Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Полякова Маргарита / Гой Ты Русь: " №02 Здесь Русью Пахнет " - читать онлайн

Сохранить .
Здесь Русью пахнет Маргарита Сергеевна Полякова

        Гой ты, Русь #2 ПРОДОЛЖЕНИЕ произведения «Кому на Руси жить хорошо» Поскольку у главных героев все сложилось благополучно, я решила, что несправедливо забывать про остальных. Итак - что же дальше произошло с Мариной? Найдет ли свое место в жизни лучшая институтская подруга Фьяны Нина, и как будут чувствовать себя в древней Руси гоблин с эльфом? Надеюсь, узнать это вам будет очень интересно.

        Полякова Маргарита Сергеевна
        Здесь Русью пахнет

        Глава 1

        Куда делся этот висельник, который должен был написать пролог? Господа, комедия будет без пролога. Да это и неважно, ибо нет нужды, чтобы он был.

        Д. Бруно «Подсвечник».
        Форс очнулся от дикой, немыслимой боли, пронзившей его тело, и едва сдержался, чтобы не застонать.

        - Сейчас, мил человек, потерпи немного… - донеслось до него чье-то приглушенное бормотание. - И кто ж тебя так, болезного? По всему видать, опять ватажка разбойников появилась… Печенеги давно ужо к нам не суются… зверей хищных тоже в округе нема… Точно разбойники… Вот вернется дьюла Бячислав с похода, он их сразу приструнит… А ты потерпи, мил человек, сейчас Неврютина избушка покажется. Она тебя живо исцелит…
        Форс попытался вдуматься в услышанное, но отяжелевшая голова соображать ничего не хотела. Ясно было одно. Он еще жив. И даже, возможно, останется жив, благодаря неизвестному доброхоту, везущему его к лекарю. Впрочем - ещё неизвестно, доброхоту ли… Форс сильно сомневался, что на этом белом свете найдется хотя бы один идиот, который добровольно будет помогать гоблину, да еще и разыскиваемому силами трех армий Объединенных королевств. Нет, тут определенно что-то было не так. Тем более что вряд ли какой-нибудь лекарь проигнорирует Закон о гоблинах и возьмется заштопывать на его шкуре рану от прямого попадания арбалетного болта. Впрочем… весьма вероятно, что попадание было не таким уж прямым. Иначе Форс точно распрощался бы с белым светом. А он все ещё жив. Определенно. Потому как вряд ли в сторону Мертвого Мира усопшие души доставляют на такой неудобной трясущейся повозке.
        Придя к такому (вполне логичному, между прочим) выводу, Форс с трудом разлепил глаза и тупо уставился в спину везущего его неизвестно куда идиота. Спина была широкая. Гоблин из последних сил приподнялся на локтях и огляделся, стараясь не обращать внимания на болезненные ощущения.
        Старая телега, скрипя, позвякивая и подпрыгивая на кочках, везла Форса по довольно-таки странному лесу, освещаемому розоватыми лучами догорающего заката. Нет, лес, конечно, был густой, светлый, зеленый и живой… вот только большая часть растущих в нем деревьев Форсу определенно не была знакома. Куда ж это его занесло?

        - Тпру-уу-у, холера! Да ты, мил человек, видать, помирать раздумал?
        Неожиданно оглянувшийся возница искренне удивился и остановил лошадь. Форс тихо выругался, но снова притворяться бессознательным бревном было уже поздно. Гоблин попытался поудобнее устроиться в телеге и разглядеть свалившегося ему на голову доброхота подробнее. Доброхот оказался крепким мужиком лет 45-ти, одетым в добротную, хотя и не совсем привычную одежду, бородатым, с настороженной хитринкой во взгляде и абсолютно его не боящимся. Впрочем… приглядевшись, Форс заметил под рукой спасителя увесистый топор. Правда, этот топор больше годился для колки дров, чем для рубки голов, но, видя, как уверенно сжимает его мужик, гоблин не рискнул бы нарываться на неприятности и в более здоровом состоянии.

        - Ты кто? - поинтересовался Форс

        - Я-то? Я-то Микола, староста Бранчеевский…

        - Чей?!

        - Бранчеевка, деревенька, возле которой тебя нашли…

        - Кто нашел?

        - Да бабы, кому ж еще? Стирать на мостки направились. А тут, аккурат под обрывчиком, ты лежишь. Визгу было… решили, что убили тебя. Потому как ты жизни не оказывал. Потом уж мужики прислушались - сердце, кажись, бьется. Ну и решили тебя к Неврюте отвезти. Мож, подымет. А ты, глянь-ка, и не такой уж убитый… Человек бы, небось, издох давно, сколь кровищи из тебя выхлестало. Весь обрыв красный. А вас, нечисть, ничего не берет… Но, холера! - телега качнулась, и Форс опрокинулся. - А вот скажи-ка ты мне, мил человек, - оглянулся возница, - а что же ты примерно за нечисть будешь?

        - Не понял…

        - Ну кто ты есть-то? На лешего не похож, на водяного тоже, и от чертей на отличку. Сколь не гадали, так и не смогли узнать.

        - Гоблин я, - признался Форс, ожидая, что староста испугается и даст деру. Однако Микола только удивленно обернулся.

        - Что-то не слыхивал я про таких. Должно быть, не нашенская ты нечисть. А как зовут-то тебя, гоблин?

        - Форс…

        - Федор? Вот те на… Как батьку моего покойного…

        - Да нет, Форс…

        - Ну я и говорю Федор… Тпру-уу-у! Приехали, - порадовал Форса Микола, остановившись у какой-то старой, покосившейся избы. - Неврюта! Неврюта!!

        - Ну, чего тебе, Микола? Опять похмельем страдаешь, а твоя Савчеиха не налила тебе с утра? Я сколько раз говорил, что у меня тут не трактир придорожный? А медовуха, коя есть, не на вас наготовлена.

        - Да не… - замялся мужик. - Тут вишь какое дело. Бабы наши недалеко от деревни ранетого нашли. Тебе привез. Мож, подымешь. Он уж по дороге вроде даже и оклемался маленько.

        - Какого ранетого? Нешто Ваську-пастуха, которого жена скалкой вчерась огрела? Так вези его обратно. Я в семейные склоки впутываться желания не имею.

        - Вот что за поганый знахарь, а? - тихо пробормотал мужик и прибавил голоса. - Да выйдешь ты, али нет?! Никакой енто не пастух! Нечисть енто. Да еще и ненашенская!
        - возница сердито рванул повод, лошадь дернулась и Форс, приложившись головой о телегу, окончательно потерял сознание.
        Дверь избы хлопнула, и на крыльце показался Неврюта. Он хмуро спустился по ступенькам, заглянула в телегу и замер.

        - Микола, ты где его нашел?

        - Да говорю ж тебе - под обрывом! Бабы белье стирать пошли и углядели. Кровищи с него выхлестало море. Чего мне делать с ним было?

        - Ты хоть знаешь, кто это? - хрипло поинтересовался знахарь, с ужасом разглядывая раненого.

        - Говорит гоблин… а кто енто - один бес знает. По мне вся нечисть одинакова, - равнодушно пожал плечами Микола.

        - Вернешься домой - зайди в храм. Поставь свечек, сколько денег хватит, - хмуро посоветовал Неврюта.

        - Зачем это? - озадачился Микола.

        - А в благодарность Господу Богу за то, что сей гоблин тебе полумертвым встретился. Был бы он жив-здоров, ни тебя бы не было уже, ни твоей деревни. И откель только эта мерзость взялась в наших краях?

        - Так может его того? И пристукнуть сразу? - деловито предложил Микола, никогда не видевший Неврюту таким испуганным. - Я, вона, и топор с собой прихватил для всякого случаю.

        - Я те пристукну! - взвился знахарь. - А вдруг он не один? Или нашему дьюле служит?

        - Можа и служит. Владыка-то наш много нехристей к себе призвал…

        - Не хули дьюлу!

        - Да я нешто хулю? Я так, для разговору… интересуюсь, значит. Я, можа, про энтих гоблинов и слыхом никогда не слыхивал…

        - Значит, до сих пор Бог миловал, - буркнул Неврюта. - Эти гоблины хуже половцев с печенегами. Злости в них много, кровь почем зря льют, а силищи немереной. И, главное, энта нечисть к любому бою способная. И на мечах рубиться, и в рукопашную, и верхом не сплохует. Вряд - вряд такого бугая даже наилучший богатырь завалить сможет. Гоблины - они ж чести в поединках не блюдут, и жизнью не дорожат.

        - Тьфу ты, пакость какая! - пробурчал, сплевывая и крестясь староста. - Накатило, откуда не ждали… знал бы, кончил бы энтого гоблина собственноручно, прямо у оврага.

        - Можа, и лучше, что не знал.

        - Так что мы теперь будем делать-то с этим иродом? - озадачился Микола. - Неужто лечить его возьмешься?

        - Да что я, из ума выжил? - вздрогнул Неврюта. - Коли сию нечисть поганую наш дьюла нанял, пусть его лекарка энтого гоблина и пользует. Разворачивай телегу, едем к ней. Да поживее! И так вечор ужо. Пока доедем, глядишь, совсем стемнеет. Небось, не обрадуется лекарка, коли мы ее с пуховых перин за ради нечисти этой треклятой подымем.

        Белая вспышка разрезала небо напополам и разбудила Марину. Вспышка или громкий стук в дверь? Похоже, ей опять принесли пациента, нуждающегося в срочном спасении. Марина накинула на сорочку длинный халат из плотного, золотистого шелка, спустилась вниз и увидела, как слуги заносят очередного кандидата на лечение. Она подошла ближе.

        - Кто это? - удивилась Марина, разглядывая странную нечисть.

        - Гоблин, - пояснил привезший пациента мужик, в котором Марина признала местного знахаря Неврюту. - Микола мне его приволок. Староста, значится, из Бранчеевки. Говорит, бабы белье стирать пошли и углядели его под обрывом! Повезло Миколе, что гоблин без сознания был, ибо зело пакостна и жестока нечисть сия. Мыслю я, дьюла Бячислав призвал его на службу. Потому я его и добивать не стал. Напротив. К тебе привез. Ибо такие раны мне лечить не под силу.

        - Здрасте пожалуйста! - возмутилась Марина. - А если после того, как я его вылечу, он всех моих людей перебьет со мной во главе?!

        - Не должон, - «успокоил» ее Неврюта. - Вона, погляди, браслет на ем, - знахарь поднял тяжелую руку раненого и показал на обвивающий запястье тонкий браслет. - Сие значит, что гоблин на службе, а потому ни людей губить, ни добро портить не будет. Да и вообще ничего делать не станет без разрешения хозяина.

        - Я бы так сказала, меня это слабо радует… - пробормотала Марина. - Ну, что ж, назвался груздем, полезай в кузов. Не зря же я давала клятву Гиппократа. Будем лечить.
        Неврюта сгрузил гоблина на постель и попытался поспешно ретироваться.

        - Куда? - возмутилась Марина. - А кто Бермяте этого бугая ворочать поможет?!
        Знахарь тяжко вздохнул, но деваться было некуда. Ослушаться хозяйку он не посмел. Да и любопытство его изрядно разбирало: как она с гоблином справится, да чем лечить его будет?
        Честно говоря, Марине самой было интересно, как лечить свалившуюся на ее голову нечисть. До этого сталкиваться с гоблинами ей как-то не приходилось. О! Наверняка в библиотеке найдется хоть какой-нибудь трактат о данном виде нечисти! Пока Бермята с Неврютой затаскивают неожиданного пациента в дом, да укладывают его, у нее вполне есть время найти что-нибудь интересное и весьма познавательное. Марина спустилась в библиотеку, пробежала глазами многочисленные полки с книгами и нашла то, что нужно. Прижав к груди пыльный томик под названием «Описания чудищ поганых и нечисти всякой, кои есть в мире», она вернулась в комнату.
        Раненый гоблин уже лежал на длинном столе и был готов к обследованию. Нет, что ни говори, а Бермята свое дело знал. Бывший княжеский дружинник, которому Марина спасла жизнь, добровольно стал ее самым верным и усердным помощником. Вот и сейчас он спокойно ожидал ее распоряжений. Неврюта мялся рядом, явно не желая принимать участия в лечении, но улизнуть не смел. Марина еще раз окинула взглядом крупногабаритного гоблина и желание послать знахаря куда подальше утихло само собой. Какой бы Бермята не был здоровяк, один он с таким лосем определенно не справится. А припрягать к данному делу мужиков Марина не решалась. Еще не угробили они странного пациента.

        - Рубаху с этого гоблина снимите. И переверните его, - скомандовала Марина. - Голову, голову осторожнее!
        Неврюта с Бермятой в четыре руки освободили раненого от рваной, пропитанной кровью рубахи и перевернули его на живот.

        - Ну, что ж. Приступим, - пробормотала Марина.
        Она открыла фолиант на главе «Гоблины» и принялась с любопытством изучать текст, периодически сравнивая написанное с лежавшим перед ней экземпляром.
        Первая же фраза вызвала у Марины некоторые сомнения в близком знакомстве автора книги с описываемой нечистью. «Гоблин зело противен, огромен и чёрен.» Нет, насчет
«зело огромен» Марина, пожалуй, ещё могла согласиться. Лежавший перед ней гоблин был, что называется, косая сажень в плечах. Без преувеличения. На такие плечи, как на завалинку, вполне можно было усадить пару-тройку росских девок. Но вот что касается «зело чёрен»… в каком месте чёрен-то? Нормальная кожа, ну, может несколько темней обычной… но не до такой же степени! Очертания спины и плеч гоблина казались вырезанными из темного янтаря, отполированного до блеска. «Зело чёрен»… ха! На негров бы автор посмотрел… Марина перевернула страницу и продолжила чтение. «Сия нечисть плосконоса, безгуба, клыкаста и ушаста.» Марина оторвалась от опуса и ещё раз обратила взгляд на лежавшего в беспамятстве гоблина. Да нормальный у него нос! Среднего размера, с горбинкой. Губы… ну ладно, губы действительно тонковаты. Клыки… Марина приподняла верхнюю губу, а затем опустила нижнюю. Клыки имеются в количестве аж целых 6 штук. 4 сверху и 2 снизу. Уши… уши действительно великоваты. Узкие, длинные, заостренные кверху, они были высотой примерно с ладонь. И еще украшены кисточкой сверху, как у рыси. Да и волосатыми гоблинов
книга не зря назвала. Густая шевелюра коротко стриженных спутанных волос неопределенного ржавого цвета переходила в холку, которая заканчивалась чуть ниже лопаток.
        Марина вздохнула, захлопнула книгу и отложила ее куда подальше. Никаких сведений о том, как лечить гоблинов, в ней не нашлось, а читать всякую ерунду у Марины просто не было времени. Она осторожно стерла со спины нестандартного пациента разводы запекшейся крови, и только тогда заметила татуировку, изображавшую нечто, весьма похожее на колючую проволоку. Длинная, как змея, она начиналась где-то за ухом, тянулась через всю спину и терялась под штанами.

        - Оригинально… - хмыкнула Марина, но ее улыбка сползла сразу же, как только она разглядела раны.
        Арбалетная стрела засела глубоко под левой лопаткой, а правый бок продолжал булькать кровью, несмотря на сделанную кем-то кустарную повязку. Не Неврютой, явно, знахарь божился, что к гоблину не прикасался. Ну, что ж. Начнем с того, что попроще. Марина осторожно сняла повязку. Ну… не так все плохо. Вколоть гоблину обезболивающего, обработать рану, стянуть края, наложить новую повязку… вот. При нормальном уходе должно быстро затянуться. Теперь пора перейти к основной части программы. Однако что делать с застрявшим наконечником арбалетного болта, Марина просто не имела понятия. Слишком уж он неудачно обломился, ухватить не за что… и неизвестно, стоит ли хватать. Арбалетных болтов Марина в этом мире успела повидать много и потому отлично знала, что существуют такие стрелы с зазубренным двойным наконечником, которые вынуть можно только с внутренностями. Впрочем, выбирать, кажется, было не из чего.

        - Вытаскивать будешь? - поинтересовался Неврюта, в котором взыграло профессиональное любопытство.

        - Попробую, - решила Марина.

        Форс открыл глаза и уставился в бревенчатый потолок. Где это он? Сразу вспомнилось сражение, холод смерти и… какой-то мужик, который вез его на телеге к лекарю. Что ж… видимо, именно у лекаря Форс, в конце концов, и очутился. Он приподнялся на локтях (с левой и с правой стороны отдало болью, но уже не такой сильной) и огляделся. Комната была маленькой, с небольшим окошком и низкими потолком, с которого пучками свешивались травы. Постель, на которой он лежал, была застелена чистым бельем, а сверху его укрывало разноцветное лоскутное одеяло. Пахло молоком и хлебом. Форс отважился постучать по деревянной стенке.

        - Эй, дома кто есть?
        На его зов тут же откликнулись. Раздались шаги, и в проеме двери показался незнакомый мужик. «Воин, - тут же определил Форс. - Причем опытный, матерый». Мужик окинул гоблина весьма недружелюбным взглядом, приказал лежать и снова ушел. Отсутствовал он недолго, всего минут десять, а когда вернулся, привел с собой молодую женщину. Она-то здесь чего забыла? На гоблина решила полюбоваться? Да нет… вряд ли это просто любопытство. Слишком умными и строгими были серые глаза незнакомки. Бр-р-р! Да разве ж у баб такие глаза бывают? Холодные, пронзительные, отливающие блеском стали. Очень хорошо заточенной стали. Призванной рубить наотмашь, без сожаления. Да и не только глаза… вся внешность молодой женщины была строгой, суровой и не располагающей к легкомыслию. Темные, почти черные волосы гладко зачесаны назад и собраны в пучок, на лице (весьма приятном, кстати, если бы не излишняя строгость) ни грамма косметики, фигура утянута в скромное, темное платье. Было бы чего утягивать. Мослы одни.

        - Очнулся? - нелюбезно поинтересовалась неизвестная дама.

        - Где я? И кто ты такая? - тут же задал Форс два самых интересующих его вопроса.

        - Я баронесса Марина де Ривароль. А это, - кивнула дама на стоявшего рядом мужика,
        - мой помощник. Бермята, принеся мне стул, пожалуйста.

        - Слушаюсь, барыня, - поклонился мужик и мгновенно исчез.

        - Как ты оказался возле Бранчеевки? - напряженно поинтересовалась у гоблина Марина. - Нечисти туда хода нет.

        - Представления не имею, - буркнул Форс. - Последнее, что я помню - сражение. Какая-то сволочь всадила мне арбалетный болт под лопатку, и я отключился. Пришел в себя, когда меня какой-то мужик на своей телеге к знахарю вез.

        - Странная история, - задумчиво произнесла Марина. - Такое ощущение, что тебя кто-то магией защитил. Иначе с такими ранами ты и часа не протянул бы. Как тебя зовут?

        - Форс. Наемник его величества короля Горморла.

        - Ни разу о таком не слышала, - призналась Марина.

        - Похоже, далеко меня занесло, - удивленно округлил глаза гоблин. - Точно магия, не иначе. Куда ж это я попал?

        - Небольшое княжество Ингрия, которым правит дьюла Бячислав. Слышал о таком? - гоблин отрицательно помотал головой. - А о князе Роси Мирославе? - Форс снова отрицательно покачал головой. - Странно…

        - Стул, барыня, как ты и просила, - прервал их разговор Бермята.

        - Хорошо… - кивнула Марина, села рядом и… приступила к осмотру.
        Это что, сон? Женщина-лекарь? Неужто именно эта ледяная статуя спасла Форсу жизнь и наложила повязки? Похоже, так и есть. Осматривала его Марина весьма профессионально. Ощупала раны, смазала их какой-то мерзко пахнущей дрянью и вновь наложила повязки. Гоблин не утерпел и ощупал правый бок, дабы убедиться, что меч врага не нанес ему серьезных повреждений.

        - Двигаться тебе кто разрешил? - тут же сдвинула брови Марина. - Что, жить надоело?

        - В принципе да, но я еще лет 170 потерплю как-нибудь, - осклабился Форс.

        - А сколько лет живут гоблины? - сразу заинтересовалась лекарка.

        - Откуда я знаю? До старости еще никто не дожил. И своей смертью еще никто не умер, - хохотнул Форс.
        Марина поморщилась. Пациент ей достался не из лучших. Вместо того, чтобы благодарить лекарку за спасение собственной жизни, он вел себя так, что лечить его дальше совершенно не хотелось. Нет, похоже, не зря все-таки гоблинов считают циниками, похабниками и наглецами. Чего стоил один только взгляд янтарно-желтых глаз Форса, откровенно обшаривающих ее фигуру. Марина невольно передернула плечами. Глаза были жуткие. Без малейшего признака зрачка или белка, они казались двумя щелями, залитыми расплавленным янтарем. И тем не менее, выражение этих глаз не просто угадывалось, оно прямо-таки читалось на расстоянии.

        - Дозволь, барыня, я ему поперек хари-то съезжу, чтоб он зенки свои поганые не лупил, куда не след, - прогудел Бермята.

        - Чтоб я его потом еще неделю лечила? - хмыкнула Марина. - Не стоит. Да и не девица я красная, чтобы от взглядов краснеть. Пусть лежит, поправляется. А ты присматривай за ним. Мало ли что. Настасье я скажу, чтобы она еду тебе прямо сюда приносила.
        Марина улыбнулась, глядя на засмущавшегося Бермяту и вышла из избы. Господи, хорошо-то как! Август только еще готовился смениться сентябрем, и погода стояла на редкость теплая и тихая. В воздухе витал пряный запах трав и цветов, и окружающий мир казался воистину прекрасным. Особенно если забыть о лежащем за дверью гоблине. Его присутствие Марину напрягало донельзя. Она даже на лечение Форса определила в отдельно стоящий домик, да еще и Бермяту к нему приставила. Лишних проблем ей определенно было не надо. Кто ее знает, эту нечисть поганую, куда ее понесет. За те почти полгода, которые Марина прожила в этом мире, она привыкла уже ко многому. На границе Ингрии жило столько разновидностей нелюдей, что просто не счесть. Возведенный в незапамятные времена магический заслон защищал часть территорий страны, но не очень большую и, видимо, не очень плотно. Поскольку Форсу все-таки удалось через него как-то пробиться. И это говорило о гоблине только одно - он действительно был очень опасен. Впрочем… Бермята не даст ему много воли. Пусть только Форс попробует рыпнуться, враз почувствует на своей шкуре, что
такое бывший княжеский дружинник. И, судя по ухваткам, не рядовой дружинник.
        Бермята появился в доме Марины в первый же месяц ее пребывания в Ингрии. Рано на рассвете раздался стук в дверь, и молодая баба лет 27-30 буквально рухнула лекарке в ноги, рыдая и умоляя спасти ее любого. Любый оказался воином лет 40-45, буквально порубленным неприятелем на части. На то, что он выживет, Марина не поставила бы и ломаного медяка. Однако Бермята цеплялся за жизнь зубами и, в конце концов, все-таки сумел выкарабкаться. Правда, остался хромым на правую ногу, да и левая рука плохо сгибалась в кисти, однако не такие уж это были большие недостатки. К князю, правда, в таком состоянии Бермята возвращаться не стал, решив остаться у Марины. Впрочем, на это была и еще одна причина - та самая молодая бабенка, которая приволокла Бермяту к лекарке. Настасья. Когда Марина узнала историю их отношений, она просто за голову схватилась. Вот уж это трагедия, так трагедия, никакому Шекспиру не снилось. Оказалось, что Настасья была влюблена в Бермяту аж с малолетства. Да и тот от симпатичной девицы нос не воротил. Ждал, когда подрастет и сватов заслать можно будет. Однако родители распорядились
по-другому и выдали Настасью за какого-то мельника. Из лучших побуждений, естественно. Зачем, дескать, дочери простой дружинник, когда ее обеспеченный, уважаемый человек сватает? Воспитанная в традициях послушания родителям, Настасья противиться не посмела и, заливаясь слезами, вышла замуж за мельника. Расстроенный Бермята тут же подался в столицу.
        Марина расстегнула верхнюю пуговицу платья, впившуюся в горло, и нахмурилась собственным мыслям. Сколько было на Руси таких трагических историй, как у Настасьи с Бермятой? Никому не принесло счастья родительское решение. Может, и смирилась бы со временем Настасья со своей судьбой, если бы был у нее ребенок. Но им с мельником Бог детей не дал. А Бермята… тот и вовсе так и не женился. Приезжал иногда в родное село, чтоб хоть глазом глянуть на любушку, а та и не думала взгляд отводить. И неизвестно, чем бы эта история кончилась, но как-то раз, одним далеко не прекрасным днем, отправился Бермята с князем в очередной военный поход на запад. С нечистью бороться. (Точнее, земель новых отхватить). Поход оказался неудачным, и большая часть княжеского войска осталась лежать на поле боя. В том числе и Бермята. Неизвестно, как дошла эта весть до Настасьи, но дошла быстро. Во всяком случае, когда отчаянная баба, бросив все к чертовой матери, добралась до поля битвы, чтобы найти там своего любого и хоть похоронить по-людски, Бермята был еще жив. Как Настасья нашла его среди множества трупов? Как дотащила до
лекарки? Неизвестно. Настасья и сама потом не могла этого вспомнить. Воистину, если русская женщина захочет, она не то что коня на скаку, слона остановить сможет!
        Марина невольно вздохнула. Все это, конечно, было хорошо, но на росские земли теперь Настасья вернуться не могла. Это Бермята свободный человек, а она - мужняя жена. В церкви венчанная. Ее вмиг мельнику обратно вернут. И уж тот наверняка постарается отомстить неверной жене. Впрочем, Бермята, заполучивший, наконец, любимую женщину, отдавать ее кому бы то ни было не собирался. Он считал себя законным мужем Настасьи и вел себя соответственно. Если бы Марина не была посвящена в закулисную историю их взаимоотношений, она бы сроду не догадалась, что здесь что-то не так. Ее трогало до глубины души, с какой нежностью и любовью относились друг к другу эти люди. Словно никак не могли поверить в свое счастье, нарадоваться ему. Да уж, спасшая жизнь Бермяте Марина явно была не в убытке. В лице Настасьи она приобрела исключительно ответственную домоправительницу. Чего уж говорить о Бермяте, который организовал из местных крестьян дружину (на всякий случай) и стал личным Марининым телохранителем. Кому бы еще она доверила присмотреть за странным пациентом? То, что Марина слышала и читала о гоблинах, явно им не
льстило. Злобные, воинственные, жестокие… и это еще не самые худшие эпитеты! Только такому помешанному на завоевании мира маньяку, как дьюла Бячислав, могло прийти в голову взять на службу гоблина. И вознамериться держать в узде этого типа с помощью магии. Конечно, народ давно уже поговаривал, что на почве стремления к мировому господству у дьюлы, мягко говоря, крыша поехала. Но не до такой же степени! Когда Марина впервые услышала от дьюлы идеи покорения мира, она даже подумала, что Бячислав покуривает какую-нибудь травку. Потом, вникнув в речь правителя, Марина поняла, что так нельзя обдолбаться. Таким надо родиться. И тараканы у дьюлы в голове не простые, а эксклюзивные. Время показало, что ее суждения соответствовали истине на все 100 процентов. Теперь в доме Марины находилось живое (хотя и раненое слегка) подтверждение ее мнения. Похоже, дьюла совсем спятил, если в своем стремлении создать сильное войско не погнушался даже гоблинами. И война действительно не за горами. Но как Бячислав нашел гоблина? И что это за король Горморл, о котором Марина ни разу не слышала? Откуда же взялся этот Форс,
черти бы его побрали?
        На последний вопрос ответ было получить довольно легко. И просто. Следовало только слегка расспросить Форса, чем Бермята и занимался, благо времени было навалом. Ослабший от потери крови и несколько растерявшийся, оказавшись неведомо где, гоблин практически не сопротивлялся. Ему и самому очень хотелось разобраться в том, что же все-таки произошло. И понять, куда он попал. Ни названия стран, ни имена князей, перечисляемые Бермятой, Форсу абсолютно ни о чем не говорили. А те, что знал сам гоблин, были неизвестны Бермяте.

        - Стало быть, ты был воином? - подвел итог Бермята.

        - Наемником, - поправил его гоблин. - Караваны охранял, в начальниках городской стражи ходил, воевал…

        - Разбойничал, поди, иногда, - ехидно дополнил Бермята.

        - Не без этого.

        - Ну а как раны-то свои получил?

        - Да ввязался сдуру не в свое дело, - отмахнулся Форс.
        Ну а что он должен был ответить Бермяте, что? Рассказать, что его наняли уничтожить королевскую семью? И что нанимателем был эльф? Да Бермята в жизни не поверит! Эльфы они ж в дела людей не влезают. Кто поверит в то, что встретившийся Форсу эльф был неправильным? Что эльфы вообще бывают неправильными? Изгоями? Наемными убийцами без чести и без совести? Да кто в это поверит? Однако нанявший гоблина эльф именно таким и был. Если не еще хуже. Зачем, ну зачем королю Горморлу понадобилось убивать ведьму, в паре с которой эльф всегда работал? Наверняка его величество даже не подозревал, чем это кончится. И уж наверняка Горморлу даже в голову не приходило, что эльф осмелиться мстить королю. Что он вообще соберется мстить. Подумаешь, ведьма. Да у эльфа баб было, как блох на бродячем псе. К тому же и ведьма-то была та еще погань. Тоже наемная убийца, да еще и потаскушка, каких свет не видывал. Наверное, поэтому ей так хорошо и работалось в паре с эльфом. Хладнокровная, жестокая стерва и циничный кобель. Достойная друг друга парочка. Неизвестно, чем уж эта ведьма так досадила королю, что он ее убить велел.
Горморл монарх сдержанный, серьезный, хотя… эта стерва и святого до истерики доведет. Ну вот и доигралась. Король подослал убийц, и те ведьму угробили. Наверняка среди убийц и маг был. Причем не из последних. Что ни говори, а ведьма была сильна…
        Форс не знал, где был эльф, когда королевские наемники убивали ведьму. Видно, далеко, иначе наемникам не поздоровилось бы. Гоблин невольно фыркнул. Другой бы на месте эльфа еще и порадовался, что избавился от ведьмы, а тот мстить решил. И кому? Самому королю, ни много ни мало. Да еще и Форса в это дело втянул. Гоблин вздохнул. Соглашаться на эту авантюру не следовало. Однако плата была высока. Даже слишком высока. Она просто перехлестывала все границы гоблинской фантазии. Эльф предложил ему свой меч. Тот Самый. Закаленный драконьей кровью Ледяной клинок, который служил только одному хозяину и стоил баснословных денег. Впрочем, и за деньги найти такое чудо было весьма проблематично. И как Ледяной клинок оказался у эльфа-наемника, не имевшего ничего, кроме походной одежды, было загадкой. По легенде, такой меч мог перейти к новому хозяину только в одном случае - если прежний владелец отдаст его добровольно. Однако Форс о подобных прецедентах не слышал ни разу. За всю свою жизнь. И тут такое предложение! Гоблин не мог от него отказаться! И ввязался в явную авантюру. В сражение, обреченное на провал.
Впрочем, эльф вовсе не требовал от Форса невозможного и отнюдь не нанимал его умирать. Эльфу необходимо было попасть в королевскую опочивальню. И Форс (всего-то!) должен был помочь ему пробиться туда сквозь кордоны стражи. После этого гоблин мог спокойно уходить. Точнее, сбегать. Дальше эльф должен был действовать сам. Нагло, отчаянно и абсолютно безбашенно. Эльф собирался отомстить за смерть ведьмы, вырезав всю королевскую семью. И то, что он сам не сможет остаться в живых после этого сумасшедшего поступка, эльфа нисколько не трогало.

        - Значит, не хочешь рассказывать? - прервал размышления Форса Бермята.

        - Да нечего рассказывать! - пожал плечами гоблин. - Обычное сражение, обычные раны.

        - На боку ладно еще, понять можно. А кто ж тебе в спину из арбалета выстрелил? Неужто свои же? - не отставал Бермята.

        - Не знаю, я спиной смотреть не умею. Выстрелила какая-то сволочь, - ушел от ответа гоблин и невольно вздохнул. Ему не повезло. Наткнуться на отряд стражи уже после того, как он обменялся с эльфом мечами и покинул дворец! Короткий бой, рана в бок, взорвавшийся болью удар под лопатку и… темнота.

        - Ты смотри, у нас здесь лихих людишек не любят, - предупредил Форса Бермята. - Враз скрутят да вздернут на ближайшем суку. Чем заняться мыслишь, опосля того, как оклемаешься слегка?

        - Не знаю, - честно признался гоблин. - Двину в ближайший город, да посмотрю, сколько у вас воинам платят. Меч-то я, поди, не разучился в руке держать. А ты что, посоветовать мне что-нибудь хочешь?

        - Хочу, - согласился Бермята. - Одежда тебе потребуется. И конь хороший. Да неплохо было бы и барыню отблагодарить, за то, что она с того света тебя вытащила.

        - И? - напрягся Форс.

        - Недели через две караван иноземный к границе Ингрии подойдет. То дьюла Мишлень нашему дьюле дань платит. Повелел Бячислав, чтобы все близлежащие городки воинов в охрану каравана выделили. И с нас требуют одного. Мыслю я, что сия работа вполне тебе подойдет. К тому времени раны у тебя затянуться, и сможешь ты вместе с караваном хоть до самого дьюлы Бячислава добраться. Что скажешь?

        - А то и скажу. Прав ты, Бермята, - вздохнул гоблин. - За сопровождение каравана я дорого беру. Гораздо дороже, чем стоимость одежды с конем. Но деваться некуда. Без штанов я все равно далеко не уйду. Да и не знает меня здесь никто. Во всяком случае настолько, чтобы достойно оплатить мою работу.

        - А ты к одежонке с конем еще стоимость меча накинь. Да кольчуги легкой. Да сапог, да припасов в дорогу, - ухмыльнулся Бермята. - Глядишь, нужная сумма и получится.

        - Хорошо, - согласился гоблин. - Демон с тобой. Я согласен. Если, конечно, мои раны действительно затянутся к тому времени.

        - Наша барыня знатная лекарка, она и мертвого подымет, - убежденно сказал Бермята.
        - Так что не сумлевайся.
        Как оказалось, Бермята недооценил свою хозяйку. Уже через неделю гоблин чувствовал себя настолько хорошо, что мог вставать, спокойно ходить и даже приударять за девками. Увидев такое дело, Бермята тут же потащил Форса выбирать оружие и нормальную одежду. Выбор был невелик. Местное население было слишком мелким по сравнению с гоблином, чтобы надеяться найти готовую одежду по размеру, а потому пришлось Настасье усадить девок за шитье. Хорошо хоть с кольчугой проблем не возникло, нашлась одна по размеру, видно, снятая в бою с нурмана или варяга. С оружием было и того проще. Гоблин, правда, побурчал про себя, что у Бермяты кроме хлама ничего нет, однако ж полутораручный меч себе нашел не из худших. Да и щит подобрал неплохой. Круглый, обтянутый толстой кожей, с умбоном, обитый по краям железом. Но особенно загорелись глаза у гоблина при виде палиц. Бермята мог понять бывалого вояку - выбор был отличнейший. Форс перебрал их все, примерил по руке, и остановился на шестопере, снабженном кожаной петлей. Хороший выбор. Голову противнику можно запросто пробить. Если тот, конечно, не в шлеме. И даже если
найдется такой удалец, который сможет выбить шестопер из руки гоблина (в чем Бермята очень сильно сомневался), одетая на руку кожаная петля помешает оружию далеко улететь.
        Однако если Форс думал, что поиском подходящего оружия и примеркой одежды дело ограничится, то был категорически не прав. Бермята, который в принципе не любил, когда кто-то мотается без дела, пристроил гоблина тренировать местное ополчение. Мол, и сам заодно разомнешься. Форс ничего против не имел. После долгого лежания в постели, поразмять мышцы было и впрямь необходимо. Правда, крестьяне в качестве партнеров по бою оказались никакими, даже нападая в парах и тройках, но у Форса было чем утешиться. Каждый вечер Бермята лично вступал с ним в поединок. И тут уж гоблину было не до развлечений! Бывший княжеский дружинник гонял Форса так, что с него пот ручьями тек. Бермята был действительно профессиональным воином, сильным и умелым. И хромота ему совершенно не мешала. Форсу практически никогда не удавалось достать его в бою, а вот Бермята периодически валял гоблина в пыли. Увлеченный тренировками, Форс даже не заметил, как прошла еще неделя, а потому прозвучавшее известие даже выбило его из колеи.

        - Караван прибывает на границу. Завтра с утра тебе нужно будет выехать ему навстречу. В Тенистом встретишься с остальным войском, которое будет сопровождать караван. Вот письмо барыни, чтоб они знали, что ты действительно послан ей.

        - Хорошо, - неохотно, сквозь зубы буркнул гоблин, которому уже не хотелось никуда уезжать.
        Глава 2

        Никто в наших письмах роясь,
        Не понял до глубины,
        Как мы вероломны, то есть -
        Как сами себе верны.

        М. Цветаева.
        Марина потерла усталые глаза и откинулась на спинку кресла. Пора было ложиться спать. Однако оторваться от древнего трактата по траволечению Марина была не в состоянии. Несмотря на тяжелый язык и загруженность цитатами из Священного Писания, книга являлась просто кладезем ценной информации. А для средневекового лекаря была необходимым подручным средством, ибо помимо перечисления трав и лекарств, которые можно было из них сделать, давала советы и о том, как обработать и зашить рану, вправить вывих, срастить кость. При местном развитии медицины такая книга наверняка стоила немалых денег.
        Марина потянулась и сняла со свечи нагар. Она до сих пор никак не могла привыкнуть к мысли, что живет в чуждом для нее мире. Это было похоже на сон. Затяжной и не совсем приятный. Позади осталась прошлая жизнь, старые друзья и даже 13 лет возраста, которые неизвестные силы, изменившие ее судьбу, посчитали нужным убрать, превратив ее из 35-тилетней женщины в 22-хлетнюю девушку. Зачем? Это был вопрос без ответа. Таких «зачем» Марина могла бы задать еще сотню штук. И еще пару сотен
«почему». Например, почему в такой переплет попала именно она? Фьяна, вон, хоть магией владеет, а у Марины всего-то и есть, что умение вести бизнес в сфере СМИ. Вряд ли в условиях неграмотности подавляющего количества местного населения это было полезным навыком. Хорошо хоть в свое время Марина удосужилась закончить медуниверситет. Хотя… если учесть, что с тех пор прошло больше 10 лет, а по своей специальности она проработала чуть больше года… тоже не впечатляет. Марина вспомнила жуткий 1995-й с постоянными задержками нищенской заработной платы (получка у врача в те времена была на три размера меньше, чем у гнома носки), периодическими подработками и передернула плечами. В провинциальной газете, куда она устроилась менеджером по продажам, по крайней мере, платили деньги. А потом и карьера пошла в гору, вознеся Марину до должности аж директора филиала одного из крупных российских издательских холдингов. От прошлой жизни медсестры осталось только умение хладнокровно оценивать любую ситуацию и привычка таскать с собой аптечку с самым необходимым. Причем после того, как Марина купила машину, это
«необходимое» едва помещалось в небольшой сундучок.
        И кто бы мог подумать, что ее образование и привычка таскать с собой аптечку, так пригодятся ей в другом мире! Да никто не мог. И уж меньше других Марина, которая вообще была не склонна верить во всякие глупости типа параллельных миров. Однако обычное утро вполне обычного дня закончилось абсолютно непредвиденным образом. Марина привычно выехала из дому пораньше, чтобы забросить Зинаиду в детский сад, привычно постояла в пробке, заехала под мост и… дальше воспоминания путались. Был грохот, тьма, удар и последняя мысль о пристегнутой на заднем сиденье дочери.
        Когда Марина очнулась, над ней ярко светило солнышко. Неужели она осталась жива? Это после того, как на них мост обрушился? Да быть того не может! И где дочь?
        Однако реальность оказалась еще сказочнее, чем это представлялось на первый взгляд. Марину почему-то признали вдовой барона де Ривароль, которая после смерти супруга ехала в одно из самых дальних его имений, ибо все остальные владения заняли пронырливые и жадные мужнины родственники. Они бы все прихватили, но Ласково было подарено барону Бячиславом за верную службу, а потому и судьбу имения решал дьюла. И решил в пользу бедной вдовы. Что было несколько странно, ибо барон не оставил сына-наследника. Впрочем, разбираться, почему Бячислав, о котором никто и слова хорошего не сказал, решил поступить столь благородно, было некогда. С текущими бы делами справиться. Мозги в порядок привести, затаиться на время и попытаться выяснить, что же все-таки случилось. Дохлый номер. Слуги, сопровождавшие баронессу всю дорогу, ничего странного не заметили. И единственным происшествием, случившимся в пути, было то, что неожиданно понесли лошади. Однако их удалось довольно быстро остановить, и вдова с дочерью отделались легким испугом. И еще шишкой на голове. Ее Марина ощущала весьма чувствительно.
        Зинаиде было проще. Она окунулась в новую жизнь с удовольствием, как в сказку. А какая еще реакция могла быть у 5-тилетнего ребенка, попавшего из детского сада в объятия многочисленных нянюшек и мамушек? Марине было не в пример сложнее. Во-первых, такому рациональному, сдержанному и хладнокровному человеку, как она, вообще было трудно привыкнуть к мысли, что она оказалась в другом мире. Во-вторых, адаптироваться к данной среде было делом весьма проблематичным. В-третьих, помимо нового мира, Марине пришлось привыкать и к своему новому возрасту, уменьшившемуся с 35-ти до 22-х лет, а в-четвертых, новый мир и новый статус баронессы принес столько проблем, сколько Марине и не снилось. Быть владелицей поместья размером с небольшой районный центр оказалось делом весьма хлопотным. Прежде всего потому, что Марина абсолютно не знала местных законов. Хорошо хоть ее считали в Ласково иностранкой, а то бы могли возникнуть вопросы и подозрения. Да разве только в законах было дело? А система сбора налогов с местных жителей? А границы владений, бывшие весьма расплывчатыми? А штат прислуги, с которым Марина
представления не имела, что делать? Повезло ей встретить Настасью с Бермятой. А то бы, как пить дать, по миру пошла.
        Впрочем, Марина отдавала себе отчет, что ей вообще повезло. Причем сильно. И не только с Настасьей и Бермятой. Неведомые силы, закинувшие ее в данный мир, были к Марине до безобразия благосклонны. Не оставили в диком лесу на съедение зверям (дескать, как хочешь, так и выкручивайся), а сделали ее баронессой с собственным поместьем. Дочь была рядом и чувствовала себя прекрасно, сама Марина начала постепенно привыкать к новой жизни, а тут ей на голову свалился и еще один подарок
        - содержимое аптечки не убывало. Марина несколько раз проверяла это невероятное явление, но факт оставался фактом. Содержимое было на месте до последнего шприца. Правда, запас лекарственных средств в аптечке был небогатым (только самое необходимое), но и то было хлеб. Стяжав себе славу лучшей лекарки, Марина перестала бояться, что настроение дьюлы изменится, и ее выставят с территории Ласково. Теперь она знала, что сможет прокормиться собственными навыками. Которые, с течением времени, можно будет усовершенствовать. Марина каждый вечер садилась за пергамент, пытаясь вспомнить все, чему ее учили в университете. И неизвестно что было сложнее - выудить из закромов памяти старые лекции или записать их гусиным пером.
        Окончательно гнева дьюлы Марина перестала бояться после появления в ее жизни Фьяны. Хотя «появление», это несколько не то слово, которым можно было охарактеризовать девицу с разными глазами и пестрыми волосами. Фьяна буквально ворвалась к Марине в дом с требованием спасти своего драгоценного василевса. Причем именно с требованием, ни больше ни меньше. Марина даже не могла сказать, с чего вдруг она так сразу согласилась помочь этой нахалке. Но о своем решении она не пожалела ни разу. Напротив. Встреча с Фьяной была судьбоносной. Начать хотя бы с того, что Фьяна оказалась родом из мира, как две капли воды похожего на мир Марины. За одним исключением. Магия. В мире Фьяны она была обыденным, повседневным и вполне привычным явлением. К этому известию Марине оказалось привыкнуть даже сложнее, чем к факту существования параллельных миров. Однако Фьяна, владевшая магией с рождения, ничего особенного в своем даре не видела. Да и вела себя вполне обычно. Переживала за своего василевса так же, как Настасья за Бермяту. И это несмотря на то, что Данжер был бессмертным! Нда… этот факт укладываться в голове у
Марины не хотел тоже. Не говоря уж о том, что истинной сущностью василевса оказалась драконья. Впрочем, об этом Марина (на свое счастье) узнала несколько позже. Иначе и за лечение браться бы побоялась. И напрасно бы сделала. Ибо благодарные Данжер с Фьяной о лекарке не забыли, и периодически приглашали ее переехать к ним в Фотию, подальше от стукнутого на завоевании мира Бячислава.
        Да… уж пригласили так пригласили. Марина до конца дней не забудет увиденное зрелище. Где-то через день после того, как ей привезли Форса, в небе показались два огромных дракона, которые начали выписывать виражи прямо над ее поместьем. Марина даже не могла бы сказать, чего она испытала больше - облегчение или желание убить, когда драконы обрели вид Данжера и Фьяны. Впрочем, парочка несколько искупила свою вину, рассказав о своих приключениях и пригласив на свадьбу.

