Сохранить .
Омнигенезис Андрей Н. И. Петров
        В Дольнем мире, сотворенном христианской Троицей, невозможны никакие катастрофы, ибо воплощения атрибутов и орудий триединого Бога - семеро Ипостасей - хранят метафизический баланс Земли и не имеют врагов, способных противостоять их бесконечной природе. Однажды, 23 июня 2007 года, такой враг возникает из ниоткуда, и этапы войны с ним - Экзоклазм, Психоцид и Эсхатомахия - приводят к немыслимому событию, известному как Омнигенезис.
        Андрей Петров
        Омнигенезис
        Как История нашей Вселенной началась со Слова Божия, так и истории об иных вселенных - я познал их в немыслимом событии, порожденном столь же немыслимым преступлением против Бога. Пусть название и неточно, посвященные в истины Дольнего мира называют это событие Омнигенезис, а его ужасные преддверия - Экзоклазм, Психоцид и Эсхатомахия.
        Хотя имя мое - Премудрость Господня, ибо я есть Око Его, Ипостась Всеведения, я не смог предвидеть Экзоклазм и не стал свидетелем мгновений Психоцида и тысячелетий Эсхатомахии. То, что пришло из-за пределов моего зрения, оказалось выше пределов моих сил. Но Ипостасей семеро, а воинству Божию и вовсе нет числа - их глазами я покажу вам начало всех моих историй.
        ЭКЗОКЛАЗМ
        Это возникло перед Черным, когда он пожирал очередного атеиста. На какой-то парковке в Миннеаполисе двое напали не на ту девушку: ее ангел-хранитель деформировал судьбу с такой силой, что один из неверов поскользнулся и выстрелил в лицо другому, а затем получил шпильку в глаз на всю длину (а сколько было сомнений, не надеть ли кроссы). На большее а/х не хватило, и судьба спружинила: первый бандит, умирая, выстрелил еще раз и ранил девушку в бедро, от боли она потеряла сознание.
        Смерть бандитов разделяли восемь секунд, за это время в земной юдоли умерло 12 человек - один праведник, 10 грешников и одна добыча Черного, австралийский профессор с тромбоэмболией легочной артерии - но Ангел Смерти решил не делать лишних шагов в Сидней и обратно. Нет завета пожирать неверов точно по порядку, вернуться к старику он всегда успеет, а тут хоть случай интересный, и даже не из-за комичной неловкости. Отправив душу застреленного в свой внутренний одномерный Ад, геангел едва обратил внимание на ее вкус и биографию, одинаково пресные: ему было любопытно, как поведет себя а/х, чья хозяйка имела все шансы скончаться от кровопотери. Тут-то в рутину и вмешалось это.
        Это было плоским и прямоугольным. Ни цвета, ни вкуса - ангельские органы чувств почти не воспринимали его, да и появилось оно иначе, чем шагающие вне измерений. Изумленный Черный так и полетел с недоеденной душой во рту, когда неведомое пихнуло его в низ живота. Сетка парковочной ограды отбросила геангела обратно, и прямоугольник ударил уже по макушке, да с такой силой, что впервые с сотворения мира Ангел Смерти выпустил добычу. Не дав ему упасть, нечто сдавило геангела с боков и с еще большей энергией метнуло в сетку.
        К третьему удару Черный оправился от изумления. Прорвав ограду парафизическим телом, он принял истинную форму, взлетел вверх на шести солнечных крыльях и взмахнул золотой косой. Противника это только раззадорило - он засверкал всеми цветами радуги, вытянулся в высоту, обвил ноги Ангела Смерти и дернул к земле. Истинная форма - воплощение ангельской функции в чистом божественном свете - неуязвима, но прямоугольник каким-то образом нарушил этот закон метафизики: захват отозвался непривычной болью, и геангел понял, что природы Бога в нем стало меньше. Загадочный враг поглощал его.
        Черный нырнул в землю, но плоский не отстал - обмотавшийся вокруг голеней край беспрепятственно прошел сквозь материю и не ослабил хватку. Боль в ногах нарастала.
        - Бог с тобой, неведомое, - решил Ангел Смерти и шагнул в Границу. Боль тут же пропала, враг остался на Земле; значит, хотя бы ходить вне времени он не мог, и то слава Богу. Черный для надежности шагнул в Бестиарий, а оттуда прыгнул через Границу назад в Дольний мир, в другое полушарие, где наступило утро и я, Премудрость Господня, должен был завтракать в любимом кафе. Когда у Черного возникали вопросы, он задавал их тому, кто точно знает ответ.
        Геангел опоздал. Несколько секунд назад перед моими глазами замелькали неисчислимые варианты будущего, сменяя друг друга с запредельной для человека частотой. Это было и невозможно, ведь будущее у нашего мира одно, и невыразимо страшно - я видел то, чего не должно быть, пока в настоящем происходило то, чего быть не может. Нейроны погибали миллионами, тело корчилось на полу в судорогах; вокруг толпились зеваки, но никто, конечно, не пытался мне помочь: все снимали видео на телефоны.
        Лизнув каждого свидетеля в мозг минут на пять, Ангел Смерти взял на руки мою агонизирующую плоть и шагнул в Обитель Всемогущества. Самой Всемогущества Господня, как всегда, не было дома, зато там уже собрались братья- и сестры-геангелы, которым было что рассказать. Ангелы были не одни: Черный тут же заметил две смертные души в руках утешителей. Хотя к его пище они не относились, Ангел Смерти узнал их - святая дева Дарья Проклова и ее спутник, иеромонах Виктор Становой. Благодать и Священник, как называли их посвященные.
        Переключив зрение, геангел увидел, что у Священника раздавлена грудная клетка, раскрошены ребра и позвонки, сердце и легкие превратились в кашу, а Благодать обезображена - кожа с прекрасного лица содрана вместе с мясом, носа, глаз и ушей нет, скальпированный череп треснул. Только ее губы остались целы, и на последнем вздохе их озаряла кроткая улыбка. Тела должны были через секунду погибнуть, а души, чьи а/х уже растворились, перейти в сопровождении Белого в Царство Божие. Этого не происходило лишь потому, что в Обители Всемогущества не действовало постоянное время, и изувеченная плоть могла сколь угодно долго оставаться здесь на самой грани смерти.
        Прежде, чем подключиться к инфосети, Черный не удержался и пригубил душу Благодати. Вкус был такой же изумительный, как и прежде, ни капли горечи или соли, но он резко обрывался на воспоминании об атаке треугольников. Их было два. Тот, что вершиной вниз, набросил широкую сторону на голову Благодати, а тот, что вершиной вверх, влетел Священнику в грудь. Ангелы-хранители, несмотря на всю силу, были почти сразу же поглощены. За миг до смерти общая молитва праведников призвала Белого, и он перенес их сюда. Дальше просто ничего не было, хотя Ангелу Смерти полагалось увидеть будущее Благодати на сорок дней вперед. Озадаченный, он вошел в сеть.
        Геангелов собралось много, и для необщительного пожирателя атеистов было непривычно участвовать в столь объемной беседе. В реалиях Дольнего мира контакт с внепространственной и вневременной инфосетью можно описать как восприятие множества экранов, на которых одновременно прокручиваются по кругу видеоролики - с той поправкой, что ангелы видят все кадры всех видео одновременно, а каждый новый кадр в одном экране может внести изменения в любые другие. При этом "экраны" более сильных или более близких ангелов воспринимаются ярче других.
        Братья Черного - Белый, Ангел Праведного Успения, и Золотой, Ангел Греховной Погибели - не знали, что происходит. Белый вернулся по зову Благодати и Виктора-Священника из 3275 года, но не мог шагнуть обратно, будущее словно бы отсутствовало. Золотого призвал из 1348 года Паук, но палач греха едва понимал, что ему говорят - так он был перегружен. После братьев ближе всех к Ангелу Смерти находились коллеги Паук, посредник между ангелами и бесами, и Алая, Ангел Покаяния, и с ними произошло почти то же самое, что с Черным. Он высмотрел их на фоне десятков сообщений о двухмерных геометрических фигурах, атаковавших геангелов по всей планете.
