Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Петецкий Богдан: " Зоны Нейтрализации " - читать онлайн

Сохранить .
Зоны нейтрализации Богдан Петецкий
        # БОГДАН ПЕТЕЦКИЙ - польский фантаст, по профессии востоковед. Входит в число ведущих и лучших.
        Дебютировал в 1971 году на удивление неудачной повестью «На половине пути». За ней последовали «Зоны нейтрализации» (1972), «Только тишина» (1974), «Люди со звезды Фери» (1974), «Операция «Вечность» (1975), «Рубин» прерывает молчание» (1976, переведена в самиздате).
        На этом серьезный период творчества автора пока что закончился. Дальнейшие произведения представляют собой фантастические «боевики», нередко с элементами детектива, предназначенные для детей старшего пионерского возраста. Это повести
«Икс-1, отдай «звезду»!..» (1977), «Сола с северного неба» (1977), «Прямо к звездам» (1978), «Королева космоса» (1979), «Солнечный ветер» (1980).
        Ряд рассказов («А.Б.В... двадцать четыре» и т.д.) был опубликован в периодике.
        Официально не переводился.
        Зоны нейтрализации
        Богдан Петецкий

1. В ЗОНЕ ПСИХОТРОНА
        Белый жетончик неожиданно дрогнул у меня в ладони. Я чуть было не выронил его. Разжал руку и присмотрелся. Под матовой оболочкой пульсировал молочный огонек. В секундном ритме, словно советуя поторопиться. Черт знает, что там помещалось. Плоский, белый треугольничек. Плоский настолько, что его приходилось держать кончиками пальцев. Понятия не имею, каким чудом умудрились еще в него что-то вмонтировать. Нечто такое, что светилось и приводило жетончик в ритмичные содрогания. Безделка. До недавнего времени еще вручали солидные, пластиковые билеты. Эти треугольнички, должно быть, вымыслили в последнем приливе вдохновения, когда завершалась консервация межпланетных бюро путешествий. Не потому, что какое-либо из них, благодаря рекламным техникам и их штучкам, вроде этой с жетончиками, завело в тупик всю конструкцию. Просто люди привыкали жить спокойно. Те, у кого не возникало необходимости, не покидали Землю. Сотням станций остались в утешение школьные экскурсии, экипажи планетарных и сателитарных баз, группы специалистов и такие, как я. Не принадлежащие ни одному из миров. Но ради таких не стали бы
выдумывать белых жетончиков, подрагивающих в руке и мигающих молочным огоньком в знак того, что пора отправляться на стартовое поле.
        Я поднялся из огромного, апельсинового цвета кресла, которое тотчас же раздулось до шарообразной формы и покатилось в угол холма, словно легкий пляжный мячик. Три мягких бесшумных эскалатора бежали в сторону туннеля. Каждый из них имел окраску иного цвета. На всякий случай я выбрал белый. Персональная коррекционная аппаратура могла сама сопоставить мои зрительные ощущения с цветом жетончика. В отличие от обычных людей нам случалось не знать, действуем ли мы в результате собственный побуждений, или же нам «помогает» в этом модулирующий лазерный диод размером со старинную спичку, который каждый из нас носил в воротнике скафандра. Мы именовали эту аппаратуру «лакеем» [В подлиннике аналогичное по назначению английское слово «батлер»]. Она действовала точно и незаметно. По сути дела, мы редко вспоминали о ее существовании.
        Эскалатор вплыл в кишкообразный соединительный туннель, залитый матовым, бестеневым светом. Все вокруг было идеально гладким и невыразительным. Словно плечи новорожденного. Если бы в этом космопорту когда-нибудь высадились пришельцы из космоса, они сразу бы получили представление о нашей синтетической цивилизации. Ласковой и бесконтрастной. По крайней мере, с первого взгляда.
        От этой мысли мне пришлось усмехнуться. Хисс был прав. Со мной не все было в порядке. Мне постоянно приходило в голову что-нибудь помимо программы. Причем, без возражений со стороны корректирующей аппаратуры. И даже калькулятора кадров в централи. Словно селекторы информации, контролирующие соединительные каналы между нашими мозговыми полями и психотроном, неожиданно отключали одну или несколько секций.
        Это, разумеется, невозможно. Будь так, Хисс оказался бы не в состоянии ничего выявить. Просто я помещался в границах отклонений.
        Не существует идеальной стимуляции даже в отношении автоматов, тех, что лишены даже следа белка. Конечно, могли они и с нами что-то напутать. Впрочем, гори они огнем. Что поделаешь, если это всего лишь дефект программы? Мне это обошлось в три недели работы. Не на устранение дефекта. На его создание.
        Да что там говорить: дефект. Мне пришлось подменить личную аппаратуру. На все это время. И все того ради, чтобы сохранить память о любви к девушке, которая уже любила другого.

* * *
        Любовь. А как иначе назвать это? Даже, если она имела облик чисто познавательного процесса. Без того, что люди называют горячкой. И что бывает побудительным мотивом их действий. Такого мне бы никто не позволил. И в наименьшей мере я сам. Если бы кого-нибудь касалось то, что я намереваюсь с этим сделать. В конце концов, я был одним из Информативного Корпуса.
        Я был им в самом деле. Я ощущал это с каждой долей уходящих секунд, в которые мой мозг перерабатывал, или, в любом случае мог бы перерабатывать вдвое больше информации, чем любой из величайших гениев, не соединенный с психотроном нашей централи. Словом, всех жителей Земли, кроме той тысячи человек, что занесена в реестры Инфорнола. Так называли Корпус в подражание, не знаю, самое ли удачное, какой-то организации или институту правопорядка, распущенному лет на сто. Хватит об этом. Итя знала, в чем тут дело, но она историк. Так или иначе, каждая мысль, каждое сокращение мышц говорили мне, кто я есть. Я ощущал уравновешенную, пружинистую силу собственного тела, которое за годы тренировок превратили в идеальный инструмент, почти идеальное оружие.
        Аппаратура психотрона размещалась в главном корпусе централи, на вершине пологого холма, носящего название «колокольня». Может, там когда то стояла церковь. Или какая-нибудь сторожевая башня. В любом случае, название холма всегда ассоциировалось у меня с летним воскресным полднем и протяжным звуком колоколов, плывущим над безлюдными пустошами. Что самое забавное, радиус действия аппаратуры ограничивался тридцатью километрами. Немного больше, чем мог бы при благоприятных условиях доноситься звук колоколов с этого холма. Если на нем действительно стояла когда-нибудь колокольня.
        Вне зоны психотрона оставались соединенные с личной корректирующей аппаратурой гомеостаты и диагностические контуры. Они в любой ситуации обеспечивали нам автономность нервной системы и информировали обо всем, что происходит в организме, хотим мы того или нет.
        Эскалатор взбежал в пустой подземный зал, формой напоминающий огромную бочку. В идущей кругом стене светились кабины лифтов. Я сошел на мягкое покрытие и, не слыша собственных шагов, направился к входу. Сразу за мной торопилась пара ребят, напоминающих полупотрошенных цыплят в своих тоненьких, прозрачных скафандрах. Пилоты. На головах у них были только антенные сетки, словно сотканные из паутины. Только сейчас они заметили, с кем имеют дело. Я подумал, они ноги себе переломают, так быстро пилоты устремились к соседнему лифту. Но уже давно прошло время, когда меня это забавляло или даже вызывало неприязнь.
        Ведущая на поверхность лестница находилась в движении. Они снова оказались передо мной. Потом один из них, пониже, повернулся и скользнул взглядом по эмблеме на моем левом рукаве. Его лицо потемнело, он приподнялся на цыпочки и сказал что-то другому на ухо. Потом они оба сделали несколько шагов вперед, хотя лестница двигалась достаточно быстро. Пилоты. Даже они.
        Лестница остановилась в нескольких метрах от стартового причала орбитального парома. У входа на трап стоял толстяк ненамного ниже меня ростом, в элегантной фуражке и серебряном скафандре. Он выглядел как карикатура на рыбьего короля из старинных книжек для детей. Я подал ему жетончик. Он принял его осторожно, словно боялся покалечить, невнимательно оглядел и воззрился на меня с выражением искреннего непонимания.
        - Билет? - буркнул он.
        - Похоже на то, - тихо ответил я, глядя прямо перед собой. - Что-нибудь не так?
        Он отреагировал немедленно.
        - Разумеется... - пробормотал он, - все в порядке. Вы могли ехать непосредственным, прямо на причал, - быстро заговорил он более чем вежливым тоном. Это была та вежливость, которая оказывается профессору, которого не любят, но которому предстоит сдавать экзамен.
        Я не стал ему отвечать. Бой. Еще один реликт туристической эпохи.
        Разумеется, я мог ехать прямо на причал. Я мог опуститься в ракетотакси прямо возле трапа и подняться на паром без единого слова. Ради пользы делу я мог все. Как и любой из нас. Нас была только тысяча на пару сот миллиардов людишек. Скажем, почти все. А то, чего я не мог, мне бы и так никогда в голову не пришло. И что из этого? Тем более мне позволительно вести себя как простому смертному, купить билет и пройти через все эти церемониальные процедуры. И ни одна рыбина в шутовской фуражечке не должна этим интересоваться.
        Паром был старой развалиной. Его химические двигатели работали так громко, что в кабине неожиданно воцарилась глухая тишина, тишина, какой вообще не встречается в природе. Всю дорогу действовали фонты. Каждый из нас носил эти динамики, вшитые под кожу за ухом. Когда мощность звуков, приходящих снаружи, превышала допустимое количество децибел, фонты начинали излучать волны, синхронизированные с волнами шума. Безотносительно к его источнику.
        Ничего необычайного. Самая примитивная интерференция. Но остается фактом, что эти крошечные приемники и передатчики одновременно сыграли решающую роль в преодолении кризиса цивилизации в прошлом веке. Подсчитали, что половина массовых самоубийств, чумы двадцать первого века, была совершена людьми, охваченными психозом, источник которого таился в повсеместном шуме. Только, как это всегда бывает с исцелителями, из одной крайности попали в другую. В любом киоске можно было купить аппаратик, который подавлял все, даже тихие звуки, доходящие до ушей человека. И в результате появились новые психозы, столь же грозные. Люди становились апатичными, погружались в меланхолию, теряли рассудок. Наконец сконструировали фонты, по принципу золотой середины. Любому живому существу необходим акустический фон. Даже мне и мне подобным.
        Поэтому я с облегчением приветствовал момент, когда на экране появился первый радиомаяк орбитальной станции. Двумя минутами спустя паром затормозил. Конструкция станции перестала увеличиваться. Крышка транспортного люка упала на помост. Из-под него, словно вырастая из пространства, выскочили длинные стальные пальцы, заканчивающиеся спиралями магнитов. Последние пятнадцать метров пути. Первого его этапа. Люк за нами захлопнулся.
        Я переждал минуту, и когда последний из немногочисленных пассажиров покинул кабину парома, я вышел на перрон. Оттуда, сквозь раскрытую настежь камеру шлюза был виден весь веретенообразный зал ожидания. Его потолок, расписанный черно-голубыми полосами, резал глаза тысячами разноцветных огоньков. Наверно, это должно было изображать небосвод. Но не было такого места во вселенной, где бы небосвод представлял собой столь же поразительное зрелище. Тот, кто это выдумал, разумеется, из желания угодить туристам, наверняка задал стрекача сразу же по окончании своей работы из опасения перед местью экипажа станции, которому приходилось здесь работать.
        Я пожал плечами, переступил высокий порог шлюза и вошел внутрь.
        Я задержался под пластиковой пальмой, рядом с выходом на противоположный перрон. Единственное, что было тут приятным, как впрочем, на всех орбитальных и вообще неземных объектах, так это атмосфера. Сорок процентов кислорода и шестьдесят гелия. Трудно поверить, как нашей старушке удалось породить организмы высшего класса. С ее низким содержанием кислорода и азотом, плохо проводящим тепло и годящимся на все, только не для дыхания.
        В углу зала стоял высокий буфет, изгибающийся навстречу пассажирам пологой синусоидой.
        - Шестнадцать, - мяукнуло у меня за ухом.
        Лакей. Всю дорогу молчал. А теперь обнаружил, что в моем организме недостает какой-то составляющей.
        Я подошел к автомату за стойкой и надавил на клавишу, отмеченную цифрой «16». Ничего. Я надавил еще раз. С тем же самым результатом. Лишь через несколько секунд в стенке открылось миниатюрное окошко, за которым показалась часть лица парня из обслуживающего персонала. Увидев меня, он испугался. Но был вынужден заговорить.
        - Прошу прощения, - пробормотал он. Это прозвучало так, словно он говорил из недр огромного барабана. - Я как раз меняю емкости для шестнадцатой. Еще пару минут. Будьте добры подождать или выбрать другой состав.
        - Шестерка, - пропищал динамик.
        Я надавил клавишу и получил мисочку остро приправленной бумаги. Я больше не смотрел в сторону окошка и притаившегося за ним лица. Прошел через зал и остановился перед огромным, овальным иллюминатором.

* * *
        Земля всегда выглядит прекрасно. Издалека. Она разноцветная, ласковая, укутанная светлыми облаками словно невеста. Над моим континентом облака укладывались в нитеподобные полосы, вытянутые по меридианам. Должно быть, метеорологам заказали тень, а может быть и дождь. Мне было любопытно, и на этот раз пойдут ли они везде, кроме того района, откуда пришел заказ.
        - Приносим извинения пассажирам, следующим на Луну, - неожиданно запели динамики. - Старт задерживается на несколько минут. Радиолокационный центр на Церере проходит сегодня временную консервацию. Еще раз извиняемся.
        Надо же так повезти! Если бы это случилось в туристические времена, мелькнуло у меня в голове, мы бы обошлись без всякого центра. Каждая станция имела собственные радиолокационные маяки вдоль отведенных для нее орбит. Но теперь, когда все бюро путешествий заменило одно коммуникационное агентство, никто так о пассажирах не заботился. Пусть себе ждут.
        Они и ждали. Я не заметил, чтобы хоть кто-нибудь позволил себе хоть одно ехидное словечко или же жест, свидетельствующий о нетерпении. Вне Земли, человек неожиданно обнаруживает, что несколько минут ничего не значат. Что касается меня, то мне не пришлось ничего обнаруживать. Мне не могло не терпеться. Автоматическая корректировка. Честное слово, неплохая штука. Словно последняя модель искусственной руки.
        Я выбрал кресло, втиснутое в самый дальний угол зала. Какая-то пара, сидящая ближе остальных, немедленно поднялась и убралась с плохо скрываемой поспешностью. Я проводил их взглядом. Нас не любили. Нас никто не любил. Мы были слишком хорошими. И не подходили к нашей изнеженной, заглаженной цивилизации. Любили рассматривать старинное оружие в музеях. Но чтобы живущие одновременно с ними существа с детства, ха, с первой клетки в лоне матери были предназначены для войны? Такого они не могли переварить в своем прилизанном гуманизме.
        Впрочем, это не мое дело. До чего же славно звучит. Мое дело... Существовали ли вообще какие-нибудь дела, которые я мог бы назвать своими? Кроме уготовленного мне задания, о котором я пока что ничего не знал?
        Вчера в полдень мне порекомендовали распрощаться со своей квартирой в клубе и объявиться на базе Корпуса, на Луне, в Бодорусе. Мои личные вещи я упаковал в пакет размером с небольшую дыню и, согласно с инструкцией, отдал на хранение. Несколько фотографий, документы, пара микрофильмов. Все. Они даже не заикнулись, о чем речь идет. Шеф централи, Хисс, не смотрел мне в глаза. Сказал, что на Луне увидимся. Разумеется, они должны были знать, что я ожидаю от них нечто большего. Один раз я уже был в деле. Так, мелочи. Один парень с автоматической фабрики переработки горючего на Ганимеде после года работы в одиночестве свихнулся и собирался вывалить в направлении Цереры весь накопившийся запас дейтерия. Такие дела. Но из той тысячи, к которой я принадлежал, только несколько человек было в настоящем деле. Необходимость в Корпусе возникла раз в несколько лет. Большая часть моих коллег всю свою жизнь проводила в клубах и на полигонах. Было по меньшей мере странно, что меня во второй раз бросают в дело. Я не слышал, чтобы с кем-нибудь, кроме меня, такое случалось. Но, в конце концов, это тоже их дело. Не мое.
Мне предстояло только выполнять задание. Именно так я и сказал вчера Ите.
        Я встал и вернулся под иллюминатор. Облака оставались на месте, неподвижные, разделяющие континент, который я покинул, на тонкие сегменты. Я попытался отыскать место, в котором находился мой город. Где была Итя.
        Я покосился на часы. Там только что минуло три. Несколько минут назад Итя вернулась из централи. Вчера в это время я вышел из гиробуса перед ее домом. Был это весьма милый домишко на третьем уровне сорок седьмой улицы. Подлинное гнездышко. Только сидел теперь в нем некто другой.
        Она не была удивлена, увидев меня перед дверью. Даже улыбнулась. На ней был халатик из розовой хромопены, самый тонкий из тех, что мне приходилось видеть. Почти что ничего. На ее смуглой коже это переливающееся облако выглядело как упаковка, изготовленная с мыслью, чтобы товар под ней был хорошо виден.
        - Уезжаю, - сказал я.
        Она кивнула. Ей сообщили. Дело видать состоялось в том, что ее сочли достойной быть занесенной в хроники инфорпола. Это значит, в блоки памяти аппаратуры, расположенной в одном из павильонов Централи, принадлежащем Ите и двум-трем ее коллегам.
        Я вошел в комнату. Она указала мне на кресло и устроилась напротив. К нам немедленно подкатил бар, аппетитно позвякивая фужерами.
        - База в Будорусе, - буркнул я. - Рано утром.
        - Что-нибудь серьезное?
        Вопрос скорее риторический.
        - Я думал, ты знаешь, - сказал я. - А я узнаю на месте. Утром там будет Хисс.
        Она покачала головой.
        - Мне приказали только лишь зарегистрировать твой отъезд и отвести особую цепь в калькуляторе. Но без обратной связи. Похоже на то, что ты полетишь куда-то дальше.
        - Не будем об этом, - сказал я. Сделал глоток тонизирующего раствора. У него был терпкий, солнечный вкус не совсем зрелых плодов. - Новое предписание? - спросил я.
        - Старое как мир. Скажем, как мои капризы, - засмеялась она. Но тут же посерьезнела.
        Я отставил фужер и обвел глазами комнату.
        - Все по-старому. Словно я выбежал на минутку поболтать с приятелями, - произнес я. - Полная стабильность. Подумать только, что уже восемь... нет, почти что девять лет. Как вообще у тебя?
        Какое-то время она внимательно смотрела на меня. Наконец получилась не из самых веселых.
        - Никак, - ответила она негромко. - Работаю... - она не закончила.
        - Только лишь?
        Она перестала улыбаться. Уткнулась глазами в пустой фужер.
        - И... жду, - добавила она наконец, чуть ли не шепотом.
        Она должна была сказать это. Чтобы не оставалось сомнений.
        Я выпрямился.
        - Говоришь это на тот случай, если я перестану быть вежливым? - поинтересовался я. - Не бойся. Это всего лишь дипломатический прощальный визит. С кем-то же, черт побери, должен я попрощаться. Так уж сложилось, что никого другого у меня нет.
        Она быстро грянула на меня. Глаза ее расширились.
        - Ох, Ал, - выдавила она, - это не потому... я... - она замолчала.
        Я ждал, не говоря ни слова.
        - Помнишь? - шепнула она наконец, так, что я едва расслышал.
        Ничего себе. Но удивляться ей было трудно. Сам не знаю, каким чудом мне удалась эта операция с лакеем. Любовь, к тому же несчастливая! Это же школьный пример нарушения автономии нервной системы. Мой верный диод должен был бы немедленно отреагировать. Остальное было вопросом времени. Корректировка. Обратная связь. Через месяц я знал бы лишь то, что есть на свете некая Итя, девушка, принадлежащая одному из нас.
        А я не захотел. Не имеет значения, почему. Сам не знаю. Не захотел - и все. Я решил сохранить память. Все в ней. Лихорадочно, по ночам я переделывал программу, заключенную в лакее. Это была фальсификация. В дополнение ко всему, удачная.
        Случилось именно так, как я предвидел. Все осталось во мне. Навсегда. И только это. Я сохранил память об эмоциях. Но не эмоции. Они дисквалифицировали бы меня как члена Корпуса. Впрочем, что-нибудь такое и не удалось бы скрыть. Мысли мои должны течь по каналам мозга, волокнами психотрона и отдам усилителей холодным, ускоренным потоком. Если бы пострадало концентрироваться на том, чем я сейчас занимаюсь, если бы существовала хоть тень опасения, что в какой-либо ситуации меня подведет умение делать мгновенные оценки, трезвый расчет, немедленная, наиболее точная из всех возможных реакций, если бы хоть один такой сигнал дошел до централи, на следующий же день меня бы перевели в секцию обучения. Но как сказать ей об этом? Все они неописуемо страдают, когда приходится сделать кого-нибудь несчастным. Конечно же, если окажется, что дело выглядит несколько иначе...
        Я улыбнулся.
        - Не переживай, - спокойно произнес я. - Память - это еще не все. Особенно, память киборга.
        Ее прямо подкинуло. Вся ее грусть мгновенно развеялась.
        - Ошалел? - фыркнула она. - Как ты можешь так говорить? Я-то знаю, откуда взялось это словечко!
        Правда. Она ведь историк.
        - Именно поэтому я так говорю, - проворчал я. - Ты сама работаешь в централи. Знаешь жаргон. Впрочем, так некогда называли ребят из Корпуса. И до сих пор так говорят... людишки, - засмеялся я.
        Пришлось подождать, пока она перестала дуться. И даже заулыбалась.
        - Того лучше, - ее голос уже звучал спокойно. - Знаешь, это оскорбительно?
        - И то, и другое, - подтвердил я. - Так что мы квиты. А ты, как бы ты себя квалифицировала?
        - Как людишку, - с важностью ответствовала она.
        Я кивнул.
        - Меня это устраивает, - пробормотал я. - Хотя, если как следует задуматься... Ты работаешь с нами. Любишь одного из нас. В твоей лаборатории тоже имеется несколько тех же цепей обратной связи... можно было бы и тебя назвать тем словом, которое тебе так не нравится.
        - Не нравится, - согласилась она. - Киборг... искусственный мозг, искусственное сердце, нервные ткани. Точнее, так это себе представляли. Двести лет назад.
        Я подумал, что нет особой разницы, вставить ли кому-нибудь искусственный мозг или же его собственный превратить в безупречный аппарат, постоянно стимулируемый и пользующийся помощью автоматов. Но я не стал ей этого говорить.
        Людишки? Ну что ж, особо красивым это не было. Даже, если так говорили сами преподаватели, начиная с первого курса. Однако, без тени высокомерия или же хотя бы пренебрежения. Скорее, с некоторой грустью. У всех людей в мире были свои побуждения, часы печали и минуты, когда их сердце начинало биться в радостном, быстром ритме. У всех, кроме тысячи. Кроме нас. А ведь они из своего состава набрали первые отряды Корпуса. Они сами выдумали программу обучения. И это их мы должны были защищать. В случае если кто-нибудь или что-либо угрожало Земле. На практике это ограничивалось обезвреживанием какого-нибудь несчастного безумца, располагающего аппаратурой, выделяющей энергию. Да и то раз в пару лет. С каждым разом все реже. Так что на самом деле жизнь наша состояла из тренировок. Базы, полигоны, многомесячные планетарные патрули.
        Обо всем этом она знала.
        Довольно долго мы оба молчали. Следовало встать и откланяться, однако двигаться мне не хотелось.
        - Мне очень жаль, Ал, - наконец заговорила она, - что я тебя разочаровала. Я ничего не знаю о твоем задании. Если бы Хисс поручил мне...
        - Не поручит, - перебил я. - И не переживай так. Я не за этим пришел.
        - Знаю, - вызывающим тоном бросила она.
        Я улыбнулся. У нее были глаза ребенка, который не понимает, о чем говорят взрослые, но знает, что из этого получится что-нибудь приятное.
        - Ну так и не строй из себя, - буркнул я.
        - И ты тоже.
        Я пожал плечами. Встал и прошелся по комнате.
        - Значит, ждешь, - сказал я скорее себе, чем ей. - Понимаю. Понимаю, хотя я бы...
        - Не ждал? - тихо произнесла она.
        Я остановился. И посмотрел ей прямо в глаза.
        - Нет. Я не жду. В этом определенная разница.
        Она покраснела. Ее взгляд быстро скользнул в сторону окна.
        - Я его очень любила, Ал, - прошептала она. - Мне не следует говорить. Но...
        - Не продолжай, - резко оборвал я. - Он там?
        Она кивнула.
        - Все время в Будорусе?
        - Да. Пишет... - она заколебалась.
        - Когда он улетел?
        Она внимательно посмотрела на меня. Но без удивления, что я спрашиваю. Скорее, как бы несерьезно.
        - Примерно семь лет назад... - ответила она.
        Меня что-то толкнуло. Я сделал безразличное лицо.
        - Как он с тобой контактирует? Головидение?
        - Нет... пишет. Открытым кодом.
        Так, значит. Разумеется, это могло ничего не означать. Или же - слишком много. Если на минуту задуматься...
        - Я хотел бы кое о чем спросить тебя, - быстро сказал я. - Можешь назвать это консультацией.
        - О чем-нибудь насчет Устера? - она нахмурила брови.
        - Нет. Или точнее, ровно настолько, насколько это касается любого из нас. Меня интересует не то, что ты знаешь, а то только, что ты чувствуешь.
        - Я не чувствую ничего такого...
        - Послушай, - перебил я ее. - Я думаю о том, что происходило сто лет назад. О голоде, психозах, постоянных конфликтах, словом, обо всем том, что вы, историки, называете кризисом цивилизации. Двадцать первый век. Сто лет... Вроде бы, изрядно. А если не достаточно долго? Видишь ли, ни один из нас не может даже в приближении представить обстоятельства, в которых нам предстоит действовать. Для меня вопрос этот вполне конкретный. В самом ли деле то - теперь только прошлое? Не могло бы оно ожить в благоприятных условиях? Я думаю о том, что в самом деле сидит в нас. В каждом из нас, - добавил я с нажимом.
        Она ответила не сразу. Подозрительно рассматривала меня. Словно боялась чего-то.
        - И ты говоришь, что ты машина, - наконец заговорила она негромко. - На это тебе никто не ответит. Может быть, через следующие сто лет. Но, - она заколебалась, - будь со мной честным. Ты сказал это в связи с Устером. Почему?
        Она делала что могла, чтобы справиться с голосом. Я мог себя поздравить. Сам себя загнал в угол.
        Я не думал об Устере. Я ей так и сказал об этом. Иное дело, поверила ли она мне. Она, вроде бы, боялась, что я неожиданно обнаружил в себе этакую неприязнь к нему или же, быть может, зависть.
        Только теперь у меня перед глазами появилось лицо Устера. Разумеется, и речи не могло быть о каких-либо неприязненных чувствах. Чепуха. Одно дело неприязнь, и другое дело - беспокойство. Или, хотя бы, любопытство.
        Семь лет. Ровно столько, чтобы... хватит об этом. Пока. Достаточно страху я на нее нагнал.
        Я поднялся.
        - Все Устер, да Устер, - буркнул я. - Словно в песенке. Мне пора.
        Я подошел к ней. Она встала, потягиваясь, и протянула мне руку. На мгновение задержала пальцами мою ладонь, словно прося о чем-то.
        - Передать ему что-нибудь? - спросил я, уже в открытых дверях.
        Она помотала головой.
        - Ал... - она замолчала.
        Я ждал.
        - Если сможешь... - донесся до меня ее шепот, - будь ему и дальше другом.
        Я усмехнулся.
        - Ты мне как-то рассказала об одном древнем то ли бунтовщике, то ли повстанце... дала мне такую книженцию...
        - Спартак?
        - Именно. Я вычитал там мудрую фразу. Там был один герой, один из рабов, предназначенных специально для войны. Не помню, как они назывались.
        - Гладиаторы...
        - Вот-вот. И он однажды заявил другому, такому же, как он сам: «гладиатор, не ищи среди гладиаторов себе друзей...»
        Она нахмурилась.
        - Почему ты так говоришь? - сухо поинтересовалась она. - Это приятно звучит, но ничего не значит. Теперь.
        - Теперь, ничего, - согласился я. - Но кто знает, что будет утром? Не беспокойся, - быстро добавил я, - я ему скажу, если увижу.
        - Что скажешь?
        - Что ты ждешь.
        Полосы облаков над континентом несколько сместились на запад. Теперь они закрывали океанское побережье.
        Я посмотрел на часы. Мы торчали здесь уже больше двадцати минут. Своеобразный рекорд.
        Кто-то задел меня плечом. Я удивленно повернул голову. Бедный людишка. Они так не любят приближаться к нам.
        Никаких людишек. Я словно бы посмотрел в зеркало. Темно-зеленый комбинезон, полупрозрачный, поблескивающий как стекло. Черно-белая эмблема на левом предплечье. Такая же, как у меня. Сильно обозначающиеся лицевые кости. Глаза широко расставленные, пытливые, словно способные видеть сквозь стены. Даже волосы как у меня, цвета породистой шиншиллы.
        Он еле заметно шевельнул головой. Это должно было значить: извиняюсь. При этом он глядел прямо перед собой.
        Я еще раз глянул на эмблему. Звездочки у него не было. Ясно, что не было. Я знал всех, кто за последние десять лет принимал участие в деле. Их можно было по пальцам пересчитать.
        Я сам носил на плече одну микроскопическую звездочку. И не встречал никого, у кого было бы две. Похоже было, что я окажусь первым. Если это снова не какие-нибудь маневры.
        Мы в молчании стояли друг возле друга. Разумеется, мы несколько раз встречались на полигонах. Но в клубе, в котором я жил, я его не встречал ни разу. Я даже имени его не помнил.
        Вокруг нас сделалось пусто. Одного было больше, чем достаточно. Но чтобы повстречать сразу двоих за один раз, требовалось настоящее невезение. Так, очевидно, они думали.
        Он глядел на часы, как я минуту назад. На его лице не дрогнул ни один мускул. Небрежно опершись о раму иллюминатора, он производил впечатление двухметрового истукана. Может быть, он и нервничал. Кто знает. Он определял это, скорее всего, как и я. Когда я чем-то очень недоволен, у меня начинают мерзнуть кончики пальцев. И ничего больше.
        Один из инфорпола. Киборг - как издевательски говорили мы между собой. Человек из Корпуса - как заявлялось полуофициально. Тихий как антиматерия. Столь же безотказный, как и оружие.
        Пришлось прождать еще довольно долго, пока не прилетел корабль. Музейная колымага. Иллюминаторы последний раз видели щетку лет десять назад. Климатизация разрегулирована. Лакей приказал мне немедленно принять полулежачее положение и дышать глубже.
        Он сел рядом со мной. Вытянул ноги так, что они сравнялись с моими. Такие же мягкие, пористые ботинки. Размер ступни вроде бы тот же. Я бы мог в любой момент получить от него сердце, так же как ему удалось бы без особых сложностей пересадить мою печень. Корпус был первой замкнутой общественной системой, достигшей совершенства иммунологической совместимости. Ничего странного.
        Стюардесса принесла кофе. Я сделал глоток. На третьем мой динамик предостерегающе загудел. Кофе давали натуральный, натуральный. Я оставил чашечку. Через несколько секунд он сделал то же самое. Или же взялся за кофе на эти несколько секунд позже. Или пил медленнее.
        Устер был точно такой же. Все мы были точно такими же. Трудно удивляться, что люди не прыгали от радости при нашем виде. Нам самим порой делалось не по себе.
        Устер. Единственный, с кем я смог сойтись поближе. Отправляясь на свидание с Итей, я, как правило, прихватывал его с собой. Поэтому-то потом... Но я не мог быть в претензии. Два года провел на полигоне. Перед отлетом я сказал ей, чтобы не забивала мной свою голову. Что такой, как я, никогда не будет подходящим спутником для девушки. Я в самом деле так думал. Тогда. Я думал об ожидающих меня заданиях, постоянной готовности, моей миссии и прочих вещах того же типа. Когда под конец пребывания на полигоне я убедился, что вел себя как осёл, изменить уже ничего нельзя было. Я понял, что в самом деле люблю ее. Но они были уже вместе.
        Я подумал, что могу через несколько часов с ним встретиться, улыбнулся сам себе и погрузился в дрему. Мой сосед уже какое-то время спал. Дышал бесшумно. Как и я. Мы никогда не храпим. В этом заключается одна из основных различий между нами и всем остальным человечеством. К ним, если что случится, приходит медик. К нам техник. Требуется что-нибудь посущественнее?
        Посадка прошла неожиданно гладко. Скорее, чем тогда, когда я был здесь в последний раз. Должно быть, наконец, заменили перехватывающие автоматы. Самое время. Дворец Ламберта принадлежал к самым старым на Луне. Обслуживал две первые базы с постоянным экипажем. Теперь же через него шло все движение, связанное с закарпатскими топливными фабриками, разбросанными по всей поверхности Процелларийского Океана.
        Сам дворец тоже изменился. Еще чуть-чуть, и я влез бы на грузовой эскалатор. Парень, прилетевший со мной, придержал меня за плечо.
        - Благодарствую, - буркнул я. - Меня зовут Тааль. Зови попросту Ал.
        Он легонько кивнул.
        - Рива, - сказал он. - Будорус, - добавил чуть погодя.
        В холле нас поджидал лысый скелет из обслуги дворца. Смерил нас безгранично скучающим взором и двинулся в сторону одного из коридоров. Мы пошли за ним.
        В приемной при нашем появлении из вращающегося кресла поднялся парень из Корпуса. Этого я вообще никогда раньше не видел. Может быть, он относился к постоянным работникам базы.
        - Пора ехать, - бросил он. Это было все, что он произнес нам в приветствие.
        По боковому коридору он довел нас до шлюза. Мы поднялись на стартовое поле узеньким эскалатором, подпрыгивающем как испорченный будильник. В башне над выходом автоматы проверили наши скафандры. Каким-то чудом мы втиснулись в апельсинового цвета гиролет, напоминающий позабытую кровать с балдахином.
        Полет до кратера Будоруса длился недолго. Слишком недолго, чтобы мне успел наскучить пейзаж за иллюминатором.
        Черное и белое. Слегка размазанные. Чернота, переходящая в синеву; белизна, нарушаемая светло-золотым цветом. Контрасты, как обозначенные тушью. И горы. Настоящие. Как на картинке. Без фуникулеров, трасс, спусков, буфетов, псевдотрудностей и прогулочных тропинок для старикашек. Без толп все повидавших личностей, обвешанных сувенирами. Подлинные горы. Такие, какими еще лет пятьдесят назад были, к примеру, Гималаи.
        Слип*[Слип - Производное от английского «ту слип», спать. Намекает на внешний вид аппарата.] - так звучало популярное название этого типа гиролета, - поднимался все выше. Мы летели на северо-запад. На пульте пилота все время пульсировали огоньки. Пеленги из Платона. Мы пролетели над ним через пятьдесят минут после старта. И сразу же потом сменили курс на западный. Еще несколько минут - и перевалили северную стену Альп. Под нами было уже с два километра. Но все равно приходилось изрядно задирать голову, чтобы скользнуть взглядом по нависшим над нами вершинам.
        Мы опустились получасом позже во внутреннем кольце базы. Словно на полигоне при объявлении готовности. Сторожевые процедуры - самое наше милое занятие. Поскольку они полностью бессмысленны.
        Нас впустили в главный корпус без особых церемоний. Коридоры аварийного уровня казались вымершими. До лестницы пришлось пройти пешком целых пару метров. Покрытие пола было мягким, но тем не менее наши шаги вызывали металлическое эхо. Ровные шаги, размеренные, спокойные. Шаги людей, которые знают, чего хотят.
        Мы вошли прямо в координаторскую. Прежде, чем двери успели свернуться за нами в двойную трубку, я увидил Хисса. Был, кроме него, Яус, комендант базы. И еще четверо из Корпуса. Они стояли над чем-то, что с первого взгляда напоминало старую школьную модель планетной системы. Но это не была наша система. На третьей планете пульсировал красный огонек.
        Хисс одарил нас мгновенным взглядом и жестом приказал подойти поближе. Регламентированная вежливость, с которой он приветствовал меня вчера в централи, исчезла без следа. Он производил впечатление утомленного. Словно неожиданно постарел лет на десять. На нем был гражданский комбинезон, в котором он мог бы отправиться, скажем, на инспекцию базы на Ганимеде. Но не похоже было, чтобы он туда собирался. Я знал, что он скажет, раньше, чем он успел раскрыть рот. Мы стояли над моделью системы Альфы.

2. БЕДОРУС?
        Помнили ли люди? Разумеется. Так, как помнится о множестве вещей, которые некогда казались важными, даже очень важными, но о которых известно, что они уже никогда не доставят хлопот. В лучшем случае, историкам. Шесть лет - это больше, чем может показаться. Даже если речь идет о тех, кто исчез в нескольких световых годах от дома.
        Контактов с технологическими существами в галактике начали искать, если не ошибаюсь, еще в девятнадцатом веке. В двадцатом начали высылать в космос специально обработанные математические сигналы. При помощи примитивных передатчиков. Впрочем, ничего другого и не оставалось. Если ты зондируешь океан, то рано или поздно наткнешься на рыбу. Теория вероятности.
        Сто лет назад радиотелескопы на Луне уловили первые сигналы, насчет которых никто не имел сомнения. Все компьютеры подтвердили, что они не могут быть порождены природными источниками. Но это не было ответом. Это даже не было сигналами в обычном понимании этого слова. Никакой символики, рядов знаков, никакой математики. Астрофизики двадцатого века восприняли это как новый вид звездного излучения. Но им наиболее чуткие современные анализаторы даже теперь, после нескольких десятилетий исследований, выбрасывали на таблицу результатов один нуль за другим.
        Что сделал человек? То же, что и всегда в своей истории. Поначалу он заявил, что туда требуется слетать. Потом посмеяться, кое в чем искренне, хотя и не очень-то вежливо, и заявил, что с момента сотворения мира никто не выдумал ничего столь же глупого. Затем пришел к выводу, что предложение это интересное, и даже захватывающее, жаль только, что абсолютно нереальное. После чего, конечно же, полетел.
        Двадцать четвертого апреля две тысячи сто двадцать девятого года с базы в Архимеде стартовало пять человек. Примерно за десять лет до этого группе Амальсона удалось приспособить для космических путешествий свечи тахионового потока. Благодаря этому
«монитор» мог рассчитывать на постоянную связь с базой. Наибольшее запаздывание, в последней фазе полета, не должно было превышать нескольких дней. Корабль достиг около световой скорости. Рейс должен был длиться неполные шесть лет.
        Дольше он и не длился. В тридцать пятом году монитор включил тормозные двигатели над вторым спутником третьей планеты Альфы, где, согласно с программой, должна была быть разбита первая база экспедиции. Это было последнее сообщение, дошедшее до Базы. Несколько дней прождали спокойно. Потом опубликовали заявление. Обязывалось постоянное радиомолчание в диапазонах, на которых можно было ожидать установления связи. Вот, собственно, и все. По всему земному шару были организованы траурные шествия, во время которых и тот, и этот ученый имели возможность напомнить, что с самого начала были против этой экспедиции. Во вторую годовщину потери связи с монитором был объявлен конкурс на памятник. В третью обратились к Хиссу с просьбой председательствовать на торжественном его открытии. Памятник был установлен на вершине Эвереста. Стилизированная каменная ладонь, вкомпонованная в скалы, вытягивающая к звездам пять напряженных пальцев с трагической мольбой о милосердии. Под каждым из пальцев выплавлена в базальте фамилия. Сесть и плакать. Ничего другого, кстати, не оставалось. О последующих экспедициях как-то
никто не вспоминал.
        Мы стоя выслушали все то, что Хисс имел нам сказать насчет монитора и его экипажа. Он говорил негромко, словно бы сам себе, вглядываясь в красный огонек, пульсирующий без перерыва в пластиковом ядрышке Третьей. Порой мне казалось, что он позабыл, где находится и кто ему внемлет. Он не сообщил ничего такого, о чем не знал бы любой ребенок. До определенного момента.
        Он как раз перешел к последнему сообщению, полученному с борта монитора.
        - Как вам известно, связь прервалась двенадцатого августа тридцать пятого года. Тексты сообщений вы получите по отправлении, - добавил он, махнул рукой в угол зала, где на длинном столике высилась груда подручных анализаторов. - Прошу запомнить каждое слово, которое было тогда сказано. Итак, двенадцатое августа. Третьего сентября, - продолжал он таким же монотонным голосом, - то есть через три недели после прекращения связи, из района нашей базы стартовала спасательная экспедиция...
        Значит, что же? Значит, после исчезновения монитора никто и не заикался насчет последующих экспедиций? Так вот. Выслали два корабля. По двенадцать человек на каждом. Этим двенадцатым в том и другом экипаже был кто-нибудь от нас, из Корпуса. Остальные - молодые специалисты, набранные из работников планетарных баз. Разумеется, об этом ни словечка не было сказано. Но не о планируемой экспедиции. О том, что ее выслали. И я даже знаю, почему. Смерть человека была ценой, не умещающейся в категориях ценностей наших современников. Гибель монитора и пяти человек его экипажа стала всеобщей трагедией. Отправка очередных двадцати четырех землян на более, чем правдоподобную гибель могла вызвать шок с трудно предсказуемыми социальными последствиями. Таково уж наше миленькое столетие.
        Среди специалистов давным-давно бытует мнение, что из всех попыток установления непосредственного контакта с обитателями космоса необходимо устранить автоматы. От них нельзя ожидать ничего такого, что не было бы предусмотрено их программой. А как запрограммировать образ действий на случай столкновения с технологическим существом, которое, к примеру, состоит не из белковых компонентов, имеет форму орхидеи, благоухает, излучает ультразвуки и взрывается при соприкосновении с кислородом? А ведь все это не выходит из круга понятий, известных в нашем мире. Существовать не могут расы ни на что не похожие. Любой контакт таких существ с земным автоматом грозил бы неисчислимыми последствиями. Верно. И, однако, дал бы себе руку отрубить, что при вести о планируемой спасательной экспедиции большая часть человечества подняла бы страшный вой, требуя посылки автоматов. Автоматов. Допускать такое было невозможно. Поэтому и решили или спрятать голову в песок, словно ничего не случилось, или...
        Первое было удобнее. Но ненадолго. А что, если те, из системы Альфы сознательно и целенаправленно уничтожили земной корабль? Не следует ли в таком случае ожидать от них рано или поздно еще более забавных неожиданностей?
        Хисс, ясное дело, ни словечком не обмолвился о том, почему вторая экспедиция стартовала в условиях строжайшей конспирации. Он только излагал факты.
        А факты были более, чем скверными. Девятого сентября, ровно три недели назад, оба корабля спасательной экспедиции вышли на орбиту спутника Третьей. В двенадцать пополудни, по времени базы, Торс, руководитель «Гелиоса», передал сообщение, в котором информировал, что остается на стационарной орбите. Одновременно второй корабль, «Проксима», приступил к предпосадочным маневрам. Шесть минут спустя корабли потеряли связь. Более двух часов Торнс не уводил корабль с орбиты, посылая кодированные сигналы вызова. Выстрелил несколько зондов, с которыми потерял связь сразу же по выходу из зоны непосредственного наблюдения. После чего сообщил, что меняя орбиту, надеясь отыскать лучшую полосу приема.
        И на этом все кончилось. До базы не дошли ни дальнейшие сообщения, ни хотя бы один звук от работающих автоматически передатчиков телеметрии. Они должны были передавать координаты кораблей даже в том случае, если у них на борту не останется ни одного человека. Может быть, именно тогда кому-то из специалистов и пришло в голову, что требовалось не осчастливить каждый экипаж одним парнем из Корпуса, а сразу же выслать отряд инфорпола.
        Что касается меня, я был именно такого мнения. Теперь наша миссия могла иметь только один эпилог. Двадцать девять трупов - это несколько многовато. Человек не может позволить убивать себя безнаказанно. Пусть даже жителям самых отдаленных планет галактики. Даже, если он прибыл к ним непрошенным и, возможно, маложелательным гостем.
        Но Хисс предавался утопиям. Точнее, пытался вдолбить нам, что все не так. Он развернул перед нами соблазнительное видение контакта со внеземной цивилизацией. Мудрой и доброй. Ни о чем другом не мечтающей, кроме как о крохе тепла со стороны землян. Вся Третья Альфы теперь погружена в траур. Сидят и рыдают до смерти. Поскольку оказалось, что в кораблях, которые уничтожили патрульные автоматы их орбитальных станций, находились люди.
        В устах Хисса звучало это, разумеется, иначе. Тем не менее, мы понимали, что об этом думать.
        - Задание первое, - говорил он, лаская нас безмятежным взором, - контакт. Одновременно попытки обнаружения и эвакуации трех первых экипажей. В случае затруднений, демонстрация наших возможностей. Будет лучше, если вы развалите какой-нибудь планетоид или крайний спутник. Антиматерия. Оставьте им немного времени подумать. И только потом... - он замолчал.
        Мы знали, что потом. Так скоро они нас не забудут. И два раза подумают, прежде чем когда-либо предпримут действия против земных кораблей. Даже если у нас самих ничего из этого не выйдет.
        Он ни слова не сказал о том, что лететь туда должны мы. Зачем? Это было ясно с того момента, когда мы перешагнули порог диспетчерской. Мне, правда, показалось, что нас здесь чуточку слишком много. Однако, я не собирался забивать себе этим голову.
        - Вот так это выглядит, - закончил Хисс. - Корабли увидите утром, перед стартом. Сегодня прочитайте сообщения и отдохните. Рейс займет около шести лет в одну сторону. Полет, разумеется, в гибернации. Вопросы есть?
        Минуту стояла тишина. Ее прервал Рива.
        - Мы полетим на одном корабле? Все? - спросил он скучноватым голосом, словно выполнял формальность.
        - Детали узнаете утром, - повторил Хисс. - Еще вопросы?
        Лицо Яуса разгладилось от слабой улыбки. Он сделал несколько шагов в направлении Ривы и оглядел его от макушки до пяток. С миной садовода, которому продемонстрировали горох размером со сливу. В нем самом было добрых два метра. Но комбинезон болтался на нем, словно напяленный на стручок от этого самого гороха. У меня мелькнуло в голове, может сейчас ему немного полегче. Так долго прикидывали, куда его направить, что он в конце концов стал комендантом крупнейшей базы инфорпола. Единственной, откуда отправлялись на дело.
        - Могу сказать лишь то, - произнес он актерским басом, - что мы снабдим вас всем, чем мы располагаем. А теперь я разведу вас по кабинам. Поговорим утром.
        Мне выделили одно из помещений, прилегающих к диспетчерской. Точечные лампы, удобный диван, кресла с пультами, ряд компьютеров. Даже умывальник с обыкновенной водой. Можно было бы неплохо устроиться. Если, разумеется, нам выделили бы на это хоть немного времени.
        Я подкрепился тем, что отыскал в буфете, и взялся за эти сообщения. В них не было ничего такого, чего бы я не знал. Бесконечные колонки данных, касающиеся излучения, фона, координат, температуры, спектрографических анализов и миллиона прочих наблюдений, выполненных экипажем экспедиции контакта. Примерно столь же обширные данные автоматической телеметрии о состоянии здоровья экипажа и условиях полета. Наконец, записанные разговоры всей пятерки с момента старта. Заколдованная книга. Бесконечная. В полном смысле.
        Я быстро пролистал ее и вернулся к месту, где начиналась последняя запись. Вдавил клавишу магнитофона.
        - Внимание, Нер, - это был голос Торита, - ноль и ноль.
        Момент, когда монитор начал сходить с орбиты. Через полчаса они должны были сесть.
        - Порядок, Торит, - обрадовался Нетти. - Давай замеры. Я ничего не вижу на этом экране.
        - Ноль и ноль, один, - сообщил Торит.
        - Больше кислорода, - голос Энн.
        - Ноль и ноль, два.
        Они вводили корабль в коридор.
        - Ноль и ноль, три.
        - Так держать.
        - Там какие-то чертовы горы, - заметил Нотти.
        - Ноль и ноль, четыре.
        - Стоп дюзы, - бросил Нер.
        Они уже тормозили. Момент, который никогда не относился к самым приятным.
        - Ноль и ноль, пять. - Это Торит. Его голос звучит чуточку менее спокойно.
        - Что там? - буркнул Нер. - Как дюзы?
        - Без тяги, - тут же ответил Нотти.
        - Больше кислорода, - напомнила Энн.
        - Ноль и ноль, шесть, - продолжал Торит.
        - Сбой оси! - голос Нера зазвучал чуть ли не пискливо.
        - Четверка на оси! - исправил Нотти.
        - Ноль и ноль, четыре, - доложил Торит.
        Я представил, как руководитель экспедиции, Нер, вытирает сейчас украдкой пот со лба.
        - Сделайте что-нибудь с этой четверкой, - промурлыкала Бистра.
        - Еще минуточку, - отозвался Нотти.
        - Ноль и ноль, пять, - крик Торита.
        - Притяжение? - немедленно спросил Нер.
        Он не дождался ответа.
        - Ноль и ноль, шесть!
        - Сбой!
        - Потерял... - начал пискливым голосом Торит.
        Что такое он мог потерять? Связь? Она еще была. Разве что его коммуникационный пульт уже начал чудить. Замеры коридора? Это был бы первый случай в истории астронавигации. Тахдаровое изображение посадочной площадки? Возможно. Шансы на то, чтобы узнать, что там случилось на самом деле, практически равнялись нулю. Это
«потерял» было последним словом, которое дошло с борта монитора до базы в Будорусе.
        В комнате сделалось прохладно. Я встал и передвинул ручку климатизатора. Потом вернулся к столику, отпихнул ногой кресло и уставился на черный экран анализатора. Его микроскопический динамик все еще продолжал воскрешать шумы, приходящие из космоса, из того места, где две минуты назад разговаривали люди. Я простоял так какое-то время, потом выключил аппаратик. Он замер с тихим мяуканьем, как перегруженный гиробус. Для кукол.
        Я скинул скафандр, разделся, взял другой аппаратик с закодированными сообщениями спасательной экспедиции и с ним вместе забрался в постель.
        Я прослушал все подробнейшим образом. От начала до конца. Но мудрее от этого не сделался. С монитором, по крайней мере, произошла авария автоматов или управления, или торможения. Если это была авария. В любом случае, он сошел с курса. В докладах с «Проксимы» и «Гелиоса» не было упоминаний даже о малейших отклонениях от программы полета. Из плоскости эклиптики они вышли за орбитой Юпитера. Сразу же после этого погрузились в гибернацию. Проснулись на высоте Пятой в системе Альфы. Без помех вышли на орбиту второго спутника Третьей. Провели там два дня, терпеливо обшаривая эфир. Сделали все, что только можно было сделать. Последнее сообщение было таким же спокойным, как и все предыдущие. Они скоординировали позывные, аварийные сигналы, несколько вариантов аварийной связи. Перешли на стационарную орбиту. Леже включил тормозные дюзы и приступил к предпосадочным маневрам. Они протекали правильно. Попросту нормально. Первые две минуты. По истечении их, неожиданно, без какого-либо предупреждающего сигнала, вообще без какого-либо возможного повода, связь прервалась. Словно между одним и другим кораблем
установили металлический
        Бортовые автоматы «Гелиоса» затеяли сущую кошачью музыку. Любой из мельчайших анализаторов сигнализировал об опасности. Торнс, капитан корабля, не упустил ничего. С ним был Кросвиц из Корпуса. Проверили одну за другой аварийные системы. Одновременно через равные интервалы выслали шесть коммуникационных зондов на пересекающиеся орбиты. Все с тем же самым успехом. То есть - никаким. Через минуту после старта, зонды, все, сколько их там было, перестали передавать не только изображение, но и звук. Словно кто-то выловил их огромным сачком, полным оловянной фольги. Какое-то время ждали. Наконец Торнс передал, что они переходят на более низкую орбиту, будут менять позицию. Рассчитывал на возможность обнаружения какого-нибудь радио-коридора в непроницаемом, как казалось, поле, окружающем спутник.
        Последние его слова, записанные на ленте, звучали:
        - Порядок, Арег. Следи за...
        Первая фраза относилась к предыдущим. Вторая... Вот именно.
        Обе записи, ясное дело, прошли через набор интерпретационных тестов. Анализировали каждое секундное изменение уровня, самый незначительный звук. В программы компьютеров включалось все, что только могли выдумать величайшие фантасты из числа специалистов. Длилось это битых две недели. Шесть дней назад наконец-то смирились с неизбежно следующим выводом. Ни-че-го. На основании известных параметров полета ни один из крупнейших земных вычислительных центров не смог предложить гипотетической причины катастрофы.
        Я выключил аппаратик, погасил свет и вытянулся на кровати. Спать мне не хотелось. Я заложил руки за голову и лежал неподвижно. Назавтра в это время я буду засыпать в кабине ракеты. Имея под своим креслом несколько контейнеров, полных лазерных зондов, кварковых батарей, летательных аппаратов, снабженных всякого рода излучателями, ускорителями антипротонов и, один дьявол знает, чем там еще. Не скажу, чтобы меня это забавляло. Даже сейчас. Я предпочитал не думать, что будет там. Пусть даже Хисс расскажет еще тысячу баек о «случайном несчастье», контакте и суперцивилизации Альфы. Однако слабо вооруженные корабли они раздолбали.
        Как же так, именно мне, первому в истории Информационного Корпуса выпало задание, к которому, по сути дела, все мы готовились? Что поделаешь, если ничего похожего до сих пор не случилось. Кто-то когда-то должен был этим первым оказаться. Впрочем, я не один лечу.
        Мне пришел на ум Устер. Уже во время разговора с Итей я сопоставил некоторые даты. И оказался прав. Он полетел вместе с Леже на «Проксиме». Глупо было бы вернуться и сказать Ите, что...
        Но почему именно я должен возвратиться?
        Итя... Я вспомнил, как она вчера была одета. Ее волосы. Комната, полная ласкового света. И то, как она играла фужером с тонизирующим напитком.
        Я улыбнулся сам себе и заснул.

