнее, отправился вслед за Саном проверять схроны с продовольствием, которые должны были закапсулировать еще до нашего ухода.
        — Эльсо!
        — Да, Командир!  — Мыслечтец, до этого сидевший на огромном камне, обиженно потирая то место, куда пришелся мой удар, вскочил на ноги и вытянулся в струнку. Опять паясничает. Хотя он всегда дурачится, если помимо нас двоих в зоне видимости есть еще хоть кто-то. Сейчас зрителей было более чем достаточно.
        Как это чудо, на первый взгляд абсолютно не приспособленное к тяготам военной жизни, оказалось в ударном отряде? Сама до сих пор задаюсь этим вопросом. Просто однажды мы подобрали избитое нечто, пострадавшее от рук своих же, а потом ребята уже и жизни не представляли без его шуток. Когда его спросили, за что с ним так поступили его же соратники, Эльсо отшутился, сказал, что наставил рога тем, кому не следовало. Ребята поверили. Да и как не поверить, если он увивался за каждой юбкой, что оказывалась в поле его зрения? О том, что же действительно стало причиной его плачевного состояния при нашей первой встрече, достоверно известно лишь мне. Потому что соотнести образ одного из самых жестких военачальников эльтианских частей Объединенного войска и нашего весельчака Эльсо очень сложно. Но не невозможно.
        Впрочем, ребята его любят. Они не раз выживали только благодаря неустанному оптимизму и веселому нраву этого эла. Так что, думаю, даже узнай они сейчас, кем он был до того, как осел в ордене, они его не оттолкнут. Потому что здесь за плечами каждого есть своя история, и зачастую она не менее кровава, чем у Эльсориана дил Вейриана. Просто каждый спасается от памяти как может. И наш мыслечтец прячется от всех за маской шута и бабника. Что ж, его право. Но доверять до конца я ему не могу — слишком хорошо знаю его истинное лицо…
        — Просканируй пространство. Я хочу знать, что вывело нас из стазиса. Поймаешь что-нибудь интересное — сразу сообщай,  — коротко приказала я нашему чтецу.
        — Есть, Командир!  — картинно щелкнув каблуками, он строевым шагом направился к храму, вернее к тому, что осталось от некогда грандиозного сооружения. Начинать считку информационных полей всегда легче с места, где произошел всплеск магического воздействия…
        Впрочем, приходится признать, это все, что мне известно по данному вопросу. Механикой получения сведений из воздуха я никогда не интересовалась — не было необходимых способностей. Вот и приходится сейчас во всем полагаться на единственного имеющегося в наличии чтеца! И то, что им является Эльсориан дил Вейриан, чьей гибели я добивалась всеми правдами и неправдами почти два десятка лет, меня не радовало. Совсем. К сожалению, выбора у меня не было.
        Вслед весело шагавшему Эльсо летели разные шуточки и советы, как ему в следующий раз вести себя с женщинами. Мыслечтец привычно отшучивался в ответ. Балаган. Но пока одергивать их не стану — им надо выпустить пар. Все-таки тяжело в один миг лишиться всего, что имел, и оказаться во враждебном мире практически в одиночку. Тем более иной возможности отвести душу в ближайшее время не предвидится — слишком много всего надо успеть сделать до того момента, как о нас узнают. А в том, что узнают, я не сомневалась. Сколько бы времени ни прошло, дарки вряд ли о нас забудут — слишком много крови мы им попортили.
        — Так! Довольно! Быстро разбились все на две группы. Первая осматривает руины. Вторая поступает в распоряжение Сана. К вечеру жду полных отчетов о нашем положении. Я хочу знать, что из строений подлежит полному автоматическому восстановлению, а что придется отстраивать заново. Помимо этого мне нужна вся информация по имеющимся у нас ресурсам. Особое внимание уделите оружию и оборудованию. Проверьте все входы на нижние ярусы и сохранность коконов. Я должна знать, какие потери мы понесли. Разрешаю задействовать в восстановлении все возможные мощности, кроме тех, что идут на поддержание программы «Кокон». Ими мы займемся позже, когда разберемся, в какой мир попали. Пока всё. За дело!
        — Да, Командир!  — хором ответили мне. Я с улыбкой проводила своих ребят. Теперь они справятся и без меня.
        Что ж, начало положено. Мы выжили, а значит, мы победили. Воля Магистра исполнена. Теперь бы еще понять, что нам со всем этим делать дальше…


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц жардень, день 15-й


        Академия встретила молодых магов едва ли не прохладнее древних руин. Заклинания перемещения, заблаговременно вписанные в ауры всех студентов, использовались не часто и только в случае реальной опасности для жизни или здоровья воспитанников, поэтому сразу же после сигнала, оповестившего об активации портала, во дворе собралось немало народу. Преподаватели, мастера, да и оставшиеся на летнюю практику в стенах родной Академии учащиеся с любопытством поглядывали на начертанный на камнях внутреннего двора огненный узор пробудившегося заклинания.
        Даже заместитель ректора, а по совместительству «глаза и уши» Темного Собрания прервал эксперимент и вышел встретить первую за последние полвека группу, воспользовавшуюся эвакуационным порталом. Марейс кор Лэйиш, заметив среди прибывших своего кузена, недовольно поморщился. Да, эта троица снова отличилась! Умудрились получить травмы в месте, давно считавшемся безопасным! Хотя до последнего оплота ордена Зари требовалось еще добраться, а это ой как непросто… Бездарности, наверняка по дороге и сдулись!..
        Решив не забивать голову неприятностями трех проблемных выпускников, Марейс направился в лабораторию — его ждал эксперимент, а с вернувшимися учениками медики и без него разберутся. Тем более, раз портал горел золотым огнем, то смертельно раненных нет, а остальное, как известно, поправимо.


        Риан вздохнул свободно, только оказавшись в медблоке. В первый миг после возвращения он почувствовал себя неуютно, особенно в окружении преподавателей и незнакомых ему студентов. А два бессознательных тела на руках делали картину совсем уж безрадостной, ведь вопросы кроме него самого и задавать-то некому.
        К счастью, Вилора пришла в себя, едва они оказались в стенах Академии. А вот Леса пришлось госпитализировать, как и самого равновесного. Последнее Риана удивило. Он до конца не замечал страшной раны, протянувшейся от костяшек пальцев к запястью. А вот целители заметили. Да и сложно было не заметить, когда кожный покров выдран с мясом, едва-едва не обнажая кость. К удивлению человека, рана абсолютно не доставляла ему каких-либо неудобств. Но пришлось морщиться и вполне убедительно охать, чтобы не вызывать лишних подозрений, пока им занималась довольно симпатичная практикантка с нашивкой кафедры целителей на рукаве.
        — Это где же вы химические ожоги-то получили?  — обработав рану специальным составом, полюбопытствовала девушка. Риан, ожидавший этого вопроса с самого начала, чтобы не вызывать лишних подозрений, решил привести версию событий, достаточно близкую к действительности.
        — Да по дурости. Пока мы с Вилорой — это наша целительница,  — организовывали обед, Лес сказал, что увидел что-то любопытное, и сунул руку в какую-то щель… Потом раздался крик, Вильку ударило чужой болью, вот и пришлось мне сначала спасать Милесара, а потом активировать портал — один бы я их двоих не откачал, а поблизости не было никого, способного оказать нам помощь. Вот и все.
        — Да, умного в ваших действиях ничего не наблюдается,  — вздохнула целительница и осторожно закрепила бинт.  — Не туго?  — уточнила она у Риана спустя секунду. Маг равновесия осторожно пошевелил кистью, потом сложил пальцы в парочке особо трудных знаков и отрицательно покачал головой.
        — В самый раз,  — уверил он целительницу. Та кивнула, явно чувствуя удовлетворение от хорошо выполненной работы.
        — Вот и замечательно. Сиди тут, а я пока схожу к твоему приятелю — у него ожоги посерьезнее твоих будут.
        — Но он в порядке?  — немедленно поинтересовался Риан. Судьба друзей волновала его куда сильнее собственной раны, тем более ее-то он как раз не чувствовал.
        — Да что с ним теперь станет? Раз уж к нам попал, то поправится,  — уверила его девушка.  — Но думаю, пару дней он точно проведет под присмотром.
        — Ясно,  — негромко ответил Риан, ни к кому особо не обращаясь. Молоденькая практикантка с кафедры целителей к тому времени уже успела незаметно скрыться за дверью. Но надолго в одиночестве Риан не остался. Практически сразу в палату юркнула Вилька. Она уже успела где-то сменить походную одежду на светло-бежевый медицинский халат. Уверенно пройдя через всю комнату, она устроилась на невысоком табурете напротив кушетки, на которой сидел ее раненый друг.
        — Ну как ты?  — странно косясь на перебинтованную руку Риана, спросила молодая целительница.
        — Да все нормально, не волнуйся. Мне даже больно не было,  — успокаивающе улыбнулся он. Отчего-то под изучающим взглядом Вилоры он чувствовал себя немного неуютно.
        — А сейчас? Совсем не болит?  — пытливо поинтересовалась она, нервно сминая пальцами ткань халата. Риан с некоторым удивлением следил за руками подруги. До этого дня он ни разу не видел, чтобы та была чем-то взволнована до такой степени.
        — Нисколечко,  — уверил ее маг равновесия, а потом для наглядности несколько раз резко сжал пострадавшую левую руку в кулак. Кожу чуть тянуло, но ни боли, ни жжения не чувствовалось.
        Вилора обеспокоенно нахмурилась. Отсутствие болевых ощущений говорило само за себя. И пусть она не видела, что нанесло эту рану, но собственным выводам доверяла. Риана она знала с детства, он был сыном ее любимой нянюшки и в какой-то мере давно стал для эльтианской аристократки братом… и медлить сейчас, тратить время на ненужные сомнения — значит подвергать его лишнему риску.
        — Риан, скажи, как выглядело устройство, с которым вы с Лесом столь близко познакомились?  — хмуро спросила Вилька, решив все-таки кое-что уточнить, прежде чем поднимать панику. Впрочем, ситуация в любом случае уже вышла из-под контроля… а значит, дело оставалось за малым: осознать, смириться и найти выход.
        — Это было не устройство,  — возразил маг.  — Обычная серая колонна в человеческий рост, которую оплетал такой же серый дракон. И Лес зачем-то сунул руку ему в пасть.
        — Дракон?  — Вилора заметно побледнела.  — Рубиновоокий дракон?  — едва слышно уточнила она.
        — Кажется да,  — не видя причин для столь бурной реакции, Риан безразлично пожал плечами. Он совершенно не понимал, чем его подругу могло заинтересовать это творение древних мастеров. Нет, вещь, конечно, очень красивая, каждая чешуйка проработана так, что казалось, на теле каменного зверя нет двух одинаковых, да и взгляд у него был запоминающийся — яростно-красный, вызывающий почти безотчетный ужас… и странное желание склониться в низком поклоне.
        — Риан! Ты хоть знаешь, что это был за предмет?  — нервно теребя рукав халата, целительница спросила напрямик. Но ее давний друг лишь неопределенно пожал плечами. Раздраженно фыркнув, Вилька произнесла: — Да и так вижу, что не знаешь. Хотя равновесному такое стыдно не знать! Это был обелиск Признания! Слышал о таких?
        — Слышал,  — автоматически ответил Риан.  — Но ты уверена? Ты ничего не путаешь?
        — Нет,  — с некоторым сожалением покачала головой та,  — я слишком хорошо помню, какие ранения были у Леса, когда он вернулся с обряда принятия в род. Уверяю тебя, сейчас они идентичны. Скоро и остальные поймут — это лишь дело времени.
        Риан устремил взгляд куда-то в стену. Мыслей в голове было слишком много, а потому он просто не знал, что сказать и нужно ли вообще сейчас что-то говорить.
        Наконец, кое-как смирившись с произошедшим, равновесный взглянул на подругу.
        — Хорошо, пусть так. Но что делал один из двадцати обелисков в богом забытом месте? Ведь, кажется, ни один род дарков не заявлял о потере святыни.
        — А я разве говорила, что это один из двадцатки? О нет, вы с Лесом умудрились отыскать обелиск Изгнанного Дома, более того, вы его активировали!  — разъяренно прошипела целительница, обрушив все наболевшее прямо на голову другу.
        — Изгнанного Дома?  — благоразумно проигнорировав вспышку гнева эльтианской аристократки, переспросил он.
        — Риан, ты хоть немного учил историю?! Или эти знания прошли мимо тебя? Я говорю о роде драэкских императоров! Том самом роде, чей последний сын основал орден Зари.
        — Та-ак,  — протянул маг равновесия, наконец вспомнив, о ком именно говорила подруга. В истории дарков был период, когда они обратились к монархии. Но позднее сами же темные и истребили своих правителей — всех до последнего младенца. Хотя, как выяснилось сейчас,  — кого-то они все-таки упустили… Ведь ни один из обелисков не пробудится, если поблизости нет наследников требуемой для его активации крови — это любой знает.  — И какое мы с Лесом имеем ко всему этому отношение? Ведь ты не завела бы этот разговор, если бы наша прогулка к последнему оплоту ордена прошла без последствий.
        Несколько долгих мгновений Вилора просто взирала на своего друга, словно пытаясь рассмотреть что-то новое в знакомых с детства чертах, а потом осторожно, даже как-то неуверенно, поинтересовалась:
        — Ри, скажи, а ты хорошо знаешь своих предков?..
        — Виль! Тебе не хуже моего известно, что я человек. Я не имею никакого отношения ни к светлым, ни к темным. Только чистокровные люди могут быть равновесными!
        — Я бы не была в этом столь уверена. Ты маг, а среди чистокровных людей таких очень мало. Твоя специализация… Возможно, среди твоей родни есть не только дарки, но и элы — это уравновесило бы твой дар…
        — Виль, даже если и есть в моих жилах кровь долгоживущих рас, то ее столь мало, что она ни на что не влияет,  — уверенно заявил парень, не желая связывать себя узами родства ни с темными, ни со светлыми.
        — Почему же не влияет?  — с вызовом спросила Вилька, раздраженно вздернув подбородок. Сейчас она как никогда была похожа на истинную эльтианскую владычицу, надменную, гордую и самоуверенную.  — Очень даже влияет. По крайней мере, дракон тебя признал, иначе ты лежал бы рядом с Лесом, не помня себя от боли.
        — Что ты хочешь этим сказать?..  — теперь побледнел и Риан.
        — Не хочу, а говорю прямо: ты потомок Изгнанного Дома. Прямой потомок, иначе бы обелиск тебя не признал. И, думаю, это не та информация, которой стоит делиться с окружающими,  — сомневаюсь, что дарки обрадуются появлению наследника правящей династии. Тем более такого, которого уже признал обелиск.
        С этим было не поспорить. Тяжело вздохнув, Риан посмотрел на давнюю подругу. Они немало пережили вместе, но на этот раз, кажется, попали в действительно серьезную передрягу. Как бы не оказалось, что слишком серьезную для простых выпускников Академии.



        Глава 2
        НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

        Тень


        На вторые сутки мы смогли свернуть временный лагерь и заселиться в спешно возведенную первую учебную казарму. Не ахти что, но хоть крыша над головой, а не натянутый брезент палатки. В «учебке» помещения были не так просторны и не столь функциональны, как мы привыкли, но пока выбирать не приходилось: на данный момент привести в рабочее состояние было возможно только старые школьные корпуса, так как в них еще при строительстве заложили функцию мгновенного восстановления в случае разрушения (все-таки далеко не всегда наши воспитанники соизмеряли силу и прочность стен). Конечно, работать с «памятью» камней — это еще то удовольствие, да и боевикам далеко не всегда прививались знания строителей, но моя группа, как я уже говорила, была особенной. При необходимости мы смогли бы воссоздать весь орден с нуля. Но, слава Всевышнему, этого не понадобилось. Материала вокруг было навалом, да и во многие строения была вписана возможность восстановления и требовалось только запустить программу… Все же Магистр действительно был гением. Он сразу предусмотрел опасность полного уничтожения нашей обители, а ведь многие
из нас с ним не соглашались. Помню, кое-кто из наших военных лидеров с пеной у рта доказывал, что не дело тратить такие ресурсы на вписывание программ в камни, когда можно усилия операторов направить на создание более мощного оружия… Что ж, военачальник у нас довольно быстро сменился — спорщик погиб в одной из первых стычек, а вот орден устоял. И в первую очередь за это надо благодарить нашего Магистра.
        А скоро и вся обитель вновь засияет прежними красками! За каких-то пару месяцев мы восстановим мало-мальски значимые сооружения, а потом и остальными займемся. Правда, для этого придется выводить из коконов мастеров-строителей, потому что в моем распоряжении имеются кодовые фразы лишь для воссоздания необходимого минимума зданий. Но ничего, к тому моменту, я думаю, мы уже обживемся здесь, и можно будет без лишнего риска для жизни гражданского населения начать процесс расконсервации нижних ярусов.
        Но пока здесь ведется тотальная стройка, путающиеся под ногами люди, не способные на адекватное поведение в условиях боевых действий, могут только помешать.
        Я ласково провела кончиками пальцев по отполированным до зеркального блеска камням. Бледные руны вписанных заклинаний и легкое мерцание впаянных микросхем. Наша обитель только-только начала свое восстановление. Скоро здесь вновь появятся люди, вернутся на свои места ремесленные лавки, начнут работу инженерные лаборатории, откроются школы для детей, кружки по интересам для молодежи… Раз Магистр хотел, чтобы мы выжили и возродились, мы так и поступим. Это наш долг перед ним.
        Придется, правда, поднапрячься, чтобы найти подходящих детей, но в крайнем случае можно будет отключить программу «Кокон» на паре подземных ярусов… Но мне не хотелось бы. Дети, что сейчас спят там, внизу, под толщей земли и камней… их жизни стоили нам слишком дорого, чтобы ими рисковать… Правда, все равно придется. Рано или поздно. Как только появится доступ к основным управляющим помещениям, надо будет влезть в систему и глянуть списки. Наверняка можно найти более-менее приемлемое решение. В первую очередь потребуется вывести из состояния сна строителей, техников и воспитателей. Конечно, волей-неволей программа зацепит и парочку посторонних, в том числе и детей, но тут уже ничего не поделать — мы слишком поздно начали эвакуацию, чтобы провести ее по всем правилам. Да и в любом случае придется же с чего-то начинать! Сейчас нас всего два десятка! А ведь из всех только Эльсо прошел курс обучения, дающий право заниматься обучением младших. Но себе в оправдание скажу: никто из нас и не предполагал, что подобные умения нам когда-то понадобятся! Хотя следует признать, что Магистр в свое время настаивал
на том, чтобы мы прошли через все возможные программы настроек… Не согласились. Сказали, что группе быстрого реагирования, коей мы всегда себя и считали, совсем не обязательна вся эта «гражданская чепуха». К сожалению, Магистр, как всегда, не стал нас переубеждать — он вообще редко давил на нас, позволяя принимать все решения самостоятельно…
        В итоге вышло так, что из всего отряда только Эльсо последовал совету и прошел ускоренный курс по всем базовым специальностям. Что это ему дало? Я не знаю, но что-то дало точно. Он изменился. Нет, не стал серьезнее, но гораздо чаще задумывался о последствиях своих действий. Хотя, возможно, на это повлияли совсем не настройки, а огонь и стоны погибающей деревни…
        Но это дело прошлое и тайное — так что нечего и вспоминать о нем. Эльсориан дил Вейриан исчез со сцены очень-очень давно. Белый Ветер — и прозвище, и имя. Метель, оставляющая за собой лишь безжизненную снежную пустыню… Интересно, пугают ли еще его именем детей? Или за прошедшие годы нашли более подходящую страшилку?
        Лично мне его почти жаль. Каково это: отбросить все, что знал и любил,  — и уйти? Уйти, но выполнить приказ. А ведь и до той памятной деревеньки он не гнушался отдавать довольно жесткие приказы. Но почему тогда огни Медовой Рощи заставили его отвернуться от своих? Или он впервые увидел, что после себя оставляют его войска? Лишь пепел и дым. Я ведь прекрасно помню это, потому что не раз бывала в селах, где прошло войско Белого Ветра. Там даже тел не оставалось! Лишь выжженная до угольной черноты земля и сизые хлопья пепла…
        Не удивительно, что мы с ребятами целых два десятилетия охотились за ним. Но он всегда оказывался на шаг впереди. Да, всегда… до того случая… но кто мог бы узнать в избитом до беспамятства оборванном эле одного из величайших военачальников того времени?! Вот и я не узнала. А потом… потом к нему все привыкли. Да и глупо уже как-то обвинять его в том, что произошло едва ли не в прошлой жизни…
        — Командир!  — Сан неслышно подкрался ко мне со спины. Рука инстинктивно дернулась к поясу, но нащупала лишь пустоту. Бездна! Я же еще не ходила в хранилище, вот и не обзавелась оружием!
        — Что-то случилось?  — невольно нахмурившись, спросила я.
        — Да. Зел и Рено вернулись. И они хотят поговорить. Именно с тобой.  — То, как говорил Сан, отрывисто, резко, заставило меня не на шутку взволноваться. Похоже, все далеко не так просто, как кажется.
        Неразлучная парочка разведчиков обнаружилась в комнате отдыха пока единственной восстановленной казармы. Они сидели за столом и растерянно крутили в руках кружки с каким-то горячим питьем. Ох, по лицам вижу, им есть чем меня удивить. И вряд ли их «сюрприз» будет приятным.
        Порадовавшись про себя, что сейчас в связи с разгаром трудового дня здесь никто из излишне любопытных ребят не околачивался, я села напротив разведчиков.
        — Говорите.
        — Командир,  — почему-то первым начал говорить Зел, хотя обычно отчитывался Рено, как более взвешенный и спокойный.  — Мы восстановили вторую, пятую и седьмую смотровые башни.
        Я невольно приподняла левую бровь. Быстро они. Особенно если учесть, что расстояние между указанными башнями исчисляется десятками километров. Краем глаза я глянула на замершего у дверей Сана. Мой зам удивлен не был. Ясно, значит, он выдал им камни порталов. Что ж, не могу не признать эти действия вполне разумными. Сейчас не до экономии.
        — Ясно. И что вы можете сообщить?
        При этих моих словах Рено напряженно замер, вцепившись в кружку так, словно она была последним якорем в нашем мире. Да что, бездна их поглоти, здесь происходит?!
        Зел молча развернул перед нами карту, изображавшую центральные земли нашего ордена. Я, все еще в недоумении, тупо смотрела на нее. А ведь больше ничего этого нет. Ни наших деревень, ни пограничных постов, где нас всегда встречали добрыми улыбками и сытным ужином… Даже обитель и та не выдержала груза времени, обратившись в груду напичканных магией и микросхемами камней…
        Но мы ведь справимся! Раз мы выжили, то все возродим! Нас так просто не убить!
        Зел тем временем развернул рядом еще одну карту, в отличие от первой она была покрыта сеткой новых значков. Я удивленно подалась вперед. Невозможно. Такого просто не может быть! Там, где на первой карте находилось обозначенное красным пунктиром внешнее кольцо нашей стражи, на второй кособокими, какими-то нервными галочками пролегли горы. Вот и поспали, называется!
        Я невольно проследила пальцем цепочку гор. Замкнутая. Почти в окружность. И мы в самом центре.
        Вот только здесь никогда не было гор! Более того, все разломы тектонических плит проходят далеко от нас! Это сколько же времени должно было пройти, чтобы так изменился ландшафт?!
        — Как такое возможно? Ты уверен?  — не сдержавшись, все-таки поинтересовалась я. Зел и Рено не из тех, кто стал бы шутить подобными вещами, но и поверить в такое…
        — Абсолютно, Командир. Мы поэтому и выбрали вторую, пятую и седьмую смотровые, что они позволяют полностью обозреть местность. Со всех сторон, примерно на одинаковом расстоянии, нас окружают горы. Думаю, не будь вокруг этих джунглей, мы смогли бы их увидеть и из обители.
        — Ясно. Начните восстановление центральной смотровой — хочу сама на все это полюбоваться.
        — Сделаем,  — ответил за обоих Зел и локтем пихнул напарника. Тот растерянно взглянул на меня:
        — Командир, это что же в мире происходит, если даже природа…
        Мне стало его жаль. Я давно привыкла, что Рено самый сдержанный из нас. Он по природе созерцатель, вот только… из них двоих психологически более устойчив Зел. Мой просчет? И можно ли говорить о просчетах в творящемся вокруг безумии?
        — Я не знаю, но, обещаю, мы выясним,  — как можно увереннее произнесла я, но перед глазами продолжала стоять новая, измененная, карта… А ведь мы даже не знаем, что творится в мире за этими горами… есть ли он там еще?
        Ох, Магистр, в какой же мир вы нас вытолкнули? И не окажется ли, что он еще хуже предыдущего?
        К сожалению, ни на один из этих вопросов ответов у меня пока не было. Что ж, значит, придется искать. И, кажется, самой — остальным пока рано знать, насколько изменилась наша Диала. Пусть сначала хоть за что-то зацепятся в этом мире. Вот отстроим обитель, и уже тогда… Да, только тогда.
        Но кого-то посвятить все равно придется. Не в том мы положении, чтобы разводить тайны на пустом месте. Ребят подбирать следует тщательнее, только тех, кто готов сразу принять такие кардинальные перемены.
        — Сан, подбери парочку мальчиков поустойчивее и пошли их к внешнему кольцу. Пусть осмотрятся. Если горы действительно есть — их нужно использовать. Раз природа расщедрилась на такой подарок, как дополнительный барьер между нами и всеми остальными,  — этим стоит воспользоваться. Только пусть ребята все внимательно осмотрят: если горы пересечь невозможно — хорошо, если обнаружат перевалы — пусть уничтожат. Я хочу быть уверенной, что больше ни одна армия мира к нам не пожалует незваной.
        — Хорошо, Командир. А как быть с остальными?
        — Остальным не сообщать,  — твердо произнесла я, хотя и было неприятно что-то скрывать от парней, с которыми мы столько пережили вместе.  — Пусть пока привыкнут к тому, что живы. И без того сейчас все чувствуют, что оказались в подвешенном состоянии, и мне не хочется подрывать их веру в то единственное, что всегда оставалось неизменным,  — в нашу Диалу.
        — Как скажешь.  — Сан коротко кивнул. Что мне всегда нравилось в моем заме, так это его способность принимать любые приказы. Он никогда не обсуждал мои решения, какими бы они ни были. Впрочем, и я всегда принимала все его действия — думаю, это и называется доверять друг другу.
        К сожалению, я не могу сказать, что одинаково верю всем своим ребятам.
        — И, Сан,  — прежде чем мой зам ушел, я остановила его просьбой: — Пришли ко мне Эльсо.
        Золотистые глаза Сана удивленно расширились, но он быстро взял себя в руки. Да, не часто я общалась с нашим мыслечтецом по доброй воле, но сейчас не время вспоминать о давней неприязни — гораздо важнее узнать, в каком мире мы оказались. И что можем ему противопоставить.
        А при таких исходных, к сожалению, Эльсо для меня единственно верный напарник. Как бы я к нему ни относилась.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц жардень, день 17-й


        Следующие два дня для троицы магов превратились в пытку. Старшая целительница, довольно старая уже эла, со скверным характером и тяжелым взглядом выцветших синих глаз, практически ни на миг не выпускала их из поля зрения. Риана такое внимание раздражало. Вильку оно пугало, особенно в свете открывшихся фактов. И только Лесу было все равно — он уже третьи сутки не приходил в сознание и только бормотал в бреду что-то невнятное. Друзья старались ни на миг не оставлять его, но они понимали, что сами сделать ничего не могут. Особенно такое положение дел нервировало Вилору. Будучи целительницей не столько по способностям, сколько по призванию, она сидела у ложа друга и нервно кусала губы, кляня себя и свою беспомощность.
        Риан волновался не меньше подруги, но он реально оценивал свои силы и понимал, что его способности здесь не помогут, а потому и убивался куда меньше Вильки. Эла же никак не могла простить себе бездействия. Но помочь в данном случае было не в ее силах. Поэтому они просто ждали. Молча ждали хоть каких-то изменений.
        Вилора была уверена, что в скором времени Милесару станет лучше. Ее опыт говорил об этом.
        — Раз уж обелиск не убил его сразу,  — словно пытаясь в том убедить себя саму, раз за разом повторяла она Риану,  — то он справится. Но это займет время,  — и после этих слов всегда нервно оглядывалась на дверь. Ведь времени-то у них и не было. В Академии даже в период каникул находилось слишком много родовитых дарков, и любой из них мог почувствовать появление алой метки на теле равновесного.
        — Тебе надо уходить,  — негромко сказала Вилька вечером второго дня.  — Ты больше не можешь ждать Леса. Обычно до момента активации камней проходит от недели до месяца, но мы просто не имеем права рисковать. Тебе необходимо покинуть земли драэков. И чем дальше ты будешь от этого места — тем меньше шансов, что тебя найдут.
        — Виль…
        — Не спорь. Для начала я попрошу отца срочно отозвать тебя на наш остров — это собьет с толку правление Академии и не позволит сразу определить причину твоего ухода. Все же до получения диплома ты остаешься вассалом моей семьи, и мы в любой момент можем прекратить твое обучение в одностороннем порядке.
        — Виль, это рискованно.  — Риан попытался образумить подругу, но та лишь яростно сверкнула синими глазами из-под золотистой челки.
        — А мне теперь вообще жить рискованно! Все знают, что я была с вами, и никто не поверит, что я, выпускница кафедры целителей, не поняла, с чем имею дело.
        — Но Лес, он…
        — Все с ним будет хорошо — я позабочусь. Тем более если тебя не будет рядом, то рисунок его ауры изменится незначительно и это сойдет за последствия ранения. А как только мы получим дипломы, то сразу рванем к тебе. Уж Лес-то теперь везде тебя найдет — обелиск посчитал его твоим вассалом и, кажется, принял на служение.
        Риан как-то сразу растерялся. Он прекрасно понимал, что теперь все его планы на дальнейшую жизнь летят в бездну, и это было даже ожидаемо, у него с самого начала все шло не как у людей. Но вот при чем здесь его друзья? Ни Лесу, ни Вильке он не желал судьбы вечных беглецов.
        — Но зачем? Вы ведь себе жизнь испортите, если последуете за мной!
        — Милый, мы связаны. До конца. Помнишь? Мы поклялись всегда поддерживать и помогать друг другу. Ты, я и Лес — одна семья. И я не собираюсь терять ни одного из вас. Тем более из-за дарков!
        Риан нехотя улыбнулся. Вилора всегда недолюбливала темных, а с тех пор как они в залог верности своему слову прислали на Эльтианский архипелаг Леса, тогда еще слабенького пятилетнего мальчишку, она их возненавидела. Странно, но при таком отношении ко всей расе в целом она искренне любила Милесара, словно не ассоциировала его с Домом Лэйиш. А ведь янтарные председательствовали в Темном Собрании с самого момента его основания, а значит, и ненавидеть их Вилька должна была больше других. Она и ненавидела. Просто Леса даже в мыслях не относила к роду Лэйиш, считая, что раз те подарили ребенка светлым, то не имеют права считать его своим. Впрочем, Милесара все элы считали вторым ребенком наместника, так что в этом Вилора была не одинока.
        Вспомнив о грозном родителе своей подруги, Риан сразу спросил:
        — Виль, но что скажет на это твой отец? Он же надеялся, что дочь пойдет по его стопам!
        — Он поймет,  — уверенно ответила эла.  — Папа не хуже меня знает, на что способны дарки, если что-то идет вразрез с их планами. Ему, конечно, придется прилюдно отречься от меня, но не думаю, что это как-то повлияет на наши с ним отношения. Мой отец на редкость здравомыслящий эльтиан. Не забывай, мой род всегда состоял при Князьях. И пусть те давно уничтожены, мы все равно им служим. Так или иначе.
        — Но, Виль…
        — Все, хватит со мной спорить, Риан! Между прочим, я могу тебе просто приказать! Но ведь не делаю этого — мы же друзья, а друзья должны прислушиваться друг к другу! Не заставляй меня идти наперекор моим желаниям!
        Риан несколько удивленно посмотрел на подругу. Она не шутила. Вилора действительно была готова воспользоваться своим правом и отдать приказ. Левое запястье болезненно дернуло. Риан перевел взгляд на забинтованную руку. С чего бы это? До сего момента не было никаких неприятных ощущений.
        Вилька, заметив растерянный взгляд, брошенный ее другом на свою пострадавшую конечность, обеспокоенно сорвалась с места и практически подлетела к нему.
        — Что-то не так? Болит? Жжет?  — взволнованно спросила она.
        — Да нет вроде. Просто дернуло что-то.
        — Дай посмотрю.  — И, не дожидаясь разрешения, Вилора схватила его руку и деловито ощупала. Если бы Риан действительно чувствовал боль от полученных повреждений, то его бы уже скрутило от такого бесцеремонного обращения. К счастью, рана по-прежнему не доставляла никаких неудобств.
        — Знаешь, дорогой, тебе лучше исчезнуть уже сегодня ночью. Кажется, метка начала проявляться. По крайней мере один камень уже можно прощупать. Боюсь, следующая смена повязки выдаст нас с головой.
        — И как же ты объяснишь мое исчезновение? Письма-то еще нет.
        — Письмо будет утром,  — уверенно заявила Вилора.  — Если тебя хватятся, скажу, что отец сам связался со мной. Он подтвердит, да и письмо подоспеет. Все, Риан, надо прощаться. Я отвлеку старшую целительницу Нейрису, а ты как можно скорее покинь территорию Академии. А утром с первым же кораблем уходи на материк. Там у тебя будет больше шансов затеряться.
        — Как скажешь, принцесса. Ну что, будем прощаться?  — несколько растерянно посмотрел на нее Риан. Он все не мог до конца осмыслить те перемены, что произошли в его жизни за последние три дня. Слишком внезапно все завертелось, слишком неожиданно…
        — Мы еще встретимся. Обещаю, как только мы сможем покинуть Академию, то сразу же отправимся к тебе. Ты, главное, дождись нас.
        — Что ж, тогда до встречи, сестренка.
        — Береги себя. Ты нам еще понадобишься. Живым и здоровым,  — и Вилька, порывисто обняв друга, почти невесомым поцелуем коснулась его щеки. Риан удивленно взглянул на элу — на его памяти она впервые так открыто выражала свои чувства. Но, заметив искры невыплаканных слез на дне синих глаз, поспешил ее уверить:
        — Обязательно, мне самому нравится пребывать именно в таком состоянии.
        Вилора слабо улыбнулась. Риан же тем временем подошел к Лесу. Тот так и не пришел в себя. До сих пор. Было горько оставлять друга в таком положении, но Вильке он доверял. Да и целители вряд ли позволят умереть сыну председателя Темного Собрания — слишком мстительны бывают драэки, особенно когда речь заходит об их родных. Даже если это только кровная связь, без особо теплых чувств с обеих сторон.
        Не тратя времени на долгие прощания, Риан покинул медблок. Да и в самой Академии он задержался лишь на необходимое для сбора вещей время — мало ли что.



        Глава 3
        НАЧАЛО ПУТИ

        Тень


        Эльсо, как обычно, особо торопиться не стал. И почему только я продолжаю его терпеть? Нет, я понимаю, что другого мыслечтеца у меня нет и в ближайшие года три-четыре вряд ли появится, потому что далеко не каждый способен пройти эту настройку — чтобы не потеряться в чужих мозгах, надо быть редким гостем в своих собственных… В общем, кроме Эльсо кандидатов на эту роль нет. Хотя, может, кто из молодняка и сгодится, но когда мы решимся на дополнительный набор? Вот-вот, в ближайшие пару месяцев такого точно не предвидится. Но попытаться стоит — не дело полагаться только на одного эла, тем более такого безответственного… Но опять же, даже если мы найдем подходящего человека, еще неизвестно, как себя поведет оборудование — на простой в несколько сот лет оно рассчитано не было, а потому ремонт и последующая калибровка инструментов может затянуться не на один месяц.
        Что ж, значит, Эльсо — единственный мыслечтец в моем распоряжении. Остается с этим смириться. А значит, нечего и шипеть, как рассерженная кошка, и зверем смотреть на ребят — те и так на меня поглядывают уже как-то нервно. И ведь все из-за одного-единственного эла! Всевышний! Ну что меня тогда дернуло ему помочь, а? Пожалела полуживого светлого? А себя мне не жалко?! Нет, точно, знала бы, что он собой представляет — собственноручно бы добила! А нечего действовать добрым людям на нервы! И нелюдям тоже! И уж конечно, не рекомендуется выводить из себя теней, потерявших единственную связь с этим миром!
        — Командир, звала?  — Приторно-сладкий голос Эльсо раздался у меня за спиной именно в тот момент, когда я решила идти его убивать. Выпустив когти, я резко развернулась и, приставив их к горлу мыслечтеца, довольно оскалилась. Эльсо даже бровью не повел, а вот ребята замерли, не зная, что еще мы можем учудить. Да-да, эта стычка была далеко не первой. И сомневаюсь, что последней.
        Рядом со мной подозрительно быстро нарисовался Сан. Но пока он только маячил на заднем плане, не спеша вмешаться. Ведь никто не знает, успокоюсь ли я от пары слов, или же наброшусь уже на защитника своего извечного недруга.
        Эльсо тем временем внимательно изучил приставленные к его горлу когти, сейчас больше всего походившие на пять острейших тонких кинжалов, и уверенно встретил мой взгляд. Железная все-таки выдержка у мужика! Понимаю, за что его так уважают ребята.
        — Командир, у тебя зрачки вертикальные. Или линзы надень, или перестань нервничать — твой внешний вид даже привычных к такому зрелищу испугать может.
        С-скотина! Но ведь не возразишь!
        Я сморгнула изменение, мысленно один за другим возводя барьеры между собой и вписанной в кровь и плоть программой «Дро».[3 - Дро считается особым симбионтом, программирующим тело владельца на определенно заданные трансформации. Обычно проявляет себя по воле носителя, но известны случаи активации программы «Дро» во время резких эмоциональных скачков.]
        Одновременно с этим я втянула и когти — нечего о всякую падаль руки марать.
        — Командир, раз уж ты успокоилась…
        Я невольно зашипела на него, как ошпаренная кошка.
        — Ладно, раз уж ты почти успокоилась, то давай перейдем к делу.
        К делу? То есть этот вредный эл не отлынивал и не скрывался, а все это время трудился в поте лица? Не верю!
        Но усталый, чуть рассеянный взгляд выдавал его с головой. Эльсо действительно делом занимался, а я тут на него… Всевышний! Вот к чему приводят предрассудки! Верно говорил Магистр: нетерпимости нет места в нашем ордене.
        — Говори,  — устало велела я, чувствуя, что начинаю все увереннее сдавать завоеванные с таким трудом позиции. Раньше я бы не допустила подобной промашки. Но ведь тогда был жив Магистр, он всегда терпеливо направлял меня, когда я сбивалась с пути или срывалась на очередной мелочи…
        — Не здесь, Командир. Моя информация не для посторонних ушей,  — улыбнувшись, Эльсо обвел взглядом местность, ненадолго задержав внимание на каждом любопытствующем.
        Ребята, убедившись, что здесь им больше ловить нечего, разошлись по своим точкам. Итак, я осталась наедине с Эльсо. И за что мне, спрашивается, такое счастье?!
        — Так что ты разузнал?
        Эльсо в один миг утратил всю веселость. Синие глаза застыли, словно затянулись коркой прозрачного льда. Губы сжались в тонкую линию, а черты лица властно заострились. Как же ребята ошибаются, считая нашего эла своим в доску парнем!.. Эх, не меня им следовало бы бояться… не меня…
        — Я прослушал фон местности. Около тысячелетия назад здесь произошел очень мощный выброс энергии. Он буквально искорежил ауру планеты. Думаю, не только ауру — скорее всего и рисунок континентов сильно изменился.
        Я кивнула, подтверждая эту его догадку:
        — Не знаю, насколько существенны изменения, но кое-какие из них мы уже заметили.
        Эльсо чуть склонил голову, принимая эту информацию как нечто само собой разумеющееся. Всевышний! Ну что он забыл в отряде? Упрямый. Гордый. Ведь против всего своего народа пошел!
        — Это все?
        — Нет.  — Эл резко дернул головой и протянул мне кристалл памяти.  — За несколько часов до нашего пробуждения здесь побывали маги. Трое.
        — И?  — Я нетерпеливо глянула на мыслечтеца.
        — Портал.
        — Наш?  — не особо веря, но продолжая надеяться вопреки всему, уточнила я.
        — Нет. Кто-то из темных магичил. Эвакуированный, кажется. Я отследил его. Точка выхода далеко на севере, насколько я помню карту, там раньше был континентальный шельф…
        — Маги не погибли?  — на всякий случай спросила я, хотя и так была уверена в ответе.
        — Нет, все трое живы. По крайней мере, нити связи стабильны. Я проследил их по крови, так что сомнений быть не может.
        — Крови?  — Я с некоторым удивлением посмотрела на Эльсо. Где здесь можно было пораниться? На десятки километров только лес и трава! Причем, судя по докладам разведчиков, крупной живности тут не водится — только всякая мелочь бегает.
        — Да, обелиск попробовал именно их кровь.  — Тон ответа все так же был сдержанно-спокойным. Мне бы его выдержку!
        — Всех троих?  — хмуро уточнила я, уже прикидывая про себя, во что это может вылиться в итоге. Пока происходящее мало того что не укладывалось в единую картину, так еще и противоречило всякому здравому смыслу!
        — Двоих точно. Кровь третьей — уверен, это была девушка,  — обнаружилась в другом месте. Но ты сама понимаешь: это ни о чем не говорит.
        — Ясно,  — задумчиво протянула я, одновременно с этим лихорадочно пытаясь систематизировать полученную информацию.
        — Командир?  — Эльсо глянул на меня так, словно не понимал, почему я все еще стою и размышляю вместо того, чтобы действовать.
        — Он мертв, понимаешь?  — тихо-тихо, но я произнесла это вслух. Впервые.
        — Я знаю. Видел.
        — Но…
        — Это ничего не значит, Командир. Нам нужен Магистр. Любой. Пусть даже его ценность будет заключаться лишь в паре капель так необходимой для активации основных функций нашего убежища крови. Или ты хочешь упустить этот шанс? Учти, еще день-два, и его след потеряется — мы сами же и затопчем. Подумай: либо мы действуем сейчас, либо никогда. Или ты хочешь предать память Магистра? Его веру в нас?
        Как же ты жесток, мой старый враг. Но ты прав. Как всегда прав. Но я снова этого не произнесу. Да и зачем сотрясать воздух, если ты и так знаешь?..
        — Хорошо. Собери все необходимое, но тихо — не хочу раньше времени тревожить ребят. Дальняя разведка — это наша прерогатива.
        — Как скажешь.  — Синие глаза вновь обманчиво потеплели, а на губах заиграла привычная насмешливая улыбка. Идеальная маска. Ведь даже Магистр не сумел заглянуть под нее. И только я иногда просыпаюсь в холодном поту… Ледяной Принц. Белый Ветер. Эти прозвища как-то не вяжутся с нашим Эльсо… Но только на первый взгляд.
        Тяжело вздохнув, я глазами проводила эла и отправилась к ближайшему тайнику за базовым снаряжением.
        Эх, все-таки иногда я действительно жалею, что знаю его историю. Есть вещи, которыми интересоваться очень вредно для здоровья — душевного и физического. К сожалению, Эльсо — такой случай.


        Остров Надежды, порт Илоринэ
        876 г.п.к., месяц жардень, день 18-й


        Академию Риан покинул без проблем. Если в период обучения ворота держали закрытыми, то сейчас запирать их стало излишним — зачем тратить время и магическую энергию, если те, кого — и от кого — правилами предписано защищать, разъехались по домам да практикам. Да, лето — мертвый сезон в этом месте, лишь дежурные преподаватели вяло несут свою службу. Впрочем, зачем надрываться, если главной проблемы — студентов — нет, а все более-менее важные аудитории опечатаны ректором до самого злотеня. Вот вернутся студиозы — вернутся и неприятности разной степени серьезности, а пока можно расслабиться и вздохнуть свободно.
        Обширные территории Академии со всех сторон окружали городские постройки. В основном это были недорогие таверны, магазинчики, где торговали всякой всячиной, гостевые дома и прочие необходимые среднестатистическому студенту мелочи, которые так помогают скрасить досуг во время редких свободных деньков. Чуть подальше располагались кварталы ремесленников и торговые гильдии, которые в свою очередь незаметно переходили в зону проживания магов. Знати в Илоринэ отродясь не было. С самого начала и до сих пор над всеми стояла Академия. Город-университет. Шальной. Непостоянный. Готовый повернуться к тебе и благосклонно улыбнуться лишь для того, чтобы в следующий миг презрительно сплюнуть.
        Но это с одной стороны. Да, бесспорно, именно этот лик чаще всего демонстрировала Илоринэ всем прибывающим, но была у нее и иная, тайная, личина.
        Город-порт. Узкие грязные улочки, зачастую ведущие в никуда. Нескончаемая ругань, пьяные драки, нередко приводящие к смерти очередного бедолаги. Невыносимый, удушающий запах чуть подтухшей на солнце рыбы…
        В любом городе есть свои темные закоулки. И Илоринэ не стала исключением.
        Но, даже зная о подобном и понимая, что иначе и быть не может, все равно далеко не каждый оказывается готов ко встрече с реальностью.
        Риан никогда не идеализировал этот город, более того, он был уверен, что грязи здесь побольше, чем на континенте,  — обособленность и какая-то оторванность от всех и вся не могла не оставить своего следа. Но он любил Илоринэ, а потому пусть невольно, но на многое закрывал глаза.
        И вот теперь пришлось их открыть. В порту — не парадно-официальном, куда прибывали все знатные люди и будущие маги, а в том, другом, наполняющем город товарами и обслугой,  — оказалось душно, шумно, многолюдно… а еще страшно воняло. Впрочем, именно к запаху оказалось проще всего притерпеться. А вот толкотня и давка раздражали — слишком удобно для воришек всех мастей. Да и просто неприятно, когда тебя толкают, пихают, наступают на ноги, а потом еще и матерят за нерасторопность.
        Риан в сотый раз увернулся от чьих-то загребущих ручонок, норовивших сорвать кошель очередного зазевавшегося путника. Деньги у мага стараниями предусмотрительной Вильки были, и не только в кошеле, но отдавать их так просто какому-то бродяге он не собирался. Тем более ему еще предстояло найти подходящий корабль, следующий на материк. Билет на пассажирский лайнер Риан уже купил, но маг не собирался оставлять столь явный след, а потому надо было выбраться с острова другим путем. И в данном случае нет ничего надежнее какой-нибудь торговой шхуны, занимающейся контрабандной перевозкой людей. Где найти нечистых на руку капитанов, Риан знал, но вот как те отнесутся к незнакомцу — лишь догадывался. С другой стороны, к некоторому риску эти люди должны были давно привыкнуть. Да и далеко не каждый их клиент имел множественные рекомендации от коллег по цеху.
        — Корабль нужен, говоришь?  — щербато улыбнулся третий по счету капитан. Два предыдущих отказались связываться с кем-то настолько похожим на студента Академии: маги — это не к добру, особенно опальные маги, ищущие возможности сбежать.
        — Нужен,  — подтвердил Риан.
        — А куда плыть не важно?
        Риан лишь улыбнулся, позволив капитану все домыслить самому. Тот понимающе хмыкнул, а потом, сплюнув, произнес:
        — Это недешевая услуга. Тем более если речь идет о ком-то из вашей братии.  — Мужик брезгливо поморщился, окинув внимательным взглядом своего потенциального пассажира.  — Связываться с колдунами — себе дороже.
        Риан же всерьез задумался о том, что выдает в нем мага. Форму он давно сменил на одежду попроще. Амулетов на нем не было. Ауру так с ходу точно прочитать никто не может, особенно человек без каких-либо способностей…
        Впрочем, раз речь уже зашла о деньгах, то есть шанс покинуть остров еще до вечера. Осталось только обговорить цену.
        — Сколько?
        Капитан, чуть подумав, назвал сумму, почти втрое превышающую стоимость билета на лайнер в первом классе. Риан нахмурился, но торговаться не стал, только кивнул, отрывисто и как-то зло. Тем более особого выбора у него не было — метка набирала силу, и оставалось совсем немного времени до ее полного пробуждения.
        — Тогда вноси задаток в десятую часть и в три по полудню будь на пятом причале. Моя «Чайка» домчит тебя до материка в один миг.
        — Буду,  — резко бросил Риан, проигнорировав откровенную насмешку в голосе капитана, и, отсчитав необходимую сумму, покинул припортовую таверну. Ближайшие часы ему предстояло бесцельно бродить по городу. Но иначе магов со следа не сбить. А Риану очень хотелось оттянуть момент неизбежной встречи с бывшими наставниками и коллегами на возможно длительный срок.



        Глава 4
        ВЫЛАЗКА

        Тень


        Дымка телепорта еще не до конца развеялась, а я уже поняла: мир сильно изменился за наше отсутствие. Не знаю, сколько мы проторчали в межвременье, но проспали слишком много событий. И изменение рисунка материков — это отнюдь не самое главное из них.
        — Кошмар,  — чуть сморщившись, произнес Эльсо.  — Такое чувство, будто все стало лишь хуже.
        — Не спеши судить, принц. Мы еще ничего не видели.
        — По мне, так и запаха достаточно,  — досадливо поморщившись, произнес эл. Все же такие, как он, слишком резки в суждениях. Они не видят полутонов, расцвечивая мир лишь в два цвета — белый и черный.
        — Ладно, этот вопрос мы обсудим позже. А сейчас нам лучше разделиться. На тебе карты и все последние новости. Я же займусь поиском нового Магистра.
        — А найдешь?  — Эльсо скептически глянул на меня. Иногда я его ненавижу. Заносчивый, самоуверенный ублюдок. Впрочем, он и сам об этом прекрасно осведомлен. И ни по одному из пунктов не спорит.
        — Не беспокойся. Я — Тень Магистра. Я везде его найду.
        — Главное, не засветись — мы не знаем, чего ждать от этого «обновленного» мира.
        Я быстро кивнула. Этот вопрос беспокоил меня все больше, но проблемы стоит решать по мере их поступления. И сейчас главной проблемой был потерявшийся Магистр. Без него системы не будут работать в полную силу, а излишне затягивать с восстановлением ордена нам не стоит — в любой момент дарки и элы могут заметить, что в мир снова пришли мы. Конечно, теперь к нам так легко не подобраться… но кто знает, в чьих руках сейчас спутник?.. А для него горы, к сожалению, не препятствие…
        — Через час здесь же. Если вдруг что случится, телепортируйся сам, не дожидайся меня. И, принц, оружие используй в последнюю очередь. Все понял?
        — Более чем, Тень. Только принцем меня не называй — раздражает,  — почти нараспев произнес он, лишь ледяные глаза выдали степень его ярости.
        — Я помню,  — механически отмахнулась я от его недовольства. Пусть привыкает. Я под его дудку плясать не намерена. Кем бы он там ни был в действительности!
        — Что ж, в таком случае желаю тебе удачи, Командир. Увидимся через час здесь же,  — Эльсо легкомысленно улыбнулся и, махнув на прощанье рукой, направился к выходу из закоулка, в котором мы оказались после перемещения. Он вновь нацепил привычную маску. Иногда меня пугает его талант к перевоплощению…
        Проводив взглядом Эльсо до угла, я лишь восхищенно качнула головой, когда он в одно мгновение слился с разношерстной толпой. Не зря его все-таки так ценил наш Магистр. Эльсо, конечно, порядочная сволочь и заноза в одном месте, но его навыки поражают. И далеко не все из них можно объяснить пройденными у нас настройками, многие являются следствием длительных тренировок и солидного боевого опыта.
        Что ж, пора и мне заняться делом. Не все же полагаться на своих мальчиков. Они у меня, разумеется, исполнительные и слова поперек не скажут, но иногда нужно вспоминать и о собственных навыках, а то и квалификацию утратить можно.
        Привычно проверив, как выходит пистолет из кобуры, и убедившись в наличии кинжала на привычном месте, я перевела костюм в режим маскировки. Красно-черные чешуйки комбинезона мгновенно исчезли, превратившись в грубую серую ткань едва ли не домашнего производства. Кажется, Эльсо не так уж и неправ был: все сильно изменилось и совсем не в лучшую сторону.
        Но это ничего, нам не привыкать работать с нуля. Выберем места потише да подальше от городских центров, построим парочку начальных школ, наиболее талантливых детей отправим учиться дальше… Орден невозможно уничтожить полностью. Пока жив хоть один из нас — мы возродимся. Но это дело не одного дня. Ничего, мы еще встанем на ноги! А пока лучше как можно реже появляться в городах — не дай Всевышний, нас все-таки вычислят!.. Вряд ли о нас осталась добрая память — как-никак историю пишут победители. И в прошлый раз — это были не мы.
        На поиски нового Магистра я убила почти все отпущенное мне время. И безрезультатно! Мне постоянно казалось, что еще немного… вот-вот… и ничего! Я отчетливо видела след, но он все время петлял, а иногда и вовсе обрывался, появляясь лишь несколькими метрами далее…
        Меня водили за нос! Почти час я не могла найти какого-то мальчишку! И это при наличии довольно четкого следа! Это раздражало и бесило. Как какой-то маг — только-только осознавший свой дар,  — мог столь умело маскироваться?! И — зачем?!
        Нет, я рада, конечно, что и этот Магистр будет талантливым и толковым, но как же бесит тот факт, что он легко обыгрывает меня! Тень! Да я же должна его чувствовать в любой точке планеты!
        В общем, я так увлеклась поисками, что едва не опоздала на место встречи. И все-таки — не успела. Разве что к финалу представления…
        Бездна! И это называется «не привлекать к себе внимания»?!
        Все произошло в один миг. Какие-то две девчонки, явно заболтавшись, так увлеклись, что не заметили мчавшуюся прямо на них повозку. Разумеется, Эльсо просто не мог остаться в стороне!.. Хотя, следует признать, никто из нас не смог бы…
        Вспыхнула алым на солнце чешуйчатая броня комбеза…
        Отразились в зеркальной маске шлема испуганные лица девиц…
        Закричали люди, заголосили женщины…
        Груженая повозка промчалась мимо, даже не притормозив перед неизбежным столкновением…
        Когда развеялась пыль, оказалось, что дорога абсолютно пуста. Ни девушек. Ни алой тени.
        Ну, Эльсо!.. Ну, гад!.. Когда-нибудь я тебя точно прибью! И мне слова против никто не скажет!
        Это называется «тихо»?! Да о нас через час будет известно всему континенту! И нам сильно повезет, если все это спишут на чью-то не слишком удачную шутку! Потому что в противном случае… нет, об этом лучше не думать… сейчас мы просто не выдержим прямого столкновения…


        Новое море, шхуна «Чайка»
        876 г.п.к., месяц жардень, день 18-й


        Риан в сотый раз за прошедшие полчаса обозрел предоставленное ему помещение. Небогато. Небольшой отгороженный фанерными стенами закуток в трюме. Единственным источником света была масляная лампа, которая скорее создавала тени, чем разгоняла их. Помимо нее имелся низкий приколоченный к полу ящик (собственно, к нему и была прикручена сама лампа) и невысокая узкая койка. Действительно, небогато…
        Но Риан был рад и этому. Он отчетливо чувствовал поисковую нить, а значит, его уже хватились… Что ж, шутка с лайнером должна сыграть свою роль — сразу на его след не встанут, а следовательно, у него будет время, чтобы затеряться на просторах материка.
        Уж эту возможность он не упустит.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц жардень, день 18-й


        Академия напоминала разворошенный улей. Слух о том, что на улицах видели кого-то из орденцев, мгновенно достиг стен магического учебного заведения и распространился внутри со скоростью лесного пожара в сухой сезон.
        Разумеется, маги не могли проигнорировать это сообщение. Ведь многие из них хоть и не участвовали в той войне, но знали достаточно подробностей, чтобы оценить возможные последствия возвращения Зари на политическую арену…
        — Бред,  — дочитав донесение до конца, бросил немолодой драэк, сидевший во главе стола. Частые нити седины в его волосах свидетельствовали о весьма солидном возрасте, как и легкие морщинки, залегшие в уголках глаз. Впрочем, еще проглядывающий кое-где черный оттенок волос и однородного цвета радужка выдавали в нем чистокровного драэка, более того,  — аристократа, а значит, в запасе у мужчины было еще немало времени.
        Помимо него в комнате находилось еще несколько разумных, среди которых были представители обеих долгоживущих рас. Большинство из них сидели за длинным столом напротив пожилого драэка и нервно перебирали лежавшие перед ними бумаги. Стоял лишь молодой секретарь, слишком юный и порывистый, чтобы промолчать:
        — Но, милорд ректор, свидетели…
        Ректор оголодавшим коршуном глянул на своего помощника. Тот сразу же замолк, словно в один миг вспомнил все слухи, ходящие в Академии об этом уже довольно старом дарке. Кем его только не называли! Рейдива кор Минора многие опасались, а чем сильнее страх — тем нелепее сплетни. Кое-кто даже думал, что ректор участвовал в Последней войне, хотя это и попахивало откровенным бредом: драэки, конечно, жили дольше людей, но редко когда пересекали пятисотлетний рубеж. Впрочем, слухи слухами, а Рейдив кор Минор был бессменным ректором Академии вот уже два столетия. А значит, с ним считались. Наверное, именно по этой причине остальные присутствовавшие при этой беседе предпочли промолчать и не навлекать на себя гнев старого ректора.
        — Милорд, возможно, это бред, но думаю, все же не помешает проверить…  — начал было курирующий в этом году выпускников Марейс кор Лэйиш. Будучи племянником главы Темного Собрания и одним из его предполагаемых наследников, он представлял нечто вроде официальной оппозиции нынешнему руководителю Академии. Впрочем, Рейдива было не так просто сбить с мысли или запугать.
        — Повторяю для особо сомневающихся: это бред,  — раздельно произнес ректор.  — Согласно донесению, портал был не орденским — нашим, с легким оттенком эловской магии. И вел он куда-то в окрестности Академии. Вопрос исчерпан, господа.
        — Шутник пойман?  — хмуро уточнила эльтианка преклонных лет. В отличие от остальных она не просто знала подробности прошлой войны, но и участвовала в ней. Впрочем, Нейриса дил Вейриан старательно скрывала некоторые подробности своей биографии. Участие в войне было как раз одной из них.
        — Нет. Но, Нейриса, мы прилагаем все усилия. Шутник понесет заслуженное наказание,  — поспешил уверить ректор старую целительницу.
        — Значит, вы все-таки думаете, что произошедшее было не слишком удачной шуткой кого-то из студентов?  — хмуро уточнил Марейс кор Лэйиш.
        Ректор глянул на одного из ставленников Темного Собрания и твердо произнес:
        — Да.
        — Такова официальная точка зрения или реальная?  — нагло уточнил тот.
        — Обе, кор.[4 - Вежливое обращение к высокородному драэку.] Обе,  — уже не скрывая своего раздражения, бросил Рейдив.  — Впрочем, вам,  — едко выделив последнее слово, заметно спокойнее произнес ректор,  — никто не мешает поставить в известность обо всем произошедшем Темное Собрание. И пусть они тогда разбираются со всем сами — свое же мнение я озвучил. Так что тратить ресурсы Академии на отлов химер и привидений я не собираюсь. Еще вопросы?  — Старый драэк обвел тяжелым взглядом собравшихся. Впрочем, ни один из восьми присутствующих не выказал страха. Но и действовать на нервы ректору также никто не стал. Может, вопросы и были, но кто рискнет злить дарка, особенно когда о его злопамятности второе столетие ходят легенды одна другой правдоподобнее?
        — Ну раз это всё,  — свободны,  — почти прорычал он.
        Члены внутреннего правления Академии, недовольно поглядывая на ректора, все же направились к дверям. На месте остался лишь новый секретарь, так умело спровоцировавший остальных вначале… Впрочем, какой же новый, если с Рейдивом он был знаком уже без малого четыре сотни лет?..
        — Ну, что скажешь?  — Стоило посторонним удалиться, уже совсем другим тоном поинтересовался у своего помощника ректор.
        — Скажу, что это выглядит очень странно. След портала действительно стандартный, маскировочный, но вот отблеск эльской магии…
        — Вот-вот… это действительно «алые демоны», вернее один из них,  — нехотя признал Рейдив. Других он, конечно, может водить за нос, но только не тех, кому доверяет. Камис Шеридан не единожды доказывал свою верность, и не где-то в дворцовых стенах и на приемах, а в бою.
        — Считаешь, принц не только войну пережил, но и сейчас здравствует?  — скептически хмыкнул секретарь ректора.  — Маловероятно. Даже истинные маги эльтиан живут не больше полутора тысячелетий.
        — Плюс еще лет пятьсот должна была накинуть кровь династии. Если, конечно, слухи не врали и Эльсориан дил Вейриан действительно являлся бастардом Князя,  — задумчиво постукивая пальцем по столу, произнес старый драэк.
        — Слухи не врали, Рей. Но выжить он не мог, а если бы и смог, сейчас ему должно бы быть около четырнадцати веков… староват для таких подвигов, не находишь? Даже с учетом крови правящего рода — маловероятно,  — Камис взглядом указал на донесение.  — Не должны престарелые элы прыгать под повозки ради спасения двух зазевавшихся дам. Даже Эльсориан был не настолько… эксцентричен.
        — Но?.. Договаривай, раз начал, дил Шеридан. Уж ты-то лучше прочих знал этого вашего принца.
        Собеседник ректора поморщился. Он терпеть не мог, когда его называли этим именем — все-таки не часто у с виду чистокровного дарка оказывается эльское обозначение рода. Нет, Камис нисколько не стыдился своих родителей, но они уже давно ушли в загробный мир, и он не считал себя вправе тревожить их покой. Официально Камис Шеридан погиб еще в Последнюю войну, а вот реально… реально ни элы, ни дарки столько не живут…
        — А что, если у них тоже была схронка? Что, если этот их Магистр предусмотрел пути к отступлению?..
        Не сказанное «так же, как и мы» повисло в воздухе. Рейдив кор Минор задумчиво уставился в стену.
        — Знаешь, Кам, это вероятно. А еще очень даже возможно, что именно наши олухи и разбудили их. Кого туда на этот раз отправлял Марейс, знаешь?
        Камис на секунду прикрыл свои золотистые глаза. Они, а также густые темные волосы делали его достаточно похожим на дарка, чтобы никто не придавал значения эльской фамилии — мало ли кого могли принять в род? После войны многое случалось. Да и не принято сейчас так уж тщательно исследовать родословные — времена ордена давно прошли, а потому и полукровок стало гораздо меньше.
        — Их было трое. Человек — раб по имени Риан, потом Вилора дил Шеридан и Милесар кор Лэйиш. Надеюсь, представлять последних не надо,  — ехидно уточнил Камис, безуспешно пытаясь скрыть свою растерянность под маской иронии.
        — Шеридан? Лэйиш? Вдвоем? И это никому не показалось странным?!
        Камис неопределенно дернул плечом. Мало ли кого и за какие грехи посылают к павшему оплоту ордена. Из года в год к руинам храма Зари отправляли самых неуступчивых учеников, тех, от которых проблем всегда больше, чем пользы. Очень действенный метод, кстати: оценив, к чему приводят выступления против системы, уже редко кто решался на подобные подвиги. Да и тяготы пути надолго отбивали у выпускников желание балагурить, а потом многие и сами взрослели.
        — Кам, не тяни уж. Кстати, кем тебе эта девочка приходится?
        — Внучатой племянницей. Ее отец внук моей сестры, в честь которой, видимо, и назвали девочку.
        — То есть это та самая наследница наместника?  — зачем-то уточнил ректор, хотя и сам уже понял, что за свинью им подложил Марейс.
        — Именно,  — коротко кивнул Камис.
        — А мальчишка?
        — Который?
        — Ты меня прекрасно понял, Кам! Меня не интересует человек! Лэйиш, конечно!
        — А, этот. Он тоже весьма интересен. Милесар кор Лэйиш, третий и последний сын Гиара кор Лэйиша, председателя Темного Собрания. Мальчик в довольно юном возрасте стал своеобразным залогом мира между эльтианами и драэками. При этом сами дарки от наместника никакой гарантии не потребовали, поверив тому на слово. В общем, насколько мне известно, детки выросли вместе, вместе оказались и в Академии. Что примечательно, несмотря на все попытки кураторов развести их, это не удалось.
        Рейдив Минор лишь удивленно вздернул темные брови. Как действуют кураторы курсов, он знал не понаслышке, и его удивляло, что какая-то детская привязанность сумела выдержать подобный натиск. Впрочем, эти вопросы можно отложить, а вот…
        — Кам, а как в таком любопытном обществе оказался человек, да еще из рабов? Что у тебя на него есть?
        Камис равнодушно пожал плечами:
        — Ничего особенного. Человек, личный раб Вилоры. Насколько мне известно, он сын ее кормилицы, так что росли они вместе. Со временем к ним прибился и Лэйиш. Во время ежегодного поиска у всех троих был обнаружен дар: у Вилоры и Милесара стандартные родовые способности, а у человеческого мальчишки — не очень сильный дар с уклоном в магию порядка. Вилора настояла, чтобы раб учился вместе с ней, собственно, так они и попали в Академию.
        — То есть ты хочешь сказать, что все это время в этих стенах находилась настолько странная, но очень сплоченная троица,  — и мне ничего не сообщили?!  — Ректор грозно сверкнул серыми глазами. Но у привычного к таким вспышкам Камиса эта демонстрация гнева не вызвала никаких эмоций.
        — Ничего особенного они собой и не представляли. Шкодили помаленьку, их даже вредителями сложно назвать. На самом деле Марейс их к руинам отправил только из личной неприязни к Милесару. Если бы не их эффектное возвращение, я бы на эту троицу и внимания не обратил. Но так как эвакуационными порталами пользуются крайне редко…
        — Стоп! А об этом-то почему не доложили?!
        — Минутку, Рей! Об этом же все знают! Внутренняя сирена взвыла так, что во двор высыпала куча народу!..
        Ректор, жестко улыбаясь, довольно-таки насмешливо взирал на старого друга. Неужели так сложно понять, что раз он не «высыпал» вместе со всеми, то в Академии его и не было. Вот так отлучишься на денек!..
        — Рассказывай,  — отбросив за спину длинные черные с проседью пряди, Рейдив кор Минор, тот, кого когда-то называли Темным Солнцем, второй генерал Объединенной армии, выжидающе смотрел на своего бессменного адъютанта. Судя по всему, разговор обещал быть долгим.