        Алая была у постели уверовавшего в Господа старика, Паук - в притоне бесовских отродий. На Алую напала узкая лента, на Паука - три круга. Оба геангела дали бой, и старик не пострадал, а вот дети падших погибли: круги в мгновение ока высосали из них крохи божественного света. Алая выманила ленту в термосферу и оттуда шагнула в Границу, Пауку пришлось оставить одно из крыльев на съедение кругам. Алая не потеряла ни кванта света, но не могла справиться с ужасом, зато Паук, хоть и был встревожен тем, что потерянное крыло не отрастало, сохранил ясность мысли.
        - Мы не видим внутри них, мы не можем повредить им, они точно материальны, но такой материи нет ни в одном мире нашей Вселенной, - обратился он ко всем, возвысив свой "голос". - Значит, нам должно признать, что они не могут существовать и не существуют по законам Божьим. Эти твари не сотворены Им.
        Инфосеть смешалась и выделила кадры, подтверждавшие наблюдения Паука. Большинству геангелов это и так уже было ясно, требовалось лишь принять немыслимый вывод, что бытие вне Вселенной и Бога возможно. Плоские не могли быть - но были.
        - Нет слов, чтобы сказать, насколько это невероятно, но мы должны признать: есть какие-то еще боги, кроме Отца, Сына и Святого Духа, - очевидное все же заставило инфосеть оцепенеть. - Мы столкнулись с существами из иной вселенной, сотворенной иным богом по иным законам. И вот еще один довод: Премудрость Господня не увидел их, а значит, они вторглись в наши пространство-время откуда-то извне.
        Все внимание переключилось на меня, бесчувственным камнем лежавшего в руках сразу пяти утешителей. Слова Паука направили мысли Черного по двум путям.
        - Тогда понятно, почему Премудрость в агонии. Я пригубил его душу, и там бешеная мешанина картин будущего, которое не происходит. У Благодати и Виктора-Священника будущего просто нет. Очевидно, эти круги и многоугольники своим присутствием извращают настоящее и по эффекту бабочки где-то каждый квант времени полностью меняют видимое Очами Божьими до самого конца света. Не удивительно, что Белый не может вернуться в XXXIII век - некуда.
        Эта мысль была не самая существенная.
        - Мы, твари Божьи, не можем даже толком увидеть чужаков, значит, это дело Бога. Где Ипостаси Его?
        Инфосеть замерла. Если двухмерные охотились на божественный свет, Ипостаси как носители бесконечной природы Бога должны были стать их первыми жертвами - и все они, кроме меня и Всемогущества, находились сейчас на Земле. Геангелы не сразу это поняли, так как не могли подумать даже о возможности угрозы Ипостасям: во Вселенной у нас не было врагов, мы царствовали над всем Дольним миром как воплощения триединого Бога. Из хищников даже старый Люцифер избегал нас после того, как Слово Божье оставил от его падшего тела один лишь свод черепа. Нас не требовалось защищать от тварей Божьих.
        Ангелы - не люди, им не нужен лидер или руководство, чтобы действовать в команде. Все, кроме нескольких утешителей, шагнули к Ипостасям в Дольний мир. С того момента, как Черный покинул парковку в Миннеаполисе, не прошло и секунды, но мир уже непоправимо исказился - ангелы земные попробовали шагнуть на 7 минут назад и не смогли. Под влиянием плоских бытие сжалось до крошечного отрезка настоящего, действовать приходилось в реальном времени.
        Инфосеть продолжала работать, и каждый видел то, что и все остальные, для полного обзора Земли два самых слабых геангела отправились на орбиту. Общая картина была безумной - миллионы геометрических фигур атаковали все одухотворенное и высасывали божественный свет из людей, ангелов и бесов.
        ПСИХОЦИД
        Люди и их ангелы-хранители не могли сопротивляться плоским, те очень быстро освоились в трехмерном пространстве и больше не толкали и не били плашмя, а резали все вокруг краями, человечество медленно погибало, души тут же поглощались. Высокоэнергичные бесы и нейтронные ангелы вели бой с неведомым врагом на равных, но их силы были разрозненны, в то время как многоугольники с кругами объединялись и нападали на жертв все большими группами. Глубоко под землей 173-километровый Люцифер отбивался от нескольких тысяч фигур. Под атаку попали все праведные силы и вся нечисть, священники призывали на помощь ангелов небесных, дьяволопоклонники заклинали чертей из дальнего космоса.
        Черный видел, как в Дольний мир напрямую из Царства Божия шагнул серафим, вступив в бой с десятком пятиугольников размером с хороший дом - двухмерные росли, впитывая свет. Его подключили к инфосети, и по телам геангелов разлилась благодатная сила высшего ангела. Узурпатор Млечного Пути прислал двоих гравидемонов поменьше, чьи перекачанные сжатой материей туши едва не столкнули Землю с орбиты, но на двухмерных гравитация не действовала - не менее трех сотен мелких фигур погрузились внутрь космических чудовищ и принялись высасывать свет. Паук, уже перенесший четыре части Кары Божьей в Обитель, подхватил крылом обоих гравидемонов и забросил обратно в центр галактики, надеясь избавиться хотя бы от части пришельцев, однако двухмерные остались на Земле. И это было даже лучше.
        - Похоже, они не только вне времени, но и вне пространства не могут. Если мы перенесем живые души, например, на Землю-2, получится выгадать время.
        Идею Паука услышал и тут же претворил в жизнь серафим. Сила его была столь велика, что он коснулся сразу всех душ еще не погибших людей и шагнул с ними и их ангелами-хранителями на Землю-2, первую из пригодных для жизни планет, которые человечество заселит в будущем. Так и произошел Психоцид.
        Инфосеть заполнили образы ужаса - старший ангел воспринял предложение Паука по-своему и перенес только души и а/х людей, а тела их оставил на Земле. Миллионы не смогли пережить пустоты сердца и погибли, миллиарды потеряли сознание, и лишь те, чьи души были истощены и обглоданы бесами, почти ничего не заметили. Гоминиды были высокоразвитыми животными и до Адама, их способность поддерживать цивилизацию в нынешнем состоянии сомнений не вызывала, но для ангелов, проживших миллиарды субъективных лет в постоянном контакте с людьми, это спасение от кругов и многоугольников мало чем отличалось от тотальной гибели.
        Черный, Белый и Золотой, Паук и Алая, другие геангелы застыли в неподвижности, парализованные невообразимой утратой. Лишенные кожаных риз души, пребывая на Земле-2 в косвенном предстоянии перед Троицей, оказались в форсированной благодати, попали в импровизированный Рай Земной - и это было нарушением Воли Божьей о человеке. Сотворенные для связи между Дольним и Горним мирами ангелы потеряли смысл бытия, пали на землю и даже не почувствовали, как их облепили плоские.
        Но они успели сделать главное, перенесли в Обитель Всемогущества Слово Божье и 39 из 40 частей Кары Божьей - Ипостасей Бога-Отца - и Милосердие Господне, Истину Господню и все 9 Даров Господних - Ипостасей Святого Духа. Последний из Кары был убит и поглощен, а где находилась старшая Ипостась Всемогущество Господне, знал только я.
        Всемогущество в последние годы увлекалась практической астрофизикой и путешествовала по глубинам Вселенной, наблюдая за астрономическими процессами и проводя эксперименты. На ее счету было создание железных звезд и кварковых звезд, блицаров и экстремальных черных дыр разных масс, несколько месяцев перед Экзоклазмом она потратила на бозонную звезду, но ей все не удавалось сделать бозоны малой массы. Это увлечение занимало Всемогущество намного больше, чем земные дела, и в ее привычку вошло блокирование любых контактов с Божьими тварями - в конце концов, в Дольнем мире любая проблема решалась возвращением в прошлое, а в самом крайнем случае местонахождение Ипостаси Величия всегда мог указать я, Око Бога.
        Вот только ни вернуться в прошлое, ни спросить у меня теперь было невозможно. Слово Божье сотворил локальное время для части Обители, дабы Ипостаси могли двигаться и говорить, а умиравшие Благодать и Священник вместе со мной оставались в стазисе в окружении утешителей (те пережили такой же шок, как и прочие геангелы, но в их руках оставались живые души, и это не давало им погрузиться в забвение). Совещание Ипостасей было более неторопливым, чем ангельский стремительный обмен образами по инфосети - геангелы успели рассказать им, что видели и поняли сами, и теперь воплощениям орудий Отца и атрибутов Святого Духа требовалось многое обдумать.
