Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Жизнь прекрасна ! Александр Филиппович Плонский
        #
        Плонский Александр
        Жизнь прекрасна !
        Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ
        ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА!
        Фантастический рассказ
        Не помню, когда и при каких обстоятельствах мы с ним познакомились. Это произошло словно само собой. Оба работаем в Астрофизическом - я на кафедре звездных туманностей, он в лаборатории фотонной тяги. Да и живем в одном блоке, только на разных уровнях.
        При встречах мы кивали друг другу, затем начали обмениваться рукопожатиями. Но некоторое время - год или два - наше знакомство оставалось шапочным.
        Мы одного возраста - немного за тридцать. Однако Ковалев выглядит старше. Полный, высокого роста, благообразный, с блеклыми голубыми глазами, рыхлым просветленным лицом и глубокими залысинами, он казался выходцем из прошлого или даже позапрошлого века. И улыбался не просто так, а со значением: иногда заискивающе, но чаще снисходительно. Причем почти всегда грустно.
        Здороваясь, Генрих Данилович надолго задерживал мою руку в потной ладони и отпускал, лишь когда я начинал осторожно высвобождать затекшие пальцы.
        - Устали? - обычно спрашивал он и, не дожидаясь ответа, повторял утвердительно: - Устали!
        - Если же я уверял, что вовсе нет, он говорил:
        - Чудненько!
        Но смотрел по-прежнему соболезнующе, будто думал: "Не признаешься? Ну-ну..."
        Несколько раз он делал попытки перейти "на ты", но я не сделал ответного шага. И вовсе не потому, что смотрел на него свысока. Просто не переношу фамильярности. Даже между приятелями.
        Мог ли я подумать, что Ковалева это заденет?
        Было обстоятельство, которому я тогда не придал значения. И зря...
        - Вы ученый первой категории, а я всего лишь третьей, - как-то обронил Генрих Данилович.
        - Какая разница! - беспечно отмахнулся я.
        - Да уж какая-никакая, а разница.
        - Ерунда!
        - Вы действительно так считаете? - недоверчиво спросил Ковалев.
        При всей своей кажущейся меланхоличности Генрих был наредкость предприимчив. И гордился пробивными способностями. Неведомо какими путями раздобыв путевку на Эверест или голограмму колец Сатурна, он великодушно принимал от облагодетельствованного слова признательности. А потом небрежно бросал:
        - Пустяки, фирма и не то может!
        Он не преувеличивал. Я убедился в его всемогуществе, когда в космоклуб поступила опытная партия усовершенствованных спейсроллеров. Пожалуй, "партия" - громко сказано: их и было-то три штуки.
        Забыл упомянуть, что мы с Генрихом занимались космотуризмом, впрочем, разными видами. Ковалев - линейным, я - сверткой.
        Свертчики не жалуют линейщиков. Линейный космотуризм - профанация искусства, прогулки по Солнечной системе. Риск сведен к нулю! Иное дело свертка, в ней велик элемент неожиданности, даже непредсказуемости. Она дает возможность за пару недель пересечь Солнечную вдоль и поперек. Линейщик за это время успеет побывать разве что на Луне, зато потом будет бахвалиться "захватывающими приключениями" в лунных цирках и морях.
        Мой спейсроллер порядком устарел, но о новом я и не мечтал, охотников на это чудо было в избытке: кто откажется от двойного фордрайва с фотонными ускорителями!?
        И тут Ковалев сделал мне неожиданное предложение.
        - Ну как вам новый спейсроллер?
        Я шумно вздохнул.
        - Предел желаний!
        - Хотите, устрою?
        - Для этого даже ваших возможностей недостаточно! - не поверил я.
        - Фирма гарантирует, - строго сказал Ковалев.
        - Так вы не шутите?
        - Я, слава богу, не юморист. Если обещал, - сделаю. Но с условием. Возьмете меня с собой в свертку: хочу посмотеть, как развлекается элита.
        Меня часто спрашивают:
        - Что вы нашли в космотуризме? Это все равно, что путешествовать по пустыне. Но и пустыня - оазис по сравнению с космосом. Мертвое черное небо, немигащие звезды, и так изо дня в день. Неужели не надоедает?
