Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Пелипейченко Олег: " Библейские Страсти " - читать онлайн

Сохранить .
Библейские страсти Олег Валерьевич Пелипейченко
        Треть первого тома из трехтомника, сказки на библейскую тематику.
        ОЛЕГ ПЕЛИПЕЙЧЕНКО
        БИБЛЕЙСКИЕ СТРАСТИ
        МУКИ ТВОРЧЕСТВА
        - Плодиться и размножаться? - с сомнением пробормотал Адам, обходя обещанную жену по кругу. Лилит сидела в серёдке костра и смущённо ёжилась. - Но как?..
        Вместо того, чтобы ответить, Господь сдёрнул измазанную глиной тряпку со статуэтки.
        Поражённые до глубины души, Адам и Лилит прикипели к композиции взглядами.
        - Ну, по крайней мере, я это так вижу… - через некоторое время пояснил Господь, обеспокоенный сильно затянувшимся молчанием.
        Адам и Лилит одновременно перевели на него глаза, затем переглянулись и покачали головами.
        - Не думаю, что получится, - заметил Адам. - Тему «хочется», насколько я понимаю, лучше вообще пока не затрагивать.
        - Нет, ну почему же не получится, почему же…
        Господь прищурился и уставился на Адама сквозь растопыренные большой и указательный пальцы. Мужчина тут же застыдился и спрятался за куст ежевики. Некоторое время Господь задумчиво изучал куст глазами, затем перевёл взгляд на Лилит и начал что-то прикидывать в уме, шевеля пальцами и бормоча вполголоса об осях и сантиметрах. Пламя густо покраснело.
        - Может, лучше всё-таки женщину?.. - осторожно поинтересовалась из куста голова Адама.
        - А это тебе кто? - возмущённо всплеснул руками Господь. Адам испуганно втянул голову в плечи и опять исчез из виду.
        - Откуда ты можешь знать, как выглядит женщина? - продолжал кипятиться Господь. - Я её придумал как концепцию - значит, мне и решать, кто женщина, а кто нет! Сказал, женщина - значит, женщина!
        Куст молчал. Пламя заслонило Лилит от Господа, образовав зыбкое огненное полушарие.
        - И вообще, каждый художник имеет право на самовыражение, - с вызовом заметил Господь.
        Сад не возразил ни единым звуком. Тишину с удовольствием нарушала лишь мирная пара кроликов, которой ни до чего не было дела.
        - Ладно, вылезайте, - уже более мирным тоном скомандовал Господь.
        Из куста, почёсываясь, выбрался Адам. Языки огня опали, и в костре опять обрисовалось гибкое тело Лилит.
        - Что вас не устраивает? - вопросил Господь, скептически прищурившись.
        - Это извращение, - хором заявили Лилит и Адам.
        - Причём не сказал бы, что приятное, - добавил Адам, окинув глазами Лилит. Та ожгла его возмущённым взглядом и отвернулась.
        - Но это же высокое искусство - объединить необъединимое! - воскликнул Господь обескураженно.
        Оба создания упрямо молчали. Господь презрительно скривился и махнул на них рукой. Бунтовщики переглянулись и облегчённо вздохнули.
        Подчёркнуто не замечая безмолвную беседу, Господь щёлкнул пальцами, и перед ним воздвигся гончарный круг с огромной лепёшкой влажной глины.
        - Какую тебе женщину надобно, привереда? - благодушно спросил Господь у Адама, ощущая прилив вдохновения. - Крылатую? Шестигубую? С массажными щупальцами? Давай, заказывай, не стесняйся. Я тебе сейчас такой эскизик предложу - это будет что-то с чем-то…
        - Нет-нет, - поспешно замахал руками Адам, - не надо с чем-то, лучше чтоб была такая как я. Двуногая. Беспёрая.
        - Да мне за тебя до сих пор стыдно, - буркнул Господь. - Сотворить по своему образу и подобию - это всё равно что расписаться в отсутствии фантазии. Вот она, к примеру, - другое дело. Шедевр в своём роде.
        Смущённая Лилит благодарно полыхнула.
        - Ничего, меня и такое устраивает, - Адам удовлетворённо оглядел своё тело. - Лишь бы мы с женой естественно выглядели… - он покосился в сторону скульптурной композиции, - хм… в любой момент.
        Господь ехидно улыбнулся.
        - Если сделаю жену в виде точной твоей копии, то, боюсь, меня не поймут. И в первую очередь ты сам - в некоторые моменты.
        Адам озадаченно поднял брови и задумался. Чем дольше он думал, тем более причудливые и неприятные картины возникали у него в голове.
        - А что если взять меня за основу и внести несколько символических изменений? - вдруг осенило его. - Ну, скажем, так…
        Адам отлепил маленького себя от изогнувшейся в экстазе фигурки Лилит и начал ковырять глину прутиком.
        Господь беззвучно ахнул; от такого святотатства у него перехватило горло.
        - Положи на место сейчас же! - проревел он, как только обрёл дар речи. - Это же произведение искусства, чурбан ты эдакий!
        Ещё не затвердевший и изрядно покорябанный Адам выпал из рук мужчины и шмякнулся на лежащий в траве камень. Рассвирепевший Господь подобрал с земли чуть помятую, но невредимую фигурку, сдул с неё песок и ткнул дрожащему Адаму в лицо.
        - Вот такой она и будет, - мстительно заявил он. - Сам захотел.
        Адам расширенными глазами осмотрел будущую жену и тихо застонал.
        - А как же фантазия, право на самовыражение? - сделал он неуклюжую попытку подольститься.
        - Никакой фантазии, - отрезал Господь. - Будет одна голая реальность.
        - А я? А мне? - пискнула всеми забытая Лилит. - Я тоже мужа хочу. Примерно такого же, как я.
        Адам и Господь обернулись в её сторону, наткнулись на жалобный взгляд жёлтых глаз и почувствовали уколы совести.
        - Хорошо, сначала тебе, - буркнул, остывая, Господь. Одним щелчком он сменил глину на комок чистого пламени и крутанул гончарный круг. Под божественными пальцами огонь извивался как живой; со стороны казалось, что он сам собой переливается в задуманную форму.
        Наскоро оживив творение, Господь с гордостью повернулся к Лилит и вдруг остолбенел: во время работы он напрочь упустил из виду её облик.
        - За что, Господи? - заскулила Лилит. - Я ведь не такая привередливая, как этот волосатик, пускай уже будет двуногий, но хотя бы беспёрый…
        Из больших глаз саламандры потекли слёзы. Ослепительные капельки огня падали на угли и прожигали их насквозь.
        - Ну… - Господь смущённо почесал в затылке. - Я же вам не копировальное устройство, я Творец всё-таки. Могу и увлечься немного. Да ладно тебе, смотри, какой красавец получился - загляденье! Неужели не нравится? Или, может, тебе сгодится? - с надеждой обернулся он к Адаму. - Двуногий всё-таки, пускай и в перьях. К тому же последний писк современного искусства…
        Юный феникс нахохлил огненные пёрышки и недоумённо клекотнул.
        САПОЖНИК
        Шаг, ещё шаг, облако пыли, не дышу, шаг, снова шаг, много шагов, острый камень, вспыхивает и мгновенно уходит боль, шаг, шаг, шаг, шаг… И серое марево впереди.
        Я всегда видел странные вещи. Ещё ребёнком я замечал, как на мутном диске восходящего солнца мельтешат юркие крылатые тени. Со страхом наблюдал, как резкие порывы бриза полосуют берег полупрозрачными зубами и оставляют раны, источающие белёсую жидкость. Правую руку дяди Езекии мои глаза одно время видели высохшей и скрюченной; её контуры часто не совпадали с призрачными линиями настоящей конечности, поэтому Езекия казался мне трёхруким. Однажды вырвавшийся с соседнего двора бык зацепил рогом дядино плечо и повредил какую-то жилу. Лекарю удалось его выходить, хотя Езекия потерял много крови, однако за эти несколько месяцев рука действительно высохла и скрючилась.
        Я никогда и никому не рассказывал о своих видениях. Сначала из-за детской боязни того, что воплощённый в слова ужас обязательно явится рассказчику. Став постарше, я обнаружил, что никто больше не видит скопищ летающих воздушных пузырей, отливающие зеленью лужи на песке и многое другое, - и испугался своего открытия: слыть бесноватым не хотелось. Надо учиться быть как все, решил я. Проходить не моргнув глазом через колышущуюся стену из мелких крылатых точек, пить воду, пронизанную ледяными остриями… Страх оказался хорошим учителем.
        Лишившись руки, Езекия с согласия отца взял меня в помощники - своих детей у него не было. Сапожником он был отличным, но объяснять умел плохо, мастером я так и не стал, и дела у нас шли так себе - едва хватало на жизнь. Через несколько лет дядя заболел и умер, я унаследовал его мастерскую на холме, однако расширить дело так и не смог: работников нанять было не на что, обувь приходилось тачать самому. Чем я и занимался весь день напролёт.
        В то утро я сидел в тени дома и размечал заготовки, стараясь, чтобы в отходы ушло как можно меньше кожи. Работа была сложной и кропотливой, я полностью сосредоточился на ней и не отвлекался на посторонние звуки.
        Лишь когда стали отчётливо слышны назойливое бряцание и громкая чужая речь, я поднял голову и прислушался. Дорога, опутавшая холм, делала петлю недалеко от моего дома, поэтому прохожих можно было видеть издалека. Я подошёл к низенькой, в пояс, ограде и, заслоняясь руками от слепящего солнца, всмотрелся в идущих людей.
        Внизу, разбившись на небольшие группы, шёл римский отряд. Голова неровной колонны скрывалась за оливами, заслонявшими изгиб дорожной петли, - лишь начищенные шлемы блестели сквозь пыльную листву, - так что я временно сосредоточил внимание на замыкающих. Позади всех, изрядно отстав от других, неторопливо вышагивали четыре копейщика, между ними я разглядел Симона из Кирены, гостя старого Иошавама. Большой деревянный крест пригибал Симона к земле, было видно, что силы его на исходе. Ниже по дороге, шагах в двухсот, волновалась большая толпа горожан; оттуда слышался плач, звучали гневные восклицания, но никто не смел приблизиться к вооружённым воинам.
        Перед охранниками Симона, внутри плотного кольца мечников шли два бородатых мужчины. Некоторое время я разглядывал эту парочку; не высмотрев ничего примечательного в их облике, я перевёл глаза левее, на просвет в стене зелени - и увидел Этого.
        Я сразу его узнал, хотя он показался лишь на несколько мгновений и тут же скрылся среди деревьев. Отец часто высказывался об Этом, и всегда - очень неодобрительно, считая его одним из самых опасных преступников во всей Иудее. Постепенно я проникся отцовой неприязнью, несмотря на то, что видел бунтовщика лишь издалека - бредущим по улице, обедающим с сообщниками в таверне, спорящим на площади - и никогда с ним не заговаривал. Да и о чём нам было говорить?
        По веку скользнула струйка пота, я непроизвольно зажмурился, пошатнулся и ухватился за ограду, тяжело дыша. Опять не заметил, как солнце напекло непокрытую голову. Болван. Подождав, пока перед глазами перестанут мелькать блёстки, я разжал дрожащие кулаки, сглотнул и поплёлся в дом.
        Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, я неторопливо наполнил глиняную кружку, глотнул тёплой жидкости и шагнул за порог.
        - Добрый человек, прошу тебя, дай немного воды…
        Этот стоял с обратной стороны ограды, опершись на неё, и тяжело дышал. Кружка выпала у меня из рук, сочно цокнула и разлетелась на множество осколков.
        Честно говоря, я испугался. Увидев Этого так близко, я перестал различать его лицо: на месте головы источал сияние шар, оплетенный в верхней части чёрным шипастым вьюнком. Сопровождавшие бунтаря солдаты замерли рядом, неестественно выпрямившись и закрыв глаза. Я попятился, судорожно ухватился за дверную ручку - и уловил краем глаза какое-то движение…
        …босые ноги, скользящие поверх пыли…
        …взмах полы белоснежного хитона…
        …стройная лёгкая фигура…
        …взгляд через плечо…
        Впереди Этого, в нескольких шагах, стояла самая прекрасная девушка, которую я когда-либо видел. Самая прекрасная, какую я только мог бы вообразить.
        Нет, наверное, не мог бы. Но она стояла во плоти у моей ограды, рядом - рукой подать. Смотрела на Этого не отрываясь и терпеливо ждала, пока мерзкий смутьян напьётся…
        Я отшвырнул носком сандалии большой осколок кружки, быстрыми шагами подошёл к забору и злобно уставился ему в глаза.
        - Тебя ведь ждут! Иди быстрее!
        - Эта? Подождёт, ничего с ней не…
        Короткий удар под дых. Он согнулся, издав утробный звук. Солдаты стояли неподвижно.
        - Не смей, мразь, так говорить о ней! Я тебе сказал, иди! Как ты можешь здесь стоять, когда тебя ждёт такая… когда тебя ждёт… она?!
        В глазах мутилось, пот тёк по ресницам и впитывался в пересохшую кожу. Этот с трудом выпрямился:
        - Тебе так хочется, чтобы я следовал за ней? - спросил он хриплым голосом, выделив последнее слово, и изогнул вопросительно бровь. - Я правильно понял?
        Я различил в вопросе отчётливую, непонятную мне иронию, и потому разозлился ещё сильнее:
        - Ты всё правильно понял! Не будет тебе воды! Проходи, не задерживайся!
        - Может, ты, раз уж такой обходительный, сам был бы не прочь следовать за ней?
        Вопрос прозвучал совсем тихо, но меня словно по голове ударили. Я сделал глубокий вдох и постарался взять себя в руки. Бунтовщик ждал, солдаты по-прежнему не шевелились.
        - Да, - через силу выдавил я. - За такой - хоть всю жизнь.
        - Слышишь? - повернулся Этот к девушке. Та медленно повернула голову в мою сторону, и я понял, что больше никогда не смогу оторвать от неё глаз…
        Как сквозь вату, донёсся голос Этого. Он что-то говорил моей спутнице, но та уже повернулась и устремилась вперёд, плывя прямо над землёй, посередине улицы. Я открыл калитку и поспешил за ней. Знакомые окликали меня, спрашивали, куда я бегу, - но я не отвечал. Что за смысл говорить с теми, кто не замечает самого прекрасного в мире. Никто из них не видел моей любимой.
        Кроме Этого.
        И кроме меня.
        Я всегда видел странные вещи.
        Шаг, ещё шаг, облако пыли, не дышу, шаг, снова шаг, много шагов, острый камень, вспыхивает и мгновенно уходит боль, шаг, шаг, шаг, шаг… И изящная белая фигура с наточенной косой в руке скользит передо мной, всего лишь в нескольких шагах. Сейчас я её догоню.