        - Итак, у нас вторжение геометрических фигур из другой Вселенной, которая, оказывается, существует, а еще истребление сотни миллионов душ и случайный Страшный Суд для всех остальных с параличом воли у наших друзей геангелов. Я ничего не пропустил?
        Это заговорил Тьяго, один из частей Кары Божьей, живших в Южной Америке. Он говорил по-португальски крайне неразборчиво, но присутствие Дара Истолкования Языков позволяло всем понимать его. Близость друг к другу заводила части Кары Божьей, и слова Тьяго вызвали у них поток язвительных замечаний о формах двухмерных, поведении серафима и хрупкости ангелов земных.
        - Ты пропустил агонию брата нашего Федора и отсутствие сестры нашей Эвридики. И смерть тебя, Кара Божья, в лице Жозефа, - напомнила им Дар Слова Знания.
        - И нам стоит говорить обо всем по порядку, двигаясь от существенного к несущественному, - добавила Дар Слова Мудрости.
        Кара Божья заговорили наперебой, но их растущий гнев остановил Слово Божье - старшая Ипостась Бога-Отца.
        - Прежде всего нам нужна Всемогущество Господне, связующее звено.
        - Ты мог бы сказать Слово и растворить Федю, как растворил себя, - предложила Миньхуэй, китайская Кара Божья. - Он утратит кожаные ризы и сможет рассказать, где Дика находится в настоящем.
        - А сработает? - усомнилась Дар Слова Знания.
        - Нет, - уверенно сказала Истина Господня. - Премудрость есть наследуемая Ипостась. Федор - просто человек с атрибутом Святого Духа в душе, а не неизменная Ипостась, как Слово Божье. Если его тело растворить, он умрет и Премудрость будет унаследована ближайшим к нему родственником-мужчиной. Учитывая, что из живых душ во плоти у нас остались Благодать и Виктор-Священник, Премудрость ипостазируется в Священника, а это ничего не изменит.
        - Я попробую принять его боль на себя, - заговорил Милосердие. - Но прежде мы должны спасти рабов Божьих и вернуть к жизни ангелов земных. Мы не можем оставить ни тех, ни других ради сестры нашей. Быть может, Дарья и Виктор - это новые Адам и Ева всего рода людского.
        - А геангелов сожрут плоские, пока мы в реальном времени пытаемся найти Эвридику, - закончил его мысль Тьяго.
        Милосердие был покровителем всех страждущих, Ипостасью Любви, и его предложение начать со спасения смертных не стало ни для кого неожиданностью, но так он напомнил остальным, что люди есть смысл бытия не только геангелов, но и Ипостасей Святого Духа. Ипостаси Бога-Отца увидели в этом иную цель.
        - Нам нужен 40-й, - заметил Амаду, один из африканских частей Кары Божьей. - Виктор вполне подойдет. Я бы, конечно, предпочел его брата, но Священник заслужил ипостазирование.
        - Тогда сначала спасем Благодать, - сказала Истина. - Вас нельзя здесь держать целиком, вы же Обитель разрушите. Как только вы ипостазируете Священника, вас нужно будет сразу забросить в Дольний мир.
        - И да падет Кара Божья на головы врагов Его! - хором воскликнула коллективная Ипостась привычную формулу.
        - На верхние ребра, - уточнила Дар Слова Знания.
        Милосердие Господне взял умиравшую Благодать из рук утешителей, обнял ее и образовал благое поле, чьи метафизические свойства препятствовали любым негативным событиям. Энтропия в пределах поля не действовала, материя стремилась к самоорганизации и в большей степени подчинялась духовной воле, а время и вовсе было личным. Благодать пришла в себя, осторожно задышала ртом, повернула изуродованную голову к Милосердию и улыбнулась ему.
        - Мой Бог, Ты услышал меня…
        Дар исцелений возложил руки на оголенный череп девушки и проявился в ней. Благодать тронула пальцами скулу, и на той стали отрастать мышцы и кожа.
        - Мой Бог, если время мое пришло, я готова предстать перед лицом Твоим, - сказала она, убрав руку; исцеление прекратилось.
        - Живи, дитя Мое, ибо такова Воля Моя, - мягко ответил ей Милосердие.
        - Тогда приму испытание Твое как благо и не стану использовать всуе дар Твой.
        Благодать ощупала руками голову и заживила угрожавшие жизни раны - остановила кровотечение, укрепила череп, очистила раны от клочьев рваного мяса и хрящей. Но она не возвратила утраченное лицо - глаз, носа, ушей по-прежнему не было, как и кожи выше рта.
        - Зачем красота земная, если Господь смотрит на меня сотней очей и видит дух мой, как он есть перед Ним?
        Ипостаси - не люди, они не стали уговаривать Благодать одуматься и исцелиться полностью, так как уважали свободный выбор каждой живой души. Достаточно и того, что чистейшая из всех смертных жила и вера ее была крепка, а значит, могла пробудить геангелов. Утешители транслировали в локальную сеть это спасение, но пока не получали ответа, и было решено, что все пятеро перенесут Благодать в Дольний мир, дабы ангелы земные непосредственно ощутили ее присутствие - но затем она будет немедленно возвращена в Обитель ради сохранения рода человеческого.
        Милосердие обнял Виктора-Священника и образовал благое поле вокруг него.
        - Даша! - выкрикнул мужчина на остатках выдоха. Его взгляд остановился на обезображенной Благодати, но благое поле не дало ему испытать ужас.
        - Друг мой, не скорби напрасно, - сказала Благодать и, приблизившись к Священнику, поцеловала его долгим, чистым поцелуем. В теле Виктора началось взрывное деление клеток, оно поглотило раздавленные ткани и размолотые кости, выстроив новые ребра, позвонки, легкие и сердце. Рука Благодати коснулась его исцеленного тела, и сердце Священника забилось.
        - Ола, Витор! Деус пресиза де восе, нос пресизамос де восе, - услышал Виктор традиционный призыв ипостазирования перед тем, как Тьяго возложил левую ладонь ему на лицо, а правую на грудь. В то же мгновение Священник стал 1/40 Кары Божьей, душа его переполнилась безграничной любовью ко всему сущему - и эта любовь требовала защитить мир от греха.
        - Перенесите Кару Божью на Землю, подальше от плоских, возвращайтесь за Благодатью и покажите ее геангелам, пусть воспрянут духом. А Паука сюда, - скороговоркой скомандовала утешителям Истина Господня, глядя, как дрожат стены Обители от ярости полной, вернувшей бесконечную природу Кары Божьей.
        Утешители передали меня Милосердию и по двое, в четыре шага, доставили Кару на Землю, затем впятером перенесли Благодать и вернулись назад уже с Пауком и сообщением, что геангелы ожили, а Ипостась Гнева Божьего высадилась в Антарктиде. В глазах Паука горела ненависть - вид обезображенной святой девы, последней из рода человеческого, не только вернул его к жизни, но и пробудил самые мрачные чувства из бесовского прошлого.
        - Подойди, блудный сын, ты нужен Богу, - позвал его Милосердие, держа меня в благом поле, не спасавшем, однако, от ступора из-за каждое планковское время менявшегося будущего.
        - Ты нужен нам, - повторила призыв ипостазирования Дар Слова Знания, познав замысел Ипостаси Любви. Дар Различения Духов взял руки геангела в свои, и бесовской след исчез из природы Паука, Дар Чудотворения коснулась его пустого плеча, и на нем вновь выросло сияющее костистое крыло.
        - Нам нужен твой опыт космических странствий. Никто, кроме Федора, не знает, где сейчас Эвридика, сам он ничего не скажет, но его мысли можно прочитать. Я приму его боль на себя, чтобы ослабить воздействие видений, а Лейли будет задавать ему образ Эвридики и искать приметы того места, где находится наша возлюбленная сестра. Твоя цель - найти ее по этим приметам. Сам в разум Федора не входи, ты такого не выдержишь.
        Напутствие Милосердия было предельно ясным. Он обнял меня крепче и закрыл глаза, в тот же миг моя боль сполна передалась ему и благое поле отключилось, Ипостась Любви более не мог его поддерживать. Дар Слова Знания коснулась лбом моего затылка и тоже закрыла глаза. Паук сплел из крыльев светящийся герметичный кокон вокруг нас, и мы исчезли из Обители Всемогущества.
