Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Пефтеев Сергей / Кровь Королей: " №05 Плевать Мне На Игру Сопряжение Миров " - читать онлайн

Сохранить .
Плевать мне на игру! Сопряжение миров Сергей Пефтеев
        Кровь королей (Петфеев) #5
        Три материка. Три расы. Один победитель.
        Врата поднебесной башни открыты - они взывают к героям.
        У кого хватит сил пройти все испытания и бросить вызов божеству?
        Сергей Пефтеев
        Плевать мне на игру! Сопряжение миров

* * *
        Глава 1. Добыча или охотник
        Сидя перед большим монитором своего компьютера Павлик раскрыл от удивления рот и выпустил из рук большую миску с сырными палочками. Не отрывая взгляда от онлайн трансляции игры между монархами за право повелевать всем миром, Павлик плавно стек с удобного кресла на колени и принялся собирать драгоценную пищу. Происходящее на мониторе столь сильно поглотило зрителя, что сырная палочка с пола угодила ему в рот. За первой, вторая и так пока на полу не остались только крошки. Компьютер издал характерный для сообщения звук и заставил Павлика вернуться в кресло. Тот поспешно вытер жирные пальцы о новомодное полотенце и нажатием клавиши заставил монитор поделиться надвое. Семьдесят процентов занимала трансляция игры, а остальные тридцать были выделены под закрытый чат.
        - Вы тоже это видите?! - с кучей смайликов появилось свежее сообщение в чате. - Все ключевые игроки оказались в одном городе!
        - Круть! - поспешил поделиться впечатлениями Павлик. - Вот это будет знатный замес. Только не могу понять, как Эльдман и Медея попали в столицу людей? Они же были на материке осквернителей. Мост к поднебесной башне хорошо охраняется, а водные просторы кишат чуть ли не легендарными тварями.
        - Так к этому всё и шло! - заявил пользователь под ником «Грустный налогоплательщик». - Фея и вампир давно спелись и метили уничтожить материк людей.
        - Не вводи Микки Мауса в заблуждение, - вмешался пользователь под ником «Зефирка 2035». - Фея и вампир вовсе не спелись. На материк людей, а точнее в столицу, они пришли по воле белого чернокнижника - Диартемиса. Тот хочет отыскать и уничтожить череп первого чернокнижника, тогда якобы спадет проклятие с их материка и оскверненные исчезнут.
        - Эй! Давайте без спойлеров! - возмутился Микки Маус, которым был Павлик.
        - Да какие тут спойлеры? Это всем известный факт, - возникло сообщение от Грустного налогоплательщика. - Ты что не подписан на канал Эльдмана?!
        - Я еле наскрёб на трансляцию Нибора, - честно признался Микки Маус.
        - Ох, черт! - после двух слов шли анимированные смайлики - черепки у которых вылезают глаза. - Медея только что прикончила Элизабет Фейтл. С одного удара её приложила. Вот это она прокачалась. Кажется, Нибор и Эльдман окажутся на втором месте.
        - Не неси чушь! Скорее у неё пукан порвется, чем Нибор уступит ей первое место.
        - Нибор усердно прокачивал команду, чтобы проходить изломы и убивать боссов, а Медея стремилась стать бойцом одного удара. Один на один даже ему не выстоять. Я читал сводки. Реакция Медеи и Эльдмана почти не уступают реакции Нибора.
        - Я же просил без спойлеров! - взмолился Микки Маус. - Есть у кого пиратская ссылка на её канал?
        - Ты что в тюрягу захотел?! - написал Грустный налогоплательщик. - Я слышал про парня, который купил все трансляции и продавал пароль от своего аккаунта другим. Так там обычным штрафом не обошлось. Его, и его родственников, тут же раскидали на органы. За что платил, то и получил. Лучше не рисковать.
        - Вот, - в чате появилась ссылка на сторонний ресурс, - это не пиратский канал, но по промокоду «Легенды Ангелов» можно получить скидку в семьдесят процентов.
        - Да ну, уж проще сразу пойти работать на фабрику, а потом донором органов, - отписался Павлик. - У меня и так долгов выше крыши.
        - Не парься. Сейчас банки начали давать займ на седьмое поколение. Может кто из твоих потомков станет врачом или актером. Он и отработает. Главное побольше детей наплодить.
        - Наверно ты прав. Спс. Убежал глазеть.
        Павлик перешел по ссылке, оформил очередной кредит, и приступил к просмотру старых записей.

* * *
        ЗА ТРИ МЕСЯЦА ДО ТОГО, КАК ОСКВЕРНЁННЫЕ НАПАЛИ НА СТОЛИЦУ ЛЮДЕЙ.
        МАТЕРИК ОСКВЕРНЁННЫХ - РАДУЖНЫЕ ЗЕМЛИ.
        Невзирая на своё название локация Радужные земли, как и другие локации оскверненных была пропитана запахом гнили и смерти, разукрашена безжизненными серыми красками. Единственным внешним отличием этой территории были прорастающие целыми гроздьями на могилах грибы. Низкая толстая ножка и широкая, украшенная всеми цветами радуги шляпка. Забавным фактом было то, что при употреблении, гриб временно превращал пустынные равнины в зеленые поля, мерзких монстров в пушистых зверей, а жутко скрипучие деревья в цветущие зеленые заросли. Такими грибами часто кормили людей перед тем как подать их к столу в виде угощения. Население уничтоженного чумой и черной магией материка делилось на два вида мертвецов. Тех что могли мыслить и хоть к чему-то стремились назвали осквернителями. А тех, кто утратил память и рассудок называли пустыми. И те, и другие представляли угрозу для всего живого, но пустые были в разы опаснее, ведь нападали даже на оскверненных.
        Среди некогда величественных стен крепости графа Обнара отдыхала гробовая тишина. Лишь изредка холодный ветер заглядывал к ней в гости, чтобы пробежаться по холодным шершавым руинам. Со стороны могло показаться, что это тихое и спокойное место, но на самом деле руины хранили в себе множество опасностей. Те, кто жил здесь раньше, пали жертвой первого проклятия - обратились призраками. Бестелесными тварями, обреченными вечно скитаться и охранять своё место упокоения. Неважно сколько раз их убьют или изгонят, с приходом полнолуния они вновь восстанут из тени. Как таковых предметов у призраков не было, но зато с них можно было собрать Эссенцию загробной жизни - один из самых дорогостоящих ресурсов осквернённой расы. Эта эссенция позволяла превратить простой предмет в редкий, редкий в эпический, а эпический в легендарный. Чем больше пыли, тем больше вероятность успеха такой метаморфозы. Именно из-за этого ресурса, прямо сейчас в катакомбах крепости, группа осквернённых в сопровождении крылатой феи противостояла обезумевшим призракам.
        Красивая женщина с бледно-серой кожей, алой радужкой глаз и длинными, роскошными словно снег волосами носила множество имен. Медея, бескрылая фея, королева шипов и охотница за черепами. О последнем прозвище её спутники не знали, поэтому и взяли с собой в качестве проводника. Довольно часто в руинах встречались ловушки способные оборвать жизнь даже самого крепкого осквернителя. То на голову упадет тяжеленный валун, то разъедутся плиты и угодишь в кислотную лужу или банально снесёт голову огромным топором. Медея старалась не вступать в бой и держаться позади своих спутников. Ей заплатили за то, что обезвреживая ловушки она приведет их к залу с боссом, а не за то чтобы она сражалась на передовой. Да и куда ей 47 уровню противостоять Обезумевшим заключенным, редким призракам 69 уровня. Одним касанием хладной полупрозрачной руки такое чудовище запросто забирало 8 тысяч здоровья, а мучительной хваткой все 20. Спутники Медеи были сильны. Четверо 50 и один 65 уровня - оскверненный защитник по имени Тис. На самом же деле, бескрылая фея в их защите не нуждалась. Способностью «Ложные данные» она скрывала
свой истинный 74 уровень под иллюзией, а благодаря показателю стойкости в 192 % даже с необходимыми навыками никто не мог её разоблачить. Именно поэтому вместо того, чтобы броском стального дротика уничтожить призрака, который тянулся к ней руками и накладывал проклятья, Медея быстро перебирая ногами и кувыркаясь по земле скрывалась за спинами так называемых союзников. Тис - облаченный в темно-синие латы мертвец, лидер группы ударил мечом о свой щит и пустил волну, которая спровоцировала всех признаков в округе. Чтобы не погибнуть под их натиском он принял оборонительную стойку. Сейчас весь урон по нему снижен на 40 %, но стоит сделать хоть шаг с места, как способность перестанет действовать. Так как призраки собрались перед Тисом на маленьком участке, его союзники тут же пустили способности с уроном по площади. В порыве атак их оружие то вспыхивало ярко зеленым свечением, то пускало по воздуху темно-синие волны. Через несколько минут враг был повержен.
        - Проще простого! - собирая трофейный опыт и эссенцию загробного мира, провозгласил Тис. - Стоило отправиться в руины посложнее.
        - Тогда бы мы точно остались без проводника, - рассмеялся оскверненный с посохом. - Бледнокожая бабенция только и делала, что удирала от призраков. Вот умора. Как она вообще может знать что-то про здешнии ловушки, если не бывала в руинах выше тридцатого уровня?
        - Да, мне тоже это интересно, - Тис бросил на Медею косой взгляд.
        С самого начала их знакомства, между Медеей и Тисом возникло некое напряжение. Не подавая вида, они внимательно следили друг за другом. А всё из-за счетчика игроков, значение которого после перехода из одной локации в другую осталось равно двум.
        «Их запястья скрыты под плащами и наручами», рассуждала Медея. «Все ведут себя как обычные мертвецы, даже воняют также. Никаких намеков на повадки высшего общества. Но я точно знаю, один из них игрок. И скорее всего это их лидер. Он тоже знает кто я такая. Для того и привел в такую глухомань. Как только мы нападем на босса, двери в его покои закроются, и я окажусь в западне. Одна против пяти осквернителей. Наивный дурак! Тебе никогда меня не обыграть. Ты был обречен, как только коснулся моих шипов».
        - Тут тупик! - раздраженно произнес один из мертвецов.
        - Ты водишь нас кругами?! - спросил и тем самым обвинил Медею Тис. - Лучше тебе включить голову и отыскать его зал, иначе в качестве трофея мы возьмём твои внутренности.
        От этих слов на лицах осквернителей возникли улыбки. Плоть живой женщины среди мертвецов считалась деликатесом, который могли себе позволить лишь кровавые лорды и их ближайшие подчиненные. Таких людей специально выращивали как скот на фермах.
        - Проход к боссу должен быть где-то здесь, - озираясь по сторонам ответила Медея.
        В отличие от осквернённых, глаза которых покрывала зеленая пелена, бескрылая фея не видела в темноте. Поэтому ей приходилось раз в час пить специальное зелье. Осушив пузырёк Медея принялась активно ощупывать статуи и шершавые стены. Во время поисков она наткнулась на редкую жёлтую плесень.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ЖЁЛТАЯ ПЛЕСЕНЬ 2Х
        ПРИМЕЧАНИЕ: Подобный вид жизни всё ещё не исследован. Растением плесень не назовешь, животным тоже, но она реагирует на окружающий её мир. Желтая плесень питается отчаянием. Подобное сырье высоко цениться у алхимиков третьего круга знаний. При употреблении в пищу может вызвать боль в животе и диарею.
        Медея уже не раз бывала тут в одиночку, а потому лишь делала вид, что не знает дороги.
        - Поторопись! - недовольно гаркнул, на неё мертвец, чья половина лица красовалась обглоданным черепом. - Я не собираюсь бродить тут целую вечность.
        Бескрылая фея якобы ускорилась, прочитала выцарапанные на стенах письмена, сменила направление. Резко замерла, благодаря чему толстое копьё ударило в стену, прямо у неё перед носом.
        - Охо-хо, это было близко, - засмеялись осквернённые.
        Не обращая внимания на насмешки, за которые она потом заставит их поплатиться, Медея подошла к статуе и налила в её кувшин воды. Раздался каменный хруст. Статуя зашевелилась, достала из-за пазухи ключ и протянула его Медее. Бескрылая фея не повелась на уловку. Она отошла от статуи на десять шагов и камнем сбила ключ с ладони статуи. Маленький предмет со звоном ударился о каменный пол, а через секунду с потолка сильным напором, накрывая статую хлынула раскаленная лава. Подобная струя могла не только значительно сократить здоровье, но и нанести непоправимые увечья. После такого ловкого трюка насмешки и нетерпеливые возгласы со стороны осквернителей поутихли. Медея подняла ключ и вставила его в замочную скважину. Та скрывалась среди высеченных в камне букв. Послышался глухой щелчок, каменные плиты разъехались в стороны, открывая проход в зал босса.
        - Дамы вперед, - учтиво указал на темный проход Тис.
        Проход привел их к каменному трону на котором восседал четырехметровый скелет. В грудной клетке и пустых глазницах с каждым болезненным вдохом разгорался синий призрачный огонь. В одной руке скелет держал тяжелый, украшенный образами жутких тварей щит, а во второй тяжелую булаву.
        «ГРАФ ОБНАР 52УР. 499 Т ОЗ.»
        Бой с этим боссом оказался не из простых. Скелет владел способностью, которая буквально пронизывала жертву костяным шипом из-под земли. Шип не оставлял серьёзных увечий, но наносил периодический урон и полностью обездвиживал цель. В первый раз, вместо того чтобы разбить шип и освободить товарища, осквернители продолжили бить босса, который через десять секунд ударом булавы разбил его сам, но вместе с тем оборвал жизнь жертвы. Чтобы победить чудовище Тису пришлось отказаться от охоты на фею, а той в свою очередь, пришлось вместе с остальными атаковать босса. Скрывать свои силы уже не имело смысла, поэтому, когда подворачивалась возможность, Медея подбегала к огромному скелету и наносила ему удары закованными в сталь кулаками. Вкладывая в удар всю силу, Медея одной атакой могла нанести до 40 тысяч урона, а удачной серией и вовсе убить босса в одиночку, но тот разбивая гробы своих подчиненных постоянно восстанавливал здоровье. Спустя несколько минут алый индикатор, как и призрачный огонь босса исчезли и тот обратился грудой крупных костей.
        УБИТО БОССОВ РАДУЖНЫХ ЗЕМЕЛЬ 7 ИЗ 7,возникло системное сообщение у Медеи.
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ЦВЕТА РАДУГИ» - ПОКАЗАТЕЛЬ ЗДОРОВЬЯ УВЕЛИЧЕН НА 3 %
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ПОЗВОНОЧНЫЙ ПОРОШОК 20Х
        ПРИМЕЧАНИЕ: С каждого мертвеца сыплется пыль, но эта пыль особенная. Позвоночник - это стержень скелета, без него вам ни за что не выбраться из могилы. Является необходимым сырьём для проклятых зелий.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ЭССЕНЦИЯ ЗАГРОБНОГО МИРА 500 000Х
        ПРИМЕЧАНИЕ: Загробный мир бесконечный источник энергии, а призраки являются его главным переносчиком. С помощью данной эссенции можно возвысить созданный руками мертвеца предмет до легендарного уровня. 100 000 эссенции увеличивает показатель успеха на: для обычного предмета на 5 %, для редкого предмета на 2 %, для эпического предмета на 0.5 %.
        - Ого! Сколько у него было эссенции, - воскликнул, изучая трофей мертвец с посохом. - Ещё немного и смогу сделать свой плащ эпическим.
        - Гляди только не профукай всё, - посоветовал ему черепоголовый. - Если вероятность ниже семидесяти процентов, даже пытаться не стоит.
        - Знаю. ещё восьми процентов не хватает.
        - Хватит, если заберешь долю нашей спутницы, - держа наготове меч и щит, Тис зашагал в сторону феи. - Предлагаю в благодарность за её труды сделать это место её могилой.
        - А че, не такая уж и плохая мысль, - облизнулся черепоголовый. - Выглядит она ох как аппетитно.
        Пожирая Медею покрытыми пеленой глазами, все четверо неспешно пошли в наступление. Бескрылая фея попятилась и собиралась улизнуть в открывшийся после смерти босса проход, но путь ей преградил слизкий фамильяр. Сгусток гноя с раздробленными когтями разросся на проходе.
        - Бежать некуда, - зло улыбался тот что с посохом.
        - Что вы делаете? - продолжала притворяться жертвой и безуспешно искать пути отступления Медея. - Мы же на одной стороне. Я же помогла вам добраться до босса!
        - Прости милочка, но какие могут быть уговоры с едой?
        - Может перед тем как сожрать её заживо, - тяжело вдохнул Тис. Он устал от вида гнилой плоти и воздержаний, ему куда-то нужно было выпустить накопившийся пар и другой игрок, а тем более женщина, подходил для этой роли лучше всего. - Попробуем её в других местах? Чур я первый.
        Мертвецы набросились на Медею, прижали её к стене и принялись кусать, однако вместо того чтобы вонзиться в плоть и пустить кровь, их зубы коснулись воздуха. Бескрылая фея, которая была всего лишь иллюзией, созданной с помощью улучшенного навыка «В тени» исчезла, как только ей нанесли урон. Настоящая же Медея стояла совсем рядом - за их спинами и быстро обшаривала карманы. Оскверненные оглядывались по сторонам и не могли понять куда она делать, а Тис сразу смекнул в чем дело и разорвал мешочек с пеплом. Пыль клубами разлетелась по округе, но прежде чем она успела коснуться и разоблачить бескрылую фею, по залу босса зажглись искры и прогремел взрыв. Распыленная Медеей рыжая пыльца пустила по залу волну огня и вызвала обвал ветхого потолка.
        - Живо на выход! - скомандовал Тис. - Эта сука решила похоронить нас живьём.
        Катакомбы содрогались от мощных толчков, однако вызваны они били вовсе не взрывом, а крупным питомцем Медеи, который активно скакал на поверхности. Оставаясь в тени, бескрылая фея преследовала своих жертв и нажимая рычаги перекрывала им пути к отступлению. Наслаждаясь охотой Медея толкнула отстающего осквернённого в грудь. Тот не понял, что с ним случилось, но кубарем прокатившись по тоннелю оказался в месте, куда опускалась тяжелая каменная дверь. Сначала здоровенный валун прижал его к земле, затем с громким хрустом сломал кости, а под конец заставил вылезти через рот кишки и другие сушеные органы. От того, как надменный обидчик царапал в предсмертной агонии пол, у Медеи расширились зрачки. Ей нравилось доказывать своё превосходство и смотреть как другие мучаются от боли. В реальном мире этот факт скрывали, но Анастасия - таково было настоящее имя Медеи, до смерти замучила двух своих любовников. Носи дьявол платье, он бы выглядел как Анастасия.
        Толчки утихли. Манипуляции с ловушками завели Тиса и ещё двух оскверненных в зал с множеством глиняных урн. Умей осквернители ощущать запахи, они бы сразу поняли, что угодили в западню. В воздухе стоял приторный запах эфирных масел, которыми были доверху наполнены урны. Просто вдыхая их пары любая нежить получала периодический урон. Тис оглянулся и осознал всю плачевность своего положения. Некоторые из урн были разбиты, среди них лежали высушенные тела. Медея уже не в первый раз заманивает сюда оскверненных, которые хотели заполучить загробной эссенции и отведать её плоти.
        - Я знаю, что ты тут! - проверил счетчик игроков Тис. Держа щит наготове, он пытался понять, где она стоит. - Ты одна, а нас трое. Тебе не победить.
        Наблюдая со стороны, Медея улыбнулась. Она не стала раскрывать своё местоположение, по подумала:
        «И это представитель знати? Дурак, который думает, что сила в количестве слуг? А ведь слуги могут предать и нанести удар в спину».
        Чтобы отвлечь внимание врагов, бескрылая фея, похожей на шип металлической иглой разбила одну из урн. В сторону звука тут же полетел сгусток черной магии и рассекающий удар. Тис собирался использовать мешок с пеплом, но был внезапно атакован союзниками. Словно обратившись в пустых, объятые красной дымкой мертвецы, принялись атаковать его и друг друга. За секунду до этого, Медея метнула в них отравленные иглы и вновь ушла в тень.
        «Наконец сработало», наблюдая за представлением Медея. «На эксперименты ушло множество редких ингредиентов, но я добилась успеха - нашла способ воздействовать на мертвые ткани. Берсеркер очень затратное, но уникальное зелье. Жаль осквернённые не пьют воды. А так, наливаешь зелье в местный колодец и наблюдаешь как жители города или деревни кромсают друг друга. А после собираешь с них опыт и все ценные пожитки. Но даже на территории людей или обитателей леса подобный трюк мало эффективен. Слишком долго растут травы, легче самой всех убить».
        Будучи игроком с бонусом от убийств в 20 %, с запасом здоровья в 175 тысяч очков, в тяжелых латах, которые могли поглотить до 5 тысяч урона, Тис запросто справился со своими спутниками. Но даже это не придавало ему уверенности. Тис уперся спиной в стену и, не выпуская щита из рук, достал из инвентаря проклятое зелье высшего качества. Несколько глотков и колба выпала из его рук, в глотке и груди возникло ужасное жжение.
        - Сука! - выпалил Тис, осознавая, что Медея заменила зелье для мертвецов на зелье для живых. А как известно, что живому лекарство, то мертвому яд, как и наоборот. Следующая попытка выпить зелье и восстановить здоровье оказалась успешной.
        «Ушла?», постоянно проверял счетчик игроков Тис. «Территория большая, так и не скажешь. Но если она тут, то почему не разбила зелье? Неужто рассчитывала, что я побоюсь его пить. В этом и был её план? Запугать меня и дождаться пока эфирные пары сделают своё дело? Нет. Слишком примитивно для такой суки. Она прекрасно знает, что делает. Останусь здесь точно погибну, попытаюсь выйти через главный вход - получу удар в спину или попаду в ловушку».
        Прошло двадцать минут, за которые Тис успел всё хорошенько обдумать и детально изучить зал с урнами. Кроме основного выхода, на уровне двух метров находилось небольшое окно, из которого пробивался тусклый дневной свет. Если Тис уберет свой щит и наплечники в инвентарь точно пролезет. Вот только до окна ещё нужно добраться. Он уже понял, что фея использовала «Ложные данные». Иначе, с таким уровнем даже в самой лучшей экипировке, у неё не было бы шансов на победу.
        Тис достал из инвентаря три мешка с пеплом и разбросал их содержимое по пути своего маршрута. Использовал навык «Бдительность» позволяющий избежать урона от первого удара и «Регенерацию тканей», которая временно увеличила его показатель здоровья на 45 %. От феи не последовало никаких действий. Тис что было мочи рванул к стене, на бегу убрал предметы в инвентарь и ловко подтянувшись влез в окно. Но вместо того, чтобы оказаться снаружи уперся лицом в стену. Окно оказалось бутафорией - выточенной в скале выемкой, на дальней стенке которой фосфорными красками светилась надпись: «Если ты читаешь это, значит ты ещё тот недоумок». Секунда осознания - мощный удар в спину.
        - 0 ОЗ.
        Навык «Бдительность» буквально спас Тиса от смерти, ведь навык Медеи «Внезапный удар» не в зависимости от её показателя удачи, увеличивал урон от первой атаки на 100 %. Тис с грохотом жестяных кастрюль вывалился из выемки и тут же получил ногой в живот. Медея была намного сильнее осквернителя, поэтому его тело отлетело в стену и вновь рухнуло на пол.
        - 37 Т ОЗ.
        Будучи защитником Тис привык получать мощные удары и урон, поэтому он быстро собрался и подставил под следующий удар щит.
        - 31 Т ОЗ.
        Но даже при всей своей защите он очень быстро терял здоровье. Перекатившись в сторону, Тис топнул о землю ногой пуская вперед себя мощную ударную волну, которая не только отбросила от него фею, но и разбила половину урн, что было ему совсем не на руку. Однако сейчас всё чего он хотел - это увеличить между ними дистанцию и не дать противнику закончить серию ударов. Тех, кто сражался врукопашную было мало, но Тис знал, что основной упор у них идет на серии быстрых ударов, последние из которых наносят очень много урона. Прервав атаку бескрылой феи Тис рывком приблизился к ней и оглушил щитом. Оглушение снизило скорость Медеи на 85 %, что позволило осквернителю нанести ей несколько ударов мечом.
        - 32 Т ОЗ.
        - 22 Т ОЗ.
        Бил используя навыки, но этого оказалось недостаточно чтобы значительно сократить её запас здоровья. Как только оглушение прошло Медея вновь перешла в наступление. Двигаясь словно дикий зверь, она вертелась вокруг Тиса и атаковала его с разных сторон. Только она ударила его кулаком под ребра, как её колено уже соприкоснулось с его копчиком. Не в состоянии увернуться от молниеносных ударов ему пришлось встать в защитную стойку. Как только особый индикатор боли Тиса заполнился он улыбнулся и использовал легендарную способность «Дикая охота». От осквернителя заполняя пространство расползлась тьма, в которой мог видеть только он. Медея буквально оказалась слепа. Бескрылая фея хотела скрыться в тени, но не успела - спины коснулось острое лезвие.
        - 34 Т ОЗ.
        Тис перевоплотился и стал походить на смерть. Стальные латы и кольчуга обратились черной рваной тканью, щит и меч обратились алой косой, урон в зоне сумерек увеличился на 25 %. Удар за ударом он сокращал здоровье беззащитной феи.
        «В зоне сумерек я непобедим», уже праздновал победу Тис. «Здравствуй ещё одна ступень к мировому господству».
        Лезвие косы должно было рассечь Медее шею, но вместо этого оно застыло в десяти сантиметрах от неё.
        - Не может быть! - не смог скрыть своего удивление осквернитель. Медея вцепилась в лезвие косы стальными пальцами. - Как? Ты ведь ничего не видишь!
        - С таким полоумным противником как ты это и не нужно, - ответила Медея и тут же провела захват. Змеёй обвилась вокруг его руки и уперлась пятками в грудь. - Атаки в этой форме забирают у тебя много энергии, поэтому ты атаковал с определенным диапазоном, а так как ты кружил вокруг меня по часовой стрелке, предугадать где будет следующий удар было легче простого.
        Напрягая спину и пресс Медея прогнулась в мостик и тем самым сломала противнику руку. Не отпуская жертву, она приземлилась на ноги, перекинула его через себя и ударила ногой по оголенному черепу. Время «Дикой охоты» прошло - тьма рассеялась, а Тис принял свой обычный облик.
        - Постой, - лежа на земле, произнес он. - Ты победила, я признаю это.
        - Ещё бы ты этого не признавал, - Медея рассеяла «Ложные данные» и явила противнику насколько она сильнее.
        - Тебе незачем меня убивать. Бонус в каких-то 5 % не сравниться с той поддержкой которую я могу тебе оказать. У меня есть связи. Я лично знаком с двумя кровавыми лордами этого материка. Я могу замолвить за тебя словечко.
        - Это действительно полезно, - после небольшой паузы произнесла Медея. - Если ты находишься на дне пищевой цепи. Пресмыкаться перед кем-то это так по-мужски. Сначала вы бахвалитесь, лезете в драку, а когда вас прижимают к стене кланяетесь в ноги. Никакой гордости. Жалкое тряпьё.
        - Не смей насмехаться надо мной! - поднялся на ноги Тис. - Я из рода алмазных королей. Я не преклоняюсь, а предлагаю заключить союз.
        - Ха-ха-ха, - громко и иронично рассмеялась Медея. - Здесь ты жалкий мертвец, а не король.
        Медея рывком оказалась у груди Тиса, молниеносно провела захват и зажала его голову между ног. Используя способность «Захват питона» королева шипов значительно увеличила свой показатель силы и давление. Ещё немного усилий и шейный позвоночник Тиса сломался с громким характерным для костей звуком.
        «ИГРОК ДЕИН АЛМАЗОВ ПОКИНУЛ ИГРУ»
        ДЛЯ НАЧАЛА СЛЕДУЮЩЕГО ЭТАПА ИЗ ИГРЫ ДОЛЖНЫ ВЫЙТИ ЕЩЁ 1 ИГРОКА.
        УСЛОВИЯ КАЖДОГО ЭТАПА:
        МЕТКА НА ЗАПЯСТЬЕ - АКТИВНО
        СЧЕТЧИК ИГРОКОВ В ЛОКАЦИИ - АКТИВНО
        10 ЧЕЛОВЕК В ИГРЕ - СТРЕЛКА, УКАЗЫВАЮЩАЯ НА ПОТЕНЦИАЛЬНО ИГРОКА, НЕ ДЕЙСТВУЕТ НА РАССТОЯНИИ БЛИЖЕ 1 КИЛОМЕТРА.
        2 ЧЕЛОВЕКА В ИГРЕ - ОБА ИГРОКА БУДУТ ТЕЛЕПОРТИРОВАНЫ ДЛЯ ФИНАЛЬНОЙ ДУЭЛИ.
        ВЫ УБИЛИ ДРУГОГО ИГРОКА - ВАШИ ХАРАКТЕРИСТИКИ УВЕЛИЧИВАЮТСЯ НА 5 %.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК ДУШИ 3Х
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ЩИТ ПОГРЕБЕННОГО ЗАЖИВО 62УР.
        Собирая трофеи с поверженных врагов Медея получила очень полезное достижение.
        СОБРАТЬ 20 000 ПРЕДМЕТОВ С ПАВШИХ СУЩЕСТВ - СТАТУС: ВЫПОЛНЕНО
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ЖАДИНА 2» - КОЛИЧЕСТВО ПРЕДМЕТОВ КОТОРОЕ ВЫ МОЖЕТЕ ПОДНЯТЬ С ПАВШЕГО СУЩЕСТВА УВЕЛИЧЕНО ДО ТРЕХ.
        Медея обвязала ноги убитых ею оскверненных, включая тех, кто лежал здесь с прошлого раза и зашагала в сторону выхода. Выйдя на поверхность, она обнаружила пять привязанных к толстому поваленному стволу мертвых жеребцов. Черные кони, чьи глаза покрывала зеленая пелена беспрерывно ржали и топтались на месте. Беспокойства в их мертвые сердца вселял большой двухэтажный дом. Строение было выполнено в старинном готическом стиле - изысканная резьба по дереву на крыльце, изогнутые в узорах решетки на окнах, укрытая черной черепицей треугольная крыша.
        - Можешь их съесть, разрешаю, - сказала Медея, и по велению её голоса дом сильно тряхнуло.
        Лошади перепугались ещё больше, прикладывая все силы они пытались порвать удерживающие их поводья. Дверь дома распахнулась и из неё, словно язык лягушки, который ловит мух, высунулся и схватил лошадь узкий красный ковер. Секунда и черный жеребец пропал в коридоре. Данное зрелище заставило осквернённых лошадей оттащить тяжелое бревно на несколько метров от его падения. Двери дома вновь распахнулись, но на этот раз язык из ковра до них не дотянулся. Тогда дом сильно накренился и из-под его фундамента показались жуткие куриные лапы. Шесть конечностей подняли массивное чудовище над землей и понесли его в сторону добычи. Несколько секунд и от лошадей остались только поводья. Дом развернулся в сторону Медеи и открыв парадные двери прорычал на неё.
        - Не заставляй меня ждать, - строго произнесла бескрылая фея. - Вниз.
        Прожорливый дом вспомнил, что с хозяйкой шутки плохи и покорно повернулся к ней боком, где у фундамента висели сундуки для тел. С легкостью, словно бросает набитые перьями подушки, Медея загрузила тела в импровизированный багажник и в несколько ловких движений взобралась на крышу дома. Используя ржавый флюгер вместо руля бескрылая фея направилась к ближайшему поселению.
        Глава 2. Мир так тесен
        Бессмысленно блуждая по лесной глуши, мертвец, у которого не было ни воспоминаний, ни имени, заметил вдалеке тусклый свет. Секунду спустя свет стал ярче и приобрел очертание узких окон. С желанием ворваться в дом и с особой жестокостью зарубить хозяев топором, как того требовал инстинкт пустого, мертвец устремился навстречу свету. Долго шагать не пришлось. Жуткое чудовище - большой старинный дом, выполненный в готическом стиле, сам пришел к нему. Надрывая гнилую глотку мертвец грозно заорал, замахнулся топором, а через секунду был раздавлен огромной куриной лапой. Откинув тушу пустого, словно кусок навоза, дом продолжил свой путь, но уже намного медленнее. Бескрылая фея, которая путешествовала на его крыше, проверила параметры ездового питомца и убедилась в том, что его шкала энергии почти опустела. Дом сделал ещё несколько вялых шагов, подогнул под себя лапы и улегся фундаментом на сырую землю.
        ПИТОМЕЦ ПРОЖОРЛИВАЯ ХИЖИНА ВПАЛ В СПЯЧКУ, - возникло сообщение от системы - До полного восстановления энергии осталось 11 ч. 59 м.
        У питомца Медеи было множество положительных качеств: высокий показатель здоровья, что делало его сильнее тварей того же уровня; вместительный инвентарь - он мог перенести практически любой груз; и минимальное присутствие интеллекта - дом выполнял простые команды, например, прыгал на месте, устраивая в катакомбах подобие обвалов. Но главным его достоинством было то, что в нем можно было жить. Однако воспользоваться гостеприимством можно было лишь во время спячки. В противном случае дом просто переваривал тех, кто переступал через его порог. Именно по этой причине Медея путешествовала на крыше, а не внутри.
        Элегантным сальто бескрылая фея спрыгнула вниз и, с едва слышимым звуком, приземлилась прямо на носочки. На секунду замерев она стала невидимой, что позволило ей быстро и без всякого риска исследовать территорию вокруг дома. Убедившись, что поблизости нет опасных тварей и осквернителей, Медея поднялась на крыльцо и вошла в дом. Внутри её ждал узкий коридор с ведущей наверх лестницей и длинный красный ковер, на котором грудой лежали, если так можно сказать, останки съеденных домом лошадей. Медея терпеть не могла прибираться за своим питомцем, но в этом действии были и плюсы. В этой груде гнили и костей всегда можно было найти что-то полезное. Например, позвоночный порошок и даже осколки душ, которые Медея чаще всего вкладывала в показатель силы.
        Очистив коридор от лишнего мусора Медея поднялась наверх. Вместо затхлых мрачных комнат её встретила просторная оранжерея. Повсюду, рядами, стояли глиняные горшки с диковинными растениями, у стены мешки с удобрениями, под потолком висел внушительных размеров, скованный цепями, жук. Крылья насекомого, которое больше походило на мотылька, словно состояли из света и делились с растениями своим теплом. Другие, мелкие насекомые, близкие по строению к кузнечику, разносили пыльцу, а для определенных видов растений служили пищей. Медея взяла с полки пустой горшок, на его дне нарисовала символ, насыпала туда камней, а сверху расположила недавно найденную желтую плесень. Для того чтобы ускорить процесс роста вылила на неё зелье печали. Плесень зашипела, а через секунду так разрослась, что вышла за грани собственного горшка. Собрав целую корзину различных грибов, трав и овощей Медея спустилась вниз и приготовила из них салат. Вкусовые ощущения всех игроков были изменены, поэтому ей пришлось потратить не один месяц на то чтобы отыскать съедобные растения с определенным вкусом. Не забывая о своём происхождении
даже в игре, бескрылая фея накрыла на стол, аккуратным узором выложила на тарелке малую порцию салата, и с серебряной вилкой наголо принялась трапезничать.
        Ещё десять мертвых игроков, и Медея сможет вернуться в реальность, где её ждет роскошный особняк и сотни слуг, где у неё своя спальная и ванная комната размером с квартиру обычных людей, где можно потешить себя хорошо слаженными и выдрессированными, как собаки, мужчинами. Но всё это меркло на фоне её истинных амбиций. Заполучив военную мощь Инстриса Анастасия поставит весь мир на колени. Казнит всех тех, кто вставал у неё на пути, возведет по всему миру свои статуи, заставит людей молиться на её фотографии, чтобы все знали, что величайшая в мире королева она, а не какая-то там Клеопатра.
        После легкого ужина, Медея заперлась в алхимическом зале. Дорогое оборудование, рунные камни и собственный сад редких растений позволяли ей не только производить, но и создавать новые уникальные зелья, которые в той или иной ситуации могли заменить ей способности и спасти жизнь. Среди таких зелий были бонусы в виде возможности, парить в метре над землей, бегать по стенам, полностью игнорировать урон от какого-то вида магии и даже становиться абсолютно бестелесной. И всё же главным достижением бескрылой феи был инъектор - устройство, которое крепилось непосредственно к позвонку и по воле хозяина вводило сразу пять зелий. Таким образом Медея моментально восстанавливала здоровье, энергию, избавлялась от ядов и значительно увеличивала показатели стойкости и скорости. Медея в очередной раз пыталась повысить эффективность зелья силы выше доступного, как перед глазами всплыл ряд интригующих сообщений.
        «ИГРОК ЛАВИ ГАРГУЛИНА ПОКИНУЛА ИГРУ»
        «ИГРОК КРИСТИНА ГАРГУЛИНА ПОКИНУЛА ИГРУ»
        «ИГРОК СЕРГЕЙ ИМБИРЕВ ПОКИНУЛ ИГРУ»
        НАЧАЛСЯ ТРЕТИЙ ЭТАП ИГРЫ. ТЕПЕРЬ, УЗНАТЬ ГДЕ НАХОДЯТСЯ ДРУГИЕ УЧАСТНИКИ ИГРЫ МОЖНО ПО СТРЕЛКЕ. НЕ ДЕЙСТВУЕТ НА РАССТОЯНИИ МЕНЬШЕ ОДНОГО КИЛОМЕТРА.
        ДЛЯ НАЧАЛА СЛЕДУЮЩЕГО, ФИНАЛЬНОГО ЭТАПА ИЗ ИГРЫ ДОЛЖНО ВЫЙТИ ЕЩЁ 6 ИГРОКОВ.
        УСЛОВИЯ КАЖДОГО ЭТАПА:
        МЕТКА НА ЗАПЯСТЬЕ - АКТИВНО
        СЧЕТЧИК ИГРОКОВ В ЛОКАЦИИ - АКТИВНО
        СТРЕЛКА, УКАЗЫВАЮЩАЯ НА ПОТЕНЦИАЛЬНО ИГРОКА - АКТИВНО
        2 ЧЕЛОВЕКА В ИГРЕ - ОБА ИГРОКА БУДУТ ТЕЛЕПОРТИРОВАНЫ ДЛЯ ФИНАЛЬНОЙ ДУЭЛИ.
        ПОСЛЕ УБИЙСТВА ДРУГОГО ИГРОКА ВАШИ ХАРАКТЕРИСТИКИ УВЕЛИЧИВАЮТСЯ НА 5 %
        Возникший над запястьем компас, заставил Медею заволноваться. Она тут же бросила свои исследования и перейдя в гостиную, села за стол. Выложила из инвентаря карту осквернённого материка и принялась заполнять журнал. В верхней строке поставила число и место, где находится, а ниже расписала направление каждой стрелки.
        «Наконец дело пойдет быстрее», размышляла Медея, изучая новые данные. «Надоело таскаться с одной территории в другую в надежде, что счетчик игроков наконец-то измениться. Теперь я знаю, где их искать. Вот только, стрелки не говорят на каком именно они от меня расстоянии. Не беда. Королеву шипов такими мелочами не остановишь. Игроки так или иначе вносят в этот мир огромный вклад - участвуют в масштабных событиях или являются их причиной. Всё что мне нужно, это каждый день записывать направление стрелок и посещая города слушать россказни о том, где, что случилось. Тех, кто проявил себя и в день действия находился на дороге у стрелки, я и буду устранять. У моей тактики есть всего один минус - враги могут оказаться на других материках. Хорошо, что Простор плоский и, если стрелка указывает на северо-запад или северо-восток, значит мой противник точно на этом материке. Нужно лишь достичь его края и убедиться в том, что я здесь совершенно одна. Пожалуй, сменю направление и отправлюсь в Редтай. Заодно скину груз и приобрету драконьих кристаллов, для своего нового наряда».
        Медея закончила вносить заметки, после чего проверила параметры питомца. До полного восстановления энергии оставалось несколько часов. Желая поскорей отправиться в путь и уничтожить своих врагов, Медея обошла дом со стороны черного хода, где на внешней стене, в большой железной клетке была заперта дюжина гоблинов 30 уровня. Даже будучи опасными монстрами при виде бескрылой феи те в ужасе забились в угол. Твари изо всех сил сопротивлялись ей. Кричали, царапались, кусались, мертвой хваткой прижимались к прутьям решетки, но фея была беспощадна. Приложив минимум усилий, она сломала им руки и ноги, после чего затащила в дом и сбросила в погреб. Живое топливо в виде гоблинов привело дом в чувства. Прожорливая хижина встала на куриные лапы и направилась в сторону, куда указывал флюгер на крыше.
        Спустя пять дней дом на куриных ножках достиг стен Радтая - одного из крупнейших торговых городов осквернённого материка. Как и всегда бескрылую фею встретили удивленные и в тоже время голодные взгляды. Единственной причиной, по которой мертвецы не пытались вцепиться зубами ей в глотку был её иллюзорный 45 уровень. В сравнении с её настоящей силой это был ничтожный показатель, но его с лихвой хватало, чтобы осквернённые держались от неё на расстоянии. И всё же находились те, кто пытался опробовать её силу на вкус. В этот раз дегустатором стал бородатый осквернитель 53 уровня. Весь в эпической кольчуге, на груди метка пустоты, за спиной огромный двусторонний топор. Не успел он и слово сказать, как Медея ухватила его за нижнюю челюсть и, ударом ноги в грудь, отделила её от черепа. Мёртвый закон защищал лишь кровавых лордов и их имущество, поэтому пылающие скелеты, их ещё называли рыцари боли, никак не отреагировали на убийство в чертогах города.
        Разгрузив сундуки с телами убитых ею авантюристов, и прибавив к ним того, что остался без челюсти, Медея одной охапкой потащила их к храму забвения. Расположенная посреди города мрачная часовня служила пристанищем для тех, кому не посчастливилось умереть и воскреснуть в теле ребенка. Не имея возможности повзрослеть и пересечь порог 5 уровня, такие мертвецы становились заложниками храма забвения. Здесь они могли не опасаться внешних угроз и рассчитывать на еду в виде жирной крысы, но за это им приходилось тяжело трудиться, вычищая канализации и затхлые улицы города. Медея была умной женщиной, поэтому она сразу разглядела в несчастных, скрытый от остальных, потенциал. Переступив порог мрачной часовни бескрылая фея тут же скривилась. На проклятом материке воняло практически всё, но запах который витал в храме забвения был самым отвратительным. Столь приторным и мерзким, что Медея едва сдерживала позывы рвоты. Тысячи покрытых грязью оборванцев уставились на неё с неподдельным страхом. Им было невдомек, как живой человек или фея, да ещё и 45 уровня оказался на их пороге. «Люди штурмуют город?»
пронеслись среди них тревожные мысли. «Она пришла нас убить? Хочет забрать наши бесценные жизни?». Куча гниющих тел, которые Медея тащила за собой на веревках, лишний раз подтверждали их опасения. Осквернённые дети тряслись от страха, но не пытались бежать. Это было бессмысленно. На этих коротких ножках с таким показателем энергии им ни за что не спастись. Смерть уже стоит у них на пороге.
        - Плачу по две тысячи крон за все предметы с одного тела, - громко объявила Медея. - И сразу предупреждаю, тех, кто попытается меня обмануть и что-то присвоить себе, будет ждать неминуемая смерть.
        Для демонстрации своей силы и намерений бескрылая фея метнула несколько стальных игл. Те пулей прошибли тела жирных крыс, но вместо того, чтобы просто проделать в них аккуратные дыры, обратили их в кровавую требуху, которая брызгами разлетелась по округе. Заляпанные свежей кровью осквернители, лишь облизнулись.
        - Две тысячи крон за тело, - повторила Медея.
        Мертвые дети переглянулись, а через несколько секунд, осмелев и учуяв запах черных монет, принялись за работу. Заполучив все ценные предметы Медея решила потратить ещё немного крон и купить у них информацию. В мире мертвых, как и в Просторе в целом, больше остальных выделялся белый чернокнижник Диартемис. По слухам, это был живой человек, который с помощью фолиантов убитых им чернокнижников в одиночку одолел черного дракона и бросил вызов кровавым лордам. Два дня назад его поход увенчался успехом - он сразил последнего из них.
        «А ведь кровавые лорды были главенствующей силой проклятого материка», задумалась Медея. Она достала записную книгу и сверила данные. «Всё сходится. Сражение прошло в Лукраке, туда же два дня назад указывала стрелка компаса. Я сильна, но даже мне в одиночку не удастся потягаться с кровавыми лордами и их армиями. Впрочем, не удивительно, я начала игру будучи королевой целого материка. Может этому Диартемису тоже улыбнулась удача».
        Отплатив мертвым детям за их услуги, Медея отправилась распродавать свои трофеи. Предметы ниже эпических и сырьё, не подходящее ей по профессии бескрылая фея продавала в местных лавках, а более ценные артефакты отдавала на аукцион. Деньги лились рекой, но ей по прежнему их не хватало. Медея скупила большое количество эссенции загробного мира, пять огранённых драконьих кристаллов и несколько предметов, которыми стали элегантная накидка 70 уровня и кожаный нагрудник 71. Оба предмета были эпическими, но Медее этого было мало. Желая улучшить их до легендарного, она обратилась к ремесленнику с особым навыком, который повышал успех метаморфозы на 3 %. Процесс улучшения был очень трепетным и длительным, поэтому до его окончания бескрылой фее пришлось снять комнату в таверне. Не пользоваться собственным домом на территории города у неё было несколько причин, первая - он привлекал много внимания, и вторая - Медея хотела послушать россказни мертвецов. Довольно часто осквернители трепались о проклятьях, о древних захоронениях и артефактах, которые при нужном рвении и навыках можно было отыскать. Два дня
пролетели как часы, но не принесли желаемых результатов. Все осквернители то и дело трепались о подвигах Диартемиса и о дальнейшей судьбе проклятого материка.
        Внезапно взгляд Медеи переменился. И вовсе не от того, что на её бокал с куриной кровью, которая на вкус была как бурбон, села муха. И не от того, что у осквернителя за соседним столиком вывалился глаз, на котором поскользнулся случайный прохожий. Одна из стрелок на радаре исчезла, а счетчик игроков выдал значение «2».
        «Выследил меня по стрелке?» не подавая взволнованного вида, думала Медея. «Или это простая случайность? В любом случае нужно быть острожной. Кем бы он ни был, теперь он не покинет города, будет сидеть у главных ворот и ждать того, кто уменьшит счётчик игроков, как это делала я. Если не дурак, то позаботиться о запасных выходах. Наймет осквернителей, которые либо помешают мне уйти, либо просто расскажут кто и во сколько покинул город».
        Размышление Медеи прервало волнение на улице. Через окно было видно, как толпа мертвецов спешит к главной площади. Один из них забежал в трактир и с улыбкой, которая представляла собой оголенные зубы, объявил:
        - Он в городе! Прилетел на черном драконе!
        - Кто? - возмущенный недосказанностью спросил трактирщик.
        - Да как кто?! Диартемис! Белый чернокнижник.
        В этот момент бокал в руках Медеи лопнул. Алая жидкость тут же растеклась по деревянному столу и впиталась в щели.
        «Значит, всё-таки явился за мной», подумала она, вытирая руку. «Прилетел на черном драконе?! Вздор! Это же легендарное чудовище 110 уровня. Мой ходячий дом такой твари на один зубок. Пожалуй, делать вид, что ничего не происходит бессмысленно. Я единственное живое существо в этом городе, на кого как ни на меня обращать внимание?».
        Медея встала из-за стола и вышла через черный ход. Избегая толп восторженных мертвецов, которые спешили увидеть белого чернокнижника, бескрылая фея через узкие переулки двигалась к городским стенам. С её нынешним показателем силы, ей не нужны двери, хватит просто подпрыгнуть, но перед этим нужно было навестить ремесленника и забрать у него предметы. В переулке куда она свернула показался отряд рыцарей боли. Тлеющие скелеты в раскаленных латах ещё не успели её обнаружить, как образ Медеи растворился в воздухе. Замерев в шпагате, упираясь ногами в стены зданий, она переждала потенциальную угрозу и поднялась на крышу.
        «Теперь, когда кровавые лорды мертвы, рыцари боли подчиняются Диартемису. Хоть они всего 40 уровней, от их пламени слишком много проблем».
        Медея собиралась перепрыгнуть на следующую крышу, как вдруг ощутила на своём плече холодное касание. Реакцией стала яростная атака. Медея с разворота махнула ногой, но никого не задела. Лишь рассеяла невидимость и ударной волной повредила соседнее здание. Медея огляделась вокруг - никого, но чувство хладного прикосновения всё ещё было при ней. Фея перевела взгляд на плечо и убедилась в том, что его сжимает отсеченная конечность. Медея тут же отбросила от себя эту мерзость, а та, вскочив на пальцы, словно паук на лапки, поползла к ней. Добраться и ещё раз коснуться бескрылой фее отсеченной руке уже не удалось. Длинная стальная игла буквально пригвоздила её к крыше.
        - Тебя тяжело найти! - послышался знакомый Медее голос.
        Бескрылая фея повернула голову и увидела трёх незаурядных оскверненных. Облаченного в эпические латы нежити юношу по имени Эльдман. Покрытые зеленой пеленой глаза, бледно-синяя кожа без каких-либо следов гниения, и торчащие из-под верхней губы клыки выдавали в нём вампира.
        «ЭЛЬДМАН 66УР. 115 Т ОЗ.»
        Позади юноши стоял внушительных размеров и телосложения обмотанный в кровавые бинты осквернитель по имени Брутус. Из-за спины, накаченной как Атлант мумии, выглядывал тяжелый каменный гроб.
        «БРУТУС 58УР. 95 Т ОЗ.»
        Третьим осквернителем была женщина по имени Сильвина. Даже будучи мертвой, она источала женские чары. Предпочитая платью кожаные штаны Сильвина носила обмотанные вокруг тела длинные цепи, с концов которых свисали крюки мясника.
        «СИЛЬВИНА 62УР. 99 Т ОЗ.»
        Несколько секунд и Медея вспомнила эту троицу. Тогда, при высадке на оскверненный остров, они помогли ей убить капитана обитателей леса. Но что ещё важнее, они предлагали ей присоединиться к белому чернокнижнику. Этот факт наводил всего на одну мысль - перед ней враги. Способности вампира были очень опасны, а со времени их последней встречи он стал ещё сильнее, поэтому Медея не спешила предпринимать каких-либо действий.
        - Мы можем поговорить? - сделав шаг ей навстречу, спросил Эльдман.
        Ни в его тоне, ни во взгляде Медея не заметила признаков агрессии. Он говорил с ней так, словно они давние приятели.
        - Раз ты использовал для моих поисков столь редкий предмет, - Медея посмотрела на отсеченную конечность, - полагаю нам есть, о чем поболтать. Но сразу предупреждаю, кому бы ты не желал смерти… прости, упокоения, мои цены очень велики.
        - Так и я не из бедной семьи, о цене всегда сможем договориться, - парировал Эльдман.
        - Излагай.
        - Обращаясь к господину Эльдману прояви должное уважение! - тут же вспылила Сильвина. - Радуйся и благодари темных богов лишь за то, что он обратил на тебя свой взор.
        - Спокойно Сильвина! - смерил спутницу холодным взглядом Эльдман. - Ты же не хочешь всё испортить как в тот раз?
        - Простите господин, - тут же встала на колено осквернительница, - Но эта женщина вам нагрубила! Нужно преподать ей урок!
        - Вот об этом и речь! В прошлый раз ты убила посла кровавого лорда просто за то, что он наступил мне на ногу.
        - Вырвала ему череп вместе с позвонком, - констатировал Брутус.
        - А пусть ублюдок смотрит куда прет!
        - Может уже скажешь зачем искал меня? - вмешалась в их беседу Медея.
        - Конечно, - кивнул Эльдман и жестом руки, попросил спутников оставить их одних.
        Брутус хотел уйти совсем, но Сильвина не захотела оставлять господина наедине с другой женщиной, поэтому максимум на что она согласилась, это переместиться на другую крышу. От того как на неё пялилась осквернённая у Медеи возникло желание метнуть ей в глаз иглу.
        - Прости за грубость моей подчиненной, - начал Эльдман. - Она верный союзник, но излишне фанатична и вспыльчива.
        - Мне нет дело до твоей подстилки, говори, чего хотел или я уйду.
        - Резко, но справедливо. Ты должно быть уже слышала о том, что этот материк принадлежит белому чернокнижнику?
        - Хочешь, чтобы я убила его?
        - Сомневаюсь, что ты сможешь, даже учитывая твой уровень, - слабо оскалился в ухмылке Эльдман.
        - А что с моим уровнем? - Медея не поверила, что кто-то смог разглядеть её иллюзию через показатель стойкости в 197 %.
        - На тебе очень мощная иллюзия, но по звуку, с которым бьётся твоё сердце, могу точно сказать, твой показатель силы выходит далеко за рамки 45 уровня. И всё же этого недостаточно чтобы одолеть Диартемиса. Он гений проклятой магии. Но речь сейчас не о нем, а о его владениях. На этом материке ещё остались те, кто ему не покорен.
        - Ты говоришь о людях?
        - А ты проницательная. Может даже уже догадалась зачем я тебя искал?
        - Я не из тех женщин кто любит прелюдии, говори прямо!
        - Нам известно, что ты торгуешь предметами и информацией в городах людей. Ты пользуешься у них доверием и уважением, но что ещё важнее не боишься света маяков. Именно поэтому мы тебя искали.
        Невзирая на то, что оскверненный материк кишел нежитью и чудовищами, для людей ещё оставалось безопасное место - вольные города. Ещё со времен великой войны, когда зародилась некромантия, их защищали высокие башни. Подобно маякам они освещали город и близлежащие к нему земли, отгоняя и испепеляя любую нежить. С тех пор минуло уже два тысячелетия, жители городов забыли с чего всё началось, стали жить мыслью, что они последние люди на земле. Внутри стен покой и безопасность, а за их пределами разруха и смерть. Но вот из внешнего мира к ним явилась и поведала правду бескрылая фея. Медею приняли как мессию и щедро вознаградили за информацию магической рудой и другими полезными ресурсами.
        - Хотите с моей помощью избавиться от света и захватить города людей? - понимая к чему клонит вампир, уточнила Медея.
        - Только один из них. Поможешь захватить Скарнаган и будь уверена, ты получишь столько крон, что тебе хватит на жизнь после смерти.
        - Кроны? Серьезно? Это всё что может предложить твой хозяин? Ты даже представить не можешь сколько готовы выложить люди за информацию о внешнем мире, а уж тем более о вас. Я откажусь.
        - Не глупи! Диартемис сделает тебя своим генералом, под его знамёнами ты станешь гораздо сильнее. А ещё ты получишь редкого ездового питомца - мантикору. По воздуху путешествовать куда приятнее чем по земле.
        - Что такого особенного в Скарнагане? Почему именно этот город? - спросила Медея.
        Весь этот разговор казался уловкой, чтобы заманить её в ловушку и убить.
        - Не могу сказать. Планы чернокнижника распространяются в узком кругу его генералов. Сделаешь что от тебя требуется - станешь одной из них.
        - В таком случае ищите другого исполнителя. Я не намерена кому-либо служить. Тебе стоило это уяснить ещё в прошлую нашу встречу.
        Медея хотела уйти, но крепкая хватка Эльдмана не позволила этого сделать.
        - Боюсь ты не так меня поняла, - зелёное свечение его глаз стало ярче. - У тебя нет выбора. Диартемис в любом случае захватит Скарнаган. Вопрос лишь в том, получишь ли ты с этого выгоду.
        - Отпусти! - зверем уставилась на вампира Медея. - Немедленно!
        - Подумай ещё раз. Стоит ли отказывать тому, кому принадлежит целый материк?
        Вместо ответа, Медея скрытым под стальной перчаткой кулаком, ударила Эльдмана по лицу.
        - 43 Т ОЗ.
        Удар был так силён, что снес вампиру полчерепа - раскидал куски мозга и осколки костей по крыше. Эльдман за раз лишился третьей части здоровья, но даже не дёрнулся, лишь разжал руку, как того требовала Медея. Благодаря навыку «Бестелесный» Эльдман не мог получить никаких увечий. Всё его тело состояло из черной магии и очень быстро восстанавливалось из крупных летучих мышей, в которых превратились останки его черепа. Всего секунда и на вампире ни царапины.
        - Ах ты тварь! - на Медею тут же обрушился гнев Сильвины.
        Цепи на её теле словно ожили, стали извиваться, а через секунду, в попытке вонзиться в плоть крупными крюками, устремились в фею. Медея отразила наручами один крюк и поймала другой. Резко потянула на себя, заставляя Сильвину оказаться на расстоянии удара. Нога феи встретила лицо осквернительницы.
        - 45 Т ОЗ.
        Сильвину повалило словно дерево. Не успела осквернённая отойти от оглушения, как в живот пришелся ещё один удар. Ребра Сильвины сломались и острыми осколками вылезли через спину. Всего два удара и от её здоровья остались каких-то 14 %. Медея не привыкла дарить противникам жизнь, поэтому в её руке блеснула смертоносная игла. Не успела фея закончить начатое, как мир вокруг изменился. Всё исчезло в непроглядной тьме, по которой сильный ветер раскидывал и рвал тяжелые тучи. Единственное что осталось неизменным это Эльдман.
        - Ты сильна - это факт, - произнес он. - За пару секунд едва не убила мою подчинённую, а ведь она тоже не из робкого десятка. Предположу, что ты 70 уровня, а твой показатель силы не ниже 280, но в моём сумеречном пространстве это не имеет значения. Так что давай просто поговорим.
        Медея решила, что не стоит пропадать игле даром и метнула её в Эльдмана. Острый снаряд пробил плечо и буквально оторвал Эльдману руку.
        - 44 Т ОЗ.
        Фея рывком оказалась перед противником и замахнулась для удара, но внезапная боль в груди не позволила ей закончить атаку.
        - 11 Т ОЗ.
        Навыком «Сердце мертвеца» Эльдман сжал сердце феи и нанес ей 5 % от её максимального запаса здоровья, после чего обратился сотней крупных летучих мышей с зелеными глазами. Издавая жуткий писк зубастые твари закружились вокруг феи и принялись пить её кровь. Медея уже знала, что уничтожать их бессмысленно поэтому попыталась сбежать с помощью стремительного рывка. Не поспевая за феей крылатые бестии сбились в кучу и обратились Эльдманом.
        - Ещё не наигралась? - спросил он вдогонку и в ту же секунду увернулся от стальной иглы.
        Во время метаморфозы вампира в мышей, Медея держалась от него подальше, а в остальное время, когда он больше всего уязвим шла в атаку. Обнажив парные клинки из закаленной бездной стали, Эльдман ввязался с Медеей в ближний бой. Показатель силы, как и урона у Эльдмана был очень высок поэтому во время стычки он нисколько не уступал Медее. Проявляя неистовую скорость и реакцию Медея заблокировала наручами большую часть ударов и атаковала в ответ. Её кулаки молниеносными кувалдами обрушились на вампира и едва не лишили его жизни. В момент, когда у Эльдмана осталось всего десять тысяч очков здоровья, Медею вновь поразила боль в груди и она оступилась. Бескрылая фея хотела продолжить бой и добить врага, но тот исчез из её поля зрения. Медея не стала ждать удара в спину и попыталась выпить зелье бестелесности, но откупорив бутылочку не смогла шелохнуться. Невидимая сила сковала её по рукам и ногам, а острые зубы вампира впились в её нежную шею. Неважно как Медея сопротивлялась и напрягала мышцы, освободиться или просто шевельнуть пальцем было выше её сил.
        - Хорошо! Давай поговорим, - недовольная сама собой, проронила она.
        - Наконец-то ты начала воспринимать меня всерьёз, - слизывая кровь с сексуальной жилистой шеи произнес Эльдман.
        То ощущение, которое он испытывал от вкуса крови нельзя было не с чем сравнить. Всё что он когда-либо пробовал и делал в этой жизни меркло в сравнении с этим удовольствием. Он рукой сдавил грудь Медеи и с ещё большей силой всосался ей в шею. Ему едва хватило силы воли, чтобы остановиться и отступить. Как только Медея обрела способность двигаться, она тут же отпрянула от клыкастого чудовища и восстановила здоровье с помощью зелья, выпила ещё несколько с защитой от темных сил.
        - Чего ты хочешь за падение Скарнагана? - спросил Эльдман.
        - Хочу опыт со всех его жителей и знать, что вы там ищете, - ответила Медея.
        Ожидая отказа, она вновь приготовилась к драке.
        - Я поговорю с Диартемисом о жителях города. Его цели более прозаические нежели опыт и свежее мясо, он должен согласиться. А насчет самого города, - тут Эльдман выдержал паузу. - Диартемис утверждает, что глубоко под ним есть древний портал, способный переправить нас на материк людей.
        - Считай, что мы договорились, - заинтересованная таким фактом и возможностью добраться до игроков с другого материка, ответила Медея.
        Глава 3. Где не ступала нога мертвеца
        Перед тем как отправиться в город людей Скарнаган, Медее нужно было сделать три вещи. Первым делом посетить ремесленника, которому оставила на улучшение свои предметы. Максимальный шанс того, что эпический предмет обретёт силу легендарного был всего 25 % поэтому бескрылая фея не тешила себя ложными иллюзиями. Это была уже пятая попытка, и всё же, в этот раз удача оказалась на её стороне. Нагрудник ничуть не изменился, а вот плащ обрел статус легендарного предмета.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - НАКИДКА БЕЗУМНЫХ ВЕТРОВ 70 УР. 1Х
        КАЧЕСТВО - ЛЕГЕНДАРНЫЙ. ТКАНЬ. БРОНЯ +710. +70 % СКОРОСТИ. +10 % К СКОРОСТИ БЕГА.
        ПРИМЕЧАНИЕ: Ветер считается безобидной стихией. Он нежно гладит траву, крутит мельницы, удерживает в воздухе птиц. Но стоит добавить в него каплю безумия, как слабое дуновение обращается могучим смерчем, который вырывает с корнями деревья, разрушает скалы и пожирает города.
        Найти замену подобному предмету было крайне сложно, поэтому Медея наведалась к портному и с помощью драконьего кристалла увеличила показатель скорости ещё на 10 %. Следующим этапом в её планах стал повторный визит в храм забвения. В этот раз мёртвые дети встречали бескрылую фею не в страхе, а с блеском наживы в глазах. За скудную награду они быстро обошли весь город, скупили необходимые ей для предстоящей авантюры, травы и заполнили ими хранилище дремлющего дома. Третьей и самой главной задачей было безопасно покинуть город.
        «Не понимаю, почему Диартемис не спустил на меня всех собак?», размышляла Медея, с крыши наблюдая за кишащими сильной нежитью улицами. «Разве ему не очевидно кто я такая? Или, я ошиблась на его счет, и он вовсе не игрок. Будь я на его месте - оседлала бы дракона, полетела по направлению стрелок и выжгла всё в радиусе километра. А он, вместо этого, сидит тут и ждет пока я открою путь на материк людей. Как же хочется проверить его запястье, да вот охраны у него столько, что даже мне к нему не подступиться. Я уже трижды отходила к городским стенам и каждый раз, когда появлялась стрелка, она указывала в его направлении. Даже если это не Диартемис, то точно кто-то из его приближенных. Им может оказаться даже тот вампир. Напыщенный ублюдок, думает я боюсь его клыков и летающих крыс! Как бы не так. Клянусь, в следующий раз, когда он перейдёт мне дорогу, я убью его».
        Чтобы покинуть город и не стать легкой добычей другого игрока, Медея пошла по направлению одной из уже видимых стрелок. Таким образом, когда она отошла от Диартемиса на расстояние километра, её собственная стрелка скрылась под чужой. Счетчик игроков оповестит врага о том, что Медея покинула город, но не расскажет, куда именно она направилась. А на случай, если интуиция преследователя окажется сильнее её удачи, бескрылая фея выпила зелье бестелесности. Данный отвар не просто делал её невидимой, а переносил в астрал, где она могла видеть и взаимодействовать лишь с неживыми объектами. Оказавшись достаточно далеко от города, за высокими холмами, Медея вышла из тени и с помощью печати призыва заставила дом на куриных ножках оказаться перед ней. Накормив прожорливое чудовище гоблинами, она оседлала его крышу и повернула флюгер в сторону Скарнагана.
        Медея была не из тех игроков, кто шёл на поводу у сюжета и выполнял задания, однако в этот раз у неё было достаточно веских причин поступить иначе. Первая - в случае успеха её ждала награда в виде опыта со всех жителей вольного города, а проживало в Скарнагане не менее ста тысяч человек. При обычных обстоятельствах Медея не смогла бы собрать опыт с тех, кто был ниже её на 5 уровней, но благодаря Камню душ, который достался ей от другого игрока, это стало возможным. Камень душ был одним из немногих предметов, который носил статус легендарный. Он позволял более сильному существу получать опыт с более слабого, при этом забирая себе процент, равный разнице в их уровнях. Вторая причина - если всё пройдёт гладко, Медея станет одним из генералов Диартемиса, что позволит ей не только получить бонусы от его знамён, но и без угрозы для жизни, проверить его запястье. И третья, самая веская причина - одна из стрелок указывала на Скарнаган.
        Путь до вольного города был не близким. Казалось, что добраться до него почти невозможно, но вот среди тяжелых, серых туч показался проблеск света. Чем ближе дом на куриных лапах подступал к Скарнагану, тем очевиднее было величие маяков последней надежды. Огромные, возвышающиеся над скалами белые башни, яркими прожекторами освещали землю, превращая её в Райский оазис. Если до этого момента питомец Медеи ступал по сухой, выжженной земле, то теперь его лапы топтали, укрытую росой, высокую траву. Однако, преодолев сотню метров по зелёному ковру, дом закряхтел и шатаясь попятился назад. Свет высоких башен стал плавить черепицу, оставлять на лапах сильные ожоги.
        - Жди меня у хладной реки, - спрыгивая с крыши, приказала Медея.
        Дом не стал препираться и на всех шести лапах припустил подальше от яркого света. Взгляд Медеи устремился в небо. Вокруг серые грозовые тучи и мрак, а за границей, которую очерчивали шесть маяков, виднелось нежно-синее небо с мягкими, пушистыми облаками. У подножья башен к центру, где расположился Скарнаган, широкими линиями тянулись пшеничные поля и фруктовые сады. Из-за того, что здания, башни и стены Скарнагана облепили высокий холм издали он напоминал муравейник.
        Не успела Медея преодолеть поле и подойти к стенам города, как ей навстречу выступил конный отряд. Король Ричард семнадцатый очень трепетно относился к безопасности своих подчинённых, поэтому на уничтожение тварей из вне посылал свою личную охрану. В том не было никакой нужды, ведь свет маяков истреблял любую, даже легендарную нежить, но как водиться, чем выше и крепче стены, тем страшнее за них выходить. Не было и дня, чтобы Ричард не вглядывался во мрак проклятых земель, представляя какие твари там обитают. Два десятка рыцарей в блестящей словно зеркала броне и шлемах, забралом которым, служила солнцезащитная пластина, взяли фею в кольцо. В прошлый раз, кода она ступила за границу маяков, было точно так же. За одним исключением - её попытались убить. А теперь, признав в скитальце из внешнего мира Медею, доблестные рыцари выстроились в ряд и с помощью лошадей поклонились ей до земли. Тут в Скарнагане бескрылая фея была легендой, поэтому, когда Медея затребовала встречи с королём, один из рыцарей отдал ей свою лошадь, а остальные сопроводили к замку.
        Улицы Скарнагана были вымощены из крупной гальки, башни и стены возведены из белой глины, на крыльце каждого дома висели большие зеркала, отчего весь город словно светился - слепил ярче солнца. Как и их король, жители города до фанатизма боялись темноты - делали всё, чтобы в городе не осталось тени. Даже одевались во всё белое, часто покрывая ткань маленькими зеркалами. Хватало всего пары минут, чтобы город превратил зрячего в слепого, поэтому все жители от мала до стара носили большие солнцезащитные очки. Такое же украшение досталось бескрылой фее. Замок короля Ричарда семнадцатого находился на самой вершине холма, поближе к свету. Но что действительно говорило о его страхах, так это стеклянные стены и потолок в тронном зале. Через них отчетливо виднелось голубое небо и все шесть маяков последней надежды.
        - Рад приветствовать вас в Скарнагане! - поднимаясь с хрустального трона воскликнул король.
        Ричард семнадцатый был ничем не примечательным мужчиной средних лет. Скрытые за очками голубые глаза, грубая щетина, длинные черные волосы, густые брови. На голове серебряная корона, под плащом из белой кожи зеркальные доспехи с инкрустированными в них драконьими кристаллами. Он подошел к Медее, взял её руку и аккуратно приложился к ней губами. В какой-то мере он был очарован бледным цветом её кожи, и алой радужкой глаз, но больше всего его восхищало, что она в одиночку выживает вне света маяков.
        - Я тоже рада видеть вас в здравии, - ответила Медея, косо поглядывая в сторону его советника.
        Женгрой, так звали советника короля, сразу невзлюбил Медею и всеми силами пытался убедить людей, что она новый вид нежити, которую создали чернокнижники. Дабы опровергнуть подобные заявления, бескрылой фее пришлось пролить свою алую кровь, а как известно, у мертвых она черного или темно-зеленого цвета. Но одной кровью не обошлось, Медею три дня держали в заточении, испытывая на ней различные светлые заклинания и ритуалы. Не одно из них не возымело эффекта. Подобных доказательств хватило королю, но не его советнику. Женгрой был одержим мыслью о том, что всё, что находится в проклятых землях является чистейшим злом и подлежит немедленному уничтожению.
        - Вас давно не было видно, - не выпуская руки феи, король повёл её на широкий балкон, где стоял стеклянный стол, а по обе стороны от него плетённые и окрашенные в белый широкие кресла. - Должно быть, путь ваш был неблизким. Хотелось бы послушать с какими чудовищами вы столкнулись на этот раз. Где побывали, что необычного видели?
        - Сражалась я с разной нечистью, - ответила Медея. - Рассказов хватило бы до ночи, но сейчас есть более важная тема для разговора.
        - Вы встревожены. Что случилось? - будучи внимательным к её мимике, спросил Ричард.
        - Неужто вас притомил свет маяков? - съязвил, стоящий подле короля советник Женгрой.
        - Я притомилась от напыщенных дураков, которые вместо того, чтобы заняться делом, грубят своим гостям! - резко ответила Медея. Мысленно она уже ломала советнику пальцы и била кулаком по кадыку. Наслаждалась тем, как он захлебывается в крови, дрожит от ужаса. - Вы так заняты изучением моей натуры, что не замечаете, как зло стучится в вашу дверь.
        - Вы нам угрожаете? - нахмурился Женгрой.
        - Только предостерегаю, - ответила фея.
        - Полно тебе Женгрой! - смерил недовольным взглядом советника Ричард. - Госпожа Медея уже доказала, что она на нашей стороне. Если бы не она, мы бы ничего не знали о кровавых лордах и о том, что где-то в мире есть материк людей. Прояви к ней уважение и принеси нашей гостье угощений.
        - Слушаюсь господин, - низко поклонился и удалился советник.
        Его нисколько не радовала мысль, что приходится пресмыкаться и потакать врагу, но Женгрой был умным человеком и извлёк из этого выгоду. Приказал слугам наполнить сладости святыми настойками и отварами правды. Он во чтобы то ни стало хотел докопаться до правды. Только вот не знал, что перед частным разговором Медея выпила мощное зелье стойкости.
        - Простите за Женгроя, он, как и все переживает за благополучие Скарнагана, - после небольшой паузы произнес Ричард.
        - В какой-то мере ваш советник прав, - согласилась с ним бескрылая фея. - Проклятых земель и тех, кто там обитает ещё как стоит опасаться. Там, на выжженной черной магией земле, мне каждый день приходиться бороться за свою жизнь. Стоит чуть зазеваться, ослабить бдительность, как тебя тут же находят мертвецы. Без сна и отдыха они рыскают в поисках свежей плоти, а когда находят набрасываются и словно дикие звери разрывают на части. От них за километр несёт трупным смрадом, их кости торчат наружу, а внутренности плетутся по земле, глаза горят зелёным пламенем. Но даже они держаться в стороне от того, что хочет вас уничтожить.
        - Что же их могло так напугать? - не на шутку распереживался Ричард.
        Он никогда не покидал безопасной зоны маяков, поэтому рассказы о плотоядных мертвецах приводили его в ужас, заставляли выступить на лбу холодный пот.
        - Вы знаете, - словно пытаясь набраться смелости, глубоко вдохнула Медея. - Там такое, что трудно об этом говорить. Даже мысль об этом приводит меня в ужас. Зловещее, ужасное, а что самое страшное, невероятно сильное - способное уничтожить маяки последней надежды.
        От этих слов Ричард тут же побледнел и спиной вжался в спинку кресла. Медея молчала, молчал и он, а через минуту не выдержал и спросил.
        - Что же там такое? Не томите. Я должен знать.
        - Не могу сказать, - досадно покачала головой фея. - Мы с вами давние друзья, но в это тяжелое время, отдать что-то и не получить что-то взамен, равносильно самоубийству. Чтобы знать то, что я знаю мне пришлось преодолеть половину проклятого материка и сразиться с древним вампиром.
        - Чего же вы хотите? - прямо спросил Ричард.
        - Да, чего?! - выставляя перед ней сладости вмешался Женгрой. - Может быть ещё золота и редких минералов? А может власти? Точно, знаю! Может подать вам к ужину сердца наших детей?! Наверняка слюнки потекли.
        - Я хочу сказать, Женгрой, - встала с кресла Медея, - что вы мерзкий человек! И когда случится то, что должно случиться, именно вас мне будет совсем не жаль. Занимая столь высокую должность, вы идёте на поводу у своих страхов и не замечаете реальной угрозы. Но я не буду тратить время и пытаться убедить вас в том, что мне не безразлично благополучие Скарнагана. Пожалуй, я просто уйду. Не хочется задерживаться там, где мне не рады.
        - Когда вернётесь к мертвецам и чернокнижникам, скажите, что свет Скарнагана никогда не угаснет!
        - Постойте! Не уходите! - хвостом увязался за ней король Ричард семнадцатый.
        - Не останавливайте её, - бросил Женгрой. - Пусть идёт туда откуда пришла!
        - Да закрой же ты свой рот! - закричал и отвесил советнику пощечину Ричард семнадцатый. - Живо извинись перед нашей гостьей иначе, будь уверен, я изгоню тебя в проклятые земли.
        Медея остановилась и бросила в сторону советника обиженный взгляд.
        - Вы нанесли мне сильное оскорбление, - произнесла она. - Но, если, советник Женгрой извинится и признает моё право находиться в Скарнагане, я вас прощу.
        - Живо извинись, пока госпожа Медея в добром настроении! - приказал Ричард.
        Женгрой нисколько не хотел стать обедом для мертвецов, поэтому собирался взаправду взять свои слова обратно, но хитрый взгляд бескрылой феи заставил его передумать.
        - Да не в жизнь! - заявил Женгрой. - Эта фея, или что она вообще такое, вами просто манипулирует. Вертит как марионеткой! Желай она нам добра, непременно бы рассказала об угрозе, а не стала что-то вымогать. Даже если она не нежить, а живое существо, её присутствие принесёт Скарнагану только беды.
        - Ну всё! - покраснел от гнева король. - Моё терпение лопнуло! Стража, выставьте этого безумца за границу света, и для надежности, чтобы не вернулся обратно пустите ему кровь.
        Стражники заломили советнику руки и силой потащили его к выходу. Тот брыкался, но это было тщетно.
        - Вы совершаете ошибку! - невзирая на своё положение, продолжал кричать Женгрой. - Она ваш враг, а не союзник. Разве вы не видите жажды крови в её глазах? Не давайте ей того, что она хочет!
        Крик советника скрылся в коридоре, а вскоре вовсе утих. Мысль о том, что сейчас его разорвут на части мертвецы, так радовал Медею, что она едва сдерживала улыбку.
        - Я разочарована, - невзирая на расправу над советником, заявила Медея. - Так значит, вы встречаете тех, кто пытается протянуть вам руку помощи! Должно быть вы тоже видите во мне чудовище.
        - Что вы. И в мыслях не было, - пытался завоевать её расположение Ричард. - Вы так прекрасны, что будь я чуть моложе попросил бы вашу руку и сердце.
        - Вы специально так говорите. Врёте и не краснеете.
        - Клянусь короной и всеми Ричардами своего рода, вы самая прекрасная женщина, которую мне доводилось видеть.
        - Фея, - поправила короля Медея.
        - Самая прекрасная из всех фей. Уверен вы желаете принять ванную и отдохнуть с дороги. Я тотчас прикажу слугам подготовить ваши покои.
        - После скитаний по проклятым землям нет ничего лучше, чем понежиться в горячей воде, но сейчас куда важнее вернуться к нашему разговору. Скарнаган в опасности.
        - Конечно, - король отвел её под руку на балкон. - Я прекрасно понимаю, что для того, чтобы выживать в проклятых землях нужен провиант и обмундирование. Скарнаган будет рад обеспечить вас всем необходимым.
        - Рада слышать. Мне нужно несколько предметов из вашей сокровищницы, - прямо заявила Медея.
        В этот момент лицо Ричарда семнадцатого сильно исказилось. Было трудно сказать, о чем он думал в том момент, но его брови одновременно выражали страх, удивление и даже гнев.
        - Из моей сокровищницы? - переспросил Ричард. - Но там ведь находятся доспехи моего отца. Это фамильная ценность и символ правителя Скарнагана, я не могу так просто расстаться с ними. Молю, просите что угодно, но ни это.
        - Понимаю, фамильные доспехи ваше величайшее сокровище, - закивала головой Медея, сделала вид, что впала в размышление и сказала: - Хорошо, я пойду вам на уступку. Расскажу об угрозе даром, но за помощь в её устранении вы дадите мне то, чего я хочу.
        - Судя, по вашим словам, мне в любом случае придётся расстаться с фамильной ценностью. Я согласен, если сил Скарнагана не хватит, чтобы справиться с угрозой, вы получите доступ к сокровищнице, но забрать оттуда вы сможете не более двух предметов. Я не вправе отдавать вам всё.
        - Договорились. Скрепим сделку поцелуем? - привстала и демонстрируя пышную грудь, потянулась к нему Медея.
        Король, как и любой мужчина, не стал отказывать себе в удовольствии опробовать губы красивой женщины, только он не знал, что на них был усиливающий внушение яд.
        - В мире осквернённых всё изменилось, - выложила на стол старую карту и принялась рассказывать Медея. - Кровавые лорды, которым принадлежал проклятый материк мертвы.
        - Так это хорошие новости! Правда ведь?
        - Были бы хорошими, если бы их убила я, или кто-то другой из вольных городов, но к несчастью для Скарнагана, их сразило ещё большее зло - белый чернокнижник Диартемис.
        - Не может быть! - возразил Ричард семнадцатый. - Вы уверены, что его зовут Диартемис?
        - Вам знакомо это имя? - удивилась Медея.
        - Да, но я не понимаю, - глаза короля в растерянности искали ответов. - Как такое возможно? Он же погиб много лет назад.
        «Много лет назад?», задумалась Медея. «Если это так и мы говорим об одном и том же человеке, то Диартемис не может быть игроком. Всё-таки это кто-то из его генералов. Как лучше поступить? Воспользоваться поддержкой вольных городов и ударить по Диартемису, или следовать изначальному плану - сдать ему город и заручиться доверием? Это трус», бескрылая фея посмотрела на короля, «ни разу не выходил за границу своих владений. Его люди тоже не блещут храбростью. Сомневаюсь что с них будет толк. С другой стороны, если временно отключить маяки и впустить нежить в город, мы сможем избавиться от всей армии разом. От армии, но не от Диартемиса и его дракона. Пожалуй, не буду рисковать и поступлю как обычно».
        - Что вы знаете о Диартемисе? - спросила Медея.
        - Он родился в деревне неподалёку от наших маяков. Неподалёку, но слишком далеко, чтобы жить под защитой их света. Деревня принадлежала чернокнижнику, который разводил людей как скот. Он использовал их для тёмных обрядов и продавал мертвецам. Мой отец - Ричард шестнадцатый хотел им помочь, но выводить войска за границу света было нарушением наших традиций. Не смотрите на меня так, только благодаря этим традициям мы продержались так долго. Отец так был обеспокоен судьбой тех людей, что не мог ни есть, ни спать - совесть терзала и мучила его изнутри. Отец не хотел с этим мириться, поэтому отказался от престола и ушел в якобы изгнание - в одиночку отправился освобождать деревню. Ричард шестнадцатый добился своего, убил чернокнижника, освободил людей, но поплатился за это собственной жизнью. Его сгубило сильное проклятье.
        - И что было потом?
        - Среди этих людей был особенный мальчишка, как говорят, один на миллион. Диартемис тянулся к знаниям, быстро набирал уровни, изучал древние свитки со способностями. К двадцати годам у него уже был свой алтарь паладина 50 уровня. Он был выдающимся, но очень непокорным юношей. Диартемис подвергал сомнению наши законы и тайно делал вылазки в проклятые земли. Я думал он изменит мир, прольёт свет маяков за его границы, поэтому и закрывал глаза на его непокорность. Вместе с другими паладинами Диартемис нападал на нежить, выслеживал и убивал чернокнижников, освобождал людей. Но всё изменилось, когда в одной из вылазок погиб его лучший друг Нефиус. Диартемис перестал покидать город, заперся в подвалах замка и начал изучать мёртвые языки, копаться в фолиантах чернокнижников. Советнику Женгрою, да и откровенно признаться мне, это не понравилось. При задержании, Диартемиса застали за занятием чёрной магией - он пытался оживить скелета. Приговор был вынесен немедленно. Диартемиса заперли в деревянном гробу и вынесли за границы света. Я был уверен, что он погиб.
        - Забавно, мальчишка, которого ваш отец спас от чернокнижника, сам стал чернокнижником. А после воскресил своего друга, уничтожил кровавых баронов, но вопреки ожиданиям, вместо того чтобы избавиться от осквернённых, возглавил их. Теперь всё сходится. Диартемис жаждет мести.
        - Думаете он нападёт на нас?
        - Не сомневайтесь в этом. Я лично слышала, как он отдал приказ своим генералам. Через несколько дней его армия окажется на расколотом пути, а ещё через четыре дня вплотную подойдёт к гниющей роще, а оттуда до вас рукой подать.
        - Ничего, через свет маяка мертвецам не пробиться, - успокаивал себя Ричард семнадцатый. - Свет испепелит любую нежить, а с Диартемисом наши паладины как-нибудь справятся. Она должна справиться.
        - Как бы не так, - прервала его размышления фея. - Я уже говорила о том, что кровавые лорды были невероятно сильны, а он их всех убил. Но проблема даже не в том. Диартемис приручил и взрастил чёрного дракона. На эту тварь не действует никакая магия. Он запросто уничтожит ваши маяки.
        - Не могу поверить, что подвиг моего отца обратился угрозой для Скарнагана. Вначале разговора вы упомянули, что у вас есть решение этой проблемы.
        - Есть, иначе бы я не пришла, но это решение уже будет стоить вам предметов из сокровищницы.
        - Всё как договаривались, - не раздумывая ответил Ричард. - Только помогите уберечь город от беды. Я вас очень прошу.
        Медея выложила на стол острый наконечник стрелы.
        - Что это? - Ричард взял его в руки и принялся внимательно изучать.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - НАКОНЕЧНИК МУДРЕЦА 1Х
        УРОВЕНЬ - НЕИЗВЕСТЕН.
        ПРИМЕЧАНИЕ: ОБЪЕКТ НЕ ОПОЗНАН.
        - Я не могу разглядеть его свойства, - в недоумении уставился он на фею.
        - Я тоже, - призналась Медея. - Мне его дал один мудрец. Расставаясь с этим предметом, он сказал, что в нём заключена сила самого сильного из древних богов. Бога смерти. Так что ничего удивительного, что мы смертные не способны разглядеть его свойств.
        Отчасти бескрылая фея говорила правду, наконечник достался ей от мудреца, что жил в заброшенном храме, но о свойствах предмета тот ни обмолвился и словом. Медея наведывалась к различным археологам и коллекционерам, но не один из них не смог разглядеть его свойства.
        - У чёрного дракона 110 уровень, - продолжила она. - 2 000 000 очков здоровья, урон от удара лапой под 42 тысячи, а на что способен его огонь… Наконечник стрелы - это единственный способ убить это чудовище. Один выстрел изменит всё, внесёт ваше имя в историю и защитит Скарнаган. Без своего дракона Диартемис ослабнет и уже не станет нападать на город.
        В другой ситуации, Ричард семнадцатый подверг бы слова феи сомнению, послал бы на разведку отряд, всё хорошенько обдумал, но яд внушения заставил его согласиться на сделку.
        - Спасибо. Не знаю, что бы я без вас делал, - встал перед ней на колено король.
        - Что насчет вашей части уговора?
        - Да, конечно, - вскочил на ноги Ричард. - Желаете отправиться в сокровищницу прямо сейчас или сначала примите ванну и отдохнёте?
        - Хочется уже увидеть, на что я обменяла столь редкий артефакт.
        Медея опасалась, что чары рассеются прежде чем предметы окажутся в её руках.
        - Тогда прошу за мной, - протянул ей руку король.
        Вместе с Ричардом Медея покинула тронный зал и, преодолев несколько длинных коридоров со стеклянными потолками и стенами, вплотную подошла ко входу в подземелье. В отличии от остального замка, эта часть осталась ещё с тех времён, когда люди свободно путешествовали по материку и не знали, что такое нежить, поэтому стены подземелья были выложены из крупного камня, а единственным источником света служили большие железные факелы. Ричард никогда не источал храбрости и рвения совершать подвиги, но Медея никак не ожидала, что от вида уходящей в полумрак лестницы у него затрясутся колени. Как итог на нижние уровни, проверяя каждую тень и шорох их сопровождало два десятка паладинов.
        - Дальше я сам, - еле вымолвил Ричард, поджигая факел.
        Шажок за шажком «храбрый» король приблизился к толстым деревянным воротам. Достал большой хрустальный ключ и ещё раз убедившись, что стража неподалёку, вставил его в замочную скважину. Раздался громкий щелчок, ворота отворились и из темноты навстречу Ричарду зашагал четырёхметровый алмазный голем - это был созданный с помощью магии великан.
        «А охрана тут на высоте», подумала Медея, изучая алмазного стража. «Даже мне подобное чудовище может доставить проблем. Убить его, я точно убью. Вопрос только в том сколько времени это займёт и сколько создаст шума. К концу нашего поединка тут соберутся все паладины и тогда моей репутации героя придёт конец. Вот оно что!», бескрылая фея с интересом наблюдала за происходящим, «голем вовсе не охранник, а очередной ключ. Даже если убью его, ничего хорошего из этого не выйдет».
        Демонстрируя своё лицо, Ричард семнадцатый снял очки и замер, а голем принялся разглядывать его со всех сторон. Наконец признав в нём наследника престола, голем что-то громко промычал и отправился поднимать тяжёлые каменные ворота. Преграда была столь массивной и тяжелой, что открыть ворота было под силу только изумрудному стражу. Проходя сквозь алмазное тело голема из прохода хлынул яркий свет, отчего всё подземелье озарило цветами радуги. Довольный собой Ричард улыбнулся и за руку провел свою гостью мимо стража. Медея не смогла скрыть своего восторга. Кроме фамильных доспехов, сокровищница хранила в себе сердце Скарнагана - огромные магические кристаллы. Именно эти пятнадцатиметровые великаны поддерживали свет маяков последней надежды. То, что являлось щитом города, было его Ахиллесовой пятой.
        - Это то, что я думаю? - направилась к кристаллу Медея.
        С каждым шагом, который приближал её к бирюзовому камню, она ощущала, как по телу струиться невероятная мощь. И это при том, что её показатель маны был равен нулю.
        - Да, да, - закивал Ричард. - Это источник силы наших маяков. Ничего интересного.
        - Не удивительно что ради них люди развязали войну, - с трудом смогла коснуться магического камня Медея. - Поразительно.
        - А вот моё наследие и гордость Скарнагана! - Ричард подошел к скрытому за толстым стеклом комплектом белой брони.
        «Может прямо сейчас свернуть ему шею?», задумалась, глядя на короля Медея. «Заберу себе весь доспех и разобью кристаллы. Зелье бестелесности позволит мне уйти от его личной охраны, но если по пути из замка наткнусь на жрицу света это станет концом моей игры. Да и без света маяков все люди разбегутся и опыт с них достанется мертвецам, а не мне».
        - А вы не боитесь, что они угаснут? - как бы невзначай спросила бескрылая фея.
        - Кто, кристаллы? - удивился Ричард. - Уверяю вас это невозможно. Они обеспечивают Скарнаган светом с самого его основания. А это больше двух тысяч лет, или около того.
        - Учитывая в каком мире мы живём нужно быть готовым ко всему. Диартемис ведь не нежить, а человек. Он запросто может проникнуть в город и уничтожить их, а вслед за ним придёт его армия.
        - Не говорите таких ужасных вещей. Будем молиться чтобы этого никогда не случилось. К тому же попасть в сокровищницу могу лишь я.
        - И всё же, что вы намеренны делать, если маяки угаснут?
        - Вижу вы сильно обеспокоены благополучием нашего города и вам можно доверять. Как ни как, а вы первая, кто попал в сокровищницу, не будучи представителем королевской семьи. Наверное, мне и впрямь придётся взять вас в жёны.
        - Боюсь вам не понравится мой образ жизни, - тут же развеяла его надежды фея.
        - Это не единственные кристаллы маны в городе, - тихо прошептал Ричард семнадцатый. - Есть ещё один, под одной из башен. В случае катастрофы он продолжит светить.
        - Рада слышать, - улыбнулась ему Медея. - Это тот что ближе к замку?
        - Может быть, - ушёл от ответа Риард.
        Медея тщательно изучила комплект, но он нисколько не оправдал её ожиданий. Единственное, что было в нём легендарного - это меч, которым она не могла пользоваться, шлем, всего 40 уровня и наплечники. Всё остальное в разы хуже её нынешних предметов.
        - Возьму это, - Медея тут же примерила новое снаряжение.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ОСВЕЩЕННЫЕ НЕБОМ НАПЛЕЧНИКИ 69 УР. 1Х
        КАЧЕСТВО - ЛЕГЕНДАРНЫЙ. ЛАТЫ. БРОНЯ +2700. ШТРАФ СКОРОСТИ: -4%. +69 К ЖИВУЧЕСТИ. ПОГЛОЩАЕТ 2 % ВХОДЯЩЕГО УРОНА.
        ПРИМЕЧАНИЕ: ГОВОРЯТ ТОТ, КТО ШЕЛ СТЕЗЁЙ СВЕТА И НИ РАЗУ НЕ СОГРЕШИЛ, МОЖЕТ УСЛЫШАТЬ ГЛАС НЕБА И ПОЛУЧИТЬ ЕГО БЛАГОСЛОВЕНИЕ.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ЗАПАЧКАННЫЙ КРОВЬЮ ПОЯС 69 УР. 1Х
        КАЧЕСТВО - ЛЕГЕНДАРНЫЙ. КОЖА. БРОНЯ +1900. ШТРАФ СКОРОСТИ: -3%. +59 К СТОЙКОСТИ.
        ПРИМЕЧАНИЕ: СВЯЩЕННЫЙ ДОЛГ ПАЛАДИНА НЕ ТОЛЬКО ИСТРЕБЛЯТЬ ВСЯКУЮ НЕЧИСТЬ, НО И ЖЕРТВОВАТЬ СОБОЙ РАДИ ДРУГИХ.
        - Надеюсь теперь у вас хватит сил, чтобы убить чёрного дракона, - с надеждой в голосе спросил Ричард.
        - О чём это вы? - с недоумением посмотрела в его сторону Медея. - Я не владею навыком стрельбы из лука. Этим придётся заняться вашим людям.
        - Но я думал…
        - Что?! Что я полезу в пасть дракону? - усмехнулась фея, она уже получила то зачем пришла. - Как друг, дам вам бесплатный совет - не подпускайте их городу. Соберите отряд из сильнейших паладинов, во главе поставьте жрицу света и отправьте их навстречу Диартемису. Вы знаете, где будут его войска, так что сможете устроить засаду и застать его врасплох.
        - Но я не могу, так поступить, - прибывал в глубоком шоке Ричард. - Это ведь противоречит законам Скарнагана! Я не могу оставить город без защиты.
        - Скарнаган под надежной защитой маяков, - попыталась успокоить его Медея. - Кроме того, на время похода, я останусь здесь и всеми силами буду защищать город. Не позволю Диартемису и его приспешникам добраться до магических кристаллов. А если вы поступите иначе и всё же подпустите их сюда, черный дракон уничтожит башни, и тогда даже я и жрица света не смогут его остановить. Да на вас лица нет. - Медея достала из инвентаря зелье и протянула его Ричарду. - Выпейте, полегчает.
        - Что это?
        - Зелье храбрости, отрезвляет разум помогает принимать сложные решения. - Медея буквально влила содержимое флакона ему в рот. - Сделайте как я говорю и обещаю, Ричард семнадцатый станет новой легендой Скарнагана. Пора бы уже дать им отпор!
        - Вы правы! - поддался большой дозе яда Ричард. Он перестал трястись и приобрёл уверенность в себе. - Это земля живых, а не мёртвых! Сию минуту распоряжусь собрать войска. Хватит нам прятаться за маяками! Пора выйти в проклятые земли и, как мой отец Ричард шестнадцатый, встретиться с врагом лицом к лицу!
        Глава 4. Проклятые земли
        Будучи азартным игроком, который помешан на том, чтобы собрать все достижения, Эльдман никогда не сидел без дела. Пока другие осквернители отсиживались в городе, играли в азартные игры и жрали людей, он и ещё двое его спутников каждый день зачищали заброшенные крепости и собирали эссенцию загробного мира. Даже втроём они умудрялись проходить такие руины в которых требовалось от пяти до десяти мертвецов. А всё благодаря тому, что Эльдман тщательно изучал историю заброшенного места и в зависимости от типа призраков, которые там обитали максимально эффективно подбирал усиления и зелья. Во время сражения с боссом бледный юноша всегда был на передовой. Крепкие латы и умение предугадывать атаки противника позволяли ему получать минимум урона, а возможность обращаться стаей летучих мышей временно делала его неуязвимым и позволяла восстанавливать здоровье. Но главной причиной почему он агрил босса на себя, была его способность моментально отращивать конечности. Сильвина - осквернённая воительница, занималась обнаружением ловушек и тайников, а при необходимости своими цепями обездвиживала приспешников
босса. Брутус - крупная мумия с каменным гробом за спиной, включал в себя множество функций. Благодаря своему фамильяру - Бейглу безмозговому он ослаблял противников и взрывом его внутренностей наносил им сильный урон по площади. Навыком некромантии эффективно восстанавливал здоровье союзников и накладывал на них усиливающие эффекты. Благодаря каменному гробу, который был легендарным предметом 100 уровня и мог поглотить любой урон, принимал на себя самые свирепые атаки босса. Но главным достоинством покрытого кровавыми бинтами громилы был вокал. Со словами «Щас спою» начиналась его загробная песня, из-за которой Сильвина и Эльдман были готовы лишить себя слуха раскалёнными гвоздями.
        Во время прохождения очередных руин Эльдману на свиток связи пришло сообщение, из-за которого ему стоило бросить все дела и на всех ветрах мчаться к Диартемису, но вместо этого он продолжил блуждать по коридорам и просторным залам заброшенного поместья. На деревянной мебели лежал толстый слой пыли, с хрустальных люстр гроздьями свисала паутина, на стенах разрасталась белая плесень, отовсюду доносились стоны и крики неупокоенных душ.
        - Нам наверх, - поднимаясь по широкой лестнице, позвал за собой вампир.
        Истребив на своём пути три десятка грозных призраков, его группа вышла на чердак.
        - Ничего себе, сколько тут эссенции! - Брутус заметил на деревянном полу горсти салатовой пыли.
        Для него, как и для любого из осквернённых, царившая тут тьма не была помехой для восприятия. Напротив, хуже они видели днём - под светом солнца.
        - Не тронь её, - предупредила Сильвина. - Смотри, среди балок.
        Ещё на пороге Эльдман заметил объект её опасений и уже успел его изучить.
        «ПРИДВОРНЫЙ ШУТ 59 УР. 566 Т ОЗ.»
        Тварь, что засела под потолком среди балок, имела худое тело и неестественно длинные конечности, на пальцах которых располагались острые металлические когти. На ногах ботинки с закрученными спиралью носками, на плечах цветная накидка с бубенцами, а лицо скрыто под жуткой маскарадной маской.
        - Элитник 59 уровня? - скривился Брутус, босс был на десять уровней выше чем предполагалось. - Отчего он такой жирный?
        - Это не босс, - пояснил Эльдман. - Это пустой, который его убил.
        - Хочешь сказать, что вся эта эссенция, - догадался громила, - останки босса? Сколько же раз он его убил?
        - Тридцать два, - бегло пересчитал горсти эссенции Эльдман. - Наш противник легендарный. Полмиллиона очков здоровья, урон от обычной атаки восемь тысяч, от способностей до сорока, оружия у него нет, броня тканевая, а значит его показатель скорости плюс-минус двести семьдесят процентов. Учитывая, что он справился с нашим боссом в одиночку, смею предположить, что он владеет сильной способностью к контролю. Если под контроль попаду я, и он переключится на тебя или Сильвину, скорее всего этот чердак станет нашей новой могилой. - Несколько секунд Эльдман составлял тактики и рассчитывал их успех. - Мы победим с вероятностью восемь процентов.
        - Это же меньше ста, - озадаченно покачал головой Брутус и ещё раз выглянул из укрытия, чтобы увидеть шута. - Может если сорвать с него маску, там окажется уязвимое место?
        - Господин Эльдман, - обратилась к вампиру осквернённая воительница. - Я знаю насколько вы любите сложных противников, но может стоит позвать кого-то ещё. Чтобы увеличить наши шансы на победу и выживание.
        - Неужто ты испугалась? - одарил её безразличным взглядом Эльман.
        - Нисколько, однако я, как истинный слуга и хранитель своего господина, не могу позволить, чтобы с ним что-то случилось.
        - Тогда выложись за двоих, ведь мы остаёмся, - заявил вампир. - Это мои сотые руины. Пройдем их, и я получу достижение Кровавого барона и ещё множество сладостей. Кроме того, тут столько эссенции загробного мира, что мне наконец хватит доделать свой комплект. Всё или ничего - таков девиз победителей.
        - Как прикажет мой господин, - поклонилась Сильвина. - Как будем действовать?
        - Чтобы не стать целью первого контроля, дождемся появления призрака, - начал излагать свой план Эльдман. - Шут нападает на босса, а мы на него. Если будет такая возможность освободим босса из-под контроля и заставим сражаться на нашей стороне, поэтому по призраку никакого урона. Тебя Брутус это в первую очередь касается. Убиваем шута, добиваем призрака.
        - Как насчет того, чтобы зарядиться перед боем песней? - предложил замотанный в кровавые бинты громила.
        - Решим это путём честного голосования, - предложил Эльдман. - Кто за песню? - Брутус поднял руку. - Кто за тишину и покой? - руки подняли Эльдман и Сильвина.
        - Так нечестно! Вы каждый раз выступаете против меня! - возмутился Брутус. - Музыка, стихи, песни - это не то, что можно удержать демократией.
        - Скажу по-другому, попробуешь спеть, я разорву тебе глотку.
        - Да плевать! Если я решил петь, значит я буду петь и не вы, не ваши угрозы меня не остановят.
        - Давай хотя бы не сейчас. Нужно дождаться, когда появится босс, а до тех пор не привлекай к себе лишнего внимания.
        Громила недовольно хмыкнул и скрестив руки на широкой груди уселся на каменный гроб. Бой начался через несколько часов, когда посреди чердака из зелёного свечения возник призрак, а вместе с ним стол и большой черный котёл. Призраком оказался мужчина, лицо и рука которого подверглись сильной мутации и покрылись твердыми как у краба наростами и раковинами.
        «СТАРШИЙ АЛХИМИК ФАУСТ 49УР. 390 Т ОЗ.»
        Призраки были пленниками времени, поэтому по своей обыденности повторяли все действия за сутки до смерти. Конкретно в данном случае, в поисках скрытого рецепта, алхимик рылся в толстых книгах и время от времени добавлял в котел ингредиенты, одним из которых стал его собственный палец. Наблюдая за призраком с потолка, шут разинул наполненную острых клыков пасть, с которой на пол пролилась вязкая слюна, а следом за ней вывалилась тряпичная кукла. Игрушка полностью повторяла его образ и двигалась словно живая. Призрак алхимика обернулся на шум и со словами: «Этот секрет будет моим!» бросил в куклу колбу со взрывной смесью. Алая вспышка сократила прочность куклы на 40 % и будто бы ошеломила алхимика. Призрак застыл на месте и умолк, а игрушка напротив стала проявлять большую активность - бегать по полу и пытаться влезть на стол с книгами.
        - Тот, кто ударит куклу получит над ней контроль, но потеряет своё тело, - поделился догадкой Эльдман, он заметил под индикатором куклы и призрака значок с джокером.
        - Получается призрак вне игры, - сказала Сильвина.
        Худая тварь в маскарадной маске спрыгнула с потолка, отчего весь дом тряхнуло и принялась наносить призраку удары. В момент атаки его когти оставляли в воздухе алые полосы, что говорило об использовании боевых навыков.
        «Если ударить куклу», размышлял, подбегая к спине шута Эльдман, «то призрак освободится и набросится на того, кто нанёс ему урон, а один из нас окажется заперт в кукле. Эту роль можно отдать Бейглу безмозговому, но есть вероятность, что в кукле, как его хозяин, может оказаться Брутус. А без его навыков некромантии нам не выжить».
        - Сильвина ударь куклу, и попытайся подставиться под удар шута! - отдал приказ Эльман и дважды применил способность «Нечестивый удар».
        Оба меча вампира засияли зеленым свечение и ударили шута в спину.
        - 56 Т ОЗ.
        - 56 Т ОЗ.
        Ответ не заставил себя ждать. Шут тут же переключился на вампира и обрушил на него шквал быстрых атак. Ни разу ни моргнув Эльдман разглядел их все. От первых двух он уклонился, а следующие парировал. Однако вслед за серией последовала способность. Шут резко ускорился и когтистой лапой вошёл Эльдману в грудь.
        - 83 Т ОЗ!
        Атака шута оказалась критической и едва не убила вампира, но тот, мысленно отсчитывая урон не терял самообладания и продолжал сражаться. А в следующий раз, когда шут замахнулся для удара, Эльдман обратился стаей летучих мышей. Стальные когти шута блеснули в темноте, от чего часть крылатых бестий тут же погибла.
        «Вроде пустой, а действует как разумная тварь», в образе летучих мышей кусал его Эльдман. «Мои мыши возродятся, но из-за того, что часть из них погибла, я не смогу полностью восполнить здоровье».
        В этот момент цепь Сильвины хлестнула тряпичную куклу. Мгновение и её сознание оказалось внутри беззащитной игрушки, а настоящее тело замерло. Зато призрак алхимика пришёл в движение и несколько раз ударил шута своей деформированной, покрытой шипами лапой. Брутус раскрыл каменный гроб и выпустил своего безумного фамильяра. С перекошенными глазами Бейгл безмозговый побежал на шута и собой закрыл от него Эльдмана. Всего два удара и на теле фамильяра появились столь глубокие порезы, что из них вылезли шишки. За это время Эльдман успел использовать «Тёмный ритуал», который мгновенно восстановил ему 25 % здоровья. Реальные проблемы начались, когда призрак алхимика принялся раскидывать по чердаку колбы с ядовитым газом. Коричневые клубы дыма снижали скорость тех, кто в них попадал и наносили сильный периодический урон. Даже из этой ситуации Эльдман извлёк выгоду. Уводя шута за собой, вампир прошёл сквозь газ и стал так, чтобы его противник остался в нём. Снова серия молниеносных ударов и спец приём. Снова здоровье Эльдмана опустилось до 10 тысяч. Только благодаря Брутусу, который беспрерывно применял к
нему заклинания продвинутой некромантии и параллельно пел, тот оставался жив.
        Тень Луны скроет раны мои,
        Превратит в рубины кровь!
        И оставит меня одного,
        Умирать среди снегов!
        Я хотел, всю жизнь начать сначала,
        Но её лишь можно оборвать…
        Свет былой любви, в конце пути,
        Моя душа к нему летит!
        Холод сковал, сотней цепей, тело мое.
        Как простой солдат, в чужом краю,
        Удачу я искал свою,
        Как я был глуп, скажет мне смерть, скажет теперь!
        «Свет былой любви - Ария»
        Вовремя подоспела и подпрыгнула тряпичная кукла. В один удар когти шута порезали её на лоскуты. Шут не замер, зато Сильвина вернула контроль над собственным телом. Защищая хозяина, она взялась за цепи с крюками и принялась безжалостно хлестать ими шута. Зачастую пустые вели себя безрассудно, атаковали в лоб, не думая о собственной безопасности, но шут, будучи уже легендарной тварью не желал умирать, а потому, когда его здоровья опустилось до 150 тысяч, высоко подпрыгнул и оказался на потолке.
        - Нужно сбросить его! - крикнул Эльдман, до превращения в летучих мышей оставалось пятнадцать секунд.
        Сильвина тут же среагировала и зацепилась цепью за ногу шута. Вот только стащить его вниз ей не удалось. Чудовище было на порядок сильнее и одним усилием отправило воительницу в полёт. Вопреки ожиданиям призрак алхимика не стал преследовать шута, а переключился на Брутуса. Бросил в него взрывную смесь, после чего залпом выпил содержимое котла и полностью преобразился в настоящего выродка с клешнями, жабрами, клювом и рогами. Будучи подписанным «Неведомое слияние» призрак принялся метаться по чердаку и атаковать всех, кто попадался ему под клешни. Причем в такой форме он мог без крита нанести 100 тысяч урона за атаку.
        - Брутус вызывай Бейгла и лезь в гроб! - отдал приказ Эльдман. - Сильвина будь на балках, но избегай шута.
        - Но ведь тогда вы останетесь без лечения! - возразил громила.
        - Не спорь, делай! - крикнул Эльдман. - Я получу это достижение!
        Вампир превратился в стаю летучих мышей и напал на шута. Тот вцепившись в потолок не мог отбиваться, а потому просто бежал. Управляя крылатыми бестиями Эльдман старался сделать так, чтобы те закрывали шуту обзор. В момент, когда действие способности закончилось и вампир стал собой, Шут получил прямой удар от Неведомого слияния.
        - 101 Т ОЗ.
        Удар сломал Шуту руку в районе запястья, а клешня схватила его за глотку и раскусила позвоночник.
        - Жаль не я его убил, - с долей разочарования произнес Эльдман, глядя на расчленённое тело шута. - Но по-другому было никак.
        Вампир достал из инвентаря бутылку с бордовой жидкостью, откупорил её и носом втянул аромат. На его лице тут же возникла злобная ухмылка, из которой сильно выделялись острые клыки. Эльдман залил глотку кровью и отбросив пустую бутылку набросился на призрака. Из клешни слияния ударила струя воды. Эльдман согнул ногу в колене так, что едва не коснулся пола грудью, резко выпрямил её и в высоком прыжке перелетел через противника. Клинки из осквернённой стали отчертили узоры и забрали у босса 40 тысяч здоровья. Невзирая на то, что осквернённые хранили воспоминания прошлой жизни, каждый из них был чудовищем, ведь магия, благодаря которой они стояли на ногах питалась чистым злом. И хоть Эльдман был живым человеком - игроком из реального мира, подобная обстановка сильно повлияла на его психику. Из весёлого парня, который обожал проходить игры, спасать миры, он обратился кровожадным вампиром. Внешне бледный юноша был абсолютно спокоен - безразличен ко всему, но стоило ему учуять запах крови, как в нём просыпалось ненасытное, жестокое чудовище. Вот и сейчас он отбросил всё человеческое и оставил в себе лишь
желание уничтожать и побеждать. Призрак буквально не мог его задеть. Вампир то уклонялся, то перекатом уходил за гроб Брутуса, а в моменты, когда избежать атаки было невозможно обращался в стаю летучих мышей. Чудовище рычало, пускало со рта пену, а через минуту скукожилось и взорвалось, оставив после себя большую кучу эссенции загробного мира.
        У Эльдмана, который всё ещё жаждал рвать и терзать, возникло системное сообщение:
        ОТ ВАШЕЙ РУКИ ПАЛ БОСС СТАРШИЙ АЛХИМИК ФАУСТ
        НАГРАДА - КНИГА ВЫСШЕЙ АЛХИМИИ 1Х
        ПРИМЕЧАНИЕ: СБОРНИК АЛХИМИЧЕСКИХ РЕЦЕПТОВ. ТОТ, КТО СМОЖЕТ ПОЗНАТЬ ТАЙНУ ЭТИХ СТРАНИЦ, СМОЖЕТ ПРИГОТОВИТЬ САМОЕ СИЛЬНОЕ ЗЕЛЬЕ.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ЭССЕНЦИЯ ЗАГРОБНОГО МИРА 500 000Х
        СОБРАНО 50 МИЛЛИОНОВ ЭССЕНЦИИ ЗАГРОБНОГО МИРА
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ТОТ ЕЩЁ ЕВРЕЙ» - ТЕКУЩИЙ ЗАПАС ЭССЕНЦИИ ЗАГРОБНОГО МИРА УВЕЛИЧЕН НА 10 %
        С самого начала игры Эльдман не разу не тратил эссенцию, копил её для финального комплекта, поэтому достижение увеличило её суммарный запас на целых 5 миллионов.
        ПРОЙДЕНО РУИН ПРОКЛЯТОГО МАТЕРИКА 100 ИЗ 100.
        УБИТО ПРИЗРАЧНЫХ БОССОВ 100 ИЗ 100.
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «СИЛЬНЕЙШАЯ НЕЖИТЬ» - ВЫ ОБРЕЛИ СТАТУС КРОВАВОГО ЛОРДА.
        ПРИМЕЧАНИЕ: Кровавые лорды основатели мёртвого закона, а потому все рыцари боли беспрекословно подчиняются их воле и не смеют поднимать на них меча.
        - Вы как всегда великолепны господин, - спрыгнула с потолка и встала пред ним на колено Сильвина.
        - Собирай эссенцию и уходим, - приказал Эльдман. - Нужно как можно скорее вернуться к Диартемису.
        - К тому смертному?! - как всегда возмутилась Сильвина. - Теперь, когда вы стали Кровавым лордом, вы намерены бросить ему вызов и подчинить материк себе?
        - Не сейчас Сильвина! Эй Брутус, ты выходить собираешься?! Помер что ли…
        Вампир подошел к гробу и прислушался, после чего резко отпрянул и ударил его ногой. Гроб завалился на бок и оттуда вывалилась худощавая мумия.
        - Чего творишь?! - возмутился сильно исхудавший Брутус. - Я только поймал вторую октаву!
        - Собирайся мы возвращаемся.
        - Что-то случилось?
        - Да, фея добралась до Скарнагана.