        - А ты? Еще никого себе здесь не приглядела? - полюбопытствовала Фьяна, как только Данжер, по просьбе Бермяты, отправился инспектировать войско и дать пару дельных советов по обороне.

        - Мне пока было не до этого, - попыталась уйти от разговора «по душам» Марина. Хе! Не на ту напала!

        - Думаешь, когда я оказалась в данном мире без поддержки университета, я только и мечтала о том, как бы мне найти для себя мужчину? - хихикнула Фьяна. - Ничего подобного! Данжер сам нашелся! Причем в первую же неделю моего пребывания в данном мире.

        - Тебе повезло, - сделала Марина еще одну попытку уйти от разговора.

        - Повезло, - согласилась Фьяна. - Но ведь тебе тоже может повезти. Если ты позволишь. А ты из своего поместья и носа не высовываешь. У тебя кто-то остался там, в твоем мире? Кто-то такой, кого ты не можешь забыть? Может быть, отец Зинаиды? Я права?

        - Отчасти, - усмехнулась Марина, поняв, что так просто она от Фьяны не отделается.

        - Ну расскажи… любопытно же… каким он был?

        - Экстремалом. Абсолютным и стопроцентным. Во всем, - вздохнула Марина. - Если была гора, на которую надо было подняться, или пещера, куда надо спуститься - Андрей был в первых рядах. По-моему, в поисках самого крутого экстрима он испробовал практически все - от дайвинга до парашютного спорта. Ему обязательно нужно было куда-то лезть, что-то покорять, ставить ненормальные рекорды, рисковать жизнью, пускаться в авантюры. Андрей был не человек, смерч. И можно было предположить, что ничем хорошим это не закончится.

        - И не закончилось? - напряженно поинтересовалась Фьяна.

        - Разумеется! Он поехал на очередную гору, чтобы покататься на лыжах. Естественно, на самую сложную трассу. Наверняка, там вообще стояли знаки, что кататься запрещено. И сто против одного, что они только подстегнули Андрея покорить спуск. Однако лавина оказалась проворнее. Их не нашли. Никого. Ни одного из шести человек.

        - Ужас! - передернула плечами Фьяна. - Как же ты это пережила?

        - Никак, - вздохнула Марина. - Я это не пережила. Я просто отключилась от мира. И если бы не Зинаида, неизвестно, что со мной было бы.

        - Господи, да где ж ты его нашла на свою голову, авантюриста такого? - посочувствовала Фьяна.

        - Да это почти случайно получилось, - вздохнула Марина. - Сначала Андрей был просто знакомым моих знакомых. Мы периодически пересекались с ним в разных компаниях. Он мне нравился. Но знаешь… так… издалека. Высокий, белокурый, голубоглазый… на него просто приятно было посмотреть. И охотниц на Андрея всегда было более чем достаточно. Так что я особо и не рыпалась. Не люблю завоевывать мужиков. Как-то мне это против души. Наверное, именно поэтому мы с Андреем года два были просто приятелями. Ничего незначащий флирт, никуда не ведущие разговоры, легкая увлеченность, никогда не имевшая продолжений… Я говорила тебе, что я верю в Судьбу? Так вот. Это была именно Судьба. Мне тогда было лет двадцать, не больше. Был май месяц. Совершено обычный вечер, абсолютно спокойный город. Ни зимнего холода, ни летнего зноя, ни весеннего первоцвета. Мне было скучно. Я купила пива. И завернув за угол, встретила Андрея. Наверное, ему тоже было скучно, потому что он, во-первых, тоже был с пивом, а во-вторых, мне обрадовался. Мы сидели на расшатанной облупленной скамейке темного парка, болтали, и нам даже не мешал
шатающийся рядом бомж, поминутно интересовавшийся выпили ли мы уже наконец пиво, и можно ли забирать бутылки. Ты знаешь, прошло уже столько лет, а я до сих пор помню этот вечер. До деталей. До мелочей. До каждого жеста. Между нами словно вспыхнуло что-то, чему я не могу дать ни объяснения, ни определений. Я поехала к Андрею. Не знаю, просто как-то так получилось. А потом… потом много чего было.

        - И что? Неужели тебя не напрягало, что твой Андрей постоянно где-то пропадает? - не поверила Фьяна.

        - Еще как напрягало! Я возмущалась, уезжала от него, а потом все начиналось сначала. У меня так и не хватило силы воли уйти от Андрея окончательно. Последний раз мы расставались с ним ранней весной, за полгода до его гибели. Не ссорились и не выясняли отношений. Просто издергались, истрепали друг другу нервы и расстались. Не звонили, не писали и не встречались.

        - Но все-таки помирились?

        - Если так можно сказать, - улыбнулась Марина собственным воспоминаниям. - Я помню, в сентябре, был какой-то очередной городской праздник. Месяц выдался необыкновенно теплым, сухим и народу на центральной площади было - море. В том числе и я со своим новым кавалером. И в этой самой толпе народа я встретила Андрея. Скажи еще, что судьбы не бывает! Какова вероятность в огромной толпе людей встретить именно того, кто тебе нужен?

        - Да никакая! - фыркнула Фьяна.

        - Вот именно, - согласилась Марина. - Если б мне показали такой сюжет в кино, я бы раскритиковала его за нереальность. Но ведь это было! Было на самом деле! Андрей, кстати, тоже пришел на площадь с какой-то дамой. Мы поздоровались, познакомили наших спутников и сели за один столик пить пиво. Наклюкались, надо сказать, мы преотменно, а потом пошли к реке смотреть салют. Ты знаешь, на самом деле это глупая история. Нам ведь было не 15 лет. И даже не 20. Нам было по 29. Я не знаю, почему так получилось, но нас друг на друга повело. Какое там повело - потащило! Андрей на меня смотрел такими глазами, что мне его подпинывать иногда приходилось, чтобы он не забывал, что мы все-таки не одни. Но он все равно смотрел. И не просто смотрел, а буквально пожирал взглядом. И все время старался оказаться рядом. А меня трясло как последнюю идиотку при каждом его прикосновении. Андрей предложил мне кинуть к черту наших спутников и ехать к нему. Я сделала страшные глаза. Тогда он просто начал меня соблазнять. По-черному. Там был такой страстный и недвусмысленный напор, устоять перед которым не было никаких сил. Я
стояла рядом со своим кавалером, а думала об Андрее. Если бы ты знала, какое это было ощущение
        - смотреть салют и чувствовать, как он украдкой перебирает мои пальцы. Разумеется, я поехала к нему. Кто бы мог сомневаться… Наплевала на все и поехала. И ни разу потом об этом не пожалела. Да, конечно, мой кавалер мне этого не простил. И ни один другой мужик не простил бы. Но мне это было глубоко фиолетово. Потому что кроме Андрея мне никакой другой мужчина и не был нужен.

        - Да ты стерва оказывается, - восхищенно присвистнула Фьяна. - Класс!

        - А я думала, ты спросишь, не грызла ли меня совесть, - удивленно призналась Марина.

        - Еще чего! Когда на твою голову сваливается истинная любовь, не до мелочей. А то, что ты любила своего Андрея, ясно как дважды два. Одно только то, что такая строгая и хладнокровная дама, как ты, терпела все его выходки, уже о многом говорит. Хотя… если ты пришла на праздник с другим кавалером, значит, ты все-таки пыталась забыть Андрея. Пусть и безуспешно.

        - Пыталась, - вздохнула Марина. - Искала других мужчин, старалась с ним не встречаться… Но судьба, как будто назло мне, сводила нас в самых неожиданных местах. И потом… Андрей был настолько хорош в постели, что ни один другой мужик даже рядом с ним не лежал. И не бежал. И даже не рыпался. Андрей мог довести меня до исступления, до потери сознания, до утраты ориентации в пространстве. Не знаю, может быть, мы с ним просто подходили друг другу… но в постели с ним я ситуацию контролировать никогда не могла. Пыталась, но после первых 10 минут просто теряла голову.

        - Может, ты просто это себе напридумывала? - неуверенно предположила Фьяна, которой все вышеперечисленные симптомы были очень хорошо знакомы.

        - Такое нельзя придумать, - резонно возразила Марина. - Оно или есть, или нет. У меня периодически было ощущение, что Андрей просто читает мои мысли. Что, где, когда и как именно надо сделать. Улавливает настроение до интонации, ловит на полдвижении каждый взмах ресниц… Этот наглый тип делал все, чтобы после него ни на одного мужика смотреть больше не хотелось. Мне и не хотелось. Прошло 5 лет, а я до сих пор его помню. До взгляда, до жеста, до тембра голоса. Как он стягивал с себя рубашку, цепляя ее за ворот со спины, как откидывал голову, когда смеялся, как стоял, ссутулившись перед зеркалом в ванной комнате и брился…

        - По-моему, это похоже на сумасшествие.

        - Это и есть сумасшествие, - горько хмыкнула Марина. - Может быть даже, больше, чем сумасшествие. Андрей был для меня целым миром. И смыслом этого мира. Я никогда не думала, что буду дарить ему цветы. Тем более розы. Огромные, темно-вишневые, на длинных сочных стеблях. Их шипы впивались в мои ладони, а я ничего не чувствовала. Наверное потому, что роз было 6. Я невидящим взглядом смотрела в пустоту, а из моих глаз лились совершенно неконтролируемые слезы. Ручьем. Господи, Фьяна, если бы ты знала, как мне не хватает Андрея! Безумно. До съезда крыши далеко и надолго. Понимаешь, я никак не могу себя убедить в том, что его больше нет. Умом понимаю, а убедить себя все равно не могу.

        - Ужас! Мне даже слушать тебя страшно! - невольно вздрогнула Фьяна. - В моей жизни тоже было несколько кошмарных минут, когда я думала, что Данжер погиб. Хорошо, что я вовремя вспомнила о том, что в данном мире существует живая вода. Я даже не представляю себе, как я смогла бы пережить его смерть. И представлять не хочу.

        - Иногда я думаю, что переместиться в данный мир для меня было лучшим выходом, - призналась Марина.

        - Ну… тут жизнь тоже не фунт изюма, - критично заметила Фьяна.

        Марина отложила фолиант по траволечению и вздохнула. С того памятного разговора с Фьяной прошло почти две недели. У Марины было время подумать над собственными словами, и она не хотела от них отказываться. Попасть в данный мир действительно было наилучшим выходом. Чего бога гневить? Марине дали хорошую возможность начать жизнь сначала. Ей подарили возможность второй раз побыть 20-летней. А навести порядок в хозяйстве? Не так уж это было проблематично, как показалось ей на первый взгляд. Сложно было только поначалу, с непривычки… а потом… Марина взяла под контроль тиунов, объездила свои владения, выяснила отношения кое с кем, кто считал, что место женщины у печи. Словом, развернулась во всю мощь эмансипированной деловой женщины. Единственное, что продолжало раздражать Марину - это неудобные наряды, которые соответствовали титулу баронессы. Но менять их на русскую народную одежду смысла не было. Во-первых, потому, что она была такой же неудобной, как и баронская, а во-вторых, если Марина наденет сарафан с кокошником, ее точно никто всерьез воспринимать не будет.
        Да, конечно, хлопот с огромным поместьем было предостаточно, но это тоже было к лучшему. Потому что эти хлопоты, да еще постоянная забота о дочери отнимали у Марины все силы. И отодвигали все остальные проблемы на задний план. Андрей даже перестал ей сниться, и Марина была этому рада. Надо было привыкать к новому миру. И новой жизни. И не стоило тащить в новый дом старые шкафы со скелетами. Еще годик-другой, и Марина вполне может привыкнуть к своему положению баронессы. Хотя… существовали такие вещи, смириться с которыми было просто выше ее сил. Например, тот факт, что она владеет людьми. Чувствовать себя рабовладельцем было непривычно. И довольно противно. Однако устраивать отмену рабства в одном отдельно взятом районном центре, да еще и под боком у воинственного дьюлы, правящего всей Ингрией, было глупо. И неосмотрительно.
        Кстати, о дьюле… через неделю нужно ехать к нему с визитом и везти налог. Неприятная процедура. Во-первых, потому, что расставаться с добром не хочется, а во-вторых, больной во всю голову своими милитаристскими идеями дьюла был не самым приятным человеком. Марина даже все чаще и чаще подумывала, не согласиться ли ей на предложение Фьяны с Данжером и не перебраться ли в Фотию. Благо и предлог хороший есть - свадьба у этих аферистов на следующей неделе. Не доверяла Марина Бячиславу. Ни на грош не доверяла. Земли мужа дьюла ей, конечно, оставил, но почему? С каким дальним прицелом? Уж то, что не по доброте душевной - это точно. Ну, может подарок вразумит Бячислава, если он что нехорошее задумал? В подарок дьюле Марина везла меч, специально для такого случая присланный Данжером. Дескать, баронессу и василевс поддерживает своим вниманием. Что ж. Будем надеяться, Бячиславу этого намека хватит. А если нет… дочь в одну руку, аптечку в другую и поминай как звали. А чтоб не слишком одиноко в пути было - Бермяту с Настасьей прихватить. И пусть Бячислав потом хоть удавится! Впрочем… Марина была достаточно
здравомыслящим человеком, чтобы понимать, что такого подарка дьюла своим врагам не преподнесет никогда.

* * *
        Когда тебя, ни с того, ни с сего, лишают истинной магии, это ужасно. Но когда это делает твоя любимая подруга - это ужасно вдвойне. Нет, не зря все-таки магическая Коллегия ненавидела Феньку до зубовного скрежета. Свинью она подложила всем истинным магам просто несусветную. Взяла и отказалась от своего дара, разрушив какое-то старое пророчество. Да что Фенька, с ума сошла, такие коленца выкидывать? Да и драконы тоже хороши. Ну, конечно, люди поступили по-свински, украв у них золотое яйцо, но ведь это было бог знает сколько лет назад! Нина вздохнула и нерешительно повертела в руках запечатанный конверт. Вообще-то имя Епифании было громко проклято со всех возвышенностей, которые только подвернулись магам под ноги. И ничего хорошего общение с ней принести не могло. Однако Нина была слишком любопытна, чтобы выкинуть письмо, не читая. Тем более такое письмо, которое сумело проникнуть сквозь тотальные проверки и контроль всего и вся. Видимо, Коллегии магов было довольно того, что Фьяна умудрилась вывезти всю свою большую семью прямо у них под носом.
        Нина воровато оглянулась по сторонам, но за ней никто не следил. На мир, лишившийся истинной магии, обрушилось множество проблем. И это еще мягко сказано. Разумеется, магия не исчезла совсем. Остались амулеты, артефакты и талисманы, с помощью которых можно было творить заклятья. Но разве их мощь можно было сравнить с былой силой магов? Особенно тех, кто входил в Коллегию? Не мудрено, что Феньку объявили врагом номер один. Интересно, что же она все-таки пишет? Нина надорвала конверт, вытащила сложенный листок и пробежала его глазами. Ничего себе! Да коллегия полжизни отдаст за эту информацию! Оказывается, со времени человеческого предательства действительно утекло слишком много воды. Настолько, что драконы не сумели исполнить задуманное в первоначальном виде. Они не смогли отнять магию у людей. Но поскольку наказание должно было быть наложено, драконы… отняли магию у самого мира. То есть, колдовать Нина по-прежнему может. Но… не в этом мире. А выход в другие измерения драконы закрыли. Вот черт! Это взбесит магов еще больше, чем то, что у них отняли силу. Ну, Фенька, ну удружила… и что теперь
делать? А! Тут и предложение есть - обнаруженная Фенькой дыра в драконьем заклятье. Правда, воспользоваться ей наверняка можно будет только один раз, так что Нина оказалась перед серьезным выбором. Она дочитала письмо до конца, и листочек, вспыхнув, рассыпался золотистыми искрами.
        Итак, что мы имеем? С одной стороны - мир, из которого исчезла истинная магия. Здесь нужно получать новую профессию, устраиваться на обычную работу и жить, как все люди. Бр-р-р! С другой стороны - предложение драгоценной подруги и бывшей соседки по комнате Феньки переехать в ее мир. Обещается жилье, а главное - возможность колдовать и найти работу по специальности. В принципе, выбор очевиден, но навсегда переселяться в иной мир как-то страшновато. Нине вполне хватило ее последней практики. Мрачное средневековье, оголтелые фанатики с зеленоватым цветом кожи, истреблявшие всех, кто на них не похож, постоянные войны, кровь, насилие… Нине до сих пор не верилось, что она сумела выбраться из этого гадюшника живой. Не иначе, как чудом. А теперь лезть в другой мир добровольно? Фенька, правда, убеждает, что ничего страшного там нет, но все же…
        Нина еще раз тяжко вздохнула и решительно направилась к пещере, где должно было состояться перемещение. Идти домой за вещами было, по меньшей мере, неосмотрительно. Родители враз ее расколют. Они и раньше-то не питали к ней особой любви, все свое внимание уделяя старшему сыну, а уж после того, как ее подруга Фенька оставила мир без истинной магии, они Нину вообще еле терпели. Так что уходить в другой мир нужно тихо и огородами. В конце-то концов! Такой шанс дается только раз в жизни! И глупо было бы им не воспользоваться. Хм… остается надеяться, что Фенька ее хотя бы встретит. Потому что искать ее в чужом мире может быть небезопасным занятием.
        Фенька, разумеется, встретила. Радостно взвизгнула, подбежала и обняла любимую подругу. Хе! Навалившиеся на мир проблемы ничуть Нину не изменили. Она даже не похудела нисколько. Впрочем, по росским меркам, Нина была довольно скромной комплекции. Подумаешь, всего-то размер 48-50. Здешние красавицы с 52-го только начинались. Да и вообще белокурая, голубоглазая Нина впишется в местные каноны красоты на все сто. Тем более, что подруга у Фьяны была весьма симпатичной. Хоть и (относительно нее самой) невысокой. Всего каких-то 1.70.

        - Я рада, что ты решилась выбрать этот мир! - улыбнулась Фьяна. - Здесь, конечно, тоже не сахар, но жить можно. Тем более, что скоро я займу трон в качестве жены василевса!

        - Трон? Жены? - попыталась переварить полученную информацию Нина.

        - Я тебе все сейчас расскажу! Пошли, пообедаешь со мной.
        Рассказ Феньки действительно был интересным и содержательным. Надо же было так угодить на практику! Без направления! А Нина-то думала, что это ей не повезло. Впрочем… как сказать. Фенька… нет, Фьяна. Раз уж ее тут все так зовут, надо привыкать к новому имени подруги. Так вот… Фьяна хотя бы нашла в данном измерении мужчину своей мечты.

        - А у тебя как практика прошла? - поинтересовалась у подруги будущая василисса.

        - На «трояк», - отмахнулась Нина. - Почти все время в осажденном замке отсиживалась. Чудом удержала оборону.

        - Ну а в личной жизни? Я, признаться, боялась, что ты не согласишься в мой мир перебираться. Я же помню, у тебя Славик там был…

        - Не вспоминай! - замахала руками Нина. - Мы с ним поссорились, до практики еще! Я тебе просто рассказывать не стала, и так проблем было выше крыши.

        - Из-за чего на сей раз?

        - Да все из-за того же. Жмот этот Славик. Беспросветный. И бороться с этим бесполезно. Ты вспомни, сколько я раз пробовала!

        - Это точно! - поддержала Фьяна. - Ну и плюнь на него. Нашла из-за чего расстраиваться.

        - Скажешь тоже… - буркнула Нина. - Конечно, спору нет, козел Славик был еще тот, но другого-то у меня все равно нет! Так что первая проблема, которая стоит передо мной на данный день - это поиск нового мужчины моей мечты.

        - А поиски работы? - фыркнула Фьяна.

        - Ты же меня устроить обещала?

        - Без проблем, конечно устрою, - подтвердила свое обещание Фьяна. - Но я ведь тебя знаю, тебя же на какие-нибудь приключения потянет!

        - Может, и потянет, - не стала упираться Нина. - Потому что если сидеть на месте, пропустишь все самое интересное.

        - Какая же ты все-таки классная, Нин! - обняла подругу Фьяна. - И куда только мужики смотрят?

        - Действительно! - фыркнула Нина. - Такая девушка выдающаяся! Некими местами, которые у меня выдаются особенно далеко. Высокая (не такая, как ты, конечно, но все-таки), стройная (кое-где), нарядная (наверное). Одна грудь пятого размера чего стоит! И без мужика… какие формы пропадают! Ну и содержание тоже, конечно. И надо же мне было со Славиком поссориться так неудачно! А все из-за чего? Подумаешь, холодильник я у него попросила… не квартиру же! И даже не машину… и даже не норковую шубу, хотя именно о норковой шубе я мечтаю, как и любая другая нормальная женщина. Холодильник, который стоит-то всего штук 13. Ну или 17… А этот гад Славик посмотрел на меня так, как будто я - это тот самый враг народа, который борется с социал-демократами. Во жлоб, а? Да чтоб я с таким жмотом жить продолжала? Да тьфу на него сверху вниз, благо роста он не очень высокого.

        - Ой, Нина, прекрати, я больше не могу! - расхохоталась Фьяна. - Я тебя люблю! Как же мне тебя не хватало!
        Нина хмыкнула и улыбнулась. Ей тоже не хватало Фьяны. Умных, разноцветных глаз (один карий, другой синий), пестрых волос (рыжих? ржавых? красных? желтых?), умения слушать и слышать, дружеского участия… как хорошо, что Фьяна совершенно не изменилась! Такая же смешливая, искренняя и… тощая. Это было единственным, что вызывало у Нины постоянную зависть. Сама она, как ни старалась, так и не могла избавиться от лишних килограммов. Хотя и к мучному была равнодушна, и к сладкому, и вообще ела не так много… правда, пиво любила. И вела малоподвижный образ жизни. Впрочем, в данном мире избавиться от двух этих недостатков было вполне реально. Лежание на диване средневековый образ жизни просто не предусматривает, а пиво… не факт, что оно тут вообще есть. Так что у мечты хоть немного похудеть есть все шансы стать реальностью. Особенно если отправиться на самостоятельные заработки, как это, в свое время, делала в данном мире Фьяна. «Буду плести заклятья и размахивать мечом, убеждая себя, что похожа на короля Артура», - ехидно думала Нина. «Вот только если с первым у меня относительный порядок, то со вторым я
вполне могу попасть впросак. Я ведь, в отличие от Фьяны, даже на факультатив не ходила по владению холодным оружием». Впрочем, об этом можно было подумать позже. Намного позже. Хотя бы, после свадьбы Фьяны.
        Впрочем, свадьба была уже не за горами. И Нина настолько увлеклась подготовкой к этому эпохальному событию, что даже с будущим мужем своей лучшей подруги познакомилась буквально в последний момент. Василевс произвел на Нину неизгладимое впечатление. Во-первых, своими габаритами (по сравнению с таким медведем любой Шварцнеггер задохликом покажется), а во-вторых, своей внешностью. Спутанная грива черных волос, перевязанных веревкой, ледяной наглый взгляд уверенного в себе хищника, потрепанная одежда, выглядывающая из-за плеча рукоять меча… в общем, не василевс, а бандит с большой дороги. Самоуверенный, циничный и жесткий. Фьяна что, серьезно решила связать свою жизнь с этим типом?! Похоже, да… даже заклятье наложила, чтоб посторонние женщины на него не пялились. Было бы на что. Нет, конечно, Данжер интересный мужчина. И даже весьма. Может, василевс и не был красив, если мерить его по канонам, но в нем было нечто гораздо большее, чем красота. Харизма, энергетика, животный магнетизм… словом все, что сейчас любят называть модным словом «брутальный». Однако, несмотря на все это, Нина никогда не
связалась бы с подобным типом. И даже близко к нему не подошла бы. У Нины даже закралось подозрение, не использовала ли Фьяна магию, чтобы приворожить василевса, ибо Данжер был совершенно не тем типом, что добровольно женятся, однако никаких следов подобного заклятья не было. Вообще никакого заклятья не было. Василевс решился на брак с Фьяной совершенно добровольно и кажется, действительно по любви.
        Скажи это Нине кто другой, она бы, может быть, и не поверила, но собственные глаза ее еще никогда не обманывали. В присутствии Фьяны василевс менялся просто кардинально. Ледяной взгляд черных глаз моментально оттаивал, циничная ухмылка тут же сменялась искренней улыбкой, а все остальные для Данжера переставали существовать. Впрочем, Фьяна вела себя не лучше. При одном взгляде на своего драгоценного василевса она моментально таяла, прекращала ершиться и становилась абсолютно счастливой. Влюбленные все время проводили рядом друг с другом, наплевав на приличия, а когда кто-нибудь их этими самыми приличиями окончательно доставал, превращались в драконов и улетали куда подальше. В конце концов, на ненормальную парочку махнули рукой и перестали привлекать их к подготовке свадьбы. Дело тут же пошло быстрее. Правда, возник вопрос, кто будет сочетать браком пару, ибо Данжер не только не крещен, но и вообще ни в какого бога не верит. Однако василевс отрубил, что никому, кроме своего короля Оттона, данную процедуру не доверит, и от него тут же отстали. Да и на самом деле - разве василевс не прав? Его Фотия
была буквально наводнена представителями разных религий. И уживались они мирно не только потому, что Данжер их вразумил, выгнав из страны католиков, но и потому, что сам василевс ни одной из религий не принадлежал и не отдавал предпочтения. В Фотии все веры были одинаково законны, что, кстати, бесило росских князей до крайности. Хотя… их вообще все бесило в василевсе. И нечисть он беззаконная, и почтения он к ним не питает, и удачлив чересчур… словом, убили бы. Если б смогли.
        Нельзя сказать, что Фьяна с Данжером этого не понимали. Или не обращали на подобные вещи внимания. Отнюдь. К охране Фотии они оба относились с особой ответственностью. Но… не сказать, чтоб это сильно портило им настроение. Как ни странно Фьяна настолько плотно вписалась в реальность, что и угрозу, и опасность воспринимала как должное. Нине с данной мыслью смириться было довольно сложно. Впрочем, одно то, что она снова могла колдовать, уже искупало существование многочисленных сложностей. А остальное… ну, что ж. Придется привыкнуть. Фьяна же смогла. А чем Нина хуже? Может, ей тоже удастся найти мужчину своей мечты? Только нормального, без драконьей ипостаси. И желательно не правителя. Ну его на фиг, такое удовольствие - страной править. Хотя, с другой стороны, приятно, когда тебя так люди любят. Весь город к свадьбе василевса готовился, как к своей собственной. Дома украшали, улицы убирали, площадь расчистили, чтоб дракону удобно приземлиться было. Словом, устроили из бракосочетания национальный праздник. А уж когда ко двору василевса Трувор с Любавой прибыли, да хан Тугарин с женой, да посол от
Мирослава, город вообще в муравейник превратился. Даже сами Фьяна с Данжером такого не ожидали. Видимо, думали, что Оттон их благословит по-быстрому, и все. Ага, как же. Не на тех напали. Дождавшись, когда Данжер с Фьяной в очередной раз обретут свой человеческий облик, их тут же растащили по разным домам (василевса во дворец, а Фьяну к родителям) и объявили им, что завтра они женятся.
        Неизвестно как у Данжера, а у Фьяны в доме свадебное действие началось на рассвете. Не выспалась ни невеста, ни Нина с Мариной, которые согласились (на свою голову) быть подружками. Как только на дворе немного рассвело, в дом Фьяны ворвалась целая толпа разряженных девушек с песнями и плясками. Особенно Нине понравилось повествование о том, как «постель невесты уплыла по синю морю, не могла она ее поймать, а поймал ее один удалый добрый молодец и положил на свою кроватушку». Богатое воображение тут же услужливо нарисовало подходящую картинку и Нина невольно хихикнула. Судя по тому, как пыталась сдержать улыбку Марина, ее воображение оказалось не менее богатым. Однако родители Фьяны (бывшие, видимо, в сговоре с пришедшими девками) и бровью не повели. Только благословили свою дочь и расцеловали ее. Девки тут же кинулись к Фьяне с намерением помочь ей одеться. От неожиданности невеста даже не сразу среагировала на это действо, а когда пришла в себя, было уже поздно. Девки стянули с нее сорочку и уже начали опоясывать ее голое тело лыком.

        - Это еще зачем? - безуспешно попыталась сопротивляться Фьяна.

        - От дурного глаза защита! - хором просветили ее девки.
        Нина невольно фыркнула. Интересно, и зачем ведьме защита от дурного глаза? Особенно такой, как Фьяна? Да она сама так сглазить может, что потом вовек не отмоешься. У нее ж магический потенциал превышает среднестатистическую норму раз в восемь! Похоже, Фьяна дошла до той же мысли, поскольку начала отбрыкиваться от доброжелателей, пытавшихся засунуть ей под пазуху правой руки понемногу льна, шерсти и мыла, а на грудь три кренделя.[Реальный свадебный обряд в одной из деревень N-ской области. Лыко - защита от колдунов; лен, шерсть и мыло выражают желание молодой носить всегда льняную и шерстяную одежду и ходить чисто и богато; кренделями (пряниками) выражается пожелание, чтобы у мужа никогда не переводился хлеб, и супругов ждала сытая жизнь.] Однако девок было слишком много, и Фьяна сдалась, позволив делать с собой все, что придет им в голову. Она промолчала даже тогда, когда в ее разноцветные волосы вплели несколько пеньковых прядей для счастья. Только после этого девки успокоились и начали распаковывать присланное женихом свадебное платье, не забывая сопровождать процесс очередной жалобной песней.

        Ох, ты утка, ты уточка
        Сера мала перепелица!
        Ты зачем рано выходила
        Из тепла гнезда утичья,
        На луга на зелены.
        Ох, ты девка, ты девица,
        Ты к чему рано во замуж пошла?
        Ну надо же, какое Данжер платье шикарное прислал… глаз не отвести. Кружева, вышивка, драгоценности… И цвет классный, бело-голубой. Небось, целая артель девок над таким сокровищем трудилось. Нина склонила голову набок и прищурилась. Что-то ей этот наряд напоминает… точно! Хе… упасть не встать. Свадебное платье цветов государственного флага Фотии. Интересно, василевс сам до такого додумался, или кто подсказал? А хороша Фьяна в подвенечном наряде, ничего не скажешь. Даже жалко отдавать такую невесту за дракона. Лучше б она кому-нибудь из князей росских голову вскружила. Вон и девки охают восторженно, да наряд поправляют. Что, что они там Фьяне советуют? Плакать? А это еще зачем? А… примета такая… дескать, не плачешь за столом, так навоешься за столбом. Ну-ну… посмотрим, как вы уговорите ведьму приметы ваши соблюдать. Что, достали-таки Фьяну своими обычаями? Нина оценила выпущенную миниатюрную шаровую молнию, заставившую девок взвизгнуть и оставить-таки невесту в покое и улыбнулась. Нет, пожалуй, Данжер все-таки лучший вариант для ведьмы. Какой князь такое поведение выдержит?
        Э, э, э! На сей раз Нина с Мариной успели вовремя. Свадебное платье не пострадало. А невеста, в которую Нина запустила успокаивающее заклятье, пришла в себя. Вовремя. Поскольку к двери дома уже подъехал жених с дружкой.
        Принявший на себя обязанность дружки, Старот нарядился в самое праздничное платье, которое только нашел. Расшитый золотом и украшенный драгоценными камнями камзол выглядел так, что любой князь позавидует. Впрочем, причесанный и облаченный в бело-голубой костюм, Данжер тоже выглядел неплохо. А золотой ободок короны, украшавший его голову, убеждал окружающих, что перед ними действительно василевс Фотии. Интересно, сколько Староту пришлось приложить сил, чтобы заставить Данжера сменить свой потрепанный костюм на наряд, достойный правителя? Судя по кислому виду василевса, ему самому его внешний вид совершенно не нравился. А зря. Выглядел Данжер шикарно. И (на сей раз) нисколько не напоминал бандита с большой дороги.
        Старот торжественно слез с коня и направился к дому, стараясь шествовать как можно внушительнее, соответственно моменту. Нина невольно фыркнула и переглянулась с Мариной. Похоже, свадебный процесс доставлял удовольствие всем, кроме самих брачующихся. Народ размахнулся, желая отпраздновать национальное торжество (как же, правитель женится) по всем правилам, а жених с невестой тихо от этого страдали. Они бы и громко страдали, но что толку? Процесс уже шел своим ходом. Родители Фьяны, вооружившись иконой и караваем, встали у порога и приготовились к встрече с дружкой жениха. По какой-то неизвестной Нине традиции Старот вошел в дом не сразу. Дважды он приоткрывал дверь и снова закрывал ее наглухо, и только на третий раз открыл совсем. Перенеся чрез порог правую ногу, воевода василевса пристукнул о порог пятой и вошел, наконец, в дом. Родители Фьяны поклонились ему, протягивая хлеб соль и приветствуя драгоценного гостя, и Старот поклонился в ответ. Перекрестился на образ, неспешно отведал каравай, обмакнув его в солонку и приступил к процессу сватовства. Дескать, у вас товар, у нас купец, так не
отдадите ли за нашего василевса вашу драгоценную дочь.

        - Заглазного купца кнутом бьют! Просим товар лицом показать! - хором ответили родители, тоже, видно, наслаждаясь процессом выдачи замуж своей единственной дочери. Старот тут же открыл дверь, впуская Данжера.

        - Наше смотрите, и свое покажите, - довольно пробасил он, с удовольствием оглядывая василевса, который в кои-то веки раз прилично выглядел.
        Родители тут же подпихнули Фьяну к василевсу и недовольные физиономии жениха с невестой тут же осветились улыбками. Восторженное восхищение, нежность, любовь… в их взглядах было столько всего, что окружающие невольно замерли. Похоже, теперь Данжеру и Фьяне было уже все равно, что с ними будут делать дальше, лишь бы не разлучали.

        - Дай Бог вам любовь да совет, - всхлипнула мать Фьяны, перекрестив парочку.
        Данжер тут же вышел из ступора, подхватил невесту на руки и вынес из избы. Недовольный вопль окружающих, возмущенных грубым нарушением традиций, он пропустил мимо ушей. Нина с Мариной сориентировались первыми и нырнули в карету к невесте. Следом из ступора вышли уже попривыкшие к фокусам любимой дочери родители, а там и остальные гости подтянулись. Процессия двинулась к главной площади. Там жениха с невестой уже ждали. Огромный, золотой дракон, перед которым горел большой костер, и целая толпа народа, пришедшая полюбоваться на зрелище необычного бракосочетания. Да уж… будет что поведать детям и внукам. Данжер помог Фьяне вылезти из кареты, и парочка подошла к дракону ближе, встав прямо перед пламенем костра. Толпа тут же замолчала, боясь пропустить хоть слово.

        - Илверил-врисс-элданжер, рожденный драконом и выбравший себе судьбу оборотня. Подтверждаешь ли ты свое желание связать жизнь с ведьмой по имени Фьяна? - гулко пробасил король Оттон, выпуская из ноздрей струю белого дыма.

        - Подтверждаю, - не задумываясь, ответил Данжер.

        - Фьяна, рожденная человеком и выбравшая себе судьбу оборотня. Подтверждаешь ли ты свое желание связать жизнь с василевсом, носящим имя Данжера? - повернул дракон голову к ведьме.

        - Подтверждаю, - кивнула Фьяна, тоже не задумавшись над ответом.

        - Сделайте шаг вперед, - скомандовал дракон.
        Куда вперед? Там же огонь? Однако ни Данжера, ни Фьяну сей факт, похоже, не беспокоил. Они взялись за руки, переглянулись, улыбнулись друг другу и синхронно шагнули прямо в пламя. По толпе пронесся сдавленный вдох. Пламя взорвалось, рассыпалось искрами и погасло, оставив жениха с невестой в целости и сохранности. Толпа облегченно выдохнула. Ну, блин, и традиции у драконов. Так и поседеть недолго.

        - Свидетельствую, что эти оборотни являются истинной парой, - подвел итог король Оттон. - С этого момента они становятся мужем и женой, и пусть все присутствующие засвидетельствуют это, - толпа взорвалась радостным ревом. - Храните свою любовь, и она никогда вас не покинет.
        Данжер подозвал жестом Старота, и тот протянул ему на бархатной подушечке два широких кольца. Одно василевс сам одел себе на палец, а другое - надел на палец Фьяны, скрепив свое решение поцелуем. Толпа тут же снова радостно заорала. Данжер поднял руку, требуя тишины.

        - Я, Илверил-врисс-элданжер, василевс Фотии, беру в жены Фьяну и нарекаю ее василиссой!
        Старот протянул Данжеру шкатулку и открыл крышку. Василевс торжественно вынул серебряный ободок короны и надел его на голову Фьяны. Толпа снова восторженно заревела. Нина даже подумала было, что это самый громкий рев, который только возможен. Однако, как показали следующие события, она ошиблась. Еще более громкий и восторженный рев последовал после приказа василевса выкатить на улицы бочонки с вином и выставить закуску. Да… похоже, влетит эта свадьба Данжеру в копеечку. Хотя… с другой стороны… в этом мире женятся раз и навсегда. Так что можно и не мелочиться.
        Василевс и не мелочился. Такой стол в своем дворце установил - мама не горюй. Тугарина и Трувора с женами на почетные места усадил, Старота и родителей Фьяны тоже, да и Марина с Ниной не в последних рядах оказались. Жаль, Оттон улетел. Еды и питья на столах столько, что и на дракона хватило бы. И какой еды! Поросята жареные, лебеди запеченные, перепела, рыба разных видов… словом, пир горой. Хе… только не для жениха с невестой. Ибо им, по очередной дурацкой традиции, выдали одну тарелку, одну ложку и один кубок на двоих. Настроения новобрачным это явно не прибавило. Хорошо хоть гости после первой пары рюмок начали «горько» кричать и подарки дарить. Данжер с Фьяной хоть отвлеклись немного.