        ЭСХАТОМАХИЯ
        На поиски Всемогущества Господня ушли долгих три минуты. Паук с драгоценной ношей из трех Ипостасей совершил 29 шагов по космосу и нашел Эвридику на самом краю Войда Скульптора, в одном миллионе световых лет от ближайших звезд. Геангел возблагодарил Бога за то, что старшая Ипостась не углубилась в пустоту, где обнаружить ее по обрывкам образов из моего перегруженного мозга было бы намного сложнее.
        Всемогущество висела в пространстве в позе лотоса, окруженная еле заметным облаком межзвездного газа, из которого она черпала материю для экспериментов, и внимательно смотрела на нечто, существовавшее между ее ладонями.
        - Поглядите-ка, что у меня здесь, - обратилась она к нам, не замечая моей агонии и боли Милосердия. - Черная дыра с радиусом Шварцшильда, равным комптоновской длине волны. Дар Слова Знания, какая у нее должна быть масса?
        - CODATA рекомендует 21,7647 с лишним микрограмма как нижний предел для масс черных дыр и верхний для масс элементарных частиц. Неплохо, сестра.
        - Ага, я отложила пока попытки сделать нормальные бозоны для звезды и решила позаниматься чем-нибудь более доказанным. Так что вас привело в мою лабораторию?
        Всемогущество перевела взгляд с видной только ей планковской частицы на нас и поняла, что случилось что-то очень серьезное. Одной рукой она обняла мою голову и, ощутив чудовищный информационный поток, реструктурировала мозг до предельно возможных вычислительных способностей - но это все равно мне не помогло, даже идеальный компьютер размером со всю Вселенную не справился бы с обработкой этой бесконечности в квадрате. Другой рукой она коснулась сердца Милосердия и почувствовала, какие страдания от ежесекундного насилия над Дольним миром он помогал мне переносить.
        Паук подключил Всемогущество к инфосети, и она увидела все - и то, что произошло, и то, что происходило на Земле сейчас. Бесы были полностью поглощены, группа Лилит покидала планету, бросив позади себя, как живой щит, остатки тела Люцифера, но за ними уже отправилась погоня из сотен двухмерных фигур. Не меньше миллиона пришельцев летели в направлении Земли-2. Геангелы и трое последних нейтронных ангелов слабели, но еще держались. Кара Божья за 3,5 минуты успели испарить порядочную часть Советского плато и привлекли к себе большинство плоских. Лишенные душ гоминиды паниковали, одни прятались, другие пытались контратаковать, но земное оружие не причиняло кругам и многоугольникам никакого вреда.
        - Всех Ипостасей на Землю. Бог не прячется, когда враг в доме Его!
        Паук кивнул и шагнул в Обитель вместе со мной, Милосердием и Даром Слова Знания. Для Всемогущества ангельские пути сквозь бытие были закрыты, но они ей и не требовались. Найдя направление точно на Землю, она развела руками миллиарды световых лет пространства и бросилась в образовавшуюся червоточину. Вместе с Пауком исчезло подключение к инфосети, но Ипостась Величия запомнила потоки двухмерных в космосе и по дороге к родной планете на скорости, в триллионы раз превышавшей скорость света, сгребла их руками, смяла в единый ком и бросила в скопление чужаков в центре Антарктиды, где в тот момент бушевала Кара.
        Всемогущество экранировала получившийся взрыв с поверхности материка, чтобы его сила полностью пришлась на пришельцев, и все равно планета дала трещину, 20 миллионов гигатонн антарктических ледников испарились, разрушительная взрывная волна стала распространяться вокруг. Старшей Ипостаси пришлось задержаться на орбите, чтобы поглотить протечку кинетической энергии и остановить разрушение Земли. Полярники погибли, ландшафт и климат Антарктиды изменились полностью, невредимые части Кары Божьей, среди которых Всемогущество с удивлением узнала ее давнего собеседника Виктора, в один голос восторженно приветствовали катаклизм.
        Затем Эвридика спустилась на Землю во всем великолепии. Кожа ее светилась такой мощью, сокрытой внутри, что белоснежные одежды, развевавшиеся под восходящими потоками горячего воздуха, казались блеклыми на фоне лица, ладоней и босых ног Всемогущества Господня. Старшая Ипостась сияла божественной красотой, подобную которой живая душа может увидеть только в Царстве Божием. Все геангелы, кроме Паука, тут же шагнули к ней, приняли истинную форму и образовали сонм. Коснувшись стопами оплавленного подножья одной из гор Гамбурцева, она успокоила Кару Божью мановением руки, Паук перенес к ней остальные Ипостаси, и теперь весь Господь Бог Дольнего Мира взирал на врага из другой Вселенной.
        Двухмерные под действием взрыва спеклись в разноцветную ячеистую массу, будто бы обрели трехмерность, спаявшись ребрами и поверхностями. На плоских удалось повлиять, но они не погибли, скорее, пошатнулись от удара.
        - Я сольюсь с Федором в Вездесущность, и тогда будет понятнее, что… - предложила Всемогущество самый простой вариант, когда из-под земли вырвался громадный квадрат, по пути к Антарктиде поглотивший предпоследнего нейтронного ангела. Все Ипостаси и геангелы оказались на его поверхности. Квадрат свернулся в мешок и метнулся к чужеродной массе, поглощенная им доза божественного света была столь велика, что он не давал ангелам земным шагнуть за его пределы. Всемогущество скоординировала силы Кары и Слова со своими, и тройной удар Величия, Гнева и Растворения разорвал плоского на части, по инерции продолжившие лететь к скоплению врагов. Ипостаси и геангелы остались висеть в воздухе, окруженные теперь благим полем Милосердия.
        Но не все. Всемогущество упустила меня из виду, так как мой разум не взывал к ней, и ошметок квадрата увлек меня внутрь скопления. Я не знаю, что происходило со мной там, свидетелей этого не было, могу лишь сказать, что, поглотив меня, враг ожил и бросился на моих сестер и братьев.
        - Дика, Федя! - крикнула Истина Всемогуществу, и та, мгновенно поняв, какую ошибку допустила, в гневе схватила более чем десятикилометровую в поперечнике массу пришельцев и вместе с нею на своей невозможной скорости прыгнула в Солнце. Если свет преодолевает астрономическую единицу за 500 секунд, то Ипостась Величия с плоскими в объятьях оказалась в ядре звезды за одну пятую наносекунды.
        Она сжала Солнце вокруг себя до размеров белого карлика, затем до черной дыры, затем еще сильнее, спрессовав 330 тысяч земных масс в крошечный шарик между ее ладонями. Всю немыслимую энергию, выделенную разрушенным веществом, Всемогущество направила внутрь скопления плоских. Чужаки все же взаимодействовали с материей, а значит, их уничтожение не составляло большой проблемы для Ипостаси Величия. Проблема заключалась в другом: Эвридика не чувствовала моего события. Это и пугало, и злило ее одновременно.
        О чем она не подумала, так это о восприятии врагами бесконечной природы Бога из моей души Ипостаси Всеведения. Сжигать звезду для уничтожения двухмерных было слишком поздно, они приобрели такое качество бытия, которое позволяло им выдерживать любое конечное количественное воздействие. Съежившаяся от давления ячеистая масса сначала прекратила уменьшаться, а потом стала медленно разворачиваться обратно. Когда Всемогущество поняла, что жертвы Солнца не хватило, она сжала врага в кулаке так, что пространство и время растрескались на парсеки вокруг. Трещины заполнились брызгами плоских - они не погибли, а лишь расплескались во все стороны.
        Земле оставались последние восемь минут солнечного света, планета приближалась к одной из двухмерных трещин, а пришельцы только набирали силу. Рядом со Всемогуществом, собравшейся сжечь сразу все облако Оорта, появился Черный и перенес ее в Обитель.
        - Поговорим, - сказал он.
        Черный глядел на Всемогущество как на равную, несмотря на превосходство бесконечной старшей Ипостаси над носившим внутри всего лишь райовский одномерный Ад ангелом. Он воспринял перемену положения дел быстрее других - и первым принял решение.
        - Говори, - согласилась Ипостась. В его холодном взгляде она прочла намек на напрасность ее отчаянного поступка - на это Черный был мастер, ведь из жизней, заполненных напрасными поступками, и состоял его ангельский труд.