* * *
        Я проснулся в семь, по местному времени. Умылся, упаковал сообщения и утомил свои челюсти тем, что отыскал в буфете. Когда я ел, явился техник из обслуги. На носу у него были старинные очки с дымчатыми стеклами. Словно он возвращался из обсерватории.
        Он не относился к разговорчивым. Осмотрел меня всего, беззвучно шевеля губами. Потом убрался, но ненадолго. Вернулся с собственной диагностической аппаратурой. Мне не приходилось видеть ничего столь же причудливого. Он обращался с ней как альпинист с любимым ледорубом. Проверил снаряжения, заменил кое-какие мелочи в лакее. У меня создалось впечатление, что его раздражает все, что не было в моем теле механическим.
        Когда он, наконец, закончил, меня вызвали в координаторскую. Там уже поджидал Снагг. Я его порой встречал в клубе. Мы вместе кончали последний курс Корпуса.
        Через несколько секунд после меня вошел Рива. Мы стояли около модели планетной системы Альфы. Разглядывали от нечего делать ее орбиты, обозначенные в пространстве блестящими нитями. Говорить нам было не о чем. Прошло какое-то время, потом появился Яус. Он казался еще более тощим, чем вчера. И не смотрел нам в глаза. Спросил, прослушали ли мы сообщения, и, не дожидаясь ответа, направился к дверям.
        Мы последовали за ним. Ближайшим эскалатором поднялись на следующий этаж. Аварийный. Отсюда по транспортному пандусу прямо на стартовое поле. Прозрачный купол башни был прозрачен настолько, что мне пришлось прикоснуться к нему пальцем. Он был там на самом деле. Возле самой башни, на расстоянии буквально пяти шагов, высились на несколько этажей три пепельного цвета сигары. Выглядели солидно. Через шесть лет мы должны были увидеть из их кабин свет иного солнца. И показать там, что мы о них думаем. Возможно, даже вернуться сюда, на полого скошенный склон небольшого куполообразного возвышения в Будорусе, которое крыло в своем базальтовом брюхе главную базу инфорпола. Каждая из ракет несла на себе эмблему Корпуса, вытравленную у насадки дюз. Кроме того, вдоль всего корпуса центральной сигары тянулись огромные буквы, образующие ее название: «Уран». На двух остальных виднелись едва заметные надписи: «Кварк» и «Меркурий».
        Автомат шлюза проверил скафандры. Они оказались в порядке. Яус откашлялся и ссутулился еще больше. Водил полубессознательным взглядом по носкам наших ботинок. Похоже, готовилось длительное выступление.
        - Руководитель экспедиции - Тааль, - промямлил он. Я не шевельнулся. С тем же успехом могли назначить любого из двух других.
        - Летите втроем, - продолжал Яус чуть более оживленным голосом. - Рива и Снагг. Кабина «Урана» полностью адаптирована для экипажа из трех человек. Кроме головного корабля, в вашем распоряжении еще два, того же типа, управляемые автоматами. Их навигационные центры сдублированы с вашим. В случае конфликта старайтесь в первую очередь манипулировать вспомогательными кораблями. Контактное оборудование. Двойной комплект коммуникационных и лазерных зондов. Набор средств передвижения стандартный. Подробные данные будут переданы вам бортовым компьютером во время гибернации. Все.
        Он выпрямился. Взгляд его поднялся чуточку выше. Где-то до уровня наших поясниц. Можно сказать, что он малость повеселел.
        Я кивнул головой и направился к шлюзу. Меня пропустили первым. Сделал несколько шагов в направлении трапа. На мгновение задержался и осмотрелся. Над Будорусом начиналась вторая неделя дня. Солнце стояло почти в зените. На южной стороне горизонта маячили щербатые вершины Кавказа. Словно кто-то обозначил контуры местности тонкой, черной линией. Между грязно-желтой пустыней и гранатового цвета фоном, подернутым золотистым туманом, настолько светлым, что чуть ли не белым. Разумеется, это не был настоящий туман. На востоке, поближе - Альпы. К северу, невидимый отсюда, кратер Аристотеля. Со своими базами и их научными сотрудниками. Пройдут еще сутки, пока Будорус и все, что его окружает, окунутся в лунную ночь. Тогда мы уже будем за орбитой Трансплутона. И даже за афелиями комет.
        Я поднялся по трапу и занял место в кабине. Среднее кресло, перед главным экраном и пультом нейромата. Когда я оглянулся, они уже сидели возле меня.
        Я приказал проверить системы. Какое-то время вслушивался в певучие напевы автоматов и спокойные голоса людей. Мне было интересно, почему Яус ничего не сказал о трех оставшихся. Из централи нас затребовали шестерых. Может быть, в последнюю минуту изменились планы? Это было малоправдоподобно. Ладно, это их забота.
        Мы стартовали точно в двенадцать. А двумя часами позже попали в сплошную канонаду. Зрелище, должно быть, было изумительным для кого-нибудь, любующегося им снаружи. Ему бы нашлось, что рассказать. Если бы он уцелел каким-то чудом.
        Автоматы наводки действовали безотказно. Так же, как генераторы энергии. Все вообще действовало. Но чем-то и нам следовало заняться. В гибернацию мы должны были погрузиться только после выхода из плоскости эклиптики. За орбитой Юпитера.
        Это случилось под конец третьей недели путешествия. Только теперь корабль начал разгоняться до околосветовой скорости. Мы уже покоились в пенолитовых коконах, погруженные в сон, глубочайший из возможных. До пробуждения оставалось совсем немного времени. Чуть больше шести лет.
        В программе была ошибка. Или же в то время, пока мы спали, произошла авария одной из систем. Автоматы ни о чем не сигнализировали. Вокруг нас была пустота. Экраны чистые - как образцы гранатово-черной краски. Стрелки всех датчиков на своих местах. Ровные ряды белых и зеленых огоньков на пультах.
        И все же мы вышли из гибернации предусмотренным для аварийных положений способом. Без адаптации. И были вынуждены сразу же взяться за работу. Прежде всего мы убедились, что во сне ничего не узнали. Теледаторы подвели. Пришлось расспрашивать автоматы. На скорую руку заготовили программы. Нельзя было тратить ни секунды. Через несколько дней мы должны были войти в гравитационное поле Третьей. До этого времени база не примет даже наших сообщений. Не говоря уже об ответе. Использование тахионов для межзвездной связи уменьшило запаздывание с лет до недель. Мы были по соседству с ближайшей из звезд. Но ведь это - полтора парсека.
        Мы по сужающейся спирали подходили ко второму спутнику. Пока что ничего не происходило. Перехватили сильные радиосигналы. Но без значимых символов. По крайней мере таких, чтобы их могли расшифровать наши компьютеры. Через несколько минут мы окажемся на орбите.
        Внезапно, в долю секунды, вся кабина заполнилась сигналами тревоги. На пульте заполыхали резкие огни. По панцирю корабля прокатилась дрожь. Я бросился к нейтрону. Его экран был темен. Следовало действовать так, словно отказало все автоматическое управление. Я заблокировал каналы нейромата. Сам сел за пульт. Риве приказал заняться «Меркурием». Снагг получил задание пилотировать «Кварк». Он немедленно двинул корабль вперед, чтобы не подставить «Кран» под его дюзы, Рива сделал то же самое. Мы шли вперед. Я не отрывал глаз от экрана тахдара, единственного, на который еще можно было положиться. Показалась искорка. В долю секунды выросла до размеров сверкающей капли. В то же мгновение пространство перед нами превратилось в море пламени. Рива открыл огонь. Излучатель «Меркурия» выстрелил в направлении объекта пучком антипротонов. Поправок не потребовалось. Экран потемнел на минуту, а когда вновь приобрел цвет светлого граната, мы не обнаружили на нем ни следа каких-либо искр или капель. Что это было? Метеор? Снаряд?
        Тревога. В Оле зрения три объекта. Не метеоры. Корабли. Даже похожие на наши. Приближаются по касательной, благодаря чему мы могли их рассмотреть.
        Снагг и Рива приступили к делу. Я видел, как вспомогательные ракеты разворачивают свои тяжелые лбы, преодолевая ускорение, смертельное для любого живого существа, и расходятся в стороны. Услышал сигналы вызова. Короткие серии цифр. Но те находились уже в зоне поражения лазерных батарей. И не отвечали. Прежде, чем я успел подумать, что сейчас не время играть в парламентеров, я заметил тончайшие золотистые нити, которые на мгновение соединили лазеры «Меркурия» со средним кораблем вражеского клина. И сразу же скользнули в сторону двух оставшихся. Еще мгновение - и на том месте, где темнели стройные силуэты ракет, распустились три огненных облака. Пространство вокруг нас снова было чистым.
        Какое-то время мы оставались на орбите. Я проверил расход энергии и выровнял работу реактора. Все системы нейромата работали как ни в чем не бывало. Я приказал повторить сообщения, которые с момента старта ушли в направлении базы. Они были точны и складывались в логичное целое. Мы перешли на более тесную орбиту и после десятка минут ожидания включили тормозные двигатели. Неожиданно Снагг сообщил, что автопилот «Кварка» потерял связь с нейроматом. Минуту спустя мы увидели в иллюминаторах нос корабля. Он двигался так, словно не принимал боевое положение. Неожиданно он увеличил скорость. Мы потеряли его из виду. Почти. Внезапно он начал описывать крутую дугу. Настолько крутую, что я не думал, чтобы такое вообще было возможно. Это был хороший корабль. Слишком хороший. Он оказался прямо перед нами, чуть боком. Все это время Снагг раз за разом давил на клавиши блокады. С тем же успехом мог бы забавляться зажигалкой. «Кварк» явно маневрировал под управлением автоматов наводки. Но целиться было не в кого. Кроме нас.
        Ни один из нас не проронил ни слова. С момента пробуждения наши головы работали как чувствительнейшие вычислительные комплексы. Быстро и безошибочно. Реакции следовали одна за другой, и каждый раз именно те, которых требовала ситуация. Я даже не чувствовал холода в кончиках пальцев. Я ничего не чувствовал.
        И теперь был спокоен, нажимая спуск излучателя антиматерии. «Кварк» был слишком хорошо вооруженным кораблем, чтобы пробовать игры с лазерами.
        Он исчез в долю секунды, оставив растекающийся по пространству свет. Мы тут же заблокировали его связи с нейроматом. Кое-что изменилось. У нас осталось только два корабля. Автоматы начали вести себя как дезориентированные. Надо было обеспечить им балансировку в новой ситуации.
        Все это время, без перерыва, мы осуществляли операцию посадки. Тахдар уже определил площадку на поверхности спутника. Мы вошли в коридор с точностью до сантиметра. Десятью минутами позже посадочные лапы «Крана» коснулись грунта.
        Мы ожидали тридцать секунд. Тишина. Оба корабля стояли надежно, без раскачиваний. Грунд, должно быть, оказался скалистым. Мы произвели приблизительные замеры. Атмосфера как на заказ. Радиоактивность отсутствует. Температура высокая, но в норме.
        Автоматы оставили в положении стартовой готовности. В кабинете «Урана» остался дежурить Рива. Снагг и я вышли на поверхность. Транспортный люк «Меркурия» уже был открыт. Немного погодя в нем показался плоский лоб «Фобоса». Этот самый тяжелый из наших аппаратов на воздушной подушке был вооружен почти так же, как его материнский корабль. Теперь он выполз на мягкий песок, покрывающий посадочное поле.
        Езда продлилась на удивление недолго. За первым высоким холмом, в песчаной долине неожиданно показался большой, причудливый аппарат. Он напоминал старинную барку. Или сарай. Мы остановились. Он приблизился к нам на расстояние в четыреста метров и тоже остановился. Изнутри него неожиданно выбросились, словно руки, раскинутые в разные стороны, яйцеобразные предметы. Большими прыжками, но не очень быстро, полетели в нашу сторону. Они были прозрачными. Внутри них, за тонкими - как казалось - стенками, что-то шевелилось. Выровняли равновесие и замерли, отрезая нас от материнского корабля и чужого аппарата достаточно плотной стеной. Я сообразил, что внутри находятся автоматы. Оставил Снагга у излучателя и выскочил на песок. Неторопливо, не убирая руки с приклада переносного лазера, зашагал в их сторону. Улыбнулся. Я должен был улыбаться. У них могли быть анализаторы, лучшие, чем наши.
        Пройдя с пару десятков шагов, я остановился. Отцепил от пояса пустую кобуру и опустил ее на песок. Отошел на пару метров и выстрелил по ней короткой серией. Она вспыхнула как пук соломы. Я повернулся лицом к чужакам. Поднял руку с излучателем, потом наклонился и положил лазер перед собой. Выпрямился, поднял руки, демонстрируя, что они пусты и отсчитал еще сто шагов в направлении обитателей Третьей. Поскольку они не могли быть жителями спутника.
        Какое-то время я стоял неподвижно. Потом пожал плечами и поудобнее уселся на песке. Все это я столько раз делал на полигоне, что постоянно доносящиеся до меня указания бортовых автоматов воспринимал, словно шум дождя на Земле, не обращая на них внимания.
        Я просидел так битые двадцать минут. Я подумал, что Снагг подъедет ко мне, если это продлится еще какое-то время. Я встал и выпрямился. И тут что-то зашевелилось в их аппарате. Из-за него, как бы со стороны головного корабля, появились две фигуры. Я двинулся им навстречу. Немного погодя мы остановились. Они и я. Нас разделяло не больше, чем полтора метра.
        Теперь мои действия напоминали замедленный фильм. Достал из кармана миниатюрный головизионный проектор. Одновременно Снагг включил передатчик. Я ткнул указательным пальцем себе в грудь и выстрелил первое изображение. Снимок солнечной системы на фоне галактики. Желтая стрелка указывала на Землю. Следующее изображение было объемной фотографией планеты, сделанной с орбитальной станции. Дальше шел город. Тот, в котором я родился. Горы, море, река. Люди. Женщина и мужчина. Дети.
        Длилось это достаточно долго. Создатели программы не скупились с информацией для неведомых им зрителей. Когда я, наконец, закончил, те даже не вздрогнули. Тогда я положил проектор на открытую ладонь и с вытянутой рукой подошел к первому из них. Я остановился так близко, что еще шаг - и мне пришлось бы толкнуть его. Ничего. Теперь я мог к ним лучше приглядеться. Они не были автоматами. Вроде бы - нет. Любой зоосад Земли купил бы их без колебаний. Но даже величайшему фантасту среди зоологов не пришло бы в голову, что он имеет дело с технологическим существом. А они ими были, поскольку умели пользоваться средствами передвижения.
        Мы стояли грудь в грудь, если так можно сказать о треугольном, обтянутом бесцветной пленкой выступе, выпирающем из его туловища на уровне моего желудка. Не исключено, что это была его голова. Вместилище нервных центров. Если такие у него где-то и были, как-то не верилось, чтобы он особенно часто ими пользовался. Мне это начало надоедать. Наконец, он совершил какое-то движение. Не в мою сторону. Немедленно из цепи устройств выдвинулся один овоид и подъехал к нам. Остановился совсем близко. В его прозрачном борту я заметил отверстие размером с зеркало в парикмахерской. Это могло означать приглашение. Могло и не означать. Я переговорил со Снаггом и забрался внутрь. Кабина аппарата выглядела как стеклянное яйцо, вид изнутри. Была идеально пуста, начисто лишена всего, что хоть в какой-то степени могло напоминать навигационные приборы. Я неудобно устроился в средней части выемки, словно на дне объемистой ванны. Яйцо уже перемещалось, со мной внутри, скача по грунту и вздымая облака пыли. Посмотреть, последовали ли за нами остальные или остались рядом со Снаггом, оказалось невозможно. Я попробовал
установить с ним контакт. Неожиданно отозвался Рива. Что-то творилось с атмосферой. Сквозь верхнюю стенку я видел наползающие со всех сторон облака. Словно кто-то решил стянуть в это место все запасы водяных паров этой планеты. Наконец, мы достигли города.
        Город. Скорее склад научных пособий. Сотни геометрических фигур, перевернутых и застывших в немыслимых положениях. Огромная, словно начисто выметенная, площадь. Напоминающая рынок. С тем же успехом это могло быть кладбище или, к примеру, стрельбище.
        Когда я выбрался из аппарата, посреди площади, вдалеке, в перспективе широкого прохода между глыбоподобными конструкциями, что-то шевельнулось. Я оглянулся. Яйцо уже скрылось из поля зрения. Я остался один как перст.
        Самым неожиданным образом услышал голос Снагга. Словно тот стоял в метре от меня. Я сообщил, что жив, но чтобы он был начеку. Он находился неподалеку. Должно быть, тоже двинулся в направлении города, разве что немного медленнее, чем мое яйцо.
        Из прохода напротив меня выкатился большой змееподобный аппарат. В его передней части было нечто вроде башенки, увенчанной наискось срезанной трубой. Он направил ее в мою сторону. Вспышка. Это была мгновенная вспышка, не успевшая даже ослепить меня. В то же мгновение почва содрогнулась. В нескольких сантиметрах от моих ног ударил темный предмет. Я вызвал Снагга. Передал координаты, когда вспышка повторилась. Снова мимо. В то же мгновение Снагг открыл огонь. Я почти что услышал невидимый полет снаряда с кварковым ядром. Рухнул на землю. Семьсот, может быть восемьсот метров от эпицентра.
        Снагг ошибся. Или я спутал координаты. Вместо того, чтобы прострелить город насквозь и достичь его внешним радиусом поражения, он впечатал ядро прямо в ратушу, если можно так выразиться. Я подумал об этом, лежа неподвижно, когда блоки домов, если это были дома, вблизи стреляющего аппарата, поплыли огненной лавой, образуя красочные лужи.
        Со мной ничего не случилось. Ни один из обломков не достал меня. От непосредственного удара меня защитило случайно образовавшееся укрытие. Я мог прожить еще два, даже три дня. При такой дозе облучения шансов на продление этого срока не было никаких.
        Я медленно повернулся и, демонстративно выпрямившись, направился в ту сторону, откуда прибыл.
        Полчаса спустя я отыскал Снагга. Он ждал в открытом люке «Фобоса», на вершине пологого холма.
        Когда я рассказал ему, он замолчал. Потом, вопреки моему приказанию, попытался подъехать ближе. Я крикнул. Он успокоился. Но только на мгновение. Тут же выскочил из люка и побежал в мою сторону. Я стиснул в руке головизионный проектор и сказал, что буду стрелять, если он сделает хотя бы еще шаг. Это его остановило. Он не мог видеть, что у меня нет излучателя. Но продолжал психовать. Вопил, что не улетит, что на корабле полно нейтрализаторов, что меня поместят в гибернацию. Сущий бред. Он должен был так же хорошо, как и я, отдавать себе отчет, что такого источника излучения, каким стало теперь мое тело, не вынес бы в кабине ни один из бортовых автоматов. А они не могли ко мне приближаться. Им было бы достаточно несколько минут.
        Вызвал Риву. Дал сигнал тревоги. Он не попытался стартовать. Положил ракету и таранил поверхность спутника на воздушной подушке. Должно быть, его здорово припекло. Зато я узрел его меньше, чем через пятнадцать минут. И тут Снагг решил действовать. Не торопясь, шаг за шагом он направился в мою сторону. Я попытался убежать. Однако облучение сделало свое. Он бросился за мной и оказался быстрее. Догнал, не дав мне пробежать даже двухсот метров. У меня даже не было ничего такого, чтобы ранить его, обезвредить. Он стоял возле меня и усмехался. Наверно, рассчитывал на то, что Рива не оставит нас двоих в одинаковой ситуации.
        Прошло пять минут. Даже немного больше. Теперь Рива так же беспомощен, как и я. Я приказал покинуть спутник и возвращаться на базу. Потеря корабля и двух человек, в том числе руководителя, делала это распоряжение единственно возможным. Искать теперь ему было нечего. Дело останется открытым до момента прибытия новой экспедиции. Я не сомневался, что ее вышлют. Но никто из нас двоих этого уже не увидит.
        Я услышал спокойный, как бы ленивый голос Ривы. Он прощался с нами по-своему. И сразу же «Уран» начал поднимать нос и принимать вертикальное положение. Я услышал, как он вызывает стартовые автоматы «Меркурия». Время не ждало. В любой момент могла прийти расплата за уничтоженный город. Воздух задрожал. Один за другим вступали в действие двигатели главной тяги. Насколько секунд ракета стояла на столбе огня. Я помахал рукой. Не знаю, видел ли он. Старт с неподготовленного поля всегда создает некоторые хлопоты. Я проводил взглядом тающую в вышине полосу фотонного пучка, потом повернулся к Снаггу. И не увидел его. В долю секунды окружающее смазалось, потемнело, расплылось. Исчезла песчаная пустыня, чужой небосклон, застывающая лужа породы, растопленной двигателями стартующего корабля. Там, где только что стоял Снагг, было видно теперь перекошенное лицо Яуса. Увеличенное до размеров экранной афиши. Оно заполняло весь главный экран корабля.
        Я огляделся. Такие, значит, дела. Мы в лучшем виде сидели в кабине ракеты, в нескольких метрах от диспетчерской башни на стартовом поле базы в Будорусе. С левой и правой стороны высились темные силуэты вспомогательных кораблей. С момента так сказать «старта» прошло не шесть лет, а, вроде, немного больше шести минут. Вопрос восприятия. Им пришлось применить наиновейшие, снабженные обратной связью головизионные эмитторы. Раз уж возжелалось поиграть в экзаменаторов...
        Дьявол знает, чего ради мы тогда проходили все эти испытания на полигонах по нескольку раз в год.
        Я отстегнул ремни. Любопытно, когда мы стартуем на самом деле. В любом случае, не сейчас же. Раз уж они затеяли это представление, то теперь несколько часов будут корпеть над записями контрольных автоматов. На здоровье.
        Я вдруг вспомнил чудака-техника в очках. Ясненько. Что-то намудрил с моей личной аппаратурой. Иначе она сразу дала бы мне знать, что все это - блеф.

3. В ПРОСТРАНСТВЕ
        Я лежал голышом на матрасе, эластично сопротивляющемся каждому движению моего тела, и чувствовал, как скапливается в порах моего тела испаряющаяся влага. Я не был усталым. Не больше, чем после любого из «иллюзорных» зондажных полетов по орбите Юпитера. Там нас тоже подкарауливали выдуманные неожиданности. Антураж был столь же совершенным. Разве что, влезая в ракету, человек был предупрежден. А сегодня весь этот полет, сражение и смерть я пережил наяву. Тот факт, что все это разыгрывалось всего в пяти шагах от башни, имел значение только для наблюдателей. Не для меня. И хотя я не ощущал усталости, внутри моей нервной системы, должно быть, происходили какие-то регенерационные процессы.
        Кто-то постучал в дверь. Я сполз с матраса и с ощущением человека, вынужденного в самый полдень влезать в раскаленную печь в центре Сахары, нацепил на себя легкий, прогулочный скафандр. Поставил ручку климатизатора на ноль и открыл дверь.
        На пороге стояла молоденькая девушка в коротенькой юбочке апельсинового цвета. Поначалу у меня в голове мелькнуло, что это дальнейшее продолжение утренних развлечений. Разумеется, на любой из баз были женщины. Со всевозможными научными степенями. На их получение уходит изрядное число лет. У самых способных.
        Эта скорее напоминала студентку. Ее коротко подстриженные волосы были цвета светлого, выдержанного вина. Самого удачного урожая. Она улыбнулась. Но не мне. Своими глазами. Они того заслуживали. Они всматривались в меня, словно проверяя, сразу ли я превращусь в огромную и злобную обезьяну или немного подожду.
        - Я сегодня уже нагляделся на разных чудовищ, - пробурчал я, не трогаясь с места. - И стал чудовищеустойчивым. Иначе давно бы сделался трупом. Но и представить не мог, что они даже до такого докатятся. Это уже не шутки.
        Она улыбнулась. На этот раз глаза ее улыбались тоже.
        - Если вам уже ничего не угрожает, - произнесла она тоном, который, по ее мнению, должен был свидетельствовать о полном самообладании, - может быть, вы позволите мне войти. На минуточку, - быстро добавила она.
        Я молча пропустил ее, потом закрыл дверь и сделал несколько шагов в ее сторону.
        - Что касается этих чудовищ, - сообщила она, разглядывая меня широко раскрытыми глазами, - то я все видела. Я была в диспетчерской башне. Как медик, - пояснила она.
        Я указал ей на кресло. Сам вернулся на матрас и удобно вытянулся.
        - Изумительно, - буркнул я. - Но не думаю, чтобы я нуждался в медике. Или же вы собрались заменить во мне какую-нибудь детальку?
        - Меня зовут Лина, - ее голос неожиданно сделался серьезным и словно бы печальным. - Вам ничего заменять не требуется. Скорее уж это меня я прошу воспринимать как пациента. Мне необходима помощь.
        - В самом деле? - поразился я. - Это меня вдохновляет. Ради девушки в юбке я готов на все.
        Она опять чуточку повеселела.
        - Все это замечают, - пожаловалась она без кокетства. - А мне кажется, что это более женственно, чем брюки или разные немыслимые комбинезоны.
        - Рад, что ты так считаешь, - заявил я с полной серьезностью. Теперь юбки носили разве что отдельные манекенщицы и бабушки, склонные, так сказать, к профессиональной экстравагантности. На Земле. Мог бы поклясться, что она была единственной, кто сохранял верность юбке в пространстве. Ножки у нее были как у танцовщицы из кабаре. Такого, где человека дважды осматривают с головы до пят, и только после этого впускают. Может, по этой самой причине.
        - Сделать-то я могу немного, - медленно произнес я, не отводя глаз от ее лица. - Если то, что ты видела, им понравится, то уже утром меня здесь не будет. Разве что, - я улыбнулся, - тебе нужна какая-то помощь там.
        Она серьезно кивнула головой.
        - Да, - прошептала. - Именно там.
        Это становилось любопытным. Я приподнялся на локтях и поощряюще поглядел на нее.
        - Энн - моя сестра, - тихо сказала она. - Знаешь...
        Разумеется, я не знал. Откуда я мог знать. Энн. Полетела с экспедицией контакта. Считалась первоклассным экзобиологом.
        - Хочешь, чтобы я привез ее назад? - спросил я чуть погодя, вполголоса. - Для этого мы и летим, - тут я соврал. - Можешь быть уверена, я сделаю все, что только возможно будет сделать. Но ведь прошло уже столько лет и...
        - Знаю, - перебила она. - Я не ребенок. Я хотела... - она перешла на шопот. - Ты ничего не добьешься, если сразу начнете стрелять. Извини, - быстро добавила она, но в голосе ее не чувствовалось ни следа смущения.
        - Ерунда, - ответил я.
        Какое-то время мы молчали. Не было смысла вдаваться в размышления. Она все знала не хуже меня.
        - Возможно, ты преждевременно пришла ко мне, - произнес я наконец. - Нас было шестеро...
        - Нет, - опять перебила она. В голосе же звучала уверенность.
        - Тебе сказали?
        Она покачала головкой.
        - Им не надо ничего говорить, - серьезно заявила она. - Я видела. Вы были лучшими.
        Я встал и прошелся по комнате. Милая девчушка. В ее лице, чуточку излишне полноватом, было что-то от высокогорного цветка. Такого, что тянулся к солнцу, но которому не мешали ни дождь, ни ветер. Я остановился рядом с ней и положил руку ей на плечо.
        - Деточка, - произнес я с улыбкой. - Мы такие одинаковые. Все. Среди нас нет лучших. И уж наверняка - худших.
        Она гибко повернулась на месте, так что ее лицо оказалось прямо перед моим. Большие, широко расставленные глаза, узкий нос с изящно очерченными ноздрями и темные брови, загибающиеся вверх. Милая девушка.
        - Сверхлюди? - вызывающе спросила она. - Или, может быть, даже автоматы? Позабыл, что я медик. Вы были лучше на три пункта. Это значит, что те были втрое ближе к ошибке.
        - Но ее не допустили? - подхватил я.
        Она перепугалась.
        - Так или иначе, - заявила, - полетит твой экипаж. Я знала об этом... - она заколебалась.
        - Как только нас узрела? И поняла, что либо мы, либо никто. Была когда-то такая песенка.
        Она призадумалась, не обидится ли. Но взяла себя в руки.
        - Не вас, - поправила она. - Тебя. Может, вы и в самом деле такие одинаковые. По службе и так далее. Но не для девушки. В любом случае, не для меня. Достаточно, что я знала. И не трактуй это как-нибудь по-другому. Я говорю, поскольку так и есть. И именно тебя я пришла попросить, чтобы ты сделал все для Энн... Все, что окажется возможным... - тихо добавила она.
        К этому времени я уже перестал улыбаться. А теперь почувствовал, что в комнате становится холодно. Встал и передвинул ручку климатизатора. Сделал бы еще что-нибудь, лишь бы хоть немного занять время. Но мне ничего не приходило в голову.
        Я не спеша вернулся на свой диван и посмотрел ей прямо в глаза. Она спокойно встретила мой взгляд.
        - Деточка, - мой голос звучал чуточку тише, чем следовало бы, - не надо слишком на это рассчитывать. Я знаю, что ты хотела сказать. И только это. Понимаешь?
        Она кивнула.
        - Этого я и хотела, - прошептала. - И не думай, что я так пришла бы к любому. Хотя, - тут она улыбнулась, - все вы такие одинаковые...
        Наступило молчание. Я знал, что сделаю, а что нет. Создание накладок на наши программы не входило в счет. Это всегда были бы ошибочные накладки. Ошибочные, а это могло дорого обойтись. С другой стороны странно, что выбрали именно меня. Если по правде, то я ни на минуту не верил, что мои махинации с лакеем остались незамеченными. Контрольная аппаратура стимуляторов в централи должна была что-нибудь зарегистрировать. Я был спокоен. Все время. Может, именно поэтому?
        Я посмотрел на девушку. Она сидела неподвижно, внимательно меня разглядывая. Лицо ее было чутким, хотя с него исчезло напряжение. Словно она только что избавилась от грозящей ей опасности.
        - Ты давно здесь? - спросил я.
        - Шесть лет, - ответила она безразлично. Словно я поинтересовался, выпали ли уже у нее молочные зубы.
        Я кивнул. И замолчал.
        - Жду, - добавила она чуть погодя. - Мне устроили это место, наверно, из-за Энн. Я... - она заколебалась. - Мы всегда были вместе...
        - Изрядный срок, - буркнул я. Было похоже, что она вот-вот расклеится. Этого не любил. - Когда, черт побери, ты успела кончить учебу? - спросил я быстро.
        Она слабо улыбнулась.
        - Мне двадцать шесть лет, - ответила она без горечи. - Когда ты вернешься, я буду тебя старше.
        Я быстро подсчитал.
        - На год. - И пожал плечами. - Станешь уже профессором. А меня отправят на курсы переподготовки. Чтобы узнать, что вы тут нагородили за эти тридцать лет.
        Она отрицательно помотала головой.
        Пояснила:
        - Учебу я закончила здесь. - И чуть погодя добавила: - Не быть мне профессором.
        - И чем ты занята кроме работы?
        Она поглядела на меня, словно не понимая. Потом подняла брови и беспомощно пожала плечами.
        - У нас здесь клубы... немного учусь... выбираюсь на прогулки.
        - На поверхность.
        - Тоже. Но не слишком часто. Обычно иду в сад. Там устроили кафе, такие же, как внизу.
        Я невольно улыбнулся. Это «внизу» было взято из жаргона, общего для всех внеземных станций. И означало, ясное дело, Землю, и, как множество других оборотов в этом жаргоне, означало подсознательный бунт против открытий Коперника, когда в справедливости их приходилось убеждаться на собственной шкуре.
        - Со мной бы ты не прогулялась? - поинтересовался я.
        Она оживилась. Поднимаясь, спросила:
        - Сейчас?
        - Угу, - буркнул я. - На заре, увы, я не имею возможности договариваться.
        Она провела меня по всей базе. Сделали, грубо говоря, километров двадцать. Для начала спустились на третий уровень, самый низкий. Там сконцентрировали все производство. И энергетику. Бесконечные ряды проводов, узлы, распределители ниобо-титановых криогенных кабелей, а точнее их панцири, по которым медленно тек жидкий водород. Теплоцентрали, обогревающие все закоулки базы. Дополнительные источники энергии. На экранах, вмонтированных в стены коридора, можно было следить за непрекращающимся процессом превращения дейтерия в гелий. Далее шли оружейные мастерские. Конвейеры химических лазеров, используемых как запалы для кварковых бомб и снарядов. Лазерные генераторы, излучатели. Множество забавных безделок для убиения, отправления и испепеления. Ежедневного расхода энергии хватило бы на распыление небольшой планетарной системы.
        На этом же уровне находился вокзал гравитационной линии, соединяющей базу с опорными пунктами по всему земному шару. Но поезда прибывали сюда редко и нерегулярно. Закрытая зона.
        Мы развлекались там недолго. Там же, как и на среднем уровне, именуемом диспозиционным, где жило почти все население станции. Отсюда, кстати, мы и начали свою прощальную прогулку. На этот раз мы поднялись выше. Пять шестых поверхности этого уровня занимали сады. Кроме них место разве что для аварийных и стартовых переходов. Все это на одном, самом высоком этаже, частично прикрытом, как в случае садов, только выпуклым прозрачным панцирем, позволяющим любоваться скалистым, иззубренным пейзажем без посредства телевидения. Я полюбовался окружающим базу кольцом фотоэлектронных элементов, невидимым со стартового поля. Вблизи садов находились фабрики воды, которые, однако, выставляли на поверхность лишь верхушки дистилляционных башен. Водороду, кстати, и без того хватало, благодаря обычному метаболизму живых существ. По соседству с этими башнями смонтировали широкие, плоские кислородоуловители. Уже на первых базах они работали на том же принципе. Разве что были раз в десять меньше. Совсем недавно, лет одиннадцать назад, группе Района и Лампила удалось окончательно справиться с убеганием легких молекул в
слабых гравитационных полях. Лишь тогда получение кислорода из минералов и кристаллической воды приобрело значение в промышленных масштабах.
        Все это я знал наизусть. Не то, чтобы так часто приходилось бывать здесь. Но технология обслуживания орбитальных баз входит в курс лекций на любом из полигонов. Тем не менее, я вел себя словно новичок, которого впервые взяли в промышленную зону кратера Архимеда. В конце концов мы отыскали укромный уголок в глубине сада, среди карликовых деревцов с непропорционально широкими кронами. Мы устроились в беседке, сплетенной из пластиковых лент, копирующих листья тропических растений. В глубине ее таилась стойка, словно перенесенная сюда из фильмов о диком Западе. Все вместе было удачно упрятано среди деревьев. Но кроме нас, здесь ни единой живой души не было. А за боковой стенкой купола вырисовывалась резкими линиями неровные кряжи Альп.
        Больше всего меня подкупало, пожалуй, ее спокойствие. И то, как она изложила свое дело. Она знала все, что произошло во время этого представления с мнимым полетом. Знала, что для меня это был настоящий рейс, и сражение, и смерть. Пришла попросить, чтобы я не так торопился. Несмотря ни на что. Для этого требуется немножко мужества. Даже, если сделать это так деликатно, как она. Без расставления точек над «i».
        Я подумал, что она оказалась бы не худшей спутницей для парня из инфорпола. Разумеется, не для того из них, кто отправляется на тринадцатилетнюю прогулку. Даже в этом случае, если у него есть шансы вернуться.
        Оказалось, она замолчала. Ее взгляд скользил по сверкающему, белому плоскогорью к линии скалистых утесов. Задумалась. Я встал и принес от стойки два фруктовых коктейля. За стойкой перемещался плоский робот, напоминающий мишень в ярмарочном тире. На шее его красовался шелковый платок, и серебряная звезда - на груди. Словно в те времена, из которых он, якобы, происходил, ни один шериф ничем другим не занимался, кроме как снабжал посетителей стаканчиками яблочного сока.
        Несколько минут она просидела неподвижно. Потом, не отрывая глаз от линии горизонта, произнесла, словно сама себе:
        - Я здесь была с Кросвицем.
        Не скажу, чтобы это были те слова, которых я ожидал.
        - Да? - буркнул я из вежливости.
        Она повернулась ко мне. Какое-то время разглядывала изучающе, потом улыбнулась. Это была улыбка молоденькой девушки, которая неожиданно додумалась до чего-то такого, что никогда не бывает неприятным.
        - Говорила с ним... о том же самом? - быстро спросил я.
        Она посерьезнела. Возразила движением головы.
        - Я об этом думала, - прошептала она. - Но он... - она замолчала.
        Я ждал. Сделал глоток терпкого напитка и отставил бокал.
        - Отказался? - подсказал я.
        - Не то, - ответила она задумчиво. - Он просто не слушал. Ему хотелось... впрочем, не стоит об этом, - она отвернулась. Покраснела и неожиданным движением потянулась за фужером с коктейлем.
        - Понимаю, - буркнул я. - Может быть, я его повстречаю там. Но любить не буду.
        - Ах, нет, - воскликнула она, но неубедительно. Подняла фужер чуть повыше и посмотрела на меня через стекло.
        - В самом деле? - поинтересовалась она. Это прозвучало как приглашение к совместной игре.
        Я рассмеялся, приветственно поднял боком с соком. Неожиданно я почувствовал себя молодым. Словно никогда не видел сверкания аннигиляции, словно никогда, обреченный на смерть, в полутора парсеках от дома, не провожал стартующих в направлении Земли товарищей.
        Она ответила улыбкой и погрозила мне пальцем. Я встал и отнес бокалы на стойку. Она тоже поднялась, разгладила юбку и подошла ко мне. Остановилась сразу же позади меня. Я медленно повернулся. Она смотрела на меня внимательно, нахмурив брови. Я же уставился в пространство за куполом, приложив палец к губам и с волнением, словно открыл нечто неслыханно важное, указал рукой в направлении гор. Когда она повернула лицо в ту сторону, я чмокнул ее в щеку. Она отскочила. На мгновение мне показалось, что она скажет что-то такое, что вряд ли доставит мне удовольствие. Но она промолчала. Чуть погодя глаза ее поласковели. Только лицо оставалось серьезным, чуточку излишне серьезным. Она придвинулась ко мне и осторожно, словно проверяя, нет ли у меня горячки, поцеловала в губы. Я не шевельнулся. Она в самом деле начинала мне нравиться. Вовсе не потому, что была такой спокойной. И отличающейся самообладанием. В любом случае, не только поэтому.
        Ни слова не говоря, она взяла меня за руку и увела в сад. Мы спустились на средний уровень. Все время я ладонью ощущал прикосновение ее маленьких пальчиков. Потом мы оказались перед белыми дверями. Она коснулась замка, и когда двери исчезли в стене, кивнула. Отпустила мою руку и вошла первой.
        - Заходи, - произнесла она спокойно, слегка охрипшим голосом. - Мне надо тебя обследовать.
        - Обследовать? - изумился я.
        - Я же медик.
        Я проснулся рано, с ощущением, что сижу в кабине ракеты, пробивающейся сквозь атмосферу, и высунул руку из иллюминатора. Я поднял голову и огляделся. Ракеты не было. Я лежал в комнате возле диспетчерской, которую мне отвели под постель. На сгибе моего локтя виднелся пушистый клубок волос, цвета зрелых осенних яблок. Ее волосы были чуть-чуть темнее моих, но это невозможно обнаружить, пока не увидишь на месте.
        Она сказала что-то, зашевелила губами и открыла глаза. Некоторое время с изумлением рассматривала нечто, лежащее на ее плече и являющееся моей ладонью. Потом перевернулась на бок и подняла голову. Посмотрела на меня внимательно, чуть ли не пытливо.
        - Если ты теперь скажешь, что я тебе не нравлюсь, - предостерегающе заявил я, - то это будет рекордом наблюдательности.
        Она усмехнулась и приложила мне палец к губам.
        Три четверти часа спустя я стоял у дверей своей комнаты, облаченный в скафандр, с полным стартовым снаряжением. Я не считал, что сделал что-нибудь не так, как следовало. Все, что я говорил о себе и своей работе, не означало, что веду образ жизни средневекового монаха. Иначе как же Итя?
        Мысль эта пришла не ко мне. Я улетал на задание. И прощался с милой, ласковой девушкой, с которой провел ночь. Больше, чем ночь. Последнюю среди людей. Я был вместе с ней несколько часов, и это время чувствовал себя счастливым. Если только я понимаю как следует, что такое счастье. И сказал ей об этом.
        - Не надо, - попросила она шепотом. - Если можешь, не забывай обо мне. И о том, что я тебе говорила.
        Она смотрела мне прямо в глаза. И улыбалась, но только губами. Улыбка была не из радостных.
        - Пойми меня правильно, - сказала она чуть громче. - Я не прошу, чтобы ты сделал что-нибудь. Только, чтобы помнил.
        Наверняка, она не была глупышкой. Мне это нравилось. Нравилась ее искренность. И именно такая постановка вопроса.
        - Пока, - буркнул я. - Если могу тебе что-нибудь посоветовать, то возвращайся на Землю. Но ты, наверняка, не захочешь. Тогда жди здесь. Только не думай, что это имеет какое-нибудь значение.
        Она покачала головой. Спокойно сказала:
        - Это мое дело. Впрочем, может и вернусь. Сейчас это в самом деле не имеет значения. Но... - голос подвел ее.
        Я ждал. Наконец она подняла голову и улыбнулась. Нелегко ей это далось.
        - Могла бы я ждать и тебя тоже?
        Я выпрямился. Нет ничего более простого. Для меня, разумеется. Но не для нее. Впрочем, это неважно. Дело в простеньком расчете по теории вероятности. Простейшем.
        - Нет, - мой голос звучал спокойно. Я коснулся замка. Открылся коридор. В глубине его, направо, виднелся вход в диспетчерскую.
        - Нет, - повторил я и, не оглядываясь, вышел из комнаты.
        Тем же днем, около двенадцати, устроившись в тесных коконах пенолитовых кресел, мы наблюдали на экранах стартовое поле базы в Будорусе, окутанное клубами дыма, в которых посверкивали короткие молнии, не имеющие для непосвященного ничего общего с работой стартовых двигателей ракет. Метр за метром корпуса многотонных сигар двигались вдоль виднеющихся вдали альпийских кряжей. Сперва ощущается тяжесть рук, бессильно лежащих на подлокотниках кресел. Потом все заглушает стук крови в висках и болезненные попытки вдохнуть поглубже. А ведь это было не то ускорение, какое требуется для старта в гравитационном поле Земли.
        Когда экраны потемнели настолько, чтобы приглушить солнечные зайчики, скользящие по вершине купола, накрывающего аварийный уровень базы, мы услышали голос Яуса:
        - Вот и все, ребята. Дальше вам придется справляться самим. Я блокирую навигационные автоматы базы. Возвращайтесь целенькими.
        Я инстинктивно пробежал глазами указатели на центральном пульте. Они выглядели как и следовало. Наши автоматы уже полностью контролировали полет, согласно с введенными в их блоки программами.
        На душевное пожелание шефа базы мы не отозвались ни словом. Он сделал, что должен был. Мы, к счастью, отвечать были не обязаны.
        Пересеча линию терминатора, мы сошли с орбиты, словно камень, сорвавшийся с карусели. Нам предстояло несколько стереотипных дней. По крайней мере, до орбиты Юпитера. Потом мы выйдем из плоскости эклиптики и возьмем непосредственный курс в направлении Центавра. Мир узнает, что предприняты дальнейшие «шаги», направленные на выяснение судьбы первых экспедиций за пределы нашей солнечной системы. Ни слова больше. Не стоит травмировать утонченный гуманизм землян созданием того, что еще нескольких из них отправили ко всем чертям.
        На следующий день мы заблокировали автоматы и проверили системы ручного управления. Подвергли ревизии энергетические агрегаты, синтезаторы, все внутренние коммуникации и оружие. Немного побаловались пилотированием вспомогательных кораблей и пристреляли их излучатели. Теперь нам оставалась разве что новая интерпретация сообщений, переданных нашими предшественниками, и ознакомление с нюансами инструкции по контактам. На этот раз откладывать сие занятие до гибернации не стали.
        В начале второй недели полета мы устроились в гибернаторах. Снагг еще раз проверил их аппаратуру.
        - Смотри, - буркнул я ему, - на этот раз мы должны проснуться вовремя.
        Он не ответил.
        Я сунул под язык таблетку снотворного и надавил зеленую кнопку, вмонтированную в раму крохотного окошка прямо перед моим лицом. Еще разок вызвал Риву и Снагга. Они ответил нечленораздельным бормотанием. Тогда я опустил веки... Я еще услышал шелест закрывающегося люка и почувствовал первое дуновение холода.
        В моей голове неожиданно завелся сверчок. Стоило немалых трудов, чтобы определить его местонахождение. Но это оказался не сверчок. Я знаю этот звук, проникающий до самых глубинных нервных волокон. Предостерегающее верещание лакея.
        Глупый диод, подумал я. Я ведь сплю.
        Однако, шевельнулся. Открыл глаза. Человек это делает автоматически. Но не после того, как проспал две тысячи ночей. И столько же дней.
        На рамке стекла, прямо передо мной, полыхал красный огонек. Я очнулся в долю секунды. Мне пришло в голову, что забавы не кончились и мы до сих пор герои представления, не отдающие себе в этом отчет. И неожиданно вспомнил все, что предшествовало старту. Отправление, почетный экспорт и тому подобное. Нет, это уже не розыгрыш.
        Я выкарабкался из гибернатора до того, как автомат успел до конца раскрыть люк. Глянул на остальных. Убедился, что они тоже не спят, и одним прыжком оказался в своем кресле перед пультом. Сразу бросились в глаза указатели потребления мощности автоматов наводки. Намного выше нейтральной позиции. На пульте светились огоньки лазерных генераторов. Работали. Потребляли энергию, а это могло означать только одно.
        - Запись, - бросил я, не отрывая глаз от экранов.
        Боковой экран немедленно ожил. Медленно, словно в старинном фильме, перед нашими глазами проплывали картины, зарегистрированные автоматами. Последние минуты нашего сна.
        Пятнышко на экране тахдара. Подобно той искорке во время псевдостарта. Никакая не искорка. Корабль с химическим двигателем. Компьютер определил даже состав горючего. Бор, водород и еще что-то, указанное только в цифровой записи. Для такого рода топлива корабль, или что там было, развивал вполне недурную скорость. Его курс пересекал наш. И непохоже было, чтобы он собирался уйти с дороги.
        Далее все пошло как по справочнику. Импульс генераторам и автоматам наводки. Аварийное пробуждение. Потом только вспышка, заметная невооруженным глазом. И незначительное отклонение от курса, когда «Уран» проходил поле недавней аннигиляции.
        На экране еще некоторое время скакали цифры, определяя место и время взрыва, использованную энергию, анализ спектра аннигиляции и все остальное, что нам следовало знать.
        - Проверь код, - сказал я Снаггу.
        - Порядок, - бросил он чуть погодя. Земля получила полную информацию. Это хорошо. По крайней мере, что-то новое в сравнении с отчетами предыдущих экспедиций.
        - А эти, там, в Будорусе, могли они что-нибудь знать? - неожиданно спросил Рива.
        Я знал, о чем он призадумался. До сих пор наш полет был чуть ли не копией испытательного.
        - Ерунда, - отозвался Снагг, - если бы они что-нибудь знали, о чем не сочли нужным говорить, они бы выдумали какие-нибудь другие штучки.
        Похоже было, что мы обладаем единым мнением насчет педагогических талантов руководства. Так что, говорить не о чем. Я бы мог оказаться и в худшем экипаже.