        Глава 5
        НЕЯСНОЕ ЗАВТРА

        Тень


        Сказать, что я была зла — все равно что промолчать! Меня уже давно никто не доводил так! А этому элу бесить меня удается с завидной регулярностью. Уж лучше бы делом занимался! Видит Создатель — достал уже!
        Появилась я на самой окраине отстраивающегося поселения. Видеть кого бы то ни было совершенно не хотелось, да и, если честно, банально боялась сорваться. Все-таки не следует забывать, что во мне живет нечто действительно опасное. И крайне непредсказуемое.
        Дро. Всего лишь три буквы, но мало кто из сведущих людей посчитает их незначительными… Я и сама порой начинаю считать себя ручным монстром ордена… Хотя разве это когда-нибудь было не так?
        — Командир! Командир!.. Там Эльсо!..
        Все-таки заметили. Да еще и об этом беспокойном эле напомнили!..
        С трудом подавив глухое раздражение, уже рыком завибрировавшее в горле, я повернулась к подбежавшему… мальчишке. Его имени я не помнила, да и возраст говорил о многом. Один из новеньких, присоединившихся к отряду в пылу уже почти забытой во внешнем мире Войны. Был бы чуть опытнее — не сунулся ко мне, особенно если бы заметил первые признаки активировавшейся программы «Дро».
        — Где этот гад? И что с его «грузом»?  — резко спросила я, даже не думая скрывать от чужих глаз раздражение, которое уже, вполне вероятно, должно было вызвать первые изменения во внешности.
        — С Эльсо сейчас беседует Сан. А, как вы выразились, «груз» — в отключке. Девчонки плохо перенесли перемещение и сейчас на минус первом этаже отсыпаются в блоке исцеления сектора «А».
        — Ясно,  — я раздраженно скрипнула зубами, чувствуя, как тело все сильнее охватывает пламя трансформации. Еще пара таких всплесков раздражения — и меня никто не удержит от убийства. Даже я сама.
        Стремительной тенью я пересекла своеобразную стройплощадку. Ребята, едва завидев меня, сразу заулыбались. Правда, рассмотрев чуть внимательнее, тут же бледнели и торопливо возвращались каждый к своему делу. Кажется, из меня получилось универсальное пугало. Ну и ладно. В противном случае они бы никогда не признали во мне своего командира. Так что невелика цена за возможность использовать нечто настолько мощное, как ардская программа «Дро».
        — Эльсо! Это еще что за выверты?! Какого хрена ты притащил сюда этот свой «подарок»?!  — едва заметив светлую макушку единственного эла в моем отряде, во все горло закричала я.
        — Не ревнуй, Командир! Уверяю, в моем сердце место есть только для тебя!  — сразу же откликнулся мыслечтец, причем произнес это не менее громко.
        Разумеется, ребята сразу побросали все свои дела и решили понаблюдать за очередной ссорой в нашем исполнении.
        Скрипнув зубами, я посмотрела прямо в бесстыжие голубые глаза. Всевышний! Как же он меня раздражает!
        Нет, ничего нового от него никто сейчас не услышал. Эльсо далеко не первый раз прибегает к этой отговорке, да и не в последний, думаю… но все равно — бесит! Его же все ребята жалеют! Думают, что бедный мальчик (и это они про самого кровавого военачальника Объединенной армии!) влюбился в жестокую и злую меня. Да-да, именно меня они считают бессердечной дрянью, не способной ответить на столь искренние чувства нашего чтеца. Ненавижу! Знали бы они, кого на груди пригрели!..
        — Эльсо, зачем ты притащил их?  — уже гораздо тише произнесла я, правда, при желании, расслышать мои слова не составило бы труда.  — Если тебе не хватает женского внимания, то я с радостью скрашу твои будни. Уж поверь мне, чем тебя занять, я найду!
        — Командир, ты же знаешь, я всегда готов!.. тебе стоит только позвать!..
        Представление пошло по второму кругу. Кое-кто из ребят даже рискнул словно бы случайно подобраться поближе… Нашли себе развлечение!
        Оглянувшись на излишне смелых подчиненных, я негромко рыкнула на них. Разумеется, они сразу поняли, насколько были неправы, и поспешили вернуться к восстановлению вспомогательных построек.
        — Ну и зачем ты так с ними? Они ведь только узнать хотели, что тут такого интересного происходит.  — Милой улыбке Эльсо мог позавидовать любой ребенок. Всевышний! Если бы не знала, что он такое,  — никогда б не поверила, что вот этот ангелок способен без малейших угрызений совести вырезать под корень целый поселок, включая стариков и грудных младенцев. Хотя это не совсем так. Следует быть справедливой: совесть у него тогда все же шевельнулась — ведь именно после того эпизода он и покинул войска Объединенной армии… а впоследствии даже к нам как-то прибиться умудрился. Хотя, как ему удалось это провернуть, для меня до сих пор остается тайной тайн — видать, хорошо он тогда голову Магистру задурил своим раскаянием.
        Впрочем, действительности никакие покаяния не изменят. Как и моего отношения.
        — Ладно, Создатель с тобой. Не мне тебя судить,  — мгновенно успокоившись, я уже совсем по-другому смотрела на происходящее.  — И не в этом вопросе. Лучше скажите, что мы делать будем? И я имею в виду не только эту твою «посылку», Эльсо. Есть какие-нибудь предложения?  — Теперь я взглянула на Сана. Уж у кого идеи имелись всегда, так это у моего зама. Он вообще был крайне интересной личностью. Почти настолько же интересной, как Эльсо…
        — Необходимо начать отключение программы «Кокон»,  — спокойно сообщил он.
        — Рано,  — резко ответила я.  — Об этом пока не может быть и речи.
        — Боюсь, потом уже будет слишком поздно. Я как раз говорил об этом Эльсо…
        — Объяснись!
        — При возведении комплекса мы совсем не рассчитывали на тысячелетие сна. От силы на пять веков! Ресурс почти полностью выработан, Командир. В отдельных секторах уже сбоит. Медики нужны сейчас. Боюсь, если мы выждем еще хоть немного — начнем терять людей.
        Проклятье! Вот об этом я не подумала. Я так не хотела никем из них рисковать, что в результате делаю лишь хуже.
        — Предложения?  — сухо и по-деловому. Сейчас у меня просто не было сил изображать из себя живого человека. Я всего лишь тень. Алая Тень этого ордена. И его Магистра. Погибшего Магистра, если смотреть на вещи совсем уж трезво. А тень мертвеца по определению не может быть живой.
        — Я прогнал через комп данные всех секторов кокона. Сегмент «5-А» уже ушел на отключение. Так что этот сектор в любом случае необходимо выводить, в противном случае через месяц начнутся сбои в системе внутреннего жизнеобеспечения — и мы получим полторы сотни свежих мумий.
        Я нахмурилась сильнее. Минус пятый этаж — это почти последний этаж убежища, там в основном дети и женщины. Плохо, очень плохо. Изначально мы планировали постепенный вывод всех по схеме «сверху вниз».
        — Что-нибудь еще?
        — Да,  — это уже Эльсо.  — Помимо блока «5-А» следует также вывести один из верхних. В ближайшее время могут понадобиться медики, да и обученный технический персонал нам совсем не повредит.
        Я лишь кивнула. Если бы еще и эвакуация производилась последовательно и по плану, а не в последний момент… боюсь, как бы не оказалось, что все нужные люди раскиданы по разным секторам. Впрочем, медики и техперсонал коконов уходили последними, а потому в большинстве своем должны находиться на верхнем этаже.
        — Ясно. Кто-нибудь из вас уже запрашивал поименный список по секторам?
        Эльсо неопределенно пожал плечами, всем своим видом показывая, что был занят и не в курсе. Я перевела взгляд на Сана. Вот уж на кого можно было положиться!
        — Мощности было недостаточно, поэтому я решил обождать,  — без колебаний ответил мой зам.
        — Ясно. Подключи один из резервных генераторов и сбрось пару потоков с серверов, задействованных в восстановлении построек, на поддержание систем жизнеобеспечения. Здания могут и подождать, а люди — вряд ли.
        Сан кивнул и быстро скрылся среди развалин. В том, что он сделает все как надо, я не сомневалась, а потому сконцентрировала свое внимание на действительно необходимом — на Эльсо.
        — А теперь вернемся к прежней теме. Зачем ты притащил этих барышень сюда? И давай сейчас поговорим без привычных тебе штучек. Я, в отличие от ребят, точно знаю, с кем имею дело.
        — Я тоже, Тень, я тоже.
        Что ж, хоть что-то нас объединяет. Правда, это совсем не способствует укреплению взаимопонимания между нами. Но и с этим нам приходится мириться. Просто потому, что мы по воле слепого случая оказались по одну сторону баррикад.
        — Итак? Я дождусь ответа? Или ты решил опытным путем определить пределы моего терпения?  — хмуро глянув на эла, поинтересовалась я.
        — Ни в коем разе, Командир!  — сделав страшные глаза, воскликнул Эльсо. Кажется, кто-то слишком привык играть. Даже сейчас, наедине, он продолжает держать маску. Впрочем, думаю, именно благодаря ей он был одним из лучших шпионов. Ему хотелось доверять…
        — Давай без этого,  — невольно поморщившись, попросила я. Проверять на себе действие его обаяния в данный момент мне не хотелось. И Эльсо это понял, потому что в следующий миг сменил манеру общения.
        — Они подходят, Тень. Действительно подходят. Целитель и смотрящая. Они созданы для этих настроек. Было бы глупо при наших реалиях упустить такой шанс пополнить штат, не находишь?
        — Ты это успел разглядеть за те доли секунды?  — саркастически хмыкнула я, убежденная, что что-то Эльсо по своему обыкновению не договаривает.
        — Мне хватило,  — раздраженно откликнулся он. Так уж повелось, что вывести его из себя могла лишь я. Впрочем, это было взаимно. Ни на кого больше в отряде я так бурно не реагировала. Все еще не «свой». Все еще враг. И пусть та война отгремела века назад, этому чувству ничто не мешает продолжать жить.
        — Наш мир изменился, Тень. Смирись. От прошлого не осталось и кусочка. Белокаменные дворцы моего народа ушли на морское дно, да не одни, а прихватив с собой всех своих жителей. Спаслись единицы. Люди как были покорным скотом для более сильных рас — так и остались. И лишь дарки живут припеваючи, продолжая всюду насаждать свои традиции и мораль. Мы теперь в одной лодке, Тень. Мы все здесь — вымирающий вид. И не имеем права упускать возможности, подобные этим двум девицам. Ты знаешь, в каком состоянии будут гражданские, выйдя из коконов? Нет? И я не знаю, а значит, лишний целитель нам не повредит. Особенно на первых порах. Или ты думаешь иначе?
        — Все так серьезно?  — хмуро спросила я, впервые в полной мере осознав, какая ответственность свалилась на мои плечи. Раньше сердцем ордена был наш Магистр, он отслеживал все и направлял нас… а теперь? Справлюсь ли я? Уже не уверена…
        — Более чем. Пойдем вниз. Я предоставлю тебе полную считку. Но будь готова — приятного в увиденном для нас будет мало,  — и Эльсо твердо зашагал к тщательно запрятанному входу на нижние уровни…
        Кажется, я действительно не готова к происходящему. Ох, Магистр, что же вы наделали, бросив все на меня?..
        Риан очнулся рывком и первым же делом попытался дотянуться до магии. Не вышло. Кто-то весьма сведущий позаботился и об этом…
        Выругавшись про себя — говорить вслух равновесный не смог бы, потому что в горле было сухо и горячо,  — Риан попытался сглотнуть вязкую слюну, но, поняв всю тщетность усилий, сильнее сморщился. Кажется, дело было не только в обезвоживании — кто-то успешно обезопасил себя еще и от возможных вербальных проклятий. К сожалению, всем уже давно известно, что даже со связанным даром любой стоящий маг способен заклясть судьбу парой брошенных в запале слов.
        Да, похитители основательно подошли к своему делу — ничего не скажешь. И ведь что обидно — сам виноват! Доверился команде незнакомых контрабандистов! Конечно же они его опоили! Хоть бы проверил прежде, в какую петлю лез!..
        Ладно, выберемся. И не такому учили,  — попытался сам себя успокоить Риан. Выходило плохо, но он не мог в этом признаться даже себе. Да и некогда ему было предаваться жалости к своей персоне — прежде всего следовало определить место, куда его занесла судьба.
        Приоткрыв слезящиеся от света и едкого дыма глаза, маг попытался понять хотя бы приблизительно, где очутился. Помещение, в котором его держали, было небольшим и круглым. А еще рядом находился очаг, едким дымом которого и пропиталось все вокруг. Увиденное не понравилось Риану, потому что ответ напрашивался сам собой — степняки. И это означало, что ему не просто крупно не повезло — это было почти катастрофой!
        Кочевники были единственной человеческой расой, сохранившей какую-то свою, совершенно непонятную остальным, магию. Темное Собрание не раз и не два пыталось их уничтожить, но степняки раз за разом обходили все ловушки, порой их даже не замечая. А еще курсировали слухи, что местные шаманы весьма охотно брали заказы на убийство магов, да и в плен их уводили с не меньшим энтузиазмом…
        Впрочем, иногда Риан думал, что Собрание и Академия вполне удачно нашли в лице неугодного племени козлов отпущения для маскировки собственных грязных делишек. Уж что-что, а высшее руководство равновесный давно не идеализировал…
        Так или иначе, но совсем скоро молодому магу должен был представиться случай выяснить все на собственной шкуре. И его это совсем не радовало.
        Степняки появились лишь четверть часа спустя. Самоуверенные, с наглыми глазами и надменными мордами лиц — весь их вид говорил о том, насколько они презирают островных магов.
        — На тебе рабская татуировка. У тебя есть хозяин, маг?  — ровно, на чистом всеобщем произнес самый старший из четверых загорелых дочерна мужчин. Судя по всему, именно он заправлял в этой группе. Остальные даже не думали лезть вперед и задавать вопросы, хотя у самого молодого — парнишки лет пятнадцати на вид — глаза так и горели искренним любопытством.
        В ответ на требовательный взгляд кочевника Риан попытался отрицательно мотнуть головой, но все тело на это простое действо отдалось такой болью в затекших мышцах, что даже выносливый равновесный не сдержал стона.
        Старший недовольно сверкнул глазами на своих спутников, после чего склонился над магом. Мучить своего «гостя» шаман не собирался. Сняв с пояса фляжку, кочевник поднес горлышко к губам чужака. Тот поспешно сделал большой глоток, словно опасаясь, что так необходимую ему воду вот-вот отнимут.
        — Говори. Теперь ты сможешь,  — сурово произнес старый шаман.
        Риан чуть заметно кивнул, показывая, что услышал, но голосу все же не доверял, а потому решил напрягать горло как можно меньше.
        — У меня нет хозяина. Меня отпустили,  — едва слышно произнес равновесный.
        Степняк, задавший этот вопрос, понятливо кивнул, но после все же внес пояснения:
        — Теперь есть. Отныне и пока я не решу иначе, ты — мой раб. А теперь отдыхай,  — и сухая горячая ладонь опустилась Риану на лоб. Что было дальше, он не знал — уж больно ловко его усыпил степняк-шаман.
        — Учитель, но как же так?!  — Едва только чужак вырубился, подал голос уже довольно немолодой степняк. В возрасте он проигрывал лишь шаману.
        — Молчал бы ты, Первый. Столько лет у меня в учениках ходишь, а видеть так и не научился. И не научишься уже,  — поставил на место своего старшего воспитанника старик.
        — А этот научится?! Вы же его по всей форме приняли!  — возмутился Первый, вспоминая, сколько труда и усилий потратил когда-то, чтобы заполучить свое место.
        — Принял. Как и тебя когда-то.
        — Но он же чужак! Один из этих!  — все больше распалялся Первый. Два других ученика старого шамана молчали — они уже давно уяснили, что спорить с Учителем имеют право лишь немногие вожди, да и тех старик зачастую осаживает.
        — Это ему не помешает. И, Первый, не тебе меня учить. Ты прежде экзамен сдай — тогда и поговорим,  — усмехнулся старый наставник и, выйдя из своего жилища, задумчиво улыбнулся солнцу.
        Мир вновь начал меняться. К добру ли? Это только предстояло разгадать.



        Глава 6
        ТЯЖКИЙ ТРУД

        Тень


        Никогда прежде мне не было так паршиво, как в те несколько минут, что Эльсо вводил меня в курс дела. Конечно, я и без него многое подметила, оказавшись в том городке, но… я не разведчик, я убийца. Мне не дано собирать и анализировать информацию, я всегда была оперативником, тенью своего Магистра — и только. Эльсориан же, несмотря ни на что, был и оставался прежде всего принцем и военачальником, а уже потом бойцом, врачом и чтецом, а потому вполне успешно применял все свои навыки. То, на понимание чего у меня уходили даже не дни — недели, он схватывал на лету. Если бы я еще могла ему доверять!..
        К сожалению, перебежчикам, даже таким, как он, проверенным и перепроверенным лично Магистром, у меня не было никакого желания верить. Предал один раз — предаст и снова. И не имеет значения, какими именно причинами он руководствовался. Принципы принципами, а присяга — присягой. И пусть эл из него вышел в общем-то неплохой, но как солдат Эльсо расписался в своей полной профнепригодности. Но он был полезен. Особенно в такие моменты.
        — Теперь ты поняла,  — увидев мое лицо, удовлетворенно произнес эльтиан.
        Да уж, открывать глаза этот тип умел в совершенстве. Никто и никогда не говорил мне в лицо того, что сообщал принц. Впрочем, ни от кого другого я бы такого и не приняла. Эльсо — равный. Он был достойным соперником, причем соперником, умудрившимся меня обставить на самом финише и вывернуться из когтей знаменитой орденской Алой Тени. Единственное существо, которое не только довело меня до состояния холодной ярости — но и выжило после этого.
        — Поняла. Не думала, что все настолько плохо. Я считала, что хуже, чем было тогда, сложно придумать…
        — О! Поверь мне, Тень, хуже, чем есть, может быть всегда. А вот с «лучше» чаще всего возникают всевозможные трудности. Случилось то, чего так опасался Магистр,  — люди окончательно превратились в обычный скот, которым дарки и элы распоряжаются по своему усмотрению. Единственной возможностью избежать рабской татуировки стало развитие магического дара, но и тогда свобода не гарантируется, так как принятие окончательного решения остается на усмотрение господина. И если мои соотечественники еще худо-бедно следуют букве закона (хотя и среди элов запаршивевших овец достаточно), то для драэков люди — расходный материал. Судьба же полукровок в первом поколении и вовсе ужасна — они служат лабораторными крысами, которых тренируют до определенных пределов, спаривают в строгом соответствии с условиями чистого опыта и убивают по достижении целей.
        Я поморщилась. Я, может, и убийца, но не палач. Со своими жертвами я всегда разбиралась быстро и без фанатизма. Надо убить — убью, но мучить и сама не стану и ребятам не дам, потому что грань между разумной жестокостью и жестокостью немотивированной слишком тонка. И чтобы заслужить право войти в отдел жнецов, следовало пройти целую серию настроек, оттачивающих сознание и восприятие до филигранной точности. Среди нас лишь Эльсо при желании мог бы претендовать на звание мастера боли и смерти, потому что первым и основным требованием к кандидатам в палачи у нас всегда являлось умение чувствовать жертву, полностью, нисколько не отделяя свое я от ее. На подобное способны только чтецы. Причем чтецы с определенным складом сознания…
        Эльсо обладал всеми нужными данными… вернее, ими обладал Эльсориан, принц-бастард, но остался ли он прежним после того случая с уничтоженными деревнями? Уже не уверена. Способен ли он с прежним холодным и трезвым расчетом причинить ровно столько боли, сколько необходимо, не сорвавшись в откровенный садизм и не поддавшись нелепой и неуместной в определенных обстоятельствах жалости? Я не знаю. Магистр так и не решился ввести тогда этого эла в круг жнецов. Наши палачи и дознаватели — особая каста, причем во все времена весьма малочисленная и крайне востребованная…
        К счастью, пока нужды в них нет, но вот когда она возникнет, справится ли Эльсо со своими демонами? Или мне придется заставлять пачкать руки в крови вчерашних детей? Тех, кого по-хорошему надо бы еще лет пять-шесть обучать и натаскивать под чутким оком наставников…
        Я украдкой глянула на отсортированные списки гражданских, выведенные сейчас на экран главного компа. Во всей базе нашлось лишь семь имен, рядом с которыми стоял черный герб мастеров боли. Слишком мало, чтобы можно было начать действовать в полную силу. Раньше, во времена расцвета ордена, в каждом мало-мальски важном городе у нас находился свой мастер-дознаватель с базовой цепью подчиненных в два-три звена, а теперь…
        Видимо, от старой тактики придется отказаться. Мир раздробился. Каждый великий даркский род захапал себе по парочке населенных пунктов покрупнее и окопался там с ближайшими родичами… плюс официальная столица, плюс острова элов, плюс пара псевдонезависимых городов людей… ну, и степь… святая, великая степь, готовая сожрать всех инакомыслящих и подрывающих устои ее веры… В общем, такое разрозненное количество важных центров мы не охватим, даже если все-таки наладим контакт со спутником… если он, конечно, еще существует, а не рухнул куда-нибудь в море…
        Ладно, со спутником разберемся тогда, когда рядом встанет новый Магистр, а ресурсов будет достаточно для пробного включения. Пока у нас более приземленные задачи.
        — Эльсо, что будем делать с твоими девчонками? Сейчас будить? Или ты все-таки проведешь первоначальную настройку?
        — Не хотелось бы. Тень, любое воздействие на сознание может слететь, особенно в условиях постоянного стресса. А этим девочкам еще предстоит побегать под обстрелом по окопам, пусть и не в основном составе, а в качестве группы поддержки, но с них и этого хватит…
        В чем эл разбирался точно лучше меня, так это в сознаниях и душах, а потому спорить с ним было бессмысленно. Вот только и оставлять все на волю случая не хотелось.
        — Считаешь, они обрадуются, если узнают, что оказались в лапах у нас? Принц! Ты сам притащил всю эту информацию! А тут ни слова правды! Из нас же всеобщих пугал сделали!  — Я негодующе ткнула пальцем в учебник новой истории. Никто, кроме Эльсо, не смог бы додуматься закупиться в городе подобной литературой, а он это сделал без задней мысли, на всякий случай… Везет шельмецу, еще с военных времен везет! Другой после того показательного избиения командира собственными войсками сдох бы без лишних слов, а этот не только выжил, но и моим добросердечным ребятам попался на пути.
        — А мы им не скажем!  — широко улыбнувшись, заговорщицким тоном сообщил мне эл.
        — Считаешь, что эти девицы совсем слепые? Или полные дуры? Так ни первые, ни вторые мне на территории обители не нужны,  — хмуро произнесла я, совершенно не понимая, что мог задумать этот тип. К сожалению, в том, что он что-то задумал, сомневаться не приходилось… это ведь Эльсо.
        — Командир! Да я их так очарую, что они ничего не заметят! Или сомневаешься в моих способностях?  — вновь включив режим шута, откликнулся эл. Все с ним ясно. Пытай не пытай — ничего не скажет. Он, как и Магистр, из тех существ, что претворяют в жизнь свои планы самолично — чтоб не сглазить.
        — Ладно, девчонки полностью на твоем откупе. Но предупреждаю, если что-то пойдет не так, пущу в расход. Обеих. И это будет на твоей совести, принц. Мы не в том положении, чтобы шутки шутить.
        Эльсо сверкнул на меня глазами, но кивнул. Как командир, пусть и бывший, он меня понимал.
        — Хорошо. Тогда я пошел их выводить из спячки. Скажи Сану, чтобы камеру настройки подготовил, а лучше две! Через полчаса они мне понадобятся,  — и, самоуверенно ухмыльнувшись, мой личный бич отправился в сегмент «А», в котором, собственно, и отсыпались его девицы.
        Кстати, раз уж он все равно теперь там окопался…
        — Принц! Начни сброс напряжения на другие коконы! Я приступаю к подготовке всех систем к выводу из анабиоза первой группы — заодно поглядишь, как оно будет идти.
        — Я?!  — Эльсо аж подпрыгнул от моей наглости. Интересно, а где, он думал, я ему здесь еще одного медика найду?
        — Ты. Других врачей у нас все равно нет, а ты хоть и полевой, но костоправ.
        Эл выругался, помянув и меня, и моих предков, и даже Магистра, но кивнул. Выбора у нас все равно не было.


        К вечеру следующего дня в моем распоряжении были две восторженно щебечущие девицы, трое полумертвых от истощения врачей, пятеро техников (в состоянии средней тяжести) и двенадцать детей (преступно бодрых и здоровых). Надо ли говорить, что подобное пополнение внесло свои изменения в жизнь лагеря? Нет? И прекрасно! Ибо происходящее нравилось мне с каждым днем все меньше и меньше.
        Честное слово, уж лучше бы мы сдохли раньше!


        Материк, бескрайняя степь
        876 г.п.к., месяц жардень, день 20-й, вечер


        Риан открыл глаза лишь вечером. На степь уже опустилась тьма, а вместе с ней пришла и прохлада. Маг, весь день подсознательно изнывавший от жары и света, почувствовал себя совсем по-другому. Даже настроение у него чуть приподнялось. Рабство? Эка невидаль! Выжили у эльтиан — выживем и здесь.
        Вряд ли старый степняк будет к нему слишком уж строг, да и работа тут скорее всего грозит хоть и тяжелая, но простая и понятная. У дарков было бы хуже… в тысячу раз хуже.
        Тяжело вздохнув, Риан попытался разогнать кровь в затекших конечностях. Тут-то он и обнаружил, что уже ничто не сдерживает его движений. Удивленно хмыкнув, маг все-таки растер запястья, хотя на них не осталось и следа от веревок. Кажется, его тут не боялись. Это удивляло, потому что магов острова Надежды боялись практически все, а здешние дикари и вовсе должны были прийти в ужас от одного лишь его вида. Но — не пришли. И это следовало иметь в виду при дальнейших оценках происходящего.
        — О! Проснулся? А мы уж думали, что Учитель не рассчитал и слишком сильно тебя приложил.  — В шатер вбежал один из давешних степняков. Молоденький такой, совсем еще мальчишка. Широко улыбаясь, он схватил Риана за локоть и потащил наружу, не прекращая сыпать словами: — Пошли скорее, а то все уже заждались. Даже меня послали тебя будить, а ты уже и сам встал. Молодец. Сильный. Учитель в тебе не ошибся.
        — Подожди.  — Риан попытался притормозить степняка, но проще было остановить коня на полном скаку, чем увлекшегося мальчишку.  — Да подожди ты!  — вспылил маг, осознав, что простую речь парнишка не понимает и понимать не желает.
        Кочевник остановился и даже повернулся к недавнему воспитаннику Академии. В черных глазах было столько немого удивления, что равновесный невольно почувствовал себя неправым.
        — Может, объяснишь вначале, кто ты и куда с таким упорством меня тащишь?  — хмуро спросил Риан, настороженно разглядывая кочевника. Тот совсем не выглядел опасным, но это лишь сильнее нервировало. Могли ли за магом отправить обыкновенного мальчишку? Вряд ли. А значит, есть во всем этом какой-то подвох.
        — Я — Третий. Можешь меня так называть,  — с прежней улыбкой быстро проговорил степняк и вновь дернул за руку Риана.  — Пойдем быстрее, Учитель не любит ждать. Ну же, Четвертый, ты всех задерживаешь!
        — Четвертый?  — недоуменно переспросил маг, осознав, что так мальчишка называет именно его.
        — Отныне это твое имя. И не вздумай настаивать на том, что у тебя есть другое,  — Учитель побьет палками. Он всегда так делает, со мной поначалу тоже было… но потом ничего, привык.
        — Ты тоже его раб?  — хмуро уточнил Риан, позволив парнишке вести себя дальше.
        — В некотором роде,  — весело ответил степняк.  — Но до того как я пришел к Учителю, я был сыном известного рода, благословленного самой степью. Собственно, поэтому Учитель и лишает всех приходящих к нему имен, чтобы некому было мстить в случае неудачного стечения обстоятельств. Теперь, пока я не закончу обучение и не получу права на новую жизнь, я так и буду Третьим. Ну а ты — Четвертым. Наш Учитель очень силен — мало кто из шаманов больше двух учеников принимает.
        — Но я маг…  — растерявшись от подобного напора, пробормотал Риан.
        — Для Учителя это не имеет значения. Я был сыном вождя, Первый вышел из рода великих воителей, Второй дитя песков… Твое происхождение, твое прошлое — все это его не волнует, ибо здесь и сейчас ты — ничто. Всего лишь его раб, у которого есть шанс обрести истинное величие. Только и всего.
        Это было произнесено так буднично и спокойно, что Риан даже не придумал, что возразить. А после недолгих размышлений решил, что и возражать тут нечего. Ученичество? Пусть будет ученичество. Рабство, как бы его там ни звали, было не внове для мага, а потому долго размышлять по этому поводу он не собирался. Тем более был еще один повод не спешить с побегом — здесь, в степи, его точно никто не станет искать. И пока это являлось самым важным.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц жардень, день 21-й


        — Ну что скажешь, Кам? Как тебе эти детки?  — дождавшись момента, когда все члены академического совета отвлеклись от обычных шпионских игр и озаботились более насущными вопросами, Рейдив кор Минор решил вернуться к так и не законченному разговору.
        — Самые обычные,  — пожал плечами Камис Шеридан, не видя смысла в продолжении этой темы. Нет, разумеется, он выполнил просьбу своего старого друга и присмотрелся к выпускникам, но ничего нового это не принесло. Впрочем, отчитываться надо было по полной форме, а потому мужчина достал из кармана небольшой блокнот и, поправив очки, которые носил в стенах Академии исключительно для солидности, углубился в свои записи: — Вилора дил Шеридан. Эльтианка. Весьма неплохая целительница, но эмоционально нестабильна — порой проявляет излишнее милосердие и даже жалость. В общем, светилом от медицины ей не быть — не хватит хладнокровия. Милесар кор Лэйиш. Драэк. Маг земли. Уровень способностей также оставляет желать лучшего — с такой-то фамилией! То ли воспитание у элов сказывается, то ли вся сила досталась его старшему брату… это неясно, но одно бесспорно — на фоне своей семьи он смотрится весьма блекло. О характере могу сказать не так уж и много. Не скрытен, но довольно замкнут. Реакции проявляет не всегда типичные. Кроме Вилоры и этого человеческого мальчишки-раба так ни с кем близко и не сошелся, несмотря на
все попытки однокурсников сблизиться с сыном известного рода. Кстати, и Вилора, и Милесар подали прошение на досрочную защиту, которое Марейс уже утвердил. Вилора выступала перед комиссией целителей вчера — преподаватели от нее остались в восторге, но заключение вынесли такое же, как и я,  — для серьезной работы не годится. Защита Милесара стояла в плане на сегодняшнее утро. Его результатов пока не знаю, но думаю, они также будут выше средних, несмотря на заниженные показатели во время обучающего процесса.
        — Ясно. А что ты скажешь о последнем мальчишке?
        — Ничего,  — небрежно пожав плечами, сообщил Камис.  — Его отозвали. Все как полагается. Стандартная процедура: если не хочешь давать свободы — не дай получить диплом. Буднично и обычно.
        — Старик Шеридан не стал бы так поступать. Не его стиль,  — задумчиво произнес Рейдив кор Минор.  — Кам, а что тебе вообще удалось выяснить о мальчишке? Хотя бы с чужих слов.
        Секретарь нахмурился. Больше всего он ненавидел делать выводы на основании чужих наблюдений — зачастую поверхностны и неточны они оказывались.
        — Обыкновенный человек. Зовут Рианом. По дару — равновесный. Но чужие способности компенсировал весьма слабо, больше помех создавал, чем помощи приносил — так что к его услугам прибегали не часто. Характером напоминает Милесара — тоже не слишком откровенничал с окружающими, хотя и казался этаким простачком. Впечатления от него у преподавателей остались какие-то смутные, порой противоречивые… ничего конкретного, Рей. Абсолютно.
        Ректор лишь удивленно поднял брови. Лично он считал, что уже одно это очень многое говорит о мальчике. Так же как и действия его друзей.
        — Кам, а найди-ка ты мне этого парня. Думаю, мне есть что с ним обсудить…  — задумчиво улыбнувшись, Рейдив кор Минор устремил свой взгляд за окно, на море… на море, которого там не должно было быть…



        Глава 7
        ШАГ ЗА ШАГОМ

        Тень


        Труднее всего пришлось с детьми. Дюжина подростков в возрасте от десяти до пятнадцати на территории срочной стройки — это бедствие, причем вселенского масштаба. Вроде бы уже взрослые люди, а на деле…
        В общем, я злилась, шипела и плевалась ядом, стоило лишь узреть кого-нибудь из предполагаемой будущей смены. Повезло еще, что одна из девиц Эльсо прошла настройку на смотрящую, то есть было на кого этих деток сбросить. Но все равно это юное поколение умудрялось разбегаться и прятаться по углам и щелям, словно тараканы. Ребята, постоянно натыкаясь во время восстановительных работ то на одного, то на другого ребенка, лишь добродушно усмехались — для них это было в радость. Орден жил и возрождался — вот что они видели. Я же смотрела на происходящее и все глубже убеждалась, что этим детям не место в нашем мире. Не сейчас. И не здесь. Они не выживут, если будут продолжать вести себя так же.
        Эльсо, видящий то же, что и я, также день ото дня мрачнел. Кроме него, меня и Сана никто не был в курсе происходящего во внешнем мире. Не знаю, как нашему чтецу удалось заткнуть двух новых девиц, но те щебетали обо всем на свете, не затрагивая по-настоящему важных тем.
        Кстати, не хотелось этого признавать, но Эльсо оказался прав — его «находки» нам действительно пригодились. И Мирин, прошедшая настройку на целительницу, и Лисана, ставшая смотрящей (или наставницей — как это называли остальные), оказались рядом весьма своевременно. Не знаю, справились бы мы без них… вероятно, да, но куда большей ценой — это факт. Так у нас хотя бы оставалось пространство для определенных маневров, что было бы уж точно невозможно, если бы нам пришлось разрываться между горсткой неуправляемых подростков и десятком едва живых гражданских. А ведь это только самое начало, в ближайшем будущем предстояло начать массовый вывод коконов в реальность. И это уже угрожало большими проблемами. Если нам не хватает персонала сейчас, то чего ждать потом?! Ответов не было. А комп с каждым новым днем выдавал все больше красных огоньков на схеме расположений коконов. Еще немного, и система обрушится полностью… и с этим необходимо было что-то решать. Не когда-нибудь — сейчас.
        И, как оказалось, так думала не только я.
        Сан и Эльсо появились на пороге операторской в тот самый миг, когда я склонилась над свежей распечаткой данных от систем контроля коконов. Судя по последним сведениям, мощностей едва хватало на поддержание в оптимальном режиме едва ли половины от подключенных к ним капсул. Вот только я не была готова кем-либо пожертвовать. Пусть разумом я понимала, что жертвы неизбежны, но мне было необходимо вытащить в реальность всех, до кого дотянусь.
        — Командир, у нас появилось предложение,  — начал Сан, стоило мне только поднять глаза. Все ясно. Раз беседу начинает мой зам, то идея точно принадлежит Эльсо. И она достаточно безумна, чтобы я отправила нашего чтеца с порога прямым посылом в бездну.
        — Говорите,  — хмуро бросила я, через голову Сана поглядывая на эла. Принц был необычно серьезен и собран — и уже это говорило в пользу любого, даже самого безумного его плана. Нет, бесспорно, я сейчас упрусь рогом и раскритикую их обоих, но потом соглашусь. Как и всегда, собственно. Такой вот я самодур.
        — Нам тут попалась информация об одной отдаленной лаборатории дарков…  — издалека начал мой зам, периодически украдкой поглядывая на мыслечтеца. Ну-ну. Нашли доверчивую дуру.
        — Сан, всего один вопрос: как вам вообще могла попасться эта информация, если границ Кольца[5 - Так в ордене за их форму прозвали Красные горы.] никто не покидал?  — откинувшись на спинку стула, спокойно поинтересовалась я. Упоминать внезапно возникшие на нашей территории горы было как-то неуютно, но я почти привыкла. По сравнению с новыми географическими картами, прихваченными во время вылазки все тем же Эльсо, это казалось сущей мелочью. Элам, видит Создатель, пришлось во много раз хуже.
        — Или я чего-то не знаю?  — Последнее я спросила, уже глядя в бесстыжие синие глаза нашего чтеца. С него бы сталось совершить пару перемещений, не согласовав их со мной.
        — Я не покидал обители,  — твердо произнес эльтиан. Вылитый принц. Даже интонации не нашего Эльсо, а того самого военачальника, что был мне и всему ордену костью поперек горла.
        — Тогда откуда сведения? Или ты помимо чтения мыслей еще и ясновидению обучился?
        — Тень! Я отвечаю за свои слова. Информация от Лисаны. Сама понимаешь, проверить у меня не было возможности, но, думаю, сведения достоверны. Я глянул по картам — селение там действительно есть. По словам Лиски, у нее там родственники жили, пока однажды не исчезли в неизвестном направлении, оставив друзьям-соседям какие-то туманные записки. Сама знаешь, кто так действует.
        Знаю. Но лучше бы было не знать.
        Тяжело вздохнув, я поняла, что уже сдалась. Без боя. Но в данной ситуации по-другому я и не смогла бы, потому что слишком хорошо помнила то, что увидела в одной из случайно обнаруженных во времена войны лабораторий. Эльсо, отдавший когда-то приказ на уничтожение целого города, прямо святой во плоти по сравнению с теми «исследователями»!
        — Предположения о месте расположения лаборатории есть?  — хмуро спросила я, жестом подзывая мужчин поближе.
        — Да. Я внимательно изучил карты окрестностей и наметил пару мест… Командир, они слишком расслабились после Войны, настолько привыкли к собственной безнаказанности, что даже особо не прячутся!
        — Показывай, мститель,  — резко приказала я нашему чтецу, не желая выслушивать подобные речи, особенно в нынешнее непростое время.  — И учти, если меня не устроят те сведения, что ты собрал, ни о какой миссии не будет и речи. Мы друг друга поняли?
        Эльсо, чуть прищурив глаза, прямо посмотрел на меня. Я без колебаний встретила его взгляд.
        — Так точно, Командир!  — вытянувшись в струнку, щелкнул каблуками наш чтец. Вот и хорошо. А то я уж было начала думать, что один эл ушел слишком далеко по дороге памяти… Я уважаю Эльсориана Вейриана — как врага уважаю, но я не готова делить с ним свой отряд. Кто бы кем ни был в прошлом, сейчас — это сейчас. И у ордена Зари есть лишь один Магистр. И Тень у него одна. На том и стоим.


        Как я и думала, свой план Эльсо проработал достаточно подробно, чтобы мне не к чему было придраться. Да и Сан в качестве моральной поддержки склонял чаши весов в пользу этого хитрого эла. Что ж, эти двое хорошо знали свое дело, чтобы находить интересные решения там, где пасовала я.
        — Сколько вам понадобится людей?  — в очередной раз перечитав все значки на схеме и не найдя, что раскритиковать по существу, я решила перейти прямо к делу.
        — Если пойдешь с ними, то хватит и десятка. Если нет, то, думаю, пятнадцати будет достаточно.
        Я невольно хмыкнула. Хорошо, когда тебя ценят, особенно твои враги. А Эльсо сейчас давал мне оценку не как подчиненный, а как бывший враг. Впрочем, думаю, я оценила бы его не ниже. В свое время ни у кого из моих ребят не вышло подобраться к принцу достаточно близко… Да что там говорить?! Даже я не смогла пробиться к нему настолько быстро, чтобы решить эту проблему раз и навсегда. С тех пор и мучаюсь.
        — Я пойду. Сейчас мы не можем позволить себе ошибку. Мы в безопасности здесь, лишь пока о нас не знают,  — убежденно произнесла я. Эльсо кивнул. Сан склонил голову к плечу в молчаливом согласии.
        — К сожалению, это не продлится слишком долго,  — наконец произнес мыслечтец, озвучив всеобщие опасения.  — Мы не привыкли работать незаметно. В прошлом мы делали ставку именно на публичность. Потому народ и стекался на земли ордена.
        — Придется учиться. Нам всем. По крайней мере, пока не найдем нового Магистра. Без него в любом случае все основные функции компа заблокированы. Мы работаем едва ли на двадцати процентах от общей мощности — и нам этого не изменить. Связаться со спутником мы также не можем. В хранилища знаний ардов нам также без него не попасть… мы оказались в крайне невыгодном положении, ребята. Но ничего другого у нас просто нет.
        — Именно — нет. А потому будем работать с тем, что уже сейчас под рукой. Тем более оставлять у дарков в лабораториях людей никто из нас не собирается,  — подвел итог всему сказанному Сан. И тут добавить было уже нечего. Мы все искренне верили в то, за что боролись.


        Материк, бескрайняя степь
        876 г.п.к., месяц жардень, дни 22-й — 30-й


        Для Риана все дни слились воедино. Распорядок не менялся, так же как и реакция окружающих на присутствие подле себя мага-чужака. Будили его еще до рассвета пинком под ребра — это Первый самоутверждался за счет новичка. Далее они вчетвером шли к женщинам и помогали им в готовке, причем так повелось, что рабам шамана доставалась самая неприятная однообразная работа типа перебора подпорченного зерна или возни с потрошением дичи. К завтраку глаза уставали так, что даже просто смотреть по сторонам было неприятно. Спина и шея деревенели настолько, что при малейшем движении простреливало болью весь позвоночник.
        После быстрого завтрака, обычно состоявшего из пресных лепешек с кобыльим молоком и кислым сыром, Риан и остальные ученики старого шамана отправлялись смотреть за скотом. Несколько самых сложных часов — когда степное солнце безжалостно жарило землю и все на ней,  — они проводили в чистом поле без возможности где-либо укрыться. Обедали они там же. Хотя можно ли было назвать ту скудную пищу обедом? Вряд ли. Впрочем, на жаре о еде никто из них и не вспоминал, а вот пить хотелось сильно… Но каждому на день выделялось всего по фляжке чуть подсоленной воды, от которой жажда, казалось, лишь усиливалась.
        К вечеру они возвращались обратно в селение, но лишь затем, чтобы приступить непосредственно к заданиям старого шамана. Вот тут-то и начиналось самое сложное, ибо по сравнению с уроками Учителя все прочие поручения казались незначительными и недостойными упоминания.
        Не сразу, но Риан понял, что все их расписание дня и тяжелейшая работа служат лишь одной цели — из-за постоянных выматывающих нагрузок сознание легче и свободнее покидало измученное тело. И он совсем по-другому взглянул на происходящее.
        На двух первых курсах Академии наставники также с определенной периодичностью пытались вогнать студентов в стрессовое состояние, надеясь спровоцировать так называемый «прорыв» у проблемных учеников. Выходило не всегда и не у всех, но результаты были — что заставляло и дальше придерживаться данной методики.
        Но степняки, пользующиеся теми же средствами, что и маги?! Это уже ни в какие ворота не лезло!
        Впрочем, это был не единственный возникший у Риана вопрос. И отнюдь не самый главный.
        Чем больше маг наблюдал за кочевниками, вникал в их быт, тем сильнее не понимал — почему. Почему Темное Собрание просто не выжгло всю степь, если им так мешают эти люди? Они ведь практически ничем не отличаются от остальных! На все племя в два десятка семей (по меркам степи довольно крупное) был только один одаренный — да и тот шаман, ничего толкового сделать не способный! Они же все дикари, живущие по законам силы!..
        Вот только Темное Собрание не спешило сгонять сюда магов. Вернее, делало это как-то неохотно, настороженно, будто кочевники действительно могли стать серьезной проблемой. Даже торговые караваны им словно бы позволялось грабить… один-два мага — и вопрос решен! Или нет?..
        Именно неспособность понять — и оценить!  — возможного противника заставляла Риана день за днем беспрекословно подчиняться. Он не чувствовал чужой силы, видел вокруг лишь жалкое подобие нормальной цивилизованной жизни, но не сопротивлялся. Ни в чем.
        Новый день ничем не должен был отличаться от старых. Разве что проснулся Риан загодя, вынырнув из мира видений за пару ударов сердца до привычного пинка под ребра. Извернувшись в последний момент, он все-таки ушел от, казалось, неизбежного знакомства с мыском кожаных мокасин. Первый что-то недовольно проворчал себе под нос, но повторять попытку не стал. Двое других учеников шамана (а ютились они все вместе в небольшом шатре, расположенном в двух шагах от жилища своего наставника) уже привычно отвели взгляд. Поначалу это сильно задевало Риана, но потом он понял, что по большому счету является здесь чужаком, без рода и племени. И ребенком. С последним было смириться сложнее всего. Тот же Третий лет на пять, если не более, был младше, но считался уже взрослым и самостоятельным, пусть и невольным в своих действиях, членом племени.
        — Четвертый, живее! У нас мало времени!  — быстро натянув порты и рубаху, поторопил Риана мальчишка-кочевник. Двое других учеников уже покинули шатер. Бывший выпускник Академии лишь неопределенно пожал плечами — лично он не видел повода к излишней спешке. Да и одеваться ему было сложнее — из-за бинтов, покрывавших левое запястье от основания пальцев почти до локтя, рука слушалась неохотно. Боли, впрочем, до сих пор не было — раздражал лишь неприятный зуд, да еще и отчетливо прощупывавшиеся под кожей уплотнения пугали. Даже зная о том, что там должно было быть, Риан чувствовал себя неуютно.
        Третий, проследив за недовольным взглядом чужака, лишь уточнил:
        — Так и не скажешь, зачем тебе повязка? Ты ж ее ни разу не менял за все это время, а значит, свежие ранения точно ни при чем.
        Молодой маг пожал плечами. Отвечать на подобные вопросы он не собирался. Хорошо еще, что остальные кочевники не были столь любопытны, как этот,  — иначе давно бы вынудили рассказать обо всем.
        — Ладно, хочешь молчать — молчи. Одевайся быстрее — и пойдем. Нас не станут ждать.
        — Ждать?  — невольно переспросил Риан. Прислушавшись к происходящему снаружи, он наконец понял, что для столь раннего часа в селении уж слишком оживленно.
        — Пошли скорее и увидишь!  — шикнул на него мальчишка-кочевник и, едва чужак натянул одежду, потащил его за собой.
        Спустя несколько минут маг понял, что направляются они не в глубь селения, как бывало обычно, а в противоположном направлении. Сейчас их путь лежал за последний ряд шатров, в необитаемую степь. Впрочем, не только их,  — по дороге им постоянно попадались и другие кочевники. Риан, чувствуя какой-то подвох в происходившем, беспрестанно оглядывался. Степняки все вырядились в лучшие — яркие одежды, украсили волосы костяными бусинами и перьями… это напрягало. Когда не знаешь, чего ожидать, беспокоиться начинаешь даже по мелочам.
        Наконец они достигли своей цели. Местом всеобщего сбора оказался небольшой пятачок земли, обозначенный вбитыми кольями да протянутой меж ними веревкой. Единственное, чем отличался этот участок степи от остальных,  — наличием крупного валуна, неясно как оказавшегося в самом центре равнины. Вот вокруг него и сгрудились кочевники, лишь несколько хмурых воинов в особенно ярких нарядах стояли в стороне, не позволяя довольно крупному табуну лошадей разбежаться по всей степи.
        Происходящее с каждым мигом захватывало Риана все больше. Стоило двум ученикам шамана поближе подобраться к каменной сцене (а судя по всему, камень для того и служил, чтобы вождь и шаман могли обращаться к собравшимся), как равновесный понял, что толпа, издалека казавшаяся однородной и плотной, в действительности легко делится. У самого камня собирались дети, а вот взрослые стояли уже чуть поодаль, в двух-трех шагах от них.
        — В седле держишься?  — негромко спросил Третий, не отрывая глаз от постепенно увеличивавшейся группы детей. То и дело вперед пробирались новые мальчишки и девчонки в возрасте от восьми до пятнадцати лет. В отличие от взрослых в ярких кричащих одеждах, увешанных всевозможными украшениями, они были одеты буднично, в максимально удобные порты и рубахи.
        — Разумеется,  — буркнул Риан, так же стараясь не отвлекаться от происходящего. Уж больно ему хотелось разгадать характер действа. Какой-то праздник? Не похоже. Ритуал? Ближе к истине. По крайней мере эта странная торжественность и общий настрой толпы говорил в пользу последнего…
        — Вот и замечательно!  — радостно заключил Третий и с силой толкнул Риана в спину, вынуждая его сделать пару шагов вперед. Толпа, казалось, обступившая их со всех сторон, внезапно отшатнулась — и маг оказался один среди ребятни.
        Старый шаман, руководивший этим мероприятием, удивленно приподнял седые брови, но смолчал, лишь рукой махнул в сторону оседланных коней — выбирай, мол, любого. Риан совершенно механически сделал несколько шагов к лошадям. Какой-то воин хмуро всунул ему в руки повод от гнедого коня и быстро скрылся, не дав каких-либо пояснений.
        — Времени вам до заката,  — между тем, забравшись на камень, громко произнес шаман.  — Правила прежние — добыть зайца любой ценой. Коли живой будет, то сразу в отряд охотников впишу, коли мертвый — признаю ваше право на слово и мнение. По коням, дети. И да помогут вам духи!
        Дети тут же с криками и свистом вскочили на выбранных лошадей и унеслись в степь. Риан замешкался, не зная, что делать. Определиться ему помог Учитель, который, сурово обозрев припозднившегося ученика, от души отвесил ему подзатыльник:
        — Раз вызвался — вперед. И без зайца не возвращайся. Докажи, что ты мужчина, а не баба.
        Риан тяжело вздохнул, но подчинился. В конце концов, в Академии задания были ничуть не логичнее, но выполнял же. И здесь — выполнит. Или он будет не он.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц средень, день 1-й


        Камис со смешанными чувствами ждал того момента, когда Рейдив вспомнит о данном ему задании. Меньше всего бывшему адъютанту хотелось признаваться в собственном бессилии, а ведь придется…
        Проклятый мальчишка! И как только умудрился так спрятать концы в воду?!
        К счастью, неизбежное признание откладывалось и откладывалось, давая столь необходимое время на поиски. Убедившись, что билет на лайнер был хоть и куплен, но не погашен, Камис поднял на ноги все свои связи в порту и все-таки узнал дальнейшую судьбу глупого мальчишки…
        Итак, его продали степнякам. И это ставило крест на дальнейших поисках. В любом другом месте обнаружить мальчишку было хоть и сложно, но возможно. В степи — нет. Никто в точности не знал, что происходит там. Зато ходило множество баек. Чаще всего совершенно диких и безосновательных, но все же доля истины в них была.
        Сам Камис побывал в степи лишь однажды. И разумеется, по приглашению — иначе на те земли не попадали. Ни дарки, ни элы так и не смогли установить причины весьма странного факта, но тот, кто являлся незваным, довольно быстро погибал от болезней, жажды, голода или когтей диких котов. Это не было магией в исконном смысле слова, но и технологией не являлось. Впрочем, если предположить, что и степнякам при разделе наследства ардов что-то перепало…
        Камис задумчиво уставился за окно. Нет, эта идея не была новой, но лишь теперь, на практике убедившись в поразительном могуществе погибшей цивилизации, он допустил мысль, что подобное возможно. Раньше он бы лишь высмеял такое заявление и того, кто его сделал, но собственный опыт внес свои коррективы… Технологии ардов непознаваемы — это раз. И два: никому не ведомы пределы возможностей и знаний исчезнувшей расы.
        — Что-то ты слишком задумчив в последнее время. Старость нагнала?  — нарисовавшись на пороге, насмешливо уточнил Рейдив Минор. Камис, узрев непосредственное начальство, лишь пожал плечами. Играть роль исполнительного и подобострастного секретаря сейчас совершенно не хотелось.
        — Кам?
        — Все нормально. Просто возникла небольшая проблемка…  — невольно поморщившись, признался он.
        Ректор чуть удивленно вздернул бровь. Во время Войны они прошли вместе огонь и воду — и никогда при этом Камис не жаловался. Тем более на какие-то трудности! Он просто делал — и его никогда не интересовало, в человеческих силах задача, или выходит далеко за их пределы.
        — Рассказывай. В чем дело?
        — Твое последнее поручение… этот мальчишка. Он в степь попал, малолетний дурак! Теперь его оттуда никто не вытащит!  — возмущенно произнес Камис, причем было непонятно, что именно его так задело: чужая глупость или собственная беспомощность в данных обстоятельствах.
        — Н-да, проблемка,  — невольно цокнув языком, произнес Рейдив. Несколько долгих мгновений в комнате царила тишина — бывший генерал Объединенной армии, отвернувшись к окну, изволил обдумывать новые данные. Камис терпеливо ждал, прекрасно зная, что, когда его начальник уходит в свои мысли, ему лучше не мешать. Наконец кор Минор со странной, какой-то неуместной улыбкой повернулся к своему адъютанту.  — А что, если нам зайти с другой стороны?..



        Глава 8
        ХИМЕРЫ

        Тень


        Ребята застоялись. Ничем другим я просто не могу объяснить такое оживление после моего объявления о скорой вылазке. Боюсь, не оговори я состав группы сразу же, меня бы потом закидали различными предложениями и просьбами. К счастью, Эльсо продумал все от и до. В боевую группу вошли лишь лучшие из лучших, наиболее опытные и проверенные люди. К своему стыду, я не знала и половины. Эх, зря я все же во времена Магистра не присматривалась к прочим боевым единицам — слишком верила в своих людей, чтобы отслеживать талантливых новичков по отрядам общего назначения. А вот Эльсо здесь не оплошал… впрочем, оно и не удивительно — при его-то опыте. Нет, разумеется, боевого опыта у меня ничуть не меньше, но вот командирского… я ведь Тень, я всегда выполняла приказы своего Магистра — и только.
        И чем больше об этом думаю, тем вернее понимаю, насколько была неправа. Вот только не поздно ли наверстывать? Надеюсь, что нет. Впрочем, в самом крайнем случае у меня всегда останутся Сан и Эльсо… однако ни тому, ни другому я до конца так и не смогу довериться. А новому Магистру?..
        Поняв, что за время сборов я где-то умудрилась сбиться и в мыслях уйти куда-то уж слишком далеко, я решительно мотнула головой и вновь посмотрела на ребят, затянутых в алую броню. Отныне они — часть моего отряда. И мне пора к этому привыкать. Пусть мне не дали возможности похоронить прежних друзей, это не повод отказываться от новых. В конце концов, все мы здесь находимся в одинаковом положении.
        — Ладно, ребят, вводную от Эльсо мы уже все получили, как действовать, знаем, а потому надолго задерживать нас всех я не стану и скажу лишь одно: удачи. Мне бы очень не хотелось кого-то терять, а потому давайте постараемся вернуться назад тем же составом.
        — Так точно, Командир!  — в один голос рявкнули собравшиеся.


        Проблем не возникло. Операция прошла буднично и как-то слишком уж незначительно. Охраны у лабораторного комплекса не было почти никакой, а потому внутрь прорваться удалось без проблем и лишних задержек. Серьезное сопротивление оказали лишь однажды — уже на пороге самих испытательных залов нас встретили неплохо вооруженные люди в компании мага-дарка. Их пришлось расстреливать с расстояния, из-за угла.
        Как только упал последний из них, моего плеча коснулась чья-то рука. Я, моментально среагировав, попыталась уйти от захвата, обернулась… и заметила чуть ироничную ухмылку Эльсо. Эла эти мои «танцы» явно забавляли. Вот же сволочь! Ведь наверняка специально не стал связываться через встроенный в комбез передатчик, чтобы посмотреть на мою реакцию!
        — В чем дело?  — спросила я, так же как и чтец подняв чуть затемненное забрало шлема.
        — Перед смертью маг успел отправить сигнал с просьбой о помощи,  — вмиг посмурнев, ответил он.
        — Насколько это серьезно?
        — Сложно сказать,  — Эльсо неопределенно пожал плечами.  — Я успел его перехватить и снизить мощность сигнала, но не поручусь, что он ушел в молоко. Вполне вероятно, что поблизости находится еще какой-нибудь центр.
        — Ясно. Значит, организуем здесь небольшой несчастный случай. Скажи ребятам, пусть установят взрывчатку в главном лабораторном зале.
        — Мы не знаем, какого рода исследования здесь проводились…  — мягко напомнил эл. Я безразлично дернула плечом. Для меня это особого значения не имело. Лаборатории взрывались раньше и будут взрываться впредь. Чем бы в них ни занимались, но от обыкновенного человеческого раздолбайства ни одна из них не застрахована.
        — Нам главное — качественно замести следы, а все остальное додумают и без нас. Даже если дарки придут к выводу, что имел место саботаж, они вряд ли вспомнят об ордене, исчезнувшем с лица земли почти тысячу лет назад.
        — Ты права. Ладно, пойдем глянем, чем таким интересным занимались тут наши почившие исследователи… может, что к делу пристроим из этих их изысканий…


        Уж лучше бы мы просто разбомбили эту лабораторию вместе со всем ее содержимым!
        Я стояла, прижавшись лбом к прохладной стене, и отчаянно пыталась побороть одновременно холодное бешенство и удушливую волну тошноты.
        Эксперименты над живыми людьми всегда были самыми страшными, кровавыми и бессмысленными… Сложно совладать с собой, когда видишь что-то подобное… Почти четыре сотни людей. И треть из них дети. Дети, которым не повезло родиться уже здесь, в лабораторных стенах… Дети, которым еще в утробе матери привили элементы генов животных и растений.
        Взрослым повезло немногим больше. Те, кто попадал в стены лабораторного комплекса извне, модифицировались незначительно. Их «исправляли», искусственно подтягивая до магического уровня элов и дарков, здесь запросто практиковались радиоактивные излучения, мутагенные составы разного назначения и даже направленные изменения в тканях. И все-таки, несмотря на все это, «взрослые опытные образцы», как их именовали в здешних базах данных, еще были похожи на людей, хоть и искореженных нечеловеческими условиями жизни. В отличие от своих детей…
        Однако я не знала, что хуже: поврежденная психика и внезапные прорывы, вызванные активацией внедренных магических генов, или изначально искалеченные тела и души. А ведь это только выжившие… сколько же погибло в процессе?.. А за века?..
        Даже от приблизительных цифр мне становилось жутко. Счет шел на десятки тысяч. А ведь таких лабораторий явно не одна и не две — их десятки!..
        — Я думала, что они оставили все эксперименты такого рода еще тогда,  — наконец произнесла я, ни к кому конкретно не обращаясь. Мне просто необходимо было услышать хотя бы собственный голос. Но ответ последовал незамедлительно. Эльсо словно бы ждал этого момента, чтобы начать очередной непростой разговор:
        — Как видишь, не оставили. Более того, за минувшие века они добились кое-каких сдвигов… Что планируешь делать?
        Я молчала. Прежде чем что-либо говорить, следовало справиться с собой. Есть решения, которые необходимо принимать исключительно на трезвую голову. Впрочем, особых вариантов в любом случае не имелось. И чтецу это было известно получше, чем мне самой.
        — Жестокое время, Эльсо, требует жестоких мер,  — наконец негромко произнесла я. Перед глазами все еще стояли запуганные, запертые в маленьких грязных камерах люди. Люди, зачастую уже мало похожие на людей.  — Мы не можем себе позволить оставлять за спиной кого-то, подобного этим бедолагам.
        — Тень, а ты сможешь сказать нашим ребятам, что теперь они должны попросту убить тех, кого шли спасать? Или сказать чудом выжившим в этом аду людям, что их ничего не ждет, кроме смерти?
        — Они химеры, принц! Их уже не спасти! Они никогда не смогут стать такими, какими были когда-то!
        — Прежде всего они живые существа. И лично для меня не имеет значения, чьи гены и в каких пропорциях им привили в здешних лабораториях,  — жестко оборвал меня Эльсориан. Сейчас рядом со мной был именно тот эл, которого я ненавидела всей душой и когда-то давно стремилась уничтожить… вот только, как оказалось, руки коротки. Даже сейчас.
        — Что ты предлагаешь?  — окончательно сдалась я.
        — Ты сама знаешь ответ. Мы не можем оставить за своей спиной химер, а значит, мы просто обязаны увести их с собой. Другого варианта у нас все равно нет.
        — Нам некуда их вести! Ордена как такового еще нет! Даже наша главная обитель не более чем груда камней!
        — Поверь мне, Тень, они будут рады даже нашим камням. Надежда — это такое чувство, что легко подменяет собой счастье и радость. В принципе, для сносного существования хватит одной лишь ее. Так что самое важное, что мы могли дать этим людям, мы уже дали.
        — Но куда нам их, а?  — устало спросила я, бессильно сжимая руки в кулаки. Эльсо был прав — я не имела права уничтожать людей лишь за то, что им выпала страшная участь стать лабораторными крысами… Но и оставлять их бесконтрольно бродить по материку было также недопустимо. Химеры — это вещь в себе, этакое заряженное ружье, никогда не угадаешь, когда оно выстрелит и кто при этом пострадает.  — Принц, мы можем принять полтора-два десятка, но тут их почти в двадцать раз больше! Где мне размешать четыре сотни измененных?!
        Эльсо улыбнулся столь покровительственно, словно я сейчас в очередной раз сморозила глупость.
        — У них вообще-то свои дома есть. И нам, кстати, было бы выгоднее, чтобы со временем они все в них и вернулись. Свои глаза и уши на материке нам совсем не помешают.
        — Но…
        — Тень, я понимаю, что это определенный риск, но после сканирования личности и установки базовых блоков на проблемные узлы мы вполне сможем это сделать. И при этом вновь развернем агентурную сеть! Это касается взрослых. Насчет детей же я могу сказать следующее… мы не сможем все полностью исправить, но свести на нет влияние на их внешний вид большей части проявлений чужих генов возможно. Пусть это будут лишь косметические операции, но для них это реальный шанс…
        — Складно говоришь, да далеко не всегда все идет согласно планам.
        — А ты поверь в них! Тень, я серьезно: они уцепятся за малейшую возможность жить нормальной жизнью. И нам останутся благодарны — это факт. Разумеется, не все согласятся стать агентами и соглядатаями, но ведь мы не будем настаивать на регулярности сеансов связи. Пусть сообщают лишь что-то действительно значимое, а все остальное время живут в свое удовольствие. А если найдутся желающие пройти полную орденскую настройку и получить знания и умения какого-либо характера, то с ними отдельно договориться можно. Плюс дети. Не забывай, что через несколько лет всем этим измененным малышам понадобится специальное обучение, а там уж мы не упустим свой шанс. Как ни посмотри, но нам со всех сторон выгодны эти химеры.
        Я тяжело вздохнула — и сдалась. Даже если удастся претворить в жизнь лишь половину из сказанного — это будет победой. Разумеется, на развертывание агентурной сети и насыщение материковых земель специалистами базовых профессий уйдут даже не месяцы, а годы, но если все получится…
        — Хорошо, Эльсо. Принимаю. Перемещаем всех на базу. И сразу же приступаем к сканированию наиболее нестабильных. Далее будем действовать по схеме: «блок — предложение пройти орденскую настройку на врача или воспитателя — выдворение домой». А пожелавших остаться на территории обители будем нещадно гонять, вбивая в их головы, что верность ордену и верность самому себе — одно и то же.
        Эл победно улыбнулся. Для него этот наш разговор был очередным сражением, с одним лишь дополнением: сейчас его целью было не убийство врагов, а спасение их жизней. Такой вот он забавный, бывший элский принц.