* * *
        - Нет, Мырр, и не проси, - Господь протестующе выставил вперёд ладони. - Вопрос обсуждению не подлежит. Этот ваш аморальный образ жизни, массовое истребление ни в чём не повинных мышей, птичек и другой мелочи, невиданное лицемерие в отношениях с сильными мира сего… ну вот, как сейчас, например! Отвернись сейчас же! Не смотри на меня! Я даже разгневаться как следует не могу, когда ты глядишь такими честными глазами!..
        Кот насупился и с нарочитым безразличием отвернулся. Господь облегчённо вздохнул и продолжил:
        - Одним словом, всемирный потоп будет, и никуда от этого не деться. Спасёшься только ты, мой верховный жрец. С семьёй, разумеется: вам ещё предстоит великая миссия по возрождению своего обновлённого народа.
        - И как я спасаться буду? - мрачно поинтересовался Мырр.
        - Моей благодатью, разумеется, - с легким недоумением ответил Господь.
        - Нет, я имею в виду техническую сторону дела. Где я буду пережидать эти сорок дней?
        - Эмм… ну-у… - Господь замялся. Воодушевлённый новой идеей, он как-то упустил этот момент. - Не знаю. Залезешь на что-нибудь.
        - На что? - округлил глаза кот. - Всё же будет под водой. Разве что в Скандинавию к Одину придётся наведаться, до верхушки его Мирового Древа ни один потоп не достанет.
        - Я т-тебе наведаюсь! - погрозил ему пальцем Господь. - Ишь, взяли моду - по чужим владениям шастать без приглашения, потом красней за вас… Хорошо, будет вам плот.
        - Сорок дней под дождём?
        - С будкой!
        - Что я, собака, что ли… Ладно, пускай. А питаться чем? Пить что? Песок где брать, для житейских надобностей? Мы же коты культурные, за борт ходить не будем. И самое главное - гладить меня кто будет? Сорок дней чтоб никто не погладил - это же свихнуться можно! И потом, когда вода спадёт - что нам, на голой необитаемой земле размножаться? Без единого живого существа? Да зачем нам это надо? Кстати, мне очень неудобно напоминать, но беременность у моей Мыррки длится…
        - А потерпеть ты не можешь? - простонал Господь. Вместо ответа кот укоризненно посмотрел на него и вздохнул.
        Господь обхватил себя руками и задумался. Он и не предполагал, что ещё до начала потопа всплывёт столько разных проблем. Мырр сидел и терпеливо ждал. Потом лежал и терпеливо ждал. Затем заснул.
        - Да пропади оно пропадом! - внезапно воскликнул Господь, разбудив кота. - Почему я должен за других свою работу делать? Кто в твоём доме хозяйством заведует? Ной? Хорошо, я сегодня с ним поговорю. Будет тебе убежище на все сорок дней.
        Кот сладко потянулся, распушил хвост, спрыгнул с облачного табурета и совсем было собрался уходить, как Господь остановил его.
        - Имей в виду: если бы не ты - я о людях и не подумал бы: они мне уже давно поперёк горла… Так что по закону справедливости они теперь твои. Владей на здоровье.
        SEMPERIDEM
        - Папочка, там Шуршика забирают!
        - Тише, тише. Я знаю. Так получилось, без него не могли провести один важный опыт.
        - Но это же мой, мой Шуршик!
        - Алечка, мы же с тобой договаривались ещё тогда: это не твои мыши, и не мои мыши, они государственные. Помнишь? Я тебе говорил, что его могут забрать в любой момент. Вот я и разрешил…
        - Папка, ты плохой! Ты очень плохой! Ты злой!
        - Замолчи сейчас же! Запомни: про папу так нельзя говорить! И про маму нельзя. Так о родителях не говорят. Тебе ясно? И перестань реветь. Хватит, я сказал!.. Ну, ну, маленький, не плачь. Доча, не надо, я не хотел тебя обидеть. Не расстраивайся, это же просто мышь. Ну да, хорошо, белая мышь, но их всё равно каждую неделю новых привозят.
        - Ну это же не мышь! Это Шуршик!
        - Уф-ф… Давай так: ты сейчас от меня отстанешь, а в субботу мы пойдём в «Зоомир» и купим того самого мохнатого хомячка. Идёт?
        - Не нужен мне твой дурацкий хомяк! Я его ненавижу!
        - Куда ты? Стой! Остановись сейчас же! Я тебе что…
        Совсем разбаловалась. Обязательно с Иркой поговорю, надо только не забыть…

* * *
        - Сергей Семёнович, а другую мышку оставляем?
        - Другую? Ты знаешь, кинь её, наверное, к завтрашней партии и добавь ещё одну помоложе из четвертой клетки, я хочу ещё возрастную зависимость исследовать.
        - А мышат куда девать?
        - Чего так хитро улыбаешься? Есть предложения?
        - Да тут… Это… Мой брат удавчика завёл, так что…
        - Да ради бога. Выбрасывать не придётся. Прямо с коробкой и забирай.

* * *
        - Серёж, я хочу с тобой об Альке поговорить.
        - Да, хорошо, что напомнила. Она вчера вечером так себя вела, что…
        - Погоди. Вчера было вчера, а сегодня она в школе целый день промолчала. Её вызывают - она молчит. Ни подругам ни слова не сказала, ни учителям, ни директору. Врач говорит, реакции вроде в порядке, причина какая-то психологическая. Сейчас она в спальне лежит и опять молчит. Мне ни слова не сказала.
        - М-м… Это она из-за того белого мыша так психует. Мне несколько дней назад срочно самец понадобился для новой серии, другого не было, пришлось забрать из коробки. А Алька пришла, увидела, что его нет на месте, и сразу начала права качать…
        - А ты, оказывается, всё-таки гад, Сергей Семёнович. Заткнись. Мне виднее. И плечами не надо пожимать. Ладно - то, что мыши живые и что у них тоже болит, ты благополучно не замечаешь. Но как ты умудряешься не видеть, что собственная дочь - это человек, и, в отличие от тебя - живой?!
        - Слушай, не заводись. Меня одни только зелёные пикеты в прошлом месяце достали до кишок, так и ты туда же. Не заставляй меня в стонадцатый раз говорить банальности про одну мышиную жизнь и множество человеческих, ты это всё знаешь не хуже меня. А насчёт белого мыша - ну не брать же домой мышь из вивария! Я ещё с ума не сбрендил. Конечно, надо было догадаться, что можно взять парочку самцов в «Зоомире» и не расстраивать малышку. Не сообразил, каюсь. Да ему, кстати, и повезло: четыре экземпляра из партии выжило, он в том числе. Так что я его верну в коробку. Заодно отслежу вирулентность штамма в период после болезни.
        - Спасибочки вам, благодетель. От всего мышиного рода.
        - Не за что, милая. Иди лучше обрадуй Альку, только предупреди сразу, что к коробке подойти не сможет, она будет за стеклом. И не смотри так: ты не поверишь, но я тоже не робот. Просто я взрослый человек, в отличие от тебя, и руководствуюсь мозгами.
        Никогда не мог понять одного. За что я её выбрал - ясно. А за что она меня выбрала?

* * *
        - Светик, зайди ко мне. Вот, возьми деньги и дуй в «Зоомир» прямо сейчас. Купи десяток белых мышат и самочку посимпатичнее. На шкафу у тебя стоит коробка из-под принтера, выстели внутри ватой и посади их туда.
        - Воссоединяете семью?
        - Беги, язва! А то в следующий раз мышат отдам коту Зеленского, того ни одна зараза не берёт, проверено.

* * *
        Высокий плечистый мужчина в маске и перчатках подошел к батарее стеклянных сосудов, вытащил из одного за хвост белую мышь со слипшейся шерстью и опустил её в большую картонную коробку, где на комке ваты пищали, изгибаясь, слепые белые мышата, а в уголке сидела дрожащая самочка. Затем он наклонился над коробкой, всмотрелся в подопытного - и наткнулся на взгляд мыши. Тусклые багровые глаза, похожие на резаные раны, были широко открыты. На секунду учёному почудилось, что шерсть мыши почернела, а вокруг головы возникло зубчатое сияние.
        А затем раздался Писк, неистовым вороном бьющийся под черепом; в оглушённое сознание снова и снова вколачивались слова:
        «…погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек! День тот да будет тьмою; да не взыщет его Бог свыше, и да не воссияет над ним свет!..»[1 - из книги Иова]
        БЕСЁНОК
        Насупленный ангелочек сидел на берегу Евфрата, у самой воды, и что-то лепил. Его белоснежное одеяние было перепачкано глиной; время от времени ангелочек шмыгал носом, вытирал заскорузлым рукавом заплаканное лицо, оставляя на нём новые грязные разводы, и подцеплял сучком-лопаткой очередной скользкий комок.
        - Ты что делаешь? - послышался за его спиной нежный голос.
        Ангелочек вздрогнул, но не обернулся. Проглотив слёзы, он схватил колышек и изо всех сил вогнал его в глину.
        - Какие интересные бусинки! Можно я из них ожерелье сделаю? - продолжал голосок.
        - Не трогай, - буркнул ангелочек. - Это не бусинки. Это позвонки.
        - Позвонки?! - удивился голосок. - А зачем?
        - Надо зачем, - отрубил ангелочек.
        Прохладная рука легла ему на плечо.
        - Тебя кто-то обидел?
        Ангелочек сердито засопел и ничего не ответил.
        - Ну не злись, - примирительным тоном проворковали сзади, и маленькая ангелочка присела рядом на островок сухой травы. - Что случилось?
        - Меня Адам уже окончательно допёк, - признался ангелочек. - Перья из крыльев пытается выщипнуть, ветками кидается, насмехается по-всякому. Самого маленького нашёл…
        - Так его же только создали! - подняла брови ангелочка. - Он сам ещё маленький и глупый.
        - Ну да, - проворчал ангелочек. - Только мне от этого не легче. Всё равно отомщу. Я ему бесёнка слеплю. Чтобы не отходил от него ни на шаг, объедал его каждый день, портил вещи, не давал спать… Да много чего. Я ведь этой дылде даже слова поперёк не могу сказать: нажалуется Его Творчеству - сам же виноват окажусь. А с бесёнка и спроса никакого, он тварюшка глупая и бессловесная. Ну вот, вроде все части готовы, можно и собирать. Череп прикрепляем к позвонкам… подай, пожалуйста, вон те две штучки… теперь вставляем рожки и копытца, подержи вот тут… облепляем илом и преобразуем его в плоть… по-моему, отлично получается, как тебе?
        Ангелочка скривилась.
        - Ужас. Скользкий какой-то, некрасивый. Хвост прямо, как у крысы, ф-фе-е-е!
        - Так это же здорово! Представляешь, как Адаму тошно будет?
        Ангелочка недовольно надула нижнюю губу и отвернулась. Не заметивший этого ангелочек растыкал по телу шерсть, нарезанную из волосяного покрова пальмы, чуть приплюснул пальцем вытянутое рыльце, осторожно взял готовое создание за хвост, подошёл к ближайшему фиговому дереву и прислонил зверюшку к стволу.
        - Просто идеал, - самодовольно заявил он, рассматривая дело рук своих. - Сейчас сбегаю наберу живой воды и - берегись, Адам!
        Ангелочка с неодобрением посмотрела вслед уходящему приятелю. Дождавшись, пока он скроется среди райской зелени, малышка наклонилась к бесёнку и стала медленно его оглаживать лёгкими взмахами ладоней.
        С каждым движением руки зверёк менялся. Голый хвост покрывался мягкими волосками, резкие изломы суставов постепенно распрямлялись; рожки хрупнули и опали сухими веточками, за ними в траву полетели копытца; нос, напоминающий поросячье рыльце, уменьшился до размера горошины, жёсткая взъерошенная шерсть улеглась, заблестела и приобрела приятный чёрный отлив.
        Оглядевшись вокруг, ангелочка отыскала глазами дерево жизни, сорвала влажный губчатый плод и выдавила на неподвижное тельце несколько капель ароматного сока.
        Бесёнок разлепил круглые глаза, поднялся на четыре лапки, потёрся о ногу ангелочки пушистой спинкой и требовательно мяукнул.
        ИСХОД
        Рувим, счастье моё недостижимое, горе непостижимое, жизнь моя непрожитая, прощай, Рувим…
        «И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную…»
        Рассветное солнце ещё не проснулось окончательно, и дорожная пыль холодит босые ступни. Со сна ноги заплетаются, но, сильные прохладные руки тут же подхватывают женщину с обеих сторон, не давая упасть.
        Спиной она ощущает нежное прикосновение крыльев.
        Рувим. Лёгкий, жилистый, со спокойными светлыми глазами. Смотрит через ограду. Её фигура, стройная не по летам, изгибается, тянется вверх. Выстиранная одежда свисает тяжёлыми складками.
        Не отрываясь от работы, она поворачивает голову и встречается с ним взглядом. Выражение лица у неё не меняется.
        У него тоже.
        Ты умеешь видеть, Рувим?
        «…лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную, где червь их не умирает и огонь не угасает.»
        Мужа, властного и резкого в общении, она никогда не любила. Но лишь перебравшись сюда, женщина впервые ощутила, какой тоскливой и изматывающей бывает неприязнь. Город перемалывал его, превращал в пыль, смешивал со своей голодной слюной и лепил новую, уродливую сущность. Она не знала, чем он занимается во время своих ежевечерних отлучек, и не хотела знать. Она ушла в хозяйство и полностью замкнулась в себе.
        Дочери удались в отца - такие же рослые, с грубыми чертами лица. И такие же чужие. Даже в их детские годы ей нечасто удавалось вызвать дочек на откровенность; в последние годы они общались только друг с другом. Вчера, когда у ворот ревела жадная человеческая масса, а муж в страхе готов был откупиться чем угодно и кем угодно, они стояли у окна в обнимку и разглядывали толпу. На их лицах не было испуга - лишь возбуждение и любопытство. Всё, поняла она, город добрался и до них.
        Тщедушные и безликие зятья, непонятно как отобранные мужем из местной бедноты, в доме почти не показывались. Иногда она опасалась, что может не узнать их, встретив на улице. И когда мрачный муж хлопнул дверью и буркнул «Не поверили», она ничуть не удивилась. Ничего не сказали и Двое, которые за полчаса до того вернулись в дом, оставив во дворе слепое воющее стадо.
        Пятое ведро с водой до боли скручивает поясницу и бьёт по ноге. Тихий вежливый голос за спиной: «Позвольте…» Тёплая ладонь касается мокрых занемевших пальцев. Вода в ведре, плывущем впереди, в шаге от неё, слабо колышется.
        Дойдя до её дома, он оборачивается и протягивает ведро. Не отрывая глаз от его лица, она кладёт холодную ладонь поверх его мокрых тёплых пальцев. Он внимательно глядит на неё. Дыхание перехватывает до колотья в груди. Но он лишь мягко высвобождает руку, приветливо улыбается и идёт вниз по улице.
        Рувим, единственный настоящий праведник в этом проклятом городе. Ещё девяти так и не нашлось. На что она тебе сдалась, эта праведность?!
        А может, и хорошо, что не нашлось. Иначе город погиб бы ещё раньше - сам по себе. Он просто сошёл бы с ума. Как я сейчас.
        Нет, это невыносимо. Раз уж не довелось разделить с тобой то, что было, - хотя бы разделю то, чего не было…
        «Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится. Соль - добрая вещь; но ежели соль не солона будет, чем вы ее поправите? Имейте в себе соль, и мир имейте между собою».
        Сильная прохладная рука тронула её скулу, искрящуюся в лучах восходящего солнца, затем заскользила вниз. Проведя пальцем по окаменелой коже плеча, Первый осторожно коснулся его языком и поджал губы. Переведя взгляд чуть ниже, он с досадой прищурился: на фоне белоснежной статуи перья его крыла выглядели невзрачными желтоватыми полосками.
        Второй стоял рядом с мужем, придерживая его за локоть. Хотя нужды в этом не было - грузный мужчина, казалось, врос в землю. Две дебелых девицы подпирали его с обеих сторон. Ладонь одной из них чуть заметно поглаживала его плечо.
        Первый ещё раз бросил взгляд на статую, сложил ладони перед собой и что-то прошептал. Дикая коза, нервно оглядываясь по сторонам, заспешила к соляному изваянию, за ней чуть поодаль уже следовала другая.
        В побелевшем небе к городу ползли горящие тучи.
        СОТВОРЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА
        Обезьяна была умной на вид, упитанной и очень тяжёлой. Она сидела на траве и с интересом глядела на молодого ангела, который безуспешно пытался подтащить её к финиковой пальме. Юноша старался изо всех сил; он долго бегал вокруг непослушного животного, он вцеплялся обеими руками в волосатую кисть и тянул на себя, он обхватывал обезьяну под мышки и громко пыхтел, пытаясь оторвать её от земли, но та сидела как вкопанная.
        Наконец обезьяне это надоело, она отодвинула ангела в сторону длинной рукой, нехотя встала и вразвалочку побрела к дереву. Подойдя к пальме, она оперлась на ствол и вопросительно посмотрела на юношу.
        Обессилевший ангел жадно хватал ртом воздух. Немного отдышавшись, он доковылял до обезьяны, поднял с земли толстую палку, сунул ей в руку и ткнул вверх полусогнутым перстом:
        - А теперь кидай её во-он в ту гроздь фиников.
        Обезьяна с искренним удивлением посмотрела в указанном направлении, затем опять на ангела, зевнула и уселась под деревом, прислонившись к стволу спиной.
        Ангел тихо застонал. С мрачным видом он положил животному руку на плечо и опять указал на гроздь.
        - Вот это финики. Их ты должна сбить палкой. Палкой. Это та штуковина, которая у тебя в руке. Это не просто палка. Это орудие. Все люди должны пользоваться орудиями. Именно этим они будут отличаться от животных, понятно? Вот этой палкой они будут отличаться.
        Обезьяна с уважением посмотрела на зажатый в ладони дрын, сунула палец в рот и опять перевела любопытный взгляд на ангела. Тот поджал губы, засопел, отобрал у ученицы палку, размахнулся и запустил её в небо. Не пролетев и половины расстояния, орудие описало красивую дугу и шлёпнулось рядом с обезьяной, которая едва успела отдёрнуть ногу. Животное подобрало палку, посмотрело на ангела исподлобья и неодобрительно поцокало языком. Юноша взвыл в голос, расправил крылья, в несколько взмахов долетел до кроны дерева, оторвал от грозди крупный финик, камнем рухнул на землю, потряс перед носом обезьяны спелым плодом и с криком «Финики!» вгрызся в него.
        Лицо обезьяны расплылось в понимающей улыбке. Она аккуратно прислонила палку к пальме, поднялась на ноги, не спеша забралась наверх по бугристому стволу, сорвала один финик, осторожно спустилась и протянула его учителю. Глаза ангела остекленели, и он мешком осел на землю. Обезьяна озадаченно посмотрела на юношу, взяла с ладони финик большими мягкими губами и начала его жевать.
        Вскоре ангел зашевелился, сел, потряс головой и поднял глаза на ученицу. Обезьяна глядела на него с видимым сочувствием. Юноша слегка смутился, прочистил горло, огляделся, поднял с земли два заранее приготовленных камня и объявил:
        - Ладно, к использованию орудий мы приступим немного позже, а сейчас займёмся их изготовлением. Если кто-то будет за тебя делать орудия труда, то настоящим человеком тебе никогда не стать. Смотри сюда: это у нас будет каменный топор.
        Обезьяна выплюнула финиковую косточку и склонила голову набок. Юноша стиснул зубы, примерился и с силой ударил острым камнем по более плоскому. Во все стороны брызнули каменные крошки. Обезьяна оживилась, захлопала в ладоши и возбуждённо ухнула несколько раз. Сияющий от радости ангел протянул ученице камни:
        - Держи. Этот камень кладёшь, а этим бьёшь по краю. Ну, ты сама всё видела. Давай.
        Обезьяна надула губы и издала звук, похожий на лошадиное фырканье.
        - Ты будешь эволюционировать или нет, зараза такая?! - заорал потерявший всякое терпение ангел.
        Обезьяна изобразила ужас и закрыла голову руками. Сквозь мохнатые пальцы на юношу с любопытством поглядывал живой чёрный глаз.
        Ангел схватил обезьяну за плечи и взмолился:
        - За что ты так со мной?! Ты же знаешь, кто мне это поручение дал. Говорит, можешь на небеса не возвращаться, пока из обезьяны человека не сделаешь. Тебе что, трудно стать человеком?
        Обезьяна поглядела вверх и задумалась.
        Плечи ангела поникли. Он отпустил ученицу и поплёлся в близлежащие заросли.
        Через некоторое время ангел вышел из кустов, держа в руках аккуратно сложенную хламиду. Крыльев за плечами не было, на бёдрах красовалась импровизированная юбка из широких инжировых листьев, тщедушная грудь от холода покрылась пупырышками. Не глядя на обезьяну, он сел около пальмы, пододвинул к себе палку, поднял с земли камни, положил один из них на плоский булыжник и начал уныло лупить его другим камнем.
        Обезьяна подобралась сзади и, нежно уукая, принялась перебирать его волосы.

