Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Детектор истины Александр Филиппович Плонский
        #
        Плонский Александр
        Детектор истины
        Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ
        ДЕТЕКТОР ИСТИНЫ
        Фантастический рассказ
        - Не нравится мне он, - сказал Гарин.
        - Чем именно? - поинтересовался Ставинский, помешивая ложечкой чай.
        - Я не раз задавал себе этот вопрос, но так и не смог на него ответить. Не нравится, и всё тут.
        Ставинский отхлебнул.
        - Цейлонский чай это вещь. Да ты пей, остывает. Знаешь, как я его завариваю? Чайник нужно ополоснуть кипятком, минуту выждать, потом...
        - Да погоди, - досадливо поморщился Гарин. - Я ведь о важном.
        - Возможно, в тебе говорит родительская ревность: Искра твоя единственная дочь.
        Гарин потер переносицу, взлохматил седеющие волосы.
        - Кроме нее у меня никого нет.
        - Тем более!
        - Когда умерла Юна, Искорке не исполнилось и года.
        - Оттого ты и не женился вторично, - понимающе кивнул Ставинский.
        - Не совсем так. Во всяком случае, я не жертвовал собой. И, поверь, предъявлять дочери счет не собираюсь. Но все же...
        Ставинский отодвинул недопитую чашку.
        - Тебе не хочется, чтобы она вышла замуж?
        Гарин пожал плечами.
        - Дело не в том, хочу я или нет. Искре уже восемнадцать, она вольна поступать, как пожелает.
        - Значит, проблема в женихе...
        - А о чем я твержу четверть часа? - вспылил Гарин, но тут же виновато понизил голос. - Прости, шалят нервы. Да ты пей, не обращай на меня внимания.
        Он сделал несколько поспешных глотков.
        - Пустяки, - сказал Ставинский.
        - Понимаешь, меня преследует страх. Всё кажется, что Искра совершает непоправимую ошибку. А я не в состоянии уберечь. Между нами наступило отчуждение. Искорка всегда была со мной откровенна, делилась мыслями, а тут...
        - Это естественно. Вспомни себя.
        - Я - другое дело. Рос в трудные годы. Без родительского надзора.
        - И вырос хорошим человеком.
        - Спасибо. Но я не о том. У меня в памяти рука дочурки, когда ей было шесть лет, и я повел ее в музыкальную школу. Крошечная ручка доверчиво покоилась в моей ручище. Пронзительное чувство ответственности за будущее этого крошечного существа с особенной силой охватило меня. И не оставляет до сих пор!
        - Для тебя Искра осталась шестилетней?
        - Нет, конечно же. Разве что в глубине души. Самую малость...
        - К сожалению, каждому суждено совершить свои собственные ошибки. Жизненный опыт не наследуется.
        - Тем паче мой. Если бы была жива Юна...
        - А что он представляет собой, зтот... жених Искры? - спросил Ставинский. - У тебя есть причины его не любить?
        Гарин ответил не сразу.
        - Опасения у меня смутные, подсознательные - интуиция, не более того. А так парень как парень. Аспирант, общественник, первый разряд по шахматам. Из тех, знаешь, у которых в анкете: "не состоял", "не участвовал", "не привлекался".
        - Прикрыли анкеты.
        - Давно пора. Но это я к слову. Спрашиваешь, что он представляет собой? Не знаю. В том и беда, что не знаю. А если бы и знал... Например, что он подлец. Как убедил бы Искру?
        - Извечная коллизия: отцы и дети...
        - Да уж... Еще обидится, ожесточится: "может его на детекторе лжи проверить?"
        - Это идея! - воскликнул Ставинский.
        - Ты о чем? - не понял Гарин.
        Ставинский подсел поближе, положил ему руку на плечо.
        - Твои слова натолкнули меня на любопытную мыслишку. Тебе ведь известно, чем я занимаюсь в последнее время?
        - Я пришел за советом к другу, а не к специалисту по компьютерам, - с оттенком обиды проговорил Гарин. - Электронная сваха не для Искры.
        - Сваха? С чего ты взял? Послушай лучше, что произошло в начале века.
        - Какое это может иметь отношение...
        - Самое прямое, убедишься. Итак, в 1902 году на выставке "Мир искусства" экспонировался написанный Серовым портрет Михаила Абрамовича Морозова, историка, приват-доцента Московского университета, известного коллекционера живописи. Сходство было бесспорным. И вместе с тем... Вот, слушай...
        Ставинский подошел к стеллажу, взял с полки том и, мгновенно найдя нужную страницу, прочитал:
        "...Блестящий и парадный большой портрет, в котором ясно, что тончайшее сукно на этом выхоленном дяде и под сукном чистейшее подкрахмаленное тончайшее полотно, а поза - огородное чучело, кабан, выскочивший на охотника и остановившийся с разгону".
        - М-да... Характеристика убийственная! - откликнулся Гарин. - Но к чему ты клонишь?
        - Обрати внимание: утонченный эрудит Морозов предстал перед знавшими его в новом, неожиданном свете. Проявились черты, о которых никто не подозревал. Сама тщательно скрываемая натура этого человека сделалась для всех явной.
        Ставинский достал другую книгу.
        - Или вот еще... Валерий Брюсов:
        "Портреты Серова срывают маски, которые люди надевают на себя, и обличают сокровенный смысл лица, созданного всей жизнью, всеми тайными помыслами, всеми утаенными от других переживаниями".
        - Хотел бы я увидеть жениха Искры на портрете Серова, - задумчиво сказал Гарин.
        - Такая возможность есть.
        - Мне не до шуток!
        - Я не шучу. Наша лаборатория исследует возможности компьютерной живописи.
        - Компьютер-портретист? И чем же он отличается от фотоаппарата?
        - А чем человеческий глаз от объектива?
        - Это что, параллель?
        - Вот именно. Компьютер не довольствуется мгновенным отображением действительности. Он анализирует ее в динамике, улавливает характерные детали, вводит для них весовые коэффициенты. И, наконец, синтезирует результат.
        - То есть выдает портрет?
        - Да, как итог наблюдения, анализа и синтеза.
        - Но ведь для компьютера необходима программа? - с сомнением проговорил Гарин.
        - Здесь мы и подходим к самому интересному. В качестве прототипа компьютера-портретиста мы выбрали Валентина Александровича Серова. Так что я не случайно рассказал о "Морозове". Серова считали фанатиком правды, в его портретах видели высшую истину, глубокое постижение натуры. Это и предопределило выбор.
        - Значит, компьютерная программа...
        - Обобщает творчество Серова! Наш компьютер-портретист обладает уникальной способностью выявлять суть человека. Компьютерные портреты - мы называем их компретами, - это пытливое проникновение в сущность индивида. Они пронзительно психологичны.
        - И впрямь детектор лжи, - оценил Гарин.
        - Наоборот, детектор истины, - возразил Ставинский. - Он проявляет правду, только правду, одну лишь правду. Остальное отбрасывает. В компретах, как и в портретах Серова, есть нечто гротескное, не просто верное, а обостренно точное. Кстати сказать, Морозову портрет понравился. "Забавно, что он сам доволен", - признавался Серов.
        - Я знал, что ты мне поможешь, - сказал Гарин, поднося к губам пустую чашку.
        - Не тебе. Искре, - подчеркнул Ставинский.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к