        Материк, бескрайняя степь
        876 г.п.к., месяц средень, дни 1-й — 3-й


        Быть взрослым оказалось еще утомительнее. Риан впервые проклял свою удачливость. Зайца он тогда каким-то чудом все-таки поймал, хоть и заявился в селение самым последним. Учитель, сурово посмотрев на последнего своего ученика и заметив в его руках живого ушастого, довольно кивнул. А потом, задумчиво улыбнувшись, помимо основных обязанностей повесил на него еще и дополнительные: теперь каждое утро вместо помощи женщинам племени маг должен был тренироваться с охотниками и воинами. И, как вскоре выяснилось, это было во стократ хуже.
        Отныне день Риана был буквально расписан по минутам. И если раньше он считал, что в степи худо-бедно прожить можно, то с каждым новым днем его уверенность в этом таяла, как снег на весеннем солнце.
        Ни Учитель, ни наставник воинов нисколько его не щадили, более того, постепенно увеличивали нагрузку, явно считая ее недостаточной. Сам же Риан дошел до того, что даже спал урывками. Уставший, пресыщенный событиями мозг зачастую отказывался отдыхать, раз за разом заставляя своего хозяина внезапно подскакивать среди ночи. А потом еще и метка начала так зудеть, что хотелось сорвать с руки не только бинты, но и кожу счесать до самого мяса.
        И все это в режиме постоянного недосыпа, катастрофических нагрузок на организм и в условиях уже ставшего родным стресса!
        Как Риан не сдох в те дни, он сам не знал, но как-то продержался. А потом в конце очередного адского дня во время привычной уже медитации у него произошел спонтанный прорыв… И только в тот миг, окруженный вихрем ветра и огня, молодой маг понял, насколько он себя недооценил. Наставники в Академии так глубоко вбили в него свои правила и догмы, что он даже подумать не мог, что обладает подобной силой. С самого первого дня маг уяснил, что равновесные — лишь естественный барьер в связках колдунов, управлявших разными стихиями… И вот сейчас он осознал, насколько мало в действительности знал о себе…
        — А ну прекратить безобразие!  — внезапно приказал кто-то совсем рядом, а в следующий миг этот «кто-то» от души прошелся палкой по спине увлекшегося мага.
        Риан повиновался на автомате. В тот момент он не помнил, почему и зачем слушается, но знал точно, что так необходимо. Вихрь вокруг него постепенно стихал. Исчезло рыжее пламя, всего секунду назад бесновавшееся рядом. Улетел в бескрайнюю степь выпутавшийся из сетей чужой воли ветер. И только нервная дрожь внезапного прорыва не покинула тела. Его трясло, как в лихорадке.
        — Универсал, стало быть. Давненько я никого из вас не встречал. Не любят вас ваши колдуны. Боятся,  — с непонятным Риану удовлетворением произнес рядом старый шаман. Маг чуть встряхнулся, пытаясь собраться с мыслями и начать разговор, но Учитель его опередил. Широко улыбаясь и счастливо щуря черные, как самая беспросветная ночь, глаза, степняк поинтересовался: — Как твое имя, парень?
        — Что?
        — Имя твое спрашиваю,  — по-прежнему ухмыляясь, произнес шаман.
        — Учитель!  — укоризненный выкрик Первого привычно резанул по ушам.
        — Цыц, немочь!  — холодно зыркнув на своего старого ученика, бросил старик.  — Не дорос еще возражать мне. А ты,  — он вновь повернулся к Риану,  — отвечай, когда к тебе старшие обращаются.
        — Простите,  — еле слышно ответил маг. До сих пор его ощутимо потряхивало, но напряжение постепенно отпускало. К сожалению, это означало лишь одно: еще пара секунд и он свалится замертво. И до утра его тут точно не дозовутся.
        — Имя, бестолочь!
        — Риан,  — все-таки прошептал он, а в следующий же миг начал заваливаться на бок. Старый шаман поспешил подхватить потерявшего сознание ученика.
        — Райно, стало быть,  — негромко произнес степняк, глядя почему-то четко на юго-запад. Третий, заметив это, посмотрел в ту же сторону. Мальчишка пытался понять, что же видел их старик, но кроме степи так ничего не узрел.
        Шаман, поймав этот вектор чужого внимания, невольно усмехнулся. А ведь и из этого ребенка что-то выйдет. Не Райно, конечно, но чувства есть и работают исправно…
        — Там озеро, ученик. Озеро нашей надежды.[6 - Шаман имеет в виду озеро, в которое, по слухам, в древности упал ардский корабль. По случайному совпадению озеро также зовется Райно.]
        Третий встрепенулся, покраснел до кончиков волос и стыдливо опустил взор. О чем говорил старик, мальчишка-степняк так и не понял, но почему-то был твердо уверен, что сегодня ему доверили Тайну. Именно так — с большой буквы.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц средень, день 4-й


        — Что скажешь? Есть сдвиги?  — вместо приветствия поинтересовался ректор у своего секретаря, как только тот нарисовался на пороге кабинета.
        — Никаких. За обоими детишками приглядывают, но пока они ничем не выдали своей связи с Рианом. Возможно, мы только зря тратим время — мальчишка не мог намеренно податься в степь.
        — Я уверен, что у этих двоих есть возможность связаться с ним. Иначе они бы так просто не отпустили своего приятеля. Кам, надо всего лишь выждать. Не стоит недооценивать этих детей. Думаю, ребята не менее изворотливы, чем мы в свое время, иначе они не были бы столь интересны.
        — И вовсе я их не недооцениваю!  — возразил секретарь.  — Я считаю, что верить, будто целительница и весьма посредственный маг земли способны справиться со степняками, великая глупость!
        — Эй! Кам! Не кипятись! Я нисколько не сомневаюсь в твоих способностях.
        Но что ни говори, а бывший адъютант был явно до глубины души оскорблен тем фактом, что его обыграл какой-то мальчишка. К сожалению, эльтианская кровь в Камисе была слишком сильна, и гипертрофированная гордость, свойственная всем представителям этой малочисленной расы, зачастую толкала его к безрассудным решениям. Рейдив, конечно, давно привык к этим недостаткам помощника, но порой они проявлялись очень уж не к месту. Вот и сейчас Камис заранее ненавидел равновесного, ненавидел лишь за то, что тому крайне не повезло в жизни.
        — Извини, Рей. Не волнуйся, уж с этих двоих я глаз не спущу. Как только они выйдут на связь с мальчишкой, я сразу же об этом узнаю.
        — Вот. Это уже совсем другое дело,  — довольно кивнул Рейдив кор Минор. Камис, чуть заметно скривившись, поклонился. Лично ему казалось, что все это дело не стоит и выеденного яйца. Но приказ начальства — это приказ начальства. Ведь воинскую присягу с него никто не снимал. Как и с остальных членов их небольшого, но уцелевшего в горниле Войны отряда.


        Остров Надежды, порт Илоринэ
        876 г.п.к., месяц средень, день 4-й


        А Вилора и Милесар тем временем обходили в порту все стоявшие на приколе суда. Оба выпускника Академии никак не могли решить, в каком направлении плыть и чьими услугами воспользоваться. Лес ощущал присутствие их сбежавшего друга, но как-то слабо, словно что-то приглушало обычно стабильный сигнал.
        — Так куда?  — Даже спокойную целительницу все эти хождения по окрестным причалам уже порядочно достали.
        — Если б я знал!  — в том же тоне откликнулся ее друг.  — Виль, я чувствую лишь направление. Весьма приблизительно, кстати! Так что нечего на мне срываться — я и так делаю все, что в моих силах.
        — Я и не прошу сказать, где сейчас Риан. Я всего лишь спрашиваю, куда и на чем мы плывем! В конце концов, после защиты почти неделя прошла, а мы все никак с острова убраться не можем!
        Милесар неопределенно пожал плечами. Брать на себя еще и такую ответственность он не хотел. Да что говорить, он и сам с каждым днем становился все более взвинчен и напряжен. Обычное беспокойство за друга усиливалось странными непонятными ощущениями, которыми его щедро одаривала изменившаяся метка. Маг невольно поскреб тыльную сторону левой ладони. К его привычным двадцати янтарным бусинкам добавилась еще одна, ярко-алая. И она существенно изменила рисунок родового знака, чей смысл еще только предстояло понять.
        — Ладно, Виль, поплывем на лайнере. А когда доберемся до материка, я попробую снова. Думаю, так удобнее — по крайней мере, не будем зависеть от сиюминутных желаний капитанов кораблей.
        Вилора согласно склонила голову. Ей это решение показалось лучшим из возможных.
        — Тогда пойдем за билетами. Не хотелось бы затягивать с отправлением — мы и так слишком задержались здесь,  — и девушка, схватив друга за рукав, решительно направилась к зданию портовых служб.
        Два драэка, вот уже несколько суток не спускавших глаз с этой странной пары, переглянулись и направились следом. У них имелся приказ. И они твердо были настроены его исполнить.



        Глава 9
        ШАНСЫ И ВОЗМОЖНОСТИ

        Тень


        Весь следующий месяц мы были слишком заняты своими внутренними проблемами, чтобы хоть как-то отслеживать реакцию дарков на нашу вылазку. А реакция, надо сказать, не заставила себя ждать: на материке поднялась такая волна, что накрыла собой все заинтересованные стороны… Впрочем, это было и неудивительно, если учесть, каким грандиозным фейерверком закончилась наша последняя боевая миссия. Да уж, «светиться» мои ребята умеют знатно. С другой стороны, мы всегда были этакой группой устрашения, работающей большей частью демонстративно, с шумом и всяческой иллюминацией.
        К счастью, на нас пока что не вышли. Да и не выйдут, если только к аналитической работе не приставят совсем уж безумца и фантазера — кто же поверит, что лабораторию атаковали тысячелетние мертвецы?
        Что касается химер, то они прижились у нас. Да-да, все четыре сотни. В общем, вокруг руин обители довольно быстро организовалась небольшая деревенька, по первости состоящая лишь из временных деревянных бараков да шалашей. К счастью, на дворе стояло лето, и пока этих нехитрых сооружений хватало. Правда, уже через месяц-другой зарядят дожди, и к тому моменту хорошо бы завершить восстановление хотя бы казарм, а там, глядишь, и до личных домов офицерского состава дойдем…
        И все-таки все обстояло не так уж и прекрасно. Новые люди заметно разрядили обстановку, добавив в нашу жизнь хоть какой-то смысл, но они же стали и причиной проблем. Трех с половиной врачей (один так и не оправился до конца после выхода из кокона) было явно недостаточно, чтобы контролировать почти четыре сотни измененных. Да и столь необходимых препаратов, блокирующих ту или иную часть мозга, у нас оказалось слишком мало — не рассчитывали мы при закладке хранилищ на подобные случаи! Пришлось в срочном порядке два из трех пищевых синтезаторов перенастраивать для производства элементарных лекарственных средств. Медики тихо матерились, проклиная криворуких техников, но в ход пускали все, что было под рукой. Я же с каждым новым днем все мрачнела. Вот уже неделя, как по плану необходимо было вывести из коконов новую группу, а я оттягивала это, ибо понимала, что врачей на всех точно не хватит. Они и так работали на износ, довольствуясь лишь тремя-четырьмя часами сна в сутки, а то и вовсе не ложились… их приходилось загонять в кровати буквально палками, но некоторые умудрялись сбегать даже из-под
присмотра…
        Вот как на таких еще пять десятков истощенных людей вешать, а? Они же до смерти себя загонят!
        — Командир!  — Сан появился рядом и как-то слишком уж укоризненно посмотрел на меня. Опять будет отчитывать. Сейчас начнет напоминать о долге и обязанностях, о том, что я срываю ко всем чертям все графики и планы, а еще попусту рискую чужими жизнями… Я заранее знала все, что он мне скажет. Сама раз за разом говорила себе то же самое, но выхода словно бы и не было. Либо четыре сотни химер. Либо пять десятков умирающих гражданских. И тех, и тех четверо — ладно, пусть пятеро (если считать еще и Эльсо)  — медиков не вытянут. Они же не древние чудотворцы, право слово!
        — Сан, я все знаю. Но можно же потянуть еще немного…
        — Нельзя! У нас в красный режим перешло уже шестьдесят процентов коконов! Шестьдесят, Тень! Еще немного, и система рухнет ко всем чертям! И тогда у нас на руках окажется три тысячи трупов!
        — Хорошо. Что ты предлагаешь?  — устало спросила я. Но ответил мне не Сан, а незаметно подкравшийся к нам эл.
        — Надо выводить в реальность весь первый уровень. Сразу. Если делить его на сегменты и отключать посекторно, как мы планировали первоначально, отказы начнутся уже через месяц.
        Я медленно набрала в грудь воздух, задержала на пару мгновений дыхание, чтобы хоть как-то успокоиться, и только после этого выдала:
        — Эльсо, это свыше пяти сотен человек разом! А у нас, даже если считать тебя, всего пять медиков!
        — Значит, придется вертеться. Минимальную настройку на целителей способны пройти еще человек тридцать. Конечно, это будет лишь базовый курс, он весьма ограничен, но зато не займет много времени: два-три часовых сеанса — и можно сказать, курсы на медсестру или медбрата завершены.
        — Недостаточно. Более того, я не рискну запихивать в камеры настройки химер. Большинство из них все еще физически и психически нестабильны! Им надо полноценные блоки ставить, а не пичкать лекарствами. Но пока у нас не будет достаточно врачей…  — Я развела руками. Замкнутый круг какой-то. Без квалифицированных медиков нельзя было начать реабилитацию измененных. Но так как химеры забирали на себя практически все наши ресурсы, мы не могли позволить себе вывести в реальность лекарей, спавших в коконах.
        — Хорошо. Тогда у меня есть еще один вариант,  — внезапно произнес Эльсо. Я недоуменно посмотрела на эла. Уж больно решительно это прозвучало, словно он собирался снова предложить какой-то безумный план.
        — Я слушаю.
        — Я предлагаю зайти с другой стороны. Например, мы можем легализоваться в этом мире.
        — Зачем? И как?  — устало спросила я. Сейчас я была готова выслушать даже самые сумасбродные идеи.
        — Очень просто. Купим дом где-нибудь на западном побережье и откроем какой-нибудь госпиталь или больницу. Для начала будем позиционировать это как частное заведение, в котором лечатся граждане, не желающие, чтобы об их болячках пошли слухи.
        Я задумчиво кивнула. Как и большинство предложений чтеца, оно было интересно настолько же, насколько рискованно и безумно.
        — Идея хорошая,  — нехотя признала я,  — но явно несвоевременная. Нам своих спасать надо, а потом уж и в мир выйдем! Пока у нас слишком мало ресурсов.
        — Ты не поняла, Тень. Я предлагаю всех наших из коконов перемещать прямо туда. Наймем целителей из магов — и пусть те их выхаживают. Убьем сразу двух зайцев: и своим поможем, и задел на будущее создадим.
        Идея была интересная. Вот только в три дня подобное не провернешь. Вернее, нет ничего невозможного, но это потребует таких затрат…
        — Откуда нам взять средства? Покупка дома, оформление лицензии частника, найм магов-целителей… это очень крупная сумма. Мы засветимся на весь материк,  — хмуро произнесла я, однако про себя уже начала изыскивать ресурсы на это сумасшествие.
        — Золото орденской и эльтианской чеканки. Многие коллекционеры душу продадут лишь за возможность подержать в руках монеты погибших цивилизаций.
        — Засветимся,  — снова произнесла я. На этот раз еще убежденней и жестче.
        — Нет. Я потому и предлагаю город на западном побережье, что можно выдать несколько монет за клад, случайно пойманный в море рыбаками. Тут главное сумму взять не слишком большую и обставить все как чистую случайность, иначе нас потом замордуют местные теневые авторитеты.
        — Внезапно разбогатевшие рыбаки не открывают больниц, Эльсо. Они едут в ближайший большой город и спускают все деньги на баб и выпивку,  — я продолжала выискивать слабые места в плане принца. Конечно, у меня не было и такого, но я просто не могла сдаться без боя. Это же был Эльсориан! А с ним я не соглашалась никогда. Из принципа.
        — Не придирайся, Тень! В каждом селении есть свой блаженный, способный совершить и более странный поступок. Достаточно лишь найти такого — и он послужит отличной ширмой для наших дел.
        Я обреченно вздохнула. Эльсо уже загорелся новой идеей, а значит, никаких разумных доводов не приемлет. Да и что говорить? Альтернативы у нас в любом случае нет.
        — Как много времени тебе понадобится?
        — Двенадцать часов,  — как-то смущенно пробормотал мыслечтец.
        — Что?!  — Я с трудом удержалась от того, чтобы вцепиться в куртку стоящего напротив эла и хорошенько его встряхнуть за подобные известия. Может, мне это послышалось? Все-таки постоянное напряжение, усталость…  — Повтори.
        — Двенадцать часов,  — подчинился он.  — Я уже две недели занимаюсь этим вопросом. Не хотелось раньше времени светиться, но раз уж все равно других вариантов нет…
        — То есть все озвученное тобой уже находится в работе?  — сурово глядя на чтеца, спросила я.
        — Именно,  — коротко подтвердил он.
        — И на какой стадии?
        — Через шесть часов начнутся торги. Собственно тогда же с молотка должны уйти пять золотых монет староэльтианской чеканки. А подходящий нам дом будет проходить одним из последних лотов. Здание довольно старое, но просторное, для наших целей сойдет. Кстати, раньше в нем размещался приют для больных и немощных, но он разорился, поэтому строение со всей обстановкой пойдет с молотка. Так что переделывать и перестраивать ничего не придется.
        — Ясно. А что насчет персонала?  — чисто из вредности поинтересовалась я. Уж больно все складно выходило. Продумано — не придерешься. А придраться хочется, потому что кто-то излишне инициативный снова заигрался в эльтианского принца.
        — После закрытия приюта без работы осталось несколько сестер милосердия. Они хоть и не квалифицированные врачи, но присматривать и выхаживать больных умеют. Помимо этого есть надежда на выпускников факультета целителей из Академии магии — маловероятно, что они сразу же найдут работу в городе, где все более-менее хлебные места давно поделены между их старшими коллегами.
        — Ясно. Ты снова все просчитал. Что ж, тебе и карты в руки. Постарайся провернуть все в кратчайшие сроки. Если понадобятся ресурсы — человеческие или материальные — бери не задумываясь. Нас не очень много, конечно, и целители из нас хреновые, но тряпку и швабру в руках держать каждый умеет.
        — Понял, Командир. Разрешите выполнять?
        — Беги уже, активист недоделанный! И, Эльсо, не забывай, что инициатива бывает наказуема…
        — Не волнуйся, Тень,  — бросила эта белобрысая скотина и сбежала прежде, чем я успела что-либо сказать.
        — Какие-то у вас странные отношения…  — задумчиво произнес Сан. Я невольно вздрогнула. За эти несколько минут, наполненных для меня исключительно Эльсо, я успела забыть, что рядом присутствовал кто-то еще.
        — Какие есть,  — пожала плечами я. Объяснять своему заму я ничего не собиралась. Да и зачем ему лишние знания? Довольно и того, что прошлое — мое и чужое,  — мучает меня саму. Втягивать в этот многолетний конфликт еще и Сана мне казалось неоправданным и недальновидным.
        — Ладно, раз с этим все, то пойдем глянем, по какой схеме выводить в реальность первый уровень будем…
        Я кивнула и последовала за своим замом. Нас связывала чертова уйма лет, но почему-то о том, что полного доверия между нами никогда не было и, возможно, никогда не будет, я подумала только сейчас. Странно, но даже Эльсо в этом плане мне был ближе…


        Материк, земли драэков, порт Найрис —
        деревня Последний Приют
        876 г.п.к., месяц средень, день 6-й — сытень, день 7-й


        Найрис, самый северный из всех портов Дракского Содружества, встретил выпускников Академии мелким моросящим дождем и покрытыми грязными лужами мостовыми. Городок был небольшой, портовый. Несмотря на то что к пристани подходили чаще всего лайнеры регулярных рейсов, обогатиться за этот счет он так и не смог. Три главных улицы да с десяток переулков-ответвлений — вот и все, что предстало глазам магов, выбравшихся наконец с острова Надежды.
        Милесар, обозрев все это «богатство» с палубы корабля, невольно поморщился. Он ждал чего-то большего от «самой северной точки Содружества». Вилора, заметив реакцию друга, невольно улыбнулась. Ее всегда забавляли чисто драэкские привычки приятеля. Вроде и не жил почти с сородичами, но некоторые их поведенческие реакции выдает на автомате. Свойство крови, наверное.
        — Лес, ты знал, куда покупал билет. Здесь не центр клановых земель, а всего лишь один из десятка городков, расположенных на северном побережье. И, кстати, это далеко не самый ближний к Академии порт, а потому поток приезжих не столь велик, чтобы излишне напрягаться с перестройкой города.
        — Да знаю я!  — недовольно буркнул драэк. Он не любил, когда подруга начинала вещать в таком плане — раздражала эта ее всепонимающая насмешливая улыбка и таинственный блеск синих глаз. В такие моменты он даже понимал, за что его предки ненавидели элов. За подобное покровительственное отношение можно и в морду получить! К сожалению, Вилора была девушкой и другом. Чем бессовестно и пользовалась!
        — Не бесись,  — мягко пожурила его целительница.  — Лучше скажи, куда нам дальше ехать. Думаю, останавливаться в этом городе не стоит. Ночь, максимум две, и нам необходимо продолжить путь, пока местные маги не заинтересовались, почему это двое выпускников шатаются без дела.
        — Нам надо на юго-восток. Насколько далеко, сказать не могу. Но если будем придерживаться этого направления, то к Риану точно выйдем.
        — Хорошо. Завтра постараемся разжиться каким-нибудь транспортом и сразу же отправимся. Полагаться на транспортную сеть почтового сообщения, думаю, не стоит. Мы не настолько хорошо знаем конечную точку маршрута.
        Милесар лишь безразлично пожал плечами. Его задачей было определить, где Риан. Все остальное ложилось на хрупкие плечи эльтианки. Как и всегда, впрочем. С самого начала так повелось, что хозяйственная девушка постоянно брала решение подобных вопросов на себя. Вот и разбаловались ее приятели настолько, что теперь даже не пытались лезть на «чужую территорию».
        Ночь в портовой гостинице среднего пошиба прошла без каких-либо происшествий. Впрочем, утро тоже никаких новых проблем не принесло, скорее разрешило некоторые: потерявший в последнем шторме весь груз торговец с радостью продал двух лошадей выпускникам. Взял он с них, конечно, гораздо больше реальной стоимости, но тут даже обычно рачительная Вилора не возмущалась — достать более-менее пригодный к длительным переходам транспорт в подобной глуши было почти чудом, а значит, он стоил потраченных денег.
        Следующие дни слились для бывших студентов Академии в один нескончаемый поток серых будней. Они продолжали упрямо двигаться на восток, все ближе и ближе подбираясь к руслу реки Гримоны, а значит, и к степи кочевников. Вилора, осознав это на десятый день пути, весьма цветисто выругалась, тем самым вогнав своего спутника едва ли не в ступор. За все время их знакомства крепкие выражения эльтианка позволяла себе раз или два и то лишь в исключительных случаях. В исключительно безнадежных, если говорить честно.
        — Что-то не так?  — полюбопытствовал Милесар, решив не акцентировать внимание на лексиконе подруги.
        Вилька хмуро глянула на спутника, но, несмотря на нежелание вести беседу, ответила:
        — Да. Если мы продолжим двигаться этим маршрутом, то рано или поздно уткнемся в земли кочевников.
        — И что?  — Лес, как и всегда, не желал оценивать ситуацию, дожидаясь, пока девушка ему все растолкует.
        — А то, что в степь без сопровождения нам не попасть. Вот только, зная везучесть нашего общего друга, я могу гарантировать, что он именно там и окопался.
        Вот теперь Милесар понял. И, надо сказать, происходившее нравилось ему все меньше.
        — В степь нам не попасть. Но что нам тогда делать? Поворачивать обратно?
        Вилора покачала головой. Она и сама не знала ответов на эти вопросы. Все их планы сводились к тому, что сперва они должны были встретиться и только потом уже думать о будущем и дальнейших планах. Все вместе, втроем.
        — Нет. Будем двигаться дальше. Подойдем к самой границе со степью, если Риан все-таки там. Осядем в какой-нибудь не очень примечательной деревеньке и будем ждать. Возможно, нам повезет и мы сможем примазаться к какому-нибудь проходящему через степь каравану… или договориться с кем-нибудь из кочевников…
        — Осядем? Виль, не думаю, что нас примут с распростертыми объятиями…  — Милесар попытался образумить излишне увлекшуюся подругу, но та лишь скептически хмыкнула:
        — Лес, ты действительно веришь, что кто-то из жителей небольшого городка, мало того что на отшибе, так еще и практически в степи, будет возражать против нашего присутствия? Мага земли и целительницы? Не глупи! Гораздо вероятнее, что нас засыплют работой на десять лет вперед!
        С этим было не поспорить. Впрочем, Вилора всегда умудрялась принимать самые обдуманные и взвешенные решения за краткий срок.
        — Ладно, я согласен,  — обреченно вздохнув, сдался драэк. Хоть он и не горел желанием неизвестно сколько прозябать в каком-то захолустном селении, но этот план был ничем не хуже прочих. Единственное, что ему оставалось, это надеяться на благоразумие Риана и на скорую встречу с ним где-нибудь на полпути к степям.
        Вот только его надеждам не суждено было сбыться. Как выяснилось пару недель спустя, их невезучий приятель действительно находился у кочевников. И добраться до него не было никакой возможности.
        Зато они добрались до небольшого приграничного поселения, стоявшего на холме в излучине Гримоны.
        — «Последний Приют»? Шутишь?!  — обозрев кособокую вывеску перед въездом в деревню, воскликнул Милесар.
        Вилора лишь апатично пожала плечами. Дорога ее ужасно вымотала, и единственное, о чем мечтала эльтианка, это о сытном обеде и нормальной кровати. Все остальное сейчас занимало куда меньше. Если говорить совсем уж честно, то любопытное название деревни интересовало ее в самую последнюю очередь.


        Материк, бескрайняя степь
        876 г.п.к., месяц сытень, дни 1-й — 5-й


        Мир словно раскололся надвое: на то, что было до спонтанного выброса сил, и то, что еще только-только начинало себя показывать сейчас. Первым удивительным открытием для Риана стало новое место жительства. Шатер был не очень просторным, явно рассчитанным на одного-двух человек, но уже тот факт, что, кроме него, никто не смел заходить внутрь, радовал. Впрочем, поначалу это даже немного напрягало. Маг только-только привык к своей жизни в степи, а тут столь внезапный поворот… хотя не сказать, что он остался в накладе. Скорее, напротив, после того случая в селении к нему стали относиться с необъяснимым почтением — не так, как к старому шаману, конечно, но все равно это было лестно. И столь же непонятно.
        Его жизнь в селении также кардинально изменилась. Не только отношение рядовых жителей стало другим, но даже Учитель вел себя с ним как-то иначе… Последнее удивляло больше всего. А еще настораживало.
        Риан привык, что, если наставник внезапно становится учтив и приветлив, значит, ему что-то нужно. Старик же всячески выпячивал свое хорошее отношение. И при этом не давал ни малейших намеков на то, что же от выпускника Академии требуется.
        — Хэй, Райно! Кончай мечтать, а то скоро совсем зажаришься на солнце,  — окликнул мага шаман.  — Лучше иди мне помоги!
        — Уже иду, Учитель,  — откликнулся Риан, моментально соскакивая с места и направляясь к старому степняку.
        — Я тебе уже тысячу раз говорил, что ты можешь звать меня по имени — Сарумат.
        — Мне так привычнее,  — пожал плечами маг. Ему было сложно перестроиться, несмотря на прошедшее время. Хотя оно и понятно: когда тебе ничего не объясняют, волей-неволей пытаешься придерживаться уже проверенной линии поведения.
        — Ты уже не просто мой ученик, Райно, ты полноправный шаман племени. Пока еще юный совсем, необученный, но все равно ты заслужил право иметь собственное имя и распоряжаться чужими. Не дело игнорировать этот дар.
        Маг промолчал. Он просто не знал, что здесь можно ответить. Несмотря на то что старик снова и снова называл его шаманом, Риан не верил в подобное. Нельзя только лишь после одного стихийного прорыва сразу обрести подобное положение — необходимо долго и кропотливо учиться, работать над собой…
        Но степняки, видимо, считали иначе. По крайней мере, за последний месяц никто не приставал к магу с тренировками и не гнал на них из-под палки. Да, теперь Риан ходил на них сам. Просто потому что больше в деревне шаману и заняться-то нечем… Не удивительно, что учитель их так мучил — наверняка, он тоже от скуки маялся.
        Так и тянулись будни в тренировках, которые он вполне мог бы пропускать, в непонятных беседах с наставником, оставляющих странный след внутри, да в вынужденном безделье, в то время как остальные были заняты бытовыми проблемами.
        До каких пор продлилась бы подобная жизнь, Риан так и не узнал. В одно не по-летнему прохладное утро мага разбудил не привычный гомон просыпающейся деревни, а короткое прикосновение к плечу. Невольно подскочив, он машинально вцепился в рукоять недавно подаренного наставником воинов акинака[7 - Акинак — короткий меч, по форме больше напоминающий длинный кинжал. В отличие от обычных мечей им наносятся не рубящие, а секущие удары.] и даже попытался нанести удар… но эту попытку довольно грубо пресекли.
        — Тихо!  — шикнул кто-то из полумрака, царящего в шатре в столь ранний час.
        — Учитель?  — неуверенно уточнил маг. Голос несомненно принадлежал старому степняку, но зачем тому пробираться в жилище своего бывшего раба? Это было совершенно непонятно.
        — Собирай вещи. Только не шуми. О нашем уходе не должны прознать раньше времени.
        Риан послушно вскочил на ноги. Сонливость и не думала исчезать, но тело, привыкшее беспрекословно подчиняться командам наставника, послушно исполняло указания, пока разум продолжал дремать. Собственно, именно поэтому и первые вопросы у мага в голове возникли лишь к тому моменту, как они выбрались за границы поселения.
        — А мы куда?..  — попытался вызнать равновесный.
        — К истокам,  — даже не соизволив глянуть в его сторону, откликнулся заметно торопившийся шаман. И Риан как-то сразу понял, что всем его вопросам суждено остаться без ответа…
        В некотором отдалении от селения, на небольшой, не просматриваемой из селения полянке, расположенной сразу за холмом, их ждали. Несколько нагруженных высококлассных скакунов. И Третий.
        Теперь Риан сообразил: что бы там ни замышлял их Учитель, готовилось все это не один день. Теперь осталось понять лишь одно: для чего? Какая роль во всем этом отводилась ему? Впрочем, это он мог узнать только сам, потому что старый шаман никогда не давал однозначных ответов.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц сытень, день 5-й


        Рейдив кор Минор смотрел на мрачневшего с каждым новым днем помощника и никак не мог заставить себя поинтересоваться, в чем дело. Камис терпеть не мог проигрывать. Но это было лишь половиной дела. Гораздо больше он ненавидел признаваться в собственном бессилии. Собственно поэтому ректор Академии и не спешил давить на своего подчиненного. В любом случае долго носить что-то в себе его бывший адъютант приучен не был — ярко выраженная эльтианская кровь не позволяла гасить подобные порывы.
        И ректор дождался.
        — Они остановились,  — вместо приветствия произнес Камис, без стука врываясь в кабинет начальства. Начальство в лице бывшего главнокомандующего драэкских соединений Объединенной армии не то что не оскорбилось, но даже и не удивилось подобному поведению подчиненного.
        — Кам, давай обойдемся без наводящих вопросов с моей стороны, хорошо?  — Поняв, что пауза в докладе адъютанта затянулась не из-за сбитого в спешке дыхания, попросил Рейдив.
        — Как скажешь,  — тут же коротко кивнул Камис. Несмотря на годы жизни на гражданке и весьма свободный подбор слов при общении, кое-какие армейские привычки изживались из рук вон плохо. В основном это были жесты, отработанные за сотни и сотни построений, маршей и смотров.  — Если коротко, то Вилора и Милесар наконец-таки завершили свое путешествие через весь материк. По крайней мере, мне удалось выяснить, что эти двое попросили оформить им лицензию практикующих магов в небольшом селении на юго-восточной границе.
        — У самой степи?
        — Именно. Так что мои выводы полностью подтвердились. Этот мальчишка, Риан, совершенно точно находится на территории кочевых племен.
        — И что нам это дает?
        — Это сужает круг поисков!  — припечатал Камис, на секунду даже забыв, где находится и с кем имеет дело. Эта увлеченность также была хорошо известна Рейдиву. В свое время данное свойство эльтианской части адъютанта бесило его, но потом он понял и оценил все преимущества, которые ему давал этот необычный парнишка. С тех пор прошла бездна времени, но многое осталось неизменным.
        — Хочешь меня бросить перед нашествием спиногрызов? Кам, вообще-то до начала нового учебного года, а значит, и до возвращения большей части проблемных деток в эти стены осталось едва ли два десятка дней.
        — Я знаю, Рей, но только я смогу его отыскать. Я найду мальчишку и, если понадобится, за шкирку притащу сюда!
        — Вообще-то он даже не подозреваемый…  — с легкой насмешкой напомнил ректор. Вот только его слова своей цели не достигли — Камис Шеридан, мастер по решению «трудных вопросов», уже взял след. А значит, никто и ничто по эту сторону реальности не заставит его свернуть с выбранного пути…
        Порой бывший главнокомандующий даже завидовал такой особенности своего адъютанта… впрочем, почти всегда следующей приходила мысль о том, что орден действительно следовало вырезать. Хотя бы для того, чтобы подобных Камису уникумов было как можно меньше. Смешанная кровь давала своим обладателям слишком много преимуществ.



        Глава 10
        МЕЛКИЕ СОБЫТИЯ НА БОЛЬШОМ ПУТИ

        Тень


        Тишина и покой…
        Эх, как жаль, что теперь они мне даже не снятся… Впрочем, возможно, тому виной полное отсутствие времени на сон в моем графике. Но не буду жаловаться, ибо так не у меня одной. Сан уже давно существует на одном лишь упрямстве. А вот откуда силы берутся у нашего эла, я просто не представляю. Эльсо умудряется успевать везде и всюду и при этом выглядеть преступно свежим и бодрым… В общем, в такие моменты я ненавижу его даже сильнее чем обычно. Хотя куда уж сильнее-то?..
        Вот и сейчас он возник передо мной с этой своей извечной раздражающей улыбкой на лице. Разумеется, просто пройти мимо и сделать вид, что мы не знакомы, он не мог — у него же день не задастся, если он хотя бы разок не доведет меня до бешенства с утра пораньше!
        — Эй, Командир, вот тебя-то я и ищу!  — радостно возвестил Эльсо и едва ли не вцепился в меня. Такое чувство, что я собиралась от него сбежать! От такого убежишь, пожалуй.
        — Что случилось?  — хмуро глядя на сияющего бодростью мыслечтеца, спросила я.
        — Пока ничего, но я же обещал тебя познакомить с Лионом. Ну, помнишь, мы обсуждали мой план… Вот он и занимается его реализацией на месте. Кстати, мы уже готовы принять пациентов. Не хватает только твоего одобрения.
        Угу. Нужно оно тебе, как же! Так я и поверю. Видимость тебе нужна, что все со мной согласовано, а на прочее тебе плевать!
        К сожалению, поздно было демонстрировать подобные чувства с моей стороны. Магистр учил меня никогда не отступать от своих решений, а я уже во всеуслышание заявила, что поддерживаю последнюю безумно-гениальную идею Эльсо.
        — Что именно от меня нужно?  — сухо поинтересовалась я. Теперь мне оставалось лишь надеяться, что у этого эла хватит совести не требовать от меня слишком многого.
        — Сущая мелочь, Командир! Необходимо лишь вместе со мной отправиться в порт Инойс, осмотреть наше последнее приобретение и познакомиться с человеком, согласившимся нам помочь.
        Эх, знала же, что на милосердие с его стороны рассчитывать не приходится, но все равно почему-то надеялась… Он ведь даже не добьет, если подыхать буду! Принц, одним словом!
        Подавив первый порыв послать мыслечтеца лесом, я заставила себя расслабить плечи и шею и только после этого с демонстративным спокойствием произнесла:
        — Хорошо. Когда?
        — Если ты свободна, то прямо сейчас. Не стоит тянуть с этим делом, Командир. Думаю, потери уже неизбежны, но надо хотя бы попытаться их снизить.
        Вот как раз с этим я спорить не могла. Еще накануне вечером Сан мне выдал сведения о практически не функционирующих коконах, люди в них были пока еще живы, но степень истощения их организмов уже приблизилась к критической отметке. К сожалению, выводить в реальность индивидуально мы не могли, а неисправные элементы оказались разбросаны по разным уровням и сегментам.
        — Хорошо. Дай мне пять минут. Сейчас сообщу Сану и отправимся. Надеюсь, координаты для перемещения ты уже взял.
        — Разумеется, Командир, как же иначе? Даже проверить успел. Все будет в лучшем виде!
        Надо ли говорить, что демонстрируемый Эльсо энтузиазм меня несказанно бесил? Как он, нагруженный больше меня, вообще может оставаться настолько довольным жизнью? Это что, особая эльтианская техника? Или он каким-то чудом все-таки находит время на сон?!
        — Как скажешь,  — буркнула я и направилась на поиски своего зама. На Сана свалились почти все бытовые вопросы, коих в связи с увеличением численности населения было немало… впрочем, на мне самой проблем висело не меньше.


        На беседу с Саном я потратила чуть больше времени, чем рассчитывала. Эльсо, крутившийся неподалеку и бросавший на нас нетерпеливые взгляды, раздражал все сильнее. Кажется, я начинаю понимать, почему за столько лет и несчетное количество бессмысленных попыток его никто так и не достал. Это ходячая батарейка просто не умеет сидеть на одном месте, поэтому-то он постоянно и обходил посылаемых за ним убийц на шаг-другой. К сожалению, в качестве союзника он еще более разрушителен, чем в качестве врага.
        — Ладно, Сан, запускай программу постепенного отключения коконов. Раз уж Эльсо тянет меня любоваться на его свершения, значит, все готово. Как и планировали, начнем с небольшой группы, а дальше посмотрим…
        — Командир, а что насчет оборудования?..
        — Выждем немного. Но самых тяжелых пока оставляем у себя. Хоть с персоналом у нас и напряженно, но технологии точно лучше, чем во внешнем мире. Если затея Эльсо не провалится, то можно будет поделиться нашими наработками, но пока об этом говорить рано…
        — Понял,  — сухо ответил Сан и, кивнув мне на прощание, поспешил удалиться. У него в последнее время действительно было больше дел, чем обычно.
        — Наконец-то! Командир, не думал, что тебе свойственны женские черты… сколько можно было тут трепаться?!  — Эльсо подскочил ко мне сразу же, как ушел мой зам. И, разумеется, его привычная бесцеремонность была при нем. Эту маску он носил исключительно в землях ордена, когда нас окружали товарищи по оружию, и ему было глубоко безразлично, слышали они нас при этом или нет. Да, наш мыслечтец был балагуром и весельчаком. В отличие от генерала эльтианских частей Белого Ветра, печально известного всем участникам последнего военного конфликта.
        С другой стороны, я была ничем не лучше него. Все мы в той или иной мере врем окружающим. Просто порой находятся те, рядом с кем мы не утруждаем себя… и чаще всего это не друзья, а старые враги. Такая вот занимательная математика.
        — Пойдем. Не будем затягивать с этим делом,  — не желая влезать в очередной бессмысленный спор, навязанный исключительно на потеху толпе, бросила я. Эльсо, сверкнув на меня льдисто-голубыми глазами, кивнул. Ему не нравилось, как я себя с ним вела. Да, моя холодность в отношении него никого не удивляла, она была привычной и всем известной, но в то же время знающие меня люди всегда подмечали полутона… и в последнее время я обращалась к нашему мыслечтецу только как к давнему врагу. Впрочем, все его поведение тому способствовало.
        Перемещение не заняло много времени. Эльсо снова открыл портал. Что-то из светлой эльтианской магии, а потому мне совершенно непонятное и чуждое, но все равно как-то неуютно было… Я давным-давно привыкла к технологиям ардов. Орден в свое время немало их разработок собрал по всему миру, и большинство из них мы смогли адаптировать и приспособить под свои нужды. С магией все было не так. Что драэкская, что эльтианская, она оставалась загадкой для меня. Возможно, поэтому я и стремилась относиться к ней как к балаганным фокусам…
        К сожалению, это удавалось далеко не всегда. Сейчас, например, когда мы появились на каменистом берегу моря, втянули в легкие бодрящий аромат неспокойных вод, практически почувствовали соленое прикосновение ветра к губам… невозможно в одно мгновение перенестись из места, затерянного в самом недоступном уголке мира, сюда. По крайней мере, никакой известной мне логике подобное не поддавалось!..
        Проклятье! И почему только я раньше не подумала?! Эльсо ведь просто физически не может так свободно чувствовать себя в этом мире! Наши-то порталы вообще не работают! Лишь в зоне прямой видимости от них есть еще хоть какой-то толк, а вот так скакать по всему обитаемому миру, как это делает наш неуловимый эл, точно невозможно…
        — Давно хотела спросить…  — Стараясь не выдать своего замешательства, негромко начала я. Эльсо, стоявший буквально в трех шагах от меня, подошел еще ближе, так, чтобы шум волн не заглушал моих слов.  — Как тебе удается так точно выстраивать порталы, если все известные нам ориентиры давно уничтожены? Никто из отряда даже не помышляет о перемещениях за пределы наших земель, а ты носишься по всему миру, словно так и надо.
        — А я все ждал, когда же ты дозреешь, чтобы спросить,  — легкомысленно ухмыльнувшись, произнес Эльсо.  — Я думал, что ты сделаешь это раньше, еще тогда, когда мы планировали операцию по ликвидации лаборатории… но ты даже не поинтересовалась, каким чудом наш отряд прибыл на место, не превратившись по дороге в кучу кровавых ошметков.
        Вот тут мне сказать было нечего. Сглупила. Мы все тогда настолько окунулись в насущные проблемы, что о невозможности перемещений в этом обновленном мире я даже не подумала… приняла все как должное…
        — Эх, Тень, не разочаровывай меня. Помнишь, как мы в первые же дни после возвращения отследили эвакуационный портал?
        Я кивнула. Подобное было сложно забыть. Если до того момента я и лелеяла какие-то надежды, то после знакомства с тем поселением они окончательно меня покинули. А уж добытые Эльсо сведения нанесли контрольный удар.
        — Так вот, я помимо книг тогда купил еще и расчетную карту для постройки эльтианских порталов. Собственно, ей я и пользуюсь,  — как ни в чем не бывало сообщил мне этот хитрый лис. Вот ведь проныра! Даже в таких мелочах он все еще меня обходит!
        Впрочем, сама виновата. Именно так и отличаются толковые полководцы от неподготовленных к власти девиц. Эльсо точно знает, что и когда ему нужно, а потому пытается заранее запастись всем необходимым и подготовиться к неожиданностям. Я так не могу. Я урожденный боевик, способный действовать исключительно по ситуации. Я принимаю решения на всплеске адреналина и зачастую после глубоко жалею о них, но иначе я не мыслю своей жизни. Я не правитель, а исполнитель. Так было всегда. И так будет. Вот только приказывать мне станет отнюдь не этот эл. Орден всегда служил и будет служить лишь одному человеку — своему Магистру. И эта вакансия давным-давно занята.
        — Она же, наверное, стоила целое состояние…  — не придумав ничего умного, задумчиво произнесла я. Не знаю, чего я хотела этим добиться, возможно, просто не желала демонстрировать свое замешательство, но чего уж я точно не ждала, так это его ответа:
        — Не считай чужие деньги, Тень! Из орденских средств я ни медяшки не потратил.
        Как же сложно с ним иметь дело! Принц, одним словом! И кто бы только знал, как меня раздражают эти его монаршие замашки, почему-то выныривающие наружу в самое неподходящее время!
        — Ладно, дело твое,  — хмуро кивнула я.  — Только впредь, будь добр, ставь в известность о своих перемещениях меня или Сана. И пересчитай свою портальную карту под остальных. Тогда, если тебя прикончат во время очередной самоволки, мы хотя бы не окажемся запертыми на острове.
        — Как скажешь, Командир. Я как раз и собирался этим заняться после завершения всех дел здесь.
        — Кстати, где это «здесь» находится территориально?
        — Не уверен, что ты вспомнишь, но в самом центре Ничейных земель, аккурат между левым и средним рукавами Трианики[8 - Трианика — река в центральной части материка, изначально состояла из трех довольно протяженных рукавов, сливающихся воедино на полпути к океану. В древности люди эти рукава так и называли: правым, левым и средним. После Катастрофы земли находившиеся западнее русла левого рукава практически полностью ушли под воду, а оставшиеся два притока Трианики назвали соответственно Триа и Ника.] находился торговый городок. Нейтральный. Правда, он умудрялся втайне поддерживать орденцев. К счастью, об этом так и не стало известно Объединенной армии, иначе мы бы сейчас стояли на занесенных песком руинах.
        Я безразлично пожала плечами. Меня мало интересовали вопросы внешней политики ордена. Различных сочувствующих нам селений и деревень в Ничейных землях было немало. Но большинство из них, не желая портить отношения с соседними государствами, не спешили заявлять о своей лояльности ордену. Впрочем, нам и без этого было неплохо. Все земли севернее левого рукава находились под нашей властью…
        Но это все в прошлом. Сейчас там лишь вода. Новое море. Уцелел лишь небольшой клочок земли, на котором располагалась наша обитель… даже от левого рукава остались лишь воспоминания. Там, где раньше текла полноводная река, теперь колышется жестокое море… мне даже страшно представить, сколько жизней оно поглотило в один-единственный миг. И еще страшнее от осознания, что, возможно, это повторится снова. По крайней мере, пока мы доподлинно не узнаем, что послужило причиной глобального катаклизма, приведшего к таким последствиям, нельзя сбрасывать со счетов возможность его повторения.
        — Вы явно думаете о чем-то не о том, Командир,  — внезапно подал голос Эльсо. Я невольно оглянулась на него, а ему только это и было нужно. В одно мгновение разрушив образ эльтианского принца, он задорно улыбнулся: — Не стоит так напряженно вглядываться в море. Рыбаки говорят, что оно может похитить душу.
        Я лишь обреченно покачала головой. Большей глупости в жизни не слышала, но не стоит забывать, что стоящий рядом со мной субъект помимо всего прочего еще и мыслечтец при исполнении…
        А это значит, что я преступно открылась. Пора заканчивать с этим, иначе в один прекрасный момент окажусь в тщательно расставленной ловушке. Может, это и паранойя, но, по моему скромному мнению, врагов бывших не бывает. Есть лишь на время затаившиеся.
        — Ладно, Командир, кончай про меня гадости думать, и пошли. Городок здесь, конечно, живописный, почти курортный, но у нас слишком много дел, чтобы бездарно терять время на любование пейзажами. Будет еще такая возможность.
        Я только равнодушно пожала плечами и махнула рукой — веди, мол. Окрестные достопримечательности меня волновали мало. Единственное, что не давало мне покоя, так это десятки тысяч жизней, которыми напиталось это море. Бессмысленно, конечно, винить слепую стихию, но я была убеждена, что, если хорошо поискать, найдется виновник и среди живущих…
        Впрочем, сейчас меня одолевали совсем другие заботы.


        — Вот, Командир, знакомьтесь, Лион, в недавнем прошлом рыбак, а ныне держатель небольшого медицинского центра,  — произнес Эльсо, буквально в воротах поймав за рукав спешившего по своим делам человека.
        Я хмуро оглядела замершего напротив меня субъекта. Невысокий, крепко сбитый загорелый мужчина. Лицо обычное, ничем не примечательное, такими простецкими чертами могут похвастаться практически все жители прибрежных деревень. Единственное, что говорило о его новом статусе,  — одежда, ее явно подбирал Эльсо, потому что вряд ли вчерашний рыбак мог найти вещи, говорящие о своей стоимости, но не кричащие об этом.
        — Командир?  — Человек недоуменно перевел взгляд с меня на Эльсо и обратно. Странно, я уже отвыкла от этого непонимания в глазах посторонних. Все спасенные нами личности восприняли отсутствие у меня имени как нечто само собой разумеющееся… хотя, может, они просто не решились спросить.  — Мне тоже вас так называть?
        Почему-то этот его вопрос меня взбесил. Не до алых пятен перед глазами и не до кровавых отблесков в волосах, конечно, но в достаточной мере, чтобы я рискнула ответить сама:
        — Нет. Командиром меня могут звать лишь члены моего отряда.
        — А остальные?..
        — Тень,  — без колебаний я представилась давно приставшим прозвищем.
        — Это какое-то сокращение?
        Та-ак. Понимаю, почему этот тип пошел на поводу нашего Эльсо. Он просто непроходимо глуп.
        — Нет, Лион. Это прозвище. У нее нет имени, потому что она всего лишь одна из теней нашего Магистра. Алая Тень, если быть совсем точным.
        — А что? Есть другие?
        — Уже нет. А раньше были. Вообще-то изначально у Магистра было три тени, но две из них доказали свою полную несостоятельность и ненужность, а потому в итоге осталась лишь наш Командир.
        — А алая-то почему?
        Вот любопытный на мою голову! И ведь не отвяжется! Но не читать же ему полную лекцию об истории становления ордена!
        — Вот поэтому!  — раздраженно сверкнув глазами, я тряхнула волосами. Легкое покалывание, родившееся в кончиках пальцев и прокатившееся по всему телу, сообщило мне о том, что демонстрация удалась. Не знаю, что ожидал увидеть этот человек (да и ждал ли он чего-либо?), но я предстала перед ним во всей своей проклятой красе. Смуглая кожа с неправдоподобно золотистым отливом, фосфоресцирующие зеленые глаза с вытянутыми в ниточку зрачками и… багрово-алые волосы. Собственно, Магистр прозвал меня Алой именно за них, потому что я на момент появления в рядах его последователей была единственной тенью. Но в памяти остальных еще жили трое моих предшественников-неудачников…
        — Врет она. Именование идет от внутреннего деления отрядов по цветам. Алый — это боевые подразделения. Черный — шпионы и палачи. Ну и третьим был представитель от гражданских, с его наименованием чуть посложнее, ибо он должен был связывать воедино несколько категорий жителей.
        — Эльсо, не увлекайся. Если так сильно желание почитать лекции, то могу тебе это устроить. Детей в школах как раз обучать некому.
        — Тень!  — с нескрываемым возмущением тут же откликнулся мыслечтец. Вот так всегда: если его все устраивает — я Командир, а как что не по его, так сразу по прозвищу величает… Впрочем, сама поступаю так же. Привычка — что поделать.
        — Ладно, давайте заканчивать с этим балаганом. Показывайте, что тут натворили,  — кивком указав на стоявший в нескольких шагах от нас дом, приказала я. К счастью, на этот раз никто из них не стал оспаривать моего решения и втягивать в очередной бессмысленный разговор.
        В конце концов, я всего лишь тень. И как любая нормальная тень, я жутко не люблю две вещи: толпу и свет. К сожалению, присутствие Эльсо в моей жизни всегда обеспечивало мне и то и другое.


        Материк, бескрайняя степь
        876 г.п.к., месяц сытень, день 5-й


        Все утро троица путников неспешно двигалась на запад. Учитель задавал темп, не слишком быстрый, но и не медленный. Третий время от времени вырывался вперед. Свобода явно вскружила голову самому младшему из учеников шамана. И лишь Риан уныло держался чуть позади. Маг все не мог понять, почему они так внезапно сорвались с места.
        Где-то к полудню, когда вошедшее в зенит солнце стало ощутимо припекать, Риан созрел, чтобы наконец поднять так интересующий его вопрос.
        — Учитель, а куда мы все-таки направляемся?
        — Я же уже говорил. К истокам. И начни уже использовать мое имя, Райно.
        — Не понимаю.
        — Что именно?  — ворчливо уточнил старый шаман, с живым любопытством поглядывая на мага из-под полей плетеной шляпы.  — Почему я требую от тебя выполнения простейших норм и правил общения?
        — Нет. Не понимаю, почему мы тайно уехали из деревни.
        — Вероятно, причина в том, что мы туда больше не вернемся,  — пожав плечами, предположил старик.
        — Не вернемся? Совсем?
        — Я-то уж точно,  — кивнул степняк.  — Да и ты, думаю, вряд ли вновь появишься там. Как и наш третий спутник,  — шаман с улыбкой кивнул на маячащего впереди всадника.
        — Но почему?..
        — Я и так уже слишком задержался в том месте. Я слишком стар, Райно. И мне давно пора уйти на покой. К сожалению, на моем жизненном пути встречались лишь бездарности, а я не мог уйти, не оставив после себя достойного преемника.
        — Что же изменилось сейчас?
        — Появился достойный ученик.
        — Я?
        — Нет. Он. Третий хоть и не блещет магическими способностями, но очень восприимчив. А чутье для шамана значит больше, чем дар. Тем более силу-то я как раз могу передать…
        — Тогда не понимаю, зачем вы взяли с собой меня.
        — А ты хотел там остаться? Если так, то еще не поздно вернуться. Вот только мне казалось, что у тебя нет желания до конца дней прозябать в степях.
        Риан ничего не ответил. С последним утверждением шамана сложно было спорить.
        — Ясно. Не желаете вы мне ничего говорить… ну и не надо. На месте сам как-нибудь разберусь. Не впервой.
        Старый шаман лишь ухмыльнулся в седые усы. Для него все эти мальчишки были как открытые книги. И Райно был просто ценнейшей из всех — только и всего.


        Материк, земли драэков, деревня Последний Приют
        876 г.п.к., месяц сытень, день 6-й


        Поселение оказалось настолько крошечным, что не располагало даже приличной гостиницей. Редкие приезжие обычно останавливались либо в доме старосты, либо у старой знахарки — в зависимости от целей своего визита. К старосте обращались со всех окрестностей за разъяснениями торговых дел и улаживанием споров, а к знахарке шли, когда требовалось врачебное или магическое вмешательство.
        К Милесару и Вилоре местные жители сначала отнеслись довольно настороженно, но бабка Мишара, уже без малого полвека в меру сил исполнявшая обязанности сельской ведьмы, тут же призвала всех к порядку. Так и получилось, что два мага-выпускника остались в ее жилище. Впрочем, поселила их у себя ведьма не из благих побуждения, а контроля ради. У бабы Миши, как ее звали практически все местные жители, были железные нервы и неутомимая тяга к построению окружающих. Вот и двум пришлым «деточкам» она тут же придумала занятие и даже приставила своего внука следить за ними, чтоб шибко не отлынивали.
        Первый свой день в деревне Последний Приют выпускники Академии занимались тем, что помогали всем и вся на общественных началах. Но, что было особенно обидно, ни с чем серьезным к ним не шли. В итоге Вилора почти весь день лечила всех окрестных девиц от прыщей, а парней от царапин и заноз. Милесару приходилось ничуть не легче: он несколько часов убил на исследование почв и борьбу с сорняками. Более бессмысленного занятия для квалифицированного мага земли он не представлял, но Вилька почему-то сразу встала на сторону бабки Миши, не позволив другу взбунтоваться против приютившей их старушки.
        В итоге к своему временному пристанищу они вернулись лишь к ночи. Да так и застыли в дверях.
        — Ну что, ребятки? Справились?  — с доброй улыбкой бабушки, встречающей внуков после тяжелого рабочего дня, поинтересовалась старая ведьма.  — Вот и хорошо. Теперь вам и самостоятельную работу доверить можно… Вы главное слишком уж цены не заламывайте, чай не город какой. Тут все свои, и к людям по-свойски относиться нужно.
        Милесар с ответом не нашелся. Он слишком устал и был слишком зол, чтобы воспринять эти слова иначе как издевательство. А вот Вилора явно поняла больше, чем ее друг. Эльтианка тепло улыбнулась в ответ и клятвенно заверила бабку Мишу, что у них такого даже в мыслях не было.
        И этот ответ, а вернее его полная искренность, вполне удовлетворили старую ведьму. Сложившаяся ситуация полностью устраивала всех: у знахарки появились помощники, так необходимые ей в преддверии снятия урожая, а у двух путешествующих магов — крыша над головой и шанс добраться когда-нибудь до своей цели.



        Глава 11
        МЕТКА ДРАКОНА

        Тень


        Море было спокойным. Спокойным и безмятежным. Таким, каким его рисуют всевозможные мечтатели и идеалисты. Им хотелось любоваться, казалось, что оно было создано исключительно для того, чтобы дарить окружающим покой и надежду…
        Но все было не так. Оно издевалось. Я была уверена в этом. Бесконечная безмятежная гладь служила лишь маской, за которой скрывался истинный лик бездушной стихии. Такое непоколебимое спокойствие свойственно лишь тем, кто абсолютно уверен в собственной безнаказанности.
        Я ненавижу море. Я не люблю горы. Я вообще неуверенно чувствую себя на открытых пространствах, но именно из-за этого по мере возможности раз за разом заставляю себя задержаться в подобных местах.
        — Ну, что скажешь? Принимаешь работу?  — видимо, устав от моего молчания, напомнил о себе Эльсо.
        Я небрежно дернула плечом, давая понять, что он услышан, но оборачиваться не стала. Море словно бы притягивало меня. Как давний враг, отвести взгляд от которого подобно смерти.
        — Ты прекрасно знаешь, что да,  — тяжело вздохнув, все-таки ответила я.  — Сам же слышал, как я велела Сану активировать поэтапную программу отключения коконов.
        — Слышать-то слышал, но я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы не быть ни в чем уверенным заранее.  — Он просто не мог промолчать. Для него этот обмен уколами был такой же неотъемлемой частью жизни, как рассвет.  — Кстати, что ты решила насчет оборудования? Люди здесь, как видишь, присутствуют, и их немало, но вряд ли они принесут много пользы в случае серьезных проблем.  — А еще он очень быстро переключается с темы на тему. Порой это раздражает, порой вызывает недоумение, но что поделать…
        — Оставим пока все как есть,  — с несвойственным мне спокойствием ответила я. Странно, но море действительно успокаивало. Вернее, оно заставило меня загнать истинные чувства под скорлупу фальшивого равнодушия. Если бы я не умела справляться со злостью и яростью, то давно бы уже погубила и себя, и свой отряд.
        — Но Тень!..  — Эльсо, почувствовав, что его планы внезапно пошли вразрез с моими решениями, попытался отстоять свою точку зрения…
        — Принц,  — все с тем же непоколебимым спокойствием произнесла я,  — дело не в том, что я не доверяю тебе и этим твоим помощничкам, а в том, что, помимо оборудования, мне будет необходимо так же предоставить и людей, а как раз последних у нас самих не хватает. Подождем немного. Если все пойдет по плану, то уже через пару месяцев мы сможем поставить в этот твой госпиталь пару установок среднего уровня. И я сейчас говорю не только о никчемных железяках, но также об их операторах, техниках и врачах достаточной квалификации.
        — Но я мог бы поднатаскать самых способных…
        — Принц, всему свое время. И на тебя у меня другие планы.
        — Это еще какие?  — Мыслечтец тут же подался вперед. Я его и раньше ощущала у себя за спиной этакой зудящей помехой, а этот его шаг заставил меня нервно передернуть плечами. И ведь знаю же, что не нападет, по крайней мере, пока у него не будет на это веских оснований, но все равно инстинктивно реагирую. Наверное, так дрессированная мышь реагирует на кота, с которым давно привыкла работать в паре: дружба дружбой, а природа берет свое.
        — Важные,  — из чистой вредности я ответила весьма расплывчато.
        — А можно чуть поподробнее?  — Эльсо без колебаний принял правила новой словесной игры.
        — До осени осталось не так много времени,  — словно бы невзначай подметила я. Следовало обернуться и прекратить этот вялотекущий обмен любезностями, но не было ни сил, ни желания. Наверное, в этом мире что-то все-таки пошло не так, если своими сомнениями и страхами мне приходится делиться с тем, кого я давно привыкла ненавидеть.
        — Я в курсе.
        — Ты видел погодные карты прошлых лет?
        — Ты имеешь в виду те разноцветные картинки, что прилагались к учебнику географии?
        — Именно их,  — подтвердила я.
        — Так, глянул одним глазком,  — явно не считая избранную мной тему сколько-нибудь серьезной, отмахнулся Эльсо.
        — Зря, если бы изучил повнимательнее, то знал бы, что изменился не только рисунок материка, но и погода. Среднегодовая снизилась почти на пять градусов. И это при том, что теплые сезоны стали заметно жарче. Теперь понимаешь?
        — Какова средняя температура по нашей широте в осенне-зимний период?
        — Минус пятнадцать.
        — Мы не переживем зиму.  — Вот теперь Эльсо явно осознал, в каком мы оказались положении.
        — Именно. С теми ресурсами, что у нас сейчас есть, мы даже до начала серьезных холодов не дотянем. Мы привыкли, что снег-то не каждый год выпадает, а тут такие морозы.
        — А у нас нет ни теплой одежды, ни возможности обогревать помещения. Вокруг целый лес дров, но наши строения не рассчитаны под такое подведение тепла, а на запуск системы внутреннего отопления, вшитой в кладку стены, просто не хватит энергии — все мощные источники сдохнут аккурат к холодам.
        Я невольно хмыкнула. Это надо же! Мы пришли к совершенно одинаковым выводам. Вот и спорь после этого с теми, кто заявляет, что мы с Эльсо похожи.
        — И какие у тебя планы?  — как-то в миг встряхнувшись и отбросив все пессимистичные мысли о нашей скорой гибели, бойко поинтересовался мыслечтец.
        Я, невольно улыбнувшись, все-таки обернулась. Эх, кто бы только знал, сколько раз нас пытались уничтожить, сколько раз это почти удавалось… и сколько раз мы все-таки побеждали! Упрямо, существуя практически на одной только воле к жизни, но мы справлялись. Справимся и сейчас.
        — Планы? О, план у меня только один, но он долгосрочный,  — выжить. А вот задач, требующих решения по ходу дела, уйма. Во-первых, я уже велела Сану изыскать возможность закупить теплые вещи. Как понимаешь, тут ему придется побегать, чтобы не вызвать подозрений. Собственно, для этого я и прошу тебя пересчитать портальную карту — так ему будет проще перемещаться между различными торжищами.
        — Да, тут ты права,  — хмыкнул этот невозможный эл,  — единовременная покупка пяти тысяч тулупов разных форм и размеров будет слишком уж заметна. Пересчитаю — это не проблема. Говори уже, что за нереальную задачу ты припасла для меня. Я же знаю, что мне ты по старой дружбе подкидываешь исключительно невыполнимые миссии.
        Теперь настала моя очередь хмыкать и загадочно улыбаться.
        — Не волнуйся, ничего невозможного. По крайней мере, ты уже доказал, что для тебя это пара пустяков.
        — О! Тень, ты меня уже пугаешь,  — осклабившись, довольно произнес бывший эльтианский принц.
        — Всегда рада пощекотать тебе нервы,  — в тон ему откликнулась я, но почти сразу же стала на порядок серьезнее.  — Итак, твоя задача будет заключаться в поиске подходящих мест для зимовки. Это должны быть небольшие, желательно затерянные в глуши, селения. Как понимаешь, достать пять тысяч шуб — это фантастика. Поэтому я думаю, что наиболее слабые категории населения лучше пристроить где-нибудь южнее. В первую очередь я сейчас имею в виду детей. Нам все равно потом предстоит открывать школы, в том числе и за пределами нашего острова, а потому без дела найденные тобой места все равно не останутся.
        — Не трать так много слов — ты меня убедила. Как только пересчитаю портальную карту, тут же займусь этим вопросом. Позволь только кое-что уточнить.
        Я неопределенно пожала плечами и разрешающе махнула рукой — говори, мол.
        — А чем собираешься заниматься сама?
        Вот именно этого вопроса мне хотелось бы избежать, но зная Эльсо, я с уверенностью могу заявить, что просто так он от меня не отстанет. В общем, проще сразу ответить, чем потом страдать неопределенный срок от его неуемного любопытства.
        — Искать Магистра.
        — Дозрела-таки,  — понимающе хмыкнул мыслечтец.
        Я промолчала. Этот его выпад не нуждался в ответе. Как бы я ни любила предыдущего Магистра, как бы ни верила в то, что его никто не сможет заменить, но одно оставалось неизменным: для стабильного функционирования всех систем нам был необходим этот новый мальчишка. Пусть он ничего собой не представляет, но пока в его жилах течет та же кровь, что текла у нашего Магистра, он будет нам нужен. Пусть и всего лишь как ключ к старым ардским хранилищам.