* * *
        - Ты уверен, что ей можно доверять? - спросил у Эльдмана Диартемис.
        Белый чернокнижник сидел за столом в хорошо обставленной, уютной комнате с камином. Он был облачён в белую мантию, спину и плечи которой украшали кости чудовищ. На широком поясе в ножнах, которые усиливали свойства предмета, висел легендарный клинок, а с другой стороны пролегая стальной цепью через плечо висел обтянутый человеческой кожей толстый гримуар.
        «ДИАРТЕМИС. 90 УРОВЕНЬ. 210 Т ОЗ. 283 Т ОМ.»
        Рядом с чернокнижником стоял главный полководец тёмных армий и его лучший друг Нефиус. Это был высокий мертвец, облаченный в комплект из редкой кожи виверны и вооруженный легендарным копьём, лезвие которого сжимал пастью чёрный дракон. В отличии от остальной нежити, он, как и Эльдман не имел никаких признаков гниения. Лишь бледная кожа и зелёная пелена на глазах выдавали в нём мертвеца.
        «НЕФИУС. 78 УРОВЕНЬ. 240 Т ОЗ.»
        - Трудно сказать, - честно признался Эльдман. - Медея живое существо, однако своим крылатым собратьям предпочитает осквернённых. А в Скарнаган и другие вольные города наведывается лишь чтобы преумножить свои богатства. Не знаю, что именно ею движет, но ради силы Медея пойдёт на всё. Если Скарнаган не найдет что ей предложить, она останется на нашей стороне.
        - От нас она хочет опыт со всех жителей города, - вслух рассуждал Диартемис. - Значится у неё есть камень души. А что же может предложить ей Скарнаган? Место среди паладинов, да комплект эпических предметов и оружия.
        - По слухам, Медея в одиночку убила чумного цербера, так что вряд ли они смогут предложить ей что-то достойное, - согласился Нефиус. - Но даже так, она может нас предать. Договориться с Ричардом, потушит маяки, а когда мы подойдём к городским стенам снова, включит свет. Мы погибнем, а она получит опыт со всей нашей армии.
        - Ты ошибаешься мой друг, - потер колючий подбородок Диартемис. - Ричард ни за что не согласится отключить маяки, а даже если он так и поступит, один из них подключён к отдельному кристаллу. Если Медея достаточно умна, то она должна понимать, что мы не станем тратить время на то, чтобы добраться до города, а сразу ударим по маякам.
        - Тогда я не понимаю, к чему эти вопросы о её верности, - нахмурился Нефиус.
        - К тому, что в письме она указала, что к гнилой роще движутся отряды паладинов, - принялся пояснять белый чернокнижник. - Вопрос в том, где находится Анна. Вместе с ними, как указано в письме или осталась защищать город.
        - Да, она это проблема. Даже на проклятой земле победить Анну будет крайне тяжело.
        - О ком идёт речь? - впервые заметил неуверенность чернокнижника Эльдман.
        - Так вышло Эльдман, что мы оба родом из Скарнагана, - ответил Диартемис, - потому и знаем о древнем портале людей. Вместе с нами росла и сражалась Анна, самая сильная жрица света за всю историю проклятого материка. Ей покровительствует божество света. Поэтому её сила мягко сказать выходит за пределы человеческих возможностей. Все её навыки и заклинания направлены на истребление подобных тебе.
        - Как занимательно, - загорелся желанием сразиться с ней Эльдман. Он уже мысленно добавил в свою коллекцию новое достижение. - Если она будет среди паладинов, можно я её убью?
        - Уйми свою кровожадность! - грубо ответил ему Диартемис. - Анна стоит у нас на пути, но она всё ещё мой друг.
        - Друг который покинул родные края ради того, чтобы убивать вас, - возразил Эльдман.
        - Справедливо, - нехотя согласился белый чернокнижник. - И всё же попытаемся обойтись меньшей кровью. Дадим Медее то чего она хочет, не позволим паладинам и Анне вернутся в город. Выдвигаемся немедленно.

* * *
        Своё название гнилая роща получила из-за разнообразия грибной плесени, которая разрасталась на стволах чёрных деревьев. Причудливой формы и цвета она насчитывала два десятка видов, из которых каждый второй, созревая, выпускал накладывающие эффект гниения споры. Из-за черной магии, которая когда-то разлетелась и уничтожила материк, изменений претерпел не только лес, но и его обитатели. Вынужденные выживать и охотиться в новых условиях, животные и магические твари увеличились в размерах, стали агрессивнее, мутировали и обратились в нечто жуткое. Паладины были мало знакомы с местной фауной, поэтому на каждый шум и движение реагировали очень агрессивно - рубили и кололи всех и всё, что попадалось им на глаза. Они были напуганы и истощены. Это была их первая вылазка в проклятые земли и всё сводилось к тому, что это жуткое пропитанное смрадом гнили место, станет их могилой. Неведомая хворь пожирала здоровье паладинов, заставляла их кашлять до потери сознания и отхаркиваться кровью. Самые слабые из них - те что были ниже 40 уровней, умерли спустя два часа после прибытия в рощу. Остальные держались за
счёт зелий и магии исцеления, но чем дольше они блуждали по лесу, тем больше был периодический урон от гниения.
        - Его здесь нет, - оглядываясь в поисках дракона или армии мертвецов, произнёс командир паладинов.
        - Нужно устроить привал, - предложил паладин, который тащил товарища на своём плече. - Разведём костер, наберёмся сил. А ещё лучше спалим этот лес дотла! Даю голову на отсечение, во всём виноваты эти странные наросты на деревьях. Как только они выпускают пыль эффект разложения усиливается.
        - Отставить нытьё! - возразил командир, пытаясь разглядеть тропу в ночной пучине. Радужка его глаз, как и у других паладинов переливалось золотым свечением, что позволяло временно видеть во тьме. - Костры, а уж тем более пожары разводить нельзя. Пламя тут же раскроет наше положение.
        - И что с того?! Без огня мы все погибнем! - не согласился с ним подчинённый. - Кель вот-вот испустит дух! У половины из нас скоро будет переутомление!
        - И поэтому ты предлагаешь предать своего короля и дезертировать?! - командир схватился за меч, чтобы укоротить язык подчинённого. - Если не убьём дракона, он разрушит Скарнаган. Камня на камне не оставит. Пожрет его жителей вместе с нашими жёнами и детьми. Ты этого хочешь?!
        - Конечно же нет! Но, что если фея ошиблась и Диартемис тут не появится? Что тогда?! Мы подохнем за зря, а он всё равно уничтожит наш город.
        Командир задумался, оглядел подчинённых и не досчитался ещё двоих. Суровый взгляд и гнев пропал с его лица, их сменило смирение. Командир поднял руку и заклинанием восполнил здоровья сильно израненного паладина.
        - Если через несколько часов он не появится, мы вернёмся в Скарнаган.
        - Приближается! - раздался крик со стороны.
        Командир обернулся и увидел, как по небу, разгоняя серые тучи массивными крыльями, летит огромный чёрный дракон.
        - Метров сто длинною, - раскрыл от удивления рот другой паладин.
        - Как же мы убьём такое чудовище? - упал от безысходности на колени другой. - Он же 110 уровня.
        - Без паники! - громко отдал приказ капитан. - Идём за ним. Дождёмся пока он приземлится и нападём. И помните, главное стрелять в него в упор. Промах - непозволительная роскошь. У нас всего один наконечник стрелы.
        Дракон пролетел несколько километров и сел на просторной опушке. Места ему не хватило, поэтому гигантский ящер испепелил часть леса своим жарким пламенем. Разбушевавшийся огонь переполошил местных обитателей, от чего мертвецы и не менее жуткие животные стали активно бегать по гниющей роще и нападать на паладинов. Те, стиснув зубы, держали оборону и пробивали себе путь к дракону. Внезапно на них налетела песчаная буря, что было очень необычно для столь влажных земель. Она не наносила никакого урона, но видимость в ней была практически нулевая. Где-то зарычал огромный зверь, с другой стороны послышался звон цепей. Командир не успел опомниться, как ногу рядом стоящего паладина пронзило большим крюком, который тут же уволок его в вихрящийся песок. С другой стороны, пронзая ветер донеслись крики, а через секунду в командира прилетело и ударилось, высушенное, как после пяти дней на солнце, тело подчинённого. Понимая, что нападавшие вовсе не звери, командир занёс над головой тяжелый молот и с помощью боевой способности ударил им о землю. Волна света кольцом разлетелась по округе, в один миг рассеяла бурю
и восстановила по 10 тысяч здоровья всем паладинам. Поборники света оказались в окружении ужасных по их меркам тварей. Осквернённых было мало, но каждый из них сильно отличался от другого и нагонял страху. Среди них было огромное существо, пасть которого пролегала от одного плеча к другому. Оно схватило одного из паладинов толстыми ручищами за голову, несколько раз ударило о землю и закинуло в рот. Другой мертвец выглядел как мумия и был едва меньше того с огромной пастью. Тяжелым каменным гробом он отразил мощную атаку паладина и им же нанёс ему ответный удар. Повалил на землю и принялся надгробием дробить ему ноги, а затем и голову. Был среди них и четырёхрукий, который одновременно стрелял из двух луков - разил проклятыми стрелами наповал. Снова послышался звон цепей. Крюк мясника вошёл командиру в щеку, а секундой позже разорвал её, выпустив на свободу алую кровь. Тем, кто оставил увечье на его лице оказалась осквернённая женщина. Она резво уходила от атак других паладинов и приближалась к нему. Командир не стал дожидаться пока его убьют, рывком оказался перед женщиной с цепями. Та ушла от него
стремительным прыжком. Командир снова использовал рывок, но на этот раз настиг свою цель. Его молот покрылся священным пламенем и нанёс удар от которого, осквернённая кубарем полетела через поле боя. Командир быстро нарисовал в воздухе символ из-за которого четырёхрукий лучник оказался обездвижен печатью повиновения. Другие паладины не растерялись и пронзили его копьями и мечами.
        - Держать оборону! - прорычал он. - Используйте ангелов хранителей и длань света!
        Лес залило ярким светом. Паладины воспряли духом и сразили трёхглавого скелета и суккуба. Казалось ход боя переменился, но на поле брани возник и начал безжалостно истреблять паладинов рыцарь в чёрных доспехах. Орудуя парными клинками из осквернённой стали, он быстро сокращал их здоровье, а финальными атаками буквально расчленял. Бил так, словно пытался призвать кровавый дождь. Желая спасти своих людей, командир паладинов бросился ему навстречу, но глазом моргнуть не успел, как рыцарь обратился стаей летучих мышей и оказался у него за спиной. В это мгновение командир ощутил дыхание смерти, от которой его спас пассивный навык. Клинки устремились ему в затылок, но ударились о щит из света. Командир с разворота отмахнулся молотом, но промазал. Рыцарь просто подался назад и тут же контратаковал. Резкая боль в груди командира не позволила отразить следующий удар.
        - Я так просто не умру! - прокричал он и надрывая мускулы принялся размахивать тяжелым молотом.
        Каждый его удар сопровождался яркой вспышкой и наносил рыцарю в доспехах от 20 до 30 тысяч урона за раз. Лишь очередная боль в груди заставила его остановиться. Рыцарь в чёрных доспехах исчез - растворился в воздухе, а вместе с ним пропал и командир паладинов. Оба появились на поле боя через несколько секунд. Ноги паладина рухнули на землю отдельно от тела, а его верхняя часть оказалась в руках у рыцаря, который с жадностью вгрызался ему в шею, а увлёкшись и вовсе оторвал голову.
        - Довольно! - донеслось со стороны и с того же направления в челюсть Эльдмана угодила чёрная молния.
        Вампир лишился половины лица, но буквально за несколько секунд та восстановилась из нескольких летучих мышей, в которых обратились разбросанные по земле остатки челюсти.
        - Диартемис велел запугать их, а не убивать! - прозвучал гневный голос Нефиуса. - А вы что сделали?! Неповиновение своему чернокнижнику может обернуться для вас возвращением в могилу.
        - Да как ты смеешь нападать на моего господина! - взбесилась Сильвина. - Убью чернь!
        Её цепи тут же устремились к Нефиусу. Седой мертвец отразил крюки своим копьём, но на этом атака не закончилась. Цепи словно ожили и попытались пронзить его с разных сторон, но раньше, чем крюки коснулись плоти, из копья Нефиуса вылетела и ударила Сильвину в живот чёрная молния. Опасные крюки отлетели в ту же сторону, что и их хозяйка.
        - Я конечно немного увлёкся, - высасывая последние капли крови с оторванной головы, произнёс Эльдман. - Но разве мы не добились своего?
        Он с интересом поглядывал в сторону ещё живых паладинов, которые сбились в кучу и якобы держали оборону.
        - Тех, кто прямо сейчас сложит на землю оружие мы оставим в живых, остальных же разорвём в клочья и съедим!
        Уставшие, больные и израненные паладины посмотрели на голову командира в руках вампира, а затем на Нефиуса, в котором признали некогда павшего в бою паладина. Его уровень и запас здоровья не шел ни в какое сравнение с их возможностями. Не в зависимости от того, насколько храбро они будут сражаться, бой уже проигран. Щиты, мечи и молоты посыпались на землю практически одновременно.
        - О чём я и говорил, - раскрытой ладонью Эльдман указал на паладинов. - Они напуганы и всё ещё живы.
        - Пускай и так, ты всё равно перегнул палку, - Нефиус хоть и был нежитью, не терпел, когда страдают невинные, а в особенности те, с кем он вырос и сражался плечом к плечу.
        - Где Анна? - спросил Нефиус у паладинов. Вместо ответа они продолжали таращится на него.
        - Говорите, если не хотите стать нашим ужином, - глаза Эльдмана переливались зелёными огнями, от чего он оказался ещё опаснее и страшнее. - Где жрица света? Она в этом лесу? Ждёт вашей команды?
        - Её с нами нет, - взял на себя храбрости ответить раненный в бок мужчина.
        - Тогда где она? - потребовал более четкого ответа Нефиус.
        - Мы не знаем. Она может быть где угодно, - ответил паладин. - Мы вместе покинули Скарнаган, но с нами она не пошла.

* * *
        По приказу Ричарда семнадцатого Женгроя лишили власти, дома, одежды и вывезли его за границу маяков последней надежды. Женгрой не боялся унижения и смерти, но допустить чтобы Скарнаган пал, он не мог, поэтому до последнего твердил, что враг уже переступил порог, но паладины его не слушали. Из всех людей, что занимали пост советника короля, Женгрой был самым мерзким. Вечно был всеми недоволен, подозревал в измене, всегда находил к чему придраться и за что наказать. Именно поэтому вместо того, чтобы прислушаться к его словам мужики скалились и злорадствовали - дескать Скарнаган живет по древним законам, главным из которых является воля короля. И если король сказал умирать, то нужно умирать. Чтобы Женгрой не умер от голода, а уж тем более не вернулся назад, паладины оставили на его запястье глубокий порез и выставили за границу.
        Понимая, что помощи от них ему не дождаться, Женгрой босиком, в одной рубахе пустился бежать по проклятой сухой земле. Назад ему не было ходу, тут же схватят и вздернут, а потом ещё и сожгут, чтобы не ожил. У изгоя оставалась всего одна надежда, что Ричард передумает и пошлёт за ним, но в это время король шёл на поводу у бескрылой феи и сопровождал её в сокровищницу. На несколько километров вокруг ни души, даже деревьев и тех нет, но Женгрой знал, что нежить учует человеческую кровь на любом расстоянии и не ошибся. Даже невзирая на то, что он порвал рубаху и ею перевязал рану, спустя несколько часов, ему пришлось удирать от нескольких мертвецов. В момент, когда он почти выдохся ему подвернулась удача - среди холмов показался большой двухэтажный дом. Строение было выполнено в классическом готическом стиле - изысканная резьба по дереву на крыльце, изогнутые в узорах решетки на окнах, покрытая черепицей треугольная крыша. Женгрой поспешно вбежал на крыльцо и окликнул хозяина, но тот ему не ответил. Что-то подсказывало, что с домом посреди проклятых земель что-то не чисто, но ситуация вынуждала
рискнуть и войти в дом. Не стоять же на улице, дожидаясь пока тебя сожрут мертвецы. Только Женгрой о них вспомнил, как трое преследователей показались из-за холма. По запаху крови, которой пропитался импровизированный бинт, они следовали за ним по пятам, однако завидев жуткое жилище замерли. Словно потеряли его след. Хотя вот он - прямо перед ними, украдкой выглядывает из окна. Женгрой догадывался, что нечто спугнуло пустых, но выходить наружу всё равно не решился. Забился у стены под стол и стал рассуждать, как ему вернуться в город и вывести бескрылую фею на чистую воду, а ещё лучше свергнуть дурака, который отправил его в изгнание.
        Прошло около пяти часов. В раздумьях Женгрой задремал, а проснулся от сильной встряски и от того, что ног коснулась горячая жидкость. Он открыл глаза и обомлел. Доски деревянного пола неестественно изогнулись и начали преображаться в нечто органическое - плотное, розовое и покрытое горячей слизью. Такому же преображению начали подвергаться стены. Из мясных наростов, через крупные отверстия, хлынуло ещё больше прозрачной жидкости. Лишь боль, которая расползалась от пяток по ногам, убедила изгнанника, что это не сон. Его индикатор здоровья начал быстро таять, теряя по 500 очков в секунду. Причиной тому стала прозрачная жидкость, которая была ничем иным, как желудочным соком дома. Женгрой выбежал в коридор, тут всё так же. Стены и пол уже начали превращаться, а входная дверь скрылась за бугристой мякотью. Изгою ничего не оставалось как подняться по лестнице. Ступеньки буквально таяли под его ногами. Каким-то чудом ему удалось добраться до второго этажа. Дом ещё раз тряхнуло. Ковёр, что пролегал через узкий коридор, тоже преобразился и мерзким языком последовал за ним. Женгрою едва удалось от него
ускользнуть. Напуганный и ошарашенный данностью происходящего, изгой начал ломится в каждую дверь. На его удачу, одна из них оказалась открыта. Дверь вела на чердак, где дом всё ещё был домом. Не дожидаясь пока уютное пространство обратиться желудком чудовища, Женгрой высадил круглое окно и вылез на крышу. Очередная встряска не позволила устоять на ногах. Мужчина упал и прокатившись по черепице рухнул на землю. Приземление было очень грубым, но лежать было некогда, ведь дом поднялся на шесть куриных лап и принялся давить пустых. Женгрой бежал от холмов так далеко, насколько у него хватило дыхания. Он уже ни раз проклинал себя за то, что не нанял убийц, чтобы те избавились от феи. Спустя несколько часов за ним увязались новые мертвецы. С каждой минутой желающих отведать свежей плоти становилось всё больше. Сил чтобы бежать больше не было, поэтому Женгрой схватился за камень и приготовился отбиваться. Семеро мертвецов рванули к нему с разных сторон, но не смогли коснуться. Женгроя окружила и не позволила ему навредить сфера из света. Три крылатых девушки в белоснежных одеждах пролетели мимо и рассекли
большими мечами мертвецов, а через секунду исчезли, обратившись золотой пыльцой. На лице Женгроя засияла улыбка. Он узнал эту магию, она принадлежала самой сильной жрице света и старой подруге Диартемиса - Анне.
        Глава 5. Враг у наших ворот
        Последние дни короля Ричарда выдались неспокойными - ночью ему снились кошмары, а днем, когда он смотрел на границу проклятых земель его пробирала дрожь. Но сегодня было в разы хуже, ему пришлось встать с постели раньше обычного и не завтракая перейти в тронный зал. Для такой спешки у него было достаточно обоснованная причина - один из паладинов вернулся в Скарнаган и принёс очень плачевные вести. Невзирая на то, что зал был до отказа набит подданными разных мастей в нём стояла гнетущая тишина. Все включая короля Ричарда были ошеломлены внешним видом паладина. Некогда могучий воин излучающий мощь и правосудие света, обратился истощенным физически и морально солдатом, в глазах которого не осталось ничего кроме страха и сожалений.
        - Чего же ты молчишь?! - развеял тишину Ричард. - Не томи, почему ты вернулся один? Вам удалось убить дракона?
        Паладин не смел посмотреть своему королю в глаза, поэтому держал ответ уткнувшись в пол:
        - Зря мы покинули Скарнаган. Тёмные земли - это царство мёртвых, не живых. Там такие твари, которых не увидишь в самом жутком кошмаре, даже земля источает враждебность. Деревья пускают пыльцу, которая обжигает легкие и заставляет медленно умирать. Многие погибли ещё до того, как мы столкнулись с нежитью.
        - Ты видел Диартемиса?
        - Да, и Нефиуса. Он предстал перед нами в облике мертвеца. Кожа бледная, а глаза покрыты зелёной пеленой.
        Среди подданных поползли перешептывания, многим из них были известны эти имена.
        - Раз ты выжил и стоишь здесь, полагаю дело сделано, - предположил Ричард, но паладин ему не ответил. - Дракон нас больше не побеспокоит? Ведь так?
        - Нам не удалось к нему подобраться, - покачал головой потускневший, словно свеча, паладин. Казалось малейшее дуновение может сломить его дух и оборвать хрупкую жизнь. - Мы делали всё, чтобы не быть обнаруженными, но нас всё равно застали врасплох. Словно это не мы, а они устроили нам засаду в гнилой роще.
        - Нежить хорошо видит в темноте, - вмешалась в разговор и пояснила Медея. Бескрылая фея стояла подле короля в качестве его нового советника, другие приближенные, зная какова участь постигла Женгроя, не смели стоять рядом и сказать ей слово.
        - А некоторые, - продолжила Медея, - такие как вампиры, способны видеть живых даже через стены. Но это не объясняет почему дракон всё ещё жив!
        - Мы сделали всё, что было в наших силах! Клянусь! - стал доказывать свою невиновность паладин.
        - Конечно и именно поэтому ты, поджав хвост, сбежал! - продолжала наседать на него Медея. - Ты не достоин зваться паладином. Трус и предатель, не более того.
        - И что теперь? - приложил ладонь ко лбу Ричард. От столь плачевных новостей у него разболелась голова. - Теперь Диартемис спалит город дотла? А что, с Анной? Ей удалось выжить?!
        - Что случилось с Анной ответить не могу, - сказал паладин. - Она покинула нас, как только мы вышли за границу света.
        - Дезертировала?! - позеленел от ужаса Ричард. - Как же так? Неужто боги отвернулись от нас?!
        - Не паникуйте, - положила ему руку на плечо Медея. - Со мной вы в безопасности.
        - Это вряд ли госпожа Медея, - перебил паладин. - Диартемис и его полчища мертвецов уже стоят у границы света. Они прислали меня, чтобы я передал слова белого чернокнижника.
        Ричард семнадцатый вскочил с трона и в спешке направился на балкон. По пути оступился и сильно приложился коленями, но всё равно достиг своей цели. Возбуждённый и напуганный, он опрокинул позолоченный сундук и среди предметов, которые из него выпали, отыскал магический свиток. Заклинание на пергаменте позволило Ричарду с безопасного расстояния узреть границу его владений. Там, где заканчивался свет, и зелёная трава обращалась потрескавшейся, выжженной землёй, клубилась тьма в которой горели тысячи зелёных глаз. Армия осквернённых окружила его владения со всех сторон, но больше всего Ричарда напугали летучие мыши, которые сгорая, с особым упорством пытались преодолеть границу света. Словно кто-то из тёмных тварей проверял защиту маяков на прочность.
        - Они здесь! Здесь! - завопил и вбежал обратно в тронный зал Ричард, чем сильно перепугал подчинённых. - Срочно собираете всех, кто может сражаться! Пусть отправляются на защиту наших границ, нельзя позволить этим тварям добраться до маяков. Выдайте крестьянам и ремесленникам лучшее снаряжение, пусть охраняют город, а женщинам и детям прикажите укрыться в замке. Всю провизию запереть в хранилище. Выдавать пшено порционно, не в зависимости от положения и происхождения. Отныне Скарнаган в осаде.
        - Не нужно паниковать! - громко произнесла Медея, так что её голос эхом разлетелся по залу. - Это именно то, чего они добиваются. Осквернённые становятся сильнее за счёт вашего страха. Скажите народу об угрозе, и осквернённые станут в разы сильнее.
        - Тогда что же нам делать? - Ричард семнадцатый рухнул на трон.
        - Паладин сказал, что Диартемис передал нам послание. Для начала стоит узнать, чего он хочет, - предложила Медея. - Может он просто забыл какую-то из своих книг.
        - Ага как же! Он точно жаждет мести, - тяжело дышал, представляя, что с ним будет Ричард. - Диартемис снимет кожу с каждого, кто повинен в его изгнании и первым в этом списке буду стоять я.
        - Выпейте зелье, которое я вам давала, полегчает. Повторюсь, паника - это то что им нужно. Мы не станем оповещать народ об угрозе, скроем правду и тогда у нас будет шанс выстоять.
        Ричард достал зелье, сделал пару больших глотков и тут же притих, а через несколько секунд наполнился храбрости и приободрился.
        - Верно, спешка тут ни к чему, - стал рассуждать Ричард. - Если сообщим об угрозе, народ переполошится. Богатые ополчатся против бедных, начнут драться за еду. Чего хочет Диартемис?
        - Хочет, чтобы вы сдали город, - ответил паладин.
        - Что ещё? - нисколько не удивился под действием зелья Ричард.
        - Только это, - недоумевая ответил паладин. - Сказал, что, если вы погасите маяки и сдадите город без боя никто из жителей, включая вас и ваших приближенных, не пострадает.
        - Забавно. Он думает, что мы лишим себя единственной защиты, и пустим мертвецов, которые жрут живых в город. Так сказать, сядем с ними за один обеденный стол, - улыбнулся Ричард. - Глупец, через свет маяков ему не пробиться. Если бы он мог уничтожить маяки, он бы сделал это незамедлительно, а он запугивает меня посылая сломленного паладина. Да и дракона на горизонте не видно. Постойте-ка, Анны среди паладинов не было, и он знает об этом. Он думает, что она в городе, поэтому и не нападает.
        - Вот видите, паника ни к чему, - подтвердила Медея. - Здесь мы в безопасности.
        - Есть ещё кое-что, - паладин преподнёс королю наконечник стрелы. - Мы смогли его сохранить. Даже если дракон объявится, нам есть чем ему ответить.
        Ричард взял драгоценный наконечник, параметры которого он до сих пор не видел, и злобно ухмыльнулся, а Медея, напротив была не рада видеть его здесь. Данный предмет мог послужить доказательством того, что все её слова ложь, а намерения враждебны.
        - Диартемис знает о вашем запасном источнике? - спросила крылатая фея.
        - Т-с-с, - приложил палец к губам Ричард. - Он обошел весь старый замок, так что он наверняка должен знать.
        - В таком случае на этот маяк он нападёт в последнюю очередь и выберет своей первой целью тот, что дальше всего от него. Разумно будет расположить лучника, который убьёт дракона именно там.
        - Так и поступим, - принял решение Ричард.

* * *
        Хоть улицы Скарнагана всегда были залиты светом, даже здесь наступал момент, когда большая часть жителей ложилась спать. Именно в это время никому невидимая тень пробежала по крышам и проскользнув мимо стражи покинула город, а через несколько часов оказалась на окраине проклятых земель. Опасаясь, быть обнаруженной другим игроком, Медея не стала показываться на глаза мертвецам, выпила зелье бестелесности и направилась к своему дому. Однако вместо двухэтажного чудовища на куриных лапах, обнаружила его руины. Данный факт Медею очень огорчил. Сколько сил и времени было вложено в этого питомца, а его так просто взяли и уничтожили - буквально выжгли изнутри, о чем свидетельствовали обугленные доски и закопченное мясо. Несколько часов Медея ковырялась в останках своего дома и вскоре нашла то, что искала. Продолговатую стальную ёмкость в которой плескался плод её последних трудов. Надолго задержаться и найти все ценные предметы ей не удалось, вскоре сюда нагрянул целый взвод рыцарей боли. Облаченные в дырявые латы пылающие скелеты принялись рубить и жечь каждого монстра и осквернённого, что встречался им
на пути.
        «Так вот, кто разрушил мой дом!», рассуждала Медея, наблюдая за пылающими рыцарями из тени. «Но зачем? Зачем во время осады разделять свои силы и посылать скелетов на пустошь? Я бы поняла, если бы его привела сюда стрелка, но Ричард доказал, что Диартемис NPC. Его признали даже паладины. Может я чего-то не знаю, и в этой пустоши есть что-то ценное? Впрочем, не важно, мне некогда это выяснять».