        - Отец родимый! Мать родимая! У нас князь молодой, сокол ясный, с княгиней-молодицей, сидят за столом дубовым и скатертью шитой - браною и просят перемену. Поднашивай! - надрывался Старот. - Мы от хлеба соли сыты, от пива и браги пьяны и веселы. Что есть в печи, все носи на плече. Вы не сможете, мы, дружки, подскочим и поможем.
        Пир длился долго. До тех самых пор, пока не стемнело. К этому моменту даже самые устойчивые гости уже лыка не вязали и на ногах не держались. Танцы и пьянка постепенно закончились сами собой, и наиболее трезвые гости (таких осталось аж шесть человек во главе со Старотом и присоединившимся к процессии домовым Нафаней) пошли провожать молодых до спальни. Причем у самых дверей остановились, силком усадив Данжера на стул и прося Фьяну разуть мужа. Нина, поняв, чем может закончиться подобная просьба, выставила магический щит. Однако на сей раз вспылила не Фьяна, а Данжер. Он подхватил жену в охапку, пинком открыл дверь в спальню, захлопнул ее с грохотом, а для непонятливых еще и прорычал угрожающе:

        - Первого, кто сюда войдет, придушу собственными руками!
        Народ нарываться на неприятности не стал и потихоньку рассосался.
        Идти будить новобрачных с утра пораньше так никто и не решился, а сами они соизволили показаться из спальни только ближе к обеду. Причем оба уже в своей повседневной одежде и без корон на голове. Пир тут же продолжился, однако Фьяна быстро с него сбежала, позвав с собой Нину с Мариной.

        - Только не говори, что супружеская жизнь надоела тебе сразу же после первой брачной ночи, - буркнула Нина, не успевшая даже поесть.

        - Вот еще! - фыркнула Фьяна. - Хочу вам подарки сделать… без посторонних глаз.

        - Вообще-то это мы тебя одаривать должны, как новобрачную, - заметила Марина.

        - Да ладно… вот, это тебе, - протянула Фьяна Нине небольшой свиток. - Это магическая карта местности, я ее сама сделала. А это тебе, - отдала она Марине прозрачную тарелку.

        - Что это?

        - Уникальная вещь. Тебе для работы пригодится. Нечто вроде рентгена. Держишь над телом и видишь все внутренности, - пояснила Фьяна.

        - Вот спасибо…

        - А теперь самое главное. Вот в этих фляжках, - потрясла Фьяна небольшими сосудами, - живая вода. Пользуйтесь осторожно, поскольку в этом году я Врангеля за ней больше не могу послать. Он там три раза уже был, лимит исчерпал. И вот еще… - достала Фьяна два медальона. - Это чтобы в любой момент связаться можно было и на помощь позвать, если что. Активируется нажатием на камень в центре.

        - Твои дары поистине бесценны, - прошептала Нина.

        - Мне и отдариться нечем, - поддержала ее Марина.

        - Ты уже отдарилась, - отмахнулась Фьяна. - А ты, - повернулась она к Нине, - вообще молчи. Или ты мне не подруга? Ну и всё. Кто еще знает, как твоя жизнь в этом мире сложится. Может, дары мои мелочью недостойной покажутся. Так что берите и не говорите ничего. Сочтемся еще. Дружба - она всего дороже.
        Глава 3

        В дикой России, как всем известно, белые медведи мешают трамвайному движению, население озабочено поиском валенок для воскресного похода в театр, а молодежь проводит досуг под сенью развесистой клюквы. Еще русские пьют одеколон, играют на балалайках, носят буденовки, а летом одевают вместо валенок лапти.

        форум «Иносми».
        То, что она не останется в Фотии, а поедет посмотреть белый свет, Нине стало ясно сразу же после того, как Фьяна рассказала ей о своих похождениях. С одной стороны, в путешествиях нет ничего хорошего - холодно, неуютно, враги всякие встречаются… а с другой… ну где еще можно так хорошо развлечься? В Фотии, конечно, было хорошо. И даже более чем. Фьяна, как обещала, выделила Нине дом (причем в престижном районе) и даже нашла работу (скинула часть своих обязанностей). Соседи были доброжелательные, зарплата Нину устраивала, и все-таки… все-таки чего-то ей не хватало. В конце-то концов, осесть в Фотии можно в любой момент! Так зачем же это делать сейчас, когда вокруг столько неизведанного? Может быть, Нине тоже повезет с приключениями (хотя желательно было бы обойтись без сражений и смертей)? Фьяна решению своей подруги отправиться искать счастье самостоятельно не очень удивилась. Слишком хорошо она знала Нину. Потому и карту ей магическую подарила. Разумеется, Фьяна не забыла предупредить подругу, что ведьм на Роси не очень любят, что князь Мирослав весьма неприятный тип и что нечисти в окрестных
лесах водится изрядное количество, однако Нину все это остановить уже не могло. Душа жаждала приключений!
        С одной стороны, Фьяна волновалась за свою подругу. Мало ли, что может с ней произойти! А с другой, хорошо ее понимала. Одно дело - слушать о чужих приключениях, а другое - самой попробовать на зуб описываемые сложности. Да, перины в Фотии мягче, чем земля. И намного теплее. Но что потом вспоминать в старости и рассказывать внукам? Если они будут. Это ведь раньше девки спокойно сидели в теремах и ждали, когда до их окошка принц на белом коне доскачет. Фьяна и Нина были из совсем другой жизни. И привыкли всего добиваться сами, не ожидая ни принцев, ни манны небесной. Так что решение Нины было Фьяне вполне понятным. Однако, отпускать подругу совсем одну в неизведанный мир ей все-таки не хотелось, и она отдала Нине Ирода с Врангелем. Хм… «отдала», это, правда, мягко сказано. Сколько Фьяна сил убила, чтобы уговорить этих упрямцев! И если Ирод покочевряжился немного, только из приличия (ему самому уже надоело в конюшне василевса без дела простаивать), то Врангель уперся, как баран. Только-только тщеславный вороненок примерил на себя должность любимой птицы василевсов, как его снова в поход отсылают!
Как рядового ворона рядовой ведьмы! Пришлось врать, что посылают Врангеля, как самого мудрого и хитрого разведчика, и что на самом деле василевс лелеет надежду захватить Росское княжество. Представив, что он окажется вороном столь славного и могучего правителя, Врангель тут же согласился и преисполнился собственной важности.

        - А как же ты? - удивилась Нина, не решаясь принять от Фьяны столь щедрый дар.

        - А что я? Зачем дракону конь? А если мне захочется в человеческой ипостаси полетать, я ступу активизирую.

        - И я могу…

        - И прилетишь на ступе к Мирославу? - скептически уточнила Фьяна. - Хочешь, чтобы тебя камнями забили, а то и сожгли по-быстрому? Инквизиции здесь, конечно, нет, но народ к ведьмам относится весьма неадекватно, я же тебе рассказывала. Так что придется тебе передвигаться по территории Роси на Ироде.

        - А Врангель?

        - А что Врангель? Для связи я создала специальные медальоны. Так что мне он здесь без особой надобности. Мы с Данжером можем слышать друг друга на расстоянии, голубиная почта во дворце василевса есть, так что… пусть он с тобой попутешествует. Тебе вороненок больше нужен. По крайней мере, Врангель хоть посоветует тебе что-нибудь мудрое, с законами местными познакомит, подскажет, как себя вести, если что.

        - Хорошо, - согласилась Нина. - Спасибо.

        - Спасибо скажешь, когда обратно живой и здоровой вернешься, - буркнула волновавшаяся за подругу Фьяна. - Когда выехать хочешь?

        - Да прямо завтра с утра.

        - Тогда к Староту подойди, он тебе собраться поможет. Припасы выдаст, оружие, шатер походный. Заклятье, уменьшающее вес поклажи, не забыла еще? Вот и хорошо. И смотри там, береги себя. И зверей моих тоже береги.

        - Обещаю, - твердо сказала Нина.
        Еще бы не беречь такие сокровища! Врангель, конечно, чересчур криклив и тщеславен, а Ирод так вообще конь без недостатков. Сколько раз они Фьяну выручали, и даже к жизни ее вернули. Ирод с Врангелем вообще стали для василиссы даже не животными, а скорее друзьями. А потому Нина готова была позаботиться о них как следует. И отнестись к ним обоим с наибольшим уважением.
        Правильное решение тут же дало нужный результат - и Ирод, и Врангель тоже постарались с Ниной подружиться. Так что после первых пары-тройки дней путешествия, ушедших на «притирку», троица стала вполне слаженной командой. Пустив впереди себя по тропинке охранный огонек, Нина наслаждалась свободой и окружающей обстановкой. Погода в начале сентября стояла еще теплая, листья только начали желтеть, воздух был напоен ароматами цветов, и вообще все было хорошо! Только одиноко слегка. Впрочем, до Роси было всего три дня пути, так что одичать без человеческого общества Нина не успеет. Да и по дороге не раз и не два ей попадались знаки того, что она не одна в этом лесу. Вон дымок над деревьями поднимается, а здесь просека вырублена, а тут сруб стоит и ковшик из бересты на сучке. Надо остановиться. Нина с удовольствием зачерпнула прозрачную воду и принялась пить. Божественно! Вода оказалась ледяной, аж зубы заломило, но необыкновенно вкусной. Нина напоила Ирода, и компания двинулась дальше.
        К Киеву Нина подъехала с утра пораньше. Могла бы и с вечера попозже, но Врангель, знавший уровень цен, а так же качество ночлега в трактирах столицы, искренне не советовал. Нина спорить не стала. С утра даже лучше в город въезжать, разглядеть все можно как следует. Хотя на что смотреть? Любая деревенька и сейчас точно так же выглядит. Пыльная дорога (в дождь наверняка развозит так, что проехать невозможно), симпатичные деревянные домики, украшенные резьбой, старушки на завалинках, покосившиеся заборы разной высоты. Словом, ничего особенного. Пока на пригорок не поднимешься. А там… огромный, белокаменный город на холме, окруженный внушительной стеной из грубо отесанных валунов, внушал уважение. Сразу видно, столица. А уж когда стража на воротах попыталась содрать с Нины три шкуры за проезд, она в этом только убедилась. Платить, разумеется, она не собиралась, а потому попросту отвела стражникам глаза и проскользнула внутрь.
        Изнутри Киев Нину не впечатлил. Нисколько. Кроме княжеского дворца, собора, да десятка боярских теремов там и смотреть было не на что. Те же деревянные домики, покосившиеся заборы и пыльные дороги. Булыжником были вымощены только две центральные улицы. С чего бы пока начать осмотр местных достопримечательностей?

        - К Мирославу поедем? - предложил Врангель.

        - Попозже, - отмахнулась Нина. Она и сама еще не решила, чего же ей больше хочется. - Давай погуляем пока.

        - Вещи от воровства зачаруй, - посоветовал ушлый вороненок, знавший нравы столицы.
        Совет был неплох, ибо вскоре Нине стало совершенно не до того, чтобы смотреть за вещами. Все-таки Киев был столицей, и, приглядевшись, в нем можно было найти много чего интересного. Нину, в первую очередь, интересовали люди. И кто бы мог подумать, что росичи выглядят столь необычно? Невысокие, крепкие (даже полные), белобрысые, они казались Нине какими-то одинаковыми. Рубахи, расшитые разноцветными шелками по низу и на рукавах, просторные штаны, лапти… в принципе, примерно так Нина всё себе и представляла. Кто победнее - скромно был одет, а кто побогаче - в кафтаны, расшитые золотом и серебром, да обут не в лапти, а в сапоги с узкими носами. Причем каблуки, похоже, подбивали подковами, больно уж звук по булыжной мостовой громкий получался.

        - Может, на площадь пойдем? Там базар нынче. Гляди, и присмотришь себе чего, - посоветовал Врангель.
        Хорошая идея! Вдруг, правда что интересное попадется. Да и народ послушать не грех. Может, кто ведьму захочет нанять для своих надобностей? Нина с удовольствием согласится, заодно и навыки боевой магии потренирует слегка, а то совсем обленилась. Так и позабыть всё недолго. И кому она потом нужна будет, такая бестолковая? Однако народ вокруг в ведьмах, на первый взгляд, вовсе не нуждался. На второй, третий и последующие взгляды - тоже. Толпа гуляла по базару, приценивалась, торговала до хрипоты и практически не обращала на Нину внимания. Вот что значит столица! Девка в мужской одежде, верхом на зеленом коне, с вороном на плече, а им хоть бы хны! Или это они на Фьяну в свое время насмотрелись и привыкли уже? М-м-м… а пахнет-то как вкусно! Может, купить что-нибудь поесть? Вон как продавцы надрываются, товар свой предлагают.

        - Квасы сладкие, черствые и выкислые, кто какова требует!

        - Пирожки! Пирожки! Баранинка низовая, мучка сортовая! Подь, подойди, хлеб в пути не тягость!

        - А вот пирог арзамасский с рыбой астраханской!

        - Не вздумай у этой тетки ничего покупать! - тут же влез Врангель. - Пироги у нее с собачатиной все! Лучше вон у девки купи в синеньком платочке! Та со старанием пекла, свежие, с пылу с жару!

        - А ты откуда знаешь? - удивилась Нина.

        - Чую!
        Ну, раз чует… Нина купила пирожков у смущенной девушки и тут же впилась в один из них зубами. Вкуснотища! Тепленькие еще! Надо и в дорогу штук несколько у нее купить. А то когда еще на базар заглянуть доведется. Может, как свалится сейчас работа, и будешь неделями по лесу плутать. Впрочем, до работы еще было далеко. Нанимать ведьму никто не стремился, а Мирослав, к которому Нина все-таки соизволила заявиться, даже принял ее не сразу. Да и когда принял, больше интересовался делами Фотии. Даже полюбопытствовал (как бы промежду прочим) есть ли средство войны с драконами более убойное, чем драконобой. Хе… да есть, конечно. Только кто ж тебе об этом скажет? Нина еще из ума не вышла, чтобы подругу подставлять. Да и вообще… пообщавшись с Великим князем, она поняла, что Фьяна была права. Мерзопакостный человек Мирослав. И служить ему совершенно не хочется. Впрочем, он и не предлагал. Дескать, сейчас у него мир, угрозы границам нет, а потому никакие ведьмы ему и даром не нужны. Ха! Даром! А харя у Мирослава не треснет? Нет уж, свои умения Нина собиралась продать по самой высокой цене. А потому,
откланявшись, покинула дворец князя. Похоже, в Киеве работу ей было не найти. Ну, что ж. Придется проехаться по деревням. Да и к Марине неплохо было бы заглянуть. Хотя служить такому придурку, как помешанный на завоевании мира дьюла, Нина тоже не собиралась.
        Выехать из города сию же минуту Нине помешала толпа. Точнее, причина, по которой толпа собралась на площади у княжеского дворца. Нина подъехала ближе и вытянула шею. А… местный менестрель с гуслями наперевес. И чего это народ столпился вокруг него? Мало ли скоморохов на Роси? Да хоть бы на базаре том же… Нина как минимум штук десять видела. И шутов, и цыган с медведями, и гусляров. Правда, сидевший на бочке тип от обычных гусляров все-таки отличался. Ну, во-первых, тем, что был молод. Лет 27, не больше. Странно. Обычно гуслярами были дедки с длинными седыми бородами, причем слегка подслеповатые. Во-вторых, парень гораздо больше был похож на воина, чем на скомороха. Чуть больше средней комплекции, жилистый, подтянутый, он наверняка умел неплохо владеть мечом. Да и внешность у парня не подкачала. Белокурый, кудрявый, голубоглазый, с усиками и коротко постриженной бородкой, гусляр выглядел довольно стильно. Белозубая улыбка, свободные манеры, приятный баритон… то-то девки и бабы сразу набежали, облизываются.

        - Что это за гусляр, на которого такая толпа народа собралась? - шепотом поинтересовалась Нина у Врангеля.

        - Да это же Ставр Одихмантьевич! Хотя откуда ж тебе про него знать…

        - Известная личность?

        - На всю Рось! Да и за ее пределами тоже. Не смотри, что Ставр молод так, был он сотником у Мирослава, да в одном из боев ранили его тяжело. Под вражескую осадную башню попал, оба плеча сломал и ребра. Удивительно, как вообще жив остался. Только после ранения не воин Ставр больше. Правая рука у него почти совсем не двигается, а левой только струны держать может, да девок щупать. Вот Ставр и стал гусляром. Песни военные поет, былины сказывает, иногда и про князей завернет что-нибудь. Давно его на Роси не было, плавал он с одним из иноземных купцов в страны дальние. Небось, побасенок много привез.

        - И все равно я не понимаю, почему поглядеть на этого Ставра целая толпа прибежала? - пожала плечами Нина.

        - Сейчас он струны тронет, и поймешь, - шикнул на нее Врангель. - Может, повезет нам, Ставр какую-нибудь историю про нечисть расскажет. Больно уж у него это хорошо выходит. Интересно. И страшно так, что аж мурашки бегут.

        - Тоже мне, Стивен Кинг недоделанный… - пробурчала Нина и приготовилась слушать местную знаменитость.
        Ставр был хорош. Даже более чем. Как только гусляр тронул струны и завел первую песнь о каком-то военном походе, Нине сразу стало понятно любопытство толпы. Голос у Ставра был потрясающий. Завораживающий, обволакивающий, бархатный баритон заставлял стоять, задержав дыхание. А глазищи-то, глазищи голубые нахальные! Так и зыркают по толпе. Небось, ищут девицу попокладистей, чтоб приятно закончить день. Ну… с этим проблем у Ставра точно не будет. За ним любая девка побежит, невзирая на все его прошлые раны. Выбирай, не хочу. Ставр перевел дыхание, и толпа тут же начала просить его рассказать им что-нибудь про нечисть. Блин, как же народ все-таки страшилки любит! Хлебом не корми, дай попугаться! Гусляр толпе отказывать не стал, и завел рассказ о… заморских ведьмах. Ха! Любопытно, любопытно… послушаем, чем занимаются наши коллеги за рубежом.
        Нет, этот Ставр что, издевается? Тут стараешься, стараешься, чтоб имидж ведьмы в глазах народа исправить, надрываешься, можно сказать, а такие, как этот гусляр все портят. Что, неужели нельзя придумать какой-нибудь другой истории, где ведьмы не летают на шабаш и не поедают зазевавшихся прохожих? Похоже, нельзя. Нет, вы только послушайте, какой бред сивой кобылы несет этот Ставр!

        БАЙКА.
        Оказывается, ведьмы получают свою силу благодаря магическому порошку, который вручался им дьяволом в качестве символа заключенного союза. Вы спросите, зачем он им нужен? О-о-о! Ведьмы систематически и упорно разбрасывают щепотки этого порошка, изготовленного из толченых костей мертвецов с пеной жаб, и от этого гибнет жатва, поля покрываются червями, жабами, сусликами и змеями и умирают люди. А пища, в которую попадает этот порошок, тут же становится ядовитой и причиняет человеку верную гибель. Мало того, с помощью магической палочки, которой ведьма ударяла по луже, вызывались проливные дожди и грозный град, переносилось плодородие с поля одного крестьянина на поле его соседа и т. д. Блин, можно подумать, ведьме больше делать нечего, как только палками по лужам стучать!
        Однако, это было еще не все. Рассказав благодарным слушателям о тех пакостях, которые чинят ведьмы, Ставр приступил к самому главному - к способу их опознания среди толпы приличных людей. Изверги! Первым способом было знаменитое «испытание водой». Связанную по рукам и ногам женщину бросали в воду. Считалось, что если ведьма отказалась от своего крещения, то вода ее не примет, и она не утонет. А если несчастная жертва все-таки уходила под воду (зачастую спасти ее не успевали) - ничего страшного, будет ей царствие небесное. Ну? И как вам это? Нормально? А второй способ был еще хлеще. Обвиняемая в колдовстве женщина должна была взять в руки кусок раскаленного докрасна железа и пройти с ним девять шагов. В зависимости от обстоятельств, доказательством невиновности служило либо полное отсутствие ожогов, либо их быстрое (рука завязывалась бинтами на три дня) заживление.

        Палачи! Инквизиторы! Сволочи беспросветные! Больше Нина слушать эти страшилки просто не могла. Какая же все-таки у некоторых людей извращенная фантазия! Вот так попадешься толпе под горячую руку, и доказывай потом, что ты не верблюд! Нет уж, надо линять из Киева, пока ветер без сучков. А то наслушается сейчас народ гусляра и решит разнообразить свои будни образцово-показательным сожжением какой-нибудь ведьмы. Нине это надо? На фиг! Лучше уж покинуть город и углубиться в лес в западном направлении. Там и деревенька небольшая должна быть. Авось люди там к ведьмам полояльней относятся. А то так жрать хочется, что переночевать негде.
        Деревенька действительно оказалась гостеприимная. За пару заклятий на хорошую сохранность урожая да на плодовитость скотины, Нину угостили ужином и выделили для ночлега сеновал. Ну, что ж. Надо привыкать к местному колориту. Нина вздохнула, но возмущаться не стала, решив расспросить селян подробнее, не изводит ли их какая-нибудь нечисть. Опа! Кажется, Нине, наконец-то, начинает везти. Ну-ка, ну-ка, расскажите подробнее, что там за Недоля такой выискался? Крестьяне, разумеется, с удовольствием поведали. Оказалось, что беззаконная нечисть ни кто иной, как злой дух, враг Доли (то бишь удачи, достатка). Самым главным стремлением Недоли (впрочем, как и любой другой нечисти) было нанести вред человеку. Причем, не разбирая, кто хорош, а кто плох. Стоило только человеку оступиться, разувериться в своих силах - Недоля тут как тут. И избавиться от него нет никакой возможности. Внешне злобный дух выглядел как старичок, с виду немощный, невзрачный, но цепкий, хваткий.

        - Как пристанет Недоля - уж надо постараться, чтобы от нее отбиться. Если человек с Долей не поладил, значит, сам себе навредил - жди Недолю в гости. Бывает, что Недоля наказывает человека и за грехи его предков, - закончил свой рассказ хозяин дома.
        Ну, ну, посмотрим кто кого. Нина поблагодарила за ужин и направилась на сеновал, предварительно глянув на заколоченный дом на обочине, в котором, по слухам, и скрывался Недоля. Завтра нужно пойти, осмотреть место подробнее. Может, и удастся избавить деревню от нечисти, да заработать немного.

        - Врангель, ты не знаешь, как Недолю ловить нужно? - поинтересовалась Нина.

        - Добрые люди от него бегут, а ты искать его хочешь, - каркнул вороненок. - Ловушку поставь, сядь рядом, да начни причитать. «Ой, ты недоля, недолюшка моя горькая!». Недоля мигом высунется. Смотри только, как бы он со спины на тебя не напал.

        - Так я ж его не в мешок ловить буду, а заклятьем, - резонно возразила Нина. - Может, подойти к заколоченному дому поближе и осмотреть его?

        - И чего ты в такой темноте увидишь? - ехидно поинтересовался Врангель. - Чего доброго, заметит Недоля тебя, да решит не показываться.

        - Да мы осторожно, типа свежим воздухом дышим, - продолжала уговаривать вороненка Нина. - Имею я право в личное время гулять по берегу гусиного тухлого пруда и на звезды любоваться?

        - Кто спорит? Только я бы тебе советовал рассвета дождаться. Выспаться, позавтракать, да пойти на нечисть со свежими силами.

        - Тоже верно, - вздохнула Нина, соглашаясь с вороненком и поворачивая-таки к месту своего ночлега.
        Впрочем, выспаться ей так и не удалось. Голосистые деревенские петухи могли поднять не только ведьму с сеновала, но и покойника с погоста. Скудный деревенский завтрак и холодная ключевая вода для умывания настроения Нине не прибавили, и она отправилась на ловлю нечисти в весьма мерзопакостном расположении духа. Впрочем, так оно даже было лучше. В конце концов, где вы ведьмаков жизнерадостных видели? Все они угрюмые, злобные типы, срывающие свое плохое настроение на подвернувшейся под руку нечисти. Так что настроение у Нины было в самый раз. Правда, это не помешало ей поставить ловушку, качественную (аж тройную) защиту и затаиться в ожидании противника.

        - Недолю еще позвать надо, - напомнил ей Врангель.

        - Тьфу ты! Недоля! Ой, ты, недолюшка моя! Недоля моя злосчастная!
        Нина завывала таким несчастным голосом, что вскоре ей саму себя стало жалко. К завываниям прибавились вполне натуральные всхлипывания, и наконец в углу избы показался седенький старичок. Так вот ты какой, Недоля! Маленький, тщедушный (того и гляди, ветром унесет), страшненький. Да уж. Такой привяжется, точно не отстанет, пока все соки не высосет. Ну, что ж. Пора приступать к ловле. И Нина принялась завывать еще интенсивнее. Старичок слушал очень внимательно, постепенно, мелкими шажками приближаясь к жертве. Прыжок… опа! Попался, родимый. Ишь, какой быстрый! Старичок-то старичок, а прыгает как тигр. Не было бы на Нине магического щита - пиши пропало. Ни у одного человека такой быстрой реакции нет, чтоб от нападения нечисти увернуться. Да и поймать изворотливого старичка непросто. Он и из магической-то сети так и норовит выскользнуть. Э, нет. Поехали-ка, друг дорогой, в деревню. Посмотрим, сколько там за тебя можно выручить.
        Однако деревня Нину разочаровала. Платить ей за пойманную нечисть никто не хотел. Жадные селяне дошли до того, что принялись ее убеждать, будто бы Недоля не то что неплохой, а прямо-таки золотой старичок, что живут они с ним в мире и согласии и нисколько на него не жалуются. Нина хмыкнула и демонстративно начала распутывать сеть. Мол, если нет ничего страшного в этой нечисти, если так вам нравится Недоля, так пустите его в свои дома. Что у вас немощный старичок на отшибе живет? Староста тут же сменил политику и, проклиная ведьму, заплатил несколько серебряных монеток. Ну вот, другое дело. Теперь Нина со спокойной совестью могла выполнить свой долг и отвезти Недолю от деревни куда подальше. В принципе, можно было бы его в глухом лесу оставить, как Врангель советовал, но… во-первых, оставлять живое существо (пусть даже нечисть) на верную смерть у Нины рука не поднималась, а во-вторых, вдруг в лес какой недотепа заглянет? За что ему такое? Нет уж. Лучше сохранить Недолю понадежнее. Вдруг враги на дороге встретятся? То-то им будет знатный подарок.

        - Я отпущу тебя среди людей, если ты мне дашь клятву, что будешь избегать меня и моих близких, - предложила Нина Недоле.

        - Клянусь, - тут же пообещала нечисть.

        - Смотри, - пригрозила Нина. - А то второй раз я не буду такая добрая. И где-нибудь в пустыне тебя выкину.

        - Р-р-разбойники! - каркнул Врангель, прерывая Нину.
        Ну вот. Всегда так. Стоит только одинокой девушке оказаться в глухом, безлюдном месте, как тут же найдутся желающие ее развлечь! Ограбить там, по ушам надавать, поиздеваться всласть… Нина перебирала в памяти боевые заклятья и смотрела на перегородивших ей дорогу трех типов весьма примечательной наружности. Рваная одежда, растянутые в злобную ухмылку щербатые рты, пропитые морды и княжеские клейма, украшавшие невысокие лбы. Нина еще недостаточно разобралась в местных законах, чтобы понять, что же эти клейма означают, но то, что ничего хорошего - определенно. Эта троица поджидала неосторожного путника явно не для того, чтобы спеть ему серенаду. Они даже не выдвигали обычного требования «кошелек или жизнь», желая, видимо, и того, и другого, и много чего еще. Нина вздохнула. Связываться с придурками не хотелось, но, похоже, выбора у нее не было. Ожидать, что разбойники всё поймут, расчувствуются и раскаются, было, по меньшей мере, глупо. И не безопасно. Что ж, придется показать этим бандитам с большой дороги, что одинокая девушка не всегда является легкой добычей. Главное - не впадать в панику. Тем
более, что это состояние психики еще никогда никому не помогло. Лучше приготовить пару убойных заклятий и ждать нападения. Радовало одно - что за превышение уровня самообороны в этом мире Нину точно никто не осудит. Да и вряд ли хоть кто-нибудь будет доискиваться до причин гибели трех разбойников. Порадуются только, что на дороге безопаснее стало. Ну, что ж… приступим… благо троица начала подбираться ближе. Нина сузила глаза и оценила вероятных противников.
        Ага, это вот вожак, он покруче других будет, начинать надо с него. У того глаза бегают по сторонам, озирался пару раз, значит трусоват, с него хватит ложной атаки. Третий - здоровый жлоб и лапы загребущие, придется следить за ним, чтобы случайно не попасть на захват и не пропустить удар, не то можно сразу копыта отбросить. Все-таки опыта драк с разбойниками у Нины еще не было. Так… ставим ладони в нужную позицию, читаем заклятье, потом глубокий вдох и на выдохе… удар, неожиданный, без замаха, лидеру по глазам. Ага, получил, гад? Теперь очередь за остальными. Hепрерывное движение пальцами, короткие (чтобы не истратить лишней магической энергии) фразы, и магические волны разлетаются веером, с хрустом вминаясь в тела. Тычки по горлу, почкам, печени, в солнечное сплетение… вот… вот так. Зря что ли ее три года боевой магии обучали? Уж чего-чего, а от троих бандитов Нина защитить себя может. И этим гадам впредь наука будет, как беззащитных девушек на дороге обижать. Если, конечно, они выживут после «ледяного веера», что вообще-то сомнительно.

        - Кр-р-расота! - оценил профессиональную работу ведьмы Врангель

        - А то… - погордилась собой Нина и пришпорила Ирода. Тот флегматично перешагнул тела разбойников, и троица двинулась дальше.
        Первые три дня прошли без особых происшествий. Если не считать мелкого дождика и нытья Недоли. А затем… затем произошло нечто странное. Врангель предупредил, что впереди половцы. Хм… и откуда же они здесь взялись? А главное, что здесь делают? Планируют очередное нападение? На кого? И куда смотрит дьюла Бячислав, проморгавший их вторжение на свою территорию? Вопросов возникало слишком много. В свое время Фьяна сумела найти общий язык с ханом печенегов, Тугариным, может и Нине с половецким ханом договориться удастся? Хотя… судя по многочисленным рассказам о его кровожадности - вряд ли. Как уж там зовут половецкого хана? Кунак? Каблук? А! Кобяк!

        - Ты что задумала? - испугался Врангель, увидев нехороший блеск в глазах Нины. Этот блеск ему был хорошо знаком. Даже слишком. После такого блеска Фьяна обычно ввязывалась в такие авантюры, что только крыльями взмахнуть оставалось.

        - Хочу половецкого хана навестить. О делах наших скорбных покалякать, - хищно улыбнулась Нина.

        - Ума решилась? - всполошился Врангель. - Кобяк, это тебе не Тугарин. Враз башку снесет. И Ирода себе заберет в качестве трофея.

        - Ну уж это фиг ему! - возмутилась Нина. Она расседлала коня, сняла с него уздечку и ласково похлопала его по шее. - Спрячься получше. А если я сгину, возвращайся к Фьяне. - Понятливый конь ласково фыркнул и буквально растворился среди деревьев.

        - Ненормальная! - прокомментировал Врангель.

        - А теперь сюрприз для половцев, - продолжила Нина, не обращая на вороненка внимания. Она подтащила магическую сеть поближе к лагерю половцев и начала ее развязывать.

        - Что ты делаешь? - взмахнул крыльями Врангель.

        - Тише ты! - осадила его Нина. - Обещание свое выполняю. Раз я дала слово Недолю среди людей выпустить, так тому и быть. А ты слушай сюда, - строго обратилась она к нечисти. - Выбери самый богатый шатер и вселяйся на здоровье. У половцев православных священников нет, а их шаманы навряд ли изгнать тебя смогут. Понял меня? - Недоля активно закивал головой. - Ну и хорошо. Вперед! - Нина развязала мешок, и злой дух тут же растворился в темноте.

        - Думаешь, он тебя послушает и впрямь к половцам уйдет? - усомнился Врангель.

        - А что ему остается? В лесу сидеть, поджидая неосторожного прохожего? Так судя по узкой тропке, здесь редко кто проезжает. А жить Недоле как-то надо. Тем более, мы и так слишком долго его таскали с собой, не давая развернуться. Да, не зря я отказалась убивать Недолю. Шикарный подарок половцам получился.

        - Думается мне, что одним подарком ты не ограничишься.

        - Нет конечно! Поеду-ка я попробую к Кобяку на работу наняться. Авось, выясню что-нибудь интересное. А ты рядом держись, чтобы в случае чего, тебя ни схватить, ни подстрелить не успели.

        - Авантюр-ристка! - припечатал Врангель, следуя за Ниной. В том, что отговаривать ее от опасной идеи было бесполезно, он был твердо уверен.
        То, что половцы не испытают радости при виде неизвестной девицы, Нина догадывалась. Она даже подозревала, что бравые вояки захотят на нее напасть. Но то, что этих самых нападающих будет целая толпа, она никак не рассчитывала. Слава Богу, половцам хватило пары боевых заклятий, взорвавшихся молниями. Сражаться со столь превосходящими силами противника было проблематично. Весь магический запас сил можно было истратить на счет «раз». И чем потом хана удивлять? И от остальных любителей обижать беззащитных девушек защищаться? Но Нине повезло. Самоубийц среди половцев оказалось ничтожно мало, а потому ее с почестями проводили к шатру Кобяка.
        Хан принял ведьму только после того, как отгородился от нее целой толпой шаманов, увешанных амулетами. Весьма слабенькими, кстати. На один раз вдарить. Впрочем, Нина решила не демонстрировать свою силу, (это наверняка ей еще пригодиться при более удобном случае), а разглядеть хана подробнее. Ну… что сказать… примерно такими Нина и представляла себе басурман. Круглое лицо, похожее на печеную картошку, смуглая кожа, узкие щелки-глазки, плоский широкий нос, приземистое тело весьма средней комплекции и кривые ноги, которые не в силах был скрыть даже длинный, расшитый золотом и драгоценными камнями халат. Природа на половцах не просто отдохнула, она на них прямо-таки оторвалась! Конечно, для данного мира Нина была девушкой высоковатой (1.70 как-никак), но не до такой же степени, чтобы мужики ей в пупок дышали! Так и комплекс неполноценности заработать недолго. Самый высокий половец вряд, вряд доставал Нине до плеча. Тоже мне, великие завоеватели, блин! Мелочь пузатая.
        Впрочем, половецкий хан, по крайней мере, оказался не таким занудой, как Мирослав и ведьму нанял. Более того, Кобяк выделил Нине отдельный шатер и даже приставил ко входу охрану. Угу. Он что, Нину совсем за дуру держит? Охрана… скажи уж, шпионы. И наемные убийцы, если что не так пойдет. Впрочем, Нина своего мнения на этот счет не стала высказывать. Что она, зря три курса боевую магию изучала? Сумеет отбиться, если что. Главное, делать это осторожно и экономно, чтобы весь магический запас не истратить. Ибо он вполне может пригодиться, если придется спасать собственную жизнь.
        Нина тщательно проверила принесенный ей ужин и выпивку, задернула полог шатра и достала амулет. Нужно было срочно связаться с Фьяной и поведать ей о происходящих событиях. Наверняка орда половцев, оказавшаяся, почему-то, не у восточных, а у западных границ Роси, заинтересует и Мирослава, и Данжера. Стоит прощупать дьюлу Бячислава повнимательнее. Ведь не может же он не знать, что твориться на его землях! А если знает - почему молчит? Почему помощи у соседей не просит и войска не стягивает? Неужто дьюла с половцами заодно? Мысль, конечно, бредовая, но если учесть, как страстно Бячислав желает завоевать мир… почему бы и нет. А подобный альянс может аукнуться нехилыми неприятностями для всех соседей. Нина еще раз внимательно огляделась по сторонам, прислушалась и, убедившись, что за ней никто не следит, активировала амулет связи.
        Глава 4

        Не стоит тратить время на прощания.

        Байрон.
        Форс покидал Ласково неохотно. Даже с сожалением. За короткое время он успел привыкнуть и к своему новому образу жизни и к обитателям поместья. Все они (пожалуй, кроме хозяйки, баронессы де Ривароль) были белобрысыми, невысокими, но, по крайней мере, они не плевались ему вслед и не считали его чем-то вроде грязи. Для людей это было в высшей степени странным. Тем более, как Форс успел узнать, гоблины в этой стране особой любовью не пользовались. Демоны, куда же он попал? Неужели сила магии занесла его настолько далеко, что местное население даже не слышало о короле Горморле? Это было в высшей степени странным. Впрочем, гоблину это было только на руку. Если люди готовы были относиться к нему нормально, то и он, в свою очередь, не собирался их истреблять. К тому же, если хотя бы часть населения владеет мечом так же искусно, как Бермята, это могло оказаться проблематичным. Встретиться в бою с подобным воином Форсу абсолютно не хотелось. Гоблин и так чудом остался в живых. Спасибо, баронесса оказалась действительно хорошей лекаркой. Более того, Форса не просто вылечили, его снабдили одеждой, оружием и
даже выдали коня. Правда, в оплату за это он должен будет сопровождать караван, но это даже было к лучшему. Гоблин мог познакомиться ближе с местными вояками и выведать у них расценки на хороших наемников. Может быть даже, после того, как караван прибудет в столицу Ингрии, Вемею, Форсу удастся найти приличную работу. Жаль, конечно, что Ледяной клинок, из-за которого гоблин ввязался в сумасшедшую авантюру, был для него потерян, но тут уж ничего не поделаешь. Видно, не судьба ему обладать драгоценным оружием.
        Впрочем, меч, который отдал Форсу Бермята, тоже был вполне ничего. И должен был послужить новому хозяину на славу. Жаль, гоблин оказался в незнакомой ему стране, а то бы развернул коня, и поминай, как звали. Но куда ему ехать? К кому наниматься? И как не продешевить, продавая свой меч и свои услуги? Кому из правителей стоит служить, а кто и медяка прострелянного не стоит? На все эти вопросы Форс не знал ответа. А бросаться очертя голову в неизвестность он не любил. В конце концов, караван - лучшее место, где можно собрать слухи и заработать себе репутацию. Еще неизвестно, осмелится ли кто-нибудь вообще нанять незнакомого гоблина. А сейчас у него хотя бы рекомендательное письмо есть. Форс невольно хмыкнул. После того, как караван прибудет в столицу, гоблин уже перестанет быть незнакомцем для своих попутчиков. И, вполне вероятно, кто-нибудь захочет нанять его и дальше. Особенно если судьба расщедрится, и даст Форсу шанс показать себя во всей красе.
        Гоблин поторопил коня и приподнялся в седле. Однако конца пыльной дороге видно не было. Хм… ну, остается только надеяться, что в деревушке ему указали верное направление. Дорога была на редкость безлюдной. Может быть, все-таки стоило срезать путь через лес? Местные крестьяне утверждали, что там есть прямая тропа, однако ходить туда не советовали, опасаясь нечисти. Вот еще! Да Форс и сам для людей был нечистью. Ему ли бояться? Ну и потом, если гоблин сумеет выгадать лишние пару дней - это будет ему на руку. Успеет познакомиться и с городком и с людьми, которые вместе с ним будут охранять караван. Вот только не промахнуться бы мимо Тенистого. Все-таки, Форс совершенно не знал местности. А! Была не была! Гоблин решительно развернул коня и направил в лес.
        Обещанную крестьянами тропинку Форс нашел буквально через несколько минут. Она действительно была прямой и довольно утоптанной. Ну, что ж. Похоже, не все боятся нечисти. А значит, и переживать по этому поводу было нечего. Там, где прошли люди, наверняка и гоблин пройти сможет. Форс вскинул голову, всматриваясь в яркое, хрустяще-голубое небо. Солнце едва-едва перевалило за полдень. Нет, идея свернуть в лес была действительно мудрой. Зеленая листва давала желанную тень, а от тянувшегося по правую руку озера веяло сыростью. Плоские плавучие листья ароматных кувшинок слегка покачивались на вызванной ветром ряби, а зеленые, толстые стебли камышей возвышались почти в человеческий рост. Форс огляделся по сторонам, надеясь присмотреть себе свежую добычу к ужину, но с тропы сходить он не хотел, а на дорогу хитрые звери выбегать не решались. Ну и ладно. Запасов у гоблина еще довольно. Да и фляжка с водой полная. Так что за будущее можно не опасаться.
        Зря Форс так подумал. Постепенно лес, по которому он ехал, становился все мрачнее и мрачнее. Ветки настырно лезли в лицо, а конь совсем снизил темп, осторожно перешагивая змеящиеся корни. Вот ведь, не было печали! Такими темпами Форс не то что два дня сэкономит, неделю потеряет! Однако торопить животное было бессмысленно. По такому бурелому быстрее было бы передвигаться пешком. Не успела эта мысль прийти гоблину в голову, как его конь внезапно споткнулся, потерял равновесие, и упал. Форс вылетел из седла. На то, чтобы вновь оказаться на ногах и обнажить меч гоблину понадобилось не более секунды. Он настороженно обвел взглядом окружавшие его деревья и прислушался. Нападать на гоблина никто не торопился, однако Форс ощущал опасность чисто интуитивно. Что-то в этом лесу явно было нечисто, иначе здоровый и бодрый конь не упал бы замертво. Вот ведь демоны Мертвого Мира! Неужто ему придется тащиться дальше пешком? Путь предстоял еще неблизкий. И дернуло же Форса попытаться сократить дорогу! Как бы теперь это сокращение не вышло ему боком. Озираясь и прислушиваясь, Форс взвалил на себя всю поклажу и
осторожно двинулся вперед. Вскоре голоса лесных птиц, и без того не слишком радовавшие его по дороге, стихли окончательно, и гоблин услышал шелестящие звуки. Довольно странные шелестящие звуки. Во всяком случае, он никак не мог определить, ни откуда они доносятся, ни что означают. Форс напрягся. Ему показалось, что на него смотрят чьи-то глаза. Однако ни унюхать врага, ни ощутить его присутствия гоблину все еще не удавалось. Да что ж это такое-то? Форс попытался прибавить шаг и с удивлением почувствовал, что его ноги, почему-то, никак не желают оторваться от земли.
        Разгадка этого явления оказалась простой. И довольно жуткой. Камни под ногами гоблина куда-то исчезли и болотистая почва начала затягивать его в свои недра. Форс завертел головой, ища выход из сложившейся ситуации, но ничего путного в ум не приходило, а все его попытки выбраться из болота заканчивались тем, что гоблина засасывало еще глубже. Да и куда выбираться? Темная, зловонная трясина расползлась так, что и глазом не окинуть. Демоны, неужели для него все кончено? Неужели Форсу удалось спасти свою шкуру только для того, чтобы увязнуть в каком-то болоте? Тем временем шелест усиливался и наконец Форс увидел прямо перед собой чьи-то глаза. Гоблин даже помотал головой, чтобы отделаться от странного видения, но оно не исчезало. Жуткие алые глаза с вертикальными зрачками были вполне реальны. И нечто, которому эти самые глаза принадлежали, подползало к гоблину все ближе и ближе. Форс не знал, с чем именно он столкнулся в странном болоте, но то, что от незнакомой гадости ничего хорошего ожидать не приходилось, было и так понятно. Наверняка, это какой-то местный болотный монстр, который любит питаться
свежатинкой, а может, и ужасом людей, которых он поедал заживо.
        Форс вздохнул, сконцентрировался и даже прикрыл глаза, притворяясь беспомощной жертвой. У гоблина был всего один шанс остаться в живых и выбраться из этой ловушки, и он собирался этим шансом воспользоваться. Существо, наконец, приблизилось к жертве вплотную и подняло голову, оказавшись странным симбиозом ящерицы и человека. Огромная пасть, полная острых зубов, открылась, намереваясь оторвать от неосторожного путника первый кусок, но на сей раз ей это не удалось. Гоблин молниеносно выбросил вперед правую руку и схватил тварь за шею. Она тут же зашипела и задергалась.