        Материк, земли драэков, деревня Последний Приют
        876 г.п.к., месяц сытень, день 15-й


        Солнце только-только встало. Вилора, чуть сонно щурясь от яркого брызжущего света, подметала в сенях. Баба Миша уже успела куда-то убежать по делам, перед этим расписав квартирантам список дел на день.
        — Привет, Вилька. Как дела?  — Младший внук знахарки поприветствовал целительницу улыбкой. Жил он с семьей всего через три дома, а потому часто появлялся в надежде пообщаться с настоящими магами. Впрочем, не реже он прибегал к дому старой ведьмы, чтобы просто передать очередной заказ от соседей.
        — Нормально. А ты сегодня с чем?  — отставив веник в угол, поинтересовалась Вилора.
        — Да дед Тош из крайнего дома твоего друга видеть хочет. Ему там урожай получше справить нужно да землицу силой напитать. Лес тут?
        — Тут он, тут, куда ему еще деться. На заднем дворе дрова рубит. Сам найдешь?
        — А то! Ну, бывай!  — И мальчишка, спрыгнув с крыльца, легко перемахнул через невысокий забор, отделявший заднюю, хозяйственную часть двора от улицы. Вилора, глядя ему в след, лишь покачала головой. Вот ведь шебутной. Десять шагов до калитки пройти ему лень. Совсем как Риан в детстве.
        Улыбка, рожденная светлым воспоминанием о друге, почти сразу исчезла с лица девушки. Как ни старались они с Милесаром не думать о плохом, но тревога не унималась.


        Лес пропал до вечера. К самой Вилоре пару раз заглянули соседи с разными хворями, но ничем серьезным они не страдали, а потому целительница справилась быстро. Бабка Мишара за день забегала пару раз домой, но почти тут же вновь уносилась по своим неведомым делам. В итоге хозяйство оказалось полностью в ведении эльтианки. Разумеется, она подошла к своим обязанностям с полной серьезностью, поэтому, когда на закате ее уставший приятель нарисовался в дверях, на столе дымился ароматный ужин, а в сенцах стояла лохань теплой воды для умывания.
        Лес, кивком поблагодарив подругу, поспешил воспользоваться предложенными благами. Это, конечно, не ванна в доме эльтианского наместника, но на безрыбье и рак рыба. Смыв с лица и рук степную пыль, Милесар устало опустился на скамью. Разносолов на столе не было, но собранный Вилькой ужин обещал быть сытным и горячим, что на тот момент интересовало его больше всего.
        — Кстати, Виль,  — набрав полный рот каши и кое-как ее проглотив, начал Лес,  — не хотел тебе говорить, не убедившись прежде… в общем, Риан снова начал движение. Я уже несколько дней как заметил это и теперь с уверенностью могу сказать, что он движется на запад, к реке. И к нам.
        Милесар ждал радости, но, вместе того чтобы облегченно улыбнуться, Вилора задумчиво произнесла:
        — Значит, скоро нам придется покинуть эту деревню и вновь продолжить путь.
        — Скоро? Не сейчас?  — удивленно уточнил драэк.
        — Да. Я считаю, что нам все же следует еще выждать, иначе мы рискуем гоняться за ним, как за тенью, по всему приграничью,  — все с тем же странным спокойствием ответила девушка. Лес, в первый миг недоуменно нахмурившись, чуть обдумав ситуацию, все-таки признал:
        — Возможно, ты и права. Дождемся того момента, как он покинет степь. Завтра-послезавтра это уже должно случиться. Тогда и начнем собираться.
        — Именно. Вечером поговорим с бабой Мишей, может, она еще что посоветует.
        Милесар, засунув в рот очередную ложку каши, промычал что-то утвердительное в ответ и кивнул. Короткая передышка подходила к концу. Но это было все-таки лучше, чем оставшуюся жизнь прозябать в деревне.


        Материк, бескрайняя степь
        876 г.п.к., месяц сытень, день 17-й


        Риан остановился, недоверчиво глядя на степняков. Те стояли у узкой щели в скалистой породе и явно собирались забраться внутрь. Неужели это и есть их неведомая цель? Столько времени они пробирались к этим горам сквозь раскаленный жар степей — и что? Какая-то узкая дырка в сером камне?! Этого Риан понять не мог. Неужели эти двое действительно собираются лезть в недра скалы? Через этот лаз? Да там же взрослый мужчина в жизни не пролезет! А этим двоим придется протискиваться боком, но не факт, что они не застрянут где-нибудь на полпути.
        — Вы собираетесь лезть туда? Учитель, но это же безумие!
        — Это не безумие. Это традиция,  — обернувшись через плечо, безразлично бросил старый шаман.
        — А вы уверены, что соваться туда безопасно? Расщелина мало того, что узкая, так еще и выглядит так, словно вот-вот готова обвалиться!
        — Тебя с нами никто и не зовет,  — жестко произнес степняк.  — Мы на самой границе наших земель, отсюда ты выберешься и сам. Коней мы оставляем тебе. Нам они все равно уже не понадобятся.
        — Учитель?..  — Риан нерешительно посмотрел на человека, которому настолько привык доверять, что даже отучился в нем сомневаться.
        — Я уже тысячу раз тебе говорил, что я не Учитель тебе более! Когда же до тебя, до бестолочи такой, дойдет?!
        — Простите.  — Риан покаянно склонил голову. Но этот простой жест еще больше раззадорил степняка.
        — Хватит извиняться, Райно! Прекрати вести себя как нерадивый раб! Выкинь уже из головы все те глупости, коими тебя пичкали в этой твоей Академии, и научись видеть наш мир! Таким, каков он есть, а не таким, каким его привыкли изображать разномастные глупцы и идеалисты!
        Риан смешался. Он не ожидал такой горячности от обычно спокойного шамана. И, если честно, не видел повода для этого внезапного взрыва.
        — Что? Молчишь? Ну молчи и дальше. А мы с Третьим пойдем своим путем,  — и старый степняк резко развернулся с явным намерением войти внутрь.
        — Постойте!  — воскликнул Риан, сам того не ожидая.
        — Собираешься с нами?  — недоуменно глянув на своего бывшего раба, в лоб спросил шаман.
        — А вы возьмете?  — машинально вопросом на вопрос ответил маг. Шестое чувство ему подсказывало, что внести ясность будет совсем не лишним.
        — Возможно. Все будет зависеть от твоих слов, Райно,  — медленно обернувшись, нехотя признал степняк.
        — Моих слов?
        — Да. Твоя рука. Что с ней?  — Шаман кивком указал на пожелтевший, местами испачканный бинт. С момента своего побега из Академии Риан так ни разу и не снял повязку.  — Вначале я решил, что ты был ранен, но если бы у тебя там была хотя бы царапина, то она нуждалась бы в регулярной обработке. Потом подумал, что у тебя трещина в кости или травма сухожилий запястья, но на тренировках ты одинаково ловко орудовал обеими руками. Так что же ты прячешь от нас, а, дракон?
        — Ниче…  — начал было Риан, но последнее слово шамана, обращение, достигшее его разума с легким запозданием, заставило его вздрогнуть всем телом.  — Дракон?!
        — Именно. Ты же не думал, что я мог этого не заметить? Твоя повязка может обмануть глаза, но никак не чувства знающих людей. Двадцать один камень цвета алой крови. Ну что? Скажешь, я не прав?
        Риан снова покаянно склонил голову и почти неслышно произнес:
        — Простите, Учитель.
        — За что?  — удивился старый степняк.
        — За недоверие.
        Шаман тихо хмыкнул и внезапно широко улыбнулся.
        — Вот это уже лучше, Райно. Это по-взрослому. Теперь вижу, что я в тебе не ошибся. Пойдем.
        — А…
        — Снимай свои сумки и иди к Третьему, он покажет, как переложить вещи, чтобы они не мешались в нашем дальнейшем пути.
        — Но…  — Маг попытался снова вставить свое слово.
        — Лошадей бросай. Они сами найдут дорогу к ближайшему селению. И не задерживай нас! Вопросы есть?
        — Нет,  — с тяжелым вздохом признал Риан. Шаман все равно не стал бы слушать возражений. Он все давно и за всех решил.
        — Так на нас точно ничего не рухнет?  — продержавшись лишь пару секунд, все-таки уточнил маг. Старые обветренные скалы выглядели весьма ненадежно.
        — Здесь ходили поколения шаманов, и все дошли,  — безразлично пожал плечами степняк.
        — Я вообще-то спрашивал не о прошлом, а о возможном будущем,  — ворчливо пробубнил себе под нос Риан. Но наставник его все-таки услышал.
        — О будущем тебе должно быть известно поболее моего, ибо именно тебе предстоит его строить.
        И столько уверенности прозвучало в этом спокойном голосе, что маг не решился вновь задавать вопросы. Это был вопрос доверия. И теперь Риан был твердо намерен верить. В Учителя, в эти горы, в их бескрайний мир… и в самого себя.



        Часть вторая
        ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ПУТЕЙ

        Глава 1
        ЭПИДЕМИЯ

        Тень


        Обычно наиболее опасные эпидемии приходят с весной, с талым снегом, из-за отсутствия свежих овощей и солнца. Или с летом, знойным и засушливым, когда клубы пыли поднимаются на многие мили, а мелкие животные, не в силах найти себе пропитание простым способом, начинают влезать в людские хранилища.
        Но этот новый, изменившийся, мир явно поставил своей целью разрушить все штампы. Практически весь юг драэкских земель вспыхнул в один момент, внезапно, а главное, казалось, без каких-либо рациональных причин. Селения, в которых появилась болезнь, зачастую находились далеко друг от друга, более того, многие из них были окружены вполне спокойными районами… но это все мелочи по сравнению с самым важным: к сожалению, охваченные эпидемией деревни находились на большом расстоянии от областных центров, а потому вовремя никто не спохватился.
        В результате мы имеем филиал ада на земле. Пять деревень уничтожено полностью. Еще с десяток медленно вымирают в карантинных отстойниках, лишенные стабильных поставок продовольствия и необходимых вещей. По всему югу шатаются маги в робах целителей, но толку от них практически нет, а нам они мешают страсть как…
        Эх, и это все в тот момент, когда мы наименее готовы! Этот мир точно решил нас добить! Ничем иным я эти бесконечные подлости с его стороны просто не могу объяснить.
        — Командир! Первая медицинская группа вышла на связь! Им удалось пробраться в карантинную зону. У нас есть образцы зараженной крови!  — Эльсо подлетел ко мне с такой сияющей улыбкой, словно ему не смертельно опасную штуковину подсунули, а как минимум имперскую корону. Никогда не понимала нездорового энтузиазма исследователей.
        — Это все, что ты хочешь мне сказать?
        — Сейчас? Да. Поговорим после. Забежишь через часок — я тебе дам полный отчет, а пока забудь о том, что я существую.
        — С радостью,  — буркнула я, взглядом провожая этого целителя-энтузиаста. Об Эльсо можно было не вспоминать в ближайшее время. Он сейчас, как ребенок, будет крутить в руках новую игрушку, радостно агукать и пускать счастливые слюни.
        Ладно, об эпидемии можно временно забыть (пусть о ней сейчас принц думает, раз уж все равно в доктора играется), не мешало бы заняться другими вопросами. Например, найти Сана и вытрясти из него отчет и о проделанной за последние два месяца работе. А то у меня вечно какие-то срочные дела выскакивают: то спасение гражданских из коконов, то подготовка к осени, то погоня за новым Магистром по всем обитаемым землям… Вроде птенец он еще не оперившийся, а поймать ветер в поле легче, чем это новое кадровое приобретение!
        Ладно, прежний мой хозяин тоже не раз прятался от моих глаз, но рано или поздно выбирался из своих схронов. И этот на чем-нибудь проколется. Не сможет же он бегать вечно!
        Сан, уже привычно бледный и злой, обнаружился в операторской. Мониторы тускло поблескивали в энергосберегающем режиме, заставляя щуриться и напрягать глаза. Лично я на месте своего зама уже взбунтовалась бы от таких условий труда, но он сносил все с поистине нечеловеческим упорством. Вредничал, огрызался, посылал меня в далекие дали, но сносил все. Его неиссякаемое терпение поражало даже меня, привыкшую работать в адских условиях.
        — О, Командир! Неужели решила вспомнить обо мне, бедном и одиноком? Я ж тебя уже дней десять не видел,  — пробурчал Сан, с хмурым прищуром посматривая на меня.  — Неужто Эльсо заболел, и потому в твоем плотном графике нашлась минутка и на меня?
        — Не ершись. Но ты почти угадал. У Эльсо новая опасная игрушка, а потому я могу вздохнуть свободно и уделить тебе время.
        — Ты не представляешь, как я счастлив!  — саркастически улыбнувшись, ответил мой зам. Теперь уже настала моя очередь обеспокоенно хмуриться. Я давно привыкла, что Сан достаточно легок в общении и обычно прикрывает меня по всем направлениям, а потому это его ершистое настроение выдавало крайнюю степень утомления.
        — Ты когда спал в последний раз?  — нейтральным тоном поинтересовалась я. Впрочем, Сан уже был в том состоянии, когда в штыки воспринимают любой личный вопрос.
        — В этом месяце! Точнее не скажу, это давно было.
        — Оно и видно. Тебе бы отдохнуть хоть пару часиков.
        — Не издевайся, Командир. Если я сейчас усну, то проснусь лишь через пару суток, а это ни тебе, ни мне не нужно. Выживу как-нибудь.
        — Вот это «как-нибудь» меня и тревожит. У тебя сейчас время реакции снижено плюс раздражение на фоне хронической усталости… Ты быстрее все здесь угробишь, чем поможешь.
        — Благодарю за заботу, но должен же хоть кто-нибудь наблюдать за системой. То, что мы кое-как стабилизировали работу оставшихся коконов, еще ни о чем не говорит. Ситуация может поменяться в любой момент!  — в запале произнес он.
        — Я знаю, знаю, успокойся. Я здесь послежу за всем вместо тебя. Все равно с делами у меня на ближайшее время покончено.
        Сан смерил меня подозрительным взглядом:
        — А ты не заснешь?
        — Вообще-то я выносливее тебя,  — оскорбившись, произнесла я.
        — Однако это не мешает тебе избегать обязанностей.
        — Я просто была занята поисками нового Магистра.
        — И как?
        — Пока никак. Этот мальчишка каким-то образом блокирует нашу связь. Но рано или поздно он проколется — тогда я до него и доберусь.
        — Заранее ему сочувствую,  — хмыкнул разоткровенничавшийся Сан.  — Тебя опасно выводить из себя.
        — Ну, каждый имеет право прочувствовать мой гнев на своей шкуре. Любой опыт положителен и полезен. Даже такой,  — в тон своему заму откликнулась я.
        — Ладно, закончим на этом обмен любезностями, не то ты еще передумаешь, а мне опять сутками не спать. Если что, ищи меня в казармах. Но лучше это делай завтра, иначе я тебя могу и пристукнуть спросонья. Договорились?
        — Авось отмахаюсь. Иди уже спать, герой невидимого фронта.
        — Уже-уже. Не скучай тут без меня. И не спи!
        — Не буду. Я воплощенное чувство ответственности, так что не волнуйся и иди уже отдыхать.
        — Ну-ну… проснусь — проверю. И не дай Создатель, здесь что-нибудь пойдет не так…
        — Сан. Все будет хорошо. Обещаю.
        Мой зам вновь подозрительно посмотрел мне в глаза, а потом все же нехотя кивнул. Н-да, верит он в меня со страшной силой. Даже странно, что подчиняется. Хотя я в последнее время действительно всякую совесть потеряла, скинув на него все бытовые вопросы… Смутиться, что ли? Впрочем, он все равно не поверит, а потому нечего и напрягаться лишний раз.
        Сколько я провела времени, тупо рассматривая меняющиеся цифры и значки, не знаю. В такие моменты сознание и тело у меня словно в анабиоз впадают: вроде и бодрствую, но все биологические процессы в организме замедлены настолько, что без медицинского образования можно и за свежий труп принять… Впрочем, мозг у меня работает в любом случае, а при необходимости вернуться в нормальный режим функционирования я могла за считаные секунды.
        Так бы я и сидела в блаженном созерцании, если бы на пороге операторской не нарисовался Эльсориан. Принц был настолько радостен и доволен жизнью, что меня буквально вышвырнуло в реальность.
        — Опять медитировала на мониторы?  — понимающе хмыкнул эл.
        — Я не медитирую.
        — Я знаю. Но сравнивать тебя с затаившейся рептилией мне кажется недальновидным, а потому давай остановимся на первой версии.
        Я безразлично пожала плечами. Кровь разгонялась в жилах нехотя, несмотря на то что сердце сорвалось в рваный ритм сразу же, как поблизости появился потенциальный враг. Я уже не раз отмечала: Эльсо в моем понимании до союзника никогда не дотянет.
        — Ладно, говори уже, с чем пришел. Я же вижу, что тебя прям распирает от желания поделиться с кем-нибудь информацией.
        Мыслечтец в один момент стал серьезен. Словно кто-то переключил невидимый рубильник, чес-слово. Еще мгновение назад он пылал радостным энтузиазмом… но теперь на меня смотрит не наш штатный медик-балагур, а бывший военачальник, не раз принимавший жесткие, а порой и жестокие решения.
        — Ну?  — нетерпеливо потребовала ответа я.
        — Я всесторонне исследовал полученный образец и сейчас могу с уверенностью сказать лишь одно: вирус был выведен искусственно.
        — Я в этом и не сомневалась. Слишком выборочно он работал. Значит, очередной эксперимент,  — с сожалением произнесла я. Если честно, мало кто сомневался в этом, но я бы предпочла не получать доказательств подобным теориям… слишком непредсказуемыми могли быть последствия.  — Я даже не знаю, что хуже: изменять живых людей или испытывать на них новые штаммы бактериологического оружия.
        — И то, и то, Тень, настолько отвратительно, что мы не должны — обязаны!  — вырезать эту разрастающуюся опухоль. Они слишком заигрались. Слишком привыкли к своей безнаказанности!
        — Охлади голову, принц! Прежде чем открывать сезон охоты, необходимо решить вопрос с эпидемией. Или тебе так ударила в голову жажда убийства, что ты забыл о том, что приоритетом для нас всегда было спасение жизней?
        — Я помню,  — хмуро откликнулся наш штатный мыслечтец.  — Однако от этого ситуация не теряет своей гнусности. Ладно, вернемся к сути вопроса. С нашими ресурсами мы в состоянии синтезировать полноценное лекарство в ближайшие несколько дней. На временной же основе сработают и кое-какие средства из общей аптечки, так что в наших силах существенно снизить потери среди местного населения. Главной же остается традиционная для нас проблема: как это все провернуть, не заявив на весь мир о своем возвращении.
        Я задумчиво посмотрела на Эльсо. Лично у меня предложений не было совсем. Я уже исчерпала все идеи, да и, если честно, неиссякаемым генератором планов всегда являлся Магистр. Я же как была, так и осталась простым исполнителем чужой воли, тенью.
        — Единственное, что мне приходит в голову, это воспользоваться тем, что нам мешает,  — негромко произнесла я.
        — Ты сейчас о чем?
        — Не о чем — о ком. О магах-целителях. Им-то доступ в карантинные зоны всегда открыт.
        — Предлагаешь заняться охотой на магов? Знаешь, Тень, а мне нравится эта твоя идея. Их там сейчас столько по дорогам слоняется, что выловить двух-трех особой сложности не представляет. Разрешишь мне заняться этим вопросом?  — произнес Эльсо и кровожадно усмехнулся. Кажется, наш чтец нашел себе очередную игрушку. Вполне в его духе.
        — Если таково твое желание — вперед. Не возражаю.
        — Вот и отличненько. Тогда я пошел?
        — Скатертью дорожка,  — пробурчала я в ответ. Эльсо лишь улыбнулся, радостно и безмятежно, так, как всегда улыбался в преддверии самых страшных каверз. Ладно, пусть развлекается. Главное, что не за мой счет.


        Материк, земли драэков, деревня Последний Приют
        876 г.п.к., месяц урожай, день 12-й


        Покинуть деревню Последний Приют Вилора и Милесар не смогли ни через неделю, ни через месяц. В какой-то момент времени Лес просто перестал чувствовать Риана. Он точно знал, что друг жив, но не мог его обнаружить даже с помощью метки. В итоге было решено задержаться в деревне еще ненадолго. Это «ненадолго» вначале подразумевало просто пару дней, но как-то незаметно превратилось во что-то большее.
        Возможно, так бы и осели два мага-выпускника в небольшой деревушке у самых границ со степями, если бы до них не дошли тревожные слухи о творящемся на юге кошмаре. Узнав о разразившейся эпидемии, Вилора и Милесар тут же, не сговариваясь, стали собираться в дорогу. На войне и во время мора каждый на счету — это было едва ли не единственным правилом, которое им вбили в голову преподаватели Академии.
        — Все-таки уходите,  — заметив приготовления магов, произнесла бабка Мишара.
        — Да. Вы же сами слышали: эпидемия. Я просто не могу сидеть здесь, когда всего несколькими километрами южнее мои товарищи по ремеслу пытаются обуздать болезнь,  — подтвердила Вилька. За последние дни, получив ценный опыт общения с пациентами, она стала увереннее и, вероятно, даже чуть более властной. Лесу эти изменения в подруге детства не нравились, но на его памяти все практикующие целители были такими. И этого не изменить, точно так же как невозможно солнце заставить вставать с другой стороны.
        — Не стоило бы вам в это ввязываться… дело там непростое, темное…  — с сожалением качая головой, сказала бабка Миша.
        — Это наш долг.  — Вилора произнесла это так, словно ставила жирную точку во всех возможных спорах. Старая знахарка лишь недовольно поджала губы. Разубеждать их было без толку: молодые, горячие, истово верящие в идеалы… У таких всегда было лишь два пути: они либо погибали, пытаясь кому-то что-то доказать, либо теряли веру и превращались порой в еще больших чудовищ, чем остальные.
        Сборы много времени не заняли. Они уже давно были готовы к тому, чтобы покинуть деревню, но как-то все не находилось повода.
        Бабка Мишара проводила своих постояльцев до окраины деревни, но так ничего и не сказала. Маги обошлись без слезных проводов, просто сухо попрощались, пообещали беречь себя и при случае заглянуть в деревню вновь… ничего особенного, но у Вилоры почему-то остался на душе какой-то неприятный осадок, словно время, проведенное в Последнем Приюте, потрачено зря. Нет, умом она понимала, что это далеко не так, но молчаливая угрюмость бабки Миши сыграла свою роль.
        Говорить ни о чем не хотелось, поэтому первые мгновения нового пути Милесар и Вилора провели в тишине. Купленные когда-то кони нехотя переставляли ноги и выглядели ничуть не лучше, чем летом, хотя торговец в свое время, пытаясь продать их, уверял, что виной неблаговидному состоянию «благородных скакунов» небывалая жара. Жара кончилась, а вот вселенское равнодушие в глазах лошадей осталось.
        Вероятно, именно тишина и неспешность хода их четвероногих друзей привела к тому, что случилось после. Внезапный оклик прервал так толком и не начавшееся путешествие на юг.
        — Эй, ребята!  — крикнули где-то позади молодых магов.  — Вы не могли бы задержаться на минутку? Разговор есть.
        Вилора остановила своего коня. Лес был вынужден поступить так же.
        — Ну?  — Развернувшись, Милесар недовольно уставился на столь бесцеремонно остановившего их парня. На вид он был не старше их самих. Драэк. Вот только какой-то слишком улыбчивый для этой расы, словно и не проходил обязательного для каждого представителя вида жесткого обучения.
        — Я тут слышал, что вы на юг отправляетесь. Это так?
        — А что?  — подозрительно спросил маг земли.
        — Да я вот подумал, может, возьмете меня с собой? Вместе и веселее, и проще.
        — А тебе куда?  — деловито осведомилась Вилора, прежде чем Милесар успел сказать свое категоричное «нет».
        — Да до озера добраться хочу. Полюбоваться на горы. Поклониться древним святыням. А то в нашей деревне совсем посмотреть не на что было. Мой отец — сельский смотритель, из младшей ветви, рассчитывать мне особо не на что, а потому это путешествие, возможно, мой единственный шанс мир повидать.  — Парень все с той же бессмысленной улыбкой вывалил на магов массу ненужных сведений. Это настораживало, но в то же время привязаться особо было не к чему.
        — Это еще каким таким святыням?  — с недоверием уточнил Лес, решив хоть что-то полезное вытянуть из этого странного драэка. На посланца Собрания он похож не был, на шпиона Академии тоже не тянул, но что-то в нем, бесспорно, настораживало.
        — Древним! Неужели не слышали? Эх, а еще учеными себя считают. Неучи! Южнее же озеро Райно находится, а оно с древних времен святым местом считается!  — фыркнул парень и даже посмотрел на магов с некоторым превосходством. Милесар решил было вспылить и поставить наглеца на место, но Вилора снова успела раньше.
        — Эй, ты бы полегче. А то еще сто раз подумаем, прежде чем брать с собой такую подозрительную личность,  — с легкой улыбкой произнесла целительница.
        — Это кто тут подозрительная личность? Я? Да я в отличие от вас ни у кого никаких сомнений не вызываю!
        — У меня — вызываешь!  — Милесар счел нужным поставить в известность обоих своих собеседников. Хотя вероятность того, что Вилька прислушается к кому-то, кроме себя, была удручающе мала.
        Парень, решивший навязаться в попутчики к магам, тут же стер с лица улыбку, недовольно нахмурил брови и даже открыл рот, намереваясь что-то сказать… но тут снова вмешалась единственная присутствующая девушка:
        — Да ладно, мальчики, прекратите. Зачем ссориться?  — легкомысленно поинтересовалась она и, не дожидаясь возможных пространных ответов (а Милесар был вполне способен выдать монолог минут на двадцать даже на риторический вопрос), вновь обратилась к нарисовавшемуся рядом драэку: — Ты местность хорошо знаешь?
        — Да уж получше вас точно. Я хоть и не местный, но готовился к этому путешествию со всем тщанием. Традиция у нас в деревне такая: пока не сходишь к древним местам — женку в дом брать нельзя.
        — Ясно. Звать-то тебя как?
        — В деревне все Камом кличут. И вы так же звать можете, оно привычнее.
        Вилька невольно улыбнулась. Этот парнишка ее забавлял. Судя по всему, отвечать односложно он не умел, то и дело сбиваясь на пространные монологи, мало относящиеся к сути вопроса.
        — Да как скажешь. Я — Вилора, а моего спутника зовут Милесар.
        — Будем знакомы,  — с сияющей улыбкой произнес парень. Вилька, не сдержавшись, ответила тем же. И только Лес, что-то ворча себе под нос про излишне доверчивых девиц, отвернулся. Ему их новый спутник не нравился. Просто не нравился без всяких причин, но разве кто-нибудь станет его слушать? Разумеется, нет. Вилора всегда сама принимала решения, и сейчас она намеревалась поступить точно так же.


        Материк, где-то на юге драэкских земель
        876 г.п.к., месяц урожай, день 12-й


        По дороге, ведущей из самых дальних южных земель, неспешно шли двое мужчин. Одеты оба были в плотные плащи с капюшонами, которые практически полностью скрывали их фигуры. Осень в этом году выдалась дождливой и довольно прохладной, а потому при встрече никто бы не удивился… впрочем, народу в окрестностях было удивительно мало…
        Поднявшись на холм, мужчины остановились. Они наконец поняли, почему за несколько дней пути им так никто и не встретился. Внизу, в долине, где раньше стояла небольшая деревня, теперь зияло лишь пепелище. Черные, обугленные остовы домов да жирный серый пепел — вот и все, что осталось от селения в три десятка домов.
        — Что это?!  — неожиданно высоким голосом спросил Сарумат.
        Райно в первый момент удивленно глянул на него, но потом осознал, что его спутнику негде было изучить законы того мира, в котором они сейчас находились. Это ему, обученному в Академии, хватило лишь взгляда, чтобы разобраться в ситуации, а вот его другу необходимы были более внятные объяснения.
        — Эпидемия, Рум. Видишь вон тот большой черный череп, надетый на палку?  — Райно вытянул руку, указывая спутнику на практически незаметный на фоне уничтоженного поселения знак.  — Так отмечают зоны зачистки.
        — Зачистки?
        — Да. И тут есть два варианта. Если его повесили маги Академии, то уцелевших местных жителей переправили во временную карантинную зону. Если же это сделали люди местного лорда, то наиболее вероятен вариант полного уничтожения.
        — Полного?..
        — Да. Их просто загнали в один дом и спалили все дотла. И, боюсь, тут наиболее вероятен второй вариант, потому что маги кого-нибудь оставили бы для контроля над ситуацией.
        — Ты говоришь ужасные вещи, Райно.
        — Таков этот мир, Рум. И если ты собираешься в нем жить — привыкай.
        — Но ты же…
        — Даже мне не изменить все законы жизни в одночасье. Да и правы они, понимаешь?  — горько усмехнувшись, произнес равновесный.  — Да, это жестоко, но такая жестокость оправданна. У местных лордов в подчинении если и есть маги, то они редко бывают достаточно компетентны как целители, а позволить хотя бы маленькой искорке вырваться за пределы очага возникновения эпидемии, значит, поставить под удар всех остальных.
        — Но…
        — Я всего лишь сообщаю тебе, что у лордов в большинстве случаев просто нет иного выбора. Малейшее промедление с их стороны может обернуться региональной катастрофой.
        — Но мы могли бы!..  — запальчиво начал Сарумат. Но Райно лишь в раздражении дернул головой:
        — Что? Вскрыть ардское хранилище и вытащить на свет божий их разработки? А ты уверен, что те вакцины подойдут к современным болезням? Или ты в состоянии создать новые образцы на основе имеющихся? На это уйдет не один месяц. А таких заболеваний десятки — и ты нипочем не угадаешь, когда о себе даст знать тот или иной смертельный недуг.
        — Но так… неправильно… не по-людски…
        — Я и не говорил, что так должно быть, Рум. Я лишь говорю, что сейчас так есть. И эта система себя оправдывает. По крайней мере, в глазах обывателей. Большинство и не задумывается, как все это выглядит, пока не окажутся по ту сторону пылающей стены.
        — Что мы будем делать?
        — Сейчас? Искать способ пройти через лес. Боюсь, в настоящий момент все основные дороги перекрыты, а нам не стоит привлекать к себе внимание. Тем более лордов и магов.
        — Я не это имел в виду, Райно,  — с легким укором произнес мужчина, чуть сдвинув край капюшона. Теперь стало видно его лицо, скуластое, загорелое, обветренное, с редкой, только-только пробивающейся щетиной… лицо, выдававшее в мужчине степняка, причем весьма молодого.
        — Я знаю. Но о глобальных вопросах мы будем думать после решения насущных,  — сурово произнес Риан, невольно надвигая поглубже капюшон дорожного плаща. Рум невольно проследил за этим жестом. Юному степняку, только-только выбравшемуся во внешний мир, безумно нравились новые перчатки спутника. Особенно то, как черная кожа на солнце отливала серебром. Чудесная вещь. Волшебная. Впрочем, в хранилищах ардов иных и не бывало.



        Глава 2
        НОВЫЕ НЕПРИЯТНОСТИ

        Тень


        — Командир, ты Эльсо не видела? Битый час уже ищу, а он словно сквозь землю провалился.  — Возмущенный до глубины души Сан внезапно нарисовался прямо передо мной. Как ему удавалось это делать, для меня оставалось загадкой. Наверное, они с Эльсо прошли какой-то особый настроечный курс типа «как подкрасться к шефу стремительно и незаметно, дабы тот не успел сбежать». В общем, спрятаться и затаиться я могла от кого угодно, кроме этих двоих. К сожалению.
        — Можешь и не искать. Развлекается наш мыслечтец где-то. Магов в южных областях на живца ловит. А он у нас натура загадочная, творческая, быстро и просто такие вопросы не решает,  — хмыкнув, ответила я. Лично для меня отсутствие принца в зоне прямой видимости действовало успокаивающе.
        — Ясно. А что мне тогда прикажешь делать с его протеже?
        — Это ты о ком?
        — О Лионе. Знаешь такого? Он еще нашим реабилитационным центром заведует в Инойсе.
        — Ага, помню такого,  — легкомысленно откликнулась я.  — У него какие-то проблемы?
        — Да. Он уверяет, что центр взяли под наблюдение. Возможно, даже раскрыли.
        Я задумчиво посмотрела перед собой. Если честно, такой вариант мне казался маловероятным, но и оставить без внимания это заявление я не могла. Как бы там ни было, но мы взяли на себя ответственность за этих людей.
        — Думаю, я сама займусь данным вопросом. Организуешь мне портал?
        — В течение часа. Устроит?
        — Ага, мне спешить некуда. Вряд ли у них что-то серьезное. Возможно, этот тип просто запаниковал, лишившись опеки нашего излишне заботливого товарища.
        Сан лишь неопределенно пожал плечами. Порой мне казалось, что он нас всех воспринимал исключительно как малолетних детей, которых вверили его заботам нерадивые родители, да и позабыли забрать.
        Ровно через час я уже стояла на берегу Нового моря, привычно вглядываясь в темную пучину. Ветер пробирал до костей, но мне совсем не хотелось двигаться. Уже знакомая апатия пробралась в душу и угнездилась там. Лион обещал меня встретить сам, а потому куда-то спешить мне было не нужно… Вот только оправдывало ли это несвойственное мне ледяное чувство безразличия?.. Словно я какой-то призрак — ни жива, ни мертва… бессмысленна, одним словом.
        — Тень, вы уже здесь?  — произнес запыхавшийся от бега человек.  — Простите, я, видимо, не рассчитал время. Давно меня ждете?
        Я неопределенно пожала плечами, так как сама не знала ответа на этот вопрос. Когда я впадаю в транс, то полностью теряюсь во времени: мгновения и вечность для меня становятся едины и неотделимы друг от друга.
        — Еще раз извините меня за оплошность. В будущем я постараюсь не повторять этой ошибки,  — продолжил тараторить Эльсов протеже. Я в легком раздражении махнула рукой.
        — Давайте ближе к делу.
        — О да, разумеется. Извините, я как-то не подумал, что вы должны быть очень заняты…
        — Ближе к делу. Пожалуйста. Сан мне разъяснил ситуацию в общих чертах, но я бы хотела выслушать и вашу версию. В чем причина поднятой паники?  — без особых эмоций спросила я. Я не ждала чего-то особенного от этой беседы, а потому и вопросы задавала из чистой формальности.
        — За центром следят. Уже декаду,  — короткими рублеными фразами ответил Лион. Эта его серьезность меня чуть сбила с толку, всего несколько секунд назад он производил впечатление недалекого крестьянина, внезапно оказавшегося впутанным в интриги.  — Я вначале думал, что это местные теневые авторитеты решили отметиться, но оказалось, что все далеко не так.
        — А на основании чего вы делаете такие выводы? Возможно, просто какая-то банда решила выяснить, насколько ваш бизнес доходен,  — пожала плечами я.  — Всех не отследишь, Лион. Поэтому глупо уверять, что кто-то ни при чем, пока не имеешь всей картины.
        Воспринимать подобные заявления вчерашнего рыбака всерьез мне казалось просто смешным.
        — Уверяю вас, Тень, моей компетенции в данном случае хватает.
        Эти слова. Этот сдержанный тон. Этот чуть надменный взгляд… Я уже так давно не наблюдала подобного, что даже начала забывать, как тяжело общаться с теми, кто отмечен черным знаком палачей.
        — Я убью Эльсо,  — тихо произнесла я, пока сознание без моего участия пыталось как-то втиснуть полученные сведения в устоявшуюся картину мира.  — Как ему вообще удалось провести в этом захолустье настройку на жнеца?!
        Лион, улыбаясь теперь уже со вполне объяснимым превосходством, лишь небрежно пожал плечами. В этом городе именно я была гостем, причем гостем настолько неосмотрительным, что сцепилась с истинным хозяином. Жнецы не терпели на своей территории посторонних из воинских подразделений. Города, попадавшие под контроль черных цепей, были полностью потеряны для ордена. По крайней мере, пока жнецы не принимали решения об обратном. И лишь Магистр мог разрешить подобный спор…
        — Что ж, раз вы уже догадались, с кем имеете дело, то давайте вернемся к первоначальному вопросу. Думаю, теперь вы уже не сомневаетесь в компетентности моей оценки ситуации.
        — Не сомневаюсь,  — процедила я сквозь зубы. Не люблю я общаться с жнецами. Они, конечно, необходимы для ордена, но уж больно неуправляемы… и, если честно, я совсем не собиралась возрождать эту организацию. Вот только теперь уже поздно. Достаточно одного полностью инициированного мастера боли для того, чтобы создать три полных цепи контроля. Они, как раковая опухоль, разрастаются стремительно в благоприятной среде. А города, к несчастью, среда благоприятная…  — Но прежде позвольте узнать, сколько вас уже?
        — В Инойсе уже есть малая цепь, поэтому наш мастер покинул город.
        Вот именно об этом я и говорю. Малая цепь — это восемь адептов боли, не считая мастера, который их в это дело ввел. То есть два полноправных местных координатора и шесть исполнителей, которые впоследствии обязаны оформить каждый свою агентурную цепь… Не успеешь оглянуться, а мир уже вновь опутан сетями нашей разведки. Вот если бы они еще и служили кому-то кроме Магистра… но настройки исправить невозможно, а потому их патологическая преданность одному-единственному человеку нечто такое, с чем проще смириться, чем изменить. Но это раздражает. Порой очень сильно.
        — Ясно. Тогда вернемся к делу. Когда ты заметил, что за центром следят?
        — Практически сразу. Но сначала это действительно были местные. И только совсем недавно слежка стала профессиональной.
        Я задумчиво кивнула. Примерно так и должно было быть. Ну за исключением появления хорошо обученных соглядатаев. Значит, на чем-то мы все-таки прокололись? На чем? Сейчас уже сложно судить. Да и местными проблемами занимался в основном Эльсо, а потому я могу лишь предполагать…
        — Есть идеи, с чего к вам такой интерес? Вы же звезд с неба не хватаете, так, выхаживаете по-тихому не очень серьезных больных, которым требуются не столько лекарства, сколько внимание и уход.
        — К сожалению, есть. Прокололся один из исполнителей: попытался завербовать не того. Нет, нам парнишка подходил, но, как оказалось, у него уже были хозяева.
        Н-да, вот именно поэтому черные никогда не имели связей с остальными. Лишь звенья уровня мастеров и региональные координаторы могли в случае необходимости связаться с Магистром и орденом. Все остальные действовали исключительно на свой страх и риск.
        — Ясно. Так чего вы тогда хотите от меня?  — спросила я, прямо посмотрев на человека, который теперь никогда не выберется из тени и тьмы. Жнецами становились единицы в силу необходимости особого склада ума. И ни у одного из тех, кто избирал путь боли, не было шанса вернуться к нормальной жизни.
        — Ничего. Просто подумал, что вас может заинтересовать тот, кто проявляет к нам такое внимание и, более того, действует весьма профессионально. В остальном же… Я указал направление,  — пожал плечами Лион.  — Копать дальше или нет — это уже решать вам. Но Эльсо такую информацию мимо ушей точно не пропустил бы.
        Я невольно скрипнула зубами. Если и было что-то, что я ненавидела больше эльсорианского принца и наших черных палачей, то это когда вторые сравнивали меня с первым. И уж поверьте, в их устах сравнение почему-то всегда оказывалось в пользу моего верного врага.
        — Я посмотрю, что можно будет сделать,  — раздраженно кинула я и, не дожидаясь ответа, активировала портал на возвращение. Яркий свет привычно вспыхнул перед глазами, ослепляя и дезориентируя… впрочем, чувства меня не обманывали никогда, а потому я точно знала, в какой миг оказалась среди привычных стен обители.
        Ну что ж, Тень, кажется, тебе предстоит небольшая работа. Хотя, возможно, это и к лучшему: я оперативник, а не организатор.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц урожай, день 15-й


        Едва Рейдив кор Минор вошел в свой кабинет, он сразу заметил деталь, которой еще вчера вечером не было. Всего лишь клочок бумаги, появившийся поверх тщательно разложенных бумаг, но внутри неприятно затянуло. Предчувствие беды, угнетавшее бывшего главнокомандующего с самого начала лета, окончательно оформилось.
        Осторожно приблизившись к своему столу, Рей кинул быстрый взгляд на записку. «На сей раз достать необходимый вам препарат не выйдет». Коротко. Сухо. И по делу. В этом была вся Нейриса.
        Кажется, кому-то удалось невозможное: прижать к ногтю старую целительницу, которая помнит еще времена Войны. Что ж, когда-то это должно было произойти — ведь именно на такой случай они и договорились об этой записке.
        Итак, Нейриса больше не может или не хочет его покрывать. Что это меняет? Сейчас уже ничего. Вот два столетия назад, когда он только появился в этом времени и месте… Но то давно минуло. Теперь даже в Академии у Рея было достаточно своих людей, да и бывшие бойцы его отряда давно заняли соответствующие им по статусу и опыту места… В общем, теперь колосса по имени Рейдив кор Минор так просто не свалить. Да и Нейриса, если уж на то пошло, болтать лишнего не будет. Конечно, если ее спросят прямо — теперь она незамедлительно ответит, но кто же сформулирует правильный вопрос, а? Нет таких! А значит, бывший главнокомандующий оставался в относительной безопасности. По крайней мере до тех пор, пока кому-то не придет в голову досконально проверить его биографию… тогда вполне могут всплыть некоторые факты, противоречащие нынешней легенде… Но вряд ли кому-то захочется копаться в грязном белье давно сгинувшего драэкского генерала, тем более когда фамильный тотем признал в полном тезке погибшего его потомка и наследника.
        В общем, с этой стороны Рейдив неприятностей не ждал. Но вот попытаться скинуть неугодного ректора кое-кто из членов Собрания вполне может, особенно если найдут, за что зацепиться. К сожалению, летнее происшествие вкупе с провороненной эпидемией вполне могли дать повод для внеочередной проверки… С коей, разумеется, и прибыли. Для начала к Нейрисе (как-никак главная целительница, сильнейшая за всю историю Академии!), а потом, вероятно, и до него дойдут. И, как назло, Камиса где-то носит!
        Рей, недовольно щелкнув языком, скомкал полученную записку и кинул ее в мусорную корзину. Если в Академии есть шпионы Собрания (а они конечно же есть, некоторые даже не особо скрываются)  — пусть читают, ничего важного все равно не вычитают. Что же касается самого Рейдива, то он пока приготовится к предстоящей беседе…
        Ждать визита долго не пришлось. Уже час спустя в дверь уверенно постучали и, не дожидаясь приглашения, вошли. Впрочем, этот драэк вполне мог позволить себе некоторое отступление от правил и догм. На пороге кабинета Рейдив, к своему удивлению, обнаружил не какую-то мелкую сошку, а самого председателя Темного Собрания. Да-да, своим присутствием его почтил не кто-нибудь, а сам Гиар кор Лэйиш. Лично.
        Рей в легком недоумении чуть приподнял брови. Это чем же он мог так не угодить нынешним великим и величайшим, что по его душу явился лично Гиар?
        — Председатель? Чем обязан вашему визиту? И почему меня не уведомили заранее? Я бы приготовил встречу, достойную вашей персоны…
        — Не стоит. Я здесь вроде как с комиссией, а потому все эти танцы и взаимные расшаркивания сыграли бы скорее против вас, чем за,  — с легкой усмешкой ответил глава дома Лэйиш. Для драэка он был еще довольно молод, несмотря на наличие троих взрослых детей. Рей изучал вторженца со сдержанным интересом. Бывший главнокомандующий впервые видел главную силу нынешнего Собрания так близко. До этого момента они встречались лишь дважды: в тот день, когда он выказал желание пройти проверку на принадлежность к роду Минор, и на официальной церемонии принятия его в Великий Дом. И оба раза Гиар не выказал особой заинтересованности во внезапно объявившемся потомке героя Последней войны, впрочем, тогда молодой представитель темного народа еще и не был главой Собрания. Теперь же многое изменилось. И в первую очередь то, что у Рейдива наконец-то появилась возможность полюбоваться на внука драэка, повинного в его дезертирстве… Бесспорно, они были похожи: фамильная лепка лица, одинаковая сдержанная властность во взгляде… даже эта усмешка вполне узнаваема!
        Но все-таки это был не старый недруг. И дело не только в том, что подобная встреча спустя столько лет была попросту невозможна, но и в некоторых явных различиях: Гиар был несдержаннее, суетнее, наглее… Он был моложе. И сейчас это явно играло в пользу Рейдива, которому хватило всего одного взгляда, чтобы оценить возможного противника.
        — Ясно. Могу я узнать, по какому поводу комиссия?
        — Не надо этих игр, господин ректор. Мы оба прекрасно осведомлены о причинах моего присутствия здесь.
        — Эпидемия?  — предположил Рейдив.
        — Не только. Также меня интересует летний инцидент…
        — Это который?  — решил сыграть дурачка Рей.
        — Тот, в котором фигурировал представитель ордена.
        — А, тот розыгрыш! Он-то вас чем заинтересовал? Какой-то дурень решил покрасоваться перед барышнями, нацепив на себя красные тряпки, а все прочие тут же такой хай подняли, что с трудом утихомирили!
        — Розыгрыш?  — переспросил все еще стоявший в дверях председатель Темного Собрания.
        — Именно. Да вы проходите, присаживайтесь. Секретаря у меня сейчас, к сожалению, нет — к родственникам отпросился, паршивец,  — но если желаете чаю…
        — Спасибо, обойдусь,  — неспешно приближаясь, ответил Гиар.  — Значит, ваш секретарь у родственников?
        — Да. Там какие-то проблемы возникли с его племянницей, а он тут же вызвался помочь. На все готов, чтобы с работы сбежать!
        — Это точно. Найти сейчас толкового помощника очень непросто.
        — Вот и я о том же. Не успел паршивец еще и года отработать, как уже стал искать повод от работы отвертеться,  — не скрывая своего недовольства, возмущенно произнес Рей. И, надо сказать, почти не слукавил: он действительно считал, что Камис воспользовался случаем, чтобы сбежать от местной рутины. Приключений ему, видите ли, захотелось! Вот ведь беспокойный мальчишка!
        — Что ж, раз мы прояснили этот вопрос, то давайте вернемся к первоначальному. Вы уверены, что тот случай является лишь розыгрышем?
        — А чем еще? Только не говорите, что вы верите в эти сказки! Лишь трусливые кумушки; которые даже своей тени боятся, могут твердить о неуязвимости и неискоренимости ордена Зари. Но мы же с вами взрослые люди, кор Лэйиш, и знаем, что подобное невозможно. Не после того, что случилось. Никто из орденцев не мог выжить просто потому, что выживших не было. Ни с одной из сторон. И вам это известно не хуже моего.
        — Но слухи не появляются на пустом месте,  — сухо напомнил председатель Собрания.
        — Как я уже говорил ранее, расследование показало, что это был лишь розыгрыш,  — развел руками ректор.
        — И вы сумели обнаружить того, кто его организовал?
        — В какой-то мере.
        — То есть?  — Гиар подозрительно нахмурился. Рей видел это его непонимание, недоверие… и расчет. Кто-то явно решил его утопить. Вот только руки коротки!
        — Мы знаем, кто это был,  — с показным равнодушием пояснил Рейдив.  — Но поймать его не смогли. Виной всему оказался сбежавший из Академии раб.
        — Разве в этих стенах есть рабы?  — с притворным удивлением поинтересовался Гиар. Рей невольно поморщился. Он не любил, когда кто-то придирался к словам.
        — Вы прекрасно знаете, что есть. Просто считается, что они могут своими способностями заслужить себе право на свободную жизнь, но в большинстве случаев эти их мечты остаются мечтами. Большинство из таких учеников не доходят до официального выпуска — их призывают обратно. Вот и этого собирались призвать, но он умудрился сбежать накануне.
        — И что? Вы его не поймали?  — полюбопытствовал Гиар, но было очевидно, что судьба какого-то раба его волнует мало. Однако начавшаяся словесная игра требовала соблюдать определенные правила.
        Рей безразлично пожал плечами:
        — Он сам себя наказал. Пытаясь запутать следы, оказался на контрабандистской шхуне, а там дураков не держат.
        — Поясните.
        — Мальчишка сгинул в степях. Надеюсь, вам не надо объяснять, что кочевники делают с магами?
        — Не нужно. Значит, вы уверены, что во всем повинен именно этот бедняга?
        — Да. Только у Риана был повод и возможность все это провернуть. Он покинул здание Академии незадолго до случившегося — это подтвердит любое следящее заклинание. Он обучался на равновесного, что дает ему довольно широкий спектр возможностей. Ну и, наконец, получившаяся суматоха явно сыграла ему на руку.
        — Звучит правдоподобно. Но мне хотелось бы глянуть все записи о том периоде, в том числе и считки с ваших личных следящих устройств.
        — Хорошо.  — Рей снова пожал плечами. Ему все это ничего не стоило. Тот мальчишка действительно очень вовремя решил сбежать, даже его невезучесть и та сейчас играла на руку! Какой бы властью ни обладал председатель Темного Собрания, а к кочевникам даже он поостережется лезть. Эта версия летних событий была идеальна — не подкопаешься! Тем более все материалы давно подготовлены и отправлены по инстанциям в Собрание. Заметив кислый вид председателя, Рей чуть заметно улыбнулся. Все-таки не зря они с Камом тогда состряпали подходящий отчет… привычка прикрывать тылы, как всегда, сыграла в его пользу. Впрочем, с его опытом иначе и не могло быть.


        Материк, деревня Вышний Дол
        876 г.п.к., месяц урожай, день 17-й


        Дождь зарядил с самого утра, загнав всех горожан под крыши их домов. Лишь немногие несчастные по воле случая или во исполнение своих должностных обязанностей невесело месили грязь. А потому пара закутанных в плащи путников буквально бросалась в глаза.
        Райно ненавидел выделяться, но сейчас у него не было выбора. Слухи о том, что к эпидемии прибавились еще и исчезновения детей, заставили его нарушить собственные планы и выйти к людям намного раньше времени. Пришлось потрудиться, чтобы найти следы похитителей, но им это все-таки удалось. По воле случая, если говорить откровенно, но именно случайности зачастую определяют нашу жизнь.
        На отряд наемников, подрабатывающих воровством детей, путники буквально налетели. К счастью, те их не заметили, в то время как Райно, оценив ситуацию, решил пока, не вмешиваясь, просто проследить за преступниками в надежде выйти на тех, кто это все организовал и проплатил.
        Именно так маг с приятелем и оказался в небольшом южном городке. Эпидемия до этих мест еще не дошла, и люди чувствовали себя довольно свободно… вот если бы не погода!.. К несчастью, середина осени почти всегда знаменовалась затяжными дождями и сыростью, просачивающейся в дома даже сквозь толстые стены.
        Вот только Райно не мог себе позволить даже несовершенной защиты дома: как назло, наемники выбрали именно этот день, чтобы пополнить коллекцию юных пленников. Насколько маг помнил, в их распоряжении уже имелся десяток детей обоих полов, но они явно не собирались останавливаться на достигнутом. И сегодня их взор упал на чумазую девочку, занимавшуюся доставкой сальных свечей из ближайшего магазина. Район был довольно глухой, прохожих и в погожие-то дни тут много не должно было быть, а уж в такую сырость и грязь…
        — Гады,  — негромко выдохнул Рум, заметив, как шестеро здоровых мужиков с явной воинской выправкой загоняют в угол девчонку лет десяти. Райно промолчал, но мысленно он был полностью согласен с другом. Малышка была настолько испугана, что даже не кричала, а лишь раскрывала в немом крике рот. Не в силах смотреть на это, мужчина отвел взгляд и…
        — Ой ду-ура. Ну куда ты лезешь?!  — едва слышно пробормотал Райно, но чуткий слух степняка позволил ему разобрать не только интонации друга, но и слова.
        — Кто?  — Сарумат закрутил головой, пытаясь понять, кого же так обласкал обычно сдержанный приятель.
        — Она,  — Райно пальцем ткнул в сторону выскользнувшей из подворотни женской фигурки. Незнакомка, явно еще молодая, не видевшая жизни девка, кинулась на помощь ребенку. Одна. Против шестерых! Действительно — дура. В данном случае это был уже диагноз.
        — Странно, пока ты не указал, я ее не видел. Наверное, она только что появилась.
        Райно безразлично пожал плечами. Его мало волновало, в какой именно момент времени на улице появилась эта помеха их планам, но позволять ей угробить все их расследование он не мог.
        — Рум, нейтрализуй барышню. Только понежнее!
        — Понял, не дурак. Все сделаем в лучшем виде!  — уверил молодой степняк, начиная потрошить небольшие карманчики, коими был усыпан весь его широкий пояс. Глянув на набор ампул и мешочков с порошками, Рум выбрал усыпляющий состав. После чего петляющей походкой пьяного вусмерть направился наперерез девушке, крича на всю улицу:
        — Се… с… ст… ренка! Подкинь еще день… ик… жат!
        Девушка, не ожидавшая подобного, на мгновение замешкалась и даже повернулась на голос. В этом и состояла ее главная ошибка. Сарумат, не задумываясь, легким движением, со стороны наверняка выглядевшем весьма неуклюже, отправил в полет дротик со снотворным. Барышня приглушенно ойкнула, удивленно схватившись за шею, после чего качнулась… и упала прямо на руки своевременно споткнувшемуся Руму. Разумеется, они оба тут же завалились в грязь… Теперь пора бы и Райно появиться.
        Маг, поглядывая краем глаза на затаившихся на другой стороне улицы похитителей, громко ругаясь, направился к копошащейся в луже парочке. Рум играл великолепно, создавая впечатление возни двух человек.
        — Эй, скотина, ты что творишь?! Ты же сестру совсем убьешь! Кто же тебе на выпивку тогда давать будет, а? Она там еще хоть жива, после того как ты на нее всей своей тушей свалился?!
        Рум, разумеется, тут же замер, прислушавшись, чтобы внимательно следившим за представлением зрителям стало понятно, что барышня уже явно простилась с сознанием, потом пьяно икнул и испуганно уставился на Райно. Тот сразу прибавил ходу, сыпля в адрес пьяного приятеля все более заковыристыми ругательствами.
        — Дышит вроде,  — громогласно успокоил он.  — Надо ее домой отнести. Бессовестная ты свинья, сам встанешь?
        Рум закивал, словно игрушечный болванчик. Райно же тем временем бережно поднял «бессознательную сестрицу». Однако представление на этом не закончилось. Степняк старательно путался в руках и ногах, проскальзывал по грязи, не в силах обрести точку опоры… в общем, делал все возможное, чтобы усмирить бдительность шести профессиональных воинов, на досуге ворующих детей. Спустя какое-то время, что длилась эта бессмысленная возня, прерываемая лишь руганью одного и бессвязными бормотаниями другого, Рум все-таки утвердился в вертикальном положении. Нетвердой походкой он пошел вслед за приятелем, несущим на закорках девицу. Негромко переругиваясь, так они и добрались до поворота.
        Здесь можно было вздохнуть уже чуть свободнее. Не догнали и не напали. Наблюдателя, скорее всего, приставили, но это мелочи — проводит до дома и успокоится.
        Пьяно вильнув в сторону, Рум незаметно прошелся по своим карманам, пытаясь понять, выронил что или нет. На первый взгляд вещи все на месте. Уже хорошо. К сожалению, плащ безнадежно испорчен. Как и порты. Но эти жертвы совсем не казались хозяйственному Сарумату бессмысленными, раз наемники решили довольствоваться одним лишь представлением. Это намного важнее, чем пара испорченных тряпок.



        Глава 3
        ВРЕМЕННЫЕ СОЮЗЫ

        Тень


        Зверски болела голова. Я никогда не напивалась, но, думаю, таким бывает пресловутое похмелье, коим время от времени маются мои ребята. Свет казался ярким даже сквозь смеженные веки.
        — Что так долго? Рум, я же просил понежнее!  — внезапно я услышала чей-то приглушенный голос. Ругались явно шепотом. Но я и так могла с уверенностью сказать, что говоривший мне был неизвестен.
        — Возможно, индивидуальная непереносимость. Мы же у нее кровь на анализ не брали! Откуда мне знать, какая у нее реакция на состав? Очнется еще, никуда не денется. Доза детская была!  — так же шепотом огрызнулся в ответ кто-то еще. И снова незнакомец. Создатель, во что же я успела влезть?
        Не спеша сообщать о своем возвращении в мир живых и бодрствующих, я попыталась восстановить картину произошедшего.
        Пытаясь понять, кто же установил наблюдение за нашим центром в Инойсе, я забралась в глубь материка. Если честно, постепенное приближение к карантинным зонам меня чуть беспокоило, но не столько из-за возможности заразиться (после того числа стимуляторов, что я принимаю, это маловероятно), сколько из-за нежелания привлекать к себе внимание. К сожалению, одинокие девушки, которые шатаются вблизи зон заражения, всегда вызывают повышенный интерес, особенно со стороны магов и стражи… В общем, думаю, мое нежелание соваться на ту территорию вполне объяснимо. Да и с Эльсо сталкиваться не хотелось…
        Так, не о том думаю! Нужно вернуться к тому, что произошло накануне. Итак, след привел меня в очередной маленький городок… и я стала свидетелем похищения! Точно! Один из тех, за кем я присматривала просто за компанию (это уже профессиональное, взгляд сам по себе находит в толпе подозрительных типов!), оказался членом банды, промышляющей, по-видимому, торговлей детьми… Короче, я решила в это дело вмешаться, но тут какой-то псих меня окрикнул и… проклятье! Попалась, как девчонка! Вот только что это такое интересное они использовали, что даже меня проняло? На меня же большинство ядов не действует, что уж говорить о банальных средствах нейтрализации типа снотворного!
        Ладно, самый быстрый способ выяснить, что тут происходит,  — спросить. Ну а если они будут молчать и отпираться, то я просто спрошу чуть получше… уж допросы я вести умею.
        Слабо застонав (и тем самым привлекая к себе внимание спорщиков), я переместила руку себе на лицо, так, чтобы слепящий свет мешал чуть меньше. Боль, отступившая на время, вновь вернулась и с новой силой сдавила виски. Очень захотелось, чтобы эти двое ответили на мои вопросы неправильно… уж больно не терпелось мне поделиться своими ощущениями с ближними.
        — Барышня, вы себя как чувствуете?  — заботливо поинтересовался один из мужчин, осторожно опуская мне на лоб мокрое полотенце.
        Рай! Это действительно небывалое блаженство! Я даже готова простить ему мое похищение!
        — Спасибо,  — прохрипела я. Во рту было сухо, как в пустыне. Язык просто отказывался шевелиться, а воздух через горло буквально продирался. Непередаваемые ощущения. Особенно вкупе с приятной прохладой, постепенно просачивающейся в мою бедную голову.
        — Не за что. В некотором роде мы виноваты в том, что вы в таком состоянии. Поэтому прошу меня простить…  — смущенно пробормотал кто-то рядом со мной.
        Я устало приоткрыла один глаз и посмотрела на говорившего. Им был молоденький паренек, загорелый до черноты. Волосы заплетены в традиционное шаманское плетение — такое испокон веков носят лишь самые достойные из детей степи… В общем, не пребывай я сейчас в столь ужасном состоянии, я бы не на шутку удивилась, но мне было не до эмоций в тот момент.
        Тем более уже миг спустя мое внимание привлек второй находившийся в комнате мужчина. Он просто раздраженно дернул головой, словно не соглашаясь с извинениями друга, но меня будто переключили. Эта сила, эта самоуверенная властность… тот, кто стоял в отдалении, был намного интереснее юного шамана. И потенциально куда более опасен. Такой же аурой обладал Магистр. Такой же обладает Эльсо. Подобных людей очень мало, но достаточно одного взгляда, чтобы их узнать. И пусть внешне этот тип не особенно привлекателен, но эта его способность притягивать внимание и подчинять себе одним взглядом еще не раз сыграет в его пользу.
        — Хэй, девушка, вы как?  — первый заговоривший со мной мужчина — да какой мужчина, юноша — заметив, что я отвлеклась, нетерпеливо замотал ладонью у меня перед глазами. Пришлось напрягать мозг, чтобы вспомнить, о чем вообще шла речь раньше.
        — Извините, задумалась,  — вымученно улыбнулась я. Парнишка-степняк тут же засиял ответной улыбкой. Кажется, с ним проблем не возникнет. А вот с его другом мне стоит быть осторожнее.
        — Ничего страшного. Чувствуете вы себя как?
        — Голова болит, но это пройдет,  — ответила я, вновь закрывая глаза. Вставать и куда-то идти сейчас не хотелось. Да и прежде чем покидать эту странную пару, мне стоит понять, кто они такие и чем могут грозить нам в будущем.
        — Еще раз извините. Возможно, тот состав, что я использовал, вам противопоказан…  — покраснев, как девица, пробормотал мой собеседник. Его приятель лишь негодующе фыркнул — он явно не считал себя обязанным отчитываться перед какой-то девчонкой.
        Что ж, не будем выходить из образа, который уже продумали без меня.
        — Извините за вопрос, но что произошло? Кто вы? Как я оказалась здесь? И где это «здесь» территориально?
        — Ой, простите, не подумал.  — Мальчишка-степняк покраснел еще сильнее. Он явно чувствовал себя неуютно рядом со мной. И не думаю, что дело только лишь в чувстве вины… Я сделала вдох поглубже, проверяя свою догадку… Так и есть. Эта парочка ослабила шнуровку корсета, из-за чего грудь немного выскользнула из плотного каркаса. Покраснеть самой, что ль? Чтобы соответствовать образу — стоило бы. К сожалению, у меня сейчас так болит голова, что мне плевать на все эти правила и догмы. Да и любое движение отдается молотом в висках… ну их в баню! Переживут как-нибудь и не слишком стеснительную горожанку.
        — Я — Сарумат, а это — Райно,  — парнишка кивком указал на недовольного друга.  — Мы вас в некотором роде спасли.
        — Спасли?  — Вот тут я не смогла сдержать удивления. Не каждый день мне заявляют, что меня нужно от чего-то спасать. Обычно мне твердят, что это от меня надо всех защищать.
        — Да. Вы бросились на помощь ребенку, помните?
        Я настороженно кивнула. Нападение на девочку я помнила, как и то, что внутренние системы комбеза настаивали на спасении малышки из-за уникальности ее генома… ну, в каком смысле уникальности? Скорее — редкости. Чистая кровь, без активных примесей, в наши времена была ценна. Из таких детей никогда не получалось магов, они были совершенно бездарны в этом смысле, но вот настройки буквально врастали в них намертво. Все лучшие орденские мастера — чистые. Именно поэтому я и бросилась на помощь, наплевав на предыдущую миссию…
        — Что с ней? Вы ей помогли?  — взволнованно спросила я. Если бы мы только могли заполучить эту малышку… через пять-семь лет обучения она смогла бы стать настоящей жемчужиной!
        — Извините, это было не в наших силах.  — Степняк, кинув быстрый взгляд на друга, отвернулся. Но этот жест сказал мне достаточно. Они имели возможность спасти девочку, но предпочли не вмешиваться… ведут свою игру? Или те ребята их подельники? Пока рано судить, но, на мой взгляд, первое вероятнее.
        — Ясно,  — с тяжелым вздохом ответила я и, решив, что хорошенького помаленьку, собралась с силами и села. Молоточки в голове все еще стучали, но уже заметно тише — в принципе, моему организму нужно было еще три-четыре минуты для нейтрализации токсина, но полностью вывести его удастся лишь через пару часов. Эх, если бы я только могла перевести комбез в активную фазу… к сожалению, красоваться алой броней было как-то преждевременно, а маскировочная форма обеспечивала лишь необходимый минимум функций. Откинув в сторону нагревшееся полотенце, я прямо посмотрела на мальчишку-степняка.  — Что там случилось?
        Тот, столкнувшись с моим требовательным взглядом, чуть покраснел. И на этот раз явно не от чувства вины. Миленько. Он женщин-то вблизи раньше видел? Или изучал исключительно по картинкам?
        — Заметив, что вы направляетесь к тем плохим ребятам,  — неловко потирая кончик носа, начал он,  — я поспешил перевести их внимание на себя… думаю, вы помните, как я шел и звал вас?..  — Он вопросительно глянул на меня, я резко кивнула, но уже спустя секунду закусила губу от боли. Правило номер один на сегодня: поменьше неосмотрительных движений. Мозг у меня только один, и если он выскочит из ушей, мне будет его очень не хватать.  — Так вот, одновременно с этим я вывел вас из игры. И, видимо, перестарался со снотворным.  — И снова алый цвет лица, но на этот раз тут причиной не только неловкость, но и искреннее чувство вины. Милый мальчик. Настолько милый, что у меня зубы сводит.
        — Ясно. Спасибо. Возможно, в тот момент я действовала немного неосмотрительно…  — Я замолчала, позволив мальчику самому додумать наиболее подходящую легенду.
        — Вы знали ту малышку, да? Сразу видно, что вам небезразлична ее судьба…
        Версия ничем не хуже прочих, а потому я с самым скорбным видом кивнула.
        — Я должна ей помочь,  — и снова не вру. Может, сейчас чистых стало побольше, но все равно не хотелось бы терять из виду кого-то настолько подходящего… судя по внешнему виду девочки, в этом городе у нее никого нет, а потому она идеально подходила нам.
        — Не думаю, что…  — начал мальчишка-степняк, но друг его прервал:
        — Бесполезно. У тебя ничего не выйдет,  — решительно припечатал он. И я впервые за это время встретила его взгляд… Райно, его зовут Райно. Мне следует запомнить это имя. И этого мужчину.
        — Выйдет. Если вы мне поможете.  — Последнее я добавила помимо своей воли, словно кто-то незримый дернул за язык… я ведь не собиралась… впрочем, теперь уже собираюсь. Мне интересен этот Райно. А значит, я сделаю все, чтобы задержаться рядом с ним на некоторое время. В общем, придется нам друг друга потерпеть еще немного. По крайней мере до тех пор, пока не отнесу его к какой-либо группе своей внутренней классификации.
        — Поможем?  — Темная бровь надменно изогнулась. И этот взгляд… на меня уже давно никто не смотрел как на слабую женщину. Избранная вначале роль внезапно стала чужой, слишком жесткие рамки для меня… Я не такая, я совсем не привыкла, что меня опекают, что смотрят… так!
        Что ж, значит, расширим границы. Ум — не сила, он может жить и в очаровательной головке городской девчонки.
        — Поможете,  — убежденно произнесла я, с легкой улыбкой наблюдая за Райно,  — потому что именно вы позволили ее схватить. И не говорите, что не могли ее спасти — с вашими навыками и оснащением вы вполне способны уложить десяток бандитов. Вы этого не сделали, а значит, вы либо были с ними, либо следили за ними. И я рискну поставить на второй вариант.
        Райно несколько долгих мгновений смотрел на меня. Я с трудом выдержала этот его взгляд, но отступать мне было не с руки, да и глупо склоняться перед человеком, когда я сама могу поставить весь этот мир на колени. К счастью, миры меня никогда не интересовали и все способности мои служат лишь одному — Магистру.
        — Хорошо,  — наконец произнес он.  — Мы поможем тебе вернуть девочку. Но взамен ты будешь подчиняться мне. Во всем.
        — Как пожелаете,  — пожала плечами я. В конце концов, если припрет по-настоящему, его слова мне будут не указ, но пока можно и поиграться.
        — Кстати, может, представишься?  — верно истолковав мои интонации, хмыкнул Райно.
        Если он думал меня этим смутить, то не на ту напал. Я стойко выдержала его взгляд, после чего с чистой совестью соврала:
        — Тина,  — потом подумала секунду и добавила: — Но все давно называют Тенью, так привычнее.
        — Странное прозвище,  — негромко произнес Сарумат, но на его реплику никто из нас не обратил внимания, потому что именно в этот момент Райно произнес:
        — Хорошо, Тина, я запомню.
        Ну не гад он? Чувствую, этот тип еще потеснит Эльсо на вершине моего хит-парада ненависти. Впрочем, тем интереснее.