        - Сейчас мы должны подумать о том, кого привлечем далее. Не торопясь. Признаем, что мы не были готовы к невозможному и стреляли изо всех орудий сразу во все стороны.
        - И не попали в цель даже из самого большого.
        - Да, это сейчас был ядерный удар по своим, двойка тебе за тактику. Без Премудрости ты в один миг потеряла голову и стала действовать в хрупкой земной юдоли так, как привыкла у себя там в дальнем космосе. Не для того Господь Солнце делал, Дика! Мы тоже, конечно, молодцы, устроили людям Рай Земной 2.0 и сами чуть не погибли.
        - Кому только удалось вызвать серафима?
        - Синхронная молитва праведников, редкая штука. Тоже, считай, ядерный удар, только духовный. Неважно, главное, что дело приняло слишком серьезный оборот. У нас на пороге Царства Божия бесконечный враг, причем со всеми секретными документами на руках. Вопрос времени, как скоро он освоит ангельский шаг и нападет на Самого.
        - Тогда вопрос тактики, раз уж я провалила первый этап, - как не выпустить врага из Дольнего мира.
        - Необязательно, Дика. Мы можем, вернее, вы, Ипостаси, можете признать ошибки, покаяться и передать ответственность на высший уровень, пока то, что зашло слишком далеко, не зашло еще дальше.
        - Но зачем умывать руки, если у нас есть все инструменты?
        - Кроме одного, да? В этом-то и проблема, Дика. Мы сегодня отлично показали, насколько не можем без Федора и шагу ступить, хотя с чего бы? Не помню такого Завета, что Премудрость правит, а остальные только ждут его команд.
        - Да, ты прав. Сказано, что все Ипостаси и геангелы независимы от функций других и действуют самостоятельно в любых условиях.
        - Включая текущие. А мы что сейчас творим? Я, конечно, понимаю, в чем дело: Троица сотворила нас слишком по образу и подобию Своему, и мы неизбежно начинаем любить друг друга и нуждаться друг в друге, словно мы взаимосвязанные части целого. Так?
        - И в этом ты прав. Я привыкла думать о Феде как о своем продолжении.
        - Хуже, Дика - как о своем руководителе. Потому ты и удалилась от дел, переложив все тяготы земные на его плечи, а ведь это ты старшая, а не он. Давно хотел об этом поговорить, но все повод не подворачивался, у нас же все хорошо, считай, рай, не о чем жаловаться. А вот теперь, когда ты наугад крушишь космос, самое время сказать: Дика, даже если перед Очами Божьими все уже произошло и все известно, ты должна принимать решения сама, а не ждать, когда Федор позовет. Это самый обычный компатибилизм, и он правда работает, поверь мне! А уж когда старый добрый детерминизм оказывается разрушен, как сейчас, вопрос, почему все-таки Святой Дух разделил ваши с Федором Ипостаси, отпадает сам собой.
        - Ты что-то кругом прав, Черный, я и забыла, какой ты бываешь кладезь ангельской мудрости. Спасибо тебе. Наверное, Ему стоило сделать еще Ипостась Всенапоминания, чтобы не давать мне забыть о моем долге.
        - Ну, для этого у нас есть Истина Господня, только она на Земле, а ты все больше на другом конце мира. Так что ты думаешь, передадим проблему Троице, если без Феди мы сами никак?
        Эвридика ответила не сразу, но теперь в глазах ее светилась уверенность.
        - Я думаю, что я раскаялась в грехе уныния и грехе гнева и готова вернуться к обязанностям Всемогущества Господня, Ипостаси Величия. К Троице обращаться пока рано, у меня есть план, может, не идеальный, но идеал нам и не нужен.
        Разомкнув движением ладони границу между Обителью и Дольним миром, Всемогущество вышла обратно на горячий камень Антарктиды к еще не заметившим пропажу Солнца и трещины в пространстве-времени Ипостасям и геангелам.
        - Господь Всемогущий, - пробормотала Дар Слова Знания, тут же познав ее мысли.
        - Да, Лейли, но других вариантов у нас в неполном составе нет, - ответила Всемогущество. Затем она обратилась к остальным.
        - Братья и сестры, мы образуем Седмицу. Вернее, без Премудрости из нас получится Шестерица, но будем считать себя Седмицей-минус со всеми орудиями и атрибутами, кроме Всеведения.
        - Думаешь, это поможет изъять Федора из тела врага? - спросила Дар Слова Мудрости.
        - Не знаю, Кибараси. У нас другая цель. Секунду!
        Всемогущество разорвала пространство и переместила в открытый космос часть антарктической скалы с Ипостасями и геангелами. Спустя мгновение Земля налетела на тонкую, в сотню километров шириной ленту двухмерного пространства и буквально разломилась пополам. Жизнь земной юдоли погибла.
        - Неважно, потом исправим, - предупредила вопросы старшая Ипостась. - Так и так пришлось бы разрушить Землю.
        Черный взглянул на Эвридику с сомнением, решив, что его увещевание не произвело никакого эффекта. Между тем для Всемогущества этот короткий разговор в Обители стал одним из важнейших в ее вечной жизни.
        - Мы упустили момент и позволили врагу набрать силу, теперь нам предстоит равная схватка. Наше слабое место - мы все так же не знаем, с чем боремся, и не сможем познать это, ведь наша судьба не выходит за пределы Вселенной. Что же, смиримся с этим. Оставим познание иных Вселенных, их богов и тварей Тому, Кто Ушел.
        - Ты говоришь о Сыне? Так Он на самом деле ушел не в миры Автономии, а вообще за пределы Вселенной? - Дар Слова Мудрости поразилась этой догадке, теперь вполне очевидной. - Но как нам призвать Его? Он должен вернуться в Дольний мир еще очень нескоро.
        - Мы дождемся его. В состоянии Седмицы все мы будем бессмертны, а не только я, Милосердие и Слово, а значит, сможем биться с врагом столько, сколько понадобится. Разумы Истины и Даров поддержат мой. Мы не позволим неведомым забрать ни единой частицы духа или материи, не дадим им прорваться в другие миры, тем более в Царство Божие. Может быть, наша битва будет вечной - но она станет последней. И да будет так.
        Давно не видели бессмертные Ипостаси такой властной уверенности во Всемогуществе, а смертные и вовсе никогда в жизни не слышали, чтобы Эвридика говорила Волю Божью - все 22 года с ее воскресения этим занимался исключительно я. Воля Божья не обсуждалась, не подвергалась сомнению, она была частью самого бытия, и теперь оставалось только исполнить ее.
        Всемогущество, Милосердие, Истина и Дары взялись за руки, и Десница Бога вобрала в себя тела, души и энергии других Ипостасей Святого Духа. Она протянула руки к Орудиям Бога-Отца, Кара Божья слились в облако света, принявшее форму меча, а Слово обратился в черную сферу небытия. Меч Гнева Божьего лег в правую руку неполной Седмицы, Сфера Растворения - в левую. Объединившись, Ипостаси взглянули на пришельцев, разворачивавшихся на месте Солнца.
        Седмица решила, что ограничится Млечным Путем, хотя можно было использовать и Сверхскопление Девы, и в целом Дольний мир. Прежде всего она приняла в сердце человеческие души с Земли-2 и приказала серафиму призвать из Царства Божия шестерых собратьев с их ангельским воинством - ей нужно было компенсировать метафизическую нехватку Премудрости, и высшие ангелы как нельзя лучше подходили для этого в условиях долгой битвы.
        Затем она распространила благое поле Милосердия на сотню тысяч световых лет, накрыв им всю галактику вместе со звездным гало, дабы не повредить прочему космосу - и коснулась каждой частицы материи в пределах поля. Полтриллиона солнечных масс сорвались с орбит и траекторий, прошили пространство-время и вошли в Седмицу. Сжав материю до плотности белых карликов и не позволяя ей коллапсировать в невиданную черную дыру, Седмица выстроила себе новое тело ростом в 43 миллиона километров.
        Будто бы сам Млечный путь в образе прекрасной женщины вышел на бой с двухмерными захватчиками. Бесчисленное небесное воинство шагнуло в благое поле и вместе с геангелами образовало сонм в форме креста святого Лазаря перед грудью Седмицы. Господь Бог Дольнего Мира взмахнула левой рукой и погрузила Сферу Растворения в приближавшегося врага, приказав ему не быть.