* * *
        Утром следующего дня, по времени Будоруса, мы вошли в плоскость эклиптики Альфы Центавра. Близость - разумеется, в звездных масштабах - другого солнца, доставила немало хлопот компьютерам. Я заметил, что перед очередным определением положения они задерживаются на долю секунды, словно человек, которого что-то обеспокоило.
        На небольшом расстоянии мы прошли мимо Пятой и Четвертой. Это были мертвые планеты с нестабильными ядрами. Для душевного успокоения мы провели стандартные исследования. Их результаты подтвердили данные, полученные тахдаровыми и радиозондами. Ничего заслуживающего внимания.
        Чуть ли не с самого начала нейромат выбрасывал на экран, в его нижний угол, расстояние до Третьей планеты. Планеты, от которой с самого начала пути доходил характерный сигнал в радиодиапазоне. Я подумал, что, может быть, близость источника облегчит задание компьютерам. Ничего похожего. Они смогли лишь подтвердить, что эти волны излучаются искусственно усиливаемыми источниками. То же самое мы знали и до старта. Ха, да уже добрые несколько десятков лет.
        На расстоянии восемьсот тысяч километров от второго спутника Третьей, цели нашего путешествия и места посадки предыдущих экспедиций, я выстроил корабли клином наоборот. Теперь все время в боковых иллюминаторах были видны фотонные потоки, прорезающие пространство до пределов видимости, и ведущие нас дорогой, отмеченной тончайшими золотыми нитями. Их оставляли за собой дюзы «Меркурия» и «Кварка». Словно кто-то царапнул простым, до невозможности плоским острием по гранатового цвета стеклу, отгораживающему нас от солнечного света. Зрелище было не из худших. Для того, кто забрел бы сюда в поисках зрелищ. Граната это граната, ничего больше. Так, по крайней мере, могло бы казаться. Но тут к нему добавлялись нюансы, которые напрасно было бы искать в околоземном пространстве. Налет этакой прозрачной белизны и кристаллики чуть золотистого пурпура. Разумеется, никаких кристалликов. Но так это выглядело.
        Вблизи самого дальнего спутника Третьей, пятого по счету и не превышающего размерами среднего планетоида, уровень радиоволн, передаваемых властителями системы, возрос до такой степени, что нам пришлось приглушить целый диапазон на коммуникационной централи. Похоже, базы у них не было не только на втором спутнике. Может, следовало бы сперва навестить наиболее из них отдаленные. Я бы так и сделал, если бы никто до нас сюда не заглядывал. Но поскольку дело обстояло по-другому, я не стал менять программу. В любом случае, не захотел.
        Мы приближались к цели. Через несколько минут заговорят носовые дюзы, напоминающие черные, вытянутые рефлекторы. Начнется последний этап полета.
        Начался. Прошло, однако, не несколько минут, а сколько-то секунд. Кабину залил красный свет. Стены содрогнулись от сигналов тревоги. В окошках указателей началось лихорадочное движение.
        - Стоп на дюзах, - приказал я.
        В долю секунды экран подернулся огнем. Одновременно носы вспомогательных кораблей укутались вспышками тормозных двигателей. Мы плыли по морю полыхающей синевы. Не синевы. Это тоже был гранат, но с оттенком, чуть более светлым, чем у небосвода.
        Огненное поле перед нами прошила короткая молния. Еще одна. Теперь они повторялись через регулярные отрезки времени. Одновременно, с секундным запозданием, заговорили батареи «Кварка» и «Меркурия».
        Серия цифр. Какой бы системой их не записывали, лазерные сигналы должны были быть для них понятными. Если у них было желание что-либо понимать. И если на этих кораблях есть кто-нибудь живой.
        Поскольку это были корабли. Компьютер проецировал их изображение на экран. Обтекаемые сигары, даже немного напоминающие наши. Может, чуть меньше размером.
        - Ноль, - доложил Снагг.
        Мы, наконец-то, затормозили. Но этот «ноль» относился не к скорости. Даже относительной. Снагг зачитал с пульта коммуникационной централи реакцию чужаков на наши сигналы. Им давно уже следовало принять их.
        А они даже скорости не уменьшили. Не говоря об изменении курса. Если это развлечение продлится еще минуту, они окажутся в поле непосредственного зрения. И тогда уже ни на что времени не останется. Кроме одного.
        Только сейчас я ощутил последствия торможения. Чтобы выполнить какое-нибудь быстрое движение, мне приходилось изрядно напрягать мышцы.
        На экране тахдара замерцали искорки. Я какое-то время разглядывал их. В какой же раз? Во второй? Нет, в третий. Для нас - третий. Но впервые на пороге их планеты.
        Это трудно даже назвать взрывом. По экранам промчалось единое огненное дыхание. Излучатель антиматерии замкнул в кольце аннигиляции зону пространства со стокилометровым радиусом, центром которого секунду назад являлись два чужих корабля. Теперь же там не было ничего. Ничего настолько, насколько это возможно только лишь при соприкосновении определенного количества материи с равнозначным ему потоком антипротонов.
        В кабине «Урана» царило молчание. Наконец-то его прервал Рива.
        - Есть контакт, - буркнул он.
        - Чистая работа, - невесело отозвался Снагг. - По крайней мере, цепляться не за что.
        На мгновение перед моими глазами выплыло лицо Лины. Когда же это было? Неделю назад? Месяц?
        Прошло шесть лет. Может, у нее уже семья. На Земле. А если ждет? Не помешает. Итя тоже ждет. Она уже давно знает, что это я полетел за Устером. И обо мне думают, время от времени. Как о почтальоне, который должен принести давным-давно ожидаемое известие.
        А будь это опять тест, и наблюдай его Лина, пришла бы она вновь просить меня, чтобы я слишком не торопился?
        Мы прицеливались к орбите спутника. Это была планета чуть меньше Луны, со сходной геологической структурой. Ее путь вокруг Альфы отличался характерными для всей системы отклонениями. И она была заселена. Как и Луна. Только не людьми. И не существами, которые влюбились в нас с первого же взгляда.
        Второго сентября в пять восемнадцать по времени Будоруса тормозные дюзы наших кораблей полыхнули струями газа. Мы были уже на орбитальном курсе. И через несколько минут начнем первый оборот вокруг спутника.
        И в это мгновение по кабине «Урана» в третий раз прокатились сигналы тревоги.
        - Это уже перебор, - проворчал Рива, ударяя по клавиатуре пульта.
        - Связь, - бросил я машинально.
        Но Снагг не отвечал. Я заметил, что он быстро что-то проверяет, свериваясь с появляющимися на экране указаниями нейромата. Оторвал взгляд от экрана и посмотрел на датчики. Да. Это выглядело иначе. На этот раз автоматы могли рассказать нам достаточно много. И ничего странного. Все схемы, сколько бы их там не было, реагировали на нечто такое, что было очень четко запечатлено в их программах. Близкое соседство земного корабля.
        - Стоп на дюзах, - бросил я.
        Огонь перед нами усилился до мощного, непрекращающегося взрыва.
        Снагг наклонился к микрофону и заговорил слегка напряженным голосом:
        - Внимание, люди. Перед вами корабли с Земли. Внимание, люди. Перед вами корабли с Земли. Вас вызывает отряд инфорпола.
        На пульте коммуникационной централи полыхал рой зеленых огоньков. Все три корабля транслировали его голос, усиленный батареями генераторов, широкой полосой в сторону, в которой автоматы обнаружили земной корабль. Но датчики, которые должны были подтвердить прием, оставались молчащими и темными.
        Наш клин затормозил.
        - Зонд, - кинул я.
        Кабину наполнило тихое посвистывание. Одновременно в углу главного экрана засветился небольшой прямоугольник. Изображение, которое передавал коммуникационный зонд, выстреленный с борта «Урана». Продолжалось это пять, может быть, шесть секунд. Неожиданно прямоугольник сделался матовым, секунду по нему скользили полосы, серые и гранатовые, потом изображение размазалось, а когда мы вновь увидали острые точки звезд, экран был пуст во всех диапазонах. Одновременно умолк сигнал связи, передаваемый непосредственно компьютером.
        - Зонд, - спокойно сказал я.
        Развлечение началось заново. И кончилось также. Второй зонд был сожран пространством с такой же легкостью, что и первый. Та же судьба была уготована третьему и четвертому.
        На экранах теперь был виден увеличенный участок поверхности спутника. Над ним, словно бы прямо над самой высокой из вершин, окружающих кратеры, зависло что-то, что было невидимо для наших глаз, но что четко указывала белая стрелка тахдара. Да, это был металл.
        - Полюбуемся этим вблизи, - решил я.

«Кварк» и «Меркурий» двинулись вперед.
        Первую ракету уже отделяло от объекта немногим более десяти километров. Неожиданно, без малейшего предостерегающего сигнала контрольные пульты «Меркурия» перед креслом Снагга потемнели, погасли, на мгновение вновь разгорелись десятками разноцветных зрачков датчиков, а потом их словно задуло. На этот раз окончательно.
        Снагг ждал. Полторы, две секунды. Видел то же самое, что и я. Тормозные двигатели
«Меркурия» неожиданно выстрелили мгновенной серией. Еще одной. В ответ засверкало за кормой корабля. Нет, главная тяга. Маневрировал, словно хотел развернуться на месте. Однажды я видел нечто похожее на полигоне. Ничем хорошим это не кончилось
        - Обратная связь? - бросил я.
        Снагг не ответил. Резко выскочил из кресла. Одним рывком сорвал пломбу с передатчика автоматического пилотирования.
        Дал кораблю полную блокаду. Помогло. Дюзы «Меркурия» потемнели.
        Снагг оторвал руку от пульта. Какое-то время просидел, ничего не делая. На него приятно смотреть, когда он работает. Все эти обратные связи. Стимулированные нервные реакции, годы тренировок, психотрон и миниатюрные лазерные диоды. Меньше об этом.

«Меркурий» замер неподвижно. Руки Снагга двигались теперь крайне осторожно. Запрограммировал автоматы управления и бережно, словно вставлял запал в открытый излучатель, надавил на клавишу.
        Ничего.
        Убрал руку и повторил операцию. На этот раз нажал на клавишу быстро, дважды.
        Долю секунды «Меркурий» мертво покоился в пространстве. Уже казалось, что из этого ничего не вышло, когда неожиданно его кормовые дюзы ожили. Корабль медленно повернул нос и, мягко набирая скорость, начал описывать пологую дугу. Прошло тридцать секунд. Неожиданно, словно по мановению волшебной палочки, все индикаторы на пульте Снагга засияли сигналами. Клавиша блокады стала на свое место.
«Меркурий», послушный как овца, завершил дугу и пришлюзовался к «Кварку».
        Я на мгновение задумался.
        Буркнул:
        - Рива.
        Он удивленно посмотрел на меня.
        - Берешь «Уран», - распорядился я. - Снагг примет от тебя «Кварк». Иду туда.
        Мгновение стояла тишина. Наконец Рива поднялся, подошел к моему креслу и наклонился, чтобы лучше видеть показания тахдара.
        - Можно подойти ближе, - предложил Снагг. - Эта зона начинается в непосредственной близости объекта.
        - Ты не знаешь ее конфигурации, - возразил я. - Она может быть сферической. И с тем же успехом квадратной. Или же вообще неправильной формы.
        Встал и, не оглядываясь на них, прошел в шлюз. Влез в распяленный вакуум-скафандр, который автомат тут же заварил и герметизировал, взял лазерный пистолет, два излучателя, проверил рефлектор и надавил красную клавишу люка.
        Раздалось пискливое шипение, словно где-то рядом прошла фотонная очередь. В стене ракеты раздвинулась вытянутая щель.
        Я остался на пороге, и передо мной было пространство. Установил направление, переключил радиостанцию на постоянную связь, проверил пеленгационное устройство скафандра и легко, словно в жаркий день окунаясь в горный поток, шагнул вперед.

4. «ГЕЛИОС»
        Огромный, безоблачный шар. Мертвый. Но мнимо мертвый. Его молчание, которое казалось молчанием пространства, не могло обмануть меня. Я летел шесть лет, чтобы добраться до того, что крылось под каской абсолютной неподвижности. Что жило. Если не окажется необходимым подобрать новое слово, чтобы описать им форму движения, способную на сознательное определение своих целей, способную на их реализацию, на противодействие разуму человека. Форму настолько отличную от всего того, что мы привыкли называть живым, что здесь потребуется новое не только слово, но и оружие. Во время посадки монитор замолк навсегда. Трудно представить себе катастрофу, о которой не предупредил бы ни один, пусть даже самый короткий сигнал тревоги тахионных «глаз» нейромата. Но если бы кому-нибудь очень захотелось, он смог бы в это с горем пополам поверить. Какое-нибудь метеорит в то мгновение, когда все автоматы как раз переключены на ретроспектирование, одновременное короткое замыкание в главных и вспомогательных сетях, управляющих моделированием поля вокруг основных лазерных генераторов, взрыв, дьявол знает, что еще. Хватит об
этом. Судьба, которая была уготована двум другим кораблям на аналогичной стадии полета, должна была отрезвить самых заядлых оптимистов.
        Огромный, безоблачный шар. Огромный ли? Не для нас, землян, если бы мы рассчитывали его массу и площадь поверхности, считывали данные с чистеньких перфолент, дежурить у радиотелескопов, когда за окном огромный парк до голубого горизонта, а над ним солидные, кучевые облака.
        Огромный для меня. Слишком огромный. Не говорю, что чересчур слишком. Для нас ничто не может оказаться излишне громадным, поскольку уж мы сюда прибыли. Но существует ничего такого, что бы ни смог прогрызть длинный огонь лазерных батарей. Если планета эта состоит из материи, если существа, населяющие ее, материальны, если в их организмах, живых или мертвых с нашей точки зрения, есть хотя бы доля основных материальных структур, мы можем любое из них вместе со всей их планетой уничтожить в долю секунды, испепелить огненным дуновением одного-единственного удара антипротонов.
        Я прилетел сюда, чтобы сделать это. Предостеречь этот мир, вбить им в головы, что людей не только есть за что уважать, но и не уважать их не позволено, если у них есть охота еще немного пожить в этом мире, каким бы он ни был.
        Изумительно. Особенно, что сейчас я из мстителя превратился в мишень для стрельбы. Пока я плыл к цели, повиснув над плоской сушей со слегка загибающимися краями, мне казалось, что я - утка, которую можно сбить несколькими дробинами.
        Я был целью, поскольку этот шар только с виду был мертвым. Его поверхность, казалось, следила миллиардами глаз за каждым моим неловким движением, регистрировала и рассчитывала каждый лучик, вырывающийся из легкого, плоского пистолетика. Порой мне начинало казаться, что эти там, внизу, специально выманили меня из вооруженного корабля, чтобы полюбоваться этим зрелищем - пришельцем, плывущим в пустоте и нелепо перебирающим ногами, словно огромная черепаха с Галапагосских островов, втащенная в лодку и перевернутая на спину, которую демонстрируют детям, прежде чем обратить ее в суп и костяные шкатулки.
        Этот шар жил. И жило пространство вокруг него. В любое мгновение сквозь мое тело мог пройти поток жесткого излучения, меня могло окутать поле, смертельное для белковых субстанций. Ведь это правда, что они выманили меня из «Урана», вынудили порхать над поверхностью их спутника; смешная фигурка, упрятанная в панцирном коконе со стенками, отделяющими от всего того, что меня окружало, на одну-единственную бесконечность. Передо мной был земной корабль. Они создали вокруг него сферу или поле, недоступные для автоматов. Ведь что такое автоматы без управления, без связи? А туда, где подводят автоматы, туда идет человек. Не обязательно. Туда посылают парня из инфорпола.
        Крохотный экранчик под забралом шлема вел меня изумрудной нитью к цели. Рядом с ним пульсировал голубенький светлячок, в несколько раз меньше настоящего. Это означало, что пока что ничего не происходило. Никакого излучения, которого мне следовало бы опасаться, никаких искусственных полей. Шлем был сконструирован так, что оба датчика постоянно находились у меня перед глазами. По сути дела, я не обращал на них внимания. Только проверял направление, нажимая спуск пистолетика. Мои глаза были прикованы к рыжевато-серой поверхности спутника, раскинувшейся подо мной чуть ли не до горизонта.
        Все было чужим. Чужеродность эта была заметна уже с первого взгляда. Кратеры. Такие же, как на Луне, и все-таки другие. Резкий, почти что белый свет. Контуры теней, видимые даже с этой высоты. Под солнечными белыми мазками, не похожими ни на что, что можно наблюдать в окрестностях Земли. На всем полушарии лежала еще одна тень, словно бы от гигантского дерева, лишенного листьев. Начиналась от толстого ствола вблизи полюса и ползла, разделяясь на все более тонкие, переплетшиеся между собой ветви, опутавшие экватор. Я напряг глаза, пытаясь разобраться только ли тень это, или же нечто, чего не способна создать природа, что-то, напоминающее гигантскую сеть проводов, накинутую на планету. И тут же понял всю бессмысленность подобных попыток. Даже если это тень, так что-то должно же ее отбрасывать. Я невольно затряс головой. Не почувствовал ни малейшей боли, слабости, ничего такого, что могло бы заставить меня неожиданно предаваться размышлениям на уровне пятилетнего ребенка. Тревожно скользнул глазами по датчикам. С ними все было в порядке. Со всеми. Но ведь что-то происходило. Должно было происходить.
Что-то, о чем я до сих пор понятия не имел, что такое может мне повстречаться. Я видел корпус ракеты, до которой добирался. Она была уже совсем близко. Росла на глазах, как это и бывает в пустоте. Я должен был заметить их давным-давно. Она достаточно четко выделялась на подкрашенном красным сером фоне поверхности и гранатовом полотнище с воткнутыми в него звездами. Я машинально переложил пистолет в левую руку. Правую вытянул перед собой, чтобы уцепиться за борт корабля, когда я его достигну.
        И тут я почувствовал страх. Это было как удар током. Резкая встряска, шок, не дающий возможности дышать, не позволяющий даже подумать, что необходимо что-то делать. По моим жилам растеклась жгучая дрожь, словно кто-то ввел в них концентрированную кислоту. Меня колотила лихорадка. Челюсти сомкнулись на губе, что-то теплое начало течь тоненькой струйкой за воротник скафандра. Я не чувствовал боли. Я вообще ничего не чувствовал. Начались судороги. Голова колотилась о стенки шлема словно пневматический молот, мне даже показалось, что все, конец, что я под обстрелом. Меня спас огонек. Микроскопический светлячок возле забрала шлема полыхал красным. Изумрудная нить исчезла. Неожиданно датчик погас. Еще несколько раз блеснул зеленью. Потом вновь разгорелся, на долю секунды. Перед собой я не видел ничего. Не видел собственной, отчаянно выброшенной вперед руки. Почувствовал удар. Невольно сжал руку в кулак. Изо всей силы, что еще во мне оставалось, ударил по тому, что преграждало мне путь. Стало больно. На минуту я пришел в себя. Был возле корабля. Он высился надо мной на много этажей вверх, словно гора.
Плывущая в пустоте. Ничего не понимая, я глядел на его некогда белый, опаленный панцирь. Меня охватило отчаяние. Казалось, корабль притянул меня к себе, словно пылинку материи, странствующую по космосу, что я пристал к его поверхности, прилип к ней и уже никогда не смогу от нее оторваться. Но ни на мгновение не пришло в голову подумать, что я здесь делаю, что я один в пустоте, что вылетел ради достижения какой-то цели и, наконец, достиг ее. Я знал только одно. Эта страшная стена передо мной не давала вернуться к своим. Домой. Отчаяние нарастало. Я инстинктивно выставил перед собой руку с пистолетом и надавил на спуск. На меня вновь обрушилась чудовищная вспышка. Теперь корпус корабля был передо мной. Взрыв на его поверхности отшвырнул меня назад. Я полетел в ту же сторону, откуда прибыл. Несколько секунд потребовалось на то, чтобы набрать воздуха в грудь.
        Меня ошеломила тишина. Датчик под забралом каски нервно мигнул раз и другой красным светом, погас, а потом, словно ничего не происходило, начал пульсировать ласковым зеленым огоньком. Я увидел изумрудную нить. Она не исчезла, как мне казалось. Вибрировала со скоростью, недоступной для глаза. Теперь успокоилась, плавно закачалась синусоидальными движениями и замерла чуть наискось к направлению рассчитанной трассы.
        Отозвался лакей. Я заметил, что начал получать больше кислорода. Из утолщения, встроенного в шлем, выдвинулась серебряная, матовая ложка. На ней лежали три зеленые таблетки и одна желтая. Проглотил их. Я все еще плыл в пространстве, в направлении, приданном моему телу при взрыве на поверхности корабля. Он был там. Я до него добрался. Единственное, в чем я мог быть уверен. Это земной корабль, наш корабль. Тот, что мы разыскивали. И еще одно. Что-то случилось, на борту его нет ни одного живого человека.
        Я вытянул ноги, сложил руки на груди. Отдыхал. Шли секунды, минуты. Наконец я лениво потянулся до переключателя на левом рукаве и вызвал Снагга. Тот отозвался немедленно, словно только этого и ждал. Я рассказал, что зона действует не только на автоматы и что мне пришлось пережить вблизи покинутой ракеты. Добавил, что эффект достигается, скорее всего, воздействием излучения или поля на некоторые нервные центры.
        - С той минуты, как ты приблизился к объекту, в записях корабельного компьютера пробел, - сказал Снагг. - А твой?
        - У подручных систем нет блоков воспроизведения, - пробурчал я. - Передай все это на базу.
        - Сделал, - сообщил он. - Возвращаешься?
        Я не ответил. Медленно поднял руку с пистолетиком, чтобы прочитать запись расхода энергии. Я мог вернуться. И ничего больше. Сунул пистолет за пояс и включил компьютер. Без интереса следил за цифрами, выскакивающими в крохотном, овальном окошке. Координаты моего положения, траектория пройденного пути, расстояние от корабля и от цели... Последнее было излишней роскошью. Я невооруженным глазом все время видел силуэт земной ракеты, проступающий на фоне утыканного звездами пространства. Если мне и предстояло что-то выяснить, то не с помощью компьютера. Еще раз потянулся к левому рукаву. Подключил свою диагностическую систему к анализатору, потом на выход. Отозвалась сразу же. Я узнал, что весьма утомлен. Нарушено психическое равновесие, вследствие воздействия сильных факторов. Каких?
        Лакей детально проинформировал, что происходит в моих мозговых центрах, сердце, печени, выдал характеристику химических изменений в мышцах. И все такое прочее. Еще я узнал, что довольно быстро возвращаюсь к норме. С чем и мог себя поздравить. Если бы только не то, что я до сих пор ничего не знал. Ничего о том, что было по-настоящему важным. Было определенно общее состояние моего организма. Без следа данных о том, что оный организм до этого состояния довело.
        Бортовой компьютер корабля потерял связь с аппаратурой, вмонтированной в мой вакуум-скафандр, когда я оказался в зоне действия поля, обволакивающего брошенную ракету предыдущей экспедиции. Но если они, в кабине, следили за его воздействием на контрольном экране, то могли догадаться, что же со мной происходило. Бред - холодно оборвал я себя. Из этой зоны не пробивается никаких сигналов. Они видели только то, что принимал компьютер. Хаос.

«Меркурий» выказал непокорство. В данном случае, - подумал я, - человек оказался столь же беспомощен, что и машины. Хотя, кто знает? Я все-таки вернулся. Сам. Сомневаюсь, чтобы это удалось какому-нибудь из наших автоматов. Так или иначе, моего страха они не видели. Отчаянной, беспомощной суетни. А жаль.
        Я знаю, что люди стесняются своего испуга. Не испуга: страха. Те, кому приходилось бояться. Чаще, чем единожды в жизни. А для меня страх был чем-то столь же интересным, как, скажем, явление сверхпроводимости. И чем-то столь же безличным. Как мои нервные окончания не могли неожиданно превратиться в криогенные кабели, точно так же я не мог и бояться. Это последствия воспитания, и даже корректировки генетического кода. Атмосферы, царящей в нашем сообществе. А в первую очередь - нейропсихологической стимуляции.
        И все же я пережил столько-то там минут подлинного страха. Это было необходимо исследовать. Так же, как расследуют причины космической катастрофы. Хладнокровно и до конца. Скажи мне кто-нибудь, что я мог бы устыдиться этого страха, я бы посмотрел на него как на ненормального. Впрочем, не я один. Снагг. Рива. Любой из нас.
        Надо серьезно заниматься этими полями, излучениями, чем бы оно там ни было. Пошлю полный отчет тем, в Будорусе. Пусть тоже поломают головы.
        А пока необходимо добраться до этого корабля. Ха, легко сказать. Может, если заменить автоматические стимуляторы на какие-нибудь механизмы... соединить их проводами... Нет, это ничего не даст. Во-первых, ничего такого у нас на борту не было, а во-вторых - нервные волокна те же провода. Открытие, как оказалось, для сил, действующих вблизи мертвой ракеты.
        Попробовать, по врожденной глупости, тот же финт еще раз? Я пожал плечами. На этот невольный жест ответило все мое тело, лениво изменив положение на более вертикальное. Я усмехнулся. Уже пришел в себя. Вытащил пистолетик, подрегулировал стрелку тахдара, устанавливая курс на «Уран» и нажал спуск. На этот раз до люка я скорее добрался, чем доплыл, цепляясь рукавицами за шершавый панцирь. Энергобаллон пистолетика был пуст до последнего миллиграмма.
        Они даже не шевельнулись, когда я объявился в кабине.
        - Код? - спросил я, устраивая в своем кресле.
        - Пошел, - буркнул Рива.
        Не скажу, чтобы они были мной довольны. Наверно, прикидывали, кого из них я отправлю доделывать за меня эту работенку. Я прокрутил назад ленты записей и проглядел полный отчет о моем собственном поведении, дополненный впечатлениями Ривы и Снагга, когда те следили за контрольным экраном, на котором не было видно, как я боюсь - и еще раз передал все материалы на базу. Потом приказал Риве запрограммировать зонд.
        - Лазерный? - неохотно спросил он.
        - Коммуникационный, - ответил я. - Прицепи к нему метров двести кабели с электромагнитом. Пусть зависнет над объектом на безопасном расстоянии. И постарается вынудить его из этой зоны.
        - Если только она не стабилизируется с корабля, - хмыкнул Снагг. - Или самим кораблем.
        - Именно, - кивнул я.
        Это был единственный шанс. Если источник поля, подавляющий наши средства коммуникации, находился вне покинутой ракеты, ее следовало из этой зоны вытащить. Если же нет... тогда помудрим, что дальше. Зондов, снабженных удочкой, у нас не было. Риве пришлось отправиться в транспортировочную камеру и прогуляться по нескольким уровням корабля. Пришлось немного подождать, пока он вернулся. Тяжело упал на кресло, перебросил изображение на боковой контрольный экран, отрегулировал резкость изображения, потом, не поворачиваясь к нам, бросил:
        - Можем стартовать.
        Нейромат уже кончил разрабатывать программу для зонда. Теперь он вводил ее в автопилот. Это было небольшое устройство со сравнительно низким уровнем памяти; я видел, что некоторые данные повторялись по два и даже три раза. Наконец в углу экрана засветился сигнал готовности.
        - Зонд, - бросил я.
        - Есть зонд, - повторил Рива.
        Что-то коротко мяукнуло под нами. По экрану промчалась полоса разноцветной, светящейся ряби. Рива вел аппарат по крутой, параболической траектории, на минимальной скорости, которую только можно было позволить, чтобы не сбиться с курса.
        - Покажи-ка, - попросил я.
        Он дал изображение. Мы увидели на экране клочок небосвода и заполняющую пространство поверхность спутника. И корабль на ее фоне. Здоровенная ракета, один из тех транспортов, над которыми в самом деле изрядно потрудились, чтобы создать для многочисленного экипажа условия не хуже, чем существовали на базах. Ясное дело. Не для инфорпола их строили. Иллюзия никогда не была полной, но люди не жаловались, даже после многих лет, проведенных в пустоте.
        Рива навел объектив и увеличил изображение.
        Совсем недавно я был там. Касался этого шершавого, потемневшего словно бы от огня панциря. Восемьсот, может, девятьсот метров. В сравнении с расстояниями, к которым мы были привычны, даже говорить не о чем. Но я вернулся оттуда ни с чем. И еще мог поздравить себя с этой удачей.
        Объектив зонда медленно плыл вдоль корпуса корабля. Выхватывал знакомые очертания, общие для всех земных ракет с экипажем. Обтекатели дюз, конусообразно расширяющиеся к корме; характерные крепления, весьма полезные при проведении работ в пустоте и на корпусе; наглухо задраенная крышка люка; сеточки антенн; створки объективов; и, наконец, первые буквы, белые, огромные, образующие надпись, вытянувшуюся от носа до середины корпуса. Я начал произносить их вслух. Г... Е... Л... - повторял я, следя за постепенно выплывающими на экран буквами. Достаточно было и этих трех, чтобы угадать, что мы здесь отыскали.

«Гелиос».
        Корабль Торнса. Один из двух, что были высланы вслед за «Монитором».
        - Двести пятьдесят, - доложил Рива.
        Я посмотрел на указатель компьютера. Полет зонда проходил в соответствии с программой. Аппарат миновал наивысшую точку траектории и по пологой дуге начал спускаться к кораблю.
        - Двести.
        Весь экран занял фрагмент корпуса ракеты. Он приближался на глазах, медленно, но отчетливо. Пятна, самые крохотные крепления и соединения с каждой минутой проступали острее, контрастнее.
        - Сто пятьдесят.
        - Хватит, - решил я. В ту же самую долю секунды экран заполнился матовым, бесцветным сиянием. Изображение исчезло, словно сметенное взрывом.
        - Ноль, - весьма к месту заметил Рива.
        Ноль. Конец. На борту зонда не было человека, который в припадке отчаяния мог бы направить ствол пистолета на корпус корабля и оказаться таким образом выброшенным за пределы сферы, нейтрализующей связь. И не только связь.
        - Наверно, мне показалось... - начал Снагг.
        - Не показалось, - резко перебил Рива.
        Да. Это не было иллюзией. В последние секунды, когда изображение еще транслировалось на экран, объектив зонда зацепил маленький, шарообразный предмет в нескольких метрах корпуса «Гелиоса», позади него, если смотреть со стороны наших кораблей.
        - Слетал бы я, да посмотрел, - промурлыкал Снагг.
        Он был прав. При условии, что не знал того, что уже испытал я.
        - Нет, - сказал я.
        - Зонд? - спросил Рива. - Ладно. Их еще несколько штук осталось. Потом наделаем новые. Лучше всего, из пенолита. Выстругаем ножичками.
        - Нет. Не зонд, - спокойно ответил я. - Приготовь мне двести метров кабеля. И отнеси его в шлюз.
        Какое-то время он просидел неподвижно, разглядывая меня со спокойным интересом, потом молча поднялся и направился в сторону прохода к гипернационным камерам. Только оттуда можно было пройти в остальные помещения корабля и, в первую очередь, на склады.
        Я услышал голос Снагга.
        - «Гелиос», - сказал он словно бы сам себе, потом повторил: - «Гелиос». Интересно, какому дьяволу удалось выманить оттуда Кросвица...
        Я вспомнил сообщения, принятые Будорусом.
        И возразил:
        - Там остался Арег. Кросвиц садился вместе со всеми.
        - Знаю, - буркнул Снагг. - Но, наверно, вернулся, когда экипаж покинул корабль.
        Да, рассуждал он верно. С небольшой поправкой. Кросвиц не вернулся.
        В кабине установилось молчание. Немного погодя я сильно наклонился и прижался лбом к иллюминатору. Мне удалось разглядеть неподвижно застывший на расстоянии нескольких сотен метров веретенообразный силуэт. «Кварк». Он чуть-чуть приподнял нос, словно готовясь к отлету. Запасы энергии, позволяющие многократно совершить рейс от нашего солнца к ближайшему и обратно. Огромный химический синтезатор, работающий на сырье, получаемом из пространства. Фабрика антиматерии, способная в доли секунды распылить средних размеров небесное тело. Излучатели.
        Я наклонил голову. По другую сторону, невидимый для меня, находился близнец
«Кварка» - «Меркурий». Вооруженный не лучше и не хуже первого. И между ними -
«Уран». С экипажем. Оборудованный точно так же, как те два корабля. Если не лучше. А чего лучше ты хочешь? Земля могла бы прислать сюда десяток таких эскадр, как наша. Пять десятков. Сотню. Но это уже не имело бы значения. Астероиду безразлично, взорвется на его поверхности одна кварковая бомба или тысяча. И наоборот. Если кто-то изобрел действенный способ защиты от антиматерии, если он способен противостоять одному излучателю, он с тем же успехом справится и с батареей.

«Гелиос». Я подумал о первой экспедиции, контактной. Поскольку сразу же после выхода на орбиту спутника Третьей мы наткнулись на неповрежденный, по крайней мере, с виду, земной корабль, может, удастся отыскать и два остальных. На первом полете Энн. Энн, которую ждут. Интересно, она такая же миленькая, как и Лина? Я улыбнулся. Лина.
        Рива не возвращался. Может быть, ждут у шлюза. Я встал, потянулся, опасаясь, как бы не зацепить головой выступающие обрамления индикаторов, и неторопливо направился в сторону двери. В рубке было адски тесно. Наши кресла почти соприкасались пухлыми, пенолитовыми подлокотниками. Вся передняя стенка была разделена на экраны, сгруппированные тремя рядами, один над другим. Под ними - пульты. В центре главный экран нейромата. Вдоль потолка сотни перемигивающихся датчиков. Иллюминаторы тоже были экранами, оформленными как оконца, вроде тех, что устраивали в каютах старинных парусников. Мода такая.
        Остальную часть пространства заполняла аппаратура кресел, системы личного контроля экипажа и кошмарная путаница силовых кабелей. Ничего страшного. Корабль этот был выстроен специально для инфорпола. Его проектировщики, видать, сочли оптимальным вариантом расчленить нас на мелкие кусочки и с большим нежеланием отказались от этого намерения. Под конец оставили нам чуточку места. Ровно столько, чтобы в случае чего дотянуться до переключателей. Но в кресла мы забирались ногами вперед, словно в спальные мешки.
        Снагг малость приподнялся и повернул лицо в мою сторону.
        - Иду с тобой, - сообщил он.
        - Нет.
        Он напрягся. Уперся руками в подлокотники кресла и наклонился вперед.
        - Почему?
        - Почему, - мысленно повторил я. Он спрашивает, почему. Звучит приятно и вполне по-свойски.
        Но Снагг не надеялся дождаться ответа. В Корпусе нет обычая расспрашивать, когда идешь на дело. Начальство говорит, что требуется. Ни словом меньше. Если о чем-то умалчивает, значит сказать ему на этот счет нечего. Оно располагает точно такой же обратной связью с психотроном или стимуляторами, что и любой выполнитель их распоряжений. Один и другой перерабатывают за одинаковое время одинаковое количество информации. На заданиях все думают одновременно и одинаково.
        Нет. В инфорполе нет привычки расспрашивать. И отвечать.
        С минуту я манипулировал над пультом. Отключил некоторые системы и добавил несколько усилителей к блоку связи с датчиками моего скафандра. Сдвинул до упора регулятор селективности. Усилил корректировку. Ничего большего я сделать не мог.
        Перед уходом на мгновение на мгновение задержался и ощущал скафандр. Вроде, все было на месте.
        - Зеркальце, - донесся до меня мурлыкающий голос Снагга.
        Я шагнул в сторону умывальни и наклонился к встроенному в стену треугольному зеркалу. То, что я там увидел, мне не понравилось. Искусанные, опухшие губы. От уголка рта тянулась струйка засохшей крови.
        Смазал лицо стерилизующим раствором и тщательно, не торопясь, вытер его.
        - Такие дела, - проворчал я, возвращаясь к двери. Мне пришлось подтянуть живот, чтобы протиснуться между краем газового умывальника и подлокотником кресла Снагга. Он неожиданно повернулся ко мне и спросил приглушенным голосом:
        - Расскажешь?
        Я остановился. Посмотрел на него с улыбкой и положил руку на плечо.
        - Угу, - буркнул я. - Как вернусь. Поболтаем. Тогда времени у нас будет - хоть отбавляй.
        Он ответил улыбкой. Лицо его неожиданно помолодело. Это было лицо мальчонки, который не все еще понимает, но уверен, что может улыбаться спокойно. Поскольку никого не должен убеждать ни в силе своей, ни в мужестве. Я легонько похлопал его по плечу, повернулся и направился прямо в шлюз.
        Рива уже ждал. Стоял, опершись о панцирную крышку люка, и выглядел так, словно позы этой не менял уже несколько дней. Когда я подошел, он отступил в сторону, поворчал что-то невразумительное, потом протянул конец кабеля, отмотанного со здоровенной катушки, установленной на легком, вращающемся барабане. Я молча прошел мимо, отодвинул запоры и вошел в шлюз. Рива втащил за мной барабан, буркнул «это все», или что-то в том же духе, и захлопнул люк. Я загерметизировал шлем, сунул за пояс резервный пистолет и, когда давление упало до зеленой отметки внизу темного, вертикально установленного датчика, включил автоматику выхода. Во второй раз за этот день передо мной разверзлась пустота.
        Я встал на пороге, наклонился и вывалил за борт барабан с намотанным кабелем. Он полетел в пространство необычайно медленно, распутываясь плавными, извивающимися лентами, словно в замедленном фильме. Когда катушки исчезла у меня из глаз, я привязал другой конец кабеля карабину на моем поясе, определил направление и надавил спуск пистолета. На этот раз я не злоупотреблял никакими маневрами. Через равные промежутки времени стрелял из пистолета, короткими толчками ускоряя движение своего тела в направлении ракеты. Я хотел оказаться на ее корпусе после по возможности самого недолгого пребывания в опасной зоне.
        После первых ста метров я попытался припомнить, о чем я думал в прошлый раз, приближаясь к мертвому кораблю. На этот раз я решил направить свои мысли на что-нибудь этакое симпатичное. Ясно, это не имело никакого значения. Но кто знает?
        Подумал об Ите. О розовом ее пеньюарчике. Об Устере. Любовь - штука серьезная. Но вот приятная ли? Знал, что приятной она бывает. Но не мог так о ней думать. Даже, если думал без гнева и, по сути дела, без сожалений.
        Лицо Ити смазалось в моей памяти, переменилось и неожиданно оказалось лицом Лины. Словно в коротком, беспокойном, сне. Я улыбнулся.
        Изумрудная нить незначительно отклонилась от выбранного курса. Я выровнялся одним ударом из газового пистолета и неожиданно, в долю секунды, почувствовал, что становлюсь легким, теряю материальную массу собственного тела. Это не была невесомость. Нечто такое, с чем мне еще не приходилось сталкиваться. Словно я сделался газом, наполняющим невероятно тонкие, существующие лишь в воображении стенки скафандра. Я знал, я был непоколебимо уверен, что нет таких вещей, таких явлений, которые оказались бы способны нарушить воцарившееся молчание, смутить спокойствие моих мыслей. Если эти лениво проплывающие, наслаивающиеся друг на друга образы можно вообще назвать мышлением.
        Лицо Лины ожило. Она посмотрела на меня сонным взглядом, прикрыла веки и шевельнула губами, словно вздохнув неслышно. Волосы прикрывали ее лицо. Короткие, светлые волосы, чуть-чуть темнее моих. Должно быть, стояла ночь, полная звезд. Звезд добрых, далеких, глядеть на которые удовольствие, ощущая под ногами твердую, устойчивую Землю.
        Не переставая улыбаться, я протянул руку, собираясь осторожно коснуться ее лица, ощутить тепло его, успокоить лаской пальцев ее кожу, мускулы, нервные ткани, в которых притаилось подсознательное беспокойство, тревожащее сон. Чем она встревожена? Ах, - вспомнил я, - она ждет.
        Ей бы не надо тревожиться. Ей бы быть такой, как я. Я напряг память, чтобы, порывшись в прошлом, отыскать то, что навсегда устроило тревогу из моей жизни. Ничего не вышло. И не вышло. И не надо. О чем это я думал? Ах, да, о беспокойстве. Да. В этом было что-то, с чем мне не приходилось сталкиваться. Вот именно. И все же я никогда в жизни не был таким спокойным, как в эту минуту. Тем спокойствием, что граничит со счастьем.
        Счастье. Тут мне захотелось смеяться. Я захохотал в полный голос. Чувствовал, что легким не хватает воздуха. Но не мог остановиться. Я корчился от смеха, извиваясь в мягкой оболочке скафандра, лениво перебирая ногами. В жизни не видел ничего более смешного, чем этот оранжевый огонек возле забрала. Это не казалось чем-то раздражающим. Скорее, милым. Милым. Мои вытянутые руки неожиданно наткнулись на что-то твердое и массивное. Я сжал пальцы, пытаясь ухватиться. Неведомо почему, но мне это представилось менее забавным. Корабль, - подумал я. - Пора домой. Я похлопал шершавый панцирь. Приложил к нему открытую ладонь, стараясь не утратить это ощущение прикосновения, словно я нуждался в опоре, чтобы не вывалиться из этой гранатовой пустоты, полной безмятежного спокойствия. Я заговорил. Объясняя Лине, что возвращаюсь.
        - Возвращаюсь домой, - вслух повторил я. Детство? Нет, школа. Квартирка при клубе базы. Очаровательном, земном клубе. На этот раз эмоции были самые верные. Но, следовательно, недавно пришлось думать о чем-то, что, по сути дела, оказалось не столь уж и очаровательным. О чем бы это?
        Устер. Я ему улыбнулся. Ласково, как прежде.
        Я вцепился пальцами в изъеденный корпус корабля. Начал очень медленно продвигаться вдоль его борта, выискивая знакомый огонек, приглашающий в шлюз. Неожиданно зацепился за что-то. Люком это не было.
        Подожди, - попросил я Итю. Она кивнула. Такая серьезная. Слишком серьезная. Без тени улыбки. Она глядела на меня холодно, изучающе, без снисхождения. Я понял, что-то не в порядке. Она не должна смотреть так. В конце концов, я же пришел сюда за Устером. Я застыл. С изумлением уставился на нее. За Устером? Но, в таком случае, это должна была быть Лина.
        Это ничем тебе не поможет, - сказал я сам себе, - если ты начнешь так думать. Это Итя. Она мне мешает.
        Неторопливо, с внутренним удовлетворением, словно додумавшись до чего-то неслыханно оригинального, я отцепил кабель от пояса и привязал его к массивному уху, выступающему из корпуса корабля. Сделав петлю, другую, затянул, что было силы, и испробовал. Выдержит. И только тут до меня дошло, что другой конец кабеля теряется где-то в пространстве. Что Итя там. Наверно, ждет меня на полпути, сразу же за этой многоэтажной стеной, заслоняющей от меня Лину. Сжав кулак, я ударил раз, другой. Нет. Сплошная скала. Молчаливая. Мне оставался только этот кабель.
        Я осторожненько взял его двумя пальцами и слегка потянул. Он сразу же подался. И начал скользить мимо моего тела, сперва лениво, словно преодолевая сопротивление, потом все быстрее. Мне опять захотелось смеяться. Я дернул посильнее. Тело мое неожиданно закачалось. Кабель выскочил из сжимающих его пальцев. От легкого трения, с которым кабель скользил между моих пальцев, рука, а потом плечо начали дрожать, а я покрылся потом. Вспотел - и тут же захотелось спать. Надо вздремнуть. Но придется подождать, пока они не окажутся рядом. Кто? Итя? Лина? Какая разница. Лине это было бы труднее. Это уж точно. А мне... Может такое быть, чтобы мне оказалось труднее с Итей? Я сильнее вцепился в кабель. Отвел руку назад и рванул что было силы. Я летел. Тело мое перемещалось в пространстве. И вовсе не так медленно, как могло бы казаться.
        Сделалось темно. Только через некоторое время я сообразил, что огонек возле моих глаз угас; в лампочке датчика еще тлела крохотная искорка, практически незаметная после яркого, красного пламени, слепившего меня на протяжении многих минут. Я услышал тихий, торопливый голосок лакея. Но не обратил на него внимания. Перед моими глазами все еще плавали их лица. Итя, - пробормотал я. Мысль оказалась скверная. Я крепче ухватился за кабель и выстрелил из пистолета в направлении
«Гелиоса». Не шевельнулся. Я крепко застрял на одном месте, встретил неожиданно сильное сопротивление. Так и должно быть. Я свое сделал.
        Пришлось подождать, пока нить тахдара совместится с указателем направления. И, только надежно установив курс, я повернул голову и надавил на спуск.
        В камере шлюза я прокопался дольше, чем обычно. Снял шлем. Швырнул его в угол, на груду парашютов, подошел к двери и лбом уперся в холодный, массивный люк. Мне пришло в голову, что я впервые в жизни не послушался лакея. Не было никаких рациональных причин, чтобы игнорировать его рекомендации. Они же - советы. Мы привыкли реагировать на них инстинктивно. Как водители на знаки светофора на перекрестке. Скорее всего, состояние, в которое приводился организм человека полем, окружающим мертвый корабль, сохраняется после выхода из опасной зоны. Пусть, как след, незаметный с первого взгляда. Но, поскольку я не обратил внимания на сигналы личной аппаратуры, я должен был быть выведенным из равновесия. Кроме последствий воздействия этой зоны, других причин я не находил. Необходимо было установить, на какой срок эти последствия сохраняются. Или, быть может, воздействие зоны каким-то образом распространяется за пределы той сферы, где происходит наложение факторов, заставляющих не срабатывать тормоза психики. Это объясняло бы отклоняющееся от нормы поведение Снагга и Ривы. Особенно, Снагга. Вопросы эти.
Какое-то недовольство. Состояние, почти что граничащее с эмоциональными. Надо этим заняться. Проверить программы наших диагностических систем. Должны отыскаться какие-нибудь пробелы.
        Я потянулся так, что кости затрещали, покосился на автомат шлюза и открыл люк.