        Материк, недалеко от озера Райно,
        у подножия Громовой Гряды
        876 г.п.к., месяц урожай, день 17-й


        Эльсо развлекался. Ну и разумеется — отдыхал. Душой отдыхал от излишней дисциплины, царившей в ордене, и от трепетной верности. Раньше он завидовал Магистру и его Тени, но теперь, поварившись в этом котле сам, считал излишнюю преданность весьма утомительной штукой.
        Вот и приходилось отвлечения и развлечения ради выискивать работенки на стороне. Некоторые даже втайне от Тени. В конце концов, неизбежность разоблачения и последующая реакция Командира боевой группы тоже были частью запланированного веселья.
        Кстати, насчет планов… согласно добытым сведениям, где-то поблизости должна быть группа молодых магов… значит, и поработать малость можно.
        Заслышав шум и лошадиное ржание еще издали, Эльсо целенаправленно полез на звук через кусты и густой подлесок…
        Вилора раздраженно повела плечами, изо всех сил сжала поводья в руках и лишь после этого выдохнула. Заигравшиеся во взаимную неприязнь мальчишки за время их недолгого путешествия уже умудрились изрядно надоесть обычно терпеливой целительнице. Вот и сейчас Лес, решив, что этого никто не заметит, заставил узловатый корешок подняться из земли прямо перед копытами лошадки Кама, а та, и без того обиженная жизнью с самого рождения, отпрыгнула в сторону, словно ядовитую змею увидела… В итоге: перепугавшийся Кам громко матерится, его кобылка истерично ржет и отказывается идти дальше, а Милесар старательно делает вид, что не имеет отношения к происходящему. Впрочем, все трое прекрасно знают, что случилось и кто виноват. Осталось лишь это озвучить.
        Вилора глубоко вдохнула, собираясь в очередной раз отчитать друга за его безрассудные шутки, но ей не дали.
        — Ой! Маги!  — с восторгом воскликнуло какое-то чудо-юдо, с оглушительным треском выбираясь из ближайших кустов.  — Хм, а это с вами кто?  — и наглый тип уставился на Кама.
        Вилора посмотрела, кто там шумит, и с удивлением обнаружила, что перед ней эл. Чистокровный, насколько она могла судить по внешним признакам.
        Впрочем не только внимание целительницы оказалось всецело приковано к нарисовавшемуся у них на пути типу. Камис, увидев всего в нескольких шагах от себя лицо Эльсориана дил Вейриана, невольно вздрогнул. Уж лучше бы эта старая кляча сбросила его в кусты, чем подобная встреча!
        Вот только дезертир и предатель в лице принца-бастарда даже бровью не повел при встрече с адъютантом Рейдива кор Минора. Не признал? Нет, не может быть: этот никогда не страдал излишней забывчивостью, а значит, их столкновение просто откладывается на некоторое время. Например, до тех пор, пока они оба не добьются своих целей.
        — Он с нами,  — в отличие от остальных, с интересом разглядывавших незнакомца, Милесар оценил его интонации и поспешил ответить.  — Мы путешествуем вместе. А вот кто ты такой — большой вопрос. В этой местности шатунов остаться не могло: эпидемия и близость зон карантина мало побуждает к странствиям.
        — Ну это кто боится болезни, не шатается по лесам, а мне опасаться нечего!  — убежденно ответил эльтиан, свысока поглядывая на всадников. Как ему это удалось, для всех присутствующих осталось загадкой, потому что величие и царственность как-то мало сочетались с царапиной на щеке, грязью на подбородке и порванным рукавом рубахи.
        — Это еще почему — нечего бояться?  — тут уж в разговор вклинилась Вилора. В их маленьком отряде всю информацию об эпидемии собирала именно она.
        — Потому что!  — вот и весь сказ.  — Впрочем, красавица, если вы согласитесь принять меня в ваш маленький, но очень воинственный отряд,  — красноречивый взгляд на Милесара и Кама,  — то я, возможно, и поделюсь кое-какими знаниями.
        — Да брешет он, Вилька!  — тут же воскликнул Лес и посмотрел на своего второго спутника, надеясь, что тот поддержит его точку зрения. Но Кам почему-то отвел взгляд в сторону, словно знал что-то такое, что заставляло его верить внезапно появившемуся наглому незнакомцу.
        — Не тебе это решать,  — фыркнул эльтиан и вновь обратился к девушке: — Ну так что, красавица?
        Вилора, немного растерявшись из-за столь внезапной встречи с сородичем, даже не знала, что ответить на подобное заявление. С одной стороны, пеший спутник серьезно притормозил бы движение их отряда, но вот с другой… слишком любопытен был этот парень. Вилька по долгу крови в лицо знала всех элов, близких ей по возрасту и положению. И среди них точно не было этого типа!
        — Как тебя называть-то?  — Решив, что прогнать они его всегда успеют, а вот познакомиться поближе не помешает, наконец поинтересовалась девушка.
        — Рад, что ты приняла верное решение. А зовут меня Эльсо. Так и вы называйте,  — разрешил эльтиан, с легким недовольством почесывая свежую царапину на щеке.
        — Эльсо?  — недоуменно переспросила Вилька.  — Это прозвище? Или какое-то сокращение?
        — Это имя, красавица,  — припечатал он.
        — Но так не называют благородных эльтов,  — растерянно пробормотала девушка, так и не найдя во внешности нового знакомого хоть одного изъяна, позволившего бы причислить его к полукровкам и прочим смешениям рас.
        — А с чего ты взяла, что я благородный?  — кинув насмешливый взгляд на зардевшуюся целительницу, уточнил Эльсо. Вилора молча отвернулась. И лишь Камис закусил губу, стараясь стереть с лица глупую улыбку. Все-таки некоторых не переделать!



        Глава 4
        В ДВУХ ШАГАХ

        Тень


        Я, стиснув зубы, промолчала. Снова. Такое чувство, что этот тип задался целью довести меня до нервного срыва. Не дождется. Даже если он продолжит в том же духе и будет по-прежнему игнорировать все мои вопросы — не дождется!
        В конце концов, помимо Райно здесь есть еще и Сарумат. Рано или поздно мальчишка мне ответит точно — очень уж он совестливый.
        Впрочем, это не мешает им обоим дурить меня вот уже третий день. Мы покинули Вышний Дол практически сразу после того, как я пришла в себя, и за прошедшее время, надо сказать, существенно приблизились к зоне карантина. Вот только мне об этом и слова не сказали! О том, что мы все больше забираем на юг, мне сообщал лишь встроенный в комбез навигатор!
        — Может, вы все-таки поделитесь со мной своими планами? Куда мы двигаемся? И почему через лес, а не проложенными трактами?  — сердито потребовала ответа я, наверное, в тысячный раз. На нормальный ответ я уж и не надеялась, но не молчать же мне, верно? Так ведь могут забыть и о моем присутствии, и о моем принципиальном несогласии!
        — В данный момент — туда,  — раздраженно глянув на меня через плечо, Райно махнул рукой вперед.  — И мы тебя с собой не приглашали, мы предлагали тебя дождаться нас в Вышнем Доле, но тебе приспичило во всем поучаствовать лично — вот и участвуй. Желательно молча.
        Очень захотелось его чем-нибудь треснуть. Профилактики ради. А то скоро совсем совесть потеряет.
        — Райно, может, расскажем уже?  — Как я и думала, устав от наших нескончаемых словесных баталий, Сарумат решил занять мою сторону.  — Все равно разболтать ей здесь некому…
        Я аж задохнулась от возмущения. Так значит, все это время меня не посвящали в детали не из вредности, а из недоверия?! Неужели я кажусь такой подозрительной? Да быть того не может! Я, конечно, не полевой агент, но и меня кое-чему учили. Плюс личико у меня довольно миленькое и такое кукольно-невинное, что за коварного злодея не примут, даже застав на месте убийства с окровавленным ножом в руках. В общем, я по праву гордилась своим умением сбивать врагов с толку. И тут вдруг — недоверие! Я оскорбилась не на шутку. Они же всего лишь какие-то малолетки! Как они смеют мне не доверять?!
        — Баба и в лесу найдет, кому все разболтать,  — сквозь зубы бросил Райно.  — Но если тебе так хочется — рассказывай. Если это спасет нас от ее бесконечного нытья — я только рад буду.
        Нытья?! Баба?! Да что этот тип о себе возомнил? Или решил, что раз на мне платье деревенской девочки, то ни ума, ни характера у меня нет? Ну-ну. Даже не знаю, что меня поражает больше: такое предвзятое отношение к незнакомому человеку или его полное неумение читать людей. Да, при всех моих талантах, хорошей актрисой я никогда не была, и дело не в том, что не умею создавать удачные образы — умею, но вот долго их удержать не выходит, маска меня утомляет и я быстро выхожу из роли. Собственно, большей частью именно из-за этого недостатка к агентурной работе меня никогда не привлекали. Пусть красивой женщине зачастую легче войти в доверие, но на деле из-за моего характера проще потратить время на внедрение Эльсо или Сана, чем добиться положительных результатов от меня.
        — Да не злись ты на Райно, он не со зла. Просто нервничает очень, что ты с нами отправилась. Там, возможно, опасно будет, а тут ты…  — успокаивающе сжав мою руку, негромко увещевал Сарумат. Ему явно было неловко стоять так близко ко мне, но, взяв на себя роль этакого мостика между мной и своим другом, он уверенно шел к своей цели.
        Я медленно выдохнула, пытаясь поставить себя на место этих двоих. Вначале какая-то глупая курица, не подумав, бросается одна против шестерых разбойников, потом она же рвется в бой ради спасения ребенка… Возможно, со стороны я действительно выгляжу не очень надежным спутником… ладно-ладно, очень ненадежным. На месте этих двоих я бы уже связала такую обузу по рукам и ногам и бросила в каком-нибудь безопасном месте. А эти ничего, терпят.
        — Ладно, рассказывай уже, куда мы идем,  — окончательно успокоившись, попросила я Сарумата. Степняк, широко улыбнувшись, кивнул. Он был счастлив оттого, что я не стала таить зла на его излишне прямолинейного друга. Как будто до этого меня никогда не называли бесполезной! Ха! Главное, что я сама прекрасно знаю себе цену, а остальное значения не имеет.
        — Ты, наверное, обратила внимание, что те похитители работали очень слаженно, я бы даже сказал, профессионально?
        Я кивнула. Это заметил бы и полный дилетант. Они выбрали удачное время и удачное место, явно рассчитали все возможные варианты и действовали так, словно им все это не впервой.
        — Такие умения не возникают сами по себе, обычно они приходят со временем. И опытом. В общем, эта твоя девочка далеко не первая в их списке. Мы с Райно заметили эту группу декаду назад, обнаружили мы их совершенно случайно, решили немного проследить и поняли, что ребята промышляют похищением детей. Собрав слухи, мы поняли, что в окрестностях исчезло уже довольно много народу, но что-то списали на болезнь, что-то на диких зверей. Нет, детей искали, конечно, но, не обнаружив следов, поиски сворачивали — сейчас не то время, чтобы ради одного ребенка подвергать опасности целую деревню. В общем, сложив два и два, мы пришли к выводу, что кто-то нанял наемников, чтобы во время всеобщей суматохи выкрасть детей. Кто это, мы не знаем, но решили выяснить, поэтому и позволили им захватить девочку. Судя по тому, что мы видели в последний раз, свободных клеток у них уже быть не должно, а значит, они направятся прямиком к заказчику.
        — То есть сейчас…
        — Мы идем по их следам,  — подтвердил мои подозрения Сарумат. Мне сразу захотелось узнать, что же эти двое используют в качестве маячка для слежения, но я быстро прикусила язычок. Не хватало еще им узнать, что я посвящена в тайны техники ардов. А в том, что эти двое каким-то образом умудрились покопаться в одном из их старых хранилищ, я нисколько не сомневалась — слишком интересным было их оснащение. Кажется, я даже заметила пару боевых излучателей у Райно под тканью неприметного непромокаемого плаща… Ладно, потом разберемся, что это за типы и чего от них ждать, а пока…
        — И куда мы сейчас движемся?
        — Судя по карте, мы недалеко от деревни Малые Торжки. И судя по тому, что нам известно, вряд ли наемники пойдут дальше.
        — Ясно,  — скупо кивнула я.  — Не буду вам мешать. Обещаю,  — зачем-то добавила я. Впрочем, это обещание я в любом случае собиралась сдержать: как только мы доберемся до места, наши пути разойдутся. Как бы они меня ни интриговали, не стоит забывать о своей основной цели. И ею были отнюдь не похитители. Если мои подозрения подтвердятся и здесь находится еще одна лаборатория, то я просто сниму координаты и передам их Сану… Я еще не настолько выжила из ума, чтобы в одиночку штурмовать драэкские укрепления.
        На этом все наши беседы подошли к концу. Больше я не собиралась беспокоить своих невольных спутников, да и подумать мне было о чем. Например, о странной активности дарков в зоне официально объявленного карантина.


        Материк, зона карантина,
        деревня Малые Торжки
        876 г.п.к., месяц урожай, день 20-й


        Эльсо, тяжело вздохнув, посмотрел на своих спутников. За прошедшие дни он успел не раз пожалеть о том, что связался именно с этой группой, но обратно уже не отыграть. Вот и приходилось ему изображать своего в доску парня, а по факту быть нянькой для любопытных карапузиков. К счастью, «карапузиков» было всего двое, третий просто без мозгов родился. Впрочем, в последнем Эльсо не сомневался с самого первого дня их знакомства. Никто с нормальным рассудком просто не пошел бы под руку Рейдива кор Минора Темное Солнце.
        С другой стороны, свою функцию эта группа полностью выполнила — только благодаря присутствию Вилоры Эльсо сумел попасть в зону карантина. Бесстрашная девчонка рвалась в самое пекло, не думая ни о своей безопасности, ни о безопасности сопровождавших ее лиц. Мыслечтеца подобное наплевательское отношение к жизни — своей и чужой — задевало и раздражало, но приходилось изображать дружелюбие.
        — Все-таки вам, ребята, не стоило нас сопровождать сюда,  — сухо выказала свое неодобрение Вилора. При других обстоятельствах она бы никогда не стала возражать против компании. Но сейчас другое дело: когда вокруг заболевшие, а причины внезапной вспышки эпидемии до сих пор не установлены, находиться рядом с магами при исполнении было опасно.  — Здесь вы можете заразиться.
        — Не волнуйся, красавица, я не заболею. А вот вашего приятеля вы зря сюда приволокли — это точно,  — широко улыбнувшись, Эльсо кивнул на недовольного таким вниманием Камиса.
        — А ты самоуверен,  — недовольно буркнул Милесар. Он демонстрировал свое недовольство лишними, по его мнению, попутчиками с самого начала и явно не собирался прекращать.
        — Я просто уверен,  — усмехнулся в ответ эльтиан.  — В себе — в том числе.
        — И для этой уверенности есть какие-то основания?  — полюбопытствовала Вилора. Она с самого начала проявляла повышенный интерес к сородичу. Эльсо чуть заметно поморщился, девушка становилась слишком назойливой, и при этом в своих мыслях она явно подошла к какому-то весьма несвоевременному и опасному открытию. Мыслечтец недовольно свел брови, пытаясь хоть что-то разглядеть за завесой чужого разума. К сожалению, читать элов в обычной обстановке было практически невозможно — щит покоя и безмятежности не так-то просто пробить. А ввести Вилору в состояние стресса представлялось делом нелегким — целители во все времена отличались сухой сдержанностью, помогавшей им хоть как-то абстрагироваться от страданий пациентов.
        — Разумеется есть. Но вам, милая леди, пока рано знать о таких вещах.
        — А мне?  — с вызовом спросил Милесар.
        — А тебе — уже поздно,  — отрезал Эльсо, не желая связываться с очередным выродком Лэйиш (а фамильные черты буквально впечатались в него, не оставив и грамма сомнений в том, к какому семейству принадлежит сей высокородный драэк).
        — Ладно, оставим это. Эльсо, может, скажешь, почему ты считаешь наше путешествие опасным для Кама? До сих пор заболевших среди элов или дарков не было. Ни одного.
        Мыслечтец незаметно глянул на Камиса, который старательно делал вид, что его эта беседа нисколько не интересует, но сам тем временем прислушивался. Как такому рассказать о грозящей ему опасности, не выдав их давнего знакомства? О том, что с виду чистокровный дарк родился в семье эльтиан, говорить было нельзя, а если вспомнить, к какому именно роду принадлежал его беспутный отец… Да и скандал в свое время вышел знатный… Это сейчас элы спокойно принимают в семью детей другой крови, а тогда появление в уважаемом чистокровном эльтианском роду мальчишки-полукровки подняло на уши всю знать. И если бы не вмешательство правящего Князя, Камису бы точно не выжить. Впрочем, откройся правда, ему бы и сейчас не дали покоя. Одно дело принимать в семью по договору чистокровных дарков, и совсем другое растить полукровку, чьи будущие возможности и способности не подлежат никакому прогнозу… Химеры опасны — эта истина известна каждому на Диале. К сожалению, некоторые знания лишь подогревают интерес исследователей. И чем больше запретов вы нарисуете на бумаге — тем сильнее разгорится желание познать непознанное.
        — Это не значит, что подобное невозможно,  — сухо произнес Эльсо. Он понимал, что такой ответ не удовлетворит никого из присутствующих, но ему было важно донести до Камиса эту мысль. Он силен, он полнокровная химера, выросшая в семье, взлелеянная отцом, обученная и прекрасно осведомленная о своих силах… но и он — уязвим. Уязвим именно в силу своей двоякой крови. Потому что этот вирус был создан как раз против таких, как он.
        — На все воля Создателя,  — пожала плечами Вилора.  — В таком случае он рискует не больше, чем любой из нас.
        Эльсо лишь недовольно поморщился. Это безразличие, тщательно взращенное в душе юной элы, его раздражало больше всего. Наверно, потому, что он сам прекрасно помнил, насколько коварно это искусственное спокойствие, годами внедряемое наставниками и учителями. И как больно в конечном итоге остаться без этого щита, один на один с миром. Такой судьбы он не пожелал бы ни одному из своих сородичей. К сожалению, методики обучения за минувшие годы, видимо, нисколько не изменились.
        — Ладно, здесь расходимся. Мы с Лесом сейчас в дом старосты, надо поговорить с ним и старшим целителем, а вы пока найдите нам место для ночлега. Не думаю, что на постоялом дворе людно, так что это не должно занять у вас много времени.
        Эльсо фыркнул, поражаясь подобной наивности. Вот как раз-таки свободных мест там быть и не должно: осень — торговый сезон, по дорогам колесят обозы, деревня Малые Торжки не просто так получила свое имя, да и большая она, зажиточная, сразу видно, что народу через нее много проходит, потому и постоялый двор, что редкость для сельской местности, большое трехэтажное здание, со своей корчмой и конюшней. В общем, по прикидкам мыслечтеца выходило, что свободных мест в это время быть никак не может. И дело не только в том, что начался торговый сезон, но и в том, что здесь окопались маги и целители. А людям свойственно чувствовать себя спокойнее рядом с теми, кто может помочь.
        — Фантастическую задачу перед нами поставили, не считаешь?  — негромко поинтересовался Камис, глядя куда-то в сторону. Наедине со старым знакомым бывший адъютант чувствовал себя странно, вероятно из-за того, тот успел уже не единожды пройти путь от союзника до врага и обратно.
        — И не говори,  — тяжело вздохнул Эльсо.  — Но раз леди просит, то леди получит.
        — Я в тебя верю. Ты всегда умел убеждать людей…
        — Кам, может…
        — Забудь. Я же тебя не отговариваю от твоей миссии, верно? Вот и ты не лезь, куда не просят.
        — Но…
        — Мы давно уже не друзья, мой принц. И я уже не ваш телохранитель.
        — А я вот почти тысячу лет как не принц,  — хмыкнул Эльсо, отворачиваясь.  — Никогда не понимал, чем купил тебя Темный.
        Камис лишь с трудом улыбнулся. Говорить на эту тему он не хотел. Ветру не объяснить, насколько тяжело быть рядом с ним простым смертным. А Эльсориан был именно ветром — испепеляющим Белым Ветром давно отгремевшей Войны. У Рейдива тоже было немало недостатков, но при всем при этом его прозвали Солнцем. Уж в чем-чем, а в прозвищах своим командирам солдаты никогда не ошибаются. И Эльсориан когда-то, презрев свой долг, сбежал, а Рей, напротив, до последнего боролся за своих людей и, лишь окончательно разочаровавшись в Собрании, отдал приказ отступать. Им всем отдал. Эльсо был неплохим другом, но, как показало время, лидер из него довольно хреновый, из тех, что не видят за строчками в рапортах ни имен, ни судеб доверившихся ему солдат.
        — Ладно, пойдем уговаривать хозяина найти нам пару комнат,  — убедившись, что спорить с Камисом бесполезно, мыслечтец сразу же вернулся к первоначальной теме. О том, что сейчас они точно служили разным сторонам, оба предпочли на время забыть. В конце концов, та война уже закончилась. А новая? Новой еще, возможно, и не будет.
        На постоялом дворе, носившем занятное название «Бешеная кобылица», хозяйкой оказалась пышнотелая дама средних лет. На ее простоватом лице, словно приклеенное, застыло выражение некоторого недовольства, что выдавало далеко не легкий характер и неспокойный нрав. Впрочем, Эльсо подобное никогда не останавливало. Включив на полную свое обаяние, он не потратил и получаса на то, чтобы полностью расположить к себе женщину, а еще через десяток минут стал обладателем ключей от двух небольших комнатушек, расположенных под самой крышей. Обычно эти получердачные помещения не сдавались, но для мыслечтеца сделали исключение… как и всегда, когда он брался за что-то всерьез.
        Покончив с бытовыми вопросами, Эльсо устроился тут же, в общем зале. Камис, сбежавший сразу же, как на то появилась возможность, пока не возвращался. Двух юных магов пока тоже видно не было, а потому эл решил расслабиться и насладиться тишиной и покоем. Неспешно потягивая сбитень из большой глиняной кружки, мыслечтец наблюдал. Как он и думал, на постоялом дворе скопилось немало народу. И многие из них, как и он сам, неспешно потягивали свои напитки, сбившись в небольшие группы. Вон та цветастая и пестрая компания точно торговцы, шедшие мимо и застрявшие в зоне карантина. Фон вокруг них был нервным, почти злым. Они боялись болезни, проклинали крестьян, от которых пошла зараза, и мысленно уже подсчитывали убытки.
        Недалеко от них сидела группа изможденных людей в простых пропыленных плащах — паломники. В лихие времена их немало ходило по дорогам. Зачастую, кстати, под их масками скрывались и разбойники. Но это был не тот случай: конкретно от этих людей исходило унылое смирение с собственной судьбой и внутренние сомнения — стандартный фон для тех, кто заплутал и ищет спасения у высших сил. Народу было действительно много. Но почему-то при этом местные жители буквально бросались в глаза, хоть и сидели вперемешку со всеми. Они излучали какую-то стойкую уверенность. Это чувство свойственно лишь тем, кто точно знает, где он и для чего. Для этих людей, родившихся и выросших в Малых Торжках, карантин не имел значения, потому что они никогда и не рвались за пределы своей деревни. Заболевших же внутри селения почти не было — пара выявленных случаев, из-за которых и пришлось ввести особое положение, не в счет, оба раза это были чужаки, о которых беспокоиться не имело смысла.
        Все это Эльсо понял, почти не напрягаясь. Когда люди сбивались в толпы, их становилось проще читать, возможно, потому, что они сами невольно желали чем-то поделиться, а может, просто расслаблялись за кружечкой-другой. Для мыслечтеца не имели значения причины, он просто изучал — этих людей, это место и это время. Особенно время.
        — Эй, парень, не против, если я присяду? Мест уже нет,  — зычно поинтересовался кто-то рядом с элом. Эльсо посмотрел на подошедшего. Внушительного вида мужик возвышался над столиком, держа в руках огромную кружку с пенным напитком. Мест в зале действительно осталось мало, да и человек этот был явно из местных…
        — Садись,  — кивнул мыслечтец, осторожно изучая крестьянина. Тот ответил ему тем же.
        — Я тебя раньше здесь не видел. Из новой группы магиков, что ль?
        — Вроде того,  — кивнул Эльсо. Излишняя разговорчивость местного жителя вполне могла сыграть на руку.  — Мы прибыли сегодня. Только я не маг, я просто их сопровождал.
        — Неужели все-таки послали кого-то все разведать?
        — Разведать?
        — Ага. Не из этих, стало быть,  — с сожалением произнес он, но долго сокрушаться не стал, решив выговориться: — Ходят слухи, что именно из наших мест зараза и пошла,  — доверительным шепотом произнес мужик.  — А если точнее, то все началось из-за ребетенка, не нашего, а с каравана, проходил тут в начале сезона такой. Так вот, малец в лес пошел — и пропал, два дня искали, а на третий он сам вышел, только больной уже — почти сутки в бреду провалялся, но, несмотря на это, его родители в тот же день вместе с мальчишкой в дорогу собрались и ушли, ибо и так задержались слишком.
        Мыслечтец заинтересованно посмотрел на нежданного собеседника. Тот явно верил в то, что говорил. Впрочем, практически сразу в разговор влез еще один очевидец…
        — Да что ты брешешь, а? Дите почти три дня в лесу провело, ночевало под кустом, а сейчас чай не сытень — вот и простудился. А вы сразу: зараза да зараза!  — фыркнула полная трактирщица, ставя перед Эльсо новую кружку с темно-янтарным сбитнем. Эльтиан кивком ее поблагодарил, та ответила улыбкой, довольно странно смотрящейся на ее угрюмом лице.
        — Слухи на пустом месте не рождаются, женщина! Точно тебе говорю: тот малец и разнес заразу! Наверняка влез в какой-нибудь старый схрон и что-то подцепил. А нам теперь здесь сидеть придется, пока не подохнем или пока магики новое лекарство не изобретут.
        — Схрон?  — Интерес Эльсо к этому селению возрастал. Он уже давно не верил в совпадения — уж Всевышний точно не ошибается, когда сводит вместе нити чужих судеб.
        — Ага. Здесь неподалеку раньше барский дом стоял, но род захирел, вот хозяин в столицу и подался. Давно это было, еще при деде моем. Теперь там только руины остались, но я слышал, что раньше местные дарки не гнушались экспериментами над живой материей. Над людьми то бишь.
        — Больше бы ты своего деда слушал! Он у тебя всегда против дарков выступал, все твердил, что они клевещут на орден. А на самом деле что? Именно орденцы и устроили всем конец света. То, что наши предки уцелели и выжили, далеко не чудо — это результат помощи и поддержки со стороны дарков. Вот тебе и истина, а все эти бредни про опыты над людьми рассказывают лишь такие глупцы, как ты,  — фыркнула трактирщица и, качая своими пышными бедрами, направилась к стойке. Эльсо лишь покачал головой. Он терялся перед такой святой верой в драэков и не представлял, как вообще можно воспринимать их действия с благодарностью… Но видимо, он просто чего-то не понимал в этом мире. Или слишком много видел.
        — Глупая баба. Разве ж можно так безоговорочно верить?
        На данный вопрос Эльсо не нашел что сказать, да и не его это спрашивали. Скорее прозвучал один из тех призывов к небесам, которым суждено остаться без ответа.
        — А где находится это заброшенное поместье, ты знаешь?  — выждав пару минут, поинтересовался мыслечтец.
        — Разумеется. В здешних краях об этом каждый ребетенок знает. Вот только ходить туда люди не любят — плохое, говорят, место, жуткое.
        С каждым новым словом крестьянина ситуация представлялась все интересней и интересней. Эльсо не мог с полной уверенностью утверждать, что эпидемия действительно началась с какого-то одного ребенка, но и проигнорировать подобную информацию было невозможно. Тем более, обычно именно в местах с нехорошей славой некоторые, так сказать, исследователи любили создавать свои лаборатории.
        — А ты не мог бы мне объяснить, как туда пройти?
        — О! Заинтересовался? Давно пора! Уверен, что именно там мальчишка и подцепил ту хворь, которой мы теперь все мучаемся.
        Эльсо лишь сдержанно кивнул. Делать какие-либо выводы было преждевременно, но сходить и посмотреть на все своими глазами точно стоило.


        Материк, зона карантина, развалины
        недалеко от деревни Малые Торжки
        876 г.п.к., месяц урожай, дни 20-й — 21-й, ночь


        Райно не любил оглядываться на посторонних, особенно в повседневной жизни. Возможно, именно поэтому присутствие рядом какой-то подозрительной девчонки так действовало ему на нервы. Рум же, напротив, явно наслаждался ее компанией. Если бы он мог, он, наверно, весь день потратил бы на беседу с новой знакомой, но та, получив ответы на все свои вопросы, замолчала и общалась крайне неохотно. Впрочем, Сарумата подобное не останавливало, и он вполне свободно себя чувствовал, болтая за двоих.
        К нужному месту путники вышли к темноте. Как Райно и думал, местом назначения оказался ветхий дом, находившийся неподалеку от деревни Малые Торжки. В другое время это место вряд ли привлекло бы его внимание — слишком заброшенным оно выглядело, но маячок, подкинутый в одну из клеток, однозначно указывал на это строение. Впрочем, немного присмотревшись, маг заметил и другие следы постоянного присутствия здесь кого-то: тропинка ко входу в здание хоть и не была вычищена, но была утоптанной, а в подвальных окнах то и дело вспыхивали отблески переносных фонарей и ламп. Кто бы ни находился внутри, он не прятался.
        — Самоуверенно с их стороны,  — негромко прокомментировала увиденное Тень. Райно недовольно скривился. Он уже почти забыл об этой девице, но та сама о себе напомнила. Надо было ее все-таки оставить в деревне, пусть даже и насильно — следить, чтобы с ней ничего не случилось, сейчас было попросту невозможно. И что с такой делать?
        — Думаю, у крестьян это место пользуется дурной славой,  — пояснил Сарумат.
        — Не исключаю. Но это все равно слишком самонадеянно с их стороны. Рано или поздно пойдут слухи…
        — И что? Кому будет до них дело?  — зло спросил Райно. Чем дальше шло, тем хуже ему приходилось. Слишком тяжелое бремя на его плечи взвалил Учитель.
        — Кому-нибудь да будет,  — небрежно пожала плечами Тень.  — Мало ли людей на свете?
        — Это только слова.
        — Все начинается со слов. Это естественно. Не оформив до конца мысль, не сложив ее в какое-то вербальное послание, невозможно дать начало чему-то новому. И считать иначе — глупость,  — с внезапной серьезностью откликнулась Тень. Райно, заслышав то, в каких выражениях она доносит свои суждения, хмуро глянул на девицу: как ни пытался маг разобраться, с кем его свела судьба, так и не смог. Слишком загадочной… и слишком привлекательной была эта особа.
        — Эй, не кипятитесь вы так. Сейчас явно не время,  — пробормотал Сарумат, чувствуя себя неуютно рядом с этими двумя. Он до сих пор никак не мог понять, почему они с самого начала так сцепились. Словно успели что-то не поделить.
        — Да, ты прав, Рум. Сейчас не время и не место. Есть предложения, как нам попасть внутрь?  — на этот раз Райно обращался именно к своему другу, но ответил не он, а Тень.
        — Есть. Вон там створка окна разбита на первом этаже. А главное, в этом месте можно подобраться к дому практически незаметно — уж больно сад разросся, розы уже с меня.
        — Вообще-то у этих цветов есть шипы,  — хмуро напомнил маг.
        — Испугался пары колючек?  — невольно хмыкнула девушка, насмешливо глядя на него.
        — Разумеется нет. Я просто опасаюсь, что ты поцарапаешь свою нежную кожу.
        — Благодарю за комплимент, но обо мне можешь не волноваться. И не через такие кусты доводилось лазить.
        — Ну, тогда решено. Рум, идешь первым. В случае необходимости используй весь свой арсенал.
        — Понял,  — коротко кивнул степняк и, моментально сорвавшись с места, скрылся в зарослях.
        — Пойдем. Только постарайся не шуметь,  — бросил Райно, направляясь вслед за другом.
        — Попробую,  — буркнула Тень. Ей было неприятно осознавать, что ее тут считают полной бездарностью, но раскрываться пока не входило в ее планы.
        Как Тень и думала, проникнуть внутрь оказалось довольно легко. Вот только на этом их везение явно заканчивалось. Если снаружи казалось, что это строение не более чем заброшенные руины, то внутри все выглядело иначе. Например, магическая защита запредельного уровня.
        — Сложновато будет,  — оценив возможности чужого щита, пробормотал Райно.  — Может, здесь есть другой путь? Невозможно создать кокон, одинаковой плотности по всей поверхности — в том месте, где его постоянно размыкают, должна быть тре…
        Договорить он не успел. Со стороны главных ворот внезапно что-то громыхнуло, причем удар был такой силы, что повыбивало все стекла разом. Райно, недовольно стряхнув с себя мелкое крошево, посмотрел на друга:
        — Это еще что за шум? Рум, проверь…
        Сарумат привычно повиновался. В их маленькой группе роли давно были расписаны, и каждый четко знал, когда и как поступать. Возможно, поэтому никто из них и не обратил внимания на то, что третий член их небольшого отряда затерялся где-то в веренице бесконечных коридоров и комнат.



        Глава 5
        НЕПРЕДВИДЕННЫЕ СОБЫТИЯ

        Тень


        Охрана оказалась высококлассной. Перед нами предстала не какая-то захолустная лаборатория, а полноценный исследовательский центр, в создание которого вложили уйму сил и средств. Внешний круг защиты сплошь боевые маги, причем не только выпустившиеся юнцы, а те, у кого имелся за плечами достаточный опыт.
        Алая броня предохраняла меня от большинства магических плетений и практически от всех видов оружия… с той лишь поправкой, что сведения эти тысячелетней давности. Могли ли дарки придумать что-нибудь новое? Вполне. Но я не теряла надежды на то, что после Катастрофы у них не было времени на подобные глупости.
        Поднявшаяся суматоха играла мне на руку, но в то же время было немного не по себе оттого, что я не знала точно, что же происходит на самом деле. Комбез перешел в маскировочно-боевую форму практически сразу после взрыва, поэтому я могла не опасаться, что меня заметят, и действовать по обстоятельствам, но что-то все равно тревожило. Словно какой-то звоночек непрестанно звенел в голове. Странное чувство, беспокойное. Не привыкла я к такому, особенно на миссиях. Когда вокруг тебя постоянно слышатся взрывы и выстрелы, как-то не до сомнений. Но не в этот раз.
        — Вашу мать! Что здесь происходит?!  — перекрывая шум, закричал какой-то дарк со стороны защитного поля. Он явно только-только вышел за его пределы. Я невольно подалась вперед, пытаясь его рассмотреть и получше запомнить. Если это действительно полноценный исследовательский центр, то с ходу мне его не взять, придется подключить к этому делу Сана и ребят.
        — На нас напали, мастер.
        — Напали? Кто?  — тут же потребовал ответа он.
        — Да два каких-то придурка. Но держатся они неплохо, у них явно есть реальный боевой опыт.
        — Ясно, что с грузом?
        — Неизвестно, мастер. Нападавшие отрезали их… и весьма профессионально!
        Я невольно прислушалась. Интересно, о ком они говорят? О Райно и Сарумате? Нет, вряд ли. Степняк еще слишком юн, чтобы иметь достаточный для борьбы с боевыми магами опыт. Вот его приятель, возможно, чего-то и стоит, но и он вряд ли стал серьезной проблемой для хорошо слаженной группы. Значит, здесь есть кто-то еще. И, вероятно, именно этот «кто-то» ответственен за взрывы перед воротами.
        Мне сразу же очень захотелось посмотреть, кто же там такой смелый нашелся, но я не могла разорваться надвое: подслушать беседу, которая велась рядом со мной, представлялось куда важнее. Дарк, стоявший посреди комнаты, у самой кромки защитной преграды, был хорош. Он твердо знал себе цену, а потому не бегал и не суетился, несмотря на звуки близкой стрельбы и редкие взрывы. Такой выдержкой мог похвастаться не каждый. Вероятно, он высокородный. И явно ко многому привычный. Я не слышала, чтобы в последнее время велись какие-либо войны или боевые действия, а значит, умение так себя держать во время боя он получил не на военной службе. Убийца? Наемник? Вероятно, и то, и другое. Интересный персонаж, ничего не скажешь.
        — Ясно. Нападавших уничтожить. Груз вернуть. Также проверить окрестности на наличие крыс — вероятно, атакой в лоб нас просто отвлекают от чего-то более важного. По окончании доложить лично мне. Если возникнут какие-то сложности, обращайтесь без промедления. В случае необходимости вам дозволено связаться даже с самим Владыкой. Приступайте.
        — Есть!  — по-военному четко ответили наемники. Их было немного, всего-то четыре драэка, оказавшихся в этом помещении по чистой случайности, но никого из них не сбила с толку и не смутила атака. Где же они умудрились получить такой опыт? Одними лишь тренировками этого не достичь. Тут необходимо участие именно в настоящих операциях — в противном случае при возникновении реальной угрозы они повели бы себя иначе, не так слаженно и согласованно.
        Как только наемники вышли из комнаты, дарк, который давал указания, тут же скрылся за защитной завесой. Он действовал настолько быстро и четко, что я даже не успела заметить, как расходились узлы магического плетения. Защита на уровне, на очень высоком уровне. Такой не могла похвастаться даже наша обитель во время своего расцвета. Да, тут мне делать точно нечего. По крайней мере, без тщательной подготовки прорваться внутрь не получится. Придется подключать к этому делу Сана и, вероятно, Эльсо, плюс надо будет хорошенько порыться в наших оружейных — может, чего и завалялось на подобный случай. Маловероятно, конечно, но все возможно…
        Ладно, пора возвращаться на базу. Координаты этого места мой комбез уже снял, поэтому, вернувшись в обитель, будет достаточно лишь извлечь ядро памяти и считать данные. А как только Сан соберет группу, можно навести здесь шороху. В конце концов, я не позволю каким-то моральным уродам воровать детей и использовать их в своих грязных целях!
        Не тратя времени, я активировала программу возвращения на базу. В глазах на мгновение привычно потемнело, а когда я их снова открыла, то стояла посреди двора, у недавно восстановленного пятого казарменного корпуса.
        Что ж, пора приниматься за работу. Из-за тех двоих я и так изрядно выбилась из графика. Ладно, расквитаюсь с ними за все в следующий раз. Если они до него, разумеется, доживут.


        Материк, зона карантина, развалины
        недалеко от деревни Малые Торжки
        876 г.п.к., месяц урожай, дни 20-й — 21-й, ночь


        Нужное место, благодаря детальному рассказу крестьянина, Эльсо нашел без особого труда. Обычный давно покинутый дом, чуть больше деревенских и с большим садом за высоким забором. Но забор зиял дырами, сад одичал и уже, наверно, пару поколений не знал рук садовника, а сам дом как-то покосился, бледно-желтая краска фасада облупилась, а окна местами превратились в темные провалы. Мрачноватое местечко. Как раз такое, о каком любят говорить вечерами за кружкой пива крестьяне, о каком судачат бабы за рукоделием и дети рассказывают друг другу страшные истории. Идеальное место для некоторых.
        Эльсо не знал точно, что именно он надеялся найти в этих развалинах, но был убежден, что что-нибудь обнаружит тут непременно. И это «что-то» он нашел без труда. Дом был жилым. Или, вернее, не сам дом, а его подвальные этажи. Насколько глубоко внутрь земли устремлялась постройка, мыслечтец не мог сказать точно, но провал, уходящий далеко вниз, чувствовал от самых ворот. Как и практически сотню разумных. Как-то слишком уж густонаселенно для места, которое все называют заброшенным.
        Решение разглядеть подозрительный дом поближе казалось вполне уместным и более чем оправданным. Возможно, в другое время Эльсо и озаботился бы собственной безопасностью заранее, но ему настолько наскучило общество малолетних магов и обиженно отмалчивавшегося Кама, что он просто не подумал о возможных неприятностях. А неприятности, как им и полагалось, не заставили себя ждать.
        Во-первых, мыслечтец, сам того не зная, пересек зону сигнальной системы оповещения. Во-вторых, он даже не подумал перевести комбез в активную боевую фазу, продолжая щеголять простой рубахой из небеленого льна, кожаной курткой, изнутри обитой овчинным мехом, да теплыми шерстяными штанами непонятного оттенка. Ну и, наконец… наконец, он забыл самое важное: заранее поинтересоваться, где же находятся самые неуемные и любопытные. Тот же Камис, например.
        Эту свою ошибку Эльсо понял, заметив тень у крыльца. Знакомую такую тень… все-таки не зря же они тренировались столько лет вместе… К сожалению, верно использовать это осознание эл не успел — едва он собрался перехватить решившего разворошить осиное гнездо Кама, как совсем рядом прогремел взрыв.
        Эльсо, не ожидавший подобного, отлетел на несколько шагов назад и весьма болезненно ударился локтем о валявшийся камень. Матерясь сквозь зубы и поминая поименно всех родичей Кама по отцовской линии, он пополз к примостившемуся неподалеку другу. Тот, разумеется, к взрыву был готов, но явно что-то не рассчитал. Хотя он и выглядел, пожалуй, лучше самого мыслечтеца, но его изрядно оглушило.
        — Какого хрена, Кам?! Ты нас тут положить решил?! Или это изощренный способ свести счеты с жизнью?!  — разъяренно прошипел Эльсо, стараясь не выпускать из поля зрения ни Кама, ни происходящего. Взрыв у его давнего друга получился что надо. Крыльцо вывернуло наизнанку, дверь разнесло в щепу, а оставшиеся стекла, судя по всему, повыбивало во всем здании.  — И вообще, чего ты тут забыл?!
        — Услышал кое-что в деревне… решил проверить…  — чуть смущенно пробормотал Камис, ответив лишь на самый последний вопрос. Где-то он что-то не подрассчитал, раз взрыв оказался таким сильным. Он собирался всего-то выбить дверь, ну и привлечь к себе внимание: если бы внутри кто-то был — он бы сразу появился, это удобнее, чем самому бегать по развалинам и искать неведомо что.
        — Один?!  — немедленно возмутился Эльсо.
        — Ну с тобой-то я особой компании тоже не вижу,  — фыркнул Камис. Мыслечтец посмотрел на старого приятеля внимательнее, с ним явно было что-то не так. И правда: серо-голубые глаза подозрительно блестели, да и выглядел Кам немного возбужденней обычного. Волнение бывшему адъютанту Темного Солнца, как и остальным высокородным эльтам, было совершенно несвойственно, наверно, поэтому сейчас эта странность буквально бросалась в глаза. Эльсо чуть заметно нахмурился. Демонстрировать свою обеспокоенность он не хотел, но, видимо, придется… как-никак старый друг и верный хранитель, пусть и бывший.
        — Кстати, хороший костюм. Хоть цвет тебе и не идет,  — со странной улыбкой добавил Камис.
        Эльсо приглушенно выругался, только сейчас заметив, что комбез перешел в активную форму. Возможно, парой синяков он отделался только благодаря сработавшей вовремя защите — взрывчатки Кам явно не пожалел. Кстати, судя по всему, послание дошло до адресата. Кому бы Камис ни посвятил это светопреставление, своего зрителя оно точно нашло…
        — Сейчас тут будет жарко,  — пробормотал Эльсо, чувствуя, как находившиеся под землей разумные пришли в движение, да и ментальный фон существенно изменился… по всему выходило, что их появлению тут никто не обрадуется…  — И чего тебе, придурку, дома не сиделось, а?  — устало поинтересовался эл, мысленно перебирая весь доступный сейчас арсенал. Много оружия Эльсо с собой никогда не таскал — это выглядело бы слишком подозрительно, да и прогулка по землям карантина все же не боевая вылазка…
        — Да в чем проблема? Подумаешь, старый домик подправил…  — обиженно пробубнил Камис, который не видел в своей затее ровным счетом ничего предосудительного. Даже если сейчас и выберется кто, то уж вдвоем они точно справятся!
        — Проблема в том, Кам, что у этого старого домика защитников с полсотни точно будет… и что-то мне подсказывает, что не услышать твоего приветствия они не могли,  — пробормотал мыслечтец, почувствовав на развороченном крыльце появление целой группы… магов!
        Моментально сориентировавшись, Эльсо прижал к земле своего беспокойного друга. Трава и ночь пока играют за них, но вряд ли кого-то это обманет: старые строения не взрываются сами по себе, а значит, их будут искать. И найти двух недоумков — лишь вопрос времени.
        Впрочем, как оказалось, их и не собирались искать. Было и другое решение.
        — Выжечь здесь все!  — последовал незамедлительный приказ.  — Либо сами выкурятся, либо подохнут,  — со злой усмешкой прокомментировал кто-то.
        Превращаться в жареную дичь Эльсо не желал, равно как и изображать живую мишень. Вот только пока он раздумывал, какое из двух зол меньше, поверху прошел столб пламени, заставив сильнее вжаться в холодную землю. Осень была дождливая — и это тоже пока играло нарушителям на руку. Вот только рано или поздно все здесь действительно вспыхнет, и тогда спрятаться уже будет негде.
        Пока Эльсо пытался просчитать план спасения, Камне решил действовать. Он давно привык прикрывать собой других. Это было уже что-то вроде инстинкта, и не имело значения, что контракт с Князем и его сыном истек прорву времени назад. Да и странный жар, незаметно проникший в его плоть и кровь, разъедал разум, не позволяя действовать с обычно присущей всем эльтианам осторожностью…
        Эльсо слишком поздно заметил движение рядом с собой, поэтому, когда Кам, выпрямившись в полный рост, бросился в сторону, не успел его остановить. Кляня про себя порывистость некоторых идиотов, мыслечтец кинулся следом. Вот только не учел, что друг его фанатично предан долгу. Едва заметив, что принц оказался в опасности, Камис действовал так, как привык: встать на линии огня, прикрывая охраняемый объект от опасности, было для него естественным и необходимым. И Эльсо снова не успел среагировать, а вот их противники, напротив, дали вполне слаженный залп…
        Подхватив внезапно осевшее тело Кама, эльтиан бросил все доступные ему резервы в короткий точечный переход. Вихрь портала подхватил двух мужчин, но практически сразу выплюнул. Срочный эльтианский телепорт не был рассчитан на несколько человек, поэтому-то Эльсо и не рассматривал его в качестве варианта отступления. Быстро осмотревшись, мыслечтец убедился, что они находятся в лесу, вероятно, недалеко от того места, где были. И их наверняка уже ищут.
        Впрочем, это подождет. Прежде всего надо выяснить, что случилось с Камисом и насколько серьезно он пострадал.
        Прежде всего Эльсо обратил внимание на жар, снедавший его друга. Он не понимал, как не почувствовал этого сразу, но тело его спутника было словно объято пламенем. Казалось, задержи чуть руку на его коже — и ожог обеспечен. Выдохнув сквозь зубы, мыслечтец рванул ткань с запястий своего невольного пациента. Так и есть: внутренняя сторона рук была покрыта мелкой алой сыпью, уходящей дальше, под ткань.
        Впрочем, если бы дело было только в болезни, симптомы проявлялись бы не так ужасно: сбитое хриплое дыхание и чуть слышные болезненные стоны на выдохе говорили сами за себя — Кама задели. И насколько серьезно ранение, еще только предстояло узнать.
        Наскоро осмотрев полубессознательного друга, Эльсо выругался. Камис, почувствовав прикосновения холодного воздуха к горячей коже, слабо застонал и открыл глаза. Заметив это, мыслечтец не преминул высказать все, что накопилось:
        — Герой, твою мать! Не мог сразу сказать, что подхватил эту гадость?! Что мне с тобой теперь делать? Мало того что вирус подцепил, так еще и дыркой в животе обзавелся. Чему тебя, кретина такого, учили, а?
        — Прекрати шипеть на меня как разъяренный кот. Меня учили товарищей прикрывать,  — болезненно морщась при каждом слове, негромко произнес Камис. Эльсо зло дернул головой, но просить раненого вести себя адекватно его положению не стал. Кам всегда храбрился. И только это его спасало, потому что выживал он назло всем и вся. Вот и сейчас, пока спорит,  — будет жить.
        — С каких это пор я тебе в товарищи записался?!  — прошипел эльтиан, в мыслях перебирая все доступные ему сейчас препараты. Как назло, таскал он с собой аптечку в весьма урезанном виде: привык действовать в одиночку, а лекарства, подходящие для элов, далеко не всегда оказывали такой же эффект на других.  — И, кстати, моя алая шкурка, которая тебе так понравилась, неплохо защищает от атак. Мне ничего не грозило, а вот с тобой сейчас придется понянчиться!
        — Да не возмущайся ты так. Лучше помоги рану перетянуть. От жара и кровопотери у меня скоро в голове помутится,  — довольно связно для своего состояния ответил Кам. Методики обучения эльтиан пригодились и тут. Абстрагироваться от боли почти не стоило труда… Впрочем, вероятно, всему виной тут жар — мозг просто отказывался реагировать на что-то еще.
        — Судя по тому, как ты себя ведешь,  — уже помутилось,  — пробормотал Эльсо, вытаскивая из поясного кармана небольшую аптечку. Коробочка действительно была маленькой — меньше чем с ладонь, но для оказания первой помощи хватало. По одной порции самых быстродействующих и необходимых средств… для эльтиан. Единственный препарат в аптечке эла, не рассчитанный на представителей его расы, предназначался против вызвавшей эпидемию болезни, но и он… Тяжело вздохнув, Эльсо посмотрел в лихорадочно мерцающие глаза друга: — Потерпи чуток. Сейчас вколю тебе вакцину, но, учти, она не рассчитана на полукровок твоего типа, так что полностью не исцелит, но сбить жар и облегчить протекание болезни должна.
        — Не возражаю,  — слабо улыбнулся Камис.
        — А ты сейчас и не в состоянии возражать,  — отрезал Эльсо.  — Слушай сюда, это еще не все. Второй препарат я введу сразу после первого, и вот от него тебе может стать не очень хорошо.
        — В каком смысле?
        — В том, что вряд ли останешься в сознании. А если вдруг останешься, то проклянешь тот миг, когда полез меня прикрывать. Понял?  — сухо уточнил мыслечтец. Настройка на боевого медика вошла в активную фазу, потеснив личность самого Эльсо. Это чувство было довольно странным, хоть и привычным.
        — Угу… а зачем?..
        — За надом! Эта гадость рассчитана на чистокровных эльтиан и помогает быстро восстановить кровь, но, во-первых, это страшный стресс для организма, а во-вторых, ты далеко не чистокровный,  — не тратя время на лишние сантименты, прямо ответил он.
        — Вообще-то многие до сих пор уверены, что я был чистокровным дарком и что отцу меня просто-напросто навязали из вредности,  — хмыкнул Камис.
        — Ну вот это мы сейчас и проверим. Если не сдохнешь сразу, то можешь по праву гордиться своей принадлежностью к славному роду Шеридан,  — хмыкнул Эльсо, доставая из походной аптечки две пластиковые ампулы.
        — Ну спасибо… осчастливил…  — пробормотал Кам, с опаской наблюдая за тем, как эльтиан аккуратно сжимает бока шприц-тюбиков, выпуская лишний воздух…
        — Всегда пожалуйста,  — механически откликнулся мыслечтец и взглянул на давнего приятеля: — Ну? Готов?
        — Угу,  — закрыв глаза и заранее сморщившись, ответил Кам.
        — Вот и ладненько.  — Эти слова пришли одновременно с болью, яркой, исступляющей, живой… такой, какой не бывает на свете… просто не должно быть… к счастью, долго его измученное болезнью тело не выдержало — и Камис провалился в благословенное забытье.
        Райно, сняв излучатель с предохранителя, приготовился прикрыть друга. Все-таки Сарумат был слишком юн, да и боевым опытом почти не обзавелся. Что такое пара стычек с соседским племенем, когда здесь противниками выступают самые настоящие боевые маги, да еще и прекрасно оснащенные!..
        Вот только Рум действовал по-военному четко, не задумываясь и не сомневаясь. Он верил Райно и верил своему Учителю, который сказал, что на Райно можно положиться.
        Метательные иглы раз за разом находили свою цель, а прочный ардский плащ неплохо компенсировал энергетическим щитом основные атаки… Разумеется, надолго его не хватит, но об этом степняк не думал — знал, что, когда прижмет по-настоящему, Райно прикроет.
        — Где дети?  — воспользовавшись передышкой, спросил у друга степняк.
        — Снаружи. Думаю, их не успели провести внутрь до взрыва, и теперь, пока не убедятся, что здесь все безопасно,  — не сунутся.
        — Нам же лучше,  — хмыкнул Сарумат.  — Ладно, действуем как прежде: я вперед, ты прикрываешь.
        — Защиты плаща хватит на один слаженный залп,  — напомнил Райно. Рум кивнул. Он это знал и сам — легкий, чуть различимый треск говорил сам за себя.
        — Что ж, постараемся использовать оставшиеся ресурсы по полной. Ты главное зарядов не жалей, я всяко полезней буду,  — на этой ноте их беседа и прервалась. В дальнем коридоре вновь послышались шаги и крики — с источником этого шума лучше бы не встречаться. А впереди, буквально за самыми окнами, из которых повылетали все стекла, двух путников ждали те, из-за кого они и влезли в это адски горячее местечко. Что ж, по счетам надо платить. И кому-то придется сделать это прямо сейчас…



        Глава 6
        НОВЫЕ ВСТРЕЧИ

        Тень


        — Эй, Командир, там Эльсо вернулся… только он не совсем один…
        Я удивленно глянула на смущенно мнущегося передо мной Рено. С чего бы это? Обычно он фактически безразличен ко всему, что вокруг происходит, а тут выглядит так, словно боится моей реакции на его слова…
        Стоп.
        — Что значит «не один»?! Кого опять притащил с собой этот тип?!
        — Я думаю, тебе лучше увидеть это самой. Эльсо сейчас в пятом ангаре. Собственно, там он и возник…
        Я нахмурилась. Пятый ангар был пуст уже целую вечность, а потому в нем редко кто появлялся. Впрочем, Рено любил там бывать, когда уставал от общества и хотел остаться наедине с собой. Видимо, и сейчас он находился там, когда ему буквально на голову свалился этот принц. И не один. Кого мог с собой притащить Эльсориан? Да кого угодно! Начиная от самого настоящего вражеского мага (он ведь по их душу пошел, верно?) и кончая главой Темного Собрания (шутки ради и суматохи для).
        Впрочем, действительность, как всегда, превзошла все мои ожидания… не зря же Рено отсеялся еще по дороге, явно не желая становиться свидетелем происходящего.
        Итак, я, не веря собственным глазам, смотрела на Эльсо. Вернее, на типа, которого он с необъяснимой трепетной заботой прижимал к себе. Драэк. Нет, не так. С дарком, даже высокородным и знатным, я бы смирилась, но это было хуже! Во много-много раз хуже…
        — Что это?!  — задохнувшись от нахлынувших эмоций, едва слышно спросила я.
        — А давай ты сама догадаешься, Тень,  — устало произнес принц, стараясь пережать рану на животе Камиса Шеридана и остановить кровь, но было видно, что его усилия тщетны. Сколько прошло времени с выстрела? Не думаю, что больше получаса, но вид у жертвы был паршивый. Даже интересно, чем таким концентрированным могли попотчевать одного из лучших оперативников минувшей войны.
        — Я-то догадаюсь, но и ребята не лыком шиты. Это тебя они не признали, потому что ты был личностью довольно умной и таинственной, но вот это личико известно каждому. Правая рука Темного Солнца. Принц, спасая его, ты сам себя подставляешь.
        — А мне плевать! Делайте, что хотите потом, но, прошу, помоги ему. Этот идиот меня собой закрыл. Привычки у него такие, дурные…
        Я тяжело вздохнула. И что с ними делать? Можно, конечно, вспомнить о том, что этот раненый парнишка немало крови нам попортил… да только во время последней атаки ни Камиса, ни Рейдива не было у стен нашей обители. Поговаривали, что Темное Солнце разругался с Собранием и, сложив с себя все полномочия, со своим отрядом ушел на запад и скрылся в горах… Все эльтианские земли ушли под воду… а мальчик — нет. И для Эльсо это очень много значит.
        — Ладно, тащи своего приятеля, воспользуемся камерой исцеления на минус первом уровне,  — обреченно махнула рукой я. Все равно на своем настоит, а так я хоть нервы сберегу.
        — Он мне не приятель,  — тут же возразил Эльсо. Опять решил со мной поспорить? Неужели еще не угомонился?
        — А кто?  — устало поинтересовалась я, давая понять, что сейчас мне его игры не интересны.
        — Телохранитель,  — коротко ответил принц.
        — Ты это Темному Солнцу скажи,  — хмыкнула я, вспомнив последнего, кому служил Камис Шеридан.
        — А вот и скажу!  — тут же окрысился Эльсо.  — Первым же делом скажу! Чтобы не смел ломать чужие игрушки!
        — Хочешь сказать, что Рейдив кор Минор жив?  — удивленно спросила я. Для меня эта мысль была в новинку. Едва очнувшись в этом новом мире и узнав, сколько времени прошло, я как-то сразу похоронила всех, кого знала… и, видимо, зря. Не представляю, как им такое удалось, но в этом мире есть еще люди, пережившие ту, последнюю, Войну.
        — Ну, Камис же жив, а он бы вряд ли покинул своего командира. Он физически не способен на предательство,  — пожал плечами эл. Вернее, попытался это сделать, так как с грузом в виде раненого дарка это было затруднительно.
        — То есть ты не уверен?
        — Мы не говорили о работе,  — сухо произнес Эльсо, давая понять, что эта тема для него нежелательна.
        — Ясно. И чем же вы все это время занимались?
        — Двух магов нянчили. Милые, кстати, детки. Давно не видел, чтобы высокородный драэк и чистокровная эльтианка работали в паре и чувствовали себя при этом так комфортно.
        — И?..  — Я нетерпеливо глянула на Эльсо.
        — И ничего. Я не успел в достаточной мере углубиться в земли карантина — мы лишь по самому краю прошли, а этот недоумок на рожон полез…
        — Судя по всему, полез он не один…  — чуть слышно пробормотала я, впрочем, принц на слух никогда не жаловался.
        — Я всего лишь хотел взглянуть, что за место такое любопытное, говорят о нем только шепотом, да еще и все беды на него списать пытаются. А вот Кам явно действовал сгоряча… Кстати, я набрел на одну подозрительную лабораторию…  — начал было Эльсо, и я против воли рассмеялась. Да, ситуация была далеко не веселой, но если сложить два и два…
        — Случайно не у деревни Малые Торжки?  — с трудом справившись с нервным смехом, уточнила я.
        — Постой, как ты догадалась?..
        — Да была я там. И, судя по всему, сейчас вижу перед собой тех двух идиотов, что отвлекли на себя внимание всей охраны,  — хмыкнула я.  — Кстати, Сан уже в курсе, он начал подготовку к операции. Ты в деле?
        — Разумеется. Но прежде хотелось бы Кама на ноги поставить.
        — Да ничего с этим мальчишкой не случится, он живучий, как и ты. От вас при всем желании не отделаешься.
        — Спасибо на добром слове, Тень.
        — Ладно, покончим уже с этим обменом любезностями. Вали лечить своего телохранителя. И постарайся, чтобы о его присутствии на базе знало как можно меньше народу.
        — Понял. Все сделаю.
        Я лишь хмыкнула, глядя ему в след. Разумеется, сделает. Если, конечно, недочет, чтобы его тут линчевали. Далеко не все простят принцу его прошлое — уж больно безжалостным он был. Впрочем, я могу и ошибаться.
        Ладно, будем надеяться на лучшее. Тем более пока особого повода для паники я не вижу. Один полумертвый драэк не в счет. Мало ли гадости Эльсо в дом притащил? А сколько еще притащит?..
        Тяжело вздохнув, я направилась в сторону главного корпуса. Следовало еще сообщить Сану о новом «подарочке» от нашего эла… Без лишних подробностей, разумеется. Лишь скупые, голые факты. А дальше пусть сами разбираются.