* * *
        Медея вернулась в Скарнаган ещё до того, как город пробудился ото сна. Поэтому, когда её двери содрогнулись от мощного стука, она была в своей постели. Дело явно не терпело отлагательств, о чём свидетельствовали грубые возгласы тех, кто пытался попасть внутрь.
        - В чём дело?! - распахнув двери, раздраженно спросила Медея. - Вы хоть знаете который час?!
        За порогом Медея обнаружила несколько встревоженных стражей и перепачканного в чужой крови Ричарда семнадцатого. Правитель Скарнагана трясся как лист на ветру и постоянно оборачивался в сторону, откуда доносились глухие удары и звон цепей. Стражи втолкнули Ричарда в покои бескрылой феи и поспешили войти за ним.
        - Что происходит?
        Медея выглянула в коридор и увидела, как ещё один страж спиной удерживает двери, ручки которых были скованы цепями. Страж упирался ногами в пол, а плечом в двери, но кто-то с другой стороны мощными ударами всё равно умудрялся его оттолкнуть. Цепи звенели и стонали от каждого удара.
        - Госпожа Медея, прошу заприте двери! - тревожно попросил её стражник подле Ричарда. - Простите за столь ранний визит, но вы должны позаботится о безопасности короля.
        - Хорошо, я позабочусь, - кивнула бескрылая фея. - Но что происходит? Неужели нежить ворвалась в город?
        - Мы не знаем, - покачал головой стражник. - Они просто обезумели! Не знаю, какая нежить в них вселилась, но они убиваю всё что видят!
        Было видно, что статный муж напуган не менее чем его худощавый король.
        - Вы можете объяснить нормально?
        Ответом на её вопрос стал громкий звон разорванных цепей. Яркая волна света распахнула двери и сбила стражника с ног. Не успел он оправится от оглушения, как пятеро паладинов от чьих тел исходила красная аура, а глаза налились кровью, принялись яростно бить его мечами и молотами. Медея стала свидетелем того, как крепкий мужчина 44 уровня за несколько секунд обратился в вытекающее из мятых доспехов кровавое месиво. Закончив с одной жертвой, одержимые паладины перевели взгляд на Медею и тут же бросились к ней. Защитник короля выбежал в коридор и самоотверженно выставил перед собой щит. Использовал навык «Глухой обороны» и «Воздаяния стойкости», но долго не продержался. Объятые алой аурой паладины были намного сильнее и свирепее обычного. Несколько секунд и второй страж короля пал под их натиском.
        - Бегите через окно! - высадил оконную раму последний из стражей короля. - Я их задержу.
        - Не стоит рисковать жизнью понапрасну, - облачаясь в привычный комплект из серой кожи и стальных перчаток, сказала фея. - Я буду атаковать, а ты защищать короля и лечить меня.
        - Будет исполнено госпожа! - воодушевился страж, когда Медея развеяла «Ложные данные» и явила свой истинный 74 уровень.
        Громко крича и толкая друг друга, в покои бескрылой феи ворвалось пять обезумевших паладинов. Двое из них, те что переступили порог первыми, поймали глазами стальные иглы. Уровень и показатель удачи Медеи позволяли наносить противникам любые увечья. Но даже будучи слепыми те не остановились, размахивая мечами побежали вперед и вывалились из открытого окна. Трое других сразу набросились на Медею. Принялись атаковать её способностями с разных сторон. В два рывка Медея ускользнула ото всех атак и ударила в ответ. Облаченный в сталь кулак сломал паладину кисть, отчего меч из его руки полетел на пол, но не коснулся его. Ловким движением ноги бескрылая фея подбила острое орудие и отправила его в другого врага. Медея двигалась так быстро, что уже через несколько секунд один паладин лежал на полу со сломанными ногами, другой был насажен на древко собственного молота, как закуска на зубочистку, а третий буквально лишился лица. Ударом ноги Медея сломала противнику челюсть и заставила его зубы брызгами отлететь в Ричарда, который с ужасом и сильной одышкой, как у астматика, наблюдал за этой картиной.
        - Вот значит, что случилось, - Медея макнула пальцы в кровь убитого ею паладина и понюхала её.
        - Вы что-то знаете? - едва пришёл в себя страж короля.
        - Я могу ошибаться, но это колдовские чары чернокнижника, - Медея подошла к окну и выглянула во внутренний двор.
        На территории замка и за его пределами творился полнейший беспредел. Мать душила собственного ребенка, брат гнался за сестрой с ножом в руках, паладины, которые поклялись служить свету и защищать слабых, беспощадно расчленяли жителей Скарнагана.
        - Всё верно, - тихо, словно говорила сама с собой, прошептала Медея. - Диартемис решил пойти другим путём и вместо того, чтобы взять город штурмом наслал на его жителей проклятье ночных кошмаров.
        - Что же нам делать? - уселся на её кровать и повесил голову Ричард. - Я, я не справился. Подвел своих людей.
        - Не время раскисать, - протянула ему руку Медея. - Я отправлюсь в город, и спасу тех, кто не подвергся проклятию. Возможно даже смогу сделать лекарство и излечить их.
        - А вы можете?! - словно очнувшись ото сна, вскочил на ноги Ричард.
        - Я владею алхимией, и кое-что понимаю в зельях. Если доберусь до рыночной площади смогу сварить зелье небесной чистоты, оно то точно справится с этой задачей. Но сначала нам необходимо найти для вас безопасное место. Есть идеи?
        - Храм паладинов, - предложил стражник.
        Медея смерила его недовольным взглядом.
        - Серьезно? После того, как эти паладины чуть не убили короля, ты предлагаешь отвести его в их логово?!
        - Простите, не подумал.
        - Ричард, - фея обратилась к королю. - Вы ведь выросли в Скарнагане, здесь должно быть место, куда нет хода другим людям.
        - Есть, - закивал головой Ричард. - Хранилище. Никто кроме меня не сможет открыть туда проход.
        - Это должно сработать, - согласилась фея. - Через те ворота и алмазного голема даже Диартемис не пройдёт.
        - Большое вам спасибо, - Ричард обнял ноги Медеи. - Я дам вам всё что угодно, только остановите это безумие. Спасите жителей Скарнагана.
        - Чтобы спасти как можно больше людей, нужно выдвигаться немедленно, - вырвалась из его объятий и поспешила к дверям Медея. - Нельзя терять ни минуты, за мной!
        Ричард семнадцатый и его страж следовали за Медеей по светлым коридорам стеклянного замка, часто натыкаясь на истерзанные до неузнаваемости тела и тех, кто устроил эти зверства. Неважно насколько был силён противник Медея устраняла угрозу в несколько ударов. Первым ударом она опустошала алый индикатор, а вторым обрывала жизнь. При этом не забывала пользоваться камнем души и собирать с убитых трофеи. Через несколько минут, когда они уже были на подходе к подземелью, им повстречался ещё один обезумевший паладин. Но он был не таким как остальные - менее агрессивным. Медея заметала, что алая аура вокруг него куда слабее чем у других, а смотрел он не со злобой и ненавистью, а с непониманием происходящего.
        «Берсерк начал выветриваться», подумала Медея, и чтобы Ричард ничего не понял и не повернул назад, рывком оказалась перед паладином. Удар локтем в челюсть впечатал его в стену. Алая аура рассеялась, но прежде чем паладин успел что-то сказать, стальные пальцы Медеи пробили его кирасу и ребра. Мужчина глубоко и болезненно вдохнул и замер. Сполз по стене к полу и завалился на бок с открытыми глазами.
        - Скорее! - поторопила фея. - Их становится всё больше, а жителей всё меньше.
        - Конечно, - на этот раз без тени страха и сомнения спускался по каменной лестнице Ричард.
        Преодолев три этажа просторного каменного подземелья, под светом железных факелов, Медея и Ричард семнадцатый достигли первых ворот хранилища. Неприятной неожиданностью для них было то, что их уже ждали.
        - Как?! - отпрянул назад и спрятался за спутницу Ричард. - Ты ведь.
        - Да, ваше величество, - с сарказмом поклонился бывший советник Женгрой. - Всё верно, я был в изгнании, но как видите свет оказался на моей стороне и волею древних богов я выжил.
        - Вот оно что! - Медея уверенным шагом направилась к Женгрою. - Чтобы отомстить он перешёл на сторону Диартемиса и принёс в город проклятье.
        - Хватит этого спектакля! - смело встретил её Женгрой. - Нет никакого проклятья. Это ты отравила жителей Скарнагана, к сожалению, когда я прибыл в город, уже было слишком поздно. Радует лишь то, что эффект твоего зелья временный и все, кто выжил, начали приходить в себя.
        - Не тронь его! - донёсся со стороны хриплый, но всё же женский голос.
        Подземелье залило чистым белым светом, который совсем не слепил глаза. Он исходил от старушки в белом облачении жрицы и с серебряным посохом в руках.
        «ВЕРХОВНАЯ ЖРИЦА СВЕТА 82УР. 340 Т ОЗ. 250 Т ОМ.»
        - Анна! - обрадовался Ричард. - Слава древним богам ты в городе.
        - Уходите ваше величество, - прохрипела старуха. - Сейчас здесь будет небезопасно.
        - О чём ты говоришь? - растерялся Ричард, он не мог понять, что происходит.
        - Фея предатель! - заявила Анна. - Мне было неспокойно от того, что, зная, как ужасны проклятые земли она с таким равнодушием обрекла другого на изгнание. Это уже не говоря о том, что фея манипулировала вами и пыталась забрать из Скарнагана самое ценное.
        - Нет, не может быть, - не хотел верить Ричард. - Медея наш спаситель - герой из внешнего мира. Она дала нам наконечник, который убьёт дракона. Да она буквально минуту назад спасла меня от проклятья.
        - Проклятье выдумка, а наконечник стрелы уловка, чтобы заманить паладинов в западню, - спокойно, не наседая ответила Анна. - Я и Женгрой лично видели её сегодня в проклятых землях. Она точно знала куда и зачем идёт. А путь её лежал к плотоядному чудовищу, которое притворялось домом. Подозреваю - это был её фамильяр, возможно, даже подарок от Диартемиса. Это ведь он тебя сюда послал? - старуха перевела осуждающий взгляд на фею. - Что он пообещал за мрак над Скарнаганом?
        - Не знаю, что вы тут навыдумывали, но, если Ричарда не укрыть в сокровищнице и не начать варить зелье небесной чистоты, в Скарнагане не останется живых. Разве вы не понимаете, Диартемис этого и добивается - хочет стравить нас.
        - Нет смысла препираться! - не выдержал затянувшегося фарса Женгрой. - Тебе нет никакого дела ни до короля, ни до жителей Скарнагана. Ты здесь, чтобы уничтожить кристаллы маны. Как я и говорил «всё что приходит с проклятых земель несёт в себе лишь смерть и разрушение». Ваше величество, - Женгрой встал перед Ричардом на колено, - я не держу на вас зла, но прошу поверить и прислушаться к моим словам хотя бы сейчас. Во имя вашего отца Ричарда шестнадцатого, не при каких обстоятельствах не открывайте Медее сокровищницу.
        - Они говорят правду? - Ричард посмотрел на Медею, затем на Анну.
        Старуха кивнула головой и король, осознав свою ошибку и вспомнив зелье, которым спаивала его фея, поспешил к лестнице. Высоко подняться не удалось, стальная игла прошла сквозь колено и заставила его свалиться вниз. Уровнем и запасом здоровья Ричард не блистал, поэтому из-за подобной раны он оказался при смерти.
        - Не так быстро! - выражение лица Медеи изменилось настолько, что она казалась совсем другим человеком - жестоким и надменным. - Останьтесь ваше величество, у нас ещё есть незаконченные дела.
        - Не тронь его! - глаза Анны покрылись белой пеленой из света.
        Старуха взмахнула ладонью, и тело Ричарда оказалось в объятиях магического барьера, который исцелил увечье и быстро восстановил ему здоровье. Король бросил благодарный взгляд на жрицу и поспешил покинуть подземелье.
        - Ну и ладно, поймаю его позже, - лениво вздохнула бескрылая фея. - А пока займусь тобой. Как мне стало известно, это ты уничтожила мой дом.
        - Ты высокомерна, безжалостна и алчна, - строгим голосом произнесла Анна. - Эти черты характера затмевают твой взор и не дают увидеть истину.
        - Это какую же?
        - Свет - это меч пронзающий тьму. Проще говоря, я обрела единство с богиней света, тебе меня не победить.
        - Это кто из нас ещё высокомерен?! - вспылила Медея и из её ладоней в жрицу полетело несколько стальных игл.
        Вместо того, чтобы уклониться жрица света ударила посохом каменный пол и от неё в сторону Медеи устремилось три ангела. Женщины в белоснежных платьях и такими же белыми крыльями за спиной попытались рассечь фею непомерно большими, для хрупких рук, мечами. Каждая сделала по выпаду и тут же исчезла. Двумя резвыми рывками Медее удалось уйти от их атак и оказаться по правую руку от Анны. Покрытый сталью кулак ударил старуху в плечо, но та, будучи наполовину божеством смогла устоять.
        - 45 Т ОЗ.
        Святое слово из старых уст, покрыло её тело магическим барьером, который не только защищал от последующих атак, но и быстро восстанавливал ей здоровье. Медея нанесла по щиту несколько яростных ударов кулаками, последний из которых разбил преграду и достиг жрицы.
        - 91 Т ОЗ!
        Атака оказалась критической и заставила Анну упасть на пол. Медея подняла ногу в идеальном шпагате и тут же опустила её на голову Анны, но та, обратившись стаей мелких светлячков исчезла. Подземелье имело потолки высотою в пять метров, поэтому здесь было где развернуться. Светлячки быстро пролетели по помещению и перенесли Анну к дальней лестнице. Старуха тут же наложила на себя новый барьер и послала в сторону феи трех ангелов. Только в этот раз она ударила посохом трижды, и вслед за крылатыми женщинами последовала два кольца из света.
        «Да она издевается», пыталась разглядеть и увернуться от всех атак Медея.
        Уклонившись от двух первых мечей и от кольца света, Медея оказалась зажата у стены, из-за чего её настигло второе кольцо света, которое не только наносило урон, но и на мгновение обездвиживало жертву. Не в силах сойти с места, Медея была вынуждена смотреть, как меч ангела пронзает ей плечо.
        - 51 Т ОЗ.
        - 62 Т ОЗ.
        Кровь бескрылой феи брызнула на пол, а девушка с белоснежными крыльями растворилась в яркой вспышке.
        - Сука! - вырвалось из уст Медеи. - Да я тебе башку оторву!
        Медея собиралась восполнить здоровье с помощью зелий, но сделать это ей помешала вспышка под ногами. Заклинание «Кара» было самым простым и слабым из стихии жизни, но в руках такого мастера как Анна, оно превращалось в грозное оружие. Жрица практически не расходовала на него ману, и могла применять практически мгновенно.
        - 12.5 Т ОЗ.
        - 12.5 Т ОЗ.
        - 25 Т ОЗ!
        Неважно куда ступала Медея, под её ногами тут же возникали круглые магические печати, из которых потоком вырывалось жаркое пламя. Бескрылой фее пришлось сильно постараться, чтобы уйти от преследующей её даже по стенам и потолку пламенной змеи. При таких обстоятельствах подступиться к жрице было практически невозможно, а стальные иглы едва пробивались через её барьер. Решением стали разбросанные по всему подземелью колбы с дымными зельями. Разлетаясь от ярких вспышек «Кары», колбы выпускали густой фиолетовый дым и быстро заполняли всё пространство. Несколько секунд и Анна потеряла из виду не только противника, но и собственные руки. Старуха понимала, что для противника это отличная возможность, поэтому обновила щит и зельем восполнила ману. Дым рассеялся, но феи по-прежнему не было видно.
        - Ну же, покажись, - прижавшись спиной к каменной стене, произнесла Анна. - Я наблюдала за тобой в проклятых землях и знаю, что ты можешь становиться невидимой. И я знаю, что ты всё ещё здесь. Пока я охраняю вход в сокровищницу, охотиться за Ричардом нет смысла. Ну же, выходи.
        Анна обращалась к Медее не потому, что ей на старости лет захотелось поболтать с достойным противником, а потому, что её слова должны были послужить шагам бескрылой феи маскировкой. Именно сейчас она должна подойти вплотную и нанести удар. Исходя из этих домыслов, Анна резко подняла над головой руку и произнесла заклинание. От её ног по полу разошлось кольцо света, но фею оно не задело. Медея тоже кроме кулаков использовала голову, поэтому она смиренно сидела на балке и выжидала момента, когда барьер жрицы ослабнет.
        - Ушла? - оглядывался по сторонам Женгрой. - Ощутила на себе твою силу и сбежала!
        - Не думаю, что она из тех, кто умеет отступать, - ответила Анна и повторно пустила по полу свою магию.
        Бескрылая фея рывком пронеслась над кольцом света и способностью «Внезапный удар» пробила защиту противника. Барьер разлетелся хрупкими осколками, а кулак Медеи продолжил движение и передал всю мощь атаки старухе в солнечное сплетение.
        - 180 Т ОЗ!
        Тело Анны проломило каменную кладку и пролетев четыре метра устремилось к земле.
        - 45 Т ОЗ.
        Не успела старуха рухнуть на каменный пол, как под ней возникла и ударила ногой Медея. Кости Анны прохрустели, и она кувыркаясь отлетела в другую сторону. Чтобы не погибнуть и дать фее достойный отпор Анна прошептала молитву:
        - Ангел хранитель, я шла стезей света и помогала всем, кто встречался мне на пути, помоги и ты мне в эту тяжелую минуту.
        Игнорируя каменный потолок столб яркого света опустился на жрицу, полностью восстановил ей здоровье и призвал архангела. Облаченный в латный доспех крылатый мужчина опустил свой взор на Медею и метнул в её сторону пылающее копьё. Священное пламя расплавило каменный пол и оранжевой вспышкой обратило бескрылую фею в прах. Та даже вскрикнуть не успела. Только Анна подумала, что победила, как Медея спрыгнула к ней с потолка и ударила её ногой по голове. Тем, кого уничтожил архангел, была всего лишь её тень. Чтобы не угодить под мечи трёх ангелов, Медея отступила и с задержкой в несколько секунд метнула в Женгроя стальные иглы. Первая игла прошла через живот советника, а вторая впилась в плечо Анны, которой ничего не оставалось, как защитить его собственным телом.
        - Пора заканчивать! - произнесла Анна и свет от неё волной разошёлся по всему подземелью, уничтожил все тени.
        Медея кожей ощутила, как её противник набирает мощь.
        - Свет - это меч разящий тьму, а я его покорная рука!
        После этих слов кожа Анны помолодела, седые сухие волосы обратились золотым шёлком, за спиной возникли сотни магических печатей, которые выстроились в образ светлого божества. Просто глядя на Медею, Анна смогла наложить на неё сковывающее заклинание, ослабить защиту, а затем атаковать тремя архангелами. Мощь огненных атак оказалась так велика, что подземелье взревело и застонало словно раненный зверь. Его стены пошли крупными трещинами, толстые колонны рассыпались, а под конец оно обрушилось, от чего над головой Анны проступило синее небо.
        Образ богини растворился, свет стал быстро тускнеть и угасать, молодая жрица вновь приняла облик немощной старухи. Анна понимала, что подобной атакой могла задеть и убить короля, но не допустить врага к хранилищу было важнее, чем сохранить ему жизнь. Призыв божества опустошил показатель маны и энергии, наложил след слабости и покаяния. Жрица была уже не в состоянии сражаться, но этого уже не требовалось. Она точно видела, как копьё архангела пронзило грудь Медеи и высвободило огненную стихию. И всё же, груда камней задрожала, а через секунду из-под неё с яростным воплем вынырнула израненная Медея. Во время атаки архангелов она использовала инъектор и за раз восстановила себе здоровье, энергию и значительно повысила показатель стойкости, но даже так, тяжелых ранений ей избежать не удалось. Из раны на животе струей по ноге сочилась кровь, рука и часть лица феи покрывались жуткими ожогами, правый глаз уже не открывался. Медея трясущимися руками нащупала инвентарь и несколькими зельями восполнила здоровье и избавилась от боли. Жуткое жжение ушло, а ярость осталась. Не жалея себя, бескрылая фея
поднялась на ноги и побежала на жрицу. Рывок, удар. Старуха не смогла устоять и рухнула на камни, а Медея, пользуясь немощностью противника принялась избивать её ногами. Била так сильно, что каждый второй удар был критическим и ломал старухе кости. Медея была в такой ярости, что не желала останавливаться даже когда её противник испустил дух и перестал дышать. Она подняла посиневшее от увечий тело за волосы и ударом ноги отделила от него голову.
        - И кто теперь высокомерная дура?! А?! - кричала Медея.
        ОТ ВАШЕЙ РУКИ ПАЛ ПЕРВЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ БОГИНИ СВЕТА - ВЕРХОВНАЯ ЖРИЦА АННА, - выскочило системное сообщение, до которого Медее сейчас не было никакого дела.
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ТЁМНАЯ СТОРОНА» - СОПРОТИВЛЕНИЕ МАГИИ ЖИЗНИ И СВЕТА УВЕЛИЧЕНО НА 20 %.
        Затаив от ужаса дыхание, Женгрой тихо, словно мышка попытался сбежать. Он изо всех сил карабкался по развалинам подземелья и почти достиг коридоров замка, но пронзившие ступни иглы заставили его кубарем скатиться вниз. Бывший советник был готов молить о пощаде, но не успел он раскрыть рта, как третья игла вошла ему промеж глаз и расколола череп надвое.
        Через какое-то время Медея распахнула тяжелые ворота и предстала перед алмазным стражем. Магический голем сделал шаг ей навстречу и замахнулся огромным кулаком, но не нанёс удара. В голове, которую преподнесла ему бескрылая фея он признал наследника престола. Перед тем, как убить Ричарда и отделить голову от тела, Медея специально излечила его раны. Голем что-то громко промычал и принялся поднимать каменную плиту, за которой находилось сердце Скарнагана.
        Глава 6. Маяк последней надежды
        Восседая в большом седле на спине у чёрного дракона, белый чернокнижник наблюдал как вдалеке гаснут маяки последней надежды. Каждый раз, когда бескрылая фея ударами кулаков раскалывала магический кристалл, свет на вершине высокой башни становился в разы ярче, а через секунду исчезал, уступая дорогу непроглядной тьме. За первым маяком погас второй, а ещё спустя пять минут третий и четвёртый и так, пока из источников спасительного света не остался всего один. Зеленые поля накрыло чёрным ковром, голубое небо затянуло серыми тучами, по улицам города пронёсся могильный ветер, страх ещё глубже забрался в сердца людей. Единственной надеждой на спасение - лучом света во тьме был последний из маяков. Он гордо возвышался над зелёными садами и своим светом освещал ту часть Скарнагана, где находился замок покойного короля.
        Диартемис вглядывался в горизонт и не мог поверить, что в падении неприступного города повинна всего одна женщина. Он достиг своей цели, но в душе разрасталась боль и печаль от того, что он принёс в город, который поделился с ним светом и теплом, холод и тьму, превратил его жителей в пленников страха.
        «Нужно как можно скорее с этим покончить», подумал Диартемис и обернулся к генералам среди которых стоял его лучший друг Нефиус и вампир Эльдман.
        - Поручаю вам, захватить Скарнаган, - объявил чернокнижник. - Но, сделайте это так, чтобы ни один из его жителей не погиб. Теперь этот город принадлежит мне и любого, кто без повода навредит моим подданным ждёт суровое наказание!
        - Как же мы захватим город никого, не убивая? - спросил Эльдман.
        Он жаждал открыть навыки древнего вампира, а для этого ему было необходимо испить кровь ещё шести тысяч человек.
        - Ты знаешь ответ! - одарил его суровым взглядом Диартемис. - У людей есть порок в 5 %, если их не добивать, и не использовать атаки по площади, они выживут. Так что десять раз подумай перед тем как выпивать из кого-то всю кровь. Наказанием станет не смерть, а погребение заживо. На той стороне нас ждут орды врагов. Там ты сможешь утолить свою жажду, а пока, не смей обнажать клыков!
        - Не переживай об этом, - успокоил его Нефиус. - Я присмотрю за Эльдманом и остальными. Жителей Скарнагана никто их и пальцем не тронет.
        - Я на это надеюсь, - в раздумьях кивнул Диартемис и ударил дракона плетью из тёмной магии.
        Ощутив хоть и незначительный, но всё же удар по массивной шее, огромный дракон грозно зарычал, расправил могучие крылья и, вздымая облако пыли, взлетел вверх. Вихрем понёс белого чернокнижника к маяку последней надежды, а огромные орды осквернённых сплошным потоком ринулись в сторону города. Жители Скарнагана были потрясены и напуганы. Час назад по городу пронеслась волна безумия из-за которой треть жителей погибла, а те, кто выжил пробудились с кровью на руках. Мужчина с криком отскочил назад и ударился спиной о стену. Перед ним на полу лежало два окровавленных тела - его жены и семилетней дочери. Горечь от их потери была невыносима, но, когда мужчина заметил в своих ладонях нож, а с локтя стекающую кровь, всё стало в разы хуже. Он упал на колени и от боли в груди закричал что было мочи. Отбросил нож и пополз к тем, кого он любил, прижал к себе их безжизненные тела и зарыдал. Боль от их потери и от того, что оборвал их жизни собственными руками заставила сделать то, что сейчас делали многие жители города. Мужчина поцеловал лоб жены и дочери, перекинул через балку верёвку и натянул на шею петлю.
Проклиная себя ударил ногой по табурету и повис, дожидаясь спасительной смерти. Тысячи людей резали себе глотки, вешались и прыгали с крыш, поэтому, ещё до момента, как осквернённые достигли Скарнагана, улицы города буквально опустели. Лишь те немногие, кто не пил в тот день отравленной воды и хотел выжить, заперлись в своих домах и затаив дыхание спрятались под кроватями.
        Стоящие на страже маяков паладины ещё не знали о случившимся, поэтому с отвагой в сердце и мыслях о родных, готовились защищать последний источник света. Благодаря Медее, которая за баснословные суммы продавала королю свитки и артефакты из внешнего мира, придворным магам удалось изучить и начертать символы массового призыва. А король Ричард, будучи трусом, но вовсе не дураком, приказал разместить такие печати в каждой башне, чтобы в случае угрозы основные силы могли быстро переместиться в самое уязвимое место. Своими словами и вложенной маной заклинатели оживили письмена на полу и перенесли всех паладинов включая лучника с особым наконечником в последнюю башню. Силы прибывали отовсюду и очень скоро оборона маяка достигла максимальной отметки. Зная с кем им предстоит сражаться паладины вместе с заклинателями наложили на маяк защитные письмена и стали дожидаться появления дракона. Бой обещал быть нелегким, никто из паладинов прежде не видел огнедышащего ящера, но знал, что один его клык опаснее любого клинка, а дыхание запросто превратит лес или город в обугленную равнину. Единственное что вдыхало
надежду на победу это размеры и запас прочности маяка и меткий лучник, который должен был его сразить.
        Ужасающий рык ударной волной разлетелся по округе и достиг маяка. Поток сильного ветра заставил защитников башни зажмурится, а громкий, оглушительный звук, из-за которого завибрировали толстые стены, закрыть уши. Держа наготове осадные орудия, среди которых были баллисты, заряженные отравленными гарпунами, катапульты, стреляющие бочками со взрывчатой начинкой, и установки, поражающие цели стихийной магией, паладины всматривались в небо откуда донёсся этот рык. Их сердца бились неровно, а к горлу подступал ком, ведь ожидание куда страшнее самого сражения. В голову невольно закрадывались мысли о том, что ты можешь оказаться первым, чьё тело упадёт со стены. Вопреки ожиданиям дракон преодолел границу света и напал с противоположной от рыка стороны. Сам он был длиною в сотню метров, поэтому невероятно быстро перемещался, и в каких-то три взмаха могучими крыльями оказался над башней. Наполненная зубами пасть раскрылась и начала с жадностью поглощать воздух, который в легких обратился жарким пламенем, и алым лучом ударил по башне - пробился через барьер и оставил в стене маяка внушительную дыру, через
которую жар проник внутрь и забрал жизни сотни защитников. Оставил закованные в покрытую сажей броню, обугленные тела.
        - 125 Т ОЗ!
        Одной атаки хватило, чтобы сократить прочность маяка на 10 %. У чёрного дракона, как и у остальных существ Простора, способности имели время перезарядки, поэтому вместо того чтобы ещё раз дыхнуть огнём, он ударил по маяку когтистыми лапами и хлестнул его хвостом.
        - 40 Т ОЗ.
        - 40 Т ОЗ.
        - 90 Т ОЗ!
        Паладины не собирались дожидаться пока их уничтожат вместе с башней и ударили из всех орудий. В чёрного ящера полетели огромные гарпуны, наполненные взрывной смолой бочки и сгустки мощных заклинаний. Основной силой чёрного дракона было то, что он пассивно рассеивал магию, поэтому до него долетели лишь гарпуны и бочки, часть из которых он сдул взмахом своих крыльев. Тех, кто защищал башню было очень много, из-за чего здоровье дракона, хоть и по 1 %, стало быстро покидать его индикатор. Чтобы защитить свою главную боевую единицу Диартемис вырвал из фолианта одну из страниц. Пожелтевший пергамент обратился пеплом в зелёном огне и укрыл Черного дракона теневой защитой. Полупрозрачный образ крылатого ящера принял большую часть атак на себя, но из-за пассивной силы дракона, как и любая другая магия вскоре исчез. Дракон вновь наполнил лёгкие кислородом и пустил из пасти луч огня, который разрушил стену ближе к вершине и уничтожил часть осадных орудий. Диартемис не подозревал о секретном оружии паладинов, поэтому вместо того чтобы отступить и восстановить здоровье питомца, продолжил атаку. Резво
поднимаясь по широкой лестнице содрогающейся башни, лучник в руках которого была судьба всего Скарнагана, нашёл окно, через которое хорошо просматривалась грудь дракона. Вот его шанс спасти всех и стать легендой. Ни дракон, ни его наездник не смогут заметить стрелу среди залпа осадных орудий. Лучник положил стрелу на тетиву, нервно сглотнул, медленно выдохнул и затаив дыхание произвёл выстрел. Покинув окно, стрела зависла в воздухе, а через мгновение синим лучом пронзила грудь чудовища.
        - 1144 Т ОЗ.
        Дракон жалобно зарычал, взмыл в небо - подальше от ненавистной башни, но не удержался на крыльях и, оставляя за собой брызги оранжевой крови, рухнул вниз. Стрела не убила его, но за раз забрала половину максимального здоровья и нанесла такие увечья, от которых появились отрицательные эффекты немощности и опустошения. Дракон попытался встать на лапы и поднять голову, но оказался слишком тяжелым и с грохотом опустился брюхом на землю. Диартемис использовал на нём несколько заклинаний, но из-за пассивной способности дракона эффект от них оказался незначительным. Хоть стрелы и бочки уже не достигали цели, напуганные угрозой паладины, ещё какое-то время, продолжали обстрел. Вскоре всё стихло, но вот у основания башни какое-то движение. Покинув свои посты большая часть паладинов оседлала коней и направилась в сторону раненого дракона. Для них это был идеальный шанс чтобы добить легендарного монстра и покончить с чернокнижником, который пришёл дабы уничтожить их дом.
        Диартемис понимал, что рядом с драконом преимущество будет на стороне паладинов, ведь в отличии от них, его навыки зависели от магической силы и заклинаний. Отойдя от раненого питомца на достаточное расстояние, мужчина в белых, украшенных костями чудовищ одеждах обнажил легендарный клинок и одним его взмахом пустил по земле три вертикальные линии чёрного пламени. Будучи чернокнижником 90 уровня с запасом маны в 280 тысяч, самым элементарным заклинанием первого круга Диартемис мог нанести до 14 тысяч урона и забрать у паладина 40 уровня половину здоровья. А так как в его руках был фолиант с заклинаниями четвёртого круга и выше, разить паладинов для него было не проблемой. Сгорая в зелёном пламени пожелтевшие страницы выпустили в приближающуюся конницу призрачные черепа, которые соприкасаясь с жертвой высасывали из неё манну и за счёт этого наносили урон. Другие страницы выводили над отрядами паладинов магические печати и с силой горы вдавливали их в землю. Языки чёрного пламени пронзали насквозь, забирая здоровье и накладывая эффект замедления. С таким запасом маны и заклинаниями Диартемис мог
уничтожить их всех, но намеренно сдерживался, стараясь не добивать противников, а уж тем более не атаковать заклинаниями по площади в одно и тоже место. В тех, кто шёл на него с мечом и молотом, он видел не врагов, а отчаявшихся людей, которые некогда были его братьями и сёстрами. Если бы они только знали какую цель он преследует, если бы могли поверить и понять, что он способен превратить проклятый материк в оазис жизни. Но кто будет слушать человека, который встал на сторону мёртвых и с их помощью пошёл на город войной. Каждый раз, когда здоровье паладинов опускалось до 5 %, Диартемис переключался на другую цель, но вскоре их исцеляли и те вновь шли в атаку.
        Пока паладины сражались с белым чернокнижником и пытались окружить и добить раненного дракона, к маяку последней надежды приближалась другая угроза - стая гигантских пчёл, одна из которых на цепях несла тяжелый каменный гроб. Стремительный рой заметили слишком поздно и когда по нему открыли огонь из всех орудий тот уже подлетал к осадному балкону. Выбежавшие наружу паладины встретили пчёл огнём и мечом, стали беспощадно разбивать их панцири. Той что являлась курьером и тащила за собой гроб, отрубили крыло и несколько лап, а когда она почти доползла ко входу, проломили магией голову. Паладины с опаской смотрели на странный груз и размышляли о том, чтобы уничтожить его, а ещё лучше сбросить вниз, но прежде чем они успели это сделать, он раскрылся и из него, сгорая в свете маяка, вылетела стая крупных летучих мышей. Свет жег их до костей и обращал в прах одну за другой, но нескольким мышам, которые скрывались в самом центре стаи удалось достигнуть входа в башню. Эти две мыши серым вихрем обратились вампиром в чёрных доспехах, который незамедлительно метнул оба своих меча в зеркала на стенах. На
лестничной площадке образовался полумрак, но отражающийся из осколков свет по-прежнему жёг и наносил вампиру сильный урон.
        Чтобы восстановить здоровье, Эльдман, кожа которого потрескалась и обуглилась, голыми руками убил первого попавшегося ему паладина. Скорости и сил с лихвой хватило, чтобы уйти от прямой атаки и в два удара проломить кулаком ему грудь. Эльдман поднял его над собой и приложив чуточку усилий отделил ноги от торса, и за-за чего ему в рот рекой потекла спасительная кровь. Здоровье восстановилось, но урон от света никуда не делся, а ещё с балкона за ним последовал десяток паладинов, уровень которых колебался от 40 до 50.
        «Слабаки», - с жаждой крови в зелёных глазах произнес Эльдман и вытащив меч из стены ринулся в бой.
        Всего два взмаха мечом и любой, из служителей справедливости и света, падал замертво вниз. Паладин со щитом использовал провокацию в надежде отвлечь вампира на себя, вот только он не догадывался, что его противник обладает навыком Раскола брони. Меч из проклятой стали рассёк тяжелый щит словно бумагу и остриём вошёл под ребра. Паладин хотел нанести удар, усилив его способностью света, но не успел. Не вынимая меча из-под ребер противника Эльдман повел руку вверх и тем самым рассек ему лицо - окрасил стену и других паладинов в бордовый цвет. Озлобленные от такого зрелища паладины разом набросились на Эльдмана с разных сторон, но он, обратившись в стаю летучих мышей вытащил из стены второй меч и спустился на несколько уровней ниже. Отражающийся от сотен зеркал свет маяка буквально моментально сокращал его полоску здоровья, единственным спасением было разбивать отражающие поверхности и упиваясь кровью расчленённых им врагов продолжать стремительный спуск. Усиленная магией света стрела угодила Эльдману в лопатку и вышла из груди, ещё одна пронзила ногу.
        «Значит, спустил все осколки душ на удачу», подумал Эльдман заметив на верхних ступенях лучника. «Ну и дурак. Мне нельзя навредить».
        Вампир применил навык «Сердце мертвеца», отчего здоровье лучника сократилось на 5 %, а в груди так кольнуло, что он скрючился от боли. К моменту, когда боль прошла и он смог поднять голову, над ним скаля в злобной ухмылке клыки стоял Эльдман. Прямой удар ноги по лицу превратил десяток зубов в осколки и заставил нос войти в череп. Из-за предсмертного порога лучник не погиб сразу, о чём сильно пожалел, ведь вампир не мог забыть зова арены, и словно перед публикой устраивал кровавое побоище. Эльдман поднял его за шиворот и бросил в следующее зеркало с такой силой, что тело расплющило словно от падения с большой высоты.
        СОВЕРШЕНО 1000 ЗВЕРСКИХ УБИЙСТВ
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ОТДЕЛИТЬ ОДНО ОТ ДРУГОГО» - ПОКАЗАТЕЛЬ УДАЧИ УВЕЛИЧЕН НА 2 %
        Спустя несколько минут противников значительно поубавилось, отчего здоровье вампира приблизилось к опасной отметке. Счёт времени шел на секунды. Зрением, которое позволяло видеть бьющиеся сердца живых, Эльдман прочертил себе маршрут и начал движение. Он резво преодолел лестничный пролёт и ударом меча одновременно разбил двери и ранил скрывающуюся за ней жертву. Количество здоровья, которое он смог восстановить едва хватало, чтобы оставаться в живых ещё десять секунд. Не мешкая, в несколько прыжков, вампир преодолел три пролёта и обратившись стаей летучих мышей опустился на четвертый, где смог насытится за счёт защитников башни. Одного он осушил в образе летучих мышей, а второго схватил за шкирку и вместе с ним спрыгнул вниз. Кусать его сразу не стал, вместо этого дождался, когда здоровье окажется в критическом состоянии и с помощью способности перенёс себя и паладина в Сумеречную зону. Долго находится среди завывающих ветров и чёрных облаков он не мог, поэтому поспешно восстановил 40 % здоровья за счёт проклятых зелий и ещё 20 % за счет крови пленённого паладина. С трудом, но Эльдману удалось
вовремя остановиться и вытащить из его шеи клыки. Даже на пороге смерти паладин не сдался, вдарил вампира кулаком по лицу и скрылся в чёрных облаках. Решив, что чудовище осталось далеко позади, мужчина выпил несколько зелий и с помощью заклинания света полностью восстановил своё здоровье, на что и рассчитывал Эльдман. Для того, чтобы добраться до нижнего уровня башни живым, ему был необходим наполненный доверху кровью сосуд. Время Сумеречной зоны закончилось и оба перенеслись обратно в башню, где продолжили свободное падение.
        Спустя несколько минут о пол на нижнем уровне маяка ударилось высушенное досуха тело паладина и обугленное, ещё тлеющее тело вампира. Четверо рыцарей света с опаской встретили столь странный презент и тут же обнажили мечи. Они переглянулись и придя к единственной верной мысли поспешили добить едва живую нежить. Однако, стоило одному из них приблизится к Эльдману и занести меч для удара, как на него набросились и стали вгрызаться в плоть крупные летучие мыши. Рыцарь принялся безуспешно размахивать мечом, а союзники лечить его раны с помощью заклинаний. Казалось жизнь защитника башни вне опасности, но вот крылатые бестии резко устремились в одну точку и обратились вампиром. В ту же секунду мечи Эльдмана вошли рыцарю в шею, а лёгкое движение кистей отделило голову от тела.
        ОТ ВАШЕЙ РУКИ ПАЛО 100 ПАЛАДИНОВ ИЗ 100
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «РАЗБИТЫЙ АЛТАРЬ» - ПОКАЗАТЕЛЬ УРОНА УВЕЛИЧЕН НА 2 %
        - Отлично, - ознакомился с оповещением Эльдман и перевел взгляд на остальных - а сколько нужно убить, чтобы получить достижение второго уровня? Урон никогда лишним не будет.
        Последние защитники башни пали и теперь между Эльдманом и кристаллом маны, который поддерживал работу маяка, не было никаких преград.
        Глава 7. Дары чернокнижника
        Положение дел белого чернокнижника приняло совсем скверный оборот. Защитники маяка возвели вокруг него стену из щитов и принялись атаковать мощными комбинированными заклинаниями, последнее из которых сформировало в небе искусственное солнце и тонким лучом прожгло ему одежду и плоть в районе груди. Диартемис уже в третий раз вырвал из фолианта страницу, которая обращаясь пеплом в зелёном огне, полностью восстановила ему здоровье. Проблема заключалась в том, что она была последней, и теперь чтобы выжить самому и защитить чёрного дракона, ему придётся атаковать в полную силу - забирать жизни ни в чём не повинных людей. Диартемис всегда знал, что благой цели без жертв ему не достичь, поэтому отбросив сомнения, приготовился наслать на паладинов смертоносную чуму. Спасением для защитников Скарнагана и той части души, что внутри Диартемиса осталась незапятнанной, стала яркая вспышка. Где-то глубоко под башней, меч, покрытого кровью вампира, расколол камень маны надвое. Подача энергии прекратилась, отчего свет маяка последней надежды ярко вспыхнул, испепелив всю нежить до которой смог дотянуться, и тут же
угас. Тьма густым ковром укрыла последний кусочек светлого царства, превратив Скарнаган в часть проклятых земель. Но даже это не заставило паладинов, которые мерцали в темноте словно звёзды в ночном небе, отступить. Они до последнего верили в то, что убить чернокнижника и его дракона куда важнее чем просто выжить. Невзирая на реальную угрозу быть убитым, Диартемис предпринял последнюю попытку остановить сражение без кровопролитья, для этого он продемонстрировал магию, сила которой была столь велика, что смогла сломить дух всех паладинов. Фолиант белого чернокнижника воспарил в воздухе, сам перелистнул страницы и сжег ту, что призвала из-под земли скелета столь гигантских размеров, что его голова и плечи скрывались в вершине небосвода. Паладины с ужасом наблюдали, как его гигантский меч опускается и пронзает этажи не менее гигантского маяка последней надежды. Обломки величественного здания полетели вниз и с грохотом, вздымая облака пыли, стали ударяться о землю. А в момент, когда меч скелета достиг фундамента башни, по округе пошла ударная волна, которая в прямом смысле сдула всех паладинов -
разбросала их по зелёным, но уже объятых тьмой садам. Единственным кто не пострадал и остался на ногах был сам Диартемис. Демонстрируя тот факт, что им никогда его не победить, белый чернокнижник гордо захлопнул книгу и вернулся в седло едва оклемавшегося дракона. Спустя десять минут, на помощь чернокнижнику подоспели генералы и рыцари боли, но к этому моменту тех, кто хотел размахивать мечом уже не осталось.

* * *
        Дабы уберечь своих чад от жуткой напасти, женщина заперлась вместе с детьми в чулане. Она прижала их к себе и стала молится о том, чтобы зло обошло её дом стороной, но мертвец, которому череп служил лицом, а рука от кисти до ключицы покрылась гнойными волдырями, топором пробился через дверь и вошёл внутрь. На первый взгляд - дома никого, но вот из-за дверей чулана донесся жалобный стон и тихий плач. Понимая, что через секунду их жестоко убьют, мать ладонями закрыла детям глаза и прижала их к своему тёплому телу. Мертвец уверенным шагом направился к чулану и ударом топора по петлям, заставил створки рухнуть на пол. Женщина и дети застыли в ужасе - страх мешал сделать вдох. Жуткий мертвец потянулся к ним рукой, схватил ребенка за капюшон и швырнул его на пол.
        - Бегите! - крикнула женщина и словно волчица набросилась на осквернённого.
        Она ударила непрошенного гостя ножом, но несмотря на гнилую плоть тот оказался слишком крепким. Оставив на её ладони кровавый след, нож выскользнул из руки, но женщина не сдалась и принялась бить мертвеца кулаками. Колотила что было сил, до тех пор, пока не выдохлась и не упала на колени. Старания матери оказались бесполезны, дети были слишком напуганы чтобы бежать, поэтому прижавшись друг к другу они просто громко рыдали. А даже хвати им храбрости сбежать, что дальше? Улицы города кишат голодными мертвецами.
        - А ну заткнитесь! - рявкнул на детей осквернённый.
        - Прошу, не ешь моих детей! - взмолилась у его ног женщина. - Отпусти их.
        - Бери детей и топай к городской площади, - убирая топор за пояс, произнёс мертвец.
        - Что? - растерянно таращилась на него женщина.
        - Шевелись говорю! - гаркнул на неё осквернённый и принялся рыскать по чулану в поисках чего-то полезного.
        Женщина не понимала, что происходит, но дожидаться пока чудовище проголодается не стала, а потому схватила детей и бегом выбежала на улицу. Снаружи её ждала странная картина. Вместо того, чтобы убивать и жрать людей живьём, мертвые сопровождали их к центру города. Конечно, среди осквернённых нашлись те, кто не смог отказать себя в свежем мясе, но таких тут же рубили и обращали в пыль рыцари боли. Простых людей и паладинов, которые сложили оружие, словно скот согнали на площадь и заставили ждать непонятно чего.
        - Я знаю вы напуганы! - раздался мужской голос со стороны эшафота.
        Люди обернулись и увидели на деревянном помосте мужчину в белых одеждах, плечи и спина которого были украшены костями чудовищ, а на проходящей через плечо железной цепи висела толстая книга в кожаном переплёте. «Глядите это он, это Диартемис», шептались меж собой люди.
        - Свет маяков угас, - обратился к выжившим Диартемис, - король Ричард семнадцатый скоропостижно скончался, а улицы заполонили осквернители. Но всё не так плохо, как может показаться на первый взгляд, ведь вы всё ещё дышите. Я не жду, что вы меня поймёте и простите. Мне этого не надо. Я с самого начала знал - для того чтобы пролить свет, придётся окунуться во тьму. Но вы должны знать, я захватил Скарнаган вовсе не для того чтобы отомстить или заставить вас мучиться, а для того, чтобы вы перестали прятаться и помогли раз и навсегда избавится от чёрной магии. Магии, которая затмила солнце, отравила землю и заставила мёртвых подняться из могил. Глубоко под Скарнаганом находится портал, который откроет нам путь к материку людей. Как только я туда попаду и уничтожу останки первого чернокнижника, проклятье падёт - мёртвые обретут свободу, а живые избавятся от оков страха. От вас же требуется - продолжить жить и не допустить чтобы кто-то вновь взялся за ритуальный нож и принялся заносить заклинания в книгу с переплётом из человеческой кожи.
        - Постойте! - шагнул в сторону эшафота, и повернулся к остальным осквернитель 58 уровня. - Это что ж получается, мы рисковали своим бессмертием ради того, чтобы этот чернокнижник посадил нас на диету, а потом и вовсе изгнал?!
        Недовольство одного, тут же подхватили остальные мертвецы.
        - Что за шутки?! Мы пошли за тобой, чтобы заполучить больше мяса, а не погибнуть ради тупой легенды!
        - Эта земля принадлежит мёртвым! Человек не может стоять во главе осквернителей!
        - Я не собираюсь плясать под дудку одного человечишки, чтобы обеспечить беззаботную жизнь остальным кускам мяса.
        - Правильно! - обнажил меч и обернулся к Диартемису мертвец. - Он обычный человек. Разорвём его на части и сожрем, как и всех жителей этого гор…
        - 145 Т ОЗ!
        Фразу осквернённого прервал громкий свист, после которого верхняя часть его черепа куда-то пропала, а тело замертво рухнуло наземь. Копьё, которое секунду назад метнул Нефиус, с насаженными на наконечник мозгами встряло в стену каменного замка и с грохотом обвалило её. Не успели недовольные осквернённые что-то предпринять, как всех их жестоко и молниеносно убили генералы Диартемиса. Они с самого начала знали в чём его цель и всецело поддерживали её.
        - Чего вдруг притихли?! - злым голосом обратился к мёртвым Нефиус. - Что уже никто не желает отведать человечины?
        - Отныне вам нечего боятся, - заявил Диартемис, - ведь Скарнаган и все его подданные переходят под мою защиту. Вы можете не верить, но рыцари боли, - Диартемис указал в сторону пылающих скелетов в железной броне, - не допустят чтобы вам навредили. Просто не делайте глупостей и не провоцируйте их. А чтобы вы привыкли к новым порядкам и этот город стал мостом между миром мёртвых и живых, я воскрешу тех, кто умер сегодня.
        Диартемис выпил несколько усиливающих магическую силу зелий и заставил пять фолиантов из инвентаря воспарить над своей головой. Одна за другой книги сгорали в зелёном пламени, а над городом возникали огромных размеров магические печати. Когда все пять книг были уничтожены, а Диартемис произнес последние слова, магические печати зелёным вихрем опустились на город и расползаясь по его улицам, проникли в дома.
        Пробудившись от вечного сна, мужчина был крайне напуган и растерян. Он никак не мог понять, почему затянутая собственными руками на шее петля его не убила. Ответом на этот вопрос, стала жена, которая поспешила обрезать верёвку. Мужчина упал на пол и в растерянности посмотрел на жену и дочь. Их одежда измазана кровью, на бледных телах видны глубокие раны от ножа, а глаза покрыты зелёной пеленой. Всё указывало на то, что они мертвы, но по какой-то причине стоят на ногах. Как и почему это произошло его уже не волновало, он был безумно счастлив тому, что снова может прижать их к себе. Несмышлёная девочка, которая позабыла о том, что её зарезал отец, повисла у него на шее и тихо прошептала ему на ухо:
        - Он ждёт.
        - Тогда поспешим, - с улыбкой на лице ответил отец.
        Эта семья, как и тысячи других, покинула свой дом и направилась к главной площади. Как только мёртвые смешались с живыми, Эльдман окрестил город и его жителей одним народом, после чего прилюдно вернул паладинам оружие и велел защищать Скарнаган от неподвластных ему тварей. В мыслях каждого поборника света томилось желание снести Диартемису голову, но никто из них не посмел даже скривить в недовольстве лица, они покорно приняли оружие и вместе с рыцарями боли отправились на защиту своих границ. Следующее распоряжение чернокнижника было направлено на реставрацию жилых домов и обеспечение жителей города провиантом. С учётом того, что осквернители не могли насытится хлебом и овощами, главной отраслью стало разведение скота и птицы. Напоследок белый чернокнижник перешёл к поощрениям. Своего лучшего друга Нефиуса он одарил добрым словом, тому хватало просто знать, что они близки к цели. А всем своим генералам Диартемис даровал по книге повышения уровня. Последним к кому он подошел был Эльдман.
        - Ты ослушался меня! - произнес чернокнижник, разглядывая пропитанный кровью доспех вампира. - Скольких ты убил?
        - Не знаю. Всех, кто встал у меня на пути, - ответил Эльдман, он уже давно перестал опасаться силы чернокнижника.
        - Я обещал тому, кто навредит жителям Скарнагана вечное заточение и муки!
        - Сами сказали, «для того чтобы пролить свет, придётся окунуться во тьму».
        - Верно. Именно благодаря твоему вмешательству маяк последней надежды разрушен, а я всё ещё жив.
        - Судя по тому, что я видел, вы могли уничтожить его и без посторонней помощи. Тот скелет - был воистину чем-то невероятным.
        - Я не мог призвать его под светом маяка, так что исход боя полностью твоя заслуга.
        - Рад быть полезным своему господину. И что теперь меня ждёт, поощрение или наказание? - поинтересовался Эльдман.
        - Не нужно фамильярничать, я знаю, что ты стал кровавым лордом и освободился от моего влияния. Так скажи, почему вместо того, чтобы дать мне умереть и занять моё место, ты рискнул своей жизнью?
        - Потому что я, как и многие здесь, нахожу вашу цель благородной, - искусно солгал Эльдман. С тех пор, как он примерил облик вампира, его ничего не заботило кроме сражений с сильными противниками и получения достижений. В какой-то мере ему даже не хотелось, чтобы эта игра заканчивалась. Ведь снаружи ждёт серый будничный мир, где всё решают деньги и интриги, а не умение выбирать и вовремя использовать навыки. - Вы захватили материк, подчинили себе этот город вовсе не ради власти и величия, а чтобы в конце пути принести себя в жертву и подарить людям мир без боли и страданий. Это вдохновляет.
        - Я не вправе осуждать тебя, а уж тем более наказывать. Ты всё правильно сделал. В знак благодарности прими эту скромную вещицу. Шучу, это очень древний, могущественный артефакт.
        Диартемис снял с шеи позолоченный амулет с крупным фиолетовым камнем и вложил его в бледную руку Эльдмана.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - Подвеска Алрот Нула 70ур. 1х
        КАЧЕСТВО - ЛЕГЕНДАРНЫЙ. ТИП - УКРАШЕНИЕ. БОНУС: +70 К ЖИВУЧЕСТИ.
        ПРИМЕЧАНИЕ: Многие годы Алрот Нул пытался одолеть старших братьев, которые превосходили его как в силе, так и в скорости. Попыток было бесчисленное множество, но ни одна так и не увенчалась успехом. Если бы только его способности восстанавливались быстрее, тогда несомненно победа оказалась бы на его стороне. Лишь под конец своей жизни, когда Алрот Нул наблюдал за сохнущей травой, на месте которой прорастала новая, ему открылась истина. Воспользоваться новыми знаниями он уже не успел, поэтому вложил их в свой амулет, и теперь каждый, кто его наденет сможет мгновенно восстановить все способности. Можно использовать раз в сутки.
        - Ого, - бегло ознакомился с примечанием Эльдман, - Это действительно очень могущественный артефакт.
        «С этим амулетом я смогу в два раза дольше находится в Сумеречной зоне», Эльдман задумался о том, что ему срочно нужно получить 70 уровень. «Это уже не говоря о том, что я смогу добить любого босса. Два раза использую „Сердце мертвеца“ и тот моментально лишиться 10 % здоровья».
        - Надеюсь ты распорядишься новой силой с умом, и в следующий раз не будешь устраивать резню, - посоветовал Диартемис.
        - Как это понимать?! - послышался нервозный женский голос и в тот же миг семь жителей Скарнагана, среди которых были как мёртвые, так и живые, рухнули на землю.
        Они были убиты, о чём свидетельствовали пустые индикаторы здоровья и сквозные отверстия в районе груди. Чем именно были нанесены раны было не ясно. Спустя мгновение с ног свалились ещё шесть жителей, а от их тел в направлении крыши синим маревом полетел опыт. Он быстро впитался в чёрный камень, который поделился меньшей его частью со своим владельцем - сильно израненной Медеей. С помощью зелий она восстановила своё здоровье, но от ожогов на лице и раны в животе ей избавится не удалось.
        - Тьма над Скарнаганом взамен на опыт со всех его жителей! - требовательно прокричала бескрылая фея. - Но что я вижу?! Ты воскресил убитых мною жителей, и даже вооружил паладинов. Решил надуть меня?!
        Стальные иглы в руке Медеи пустили блик и в ту же секунду забрали жизни ещё семерых людей. Медея била без промаха и на убой, каждая игла на огромной скорости входила в грудь и оставляла в сердце большую, сквозную дыру.
        - Прекрати это, немедленно! - приказал ей Диартемис. - Теперь эти люди под моей защитой, ещё раз тронешь их и станешь моим заклятым врагом.
        Рыцари боли, все как один, полыхнули жарким пламенем и обнажили мечи.
        - Вот значит, как?! Ты тоже решил пойти против меня, - возмутилась Медея. - Что ж, ты сам выбрал свою участь.
        - Сдурела? - рассмеялся с неё Эльдман. - Ты даже со мной не справилась, куда тебе тягаться с Диартемисом. Он всего одним заклинанием может уничтожить и тебя и этот город.
        - А вот и крылатая крыса объявилась, - Медея бросила на Эльдмана презрительный взгляд. - С тобой я тоже вскоре разделаюсь.
        - Остановись Медея, - вновь обратился к ней Диартемис. - Чтобы решить наше разногласие кровь проливать не обязательно. Да, я обманул тебя, пообещал опыт с жителей города, но это не означает, что я не найду чем с тобой расплатиться.
        - Посмотри на меня чернокнижник. Посмотри хорошенько, - злоба и ненависть внутри Медеи не собиралась утихать. - Посмотри, что сделала со мной твоя подруга.
        - Ты видела Анну? - с едва уловимой надеждой спросил Диартемис.
        - Ещё как видела! Эта сука разрушила мой дом, уничтожила всё над чем я так упорно трудилась. Так что я оторвала ей башку. С тобой будет тоже самое, если ты не дашь мне обещанного!
        - Не может быть, она же была наполовину божеством, - не поверил словам феи Нефиус.
        - Да плевать, любой кто встанет у меня на пути сдохнет! - крикнула Медея и тут же резко присела.
        Остальные этого не видели, но бескрылая фея подверглась атаке незримого противника. Медея задним сально оказалась позади нападающего и двумя мощными ударами кулаков заставила его выйти из тени. Невидимкой оказался один из генералов Диартемиса. Лишившись третьей части здоровья, похожий на худого богомола осквернитель, сплюнул чёрную кровь и атаковал Медею тонкими кинжалами. Двигался он невероятно резво, использовал боевые способности одну за другой. Казалось его кинжалы вот-вот оставят фею без головы, но та, двигаясь подобно мастеру боевых искусств, ловко увернулась от шести ударов и заблокировала седьмой наручами. Благодаря навыку «Стальной воли» её рука нисколько не пострадала, как того ожидал противник, более того - наручи поглотили 60 % входящего урона. Нападавший не успел опомниться, как Медея резким движением сломала ему руку в двух местах и вогнала его же кинжал ему в грудь. Завершающим манёвром бескрылая фея подпрыгнула и ударила его ногой с такой силой, что голова осквернителя подобно пушечному ядру улетела в сторону площади и превратила десятки людей в фарш. Медея собрала с поверженного
противника опыт и легким толчком сбросила его обезглавленное тело вниз. В этом бою она продемонстрировала лишь малую часть своих способностей, ведь настоящая сила Медеи раскрывалась в умении атаковать из тени.
        - Кажется кто-то хочет поиграть, - Эльдман обнажил мечи и приготовился обратиться стаей летучих мышей.
        - Никому не нападать, - остановил его Диаремис. - Довольно на сегодня крови, я сам с ней разберусь.
        Белый чернокнижник коснулся фолианта на железной цепи, и в тот же миг за его спиной возникло два алых крыла. Одного взмаха хватило, чтобы оказаться рядом с Медеей.
        - Решил похвастаться крыльями?! - фея подняла кулаки на уровень глаз, и уперлась ногой в крышу для рывка.
        - Ты зла и раздражена, я понимаю, - Диартемис развеял заклинание, и демонстративно сдвинул фолиант себе за спину. - Не терпишь, когда кто-то смотрит на тебя свысока. Поэтому я хочу, чтобы ты знала, я признаю твою силу. Мы можем сразиться и убить друг друга, но есть и другой путь. Я предлагаю тебе стать одним из моих генералов, - Медея нахмурилась, а Диартемис тут же добавил, - с полной свободой действий, если конечно таковы не идут наперекор моим планам. Ты получишь бонусы моих знамён без всяких обязательств. Как раз освободилось вакантное место, - белый чернокнижник мельком посмотрел на обезглавленное тело подчинённого, - А ещё, у меня есть нечто очень, очень редкое. Эльдман нашёл это в высокоуровневых руинах и передал мне. Думаю, эта вещица тебя заинтересует.
        Диартемис достал из инвентаря книгу и медленно протянул её фее.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - КНИГА ВЫСШЕЙ АЛХИМИИ 1Х
        ПРИМЕЧАНИЕ: СБОРНИК АЛХИМИЧЕСКИХ РЕЦЕПТОВ. ТОТ, КТО СМОЖЕТ ПОЗНАТЬ ТАЙНУ ЭТИХ СТРАНИЦ, СМОЖЕТ ПРИГОТОВИТЬ САМОЕ СИЛЬНОЕ ЗЕЛЬЕ.
        - Похвально, что ты знаешь о моих увлечениях алхимией, - Медея не стала отказываться от подобной добычи. - Но это ведь не тот очень, очень редкий предмет о котором ты говорил.
        Диартемис не стал больше медлить и выложил последний козырь. В этот раз Медея оказалась действительно довольна.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК МИРОЗДАНЬЯ 1Х
        ПРИМЕЧАНИЕ: В ТЕХ, КТО СВОЕЙ СИЛОЙ МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НА ЦЕЛЫЙ МИР, С МАЛОЙ ДОЛЕЙ ВЕРОЯТНОСТИ МОЖЕТ СФОРМИРОВАТЬСЯ ОСКОЛОК МИРОЗДАНИЯ. ГОВОРЯТ, ЭТОТ МАЛЕНЬКИЙ КАМУШЕК СПОСОБЕН ПРИБЛИЗИТЬ СМЕРТНОГО К СИЛЕ ДРЕВНЕГО БОГА.
        - Откуда он у тебя? - спросила Медея.
        - Достал из чрева чёрного дракона, - ответил Диартемис. - Подобную вещь можно раздобыть лишь, сражаясь с мировыми боссами или древними богами. Поверь он очень ценный.
        Медея коснулась осколка мироздания и тот предложил ей улучшить один из навыков до 5 уровня, в то время как максимальный уровень всех способностей был 4. Для бескрылой феи выбор был очевиден.
        НАВЫК «КУЛАКИ ЯРОСТИ» ПОВЫШЕН ДО 5 УРОВНЯ - КАЖДАЯ ЕДИНИЦА СИЛЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНО УВЕЛИЧИВАЕТ УРОН НА 12 ЕДИНИЦ.
        Улучшение способности увеличило атаку Медеи с 46 тысяч до 50.
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «БОЛЬШЕ НЕ СМЕРТНЫЙ» - ВСЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ УВЕЛИЧЕНЫ НА 1 %
        - Этого действительно будет достаточно, - ударила воздух кулаком и тем самым разрушила крышу Медея. - Но в следующий раз, когда решишь меня обмануть трижды подумай, а стоит ли так рисковать.
        ВЫ СТАЛИ ЧАСТЬЮ АРМИЙ БЕЛОГО ЧЕРНОКНИЖНИКА ДИАРТЕМИСА - ВАМ СТАЛИ ДОСТУПНЫ БОНУСЫ ОТ ЕГО ЗНАМЁН.
        БЕЛЫЙ ЧЕРНОКНИЖНИК ДИАРТЕМИС ПОВЫСИЛ ВАС ДО ГЕНЕРАЛА - БОНУСЫ ОТ ЕГО ЗНАМЁН УВЕЛИЧЕНЫ НА 50 %.
        - Раз мы уладили разногласие и пришли к общему мнению, может быть ты поддержишь меня на материке людей? Опыт со всех жителей материка не обещаю, но подобных предметов ты получишь достаточно.
        - Посмотрим, - ответила Медея и растворилась в воздухе.
        - Зря ты отдал ей камень, - возник за спиной чернокнижника Нефиус.
        - Ничего, таких как Медея нужно держать при себе, иначе рано или поздно она придёт за твоей головой. Так хоть буду знать, чего от неё ожидать и когда именно это случится. Этот день был долгим, пусть люди идут по домам.
        - А как же быть с теми, кого убила Медея? Жителям города не понравится, что ты оставил её безнаказанной.
        - Что предлагаешь, устроить на неё охоту и потерять ещё несколько генералов? Не стоит перекладывать свою вину на других. Это мы привели Медею в город и заставили сделать то, что она сделала.
        Многое изменилось за один день. Над Скарнаганом впервые за тысячи лет взошла луна, а люди сняли свои очки и увидели мир в его естественных, хоть и мрачных тонах. Мысль о том, что по улицам маршируют пылающие скелеты, а твои соседи осквернители, вызывали дрожь и беспокойство. Однако идти было некуда - это твой город, твой дом и твоя новая жизнь. Успокаивал лишь тот факт, что Диартемис прилюдно доказал, что ему не безразлична судьба людей. А с другой стороны - без мертвецов в городе и чернокнижника на престоле им жилось куда спокойнее. Вскоре волнения в городе стихли. Прецеденты конечно были, но люди так или иначе научились уживаться с мертвецами - начали совместными усилиями отстраивать город и налаживать сельское хозяйство. В это же время Диартемис и его ближайшая свита приступили к исследованию руин замка. В частности, их интересовал четвёртый уровень подземелья. Здесь к своему великому огорчению, они обнаружили истерзанное тело Анны. О том, что это была жрица, говорили лишь испачканные в крови белые одежды. Раздираемый болью и злостью, не столько на Медею, которая её убила, сколько на себя,
Нефиус яростно крикнул и чёрной молнией из копья разрушил толстую каменную стену, за которой оказался проход в скрытую часть подземелья. После того, как Диартемиса застали за изучением чёрной магии и попыткой оживить труп, этот проход был запечатан и забыт. Горечь от потери старого друга, заставила отложить все дела и заняться похоронами. Дабы почтить память Анны, в городе был объявлен траур, а на его площади возведена статуя жрицы, вокруг которой парило три ангела.
        Спустя несколько дней, когда скорбь от потери старого друга немного утихла, Диартемис вновь спустился в подземелье. Освещая себе путь зелёным огнем над ладонью, он целеустремлённо двигался к нижнему этажу.
        - Идёшь так, словно бывал здесь раньше, - заметил Эльдман, он, как и другие генералы шёл вслед за белым чернокнижником.
        - Так и есть, - ответил Диартемис. - Здесь я впервые открыл гримуар и прикоснулся к запретной чёрной магии.
        - Как вышло, что уроженец деревни, в которой людей приносили в жертву ради заклинаний, решился почитать подобную литературу?
        - Он захотел вернуть меня к жизни, - ответил за чернокнижника Нефиус. - Ради этого он предал всё во что мы верили и ради чего когда-то сражались.
        - И я нисколько об этом не жалею, - отозвался Диартемис. - Рано или поздно Скарнаган бы пал. Вопрос лишь в том, кто именно его бы захватил. Более того, заклинания чернокнижников не только сделали меня сильнее, но и поведали о вратах бога ветров и о том, как освободить материк от чёрной магии.
        - Что именно должно произойти? Я имею в виду с осквернителями? - прямо спросил Эльдман.
        - Кто знает, - Диартемис остановился на перепутье, задумался и повернул направо. - Может быть вы обратитесь прахом, а может вновь станете людьми. В любом случае, если останки первого чернокнижника впитают в себя достаточно магических сил, он воскреснет и уничтожит этот мир. Выродку было недостаточно стереть всё живое с целого материка, он захотел погрузить мир во тьму и стать его единственным правителем. А как известно, беда любого монарха в том, что он состарится и умрёт. Чтобы старуха не смогла срезать его голову, он насильно открыл портал в царство душ.
        - Как я понимаю, от смерти его это не спасло, - уточнил Эльдман.
        - Верно. Его зарезали собственные ученики. Ирония в том, что они сделали из его костей могущественные артефакты. На то чтобы найти и уничтожить каждый из них ушла вся моя жизнь. Остался только один - его череп.
        - Почему мне кажется, что ты боишься его? Его убили один раз, значит можно убить и во второй.
        - Если бы всё было так просто. Этот гримуар, - Диартемис коснулся книги на своём бедре, - является частью его души, и как только он воскреснет, она окажется у него в руках, а все осквернители встанут перед ним на колени. Даже ты, будучи кровавым лордом, не сможешь противиться его воле. Он просто сделает тебя пустым и будет управлять словно марионеткой.
        - Тогда у меня ещё больше поводов не дать ему воскреснуть. Хотя, вариант с обращением в прах, мне тоже не по душе.
        - Совсем скоро мы узнаем, чем всё кончится и в этом нам помогут врата бога ветров.
        Щелчком пальцев Диартемис зажег десятки масляных чаш и тем самым осветил поистине просторное помещение. На укрытых толстым слоем пыли столах лежало множество книг, ритуальных принадлежностей и человеческих костей. Именно здесь когда-то зародился белый чернокнижник Диартемис.
        - Ого какая громадина, - внимание Эльдмана привлекла вплотную прилегающая к стене высокая каменная арка. - И как жители Скарнагана их не заметили. Это же врата бога ветров?
        - Они самые, - подтвердил Диартемис. - Дело в том, что врата потребляют огромное количество магической энергии. Перед основателями города стоял выбор, открыть портал и пустить осквернённых в столицу или активировать маяки последней надежды. Что они выбрали, ты уже знаешь.
        - Что ж вы не предупредили, что нам ещё понадобятся кристаллы?! - скривился Эльдман. - Я ж свой на две части разрубил. А про те, до которых добралась Медея, я вообще молчу. Из них теперь только витражные стекла выкалывать.
        - Думаешь мы проделали весь этот путь и не подумали о такой мелочи, как источник энергии? - усмехнулся Диартемис. - Они будут здесь со дня на день, как раз успеем подготовить врата. Кто подходил к вратам?! - раздраженно спросил Диартеми и огляделся по сторонам.
        - Никто, а в чём дело? - спросил Нефиус.
        - Здесь, - белый чернокнижник указал место перед каменной аркой, - должен находится навигационный механизм. Без него нам не соединить эти врата с теми, что находятся в столице.
        - Судя по следам, кто-то нас опередил, - сообщил Эльдман.
        - Бросьте все силы, но найдите вора! - приказал Диартемис. - Из города никого не выпускать и на всякий случай найдите Медею.
        - В подобной суматохе нет никакой необходимости, - в зал вошел мужчина в бордовом плаще с капюшоном, который скрывал его лицо.
        - Ты ещё кто такой? - Нефиус направил на незнакомца копьё.
        - Я тот, кто забрал механизм, - ответил мужчина.
        Глава 8. Третий лишний
        Отсутствие навигационного механизма сделало белого чернокнижника очень злым и раздражительным, он буквально был готов плеваться огнём. Ведь если ему не удастся активировать врата бога ветров и переместиться в столицу людей, все загубленные жизни и пролитая кровь окажутся бессмысленной жертвой, это уже не говоря о том, что весь мир обратится бесконечным кладбищем.
        - Я тот, кто забрал механизм, - эти слова вызвали в Диартемесе ещё больше гнева и в тоже время успокоили его.
        Белый чернокнижник был готов снять кожу с наглеца, который решил сорвать его планы, но в то же время был рад слышать, что механизм цел и находится неподалёку. Диартемис смерил взглядом незнакомца, который скрывал свою личину под капюшоном бордового плаща и спросил:
        - Кто ты и зачем забрал механизм?
        Белый чернокнижник не спешил обрушивать на вора свою мощь, ведь тот не стал прятаться и осознанно явился к нему, а значит у него был план. Оборвать его жизнь было всё равно, что сжечь ведущую к механизму карту. Мужчина скинул капюшон и явил чернокнижнику своё лицо и имя.
        «МАРТИ КЛАЙС 43УР. 68 Т ОЗ.»
        Вором оказался обычный человек, все обмундирование которого явно было направлено на выживание, о чём говорил его непомерно большой запас здоровья.
        - Не важно кто я, - улыбнулся Марти, взглядом останавливаясь на каждом из генералов Диартемиса. - Важно то, что мы можем друг другу помочь.
        - Ты уверен, что хочешь со мной торговаться? - Белый чернокнижник раскрыл книгу, над которой полыхнуло зелёное пламя. - Я ведь могу превратить твою жизнь в истинный кошмар. Верни механизм, и я забуду твою дерзкую выходку.
        - Не утруждай себя чернокнижник, я не боюсь ни боли, ни смерти.
        - Это мы сейчас проверим. - Диартемис сначала посмотрел на Эльдмана, а затем, решив, что тот может перестараться, обратился к своему другу: - Нефиус тебе слово.
        - Позвольте сэкономить ваше время, - Марти Клайс достал из инвентаря большой бутыль и вылил его содержимое себе на голову.
        Прозрачная жидкость тут же покрыла его кожу красными волдырями и принялась до мяса разъедать кожу, в некоторых местах даже проступили кости, но невзирая на это Марти Клайс даже не поморщился. Он просто стоял с довольной улыбкой, пока кислота разъедала его тело и поедала очки здоровья.
        «Безумец?», предположил Диартемис. «Даже если так, он должен чувствовать боль. Значит его контролируют, и кукловод скрывается в тени. Что ж, придётся выслушать, пока он ради демонстрации не раскроил себе башку о стену».
        - Оставь его, - вздохнув произнёс чернокнижник. - И так, чего ты хочешь?
        - Я знал, что мы сможем найти общий язык, - не собираясь залечивать раны, ответил Марти. - Я верну вам механизм, как только вы бросите к моим ногам два бездыханных тела. Первое - тело Медеи, а второе - осквернителя с такой же меткой на запястье, - человек закатил рукав и показал метку - окружённую короной планету.
        «Игрок», про себя удивился Эльдман. «Если он желает Медеи смерти, значит она тоже. Эх, зря не убил её в тот раз, впрочем», взгляд вампира устремился к потолку, где через иллюзию тени, он видел, как бьётся сердце феи. «Эта сюжетная ветка открывает передо мной новые возможности. Вопрос лишь в том, сможет ли она понять».
        Не успел Эльдман об этом подумать, как в голову вора влетело две стальные иглы. Череп Мартина взорвался, как арбуз от удара молота, и лишь через несколько секунд его обезглавленное тело потеряло равновесие и упало на каменный пол.
        - Это Медея, она здесь! - быстро сообразил откуда прилетели иглы и метнул туда копьё Нефиус. - Не дайте ей сбежать.
        Однако наконечник смертоносного оружия не задел цели.
        - Бесполезно, - оповестил Эльдман. - Медея скрылась в другом измерении. Её уже не достать.
        - Даже и не знаю, стоило ли принимать её в свои ряды, - задумался Диартемис, разглядывая тело Мартина. - С другой стороны, её агрессия вполне оправдана. Но почему этот человек желал ей смерти?
        Чернокнижник обыскал тело, но механизма не обнаружил. Странно было то, что инвентарь вора был заполнен лишь колбами с высокоуровневой кислотой.
        - Чему ты удивляешься, она отравила и убила половину Скарнагана, - подметил Нефиус. - А ведь я говорил, что её безнаказанность вылезет нам боком.
        - Месть здесь не причём, - размышлял чернокнижник. - Тот, кто управлял Мартином желал ей смерти по другой причине. Думаю, ответ кроется в этой метке. А ещё он обмолвился, что точно такую же метку носит один из моих осквернителей. Интересно что она значит.
        - Да плевать! - с досады воткнул копьё в каменный пол Нефиус. - Куда важнее, где теперь искать механизм? Единственный кто мог нам это поведать лишился головы.
        - Это вовсе не проблема, - Диартемис принялся выводить вокруг тела не характерные для чернокнижника символы. - Едва ли он поведает нам где механизм, но может быть подскажет кто его хозяин.
        «Метка на запястье есть, а сообщения от системы нету», задумался издали, разглядывая тело Эльдман. «Диартемис прав - перед нами не игрок, а его марионетка. А парень не промах. Хочет избавиться от меня и Медеи руками чернокнижника. И если не найти механизм раньше, чем Диартемис потеряет терпение, он добьётся своего. А значит».
        Белый чернокнижник прочёл короткое заклинание и с помощью эссенции времени заставил голову покойного мужчины собраться в единое целое. Данное заклинание лишь обращало время вспять, но никак не возвращало мёртвых к жизни.
        - Полдела сделано, - пролистывая свой гримуар приговаривал Диартеми.
        Найдя нужную страницу, он вложил её в глотку покойнику, затем провел над ним ладонью и пустил в тело тёмную магию. Пергамент в глотке Мартина полыхнул от чего его покрытые пеленой глаза широко раскрылись, но через секунду угасли. Тело отказывалось подчиняться и оживать.
        - Не могу его вернуть, - констатировал Диартемис.
        - И что стало тому причиной? - поинтересовался Нефиус.
        - Не знаю. Но всё выглядит так, словно он ещё жив.
        - Как такое возможно, ему же раскроили череп, и он не шевелится? Даже индикатора здоровья нет.
        - Верно. Но что, если перед нами не марионетка, а двойник заклинателя. Сейчас, попробую другое заклинание.
        Диартемис обнажил меч и хладнокровным ударом отсёк покойному Мартину руку. Затем иглой, которая осталась после Медеи выцарапал на ладони символ и, жертвуя очередную страницу из книги, прошептал заклинание. Чёрная магия впиталась в символ на ладони, и уже через секунду та зашевелила пальцами. Выпрыгнула из рук Диартемиса и словно паук принялась бегать по кругу.
        - И что это? - Нефиус уже понял, что замысел не удался.
        - Хм, - нахмурился белый чернокнижник. - Многое я повидал на своём веку, но с подобным не сталкивался. Либо наш Мартин очень быстро перемещается в пространстве, либо его копии разбросаны по всему городу, а может быть материку. Неприятно это признавать, но Мартин оказался хитрее нас.
        - Что будем делать? - спросил Нефиус.
        - Придётся отыскать фею и меченого осквернителя, - ответил Диартемис.
        - Нельзя идти у него на поводу.
        - А что ты предлагаешь?
        - Отправь на охоту рыцарей боли. Эти кого угодно из под земли достанут.
        - Не выйдет, - покачал головой чернокнижник. - Результат будет ровно тот же что и с рукой. Скелеты будут топтаться на месте, а мы потеряем драгоценное время. Механизм важнее чем ты, чем я, чем кто-либо из нас. Если мы не уничтожим череп, всё уже будет не важно. Так что найди фею и меченого. Если получится, возьми их живыми. Возможно они смогут подсказать, где нам найти кукловода и механизм.
        Нефиус одобрительно кивнул и обернувшись к генералам произнёс:
        - Обнажайте руки и лапы.
        Осквернённый копьеносец осмотрел конечности чудовищ и вдруг осознал, что среди них не хватает вампира.