5. ПАРЕНЬ ИЗ КОРПУСА
        Они торчали в своих креслах, в позах, в каких я их оставил, и производили впечатление, что во время моего отсутствия не произошло ничего такого, что заслуживало бы внимания. Ни один из них даже на мгновение не оторвал глаз от разноцветных указателей датчиков, пока я протискивался сквозь паутину проводов, добираясь до своего пенолитового кресла.
        Наконец-то я устроился с удобствами, испытывая облегчение и ожидая, пока автомат соединит аппаратуру моего скафандра с бортовыми системами. Скользнул глазами по экранам.
        На первом плане виднелась светящаяся серебристая нить, выходящая из нижнего угла и рассекающая экран пологой дугой примерно на две равные части. Значит, я в самом деле сделал это. Соединил оставленную ракету с «Ураном». Кабель был солидным. В любом случае, достаточно солидным для того, чтобы стронуть с места «Гелиос», который на Земле или в любом другом заслуживающем уважения гравитационном поле весил бы свои тысячи тонн.
        Я мог воззриться на это с удовольствием. Если бы мне с детства не вдалбливали о полной бесполезности чего-либо такого, как удовлетворение и неудовлетворение. Порой, человек может оказаться перед проблемой, когда всякие там ей сопутствующие прекраснейшие чувства могут только затруднить ее разрешение. Хотя бы то, что мы здесь делаем. Вооруженная операция в зоне обитания иной цивилизации. Цивилизации, о которой человек мечтал тысячелетиями. С которой связывались надежды, огромнейшие и весьма личные. А когда эта цивилизация отыскалась, одиночество человека только углубилось. Поскольку современный человек - существо недостаточно покорное, чтобы ощущать себя менее одиноким на необитаемом острове, чем в окружении врагов.
        Дело зашло слишком далеко, чтобы продолжать прятать голову в песок. Кто-то должен был этим заняться. Сохранить спокойствие на Земле. И только потом дать ее обитателям, всем, если исключить одну-единственную тысячу, повод для вздохов и рефлектирующего возмущения.
        Неожиданно по кабине пронесся радостный голос Ривы:
        - Остается!
        Мы заметили это одновременно. Корма «Гелиоса», двигающегося в нашу сторону, неожиданно открыла незаметную невооруженным глазом крохотную детальку, до сих пор прятавшуюся за корпусом ракеты от наших камер.
        - Так-так, - протянул Снагг. В его голосе чувствовалось невеселое удовлетворение.
        Рива не отрывал глаз от датчиков.
        - Посмотрим, - бросил он.
        - Хочешь туда прогуляться? - спросил Снагг. Потом повернулся ко мне. Взгляд его выразительно свидетельствовал, что он размышляет о перспективе новой прогулочки.
        - Нет, - спокойно сказал я. - Устраним эту штуку с нашего пути.
        Он еще какое-то время разглядывал меня, словно проверяя, не разговариваю ли я его, потом кивнул и занялся своим пультом.
        Мы уже сместились на добрые двести метров, двигаясь в пространстве вместе с прикрепленными к эластичному, стеклянному кабелю кораблем, на котором шесть лет назад прибыли сюда люди. Тормозные двигатели работали без перерыва, выбрасывая перед собой кольца раскаленного газа, образующие возле носа корабля красочный, многоцветный цветок. Что-либо такое мне приходилось наблюдать впервые, но ведь и случается невероятно редко, чтобы носовые дюзы работали на столь мизерных порциях энергии. Попросту скорость выстреливаемых газов была до смехотворного низкой в сравнении с теми условиями, в которых обычно проводится торможение.
        Прошло следующие десять минут. Расстояние светящегося на экране предмета от кормы
«Гелиоса» выросло до шестисот метров. Даже принимая во внимание все возможные поправки, этого должно было хватить. Граница парализующей зоны, когда я сам приближался к кораблю, наверняка не превышала ста метров.
        Я наклонился над пультом Снагга. Хотел все сделать сам. На секунду, может, полторы дал полную тягу. Тормозные двигатели полыхнули огнем, на этот раз ни о каком цветке речи не было. Я почувствовал сильный рывок вперед. Одновременно раз и другой ударил главным двигателем с кормы. «Уран» остановился, пожалуй, даже слишком быстро. Я заметил, что Рива бросил на меня короткий, вроде бы даже удивленный взгляд. Неважно. Зато «Гелиос» начал расти прямо на глазах. Мы уже на видеоэкранах видели его вытянутый корпус, перемещающийся на черно-красном фоне и заслоняющий собой все новые и новые звезды. Не прошло и пяти минут, как он поравнялся с нами, лениво подплыв левым бортом. Какое-то время на экране перед нами были его кормовые дюзы, конусообразно расширяющиеся, почерневшие, словно жерла средневековых орудий.
        Я отправил Риву в шлюз, чтобы тот выбрал кабель. Сам же занялся прицелами. Левую руку, не отрывая, держал на переключателе главной тяги, учитывая возможность немедленного старта, на тот случай, если опасная зона приплыла сюда вместе с
«Гелиосом» и охватила нас своими парализующими объятиями. Но ничего не происходило.

* * *
        Представлялись только две возможности. Или же аппаратура, стабилизирующая зону, была размещена обитателями Альфы внутри захваченного ими земного корабля. Или же ее виновником был тот крохотный объект, что виднелся на экране тахдара в виде искорки или, скорее, светящейся точки. Что касается «Гелиоса», то нам и без того придется посвятить ему немного времени. В любом случае, больше, чем этого требовала бы простая осторожность. Следовало выяснить, оставят ли нас на орбите в покое. Если уж «поприветствовали» нас на границе своей системы. Как бы там ни было, но чем скорее мы с этим справимся, тем лучше.
        Поэтому я и сказал Снаггу, что хочу убрать с дороги эту безделку. Пока с нас хватит и того, что мы обнаружим на борту мертвого корабля. Я предпочитал не иметь перед глазами еще одного объекта, требующего изучения. Ну, а если окажется, что генератором поля служит устройство, установленное внутри корабля... Но не стоит опережать событий.
        Я подождал, пока Рива не вернулся на свое место за пультом, и приказал ему подготовить излучатель антиматерии. Решил, что обойдемся без всяческих игр. В случае чего, одновременно избавимся и от светящейся точки, от кабеля, соединяющего нас с земным кораблем, и, увы, от самого «Гелиоса».
        Рива в несколько секунд настроил автомат и замер, небрежно опустил руку на пульт, так, чтобы верньеры прицела оказались вблизи его пальцев.
        Тогда я нажал на спуск. Экран мгновенно подернулся рябью, потом тьму прошила ослепительная игла. Индикатор прицела погас. Теперь вблизи нас находился только один объект. Если не считать «Кварка» и «Меркурия».
        Вне сомнения, было бы любопытно рассмотреть поближе то, что перестало теперь существовать. Но, исходя из приема, который был уготован землянам, мы могли быть уверены, что нам еще не раз предоставится такая возможность. Осталось лишь надеяться, чтобы это не случилось слишком быстро.
        Теперь же настала очередь «Гелиоса». Как бы там ни было, мы не могли рисковать и соединить корабли, не удостоверившись, что сфера, в которой он находился, распалась вместе с неидентифицированным объектом, спаленным излучателями «Урана». Значит, предстоит прогулочка. Попытки дистанционного управления двигателями покинутого корабля не увенчались ничем. То же самое - с автоматикой шлюза. Не отвечала ни одна из систем «Гелиоса». Наши импульсы проходили сквозь корабль или же отражались от него, словно от первого попавшегося метеорита.
        На этот раз я обошелся без пистолетика. Попросту подтягивался по кабелю, словно по спасательному шнуру, брошенному на воду. Не прошло и пяти минут, как я уперся перчаткой в корпус ракеты. Без каких-либо иллюзий, психических причуд и прочих развлечений того же типа.
        Я проплыл вокруг корабля, внимательно осматривая его панцирь. С корпусом все обстояло в порядке. Мне не удалось отыскать ни следов аварии или несчастного случая, ни каких-нибудь проломов корпуса. Диафрагмы лазерных батарей и излучателей были черными, закоптевшими. Выглядели как дюзы после длительного рейса в атмосфере.
        Входной люк был задраен намертво. Я даже не пытался связаться с автоматикой шлюза. Это ничего не дало бы. Я уже знал, почему «Гелиос» молчит. Его энергозапасы были исчерпаны до предела. Аккумуляторы перестали снабжать током бортовую аппаратуру, включая и автоматический пеленгационный передатчик, потребляющий смехотворно малую дозу энергии. Додуматься до этого было нетрудно. Хотя бы потому, что другой причины безмолвия корабля просто не выдумаешь. Правда, хотел бы я поглядеть на того, кто выступил бы с гипотезой, объясняющей обстоятельства, при которых питающие генераторы энергоемкости оказались опорожненными.
        Я направился к транспортному люку. Та же самая история. В отличие от первого этот, однако же, можно было открыть снаружи, блокировав встроенную в корпус магнитную защиту. Такое было предусмотрено на тот случай, если корабль пришлось покинуть всему экипажу, а за время его отсутствия автоматы вышли из повиновения. Я не слышал, чтобы до сих пор хоть кому-нибудь привалило такое счастье, но дела это не меняло.
        Я оперся о панцирь между насадкой дюз и предохранителем транспортного люка и вызвал Снагга. Приказал, чтобы он взял «Скорпиона», немного химического топлива и пару сменных блоков для автоматов пилотажа.
        Несколько минут спустя пурпурный фон, на котором чернел массив «урана» ярко осветился - фиолетовой вспышкой. Снагг стартовал. «Скорпион» был не достаточно большим аппаратом, чтобы я мог разглядеть его очертания, скользящие меж звезд. Напрягая зрение, я смог заметить лишь что-то вроде темного облачка, наплывающего на отдаленные светила.
        Снагг вел «Скорпион» широкой параболой. Ведя по касательной к корме «Гелиоса», затормозил несколькими ударами двигателей. Развернул ракетку носом в мою сторону и, выключил двигатель, планировал словно мертвое насекомое, и в самом деле напоминающее скорпиона благодаря выступающему из корпуса заостренному жалу излучателя. Это был один из самых маленьких летательных аппаратов из имеющихся у нас на борту.
        Когда он оказался достаточно близко, чтобы я мог добраться до него одним выстрелом из пистолетика, из-под носа «Скорпиона» высунулись два длинных, эластичных усика магнитных присосок. Прошло еще несколько секунд, и в открытом люке аппаратика, теперь уже неподвижно пристроившегося тут же, у насадок кормовых дюз, я увидел голову Снагга в огромном стеклисто-серебряном шлеме.
        - Чехарда, - буркнул он, раздвигая антенны подручного блока связи, используемого в пространстве для координации работы автоматов.
        Я не ответил. На фоне идеальной тишины и спокойствия, царящего вокруг «Гелиоса», все мои предыдущие маневры должны были показаться им по меньшей мере странными. И не подлежало сомнению, что оба они жаждут объяснений.
        Автоматы расправились с люком за тридцать секунд. Минутой позже первый шлюз транспортного отсека был открыт перед нами настежь.
        Я сказал Снаггу, чтобы тот не вводил «Скорпиона» внутрь корабля. Пусть подождет несколько минут и идет за мной следом. Он кивнул в знак того, что понял. Я видел, как он манипулирует с аппаратурой связи, чтобы передать полученные данные Риве.
        Я перевернулся возле края люка и головой вперед, как ныряльщик, вплывающий в грот, окунулся в мрачное нутро шлюза. Сразу же за порогом, от которого отходили плоские направляющие люка, включил рефлектор. Остановился и внимательно оглядел стены помещения. Меня охватило странное чувство. Как бы этакая радость, но и непонятное воодушевление одновременно. Думаю, что-то похожее могли испытывать первые исследователи, углубляясь в коридоры древнеегипетской пирамиды.
        Но этот корабль был мертв всего лишь шесть лет. Если не меньше. Что бы он ни скрывал в своих кабинах и помещениях - этим окажутся не золотые саркофаги. Даже, если форма гибернационных коконов и в самом деле кое-кому напоминает старинные гробы.

* * *
        Транспортный отсек был пуст. Так же, как и два последующих. Между вторым и третьим герметизирующая переборка оказалась раздвинута. Обычно на корабле здесь помещались наиболее тяжелые средства передвижения. Должно быть, кто-то выслал их в пространство в лихорадочной поспешности. Но, кроме этого, в транспортных отсеках царил идеальный порядок. Длинные гирлянды проводов тянулись ровными плетями, оплетали потолок и стены, уходили в плоские коробки усилителей и корректоров, выныривали на поверхность, чтобы неожиданным изгибом исчезнуть в шарообразных наростах на плите, отделяющей транспортные отсеки от энергетических. Я проверил их метр за метром, пытаясь отыскать следы аварии или механических повреждений. Под конец подплыл в угол помещения и задержался перед овальной нишей, в которой был вход во внутренний шлюз.
        На то, чтобы открыть люк, мне требовалось гораздо больше времени, чем я предполагал. Отвык от ручного обслуживания механизмов. Впрочем, и сами механизмы имели право «отвыкнуть» от работы. Так или иначе, мне удалось, в конце концов, отодвинуть люк, с ненамного меньшим усилием, чем если бы я делал это в гравитационном поле, и протиснуться в шлюз.
        Я остановился посередине шарообразного помещения, немногим большего, чем аналогичные камеры на кораблях типа «Уран» и направил свет рефлектора на стену. Поначалу содрогнулся и невольно потянулся за излучателем. Но это был всего лишь скафандр. Сноп света выхватывал их по очереди, один за другим; вывешенные ровным рядом, они напоминали доспехи в музее. Шлемы, серебристые туловища, раздутые, как у манекенов, тонкие, гибкие провода.
        Противоположная стена была пуста. От скафандров остались только пальцеобразные крепления и разъемы контактов. Нигде ни следа беспокойства, поспешности, паники. Люк на дверях, ведущих в кабины, задраен наглухо.
        Я еще раз провел рефлектором по остальным стенам, полу, потолку, заглянул во все углы, с растущей уверенностью, что не отыщу ни малейших следов, которые могли бы разъяснить тайну покинутого «Гелиоса», и что точно также будет и везде, по всему кораблю. Наконец, я подошел к дверям, отвел предохранитель запора и рванул люк на себя. И тут же отскочил назад, прячась за выступ, чтобы избежать вихря, который мог образоваться при неожиданном перепаде давлений. Но кроме секундного нажатия на грудь скафандра и звука, напоминающего глубокий выдох усталого человека, я ничего не почувствовал и ничего не услышал.
        Переждал минуту, потом, оставляя за собой широко распахнутый люк, прокрался в коридор. Свет рефлектора терялся в мрачной перспективе туннеля, не доходя до запирающей его стены, за которой находились навигаторская и кабина управления. По обе стороны поблескивали ровным, уменьшающимся с расстоянием рядом, стеклянные двери. Да. Сие сделано было не для инфорпола. У каждого человека из экипажа была своя отдельная каюта, немногим большая положенного на спинку шкафа, но шкафа, оборудованного всеми теми приспособлениями, к каким человек привык в собственном доме.
        Я прошел до конца коридора, до прохода, ведущего в энергоотсеки, и, скользнув глазами по фигуркам и надписям, предостерегающим людей перед излучением, начал систематически, фрагмент за фрагментом, обследовать стены, пол, потолок, медленно продвигаясь на направлении носа корабля.
        Примерно на середине ко мне присоединился Снагг. Он выступил из боковой ниши, словно головизионное изображение без звука, лизнул меня узким, белым лучом своего рефлектора, буркнул что-то невразумительное и, не задерживаясь, сразу же направился вглубь коридора. Неожиданно задержался перед дверью одной из кабин. Я подошел поближе.
        На матовой плите, покрывшейся серебристо-серым налетом, виднелась визитная карточка Торнса. Снагг наклонился, переложил пистолет в левую руку и изо всей силы, какую только можно было достичь в невесомости, надавил на магнитный листок, прилегающий к косяку. Дверь открылась тотчас же, с тихим свистом, словно кто-то вспорол ножом лист металлической фольги.
        Он переждал минуту, пока не восстановил равновесие, точнее - вернулся в вертикальное положение, потом ступил на порог и направил свет рефлектора вглубь кабины. Встроенный в противоположную стену экран, оформленный под иллюминатор, тотчас же замигал, словно бы приступая к переводу на язык оптики информации, записанной в компьютере. Но в контурах этого компьютера не сохранилось ни следа энергии. Снагг подошел поближе, наклонился вперед и описал рефлектором плавную дугу. Луч света вырвал из темноты навигационный пульт с мертвыми глазами индикаторов, потом сполз ниже, на панель компьютера, лизнул поверхность узенького стола, скорее даже полки, и вновь устремился вглубь и вверх, скользя по развешенным схемам и напоминающим перевернутые пирамиды кассетам, хранящим микрофильмы. В первую очередь это были карты и геофизические записи. На столе лежало несколько небрежно брошенных предметов, магнитный карандаш, пепельница, солнечные очки, несколько рулонов ленты. Словно тот, кто жил здесь, прервал свою работу не шесть лет назад, а только что, чтобы вернуться к ней через несколько минут, после того, как
заскочил к соседу.
        - Пошли дальше, - сказал он, выбираясь в коридор.
        - Хм-м...
        - Что такое? - задержался он.
        - Подожди, - бросил я и, не торопясь, вошел в кабину. Уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, когда до меня дошел приглушенный стук. Рефлектор резко задрожал, потом пологой параболой поднялся к низкому потолку. Теперь он освещал место, где всего минуту назад стоял Снагг.
        - Ладно, ладно, - донесся сверху спокойный голос. Видать, он тоже порой обращался вслух к своему лакею, когда тот особенно настойчиво призывал его к порядку.
        Сноп света, падающий из-под потолка, неожиданно ударил меня по глазам. Я зажмурился, ожидая, пока вмонтированный в козырек шлема фотоэлемент окрасил забрало водянистой зеленью. Но ослепительный круг тотчас же сполз с моего лица, быстро скользнул по кабине из угла в угол и замер на полу, в двух шагах от того места, где я стоял. Прошло несколько секунд, прежде чем до меня дошло, что то, что лежит там, это всего лишь ботинки вакуум-скафандра. Дальше шли ноги, разбросанные, сплющенные, словно конечности старого, изуродованного манекена. Круг света продвинулся на метр вперед.
        - Опять? - сказал я, делая шаг в направлении этих ботинок.
        Снаггу в самом деле могла потребоваться помощь личной аппаратуры. В круге резкого света торопливо брошенный скафандр и в самом деле мог показаться трупом. Его легкая, многослойная грудь вздымалась, образуя четкий рисунок грудной клетки, живота и бедер. И только темный провал пустого шлема возвращал к действительности.
        Я наклонился и тронул скафандр стволом пистолета. Он неторопливо сложился, приподнялся и медленным движением поплыл в направлении стола, одновременно переворачиваясь на спину. На этот раз в моем динамике ожил беспокойный сверчок. Но ничего не сказал.
        Снаггу в конце концов удалось отпихнуться от потолка и опуститься возле меня, в центре кабины. Ни слова не говоря, мы склонились над брошенным скафандром. Примерно от пояса и до правого плеча, почти доходя до шеи, шел узкий разрез. Концы волокон, торчащие из неровных краев ткани, были потемневшими, словно бы закопченными. Мы знали, что это значит.
        Снагг выпрямился первый. Еще раз обшарил кабину световым лучом рефлектора, внимательно заглядывая во все закутки, шаря даже под столом и низенькой, изготовленной по спецзаказу кроватью. Но, если не считать брошенного посреди пола скафандра, все остальное в каюте Торнса находилось в образцовом порядке.
        Я сдвинул с плеча излучатель и направил его ствол на подошвы ботинок навигатора и руководителя экипажа «Гелиоса», если, разумеется, это был его скафандр, в чем не было никакой уверенности. Быстро перевел компьютер на спектральный анализ и нажал на спуск, а точнее едва коснулся его пальцем. Кабину прошила мгновенная белая вспышка. Я подождал немного, пока очертания находящихся в каюте предметов вновь не приобрели четкость, и поглядел на запись. Увы, серый осадок, заметный на подошвах ботинок скафандра, покрывал их слишком тонким слоем. Может быть, системы нейромата и могли что-нибудь из этого выкопать. Подручная аппаратура была недостаточно чувствительна.
        Снагг какое-то время разглядывал меня, потом - убедившись, что ничего разъяснять я не собираюсь - что-то недовольно проворчал и направился в сторону установленного сбоку экрана пульта. С минуту манипулировал переключателями, потом отвернулся и направился к выходу.
        - Включено, - бросил он, проплывая мимо меня.
        Я посветил рефлектором. Верно, ручка главного выключателя находилась на красном поле. Компьютер в кабине работал до тех пор, пока генераторы «Гелиоса» давали энергию. Или его позабыли выключить, что было малоправдоподобным, или же к тому времени, когда замер последний агрегат, на корабле не было никого, кто мог бы это сделать.
        - Похоже на то, - раздался уже из коридора голос Снагга.
        Я потянул за ремень излучателя, вновь закидывая его на плечо, и вышел, захлопывая дверь. Магнитный листок мягко прилип к косяку. Не обращая внимая на прочие визитные карточки, мы направились прямо в конец коридора, где находился вход в навигаторскую. Крохотный тамбур вел в просторный зал, исполняющий функции столовой, фильмотеки, штаб-квартиры и, наконец, места дружеских сборищ. Тютелька в тютельку как наш клуб, там, внизу. Разве что без психотрона. Полукруг стены был усыпан разноцветными экранами.

* * *
        Прямой проход, достаточно широкий и начисто лишенный каких-либо стенок или переборок вел к собственно рубке управления. Вот тут уже начиналось что-то нам родственное. Потолок и стены исчезали за обилием проводов и датчиков. В центре стояли два соприкасающихся подлокотниками кресла. Перед нами, на уровне горизонта, тянулся дугой широкий пояс комбинированного экрана. Перед креслами виднелись многоугольные, словно взятые напрокат из футуристических фильмов двадцатого века, пульты управления с крохотными клавишами. Нечто родственное? Да не особенно. Правда, все пространство кабины оплетали узлы кабелей и проводов. Но между ними и креслами можно было без труда провести дрессированного слона.
        Мы заглянули в приемник, куда сбрасывались записанные ленты, выходящие из регистрирующих систем бортового компьютера. Он был плотно забит, примерно на половину высоты. В боковой нише мы нашли толстую пачку использованных листов. Работы на пару дней. Если, разумеется, многолетнее отсутствие энергии вкупе с тем, что такое состояние породило, не сведет на нет все наши попытки восстановить информацию, полученную до остановки. Так или иначе, но ни о каких попытках не могло быть и речи до приведения в действие хотя бы нескольких энергоблоков
«Гелиоса».
        - Возвращаемся, - кинул я.
        Снагг бросил на меня короткий взгляд. И в тот же момент я понял, что мы ведем себя иначе, чем обычно. Не только он. Я тоже. Размышляя о чем-либо, я подбирал приходящие мне на память аналогии, невольно прикидывал, не следует ли посмотреть на происходящее с какой-нибудь другой точки зрения, поискать возможности, до которых не додумался сразу. Не то, чтобы это были колебания. Сомнения эти, если их можно так назвать, занимали не дольше доли секунды. Но мысли быстры. Особенно, наши мысли.
        Мой динамик неожиданно ожил и загудел. Я пожал плечами и направился в сторону выхода. Вся эта ерунда - всего лишь последствия пребывания в чужом силовом поле, нарушающем балансировку биотоков. Впрочем, вблизи корабля может находиться гораздо большее число этих самых шариков. Но недостаточно близко, чтобы воздействовать как тот, чуть ли не прилепившийся к корпусу «Гелиоса», но и не настолько далеко, чтобы не задевать нас нагруженной зоной активности.
        Мы проработали шесть часов без перерыва. Автоматы перетрясли покинутые корабль, устанавливая все контакты, переключатели, распределители в нулевое положение. Простое это действие потребовало нового перепрограммирования механизмов. Мы поручили его нейромату. На космическом корабле - нетрудно подсчитать - несколько тысяч выключателей, от ночников у постелей до автоматов наводки и пульта управления. Энергия израсходовалась в результате деятельности множества устройств. Среди них могли оказаться и такие, приведение в действие которых вызвало бы, к примеру, стрельбу по «Урану» изрядными дозами антиматерии. Невозможно определить программу, заложенную в автоматику корабля, когда в ее цепях не осталось ни следа энергии.
        Заодно автоматы проверили целостность и экранировку цепей, удостоверились в верности контуров и соединений, устранив заодно две-три мелкие неисправности, какие всегда отыщутся, после любого мало-мальски длительного рейса. Теперь можно было подумать и о переправке некоторого количества топлива из энергозапасов
«Урана» в емкости покинутого корабля. Перед этим мы соединили люки обоих кораблей вакуум-коридором, точно таким же, что применяются на стартовых полях первой попавшейся космической станции. Помпы работали на полную мощность, атмосферное давление на обеих ракетах понемногу выравнивалось. Мы ожидали, пока указатель содержания кислорода окажется в зеленом секторе круга, а пока проверили программу всех автоматов наводки, поле обстрела всех наших боевых единиц, после чего отправились спать.
        Я проснулся до назначенного времени. Снагг и Рива храпели за милую душу, нежась в пенолитовых объятиях своих кресел. Я услышал негромкое верещание лакея. Но сон хорошо освежил меня. Закрыл глаза и лежал неподвижно, вслушиваясь в тишину пространства, раскинувшегося в одиночестве времен и изменений за бортами корабля. Усталости я не чувствовал. Зато появилось неясное ощущение, что моя жизнь, или, скорее, та часть сознания, которая не принимает непосредственного участия ни в каких действиях, обогатилась чем-то крайне важным, что не было предусмотрено программами обучения инфорпола и уж наверняка не понравилось бы их авторам. Что же, собственно, произошло? Пока что, ничего особенного. Жители системы, в пространство которой вторглись земные корабли, располагали аппаратурой, парализующей психическую координацию человека. В поле, возбуждаемом этой аппаратурой, я, парень из Корпуса, начинал испытывать эмоции, которые неведомы даже самому незащищенному из людишек. Страх, растерянность, тоска... Слова из английских мелодрам девятнадцатого века.
        Мне пришло на ум, что Снагг и Рива не могли поверить в то, что я им рассказал.
        Лежа с закрытыми глазами, в кабине, тьму в которой нарушали только лишь не яркие огоньки индикаторов, я неожиданно обнаружил, что испытанные вчера эмоции вовсе не были неприятны. Скорее даже сам факт, что нечто этакое вообще случилось. Не то, чтобы страх тот или же то вялое самодовольство доставляли мне удовольствие. Но я не мог избавиться от впечатлений, что, пока я находился в зоне действия полей, нарушающих координацию нервных центров, я добрался до более глубинных, до тех пор неоткрытых уровней собственной личности. Впервые в жизни я задал себе вопрос, не кроется ли под всей этой машинерией, тщательнейше запрограммированной в централи Корпуса и тысячекратно проверенной в самых немыслимых ситуациях, не кроется ли под ней нечто большее, до сих пор мной не обнаруженное, к чему я смог лишь прикоснуться слегка, собственными руками перенастроив память персональной аппаратуры.
        Я мог позволить себе задавать такие вопросы. Ответы на них ни в коей мере не могли повлиять на результаты доверенной нам миссии. Если даже почва, на которой был возведен механизм парня из Корпуса, была, по сути дела, землей неведомой, то сама конструкция, так или иначе, работала без неожиданностей. Даже, если то, что мне пришлось испытать вчера, когда я добирался до мертвого «Гелиоса» было всего лишь тенью того, что нас ожидает после посадки. Мы выполним все, что от нас требовалось.
        Я бесшумно сел, широко раскрыл глаза. Что мы окажемся в состоянии сделать, лишенные координации и связи даже в пределе собственных организмов? Немного... или совсем ничего? Может, все-таки будет не настолько плохо. Может быть, именно это окажется самым суровым, наиболее безапелляционным тестом, какого до сих пор не удалось выдумать нашим спецам по обучению?
        Зашумел динамик. В бестеневых лампах появился слабый поначалу свет. Снагг лениво пошевелился и отдал некий невразумительный приказ. С каждой секундой становилось светлее. Несколько часов, условно именуемых ночью, остались у нас позади.
        Близился полдень. В навигационной кабине «Гелиоса» светились все экраны. Болтовая аппаратура работала без помех, словно корабль минуту назад покинул монтажный цех. С минутным интересом пальцы Снагга короткими, ритмичными движениями пробегали по клавиатуре пульта. Сам он сидел неподвижно в одном из двух кресел-близнецов, сильно наклонившись вперед. Рива и я стояли позади него. Не вмешивались. С той секунды, когда на экране и в динамиках начали оживать записи блоков памяти нейромата и бортовых регистрирующих систем, мы не проронили ни слова.
        Еще раз просмотрели сообщения, ушедшие на базу. До самого конца, точнее - до того момента, когда Торнс потерял связь с экипажем «Проксимы» и пытался восстановить ее, серией выстреливая зонды. Запись обрывалась на фразе, в которой Торнс сообщал, что меняет орбиту, надеясь отыскать лучшую полосу приема.
        С последним словом изображение на экране растаяло; о том, что нейромат и компьютеры все еще находились под током, свидетельствовали только скачущие линии, секундные вспышки, беспорядочные, ничего не значащие цифры, выскакивающие в самых разных участках экрана безо всякого смысла. Единственное, что можно было установить в этой неразберихе - фактор времени.
        Шли минуты, из минут складывались чесы. Мы ускорили, насколько было возможно, скорость ленты. Из вспышек, цифр, прыгающих линий на экране сложился изумительный, кинематографический танец. Под веками нарастала острая, колющая боль.
        Неожиданно, без малейшего перехода, изображение изменилось, выровнялось. Снагг молниеносным движением изменил скорость перемотки ленты. Динамик немилосердно заскрежетал. Недолгое молчание. Потом раздался чужой, мужской голос.
        - Прием! Прием! Говорит Арег. Говорит Арег. Вызываю «Гелиос». Прием!
        Рива что-то буркнул и многозначительно посмотрел на меня. Меня тоже поразила архаическая форма этого вызова, противоречащая обязательному коду.
        Неожиданно из динамика вырвался крик, скорее, смешавшиеся вопли многих людей. Это происходило не на борту. Не на борту. Неизменный, прерывистый треск, слишком хорошо нам знакомый. Такой эффект дает фотонная серия. Голос женщины. Высокий, спазматический, переходящий в нечеловеческий вой. Смех.
        В то же мгновение я почувствовал боль. Понял, что закусил губу. По моей спине пробежались крохотные, холодные мурашки.
        - Давай его сюда, Бонс! - зазвучал чей-то голос на первом плане, заглушая крики остальных. Опять этот протяжный треск. - Кросвиц! Сзади! - взывал динамик. Марш мурашек у меня по спине ускорил движение. Я узнал голос Торнса.
        - Прием! - Это кричал Арег. - Прием! Я один на борту. Я один...
        В то же мгновение серия повторилась, но значительно ближе, словно стреляли вплотную к микрофону. Из динамика раздался чудовищный скрежет, от которого у меня все заныло под черепом, словно я сунул голову между полюсов нуклеарного вибратора. Внезапно все стихло.
        По экрану спокойно проплавала запись действий Арега, после этой недолгой - назовем ее так - трансляции со спутника. Несколько часов подряд он всеми возможными способами пытался связаться с базой на поверхности, если вообще они успели выстроить там какую-нибудь базу. Потом выключил аппаратуру. Какое-то время не предпринял ничего. Наконец взял небольшую ракету, вооруженную одним лазерным излучателем, последнюю из находящихся на борту, и полетел. Но перед этим запрограммировал орбиту «Гелиоса» и пеленгационный передатчик корабля.
        Прошло несколько часов с тех пор, как мы задействовали аппаратуру, расположенную в этой кабине. Без перерывов просматривали данные, которых уже не было, пустив ленту с максимальным ускорением. Счетчик указывал, что с того момента, когда Арег покинул корабль, прошли уже не месяц, а годы.
        Еще раз мелькнуло нормальное изображение на экране. Скорость уменьшили.
        Место Арега занял Торнс. Вел он себя по меньшей мере странно. Что-то мудрил с диагностическим автоматом. Потом несколько часов неподвижно лежал в кресле. Затем поднялся и направился в ванную, косясь по дороге на проектор, который, кстати, тогда не действовал. Получасом позже он открыл огонь. Из всех лазерных батарей, бластеров, излучателей антиматерии. Экран, зарегистрировавший эту затянувшуюся канонаду, медленно угасал с течением времени, он же, однако, ничего не предпринял, чтобы обуздать этот ад, который царил в радиусе многих сотен километров от
«Гелиоса». Это длилось до тех пор, пока светляки датчиков не потускнели и не погасли, барабаны, падающие ленты записи на регистраторы, не замерли в неподвижности, пока не нависла мертвая, безмолвная ночь.

6. ПОВЕРХНОСТЬ
        - Хотел бы я поглядеть, как это выглядит... - пробормотал Рива.
        Он расправился до конца с банкой концентрата, встал и направился в сторону умывальни. Зашумело. Сладковатый запашок теплого, очищающего газа дошел даже до наших кресел.
        Я еще раз пересказал им, стараясь придерживаться наивеличайшей точности, все, что испытал, находясь в зоне действия сил, вызываемым объектом.
        - Думаю, тебе такая возможность подвернется, - заметил Снагг безразличным тоном, не поворачивая головы. - Лишь бы не слишком часто.
        Рива вернулся на свое место, глубоко вздохнул и уперся взглядом в центр бокового экрана.
        - Утром садимся, - заметил он чуть погодя, без всякой видимости связи.
        Какое-то время сохранялось молчание.
        - Да... - отозвался наконец Снагг, - это объясняет потерю связи с базой. Наши корабли один за другим влезали в эту трясину и...
        - Пока что это ничего не объясняет, - перебил его Рива. - Если мы прямо сейчас начнем делать выводы, то далеко не уйдем.
        В глубине души я был согласен. Однако вслух сказал:
        - Назовем это поле зоной нейтрализации. Что касается выводов, то я согласен с Ривой: надо подождать, пока мы не накопим больше данных. На основании того, что мы установили до сих пор, можно предположить, что все происходило так, как говорит Снагг.
        - Интерпретация? - Рива скривился.
        Я не ответил. Кивнул головой в сторону Снагга. Тот выждал минутку и начал:
        - Обитатели Третьей встречают пришельцев с Земли таблетками, нарушающими связь. В них вмонтированы какие-то генераторы, вырабатывающие антиполя. И монитор, и два последующих корабля поддерживали контакт с базой, пока не оказались в пределах досягаемости зон нейтрализации. Мы не знаем, что случилось с экипажем контактной экспедиции. Зато «Проксима», скорее всего, посадку совершила. Мы слышали голоса... они были уже на поверхности спутника. Об этом хватит... пока.
        - Пока... - согласился Рива.
        - Зона нейтрализации сравнительно невелика. Маневрируя на орбиту, даже некоординируемым образом, корабль может неоднократно попадать в нее, может ее...
        - Скорее - их, - вмешался я. - Вероятнее всего, они образуют защитный пояс. Не считая тех, что выстреливаются навстречу ракетам, прибывающим извне в систему Альфы.
        - Как это случилось с нами, - пробормотал Рива.
        - Ага. Мы располагаем большим числом данных, касающихся судьбы «Гелиоса». Вышли на орбиту. Экипаж приготовился к посадке. Несомненно, контролировали, как это обычно делается, маневры второго корабля. И неожиданно потеряли с ними связь. Их аппаратура продолжала работать нормально.
        - Люди, - сказал Рива.
        - Люди, - согласился Снагг. - Люди продолжали работать нормально. Но ведь не
«Гелиос», а «Проксима» первой оказалась в этой зоне. Тогда, когда уже шла на посадку. Тронс делал, что мог. Выслал зонды, которые, летя в направлении
«Проксимы», попадали, однако же, в поле, нарушающее связь. Наконец он решил сменить орбиту. И влез в ту же самую зону, в которой уже сидел первый корабль.
        - Конец игры, - сказал я. - Дальше пошла сплошная «угадайка». Знаем, что они бросили корабль. На борту остался один Арег. Впрочем, он, может быть, полетел со всеми и вернулся, когда понял, как складывается дело. В любом случае, он еще раз на какое-то время покинул зону нейтрализации. Об этом свидетельствует тот факт, что ему удалось установить, по крайней мере одностороннюю, связь с поверхностью спутника. Голоса, которые мы слышали, встревожили его до такой степени, что он взял последнюю из ракет и полетел. Потом с компьютерами «Гелиоса» опять началась свистопляска. Когда корабль в очередной раз покинул опасную зону, на его борту был уже другой человек. Торнс. Скорее всего, раненый, если это его скафандр мы нашли в каюте. Это могло оказаться несчастным случаем. Могло и не оказаться. Кроме того, один дьявол знает, получил ли он эту травму внизу, на поверхности спутника, или же по пути на орбиту. Или даже на самом корабле. Впрочем, хватит об этом. Мы знаем, что он продержался несколько лет. И, наверно, не он один. Поэтому нам следует поступать осторожно...
        - Ага... - буркнул Рива. - Пока удастся...
        - Дадим им шанс, - произнес Снагг, так тихо, что я едва его услышал.
        Мы довольно долго молчали.
        - Что это там происходило, внизу?... - проворчал наконец Рива.
        - Дрались, - Снагг пожал плечами.
        - Я не слышал... чужих голосов, - неохотно заметил Рива.
        - Утром увидим, - сказал я, потягиваясь. - Жаль, среди нас нет специалиста-кибернетика. Может, он смог бы что-нибудь сказать о генераторах, фабрикующих эти сферы. На данный момент это самое важное.
        - В любом случае, они могут вмешиваться и в связь, и в управление, - заметил после некоторых раздумий Снагг.
        - Нервные центры, - сказал Рива. - Достаточно атаковать один узел в координационной системе мозга... хотя бы, электромагнитными полями...
        Он задумался.
        - Нет. Мощность электромагнитных полей, индуцируемых биотоками, не достигает пороговых величин. Волны на такие поля воздействовать не могут.
        - Уже не менее двухсот лет назад люди умели возбуждать на расстоянии препарированные нервы и мышцы. Как раз воздействуя на них электромагнитными полями низкой частоты. До ста герц.
        - Всего лишь? - лениво поинтересовался Снагг.
        - А кроме того усиливая возбудимость нервных центров.
        - Так можно воздействовать на кору? - неожиданно спросил Рива.
        - Угу...
        - Допустим, вызываются дефекты саморегуляции...
        - Дефекты личности, - перебил Снагг.
        - Пусть так, - согласился я. - Воздействуют на старейшие филогенические части коры мозга. Те, где возникают чувства...
        - Саморегуляция немыслима без обратной связи, - пробормотал Снагг.
        Рива посмотрел на него с неожиданным интересом.
        - Что ты этим хочешь сказать?
        Снагг глубоко вдохнул.
        - Я пытаюсь представить себе общую формулу обратной связи...
        - Ее любой ребенок знает, - фыркнул Рива.
        - В кибернетике, - согласился я. - Но не в физике.
        Я начал догадываться, к чему ведет Снагг.
        - Ну, а если бы ты представил? - Рива с интересом разглядывал носки своих ботинок.
        - Тогда бы я знал, что до того же мог бы додуматься кое-кто другой... и придать этой мысли весьма конкретные формы.
        - Форму шара, стимулирующего зоны нейтрализации?
        - Именно.
        На этот раз мы молчали значительно дольше.
        - Ладно, - сказал я, наконец. - Без обратных связей мы как без головы. Если мы их лишимся...
        - Нам останутся тогда только головы, - добавил Рива.
        - Именно. На собственной шкуре знаю, что не безразлично, с каким мыслями ты оказываешься в этих зонах. А теперь сконцентрируемся на задании, которое нам поручено. Конец. Никаких разговоров. Снагг?
        - Да?
        - Установи маяки «Гелиоса». Пеленгационный передатчик с двойным запасом энергии. Генераторы, которые мы запустили, пусть себе работают. Через десять минут расцепляем корабли. Пережгли трос. Садимся в радиусе пяти километров от источника последней передачи, принятой «Гелиосом». Готовность через двадцать минут.
        Снагг кивнул и наклонился над пультом. Рива несколько секунд сидел неподвижно, потом поднялся и подошел к экранам «Кварка» и «Меркурия».
        - Разгон.
        - Есть разгон, Ал, - голос Снагга звучал как обычно. Его глаза безразлично скользили по индикаторам датчиков. Руки лежали неподвижно на клавиатуре пульта.
        - Направляющие.
        - Есть направляющие, - повторил Рива.
        - «Кварк», «Меркурий», в коридор.
        Не прошло пяти секунд, как из главных дюз вспомогательных кораблей ударили короткие языки огня. Их носы немного сошлись и с незаметным для вооруженного глаза ускорением нацелились в центр поверхности спутника. Я не испытывал ничего. Мы шли на одной тысячной мощности, которую развивают корабли во время старта в атмосфере.
        Текли минуты. Поверхность спутника медленно росла, заполняя горизонт, паутина теней сплеталась с изрезанной синусоидой возвышенностей. На высоте семи километров мы пересекли линию терминатора. Застрекотал гейгер. Это «Кварк» сигнализировал о невероятно разряженном облаке радиоактивной пыли. Два-три раза мы замечали под собой микроскопические вспышки. Но не проронили ни слова. Ни один из нас не оторвал глаз от датчиков и экранов.
        Как я и сказал, я думал о том, что нам предстоит сделать, и только о том.
        Как и сказал...
        И тут вдруг понял, что перед тем, как приступить к посадке, мы болтали. Все трое. Излагали глупые допущения, выказывали эмоции, пустились в умственные спекуляции, лишенные, по сути дела, реальной под собой почвы и не ведущие к выводам, непосредственно предшествующим поступкам. Как дошло до такого? Или мы перестали быть отрядом инфорпола, идеально воспринимающим и интерпретирующим любой факт, любую информацию, словно были единым мозгом, а не тремя, с детства приученным к безошибочно точной оценке событий, натренированным в кругу психотрона и доведенным до автоматизма многими годами обучения? Нет. Так что же?
        Я не искал ответа на этот вопрос. Я должен был все свое внимание сосредоточить на задании. Но подумал, что такой разговор был, вне сомнения, первым за всю историю Корпуса.
        Мы опять находились над дневным полушарием. Провалились до километра над поверхностью в вертикальном падении, амортизаторы кресел болезненно мяукнули, как всегда на долю секунды запаздывая, ракеты перевернулись. Стоя на огне, мы шли вниз, на экранах с каждой минутой росли очертания пологих холмов, сливающихся на западе в обширную равнину. Ближайшие возвышенности, уже опаленные пламенем, начали коптить, из кормы высунулись рычаги посадочных лап, соседние склоны еще раз озарились пурпурным огнем, мощный, пружинистый удар телескопических опор.
        Мы стояли.
        - К старту!
        - Есть к старту! - буркнул Рива.
        Мы сидели неподвижно, руки повисли над пультом управления. Секунды шли. Примерно в ста метрах от нас, у подножия холма, садился «Меркурий». «Кварк» на мгновение исчез из поля зрения. Но тут же появился снова, уже значительно ближе. Снагг вел его на вершину. Заботился о секторе обстреле. Кроме того, он будет служить нам радиомаяком. Мы опустились на середине склона, на равном расстоянии от вспомогательных кораблей.
        Мы спокойно выждали десять минут. Вычислитель повторил данные, полученные при анализе грунта. Скорлупка прочная, по крайней мере с ее стороны нам не грозили никакие неожиданности. Облака пыли, поднятые отдачей двигателей, при посадке ракет, медленно опадали. Лакей молчал. Глазок контрольной лампочки счетчика Гейгера выглядел невинной, черной пуговкой. Динамики наружного прослушивания не издавали ни малейшего шороха. Если не считать поскрипывания корпуса и посадочных лап, разогревшихся во время посадки. Но то были знакомые, привычные голоса, не доходящие до нашего сознания.
        - «Кварк», - сказал я. Снагг немного наклонился над пультом.
        - Двойное кольцо.
        Вдоль носа ракеты, стоявшей на вершине холма, раздвинулись узкие, черные бойницы. Теперь все звено кораблей находилось внутри поля обстрела излучателя антиматерии. Мы запрограммировали автоматы наводки «Меркурия» и своего корабля. Нос «Кварка» резко раскололся, словно перезревший фрукт, из него высунулась тридцатиметровой длины антенна, распустившаяся наверху паутиной рефлектора. Теперь этот корабль взял на себя функции нашей коммуникационной централи.
        - Код, - бросил я.
        - Есть код, - повторил Рива.
        Мы подождали, пока бортовой компьютер кончит передавать на передатчик данные о посадке и предварительные результаты анализа грунта. База получит полный отчет. Мы уже сделали больше, чем две предшествующие экспедиции. Правда, они прилетели сюда без запрограммированных излучателей. Точнее, запрограммированных так, чтобы сметать с пути все попадающееся, не ожидая приглашения. И они не были экспедициями Корпуса.
        На пятнадцатой минуте после посадки отвалились вытянутые люки транспортных отсеков. По ним легко, на бесшумно работающих двигателях, спустились наши средства передвижения. Возле посадочных опор «Урана» притаились три «Скорпиона», напоминающих задравших головки плоских, покрытых броней насекомых. Со стороны
«Меркурия» приполз «Фобос», самая тяжелая из наших машин, предназначенная для разведки на неизвестной территории.
        Во всем флоте Корпуса было всего несколько машин такого типа. «Фобос» обладал универсальным излучателем антиматерии и автономной аппаратурой нейромата. Запасы энергии его реакторов были практически неисчерпаемы.
        - Попробуй здесь поудобнее устроиться, - сказал я Снаггу. - Рива идет со мной.
        Он не ответил. Даже не посмотрел в мою сторону.
        Мы неторопливо собрались. Скафандры весили здесь немного больше, чем на Луне. Мы взяли с собой полный контактный ассортимент и все, что потребуется, если чужаки не пожелают устанавливать контакта.
        Стоя в открытом люке, я скользил взглядом вдоль линии горизонта. Пологие, почти правильные горбы холмов тянулись к востоку, до закрывающей горизонт ломаной стены, окружающей, должно быть, угасший тысячелетия назад кратер. Немного к северу, разве что значительно дальше, такая же преграда отмечала свое присутствие тоненькой, фиолетовой ниточкой. Я посмотрел вправо. Тут пологие волны холмов, напоминающие прибрежные дюны, убегали бесконечными рядами до самого горизонта.
        Чужая планета. Даже не планета. Спутник. Ни следа присутствия хозяев. Милый, безлюдный край. Какая разница, что чужой. Но край этот не был безлюден. Где-то, среди этих возвышенностей, вблизи скалистых хребтов или же кратеров высадились пришельцы с Земли. Той, настоящей. И они тоже стояли не на безлюдной поверхности. И не среди существ, которые мечтали бы о гостях из нашей системы.
        Я потуже затянул пояс, повернулся спиной к открытому пространству и сошел на плоскую лапу подъемника, направляющие которого шли вдоль опоры, нижний конец которой упирался в поверхность планеты.
        Оказавшись внизу, я снова повернулся и сделал шаг вперед. Твердая, монолитная основа. Я топнул. Загудело. Словно я грудью ткнулся в массивный край гигантского колокола. Сделал несколько шагов в сторону «Фобоса». Услышал шорох позади. Мы оба, я и Рива, стояли на поверхности второго спутника Третьей планеты чужого солнца, гораздо более чужого, чем мог кто-либо вообразить до времен первой экспедиции.
        - Все в порядке, - неожиданно услышал я спокойно голос Снагга. - «Гелиос» дает пеленг.
        - Порядок, - буркнул я. Повернулся и кивнул Риве. Через минуту мы с трудом карабкались на панцирь «Фобоса», следя за тем, чтобы аппаратурой скафандров не зацепиться за выступы излучателей и манипуляторов.
        Прошло двадцать минут. Мы удалялись от места посадки спиральным поисковым маршрутом, ощупывая территорию лучами радара и зондами. Эхо сигналов неизменно возвращалось к чутким ушам нейромата и датчикам автоматов наводки, не принося никаких беспокойных вестей.