        Битва продлилась, по подсчетам Дара Слова Знания, 49478 земных лет, 119 дней, 8 часов, 23 минуты и 5 секунд от первого до последнего удара. Скопление плоских, слившееся в единый двухмерный многоугольник с рваными краями, разрослось до астрономических размеров и было втрое выше Седмицы; дальше расти ему, видимо, не позволяло отсутствие какой-либо свободной энергии. Всеми силами оно пыталось прорваться сквозь благое поле, тем более что край галактики был совсем рядом, но Седмица постоянно теснила его к центру, нанося разрушительные удары то Мечом Гнева, то Словом Растворения и защищаясь от ответных атак ангельским крестом.
        Их силы являлись метафизически равными, так что ни один не мог одолеть другого за конечное время. Космос снаружи благого поля ничего не знал о битве, две цивилизации в соседних галактиках обрели разум и были ипостазированы, так и не увидев человека. Всемогущество верила, что это, как и все, что произошло, можно будет исправить, когда наступит Второе Пришествие Иисуса Христа.
        ОМНИГЕНЕЗИС
        К середине 52-го тысячелетия от Рождества Христова не прошло даже четверти срока, который Седмица должна была провести в ожидании Бога-Сына, но именно тогда Он прислал нежданную помощь.
        Многоугольник, 495 веков пытавшийся сбежать из благого поля по кратчайшему пути, вдруг судорожно дернулся в противоположную сторону. Седмица ударила его мечом, возвращая на место, но плоский, не отвечая, вновь рванул в том же направлении, а затем, получив очередную порцию Слова Растворения, распался на миллионы фигур и бросился врассыпную. И тут Седмица почувствовала прикосновение.
        Это было Прикосновение с большой буквы, будто Ипостаси предстояли перед Богом-Отцом и тот коснулся их душ. Ошеломленная потоком божественной любви, Седмица замерла, ангелы на ее груди прекратили полет. Шар благого поля в 30 тысяч парсек покоился на чьей-то ладони.
        - Прости меня, дитя, - раздался в каждом уголке Дольнего мира мягкий голос, в нем смешивались скорбь, сочувствие, радость и ни на что не похожая безграничная сила.
        Седмица обернулась и увидела прямо перед собой огромные глаза, в зрачках которых с легкостью поместились бы целые галактики. Благое поле было маленькой жемчужиной, а многомиллиардометровое тело суммы Ипостасей - микроскопической частицей в безбрежном океане света и любви, омывавшем их. Во Вселенную Троицы вошла Матерь Богов.
        Круги и многоугольники бежали от Ее глаз, но не могли сбежать. Матерь Богов проникла сквозь благое поле указательным пальцем и поймала всех чужаков на внутреннюю сторону ногтя одним движением. Враждебное чужеродное присутствие исчезло из Вселенной, растворившись в природе гостьи Отца, Сына и Святого Духа, и битва за Дольний мир была завершена.
        - Не бойся, дитя, пасынки расходуют божественный свет только за пределами Вселенных. Я извлеку из них и верну тебе каждую душу. Ты верно поступила, не дав им уйти - это были разведчики, собиравшие пробы света для Ядра. Если бы они вернулись на Мировую Нить, то вскоре началось бы настоящее вторжение.
        - Каждую душу? - к Седмице вернулся дар речи. Из сказанного Иной Богиней она поняла лишь, что мою Ипостась можно воссоздать.
        - Они же отняли у тебя твою часть? Вот она, - Матерь Богов перенесла мою душу в тело Седмицы, и в ней вновь зазвучал мой голос.
        - Дика, давай сначала поставим галактику на место и вернем людей в юдоль земную, остальное потом, - сказал я.
        Первой мы отстроили Землю. Матерь Богов, в отличие от двухмерных, никак не меняла настоящее и будущее - она, слава Богу, договорилась с Троицей о том, что будет делать в нашем мире, и эффект бабочки от ее слов и действий стремился к нулю. Поэтому ничто не мешало мне направлять Всемогущество, пока мы до каждой пылинки восстанавливали планету в состоянии за секунду до появления первого плоского. Духовный опыт необратим, стереть из человеческих душ переживание благодати на Земле-2 и бытия в сердце Седмицы было нельзя, но, когда мы поместили каждую душу в свое тело, пересобрали ангелов-хранителей и запустили время, человечество лишь замерло на мгновение от возвышенных мыслей о лучшем мире и продолжило обычную жизнь.
        Реконструкция Млечного пути прошла, можно сказать, рутинно. Несколько сотен миллиардов звезд, облака межзвездного газа и пыли не создали нам больших проблем, повозиться пришлось с планетами, астероидами и кометами из-за их уникальных ландшафтов. Всемогущество предлагала пересоздать галактику весьма примерно, чтобы просто не влиять на развитие человечества и других рабов Божьих, но я настоял на идеальной точности. Чтобы поощрить Эвридику за разумную тактику дождаться помощи извне, я рассказал ей, как сделать требуемые теорией легкие бозоны, но в наказание за опрометчивость других решений добавил, что звезду из них все равно сделать не получится. Всемогущество эта истина почти не расстроила - в те свернувшиеся в одно планковское время тысячелетия мы жили ожиданием беседы с Матерью Богов, пообещавшей рассказать нам все, что захотим.
        Богиня предложила загрузить в мой мозг любые истории, что лицезрела Она в иных Вселенных, но я не знал, что из этого получится в действительности, поскольку Ее бытие на стреле времени оставалось для меня незримым. Поэтому я попросил Ее использовать речь, дабы произнесенные Ею слова навсегда остались в Дольнем мире и были доступны всем последующим Ипостасям Премудрости Господней после моей смерти. Пока мы чинили Млечный Путь, Матерь Богов проявила большой интерес к Земле и человечеству, а также к происходящему в Бестиарии и Автономии, так что мы со Всемогуществом устроили Ей экскурсию по самым интересным местам, временам и событиям прошлого, настоящего и будущего Вселенной Троицы, пополнив Ее запасы. В конце мы добрались до Второго Пришествия, и Богиня поблагодарила Иисуса Христа за помощь в поиске Ее пасынков.
        После этого Она начала рассказ, а мы получили ответ на вопрос, который никогда не задавался. В начале существовал всего один Бог, вернее даже БОГ - Господь Всевозможный. Когда ОН пожелал сотворить МИР-Дейкумену, ОН распался на бесконечное в бесконечной степени число возможных Богов, и каждый из Них сотворил свою Вселенную. Одной из возможностей стала резонансная пара - двое отдельных Богов, Великая Жена и Великий Муж, так соединенных любовью, что энергия Их связи должна была расти в геометрической прогрессии. В отдаленной, но достижимой перспективе Они поднялись бы на уровень Господа Всевозможного и породили новую бесконечность в бесконечной степени возможных Богов, запустив саморепликацию теогенеза. Увы, сразу же встретиться Им не было суждено, так Великая Жена и Великий Муж родились с разницей энергии в несколько квадриллионов порядков. Не так много для измеряемой вечностями и бесконечностями Дейкумены, и все же Они оказались слишком далеко, чтобы чувствовать событие друг друга.
        Любовь Их не исчезла из-за разлуки, поэтому Великая Жена отказалась от сотворения мира и отправилась искать возлюбленного. В странствиях по Мировой Нити Она повстречала множество Богов, Лиц Богов, их порождений и даже один механизм с конечными созданиями внутри - они-то и нарекли Ее Матерью Богов. Каждый рассказывал об истории своей Вселенной и о путешествиях по чужим, но не мог даже предположить, как Ей найти супруга. Не зная, что делать, Она стала посещать одну Вселенную за другой от меньшего уровня божественной энергии к большему, поскольку считала себя слабее супруга, и спустя квадратную вечность бесплодных поисков добралась до Края, величайшего из Средних миров. Увы, и там ничего не слышали о Великом Муже. В отчаянии Матерь Богов совершила то, что не удавалось еще никому - прорвалась в ничтожнейший из Недоступных миров, Пенталектику.