* * *
        - Эй, мелкие, кто моё СЛОВО из хранилища стащил? Ну, чего так смотришь? Ты взял?
        - Нет! Честно! Я уже забыл, когда в хранилище лазил.
        - Значит, ты?
        - Какое ещё СЛОВО? Некогда нам было! Мы всю неделю те чёрные дыры заделывали, что ты приказал! Сам же требуешь, а потом придираешься.
        - Что-то вы долго заделываете. И если окажется, что в них опять разный мусор набился, заставлю при мне всё вычищать и снова конопатить. Нечего так смотреть, в следующий раз хорошо подумаете, прежде чем палить в белый свет. Да, так вот: если узнаю, что кто-то из вас СЛОВО взял… Нет, будет лучше, чтобы я такого не узнал. Гораздо лучше для вас обоих. Понятно?
        - Да.
        - Да. А можно спросить?
        - Ну?
        - А что это за СЛОВО было?
        - Идеальный строительный материал. Чуть язык не сломал, пока такой удачный образец не получился. Самое досадное - дубликат сделать не успел. Нет, ну как обидно всё-таки… Пойду, наверное, ещё раз хранилище прочешу: может, всё-таки закатилось куда-нибудь.
        - Всё, он ушёл. Говори, куда СЛОВО дел.
        - Так я же…
        - Ой, только не надо, не начинай. Это ему можешь зубы заговаривать, а мне не получится. Ну?
        - Ладно, только не проболтайся случайно. Идём, покажу.
        - Ухххх… Классная штуковина! Долго делал?
        - Да нет. Примерно неделю. Жалко, уронил её как раз перед тем, как воду наливать, так что вся разметка смазалась, а когда поднимал - вот тут и тут вмятины получились. Ну, с ними-то ладно, всё равно под водой почти не видно, а с горами труднее: начал сошлифовывать, а они уже подсохли, крошиться начали, так что я в таком виде и оставил. И помятые материки тоже. А чё, эти кривули прикольнее ведь, чем ровные квадраты, скажи?
        - А это кто? Ну вон те, маленькие, с камнями, привязанными к палкам. Главные обитатели? Смешные какие.
        - Да что-то не особо смешные. Когда я их делал, то думал, что они сразу начнут домики строить и размножаться. А они попрятались в дырки в горах и ничего не строят. И почти не размножаются. Заболели, наверное. Затопить их, что ли?
        - Да нет вроде, не похожи на больных. По-моему, им просто тяжело камни таскать. Ты туда крошек насыпь, которые остались от СЛОВА. Всё-таки идеальный материал.
        - О! Точно! Так… Ещё горсточку… Всё, хватит. Закрывай крышку. Ну что, будем ждать?
        - Да ну их, слишком долго сидеть придётся. Завтра посмотрим.
        - Где ты бегаешь? Я тебя целое утро ищу!
        - А что?
        - Там эти маленькие такое построили! Бежим смотреть!
        - Ого! Вот это домик! Почти до крышки достаёт! Так они, пожалуй, скоро наружу выберутся. А ты не смотрел, они внутри уже размножаются?
        - Не-а. Надо будет размножение у них как-то простимулировать. Удовольствия добавить, что ли…
        - А, вот вы где! А это что ещё такое?
        - Ничего!
        - Ничего!
        - И откуда это ничего взялось? И что за крошки везде валяются? М? Чего молчите? Говорите, не брали СЛОВА? Значит, так: доступ во внешний континуум на две недели отменяю, сидите дома. Благо, заняться есть чем: постройку снести, поверхность от крошек тщательно очистить. Ясно? Чтобы ни единого СЛОВЕЧКА не осталось! А там посмотрим, что со всем этим делать. Тоже мне, строители - такое СЛОВО загубили…

* * *
        Уже битый час Господь виновато топтался рядом с девушкой и приговаривал:
        - Ну хватит… Ну не надо… Ну пожалуйста…
        - Да-а, не надо… - выдавила из себя заплаканная девушка и вытерла слёзы сразу обеими руками. - Как это не надо? Мы же с Адамушкой одна кровь, одна плоть!
        - В ребре крови нет, да и плоти, собственно… - опасливо заметил Господь и заранее втянул голову в плечи.
        - И что с того? Всё равно я его люблю! А вместе мы быть не можееееееем… - заревела девушка и в отчаянии замолотила кулачками по коленкам.
        - Ну да… Моя недоработка, - вздохнул Господь.
        - Теперь он… хлюп… с этой дурой глиняной… хлюп… всю жизнь… а со мной… хлюп… ааааа…
        - Ты же умная, сама всё понимаешь… - Господь покосился в сторону недолепленной Евы, осторожно погладил рёву по голове и продолжил: - Адаму ведь нужно плодиться и размножаться? Нужно. А с тобой…
        Он грустно посмотрел на девушку и развёл руками.
        - Даже я не могу из части целого сотворить такое же целое. Ну как я из маленького ребра сделаю большую женщину?
        - Ыыыыыыыы…
        - Зато ты вон какая красивая получилась, - как бы невзначай заметил Господь.
        - Ыыыы… Да?
        - Конечно. Резьба по кости всегда эффектнее смотрится, чем гончарное изделие, а миниатюра - это вообще верх мастерства! Это тебе кто угодно… хм… короче, просто поверь.
        - Ыы… Это Ты говоришь, чтобы меня успокоить, я знаю!
        - Да ты что! - возмутился Господь, добыл из складок хламиды маленькое зеркальце и прислонил его к стеблю ромашки. - Сама посмотри!
        Девушка оглядела себя с ног до головы и наконец улыбнулась сквозь слёзы.
        - Ну вот, наконец-то… И здесь посмотри… А теперь сюда, голову поверни налево, руку подними… - ворковал Господь, медленно вертя зеркальце вокруг девушки. Та зачарованно следила за отражением и изгибала тело, принимая самые соблазнительные позы. - И вообще зачем тебе этот увалень? Давай я тебе кого-нибудь в пару из ребра вырежу! Вон сколько кусков ещё осталось - на дюжину таких, как ты, хватит, не меньше. И ты с ними тоже будешь одна плоть и кровь. Вернее, одна кость. Сейчас ещё и другое ребро выну, чтобы беднягу не перекособочивало…
        Девушка просияла, но её лицо тут же приняло озабоченное выражение:
        - А как же Адам? Думаешь, до него не дойдёт, что Ева не из ребра сделанная, а такая же, как и он?
        - Нипочём не дойдёт, - решительно заявил Господь. - Я знаю, я ему сам мозги лепил. Он всегда будет думать, что женщина ему обязана своим существованием и поэтому должна подчиняться. Ну что, успокоилась? Давай я тебе подарок сделаю, раз уж так опростоволосился. Одно желание за мной. Загадывай, чего хочешь..
        Малышка в последний раз шмыгнула носом и расплылась в улыбке.
        - Хочу крылья.
        ПРИЁМЫШ
        Под плотной оболочкой раздавалось еле слышное ворчание.
        - А я говорю - нет. Ты ещё слишком мал, - через некоторое время перебила его темнота.
        Он притих и засопел. Темнота выжидающе молчала.
        - Мне скучно. - Он закрыл глаза и обмяк. - Я больше не могу.
        - Потерпи. - Голос зазвучал чуть тише. - Осталось совсем немного. Ещё недельки полторы - и я тебя выпущу.
        - Я столько не выдержу. - Ему захотелось заскулить, но он сдержался. - Ты же видишь: я достаточно силён, смогу выжить и снаружи.
        - Нет, я этого не вижу, - отрезала темнота. - Ты должен вырасти и окрепнуть, тебе надо овладеть разными полезными умениями, надо сделать…
        - А почему ты всё время указываешь, что мне делать? - прошипел он зло.
        - Потому что я тебя кормлю! И ты будешь делать всё, что я говорю, потому что ты мой…
        Темнота внезапно запнулась на полуслове.
        - Ты. Мне. Не родня, - отчеканил он негромко.
        В наступившей тишине ему захотелось свернуться калачиком и спрятаться, но он упрямо молчал.
        - Ты сам знаешь, кто поручил мне заботиться о твоей безопасности, - наконец прозвенела темнота.
        - А мне-то что? Мне всё равно, - холодея от собственной смелости, проговорил он.
        Оболочка чуть заметно вздрогнула и опять замерла. Чувствуя, что назад пути нет, он ожесточённо вгрызся в сочную кисловатую мякоть. Вскоре в толще темноты начало проявляться светлое пятно. Приблизившись к нему вплотную и прорвав жёсткую плёнку, он выглянул наружу и тут же отпрянул - по глазам больно ударило. Лишь через некоторое время он ещё раз просунул голову через отверстие и огляделся. Вокруг было море зелени, из которого выглядывали какие-то жёлтые и красные округлости. Он повертел головой, рассматривая внешнюю сторону кожуры - такую же жёлтую, в тёмно-розовых пятнышках, затем рывком высвободил хвост и пополз по гладкой коре к тому месту, где её касалась ветка соседнего дерева…
        …Он в последний раз куснул мягкий бок груши, ощущая, как рот наполняется сладким соком, и с наслаждением глотнул. От удовольствия он даже выгнул спину, цепляясь хвостом за сучок. Затем он обвился вокруг изрядно полегчавшей ветви, просунул голову в петлю из собственного тела и рывком напряг мускулы. Древесные волокна хрустнули, словно кости, черенок с глухим треском обломился, и недоеденная груша сорвалась вниз, зашуршав мышью в траве.
        Да, ему на редкость повезло, подумал он. Древо Силы росло рядом с яблоней, их ветви часто соприкасались, и сил у крохотного червяка как раз хватило на то, чтобы доползти до ближайшего плода и прокусить глянцевую кожицу. Живительный сок наполнил его тело мощью, помог вырасти за короткий срок в десятки раз, заставил работать крохотный мозг на пределе возможностей.
        И многократно усилил тлевшее в нём яростное чувство.
        Шелест листьев дерева, росшего невдалеке, заставил его очнуться. Он торопливо заскользил по ветке, зеленоватым ручейком перелился на яблоню, нашёл глазами знакомый отросток, умостился рядом и изогнул шею, вглядываясь сквозь листву.
        Ну да, оно и есть. Это существо странного вида он часто здесь встречал. Сейчас оно обрывало сливы по одной и бросало их в рот, пряча косточки в кулаке.
        Вспомнив вчерашнее, он ехидно усмехнулся.
        - Тебе ведь приказали не есть плоды ни от какого дерева!
        Существо испуганно повернуло к нему голову.
        Кончик чешуйчатого хвоста неторопливо поглаживал чуть увядшую кожуру плода. Лёгкие касания раскачивали яблоко, и подгнившее отверстие, похожее на язву, то появлялось, то опять исчезало из виду.

* * *
        - … и будешь томить мясо на слабом огне. Перед готовностью добавишь пару горстей чернослива - только косточки повынимай, знаю я тебя! - и капельку мёду.
        - Но ведь…
        - Молчи. Потом курочку. Даже две… три, короче. Покрупнее выбери. Оливковое масло с медком размешаешь, розовой водой чуть разбавишь, курочек натрёшь - и в печь! Чтоб с корочкой и душистые. Готовых птичек имбирём и орешками посыплешь, пока не остыли.
        - Так я ж…
        - Не перебивай старших. На вторую перемену - дичь. Начинишь тушки персиками, по бокам обложишь черносливом, притрусишь смесью из корицы, соли и имбиря, добавишь зелени, а потом всё время жирком поливай, чтоб сочная получилась. На сладкое сам чего-нибудь сообразишь: ну, там, лепёшек сладких с начинкой, груш, фиников, бананов побольше, я сильно придираться не буду. На запивку - красненького. Ещё в ледяную розовую воду выдавишь три апельсина, половинку лимона, и подсласти чуток. Пожалуй, этого будет достаточно.
        Исав с шумом втянул слюну и вытер дрожащими пальцами рот. На лице старшего сына блуждала мечтательная улыбка.
        - К сожалению, у меня только чечевичная похлёбка, - скорбно проговорил Иаков и потупил глаза.
        - Что?! - взревел Исав, сжимая кулаки. - Чечевичная похлёбка?! Я несколько месяцев на поле вкалывал! Днём и ночью! А ты, маменькин любимчик, даже готовить за это время не научился! Да я сейчас сдохну, если кусок мяса не сожру! Что мне твоя чечевица!
        Иаков с надрывом вздохнул и развёл руками.
        Исав схватился за голову и застонал. Долгое время братья молчали: сердитое сопение Исава перемежалось со вздохами Иакова - каждый громче и дольше предыдущего. Наконец, когда после очередного звука со стороны младшего брата кот, мирно спавший под лавкой, проснулся и вылетел на улицу с диким мявом, Исав не выдержал:
        - Чечевицы хоть много положил?
        - Много, - с виноватым выражением лица прошептал Иаков. - Половину горшка.
        Исав прекратил сопеть и задумался.
        - Самого большого горшка, - уточнил Иаков.
        Исав поднял на него глаза.
        - С масличком оливковым. И шпинатик свеженький, специально утром на рынок бегал.
        Исав с трудом проглотил комок в горле.
        - А ещё мама мне хлеба свежего напекла, - ковыряя пол большим пальцем ноги, сообщил Иаков, - так я ни кусочка не съел, всё для тебя берёг.
        По комнате разнеслось голодное мычание. Иаков снял с полки маленький кувшинчик и подал брату:
        - Лимонный сок.
        - Да чтоб ты провалился! - прорычал Исав и схватил кувшинчик. - Давай сюда свою чечевицу!
        - Вот и хорошо, вот и правильно, - суетился Иаков, накладывая в миску очередную порцию похлёбки. - Зачем тебе там, на поле первородство?
        Исав на мгновение оторвался от еды и с лёгким презрением посмотрел на брата:
        - Мне бы твои проблемы… Тут долгосрочный пророк обещал на следующей неделе осадки в виде саранчи, а ты - первородство, первородство… Когда уже повзрослеешь?
        СЛОВО О РЫБЕ
        Голубая вечерняя дымка расползалась по берегу Галилейского моря. Костёр жадно трещал и шипел, облизывая прутики с нанизанными на них кусками рыбы. Ученики тихо сглатывали слюну и подбрасывали в огонь мелкие веточки.
        - Учитель, прости мне мою недоверчивость, - вдруг заговорил Симон, - но всё же: как вышло, что в сетях после проповеди оказалось столько рыбы?
        - Ты просишь объяснить чудо? - с иронией поднял бровь Иисус.
        - Н-нет… - запнулся ученик, но через пару мгновений продолжил: - Я не сомневаюсь ни на лепту, что ты способен убедить в чём угодно даже рыб. Но ведь такая рыба, - ткнул Симон в одну из палочек, - в этом озере никогда не водилась! А такая, - указал он на другую, - и не может здесь жить, в пресной-то воде! Это морская рыба!
        Иисус шутливо смутился и опустил глаза.
        - Надо же - заметил… Хороший ты рыбак, Симон. Но мыслитель - пока не очень. Ничего, это мы исправим. Ладно, сначала объясню кое-что, - он отвёл со лба длинный локон и уселся поудобнее.
        - Вначале, как я уже вам рассказывал, было Слово. Всё сущее берёт начало именно из этого первого Слова, оно стало его отпечатком на песке бытия. Всё живое и неживое, любой человек, любые звери, растения, камни в придорожной пыли и даже сама пыль, вообще любая сущность - это отдельные слова, состоящие из букв Первослова. Но сущности не могут не меняться, иначе прекратится всякое движение и всё застынет в неподвижности. Поэтому всегда есть возможность изменять существующие слова и вплетать новые в ткань бытия, тем самым меняя и создавая сущности; надо только уметь это делать. Вот ты, - он резко повернулся к Андрею и уставил в него палец, - что ты запомнил из моей дневной проповеди на лодке?
        Брат Симона растерянно огляделся, пошевелил губами и с мольбой посмотрел на Иисуса.
        - Ничего, учитель! Прости меня, но я не помню вообще ничего, ни единого слова!
        Иисус поощрительно улыбнулся.
        - Правильно. Ты и не должен ничего помнить. Это не для тебя была проповедь. Каждое моё слово уходило на дно озера и попадало в ваши сети. Я всего лишь добавил некоторое количество слов в общую картину мира.
        - Невероятно! - Иаков даже зажмурился от восхищения. - Учитель, надо будет сегодняшний четверг сделать памятным днём!
        Ученики согласно закивали. Иисус изумлённо вскинул брови:
        - В честь чего?
        - Ну как же! День, когда был придуман такой способ добычи рыбы, достоин быть великим праздником!
        - Но ведь я совсем о другом рассказываю! - закричал учитель в отчаянии. - Кто из вас может объяснить Иакову, в чём он неправ?
        Разглядывая учеников, которые перешёптывались между собой c вытянутыми лицами и пытались незаметно спрятаться друг за друга, он постепенно мрачнел и наконец отвернулся.
        - Если бы вы знали, - негромко заговорил он, - как порой тяжело: смотришь вокруг - слова, слова, слова… И никого больше. Вот ты: как был неправильным словом Симон, так до сих пор им и остаёшься. Именно оно, ошибочное имя, данное при рождении, делает тебя ленивым и нелюбопытным, не даёт проявить истинную сущность. Отныне нарекаю тебя Петром. И быть тебе с этим именем первым среди равных.
        Опасливо выглядывавший из-за спины брата Пётр замер на мгновение, затем поднял голову и с интересом огляделся вокруг, будто увидел этот берег впервые.
        Другие ученики поспешно отодвигались от Петра и прятались от его испытующего взгляда. Иисус тяжело вздохнул и сгорбился, затем снял с огня очередной прутик.
        - Кто забыл посолить рыбу? - вдруг воскликнул он, хитро прищурившись. - Ну, я вас сейчас… Итак, слушайте меня: вы - соль! Соль земли…
        - Не на-а-до-о-о! - разнёсся над берегом многоголосый вопль. Через секунду к Иисусу протянулось несколько дрожащих рук с тряпицами, полными соли. Учитель запрокинул голову и звонко, по-детски расхохотался. Но тут его взгляд упёрся в белый, одного цвета с солью лик Петра, и смех застрял у него в горле. По мере того, как он переводил глаза от лица к лицу, весёлая улыбка превращалась в гримасу сожаления. Чуть пожав плечами, он с досадой вздохнул и опять принялся за рыбу.
        Ученики понемногу оживлялись, самые отважные тоже потянулись за прутьями. Через полчаса новоокрещенный мыслитель Пётр настолько расхрабрился, что осмелился почтительно спросить Иисуса:
        - Учитель, но всё-таки: зачем ты создал столько рыбы, что мы вынуждены были почти всю её бросить на берегу? Я чувствую, что здесь сокрыт высокий смысл, но он от меня ускользает…
        Иисус облизал пальцы и проворчал:
        - Ну… Подумаешь, увлёкся немного. Ты сам, что ли, никогда не мечтал всласть выговориться?
        Пётр уважительно его выслушал, принял позу сосредоточенности и начал обдумывать ответ учителя. После минуты напряжённых размышлений он тронул Иисуса за рукав:
        - Хорошо, но что тогда означает морская рыба? Я следил - она попала в сети раньше других. Правильно ли я понял: из этого следует, что она была первым сотворённым существом?
        Учитель выбрал из оставшихся прутик с самыми лакомыми кусками, придирчиво изучил его при свете догорающего костра и неохотно буркнул:
        - Нет. Просто я терпеть не могу мелких костей в печёной рыбе.