        - Не знаю, понимаешь ли ты человеческий язык, но для тебя было бы лучше, если бы понимала, - прохрипел в ненавистную морду Форс. - Если ты не вытащишь меня из этого болота, я удавлю тебя голыми руками. И поверь, твои собратья не обрадуются, заполучив такую жертву, как я. Если дело дойдет до поедания друг друга, не факт, что победа останется за вами. Я понятно объясняю?
        Неизвестно, поняла ли тварь человеческую речь или просто постаралась отделаться от слишком опасной жертвы, но на твердый берег Форса все-таки вытащила. Гоблин не стал вредничать и отпустил нечисть обратно в болото, поклявшись про себя, что больше никогда не будет срезать путь по незнакомому лесу. Однако на этом приключения Форса не закончились. Не успел он ступить на твердую почву, как к нему из болота тут же потянулись тощие, длинные руки, напоминающие суковатые палки. Гоблин рубанул по ним мечом и рванул от трясины в противоположную сторону, стараясь не попасть еще в какую-нибудь ловушку. Однако болотные твари оказались настойчивыми. Они вылезли на твердый берег и двинулись на гоблина строем. Пять странных существ, больше всего похожих на богомолов, тянули к нему свои тощие лапы с цепкими когтями. Вот бы сейчас арбалет двузарядный! Враз бы врагов стало меньше на две особи! Однако арбалета у Форса под рукой не было, а потому он покрепче ухватился за меч, благодаря самого себя, что не выпустил из рук оружия, барахтаясь в болотной жиже. Вторая рука гоблина тут же нащупала шестопер на боку,
скользнула змеей в петлю и оружие опасно сверкнуло. Может быть, если бы на Форса напал кто-нибудь более разумный, чем болотные твари, он бы несколько раз подумал, прежде, чем связываться с опасным противником. Однако враг, похоже, не отличался ни особым умом, ни чувством самосохранения.
        Меч гоблина описал красивую дугу и вошел одной из тварей чуть ниже подбородка, остановив ее раз и навсегда. Вслед за мечом пришел черед булавы, проломившей голову очередному противнику. Однако рук у гоблина было всего две, а нападавших на него врагов несколько больше. Одна из тварей подобралась к Форсу ближе и нанесла удар лапой с когтем. По счастью, гоблину в последний момент удалось увернуться, а потому удар только распорол куртку, скользнув по кольчуге. Разворот, еще один удар… не надо было твари приближаться к гоблину так близко… и под руку лезть тоже не надо было. Ну вот, теперь бой стал относительно честным. Перед Форсом осталась всего одна тварь. Отправляйся-ка ты к своим приятелям! Гоблин прямым ударом разрубил тварь почти напополам и мощным ударом в челюсть отправил ее в короткий полет до болотной жижи. Из трясины тут же показалась уже знакомая Форсу голова, с удовольствием утащившая свежую жертву. Надо было срочно выбираться из этого леса! Причем как можно быстрее! Ибо следующей встречи с подобными тварями гоблин может просто не пережить. С него вполне хватило того, что он потерял своего
коня и свои припасы.
        К счастью, указанный крестьянами путь через лес действительно оказался коротким. Иначе Форсу ни за что было бы не поспеть к отправлению каравана. Гоблин торопился изо всех сил. Лес, со всеми его тварями, давно уже остался позади, сменившись однообразным, довольно унылым деревенским пейзажем. Безбрежные поля, на которых копошились крестьяне, однотипные домики с резными ставнями, высокая трава по краям дороги. Форс заглянул в ближайший трактир без особой надежды. Да разве встретишь в таком месте подходящую компанию? Однако, на удивление гоблина, в трактире было довольно людно. Денег у Форса с собой было совсем немного, разве что на кружку пива, но эта проблема была вполне решаемой. Зоркий глаз гоблина углядел в углу несколько игроков в кости. О! Это то, что ему нужно! Не будь он Форс, если к ночи ему не удастся разжиться приличным конем и несколькими монетами! Конечно, Бермята обещал, что охранников каравана будут кормить, но Форс был слишком опытным путешественником, чтобы не знать, что это будет за кормежка. Каша, немного мяса и кислое вино. И это еще в лучшем случае! Нет уж, сидеть на подобной
диете гоблину совершенно не хотелось.
        Игра выдалась напряженной. И азартной. Один из игроков оказался прожженным шулером, и уступать Форсу никак не хотел. Скопившееся в воздухе напряжение ощущалось почти физически. На шее гоблина выступили жилы, в висках пульсировали вены, а пальцы заметно подрагивали. Ну уж нет! Он не сдастся! Не первый раз в своей жизни гоблин мечет кости. И не в первый раз выигрывает. И чем опытней, упорней противник, тем интереснее игра. Шулер тоже явно нервничал. Ошибался, постоянно вытирал со лба пот, но отступать не желал. Мало ли посетителей трактира он раздел до нитки? И людей, и нелюдей? Однако на сей раз ему попался достойный противник.

        - Всё, больше я не играю, - сдался шулер.
        Гоблин разочарованно вздохнул, смерил глазами стопку так и не выигранных монет, но возражать не стал. Ему и так сегодня повезло. Теперь у него есть и конь, и деньги на нормальную одежду и запас в дорогу. Он отыграл у судьбы все, что потерял в негостеприимном лесу и даже чуть больше. Не стоило шутить с удачей и нарываться на скандал. Здесь была не его территория. Форс кивнул головой, признавая за соперником право покинуть игру и кинул трактирщику пару монет. Караван должен был прибыть в Тенистый рано утром, и у гоблина вполне еще было время нормально выспаться. Тем более, как шептал ему на ухо его прошлый опыт, в роли охранника спать ему будет некогда. Особенно если каравану по дороге повстречается несколько тварей из тех, что Форс видел в лесу. Право же, даже разбойники были бы предпочтительнее.
        Тенистый Форса не разочаровал. Он был городом в полном смысле этого слова, где можно было приобрести все, что душе угодно. На «все», правда, денег у гоблина не хватало, так что он решил ограничиться самым необходимым. В первую очередь поменять одежду. Хоть ее и сшили специально для него, чувствовал себя Форс в просторных штанах и сафьяновых сапогах не очень. Да и кольчуга, которую было видно любому прохожему, сильно его напрягала. Правда, так ее носили здесь все воины, но Форсу все равно было неуютно. Он все-таки не солдат, а наемник. И нечего ему железом сверкать лишний раз.
        Нужную тонкую рубаху серого, немаркого цвета, такую, чтоб было удобно носить под кольчугой, гоблин нашел сразу. Правда, удивил торгаша, попросив отрезать рукава, но чего не сделает купец за деньги. Другую рубаху, уже более плотную, гоблин искал дольше. Все-таки ему с его габаритами найти на себя подходящую вещь было не так просто. О! Никак бывший вояка в этом ряду торгует. Рубахи у него что надо. И размер большой, и цвет немаркий, болотно-зеленый, и цена вполне доступная. Настолько, что Форс купил себе сразу пару. А что? наденет сверху, и поди догадайся, что под ней кольчуга есть. Здесь же гоблин приобрел кожаную безрукавку, затягивающуюся спереди на шнуровку, плотный длинный дорожный плащ, нарукавники с шипами, кожаные штаны и высокие сапоги. После столь обширных трат финансы Форса заметно истощились, но он об этом не жалел. По крайней мере, теперь он выглядит как нормальный гоблин, а не какой-то там дружинник. Да и продавец попался с понятием, сразу видно, что бывалый воин, вещи одну к другой помог подобрать. Да еще и предложил щедрому покупателю в подарок ленту какую-нибудь для своей девки
выбрать. Форс даже хмыкнул. Девкой он еще обзавестись не успел. И не факт, что сумеет. Люди к представителям других рас относились со слишком уж большим предубеждением. Впрочем… вот эта узкая, черная лента гоблину вполне подойдет, чтобы волосы в хвост завязывать.
        Караван, который планировал выйти из Тенистого на рассвете, тронулся чуть ли не к вечеру. Гоблин с удивлением глядел на бестолковых дружинников, присланных в охрану, на ругающихся возчиков, на телеги, которые никак не могли выстроить ровно и понимал, что такого бардака не видел никогда в жизни. И они что, с таким отношением серьезно хотят благополучно добраться до Вемеи? Да если б Форс был начальником каравана, он перепорол бы их тут всех давно. Видимо, последнюю мысль он высказал вслух, поскольку тут же рядом услышал ядовитый комментарий о некоторых умниках, которые только языком чесать горазды.

        - А то бы я сам их не выпорол! - злился высокий, плотный мужчина с рыжей, окладистой бородой. - Кабы они были подданными моего дьюлы Мишленя, я бы их не токмо выпорол, перевешал бы через одного, что бы неповадно было базар разводить. Так ведь они, стервецы, наверняка Бячиславу пожалуются. А у нас с ним отношения и так… не из лучших.

        - Сколько ты мне заплатишь, если я сейчас их к порядку призову, и всю дорогу этот порядок смогу поддерживать? - тут же прагматично поинтересовался Форс.

        - И как же ты это сделать мыслишь? - напрягся купец.

        - Тебе какая печаль? Цену говори.
        Начальник каравана назвал. Если честно, ни сумма, ни денежные единицы ничего гоблину не говорили. В местной системе денежных взаимоотношений он так до конца и не разобрался. Однако, зная прижимистую натуру купцов, на предложение рыжебородого Форс только презрительно фыркнул. И, пожав плечами, отвернулся. Купец тут же накинул еще половину. Гоблин послал его куда подальше. Купец надбавил. Форс тут же прибавил к последней сумме еще столько же и выступил с встречным предложением. Рыжебородый выкатил глаза и принялся с упоением торговаться. Сошлись спорщики примерно на середине. Половина суммы перекочевала к гоблину, и тот принялся за дело.

        - Слушай меня! Заткнулись все! Первому, кто откроет свой поганый рот, я пересчитаю зубы!

        - Да кто ты такой, чтобы здесь командовать? - тут же вылез самый буйный купчишка.

        - Специальный посланник дьюлы Бячислава. Велено мне доставить караван в столицу в срок. А тех, кто будет мешать, позволено вешать без всякой жалости!

        - А ну докажи, что ты посланник! - не унимался купец.

        - Да на! - съездил гоблин надоедливому приставале в челюсть. - Кто еще хочет убедиться в том, что я посланник? - желающих не оказалось. - Теперь слушай меня. Ты, - ткнул гоблин в одного из купцов, - пойдешь первым, у тебя обоз самый легкий, ты, - ткнул он в другого, - за ним. Следом ты, ты и ты.

        - Я известный торговый гость, - тут же выпятил живот еще один возмущенный купчина.
        - И я не собираюсь следовать за каким-то безродным…

        - Заглохни! - тут же прервал его гоблин. - Или, может, у тебя зубы лишние? Так подходи ближе, я помогу тебе от них избавиться.
        Купец тут же замолчал и попытался скрыться за чужие спины. Форс перевел свой тяжелый взгляд на дружинников. С ними было сложнее. Это тебе не пугливые торгаши. И если бы гоблин увидел среди них хотя бы одного, напоминающего Бермяту, он в это гиблое дело и не ввязался бы. Однако лучших воинов в охрану каравана никто посылать не стал. А с остальными вполне можно было разобраться. Хотя Форсу этого не хотелось бы. Очень. Кто, как не дружинники могут дать ему рекомендацию перед князем? Поэтому орать на воинов Форс не стал. Просто разделил их на несколько небольших отрядов (по три дружинника на каждый обоз), назначил в каждой тройке главного и сухо приказал выполнять свои обязанности. На счастье, воины оказались народом дисциплинированным, и отношения выяснять не стали. Впрочем, царивший до сих пор в караване бардак их, наверняка, раздражал не меньше, чем Форса.

        - Обманул ты меня, - подошел к гоблину рыжебородый начальник каравана.

        - С чего это ты взял? - удивился Форс.

        - Кабы я знал, что ты посланник дьюлы, разве ж я стал бы тебе деньги платить за наведение порядка?

        - Да ты что, купец, совсем ума решился? - хмыкнул Форс, протягивая ему письмо от баронессы.

        - Да как же ты на такое осмелился? - поразился купец, пробежав глазами листок. - Как посмел себя за посланника выдать?

        - Какая разница? Подействовало же. Твой караван прибудет в столицу вовремя, а каким образом - то не твоя забота. Ты знать ничего не знаешь, и ведать ничего не ведаешь.

        - Ох, и пройдоха же ты! - ухмыльнулся купец. - Как хоть зовут-то тебя, самозванец?

        - Форс.

        - А меня Силантий.
        Надо сказать, что как только Форс взял на себя руководство караваном, дело пошло быстрее. Телеги двигались без задержки, купцы не переругивались, дружинники в свары не ввязывались. Опытный гоблин, не раз и не два сопровождавший караваны, прекрасно знал, как нужно все организовать. Силантий всю дорогу пытался сманить Форса на службу дьюле Мишленю, но тот на его уговоры не поддавался. Служить слабому правителю, который платит дань, гоблин не хотел. Лучше уж продать свой меч тому, кто эту дань собирает. К тому же, послушав разговоры, Форс выяснил, что Бячислав готовится к войне. К большой войне. А это значит, что гоблин, если ему удастся вовремя присоединиться к походу, сможет урвать себе неплохую добычу. Тем более (и это радовало Форса больше всего) люди к нему здесь относились гораздо лояльнее, чем в его собственной стране. Опасались, конечно, не без этого, но ровно настолько, насколько следовало опасаться безжалостного наемника, вооруженного мечом. Впрочем, нечисть на этих землях вовсе не была редкостью. И похоже, люди просто вынуждены были примириться с ее существованием и научиться с ней        Любопытно, а далеко ли отсюда поселения гоблинов? Не то, чтобы Форс сильно скучал по своему племени, нет. Гоблины были одиночками и очень редко сбивались в стаи. Только если нужно было защитить свои территории и находящихся на них самок. Да и для этой священной миссии собирались отнюдь не все. Некоторые настолько далеко уходили от родных земель, что даже не слышали голоса крови. Форс, например, точно не слышал. А это значило, что ближайшее поселение гоблинов находится отсюда как минимум в месяце пути. А может и того дальше. Да… не больно-то и хотелось. Единственное, что напрягало Форса - это перспектива лишиться постельных утех. Вряд ли на землях людей есть Веселые дома с нечистью. А человеческие девки с гоблином связываться не захотят. Впрочем… когда Форс приухлестывал за девицами в Ласково, те не больно сопротивлялись. Только взвизгивали поощрительно. Правда, ни до чего более серьезного, чем шлепки по заднице, дело так и не дошло, но… может, гоблину просто не хватило времени? Бермята загрузил его настолько, что ни на какие глупости отвлекаться уже сил не было. Так может, стоит попробовать? Нет,
так нет. Уж пару презрительно сморщившихся личиков и брезгливое «нелюдь» гоблин как-нибудь переживет. Не впервые.
        Первые несколько дней обошлись без всяких приключений. Неприятности начались тогда, когда караван уже приближался к столице. Сначала им на пути встретились разбойники (две шайки за один только день!), затем дорогу перегородили какие-то святоши в длинных рясах, размахивающие непонятными стягами и проводящие обряд, потом торгаши из деревеньки, находившейся у тракта, пристали со своими лотками, вопя что есть мочи и расхваливая свой товар. Словом, отдохнуть Форсу было просто некогда. А если учесть, что купцы на привалах постоянно грызлись между собой, что ленивые дружинники спокойно засыпали на посту и что после прошедшего небольшого дождичка дорогу развезло, дело было совсем в швах. Так что когда каравану встретилась очередная шайка разбойников, настроение у гоблина уже было таким мерзким, что он обрадовался бандитам, как самым дорогим родственникам. Разбойники ему взаимностью не ответили. Напротив, когда они увидели, как гоблин крошит их собратьев, они попытались сбежать. Не тут-то было. Увлекшийся Форс прекращать сражение не хотел. Птицей взлетев на коня, он гонялся за бедолагами до тех пор, пока
не истребил всех, притащив труп последнего из них за ногу к костру.

        - Ты это… негоже так над покойником издеваться. Хоть и погань он был при жизни, а все крещеный человек, - нахмурился Силантий.

        - А у вас что, разве не оставляют разбойникам предупреждения на дорогах? - удивился Форс. - То-то я гляжу, они у вас распоясались.

        - Каких предупреждений? - не понял купец.

        - У нас трупы разбойничьи вдоль дороги развешивают, да каждому на шею вешают доску с надписью. Мол, кто еще разбойничать в этом лесу будет, с тем тоже самое случиться.

        - И что, помогает? - оживился Силантий.

        - А то как же! Следующая ватажка разбойников в лесу появляется не раньше, чем трупы прежних сгниют.

        - Можа, и верно сие, да только у нас так не принято, - вздохнул купец. - Похоронить их всех надо по-христиански.

        - Ну вот кому надо, тот пусть и хоронит, - отрезал Форс. - Трупы по всему лесу ищет, да могилы роет. Только пусть учтет, что рано утром караван вновь в путь тронется и не станет ждать, когда он отоспится, да сил наберется.
        Форс спешился, погладил лошадь по загривку и, вынув из кармана яблоко, протянул его ей. Лошадь с удовольствием захрупала лакомством. Силантий тяжко вздохнул, но связываться с гоблином не стал. Заставить его хоронить разбойников было делом безнадежным, да и неправильным. От одного Форса пользы было больше, чем от всех остальных дружинников вместе взятых. И выматывать такого воина ерундой Силантий не хотел. А разбойники… туда им и дорога. Надо в ближайшей деревеньке про них сказать, небось крестьяне и захоронят. А то, может, и схрон разбойничий где найдут. Трупы обирать все равно бесполезно, наверняка гоблин уже это сделал. Вряд ли такой, как Форс, мог отказаться от даровой добычи. Тем более, что он ее действительно заслужил. Один справился почти с десятком бандитов! Эх, кабы его можно было на службу к дьюле Мишленю переманить… так ведь не соглашается, упрямец!
        После происшествия с бандитами больше на пути каравана никаких неприятностей не случилось. Видимо, слух о гоблине бежал впереди него и предупреждал окружающих, чтобы вовремя убирались с его пути. Форс был не против. Он уже доказал, на что способен и теперь вполне мог почивать на лаврах. Тем более, что по прибытии в столицу Силантий отдал ему вторую половину платы и даже представил Форса местному начальнику городской охраны. Делать этого купец, разумеется, не хотел, всё еще лелея надежду, что гоблина удастся уговорить служить Мишленю, но Форс был настойчив. И даже (авансом) поделился одним из известных ему способов провоза большой партии контрабанды. Судя по загоревшимся глазкам купца, способ этот ему был неизвестен. Прикинув выгоду, если афера удастся, Силантий махнул рукой и повел-таки Форса к начальнику городской стражи по имени Горислав. Тот оглядел гоблина с ног до головы, выслушал все хвалебные дифирамбы, которые пел ему Силантий и предложил размяться. Форс, естественно, согласился.
        Разумеется, окинув профессиональным взглядом фигуру Горислава, гоблин понял, что перед ним бывалый вояка. Однако отступать было некуда. Даже если Форс уступит этому воину в битве на мечах, он должен показать класс. Настолько, чтобы Горислав взял его в городскую охрану. А там… там и до дьюлы недалеко. Уж шанс показаться правителю на глаза и произвести на него впечатление Форс наверняка изыщет. Гоблин вооружился предложенным ему учебным мечом и сосредоточился. Начальник городской стражи тоже не торопился. Он профессионально прощупывал своего противника, стараясь найти слабые места в обороне. Однако Форс был не так-то прост, а Гориславу все-таки до Бермяты было далеко. Несмотря на все свои усилия, сломать оборону гоблина и задеть его мечом он так и не сумел. И это при том, что Горислав пускался на всяческие хитрости. И собственную защиту ослаблял, и нарочитые ошибки делал, и даже грязные приемы использовал. Однако Форс оставался непоколебим, как скала. И даже не запыхался нисколько. Вот ведь нечисть упрямая! А хорош… очень хорош. Гориславу бы с десяток таких бойцов, и город мог бы спать спокойно.
Однако профессиональных, опытных воинов сейчас и пару найти сложно было. Всех забрал дьюла Бячислав для своего грядущего похода на восток.

        - Вот что, паря, подходишь ты мне, - решил Горислав, опуская меч. - Я тебя десятником возьму. Не криви морду, не криви. Сам помысли. Я тебя, почитай, с улицы беру. Окромя Силантия тебя здесь и не знает никто. А окажешь себя наилучшим образом, глядишь, и дальше тебя продвину. Только чую я, долго ты у меня не задержишься.

        - Почему это? - удивился Форс, который как раз планировал осесть в столице надолго.

        - Наверняка дьюла тебя углядит, да к себе в войско сманит. Помяни мое слово, недолго тебе этого ждать. А можа, и ждать незачем? - задумался Горислав. - Иди прямо сейчас к дьюле, покажи удаль. Такого воина, как ты, Бячислав оценит.

        - А может, и нет, - хмыкнул Форс. - Сам же сказал, что меня здесь никто не знает. Так что если меня дьюла и наймет, то вряд ли задорого. Нет уж. Я сначала себя покажу. Пусть Бячислав меня заметит. Когда сам нанимаешься на службу, тебе одна цена, а когда тебя нанимают - другая.

        - Ишь ты… - хохотнул Горислав. - Умник какой выискался. Ну, что ж. Послужи в городской охране. А я на тебя посмотрю. Сегодня устраивайся, жилье себе ищи, а завтра с первыми петухами чтобы у западных ворот стоял. Сам приеду, проверю. Да обскажу, что делать надо.
        Форс пожал плечами, но не стал оповещать, что сам когда-то ходил в начальниках городской охраны. Зачем? Пусть думают, что он способный, да приметливый, все налету схватывает. Такому и цена больше, и уважение. А то, что уважение в этой стране может заработать даже гоблин, Форс давно уже понял. Теперь оставалось самое главное - найти себе жилье.

        - Горислав, а не посоветуешь ли ты мне, где остановиться? - спросил Форс.

        - Это хорошо, что ты не гордец, и чужим советом не гнушаешься, - улыбнулся Горислав, дергая себя за ус. - А посоветовать могу. Чего ж не пособить хорошему человеку… даже если он не человек. Значится так. Поедешь сейчас по центральной улице до собора, там налево повернешь. Проедешь еще немного, и увидишь справа трактир. «Золотой петух» называется. Скажешь хозяйке, что от меня. Тогда она цены ломить не будет. Понял ли?

        - А не понял, так я его провожу, - вмешался Силантий. - Давно я у вас не был и Маланью не видел. Небось, еще раздобрела хозяйка?

        - А что ж ей не добреть? Жива, здорова, слава Богу, - хмыкнул Горислав. - Ты ей предложи, чтоб она Форса не токмо на постой пустила, но и охранником наняла, когда у того пересменки будут. А ты не боись, гоблин. Маланья крепкая баба, и платит хорошо. А лишняя денежка карману не тяга.

        - Да я и не боюсь, - пожал плечами Форс. Что он, баб что ли не видел?
        Таких точно не видел. Никогда. Уж на что гоблин был не мелкий воин, а и то рядом с Маланьей бледно выглядел. Ну так, хоть не терялся рядом, как другие мужики. Ну и бабища! Поперек себя шире! Но красивая на лицо, ничего не скажешь. И сразу видно - хозяйка. Властная, уверенная, жесткая. Хе… а Силантий-то как сразу расплылся в масленой улыбочке! Никак глаз на хозяйку положил? Точно! Бороду вздернул, живот выпятил, и рядом топчется, только что не курлычет. Вот пройдоха! Впрочем, и Маланья на него благосклонно смотрит. Интересно, может у них роман периодический? Не зря же купец именно сюда на ночлег стремился? Вон с какой улыбочкой Маланья его комплименты слушает, да цветет как маков цвет. Демоны! Ну и долго они будут глазки друг другу строить? Жрать же охота! Э-э-э… а может не надо было возмущаться так громко? Вон как Маланья недовольно к нему обернулась. Ну, все. Теперь и кормить не станет, и на постой не возьмет.
        Однако реакция хозяйки трактира оказалась совершенно другой. Абсолютно для Форса неожиданной. Увидев перед собой молодого, рослого воина, Маланья буквально расцвела. Эх, хорош мужик! И не беда, что нечисть. Не сморчок какой-нибудь плюгавый, а настоящий богатырь! И кого интересует, что уши у него не людские, кожа темная, а во рту клыки? Соседей? Да начхала на них Маланья с высокой колокольни. Ох, как же хорош молодец! Прямо сейчас взяла бы да в спальню завлекла! И какими же судьбами ты, воин, в трактир попал? Ах, ужинать хочешь, да ищешь, где на постой остановится? Ну, так лучшего места тебе не сыскать. А уж если и Горислав за тебя ручается, то тем паче. Проходи, садись, гость дорогой, сейчас будет тебе ужин. А потом и комнату тебе приготовят. Воды горячей в бадью натаскать? А можа, и спинку потереть? Ишь ты, какой! И не покраснел даже. Ну, ну, посмотрим, как ты ночью себя окажешь. Смотри, дверь в комнату не запирай. А то мало ли… можа, кто в гости заглянуть надумает?
        Когда Форс увидел, что на сочных губах Маланьи появилась зазывающая улыбка, он даже глазам своим не поверил. А когда она жеманно повела плечами, выставляя грудь вперед, и бросила на гоблина обволакивающий взгляд, тот даже головой помотал. Может, ему померещилось? Ведь сколько времени он уже без баб обходится! Да нет, не померещилось. Намек спинку потереть был настолько явным, что прозрачнее не придумаешь. Ха! Неужели кто-нибудь думает, что он откажется от предложенного удовольствия? Вот еще! Форс одарил гостеприимную хозяйку одной из самых своих обаятельных улыбок (стараясь не демонстрировать все клыки) и фривольно шлепнул ее по заду. Маланья довольно фыркнула и уплыла на кухню. Видимо, поторопить слуг с ужином.

        - Повезло тебе, - тяжко вздохнул Силантий. - Маланья на тебя глаз положила. Будешь жить у нее в трактире, как у Христа за пазухой. Ты только смотри, - построжел купец, - не обижай ее. Она баба хорошая, хоть и любит молодых воев больше положенного.

        - Да что я, совсем без ума? - обиделся Форс. - Думаешь, раз я нечисть, так и с бабами обращаться не умею? Правда, человеческих женщин у меня немного было, но я не думаю, что есть особая разница. Все бабы любят, когда им слова сладкие говорят да подарки дарят. Так что за Маланью не беспокойся. Она меня пригреет, и я ее не обижу. Защищу даже, если что.

        - То ты правильно мыслишь, - согласился купец. - Народишко в трактире разный бывает. Иной раз такой поганец забредет, света белого не взвидишь. А Маланья хоть и крепка, а все баба. Да и охрана у нее курам на смех. Всех хороших-то воев Бячислав к себе забрал. Так что ей приходится обходиться тем, что есть.

        - А ты кто таков, и что здесь делаешь? - прервал дружеский разговор пьяный голос.
        Форс обернулся. Белобрысый парень, еле стоявший на ногах, махал мечом в опасной близости от уха гоблина. Силантий нервно сглотнул, а Форс даже не дернулся. Все равно этот пьяница ничего ему сделать не сможет. Реакция у гоблина уж всяко лучше, чем у человека. Тем более, пьяного.

        - У, нечисть проклятущая! - продолжал нарываться белобрысый тип. - Чего сюда явился? Баб наших соблазнять? Ну? Что молчишь? Аль ты слова не доищешься? Гля, гля, народ, как у него рожа по шестую пуговицу вытянулась! Боишься?

        - Очень, - спокойно ответил Форс.
        Что случилось дальше, так никто и не понял. Только что сидевший в абсолютно расслабленной позе гоблин молниеносно вскочил и, одним ударом, отправил незадачливого противника в нокаут. Парень перелетел через стол, перевернулся и ткнулся носом в пол.

        - У кого еще есть ко мне какие-нибудь претензии? - спокойно поинтересовался Форс. Однако больше желающих напасть на гоблина не нашлось.

        - Ты эту дрянь из моего кабака вынеси, - скомандовала Маланья. - Да макни его в пруд башкой, чтоб остыл. Только не в тот, что за трактиром, там без жернова на шее дна не достать. Прогуляйся дальше по улице, до тупичка. Там тоже есть, где горячую голову охладить.

        - А не утопнет? - встревоженно поинтересовался Силантий, глядя, как Форс тащит бедолагу за шиворот к выходу.

        - Не утопнет, - отмахнулась Маланья. - Там болото старому воробью по колено.
        Обратно Форс вернулся довольно быстро. Однако где именно он выкинул незадачливого противника, никто уточнять не стал. Во избежание. Маланья поставила перед гоблином кувшин с вином, Форс тут же наполнил две кружки (себе и Силантию) и выпил. Бр-р-р!

        - Что это? - сдавленно поинтересовался гоблин, пытаясь прийти в себя после огненного напитка.

        - Знаменитая Маланьина настойка, - хохотнул Силантий. - Ты закусывай, закусывай, так она легче пойдет. Давай по второй, - гоблин отрицательно помотал головой. - Давай, давай, - настоял купец. - Первая рюмка колом, другая соколом, прочие мелкими пташками.
        Форс махнул рукой и, задержав дыхание, опрокинул внутрь еще одну порцию обжигающего напитка. Силантий оказался прав. Вторая кружка пошла куда лучше. Внутри разлилось приятное тепло, и гоблину похорошело.

        - Хороший ты воин, Форс, сильный, только людей не жалеешь, - вздохнул Силантий, которого уже «повело». - Неужто ты не мог парня другим способом приструнить?

        - Мог. Только зачем? Что это за кабак, если ни единой драки за вечер? - хмыкнул гоблин. - Ну и потом. Теперь здесь все меня знают. И очень серьезно подумают, прежде, чем приставать или затевать в трактире драки. Люди странная раса. Вам сложно что-нибудь объяснить на словах. Поступки вы понимаете гораздо лучше.

        - Ты не очень-то любишь людей, правда? - вздохнул Силантий.

        - А за что мне их любить? - удивился Форс. - Люди ненавидят всех, кто на них не похож и пытаются истребить. Неважно, есть от них опасность, или нет. С людьми невозможно договориться по-хорошему. Они жестоки настолько, что ни одной нечисти не снилось. Ты знаешь, Силантий, ваша Ингрия первое человеческое место, которое мне нравится. Здесь мной не брезгуют и не презирают только за то, что я гоблин. Мне дали работу, предоставили ночлег, ты пьешь со мной за одним столом… в своей жизни я впервые сталкиваюсь с подобным отношением людей. Обычно, они стремились меня убить сразу же, как только видели.

        - На наших землях нечисть тоже не шибко любят, - хмыкнул Силантий. - И поверь мне, есть за что. Разум не в каждом нечистом сыщешь. Однако ж ты - совсем другое дело. Коли бы не внешность твоя, так и нечистью бы тебя не назвал никто. Да и внешность мало ли от чего бывает? Может, зачаровал тебя кто? Или сглазил? А то, что приняли тебя здесь… так то вовсе не потому, что люди добры. Просто гоблинов здесь отродясь никто не видел. И не воевал с ними. А коли крови меж нашими народами нет, так и делить неча. Почто будут ненависть к тебе испытывать?

        - Странно… - нахмурился Форс. - Если здесь никогда гоблинов не видели, как же меня знахарь опознал?

        - Какой?

        - Да есть один, Неврютой зовут. Так вот он враз во мне гоблина признал. И охарактеризовал нашу расу верно, хоть и сгустил слегка краски.

        - А ентот Неврюта не у Бранчеевки ли живет? - поинтересовался Силантий и, получив утвердительный кивок рассмеялся. - Ну, тогда чему дивиться? Неврюта раньше княжеским знахарем был. По миру путешествовал, многое повидал. Небось, и гоблинов тоже.

        - А что княжеский знахарь в глуши делает? - удивился Форс.

        - Так ведь нет уже князя. Дьюла его стол занял. Хорошо хоть наследнику жизнь оставил, и то диво. Бячислава в излишней сердечности еще никто не упрекнул. Ну, а как князь погиб, и знахарь его из дворца ушел. Подальше от дьюлы.

        - Вон оно что… - дернул бровью гоблин.

        - Ну что, еще по одной накатим? - предложил Силантий.

        - Нет, - решительно отказался Форс. - Мне завтра с утра вставать рано. Да и потом… мне же нынче спинку обещались потереть прийти, - плотоядно улыбнулся гоблин. - Хорош я буду, если не смогу даже лыка вязать.

        - Удачи! - понимающе ухмыльнулся купец.
        Да уж, удача сегодня гоблину определенно пригодится. Маланья выделила ему хорошую комнату и даже велела натаскать воды в бадью, но… действительно ли она придет? Теперь уже Форс в этом сомневался. Может, хозяйка пошутила просто? И глазками стреляла просто так? Для развлечения? Пойти самому к ней? Нет, не стоит. А вдруг это действительно была только шутка? Вот Маланья высмеет гоблина, который принял все всерьез. А Форс не любил, когда над ним смеялись. Тем более, женщины. Да и не хотелось ему терять место в таком трактире. Баб на свете много, а хорошее жилье пойди, поищи!

        - Ты не уснул там, молодец? Али не ждешь гостей? - раздался над ухом гоблина ехидный звенящий женский голосок, и Форс открыл глаза.
        Надо же… Маланья не пошутила. Она действительно пришла к нему в комнату. Широко распахнутые синие глаза блестят от возбуждения, сочные губки от постоянного покусывания стали алыми, словно вишни, грудь вздымается… грех не откликнуться на такой призыв. Форс, нимало не смущаясь собственной наготы, вылез из бадьи и тут же обнял Маланью покрепче. Ну, теперь точно не уйдешь!

        - Измочишь меня всю, ирод окаянный, - охнула хозяйка, но даже не попыталась вырваться.
        Что, неужто наряд жалко? Так избавиться от него надо к демонам собачьим! Ну и что, что пальцы гоблина в пуговицах Маланьиного платья путаются? Как им не путаться, если Форс такие наряды с баб не снимал еще? А в таком деле практика нужна. Желательно, ежедневная. Гоблин освободил Маланью от одежды и впился поцелуем в ее губы. Какие же они мягкие! Кожа нежная, гладкая, пахнущая выпечкой… голова кругом идет! Не забыть бы только заклинание активировать. Форс быстро щелкнул пальцами и, увидев зеленоватый дымок, окончательно успокоился. Он купил это заклятье у мага за очень приличные деньги, но не пользовался им уже давно. Впрочем, Форс и в одной постели с женщиной давно не оказывался. А заклятье как раз и было рассчитано на такой случай. Чтобы подстраховаться. А то гоблин знает этих вертихвосток. Около бабы только портками потряси - и она уже беременна. Нет, лишних проблем Форсу до смерти не нужно. Хватает и тех, что уже есть. Демоны Мертвого Мира, да куда ж ты торопишься-то так, Маланья? Терпежу больше нет? Хе… потерпишь еще. Вечер только начинается. И торопиться совершенно некуда. До рассвета еще
далеко. Очень далеко…
        Просыпаться утром и ехать к западным воротам столицы было тяжко. Очень. Во-первых, Форс (естественно!) не выспался, а во-вторых, страдал с похмелья. Маланья, правда, предлагала ему рюмочку поднести, но пить с утра, да еще в первый же день выхода на работу, гоблин не решился. Хлебнул рассола и, взяв еды, направился на службу. Несмотря на то, что Форс подъехал к западным воротам даже раньше назначенного времени, Горислав его уже ждал. Видимо, решил проверить, насколько гоблин пунктуален. Увидев недовольную, опухшую морду Форса, начальник городской стражи понимающе хмыкнул, но поблажек делать не стал. Впрочем, Форс, будучи профессиональным наемником, тоже не обращал внимания на такие мелочи. Горислава он слушал очень внимательно и задавал наводящие вопросы. В принципе, охрана Вемеи, являющейся столицей Ингрии, практически ничем не отличалась от охраны других городов. Дисциплину у стражников Горислав поддерживал железную, указания давал четкие и ясные, так что особых проблем у Форса не возникло. Тем более, что опыт работы в данной сфере у него был не маленький.

        - Мзду бери в меру, половцев и печенегов до нитки последней обыскивай. Коли прибудут гонцы от василевса, али от Мирослава, тут же посылай людей упредить дьюлу о визите, а гонца продержи у ворот минут несколько, - давал наставления Горислав.

        - А есть те, кого от ворот взашей гнать надобно? - тут же уточнил Форс.

        - Разве что гусляр объявится, Ставр Одихмантьевич. Так на того и псов спустить дозволяю. Сей поганец вздумал про дьюлу песни хулительные петь. А народ и рад, уши развесил.

        - А как этот Ставр выглядит?

        - Ростом чуть ниже тебя будет, светлый, лицо такое… бабам нравится. На вид ему весен 25-27. Был он когда-то у князя сотником, да ранили его неудачно. Меча Ставр поднять не может, так поди ж ты! Гусли поднял! И ведь как поет, как поет… внутри все переворачивается. Бячислав поклялся, что коли Ставр ему попадется, он ему вовсе руки отрубит. Так что увидишь гусляра - гони его взашей. Да упреди, чтоб не смел здесь больше появляться.

        - Хорошо, - фыркнул Форс, поняв, что Горислав испытывает к гусляру явную симпатию и совершенно не хочет, чтобы тот лишился рук.
        Да не пропустит гоблин в город никаких гусляров! Что ему, сложно что ли? Стоять на охране ворот это вообще занятие для лентяев. Таких, как он. Разумеется, при необходимости Форс мог напрячься и показать высший класс, но зачем расходовать свой талант впустую? Умения надо демонстрировать тогда, когда их оценят. И они смогут сыграть тебе на пользу. Так что на воротах гоблин практически не отличался от солдат своего десятка, которым командовал. Так же травил байки, тряс мзду с проезжавших купцов, перешучивался с молодками. Кстати, о молодках. Как это было ни странно, но Маланья оказалась отнюдь не единственной женщиной, положившей глаз на Форса. Первое время гоблин никак не мог привыкнуть к своей свободе, постоянно ожидая, что ему запретят появляться в каких-нибудь районах города или начнут проводить разъяснительные беседы по поводу того, что человеческих женщин грязной нечисти трогать нельзя. Однако ни того, ни другого не происходило. Более того, Форс и сам уже начал подчас забывать, что он гоблин, поскольку столичный народ, попривыкнув к его необычной внешности, обращал на него внимания не больше,
чем на любого другого десятника.
        Правда, лишний раз с Форсом связываться не решались. Но гоблин и на это перестал обращать внимания. В конце концов, встать поперек дороги тому же Гориславу тоже дураков не находилось. Так что Форс пользовался всей свободой, которую только мог себе вообразить. И даже не мог. Особенно это касалось человеческих женщин. И если первое время гоблин еще сторожился и осторожничал, каждый раз ожидая подвоха, то спустя время осмелел. И даже обнаглел. Теперь он уже не ждал, пока девка зазывно ему улыбнется, а улыбался им сам. Подмигивал, подшучивал и предлагал проводить до ближайшего сеновала. Были, конечно, и такие, которые нос от него воротили, но подобные бабы есть везде. И фыркали они вовсе не потому, что он гоблин, а потому, что Форс простой десятник без роду, без племени и (главное) без состояния. Ха! Не больно-то и надо! Покладистых девок в Вемее было гораздо больше, чем надутых недотрог. Да и вообще жизнь в столице бурлила ключом. И Форс, поверив, наконец, что всем наплевать на его гоблинскую сущность, окунулся в этот котел со всей свойственной ему энергией. Он с удовольствием торговался на ярмарках,
сбивая цену почти вдвое, участвовал в боях стенка на стенку, ходил на службу (двое суток через двое) и по-прежнему жил в трактире «Золотой петух», пользуясь благосклонностью Маланьи. Трактирщица, приобретя в лице гоблина и постояльца, и любовника, и телохранителя, не могла на него нарадоваться. А Форс, будучи по натуре не жадным, периодически делал ей подарки. То цветной платок, то бусы, то еще какую мелочь… словом, жизнь, наконец, у гоблина наладилась. Правда, как оказалось, к сожалению, не надолго. Впрочем… этого следовало ожидать.
        Глава 5

        Сомнения хуже самой жестокой правды.