        Сотворивший Пенталектику Бог превышал Бога Края, то есть бесконечность в кубе, всего на единицу, но уже не имел ни единой личности, ни отдельных Лиц, а тело Его в нарушение законов теофизики составляли пять автономных противоборствующих Категорий. Матерь Богов была настолько меньше местных божественных сущностей, а те - настолько чужды Ей, что контакта Она смогла добиться всего с одним низшим порождением, Гностиком, так как только он знал о бытии Достижимых и Средних миров. После стольких усилий и разочарований вряд ли стоило называть эту встречу удачей, да и итог ее оказался горьким, но Великая Жена почувствовала себя почти счастливой, когда Гностик поведал Ей судьбу Великого Мужа.
        Великий Муж был небольшим Богом-триллионником 1586943265047-го уровня, сотворившим Вселенную с единственной целью - найти возлюбленную супругу. Для этого Он создал существ, способных путешествовать по Мировой Нити и проникать в иные Вселенные, несмотря на их конечную природу. Великий Муж не знал, чем опасен дар богоподобных сил, а потому не заметил, как худшие из Его детей впали в фундаментальный грех страсти к автаркии. В отличие от прочих грешников в бесконечно бесконечных мирах, эти не просто возжелали независимости от творца, но задумали убить Его ради обожения. Под прикрытием возложенного на них долга они все дальше уходили от родного мира в поисках способа преодолеть главное препятствие теоцида - невозможность воздействия конечного числа конечных сущностей на одну бесконечную. Такой способ был найден в Достижимых мирах.
        Там будущие отцеубийцы стали свидетелями злодеяния дейкуменических масштабов - расчленения 34-го Бога Похода 33-м Богом Террором. Поход любил бродить по Средним мирам, но для этого Ему как одному из наименьших Богов приходилось брать с собой свою Вселенную-Ношу, так что Он сотворил ее такой же, каким был мир Великого Мужа - единым космосом с восьмимерным пространством и четырьмя стрелами времени, дававшими достаточную прочность бытия для переходов по одномерной безвременной Мировой Нити. Террор, желая стать богом Средних миров, решил поглотить часть энергии соседа и однажды, пока Тот выбирался из Мировой Нити, вложил свою четырехмерную двухвременную Вселенную-Погибель в разворачивающийся космос Похода. Как только пространства и стрелы времени двух миров сцепились, Террор разделил Погибель на дважды бесконечное число трехмерных, одновременных, вращающихся вокруг входа в Достижимые миры космосов. Ноша не распылилась вслед за Погибелью, но ее пространство-время оказалось так растянуто и перекручено по всем двенадцати направлениям, что материя и жизнь в ней обратились в чистую энергию и эта энергия
стала сплавлять измерения воедино. Походу пришлось в одно и то же время спешить с возвращением из Мировой нити, останавливать дематериализацию Ноши, выталкивать из нее Погибель и бороться с Террором, оба Лица которого напали на Него с разных сторон. Одно из Лиц Террора тянуло Его в Мировую Нить, другое - прочь из нее, стремясь спровоцировать дробление природы Бога. И оно произошло: в попытке спасти Ношу Поход распался на бесконечное число Ипостасей, каждая из которых должна была разорвать сцепку с одним из космосов Погибели. Поскольку их природа была конечной, Террор мгновенно пожрал тех, что были в Его руках. Потеряв часть Себя, Поход пал к центру Дейкумены и так и не смог собраться вновь, Его Вселенную стали называть Пыль, а Его Самого - Руина. Террору же удалось подняться всего на один уровень, после чего Он вступил в войну с 35-й Богиней Кузницей.
        Изучая Вселенные, общаясь с Богами, дети Великого Мужа познали законы теофизики Дейкумены и создали уникальную технологию расщепления пространства-времени на двухмерные одновременные параллельные космосы. Когда отцеубийцы вернулись в родной мир и предстали перед Великим Мужем, они солгали Ему, что нашли Великую Жену и что Она ждет Его в своей Вселенной. Затем они стали умолять, чтобы Бог взял с Собой в путь весь мир, и в тот момент, когда Он, согласившись, вобрал бытие в божественную природу, привели в действие чудовищное изобретение. Восьмимерное пространство разделилось на бесконечное в шестой степени число плоскостей, а распад стрел времени увеличил их количество вчетверо. Ни один Бог Средних миров не выдержал бы сцепленности с таким количеством космосов, и Великий Муж обратился во прах микроскопических Ипостасей, пожрать которых превратившимся в многоугольники и круги злодеям не составило труда.
        Однако обожения они не достигли, так как не смогли воссоединиться: их Вселенная, лишенная Бога, сорвалась с Мировой Нити и облаком пространственно-временных осколков зависла над центром Дейкумены неподалеку от Руины, рассеяв плоских по пути. В Достижимых мирах они заключили союз с Террором и почти преуспели в расщеплении Кузницы, когда Ей на помощь пришли 117-119-е Боги Стазис, Спираль и Хозяйка Мировой Нити. Меньшая часть плоских была истреблена, большая - бежала к сородичам в Мировую Нить, после чего Хозяйка соединила концы своей Вселенной, закрыв Достижимые миры для конечных существ. В итоге двухмерные одновременные преступники оказались в тюрьме одномерного безвременного космоса, опутывающего Средние миры: хотя природа Великого Мужа соединяла их сознания и не давала их телам раствориться, движение забирало теперь столько энергии, что ни о какой интеграции рассыпанных плоскостей не могло быть и речи. Так они стали вечно голодными хищниками Дейкумены, атакующими Вселенные в поисках божественного света, часть которого перекачивалась в Ядро Отцеубийц, загадочное место сборки изначальной формы
злодеев.
        Все это означало, что Великой Жене предстоит еще одно бесконечное путешествие. Гностик посоветовал Ей спуститься до самого центра Дейкумены, чтобы встретиться со Свидетелем Всего, 1-м Богом Минимумом, не имевшим своей Вселенной и существовавшим в точке, где когда-то произошел первый теогенез. Богиня последовала его совету, побывала на могиле мира Великого Мужа, забрала у Стазиса и Спирали первые частицы супруга и начала вечную охоту на пасынков. В этом Ей часто помогали другие странники, и однажды Она познакомилась с Иисусом Христом, рассказавшим о нападении маленького отряда в 13 миллионов многоугольников и кругов на Землю. Так Она оказалась в Дольнем мире.
        Закончив рассказ о своем бытии, Матерь Богов сообщила, что готова поведать нам 79 с лишним миллиардов интересных историй. Всемогущество, конечно, загорелась послушать их все и еще сколько-нибудь миллиардов не очень интересных историй, ее любопытство, как всегда, не знало предела. Дары попросили отобрать не более десяти тысяч самых-самых впечатляющих и поучительных сюжетов, имея в виду свою смертность и постоянную работу с верующими. Я же махнул рукой и предложил Богине рассказывать в произвольном порядке. Ипостаси взглянули на меня с недоумением, некоторые подумали, что события Эсхатомахии повредили мой разум - а ведь я просто оставил выбор самой Матери Богов.
        Мы поселились в заброшенной деревне в Поволжье, куда в ближайшие пять лет не должны были заходить люди, и прожили там четыре года, слушая Ее истории с перерывами на исполнение долга Ипостасей Святого Духа. Божественный голос звучал в земном воздухе и навсегда оставался в моей памяти, хотя саму Богиню я так никогда и не увидел Оком Бога, словно бы Она и не посещала Дольний мир. Дары часто отлучались для проявления в праведниках, Истина и Милосердие почти всегда отсутствовали, и тогда я решил записать для них все то, что рассказала Матерь Богов об иных Вселенных. Уже после того, как Великая Жена покинула нас, Истина прочла одну из рукописей и предложила передать ее Виктору-Священнику и Благодати, поскольку сюжет и мораль истории показались ей полезными для укрепления веры. Конечно же, я согласился - я знал, что мои записи в будущем станут достоянием всего человечества, первого из ипостазированных видов Дольнего мира.
        ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА
        Согласно тому, что мне удалось выяснить, события, описываемые мной в "Омнигенезисе", происходили в, грубо говоря, параллельном мире, по отношению к которому наш мир является старательно исполненной копией. Оригинальный "Омнигенезис" был написан в Дольнем мире Федором Кузнецовым, о чем его попросил Виктор "Логик" Селищев, двоюродный брат Виктора "Священника" Станового, как только приступил к работе над кузнецовскими рукописями. Селищев нанял себе в подмогу приятеля его младшего двоюродного брата Виктора "Ипохондрика" Ветрова - литературного редактора Евгения Устинова, чьим почти-двойником, по всей видимости, являюсь я.