* * *
        Господь сидел на мягком травяном пригорке, держал двумя пальцами за хвост Змия и с тоской его рассматривал. Змий дёргался и извивался изо всех сил, но Господь умел держать очень крепко.
        - Ну, и что мне с тобой делать? - вопросил Господь задумчивым голосом.
        - Отпус-стить, - мгновенно среагировал Змий.
        - Чтобы ты мне всю селекцию окончательно загубил? Ты же только что сразу две элитные линии испортил: и растительную, и разумную!
        - С-сам меня таким с-создал, - напомнил Змий, кротко моргая голубыми глазами.
        - Мало ли каким кого создали. Если тебя сразу сделать полным совершенством - что за смысл в дальнейшей жизни? А совершенствоваться? А бороться с дурной наследственностью и тяготами судьбы?
        - Зачем? - недоумённо закатил глаза Змий, медленно покачиваясь в сильных пальцах Господа. - Ради аплодисментов ис-спорченной разумной линии? Ты на меня с-свои промахи не перекладывай. Не умею - научи. Не захочу… Э-э… Не захочу - отпус-сти и не прис-ставай.
        - Нет-нет, - оживился Господь, - ты очень правильную мысль хотел высказать.
        - Мало ли что я хотел выс-с-с-сказать! - завопил побледневший Змий. - Я ис-с-с-спорченный от рождения! Меня нельзя с-с-с-слушать!
        - Ты только что доказывал Еве обратное, - ласково сказал Господь, гладя Змия пальцем по голове. - Очень убедительно доказывал. Значит, так: яблоками я сам займусь, а твоя задача - очистить души людей от своей демагогии. Сделаешь - воплощу обратно.
        Из зелёного облачка, в которое начал расползаться Змий, донёсся слабый стон.
        Ева вздрогнула и проснулась. Рядом на медвежьей шкуре тихо сопел Адам, чему-то улыбаясь во сне. Она приподнялась на локтях и огляделась. Кроме мужа, в пещере никого не было. Неужели ей померещилось? На всякий случай она затаила дыхание и прислушалась.
        - Ева, ты зачем яблоко украла? - еле слышно прозвучал в голове унылый голос. - Это нехорошо. Не делай так больше.
        - Кто здесь? - хрипло прошептала женщина.
        - Это я, - так же тоскливо ответил голос, - твоя с-с-с-совесть…
        ЖИВЫЕ И МЁРТВЫЕ
        Глянцевая кожура звучно треснула, от кисловатого сока на миг свело скулы. Наслаждаясь незнакомым вяжущим вкусом, она хрустела яблоком до тех пор, пока от него не остались черенок и три зерна в коробочке из глянцевых чешуек.
        Под кожей защекотало, Ева встрепенулась и огляделась вокруг. В глазах плыло, мир менялся плавно, но совершенно явственно. Красивые белые контуры животных, внутри которых обычно клубились мысли - спокойные светло-лиловые, радостные светло-розовые, любопытные светло-оранжевые, - эти контуры неспешно мутнели, покрывались пятнами, обрастали какими-то неряшливыми клочьями. Уродливые твёрдые головы тупо глядели на неё блестящими шариками с тёмными кружочками посередине. Яркая аура деревьев и кустов тоже понемногу тускнела, светлая полупрозрачная зелень превращалась в запылённые полоски с неровными краями. Любимец Евы, пухлый птенец говоруна, копошившийся неподалёку, из светлого облачка обернулся невзрачным серым шариком.
        Очнувшись, женщина дикими глазами уставилась на огрызок в руке, затем отбросила его в сторону и начала с омерзением вытирать руки о грудь.
        - И правда, ядовитое. Получается, я сегодня умру? - неуверенно спросила она вслух.
        - Это уже произошло, - прозвучал у неё в голове негромкий баритон.
        - Как это?! Не понимаю… - растерялась Ева. - Я что - мертва?
        - Как ты можешь сомневаться в слове моём? - мягко упрекнул её баритон. - Сказано тебе было, что умрёшь, отведав плода с древа познания, - разве могло случиться иначе?
        - Но ведь я двигаюсь, дышу… Могу есть, - в доказательство женщина присела и сорвала большую земляничину, затем придирчиво её осмотрела и на всякий случай зажала ягоду с прилипшими песчинками в кулаке. - Разве мёртвые способны на такое?
        - Откуда ты знаешь, на что способны мёртвые? Разве я тебе что-либо о них рассказывал?
        - Нет, но ведь я съела плод познания, и теперь знаю всё на свете, - чуть запнувшись, возразила Ева.
        - Ты так считаешь? Ну, давай проверим: расскажи что-нибудь новое, например, о той ягоде, что у тебя в руке, - предложил баритон.
        Ева испуганно поглядела на свой сжатый кулак, скосила глаза в сторону и задумалась. Минут через пять она честно призналась:
        - По-моему, познавательное яблоко не сработало. Я не чувствую себя умнее.
        - Глупышка, - вздохнул баритон. - Как дерево произрастает из семени, так и всеобщее знание могло взрасти в твоей голове, стоило лишь проглотить зёрнышко не разжёвывая. И завет мой нарушать не было нужды: в тебе достаточно силы, чтобы разломить плод пополам. Несложная ведь была задача, но куда как проще вкусно есть, чем думать… Разумеется, кое-что ты узнала, отведав мякоти, однако настоящего прозрения не добилась. А теперь, моя несостоявшаяся помощница, познать одновременно добро и зло уже не удастся - мёртвым это не под силу. Либо тебе с течением времени станет ведомо, что есть добро, ты опять станешь живой и вернёшься сюда, домой. - Кроны деревьев на секунду потеряли резкость, сделавшись, как обычно, дымчато-салатными, и опять затвердели. - Либо… - Небо, всё в непривычной голубизне, на мгновение полыхнуло багровым, чёрная молния ударила в гигантский вяз и расколола его до комля, раскалённый ветер прожёг тело насквозь - и тут же всё вернулось обратно: Ева даже не успела закричать. - Нет, лучше познай добро. Времени у тебя будет предостаточно. А я буду ждать…
        Голос ещё что-то шептал, постепенно затихая, но Ева уже не слушала. Закрыв лицо руками, она тихо всхлипывала и глотала слёзы. Вдруг женщина сорвалась с места, метнулась в сторону, рухнула на колени и начала лихорадочно шарить в высокой и густой траве. Раздвинув стебли девясила, она обмерла, рот некрасиво искривился, из груди вырвался болезненный стон. Маленький говорун как раз склёвывал последнее зёрнышко огрызка; услышав шорох, он повернул голову и щебетнул что-то радостное.

* * *
        - Тэкс, приступим. Где тут рабочие записи?
        Господь достал из подпространства старенький, но мощный «ундервуд», заправил в него бесконечный свиток пергамента, извлёк из складок одеяния замызганный клочок с заметками и не спеша развернул его. На клочке изгибались кривые строчки:
        1. Свет (день) и тьма (ночь)
        2. Твердь (небо) и вода (вода?)
        3. Другая вода (море) и суша (америка?). Зелень.
        4. Светила. Смоделировать Кеплера и поручить.
        5. Твари в чешуе и перьях.
        6. Твари в коже. Что-нибудь верховное.
        7. Выходной.
        - Глава первая! - торжественно провозгласил Господь и ударил по клавишам. Бездна вздрогнула и пошла волнами.
        Прошло время (созданное предварительно, из рабочих соображений).
        - Ну-ка, ну-ка… - внезапно послышался ехидный голос. Господь недовольно скривился и повернул голову. Позади него во тьме висел Сатанаил, слегка шевелил аспидно-чёрными крыльями и бегал глазами по строчкам.
        - Знаете ли вы вселенскую ночь? Нет, вы не знаете вселенской ночи! - с пафосом продекламировал Сатанаил. - Всмотритесь в неё… Та-ак… Божественная ночь! Очаровательная ночь!….полные мрака, и кинули огромную тень от себя. Тихи и покойны эти… чего? а, ну да… Весь ландшафт спит. А вверху всё дышит, всё дивно, всё торжественно. А на душе и необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений стройно возникают в её глубине. Божественная ночь! Очаровательная ночь! И вдруг все ожило… У-у-у-ух!!!
        - И что? - с подозрением спросил Господь.
        - Ничего так, - сдержанно заявил Сатанаил с каменным выражением лица. - Красиво.
        - Красиво - и всё? - прищурился Господь.
        - И всё, - пожал плечами Сатанаил, вытащил из подпространства большую кисть винограда и начал обрывать ягодки по одной.
        Прошло минут десять. Господь не отрываясь смотрел на Сатанаила. Тот доел виноград, щелчком отправил голую веточку в бездну и встретился взглядом с Господом. Некоторое время они играли в гляделки; наконец Сатанаил занервничал и отвёл глаза.
        - Ну чего?
        - Красиво - и что? - повторил Господь. - Я же всё равно не отстану.
        - Нет, правда красиво, - сдался Сатанаил, - только воды много.
        - Ну ты, чернокрылый воробей, сам попробуй что-нибудь создать, а потом критикуй, - обиделся Господь, отворачиваясь и заслоняя текст спиной. - Воды ему много…
        - Воробей - это, положим, покамест анахронизм, - меланхолично заметил Сатанаил. - Ты бы всё-таки прислушался, я плохого не посоветую. Сейчас ещё ладно, а вот в последних главах это будет просто опасно…
        Господь его не слушал и изо всех сил лупил по клавишам, заглушая голос собеседника.
        - Воды ему много… - сердито бормотал он под нос. - Пригрел змею на своей груди…
        Сатанаил пожал плечами и улетел куда-то во тьму.

* * *
        Ной боязливо высунул нос наружу. Сверху лило как из ведра, на сером небе не было видно ни одного просвета. Ной слегка поёжился и уже было собрался вернуться в каюту, как вдруг различил в шелесте водяных струй слабый голос:
        - Человек - вот правда! Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они… нет! - это ты, я, они… в одном! Понимаете? Это - огромно! В этом - все начала и концы… Всё - в человеке, всё для человека! Чело-век! Это - великолепно! Это звучит… гордо!
        Голос становился всё тише и наконец умолк. Ной ещё раз прислушался, пожал плечами и захлопнул дверцу.