        Мольер.
        Визит к дьюле Марина откладывала до последнего. До самого последнего. Однако дальше тянуть было некуда. Следовало везти налог и в очередной раз убеждать Бячислава в собственной лояльности. И зачем дьюле нужно, чтобы именно баронесса к нему приезжала? Неужто сбор дани нельзя передать управляющим с обеих сторон? Наверное, слишком уж любил Бячислав упиваться своей властью над людьми. Как же, сами сиятельные графы, бароны, виконты кланяются и лично дань везут. И как дьюла не лопнул еще от собственного величия? Маньяк недобитый. Может, следовало все-таки принять приглашение Фьяны и переехать в Фотию? Так жалко было Ласково покидать. За полгода Марина к своему поместью уже привыкла, да и к людям тоже. Впрочем - в данный момент выбирать не приходилось. Раз Марина до сих пор не покинула Ласково, значит должна была везти налог дьюле. Выказывать ненормальному Бячиславу неповиновение и подставлять своих людей (которые были ни в чем не виноваты), ей совершенно не хотелось. А в том, что дьюла будет мстить за самоуправство баронессы ее подданным, Марина не сомневалась.
        Дьюла Бячислав, не взирая на то, что правил Ингрией всего-то последних 5 лет, действительно успел стяжать зловещую славу. Убив прежнего князя (ранее Ингрия входила в состав Роси) и заняв стол, Бячислав сразу же объявил себя независимым правителем. И возмечтал завоевать мир. Дьюла готовился к великому походу долго и тщательно, разведывая, переманивая себе на службу лучших магов и военачальников, собирая войско. Бячислав даже умудрился заключить союз с половцами, обещая им, в случае удачи, отдать Фотию. Разумеется, исполнять столь глупое обещание дьюла не собирался, ему самому нужен был выход к морю и контроль над торговыми путями, но чего не пообещаешь, если хочешь победить. Хан Кобяк был весьма тщеславным, но не очень дальновидным человеком. Не зря же василевс постоянно бил его войска. Жаль, жаль, что погиб барон де Ривароль. Его военный опыт был бы сейчас как нельзя кстати. Бячислав приложил много сил, чтобы переманить его на свою сторону. Возвел в баронское звание, подарил Ласково, и тут… всего одна удачно выпущенная росская стрела, и барона больше нет. А все, что осталось от лихого воина - это
вдова с ребенком. Да еще девочкой. Тьфу! Однако Бячислав не стал отнимать у них Ласково. На Марину де Ривароль у него были совсем другие планы.
        Сначала дьюла планировал выдать ее за одного из своих военачальников. Дав войско, Бячислав мог бы быть уверен, что он отнимет у родственников почившего барона владения, которые те захватили. Однако потом, когда дьюла заключил союз с Кобяком, его намерения изменились. У хана был сын. И Марина могла стать для него очень хорошей приманкой. В конце концов, Тугарин же осел, женившись. Так неужели сын славного Кобяка не мечтает о том же самом? А имея под рукой сына, можно будет удерживать и самого хана в рамках приличия. Направлять его, натравливать, бросать его войско в самые тяжелые сражения. Разве не для этого нужны дикие половцы? Не для того, чтобы помочь дьюле удержать в руках с таким трудом доставшийся ему трон? Ведь если бы не предательство, не магия, не простое стечение обстоятельств, дьюле ни за что не удалось бы победить законного князя Ингваря. Впрочем, тот все равно так и не сдался до конца. Ингварю удалось наложить заклятье на символы власти, заставив их подчинятся только княжеской крови. Именно это и спасло жизнь наследника престола, княжича Ульрика.
        Править страной без магических артефактов, являвшихся еще и символами княжеской власти, было попросту невозможно, хотя Бячислав и пытался. Обойти заклятье, наложенное Ингварем на пороге смерти, тоже пока не удавалось. Так что дьюле пришлось не только сохранить Ульрику жизнь, но и держать его возле себя на официальных приемах. Бесило это дьюлу до крайности, ибо десятилетний княжич ненавидел его изо всех сил, и постоянно старался сделать какую-нибудь гадость или нарушить протокол. Не помогали ни порка, ни постоянные запугивания. Наверняка, мальчишку кто-то подуськивает. Он был слишком мал, когда погиб его отец и вряд ли что помнил о событиях тех дней. Однако найти виновных не получались, а княжич молчал. Пришлось Бячиславу прибегнуть к магии и обезобразить лицо мальчишки шрамами, чтобы выбить у него из головы мысль о княжеском престоле. Пусть-ка лучше о своей собственной страшной внешности думает, да комплексами обрастает. Глядишь, и к людям меньше тянуться будет. А с нелюдимыми княжичем и разговаривать никто не станет. Особенно, если Бячислав пустит слух, что шрамы - это проклятье.
        Изменившаяся внешность действительно доставляла Ульрику множество неприятностей. Окружавшие его люди, и так не баловавшие княжича своим вниманием, стали просто избегать его. Да и сам Ульрик, обзаведясь шрамами, уже не привлекал к себе внимания выходками. Напротив. Старался быть как можно незаметнее. Вот и в этот раз, когда Бячислав готов был принять у себя баронессу де Ривароль, княжич почти спрятался за трон. Дьюла дал знак, и слуги открыли двери, впуская Марину с дочерью в тронный зал. Бячислав с удовольствием вытянул ноги. Чувствовать свою власть над знатными и богатыми людьми ему было не просто приятно - он упивался этим. Две фигурки присели в вежливом реверансе (никакого подобострастия в движениях и почтения во взгляде! - отметил дьюла), выпрямились и подняли глаза. Ледяные, серые у матери и ярко-голубые, любопытные, у дочери. Нда. Это могло стать проблемой. Баронесса не только хорошо собой и богата (особенно, если пощипать родственников ее мужа), она еще и весьма самостоятельна. Даже чересчур. Если любая другая женщина стала бы искать себе нового супруга хотя бы для того, чтобы свалить на
него заботы о поместье, то баронесса явно не горела таким желанием. Похоже, она сама была вполне способна о себе позаботиться.
        И все-таки, она хороша! Только тоща больно. Правильные черты лица, чувственные губы… вот только глаза уж больно колючие. И умные. Даже слишком умные для бабы едва-едва 22-х весен. Такую на мякине не проведешь. Сколько раз дьюла засылал в Ласково своих поверенных, чтобы они проследили за баронессой? И что? В поместье у нее идеальный порядок, слуги по струнке ходят, да и себя Марина блюдет. Дьюла ведь к ней и мужиков смазливых подсылал, однако она не обращала на них никакого внимания. И все отзывы, которые получал Бячислав о баронессе, сводились к одному. Железный характер. Твердая рука. Хозяйский взгляд. Словом, не женщина, а статуя ледяная. Холодная, надменная, со свободным и смелым взглядом. Даже странно, что жестокий и властный барон де Ривароль так распустил свою жену, дав ей столько воли. Почтения в голосе не слышно, очи долу не опускает, де еще и дочь тому же учит! Ну и что с ней делать? Сломать? Это выход. Тем более, если доверить это дело половцам. Уж у хана-то она так подбородок задирать не будит, он ей враз крылышки обрежет.
        И все-таки хороша была баронесса. Очень хороша. А подкормить, так и вовсе, поди, красавицей станет. Какая бы из нее княгиня вышла! Но нет, нельзя. Бячиславу в жены девица княжеского рода нужна была. Слишком уж хромало его собственное происхождение! Так что (как ни жаль) от этой мысли ему пришлось отказаться. Впрочем… он вполне может сделать Марину своей любовницей. Надо только выбрать удобный случай. Наверняка баронесса не откажется… особенно, если не захочет, что бы ее дочь пострадала. Белокурый, голубоглазый ангелочек заставлял глаза матери невольно теплеть, и дьюла плотоядно облизнулся, прикинув перспективы заиметь Марину в качестве любовницы. Однако его эйфория длилась недолго. До тех самых пор, пока баронесса не поднесла Бячиславу в дар меч. И непростой меч, а выкупанный в драконьей крови. Славное оружие! Так значит, не зря ему доносили, что баронесса с женой василевса дружна. Наверняка, меч из сокровищницы властителя Фотии достали. Так, так, так… и что же это значит? Угроза? Предупреждение? Намек? Насколько заинтересован василевс в баронессе? Дьюла этого не знал. Но от мысли сделать Марину
своей любовницей отказался. Пока отказался. В данный момент ссориться с василевсом Бячислав не мог. У него еще не было достаточно для этого сил. Да и вообще завоевание мира дьюла планировал начать с западных территорий Роси. Если не задевать василевса, так он, может, и вовсе не ввяжется в эту войну. Отношения у него с Мирославом были не слишком хорошие.
        То, что меч, выуженный из закромов хранилища василевса, произвел на дьюлу неизгладимое впечатление, Марина поняла сразу. Бячислав сначала восторженно осмотрел оружие (меч был действительно потрясающим) а затем, когда догадался, откуда ведет происхождение этот подарок, заметно сквасился, позволив гримасе окончательно изуродовать собственное лицо. Впрочем, дьюла и в нормальном-то виде не производил приятного впечатления. Мутный взгляд холодных глаз неопределенного желтоватого цвета, свинцово серое лицо (как будто его лет десять в подземелье держали), сросшиеся брови, презрительно скривленный рот на надменной физиономии, злая улыбка и медленный, с расстановкой говор. Голос дьюлы был хриплым и неприятным, как скрежет по стеклу. Говорил Бячислав будто через силу, с пренебрежением, постоянно делая паузы. Возможно, таким образом он хотел произвести на собеседника впечатление, но Марину, которая уже устала стоять истуканом, все это попросту раздражало. Да и Зоряна стала подавать первые признаки нетерпения. Может, зря она взяла ребенка с собой? Разве вытерпит пятилетнее непоседливое создание длинный
церемониал? Однако на дочь у Марины были свои планы, подсказанные дальновидной Фьяной.
        Еще дома, когда баронесса только собиралась с визитом к дьюле, она провела с дочерью разъяснительную беседу. Зоряна, несмотря на свой мелкий возраст, была девочкой умной, и поняла все с первого раза. Дождавшись, когда дьюла, наконец, сделает очередную паузу, Зоряна шагнула вперед, сделала реверанс и попросила у дьюлы… разрешения преподнести подарок княжичу Ульрику, как того требует церемония. Лицо Бячислава надо было видеть! Хе… церемония-то, конечно, требовала оказать почет княжичу, но… до сих пор следовать ей никому в голову не приходило. Бячислав настолько опешил, что первые секунд несколько даже никак не реагировал. А потом злобно улыбнулся и разрешение дал. Видимо, решил, что внешность Ульрика отпугнет девочку, а княжичу это будет неприятно. Впрочем, Ульрик и сам не выражал восторга по поводу высказанного Зоряной желания. Пугать малявку до слез он совершенно не хотел. Что ж… в дочери Марина не ошиблась. Ни нелюбезное выражение лица княжича, ни сеть страшных шрамов ее не остановило.

        - Вот, возьми, - протянула Зоряна Ульрику маленькую коробку. - Ну возьми же. Ты что, меня боишься? - княжич надулся, но взял коробку и вежливо склонил голову, благодаря за подарок. - Я сама этот подарок выбрала, - похвасталась малявка. - Ну, посмотри же…

        - Зоряна, будь воспитаннее, что о тебе княжич подумает? - одернула Марина дочь.

        - Я вовсе не сержусь, - поднял глаза Ульрик, видимо, не желая расставаться со смелой девочкой и желая пообщаться хоть с кем-нибудь. - Могу ли я подарить вашей дочери что-нибудь в ответ?

        - А можно я посмотрю на зверей? - тут же определилась со своим желанием Зоряна. - Я слышала, что у дьюлы в зверинце есть пардусы. А я никогда не видела пардусов.

        - Зоряна! - возмутилась Марина.

        - Я покажу, - вмешался Ульрик. Видимо, Зоряна произвела-таки на него впечатление.
        - Пойдешь со мной? - на всякий случай переспросил он Зоряну, самолюбиво надувшись. Та счастливо закивала головой, как китайский болванчик, заулыбалась и просительно повернулась к Марине.

        - Можно?

        - Можно! - щедрым жестом разрешил дьюла.
        И проводив выбежавшую из тронного зала парочку детей, призадумался. Если Бячиславу не удастся снять заклятье князя Ингваря, Ульрику так и придется оставить жизнь. По крайней мере, до тех пор, пока он не обзаведется потомством. И вот тут как раз возникшую симпатию Ульрика к дочери баронессы можно будет использовать. А потом… потом от них обоих можно будет отделаться. Главное - не совершать повторной ошибки, не доверять воспитание потомства Ульрика посторонним людям. Дьюла должен его полностью контролировать. И тогда трон удержит не только он сам, но и его наследник. О появлении которого, кстати, уже пора было начинать думать

        Ульрик вышел во двор и прищурился от чересчур яркого солнца. Он был растерян. Княжич совершенно не понимал, что происходит. Казалось, что навязавшаяся ему пигалица совершенно не замечает его уродства. Она смеялась, щебетала, тянула его за рукав…

        - Почему ты не хочешь посмотреть мой подарок? Открой!
        Святые угодники! Она не просто не пугалась его, она им командовала! Ульрик послушно открыл коробку. Там лежала большая круглая золотая брошь с самоцветными камнями, изображавшая неведомую птицу с длинным хвостом.

        - Красиво? - ожидающе поинтересовалась Зоряна.

        - Очень, - улыбнулся Ульрик, пряча брошь.
        Первый раз за последние три года, за все время проклятья, с ним кто-то общался по-дружески.

        - Хочешь покататься на качелях? - предложил Ульрик, и Зоряна закивала.

        Прием у дьюлы затянулся почти до вечера, однако Марина не стала оставаться в столице с ночевкой. Во-первых, цены на местных постоялых дворах были кусачими (а ей не только за себя надо было платить, но и за весь штат сопровождающих), а во-вторых, она просто не хотела находиться с дьюлой в одном городе. Так что сразу же после аудиенции она велела возвращаться домой. Причем через западные ворота. Мало ли что Бячиславу в голову придет? Лучше перестраховаться.
        Сказать, что Марина удивилась, увидев знакомого гоблина в охране, это ничего не сказать. Она просто прибалдела. И даже подумала сначала, что обозналась. Однако перепутать Форса с кем бы то ни было другим было весьма проблематично. Острые, длинные уши, янтарные глаза, густая грива волос неопределенного ржавого цвета (на сей раз расчесанных и даже связанных в хвост узкой, черной шелковой лентой), смуглая кожа цвета темного, отполированного временем янтаря… да уж, перепутать гоблина с кем-то другим было попросту невозможно. К тому же, увидев женщину, спасшую ему жизнь, Форс склонился в вежливом поклоне и беспрепятственно пропустил кавалькаду. Марине осталось только порадоваться, что она когда-то спасла этого гоблина. Иначе точно не обошлось бы без многочасового осмотра и внушительной взятки. А задерживаться, тем более сейчас, когда день и так клонился к концу, у Марины не было никакого желания.
        Впрочем, то, что Форс не задержал кавалькаду у западных ворот, абсолютно ничего не изменило. В Ласково Марина до наступления ночи так и не попала. И всему виной был отбор дружинников в войско дьюлы, проводившийся в одной из деревенек. Староста, выяснив, какая именно гостья проезжает по их территории, вежливо остановил процессию и попросил баронессу лично благословить бравых воев. Ну и как можно было отказаться от подобной чести? Да никак. Марина выяснила это после нескольких первых же попыток деликатно отвертеться от этого мероприятия. Ее буквально вытащили из кареты, привели на площадь и заставили участвовать в церемонии. Поняв, что от данной великой чести отказаться ей все равно никак не удастся, Марина смирилась, и постаралась, чтобы ее напутствие будущим воям, готовящимся сложить головы за великого дьюлу было действительно душевным. В конце концов, разве виноваты эти зеленые, молодые пацаны, что Бячислав заражен бациллой всевластия? Да нет конечно. И наказ им староста давал вполне жизненный. Марина аж заслушалась. Всем бы воинам такое говорили, отправляя на службу. Золотые слова: есть и пить
без шума великого, при старых молчать, премудрых слушать, старшим покоряться, с равными и младшими любовь иметь, без лукавства беседуя, а побольше разуметь; не свиреповать словом, не хулить в беседе, не смеяться много, с нелепыми женщинами не беседовать, глаза держать книзу, а душу ввысь, избегать суеты. Если же вам придется крест целовать братии или кому-либо, то, проверив сердце, свое, на чем можете устоять, на том и целуйте, а поцеловав, соблюдайте, чтобы, преступив, не погубить души своей.
        Наставление старосты действительно было мудрым. Только вряд ли кто к нему прислушается. Молодые воины, не знающие, как страшна и кровава бывает война, уже мнили себя героями. Тьфу! Хоть бы в зеркало на себя посмотрели! Впрочем… Марине вообще не нравились местные богатыри. Ни росские, ни ингрийские. Белые, рыхлые, явно склонные к полноте тела больше подходили поедателям гамбургеров, чем защитникам Отечества. Бородатые воины (насколько Марина уже успела заметить) только и горазды были, что медовуху пить, да с теремными девками забавляться. Да и вообще местные богатыри на непредвзятый взгляд баронессы (избалованный голливудским ширпотребом и знакомыми спортсменами) были поголовно похожи на молочных поросят. Обними и плачь просто! Утешало в этом плане только одно - западные рыцари были не лучше. Более того, у богатырей перед своими западными собратьями-рыцарями было даже целое одно преимущество. Они, по крайней мере, хотя бы мылись. И от них не несло кислыми щами, протухшими, как минимум, еще во времена Великого потопа. Хотя… Марина вообще к богатырям была равнодушна. Ну не нравились ей никогда
накачанные мужики, способные завязать кочергу бантиком. Вкус баронессы, скорее, склонялся к мужчинам чуть более, чем средней комплекции. Спортивным, но не перекаченным. Ну вот, как это гусляр, например, собравший возле себя толпу сразу же, как только закончилась официальная часть. Марина подошла поближе.
        Вряд ли она могла бы сказать определенно, чем именно привлек ее развлекавший народ гусляр. Разве что своим внешним видом. Баронесса даже пробралась сквозь толпу и подошла ближе, чтобы разглядеть заинтересовавшего ее типа. Гусляр того стоил. Правда, рост его было определить проблематично, поскольку он пристроил свой зад на какую-то лежавшую боком бочку, но все остальное было вполне… ничего себе. Светленький, голубоглазый, симпатичный… даже более чем… гусляр производил впечатление. Причем, не только на Марину.

        - Кто это? - поинтересовалась она у сопровождавшего ее Бермяты.

        - Енто? Дык Ставр Одихмантьевич. Известный гусляр. Был он когда-то воем у Мирослава. Да не простым воем, сотником. Славно владел и мечом, и луком. Жаль, что поранили его в бою. Теперича Ставр токмо гусли в руках держать может. Но уж как коснется их, ни одно сердце не устоит.
        Ну, может, и не устоит. Особенно женское. Только дело тут вряд ли в гуслях. И в умении Ставра петь. Да чего стоят одни его золотисто-блондинистые кудри, рассыпающиеся при дуновении ветра, его музыкальные пальцы, перебирающие струны, его глаза, проникающие куда-то внутрь, куда-то, куда «посторонним вход воспрещен». Впрочем, как только гусляр завел свою первую песнь, Марина поняла, что была не права. Категорически не права. Голос у Ставра был великолепным. Бархатный баритон обволакивал, увлекал, соблазнял, толкал на глупости… во всяком случае, Марина поймала себя на мысли, что готова пригласить этого бродягу в Ласково. С концертом. И даже готова устроить ему индивидуальное прослушивание.
        Поймав себя на столь крамольной мысли, Марина даже затрясла головой. Да что она? Совсем с ума сошла? Своих проблем мало? Какие еще гусляры? Ну, если только послушать… и то на общих правах. Сейчас. Не выделяясь из толпы. Послушать и ехать дальше. Благо, репертуар гусляра отличался разнообразием. Бесстрашный Ставр проехался и по боярам, и по купцам и даже по князьям. Тонко, иронично, безжалостно… так, чтобы вызвать в толпе смех. И толпа с удовольствием аплодировала своему любимцу. Интересно, у всех гусляров хватает наглости порочить верховную власть, или Ставр такой один? А может, гусляр смел только потому, что дает свое представление не в столице? Впрочем, дьюла вряд ли потерпел бы в своем городе подобное вольнодумство. Да и мало кто потерпит такое. Вон, торговый гость, пылающий злостью, вперед выступил, пытается бесстыжего гусляра к порядку призвать. Ага, как же. Не на того напал. Что там купец гусляру советует? В церковь идти, да грехи отмолить?

        - Повадишься к вечерне - не хуже харчевни. Ныне свеча, завтра свеча, тут и шуба с плеча, - хохмя, тут же ответил ему Ставр.
        Однако купец не оставил надежды вразумить гусляра. Наивный. На каждую его прочувственную речь Ставр отвечал веселой, ехидной пословицей. И ведь как к месту!

        - Поди вон отсюда, да не показывайся здесь! - не выдержал, наконец, торговый гость.

        - А что мне за это будет? - не желал угомониться гусляр.

        - Ничего!

        - Э-э-э… - разочаровано протянул Ставр. - Ничего-то у нас и дома припасено! Уж сколь стараюсь, а все одно бестолку. Хвать в карман, ан дыра в горсти. И ничего боле. А жива душа калачика хочет.

        - Дождешься, шкуру-то с тебя спустят! - возмутился купец.

        - Уж не ты ли? - фыркнул гусляр. - Я свою шкуру пуще золота берегу. Князьям да боярам песен не пою. На мне шкура не черного соболя, да своя, так и хороша. А коли я спел чего не так, так то не моя вина, так уж в песню легло, сложилось.
        Блин! Ну нашел купец с кем связываться! С местным предшественником «Камеди Клаб»! Ставр же сейчас просто от нечего делать его опустит. И глазом не моргнет. Однако гусляр, похоже, потерял к купцу всяческий интерес. Он спел еще пару песенок по заказам толпы (кстати, действительно интересные повествования о военных походах) и приступил, наконец, к основной части программы. Марина поняла это сразу же, как только народ благоговейно замолк. Ставр откашлялся, тронул струны гуслей и начал рассказывать… про русалок. Странно… да что тут такого? Точнее - что такого, к чему стоило прислушаться? Однако толпа еле дышала. Надо же… им тут что, ужастников не хватает? Так вся средневековая жизнь - один сплошной фильм ужасов. Хотя… толпа, кажется, мнения Марины не разделала. И слушала Ставра, затаив дыхание. Марина тоже прислушалась. За компанию. Получилось довольно познавательно.

        БАЙКА.
        Оказалось, что русалки, по местному поверью, это, ни больше, ни меньше, души младенцев, умерших некрещеными. Младенцев, мертворожденных или скончавшихся без крещения, русалки похищают из могильных ям и уносят в свои воды. Они крадут их даже из-под порога избы. (Интересно, а что младенец делает под порогом?) В течение семи лет, в Троицын и Духов дни, души этих младенцев летают по воздуху и выпрашивают себе крещения. Гусляр даже уверял, что их можно спасти произнесением слов: «Крещаю тебя во имя Отца и Сына и Святого Духа!» и ежегодными панихидами в первый понедельник Петрова поста. Если же в семилетний срок они не будут искуплены молитвами и не услышат ни от кого приведенных слов, то навсегда остаются в обществе русалок.
        Еще (опять же, если верить Ставру) русалки любят леденцы и самоцветные камни. А потому любой желающий может поймать нечисть на эту наживку. Вот только в дом ее тащить не стоит. Ибо злопакосная русалка непременно найдет способ выпить кровь, а то и сожрать сердце. Бр-р-р! Граф Дракула нервно курит в сторонке. Хорошо хоть гусляр тут же рассказал о средстве борьбы с водяной нечистью. Оказывается, в купальские дни зацветает Полынь-трава. Именно она является самым лучшим средством в борьбе против водяных и водяной магии. Или оберегом, если ты захочешь просто посмотреть на русалок. Бывают и такие случаи. Кстати (если верить Ставру) посмотреть там есть на что.

        - Встанет над озером месяц, начнет булькать да ухать в камышовых зарослях, захлопает по воде словно вальками, и выкатит из камышей на дубовой коряге водяной. На голове колпак, тиной обмотанный. Увидишь - прячься, под воду утянет, - рассказывал гусляр, перебирая струны.
        Не забыл Ставр и о том, как в ночь на Ивана Купалу русалки-мавки хороводы в венках водят. Хотя… подходить к ним в этот момент не рекомендуется. Русалки-то и в обычный день манят к себе прохожего, гоняются за ним. Хорошо хоть далеко от берега реки или озера они не отходят, потому что боятся обсохнуть.

        - Если при русалке есть гребень, то она может затопить и сухое место: доколе она чешет мокрые волосы, дотоле с нее все будет струиться вода; если же на русалке и волоса обсохнут, то она умирает, - продолжал свой рассказ Ставр. - Следы этих шаловливых подружек остаются изредка на мокром песке; но это можно только видеть, застав их врасплох: в противном случае они перерывают песок и заглаживают следы свои. Дедушка водяной - родственник всем русалкам. Но они, бедненькие, очень скучают без мужчин и все их затеи клонятся к тому, чтобы залучить человека и защекотать его насмерть. Сказывают, что они иногда от скуки перенимают заночевавшее на воде стадо гусей и завертывают им на спине одно крыло за другое, так что птица не может сама расправить крыльев; они же, сидя в омутах, путают у рыбаков сети, выворачивают мотню и скатывают их с речной травой. А полная власть русалкам дана во время русальной недели, которая следует за Троицыным днем и до заговенья. Первое воскресенье за Троицей также называется русальным. Это время самое опасное, бойся к воде подходить.
        - Барыня, нам местный староста место для ночлега определил, - прошептал в ухо Марине Бермята, отвлекая ее от сказаний гусляра.

        - Хорошо, - кивнула головой баронесса, отрываясь от интересного действа.
        Впрочем, выспаться Марине так и не дали. Рано утром, еще до того момента, как в деревне проснулись петухи, к ней прибыл гонец от дьюлы. Ну и что нужно было этому неугомонному типу с утра пораньше? Оказывается, многое. Во-первых, Бячислав превозносил многочисленные достоинства баронессы (Марина напряглась), во-вторых, выказывал надежду, что она не откажет в просьбе, а в-третьих, в приказном порядке, велел ехать на территорию Роси и лечить князя Индрика, который твердо обещался после этого стать союзником дьюлы. Ну, только этого Марине и не хватало для полного счастья! Постороннего князя с неизвестным заболеванием. Впрочем… отступать было некуда. Если только в Фотию. Однако столь круто повернуть собственную судьбу Марина все еще была не готова. Ну, что ж. Тогда придется ехать к незнакомому князю и пытаться спасти его жизнь. Надо только в Ласково заехать, лекарства с собой захватить. Да и дочь оставить на попечении Настасьи. Или, может, ее к Фьяне лучше отправить? К чему рисковать? Медальон связи у Марины есть. Правда, Зоряна такому повороту дел вполне может и не обрадоваться, но тут уж ничего не
поделаешь. Безопасность дочери куда важнее ее капризов. Тем более, что у Фьяны, наверняка, ей будет весело. Ведьма хоть фокусами ребенка развлечет. А если что - с помощью магии сможет Зоряну успокоить. Главное только, чтобы Фьяна согласилась посидеть с чужим ребенком, а с остальными проблемами можно будет разобраться по мере их появления.
        Фьяна (к счастью) посидеть с ребенком согласилась. Да и сама Зоряна не выказала особого неудовольствия. Тем более, что вместе с ребенком Марина отправила в Фотию (на всякий случай) Настасью. А с собой (так же «на всякий случай») взяла Бермяту. Кто ее знает, как жизнь повернется… профессиональный воин, по крайней мере, сможет ее защитить. Хотя… если болезнь князя окажется действительно серьезной, никакая защита не поможет. Марина, все-таки, весьма посредственный врач. А в данном мире есть такие заболевания, справиться с которыми не в силах даже магия. Впрочем, росский князь вряд ли решится прибегнуть к данному средству. Бессмертная душа дороже. А магию здесь приравнивают к самому нечистому действу, которое только можно вообразить.
        Впрочем, князь Индрик, ждавший лекарку у самой границы, за ради того, чтобы избавиться от неизвестной болезни, готов был на все. Даже предать Мирослава и перейти под руку к дьюле. Что уж говорить о бессмертной душе, которую Индрик и в молодом-то возрасте не сильно берег? Да и чего беречь? Князь был здоров как бык. Однако Марина (уже достаточно изучившая местное население, особенно высокопоставленное), свои выводы озвучивать не стала. Нравится князю болеть - пусть болеет. Измеряет пульс через каждые пару часов, давление и температуру. Ну есть такие люди, которые любят болеть без надежды на выздоровление все 115 лет своей жизни. И князь Индрик относился именно к этой категории людей. Оставалось только подыграть ему слегка. Мазей выписать, лекарств, да посоветовать беречь свою драгоценную персону. Главное, глубокомысленно качать головой и хмуриться при обследовании пациента. И задавать наводящие вопросы. Не подвержен ли князь приступам тоски? Не жалуется ли на периодическую тяжесть в желудке? А на сонливость? Индрик кивал головой, как китайский болванчик и преисполнялся уважения к лекарке. Надо же,
как она точно симптомы его болезни перечислила!
        Марина смотрела на доверчивого пациента и просто диву давалась. Неужто в росском княжестве шарлатанов нет? Погреть руки на мнительном Индрике можно было без проблем! А что касается симптомов… так это даже не смешно. Что еще может чувствовать косеющий от скуки князь, все развлечения которого сводятся к охоте и обжорству? Гораздо больше Марину заинтересовала княжеская воспитанница. Что они с ребенком делали? Голодом морили? На каторжные работы посылали? Пыточный инвентарь испытывали? Малолетняя Феодосия, носившая (словно в насмешку) титул княжны, выглядела так, что обзавидовалось бы самое бесплотное приведение. Худенькая (кожа и кости, ветром качает), с синюшними кругами под глазами, одетая в какое-то непритязательное рубище, девочка походила на нечто потустороннее. На бледную тень, случайно забредшую в княжеский замок. Марина даже переспросила, точно ли это княжеская воспитанница? Может, побирушка? Ответ княжьих слуг заставил Марину замереть с открытым ртом. Оказалось, что Феодосия не только воспитанница князя Индрика, но и… невеста Данжера. Что за бред?
        Сначала Марина подумала, что ее разыгрывают. Потом - что над ней издеваются. И только затем, после многочисленных переспрашиваний и уточнений, выяснила, что слуги абсолютно серьезны. Может, князь Индрик тогда каким-нибудь местом стукнулся? И Марина даже подозревала каким. Головой. Причем так, что все мозги из этой самой головы бесследно вытекли. Если они вообще там были, в чем у лекарки уже начали появляться серьезные сомнения. Особенно после того, как она отозвала в сторонку Феодосию и выслушала ее историю. Оказалось, что девочка действительно имеет в своих жилах княжескую кровь. Правда, не совсем законную. Однако Индрик, (добрый и великодушный), взял ее в свой княжеский дворец и заботился о ней. Ха! Хороша забота… кормил впроголодь, грузил самой тяжелой работой, да еще никогда не забывал напоминать о своем благодеянии. Дескать, в княжеский замок тебя взяли, радоваться должна да благодарить на коленях своего благодетеля. Марина оглядела с ног до головы несчастное создание, выглядевшее лет на 10 (хотя сама Феодосия утверждала, что ей уже 14 весен) и почувствовала, как в ней просыпается нечто,
весьма похожее на классовую ненависть. Вот сволочь Индрик! Свои несуществующие болячки буквально под микроскопом рассматривает, а о девчонке даже позаботиться не в состоянии. Зачем тогда ко двору взял? Издеваться? Впрочем… что там говорили слуги о статусе невесты Данжера?
        До сих пор Марина думала, что ее уже ничего не может удивить. Однако она ошибалась. Князю Индрику это определенно удалось. И удивить Марину, и возмутить ее до глубины души и даже подвигнуть ее на определенные действия. Впрочем, не будем забегать вперед. Ибо история оказалась действительно интересной. Выяснилось, что за то время, пока василевс правил Фотией (а это как минимум лет 300), у него было аж 3 жены. Ну а поскольку они, в отличие от Данжера, бессмертием не обладали, то росские князья периодически собирались на совет, чтобы решить, кто следующий будет родниться с неубиваемой нечистью. Неизвестно, зачем эти браки нужны были василевсу (если только от постоянной агрессии росских князей защититься), а сами князья получали нехилые бабки в качестве выкупа за невесту. На последнем княжеском съезде
«честь» родниться с василевсом досталась Индрику. Тот моментально вспомнил, что на подворье у него отирается «воспитанница», которая (какая удача!) еще не померла с голоду, и определил ее в невесты Данжеру. Милая история… вот только князь, похоже, пролетел по полной программе. И Марина мстительно улыбнулась, представив, как вытянется лицо Индрика, когда она сообщит ему, что Данжер уже женат.
        Услышав подобное известие, князь не просто расстроился. Он разъярился. Индрик рвал и метал, обвиняя василевса во всех смертных грехах. Хм… интересно, а Данжер знал о том, что у него есть невеста Феодосия? Ну хотя бы приблизительно? Марина в этом серьезно сомневалась. Однако это не мешало князю активно гневаться. Сначала под тяжелую руку Индрика попала посуда, затем вещи потяжелее, затем слуги… Марине удалось утихомирить князя только сообщив, что волноваться вредно для его здоровья. Индрик тут же перешел от буйства к жалению самого себя. Причем особо тронуло Марину перечисление всех тех «благ», которыми он осыпал Феодосию в ожидании, что она станет женой василевса. Лучшие одежда и еда стояли во главе списка. И что интересно, Индрик сам верил в то, что говорил! Нет, оставлять девочку в руках этого психа было никак нельзя. Но и выказывать собственные чувства было опасно. Не ровен час князя разозлит что-нибудь! У Индрика ведь суд скор - на плаху и никаких разговоров! Так что к делу нужно было подходить со всей осторожностью!
        Марина прикинула в голове несколько вариантов и остановилась на самом нейтральном. Она решила выкупить Феодосию у Индрика якобы в качестве служанки для своей дочери. А если князь будет артачиться, то отозвать его в сторонку и намекнуть, что на самом деле цель у лекарки совсем другая. В Феодосии ведь течет родственная Индрику княжеская кровь? Ну вот. Самое то для опытов. Ведь для того, чтобы лекарство для князя нужное сделать, его опробовать на ком-нибудь надо. А тут Феодосия под рукой. Не на простолюдинах же княжеские снадобья испытывать! Тем что? Дунул, плюнул, лопухом рану прикрыл и готово! Разве ж так князей лечить можно? К благородным людям и подход особый нужен, то каждый лекарь знает. Кто помудрее, так те прямо от своих князей требуют, дабы незаконнорожденного отпрыска им отдали. То всем полезно. И бастард жив, здоров, а под присмотром лекаря, глядишь, и чему полезному научится, и князь за свое здоровье может не беспокоится. Ибо лекарства все уже на бастарде опробованы. Ну а коли умрет незаконнорожденный отпрыск от какого-нибудь зелья, так значит то Богу угодно. Во славу князя великого.
        Красноречие вкупе с хладнокровием Марины произвело на Индрика впечатление. Он даже сделал широкий жест и подарил ей Феодосию, вытребовав взамен первую порцию
«специальных княжеских» лекарств бесплатно. Марина, разумеется, пообещала. И даже поставила жирную галочку напротив слабительного. Хотя с гораздо большим удовольствием, она порекомендовала бы Индрику выпить яда и избавить человечество от своего присутствия. Однако выдавать свои истинные мысли и эмоции было опасно. А потому Марина приступила к действиям только после того, как пересекла границу Ингрии. Она велела остановиться в первой же деревеньке и принялась за Феодосию вплотную.
        Начала Марина с того, что сократила имя девочки до Дуси. Иначе выговаривать замучаешься! Затем ребенок был вымыт в бане, накормлен и переодет. Ну, вот. Теперь Дуся выглядела куда приличнее. И старше. Не на 14, правда, но уже и не на 10. А если ее откормить да одеть понаряднее, и вовсе красавица получится. Хм… может, случайная идея пристроить ее к Зоряне была не столь уж глупа? Не в качестве служанки, разумеется, а… в качестве старшей подружки. Хотя… зная Зоряну… неизвестно еще, кто кем верховодить будет. Уж слишком безропотной и тихой девочкой была Дуся, благодаря Индрику. Ну, что ж. Зоряна быстро избавит ее от затравленного взгляда и неуверенности. В чем, в чем, а в этом Марина, хорошо знающая свою дочь, была просто убеждена. Да, кстати, раз уж она о дочери вспомнила… тут, вроде, деревня рядом была, где детские игрушки делали? Да еще какие игрушки-то! Не в каждом «Детском мире» такое найдешь! Искусно выточенные из кости куклы в пышных нарядах, миниатюрные мельницы, которые мололи муку, звери, которые двигались, да мало ли что! Товар маленькой деревеньки под названием Бессоновка разбирался на
ярмарках на «ура».
        Поскольку (в желании привести Дусю в порядок) Марина сделала привал намного раньше положенного, времени на то, чтобы посетить соседнюю деревушку и запастись там игрушками для Зоряны было предостаточно. Да и ехать-то до Бессоновки было недалеко. Верхом всего минут 10. Правда, это для опытного всадника. А для Марины, которая привыкла разъезжать в повозках, это оказалось намного более долгим процессом. Да и пышное баронское платье отнюдь не было рассчитано на подобное времяпровождение. Однако добираться в повозке до Бессоновки было почти в три раза дольше, ибо пригодная для езды дорога делала большой крюк. Так что пришлось Марине все-таки взбираться в седло. Хорошо хоть Бермята был рядом, помог. Однако даже профессионал был бессилен с первого раза обучить новичка правильно сидеть в седле и управлять лошадью. Для этого требовалось время. И постоянные тренировки. Ни того, ни другого у Марины не было, а потому, подъезжая к Бессоновке, все, что она чувствовала, был отбитый зад. Однако, как оказалось, это было еще не самой большой проблемой.
        Показавшаяся из-за холма деревенька встретила всадников тишиной, запахом затхлости и… ощущением опасности. Марина нервно обернулась. Странно. С чего бы это вдруг ее одолели такие страхи? Однако неожиданно появившееся чувство опасности никуда уходить не хотело. Страх был вязкий, тяжелый, липкий и настолько сильный, что она ощутила желание развернуть коня и вернуться обратно. Судя по нахмуренному лбу Бермяты, он тоже ощущал нечто подобное.

        - Нечистое место тут, барыня. Больно уж тихо. С чего бы? Солнышко-то еще не закатилось, - пробормотал бывалый воин, доставая меч.
        Тут уж Марине стало окончательно не по себе. В Бессоновке действительно царила неправдоподобная тишина. Ни голосов, ни скрипа ставень, ни присутствия домашней живности… жуть! Хотя… вон, какой-то мужик на завалинке сидит. Подъехать нужно, да спросить, что здесь случилось. Может, помощь нужна?
        Поймав взгляд Марины, сидевший на завалинке тип лениво, словно бы нехотя поднялся и, спотыкаясь, медленно побрел в сторону всадников. Безотчетный и беспричинный страх, словно приковавший Марину к месту, по мере приближения мужчины начал обретать форму и суть. Это был не человек! И он был смертельно опасен! Эта мысль словно ударила Марину током и наконец-то вывела из ступора.

        - Зомби!
        Если бы хоть кто-нибудь спросил бы Марину, почему она отнесла встреченного типа именно к этой категории, она бы затруднилась ответить. Ну разве что вспомнила бы пару прочитанных книг да несколько фильмов ужасов. Двигавшийся к всадникам тип выглядел как покойник, выкопанный через неделю после похорон, пах соответствующе, а двигался неуверенно, словно плохо контролируя собственное тело.

        - Мертвяк! - опознал Бермята приближающегося врага.

        - Поехали отсюда скорей! - развернула коня Марина.

        - А люди в деревеньке как же? Надобно избавиться от ентой погани! А то ведь мертвяк здесь свои дела закончит, да дальше пойдет. А уж когда он наплодит себе подобных силу несметную, сражаться с ним поздно будет.

        - А вдруг уже наплодил? - резонно возразила Марина.