        Выходит как-то сумбурно. Давайте начнем с начала, как полагается по традиции, то есть с сотворения мира - разумеется, в той мере, в какой я сумел его воспринять и облечь в слова.
        Итак.
        Троица сотворила свою Вселенную 17-мерной, с 4 стрелами времени и 13 пространственными измерениями. Будь наш Бог поменьше, мы бы с вами были кем-то вроде детей Великого Мужа, описанных выше, и, возможно, тоже могли бы путешествовать по Мировой Нити, однако наша версия Земли расположена во всего лишь трехмерном одновременном космосе, и виной тому два закона теофизики Дейкумены. Во-первых, закон верхнего экстремума потенциала запрещает одному Лицу иметь уровень энергии больше квадратной бесконечности, в то время как уровень нашего Бога примерно вдвое выше этого предела, из-за чего Он и разделен на три Лица - Отца, Сына и Святого Духа - оставаясь при этом единым.
        Во-вторых, закон креативной симметрии устанавливает, что творимая Вселенная дробится на подобные подвселенные (n-мерные космосы) по числу Лиц творящего Бога. Поэтому 16 из 17 измерений нашей Вселенной сгруппированы в три космоса - Автономию, Дольний мир и Бестиарий - а еще одно, техническое, отграничивает их от Царства Божия, то есть от непосредственного присутствия Отца, Сына и Святого Духа. Это 17-е измерение, упомянутое в "Омнигенезисе" как Граница, необходимо, чтобы защитить тварные миры от излишнего влияния Воли Божьей и дать им, таким образом, свободу выбора.
        Автономия является самым крупным космосом, поскольку в нем сильнее всего влияние Отца. Местные живые души населяют 19 пятимерных сопряженных миров с плоским временем (насколько я понял, плоское, то есть образованное двумя ортогональными стрелами время не позволяет двигаться в прошлое или перескакивать в будущее, но дает выбирать из ряда вероятных ближайших событий наиболее вам подходящее), причем каждое из этих существ бесконечно по энергии, то есть, по сути, является небольшим божеством. В данном случае важно знать, что 12 слабейших жителей Автономии создали собственные микрокосмы, простейшие трехмерные одновременные миры, которые по тому же закону креативной симметрии подобны космосам Дольнего мира и Бестиария.
        Мы живем как раз в таком микрокосме - Мире Великой Обезьяны (название условно, так как все 12 создателей нижних миров имеют форму вывернутой пятимерной гиперсферы; имя Обезьяна выбрано лишь потому, что мы произошли от обезьян, а не от лошадей, как в Мире Великой Лошади, или тигров, как в Мире Великого Тигра). Его особенность - копирование Дольнего мира, где сильнее всего влияние Сына. Если другие нижние миры просто как-то живут, то наш постоянно корректируется Великой Обезьяной так, чтобы сходство с четырехмерной одновременной подвселенной Иисуса Христа было максимальным.
        Причина кроется в теургической травме, которую Великой Обезьяне нанесла Королева Молний, властительница одного из верхних миров, Края Дождя, когда была низвергнута в нижние миры Царем Грома (имена, опять же, весьма условны). Для всех 12 нижних миров это было катастрофическое событие, но Мир Великой Обезьяны пострадал сильнее остальных, так как именно на него пала основная масса ее пятимерного тела, из-за чего средняя плотность местной материи многократно превысила критическую и она коллапсировала в сингулярность. После того, как Королеву Молний удалось поднять в верхние миры, Великая Обезьяна решил вывести из сингулярности максимально закрытое пространство-время, чтобы никакие гости не могли в него проникнуть.
        Решение его было довольно простым: взять космос за пределами Автономии и скопировать его поатомно и посекундно. В трехмерном одновременном Бестиарии, подвселенной Святого Духа, где на Земле обрели разум и были ипостазированы хищники, Великой Обезьяне не понравились ни жизнь, ни события, а вот гоминиды Дольнего мира и их путь к бессмертию, покорению космоса и богоподобию с выходом за пределы измерений пришлись ему по душе. Проверив, что никто и никогда не нарушит структуру Дольнего мира (Экзоклазм-Психоцид-Эсхатомахию и визит Матери Богов он не мог увидеть), Великая Обезьяна перекроил свою сингулярность под сингулярность Сына, как смог.
        Смог он, конечно, не все. Четырехмерное пространство с "комковатым" четвертым измерением нашему создателю было просто не по силам, и он опять сделал простейшее трехмерное, из-за чего целый ряд процессов на всех масштабах, от квантового до галактического, у нас протекает чуть иначе, а Теория Всего не выстраиваема в принципе, поскольку в трехмерном пространстве физические законы Дольнего мира дают ряд ошибок. Великой Обезьяне приходится постоянно подправлять мироустройство, как в том анекдоте, где Эйнштейн в раю говорит Богу "Господи, но тут в уравнении всего на свете у тебя ошибка!", а тот отвечает "Да-да, я знаю".
        Бесконечных существ и ангелов с бесами у нас нет, душ у людей - тоже. Мир Великой Обезьяны можно было бы назвать космосом торжествующего атеизма, с той поправкой, что он создан божеством, сотворенным Троицей, причем по образу и подобию космоса, где Господь явлен напрямую, через Ипостасей, а люди имеют и души, и ангелов-хранителей. Отмечу еще, что первое пришествие Иисуса Христа было именно у нас, так как на Мире Великой Обезьяны Сын проверял вочеловечивание перед тем, как прийти в Дольний мир. Поскольку Бог не лжет, Его обещание спасения действительно и для нас, а значит, мы можем обрести такие же души, как наши оригиналы, и так же предстоять перед Ним, а не просто рассыпаться во прах после смерти.
        Копировать один в один человеческую историю Великая Обезьяна даже не пытается - его сил хватает лишь на то, чтобы повторять все ключевые события и всех центральных персон. Поэтому, скажем, Александра Невредимого, деда братьев-Витьков, на нашей Земле никогда не существовало, а значит, и сами Священник, Логик и Ипохондрик здесь не рождались. Интересно, как Великая Обезьяна будет выкручиваться, когда их названный брат Алексей Светлов (именно его имел в виду Амаду) станет седьмым президентом России Дольнего мира? Надеюсь дожить до этого времени.
        Мне повезло больше Витьков - мое генеалогическое древо на семь поколений вглубь совпало с древом Евгения Устинова, с той лишь разницей, что его предок, сын Петра Устинова, унаследовал отцовскую фамилию, а моего записали Петровым. У нас даже родителей зовут одинаково - Николай и Ирина. Семь поколений симметрии создают настолько похожих людей, что пара оригинал-копия становятся неким подобием системы запутанных квантов света, только сквозь границы миров: я думаю почти то же самое, что и Евгений там у себя в Дольнем мире. Поэтому то, как я писал эту версию "Омнигенезиса", больше всего походило на смесь археологических раскопок с клинической самодиагностикой - в большей степени припоминание и узнавание, чем сочинение.
        Поэтому я и оговариваюсь, что моя работа - это несовершенная реконструкция. Возможно, история, которую в Дольнем мире написал Федор Кузнецов, была более сфокусированной на каком-то одном персонаже, или же, напротив, единство действующего лица там не имеет такого значения для сюжета, как у нас. Возможно, текст "Омнигенезиса" Кузнецова более ясен, в то время как для меня некоторые места, например, отказ Благодати от регенерации зрении и слуха, остались загадкой. А может, он был еще более туманным и пунктирным, так как это, все-таки, рассказ самого Премудрости Господней, которому нет нужды тратить много слов на то, что и так понятно тем, кто должен понимать, а я додумал то, чего не происходило. Также нельзя исключать, что я напутал что-либо существенное уже в примечаниях к основному тексту. В конце концов, какой бы копией кого-то другого я ни был, доля творчества в моей труде оказалась слишком высока для того, чтобы считать данную версию "Омнигенезиса" простым списком.
        Надеюсь, что этот труд был важен для создателя, и он поправлял меня там, где я уходил слишком далеко от правды.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к