«Фобос» мягко скользил на воздушной подушке, весело переваливая через гребни песчаных барханов. Двигатели его работали бесшумно, и только на наиболее крутых откосах в них пробуждалось деликатное гудение.
        В кабине было ненамного меньше места, чем в пилотском отсеке ракет класса «Уран». А вот грузовое помещение... там без труда можно было разместить экипаж крупной космической станции.
        По мере езды, цвет грунта подвергался незаметным изменениям. Желтое мешалось с фиолетовым, тут и там проступали голубые пятна, все это понемногу темнело и делалось все более непохожим на поверхность любой из планет или астероидов, мотающихся в границах нашей солнечной системы. Порой на скальном основании, там, где не было слоя песка или пыли, проступали тончайшие каналы матово-красного цвета. Так, словно поверхность планеты не задерживала солнечные лучи, словно свет проникал до жидких геологических формаций и одновременно преломлялся в кристаллах самых разных минералов. Зрелище было изумительным, поскольку покачивание «Фобоса» вызывало иллюзорное перемещение и смешивание всех этих красок. Но мы прибыли сюда не ради красот природы.

* * *
        Все выше поднимались на востоке заостренные пики скал, стена, образуемая ими, перестала казаться единой и монолитной, уже можно было различить отдельные грани и изломы. Перед самой высокой грядой темнел длинный, исчезающий за горизонтом ров с почти идеально ровными краями. Словно гигантское копье, ищущее проход в каменную твердыню. Холмы, подходящие к краю этого рва, становились более широкими и пологими, сливаясь в уходящую вниз равнину. Наши головы повернулись в ту сторону, мы молча изучали пространство перед тупо обрезанным носом «Фобоса», переводя взгляд с экранов на вытянутые, дугообразные объективы визиров. Так же, как и в кабинах ракет, над пультом управления машины над нашими головами шел ряд экранов. Под ними, однако, были установлены обыкновенные броневые стекла. Сама кабина была полукруглой, в форме сплющенного полушария, насаженного на могучий корпус сразу за носом. В ракетах, с учетом перегрузок, возникающих при старте и посадке, кресла экипажа установлены намертво. Здесь же была позволена большая роскошь. Желая изменить положение, можно было целиком откинуть спинку. Сами кресла тоже
могли вращаться. Это имело определенное значение в ситуациях, требующих детального наблюдения и оперативных действий.
        В начале второго часа пути я уловил краем глаза слабую, мгновенную вспышку на одной из ближайших возвышенностей. Автомат прореагировал немедленно, в долю секунды нацелив в ту сторону головки датчиков.
        - Отблеск? - спросил Рива. Это было первое слово, произнесенное в кабине «Фобоса» с тех пор, как мы уселись в низких, оплетенных проводами креслах с высокими спинками.
        - Световой сигнал с востока, - раздался из динамика голос Снагг. - Даю координаты. .
        - Оставь, - бросил я. - Видели.
        Координаты он все-таки передал. Наш нейромат проверил данные.
        Не без определенного удовольствия я поглядывал на циферки, выскакивающие на контрольном экране. В глазках автоматов наводки тотчас затеплились предостерегающие желтые огоньки.
        - Вызываю Таала, - настаивал Снагг. - Говорите, что там у вас.
        - Нас нет на экране? - спокойно поинтересовался Рива.
        - Есть.
        Это прозвучало, словно захлопнулась дверь комнаты, которую покидаешь без излишних сожалений. Рива усмехнулся. Я впервые видел его улыбку. Глаза его заблестели, сейчас он казался на несколько лет моложе.
        Новая вспышка, словно бы ближе. Я услышал нарастающее ворчание автоматов, подумал, что полетела одна из систем, и резким ударом плеча блокировал работу излучателя. До меня донесся крик Ривы, который потонул в реве динамика. Глазки датчиков заполыхали слепящими глаза огнями, краем глаза я еще заметил металлическое отражение на гаснущем экране радара, руки у меня опустились, я почувствовала вкус пота на губах и замер без движений. Мне трудно сказать, как долго это продолжалось. Я ни о чем не думал. Вслушивался в чудовищный грохот, заполняющий кабину, но даже и не пытался что-либо понять. Так, словно меня это ничуть не касалось. Когда я очнулся, кабина уже совершила полный оборот, перед нами опять оказались убегающие вверх склоны то ли холмов, то ли взгорий. Динамик на плече скафандра неожиданно захрипел и смолк. Теперь же четко зазвучал чей-то незнакомый голос. Настойчивый, пронзительный, прошивающий насквозь череп.
        - Чего развопился?!!! - проревел я, стискивая руки на поручнях и напрягая ноги. Я вскочил, намереваясь добраться до него, но кресло было пусто. Меня охватила бессознательная, звериная ярость. Он был должен следить за порядком. Это же его собачья обязанность.
        - Ну погоди, - процедил я, - доберусь я до тебя...
        Я рванулся вперед. И тут же почувствовал тупую боль в голове. Посмел меня ударить. Хочет со мной разделаться...
        - Не выйдет... - шипел я, вслепую размахивая руками.
        Наконец, я его увидел. Он притаился, втиснувшись спиной в узенькое пространство между пультом и корпусом компьютера, сильно подавшись назад, и глядел на меня широко раскинутыми, перепуганными глазами. Он был без шлема. Лицо заливал пот, слипшиеся пряди волос приклеились ко лбу. С приоткрытых губ стекала струйка слюна.
        - Ага, боишься!!! - триумфально проревел я.
        Сейчас перестанет меня бояться. Вот только выпутаю ноги из этих проклятых проводов... боится...
        Я застыл. Страх. Рива боится.
        Еще не совсем понимая, что делаю, я поднял руку, с которой свалилась перчатка, и что было силы ударил ей по бронированной окантовке экрана. Завопил, но ударил еще и еще раз. Изобрел способ - мелькнуло в голове. Я усмехнулся. И почти сразу же пришел в себя. По крайней мере, в достаточной степени, чтобы броситься в сторону пульта автоматов наводки. Ударился коленом о подножие кресла и, уже падая головой вниз между плоскостями экранов, успел все-таки рвануть предохранитель, блокирующий гашетку излучателя. В ту же долю секунды экраны осветились. Вой прекратился, словно ножом отрезанный. До меня еще доходило тонкое, едва слышное шипение, и я понял, что «Фобос» открыл огонь. Я ударился головой в твердую, неподатливую облицовку - и на мгновение для меня все кончилось.
        Когда я вновь открыл глаза, то увидел над собой лицо Ривы. Во взгляде его было нечто такое, что должно было бы меня насторожить. Но я разглядывал его не более нескольких секунд. Сейчас мой рассудок работал уже нормально.
        Лакей молчал. На какое-то время я выбросил его из головы. По крайней мере, до тех пор, пока ситуация не прояснится и не появится время на выслушивание болтовни из динамика.
        Я выпутал руки из проводов, соединенных с креслом, и мне удалось вцепиться в основание экрана. Я сел.
        Рива медленно выпрямился и уперся в подлокотник кресла. Он все еще пристально разглядывал меня, но выражение его лица понемногу смягчилось. Но он продолжал молчать.
        На все это ушло не больше десяти секунд. Когда я поднялся и добрался до кресла, экраны еще полыхали огнем. Окружающие нас невысокие холмы, рыже-фиолетовая почва, облака пыли, спокойно покоившейся в углублениях, а теперь до последней частицы поднятой на воздух, все это исчезло в пламени аннигиляции. Вокруг нас начала формировать безрадостная мрачная стена, на манер чудовищной башни, которая, если глядеть на не снаружи, не могла выглядеть иначе, чем гигантских размеров гриб.
        Я наклонился над пультом и надавил клавишу. Почувствовал слабое, но ростущее ускорение. «Фобос» мягко качнуло раз-другой, в кабине неожиданно стало темно, засветились бестеневые лампы, но ненадолго. По экрану начали проплывать все редеющие полосы мрака и неожиданно мы увидели в иллюминаторах спокойный, залитый солнцем пейзаж. Я развернул кабину в сторону замыкающих горизонт гор и остановился.
        Вдохнув глубоко и, осторожно, словно снимая поврежденную упаковку с драгоценной вазы, стащил шлем. В голове зашумело, каждый удар неспокойного пульса воспринимался болезненным толчком. Я скинул перчатку с левой руки и ощупал голову. Шишка над левой бровью. Я почувствовал под пальцами липкую влагу. Похоже на то, что кто-то угостил меня не особо мягким, шипастым кастетом. Но это был не кастет. Я отыскал глазами короткий выступ, являющийся продолжением основания экрана. Никто меня не был. Чепуха это.
        Так что с этим можно было бы покончить. Я пересилил боль и повернул голову, чтобы посмотреть на Риву. Он все это время стоял неподвижно, опираясь о поручень кресла. Заметив, что я гляжу на него, чуть приподнял руку, махнул ей и отвернулся. Обошел кресло сзади, скользнул взглядом по датчикам, тяжело уселся, потянулся и вытянул ноги во всю их длину. В мою сторону он больше не смотрел.
        Я сконцентрировал все внимание на изображении, которое передавал главный экран. Пытался отыскать взгорье, на котором мы перед этим заметили тот самый блеск.
        - Не помнишь, где это было? - спросил я наконец.
        Разблокировал автоматы наводки. Башенка дрогнула и сместилась на два градуса вправо.
        - Брось... - ответил он вяло и словно бы неохотно.
        Но я не бросил. Развернул «Фобос» и, огибая широкой дугой зону непосредственного соприкосновения почвы с антиматерией, над которой все еще висел столб густого, черного дыма, я отыскал направление нашего пути, пока он не оказался прерванным этим неожиданным подарочком, присланным нам по воздуху. Еще раз развернул машину носом в направлении гор и остановился.
        Да, это была та самая возвышенность. Я помнил окружающие ее холмы, а особенно вот тот, напоминающий неолитический каменный топор.
        Временно снял с автоматов наводки их программу, переключил управление лазерными батареями на ручное и нацелил их не торопясь, как на учениях. Надавил спуск. Взял минимальную поправку, и короткие прямоугольные стволы «Фобоса» соединились на несколько секунд тончайшими огненными нитями с вершиной отстоящей на несколько километров скалы.
        Снял руку с пульта и ждал. Ничего.
        - Я, было, надеялся... - начал Рива, но не закончил.
        С обстрелянной нами вершины поднялся столб дыма. Как это бывает на Земле, в морозный, безветренный день, когда кому-то вздумается растопить этакий музейный камин. Ни следа огня, ни взрыва, ничего. Только этот спокойный дым, поднимающийся прямым столбом в лишенное атмосферы пространство, окружающее спутник.
        - Надеюсь, - заметил я, - что не спалил им какой-нибудь памятник.
        Он не ответил. Какое-то время сидел неподвижно, нахмурившись, потом неожиданно улыбнулся, повернулся ко мне. Улыбка получилась не особенно радостной.
        Он боялся. Меня боялся. Бред какой-то. Нечто, чего не могло быть. И все-таки было. Мы считались ко всему подготовленными. Почти ко всему. Только не к этому. Единственному, чего никто не мог предвидеть. Что мы потеряем контроль над собственными инстинктами, собственными мыслями. Существа, способные выдумать и пользоваться подобной дьявольщиной, в самом деле не заслуживают никакого снисхождения.
        Я поднес к глазам правую руку. Она была распухшей и мягкой, напоминала гнилой плод с треснувшей кожурой. И цветом тоже. С этим надо было что-то делать.
        Я выискал между двумя холмами ложбину поглубже и направил туда «Фобос». Когда мы укрылись за невысоким, покатым склоном, выключил двигатели. Машина мягко опустилась и припала к поверхности почвы. Я встал, скинул скафандр и взялся за его динамик.
        Прошло полтора часа. Уже какое-то время я опять пребывал в скафандре и вслушивался во въедливое бормотание аппаратуры, не жалеющей добрых советов. Голова моя была обмотана эластичной лентой, пронизанной незаметными невооруженным глазом проводами. Я проходил мгновенный курс лечения, прописанный диагностическим комплексом. Моя рука пребывала в неподвижности. Какое-то время придется ей уделять внимание. Силы мне не занимать. Еще немного, и оставил бы экран без его броневой окантовки. Такому меня не учили. И все же, стукни я этой рукой чуточку слабее...
        Беседа со Снаггом уже была для нас позади. Подробный отчет пошел на базу. «Уран» принял код с подтверждением получения сообщения о «Гелиосе». Те, в Будорусе, считали, что корабль следует привести в порядок и оставить на орбите в качестве запасной базы. А вот насчет того, что мы передавали о зонах нейтрализации, они и словечка не промолвили. Скорее всего, ничего не поняли. Или же решили, что и без того не в силах нам помочь и потому нечего упражняться в сообразительности. Я буквально слышал Яуса: «задание у них есть, и они или справятся, или не справятся, без всяких наших измышлений...»
        Любопытно было бы знать, что они сделают, если мы не справимся. Вышлют следующую экспедицию? Наверно. Правда, предложение это, по крайней мере для нас, так и останется непроверенным.
        В боковом датчике на коммуникационной панели пульсировал огонек, подтверждающий постоянную связь с «Ураном». Снагг, однако же, попросил, чтобы мы лично подтверждали указания автоматов. Словно опасался, что нервы наши выйдут из повиновения, а нейромат этого не заметит. Чуть ли не через минуту напоминал о себе. В конце концов я приказал, чтобы он отключился. Снагг что-то буркнул и умолк.
        Через два часа, считая с момента открытия огня, радиоактивное облако за нами достигло высоты в несколько километров. Над поверхностью почвы остался только слабый ее след в виде полупрозрачного, пепельного цвета тумана. Только глазки гейгеров продолжали полыхать багровым. Но в этом месте так будет обстоять еще многие дни.
        Я включил двигатели. Когда они набрали достаточную мощность, проверил автоматы наводки, стащил бинт с головы и одел шлем.
        - Не доедем, - буркнул Рива, выставив вперед подбородок и указывая на торчащий у горизонта утес.
        - Верно.
        Для идущего на воздушной подушке «Фобоса» не было абсолютно непроходимого пути. Но вести машину вдоль вертикальных склонов, над пропастями, между нависающих скал, в условиях постоянной угрозы со стороны туземцев - означало рисковать на грани с безумием. Не говоря уже о том рве или ущелье, отделяющем равнину от гор, преодоление которого потребовало бы от нас пары дней адской эквилибристики.
        - Разберемся, - проворчал я, положил левую руку на рукоять управления.
        Двигатели запели, вознося бронированную тяжесть «Фобоса» на верхушку холма, за которым мы укрылись, получив первую оплеуху. Я остановился.
        В окружающем нас пейзаже вроде бы ничего не изменилось с той поры, когда я обозревал его, стоя в открытом люке корабля, сразу же после посадки. Та же самая молчаливая череда холмов правильных очертаний, то же мертвящее спокойствие, та же мозаика красок, сейчас неподвижных, но готовых пуститься в прекраснейшем, непонятном танце при малейшем движении машины. Те же источенные зубья скал вдоль горизонта. Но если до этого мы могли ненадолго тешить себя иллюзией, что попали в чужой, но безлюдный, тысячи лет ожидающий своих первооткрывателей мир, то теперь не оставалось сомнения, что мир этот нам враждебен.
        В конце концов мы решили направиться на северо-восток, в сторону гор, и, не доезжая до упомянутого скалистого ущелья, держаться в дальнейшем параллельно ему, на достаточном расстоянии от пропасти.
        - Года два на это угробите, - неожиданно раздался в кабине голос Снагга.
        - Есть путь? - спросил я.
        - Угу.
        - Включи его в программу и жди.
        В самом деле, могли бы пройти годы, прежде чем мы, ведя поиски подобным образом, на ощупь, наткнулись бы случайно на следы людей. Правда, у нас не было выбора. Наши приемники, разумеется, постоянно ловили сигналы с Третьей и, наверно, не только с Третьей, но и с орбитальных станций, однако, как на Земле, как в Будорусе, вычислители были не в состоянии выделить из этого коктейля какие-нибудь ряды сигналов с информативной нагрузки. А передатчики наших экспедиций, если эти экспедиции вообще еще существовали, продолжали сохранять мертвое молчание. Впрочем, я не думал, чтобы нам позволили безнаказанно шляться по этой планетке дольше, чем несколько часов. И именно в этом я видел наш шанс. Терпеть нас неприятно, а избавиться трудно.
        Я вновь взялся за управление. Набирая скорость «Фобос» спустился с холма, слегка покачал нас, выбираясь на равнину, и взял курс на северо-восток. Управление взяли на себя автоматы.
        От того места, где остался «Уран», мы сделали сто восемьдесят километров. Тупой, приплюснутый нос машины с недавнего времени целился прямо на север. На расстоянии нескольких десятков метров от левого борта раскрывалась пасть скалистого каньона. Над его противоположным краем высились чудовищные, уходящие на много километров ввысь, местами нависающие над ущельем скальные стены. Тут и там их разрезали глубоко уходящие расселины, забитые обломками, потрескавшимися, с острыми ребрами. За ними виднелись массивы далее расположенных хребтов, уходящих дугообразно изогнутыми гранями к центральному кряжу. Но мне не переставало казаться, что это могущественное и грозное зрелище никак не равно ни красотой, ни величественностью горным массивам, окружающим кратеры на Луне.
        Территория, над которой скользил «Фобос» была ровно как стол и напоминала местами древнюю земную дорогу. Цвета грунта, а точнее его поверхностных слоев словно бы поблекли, или же это мы уже свыклись с их калейдоскопической пляской.
        Уже некоторое время я внимательно следил за вырастающим перед нами на расстоянии в несколько сотен метров пологим возвышением с плоско срезанной, напоминающей террасу вершиной. Даже после преодоления пояса похожих словно близнецы холмов, словно их всех изготовили из одной формочки для песка, это возвышение обращало на себя внимание идеальной правильностью своих линий. Но я напрасно выискивал какой-нибудь детальки, разлома или выпуклости, которые свидетельствовали бы о том, что это, что бы там ни казалось, всего лишь самая естественная высотка. И лишь когда мы оказались достаточно близко, чтобы взгляд мог заглянуть за нее, перед нами появился идеально гладкий, словно залитый стеклом, почти белый пояс шириной примерно в десять метров, уходящий прямой линией вдаль, к замыкающему горизонту отрогу горного кряжа.
        Я тут же остановился, привел в движение башенку, на всякий случай крайне внимательно обследовал окрестности, одновременно следя глазами за изображением на экранах и показанием датчиков, потом очень осторожно ввел «Фобос» на белую полосу, проехал несколько метров и опять остановился.
        - Прямо посадочная полоса, - хмыкнул Рива.
        Так это и выглядело. Словно стартовая полоса древнего, спортивного аэродрома.
        Но я еще ни разу не встречал полосы, которая протянулась, прикидывая на глазок, на добрые шестьдесят километров.
        Я вызвал Снагга и приказал ему запустить зонд. В ответ услышал тут же:
        - Есть зонд.
        Не прошло и сорока секунд, как на главном экране появилась серебристая струна, вытягивающаяся к центру. Зонд прошел над нами на высоте восьмисот метров и полетел вдоль полосы.
        - Перебрось связь, - сказал я Риве.
        Он кивнул и склонился над пультом коммуникационной централи. Экран изменил цвет, прояснел. Его пересекала белая полоса, не нарушаемая какими-либо пятнами или неровностями. Слева, сливаясь из-за движения зонда в одну линию, подтянулось ровное плоскогорье. Справа край каньона отстоял от полосы на какие-нибудь сто метров. Далее шла распахнутая пасть ущелья, дно которого, даже с этой высоты, оставалось невидимым. Подножия скальных стен изображение уже не вмещало.
        - Подними выше, - бросил я Снаггу.
        Автоматика «Урана» отреагировала немедленно. Картина начала расширяться. В то же мгновение в том месте, где белая полоса терялась у подножия горного хребта, что-то блеснуло. Мне показалось, что я различаю куполоподобные очертания, словно донце огромной, перевернутой миски. Неожиданно экран пошел рябью. Секунду-две изображение еще выплывало в разных его частях, показывая размазанную белизну. Потом экран начал темнеть, становиться матовым и, наконец, погас совсем.
        - Видимость: ноль, - доложил Снагг. Словно только и ждал этого сообщения.
        Рива вновь склонился над пультом и торопливо манипулировал с клавишами. Неожиданно кабина наполнилась шумом смешивающихся человеческих голосов.
        - Нужна вода, - говорила женщина, в голосе которой слышалась тоска, и даже отчаяние.
        - Есть спиртяшка, - ответил мужчина. Чей-то смех. Несколько голосов сразу, я напрасно пытался выделить отдельные слова. Крик, скорее даже вой, хриплый, нечеловеческий, полный несдерживаемой ненависти. Секунда тишины. И опять шум многих голосов сразу.
        - Пеленг, - бросил я.
        Рива отчаянно оперировал следящей аппаратуре «Фобоса», но тут же связь резко прервалась и по кабине загремел голос Снагга.
        - Есть экипаж! То же самое, что в записях «Гелиоса»!
        - Заткнись! - рявкнул я.
        Снагг замолчал. Я ожидал несколько минут, надеясь, что Риве удастся отыскать диапазон, в котором нам слышны были голоса людей. Диапазон он, наконец, нашел, но мы уже не услышали ничего, кроме непонятных для наших компьютеров сигналов обитателей системы.
        - Засек? - спросил я.
        Он кивнул.
        - На продолжении пути. Но я не успел проверить... - неуверенно добавил он.
        Я взялся за управление. «Фобос» рванулся и, с места набирая скорость, помчался посередине словно бы бетонной полосы, спрятанной под белым покрытием, к виднеющейся на горизонте узенькой полоске гор.
        С тех пор, как мы впервые оказались на этом ниоткуда взявшемся в пустыне шоссе, прошло тридцать минут. За все это время мы не обменялись ни словом. Снагг тоже молчал, словно обиженный нашим нежеланием его слушать.
        Значит, они были живы. По крайней мере, некоторые. Мы их отыщем. Теперь это становилось только вопросом времени. Поскольку приходится избегать встречи с чужаками. Нам не стоит дразнить их. По крайней мере, до тех пор, пока люди, все, которых мы окажемся в состоянии спасти, не окажутся в гибернаторах «Гелиоса». Потом посмотрим. Наверняка, мы не отправимся домой просто так, сделав вид, что ничего не случилось.
        Горы росли на глазах. Мы уже видели место, где каньон, вдоль которого была проложена белая дорога, мельчал, переходя в плоское углубление, ведущее все поднимающимся дном к пику. Там хребет, замыкающий горизонт, соединялся с горной системой, все время сопутствующей нам с востока.
        Мы проделали еще полтора километра, пока ведущая ранее прямо полоса белой дороги не начала сперва незаметно, потом по широкой, но все более загибающейся дуге сворачивать к западу. Поле зрения заслонили регулярные горбы барханов, словно бы более высоких здесь, чем те, по которым мы скакали, покинув место посадки.
        Наконец, за каким-то из очередных отрогов, проступило пустое пространство. Взгорья расступались, образуя обрамляющий искусственную равнину правильный круг. В центре ее, словно кадр из лихого приключенческого фильма, виднелся поблескивающий, приплюснутый купол огромного строения.
        Я затормозил.
        - Если они там, внутри... - Рива не закончил.
        Я вызвал Снагга.
        - Вижу, - буркнул тот. - Никаких сигналов оттуда...
        Приказал ему выпустить зонд. Со столь же успешным результатом, что и раньше. Перестал транслировать изображение еще до того, как оказался над тем местом, где находился «Фобос».
        - То это не так и плохо, - немного погодя договорил Рива.
        Форма здания, неправильная синусоида купола, пропорции его приплющенной вершины и трапецеидального основания могли действительно вызвать изумление у земного архитектора. Белая полоса, которая привела нас сюда, разделялась, не доходя до подножия сооружения, и по эллипсу огибала его, оставляя немало свободного пространства. Его заполняли набросанные в мнимом беспорядке блоки из разноцветного камня, какие-то спиральные, расположенные рядами конструкции, яйцеобразные емкости и расширяющиеся кверху золотистых проводов.
        Я выждал еще несколько минут, потом заблокировал автоматы наводки и надавил на спуск батареи лазеров. Над куполом полыхнуло. Три короткие серии. Пауза - и снова три.
        Ничего. Словно у них не было никаких наружных датчиков, объективов, микрофонов. Словно их не касалось, что к базе подошел аппарат, экипаж которого составляют существа из иной звездной системы.
        - Поехали, - бросил я. - Скажи Снаггу.
        Не ожидая, пока Рива кончит передавать данные на «Уран», я разблокировал наводку и ткнул управление. «Фобос» мягко подкатился к разветвлению дороги, на экраны упала густая тень, отбрасываемая куполом, из-под башенки ударили потоки света. Фотоэлемент включил прожектора.
        Мы описали вокруг строения неторопливый круг, внимательно следя за показаниями датчиков и изучая проплывающие мимо конструкции. Но ни малейшего движения, ни какого-либо звука или искорки света не нарушали мертвой тишины, властвующей над всем этим залитым солнцем ипподромом, окруженным гладкими каменными стенами.
        Мы обогнули таким образом западный участок окружности, обходящей базу, и оказались с тыльной стороны постройки. На ее поблескивающей, словно бы залитой стеклом поверхности, нам не удалось до сих пор заметить ничего, что указывало бы на наличие дверей, входа или какого-либо другого отверстия. Во мне понемногу росло убеждение, что не останется ничего другого, как выжигать проход излучателем. Я неожиданно затормозил, настолько резко, что меня швырнуло в кресле.
        - Гейгер, - бросил Рива.
        Это я уже и сам заметил. Но в первую очередь - огромный, неправильной формы пролом в боковой стене, тянущийся от уровня грунта до начала округлой поверхности купола. Рваные края его были покрыты копотью.
        Не торопясь, я продвинул «Фобос» на несколько метров вперед. Гейгер предостерегающе заверещал. Контрольная лампочка детектора излучения принялась пульсировать оранжевым светом.
        Теперь мы находились точно напротив пролома. Я придвинулся еще на пару метров. Счетчик прореагировал немедленно, ускоренным ритмом сигналов. Свет аварийной лампочки сделался невыносимо ярким.
        - Так, значит, - проворчал Рива.

7. ДВЕ ПРОЕКЦИИ
        Голоса оставшихся в живых членов экипажей трех земных кораблей, которые нам недавно удалось выловить на пару секунд из хаоса сигналов, заполняющих пространство вокруг спутника, не могли иметь своим источником куполообразную постройку. По мере того, как мы углублялись в мрачные недра базы, крепла уверенность, что ядерные взрывы, аннигиляция должны были прекратиться внутри здания по крайней мере несколько месяцев назад. Наши компьютеры подтверждали это безо всяких сомнений.
        Неправильные очертания пролома, через который мы проникли внутрь, виднелись уже далеко за нами, в виде слабой, светящейся точки. Только теперь мы смогли оценить исполинские размеры постройки. В ней без труда разместились бы три таких комплекса, как родимая наша база в Будорусе.
        Помещение не было пустым, как могло показаться до того, как мы вошли в пролом, проделанный в наружной стене. Мы двигались по пандусу, выложенному мелкой плиткой, обнесенному по бокам десятиметровой высоты ограждениями. Дорога понижалась, и метров через шестьсот над нами оказалось несколько десятков этажей. Связь с
«Ураном» оборвалась, как только дневной свет померк за нами. Материал купола представлял из себя непроницаемый экран.
        Свет прожекторов разбрызгивался перед нами на стеклистой поверхности. Проход резко сворачивал, крутой дугой сгибая массивный, вертикальный столб, верхняя часть которого тонула во тьме, заполняющей поверхностью под куполом. Боковые стены сближались. Я подумал, что нам придется возвращаться, причем - немедленно, если мы не хотим заклиниться с «Фобосом» в тесном лабиринте. Я уже потянулся к главному пульту, когда неожиданно стены с левой стороны расступились, открывая край невидимой бездны, свет прожекторов скользнул по полу и затерялся в бескрайнем пространстве. Дорога, после следующих одна за другой выбоин, резко оборвалась без какого-либо предупреждения, словно отсеченная ножом.
        Я затормозил.
        - Свет, - сказал Рива.
        Мне уже какое-то время казалось, что экраны передают не только две белые, молочные полосы, бьющие из-под башенки «Фобоса», но и словно бы наполняются более глубокой, пастельной подсветкой. Я вырубил прожектора и на несколько секунд закрыл глаза.

* * *
        Когда я открыл их и когда взгляд привык к окружающему, я поначалу подумал, что возле нас опустился очередной шарик и я опять теряю контакт с действительностью. Быстро глянул на Риву. Но во взгляде его не было ничего такого, что могло бы вызывать тревогу.
        Я поднялся из кресла, протиснулся между пультом и обрамлением экрана, прижался шлемом к поверхности окна. Рива сделал то же самое, припав к встроенному в лобовую стену кабины окну с противоположной стороны пульта. Мы не обменялись ни словом.
        Я приглушил датчики. В абсолютных мраке и тишине, установившихся внутри нашей земной скорлупки, до смешного крохотной в сравнении с окружающим нас пространством, мы с невольным изумлением были захвачены зрелищем, размахом и полной экспансии гармонией превышающим все, что нам случалось видеть до сих пор.
        Перед нами все пространство, докуда достигал взгляд, было заполнено солнечным светом. Но это не было пространством, ограниченным размерами куполообразного зала. Или какими-либо другими размерами. Оно раскинулось до края подернутого туманной дымкой горизонта, до границ, где редко рассеянные по сапфировой поверхности светло-бежевым облака начинали таять в разбавленной молоком голубизне. Свет, падающий на поверхность земли, поскольку была это земля, планета жизни, был дневным светом. Но и сама земля, а точнее то, что находилось на ней, светилось тоже, как светится огромный город, когда тени уже достигают половины высоты зданий, на улицах и в жилищах зажигаются огни, но в самой атмосфере еще сохраняется достаточно света, чтобы изображение просматривалось целиком, чтобы контуры его были полны пластичной объемности, которую не размазывают, а наоборот - подчеркивают разбросанные стекляшки фонарей.
        Все это изображение проступало медленно, словно живой, объемный макет поднимался к нам из глубин гигантского колодца, вертикальные стены которого начинались в метре от носа нашей машины. Мы еще были в зале, еще справа и слева сохранялись в перспективе очертания дороги и массивных стен, но все это таяло на глазах, сменяясь изображением открытого пространства. Наконец невидимая поверхность, как бы поднимающая к нам землю, сравнялась уровнем с краем колодца и тут же расширилась со скоростью света, заполняя собой все поле зрения до горизонта. От элементов здания, в недра которого мы проникли (впрочем, не мы первые), не осталось и следа.

* * *
        Солнечный диск, белый, с голубоватым налетом, низко стоял над горизонтом, однако, недостаточно низко, чтобы падающие от холмов тени могли скрыть от нас детали пейзажа. Поверхность перед нами понижалась, постепенно переходя в обширную, зеленую долину. Миллиарды, сотни миллиардов отдельных кристалликов изумрудов и топазов, смешавшиеся с сочностью гранатов, с приглушенными нитями матового серебра и рыжеватой борозды послужили здесь строительным материалом, из которого природа создала свои свободные, полные размаха, но в то же время скромные композиции. Так это выглядело. Но для нас это было в первую очередь зеленью. Поскольку склон, ведущий вглубь долины, сама долина, вплоть до едва проступающих на горизонте горбов фантасмагорических холмов, были одним огромным парком, или, скорее, пышным лугом, напоминающим цветущие альпийские луга в горных заповедниках на Земле.
        В центральной части долины, но ближе к нам, чем к ограничивающим ее с противоположной стороны горам, раскинулся город. Точнее, то, что не могло ничем иным быть. Первые его комплексы, перевернутые пирамиды, накрытые куполами, стройные, многогранные башни, неправильной формы, чуть более их высокие, сады, оплетенные паутиной синусоид, с подвешенными словно бы в воздухе эстакадами, вырастали без малейшего перехода прямо из сверкающего всеми цветами, невообразимо красочного луга. И этот город жил. По его воздушным магистралям двигались поблескивающие, пастельных тонов точечки. Кое-где они соединялись, сливались в вытянутые, смазанные полосы, позже разбегались снова, вползая по дугообразным ответвлениям, ведущим на крыши зданий или же по фантастическим спиралям спускаясь на более низкие уровни. Но ни одна из них не касалась поверхности грунта. Там не было дорог, и ничего не было, кроме этого многокрасочного газона и гладких, лишенных отверстий фундаментов строений. Жизнь города сосредотачивалась исключительно на более высоких уровнях, на террасах, на многоэтажных эстакадах, расходящихся переплетающимися
петлями.
        Я не мог не сказать, как долго мы так простояли, сохраняя молчание, припав шлемами к окнам. Оттуда, где стоял Рива, неожиданно послышался негромкий звук, словно бы вздох. Он оторвался от стеклянной поверхности, обошел кабину и стоял теперь у меня за спиной.
        - Хотел бы я знать, - хмыкнул он, - все ли их города выглядят таким же образом...
        Я повернулся. Сказал.
        - Не думаю, чтобы они выбрали из худших.
        Отстранил его, занял место в кресле перед пультом. Отыскал на ощупь клавиатуру объективов. Включил регистрирующую аппаратуру. В блоках памяти нейромата теперь фиксировалось изображение заселенных районов Третьей.
        Я выждал минуту. Пожалуй, излишне долго, принимая во внимание скорость, с какой производилась запись. Потом, не отключая аппаратуры, перебросил изображение, даваемое объективами, на экран и увеличил его, насколько это только удалось, до границ контрастности.
        Обнимающие долину холмы, выстланные разноцветной зеленью, склон перед нами - все это исчезло из поля зрения. Остались лишь конструкции города, центральной его части. Пастельные точечки, скользящие по синусоидам воздушных дорог, выросли до размеров крохотных жуков. Я не мог избавиться от впечатления, что их корпуса пропускают солнечный свет. Порой мне даже казалось, что я различаю внутри склонившиеся фигурки, но расстояние было слишком значительным, чтобы я мог быть в этом полностью уверен.
        Зато магистрали, соединяющие различные здания и комплексы зданий, получили новое измерение, превратились в слегка вогнутые в центральной части полоски, переходящие в дуги и виражи чуть ли не под прямым углом.
        Стены отдельных зданий были видны нам во всей их протяженности. Вблизи их очертания казались еще более смелыми и гармоничными. Некоторые, напоминающие перевернутые конусы, едва касались земли иглоподобными основаниями, при этом единственным, что удерживало их в состоянии равновесия, была паутина ближайших эстакад. Другие же, уходя грациозными дугами в небо, выпускали из-под крыши словно бы напрасно протянувшиеся к соседним башням переходы, переходы эти, однако же, никуда не вели, резко обрывались и закрученными спиралью полосками к ближайшему разветвлению дороги. И в то же время, ни на одной из стен не было ни следа окон, дверей, каких-либо других проходов. Жизнь этого замкнутого комплекса не выходила за пределы, ограниченные внутренними помещениями устремленных вверх башен. Жуки, которые поначалу воспринимались как средства передвижения, с тем успехом могли оказаться автоматами.
        Город, становящийся более тесным на высших уровнях, внизу зиял обширными пустыми пространствами, ничем, однако, не нарушая очарования и спокойствия красочного лета. Словно он не вырастал из него, а парил над ним в воздухе.
        Мы привыкли к спокойствию, Рива и я. Но в этом зрелище заключалось нечто большее, чем обычный покой. В нем ощущалась непоколебимая вера проектировщиков и строителей этого комплекса в непогрешимости идеи, с которой они приступали к своей работе. Глубокое осознание цены, которую следует заплатить за гармоническое существование своей расы.
        - Все ж таки это Третья, - неожиданно произнес Рива.
        Именно об этом я думал. Третья. Родина существ, освоивших планетную систему своего солнца. Выстроивших на мертвых, окружающих их планетах и спутниках базы, или же скорее сторожевые пункты, подобные тому, на котором мы находились, внутри которого мы оказались свидетелями единственного в своем роде спектакля. Они возводили их, наверняка, не только для того, чтобы уничтожать корабли и экипажи, прибывающие из пространства. Правда, и для этого тоже. Что и было сейчас наиболее важным.
        Экраны потемнели. Контуры зданий стирались на глазах. Я встал и вернулся к иллюминатору.
        Солнечный диск показывал уже только крохотную полоску на темно-голубой линии горизонта. День подходил к концу. Но огоньки света в городе, вместо того, чтобы разгореться живее, тоже начали гаснуть. Сбоку, над сделавшимся матовым склоном, я неожиданно обнаружил выступающие из воздуха конструкции.
        - Конец фильма, - бросил Рива. Я невольно повернул голову в его сторону. Мне показалось, что в его голосе прозвучали нотки сожаления.
        Да, это был конец. Еще десяток секунд, и изображение перед нами стремительно уменьшилось до размеров, соответствующих диаметру колодца, нерешительно заколебалось и бесшумно ушло вниз, оставляя за собой открытый, черный провал.
        Я зажег прожектора. Контраст между тем, что увидел, и тем, что еще минуту назад солнечным пейзажем раскидывалось перед окнами «Фобоса», был настолько силен, что мне пришлось на какое-то время зажмуриться.
        - Любопытно, - вырвалось у меня, - они это специально для нас приготовили..?
        Рива надолго замолчал, потом спросил:
        - Эту проекцию? Чтобы нас позлить? Или разоружить?
        Я пожал плечами.
        - Чтобы мы поняли.
        Он повернулся вместе с креслом, уперся руками о пульт и наклонился ко мне.
        - Почему они нас не хотят?
        Я кивнул.
        Прошло несколько минут, пока наши глаза приспособились к новому, а точнее, к первоначальному окружению. Я установил «Фобос» боком к краю колодца и повернул башенку. Под нами была обычная пропасть. Колодец с диаметром около тридцати метров уходил вниз вертикальными стенами, белые полосы наших прожекторов не достигали дна. Я отыскал в боковой стене выход коридора, могущий на худой конец послужить дорогой, и тронул ручку управления. Двигатели заурчали живее, голоса их усиливались боковыми ограничителями пути, срабатывающими как мощные, многоэтажные мембраны.
        Сразу за поворотом коридор начал уходить вниз. Потом боковые стены расступились, разошлись, свернулись, образуя сверкающую поверхность трубопроводов, и исчезли в глубине. Я неожиданно понял, что под нами ничего больше нет, что дорога, если то, по чему мы ехали, заслуживает подобного наименования, - это лишь тонкая полоса, извивающаяся в пустоте.
        Падение становилось все стремительнее, спуск местами превращался в чуть ни не отвесные обрывы. Посветлело. Я увидел дно. Плоское, пустое, как казалось кольцеобразное помещение, выложенное плитами твердого, гладкого материала. Еще несколько секунд спуска, от которого у нас уже начинала кружиться голова, и мы соскользнули по пологому склону, идущему вдоль боковой стены. Проехали еще несколько метров, смещаясь к оси помещения, и остановились.
        Над нами возносился гладкий, вертикальный колодец, без следа каких-либо конструкций, коридоров или хотя бы малейших неровностей. Единственным элементом, нарушающим гармонию этого огромного полого цилиндра, был спиральный спуск, начинающийся примерно на половине высоты шахты. Все это создавало впечатление какого-то искусственного гравитационного поля, туннеля для испытаний или же некоего полигона, предназначенного для исследований, проводить которые на поверхности планеты было нельзя.
        Я направил лучи прожекторов на облицовочные плиты, которыми была вымощена плоская поверхность дна. Сплошная скала, не дающая никакого отблеска, поглощающая свет, словно черный опал. Легко себе представить размер фундаментов, таящихся под всем этим колосом. Но пути, ведущего на более глубокие уровни, не было.
        Я поднял прожектора и начал исследовать поверхность стен. Медленно, метр за метром, я продвигался по отдельным фрагментам спускной спирали, пятна света ползли вверх и падали, каждый раз натыкаясь на стеклистый, сплошной монолит. Таким образом я уже описал один полукруг и невольно начал смиряться с мыслью, что нам придется возвращаться, оставшись ни с чем, той же самой дорогой, что привела нас сюда. Потом заметил какое-то движение в том месте, где основание переходило в вертикальную крутизну. Нацелился светом на ту точку и остановил башенку.
        В стене начало вырисовываться прямоугольное отверстие с шириной около пяти метров и высотой примерно одного этажа. На плитах пола замерцала широкая, светлая полоса. Отверстие увеличивалось, запирающий его люк (или что там вместо него было), вертикально смещался вверх, образуя над поверхностью дна постоянно растущий проем. Он был уже достаточно велик, чтобы показать нам перспективу просторного освещенного коридора.
        Я чуть отвернул башенку. Крышка люка тотчас же замерла, словно в нерешительности, потом крайне медленно, будто бы с нежеланием, начала бесшумно опускаться.
        - Фотоэлемент, - заметил Рива.
        - Ага, - согласился я. - Самый элементарненький.
        Не скажу, чтобы было противно обнаружить здесь, в глубинах этого до крайности чуждого объекта механизм, известный любому земному ребенку.
        Свет вернулся на очертания прохода, от которого оставалась уже только узкая полоса. Крышка люка послушно поползла обратно наверх.
        Мы немного выждали, чтобы механизм, замыкающий выход из тоннеля, сделал свое дело до конца, а потом медленно тронулись вперед. Сразу же перед входом я опять остановился.
        Перед нами открылась прямая, как струна, перспектива удобного тоннеля. Стены его испускали светлое, мягкое сияние. Под потолком бежали гирлянды тоненьких проводов, местами уходили в массивные плоские коробки, встроенные в стены, кое-где разбегались, кольцами оплетая невидимые трубы. Это повторялось через регулярные интервалы, вплоть до того места, где в нескольких сотнях метров от нас туннель уходил вниз и раздваивался, обтекая замыкающий его копьеподобным выступом клинообразный столб.
        Я проверил реакцию автоматов наводки на программу, которую мы не меняли с нашей последней остановки, и перевалил машину через несуществующий порог. Люк, закрывающий позади нас проход в шахту, немедленно опустился, образуя единое целое для глаза с прилегающими к нему стенами.
        Неожиданно в кабине воцарилась тишина.
        - Наших здесь не было, - проронил Рива.
        За последние часы мы привыкли к предостерегающему сигналу гейгера. Когда он замолчал, мы восприняли это как новый сигнал, на этот раз мобилизующий к тому, чтобы восстановить в памяти все то, что мы увидели и пережили, пересеча границу системы Альфы.
        Мы двигались по центру коридора, следя за тем, чтобы не зацепиться выступающими конструкциями башенки за это коробки с усилителями или коммуникаторами, в которых скрывались тонкие как струны, блестящие провода.
        - Было бы неплохо осмотреться здесь повнимательнее, - неожиданно сказал Рива.
        Я осмотрелся.
        - Там, в шахте, - сделал он движение головой.
        Я понял, что он думает о передатчиках, о той проекционной аппаратуре, которая делала возможным создание объемных изображений, вроде того пейзажа цветущей долины с молчаливым городом посреди.
        - Головидение, - отозвался я.
        - Что-то в этом духе, - согласился он. - В любом случае, на это стоило бы полюбопытствовать.
        Конечно же, полюбопытствовать стоило бы, и не только на проекторы. Но мы не были контактной экспедицией. Так я ему и сказал.
        - Знаю, - коротко бросил он и замолчал.