        - Тогда б они все здесь были, - «успокоил» ее Бермята. - Нет, человеку, дабы мертвяком стать, неделю неотпетым в могиле провести надо. Кто ж такое позволит? Мертвяков специально создают колдуны черные, дабы власть свою показать, да людей запугать. Видать, и этого недавно из земли подняли. До соседних деревень он еще не успел добраться. Да и в Бессоновке, Бог даст, не всех тронул.
        Мертвяк, наконец, приблизился к всадникам на опасное расстояние, и Бермята соскочил с коня, вручив Марине поводья. Казалось, он даже испытывает удовольствие от этого противостояния. Однако неуклюжесть мертвяка оказалась обманчивой. Замерев на несколько секунд, он распрямился, как сжатая пружина и кинулся на Бермяту. Марина невольно прикрыла глаза. Однако ее телохранитель оказался не такой уж простой добычей. Возможно, окажись на месте Бермяты менее профессиональный воин, мертвяку повезло бы больше, но… он не на того нарвался. Как бы не ревела нечисть, как бы не нападала, Бермята был наготове. И наносил мечом удары, которые могли бы стать смертельными для любого другого существа. Однако мертвяк потому и назывался мертвяком, что живым не был. Правда, лишившись руки и половины черепа, он несколько сбавил интенсивность нападений, но все еще оставался опасным противником. Наконец, Бермяте удалось сделать ложный выпад, разворот… и голова мертвяка отделилась от туловища. Марина облегченно вздохнула.
        Однако Бермята радоваться победе не торопился. Он по-хозяйски обошел небольшой лесок, отрубил у осины пару сучьев и достал из мешка веревку. К месту действия тут же начали подтягиваться местные жители, наблюдавшие за схваткой в щели ставень. Увидев делегацию, Марина сначала напряглась, но потом, разглядев, что ни один из бессоновских жителей мертвяка не напоминает, она несколько успокоилась. Оказывается, деревня жила на осадном положении уже почти неделю, за которую мертвяк умудрился извести весь скот. Бессоновцы, правда, послали к дьюле гонца, дабы упредить о случившемся, но на скорую помощь даже не надеялись. Так что Марина, приехавшая за игрушками для дочери, оказалась здесь весьма вовремя. С их точки зрения. Самой Марине, понятно, так не казалось. Она обошлась бы и без дополнительных впечатлений. Впрочем, все, что ни делается, все к лучшему. После того, как тело мертвяка было обвязано веревкой, а в голову и сердце вбиты осиновые колья, нечисть благополучно закопали и тут же решили отметить избавление от смертельной опасности. Разумеется, и Марина, и Бермята были приглашены на великий праздник.
Более того, узнав, зачем баронесса пожаловала в их деревеньку, благодарные бессоновцы готовы были отдать понравившиеся игрушки даром. На такое, разумеется, Марина пойти не могла, но от хорошей скидки не отказалась. Тем более, что покупая подарки дочери, она и про Дусю не забыла. Наверняка у той нормальных игрушек никогда в жизни не было. Из погремушек и зверушек она уже выросла, а вот от куклы точно не откажется. А может, лучше ей вот эту лохматую симпатичную псину купить? Блин, Дусю саму бы сюда! Уж кто, кто, а Марина по себе знала, что есть девочки, относящиеся к куклам совершенно равнодушно.

        - Ты не приметил Бермята, Дуся играла с чем-нибудь, пока у Индрика была? Хоть со щепкой какой? - обратилась Марина к наблюдательному воину.

        - А как же не приметить? Была у нее кукла. Из соломы плетеная да в тряпки обряженная. Как раз перед тем, как ты, барыня, Дусю купила, Индрик куклу в огонь бросил. Дескать, грех сие.

        - Значит, кукла, - решилась Марина, поставив мысленно еще одну галочку напротив имени Индрика.
        Дуся подарку не просто обрадовалась. Она от него ошалела. Даже прикасаться боялась поначалу, не веря, что это действительно ей. Слишком уж много свалилось на голову девочки за последние дни. Жизнь у князя, похожая на сплошной страшный сон, наконец-то закончилась. Новая хозяйка не кричала на нее, не била и не заставляла делать грязную работу. Напротив. Баронесса подарила ей красивую одежду, сытную еду, а теперь еще это… тонущее в пене кружев сокровище. Дуся прижала куклу к себе ближе и впервые улыбнулась, поверив, что все плохое позади. И побои, и голод, и даже ожидание свадьбы с неведомым чудовищем, о котором ходили страшные слухи. Дескать, жен своих он живьем ест, и даже не разжевывает. Теперь Дусе это не грозило. А новая хозяйка, казавшаяся в присутствии князя холодной и надменной, неожиданно оттаяла и заулыбалась. Теперь уже Дуся не так боялась встречи с дочерью баронессы и даже надеялась, что им действительно удастся стать подружками, несмотря на разницу в возрасте. У Дуси еще никогда не было подруг.
        Глава 6

        Какая бы глупость не пришла человеку в голову - у него всегда найдутся единомышленники…

        Кто-то.
        О своем желании остаться у половцев Нина не пожалела. Ни разу. Столько информации, сколько она узнала, подслушивая разговоры в ханском шатре, ей бы никто не выдал. Ни добровольно, ни даже под пытками. Нина довольно погладила магический амулет, с помощью которого можно было понять любой язык, и осторожно отправилась в свой шатер. Военное совещание закончилось, перейдя в банальную пьянку, и оставаться у ханского шатра дальше было опасно. Это вообще было опасно, но Нина не считалась со сложностями. Наконец-то у нее была возможность применить свои таланты во благо людям! Не какая-то там практика, не непонятные амбиции Магического совета, а вполне реальное дело за ради благополучия хороших людей. Тем более в том, что в Фотии действительно живут хорошие люди (даже если не брать в расчет любимую подругу Фьяну), Нина убедилась на собственном опыте. А пообщавшись с росским Великим князем и половецким ханом, даже имела возможность сравнить. Сравнение оказалось явно не в пользу двух последних. Мирослав (как Фьяна и предупреждала) оказался упертым противником магии, а Кобяк только и мечтал, как бы добраться
до росских городов, чтобы их пограбить. Причем планы этого грабежа были столь масштабными, что Нину порой тошнило. Она, конечно, никогда не видела налетов орды, да и вообще никаких военных действий (Бог миловал), но то, что ничего хорошего от разбойного нападения на мирный город ждать не следует, понятно любому.
        Сначала Нина к разговорам только прислушивалась, тут же передавая информацию Фьяне, а затем начала составлять собственный план борьбы с половцами. Разумеется, с ее стороны это было вопиющей наглостью (Врангель так ей и говорил), но грех было не попробовать. Когда еще так развернуться удастся? Хорошо хоть Данжер вовремя вмешался и объяснил Нине возможные последствия авантюры. Да еще и покинуть половецкий лагерь посоветовал как можно быстрее. Дескать, половцы только по большим праздникам мирный народ. И терпение Кобяка наверняка скоро кончится. Обычно, когда войско вынуждали к ничего неделанию, оно начинало искать развлечений самостоятельно. И Данжер (не без оснований) опасался, что Нина вполне может попасть в сферу интересов половцев. Впрочем, Нина и сама понимала, насколько ее положение непрочно. Она даже не могла сказать, что находится на свободе, ибо ее постоянно охраняли двое воинов, не давая далеко отойти от лагеря.
        На самом деле, бежать от половцев нужно было уже давно. У Нины имелись и доказательства того, что Кобяк заключил военный союз с дьюлой, и информация о ближайших милитаристских планах объединенного войска. Однако Нина не успокаивалась на достигнутом. Она не спускала глаз с хана, ожидая от него еще какой-нибудь пакости. И дождалась. Оказалось, Кобяк планировал в недалеком будущем последовать примеру Тугарина и где-нибудь осесть. Правда, не миром, а силой. Причем и способ-то Кобяк выбрал такой же, как Тугарин - жениться. Точнее, женить своего старшего сына. Только вот никакой любовью в предстоящем браке даже издалека не пахло. Это Нина точно знала. Поскольку в невестки себе Кобяк выбрал никого иного, как… Марину, баронессу де Ривароль. Прикрывшись ее титулом, можно будет на
«законных» основаниях собрать земли ее бывшего мужа и неплохо на них устроится. Барон был человеком весьма богатым территориями.
        Сначала Нина собиралась передать важную информацию тут же, как узнала. Однако выяснив, что старший сын Кобяка на днях навестит своего отца, решила подождать. Неизвестно еще, что там за сын. А вдруг он Марине понравится? Надо было посмотреть на славного витязя и снять с него магический портрет, дабы потенциальная невеста могла вынести суждение. Да и вообще… не горит ведь! Не завтра же половцы Марину сватать поедут! А тут такая возможность на сыновей хана посмотреть… да посчитать, какое войско они с собой приведут. Нина еще раз прикинула все открывающиеся перед ней перспективы и решила обождать с побегом. Днем раньше, днем позже… сбежать она всегда успеет, а вот вторично проникнуть в тыл к половцам у нее уже точно не получится. Она и так себя уже который день Штирлицем чувствует. Такие авантюры удаются только раз в жизни.
        Надо сказать, когда Нина дождалась прибытия сыновей хана, она не пожалела о своем решении. Наследники Кобяка произвели на нее неизгладимое впечатление. Правда, к сожалению, отнюдь не положительное. Они все были похожи на родного папочку как две капли воды. То бишь такие же круглолицые, смуглые, с узкими щелками глаз и плоскими широкими носами. Если добавить к этому мелкий рост и поражающие кривизной ноги, картинка становилась совсем удручающей. Нет, Нина, конечно, скопирует себе внешность старшего из сыновей, (кстати, который из них он?), но что-то ей подсказывало, что Марине подобный жених вряд ли понравится. Нина скользнула тенью за вновь прибывшими к ханскому шатру и приникла глазом к проверченной в стене дырочке. Часа два старалась, кинжалом вертела!
        Хан прибытию сыновей обрадовался. Видимо, ввязываться в войну против Роси в одиночку все-таки побаивался. А трое бравых наследников, давно уже ведущих самостоятельную жизнь, привели немалое войско. Шутка ли! Сражение должно было выявить достойного, которому Кобяк передаст свое место. И это будет… не старший сын, на которого у хана другие планы. Двое младших сыновей переглянулись и тут же оживились, а старший, наоборот, аж побледнел от злости. Ненадолго. Ибо когда его младшие братья Коршак и Коньшик вышли из шатра, отец открыл ему свой план. Старший сын, носивший громкое имя Тараканчик,[Коршак, Коньшик, Тараканчик - данные имена басурман попались мне при чтении древнерусских былин. Разумеется, спокойно пройти мимо такого сокровища я просто не могла.] тут же гордо выпрямил спину и преисполнился собственной значимости. Нина даже рот себе зажала, чтоб невольно не фыркнуть. Смотреть на то, как раздувается этот мыльный пузырь, было действительно весело. С таким именем только и мечтать о великой славе! Тараканчик! Ха! Надо же было над собственным старшим сыном издевнуться так? Или у половцев таракан
считается священным животным? Впрочем… вполне возможно, что в поименовании наследника Кобяк и участия-то особого не принимал. Ему вообще на всех было наплевать, кроме своей священной персоны. Ну и еще, может, своего коня. Кобяк на нем был буквально помешан, заставляя слуг кормить животное только отборным зерном и поить только свежей водой. Хотя… чему тут удивляться? Нина знала немалое количество мужчин, которые так же были больны своими машинами, как Кобяк конем.
        Кстати, о конях… а как там Ирод поживает? Врангель, конечно, приносил периодически о нем вести, но бросать умницу коня на такое долгое количество времени явно не стоило. Ирод, конечно, нашел себе лужайку с сочной травой, но тихо страдал от безделья. Что ж. Пришел, наконец, и его час. От половцев пора было бежать. Все сведения, которые только можно было, Нина выудила, а оставаться во вражеском стане бесконечно было небезопасно. На нее и так хан не по-доброму косится. Наверняка, задумал что-нибудь. Ну, так Нина тоже не лыком шита. И даже впервые вспомнила добрым словом своего преподавателя по физической подготовке. Нет, не зря он их по-пластунски ползать учил правильно и бегом по пересеченной местности заниматься заставлял. Все это Нине пригодилось. И еще как! А если бы еще она не филонила, и занималась физической подготовкой постоянно (как Фьяна), то ей бы это вообще не составило никакого труда. А так Нина добежала до Ирода буквально из последних сил, да и то помогая себе магией. Умный конь все понял без объяснений и рванул с места в карьер. Благо Врангель успел скомандовать, что целью их
путешествия является Вершаевское княжество.
        Вообще-то поначалу Нина вовсе туда не собиралась. Чего она там забыла? С недоброй вестью о половецком войске и намерениях дьюлы к Трувору вполне можно было и Врангеля послать. Однако Фьяна уговорила ее съездить лично. Вороненок, конечно, умная птица, но не настолько, чтобы поддержать разговор на государственном уровне. К тому же, желательно было не просто передать сведения Трувору, а выяснить его планы. Так что идеальным было бы провести двусторонний сеанс связи, чтобы Трувор и Данжер могли пообщаться лицом к лицу. Лететь к викингу в облике дракона василевс пока не рисковал. Да и вряд ли это было разумно. Средневековые взгляды союзников следовало уважать. И не нарываться на неприятности. Тем более, что проблем и без этого было более, чем достаточно. В одном только половецком лагере Нина собрала их воз и маленькую тележку. А что говорить о дьюле? Наверняка в мозгах Бячислава зреют мысли не только о союзе с Кобяком. Как бы это выяснить?
        Идея была простой, как и все гениальное. Если Нине удалось в качестве дружественной ведьмы проникнуть в войско половецкого хана, то почему бы ей не попытаться наняться к дьюле? Тот, говорят, магов привечает и отнюдь не гнушается пользоваться их услугами. Ха! Ну и какой местный доморощенный обвешанный артефактами маг может состязаться с истинной ведьмой? Нет, идея определенно стоила того, чтобы как следует над ней подумать. Вряд ли, конечно, дьюла будет столь же неосторожен, как Кобяк (Бячислав наверняка знает о существовании артефактов, помогающих и подслушать, и перевести разговор с любого языка), но что-нибудь все равно удастся выведать! Планы, намерения, количество войска, стратегию… да мало ли. Заодно неплохо было бы проверить, действительно ли пацан, которого держит возле себя дьюла, является сыном князя Ингваря и законным наследником престола? На фига Бячиславу нужна угроза трона в его лице? И вообще… нельзя ли этим как-нибудь воспользоваться? Переворот там местный учинить, или бунт…
        Идей у Нины было множество. Однако воплощать их в жизнь она отнюдь не торопилась. Как бы Нина ни любила авантюры, даже ей было понятно, что к подобному шагу нужно подготовиться серьезно. И лучше уж спросить совета у тех, кто знает местную обстановку лучше. И сможет помочь, если что. Например, у того же Данжера. Не зря же его окружающие так уважают, василевс действительно умный мужик. И рисковый. На последнее качество Данжера Нина надеялась особенно. Впрочем, уважение окружающих оказалось тоже куда как полезным. Трувор встретил посланника василевса в Нинином лице как самого дорогого гостя. Ничего себе, друг у Данжера! А Нина-то думала, что в данном измерении василевс один столь крупногабаритный тип. Оказалось, нет. Трувор ему мало в чем уступал. Белокурый, голубоглазый гигант, словно вытесанный из каменной глыбы, судя по виду, вполне мог удавить врага одной рукой. Украшенная шрамами и небольшой бородкой морда могла бы принадлежать какому-нибудь не сильно испорченному интеллектом типу, если бы… не умные, живые, проницательные глаза. Пожалуй, викинг и василевс друг друга стоили. Наверное, поэтому и
предпочитали дружить. Причем так, что даже гонца от Данжера Трувор встречал с почетом.
        Жена викинга от своего супруга не отстала и тоже весьма сердечно поприветствовала Нину. Впрочем… супруга у Трувора была такая, что на ней все равно следовало бы остановиться поподробнее. Насколько Нина помнила рассказы Фьяны, Любава была единственной и горячо любимой дочерью Великого росского князя Мирослава. Обложенный големами Трувор был вынужден ее похитить, чтобы стребовать с князя помощь в борьбе со страшным врагом. Помощи Мирослав не послал. Зато отправил целое войско добровольцев на спасение своей дочери, пообещав руку княжны и неплохое денежное вознаграждение. Однако Любава, похоже, к отцу возвращаться не собиралась. Ей настолько понравился бравый викинг, что она (воспользовавшись абсолютным незнанием Трувора росских обычаев) женила его на себе. Вот викинг удивился, когда это выяснил! Любава была явно не девушкой его мечты. Страшненькая (мягко говоря) белобрысая девица 2-х метров в обхвате вообще вряд ли кого-нибудь могла прельстить. Если бы не была великокняжеской дочерью. Впрочем, Трувор и под этим соусом на нее вряд ли польстился, но было уже поздно. Хитрая Любава сама решила свою
судьбу, и викинг смирился. Более того, со временем он даже привык к своей неожиданной супруге. По крайней мере, хоть не вздрагивал каждый раз, глядя на нее. И даже (по слухам) целый один раз сумел выполнить свой супружеский долг. Любаве этого хватило, ибо по Вершаевке было объявлено, что княгиня ждет наследника. Остается только надеяться, что это действительно будет пацан. Иначе Трувору придется напрягаться и исполнять свой супружеский долг еще раз.
        Посочувствовав бравому викингу (и невольно хихикнув) Нина, тем не менее, выдержала весь положенный церемониал, поделилась с Трувором добытыми сведениями и предложила провести сеанс связи. Викинг, разумеется, тут же согласился, приказав принести в тронный зал самое большое зеркало. Огромный белый ворон, спланировав откуда-то с потолка, тут же устроился на спинке трона. Увидев собрата, Врангель тут же надулся от гордости и тоже постарался принять величественный вид. А как же! Чай, не хухры-мухры! Любимый ворон самой василиссы, выполняющий ответственное и очень секретное задание! Да уж, амбиций Врангелю было не занимать.
        Тем временем, пока вороны соревновались, кто важнее выглядит, зеркало все-таки принесли. Нина прочла заклинание, сделала пасс рукой и отошла на расстояние. Сейчас дело было за Фьяной. И василисса не подвела. Поверхность зеркала затуманилась, изображение вздрогнуло и пошло волнами. Когда рябь немного успокоилась, глазам собравшихся предстал тронный зал дворца василевса. Правда, Данжер на троне не сидел, а мерил шагами комнату, нетерпеливо дожидаясь, когда же связь наладится. Стоявшая неподалеку Фьяна, сосредоточенно нахмурившись, продолжала делать пассы руками. Поймав последнее движение подруги Нина снова включилась в процесс, и изображение наконец стало четким.

        - Приветствую тебя, василевс! - тоже слез с трона Трувор. - Рад видеть, что вопреки злобным сплетням, ты пребываешь в здравии.

        - И я приветствую тебя, Трувор, - легким наклоном головы ответил на приветствие Данжер. - Все ли ладно в Вершаевке?

        - До сих пор не жаловался. Но гонец твой принес вести нерадостные.

        - То мне ведомо, - вздохнул василевс. - Дьюла заключил договор с половцами, и стоят они у западных границ Роси.

        - А коли чуть севернее решат двинуться, Вершаевка под ударом окажется. Хочу просить тебя, василевс, оказать мне помощь, коли орда грозить будет.

        - Не сомневайся в том, - решительно заявил василевс. - Как только пришла мне весть о том, что Кобяк поход готовит, я войско собрал. Думаю, на Рось они двинут. Дьюла сумел прельстить хана, пообещал ему Фотию. Ну а коли передумают половцы, да решат пасть свою на Вершаевку разинуть, то и тогда пощады им не видать. Мирослав хоть и слабый князь, а зятю и он не откажет в военной помощи. Да и мое войско наготове будет, чтобы Великого князя не дожидаться. Ибо очень уж тяжек он на подъем, ровно старец древний.

        - Спасибо тебе, - поклонился Трувор. - Ибо слишком уж большую силу половцы собрали, мне одному не выстоять. Четыре орды вместе собрались - хана Кобяка, да трех его сыновей.

        - Вот потому-то я и уверен, что они на Рось пойдут, - воодушевился василевс. - Ибо в Вершаевке добычи на них всех не хватит. Да и тебя хан как знатного воина знает. Вспомни, как мы били его на реке Беседе? А? Ну, то-то. Небось, и хан это помнит. И на Вершаевку решит напасть в крайнем случае. Ибо понимает, что вместо богатства несметного может меч в горло получить. Думаешь, не донесла Кобяку разведка, что ты теперь Мирославу родич, а мне как был другом, так и остался?

        - Но ты и о том помысли, что половцы решились все-таки напасть на Русь. Не больно-то они Мирослава боятся. Да тот и не сделал ничего, чтобы страх внушить, - возразил Трувор.

        - Я так мыслю, - задумался василевс. - Бячислав хоть и мечтает мир завоевать, но действовать с опаской будет. И поначалу наверняка только западные земли оттяпать у Роси постарается. Одним кусом он все равно Рось не съест, подавится. Будет маленькими отщипывать. А как силу наберет, тогда и дальше пойдет. И Мирослав ему тут небольшая помеха. Западные подколенный князьки, вишь, самостоятельности захотели, на последнем совете против Великого князя голос возвысили. Мирослав их, правда, поставил на место, но злобу против них затаил. И зная Великого князя, могу точно сказать, что он постарается отыграться на ослушниках. Не пошлет им помощи до тех пор, пока они на коленях не попросят. Дьюла на то и рассчитывает. Думаю даже, что западных князей именно он с толку сбил, да против Мирослава идти надоумил.

        - Однако Мирослав, в своем желании отомстить непокорным, может потерять земли. Бячислав, завоевав кусок, из пасти его уже не выпустит. Неужто Великий князь того не понимает? - удивился Трувор.

        - Да какой он Великий? - отмахнулся василевс. - Один только титул и остался. Кабы не вои верные, Мирослав давно и стол бы потерял, и Рось по кусочкам. Вот дед его, Изяслав, тот воистину великим был. Да и отец, хоть не умножил земли, сумел сохранить. А Мирослав… дальше своего носа ничего не видит. И видеть не хочет. Вои воями, но ведь князь в первую очередь о будущем думать должен. А Мирослав, вот помяни мое слова, и с места не сдвинется, чтоб западным князьям помочь. Будет сидеть и глупо радоваться, что тех судьба сурово за непослушание наказала. А когда спохватится, будет поздно.

        - Было бы у меня войско великое под рукой, не позволил бы я этого, - решительно отрубил Трувор. - Коли родиться у меня сын, Мирослав именно ему, своему внуку стол оставит. А чего там будет оставлять, если от Роси ничего не останется? Сначала западные земли, потом средние, а там аппетит у дьюлы только расти будет.

        - А что, если дьюлу убить еще до того, как он войной на всех подряд пойдет? - вмешалась в разговор Нина.

        - Как?
        И Нина поведала свою идею о найме к Бячиславу в качестве личной ведьмы. Радовало одно - сразу отказываться от ее плана не стали. Разве только Фьяна возмутилась, что не желает посылать любимую подругу на верную смерть. Однако поняв, что все ее протесты - глас вопиющего в пустыне, махнула рукой. Насколько Нина могла судить, ненадолго. Слишком уж деятельной личностью была василисса. Однако мужчины на ведьм не обращали внимания, продолжая спорить и уточнять детали. Нина невольно прислушалась к ним и поняла, что дело убиения дьюлы может оказаться не таким уж легким, как она думала. Было даже высказано справедливое сомнение в том, что Нина вообще способна кого-нибудь убить. В пылу самообороны еще куда ни шло, но целенаправленно, жестко и обдуманно… вряд ли. Тем более, что Бячислав вряд ли спокойно предоставит такую возможность. У дьюлы целый штат магов, которые хоть и выглядели бледно рядом с Ниной, но предупредить об опасности вполне были способны. Да и амулетов на Бячиславе столько навешано, что одним ударом не пробьешь. А возможность второго удара может и не представится. Отравить? Проблематично.
Прирезать спящего? С такой охраной, как у дьюлы, нереально. Если только в одну постель с ним залезть. Но на это уже Нина не соглашалась. Она, конечно, рада будет спасти мир, но не таким же способом!
        Данжер и Трувор спорили долго, больше часа, однако ни к какому определенному решению так и не пришли. Бячислав был слишком загадочной фигурой, чтобы что-то планировать. Дьюлу следовало узнать получше. Планы, уязвимые места, охрана, окружение… да и вообще. Изначально Нина вызывалась только пошпионить слегка за врагом, так пусть и шпионит. А для убийства другой человек нужен. Опытный. Вот только где его взять? Может, среди окружения дьюлы кто нужный отыщется? В конце концов, было решено, что Нина вернется в Фотию, пополнит с помощью Фьяны коллекцию амулетов, отработает парочку новых заклятий, а потом двинется в Ингрию. Благо какое-то время у заговорщиков еще есть.
        Нина с облегчением погасила магический экран (все-таки, заклинания отнимают много сил!) и с удовольствием осталась на обед. Перед дальней дорогой необходимо было подкрепиться. Правда, Трувор с Любавой уговаривали Нину остаться ночевать, но ей слишком не терпелось приступить к исполнению своего плана. Она бы, может, и от обеда отказалась, но желудок категорически взбунтовался, да и стол был накрыт так, что просто слюнки текли. Окончательно «уговорило» Нину известие, что местный гусляр поведает одно из произведений знаменитого Ставра Одихмантьевича. Знаковое имя заставило Нину задержаться. Вот ведь фрукт! И сюда проник со своими байками. И опять, наверняка, изрядно сдобренными расовой нетерпимостью к нечисти. Больно уж местное население любит страшилки всякие слушать. О! Угадала! Хорошо хоть речь на сей раз шла не о ведьмах, а о оборотнях. Ха! Вот бы Фьяна с Данжером послушали, они же тоже теперь относятся к славному племени оборотней.

        БАЙКА.
        Видимо, о существовании оборотней с ипостасью дракона, гусляр ничего не знал. Ибо в его произведении речь шла об оборотнях стандартных - в шкурах широко распространенных на Роси животных. Причем видеть оборотня однозначно было к беде.

        - Оборотень перекидывается, изменяя вид свой, во что вздумает, и для этого обыкновенно ударится наперед об земь, - продолжал свой рассказ гусляр, а Нина невольно фыркнула, представляя, как парочка василевсов стучится лбами о землю, стараясь превратиться в драконов. - Он перекидывается в кошку, в собаку, в сову, петуха, ежа, даже в клубок ниток, в кучу пакли и в камень, в копну сена и прочее. Изредка в лесу встречаешь его страшным зверем или чудовищем; но всегда только мельком, потому как он никогда не даст рассмотреть себя путем. Нередко он мгновенно, в глазах испуганного насмерть прохожего, оборачивается несколько раз то в то, то в другое, исчезая под пнем или кустом, или на ровном месте, на перекрестке. Днем очень редко удается его увидеть, но уже в сумерки он начинает проказить и гуляет всю ночь напролет. Перекидываясь или пропадая внезапно вовсе, он обыкновенно мечется, словно камень из-за угла, со странным криком, мимо людей. Есть также поверье, будто оборотень - дитя, умершее некрещеным, или какой-то вероотступник, коего душа нигде на том свете не принимается, а здесь гуляет и проказит
поневоле.

        Короче, если мужик видел что-нибудь в сумерки или ночью и сам не знает что, - то это бесспорно был оборотень. Хорошо Фьяна этого не слышит. Уж она показала бы Ставру, как нечисть беззащитную обижать, да напраслину плести. Наградила бы гусляра рогами ветвистыми. Или хвостом пушистым. Не зря же у Фьяны всегда отличные отметки были по работе с живой материей! Впрочем, Ставр сейчас был далеко. Популярный гусляр предпочитал путешествовать по крупным городам и не заглядывал в такие медвежьи углы, как Вершаевка. Сюда доходили только его произведения. Наверняка, с очень большими изменениями. Творческий вымысел - это дело такое… бесконтрольное. Начнешь врать, и так увлечешься, что даже остановиться не можешь. Тем более, что в своих байках Ставр давал самое широкое поле для вымысла. Кто пойдет проверять, действительно ли ведьмы с оборотнями злобные существа? Да никто! Предпочтут гусляру поверить. Вот так и формируется народное мнение. Эх, кабы этого Ставра на свою сторону перетянуть, да разве ж его сманишь? А неплохая PR-компания в защиту нечисти получилась бы… нет, надо хоть поговорить с гусляром. Может
быть, познакомившись лично с ведьмами и оборотнями, он изменит свое мнение? И свои байки?
        Разумеется, после обеда Нине уже никуда не хотелось ехать. Организм канючил, требуя продолжения отдыха на пуховых перинах под крышей дворца. Пришлось Нине собрать всю свою силу воли. В Фотию нужно было попасть как можно быстрее. Ирод, словно слыша мысли Нины, прибавил шагу, а Врангель дремал на плече. Первые часов несколько ничего не происходило, но к вечеру ближе Нине стало казаться, что она заблудилась.

        - Глянь-ка, мужик вон какой-то идет! - обратил внимание Врангель на припозднившегося прохожего. - Давай спросим, можа постоялый двор рядом? В чистом поле уж больно ночевать неохота.

        - Взлетел бы, да посмотрел, что и где есть, - буркнула Нина на ленивого вороненка. Однако объевшийся во дворце Трувора Врангель взмывать в небо категорически отказывался.
        Что ж… придется расспросить прохожего, ибо ночевать в лесу действительно было неохота. Да и поужинать хотелось чего-нибудь вкусного, а не дорожной похлебки. Обрыдла она Нине уже за это время. Однако увиденный Врангелем мужик вряд ли мог хоть чем-нибудь помочь. Он был пьян в дупель. В никуда. До полной потери сознания. Хотя… еще не до полной. Умудрялся же он как-то держаться на ногах. Да еще и мешок на спине тащить. А прислушавшись, Нина даже поняла, что мужик сам с собой разговаривает. Точнее, не с собой, а… с мешком.

        - Эхе-хе, господин хороший, закатилось твое солнышко, - ворчал мужик, обращаясь к мешку.
        Мешок в ответ молчал. Заерзал только, соглашаясь, видимо, что солнце действительно закатилось. Известное дело, какое уж солнце в мешке? Однако этого ерзания было вполне достаточно для того, чтобы Нина сделала правильный вывод - в мешке кто-то есть. Кто, интересно? На первый взгляд мешок довольно маленький.

        - Да, быть сейчас тебе в воде, свинья ты этакая! - продолжал бормотать мужик.
        Мешок-свинья вздрогнул, словно от испуга, однако опять промолчал.

        - Эй, мужик, кого в мешке несешь? - не выдержала Нина.

        - Да кота, паршивца такого, топить несу! - сознался мужик. - Сколь ни луплю его поперек хребта, а он все одно сало у меня жрет!
        Нда. Тяжелый случай. Не повезло бедному животному с хозяином от всей души. Ну и что делать? Изобразить из себя представителя общества по борьбе за права угнетенных котов? Да ну на фиг. Лучше пойти другим путем.

        - Слышь, мужик, а постоялый двор здесь есть рядом? - поинтересовалась Нина.

        - А как же? - подбоченился бравый борец с котами. - Дед Андрей держит. Туточки недалеко.

        - А может проводишь? - кинула удочку Нина. - А я стаканчик тебе поставлю. А кота и потом утопить сумеешь. Куда он из мешка денется?

        - То дело! - обрадовался мужик и даже протрезвел слегка.
        Постоялый двор действительно стоял неподалеку, а дед Андрей оказался еще не старым, крепким мужчиной лет 45-50. Правда, абсолютно седым. Нину он сразу пригласил пройти внутрь, а при виде мужика поморщился.

        - Опять надрался, Матвеич? И куды только в тебя лезет?

        - Я ему рюмку поставить обещала за то, что он меня проводил, - призналась Нина, и дед Андрей махнул рукой. Горбатого, дескать, могила исправит.
        Однако Матвеич одной поставленной ему рюмкой не ограничился. Он обошел весь постоялый двор в поисках знакомых, которые не откажут ему налить, и вскоре мог стоять на ногах исключительно держась за что-нибудь твердое. Сидящего в мешке кота Нина, разумеется, выпустила, положив туда старую тряпку. Чтобы алкаш не сразу заметил подмену. Матвеич, правда, даже проверять содержимое не стал. Он вскинул мешок на плечо и двинулся прочь с постоялого двора, спотыкаясь, падая и обнимаясь с каждым встретившимся ему на пути деревом. Причем ладно бы этот пьяница спокойно домой шел, так ведь нет! Матвеич еще и орал дурным голосом на всю округу.

        - Мешок, брось меня в воду! Кот, старый дружище, брось меня!
        Нда. Кажется, это уже белая горячка. Нина только искренне надеялась, что этот любитель котов в мешках успокоится когда-нибудь. Ибо спать под его вопли не представляется никакой возможности. Кто-то из посетителей трактира, уже устроившихся на ночлег, пришел, видимо, к той же мысли, ибо вслед деятельному Матвеичу понеслась отборная брань и обещание собственноручно утопить идиота, если он не заткнется. Матвеич заткнулся. Нет, не потому, что испугался. В таком состоянии он был вообще не способен пугаться. Просто потому, что заснул. Стоя. Прямо в обнимку с деревом. Нина хмыкнула, глядя на забавную картинку, и тоже отправилась спать. Вставать завтра придется с первыми петухами.
        С петухами, а не с воронами! Однако разбудившему Нину Врангелю это уже было по барабану. Видимо, он тоже торопился в Фотию. Интересно, а у вороненка-то там какое спешное дело? Может, углядел что-нибудь, что прошло мимо Нининых глаз? Так чего молчит? К чему такая секретность? Однако выпытывать что-либо у Врангеля было делом абсолютно безнадежным. Преисполненный собственной важности вороненок молчал как рыба об лед. Ну и пожалуйста! Больно надо! Сам не скажет, так Нина у Фьяны узнает. Недаром василисса жаловалась, что у Врангеля амбиций больше, чем его самого. Если бы еще и у Ирода такой нрав был, пиши пропало. Однако конь вел себя исключительно вежливо и палок в колеса новой хозяйке не вставлял. Нине даже порой казалось, что Ирод вполне понимает ее речь. Во всяком случае, слушался конь беспрекословно. Именно поэтому Нина так удивилась, когда ни с того ни с сего Ирод остановился посреди дороги.

        - Что случилось? - сразу же поинтересовалась она, поняв, что это отнюдь не простая остановка.
        Похоже было, что Ирод что-то почувствовал. Вот только что? Опасность? Как жаль, что природа дала дар речи совершенно не тому животному! От умного, сдержанного коня пользы было бы куда больше, чем от тщеславного вороненка. Однако… чего нет, того не отнимешь. Придется разбираться на месте. Тем более что Врангель (видимо, чтобы о нем совсем уж плохо не думали) улетел на разведку. Нина спешилась, обняла Ирода и заглянула ему в глаза. Уж не заболел ли он? Конь всхрапнул, наклонил голову и ткнулся мордой в пыльную дорогу. Похоже, он что-то хотел показать. Но что? Нина присела и вгляделась в песок. На первый взгляд ничего не видно. Она опустила руку и повозила ей у копыт коня. Ага! Нащупала! Нина вытащила на свет божий непонятный предмет, отряхнула руки и попыталась определить, что же это такое. Больше всего найденная вещь напоминала перо неизвестной птицы весьма яркой расцветки. Оно так переливалось на солнце, что глазам было жарко. Хм… может, это Жар-птица потеряла, если они здесь, конечно, водятся?

        - Что там? - полюбопытствовал вернувшийся Врангель.
        Нина продемонстрировала вороненку свою находку и тот замер с распахнутым клювом. Похоже, Ирод нашел нечто действительно интересное. Заставить Врангеля замолчать не каждому дано. Вороненок осмотрел перо со всех сторон, словно не веря своим глазам, и даже потрогал его лапой.

        - Ты знаешь, что это? - нетерпеливо спросила Нина.

        - Перо Финиста Ясна Сокола! - восторженно каркнул Врангель. Надо же… совсем чуть-чуть Нина со сказочным персонажем ошиблась.

        - А для чего оно нужно?

        - Да ты что? - взмахнул крыльями Врангель. - Такому перу цены нет!

        - В смысле, продать выгодно можно? - уточнила Нина.

        - Можно. Да только кто ж в здравом уме продаст?! Перо сие к богатству неисчислимому и славе великой путь кажет. Верно, верно люди знающие говорили, что перо сие лишь конь водяной почуять может, и то в особый день!

        - А сегодня что, особый день? - удивилась Нина. - Сентябрь заканчивается, конечно, но это нормально. Праздников сегодня, насколько я знаю, тоже никаких нет, а то бы Трувор с Любавой непременно оговорились.

        - Значит, для чародейства сегодня день особенный! - припечатал Врангель. - Видать, звезды сегодня в особый круг встали.

        - Какие звезды? Утро еще на дворе!

        - Оно и к лучшему! Перо ведь не останавливаясь летит! Ночью за ним и не угонишься!

        - А днем? - тут же уточнила подозрительная Нина. - Хочешь, чтобы я Ирода загнала? Да ни за какие сокровища на свете! Этому коню цены нет!

        - Неужто от такого шанса откажешься? - буквально взвыл Врангель.

        - Почему? Не откажусь. Но и шею из-за него ломать не буду, - решила Нина. - Если это перо захочет меня куда-нибудь привести, пусть приведет. А нет - так скатертью дорога. Пусть ложится под копыта другому коню.
        Нина еще раз осмотрела необычное перо и разжала ладони. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом внезапно подул свежий ветерок. Перо вырвалось из ее рук и, вертясь и кувыркаясь, полетело вперед. Нина вскочила на Ирода и последовала за ним. К счастью, перо летело не очень быстро, и гнать коня не пришлось. Постепенно лес сменился полями, а те - зарослями терновника. Листьев на ветках становилось все меньше и меньше, и наконец по обочинам дороги потянулись голые кустарники, постепенно переходящие в пыльную пустошь. Нина даже сказала бы в пустыню, если бы не чахлый ельничек вдалеке. Ни деревьев, ни цветов, ни птичьего щебета. Перо дернулось и подлетело к небольшой горе. Ирод пошел за ним, осторожно ступая по тропке. Нина свесилась с седла, чтобы понять, что же мешает коню и отшатнулась, увидев целые полчища ядовитых змей. Ну, для вас, друзья, найдется неплохое заклятье. Нина сделала пасс рукой, пробормотала слова, и змеи, шипя, тут же освободили дорогу. Ирод облегченно фыркнул и продолжил путь. Впрочем, дальше идти было особо некуда. Перо Финиста привело Нину к скрытой в скале огромной
железной двери. Неплохой сейф для несметных сокровищ! Нина дернула дверь, но она (естественно!) была заперта. Ну и что делать? Опыт взламывания посторонних сейфов у Нины был никакой.
        Перо, словно понаблюдав, чем закончится поединок человека с дверью, покружилось, влезло острым кончиком в замочную скважину, повернулось три раза, и дверь открылась. Нина сунула нос за порог, но войти так и не решилась, пока ее не подтолкнул мордой Ирод. Бесстрашный Врангель с победным карканьем полетел вперед. Видимо, пересчитывать богатства несметные и урвать себе хоть что-нибудь от великой славы. Хм… придется идти за ним. Нина сотворила небольшой светящийся шарик и шагнула внутрь. Мама дорогая! Богатства действительно были несметными! Весь подземный ход, насколько хватало глаз, был сделан из золота. Ну… хорошо, конечно, но как его добыть? Кирку, каску, рабочие перчатки и именную вагонетку Нина дома оставила. Может, дальше пойти? Вдруг там есть что-нибудь такое, что вынести будет гораздо легче? Драгоценные камни, например? Воображение тут же услужливо нарисовало шикарное бриллиантовое колье, и Нина прибавила шагу.
        Ну что это такое? Хотя… следовало ожидать, что по дороге к великим ценностям обязательно будут и препятствия. Но такие? Нина, хлопая глазами, уставилась на зеленую лужайку, невесть как оказавшуюся глубоко под землей. На ней росла трава, цвели цветы, но главное, на ней паслись гуси. Если тех лосей, которых увидела Нина, можно было назвать гусями. Каждый из них был размером с большого борова! Перо замерло, словно дожидаясь, когда Нина пересечет полянку и последует за ним. Ха! А Врангель еще говорил, что оно не останавливается! Впрочем, это-то как раз сейчас не главное. Гораздо важнее, как с гусями справится. Магией их шугануть? Не хотелось бы. Вдруг магические колебания обвал вызовут? И фига с два потом кто Нину найдет. Даже для того, чтобы похоронить по-человечески. Нина сделала глубокий вдох и шагнула вперед. Гуси тут же вытянули шеи в ее сторону и зашипели. Да… такие тяпнут, мало не покажется. И уже точно не станешь удивляться сказкам, в которых гуси-лебеди детей воруют. Такие и взрослого выкрасть смогут. Если всей толпой вцепятся. Следовавший за Ниной Ирод снова фыркнул и подтолкнул ее мордой.
Врангель тут же сделал круг почета, отвлекая внимание гусей на себя. Ой, а может их чем другим отвлечь? Нина обернулась к Ироду, достала из седельной сумки хлеб, шагнула на поляну и принялась его крошить. Сразу же забывшие обо всем гуси начали жадно глотать бросаемые куски. Ну вот, теперь можно двигаться. Только осторожно, потихонечку. Однако увлеченные процессом еды гуси не замечали ничего вокруг. Нина отряхнула руки, взяла за повод Ирода и быстрыми шагами пересекла поляну. Перо тут же дернулось и полетело дальше.
        На сей раз идти пришлось недолго. Туннель заканчивался тупиком. А в тупичке, на зеленой цветущей полянке росла яблоня. И? Это что, и есть великое богатство и мощная слава? Нина ничего не понимала. Судя по озадаченному взгляду Врангеля, тот понимал не больше. Нина обошла яблоню кругом, однако ни дверей, ни туннелей, ни каких-либо подсказок не обнаружила.

        - Глухо, - сделала вывод она. - Надо было, наверное, со стен золото отколупать. Жаль, нечем. Ну… хоть яблок наберу в дорогу.

        - Собери с меня все яблоки… - прошелестело дерево.
        Сначала Нина замерла столбом, не в силах поверить в происходящее, а затем оживилась. Ну конечно же! Если уж ей встретились гуси-лебеди, то почему бы не повстречаться с говорящей яблоней? А потом с речкой и печкой? А там, глядишь, и до вожделенного богатства недалеко. Вспомнив, чем обычно заканчиваются все сказки, где герой/героиня помогают живым (и не очень) существам, Нина воодушевилась и аккуратно принялась собирать урожай. Если уж яблоня умеет говорить, то и чувствовать наверняка умеет. Не дай бог сучок какой обломать или веточку. Будет им потом не богатство великое, а одни неприятности. Врангель, правда, пытался каркнуть, что, дескать, не царское это дело, яблоки собирать, но что взять с необразованного вороненка? Нина аккуратно складывала собранные яблоки в ровные кучки и постепенно освобождала дерево от тяжкого груза урожая. Как только последнее яблоко было снято, яблоня зашевелилась и… все фрукты исчезли.