        Ничего-то вы не понимаете? Для профессионального астронавта небо, возможно, и черное, а звезды холодные, словно крупинки льда. Мы же, любители, расцвечиваем космос воображением. Для нас нет просто черноты. Есть чернота перламутровая, золотистая, с оттенком платины. А иногда в ней различимы слои кобальта или киновари. Потому что мы видим не глазами, а сердцем. Тогда и звезды уже не бесцветные стекляшки. Они отливают аметистом или морионом, голубым топазом, изумрудом или рубином.
        И пусть ничего подобного не регистрируют спектроанализаторы. Нам-то что до этого? Любуясь восходом Солнца на берегу Байкала, турист тоже меньше всего озабочен флуктуациями спектра или плотностью потока лучистой энергии. Он углублен в собственные чувства. Так и я ухожу в космос, чтобы встретиться с самим собой. Один на один.
        Но на сей раз рядом будет Ковалев. Мы, свертчики, в душе авантюристы. Он же добропорядочный обыватель, если это слово применимо к нашему времени...
        В организованном космотуризме существует хорошо отлаженная система правил и ограничений. Официально регистрируют лишь групповые путешествия, свертку ограничивают коротким скачком. Я же принадлежу к самодеятельным туристам (потому и не рассчитывал получить спейсроллер). Нас называют дикарями. Ну и пусть. Кто вправе запретить мне путешествивать в одиночку?
        - А вы не боитесь? - спросил я Генриха. - Мы ведь отправляемся на свой страх и риск, даже не оповестив контрольно-спасательную службу.
        - Почему? - забеспокоился Ковалев.
        Этот простодушный вопрос порядком разозлил меня. Надо признать, последние дни Генрих все больше раздражал своей прилипчивостью. Я старался быть с ним предупредительным, корил себя за предвзятость и все же срывался. На иную мою реплику он отвечал обиженным взглядом. Его выцветшие глаза бывали выразительнее слов.
        Вот и теперь я не сдержал раздражение.
        - Так меня больше устраивает!
        - Вы всегда нарушаете правила?
        - Нет, лишь по четвергам, - съязвил я.
        - Почему именно по четвергам?
        До меня не сразу дошло, что Генрих принял мои слова всерьез.
        - Потому что не по пятницам, - рассвирепел я. - Пятница и понедельник - тяжелые дни. Во вторник философский семинар. По средам занимаюсь наукой, а суббота и воскресенье - выходные. Ну что, не передумали?
        - Уговор дороже денег, - процедил Ковалев с кислой миной.
        Поразительное пристрастие к жаргонным выражениям столетней давности!
        Мне оставалось лишь глубоко вздохнуть. В четверг мы стартовали.
        Я еще не пояснил, что такое свертка. Но как это сделать? Знания стали настолько абстрактными, что многое приходится принимать на веру. Наука подобна слепцу, который сознает, что есть что, а зримо представить не может. Если бы я попытался рассказать о свертке языком ученого, то пришлось бы начать с геодезических линий, римановых и финслеровых пространств, а закончить спиральным многообразием Дерри-Крутицкого. Но вы бы и не стали меня слушать!
        Поступим проще. Попробуйте вообразить пространство в виде бесконечной спирали. Мы движемся виток за витком по спирали, а кажется: по прямой. Но и Магеллану казалось, что он плывет прямо, а на самом деле - обогнул Земной шар.
        Линейщики преодолевают пространство вдоль спирали, свертчики поперек, выигрывая тем самым время. Так на горной дороге - сам пробовал! можно опередить несущийся по серпантину мобиль, соскакивая с одного "языка" на другой.
        Остается добавить, что свертка не для космолетов. Загвоздка в соотношении неопределенностей: чем больше выигрыш во времени, тем меньше точность пространственного скачка.
        Свертка для свертчиков. Особенно для самодеятельных, не связанных ни расписанием, ни маршрутом, ни правилом "короткого скачка". Одна из прелестей свертки - азарт. Чет или нечет? Заранее не узнаешь. Вот и замирает сердце перед каждой сверткой, как перед прыжком в неведомое.
        Свертку не с чем сравнивать. К ней нельзя привыкнуть. Она всегда словно рождение - заново дарит жизнь, чувства, весь огромный неисчерпаемый мир...
        Первым же скачком мы вышли в окрестности Марса, что было большой удачей.
        На диске планеты виднелись желтовато-красные пятна, рассеченные серыми и насыщенно-синими полосами. Таким я уже видел Марс, и не только в одном из прошлых путешествий, но и через супертелескоп Астрофизического института.