* * *
        Там, в подземелье замка, Эльдман потерял бескрылую фею из виду, но спустя пятнадцать секунд её спокойное, как у затаившегося хищника, сердцебиение отозвалось на верхних уровнях. Неспешно следуя за ним, вампир через окно проник в библиотеку Скарнагана. С высоты книжных шкафов стал наблюдать, как бескрылая фея в свете тусклой свечи активно просматривает какие-то свитки.
        - Забавно, - произнёс, оборачиваясь Эльдман, - когда ты готова убить, твоё сердце бьётся как сумасшедшее.
        Вампир в ту же секунду обратился стаей летучих мышей, благодаря чему, удар Медеи не нанёс ему должного урона. Той, что читала свитки, оказалась всего лишь иллюзией, а настоящая фея подкралась сзади.
        - Спокойнее, - с безопасного расстояния обратился к ней Эльдман. - Будешь такой агрессивной никогда не найдёшь себе мужика. Я просто хочу поговорить.
        - Знаю, чего ты хочешь, - прошипела Медея. - Решил выслужится перед чернокнижником и первым доставить ему моё тело.
        Стальные иглы из её рук одна за одной устремились в вампира, но он ловко отразил их мечом. Однако за это короткое время Медея уже подошла к нему вплотную и принялась махать кулаками. Скорость бескрылой феи была на голову выше, поэтому её правый кулак достиг цели в виде солнечного сплетения, а левый хуком прошёлся по челюсти. Индикатор Эльдмана молниеносно опустился с 115 тысяч до 20. Ещё удар и его жизнь оборвётся.
        «Даже если ударю мечами», размышлял во время поединка Эльдман, «Это её не остановит. Она лишится 11 % здоровья, а моё имя окажется в списке смертников. Я конечно знал, что она ахти как сильна, но не думал, что будет так агрессивна. Как же воззвать к её сознанию?».
        В момент, когда Эльдман должен был получить прямой удар в голову, в сердце Медеи возникла нестерпимая боль. Её тело замерло от сильной судороги, которая волной прошла от сердца до конечностей. Пользуясь моментом, Эльдман ударил её ногой в грудь. Причём вложил в это движение все 258 единиц силы, от чего бескрылая фея спиной разбила семь книжных шкафов.
        - Ты сама вынудила меня, - крикнул ей вдогонку Эльдман, после чего с жадностью выпил несколько проклятых зелий.
        - Я убью тебя, - выползая из-под тонны книг процедила Медея.
        - Может обойдёмся без этого? Мне не очень интересно сражаться с теми, кого я уже победил. Ну серьезно, не хочется мне тратить на тебя свои умения.
        Вместо ответа Медея слилась с тенью и растворилась в воздухе.
        - Ты ведь понимаешь, что я всё ещё тебя вижу? - поинтересовался вампир. - Слышу, как бьётся твоё сердце.
        - Тем хуже для тебя, - эхом раздался голос кровожадной женщины. - Зачем оставлять в живых того, кто может меня обнаружить?
        - Ладно, скажу по-другому. Уходить посреди разговора крайне неприлично. Как особа королевских кровей ты должна это знать. - Медея внезапно замерла, а Эльдман продолжил. - Да, мне известно кто ты такая. Ведь я и сам потомок древнего рода. - Эльдман расстегнул наручи и обнажил запястье с меткой игрока. - Ты должно быть думаешь, вот дурак, сейчас я убью его и стану ещё сильнее. Но не обманывай себя, его имени всё ещё не было в списке смертников, а значит любой из нас может стать его жертвой.
        Медея в два стремительных рывка оказалась справа от Эльдмана, но её «ВНЕЗАПНЫЙ УДАР» был парирован. Вампир резко пригнулся и взмахом меча, заставил опасный кулак уйти в сторону. Невзирая на провал, фея не сбавила натиск - продолжала осыпать противника мощными ударами, но на этот раз, каким-то волшебным образом, тот умудрился их избежать. Словно зная наперед, как будет действовать фея, Эльдман мечами отводил её атаки от себя. Подобно компьютерному процессору он быстро просчитывал все её движения, однако победить в этом спарринге ему было не суждено. Злую шутку с вампиром сыграл его показатель энергии, который был чуть ли не в два раза ниже чем у феи. Как только его движения замедлились, элегантно выпрямленная нога Медеи отправила его в полёт и с силой впечатала в стену. Даже латный нагрудник не выдержал такого удара и раскрошился подобно хрупкой скорлупе.
        - Ты сильна, быстра и вынослива, - поднимаясь на ноги громко провозгласил Эльдман. - Но этого недостаточно, чтобы победить его в одиночку. Он гений, почти бог, тебе перед ним ни за что не устоять. И не делай вид, что ты не знаешь о ком речь. Имя Бродяги Ника знают даже короли.
        Медея не стала сближаться и добивать противника, который действительно не проявлял к ней агрессии.
        - Все бахвалились своей силой, и все пали жертвой моих шипов, - секунду спустя ответила Медея.
        Поведение вампира посеяло в ней долю сомнения.
        - Те, кто в себе настолько уверен проигрывали ему в первую очередь, - ответил Эльдман. - Только что, ты не могла ранить меня, хотя все твои характеристики куда выше моих. В играх подобной этой, главным параметром всегда будет реакция.
        - Я всё равно тебя достала, и победила! - заявила Медея.
        - Действительно так думаешь? Я ведь мог остановить твоё сердце, превратиться в мышей и выпить твою кровь. Это уже не говоря о том, что теперь в моём распоряжении две прогулки по сумеречной зоне. Если бы я хотел, ты была бы уже мертва. Но дело вовсе не в этом. Бродяга Ник намного, намного искуснее меня. Не удивлюсь если этот проныра уже стал божеством.
        «Ну давай рискни меня укусить», - подумала Медея, - «И этот разговор станет для тебя последним. Но, почему он решил разоблачить себя? Тот игрок назвал лишь моё имя. Зачем так рисковать?».
        - Ты боишься его? - спросила фея.
        - О, нет. Я восхищаюсь им. - В покрытых пеленой глазах, появился не присущий мертвецам блеск. - Больше всего на свете я хочу встретится и сразиться с ним. Но, что толку просто сражаться? Я должен попытаться победить. И единственный способ сделать это - объединиться с достаточно сильным игроком. Дело в том, что под конец игры, доверие игроков друг к другу всё меньше и меньше, поэтому сейчас никто не станет размахивать белым флагом и кричать о себе. Это попросту не логично. Но именно этот фактор, даёт мне хоть и маленькое, но всё же преимущество. Бродяга никак не будет ожидать, что кто-то объединится против него, ведь все короли высокомерны. Им нужна не просто победа, им нужно величие, осознание того что они лучше остальных.
        - И как ты себе это представляешь? Мы возьмёмся за руки и вместе пойдём в бой?
        - А разве у нас есть выбор? Не в зависимости от того, кто из нас умрёт, за головой второго явится Диартемис. Он уже послал за тобой рыцарей смерти, и лишь благодаря моему вмешательству они всё ещё тебя не нашли. И не стоит забывать о главной причине. Бродяга Ник ненавидит представителей знати. Он костями ляжет лишь бы мы все сдохли, а я ещё слишком молод чтобы умирать. План прост - мы объединимся, находим утырка, который спёр механизм, преподносим его Диартемису и перемещаемся на материк людей, где пройдёт бой с Бродягой. Так что скажешь?
        - С чего ты взял, что этот Бродяга на материке людей? Игрок обитателей леса уже расправился со своими соперниками.
        - Времени у нас немного, но так уж и быть поясню. Тот, кто прячется на материке обитателей леса ждёт пока мы перебьём друг друга, и в это время преспокойненько себе качается. Ник не любит стоять в стороне, он всегда находится в гуще событий, а как показывает радар, самое веселье сейчас у людей. Нам пора.
        - В чём дело?
        - Нефиус и другие генералы быстро приближаются к библиотеке. К сожалению, Диартемис запросто может найти кого угодно, кроме третьего игрока в этом городе.
        Когда слуги белого чернокнижника ворвались в библиотеку там уже никого не было.
        Глава 9. Тот ещё союзник
        Целая неделя у Медеи ушла на то, чтобы книга высшей алхимии раскрыла перед ней свои секреты. Медея читала её между строк, пыталась отыскать в символах скрытую закономерность, просматривала страницы через пламя свечи, поила её собственной кровью, вымачивала в разных зельях, но ничего из вышеперечисленного не помогло. Обёрнутая в фиолетовый переплёт книга таила молчание, но фея не сдавалась и продолжала экспериментировать. «Что может заставить книгу говорить?» задумалась она, и этот вопрос подтолкнул её к решению проблемы. Для той, кто был тенью в ночи, не составило большого труда проникнуть в покои Лича и выкрасть свиток с мало популярным среди осквернителей заклинанием. С его помощью Медея смогла призвать дух автора, но из-за того, что фея не являлась некромантом, тот отвечал на вопросы очень неохотно, а где-то и вовсе лгал, заставляя её делать всякие нелепости. Впрочем, когда терпение Медеи иссякло и она была готова уничтожить книгу на глазах у того, кто её написал, автор сдался и раскрыл ей секрет. Сначала фея не поверила его словам, но стоило ей взять книгу и пальцем пощекотать её на развороте,
как та ожила. Из её страниц вытянулись длинные худые, как у краба, конечности, на обложке возник зубастый рот и по кругу раскрылись глаз. Книга оказалась дремлющим мимиком, который после пробуждения признал в фее новую хозяйку. Алхимический мимик не умел говорить, зато если Медея задавалась целью сварить какое-то зелье он тёрся о необходимые ингридиенты, а если таковых не было забавно тряс всем телом.
        Обзаведясь новым питомцем, который с лёгкостью помещался в ячейку инвентаря, Медея принялась варить зелья, которые, по её мнению, могли помочь обнаружить и победить третьего игрока. За окном, поглощённого вечной тьмой города, возник яркий свет. Слившись с тенью, фея медленно подошла к окну и выглянула наружу. По узкой улице мимо старого театра шагал отряд закованных в железные латы пылающих скелетов. Рыцари боли - так их называли мёртвые, днём и ночью патрулировали город в попытке найти и уничтожить Медею и осквернителя, который не так давно стал ей союзником. Как только пламя рыцарей скрылось за соседним зданием, фея с облегчением выдохнула и стала видимой. Она собиралась вернуться к приготовлению зелий, как в дверь чердака, где она скрывалась, постучали. Определённый такт ударов оповестил, что по другую сторону не враг, а союзник. Медея подошла к двери и прислушалась.
        - Открывай уже, - донёсся голос Эльдмана.
        Медея отодвинула засов и пустила бледного вампира внутрь. Эльдман переступил через порог и бегло осмотрел помещение. Чердак выглядел как подпольная лаборатория ведьмы. Куда не глянь всюду травы, внутренности чудовищ, мензурки и варящиеся на огне котелки, из которых время от времени выходил густой цветной пар.
        - Принёс то, что я велела? - спросила Медея.
        Она всё ещё не доверяла вампиру, поэтому всегда держалась от него на расстоянии десяти шагов.
        - Говоришь так, словно я на тебя работаю. Песчаные огурцы, лапа зеленого ворона, - перечисляя стал опустошать инвентарь Эльдман. - Ягоды Локи, а за это пришлось выложить немалую сумму. До сих пор не могу понять, что это такое.
        - Оставь на столе, - коротко бросила Медея. - Что слышно о воре?
        - Ничего. - Эльдман оперся спиной о стену. - Мерзавец так и не объявился, лишь прислал письмо с угрозой, что, если к концу этого месяца твоя голова не окажется на пике он уничтожит механизм. Диартемис естественно пришёл в ярость и бросил все силы на то, чтобы перерыть город. Но как видишь, ни третьего игрока, ни тебя он до сих пор не нашёл. Видимо он тоже скрывается с помощью иллюзий и рун.
        - Говоришь так, словно он ищет только меня, - фея одарила его пристальным взглядом. - Что это на тебе?
        - Ах, это? - Эльдман развёл руки и прокрутился на месте. - Нравится? Я наконец-то купил себе Освещенные смертью латы. Восемь из четырнадцати предметов мне удалось улучшить до легендарных. Так что теперь я смогу победить тебя без использования каких-либо навыков.
        - Как же, - скептически ответила Медея. - Со связанными руками, ногами и без головы.
        На самом же деле, бескрылую фею насторожил новый комплект брони вампира, ведь теперь у него было 480 тысяч очков здоровья, да и сам он волшебным образом поднялся до 70 уровня. Фея выпила зелье, которое позволяло увидеть более развернутую информацию о противнике и стала сравнивать характеристики.
        «ЭЛЬДМАН МЛАДШИЙ 70УР. ОЗ - 482 Т. ОМ - 0. ОЭ - 187. СИЛА - 285. ФИЗ. УРОН - 33 Т. СКОРОСТЬ - 271 %. УДАЧА - 249 %. СТОЙКОСТЬ - 119 %.»
        «Так-так посмотрим», Медея запомнила характеристики и тут же отвела взгляд. «Высокий показатель живучести, позволит ему не только пережить мою „Внезапную атаку“, но и дожить до перезарядки способностей. Просто держась от противника на расстоянии, он запросто сможет извести его стаей летучих мышей и той способностью, которая сжимает сердце. Средний показатель силы и скорости. Высокий показатель удачи и низкий стойкости. Он стал гораздо сильнее, но я всё ещё могу его победить. Благодаря новому питомцу эффективность всех моих зелий возросла вдвое».
        Медея зашла в свои настройки и бегло просмотрела собственные характеристики.
        «МЕДЕЯ 74УР. ОЗ - 290 Т. ОМ - 0. ОЭ - 344. СИЛА - 315. ФИЗ. УРОН - 61 Т. СКОРОСТЬ - 315 %. УДАЧА - 62 %. СТОЙКОСТЬ - 211 %.»
        «В целом неплохо, но стоит повысить удачу, чтобы „Внезапный удар“ стал ещё смертоноснее. Хотя, тогда я потеряю в других характеристиках. Уж лучше обзавестись способностью, которая увеличивает вероятность крита для первых атак. Не знаю, чего ожидать от Бродяги, но, если у него нет такого же запаса здоровья как у Эльдмана, я прикончу его раньше, чем он успеет меня заметить. А ещё стоит обзавестись способностью, которая не позволяет противнику временно использовать заклинания. Ведь если так разобраться, в ближнем бою я смогу победить кого угодно».
        - Чего надулась? Я и тебе кое-что принёс, - Эльдман достал из инвентаря наручи. - Решил, что это поможет укрепить наш союз.
        Бескрылая фея с интересом посмотрела на наручи в руках вампира. По алому свечению и драконьим кристаллам было сразу видно, что предмет не из простых и вполне может оказаться легендарным.
        - Их тоже оставь на столе, - велела Медея.
        Как только вампир отошёл на безопасное расстояние, фея примерила наручи, те действительно оказались легендарными.
        - Никак не пойму, - завёл старую песню Эльдман. - Ты была в Скарнагане десятки раз, так почему не убила игрока раньше?
        - Не начинай! Я собиралась убить его во время казни жителей, но твой придурковатый хозяин всё испортил. Видите-ли он решил податься в добродетели.
        - А если бы Диартемис не собирался нападать на город, кото бы ты винила в своей неудаче тогда?
        - Умолкни! - зло произнесла Медея. - Ты и сам не имеешь малейшего понятия, где он прячется. Куда не пойди, стрелка третьего игрока не появляется, словно он следует за нами по пятам или находится сразу везде. Как думаешь, он же не мог стать частью города?
        - В Просторе полно причудливых способностей, но думаю тогда мы бы увидели над городом огромный индикатор здоровья, - повышая голос ответил ей вампир.
        - Ты слышал? - Медея замерла и прислушалась.
        - Нет, ничего, - пожал плечами Эльдман. - Ты зря нервничаешь, я трижды проверил, чтобы за мной не было хвоста. К тому же, руны на стенах, не выпускают звук и свет наружу. Театр выглядит абсолютно заброшенным.
        - Всё равно что-то не так. Я слышу, как скрипят от тяжести доки. Звук идёт из-под пола.
        Медея перевела взгляд на вампира и заметила на его лице мерзкую улыбку. Только она подумала, что это западня, как мощный удар снизу расколол пол надвое и заставил содержимое чердака дождём посыпаться на старую сцену. С помощью стальных игл фея смогла удержаться на деревянном полу, но стая летучих мышей, заставила её спрыгнуть вниз.
        - Вот и заводи после этого друзей, - процедила Медея.
        Из зрительного зала на фею уставились сотни покрытых зелёной пеленой глаз, а ближе к сцене её встречали самые преданные поклонники - беловолосый копьеносец Нефиус и другие генералы Диартемиса. Генералов было четверо - все выше 60 уровня, в эпическом снаряжении. Один из них выглядел как трёхметровый паук, голову которому заменяла жуткая тварь с узкими вытянутыми клешнями. Другой был ничуть не меньше с огромной пастью от одного плеча до другого. Третий с помощью четырёх длинный конечностей нацелил на Медею сразу два лука. Единственной кто не вызывал отвращения своим внешним видом был призрак женщины в белом халате с длинным рукавом.
        - Сдавайся фея, ты окружена! - приказал ей Нефиус.
        Из-за того, что все котлы и алхимические принадлежности свалились вниз, сцена полыхнула высоким пламенем, заиграла разными красками.
        - Так и знала, что тебе нельзя доверять! - прорычала Медея, бросив короткий взгляд в сторону вампира, который возник у неё за спиной.
        Мечи Эльдмана словно ножницы попытались разрезать Медею в области талии, но та вовремя подпрыгнула и рукой опершись на его лицо, резко ударила ногой, а после, двумя изящными фляками ушла от заряженных проклятой энергии стрел. Не успела фея приземлится на ноги, как копьё Нефиуса заставило её обратиться к другим акробатическим элементам. Медея была вынослива и быстра, но сражаться против такого количества противников было выше её сил. Увернувшись от копья, фея низко пригнулась и ударом кулака вывела ногу противника из строя. Колено Нефуса не сломалось, но согнуть ногу в ближайшее время ему было не суждено. Крупная тень предупредила Медею об атаке сверху. Фея «Стремительным рывком» ушла от мощных лап паука и магии призрачной женщины. Благодаря высокому запасу энергии и тому, что Медея не пользовалась оружием, ей удавалось избегать всех атак, но долго так продолжаться не могло. Противники привыкли к её акробатическим трюкам и начали атаковать более слаженно. Стрелы четырёхрукого генерала заставили фею дважды податься вправо, а огромный шипастый язык здоровяка, подпрыгнуть на пару метров вверх.
        - 45 Т ОЗ.
        Раскат грома на мгновение озарил старый театр и заставил фею прогнуться от боли. Жалеть себя и пить зелья было некогда, к лицу быстро приближались мечи вампира. Тот словно играючи атаковал очень редко. Медея приняла удар на наручи, благодаря чему 90 % урона было поглощено способностью «Стальная воля». Маховым движением оказалась на ногах и ответила Эльдману парой мощных ударов, одним из которых оказался апперкот. Даже невзирая на тяжесть латных доспехов ноги вампира оторвались от пола, но далеко улететь ему было не суждено. Медея ухватила его за грудки и бросила в сторону призрака, который принялся играть на флейте, создающую ложные образы мелодию. Фея хотела с помощью «Стремительно рывка» вновь оказаться на чердаке, но вовремя заметила натянутую под потолком паутину. Секундная задержка стоила ей пропущенного удара. Язык громилы хлестнул фею по спине и наложил на неё несколько временных проклятий. Одно медленно поедало энергию, а другое здоровье. За первым пропущенным ударом последовал второй. Даже с повреждённым коленом Нефиус умудрился вовремя оказаться у неё за спиной. Может быть, Медея и
смогла бы парировать выпад, но резкая боль в груди заставила тело замереть. Из яростной и ловкой убийцы Медея тут же превратилась в куклу для битья. Мерзкое чудище защелкало над ней клешнями и выпустило из-под брюха белую паутину. Стало вертеть Медеей быстро обращая её в плотный кокон.
        Однако на этом сопротивление феи не закончилось. Её показателя силы с лихвой хватало чтобы разорвать западню, но вместо этого она проделала пальцем отверстие и через него выпустила оранжевую пальцу. Яркие блёстки за считанные секунды заполнили пространство и коснулись пылающей сцены - прогремел мощный взрыв. Паук недовольно ударил лапами по земле, ведь его добыча сбежала. Не сразу, но он заметил, как ловко бескрылая фея бежит по стене, носками опираясь на воткнутые в неё иглы. В два рывка Медея избежала проклятых стрел и выпрыгнула в узкое окно.
        - Я уже говорил, что вижу, как бьётся твоё сердце! - произнёс Эльдман и вонзил оба своих меча в пол.
        От вампира на добрый десяток метров расползлась лужа чёрного дыма из которого потянулись призрачные руки. Конечности сосредоточились в одном месте и ухватили за ноги невидимую цель. Эльдман вновь заставил сердце феи сжаться от страшной боли и тут же нанёс ей решающий удар.
        - Высокомерный ублюдок! Я убью тебя! - кричала фея, но её угрозы были лишь пустым звуком, ведь с 5 % здоровья она не могла пошевелить даже пальцем.
        - Не стоит обижаться, - Эльдман оскалил в улыбке острые клыки. - Живых игроков можно пересчитать на пальцах. Чем их меньше, тем я ближе к победе.
        - Но ведь он приказал убить и тебя?! Посмотрите на его запястье! Он тоже меченный! - надрывала глотку фея.
        - Они знают, - Эльдман встретился взглядом с Нефиусом. - Мы обо всём договорились. Я помогаю им поймать тебя, а они дают мне покинуть город. Скажут, что я улизнул, и третьему игроку ничего не останется, как обменять механизм на твою жизнь. Как говорится - лучше синица в руке, чем журавль в небе.
        - В клетку её, - приказал Нефиус, - и смотрите, чтобы здоровье не восстановилось. Этого тоже.
        - Это ты про меня? - сделал шаг назад и приготовился воспользоваться мечами Эльдман. - Мы же договорились - я помогаю поймать фею и ухожу.
        - Прости Эльдман, - искренне извинился Нефиус. - Но Диартемис не может так рисковать. Для обмена нужны оба. Прошу не сопротивляйся, иначе будет как с ней. Только у тебя нет порока в 5 %, ты можешь погибнуть раньше времени.
        - И это после всего, что мы вместе прошли? Ладно.
        Эльдман оценил количество и силу противников и покорно воткнул оба меча в пол. Большинство его навыков, к примеру «Сердце мертвеца» действовали только против живых. Пока вампира сковывали специальными цепями, Медея воспользовалась инъектором и враз восстановила себе 50 % здоровья, что позволило ей обрести власть над телом. Не успели осквернители нанести ей урон, как фея осушила колбу с зельем и растворилась в воздухе. Для Медеи театр мгновенно опустел, лишь возникающие на стонущем полу следы, говорили о присутствии осквернителей. Бестелесность действовала всего 15 секунд, поэтому Медея, не жалея энергии, поспешила уйти от театра на максимально расстояние. Даже когда время истекло, и она вернулась в своё измерение, фея продолжала бежать. Тем не менее уйти от преследователей ей не удалось - улицу перекрыл взвод паладинов. Сомкнув щиты, они создали магический барьер, который с трудом, но выдерживал атаку бескрылой феи. Медея попыталась отыскать лазейку, но подобные стены возникли со всех сторон. Диартемис знал о зельях феи и тщательно продумал план охоты.
        - Бежать некуда, - произнёс белый чернокнижник, после чего выпустил из толстого гримуары около пятидесяти магических снарядов, которые под разным углом устремились в фею.
        Медее пришлось бегать по кругу, чтобы не попасться под них. Как только залп закончился она устремилась к чернокнижнику. Всего четыре удара, и она выйдет из дуэли победителем. Власть белого чернокнижника падёт и мертвые вновь схлестнуться в войне с живыми, а про неё все тут же забудут. Медея боковым кувырком ушла от алого луча, продолжила движение и замахнулась кулаком для удара, но в самый ответственный момент, её наручи словно магниты притянулись друг к другу. Чернокнижник взмахнул своим мечом и здоровье феи растаяло под гнётом трех магических всплесков, каждый из которых с лёгкостью отыскал свою цель. Медея вновь лежала поверженной на земле. Подарок вампира оказался подлой ловушкой. Паладины убрали щиты и с мечами наперевес стали надвигаться на фею. Шаг за шагом, Медея наблюдала, как к ней приближается смерть. Среди мужчин в зеркальных доспехах она заметила двоих с одинаковым уровнем, но что ещё невероятнее они носили одинаковые имена:
        «МАРТИ КЛАЙС 43УР. 68 Т ОЗ».
        Казалось бы, для феи всё кончено, но вместо того, чтобы оборвать её жизнь паладины восстановили ей здоровье и повалили близнецов на землю.
        - Что это значит?! - трепыхался Мартин, глядя как Медея поднимается на ноги и скидывает с себя коварные наручи.
        - А ты ещё не понял? - Медея схватила второго Мартина за лицо и грубым движением сломала ему челюсть, после чего без особых усилий влила ему в глотку зелье. - Вся эта охота - всего лишь постановка, чтобы выманить тебя.
        - Убей её чернокнижник! - обратился к Диартемису Мартин. - Убей немедля, иначе я уничтожу механизм!
        - Сомневаюсь, что у тебя есть на это время, - ответил Диартемис.
        - Идиот, - рассмеялся Мартин. - Думаешь ты меня поймал? Пытай и убивай меня сколько хочешь, всё равно контролировать ситуацию буду я!
        - Какие громкие слова, - улыбнулась Медея. Подобную эмоцию на её лице можно было увидеть лишь когда она убивала. Но сейчас фея наслаждалась тем, что обвела противника вокруг пальца. - Признаю, ты был для меня загадкой. Ведь если верить архивам, единственным кто приходил в Скарнаган за последние десять лет была только я. А раз ты пришёл не из проклятых земель, значит ты был в городе с самого начала. Я была не уверена, но мой новый союзник подтвердил - все игроки начинают с 1 уровня. И я начала ломать голову, как никто не заметил взрослого мужчину с уровнем ребёнка? Как он вообще смог докачаться до 43 уровня, не покидая город? И вдруг, меня осенило. Паладины повышают свой уровень за счёт молитв у алтаря света. Я проверила свою теорию и наткнулась на записи о паладине с таким же именем, как у того, кому мои иглы пробили голову.
        - Ну поняла ты где я начал играть, и что с того? - спросил Мартин. Он всё ещё считал себя победителем.
        - А то, что паладин с таким именем, стал добровольцем в одной из вылазок в проклятые земли. Вылазка оказалась крайне неудачной. Все паладины погибли, а Матин позорно сбежал. Но так ли это? А что, если они победили чудовище и Мартин овладел его способностью, а чтобы никто не знал как она работает, убил своих товарищей? Мы с моим другом наведались в те земли и сразили схожее чудовище. - Во взгляде Мартина появился страх. - Да, да. Теперь мы знаем почему ты не боишься смерти и почему ни одно поисковое заклинание и даже стрелки на радаре не могут тебя обнаружить. Ты способен создавать себе новые тела. Они все считаются настоящими и не имеют никаких штрафов. Разве что их тяжело контролировать одновременно - поистине легендарная способность. Но у каждой способности, особенно у особо сильной, есть свой маленький недостаток. Если найти твоё тело, а оно должно быть достаточно близко, чтобы контролировать двойников, то тебя можно будет убить.
        - Допустим, ты узнала как работает моя способность, - сказал в попытке скрыть нервозность Мартин. - Но как ты собираешься найти меня? Ведь даже у великого белого чернокнижника это не вышло.
        - У него просто не было нужного питомца, - ответила Медея, мысленно поблагодарив книгу высшей алхимии. - Зелье, которое я тебе споила даёт увидеть магический след. Тот самый, которым ты контролируешь своих двойников.
        Тело Маркуса, челюсть которого была сломана, затряслось в конвульсии, а когда приступ прекратился в воздухе возникла выходящая из него фиолетовая нить.
        - Жди гостей, вампир уже совсем близко, - с издёвкой произнесла Медея.
        - Всё равно не понимаю, как вы могли объединится?! Ведь победитель может быть только один! - не выдержав давления, закричал Мартин.
        - Людей объединяют общие враги, - ответила Медея. - Но не льсти себе, речь не о тебе.
        После того, как двойники Мартина были пойманы, Эльдмана освободили и дали ему возможность проследовать за нитью. Магический след привел его к зданию, которое выгорело изнутри во время штурма города. Однако, так казалось лишь со стороны. Следуя за фиолетовой нитью Эльдман пересёк черту и оказался по другую сторону иллюзии. Первый этаж здания действительно был выжжен, но небольшая часть второго этажа смогла уцелеть. Именно там, на узкой кровати лежало неподвижное тело Мартина. Две его копии попытались остановить вампира, но тот расправился с ними в пару движений - одного обезглавил, а второго разрубил поперек. Глаза напуганного Мартина встретились с кровожадным взглядом Эльдмана, лицо которого было забрызгано свежей кровью - кровью его двойников.
        - Прошу не надо, - из последних сил выдавил из себя Мартин.
        - Ты так боялся умереть, что решил не выходить из дома, но в итоге Смерть сама явилась к тебе на порог, - голос Эльдмана звучал тихо и плавно. - Как странно, ещё неделю назад, я бы разорвал тебя на части, выпил бы всю кровь, а теперь, мне искренне тебя жаль. Видимо Медея напомнила, что всё вокруг нереально и где-то там ждёт настоящий мир. Признаю, я заигрался. Забыл кто я на самом деле. И если мне суждено победить и стать королём, я должен отказаться от жестокости, ведь во главе человечества не может стоять чудовище. Люди и без того нас ненавидят. Но не обольщайся, ты проиграл и должен умереть. Единственное, что я могу тебе пообещать, это лёгкую смерть.
        Ноготь на руке Эльдмана вытянулся и обратился острым когтем, которым он в одно движение проткнул грудь и сердце Мартина. Тот с жадностью вдохнул и замер.
        «САЛИМ АЗАРОВ ПОКИНУЛ ИГРУ»
        ДЛЯ НАЧАЛА СЛЕДУЮЩЕГО, ФИНАЛЬНОГО ЭТАПА ИЗ ИГРЫ ДОЛЖНО ВЫЙТИ ЕЩЁ 5 ИГРОКОВ.
        УСЛОВИЯ КАЖДОГО ЭТАПА:
        МЕТКА НА ЗАПЯСТЬЕ - АКТИВНО
        СЧЕТЧИК ИГРОКОВ В ЛОКАЦИИ - АКТИВНО
        СТРЕЛКА, УКАЗЫВАЮЩАЯ НА ПОТЕНЦИАЛЬНО ИГРОКА - АКТИВНО
        2 ЧЕЛОВЕКА В ИГРЕ - ОБА ИГРОКА БУДУТ ТЕЛЕПОРТИРОВАНЫ ДЛЯ ФИНАЛЬНОЙ ДУЭЛИ.
        ВАШИ ХАРАКТЕРИСТИКИ УВЕЛИЧЕНЫ НА 5 %
        Эльдман обыскал тело и вместе с немногочисленными осколками души забрал навигационный механизм, благодаря которому совсем скоро он сможет увидеться и сразиться со своим кумиром.
        Глава 10. Сопряжение миров
        Преодолев тёмную, извилистую пещеру гильдия отважных авантюристов оказалась на выступе высокой горы, с которой открывался великолепный вид на столицу. Могучие простирающиеся на сотни километров стены укрывали крестьянские дома, которых было так много, что казалось будто это части огромной мозаики, среди которой прорастали и пытались дотянуться до неба разнообразные храмы, магические башни, гильдии авантюристов и купцов. Но даже они мерки в сравнении с величественным дворцом короля. Держась друг за друга каменными мостами сотня переплетающихся башен создавали ощущение вселенского величия, роскоши и власти. Однако для Нибора - мастера Стального кулака, дворец был ничем иным, как олицетворением тирании - пристанищем демона, который натянул на себя человеческую кожу. Но сегодня демон в лице его заклятого врага Дейкера, который погубил жизни его родителей, забрал его свободу, убил лучшего друга и сотни детей, захлебнётся собственной кровью. Расстанется с жизнью потому что настал час расплаты. Нибор готовился к этому три месяца, а на деле всю жизнь - с того самого момента, как он оказался при смерти под
мостом и смотрел на ехидную рожу монарха, который улыбался ему с билборда. В руках меч и щит, на плечах тяжёлые эпические латы, за спиной сорок сильных авантюристов и верные друзья. Сегодня демону не укрыться от меча под названием правосудие.
        - Уверен, что у нас получится? - спросила Агата, вместе с ним разглядывая столицу с обрыва.
        Это была молодая красивая девушка, с узкой талией, которую покрывал прочный латный доспех. Волосы синие, стриженные под каре, губы бледные, в голубых глазах азартный блеск, за спиной тяжёлый двуручный молот. В отличии от остальных, кто сопровождал Нибора, эта девушка была игроком, но невзирая на это он видел в ней друга и союзника, который однажды спас ему жизнь. Агата прекрасно осознавала к чему приведёт победа Нибора, но всё равно помогала ему. Порой любовь заставляет нас идти на немыслимые поступки, даже жертвовать ради кого-то жизнью. Именно поэтому Бродяга нисколько не сомневался в ней и верил, как себе.
        - Лукура мертва, и теперь, если подойти слишком близко, он узнает откуда ждать удара, - продолжила свою мысль Агата.
        - Твоя сестра сама виновата, - резко бросил Нибор. - Я не мог позволить ей сбежать и отдать пять процентов кому-то ещё. Пускай мы утратили эффект неожиданности, Дейкер не станет бежать. Он слишком уверен в себе, к тому же на его стороне не только грехи Торгоса, но и королевские рыцари и авантюристы. Все против нас.
        - Я просто спросила, - Агата положила ему руку на плечо. - Просто решила убедиться, что ты в порядке.
        - О чём ты?
        - Дейкер принёс тебе боли и страданий больше чем кто-либо из королей, поэтому я хочу быть уверена, что передо мной всё тот же рассудительный Бродяга, а не отчаявшийся самоубийца.
        - Об этом не волнуйся, - с лица Бродяги исчезла гримаса тревоги и гнева. - Я всё просчитал. Мы с лёгкостью справимся с грехами, убьём Дейкера и выберемся из города невредимыми. Главное - действовать предельно быстро.
        Столица и гора содрогнулись от мощного толчка. Тряска оказалась столь сильной, что большинство башен накренились, по исполинским стенам пошли трещины, черепица дождем осыпалась с крыш домов, а выступ, на котором стоял Нибор пошёл трещинами и едва не сорвался вниз. Жители столицы, авантюристы и гвардейцы оглядывались по сторонам, пытаясь понять, что это было. Ответом на этот вопрос стал второй толчок. Главная башня хранителей времени разлетелась на части, и огромными кусками опустилась на жилые районы. За несколько секунд погибли тысячи людей. Причиной разрушений стали огромные черные крылья. Они вместе с массивной головой гигантского дракона вылезли из-под здания. Облаченный в покрытые шипами и рунами латы дракон прорычал и выдохнул перед собой черное пламя. Несколько гильдий и храмов моментально сгорели дотла и рассыпались пеплом. По внешнему виду это был легендарный черный дракон, но его доспех и характеристики говорили о том, что он стоит выше любых тварей Простора.
        «ЧЕРНЫЙ ДРАКОН ХАОСА 110 УР. 4.2 М ОЗ.»
        Сила этого чудовища был так велика, что в народе подобных монстров прозвали Божественной карой - погибелью всего живого. Ещё одним дыханием дракон уничтожил бесчисленное количество домов, унес неисчислимое количество жизней чем лишний раз подтвердил своё звание. Взмахнув могучими крыльями и тем самым раскидав руины пылающих зданий, дракон принялся что-то вынюхивать. Взор огромных желтых глаз с вертикальным зрачком остановился на дворце короля. Дракон устремился к нему, но лбом уперся в невидимую преграду. Раздраженно прорычал и принялся бить её железными когтями.
        - Полагаю нам тут больше делать нечего, - Клиф озвучил то, что подумало большинство спутников Нибора.
        Невзирая на покрытые белой пеленой глаза седовласый мужчина был первоклассным охотником, ведь в отличии от других стрелков он полагался не на глаза, а на способность «Острый слух», которая не только создавала в чёрной пустоте серые образы, но и давала краткую информацию о монстрах и их слабых местах. Его легендарный объятый оранжевым свечением лук и покрытое множеством шрамов жилистое тело, лишний раз доказывали, что он пережил множество ожесточённых битв и мог здраво оценить силы противника.
        - Теперь советник короля и остальные грехи не наша забота, ведь их всех съест. Да какое там! - от шока заорал слепой охотник. - Он их сожрёт вместе со дворцом! Эта… кто-нибудь подскажите правильное слово. Как назвать дракона уровень которого превышает сотый?
        - Хреновина! - поделился вариантом, кто-то из авантюристов. - Мировой босс?
        - Верно, по-другому тварь с таким запасом здоровья не назвать, - согласился Клиф. - Эта хреновина грехами даже не подавится. Предлагаю развернуться по направлению Поднебесной башни. Там мы явно нужнее.
        - Мы не станем отступать! - заявил, обернувшись к подчинённым Нибор. - Пускай в столице нас считают предателями и отступниками, пускай город прогнил под влиянием грехов, мы не откажем людям в помощи. Если Стальной кулак не вмешается и не исполнит свой долг миллионы ни в чём не повинных людей станут закуской для этого чудовища.
        - Завязывай толкать воодушевляющие речи, - перебил Клиф. - За эти три месяца мы победили множество жутких монстров, но эта хреновина, не идёт с ним ни в какое сравнение.
        - Неужели великий следопыт Клиф Рейни испугался? - с издёвкой спросил Нибор.
        - Я ничего не боюсь, но идти на самоубийство не собираюсь! Да ты только погляди на его размеры, от носа до кончика хвоста сотня метров. И без того прочная чешуя покрыта толстыми доспехами. Чёрное пламя расходится под таким углом, что он испепеляет целые районы. Пара дыханий и храма воздуха и зданий гильдий как не бывало, а у них, на секундочку, прочность под полмиллиона и выше. Он зажарит нас и даже не заметит.
        - А я слышу в твоих словах сомнение и страх, - голос Нибора прозвучал куда строже обычного. - Разве так должен вести себя авантюрист? - Нибор окинул беглым взглядом остальных, они явно были напуганы. - Нет больше чести, чем погибнуть в сражении с легендарной тварью. Признаю, противник очень силён и в одиночку нам с ним не справится. Но вместе с другими гильдиями.
        - Да ты ж сам минуту назад сказал, что они готовы повесить нас на ближайшем дереве! - развёл руками Клиф.
        - Это было до того момента, как появился дракон. Ведь единственное, что может заставить людей объединиться - это общий враг, и теперь он у нас есть.
        - Нибор прав, - взял слово Анрин, - мы не можем оставить людей в беде. Пускай сейчас дракон отвлёкся на дворец короля, но, когда ему наскучит он вновь примется разрушать город. А когда сотрёт его с лица Простора, примется за другие.
        Худой, высокий мужчина был главным лекарем и одним из тех, кто объединился с Нибором душой, от чего их запас здоровья, энергии и маны стал общим. В отличии о других носителей целебной магии, Анрин выглядел очень мрачно. Длинный чёрный плащ, шляпа с широкими полями, из-под которой свисали до плеч чёрные волосы, круглые очки на переносице, отсутствие нескольких пальцев на руке и штыковая лопата вместо посоха, создавали образ неподдельного могильщика или некроманта. Именно благодаря такому внешнему виду разбойники и чудовища выбирали его в качестве цели в последнюю очередь.
        - Да чего тут думать! - Лия размяла плечи, за которыми на ремнях висел тяжелый сундук. - Если спасём столицу от дракона, с нас не только снимут все обвинения, но и подарят по уютному домику в центре столицы. А Лия ох как мечтает о собственном гнёздышке. С большой спальней, кухней, гостиной и садом с различными экзотическими зверюшками. А ещё поваром, который будет каждый день печь целую гору вкусняшек.
        Невзирая на наивные детские мысли и желания, Лия выглядела как хорошо сложенная взрослая девушка, с которой, судя по тяжести доспехов и двуручной кирке, вступать в спор было крайне опасно. Она так же, как и Клиф и Анрин была связана с Нибором душой, но по большей части выполняла роль оруженосца.
        - Ладно, уговорили, - вырвалось из уст слепого охотника. - Повешу себе на стену голову ещё одного чудовища, чтобы все знали о моей храбрости и мастерстве. Какой у нас план, мастер?
        Нибор бегло осмотрел столицу и дал ответ:
        - Судя по тому, как бьётся о воздух дракон, дворец окружён мощным магическим барьером. Теперь под землёй к Дейкеру не подобраться. Пойдём напрямую, заодно поможем людям выбраться из-под обломков. Чтобы изменить к себе отношение гвардейцев и авантюристов, нужно на деле показать, что мы на их стороне.
        - Отлично, Лия сделает себе амулет из драконьей чешуи, - радостно восприняла эту новость Лия.
        Хоть со стороны и казалось, что Лия, Клиф и Анрин принимают активное участие в обсуждение похода, на деле их диалог был всего лишь постановкой. Чтобы достичь максимально быстрого развития и обеспечить безоговорочную победу над легендарными чудовищами, Нибор с помощью зелий погрузил друзей в вечный сон, а «Связка душ» в совокупности с «Тёмной душой» передали ему полный контроль над их телами. За эту силу Бродяга расплатился друзьями, но в его глазах это была малая плата за возможность собственноручно убить Дейкера. Не было ни дня, ни минуты, чтобы он не представлял, как, режет его на куски.
        - Ты заметил? - спускаясь вместе с остальными с горы, спросила у Нибора Агата.
        - Конечно, - ответил Нибор и мельком оглянулся на следующих за ним подчинённых. - Те двое, Марк и Фелиция странно себя ведут. Часто таращатся в мою сторону, но не говорят обо мне, словно знают, что я могу услышать их с помощью Клифа. Я пытался разговорить их с помощью Лии, но они как в рот воды набрали. Во время разговора Фелиция заплакала без всякой на то причины, а ведь я всего лишь спросил, нравится ли ей в Стальном кулаке.
        Агата тоже обернулась и заметила, как рослый юноша с длинным копьём на плече отвёл от них взгляд, а его спутница - чародейка, продолжила смотреть.
        - Да, я не об этом, - Агата сочла такое поведение простым любопытством, ведь эти двое присоединились к гильдии ещё три месяца назад и за это время от них не было никаких проблем. - Я про стрелки. Они резко переместились с одного направления, в сторону столицы.
        - Это само собой разумеющееся, - Нибор одарил её сочувствующим взглядом. - Рано или поздно это должно было случиться, другие игроки решили действовать. Именно поэтому я не отступил. Нельзя позволить им добраться до Дейкера раньше нас. Ещё не хватало, чтобы он стал на десять процентов сильнее. Одно мне неясно, почему они переместились одновременно. Неужто кто-то объединился под конец игры.
        - Ещё раз посмотришь на меня, как на глупого котёнка, получишь промеж глаз! - возмутилась Агата. - Тебе всё ясно милый?
        - Я же просил не называть меня так.
        - Вы посмотрите какие мы строгие. А как мне к тебе ещё обращаться? Может быть любимый, зайка, котёночек?
        - Прекрати.
        - А вот и не прекращу! Я, отдаю за тебя жизнь, а ты даже на руках меня не носишь. Цветов и тех не подарил. Только и делаем, что охотимся на чудовищ, да создаём эпическое снаряжение. А ведь я живая девушка, мне необходимы тепло и любовь.
        - Так у нас уже сегодня два раза было, что тебя не устраивает?
        - То, что ты такой осёл, - обижено фыркнула Агата.
        - Во-первых, я уже говорил, что ещё неизвестно, кому из нас придётся сыграть в ящик. А во-вторых, я не привык показывать свои чувства, а уж тем более на людях.
        - Ты ведешь их на смерть ради своей мести, но тебя беспокоит, что они думают?
        - Верно, от этого зависит насколько эффективны они будут в бою. Сейчас они во мне уверены, думают, что я могу сокрушить любого врага, поэтому так бездумно шагают на смерть. Но стоит им понять, что ты моё слабое место и этим кто-то может воспользоваться, как их вера ослабнет.
        - Как это мило - я слабое место Бродяги, - невзирая на грубость со стороны возлюбленного, Агата прильнула к руке Нибора.
        - Что-то не так, - внезапно остановился Клиф. - Я слышу, крики и вопли людей.
        - Ясное дело, на них обрушился гнев дракона. С чего им молчать? - удивился Райс.
        Мастер меча и по совместительству оборотень, присоединился к Нибору в благодарность за спасение своей сестры Фиби, которая стала одной из лекарей их гильдии. Чаще находясь в облике серого волка, нежели человека Райс был достаточно силён, и искусен, чтобы Бродяга считал его одной из ключевых фигур в Стальном кулаке.
        - Я не о том! - Клиф был предельно серьёзен. - Мы слишком далеко, чтобы я мог слышать всё отчётливо, но голоса людей гаснут один за другим. Кто-то или что-то охотится и убивает их.
        - Тогда у нас ещё больше причин поспешить, - объявил Нибор. - Те, у кого показатель силы выше ста пятидесяти, а здоровье ста тысяч, за мной.
        Сразу же после этих слов, Нибор взял короткий разбег и спрыгнул с горы. Ни секунды немедля за ним последовали Клиф, Лия, Анрин.
        - Вот безумец, - прошептала себе под нос Агата.
        Высота была такая, что деревья внизу казались мелкими точками, но раз Бродяга озвучил цифры это должно было быть безопасно. Агата посмотрела перед собой, глубоко вдохнула и набравшись храбрости спрыгнула с выступа. Острые грани горы так быстро мелькали перед глазами, а ветер свистел в ушах, что Агата не выдержала и рукой вцепилась в серый камень. Сильные пальцы оставили на скале четыре борозды, но не удержали её. Агата ощутила, как ступни столкнулись с прочной почвой и погрузились в неё по колено. В раз она лишилась 71 % здоровья, но не получила серьезных повреждений. Следом за ней, ловко прыгая по узким выступам на отвесной скале и при этом держа на руках сестру, спустился оборотень Райс. Последними, кто решился на столь безумный прыжок оказались новички Марк и Фелиция и ещё несколько авантюристов, среди которых был второй защитник гильдии - Громила Филипп.
        Ждать Нибор никого не собирался, поэтому с подконтрольными ему друзьями тут же ринулся к столице. Не успели они вплотную подойти к городским воротам, из которых наружу вытекал беспрерывный поток людей, как Клиф вооружился луком и принялся пускать в небо стрелы.
        - В кого целишь? - коротко спросил Райс.
        - В городе мертвецы, - ответил слепой охотник. - И судя по наречию - это осквернители.
        - Откуда на материке людей, а уж тем более в стенах столицы взяться осквернителям? - усомнился в его словах Райс, к этому моменту к ним подоспели остальные.
        - Мне почём знать?! - Клиф продолжал пускать стрелы через стену. - Я что слышу, то и говорю. Их там полно.
        - Лия думает, что через такую толпу нам не пробиться, - констатировала девушка с сундуком за спиной.
        Городские ворота выглядели как длинная арка шириною в пять метров, но людей было так много, что они плотной пробкой забили проход. А всё из-за того, что большинство из них тащили громоздкие пожитки, а кто-то и вовсе умудрился взять с собой коров.
        - Не проблема, - Нибор взглядом оценил высоту стены. - Райс с помощью когтей взберётся на вершину и спустит нам верёвку.
        - Я волк, а не белка! - возмутился оборотень.
        - Приближается, - Клиф сменил направление лука и принялся более активно пускать стрелы, даже использовал навыки «Залп ястреба» и «Разящий выстрел».
        Внезапно крики людей наполнились ужасом и стали громче, в панике они принялись толкаться и топтать друг друга. Те, кто был у выхода успели выбежать в лес, а остальные стали жертвой ужасного чудовища, тело которого состояло из людей без кожи. Оставляя за собой кровавый шлейф нечто огромное влезло в проход и принялось хлестать людей своим длинным языком, из которого словно шипы торчали сломанные кости. Бойня длилась несколько секунд, а по её окончанию жуткая тварь впитала в себя истерзанные тела и стала ещё крупнее.
        «ГРОАК-ТАК 68 УР. 250 Т ОЗ.»
        - За короля! Сдохни чудище! - с такими возгласами гвардейцы бросились в атаку, но были тут же пронизаны костями.
        Гроак-Так выпустил их из своего тела словно копья. Те гвардейцы, которым удалось пережить эту атаку, подошли к нему вплотную и принялись атаковать способностями со всех сторон, но Гроак-Так словно не получал урона. Сколько бы сил и энергии они не вкладывали в удары, индикатор чудовища не сдвигался даже на процент. На деле, Гроак-Так очень быстро восстанавливался за счёт тех, кого только что поглотил и как только его желудок опустел он взялся за гвардейцев всерьез. Ударами огромных кулаков сокрушил гвардейцев со щитами, длинным языком свернул шею жрецу и костями из-под земли пронзил тех, кто бил его в спину, а после впитал в себя их тела.
        - Сладкие, сладкие человечки, - множеством голосов произнёс Гроак-Так.
        - Отойдите от него! - крикнул гвардейцам мрачный лекарь и своей магией, заставил землю под ногами чудовища полыхнуть святым пламенем.
        Гроак-Так отреагировал моментально и тараном пошел на Анрина. Глухой удар от столкновения пошатнул верхушки близрастущих деревьев, клубами поднял пыль. Нибор успел выскочить монстру навстречу и принять всю его ярость и гнев на свой широкий, украшенный по бокам крыльями, а по центру золотыми полосами, щит. Тварь не успела сообразить, что произошло, как с одной стороны в него устремился огненный феникс из лука Клифа, а с другой ударила и обморозила колено кирка Лии.
        - 38 ОЗ!
        - 43 ОЗ.
        Зная о том, что в городе другие игроки, способности которых ему неизвестны, Бродяга старался не использовать навыков и магию. Однако его показатель силы был так велик, что одного взмаха мечом хватило, чтобы здоровье Гроак-Така сократилось на 50 тысяч очков. Острая сталь рассекла десятки окровавленных тел, но те, потянувшись друг к другу руками моментально сделали чудовище целым. Тяжёлый молот Агаты и двуручный меч оборотня Райса должны были закончить бой, но чудовище внезапно обмякло - мясным фаршем растеклось по земле и поползло к воротам из которых выбежало два десятка мертвецов. Исхудавшие до костей люди, с впавшими глазами, чья кожа была покрыта гнойниками, а над головами кружились мухи с мерзким смехом набросились на авантюристов. В отличии от тех мертвецов, что часто разгуливали на кладбище и в проклятых замках, осквернители были разумны, а потому ловко обращались с оружием и применяли способности исходя из ситуации. Мертвецы со щитами, использовали провокацию и принимали урон на себя, мечники и лучники в первую очередь атаковали магов и лекарей, а те, кто обладал навыками некромантии
восстанавливал союзникам здоровье.
        - Думаете сможете выстоять? - множеством голосов воскликнуло состоящее из тел чудовище. - Сегодня белый чернокнижник позволил нам вкушать плоть. И я не упущу возможности насладиться этим моментом!
        Заручившись поддержкой, Гроак-Так вновь принял облик чудовища и пошёл в атаку, однако бой продлился недолго. Уровень и качество снаряжения у осквернителей оставляло желать лучшего, поэтому Нибор и его союзники запросто сократили количество врагов до одного. Понимая, что ему не победить, Гроак-Так пустил в ход подарок своего хозяина. Страница из гримуара чернокнижника растворилась в зелёном пламени и заставила Гроак-Така преобразиться и стать в разы сильнее. Тела, из которых он состоял покрылись прочными костяными наростами, а сам он увеличился вдвое в размере.
        «ГРОАК-ТАК ПОВЕЛИТЕЛЬ ПЛОТИ 68УР. ОЗ - 761 Т. ОМ - 0. ОЭ - 280. СИЛА - 280. ФИЗ. УРОН - 26 Т. СКОРОСТЬ - 280 %. УДАЧА - 280 %. СТОЙКОСТЬ - 280 %.»
        «Занимательно», подумал Нибор, «Не знаю, что он только что сделал, но из осквернителя Гроак-Так превратился в легендарного монстра. В перечне его способностей такого навыка нет, а значит это некий предмет. Отсюда возникает вопрос, так преображаться могут все осквернители? Если да, то с теми двумя, что появились в столице могут возникнуть проблемы. Пожалуй, не буду его убивать, потяну время и посмотрю, сколько времени он будет находиться в такой форме».
        Гроак-Так стал намного сильней и подвижней. Стеной из костей отразив атаку Агаты и Лии, он вновь набросился на Анрина, но нанести урон ему не сумел. Взмахом меча Нибор пустил чёрную полосу, которая наложила на покрытое костями чудовище провокацию. Атака забрала у Гроак-Така 80 тысяч здоровья и сделала пять его последующих атак неэффективными против других целей. Будучи разумной нежитью Гроак-Так перестал атаковать мрачного лекаря и переключился на Нибора - выпустил в него семь крупных костей. Нибор оценил угрозу атаки, и не желая расходовать прочность щита, возвёл перед собой несколько ледяных преград. В надежде что из-за стены льда, Нибор его не видит, Гроак-Так раскрыл пасть и пустил вслед за костями свой длинный язык. Тем не менее, когда лёд сломался, язык не нашёл цели и бороздой вскопал землю. Благодаря слуху Клифа Нибор мог видеть всё вокруг даже с закрытыми глазами, поэтому идеально рассчитав время полёта первого шипа, высоко подпрыгнул, а через секунду воткнул своей меч монстру в лоб. Рассвирепевшая тварь моментально покрылась торчащими наружу костями и заставила Нибора отступить. Однако
если бы Бродяга хотел, он бы давно покончил с противником.
        - Я с ним разберусь! - уверенно заявил Райс.
        Оборотень встал на четвереньки, схватился лапой за рукоять длинного меча и совершил рывок. Образ серого зверя размытым шлейфом промчался мимо Гроак-Така и разбил костяную броню на его плече. Не успели лапы Райса коснуться земли, как он вновь совершил рывок и тенью промчался мимо чудовища. За считанные секунды оборотень успел нанести десять ударов. Даже невзирая на прочную броню из костей, которая поглощала до 15 % входящего урона, за эту атаку Райс забрал у него 400 тысяч очков здоровья. Агата тоже решила не сдерживаться. Девушка в броне королевского рыцаря рывком оказалась перед чудовищем и ударом тяжелого молота подбросила его к небу, после чего подпрыгнула и нагнав его в воздухе, вторым ударом отправила его словно метеорит падать на землю. Атака Агаты сократила здоровье Гроак-Така ещё на 220 тысяч.
        Осознав, что эти противники ему не по зубам, Гроак-Так языком забросил себе в пасть тела мертвецов и рванул в сторону городских стен. Эффективность лечения от подобных угощений была мала, но чудовище рассчитывало, что этого достаточно чтобы выдержать атаку в спину.
        - Эй куда же ты? А как же пир? - ударом длинного копья в грудь, Марк не только остановил чудовище, но и заставил его пошатнуться.
        - Пойдите прочь! - из глотки чудовища вырвались сотни злобных голосов, а из-под земли по направлению Марка вылезли острые кости.
        «Как необычно», Нибор внимательно следил за поединком юноши и чудовища. «Он воспользовался тем же приёмом что и я. Засёк время за которое вылезает шип и поднял ногу так, чтобы тот не проткнул его, а стал опорой. А когда шип достиг максимальной высоты Марк опёрся на своё копьё, благодаря чему полностью избежал урона. Неужто этот малец, попытка Инстриса скопировать меня. Или же это… Нет не может быть».
        Искусно махнув копьём молодой воин рассекающим ударом полоснул Гроак-Така по лицу и тут же резким перекатом переместился ему за спину, подпрыгнул и использовал «Пронзающий удар». Руки чудовища вытянулись и стали походить на костяные мечи, которыми он принялся махать в попытке разрубить Марка, однако юнец, правильно расходуя энергию, вовремя увеличил между ними дистанцию и тогда в дело вступила Фелиция. Девушка острым ножом разрезала себе ладонь, направила её в сторону чудовища и выстрелила собственной кровью, которая алым лучом пробилась через костяную броню чудовища.
        - 20 Т ОЗ.
        - 39 Т ОЗ.
        Каждый раз применяя заклинание Фелиция теряла по 5 % своего здоровья, но благодаря этому все её атаки были гораздо сильней. Утратив 25 % максимального здоровья, Фелиции вновь пришлось ранить руку, ведь после пяти заклинаний срабатывала пассивная способность, которая не только восстанавливала здоровье, но и залечивала раны.
        «Действительно занятные персонажи», задумался Нибор. «Действуют слаженно, заставляют противника плясать под свою дудку. Марк ловко избегает атак, но в моменты, когда я должен исцелить его Анрином намеренно подставляется чтобы контратаковать. Тем самым он экономит энергию и удерживает внимание Гроак-Така на себе».
        Для финальной атаки Фелиция оставила на своей руке сразу семь глубоких ран из которых по воздуху к Марку потянулась и стала обращаться доспехом алая кровь. Сила юноши возросла вдвое, а его копьё изменило внешний вид - стало похожим на закрученную спиралью иглу. Марк шёпотом поблагодарил Фелицию и с близкого расстояния метнул копьё в надвигающееся на него чудовище.
        - 82 Т ОЗ.
        Кровавый шип пробил костяную броню и груду тел, словно им выстрелили из боевой баллисты. Гроак-Так завопил сотней голосов и в следующую секунду рассыпался на множество изувеченных тел, среди которых были жители города, гвардейцы и даже коровы.
        У всех членов гильдии возникло системное сообщение:
        ЧЛЕНЫ ГИЛЬДИИ «СТАЛЬНОЙ КУЛАК» ПОБЕДИЛИ ОДНОГО ИЗ ГЕНЕРАЛОВ БЕЛОГО ЧЕРНОКНИЖНИКА.
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «МЁРТВЫЕ ПРОТИВ ЖИВЫХ» - ЗАЩИТА ОТ ПРОКЛЯТИЙ УВЕЛИЧЕНА НА 1 % (ДЛЯ МАСТЕРА НА 2 %)
        Глава 11. Первый авантюрист
        Победа над Гроак-Таком ознаменовалась системным сообщением, которое дало Бродяге новую пищу для размышлений:
        Члены гильдии «Стальной кулак» победили одного из генералов Белого чернокнижника.
        «Значит подобных ему ещё много», - сделал вывод Нибор. - «И каждый может превратиться в легендарное чудовище. На что же тогда способен их хозяин? В большинстве игр чернокнижник или по-другому некромант может призывать и контролировать очень сильных существ, но сам очень слаб». В голове Бродяги всплыли все умения и заклинания чернокнижников из других игр, на основе этой информации и предполагаемого уровня противника он мысленно сразился с ним и в большинстве случаев победил. Невзирая на положительные прогнозы, Нибор напомнил себе о главном: «В Просторе нет стандартных классов - маг может овладеть навыками воина, а воин может изучить заклинания, что создаёт бесчисленное количество различных комбинаций. Загвоздка в том, что на материке людей некромантия под строжайшим запретом и мне о ней практически ничего неизвестно. В любом случае, раз дракон пытается пробиться через барьер дворца, значит его хозяин - белый чернокнижник, один из игроков. Но кто тогда второй игрок и почему они действуют сообща? Надеюсь это не сам дракон».
        Нибор мысленно воссоздал столицу и попытался предсказать действия противника, но информации для этого оказалось слишком мало. Из того, что мог слышать Клиф, улицы города буквально кишели осквернителями и разнообразной нежитью. Повсюду шли ожесточенные бои - гвардейские рыцари и группы авантюристов из последних сил сдерживали противника. Размышления Бродяги длились всего мгновение, поэтому сразу после системного сообщения он убрал меч в ножны и кивнул Марку. Юноша воспринял это как одобрение и вместе с чародейкой крови впитал опыт с Гроак-Така. Так как чудовище было легендарным опыта с него хватило на поднятие нескольких уровней.
        - Спасибо вам, - поблагодарил Анрина гвардеец. Мрачный лекарь исцелил тех немногих, кто выжил после бойни. - Словами не передать, как вовремя вы подоспели. Ещё чуть-чуть и эта тварь сожрала бы меня, как остальных.
        Хоть всё было позади руки мужчины тряслись от страха. Много лет он стоял на страже этих ворот, сражался с бандитами, членами тёмной гильдии и монстрами, но подобное увидел впервые. Больше всего его пугал тот факт, что даже во главе с королевским рыцарем, а тот был 62 уровня, у них не было шансов на победу. Кто-то из гвардейцев так струхнул, что вместе с простым людом сбежал в лес.
        - Всё уже позади, - попытался успокоить его Анрин.
        - Да, конечно, - прикусив губу кивнул гвардеец. С трудом, но ему удалось улыбнуться. - Я не узнаю ваш герб. Из какой вы гильдии?
        - Это авантюристы Стального кулака, - сказал королевский рыцарь, вынимая из плеча костяной шип. - Они отступники, которые не откликнулись на зов своего короля!
        - Так значит ты отзываешься о тех, кто спас твою жизнь?! - возмутился Клиф.
        - Вы никого не спасали! - грубо ответил рыцарь. - Авантюристы совершают все подвиги ради золота и эпических предметов. Вы обычные наёмники каких много.
        - Только не эти, - вступилась Агата.
        - Ты, - рыцарь не сразу, но узнал Агату, - бывший оруженосец капитана Элизабет Фейтл. Почему ты с ними?
        - Сейчас куда важнее то, что происходит в городе, нежели причина, по которой я присоединилась к ним.
        - Мало тебе было предать Фейтл, так ты ещё стала одной из этих крыс?!
        - Выбирай выражения! - обратился к рыцарю Клиф. - Ведь в следующий раз, когда тебя будут пытаться сожрать, мы можем пройти мимо.
        - Оставь его, - посоветовал Нибор. - Он так напуган, что не может здраво оценить ситуацию. На дворец напал дракон уровня Божественной кары, город захватили осквернители, а он треплется о законе и ищет себе новых врагов.
        Слова Нибора заставили рыцаря одуматься и умереть пыл. Он бросил взгляд на тропу из истерзанных тел, на тех немногих кто выжил и сказал:
        - В другой ситуации я бы обнажил меч и сопроводил вас к эшафоту, но это в другой ситуации. Чем я могу вам помочь?
        - Расскажи, что знаешь. Этого будет достаточно.
        - Желательно, чтобы рассказ был коротким. Время поджимает, - поторопил Клиф.
        - Я не знаю, как и почему это произошло, - рыцарь обернулся в сторону города, дым от пожаров образовал в небе чёрную тучу. - Дракон вылез из-под храма времени, разрушил его словно тот был сделан из песка. Авантюристы попытались его убить, но лишь обозлили. Вместо того, чтобы выманить дракона за стены, чёртовы выродки устроили между собой соревнование. Чёрное пламя пожрало их вместе с домами. Никто не выжил. Запах палёной плоти дошёл даже до нас.
        - Это мы видели, - прервала его Агата. - Откуда взялись осквернители?
        - Они выползли из разлома, который остался после дракона. Вороны говорят, там на дне, стоит огромная арка - портал на проклятый материк. Осквернители приволокли с собой огромный магический кристалл и с его помощью окружили разлом. Элизабет Фейт и отряд королевских рыцарей попытались пробиться под купол и уничтожить барьер, но потерпели поражение.
        - Известно кто её убил? - Агата считала Элизабет своим другом, поэтому новость о её кончине оказалась крайне огорчительной.
        - Каждые пять минут из портала выходят отряды осквернителей и разнообразные чудовища. Поэтому сказать точно от чьей руки она пала крайне тяжело. С момента появления дракона прошло всего пара часов, а они почти захватили город.
        - Сколько урона может выдержать защитный купол дворца? - спросил Нибор.
        - Ну, он поддерживается магическими кристаллами и не в зависимости от урона активен три дня. Но есть информация, что чёрный дракон поглощает его. У него какая-то пассивная способность рассеивать магию. Главная проблема в том, что мёртвые окружили дворец запретными рунами. Теперь никто не может попасть во дворец с помощью портала, ровным счётом, как и наоборот. Наш король оказался в западне.
        «Отличные новости», - Нибор с трудом сдержал улыбку. - «Теперь Дейкеру некуда бежать».
        С каждой новой деталью качество расчетов становилось выше, а картина яснее. Он мысленно выделил стратегически важные точки и выстроил ведущий к победе маршрут.
        - Спасибо, этой информации достаточно. Марк, Фелиция! - окликнул пару Нибор. - Дождитесь остальных. Как только они спустятся, выдвигайтесь к гвардейской святыне через торговый переулок. Мы расчистим вам путь.
        - Разве вы не собираетесь закрыть портал и убить дракона? - в растерянности спросил рыцарь.
        - Всему своё время. Осквернители разумны, а значит их вторжение идёт по какому-то плану. Не в зависимости от целей, а по всей видимости их интересует дворец короля, первым делом они попытаются избавиться от основных сил города - то бишь от королевских рыцарей, гвардейцев и авантюристов. Затем, чтобы выдержать атаку основной армии людей, которая к сожалению, отсюда далеко, подготовить столицу к осаде. Если следовать этой стратегии Гроак-Так пришёл сюда чтобы закрыть ворота. Следовательно, подобные ему занимаются тем же самым и сейчас встреча с ними мало вероятна.
        Преодолев городские ворота Нибор и его команда оказались в самом центре событий. Всего за несколько часов процветающая столица обратилась городом кошмаров, по улицам которой рыскали ужасающие чудовища и мертвецы. Облаченные в кольчугу осквернители, чья кожа была покрыта гниением, а плоть изъедена червями до костей, безжалостно убивали каждого гвардейца, любого кто был выше 30 уровня и мог держать в руках меч, а остальных сажали в запряженные гончими клетки. Сотканный из множества тел великан рукой разбил окно второго этажа и схватил молодую женщину. Великан пытался сопротивляться, но инстинкт оказался сильнее. Женщина кричала, молила мужа спасти её, но тот, закрыв руками уши, зажался в углу комнаты и не смел поднять головы. Огромные зубы сжали её талию и с хрустом отделили ноги от туловища. Запах и вид бордовой крови, который растекался по подбородку великана, взбудоражил сознание ещё нескольких мертвецов. С зелёной пеленой и яростью в глазах они повалили пленника на землю и принялись жрать его живьём.
        От удара тяжёлой кирки тело осквернителя пролетело через всю улицу и сбило с ног заклинателя. Подобная выходка не осталась без внимания, и уже через секунду вся нежить бросилась к авантюристам. Бродяга встретил их улыбкой. За доли секунд его мозг просчитал как убить каждого из них, а тело идеально воплотило этот план в жизнь. Отскочив влево Нибор избежал попадания огненной глыбы, щитом отвёл копьё осквернителя и взмахом меча рассёк его от бедра до плеча. Как-то реагировать на громилу, который замахнулся на него булавой не стал. Клиф уже выпустил несколько стрел. Первая разворотила осквернителю локтевой сустав, а вторая вытолкнула сердце из груди наружу. Нибор сделал ещё шаг и обезглавил следующего оппонента.
        - 98 Т ОЗ!
        Из-за колоссальной разницы между его удачей и устойчивостью противников каждый удар становился критическим. Сталь серого клинка запросто рассекала прогнившую плоть и разрушала магические связи между костями. Анрин ловко очертил лопатой символ, который белыми цепями сковал жуткого призрака. У подобных существ было высокое сопротивление к физическим атакам, поэтому Нибор воспользовался заклинанием «Огненная гильотина». Огромный пылающий валун озарил небо и метеоритом упал на голову духа - кольцом огня поджог близстоящих лучников и заклинателей. Численность противника таяла буквально на глазах. Взмахом молота Агата подбросила десяток осквернителей в воздух, а мечник Райс в прыжке рассек их всех мечом. С великаном, характеристики которого были как у редкого чудовища, разговор оказался очень коротким. Нибор «Ударом с провокацией» лишил его опорной ноги, а Лия, бросив свою кирку, разбила ему череп ещё до того момента, как его спина коснулась земли. Ещё в начале боя Нибор заметил крупных пауков вместо брюха у которых были человеческие глаза. Жуткие насекомые не проявляли никакой активности, просто
ползали по зданиям и изредка спускались вниз на красной паутине.
        «Тенепрыг 1 ур. ОЗ - 25. Физ. Урон - 3.»
        Тип монстра - Низший
        Владелец - Ракон
        Пассивные навыки:
        Запасной глаз - Позволяет владельцу увидеть то, что видит питомец.
        Опасаясь, что пауки принадлежат одному из игроков, Нибор заставил Анрина поднять лопату и ослепить всех яркой вспышкой, а стрелы Клифа избавиться от лишних глаз. Так как Лия была частью единого разума, она могла двигаться, не полагаясь на зрение. Ловко избегая заряженных магией стрел, девушка живым тараном прошла сквозь несущие стены двухэтажного здания. Дом громко простонал и рухнул вместе со скелетами, которые вели обстрел с его крыши. Будучи разумными, осквернители осознали превосходство противника и попытались сбежать, но Нибор им этого не позволил. Контролируя тела Арина, Лии и Клифа он догнал и убил каждого из них.
        Как только люди были освобождены, а трофеи с осквернителей собраны, Стальной кулак в полном составе направился в сторону торгового переулка. С помощью Чуткого слуха Клифа, который работал лучше любого радара, Нибор легко избегал стычек с сильной нежитью, а благодаря Агате, с которой он сверял направление стрелок, определял точное местоположение всех игроков. Дейкер находился во дворце, а двое других игроков поочередно атаковали сильные гильдии. Звуки битв не стихали ни на секунду.
        - Что мы здесь ищем? - шёпотом спросила Агата.
        Девушка чьи волосы переливались синим цветом осмотрела торговый переулок, от которого оставалось лишь название, но не потому что его испепелил дракон или разорили мертвецы, а потому что торговцы и ремесленники не выдержали конкуренции со стороны Лавки чудес.
        - Наш противник за день разорил столицу, - ответил Бродяга и целенаправленно направился к самому невзрачному дому с вывеской «Лавка первого авантюриста», - поэтому будет не лишним обзавестись редкими предметами.
        - Здесь? - удивилась Агата.
        - Да, действительно. А не лучше было посетить лавку чудес? - поддержал её Клиф.
        - Туда мы ещё наведаемся. Оставайтесь тут и постарайтесь не шуметь.
        Нибор вместе с Агатой вошёл в лавку, витринные окна которой были так стары и грязны, что казались каменными стенами. Внутри лавка выглядела ничуть не лучше. Деревянные полы так прогнили, что хрустели под ногами словно снег. Большинство полок обвалилось, а пылящийся на них товар навсегда утратил свой блеск. Из-за слуха Клифа, Нибор заведомо знал, что внутри ни души, но всё равно решил осмотреться. Его внимание привлекли статуи каменных мальчишек у стены.
        - Какие забавные, - заметила мальчишек Агата. - Как думаешь, они двигаются?
        - Сомневаюсь, но думаю они часть загадки.
        - Что за загадка?
        - Среди наград за стихийную гидру был «Талон искателя приключений». Если верить описанию, его можно обменять на легендарный предмет. Так посмотрим. Мальчишек четверо. Все они одеты как авантюристы. Самый левый маг, второй лучник, третий защитник, а четвёртый мечник.
        - Нужно угадать кому из них вручить билет? - предположила Агата. - А что будет если ошибёшься?
        - Полагаю, билет исчезнет. Это в лучшем случае.
        - А в худшем?
        - На нас падёт страшное проклятье или эти милые дети в нарядах авантюристов попытаются нас убить.
        - Хочешь я возьму риск на себя? Мне кажется, что вручить талон нужно вот этому мальчишке.
        - Почему? - удивился Нибор, он был другого мнения.
        - Он больше всех похож на тебя. Весь такой важный, прям как ты в детстве.
        Нибор понимал, что за шутками Агата пытается скрыть свои переживания. Все кроме одного игрока собрались в одном городе, а значит совсем скоро ей придётся распрощаться с жизнью.
        - В таком случае, я бы не стал ему доверять. Заберёт билет и улизнёт через окно.
        - Ну, а ты бы кому из них доверился?
        - У каждого на поясе висит лапа чудовища. По форме когтя и количеству пальцев я могу с точностью сказать, что это были за твари. Лапа самого сильного монстра принадлежит мальчику с мечом, а самого слабого мальчику с луком.
        - Но ты бы не стал отдавать билет мальчику с мечом, - догадалась Агата.
        - Верно. Дело в том, что одежда всех детей выглядит очень дорогой. А в некоторых предметах даже есть драконьи кристаллы. Но, ботинки потёрты только у лучника. Следовательно, он выследил и убил монстра сам, а остальные просто купили лапы. В начале переулка есть магазинчик, где их можно приобрести.
        - Здорово. Признаться, я бы не догадалась. Шучу. - Агата хлопнула Нибора по прикрытым латами ягодицам. - Я с самого начала знала, что билет нужно отдать этому мальчишке.
        - Ну раз ты обо всём догадалась раньше меня, приз твой.
        Нибор передал талон Агате.
        - Уверен? Из нас двоих мальчишка, который прыгает от счастья, когда получает вещь с большими циферками - это ты.
        - Не преувеличивай. Я максимум могу улыбнуться. А прыгал я всего один раз, когда прошёл World's Hardest Game без получения урона и без единой остановки.
        - О да, я наслышана об этом. Ты пообещал тому, кто пройдёт игру быстрее тебя всё своё состояние. Взнос за участие всего сто рублей. Говорили ты заработал миллионы, но потратил их на то, чтобы построить дома для многодетных семей. Тебе действительно подходит этот ник. Робин гуд - благородный разбойник, защитник бедных и обиженных. Жаль тех людей.
        - Ты жалеешь любителей лёгкой наживы?
        - Нет. Я про тех людей, которые находились в твоём доме.
        - А что с ними?! - Нибор заметил в глаза Агаты страх. - Скажи мне.
        Девушка замялась, но понимая, что от Бродяги ничего не скрыть, решила рассказать ему правду.
        - В один из таких домов. В тот, где была твоя квартира, попала ракета. Знать взорвала все места, где ты мог оказаться.
        - Вот выродок! Я сегодня же выпущу ему кишки! Клянусь, я доберусь и сделаю с ним такое.
        Нибора так переполнила злость, что он на несколько минут утратил над собой контроль, из-за чего лица Клифа, Лии и Анрина покрылись морщинами презрения и ненависти.
        - Дворец окружён запретными рунами, - попыталась успокоить его Агата. - Ему от нас уже никуда не деться. Слышишь? - Девушка обняла его. - Мы отомстим за них, и не допустим, чтобы это продолжалось. Я обещаю тебе.
        Нибор пришёл в себя и вновь взял друзей под контроль. Другим авантюристам подобное поведение объяснили тем, что ощутили, как нечто зловещее прошло неподалёку.
        - Бери артефакт и уходим, - поторопил Нибор.
        Агата взяла талон и вложила его в руку мальчика с луком. Билет в каменной ладони быстро пожелтел и прахом осыпался на пол, а предметы, в которые были одеты мальчишки стали настоящими. Каждый из них переливался оранжевым свечением.
        - Выбирай с умом, - предостерёг Нибор. - В билете было сказано только про один предмет.
        - И что же мне выбрать?
        - Мы всё ещё не знаем кто наш противник. Но в любом случае, чтобы пережить атаку дракона и не получить сильных ожогов нужна живучесть и стойкость. Советую взять штаны защитника.
        - Раз так говорит Бродяга, значит это наилучший вариант.
        Агата коснулась штанов и те в виде предмета оказались в её инвентаре, а мальчики вновь стали простыми каменными статуями.
        Получен предмет - Штаны первого защитника 74ур. 1х
        Качество - Легендарный. Латы. Штрафы: -4% от скорости. Бонусы: +3800 к защите ног; +74 к живучести. 1 % избежать увечья.
        ПРИМЕЧАНИЕ:первые авантюристы не покупали снаряжение в лавках, а пользовались тем, что находили в старом сундуке. Для победы над чудовищем им были необходимы не характеристики, а храбрость и немного удачи.
        Глава 12. Душа дракона
        Солнце скрылось за облаком дыма, от чего столица оказалась в объятьях полумрака. Город был объят огнём, а на его широких улицах шли масштабные сражения. Всюду вспыхивали магические вспышки, пускала искры сталь, гул из ударов и криков сводил с ума, заставлял воспринимать происходящее как кошмарный сон.
        Осквернитель, в чьих глазах тускнели зелёные огни, а на исхудавшем лице застыла гримаса ярости и злобы, ударил гвардейца топором по спине. Потеря здоровья лишила мужчину сил и заставила лицом упасть на выложенную крупным камнем улицу. На поле боя любой может стать добычей смерти, но гвардеец не желал умирать, он отчаянно полз по земле, подальше от твари, пищей для которой служили живые. Всего несколько шагов и осквернитель навис над ним тенью неотвратимой угрозы. Топор в костлявой руке приготовился окропится горячей кровью, но прежде чем он коснулся плоти, лицо мертвеца обожгла алая вспышка. Ещё несколько сотканных из магии бабочек сели ему на спину и плечи, а через мгновение обратились ярким пламенем. Утратив половину здоровья, осквернитель со всех ног бросился к магу, который их наколдовал. Заклинатель собрал в руке мощь огненной стихии и направил её в осквернителя. Мертвец полыхнул как хворост - его кожа тут же обгорела до костей, а те в свою очередь рассыпались пеплом. Осталась лишь броня и часть обугленного черепа.
        Маг поспешил к раненому гвардейцу - хотел исцелить его с помощью зелья, но не успел. Крупный, чёрный скакун, на котором восседал рыцарь смерти, копытом пробил гвардейцу грудь. Маг произнёс заклинание и выдохнул стаю алых бабочек, но те в миг были уничтожены рыцарем смерти. Облачённый в чёрные латы осквернитель своим криком пустил кольцо проклятой энергии, ударил жеребца по бокам и помчался на мага. Заклинатель встретил его потоком жаркого пламени, но урон оказался слишком слабым. Объятый салатовой дымкой меч лишил мага головы.
        Жеребец встал на дыбы, победно заржал и понёс своего хозяина по улице к центру сражения. Взмахом меча рыцарь смерти пустил в выбранном направлении проклятую энергию, которая прошла сквозь двух лучников и лишила их жизни. Пролив наземь собственную чёрную кровь он оглушил врагов в радиусе пяти метров, тем самым позволяя более слабым осквернителям поживиться свежей плотью. Он мог убить ещё многих, но на его пути возник облачённый в тяжелые латы и вооруженный стальным щитом авантюрист. Бесстрашный защитник встретил чёрного жеребца словно скала, из-за чего конь сломал шею и завалился на бок, а рыцарь смерти кубарем пролетел через него. Не успел осквернитель подняться на ноги, как его слаженно атаковали с разных сторон авантюристы. Рыцарь смерти использовал мощные навыки и проклятья, но из-за умелого лекаря на вражеской стороне не смог победить. Боевой молот раздробил голень, копьё пронзило чёрное сердце, а меч протиснулся через забрало в лицо. Рыцарь смерти был повержен.
        С задором в глазах и храбростью в сердце авантюристы набросились на следующего врага. Слаженная работа помогала им сокрушать даже тех, кто был намного сильнее. Однако удача отвернулась от них, когда сотканное из множества тел огромное чудовище, бросило в их лекаря осквернителя и помчалось на них с огромным покрытым шипами щитом. Подобно бульдозеру чудовище сбивало как союзников, так и врагов. Авантюристы встали стеной чтобы выдержать его атаку, но просчитались. Осквернитель, которого бросил великан был ещё жив. Мертвец наложил на их целителя немоту и зарезал его кинжалами. Без поддержки лекаря авантюристы долго не продержались и вскоре пополнили ряды тех, кто лежал на земле.
        Множество огромных чудовищ и костяных змеев прорвали оборону людей и вплотную подошли к стенам, за которыми расположилась гвардейская святыня - здание благодаря которому королевские рыцари и капитаны были так сильны. Огромное чудовище стало бить дубиной о закрытые ворота, но через мгновение застыло и замертво завалилось на спину. В его огромном чреве была глубокая выжженная дыра. Та же участь постигала каждую нежить, которая слишком близко подходила к магическим башням. Высокие сооружения, над которыми парили и крутились магические кристаллы, раз за разом пускали в сильную нежить жёлтые молнии, а скопление слабых осквернителей поливали метеоритным дождём.
        - Их становится всё больше, - наблюдая за боем со стены, вздохнула Сантина. - Если ничего не предпринять они задавят нас числом.
        «Сантина 81 ур. ОЗ - 338 т. ОМ - 225 т.»
        На вид хрупкая девушка на самом деле была сильным авантюристом - мастером первой гильдии Простора. Одета Сантина была в длинное белое платье с пушистым воротником. В местах, где кожа была оголена: на животе, запястьях и шее виднелись синие татуировки - образы различной породы драконов.
        - Если выйдем за стены и вступим в открытый бой, точно проиграем, - возразил капитан Нок. - Пока они лишь прощупывают наши силы. Но как только осквернители закончат истреблять гильдии, они бросят все силы на нас.
        «Нок 67 ур. ОЗ - 240 т.»
        - Думаешь, если отсиживаться за стенами и уповать на силу магических башен результат будет иным? - спросил мастер Сынов севера.
        «Лен 72ур. 190 т ОЗ. 430 т ОМ»
        Лен был похож на сурового викинга. Строгий взгляд, покрытые густой бородой скулы, выбритые наголо виски. Мужчина был облачён в комплект из обрывков кожи, на плечах лежали шкуры чёрных волков, а за широким поясом висело два коротких топора.
        - Думаю, если им удастся разрушить гвардейскую святыню я и остальные королевские рыцари утратят свою мощь, а вместе с тем ослабнет и армия короля. Через несколько дней они прибудут в столицу, а до тех пор мы должны держать оборону.
        На плечо капитана Нока сел чёрный ворон. Птица что-то прокаркала ему на ухо и улетела.
        - Что там? - потребовала свежей информации Сантина. - Хорошие новости или плохие?
        - Дерьмовые, - ругнулся капитан. - Со стороны разлома к нам движутся полки пылающих скелетов сороковых уровней, а сразу за ними катятся осадные орудия шестидесятых.
        - Всё ещё настаиваешь, чтобы мы прятались за стенами? Предлагаю ударить первыми. Скелеты сороковых уровней неровня моим авантюристам.
        - Мы не станем этого делать! - отрезал капитан Нок. - Элизабет Фейтл самая сильная из королевских рыцарей уже пыталась добраться до разлома и закрыть портал. Как вы знаете - теперь она мертва. Это не происки каких-то бандитов или легендарных чудовищ, это полномасштабное вторжение осквернителей. Они разумны и хитры и среди них тоже есть очень сильные персонажи. Думаю, единственная причина по которой они не подходят вплотную это наши башни.
        - Скоро эта причина исчезнет, - досадно произнёс Лен. - Два дня значит. Вряд ли мы столько продержимся. Наши силы тают на глазах, а их сколько не бей, становится всё больше.
        - Именно поэтому нужно ударить в ответ! - настаивала Сантина. - Я и мои люди уничтожат осадные орудия, а вы останетесь здесь. И не смотрите на меня так. Не зря Убийцы драконов самая сильная гильдия Простора.
        - Раз вы такие сильные, почему бы вам не убить чёрного дракона хаоса? - съязвил Лен. - Когда они лишаться самой грозной боевой единицы, перевес тут же окажется на нашей стороне.
        - А почему бы тебе не заткнуться?! Да чего ради, я вообще с тобой говорю? Твоя гильдия даже не вторая по счёту.
        - Я не хотел тебя обидеть. Просто, если ты погибнешь дракона нам уже не одолеть.
        - Что ты предлагаешь?
        - Разошлём вороном ко всем, кто может сражаться и попросим их ударить с тыла. Из-за нападения дракона большинство гильдий сбежали в лес или телепортировались в другие города. Прошло уже достаточно времени чтобы в них проснулась совесть.
        - Отличная идея! Не забудьте отправить воронов обитателям леса. Может они тоже опомнятся и помогут нам?
        Разговор прервал возникший в небе огненный шар. Сантина встретила его сияющими от мощной магии глазами. Татуировка на её руке ожила и образом извивающегося дракона устремилась навстречу осадному снаряду. Дракон выстрелил по шару лучом света из пасти и тот крупными осколками опустился на поле битвы. Гвардейцев и осквернителей осколки почти не задели, но вот дома на улице разрушили до основания.
        - Говорила, нужно было ударить первыми! - рассердилась Сантина, ведь за одним снарядом, небо озарило десяток других.
        Лену пришлось достать из-за пояса топоры и отправить их в полёт. Прокрутившись в воздухе тяжелые орудия преобразились крупными громовыми ястребами, каждый из которых уничтожил по снаряду. Общими усилиями всех магов и лучников гвардейцам удалось сбить огненные шары, но буквально через минуту в небе возникли новые огни.
        - Держать оборону! - скомандовал капитан Нок. - Возвести над башнями магические барьеры. На всех наложить сопротивление к огню!
        - Затея ударить в ответ и уничтожить осадные орудия уже не кажется мне такой дурацкой, - признался Лен. - Вот только если мы перестанем сбивать снаряды от башен ничего не останется.
        Натиск со стороны осквернителей значительно усилился. Некроманты - чародеи, специализирующиеся на поднятии мёртвых, пустили свою магию гулять по полю битвы. Зелёным туманом она расползлась по улицам города и подчинила себе тела гвардейцев и авантюристов. Тело мужчины, чьё лицо вместе со шлемом было разрублено ударом топора, а кожа успела посинеть от окоченения, внезапно затряслось и стало обрастать мерзкими, жёлтыми наростами. Из его глотки вырвался жуткий хрип, а смотрящий в никуда взор застелила зелёная пелена. Магия некроманта заставила мужчину вновь оказаться на ногах. Как и тысячи других мертвецов этот устремил свой взор в сторону гвардейской святыни, а когда элита осквернённых - могильные Личи увеличили ему запас здоровья и наложили ускорение, сломя голову понёсся к ней. Волна слабой нежити ударилась и разбилась о полки гвардейцев, словно лодка о скалы. Всего пара взмахов меча и восставшие из мертвых солдаты возвращались к излюбленному занятию - быть пищей для ворон и червей.
        - И это всё на что способны осквернители? - смеялись гвардейцы и авантюристы. - Нас мешками с костями не запугать. Видали чудовищ и пострашней.
        Радость от победы длилась не долго. Один из гвардейцев зашёлся громким кашлем и схватившись за горло встал на колени. Из его глаз и рта потекла бордовая кровь, а через несколько секунд он скончался. Не успели лекари его осмотреть, как кашлем зашлись остальные. Жуткие, желтые наросты на телах поверженной нежити источали ужасное зловоние, а вместе с ним распространяли чёрную чуму. Каждые несколько вдохов усиливали болезнь и забирали жизни даже самых стойких гвардейцев. К тому моменту, как жрецы обнаружили причину и принялись освещать землю от гниения, погибла третья часть пехоты людей.
        Не дожидаясь пока враг соберётся с силами, осквернители пустили в бой отряды призрачных жнецов. Облачённые в длинные плащи и вооруженные косами духи, без особого труда преодолели осадные стены и напали на магов и лучников. На внутреннем дворе начался ожесточённый бой. Магия была самым эффективным способом нанести призраку урон, но из-за пассивной способности жнецов часть магических снарядов проходила насквозь и задевала союзников. Косы жнецов поедали вместе со здоровьем ману и энергию, а их касание временно лишало дара речи. Без поддержки магов и лучников Сантина и Лен уже не поспевали сбивать осадные снаряды, из-за чего в стене образовалась внушительная дыра. Один огненный шар пробился через магический барьер, а следующий нарушил целостность башни. Убийцы драконов и Сыны севера были очень сильными гильдиями, поэтому, как обычно соревнуясь друг с другом, они быстро уничтожили отряды призраков и пришли на помощь своим мастерам.
        Казалось бы, самое худшее уже позади, но вот на горизонте возникла новая угроза. Даже не взирая на то, что солнце почти скрылось за горизонтом, было ясно как днём. Пять сотен рыцарей боли - скелетов, чьи латы полыхали адским пламенем начали масштабное наступление. Жар от их тел был так силён, что руины домов буквально плавились и растекались по улицам магмой. Не важно кто, мёртвый или живой, любой на их пути вспыхивал подобно спичке и обращался сажей.
        - Хватит прятаться! - произнесла Сантина спрыгивая со стены. Женщина в белом платье целеустремлённо направилась навстречу пылающему полчищу. - Сейчас вы узнаете, почему я назвала свою гильдию Убийцами драконов.
        Сантина коснулась руками татуировок на животе и заставила их очертания обратиться легендарным драконом.
        «Холодный оскал 50 ур. ОЗ - 480 т. ОМ - 240 т.»
        Десять метров в холке, с покрытой льдом синей чешуёй, с массивными когтями на лапах и шипами на хвосте, дракон громко прорычал и выдохнул в рыцарей боли холодное пламя. Магма вокруг пылающих скелетов тут же застыла и покрылась ледяной коркой, а их огонь значительно ослаб, но не угас. Урон от дыхания дракона и жар рыцарей боли оказались равны. Вместе пылающие скелеты были практически непобедимы. Выдержав атаку дракона, они взмахом раскалённых мечей пустили в сторону Сантины волну адского пламени. Огромные, покрытые ледяной чешуёй крылья смогли защитить женщину от огня, но она всё равно пришла в ярость.
        - Думаете меня может остановить что-то подобное?! - глаза Сантины как и татуировки на её теле засияли ярким светом. - Я уничтожу вас всех и поглощу душу дракона хаоса!
        Пальцы Сантины элегантным движением прошлись от бёдер до шеи и призвали семь различных драконов, каждый из которых сначала обратился воплощением стихии, а потом стал частью её доспеха. Облачённая в броню из цветной чешуи Сантина натянула тетиву длинного лука и выпустила из неё стрелу, которая не уступала размерами копью и искрилась всеми стихиями. Выстрел буквально расколол улицу на две части, заставил столицу содрогнуться от мощи самого сильного авантюриста. В эту атаку Сантина вложила силу всех поглощенных драконов, она без сомнения должна была стереть пылающую армию с лица земли, но на её пути возник один из генералов Диартемиса - призрак женщины в белом халате.
        «Аниса 68 ур. ОЗ - 180 т.»
        Дух Анисы растянул на длинных руках едва заметный шёлк, который буквально поглотил стрелу - отправил её в другое измерение. Призрак насмешливо улыбнулся и растворился в воздухе, а Сантина оказалась наедине с армией скелетов, которые быстро окружали её со всех сторон. Жар от их тел снова обратил землю в магму и начал быстро поедать её здоровье. Повторить столь разрушительный выстрел Сантина не могла, но сбежать с поля боя было выше её достоинства, поэтому мастер Убийц драконов приняла бой.
        - Вот значит как, хотите взять меня измором, - вслух проклинала их Сантина. - Вам ведь даже атаковать не нужно, пламя сделает всю грязную работу за вас. Но я вам не позволю, так просто не сдамся!
        Сантина выпила зелье сопротивления к огню и быстрой регенерации, после чего превратила лук в боевую палицу и ударом об землю вырастила позади себя стену из крепких, массивных кристаллов. Какое-то время, они смогут защитить её от огня. Обратив боевую палицу в посох женщина в доспехе из цветной драконьей чешуи покрыла землю толстым слоем синего льда, который тут же вступил в ожесточённую схватку с магмой под ногами скелетов.
        - Именем мёртвого закона враги Диартемиса приговариваются к смерти через сожжение! - разом произнесли пять сотен рыцарей боли.
        Из-подо льда в Сантину устремились сотни раскалённых мечей, однако из-за её показателя стойкости ни один из них не смог её ранить или даже обжечь. В гневе, женщина с лёгкостью сломала клинки, словно те были сухими ветками, и обратив посох в двуручный меч грома нанесла ответный удар. Каждый взмах острой стали сопровождался всплеском магической энергии, которая синей молнией пронзала доспех одного пылающего рыцаря и тут же переходила к другому. Атака убила одного скелета, но не последующих. Находясь в армии белого чернокнижника все рыцари боли получали бонусы от его знамён, кроме того их с безопасного расстояния усиливали и лечили могильные Личи.
        - Не думала, что до такого дойдёт, - прошептала Сантина. У её ног лежало около тридцати скелетов, а остальные продолжали источать невероятный жар, от которого начали трескаться и рассыпаться кристаллы.
        - Значит иного выбора нету.
        Сантина рассеяла свой доспех, отчего души драконов, в виде татуировок, расползлись по её телу. Среди них не хватало одного - он синим огоньком мерцал в её ладонях. Немного усилий и хрупкая душа дракона была уничтожена, а его мощь кольцом холода разошлась от Сантины по земле и ледяными шипами пронзила около сотни рыцарей боли.
        «Осталось ещё четыреста скелетов», - мысленно подбодрила себя Сантина. - «Теперь даже если захочу, отступить не получится».
        Кристаллы позади рухнули и из-за них показались рыцари боли. Пылающие скелеты набросились на неё со всех сторон, принялись безжалостно колоть и рубить её мечами. Невзирая на крепкую плоть, на которой не оставалось ожогов и порезов, здоровье Сантины рывками покидало алый индикатор. Чтобы хоть как-то отсрочить неминуемую смерть, ей пришлось воззвать к ангелу хранителю. Яркий свет пробился через затянутое дымом небо и принялся восстанавливать здоровье, но через короткое время исчез, забрав с собой надежду на спасение. Сантина уже смирилась с поражением, как со стороны прогремел и подбросил нескольких скелетов мощный взрыв. С того же направления послышались воинственные возгласы и крики людей. Сражаясь бок о бок, как единое целое, к ней целеустремлённо прорывались Убийцы драконов и Сыны севера. Лен сделал рывок и своими топорами сокрушил скелетов, которые обступили Сантину.
        - Разве я просила о помощи? - улыбнулась она ему. - Ты же должен был защищать башню и гвардейскую святыню!
        - А ты всегда встречаешь спасителей упрёками?
        - О чём ты лепечешь? У меня всё было под контролем. Так почему вы здесь?
        - Послание воронов сработали! - воскликнул Лен, его топор разбил череп скелету.
        - К нам на подмогу явились обитатели леса? - отшутилась Сантина.
        - Лучше бы к нам на выручку пришла твоя мама. А если серьёзно, одна из гильдий ударила осквернённых со спины и уничтожила осадные орудия.
        - Может у Джесса наконец выросли яйца?
        Воодушевлённая такими новостями, Сантина пустила в ход свои татуировки. Образы драконов с её запястий принялись рвать и втаптывать скелетов в землю. Рыцари боли оказались зажаты с двух сторон. С одной их активно истребляли Убийцы драконов и Сыны севера, а с другой внезапно возникший Стальной кулак.
        Глаза Нибора покрылись синей пеленой и с неба на скелетов тут же обрушился шквал из огромных ледяных глыб. Первый лёд растаял под влиянием сильного жара, а следующие беспрепятственно достигли цели. Растаявшие глыбы дождём опустились на рыцарей боли и сильно ослабили их жар. Благодаря связке душ Нибор мог не переживать о запасе маны и применять одно заклинание за другим. Стрелы Клифа прошли сквозь щит и раздробили скелету солнечное сплетение. Игнорируя жар огня, Лия, Агата и Райс ворвались в самую гущу событий и принялись ломать скелетам кости. Кирка Лии запросто пробилась через раскалённую кирасу, молот Агаты на третий удар пустил импульс, который сократил запас энергии и нанес урон всем врагам вокруг, взмахом меча Райс запросто рассёк шесть скелетов. Чем меньше оставалось рыцарей боли, тем они казались слабей. Пока Марк держал пылающих рыцарей на расстоянии, Фелиция уничтожала их одного за другим кровавым хлыстом.
        Армия рыцарей боли пала, осадные машины были разрушены, могильные Личи убиты, а призрачные жнецы изгнаны. Всё свидетельствовало о том, что в этой битве осквернители потерпели поражение. Не желая приносить своему господину дурные вести, Аниса - призрак женщины в белом халате, решила разобраться с проблемой лично. Возникший в ночном небе призрак достал страницу гримуара, которая моментально истлела в зелёном пламени и обратила его в легендарное чудовище. Полупрозрачное тело Анисы не только увеличилось в размерах, отчего её голова оказалась наравне с магическими башнями, но и сильно преобразилось. Её ноги белыми корнями вросли в землю посреди разрушенной улицы, тело вытянулось подобно стволу, на котором застыло безмятежное женское лицо, а руки много раз разделились, образуя крону с мелкими белыми листьями.
        - Это что ещё такое? - не смогла не заметить призрачное дерево с лицом Сантина.
        - Подозреваю нечто зловещее и опасное, - с ухмылкой ответил Лен. - В общем ничего такого, с чем мы бы не смогли справится.
        «Аниса Песнь могил 68 ур. ОЗ - 1.1 м»
        Призрак Анисы ветками обхватил длинную флейту, поднёс её к белоснежным губам и начал играть медленную жуткую мелодию. В сочетании с музыкой из отверстий на музыкальном инструменте вылетали и начинали кружить вокруг неё сотни нестабильных душ. С каждой новой нотой таковых становилось всё больше. Внезапно мелодия изменилась с медленной на очень резвую. Вместе с тем изменилось и поведение белоснежных духов. Они хаотично разлетелись во всех направлениях от хозяйки и таким образом достигли авантюристов. Уничтожить злобных духов, которые касанием забирали 20 тысяч здоровья, оказалось невозможно. Они были невосприимчивы даже к магическому урону. Благодаря лекарям и опытности авантюристов жертвы оказались единичными. Когда Аниса вновь заиграла медленную мелодию призраки вернулись к ней, а их количество увеличилось вдвое. Не дожидаясь пока враг обретёт безграничную силу, авантюристы бросились в атаку. Мелодия резко изменилась и вместо хороводов призраки стали метаться кто куда. Отреагировать и вовремя увернуться от такого количество духов было практически невозможно, поэтому жертв стало в разы больше.
Лекари, воины и маги падали замертво один за другим, спасением стала медленная мелодия, которая заставила духов вернуться к хозяйке. Сражение с Анисой походило на игру, в которой нужно было бежать к ней, когда она играла медленную мелодию и активно уклоняться, когда музыка ускорялась. Немного зазеваешься и сотня призраков пройдут через твоё тело, забрав с собой не только очки здоровья, но и жизнь.
        Глава 13. Вестник апокалипсиса
        Жуткая мелодия из флейты легендарного призрака, который предстал в виде высокого дерева с лицом, за несколько минут забрала жизни десятков авантюристов и породила больше тысячи нестабильных душ. Пока мелодия текла медленно образы мёртвых людей никого не трогали и беззаботно кружились вокруг корней хозяйки, но когда мелодия менялась и ускоряла темп они разлетались в разные стороны - устраивали охоту на живых. С выражением боли и безумия на полупрозрачных лицах нестабильные души проходили сквозь тела авантюристов и по 20 тысяч очков сокращали их здоровье. Укрыться или увернуться от кружащихся в диком танце призраков было практически невозможно. Позабыв о товарищах, лекарь наложил на себя несколько периодических лечений и не жалея маны принялся восстанавливать себе здоровье, но всё равно погиб. Среди Убийц драконов и Сынов севера не было авантюристов ниже 50 уровня - каждый из них мог выдержать четыре касания, но далеко не каждый мог избежать смертельного пятого.
        - Подойти вплотную не получится, - констатировал мастер Лен. - Чем ближе мы к Анисе, тем гуще поток нестабильных душ.
        - Вот поэтому ты навсегда останешься номером три, - бросила мастер Сантина. - Посмотри внимательнее. Нестабильные души не подлетают к ней вплотную. Преодолеем полосу препятствий - станем победителями.
        - Да ты рехнулась! Через такое количество душ даже с нашим запасом здоровья не пробиться. Это самоубийство!
        - Предлагаешь просто ждать, пока её флейта заполонит духами всю столицу?
        - Нужно отступить и атаковать её с расстояния. - Лен кувырком ушёл от одной белой тени, и тут же отскочил в сторону, чтобы не стать жертвой другой. Нестабильная душа пролетела совсем близко, но не коснулась его. - Отсюда наносить ей нормальный урон не получится.
        Сантина наблюдала, как её люди изо всех сил старались избежать встречи с белыми тенями, но в итоге теряли здоровье и погибали. Ради гордости она могла пожертвовать собой, но не ими. Сантина уже собиралась скомандовать отступление, как взгляд зацепился за человеческие фигуры в пелене из белых призраков.
        - Что это там? - спросила она, указывая направление.
        - Кажется авантюристы, - поделился предположением Лен. - Безумие, они ведь в самом эпицентре нестабильных душ.
        - Я вижу! Почему они не получают урона?
        - Дохлый дракон его знает! Может они бессмертные или часть какой-то иллюзии. В любом случае если не уберёмся отсюда прямо сейчас потеряем ещё больше людей, а эта тварь не единственная сила осквернителей.
        - Ты прав. Отступаем к гвардейской святыне! - выкрикнула Сантина.
        Фигурами среди потока нестабильных душ оказались никто иные как Нибор и подчинённые ему друзья. Бродяга заметил, что траектория и скорость с которой движутся нестабильные души, напрямую зависит от мелодии. Просто вовремя шагая вперед или напротив стоя на месте он, Анрин, Лия и Клиф без всякой угрозы для жизни медленно подступали к призрачному дереву. Легендарный призрак заметил их и тут же изменил ритм мелодии, вместе с тем изменилось и поведение нестабильных душ, но Нибора это нисколько не смутило. Он точно знал, где находится каждая душа и куда она стремится. Шаг за шагом он преодолел пелену из мечущихся духов и достиг корней дерева - принялся всеми персонажами сокращать Анисе здоровье. Чтобы у наблюдающих за боем противников было минимум информации использовал лишь простые атаки. Как бы Анисе не хотелось, какую бы мелодию она не играла, заставить нестабильные души подлететь к её корням и атаковать четырёх авантюристов она не могла. Поэтому, когда её здоровье опустилось до 400 тысяч, она сбросила листья и в виде привычного образа женщины поднялась к ночному небу. Нибор видел весь перечень её
навыков, а потому знал, чего ждать дальше.
        Взмахом лопаты и касанием руки мрачный лекарь наложил на друзей периодическое лечение и временно увеличил показатель их стойкости. Нибор применил заклинание «Благословение природы» из-за чего его тело покрылось защитным барьером из зелёного мерцания, а под основным, алым индикатором появился короткий зелёный. Благодаря уникальному навыку «Повелитель стихий» одно заклинание превращалось в семь ему подобных, но уже с другими эффектами. После смены стихии «Благословение природы» обратилось «Благословением жизни», к зелёному мерцанию добавилось золотое, а дополнительный индикатор увеличился на одно деление. Проделав этот трюк ещё пять раз, Нибор покрыл свой доспех толстым слоем льда и закрыл товарищей щитом.
        К этому моменту призрак Анисы растянул на длинных руках тонкий, едва заметный шёлк, из которого в Нибора и его друзей устремились все атаки, которые она поглощала до этого момента. Среди десятков мечей, стрел и копий, сотен огненных шаров, ледяных глыб и молний первой летела стрела Сантины. Чтобы максимально сократить входящий урон Лия напрягла мускулатуру и метнула свою кирку, а Клиф выпустил алого и синего феникса, после чего все четверо воззвали к небу и призвали ангелов хранителей. Стрела, в которой была заключена мощь семи драконов ударилась о щит и белой вспышкой озарила столицу. Взрыв оказался столь мощным, что идущая от него ударная волна сбила с ног даже Лена и Сантину, и до основания разрушила часть магических башен и соединяющую их стену. Легендарный призрак был уверен, что враг уничтожен, но когда свечение от взрыва угасло стоящие посреди выжженного кратера авантюристы оказались абсолютно невредимы. Пострадал лишь щит Нибора, он накалился докрасна и от глубоких трещин развалился на куски. Потеря одного из предметов тут же понизила общий запас здоровья почти на 100 тысяч очков. Бродяга
не стал упускать момента, и как только Анрин освятил его меч, он резко вытащил его из ножен и применил «Удар, не оставляющий тени», а вслед за ним заклинание «Святая гильотина».
        - 350 Т ОЗ!
        - 87 Т ОЗ.
        Порыв ветра из ножен Бродяги порвали в лоскуты халат и лишили Анису руки, а луч света с небес, ударил её об землю и отнял остаток здоровья.
        ЧЛЕНЫ ГИЛЬДИИ «СТАЛЬНОЙ КУЛАК» ПОБЕДИЛИ ВТОРОГО ИЗ ГЕНЕРАЛОВ БЕЛОГО ЧЕРНОКНИЖНИКА,возникло системное сообщение у всех членов гильдии.
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «МЁРТВЫЕ ПРОТИВ ЖИВЫХ» - ЗАЩИТА ОТ ПРОКЛЯТИЙ УВЕЛИЧЕНА НА 2 % (ДЛЯ МАСТЕРА НА 4 %).
        ВЫ НАНЕСЛИ «АНИСЕ ПЕСНЕ МОГИЛ» ПОСЛЕДНИЙ УДАР, ЗА ЭТО ВАМ ПОЛАГАЕТСЯ НАГРАДА.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК ДУШИ 3Х
        - Кажется эти ребята метят на твоё место, - поднимаясь на ноги усмехнулся Лен.
        - Ага как же! - опёршись на него, первой поднялась Сантина. - Если бы ты не истерил, «Скорей! Бежим, нам к ней не подобраться!», победа над этим призраком досталась бы мне.
        - Твоя проблема в том, что ты не умеешь признавать поражение. Между прочим, эти четверо выдержали атаку, которой ты так гордишься.
        - Видела, - призналась Сантина. - Не знаю чьих они будут, но с ними у нас куда больше шансов победить в этой войне.
        Нибор вместе с друзьями собрал предметы с поверженного призрака, и отправился навстречу другим мастерам.
        - Хе-хе! - закричал Лен. - Какие люди! Да это никак сам Нибор.
        - Знаешь его? - разглядывая мужчину в синем латном доспехе и короной на голове, удивилась Сантина.
        - Этот парень как-то выбил всё дерьмо из моего заместителя, - шёпотом ответил Лен и уже грубым басом обратился к Нибору. - Признается, твоё появление вызывает во мне двоякие чувства!
        - С одной ты рад, что Стальной кулак уничтожил осадные орудия, а с другой недоволен тем, что я не явился на дуэль? - с добродушной улыбкой на лице, спросил Нибор.
        - Верно, - кивнул Лен. - Ты обещал вступить в мою гильдию.
        - Ну уж нет! - резко ввязался в разговор слепой охотник Клиф. - Чтобы наш мастер плясал под твою дудку? Вы вообще видели, как мы вчетвером срубили под корень призрачное дерево? Сейчас немного передохнём и займёмся драконом хаоса.
        - Ага как же, - утёрла нос девушка с тяжелым сундуком за спиной. - Из-за этого сражения Лия осталась без кирки. У вас не найдётся запасной? - Взгляд Лии упёрся в мастера Убийц драконов. - Лия согласна на легендарный предмет с драконьим кристаллом на силу.
        - Вы странные, - Сантина оценила взглядом всех включая мрачного лекаря, который предпочёл промолчать. - Но я рада, что вы здесь. Поле боя не лучшее место для обсуждения дальнейших действий, так что предлагаю вернутся за стены. Или что там от них осталось. И да, спасибо что не прошли мимо.
        - Ворон сказал, что если не защитим гвардейскую святыню, то проиграем войну, - ответил Нибор.
        - Вот видишь! - Лен хлопнул Сантину ладонью по спине. - Идея была годной! Ты обязана жизнью не только им, но и моей идее!
        - Никому я ничем не обязана! Но чтобы выказать признание за оказанную поддержку, я прикажу ремесленникам изготовить Лие кирку, а Нибору щит. В моих запасах должны были остаться ингредиенты для легендарных предметов.
        - Не стоит, - попытался якобы отказаться Нибор. - Не слушайте Лию. Она очень жадная девочка, вот и прибедняется. По пути сюда мы наведались в лавку чудес. Так что эпической экипировки в нашей гильдии в избытке.
        - Хвастаетесь мародёрством? - удивилась Сантина. - При капитане Ноке о подобном ни слова. А насчёт предметов, чтобы справится с Божественной карой эпических предметов мало. Так что от щита и кирки вам лучше не отказываться.
        - Вот здорово! Спасибо вам огромное! - будучи хорошо сложенной девушкой в латном доспехе, Лия буквально утопила Сантину в своих объятиях. - А можете сделать кайло бирюзового цвета, чтобы кирка была словно изо льда?
        - Лия! Невежливо вот так липнуть к чужим мастерам! - оттащил её за шиворот Клиф.
        Пораженная таким отношением Сантина поправила волосы и, делая вид словно ничего не произошло, направилась в сторону гвардейской святыни. Пережившие битву гвардейцы, хоть и были подавлены неисчислимым количеством смертей, встречали авантюристов крепкими рукопожатиями и словами благодарности. От ненависти и недопонимания между служителями королевской воли и искателями приключений ни осталось и следа. В бою незнакомые друг другу люди навсегда становятся братьями и сёстрами - частью большой семьи. У главного входа в святыню - больших стальных ворот, усиленных магическими печатями, авантюристов встретил капитан Нок и другие королевские рыцари. Вместе с ними был и мастер второй по силе гильдии Простора Джесс. Мужчина был облачён в состоящую из пластин броню самурая, наручи и украшенные лицами демонов наплечники. На бёдрах с обеих сторон у него висело по четыре катаны, а из-за спины выглядывал длинный лук. При этом колчана со стрелами не было.
        «ДЖЕСС 77 УР. ОЗ - 377 Т.»
        - Вы только посмотрите, кто выбрался из своей норы! - Сантина смерила Джесса недовольным взглядом. - Увидел, как мы побеждаем и решил пристроиться к чужой славе? Так вот. Я позабочусь о том, чтобы все помнили тебя трусом!
        - Я тоже рад что ты не погибла, - улыбнулся в ответ Джесс. - Я там, где больше платят. Высокопоставленные господа нуждались в моей защите, вот я и задержался.
        - Так, а сюда чего явился?! Здесь господ не водится!
        - Зато есть непосредственный враг короля. За него тоже назначена хорошая награда.
        - Довольно болтовни! - прервал их капитан Нок. - Члены Стального кулака обвиняются в измене своему королю, а также подозреваются в преступлениях против человечества. Немедленно сложите оружие и сдайтесь.
        - Могу я узнать, какие основания для подобных обвинений? - вышла вперёд Агата.
        - А вот и главный предатель! - капитан Нок и другие королевские рыцари обнажили мечи. - Те, кто не сдадутся добровольно будут убиты. Третий раз повторять не стану. Сложите оружие!
        - Может всё-таки объясните, что тут происходит?! - встала на пути у рыцарей Сантина. - Мы едва отразили атаку осквернителей, а вы решили устроить резню?
        - Они и есть причина вторжения мертвецов, - ответил Нок. - Все они, включая королевского рыцаря Агату Солер бежали из столицы, когда его величество попытался отыскать и уничтожить вестников апокалипсиса.
        - Вы о пророчестве?
        - Именно.
        - Так в чём проблема? - удивился мастер Лен. - Пусть каждый покажет запястье. Уверен это всего лишь недоразумение.
        Капитан Нок задумался и объявил:
        - Хорошо, устроим проверку. Начнём с неё, - его взгляд пал на Агату.
        - В подобной проверке нет смысла! - заверил Нибор. - У одного из нас, действительно есть такая метка. Однако она не делает человека вестником апокалипсиса, как вам сказали. Этой меткой обозначены те, кто способен взойти на вершину поднебесной арены.
        - Что за ересь ты несёшь? - возмутился Нок.
        - Пророчество которое вам выдали за истину является обманом, красиво преподнесённым советником короля Дейкером, а по совместительству Жадностью Торгоса. Я знаю это потому что планировал проникнуть во дворец и убить его. Так бы я и сделал, если бы не армия мертвецов. Вы можете не верить мне и дальше обманывать себя, но без моей гильдии, без силы которой я обладаю вам не выжить.
        - И ты думаешь мы поверим лжи вестника?! Уверен метка на твоём запястье.
        - Верно, - признался Нибор. - Но спросите себя и скажите, похож ли я на него? Похож ли я на человека который стремится уничтожить мир?
        - Я с Нибором уже довольно долго, - взял слово Клиф, - и могу заверить, что он никогда не оставит человека в беде. Даже если тот никому не нужный слепой калека. Я связал с ним душу и готов умереть за него.
        - Благодаря Нибору у Лии есть хорошая одежда, вкусная еда, крыша над головой, а что самое важное друзья, - подключилась Лия.
        - Вместе с Нибором мы вырезали целую деревню и убили моих друзей, - сказал Анрин. Слова мрачного лекаря ввели всех в ещё большее замешательство, но через секунду он продолжил: - и тем самым мы освободили их от ужасного проклятия. Этот человек не просто добр, он знает, как бороться со злом. И если вы хотите убить дракона хаоса и избавиться от тирании Торгоса, то вам следует прислушаться к его словам.
        - Элизабет всегда говорила, - подхватила Агата, - авантюристы грязные крысы, которые думаю только о себе. Но Нибор не такой. За награду или без неё он всегда приходил людям на выручку, именно поэтому вокруг него собралось столько отважных людей.
        - На моих глазах Нибор сражался с Уныньем Торгоса, - взял слово оборотень Клиф. - А ещё, он спас жизнь моей сестры. Так что если кто-то решит обнажить против него меч, будьте уверены, ему придётся сразится со мной!
        - Слова подчинённых ничего не значат, - фыркнул капитан Нок. - Если есть хоть малейший шанс, что смерть этого человека остановит вторжение, я должен им воспользоваться.
        - Нибор и его люди сразили чудовище и спасли множество людей у городских ворот, - вступился за Бродягу один из королевских рыцарей.
        - Нибор действительно очень силён и подозрителен, но он не может быть вестником апокалипсиса! - твёрдо заявила Сантина. - Я видела, как он призывал ангела хранителя. Возможно нас действительно обманывают, и советник короля вовсе не тот, за кого себя выдаёт. Думаю, не мне одной показалось странным, что Дейкер появился из неоткуда и тут же занял главенствующую должность. Это уже не говоря, что все, кто стоял на его пути загадочным образом умирали.
        - Да вы в своём уме?! - опешил Нок. - Это заговор! Вы все обвиняетесь в измене и будете казнены! Мастер Лен, мастер Джесс окажите мне поддержку. За короля!
        - Отказываюсь, - коротко бросил Джесс. - Сражаться с Сантиной? Она занимает первое место в рейтинге не за красивые глазки. Да и слова этих людей звучат довольно убедительно. Я люблю звон монет, но это не делает из меня проститутку.
        - Да вы с ума сошли? - Нок буквально не знал, что ему делать, ведь даже гвардейцы опустили мечи.
        - Я тоже поддержу Нибора, - шагнул ему навстречу мастер Лен, - но только, если он сдержит данное мне обещание.
        - Это обязательно? - решил уточнить Нибор.
        Он предвидел такой исход, но не хотел демонстрировать свою силу и тратить время на сражения.
        - О том каков человек внутри может поведать только его меч.
        - Тогда давай поскорей начнём!
        Гвардейцы и авантюристы расступились, давая Нибору и Лену пространство для дуэли. Ранее Бродяга мог только гадать зачем громиле с топорами такое количество маны, а теперь, когда он видел перечень его способностей это не казалось таким абсурдным. Лен подбросил свои топоры тем самым вынуждая их обратиться громовыми ястребами, а сам принялся обрастать чёрной шерстью, которая превратила его в большого чёрного медведя, у которого помимо собственной головы было две волчьих. 75 % маны Лена быстро перетекло в запас здоровья, а остальные 25 % в показатель силы.
        «ЛЕН 70 УР. ОЗ - 510 Т.»
        Свирепый рык волчих голов временно понизил атаку Нибора на 30 %, а медвежий значительно ослабил его защиту. Зверь вскопал когтями землю и с хищным оскалом прыгнул на врага. Нибор никогда не выпускал деталей из виду, а потому способностью «Спринт», которая на мгновение увеличивала скорость передвижения на 300 %, ушёл не только от когтей, но и из-под атаки громовых ястребов. Птицы резко спикировали вниз и мощными клювами оставили в земле воронки. Не желая упускать добычу, ястребы продолжили атаку - создали меж собой молнию и попытались разрезать ею Нибора. Бродяга вовремя взрастил под ногами ледяную глыбу и с её помощь прыгнул в сторону медведя. Тот встретил его «Размашистыми ударами» - боевой способностью, которая вместе со скоростью увеличивала радиус атаки.
        - 45 Т ОЗ.
        Естественно уклонится от грозных когтей не удалось, но этого и не требовалось. Ещё в прыжке Нибор использовал заклинание «Благословение холода». Магический барьер принял урон на себя и при разрушении бирюзовой вспышкой покрыл тело медведя толстым слоем льда. Надолго сдержать Лена не удалось - ястребы тут же разбили лёд, но Нибору этого хватило чтобы нанести несколько ударов. Шкура треглавого медведя оказалась очень прочна, поэтому вместо 100 тысяч Бродяга нанес всего 50. Бой обещал быть очень сложным ведь его противник являлся вторым по силе авантюристом.
        Медведь в несколько резвых прыжков отскочил назад, пропуская ястребов вперед. Не когти и клыки, а именно они были его главным оружием - преследовали и быстро атаковали врага куда бы тот ни направился. Но в этот раз Нибор не стал бежать, он наложил на себя «Пламенное благословение» и вступил с ними в бой. К этому моменту действие звериного рыка закончилось и его урон вернулся к прежнему значению. Бой длился всего несколько секунд, но за это время Нибор успел убедить Лена в том, что он еле поспевает уклонятся от его атак. Оба ястреба резко ускорились и вспышками ярких молний ударили его в грудь. Прочность барьера тут же оказалась на нуле и отозвалось кольцом огня, который нанёс птицам 10 % от поглощенного урона. Всего мгновение и ход боя радикально поменялся. В вспышке алого пламени Нибор использовал «Спринт» из-за чего один ястреб оказался позади другого. «Удар, не оставляющий тени» потоком стремительного ветра пронзил одну птицу и тут же устремился во вторую.
        - 175 Т ОЗ.
        Птицы обратились разбитыми вдребезги топорами, а Нибор остался с треглавым медведем один на один.
        «Хитро», подумал Лен, разглядывая Нибора звериными глазами. «Но как он узнал? Грозовые ястребы - это перевоплотившееся оружие, у них нет индикаторов здоровья. Другие мои противники всегда избегали их, думая, что они неуязвимы, а этот подпустил к себе и уничтожил. Я бы мог превратить в громовых ястребов что-то другое, но тогда мне придётся снова стать человеком».
        Треглавый медведь резво понёсся на Нибора и воспользовался навыком «Разрывания», но промахнулся. Бродяга как всегда видел противника насквозь и с лёгкостью уклонялся от его атак, наносил удары каждый раз как представлялась возможность. Благодаря «Связке душ» он мог вовсе не беспокоиться о запасе маны и энергии, что делало его в сражении один на один непобедимым. И всё же, мастер Сынов севера нашел чем его удивить. Волчья голова вцепилась в лезвие меча, медвежья сжала меж зубов кисть, а ещё одна волчья ухватилась за плечо. Челюсти зверя сомкнулись с такой силой, что броня погнулась, а меч выпал из руки. Лапой Лен отбросил меч в сторону и навалился на Нибора всем весом, принялся зубами сокращать ему здоровье. Он думал безоружный противник станет лёгкой добычей, но просчитался. Нибор сжал в кулак свободную руку и что было сил вдарил зверя по морде. Волчья голова ударилась о медвежью, а та о ещё одну волчью. Не успел Лен оправится от оглушения, как Бродяга выскользнул из-под тяжелой туши, схватил его за хвост и бросил так, что тот кубарем полетел по земле. Этого никто не заметил, но ранее, избегая
ястребов Нибор вместе со следами оставил множество магических ловушек, поэтому каждый раз соприкасаясь с землёй тушу зверя то било молнией, то обжигало языками пламени, то пронзало тьмой. Лен поднялся на лапы и тряхнул головой, он получил достаточно урона, чтобы применить второй легендарный навык. Взгляды зверя и человека встретились словно мечи, казалось они продолжают сражаться даже на расстоянии. Шерсть треглавого зверя встала дыбом, по его спине к хвосту импульсами пошли желтые токи, глаза медведя и волков налились магией.
        - В стороны! - крикнул кто-то из его подчинённых. - Если зацепит убьёт!
        Громкий, неистовый наполненный силы рык высвободил из звериных пастей переплетающиеся в танце потоки молний. Нибор не стал уклоняться, а демонстрируя всем свою силу и превосходство, встретил магию противника голыми руками - буквально схватил поток молний и разорвал его на части. Нибор получил 400 тысяч урона, но даже не сдвинулся с места. С общим запасом здоровья, который равнялся почти миллиону очков он мог не опасаться даже столь грозных атак. Нибор потянулся к пустым ножнам и взявшись за рукоять созданного изо льда клинка применил «Удар, не оставляющий тени». Здоровье зверя упало до 5 % и он с тяжестью завалился на бок.
        ВЫ ОДОЛЕЛИ В ЧЕСТНОМ БОЮ МАСТЕРА СЫНОВ СЕВЕРА - ВАША ГИЛЬДИЯ «СТАЛЬНОЙ КУЛАК» ЗАНЯЛА ВТОРОЕ МЕСТО В РЕЙТИНГЕ.
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ТОП ТРИ» - ПОЛУЧАЕМЫЙ ОПЫТ УВЕЛИЧЕН НА 25 %(ДЛЯ МАСТЕРА НА 50 %).
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «МАСТЕР ПРОТИВ МАСТЕРА» - ХАРАКТЕРИСТИКИ ЧЛЕНОВ ГИЛЬДИИ УВЕЛИЧЕНЫ НА 5 ЕДИНИЦ (ДЛЯ МАСТЕРА НА 10).
        - Как же так, мастер Лен проиграл, - шептались меж собой Сыны севера. - Видели, Нибор отразил его атаку голыми руками.
        Обратившись человеком, Лен продолжил лежать на земле. И дело тут было не в 5 % запасе здоровья, а в его внутреннем состоянии. Впервые за жизнь он встретил противника, который оказался не просто равен, а намного сильнее его, да ещё и с таким отрывом. Конечно, столь сильным в сравнении с другими мастерами Бродягу делал бонус от убийства других игроков, но Лен об этом не знал.
        - Если я всё правильно помню, теперь ты член моей гильдии, - протянул ему руку Нибор.
        Глава 14. Вид от третьего лица
        Мастера трёх сильнейших гильдий, одним из которых теперь считался Нибор, и королевские рыцари собрались в главном зале гвардейской святыни, чтобы обсудить план по освобождению столицы от осквернителей. Дискуссия была довольно напряжённой ведь каждый считал свое мнение правильным. Пока другие спорили Нибор терпеливо наблюдал со стороны.
        - Мы должны покинуть город и объединится с основной армией, только тогда у нас появится шанс на победу, - ещё раз повторила Сантина.
        - То, что вы предлагаете называется предательством! - бурно реагировал на её слова капитан Нок. - Напоминаю, под тем куполом во дворце заперт король и наш с вами долг защитить его!
        - Тебе же сказали, дворец принадлежит Торгосу и его грехам! - резко ответила Сантина. - Так скажи на милость ради чего мои люди должны погибать у дворцовых стен?!
        - Это ещё не доказано! Нет никаких оснований полагать, что дворец связан с деятельностью Торгоса.
        - Да что ты говоришь?! А как насчёт того, что Дейкер с помощью лавки чудес и фабрик разорил народ? Сколько ремесленников потеряли крышу над головой, сколько авантюристов стали его рабами? Это уже не говоря о том, что с тех пор как Дейкер стал советником короля, похищение детей участились втрое.
        - Мы сейчас обсуждаем не то, как плох Дейкер и его лавки, - напомнил мастер Джесс. - Мы должны определится, что делать с полчищем мертвецов и чёрным драконом. Я предлагаю собрать все силы и нанести удар, пока их не стало слишком много. Если прорвёмся к разлому и уничтожим портал из которого они лезут победа будет за нами.
        - Да как вдолбить в ваши головы?! Гвардейскую святыню нельзя оставлять без защиты! - уже плевался капитан Нок. - Потеряем это здание и армия людей лишится сорока процентов своих сил. Границы будут прорваны со всех сторон!
        - Будем сидеть здесь, рано или поздно они просто задавят нас числом! - отрезала Сантина. Её строгий взгляд тут же устремился в сторону Лена. - А ты чего молчишь?
        За всё собрание мастер Сынов севера не произнёс ни слова. Как и Агата он просто стоял позади Нибора.
        - А что я должен сказать?! Я больше не мастер, есть вопросы обращайтесь к Нибору.
        - Вот ещё! - возмутился капитан Нок. - Я пустил его сюда только из уважения к вам, так что слушать речи вестника апокалипсиса не намерен.
        - Остынь Нок, - как можно веселее попытался сказать мастер Джесс. - Гидра тем и опасна, что она думает множеством голов. Если ему есть что сказать, пусть говорит.
        Все стихли и ожидающе посмотрели на Нибора.
        - У вас нет никаких причин верить мне, а уж тем более делать то, что я говорю, - спокойным голосом обратился к ним Бродяга, - Но у нас с вами есть три причины объединится и действовать заодно. Первая - жители столицы нуждаются в нашей защите. Вторая - порознь нам не одолеть ни осквернителей, ни чёрного дракона. И третья причина - все мы хотим пережить этот день.
        - Говоришь красиво, но давай ближе к делу, - перебил Нок. - Время поджимает.
        - Главная сила нашего противника - это дракон. Если на чём и специализируются авантюристы, то это на уничтожение огромных и очень сильных тварей. Но пока по столице рыскают осквернители нам к нему не подобраться и не победить.
        - Это мы и без тебя знаем! - крикнул капитан Нок.
        - Я ещё не закончил! У меня есть свиток с легендарным заклинанием, которым можно уничтожить практически всех мертвецов. Но вместе с тем оно погубит и живых.
        - Заклинание которое способно уничтожить всех осквернителей в столице? - скептически отнеслась к его словам Сантина. - Насколько мне известно в мире всего семь таких заклинаний и каждое из них принадлежит древнему божеству.
        - К сожалению, заклинание едва ранит дракона, ведь у него пассивное сопротивлением ко всем видам магии, - нисколько не потеряв уверенности ответил Бродяга и выложил на стол старый пергамент.
        СВИТОК ЗАКЛИНАНИЯ «ДЫХАНИЕ ЛЕДЯНОГО БОГА»
        ПРИМЕЧАНИЕ: ЗАКЛИНАНИЕ СОТВОРЕНО ИСКУСНЫМ ЧАРОДЕЕМ, А МОЖЕТ И ВЫСШИМ БОЖЕСТВОМ. НЕ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТОГО, КТО НАНЕС ЕГО НА ПЕРГАМЕНТ ПРОЧЕСТЬ И ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДАННЫМ ЗАКЛИНАНИЕМ ДАНО НЕ МНОГИМ. НО ЕСЛИ КОМУ-ТО ЭТО ОКАЖЕТСЯ ПОД СИЛУ, ОН СМОЖЕТ ПОКРЫТЬ ЛЬДОМ И УНИЧТОЖИТЬ БЕЗ ПРЕУВЕЛИЧЕНИЯ ПЯТУЮ ЧАСТЬ МАТЕРИКА.
        ЗАКЛИНАНИЕ 8 КРУГА. НАНОСИТ УРОН ПО ПЛОЩАДИ РАВНЫЙ 33 % ОТ МАГИЧЕСКОЙ СИЛЫ ЗАКЛИНАТЕЛЯ. ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НЕОБХОДИМО 500 ТЫСЯЧ МАНЫ.
        - Ничего себе, да ты полон сюрпризов! - поразился Джесс. - И как ты столько времени ускользал от наших глаз?
        - Как и покойный Кристофер Олдрак я охочусь за Торгосом и его грехами, так что лишнее внимание мне не к чему.
        - Если это заклинание действительно настолько сильное, как ты о нём говоришь, - не стал дожидаться своей очереди Нок. - То ты обязан воспользоваться им и уничтожить врага. Если армии осквернителей падут, мы сможем пробиться ко дворцу и спасти короля.
        - Вы меня плохо слушали, - произнёс Нибор. - Гвардейцы, ремесленники, простые крестьяне все обратятся ледяными статуями. Заклинание не пощадит никого. Перед тем как его использовать кто-то должен обойти город и освободить из плена людей. Увести их так далеко, насколько это возможно.
        Нибору не было никакого дела до жителей столицы и в целом Простора, но сейчас ему нужно на деле доказать, что он поборник добра и справедливости, по-другому подтолкнуть остальных к штурму дворца и сражению с Дейкером ему не удастся.
        - Я и мои люди могут заняться этим! - вызвался Лен.
        - Королевские рыцари тоже обеспечат вам должную поддержку, - капитан Нок увидел в этом плане проблеск надежды. - Долг гвардейца защищать не только короля, но и его подданных.
        - Не гоните лошадей, - жестом выставленной вперёд ладони успокоил их Нибор. - Просто эвакуировать людей будет мало. Основная проблема кроется в барьере, который защищает разлом и портал. Нужно действовать максимально эффективно и выполняя одно действие параллельно реализовывать остальные. Необходимо выманить всю сильную нежить из-под купола и увести их от дворца. Для этого мы соберём защитников и лекарей и якобы ударим ими по разлому. Пускай думают, что это отчаянный рывок.
        - Предлагаешь сделать из них приманку? - уточнила Сантина.
        - Верно. Им придётся удерживать внимание нежити на себе, пока другие будут спасать людей. Многие из нас сегодня погибнут, но без этой жертвы победы нам не видать. Но и это ещё не всё. Чтобы сразить дракона нам необходимы дирижабли. Осквернители приложили немало усилий чтобы уничтожить их, поэтому одной из гильдий придётся покинуть столицу и отправится за ними в другой город. Подведём итоги. Все защитники, лекари и немного магов и лучников от каждой гильдии идут в наступление. Их будет возглавлять Лен и мой верный друг Клиф. Как только Сантина даст сигнал, что люди спасены, Лен и Клиф отступят к гвардейской святыне. Осквернители не упустят шанса их добить и выйдут из-под купола, в этот момент я использую заклинание. Джесс и его люди отыщут дирижабли и вот тогда наступит очередь дракона.
        - А что же делать нам? - поинтересовался капитан Нок.
        - То, что вы и хотели - охранять гвардейскую святыню. Уверен множество алтарей утратили своих хранителей, поэтому сейчас самое время повысить многих в звании. К слову Агата могла бы занять место Элизабет Фэйтл.
        Капитан Нок закивал головой и сказал:
        - Думаю это будет мудрым решением. Укрепим свои позиции.
        - Не хочешь, чтобы я участвовала в сражении? - спросила у Нибора Агата, как только совещание подошло к концу. - Неужели так печёшься о моей безопасности?
        Её обворожительные голубые глаза смотрели ему прямо в душу.
        - И да, и нет, - как всегда холодно ответил Нибор. - Снаружи действительно очень опасно, кроме осквернённых генералов там два игрока. Но вскоре и тебе придётся вступить в бой. Не беспокойся, я уже всё просчитал. Сегодня погибнут многие, но не мы с тобой.
        - Я в тебе нисколько не сомневалась, просто хотела услышать, как ты мною дорожишь. Вот наивная дура.
        - Ты мне очень дорога, и ты знаешь это, - его слова прозвучали искренне, но Агата им не поверила.
        Даже если он не сможет её полюбить, даже если не может позабыть о её происхождении, она всегда будет на его стороне.
        - Знаю, мы ведь оба бродяги. - Агата старалась избавится от мрачных мыслей и насладится последними днями жизни. - Забавно себя так называть. Всё равно, что взять твою фамилию.
        Агата поцеловала Нибора в губы и проследовала вместе с гвардейцами, которые ожидали повышения, к алтарям. После небольшого ритуала посвящения каждый из них привяжет своё имя к камню клятвы и получит его силу. Алтарь, который ранее принадлежал Элизабет Фейтл увеличивал все характеристики на 30 очков, а также значительно увеличивал регенерацию и стойкость.
        Нибор вместе с Анрином и Лией поднялся на самую вершину гвардейской святыни - крепости, что напоминала слона на шахматной доске. Оттуда он хорошо видел весь город и с помощью выделенных ему воронов мог координировать других. Изначальное РПГ резко стало стратегией в реальном времени. Нибор мысленно представил численность и силу, свойства и направление своих и вражеских отрядов. Индикаторы с цифрами буквально заполонили столицу. Он готов начать партию и сокрушить своих врагов.
        Перед тем как отправится спасать людей мастер Сантина лично навестила Нибора и преподнесла ему обещанные дары. Женщина с татуировками драконов была немногословна, но перед тем как проститься сказала, что рассчитывает на него. Новый щит был гораздо больше и изящней предыдущего. Он переливался оранжевым светом и был похож на сложенные крылья дракона между который сиял обработанный драконий кристалл, из-за чего предмет имел ещё больше бонусов.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ВЗМАХ ДРАКОНЬЕГО КРЫЛА 72 УР. 1Х
        КАЧЕСТВО - ЛЕГЕНДАРНЫЙ. ЩИТ. ШТРАФЫ: -10 % ОТ СКОРОСТИ. БОНУСЫ: +24 Т К БЛОКУ ЩИТОМ. + 72 К ЖИВУЧЕСТИ. +10 К СИЛЕ.
        ПРИМЕЧАНИЕ: ЩИТ ВЫКОВАН ОДНИМ ИЗ ВЕЛИЧАЙШИХ МАСТЕРОВ СВОЕГО ДЕЛА. МОЖНО СКАЗАТЬ, ОН ВЛОЖИЛ В НЕГО ДУШУ. НЕТ НИЧЕГО УДИВИТЕЛЬНОГО ЧТО ЕГО СТАРАНИЯ В СОВОКУПНОСТИ С ДРАКОНЬЕЙ РУДОЙ НАДЕЛИЛИ ЩИТ НЕОБЫКНОВЕННЫМИ СВОЙСТВАМИ. С ВЕРОЯТНОСТЬЮ В 5 % ЩИТ СПОСОБЕН ПОГЛОТИТЬ ЛЮБОЙ УРОН.
        Лие тоже достался необычайный и очень могущественный трофей. Рукоять новой кирки была выточена из особого материала, который выглядел как стекло с примесями синей краски. А его кайло, как и просила Лия, напоминал прозрачный, но очень массивный кусок льда, внутри которого застыло сразу два драконьих кристалла.
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - КИРКА ПОДЗЕМНОГО ПРАВИТЕЛЯ 72 УР. 1Х
        КАЧЕСТВО - ЛЕГЕНДАРНЫЙ. ДВУРУЧНОЕ-ДРОБЯЩЕЕ. ШТРАФЫ: -10 % ОТ СКОРОСТИ. БОНУСЫ: +3400 К ФИЗИЧЕСКОМУ УРОНУ. +72 К СИЛЕ. +20 К ЭНЕРГИИ.
        ПРИМЕЧАНИЕ: ЭТОЙ КИРКОЙ МОЖНО РАСКОЛОТЬ НЕ ТОЛЬКО КАМЕНЬ, НО И ЦЕЛУЮ ГОРУ. НЕ КАЖДОМУ ДАНО ПОДНЯТЬ, А УЖ ТЕМ БОЛЕЕ РАЗМАХИВАТЬ ТАКОЙ КИРКОЙ, НО ТОТ, КТО ОБЛАДАЕТ ПОДОБНОЙ СИЛОЙ, СТАНЕТ ЕЩЁ СИЛЬНЕЙ. С 10 % ВЕРОЯТНОСТЬЮ УДАР ПО ГОЛОВЕ ОГЛУШИТ ПРОТИВНИКА НА 2 СЕКУНДЫ.
        Пока Нибор наблюдал за городом с высоты птичьего полёта, подконтрольный ему Клиф вместе с Леном собирал людей для ложной атаки. Защитники и лекари в этих рядах были обязательны, но без атакующей силы подобное нападение вызвало бы подозрения, поэтому брали и тех, кто наносил хороший урон: магов, следопытов и резвых убийц. Подозревая что новички Марк и Фелиция могу в ответственный момент создать ему проблем, Нибор сделал их частью этого отряда. Но даже оказавшись среди смертников те, так и не заговорили о своих планах. Со стороны могло показаться, что они простые авантюристы, которые жаждут приключений и спасать людей, но Нибор точно знал, что с ними что-то не так.
        - Итак! - обратился к небольшой армии из авантюристов и гвардейцев Клиф. - Сегодня вам крупно повезло, ведь сам Клиф Рейни поведёт вас в бой. Если кто-то не слышал обо мне ничего страшного, многие мои подвиги не предавались огласке.
        - Что ты делаешь? - шёпотом спросил его Лен.
        - Забиваю им головы ерундой, - так же тихо ответил Клиф. - Ещё не понял, мы с вами буквально идём на смерть. Если с такими мыслями пойдём в бой, не продержимся и пары часов. А удерживать позиции нам придётся достаточно долго.
        Лен понимающе кивнул и обратился к людям:
        - За этой дверью нас ждут полчища беспощадных, жаждущих крови и плоти врагов! - Клиф медленно повернулся к Лену и в непонимании развёл руками, но тот просто проигнорировал его и продолжил. - Каждый осквернитель мечтает о том, чтобы вспороть вам брюхо и выпустить кишки. Отрезать голову и выпить с неё всю кровь. Наши тела устелют эти улицы и станут призрачным воспоминанием, никто не вспомнит наших имён. Никто, если мы не дадим им отпор. Если они прорвутся, весь материк станет кормушкой для этих изголодавшихся чудовищ. Наши родители, братья и сёстры, - Лен выдержал короткую паузу, - дети разделят нашу участь. Не смотрите на то что их много, не смотрите на то что за их спинами дракон, мы победим, как это делали всё время! Победим потому что будем сражаться с отвагой в сердцах! Мы сильнее потому что нам есть ради кого сражаться!
        Речь Лена оказала положительный результат. Авантюристы и гвардейцы все как один затрясли над головами своим оружием и воинственно закричали, но конечно же громче всех надрывали глотки «Сыны севера». Эти отважные воины привыкли к таким наставлениям и были готовы рвать врага, даже после того как алый индикатор опустел. Перед тем как дать волю мечам, на небольшую армию из четырёх тысяч человек, наложили ряд положительных эффектов. Здоровье и устойчивость некоторых защитников увеличились почти вдвое. Но даже этого по предварительным подсчётам Нибора было мало, поэтому он велел членам «Стального кулака» безвозмездно раздать остальным предметы из лавки чудес, что значительно увеличило мощь ударной силы.
        Массивные ворота гвардейской святыни распахнулись настежь. Но свет не ударил по глазам. Из-за царящего вокруг хаоса и множества смертей небо затянуло прискорбными, тяжелыми тучами. Казалось осквернители уже победили и этот мир стал медленно подстраиваться под них. За воротами показались разрушенные башни и стены, а ещё дальше устланное телами людей и осквернителей поле битвы. Отсюда до разлома пять километров, казалось бы, расстояние небольшое. Но пока мастера спорили между собой из портала к осквернителям прибыло подкрепление - множество хорошо вооруженных мертвецов и разнообразных чудовищ, среди которых были даже летающие твари. Клиф и Лен начали неспешное наступление. Не бегом, а шагом они продвигались по полю боя, расправляясь с немногочисленными отрядами врага. Их задача не в том, чтобы прорваться через свору мертвецов и уничтожить портал, а в том, чтобы привлечь к себе как можно больше внимания и вынудить сильную нежить вылезти из укрытия. Нибор не просто так отправил Клифа на передовую. С его реакцией, скоростью и общим запасом здоровья, который был равен миллиону очков, Клиф мог дать фору
любому защитнику. Но главной его особенностью был «Чуткий слух». С помощью эхолокации Нибор сможет не только анализировать ситуацию и командовать войском, но и обнаружить сильную нежить, среди которой точно окажутся игроки. Перед тем, как отправить людей в бой, Нибор сверил стрелки с Агатой и по точке их пересечения определил, что два игрока охраняют разлом, а третий, являющийся его главной целью, заперт во дворце.
        На втором километре перед гвардейцами и авантюристами выросла стена из хорошо организованной армии осквернителей. В первых рядах стояли массивные чудовища с большим запасом здоровья, между ними облачённые в латы рыцари смерти, а позади лучники и заклинатели, среди которых было два генерала - четырёхрукий осквернитель, стреляющий сразу из двух луков и большой белый паук, вместо головы у которого было мерзкое чудище с длинными клешнями.
        Без всяких прелюдий живые и мёртвые ударились друг о друга словно волны и смешались подобно ярким краскам. Начался жестокий бой. Опережая свои войска на десять шагов слепой охотник первым прорвал ряды врага. Прыгая буквально по головам стал раздаривать осквернённым стрелы. Обладая общим запасом энергии, который был равен почти тысяче очков, Клиф не скупился на использование боевых способностей. Залпом из шести стрел он с лёгкостью сокращал здоровье рыцаря смерти 50 уровня и в один-два точных выстрела убивал вражеских заклинателей 40. Ловко ускользнув от секиры и меча рыцарей смерти, слепой охотник высоко подпрыгнул и выпустил в них большого алого феникса. Птица издала громкий крик и опустившись на землю пустила кольцо пламени.
        - 35 Т ОЗ.
        Огонь словно яд быстро поедал здоровье мертвецов. На поле боя Клиф был подобен боссу, даже если кому и удавалось по нему попасть, так это только потому, что он собственным телом загораживал других. Запас здоровья в миллион очков и Анрин, который восполнял этот запас находясь на вершине гвардейской святыни, делали его практически неуязвимым. В этом и заключалась идея Нибора - один персонаж владел силой шести, причём если игрок был рядом, стрелка не исчезала, ведь его настоящее тело наблюдало за происходящим издалека.
        Лен метнул в горгулью новые топоры и те, обратившись громовыми соколами, тут же сокрушили её ударами молний. Сам же рослый мужик с внешностью викинга обратился большущим чёрным медведем с двумя волчьими головами. Когти и клыки лена запросто раздирали доспехи рыцарей смерти, а шкура выдерживала удары мечей и попадание стрел.
        Острым ножом Фелиция оставила на своей ладони глубокий порез, из которого ручьём хлынула горячая кровь. Но бордовая жидкость не пролилась наземь, а потянулась к Марку и стала для него прочным доспехом. Используя боевой навык, юноша совершил рывок и вогнал копьё огромному чудовищу в глаз. Пара новичков держались друг друга и не упускала возможности впитать опыт с поверженных врагов.
        Флора собрала меж пальцев молнию и пустила её гулять от одного осквернителя к другому. А когда её шкала магического превосходства заполнилась использовала заклинание «Гнев неба» и временно обездвижила врагов в радиусе семи метров от цели. Однако цель - рыцарь смерти оказался очень стойким и уверенным шагом пошел в наступление, но был разгромлен защитником Филиппом и саблезубой гориллой, в которую перевоплотился его старший брат Данай.
        Целью сражения не являлась победа, поэтому авантюристы и гвардейцы чаще расходовали энергию на уклонения и блоки, нежели на атаки. Раненые тут же прятались, за спинами защитников, а лекари в тот же миг восстанавливали им здоровье. Те, кто был слаб несомненно гибли, но остальные, прикрывая друг друга щитами и проламывая осквернителям черепа, достойно сдерживали врага. Немногочисленной армии даже удалось пробиться через ряды осквернителей и начать движение в сторону разлома.
        Как и ожидал Нибор подобные действия не остались без внимания осквернённых генералов. Рыская по полю битвы сотня мелких собратьев большого белого паука прыгали на авантюристов и гвардейцев и с особым усердием выкачивали из них энергию. Те, кто был полностью истощен становились лёгкой добычей клинков врага. Четырёхрукий генерал тоже внёс свою лепту. С помощью способностей он принялся пускать стрелы через защитников прямо в лекарей. Попадая в цель стрелы взрывались тёмными всплесками, тем самым накладывая на всех вокруг сильное периодическое проклятье. Из-за того, что лекарем пришлось переключится с союзников на себя, многие воины и защитники тут же пали под атаками осквернителей.
        - Стреляйте туда же куда и я! - скомандовал Клиф и пустил стрелу высоко в небо, а та опустилась прямо на четырёхрукого генерала.
        - 24 Т ОЗ.
        Осквернитель решил, что стрела была шальной, но, когда в плечо впился второй наконечник уверенность в этом пропала. Не понимая, как и откуда по нему ведут огонь, генерал поспешил перебежать в другое место, но и там стрела Клифа настигла его. Причём вслед за ней с неба посыпалось множество других стрел и даже магические снаряды. Дождём они осыпались на его голову и нанесли сильный урон. Не важно, как быстро и куда он бежал, залпы всегда находили его.
        На поле боя, запрыгнув гвардейцу на спину и жутко хохоча, возник Бейгл безмозговый. Горбатый осквернитель бил свою жертву большим ножом до тех пор, пока ему самому не снесли голову. Где-то вдалеке прозвучал громкий щелчок пальцев. Обезглавленное тело Бейгла тут же покрылось крупными волдырями, а через мгновение взорвалось. Взрыв не только сбил гвардейцев с ног, но и наложил на них снижающее силу проклятие. Хозяином Бейгла, тем кто щелкнул пальцами, оказалась довольно крупная мумия с большим каменным гробом за спиной. Брутус, так звали осквернителя в кровавых бинтах, набрал полную грудь пропитанного запахом крови воздуха и выдохнул песчаную бурю. Желтая пыль и песок закружились в быстром танце, скрывая всё, что находилось дальше вытянутой руки.
        Лучники и маги больше не могли увидеть куда целит Клиф и поддержать его огнём, но охотнику, который ориентировался не на зрение, а на слух это нисколько не помешало добить врага. В своих странствиях Клиф обзавёлся способностью «Концентрация», которая усиливала «Чуткий слух» и позволяла ему сосредоточится на определённом звуке. Чёрно-белый мир вокруг слепого охотника стал растворяться во тьме. Сначала исчезли взрывы, удары мечей о броню и крики, затем шум песчаной бури. Остался лишь образ четырёхрукого осквернителя, который копошился где-то вдалеке. Клиф высоко подпрыгнул над полем брани и выпустил стрелу, которая приняла облик синего феникса и резвым пламенем устремилась в цель.
        - 54 Т ОЗ.
        Четырёхрукий генерал погиб прежде чем успел воспользоваться страницей из гримуара.
        Из-за того, что пыль и песок закрывали обзор лекари больше не могли видеть раненых. Каждый буквально остался сам по себе. Армия людей снова поредела. Кровь гвардейцев смешалась с землёй, обратилась грязью в которой лежали тысячи бездыханных тел. Громкий рык треглавого медведя оповестил куда нужно двигаться, благодаря чему гвардейцы и авантюристы сбились в кучу и смогли образовать оборонительное кольцо. Оказавшись в центре защитного круга Флора и другие заклинатели неба призвали грозовые тучи, которые крупным дождём прибили пыль и песок. Враг вновь оказался в поле зрения.
        - Бейте вражеских лекарей! - прокричал Клиф и его слова тут же разнесли по полю битвы чёрные вороны. - Бейте осквернителей, использующих некромантию!
        Грозовые соколы мастера Лена выбрали в качестве цели Брутуса. Крупная мумия не только взрывала трупы и накладывала сильные проклятия, но и активно восстанавливала осквернителям здоровье. Того же мнения оказались и стрелы Клифа. Урон от молний и стрел значительно опережал самолечение, поэтому Брутусу ничего не оставалось как сильно исхудать и спрятаться в каменный саркофаг. Будучи легендарным его каменный гроб имел способность поглощать любые атаки.
        «Нет смысла тратить силы на слабаков», рассуждал Нибор, наблюдая за боем с вершины гвардейской святыни. «Они и так падут от моего заклинания. Куда важнее сосредоточить все силы на генералах. Кроме того, что они являются грозной боевой единицей, за каждого из них я и мои люди получают пассивное сопротивление от проклятий. Та мумия явно одна из них, но по какой-то причине я не могу пробиться через её надгробие. И дело тут не в показатели прочности, видимо он обладает временной неуязвимостью. Значит пока стоит оставить мумию в покое. Что касается трёхметрового паука, он в бою не участвует, держится позади и регулярно пускает мелких пауков, а те - то выкачивают энергию, то накладывают замедляющие яды. В общем урона он не наносит, но сильно влияет на исход боя. Так что нужно как можно скорее избавится от него».
        Клиф прыгнул на пятьдесят метров вперед и не сбавляя темпа резво пробежал через осквернителей к своей цели. Слепой охотник знал, что прежде чем он настигнет паука, тот использует страницу гримуара и обратится легендарным чудовищем. Именно поэтому он должен быть рядом и отвлечь его внимание на себя. С общим запасом здоровья и стараниями мрачного лекаря, которому было достаточно лечить себя, он сможет выдержать любую атаку легендарного чудовища и отвадить его от гвардейцев. Расчёты не подвели - арахнид использовал страницу из гримуара. Тело насекомого увеличилось втрое и обзавелось дополнительными клешнями под брюхом, покрылось острыми шипами и изменило окрас с белого на чёрный с вкраплением оранжевых пятен. Подконтрольные генералу паучки тоже преобразились и увеличились в размерах. Их навыки поглощения энергии и яды стали в несколько раз сильней.
        «АРАТУС ТКАЧ КОШМАРОВ 74 УР. ОЗ - 950 Т.»
        - Убивайте мелкий пауков! - фразу Клифа тут же разнесли по полю боя вороны. - Первоочерёдная цель пауки! Большого не трогать!
        Нибор мысленно представил себе схватку с пауком и за минуту с лишним убил его, оставалось лишь воплотить это в жизнь с помощью Клифа, однако случилось нечто, что изначально казалось мало вероятным. Гигантский паук использовал ещё одну страницу гримуара, что Нибору показалось очень странным, ведь никто из мелких арахнидов не подходил к телу павшего генерала. Однако мозг Бродяги тут же выстроил ряд событий, по которым подобное могло произойти.
        «Вот почему четырёхрукий вместо того чтобы восполнить зельями здоровье усердно ковырялся в настройках инвентаря». Нибор вспомнил как именно генерал водил пальцем по воздуху. «Паук похитил страницу ещё до начала сражения».
        Действие сгоревшего в зелёном пламени пергамента оказалось непредсказуемым даже для паука. Огонь не потух, а перекинулся на его тело, стал причинять невероятную боль. От высоких температур хитин насекомого покрылся трещинами, некоторые конечности не выдержали и оторвались, но пламя не убило его, а закалило и сделало ещё сильнее. Вместе с характеристиками изменилось и имя генерала.
        «АРАТУС ПЛЕННИК ХАОСА 74 УР. ОЗ - 1.95 М.»
        Огромный пылающий паук, что возвышался даже над самыми крупными чудовищами, обернулся к слепому охотнику и издав режущий уши звук, выпустил из длинных клешней жидкую паутину. Чёрно-белый мир вокруг Клифа исказился, но управляющий им Нибор не растерялся, он запомнил где кто находился и «Стремительным прыжком» избежал атаки. Резко перекатился по земле и, как только чёрно белый мир пришёл в норму, выпустил в чудовище три стрелы способностью «Залп» и ещё две за счёт ловкости рук. Клиф рассчитывал, что паук погонится за ним, но вместо этого гигантский арахнид принялся истреблять тех, кто бегал у него под ногами. Причём он не стал разбирать где союзники, а где враги. Просто втаптывал их в землю лапами и поливал вязкой и в тоже время очень едкой паутиной.
        «Вот оно что», не сдержал ухмылку Клиф, «словил передоз и впал в безумие. Что ж, это мне только на руку. С его помощью я либо прорвусь под купол и прямо сейчас уничтожу портал, либо заставлю игроков сделать свой ход».
        Чёрный ворон пролетел над головой обращенного в медведя Лена и передал ему послание Нибора:
        - Помоги Клифу увести паука к разлому.
        Лен и сам думал об этом, но не хотел оставлять без защиты людей, и всё же упускать такой шанс он не стал. Медведь с двумя дополнительными волчьими головами тараном прошёл через осквернителей и в скором времени карабкался по лапе гигантского паука. Даже без навыков провокации, нанеся чудовищу достаточное количество урона, можно было сделать себя его главной целью, поэтому громовые ястребы безустанно осыпали арахнида ударами молний. Как итог, обезумевший генерал бросился вслед за медведем к разлому.
        - Достаточно! - крикнул ему Клиф, ощущая, что вокруг только враги. - Превращайся в человека и возвращаемся!
        - Ты сдурел?! - прорычал в ответ Лен. - Без облика медведя эта тварь свалит меня в несколько ударов.
        - Доверься мне! Я уже видел этот трюк.
        На самом же деле, Нибор ничего подобного не видел, но допускал что это может сработать. Лен был сильно озадачен таким предложением, но времени на раздумья не было, поэтому он попытал удачу и обратился человеком. Как Нибор и ожидал - утративший разум паук не смог понять куда делся крупный зверь. Несколько секунд арахнид высматривал его в толпе мертвецов, а не найдя, обрушил свой гнев на них. Урона дважды легендарного чудовища с лихвой хватало, чтобы обрывать жизни осквернителей 55 уровней в один удар.
        - Теперь нужно срочно уходить! - прикрывая собой Лена, поторапливал Клиф. - Эта тварь задержит их на какое-то время.
        - Уйти сейчас?! Но ведь до разлома рукой подать. Подведём паука к порталу, да и дело с концом.
        - Не выйдет. Я слышу, как к нам приближаются основные силы осквернителей. Иди первый, я прикрою твой тыл!
        В разбушевавшегося паука, который успел истребить немалую часть осквернителей и своей паутиной сбить летающих тварей, ударила чёрная молния. Паук издал противный писк и устремился к новому противнику - осквернителю с копьём в руках. Кожа бледная, но чистая - ни единого признака гниения, седые волосы убраны в конский хвост, в покрытых зеленой пеленой глазах уверенность в себе, а над головой имя и уровень.
        «НЕФУС 78 УР. ОЗ - 240 Т».
        Прокрутив копьё, наконечник которого сжимала пасть дракона, Нефиус пустил чёрную молнию, которая прошлась и раздробила лапу гигантского паука. Обладая достаточно низким запасом здоровья для такого уровня, Нефиус наносил неимоверно высокий урон, о чём свидетельствовал тающий под его атаками индикатор легендарного арахнида. Вместе с ним в бой вступили и принялись беспощадно резать паука сильнейшие из рыцарей смерти. Все они были в эпическом снаряжении и минимум 60 уровней, что делало их элитными бойцами осквернённого мира. Вслед за рыцарями из-под купола выступили и, обрушили на арахнида мощное заклинание, не менее сильные Личи.
        Клиф не стал задерживаться и наблюдать как падёт легендарный паук, на это попросту не было времени. Один из осквернителей ворвался в самое сердце людской армии и стал умерщвлять гвардейцев и авантюристов одного за другим. Выкованные из осквернённой стали мечи в один удар рассекали латы и плоть тех, кто был ниже 50 уровня. Осквернитель в комплекте из чёрной, легендарной брони даже не пытался уклоняться. Он принимал все удары лицом, и словно не замечая урона, ловил языком брызги свежей крови. А когда, всё же алый индикатор достигал отметки в 50 %, обращался сотней летучих тварей и устраивал на поле боя ещё больший переполох и полностью восстанавливал здоровье.
        «ЭЛЬДМАН МЛАДШИЙ 70 УР. ОЗ - 499 Т.»
        Желая защитить друзей и новых товарищей чародейка в боевом, усеянном вспышками молний чёрном платье, подняла над головой руки и резко дёрнув их вниз заставила небо низвергнуть на вампира «Молнию титанов».
        - 31 Т ОЗ.
        Заклинание четвёртого круга оставило на лице, казалось бы, юного осквернителя глубокие шрамы, но не более того. Эльдман бросил хищный взгляд в сторону новой жертвы и в один шаг оказался перед ней. Его меч собирался разрезать её горло, но лезвие в буквальном смысле прошло сквозь него. Флора отскочила в сторону, а громила Филипп, который едва успел использовать «Провокацию», ударил топором вампира в затылок.
        - 95 Т ОЗ!
        Фонтаном брызнула кровь. Так и не коснувшись врага, сжимающая топор рука рухнула на землю. Не успел Филипп осознать потерю конечности, как меч Эльдмана с необычайной лёгкостью пронзил нагрудник и вошел ему в сердце. Желая попробовать кровь на вкус, вампир резко дёрнул рукой и высвободил меч через ключицу. Разрубленное тело Филипа пустило алые брызги и рухнуло к его ногам. Эльдман услышал громкий яростный рык. Старший брат Филиппа, обращенный в саблезубую гориллу Данай, мчался на него чтобы отомстить. Вампир резко обернулся и сделал рывок ему навстречу. Мечи из осквернённой стали оставили на теле гориллы глубокие раны, но не убили её. Данай был умелым авантюристом с легендарной способностью к перевоплощению, поэтому даже атака в 100 тысяч не смогла забрать его жизнь. Он зарычал и уже был готов выпустить во врага магический вихрь, как в груди что-то кольнуло. Что-то ужасное и зловещее прокралось под ребра и с неистовой силой сдавило сердце. Вместо вихря, из пасти гориллы брызнула кровь. Убийца его брата прямо перед ним, но сделать ещё один шаг и отомстить ему уже не суждено. Глаза Даная закрылись и
он, как и многие в этот день замертво рухнул наземь.
        - Нет! - закричала Флора и из её рук посыпались удары молний. - Сдохни выродок! Сдохни!
        Чародейка перестала кричать и махать ладонями лишь когда закончилась мана. Она с ужасом смотрела перед собой, ведь её противник всё ещё стоял на ногах. Более того, раны на его теле медленно, но уверенно затягивались.
        - Ты последняя, - тихо произнёс Эльдман и в один удар оборвал её жизнь.
        Вампир слизнул кровь с меча и ощутил прилив силы. Его зрачки сузились как у хищного зверя, а тело всё напряглось. Эльдман засиял словно от повышения уровня и всплеском тёмной энергии откинул врагов от себя.
        ВЫ ВЫПИЛИ КРОВЬ 10 000 ЧЕЛОВЕК, - высветилось системное сообщение перед его глазами.
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «РЕКИ КРОВИ» - ВЫ СТАЛИ ДРЕВНЕЙШИМ ВАМПИРОМ. ВСЕ ВАШИ СПОСОБНОСТИ ЗНАЧИТЕЛЬНО УСИЛЕНЫ.
        «Как же долго я этого ждал», - подумал Эльдман, будучи окруженный со всех сторон. - «Новое достижение - новая сила. Что ж посмотрим на что теперь я способен».
        Тело Эльдмана растворилось во тьме, из которой возникли и закружились тысячи летучих мышей.
        Глава 15. Холод и лед
        Главные силы осквернителей вышли из-под защитного купола в разломе и направились к войскам людей, но на их пути вырос и принялся истреблять нежить гигантских размеров легендарный паук. Под влиянием сразу двух страниц из гримуара осквернённый генерал стал настоящим чудовищем и потерял рассудок - перестал различать союзников и врагов, за что был уничтожен элитными рыцарями смерти и могильными личами, во главе которых стоял Нефиус. Ударами копья, которое разило вспышками чёрной молнии, он забрал жизнь легендарного арахнида и вместе со слугами напал на людей. Те были слишком истощены чтобы защищаться. Поле брани озарило столпами света, но даже ангелы хранители были не в силах спасти людей от беспощадных клинков осквернителей.
        «Если так продолжится», рассуждал Нибор, наблюдая за происходящим через Клифа, «моя армия падёт в течение четырёх минут. Не выживет даже Лен. Осквернители одержат победу и вернутся под защитный купол. Нельзя этого допустить. Необходимо отозвать войска. Показать осквернителям что мы слабы, что если они пойдут до конца, то добьются первоначальной цели - разрушат гвардейскую святыню. Стрелки радаров указывают прямо на неё, а значит игроки поспособствуют такому развитию событий».
        - Всем отступать! - вырвались громкие слова из клюва чёрного ворона. - Отходим к гвардейской святыне!
        Те, кому посчастливилось пережить эту резню, все как один, бросились бежать тем самым лишний раз подставляя врагу спину. Как и ожидал Нибор запах свежей крови и привкус скорой победы заставил осквернителей погнаться за ними. Нибор мысленно выделил на поле боя ключевые фигуры и быстро определился как действовать дальше.
        Главной его фигурой, которая ни в коем случае не должна была погибнуть, был слепой охотник.
        «КЛИФ РЕЙНИ 72 УР. ОЗ - 1 М. ФИЗ. УРОН 17 - 50 Т.»
        «Он ловок и быстр, с его помощью я могу атаковать противника с большого расстояния. Но в сравнении с моим главным персонажем его урон оставляет желать лучшего».
        «МАСТЕР ЛЕН 70 УР. ОЗ - 510 Т. ФИЗ. УРОН 20 - 45 Т.»
        «Он опытен, а главное очень живуч. Его шкура ничем не уступает легендарным латам. Что касается урона, он хорошо сбалансирован. Не зря этот викинг считался одним из сильнейших мастеров».
        «НЕФИУС 78 УР. ОЗ - 240 Т. ФИЗ. УРОН 35-115 Т.»
        «Похоже это очередной генерал. Он мастерски владеет копьём, ведёт бой на любой дистанции. У него малый запас здоровья. Подозреваю это компенсируется показателем стойкости или некой способностью. А вот урон у него такой, словно он получал пятипроцентный бонус за убийство игроков. В несколько атак он нанёс гигантскому пауку четыреста тысяч урона. А ведь все легендарные твари имеют пассивную защиту в двадцать процентов от входящего урона».
        «БРУТУС 69 УР. ОЗ - 261 Т. ОМ - 255. МАГ. УРОН 22 - 45 Т.»
        «Своими размерами и щитом в виде саркофага напоминает воина, но при этом обладает большим запасом маны. Возможно у мумии схожая с Леном способность - обращать ману в показатель силы. Основной атакой является управление и взрыв приспешника. Способен исцелять себя и других мертвецов. Не ясно одно, почему каменный гроб поглощает весь урон, ведь даже мой легендарный щит способен на такое лишь с пятипроцентной вероятностью».
        «ЭЛЬДМАН МЛАДШИЙ 70 УР. ОЗ - 499 Т. ФИЗ. УРОН 37 - 70 Т.»
        «Судя по тому как, он проливает кровь и обращается в летучих мышей это вампир. Магия Флоры смогла разворотить ему лицо, а значит у него низкий показатель стойкости, что компенсируется невероятной регенерацией. Похоже отсекать ему конечности или рубить голову бесполезное занятие. Судя по тому, как он разрубил Филиппа, у него высокий показатель удачи, из-за чего большинство его атак критические. Но что действительно интересно - это то как он сражается. Он не просто чувствует дистанцию и великолепно управляется со своим телом, он словно просчитывает движения противников. Очень опасный экземпляр».
        Также Бродяга выделил среди осквернителей элитных рыцарей смерти - по силе они не уступали королевским рыцарям, и могильным личам - они являлись сильными заклинателями и лекарями в одном флаконе. Но в итоге счёл их массовкой, которая падёт от его заклинания. Понимая, что магия свитка лишь ранит осквернённых генералов, Бродяга начал просчитывать кого из них можно убить прямо сейчас. Подходящей для этого целью стал Нефиус. Держась от вампира как можно дальше, Клиф занял позицию и с помощью различных способностей принялся пускать в небо стрелы. Преодолев поле битвы стрелы устремились в плоть Нефиуса, но были разбиты взмахом призрачного щупальца. Из спины осквернителя возник и принялся защищать его полупрозрачный дух похожего на спрута чудовища. Клиф ожидал чего-то подобного, поэтому стрелял так, чтобы стрелы летели и попадали в цель под разным углом.
        - 16 Т ОЗ.
        - 35 Т ОЗ.
        Но даже когда несколько острых наконечников преодолели духа и впились в цель, здоровье Нефиуса тут же восстановилось. Могильные личи усердно берегли здоровье своего генерала.
        «Что ж попытаться стоило», подумал Нибор. «Зато теперь знаю о его способности».
        Клифу пришлось резко отпрыгнуть в сторону, ведь его цель заметила откуда летели стрелы и послала в ответ чёрную молнию.
        Дабы защитить своих людей, обращенный в зверя Лен набросился на вампира, который словно играючи настигал и жестоко убивал гвардейцев и авантюристов. Эльдман усердно старался получить достижение, которое выдавалось за убийство двадцати противников в течении тридцати секунд. Проблема вампира заключалась в том, что живых противников было слишком мало и все они спешили унести от него ноги. Меч Эльдмана собирался расчленить очередного бойца, как ему в затылок ударила молния громовых соколов. Вампир отвлёкся от азартной игры и в несколько резвых перекатов ушел в сторону, тем самым избежав не только молний, но и встречи с острыми когтями.
        - А какое достижение дают за тебя? - спросил Эльдман разглядывая зверя с основой медвежьей и двумя волчьими мордами.
        В ответ зверь яростно и громко прорычал отчего урон и показатель защиты Эльдмана временно упали на 30 %.Эльдман попытался уйти от «Размашистых ударов» зверя, но их радиус оказался длиннее лап, отчего невидимые когти со скрежетом прошлись по его броне. Зверь попытался навалится на него передними лапами и сбить с ног, но Эльдман оказался куда проворней. Вампир отшатнулся в сторону, но вместо того чтобы нанести удар, вонзил оба меча в землю. От осквернённой стали зелёных клинков по земле быстро разрослась чёрная лужа, из которой к медведю потянулись и стали хватать его тени погибших людей. Их хватка была так тверда и сильна, что Лен не мог поднять лапу, его буквально прижали к земле. Однако даже будучи обездвиженным, зверь не был беспомощен. Кружащие над ним соколы не прекращали попыток ударить Эльдмана молнией. Вампир не стал этого терпеть и обратившись тысячей летучих мышей сплошным вихрем поднялся к птицам. Бой между крылатыми созданиями длился несколько секунд. Громовые соколы отважно клевали и разили молниями летучих мышей, но в итоге были уничтожены. Вместо тушек и перьев на землю посыпались
разбитые в дребезги топоры.
        «Да что б вас!», мысленно ругнулся Лен. «За один день уже второй решился сломать мои топоры! У меня что по-вашему их целый сундук?!».
        К моменту как Эльдман стал собой и приземлился на ноги, чёрная лужа испарилась, а медведь освободился от цепких рук мертвецов. Вампир и треглавый зверь скрестили когти и клинки. У обоих был большой запас здоровья и хорошая броня, но Лен понимал, долго ему так не продержаться. Всё чего он пытался добиться, это дать возможность людям сбежать. Однако кровоточащие раны на его массивном теле говорили о том, что ему не выбраться из этого боя живым. Эльдман не тратил энергию на блоки и парирования, он резво уходил от когтей простыми движениями и тут же контратаковал. Везение вампира закончилось в тот момент, как его ногу, а следом и голову пробили стрелы Клифа. Треглавый зверь не растерялся и вцепился противнику зубами в плоть. Острыми клыками разорвал Эльдману руку и был готов перейти к главному блюду - к голове, но тот, обратившись немыслимым количеством мышей, буквально вылетел у него из пасти. Плотный поток крупных крылатых тварей принялся кружить и кусать Лена и Клифа тем самым быстро восстанавливая вампиру здоровье. Через пять секунд летучие мыши начали сбиваться в одну точку обращаясь бледным
вампиром. На теле и чёрной броне Эльдмана не было ни единой царапины, даже оторванная Леном рука оказалась на месте.
        - Уходи, я его задержу! - крикнул Клиф.
        - Думаешь я сбегу, поджав хвост?! - прорычал Лен. - Вдвоём мы точно сможем победить!
        - Проваливай Лен! - грубо произнёс Клиф. Он понимал, что вампир не упустит шанса добить раненого зверя. - Чем больше у него противников, тем легче ему восстанавливать здоровье. К тому же ты нужен у гвардейской святыни. Бой ещё не окончен.
        Прорычав от сильного недовольства, но признавая, что Клиф прав, трехглавый зверь бросился бежать вслед за остальными. Оказавшись на безопасном расстоянии, он обратился человеком и принялся заклинаниями лечить себя и других раненых, кто отчаянно хромал в попытке добраться до крепости.
        - Эх, а я так хотел снять с него шкуру и получить достижение, - разочарованно протянул Эльдман. - Ну а ты чем порадуешь? Следопыт с непомерно высоким запасом здоровья.
        - Стрелой в твоей глазнице, - ответил Клиф и не мешкая выстрелил из лука.
        Чтобы уклонится Эльдману хватило просто наклонить голову к плечу.
        «Хорошая реакция», подумал Бродяга. «Он точно знал куда я целю, ведь наклони он голову в другую сторону стрела попала бы в цель».
        Эльдман резво сорвался с места и, по возможности уклоняясь от стрел, побежал на Клифа. Показатель скорости у слепого охотника был ниже чем у вампира, но так как он стрелял на опережение, тем самым ограничивая движения врага, стрелы часто попадали в цель. Вот только урон от них был незначительный от 7 до 20 тысяч за попадание. У Эльдмана был большой запас здоровья и хорошая броня, поэтому вместо того чтобы отражать стрелы мечами, он экономил энергию и ловил их грудью. Как только вампир подошел вплотную и устремил свой меч в охотника, тот «Стремительным прыжком» отпрыгнул почти на пятьдесят метров назад. Во время прыжка Клиф выстрелил так чтобы стрела встряла в землю и стала тем камнем, о который должен споткнуться вампир. Наделённый отменной реакцией Эльдман заметил подвох и смог избежать ловушки.
        «Если верить счётчику игроков», мысль в голове Эльдмана пронеслась быстрее, чем летела стрела. «В столице людей пять игроков. Двое из них я и Медея, один прячется во дворце, а ещё двое находятся в крепости. Ни одна из стрелок не исчезала, значит передо мной не игрок. Но тогда откуда это чувство? Почему его движения и тактика мне так знакомы? Вместо того, чтобы атаковать способностями он заморачивается и пытается поставить мне подножку с помощью стрелы. Почему я вижу в нём Бродягу Ника?».
        Чтобы разгадать этот секрет Эльдман израсходовал энергию на два мощных рывка, благодаря чему вмиг преодолел расстояние в двадцать метров. Клиф собирался «Залпом» выпустить в него сразу шесть стрел, но внезапно замер. Грудь наполнил неистовый холод, а через мгновение чья-то рука сжала сердце. Способность «Сердце мертвеца», которой воспользовался Эльдман, стала гораздо сильнее и уже вместо 5 % забирала 10 %. Причём этот процент рассчитался не от личного запаса здоровья охотника, а от общего, из-за чего урон достиг 100 тысяч очков. Вампир совершил последний рывок и нанёс несколько критических ударов.
        - 70 Т ОЗ!
        - 70 Т ОЗ!
        Мечи из осквернённой стали оставили на ногах охотника глубокие кровоточащие раны, а вместе с тем понизили его скорость передвижения на 50 %. Эльдман мог нанести куда больше урона, но Клиф отошёл от парализующей способности. Не сходя с места, он уклонился от взмаха мечом и в следующий миг в упор выстрелил Эльдману в лицо из арбалетов.
        «Без сомнений это он», мелькнула мысль в голове Эльдмана. «Бродяга Ник. Даже будучи стрелком он с легкостью даёт отпор в ближнем бою. Чтобы одолеть подобного ему нужно быть не просто быстрее и сильнее нужно понять, как работает каждая его способность. Почему у него так много здоровья и почему оно восстанавливается так быстро? Легендарная регенерация? Нет. Регенерация протекает плавно, а его здоровье восполняется так, словно кто-то его лечит».
        Чтобы отыскать, по его мнению, невидимого лекаря Эльдман обратился тысячей летучих тварей. Часть летучих мышей сбилась и принялась грызть слепого охотника, а другая вихрем закружила вокруг него. Никого не обнаружив, вампир возник у охотника за спиной, но тот перекатом ушёл от атаки. Раны на ногах Клифа давали о себе знать, каждый шаг заставлял его истекать кровью и терять здоровье.
        «Клифом мне его не убить», уже давно сделал вывод Нибор. «Лен достаточно далеко, а осквернители слишком близко. Пора уходить».
        Слепой охотник отскочил от противника с помощью «Стремительного прыжка» и принялся пускать стрелы в небо. Эльдман мысленно просчитал их траекторию полёта и выделил между собой и охотником опасные участки, после чего резво пошел на сближение. Однако он никак не ожидал, что слепой охотник побежит ему навстречу, а за секунду до столкновения выпустит из лука не стрелу, а большого алого феникса. Пламя обожгло бледную кожу и заставило вампира зажмурится. Следом за алым из лука вылетел синий феникс. Менее крупная птица ударила вампира в грудь и с силой отбросила его назад. Не успел Эльдман ударится спиной об землю, как ранее выпущенные охотником стрелы пробили ему ноги в нескольких местах. Перезарядка способностей и полученное из-за увечья замедление, свидетельствовали о том, что Клифа ему уже не догнать.
        - Фух, - опустив затылок на землю, с облегчением выдохнул Эльдман. На его лице засияла улыбка. - Я сделал это, пережил схватку с Бродягой Ником. Да! Да! Я даже смог ранить его. - Вампир резво вскочил на ноги и рассёк торчащие из них стрелы. - Как же это было захватывающе! Вот оно - то чего я ждал всю жизнь. Вопрос лишь в том, почему он удрал? Я даже не успел использовать свой козырь. Большой запас здоровья и регенерация временны? Нет, что-то здесь не так. Что-то не вяжется. Не верю, что Бродяга Ник не позаботился о достойной прокачке персонажа.
        Используя «Стремительный прыжок» по восстановлению, Клиф ушел на безопасное расстояние от вампира и начал медленно нагонять гвардейцев, которые, спасаясь бегством от осквернённых, стремились укрыться за стенами гвардейской святыни. В видимом лишь слепому охотнику чёрно-белом мире, Нибор заметил быстро приближающуюся к Лену женскую фигуру. Её намерения были не ясны, но по отсутствию оружия в руках и отчётливому дыханию, которое свидетельствовало о том, что женщина не осквернитель, Нибор принял её за авантюриста. Проблема заключалась в том, что сам Лен её не видел и в своём обычном облике рослого мужчины заклинаниями восстанавливал союзникам здоровье. Женская фигура оказалась врагом, который действовал решительно и беспощадно.
        - 240 Т ОЗ!
        Усиленный «Жаждой смерти» «Внезапный удар» полностью лишил Лена здоровья и со сломанной челюстью отправил его кубарем лететь по полю боя. Преодолев семьдесят метров тело мастера Сынов севера тряпичной куклой упало на землю. Единственной причиной почему смерть не забрала его жизнь был порог в 5 %. Лен был оглушен, растерян и не в состоянии пошевелится, но инстинкт самосохранения и способность «На последнем дыхании» помогли ему перевоплотиться в зверя. Увечье в виде сломанной челюсти досталось медвежьей голове, а индикатор здоровья восполнился ровно настолько насколько хватило маны. Раненный зверь с трудом, но поднялся на лапы и посмотрел в сторону врага, который после атаки стал видимым. Им оказалась красивая стройная женщина с серым цветом кожи, длинными белыми волосами и алой радужкой глаз. Женщина была облачена в купальник из серой кожи с множеством ремешков, которые лишний раз подчеркивали изысканность статной фигуры, а вот её руки были скрыты под массивными латными наручами и перчатками.
        «МЕДЕЯ 74УР. ОЗ - 290 Т.»
        Лен осознавал, что это конец. Что ему не суждено вернутся в деревню, обнять жену и покатать на шее детей. Но что действительно страшило так это то, что, если он просто сдастся и умрёт, его родные последуют за ним. «Нужно сражаться!» с этой мыслью Лен оскалил волчьи клыки и зарычал. Его шерсть встала дыбом, по спине к хвосту импульсами пошли жёлтые токи, глаза налились магией в голове зазвучала песня из его родных мест.
        Здесь собрались все, все воины Земли,
        Они встали в строй, ждут клич, призыва - в бой!
        Замерли войска, победа так близка,
        И звук наполнит зал, вселив веру в их сердца!
        Мы имеем право, погибнуть за металл!
        Здесь каждый этого хотел, он верил и мечтал.
        Поклянись, что меч твой, может жалить как оса!
        Так смело вступим в бой, взмывая к небесам!
        Враг трепещит,
        Подними свой меч и щит!
        Мы воины! Воины всей Земли!
        Лишь встав плечом к плечу,
        Зло предав мечу!
        Мы воины! ВоинывсейЗемли!
        «Manowar - Warriors of the world»
        Понимая, что задумал треглавый зверь Медея приняла позицию низкого старта и с невероятной скоростью побежала на него. От той силы с которой она сделала первый рывок земля буквально двухметровой волной вылетела из-под её ног. Лен сосредоточил звериный взгляд на противнике, чей образ был почти размыт и широко открыл волчьи пасти, из которых тот же миг вырвались, переплелись и устремились в Медею потоки молний. Не сбавляя темпа, бескрылая фея принялась избегать испепеляющего луча резкими акробатическими манёврами. Отскочив вправо, проскользнув под молнией, боковым сальто перепрыгнув через неё, Медея оказалась у морды врага. Фея мгновенно перенесла весь вес на выставленную вперед левую ногу, повернула бедра и нанесла удар правой рукой. Закручиваясь облаченный в сталь кулак соприкоснулся с массивной волчьей мордой, разбил вдребезги острые клыки и отправил зверя в полёт. Тушу зверя закружило по траектории удара. Как всегда, Медея не стала медлить. Длинные стальные иглы пробились через толстую шкуру словно пули и тот же миг оборвали жизнь некогда великого мастера Сынов севера. Изувеченное до
неузнаваемости тело Лена упало на землю, а Медея, получив за его убийство достижение и забрав трофеи, снова скрылась в тени.
        «Жаль, что так вышло», подумал Нибор. «Но я не мог его спасти. Клиф ранен, его скорости недостаточно чтобы противостоять чему-то подобному. И что мы в итоге имеем? На доске новая сильная фигура. Учитывая, что это женщина будет уместно приравнять её к ферзю. Не сказать, что она показала нечто невероятное, но та жажда крови и ярость с которой она сражается опасны. Тому что живое существо, которое умеет прятаться в тени, сражается на стороне осквернителей есть только одно разумное объяснение. Она один из игроков. А здесь она потому что объединилась с другим игроком, и они вместе пришли, чтобы убить Дейкера, Агату и меня».
        Ведомые жаждой свежей плоти тысячи осквернителей преследовали авантюристов и гвардейцев до самой крепости. Осыпали их проклятьями и стрелами, набрасывались и разрывали, словно своры диких собак. Фелиция - юная чародейка Стального кулака выбилась из сил и споткнувшись упала на мгновение назад застреленного авантюриста. Мужчина лежал к ней спиной, но вид вогнанной ему в затылок стрелы заставлял сердце биться быстрее, ощущать, как смерть идёт по следам.
        - Попалась красотка! - над Фелицией нависла тень гниющего осквернителя - мертвеца без носа и торчащими наружу сколотыми зубами.
        Фелиция хотела разрезать ладонь и использовать магию крови, но осквернитель успел схватить её за запястье и навалится на неё всем телом.
        - Сейчас кто-то получит массу удовольствия, - прокряхтел он и в тот же миг получил остриём копья в голову.
        - Надеюсь ты удовлетворён! - зло произнёс Марк и ногой сбросил тело осквернителя с копья.
        Марк помог Фелиции подняться на ноги и вместе с ней совершил последний рывок к гвардейской святыне, где выживших ожидали королевские рыцари. Лучники заняли позицию на осадной стене, а сильнейшие воины королевства расположились в её бреши. Магическая башня, которую едва удалось восстановить ремесленникам обрушила на осквернителей свою мощь. Сила такого сооружения была соизмерима с десятком искусных заклинателей, поэтому мертвецы сотнями гибли в огненных воронках от небольших метеоритов. Даже элитные рыцари смерти с трудом выдерживали урон от столь грозной магии. Однако долго простоять башне было не суждено. Откуда-то со стороны руин города в башню прилетела и ударилась часть каменного здания. Наделённая невероятной физической силой Медея ещё раз подняла кусок здания, который превышал её собственный вес в сотни раз, и подобно осадному орудию разрушила им башню.
        - Почему ворота закрыты?! - воскликнул, обращаясь к стражникам Маркус.
        У ворот собралось много народу, большую часть которых составляли раненые.
        - Это не твоего ума дело щенок! - тут же объявился капитан Нок. - Руки, ноги на месте значит отправляйся в бой. Враг в той стороне!
        - Но ведь эти люди ранены! Им нужна помощь! - настаивал Маркус. - Этот бой уже проигран, мы должны отступить.
        - Трус! - заявил Нок. - Из-за таких слюнтяев мы и проигрываем. А ну подорвали свои жопы и ринулись в бой! Пока мастер Сантина не даст сигнал ворота будут опущены.
        Маркус хотел что-то добавить, но в этот момент ряды королевских рыцарей были пробиты чёрной молнией. Элитные рыцари смерти, могильные личи во главе с Нефиусом и Эльдманом стали уверенно прорываться к воротам. Капитан Нок обнажил меч и с криком, «За короля!» ринулся в бой. Меньше чем через минуту он был обезглавлен Эльдманом, который восполнив своё здоровье за счёт его крови, взглядом стремился отыскать Клифа. Он знал, что раны людей затягиваются долго и пока слепой охотник замедлен у него есть шанс поймать его. Эльдман сделал один шаг, а на второй рассыпался тысячей летучих мышей, которые принялись кружить вокруг крепости в поисках добычи.
        Клиф «Стремительным прыжком» ушел от потока крупных летучих мышей, затем от меча вампира в которого они превратились. Мелькая на поле боя, слепой охотник пускал стрелы вампиру в ноги, но в этот раз Эльдман не экономил энергию и отражал их мечами, а когда представлялась возможность использовал в качестве живого щита кого-то из гвардейцев. С мыслью «Либо сейчас, либо никогда» Эльдман буквально дышал Клифу в спину. Наблюдая за этим из тени, Медея поняла, кто является целью вампира и решила вмешаться. Бескрылая фея резво пробежала по осадной стене и метнула отравленную иглу Клифу в ногу. Однако Клиф слышал её. Поэтому он не только увернулся, но и пустил в ответ синего феникса. Птица не сбросила фею со стены, но обожгла кожу на её лице, из-за чего та пришла в ярость.
        «Теперь за головой Клифа охотятся двое», нисколько не нервничая рассуждал Нибор. «Они работают сообща, значит я был прав и вампир всё-таки игрок. Причём довольно необычный. Он тоже просчитывает мои действия, а ещё знает все мои привычки. Видимо ярый фанат. Если где-то просчитаюсь или чего-то не учту могу лишится своих фигур».
        Нибор мысленно прорисовал для Клифа сотню маршрутов и вариантов действий, но все они заканчивались одним и тем же, поэтому он выбрал самый длинный из них и просто оттягивал неизбежное. В конце концов, акробатическими элементами преодолевая препятствия в виде осквернённых и людей, бескрылая фея нагнала Клифа. В этот момент Эльдман сжал слепому охотнику сердце и тем самым на мгновение обездвижил его. Медея тут же провела захват, из которого Клиф был не в состоянии вырваться, а Эльдман приготовился пустить в ход осквернённые клинки.
        - 71 Т ОЗ.
        Вампир уже замахнулся для удара, как ему на голову обрушилась и с лёгкостью проломила череп кирка Лии. Зная, что в одиночку Клифу не справиться, Нибор заставил Лию спрыгнуть с самой вершины гвардейской святыни. Оглушив вампира, Лия устремила тяжёлую, похожую на льдину кирку в голову бескрылой феи, но та, вовремя отбросив добычу в виде Клифа, успела увернутся. Теперь, когда в бою участвовало два подконтрольных Нибору персонажа, его ход резко переменился. Клиф перестал бежать и принялся активно пускать стрелы в бескрылую фею, а Лия защищать его от клинков вампира. Эльдман и Медея тоже действовали сообща. Они выбрали своей главной целью Лию и принялись ударами сокращать её здоровье. Реакция и мастерство Нибора были на высоте, но и противники не отставали, кроме того их показатель скорости был куда выше, чем у подконтрольных ему персонажей.
        «Хорошо, что не воспользовался своим козырем», размышлял во время боя Эльдман. «Из-за того как двигается и действует Клиф я принял его за Бродягу Ника, но дело в том, что эта Лия двигается точно так же. Орудует киркой, у неё другой показатель силы и скорости, но движения. Словно передо мной сразу два Ника. Мою теорию подтверждает их запас здоровья. Получает урон один, здоровье теряют оба. Они как единый организм. Если исходить из уровня и запаса здоровья под контролем Нибора ещё как минимум два персонажа. И один из них - это лекарь. Вот почему их здоровье восполняется рывками. Он лечит себя и тем самым восстанавливает здоровье всем. Я разгадал твой секрет и теперь смогу тебя превзойти!».
        - Смотрите там! - крикнул кто-то из авантюристов. - Это сигнал!
        На горизонте в районе внешних стен столицы показался столб синего дыма. Мастеру Сантине удалось освободить и эвакуировать жителей города. Прозвучал громкий горн, главные ворота стали подниматься, открывая спасительный проход в крепость. Выжившие среди которых были Марк и Фелиция рекой ворвались внутрь. Осквернённые собирались последовать за ними, но специально усиленное священными письменами поле не пустило их через порог. В этот момент Лия специально махнула киркой так, чтобы Медея провела захват. В отличии от вампира Медея не знала всех тонкостей боя, а потому попалась на эту уловку. Нибор с его невероятной способностью запомнить движения и контролировать тело с лёгкостью использовал захват в свою пользу. Лия ловким движение заломила Медее кисть, и сделала ей подсечку от чего бескрылая фея рухнула на землю спиной. Эльдман понял, что персонажи собираются улизнуть, но не стал им мешать. Вместо этого вампир обратился тысячей летучих тварей начала искать другой путь попасть в крепость. Однако к какому окну он не подлетал все они были наглухо заколочены и запечатаны магическими символами. В итоге
вампир оказался на самой вершине, где встретил Анрина и Нибора. По их запасу здоровья и по имени Нибора, которое в обратном порядке читалось как «Робин» Эльдман понял, что встретил своего кумира. Взгляды игроков пересеклись. В глазах Эльдмана было восхищение и радость, а в глазах Нибора ярость и отвращение. Меч Бродяги покинул ножны.
        - 300 Т ОЗ!
        Вампир осознал, что произошло, когда было слишком поздно. С разрубленной головой он полетел с вершины вниз. Пока Эльдман во время падения восполнял проклятыми зельями здоровье, часть отрубленной головы обратилась летучими мышами и вернулась на место. Не успел Эльдман ударится о землю, как на него с неба начали стремительное падение огромная ледяная глыба, раскаленный метеорит и столб чистого света. Искусный заклинатель был намерен закончить начатое и оборвать жизнь Эльдмана, но того в буквальном смысле спас Нефиус. Бледный мертвец прокрутил в руках копьё и пустил чёрную молнию, которая разбила ледяную глыбу и метеорит на мелкие куски, которые побили стены крепости и нанесли немалый урон осквернителям по области. А вот с лучом света молния не справилась. Однако одного заклинания и падения с высоты было недостаточно чтобы убить вампира. Перед падением Эльдман заметил на горизонте сигнальный огонь и в его голове тут же сложилась картина.
        - Это ловушка! - прокричал он, пытаясь подняться на сломанные ноги. - Нас намеренно выманили из-под купола.
        Медея подняла взгляд к вершине крепости и увидела, как быстро над ней образуется тайфун. Бескрылая фея не стала медлить и выпив зелье бестелесности растворилась в пространстве, а Эльдман схватив Нефиуса за руку воспользовался своей главной способностью и перенёсся с ним в Сумеречную зону.
        Стоя на вершине гвардейской святыни Нибор наполнял свиток общим запасом манны. Как только этот процесс был завершен, тайфун кольцом опустился к подножью башни и обратил всё и всех к чему коснулся в ледяные статуи, но то лишь было начало. Свиток по кусочкам унёс сильный ветер, а на его месте остались слова древнего божества. Нибор коснулся их и над башней образовался новый тайфун в сотни раз мощнее предыдущего. Снежный ураган стал быстро опускаться вниз, из-за чего снизу могло показаться, что падает небо. Все осквернители и люди, которым не удалось спрятаться в крепости получили 125 тысяч урона, а те, у кого был низкий, в сравнении с Нибором показатель стойкости, получили 250 тысяч урона. Магия Нибора снежной вьюгой разошлась по улицам столицы и без преувеличения уничтожила всё живое к чему смогла прикоснутся. Город и его жители оказались пленниками синего льда. Всё выглядело так, словно время застыло в одном мгновении.
        ВЫ УБИЛИ 20 ПРОТИВНИКОВ ЗА 30 СЕКУНД - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «БЕРСЕРК».
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК ДУШИ 3Х
        ВЫ УБИЛИ 100 ПРОТИВНИКОВ ЗА 30 СЕКУНД - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «БЕСПОЩАДНЫЙ ЖНЕЦ».
        ПОЛУЧЕН ПАССИВНЫЙ НАВЫК - «ВЕСТНИК СМЕРТИ» - К УРОНУ ОТ ФИЗИЧЕСКИХ АТАК ДОБАВЛЯЕТСЯ 5 % УРОНА МАГИЕЙ СМЕРТИ.
        ВЫ УБИЛИ 1000 ПРОТИВНИКОВ ЗА 30 СЕКУНД - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ПОВЕЛИТЕЛЬ СМЕРТИ».
        ВЫ ПОЛУЧИЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ ЕДИНОРАЗОВО ПРИЗВАТЬ СМЕРТЬ, ЧТОБЫ ТА ЗАБРАЛА ЖИЗНЬ ВАШЕГО ВРАГА.
        Глава 16. Жестокая игра
        Злобные крики, громкие вопли и лязг металла стихли. Холод легендарной магии покрыл льдом все улицы и здания, обратил столицу в царство из синего хрусталя. Город опустел и лишь изредка гуляющий по нему ветерок мог узреть всю эту красоту, восхититься застывшими в бою ледяными статуями. Стоя на вершине гвардейской святыни - крепости, которая так и не сдалась врагу, Нибор заметил внизу движение. Несколько фигур спешили покинуть это место.
        «Так и знал», подумал Бродяга. «Они оба смогли пережить мою атаку. Однако интересно другое, почему их не сковал лед? Интересно, но сейчас не так уж важно. Ведь я всё узнаю, как только встречусь с ними лично. Спасибо за это хитрецу Инстрису. Полагаю, чтобы никто из родственников знати не возмущался, что игра проходит нечестно, после запуска Инстрис выложил информацию о ней в интернет. Таким образом каждый получил возможность проверить параметры и характер NPC, способности боссов и расположение различных предметов. Благодаря этому что-то изменить в игре, как-то помочь её участникам стало невозможно. Но Инстрис нашел способ сделать меня сильней остальных. Бьюсь об заклад, зрители не видят, как система выдаёт мне всю подноготную о противнике. Не только характеристики, но и навыки, что позволяет мне просчитать самое выгодное развитие событий».
        Опасаясь, что нежить прорвётся в крепость через главные ворота, горстка выживших авантюристов и гвардейцев не опускали посохов и мечей. Надежды на спасение не было, но они были готовы дать отпор. Лучше погибнуть в бою с мечом в руках, чем стать рабом, а через какое-то время ужином для осквернителей. Но как бы они не храбрились скрыть свой страх перед неминуемой гибелью было тяжело. У кого-то дрожали руки, у кого-то колени, а кто-то так таращился на ворота, что у него покраснели глаза. Смерть вот-вот постучит в эту дверь.
        - Ну чего скорчили такие суровые рожи?! - голос слепого охотника ударом колокола разлетелся по залу.
        Воины непонимающе переглянулись и уставились на него.
        - Не слышите, что ли? - опершись на плечо Лии, обратился к ним Клиф. - Это звуки нашей победы!
        - А ведь и правда, - осенило гвардейца. - Тишина.
        - Сгинула вся нежить! - радостно объявил Клиф. - Нибор уничтожил её своей магией.
        Люди с облегчением выдохнули и опустили мечи. Кто-то так обессилел и перенервничал, что задом рухнул на пол. Секунду спустя, после осознания происходящего, они радостно закричали «Ура! Мы победили! Победили!».
        - Клиф! Лия! - воскликнул Райс. - Вы живы!
        Облаченный в латы и кольчугу серый оборотень ловко просочился через людей и бросился, виляя хвостом, прижимать к себе друзей.
        - Сейчас же поставь их на место! - велела оборотню его сестра Фиби. - Не видишь Клиф ранен.
        Сестра Райса была одета в классический белоснежный наряд жреца, от чего её светлые локоны ещё сильнее переливались золотом. Как только оборотень поставил друзей на место, жрица приложила свои ладони к кровоточащим ранам Клифа и принялась за лечение.
        - Да разве ж это рана? - отмахнулся слепой охотник. - Всего лишь очередной шрам в мою коллекцию. Клифа Рейни ни мечом, ни копьём не сразить.
        - Тогда какого ты старый хрыч улёгся на Лию как мешок навоза на телегу?! - возмутилась Лия.
        - Цыц мелкая! Главная роль оруженосца в трудную минуту подставить плечо своему господину.
        - Господину?! - Лия резко убрала плечо отчего слепой охотник рухнул на спину. - И правда, как мешок навоза, - засмеялась девочка.
        - Ах ты ж мелкая! Ну погоди, попросишь ты у меня определить, где драгоценные минералы закопаны.
        - А Лия в твоих услугах больше не нуждается. У Лии есть навык «Запах наживы».
        - Вот ведь стерва растёт. Нет ну вы это слышали?
        - Закончила, - оповестила Фиби. - От увечья и отрицательного эффекта я вас избавила, но ещё какое-то время ноги будут болеть.
        - Это ничего, - Клиф ловким движением встал на ноги. - Главное бегать теперь нормально смогу. Был бы рад ещё поболтать, но бой ещё не окончен.
        Клиф сорвался с места и быстро принялся подниматься по широкой, каменной лестнице.
        - Спасибо вам, - Лия поблагодарила Фиби за помощь и поспешила за ним.
        Преодолев семь этажей Клиф и Лия столкнулись с Агатой, что совсем не было случайностью. Голубоглазая девушка, чьи синие волосы были подстрижены под каре, была облачена в латный доспех гвардейского капитана, а из-за её широкой спины выглядывал внушительных размеров боевой молот. Привязав своё имя к камню клятвы Агата стала значительно сильнее. Все её характеристики увеличились на 30 единиц, а показатель стойкости на 60 %. Так как капитан Нок погиб в бою, она стала самой главной среди гвардейцев.
        - Как всё прошло? - едва успев подойти, спросила Агата.
        - Армия осквернённых уничтожена, но игроки живы, - ответил Клиф. - Я собираюсь догнать и убить их.
        - Как будем делить бонусы? Всё мне или пятьдесят на пятьдесят?
        - Я пойду один, у тебя другая задача.
        - Значит решил заграбастать всё себе? - скрестила руки на груди и надула щеки Агата. - Ты видимо не знаешь, что все вкусности и зарплату нужно отдавать жене. Или у тебя есть другая? Решил отдать все бонусы ей?!
        - Прости, но сейчас не самое подходящее время для твоих шуток.
        - Ну конечно, у тебя никогда нет на меня времени. То тебе нужно искать сырьё для предметов, то повышать уровни. У мужиков одни игры на уме.
        - Ты сама знаешь, что на кону, - лицо Клифа было серьезным. Спустя секунду тишины он коснулся её лица и произнёс: - Ты единственная кому я доверяю и кем дорожу.
        - Что ты хочешь, чтобы бы я сделала? - смирившись спросила Агата.
        - Уничтожь портал на дне разлома до того момента, как к осквернённым прибудет подкрепление. Заклинание было со свитка, так что второй раз покрыть город льдом я уже не смогу. Возьми всех, кто есть. Райса, Фиби, Марка, Фелицию и выдвигайся немедленно. Но будь осторожна. Для осквернителей портал столь же ценен, как для нас гвардейская святыня. Это маловероятно, но на защиту разлома может прилететь дракон хаоса.
        - Кстати об этом. Почему он бездействует. Что ему мешает разрушить гвардейскую святыню и уничтожить нас?
        - Разведка докладывала, что осквернители окружили дворец запечатывающими рунами. Их цель не материк и даже не столица, им нужно то, что находится во дворце. Дракон пожирает защитный купол и смотрит за тем, чтобы его цель не сбежала. А на нас они напали только для того, чтобы мы не мешались под ногами. В любом случае будь предельно осторожна. Если дракон объявится, не думай, беги.
        - Не беспокойся за меня. В детстве я играла в повелителя подземелий, с драконом уж как-нибудь справлюсь.
        Зная, что слепым охотником управляет Бродяга Ник, Агата схватила Клифа за грудки и страстно поцеловала его в губы. Чуткий слух оповестил слепого охотника, что за ними с нижних пролётов лестницы наблюдают Марк и Фелиция, поэтому Лия резко одернула Клифа от Агаты.
        - Ты чего удумал сушёный сухарь?! - возмущаясь тащила его по лестнице Лия. - Знаешь, что с тобой сделает Нибор, если узнает, как ты приставал к его женщине?
        - Так она сама! - оправдывался Клиф. - Но я её понимаю. Мало кто сможет устоять перед моей храбростью и величием.
        - Какое там величие? - засмеялась Лия. - Даю драконий кристалл, что ты подсыпал ей что-то в вино.
        Достигнув вершины крепости, Клиф и Лия объединились с Нибором и Анрином, которые уже подготовили всё для быстрого спуска. Все четверо преодолели половину пути по верёвкам, а когда те закончились начали ловко прыгать с башни на башню, ножами скользя по покрытым толстым льдом стенам. Оказавшись у подножья гвардейской святыни, Нибор обнажил меч и выпустил из ножен порыв сильного ветра, который частично разбил лёд на воротах. Для того чтобы окончательно освободить проход и дать возможность Агате выбраться наружу Нибор использовал заклинание «Пылающая гильотина». Раскалённый докрасна валун рухнул у главных ворот и, разбив сотни застывших осквернителей, своим жаром растопил лёд.
        Громкий шум и врывающийся через щели в воротах огонь заставил авантюристов и гвардейцев снова взяться за оружие и попятится к стенам. Каждый из них решил, что по ту сторону ждёт и жаждет поживится человечиной ужасный дракон. Каково было всеобщее удивление, когда девушка в капитанских латах, смело подошла к утратившим былую прочность воротам и взмахом тяжелого молота пробила путь наружу.
        - Ну чего застыли? - громко и задорно обратилась к ним Агата. - Бой ещё не закончен! Нам ещё предстоит закрыть портал и надрать задницу дракону.
        - Какое там, - вздохнул потерявший в бою руку авантюрист. - Нас осталось меньше двух сотен. А тех, кто может держать меч и дать тварям достойный отпор ещё меньше.
        Мужики закивали головами. Они давно не знали сна и отдыха, латы и кольчуга тяготили их плечи.
        - И что с того? Разве это повод сдаваться? - спросила Агата. - Я понимаю, вы сполна выплатили свой долг. Многие из вас побывали буквально в аду. Но если мы не выйдем наружу и не продолжим сражаться, все ваши усилия и жертвы окажутся напрасными. Как новый капитан я официально заявляю, те кто хочет остаться оставайтесь. Вас никто не будет судить. Сегодня вы уже стали героями. Но, а те, кому этого мало, кто хочет хотя бы попытаться победить, идите за мной. Я покажу место, где нужны ваши отвага, копья и мечи.
        Не дожидаясь ответа от людей, Агата широким шагом вышла наружу и направилась в сторону разлома. Оборотень Райс и его сестра Фиби без промедления последовали за ней. Людям было тяжело представить, что они смогут противопоставить чёрному дракону хаоса, но оставаться в стороне, когда юная дева идёт в бой, они не могли. Крепость вмиг опустела, а за спиной Агаты образовалась небольшая рота из двух сотен храбрецов. Агата окинула их взглядом и заметила, что среди них нет Маркуса и Фелиции. Искать пропавших было некогда, ведь она обязана как можно скорее выполнить просьбу Бродяги и поспешить ему на помощь. Собирая с осквернённых опыт и ценные предметы, немногочисленный полк достиг глубокого разлома, на дне которого расположился магический купол, а под ним врата бога ветров.
        - Чуешь что-нибудь? - спросила Агата у оборотня.
        - Нет, - шмыгнул носом и дёрнул ухом Райс. - Тихо как в могиле.
        - Значит нас уже ждут. Спустимся по той тропе.
        - Это лучшее место для засады, - сморщился оборотень. - Будем как бельмо на глазу.
        - Знаю, но он же и самый быстрый.
        Люди Агаты начали медленный спуск ко дну разлома. Вопреки опасениям враг так и не встретился им на пути, однако, когда они начали приближаться к порталу, со скалистых выступов их принялись осыпать проклятиями и магией смерти сотня тёмных жрецов и лучников. Агата совершила рывок и ударом молота о подножье разлома вызвала сильный оползень. Утратив точку опоры, осквернители скатились вниз и стали лёгкой добычей для гвардейцев и авантюристов. Преодолевая расстояние в пять метров за прыжок оборотень Райс прошёлся по другой стороне разлома и рассек врагов внушительных размеров мечом. Сопротивление осквернителей оказалось тщетным.
        «НЕФИУС. 78 УР. ОЗ - 240 Т.»
        - Вы храбро сражались, но дальше вам не пройти, - на пути людей возникло последнее препятствие - вооруженный копьём бледный мертвец. Верней друг и правая рука белого чернокнижника. - Возвращайтесь обратно в крепость и обещаю, больше никто не пострадает. Совсем скоро мы вернёмся туда откуда пришли.
        - Зачем ждать? - спросила Агата. - Убирайтесь прямо сейчас!
        Она понимала, что Нефиус тянет время, но также опасалась, что необдуманные действия могут стоить ей жизни.
        - Мы здесь для того, чтобы уберечь вас от нашей участи, - ответил Нефиус. - Если мы не уничтожим артефакт, который лежит во дворце, вы все станете осквернителями. Этот материк, весь мир погрузится во тьму.
        - Да как ты смеешь тварь?! Говорить о спасение мира, после того как уничтожил этот город?! - Райс невольно оскалил клыки. - Как ты смеешь думать, что мы тебя отпустим, после того как ты пролил кровь наших женщин и детей?!
        - Значит по-хорошему не выйдет. Очень жаль.
        Нефиус достал из инвентаря пожелтевший пергамент и тот в вспышке зеленого пламени обратился легким пеплом.
        «Почему он не меняется?», вглядывалась в противника Агата. «Все остальные увеличивались в размерах, получали характеристики легендарных чудовищ. Страница не подействовала, потому что его намерения не достаточно враждебны или потому что он внешне не похож на чудовище?».
        - Да эта сволочь просто блефует! - воскликнул гвардеец.
        - Ах ты тварь! Ты поплатишься за смерть наших товарищей, - закричал безрукий авантюрист.
        Люди Агаты собирались разом набросится на врага и разорвать его на мелкие кусочки, но Нефиус их опередил. Вспышкой чёрной молнии он промчался через ряды людей и убил всех, кто оказался у него на пути. Конечности, внутренности и кровь разлетелись во все стороны. Даже порог в 5 % не стал спасением от столь мощной атаки.
        - Врассыпную! - успела крикнуть Агата.
        В какой-то момент она осознала, что сделала страница гримуара с Нефиусом. Она не изменила его внешнего вида и характеристик, но многократно увеличила урон и показатель удачи. Теперь любой его удар мог лишить человека руки или головы - забрать жизнь игнорируя 5 % порог. Не успел Нефиус затормозить после рывка, как наконечник его копья рассёк ещё двоих. Мечника он оставил без рук, а заклинателю пробил голову. Кровь фонтанами ударила в разные стороны. Нефиус был похож на бледного демона, глаза которого переливались зелёным огнём.
        - Назад! - повторила приказ Агата, но люди её не слышали.
        Возбуждённые и напуганные видом изувеченных тел, воины набросились на осквернителя со всех сторон, но не успели его даже коснуться. Подняв копьё над головой Нефиус призвал ливень из чёрных молний. Громкие раскаты грома эхом разнеслись по разлому. Попадая в человека чёрные вспышки внутри которой мелькал белый стержень буквально взрывали людей. Менее чем за пять секунд количество воинов сократилось ровно вдвое. Как только ливень из молний стих, Агата и оборотень Райс напали на осквернителя с разных сторон.
        «Даже если у него высокий показатель стойкости и ему нельзя нанести увечье, у него всё ещё небольшой запас здоровья», рассуждала Агата. «Семь ударов, и мы сможем победить. Главное самим не попасть под раздачу».
        Молот Агаты целил противнику в поясницу, а острый меч оборотня в глотку. Но ни одна из атак не достигла цели. Возникший из-за спины Нефиуса призрачный спрут смог защитить хозяина. Райс был напорист, его меч попытался пробиться через призрачные щупальца и почти коснулся головы Нефиуса. Осквернитель отреагировал мгновенно и совершил выпад копьём. Наконечник устремился оборотню в грудь, но вместо кирасы ударился о полупрозрачный щит, который наложила на брата Фиби. Заклинание жрицы могло поглотить любой урон, но действовало оно всего на одну цель и имело долгую перезарядку. Однако Фиби всё равно нашла чем помочь брату. С помощью благословений она увеличила скорость его передвижения и запас здоровья.
        Дно разлома озарило тусклым светом. Проход во вратах бога ветров покрылся голубой пеленой, за которой возникли образы осквернителей. С мыслями, «Если у Нефиуса появится подкрепление, мы точно умрём», Агата рванула к порталу. Чёрная молния из копья Нефиуса устремилась ей в спину, но угодила в скальные породы. Агата рывком ушла в сторону и продолжила движение. Используя способность «Сокрушение», которая заменяла таран, Агата с размаху ударила молотом о несущую балку портала. По вратам бога ветров поползла крупная трещина. Зная, что «Антимагический покров» способен свести на нет одну магическую атаку, Агата не стала уклоняться от следующей молнии, однако вслед за чёрной вспышкой последовал удар копьём. Острый наконечник прошел сквозь латный нагрудник и лёгкие, как нож, через растопленное масло. Здоровье воительницы тут же упало с 370 тысяч до 120. Резким движением Нефиус вытащил копьё и ударил ногой в живот. Агату отшвырнуло с такой силой, что её буквально впечатало в скалу. Даже оказавшись при смерти Агата думала о том, что не может подвести Бродягу Ника. Девушка собиралась подняться на ноги, но
через секунду её завалило крупными камнями.
        - Все назад! - прорычал Райс. - Держитесь от друг друга на расстоянии, чтобы у него не было повода призывать грозовые тучи. По возможности стреляйте в него из луков и швыряйтесь магией. Он силён, но не всесилен.
        Райс поднёс меч к морде и глубоким вдохом наполнил лёгкие, он мысленно представил траекторию своих последующих движений. Мгновение и оборотень растворился в воздухе. Мутным пятном пронёсся мимо Нефиуса и мечом нанёс удар. Призрачный спрут сумел отразить даже столь быструю атаку. Однако, Райс мгновенно развернулся, вскапывая когтями землю и совершил точно такой же рывок. Способность «Падающая звезда» позволяла мастеру меча совершать восемь рывков подряд, скорость которых была в три раза больше обычной. Отразив шесть атак, призрачный спрут растворился в воздухе, из-за чего Нефиус оказался уязвим для двух последующих выпадов оборотня. Здоровье осквернителя опустилось с 240 тысяч, до 150.
        Осквернитель и оборотень оценивающе посмотрели на друг друга, а через мгновение сошлись в ближнем бою. От соприкосновения копья и меча крупным салютом разлетелись яркие искры. Оба в совершенстве владели своим оружием отчего бой шел практически на равных. Преимущество Нефиуса заключалось в том, что он мог атаковать на расстоянии, поэтому занеся копьё над головой он призвал ливень черных молний. Однако оборотень не отступил, а принялся парировать их мечом. Острая сталь буквально поглощала и перенаправляла опасные вспышки в сторону врага. Одна из парированных молний едва не задела его сестру Фиби. Нефиус сразу заметил беспокойство на волчьих глазах.
        - Ты храбрый и очень искусный мастер, - обратился к Райсу Нефиус. - Но я не могу проиграть и дать этому миру погибнуть. Поэтому искренне прошу прощения за свой бесчестный поступок.
        Осквернитель чёрной вспышкой пронёсся мимо Фиби. Так как жрица наложила щит на брата, сама она оказалась беззащитна. Наконечник копья подобно мечу прошел через её бёдра. От испуга Фиби резко вдохнула и затаила дыхание. Она понимала, что произошло, но не хотела умирать. Она медленно опустила ладони к талии и использовала магию исцеления. Однако это было напрасно, её индикатор здоровья уже исчез. Белые одежды покраснели от крови, изо рта девушки потекла бордовая струйка. Фиби в последний раз посмотрела на брата и упала наземь. Меч с громким звоном выпал из лап оборотня. Картина разрубленной пополам сестры застыла в его глазах. Он желал, чтобы это было иллюзией, но носа коснулся запах крови.
        - Выродок, - едва разборчиво прорычал он. - Я оторву тебе башку и сожру все внутренности!
        Шерсть на волчьем теле стала дыбом, длина когтей на лапах увеличилась вдвое, в желтых глазах пропала какая-то ни было человечность, остался лишь жаждущий мести зверь. Оборотень в два прыжка оказался перед Нефиусом и взмахом когтей попытался разорвать ему горло.
        «Он стал гораздо быстрее», подумал Нефиус, «но и безрассуднее. Без меча он не сможет отражать мои молнии».
        Едва успев уйти от второй когтистой лапы, Нефиус отбросил от себя оборотня ударом ноги, и подняв копьё призвал ливень черных молний. Но и здесь он просчитался. За мгновение до удара, Райс шерстью чувствовал разряд и инстинктивно избегал источника угрозы. Встав на четвереньки, оборотень начал двигаться ещё быстрее, его когти стали достигать цели. На плече, бедре и груди осквернителя появились глубокие раны от когтей. Казалось ещё чуть-чуть и Нефиус падёт, но в самый последний миг из-за его спины возник и поймал лапы оборотня призрачный спрут. Райс с диким оскалом попытался вцепится в убийцу сестры зубами, но призрачное щупальце обвилось вокруг его морды прочным намордником. Копьё Нефиуса ударило Райса в грудь тем самым усмирив звериный пыл. Тело оборотня обмякло, и он уже в образе человека рухнул на холодные камни. Нефиус победил, но он не ощущал радости, лишь отвращение к самому себе и тоску.
        Со стороны портала раздался громкий содрогающий землю удар. Нефиус обернулся и увидел, как молот Агаты в последний раз ударяется о врата бога ветров. Пелена в арке пропала вместе с образами осквернителей, портал был разрушен. Истекая кровью и еле стоя на ногах Агата бросила насмешливый взгляд в сторону Нефиуса. Пережить его атаку ей помогла сила алтаря, который значительно повышал показатель стойкости. Однако сражаться дальше и победить ей было не суждено, и всё же она искренне верила, что Бродяга Ник не стал бы посылать её на верную смерть.
        - Ты даже не понимаешь, что наделала! - смахивая кровь с копья, зло произнёс Нефиус. - Теперь этот материк и всё живое на нём обречено. Вы сами вырыли себе эту могилу!
        - Да что ты говоришь?! - послышался волевой женский голос.
        Не успел Нефиус поднять головы, как на него выдохнул жаркое пламя красный дракон. Призрачный спрут защитил хозяина от огня, но в разломе возникло ещё несколько драконов. Дыхание ветра и света устремились в осквернителя с разных сторон. Нефиусу едва удалось избежать прямого попадания. На дне разлома появилось несколько десятков сильных авантюристов. Как только Сантина спасла людей, её гильдия по приказу Нибора направилась к разлому.
        - Ты как? - спросила мастер Сантина у Агаты.
        - Живот немного побаливает, - с улыбкой на лице ответила Агата.
        - Я тоже терпеть не могу эти дни, - женщина в синем платье с пушистым воротником перевела строгий взгляд на осквернителя. - В это время так и хочется на ком-то отыграться!
        - Чтобы нанести ему урон, нужно атаковать минимум восемь раз.
        - С этим у меня проблем не возникнет.
        Одна из татуировок покинула тело Сантины и в образе грубо выточенного из камней дракона приняла удары чёрных молний на себя. Женщина изящным движением высвободила остальных драконов которые тенью накрыли Нефиуса и разом выплеснули на него мощь шести стихий. За мгновение до того, как растворится в радужном пламени Нефиус бросил взгляд в сторону дворца, на магическом куполе которого восседал дракон хаоса.
        - Прости дружище, - прошептал он, - но, как и в прошлый раз тебе придётся пройти этот путь одному.
        Призрачный спрут не сумел защитить хозяина от всех атак, из-за чего тело Нефиуса истлело и осыпалось наземь чёрным пеплом.
        - Где Нибор и Лен? - покончив с противником Сантина обернулась к Агате.
        - Лен погиб, а Нибор отправился охотится на других осквернённых генералов. Он считает, что пока они живы на дракона нападать не стоит.
        - Ты должно быть шутишь, - будучи мастером сильнейшей гильдии, Сантина искусно скрывала свои эмоции. Однако по щеке всё равно покатилась слеза. - Кто смог пробиться через медвежью шкуру и упрямство этого барана?
        - Это генералы, которых преследует Нибор. Они невероятно сильны и опасны.
        - Да уж, я думаю, раз им удалось победить Лена.
        Изящным прыжком Сантина оседлала шею красного дракона и громким свистом, приказала подчинённым влезть на спины остальных драконов. Красный дракон склонил шею к Агате приглашая её присоединится к Сантине.
        - Не будем терять времени и отправимся на их поиски. Не терпится посмотреть на что способны эти генералы.
        - У нас с Нибором особая связь, я покажу куда лететь, - довольная таким развитием событий Агата ловким движением запрыгнула дракону на шею.
        Глава 17. Топ три
        Следуя за стрелками на компасе, группа из четырёх авантюристов быстро преодолевала кварталы покрытой льдом столицы. Брусчатка, дома, растения и даже птицы, буквально всё было скованно силой стихии, отчего город казался совершенно пустым. Группа состояла из мрачного лекаря по имени Анрин, слепого охотника Клифа, оруженосца Лии и защитника Нибора, который с помощью «Связки душ» и «Тёмной души» контролировал тела и разумы остальных. Оказавшись на соборной площади Нибор заметил, что несколько стрелок на парящем над запястьем компасе исчезли.
        «Значит сражаться будем здесь», сделал вывод Нибор и с помощью Клифа определил расположение врагов. Один из них облачённый в чёрные латы вампир стоял на вершине собора. Покрытыми зелёной пеленой глазами он разглядывал своего кумира и по совместительству главного соперника.
        «ЭЛЬДМАН 70 УР. ОЗ - 499 Т. ОЭ - 195. ФИЗ. УРОН 37 Т-37 Т. СИЛА - 297. СКОРОСТЬ - 286 %. УДАЧА - 264 %. СТОЙКОСТЬ - 134 %.»
        Через дорогу от собора на втором этаже жилого дома затаился покрытый кровавыми бинтами осквернитель, за спиной которого висел тяжёлый каменный гроб.
        «БРУТУС 69 УР. ОЗ - 223 Т. ОМ - 255 Т. ОЭ - 180. СИЛА - 132. СКОРОСТЬ - 186 %. УДАЧА - 170 %. СТОЙКОСТЬ - 64 %.»
        Третьего противника - бескрылую фею обнаружить не удалось. Как только Нибор подошёл слишком близко Медея растворилась с помощью зелья бестелесности.
        «А эти куда умнее предыдущих», подумал Бродяга, поднимая взгляд на вампира. «Отчего-то мне кажется, что они объединились именно для того чтобы избавиться от меня. Не думал, что удостоюсь внимания сразу двух королей. Недооценивать их будет грубой ошибкой, а значит нужно нанести удар первым».
        Глаза Нибора засияли алым цветом и на покрытый льдом собор с небес обрушился и разбил его вдребезги раскалённый докрасна метеорит. Крупные и мелкие осколки здания разлетелись во все стороны, но подконтрольные Нибору персонажи даже не дрогнули. Чтобы избежать магической атаки Эльдман в образе тысячи летучих мышей устремился к Нибору. Подобно рою саранчи летучие твари набросились и стали кусать авантюристов. Урон от укусов был небольшим, всего 370 очков, но из-за количества летучих тварей, общий индикатор авантюристов заметно сократился. Взмахнув короткой штыковой лопатой, которая служила ему посохом, Анрин наложил на каждого участника группы периодическое лечение, благодаря чему алый индикатор быстро восстановился. Не успели летучие мыши сбиться в кучу и обратится вампиром, как каждый член команды начал движение. Эльдман на собственной шкуре знал насколько силён Нибор, поэтому в первую очередь попытался увернутся от «Удара, не оставляющего тени». Порыв мощного ветра из ножен прошёл в опасной близости, но не задел вампира, зато стрелы Клифа вонзились в шею, кирка Лии ударила в колено, Анрин пустил в
ход магию очищения. Как бы вампир не был быстр и ловок сражаться на равных с Нибором, который видел картину с четырёх сторон и всегда действовал на опережение он не мог. И всё же Эльдман с самого начала знал, чем чревато засовывать голову в пасть льва. Теряя здоровье и терпя боль, вампир вонзил мечи из осквернённой стали в покрытую льдом землю.
        «Думаешь я попадусь на эту уловку?», мысленно усмехнулся Нибор и вместе с подконтрольными ему персонажами тут же отпрыгнул от вампира.
        «Без сомнения ты король игрового мира», мысленно ответил Эльдман. «Но не смей меня недооценивать. Я всю жизнь готовился к этому моменту. Я знаю, как ты двигаешься и даже мыслишь».
        Обретя силу древнейшего вампира Эльдман получил возможность контролировать форму «Территории страха», растягивать и направлять её по своему усмотрению. Поэтому вместо того чтобы разлиться круглой лужей, чёрная тень четырьмя тонкими щупальцами устремилась и поймала каждого авантюриста. Все они оказались в крепкой хватке возникших из земли мертвецов.
        «Ну как тебе?», взгляд Эльдмана встретился со взглядом Нибора. «Удивлён? То ли ещё будет».
        Вытащив мечи из земли Эльдман напал на Нибора, а затаившийся в здании Брутус, высадил окно и прикрываясь каменным гробом от тяжёлой кирки Лии и стрел Клифа побежал на авантюристов. Как и всегда каменный саркофаг спасал его от урона, однако не смог защитить от «Священных пут» мрачного лекаря. Тонкие белые нити обвили и полностью обездвижили могучее тело Брутуса, но это нисколько не помешало его фамильяру - Бейглу Безмозговому покинуть саркофаг и побежать к слепому охотнику. Клиф попытался оборвать жизнь горбатого уродца двумя точными выстрелами в голову, но тот, благодаря некромантии Брутуса, смог продержаться дольше ожидаемого. От громкого щелчка пальцами тело Бейгла покрылось крупными волдырями и рвануло, словно наполненная взрывной смолой бочка. Вместе с уроном авантюристы получили сильное проклятие, которое временно уменьшило эффективность исцелений на 50 %. Эльдман считал, что залог его победы заключается в «Сердце мертвеца» - способности, которая на секунду обездвиживала и забирала у цели 10 % от максимального запаса здоровья. Если он десять раз использует эту способность Бродяга проиграет,
но никак нельзя было забывать, про лекаря и зелья. Именно поэтому Эльдман велел Брутусу распространить это проклятие.
        С каждой секундой, с каждым действием и даже движением Нибор и Эльдман отсеивали различные варианты событий и прокручивали в голове те, которые приведут их к победе. Они словно играли в пошаговую стратегию. Секунда реального времени занимала час рассуждений и взвешиваний в подсознании. Учтя полученную о персонажах информацию и их тактику, Нибор пришёл к выводу, что главной целью противника будет Анрин, а значит именно сейчас на поле боя должна появится бескрылая фея. Дабы защитить мрачного лекаря, Нибор принял удар вампира на щит и меняя стихию три раза использовал заклинание гильотина. Мощные заклинания в виде столпа света, тьмы и синей молнии опустились и очертили вокруг Анрина небольшой треугольник. Как Нибор и предполагал взрыв Бейгла Безмозгового содрогнул чёрно-белое пространство и на мгновение лишил Клифа слуха.
        «Даже если в этот момент Фея попытается атаковать», рассуждал Нибор, «Через мои заклинания ей не пробиться. А через секунду, когда Клиф прозреет как-либо навредить Анрину она уже не сможет».
        В чём-то Нибор был прав, а в чём-то ошибался. Действие зелья истекло, и бескрылая фея оказалась в самом центре событий. Избегая оставленных Бродягой магических ловушек она на максимальной скорости побежала на мрачного лекаря. Просчёт заключался в том, что с последней их встречи Медея сменила своё снаряжение на трофеи с поля боя, половина из которых были легендарными, из-за чего стала гораздо сильнее.
        «МЕДЕЯ 74 УР. ОЗ - 350 Т. ОЭ - 373. ФИЗ. УРОН - 80 Т. СИЛА - 356. СКОРОСТЬ - 353 %. УДАЧА - 72 %. СТОЙКОСТЬ - 221 %.»
        За секунду как заледеневшую землю ударило молнией, вспышкой тьмы и света, Медея с помощью двойного «Стремительного прыжка» оказалась за спиной мрачного лекаря. Нибор предвидел и такой исход, а поэтому Анрин встретил её ослепительной вспышкой. Однако вместо того, чтобы зажмурится и отступить Медея использовала боевую способность от чего движение её кулака стало ещё молниеноснее. Удар в солнечное сплетение оказался критическим. Он за раз сократил общий показатель здоровья на 320 тысяч очков и запустил Анрина в полёт словно пушечное ядро. Но проблема была даже не в уроне и не увечье, в виде сломанных рёбер и внутреннего кровотечения, а в направлении куда летело тело мрачного лекаря. Анрин угодил прямиком в открытый саркофаг Брутуса. Не успел мрачный лекарь отойти от оглушения и острой боли, как каменная западня захлопнулась. Следуя плану Эльдмана, Брутус тут же закинул гроб на спину и дал деру.
        Нибор собирался убить мумию с помощью магии света, но Эльдман вовремя сжал ему сердце, а через мгновение и вовсе перенёсся с ним в Сумеречную зону. Со стороны могло показаться, что вампир перехитрил Нибора, но в погоню за мумией тут же пустились Клиф и Лия. Бродяга оказался посреди чёрного пространства, по которому по велению сильного ветра проносились перистые облака. Больше в этом пространстве ничего не было, даже вместо почвы под ногами, была гладкая чёрная поверхность, которая едва отражала его собственный образ.
        «Если верить описанию способности, то это пространство подчиняется вампиру», пытаясь обнаружить противника, Нибор наложил на себя «Благословение стихий» - магический барьер, который поглощал определённое количество урона. «Здесь он сильнее и быстрее, однако способность действует всего минуту».
        Внезапно Нибор ощутил сильное давление, нечто незримое схватило его руки и ноги, стало душить за горло. Эльдман неспешно вышел из белого марева и окинул Нибора взглядом покрытых зелёной пеленой глаз.
        - Поверить не могу, - Эльдман провёл ладонями от лба к своему затылку. - Передо мной настоящий Бродяга Ник. Живая легенда как среди простолюдинов, так и знати.
        - Знаешь меня? - Нибор был рад потянуть время и поболтать.
        - Знаю, - кивнул Эльдман и тут же воспользовался способностью.
        Сердце Нибора сжалось в холодной судороге, а его здоровье сократилось ещё на 100 тысяч очков. Таким образом от 1 миллиона 200 тысяч, осталось меньше половины. Из-за проклятья, лечебные зелья, что упорно пили Клиф и Лия восстанавливали здоровье лишь отчасти.
        - Прости за это, - искренне извинился Эльдман. - Просто я знаю, на что ты способен. Поэтому попросту не могу поддаваться и упускать шанс сократить тебе здоровье.
        - Извиняешься перед пленником? Кто ты?
        - Ты вряд ли меня знаешь, но я твой преданный фанат. Я видел все твои прохождения, все твои стримы. Ты невероятен! Серьёзно, я просто без ума от тебя.
        - Так почему бы тебе не развеять свою способность? Я дам тебе автограф.
        - Спасибо у меня уже есть. Я буквально скупал всё, что было связано с тобой. У меня дома даже стоит твоя первая консоль. Кошмар, говорю, как больной на всю голову фанатик. Представляю в каком сейчас гневе мой папаша. Он ведь слышит, как я нахваливаю простолюдина по прямой трансляции. Но, это не важно. Старый дурак не понимает, что королём стану я, а не он.
        - Откуда такая уверенность?
        - Да ведь я уже победил. Ещё двадцать секунд, и ты умрёшь. Прискорбно. Я бы даже сказал кошмарно. Из-за всей этой ситуации мне приходится убивать человека, которым я так восхищаюсь. Но ты не волнуйся, я полностью разделяю твои взгляды и сделаю всё, чтобы изменить этот мир. - Эльдман в очередной раз сжал Нибору сердце. - И снова извини. Должно быть это больно. В общем к чему я всё это. Я тоже считаю, что одни люди не должны жить за счёт других.
        - Сказал тот, кто ни разу не работал и всё это время жил за счёт других!
        Нибор попытался освободится, но незримая сила оказалась сильнее.
        - Вообще-то я всё это время усердно учился. Конечно, отчасти это правда, - согласился Эльдман. - Но скажи, во что превратится жизнь людей если король будет тратить своё время на стирку носков или уборку на вилле? Куда лучше потратить это время на людей.
        - Ну ты и дебил. Мне прям стало стыдно, что ты называешь себя моим фанатом.
        - Отчего же? Разве ты, став королём, тратил бы время на подобные вещи? Конечно же нет. Первым делом ты помчишься закрывать фабрики. Вернёшь детей их семьям, поможешь им обрести свой дом. Да у тебя вряд ли будет время, чтобы элементарно поесть. Ведь в мире миллиарды людей, и каждый захочет твоей помощи. Вот только помочь ты сможешь далеко не всем. Я много размышлял об этом и пришёл к выводу, что даже если тебе это удастся, даже если ты свергнешь королей и сможешь добиться среди людей равенства, как только ты умрёшь всё это рухнет. Снова воцаряться анархия и неравенство.
        - Так будет не всегда, - ответил Нибор. - Как только мир окажется во тьме, среди людей появятся те, кто будет нести другим свет. Я беру свои слова обратно. Я горд, что у меня есть такой преданный фанат.
        С трудом Нибору дались эти слова, но он сказал их искренне. Он не слышал в интонации вампира насмешки или издёвки, Эльдман говорил абсолютно искренне. К тому же у Бродяги уже был пример того, что не все представители знати эгоисты и сволочи.
        - Рад это слышать, - Эльдман не желал смотреть Нибору в лицо. - Но нам пора прощаться.
        Вампир вплотную подошёл к обездвиженному Нибору и оскалив клыки впился ему в шею. Однако долго пить кровь ему не довелось. Меч Нибора вошёл через подбородок прямиком в череп, причинив Эльдману немыслимую боль. Оказавшись в Сумеречной зоне Нибор мог пошевелить лишь пальцем, чем он и воспользовался. Пока вампир очищал свою совесть, Бродяга расходовал осколки души на увеличение устойчивости. Десяти штук хватило, чтобы с трудом, но начать двигать конечностями. Тело Эльдмана тут же обратилось неисчислимым количеством летучих мышей. Громко пища и хлопая крыльями кровососы набросились на Бродягу, но тот не дал себя укусить. Нибор использовал заклинание «Жар» и «Благословение стихий». Первое - увеличило температуру тела настолько, что объекты вокруг Нибора воспламенились, а второе - окружило его магическим барьером, который поглотив 45 тысяч входящего урона пустил большое кольцо огня. Испепелив добрую часть летающих тварей, Нибор поспешил выпить несколько лечебных зелий и прикрыться щитом от клинка вампира. Эльдман понимал, что зря тратил время на слова, а потому был очень напорист. Бой между ними был
ожесточенным и зрелищным, но походил на заранее отрепетированное представление, так как оба оппонента не могли ранить друг друга.
        В тот момент, как Нибор оказался затянут вампиром в Сумеречную зону, Клиф и Лия, выпив по лечебному зелью, бросились в погоню за Брутусом. Общий запас здоровья был в плачевном состоянии, поэтому вернуть мрачного лекаря было превыше всего. В два ловких прыжка слепой охотник оказался на промерзлой крыше дома и уже оттуда пустил несколько стрел Брутусу в ногу. Нибор предвидел, что фея попытается им помешать, поэтому один из выстрелов Клиф произвёл с помощью способности. Одна стрела оказалась сбита иглой Медеи, а вторая, будто призрак пройдя через стальной предмет, продолжила движение и угодила Брутусу в колено. Крупная мумия сбавила ход, но не остановилась. Тогда Лия, прокрутившись на месте словно метатель ядра, бросила ему вдогонку кирку. Легендарное орудие труда с силой ударилось о крышку каменного гроба, но не нанесло урона, зато швырнуло Брутуса в стену. Поймав возвращающуюся словно бумеранг кирку, Лия попыталась освободить Анрина, но на пути возникала бескрылая фея. Пригнувшись от стрел Клифа, Медея приготовилась нанести удар апперкотом в челюсть, но вместо этого использовала джеб. Эльдман
объяснил, как нужно сражаться с Нибором, поэтому Медея стала использовать обманные движения. Лия заметила, что траектория кулака изменилась, но уклонится не успела. Медея была быстрее почти в два раза. Кулак бескрылой феи ударил Лию в живот, нанес ей 75 тысяч урона и оттолкнул назад. Не давая противнику передышек, Медея использовала боевой навык и приложила противника правой. Но в этот раз Лия не попалась на уловку, она заранее откинулась на спину и пропуская кулак над собой, ударила Медею железным ботинком в нос. Лягнула так, что с ноздрей пошла кровавая юшка. Голова феи откинулась назад и в тот же миг ей в грудь ударили стрелы Клифа. Показатель стойкости у Феи был высоким, поэтому наконечники лишь слегка оцарапали кожу.
        Брутус хотел помочь бескрылой фее, однако в меру того, что она была живой, исцелить её не мог. Поэтому он наслал на слепого охотника и девушку с сундуком за спиной несколько периодических проклятий и выпустил изо рта песчаную бурю, чем лишь навредил фее. Медея оказалась дезориентирована - пыль и песок закрывали обзор, а вот её противники напротив ринулись в наступление. Стрелы слепого охотника вошли Брутусу в бедро, но тот быстро восстановил себе здоровье и устранил увечье.
        Будучи наделённой неимоверной физической силой, Медея топнула ногой с такой силой, что песчаная буря отступила от неё на несколько десятков метров, а по выложенной брусчаткой улице поползли крупные трещины, которые перекинулись и разрушили близстоящие дома. Именно в тот момент, как всё стало видно, ей в лицо полетела кирка Лии. Сама, не понимая каким чудом, но Медея успела отразить орудие труда наручами. Кирка отлетела в сторону и разрушила до основания ещё несколько домов. Как следует разбежавшись Лия подпрыгнула и ударила фею коленом. Удар совсем не навредил фее ведь её наручи поглощали до 48 тысяч урона. Однако атака девушки с сундуком заставила Медею проскользить ногами по льду из-за чего она оказалась возле Брутуса.
        - Чао-какао! - с ехидной улыбкой на лице Лия помахала Медее рукой.
        За секунду до этого Клиф воспользовался редкой подвеской, которая носила имя «Наследие охотников на монстров». Данный артефакт совсем не давал бонусов к характеристикам, но раз в три дня позволял своему владельцу создать семь идентичный себе копий. Восемь слепых охотников в «Стремительном прыжке» окружили Медею и Брутуса, а через мгновение спустили на них, сначала алых, затем синих фениксов. От такого изобилия жаркого пламени и урона мумия буквально моментально обратилась прахом. Так как в этот момент мрачный лекарь находился внутри саркофага, легендарный артефакт автоматически перешёл под его контроль. Однако Нибор не стал рисковать, выпуская Анрина наружу. Вместо этого он заперся изнутри и принялся восполнять общий запас здоровья. Пламя уничтожило Брутуса, но не Медею. Инъекция из пяти зелий за раз полностью восстановила ей здоровье, увеличила силу, скорость, показатель удачи и устойчивость. Став ещё сильнее, она запросто могла расправится с Лией и Клифом, но буквально через секунду получила сильный урон.
        - 175 Т ОЗ.
        Нибор всё идеально просчитал, поэтому по возвращению из Сумеречной зоны тут же атаковал Медею «Ударом, не оставляющим тени». Порыв мощного ветра преодолел заледеневшую улицу и оставил на груди Медеи глубокий порез. Будучи фанатом не только на словах, Эльдман хорошо знал, что Нибор не делает лишних движений. Даже не оборачиваясь на фею, Эльдман осознал, что произойдёт через секунду. Нибор воспользуется магией и сокрушит Медею, а если это случится, подконтрольные ему персонажи тут же возьмутся за вампира. Тогда ему уж точно не справится с кумиром, именно поэтому за сотые доли секунды Эльдман выбрал уникальный навык и коснулся Нибора. Глаза Бродяги налились магией, но заклинания временно оказались заблокированы.
        «Неужели ты настолько хорошо меня знаешь?», подумал Нибор невольно покосившись на Эльдмана. «Настолько уверен в моём превосходстве, что даже предусмотрел вариант, в котором я могу видеть чужие способности? И чтобы использовать это против меня, ты всё это время хранил возможность выбрать уникальный навык».
        Удара киркой и выстрела Клифа не хватило чтобы оборвать жизнь бескрылой феи, что дало ей возможность отступить и воспользоваться «Источником древней жизни» - свитком, который она умудрилась стащить у слепого охотника из инвентаря ещё при первой встрече. Легендарный свиток не просто восстановил Медее здоровье. Он исцелили её от всех увечий, из-за чего за её спиной вновь раскрылись большие радужные как у мотылька крылья.
        «Вот так вляпался», оценил новые вероятности Нибор. «Все труды насмарку. Ну хоть убил мумию и получил её саркофаг. Теперь надо решить, кого из этих двоих убить первым. Эльдман куда опаснее Медеи. У него множество способностей, от которых невозможно уклонится, кроме того он практически не уступает мне в ближнем бою. С другой стороны, фея теперь может летать. Она невероятно сильна и быстра, и судя по гримасе на её лице, просто в бешенстве».
        - За Кристофера Олдрака! - с этим криком Марк вогнал копьё Нибору под мышку.
        Нибор знал, что юный авантюрист и его спутница неподалёку, догадывался зачем они могли пожаловать, но предпочёл считать, что с наибольшей вероятностью они помогут ему в бою.
        Марк тут же отпрыгнул назад. Нибор не смог его достать, так как клинки Эльдмана не сбавляли натиска. Бой между ними по прежнему был жесток и горяч.
        «Вот значит, как ты распорядился моим учением», размышлял Нибор. «Чёртов Инстрис убедил меня в том, что все вы больше чем программа. Что вы живые, хоть и состоящие из пикселей существа. Вот я и пожалел тебя. А что ты? Ударил мне копьём в спину!».
        Марк протянул наконечник копья своей спутнице Фелицие, а та с помощью магии перенесла кровь на чистый пергамент. Кровь Нибора растеклась по листу, образовывая магические символы очищения.
        - Сделай это! - потребовал от неё Маркус. - Мы обязаны их освободить. Они наши друзья, а не его марионетки.
        Фелиция соглашаясь кивнула головой и принялась проводить обряд очищения. Волосы чародейки встрепенулись, а символы на пергаменте засияли ярким белым светом. Десяток огоньков покинул свиток и влетел в грудь Нибора. Свет очистил его от всех проклятий, а вместе с тем разрушили «Связку душ» - способность, которую когда-то породила сила демона. Здоровье, мана и энергия Нибора в тот же миг пришли в норму, а подконтрольные ему персонажи пробудились от долгого сна.
        Глава 18. Метаморфоза
        ЗА ТРИ МЕСЯЦА ДО ТОГО, КАК ОСКВЕРНЁННЫЕ НАПАЛИ НА СТОЛИЦУ ЛЮДЕЙ.
        ДОИСТОРИЧЕСКИЙ ОСТРОВ - ХРАМ БОГИНИ АКШАРЫ
        Посреди парящего в небе храма, на вершине могучего водопада Унынье Торгоса - одетый в лохмотья мужчина, чьё лицо скрывалось в тени соломенной шляпы, отбивался от Нибора и его друзей. Бродяга никак не мог позволить Унынью сбежать с дающей бессмертие скрижалью. Авантюристы изо всех сил старались сократить греху здоровье, но из-за запретов, которые тот накладывал, все их усилия были тщетны. В последней попытке оборвать жизнь Унынья, Лютер и Лия набросили ему на шею цепи и вместе с Нибором потащили его к обрыву.
        - Отдаю тебе должное, - обращаясь к Нибору произнёс Унынье. - Ты величайших из всех предателей Простора. Сначала ты предал и убил Кристофера Олдрака, а теперь предаёшь Торгоса. Но помяни мои слова, на двух стульях тебе не усидеть. Однажды ты поплатишься за это!
        - Что ты лепечешь выродок?! - закричал шокированный словами греха Лютер. - Думаешь получится стравить нас?!
        - Ха-ха-ха! - залился смехом, одетый в обрывистые лохмотья мужчина. - Так ты не знаешь?! Не знаешь, что сражаешься за вора и убийцу. Постой, а я ведь знаю тебя! - Кошачьи глаза уставились на Лютера. - Воин с алебардой, который использует никак не связанные между собой способности, а там внизу, чародейка, которая с помощью тайной магии превращается в чудовище. Точно, это вы каждую ночь устраиваете набеги на тёмные переулки.
        Услышав эти слова, Лютер застыл. Он не хотел в это верить, но мозг сам ворошил воспоминания. С того дня, как его окрестили бароном Зимних садов, Лютер стал замечать на себе и Талине синяки и ссадины. Волшебным образом те появлялись на их телах с наступлением рассвета. Почему это происходило, никто не мог объяснить. Лютер расспрашивал стражу и прислугу, но те словно опасаясь наказания, наотрез отказывались говорить. А кто-то и вовсе ответил - что происходит в ночи, остаётся в ночи. За этими воспоминаниями потянулись другие. Лютер вспомнил тот день, когда их отравили и пытались убить наёмники. Со слов Нибора из-за «Связки душ» их тела оказались под контролем «Темной души». Сами того, не осознавая они перебили наёмников. Но, что если он солгал? Что если из-за «Связки душ» их тела оказывали под контролем Нибора? Возможно именно поэтому он так легко их отпустил, а сам каждую ночь использовал чтобы грабить тёмных. Лютер задумался, что вообще он знает об этом человеке? Он силен, умен и беспощаден. Ограбить сокровищницу барона, убить стражника, проникнуть в магическую академию и выкрасть дочь верховного
мага для него не является чем-то из ряда вон выходящим. Откуда вообще взялся Нибор? Почему при таких талантах, он стал известен только сейчас? Где он был до этого? Лютер вспомнил, что накануне знакомства с Нибором из крепости Геры сбежали заключенные. Но что важнее, Нибор был единственным и последним, кто видел Кристофера Олдрака живым. Что если он убил его ради места мастера - ради двойного бонуса от гербовой накидки?
        - Кажется, до тебя стало доходить, - обрадовался Унынье. - Тебя обманули, тебя предали, тебя использовали. Ты лишь марионетка в его руках, псина на привязи. Он забирает у тебя всё и не даёт ничего взамен.
        - Заткнись! - нога Нибора ударила греха по зубам, но от этого тот лишь ещё громче рассмеялся. - Не слушай его. Тёмные всегда лгут!
        Слова Унынья подобно яду проникли в мысли златовласого юноши и разъели ту часть, где Нибор был наставником и другом. Осталась лишь мысль, что именно он убил его названного отца - Кристофера Олдрака.
        Лютер отпустил цепи, а через мгновение с криком ярости набросился на Нибора. В итоге, Унынье сбежал - телепортировался к своему хозяину, а Нибор сразился с Лютером. Талина не смогла остаться в стороне, обратившись магическим зверем она пришла возлюбленному на помощь. Будучи намного сильнее и искуснее, Нибор запросто усмирил их пыл. Однако сделал он это при помощи катан. Лютер отделался синяками и ссадинами, а вот на теле Талины появились глубокие колотые раны. За считанные секунды под телом чародейки растеклась кровавая лужа.
        - Что же ты наделал?! - трясущимися руками потянулся к ней Лютер. - Ты убил её!
        - Дурак! - грубо бросил Нибор. - Если жив ты, значит и она. Раны глубокие, но не смертельные. Анрин быстро подлатает.
        - Вот ты и показал истинное лицо! - прижимая к себе обессилившую Талину, Лютер волком смотрел на Нибора. - Жестокий и беспощадный Нибор. Думаешь только о себе, а в остальных видишь лишь предметы! Какой же я был дурак. Если бы тогда, я не встретил тебя. Если бы не привёл в гильдию, Олдрак был бы жив.
        - Если бы ты меня не встретил, ты бы умер привязанный верх ногами к столбу, - отрезал Нибор. - Хочешь знать правду?! Хорошо. Я поведаю её тебе. Олдрак умер, потому что был слишком слаб. Потому что ты и я, были слишком слабы, чтобы что-то изменить. Уже в который раз я сталкиваюсь с несправедливостью и понимаю - слабость - это грех. Мир - жестокое место. Но не потому что он нас ненавидит, а потому, что мы ему безразличны.
        - Это жалкое оправдание! - не сдержал слез Лютер. - Сила не в характеристиках, а в том, чтобы сделать правильный выбор. Не поддаться тьме!
        - Ха! - издал громкий смешок Бродяга. - Я тоже был так наивен. И платой за эту наивность стала смерть моих родителей, лучшего друга и детей. Чтобы менять мир, нужно быть сильным, хитрым и беспощадным. Сейчас у тебя два пути. Первый - отомстить мне наложив на себя руки. Но хочу напомнить, что вместе с нами умрет Лия, Клиф, Анрин и Талина. Второй - ты перестанешь скулить, отринешь так называемую праведность и пойдешь вместе со мной истреблять грехов Торгоса.
        - Я выберу третий путь, - ответил юноша. - Не знаю, сколько времени это займет, но я найду способ избавиться от Связки душ. И когда этот день настанет, я уничтожу тебя.
        Нибор вместе со стальными покинул храм, а Лютер остался сидеть, обнимая раненную Талину. Поглаживая возлюбленную по голове Лютер задумался о том, что только благодаря Нибору он встретил её, а ещё освободил Зимние сады от тирании своего отца и стал бароном.
        «Но разве это оправдывает всё остальное? Нет!», сказал он себе, «Подобные мысли - это прямая дорога к грехам. Я не искушусь и не поддамся на провокацию. Когда-нибудь я найду способ и оборву жизнь Нибора - избавлю мир от греха по имени Предательство».
        - Что произошло? - открыв глаза, тихо спросила Талина.
        Перед тем как уйти с Нибором Анрин залечил её раны.
        - Слава богам ты очнулась, - Лютер крепко прижал чародейку к себе.
        - Я думала поспать ещё, но почувствовала, как тебе одиноко и грустно.
        - Я испугался что потерял тебя. Как ты себя чувствуешь?
        - Словно меня проткнули мечами, а так сойдёт. - Талина осмотрелась. - Где все?
        - Ушли. Поверить не могу, что они с ним за одно! Всё это время они знали и молчали!
        - Знали о чём?
        - О том, что Нибор убил Олдрака. Я догадывался что Нибор не тот, за кого себя выдаёт. Даже сам Олдрак когда-то говорил мне об этом. Говорил, что внутри Нибора борются зло и добро и кто из них одержит победу не ясно.
        - Кажется Нибор выбрал кто из них победит. - Талина посмотрела на свой наряд, он был весь испачкан кровью. - Когда-то он пообещал, что, если я пойду с ним, меня никто больше не обидит. А в итоге, заставлял меня пользоваться тайной магией, а сегодня и вовсе чуть не убил. Но даже так с ним было лучше, чем с моим отцом. Нибор хотя бы разрешал выходить из комнаты, есть сладости. А ещё он познакомил меня с тобой.
        - Прости, прости меня! - Лютер не смог сдержать слёз, он не мог унять той боли, что разрасталась внутри.
        - За что ты извиняешься? Ты не в чём не виноват, - обнимая его в ответ, успокаивала Талина.
        - Ещё как виноват, я ведь видел, как он к тебе относится. Но ничего не сделал чтобы тебя защитить.
        - От Нибора? - улыбнулась Талина. - Мы живы только благодаря Связке душ. Я тебе не рассказывала, но ещё когда мы были в Патрие, Нибор с помощью моей силы запугивал и подчинял себе людей. Если кто-то из его подчиненных шел ему наперекор, он заставлял меня убивать их. Это были последние мерзавцы, воры и убийцы, но мне всё равно не хотелось этого делать.
        - Мне так жаль, что тебе довелось всё это пережить. Если бы я тогда не струсил и рассказал Олдраку про случай в сокровищнице. Проклятье! Это я дал Олдраку умереть.
        - Ты про того невероятно сильного дядьку с белой бородой и усами? Он мог и сам о себе позаботиться. Скорее это он виноват в том, что пустил на порог своей гильдии такого человека, а потом подставил ему свою спину.
        - Не говори так. Олддрак был мудр и рассудителен.
        - Это уже не важно, Олдрак мёртв, а Нибор законный мастер Стального кулака. Предлагаю оставить всё как есть и вернутся домой. Будем как прежде жить в замке и гулять по Зимним садам. Помогать крестьянам.
        - Мы не можем оставить всё как есть.
        - Почему?
        - Нибор каждую ночь контролирует наши тела. Он управляет нами словно марионетками, чтобы охотится на тёмные гильдии, но с таким же успехом он может начать нашими руками грабить деревни и города. Мы обязаны освободится от него.
        - И как мы это сделаем?
        - Понятия не имею.
        По возвращению в Зимние сады Лютер начал жить затворником. Днём он вместе с Талиной искал на страницах книг и древних свитков подсказки, как одолеть Нибора, а ночью приказывал слугам сковывать себя и свою возлюбленную высокоуровневыми цепями и подавляющими физическую и магическую силу печатями. Дни напролёт Лютер размышлял, как освободиться от Нибора. Но из решения одной проблемы тут же возникала другая. Обвинить Нибора в убийстве Олдрака и причастности к Торгосу Лютер не мог. Из-за связки душ казнь Нибора принесёт смерть всем остальным, а значит в первую очередь нужно было избавится от способности. Но как это сделать? Самым действенным способом было поймать Нибора и обнулить его с помощью зелья, но у кого на это хватит сил? Оставался всего один вариант - хитростью заставить его выпить зелье. Можно было перелить его в бутылку из-под лечебного зелья или повышения характеристик, или банально подмешать его в еду. Но и тут Лютер упирался в тупик. Нибор ни за что не подпустит их к себе, а доверять такую миссию кому-то другому было гиблым делом. Лютеру и без того повсюду мерещились слуги Нибора, отчего
прислуги в его замке стало куда меньше прежнего.
        В очередной раз пролистывая свитки с перечнем различных способностей и заклинаний, Лютер лишил отвлечься и подышать свежим воздухом. Он вышел на балкон откуда открывался великолепный вид на Патрий. Устеленные снегом крыши домов тянулись от самого замка до массивных стен, за ними простирались дремучие леса, а на горизонте белыми верхушками красовались горы. Лютер выдохнул пар и в раздумьях опустил голову. Меж каменных перил златовласый юноша заметил странный глиняный нарост, он явно не был предусмотрен мастером. Долгое время Лютер разглядывал кусок глины и пытался понять, что эта такое. Интерес подогрело то, что необычная глина иногда вздрагивала и издавала похожий на хруст шум. В итоге кусок глины треснул и из него выполз крупный морозный рогач. Редкое, но безобидное насекомое.
        «Вот оно», подумал Лютер. «Если не видеть, как личинка обращается жуком, можно всю жизнь думать, что это разные существа. Это и есть ответ».
        Лютер тот же миг сорвался с места и отправился в гвардейское хранилище, где были собраны проклятые артефакты тёмной гильдии. Вход в этот зал был под строжайшим запретом, но звание барона Зимних садом и энная сумма золота позволяли юноше открывать любые двери. Спустя несколько часов, после изучения ста разнообразных предметов, Лютер обнаружил то, что ему поможет вплотную подобраться к Нибору.
        Талина уже собиралась ложиться спать, поэтому служанка приковала её цепями к кровати, а придворный чародей наложил на неё подавляющую магическую силу печать. Даже если Нибор завладеет её телом и попытается освободиться с помощью тайной магии, цепи не дрогнут. Ну, а, чтобы у Нибора не возникало соблазна звать на помощь и обманывать прислугу, служанка закрыла Талине рот шелковым кляпом.
        - Я нашел, - врываясь в опочивальню супруги Лютер едва не сбил служанку с ног. - Милана оставь нас наедине.
        - Слушаюсь господин, - служанка сделала реверанс и поспешила закрыть за собой дверь.
        - Ты не поверишь, - Лютер принялся освобождать Талину от цепей. - Я нашел способ стать свободными.
        - Ты так взволнован. Должно быть придумал что-то стоящее.
        - Так и есть, - Лютер поспешил достать из инвентаря невзрачную чашу. - Это проклятый артефакт Чаша Метаморфоз. Она позволяет поменяться телами тем, кто из неё выпьет.
        - То есть как? Это что-то вроде телепортации?
        - Да нет же. Если из неё выпьет к примеру Милана, а затем я. Мой разум окажется в её теле, а её в моём.
        - Интересно, - делая вид, что всё понимает кивнула Талина. - И зачем же тебе становиться моей служанкой?
        - Я не собираюсь становится служанкой, - Лютер с досады шлёпнул себя по лбу. - Пойдём, легче показать, чем объяснить. Я уже всё подготовил.
        Лютер схватил Талину за руки и в вечерней пижаме потащил её за собой в подземелье. Глубоко под замком, среди множества тёмных ходов в одной из камер их ждал начальник стражи и несколько гвардейцев. Мрачное помещение освещалось парой факелов, но Талина сразу заметила, что у стены был кто-то ещё.
        - Мы доставили их как вы и велели, - начальник стражи указал на прикованных к стене юношу и девушку, которых звали Марк и Фелиция. - Оба приговорены к лишению свободы сроком до десяти лет.
        - Что умеют? - поинтересовался Лютер, разглядывая заключенных вблизи.
        Оба были молоды и своей внешностью совсем не походили на злодеев. Но такое впечатление складывалось лишь потому, что они были без сознания.
        - Марк начинающий взломщик и вор, - просматривая документы ответил начальник стражи. - Боевым навыкам не обучен. Если дело пахло жареным сражалась она. Фелиция у нас маг крови. Режет себе ладонь, чтобы использовать заклинания.
        - Режет себе ладонь?! - Лютер вопросительно уставился на начальника стражи.
        - Тут так написано. Вы сами просили найти того, кто владеет магией очищения. Фелиция в этом деле будет искуснее жрецов.
        - Предлагаешь моей жене наносить себе увечья? Хочешь, чтобы она каждый раз проливала свою кровь?!
        - Объясни наконец в чём тут дело, - потребовала Талина. - Кто эти двое и почему кто-то должен резать себе ладонь?
        - Прости, это плохая затея, - Лютер покачал головой. - Я хотел, чтобы мы поменялись с ними телами, а после вступили в Стальной кулак. С другими именами, внешностью и способностями Нибор ни за что не узнал бы нас.
        - То есть ты станешь этим парнем, а я вот этой девицей?
        - Да. Но у неё очень специфическая магия. В бою она пользуется собственной кровью.
        - Вот и отлично, - внезапно для Лютера сказала Талина. - Нибор знает, как я не люблю вида крови. Он никогда не догадается, что это я.
        - Ты поняла? Эта чародейка, чтобы использовать заклинание режет себе ножом руку.
        - Конечно поняла! - фыркнула Талина. - Не надо говорить со мной как с глупым ребёнком. А если ты думаешь, я боюсь боли ты плохо меня знаешь. Использование тайной магии будет пострашнее какого-то пореза. Я согласна. Хотя цвет её волос мне не нравится.
        - Так что делаем? - решил уточнить командир стражи.
        - Проводим ритуал, - неоднозначно ответил Лютер. Он сильно волновался за Талину. - Документ на помилование готов?
        - Осталось только подписать. - Командир стражи протянул Лютеру пергамент и перо. - Вы уверены, что хотите этого? Обратно вас уже не вернуть.
        - Нет, но я обязан это сделать. Вы были другом Кристофера Олрака поэтому должны знать, как важно наказать его убийцу. К тому же, у Нибора в заложниках несколько наших друзей. Им приходится потакать ему во всём, ведь если он умрём, погибнут и они.
        - Тогда приступим.
        - Талина, - Лютер обратился к супруге. - Как только мы это сделаем назад дороги не будет.
        - Я поняла.
        - Когда мы выйдем отсюда Лютер и Талина исчезнут. Нам нельзя будет упоминать о них. Ведь повсюду могу быть его люди. А когда мы подберёмся к Нибору вплотную риск станет ещё больше, ведь за нами будет наблюдать Клиф.
        - Какой у нас план?
        - Мы станем авантюристами. Благодаря деньгам из казны и наёмным авантюристам, мы быстро поднимемся в уровне, а затем примкнём к Стальному кулаку. Если слухи не врут, его новый штаб находится на доисторическом острове. Дождёмся момента, когда Нибору подвернётся сильный противник и в этот момент нанесем удар. Возьмём его кровь и очистим её от проклятий и болезней. Если я всё правильно вычитал и понял, очищение должно разрушить «Связку душ» ведь эта сила позаимствована у демона.
        Талина поцеловала Лютера, так как она видела это лицо в последний раз. Он её обнял и не хотел отпускать по той же причине. Совсем скоро им придётся оставить свои жизни в этой темнице и храня секрет выйти в свет абсолютно другими людьми. Лютер снял доспех - все дающие бонусы предметы и позволил приковать себя цепями к стене. Даже если Нибор завладеет его телом, здесь в кромешной тьме он не сможет что-то узнать. Чашу метаморфоз наполнили водой, и та вмиг почернела, стала густой как смола. Лютер с трудом выпил часть содержимого, а Марку не пришлось выбирать. Ему закрыли нос и насильно влили чёрную жижу в глотку. С последней каплей началось превращение. Образ лица Лютера по воздуху перелетел в тело Маркуса, а образ Маркуса занял единственное свободное тело. Командир стражи подошел к телу Маркуса, склонился к нему и услышал слова:
        - За Кристофера Олдрака.
        С Марка сняли кандалы, а преступник в теле Лютера остался прикован к стене. Пройдя через тот же обряд Талина ощутила некое облегчение. А вот девушка, угодившая в её тело, ощутила боль. Тайная магия была беспощадна даже к своему владельцу. Несколько минут Марк и Фелиция безмолвно разглядывали друг на друга, теперь они выглядели совершенно иначе.
        - Знаешь, чем я займусь в первую очередь? - немного дезориентированная, но довольная новым телом спросила Фелиция.
        - Ляжешь спать без цепей на запястьях? - с улыбкой предположил Марк.
        - Да! - воскликнула Фелиция и бросилась своему возлюбленному в объятия.
        Настоящие тела Лютера и Талины остались заперты в темницах замка, а Марк и Фелиция отправились в путешествие. Почти три месяца они сражались с чудовищами под командованием Нибора. Выжидали момента, когда он встретится с достойным, достаточно сильным противником. И наконец, когда Нибор столкнулся с вампиром и феей этот момент настал. Марк ранил Нибора, а Фелиция, заполучив его кровь, провела обряд очищения. «Связка душ» была разрушена.
        Глава 19. Крылатая смерть
        НАШИ ДНИ. СТОЛИЦА ЛЮДЕЙ.
        Обряд очищения лишил Нибора контроля над друзьями, а вместе с тем привел показатели здоровья, маны и энергии в норму. От здоровья, которое исчислялось миллионом осталось каких-то 410 тысяч, что в целом достаточно много для 70 уровня, но недостаточно, чтобы бесстрашно подставляться под любую атаку.
        «Это ещё кто?», Эльдману было невдомёк почему на Нибора напали люди в таких же гербовых накидках. «По всей видимости NPC. Тогда с чего вдруг им нападать на Бродягу во время войны? Неужто наш гений где-то накосячил и нажил себе заклятых врагов? Сильными они не выглядят у парня всего сто девяносто тысяч здоровья, а у девчонки сто семьдесят. Таких Нибору хватит на три удара. И всё же им удалось значительно его потрепать. Считай сделали за меня большую часть работы».
        Решив, что сейчас Бродяга максимально уязвим, Эльдман усилил натиск. Не беспокоясь о собственном здоровье и запасе энергии, ведь эти показатели восстановятся во время обращения в летучих мышей, он принялся осыпать его мощными ударами. Клинки из осквернённой стали в изящном, резвом танце стремились пронзить и рассечь плоть Нибора, но в большинстве случаев ударялись о щит. Бродяга был максимально сосредоточен, но от острой боли в груди его это не спасло. «Сердце мертвеца» уже не наносило по 100 тысяч урона как прежде, но по-прежнему сжимало сердце заставляя тело замереть. Пользуясь моментом Эльдман воткнутыми в промерзлую землю клинками распространил «Территорию страха». Десятки мертвецов, что утопали в черной как смоль тени, крепкой хваткой вцепились в ноги Нибора. Будучи обездвиженным он уже не мог защищать спину от Марка и Фелиции.
        Пуская алую кровь, острый кинжал прошелся по нежной ладони и забрал у Фелиции 5 % максимального запаса здоровья. Кровь чародейки словно в невесомости собралась в сферу, а через мгновение гроздью острых шипов полетела в спину Нибора. Заклинания от второго до четвёртого круга придавали крови разнообразные формы, в образе длинного хлыста или стремительных потоков наносили Нибору от 25 до 50 тысяч урона. Не понаслышке зная, сколь опасным может быть Нибор, Марк вооружился массивном арбалетом, который своими размерами больше напоминал ручную баллисту. Отравленный болт со свистом преодолел улицу и ударил Нибора под колено. Оттолкнув от себя вампира щитом, Бродяга резко прогнулся в спине и обнажил меч. «Удар, не оставляющий тени» должен был устремиться в чародейку, но наложивший на Нибора «Провокацию» Марк принял удар на себя. Эти двое знали кого хотят убить, а потому основательно подготовились к сражению. Марк внимательно следил за Нибором и как только тот убрал меч в ножны, юноша использовал навык «Отражения». Столкнувшись с невидимой преградой порыв ветра отрикошетил и разрушил часовню.
        Всё что Нибору оставалось - это защищаться, дожидаясь пока мертвецы отпустят его ноги. Чтобы свести ущерб к минимуму Бродяга расходовал энергию лишь на блоки щитом и парирования, а в моменты, когда противник использовал боевые навыки, покрывал части тела прочным магическим льдом. Заклинание «Обморожение» поглощало до 25 % как магического, так и физического урона, но без «Связки душ» запас маны Нибора был ограничен. Заклинание первого круга, которым являлось «Обморожение» потребляло 2.5 % маны, а шестого «Стихийная гильотина» все 12. Больше Нибор не мог, постоянно меняю стихию, обрушивать на головы врагов ледяные глыбы, метеориты и молнии.
        Оставляя на ладони или же запястье глубокие раны Фелиция проливала свою кровь и применяла одно заклинание за другим, но благодаря пассивной способности «Достойная жертва», после пяти заклинаний полностью восстанавливала себе здоровье. Марк не спешил браться за копьё и атаковать Нибора вблизи. Он прекрасно понимал, что в сражении с боссом спешка не к чему. Главное это соблюдение тактики, выполнение каждым участником группы своей задачи, а его задача заключалась в защите Фелиции. Под атаками сразу трёх жаждущих ему смерти противников, здоровье Нибора начало сокращаться мелкими рывками. Если он ничего не предпримет оно вовсе иссякнет, а его игра будет окончена прямо здесь. Может Нибор и мог смириться с такой участью и отдать победу Агате или скажем этому фанату, но только не сейчас, когда до его главной цели - заклятого врага, который отнял у него буквально всё, осталось подать рукой.