        Материк, зона карантина,
        деревня Малые Торжки
        876 г.п.к., месяц урожай, дни 20-й — 22-й, ночь


        Райно перевел дыхание, лишь когда они оказались в селении. Сюда их преследователи точно не сунутся — слишком много магов поблизости. Хотя, если честно, равновесный не был уверен, какое из зол хуже. Присутствие выпускников Академии нервировало, причем не только его, но и Сарумата. Степняк, чувствуя рядом с собой носителей чуждой силы, суетился и постоянно дергался, словно в любой момент ожидал нападения.
        — Думаешь, отпускать детей в таком состоянии было хорошей идеей?  — обеспокоенно спросил Рум, когда они вошли в селение.
        — Ну не тащить же нам их с собой, тем более большинство из них лишь о доме и грезили,  — устало пожал плечами Райно. Хоть он и оставил маячки во всех селениях, через которые они проезжали, но постройка стольких переходов, пусть и односторонних, отняла кучу сил. Впрочем, положительный момент заключался в том, что сейчас они не тащили балласт из десятка чужих оборванных детишек. Пусть с ними лучше родственники возятся!
        — И что теперь будем делать?  — поинтересовался Рум, когда понял, что развивать эту тему его друг не намерен.
        — Уже довольно поздно, чтобы искать ночлег на крестьянских подворьях, придется идти в таверну,  — равнодушно откликнулся Райно.
        — А как же Тина?..  — растерянно спросил юноша.
        — Она знала, на что шла,  — отрезал маг.  — Сейчас слишком поздно ее искать. Да и сама она во всем виновата.
        — Райно, зачем ты так? Она ведь хорошая девушка, сильная, смелая, почти как степные женщины.
        — Недалекая бабенка, возомнившая о себе невесть что,  — вот кто она. И хватит об этом. Даже если ее схватят, то вряд ли причинят вред — она достаточно молода, чтобы сойти за подростка, а для чего-то детей здесь все-таки собирают. Наберемся сил — отобьем и ее. Главное, что никто посторонний под ногами не будет путаться.
        — Это жестоко, Райно. Мы не можем быть полностью уверены…
        — Вспомни слова Учителя: мы не должны путать милосердие с жалостью, а героизм с глупостью. Соваться сейчас обратно с нашей стороны будет именно глупостью.
        Сарумат недовольно поджал губы, но смолчал. Ему Тина понравилась, и он не сомневался, что и Райно девушка пришлась по душе, но тот в последнее время слишком осторожничал, а потому был холоден и жесток. Он словно боялся подпустить к себе кого-то еще. И это было неправильно. Нельзя закрываться от мира, потому что тогда и мир закроется от тебя. Но как объяснить это тому, кто призван сам нести эти простые истины остальным, Рум не представлял. Однако он точно знал, что попытается, хотя бы потому, что молчать будет столь же неправильно.
        — Ладно, пойдем уже искать таверну. Может, нам повезет разжиться комнатой для ночлега и не привлечь к себе излишнего внимания — все-таки чужаков здесь уже довольно много, двух лишних могут и не заметить.
        Таверну, приметное трехэтажное здание, странники нашли без труда. Ее и искать-то не надо было — она возвышалась практически над всеми домами в деревне и по высоте уступала только небольшой часовенке, стоявшей на отшибе.
        К удивлению Райно, встретили их неприветливо. Хотя хозяйку заведения можно было понять: несмотря на довольно поздний час народу в общем зале оставалось много, а потому ей, уставшей и злой, приходилось работать вдвое, а то и втрое против привычного.
        — И откуда вы только приходите?!  — всплеснула руками женщина, едва два путника подошли к стойке. Этих двоих она видела впервые, а потому могла заранее предсказать все, что те собирались ее просить.  — Нет у меня комнат. Совсем нет. Вот чего вам дома не сиделось, а? Куда мне вас селить прикажете? Я уже даже чердак и тот сдала. Вон тем двоим, кстати, и сдала.
        Райно повернулся в ту сторону, куда показывала женщина, и застыл. Сознание просто отказывалось воспринять реальность происходящего… да и маг Риан уже давно казался ему вчерашним сном, блеклым и почти позабытым. Однако стоило увидеть старых друзей, как все тут же вспомнилось. Странное смущение обуяло мужчину, он чувствовал себя одновременно взволнованным и виноватым, словно действительно что-то сделал не так.
        Вилора и Милесар его пока не видели, они выглядели настолько уставшими, что, казалось, сейчас для них не существовало в целом мире ничего, кроме мисок с сытной кашей. Поборов нервную дрожь, Райно уверенно шагнул вперед. Сарумат, недоуменно пожав плечами, двинулся следом. Он не понимал, чем его друга привлекли именно эти два мага — в зале их было еще с десяток, на любой вкус и цвет, хотя целители все-таки преобладали.
        — Вилька, Лес, давно не виделись,  — негромко произнес Райно, останавливаясь в шаге от столика. Усталость и сонливость с молодых магов словно ветром сдуло, и два возгласа сложились в одно радостное:
        — Риан!
        И почему-то Сарумат точно знал, что этим ознаменовалось окончание его размеренной и спокойной жизни. Хотя с магами по-другому не бывает!..


        Руины храма Зари
        876 г.п.к., месяц урожай, день 21-й, раннее утро


        Эльсо всегда держал слово, претворяя в жизнь даже самые безумные свои обещания. Вот и сейчас он собирался поступить так же. Ну и попутно кое-что разузнать, разумеется.
        Убедившись, что состояние Камиса стабильное и опасности для жизни друга нет, он сразу же отправился в свою комнату. За время его отсутствия здесь ничто не изменилось. Сюда никто не рискнул бы зайти без разрешения. Впрочем, и сам Эльсо бывал тут лишь от случая к случаю, предпочитая ночевать в городах и селах этого изменившегося мира. Завалившись на одиноко стоявшую у окна узкую койку, эльтиан поднес к глазам массивный перстень. Молочно-белый камень с бриллиантовой искрой внутри загадочно блестел в полумраке. Колечко это он снял с шеи Кама, оно висело на прочном кожаном шнурке, и было видно, что тот очень им дорожит. Впрочем, единственным способом быстрой связи с шефом должен дорожить каждый. Оставалось лишь верить, что Рейдив кор Минор, Темное Солнце Объединенной армии, не изменил своим привычкам и по-прежнему отчета требует в третьей четверти ночи, тогда, когда все лишние уши спят…
        Правда, каждый день устанавливать подобную связь слишком накладно, но Эльсо был убежден, что за все три дня, что он путешествовал вместе с этими детишками, Камис ни разу не разговаривал с начальством… что существенно повышало шансы на то, что терпение Рейдива кончится именно к этой ночи.
        Сколько времени мыслечтец крутил перстень, он точно не знал, но в какой-то момент бриллиантовая искорка внутри камня засветилась ярче звезд на небе… а Эльсо поспешил спрятать ее в ладони и сжать прохладный камень до боли от впившегося в плоть золотого обода.
        — Доброй ночи, Рейдив,  — легко улыбаясь, произнес в пустоту комнаты мыслечтец.  — Тысячу лет не виделись.
        — Эльсориан?!  — Удивленный возглас, долетевший за сотни километров, чуть потревожил покой комнаты.
        — Собственной персоной.  — Улыбка Эльсо застыла.  — Неужели не ждал? Я, правда, тоже не ожидал тебя вновь услышать, но тем занятнее… не находишь?
        — Где мой секретарь?!  — вместо продолжения изысканной пикировки потребовал ответа бывший главнокомандующий.
        — Таких не знаю,  — насмешливо фыркнул эльтиан.
        — Эльсориан, я не шучу. Где Камис? Почему вместо него на вызов отвечаешь ты?!  — Волнения в голосе драэка заметно прибавилось. Это качество Эльсо всегда в нем уважал — Рейдив кор Минор заботился о своих людях, о всех и каждом. Впрочем, сейчас мыслечтец развлекался, а потому решительно задвинул в угол все добрые чувства.
        — Я бы тебе ответил, но ты этого явно не заслужил,  — с прежней издевательской улыбкой произнес Эльсо.  — Вот когда прекратишь посылать на верную гибель своих людей, тогда и поговорим. В конце концов, ты не хуже меня знаешь, что Камис не умеет вовремя остановиться. Его нельзя было отправлять одного.
        — Как-то странно слышать подобное от тебя,  — холодно ответил Рейдив, жестоко напоминая эльтианскому принцу о его ошибках.
        — Люди меняются,  — пожал плечами мыслечтец.
        — Люди — возможно, эльтиан — нет.
        — Не дарку об этом судить,  — огрызнулся мыслечтец, но практически сразу вернулся к насмешливо-нейтральному тону: — Кстати, встретиться не желаешь?
        — Зачем? Или на этот раз ты решил предать орден?  — Недоумение пополам с желанием побольнее задеть. Эльсо чувствовал своего собеседника так, словно он сейчас находился рядом с ним, но это нисколько не помогало ему в понимании этого драэка.
        — Я хочу поговорить,  — не поддался на провокацию эльтиан.  — Мне необходимо кое-что спросить.
        — Все настолько серьезно?  — В голосе бывшего главнокомандующего вновь послышались обеспокоенные нотки.
        — Мозаика не сходится.  — И Рейдив понял, что стояло за этими словами. Смятение, сомнения, неуверенность — и жажду все узнать. Эльсориан всегда стремился к новым знаниям. К сожалению, информация эта никогда не приносила ему добра.
        — Хорошо. Я еще свяжусь с тобой, чтобы согласовать место и время.
        — Буду с нетерпением ждать, Рей,  — в пустоту произнес Эльсо. Перстень уже погас и теперь лежал на раскрытой ладони занятной безделушкой. Именно этой маленькой игрушке предстояло расставить все на свои места.
        Нахмурившись, эльтиан спрятал перстень в карман комбеза и встал с кровати.
        Перед тем как влезать в очередную авантюру, ему еще необходимо кое-что сделать. Например, спасти несколько сотен людей от неизбежной смерти. В конце концов, эта загадка может и подождать, а вот для заболевших счет шел на часы и минуты.



        Глава 7
        СКРЕЩЕНИЕ ПУТЕЙ

        Тень


        На этот раз Эльсо превзошел самого себя! Такой подставы я не ждала даже от него! Ну какой нормальный человек, находясь в здравом уме и твердой памяти, притащит в селение, полное полукровок, инфицированного этим проклятым вирусом?! А Эльсо не только это сделал, но даже не соизволил кого-то посвятить в свои планы! Да если бы я не сунулась в лазарет и не глянула на считку!.. Слов нет! Доберусь до этого эла — прибью, чес-слово!
        — Сан!  — влетев в операторскую и заметив своего зама на привычном месте, воскликнула я.  — Где этот гад?!
        — Ты про Эльсо?  — без малейшего интереса уточнил драэк.
        — А у нас в ордене есть еще один такой вредитель? Разумеется, о нем!
        — Не знаю. Ни он, ни ты не отчитываетесь передо мной. Хотя порой и не мешало бы,  — с легким укором закончил он. Я тяжело вздохнула. По всему выходило, что сейчас я стану жертвой очередной пространной лекции на тему, что такое ответственность и почему у меня этого чувства нет как такового.
        — Сан, давай, я сразу скажу, что все поняла, раскаялась и прониклась?  — Мой зам пробормотал что-то явно недостойное моего слуха.  — Эй, прошу не забывать, что я всего лишь оперативник, тень, а не сам Магистр. Мне не престало тратить время на управление чем-то существеннее своего отряда.
        — А мне престало?!  — возмутился драэк, в одно мгновение полностью развернувшись ко мне.
        — А ты взвалил это на себя сам,  — пожала плечами я.  — И у тебя неплохо выходит. Поэтому пока все так и оставим. Ты знаешь, я готова в любой момент тебе помочь, но не проси меня вникать во всю эту управленческую чушь. Я исполнитель, Сан, так было, есть и будет.
        — Ты просто редкая упрямица, без совести и чувства ответственности. Вы с Эльсо — два сапога пара,  — обреченно откликнулся мой зам.  — Любите развлекаться и мотать всем нервы.
        — Кстати, раз уж ты вспомнил об этом вредителе мирового масштаба… ты точно уверен, что он не упоминал, куда собрался?
        Сан неопределенно пожал плечами:
        — Я даже не знал, что он куда-то делся. Впрочем, можешь смело высказать мне все, что собиралась сказать ему, нам обоим от этого польза будет: и ты лишний раз потренируешься, и я буду в курсе, что на этот раз вы натворили.
        — Натворили?! Я тут точно ни при чем! Это все наше сокровище! Не знай я, что он на нашей стороне, решила бы, что он какой-то засланный диверсант!
        — Что на этот раз случилось?
        — Он притащил с собой чужака!
        — Всего-то? Эльсо любит так делать — он же эл, у них всех тонкая душевная организация…  — хмыкнул мой зам, его ситуация явно забавляла.
        — Сан! Я не шучу. Да и тащит он с собой не бездомных котят и щенков, а людей. И сегодня это вышло за все границы разумного: он же инфицированного притащил!
        Все веселье моего помощника в один момент улетучилось. Да, это уже действительно не милая шалость, а практически покушение на наш только-только устоявшийся быт.
        — Этот человек?  — сухо поинтересовался мужчина, вновь поворачиваясь к мониторам и выводя на экран новую колонку цифр.
        — Изолирован в лазарете первого сектора. Помимо болезни он где-то еще и боевое заклинание схватил, сильно концентрированное. Кстати, я там глянула на параметры… при прямом попадании такого в броню даже наши комбезы нас не защитят. Внешнее силовое поле, создаваемое на поверхности ткани, просто сомнет в точке удара. И если не сам энергетический удар, то его поле нанесет повреждение точно. Но это лишь примерные выкладки, сам понимаешь, мне было не до точных расчетов. Предсказывать сейчас что-либо преждевременно. Но постарайся учесть и эту вероятность, когда будешь собирать группу.
        — Командир, не части. И не прыгай с одного на другое. К твоему заболевшему я уже отправил медика, он обеспечит установку карантина в блоке,  — произнес Сан, красноречиво ткнув пальцем в один из мониторов. Я скользнула равнодушным взглядом по цепочке символов и согласно кивнула.  — Но все-таки я не думаю, что Эльсо стал бы подвергать опасности кого-то из нас. Нам мало что известно об этом вирусе, вполне вероятно, что он имеет сложный механизм распространения.
        — И именно поэтому сейчас весь юг континента объят эпидемией?  — скептически хмыкнула я.
        — Я бы так не сказал. Командир, заболевшие появлялись волнами, с периодом в разных областях от пяти до семи дней.
        — Ладно-ладно, я поняла уже, что ты будешь на стороне Эльсо даже в том случае, если он окажется злом во плоти.
        — Я просто принимаю в расчет не только его недостатки, но и достоинства. Коих, кстати, больше. Так, теперь по второму вопросу. Подтянуть броню к нужному времени мы, разумеется, не успеем, но я предупрежу ребят. Плюс выдам портативные щитовые станции. Они, конечно, снизят мобильность…
        — Это не тот случай, Сан, нам придется буквально продираться, с наскоку центр не взять — не тот случай и не та охранная система. Кстати, щит у них получше наших будет, поэтому одного взломщика из умельцев включи в состав группы в обязательном порядке.
        — Как и всегда,  — пожал плечами мой зам. Да-да, я знаю, что все это мы обсуждали не единожды, но все равно не могу промолчать.  — Ты же знаешь, Зел не подведет.
        — Ладно, остальное оставляю на тебя,  — махнула рукой я, не желая в очередной раз выслушивать дифирамбы в адрес ребят. По словам моего зама выходило, что весь отряд у меня золотой — и только я бездарность.
        — А сама?  — без особого интереса спросил Сан.
        Я, не видя смысла скрывать что-либо от него, ответила предельно честно:
        — А сама прогуляюсь до места будущих боевых действий и огляжусь чуток. Плюс я кое-что потеряла…  — вспомнив о двух весьма интересных личностях, чуть слышно закончила я. Интересно, выжили ли они? И если да, то каким волшебным образом? Уж если ранило одного из ведущих деятелей Последней войны, то этих детишек и вовсе размазать по стенам должно.
        — Ясно, опять развлекаться будешь. Ну смотри, не заиграйся там. И, Командир, если встретишь Эльсо, не убей его до смерти, лады? Он нам еще пригодится,  — с этим напутствием Сан и выставил меня из операторской.
        Вот и поговорили, называется. Ладно, разберемся с этой эпидемией, так и быть, постараюсь втянуться в повседневную жизнь ордена, хотя бы часть обязанностей с его плеч сниму… обязательно… просто чуть позже.


        В населенный пункт с банальным названием Малые Торжки я входила ранним утром, еще по темноте. В воздухе висела мелкая водная пыль, от такой не спрятаться ни под зонтом, ни под плащом. Так как новая трудовая неделя только начиналась, на улице в этот час практически никого не было, а редкие прохожие лишь кутались в теплые платки и шали, не особо поглядывая по сторонам. В общем, этот маленький городок не представлял собой ничего особенного — таких на материке превеликое множество, непримечательных и неприметных. И лично я пришла сюда лишь по одной-единственной причине: если Райно и Сарумат пережили то приключение накануне, то прийти они могли лишь сюда. Вот только откуда начать поиски, я совсем не представляла, точно так же, как я не знала, что скажу им при встрече. Продолжать врать и строить из себя рисковую поселянку? Так я в любом случае долго в этом образе не продержусь. Открыться? Ну, это еще большая глупость.
        Ладно, будем действовать по ситуации. Вероятно, вполне жизнеспособную легенду придумают и без меня — фантазии Рума на двоих хватит, главное, не забывать кивать и скорбно вздыхать в нужных местах. Решив так, я направилась прямиком к постоялому двору.
        Несмотря на ранний час и темную мглу за окном, в общем зале было людно. В основном собрались приезжие, которые, будучи пойманными в ловушку карантина, чувствовали себя слишком неуютно, чтобы спокойно спать и наслаждаться нежданным отдыхом. Помимо этих чуждых не только данному месту, но и самой деревне людей в помещении находилась лишь сонная и явно недовольная столпотворением непривлекательная, чуть полноватая женщина. Судя по тому, как миловидные подавальщицы скользили мимо нее, она здесь всем и заправляла.
        Нацепив на лицо дебиловатую улыбку, я устремилась прямиком к хозяйке заведения. Что-то мне подсказывало, что быстрее и проще обо всем спросить именно у нее.
        — И что тебя в такую погоду принесло?  — бросив взгляд на меня, покрытую с головы до ног мелкой водяной пылью, проворчала хозяйка.  — Неужели тоже из магиков? Ан не похожа, те в этих своих робах ходят, нашивки разные носят, а ты по-человечески одета.
        От такой, мягко говоря, неприветливой встречи я слегка сбилась с мыслей. Обычно владельцы питейных и гостевых заведений стараются выглядеть подружелюбнее. Впрочем, судя по всему, на отсутствие постояльцев эта дама не жаловалась, а потому вполне могла себе позволить и такой тон, и такие слова.
        — Нет, к магам я никакого отношения не имею,  — все с той же глупой улыбкой ответила я.  — Просто ищу кое-кого.
        — Ищешь?  — Она смерила меня новым взглядом.  — Мужика небось?
        — Двух,  — усмехнувшись, ответила я. От образа скромной селянки, разумеется, не осталось и следа.
        Женщина опешила, не то от моего тона, не то от слов. Она явно не ожидала какого-либо отпора со стороны молодой одинокой девицы.
        — И кого же ты ищешь?  — наконец спросила хозяйка, с презрением глянув на меня.
        — Вчера вечером сюда не приходили двое мужчин? Один из них еще довольно юн и выглядит как самый настоящий степняк, а второй постоянно хмурится и смотрит на всех так, словно окружающие должны ему целое состояние. Мы случайно разошлись.
        — Да, были тут такие,  — хмуро кивнула женщина.  — Они к магам прибились, у них в комнате и ночевали.
        — К магам?  — удивилась я. Райно мне не показался человеком, легко идущим на контакт, Рум и вовсе только из степей вышел, а там всевозможных колдунов недолюбливают… С чего это подобные люди могли прибиться к магам? Все интереснее и интереснее.
        — Именно,  — подтвердила она.
        — И где они сейчас?
        — Да в комнатах своих, на чердаке,  — женщина недовольно махнула рукой в сторону лестницы и отвернулась. Я ей была уже не интересна, и она не преминула это показать.
        Что ж, на чердаке, так на чердаке. Пойдем поприветствуем своих старых знакомых, заодно поглядим, что за маги сумели втереться в доверие к Райно.


        Материк, зона карантина,
        деревня Малые Торжки
        876 г.п.к., месяц урожай, день 21-й


        Своих магов Эльсо нашел быстро: не зря же он на их ауры прицепил ментальные маячки. Впрочем, те и не думали от него прятаться, а потому обнаружились в одной из комнат, что эльтиан снял накануне.
        Кивком поприветствовав хозяйку постоялого двора, мыслечтец направился прямиком наверх, туда, где чувствовал обоих магов. Судя по легкому колебанию окружавшего их фона, они уже не спали, поэтому Эльсо смело постучал в дверь.
        Вилора, едва увидев, кто к ним пришел с утра пораньше, тут же встала в позу.
        — Ты где был?!  — тоном жены, встречающей неверного мужа после недельного загула, поинтересовалась она.
        — А то ты не знаешь,  — двусмысленно улыбаясь, ответил Эльсо.
        — Я не знаю, потому и спрашиваю!  — воинственно бросила Вилька, не позволяя гостю даже через порог переступить.
        — Нет, ты знаешь,  — с прежней улыбкой произнес мыслечтец,  — и именно потому, что ты уже ответила для себя на этот вопрос, ты так настойчиво пытаешь им меня. И теперь, что бы я ни сказал тебе — ты не поверишь.
        — Кобелина!  — оскорбленно фыркнула Вилора и отвернулась.  — И это высокородный эл!
        — Я никогда не говорил, что отношусь к высокородным,  — мягко напомнил Эльсо, ему нравилось подтрунивать над этим юным созданием. Она реагировала очень искренне, что не могло не нравиться эльтиану, привыкшему к совсем другому поведению сородичей.
        — А это и не нужно,  — фыркнула Вилька, вновь поворачиваясь к нему лицом,  — по тебе и так все видно.
        — Не знаю, что там видно, но мою мать в свое время заклеймили шлюхой,  — спокойно произнес Эльсо, наслаждаясь непосредственной реакцией девушки на эти слова. Вилора смущенно вспыхнула и тут же потупила взор, словно почувствовав, насколько неуместным было ее поведение до этого момента. Самого эла ее слова нисколько не задевали — и не такого наслушался в свое время, но наблюдать за ней со стороны было… забавно.  — Ладно, поболтали и хватит,  — одернув себя, решительно произнес мыслечтец,  — вернемся к делам.
        — А у нас разве есть какие-то общие дела?  — лениво подал голос развалившийся на узкой койке Милесар. Эльсо, чуть заметно поморщившись, посмотрел на драэка. Как мыслечтец ни пытался смириться с присутствием рядом с собой этого мальчишки, ничего не получалось — мешал какой-то внутренний барьер. Даже с Рейдивом он общался охотнее, хотя в свое время они немало крови друг другу попортили.
        — Если вы хотите не только сохранить жизни заболевшим, но и избежать повторения подобного впредь — общие дела у нас есть однозначно,  — ответил Эльсо, смерив обоих магов подозрительным взглядом. Он все еще не был уверен, что сделал правильный выбор. Но у него было целых два оправдания себе: во-первых, Вилора (он уже так давно не общался с сородичами!), а во-вторых… если каким-то волшебным образом сдружились высокородный драэк и чистокровная эльтианка, то эта группа заслуживала как минимум самого пристального внимания с его стороны.
        — Что ты этим хочешь ска…  — с прежними воинственными интонациями начал Милесар, но договорить ему было не суждено: дверь в комнату внезапно распахнулась и со всего размаху впечаталась в стену. А в дверях огненной фурией застыла та, кого Эльсо меньше всего ожидал здесь увидеть.
        — Так вот куда ты, оказывается, сбежал, паршивец!  — вместо приветствия разъяренной кошкой прошипела девушка.  — Значит, нам инфицированного, а сам — по бабам?!
        Вилора, собравшаяся было охладить пыл незнакомки резкими словами, задохнулась. Ее никогда прежде не именовали так грубо. К сожалению, в комнате, кроме нее самой, некого было так охарактеризовать — не Милесара же, верно?..
        Эльсо, заметив своего командира в привычном настроении «и вот вожжа под хвост попала», лишь шире улыбнулся:
        — Тень, ты же знаешь, что в моей жизни есть место лишь для одной женщины, и оно давно и прочно занято тобой.
        — Подозреваю, ты это говоришь каждой,  — хмыкнула девушка, но тон ее стал на порядок спокойнее, а когда она шагнула в комнату, Вилора, к своему удивлению, обнаружила у нее за спиной еще и Риана с Румом.
        — Ни в коем случае, драгоценная,  — с широкой улыбкой подойдя к Тени, Эльсо решился на невиданное ранее — он рискнул не только взять главное орденское пугало за руку, но даже запечатлел легкий поцелуй на внутренней стороне ее запястья. Вильку от одного взгляда на это действо бросило в жар. Его жест был так естественен, так обычен… что просто не мог остаться незамеченным.
        Тень недоуменно глянула на Эльсо, но тот лишь похабно подмигнул ей. Не желая смотреть на забавлявшегося эла, она отвела взгляд в сторону… и наткнулась на Райно. Впервые с момента их знакомства его лицо выражало что-то живое… и это было настолько неожиданным, что Тень даже не сразу сообразила вырвать руку из чужой хватки.
        Только сейчас она наконец поняла, почему у нее с Райно с самого начала не заладились отношения. Она ему нравилась, достаточно сильно нравилась, чтобы можно было инстинктивно начать опасаться сближения.
        Занятно, но удивило ее не столько осознание чужого влечения к ней, сколько сам факт ее слепоты. Обычно подобные мелочи Тень подмечала сразу и, разумеется, тут же учитывала чужие эмоции в своих планах. Но на этот раз все пошло не так. Слишком внезапной оказалась встреча. Слишком неожиданными — способности этих двоих. И слишком уверенным был взгляд Райно: так смотрят даже не принцы — короли, те, кто привык к всеобщему подчинению и твердо убежден в исполнении каждого своего повеления. Вызывать злость и раздражение в таком человеке было неосмотрительно… неосмотрительно и опасно. И то, что это уже взволновало Алую Тень ордена, говорило намного больше иных слов.
        — Довольно, Эльсо,  — резко оборвав эла, девушка вырвала руку из плена чужих пальцев и даже отступила на шаг, давая понять, что соблюдение этой дистанции строго обязательно,  — поиграли и хватит. Хватай своих деток в охапку — и домой. У нас боевая операция на носу, раненый инфицированный идиот в лазарете, злой и уставший Сан у руля, а также кипа несделанных дел.
        — Но я их еще даже не подготовил…  — растерялся мыслечтец, не понимая, с чего это обычно равнодушная к его выходкам Тень столь бурно реагирует на обычную шалость.
        — Остальных ты готовил еще меньше,  — отрезала она, тем временем изучая материал, с которым еще предстояло работать. Драэк и эльтианка. В комплекте с Райно и степняком это выглядело совсем уж странно. Такая группа могла бы не только орден встряхнуть, но и весь мир перед собой на колени поставить.
        — Ясно,  — тяжело вздохнув, Эльсо подчинился. Почему-то Тень была настроена слишком серьезно, а в такие моменты спорить с ней просто опасно и глупо — она же ненормальная, за себя не всегда отвечает…  — Что ж, господа маги, раз Командир приказала, то мы вынуждены подчиниться… не волнуйтесь, много времени это не займет.
        — Что именно?..  — неуверенно поинтересовалась Вилька, переводя взгляд с одного на другую. Эльсо, до этого казавшийся безответственным дурнем, теперь производил совсем иное впечатление. И от этого целительница робела сильнее.
        — Всё,  — вместо эльтиана ответила Тень. На этом возражения иссякли.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц урожай, день 21-й


        С самого утра в кабинете ректора Академии творилось что-то странное. Рейдив кор Минор, обычно спокойный и редко куда торопящийся, носился по помещению, словно осой ужаленный. За минувшие с его прихода полчаса он умудрился переворошить все бумаги и даже влезть в те уголки своего кабинета, о которых позабыл за давностью лет. А все потому, что Камиса, всегда следившего за бытом начальника, не было рядом! Дошло до того, что даже походную сумку — еще одно творение военных гениев прошлых лет,  — он обнаружил с огромным трудом.
        Ругаясь сквозь зубы и поминая недобрым словом своего загулявшего секретаря и ненормального эльтианского принца, которому взбрело в голову воскреснуть именно сейчас, Рей пытался хоть как-нибудь подготовиться к путешествию и скорой встрече с прошлым.
        Внезапно дверь за его спиной чуть слышно скрипнула.
        — Вы куда-то собираетесь?  — удивился Гиар кор Лэйиш, увидев небольшой дорожный саквояж, с которым, по слухам, ректор никогда не расставался.
        — Подумываю посетить зону карантина и всесторонне оценить ситуацию. Самолично,  — кинув быстрый взгляд через плечо, сообщил Рейдив.
        — Так внезапно?  — с интересом наблюдая за сборами хозяина кабинета, уточнил председатель Темного Собрания.
        — Просто подумал, что раз уж здесь появились вы, то там творится нечто совсем из ряда вон выходящее. И об этом явно умалчивают, поскольку в регулярных отчетах магов нет ничего тревожного или хотя бы странного.
        — Вы настолько не доверяете своим людям?
        — Я настолько доверяю себе,  — отрезал Рейдив, не желая ввязываться в пустой спор. Кор Лэйиш лишь развлекался, разыгрывая ему одному известную пьесу, и бывшего главнокомандующего такая манера общения чуть раздражала. Здесь и сейчас она казалась ему несвоевременной и неуместной, да и глупой, если на то пошло, ибо в столь нелепую ловушку он точно не попадется.
        — И когда вас ждать обратно?
        — Думаю, к середине декады. А пока ваш многоуважаемый племянник поможет вам разобраться во всех внутренних вопросах. Думаю, он будет лишь рад этому,  — пожал плечами Рей. Странно было осознавать подобное, но, выбирая между этим драэком, в каком-то смысле его начальством, и эльтианским принцем — соратником, предателем и врагом,  — он с удивлением обнаружил, что куда большее удовольствие ему доставит общество Эльсориана, чем главы Темного Собрания.
        — Что ж, тогда я вас дождусь… счастливого пути, милорд.
        — А вам удачи в ваших изысканиях. Поговорим, когда я вернусь, тогда же все детально и обсудим,  — и, сказав это, Рейдив повернулся к маячившему в дверях драэку спиной. Для него этот разговор был закончен, и совершенно не важно, что Гиар кор Лэйиш мог счесть его поведение неучтивым.



        Глава 8
        НАКАНУНЕ…

        Тень


        Наверно, это было ошибкой. Одной из тех, что непременно совершаешь в жизни, а потом раскаиваешься до конца своих дней. Но в то же время не было ничего естественнее и легче…
        Интерес бывает разным. Я давно поняла это, но прежде мне как-то удавалось избегать ловушек, которые привносило в жизнь любопытство. В этот раз — не удалось. Меня слишком привлекли эти странные мальчишки, чтобы я могла просто отойти в сторону и наблюдать за их жизнью в нашем лагере. Это было неизбежно, сказал бы какой-нибудь достаточно умный сторонний наблюдатель… но Эльсо промолчал. Но почему-то именно его молчание окончательно выбило меня из колеи. И в какой-то момент я поняла: мне сложно выдерживать на себе долгий, внимательный взгляд эла…
        Впрочем, лучше начать сначала, хотя думать линейно для меня становится все сложнее — без конца прыгаю с одного на другое, на меня даже Сан уже как-то странно косится…
        Итак, все началось с того, что мы прямо из той комнаты всей гурьбой перенеслись во внутренний двор нашей обители. За минувшие с нашего пробуждения полгода в этом мире мы уже многое успели восстановить, и руины давно приобрели более обжитый вид, но… они все еще были узнаваемы.
        — Храм Зари?!  — Три голоса слились в один единый вскрик. И только Рум лишь заинтересованно мотал головой, пытаясь, казалось, охватить взглядом все окружающее его пространство.
        — Да, так и есть. А мы его алые стражи,  — гордо произнес Эльсо, и в тот же миг его комбез перешел в активную фазу. Вспыхнули на солнце красные чешуйки защитного материала, темное забрало скрыло из виду лицо нашего мыслечтеца… В общем, принц был в своем репертуаре — он просто не мог упустить такой шанс покрасоваться перед этими детишками.
        — Кончай придуриваться,  — я рассерженно ткнула его в плечо. Он, разумеется, даже прикосновения моего не почувствовал — наша броня была одной из лучших в мире, но подчинился. Редкое для него послушание, надо сказать.  — Ладно, детки, отставить панику. Есть вас сейчас никто не будет, да и потом тоже вряд ли. С продуктами у нас хоть и напряженно, но не настолько, чтобы перейти на магятину. Кстати, Эльсо, раз ты их приволок, то сам и расселяй. И заодно не забудь своего приятеля в лазарете проверить, если он ожил немного — выставляй его ко всем демонам. Он мне своим присутствием на базе на нервы действует.
        — Эй, не так быстро, Командир! Каму еще отлеживаться и отлеживаться…
        — Дома отлежится! А у нас и без него проблем навалом. Или ты забыл о предстоящей операции?
        Эльсо в ответ лишь скрипнул зубами. Он и сам прекрасно понимал, что Камису Шеридану нет места на наших землях, да и сталкиваться лбами с Темным Солнцем мне не хотелось.
        — Эй… минуточку…  — Рум, переводя взгляд с меня на Эльсо и обратно, выглядел каким-то слишком возбужденным. Я недоуменно нахмурилась. С чего это степняку себя так вести?  — Э-э-э… госпожа… так вы это она?.. ну в смысле… вы — это Тень?
        — Да. И мне казалось, я представилась в самый первый день,  — пожав плечами, нетерпеливо бросила я.
        — Та самая Тень?  — Рум не успокаивался, а в его глазах тем временем появился какой-то уж совсем фанатичный блеск.
        — Та самая, единственная и неповторимая,  — широко улыбнувшись, подтвердил Эльсо.  — Алая Тень ордена и его Магистра.
        — Но… этого просто не может быть!..
        Я бессильно закатила глаза. Началось. У Магистра со степняками всегда были тесные отношения, мы уважали друг друга и часто оказывали помощь, если в том возникала необходимость. А я и вовсе стала у них чем-то вроде легенды. Вроде ничего существенного не сделала, а вот запала им в душу настолько, что в памяти до сих пор что-то такое осталось.
        — Алая Тень? Она?  — Райно как-то удивленно посмотрел на меня. И мне почему-то стало неприятно. Одно дело, когда просто недооценивают, и совсем другое, когда отказываются верить, даже зная правду.
        — Я,  — кивком подтвердила я.  — Не веришь?
        — Цветом не вышла: та, говорили, ярко-рыжая была, а ты блекло-каштановая…  — с тем же неимоверно меня раздражавшим сомнением в голосе протянул мужчина. Я раздраженно скрипнула зубами и «отпустила» себя. Бессильная злость и отсутствие даже малейшего контроля с моей стороны сделали свое дело — волосы вспыхнули ало-красной зарей, к коже пристал неправдоподобно-золотистый загар, а зрачки в ярко-зеленых глазах вытянулись в две ниточки.
        — А вот теперь — верю,  — не скрывая своего восхищения, произнес Райно. Остальные смотрели на меня не менее пристально. Словно диковинку какую-то увидели в витрине магазина! Раздраженно фыркнув, я коротко приказала Эльсо заняться нашим новым приобретением, а сама поспешила скрыться. Гнев, мешаясь со смущением, гнал меня вперед, подальше от чужаков, которые так быстро и так внезапно вторглись в нашу жизнь.
        Так все началось. Маги, особенно эльтианка Вилора, практически все время проводила вместе с Эльсо в лаборатории. Ее приятель, драэк, хвостиком бегал за Саном, пытаясь что-то выпытать у моего зама. Рум часто покидал территорию военного лагеря, ему нравилось общаться со здешними людьми. Хотя ввиду наступающих холодов их осталось немного, все они были по-настоящему уникальными личностями.
        В общем, каждый нашел свое место в обители. Каждый, кроме Райно. Наверно, поэтому он и тратил каждую секунду своего свободного времени на меня. Вначале я еще хоть как-то пыталась от него отдалиться, сбежать, спрятаться, пользуясь тем, что он совершенно не знает местность и людей, но… ребята — это ребята. Они уже настолько привыкли к тому, что меня постоянно ищет Эльсо, что сразу же выдавали меня. И, кажется, даже посмеивались, радуясь, что у нашего мыслечтеца появился хоть какой-то соперник, а значит, и стимул действовать. Да, они развлекались за наш счет, но, памятуя о близкой операции, я позволяла и это — им же тоже нужно как-то снимать нервное возбуждение, неизбежно охватывающее всех перед битвой.
        Ну а потом я сдалась, просто уступила напору мужчины, который в некотором роде был интересен и мне. Вот только почему-то при случайных встречах с Эльсо я невольно вспоминала наш давний разговор… обсуждение ситуации, которая в то время мне казалась наигранной и невозможной…
        Как-то наш мыслечтец спросил меня, могла бы я отдаться мужчине лишь ради дела, по приказу, как он тогда сказал. В тот момент мне хотелось рассмеяться ему в лицо, настолько немыслимой была сама эта идея… Я же тень! Всего лишь тень — меня подобное даже и не интересовало никогда. Я всегда жила лишь ради Магистра — и одним им.
        И вот теперь, вопреки всем моим убеждениям, я связалась с Райно. С человеком, которого даже не могла понять. С мальчишкой, младше меня на добрую тысячу лет.
        Я совершенно не сомневалась, что совершаю ошибку. Но также это было единственным верным решением. Для этого мира и этой меня.
        И единственным, что меня по-настоящему волновало, был странный взгляд Эльсо и его какое-то слишком осуждающее молчание.
        Хотя, возможно, мне так только казалось. Перед битвой с практически не изученным противником и не такое бывает.


        Материк, зона карантина,
        деревня Малые Торжки
        876 г.п.к., месяц урожай, день 23-й


        В общем зале гостевого дома было удивительно пусто. Все уже и забыли подобное — чужаки, казалось, заполонили все вокруг. Вот и сейчас совсем без них не обошлось. В углу, прямо под тускло горящей лампой, расположился один из таких пришельцев. Впрочем, хозяйка уже считала его за своего — все-таки Эльсо умел располагать к себе людей, да и профессия у него была подходящая.
        — Что-то ты какой-то не очень веселый,  — с чуть заметной усмешкой произнес еще один чужак, устраиваясь за тем же столом, но напротив.
        — Причин для веселья у меня с каждым днем все меньше,  — пожал плечами эльтиан.  — Ты задержался.
        — От наблюдателей Собрания так просто не отделаться. А вот у тебя, гляжу, выходит просто великолепно разгонять ненужных свидетелей. Поделишься секретом?
        — Ардская настройка,  — не стал скрывать Эльсо.  — Впрочем, для тебя она не подойдет. Ты не из тех, кто будет копаться в чужих мозгах.
        — Вот тут ты прав, я не любитель этого дела. Ладно, с приветствиями, можно считать, мы покончили, давай переходить к делу. Что конкретно ты хочешь узнать?  — сурово посмотрев на сидящего напротив эльтианского принца, спросил Рейдив кор Минор.
        — Все. Убежден, что, вернувшись в этот мир и обнаружив, насколько он успел измениться за время твоего отсутствия, ты потратил не одно десятилетие на воссоздание полной картины произошедшего.
        — Интересуешься историей Катастрофы?
        — Более чем,  — подтвердил Эльсо, даже не думая играть в свои обычные игры. Этот вопрос был слишком серьезен, чтобы позволить себе хоть какую-то вольность или глупость. Да и драэк, сидевший напротив, подобного бы не спустил…
        — Судя по всему, ты напал на след того, кого я ищу,  — задумчиво глядя на собеседника, протянул Рейдив.
        — Значит, это все-таки не природное явление, а человеческий фактор?  — полуутвердительно произнес Эльсо и даже кивнул каким-то своим мыслям.
        — Это совершенно точно не природное явление. Насколько мне удалось узнать, события того дня очень напоминали иную картину, произошедшую ранее…
        — Это которую?  — заинтересовался эльтиан.
        — Пришествие ардов. Если помнишь, оно повлекло за собой затопление целого острова.  — Эльсо кивнул. Он помнил. Именно этот довод приводили в Темном Собрании, когда убеждали Князя эльтианов вступить в войну против ордена, в руках которого остались все ключи от ардских спутников. И пусть орденцы ни разу не прибегали к силе этого оружия — уже одно его наличие изрядно накаляло обстановку.  — Собственно, именно из-за того,  — Рейдив продолжал свой экскурс в историю,  — что они стали невольными виновниками уничтожения прародины человеческих племен, арды так носились со степняками. Это было своеобразной компенсацией за уничтоженную Лиансию.
        — То есть… ты считаешь?..
        — Ардский спутник. Он еще болтается где-то над нами.
        — Невозможно.  — Эльсо дернул головой, словно подчеркивая нереальность подобного.  — Мы не делали этого, Рей. А все пароли и коды доступа находились в руках ордена.
        — Ты так в этом уверен?  — в лоб спросил Рейдив. И Эльсо замешкался с ответом. Он уже ни в чем не был уверен. Почему-то в этом странном мире мертвые отказывались спокойно лежать в могилах. И напротив него сидело лишнее тому подтверждение.
        Возможно, все с самого начала было не так, как казалось…


        Материк, зона карантина, развалины
        недалеко от деревни Малые Торжки
        876 г.п.к., месяц урожай, день 28-й


        Наступление намеренно отложили до выходных. Конец второго осеннего месяца ознаменовался первым снегом, посеребрившим деревья и травы, трескучим ледком и серым душным туманом. И если первое было всем безразлично, второе заставляло недовольно морщиться, то третье лучше всяких слов говорило, что момент выбран удачный.
        — Командир, группы готовы,  — нарисовавшись рядом с хмурой Тенью, информировал Сан.
        — Все предупреждены об условиях операции?
        — Да. Тишина в эфире с момента начала атаки и до полной зачистки всех уровней базы,  — кивнул драэк, с легким недовольством поглядывая на стоявшего за спиной их командира мужчину. Сан не понимал, как Тень могла так быстро и так близко сойтись с каким-то мальчишкой. Но куда сильнее его удивил факт присутствия этого Райно в ударной группе.  — Ты уверена, что так нужно? Мы не перестраховываемся?
        — Это решение Эльсо,  — пожала плечами Тень.  — И я не думаю, что он ошибается. Кстати, он в какой группе?
        — Он пойдет с первым отрядом. Будет страховать Зела во время взлома.
        Тень невольно хмыкнула:
        — Он и на это способен?
        Сан пожал плечами:
        — Кто знает? Я уже давно перестал на него удивляться. Ладно, сигнал к атаке прежний?
        — Да. Входим тремя группами с разных сторон. Еще две остаются в резерве. В случае возникновения серьезной опасности для отряда — красный код через внутреннюю связь комбезов. Но лучше без этого — их частота хоть и трудно уловима, но все-таки нет ничего невозможного.
        — Да понял я, понял. И ребята давно уже в курсе. Не волнуйся, здесь мы не подведем: сказано молчать — будем молчать. Ты, главное, сама не заиграйся,  — глазами указав на лишнее, по его мнению, тело в группе, произнес Сан. Щеки Тени чуть заметно заалели, но осталось неясным, что стало тому причиной: смущение или злость.  — Ладно, ждем сигнала. И, Командир, следи за своей спиной получше. Ты у нас, к сожалению, одна.
        Сан ушел, оставив Тень в легком замешательстве. Впрочем, долго мучить себя ненужными сейчас мыслями ей не пришлось — сигнал к атаке был дан четко в запланированное время.



        Глава 9
        СВИДАНИЕ С ПРОШЛЫМ

        Тень


        — Что бы ни случилось — держись позади,  — наверно, уже в сотый раз повторила я, мимолетом оглянувшись на Райно. Я до сих пор не понимала, как позволила ему себя уговорить. Мне подобные авантюры не свойственны вовсе, а тащить с собой мальчишку, не прошедшего даже мало-мальски подходящей настройки, было именно авантюрой. Не удивительно, что Сан так разозлился… я бы сама пришла в ярость, если кто-нибудь из ребят выкинул бы подобное…
        Ладно, поздно себя корить. Да и не изменить уже ничего, раньше надо было думать. Теперь же, когда усилиями ребят из первого и второго отрядов нам открыли коридор, необходимо просто действовать, не отвлекаясь и не колеблясь. В конце концов, Райно и сам знал, куда он лезет,  — никто из нас не скрывал, что, согласно прогнозам, в лучшем случае лишь семьдесят процентов участвующих в операции ребят вернется на базу… Да, к сожалению, в нашем деле совсем без потерь редко когда обходится.
        Что ж, постараюсь сделать все, чтобы этот безрассудный маг оказался в числе выживших. Остальные же и сами о себе прекрасно позаботятся — им я в этом отношении полностью доверяю.
        Уже через десять минут после начала штурма основная группа, в которой находилась я, вошла на территории, находившиеся в зоне повышенного охранения. Защиту, взломанную группой Эльсо, мы даже не почувствовали, хотя прежде она мне казалась непреодолимой. В общем, все шло по-задуманному. Причем настолько строго по шаблону, что это невольно начинало тревожить меня. Так не бывает. Не с такими противниками. А раз все идет так легко, то очевидно, что нас кто-то специально заманивает поглубже. С какой целью? Пока сложно сказать, но вряд ли нас там встретят пирогами с чаем.
        Подняв руку и тем самым привлекая к себе внимание идущих позади меня, я подала сигнал о полной готовности. В принципе, в этом не было необходимости — каждый из нас знал, как себя вести в той или иной ситуации, но привычки, вошедшие в плоть и кровь за сотни и тысячи операций, были неискоренимы. Собственно поэтому все теми же сигналами мой приказ пошел по цепочке назад. Пусть мы еще не успели растянуться на достаточное расстояние, но порядок он на то и порядок, чтобы его неукоснительно держаться.
        Однако все предосторожности не уберегли нас от ловушки. Стоило нам немного отдалиться от остальных и уйти в глубь комплекса, как мы попали под обстрел. На деле ничего серьезного, почти штатная ситуация, но подобная самоуверенность со стороны противника раздражала. Они явно решили нас заманить подальше и разбить на мелкие группы, чтобы потом было проще устранить. Нет, я не спорю, знание местности явно играло в их пользу, но мой отряд почти всегда работал вслепую, для нас это не составляло трагедии и почти не выбивало из ритма. Разве что новое пополнение подведет… но я полностью доверяла Сану в выборе бойцов — в мой отряд он не поставил бы никого, в чьих способностях сомневался.
        Действовали по-прежнему в тишине, молча, без колебаний. Ребята прекрасно знали, как необходимо себя вести в таких ситуациях. Даже новички.
        Меня ненавязчиво оттеснили назад, принимая огонь на переносные щиты. Те натужно трещали, искрили, как неисправная проводка, но пока держались. Я недоуменно нахмурилась. Это чем же надо палить по нам, чтобы технологии ардов оказались почти бесполезны? Эх, не сидели дарки без дела эту тысячу лет… к сожалению, не сидели.
        Ладно, справимся. И не с такими справлялись. Щиты дают столь необходимое нам время, чтобы сгруппироваться и атаковать. Непроверенных людей в моем отряде нет — ни Эльсо, ни Сан не пустили бы меня в самое пекло без надежного прикрытия.
        И мы справлялись! Какое-то время… к сожалению, щитовые комплексы один за другим выходили из строя, а число противников не убывало, несмотря на то, что мои ребята не промахивались. Сотня? Эльсо сказал, что только — сотня?! Да тут их по крайней мере в пять раз больше! И это не какие-то бесполезные лаборанты, а обученные бойцы!..
        Мы все еще справлялись, но уже всем и каждому было ясно, что это временно. Как только сдохнет последний генератор защитного поля — мы останемся практически без защиты под шквальным огнем противника! А если учесть, что даже ардские энергетические и силовые поля искрят и гаснут под этими атаками, то комбезы спасут разве что от первого непрямого попадания…
        Я тряхнула головой и потянулась к шлему, намереваясь его снять и вступить в бой. Да-да, я всегда сражалась так — чтобы воздух в лицо и волосы по ветру, и, надо сказать, зачастую одно мое появление убивало боевой дух наших противников — уж узнать по неправдоподобно-красным волосам безжалостную орденскую Тень было проще простого.
        Вот только снять шлем мне не дали, схватили за руки и с силой их сжали. Последнего я, разумеется, не почувствовала — алая броня скомпенсировала давление, но это было понятно и так, по напряженному взгляду в щитке забрала. Знакомому? Или нет? Полузеркальная поверхность не дала мне разобраться в этом вопросе окончательно. А запрашивать поименный список своей группы было как-то несвоевременно.
        — Командир, огонь слишком плотный. Нам здесь не пройти. Отходите. Мы вас прикроем.  — Коротко, не повышая голоса и даже не пытаясь перекрыть гул выстрелов и взрывов… так просто и буднично, словно это не было решением группы пожертвовать собой ради меня…
        Я с болью в сердце посмотрела на ребят. Я никогда не отличалась особой памятью… да и состав боевого отряда уже не единожды обновлялся практически полностью… было проще не запоминать имен… да, проще, потому что их лица забыть было невозможно. Не знаю, как с этим жили Сан и Эльсо, но для меня каждый раз такой выбор… такое решение… его невозможно принять безропотно!
        — Я не считаю это необходимым.  — Я попыталась опротестовать их решение. Как и всегда, оно было всеобщим. Почему-то за меня всегда шли на смерть, словно я была того достойна. Странно, да? Ради какой-то тени, лишенной даже своего собственного «я» и своей жизни… хотя люди почему-то никогда не понимали этого, для них я была в первую очередь Командиром, потом женщиной и лишь потом — тенью.
        Ввязываться в бессмысленный спор со мной не стали, тот, кто взял на себя командование обреченным отрядом, жестом приказал меня увести. Рука Райно тут же обвилась вокруг моей талии:
        — Пойдем, Тина. Они правы. И не надо унижать их решение лишними сомнениями.
        Я промолчала. Я не хотела ничем — ни словом, ни жестом — с ними соглашаться. Впрочем, я всегда была слаба, поэтому позволила Райно увести себя назад, туда, где в стороне от разгорающихся боевых действий был темный заброшенный коридор.
        Мы еще долго слышали звуки борьбы. И я точно знала, что там умирают. Пусть не только мои ребята, но и враги, вот только от этого мне лучше не становилось. Было ошибкой сюда соваться столь малой группой… да и подготовиться следовало лучше… а я вместо этого…
        Было больно и стыдно. Перед собой стыдно. И, может быть, самую капельку перед оставшимися умирать ребятами. Бегство мне всегда казалось малодушием. И пусть они раз за разом твердят, что Тень у ордена одна, а солдат много — это ничего не меняет.
        Вот только я действительно не смогла бы победить. И они это знали, поняли, что раз ардовские щиты сгорают на раз, то и я, по сути своей хоть и оружие, но человек, не справлюсь. Слишком плотный огонь, чтобы защититься… слишком много противников, чтобы справиться за один удар… Победить я не смогла бы, но прикрыть всеобщее отступление — бесспорно.
        Однако Тень у ордена одна. А солдат… солдат давно никто не считает. Потому что каждый из них — смертник…
        Но разве я отличаюсь хоть чем-то? На мне те же клятвы, те же обязательства и тот же отказ от своей жизни. Мы все мертвы с момента присяги — таков уж наш закон. Но почему-то в отношении меня он не работает. Почему?..
        — Тина!  — заметив, что я слишком ушла в себя, Райно встряхнул меня. Я, забыв, что нахожусь не с одним из своих ребят, знаком спросила: «В чем дело?» Странно, но меня поняли.  — Посмотри…
        Я, спохватившись, что все это время шла вперед, не особо концентрируя свое внимание на том, что меня окружало, уставилась на… двери. Обычные металлические двери в две узкие створки, в обители такие разделяют разные сектора и отсеки. При желании их легко блокировать с пульта… и столь же просто открыть.
        Я запоздало поняла, что нас намеренно гнали именно туда. Мысли о погибающих ребятах, присутствие рядом Райно — все в этой ситуации сыграло свою роль. Я слишком отвлеклась на себя… а в итоге завела всех в ловушку.
        Как я и подозревала, двери при нашем приближении разъехались в разные стороны, словно приглашая пройти дальше. Негромко выругавшись сквозь зубы, я схватила Райно за локоть, не позволяя ему проскользнуть внутрь раньше меня. Что бы там ни ожидало нас, а его это не касается. Он не орденец. Он не давал наших клятв и не должен платить по нашим счетам.
        И я сделаю все возможное, чтобы так и было! Приняв это решение, я смело шагнула вперед.
        Не знаю, чего я ждала. Возможно, засады, убийц или даже полноценную газовую камеру. К сожалению, реальность превзошла даже самые смелые мои ожидания…
        Ошиблась? Обозналась? Кончики пальцев похолодели, голова закружилась от странного пугающего чувства внутри, и лишь темные мушки мелькали перед глазами, мешая в полной мере рассмотреть изменившееся, но все еще узнаваемое лицо…
        — Магистр?!  — одними губами произнесла я, не в силах вытолкнуть наружу застрявший в глотке воздух. Внутри все замерло и, кажется, даже завязалось в неприятный холодный узел.
        — Добрый вечер, Тень,  — поприветствовали меня с легкой улыбкой, знакомой мне с самого детства, даже интонации и голос были теми, что я помнила. Вот только взгляд другой. Холодный. Колючий. Мне не знакомый.  — Ты все-таки пришла. А я уж и не чаял вас дождаться. Ты стала очень нерасторопной, моя дорогая. А главное, совсем перестала понимать намеки…


        Материк, зона карантина, развалины
        недалеко от деревни Малые Торжки
        876 г.п.к., месяц урожай, день 28-й


        Эльсо замер, напряженно вслушиваясь в окружающее его пространство. Вот он! Этот момент! Да, действительно, ошибки быть не может. Значит, не показалось тогда? Значит, не зря они с Реем потратили столько времени на подготовку и воплощение своего плана…
        Что ж, пришло время играть по-крупному.
        — Сан! Уводи всех!  — нарушая инструкции, выкрикнул в эфир мыслечтец. Сейчас уже не имело значения, услышат их или нет. Все, что могло произойти, уже случилось.
        — Но Командир, она же!..  — Сан ответил почти в ту же секунду, и уже это выдавало его волнение. Такого давно не случалось. Впрочем, Тень для многих была на особом счету.
        — Этим вопросом я займусь сам,  — не дав соратнику сболтнуть лишнего в эфир, ответил эльтиан.
        — Понял. Отступаем.  — И это снова был всем знакомый Сан.
        Эльсо чуть заметно поморщился. Он не любил врать. Особенно друзьям. Особенно когда собирался сделать нечто подобное…
        К сожалению, теперь мыслечтец окончательно убедился в том, что с этой силой им не справиться. Не так, как они привыкли. Есть зараза, которую нужно выжигать, не считаясь с потерями.
        В конце концов, они все давным-давно мертвы. И Тень это знает получше многих…
        Вытащив из кармана комбеза неброское кольцо, Эльсо решительно сжал его в руке. Перстень засветился практически сразу.
        — Рей, десятиминутная готовность.
        — Он в радиусе поражения?  — деловито поинтересовался его собеседник.
        — Да. Взрывчатка установлена так, что обрушится весь комплекс,  — сухо ответил эльтиан.
        — А наша цель?..
        — Он отвлекся…  — Голос все-таки подвел, упал до противного хрипа, но Эльсо усилием воли взял себя в руки и уже почти спокойно произнес: — Все идет по оговоренному плану.
        — Ясно,  — коротко ответил Рейдив, а потом, словно напоминая, произнес: — Восемь минут до светопреставления. Будь добр, не забудь покинуть зону поражения.  — И камень погас. Бывший главнокомандующий драэкскими частями Объединенной армии, Темное Солнце, отключился. С его стороны было сказано все, возможно, даже чуть больше, чем следовало.
        Эльсо, подавив желание запустить злополучным кольцом в сторону руин, медленно повернулся и неспешно пошел к месту сбора.
        Да, они все лишь живые трупы… а монстра рубят с головы. Безжалостно и не считаясь с потерями. На то он и монстр.



        Часть третья
        МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ

        Глава 1
        ИСТИНА

        Тень


        Я все еще не верила своим глазам. Но рассудок, привыкший к трезвому расчету и холодному анализу, уже пришел к определенным выводам… Наверное, поэтому единственное, что я смогла из себя выдавить, было недоуменное:
        — Зачем?
        — Затем, что это было весело, моя дорогая. И крайне поучительно. Взять хотя бы тебя. Я столько усилий приложил, чтобы хоть с кем-то тебя свести… и какой был результат? Никакого. А стоило создать мальчишку, как тебя тут же к нему притянуло. Как я и думал, ваша раса полностью зациклена на себе. Пресловутая чистота крови в действии. Вы просто не видите знаки внимания от тех, кто вам не подходит с биологической точки зрения.
        — Создать?  — спросил Райно, без труда поняв, что речь идет о нем. Я резким жестом приказала ему помолчать. Сейчас меня куда больше интересовал другой вопрос.
        — Моя раса?
        — Именно. А ты еще не поняла? Ведь ты сильно отличаешься от остальных…
        — Всего лишь побочные действия вживленной в меня программы,  — отмахнулась я, уже давно привыкнув к кое-каким особенностям своего организма.
        — Если бы это было так, неужели ты думаешь, что была бы уникальной? Твои боевые навыки на порядок, а то и на два выше, чем у бойцов самых элитных отрядов. Поверь мне, многие бы душу отдали ради того, чтобы заполучить хотя бы парочку подобных тебе в свои ряды, а потому какие-то там незначительные «побочные действия» никого не остановили бы. Но ты одна. Неужели до сих пор не поняла почему?
        — «Дро» — это чисто ардская разработка…  — оторопело произнесла я, боясь даже мысленно озвучить выводы, к которым пришла.
        — Именно. И никто, кроме ардов, не в состоянии ее использовать. Ты последняя из них, моя дорогая. Жемчужина, ради жизни которой погибли остальные. Их главное и величайшее сокровище. Мое сокровище,  — с какой-то непонятной мне самодовольной улыбкой закончил мой хозяин…
        Хозяин?..
        Я нахмурилась. Ничего не понимаю. Происходящее просто отказывалось укладываться у меня в голове.
        — Может, поясните, что вы имели в виду, когда сказали «создали»?  — Пока я собиралась с мыслями, Райно вновь задал так интересовавший его вопрос.
        — То и имел, что сказал,  — не желая вести беседу с моим спутником, Магистр вновь перевел взгляд на меня.  — Кстати, я удивлен. Не думал, что ты найдешь его,  — кивком указал он на стоявшего за моей спиной Райно.  — Да и мальчик больно осторожный получился, мало кого к себе подпускал… Опять небось ардская кровь взыграла — как-никак две последние особи. Мальчишка, правда, всего на четверть.
        — О чем вы?  — негромко спросила я. На пространные объяснения я, если честно, не рассчитывала, но кое-что интересное он мог и сболтнуть. У меня был осторожный хозяин — это известно каждому в ордене, но в моем присутствии он нередко терял бдительность… да и чего ему бояться? Тень ведь не может выступать против того, кому она принадлежит.
        — Ты так и не поняла? Он и есть мой наследник. Он — тот, кто разбудил вас. Химера, созданная из нашей крови. Моей, Эльсориана и твоей. Правда, там в качестве связки была еще кровь его матери, человека, но это сущая мелочь — уж поверь мне. Так что ты имеешь честь лицезреть одно из лучших моих творений.
        В голове словно что-то взорвалось — и реальность обрела удивительно четкие очертания. Все встало на свои места. Но в то же время абсолютно все потеряло для меня всякий смысл.
        — Все эти опыты…
        — Поняла-таки? Да, это с самого начала было моей разработкой,  — кивнул Магистр, подтверждая, что мои выводы верны, насколько бы дикими они ни казались.
        — Но зачем?.. Зачем тогда создавать орден?! Вы же позиционировали его как организацию, защищающую полукровок и прочих созданий смешения рас от преследования остальных?!
        — Неужели не поняла?  — с удивлением хмыкнул драэк, когда-то меня воспитавший. Он был для меня целым миром… А сейчас?
        С удивлением я осознала, что и сейчас ничто не изменилось. И этот человек с колючим серым взглядом по-прежнему остается центром моего мироздания. Он единственный, ради кого я живу, и единственный, по чьему слову я с радостью приму смерть… потому что так говорит вложенная в меня программа. Потому что я всего лишь тень, не способная жить без того, кто ее отбрасывает.
        — Натурный эксперимент, верно?  — вместо меня вновь ответил Райно.  — Вы создали орден Зари, чтобы досконально изучить возможности тех, кто был зачат в результате скрещения рас, в условиях их полной свободы, когда они сами стремятся к развитию, а не выполняют команды из-под палки.
        — Частично ты прав. Но это не вся правда. Так же мне хотелось провести испытания оставшихся после ардов технологий. Рисковать жизнями драэков ради этого мне казалось излишним, тем более когда столько материала имелось в свободном доступе. Впрочем, почти сразу выяснилось, что лучше всего ардские настройки ложатся на чистокровных… Как вы понимаете, даже великим и мудрым было не с руки возиться с генетическим мусором.
        — Они не мусор!  — беспомощно возразила я. Мне больше нечего было сказать. Мой мир фактически рухнул, и то, что я прежде считала золотым стержнем, держащим на себе все сущее, оказалось обыкновенной прогнившей балкой.
        — А кто? Ведь даже арды, славившиеся своей терпимостью и милосердием, не приняли бы их под свое крыло. Поверь мне, я знаю, о чем говорю. Да и доказательств уйма: знаменитые обелиски, к примеру, подаренные нам, или твоя, заложенная на генетическом уровне, склонность к представителям того же вида,  — безразлично пожал плечами Магистр. Для него все это было давно открытыми истинами. Я же, хоть и понимала верность его доводов, до сих пор отказывалась их принять и смириться с ними.
        — Но тогда зачем было проводить все эти бесчеловечные опыты?..  — еще тише спросила я. Я не видела смысла в них раньше, не видела и теперь, несмотря на то, что передо мной стоял тот, кто был в ответе за все произошедшее. Эксперимент? Да разве бывают настолько бессмысленные опыты? Они ведь всегда имеют какую-то цель, верно? А сейчас? Зачем было создавать, по его же словам, «мусор»?
        — Ну? Ответишь и в этот раз? Ты ведь явно понял больше, чем наша милая Тень, верно?  — Магистр мимо меня посмотрел на Райно. От этого его взгляда, сухого, оценивающего, мне стало не по себе.
        — Попытаюсь,  — пожал плечами маг за моей спиной.  — Рискну предположить, что дело в кое-каких особенностях интересующих вас рас. И из всего вышесказанного, я думаю, большей частью вас интересовали арды. А так как естественным путем добиться появления полукровок вам не удалось, вы решили зайти с другой стороны.
        — Да, все так и есть. Может, тогда скажешь, какое их качество меня так интересовало?
        — Думаю, их бессмертие. И, судя по тому, что вы все еще живы, кое-каких успехов в этом вопросе вам удалось достичь.
        — А ты умен. Не зря, видимо, я потратил столько времени и сил, чтобы тебя создать,  — хмыкнул Магистр.
        — Боюсь, мой ум к вашим экспериментам никакого отношения не имеет и иметь не может,  — нагло осклабился в ответ Райно. Мне хотелось обернуться и одернуть его, но тело словно парализовало. Вновь оказавшись рядом со своим хозяином, я, кажется, полностью утратила контроль над своим организмом, и только мозг, из последних сил цепляясь за истинно важные для него понятия, все еще сопротивлялся.
        — А может, я тебя и перехвалил,  — улыбка на лице драэка погасла, словно ее и не было.  — Умный человек уже оценил бы ситуацию и попытался прийти к компромиссу, а не обострять конфликт.
        — Вы ошибаетесь: умный человек, перед тем как соваться в логово к зверю, припас бы пару путей для отхода. И я, как вы уже отметили, человек умный. А потому… прошу меня простить,  — и Райно, резко схватив меня за талию одной рукой и зачем-то прикрыв мне глаза другой, дернул меня на себя… Утратившее контроль тело послушно завалилось назад…
        Что было дальше — я не помню. Единственное, что осталось в памяти, это яркая ослепляющая вспышка света, какой-то непонятный хлопок и чувство невесомости. К счастью, это продлилось мгновение — я впервые за свою долгую, очень долгую жизнь беспричинно потеряла сознание.