        Как описать охватившую меня радость, то высокое наслаждение, которое я испытал, вынырнув из безвременья: вдох - Земля, выдох - Марс. Конечно, это преувеличение, и насчет вдоха-выдоха, и об исчезнувшем времени. Свертка продолжается несколько минут, но, право же, их не замечаешь. Зато как тянутся часы, когда накапливается энергия для следующего скачка!
        - Что скажете? - спросил я Ковалева, предвкушая взрыв восторга.
        - И это все? Так и будем прыгать от планеты к планете? Скучное занятие! А я-то думал...
        Вторая свертка оказалась менее удачной. Я не поскупился на импульс, чтобы удлинить скачок. Но - чертова неопределенность! - нас забросило в промежуток между Марсом и Юпитером невдалеке от Паллады - малой планеты, открытой 28 марта 1802 года бременским астрономом Ольберсом. Пояс астероидов, который романтически считают обломками легендарного Фаэтона, место гиблое, и мы стараемся его избегать.
        Я имел глупость сказать об этом Ковалеву.
        - Значит, мы могли столкнуться с астероидом, я правильно понял?
        - И даже очутиться в его толще!
        Генрих позеленел.
        - Неужели риск настолько велик?
        Не без умысла начал я перечислять опасности, подстерегающие свертчиков. Упомянул об англичанине Смайлсе, сгоревшем в короне Солнца, о норвежце Кнутсоне, выброшенном из Солнечной системы и пропавшем без вести.
        Ковалев был близок к истерике.
        - Зачем вы об этом говорите?
        - Сами же интересовались, как развлекается элита!
        - Почему не предупредили раньше? - брызжа слюной, закричал Генрих.
        Меня охватило бешенство. В такие моменты я плохо владею собой.
        - Не знал, что вы трус!
        - Хотите меня оскорбить?
        - Нет, констатирую факт.
        - Я не трус! Но у меня дети. По вас некому плакать, а я...
        Он был прав. Моя личная жизнь, как принято говорить в подобных случаях, не сложилась.
        "К чему семья межпланетному бродяге?" - не раз бравировал я перед знакомыми. Но себя зачем же обманывать? Одиночество в космосе переносится легче, чем на Земле. Здесь оно естественно. Наверное, оттого я и стал космотуристом.
        Ночь мы провели на траверзе Паллады, заняв стационарную орбиту. Впрочем, "ночь" понятие относительное...
        Очередная свертка закончилась для нас драматически.
        Ковалев допек меня упреками. И когда он, бог знает в какой раз, задал излюбленный вопрос "Хотите меня оскорбить?", я, не задумываясь, ответил:
        - Да, хочу!
        Стоило посмотреть, как у него перекосилась физиономия!
        - Немедленно отправьте меня на Землю!
        Ни больше, ни меньше, как будто в моем распоряжении была эскадра планетолетов!
        - Не дурите! - отрезал я. - Не стану из-за вашего каприза прерывать путешествие!
        Вот когда я понял, что такое психологическая совместимость! Можно улыбаться друг другу при встречах, прочувственно пожимать руки, разделять застолье - это ровным счетом ничего не значит! На полярной зимовке, высокогорном перевале, на траверзе Паллады - только там можно убедиться по-настоящему, подходят ли люди друг другу.
        Вероятно, в других обстоятельствах я никогда бы не совершил столь безрассудный поступок. Но мной руководило стремление проучить Генриха. Я был пьян этим злым чувством.
        - Что вы собираетесь делать? - закричал Ковалев, когда я, раздавив предохранительную вставку, соединил обе ступени фордрайва впараллель и потянулся к сенсору аварийного импульса.
        - Сейчас увидите, - процедил я с презрением.
        Но мы не увидели ничего. Даже звезд! И я не сразу понял, что так буднично, без грохота и перегрузок, мигания сигнальных ламп и тревожного рева зуммера, произошла самая страшная катастрофа, которая только могла с нами случиться. Хваленый спейсроллер не выдержал сверхнагрузки. Он вошел в свертку, но... так и не вышел из нее!
        Я был готов к тому, что нас вынесет к черту на рога, выбросит из Солнечной системы. Тогда как в старинной песне: "Будет буря, мы поспорим и поборемся мы с ней!" Мы же попросту выпали из пространства. Нас заклинило между витками пространственной спирали, и чем это кончится - неизвестно...