* * *
        Как только «Связка душ» была уничтожена Лия и Клиф пробудились от долгого сна, а их здоровье опустились до обычных отметок. Вооруженный луком слепой охотник и облаченный в латы оруженосец, за спиной которого был увесистый сундук, а в руках кирка, с полными недоумения лицами вертели головами. Им было невдомёк, где они находятся и что происходит.
        - Клиф? - окликнула Лия.
        - Да, - коротко ответил Клиф. - Как странно, могу поклясться, что мы были в таверне. Пили эль, а потом.
        - И у Лии всё как в тумане.
        «ЧУТКИЙ СЛУХ» позволил Клифу изучить обстановку. Они стояли посреди улицы, дома и дорога которой были покрыты толстым слоем льда. Неподалёку в каменном гробу Клиф услышал дыхание мрачного лекаря, а в двух метрах от него, посреди тлеющей земли и языков пламени обнаружил женщину с большими как у мотылька крыльями. Лия тоже уставилась на незнакомку, которая смотрела на них наполненными гнева и злобы алыми глазами. От того что её едва не убили Медея буквально впала в безумие. Сейчас её не заботила ни тактика, ни ведение боя, ни то, что она объединилась с Эльдманом против Нибора, единственная мысль что звучала в её голове выглядела как повторяющиеся по кругу слова «Убей, раздави, разорви!».
        Клиф и Лия учуяли её враждебность, но отреагировать и что-то сделать не успели. Всего мгновение и Медея переместилась из огня к Клифу. Ударом тяжелой латной перчатки отправила его лететь через всю улицу.
        - 80 Т ОЗ.
        Взмах цветных крыльев позволил Медее совершить рывок и оказаться над Клифом. Всё происходило невероятно быстро. Медея с изяществом достойной королевы подняла ногу вверх и тут же опустила её на живот Клифа.
        - 90 Т ОЗ.
        Удар оказался столь сильным, что тело слепого охотника образовало в покрытой льдом брусчатке внушительную яму. Ребра охотника прохрустели, а со рта фонтаном брызнула кровь. Каким-то чудом Клифу удалось собраться с мыслями и перекатом уйти от третьего удара, который без преувеличения мог расплющить ему голову.
        «Что за дела?!», мысленно возмутился Клиф. «У неё обычный запас здоровья, а урон и скорость как у легендарного чудовища. Всего два удара и мой индикатор здоровья практически пуст».
        В два «Стремительный рывка» слепой охотник оказывается от неё на безопасном расстоянии и поспешил испить лечебных зелий. Алый индикатор удлинился и тут же сократился. Стальная игла Медеи прошла через колено слепого охотника, буквально лишив его ноги. Утратив драгоценное здоровья, Клиф рухнул на лёд и с наполненным ярости и боли криком схватился за оторванную конечность. Кровь из разорванного колена быстро растекалась по льду.
        В попытке спасти друга, Лия бросила в Медею кирку, но та с лёгкостью словила орудие труда и тем же способом отправила его обратно. Разница в их силе была так велика, что кирка сбила хозяйку с ног. Не успела Лия подняться, как нога феи ударила её в живот. По инерции тело облаченного в латы оруженосца тараном пробило несколько обледеневших стен.
        - Да чтоб тебя! - Лия сплюнула кровь и ударила кулаком по земле.
        Для Медеи эти двое, лишенные реакции и знаний Нибора, были не более чем игрушками для битья. Лия понимала, что её противник невероятно силён и шансов на победу практически нет, но бросать Клифа умирать она не собиралась. Будучи маленькой девочкой - оборванкой с улицы, Лия привыкла, что все вокруг сильнее, но невзирая на это она никогда не сдавалась. Наполненная решимости спасти друга, Лия поднялась на ноги и заставила кирку вернуться в руку.
        - Сейчас Лия тебе покажет, что бывает с теми, кто отрывает ноги её друзьям!
        Наполненные ярости взгляды Медеи и Лии пересеклись. С громким криком, как подобает идущему на смерть воину, Лия побежала на врага, но в последний момент перед столкновением, использовала рывок и, уйдя в сторону, ударила киркой по земле. Мощный удар заставил вырасти из-подо льда и земли внушительных размеров скалу. Каменная глыба стремилась пронзить Медею, но та взмахом крыльев с лёгкостью ушла от атаки. Обученная Нибором Лия, знала, что всё нужно продумывать наперёд, а потому ударом кирки разбила скалу и отправила тысячи крупных осколков опасной дробью лететь в Медею. Пользуясь тем, что фея закрыла лицо наручами, Лия поспешила на помощь Клифу. Жгутом из сундука она остановила кровотечение на ноге и залила ему в рот несколько зелий.
        - Берегись! - успел предупредить слепой охотник.
        Лия рывком ушла в сторону избежав смертельной атаки.
        - Чего тебе от нас надо?! - крикнула Лия, но фея не ответила.
        Медея считала, что хищнику незачем трепаться с добычей, а потому просто продолжила нападать. Спикировав вниз и наручами отразив взмах кирки, Медея принялась осыпать Лию мощными ударами. Покрытые сталью кулаки оставили вмятины на доспехе и гематомы под ними в районе плеча, бедра, шеи. Шквал мощных ударов должен был превратить Лию в фарш, но она стала в защитную стойку и активировала «Глухую оборону». Следующие три секунды весь входящий урон будет уменьшен на 60 %, но что ей делать по окончанию этого времени? Как спасти Клифа и не погибнуть самой? Фея не стала тратить силы на бесполезные атаки, она провела захват и рывком сломала Лие руку. Звонкий девичий крик разлетелся по округе. Как и всегда Медея наслаждалась отчаянием и болью противника, однако во взгляде Лии она не нашла страха, что взбесило её ещё сильней. С улыбкой на лице Медея отпустила Лию, а в следующее мгновение нанесла ей смертельный удар. Удар ногой в челюсть отбросил израненное тело оруженосца в руины часовни.
        - Не поняла?! - Медея не смогла сдержать удивления.
        Такой удар должен был сломать Лие шею и оборвать её жизнь, но вместо этого он восстановил её здоровье. Секрет заключался в навыке «Второй шанс», которым Лия овладела во время своего первого похода в излом времени.
        - Лия беги! - что было сил крикнул Клиф. - Обо мне не беспокойся. Я справлюсь.
        - Не лги ей! - высокомерный взор Медеи пал на слепого охотника. - Ни ей, ни тебе не выжить. Враги королевы шипов всегда умирают в страшных муках.
        - Не слушай её, просто беги! - настаивал Клиф. - Вдвоём нам не справится с этим чудовищем. Единственное что мы можем сделать это позвать на помощь. Сделай это. Найди Нибора и остальных.
        - Как ты меня назвал?!
        Вспыльчивый нрав Медеи не позволил пропустить подобное сравнение мимо ушей. Руки феи легли Клифу на виски и постепенно увеличивая давление стали стремится друг к другу.
        - Беги! - повторил Клиф, а в следующее мгновение его голова лопнула как переспевший арбуз.
        Брызги крови украсили промёрзшую землю и лицо Медеи от чего она стала ещё больше походить на чудовище - Крылатую смерть. Медея пренебрежительно струсила осколки черепа и остатки мозгов с рук и бросила взгляд в сторону Лии.
        - Значит решила поиграть в прятки, - на лице феи возник хищный оскал. - Что ж, я не против поиграть.
        Перед тем как пуститься в погоню Медея внимательно изучила и забрала несколько предметов из инвентаря Клифа. Первым трофеем стал его лук, а вторым - более ценным «Наследие охотников на монстров». Данная подвеска позволяла своему владельцу на короткое время создавать семь не уступающий оригиналу копий.
        «С таким предметом, я смогу убить Нибора и Эльдмана разом», подумала Медея, но предмет оказался на перезарядке.
        Для его использования было необходимо носить подвеску в течении трёх дней. Кроме способности бонусов она не имела, поэтому Медея просто убрала её в инвентарь.
        Сильно раненная и подавленная смертью Клифа, Лия в поисках помощи бежала по улицам столицы. Но куда бы она не свернула её ждали только покрытые льдом дома и изредка встречающиеся на пути, заставшие в воинственных позах осквернители. Происходящее походило на кошмарный сон, но боль от ноющих синяков и сломанной руки, подтверждала, что это жестокая реальность. Оглядываясь по сторонам, и опасаясь, что её нагонит чудовище, Лия зашла в одно из зданий. Внутри было так же холодно, как и снаружи.
        - Что же это происходит?! - пыталась прийти в себя Лия. Чтобы взбодриться она похлопала себя по щеке. - Чёрт! Чёрт! Где же все, когда они так нужны?
        Лия сбросила тяжелый сундук и села у стены. Немного погодя она набралась смелости и стиснув зубы, вправила сломанную руку. Это было необходимым условием перед тем как выпить зелье и срастить кость.
        «Что же делать?», постоянно спрашивала себя Лия. «Переждать здесь? А вдруг та тварь владеет поисковыми заклинаниями или артефактами? Нужно что-то делать. Почему я так одета?».
        Лия не смогла вспомнить, как покупала эту броню. В особенности её удивил внешний вид кирки и тот факт, что предмет оказался легендарным. Всё выглядело так, словно она потеряла память. Отбросив лишние мысли, в надежде, что решение проблемы у неё под носом, Лия заглянула в сундук. Внутри было полно разнообразных зелий, приличная сумма золота и драконьих кристаллов, и что самое важное камень телепортации. Особо ценный артефакт, который позволял, даже без навыков чародейства, единоразово переместиться в другое место. Лия не знала куда ведёт этот камень, но сейчас это её мало волновало.
        «Куда угодно, лишь бы подальше отсюда!», подумала Лия, поднимая камень над головой.
        - 320 Т ОЗ!
        Удар из тени оказался критическим. Покрытая кровью рука феи пробилась через сундук и вылезла у Лии из груди. Камень телепортации ударился и несколько раз отскочил от пола. Лия была просто не в состоянии удержать его в руках.
        - Куда-то собралась?! - с издёвкой спросила Медея.
        Чтобы отыскать укрытие Лии, фея смешала её кровь с зельем, дым от которого, привёл её в этот дом. Всё что ей оставалось это тихо подкрасться и нанести удар.
        - Лия не понимает, - Лия шагнула вперед и с дырой в груди обернулась, чтобы взглянуть на своего убийцу. - Почему?
        - Потому что вы жалкие NPC посмели встать у меня на пути. - ответила Медея. - А ещё, потому что убивать вас весело!
        - Ха, - у Лии едва хватило сил на усмешку. - Так у тебя просто давно не было мужика. Оно не удивительно. Это ещё нужно постараться, чтобы полюбить такую мегеру.
        Упершись сундуком в стену, Лия медленно сползла по ней вниз. Ноги больше не могли удержать эту тяжесть. Перед тем как испустить дух Лия представила, как она вместе с друзьями покупает большой дом, а вечером садится с ними за один стол. В своём видении, она была не рослым оруженосцем в блестящей броне, а маленькой девочкой, которая наконец обрела семью.