        Материк, зона карантина, место сбора
        боевых отрядов ордена Зари близ
        деревни Малые Торжки — казармы храма Зари
        876 г.п.к., месяц урожай, дни 28-й — 29-й, ночь


        С самого его возвращения в лагере царила тишина. Мертвая тишина… и с этим Эльсо ничего не мог поделать, да и не желал. Тень для них всех была основой мира. Не Магистр, не орден, а именно — Тень, рыжая девчонка, научившаяся убивать раньше, чем улыбаться, безумная, не умеющая себя контролировать… и преданная как никто другой. За это ее и любили. Она никогда не ставила себя выше других и всегда помнила о тех, кто не вернулся. И вот теперь вспоминали о ней. В молчании и боли.
        Но самым отвратительным было то, что никто так и не посмотрел на него с укором. Они искренне верили, что раз не спас — значит, это было выше его сил. Никому даже в голову не пришло, что Эльсо, их добродушный и жутко влюбленный в Командира Эльсо, способен хладнокровно подставить под удар объект своих пылких чувств. И из-за этого Тени не хватало еще больше — уж она-то точно никогда не ошибалась на его счет. Почти никогда…
        — Уходим,  — положив руку на плечо мыслечтеца, негромко произнес Сан.  — Дальше ждать уже нет смысла.
        Эльсо, зло глянув через плечо на заместителя Командира, спустя мгновение все же кивнул. Об этом никто не говорил вслух, но они все-таки надеялись. Всё-таки ждали ее. Даже Эльсо, прекрасно знавший не только расположение всех зарядов, но и то, где в момент взрыва находилась Тень.
        — Да, смысла нет. Давай сигнал к возвращению на базу.
        Эльсо покидал поляну последним, с изрядной задержкой. Он сам не знал, на что надеялся. Наверно, все-таки на чудо. Вот только ему было слишком хорошо известно, что чудес не бывает. Это другим, невинным да чистым, покровительствует сам мир, а вот для них, убийц, погрязших в своих грехах да чужой крови, ничего подобного не заготовлено. Не заслужили.
        Пятый ангар встретил его пустой тишиной, как и сотни раз до этого. Единственный случай, когда он здесь наткнулся на Рено, не в счет. Потому что подобное больше не повторится. Потому что Рено был в отряде Тени, потому что он до последнего прикрывал спину своему Командиру… потому что он, Эльсо, с самого начала приговорил его… их… к смерти.
        — Монстра рубят с головы,  — негромко произнес он, словно пытаясь убедить себя в верности выбранного пути. Но слова, едва родившись, утонули в тяжелой мутной тишине. Вероятно, он и сам не верил в это. Выжечь заразу? Уничтожить первопричину? Да, он хотел этого. Это было необходимо — не о том речь. Ведь существовал и другой выход! Не обязательно было именно Тень использовать в качестве приманки. Да, лишь ее подпустили бы достаточно близко, лишь на нее мог отвлечься тот, о ком Эльсориан старался и не вспоминать, но…
        С шумом выдохнув сквозь болезненно стиснутые зубы, мыслечтец сжал кулаки. В очередной раз мир, в который он верил, обернулся призрачным замком в облаках.
        Впрочем, иного он и не заслужил…
        — О Эльсо! Вот ты где! Тебя уже все обыскались!  — Вилора светлым лучиком ворвалась в пустоту ангара. Эльтиан даже зажмурился на миг, словно внезапное появление девушки действительно могло его ослепить.
        — Я просто немного задержался,  — пожал плечами мыслечтец. Общаться с целительницей совершенно не хотелось — слишком чистым созданием она была, а потому, невольно сравнивая себя с ней, Эльсо все время проигрывал.
        — Сан так и сказал, но я все равно волновалась,  — без обиняков призналась Вилька.
        — Право слово, не стоило,  — выдавив из себя кривую ухмылку, откликнулся Эльсо.
        Девушка в ответ лишь пожала плечами. Она давно уже привыкла к подобным репликам в исполнении своих друзей детства, а потому не обижалась ни на интонации, ни на взгляды. Тем более сейчас Эльсо ранил не других, себя, это было видно по его затравленному взгляду, по болезненно заострившимся чертам лица и по кривому дрожащему изгибу губ.
        Вилора тяжело вздохнула. Она уже видела подобные лица сегодня. Многие вернувшиеся выглядели так же.
        — Знаешь, а я не верю,  — негромко произнесла целительница, устремив взгляд в дальний угол ангара. Спроси ее сейчас, что же там такого интересного, она бы не ответила, просто так было легче, и слова совсем не застревали острыми комьями в горле.
        — Во что?  — непонимающе глянул мыслечтец.
        — В их смерть,  — все с той же прямотой ответила Вилора.  — Риан не мог так просто умереть. Да и ваша Тень, я думаю, не из тех, кто сдается в трудных ситуациях.
        Эльсо лишь скептически хмыкнул. Он сам часто повторял, что расставаться с надеждой — последнее дело, но помимо этого мыслечтец точно знал разницу между надеждой и слепой верой в чудо. Последнее было глупостью. Чудес не бывает. Не в их мире. Поэтому и не стоит в них верить.
        Вилора же, все прекрасно читая на лице собеседника, лишь покачала головой. Она придерживалась совсем другой точки зрения. И точно знала, что чудеса происходят только с теми, кто их ждет. Все прочие их попросту не видят. Впрочем, и в этом тоже был какой-то смысл.


        Материк, остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц урожай, день 29-й


        Рейдив устало толкнул дверь мыском ботинка. Он сам не думал, что так вымотается, практически не участвуя в этой равносильной самоубийству операции…
        Да уж, Эльсориан в который раз превзошел сам себя… у Князя получился неплохой мальчик, безжалостный, жесткий, почти жестокий. Впрочем, в первую очередь он ранил именно себя и лишь опосредованно остальных. Вот и в этот раз Эльсо жертвовал собой в большей степени, жертвовал своей верой, своими чувствами, самим смыслом своей жизни… Возможно, поэтому Рейдив и извелся. Слишком хорошо он помнил то, чем окончилась подобная выходка шебутного принца в прошлый раз…
        — Милорд ректор? Что-то вы припозднились,  — внезапно до бывшего главнокомандующего из мрака кабинета донесся чей-то голос. Рею понадобилось меньше секунды, чтобы вспомнить, кому он принадлежал. Гиар кор Лэйиш. К сожалению, встречать таких особ фейерверками боевых заклинаний нельзя, как бы того ни хотелось.
        — Можно поинтересоваться, что вы забыли в столь ранний час в моем кабинете?  — Ничем не выдав своего истинного отношения к внезапному гостю, Рейдив подошел к столу и запалил свет. Неяркая ночная лампа немного разогнала мрак, позволив ректору увидеть вторженца. Тот с вопиющей наглостью устроился в его кресле, за его же столом — и с его бумагами!
        — Разумеется, я ждал вас.
        — Разбирая мои документы?  — с притворным удивлением поинтересовался Рей.
        — Мне просто захотелось узнать, на что тратятся выделяемые Собранием средства,  — безразлично пожал плечами Гиар.
        — И как? Нашли что-то интересное?  — сухо полюбопытствовал ректор.
        — Да нет, ничего существенного. Впрочем, думаю, Собранию все равно следует заслушать ваш отчет.
        Рейдив невольно насторожился. Интонации, жесты, взгляды — все эти нюансы поведения его незваного гостя почти кричали о том, что ситуация близка к кризису. Гиар кор Лэйиш слишком уверовал в свою безнаказанность, слишком обнаглел… а значит, он уже не сомневается, что Рею не выплыть, не выбраться из расставленных на него силков. Что ж, еще посмотрим, чья возьмет.
        — Я готов прибыть в столицу в любой момент,  — безразлично бросил Рейдив кор Минор.  — А сейчас будьте любезны покинуть мой кабинет — я бы хотел немного отдохнуть с дороги.
        Гиар, усмехнувшись, неспешно отложил в сторону бегло просмотренный документ и так же медленно выбрался из-за стола, он всем своим видом показывал, что уходит не потому, что ему так велели, а исключительно по собственному желанию.
        — До скорой встречи, милорд ректор,  — многозначительно улыбнувшись на прощанье, обронил председатель Темного Собрания. Вот только все его ужимки так и остались без внимания — Рейдив кор Минор, Темное Солнце Последней войны, был слишком погружен в свои мысли, чтобы обращать внимание на юнца, который того не стоил.



        Глава 2
        ПОСЛЕДНЕЕ СОКРОВИЩЕ АРДОВ

        Тень


        В себя я приходила невозможно медленно, с трудом пробираясь сквозь плотный туман, опутавший мое сознание и разум. Мир меня словно отвергал, не желая принимать обратно отринутую им дочь.
        Открыв глаза, я первым делом осмотрелась. Мигающие алым лампочки под потолком и тихий писк, звучавший на одной надрывной ноте, казались одновременно чем-то знакомым и непонятным. Невольно поморщившись от этого звука, раздражавшего ухо, я неспешно села. Перед глазами все плыло, и тело слушалось плохо, но несмотря на это я заставила себя принять более-менее вертикальное положение.
        — Уже встала? Быстро ты!  — удовлетворенно заметили где-то у меня за спиной. Я машинально дернулась в другую сторону, одновременно пытаясь еще и развернуться… Разумеется, ничего хорошего из этого не вышло. К счастью, Райно вовремя подсуетился и успел перехватить мое падающее тельце до того, как оно познакомилось поближе с холодным металлическим полом.
        — Где мы?  — хрипло спросила я и с удивлением обнаружила, что мой голос звучал так, словно я кричала не один час.
        — В Усыпальнице,  — с какой-то непонятной мне торжественностью произнес мужчина.
        — На кладбище?  — ничего не понимая, переспросила я.
        — Нет. Я же сказал — в Усыпальнице.  — Заметив мой недоуменный взгляд, Райно со вздохом уточнил: — Не понимаешь?
        Я чуть виновато улыбнулась. Я действительно не понимала. Судя по кое-каким косвенным признакам, мы находились в месте, имевшем явно ардские истоки, но это все, что я могла сказать. А тут еще и эти его слова об усыпальнице!..
        — Пойдем,  — и Райно протянул мне руку,  — показать будет проще, чем объяснить.
        Я, не сомневаясь ни мгновения, сжала протянутую мне ладонь. Тонкая ткань перчатки чуть смялась под моими пальцами. Странно, но прежде у меня никогда не возникало вопросов по поводу того, зачем он носит их не снимая. А сейчас мне казался необъяснимым тот факт, что я не обратила внимания на это раньше.
        Неужели Магистр был прав? Неужели меня так ослепила эта странная жажда обладания, что я закрыла глаза на все остальное? Бывало ли со мной что-то подобное раньше? Не припомню. Я не могу сказать, что Райно чем-то привлек меня больше других… нет, просто он оказался единственным, кому я сдалась. Кому уступила. И не было на то никаких особенных причин — просто так случилось.
        Пока я размышляла, мы успели пересечь небольшую продолговатую комнату со скругленными углами и остановились перед самыми обычными секторальными дверями — у нас в обители таких множество, и каждую в случае необходимости можно заблокировать всего одним нажатием кнопки.
        — Смелее, это действительно стоит увидеть,  — со странной улыбкой в голосе произнес Райно. Разумеется, я немедленно отпустила его руку и решительно шагнула вперед. Двери тут же разъехались в разные стороны…
        Не знаю, что я ожидала увидеть, но уж точно не ряды одинаковых капсул, уходивших куда-то в бесконечность. Я против воли шагнула вперед, провела ладонью по прозрачному пластику, стирая толстый слой пыли… Внутри было пусто.
        — У этого края еще попадаются незанятые,  — взглянув через мое плечо на саркофаг, произнес он.  — Но это только здесь. Смотри.  — Райно схватив меня за рукав, подвел к одной из капсул.  — Это мой Учитель. Именно он привел меня сюда.
        Я с интересом посмотрела на высохшее, испещренное глубокими морщинами лицо степняка. Потом перевела взгляд на соседнюю кабину… на следующую… и еще…
        — Степняки?!
        — Шаманы,  — поправил меня Райно.  — Истинные хранители знаний. Те, кому арды когда-то доверили самое дорогое, что у них было,  — своих детей.
        — Детей?
        — Да.  — Маг с улыбкой посмотрел вдаль, куда уходили ряды одинаковых безликих капсул.  — Это здесь спят шаманы, а туда дальше… их здесь сотни, Тина. Сотни! От совсем крох до взрослых особей. И все они когда-нибудь проснутся.
        Я лишь качнула головой. Если не проснулись за минувшие тысячелетия, то и в дальнейшем не проснутся. Уж после коконов я знаю, о чем говорю. Не только поддержание жизни в капсулах, но и выход из них требует колоссальных затрат энергии.
        — Не веришь?
        — Считаю, что если бы они могли вернуться в этот мир, то уже давно вернулись бы,  — с сожалением произнесла я. Мне действительно было жаль их, обреченных на вечный сон, но я ничего не могла сделать. Слишком хорошо я была осведомлена о том, насколько сложны в использовании подобные системы, а потому видела всю иллюзорность каких-либо надежд.
        — Они не могли. Без тебя не могли,  — с прежней убежденностью в голосе сказал мой маг. И я растерялась.
        — А я-то тут при чем?
        — При том,  — усмехнулся Райно.  — Ты же слышала, что сказал этот твой Магистр: ты — величайшее сокровище ардов.
        — Я всего лишь женщина.
        — Это так, но еще ты — ключ.
        — Давай без этой мистической хрени,  — устало потерев переносицу, попросила я.  — И без того в голове каша.
        — Здесь нет никакой мистики, Тина. Лишь причудливый сплав из техники, технологии и довольно необычного законодательства. Полный доступ ко всем ресурсам есть лишь у алых представителей вида. Вот только в тяжелых условиях межзвездного путешествия вся элита погибла. Спасти удалось лишь одно дитя, да и то его пришлось ввести в полный стазис, чтобы в сохранности доставить до ближайшей подходящей для заселения планеты. Надо ли говорить, что ты и есть тот ребенок?
        Я лишь недоверчиво покачала головой. Не было ничего подобного. Первым моим воспоминанием является встреча с Магистром. Мне было лет шесть или семь… Он нес меня куда-то, осторожно прижимая к своей широкой груди. Я отчетливо помню тот миг.
        — Все еще не веришь? Смешная ты. Любая другая давно бы зацепилась за такую возможность, а ты отбиваешься.  — И вновь улыбка, светлая, добрая, словно не мы всего несколько часов назад стояли перед лицом смерти.  — Что ж, можешь мне не верить, но все так и есть.
        — Я не привыкла верить в безосновательные заявления,  — хмуро ответила я.
        — Хочешь доказательств? Да пожалуйста! Весь наш мир тому доказательство!
        Вот теперь я насторожилась — слишком убежденно он это заявил.
        — Поясни.
        — Катастрофа,  — только и произнес он.
        — А это здесь при чем?  — не поняла я.
        — А ты догадайся! Ее вызвала именно ты,  — словно речь шла о какой-то ничего не значащей мелочи, произнес Райно. Впрочем, для него, наверно, так и было. Он не жил в те времена, он никогда не бывал в белокаменных эльтианских городах, он никогда не спускался вниз по течению по левому рукаву Трианики, не пересекал Великий Хребет… для него все это лишь история. А для меня?.. Для меня это десятки тысяч жизней. Бесконечное множество неслучившихся и нерассказанных историй…
        — Не может быть.  — Голос пропал вовсе, а потому это беспомощное восклицание вышло не громче вздоха. Райно, не заметив, какое впечатление на меня произвели его слова, тем временем продолжил:
        — Тот ардский спутник, о котором так много говорят, на самом деле не оружие, а зарядная станция повышенной емкости.
        Я болезненно дернулась. Не оружие?! Скажи это всем тем, кто погиб во время Катастрофы!
        — Да, не оружие,  — повторил он.  — Тот спутник оставили на орбите для аккумуляции солнечного излучения. Чтобы разбудить такую прорву народа, нужен весьма приличный заряд. В тот раз, кстати, он почти накопился, но из-за войны его истратили не по назначению. Видимо, тебя что-то изрядно напугало или шокировало, поэтому и сработала не основная, а дополнительная программа: станция должна всячески оберегать своего владельца. Собственно, именно потому у нас и получилась такая странная карта: под воду ушло почти все, кроме идеально круглого куска земли, на котором находился храм Зари и, что гораздо важнее, ты.
        — Почему ты так спокойно говоришь обо всем?  — негромко поинтересовалась я, чувствуя себя весьма паршиво.  — Тебе все равно?
        — Мне действительно все равно,  — спокойно подтвердил Райно.  — Меня все устраивает, Тина. Я полностью удовлетворен тем, что имею сейчас. Поэтому я не бьюсь в истерике и не рву на себе волосы из-за слов Магистра и не считаю тебя убийцей. Все, что случилось, уже случилось. Этого не изменить. И нам остается лишь жить с этим.
        — Не убийца? А кто я тогда? Ты хоть в состоянии представить, сколько народу погибло по моей вине?!
        — Это был несчастный случай, Тина.
        — Хватит меня звать так!  — наконец сорвалась я. Конечно, сейчас меня бесило не столько это абсолютно чуждое мне имя, сколько его слова, но мне необходимо было зацепиться хоть за что-то. И самым нейтральным поводом для ссоры оказалось именно это выбранное прозвище.
        — А как мне тогда тебя звать?  — с удивительно серьезным видом поинтересовался Райно.
        — Я — Тень. И только. Я просто тень своего Магистра, а потому не имею ничего своего,  — отрезала я.
        — Жестоко. Но никакие твои слова не заставят меня отступиться от того, что я привык считать своим. А значит, раз этот твой Магистр так и не сподобился дать тебе имя, то это сделаю я. Трианика. Чем не имя?
        Я удивленно сморгнула. И дело было не столько в том факте, что кто-то решился придумать мне имя, сколько в том, какое имя он выбрал.
        — Почему именно так?
        — Потому, что в свое время река Трианика питала своими водами почти весь материк. Она давала жизнь. Это первая причина. Ну а вторая… Раз уж я Райно, то тебе просто суждено быть Никой.[9 - Правый рукав Трианики, впоследствии прозванный Никой, питает своими водами озеро Райно.] Смирись с этим. Я тебя никуда не отпущу. Ни к этому Магистру, ни к самому Создателю. Я очень алчный человек.
        Странно, но меня успокоили эти слова. Я сама такого не ожидала, раньше я всегда считала, что ни одному мужчине не позволю решать за себя… вот только этот странный человек, химера, раз за разом вынуждал меня сдавать свои позиции.
        — Хорошо, я запомню,  — выдавив из себя улыбку, произнесла я.
        — Вот и славно,  — сразу радостно откликнулся Райно.  — Пойдем, я тебе рубку покажу. Кстати, я ведь так тебе и не сказал: это флагман первого арайнского флота, и находимся мы сейчас на самом дне озера. Того самого, с которым я делю одно имя!..


        Руины храма Зари
        876 г.п.к., месяц урожай, день 30-й


        Они появились к вечеру следующего дня. Просто возникли из воздуха посреди площади и как ни в чем не бывало прошли мимо застывших людей. Эльсо, ухвативший это зрелище лишь самым краем глаза, ничем не отличился от остальных. И лишь двое во всем этом бедламе остались спокойны.
        — Ты долго в этот раз,  — ни о чем не спрашивая, как будто принимая подобную отлучку как нечто само собой разумеющееся, кивком поприветствовал вернувшихся Сарумат.
        — Опять забрался к демонам на рога?  — потирая тыльную сторону левой ладони, насмешливо хмыкнул Милесар.
        — Да вот застряли в главном зале — одна особа не желала уходить,  — кинув быстрый взгляд на Тень, которую со всех сторон обступили ее воины, пояснил Райно.
        — Все с вами ясно,  — многозначительно улыбнувшись, произнес Лес, за что тут же и поплатился — Вилора, расценив этот намек как неприличный, от души отвесила другу подзатыльник.
        Эльсо, заметив это, невольно улыбнулся. Все-таки нравились ему эти чистые дети. Да, они еще совсем неразумные, но такие искренние… такие светлые… Если удастся передать этот мир в их руки, то, возможно, у них всех появится надежда. Вот только умом Эльсо понимал — не выдержат. Слишком нежные, слишком ранимые — таких беречь надо, а не взваливать на их плечи непосильную ношу. А потому все раз за разом возвращалось на круги своя, к словам, когда-то давно сказанным его отцом: «В лихие времена нужны лихие правители, а в кровавые — до головы замаранные кровью».
        К сожалению, они все жили в очень неспокойное время…


        — Сан, каковы наши потери?  — убедившись, что Райно ушел к приятелям, Тень сразу же вернулась к своим обязанностям. Она и так слишком задержалась на этот раз.
        — Из пяти десятков на базу вернулось лишь семнадцать человек, Тень. В основном это ветераны, новички почти все остались там. Из прежнего состава погибли Джем… и Рено. Они были в твоей группе…
        Тень прикрыла глаза ладонью, словно опасалась, что кто-то знающий прочтет по ее взгляду слишком много. Вот и все. Вот она и потеряла остатки тех, с кем когда-то начинала. Лишь Сан и остался. Девушка хорошо помнила Рено, она познакомилась с ним еще в учебке. Никто из них никогда не сказал бы, что они с самого начала стали друзьями, но все-таки пытались держаться вместе. Особенно после того, как состав группы обновился почти полностью из-за потерь…
        Да, из того, начального, состава до этого мира дошли лишь трое — Алая Тень, Сан да Рено. И пусть в отряд к ним Рено попал не сразу, где-то с год потеряв в группе общего назначения, но учились они вместе. И воевали вместе, с самого первого дня.
        Это уже потом за отрядом после одной из операций увязался Зел… вырос и заставил принять себя в группу малыш Джем… подобрали по дороге избитого до полусмерти Эльсо. К ним по-разному приходили, но уходили всегда одинаково: под звуки взрывов и залпы вражеских оружий… в отряде Тени не бывает отставок, единственный способ покинуть его — умереть. Дурная привычка, но почему-то никто от нее не отказался.
        — Как Зел?  — негромко поинтересовалась она, памятуя о том, что этот дарк оказался с ними лишь из-за Рено. Лучшая разведывательная пара… разбита сейчас.
        — Как все, Командир. Когда ты не вернулась, он даже шутить пробовал, что Рено оказался на редкость бесполезной сволочью, раз не справился с такой, простой работой, как охрана дамы на прогулке.
        Тень невольно улыбнулась. В этом был весь Зел. С такой же бесшабашной веселостью он отрекся от семьи и рода, когда увязался за Рено. Все тренировки он проходил с улыбкой, даже когда считал нормативы на вхождение в специальный отряд слишком завышенными, даже когда не справлялся… из всех лишь он умел так безрассудно улыбаться. Вот только много ли осталось от той улыбки сейчас?
        — Они были так близки… лучшая пара в отряде…
        — Нет, Командир. Близки мы с тобой, близка ты с Эльсо. Это же называется по-другому,  — резко оборвал меня Сан.
        Тень удивленно посмотрела на него. Почему-то ей вспомнилось, что когда-то и у ее зама был напарник. Давно, очень давно… Да, есть потери, после которых уже не оправиться…
        — И не смей их жалеть!  — словно заметив что-то в направленном на него взгляде, прошипел Сан.  — Никогда. Никого из тех, кто подарил тебе свою жизнь.
        И, словно нанося добивающий удар, за спиной девушки раздался тихий голос:
        — Я рад, что он умер не напрасно, Командир. Не расстраивайтесь, мы знали, на что шли. Живите за него. Живите за всех них.
        Когда она обернулась, Зел улыбался. Но это уже была не та улыбка.


        Остров Надежды, Академия
        876 г.п.к., месяц хладень, день 1-й


        Рейдив в сотый раз расправил лежавший перед ним на столе конверт. Восковая печать с оттиском главного секретаря Темного Собрания до сих пор не была сорвана. Впрочем, ректор в этом и не нуждался — он знал наперед все, что написано в этом послании. Его вызывали на ковер. Быстро сработал старший Лэйиш. Очень быстро. Неужели сумел накопать что-то действительно важное? Просто так он бы никогда не расшевелил то тихое болото, в которое давно превратилось Собрание.
        Рей снова провел пальцем по шершавой бумаге, словно сомневаясь в ее реальности. К сожалению, письмо исчезать не желало. Видимо, все-таки придется вновь собираться в дорогу… И где только Камиса носит, когда он действительно нужен? Наверняка же отлынивает где-нибудь от работы!
        Алмазы на фамильном узоре слабо замерцали. Рей ухмыльнулся: легок на помине. Никто, кроме Кама, не обладал способом напрямую связаться с ним в случае необходимости. Вернее, был еще Эльсориан… но наглость принца все-таки имела границы. И беспокоить своего заклятого друга эльтиан без веской причины не стал бы.
        — Добрый день, пропажа. Набегался?
        — Належался,  — огрызнулся Камис.  — Меня тут пытались к койке ремнями привязать!
        Рейдив невольно хмыкнул:
        — И как? Получилось?
        — Да не в этой жизни!
        — Все с тобой ясно. Подлатали хоть немного? Или ты сбежал до того?
        — Шкуру починили. Кровь тоже от всякой отравы почистили. Попытались впаять еще и курс косметических процедур — насилу отбился.
        Улыбка Рея стала шире. О медицинских возможностях ордена ходили легенды еще тысячу лет назад. Многие высокопоставленные драэки и высокородные эльтианки записывались на курс лечения и омолаживающие процедуры, нисколько не считаясь ни с политикой своих народов, ни с частным мнением родных и друзей.
        — Эх, жаль. Хотел бы я взглянуть на тебя в твоем самом лучшем виде. Слышал, что в твою бытность телохранителем Эльсориана тебя многие за девушку принимали…
        — Рей!  — возмущению Камиса не было предела. Он хоть и понимал, что начальник попросту рад его слышать, потому и издевается, но всему же должны быть разумные пределы!
        — Ладно-ладно, поговорим серьезно. Когда ты сможешь отбиться от принца? Меня тут малость прижали, хотелось бы хоть кого-то надежного иметь за спиной. А ребят беспокоить пока преждевременно — не хочу засветить нашу связь.
        — Когда я тебе нужен?  — без грамма легкомыслия в голосе спросил Камис.
        Рейдив, подцепив ногтем печать на конверте, кинул взгляд на текст послания. Сразу же выхватив самое главное, он произнес:
        — В седьмой день сего месяца я должен предстать перед лицом Собрания.
        — Понял. К этому моменту я уже буду в столице. Встретимся на старом месте.
        — Буду ждать,  — кивнул Рейдив и разорвал тонкую ниточку связи, протянувшуюся сквозь пространство.
        В это время в казармах храма Зари Камис хмуро нацеплял перстень на кожаный шнурок, демонстративно не обращая внимания на сидевшего напротив него Эльсо. Временное перемирие подошло к концу. Последует ли еще одно, или вскоре им суждено встретиться на поле боя, не знал никто из них.



        Глава 3
        ТЕМНОЕ СОБРАНИЕ

        Тень


        Дни в обители вновь потянулись вереницей одинаковых серых будней. С эпидемией, благодаря усилиям Эльсо и Вилоры, удалось справиться. Девчонка, выступившая прикрытием для нашего мыслечтеца, обрела довольно широкую известность, нам же все-таки удалось остаться в тени.
        Теперь перед нами стояла лишь одна существенная задача — пережить холода. И с каждым новым днем она становилась все актуальнее. По ночам нам уже приходилось спасаться на нижних уровнях обители, лишь туда еще не проник пронизывающий северный ветер. В казармах же находиться можно было лишь днем. Нет, они еще не успели промерзнуть насквозь, а потому оставался шанс запустить внутреннюю систему отопления, но даже это не гарантировало спасения. Необходимо было перестраивать и утеплять сами конструкции. Слишком большие оконные проемы и тонкие стены не позволят сохранить тепло, даже если оно поступит в дома. Вот только заниматься перестройкой обители в условиях наступающих морозов не было никакой возможности, вот нам и оставалось лишь использовать полумеры, сражаясь не столько с первопричиной, сколько со множеством следствий.
        — Понижения суточной температуры еще на пару градусов мы не переживем,  — мрачно произнес Сан, пальцем показывая на одну из строчек на мониторе.
        — Мы-то переживем,  — поправила я своего зама,  — а вот казармы нет. Если стены промерзнут насквозь, у нас уже не выйдет запустить систему отопления. Да и электронная начинка может отказать, а значит, мы окончательно потеряем обитель.
        — Ты же знаешь, что выход есть.
        — Отключить все системы? Вернуть все внешние контуры в стазис, как это было до нашего возвращения? Да, это позволит сберечь электронную начинку, но откинет нас на полгода назад. Мы и так истратили слишком много ресурсов комплекса на восстановление, а возвращаясь к тому, что было, рискуем уже никогда не возродить храм Зари таким, каким все привыкли его видеть.
        — У нас нет иного выхода, Командир. Нам остается лишь эвакуировать комплекс. Жители деревни готовы хоть сейчас принять всех и расквартировать до весны.
        Тяжело вздохнув, я посмотрела на строчки статистики на экране. В окраинных областях, где ничто не защищало внешние стены от холода и ветра, электронные контуры уже ушли в красный режим, компы перераспределили потоки питания, повысив им допустимый лимит потребления энергии.
        Отключить все и уйти в деревню? Да, спасенные нами химеры успели неплохо устроиться неподалеку от руин нашей обители, а главное, предвидев грядущие холода, строили дома исходя из погодных реалий. Я знаю, что все они благодарны нам за спасение и за помощь им в адаптации, но…
        — Есть еще один выход,  — тяжело вздохнув, произнесла я. Ни я, ни Эльсо так никому и не сказали о том, кто руководил последней взорванной лабораторией. Райно тоже молчал, вернее, он предоставил нам самим решать, как действовать дальше, а потому даже Сану не было известно то, что знала я. И вот теперь, кажется, настала пора посвятить его кое в какие нюансы произошедшего.
        — Что ты имеешь в виду?
        — Мы можем использовать энергию спутника.
        — Без Магистра у нас ничего не выйдет,  — покачал головой Сан.  — Ты же знаешь, система распознавания завязана на его кровь.
        — Наше пробуждение тоже, но тем не менее мы здесь,  — сухо произнесла я. Вспоминать о том, что все эти столетия Магистр мог вернуть нас к жизни в любой момент, но так и не сделал этого, мне не хотелось. Подобные мысли рождали странное болезненное чувство внутри. А я не привыкла задумываться о своих эмоциях и тем более следовать им.
        — Но ты же так и не нашла того, кто был причиной нашего возвращения.  — Сан произнес это без тени обвинения в голосе. Да, ответственной за поиск нового Магистра была я, но порой меня пугала эта их вера в меня. Почему они так уверены, что если чего-то не сделала я, то это и вовсе невозможно для остальных?
        — Напротив,  — нехотя призналась я.  — Нашла. Но, все обсудив, мы решили, что ордену не нужен Магистр, ни новый, ни старый,  — никакой.
        — Командир! И ты молчала?!  — Сан возмущенно воззрился на меня. На его лице крупными буквами было написано, как он во мне разочарован. На это мне сказать было нечего. Возможно, я просто стала слишком эгоистичной, а потому не хотела делиться чем-то принадлежащим лишь мне…
        — И буду молчать в дальнейшем. Более того — от тебя я потребую того же. Мы обеспечим энергией весь комплекс, но ни ты, ни кто другой не потребуете от меня ответа, кто и как это совершил.
        Сан набрал в грудь воздух, явно собираясь возразить, но, наткнувшись на мой взгляд, отступил. Он слишком хорошо меня знал, чтобы не понять, насколько серьезно я настроена.
        — Мы могли бы все вернуть…
        — Нам не нужно ничего возвращать, Сан. Потому что все и так в наших руках. Поверь мне, такого прошлого нам не надо. Мы и сами со всем справимся. Без чужого руководства и ненужных приказов.
        — Хорошо, Командир, будь по-твоему. Я не стану тебя ни о чем спрашивать.
        — А внутренние камеры?
        — Я отключу их на полчаса.
        — Этого более чем достаточно,  — с благодарностью кивнула я.  — Я сообщу, как мы будем готовы.
        Сан лишь махнул рукой. Он вновь доверился мне. Как поступал, должно быть, уже не одну тысячу раз.
        Странно, но в Магистра, кажется, все это время верила лишь я. А остальные?.. Остальные верили в себя. Ну и немножечко в меня. Думаю, это и есть наш орден Зари.


        Материк, сердце драэкских земель,
        древний город Шийлас, столица
        876 г.п.к., месяц хладень, день 7-й


        Рей уже и не помнил, когда в последний раз посещал древний город Шийлас. Когда-то давно это разросшееся до немыслимых размеров поселение было всего лишь родовым гнездом семейства Лэйиш, второго по значимости драэкского рода. Тогда никто и помыслить не мог о том, что здесь когда-нибудь будет столица. Да что и говорить? В те далекие времена еще жили те, кто не таясь оспаривал право «янтарных котов» на занимаемое ими место.
        Драэки, Лэйиши и Саддары — три великих рода, испокон веков стоявшие у вершины власти. Остальные заметно проигрывали им и по способностям, и по силе, и по умению использовать скрытые резервы. И как же так вышло, что практически в одно мгновение главный род, давший свое имя всей расе, был уничтожен по обвинению в измене народу и государству, а третья по силе семья полностью полегла, пытаясь предотвратить начало гражданской войны?..
        Рейдив этого до сих пор не знал, но сейчас, при виде того, как высоко взлетели «янтарные коты», у него на многое открылись глаза. «Рубиновых драконов» уничтожили не просто так. Да и Саддары, знаменитые «сапфировые кобры», исчезли не без причин. Кто-то весьма умело начал свою кампанию… и, судя по всему, добился немалых успехов. Осталось лишь узнать, кто же этот «кто-то» и каковы его цели. После беседы с Эльсорианом у бывшего драэкского генерала Объединенной армии появились кое-какие подозрения, но их еще предстояло проверить.
        — Доброго дня, милорд ректор,  — незаметно подкравшись к своему командиру со спины, поприветствовал Камис.
        Рейдив, глянув на своего подчиненного через плечо, хмыкнул:
        — Давно не виделись. И как тебе каникулы?
        — Замечательно. Отдохнул, подлечился. Пообщался с семьей. В общем, давно мне такого не позволяли. Правду говорят, отпуск — замечательная вещь,  — с широкой улыбкой заявил Кам.
        — Может, и мне стоит как-нибудь попробовать?
        — Попробуйте! Уверен, вам понравится,  — с прежним выражением лица произнес секретарь.
        — Что ж, как только выдастся свободная минутка — обязательно попробую. Но в ближайшее время, я думаю, мне подобное не грозит. Уж больно зашевелились высокородные члены Собрания.
        — Кстати, к какому часу вас ожидают?
        — К полудню.
        — Значит, в нашем распоряжении немного времени.
        — А тебе есть что сообщить?
        — Как и всегда, милорд.


        В назначенное время Рейдив вошел в здание Собрания. Когда-то в прошлом этот дом являлся фамильной резиденцией рода Лэйиш, но с тех пор миновала не одна сотня лет. Впрочем, кое-что в элементах декора все еще выдавало его изначальное назначение: например, барельефы на стенах в виде оскаленных кошачьих морд или янтарный орнамент стен. Рей отметил все это походя, не задерживая внимание на подобных мелочах. Хотя они и говорили о многом. В частности, об истинном положении рода Лэйиш. Это другие могут тешить себя иллюзиями о том, что все члены Темного Собрания равны, но на деле лидирующее положение давно и прочно занимала одна-единственная семья.
        Отнюдь не за это сражался отец Рейдива, совсем не за это погиб в свое время его дед… Да, они определенно не ждали подобного. Они рисковали своими жизнями ради устранения этого явного расслоения среди драэкских родов… А в результате лишь возвысился очередной из них.
        Обыденная, в общем-то, ситуация. В большинстве случаев так и бывает.
        Вот только могли ли Лэйиши провернуть все это в одиночку? Маловероятно. А значит, за ними кто-то стоял. Кто-то, кто так или иначе извлек свою выгоду.
        И на сей раз Рейдив твердо намеревался узнать имя этого неведомого помощника. И самое лучшее время для этого краткий миг перед очередной встречей Собрания, когда все главные действующие лица со своими свитами уже прибыли, но еще не заняли мест за столом.
        Вот и сейчас в холле собрались все сколько-нибудь существенные силы этого переродившегося мира. Восемнадцать глав благороднейших семейств в сопровождении самых ближайших своих соратников. Рейдив быстрым взглядом обвел зал, лишь на миг задержав внимание на представителе своего рода — тот принадлежал к младшей ветви семейства Минор, но в свое время за неимением наследников старшей крови право на власть перешло к нему. Сейчас Рей мог запросто оспорить это, тем более родовой узор на его руке сложился в символ наследия… Но было не до того. Да и нарушать хрупкое равновесие, установившееся в Собрании после Катастрофы, было преждевременно.
        Уделив каждому из присутствующих крупицу своего внимания, бывший главнокомандующий привычно отметил отсутствие представителей от родов Саддар и Эссин. Впрочем, это не удивляло. Первый был слишком влиятелен, чтобы оставить кого-то из них в живых при переделе влияния. А второй всегда славился своей верностью линии старшей крови — Драэкам.
        Итак, из двух десятков кресел за общим столом занято лишь восемнадцать. Более того, в большинстве своем здесь присутствуют отпрыски младших ветвей благородных семейств — Последняя война собрала свою жатву и с них. Печально. В прошлый раз Рейдив не обратил на это внимания и сейчас сожалел. Упустить почти два столетия было преступлением. И наверстывать все придется очень быстро. Главное, чтобы не оказалось слишком поздно.
        Ничем не выказав своих мыслей, бывший главнокомандующий полностью сконцентрировал внимание на первопричине всех проблем. Вернее, одной из них. Гиар кор Лэйиш чувствовал себя в этой комнате удивительно свободно и расслабленно, что было весьма нетипично для драэка, находившегося в самом центре всевозможных политических интересов. Неужели во всем здании нет никого, кто мог бы бросить ему вызов даже в отдаленной перспективе? Прикормленное Собрание? Чьими же все-таки усилиями удалось добиться эффекта, настолько не свойственного их расе? Ведь даже два высокородных драэка могут устроить свару на пустом месте за три минуты, а их тут куда как больше! Единственное, что могло удержать гордых и вспыльчивых лордов, было…
        Осознав до конца свою последнюю мысль, Рейдив стремительно побледнел. И как же он раньше не заметил?! Ответ на все эти вопросы мог быть только один! И он всегда находился на виду!
        Рей неспешно поднес руку к лицу и, задумчиво глядя на причудливый рисунок из вживленных в кожу алмазов, медленно сжал кулак. Камни обрисовались четче, вытолкнутые наружу напрягшимися мышцами. Двадцать прозрачных кристаллов… и один чуть видимый, едва-едва прощупываемый бугорок… Сам Рейдив никогда не приносил клятвы старшей линии крови, но вот его отец и дед… родство еще достаточно близкое, чтобы почувствовать…
        А в следующий миг взгляд того, кого когда-то прозвали Темное Солнце, нашел, что искал. Недалеко от Гиара стоял мужчина. Длинные рыжевато-русые волосы выдавали в нем простолюдина — у высокородных такого светлого оттенка просто не могло быть. Вот только именно на него указывал внутренний маяк крови. И это уже говорило о многом.
        Прежде чем объект внимания успел заметить, что за ним наблюдают, Рей отвел взгляд на стоявшую неподалеку от него девушку. Та тоже была явно не из благородных — каштановые волосы, вспыхивавшие красным пламенем на солнечном свету, говорили сами за себя. Но она была достаточно красива, чтобы вызвать определенный интерес.
        — Хм, Камис, ты не знаешь, что там за девушка в окружении председателя?  — тихо, но так, чтобы хотя бы один из разносчиков напитков в зале услышал его слова, поинтересовался ректор Академии у своего секретаря. Тот, заинтересованно глянув на упомянутую особу, пожал плечами:
        — Не узнавал. Хотите, чтобы я исправил эту досадную оплошность?  — тут же нашелся с ответом Кам.
        — Да. Недавний поход за развлечениями с этим твоим бессовестным другом-балагуром окончился полным провалом… может, хоть сейчас что-нибудь выгорит,  — бросил Рейдив, про себя надеясь, что его поймут верно. Камис, конечно, всегда умел читать между строк и видеть тайные смыслы и подтексты, но даже он вряд ли ежесекундно находится настороже.
        — Вас понял. Подождите пару минут. Я передам своему другу ваши слова.
        — Уж будь добр. А то он совсем оборзел — так меня подставлять! Я ведь уже настроился…
        — Не волнуйтесь, я ему объясню, что обманывать ваши ожидания — последнее дело. А сейчас позвольте мне удалиться — не хочу слишком затягивать с выполнением поручения.
        Рейдив разрешающе махнул рукой, краем глаза наблюдая за тем, как один из наблюдателей Гиара, замаскированный под лакея, скрылся за дверьми… Рей украдкой вздохнул — его ждал целый день бессмысленного флирта. Впрочем, дамочка явно стоила таких усилий.



        Глава 4
        ДРАКОН И ЕГО ТЕНЬ

        Тень


        Сан хмуро смотрел на меня. Я почти физически ощущала этот его недовольный взгляд, упертый мне меж лопаток. Мой зам был зол. И это еще самое мягкое из возможных определений. Но он молчал. Как и обещал, он не сказал и слова, когда увидел, кто именно оказался нашим новым Магистром. Впрочем, ему это и не требовалось — все, что хотел, он вполне мог выразить и взглядом… чем сейчас и пользовался.
        Я украдкой глянула на Райно. Тот и не думал обращать на нас внимания, полностью сконцентрировавшись на поставленной перед ним задаче — все-таки даже подготовленному человеку непросто сладить с орденскими системами, а кому-то со стороны с ними совладать и вовсе невозможно. Впрочем, Райно уже встречался с ардскими технологиями, а те не сильно отличаются от наших. Если честно, во многом они даже идентичны, но это и так понятно: как-никак именно разработки ардов легли в основу всех наших систем и комплексов.
        — Вышел на спутник. Что делать дальше?  — наконец спросил Райно.
        — Секундочку,  — бросила я магу, после чего повернулась к Сану: — Извини, но ты не мог бы…
        — Разумеется,  — кивнул он.  — Я уже ухожу.
        Но по его голосу и глазам было видно, как его оскорбила эта моя просьба.
        — Что это с ним?  — взглядом проводив моего зама, поинтересовался Райно.
        — Злится,  — коротко ответила я.  — Не забивай голову, он скоро остынет. Более того, ты еще успеешь от него устать — Сан всегда очень трепетно относился к Магистру, а значит, и тебе его верности перепадет немного.
        — Издеваешься?
        — Успокаиваю,  — усмехнулась я.  — А если серьезно, то он действительно теперь будет повсюду следовать за тобой. Но ему можно доверять.
        — А остальным — нет?
        — Не придирайся к словам. Я имею в виду, что от него можно не таиться. Он умеет молчать и излишней болтливостью не страдает.
        — Да понял я,  — отмахнулся от меня маг.  — Давай ближе к делу. Что от меня требуется теперь?  — и Райно нетерпеливо ткнул пальцем в экран.
        Я, бросив взгляд на цепочку символов, пожала плечами:
        — Необходимо ввести генетический код.
        — А для непосвященных?  — хмуро поинтересовался он.
        — Если коротко, то нужна твоя кровь.
        — Очаровательно. Сама мне вены вскроешь или мне самоубиваться самостоятельно?
        — Лично я за второй вариант. Но если ты не способен справиться даже с этим, то я охотно протяну руку помощи,  — с легкой насмешкой ответила я. Мне нравилось его дразнить — Райно совершенно не умел себя контролировать, попадаясь на детские, в общем-то, подначки.
        — И как мне себя резать? Вдоль или поперек?  — деловито поинтересовался он, осматриваясь в поисках подходящего инструмента, но так ничего и не обнаружив, повернулся ко мне.
        Убедившись в полной несостоятельности одного отдельно взятого индивида, я невольно улыбнулась, а затем, взяв его руку в свою, решительно провела ножом для бумаги по подушечке указательного пальца. Райно удивленно уставился на свою кровь. Я же, решив, что ничего особенного не произошло, взяла с аппаратного столика прозрачную пластинку и провела ею по порезу. Убедившись, что кровь легла тонким слоем, я сунула пластик в считывающее устройство.
        — Кстати, а почему Вилора называет тебя Рианом?  — поинтересовалась я, чтобы немного отвлечь собеседника от его «страшной» раны.
        — Ну так ее бы об этом и спросила,  — огрызнулся маг, рассматривая аккуратный порез на пальце. Вроде и повода для возмущения нет, но мое хладнокровие его явно не радовало. Да-да, я и человека зарежу с такой же спокойной миной на лице — мне не привыкать. Но это не значит, что подобное приносит мне счастье. Я — то, что я есть. И мне уже поздно пытаться что-либо изменить.
        — Я и спросила,  — честно ответила я, протягивая мужчине дезинфицирующую салфетку.
        — А что она сказала?  — с легким интересом взглянув на меня, полюбопытствовал он.
        — Сказала, что это твое имя. Так как тебя правильно называть? Риан или Райно?
        — Второе. Вилька просто знает меня с детства, вот и называет старым именем…  — На мгновение он замолчал, явно задумавшись о чем-то, а потом зачем-то схватил меня за руки, словно опасался, что я возьму и исчезну.  — Знаешь, я тут вспомнил кое о чем… Слова того драэка… ну о том, что ты все еще у него в руках…
        — Ты сейчас говоришь о Магистре?  — уточнила я, намеренно поднимая тему, которую до этого момента он весьма удачно игнорировал. С того самого дня, как мы повстречали основателя ордена Зари в лаборатории, Райно старался не говорить о нем, словно боялся, что любое напоминание вернет меня в то состояние, когда я даже пальцем пошевелить была не в силах.
        — Да, о нем. Хоть он и не сказал этого прямо, но, выходит, твое служение такая же ардская настройка, как и все прочие.
        — Да. Так и есть,  — подтвердила я.
        — Но, Ника, у ардов никогда не было рабства,  — возбужденно произнес он, в очередной раз обозвав новым именем. Мне это было непривычно, но в то же время льстило и радовало, ведь до него никто не предлагал мне обзавестись таким будничным, но необходимым атрибутом.  — Уж поверь тому, кто провел несколько декад в рабстве у бортового компа! Каких только знаний мне в голову не впихнули за это время! В том числе и по истории и социальному устройству.
        — Не знаю, что тебе там наговорили, но я могу точно сказать: я — лишь тень. И я ничего не могу сделать против своего хозяина.
        — Нет, не думаю.  — Райно упрямо продолжал стоять на своем.  — Знаешь, что мне напомнила эта ситуация? Мое ученичество у степного шамана. Тот тоже в первый же миг после нашего знакомства лишил меня имени и во всеуслышание объявил своей вещью.
        Я удивленно дернулась и замерла. Магистр никогда не называл меня каким-то одним понятием, словно боялся случайно дать хоть какое-то имя. Остальные — да, было дело: мои ребята почти сразу прозвали меня Командиром, а все остальные величали Алой Тенью, и лишь мой хозяин придумывал всевозможные обращения, редко используя что-то более двух-трех раз подряд.
        — Думаю, это вероятно,  — задумчиво произнесла я.  — Если предположить, что степняки унаследовали кое-какие порядки своих покровителей…
        — Они многое унаследовали от них, уж поверь мне. По большому счету, все кочевники, потеряв из-за падения одного из ардских кораблей свою родину, в качестве своеобразной компенсации стали их хранителями. И арды очень хорошо позаботились о том, чтобы их защитников никто не мог потревожить.
        — И что теперь?..  — негромко поинтересовалась я. Если честно, обращалась я в тот момент больше к себе, чем к Райно, но ответил именно он:
        — Ничего. После того как я разбудил вас, именно я стал Магистром. И я же дал тебе имя. Просто забудь о том уроде — и закончим на этом. Нам сейчас о предстоящей зимовке думать надо, а не о том, кто, возможно, давно уже мертв.
        Он не мертв,  — именно это я хотела сказать, но все-таки вовремя прикусила язычок. Мне сейчас совсем не хотелось обсуждать с Райно подобную тему. Точно так же, как и говорить о моем имени. Даже если он прав, то это совсем не означает, что он может самостоятельно снять с меня цепи служения. Пока я не встречусь с Магистром… пока не столкнусь с ним лицом к лицу… да, пока это не случится, никто не сможет с уверенностью сказать, что я свободна.
        Но это уже только мое дело. Личное. И втягивать в это Райно я не стану, хотя бы потому, что в отличие от всех нас, вымазанных в чужой крови по самые уши, он чист. И мне бы очень хотелось, чтобы ему не пришлось на себе испытать все прелести войны.
        — Смотри, система закончила анализ крови. Генетический код принят — теперь мы можем продолжать…  — чтобы сменить тему, я обратила внимание своего мага на экран.
        — Кстати, Ник, а почему допуском является моя кровь? Разве не у тебя приоритетный доступ к ресурсам спутника?  — глянув на монитор и убедившись в верности моих слов, тут же заинтересовался Райно.
        — Не путай мокрое с холодным. На основании того, что я узнала в Усыпальнице, могу сказать, что это совершенно разные конторы. Сейчас мы едва-едва прикоснулись к внешнему замкнутому кругу, в котором сконцентрирована едва ли не тысячная доля общей мощности.
        Райно недоверчиво уставился на меня.
        — Ты уверена?
        — Абсолютно.
        — Но… но тогда мне просто страшно представить, какой мощью обладает эта фиговина над нами!  — и Райно пальцем ткнул в одну из строчек на мониторе. Я глянула на экран… кажется, я понимаю, о чем он…  — Доступной мне сейчас мощности хватит, чтобы стереть с лица земли целый город вместе с прилегающими к нему областями.
        — Полной мощности хватит на уничтожение трети материка,  — сухо напомнила я.  — Такой эксперимент уже поставили.
        К счастью, Райно хватило ума промолчать… все-таки этого я себе не прощу… рано или поздно мне придется заплатить, в том числе и по этому счету.


        Руины храма Зари
        876 г.п.к., месяц хладень, день 7-й, вечер


        Эльсо так и не решился подойти к Тени после их чудесного спасения. А та, казалось, и думать забыла о предавшем ее эльтиане. И пусть Сан не раз уверял его в том, что никто из них не винит в случившемся его… уж Тень-то сразу поймет, что он и не собирался никого спасать… что он с самого начала записал в жертвы половину группы и списал их как расходный материал, преследуя лишь одну-единственную цель… так и оставшуюся за гранью его досягаемости…
        Тяжело вздохнув, мыслечтец устремил свой взгляд на утопавшие в подмерзшей грязи руины храма. Он все еще не был восстановлен, да и вряд ли будет… как-то незаметно развалины здания, державшего оборону до последнего, стали молчаливым памятником для всех, кто не вернулся. Кто-то из ребят даже выцарапал на гладкой отполированной стене имена своих близких и друзей… Интересно, как скоро здесь появятся новые записи? И будут ли среди них имена его новых жертв? Эльсо не знал этого, но помнил каждого, кто погиб по его вине… как помнил каждый боец… И Тень в том числе. А значит, и она поймет. Нужно только правильно объяснить…
        И словно в ответ на его мысли из дверей дома управления появилась Тень. Она шла рядом с Райно и двумя его приятелями, беззаботно улыбаясь чему-то своему. Эльсо давно уже не видел ее такой… счастливой. И тем сложнее было влезть в чужую жизнь со своими проблемами. Впрочем, проблемы были не только его…
        — Командир, нам надо поговорить…  — прекрасно зная, что это точно нарушит всеобщую идиллию, произнес Эльсо. Тень повернулась к нему, кинула быстрый предупреждающий взгляд и кивнула:
        — Я знаю.  — И этот ее ответ сказал больше, чем иные речи. Она была в курсе всего. И, видимо, уже приняла какое-то решение.  — Встретимся у твоих черных приятелей через час. Думаю, мы найдем что с ними обсудить.
        — Опять секретничаешь у меня за спиной, Ника?  — с легкой улыбкой поинтересовался Райно.
        Тень лишь пожала плечами, не собираясь посвящать этого мальчика в их взрослые проблемы. Как бы она к нему ни относилась, это было только их дело… хотя как раз из-за того, как она к нему относилась, она не собиралась его втягивать в их разборки. Это было делом старой гвардии. Личным делом.
        Райно, заметив что-то странное в мимике девушки, уже собирался настоять на своем и добиться вразумительного ответа, но тут вмешался случай в лице его старого друга.
        — Ника? Это кто?  — непонимающе спросил Лес. Райно в ответ засмеялся. Тень смутилась, хоть это и было ясно лишь тем, кто ее хорошо знал. И только Рум, кинув многозначительный взгляд на Тень, удовлетворенно улыбнулся.
        Вот и стали одним целым Дракон и Тень из старых легенд. А значит, и до золотых веков, предсказанных Учителем, осталось недолго.


        Материк, город Инойс
        876 г.п.к., месяц хладень, день 7-й, ночь


        И снова холодные волны жестокого моря, штормовые порывы ветра… и холод, пробирающий до глубины души…
        Тень смотрела на налетавшие на берег серые волны, и ее взгляд не выражал ничего, абсолютно ничего. Словно она вновь заблудилась где-то далеко в своих мыслях. Эльсо недовольно покачал головой: в таком состоянии Командир ему не нравилась, сами собой возникали в голове всякие нехорошие мысли… а зная Тень, большинство из них окажутся самой настоящей правдой.
        К сожалению, когда она что-то вбивала себе в голову, ее уже ничто не могло переубедить. И им с Саном оставалось лишь попытаться компенсировать ущерб по мере сил и возможностей.
        — Командир, что ты задумала?
        — Ничего, что могло бы навредить ордену.
        — А нам самим?
        — А нам самим, принц, терять уже давно нечего.
        — Значит, пойдем ва-банк,  — понимающе кивнул эльтиан.
        — Да, и жнецы нам в этом помогут.
        — Думаешь?  — с сомнением протянул Эльсо.
        — У них просто не будет иного выхода. Мы с ними в одной лодке.
        — С чего ты взяла? Уж жнецы-то всегда найдут способ уйти от ответственности.
        — Только не от него. Уж ты-то в курсе, с кем мы на этот раз столкнулись лбами.
        — Да,  — кивком подтвердил эльтиан.  — Поэтому и считаю, что жнецы останутся в стороне. Не мне тебе объяснять, что подчиняются они лишь напрямую Магистру.
        Тень покачала головой. Она явно не была согласна с этим высказыванием мыслечтеца. Впрочем, у них всегда были разные взгляды на ситуацию. Но именно это и делало их тандем столь удачным.
        — Ты не знаешь того, что известно мне. Он покусился на их независимость. Жнецы этого не простят, они пойдут на сделку. Пусть и в порядке исключения. Этот драэк опасен не только для нас, но и для них. Уж с этим-то ты спорить не будешь?
        — Ты права, не буду. Хорошо, Тень, я с тобой.
        Та лишь хмыкнула — она нисколько не сомневалась в этом. Как-никак они были связаны одной кровью, кровью всех тех, кто погиб по их воле и от их рук.



        Глава 5
        РАСПУТЬЯ

        Тень


        Все шло согласно плану. Мне не нужно было получать от Эльсо ежедневные отчеты, чтобы знать это. Я просто чувствовала ситуацию, как когда-то давно чувствовала своего Магистра — всем телом и всей душой.
        Последнюю декаду я практически безвылазно сидела в операторской комнате, обеспечивая постоянную связь между разрозненными группами жнецов и общее руководство. Эльсо же носился по материку, словно пчелой ужаленный, пытаясь одновременно решить текущие орденские вопросы и отыскать следы нашей старой проблемы… Этим же, собственно, занимались и черные. И лишь я сидела в нашей обители, старательно изображая идеальную тень.
        Да, все шло строго по плану. И, возможно, уже это меня раздражало, на каком-то потаенном внутреннем уровне. Я не хотела быть только лишь символом, особенно когда могла оказать реальную помощь и поддержку… к сожалению, я уже слишком хорошо знала Райно, чтобы иметь время и место для каких-либо маневров. Маг не даст мне возможности развернуться в полную силу, да и избавиться от его навязчивой опеки будет непросто… Все-таки люди удивительные существа: даже убедившись в том, что имеют дело с монстром, они все равно продолжают оценивать тебя по себе.
        Слабый звуковой сигнал вывел меня из задумчивости. На боковом экране мигала иконка внешнего вызова. На эту линию мог выйти лишь Эльсо да жнецы, а эти тревожить без веской причины не стали бы.
        — Что-то случилось?  — вместо приветствия поинтересовалась я, взглянув на неясное изображение какого-то мужчины. Лично мы с ним знакомы точно не были, но кое-какие неуловимые черты выдавали в нем одно из звеньев цепи контроля жнецов.
        — Да, не могли бы вы передать Эльсо, что мы напали на след его пропажи.
        Лично я впервые слышала, что наш мыслечтец что-то потерял… впрочем, принц всегда отличался повышенной скрытностью.
        — Я передам,  — кивнула я.  — Это все, что вы собирались сообщить?
        — Не совсем. Наместник эльтианов прослышал об Эльсо. Он ищет с ним встречи.
        — Это я тоже сообщу,  — снова склонила голову я, чувствуя себя чем-то вроде секретаря нашего блудного мыслечтеца. Раздражает. Я не привыкла быть настолько бесполезной!
        — Надеюсь на вас,  — бросил жнец и отключился. Я же откинулась на спинку кресла и задумалась. Да, едва ли не впервые с самого момента нашего пробуждения я задумалась о том, что будет дальше. Мы так отчаянно цеплялись за этот мир, за свою жажду выжить, что совсем не думали о нашем будущем. Мы жили самыми общими, в чем-то даже идеалистическими надеждами. Но так не бывает. Невозможно построить мир, одинаково справедливый ко всем. Невозможно победить, не пролив ни капли крови…
        Что ж, тогда пришла пора остановиться на мгновение, оглянуться назад и подумать. Я ответственна за слишком многие жизни, чтобы поступать необдуманно и безрассудно. Остатки моей боевой группы, спасшиеся благодаря коконам гражданские, едва-едва оправившиеся от ужасов драэкских лабораторий химеры… все они в той или иной мере доверились мне. И именно я должна придумать, как не только сохранить их жизни, но и позволить свободно существовать в этом мире. Орден детище Магистра? Возможно, так и есть, но даже отвратительная причина нашего появления не в силах перечеркнуть все хорошее, что мы принесли… что еще можем принести в этот мир.
        Да, орден — это не один лишь Магистр, и уж конечно, не какая-то Тень. Это люди. И только им следует решать свою судьбу. Не мне, не Сану, не Эльсо — им. Наша же задача состоит лишь в том, чтобы предоставить им возможность выбора. Только и всего.
        А какой может быть выбор сейчас? Одна безнадега, куда ни глянь. Я, Сан, Эльсо, наши товарищи… мы все давно мертвы и, если честно, лишь смерти и ищем. Все остальное только красивая обертка, скрывающая от посторонних глаз истину. Пора это менять. Возможно, для некоторых из нас уже ничего не поправить, но наверняка еще есть те, кто живет не ради выполнения призрачного долга, не из-за старой клятвы, данной предателю и убийце, а ради самих себя. А остальные? Остальных можно и заставить. В конце концов, для некоторых жизнь станет куда лучшей расплатой за грехи, чем смерть.
        — Сан, ты не в курсе, у кого-нибудь из целителей остались контакты с той девочкой, Вилорой?  — активировав внутреннюю связь, спросила я без приветствий.
        — У твоего протеже — точно. Они же дружат.
        — Нет, мне необходимо связаться с ней в обход Райно.
        — Опять что-то задумала?  — с подозрением поинтересовался мой зам.
        — Ничего опасного. Я всего лишь хочу заручиться дополнительной поддержкой.
        — Эльсо тебя не поблагодарит,  — поняв, о чем речь, с тяжелым вздохом подвел итог Сан.
        — Если все получится, то он и не узнает,  — пожала плечами я.
        — Дура ты, Командир. Но умная. Этого у тебя не отнять. Хорошо, я раздобуду для тебя координаты этой девчонки. Пойдешь сама?
        — Больше некому,  — подтвердила я.
        Меньше чем через час у меня уже была полная информация, причем не на Вилору, нет, Сан, как и всегда, сделал больше, чем его просили,  — он добыл мне сведения об отце эльтианской целительницы, наместнике исчезнувших Князей.
        — Как тебе это удалось?  — только и спросила я, с удивлением глядя на точные координаты личной резиденции нынешнего эльтианского правителя.
        — Полезные знакомства. Ты забыла, что у твоего протеже не один друг, а целых два. И второй оказался столь добр, что поделился со мной информацией.
        — Но…  — чуть нахмурившись, начала выказывать свои сомнения я, но Сан, поняв меня без лишних слов, уверил:
        — Он промолчит. Милесар надежный молодой драэк. Он ничего не сболтнет Райно, по крайней мере пока тот точно не сформулирует свой вопрос.
        — Ладно, верю. Не заменишь меня тут? Кажется, у меня нарисовалось небольшое дельце,  — ткнув в клочок бумаги с указанием координат наместника, произнесла я. Разумеется, Сан не отказал. Иногда мне казалось, что он весь мир способен вынести на своих плечах, настолько надежным был этот драэк. Столп мира. Один из. И уж я-то постараюсь, чтобы все так было и дальше.