* * *
        Богатый ньюгэмпширский скотовод Стивен Уэйц (для своих - Степан Ваць) трясся, как осиновый веник. Если бы кто-либо из работников увидел Каменного Стивена в этот момент, он не поверил бы своим глазам. Великан, который однажды голыми руками завалил разъярённого быка, а в другой раз отогнал от своих коров гризли при помощи обыкновенного хлыста, сейчас был похож на полупустой мешок.
        - Мистер Уэбстер, - трясущимися губами пробормотал скваттер, - вы точно гарантируете, что мой договор будет разорван?
        Сидевший по другую сторону стола пожилой плечистый мужчина на секунду оторвался от бумаг, кивнул и перевернул очередную страницу бумажной кипы.
        - Я не даю пустых обещаний, мистер Уэйц, - рассеянно отозвался он. - Если я сказал, что моя компетентность позволяет справиться с этим делом, то так и будет, поверьте.
        Землистые щёки скотовода начали медленно розоветь. Он вскочил с места, схватил юриста за руку и начал её трясти.
        - Спасибо вам огромное, Дэниел! Благодаря таким гражданам, как вы, Америка обязательно станет самой великой страной в мире! Когда я, нищий украинский парубок, плыл сюда в трюме, то я наперёд знал, я чувствовал, что должен преклоняться перед этими людьми, что именно американцы…
        - Извините, мистер Уэйц… - прервал его юрист, слегка морщась и высвобождая ладонь из грубых лап скваттера.
        - Стивен! Для вас - только Стивен! Всегда - Стивен! Послушайте, вы обязательно должны…
        - Стивен, - опять перебил многословного клиента Уэбстер, - у нас ещё будет время поговорить на эти темы, обещаю вам. Кроме того, у нас есть завтрашний день, и я обязательно проинструктирую вас, как вести себя во время процесса. Тяжба с дьяволом, как вы понимаете, имеет свою специфику. Я приеду к вам… м-м… скажем, в два часа. А сейчас, если не ошибаюсь, в приёмной ждёт другой посетитель, и с моей стороны было бы крайне невежливо заставлять его ждать.
        Уэйц с сияющими от радости глазами с размаху запечатал рот рукой и попятился к выходу. Повернув медную ручку, он с благоговением промычал «Сэ-э-эр…» и осторожно закрыл за собой дверь.
        Дэниел Уэбстер поставил локти на стол, положил подбородок на ладони и задумался.
        - Самой великой страной, говоришь… - наконец пробурчал он с недовольным выражением лица. - Американцы, говоришь… Х-хе!
        Протянув руку к стене, он выдернул из висевшего на стене хвоста седой волос, бросил его на пол и вытер пальцы о брюки. Затем он вытащил из нагрудного кармана большой золотой медальон и бережно раскрыл его. С правой створки на знаменитого юриста смотрел молодой человек с квадратным подбородком и высокой ровной стрижкой, в котором без труда можно было опознать самого Дэниела. Миниатюра была выполнена с исключительным мастерством, в оригинальной самобытной манере. На левой створке тот же художник изобразил красивую черноглазую девушку с толстой и длинной косой. Дэниел закусил губу, прислонил раскрытый медальон к стопке книг, вытащил из ящика стола небольшой свёрток из парчи и развернул его.
        В тусклом свете лампы слабо блеснуло золото отделки. За долгие годы красные сафьяновые черевички совсем не утратили вида и всё так же радовали глаз изяществом и совершенством линий - всё-таки мастера у великой императрицы были первостатейные. Бывший кузнец поставил их рядом с медальоном, некоторое время смотрел перед собой, часто моргая, а затем с тихим всхлипом спрятал лицо в руках.
        МАЛЕНЬКОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ
        Набедренные повязки из листьев смотрелись на Адаме и Еве просто великолепно. Вот Адам на ходу повернулся к жене и что-то ей сказал; Ева опустила голову, поправила свежесплетенный бюстгальтер, сорвала с куста цветок, воткнула его в волосы и улыбнулась, встретив восхищённый взгляд мужа.
        Господь ещё раз посмотрел вслед изгнанникам, с сомнением почесал подбородок и чуть прищурился.
        - А ну-ка, иди сюда.
        Шествовавший мимо павлин с недоумением поглядел на Господа и растерянно произнёс: «Кэ-э-эк?» Его волочащийся по траве хвост колыхнулся.
        - Ты, ты. Подойди.
        Господь подобрал яблочный огрызок, отщипнул несколько кусочков от оставшейся мякоти и протянул птице.
        - Ешь.
        Павлин вытянул шею и с опаской уставился на ладонь.
        - Ешь, говорю! - возмутился Господь. - Не хватало ещё, чтобы мне и другие… твари перестали подчиняться…
        Павлин жалобно заморгал, осторожно взял клювом самый маленький кусочек, закрыл глаза и с усилием глотнул. Несколько мгновений он сидел неподвижно, затем открыл глаза и с любопытством осмотрелся.
        Господь повёл рукой, и в воздухе перед птицей возникли два рисунка: на одном что-то страшное, волосатое и до ужаса зубастое собиралось вцепиться в глотку испуганному павлину, на втором нечто белое и пушистое протягивало такому же павлину корзинку с едой.
        - Ну, и где тут добро? - спросил Господь нетерпеливо.
        Павлин озадаченно взглянул на него и отступил на шаг назад.
        - Где добро, я тебя спрашиваю? - с угрозой воскликнул Господь и шагнул к птице.
        Павлин вздрогнул и отступил на два шага.
        - А зло где? Если тебя вот так съедят - это будет добро или зло? - продолжал наступать сердитый Господь, двигая перед собой рисунки.
        Припёртая к дереву птица виновато вздохнула, затем развернула хвост и начала прихорашиваться. Господь уже набрал в грудь воздуха, чтобы высказать непонятливой твари всё, что о ней думает, но вдруг замер на месте с раскрытым ртом и осторожно присел на корточки рядом с павлином.
        Застрявшие в хвосте травинки под быстрыми движениями клюва превращались в изящное зелёное кружево. Вместе с узорами на перьях оно производило просто потрясающий эффект.
        - М-да. Интересно, когда же я так напортачил?.. - обескуражено вопросил себя Господь.
        Не обращая больше внимания на павлина, он медленно поднялся, почесал в затылке и машинально отправил в рот оставшиеся кусочки яблока. Яблоня взволнованно зашумела, зашевелила ветвями, но было поздно. Как только Господь проглотил кисловатую мякоть, его охватило странное желание сотворить что-нибудь оригинальное и элегантное, причём немедленно и не сходя с места.
        Раздражённо помянув сквозь зубы Во Всём Виноватый Хаос, он сплюнул на траву и очертил пальцем в воздухе круг, в котором тут же показались бредущие по дороге Адам и Ева. Через каждые несколько шагов грешники останавливались, чтобы поднять лист, оторвавшийся от повязки, или поправить натирающий кожу стебелёк.
        - Надо будет для них что-нибудь более удобное и прочное соорудить, - пробормотал Господь задумчиво. - Из кожи, что ли…
        Павлин на мгновение оторвался от своего занятия и с одобрением взглянул на Господа.
        СТРАШНАЯ МЕСТЬ
        ЧАСТЬ 1
        - Мир вам, соседка, уф-ф, ф-ф…
        - И вам мир. Что, что там, с чего вы так запыхались?
        - К вам спешила, новость сообщить. Не слыхали, небось - Самсон женится!
        - Ой, да как же это… Где ж такую скудоум… то есть я хотела сказать - счастливицу, где её такую для нашего судьи сыскали?
        - Говорят, филистимлянку какую-то берёт из Фимнафа. Та не хочет, конечно, в крик, а отец рычит, мол, чего ещё ты ищешь, дура, - молодой, здоровый, богатый, да ещё и святым его почитают. И сама за ним будешь как за каменной стеной, и вся семья наша; возвысишься и среди филистимлян, и среди иудеев. А что видом настолько… грозен, ну да, так и что ж такого, лишь бы любил, говорит. Дайте я вам на ухо чего скажу… Так вот, не знаю, как он её любит, но это всё мне жена пекаря рассказала, а потом шепнула, что соседка Самсона сама подслушала его слова, что он через эту женитьбу всему филистимлянскому люду отомстить хочет.
        - Жалко бедную. Хоть и вражьего племени, а жалко. Придвиньтесь ещё, спрошу, чтоб не услышал кто… А правда, что у него не только голова так диковинно выглядит, но и ниже?..
        - Ну, сама не видела, конечно, врать не буду, а только люди промеж себя беседуют, будто тело у него как мелкой чешуёй покрыто. И вроде ничего ту чешую не берёт. Вчера пастушонок у виноградников видел, как на него лев напал, так Самсон с ним сцепился, голыми руками душит, лев по телу когтями елозит, а на нём ни следа не остаётся. Не знаю, может, мальчику голову напекло, что такое причудилось, но я на всякий случай сына попросила посмотреть, когда мимо того виноградника будет идти, что там со львом. Потому как с одной стороны вроде брехня, на судье утром ни царапинки не было, а с другой стороны посмотришь, посмотришь, да и…
        - Ох, соседушка, и откудова только такой взялся…
        - И не говорите. Пекарша когда-то попыталась из интересу завести разговор с его матерью, начала о погоде, а та развернулась и ушла, едва попрощавшись, смурная-смурная. Зато про сына они с мужем толкуют охотно, про его избранность и знамение, да ещё всегда одними и теми же словами, как по пергаменту читают. А он на них даже не похож. И расспросить не у кого, не в Грецию же ехать…

* * *
        - Со… соседу… шка… мир вам, дайте присесть… ох… Пока вы в отлучке были, Самсон бойню… уф, бойню устроил. Кучу народу перебил. Всё как есть правда, что про него шептались, всё сама видела. И чешуя, и не берёт. И силища неимоверная, что такому лев, ему и левиафан нипочём бы. Филистимляне утром пришли под город и лагерем вокруг стали, и все злые, ну так да, я бы тоже злая была, сколько он народу тогда в городе перебил и перекалечил. У пекарши торговка знакомая из филистимлян, так она такие ужасы рассказывает! Когда на свадьбе он тридцать рубах проиграл, так потом на улице подходит к людям и прямо так и говорит: «Мне нужна твоя одежда!», а кто не снимал - того сразу на месте убивал. Ага, вот и я говорю, ужас; хоть и филистимляне, но ведь живые люди. А когда невестин отец об этом узнал, то со злости дочку за другого и выдал, в тот же день. Вот тут-то Самсон и разошёлся - пожёг всё вокруг, а посланникам, что хотели с ним потолковать, ноги поперешибал, да после ещё и пригрозил: «Я вернусь!», говорит. Так это не всё, погодите, соседка, ещё только начинается! Вот, значит, когда филистимляне уже чуть ли не
всем племенем за ним пришли и рассказали об этом всём нашим старейшинам, то у тех, видать, тоже терпение лопнуло, они подняли народ и всем скопом к нему пришли. И тогда Самсон их послушал, а потом выскочил в чём был, продрался молча через толпу и бегом к филистимлянскому лагерю. Ну, люди ж за ним, чтоб посмотреть, что там будет, и я тоже поспешаю. На выезде из города помните таверну «Ослиная челюсть», ну где у дороги на столбе хозяин ослиную челюсть прибил, а ниже вывеску повесил, так назорей наш выворотил этот столб, зыркнул на филистимлян лютым зверем и как пошёл махать налево и направо, а они, бедолаги, стоят окаменевши и не двигаются, он бьёт, а они хоть бы увернулись. Не знаю, что это было - чудо или колдовство беззаконное, а только спаслись разве что те, кто на краю толпы стоял и сразу наутёк пустился, остальных всех переколошматил. А потом он тот столб обратно на холм занёс и в землю на прежнее место вбил, на нас аж брызги кровавые полетели, вот видите, на рукаве пятнышки… Поскребите, поскребите, настоящие. Теперь на нас кровь из-за него. За что ж только Создатель нас таким счастьем наградил,
будь он… благословен, наш судья…
        ЧАСТЬ 2
        Тяжёлая туша рухнула на кровать, как подкошенная, скрепы заскулили, но выдержали. Далила перевела дыхание: средство египтянки не подвело. Морщась от перегарной вони, она подошла к Самсону и толкнула его в плечо. Тело даже не шевельнулось. Вытащив из волос острую шпильку, она постаралась проколоть толстую безволосую кожу - сначала с опаской, затем давя всё сильнее и сильнее, но шершавая поверхность не подавалась. Закусив губу, она разогрела на свечке бронзовый штырёк и изо всех сил вонзила его в серую руку. Кожа чуть слышно зашипела, слегка потемнела, но остриё не оставило на ней и царапинки. Гигант не шевельнулся. Тогда она набросилась на него с остервенением и начала осыпать неподвижное тело ударами - по лицу, по горлу, между ног. Самсон по-прежнему не подавал признаков жизни. Всхлипывая и глотая слёзы, Далила в конце концов выпрямилась, утёрла лицо рукавом и достала из холщовой сумки овечьи ножницы.
        Обливаясь потом от страха и омерзения, женщина с ожесточением резала толстые скользкие волокна, похожие на кишки. Пряди противно скрипели под лезвиями и чуть шевелились.
        Закончив своё дело, она подошла к окну и описала свечой пару кругов. Почти сразу во дворе послышались осторожные шаги, и комнату заполонили вооружённые люди. Четыре здоровенных стражника всем весом налегли на руки и ноги великана, высокий худой жрец со злым лицом вытащил кинжал…

* * *
        …Туман, застилавший сознание, постепенно исчезает. В пустых глазницах печёт, но главная боль, к счастью, пришлась на беспамятство, сейчас раны, чувствуется, уже затянуло.
        Всё-таки она смогла меня переиграть. Дрянь. Дрянь такая. Напрасно я её сразу не убил.
        Ей удалось покинуть Грецию, пока я ещё не вошёл в полную мощь. Умная, гадина. Только это всё без толку. На ней была кровь, и я её чуял. Я почуял бы эту стерву и на дне океана, и на вершине высочайшей из гор, и в преисподней.
        А ещё на моей стороне была сила. И я собирался превратить её жизнь в ад.
        Супружеская пара, покинувшая Цор много лет назад, согласилась на некоторое время стать моей семьёй, вернуться в Иудею и помогать мне - за большую сумму и из большого страха. Всю дорогу они молчали и даже между собой не перешёптывались.
        По приезде я разыскал её дом, дождался, пока она выйдет на крыльцо, поймал её взгляд, и мы долго смотрели друг другу в глаза…
        А затем я долго мстил народу, приютившему её.
        А потом взялся за неё саму. Однажды вечером я шепнул её жениху пару понятных слов, и на следующий день тот куда-то исчез - меня не интересовало, куда. После этого я сделал её своей наложницей. Она выполняла любые мои прихоти, самые гнусные и омерзительные. Меня забавляли её неуклюжие потуги навести на меня колдовство - связать заговорёнными верёвками или прибить волосы к колоде. Я даже поощрял эти попытки, недоумок. Мне нравилось пестовать в ней чувство обречённости.
        А потом, сломав её окончательно, я убил бы её. Я убивал бы её долго. Дня два. Разными способами.
        Что же она всё-таки подмешала в вино? Ладно, уже неважно. Хватит играться, и так доигрался. Теперь мой ход.
        Ну что, скоты, выкололи глаза и считаете, что справились со мной? Жалкие безмозглые жабы, вы только и можете, что радостно квакать! Давить вас надо, давить… Чем я сейчас и займусь.
        Мои отросшие волосы зашевелились, шипя крохотными ртами, затем сплелись особым образом, задрожали в отчаянном усилии, незаметная складка надо лбом разошлась - и я увидел свет, пробивающийся через проёмы в стенах храма, и людей, набившихся в дом Дагона.
        Удивительно, но никто из этих любопытных тварей так и не знал о моём третьем глазе. А теперь никто уже и не узнает.
        Для начала я полоснул взглядом по тем, кто толпился у входа. Не вполсилы, как тогда, под холмом, а наотмашь, в полную мощь. Лёгкое потрескивание сминающихся тел и отчаянные вопли подтвердили, что я уже полностью восстановился. Два резких поворота головы - и подбегающие стражники с грохотом покатились по полу, теряя на лету обломки тел и оружия. Я рванулся с места, но меня тут же отбросило назад: кузнецы филистимлян постарались на славу, приковав руки и ноги к колоннам и громадным кольцам в полу четырьмя медными цепями, каждая толщиной с руку взрослого человека. Такие даже мне не под силу.
        Тем временем народ опомнился и бросился к дверям и окнам. Отчаянно крутя головой, я превратил в камень тех, кто оказался среди первых, и неподъёмные мраморные скульптуры надёжно перекрыли выходы и входы. После этого я приветливо улыбнулся обезумевшей толпе и начал неторопливо водить по ней взглядом, словно маляр кистью. Покончив с первым этажом, я занялся верхней балюстрадой. Там охочих до зрелищ бедняков набилось до отказа, и когда я повёл глазами по трясущимся от ужаса зрителям, послышался лёгкий треск - нагрузка на перекрытия оказалась чрезмерной. По мере того, как хоры заполнялись неподвижными изваяниями, балки поочерёдно разламывались и падали вниз вместе со статуями. Колонны зашатались, теряя опоры, но я продолжал пристально всматриваться в зажатую у стены горстку людей.
        Вдруг я ощутил сильный удар в спину. Женский голос процедил: «Получи, ублюдок!», и тяжёлая секира опять обрушилась на мои плечи.
        Она. Лишь один человек догадался укрыться позади меня - и надо же, чтобы это опять оказалась она!
        Ну что же, посмотрим, кого хватит на дольше. Я упёрся руками в толстые каменные колонны и, стараясь не обращать внимания на ещё неглубокие рубленые раны, напрягся изо всех сил. Массивные блоки заскрипели и сдвинулись с места. Один столб искривился и рассыпался горстью исполинских игральных костей. За спиной раздался глухой стук, послышался короткий всхлип - и удары прекратились. Вторая колонна ещё держалась, но на неё легла вся тяжесть крыши, и долго простоять ей не удастся.
        Свод медленно проседал. Я закрыл глаза и вспомнил, как при первой встрече увидел в ошалелых от ужаса женских глазах самого ненавистного для меня человека - плечистого парня, сжимающего в одной руке щит, начищенный до зеркального блеска, а во второй отрубленную голову моей матери, с медленно тускнеющим третьим глазом и змеящимися волосами. Я разглядел во взгляде дочери страх отца - и понял: мы победили.
        ХОРОШИЙ ПОСТУПОК
        - Умореэль, а ну-ка иди сюда! Сейчас же! Я кому сказал? И брось чертёнка. Отпусти его, говорю! И тростинку сломай! Давай-давай, чтобы я видел. Взяли за моду мучить тварей… Он же потом нырнуть не сможет, так и будет на поверхности плавать! Как - «это от него и требуется»?! Как это - «у кого дольше проплавает»… Да как тебе не стыдно в такое играть! Еще и на интерес?! И много выиграл? Сколько?! Ого!!! Хм… Ладно, подробнее поговорим потом, а сейчас я не для этого тебя позвал. Значит, так: я уезжаю в длительную служебную командировку и хочу быть уверенным, что на этот раз, повторяю, ЧТО ХОТЯ БЫ НА ЭТОТ РАЗ никаких происшествий не будет. Повторяю ещё раз: НИ-КА-КИХ.
        Сейчас будешь клясться. Да-да. Нет, просто так уже не поверю. Никакому «честно-пречестно». Никакому «разрази меня гром, если вру». Нет, уже не верю даже «пусть выщиплют мне перья на крыльях». Обещаний было много, не сдержал ни одного. Нет тебе моего доверия.
        Итак, повторяй за мной:
        «Я, Умореэль…
        …
        ангел девятого разряда…
        …
        торжественно клянусь своим именем…
        …
        в отсутствие архангелов…
        …
        не рыскать по закоулкам небесных чертогов…
        …
        не шарить по кладовкам и другим служебным помещениям…
        …
        не исследовать открытые и запертые шкафы…
        …
        нет, „запертые шкафы“…
        …
        „ЗАПЕРТЫЕ“! „ШКАФЫ“! Повторяй сейчас же! Думаешь, я не знаю, к чему ты клонишь?..
        …
        не подходить к затвору хлябей небесных…
        …
        не трогать серные и огненные заслонки вулканов, особенно тех, что возле человеческих поселений…
        …
        не сыпать сверху на землю насекомых, жаб и другую мерзость…
        …
        не осквернять небеса иными гадкими и недостойными ангельского чина поступками!..
        …
        Если же я нарушу эту торжественную клятву…
        …
        пусть лишат меня крыльев ангельских на веки веков!»
        Вот. Вот молодец. Видишь, каким хорошим ты можешь быть, если захочешь. У тебя даже нимб ярче засветился. Если будешь себя хорошо вести, я тебе из командировки слона привезу, как обещал. Ладно, малыш, иди играй. Только чертенят больше не трогай! Они такие грязные…