* * *
        К моменту как мертвецы ослабили хватку и испарились вместе с тенью, у Нибора осталось 240 тысяч здоровья из 410. Своими заклинаниями Фелиция наносила от 30 до 55 тысяч урона, что делало её опаснее остальных. Кровь режущей струёй прошлась по пояснице Нибора в очередной раз сократив ему здоровье.
        210 Т ИЗ 410 Т
        Навыком «Спринт», который позволял преодолевать стометровку за три секунды, Нибор улизнул от Эльдмана и прикрываясь щитом от кровавых шипов побежал в направлении чародейки. Не дожидаясь, когда меч Нибора вскроет ей грудь, Фелиция тут же отступила, а на пути её преследователя возник вооруженный копьём Марк.
        «Нельзя позволить ему добраться до них», подумал Эльдман, обращаясь в тысячу крупных летучих мышей.
        Огромная стая, словно густое облако дыма, устремилась и обволокла Нибора. Не позволяя мечу Бродяги достать до Марка, летучие мыши принялись вгрызаться ему в плоть и вместе с кровью высасывать здоровье.
        130 Т ИЗ 410 Т
        Решив, что запаса маны хватит как минимум на четыре заклинания шестого круга, Нибор призвал с небес огромную ледяную глыбу, что едва не раздавила Марка, а вслед за ней пылающий метеорит. От соприкосновения льда и раскалённого камня во все стороны тут же ударили струи горячего пара. Белые облака быстро расползлись по улице и оплавили кожу летучих мышей. Зубастые твари не погибли, но получили сильные ожоги, от чего чёрная свора дождём осыпалась на землю. Защищаясь от пара с помощью «Стихийного благословения», Нибор напал на Марка. Однако юноша оказывается не так прост. Он не только искусно управлялся с копьём, но и навыком «Ускользания» избегал атак Нибора, и даже умудрился ударить в ответ.
        120 Т ИЗ 410 Т
        Собравшийся из летучих мышей Эльдман направил остриё меча Нибору в спину, но сделав к нему шаг угодил в магическую ловушку. Вспышка бирюзового света заставила тело вампира покрыться толстым слоем льда и замереть. Это было последнее заклинание Нибора, ведь запас маны был полностью исчерпан. Нибор не забывал ни про кого из противников, поэтому ту же секунду мечом парировал копьё Марка и принял всплеск магической крови на щит. Сложенный из крыльев дракона легендарный щит мог поглотить до 20 тысяч урона, но этого было мало, чтобы в полной мере противостоять Марку и Фелиции, которые не собирались отступать. Они уже сделали свой выбор и теперь у них два пути, убить Нибора или погибнуть от его меча. Зная, что Фелиция не допустит гибели своего возлюбленного, Нибор в два критических удара валит Марка с ног. Интуиция не подводит, чародейка сама подставляется под третий удар. Меч Нибора проходится по девичей груди, а брызги свежей крови острыми шипами бьют его в ответ.
        70 Т ИЗ 410 Т
        Нибор мог убить их, но вместо этого опустил меч и щит. Сражаться дальше не было смысла. Даже если щит дважды полностью заблокирует входящий урон, следующего превращения вампира в летучих мышей ему не пережить. Сковывающий Эльдмана лёд треснул и осыпался наземь, а его клинки вонзились Нибору в шею и живот.
        0 ИЗ 410 Т
        «БРОДЯГА НИК ПОКИНУЛ ИГРУ»
        ДЛЯ НАЧАЛА СЛЕДУЮЩЕГО, ФИНАЛЬНОГО ЭТАПА ИЗ ИГРЫ ДОЛЖНО ВЫЙТИ ЕЩЁ 4 ИГРОКОВ.
        Нибор сотни раз прокручивал этот бой в голове, но в итоге, пришёл к мнению, что без главного козыря ему не победить.