        Спейсроллер окружала мутная пелена, словно мы очутились внутри гигантского бельма, закрывшего от нас видимый мир. В довершение всего счетчик энергоресурса стоял на нуле...
        Я думал, Генрих меня возненавидит. Но он посмотрел мне в глаза с прежним выражением грустного превосходства и негромко спросил:
        - Что будем делать?
        - Загорать, - по инерции огрызнулся я.
        - Это конец?
        - Струсили?
        - Теперь уже поздно трусить...
        Все-таки загадочная штука - человеческая психика! Предчувствие опасности переносится труднее, чем сама опасность. Давно ли Ковалев паниковал без достаточных причин? А сейчас я был готов позавидовать его хладнокровию! Или это не хладнокровие, а рабская покорность судьбе? Не похоже...
        Мое предубеждение таяло. И, напротив, нарастало недовольство собой. Какое я имел право рисковать чужой жизнью? Свертка опасна. Но в ней ключ к дальним галактикам. И мы прокладываем туда дорогу. Да, прогресс запретить нельзя, как невозможно и лишить энтузиастов права на подвиг. Но это право не следует и навязывать.
        - Я виноват перед вами, Генрих Данилович! Простите меня!
        - Чего уж там... Я тоже вел себя гм-м... не лучшим образом. Подумайте, как выбраться из западни.
        - Я уж и так...
        - Чудненько!
        Удивительное дело, это "чудненько", над которым я мысленно издевался, сейчас подействовало на меня успокаивающе. И я начал рассудочно взвешивать "плюсы" и "минусы" нашего положения. Увы, минусов было неизмеримо больше...
        Непонятный паралич постиг измерительные приборы. Я не мог даже приблизительно судить о наших координатах, если о них вообще имело смысл говорить...
        Но потом меня осенило. Если энергетические ресурсы исчерпаны, то часть их пошла на пространственный скачок, а остальное на свертывание пространства в замкнутый кокон. Теоретики предсказывали возможность такого явления, но на практике оно обнаружено впервые. Мы - первооткрыватели!
        Я поделился новостью с Генрихом.
        - Вот узнают ли о вашем открытии... - покачал он головой.
        - О нашем открытии! - поправил я.
        Природа наградила меня отменной памятью, и мне удалось восстановить уравнение энергии, потребной для образования "кокона". Но я не мог воспользоваться компьютером - он бездействовал.
        Пришлось складывать столбиком многозначные числа, извлекать корни, брать интегралы. Хорошо, что я никогда не полагался на пресловутую компьютерную грамотность, а по старинке тренировал мозг!
        Результат оказался настолько неожиданным, что я несколько раз повторил выкладки. Получалось, будто энергетические затраты на "кокон" в точности равняются имевшемуся перед сверткой запасу энергии. А это могло означать лишь одно...
        - Если не принимать во внимание принцип дуальности, - сказал я Ковалеву, - то мы по-прежнему на траверзе Паллады.
        - А если принять?
        - Тогда и находимся там, и не находимся.
        - Не понимаю. Как можно...
        - И не поймете! Надо было физику учить, а не...
        - Вы хотите меня... - начал Генрих, но, не договорив, махнул рукой и смущенно рассмеялся. - Конечно, надо было. И много чего! А то жил себе растительной жизнью, день ото дня не отличишь. Смотрю на вас и думаю: вот как нужно - с огоньком божьим, со страстью! Завидовал вам, пытался подражать. Оттого и космотуризмом занялся, и в свертку напросился. Только ничего у меня не получилось. Не зря вы меня презирали!
        Я был тронут его исповедью.
        - Вы не правы, Генрих Данилович! Ведь сумели же переломить себя. Не знаю, смог ли бы я так, если бы у меня было что терять...
        Ковалев молча протянул мне руку. На этот раз я не спешил высвободить пальцы.
        - Ну и чудненько, - вздохнув, сказал Генрих.
        Мы бессильны что-либо сделать. И я не знаю, спасут ли нас. Хотя верю в это: пространственную аномалию не могли не заметить. Но вот о чем я сейчас думаю. При всем случившемся мы не только не утратили человеческого достоинства, но как бы заново обрели его. Словно кто-то высветил наши души всеочищающими лучами. И этот "кто-то" - мы сами.
        Мы оба уже не сможем быть другими. Мы познали величайшее откровение: жизнь прекрасна!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к