* * *
        Перед нами росла выпирающая острым углом преграда. Коридор здесь раздваивался и плавно уходил вниз, двумя почти одинаковыми ответвлениями. Я выбрал левое. Впрочем, это оказалось безразлично, так как через несколько сотен метров спуска перед нами открылась обширная, прямоугольная камера, уступающая размерами диаметру шахты, но все-таки достаточно большая, чтобы в нем разместились, к примеру, стартовое поле небольшой сателлитарной базы. Чуть дальше в нее входило и другое ответвление коридора.
        Этот зал не был пуст. Во всяком случае, не настолько пуст, как дно того гигантского колодца. Правда, конструкции и устройства производили впечатление кукольной мебели в сравнении с размером помещения, но все-таки это были конструкции, к тому же имелась и управляющая аппаратура в виде расположенных вдоль стен гладких, трапециеидальных пультов. На них поблескивали разноцветные огоньки, приводя на ум лампочки индикаторов.
        Однако когда мы подъехали поближе, оказалось, что лампочек там нет в помине. Поверхность пультов была гладкой словно стекло. Никаких рамок, шкал, датчиков, никаких кнопок или другого типа манипуляторов. Разноцветные лучики света вырывались словно бы из кристалликов, утопленных в поверхности пульта, преломляющего лучики под разными углами. Примерно метром выше верхнего края пультов шла огибающая помещение по всей длине светящаяся голубая полоса. И опять мне в голову пришел экран.
        - Что это такое? - неожиданно услышал я голос Ривы. В нем прозвучало словно бы недоверие и, как мне показалось, тревога. Я повернулся в его сторону. Он сидел, низко склонившись, всматриваясь в противоположный угол зала. Я последовал за его взглядом и невольно стиснул руки на управлении. Немного погодя мы уже стояли над хорошо нам знакомым предметом.
        - Второй, - пробормотал я. - Третий, - тут же поправился я про себя. Вспомнил куклу, висящую в шлюзе «Гелиоса».
        Это был всего лишь скафандр. А не человек. Но скафандр этот принадлежал человеку. По крайней мере, до недавнего времени.
        Мы молча разглядывали провода карманного анализатора, выдранного из рукава в лихорадочной поспешности. Крепление было аккуратно перерезанным словно бы одним потоком лучей, отошедший верхний слой показывал уничтоженные контуры. Шлема не было, но оставшиеся от него держатели носили следы механических повреждений, словно кто-то длительное время колотил по ним старинным кузнечным молотком.
        - Все же были, - заметил я.
        Рива посмотрел на меня непонимающе.
        Я пожал плечами:
        - Ты не угадал. Наши были не только там, на поверхности...
        Он какое-то время разглядывал меня, словно ожидая, что я еще скажу, потом неторопливо отвернулся и уставился на индикаторы своего анализатора.
        Сначала мне показалось, что в помещении становится светлее. Я скользнул взглядом по стене и набрался уверенности. Мои глаза упали на светящиеся полосы, которые я мысленно сравнивал с экранами. Это не могло быть иллюзией. Они уже не светились, а сияли резким, ослепительным огнем. Я повернул голову и застыл неподвижно.
        Стены зала расступались, перед нами снова оказалось открытое пространство, накрытое небом, по которому плыли облака. Посреди равнины опять вырастал город.
        - Кошмар, - бросил Рива.
        Но это не было кошмаром. А если и так, то кошмаром из некой давно забытой лекции по истории. Истории Земли.
        Я повернул башенку и увеличил изображение. На экранах показался фрагмент центральной части города.
        Ужас. Только подобное слово могло передать поразительный смысл зрелища, которым нас на этот раз угостили.
        Увеличение было вне сравнения большим, чем тогда, когда мы наблюдали ажурные конструкции, висящие над разноцветным лугом. В очертаниях домов, улиц, автомобилей и силуэтов четко проступали контуры мельчайших подробностей.
        Это был один огромный, многоэтажный муравейник, механический и людской. Сбившиеся, сгрудившиеся толпы людей и автомобилей пробивались по более широким и более узким улицам с неописуемым грохотом и не скрываемой взаимной враждебностью. Широкие стеклянные двери домов, магазинов и правительственных зданий не замыкались ни на мгновение, в них бурлили направляющиеся в разные стороны толпы людей, поглощенных, как можно было судить, одним единственным стремлением: опередить других. Прямо над тротуарами перемигивались резкими, ослепительными огнями многоэтажные рекламы. И над всем этим вздымался отвратительный коричнево-синий туман, смешанный с вездесущей пылью.
        По улицам протискивались архаичные, автомобили на воздушной подушке, рычали двигателями внутреннего сгорания двухэтажные автобусы, чуть ли не задевая за направляющие низко подвешенных железобетонных креплений, по которым скользили вагончики монорельса. Крохотные и тихоходные электромобили, плотно забивающие каждый клочок свободного пространства на мостовых и тротуарах, ползли со скоростью улитки, порой останавливаясь на несколько, а то и несколько десятков минут бесконечными многорядными полосами.
        Этот город - столь разительно отличающийся от красочной композиции гармоничных зданий, которую нам продемонстрировали там, наверху - был нашим, земным городом. Любой ребенок смог бы без труда определить эпоху, к которой относилось это изображение. И эпоха эта не была столь уж сильно отдаленной. Если говорить о времени. Поскольку со всех иных точек зрения нас разделяла с ней пропасть большая, чем в свою пору неандертальцев от строителей египетских пирамид. Двадцать первый век. Первая половина. Максимальный пик кризиса цивилизации.
        Вот уже сто лет это осталось позади нас. Позади?
        Что-то неожиданно вздрогнуло во мне. Вспомнился последний разговор с Итей. Когда же это было? Позавчера? Три дня назад?
        Шесть лет. Хватит об этом. Пора бы привыкнуть. Как же это она сказала? «И ты еще думаешь, что ты - машина?»
        Я пожал плечами. Чепуха. Это только говорилось так, чтобы она перестала думать обо мне и Устере. Но о том, в самом ли деле человек уже оставил всю эту грязь за собой, я спрашивал всерьез. В конце концов, она же историк. И единственное, что она смогла мне сказать, что, мол, я - не киборг. Словно бы коротенькое замечание, не замечание даже, а случайная мыслишка, которую я ненароком тогда высказал, задела за что-то, что таилось глубже, чем она позволяла это увидеть или же в чем она сама не отдавала себе отчета?
        Хватит об этом. Так или иначе, но сейчас у меня перед глазами было изображение кризиса вековой давности во всей его красе. И я мог быть уверен, что его демонтировали здесь, на подземной базе иной планеты, не для того, дабы доставить нам удовольствие. Но и не случайно.
        - Откуда они это раздобыли? - негромко спросил я, не глядя в ту сторону, где сидел Рива.
        Он довольно долго молчал, потом откашлялся и выдавил:
        - Думаешь, это наши?
        Что это наши, я не думал. Полная чепуха. Последней вещью, которую могла бы сделать контактная экспедиция, оказавшаяся в зоне иной цивилизации, это прокручивать головизионные фильмы, демонстрирующие худшие из страниц в нашей истории.
        - Бред, - буркнул я. Он неторопливо кивнул.
        - Бред, - повторил он. А через минуту добавил, словно нехотя:
        - Может, они им рассказали?..
        В то же мгновение у меня промелькнула недобрая мысль.
        - Запись?
        Рива встал. Некоторое время стоял неподвижно, припав шлемом к иллюминатору, потом медленно повернулся, подошел поближе и опустил руку на подлокотник моего кресла.
        - Проекция мозговых полей? - ответил он сам себе вопросом. - Но кто из наших, черт побери, мог бы о чем-либо таком думать? Или же так себя вести...
        Он выпрямился во весь рост и изучающе уставился на меня.
        - Сейчас, сейчас, - напряженно произнес я. - Ты думаешь...
        - Зоны нейтрализации, - отрезал он.
        Мы оба замолчали. Наконец Рива отступил и вернулся на свое место. Но не сел, а опять припал шлемом к иллюминатору.
        - В таком случае... - начал он чуть погодя вполголоса.
        В таком случае, - перебил я, - нам надо спешить.
        На этот раз я не ждал, пока проекционная аппаратура, установленная чужаками, закончит трансляцию, а скорее ретрансляцию введенной в нее программы. Я установил башенку и включил манипуляторы. Через минуту брошенный скафандр уже покоился в транспортном шлюзе нашей машины. Потом медленно двинулся, придерживаясь боковой стены и стараясь не смотреть в сторону, где падающие от голубых поясов лучи сливались в отвратительную и враждебную по своей выразительности картину.
        Таким образом мы добрались в конце концов до изгиба стены. «Фобос» развернулся и затормозил. Так мы проехали еще несколько метров, пока неожиданно с левого борта что-то глухо не загремело, раздался пронзительный визг, словно от разрываемого листа жести, в окошко иллюминатора ударил голубой луч, в глазках датчиков загорелись огоньки, луч задрожал, метнулся в вершине башенки и погас так же быстро, как и появился. Я остановился.
        С левой стороны, сразу же за лобовой броней, свисал над корпусом «Фобоса» какой-то металлический предмет. Чуть погодя я узнал по очертаниям коробку, похожую на те, что мы видели в коридоре. От нее осталась только верхняя крышка, согнувшаяся спиралью, из ее задней стенки торчали растопыренные и почерневшие обрывки проводов. Продвигаясь ради пользы дела наощупь, мы все-таки врезались, в конце концов, в одно из тутошних приспособлений и вызвали короткое замыкание. Кончиться это могло и хуже. Так или иначе, дальнейший путь был пока что невозможен.
        Нам не оставалось ничего другого, как выпить до конца горький напиток, приготовленный к нашему появлению. Я развернул башенку к центру зала и поудобнее устроился в кресле.
        Изображение города не подвергалось ни малейшему изменению. Только движение на его улицах словно бы усилилось, если такое вообще возможно.
        В нижней части экрана был виден проход тесной боковой улочки без мостовой. Фасад нижнего этажа углового дома представлял собой плиту волнистого стекла шириной в несколько метров. Над ней висела крикливая неоновая реклама. Далее шли бесконечные, убегающие вверх, за пределы поля зрения, ряды четырехугольных окон.
        Перед панорамным стеклом первого этажа плыл нескончаемый поток людей. Над их головами, в глубине видимого сквозь окно зала стояли столики, накрытые какими-то белыми накидками. На низких, прозрачных стульях сидели девушки в юбочках, едва скрывающих бедра и в ярких кофточках; юноши в обвисающих, блестящих пиджаках; мужчины с нездоровым румянцем на лицах, резко жестикулирующие или, наоборот, отупевшие, уставившиеся в пустоту, разверзшуюся перед их ничего не видящими глазами. Пожилых женщин я не заметил.
        Ближе всего к нам, в углу зала, сидел пожилой мужчина. Низко наклонившись, он положил руки на стол и уперся в них головой. Казалось, он спал. Но сидящая напротив девушка что-то говорила ему. Мужчина не реагировал, только время от времени едва заметно приподымал голову, мотал ей, словно отгоняя муху, и вновь засыпал. Перед ним виднелась бутылка с прозрачной жидкостью и какая-то неаппетитная пища. Наконец, девушка наклонилась через стол, положила руки ему на локти. Потрясла за них, сильно, даже грубо. Мужчина приподнял голову. Но глаза его оставались закрытыми. Прядки редких волос прилипли к его лбу. Он зашевелил губами и приподнялся встать, но колени его не слушались, он покачался на них, словно ехал на велосипеде, и вновь рухнул в кресло. Девушка рассмеялась, повернулась и помахала рукой. Тотчас же у их столика появился другой мужчина, в поблескивающем, голубом костюме.
        В то же время на тротуаре, перед стеклянной стеной началось замешательство. Из дверей, в которых вращалось что-то, напоминающее лопатки ротора в старинных турбогенераторах, вылетел мужчина в сбившейся рубашке, пролетел, споткнувшись, несколько метров и упал во весь рост, ударившись лицом о каменные плиты. Толпа захохотала. Мужчина приподнялся на локтях, поднял ноги, пытаясь подняться, но руки его не слушались и он упал снова. Его плечи еще раз конвульсивно дернулись, больше он не двигался.
        Вокруг тела лежащего сделалось пусто. Но только на минуту.
        Прошло даже меньше времени, когда толпа людей, огибающих это место, сблизилась, слилась, и единственное, что свидетельствовало о преграде на пути, был чуточку больший просвет в колеблющемся море голов. Я не заметил, чтобы хоть кто-нибудь задержался хотя бы на долю секунды. Лица прохожих отворачивались от лежащего, и в них не было ничего, кроме раздражения, вызванного необходимостью обходить помеху, оказавшуюся на пути.
        С меня этого хватило. Не обращая внимания на реакцию, которую я мог вызвать, я сместил башенку, заблокировал автоматы и дал по стенам лазерную очередь, стараясь попасть в светящиеся полосы. Город просуществовал еще долю секунды, потом раздался треск, словно от атмосферного разряда, изображение на мгновение полыхнуло, а потом все исчезло.
        Я зажег прожектора. А когда глаза понемногу привыкли к темноте, неторопливо двинулся вперед.
        Вход в коридор находился не далее, чем в пяти метрах от того места, где мы были вынуждены задержаться. Так же, как и в первый раз, на противоположной стороне зала, его открыл фотоэлемент, когда мы осветили его из наших прожекторов. Не оглядываясь больше назад, я въехал в мрачное нутро тоннеля.
        Через какое-то время отозвался гейгер. Индикатор излучения вновь наполнился оранжевым светом. Это подтверждало то, что я говорил Риве. Наши побывали тут перед нами.
        Не прошло даже и минуты, как пол коридора резко изменился. Перед нами виднелась, освещенная отраженным светом, наклонная плоскость, круто уходящая вверх. Двигатели заурчали немного громче, кабина слегка задрожала, мы начали карабкаться вверх.
        Счетчик проделанного пути, начиная с того момента, как мы пересекали пролом на внешней поверхности базы, показывал число: «24». У нас позади оставалось побольше восьми часов езды. Вполне достаточно, для первых суток после посадки. Теперь меня одолевало только одно желание: как можно скорее оказаться на поверхности. Но нас поджидала еще одна неожиданность. А, говоря точнее, две.

* * *
        Ход поднимался все дальше, по прямой линии, без каких-либо поворотов. Становилось все светлее, но впереди ничего не было видно, что указывало бы на близость выхода или более обширного помещения. Я не знал, ведет ли этот путь на поверхность, или же нам придется возвращаться.
        Но с каждым преодоленным метром мы находились все выше. Это было уже что-то.
        Я на мгновение отвернулся, чтобы пробежать глазами по датчикам, расположенным в задней части кабины, когда «Фобос» резко затормозил. Я полетел вперед, с размаху ударившись виском о подлокотник кресла. Хотел кое-что сказать, но Рива опередил меня.
        - Этого ты тоже возьмешь в камеру? - спросил он хрипловатым, ненатурально спокойным голосом.
        Я словно бы повернулся и, все еще внутренне бунтуя против такой манеры езды, нехотя посмотрел на экран. И тут же забыл о болящем лице, об ожидающей нас дороге, о том, что мы видели минуту назад и о том, что еще можем увидеть. Вскочил с кресла и подлетел к иллюминатору. Рива уже стоял возле меня, прижавшись подбородком к моему плечу.
        Распластавшись поперек коридора, лежал человек. С закинутой назад головой, разбросанными, бессильными ногами и словно бы сплющенной грудью, он напоминал старую, выброшенную одежду. Так может выглядеть только труп.
        Я поискал взглядом его лицо. И не нашел. Вроде бы. Через минуту я буду знать наверняка. Но сейчас у меня не было сил ни для одного движения.
        Мужчина был одет в тоненький, пенистый комбинезон, какие надеваются под скафандр. На нем не было ни следов крови, грязи, каких-либо пробоин или даже обычных царапин. Ничего. Так убивает излучение.
        - Комплект, - вырвалось у меня через длительное время. - Сперва скафандр, теперь вот это. Ты его знаешь?
        Он не ответил. Повернулся и направился к автоматам, установленным возле выхода к внешним помещениям. Проверил скафандр и исчез в раскрывшемся люке колодца. Я вернулся к пульту и проверил напряженность излучения. Фон оставался на неизменном уровне. Но если он поторопится, то сможет выйти без последствий. Наши скафандры были немного иначе сконструированы и оборудованы, чем у предыдущих экипажей.
        Я услышал глухой стук люка. Чуть погодя в поле зрения показался слегка сгорбленный силуэт Ривы. Он быстрым, размеренным шагом шел в сторону убитого. Остановился возле него, наклонился, потом взялся за левую руку и перебросил тело себе через плечо. И уже возвращался, тем же самым спокойным шагом, словно не ощущая тяжести.
        До меня вновь дошел стук замыкающегося люка. Сразу же потом я услышал шипение очистителя. Это длилось недолго, потом в кабине опять наступила тишина.
        Опять же через несколько минут в отверстии колодца показалась верхушка шлема. Он с трудом выбрался наверх и, уже не утруждая собой автоматов, вернулся в кресло.
        Какое-то время мы молчали, оба.
        - Коллинс, - наконец отрывисто сказал он, словно отдавая приказ.
        У меня в памяти замаячил образ тихого, всегда чем-то затюканного экзобиолога. Время от времени он появлялся в лабораториях нашей централи. Как-то я вроде бы даже обменялся с ним одной-двумя фразами. Вот и все.
        - Я его немного знал, - добавил Рива. - Однажды мне пришлось быть свидетелем его грызни с Хиссом. Но не помню, из-за чего они сцепились. Ладно, хватит об этом, - закончил он понурым голосом.
        Да, это уже не имело значения.
        - Он был на «Проксиме», - заметил я. - По крайней мере, теперь знаем, что они высадились в целости.
        - Много им от того пользы... - проворчал Рива.
        Я двинулся. Теперь я невольно более внимательно следил за открывавшимся коридором, прощупывая прожекторами также боковые стены и сводчатый потолок. Не далее, чем в пятнадцати метрах от того места, где мы обнаружили тело Коллинса, на гладкой поверхности вырисовывались неровные, темные пятна. От них разбегались длинные, темные полосы брызг, стекали к полу. Гейгер затрещал немного живее.
        - Дрались, - сказал я.
        Такие хлопья сажи нам достаточно часто приходилось видеть на полигонах. Там, где до этого работали излучатели. Только, что я не смог бы вообразить себе структуру материала, способного выдержать напор лазерного огня. Не говоря уже об антиматерии. Тем не менее стены даже в наиболее закопченных местах, оставались ровными и неповрежденными.
        Я прибавил ходу. Не то, чтобы панцирь нашей машины давал какой-либо шанс частицам жесткого излучения, хотя бы даже мощность его возросла в несколько раз. Но с меня уже хватало этих подземелий, в которых нас поджидали непонятные и малосимпатичные неожиданности. С меня достаточно было езды в темноте, голографических сеансов, следов сражений, трупов и всего остального. А кроме того я был вполне по-человечески голоден.
        И тут же возле уха у меня неожиданно раздалось предостерегающее ворчание динамика.
        - Ладно, ладно, - буркнул я с неохотой.
        Тем не менее, прошел еще не один десяток минут, прежде чем в пространство коридора пробился слабый луч света совершенно иного цвета, чем поддерживаемый в подземельях пастельный полумрак. Мы проехали еще сто метров, и перед нами неожиданно оказалось открытое пространство. И на этот раз это был пролом, выжженный в куполообразной внешней поверхности здания, разве что значительно меньший, чем первый. Мы проскочили его единым усилием двигателей и выбрались на поверхность.
        Над нами простирался темно-пурпурный небосвод, чуть ли не золотой от звезд. День подходил к концу. Нам предстояло трое суток тьмы. Столько длится ночь на этой планетке, значительно меньшей первого спутника Третьей, родной их планеты, зато несравненно быстрее вращающемся вокруг собственной оси. На первом нам пришлось бы ждать восхода солнца ровно три недели.
        Я остановился, включил башенку и ощупал околицу светом прожекторов.
        Окружающая нас территория ничем не отличалась от той, по которой мы пробирались, покинув «Уран», но еще не наткнувшись на дорогу, напоминающую полосу автострады. Пятна света, по мере того, как я манипулировал башенкой, соскакивали с пологих склонов в ровные, песчаные котловины между ними, возвращались на выступающие верхушки и опять сползали вниз, везде натыкаясь на одно и то же до края поля зрения. Тоннель, из которого мы только что выбрались, казался крохотным куполом, втиснутым между двумя барханами и даже чем-то напоминающим их размерами и формой. Вокруг него не было ни дороги, ни каких-либо конструкций. От огромного строения и ведущих к нему полос не осталось и следа.
        Только в выпуклой стене чернело, заметное даже в темноте, выжженное отверстие.
        Я покосился на нитку радара, сравнил его данные с указаниями датчиков и двинулся вперед. Мы, молча, проделали еще несколько сотен метров, потом, высмотрев несколько более глубокую котловину, я опустил в ней «Фобос» и выключил двигатели.
        В кабине установилась идеальная тишина.
        - Дай Снагга, - сказал я.
        Он отозвался немедленно. Говорил коротко, нормальным голосом, но я почувствовал в нем облегчение. Мы передали ему полные данные, записанные бортовыми автоматами, сделали краткий рапорт о фактах и перешли на прием.
        - То-то еще будет, - буркнул я. - На сегодня все. Жрать и спать.
        Рива повернулся вместе с креслом и недоуменно посмотрел на меня.
        - Ты ни о чем не забыл? - поинтересовался он.
        Я не забыл. И, наверно, это и в самом деле лучше будет сделать сейчас.
        Рива поднялся и не торопясь направился в сторону колодца, ведущего к шлюзу. Я пошел за ним. Он уже начал спускаться, когда неожиданно задержался, словно припомнил о чем-то, и, подняв голову, нацелил на меня забрало своего шлема.
        - Ты был прав, - негромко сказал он.
        Я не понял. Стоял возле крышки люка и ждал, пока он растолкует, о чем речь идет.
        - С этим сеансом. Он и в самом деле был для нас предназначен...
        Разумеется, я был прав. Но ничего ему не сказал. И не спросил даже, какую из проекций он имел в виду, первую или вторую. Вероятнее всего, обе.
        Получасом спустя все было кончено. Автомат вырыт небольшой, вытянутый ров. Мы опустили в него тело Коллинса и насыпали над ним невысокий холмик, точно такой же, что встречаются на старых кладбищах. Постояли с минуту, потом резко повернулись и вернулись в кабину.
        Я занялся ужином. Рива что-то мудрил, манипулируя с программирующими контактами аппаратуры.
        - Готово, - произнес он наконец. Надавил клавишу, и на экране показался список экипажей всех трех экспедиций, прибывших сюда до нас. Он был разделен на две части. Слева одна под другой виднелись фамилии. Четвертая ил пятая сообщала: Коллинс. И была перечеркнута красной линией. В правой полосе, до этого совершено чистой, появилась та же самая фамилия, на самом первом месте. Над ней виднелся только заголовок: «найденные».

8. ЗОНА НЕЙТРАЛИЗАЦИИ
        Я лежал, удобно вытянувшись в мягком, пенистом коконе кресла, без шлема, в расстегнутом скафандре, с отключенным динамиком личной аппаратуры. Но мысли невольно возвращались к событиям последнего дня. Не то, чтобы я специально предавался воспоминаниям, выдумывал более логичную схему или пытался анализировать. Мы лизнули едва краешек их земли, и то главным образом потому лишь, что они сами показали нам кусочек своей планеты.
        Однако же, показали нам не только свою планету...
        И тут я вдруг понял, что с самого начала, с первого мгновения, когда перед нашими глазами открылась панорама города прошлого века, города, в котором, вполне могло быть, воспитывались мои прадеды, единственное, что по настоящему не давало мне покоя, так это чувство несправедливости. С поразительной остротой нам был продемонстрирован контраст между их миром и нашим. Но каким миром? Разве изображение города, дышащего гармонией композиций, полного тишины и покоя, города, вырастающего над буйным парковым газоном, но однако же не уничтожающего его травы, они взяли из своих альбомов прошлого века?
        Наверняка, нет. К тому же, у них и сейчас могли быть менее процветающие города. Он один, по сути дела, ни о чем не свидетельствовал.
        Увы, трудно было сказать то же самое о другом изображении, другом городе. Общество, способное что-то такое создать, а точнее - с чем-то таким справиться, пусть даже речь идет о наиболее сильном отклонении от правил, выдавало себе свидетельство, которому не позавидуешь. О том, что существовать такому обществу недолго. В этом-то все и дело.
        Но если я был прав, и это второе изображение было ими получено из проекции мозговых полей людей, оказавшихся под влиянием зон нейтрализации, то они не могли знать об этом...
        Минуточку, в самом ли деле не могли? Разве у нас была возможность проверить, как на них самих воздействуют эти черные шарики? Если они реагируют на них так же, как и мы, значит - они выслали их сознательно, чтобы нас уничтожить, или, по крайней мере, обезвредить. Нет для этого лучшего способа, чем нарушить связь. Если же все должно было обстоять иначе? В таком случае, что-то совершенно другое это и значило? Что? Как бы так ни было, ничего общего с дружеским обменом приветствиями не получилось.
        Другое дело, если их система связи опирается на совершенно другие принципы, чем земная. Об этом свидетельствовал бы и тот факт, что наши приемники не могли передать компьютерам никаких сведений, из которых те сумели бы что-либо высосать.
        Что было несомненным, так это то, как много еще предстоит сделать.
        Я еще раз проверил показания датчиков автоматов наводки и закрыл глаза.
        Меня разбудил голос Снагга. Который сообщил, что мы проспали шесть часов, и пожелал приятного аппетита. Во всем остальном он держался нормально. Доложил, что
«Гелиос» дает пеленг без каких-либо перерывов или нарушений. База подтвердила прием очередного кода. Кажется, там были несколько удивлены, что мы еще до сих пор живы. Но не теряли надежды. На этот раз, однако же, от добрых советов воздержались.
        Температура снаружи «Фобоса» достигла минус тридцати по Цельсию. Выдержать можно. Обычно январский морозец в каком-нибудь состоянии из земных заповедников. Не то, что на Луне во время двухнедельной ночи.
        Перекусили мы в молчании. Сразу же после этого Рива вышел из кабины, чтобы провести замеры. Я занялся радаром. Рассчитал дорогу, которую мы проделали до нашего рейса по подземельям, сделал поправку для дальнейшего маршрута. За исходное, конечно, я принял направление, засеченное во времени секундной связи с экипажами «Проксимы» и «Монитора», на краю пустынной полосы. Полчаса спустя мы тронулись в путь, оставляя позади небольшой купол с черным проломом и крохотную, вытянутую насыпь, сформированную из минералов с цветом, на Земле не встречающимся.
        Дорога шла по касательной к контуру огромного купола, накрывающего собой гигантскую шахту, и вела дальше, по пологим холмам, на северо-восток. Барханы постепенно становились все ниже, белые снопы, падающие из-под башенки и прорезающие пурпурную тьму, все более мягкими движениями карабкались на склоны и сползали с них. Наконец, они остались в неподвижности. Мы выбрались на равнину.
        Горизонт, наблюдаемый в инфракрасном диапазоне, подергивал полупрозрачный голубоватый туман. Горы казались детским рисунком, ровным, лишенным объема. Несмотря на это, мы еще за добрых несколько километров заметили идущий поперек направления маршрута край того разлома, или, если угодно, канона, предшествующего предгорьям каменных гигантов. Не прошло и пятнадцати минут, как мы стояли на краю обрыва.
        О взятии этой преграды нечего было и думать. «Фобос» пользовался славой наиболее универсального вездехода, но только вездехода. Он не был ракетой, даже не был одной из тех комбинированных машин, используемых экипажами, надзирающими за работой сателлитарных автоматических баз, на которых в самом крайнем случае можно было выйти на орбиту. Те обеспечивали большую оперативность, но для драки не годилось. Слишком много места занимали в них энергетические автоматы.
        Однако же изумрудная ниточка на экране радара самым явным образом нацелилась на горные кряжи, расположенные за пропастью. Предстояло искать другую, менее воздушную дорогу.
        Я вызвал Снагга. Хотел попросить его пожертвовать еще одним зондом. В надежде, что под покровом ночи ему удастся несколько дольше поддерживать связь с «Ураном».
        Но Снагг не отвечал.
        Я повторил сигнал. Безрезультатно.
        - Пеленг, - бросил я.
        Рива склонился над пультом. Пробежался по клавишам. Ничего. Откинул крышку и взялся за программирование. Вернулся к клавиатуре. Тишина.
        - Этого только не хватало, - проворчал он, словно бы со злостью. Немного подождал и опять взялся за аппаратуру. Но все его ухищрения остались безрезультатными.
«Уран» молчал. Пеленговый передатчик корабля перестал работать. Или же самого корабля уже не было там, где мы его оставили.
        - Подожди, - сказал я. - Может, это временно.
        - Хмм, - буркнул Рива, разогнулся и уселся поудобнее, вытягивая ноги.
        Я выключил двигатели. Брюхо «Фобоса» опустилось на грунт, и настала тишина.
        - Как он погиб? - неожиданно заговорил Рива.
        - Коллинс?
        - Ага. Сам он туда забрался в одиночку, или его кто-то заволок? На теле у него не было никаких следов борьбы, ни синяков, ни малейшей царапины...
        Он остановился. Черт возьми, а я-то откуда мог знать?!
        - Может быть, он вышел из вездехода и заблудился в лабиринтах подземелья. Если они кинули им туда одну из этих черных штук...
        - И так его и бросили?
        - Кто? - фыркнул я. - Наши? Или те?
        Рива обошел это молчанием. Немного подумал и добавил совсем тихо, так что я едва расслышал:
        - И разделся, словно собирался отправиться в кроватку...
        Кабина вездехода типа «Скорпион» вмещает в крайнем случае четыре человека. А так - три. Другими же предыдущие экспедиции не располагали. Если он, как раз, вышел, а в это время по соседству появилось устройство, стимулирующее зону нейтрализации... Тогда он мог действительно заблуждаться, не отдавая отчета, куда он идет и зачем..
        А те попросту уехали. В любом случае, им удалось оттуда выбраться. Мы бы отыскали уничтоженный вездеход, если бы он там оставался.
        Ясное дело, все это могло выглядеть совершенно иначе. И наверняка, так и было. Я уже открыл было рот, дабы сообщить Риве, что я думаю на счет наших преждевременных спекуляций, когда связь ожила. В верхнем углу пульта засветился яркий огонек, погас на несколько секунд, засветился снова, прогорел так секунды две-три, и неожиданно принялся ритмично пульсировать. «Уран» был там, где и должен быть. Его автоматический пеленговый передатчик работал нормально.
        - Снагг, - сказал я, - отзовись.
        Тишина. Рива, не торопясь, манипулировал клавишами.
        Но Снагг не откликался.
        - Вышел, - сказал я. - Что-то такое произошло, что ему пришлось покинуть корабль.
        - Как тот, в коридоре? - поинтересовался Рива. Голос у него был спокойный, уверенный.
        - Нет, - отрезал я. - Тот не был из Корпуса.
        Мы замолчали.
        Я занялся пультом. Включил систему дистанционного управления и, установив контакт, приказал «Урану» выпустить зонд. Установил данные и траекторию. Но в контрольном окошке ничего не показалось. Попробовал еще раз. Автомат провел какие-то молниеносные операции, после чего выбросил «ноль». Опять не то. Нейромат «Урана» не принимал приказов. На цепи передачи информации была наложена блокада. Это мог сделать только Снагг, лично.
        Мы еще несколько минут и безо всякого результата вызывали его, а потом оставили в покое.
        - Поехали, - сказал я.