* * *
        Покончив с Клифом и Лией Медея вернулась к разрушенной часовне, где внутри каменного гроба лежал без сознания мрачный лекарь. Желая сделать с Анрином нечто ужасное, фея обрушила удары кулаков на крышку каменного гроба. Но даже её показателя силы и ярости не хватило, чтобы сломать легендарный предмет. Каждый удар погружал саркофаг под промёрзлую землю, но никак не вредил ему, от чего Медея бесилась ещё больше. Израсходовав всю энергию на бесполезное использование боевых навыков, Медея вспомнила, как вороны раскалывают орехи. Она схватила саркофаг и взмахом больших цветных крыльев поднялась высоко к облакам, откуда дома стали казаться мелкими точками. Дабы в разы увеличить урон и наверняка расколоть каменный орех Медея раскрутила саркофаг и с силой бросила его вниз. Подобно комете каменный гроб опустился на город и ударной волной разрушил целую улицу. Анрину, который находился внутри сильно досталось, но благодаря свойствам легендарного предмета он не погиб.
        Медея собиралась проделать этот трюк снова и на этот раз взлететь ещё выше, но вовремя заметила на горизонте странные точки. Со стороны разлома к ней быстро приближалось шесть драконов. Медея обернулась и удивилась ещё больше, с другой стороны сюда стремительно летела целая эскадрилья дирижаблей. Времени до их прибытия оставалось совсем ничего, поэтому вместо игры с саркофагом, Медея отправилась на поиски вампира. Долго искать не пришлось. Спикировав вниз Медея стала свидетелем невероятных событий.
        Сражение между Эльдманом и Нибором было в самом разгаре. Первой неожиданностью стало то, что вампиру, который по идее был врагом всего человечества, помогало два авантюриста. Казалось Нибор проигрывает, но через одно мгновение ход боя переменился.
        Пока купающиеся в чёрной тени мертвецы держали Нибора за ноги, тот нашептывал себе под нос какие-то молитвы:
        - Ангел хранитель, я шёл стезёй света и помогал всем, кто встречался мне на пути, помоги и ты мне в эту тяжелую минуту. Демон-хранитель, я шёл стезёй мрака и отбирал всё у тех, кто встречался мне на пути. Помоги мне взять больше, чем я в силах унести.
        Столб яркого света с небес и огонь из-под земли переплелись в точке, где находился Нибор. Из-за всех преступлений, которые он совершил, благодаря добрым делам и подвигам, очки чести и бесчестия упёрлись в лимит. Общий призыв вырастил за спиной Нибора два белоснежных ангельских крыла, а чуть ниже на пояснице два кожаных как у демона. Скорость его движений и урон увеличились на 25 %, а каждый его удар получил возможность восстанавливать здоровье равное 50 % от нанесённого урона. Призыв длился всего 20 секунд, но этого времени с лихвой хватило, чтобы расправиться со всеми противниками.
        Пользуясь тем, что Эльдман не печётся о своём здоровье Нибор перешел из защиты в нападение, начал осыпать его стремительными ударами.
        «Что происходит?», Эльдман отчётливо видел атаку Нибора, но отразить её не смог. «Что это за способность?! Мало того, что он стал намного быстрее, так ещё и с каждым ударом восполняет своё здоровье. Почему он не использовал эту способность с самого начала? Для неё необходимо выполнить какие-то условия, или он попросту не хотел расходовать её на меня?».
        Щит Нибора драконьими крыльями ударился о лицо вампира, а меч оставил на плече и талии глубокие порезы. Дабы больше не подставлять спину под атаки Марка и Фелиции во время боя Нибор поменялся с вампиром местами.
        «Надеешься они не смогут атаковать через меня?», подумал Эльдман и тут же обратился тысячей летучих мышей.
        Бродяга ловким движением спрятал меч в ножны и тут же обнажил его. Порыв мощного ветра образовал в своре летучих мышей тоннель, через который Нибор пронёсся с помощью «Спринта» и тут же атаковал Марка. Реакции и ловкости юноши не за чтобы не хватило, чтобы увернуться, но способность «Ускользание» спасла его от молниеносного выпада. Тем же способом Марк избежал второго удара, но не третьего. Меч Нибора рассёк ему запястье, от чего орудовать копьём стало в разы тяжелей.
        «Как так?!», недоумевал Марк. «Я ведь должен был уклониться от трёх ударов».
        И тут до юноши дошло, что из-за своры летучих мышей он на мгновение выпустил Нибора из виду. В тот самый момент, сам того не осознавая, он увернулся от «Удара, не оставляющего тени». Но что самое ужасное - поток мощного ветра продолжил движение и угодил в Фелицию. Улучшенный до четвёртого уровня «Удар, не оставляющий тени» не мог нанести второй цели увечье или критический урон, однако его силы с лихвой хватило, чтобы Фелиция упала без сил. Бродяга всё идеально рассчитал, чародейка не успела использовать пятое заклинание и исцелиться.
        - Нет! - крикнул Марк, видя, как глаза Нибора застилает чёрная пелена.
        Юноша понимал, что целью магии смерти станет его возлюбленная, но помешать этому не мог.
        То, что происходило за мгновение, для Бродяги тянулось десятки минут. Глядя юноше в глаза, он подумал:
        «Я пожалел и не убил вас в прошлый раз. Дал уйти несмотря на все риски, но в этот раз я не допущу такой ошибки. Уверен ты действовал из благородных побуждений - хотел отомстить ровным счётом, как и я. Но правда в том, что благими намерениями зло не остановить».
        Марк обернулся и увидел, как столп непроглядной тьмы опустился и поглотил его возлюбленную. Лишь его настоящее имя и короткий крик, смогли прорваться через эту тьму. Мгновением позже, когда тьма рассеялась Фелиция была уже мертва. Тело чародейки безмятежно лежало на льду, а её уже безжизненные глаза смотрели в синее небо. Не дожидаясь, когда Марк придёт в себя, Нибор нанес удар ему в спину.
        - Ты поплатишься за это! - крикнул Марк, на глазах юноши проступили слёзы.
        Нибору было тяжело видеть его таким, поэтому он тут же закончил начатое - прекратил его старания в один удар. Клинок прошелся по горлу бывшего ученика и тот замертво упал на землю.
        Собравшись из летучих мышей, Эльдман обнаружил, что авантюристы мертвы. Его кумир был как всегда расчётлив и беспощаден. За время игры, Эльдману довелось пройти через многое: он полностью обошёл проклятый материк, сразился с немыслимыми тварями, стал вампиром и пролил больше крови, чем кто бы то ни было из игроков, но даже после всего этого, он испытывал страх перед видом такого чудовища. С крыльями ангела и демона за спиной Нибор смотрел на него словно на очередную добычу.
        «У меня ещё 11 секунд», не прекращая отсчитывать время, Нибор пошел на сближение. В самый последний момент он «Спринтом» зашел вампиру за спину и нанёс удар. Эльдман хорошо знал повадки своего кумира, а потому скрестив мечи над головой сумел блокировать его атаку. Сила удара заставила ноги Эльдмана погрузиться в промёрзлую землю, словно то была мягкая грязь.
        Нибор не переставал отсчитывать время восстановления способностей оппонента, потому за секунду как Эльдман применил «Сердце мертвеца» он прикрылся щитом. В большинстве случае легендарный щит поглощал до 20 тысяч урона, а с малой долей вероятности мог полностью поглотить атаку, но в этот раз вампир воспользовался навыком «Раскол брони», который не только проигнорировал защиту, но и нанёс дополнительный урон.
        «Всё бес толку», размышлял во время поединка Эльдман. «Пока он ударами восстанавливает себе здоровье мне его не победить».
        К счастью вампира после нескольких обменов ударами крылья за спиной Бродяги исчезли - он стал вновь уязвим. Не забывая про магические ловушки Эльдман старался избегать следов Нибора, но чем дольше длился бой, тем меньше ему оставалось территории для манёвров.
        «Уж лучше получить урон, чем дать себя обездвижить», с этими мыслями вампир совершил прыжок на ещё не истоптанное место, из-за чего стал лёгкой добычей «Удара, не оставляющего тени». Индикатор его здоровье в миг сократился на 30 %. «Главное тянуть время до прибытия Медеи».
        Тело вампира в чёрных латах рассыпалось тысячей летучих мышей и волной накрыло Нибора. Бродяга тот же миг взрастил под собой ледяную башню и на её вершине наложил на себя «Стихийное благословение». Поглотив 45 тысяч урона магический барьер пустил кольцо огня и тем самым испепели несколько сотен мышей. Эльдман понимал, что Нибор не даст испить своей крови, поэтому летучие твари принялись сосать кровь с ещё не остывших тел Марка и Фелиции. Нибор понял это и дабы забрать у Эльдмана источник пищи сбросил на тела раскалённый метеорит.
        Вновь став собой Эльдман приготовился отражать атаки Нибора, но вместо того, чтобы атаковать противник, прикрывшись щитом, держался от него на расстоянии. Эльдман сразу понял в чём дело. Дабы не позволить Нибору восполнить запас маны он использовал «Раскол брони». Меч из осквернённой стали ударил по щиту, но не нанёс урона. Эльдман слишком поздно понял, что это ловушка. Нибор действительно пополнил запас маны с помощью зелья, но после этого он приморозил щит к земле и выскочив из-за него взмахом алебарды лишил вампира руки.
        «Засада», не успел Эльдман отскочить на безопасное расстояние, как острие алебарды ударило его в живот. «Он не только восстановил ману, но и вооружился алебардой. Ясное дело, что одноручный меч проигрывает оружию на длинном древке. Бежать? Сомневаюсь, что он меня отпустит. Скорость сейчас у нас одинаковая, так что, если всё удачно сложится. Скажем так, если мне повезёт, я продержусь до прихода Медеи. Где же носит эту садистку?!».
        Наложив на себя «Стихийное благословение» и «Жар» Нибор ловко размахивая алебардой оттеснил Эльдмана к стене. Вампир учуял подвох и вместо того, чтобы продолжить отступать пошел на сближение. Яркий столп света опустился на дом позади вампира и тот словно под огромным давлением обратился в руины.
        «Надо полагать если я не попался в эту ловушку он уже подготовил мне другую», подумал Эльдман, и не ошибся.
        Нибор подкинул колбу с эфирным маслом и ударом алебарды заставил его брызги ударить вампиру в глаза. Таким образом Эльдман оказался на мгновение ослеплён, а оружие Нибора получило бонус атаки против нежити. Эльдман знал, что следы Нибора опасны, а потому даже будучи незрячим старался на них не наступать, но он никак не ожидал, что ударом ноги, Нибор может оставить ловушку прямо на его груди.
        Тело вампира вспыхнуло, словно сухая ель, а алебарда Нибора махом отсекла ему обе ноги. Ещё один взмах древка лишил Эльдмана последней руки. В скором времени его конечности восстановятся из летучих мышей, но пока этого не случилось он беспомощным, тлеющим куском мяса будет лежать на земле. В этой схватке победитель был определён, преданный фанат так и не смог превзойти своего кумира. Нибору оставалось нанести последний удар, но от поединка его отвлёк громкий разносящийся по столице треск. Он обернулся и увидел, как по защитному куполу дворца поползла крупная трещина. Ещё немного и купол падёт.
        «Нельзя позволить Дейкеру сбежать», подумал Нибор. «Я должен быть там, а не здесь».
        Вслед за треском Бродяга услышал характерный для стрел свист. Он мог отразить их, но вместо этого взмахом алебарды рассёк воздух с противоположной стороны. Пробившись через стальную кирасу и магический барьер несколько стальных игл вошли ему в лопатку и нанесли 120 тысяч урона, а лезвие алебарды ударило и оставило на лице феи глубокий порез. Медея планировала покончить с Нибором одной атакой, но удар алебардой и расходящееся от Бродяги кольцо огня заставили её выйти из тени.
        «Полагаю, раз она здесь, вся моя команда мертва», - глядя на фею рассуждал Нибор. - «Здоровье у меня значительно поубавилось, так что у неё должен возникнуть соблазн убить меня единолично. В таком случае самым правильным решением было бы добить вампира и получить 5 % бонус, но она этого не сделала. Тогда остаётся всего один вариант, защищать вампира, пока у него не отрастают конечности. На восстановление у него уйдёт примерно шесть-семь секунд, а на то чтобы убить её, мне хватит и четырёх. Медея сильная и быстра, но у неё есть значительный недостаток, она совсем не умеет читать движения противника. Её голова забита высокомерием и жестокостью. Проще говоря она и Дейкер являются воплощением самых отвратительных сторон монархии».
        Пригнувшись от следующего взмаха алебарды и ноги Нибора, Медея попыталась провести захват, но сама попалась в цепкие руки противника. Нибор не задумываясь отпустил древко и ловким движением поставил фею на колено и схватив её за запястье заломил руку. Расходуя весь запас маны, он призвал с неба столп света, а вслед за ним грозу.
        «Чтобы обставить Нибора», - Медея вспоминала слова Эльдман, - «нужно действовать нелогично. Иногда, во вред себе».
        Нибор никак не ожидал, что фея рывком плеча сломает себе руку, а затем схватив тушу вампира устремится навстречу свету.
        «У неё же нет способностей противостоять магии», - глядя ей в спину подумал Нибор.
        Свет и молния прошли через тело Медеи и Эльдмана не оставив от них даже пепла. Однако Нибор не клюнул на уловку и быстро сообразил, что произошло. Количество игроков на территории столицы уменьшилось до трёх, а стрелки радаров устремились в северо-западном направлении. За секунду до того, как магия нанесла ей урон, Медея успела использовать отобранный у Лии камень телепортации.
        «Не хорошо», - беззаботно восполняя здоровье зельями, подумал Нибор, - «Эти двое телепортировались в моё логово на доисторическом острове. Можно считать Стальной кулак уничтожен. Я мог бы последовать за ними и убить, но…», - взгляд Бродяги устремился ко дворцу, магический купол которого был покрыт крупными трещинами, - «сейчас меня ждёт добыча покрупнее».
        Глава 20. Тактика лучшее оружие
        Эльдман и Медея избежали атаки с помощью камня телепортации, но Нибора это совсем не огорчило, всё его внимание было приковано к магическому куполу, на котором восседал огромных размеров чёрный дракон хаоса. От мощи, покрытого толстой бронёй чудовища по куполу расходились крупные трещины. Ещё несколько часов и дворец окажется без защиты.
        «Нужно торопиться», твердил себе Бродяга, представляя, как отрезает Дейкеру голову. «Нельзя позволить ему сбежать».
        Нибор мысленно просчитывал, кто должен пережить бой с драконом хаоса, чтобы расправиться с Торгосом и его грехами. Бой обещал быть очень напряженным. Сильных союзников можно было пересчитать на пальцах, а Торгос обретя бессмертие и власть короля, наверняка сделал своих прихвостней намного сильнее. Не зря Сатина упомянула о том, что пропажи детей участились.
        Только он о ней вспомнил, как по земле пробежали крупные тени, по улице эхом разлетелось рычание. Это Сантина и Агата спустились к нему на призрачных драконах, а вместе с ними три десятка достаточно сильных авантюристов. Как только все спешились, тела драконов испарились - стали татуировками на теле красивой женщины в синем платье. Агата и Сантина сразу заметили убитых Марка и Фелицию, но не обнаружили на поле боя тел вампира и феи.
        - Где они?! - готовая сражаться, спросила Сантина.
        - Сбежали, - ответил Нибор, убирая алебарду в инвентарь и вооружаясь щитом и мечом. - Вряд ли мы увидим их в ближайшее время. Так что можно полностью сосредоточить наши силы на драконе и дворце.
        - Откуда такая уверенность?
        В отличии от Агаты, у Сантины не было особого компаса и счётчика игроков в локации.
        - Я знатно их потрепал. К тому же они воспользовались моим камнем телепортации, а он ведёт на доисторический остров.
        - Ты позволил им уйти?!
        - Скажем так, у меня не получилось их остановить. Поквитаемся с ними в следующий раз, а сейчас у нас есть дело поважнее.
        - Что с твоим здоровьем? - спросила Агата. - На тебя наложили какое-то проклятье?
        Агата знала, что Бродяга лучший игрок, но всё равно переживала за него.
        - Хуже, - Нибор бегло просмотрел своё меню. - Шпионы Торгоса, - Бродяга указал на тела Марка и Фелиции, - лишили меня легендарной способности. Они же стали причиной, по которой наши враги сбежали. Нужно обыскать территорию. Кто-то из моих друзей мог уцелеть.
        - Мои люди этим займутся, - Сантина кивнула своему заму и тот тотчас отправил авантюристов на поиски.
        Над разрушенной после сражения улицей, закрывая собой солнце, нависла дюжина дирижаблей. С одного из них спрыгнул и ловко приземлился на ноги мастер Джесс. Это был облачённый в доспех самурая мужчина, на бёдрах у которого с обеих сторон висело по четыре катаны, а из-за спины выглядывал длинный лук.
        - А ты точно не вестник апокалипсиса? - с улыбкой, оглядываясь по сторонам, спросил Джесс. - Когда ты говорил, что накроешь столицу льдом, я и представить не мог, что это буде настолько буквально. Без преувеличений можно сказать, что у нас больше нету столицы. Бр-р-р мурашки по коже.
        - Главное, что это сработало, - обратилась к самураю Сантина. - Благодаря заклинанию Нибора, Агата уничтожила портал на дне разлома. У нежити больше не будет подкрепления. Остаётся понять, что делать с драконом.
        - Хм, - Джесс задумался и бросил взгляд в сторону дворца. - А почему бы нам не оставить всё как есть?
        - Это как?
        - Не ясно?! - удивился Джесс. - Если Нибор говорит правду и во дворце обосновались грехи, а наш король превратился в безвольную марионетку, почему бы не позволить дракону их сожрать?
        - Это исключено! - резко отверг предложение Нибор. - Мы обязаны добраться до Торгоса раньше дракона.
        - Это ещё почему?!
        - Потому что дракон не даёт гарантий того, что Торгос и его грехи падут. Дракон хаоса силён, но против бессмертия Торгоса он бессилен.
        - Чего-чего?! Против какого ещё бессмертия?
        - Вздор! - возмутилась Сантина. - Мои люди ставили Торгоса на колени. Соглашусь он невероятно силён и о нём ходят разные слухи, но не более того. Его можно ранить, а значит и убить.
        - Послушайте Нибора, - вмешалась Агата. - Он, как и Элизабет Фейтл уже давно выслеживает грехов. Он знает о чём говорит.
        Мастера с требовательным видом уставились на Нибора.
        - С Торгосом и его грехами, меня связывает многое, - принялся пояснять Нибор. - Ещё прошлый мастер Стального кулака - покойный Кристофер Олдрак охотился на них. Я решил продолжить его дело, поэтому не раз сталкивался с тёмными гильдиями и грехами. В одном из сражений Унынье Торгоса завладел скрижалью богини Акшары. Не трудно догадаться кому он предал скрижаль.
        - И почему ты говоришь об этом только сейчас? - поинтересовался Джесс.
        - Какой вообще смысл сражаться с ним, если он бессмертен? - Сантина была озадачена ничуть не меньше.
        - До этого нашей главной задачей было остановить осквернителей, - пояснил Нибор. - А теперь, когда мы одержали победу, дело дошло и до Торгоса. Как я ранее говорил, я с самого начала планировал пробраться во дворец и покончить с ним.
        - То есть, ты подготовился, - догадался Джесс. - У тебя есть нечто, что может забрать жизнь бессмертного, верно?
        Нибор достал старый кинжал, на лезвие которого было высечено слово богини.
        - Этот кинжал, способен снять благословение Акшары. Если быть точнее, один удар сделает Торгоса смертным. Именно поэтому нужно действовать сейчас, пока он находится в окружении запретных рун и не может телепортироваться.
        - Не хочу тебя расстраивать, но нам это приключение не под силу, - Джесс отрицательно покачал головой. - Если мы нападём прямо сейчас - не дождавшись основную армию, после сражения с драконом, драться с Торгосом уже будет некому. Ты конечно молодец. Действительно хорошо постарался. - Самурай похлопал Нибора по плечу. - Считай в одиночку уничтожил армию осквернителей, но спешка здесь не к чему.
        - Если Торгос решит сбежать, пусть бежит, - поддержала Сантина. - Без него нам будет только легче сражаться с драконом.
        - И это говорят сильнейшие мастера Простора?! - попыталась пристыдить их Агата. Она понимала насколько важно для Бродяги добраться до Дейкера. - Сколько нам ждать основную армию? Не сегодня, так завтра на рассвете эта зверюга проголодается. Куда по-вашему она отправится набивать желудок? Сожженные дотла города и деревни будут на вашей совести.
        - Не нужно читать мне нотации о доблести и чести, - разозлился Джесс. - Я опытный авантюрист и мастер. Я знаю, когда нужно драться, а когда отступать. Среди тех дирижаблей, что мне удалось раздобыть ни одного военного. Это обычные грузовые судна. Несколько огненный струй дракона и наша, якобы эскадрилья, попадает вниз. Это уже не говоря о том, что половина авантюристов сражается топором и секирой. В воздухе нам эту тварь не победить.
        - Если мы не можем победить в воздухе, будем сражаться на земле, - перебил Нибор. - Собьём его.
        - Ты хоть понимаешь о чём говоришь?! - не удержалась от высказываний Сантина. - Я уже много лет охочусь и убиваю легендарных драконов. Не одному смертному не под силу даже вызвать у такой твари кровотечение. А про то чтобы ослабить его заклинанием или сломать крыло вообще речи идти не может!
        - К тому же, это не просто дракон, - подхватил Джесс, - это угроза небесной кары! Все его характеристики выше чему у любого из легендарных чудовищ. Возможно перед нами самое сильное существо простора, а ты предлагаешь идти на него таким составом.
        - Мне понятно ваше негодование, - обратился к мастерам Нибор. - Какой-то выскочка, воспользовался заклинанием божества, уничтожил тысячи осквернителей и почувствовал себя всесильным. Но хочу заверить, не будь у меня плана, я бы и рта не раскрыл. Скажите, какой у вас рекорд прохождения Алой впадины на кошмарном уровне сложности, и сколько людей вы там потеряли?
        - Это ещё тут причём?
        - Просто ответьте на вопрос.
        Джесс нервно пролистал свои достижения и прочитал статистику излома времени:
        - Алая впадина пройдено за три часа четыре минуты. Минимальные потери семь человек.
        - Пройдено за два часа пятьдесят пять минут, - озвучила Сантина. - Мы потеряли троих.
        - Вот, - Нибор открыл статистику достижений и сделал её видимой для всех остальных. - Пройдено за два часа тридцать две минуты. Без потерь.
        - Невозможно! Да там же, - Джесс буквально потерял дар речи. - Но как?!
        - Тебе удалось пройти Алую впадину быстрее нас, но что это доказывает?
        - Что при более слабых авантюристах и меньшем количестве ресурсов, мне удалось вас превзойти, - прямо ответил Нибор. - Если вы доверитесь мне и сделаете всё как я скажу, мы убьём дракона хаоса меньше чем за пол часа и при этом большая часть из нас выживет.
        - Ну рассказывай, чего ты там придумал, - с интересом произнёс Джесс.
        Нибор изложил свой план после чего лица мастеров изменились. Им было тяжело это признавать, но план был действительно хорош. Он позволял не только победить сильнейшую после древних божеств тварь, но и остаться при этом в живых. По приказу своих мастеров авантюристы тут же принялись готовить дирижабли к бою. Каждое судно было укреплено, на палубах установили боевые баллисты, а трюмы нескольких из них до отказа набили взрывной смолой. Чтобы урон от взрыва был более существенным, на бочки нанесли руны воздуха и огня.
        Пока два дирижабля окрашивали в ярко алый цвет, люди Сантины обнаружили тела Лии и Клифа, а вместе с ними нашли очень странный саркофаг. Какие усилия они к нему не прилагали, сдвинуть или сломать крышку каменного гроба им не удавалось. Нибор сразу понял, что Анрин внутри и он всё ещё жив. Дабы привести мрачного лекаря в чувства Бродяга перевернул гроб на бок и залил в щель двойную дозу бодрящего зелья. Придя в себя Анрин был сильно растерян. Вокруг царила кромешная тьма, а всё тело изнывало от боли, большинство его костей были сломаны. Мрачный лекарь уже решил, что его похоронили живьём. Спасением стало то, что от прикосновения руки хозяина, крышка гроба сама отъехала в сторону. Свет ударил Анрина по глазам. Мрачный лекарь прикрыл лицо рукой и огляделся. От окружающей обстановки стало ничуть не лучше. По покрытой толстым слоем льда улице сновали, и что-то мастерили на дирижаблях авантюристы. Анрин озирался по сторонам и не мог понять, где он и что происходит. Последнее что всплыло в памяти - это как он пил с друзьями эль.
        - Проклятье, как же всё болит и ноет, - не сразу, но Анрин заметил Нибора. - Что происходит?
        - Мы выиграли битву, - угрюмо ответил Нибор. - Но, Лия и Клиф погибли.
        - Что ты такое говоришь? - Анрин потёр глаза и ещё раз осмотрелся. - Должно быть я всё ещё сплю. Голова ужасно болит.
        - Ты слышал, что я сказал? Да что с тобой?!
        - Кажется я вчера перебрал, - отмахнулся Анрин. Выбраться из гроба и подняться на ноги ему стоило больших трудов. - Или похлёбка была отравлена. Говорил же Лии, что те грибы ядовиты. Тьфу.
        Хрома на правую ногу, и опираясь на лопату, мрачный лекарь пошел куда глаза глядят и тут же наткнулся на накрытые мешковиной тела. Слова Нибора раскатом грома прошлись по сознанию. Мрачный лекарь с трудом склонился и приподнял ткань. Увидев лицо того, кто лежал неподвижно, Анрин потерял равновесие и упал. Он непонимающе посмотрел на Нибора.
        - Как это? Это какая-то иллюзия? Верно? - спросил он с надеждой, а через мгновение применил на себе «Очищение» и «Прозрение».
        Не помогло - ничего не изменилось. Тела так и лежали неподвижно.
        - Никакая это не иллюзия, - обратился к нему Нибор. - Они действительно мертвы.
        - Но почему?! Мы ведь были на доисторическом острове, как мы оказались здесь?! - почти кричал мрачный лекарь.
        Сломанные рёбра не позволяли полностью вдохнуть.
        - Ты действительно не помнишь? - Чтобы не рассказывать всю правду и не терять союзника, а уж тем более не наживать себе нового врага, Нибор решил сделать вид, что Анриру отшибло память. - Мы были на доисторическом острове три месяца назад. А сейчас мы в столице - ведём войну с осквернителями.
        - Я, - Анрин схватился за голову. Затем, чтобы получить подтверждении слов Нибора залез в свои настройки. - Как так? Я семьдесят второго уровня.
        - Видать здорово она тебя приложила, раз ты всё забыл. Похоже у тебя амнезия.
        - Расскажи мне всё! - вкладывая всю ману, мрачный лекарь касанием руки срастил свои кости. - Кто это с ними сделал?!
        - Всех ответом у меня нет, меня не было рядом, когда это случилось, - Нибор сделал максимально огорчённое лицо и даже пустил слезу. - Проклятье, если бы я только сразу всё понял.
        - О чём ты?
        - В гибели Лии и Клифа виноват Торгос и его грехи. Те двое, что лежат рядом в гербовых накидках нашей гильдии оказались тёмными. Они втёрлись к нам в доверие, а посреди боя лишили меня связки душ. Мой и ваш запас здоровья тут же упал. Мне едва удалось выжить.
        - С кем мы сражались?! Кто их убил?!
        - Я сражался с вампиром по имени Эльдман, а вы с феей по имени Медея. Но убили их не они, а Торгос.
        - Снова, - буркнул себе под нос Анрин. - Снова мне приходится терять тех, кого я берёг и защищал.
        - В их смерти нет твоей вины. Это чудо, что ты не лежишь рядом с ними.
        - Чудо, или проклятье?
        - Ты у тебя есть возможность отомстить и помочь другим людям. Конечно же это чудо. По всей видимости тебя спас этот гроб. Это легендарный предмет он достался тебя от мумии.
        - Плевать! С легендарным артефактом или без, я не смог их спасти. Проклятье, я стараюсь изо всех сил, но ничего не могу вспомнить!
        - Я знаю, как тебе тяжело. - Нибор положил мрачному лекарю руку на плечо и лбом уперся в его лоб. Продолжил говорить уже шепотом. - Моё сердце тоже стонет от утраты, но сейчас нельзя унывать и опускать руки. Война ещё не закончена. Мы готовимся сразиться с чёрным драконом хаоса, а затем ворваться в оккупированным Торгосом дворец. И для такого дела нам необходим сильный лекарь. Может ты и не веришь в себя, но я верю в тебя. Ты тот, кто сотню раз не дал мне лечь в могилу.
        - Конечно, как и обещал я не оставлю в беде живых. Подлечу, - кивнул Анрин. - Но, я не могу уйти, не выплатив долг перед мёртвыми.
        Мрачный лекарь похромал несколько метров выбирая место и начал копать промёрзлую, твёрдую как сталь землю. Штык не погружался в почву даже на несколько сантиметров, но он продолжал вкладывать все силы и копать. Чтобы поддержать последнего из своих друзей, Нибор тоже взялся за лопату. Пока Анрин и Нибор копали, а авантюристы трудились на дирижаблях, последний выживший из гильдии Сынов севера бард, взял лютню и дёрнул пальцем струну. Звук разошелся по улице, но никто его не услышал. Бард ударил по всем струнам и звук стал громче, а через мгновение превратился в мелодию, песня полилась из его уст сама собой:
        Если б знать, за что воевать,
        Когда смысла нет убивать…
        Но тебе так трудно дышать,
        Задыхаясь, мира искать.
        Разве гордость слабее, чем боль?
        И скрываться - весь выбор твой.
        Твое сердце пробито стрелой,
        Жизнь в руинах…
        Нам, выбор был дан,
        Копья свои, бросить к ногам!
        И, прекратить бой!
        Неба рукой, коснуться б нам.
        Нам с тобой!
        Когда мало осталось жить,
        Ничего нельзя изменить.
        Свои мысли не победить,
        Греет воспоминаний нить.
        Когда вера на прочность слаба,
        От похмелья трещит голова,
        Так не вечно ничто, и твоя
        Жизнь в руинах…
        Нам, выбор был дан,
        Копья свои, бросить к ногам!
        И, прекратить бой!
        Неба рукой, коснуться б нам,
        Нам с тобой!
        Green Day - 21 Guns