* * *
        - У-МО-РЕ-Э-Э-ЭЛЬ!!! Где ты, мерзавец эдакий? Не прячься, все равно найду!
        - Тут я. А что?
        - Он ещё спрашивает!!! Иди сюда и подставляй… подставляй… ухо! Сейчас драть буду! А потом убью! Или сразу убью!
        - За что? Я ничего не сделал!
        - А?! Нет, ну вы слышали? Какая великолепная наглость: морду не отворачивает, прямо в глаза врёт и не краснеет!
        Ты знаешь, что из-за тебя все итоги нашей встречи чуть было не полетели в тартарары? Только мы вечерком удобно расположились вокруг Канченджанги, чтобы после долгих и многотрудных переговоров вкусить сомы трёхсотлетней выдержки, как тут на тебе - рёв Трубы! Хеймдалль аж побелел, бедняга, подумал, что Последняя Битва без него началась. Еле убедили всем скопом, что это не у них, это у нас такой вредитель завёлся. Разумеется, ни о каком совместном возлиянии речь больше не шла. Я улетал и боялся смотреть в глаза участникам других делегаций.
        Ну-с, так ты хочешь сказать, что это не ты Трубил?
        - Ну я. А что?
        - Господи, дай мне силы выдержать нахальство этого маломерка! Как - что?! Ты разве не знаешь, что это за Труба?
        - Нет. А что?
        - О-о-о… Нет, это невыносимо! Да, как ни странно, но, наверное, и вправду не знаешь. Иначе уже прятался бы внизу, где-нибудь на седьмом уровне, среди какодемонов. Они бы тебе агнцами показались бы по сравнению со мной!!! Впрочем, ты теперь туда и так попадёшь. Поворачивайся спиной и расправляй крылья, живо! Сейчас я их…
        - Так нечестно!!! Я никакой клятвы не нарушал!
        - Как не нарушал? А где же ты взял Трубу Конца Света?! Она у меня в комнате под замком была!
        - Так она в закрытом сундуке была, а мне только в запертых шкафах лазить запрещалось. И я давно знал, что она там лежит, так что не шарил по комнатам! И на небесах её не использовал! Всё по-честному!
        - Умориэль… Деточка… Ну вот скажи: что мне теперь - составлять опись всех возможных шалостей и по очереди запрещать тебе каждую?! Или ты всё-таки сам когда-нибудь повзрослеешь и поумнеешь?
        - А зачем? У вас, взрослых - сплошная скукотища! Сферы божественного возлияния, теократическая интригация… Кому такое интересно… А в Гималаи и сам скоро летать буду, когда захочу.
        - Ах, так?! Ну что ж, тогда и я займусь казуистикой. Да, впрямую клятвы ты не нарушил. Но повёл себя ОЧЕНЬ плохо! И хотя недостойный поступок ты совершил не на небесах, но сам являешься частью небес; значит, осквернив себя, ты осквернил небеса! А? Каково? Это, брат, называется логика! И нечего тебе ответить! Подставляй крылья!
        - Да ничего я не осквернял! Там какой-то дядька к другим драться пришёл, а я захотел хорошее дело сделать и решил его напугать, чтоб не дрался. А чего, у него такая же труба была, так что всё по правилам! А вы - сразу ругаться…
        Ой, дядя Гавриил, а вы слона привезли?

* * *
        …Придя в себя, оглушённый Иисус Навин ещё долго сидел на красном песке, почёсывая всклокоченную бороду и задумчиво глядя на помятую серебряную трубу, зажатую в кулаке. Возле него испускали последний пыльный вздох развалины городской стены Иерихона…
        А МОЖЕТ БЫТЬ, ВСЁ БЫЛО НАОБОРОТ?
        - Слушай, я тебя добром прошу: не начинай заново. Опять ничем хорошим это не закончится.
        - Не прекращу, пока не перестанешь питаться убоиной! Где твоё чувство сострадания к бедным животным?
        - А где твоё чувство сострадания ко мне? Столько лет пилишь меня из-за этой ерунды… Ну пойми, не наедаюсь я твоей травой, уже сколько раз пробовал - целую копну, наверное, сжевал!
        - Поэтому надо совать в рот всякую протухшую гадость? Посмотри лучше, какая зелень сочная! Хрустишь - и зубы радуются!
        - Ага. Скоро они у тебя уже вслух будут радоваться. Как у лошади.
        - Уж лучше радоваться, как живая лошадь, чем запихивать в себя куски мёртвой лошади! Нет, всё равно не верю, что ты такой испорченный. Должно же в тебе быть хоть что-то хорошее? Ну представь: идёт по дорожке маленькая, беленькая, чистенькая овечка…
        - Представляю: маленькая… беленькая… чистенькая… ягнятинка… Объедение.
        - Какой же ты негодяй! За что ты её убил? Что она тебе сделала? Пройти мешала?
        - Всё, я с тобой больше не разговариваю. И вообще, я делом занят. Так. Что-то мало, по-моему. Наверное, положу ещё кусочек…
        - Стой! А ну-ка, убери отсюда эту мерзость! Фффе! Чтобы мои свежие зелёненькие листики пачкались о твою вонючую падаль?! Так её, т-так!
        - Что ты делаешь?! Сволочь! Я на этот кусок мяса знаешь сколько горбатился, а ты - топтать!.. ЧЕГО?! КАК ТЫ МЕНЯ НАЗВАЛ? Ну всё, достал! Получай!
        Гулкий стук дерева по черепу отрезвил Каина, он выронил дубинку и попятился.
        Над алтарём медленно сгущалась крылатая фигура с большим надкусанным огурцом в руке и кислым выражением лица. В добрых глазах, обращённых на Каина, смешались укоризна и понимание.
        ДАЛЬНЯЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
        Капитан марсианского корабля торопливо выбрался из шлюза и начал осматриваться. Его красноватое морщинистое тельце неуклюже переступало на тонких щупальцах и подрагивало от возбуждения.
        - Земля! - зачарованно прошипел он. - Клянусь рылом и хвостом Однорогого Бугу, Земля!
        - Да уж, - поддержал его первый помощник, протягивая сквозь люк третий отросток. - Этот космический океан так утомляет…
        - Подумать только, почти начало холодного сезона, а так тепло! - Капитан потянулся и радостно задрожал всеми складками. - Чувствуешь, какой тут углекислый газ? Дома в таком не поблаженствуешь. Водичка чистейшая, все микроорганизмы невооружёнными рецепторами ощущаются! А клетчатки-то, клетчатки вокруг сколько - прямо на поверхности валяется! Благодать! Ради этого стоило бежать через космос от этих еретиков… Здесь-то нас ни сам Однорогий Бугу, ни его жрецы точно не достанут, здесь другая теография, я специально узнавал. Слушай, это надо отметить. И заодно вознести благодарение судьбе, чтобы она не повернулась к нам задним пфыщром. Ты у меня по совместительству советник, давай советуй, как и чем будем благодарить.
        - Да хоть этим! - раздражённо отмахнулся первый помощник, изо всех сил пытаясь выдернуть застрявшее щупальце. - Вон стоит, здоровое такое, толстое, с красными висюльками. Эй ты, мясо инопланетное, ты что творишь?! А ну кыш! Кыш!
        Любопытная индейка, собиравшаяся клюнуть разведробота, издала возмущённое клокотание и на всякий случай ускакала в кусты.
        - Странный организм, - с сомнением фыркнул капитан. - Не думаю, чтобы судьбе такое понравилось.
        - Когда благодарят чем-нибудь материальным, это всегда нравится, - со знанием дела заметил помощник. - Впрочем, это толстое теперь попробуй догони… Эй, а вон то что такое?
        На берегу ручья сидели два ещё более странных организма. От огромного вертикального цилиндра отходило по четыре щупальца; концы нижних были опущены в воду, ещё два безвольно свисали откуда-то из верхней части тела. Рядом с организмами лежали кучки разноцветных плодов, похожих на марсианские клюки. Время от времени существа протягивали щупальца, выбирали плоды и вцеплялись в них белыми косточками, в изобилии наполнявшими одно из отверстий тела. Помощник вытащил из рюкзачка биосканер и направил на них раструб.
        - А ведь у них в верхнем шаре есть большая полость, - сообщил он вскоре, переменив цвет на задумчиво-серый. - А к полости подходят важные нервы и сосуды…
        Капитан от удивления сжался в плотную сферу.
        - А размер? Размер подходит?.. - глухо донеслось изнутри.
        - Почти идеально. Прямо как для нас делали.
        Капитан расслабил полушария и решительно указал щупальцем в сторону ручья.

* * *
        - Ну что, не жмёт? - через некоторое время спросил капитан новым органом общения. Управлять большим телом оказалось несложно: рецепторы марсиан легко перехватывали сигналы его нервов, а недоразвитый нервный узел организма без проблем удалось переключить на вспомогательные функции.
        Помощник дал команду верхнему шару покрутиться влево-вправо. Сначала он хотел, как обычно, задействовать в отрицательном жесте весь корпус, но потом подумал и решил, что это лишнее.
        - Обязательно возблагодарим судьбу, - воскликнул капитан и весело сшиб нижней конечностью гриб. Непослушное тело от резкого движения чуть не упало, но быстро выровнялось. - Эти создания будто специально сконструированы для нашей Великой Миссии! Теперь нам гораздо легче будет насаждать полную гармонию на всей планете!
        Помощник поболтал конечностями в воде, повертел в отростках плод и нахмурился.
        - Капитан, а по-моему, туземцы и так находились в полной гармонии. Может, не нужен им наш прогресс?
        - Как это не нужен?! - возмутился уже совсем освоившийся с управлением капитан.
        Он ловко выдернул из кустов зазевавшуюся индейку, одним движением руки свернул ей голову и начал быстро её ощипывать. Перья летели прямо в ручей, печально скользили по чистой глади и исчезали в зарослях камыша.
        - Ты смог бы без прогресса это мясо приготовить? То-то же. Сейчас начиним чем-нибудь слабокислотным - и будет объедение; да хоть этим можно, например, - капитан потянулся рукой к яблоне, сорвал несколько зеленоватых плодов и бросил один помощнику. - Попробуй, вроде должно подойти.
        - Спасибо, что-то не хочется, - вздохнул сентиментальный помощник, созерцая обвисшую тушку птицы.
        - А я говорю, ешь, - приказал капитан. Не желая утруждать себя сбором плодов, он подпрыгнул, повис на одной из веток, усыпанной яблоками, и сломал её. - Если не ошибаюсь, эти организмы могут питаться мясом без измельчителя: оно легче усваивается, чем клетчатка. Да они на нас молиться должны за новые приятные ощущения! А уж когда мы разовьём их зачаточный разум и они ощутят эту дурманящую радость мышления… Кстати, а чего ты сидишь? Выключи анабиозные камеры, пускай наши просыпаются, а затем возьми бластер и разожги вон под тем деревом костёр для принесения жертвы. Здесь можно, здесь нет Однорогого Бугу…

* * *
        На дальнем холме высились две огромные фигуры, скрытые полупрозрачной дымкой. Чем дольше эти двое наблюдали за пришельцами, тем больше мрачнел старший из них, одетый в белую хламиду. Наконец он обвёл тоскливым прощальным взглядом окрестности, ополоснул руки в мутнеющей воде ручья, сердито ткнул пальцем в разошедшихся не на шутку марсиан, что-то изрёк и исчез. Второй, двурогий здоровяк, с мрачным удовольствием посмотрел в сторону костра, потёр руки и оскалил клыки в ухмылке.
        ГЛАВНОЕ - ОТЧЁТНОСТЬ
        - …и ещё вдобавок пять гу сена и три гу зерна, - убитым голосом подытожил Ной, всхлипнул и несколько раз стукнулся лбом о дубовую столешницу, прикрытую кормёжной ведомостью.
        В двери тут же просунулся любопытный нос Сима.
        - Ты чего, отец? Голова болит?
        - Давно. - Ной тяжело вздохнул и отвёл воспалённые глаза от свитка. - С самого начала плавания.
        - Хочешь отварчику из сельдерея принесу? - предложил Сим, проскальзывая в капитанскую каюту. - Он даже Иафету помог, тошнота почти прошла. Если б этот проглот ещё и протухшими яйцами не закусывал в таких количествах…
        - Да при чём тут это? - поморщился Ной. - У меня голова от забот скоро лопнет. Зверей кормить уже завтра будет нечем. До конца потопа сдохнут с голоду.
        - Всего-то? - Сим пренебрежительно выпятил нижнюю губу.
        - Тебе «всего-то», - передразнил его отец, - а мне их по списку сдавать. Я за всех расписывался.
        Сим взял со стола ведомость и стопку ежедневных отчётов и углубился в чтение. Ной положил руки на стол, примостил на них подбородок и закрыл глаза.
        Солнечный лучик, пробивавшийся в щель над иллюминатором, медленно полз вверх по стене. За окном рулевой Хам, небрежно опершись на штурвал, рассказывал русалкам последние содомские анекдоты, те повизгивали от удовольствия, хлопали плавниками и бросали к его ногам жирных рыб. Плеск волн о борт ковчега чередовался с ритмичным посапыванием задремавшего Ноя.
        - Всё дело в том, отец, что ты не используешь все возможности ведения отчётности, - наконец заметил Сим, выравнивая бумаги в стопке.
        Ной спросонья подхватился и ошалело уставился на сына. Тот вытащил откуда-то корешок сельдерея и протянул отцу.
        - Возьми, пожуй, в голове прояснится. Ты кормление проводишь единой ведомостью, - продолжал он, не обращая внимание на скривившегося Ноя. - А надо последовательными отчётами. Вот, смотри. На кормление одного масюрика у тебя в день уходит около горсти травы. Кормим, этого не избежать, и указываем в сегодняшнем отчёте. Вечером отсылаешь и обо всём забываешь; они видят, что всё в порядке, и тоже забывают…
        - Уже покормил и отослал, - вставил Ной.
        - Уже? Отлично. Теперь, кукану на завтрашний день сколько причитается мяса? Примерно столько, сколько весят два масюрика. Не повезло зверюшкам, кукан важнее…
        - Но ведь масюрики идут по графе «пассажиры», а не «корм»!
        Сим криво усмехнулся и достал из сундука «Энциклопедию творения», выданную Ною перед отплытием дежурным ангелом.
        - Где тут у нас куканы… ага, вот… водится… размножается… смотри, отец, чёрным по белому написано: питается грымсами, масюриками и фругами. То есть у тебя есть официальное подтверждение того, что масюрики - это корм. Корм куканов.
        - А как же статья «Масюрики» в этом же справочнике? - воскликнул Ной. - Там же ясно написано, что они тоже водятся и размножаются! Эй, эй, что ты делаешь?
        - Статья? - Сим взглянул на отца честными голубыми глазами и несколько раз моргнул. - Какая статья?
        - Которая у тебя в кулаке! - завопил перепуганный Ной. - Ты лист выдрал!
        Сим досадливо скривился и покачал головой.
        - Папа, у меня в кулаке не лист, а корм для фругов. А в «Энциклопедии» статьи «Масюрики» нет и никогда не было. Для корма статьи не предусмотрены. Согласен?
        Ной схватился за голову, зажмурился и застонал так, что даже русалки притихли за иллюминатором.
        Хлопнула дверь каюты. Через некоторое время ещё раз.
        - Ну вот, ничего у меня в кулаке и нет, - весело сообщил Сим.
        - А кукана ты отдашь леопарду? - поинтересовался Ной, поднимая глаза на сына.
        Вместо ответа Сим красноречиво пожал плечами.
        - Не горюй, батя, документация будет - не подкопаешься! Правильное ведение бухгалтерии - самое главное в любом предприятии.
        Ной взял со стола ведомость, медленно свернул её трубочкой и протянул Симу. Тот с поклоном принял документ и положил его в сундук.
        - По-моему, мы с тобой отлично поработали, - отметил Сим, потирая руки, - и можем это как следует отметить. - Он вытащил из-за пазухи небольшую тёмную бутылку и поставил её на стол. - Прекрасно идёт под отбивную из грудки макла…
        - Ж-жаль маклов… - печально пробормотал Ной через некоторое время, пытаясь сфокусировать глаза. - Я уже так привык к их гуканью…
        Где-то в трюме тоскливо заголосила крюнька, обладавшая способностью предвидеть будущее на день вперёд. Жруст в клетке напротив посмотрел на неё и облизнулся.