        - Ну, вот, а я хотела в дорогу с собой яблок взять, - искренне огорчилась Нина.

        - Возьми это, - прошелестела яблоня, и на ветвях появился еще один плод. Довольно странный.
        В принципе, больше всего плод напоминал все то же яблоко. Если бы не одно НО. Странный сиреневый цвет и гладкая как стекло кожура. И такая же твердая, кстати. Ни печек, ни речек, ни дверей с тоннелями перед глазами Нины так и не появилось.

        - Это что, все? - разочарованно спросила она.

        - А тебе мало? - истошно каркнул Врангель. - Держись за Ирода, сейчас начнется!
        Что именно начнется, Нина не поняла, но, доверяя вороненку, вцепилась в коня, как черт в грешную душу. Внезапно все вокруг потемнело, поднялся ветер, и запахло чем-то паленым. У Нины еще мелькнула мысль, что лучше было бы бежать обратно, но теперь предпринимать что-то уже было поздно. Нина еще крепче вцепилась в Ирода и закрыла глаза. Наконец, ветер стих. Нина постояла еще немного, прислушиваясь к собственным ощущениям. Ну, что ж. Кажется, она все еще была жива. Это радовало. Нина осторожно открыла глаза и осмотрелась по сторонам. Ирод был на месте, Врангель тоже, сумки в целости и сохранности. Где же они? А! На том самом месте, где Ирод нашел странное перо. Блин! Как будто и не было ничего! Однако Нина все еще держала в руке странный предмет в форме яблока.

        - Ты не знаешь, что это? - поинтересовалась она у Врангеля.

        - Артефакт драконьей силы. Их всего-то пять существует. Яблоко, кубок, меч, корона и зеркало. Три находятся у самих драконов, а два считались бесследно утерянными. Я помню, Данжер сам Фьяне рассказывал об этом! И еще о том, что драконы, пока не соберут все символы, не смогут вернуть себе былое величие. Ты понимаешь, что оказалось у тебя в руках?

        - Средство влиять на драконов, - безошибочно определила Нина.

        - Вот оно, неисчислимое богатство и великая слава! - патетично воскликнул Врангель. - Ты сможешь помыкать драконами и купаться в золоте!

        - И откуда у тебя такие мысли возникают? - искренне удивилась Нина. - С виду обычный вороненок. Но как только клюв откроешь - хоть святых выноси. Поехали-ка к Фьяне, повелитель драконов. Покажем ей эту вещицу. Наверняка, она сможет посоветовать, как лучше ей воспользоваться.

        - Ты с ума сошла! - возмутился Врангель.

        - Это ты сошел. На нас война надвигается. Дьюла под свои знамена четыре орды половцев призвал, и это еще не предел. Нам помощь драконов непременно понадобится! А если учесть, насколько они не любят вмешиваться в человеческие дела, то возможно, и яблоко в ход придется пускать. Только это вряд ли. Фьяна отзывалась о короле Оттоне как об очень умном и прагматичном драконе. А слава… если нам удастся победить дьюлу, этой славы мы огребем выше крыше. Как и обещано нашедшему перо Финиста.

        - А золото?

        - Будет тебе и золото. Не все же сразу.
        На самом деле Нина, разумеется, не очень-то верила в то, что говорила. Перо Финиста попадается только раз в жизни. И то далеко не каждому. Но требовать с драконов деньги за жизненно важный для них артефакт было так же противно, как продавать воду умирающему от жажды. Выжить, конечно, он выживет. Но ненавидеть тебя будет до конца дней. А у драконов и людей взаимоотношения и так были… не из лучших. Да и потом… ну не была, никогда не была Нина человеком, способным пойти ради денег по чужим трупам. Не умеет она этого делать! И уметь не хочет! И вообще… это ведь Фьяна замуж за дракона выскочила и даже истинной магией пожертвовала, чтобы стать с Данжером одной расы? Ну вот, пусть василисса сама из всего этого и выпутывается. Уж она точно знает, что делать со столь ценной вещью. И не даст в обиду ни людей, ни драконов. Хорошо все-таки, что она стала оборотнем! Хотя драконья ипостась Фьяны Нину несколько напрягала. Видимо, с непривычки. Все-таки огромный крылатый монстр - это не безобидная забавная зверушка. Даже если он цвета сумасшедших волос Фьяны. Когда василисса превращалась в дракона, в ее чешуе
переливались цвета апельсина и томатного сока, терракоты и вишневого варенья, угасающих закатных облаков и сливового джема, осенних листьев и выжженной пустыни, червонного золота и медового янтаря. Словом, зрелище не для слабонервных.
        Вспомнив Фьяну в драконьем обличье, Нина невольно фыркнула и подумала о том, как странно играет людьми судьба. Расскажи, так никто не поверит! Отправиться на институтскую практику, влюбиться в дракона и сменить ипостась! На такое только Фьяна способна. Уникальное создание. И жизнь свою изменила уникально. Вот бы и Нине так… ну или почти так. Становиться драконом ей все-таки не хотелось. Нине бы что-нибудь попроще… богатыря там, или купца какого. Чтобы жить как все, не оглядываясь на соседей. Нет, на окружающих можно было, конечно, плюнуть с высокой колокольни, но Нина так не умела. Эх, ей бы внешность такую, как у Фьяны. Ну или как у Марины. Тогда бы и на князя можно было бы замахнуться. А так… надеяться не на что. Белобрысые волосы (правда, густые и длинные, коса до пояса достает), белесые брови и ресницы (постоянно подкрашивать приходится), круглое доверчивое лицо с голубыми глазами и вздернутым курносым носом. Да еще и фигура эта, будь она проклята! Как Нина не старалась, ограничивая себя в еде и путешествуя по дорогам, худеть ее тело категорически отказывалось! Расстройство одно! Правда,
большинство росских девок Нине в габаритах не только не уступали, но и далеко превосходили, но ее это не утешало. На все эти телеса, включая грудь пятого размера, еще нужно было найти желающего! А в последнее Нине уже не верилось. Все ее кавалеры оказывались (по разным причинам) сугубо временными и исчезали из ее жизни еще до того, как она успевала к ним привыкнуть.
        Причину этого было определить легко. Очень. Точно так же, как Нина не умела ходить по трупам, не умела она удерживать и мужиков. Ни цепляться за них, ни прощать им все на свете, ни изображать из себя беспросветную дуру им на радость. Романтичной Нине почему-то казалось, что мужчина должен полюбить ее такую, как она есть. Ведь она-то тоже не принца на белом коне искала! Обыкновенного человека! Чтобы поддержал в трудный момент, выслушал, понял. Пусть даже Нина будет с ним ссориться периодически, совсем без ссор нельзя, но ведь главное, с ней рядом будет надежный человек. Однако пока ни такого, как ей хотелось, ни даже близкого к этому идеалу парня Нине еще не встречалось. И она уже перестала верить в то, что когда-нибудь встретится. Но… тут Фьяна пригласила ее переехать в иное измерение. И надежда Нины затеплилась с новой силой. В конце концов, хоть в древней-то Руси, не затюканные феминизированными женщинами мужчины должны же быть мужчинами в полном смысле этого слова! Хозяевами положения, ответственными за собственные поступки, готовыми защитить свою семью… не жадными, не жестокими, не болтливыми…
должны же хоть где-то существовать подобные мужчины! Так почему бы не здесь? Нина вздохнула и поторопила Ирода. В данный момент следовало решить другие, более важные вопросы. А мужчины… мужчин придется оставить на потом.
        Глава 7

        Колокольный звон угас
        Плавно так…
        С древних фресок смотрит Спас
        Жалобно.
        В храмах пусто - волком вой.
        Ветрено.
        Бреют ангелов и в строй,
        в рекруты.

        А. Белянин
        Лерленн очнулся от того, что все его тело немилосердно затекло. Он с трудом разлепил глаза и замер, пытаясь осознать окружающую действительность. Разноцветная сентябрьская листва, обдуваемая ветерком, прозрачно-голубое небо, радостные трели птичек… он где? Любопытство подвигло эльфа к тому, чтобы приподняться на локтях. Неприятные ощущения в спине тут же исчезли. Ну еще бы, на шишках и желудях никому еще спать мягко не было. Даже эльфам. Однако как же Лерленн здесь оказался? Последнее, что он помнил - это бой с големами, которые проникли на эльфийские земли. Лерленн, как и остальные его соплеменники, дрался отчаянно, но големов было на порядок больше. Да и не убивались эти твари обычным оружием. Чем же закончился страшный бой? Лерленн не помнил. Последнее, что сохранили его воспоминания - это боль от удара каменной дланью. Однако что же случилось потом? Как эльф оказался посреди леса? Лерленн с трудом поднялся, заставляя затекшие мышцы работать и, опираясь на ствол ближайшего дерева, выпрямился. Может, он умер в бою и попал на Ту Сторону? Сомнительно. Эльфийское посмертье никак не было похоже на
осенний лес. Да и есть хотелось немилосердно.
        Поймав себя на подобной, отнюдь не потусторонней мысли, эльф окончательно убедился в том, что он все еще жив и даже относительно здоров. Чтобы проверить последнее утверждение, он старательно себя осмотрел и даже пошевелил крыльями. Тело функционировало прекрасно, хоть и в замедленном режиме. Но как же все-таки эльф здесь оказался? Вокруг, насколько хватало глаз, рос лес. Густой, живой и светлый. Эльф постоял еще немного на одном месте, словно ожидая, что кто-нибудь появится из кустов и объяснит ему, что же, наконец, случилось, а потом решился все-таки идти дальше. Во-первых, потому, что никого так и не появилось, а во-вторых, Лерленну просто необходимо было вернуться к своему народу и узнать, чем же закончился бой с големами. А для этого нужно было (как минимум) добраться до какого-нибудь крупного человеческого города. Даже чистокровный эльф не мог попасть на земли своей расы сам по себе. Наученные тысячелетней историей взаимоотношения с людьми, эльфы сторожились. Дети природы, они привлекли драконов, чтобы укрыть свой мир магией и оставили только несколько «дверей» для связи с внешним миром.
Именно поэтому для того, чтобы вернуться домой, Лерленну сначала необходимо было добраться до одной из них. И оставить там сообщение. Дело осложнялось тем, что Лерленн знал всего три такие «двери», через которые не раз выходил к людям. Прикрытием этих визитов была продажа ювелирных украшений, на которые были так падки другие расы. Реальной же причиной была слежка. Откровенная, тщательная, тотальная слежка за людьми. Самой опасной и самой жестокой расой этого мира.
        Лерленн был опытным воином. И в сложных ситуациях оказывался не раз и не два. Однако настолько странного происшествия с ним никогда еще не случалось. Эльф ни разу в жизни даже не слышал о том, что можно перенестись в бессознательном состоянии с поля боя в лес. И теперь ему предстояло разобраться в том, что же все-таки случилось. Особенно неприятным был факт, что разбираться придется с помощью людей. Встречаться с этой расой один на один, без малейшей поддержки и защиты, у эльфа не было никакого желания. Но Властители не оставили ему выхода. Очнувшись в неизвестном лесу, Лерленн не обнаружил ни оружия, ни припасов. Да и его одежда оказалась столь потрепанной после боя, что скорее подошла бы одному из чучел, а не представителю Высшей расы. Кольчуга буквально рассыпалась звеньями (как будто на нее дракон дыхнул), рубаха была неимоверно драной и пропитанной кровью, штаны висели лохмотьями, а на сапоги из дорогой кожи василиска даже смотреть не хотелось. Эльф еще раз осмотрел свой непрезентабельный внешний вид и нахмурился. Насколько он знал людей, просто так помогать они ему не будут. А денег, чтобы
заплатить за еду, одежду, оружие и коня у Лерленна не было. Придется влезать в долги. Обещать одно из эльфийских украшений за оказанную помощь. Стоп! Помощь! У Лерленна есть один знакомый человек, который не откажется ему помочь. Ведьма, которой он подарил медальон с изображением дракона и которая осталась должна ему услугу. Прекрасно! Лерленн, конечно, не был настолько глуп, чтобы верить в то, что у людей существует благодарность, но любой маг за эльфийскую игрушку жизнь продаст. Так что… эльфу всего-то навсего нужно добраться до Фотии. Тем более, что именно там находится одна из «дверей».
        Приняв такое решение, Лерленн несколько оживился. Не все еще потеряно! Надо выбираться из этого леса к ближайшему человеческому жилью. Эльф прислушался к своим ощущениям и выбрал направление. Если интуиция его не подводит (а это вряд ли) до вечера он должен выйти к какой-нибудь человеческой деревеньке. А там… там посмотрим.
        Направление, выбранное эльфом, (как это и следовало ожидать) оказалось верным. Буквально через полчаса он вышел на протоптанную тропинку, а еще через час вдалеке показались деревенские домики. Теперь не мешало бы подумать, как лучше обставить свою встречу с аборигенами. И как им объяснить собственное появление. Разбойники напали? Ага… на эльфа… так Лерленну и поверили. Они, может, и отчаянные парни, но не самоубийцы же! Тогда, может, заклятье? Черная магия, злобная ведьма… люди любят такие истории. Тогда и желание поехать в Фотию понятно будет - порчу, что одна ведьма навела, другая снять может. Вот только возьмутся ли люди ему помогать? Эльфийские украшения, конечно, дело хорошее, да многие ли в них понимают? Золото обещать? Тьфу! Лерленну самому бы кто золотом помог. Не самый ведь богатый и знатный эльф. Кабы знать, что на Фьяну точно можно рассчитывать, Лерленн рискнул бы пообещать от ее имени за себя выкуп. А так… неизвестно, чем это кончится. И как на это посмотрит ведьма.
        Впрочем, мнение людей (даже с магическими способностями) эльфа мало интересовало. А вот что скажет его величество эльфийский король Оберон… даже представлять не хотелось. Ну что это за история? Потерял сознание в бою, а очнулся в лесу незнакомом? Такие сказки разве только эльфятам малолетним рассказывать. И те не поверят. Был бы Лерленн из богатого, знатного рода - другое дело. Таким многое прощается. Однако ни родовым величием, ни состоянием эльф похвастаться не мог. Древний герб, громкий титул и старый замок с протекавшей кое-где крышей. Лерленну ещё повезло, что он сумел на королевской охоте попасться на глаза Оберону и своей отвагой заслужить право вступить в рыцарский орден… Поношенная кольчуга, старое седло, потемневший фамильный меч… как же эльфу хотелось вырваться из этой паутины! Как же ему хотелось скинуть уже давно вышедшие из моды наряды! И как он был счастлив, когда уезжал из своего замка по пыльной, разбитой дороге! К сожалению, без денег нечего было делать даже в рыцарском ордене. Лерленн с горечью видел, как почести и звания ложатся на чужие плечи, как пересыпаются из рук в руки
золотые… потому-то он и хватался за любое, предложенное ему дело. В надежде, что его заметят, оценят, и ему удастся-таки выдвинуться дальше. А уж когда на земли эльфов напали големы, Лерленн сражался в первых рядах. Он предлагал Оберону обратиться к Фьяне, у которой был огромный опыт по борьбе с этим видом нечисти. Однако эльфы были слишком гордыми, чтобы просить о помощи человека. Гордыня стоила им множество сотен жизней. Звенели мечи, стрелы трещали под ногами и копытами, как сухой тростник, однако големы не отступали ни на шаг. Каменные изваяния не ведали ни боли, ни страха, ни усталости.
        Эльф невольно вздохнул. Все его прошлые труды пошли насмарку. Теперь ему снова нужно будет добиваться королевской благосклонности. С нуля. И даже хуже. Оберон наверняка не поверит в сказочную историю спасения Лерленна и перестанет ему доверять. И эльф навсегда останется только рядовым рыцарем, не имеющим ничего за душой. Выход был один - найти случившемуся хоть какое-то объяснение. Но Лерленн представления не имел, как это сделать. Он абсолютно ничего не помнил из того, что произошло с ним между боем и пробуждением в лесу. Эльф даже не знал, куда именно он попал, и это довольно серьезно его напрягало. Поскольку наряду с вполне вменяемыми людьми, относящимися к другим расам вполне адекватно (пусть даже и без особой любви) существовали еще и фанатики. Те, кто призывал истреблять непохожие на людей создания. И попасть им в руки эльфу совершенно не хотелось. У него даже не было меча, чтобы себя защитить! А домики небольшой деревеньки все приближались и приближались. На какой-то момент эльф даже почувствовал состояние, весьма близкое к панике. Он прикрикнул мысленно на самого себя и заставил идти
вперед. Из странной ситуации необходимо было найти выход!
        Однако, как выяснилось, ситуация, в которую попал эльф, была даже еще более странной, чем ему казалось. В деревеньке его ждали. Да, да, именно ждали. Накормили, напоили, выдали одежду и даже дали провожатого до замка дьюлы. Лерленн несколько раз пытался уточнить, не перепутали ли его с кем-нибудь местные жители (хотя с кем можно перепутать эльфа?), однако все торжества встречи принадлежали действительно ему. Хм… ситуация становилась все более и более запутанной. Все, что эльф понял из разговоров - посыльный дьюлы Бячислава предупредил местного старосту, что из леса выйдет эльф, которого надо хорошенько встретить и проводить в столицу. Зачем? На этот вопрос Лерленну никто ответить не мог. До эльфов, конечно, доходили разные слухи о дьюле, но связываться с психом, мечтающим о мировом господстве, никто не желал. Что ж… по крайней мере, теперь становилось понятно, как Лерленн оказался в лесу. Наверняка, это была магия дьюлы. Осталось только выяснить, зачем Бячислав приложил столько усилий, чтобы встретиться с эльфом, и как ему удалось выдернуть Лерленна из закрытого магией мира. Пожалуй, если сведений
будет достаточно, перед королем Обероном можно будет даже оправдаться. И последняя мысль доставила эльфу неизъяснимое удовольствие.
        Все люди изверги! Варвары! Извращенцы! Эльф бы мог еще много чего наговорить о неудачной расе, но отношения обострять не хотел. Хоть его и окружали не воины, а обычные мужики, вызвавшиеся сопровождать Лерленна до дворца дьюлы, однако вступать с ними в пререкания было глупо. Хотя бы потому, что эльф до сих пор был без оружия. Нет, разумеется, он спокойно мог бы сбежать от этих сопровождающих, но куда? И потом… в таком виде?! Да лучше сразу застрелиться! Собственно, именно внешний вид эльфа и был причиной того, что он морально страдал, кроя людей всеми известными ему ругательствами. Лерленн, естественно не раз видел, как одеваются люди и на Роси, и в Ингрии, куда он так неожиданно попал, но увидеть этот наряд на себе? Храните Властители! Лерленн был похож на недовольное пугало. Белая расписная рубаха до колен, подхваченная в талии красным кушаком, смотрелась на эльфе, по меньшей мере, нелепо. Портки из добротного зеленого сукна, заправленные в красные сафьяновые сапоги, были еще хуже. А уж выданная ему в качестве утешения (дескать, вот тебе вместо меча) рогатина вообще доводила эльфа до истерики.
Властители, хоть бы его не увидел в таком виде кто-нибудь из сородичей! Потом вовек не отмоешься!
        Однако если эльф думал, что дурацкая одежда - это его самая главная проблема, то он явно ошибся. И еще как ошибся-то! Лерленн понял это после первой же беседы с дьюлой. Наконец-то все нестыковки объяснились и встали на свои места. Правда, эльф не сказал бы, что ему от этого стало легче. Выяснилось, что стукнутый на завоевании мира дьюла за ради поднятия собственного престижа решил подчинить себе представителей Высших рас. Сначала Бячислав вообще мечтал о целой армии подобных существ. Но на это у него (к счастью) магических возможностей не хватило. Пришлось дьюле удовольствоваться всего двумя представителями Высших рас. Да и тех он сумел призвать только потому, что они находились в смертельной опасности. А… ну, теперь понятно, как дьюле удалось пробить магический щит и вытащить Лерленна из мира эльфов. Если он все равно должен был умереть, щит его прикрывать не будет. Значит, получается, что Бячислав спас Лерленну жизнь? Интересно, и почему эльфа не тянет рассыпаться в благодарностях?
        Чем дальше слушал эльф дьюлу, тем больше свирепел. Одно только желание обзавестись представителями Высших рас для того, чтобы поднять собственный авторитет, уже тянуло на пожизненную каторгу! А уж намерение подчинить себе эльфа… да еще так, чтобы он исполнял все пожелания хозяина? Дьюла точно больше не жилец на этом свете! Демоны, неужели этот человек не понимает, что подписывает себе смертный приговор? Да ни один представитель Высших рас не будет бегать у него на побегушках! Ни за что! Лерленн, конечно, никогда не был особо высокого мнения о людях, но даже он не подозревал, что среди них встречаются такие идиоты. Ха! Размечтался дьюла! Будет эльф ему кланяться, стоять по правую руку от трона и защищать его ценой своей жизни! Вот еще! Да дай только добраться до ближайшей
«двери», и тебе твои магические опыты так аукнутся, что мало не покажется.

        - Ведомо мне, что гордыня эльфов не меряна, и что добром они людям служить не станут, - важно сказал дьюла. Лерленн даже встрепенулся. Неужели дошло?

        - Ты верно мыслишь! - ухмыльнулся эльф.

        - Потому и решил я прибегнуть к магии великой. Небось слыхал о браслете подчинения?
        Эльф побледнел и лихорадочно обнажил запястье правой руки. Точно! Вот он влип! Браслет подчинения принадлежал к произведениям высшей магии и действительно мог сломить волю любого. Обладал браслет и еще одним свойством. Он как будто отводил глаза. И увидеть его жертва могла только тогда, когда на браслет кто-нибудь укажет. Так что сомнений не было. На руке Лерленна действительно красовался браслет подчинения, а дьюла, позволивший ему увидеть этот браслет, действительно теперь был его хозяином. Полным. Абсолютным. Всевластным. Услужливое воображение тут же нарисовало эльфу ожидающее его бесславное будущее, и он закусил губу. Снять браслет подчинения мог только очень сильный маг, не боящийся гнева Бячислава. А это значило, что Лерленн попал в рабство. Цена за спасение жизни оказалась слишком велика. Впрочем… дьюла ведь не спрашивал разрешения у эльфа, когда вытаскивал того с поля боя. Бячислав отнесся к представителю Высшей расы как к вещи. И намеревался пользоваться им как вещью. И это бесило Лерленна до невообразимости. Единственное, что несколько примиряла его со случившимся - он такой был не
один.

        - Ты упоминал о двух представителях Высших рас, которых тебе удалось привлечь на свою сторону с помощью магии. Кто второй? - холодно, стараясь не выдавать свои эмоции, спросил эльф.

        - Гоблин из другого мира.

        - Гоблин?! - не поверил собственным ушам Лерленн.

        - Я же сказал. Из другого мира. Он… не совсем такой, как те, с кем ты сталкивался.

        - Гоблины жестоки, кровожадны, тупы и воинственны! - припечатал эльф. - Они не умеют жить в мире с другими расами, ненавидят всех вокруг, включая своих сородичей, а главными их развлечениями являются война, жратва и сон! Гоблинов в принципе невозможно держать в руках!

        - Так же, как и эльфов, - мерзко ухмыльнулся Бячислав. - До тех пор, пока им браслет подчинения на руку не повесишь. Однако ж я повторюсь специально для тебя. Гоблин сей, коего я так же вытащил с поля боя, не таков, как его здешние сородичи. Доказательством тому может служить, что он уже которую неделю служит у меня в Вемее десятником. Причем в городскую охрану он попал сам, без малейшей помощи с моей стороны. Гоблин сей и с простыми людьми сумел язык общий найти, и с воями. Вот токмо о браслете своем он покамест не знает. Так ты ему скажешь.

        - Ну уж нет! - возмутился эльф, представив себе реакцию гоблина (каким бы он цивилизованным не был) на такое сообщение.

        - Да ты никак не понял меня? - сузил глаза дьюла. - Я ж тебя не прошу. Я приказываю. А приказы мои ты исполнять должен. Али сам не знаешь, что с тобой будет, если ты заартачишься?

        - Знаю, - зло прошипел эльф.

        - Ну вот и иди. Одежду новую тебе дадут. Коня тоже. А оружие… - дьюла сделал знак рукой, и слуга тут же подал ему нечто, завернутое в плащ. - Оружие у меня для тебя есть.
        Бячислав откинул материю, и взгляду эльфа предстал… его собственный фамильный меч. Лерленн даже головой помотал, пытаясь сбросить наваждение. Узкий, хищный клинок, рукоятка, украшенная головой змеи, серебристая лунная вязь на лезвии… эльф благоговейно взял меч в руки и прижал к груди. Лерленн был просто уверен, что потерял в бою свой фамильный клинок, и что больше он его никогда не увидит!

        - Для гоблина у меня тоже особое оружие есть, но он должен сам за ним прийти, - сказал дьюла. - Ты токмо намекни ему про меч, подаренный в последнем бою. И смотри, жду я вас обоих нынче же! До заката! Дело у меня про вас припасено. Важное.
        Да уж конечно важное! Кто ж за ради пустяка будет с Высшими расами связываться, браслетом подчинения их раздражать, да посылать с заданием! Бячислав был отнюдь не глуп, и наверняка понимал, что рано или поздно браслет исчерпает свои силы. И что тогда? Оказаться лицом к лицу с двумя представителями Высших рас (один из которых гоблин)? Мало не покажется… неужто у дьюлы в рукаве был еще какой-нибудь козырь? Последнее соображение заставляло эльфа хмуриться еще сильнее. В данной ситуации радовало только одно - дьюла, как и обещал, действительно выдал Лерленну нормальную одежду. И эльф, по крайней мере, перестал выглядеть как чучело огородное. Хотя все равно обращал на себя внимание окружающих. Ну как же, эльф все-таки! С человеком даже по сильной пьяни не перепутаешь. Девки вон ресничками зазывно так и хлопают, так и хлопают. Неужто впрямь надеются эльфа прельстить? Вот дуры беспросветные! Да неужто после изящных эльфийских дев хоть кому-нибудь могли понравиться эти пышные белобрысые особы с курносыми носами? Лерленн сильно в этом сомневался. Среди эльфов извращенцев нет. Впрочем, благосклонностью
девок грех было не воспользоваться. Надо же было эльфу найти гоблина! Да еще и поведать тому про силу магического браслета подчинения.
        На удивление Лерленна, гоблина оказалось действительно довольно легко найти. И он на самом деле вполне удачно сосуществовал с людьми. Лерленн удивился до глубины души. Как бы дьюла ни убеждал эльфа, что гоблины бывают разумными, поверить в это было практически невозможно. Хотя… тип, которого Лерленну представили, как Форса, ни на одного из виденных эльфом гоблинов даже близко не походил. Эльф скорее определил бы его как представителя какой-то родственной гоблинам расы. Слишком умными были раскосые янтарные глаза, слишком правильными черты лица (такое даже со зла мордой не назовешь), слишком пропорциональной фигура. Лерленн даже усомнился в том, что перед ним действительно гоблин. Принадлежность Форса к соответствующей расе выдавали разве что клыки (меньше того, что эльф видел у других гоблинов, как минимум в три раза) да уши. Значит, дьюла не врал, когда говорил, что вытащил Форса из другого мира.

        - Ты что, глядеть на меня пришел? - прервал раздумья Лерленна гоблин.
        Надо сказать, что увидевший перед собой эльфа Форс был озадачен не меньше. И ему даже впервые пришла в голову мысль, что магия занесла его гораздо дальше, чем ему это представлялось. Нет, в том, что тип, назвавшийся Лерленном был действительно эльфом, Форс не сомневался. Порода все-таки была видна за версту. Но какой же этот эльф был странный… неземной. Слишком худой, серьезный и озабоченный. Однако окончательно гоблин выпал в осадок, когда увидел у Лерленна крылья. Крылья, как у какой-нибудь стрекозы! Да что ж это у Форса, судьба что ли такая, с ненормальными эльфами сталкиваться? Один уже вовлек гоблина в смертельно опасную авантюру, закончившуюся ранением и переносом неизвестно куда. Любопытно, с чем пришел второй?

        - Ежели ты и есть гоблин Форс, то у меня к тебе дело, - решился Лерленн. - Однако ж, мне бы хотелось поговорить с тобой наедине.

        - Подменишь меня! - скомандовал гоблин одному из воем своего десятка и, пригласив эльфа следовать за собой, двинулся куда-то вглубь города.
        Целью путешествия гоблина был трактир с громким названием «Золотой петух». Не самый дешевый, определил эльф, окинув взглядом опрятное помещение и принюхавшись к доносившемуся с кухни божественному запаху еды. Ну, что ж. Можно и здесь побеседовать. Если им никто мешать не будет. Надо же… да гоблин, похоже, здесь был постоянным гостем… ему тут же и столик у окна выделили, и еду принесли и даже вино в запотевшем кувшине. А необъятная хозяйка трактира посматривала на Форса так, что уши горели даже у эльфа. Да уж… дьюла был определенно прав, когда утверждал, что призванный им гоблин «не такой». Лерленн готов был подписаться под этими словами.

        - Ну? Так что у тебя за дело ко мне? - хмуро поинтересовался Форс после того, как они утолили первый, самый сильный голод. Лерленн вздохнул, но деваться было некуда. Неприятную миссию пора было начинать.

        - Смотри! - буркнул он и дотронулся до браслета подчинения на запястье гоблина. Если Бячислав сделал все правильно, Форс должен был увидеть магическую вещь.

        - Что это за дрянь ты одел мне на руку? - увидел… вот только с какой стати смотрит на эльфа так злобно?

        - Ты что, хочешь сказать, что не знаешь, что это такое? - удивился Лерленн. Похоже, дело обстояло совсем плохо.
        Эльф вздохнул и начал рассказывать гоблину все с самого начала. И куда он вляпался, и как, и (главное) кто за это все отвечает. Судя по тому, как темнели янтарные глаза Форса, ему это абсолютно не нравилось. Ха! А кому бы понравилось, скажите на милость? Можно подумать, эльф был в диком восторге от того, что рабом стал! Кстати, именно то, что на запястье Лерленна красовался такой же браслет подчинения, как и у гоблина, несколько примирило Форса со сложившейся ситуацией.

        - Что делать мыслишь? - тут же по-деловому уточнил гоблин. - Не век же с этой дрянью ходить? Скажу тебе правду, думал я наняться в войско к дьюле. Однако ж после того, как наградил он меня этим… - попробовал снять с руки браслет Форс, - желание ему служить как рукой сняло. Коли сделал он меня своим рабом, так значит, денег точно платить не будет!

        - Видно, не понял ты моих слов, коли все еще о деньгах мыслишь! - нахмурился эльф.
        - Бячислав, надевший на тебя этот браслет, рабом тебя сделал. И теперь ты обязан исполнять все, что он скажет. Даже если дьюла заставит тебя на одной ножке вокруг города прыгать и кукарекать! Можа, тебе то не в новинку, а мне так поперек горла. А ну как придет в голову дьюле отправить меня сражаться против моей же расы?

        - И что ты сделаешь? - буркнул гоблин.

        - А ничего. Я даже смерть принять не смогу теперь без соизволения дьюлы.

        - Ну не может же такого быть, чтобы браслеты эти поганые никто снять не мог!

        - Токмо если маг сильный, - вздохнул эльф. - Есть у меня одна знакомая ведьма. Может она разрушить волшебство. Да живет она в Фотии. А нам с тобой ныне вечером перед дьюлой стоять нужно. Задание первое получать.

        - Стой-ка! - оживился гоблин. - А это не та ведьма, коя василиссой стала? Да вторую драконью сущность приобрела? Фьяной звать?

        - Она…

        - Не надо за ней в Фотию ехать! Близко эта ведьма! - порадовал Лерленна Форс. - Подруга у Фьяны в Ласково живет, это поблизости. Известная лекарка, баронесса де Ривароль. Так Фьяна в своей драконьей ипостаси ее периодически навещает. Вот и сегодня, часа два назад, туда полетела.

        - А может, это какой другой дракон? - не поверил своей удаче эльф.

        - Рыжий? - фыркнул Форс. - Да такой во всем свете один только. Точнее, одна. Давай-ка быстро по седлам, да помчимся в Ласково. Коли Властители будут к нам благосклонны, застанем мы василиссу.
        Однако застать Фьяну было еще полдела. Куда сложнее оказалось пробиться сквозь заслон в лице Бермяты. Тому велено было никого на порог не пускать и не прерывать подруг по пустякам - вот он и старался. И даже присутствие эльфа не произвело на него никакого впечатления. «Сломался» воевода только после упоминания о грядущей глобальной войне и имеющихся якобы по этому поводу секретных сведениях. Бермята оставил незваных гостей ждать у порога, а сам поднялся наверх, дабы выяснить, угодно ли будет их светлостям выслушать посетителей. Оказалось, что угодно.

        - Лерленн! Рада вас видеть! - улыбнулась Фьяна при виде эльфа. - Знакомьтесь, это
        - моя подруга, баронесса де Ривароль.
        Лерленн кивнул головой и бросил на знаменитую лекарку весьма заинтересованный взгляд. Баронесса совершенно не походила на тех человеческих девок, которых до сих пор приходилось встречать эльфу. Стройная, серьезная, холодная… если бы не блеск в глазах, ее можно было бы принять за скульптуру. Даже появление эльфа на пороге ее дома не смогло вывести баронессу из равновесия. Впрочем… эльфу, разумеется, это только казалось. На самом деле Марина смотрела на него во все глаза. Так значит, знаменитые эльфы выглядят именно так? Стремительный, изящный, легкий… золотые волосы с медным оттенком на фоне загорелой кожи, ярко-синие глаза, благородные и строгие черты лица, безупречно очерченные губы… его живописное золотистое тело отличалось какой-то ранимой красотой. Марина отметила и заостренные кончики ушей, и изящные кисти рук, и плавность движений, и… боже ж ты мой! У эльфа были прозрачные стрекозиные крылья! Вот это ничего себе!

        - Гхм… - подал голос из угла гоблин. Эльф встрепенулся, вспомнив, наконец, что он пришел не один.

        - Позвольте представить вам. Это Форс. В данный момент он служит десятником в охранных войсках Вемеи.

        - Мы знакомы, - улыбнулась Марина при виде давнего пациента.
        Реакция Фьяны была несколько другой. Она даже вытянула шею, пытаясь рассмотреть получше неизвестный вид нечисти. Да… такого встретишь в темном переулке, на всю жизнь заикой останешься. Мало того, здоровый, под стать Трувору, так еще и нечисть! Темная кожа, массивные рельефные плечи, острый, цепкий, умный взгляд. Губы, пожалуй, узковаты, но в твердых и резких линиях подбородка, носа и скул чувствовалась свирепая неукротимость. Если бы не клыки, да не горбинка, ломавшая прямую линию породистого, аристократического носа, лицо Форса даже можно было назвать красивым. Дикарской, первобытной красотой. Не во вкусе Фьяны, но… вполне впечатляет. Хотя… янтарные глаза без малейшего признака зрачка или белка выглядели, все-таки жутковато. Да и уши подкачали. Узкие, длинные, заостренные кверху да еще и украшенные кисточкой! Последний раз подобное чудо Фьяна видела в мультике про минипутов. Только у тех уши в разные стороны торчали, а у Форса строго вверх, плотно прилегая к черепу.

        - Послушай, Форс, а ты кто? - не удержалась от вопроса Фьяна. - Я имею в виду, к какой расе относишься?

        - Я гоблин.

        - Ты?! Гоблин?! - привстала Фьяна. - Да хватит врать! Что я, гоблинов что ли не видела? В кино, правда… а мастера компьютерной графики злоупотребляют спецэффектами… но не до такой же степени! А ты точно уверен в том, что ты гоблин?

        - Еще бы! - фыркнул Форс.

        - Ничего себе… - присвистнула Фьяна. - Слушай, Марин, может пора уже подавать в международный суд жалобу? Ты посмотри, как негодные писатели-фантасты постоянно гоблинов оскорбляют!

        - Форс прибыл к нам из другого мира, - пояснил эльф. - Потому он и не похож на своих собратьев. Однако же, пора переходить к делу. Ибо поверьте, хоть мне и доставляет неизъяснимое удовольствие лицезреть сразу двух столь прекрасных женщин, однако ж вовсе не ради этого я осмелился прервать вашу занимательную беседу.

        - Во завернул! - искренне восхитилась Фьяна.

        - Что привело вас в мой дом? - поддержала игру в средневековую вежливость Марина, и эльф начал рассказ.
        Подруги слушали его, не перебивая. История действительно была довольно странной и запутанной. Дьюла Бячислав, возжелавший власти над миром, перешагнул все мыслимые рамки. Идея натравить половцев на мирных жителей, как и намерение загнать в рабство посторонние расы, вообще не лезли ни в какие ворота. Хорошо хоть магических сил дьюлы хватило только на двоих представителей Высших рас. Но и с ними надо было что-то делать! Не обострять же межрасовый конфликт из-за одного ударенного на всю голову психопата!

        - Лерленн, покажи мне браслет! - попросила Фьяна. Эльф протянул ей запястье.

        - Можешь снять? - робко поинтересовался он, после того, как ведьма осмотрела магический предмет внимательнее.

        - Могу, - вздохнула Фьяна. - Но тут есть одна проблема. Большая.

        - Что еще? - нахмурился гоблин, который уже понял, что так просто это приключение не закончится.

        - Как только дьюла не сможет вами командовать, он поймет, что вы избавились от браслетов, - пояснила свою мысль Фьяна. - Все бы ничего, конечно, если бы не один момент. Бячислав действительно вытащил вас с поля боя. Причем в последний момент. Если бы не он, вы оба были бы мертвы. А раз он, с помощью магии, подарил вам жизнь, он точно так же сможет ее отнять. В любой момент. Так что браслет повиновения нужен, скорее, для подстраховки.

        - Для какой? Зачем это нужно, если у него в руках жизни? - не поняла Марина.

        - Все очень просто, - пожала плечами Фьяна. - Допустим, призвал бы Бячислав Лерленна и велел бы ему… ну… убить эльфийского короля. Иначе смерть. Что выбрал бы Лерленн? Разумеется, смерть. Даже если бы эльфу вообще был предоставлен выбор - умереть или служить дьюле, он выбрал бы первое. Поэтому Бячислав и подстраховался, одев браслет повиновения. Теперь у Лерленна нет выбора. Он фактически зомби.

        - Есть идеи? - дернула бровью Марина.

        - Ни одной! - честно призналась Фьяна. - Попробую с Данжером связаться. Если он дома, конечно.
        Василевс оказался дома. И уже изволил недоумевать, куда провалилась его любимая супруга. Однако после того, как Фьяна поделилась с ним появившимися проблемами, Данжер бурчать перестал и задумался. Гоблин и эльф невольно притихли, глядя на изображение грозного василевса в зеркале. Все-таки ипостась дракона - это вам не любительская магия. Тем более, если эта ипостась первая. Однако Данжер, как ни прикидывал, выхода из данной ситуации не видел. Кроме, разумеется, самого очевидного - убить дьюлу. Однако это было не так-то просто. Бячислава охраняли и воины, и маги, и амулеты. Пробиться сквозь такую защиту было довольно сложно. Однако попытаться стоило. Было решено, что Фьяна не будет снимать сами браслеты, а снимет только заклятье подчинения. Форс с Лерленном будут изображать из себя преданных дьюле слуг и потихоньку разведывать. Данжер даже пообещал прикомандировать к парочке ведьму, ибо эльфу с гоблином магическая защита наверняка пригодится.

        - Это ты на Нину мою намекаешь? - тут же нахмурилась Фьяна.

        - На нее, - признался Данжер. - И неча на меня смотреть так! Нина твоя сама вызвалась к дьюле проникнуть. Нешто я могу ей отказать?

        - Нам помощь ведьмы действительно понадобиться может, - влез в разговор Форс. - А за девку свою ты не бойся. Защитим уж, коли что.

        - Да она сама вас защитит! По самое не балуйся! - фыркнула Фьяна. - Ладно, хорошо. Все равно Нина в это дело влезет сразу же, как только от Трувора с Любавой вернется. Так что от меня, как ни грустно это признать, ничего не зависит.

        - А браслеты? - тут же хором напомнили ей эльф с гоблином.