* * *
        «ЧЁРНЫЙ ДРАКОН ХАОСА 110 УР. ОЗ - 4.2 М.»
        Восседая на золотистом полупрозрачном куполе, гигантских размеров дракон, длина которого от морды до кончика хвоста составляла сто с лишним метров, пассивно поглощал из воздуха магию тем самым ослабляя барьер. Чем больше на магическом куполе появлялось крупных трещин, тем меньше был промежуток времени между их появлением. Тело гигантского ящера кроме исполинской, невероятно прочной чешуи было защищено специально выкованными для него доспехами. Броня из антимагической стали была покрыта неисчислимым количеством рун, что делало чёрного дракона хаоса ещё сильнее и опаснее. Один вид такого чудовища вызывал дрожь в коленях, порождал желание спрятаться и замереть. В хищных, всепоглощающих глазах этого дракона умещалось отражение всей столицы и возникшие в небе дирижабли.
        Журавлиным клином дюжина грузовых кораблей, что плыли среди облаков благодаря эллипсоидным воздушным шарам, стала быстро приближаться к королевскому дворцу. Вслед за ними летело ещё два судна. Они сильно выделялись от остальных ярким алым цветом. Подобное движение не смогло остаться без внимания Диартемиса - белого чернокнижника, что восседал в седле на спине у чёрного дракона хаоса.
        «Значит решились атаковать», подумал Диартемис. «Нужно отдать им должное. Люди с этого материка намного отважнее тех, кто жил в городах последней надежды. Уверен, они понимают, что им не победить, но всё равно не унывают и продолжают сражаться. Остаётся надеяться купол рухнет раньше, чем они подлетят вплотную. Не хотелось бы преумножать жертвы. Моё появление и без того забрало немыслимое количество жизней. Меня будут называть вестником смерти, чудовищем, но это не важно. Главное - не дать ему воскреснуть. Даже через этот магический барьер, я ощущаю, как его сила пропитывает воздух. Что-то там происходит - во дворце и я обязан это остановить».
        - Поднажми! - приказал Диртемис, и порождение хаоса тут же принялось царапать купол когтями.
        Магический барьер был буквально усыпан трещинами, но физические воздействия были ему нипочём.
        Приблизившись ко дворцу, на расстояние в полкилометра, дирижабли залпом открыли огонь из всех баллист. Сотни гарпунов промчались по воздуху и ударились о чешую дракона. Диартемис был уверен, что подобной атакой люди не пробьются даже через показатель защиты дракона, но к его удивлению, залп забрал у порождения хаоса 180 тысяч очков здоровья. Для чёрного дракона хаоса такой урон был каплей в море, но стерпеть и проигнорировать такую дерзость он не мог. Широкого раскрыв пасть и обнажив острые, как скалы зубы, дракон изрыгнул рык, от которого все покрытые льдом здания завибрировали и начали разваливаться на части. Едва Диартемису удалось усмирить гнев дракона хаоса, как в них устремился новый залп гарпунов и копий. Дракон хаоса угрожающе зашипел и затряс массивной шеей, а через мгновение взмахнув могучими крыльями, которые ударной волной подняли снежную бурю, полетел навстречу дирижаблям.
        - Всем приготовится! - стоя на носу, впереди идущего судна, скомандовал мастер Джесс.
        Струёй покидая пасть дракона хаоса чёрное пламя за раз поглотило три судна по левому флангу. Дирижабли не продержались в воздухе и нескольких секунд. Пылающими досками они рухнули вниз и разбились о лёд.
        - Отлично, - наблюдая за происходящим подумал Джесс. - План Нибора работает.
        Небольшая эскадрилья дирижаблей в раз потеряла три судна, но при этом никто не погиб, а всё из-за того, что на палубах стояли покрытые льдом осквернители. Сами же авантюристы, скрываясь в жилых домах, ждали дракона внизу.
        «Это ж надо было до такого додуматься!», стреляя из лука катанами, восхищался Джесс. Ударяясь о чешую порождения хаоса, самурайский мечи как по волшебству сами возвращались в ножны. «Я слышал, что высокий навык плотника позволяет мастерить разные ловушки и осадные орудия, но даже представить не мог что-то подобное. С помощью обычных веревок Нибору удалось объединить рули всех дирижаблей, сделав наш основным. Крутишь штурвал на одной палубе, а поворачивает вся эскадрилья. А главное, с помощью какого-то хитрого механизма, он заставил баллисты заряжаться без посторонней помощи. Всё что требуется от моих людей, это вовремя дёргать леску, которая враз нажимает все спусковые крючки».
        Не успели баллисты перезарядиться, как взмахом массивного хвоста и ударом когтистой лапы порождение хаоса разбило ещё несколько дирижаблей. Восседающий на драконе хаоса Диартемис был сильно обеспокоен окрашенными в алый цвет кораблями, что шли позади остальных. Он предполагал, что это обманный манёвр, но решил перестраховаться. Вырвав из толстого гримуара несколько страниц, что тут же истлели в зелёном пламени, белый чернокнижник обрушил на палубу одного из алых дирижаблей крупный метеорит. Пылающий зелёным пламенем камень пробился через воздушный шар и глубоко войдя в палубу, раскололся. Из сердца метеорита тут же выползли и принялись крушить всё вокруг мелкие бесята. Второе заклинание из гримуара, образовало в воздухе чёрную дыру, которая за каких-то пару секунд поглотила половину окрашенного судна.
        - Сейчас! - крикун Джесс, вспоминая наставления Нибора.
        Авантюристы дёрнули рычаги, и в дракона хаоса полетел новый залп, но в этот раз не гарпунов, а абордажных крюков. Как только привязанные к крюкам веревки оказались в натяжении, сработал другой механизм. Несколько дирижаблей сами притянулись к порождению хаоса. Не успел чёрный дракон обрушить на них свою ярость и мощь, как искрящийся исками огонёк, пробежался по фитилю и достиг места своего назначения. Прогремел взрыв. Клубы алого пламени, поглотили брюхо дракона хаоса. Усиленная рунами воздуха и огня взрывная смола, забрала без малого 600 тысяч очков здоровья.
        «ЧЕРНЫЙ ДРАКОН ХАОСА 110 УР. ОЗ - 3.3 М/4.2 М»
        - А теперь пора уходить! - скомандовал Джесс, прыгая с палубы.
        Авантюристы не мешкая последовали за мастером. Падение с такой высоты могло убить кого угодно, но план был продуман до мельчайших деталей. Пролетев добрую половину пути, каждый из них использовал зелье лёгкости и свиток левитации. Падение значительно замедлилось, а вскоре ноги коснулись твёрдой почвы.
        Так как здоровье чёрного дракона хаоса восстанавливалось по 5 тысяч очков в секунду, его жизни ничего не угрожало, но он всё равно пребывал в неистовой ярости, желал уничтожить и испепелить всё вокруг. Взмахом могучих перепончатых крыльев, он заставил оставшиеся дирижабли сбиться в кучу, а через мгновение открыл пасть и изрыгнул в них струю чёрного пламени. На этот раз от кораблей не осталось даже досок, лишь пепел разлетелся в разные стороны от его дыхания. Чёрным снегом он накрыл столицу. От того, насколько быстро порождение хаоса уничтожило эскадрилью уверенность авантюристов в том, что они победят и выживут быстро, угасала.
        - Жалкие потуги, - поймав пепел ладонью, произнес Диартемис. - Если они не могут справится со мной, куда им тягаться с ним?
        Только белый чернокнижник решил, что всё кончено, как на спину дракона хаоса опустилось дыхание огня, грома и света. Три стихийных дракона, которые на самом деле были пленёнными душами мастера Сатины, принялись кружить и атаковать своего старшего брата разнообразной магией. Старшим среди них дракона хаоса делал не только внушительный размер, но и характеристики. Будучи легендарными чудовищами, но всего лишь тенью самих себя, стихийные драконы были 50 уровней, с запасом здоровья не превышающего 500 тысяч очков. Максимум на что хватало их сил, - это сдержать регенерацию дракона хаоса. Ярко светящийся дракон выдохнул луч света и ловким манёвром избежал опасных когтей. Пока одна стихийная душа отвлекала порождение хаоса двое других беззаботно атаковали его в спину. Диартемис сразу сообразил, что преимущество противника в скорости и размере, а потому вырвал страницу из гримуара и всплеском из магических символов распространил замедляющее проклятье. Утратив свою манёвренность, стихийные драконы стали лёгкой добычей. Клацнув массивной челюстью дракон хаоса поймал зубами душу огненного дракона. Несколько
движений челюстью сократило алый индикатор, обратив тело души дракона в магическую пыль. Образованная Диартемисом чёрная дыра, не смогла поглотить дракона грома. Зато она нанесла 100 тысяч урона и удержала его на одном месте, что позволило порождению хаоса изрыгнуть чёрное пламя. Ещё одна душа дракона разлетелась по ветру магической пылью. Единственный уцелевший стихийный дракон не стал дожидаться своей казни и тут же полетел вниз, туда где затаились авантюристы.
        - Думают, я поведусь на эту уловку и последую за ним, - смотря стихийному дракону вслед, прошептал Диартемис. - Они даже не понимают, чему пытаются помешать.
        Белому чернокнижнику было неведомо, сколько в подчинении у Сантины драконов, поэтому он никак не ожидал, что ещё одна стихийная душа промчится над ним, а с неё на спину порождению хаоса спрыгнет облачённый в синие латы авантюрист. Не дожидаясь приземление, мужчина в воздухе обнажил меч. Атака должна была выбить белого чернокнижника из седла, но его вовремя предупредили об угрозе. Возле Диартемиса всегда парил никому невидимый дух. У него не было ни уровня, ни навыков, он не мог атаковать или даже касаться предметов. Зато он сообщал своему хозяину о заговорах и угрозах. Диартемис успел обернуться и выставить руку вперед. Порыв мощного ветра ударился и рассёк несколько состоящих из магических символов лент. Хоть защитное заклинание и было разрушено, Диартемису удалось свести урон к минимуму.
        «А это кто ещё такой?», Нибор бегло изучил характеристик и навыки белого чернокнижника.
        «ДИАРТЕМИС. 90 УР. ОЗ - 420 Т. ОМ - 566 Т.»
        «Если судить по глазам, он человек. А если ссылаться на то, что он в седле у чёрного дракона хаоса, он предводитель осквернённых. Точно, его имя фигурировало в системных сообщениях после победы над осквернёнными генералами. Я был уверен, что он какое-то жуткое чудовище. Видимо мои познания про осквернённый материк были ошибочны. У него довольно обыденный набор способностей. Есть даже немного от паладина. Простор не перестаёт меня удивлять. Но нет ничего чтобы защищало его от пассивной способности дракона - поглощать из воздуха ману. Значит дело в его доспехах. Это они позволяют ему колдовать. Тут я конечно же ему проигрываю. Моё „Стихийное благословение“ не продержалось и пары секунд».
        Диартемис взмахом руки послал в Нибора луч тьмы, а тот прикрылся от него щитом.
        - 55 Т ОЗ.
        «Не слабо. А ведь, если я верно разглядел, это было всего лишь заклинание третьего круга». - Нибор щитом отразил ещё одно заклинание. Оно выглядело как пылающий череп. - «А вот это заклинание мне не известно, но урон от него всё так же велик. Похоже у него нет ни одного эпического предмета, все легендарные. Такого персонажа я в учёт совсем не брал, но нашей победе над драконом он нисколько не мешает».
        Диартемис вырвал из гримуара несколько страниц, отчего Нибору стало неспокойно, ведь он не мог увидеть и предугадать, какое именно противник использует заклинание. С неба на спину дракона хаоса, а точнее на Нибора упало два объятых зелёным пламенем метеорита. Нибор успел уйти от опасного столкновения с помощью «Спринта», но через мгновение метеориты треснули и из них на Бродягу набросились два десятка бесов. Монстры были средней угрозы, всего 40 уровней, поэтому Нибору не составило труда увернуться от очередной дозы чёрной магии и порубить их на мелкие куски. Как и всегда ловко убирая меч в ножны и обнажая его, Нибор послал в противника порыв мощного ветра, а вдогонку футбольнул в том же направлении расколовшийся метеорит. На этот раз обе атаки достигли белого чернокнижника, но это совсем не было поводом для веселья. Желая защитить хозяина и избавиться от безбилетника, чёрный дракон хаоса сделал мёртвую петлю. На несколько секунд верх и низ поменялись местами. Не имея возможности приморозить ноги к чешуе дракона, Нибор полетел вниз, но вовремя сменив щит и меч, на веревку с абордажным крюком успел
зацепится за крыло.
        - Вот я и на месте, - подтягиваясь, и влезая на перепонку крыла, произнёс Нибор. - Надеюсь он будет рад меня видеть.
        С этими словами Нибор положил ладонь на чешую и использовал «Печать призыва».
        Глава 21. Повелевая мертвецами
        От ладони Нибора по крылу чёрного дракона хаоса расползлась и засияла печать призыва, а через мгновение перед ним возникла легендарная островная сколопендра. Гигантское, состоящее из множества сегментов насекомое было длиной почти в сорок метров. Вдоль всего тела расположились длинные ножки ярко желтого цвета, кончики которых напоминали острые сабли. На приплюснутой голове большие чёрные глаза, а под ними массивные острые жвалы, которыми без преувеличения можно было перекусить столетнюю секвойю. Судя по тому, как дёргались верхние усики, насекомое было очень недовольно.
        «УЖАСТИК 92 УР. ОЗ - 1.5 М. ЭНЕРГИЯ - 470. УРОН - 55 Т. СИЛА - 400. СКОРОСТЬ - 800 %. УДАЧА - 400 %. СТОЙКОСТЬ - 400 %.»
        «А ты сильно изменился с нашей последней встречи», - Нибор одарил бывшего питомца оценивающим взглядом. - «Стал ещё больше и обогнал меня в развитии на целых 20 уровней».
        Получив свободу и повинуясь инстинкту короля монстров, Ужасти принялся пожирать других легендарных тварей и набираться сил. Однако даже он, оказавшись на спине чёрного дракона хаоса, который превосходил его по всем параметрам, почувствовал неуверенность в себе.
        - Не дрейфь Ужастик! - крикнул бывшему питомцу Нибор. - Он только выглядит грозным. Сожрешь эту тварь, станешь ещё сильнее!
        Ощутив тяжесть на крыльях и спине порождение хаоса тут же попыталось сбросить неприятеля, но длинное тело и сотни цепких лап позволили Ужастику остаться на борту данного рейса. Гигантская сколопендра змеёй обвилась вокруг тела дракона хаоса и выплюнула ему на крылья весь запас своей кислоты. Перепончатая, ничем не защищенная часть крыла тут же зашипела и покрылась дырами.
        - Молодец Ужастик, а теперь покажи этой твари кто тут главный! - наставлял Бродяга. - Порви ему крыло. Заставь спуститься с небес на землю!
        Ужастик не желал слушать мелкого по его меркам человечка, но ничего другого ему не оставалось. Если он не будет сражаться на пределе своих сил, дракон хаоса вырвется из хватки и тогда роли поменяются. Жвалы Ужастика вонзились в обожжённое кислотой крыло и разрезали его словно ножницы ткань. Из глотки дракона хаоса вырвался жалобный рык. Скованный телом сколопендры и с повреждённым крылом, он больше не мог удержаться в воздухе. Легендарное и уровня божественной кары гигантские чудовища с неимоверным грохотом рухнули на столицу. От их падения по улицам поползли огромные трещины, многие, скрывающиеся в домах авантюристы оказались погребены под обломками зданий. Ударная волна подняла высокие облака снега и пыли.
        «Как и предполагал», - Нибор поспешил подняться на ноги и обнажить меч. - «У дракона хаоса пассивная защита от падений. Его едва потрепало, а вот Ужастику, для которого это был первый полёт, сильно досталось. Из-за того, что он несколько раз обвился вокруг тела дракона, большая часть урона досталась ему».
        Твёрдый хитин гигантской сколопендры пошёл трещинами, часть её лап оказалась сломана, алый индикатор сократился на 45 %, но Ужастик не прекращал бороться за звание самого опасного чудовища в Просторе. Не ослабляя хватки, он впился жвалами дракону хаоса в шею. Жвалы нанесли урон, но не оставили даже пореза. В отличии от крыльев, шея дракона хаоса была под надёжной защитой толстой чешуи и антимагической стали.
        - Вперед! - воинственно прокричала Сантина, приближаясь к порождению хаоса на последнем из своих драконов.
        Она многим пожертвовала ради этого сражения, отступать назад было нельзя. Вслед за ней, ведя людей в бой, бежали мастер Джесс и капитан Агата. Авантюристы стеклись к рухнувшему дракону и не жалея запаса энергии и маны принялись осыпать его ударами со всех сторон. Лучники атаковали на большой дистанции с хвоста, мечники и копьеносцы старались держаться брюха, лекари и чародеи усиливали и ускоряли союзников. Мрачному лекарю Нибор выделил особую роль. Анрин должен был лечить Ужастика, ведь от его крепкой хватки зависел исход сражения и количество жертв среди авантюристов. Мрачному лекарю было не впервой терять дорогих сердцу людей, поэтому он самоотверженно выполнял свою роль. Чёрный дракон хаоса тоже понимал, что его главный враг вовсе не авантюристы, а потому сосредоточил все силы на Ужастике, который, сдавливая ему шею и грудь, впивался в плоть острыми как лезвие лапами. Дракон хаоса несколько раз перекатился по земле, тем самым ослабив удушающую хватку. Лапой он отодвинул и придавил к земле кольцо Ужастика и выпустил в него струю чёрного всепоглощающего пламени. Огонь причинил сколопендре
немыслимую боль, от чего её хватка ослабела ещё сильнее. Не теряя напора дракон хаоса огромными словно скалы зубами, пробился через раскалённый докрасна хитин и оторвал от насекомого приличный кусок. Жуткий, режущий слух писк разнёсся по руинам столицы. Ужастик ответил противнику несколькими способностями. Резко ускорившись, он подобно живой пиле промчался по телу порождения хаоса и сдавил его ещё с большей силой. Жвалами вцепился дракону хаоса в затылок и выпустил накопившуюся кислоту. Пока чудовища сражались между собой, Нибор и остальные авантюристы активно сокращали здоровье порождения хаоса. Магия против него практически не действовала, поэтому бить приходилось вплотную. Атаковать крайне осторожно, чтобы не оказаться под огромной лапой или массивным хвостом.
        «Что это за магия?!» Диартемис никак не мог понять откуда взялась сколопендра. «Я хотел приберечь их для первого чернокнижника, но, если ничего не сделаю, не доберусь даже до дворца. Я обязан это остановить!».
        Диартмемис вырвал из гримуара сразу три страницы, разрезал ножом ладонь и своей кровью начертил на каждой из них усиливающий магию смерти символ. Обжигая белому чернокнижнику руки и лицо страницы полыхнули высоким зелёным пламенем. Земля содрогнулась в разы сильнее, чем от падения дракона хаоса и сколопендры. Ощущая сильную тряску и странный скрежет, авантюристы отступили и начали оглядываться по сторонам. То, что они увидели повергло их в ужас. Посреди города из свеже образовавшихся разломов поднялись огромные как горы скелеты. В сравнении с чёрным драконом хаоса, который сам в холке был почти тридцать метров, они были не особо велики, но в сравнении с авантюристами, которых накрыло чёрной тенью, они были ужасающими колоссами. Все три скелета достали из-под земли огромные железные мечи и опустив острие вниз, обрушили их на порождение хаоса. Огромные лезвия пронзили землю, полностью обездвижив дракона хаоса и тем самым в трёх местах разрубили тело гигантской сколопендры. На этот раз Ужастик не издал ни звука. Просто дёрнул всеми лапами и с пустым индикатором рухнул на землю, а исполинские скелеты
и их мечи быстро испарились, словно их никогда и не было.
        ВЫ ВПЕРВЫЕ ПОТЕРЯЛИ ПИТОМЦА, - перед глазами Бродяги возникло несколько системных сообщений. - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «КЛАДБИЩЕ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ»
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ЛЕНТА С КЛИЧКОЙ ПИТОМЦА 1Х
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК ДУШИ 1Х
        ВАШ ПИТОМЕЦ БЫЛ ЛЕГЕНДАРНЫМ СУЩЕСТВОМ, ЕГО УТРАТА СИЛЬНО ПОВЛИЯЛА НА ВАШУ СИЛУ - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «БЫЛОЕ ВЕЛИЧИЕ»
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ЛЕНТА С ИЗОБРАЖЕНИЕМ ОСТРОВНОЙ СКОЛОПЕНДРЫ 1Х
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК ДУШИ 20Х
        - Осколки души - это конечно здорово, но смерть Ужастика вовсе не по плану, - Нибор был слегка озадачен сложившейся ситуацией. - Гребанный чернокнижник и откуда у него такая сила?! А что ещё важнее, как мне теперь сократить здоровье дракона до 50 %?
        Освободившись от хватки порубанного на части Ужастика, чёрный дракон хаоса принялся истреблять всё живое вокруг. Авантюристы сильнейших в Просторе гильдий были опытны и проворны, но этого было недостаточно, чтобы противостоять ярости божественной кары 110 уровня. В отличии от старых компьютерных игр, где большие боссы двигались однотипно и вяло, дракон хаоса действовал очень проворно и быстро. Он убивал людей подобно кошке, которая охотится и давит мух. Обычный удар лапой или хвостом наносил 150 тысяч урона, а огненное дыхание до 500 тысяч сразу и ещё 100 в течении пяти секунд. Мечник в несколько «Стерильных рывков» попытался ускользнуть из-под гигантской лапы, но та оказалась намного быстрее. Дракон буквально размазал мечника по земле - оставил от рослого мужика кровавую полосу. О костях и мясе не могло быть и речи, всё это было перемолото до размеров пыли. Ещё один взмах лапы и кончик огромного когтя, подобно мечу, разрезал копьеносца пополам. Урон был так велик, что тот даже пискнуть не успел.
        Для борьбы со столь опасными монстрами среди подчинённых Джесса и Сантины были защитники, все предметы которых повышали уровень здоровья, защиты и стойкости. Подобные авантюристы могли пережить как минимум две атаки дракона хаоса, однако он их игнорировал. Огнедышащий ящер сам выбирал за кем охотиться и кого убивать. В надежде остаться незамеченными и выжить, группа авантюристов затаилась среди руин, но порождение хаоса всё равно их обнаружило. Дракон хаоса питался не только магией, но и страхом и запросто мог определить его источник. Чтобы сражаться с подобным чудовищем было необходимо отринуть все эмоции, что было невозможно, учитывая, как быстро и с какой жестокостью он истреблял людей. Дракон хаоса резко повернул голову и огромным глазом с вертикальным зрачком уставился на руины, от чего сердца скрывающихся там людей забились ещё быстрее. Страх выдал их. Огромная пасть распахнулась словно врата ада и изрыгнула потоки чёрного пламени. Огонь не просто растопил лёд. Он обратил землю и руины в кипящую магму. Никому из авантюристов не довелось пережить эту атаку.
        «Слишком рано», - в попытке удержать внимание дракона хаоса на себе, Нибор атаковал «Ударом, не оставляющим тени» и встал так, чтобы оказаться меж пальцев гигантской лапы. - «Ужастик погиб слишком рано. У дракона хаоса слишком быстрая регенерация, без магических атак нам её не перебить. Нужно срочно что-то предпринять». Нибор закрылся щитом, о который ударился и отбросил его, словно маленькую мышку, массивный хвост. Разбивая собственным телом то, что осталось от города, Нибор выпил лечебное зелье и, затормозив мечом, встал на ноги. «Наших атак недостаточно. Нужно заставить его атаковать себя. Но как это сделать? Он куда умнее обычных тварей. Если кто-то пытается взобраться по его лапе или хвосту, он тут же сжигает их дотла, а перед этим повышает собственное сопротивление к огню на сто процентов».
        Струя чёрного пламени собиралась обратить в пепел ещё одного авантюриста, но на её пути прикрываясь каменным гробов возник мрачный лекарь. Дабы искупить вину за гибель друзей, он отчаянно старался защитить других. Однако его усилий было мало. Нагревая каменный гроб до невыносимых температур, чёрное пламя обогнуло его и всё равно поглотило жизнь стоящего позади авантюриста. Анрин видел, как тот кричит и корчится от боли, но ничего не мог поделать.
        - Ты говорил, никто не погибнет! - продолжая стрелять в дракона хаоса катанами, крикнул Нибору Джесс. - Эта тварь убила уже семерых! У него больше половины здоровья и оно постоянно восстанавливается.
        - Знаю, - зло процедил, оглядываясь Нибор. - И уже ищу решение этой проблемы.
        - Ищи быстрей!
        - Секретничаете? - внезапно возникла между ними Агата. - О девушках небось говорите. Надеюсь ты Нибор говорил обо мне.
        - Агата! - воскликнул Бродяга. - Ты как нельзя кстати!
        - Ого, как ты рад меня видеть. Всегда бы так. Постой, тебе что-то от меня, - не успела она договорить, как Нибор всучил ей конец длинной, очень толстой цепи. - На свадебный подарок не похоже!
        - Джесс! - окликнул Нибор, - Есть план. Отвлеки дракона на себя и заставить его плеваться огнём.
        - А получше плана у тебя нету?
        - Действуй! Времени в обрез, - ответил Нибор, обматывая второй конец цепи вокруг своей талии. - Агата, собери крепких мужиков и когда я скажу, тяни что есть сил.
        Прикрываясь щитом Нибор на предельной скорости побежал к дракону хаоса.
        - Да чтоб тебе трофеи и опыт не выпадали! - ругнулся ему вслед Джесс. - Пойдём на чёрного дракона хаоса, это проще-простого говорил он. А теперь, я должен выступать в качестве приманки?! - Самурай и порождение хаоса встретились взглядами. - Ну, что тварь, думаешь мне не чем тебя удивить? Да если бы мы не тратили силы на осквернителей, ты бы сдох за несколько минут. Хорошо хоть эта способность не на перезарядке.
        Самурай выпил несколько зелий и приготовился использовать уникальную способность. Джесс отметил дракона «Меткой охотника», использовал технику «Запрещённого приёма», а затем, выстрелив из лука воздухом, активировал навык «Клинки возмездия». Покинув ножны все восемь катан последовали за невидимой, пущенной в небо стрелой, а достигнув верхней точки опустились на землю. Встряли так, что дракон хаоса оказался ими окружён. Катаны и тело Джесса стали выделять густую жёлтую дымку. Дракон открыл пасть чтобы испепелить самурая, а тот выпустил из лука ещё одну невидимую стрелу. Расходясь по земле и обращая всё сущее в пепел, чёрный огонь устремился в сторону Джесса, но того вовремя схватил и унёс стихийный дракон мастера Сантины. Как только выпущенный из лука поток воздуха дошел до цели, из-под земли в брюхо чёрного дракона хаоса устремилось восемь огромных желтых лезвий. Атака не оставила на теле дракона хаоса ран, но забрала у него 550 тысяч очков здоровья и полностью опустошила индикатор энергии, из-за чего несколько секунд его движения были очень вялыми. Пользуясь этим, и таща за собой длинную толстую
цепь, Нибор с помощью «Спринта» взобрался по передней лапе и в один прыжок заскочил дракону хаоса в пасть. Хоть чёрное пламя покинуло ротовую полость гигантского ящера, внутри было невероятно горячо. Испаряющаяся парами слюна обжигала Нибору кожу, причиняла немыслимую боль, но он продолжал двигаться. Его ненависть и желание отомстить Дейкеру были слишком велики, чтобы обращать внимание на такую мелочь, как плавящаяся кожа. Нибор совершил прыжок, манёвр, и прикованная к нему цепь взяла язык дракона в петлю.
        - Тяните! - что было сил прокричал Бродяга, хватаясь руками за раздвоенный язык.
        - Навались! - скомандовала впереди стоящая Агата.
        Дюжина крепких авантюристов разом потянули цепь на себя. Дракон дёрнул головой, но мужики, вскапывая пятками землю, смогли устоять. Тогда порождение хаоса попыталось перекусить цепи, но из-за Нибора, который выполнял роль крючка, под гигантские зубы попал раздвоенный язык. По разрушенной столице разнёсся оглушительный рёв. Кровь из пасти дракона хаоса потекла рекой.
        - Сработало, - лёжа на камнях произнёс Нибор.
        К нему быстро подоспел и тут же принялся за лечение мрачный лекарь. Касанием ладоней он заставлял расти под ожогами новую кожу.
        - Хочешь, чтобы я совсем остался один?! - укорял Анрин. - Ты на кой чёрт ему в пасть полез?
        - А разве не видно? Ты только погляди как с него хлещет кровь, ещё немного и здоровье опуститься до 50 %.
        - А толку? Его рана затянется, как только он дыхнёт огнём.
        - Ты многое пропустил, и не знаешь, что я получил достижение «Повелитель смерти».
        - Хочешь сказать? - Анрин перевёл взгляд на дракона хаоса.
        - Именно. Ему конец! - произнёс Нибор и пальцем указал на дракона.
        Над головой порождения хаоса возникло и стало быстро разрастаться густое облако дыма. Чем больше оно становилось, тем отчётливее становился образ человека в длинном чёрном плаще. Диартемис понял, что дело дрянь и попытался с помощью страниц гримуара восстановить здоровье дракона хаоса, но было слишком поздно, взор смерти уже пал на него.
        - Именно благодаря этому козырю, мне удалось уговорить других мастеров ввязаться в драку, - наблюдая за дымом, пояснял Нибор. - Достижение «Повелитель смерти» даёт возможность забрать жизнь любого врага. Однако только при получении этого достижения становится известно, что для этого у цели должно быть не более 50 % здоровья.
        Глядя как в худых руках Смерти возникает длинная коса, чёрный дракон хаоса выпустил в угрозу пламя, но это его не спасло. Полностью опустошив алый индикатор, взмах косы остановил дракону хаоса сердце. Порождение хаоса мирно закрыло глаза и с грохотом завалилось на бок.
        ВЫ УБИЛИ МОНСТРА УРОВНЯ УГРОЗЫ БОЖЕСТВЕННОЙ КАРЫ, - это сообщение было первым среди прочих, что возникли перед Нибором. - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «СУДЬБОНОСНЫЙ КЛИНОК»
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ТОЧИЛО ПОДНЕБЕСНОГО КУЗНЕЦА 1Х
        ПРИМЕЧАНИЕ: ДАЖЕ ТЕМ, КТО СТАЛ ЛЕГЕНДАРНЫМ МАСТЕРОМ ЕСТЬ КУДА РАСТИ. ДАННОЕ ТОЧИЛО ВЫКОВАНО ПОДНЕБЕСНЫМ МАСТЕРОМ И СПОСОБНО СДЕЛАТЬ ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПРЕДМЕТ БОЖЕСТВЕННЫМ, ЧТО ЗНАЧИТЕЛЬНО УВЕЛИЧИТ ВАШУ МОЩЬ.
        ОДНИМ УДАРОМ ВЫ СОКРАТИЛИ ЗДОРОВЬЕ САМОГО СИЛЬНОГО СУЩЕСТВА НА СУШЕ НА 50 % - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «МАКСИМАЛЬНЫЙ УРОН»
        ПОЛУЧЕН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК ДУШИ 10Х
        ЧЛЕНЫ ГИЛЬДИИ «СТАЛЬНОЙ КУЛАК» «УБИЙЦЫ ДРАКОНОВ» «СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ ГОРИЗОНТ» ПОБЕДИЛИ МОНСТРА УРОВНЯ БОЖЕСТВЕННОЙ КАРЫ ЧЁРНЫЙ ДРАКОН ХАОСА
        ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «НА КРЫЛЬЯХ ХАОСА» - ПОКАЗАТЕЛЬ ЗДОРОВЬЯ УВЕЛИЧЕН НА 15 % (ДЛЯ МАСТЕРОВ НА 30 %)
        «Впервые слышу, о том, что есть предметы лучше легендарных», - удивился награде Нибор. - «Хотя, монстров уровня божественной кары не так просто найти, а уж тем более убить. Интересно, что будет если улучшить предмет из комплекта Вильгема беспощадного? Он ведь без ограничений, а даёт бонус как предмет сотого уровня. Можно улучшить корону, которая увеличивает ману, или дающие силу наручи. Как и всегда торопиться не стоит. Для начала нужно оценить врага. А то ведь если среди грехов кто-то будет обладать такой же защитой от магии, как этот дракон, предмет будет абсолютно бесполезен. Благодаря этому бою у меня накопилось тридцать осколков души. На легендарную способность не хватит, но кое чему из перечня чёрного дракона хаоса можно обучится. Опять же, что лучше прокачивать магические или физические способности? Это придётся решать прямо сейчас. Благодаря „Повелителю стихий“ у меня ассортимент из двадцати восьми заклинаний, а вот из физических только „Спринт“ да „Удар, без тени“. Посмотрим, что мне больше подойдёт. „Пожирание врагов“, я с трудом смогу проглотить лампочку, что уж говорить о целом
человеке. „Удар хвостом“, у меня его нет и вряд ли вырастет. Для подобных навыков необходимо умение перевоплощаться. А вот это уже интересно. „Захватывающая охота“ - чем больше у вас противников, тем меньше расход энергии на атаки. Стоит двадцать осколков души. Остаётся ещё десять на „Удар чёрного дракона“. Ничего необычного, простой удар с увеличенным в два раза уроном и скоростью».
        ИЗРАСХОДОВАН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК ДУШИ 20Х
        ИЗУЧЕН ПАССИВНЫЙ НАВЫК «ЗАХВАТЫВАЮЩАЯ ОХОТА»
        ИЗРАСХОДОВАН ПРЕДМЕТ - ОСКОЛОК ДУШИ 10Х
        ИЗУЧЕН АКТИВНЫЙ НАВЫК «УДАР ЧЁРНОГО ДРАКОНА»
        Как только дракон хаоса погиб, авантюристы стали взбираться по его туше к белому чернокнижнику.
        «Вот и всё», оглядываясь по сторонам, подумал Диартемис. «Я недооценил людей и в итоге проиграл. Что ж, буду надеяться, у них хватит сил, чтобы не дать ему воскреснуть».
        Желая показать, что не намерен больше сражаться, белый чернокнижник отбросил свой меч и гримуар. Однако озлобленные авантюристы не желали брать пленных. Налетев на Диартемиса всей сворой, они принялись атаковать его магией, колоть копьём и сечь мечом. За считаные секунды белые ткани пропитались алой кровью.
        - Довольно! - приказала мастер Сантина. - Он не заслуживает быстрой смерти.
        - Мне понятна ваша злоба, - сплёвывая кровь, прохрипел Диартемис. - Но прошу, перед тем как убить, выслушайте меня.
        - О, мы тебя конечно же выслушаем! - в руке Сантины блеснул острый нож. - Будем слушать твои крики, пока не завянут уши. Ты ответишь за каждого, кто погиб сегодня.
        - К гоблинам! - послышался голос Джесса, который спешно поднимался по туше дракона. - Он слишком опасен, чтобы оставлять его в живых. Перережем ему глотку прямо сейчас!
        - Ты кажется не расслышал! - Сантина преградила Джессу путь. - Я собиралась подвергнуть его пыткам, а не оставлять в живых. И ни ты, никто другой не лишит меня этого удовольствия!
        - Тоже самое ты говорила про Торгоса?! Из-за твоей беспечности он сбежал и снова возглавил грехов. Я не позволю тебе повторить эту ошибку, мы должны прикончить его! Прямо здесь и сейчас!
        - Эй вы! - Диартемис попытался привлечь к себе внимание. - Я с радость приму и пытки, и смерть, но вы должны остановить своего короля. Не дайте ему воскресить первого из чернокнижников. Вы в огромной опасности!
        - Заткнись! - Сантина ударила Диартемиса ногой по лицу. - Теперь ты будешь открывать рот только для того, чтобы кричать от боли!
        - Видишь? - Джесс указал на чернокнижника. - Ещё минуты не прошло, а он уже пытается тобой манипулировать.
        - Идиоты! Хватит спорить! - закричал Диартемис. - Убейте меня и поспешите во дворец. Уничтожьте череп первого чернокнижника. Если вы этого не сделаете ваш материк будет обречён.
        - Я же велела тебе заткнуться!
        Сантина собиралась вогнать в плечо Диартемиса нож, но её схватила за запястье Агата.
        - Что ты творишь?! - Сантина волком смотрела на Агату, но та была абсолютно спокойна. - Защищаешь его?!
        - Конечно же нет! - с твёрдостью в голосе ответила Агата, но руку не отпустила. - Этот человек напал на нас и разрушил столицу. Убил тысячи невинных людей. Но тебе не кажется странным, что он так отчаянно пытался попасть во дворец? Мы обязаны знать в чём причина такого рвения.
        - Довольно болтовни! - Джесс обошел Агату и попытался обезглавить Диартемиса, но его катана ударилась о щит Нибора.
        - Агата права, - отталкивая самурая, произнёс Нибор. - Нам нужны ответы. Сначала выслушаем, а уж потом решим, как лучше поступить.
        - Да что тут решать?! - возмутился Джесс. - Эта тварь скажет что угодно, лишь бы заморочить нам головы и сбежать.
        - Я не боюсь смерти и бежать не стану! - заявил Диартемис. - Но я боюсь стать мертвецом, который жрёт живых. И вам этого стоит бояться.
        - Зачем ты напал на столицу? Что тебе нужно во дворце? - потребовал ответов Нибор.
        - У вашего короля останки первого и самого могущественного из всех чернокнижников. Его сила подобна силе древнего бога. Я здесь чтобы не дать ему воскреснуть. Хоть так этого не скажешь, но мы на одной стороне.
        - Вот ещё! - не поверила ему Сантина. - Вместо того, чтобы предупредить, ты пытался нас убить!
        - В его словах есть доля правды, - подтвердила Агата. - Элизабет Фейтл рассказывала мне, что наш король не так благороден, как может казаться на первый взгляд. Как и его предшественники он одержим идеей покорить остальные материки. Он посылал королевских рыцарей на поиски древних артефактов среди них были и проклятые.
        - Я тоже наслышан об этом, - Нибор был готов сказать что угодно, лишь бы мастера отправились с ним во дворец. - Перед тем как моих шпионов во дворце раскрыли, они успели доложить, что в руки короля попал могущественный артефакт. Они не смогли выяснить в чём его сила, но одно известно точно - это был человеческий череп.
        - Простое совпадение, - Джес отрицательно покачал головой.
        - Прошу поверьте мне! - покорно опустив голову взмолился чернокнижник. - Можете отрезать мне руки и ноги. Лишить меня языка и глаз, но только не дайте ему воскреснуть. Я чувствую, как его сила просачивается через купол дворца. Времени почти не осталось.
        - Ну вот, мы его выслушали, теперь давайте убьём, - настаивал Джесс. - Нибор мы многим тебе обязаны, но, если ты продолжишь его защищать, я буду вынужден убить вас обоих.
        - Не беспокойся об этом. Мы узнали достаточно.
        Усилием большого пальца Нибор слегка вытащил меч из ножен и в тот же миг голова белого чернокнижника покатилась по спине дракона хаоса и подобно тяжелому мячу поскакала вниз.
        ВЫ УБИЛИ ВТОРОГО ПО СИЛЕ ЧЕРНОКНИЖНИКА В ИСТОРИИ - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ИСТИННЫЙ СЛУЖИТЕЛЬ СВЕТА»
        ВСЕ ЗАКЛИНАНИЯ ЖИЗНИ УСИЛЕНЫ НА 10 %.
        ВЫ УБИЛИ ХОЗЯИНА ПРОКЛЯТОГО МАТЕРИКА - ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ «ЗАВОЕВАТЕЛЬ НОВЫХ ЗЕМЕЛЬ»
        ВСЕ ВАШИ ХАРАКТЕРИСТИКИ УВЕЛИЧЕНЫ НА 5 ЕДИНИЦ
        - Ну ты и подлец, - внезапно осенило Джеса. - Да ты просто хотел получить достижения за его голову. Но, я доволен. Мерзавец мёртв и это главное.
        - А вот я совсем не довольна! - прорычала Сантина. - Кто давал тебе право его убивать?! Мало того, что из-за твоего плана я потеряла четыре драконьих души и половину подчинённых, так ты ещё забрал у меня возможность отомстить!
        - У тебя ещё будет такая возможность, - заверил её Нибор. - Сама посуди, череп вовсе не у короля, а у Торгоса, которого, как упомянул Джесс, ты упустила. Это из-за него сюда повадились мертвецы, это из-за него ты лишилась сил и потеряла столько людей. Хочешь мести и правосудия тогда убей Торгоса и его грехов. А насчёт трофеев ты зря переживаешь. Уверен душа чёрного дракона хаоса в разы сильнее тех, что ты потеряла. А если тебе этого мало, забирай предметы Диартемиса. Все они легендарные на восьмидесятый уровень с встроенными драконьими кристаллами и соответствующими рунами. Достойная награда для первого мастера Простора.
        - Не пытайся скрыть свою вину за лестью! - Сантина огрызнулась словно тигрица. - Пусть моя красота не сбивает тебя столку, я не наивная девчонка. И я сама знаю, что моё по праву.
        - Не тянула бы тетиву, голова чернокнижника была бы твоей, - не сдержался от высказываний Джесс.
        Сантина одарила самурая недобрым взглядом и тот умолк. Женщина с татуировками драконов осмотрела инвентарь белого чернокнижника и с помощью подчинённых забрала всё ценное включая легендарный меч и гримуар. Совсем не стесняясь присутствия мужчин, Сантина спустила пушистый воротник с плеч, а через секунду сбросила платье к своим ногам. Агата тут же закрыла ладонью Нибору глаза. Пока Сантина кровью выводила на обнажённом стройном теле магические письмена, авантюристы смотрели что полезного можно получить с дракона хаоса. Ценным у монстра уровня божественной кары было практически всё: кровь, жилы, чешуя, осколки костей, когти и клыки. Но самую большую ценность представляли осколки мироздания, которые с малой долей вероятности выпадали с легендарных существ 80 уровня и выше. В теле чёрного дракона хаоса оказалось сразу два осколка из-за чего среди авантюристов поднялась большая шумиха. Каждый хотел обладать чем-то подобным, но как правило такие предметы доставались мастерам. Как только магический узор был завершён, кровь на теле Сантины замерцала, над ней возник образ гигантского дракона хаоса, который
по велению новой хозяйки обратился самой большой татуировкой на её спине. Закончив поглощать душу дракона, женщина облачилась в покрытую костями чудовищ белую рясу и заявила:
        - Нечего тут думать, один из осколков мой!
        - С какой это стати? - воспротивился Джесс.
        - С такой, что у каждого авантюриста есть своя цена. И так как я номер один у меня самые высокие расценки. К тому же мои люди внесли самый большой вклад в победу над драконом.
        - Постой, если кто и заслуживает осколок мироздания за победу над драконом так это Нибор. Он придумал весь план, прыгнул дракону в пасть и израсходовал призыв смерти.
        - Не стоит, - положив руку Джесу на плечо, Нибор мило улыбнулся. - Пускает забирает. А второй осколок мироздания отдадим Агате. Женщинам иногда нужно делать подарки, - Джесс открыл от удивления рот. Он буквально не знал, что сказать, ведь и сам надеялся заполучить столь редкий артефакт. - Мы с тобой мастера, - продолжал Нибор, - сильнейшие авантюристы Простора. Сможем раздобыть ещё.
        - Конечно, - едва выдавил и натянул фальшивую улыбку Джесс. - Пускай забирают. В округе же полно тварей угрозы божественной кары. Такие бравые воины как мы, легко с ними справятся.
        Без слов благодарности Сантина забрала осколок и с его помощью улучшила навык «Повелитель драконов» до пятого уровня, а Агата немного погодя подошла к Нибору и шепотом спросила:
        - Мне отдать тебе осколок сейчас или потом?
        - О чём ты? - удивился Бродяга. - Неужели ты решила отказаться от свадебного подарка? Это конечно не кольцо, но вещь крайне…
        Поцелуй и крепкие объятия Агаты не дали ему договорить. Девушку буквально распирало от восторга. Попрыгав от счастья на месте, из-за чего все взгляды устремились к ней, Агата снова прильнула к губам Нибора.
        - Ты не ведь не шутишь? - с надеждой в голубых глаза, спросила Агата.
        - Конечно нет. Улучшишь навык «Стремительного рывка» или «Атаку горного великана».
        - Я насчёт предложения.
        - А разве не очевидно? - Нибор с нежностью погладил её щеку. - Как только я вырежу Дейкеру сердце, единственное в чём я буду нуждаться это ты. Обещаю, у нас будет самая роскошная виртуальная свадьба.
        - Заканчивайте телячьи нежности, - перебила их Сантина. - Пора выдвигаться на охоту за грехами.
        Как только серьёзные раны были залечены, а запас маны и энергии полностью восстановился, небольшая группа выживших достигла границы магического купола, который накрывал королевский дворец и прилегающие к нему территории.
        - Магический барьер усыпан трещинами, но придётся ещё немного подождать, - оценил преграду Джесс. - Думаю, минут пятнадцать-двадцать.
        - Мы не станем ждать, - заявил Нибор, раздавая всем свитки. - Мы обязаны казнить Торгоса и его грехов до того момента, как им откроется путь к свободе.
        - Заклинание барьера? - удивилась Сантина. - И что нам с этим делать?
        - Сейчас покажу, - Нибор вплотную подошел к покрытому трещинами гигантскому куполу. - Идите все сюда.
        Джесс и Сантина переглянулись, им было невдомёк, как заклинание для создания барьера может помочь преодолеть другой более сильный барьер.
        - И что теперь? - с наполненным скепсисом голосом спросила Сантина.
        Нибор развернул свиток и касанием руки активировал заклинание. Над ним и теми, кто стоял рядом, растянулся небольшой магический купол. Подобно мыльному пузырю он приклеился к стенке большого барьера. Указав на место, где только что стоял, Нибор попросил Агату использовать заклинание. Барьер с её свитка объединился с барьером Нибора и стал более матовым. Каждый раз, когда кто-то использовал свиток, окружающий авантюристов купол становился всё плотнее. Последней кому довелось испытать заклинание оказалась Сантина. Покрытая татуировками женщина уже не раз видела, как работают идеи Нибора, но всё равно считала подобную затею пустой тратой времени. Сантина коснулась свитка и произошло то, чего она совсем не ожидала. Барьер авантюристов стал настолько плотным, что прошёл через барьер дворца. Всё что оставалось сделать - это перейти в другой конец небольшого купола и рассеять заклинание.
        - Хитро, - закивал головой Джесс. - Вот как ты побил наш рекорд в Алой впадине!
        - Чувствуете? - по спине Сантины пробежали мурашки. - Какая зловещая аура. Словно смерть дышит в затылок.
        - Отчасти так и есть, - констатировал мрачный лекарь. - Воздух пропитан сильным проклятьем. Мы далеко от его источника, а оно уже поедает наше здоровье.
        - По тысяче в секунду, - подтвердил Джесс. - Всем выпить зелье регенерации и сопротивлению к проклятьям. Похоже веселье только начинается.
        - Нужно торопиться, - с этими словами Нибор обнажил меч.
        «УДАР, НЕ ОСТАВЛЯЮЩИЙ ТЕНИ» порывом плотного ветра проделал в ограждающей дворец стене внушительную дыру.
        - Ты ведь понимаешь, что за подобное варварство тебя по голове стража не погладит, - предупредила Сантина.
        - Об этом не беспокойся, - гордо шагнув за Нибором, сказала Агата. - Все гвардейцы и королевские рыцари подчиняются мне. Никто нас не тронет.
        - Вертихвостка, - процедила ей вслед Сантина.
        Преодолев брешь в стене, авантюристы оказались в королевских садах. Однако вместо зелёной травы, цветущих фруктовых деревьев и радужных цветов их ждала выжженная тёмной магией земля, засохшие цветы и растения, залитые кровью искусственные водоёмы. Жуткую картину дополняли разбросанные по округе тела прислуги, которая должна была следить за растительностью.
        - Что с ними произошло? - Агата ногой перевернула одно из тел.
        Труп прохрустел как сухая ветка и даже сломался. Глаза мертвеца утонули в глазницах, а его кожа и мышцы так сильно высохли, что походили на обтягивающую кости плёнку. На лицах прислуги застыли гримасы страха и отчаяния. Та же участь постигла и стражу. Все без исключения были мертвы.
        - Выглядит так, словно они тут лежат уже сотню лет.
        - Они умерли не так давно, - Анрин внимательно осмотрел тела. - Просто из них выпили всю жизненную силу. Полагаю, чернокнижник говорил правду - во дворце обосновалось чистое зло.
        - Я вот теперь думаю, может зря мы его убили, - засомневался Джесс. - Вдруг только он знал, как с этим бороться.
        - Поздно пить лечебные зелья, когда индикатор здоровья исчез, - вспомнила пословицу Сантина. - Что заделано то сделано. Надеюсь тоже самое сила черепа сделала с Торгосом и его грехами.
        - К сожалению, эти выродки всё ещё живы, - заверил Нибор стремительно шагая к главному входу во дворец.
        На широкой каменной лестнице, которая вела к большим расписанным узорами воротам, лежали иссушенные тела гвардейцев и королевских рыцарей. Тел было пол сотни.
        - Судя по тому, как они лежат, - заметил Анрин. - Они погибли мгновенно, от всплеска проклятия. Что-то ужасное произошло во дворце.
        - Чует моё сердце мы припозднились, - пробормотал Джесс, глядя на тела ранее сильных воинов. - Что будем делать, если первый из чернокнижников восстал из мёртвых?
        - Убьём его, - не колеблясь произнёс Нибор.
        Сейчас Бродяга был готов сразиться с кем угодно, лишь бы добраться до Дейкера.
        Громкий скрип, открывающихся настежь ворот, заставил авантюристов вздрогнуть и схватиться за оружие. Несколько секунд они вглядывались во мрак открывшегося прохода, но никто не вышел им навстречу.
        - Похоже, нас приглашают войти, - произнёс Джесс.
        - И мы примем их приглашение, - с этими словами Нибор начал подниматься по широкой лестнице. - Помните, пока я не ударю Торгоса кинжалом, атаковать его бесполезно. Лучше всего будет, если вы устраните грехов. В первую очередь стоит убить Унынье. Жадность - бывшего советника короля, оставьте мне. У меня с ним личные счёты.
        - Всерьёз предлагаешь войти внутрь? Это же ловушка! - запротестовала Сантина.
        - Другого выбора у нас нету, ставки слишком велики, - ответил Нибор и прикрываясь щитом шагнул в просторный, очень тёмный холл.
        Бродяга понимал, что это ловушка и враг попытается использовать против них самые подлые трюки, но он не хотел упускать возможности выманить и убить Дейкера.
        - Анрин! - окликнул друга Бродяга.
        Мрачный лекарь отреагировал моментально и поднятой над головой лопатой осветил помещение. Свет пополз по мраморному полу и коснулся ног четырёх фигур, что стояли в другом конце холла. Свет озарил их лица, а вместе с тем и имена. Они принадлежали Торгосу и трём его грехам.
        Король воров был облачён в легендарный латный комплект паладина, что совсем не соответствовало его злобной ухмылке и жажде крови в карих глазах. Черты лица у него были очень грубыми - широкий лоб, покрытый короткой бородой подбородок, длинные чёрные локоны. Рядом с ним, держа копьё между ног, словно шест для грязных танцев, стояла обворожительная Похоть. В этот раз одарённая перепончатыми, как у суккуба, крыльями и хвостом женщина была одета в нагрудную и набедренную повязки из лёгкой кольчуги. Её длинные рыжие волосы элегантно растекались по шее и ложились на упругую грудь. Завидев её, мужчины тут же ощутили неестественный прилив сил и крови. Молодой, одетый сразу в ткань, кожу, кольчугу и латы мужчина носил имя Гордыни. Своим внешним видом он напоминал неопытного авантюриста, который использовал всё что попадётся под руку, но на деле такой наряд был связан с его способностью греха. Позади этой троицы стояло нечто, напоминающее человека - высотой почти четыре метра. Половина лица, источающего проклятье мужчины, была скрыта за вросшим в плоть черепом, в глазнице которого тлел зелёный огонёк. Из
плеча и груди высокого мужчины торчали кости. Всё выглядело так, словно в одном теле пыталось уместиться сразу два скелета. Носившее имя Дейкер существо было чем-то средним между живым человеком и мертвецом.
        - А неплохо они разожрались на королевских харчах, - бегло изучив уровень противника, не сдержал своего удивления Джесс. - Все восемьдесят пятых уровней и выше.
        - Что это такое, стоит за их спинами? - Сантина не могла отвести взгляда от отдалённо напоминающей человека фигуры, которая обозначалась, как Жадность Торгоса. - Почему у него нет индикатора здоровья?
        Нибор, как и остальные пребывал в полнейшем недоумении. Его мозг быстро переваривал информацию подводя к единственному выводу - им не победить. Бродяга бегло изучил характеристики Торгоса и перевёл взгляд на своего заклятого врага Дейкера.
        «ТОРГОС 91 УР. ОЗ - 405 т. ОЭ - 235. Физ. Урон - 48 т. Сила - 463. Скорость - 280 %. Удача - 40 %. Стойкость - 200 %»
        «ДЕЙКЕР 87 УР. ОЗ - 1 м. (Неуязвим) ОЭ - 443. ОМ - 725 т. Скорость - 443 %. Удача - 526 %. Стойкость - 526 %»
        «Что происходит?», размышлял разглядывая противника Нибор. «Почему у него такие высокие характеристики? Какие предметы на себя не надень такого результата не добиться». Бродяга изучил перечень способностей Дейкера. «Вот оно что. Власть и деньги позволили ему разжиться множеством легендарный способностей из-за который он стал полубогом. Ублюдок не стал воскрешать чернокнижника, вместо этого он поглотил силу его черепа и превратился в это. Но что хуже всего он бессмертен. Унынья среди грехов нет. Значит Дейкер убил его ради скрижали, а когда стал бессмертным подчинил себе Торгоса и остальных грехов. Как не крути, как ни атакуй, нам не победить. Даже если нападём все разом, у него слишком большой показатель удачи и стойкости. Зараза! Я шёл к этому столько времени, ждал этого момента всю жизнь и что в итоге? Я должен отступить?!»
        - Вы поглядите кто к нам пожаловал, - со злобной улыбкой Торгос обнажил мечи. - Да это же та прославленная шлюха, которая меня обнулила и заперла в темнице.
        - Тебе нужно было и дальше кормить в ней крыс! - доставая гримуар, ответила Сантина.
        Женщина с татуировками драконов собиралась использовать сильное заклинание, но книга выскочила у неё из рук и оказалась у Дейкера.
        - Кажется это моё, - голос Жадности раскатом грома разлетелся по холлу.
        Не успел Нибор обнажить меч, как Дейкер вырвал из гримуара страницу и та, сгорая в зелёном пламени, окружила авантюристов кольцом из магических символов, которые не давали ходу живым. Сантина решила не медлить и указав рукой на врагов приказала душе чёрного дракона хаоса уничтожить их. Возникшая за её плечами огромная голова дракона раскрыла пасть и изрыгнула струю чёрного пламени. Огонь без сомнения мог сильно ранить или даже убить грехов, но Торгос, Похоть и Гордыня резво бросились в рассыпную, а Дейкер громко хохоча принял удар на себя. Огонь расплавил мрамор, но не причинил ему никакого вреда. Дейкер вырвал из гримуара ещё одну страницу и несколько раз выстрелил из пальца тонкими струями зелёного пламени. Магия пробила женщине ногу и живот, забрала 320 тысяч здоровья. Сантина схватилась за рану, но вместо крови из неё поползли и принялись кусаться ядовитые змеи. Анрин и другие лекари пытались её спасти, но не успели. Женщина умерла, а змеи сгорели в зелёном огне.
        - Никогда не понимал людей, которые пытаются прыгнуть выше головы, - разглядывая авантюристов произнёс Дейкер. - Стараются быть теми, кем они не являются. Скажи, на что ты рассчитывал, придя сюда? - взор Жадности пал на Нибора. Он сразу понял, что перед ним Бродяга Ник. - Всерьёз думал, что сможешь меня победить? По глазам вижу, что это так. Глупый оборванец. Вот ничему жизнь тебя не научила. Неважно, как ты будешь стараться, каким выдающимся тебя будут считать другие отбросы, тебе никогда не стать королём. Эта разница, это предназначение у нас в крови. Это всё равно, что смертному пытаться превзойти бога. Очень удачное сравнение, учитывая силу, которой я теперь обладаю.
        - Как обычно слишком много трепишься! - Бродяга смело вышел вперед и остановился перед магическими письменами.
        «Даже сам по себе он невероятно силен», - во время диалога рассуждал Нибор. - «А с грехами и вовсе непобедим. Вряд ли он знает, что у меня припрятано в инвентаре, но это ничего не меняет. Мои союзники сильно вымотаны, а его напротив готовы перевоплотиться грехами и бросится в бой. Как не атакуй, кем не жертвуй, мы просто подохнем в этой потасовке. Но у любого есть слабое место. Если я задену его гордость, если спровоцирую на бой один на один, у меня появится шанс победить».
        Нибор сам в это не верил, все цифры были против него, но он не желал признавать поражение.
        - Ты говоришь о том, что мы не равны, - Нибор продолжал плести ловушку из слов. - И тут я с тобой согласен. Мразь вроде тебя никогда не станет на одну ступень с честным человеком. Ты паразит и падальщик, не более того. Без денег и слуг ты самое настоящее ничтожество. Слабак и трус! А доказательством тому служит то, что ты с собой сотворил. Стал уродом ради характеристик, скрыл свой индикатор здоровья за бессмертием. Ты сделал это потому что знал, что однажды я приду за тобой. Ты боишься меня!
        Грехи и авантюрист не понимали откуда эти двое знают друг друга и о чём идёт речь, но оставаясь в стороне хранили молчание. И лишь Агата знала правду и понимала в каком Бродяга отчаяние.
        - Я вызываю тебя на дуэль! - выкрикнул Нибор. - Конечно, если его величество не боится проиграть простолюдину.
        Из-за спин авантюристов, через открытые ворота, в замок ворвались раскаты грома - это магический купол окончательно ослаб и начал осыпаться крупными осколками. Дейкер улыбнулся и с помощью навыка «Подчинения» заставил Бродягу встать на колени. Нибор сопротивлялся изо всех сил, но в сравнении с Жадностью его характеристики были слишком малы.
        - Для того, чтобы избавиться от мусора у короля есть слуги, - с насмешкой произнёс Дейкер.
        Его сила вырвалась за пределы дворца и разлетелась по всей столице - впиталась в мёртвые тела. Тысячи людей: гвардейцы, крестьяне, авантюристы и даже поверженные холодом осквернители разом открыли покрытые зелёной пеленой глаза. Их тела были истерзаны и изувечены, но это не помешало им подняться с земли и плотной толпой зашагать в сторону дворца. Земля содрогнулась от мощного толчка, а после него по небу разошёлся грозный рёв черного дракона хаоса. Сила Дейкера не смогла оживить лишь тех, чьи тела были разорваны в клочья, а голова лежала отдельно от шеи. Среди армии мертвецов, шагали даже Элизабет Фейт, Лия, Маркус и Фелиция. Сантина тоже открыла покрытые зелёной пеленой глаза. Женщина с татуировками вскочила на ноги и использовала против бывших подчинённых силу чёрного дракона, но её вовремя остановил боевой молот Агаты. Тяжелый наконечник пробил Сантине череп.
        - Я бы задержался посмотреть, как вас разрывают на части, - с довольной, перекошенной из-за черепа на лице ухмылкой, Дейкер вместе с Торгосом и грехами обошел авантюристов и направился к выходу, - но у меня есть ещё дела. Нужно ещё столько всего сделать. Покончить с самозванцами и подчинив себе мир наказать всех, кто восхищался тобой.
        - Нет! Стой! - вскочив на ноги, Нибор применил «Удар, не оставляющий тени», а вслед за ним обрушил на Дейкера магию. - Стой сука! Ты не можешь уйти! Сразись со мной!
        Атаки Бродяги не возымели эффекта от чего его слова превратились в неразборчивое рычание.
        - Вот - это именно то, что я хотел увидеть в твоих глаза, - Дейкер на мгновение обернулся, - отчаяние. Не переживай, за ним придёт смирение и понимание того, что ты ничего не в силах изменить. Простолюдину такое не под силу.
        - Нет! Нет! - сокрушаясь упал на колени Нибор.
        Его разум затуманили ярость и отчаяние. Перед глазами возникла образы родителей, лучшего друга и детей. Все они стали указывать на него пальцами и кричать: «Это ты виноват в нашей смерти! Это ты нас убил». В итоге психика Бродяги оказалась так перегружена, что он упал в обморок.
        Дейкер и его подчинённые покинули территорию дворца и с помощью камня телепортации переместились к поднебесной башне.
        - Говорил же, это ловушка! - сказал Джес, глядя как со стороны стен к ним приближается армия мертвецов и чёрный дракона хаоса. - Из-за этих символов на полу мы не можем выйти из дворца, зато мертвецы смогут войти. Нас разорвут на части и сожрут.
        - Что ты такое говоришь?! - пытаясь привести Нибора в чувства, возмутилась Агата.
        - А ты не понимаешь? Из-за запретных рун, которыми осквернители окружили дворец мы не может телепортироваться. Мы в западне. Здесь мы встретим свой конец.
        КОНЕЦ ПЯТОЙ КНИГИ
        Продолжение следует…

* * *
        От автора
        В надежде узнать сможет ли Нибор и Агата выбраться из западни, догнать Дейкера и дать ему по щам, читатель перевернул страницу, а там… О ужас!!! Зловещая надпись: «Продолжение следует». Но пусть читателя это не смущает, просто подошел к концу пятый том, а где-то там за далёкими горами его ждёт шестой, возможно более радужный нежели предыдущий (это не точно), но точно несущий вкус новых приключений. Дабы подогреть читательский интерес, писатель достал из-под полы клочок бумаги. Читатель недоверчиво взглянул на писателя, но взял бумажку, стал разглядывать её и вчитываться в слова:
        В шестом томе обязательно будет поднебесная башня и разнообразные испытания, от тех, где нужна сила и ловкость, до тех, где необходима смекалка. Во многих мморпг при обновлении патча добавляют новые локации, так почему бы и кому-то из главных героев не отправится исследовать новые, полные тайн и опасностей территории? Каждый из игроков силён, поэтому ссылаться на простой ход - победа достанется Гг герою не стоит. Книга может закончится самым непредсказуемым образом.
        А теперь о главном. Как и Бродяга Ник, я хочу сделать этот мир чуточку лучше. А как спрашивается это сделать? Можно помочь старушке донести сумку, можно очистить улицу от мусора, покормить бездомную собачку. А ещё можно заняться Благотворительностью. Дело в том, что, когда я ещё был юным мальчишкой, я ходил в театральную студию и наша труппа нередко выступала перед детьми в детдомах. Так вот, просто зайдя на порог подобного заведения меня чуть не стошнило. Без шуток, из столовой на первом этаже штыняло так, что я чуть не проблевался в актовом зале на втором. Условия в которых живут и растут эти дети просто ужасны. У них нет родителей, они никому не нужны, жизнь буквально отвернулась от них, отвернулись и мы. Я предлагаю сделать их жизнь чуточку светлее - показать, что они нам не безразличны. Шестой том данного цикла будет символически стоить 75р, каждый рубль и копейка с продаж пойдёт на благотворительность. Я ещё не знаю, что это будет, посмотрим какую сумму мы сможем наскрести. Если денег будет немного куплю и отнесу в один из детских домов сладостей, если сумма окажется более приличной можно
будет повесить им телевизор. Нам в своё время родители делали подарки не только по праздникам, думаю и им будет приятно получить что-то без всякой на то причины.
        Дабы всё было прозрачно, и никто не думал, что я таким образом пытаюсь выклянчить из вас денег, в конце шестого тома будут фотографии детей, которых мы порадовали.
        А теперь список тех, кто поддерживал пятый том чеканной монетой, большое вам спасибо. Наверное, кому-то интересно почему списка два. Считайте это разделением на золото и серебро. В любом случае я вам всем благодарен. Денег с наград хватило, чтобы слегка наполнить первый том иллюстрациями.
        ЛЕГЕНДЫ ПРОСТОРА
        Индустрий Кулуканов * intoxis * yarikman
        Нэрхэ * Евгений * Максим Кириллов
        Алексей Алексеев * Aynuriks * Михаил Блохин
        Михаил Блохин
        ГЕРОИ ПРОСТОРА
        Avieneran * Егор Сюзёв * Alex
        Степан Криворучко * Вячеслав Полонский * Широков Игорь Андреевич
        Фокеев Данил * Cluedo * Kam Marneytsor
        Айгера

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к