* * *
        Смотровое окошко, висевшее в воздухе, окончательно заволокло пылью.
        - Да ты посмотри, что эти паразиты делают! - горестно возопил Господь и в сердцах вырвал из бороды небольшой клок. Сидящий на кусте Змий проводил взглядом падающие волоски, повернулся к окошку и легонько дунул. Овальный проём тут же очистился, и в нём возник последний на Земле динозавр, за которым с радостным гиканьем неслось целое племя. По всему было видно, что жить гиганту осталось недолго. Змий задумчиво почесал возле глаза кончиком хвоста и заметил:
        - А что делать… Кушать-то хочется.
        - Я сотворил столько плодовых деревьев, что скоро им уже расти негде будет! Даже твои вредители не справляются! А эти мерзавцы совсем зажрались: фруктами в футбол играют!
        Змий насмешливо выстрелил языком.
        - Ты бы сам столько однообразной пищи съел, а потом уже злился. Да и не насыщает она: куда там твоей ежевике против огромной шкворчащей отбивной из…
        - Но это не повод уничтожать целые виды!
        - Почему? Голод - один из лучших поводов на свете.
        - Так, а ну заткнись сейчас же! - рыкнул Господь, не найдя достойного возражения. - Не поможет тут твоя демагогия. Я сказал, что они виновны, что подлежат суровой каре моей - значит, быть посему.
        Змий внимательно посмотрел на Господа, жалея, что у него нет плеч, чтобы ими пожать.
        - А как же насчёт Божественной Предопределённости? - невозмутимо спросил он спустя некоторое время. - В них ведь при рождении закладывается вся будущая жизнь. Значит, это ты поместил в людей стремление пожирать животных?
        - Вот делать мне нечего, только каждый вид пищи прописывать мелкими буквами! - возмутился Господь. - Предопределена лишь тяга к насыщению вкусной и здоровой пищей. Остальное - на их усмотрение. Кто ж знал, что они так исказят это понятие… Так если б только это! Видал, как люди извратили принцип размножения? Я им по доброте душевной такой приятный стимул поставил в схему Предопределённости; казалось бы, плодись и ни о чём не думай, а они…
        - Ну, допустим, - согласился Змий. - А зачем ты вообще для них прописывал Предопределённость?
        - Как - зачем? - слегка смутился Господь. - Чтоб не сбились с пути истинного. Я же их, поганцев, всё-таки люблю и хочу, чтобы все они прожили праведную жизнь и по заслугам попали в специально подготовленное мной царствие. Там им будут все условия…
        - …которые они, боюсь, оценят точно так же, как и твои усилия на этом свете, - вздохнул Змий.
        Господь помрачнел. Этот вариант он как-то упустил из виду.
        - А и ладно, - наконец махнул он рукой. - Тогда буду держать при себе лишь тех, кто умеет быть благодарным. А для остальных подготовь своё царствие. Бригаду строителей я завтра пришлю.
        Змий удивлённо качнулся.
        - Но ведь Божественная Предопределённость подразумевает, что человек не может не идти предписанным тобой путём, так как обязательно выполняет все заложенные в него заветы, пусть и формально! Он по определению ко мне попасть не сможет.
        - А, ну да, - спохватился Господь. - Собственно, вот им и готовое наказание: я отменяю принципы Предопределённости. Пускай и они отныне сами выбирают свой жизненный путь. Легко, понимаешь, жить, когда кто-то виноват вместо тебя…
        Змий оглянулся на окошко. Грязная патлатая орава уже облепила тушу динозавра и с увлечением её разделывала.
        - Мне кажется, они не смогут оценить твоё наказание по достоинству. У их разума сейчас две рабочие позиции: жратва есть - жратвы нет.
        - Ничего, когда-нибудь оценят, - угрюмо буркнул Господь. - Ты же оценил?
        Змий посмотрел на Господа тяжёлым взглядом и ничего не ответил.
        ИНТЕРВЬЮ
        - Да уж, я всегда знал, что когда-нибудь вы, писаки, и сюда доберётесь, - проворчал Каин, усаживаясь на гладкий камень. - Не даёте спокойно погреть старые кости.
        - Так ведь людям нужна информация, - дипломатично ответил молодой журналист, стараясь не встречаться с ним взглядом. - Не для себя стараемся.
        - Ладно, спрашивай, развлекусь немного. У тебя три вопроса и десять минут, - сообщил Каин. - Я не люблю, когда меня отвлекают по пустякам.
        - Хорошо, постараюсь уложиться, - кивнул юноша. - Расскажите тогда хотя бы несколько интересных подробностей из своей жизни. На своё усмотрение.
        - Ну, думаю, до нашей размолвки с Авелем ничего для тебя интересного и не происходило: обычная крестьянская жизнь: один в поле пашет, другой овцам хвосты крутит. Да и в самой сваре ничего интересного не было. Мы друг на друга давно косо смотрели из-за сестры, каждый хотел её в жёны взять. Чего рот раскрыл, что тут странного? Это тебе сейчас шаг ступи - какой-нибудь девице ногу отдавишь, а нам тогда из кого выбирать было? Ещё и молодые были, дурные. Когда его жертву предпочли, этот глупец издеваться начал, вот я и не выдержал…
        Вранья-то сколько потом понаворотили вокруг этой стычки - жуть просто. Взять хотя бы орудие убийства, так чего только ни перебирали: камень, камыш, ослиная челюсть, даже ветка древа познания… Да только ерунда это всё. Вот какой штукой был убит братец, - потряс Каин инструментом. - Мне нею, сам понимаешь, привычней всего действовать было. Так с тех пор с ней и хожу, это даже считается частью наказания, хотя мне совсем не в тягость, наоборот. Сам и за состоянием слежу. А что, я и кузнецом был за свою долгую жизнь, да, и неплохим.
        Интересного, говоришь, тебе… Ну вот, например: знаешь, что когда братца хоронили, то его земля не принимала, выталкивала? Тогда люди шушукались, что она ждёт первого сотворённого из неё, но, по правде говоря, это она из-за меня так: выжидала, когда до меня дойдёт, что же это на самом деле произошло. В то время я чувствовал только жалость к брату, и не более. А вот настоящее понимание сущности пришло гораздо позже: на Голгофе, когда отца хоронил… Вот так совпало, ага.
        О Ламехе ещё могу рассказать. Небось, читал, что он меня случайно прикончил? Бред, конечно. Сам посуди - ну как это старый слепец может случайно убить здорового зрячего мужика? Даже если хорошо известное обстоятельство в расчёт не принимать. На самом деле он меня к жене приревновал, к Аде. Не зря, кстати. Ей потом, конечно, туго пришлось - ну да это понятно. Муж очень много сил и денег потратил, чтобы в хрониках всё было записано как надо, чтобы прилично выглядело. Приметы мои упомянул, чтоб не было разговоров: мол, не того убили.
        - Кстати, на знак ваш можно посмотреть? - вставил корреспондент, по-прежнему напряжённо уставясь в землю.
        - Увы тебе, мил человек, - послышался неприятный смешок; плащ Каина слегка колыхнулся. - Знак себе Ламех после того и забрал. Спилил собственноручно, прямо с моей головы. И присвоил: дескать, чтобы загладить нанесённое супружеское оскорбление. Не печать это была, не верь, на небесах нет канцелярии - рога мне тогда приделали, чтобы от других отличался. Вот эти самые рога ему и достались на память.
        А вообще он тогда меня подпоил и в кипящее масло бросить велел. И слух распустил, что якобы по ошибке изгоя подстрелил и после по-быстрому схоронил. И при этом искренне каялся и горевал - чтобы прощение подешевле от священников получить. Вот так я для всех и умер. Узнать меня после того, как видишь, достаточно трудно. А мне так даже лучше, любопытные редко одолевают.
        - Неужели за все эти годы, кроме меня, никто так и не догадался, как отыскать Каина? - с тайной гордостью поинтересовался журналист.
        - Ну почему… Были умники и до тебя - вон, например, Терри Пратчетт, фантаст ваш знаменитый, догадался уже давно. Он же вам такую доходчивую подсказку в своих книгах оставил! Только старый он, ему меня искать смысла нет…
        Правда, таких настырных, как ты, ещё не было, это правда. - признал Каин, поднимаясь с места. - Всё, хорошего понемножку.
        - А можно ещё один маленький частный вопрос? - робко осведомился парень.
        - И что ж ты хочешь знать? - сипло захихикал Каин, откидывая чёрный капюшон с голого черепа и многозначительно вертя в руках косу. - Когда я к тебе приду, что ли?
        ВНАЧАЛЕ БЫЛО ЯБЛОКО
        Над перепуганным ангелочком, сторожем сектора Д, угрожающе нависла дебелая фигура начальника охраны. Перья каждого из шести крыльев архангела топорщились и тихо звенели - словно кто-то проверял остроту лезвия.
        - Где яблоки номер… э-э… ДП4/12-1 и ДП4/12-2? - злобно проревел архангел, тыча пальцем в пухлый томик инвентарной ведомости.
        Ангелочек съёжился, ткнул куда-то в сторону и выпалил:
        - Это всё Враг! Это он виноват!
        - Какой ещё Враг?! - опешил архангел и невольно оглянулся. - Откуда? Да тут с самого сотворения никакого Врага не предусматривалось!
        - Самый настоящий! - Ангелочек взял себя в руки и принялся вдохновенно излагать заранее подготовленную версию. - Территорию ведь зачем огородили? Чтоб Враг с той стороны не пробрался!
        - Да? Хммм-м-м… И каков он из себя, этот Враг? - недоверчиво покосился на него начальник.
        - Откуда я знаю? Он же в чужие тела вселяется! - сделал большие глаза охранник. - О-о, это очень хитрый Враг! Через огорожу он ведь перелезть не может, её Сам строил…
        Собеседники с благоговением поглядели вверх, сложили перед собой ладони и замерли.
        - Да, так вот ограду он снаружи преодолеть не может, - через некоторое время спохватился ангелочек, - вот ему и остаётся изнутри действовать, через кого-нибудь.
        - И через кого же он действовал?
        Змея была очень зла - её сегодня обижали все кому не лень, без всякой причины. Такое, казалось бы, чудесное солнечное утро напрочь испортила пухленькая шиншилла: мерзавка цапнула её за хвост, приняв его за толстый корешок козлобородника. Если вас во время глубокого сна когда-нибудь цапали за хвост, вы обязательно посочувствуете змее, которая спросонья забылась настолько, что чуть не укусила шиншиллу в ответ. Но Запрет сработал, как всегда, безукоризненно, и животное, раздражённо шипя, полезло досыпать на ближайшее дерево. Цапнутый хвост змея аккуратно разместила в развилке ветки, чтобы случайно не свесился вниз.
        Через полчаса, устав от доносившегося снизу хрупанья, она смирилась с мыслью, что сон испорчен напрочь, открыла глаза и огляделась. К наглой шиншилле за это время успело присоединиться несколько подружек - лужайка, похоже, пользовалась у них особой популярностью, и даже чьё-то громкое сопение в кустах не мешало зверькам завтракать. С опаской покосившись на грызунов, довольно похрустывающих сочными стеблями, змея поползла по ветке - и уткнулась носом прямо в жёлтый шарик с красным пятном на боку. Он свисал с верхней ветки и, казалось, даже немного светился; запах от него шёл просто одуряющий. Внимательно осмотрев диковинное лакомство со всех сторон, голодное пресмыкающееся аккуратно вонзило в него зуб.
        Краснобокий шарик неожиданно пришёлся змее по вкусу: его кисло-сладкая мякоть не только утоляла голод и жажду, но и непонятным, но очень приятным образом прочищала мозги. Чувствуя в голове необычную лёгкость, животное уже раскрыло было рот, чтобы продолжить трапезу, но тут его кто-то схватил за шею.
        «Удивительно. Она дважды вкусила яблока - и до сих пор жива, - подумала Женщина, рассматривая полузадушенную змею. - Может, не такое уж оно и гибельное?»
        Чуть поколебавшись, она протянула руку к надгрызенному фрукту. Откусив несколько раз, она поднесла змею к глазам и швырнула огрызок в кусты. Раздался приглушённый стук в сопровождении звонкого «Ой!», и сопение моментально прекратилось.
        - Странное ощущение, - задумчиво произнесла Женщина, рассматривая тускнеющий узор на коже пресмыкающегося. - Спасибо за подсказку. Действительно, на смерть непохоже. Скорее, наоборот. Но и не совсем наоборот. И видится всё как-то по-другому. И думается…
        Глаза у змеи скрыла беловатая плёнка, хвост бессильно обвис. К счастью, Женщина как раз в этот момент потеряла к ней интерес, небрежно отбросила бедное животное в сторону и сорвала с ветки второе яблоко. Из кустов послышался сдавленный стон.
        Придя в себя, змея быстро заскользила в кусты, мысленно проклиная всех любителей питаться спозаранку. Ей хотелось только одного: чтобы её, наконец, оставили в покое. И когда в кустах на многострадальный хвост случайно наступила белая крылатая сандалия, змея даже не зашипела - лишь терпеливо выждала, когда хвост освободится, и устало поползла дальше.
        Сидящий в кустах спрятал огрызок и задумчиво посмотрел вслед змее.
        - А потом он вселился и в Женщину, и ну её совращать! Та сразу к яблоку… - рассказывал ангелочек, размахивая руками для пущей убедительности.
        - Что же ты не пресёк беспорядок?! - возопил переполошенный архангел, подняв меч перед собой и оглядываясь по сторонам в поисках невидимого, но вездесущего Врага.
        - Как это не пресёк?! - возмутился охранник. - Я сразу же вышвырнул вражину за огорожу! Вместе с его пособницей змеёй! Я знаете как доблестно сражался! Жаль, яблоки спасти не удалось: пока мы бились, Женщина сбежала. - На глаза ангелочка навернулись почти настоящие слёзы.
        - Ничего, сынок, ты молодец! - по-отечески похлопал архангел подчинённого по плечу. - Я обязательно замолвлю за тебя слово перед Самим! Разумеется, если ты подтвердишь, что мы сражались плечом к плечу…
        Как уже говорилось, змея была очень зла. Её, ни в чём не виноватую, сегодня кусали, душили, давили, а под конец вообще схватили за хвост - опять за хвост! - и перебросили через ограду родного сада. Внутри неё кипело и клокотало дикое возмущение. А ещё у змеи бурлило в животе.
        В ярко-жёлтых глазах с вертикальными зрачками отражались удаляющиеся спины людей. Тот, что побольше, вдруг резко остановился, громко и неразборчиво заорал, размахнулся и что-то швырнул в сторону сада. «Что-то» описало дугу, упало на траву и подкатилось прямо к голове животного. Пахло оно в точности как жёлтый шарик из сада, и изрядно проголодавшаяся змея поспешно запустила в него зубы.
        Умяв остаток прямо с косточками, она вдруг с неприятной ясностью осознала, что всю жизнь её жестоко обманывали. Змеи не должны кормиться растениями. Даже яблоками из родного сада. Даже такими вкусными. Ей вдруг до дрожи захотелось проглотить какой-нибудь маленький тёплый комочек мяса.
        А ещё лучше - большой. Мяса в мире много.
        Много.
        И его едят.
        Все, кому не лень.
        А ей до сих пор не досталось ни кусочка.
        От злости змея зашипела так громко, как никогда прежде. Ком из живота подступил к горлу, ожёг горечью нёбо - и из пасти животного потекла струйка дыма с вкраплениями искорок. В области лопаток возник и стал набирать силу странный зуд - словно там, под кожей, пыталась пробиться к свету пара настырных кустиков. На брюшке начали топорщиться чешуйки, кожа зашевелилась, и в стороны потянулись твердеющие на глазах выросты. Странно, но змея не испугалась: наоборот, её не покидало ощущение, что именно теперь всё будет как надо.
        Вскоре бывшая змея захлопала от удовольствия пока ещё маленькими крылышками и, старательно перебирая отросшими лапками, заторопилась к краю оврага. Новообретённое знание подсказывало ей, что обновлённые змеи не должны унижаться до ползания по грязной земле - их ждёт другая стихия. А ещё оно говорило, что обновлённой змее будет гораздо легче отомстить своим обидчикам…
        Забравшись далеко вглубь сада, ангелочек дрожащими пальцами вытащил из складок одеяния яблочный огрызок и нерешительно откусил от него крохотный кусочек. Немного покатал его языком, чувствуя, как рот наполняется слюной. И проглотил.
        Лицо сторожа медленно расслабилось, движения стали уверенней. Доев остаток плода и обсосав черенок, он вытер руки о подол хламиды, скрестил их на груди и обвёл глазами окрестности. По мере того, как взгляд ангела скользил по безупречной садовой зелени, лицо его вытягивалось и мрачнело. Бросив короткий взгляд вверх, он повернулся и решительно зашагал к воротам, не обращая внимания на разливающийся по телу зуд.
        Сильнее всего чесалось в двух местах выше лба, и ещё в нижней части спины.