«Уран» был в порядке. В случае чего нам не грозило оказаться отрезанными от
«Гелиоса». Путь на орбиту оставался открытым. С этим можно было не спешить.
        А вот кто, наоборот, ждать не мог, так это люди.
        Возвращаться в направлении «Урана» не имело смысла. Скалистое ущелье тянулось в ту сторону до самого горизонта. В северном же направлении, наоборот, изгибалась вытянутым языком, словно бы застывшей лавы, в направлении невидимой отсюда преграды.
        Я запустил двигатель, нацелил нос вездехода, прямо, как выстрел, на север и двинулся на полной скорости.
        Сорок минут пол кабины резонировал пискливым, вибрирующим тоном, как до предела натянутая струна. Перегрузка вдавливала нас в кресла, руки с трудом дотягивались до пультов. Стена, по которой карабкался «Фобос», местами становилась почти что вертикальной.
        Слева и справа вздымались, давящие своими размерами, черные, нависающие обрывы. Напрасно мы отыскивали глазами их края, которые тонули в ночной мгле или уходили на такую высоту, что были неподвижными, даже когда мы поднимались из кресел и, задрав головы, припадали к иллюминаторам. Более низкие выступы, отделяющие грозными навесами от основных массивов, напоминали вулканические гнезда, застывшие после чудовищного взрыва.
        Однако постепенно их растопыренные, игольчатые вершины оставались за нами. Точнее, под нами. Мы не знали, что такое страх высоты, и все же предпочитали не оглядываться. Там была только пропасть.
        Желоб повышался. С обеих сторон сбегали неправильные, многозубые гряды, оставляя между собой проход настолько узкий, что преодолевая его, нам пришлось двигаться чуть ли не боком. За ними оказался широкий, плоский котлован. Мы пролетели еще примерно сто метров, после чего кабина постепенно приняла вертикальное положение, двигатели приумолкли, мы выехали на что-то, напоминающее удобную полку, пологой дугой переходящую в вершину перевала. Неожиданно я заметил странное отражение на гладкой грани скалы, ведущей к ближайшему кряжу. Я выключил прожектора, но этот голубоватый отблеск, напоминающий первый луч света, остался. Только вот до рассвета у нас оставалось побольше двух суток. Где-то там, за каменной стеной, должен был находиться другой источник света.
        Я вновь зажег рефлекторы и, покидая полку, по широкой дуге выскочил на вершину перевала. Выключил двигатели. Вездеход по инерции прошел еще несколько метров с гаснущей скоростью, мягко закачался, преодолевая широкую в этом месте полосу гравия, и остановился.
        Я не заблуждался насчет этих световых эффектов. Но не успел приглядеться к ним как следует, поскольку в кабине неожиданно раздался спокойный голос Снагга.
        - Вы у меня на экране, - сказал он. - С «Гелиосом» все в порядке. База приняла сообщение о посадке. Хисс вас поздравляет...
        - Взаимно, - процедил я. - А кстати, тебе случайно не показалось, что ты кое о чем позабыл?
        Он замолчал. Еще бы, черт побери, ему не казалось. Мы вызывали его добрых полтора часа.
        Наконец он промямлил:
        - Приходили... гости.
        Этого я не ожидал.
        - Заблокировал автоматы наводки? - скорее подтвердил, чем спросил я. На этот раз он ответил немедленно:
        - Устроил небольшую проверку систем. Именно тут они и послали мне этакий черный шарик. Словно, только этого и ждали...
        - «Кварк» и «Меркурий» ты тоже заблокировал? - я уже не скрывал своего раздражения.
        - Обратная связь... - пробормотал он.
        Я мог поверить, что приятно ему не было. Но и без того он имел бы право говорить о небывалом счастье.
        - Выходил? - спросил я уже нормальным голосом.
        - Ага.
        - Чего ради?
        Минутное молчание, потом он выдавил:
        - Не знаю...
        Конечно же. Но - вернулся. Не то, что Коллинс. И я знал, почему. Он был парнем из Инфорпола. А что я Риве говорил?
        - Ал... - неожиданно заговорил Снагг.
        - Что еще?
        - ...не сердись.
        - Не сердись! - повторил Рива саркастически.
        Но я понял, о чем речь. Он не думал ни о блокированных автоматах, ни о выходе и обо всем, что он делал, или чего не делал, находясь в зоне нейтрализации. Он думал теперь о том, как воспринял мой рассказ. Тогда, когда я вернулся из одиночного полета к «Гелиосу». И попросил прощения за то, что не поверил.
        - Ладно уж, - бросил я. - Только больше не блокируй наводку.
        Он пробормотал что-то невразумительное и отключился.
        Я даже не упомянул о зонде. В нем не было нужды. Перед нами открылась обширная, куполообразная выемка. Словно бы дно кратера с гладкими, дугообразно загнутыми краями.
        В центральной части котловины, в ее наиболее низко расположенном месте, ярко светилось голубым светом кольцо правильной формы. Словно ореол над головами святых на средневековых изображениях. Только что место головы занимал видимый как на ладони стекловидный контур мощного цилиндра. Мы с первого взгляда узнали ракету. И это не могло быть никакой другой ракеты, как «Проксимой» или «Монитором».
        Я увеличил изображение.
        Гладкая, как стол, поверхность. Каменное озеро без следа волн или ветра. Словно бы залитое стеклянной пленкой. Голубые огни, падающие из приземистых башенок, ложились на ее поверхность чудовищно длинными пальцами. Под их прикосновением пленка блестела как зеркало.
        Башенки стояли одна вслед за другой с регулярными километровыми интервалами. Светились их только копьеподобные вершины. А кроме того, в них не было ничего, на чем мог бы остановиться взгляд. Широкие кольцеобразные основания несли на себе пирамидальные, пропорциональные предметы, без следа каких-либо антенн, прицелов или излучателей. Так, по крайней мере, это виделось с этой высоты и с расстояния порядка шести километров.
        Перевал, уходящий к покрытому призрачными пиками нагорью чуть ли не вертикальной крутизной, здесь снижался широким, пологим склоном. «Фобос» катился мягко, с выключенным светом, чуть-чуть более темный, чем заполняющий пространство пурпурный мрак. Не прошло и часа, как склон, постоянно расширяющимся и твердеющим до состояния стеклистой массы языком, вывел нас на край котловины-озера. Мы остановились.
        Кольцо голубых маяков, окружающие ракету и наводящие на мысль о заслоне, было от нас не далее, чем в полутора километрах. До сих пор мы не замечали в нем никаких перемен, никакого движения, которое могло бы свидетельствовать, что нас обнаружили, что мы вертимся с заранее подготовленным приемом.
        Это была «Проксима». Белые буквы на корпусе проступали, правда, едва заметными пятнами, но я знал, что «Монитор» был несколько меньше «Гелиоса» и отличался от кораблей второй экспедиции формой дюз.
        Крышки люков были задраены. Вдоль корпуса, однако, тянулась полностью смонтированная, точно в каждый момент готовая прийти в движение, направляющая лифта.
        Я вызвал Снагга, передал данные и приказал, чтобы он отправил полную шифровку на базу. Он буркнул «возрадуются» или что-то в этом духе и добавил, что чужаки перестали им интересоваться.
        - Тебя это тревожит? - процедил Рива.
        - По крайней мере, хоть что-то делалось, - спокойно ответил тот.
        - Потом ты нам все расскажешь, - сладенько пообещал Рива таким тоном, словно обращался к ребенку. Разговор понемногу развязывался, но я приказал им заткнуться, так как возле ракеты началось какое-то движение. Свет задрожал на платформе лифта. Я напряг зрение. Лазерные объективы нашего вездехода давали уже наибольшее увеличение, на которое были способны.
        Лифт поплыл вниз, и неожиданно из бесформенной, сгустившейся массы теней, скопившейся под дюзами, выскочил человек.
        Я невольно потянулся к клавиатуре наводки.
        - Минус пять от нуля, - прозвучал холодный голос Ривы.
        Я не мог стрелять. Мы причинили бы больший вред людям, чем кордону. Я сжался в кресле и наблюдал.
        Человек, одетый в вакуум-скафандр, бежал, раскачиваясь и спотыкаясь. На одно мгновение он высоко поднял руки, и тут я заметил, что он вооружен. Ручным излучателем.
        Круг, широко обнимающий место посадки корабля, не дрогнул. Мы не заметили в нем ни малейшего движения даже тогда, когда мужчина добрался почти до самых башенок. Неожиданно он покачнулся и упал на колени. Сверкнул излучатель. Мы заметили тончайшую ниточку огня, ударившую в направлении ближайшей башенки и на мгновение окутавшую ее сиянием, напоминающим коронный разряд. Мужчина не отрывал пальца от спуска. Но лучевая игла задрожала. Ударилась в грунт, рассыпаясь миллиардами кристаллических огоньков, перебралась на другую башенку, но только лизнула ее, поднялась вверх и начала прошивать пурпурную бесконечность пространства. Шло время. Ствол излучателя должен был теперь обжигать, даже сквозь толстые вакуум-рукавицы.
        Неожиданно дуло излучателя сделалось матовым и погасло. На мгновение из него вырвалось нечто, напоминающее струйку пара - и все кончилось. Я понял, что это не стреляющий убрал руку со спуска, а попросту исчерпался источник энергии. Это тоже давало пищу для размышлений.
        Излучатель блеснул в воздухе, отброшенный далеко в сторону. Мужчина упал лицом на землю, извиваясь как раненый зверь. Немного погодя он успокоился. Приподнялся на локтях, несколько секунд провел так в неподвижности, потом изо всей силы принялся колотить по стеклистому грунту. В безумном замахе он вздымал всю руку вверх и опускал ее со скоростью и силой гидравлического молота. Наконец, он упал снова, распластавшись по земле. Тут башенки, но не ближайшая к лежащему, а по три-четыре с каждой ее стороны, продвинулись вперед. Они ползли медленно и неравномерно. И вскоре образовали словно бы подкову, направленную своими рогами в сторону неподвижной ракеты. Теперь своей формой они напоминали невод, установленный поперек течения. На мгновение задержались. И двинулись снова, уже одновременно, очень медленно, но с одинаковой скоростью. Когда башенка, представляющая собой самую глубокую часть дуги, оказался настолько близко, что чуть ли не касался шлема лежащего, тот поднялся с явным трудом и полетел назад, словно от удара. Упал на спину, но тут же подтянул ноги и начал ползти, отпихиваясь ногами, неуклюжими
движениями калеки. Светящаяся подкова ускорила свое движение. Мужчина упал снова, перевернулся на бок, какое-то время беспомощно шевелил ногами в воздухе, пока ему не удалось, наконец, встать. Он отшатнулся назад, закачался, согнулся, потом, пытаясь сохранить равновесие, выпрямился во весь рост.
        Только тут я узнал его. Он не был таким, как все. Даже на таком расстоянии нечетко вырисовывалась черно-белая эмблема на левом плече. Вытянутый нарост на бедрах - это система выходом хорошо мне известной, специальной аппаратуры. Невольно я протянул руку к колену и провел ей вдоль бедра, нащупывая пальцами кончики проводов. Это тоже не был обычный скафандр. Людишкам не было бы никакой пользы от всех этих датчиков и усилителей. И тот парень внизу, зажатый в тисках светящихся голубыми шпилями башенок, падающий и с величайшим усилием поднимающийся, с каждым шагом приближающийся к клетке, которой был для него люк корабля - это Кросвиц.
        Как это я сказал Лине? «Но любить его не буду...»
        Вот именно.
        - Компрессия? - бросил я сквозь стиснутые зубы.
        - Полная мощность, - немедленно ответил Рива.
        - Протек?
        - Ноль.
        - Сними блокаду.
        Я заметил движение в окошках автоматов наводки. Мы не могли бить кольцеобразным огнем. Здесь не могли.
        Мгновенный взгляд на экран. Кросвица уже поглотила тень под кормой ракеты. Башенки остановились. Блеснула платформа лифта. Они тут же вздрогнули и поползли обратно. Не прошло и минуты, как вокруг корабли был уже виден монолитный, правильный перстень. Зверь был загнан туда, где было ему место.
        - Давай, - сказал я. И неожиданно почувствовал холод на висках. Спокойно, словно выполняя контрольное задание на полигоне, я взялся за управление. Если в этих голубоватых башенках есть живые существа...
        На этот раз это не длилось даже более двух минут. Потом Рива проворчал, что мы набираемся опыта.
        От ближайшей башенки нас отделяло уже не более пяти метров. Вдруг «Фобос» ткнулся носом во что-то невидимое, нас развернуло вокруг своей оси, вездеход взревел всеми двигателями, беспомощно топчась на месте. Окошки датчиков обезумили. С момент я следил за их бешеной пляской, потом челюсти у меня сжались до боли. Но я не боялся. Не ушел в иллюзии. Не ударился в мечты, не стал припоминать лучшие времена. Меня охватило одно-единственное желание: добраться до этой пакостящей дьявольщины и разнести ее в брызги, распылить, втоптать в скальный грунт, чтобы и следа не осталось. Я взялся за управление. И дал полный газ.
        Рев двигателей усилился еще больше. Вездеход начал вибрировать, сперва мягко, потом все сильнее. И неожиданно рванулся с таким ускорением, что я не смог удержать управления. Полетел вперед как из пушки. Почувствовал сильный удар, услышал резкий треск. Какое-то время пытался сохранить равновесие, но несомненно свалился бы под опоры экранов, если бы не новый толчок, на этот раз назад. Я полетел как отбитый мяч и приземлился на брюхо, в собственное свое кресло.
        С трудом перевернулся и поглядел на указатели. Они стояли в положениях, идеально соответствующих программе, словно бы ничего и не произошло. В кабине стояла тишина.
        Именно тогда Рива и сказал, что мы набираемся опыта. И ошибался. Это правда, что на этот раз мы выбрались быстро и без особых неприятностей. Но только потому, что после удара о что-то невидимое «Фобос» развернулся вокруг своей оси. У меня не было ни малейших намерений оттуда выкарабкиваться. Об этом я даже слишком хорошо помнил. Я на всей мощи двигателей рвался вперед. Только перед этот оказался не там, где я рассчитывал.
        Словом, нам везло. Слишком много этого везения. Слишком много случайностей.
        Теперь мы возвращались обратно на перевал. Какое-то время я не изменял направления. Когда мы удалились на безопасное расстояние, я круто развернулся и остановился. Сказал Риве, чтобы тот занялся Снаггом. И, пока он передавал сообщение, пытался думать.
        Вокруг башенок поддерживается зона нейтрализации. Люди внутри корабля находятся, скорее всего, под ее воздействием. Невероятно, но факт. Об этом свидетельствовало поведение Кросвица. К тому же, они рассчитали безошибочно. Понимали, что мы не можем рисковать опасностью радиоактивного заражения поля, на котором находилась ракета. Наше самое грозное оружие, антиматерия, сделалось бесполезным. А лазерный огонь для башенок был, что невинный свет фонарика. Имели возможность убедиться, когда Кросвиц решился на свой отчаянный шаг, молчаливыми свидетелями которого мы оказались.
        Оставалось одно. Малый излучатель антипротонов со специально ограниченным полем действия. Но как его запрограммировать? О ручной наводке не могло быть и речи. Внутри зоны мы могли натворить неописуемых бед. Там мы практически ни на что не годились.
        Мы не знали конструкции устройств, модулирующих парализующие поля. Не знали их структуры. Не знали материала, из которого они изготовлялись. Как при таких условиях запрограммировать автомат, чтобы он реагировал только на башенки и черные шары? - как мы их называли - но сохранял бы безразличие ко всем прочим предметам? Возможно ли вообще такое?
        - Нет, - ответил я сам себе вслух. - Невозможно.
        Так это и было. Теоретически можно было бы предположить, что будем поочередно приближаться на безопасное расстояние к одной башенке за другой и уничтожать их при помощи ручной наводки. Но откуда мы могли взять уверенность, что чужаки не ответят на это стрельбой по нам черными автоматами? Мы не можем позволить себе роскошь разблокированной аппаратуры. Разве что нам удалось бы добыть хоть один такой шар, исследовать его и ввести данные в нейромат. Я заметил, что зона, после появления в сфере ее действия, начинает функционировать с некоторым запозданием, порядка десятых долей секунды. Слишком мало для людей, даже для нас, но больше, чем достаточно для нейромата. Простенько. Можно сказать, по-детски простенько. Всего лишь встать, выйти, взять под мышку шарик, вернуться с ним в кабину и поглядеть, что там у него внутри сидит. Но хотел бы я видеть того, кто это сделает. Кто, оказавшись в зоне нейтрализации, тут же не позабыл бы, зачем он пришел.
        Стоп, стоп... Как это я выразился? Хотел бы я видеть кого-нибудь такого?
        Ничего особенного. Я его увижу. И довольно скоро. Как только закончится вся эта заваруха, и появится возможность взглянуть в зеркало.
        - Бери управление, - просил я Риве. Он выслушал, не спрашивая, что я намереваюсь делать.
        Поднялся и направился к колодцу, ведущему внешним камерам и шлюзу. Спустился по скобам захватов и посветил фонариком. Короткий коридорчик, шириной с человека в скафандре, раздваивался. Налево - проход к энергетическим камерам и реактору. Направо - надо было пройти мимо несколько клеток, ярусами удаленных вдоль пола, чтобы добраться до просторной камеры с аппаратурой выхода.
        Я потратил добрых три четверти часа, чтобы в грудах запасных деталей, генераторов, химических преобразователей и тысяч прочих безделушек отыскать то, что мне было необходимо. Я выбрался оттуда как можно быстрее, оставляя за собой балаган, за который получил бы хорошо по ушам, происходи дело на одном из учений. Но я был не на учениях. И вовсе не был уверен, чтобы кому-нибудь из экзаменаторов пришло в голову что-то столь же парадоксально простое.
        Я захлопнул за собой крышку люка и сделал несколько шагов, так, чтобы оказаться в поле зрения Ривы. Потом поднял аппарат, который разыскал с таким трудом и попросил, чтобы тот разглядел его как следует.
        Это был старый, чуть ли не музейный фотоаппарат. С архаической вспышкой. Чтобы привести его в действие, требовалось надавить пальцем крохотную серебряную пуговку. Никакого дистанционного управления, никаких автономных цепей, никакой автоматики, никаких обратных связей. Простенький, безотказный механизм, безразличный ко всевозможным зонам, поскольку лишенный всего, что было бы общего с автоматической связью.
        Поскольку, очевидным было, что то же задание мы могли бы получить бортовой аппаратуре. Что толку, если она реагирует немедленно, точнее почти немедленно, если ей потом придется забыть все, что попадало в поле ее зрения. Это граничило бы с чудом, если бы один из черных шаров упал именно туда, куда мы заранее навели объективы. Только тогда, в течение тех долей секунды, которые проходили до того, как связь полностью прерывалась, аппаратура успела бы что-то зарегистрировать.
        Но счастливых совпадений у нас и так было больше, чем надо. Трудно рассчитывать, чтобы они продолжались до бесконечности.
        Теперь, по крайней мере, у меня был реальный шанс. Разумеется, до тех пор, пока я буду в ладу со своей собственной связью, внутри своей нервной системы. И если формы черного аппарата окажется достаточно, чтобы запрограммировать нейромат. Но я надеялся, что «шарики» не будут напоминать каких-либо наших приспособлений.
        Я повернулся, повесил аппарат на шею и направился прямо в сторону голубой преграды. Палец я держал наготове, на спуске вспышки. Я добрался до башенки и сделал ее снимки, стараясь запечатлеть поподробнее. Приблизился еще немного, сменил фокусировку, снял самое острие, кончик которого светился как маяк. Но там не было ни какого-нибудь прожектора, линзы и прочего в словно выполненной из полированной стали пирамиды. Я подобрался еще ближе и сделал увеличенный снимок участка корпуса. Честно говоря, падающий сверху голубой свет был сильнее, когда смотришь на него издалека, чем здесь, у подножия конструкции.
        Я обошел башенку вокруг, постепенно приближаясь к ней, наконец остановился и коснулся рукой поверхности. Ничего. Твердая, литая поверхность без следа люков, входов, захватов или хотя бы мест, отличающихся другой окраской. Подножие пирамиды упиралось в скальный грунт, словно укрепленное на мощном, глубоко закопанном фундаменте. Я ударил рукой. Глухой, приглушенный стук. И тишина.
        Я уперся ногами и навалился на пирамидку изо всех сил, на какие только меня хватило. Она даже не дрогнула. Я понял, что таким образом ничего не добьюсь. И понял еще одно. Никого здесь нет. Ни живой души.
        Корабль обнесен кордоном. Но поддерживают его автоматы. Запрограммированные так, чтобы не допустить распространения эпидемии по поверхности планеты. Они оставили их здесь и убрались. Их не было в подземельях. Мы не встречались с ними на орбите или где-нибудь по дороге. Их здесь не было, когда люди с искусственно перемонтированной нервной системой, в бессильном, лишенном автоматически корабле ожидали голодной смерти. Энергии, содержащейся в емкостях «Проксимы» хватило бы, правда, для химических преобразователей, пригодных для производства пищи, еще по меньшей мере лет на десять, но факт оставался фактом.
        Их нигде не было. На всей планете. Они покинули ее умышленно. Устроили строгий карантин, после чего покинули все свои базы и станции. И вернутся, когда все будет кончено.
        Нервы мои находились в прискорбном состоянии. Я стиснул зубы и заставил себя успокоиться. Отошел на несколько шагов от башенки и остановился на том месте, где Кросвиц взялся за излучатель.
        Огляделся.
        От невидимой преграды, которая остановила вездеход, не осталось ни следа. Возможно, она действовала выборочно. Передо мной высилась могучая сигара корабля, глухая, массивная, нацелившаяся задранным носом в пурпурную ночь, к звездам. Оттуда не доносилось ни одного звука, словно сама ракета была только мертвым памятником, выстроенным десятки лет назад, чтобы случить свидетельством тоски человеческой и мысли человеческой. Всему тому, что мы называем духом исследования.
        Под кораблем тьма сгущалась. На направляющих лифта поблескивали голубые отблески. Подойти, вызвать платформу, добраться до люка и поздороваться с людьми. Сказать:
«как вы считаете, и славная же сегодня ночка», или еще что в таком же духе.
        Однако достаточно было посмотреть чуть-чуть влево или вправо, и сразу ясно делалось, в чем тут загвоздка. Голубой кордон стоял неподвижно, словно карательный взвод, самый страшный изо всех, поскольку мертвый. Свет ласково ложился на стеклистую поверхность, пристани над озерами. Дальше шел только пурпур и немногим более темнее его, призрачные массивы гор.
        Я чувствовал себя все хуже. Вот уже минуту я стоял неподвижно. В сторону корабля мне нельзя было сделать больше ни шага. Там начинается эта зона. Каждая нервная клеточка предупреждала меня о ее наличии. Но таким образом я ничего не достигну. Необходимо взять себя в руки.
        Я развернулся. Схватил аппарат обоими руками и поднес визир к глазам. Начал совершать полуобороты, словно сапер на учебном минном поле. Двинулся хорде круга, образованными голубыми башенками.
        И тут же подметил краем глаза слабенькую вспышку. Услышал тишайший свист. Крохотный черный предмет упал в нескольких метрах от меня. Он еще катился, когда я нажал кнопку вспышки. В то же мгновение я отпустил аппарат и со всех ног бросился в направлении «Фобоса». Ударился о что-то, покачнулся. Это оказалась башенка. Я находился уже по другую сторону кордона.
        Я поскользнулся. Лед под ногами. Разогнался и попробовал скользить на ботинках как на лыжах. Меня затормозило так резко, что я упал и стукнулся шлемом о поверхность грунта, который вблизи не выглядел настолько уж скользким.
        - Пурпурный каток! - завопил я. Ноги у меня заплетались. Я подскакивал, танцевал, раскачивался, бежал зигзагами, дугами. Но все время удалялся от ракеты и кордона голубых пирамидок. Если Рива видел все это, то получил, должно быть, неплохое развлечение. А странно было бы, если не видел. Я пробежал еще несколько шагов, тяжело дыша, и упал на колени. Котловина была гладкая как лед. Какое-то время я сражался с непреодолимым желанием содрать с себя шлем, все. И тут же вспомнил почти нагое тело Коллинса. Это меня отрезвило.
        Я внимательно осмотрел раскачивающийся у меня на груди аппарат. К счастью он не пострадал от того, что я выделывал
        Двигаясь с трудом и широко расставляя ноги, я направился в сторону темнеющего в нескольких десятках метров от меня «Фобоса».
        С проявлением снимков вышло немного хлопот. Я не мог подобрать бумагу необходимого формата. Такого, чтобы ее можно было ввести в программирующий блок автоматов наводки.
        Позитивы выглядели неинтересными. Черный предмет, которому мы были обязаны всеми развлечениями с того момента, как вошли в планетную систему Альфы, выглядел как хорошо сохранившееся артиллерийское ядро времен испанских конквистадоров. Фотографии башенок, как те, где они были видны целиком, так и увеличенные отдельные их фрагменты, не сказали нам ничего нового. Но за время всей этой последней эскапады я убедился по крайней мере в одном. Это не башенки модулировали поля, парализующие нервные центры людей. Стимуляторами зон нейтрализации были только «черные шары». Роль пирамидок оставалось неясной. Они представляли собой какую-то преграду. Словно бы обозначали границы силового поля. «Фобос» ударился об него и не прошел. Кросвица оно тоже задержало. Но я-то пробрался внутрь кордона без каких-либо помех с его стороны.
        Об этом потом. Сейчас самое важное, чтобы нейромату хватило материалов, которыми мы располагаем (более, чем мизерных), чтобы запрограммировать автоматы наводки малого излучателя.
        Я ввел снимки в блок памяти. Перечислил все данные: расстояние до шара в момент произведения съезда, освещение, характеристику объектива фотоаппарата, чувствительность пленки, температуру окружения и так далее. Если компьютер сможет из всего этого что-то скомбинировать насчет структуры черного предмета, то тем лучше. В любом случае автоматы получат его форму и размеры.
        На этот раз я не заботился ни о какой тактичности. Не останавливая вездехода, выпустил короткую серию по ближайшей башне. Секундная, неровная вспышка, дуновение, ощутившееся внутри кабины как тихий вздох, двигатели на полную мощность. Я тут же заблокировал наводку, переводя ее на управление нейроматом.
        Мы уже были на том месте, где минуту назад происходила аннигиляция. От голубой башенки осталась только чуть более темная, матовая полоса на стеклистом грунте. Пирамидки остались за нами. Мы видели отражения их огней на заднем экране.
        Все совпадало. Ствол излучателя совершал короткие, мгновенные движения. Его насадка раскалялась на сотую долю секунды и, не успевая остыть, изменила направление и вновь вспыхивала одним-единственным импульсом. Все удары шли в тень, густеющую под кормой корабля. Там вспыхивали белые, микроскопические звезды. Чужаки, или их автоматы, не пожалели аппаратов, модулирующих зоны. Под ракетой от них просто роилось.
        Что касается нас, то мы чувствовали себя словно в крохотном старинном самолете во время урагана. «Фобос» несся мягко, слегка раскачиваясь. Только этим он реагировал на работу излучателя. Но у нас желудки подкатывали к горлу, нам хотелось смеяться, плакать, мы погружались в уныние, потом снова в безумную радость. Каждый раз это длилось не более секунды. Ствол излучателя брызгал светом в сторону ближайшего шара - и приходило успокоение. Тоже на секунду.
        Раздираемые этой дьявольской мешаниной, мы описали круг вокруг ракеты. Кольцо замкнулось. Наступила тишина. Мы были уже на середине второго витка. Сзади, из-за башенок, до нас донесся уже слишком хорошо нам знакомый блеск. Но черный предмет не успел еще коснуться грунта, как был уничтожен огнем излучателя. Так повторялось неоднократно. Мы кружили вокруг корабля, словно приглашая чужаков к продолжению игрищ. Мы были теперь полностью спокойны. Головы у нас работали как обычно. С чем я и мог себя поздравить.
        Прошло несколько минут. Атаки прекратились, словно их руководство убедилось в напрасности своих усилий. Башенки источали ласковое, голубое сияние, но оставались без движения. Могло показаться, что они никогда не покидали своих мест, чтобы загнать измученного человека в его голодную келью.
        Мы выждали еще следующие пять минут, потом я направил вездеход прямо к подножию лифта. Рива взял управление на себя. Я выскочил на скальный грунт. Район оказался, однако, изрядно заражен, но не настолько, чтобы пришлось рисковать. Одним движением я подскочил к плоской коробке управления и вызвал платформу. Механизм действовал нормально. Ривы уже не было, он по-прежнему продолжал кружить возле дюз, стараясь описывать по возможности наиболее тесные круги. Я не мог ждать. Неизвестно было, с какой стороны начнется следующая атака. «Фобос» любую минуту должен был иметь свободное поле обстрела. За оставление черного шара в месте, заслоняемом выходами дюз корабля больше, чем на несколько секунд, мы могли бы заплатить очень дорого. Попросту - погубить ожидающий смерть экипаж «Проксимы».
        Плоская плита, закрываемая только одной стенкой с удобными захватами, подняла меня до уровня лифта. Он не был закрыт. «Если и шлюз тоже...», мелькнуло у меня в голове. Но люк, ведущий из шлюзовой камеры внутрь корабля, был задраен наглухо. Я захлопнул за собой люк и отыскал колонку очистителя. Прошло добрые десять минут, пока красный глазок индикатора радиоактивности погас. Я перестал быть опасным для окружающих. Выровнял давление и открыл кислородный шланг. Мне снова пришлось подождать, пока над люком не загорится зеленый огонек. Открылся он так же, как всегда. На всякий случай я запер его от руки, поставил на предохранитель и проверил аварийную блокировку. Она оказалась в порядке. Только тогда я повернулся. Над моей головой, высокий, словно внутренности башни, начинался туннель коридора.
        Корабль был словно вымерший. Я заглянул в несколько кабин. Но никого там не нашел. Везде царил трудный для описания кавардак. На полу валялись скомканные полосы ленты, нитки микрофильмов, скрученные и порванные, клочья одежды, изломанные приборы. Через несколько метров я остановился у клети, узенькие рельсы которой бежали вдоль стены, на время полета становящейся полом. В конце концов, я добрался до навигаторской. Точнее, до предшествующей залы.
        Из нескольких, установленных в ряд кресел, только три было заняты. В ближайшем лежала женщина, несколько дальше мужчина, которого я не знал, а еще чуть дальше, задрав вверх голову, находился командир «Гелиоса» Торнс. На мое появление он не прореагировал ни малейшим движением. Зато на полу, возле пульта, в проходе к ванной, между сегментами многосоставного стола лежали люди. Неподвижные, словно пострадавшие от несчастного случая, неухоженные, с разбросанными руками и ногами.
        Не разглядывая, я быстрым ходом направился к централи. На пороге мне пришлось переступить лежащего там мужчину в наполовину задранном комбинезоне. Глаза у него были закрыты. Грудь лихорадочно вздымалась и опадала, в нерегулярном горячечном ритме. Я пнул незакрытые двери и оказался в тесном помещении пилотов. Кинул взгляд на указатели. Все - в рабочем положении. В окошке нейромата пульсировал: «ноль» - словно результат напрасных трудов над неверно заданной программой. Клавиатура на любом из пультов выглядела так, что любой из автоматов пришел бы от этого в безумие. С этим бы я мог без труда разобраться. Поглядел на датчик энергии. Его стрелка неторопливо приближалась к красному полю. Долго им ждать не пришлось бы. Остальные же системы разобрали как надо, словно сейчас готовые к выходу на орбиту. Аппаратура себя оправдала. Стартовать можно было хоть сейчас. Я еще раз огляделся и опять перешагнул порог навигаторской. Теперь у меня было право разглядеть все это поближе.
        Да. Тут бы не помогли никакие лазерные диоды, никакие лакеи, всякая там автоматическая корректировка гомеостаза. Зрелища этого мне не забыть до конца жизни.

9. «ПРОКСИМА»
        Фронтовой госпиталь времен тех войн, от которых не осталось уже следа в памяти живущих поколений. Причем - госпиталь не для военных. Для многострадальных обитателей селений, через которые прошел фронт. Историческая драма первых лет кризиса цивилизации. На сцене комфортного интерьера кабины современного звездолета. Не ели они, наверно, с неделю. Их лица производили впечатление живыми перенесенных с гравюр Гойи. Не крышке стола, на пультах, в нишах конструкций, во всех закоулках, а в первую очередь по всему полу валялись грязная посуда, остатки пищи и бинты. Только вот пищи у них было вдосталь. Я покосился на батарею синтезаторов. Все сегменты были под напряжением. Об исчерпании запасов, всего через несколько лет, не могло быть и речи.
        И все же люди походили на скелеты, заросли, опустились. Были измождены до предела. Но понемногу приходили в себя. Глаза всех были направлены на меня. Я ощущал на себе эти неподвижные взгляды, лишенные какого-либо выражения.
        Я стоял в проходе в координаторскую и смотрел. Хотел дать им немного времени. Не прошло и десяти минут, как излучатель «Фобоса» закончил очистку района вокруг корабля. До этого момента они находились в зоне нейтрализации. И дьявол знает, как долго. Мне самому требовалось определенное время, чтобы прийти в себя после визитов черных автоматов, хотя я никогда не оставался в их соседстве дольше нескольких минут.
        Мое внимание привлекла импровизированная конструкция какого-то дистиллятора, установленная на опущенной крышке транспортера химэлементов. Я осторожно поднял сосуд и попробовал оставшуюся на дне жидкость. Сомнений не оставалось. Они гнали спирт.
        Я повернулся и поискал глазами взгляд Торнса. Какое-то время он вглядывался в меня, потом опустил веки, словно хотел утверждающе ответить на непроизнесенный вопрос. Я снова почувствовал холод на висках. Начал просматривать извлеченные со склада химикаты. На соседней крышке люка стояло какое-то странное устройство. Я не смог бы применить его ни для одной из известных мне реакций. Соединенные как попало колбы, скрепленные проволокой, перепутанные провода, излучатели, небольшой химический лазер, нацеленный на выпуклую миску, посыпанную белым порошком. В опорожненных, прозрачных канистрах остатки субстанции. Одни алкалоиды. Что-то у меня забрезжило. Я открыл остальные контейнеры и сделал беглый осмотр их содержимого. В номенклатуре алкалоидов бытовалось еще полно веществ. Только одна группа была исчерпана до конца. Изохинолиновые производные.
        Я достаточно ориентировался, чтобы знать, что это означает. И что они делали с эфиром, от которого остались разбросанные по полу бутылки. В определенный момент их перестал удовлетворять алкоголь. Эфир растворяет алколоиды. А из производных изохинолина производится морфин. И прочие наркотики.
        С меня этого хватало. Одно, по крайней мере, я знал точно. От этих людей мы ничего не узнаем. Не потому, что у них не будет желания рассказывать. Или оттого, что они окажутся не в состоянии вспомнить все, что они пережили с того дня, когда
«Проксима» опустилась на поверхность планеты. Нет. Попросту мы не станем их спрашивать.
        Я почувствовал чью-то ладонь на плече. Неторопливо повернул голову.
        За мной стоял Кросвиц. Его широко раскрытые глаза уставились на меня с такой силой, что на долю секунды мне пришлось напрячь мышцы до пределов боли, чтобы не покачнуться. Глубокую тишину кабины нарушали только отзвуки неровного дыхания бессильно лежащих людей. Поэтому я и не услышал его шагов, когда он подходил сзади.
        Он пошевелил губами. Взгляд его несколько поуспокоился.
        - Кросвиц, - спокойно произнес я. - Рад тебя видеть.
        Мой голос прозвучал чуждо. Внутри кабины произошла какая-то перемена. Словно пришел в действие много лет неиспользовавшийся агрегат, подавляющий оживляющий газ в гибернаторы.
        Его рука, все еще лежащая на моем плече, дрогнула. Я ощутил слабое пожатие пальцев. Неожиданно он отпустил меня и отступил на два шага, не переставая изучающе меня разглядывать.
        - Ты - Тааль, - произнес он, выговаривая каждую букву в отдельности. Собственно, это был шепот, едва различимый.
        Все это очень мило, - мелькнуло у меня в голове. - Но сейчас не время для умилений.
        - Идем со мной, - сказал я, вытягивая к нему руку. Он не принял ее. Выпрямился и забегал глазами по кабине.
        - Не смотри, - проронил я. - Идем.
        На этот раз он услышал. Я отвел его в небольшую нишу, возле ванной. Там находились диагностический комплекс и автоматическая аптечка.
        Ну и здоровье было у парня. Практически все с ним было в порядке. Общее истощение, повышенная возбудимость, легкое ослабление сердечной мышцы, мелкие отклонения. Надрыв связки в правом предплечье. В том, которое он повредил себе, наверно, сегодня, колотя рукой по земле в бессильной ярости после напрасного, полубессознательного поступка.
        Он проглотил порцию деликатесов, выделенных ему автоматом, и позволил перебинтовать плечо. Сидел спокойно, уже не разговаривая, обнаженный, худой, но не настолько исхудавший, как остальные. Когда все было закончено, поднялся и без слова пошел умываться. Я услышал шипение вылетающего газа.
        Я подождал его. Когда он вышел, в новом комбинезоне, я преградил ему дорогу и сказал твердым тоном:
        - Я шеф спасательной группы. Пока будешь в моем распоряжении.
        Он кивнул. Потом испытующе поглядел на меня и движением головы указал на женщину, устроившуюся в кресле.
        Я повернулся лицом к кабине и пересчитал присутствующих. Торит, Бистра, Нотти... двенадцать. На борту «Монитора» было пять человек. На «Гелиосе» и «Проксиме» по двенадцать. Коллинса мы оставили в песчаном погребении, накрытом холмом из разноцветных минералов, возле купола со входом в подземелья. Не хватало девяти человек. Среди них Устера.
        - Где остальные? - спросил я.
        - Неподалеку, - бросил он. - Если там еще есть кто живой. Сидят на этакой крохотной базе...
        - Как это произошло?
        Он пожал плечами.
        - Не было согласия на борту... Передрались...
        - Между собой? - В моих глазах, должно быть, виднелось что-то такое, что он невольно усмехнулся. Это была одна из самых печальных улыбок, какие мне приходилось видеть в своей жизни.
        - Не бойся, - произнес он. - Я в своем уме. Сейчас. - На слове «сейчас» он сделал упор.
        - Ты знаешь, где это?
        - Ага. Я там был.
        - Был?
        - Да... поприветствовали меня огнем. Потом я сам стрелял.
        - Как ты выбрался за кордон?
        - Тогда еще не было этих башенок. Только антиполя.
        Они назвали эти зоны антиполями. Можно и так.
        - Устер тоже там? - продолжал я расспросы.
        - Нет. Взял «Монитор» и полетел на Третью. Сказал, что это было единственный шанс. Я остался, потому что... - он замолчал.
        Ясно. Остался, чтобы опекать остальных.
        Но если так, значит, они не все время находились в зоне нейтрализации. Поскольку были в состоянии осознанно разговаривать. Разве что Устер полетел вопреки всему...
        Устера не было. В их положении оставалось только одно. Искать контакт. Любой ценой. Попытаться убедить обитателей системы Альфы, что они имеют дело не с дикарями. Мало было шансов, что он не заплатил той ценой, которую предвидел.
        - Проводишь нас туда, - решил я. Выпрямился и направился к креслу, в котором лежала потерявшая сознание женщина. Он быстрыми шагами опередил меня и загородил путь.
        - Тааль, - начал он, глядя мне прямо в глаза.
        Я остановился.
        - Зови меня Ал. В чем дело?
        - Один вопрос. Что еще ты хочешь знать?
        В эту минуту мне стало его по-настоящему жаль.
        - Ничего, Кросс, - пробормотал я вполголоса. - В самом деле, ничего.
        Лицо его разгладилось. Словно до этого он держал в напряжении каждый мускул. Он медленно кивнул головой. Буркнул:
        - Это хорошо... Это очень хорошо...
        Женщина пошевелила губами. Какое-то время смотрела на меня полупонимающим взглядом, потом ее веки опять упали. Она была обнаженная. От талии до правого колена, прикрывая живот и часть бедра, ее укутывал пенолитовый плед. От нее остались кожа и кости. По окружению глаз и гладкой коже можно было определить, что ей нет и сорока.
        Я наклонился. Ее руку от локтя до запястья покрывали мелкие, красные точки. Я повернул голову и пошарил глазами по груде барахла, усеивающей пол. Вот он. Брошенный словно со злостью в угол, за опорами пультов, лежал молочно-белый шприц.
        Я взял на руки это почти ничего не весящее тело и отнес в кресло диагноста. Кросвиц пошел за мной.
        - Это Энн, - пробормотал он чуть позже, помогая мне накладывать контакты. - Ее сестра...
        - Знаю, - резко оборвал я. Он удивленно поглядел на меня и замолчал. Когда я снял плед, чтобы вымыть ее, поскольку она сама была бы не в состоянии добраться до ванной, он опустил взгляд и отвернулся. Он имел право чувствовать себя гаденько. Но теперь это было его личное дело.
        Автомат что-то мудрил. Менял назначения до бесконечности. Должно быть, не хватало каких-то составляющих.
        Я подумал о Лине. Мне было далеко до довольства собой, а приходилось улыбаться. И тут, неизвестно почему, мне на ум пришел Устер. Лина и Устер. Что за чертовщина?
        И вдруг я понял. Я все сделаю, чтобы его отыскать. Ради нее. Сам я этого не понимал. Но чувствовал, как что-то во мне пересилило. Я отыщу его и достану хоть даже из гроба. Никто никогда в жизни не был мне так необходим, как Устер сейчас. Итя... хватит о ней. Не в Ите дело. Так в чем? Застрекотал динамик. Ну да, - скользнуло у меня в голове, - программа.
        Я снова улыбнулся. - Ладно, ладно, - пробормотал, как всегда в таких случаях и занялся исключительно Энн.
        Через несколько минут она немного пришла в себя. По крайней мере, настолько, что смогла проглотить кубик концентрата. Она разумно смотрела на меня и несколько раз порывалась что-то сказать, но я не позволил ей говорить. Отнес ее в рубку, где было немножко почище и устроился в кресле пилота. Укутал пледом и вернулся в навигаторскую.
        Теперь, в свою очередь, взялись за вторую женщину из экипажа «Монитора», Бистру, потом за Тонса, а дальше брали всех подряд, кто как сидел. Ушло на это битых два часа. Кресел не хватало, и я послал Кросвица, чтобы демонтировал несколько из ближайших кабин. Он все это сделал и нисколько не устал. Уже пришел в форму.
        В конце концов мы разобрались со всеми, исследованными, нашпигованными лекарствами, выкупанными и накормленными. В сравнительно неплохой форме оказался Торнс. Глубокая рана на спине, под правой лопаткой, заживала без осложнений. Я вспомнил его простреленный скафандр, на который наткнулся Снагг в кабине «Гелиоса» и подумал, что парню здорово повезло. Не Снагг, разумеется.
        Когда люди уже покоились в разложенных креслах, и когда большинство из них погрузилось в дремоту, я вызвал очищающие автоматы. С каким-то мстительном удовольствием я наблюдал за исчезающими в мгновение ока воняющими объедками, рваными микрофильмами, грязной одеждой, покрытыми пятнами бинтами. Не говоря о всем прочем. Потом прошел в пилотажную и связался с Ривой. Приказал ему сообщить на базу, что первая стадия запрограммированной ей экспедиции инфорпола достигла успеха. Радоваться было преждевременно, но хоть какое-то сообщение они могли из этого высосать.
        Рива разговаривал со мной спокойно, но я чувствовал, что ему от всего сердца надоело непрестанно кружить по кругу возле ракеты. Трудно. Но теперь особенно, чем когда либо, мы не имели права рисковать. Я сказал ему, что предвижу старт не дальше, чем через час, и отключился.
        Не хватало девятерых человек. Кросвиц уверял, что кроме собравшихся в навигаторской, на корабле нет ни живой души, но я предпочитал это проверить. Впрочем, что было восхищающим, так это облекающий звезды, сочный, незамутненный пурпур. Такого цвета небо мне еще нигде не встречалось.
        Пространство. Но не вакуум. Более чистого невозможно себе представить. Тишина. Ночь, которая у человека, удаленного от собственного солнца на полтора парсека, пробуждает неожиданное, неведомо откуда взявшееся это когда-то слышанной колыбельной. И эта кабина, полная сокровищ, накопленных в безумии одиночества, в отвратительной поспешности, порожденной бессмысленным, звериным страхом, что чего-то как-то может не хватить.
        Какие уровни подсознания вызволило в людях нарушения циркуляции информации в их тончайших, отработанных природой нервных структурах? Какие поколения испытывали настолько сильные страхи, что наложенное ими проклятие впечаталось в генетический код и заглушило все остальные атавизмы? Такое, что сохранилось, притаившимся, глухим, мнимо несуществующим дольше, чем возраст наконец-то осуществленной, наконец-то реализованной согласно общечеловеческим идеалам цивилизации. Для того лишь, чтобы теперь, под лучами чужого солнца, на планете, опекаемой иной расой, неожиданно ожить, разрастись, набрать силу и все надежды, дух и волю многих поколений первопроходцев свести до уровня звериных инстинктов. Неужели людям в самом деле было необходимо забраться так далеко, чтобы удостовериться в том, что таится в них воочию и чего они воистину стоят.
        Ответ на эти вопросы, по крайней мере, на первый из них, напрашивался сам. Впрочем, нам его продемонстрировали даже излишне выразительным образом. Они. Жители системы Альфы. Запрограммировав изображение, которое было продемонстрировано нам в подземном зале. Земной город, периода кризиса прошлого века. Люди. Одинокие в толпе, страшащиеся как этого одиночества, так чьего-то вторжения в эти пределы, до остатка поглощенные суматохой буден, которые наутро должны принести им момент успокоения, а приносят только новое увеличение темпа. Если именно это извлекли они из подсознания незваных гостей, то имели право почувствовать неприязнь.
        И мне пришло на ум, что все эти черные автоматы, подбрасываемые пришельцам, могли быть всего лишь тестами. Кто знает, не обладали ли они уже неприятным опытом общения с визитерами с других звезд, с иными расами, отличными от своей собственной, и от человеческой. Может быть, опыт этот и подсказал подвергать следующие экспедиции, появляющиеся в их районе, суровому экзамену? «Тесту на подсознательное»?
        Эта мысль меня обеспокоила. Я начал вспоминать всю последовательность наших столкновений с черными шарами. Первые, высланные наподобие разведывательных зондов, навстречу нашим ракетам, когда мы еще не успели вступить в пределы их системы. Последующие атаки. А может быть - не атаки, а всего лишь наблюдения и исследования? Может быть, несмотря ни на что, они обнаружили в нас качества, которые им показались близкими, или же интересными, потому они и экспериментировали так долго?
        Чем дольше я размышлял, тем больше я приходил к убеждению, что именно так и было. И этот последовательный результат «экзамена» не был обнадеживающим. Именно потому они изолировали корабль, обнесли его неприступным кордоном, отобрали у людей возможность каких-либо осмысленных действий, а сами потихоньку ушли, не только из районов, прилегающих к источнику заразы, но и со всей планеты.
        Достаточно об этом. Прав я или не прав, но то, что они сделали, произвело на людей неприятное впечатление. Именно поэтому мы и здесь. Ведь и я, и Рива, и Снагг были не просто спасательной экспедицией. В любом случае, не только ей.
        Я выпрямился, погасил иллюминатор и вышел в коридор.
        Десять минут спустя, захлопывая дверцу индукционной печи, я подумал, что как бы там ни было, но это я сохраню в себе. Ни слова ни Риве, ни Снаггу. Ни малейшего упоминания в каком-либо сообщении, что сейчас, что потом, после возвращения на базу. Если только я вернусь. Не говоря уже о спасенных. Это было единственным, что я еще мог сделать для этих людей и их будущего.
        Я кончил проверку кабин и вернулся в навигаторскую. Кросвиц сидел за столом и ел. Люди неподвижно лежали в креслах, погруженные в дремоту. Дыхание их понемногу выравнивалось. Что их касается, то сделать осталось только одно.
        Я направился к главному пульту. Приведение в порядок его систем и устранение неисправностей, вызванных сумасшедшими манипуляциями с клавиатурой, заняло не более пятнадцати минут. Я вызвал автоматы гибернаторов. Все они ответили желтыми огоньками, в знак того, что камеры в порядке и что в данный момент в них никто не находится. Я поручил нейромату подготовительные операции, а сам занялся людьми.
        На этот раз я обошелся без помощи диагностического автомата. Собственными руками вручил каждому по горсти снотворных таблеток. Когда я подходил к ним, они отворачивали головы и закрывали глаза. Только немногие смотрели с интересом, словно пытаясь определить мои истинные намерения. Но они делали то, что я хотел, без сопротивления.
        И я задал себе вопрос: когда все это будет закончено, вернутся ли они к своей манере поворачиваться спиной при виде человека с черно-белой эмблемой Корпуса? Все же, по сути дела, меня это нисколько не касалось.
        Сорок минут спустя они уже покоились под тщательно присосавшимися покровами гибернаторов. Погрузились в сон. Работу автоматов я запрограммировал на год. Если дела здесь нам удастся довести до желаемого конца, то времени окажется вполне достаточно, чтобы отремонтировать их как следует перед тем, как вы вернемся на базу. Если же нет, то, по крайней мере, обеспечим их годом покоя. Теперь им ничто не грозило. Если, конечно, чужаки не изменят тактику и не решат уничтожить корабль. Но ни на что такое не было похоже. По крайней мере, сейчас.
        Только двоих из них я оставил в навигаторской. Энн и Торнса. Этот последний сохранил относительно самый высокий уровень здравомыслия. А кроме того, получил самые серьезные из всех травмы. Я не был специалистом. До такой степени, чтобы судить, не будет ли ему противопоказана гибернация. И предпочел не рисковать.
        Что касается Энн, то она тоже чувствовала себя не слишком хорошо. Ее раны не переставали кровоточить. Но я не был бы честен, если стал утверждать, что только поэтому решил, чтобы она оставалась с нами.
        Как бы там ни было, но навигаторская опустела. Мы вернулись на место позаимствованные в кабинах кресла. Энн и Торнс дремали, обставленные вспомогательной аппаратурой.
        Вызвал Риву. Коротко проинформировал его о том, что сделал, и сказал, что теперь они с Кросвицом отправятся за остальными. Кросвиц же, услышав это, молча поднялся и начал одеваться. Через минуту он уже исчез в лифте, ведущем к шлюзу. Две минуты спустя на пульте в централи засветилась красная лампочка. Датчик извещал, что люк корабля открыт.
        - Следи, - бросил я Риве.
        Момент был критический. До тех пор, пока «Фобос» находился в непосредственной близости «Проксимы», я не мог заблокировать автоматы, запрограммированные на постоянный круговой обстрел. В то же время Рива, чтобы забрать Кросвица, должен был подъехать под лифт и остановился. Теперь было бы достаточно одного черного шара, подброшенного с противоположной стороны корабля, в зону, скрытую от «глаз» вездехода насадками дюз, и все развлечение могло бы начаться заново.
        - Люк открыт, - сообщал Рива. - Подъемник в движении. Подъезжаю. Вижу Кросвица. Он уже внизу. Останавливаюсь.
        Я затаил дыхание. Минуту все было тихо. В навигаторской что-то задвигалось. Один из них потянулся за стаканом с питьем.
        Я подумал, что это дело несколько затягивается. И в то же самое мгновение услышал голос Ривы:
        - Установи направление на радаре. И займись связью.
        Я невольно потянулся рукой к пульту. Одновременно обвел глазами экраны. И усмехнулся. Только теперь до меня дошло, что обращаются не ко мне. Кросвиц был уже в кабине «Фобоса». Вездеход вернулся на свою наземную «орбиту». И ничего не произошло.
        - Удаляюсь на северо-запад, - неожиданно зазвучал новый голос. - Передаю координаты...
        Когда на экране радара показался обрывок изумрудной нити, отмечающий путь вездехода, я занялся автоматами наводки. Наконец я получил возможность спокойно дышать. Люди на корабле находились в безопасности. Если вблизи корабля обнаружится хоть мельчайший предмет, хоть какое-то движение, перемещение, автоматы «Проксимы» в тысячные доли секунды передадут излучателю приказ на открытие огня. А не существует такой конструкции, которая могла бы противостоять антипротонам. Во всей известной нам вселенной.
        Я встал, еще раз инстинктивно проверил блокаду и вышел в большой зал. Буквально свалился за стол. Мне показалось, что я нахожу какой-то новый вкус в знакомых до тошноты порциях концентрата. Я выпил, наверно, литра два раствора. И - о, чудо! - при молчаливой поддержке «лакея».
        О Риве я мог не беспокоиться. Малый излучатель был запрограммирован тщательно. Люди, когда они до них доберутся, будут такими же безжизненными и полубессознательными, как и здесь. Помещения вездехода без труда вместят всю девятку. Останется только один невралгический момент: приемка «Фобоса» через транспортный люк «Проксимы». Но над этим мне предстоит хлопотать в соответственное время.
        С той стороны, где лежал Торнс, раздался какой-то звук.
        Я повернулся. Ухватившись обеими руками за левый поручень, он пытался подтянуться и устроиться поудобнее. Я подошел и помог ему. Он слегка улыбался и глядел вполне осмысленно.
        - Приятная у тебя работка, - прошептал он. Его губы остались неподвижными.
        Я приложил палец к губам, сказал:
        - Тебе надо как следует отдохнуть. Потом поговорим.
        Он немного приподнялся и заглянул мне в глаза.
        - Говорить я могу, - заявил он. Его голос зазвучал чуточку более живо.
        Я принес от пульта кресло и устроился около него.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил я. Это был один из умнейших вопросов, которые мне приходилось задавать в жизни.
        - Подожди, - прошептал он. Потянулся к столику за стаканом с раствором, чуть при этом не расплескав все его содержимое. Я не шевельнулся. Позволив, чтобы он сам о себе позаботился. Это сейчас было ему более необходимо, чем все остальное.
        Он пил долго, крохотными глотками. Кадык у него ходил так, словно каждую секунду был готов выскочить из худой, морщинистой шеи.
        Наконец, он отставил стакан.
        - Иди сюда поближе, - сказал он, делая движение головой. Я наклонился.
        Он помолчал еще с минуту. А когда, наконец, заговорил, его голос звучал почти нормально.
        - Цивилизация развитая... технологического типа. Старше нас на какие-нибудь полмиллиона лет. Я делал наблюдения, пока...
        Он замолчал, потом отвел глаза и продолжил:
        - Подпороговая связь. У них... - он начал задыхаться.
        - Успокойся, - сказал я. - Знаю я, что у них. Видел. В любом случае сейчас мы ничего не можем сделать. Обо всем подробно поговорим. У нас будет достаточно времени. Целых шесть лет. А сейчас вы должны как можно скорее прийти в себя. Буду благодарен, если ты мне в этом поможешь, - я улыбнулся.
        Он опять приподнялся на несколько сантиметров. Почти сел. Какое-то время изучающе разглядывал меня, потом кивнул. Огляделся.
        - Где остальные?
        - Спят в гибернаторах, - сказал я. - Целые и невредимые.
        - Оставил... только меня?
        - И Энн, - я невольно понизил голос. - Подождем, пока ваши раны зарубцуются.
        Он снова обвел взглядом навигаторскую. Поднял брови.
        - Где она?
        - В пилотской. Спит, - пояснил я.
        Он немного подумал и, опустив глаза, прошептал:
        - Она... помнит?
        Я выпрямился. Положил руку ему на плечо.
        - Не понимаю, о чем ты говоришь, - произнес я с нажимом. - Но не помнит. Никто из вас ничего не помнит. Ты тоже. Ничего, кроме фактов, касающихся местной цивилизации. А их у вас немного.
        Какое-то время он вглядывался мне в глаза, словно проверяя, говорю ли я серьезно. Глаза его постепенно ласковели. Он пробормотал что-то, чего я не разобрал, поднял левую руку и положил ладонь на мою, покоящуюся на его правом плече.
        - Ты порядочный парень, Тааль, - сказал он без улыбки. - Рад, что это именно ты...
        Он замолчал и приподнял голову, словно о чем-то вспомнив.
        - Ты был на «Гелиосе»? - спросил он иным тоном.
        - Ага. Это твой скафандр?
        - Да.
        Об остальном я предпочитал не спрашивать. Ясно, что он разодрал его, не когда пролезал через люк.
        - Перед тобой там побывал Арег. Знаешь об этом?
        Он подтвердил движением головы.
        - Я сам его туда послал. Но он не справился. Не смог.
        - Не смог, - согласился я. - Тебя не утомляет разговор?
        - Меня утомляет тишина, - едко произнес он.
        - Мы нашли Коллинса. Увы, мертвого. Похоронили его вблизи их базы. Там целый подземный город...
        - Знаю, - перебил он. - Я был там.
        Однако же!
        - Несчастный случай, - прошептал Торнс, проницательно глядя мне в глаза. Он понял. И принял мою игру. Это значит, что хозяева базы не имели ничего общего с
«несчастьем» Коллинса. Мне этого было достаточно.
        - Кросвиц поехал с Ривой, вторым из моей группы, за остальными, - сказал я. - Они скоро должны вернуться. Сразу же после этого мы стартуем. Ты можешь оказаться необходимым во время маневров. А пока тебе надо поспать. Хочешь таблетку? - спросил я.
        Он проглотил ее, и его голова упала. Я прикрыл его пледом и поправил бинт на плече. Система нейтрализаторов и передатчиков. Силовые кабели, непосредственно восстанавливающие кровеносную систему и нервные ткани.
        Когда я кончил, он уже спал спокойным, здоровым сном. Дышал ровно, глубоко. Лихорадки уже не было.
        Потом я занялся Энн. Не пытался говорить с ней. И не допустил бы этого, даже если бы она сама захотела. Она была измождена больше Торнса. Требовала более длительного лечения. Кто знает, насколько более длительного. Если же она помнила, как об этом спрашивал шеф экипажа «Гелиоса»...
        Силовые и врачебные автоматы, подсоединенные к ее организму, работали без перерыва. Когда я подошел, она приподняла веки и обвела меня мутным взглядом. Но тут же вновь погрузилась в горячечную, беспокойную дремоту.
        Я подумал о ее сестре. О ее несмелой, словно бы ребячьей улыбке. О правильных чертах ее лица и коротенькой юбочке. Лина... Она говорила, что Энн красивее ее. Словно только для того я и должен был повременить с акцией умиротворения, чтобы спасти красоту ее сестры.
        Я пригляделся повнимательнее. Даже профессиональный портретист не смог бы сказать, было ли когда-нибудь это лицо молодым и привлекательным. Через шесть лет посмотрим. К тому времени она будет выглядеть так же, как раньше. Тогда я и скажу Лине, правда ли...
        И неожиданно мне снова на ум пришел Устер. То, что я должен сделать. Сам. И ни у кого нет права мне помешать в этом. Ни у кого из них. А тем более ни у кого из моего экипажа. Из Корпуса.
        В этот момент в рубке затрещал сигнал вызова. В несколько секунд я оказался перед пультом. В верхнем углу пульсировал красный огонек.
        - Вижу огни кордона, - сказал Кросвиц. - Займись излучателем.
        Я заблокировал автоматы. Можно было не торопиться. Я видел их на экране. Им предстояло еще добрых пятнадцать минут езды.
        - Всех нашли? - спросил я.
        - Восьмерых. Одного оставили возле базы.
        - Кто?
        - Арег. Повесили на трубке от собственного кислородного баллона.
        Часом позже стекло, которым была покрыта котловина, окруженная массивом гор, разгорелось пронзительным пурпуром. Краски на экранах менялись с калейдоскопической быстротой. Из дюз вырвались ослепительные облака, а потом всю округу прошила сверкающая вспышка, словно над кораблем на секунду взошло солнце. Дно чаши, опоясывающие его стены старого кратера, неожиданно выкроенные из черноты вертикальные, нависающие отроги пятитысячников, все это потонуло в свете дня. Голубоватые огоньки кордона давно уже растворились в огне, словно капли в океане. Башенки, сдутые дуновением аннигиляции, перестали существовать. В солнечную, золотую белизну хлынула волна раскаленного фиолета. Под кормой понемногу расширялась светящаяся пучина. Грохот, отразившись от каменных стен, вернулся и оглушил людей, спокойно наблюдающих за экранами и показаниями приборов.
        Одновременно - в четырехстах километрах далее к северу - три могучие сигары выполнили идентичный маневр. После них остались лужи раскаленного, медленно застывающего стеклистыми пузырями пепла.
        Люди покидали второй спутник третьей планеты Альфы.
        Немного недоставало, чтобы они остались здесь навсегда. Теперь они спали в гибернаторах, чтобы проснуться полными сил, после года полета к дому. Только двое из спасенных оставались в кабинах, наедине со своими мыслями и переживаниями. Что же касается остальных, следящих за автоматами... Тут другое. В них вдолбили, что там, где в игру входит действие, там чувства - не в счет. И с детства, и даже до их появления на свет, им было предназначено только одно. Действовать.