        Эльтианские острова, поместье рода Шеридан
        876 г.п.к., месяц хладень, день 11-й


        У эльтианов уже давно не было места, которое они по праву могли бы назвать своим. Остатки когда-то великой расы ютились на нескольких небольших клочках суши, со всех сторон окруженных морем, что когда-то поглотило их братьев и сестер. Не города даже — резервации, где последние представители расы доживали свой век. Молодежь, та, что не помнила их прежнего величия, понемногу перебиралась на материк, для них просто не существовало иной реальности, вот и искали лучшей жизни среди свободных земель заклятых врагов их предков. Именно об этом и думал Валир дил Шеридан, наместник Князя в новых землях, сидя на веранде в своем саду. Молодых эльтианов на островах с каждым годом становилось все меньше, уже не оставалось сомнений: их народ доживает свои последние дни, уже через пару сотен лет чистокровных представителей расы практически не останется, а значит, и восстанавливать численность населения будет некому.
        — Мой господин,  — произнес старый слуга, появившись со стороны дома,  — вами там девушка интересуется.
        — Девушка? Какая девушка?  — Наместник в недоумении посмотрел на вестника. Он никого не ждал, а тех, кто мог заявиться к нему без приглашения, было не так много, чтобы охрана и слуги не запомнили их по именам.
        — Не знаю, она не представилась. Но возникла прямо перед носом у удивленной охраны.
        — Маг?  — уточнил заинтригованный наместник.
        — Нет, это больше походило на ардские технологии перемещения.
        — Ясно. Проводи ее сюда.
        — Но…
        — Невежливо будет даже не взглянуть на нашу гостью. Тем более я сейчас готов уцепиться и за соломинку.
        Спустя пару минут старый слуга вновь появился, на этот раз не один. За ним неспешно, оглядываясь по сторонам, шла девушка, на первый взгляд чистокровная человечка: довольно юная, с миловидными чертами лица, аккуратненьким носиком… и очень тяжелым взглядом. Дети, к какому бы народу они ни принадлежали, так не смотрят. Да и ардские технологии для многих ныне живущих не более чем старые сказки да небылицы.
        — Вы кто? И с чем пришли?  — несмотря на то как выглядела незваная гостья, назвать ее на «ты» наместник не смог, а ведь он уже и забыл, когда в последний раз выражал кому-то такое почтение.
        — На первый вопрос вам никто не ответит, даже я сама,  — с легкой грустью улыбнулась девушка.  — Что же касается второго… хотелось бы верить, что пришла я с надеждой. Потому что ничего сверх этого предложить не смогу.
        — Это уже немало,  — задумчиво покивав своим мыслям, произнес Валир.  — Присаживайтесь. Думаю, у нас с вами найдется о чем поговорить.
        — Надеюсь на это,  — кивнула гостья, с мягкой кошачьей грацией опускаясь в плетеное кресло. На мгновение наместник даже засмотрелся на девушку, настолько гармонично она выглядела на фоне уже пожелтевшей, но еще не опавшей листвы сада.  — С чего бы вы хотели начать, наместник?
        — Для начала хотелось бы узнать цель вашего визита.
        — Я здесь, чтобы ответить на возникшие у вас вопросы.
        — Поясните.
        — Я слышала, что вы взялись искать одного из моих людей. Думаю, ваша дочь оказалась немного неосторожной и сболтнула лишнего, чем пробудила в вас искренней интерес. Я не знаю, как много могла сообщить вам девочка, но, видимо, достаточно, в противном случае вы вряд ли столь явно полезли бы на земли драэков.
        — Одного из ваших людей?
        — Да. Эльсо.
        — Вилора не сказала, что он входит в какую-то группу,  — обеспокоенная морщинка пересекла лоб пожилого уже эла. Девушка, заметив это, лишь светло улыбнулась:
        — Это лишь показывает, насколько она умна. Значит, не зря мне понравилась эта девочка. Она, конечно, пока очень наивна, но в ней есть то, что мы давно утратили за давностью лет,  — чистота и искренняя вера в этот мир,  — запрокинув голову к небесам, произнесла странная гостья.
        — Может, от обсуждения достоинств Вильки вернемся к первоначальным вопросам?  — хмуро одернул гостью Валир.
        — Извините, вы правы. Итак, Эльсо. Я могу предоставить вам информацию о том, кто скрывается под этим именем. Более того, я передам вам координаты его местонахождения.
        — Считаете, мне это будет интересно?
        — Более чем.
        — Что ж, посмотрим. Что же вы рассчитываете получить взамен?
        — Вашу полную поддержку по всем вопросам.
        — Хм, а не слишком ли велик этот кусок для вас? Не боитесь подавиться?
        Девушка на мгновение прикрыла глаза, явно задумавшись о чем-то своем, а потом внесла уточнение:
        — Тогда так. Я рассчитываю на помощь с вашей стороны. Если она не будет противоречить вашим нормам морали.
        — Расплывчатое определение. Под это многое можно подвести.
        — Пусть так,  — кивнула гостья,  — но я не хочу ломать кого бы то ни было в угоду своим желаниям. Ничего хорошего из этого не выйдет.
        — А ведь вы недавно говорили, что утратили наивность…
        — Наивность и вера разные вещи, наместник. Тем более, мы все еще играем вслепую. Я еще не вскрыла свои карты.
        — Неужели ваша информация настолько важна?
        — Для вас? Это величайшая драгоценность. Для меня всего лишь мелкое предательство. Не самый красивый из моих поступков, но, бесспорно, одно из вернейших решений.
        — Хорошо, я согласен. Вам нужны какие-то подтверждения взятых обязательств?
        — Нет. Я верю вам на слово, как и вам придется поверить на слово мне.
        — Вы меня все больше и больше интригуете. Давно никто не делал мне столь безумных предложений.
        — Вся наша жизнь — одно большое безумие. Я всего лишь пытаюсь соответствовать ситуации.
        — И у вас это выходит,  — с легкой улыбкой склонил голову эльтиан.
        — Не самый лучший комплимент, но на правду обижаться грех. Что ж, вскроем карты?
        — Вам так не терпится покинуть старика?
        — Напротив, наша беседа меня развлекла. Но, к сожалению, дома меня могут хватиться, а этого хотелось бы избежать.
        — Удрали из-под опеки?  — с понимающей усмешкой поинтересовался наместник.
        — Скорее — от подопечного,  — чуть хмыкнув, произнесла странная гостья.
        — Что ж, в таком случае мне действительно пора узнать, за какую же страшную тайну я только что продал верность остатков своего народа.
        — Эльсориан дил Вейриан. Вам это имя что-нибудь говорит?
        Валир, услышав эти слова, так легко слетевшие с девичьих губ, аж подобрался весь. Одно дело вести полушутливую беседу, и совсем другое, когда в ней поминают призраков. Разрозненные слухи, собранные верными ему людьми, словно сами собой промелькнули в сознании. Крупинка там, крупинка тут…
        — Говорит,  — глухо произнес наместник, пытаясь спрятать свое волнение за сухостью тона.
        — Ну раз так, то мне не нужно объяснять, кого именно вы искали все это время.
        — Н-но…
        — Вас не устраивает моя цена?
        — Н-нет,  — резко мотнул головой пожилой эльтиан.  — Вы были правы, это величайшая драгоценность. И надежда.
        — Простите, но убеждать его будете сами. Я могу лишь сообщить, где искать этого упрямца.
        — Этого более чем достаточно. Все это время мы жили без надежды… без веры… Вы не представляете, что для нас значит линия первой крови.
        — О, он совсем не идеален. Не вздумайте его идеализировать.
        — И не будем. Я прекрасно осведомлен обо всех деяниях этого вашего друга.
        — Не только вы, наместник. Поэтому советую придумать правдоподобную легенду. Эльсориану дил Вейриану не стоит вновь появляться в этом мире, хотя бы потому, что он уже почти тысячу лет как мертв.
        — Не учите старика! Я и сам отлично знаю, что наша молодежь не примет кровавого тирана.
        — Прежде чем говорить о принятии кого-либо другими, необходимо заставить этого «кого-то» принять свою судьбу,  — с легким сомнением в голосе произнесла гостья. Наместник вновь мысленно подивился внутренней силе этой девочки.
        — Если то, что я слышал о нем, правда,  — он примет это.
        — Да, примет. Как величайшее наказание за свои грехи,  — кивнула девушка и с неторопливой грацией встала. Ни единая складочка не шелохнулась на простеньком платье, впрочем ее величественный взгляд и непоколебимое внутреннее спокойствие заставляли забыть обо всем на свете. Она была прекрасна, как древняя языческая богиня. И это сравнение вызывало какую-то внутреннюю дрожь.
        — Уже уходите?
        — Да, мне пора. Я верю, вы не забудете о наших договоренностях. Кстати,  — изящная женская ручка вынырнула из складок платья и протянула наместнику небольшой, сложенный вчетверо лист бумаги. Тот без колебаний принял его.  — Это точные координаты местонахождения Эльсо. Они заранее переведены в вашу систему, так что советую использовать их незамедлительно — ваш блудный принц не способен долго сидеть на одном месте. Что ж, до встречи, господин наместник.
        Странная гостья, на прощанье махнув рукой, повернулась спиной к наместнику и даже сделала шаг к ступеням.
        — Постойте,  — окликнул ее эльтиан, сам не зная, что же заставило его это сделать.
        — Что-то не так?  — недоуменно оглянулась на него девушка.
        — Нет, просто вы так и не представились,  — легко улыбаясь, произнес Валир. Это странное дитя с повадками богини только что подарило им всем шанс на выживание. И уже за одно лишь это он был готов носить ее на руках.
        — Да?  — К удивлению наместника, гостья нисколько не смутилась, только чуть озадачилась.  — Извините, все никак не привыкну, что теперь обладаю именем. Трианика. Можно просто Ника.
        — Интересное у вас имя, сильное,  — все пристальнее разглядывая странную посетительницу, задумчиво сообщил эльтиан. Она будила интерес, заставляя уже, казалось, совсем загустевшую кровь быстрее бежать по жилам.  — Вот только почему вы говорите, что еще не привыкли?
        — Потому что так меня зовут всего пару недель.  — Вот теперь она смутилась, как способны смущаться лишь дети, когда их ловят на какой-то шалости или проделке.
        — А прежде?  — не сдержавшись, Валир посмотрел на собеседницу с искренним интересом.
        — Прежде меня звали просто Тенью,  — лихо улыбнулась гостья, на мгновение став совсем юной. Блеснула алым на солнце красная броня, рассыпались по хрупким плечам волосы цвета крови, изумрудами вспыхнули странные глаза…
        Однако если она рассчитывала удивить старого эла, то просчиталась, тот лишь задумчиво покивал сам себе:
        — Так я и думал. Слухи не врали, вы столь же прекрасны, насколько пугающи и опасны.
        Она рассмеялась, легко и чисто. Словно совсем не о ней уже тысячу лет рассказывали детям страшные сказки. Словно совсем и не она повинна в гибели всего его народа…
        Наверно, такими и были языческие богини — беспощадные, но всепрощающие, способные одной рукой ударить, а другой приласкать. И почему-то Валир так и не смог заставить себя ее ненавидеть. Глупо же грозить кулаками небу. Особенно когда оно решило щедро отплатить им за годы несчастий и бед.



        Глава 6
        БРОШЕННЫЙ ВЫЗОВ

        Тень


        Заручившись поддержкой наместника эльтианов, я почувствовала себя увереннее. Это уже точно был шаг в будущее, а не глупое трепыхание на одном месте. Рано или поздно, но нам пришлось бы выйти в большой мир, и было бы правильным заранее заполучить союзников.
        Что ж, теперь осталось разобраться с драэками. Не могу сказать, что относительно их у меня совсем нет идей, но к какой-то определенной схеме я все еще не пришла, несмотря на то что примерно представляла, с кем из этого народа я вполне смогла бы сосуществовать и время от времени контактировать. Да уж, список имен оказался весьма коротким. И почему-то на первом месте снова оказалось имя врага. Забавная все-таки штука жизнь — никогда не знаешь, к чему придешь в итоге!
        Впрочем, долго ли мне с ними контактировать? Сомневаюсь. Так, налажу отношения на скорую руку и вернусь к своей все еще не решенной проблеме… В конце концов, оставлять в наследство долги — это как-то слишком.
        Но эти мысли в сторону. Не хватало еще раньше времени проникнуться жалостью к собственной персоне и пустить под откос дело всей жизни. Нет-нет, не повторим ошибки глупых предков: вначале ставим на ноги любимое детище, а потом уже самоубиваемся о ближайшую стенку.
        Итак, что там у нас дальше по плану? Разговор с Эльсо о наших общих недобрых знакомых? Или невразумительная лекция о моей безответственности в исполнении зама? Главное, чтобы не встреча с любимой половинкой — этот-то точно не отстанет, пока не вызнает все на свете! Хорошо еще, что я не слишком романтична и трезво смотрю на жизнь, иначе все происходящее окончательно превратилось бы в бедлам.
        Тяжело вздохнув и мысленно помянув недобрым словом причину всего творящегося кошмара, я повернулась к мониторам. От их размеренного мерцания глаза болели даже у меня. Не представляю, как Сан здесь сутками пропадает. Должно быть, его чувство долга — это нечто совсем не поддающееся осмыслению и пониманию.
        Ладно, оставим на время моего зама. Уж он-то в отличие от меня точно приживется в том новом мире, что незаметно создаем мы с Эльсо и жнецами. Единственное, чего не стоит делать — сообщать ему о том, что наш Магистр жив и по сей день… это ударит по нему едва ли не сильнее, чем по мне,  — слишком верен он своим клятвам, слишком предан. Потому я и запретила Эльсо посвящать кого бы то ни было в истинную подоплеку всего произошедшего в той лаборатории, потому и закрыла глаза на явную подставу… Впрочем за последнее я с ним уже рассчиталась.
        Кстати, а где это наш блудный мыслечтец шляется? Насколько я помню, сегодня его смена в лазарете, а значит, он должен находиться хотя бы в пределах нашей обители…
        О! На ловца и зверь бежит!
        Эльсо вошел в комнату без стука. Я уж было приготовилась отчитать его за столь явное нарушение правил, но одернула себя: от него веяло такой безнадегой, что даже я почувствовала, хотя никогда не страдала особой восприимчивостью. Неужели я все-таки перегнула палку? Но не могла же всего лишь встреча с сородичами привести к подобному результату! Или могла?..
        — Что-то случилось?  — с легким беспокойством в голосе поинтересовалась я.
        — Я женюсь,  — так, словно это объясняло абсолютно все, произнес он.
        — На Вильке?  — предположила я, просто не представляя иных подходящих кандидатур. Уж Валир дил Шеридан своего бы не упустил! Да и что говорить: чистокровным следует заключать браки внутри своей расы, иначе может наступить момент, когда исчезнет целый самобытный народ, обладающий какими-то своими чертами, особенностями, культурой… И пусть зачастую это звучит цинично и жестоко, но такова истина за пределами нашей обители.  — Поздравляю, она хорошая девушка.
        Вот только Эльсо совсем не выглядел не то что счастливым, а даже сколько-нибудь удовлетворенным.
        — Не с чем тут поздравлять, Тень,  — отрезал он.
        — Принц?..  — Я недоуменно посмотрела на эльтиана. Тот со странной усмешкой встретил мой взгляд:
        — Именно, что принц. И Вилора единственная среди эльтианок соответствует мне по статусу. Хотя, видит бог, я бы предпочел на ее месте другую,  — со слишком очевидной горечью произнес он. Я растерялась, уж больно двусмысленно это прозвучало…
        — Э-э… Эльсо?!
        — Снова скажешь, что не замечала? Все видели, а ты — нет?  — горько поинтересовался мужчина, в котором я всегда видела лишь врага и друга. Наверно, я действительно круглая дура, раз не заметила его отношения ко мне раньше.
        — Прости…  — и это все, что я могла сказать. Остальное он понял и так. Впрочем, нет, не понял — знал.
        — Да ладно, не бери в голову. Даже если бы ты что и заметила, ничего бы не изменилось. Мы же оба это прекрасно понимаем. Так что давай забудем об этих глупостях и вернемся к более важным вопросам.  — И Эльсо посмотрел на меня своим обычным взглядом, за которым совершенно не было видно ни его мыслей, ни эмоций. Почему-то мне стало как-то неуютно и самую малость больно, словно в этот момент сломалось нечто такое, чего я никогда не замечала прежде, но что оказалось почему-то мне небезразличным. Горько это как-то.  — Ты действительно решила пойти на это, Тень?
        — Да. Кто-то это должен сделать,  — встряхнувшись, ответила я.
        — Ты рискуешь.
        — Не спорю, но невозможно добиться чего-то значимого, не пожертвовав чем-то равнозначным прежде.
        Да, совсем без потерь не выйдет. Но их можно снизить, списав в утиль лишь тех, кто жить в идеальном мире просто не сможет. Властителей, интриганов, самозваных генералов и убийц. Впрочем, последняя группа зачастую включает в себя все прочие — уж мне ли этого не знать?
        — Ладно, оставим пока эту тему. Ты мне лучше скажи, у тебя есть способ связаться со своим приятелем?  — поинтересовалась я, пока у принца не возникли лишние вопросы.
        — Это с которым?
        — С тем, из-за кого ты поставил под угрозу весь лагерь. Не играй со мной, Эльсо, я этого жуть как не люблю.
        — Я тоже, Тень, но это тебе не помешало в темную разыграть мою карту. Или скажешь, это не твоими усилиями за мной по пятам носится с десяток элов?
        — Твои обвинения не имеют под собой никаких оснований,  — бросила я, не дав принцу полностью уйти в атаку. Боюсь, если сейчас мы с ним начнем выяснять, кто, когда и кому подгадил, то дело завершится банальным мордобоем, что в нашем случае совсем нежелательно.
        — Вот и твои тоже безосновательны. Причиной эпидемии были какие-то низкочастотные излучения вкупе с особым распыленным в воздухе составом… в общем, заразиться, не побывав на месте событий, невозможно.
        — Подожди, но тогда рядом с каждым очагом…
        — Не дурак, раньше тебя понял, что именно в уничтоженных селениях нужно искать остальные лаборатории,  — огрызнулся Эльсо.  — Но, даже зная примерное расположение, обнаружить вход в их нору очень сложно. У меня такое чувство, что у Малых Торжков они намеренно привлекли наше внимание.
        — Так и было,  — кивнула я.  — И дело не только в эпидемии, туда же вел еще один след… Не знаю, упоминал ли Лион, но за его реабилитационным центром одно время следили. Ты тогда был неуловим, поэтому жнец и обратился ко мне. Вот я и вышла на эту лабораторию.
        — То есть считаешь?..
        — Не считаю — говорю прямо: Магистр намеренно показался нам на глаза. Он провернул все это, чтобы привлечь наше внимание.
        — Как-то слишком уж затратно для таких целей использовать столько ресурсов.
        — Вероятно, для него это всего лишь очередной эксперимент. Хотя, может быть, он просто совместил приятное с полезным. Я уже не решусь судить, чем больше я узнаю об этом драэке, тем сильнее убеждаюсь в том, что мы его совсем не знали.
        — Забудь, Тень. Просто выкинь это из головы. Считай, что наш Магистр погиб при штурме храма Зари, а этот просто какая-то злобная копия.
        — Я не дитя, принц. Мне не нужно тешить себя иллюзиями, чтобы продолжать жить дальше. И я прекрасно осознаю тот факт, что все мы были лишь игрушками в руках этого драэка. Но вместе с тем я признаю, что, пусть и не желая того, он дал нам очень многое. Большинство из нас вряд ли дожило бы до этого дня, если бы не его вмешательство. Впрочем, это не помешает мне его убить, как только представится такая возможность.
        — В который раз забываю, что поворачиваться к тебе спиной крайне небезопасно,  — хмыкнул Эльсо, глядя на меня со знакомой насмешкой. Вот теперь все точно было как всегда. Это снова тот мыслечтец, к которому я привыкла, а не его бледная тень.
        — Вот и не поворачивайся — не вводи меня в искус,  — в тон ему откликнулась я, чувствуя себя преступно довольной жизнью. Странно, да? Находясь всего в двух шагах от смерти, начинать чувствовать вкус к жизни. Не самое логичное решение, но мне это даже нравилось. Приятно вновь испытать что-то кроме внутренней пустоты.  — Ладно, вернемся к твоему приятелю. Ты можешь с ним связаться?
        — Нет,  — в один момент став серьезным, ответил эльтиан.  — После того как Кам сообщил мне, что наш Магистр обнаружен в самом сердце драэкских земель, я больше не разговаривал с ним. Не знаю, кто или что блокирует сигнал, но это есть.
        — Магистр. Он снова пригласил нас в гости. Что ж, остается лишь надеяться, что Темное Солнце его заинтересует в достаточной мере, чтобы он оставил его жить.
        — Тебе нужен Рей?  — совершенно искренне удивился принц.
        — Ага, хочу сделать ему одно предложение…
        — От которого он конечно же не сможет отказаться? Ты используешь грязные приемы, Командир.
        — Я всего лишь действую по ситуации. Остальное оставь на откуп моей совести.
        — Если бы она у тебя имелась, то ты не была бы нашей Тенью,  — хмыкнул Эльсо. Он явно не хотел меня этим обидеть, просто констатировал факт. И думаю, так считает не он один.  — Кстати, как там обстоят дела на невидимом фронте? Черные выполняют свою часть сделки?
        Ох… кажется, я во всем этом безобразии забыла кое-что передать…
        — Хм, принц, а как давно ты обнаружил, что твой приятель потерялся?  — осторожно поинтересовалась я, про себя надеясь, что жнец тогда имел в виду не то драэкское недоразумение.
        — Да почти сразу. Я же тебе говорю, после того дня, как Кам сообщил мне о местонахождении Магистра, от него не было ни весточки.
        Видимо, пропажа все-таки та… и сейчас меня начнут жестоко убивать… впрочем, я сама себя убью, если Рейдив кор Минор пострадает во всем этом безобразии.
        — Кажется, я знаю, где нам искать твоих потеряшек.
        — Что?!  — Эльсо буквально подскочил на месте.
        — Ну, пару дней назад один из жнецов велел тебе передать, что они нашли твою пропажу. Я тогда не поняла, о чем речь, а потом и вовсе забегалась…  — чувствуя себя жутко виноватой, произнесла я.
        — Тень! Как ты могла?! Ты хоть понимаешь?!
        — Не нервничай. Все понимаю. Вытащим мы твоих дружков, просто придется чуть сдвинуть наши планы.
        — Решила лезть в логово к зверю, не заручившись всей возможной поддержкой и не получив всю необходимую информацию? А не слишком ли это глупо, особенно для разумной и осторожной тебя?
        — Напомни, сколько ребят погибло в последней битве?  — сухо попросила я, хотя и сама прекрасно знала не только цифры, но и имена. Мы действовали слишком безрассудно, слишком самоуверенно, считая, что раз появились в этом времени, то никто и ничто нас не победит и не переиграет.
        — Тридцать два,  — глухо ответил Эльсо, стыдливо отводя взгляд.
        — Из них врагами было убито…  — продолжила я давить на больное.
        — Семнадцать. Остальные умертвили себя сами, когда поняли, что из-за ранений задерживают отступление остальных.
        — Ты все еще считаешь, что я вижу происходящее в радужном свете? Может, это и наивно сейчас с моей стороны, но я не хочу, чтобы подобное повторилось. Война окончена, принц. Она окончена уже очень давно. А нести потери в мирное время — это уже слишком. Подобное говорит лишь о полной бездарности командования.
        — Всем бы твой взгляд на мир, Тень,  — выжав из себя нерадостную улыбку, произнес мыслечтец. Я лишь пожала плечами.
        — У большинства — он такой же. А на тех, кто думает иначе, нас с тобой хватит. Ты же не думаешь, что мирное время снимает с нас обязанности по уборке всякого мусора.
        — Эх, не знать мне, видимо, покоя.
        — Это лучше, чем учить убивать этих детей.
        — Даже спорить не буду. Но, Тень, нас будут бояться, бояться и тихо ненавидеть.
        — Тебя это так пугает?
        — Нисколько. Просто такая участь тяжела для женщины.
        — Эй, принц! Ты где здесь женщину разглядел?!  — с веселой самоуверенностью бросила я.  — Я лишь тень. Этого ордена.
        — И его Магистра?  — старательно пряча свой интерес за бессмысленной улыбкой, уточнил эльтиан.
        — И своего Магистра,  — поправила я.  — Тот, кого я встретила в лаборатории,  — не он.
        — Надеюсь, ты знаешь, о чем говоришь, Тень.
        — Знаю. И зови меня уже Никой.
        — Как только ты перестанешь обзывать меня принцем,  — с наглой усмешкой откликнулся мыслечтец.
        — В скором времени тебя так многие будут обзывать — привыкай,  — хмыкнула я, завершая тем самым серьезный разговор. Эльсо эту мою подколку проигнорировал. Все-таки мы, прошедшие ад Последней войны, умеем принимать свою участь с достоинством. Глупая, в чем-то даже устаревшая привычка, но мы ею гордимся. Потому что, кроме этого, у нас ничего нет и никогда не было.
        — Проводишь меня?  — выбираясь из операторского кресла, поинтересовалась я спустя пару минут тишины. Эльсо не понадобилось уточнять, куда я так внезапно собралась.
        — Разумеется. Хоть в ад,  — с необъяснимой серьезностью произнес Эльсо.
        — То есть в рай, считаешь, меня не пустят?  — невольно хмыкнула я, вкладывая ладонь в протянутую мне руку.
        — А тебя устроит то скучное общество?  — в тон мне поинтересовался мыслечтец.
        — Знаешь, думаю, нет. Без тебя мне будет очень одиноко.
        — Как и мне без тебя, рыженькая. Поэтому постарайся пережить все этапы нашего идиотского, равносильного самоубийству плана.
        — Попробую,  — без особой веры в голосе ответила я. Не объяснять же ему, что мне не будет места в новом мире. Это он — необходим, как Сан или Рейдив. А я? Я всего лишь тень. И я совсем не уверена, что смогу продолжить жить без того, кто меня создал. Но об этом я никому сообщать не собиралась. Странное дело, но те, кого я ценила больше других, мою жизнь зачастую ставили выше собственной. Хотя, возможно, это и было той божественной сутью, истинным проявлением доброты нашего мира, что мы столь долго искали.


        Материк, сердце драэкских земель,
        древний город Шийлас, столица
        876 г.п.к., месяц хладень, день 13-й


        Рейдив кор Минор изволил злиться. Вернее, злился он уже пятый день, практически не переставая, но теперь он окончательно дозрел, чтобы послать к демонам и Лиросу, и ее ненормального папашу! Это ж надо было нарваться на дочку «объекта»! Еще вопрос, кто кого обставил! Сам Рей сильно сомневался, что ему удалось одурачить кого бы то ни было интересом к девчонке. Да и та, хоть вела себя, как оранжерейный цветочек, была не столь проста… Хотя чего еще ждать от носительницы первой крови?
        — Ну как?  — нетерпеливо спросил бывший главнокомандующий, глянув на своего секретаря.
        — По-прежнему,  — пожал плечами Камис.  — Не считаете, что мы слишком задержались в этих стенах?
        Рей тихо выругался сквозь зубы. Говоря прямо и без лишних выкрутасов, этот дом был экранирован от всех типов связи. Это не считая постоянной прослушки их бесед, из-за чего приходилось изгаляться и юлить, чтобы не сболтнуть случайно лишнего.
        — Не думаю, что мы вправе так обижать даму,  — произнес Рейдив, имея в виду, что пока их отпускать никто не планирует. Вот только с какой целью их можно здесь держать? Толку никакого! Только если…  — Хм, а твой приятель тебя не хватится?
        — Вполне вероятно, что уже,  — с нарочитым безразличием пожал плечами Кам, но сложившиеся на груди в определенном жесте руки говорили совсем о другом — его секретарь паниковал, ибо слишком хорошо знал безрассудство последнего эльтианского принца. Значит, наживка. Очаровательно! Рейдив, сколько себя помнил, всегда сам был охотником, а тут ему отвели роль даже не дичи — наживки!
        — Ладно, сегодня вечером у нас очередное культурное мероприятие,  — с едва уловимым недовольством произнес бывший главнокомандующий,  — а после — посмотрим. В конце концов, пока с меня не сняли полномочия, я должен находиться на рабочем месте, а не в обществе прекрасных дам. Хотя отпустит ли нас она?..
        — Ну так уговорите даму ехать с вами! Возраст у нее самый подходящий для учебы,  — с легким раздражением откликнулся Кам. Он сейчас был слишком обеспокоен судьбой бывшего подопечного, чтобы следить за интонациями или словами. А ведь знал же, что некоторых слов лучше бы не говорить!..


        Руины храма Зари
        876 г.п.к., месяц хладень, день 13-й


        Эльсо провожал Тень с тяжелым сердцем, знал, насколько упряма она бывает… да и что говорить — видел он ее послание Сану, оставшееся в операторской, хоть и сделал вид, что не заметил. Не стала бы она тратить время на написание бесполезного письма, если бы рассчитывала вернуться. Но она слишком ответственна, чтобы не оставить им последние инструкции…
        Отчаянно захотелось пойти к себе и напиться. Так, чтобы из головы напрочь вымело невеселые мысли, а из груди исчезло это давящее, щемящее чувство. Вот только позволить такого он себе не мог. Как и поделиться с кем-нибудь тяжестью своей ноши.
        Разрываясь между жалостью к себе и необходимостью подготовиться к окончательному финалу этой затянувшейся истории, Эльсо стороной обошел занятых своими делами товарищей. Те вновь были жизнерадостны и веселы, казалось, что это не они оплакивали своего глупого Командира всего несколько дней назад… и вот теперь все повторится? Снова гнетущая тишина? Переживут ли они это? Сумеют ли оправиться?..
        Эльсо настолько погрузился в эти мысли, что не заметил, как его окружила компания, состоящая сплошь из молодых да импульсивных.
        — Может, сразу скажешь, куда это намылилась моя ненормальная девушка?  — не давая и шанса опомниться или собраться с мыслями, потребовал ответа Райно. У него за спиной молчаливыми тенями маячили оба его приятеля, драэк и степняк.
        — Не понимаю, о чем ты.  — Эльтиан попытался уйти от ответа, но делал это как-то нехотя, вполсилы, словно сам желал, чтобы из него вытрясли ответы на все вопросы.
        — Я о Нике. И только слепой не заметил бы, что последние дни вы тут все носились, погруженные в свои дела и проблемы.
        — Ничего не могу сказать.
        — Почему?
        — Она не хотела бы, чтобы в это кто-либо вмешивался. Это ее личное дело.
        — Нет, это я — ее личное дело. Все остальное — строго поровну. Выкладывай, во что она влезла по собственной дурости,  — самому же потом легче станет.
        — Ты все равно ничего не сможешь сделать…
        — А это мы еще посмотрим!  — самоуверенно хмыкнул Райно, давая понять, что никому не позволит в себе сомневаться.  — Выкладывай все. И поживее.
        И почему-то Эльсо отчаянно захотелось поверить в этого мальчишку. Все-таки раз ему удалось чем-то покорить их неприступную Тень, то, возможно, в нем что-то есть…



        Глава 7
        КОНЕЦ СТАРОГО МИРА

        Тень


        Как я и думала, это было приглашением. Снова. Правда, на сей раз местом действия оказалась не секретная лаборатория на задворках драэкских земель, а шикарный особняк в самом сердце столицы. Все-таки, даже повторяясь, Магистр умеет привнести какое-то уникальное зерно в происходящее.
        — Вы уверены, что вам стоит туда идти одной?  — должно быть в сотый раз поинтересовался один из жнецов. Я уже и сама не могла точно сказать, сколько их теперь было в этом мире… разросшаяся цепь опутывала, наверное, уже весь материк, делясь и дробясь на узкие сегменты влияния отдельных представителей этого странного класса.
        — Вас же посвятили в суть плана,  — сухо напомнила я.  — Основной задачей для малых и средних цепей было обнаружение цели. Вы обнаружили — спасибо. На этом мы и расстаемся.
        — Но в одиночку…
        — Я вижу, вы не в курсе, с кем имеете дело,  — раздраженно бросила я, позволяя маскировке сползти, как вчерашнему платью. Жнец как-то сразу спал с лица. Ну да, он же из этого времени, а значит, успел наслушаться разных страшных баек про Алую Тень. И то, что сейчас он сам каким-то боком принадлежит к ордену, совсем не меняет его чувств.
        — Простите… Я не подумал…  — забормотал мужчина, старательно отводя взгляд. Он даже отступил на шаг, словно подобное расстояние могло мне в чем-то помешать. Все-таки люди на редкость глупые существа. Особенно когда цепляются за свои дикие страхи.
        — Что ж, раз мы решили этот вопрос, то не могли бы вы уже куда-нибудь исчезнуть?  — возвращая привычную внешность, бросила я. Разумеется, жнец сбежал в тот же миг. Интересно, где они такое пугливое звено выискали? Раньше отсев был жестче… Хотя, возможно, я просто из вредности придираюсь, да и не каждый пройдет проверку страхом… В любом случае выше этому парню уже не подняться. Так и останется до конца жизни в простых исполнителях — на большее способностей не хватит. С другой стороны — не всем же быть мастерами боли, кто-то и более мелкой работой заниматься должен.
        Ладно, хватит о жнецах — вернемся к первоначальной цели… Я вновь посмотрела на особняк. Немаленький домик… есть где разгуляться и есть куда запрятаться. Впрочем, зная Магистра, с уверенностью могу сказать, что прятаться он не будет. Не для того он заманивал нас сюда. Понять бы еще, на что он на самом деле рассчитывает.
        Хотя это я сейчас и так пойму. Нервно поправив тонкий металлический браслет на запястье, я походкой уверенной в себе женщины направилась в сторону главного входа. По звукам, доносившимся изнутри, и по количеству народу, снующего туда-сюда, легко было предположить, что момент для визита я выбрала правильно. Не знаю, что же такое важное отмечали в этом доме, но это точно играло мне на руку… и в десятки раз увеличивало количество возможных жертв. Впрочем, в этом я не сильно отличаюсь от Эльсо: направляясь сюда, я уже заранее смирилась с тем, что мне придется кого-то убить. А окажется ли этот «кто-то» невиновным, пусть решает Создатель, а не я. Мимо его суда уж точно никто не пройдет.
        — Не подскажешь, где хозяин?  — поймав одного из прислуги при входе, поинтересовалась я. Тот, смерив меня критичным взглядом и, видимо, не найдя, к чему придраться, махнул рукой куда-то в сторону. Я, безразлично пожав плечами, пошла в указанном направлении. Рано или поздно я столкнусь с тем, ради кого проделала весь этот путь.
        Магистра я обнаружила в большой бальной зале. Причем не только его. Как я и думала, Рейдив кор Минор находился здесь же. И вовсю флиртовал с какой-то неясной девицей! Проклятье, если выяснится, что все это время он всего лишь развлекался с очередной пассией, я его на атомы разнесу!
        Подавив внезапный всплеск раздражения, я решительно направилась к своей цели. Магистр заметил меня почти сразу. Я видела, как изменилось выражение его лица со скучающего на чуть заинтересованное.
        — Пришла-таки. На этот раз ты вовремя.
        Рейдив, услышав эти слова, повернулся… и едва слышно выругался. Я невольно улыбнулась. Уж Темное Солнце ясно понимал, что мой приход ничего хорошего не предвещает. Надеюсь, он достаточно сообразителен, чтобы как можно скорее сбежать куда-нибудь подальше.
        — Кстати, раз уж ты здесь, то позволь тебе представить мою дочь Лиросу.
        Я с удивлением уставилась на девушку. Никогда не подумала бы, что она является родственницей Магистру. Может, я что-то недопоняла?
        — Дочь?  — переспросила я.
        — Детище,  — верно истолковав мое недоумение, пояснил Магистр.  — Такое же, как ты или Риан. Хотя моей крови в ней все-таки побольше будет. Красивая получилась, верно?
        — Чистокровная?  — продолжая изучать девушку, уточнила я. Она действительно была довольно привлекательной, но в то же время ее облик буквально кричал о посредственном происхождении. Волосы недостаточно темные для знатной леди, глаза, напротив, слишком темные, с теплым медовым оттенком… Интересно, это последствия серьезных генетических вмешательств? Или род Магистра всегда чуть отличался от остальных великих кланов?
        Странно, несмотря на то что я узнала бы своего бывшего хозяина всегда и везде, вспомнить, как он выглядел в свою бытность главой нашего ордена, мне не удалось. Сейчас он так же, как и эта девочка, казался представителем среднего класса.
        — Разумеется. Химеру своим ребенком я бы не назвал,  — довольно резко ответил на заданный мной вопрос Магистр.
        — Ясно,  — чуть склонив голову, произнесла я.
        — Ты пришла с какой-то целью? Или просто решила нанести визит вежливости?  — меж тем поинтересовался мой бывший хозяин.
        Чувствуя на себе чужие давящие взгляды, я тяжело вздохнула и призналась:
        — Я пришла поговорить. Прежде чем что-то решать, мне хотелось бы побеседовать с вами. И, возможно, понять.  — Даже для меня это прозвучало слишком по-детски. Если честно, я и чувствовала себя в тот момент маленькой девочкой, отчаянно цеплявшейся за последнего взрослого.
        Все, что я помню, это Магистр. Или он, или нескончаемые сражения. И если быть откровенной, то в аду сражений я всегда цеплялась за свою память о нем. Он был для меня тем самым мирным очагом, к которому так хотелось вернуться. Это было. И это… есть?
        — А твои приятели в курсе? Или ты им не стала сообщать истинных целей этого визита?  — насмешливо поинтересовался он. Я против воли отвела взгляд и наткнулась на Рейдива. Тот смотрел на меня с легким презрением существа, никогда не знавшего рабства. Забавно, но взгляд Лиросы был точно таким же.
        Они не поймут, внезапно осознала я. Не поймут, каково это, душой и телом, разумом и мыслями принадлежать кому-то другому. Это не та форма рабства, которую можно осмыслить и понять.
        — Не собираешься отвечать, так? Что ж, на самом деле это и не нужно — и так все предельно ясно. Как я и думал, твоя верность мне окажется сильнее преданности товарищам.
        Я ничего не смогла возразить. Стоя здесь и сейчас, являясь сама по себе оружием, я не делала ровным счетом ничего. Хватило бы всего одного резкого выпада… на теле драэка уйма уязвимых жизненно важных точек…
        Но самое ужасное, что Магистр также знал все это. Поэтому и не думал как-либо препятствовать моему появлению, поэтому так спокойно беседовал со мной…
        И все-таки у меня все еще оставался шанс… только бы увести его подальше от людных мест…
        — Ну так вы уделите мне несколько минут своего внимания?  — сердито спросила я, злясь одновременно и на себя, и на этот ненормальный мир, и на Магистра. Хотя на себя, наверно, больше всего — ненавижу чувствовать себя беспомощной и слабой.
        — Конечно. Ты ведь моя величайшая драгоценность. И мне хотелось бы вернуть тебя, не прибегая к грубой силе. Беседа в таких обстоятельствах — лучший из вариантов. Следуй за мной, дитя.
        Мое тело повиновалось прежде, чем я сама осознала необходимость двигаться куда-либо. Инстинкт? Или просто привычка? Я пока не знала ответа на этот вопрос, но надеялась, что сумею его найти в ближайшие минуты.
        Далеко в глубь дома Магистр заводить меня не стал, ограничившись третьей или четвертой дверью в ряду. Я послушной тенью скользнула следом за ним в помещение. Комната оказалась не очень большой, но светлой. Вдоль стен тянулись книжные полки, уставленные всякой всячиной. Помимо них в помещении было не так уж много мебели: широкий письменный стол и два кресла, одно, высокое и мощное, возвышалось над столом, второе, обшарпанное, небрежно стояло у полок. Создавалось впечатление, что его использовали вместо стремянки, когда доставали книги сверху.
        — Так о чем ты хотела поговорить?  — поинтересовался Магистр, неспешно пересекая комнату.
        — Я хотела понять, зачем вам все это.
        — Мне казалось, что в прошлый раз мы закончили с этой темой.
        — И все-таки я не понимаю. Вы ведь вложили столько времени… столько сил…
        — А я никуда не спешил. Если хочешь получить по-настоящему уникальный результат, то спешка неуместна. Она лишь все испортит.
        — Но это же были живые люди. И они верили в вас!
        — Они не верили — подчинялись, слепо вручая свою свободу кому-то другому. Чем же тогда они отличаются от тупой скотины? Или сейчас ты начнешь защищать права своего сегодняшнего обеда?  — насмешливо фыркнул мой бывший хозяин.
        — Народ существует до тех пор, пока жив его король. Без правителя любая горстка людей, любое их объединение по сути своей лишь толпа,  — негромко произнесла я, озвучивая слова, прочитанные когда-то давно в одном из трактатов мыслителей. Магистр всегда любил такие вещи, а я приобщалась к ним из любви к нему, чтобы иметь больше возможностей сесть и поговорить.
        — Заметь, это ты сказала, не я,  — довольно кивнул мужчина.
        — Мы разные смыслы вкладываем, обозначая роль правителя. В вашем понимании он — хозяин всего и вся. В моем лишь талантливый управитель, грамотно направляющий энергию окружающих в мирное русло. Я признаю, что без централизованной власти не может быть государства, но и без народа не может быть правителя.
        — Ты слишком наивна. А ведь я был уверен, что научил тебя правильно думать.
        — А разве можно думать неправильно? Я считала, что мыслительный процесс результат работы накопленного опыта и знаний. И все различия мнений происходят именно из разницы в полученной за время твоего существования информации.
        — То есть будешь стоять на своем? Наивно верить в счастливое будущее для всех и каждого?
        Я промолчала, но, возможно, это мое молчание сказало ему больше иных слов.
        — Так не будет этого! Кто-то всегда будет завидовать кому-то. Не обязательно причиной служат материальные блага, куда больше неприятия вызывают в душе изначальные различия. Почему он должен жить в разы дольше, чем я? Почему его умения полезней? Почему у них такие прекрасные золотые локоны, а мне приходится тратиться в салонах ради невразумительного блеска? Пока существуют различные расы — так все и будет. Одно дело, если бы мы разнились лишь по внешним признакам (хотя и это немало, не спорь), но совсем другое, когда от принадлежности к той или иной расе зависит продолжительность жизни. Эльты живут в среднем вдвое больше. Но чем они лучше? Выходцы из благородных домов и маги живут дольше, чем лишенные способностей простолюдины. По какому праву? Арды — такие мудрые и великие!  — никогда не стареют. Почему?!
        Я наконец поняла. Невольно крутанув на запястье металлический браслет, я с искренней жалостью посмотрела на того, кем когда-то безмерно восхищалась и кого слепо любила.
        — Так все эти эксперименты вы проводили с целью сблизить все расы? Прийти к каким-то усредненным значениям?
        — Не к усредненным, нет. К идеальным. Дар от драэков — он сильнее и полезнее. Продолжительность жизни и отсутствие признаков увядания от ардов. Внешняя красота и изящество эльтианов. Выносливость и умение адаптироваться к новым условиям от людей. Мне всегда казалось, что при нашем уровне науки это не должно стать слишком сложной задачей, но все оказалось не так уж и просто…
        — И все-таки Райно появился.
        — Да. Но он не идеален. Магический дар слабый, смазанный. Внешность чисто человеческая, без каких-либо привлекательных черт. Драэкское наследие, казалось, и вовсе не пробудилось, но каменный страж его принял…
        — Потому что оставленным ардами обелискам все равно, как выглядит представитель рода или каковы его магические способности. Они оценивают по иным критериям. А единственное необходимое условие оказалось выполненным — кровь в вас текла одна.
        — Это по каким же таким критериям они оценивают?
        — Мысли. Чувства. Потаенные желания. Именно исходя из этого выбирается узор, впоследствии проступающий сквозь кожу. И думается мне, что вы никогда не были наследником клана Драэк. Даже когда оказались последним в роду. Рискну предположить: ту грызню за власть вы же и устроили, так?
        — Молчать! Ты совершенно ничего не знаешь!
        О нет, напротив, сейчас я знала все. Сколько лет он жил в тени остальных членов рода Драэк? Он, как и они, нес в себе истинную кровь, самую чистую, самую сильную, но при этом был хуже… Хуже родичей. Хуже эльтианов. Хуже ардов. И все это время жил одним желанием — выбиться вперед. Сделать все, чтобы заметили…
        Не зря мне всегда казалось, что ему нравится находиться среди орденцев. Те его превозносили. Среди них он был самым лучшим и единственным. Вот только быть первым среди низших это так утомительно и скучно…
        Впрочем, его превозносили не только простые люди, жившие под нашей защитой, но и я. Всегда, везде я видела лишь его, следовала лишь за ним… Глупая, и я считала любовью его отношение ко мне? Да не было это любовью! Это было благоговением перед собственным величием!
        Жаль, а я ведь думала, что хоть что-то было настоящим. А оказалось, все с самого начала и до конца было иллюзией. Миражом.
        — Ну что? Выяснила все, что хотела?  — резко спросил драэк.
        — Да,  — негромко подтвердила я. Действительно — все. Возможно, даже чуть больше, чем могла бы вынести.
        — Что ж, в таком случае вернемся к более важному вопросу. Скажи, ты всерьез думаешь, что сейчас, когда ты в моих руках, я тебя отпущу?  — в лоб спросил Магистр.
        — А вы, правда, считаете, что я рассчитывала отсюда уйти?  — тяжело вздохнув, поинтересовалась я в ответ. Этот разговор меня утомил. Нет, он буквально выжал из меня последние силы.
        Чувствуя себя выброшенной на берег рыбой, я медленно перевернула браслет на запястье. Этот простой жест, отработанный до автоматизма за последние дни, странно успокаивал и словно бы придавал сил. Все, как и сказал Эльсо. Организм, действуя согласно привычке, при малейшем стрессе стремился куда-то сбросить лишнюю энергию, хватаясь за эту безделушку как за спасение. И, главное, без малейшего участия мозга в процессе! А значит, эту привычку нельзя заблокировать приказом.
        — Что у тебя на запястье?  — Магистр наконец заметил мой жест.  — Передатчик? Дай взглянуть.
        Руки действовали, словно помимо моей воли. Секунда — и браслет оказался в руках Магистра. Он с интересом стал крутить его в руках, водя пальцами по едва заметным выемкам сочленений.
        Вот и все. На этот раз действительно все.
        Убедившись, что тело меня все еще не слушается в полной мере, я поняла, что пора использовать свой последний шанс. Это был лучший момент из возможных…
        Устало опустив веки, я все-таки активировала взрыватель… да, я не могла пошевелить и пальцем сейчас, но усилия мысли хватило — спасибо Эльсо и моей предусмотрительности… ну и технологиям ардов — без них нам это было не провернуть.
        И все-таки я переиграла вас, Магистр… Такой была моя последняя мысль, прежде чем мир утонул во вспышке боли.


        Материк, сердце драэкских земель,
        древний город Шийлас, столица
        876 г.п.к., месяц хладень, день 13-й


        Они опоздали всего на несколько минут. Впрочем, Эльсо и не рассчитывал успеть. Он слишком хорошо знал Тень. Она не стала бы оттягивать и мешкать…
        Хлопок взрыва раздался как раз в тот момент, когда орденцы в полной броне, впервые с момента пробуждения не маскируясь и не скрываясь, брали под контроль указанное строение. Особняк переполняли важные и знатные личности, большинство из которых Эльсо были незнакомы.
        — Принц? Что за хрень у вас тут творится?!  — выскочивший прямо на него Рейдив был буквально спасением для отчаявшегося мыслечтеца.
        — Вот ты и разберешься,  — буркнул Эльсо, одновременно с этим выходя на связь со всеми действующими на территории отрядами.  — Внимание. Сообщаю, что с этого момента вплоть до отмены распоряжения, вся боевая группа переходит под командование генерала Темное Солнце. Внимание. Повторяю. С этого момента и до отмены распоряжения вами, головорезы, командует условно мертвый драэкский генерал. И будьте добры, не прибейте его при встрече — он нам еще пригодится.
        — Очаровательно. Ты хоть понимаешь, что сейчас сделал?  — спустя пару мгновений после столь пламенной речи в исполнении Эльсориана, Рей наконец сумел из себя выдавить что-то вразумительнее беззвучных матюгов.
        — Дал тебе полный карт-бланш на зачистку этого болота? Да пожалуйста! Хоть всех здесь в расход пусти — мне как-то пофиг,  — бросил эльтианский принц, отстегивая от комбеза внешнее устройство связи.  — Пользоваться умеешь?
        — Видел похожий — разберусь. А сам сейчас куда?
        — Взрыв слышал?  — сухо уточнил Эльсо. Рей осторожно кивнул, чувствуя за словами принца какой-то подвох.  — Тогда должен понять. Я на похороны.
        Уточнять, кого именно собирался хоронить эльтиан, бывший главнокомандующий не стал. И так было ясно. Никто другой просто не выбил бы обычно хладнокровного Эльсориана из равновесия.
        — Иди. Я к тебе Кама пришлю, как встречу его.
        Мыслечтец лишь благодарно кивнул и поспешил в ту сторону, откуда до сих пор валил густой черный дым.
        Рейдив, взглядом проводив эльтианского принца, опустил глаза на врученное ему устройство. Что ж, раз уж так внезапно подфартило, глупо упускать такую возможность… тем более когда в наличии имеются не только лучшие орденские силы, но и все члены Темного Собрания разом.
        — Приветствую, головорезы, есть у меня тут для вас работенка как раз по вашему профилю…  — нажав на кнопку, Рей поднес к губам ардскую игрушку и в предвкушении улыбнулся своим мыслям.


        Добежав до места взрыва, Эльсо затормозил в нескольких шагах от вывороченной двери. Облако дыма уже практически полностью рассеялось, и лишь неприятный запах крови и копоти вызывал спазмы внутри. Думать о том, что, возможно, это кровь Командира столь живописно сейчас раскрасила брызгами обломки двери и участок стены напротив, не хотелось. Но разве можно было унять разыгравшееся воображение?
        В себя Эльсо пришел, лишь уловив движение в другом конце коридора. Резко дернувшись и уходя с линии возможного огня, эльтиан отступил назад.
        — Свои!  — крикнул кто-то голосом Сана.  — Вылезай, надо глянуть, что с Командиром…
        — Да что там глядеть?  — поморщился Эльсо, чувствуя, как вновь горький комок подкатывает к горлу.
        — Что? Не нравится видеть плоды своих усилий?!  — резко уточнил Райно. От взгляда мальчишки мыслечтец невольно вздрогнул. Слишком безумен тот был, вернее — расчетливо-безумен. Это пугало сильнее возможных криков и угроз.
        И ведь что удивительно, мальчишка явно чувствовал себя в этом разверзшемся аду весьма неплохо. Даже видавшему более страшные картины Эльсо было не по себе, а этот стоял так, словно находился в тронной зале, а не в коридоре, насквозь пропахшем развороченными внутренностями и гарью.
        Выругавшись сквозь зубы и поняв, что проигрывать какому-то юнцу в выдержке и силе воли он не хочет, мыслечтец направился прямо к разнесенному проходу. Он понимал, что все это бесполезно, что живых внутри нет, но также осознавал, что ему необходимо это увидеть. Он должен был это увидеть.
        Представшая его взгляду картина превосходила все, что он мог себе вообразить. Повсюду была кровь, фрагменты тела, разрозненные тлеющие листы сотен книг… и Тень. В отличие от ее собеседника (Магистра?), которого разорвало на куски, ее тело почти не пострадало. И если бы не четкая уверенность, что живых в этой комнате нет, он бы даже предположил, что она всего лишь потеряла сознание… Вот только его дар не мог обмануть: мозг даже в отключенном состоянии посылает слабые энергетические сигналы… Сейчас их не было.
        — Чье тело?  — следом за ним пройдя в развороченную комнату, потребовал ответа Райно.
        — Сложно сказать. Он, видимо, рассматривал браслет, когда тот сдетонировал… череп разорвало на куски. Впрочем, ты и сам это видишь, не заставляй меня живописать.
        — Вижу. Но я спросил тебя о личности жертвы, а не о ее теперешнем состоянии.
        — Магистр. Думаю, она не стала бы прибегать к этой мере, если бы не была точно уверена, что захватит его с собой.
        — Ясно,  — сухо кивнул Райно, после чего резким взмахом руки указал на Тень.  — Посмотри, что с ней.
        — Мертва.
        — Ты это сейчас говоришь как врач? Или как бесполезный отброс, не способный в полной мере нести ответственность за свои действия?!  — Взгляд мага из просто пугающего превратился в смертельно опасный… И Эльсо наконец понял, что его так нервировало все это время. Глаза. Глаза Райно приобрели алый оттенок, а зрачок вытянулся, как это бывало у Тени в минуты полной утраты контроля над собой.
        Решив, что легче подчиниться, чем сражаться со слетевшим с катушек магом, мыслечтец опустился на колени рядом с телом Тени. Та выглядела просто ужасно, ему совсем не хотелось запоминать ее такой, но слова Райно не давали ему покоя. Ненавидя себя за эту нерешительность, эльтиан осторожно коснулся ледяной кожи девушки…
        — Ну? Что с ней?  — нетерпеливо потребовал ответа маг.
        — Она вся в крови, но… жива.  — Сам себе не веря, произнес Эльсо.  — Поразительно. Никогда не думал, что такое возможно… выжить в эпицентре взрыва… да ее на куски должно было разорвать!
        — Об этом я с тобой еще поговорю отдельно,  — хмуро произнес Райно.  — И не надо мне заливать, что ты был не в курсе ее плана.
        — Это был запасной вариант. На самый крайний случай.
        — Веришь, мне как-то по барабану!..  — окончательно вызверился маг. Его уже порядком достали все эти героические замашки окружавших его орденцев. Он еще в прошлый раз понял, что смерть они воспринимают не как личный конец, а как очередной удачный тактический ход. Безумцы!  — Неужели нельзя было придумать что-то не столь самоубийственное?!
        — Это был единственный выход… да и взрывчатка не очень сильная… сам видишь, лишь эту комнату разнесло.
        — Кому-то этого оказалось достаточно, чтобы превратиться в фарш!
        — Вот я и говорю, что Командиру удивительно повезло…
        — Это не везение. Это знаменитая ардская живучесть. В минуты опасности или тогда, когда условия среды становятся неблагоприятны для жизни, кожа покрывается хитиновой броней, а сознание блокируется. Своеобразный анабиоз.
        — Не слышал такого раньше.
        — Считай, что и сейчас не слышал,  — отрезал Райно, давая понять, что дальнейшие расспросы бессмысленны.
        — Подожди… хочешь сказать, что кровь не ее?!  — наконец сообразил мыслечтец.
        — Раз она жива и, более того, цела, то определенно не ее. Так что приводи ее в чувство скорее. Двух-трех доз стандартного стимулятора должно хватить. И поторопись. Мне не терпится с ней обсудить пару крайне важных вопросов.
        Оценив тон, которым это было сказано, Эльсо невольно улыбнулся. Ох, попадет Командиру. Но заслужила. На этот раз действительно заслужила.


        Тень


        Темнота отступала нехотя. Я даже испугалась на мгновение, что потеряла зрение. Или в аду грешникам не положено много видеть?..
        — Жива? Ну слава Создателю!..  — раздался рядом со мной знакомый голос. Сознание, сбитое с толку вначале беседой с хозяином, а потом и взрывом, отказывалось работать, а потому определить, кто это был, я не смогла… но зато с языка сорвалось целых два имени…
        — М-Магистр?.. Райно?
        — Магистр мертв, на этот раз окончательно,  — со знакомыми веселыми нотками ответили мне.  — Но я не Райно. Тебе опять-таки не повезло. Это всего лишь я.
        — Эльсо?..  — Наконец как-то идентифицировав голос, я попыталась улыбнуться. Мышцы лица не слушались, совершенно, но это уже не пугало. Тем более на фоне медленно возвращавшегося зрения легкое онемение казалось сущей мелочью.  — Спасибо.
        — Не за что, рыженькая, не за что. Могла бы уже и запомнить, что ради тебя я поменяю небо и землю местами.  — И вновь неясно, сколько в его словах шутки, а сколько горькой правды.
        Я промолчала. Мне нечего было на это ответить. Я душой и телом принадлежала другому человеку. Слава Создателю — им оказался не тот, о ком я думала раньше. О бывшем наставнике мне вспоминать не хотелось вовсе. Я жива, и ладно. С остальным мы как-нибудь справимся. Все мы справимся. И Эльсо тоже. Потому что иначе мы просто не построим свой собственный новый мир. А это преступно по отношению к тем, кто так и не дошел до нынешнего момента.
        — Ника? Жива?!
        — Не дождетесь,  — все-таки улыбнувшись сквозь слезы и боль, бросила я в лицо показавшемуся в поле зрения Райно. Сан, державшийся за спиной мага, осуждающе покачал головой. Мой зам явно подумывал меня перевоспитать. Ну-ну, посмотрим, что у него из этого получится. Я ведь могу быть весьма упрямой.
        — Имей в виду, я должен на тебя злиться,  — с самой серьезной миной произнес Райно. И почему-то в тот момент мне подумалось, что роднее этого странного мага у меня никого нет и вряд ли появится.
        — Ага. Только давай об этом поговорим дома. А то я как-то соскучилась по нашим родным руинам,  — с улыбкой рассматривая троих самых близких мне мужчин, призналась я.
        Ребята рассмеялись. И теперь за этим смехом точно не стояло ничего тягостного и мрачного. Справились. Пережили.
        — Знаешь, Командир, ты неподражаема. Но, наверно, за это мы тебя и любим.
        Глядя на веселившихся друзей, я невольно улыбнулась в ответ. Все-таки этот мир не такая уж и дрянная штука. Думаю, как-нибудь мы друг к другу притерпимся.



        Эпилог
        ОБНОВЛЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

        877 г.п.к., первый летний месяц


        Трианика л'Райно, Алая Тень


        Так не бывает, что убили одного монстра — и сразу все наладилось. Но иногда все-таки случаются чудеса. Хотя какие это чудеса, если они оплачены потом и кровью? Погибших уже ничто не вернет. Как ничто уже не разгладит застарелых шрамов на душах тех, кто прошел через Последнюю войну. Нас осталось не много. Хочется верить, что у наших потомков все будет иначе, что они не станут спотыкаться на тех же кочках, что и мы. Уж мы-то постараемся, чтобы все так и было. Ведь на что-то и старая гвардия сгодится…
        Эльсориан… прекрасный эльтианский принц с искалеченной войной душой… уж он-то не повторит прежних ошибок. Да и Валир удержит его от опрометчивых шагов. А Вилора со временем, возможно, сумеет разгладить рубцы, оставшиеся на его сердце. Она хорошая девочка, умная и чуткая, у нее все получится.
        Рейдив… мой старый добрый враг… мы так и не сумели с ним нормально поговорить, уж слишком упрямы оба и будем до последнего держаться за свои заблуждения. Впрочем, я смело могу доверить ему обучение молодежи — умы и сердца тех, кто придет после нас. Темное Солнце… Все-таки не зря его так прозвали, правда, не зря. Ведь — вот же гад!  — даже последнюю драэкскую принцессу утащил! Хотя с его талантами он вырастит из нее что-то настолько же прекрасное, насколько опасное. Надеюсь, Камис присмотрит за ними обоими — иначе нам не миновать беды в скором времени.
        Милесар… наивнейший в общем-то мальчик! Но сильный. Не зря же он так заинтересовал моего зама. Сан видит этот мир по-особому четко, и если он выделил этого ребенка на фоне остальных, то оно того стоит. Возможно, новое Темное Собрание будет другим. Хочется в это верить.
        Сарумат… чистокровный человек, ребенок… очень мудрый ребенок, предложивший вполне жизнеспособный план по сближению степняков и остальных жителей материка. И пусть пока разрешение на закладку новых городов на исконных землях свободного кочевого народа имеем лишь мы, но это уже значительный шаг вперед.
        Что же касается ордена… нас… У нас все хорошо. По крайней мере лучше, чем было когда-либо прежде. Мы пробуждаемся, мы возрождаемся, мы трудимся и создаем… правда пока и сами не знаем, что у нас в итоге получится. Общество химер и полукровок. Народ, спаянный не одной кровью, а общей бедой. Да, мы все еще не знаем, как будем жить дальше. Нам не исправить того, что уже случилось. Почти четверть населения стерильна, еще столь же вряд ли сумеет принести жизнеспособное потомство… но надежда все еще есть…
        И странно осознавать, что этой надеждой является оружие, однажды уже перекроившее весь мир на свой лад… Ардский спутник. Вернее то, что он символизирует. Райно уверяет, что до полной его зарядки и выхода на нужную орбиту осталось максимум пятьдесят лет. А потом?.. Не знаю, сложно предположить, что с собой принесут пробудившиеся от вечного сна арды, но я готова рискнуть. Потому что это будет правильно. Не дело заставлять кого-то так долго спать. Уж как-нибудь уживемся и с ардами.
        Но до этого еще уйма времени. А сейчас? Ну, пока мы будем жить так, как привыкли. Орден един. И у него все еще есть Магистр. Впрочем, мы с Райно не любим это слово, предпочитая древнее «цесарь». И пусть это звучит слишком уж громко для горстки беженцев и изгоев, но это наша гордость. Глупая гордость обреченного народа — и их надежда. Кстати, не спрашивайте, чего мне стоило возвести на трон своего глупого мага. К счастью, против общего решения он не пошел. Он вообще добрый, мой цесарь. Надеюсь, он таким и останется.
        Что же касается меня… если Райно будет добрым королем, то я буду его карающей дланью, алой тенью, что настигнет всех, кто пойдет против установленного порядка. Потому что кому-то в любом случае придется замарать руки. И лучше, если это буду я. Мне не привыкать…
        Сколько себя помню, я все время сражалась. И буду продолжать впредь. До самого последнего своего вдоха. Потому что я всегда боролась за других. Потому что мне все еще есть кого защищать. Потому что я на своем месте.
        Да, я продолжаю сражаться. До сих пор. Ибо в моем понимании — это и есть жизнь. И, наверно, я не променяла бы ее ни на какую другую.



        Приложение
        КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О МИРЕ ДИАЛА

        Год на Диале состоит из 360 дней, день равен 24 часам, год делится на четыре сезона, по три месяца каждый. Месяц состоит из трех декад. Последние два дня декады — выходные, официальные праздники в честь героев Последней войны.
        Месяцы (по человеческому сельскохозяйственному календарю) по порядку, начиная с первого: нОвий, тАян, первоцвЕт, пАхарь, цвЕтен, жАрдень, срЕдень, сЫтень, злОтень, урожАй, хлАдень, вьЮжин.


        Расы


        ЭЛЬТИАНЫ (в просторечии — эльты, элы)  — раса долгожителей, живут в среднем около тысячелетия, истинные маги и носители первой крови (т. е. прямые потомки Князей)  — до полутора-двух тысяч. Отличительные особенности: преобладает «светлая» направленность силы — целители, маги природы, из стихий лучше всего управляются с водой и воздухом. Внешне мало отличаются от людей, однако все как один светловолосы, светлоглазы, с молочно-белой, реже с кремовой кожей.
        ДРАЭКИ (в просторечии — дарки)  — раса долгожителей, живут в среднем около пятисот лет, истинные маги и носители первой крови — до тысячи, реже полутора тысяч. Отличительные особенности: преобладает «темная» направленность силы — боевые маги, воины, из стихий лучше всего управляются с огнем и землей. Внешне мало отличаются от людей, однако чем темнее цвет волос — тем ярче выражен магический дар и, следовательно, знатнее представитель расы. Делятся на двадцать кланов — десять Великих и десять Малых Домов. Глава каждого клана представляет свой род на так называемом Темном Собрании, которое и правит Диалой. У каждого драэка на левой руке есть узор из вживленных драгоценных камней, сообщающий о чистоте крови, статусе и принадлежности к тому или иному Дому.
        АРАЙНДРО (они же арды, арайны)  — раса долгожителей, продолжительность жизни неизвестна. Когда-то давно пришли на Диалу из другого мира, собственно, они и назвали этот мир Диалой, в честь погибшей родины. Способствовали бурному развитию коренных рас, после чего ушли в тень (есть предположение, что были уничтожены неизвестной силой). Научились сплавлять воедино магию и технологию, хотя преимущественно использовали технологию, аргументируя это тем, что она доступна всем, а магов не так и много. В основном они были учеными, однако обладали скрытой силой (обычно спрятанной под программой «Дро»). На все свои изделия они ставили отличительное клеймо — три литеры А.Р.Д. (арайнская раса Диалы), из-за чего и получили в народе название арды. Отличительные черты: неизвестны.
        ЛЮДИ (они же лианцы — от названия острова, на котором они изначально жили — Лиансия, погибшего в результате крушения одного из ардских межпланетных кораблей)  — раса, на фоне остальных не отличающаяся особой продолжительностью жизни, в среднем живут не более полутора — двух столетий. Наиболее многочисленная раса Диалы. После гибели Лиансии разделились на две части, одна из которых решила уйти под руку к более могущественным расам, а вторая — заселила степи. Политического влияния не имеют.

        notes


        Примечания

        1

        Подробнее о мире, расах, его населяющих, и календаре см. в Приложении.



        2

        Здесь и далее: г.п.к.  — год после катастрофы.



        3

        Дро считается особым симбионтом, программирующим тело владельца на определенно заданные трансформации. Обычно проявляет себя по воле носителя, но известны случаи активации программы «Дро» во время резких эмоциональных скачков.



        4

        Вежливое обращение к высокородному драэку.



        5

        Так в ордене за их форму прозвали Красные горы.



        6

        Шаман имеет в виду озеро, в которое, по слухам, в древности упал ардский корабль. По случайному совпадению озеро также зовется Райно.



        7

        Акинак — короткий меч, по форме больше напоминающий длинный кинжал. В отличие от обычных мечей им наносятся не рубящие, а секущие удары.



        8

        Трианика — река в центральной части материка, изначально состояла из трех довольно протяженных рукавов, сливающихся воедино на полпути к океану. В древности люди эти рукава так и называли: правым, левым и средним. После Катастрофы земли находившиеся западнее русла левого рукава практически полностью ушли под воду, а оставшиеся два притока Трианики назвали соответственно Триа и Ника.



        9

        Правый рукав Трианики, впоследствии прозванный Никой, питает своими водами озеро Райно.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к