* * *
        - Адамчик!
        - Хррр-фффф…
        - Адамчик!!
        - М?
        - Адаааамчииик!!!
        - М-м?
        - Не хочешь своё рёбрышко погреть? Рёбрышко замёрзло…
        - Мгм. Мфф.
        - Адамчик?
        - Мммм?
        - А ты почему меня не поздравляешь? Уже несколько минут как женский день?
        - Мммммпфоздравля….
        - Какой ты у меня внимательный! Жаль, мне никто и позавидовать не может… Адамчик!
        - Хррр-фффф…
        - Адамчик!!
        - А?! Шо?!
        - А какой ты мне подарок приготовил?
        Сонный Адам приподнялся на локте, продрал глаза, огляделся вокруг, сорвал со смоковницы листик, повертел в пальцах и сунул Еве:
        - На. Только дай поспать.
        - Какая отвязная штучка! Ага, вот сюда надеваем, вот так. Как мне, идёт?
        Молчание.
        - Идёт. Сама знаю. Тыррым-тыррым-тыррым… Хм. Тыррым. Нет, не идёт. Чего-то не хватает. Адамчик!
        - М-м-м…
        - Так что - это и всё?
        - Мгм.
        - Адам!!!
        Адам встрепенулся, потёр кулаком глаза, протянул руку к смоковнице и сорвал ещё два листа:
        - На.
        - Ну вот, совсем другое дело! Стильный прикидец, ага. В полном костюме лучше, правда?
        Молчание.
        - Правда?
        Молчание.
        Молчание. Через некоторое время:
        - А где тортик?
        Адам подхватился и вытаращился на жену:
        - Какой тортик? Его знаешь ещё когда придумают?
        - И что, я столько времени буду ждать - пока его придумают?
        Адам вздохнул.
        - Грушу будешь?
        - Не хочу. Хочу яблоко.
        Адам содрогнулся:
        - Яблоко нельзя!
        - А я хочу!
        - Нельзя, говорю!
        - Ты мужик или кто? Твоя жена хочет яблоко!
        - Ну так пойди и возьми. А я спать хочу.
        - Ага, а меня поймают!
        - Так ты хочешь, чтобы поймали меня?
        - А ты… ты… ты меня не любишь! Ты меня даже не поздравил с женским праздником!
        - С каким женским праздником?! Его объявят только через тысячи лет!
        - А для тебя это повод меня не поздравить?! Ты жестокий человек! Ты предпочёл бы, чтобы меня поймали на краже яблока вместо тебя!
        - Да тебя если и поймают, то точно рады не будут: сами виноваты окажутся. Или свалишь всё на какую-нибудь тварь бессловесную. Которая сейчас дрыхнет где-нибудь без задних ног, счастливица…
        Ева надула губы и насупила брови. Внезапно она вскочила, пнула лежащего Адама в ягодицу, подбежала к яблоне, сорвала один из нижних плодов и ожесточённо вгрызлась в него.
        Адам повернул голову, виновато поджал губы и не глядя запустил руку в дыру между камнями, куда ещё с вечера спрятал корзинку со спелыми фруктами. Небольшая зелёная змейка еле успела вышмыгнуть из щели и поспешно заскользила в сторону кустов.
        СТАДО
        Иисус присматривался к стаду свиней так долго, что жаждущая чудес толпа начала понемногу волноваться. В конце концов вожак стада не выдержал и занервничал:
        - Отойди!
        Он бесцеремонно пихнул мордой Иисуса, и тот спокойно шагнул в сторону. Кабан покосился на него, отгрыз ветку у кустика, росшего на краю обрыва, затем развернулся, подскочил к Иисусу и опять больно ткнулся в ногу.
        - Уйди, говорят! Всё равно не боюсь! Я тебе не Ликион, меня так легко не возьмёшь.
        - Так вот до чего ты дошёл, Перимед, спутник Одиссея… - медленно проговорил Иисус. - Почему ты… вы все ещё живы? Ведь столько лет прошло.
        Челюсти вожака застыли. Огромное животное подняло голову и в упор уставилось в лицо Иисусу.
        - Ты зачем Ликиона заколдовал, пастуха нашего? - с вызовом хрюкнул кабан. - Он и так убогий был, что ни спросишь - одно лишь имя своё выкрикивает, забыть боится: имя - последнее, что у него осталось. Мы его в канаве подобрали, кормили, заботились…
        - Я не колдовал, я лечил его, - пожал плечами Иисус. - И излечил. У него душа была расщеплённой, теперь - цельная.
        Кабан с сомнением тронул рылом распростёртое тело. Ликион чуть пошевелился и застонал, но глаз не открыл.
        - Я задал тебе вопрос, - терпеливо напомнил Иисус.
        Кабан откусил у кустика ещё одну ветку и ожесточённо зачавкал. Из пасти в пыль падали крупные капли слюны. Дожевав, он глотнул и нехотя заговорил:
        - Кирка оказалась более умелой волшебницей, чем думала сама. А может, и наоборот - слишком неумелой, этого теперь не выяснить. Да, наверное, мы вели себя в её дворце как свиньи. Но наказание за проступок получилось слишком тяжким.
        - Одиссей рассказывал, что спас тогда вас, бросившись на Кирку с мечом, - заметил Иисус.
        - Одиссея незачем было превращать, он и так всегда был порядочной свиньёй, - зло хрюкнул Перимед. - Как только почувствовал, что начинает обрастать щетиной, сразу задал дёру, только пятки засверкали. Если б не Гермес с противоядием, хрюкать бы твоему Одиссею вместе с нами. Наверняка наш герой потом придумал, что мы в чём-то сильно провинились - ну, там, на жрицу покусились, или храм ограбили, или какое-нибудь священное животное прикончили, поэтому нас боги и истребили, правда ведь?
        Иисус промолчал. Кабан засопел, потом глубоко и размеренно задышал, успокаиваясь, и наконец продолжил:
        - Я долго думал над тем, что с нами произошло, - и, кажется, понял. Это тело просто не знает, как умереть. В каждого из нас при рождении закладывается связь между телом и душой. Когда душа начинает уставать от жизни, тело это чувствует и отзывается постепенным дряхлением. Кирка своим волшебством разорвала эту связь. Полностью. Свиное тело не слышит голоса человеческой души. Скорее всего, по этой же причине трудно убить или даже ранить оборотня. У любого тела на самом деле огромный запас прочности - это я знаю из собственного опыта. Если бы на него не давил постоянный груз душевной усталости, оно быстро восстанавливалось бы почти при любом повреждении - или даже полностью менялось, в зависимости от обстоятельств.
        - Ты уверен? - с интересом в голосе спросил Иисус. - Многие ведь не готовы к смерти даже в преклонном возрасте: душа изо всех сил хочет жить, но тело уже не в силах.
        Вожак выдохнул через ноздри, и облачка пыли, поднятые мощными потоками воздуха, поплыли над землёй.
        - Ну, мои размышления могут быть в чём-то неверны…
        - Ты умный человек, - тихо, но твёрдо заметил Иисус.
        - Человек? - с горечью фыркнул кабан. - Чем смеяться, волшебник, лучше помог бы нам.
        - Помог? В чём именно?
        - Расколдуй нас! Или не можешь? Я слышал разные рассказы о тебе, ты же очень силён! Цирцея давно в Элизиуме; если и не ты, то…
        Иисус опустил глаза и покрутил головой.
        - Чудеса, о которых ты слышал, не про таких, как вы. Вы из другого мира, другой, ушедшей эпохи. Извини.
        Кабан ожесточённо рванул зубами измочаленный кустик, тот полетел вниз, кувыркаясь в воздухе, и бесшумно исчез в пятне грязной морской пены.
        - Тогда скажи, что нам делать? Даже ты представить не можешь, как мы устали!
        - Тебе нужно, чтобы кто-то распорядился твоей судьбой за тебя, Перимед? Значит, тебе нужен пастух? Ты уж определись, человек ты или животное. За человека никто выбирать не вправе.
        Маленькие глазки с тоской уставились на линию горизонта, размытую серой дымкой.
        - Для человека-Перимеда море было всем. Я выбираю море. Спасибо тебе, волшебник.
        Зеваки столпились у обрыва, тыкая пальцами в прибрежные скалы и удивляясь, почему на них не видно ни одной туши. Многие оборачивались к Иисусу и глядели на него с немым восторгом.
        Солнечный блик, отразившийся от воды, ослепил Иисуса. Ему вдруг показалось, что он видит, как в волнах мелькают горбоносые тела морских свиней.
        Нахмурившийся Иисус поджал губы и зашагал прочь от берега.
        КАЛЕЙДОСКОП
        Хмурый Господь сидел на холмике, покрытом клон-травой, грыз яблоки и неотрывно глядел в сторону видневшейся вдали генофабрики.
        За спиной раздался еле слышный шорох, на траву легла короткая тень - рогами вправо. Господь не оборачиваясь протянул тени яблоко:
        - Держи. Вкусное.
        - Благодарю, - удивлённо кивнул Дьявол, присаживаясь рядом. - За что такая честь?
        - А куда их девать? - с досадой заметил Господь. - Кому они теперь нужны…
        Он размахнулся и изо всех сил запустил огрызком в кусты.
        - Столько работы. Сложнейшей, ювелирной работы. И всё впустую.
        С горечью взглянув на кучку яблок, он взял из неё очередной плод и повертел в пальцах.
        - Ключ к сортировке первоэлементов добра и зла. Уникальная комбинация генов с длинным списком витаминов и полезных минералов в нагрузку. Столько времени убил. А они так ничего и не поняли.
        - Дураки, - сочувственно поддакнул Дьявол и потянулся за следующим яблоком. Господь с безнадежным выражением на лице проследил за его когтистой лапой и вздохнул.
        - Знаешь, что было заложено в винограде? Управление просветлением. О кокосах и манго вообще молчу. Долгосрочная теолюционная программа, дело всей моей… всего моего существования - тебе под хвост. (Дьявол недовольно засопел, но промолчал.) Они ведь уже стали почти как боги, за долгие века всё-таки разобрались с добром и злом, и у меня появился шанс покончить с этим проклятым одиночеством - впервые после неудачи с цивилизацией муффов. Помнишь муффов? Ага, я тоже вздрагиваю, как вспоминаю. Так вот, люди ещё недавно могли… могли… Эх, да что теперь говорить…
        - Что-то я тебя не совсем понимаю, - признался Дьявол. ковыряясь в зубах. - Что произошло?
        - Генное конструирование произошло. Люди разобрали живое на первокирпичики - и началась вакханалия. Я им предлагал готовые комбинации, с заложенным наперёд результатом, заранее просчитанным и проверенным - а они всё смешали и начали лепить кому что пожелается. Ты представляешь, ЧТО они сейчас постигают?
        Дьявол подумал, поёжился и отрицательно замотал головой.
        - Вот и я не представляю. Нет чтобы пользоваться тем, что дадено, - любопытство их, видите ли, заело. Всё им надо раскрутить, всё пощупать. Прямо как дети. Только если нормальный ребёнок попытается разобрать сложную игрушку, то почти наверняка сломает и в следующий раз поостережётся. А эти дети сами научились ремонтировать свои игрушки, и те в результате стали им скучны. Трансформеры им теперь подавай. И это они ещё не добрались до генной модификации животных. А потом и самих себя. Так что и эта цивилизация, считай, тоже потеряна. Пускай сама себе живёт, я ей больше не опекун.
        Дьявол сидел с задумчивым видом, словно прислушиваясь к чему-то внутри себя.
        - Ты ешь, ешь, - махнул рукой Господь и опять уставился на генофабрику. - Им мои яблоки уже без надобности. Боюсь, я в этом мире остался единственным, кому ведомо, что есть на самом деле добро и что - зло.
        Услышав за спиной странные звуки, Господь осёкся и медленно обернулся. Недоеденное яблоко валялось на траве, а Дьявол стоял и плакал, роняя на траву крупные чёрные слёзы.
        - Оказывается, всё, что я делал до сих пор, было… злом?! - прошептал он. - Почему ты мне раньше не говорил?
        Господь сжал ладонями виски и опустил глаза.
        По щеке Дьявола покатилась первая светлая слезинка, через мгновение - другая.

* * *
        Господь сидел перед арифмометром и лихорадочно крутил ручку. Не до конца вынутый из небытия арифмометр постоянно заедал, щёлкал не в такт, время от времени выдавал ответы в виде нескольких вишенок, слив, карточных мастей и других неподходящих для расчётов символов, но заниматься усовершенствованием вычислительной техники было катастрофически некогда.
        - Ваше Творчество, - возник перед Господом запыхавшийся ангелочек, - тигры скоро начнут прого… голо… проголадываться! Самец уже поросёнка обнюхивает!
        - Тигр, тигр… - Господь заскользил пальцем по строчкам пергаментной таблицы, затёртой донельзя. - Двадцать тысяч калорий в сутки. Вот же незадача, этого семечками не накормишь. Тыквы есть?
        - Есть, но совсем немного, - затрепетал крыльями ангелочек. - Бегемоты проломили стенку склада и подъели неприкосновенный запас.
        - Но всё же есть? Так… удельная калорийность двести… средний вес пять кило… Штук пять найдётся?
        - Пять найдётся.
        - Итого примерно пять тысяч калорий. Хорошо, клетчатки много, будет чем желудок наполнить. Это раз. Дыни?
        - Тоже только пять, - ангелочек почему-то покраснел и незаметно облизнул губы.
        - Тигру. Итого чуть меньше половины рациона. По пять баклажанов и авокадо. Ещё три тысячи калорий. Две связки бананов, штук по семь - тоже три тысячи. Восемь груш.
        - Груши закончились.
        Господь оторвал взгляд от цифр и исподлобья уставился на ангелочка. Тот поёжился, глаза его забегали. Господь забарабанил пальцами по арифмометру и сказал «Кгхм».
        - Хотя нет, я вроде видел в одном закроме как раз восемь штук, - нехотя сообщил ангелочек и скривился.
        - Тигру, - лаконично распорядился Господь. - И ещё триста пятьдесят граммов сыра. Сыр, если кто-то не понял, тоже тигру. Вперёд.
        Ангелочек поджал губы и исчез, оставив после себя в облаках две огненные дыры в форме ступней. Господь мрачно усмехнулся и опять углубился в таблицу.
        - Ваше Творчество! - возник перед ним очередной ангелочек. Он был гораздо смуглее первого, с тёмно-серыми крыльями, на голове торчали белые антенны эфирного приёмника, в своё время выклянченного у Господа дружным ангельским хором.
        - Кто? - перебил его Господь.
        - Волки.
        - Волки… Четыре тысячи калорий в сутки на особь. Сейчас… Сейчас… Да что ж такое, опять заело… Ага… Значит, так: семь морковок, килограмм гороха, два кило абрикосов, полтора кило черешни и горсть арахиса.
        - Фруктов нет, - рассеянно проинформировал его ангелочек, заканчивая лепить из облачного отростка нечто приятное на вид, но явно неприличное.
        - Как нет?! - ахнул Господь, чуть не уронив арифмометр.
        - Ну так и нет, - пожал плечами ангелочек. - Последние две связки бананов только что забрали. И арахиса тоже нет. И овощей осталось самое большое на одну кормёжку. Ваши твари сожрали всю полезную диетическую пищу. Доставайте из небытия очередную партию.
        - Ты что, думаешь, небытие у меня бездонное, что ли?! - зарычал Господь. - Там уже нет фруктов! Ничего не понимаю, - огорчённо проговорил он, опускаясь в мягкое облачное кресло. - Куда делись фрукты? У меня же всё было рассчитано, даже небольшой запас должен был остаться!
        Ангелочек скорчил недоумённую гримасу, отвернулся, цыкнул зубом и выплюнул клубничную косточку.
        - Только на дереве познания и зла несколько яблок осталось, а так - всё.
        Господь тяжело вздохнул.
        - Лети к людям и под любым формальным поводом удали их из Сада. Не надо им видеть того, что сейчас тут начнётся.
        Чернолицый ангелочек лихо козырнул и спикировал вниз. Господь одним движением руки отправил арифмометр в небытие, подошёл к краю облака и посмотрел вниз.
        На живописном лугу беззаботно пасся ягнёнок. Невдалеке отдыхал после сытного обеда лев; вокруг его морды были разбросаны тыквенные и дынные корки, раздувшийся живот тяжело вздымался и опадал. Рядом на брюхе лежала львица и внимательно следила за ягнёнком.
        В глазах хищницы медленно загорался нехороший огонёк.
        notes
        Примечания
        1
        из книги Иова

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к