10. АНАТОМИЯ ЧЕЛОВЕКА
        Кто-то постучал в дверь.
        Мы как раз входили в шестнадцатый виток над Девятой, одной из пограничных планет солнечной системы Альфы, последней, на которой наш фотогеологический зонд обнаружил наличие редкоземельных элементов. В течение двух ближайших часов
«Гелиос» и «Проксима», совершившие там посадку для пополнения запасов топлива, должны были встретиться с нами на орбите.
        - Входите, - бросил я, не отрывая глаз от пульта.
        Вошел Кросвиц. Какое-то время попереминался на пороге, потом прошел через кабину и остановился у меня за спиной.
        - Подожди минутку, - буркнул я, не поворачиваясь. - Уже кончаю.
        Я был на последней формуле. Проработал без перерыва одиннадцать часов. Теперь только проверял результаты. Траектории полета, ускорения и коридоры я знал уже чуть ли не на память.
        Автомат отозвался тихим, прерывистым сигналом, выбросил на экран расчет последнего варианта и умолк. С минуту я вглядывался в запись. Сильная, гармоничная формула. Как завершающий аккорд симфонии. Одна из тех, за которую любой средневековый математик продал бы душу дьяволу.
        Я выключил компьютер и повернулся вместе с креслом.
        - Летишь на Третью, - подтвердил, скорее чем спросил Кросвиц.
        - Кто тебе сказал?
        - Торнс. Несколько минут назад...
        Он замолчал. Подождал немного, потом спросил:
        - Лечу. А в чем дело?
        - За Устером?
        - Скажем, за Устером. Ты имеешь что-нибудь против? - Я сам удивился, сколько раздражения прозвучало в моем голосе.
        Он покачал головой.
        - А что будет с нами?
        - Ничего, - бросил я. - Подождете тут, на орбите, двадцать дней. И ни минуты дольше. Если я до того времени не вернусь, возьмете курс на базу.
        Он подошел на шаг. Возвышался теперь прямо надо мной, так, что для того, чтобы заглянуть ему в глаза, мне пришлось задрать голову.
        - Садись, - предложил я.
        Он не шевельнулся. Замолчал так надолго, что мне это начало надоедать. Наконец заявил:
        - Полечу с тобой.
        - Нет.
        Он кивнул головой, словно на это и надеялся. Отвернулся, сделал несколько шагов, потом опять остановился и уперся в меня взглядом. Он не был рассержен. Скорее - без остатка поглощен какой-то мыслью.
        - Я там был, - спокойно произнес он. - Шесть лет. Получил задание. Его не выполнил. Был вместе с Устером. Если у кого и есть право...
        - Я тоже получил задание, - перебил я его. - И до сих пор все у меня шло не худшим образом.
        Он принял это без возражений. Я знал, о чем он говорит. Но мы оба имели собственные счеты. А кроме того, в конце концов начальником здесь был я.
        Самая главная цель экспедиции была выполнена. Безотносительно к тому, удастся ли мне отыскать Устера или нет. По одному-единственному парню из Корпуса никто не станет плакать до смерти. Так уж принято.
        Оставалось еще сделать только одно: втолковать обитателям третьей планеты Альфы, что с людьми следует обращаться вежливо. Можно их не любить. Но тогда их необходимо бояться.
        Это правда, что Кросвиц имел право принять участие в этом заключительном акте первого визита человека в район инозвездной цивилизации. Тем не менее, я решил, что будет иначе. Я не изменю программы автоматов наводки, пока сам не коснусь ногой их родной планеты. Не полюбуюсь вблизи этими городами, вырастающими из цветников. Не попробую вытянуть оттуда Устера. Что касается него, я не пытался себя убедить, что дело в нашей давней приязни. Точнее, только в ней. Однако же, это были мои и исключительно мои заботы.
        Я поднялся и сделал несколько шагов в его сторону.
        - У нас двадцать шесть человек на «Проксиме», - сказал я. - Из них двадцать четыре в гибернаторах. Сам знаешь, в каком они состоянии. Кто-то должен быть с ними. Останется Снагг. Рива возьмет «Уран» и один из вспомогательных кораблей. Вероятнее всего, «Меркурий». Тебе придется перейти на «Гелиос». Невозможно дистанционно пилотировать целую эскадру. Собираешься еще что-нибудь сказать?
        Он долгое время молчал, рассматривая меня ничего не выражающим взглядом, потом пожал плечами.
        - Собирался. Но сам знаешь, это ничего не изменит.
        Он повернулся спиной и вышел из кабины. Я внимательно посмотрел ему вслед. Он не поверил. Разумеется. На его месте я вел бы себя точно так же. И ничего странного. Мы все были точно такими же. Более близкие друг другу, чем братья-близнецы. Одного он только не знал. Что некогда, много лет назад, в кругу психотрона централи, я подверг вивисекции автоматическую корректировку гомеостаза. Подпортил свое идеальное душевное равновесие. Дабы сохранить память о чем-то таком, что не умещалось уже не в распорядок инфорпола, а в образ мышления любого из этой тысячи: чувства.
        Точно через два часа после этого разговора, который ничего не прояснил, поскольку и не мог прояснить, я был готов. Энергетические бункеры «Гелиоса» и «Проксимы» заполнял свежий запас лантанидов, достаточный, чтобы осуществить рейс до Будоруса и обратно. Это последовательнее в расчет не принималось
        Все было уже обговорено. Как я и сказал Кросвицу, они должны были ждать здесь, на границе системы Альфы, над планетой, размерами не большей Плутона и столь же малопривлекательной, двадцать дней. Времени вполне хватит, принимая во внимание ускорения, которые были способны развивать двигательные системы «Кварка», ракеты боевой и в принципе предназначенной для полетов без экипажа. Я оставил себе три дня на изучение поверхности планеты. Впрочем, даже если по каким-либо причинам мне пришлось задержаться, я способен сам вернуться на базу. Энергетические резервы вспомогательных кораблей были практически неисчерпаемы. Разве что тогда мне поболее шести лет пришлось бы провести в импровизированном кресле, перед навигационным пультом. На борту «Кварка» не было гибернатора. И даже умывальника. Я только перенес с «Гелиоса» один синтезатор пищевых концентратов.
        Я не прощался ни с кем. Уже сидя в кабине пилота, размещенной почти в самом носу сразу же за выходом главного излучателя антипротонов, я связался с «Проксимой».
        - База подтвердила получение сообщения о старте со второго спутника Третьей. - Говорил Снагг. - Хисс спрашивает, намылим ли мы им шею.
        - Кому? - фыркнул я.
        Он рассмеялся, потом сказал:
        - Я их не узнаю. Опубликовали сообщение с нашими именами.
        - Поздравь их от меня, - попросил я. - Скажи, что я тут всплакнул. А при случае поинтересуйся, что они намерены делать с тем изумительным памятником? Передавай, - быстро добавил я.
        Он еще раз сообщил мне апогей экваториальной орбиты, на которую вышли все корабли. Тахдар не показывал ни следа наличия в районе Девятой каких-либо искусственных объектов. Излучение в норме.
        - Принимай руководство, Снагг. Схожу с орбиты, - сказал я, включая генераторы главной тяги.
        - Есть, Ал, - его голос продолжал звучать чисто и мощно, несмотря на характерный органный аккорд, который заполнял лишенную звукоизоляции кабину. - Торнс желает тебе удачи.
        - Благодарствую, - буркнул я. Он сказал еще что-то, чего я не разобрал. Чуть погодя - снова. Так, словно разговаривал с кем-то третьим.
        - Энн также, - наконец, понял я. - Просит, чтобы ты о себе заботился.
        Не знаю ничего изумительнее, чем добрые советы. Воистину не знаю, что бы я без них делал.
        Добрая, резвая ракета. Но человек был в ней инородным телом. Корабль давал это почувствовать каждым поочередным маневром. В первые минуты рейса я имел возможность удостовериться во всем, что должны были переносить пилоты первых лунных кораблей. Перегрузочки, словно на полигоне, под конец последнего курса. Меня вдавило в кресло, на грудную клетку навалилась двухсоткилограммовая тяжесть, помутневшим взглядом я не мог следить за показаниями датчиков, не было и речи, о том, чтобы довести до конца хотя бы какую-то мысль, кроме одной: чтобы это раз и навсегда кончилось. Так меня промурыжило добрых десять минут. Другое дело, что я стартовал почти что вертикально, словно с поверхности планеты. И единым рывком, без хотя бы самой краткой поэтапной акклиматизации, вышел на рейсовую скорость. Обычно в зоне планетной системы такого избегают. Там всегда полно метеоритов, обломков старых планет и спутников, отдельных астероидов. И хотя околицы Альфы были несравненно более чистыми с этой точки зрения, чем соседство нашего Солнышка, я предпочел не рисковать. Вышел по крутой параболе из плоскости эклиптики, точно
так, как перед этим рассчитал. Нейромат «Кварка» работал без нарушений.
        На четвертый день я достиг цели первого этапа полета. И снова испытал все прелести первопроходца, на этот раз в связи с торможением. Вышел на орбиту как по ниточке. Вырубил двигатели и произвел замеры. Прежде всего, выслал два зонда. Прошло тридцать минут, прошел час, а автомат все еще продолжал регистрировать их сообщения. Но ведь этот шар, над которым я висел на высоте ста девяноста тысяч метров, и не был спутником Третьей. Не был даже планетой. Я выбрал первый спутник Четвертой. Главным образом потому, что, как указывали измерения, он без того в течение ближайших столетий должен был войти в зону Роше. Это давало уверенность, что они не строили на нем обитаемые базы, в крайнем случае какие-нибудь радиомаяки или же автоматические исследовательские комплексы.
        Я пробыл на орбите достаточно долго, чтобы набраться уверенности, что их сигнальные станции успели меня выследить и передать обитателям системы сообщение о возвращении одной из земных ракет. Потом взялся за излучатель.
        Это был небольшой спутник. Примерно раз в шестьдесят меньше Луны. И значительно более древний. Но когда, отойдя на безопасное расстояние, я выстрелил по нему всем одноразовым энергетическим запасом всех ускорителей «Кварка», то решил, что оказался свидетелем взрыва сверхновой. Мертвый уже миллионы лет, иссушенный до предела, лишенный даже кратеров спутник теперь припоминал времена своего звездного великолепия. Он разгорался словно солнце, в страшных взрывах плазменных протуберанцев увеличивая свой объем чуть ли не десятикратно. Не оставалось ни тени сомнения, что срок его существования подошел к концу, что в течение ближайших не лет даже, а дней, он рассыплется, как иссохший, испепеленный овощ, одаряя материнскую планету - если смотреть с расстояния в несколько миллионов километров - красочным кольцом из кристаллической пыли.
        Не дожидаясь этого, в буквальном смысле слова, увенчания дела разрушения рук своих, я переслал короткое сообщение Снаггу и взял непосредственный курс на Третью. До сих пор все шло согласно плану.
        Они были предупреждены. Если не хотят, чтобы их родную планету, вместе со всем, что они на ней настроили, ожидала та же судьба, что и мертвый спутник Четвертой, им придется быть вежливыми. Откуда было им знать, где кончаются возможности пришельцев. Они не были знакомы с антиматерией. Это представлялось несомненным. Иначе они давно разобрались бы с нами. Быстро и гигиенично.
        Изображение, наблюдаемое на экране, размазалось, словно покрывшись кристаллической сеткой. Так выглядят огненные нити, бьющие из тормозных дюз. Впрессованный в твердое кресло, полубессознательный, первый раз в кабине, лишенной нейтрализующей автоматики, и впервые после более чем шестилетнего перерыва, я входил в атмосферу.
        Пурпур небосвода поблек и растаял в солнечных лучах, но прежде, чем это наступило, звезды начали мерцать. Первый признак, что ты уже не в пространстве. Подо мной разрастался ковер облаков, словно поверхность молочного озера, слегка рябящая от ветра. Доля секунды, и их громады, на мгновение озаренные огнем, пролетели мимо иллюминаторов.
        Теперь, на одно мгновение, я ударил дюзами главной тяги. И сразу же после этого сменил двигатель на химический. «Кварк» крутой дугой вырвавшись из полета по касательной, прошел более низкие слои облаков и перешел на почти горизонтальное планирование.
        Океан блестел подо мной серебристой чешуей. Вдали вырисовывалась правильная, даже излишне правильная линия побережья. Я уже был над ней. Горы. Скорость полета все еще оставалась слишком высокой для каких-либо непосредственных наблюдений. Тем не менее, я снизился и дал увеличение на боковой экран. Вершины, хребты, ниточки рек и неожиданно появляющиеся провалы долин переплетались разноцветными полосами. Горы потемнели, словно их покрывала коричневатого цвета растительность. И неожиданно провалились вниз. Открылась необозримая взглядом равнина. Я летел прямо на восток, вдоль параллели, приблизительно соответствующей земному тропику Козерога. Опять попал в ночь. А перед этим, на кратчайшее мгновение, там, где планета угасала узенькой, словно наброшенной на поверхность, полосой тени, я выглядел муравейник крохотных огоньков. С высоты это казалось одной-единственной миниатюрной лампочкой, накрытой сеткой от насекомых. Не иначе выглядят и земные города на ночном полушарии, когда ты заходишь на посадку. Потом, уже в полном мраке, который безуспешно пытались разогнать лики двух спутников, дающих вместе
света гораздо меньше, чем наша Луна, еще несколько раз промелькнули подо мной подобные рои светляков. Но я уже решил, что буду садиться у того, первого, там, где сейчас свет, сразу же за линией гор, отделяющих стеной бронзы и меди бескрайнюю равнину от моря.
        Когда лучи солнца вновь попали в объективы иллюминаторов и залили экраны, я находился на высоте, не превышающей двенадцати тысяч метров. Оказавшись над берегом океана, я пошел вниз, чтобы, промчавшись над вершинами горного кряжа, вертикальным столбом взмыть в небо. Безошибочно. «Кварк» замер, завис, словно парящая в воздухе башня, зияя огнем открытых кормовых дюз, прямо над небольшой котловиной, в самом центре которой виднелись переплетения ажурных построек.
        Я опускался спокойно, не торопясь, словно показывая класс пилотажа. Стенки кабины стонали, в них нарастало неприятное, вибрирующее гудение, со звукоизоляцией дело тоже обстояло не лучшим образом, и в то же время на меня обрушилась невероятная, неожиданная тишина. Какое-то время я напрягал слух, потом понял. Непонятные для земных компьютеров сигналы передатчиков, которыми пользовались обитатели системы Альфы, к которым мы привыкли настолько, что по сути дела никто из нас их не слышал, оборвались, словно ножом отрезанные. Знают, - мелькнуло у меня в голове. Так, словно я нуждался еще и в этом подтверждении. Они объявили радиомолчание. Точно так же, как поступаем мы на своих планетарных или сателлитарных базах, когда им грозит опасность, и когда весь эфир ждет одного-единственного сигнала тревоги или же приказа, отменяющего готовность.
        Я шел на посадку. На экранах я уже четко видел черные полосы, разбегающиеся от того места, куда попадал огонь. Еще одна, последняя, корректировка, выполненная навигационным блоком нейромата, настолько незначительная, что человек, плохо знакомый с полетами, не был бы в состоянии ничего заметить, и с грохотом плазменного урагана смешался звук, который всегда приятен: скрежет выпускаемых из корпуса посадочных лап с огромными, телескопическими амортизаторами. Все экраны в одно мгновение окутались клубами огня и дыма, поверхность была рядом, я почти что физически ощущал, как она содрогается, раздираемая потоком газов, и наконец тот единственный толчок, короткий, уверенный, словно у свинцового шара, упавшего на песок. Я стоял.

* * *
        Немедленно, не спуская глаз с окошек индикаторов, с пальцами левой руки, повисшими над клавиатурой, я послал шифровку Снаггу. Они ее получили, если все будет в порядке, через несколько минут. Но я не позволил ему подтвердить получение. Не хотел ни на долю секунды терять из поля зрения то, что происходило вокруг.
        Пока, однако же, не происходило ничего. Облако, поднятое отдачей садящейся ракеты, опускалось быстрее, чем я мог рассчитывать. Экраны светлели с каждой минутой. Сперва блеснул кусочек неба, голубой, чистый, без каких-либо примесей, потом появились облака, и наконец под ними засияли солнечные лучи, отразившиеся от стрельчатых вершин словно бы увеличенных в цветном стекле зданий. Я мог поставить себе неплохую оценку. Опустился примерно в полутора километрах от первых конструкций города.
        Я знал этот город. Может быть, не этот. Но такой же город.
        Тот же цветущий луг. Без следа линий передач, дорог, коммуникаций. Расстилающийся до подножий гигантских, перевернутых вверх острием конусов, овальных, но невероятно вытянутых башен, опоясанный низкими горами, словно бы связанными лучами с верхушками воздушных конструкций. Город был мастерски вкомпонован в пейзаж. Луг, словно на изображении, продемонстрированном в подземельях, проходил под ним, оплывая точечные фундаменты зданий, и убегал широким ковром дальше, ничего не утрачивая от своей сочной буйности и свежести красок.
        И все же это был другой город. Фильм, если программу, заложенную в проекторы, оставленные на втором спутнике, можно назвать фильмом, был выполнен приблизительно в том же ракурсе, в котором теперь «смотрели» фотонные объективы «Кварка». Но тот город был больше, его башни и конусы вздымались выше, больше дорог, напоминающих фантастически перепутанный карнавальный серпантин, соединяло их. Разумеется, я не рассчитывал, что отыщу оригинал изображения, выбранного обитателями планеты для демонстрации своей цивилизации. Впрочем, мне это было и ни к чему.
        Казалось очевидным, что развиты только два вида коммуникаций: подземная и воздушная. Какие-нибудь гравитационные линии и тому подобное. Меньше об этом. Достаточно того, что они обладали такими возможностями. С моей стороны было бы верхом наивности разыскивать город, в котором они держали Устера. Даже если бы я наткнулся на него, благодаря какому-либо невероятному стечению обстоятельств, могли бы пройти годы. Планета-то размерами примерно с Марс.
        Нет. Они должны сами доставить его сюда, туда, где я совершил посадку. Воздушными линиями они, очевидно, не захотят воспользоваться. Во время двух оборотов вокруг планеты я ни разу не обнаружил ни намека на летательные аппараты. Притаились. Впрочем, не мое дело, как они это сделают.
        В одном я был уверен: я имел дело с интегрированным обществом. Даже если в своей космической экспансии они до сих пор не переступили порога собственной планетной системы, то хотя бы даже из факта освоения соседних планет вытекает правда об их социальной динамике. На такое не способна ни одна раса, конфликтующая или внутренне разделенная. А поскольку так, то связь с местом, в котором содержится Устер, будет только вопросом времени. Разумеется, если он жив. Если же окажется иначе...
        Об этом я предпочитал не думать. Пока.
        Я не спеша поднялся и направился к шлюзовой камере. Все было приготовлено еще до отлета с орбиты Девятой. Один ручной лазерный генератор и головизионный проектор с полным контактным снаряжением. Весили они, наверно, с десяток килограмм, но я поместил их на тележке для кислородных баллонов. По крайней мере, он мне здесь не был необходим. Ни один датчик в шлюзе не возражал против выхода. Над верхним краем люка светилась надпись: Земля. Вот как легко обмануть автоматы. Немножко гелия, немножко аргона, чуточку углекислого газа, примерно половину кислорода - и сразу же: «Земля». Но автомат принимал во внимание лишь пригодность воздушной смеси для дыхательных органов человека. А атмосфера здесь, надо признать, была несравненно лучше, чем на нашей старушке-матери.
        Крышка люка откинулась с пронзительным визгом. Не желая даже на долю секунды терять из поля зрения город и прилегающую к нему равнину, я повернулся спиной к перекладинам. Люк находился прямо возле носа, а в ракете было пятьдесят шесть метров высоты. Считая вместе с лапами, которыми она уперлась в грунт
        Платформа остановилась. Послышалось тихое сопение пневматических амортизаторов. Я не почувствовал толчка. Я стоял на поверхности Третьей планеты системы Альфа Центавра. Еще не совсем. Еще чувствуя под ногами стальные конструкции земного корабля. Крохотную, овальную плиту лифта. Словно меня зачаровал этот кусок металла, или же присосал мои подошвы магнитным полем. Я не надевал вакуум-скафандра. Здесь в нем не было необходимости. На всякий случай взял только шлем с полным снаряжением.
        Почва была рядом. Выжженная до цвета кости земля белела в сантиметре от носков моих ботинок. И все же, когда я, наконец, решился покинуть платформу, я высоко поднял ногу, словно переступая незримый порог.
        Теперь уже я шел, не останавливаясь, пока почва, которую я попирал, не начала менять цвет, белизна стала светло-коричневой, потом вмешались фиолетовые тона, наконец стали попадаться обгорелые, но уцелевшие остатки растений. Я вошел в высокую траву. Круг мертвой земли, покрытый мелкой, белой пылью, всем, что осталось от цветущего луга, пораженного огнем дюз идущей на посадку ракеты, остался позади меня.
        Я прошел уже больше километра, все время нацеливаясь на фундамент ближайшего ко мне здания и ни разу не оглянувшись. Воздушные эстакады, оплетающие перепутавшимися змеями башни города, давно разрослись до размеров того туннеля, которого придерживался «Фобос» в пасти сателлитарной базы. Подвижные «жуки», как мы их окрестили, достигли величины земных жиробусов. Выпуклые стены первых конструкций уходили круто вверх, мне приходилось задирать голову, чтобы достичь взглядом их крыш.
        Здесь я остановился. Неторопливо скинул с плеч рюкзак и установил на траве стояк рефлектора голографической аппаратуры. Расправил его полукруглые крылья и закрепил магнитными лентами. Проверил питание. Потом отошел на несколько шагов, таща за собой кабель проектора. Сам аппарат поставил на траву, на расстоянии руки.
        И тут в пейзаже города произошло изменение. Сперва я не мог понять, в чем дело. Однако долго этого жать не пришлось.
        Ажурные террасы, словно подвешенные в воздухе на несуществующих цепях, крутые спирали и змеи дорог, все это неожиданно опустело. Еще несколько секунд, еще мелькали на входах боковых веток вытянутые силуэты запоздалых «жуков» - и живой, пульсирующий движением организм города на моих глазах превратился в увеличенный до абсурдных размеров мертвый макет, отражающий воззрения группы авангардистов-урбанистов.
        Во время всего полета и уже позднее, когда я метр за метром прижался к подножию комплекса небоскребов, мне даже в голову не приходило, что кто-то выйдет мне навстречу. Однако я не рассчитывал, что они начнут разбегаться при моем приближении. Не хватает только того, чтобы они полностью покинули город, вроде того, как они обошлись со вторым спутником, опоганенным пришельцами с Земли.
        А может быть, именно такой выход диктует им принятый и обязательный обычай, этика их расы? Может быть, их общество выпестовало и взлелеяло у себя закон, являющийся своего рода пародией на наш древнеиндийский принцип непротивления злу? Закон, настолько укоренившийся за многие столетия, что им даже в голову не может прийти, что этим законом можно пренебречь, даже тогда, когда зло это, как они, вероятно, считают, угрожает всей их цивилизации?
        В самом деле, я мог бы им только посочувствовать. Если бы такое могло оказаться правдой. Но не могло. По крайней мере, по двум причинам. Во-первых, раса, опирающаяся на такие принципы, никогда не достигла бы величия. Во-вторых... достаточно восстановить в памяти облик людей, какими я застал их после нескольких лет пребывания в сфере этой цивилизации.
        Вопреки всему, в первую минуту я почувствовал себя немного нехорошо. Еще раз, не знаю уж в который, обвел взглядом фронтоны ближайших зданий, их стреловидные, гармоничные очертания, словно точнейшие вычисления, реализовавшиеся в массивах с литыми, мягко поблескивающими стенами. Полная неподвижность. Тишина. Нигде ни въездов, ни дверей, ни каких-либо отверстий, которые соответствовали бы чему-либо напоминающему окна.
        Я простоял так добрые пятнадцать минут. Ничего. То же самое мертвое безразличие изысканных форм, то же самое впечатление полной заброшенности.
        Я понял, что, ожидая, ничего не добьюсь. Спокойно, словно сдавая экзамен, я взялся за дело. Честно говоря, я все время чувствовал, что нахожусь под наблюдение. Может быть, сотен пар глаз. Возможно, миллионов. Скажем, при помощи телевидения.
        Я взял в руку лазерный излучатель и, подняв его вертикально вверх, надавил спуск.
        К молочным, перистым облакам ударили нити ярче солнца. Я прицелился чуть вперед. Поток лучей прошли воздух в сантиметре над плоским куполом ближайшей постройки. Я уверенно держал излучатель, обоими руками прижимая приклад к груди. Направление огня я координировал движениями всего тела. Я не имел права промахнуться.
        Три коротких удара. Три длинных. Пауза.
        Осторожно, миллиметр за миллиметром, я направил световой луч в промежуток между стенами конструкций. Теперь они видели, должны были понять, что я не атакую. Что сигнализирую.
        Одна короткая вспышка, словно мгновенный блеск мощного маяка, поток две, три и так до десяти. Перерыв. И все сначала.
        Никакой реакции. С того момента, когда я впервые коснулся куртка, прошло десять минут. Долгих как годы. Я восемь раз передал нашу десятичную систему. Был на середине девятой серии.
        Закончил, с минуту еще простоял в неподвижности, сжимая короткий, нагревшийся ствол излучателя, потом медленно расслабился и опустил руки. Швырнул лазер перед собой на траву. Он упал мягко, бесшумно, словно попал в кучу перьев. Трава была густая и сочная. Стебли растений более толстые и высокие, чем у наших. Но и более эластичные, и одновременно словно бы покрытые губчатой массой. Когда я шаг за шагом шел в направлении установленного мной проектора, они прогибались под подошвами моих ботинок, словно пушистый ковер. Сперва незаметно, потом пружиня и без какого-либо шелеста. Когда я поднимал ногу, они медленно поднимались, расправляли листья, похожие на удивительно тонкие, раздвоенные на концах пальцы, и через несколько секунд я уже не мог бы определить места, где только что стояла моя нога, несущая всю тяжесть тела.
        Я остановился перед рефлектором головизионной аппаратуры и проверил экранизацию кабеля. Не было ни пробелов, ни утечек. Я повернулся к проектору. И тут краем глаза заметил, что в городе что-то начинает происходить.
        Однако происходило это не в городе. Мне на мгновение показалось, что начались галлюцинации. Я закрыл глаза.
        Изображение исчезло. Если только существовало в действительности. Однако оно не напоминало ни одну из известных мне картин. Я не смог бы поместить его в какой-либо из плоскостей. Словно, вопреки очевидности, все разыгрывалось только в моем воображении.
        Картина города стерлась, здания и соединяющие их воздушные магистрали окутал нежный туман. И на этом фоне обрисовалось, огромное, краем своим уходящее за линию горизонта кольцо из разноцветных полос. В таком положении оно оставалось не дольше, чем требовалось, чтобы его форма дошла до моего сознания. Потом диаметр его начал уменьшаться, разноцветное кольцо приближалось ко мне, сокращаясь вопреки всем законам оптики. Одновременно полосы фиолетовых, розовых, золотых, пурпурных цветов заиграли ярче. Вроде бы прозрачные, они начали заслонять собой все, что находилось позади них. Кольцо, или точнее вертикально поставленный круг подплыл ко мне плавным, но не слишком свободным движением. Везде, где в данный момент с ним встречался мой взгляд, одновременно существовал и четко рисующийся в перспективе город.
        Я опять прикрыл глаза. И опять все исчезло. Я подумал, что они располагают аппаратурой, способной вызывать в сознании человека пластичные изображения разнообразных форм, цветов, конструкций, может быть, даже понятий, например, формул. Но в таком случае изображение сохраняло бы ту же выразительность, вне зависимости от того, закрыты у меня глаза или открыты. Нет. Здесь не то.
        Пространственная проекция. Вне сравнения более «пространственная», чем программа, продемонстрированная нам в подземельях спутника.
        Разноцветный круг перестал приближаться. Я инстинктивно сделал несколько шагов вперед. Ощущая под ногами ласковую эластичность травы. Проекционная аппаратура осталась у меня за спиной, я забыл о ее существовании. Где-то далеко, словно бы в иной действительности, меня ожидала ракета с открытым люком и готовой поднять меня при легчайшем прикосновении пальцев платформой лифта.
        Круг, теперь неподвижный, словно бы противостоящий во времени - но только во времени - всем пейзажам иного мира, находящимся у меня перед глазами, не был мертвым. Наоборот. Его цвета переливались, как переливается цвет глаз человека. Словно бы постоянно одни и те же, они все-таки выражали что-то, и я чувствовал, что они способны выразить все.
        Неожиданным движением я потянулся к креплениям скафандра и скинул шлем. Он упал в нескольких шагах от меня, так же бесшумно, как незадолго перед этим тяжелый генератор излучателя. Я почувствовал ветер. Точнее, слабое дуновение, едва касающееся кожи на щеках и кончиков волос. Я вдохнул полную грудь воздуха. Он был необычайно легким и бодрящим. Мне показалось, что я чувствую его вкус языком и небом. Но это был только запах. Только теперь я обнаружил, что луг источает аромат отборных земных яблок. Терпкий, и в то же время как бы солнечный.
        Я остановил взгляд на неподвижно застывшем разноцветном кольце. И неожиданно заметил приближающееся к нему с наружной стороны копьеподобное острие черного клина. На мгновение край кольца еще сохранял ненарушенное очертания. И неожиданно развалился, треснул под прикосновением черной стрелы, в долю секунды фиолетовый цвет внутренней полосы замутнился, выцвел, посерел, словно благородная ткань, политая концентрированной кислотой. А острие неумолимо погружалось дальше, вспороло фиолетовый пояс, вонзилось в соседствующий с ним солнечно-золотистый слой. В мгновение ока его постигла та же судьба, что и цвет наружного слоя, границы уже не было, оставалась одна только мутная серость, из которой утекла жизнь. А клин уже раздирал пурпурные ткани. Я не мог бы сказать, откуда он взялся. Наиболее четко вырисовывалось его заостренное окончание, вспарывающее круг, дальше его контуры не были уже такими отчетливыми, и, наконец, незаметно, он сливался с фоном, которым служил укутавший город туман.
        От всего многоцветного круга осталось лишь серое, изглоданное, яйцеподобное пятно. Было невозможно определить, как он выглядел еще две минуты назад. И не то было наиболее скверным, что подверглась разрушению красота, выраженная в гармоничности, в изумительнейшем переливе цветов. Круг этот был живым. Мне продемонстрировали историю гибели. И не надо было быть мыслителем, чтобы понять, на кого выпала роль черного клина.
        Посреди мертвого пятна что-то блеснуло. Словно бы микроскопические пятнышки фиолетового цвета. И немедленно обволоклись толстеющей на глазах скорлупой черноты. Черноты настолько сочной и глубокой, что такой мне еще не доводилось видеть. Сразу же, в следующее мгновение она начала крепнуть, разрастаясь ровным, правильных очертаний кругом. Засветилось золото, словно открылось круглое солнечное окошко. Появился пурпур. Внутри убитого кольца разрасталась новая жизнь. Только на этот раз фиолетовая полоса уже не была крайней. Перед ней шла густая, мощная чернота.
        Клин, завершив дело уничтожения, замер. Теперь наружная полоса, а скорее панцирь нового круга, уже касался в своем росте его острия. Клин сопротивлялся некоторое время, потом его копьеподобное завершение сломалось. Острие обратилось в противоположную сторону, словно вывернутая перчатка, и подгоняемое сзади все разрастающимся черным кольцом, начало вспарывать свое собственное тело.
        Теперь процесс протекал все быстрее. Клин продолжал сохранять мнимую неподвижность. Только со стороны нового разноцветного круга он становился все более плоским. Собственное оружие, которое он применял до этого в деле уничтожения, теперь все глубже проникало в его собственное тело.
        Круг рос, наливался силой. Вернулся к своим первоначальным размерам. Краски вновь стали живыми и полными непонятного мне смысла. Восторжествовала поразительная, почти музыкальная гармония линий и игры переливающихся колец. Однако кое-что изменилось
        Теперь уже не беззащитный фиолетовый цвет шел по крайней полосе, окружающей остальные. Доступ к нему охранял толстый слой черноты. Сбоку, деформированный, смятый, притупленный, скорее напоминающий бесформенный шар, нежели острый треугольник, маячил признак клинообразного агрессора.
        Хотели ли они объяснить мне происхождение столь памятных черных автоматов,
«шаров», как мы их называли? Маловероятно. А сам клин, раздирающий живое тело разноцветного круга? Этот последний мог означать их цивилизацию. Или же наиболее ценимые ими качества. Так чем же был этот пришелец? Символом всеобъемлющей, неожиданной, трагической перемены? Вторжением инопланетян? В таком случае, мог ли это быть «Монитор»? Крайне сомнительно. Похоже было на то, что система обороны и эти «психологические» проекции были подготовлены гораздо раньше. Так что, возможно, я был и прав, когда приписывал то, что поджидало здесь людей, более ранним и не слишком приятным воспоминаниям, опыту, который приобрели обитатели планеты после визита, нанесенного им некогда представителями других звездных культур?
        Я внимательно следил, что будет дальше, не помогут ли мне новые превращения пространственного изображения в разработке гипотезы, которой я сам склонен был бы, на худой конец, поверить. Но ничего не происходило больше. Кольцо погасло, словно задутое, туман, окутавший город, мгновенно рассеялся, и вновь перед моими глазами были только его стрелоподобные, поблескивающие на солнце конструкций.
        Я довольно долго ждал, потом - словно человек, неожиданно приходящий в себя от глубочайшего сна - непонимающе огляделся по сторонам.
        В двух шагах от меня лежал, наполовину погрузившись в траву, как я назвал про себя покрывающие котловину растения, бело-зеленый шлем. Чуть вправо расступившиеся кончики листьев обозначали продолговатые очертания излучателя.
        Пахло яблоками. Я наклонился и скинул перчатку. Растопырил пальцы и провел ими по мягкой, нежной поросли. Сжал в горсти пучок растений и попытался вырвать. Они выскользнули, оставив между пальцами лишь несколько цветочных лепестков с краской, которую я напрасно пытался бы сравнить с какой-либо из известных мне по нашим газонам и паркам. Каждый листочек выпускал два узких крылышка, на концах напоминающих разрезанный на половины апельсин.
        Я выпрямился, не поднимаясь с колен. Мои пальцы пахли теперь яблоками. Но вблизи ощущался еще один сопутствующий аромат, словно бы морской соли. Скажем, яблоки, свежие яблоки, сваленные на пляже, там, куда еще добираются волны океана.

* * *
        Я встал. И был вынужден улыбнуться. С самого начала я был уверен, что сам прилечу сюда. Но никогда до сих пор я так сильно не чувствовал, что это было единственным, что я мог сделать.
        Что бы не означал этот сеанс, наполовину искусство, наполовину символика, но одно из него вытекало.
        Они не станут с нами разговаривать. Где бы я ни появился, возле другого города, на одном из спутников, они спрячутся, притихнут и в лучшем случае вновь мне покажут нечто такое, из чего я должен был бы сообразить, насколько я тут нежелателен.
        Договорились. Не будем навязываться. Оставим их в незамутненной, гармоничной умиротворенности, лишенной малейшего риска и малейшей надежды. По крайней мере, в человеческом значении этих слов. Я пытался заставить себя удивиться этой мысли. Тому, что так легко согласился уйти. Но не смог. Мысль эта укоренилась во мне уже давно. По крайней мере, с того момента, когда я коснулся ногой их планеты. И если я не пускал ее наружу, то просто занимался самообманом.
        Что ж, договорились. Пусть отдают Устера. Для него... нет, не стоит добавлять к старой новую ложь. Я сделал это для себя. Я. Парень из Корпуса.
        Но если подумать как следует, так чему я обязан тем фактом, что теперь стою здесь, лицом к лицу с цивилизацией, развившейся в экзосфере иного солнца? Ускорителям потоков антипротонов, которыми могу в долю секунды превратить цветущую планету в кратер действующего вулкана? Автоматам?
        Нет. Автоматы подводили. Точнее, делали лишь то, на что они способны. То и только то, что предусматривали их программы. Разработанные людьми на основании их многовекового опыта точного предвидения. Но что можно предвидеть, отправляясь к звездам?
        Бесполезной оказалась совершеннейшая аппаратура связи, обеспечивающая совместную мудрость поступков. И даже система, синхронизирующая связь внутри нервной системы отдельного человека. В одно мгновение у нас была отобрана возможность оптимально использовать все запасы знания, образцов и схем поведения, заключенные в клетках памяти мозга.
        И все же я здесь. Я выиграл. Благодаря тому, что дремало во мне долгие годы, может быть - поколения, в чем я никогда не отдавал себе отчета, поскольку мне это было ни на что не нужно, а точнее, потому что меня, предназначенного к действию без опасности поражения, научили, что ничего такого нет, а если и есть, то это следует заглушать в себе, поскольку это только мешало бы эффективности предпринимаемых действий.
        Только теперь я охватил мысленно всю фальшивость, всю поверхностность выводов, к которым пришли аборигены планеты, наблюдая за людьми, подвергнутыми воздействию зон нейтрализации. Достойное сожаление несовершенство критериев, которыми они пользовались, считывая и интерпретируя проекции их мозговых полей.
        Эти существа, как и мы, ценят красоту, тишину, гармонию. Их цивилизация высокоразвита и в совершенстве сбалансирована. Но, вопреки всему, они нам чужие, как может быть чужим только внеземной мир. Они не знают и не понимают нас. И никогда не поймут. Мы останемся для них неведомыми, даже если со своей стороны их цивилизацию и управляющие ей законы постигнем до конца.
        Поскольку мы сделаем это вне всякого сомнения. Потому что мы более сложной природы. Потому что носим в себе наследие поколений, дела которых были полосой ужасных, трагических ошибок и непрекращающейся драки за крохотный шаг вперед. Потому что мы не отвергаем этого наследия. Человек никогда не отрицал притаившегося в нем зла. Но никогда и не мирился с ним. Потому мы и выбрались живыми из кризиса цивилизации. А если даже часть того мира, что нам продемонстрировали в подземельях, все еще сохраняется в нашем подсознании, то тем лучше. Мы не станем обносить цвета нашей теперешней цивилизации черной скорлупой панциря. Мы по-другому обошлись бы с пришельцами со звезд, поскольку справились кое с чем несравненно более трудным: с собой.
        Мы более сложно устроенные. А значит и более универсальные. И потому они будут теперь покоиться в неподвижности утонченной гармонии, зачарованные благополучием нынешнего дня, пока все остальные расы не оставят их далеко позади себя. Они просуществуют сотни, может быть даже тысячи лет, отрезанные от собственных, пусть даже болезненных традиций и от собственного прошлого. Их уже не ждет ничего. Их город, висящий над пахнущим яблоками лугом, на самом деле - город смерти. Как и вся эта внешне прекрасная планета.
        Мы не станем навязываться им. Уйдем. Пусть только уладят то, что еще осталось уладить.
        О контактной аппаратуре, которую я принес в коробке проектора, я больше даже не вспоминал. Однако кое-что еще предстояло сделать. Я должен дать им понять, чего жду. Чтобы они знали, что я не уйду без него.
        Если бы у меня была фотография Устера... ха, если бы.
        Минуточку. У меня же есть... ну, да. В контактном наборе есть изображения, демонстрирующие строение человека. Мужчин.
        Я торопливо перерыл содержимое набора. Есть. Мужчина, женщина, ребенок. Анатомия, нервная система, кровообращение, скелет, мышцы. Полная характеристика вида, который заявился из галактического пространства и теперь вот церемонно представляется хозяевам. Мне хотелось смеяться.
        Я заложил серию снимков. Подсоединил контакты. Перед городом, высотой в какие-нибудь пятьдесят метров, обрисовался в воздухе силуэт мужчины. Я сделал изображение более четким.
        Это было вроде бы второе из первой серии изображений, демонстрирующих расу, заселяющую Землю. Общее изображение, но уже в поверхностной анатомической схеме. Острые черты лица, височные кости, выступающий подбородок. Нос и глаза в их обычном виде. Но под сводом черепа виднелись извилины мозга.
        Модель представляла высокого, с хорошо развитой мускулатурой человека, такого, как Устер. И даже в чертах лица, особенно в нижней его части, в губах и твердо обрисованном подбородке я обнаружил некоторое сходство.
        Я включил автоматическую смену кадров, повернулся лицом к городу, сделал несколько шагов и уселся на траву. Создалось впечатление, что я погружаюсь в пенолитовый кокон этакой изысканнейше смоделированной кровати. Ветер пошевелил мне волосы, смешал сильный аромат растительности с бодрящим движением воздуха, напоминающие тарелку цветы, рыжие и голубые, достигали мне до груди. Если это цветы, - мелькнуло у меня в голове, - то тогда должны быть и насекомые. Но в воздухе не было слышно гудения, которое всегда стоит над земными лугами. Я не замечал ни следа живности.
        Не могу сказать, как долго я так просидел. Меня охватило небывалое спокойствие, проникающее во все мельчайшие нервные волокна. Короче говоря, было мне хорошо.
        Тихий, ласковый мир. В нем можно жить без хлопот и проблем. Можно бы. Только людей в нем нет.
        Я понял, насколько сильно человек связан со своим видом. Не потому, что их объединяет общее сознание, накопившееся и оформившееся в истории тысяч поколений. А хотя бы и так. Самое важное, однако, то, что еще хотелось бы сделать, совместно с этим своим видом. Совместно и для него. Поскольку иначе не имело бы смысла все то, что делается для себя.
        Смешно. Ведь, по сути дела, о чем идет речь, как не о чувствах.
        О чем-то настолько личном, насколько это возможно. Сделал бы я что-нибудь с мыслью только и исключительно о себе? А делал ли я что-нибудь другое?
        Я изменил программу, заданную моей личной стимулирующей аппаратуре. Чтобы сохранить память о любви. Ну, так она осталась со мной. Разве мне это помешало? Я не мог бы сказать, что только благодаря ей я невредимым прошел через зоны нейтрализации, когда оборвались все внешние и внутренние информационные связи, которые, как я считал, обуславливают принятие любого решения. Так я не мог сказать, поскольку, вполне может быть, я как-нибудь справился бы и без этого.
        Почему я нарушил строжайшие запреты Централи, изменив программу личной аппаратуры? Минутная слабость? Но ведь я все время находился в сфере действия психотрона. Так как же я мог сделать это, если бы в самом деле в этом не нуждался? Собственно, чтобы действовать более успешно и более независимо?
        Нет смысла скрывать, я делал это только для себя. Не для Ити. Довольно об Ите. Я понял, что на самом деле Итя здесь совершенно не при чем. Впрочем, может быть, я знал об этом давным-давно?
        И сейчас я нахожусь здесь ради себя. Поэтому и прилетел один. Я не имел права вмешивать в это посторонних. Мне необходим Устер. Необходим на Земле. Чтобы отдать его Ите. Поскольку я ничего не позабыл. А остальное - это просто дело техники.
        Когда я заметил его, он был уже от меня не далее, чем в пятистах метрах. И сейчас бы я еще его не увидел, погруженный в собственные мысли, если бы не то, что он поднял руку и что-то закричал мне.
        Я поднялся. Поднялся и неторопливо направился в сторону проектора. Больше он не был нужен. Опустив руку на выключатель, я еще раз посмотрел в сторону приближающегося человека.
        Он шел упругим, ровным шагом, демонстративно не торопясь. Был без шлема, в легком, тренировочном комбинезоне. При ходьбе слегка раскачивал бедрами, словно бывалый моряк. Он всегда так ходил. Здоровенный, высоченный ребенок. Парень из инфорпола. Такой же, как я. Друг.
        Он был уже близко. Еще раз помахал рукой и пошел чуточку быстрее. Только сейчас я заметил, что он все время улыбается.

* * *
        Я поднял глаза ко все еще заслоняющему город, висящему в воздухе изображению анатомии человека. Не знаю откуда неожиданно пришла мне на ум фигура военного вождя древности.
        И все же, я сделал это. Вопреки всему. Теперь я могу вернуться. К тому, что оставлял для себя. Вернуться к Лине. Наверно, уже месяцы прошли с той поры, когда я понял, что люблю ее. Теперь я имел право сказать это себе.
        Я надавил контакт. На долю секунды в воздухе еще сохранялся четкий рисунок фигуры человека. Сверхъестественно огромный, с точно обозначенными центрами и нервными узлами, извилинами мозга, красными нитями жил, сбегающимися в области сердца. Я подумал, что не смог бы ответить, привез ли я это изображение сюда, под лучи чужого солнца, чтобы показать его иной, галактической расе, или же только для того, чтобы приглядеться к нему самому. И еще подумал, что этот вопрос тоже не должен остаться без ответа.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к