        - Точно!
        Заклятье подчинения, наложенное дьюлой, оказалось запутанным, многоступенчатым и довольно сложным. Фьяна потратила на его расшифровку почти час. Дальше дело пошло быстрее. Гоблин и эльф сидели буквально не дыша и ожидали окончания процесса. Сейчас их свобода зависела от умелых действий совершенно посторонней ведьмы. Которой они, в качестве оплаты за услугу, и предложить-то ничего не могли! И ладно еще эльф. Когда-то Лерленн подарил Фьяне медальон в виде заключенного в круг дракона, который она искала в подарок Данжеру, и ведьма в ответ обещала расплатиться услугой. Но гоблин? Впрочем, столь бескорыстной помощи от василиссы не ждал даже эльф. Во-первых, медальон хоть и был большой ценностью, но не мог сравниться со стоимостью свободы двух представителей Высших рас, а во-вторых, люди вообще по своей натуре неблагодарны. Хотя… Фьяна была уже не совсем человеком.
        Что же касается Форса, то он вообще не верил ни в какую благотворительность. Тем более, что ему ведьма абсолютно ничего не была должна. Он без колебаний подставил свое запястье под ее заклятье, но только по одной причине. Гоблин понимал, что хуже, чем есть, все равно уже быть не может. Он смертник. Он раб. Он в чужом мире. Куда же хуже-то? Так что пусть ведьма колдует, ему все равно. Сидящая перед ним девица с безумным цветом волос и разноцветными глазами выглядела вполне практичной и разумной особой. Так что вряд ли она заломит за свою услугу несусветную цену. А реальную… реальную можно и оплатить. Свобода и жизнь того стоят.
        Однако Фьяна речи об оплате за свои услуги не повела. Видимо, отложила на другой, более удобный момент. Да и то. Как эльф с гоблином могут сейчас с ней рассчитаться, если дьюле служат? Им бы сначала с Бячиславом разобраться, а потом уж милости просим. Предъявляйте права. Эльф, видимо, думал о том же самом, поскольку хмуро молчал. Настроение у обоих героев было просто отвратное. А в свете того, что им предстояла сейчас встреча с дьюлой, перед которым нужно было изображать покорных слуг, оно падало все ниже и ниже. Форса обнадеживало одно - оброненная эльфом фраза о мече. Неужто Ледяной клинок, за ради которого гоблин влез в авантюру в своем мире, оказался у Бячислава? Было бы не плохо. Сам дьюла пользоваться заклятым мечом не сможет, а значит и впрямь имеет намерение отдать оружие Форсу. Гоблин пришпорил коня. Обладание вожделенным клинком было столь кратким, что в свое время он даже не смог как следует порадоваться свалившейся на его голову удаче. Форс не мог сдержать своего нетерпения при одной только мысли, что он снова возьмет меч в свои руки. Если учесть, что Бячислав вернул эльфу родовой
клинок, это было вполне вероятным.
        Надо сказать, Лерленн нетерпения Форса не разделял. Да и что разделять? Его никаких неожиданных сюрпризов у дьюлы не ожидало. Если не считать того, что Бячислав вполне может снова наложить на них заклятье повиновения. Эльф опасался, что дьюла вполне может раскрыть их тайну. Надо было снять заклятье уже после визита к Бячиславу! Но где бы они тогда искали Фьяну? В Фотию бы к ней поехали? И кто бы их отпустил? Да… ситуация сложилась та еще… нарочно не придумаешь. И выход из нее только один - смерть Бячислава. Вот только как эту самую смерть организовать? Дьюла опасный противник. И осмотрительный. Помешанные на завоевании мира маньяки вообще ценят свою жизнь очень дорого.

        - Ты куда? - оторвался от собственных невеселых мыслей эльф, с удивлением увидев, как гоблин сворачивает с дороги.

        - В кустики! Компанию хочешь составить? - ехидно улыбнулся Форс. Нет, все-таки гоблин он и есть гоблин. Из какого бы мира он не пришел. Хам, циник и похабник. А коня нужно было лучше привязывать… тогда он не решился бы прогуляться…

        - Ты куда? Куда, скотина безмозглая? - возмутился Форс, пытаясь и подтянуть штаны и поймать коня.
        Однако два дела одновременно делаться не хотели. А потому пришлось Форсу сначала разобраться с собственными портками, а затем идти ловить коня, который ни с того ни с сего решился совершить небольшой самостоятельный вояж по густому лесу. И как же он отвязался, зараза? Форс, чертыхаясь, продрался через кусты и замер на месте. Представшее перед ним зрелище было достойно того, чтобы его запечатлели на гобеленах самые искусные швеи. Сбежавший конь, как ни в чем ни бывало, спокойно пасся на лужайке, а рядом с ним крутился какой-то старичок. Весьма примечательный. Зеленовато-коричневый, заросший бородой по самые глаза и… абсолютно голый. Он приплясывал, бормотал что-то про себя и периодически пытался сесть в седло. Безуспешно. Конь презрительно фыркал и величаво отходил в сторону.

        - Эй, дед, ты чего рядом с моим конем делаешь? - возмутился Форс.

        - Изыди, пакостник! То моя животина! Не видишь, я ее к себе заманил? Стало быть, теперь я ей хозяин, - отмахнулся старичок от гоблина.

        - Что?! - возмутился Форс, которого просто перемкнуло от такой наглости. - Да ты кто такой вообще?

        - Али не видишь? Леший я. Хозяин тутошний. И ты мне, мил человек, не мешай. А то я так тропки под твоими ногами путать буду, что вовек из лесу не выберешься.

        - Значит, так, - отодвинул старичка Форс, беря коня под уздцы. - Сейчас я считаю до трех, и чтобы тебя здесь не было. Иначе башку снесу. Понял? А если я тебя еще раз со своим конем рядом увижу, мечом тебе всю шерсть обкорнаю. Пошел вон с дороги! Еще будет у меня всякая нечисть лесная коней отбирать.

        - Ой, гляди, молодец, пожалеешь еще, что так с дедушкой лешим обошелся! - пригрозил старичок и… исчез. Форс тряхнул головой вскочил в седло и двинулся догонять эльфа. Пред строгими очами дьюлы им нужно было предстать еще до заката. Так что времени оставалось мало.
        На самом деле, даже еще меньше, чем думали эльф с гоблином. Ибо дьюла хоть и дал срок - до заката, но сам ждал визитеров с минуты на минуту. Слишком уж велико было его нетерпение. Слишком уж сложное и ответственно поручение он хотел им доверить. Так что к тому моменту, когда слуги, наконец, доложили о прибытии эльфа и гоблина, дьюла уже был на взводе. Разумеется, он постарался не афишировать собственное нетерпение, но ему это не удавалось. Лихорадочный, нетерпеливый блеск в глазах выдавал Бячислава с головой. Он милостиво выслушал обычную формулу присяги и велел принести подарок для гоблина. Слуги тут же подали завернутый в плащ меч, и Форс оживился. Причем так откровенно, что дьюла даже тихонько фыркнул. Впрочем… радость Форса понять было легко. Магический клинок, заклятый на верность одному хозяину! Где же гоблин умудрился его достать? Как дьюла не пытался «перетянуть» меч на свою сторону, ничего не получалась. Магия была столь древней и сильной, что сломать ее не удалось. Но Бячислав надеялся, что за нее можно будет купить верность. Форс ведь и без браслета намеревался служить дьюле. А теперь,
когда Бячислав вернет ему клинок, гоблин наверняка удвоит свое рвение. Горислав отзывался о Форсе как об опытном, хорошем бойце. Ну а то, что дьюла знал о гоблинах, позволяло предполагать, что их можно купить. С потрохами. Стоит только предложить хорошую цену. Бячислав считал, что свобода от браслета вполне могла стать такой ценой. Не то, что бы дьюла действительно собирался освобождать Форса, нет, но узнав, что он может отвоевать свою свободу обратно, гоблин будет стараться изо всех сил.
        Жаль, что тоже самое нельзя было сказать об Лерленне. Эльфы не любили людей и никогда не были наемниками. Лерленна не обманешь обещанием свободы или денег. Он будет подчиняться только до тех пор, пока действует магия. А вряд ли Бячислав сможет долго удержать заклятье подчинения. Ну, что ж… придется эльфа использовать по максимуму в те сжатые сроки, которые есть у дьюлы.

        - Я призвал вас затем, чтобы дать вам ваше первое задание! - важно сообщил дьюла после того, как торжественно вручил меч гоблину. - Вы должны подчиниться мне и выполнить всё, что я прикажу!
        Гоблин и эльф поклонились. Бячислав надулся от гордости. Теперь ему будут завидовать все окрестные князья! Два представителя Высших рас служат ему и гнут перед ним спину! Да остальным правителям такое даже не снилось!

        - Я вознамерился позаботиться о продолжении своего рода, - величаво поведал Бячислав. - И избрал себе в жены прекраснейшую из смертных. Дочь князя Амфибрахия Людомилу. Однако ж отец ее, возомнив о себе слишком много, добром мне ее отдать не желает. Вы должны поехать к князю и привезти мне невесту. Вы поняли мой приказ? - эльф с гоблином снова молча поклонились. - Исполняйте!

        - Ты что-нибудь понимаешь? - обернулся Форс к Лерленну, как только они покинули тронный зал.

        - А что тут понимать? Амфибрахий - один из росских князей. Он принес присягу Мирославу. Однако ж Бог не дал ему наследников, а потому княжеский стол займет тот, кто женится на его дочери. Вот дьюла клинья и подбивает. Когда-то и Ингрия, и Вершаевка входили в состав Роси. Однако ж Мирослав потерял эти земли. Думается мне, что и к Амфибрахию он на помощь не поспешит. Так что, скорее всего, вскоре все торские земли окажутся под пятой дьюлы.

        - А Мирослав что? Неужели не понимает этого?

        - Насколько я знаю Великого князя, все его заботы - как бы на охоте дичь покрупнее подстрелить. Да медов за компанию с дружинниками побольше выпить, - пояснил эльф.

        - Так вскоре от Роси и не останется ничего, - фыркнул Форс.

        - То-то и оно.

        - Однако ж что мы с невестой-то делать будем? - озадачился гоблин. - Чего, чего, а девок я еще ни разу не крал. Она ж, поди, вырываться будет, да реветь всю дорогу.

        - Здесь девок никто не спрашивает, хотят они замуж, или нет. Если уж Бячислав решил жениться на Людомиле, так все равно женится. Рано или поздно Амфибрахий смирился бы с таким зятем и отдал бы ему дочь. Особенно когда понял бы, что Мирослав вовсе не торопится ему помочь. Бячислав просто решил поторопить события. А куда мы едем? - наконец, очнулся эльф.

        - В «Золотой петух», - сообщил гоблин. - Ты же не собираешься на ночь глядя дьюле за невестой ехать! Выспимся, позавтракаем, да отправимся в дорогу.

        - Думаешь, станут там на ночь нечисть привечать? - усомнился эльф.

        - Тю… да я живу там уж сколько времени! И никто даже взгляда косого не бросил. Скажу Маланье, что ты мой напарник, так она и для тебя комнатку найдет. А если ты ей понравишься, то и спинку потрет. Маланья великая мастерица по натиранию спинок,
        - хохотнул гоблин.

        - Иди ты! - возмутился эльф и пришпорил коня.
        Глава 8

        - Доктор, что меня теперь ждет?

        - Больной, я не могу вам всего рассказать. Вам же потом неинтересно будет.

        Анекдот.
        Марина подозревала, что князь Индрик, к которому ее послал Бячислав, это еще не самое неприятное, что могло случиться в ее жизни. Изучив дьюлу достаточно хорошо, она вообще была готова ко всяческим неприятностям. Почти. Потому как известие, привезенное Ниной от половцев, поразило Марину до глубины души. А она-то гадала, с чего это вдруг Бячислав стал таким добрым и отдал ей земли мужа. А дьюла оказывается вон чего замыслил… за хана ее замуж отдать. Нет, не то что бы Марина имела что-то против ханов вообще - увиденный на свадьбе Фьяны Тугарин ей даже понравился. Но хан хану рознь! А на скопированный Ниной с помощью магии портрет Тараканчика без слез не взглянешь. Да и имя у старшего сына Кобяка было… гхм… не очень. Это надо же было родителям так над ребенком издевнуться! Нет уж, связывать себя узами брака с этим типом, неприятным во всех отношениях, Марина совершенно не собиралась. Ну а поскольку оспаривать решения дьюлы было бесполезно, (а сопротивляться им еще и не безопасно), она стала потихоньку готовиться к переезду в Фотию.
        В принципе, к Фьяне можно было сорваться в любой момент. Однако Марина (не без основания) опасалась, что разъяренный дьюла вышлет за ней погоню. А с обозами и людьми быстро передвигаться невозможно. Лучше уж было дождаться, когда Бячислав увязнет в сражениях и будет занят чем-нибудь более важным, чем слежка за баронессой. К тому же, и половцы еще ни сватов ни засылали, ни намерений своих не обозначили. А значит, время терпит. К тому же и работы у Марины было непочатый край. Не одного, так другого воина принесут. А раны у всех такие, что в пору только руками развести и искренне удивиться, почему они до сих пор живы. Хорошо хоть Марине удалось целую артель девок набрать себе в помощь. Те и полезные для жизни навыки приобретали, и глазки раненым строили.
        Однако особенно напрягало Марину вовсе не количество больных. И даже не женихания неизвестного Тараканчика. Особенно Марину напрягала необходимость выезжать к больным из дому. Случалось это, правда, довольно редко, но тем не менее было довольно неприятным. Прежде всего потому, что Марина волновалась за дочь. Зная мерзкий характер дьюлы, она вполне допускала, что Бячислав способен разыграть Зоряну как козырную карту. И путем шантажа заставить Марину делать все, что ему понадобится. Поэтому покидать дом для баронессы было сущим мучением, и она отвиливала от подобных приглашений как могла. Иногда, правда, выручала Фьяна, соглашаясь посидеть с ребенком (как это было во время путешествия Марины к Индрику) но нельзя же пользоваться ее добротой постоянно! Да и не хотелось Марине надолго с ребенком расставаться. Впрочем… иногда возникали такие ситуации, что деваться было попросту некуда. Не пошлешь же подальше единственного на всю округу мельника! Самой потом к нему обращаться придется, так он наверняка припомнит. И окрестным жителям тоже припомнит. Дескать, раз ваша хозяйка меня не уважает, идите молоть
муку на другую мельницу. А другая - семь верст киселя хлебать от Ласково.
        Конечно, изначально Марина предложила Горяю привезти болящего к ней. Даже повозку и охрану обещалась выделить. Однако мельник уперся, как баран в новые ворота, и просил, чтобы лекарка приехала к нему на дом. Дескать, не стало бы хуже знатному гостю от перевозки. Марина повздыхала, поспорила, но (деваться некуда) согласилась. Оставила дом на Бермяту (уж он-то точно за Зоряной присмотрит) и направилась на мельницу. Благо, ехать было не так уж далеко. По пути она попыталась расспросить Горяя о том, что это за важный гость посетил его мельницу, и какая такая страшная болезнь на этого гостя обрушилась, но мельник ничего толкового сказать не мог. Марине надо было сразу обратить на это внимание, но она слишком привыкла к тому, что в трудных случаях местное население обращается именно к ней, а потому заикания мельника отнесла на счет его стеснительности и некомпетентности в вопросах медицины.
        Зря. Ибо расположившийся на мельнице больной оказался в высшей степени примечательной личностью. Марина укоризненно посмотрела на растерянного мельника и вздохнула. Теперь-то было понятно, почему Горяй настаивал на том, чтобы лекарка приехала сама к нему на мельницу. Такого больного в Ласково действительно везти не стоило. В доме мельника, на выделенной для такого случая постели, лежал черт. Активно покрытый серой шерстью от макушки до высовывающихся из-под одеяла копыт. Поросячий пятачок вместо носа, обвисшие кошачьи усы, пара рожек сантиметров по 15, заостренные кончики довольно больших ушей и свесившийся с кровати хвост с кисточкой. Картина маслом. Черт открыл вполне человеческие, желтовато-зеленые
«кошачьи» глаза, и Марина поняла, что пациенту и впрямь плохо.

        - Ну? Что случилось? - поинтересовалась она у мельника.

        - Дык за мукой ко мне пришли, окаянные. Я им намолол, а как вынес, гляжу, а ентому паразиту плохо стало. До дому потерпеть не мог!

        - Что ж ты так на него, бедного, ругаешься? - фыркнула Марина.

        - Дык як же не ругаться? То ж не простой черт, а сам Вул, принц, значится, ихний.

        - И зачем принца на мельницу потащило? Никого другого не нашлось за мукой сходить?

        - А я ж что говорю! - праведно возмутился Горяй. - Нешто дело царскому сыну самому с мельником якшаться? А они ржут стоят, ироды рогатые, ровно кони!

        - Они? С принцем еще кто-то был?

        - А то ж! Цельных три черта! Говорит, охрана его. А я так мыслю, что дружки просто. Нет у них к царскому сыну должной почтительности.

        - А где они сейчас? - нетерпеливо поинтересовалась Марина, желая выяснить, что же тут произошло.

        - А в сенцах стоят, знака ждут. Звать?

        - Зови.
        Делегация прибывших на мельницу чертей действительно оказалась весьма внушительной. И не потому, что весьма крупных мохнатых особей было аж три штуки. Дело было в том, как они выглядели. Марина с изрядной долей удивления рассмотрела черные фраки, мягкие шляпы, высокие кожаные сапоги и украшения. Да. То, что перед ней явно стояли не простые телохранители, было ясно, как дважды два. Видимо, Горяй был прав. И принц вышел в свет в сопровождении самых близких своих друзей. Наверняка, имевших в мире чертей высокие титулы. Однако на данный момент Марину гораздо больше интересовало, что же произошло. Почему принц внезапно почувствовал себя плохо? И что вообще может болеть у чертей? Марина даже не знала, есть ли у них сердце. И не являются ли человеческие лекарства для них смертельными. Три растерявшихся царедворца старались ей помочь изо всех сил. Видимо, понимали, что с ними будет, если они вернуться назад без принца. Или с хладным августейшим трупом на лапах. Перспектива, весьма вероятно, была довольно ужасной, ибо черти (несмотря на повышенную мохнатость) даже побледнели. Однако, при всем своем
старании, троица тоже не смогла сказать Марине ничего определенного. Типа буквально отвернулись на минутку, а принцу уже плохо. Так что пришлось лекарке действовать на свой страх и риск.

        - Ты только это… вылечи его. А уж я не поскуплюсь, не сумлевайся, - горячо обещал ей мельник.

        - Боишься, что черти мстить тебе будут, если что? - прозорливо угадала Марина.

        - А то нет? Сейчас у меня дела идут. Я и сыт, и пьян, и никому не должен. А ну как черти вмешаться решат? Муку портить будут, да мельницу ломать. Вона, кузнец с ними в рассорку вошел. Так у него кажный волос в долгу, все заложено - перезаложено. На кой мне надо сие? Так что уж ты постарайся, вылечи ирода проклятущего.

        - Постараюсь, - вздохнула Марина.
        Однако самым сложным оказалось не поставить диагноз. И даже не разобраться в анатомии черта. Самым сложным оказалось стянуть с принца одеяло. Стеснительный Вул, увидев, что в лекари к нему пригласили девицу, держал оборону до последнего. Пришлось Марине прибегнуть к помощи его друзей. Ну? И чего упирался? Все равно же в портках лежал. Портки, правда, были первый класс. Широкие, черные, с отливом. Сразу видно, что принц, а не какой-нибудь проходимец. Чего? Неприлично девке на раздетого мужчину смотреть? Так ты не мужик. Ты черт. И с каких это пор у чертей понятия о приличиях появились? Молчал бы уж… жертва неопознанной болезни. И не мешал врачу.
        Марина профессионально ощупала тело Вула, однако ничего странного не заметила. Пришлось доставать подаренную Фьяной магическую тарелку и исследовать принца на предмет яда, посторонних предметов в организме, а так же других неправильностей. Оказалось, что тело Вула от человеческого практически не отличалось. Марина тщательнейшим образом обследовала черта с макушки до пояса и… заметила нечто необычное. В желудке Вула определенно что-то было. Нечто весьма напоминающее по размеру и форме куриное яйцо.

        - Чего ел сегодня? - поинтересовалась Марина у Вула. Тот насупился и промолчал. - Не поняла юмора. Ты что, не хочешь, чтобы тебя вылечили? Или надеешься, что все само рассосется?

        - А чего там? - влез под руку испуганный мельник. Марина описала. Горяй задумался на несколько секунд, а потом выдал такую матерную тираду, что завяли уши даже у чертей.

        - Ты чего? - удивилась Марина.

        - Ах, он ирод проклятущий! Похитник[Похитник (ст. сл.) - вор.] бессовестный! То ж он у меня кольцо стянул! Видать, улучил момент, когда я отвернулся, и прямо с укладкой проглотил!

        - Ни фига себе, глотка луженая… - опешила Марина.
        Однако возмущенный фактом кражи мельник ее уже не слышал. Изрыгая ругательства (одно страшнее другого) он засучил рукава и кинулся на Вула с вполне понятными намерениями. Набить морду. Марина даже отреагировать не успела. Хорошо хоть друзья принца не стали в стороне стоять. Кинулись успокаивать мельника.

        - Не убивай, не губи царска семени! - причитали они.
        Хе… ну и крут же Горяй, раз его в гневе даже черти боятся! Впрочем, мельник отошел довольно быстро. И теперь уже не ругался, а стыдил Вула.

        - Срам какой, царский сын пошел воровать! - разорялся Горяй. - Попросил бы по-хорошему, я бы тебе так отдал, из уважения к твоему родителю. А теперь по всем городам пущу нехорошую славу о вас. Э-ка за глупости взялся - воровать. На это и простой мужик не согласится.

        - Мне кто-нибудь объяснит, наконец, что здесь происходит? - не выдержала Марина. - Что это за кольцо такое, ради которого принц на воровство пошел?

        - Так то-то и оно! Волшебное кольцо-то! - пояснил мельник. - Кто его на палец оденет, враз невидимым станет!

        - И зачем его глотать было?

        - Так заклято кольцо! Нельзя его за ворота мельницы на себе вынести без моего согласия. Вот и решил, видно, Вул, не на себе, а в себе вынести. Да токмо заклятье-то обойти не так просто. И что ж делать-то теперича?

        - Что, что… будем извлекать посторонний предмет, - хмыкнула Марина. Пятачок принца отчаянно покраснел. - Есть у меня средство хорошее. Через полчаса черти сами тебе перстень вернут. В целости и сохранности. Верно? - обратилась Марина к незадачливым воришкам. Те покивали головами.

        - А принцу нашему плохо от того средства не будет? - заискивающе поинтересовался один из чертей.

        - Раньше надо было о последствиях думать! Когда за воровство взялись! - сурово припечатала Марина. Однако увидев несчастные мордочки чертей смягчилась. - Ничего с ним не сделается, - пообещала она.

        - Можа, чайком пока побалуемся? - предложил враз повеселевший мельник.

        - Пошли, - согласилась Марина.
        Чаи гонять она не особо хотела, но вот расспросить мельника, где он достал столь нужное кольцо, а главное, даст ли он его на время попользоваться, определенно стоило выяснить. Такая вещичка может очень помочь. Если ее применить в нужное время и в правильном месте. Вот только согласится ли мельник дать напрокат такую дорогую вещь? Ведь наверняка кольцо ему не так просто досталось. Оказалось, что еще как не просто. Горяй, имея кучу времени и сильное желание, кольцо… создал сам. И даже честно поделился с Мариной рецептом создания подобной вещи. Если так можно сказать. Потому что Марина (не смотря на свои старания) так ничего и не поняла. В предоставленной Горяем книге способ приготовления кольца-невидимки описывался весьма подробно, но до умопомрачения неясно.
        Прежде всего, к операции изготовления данной волшебной вещи можно было приступать не иначе как весною, в среду, день, посвященный Меркурию. Причем надо было уловить момент, когда эта планета находится в благоприятном соединении с Луною, Юпитером, Венерою и Солнцем. Надо было запастись ртутью, и притом не первой попавшеюся, а непременно чистейшей, и фиксированной. Уже одно это последнее слово повергло Марину в совершенное недоумение, ибо Аллах ведает, что под ним надо было подразумевать. Из этой самой загадочной фиксированной ртути и формировалось волшебное кольцо. Величина ему придавалась такая, чтобы оно свободно надевалось на средний палец. Изготовленное кольцо клали на пластинку из фиксированной ртути и окуривали «ртутным (меркуриевым) благовонием». Причем что это за благовоние, книга была сообщить совершенно не в состоянии. Но этим дело не кончалось. После окуривания, кольцо завертывалось в кусок тафты, который должен был иметь цвет,
«благоприятный для планеты». (Какой планеты? Меркурия что ли?). В таком виде кольцо клали в гнездо удода, и там оставляли на девять дней. Теперь кольцо было готово, но его не следовало носить на пальце, а надо было хранить в ящичке, сделанном все из той же фиксированной ртути. Надевали же это кольцо тогда, когда в этом возникала необходимость. Пользоваться же им было очень просто. Чтобы сделаться невидимым, нужно было только повернуть кольцо.[Замечательно, что способ изготовления такого кольца (невидимки) описывается у многих писателей даже самой глубокой древности, славившихся своею ученостью. С течением времени некоторые ингредиенты менялись, трудность изготовления возрастала, и до нашего времени способ изготовления кольца дошел только в изложении алхимиков, в коих, как известно, сам черт ногу сломит.]
        В желании понять инструкцию и обзавестись собственным кольцом-невидимкой Марина перечла текст аж пять раз. Глухо. Понятней он не стал. Тогда она приступила к расспросам Горяя. Однако мельник выражался еще туманнее, чем книга. И где он только слов таких нахватался, алхимик доморощенный? А ведь вещь-то действительно нужная! Заклятьем невидимости даже Фьяна не владеет, а она одна из самых сильных ведьм в этом мире. Марина вздохнула и приступила к процедуре выпрашивания у мельника бесценного кольца взаймы. Вряд ли, конечно, Горяй согласится с ним расстаться, но попробовать стоило. Ведь какая возможность разделаться раз и навсегда с больным во всю голову дьюлой! Подкрался тихонечко, приложил ласково камешком по затылку, и уноси готовенького.

        - Нет, девка. Камень я тебе не дам, - помотал головой Горяй. - Однако ж, поскольку помогла ты мне, укажу, где можно взять такой же. Токмо надо туда одной идти.

        - Говори! - согласилась Марина.

        - За мельницей моей есть тропка лесная тайная. Пройдешь по ней до бурелома. Переночуешь в пещере. А там тебе зверь лесной дорогу укажет.

        - Э-э-э… а попроще пути нет?

        - Можа и есть, токмо мне он неведом, - развел руками мельник.

        - Возвращаем, чего взяли, - хором произнесли появившиеся на пороге черти, протягивая нечто, похожее на яйцо. При ближайшем рассмотрении, это оказалось деревянной маленькой шкатулкой, в форме яйца. Мельник открыл ее, убедился, что кольцо на месте, и облегченно вздохнул.

        - Смотрите у меня в другой раз! - пригрозил он.

        - Ты, Горяй, прости меня, - показался в проеме дверей сам принц. - Удаль молодецкая в голову вдарила, на подвиги потянуло.

        - Ладно, - махнул рукой мельник, пробурчав про себя, что ударившая Вулу в голову жидкость точно не была удалью. - Идите. Да в другой раз не попадайтесь!

        - Мягко ты с ними обошелся, - улыбнулась Марина. - Не боишься, что так они повадятся воровать?

        - Не боюсь. Черти трусоваты. Принцу одного нынешнего приключения с головой хватит. А жестким мне быть не резон. Тогда черти точно озлятся. И озоровать начнут. Ты мне иное скажи. Пойдешь сама за кольцом?

        - Пойду! - решилась Марина, вспомнив, какой «прекрасный» жених к ней собирается свататься. Лучше уж было перебдеть, чем недобдеть. Вдруг никто не успеет прибежать к ней на помощь?
        Тропинка, которую показал Горяй, была явно неезженой. И даже практически нехоженой. Заросли бурьяна, чертополоха и лебеды доставали Марине почти до плеча. Однако отступать уже было поздно, и она двинулась вперед. Пробираться по каменистой, узенькой, заросшей тропинке было неудобно и довольно трудно. Особенно в длинном средневековом платье и в туфлях. Для такой местности джинсы с кроссовками были бы куда уместнее. И удобнее. Жаль только, взять их неоткуда. Марина пробиралась дальше и дальше, но конца тропинке видно не было. Ну и что она будет делать, когда окончательно стемнеет? Осталось уже недолго. Может, остановиться и присмотреть ночлег? Марина огляделась по сторонам. Неуютно как-то. И потом. Горяй же говорил, что впереди будет какая-то пещера, где она сможет переночевать. Так что надо идти вперед.
        Постепенно гасли последние закатные лучи, и в безмолвном лесу сгущались сумерки. Могучие дубы застыли немыми великанами, под ними горбатыми карликами в засаде притаились кусты, вот-вот накинутся на высмотренную жертву. Наступающая темнота и царящее в лесу безмолвие наводили на Марину страх. Еще немного, и она совсем перестанет видеть в наступившем мраке. И что тогда? Стоять столбом до утра? Блин, да она даже лишний раз зашуметь боялась, опасаясь привлечь хищника! Наконец-то! Марина шумно вздохнула от облегчения, когда увидела обещанный Горяем бурелом и небольшую пещеру, защищенную зарослями терновника, боярышника и ежевики. Марина вошла внутрь, удобно устроилась на ложе из сухих листьев и, стараясь даже не думать о том, кому принадлежит это логово, заснула.
        Когда Марина проснулась, солнце уже золотило макушки высоких елей. Вообще-то мельник обещал, что дорогу ей укажет какой-то лесной зверь. Ну и где он? Марина почувствовала, что проголодалась. Она вышла из пещеры, потянулась до хруста в косточках, отряхнула платье и решила умыться. Благо, вода журчала совсем рядом. Однако не успела она сделать и шага, как прямо перед ней возник крупный волк. Как будто из-под земли взялся! Марина оценила габариты хищника (с телка, не меньше!), количество острых, белоснежных зубов в открытой пасти, и ее прошиб холодный пот. Ну, вот и все. Не видать ей ни любимой дочери, ни Ласково.

        - Только не визжи! - хрипло пробурчал волк. - Терпеть этого не могу!

        - Я и не собиралась, - искренне оскорбилась Марина и замерла с открытым ртом. До нее дошло, что она только что сделала. Разговаривала с волком.

        - Небось, Горяй послал за кольцом? - рыкнул хищник.

        - Лучше бы он послал меня куда подальше! - нервно призналась Марина. - А что? Он постоянно сюда направляет кого-нибудь?

        - Бывает. Только никто еще не дошел. Обычно с полпути сворачивали. Или бежали от меня. Да так, что пятки сверкали.

        - Так они, наверное, не знали, что ты говорящий, - предположила Марина.

        - А когда я с ними говорить начинал, они еще пуще бежать припускались. Да еще и орать начинали, что демоны за ними по пятам гонятся. А разве ж я похож на демона?

        - Нет. Но и на обычного волка тоже не похож. Так ты мне поможешь кольцо найти, или зря меня Горяй сюда направил? - окончательно пришла в себя Марина.

        - Коли дошла до пещеры, да переночевала, да меня не испугалась, значит, не зря. Садись на меня, я тебя довезу.

        - Тоже мне, блин, нашел Иванушку-дурачка, - пробормотала Марина, пытаясь влезть на волка. - Расскажи кому, не поверят.

        - Держись крепче!
        Бедные сказочные герои! Несчастные многочисленные Иваны (неважно, дураки они или царевичи)! Как же жестоко покарала вас судьба, заставляя месяцами ездить верхом на Сером Волке! Нет, возможно, на обычном волке ездить было вполне удобно (Марина не пробовала), но вот на волшебном… Ужас! Садизм! Извращение! А в том, что встреченный ею волк был именно волшебным, Марина не сомневалась. Мало того, что он разговаривал, так он еще и прыгал так, что дух захватывало. Что называется, выше леса стоячего, ниже облака ходячего. Словом, с Марины хватило и первых двадцати минут. Когда волк, наконец, остановился, позволяя ей спешиться, она буквально сползла, искренне радуясь, что сегодня не завтракала. Может быть, что в волшебных сказках все иначе, но в реальной жизни кататься на волках могут только законченные экстремалы. И мазохисты. И еще, наверное, на таком хищнике хорошо готовить космонавтов. После волка уже ни один тренажер не покажется слишком сложным.

        - Ну и куда мы приехали? - недовольно поинтересовалась Марина, после того как немного пришла в себя. Вокруг был все тот же густой лес. Хотя… нет. Рядом было болото, а сбоку возвышалась довольно высокая гора.

        - Тебе нужно подняться вверх. Там все увидишь, - сообщил волк.

        - Высоко? - несчастным голосом уточнила Марина. Скалолазаньем она в жизни никогда не занималась. А уж подниматься на гору в баронском платье было вообще самоубийством.

        - Высоко, - ничем не утешил ее волк.

        - А на тебе верхом нельзя туда подняться?

        - И что мне за это будет?

        - А что хочешь? - оживилась Марина, поняв, что волка вполне можно уговорить.

        - Пяток овец.

        - Без проблем, - отмахнулась Марина. - В Ласково появишься, знак мне подашь, и я тебе хоть пяток, хоть десяток, хоть до конца дней прикармливать буду. Главное, кольцо достать.

        - Тогда снова садись верхом.
        На сей раз все было еще хуже. Подниматься в горы на волшебном волке занятие настолько экстремальное, что даже слов нет, чтобы это описать. Марина зажмурила глаза, изо всех сил вцепилась в шерсть и старалась ни на что не обращать внимания. Наконец, волк снова остановился. Марина открыла глаза. Она находилась на краю небольшой расселины, и перед ней, на небольшом возвышении, было растрепанное птичье гнездо из веток и мха. Орнитолог Марина была абсолютно никакой, а потому угадать, кому сие гнездо принадлежало, никак не могла. Но, судя по размерам гнездышка, а так же по тому, что вокруг него валялись кости, перья и клочья шерсти, здесь обосновался кто-то весьма крупный и хищный. Из гнезда раздался истошный писк. Марина подошла ближе, привстала на цыпочки и заглянула внутрь. В гнезде сидел желторотый, неоперившийся птенец, покрытый серым пухом. Размером он был с крупного петуха.

        - Это кто? - решилась поинтересоваться у волка Марина.

        - Известно кто, орленок. Чего стоишь? Дожидаешься, когда мать вернется? Действуй!

        - А что делать-то надо?

        - Шею ему свернуть! Да кольцо из гнезда достать.

        - А по-другому его никак достать нельзя? - опешила Марина, совершенно не желая сворачивать кому бы то ни было шею. - Птица-то, наверняка, редкая.

        - Редкая, - согласился волк.

        - А я, вместо того, чтоб ее в Красную Книгу вносить, шею ей сворачивать должна? Не пойдет. Надо найти другой способ. Спускаемся вниз!

        - Зачем это? - удивился волк.

        - Рядом с горой болото. Там наверняка лягушки водятся. Накормим орленка до отвала, так он сам нам это кольцо найдет!

        - Да ты знаешь, сколько он этих лягушек съесть может? - попытался воззвать волк к здравому смыслу Марины.

        - Значит, придется еще и тебе поохотится, - решила она. - Ну? Что ты на меня так смотришь? Пожизненную кормежку баранами отработать надо.

        - Чую, дорого она мне встанет, - буркнул волк, но согласился.
        Сытый орленок действительно оказался весьма покладистым. Кольцо, конечно, он не отдал (ибо честно не понимал, чего от него хотят), но и протестовать против обыска гнезда не стал. Наконец, пальцы Марины нащупали нечто круглое и она извлекла предмет на свет божий.

        - Это оно? - уточнила Марина у волка, вертя в пальцах самое обычное медное колечко без всяких украшений.

        - А то сама не видишь! - рявкнул волк. - Садись быстрей, сейчас орлица вернется. Ее мы точно лягушками и парой кроликов не накормим.
        Как ни кривилась Марина, не желая ехать на волке, однако пешком идти до мельницы ей хотелось еще меньше. А потому она вновь стоически вынесла неприятную процедуру, пообещав про себя, что больше уж никогда и ни за что верхом на волка не сядет. Горяй, увидев баронессу верхом на хищнике, слегка растерялся, но тут же взял себя в руки и поздравил Марину с благополучным возвращением. Мельник даже взял на себя роль связного между волком и лекаркой, пообещавшей серому постоянную кормежку.
        Домой Марина решила ехать через Вемею. Нужно было подкупить кое-что для себя и для обеих девчонок. Все-таки теперь на ее попечении помимо Зоряны находилась еще и Дуся. И хотя последнюю приютили в своем доме страдающие без детей Бермята с Натальей, забывать про нее не следовало. То, что она в ответе за всех, кого приручила, Марине было вдолблено еще с детства.
        Столица (как всегда) радовала пестротой, шумом и жизнерадостностью. Даже не верилось, что в Вемее живет и процветает мрачный дьюла Бячислав, лелеющий мысли о мировом господстве. Город радовался жизни, общался и торговал.

        - Яблоки садовые. Медовые, наливчатые, рассыпчатые!

        - Постричь, поголить, ус поправить, молодцом поставить!

        - Патока вареная с имбирем! Варил дядя Симеон, тетушка Арина кушала, хвалила, дядя Елизар пальчики облизал!

        - Зелено вино, с коричкой, с гвоздичкой, с вишневой косточкой! Наливаем, что ли?
        Марина вслушивалась в гомон толпы и улыбалась сама себе. В Вемее было уютно, тепло и сердечно. Пять лет правления дьюлы еще не сумели изменить характер города. И это определенно радовало.

        - Баронесса де Ривароль, дозвольте обратиться! - притормозил ее карету бравый вояка, в котором Марина опознала начальника охраны столицы Горислава.

        - Ну обращайся уж, раз остановил, - вздохнула она.

        - Слыхали ль вы когда про гусляра Ставра Одихмантьевича?

        - Ну?

        - Проморгали охранники на южных воротах! Вошел он в столицу! Да учинил петь песни супротив дьюлы. Бячислав обещал, что шкуру с гусляра спустит, да руки ему отрубит, коли тот в Вемее появится. И принесла же Ставра нелегкая!

        - А от меня-то ты чего хочешь? - не поняла Марина. - Чтобы я пошла к дьюле за гусляра просить? Так он и слушать меня не станет.

        - Да чего уж просить… спустил Бячислав шкуру со Ставра, как и обещал. Правда, рук рубить не стал, огнем их пожег. А Ставра псам кинул, дескать и так сдохнет. А я его вытащил, да схоронил в надежном месте. Не возьметесь лечить, барыня? Насчет денег не сумлевайтесь, всем народом плату за гусляра соберем.

        - Привезешь его ко мне в Ласково живым, возьмусь лечить, - решила Марина. - В Вемее это делать опасно. Упаси Бог, Бячислав об этом узнает. А у меня дочь. И людей от меня много зависит.

        - Сегодня ж к вечеру в лучшем виде доставим! - просветлел лицом Горислав и махнул рукой, разрешая карете двигаться дальше. Однако никакого настроения совершать покупки у Марины уже не было. Если только трав на местном базарчике прикупить для ожидаемого пациента…
        Однако, когда Марина увидела, во что Бячислав превратил насмешника-гусляра, она поняла, что ему не то что травы, вообще ничего уже не поможет. И единственное, в чем действительно нуждался Ставр - так это в священнике, чтоб тот грехи отпустил. Марина оглядела пациента с головы до ног. На щеке рубец от кнута, спина исполосована так, что живого места не осталась, руки обожжены почти до костей, ноги явно перебиты, причем правая в двух местах. Нда… палачи у дьюлы на славу работают. Если уж берутся за дело, то делают его основательно. До конца. От болевого шока и потери крови по логике вещей Ставр должен был умереть спустя час после казни. Однако он боролся, не хотел сдаваться, не собирался покидать этот свет. Неуемная, азартная натура отпихивалась от смерти всеми возможными и невозможными способами. Ставр жил, вопреки всем законам логики и медицины. Что его удерживало на этом свете? Мысль, что он не всех еще князей обхамил в своих песнях? Однако долго это сопротивление продолжаться не могло. В конце концов, даже самый железный организм можно вымотать. Так что гусляра к Марине приволокли зря. Не умеет
она такие раны лечить. Тьфу, да тут еще два ребра сломано! И внутренности, наверняка, отбиты. Нет, Ставру только чудо помочь может. А Марина, к сожалению, всего-навсего обычный медик. Причем не самый лучший.
        Стоп! Если уж мы заговорили о чуде… вчера же только с Мариной Фьяна связывалась и жаловалась на скуку, ибо василевс не дает ей ввязываться в приключения. Вот он! Шанс себя проявить. Ради кого другого Марина, может быть, и не стала бы дергать василиссу. Но она слышала, как поет Ставр. И понимала, что безбашенный гусляр действительно является национальным достоянием.
        Фьяна прилетела буквально через несколько минут (вот что значит иметь своей второй ипостасью ипостась дракона). Видимо, василиссе было действительно скучно, ибо она, увидев гусляра, только потерла ручки, готовясь к действу. Да… а над Данжером она кудахтала как наседка. Хотя василевс на тот момент был абсолютно бессмертным. И раны у него начали затягиваться раньше, чем Марина принялась их лечить. Там всего-то и понадобилось от лекарки, что слегка подсобить. Ставр (к сожалению) такой повышенной регенерацией не обладал. А потому нуждался в немедленной помощи. И не обычными средствами, а магическими. Впрочем, знания Марины были отнюдь не лишними. Напротив. Она руководила магией Фьяны, показывая и подсказывая, как именно соединять мышцы и стягивать кожу. Правда, прежде, чем приступить к действиям, ведьма «отключила» все реакции гусляра, да и его самого тоже. Самыми легкими оказались переломы ног. Хуже обстояло дело со спиной и кровопотерей. Самым сложным оказалось привести в порядок внутренние органы и ребра. А со шрамом на лице Фьяна ничего была сделать не в силах.

        - От ран всегда остаются следы. Я могу по кусочкам собрать ногу или руку, но сделать потом кожу гладкой - никак. Да и на костях все равно остаются следы. Может, более умелые маги и смогли бы от них избавиться, но лично я этого делать не умею.

        - Жаль, - невольно вздохнула Марина, вспомнив, каким красивым парнем был Ставр.

        - Слушай, а ты заметила, у него еще старый перелом в районе плеч? Кости неправильно срослись. У него как вообще руки работали? Ты не в курсе?

        - Бермята говорил, что Ставр раньше сотником был. А потом под осадную башню попал. Меч он больше в руках держать не может, а гусли вполне.

        - Раз уж мы его тут кроим и ломаем, может исправим положение дел? - предложила Фьяна. - Хотя… ни мечом, ни гуслями он все равно больше никогда владеть не сможет.

        - Почему это? - испугалась Марина.

        - Ты его кисти рук видела? Такое никакой магией не исправишь. Нечего соединять и наращивать, плоть сожжена.

        - Тогда лучше было бы и не браться его лечить, - вздохнула Марина. - Если Ставр поймет, что теперь он и как гусляр никуда не годиться… да еще морда у него… в страшном сне не увидишь… он все равно жить не захочет. Да и жалко. Ты когда-нибудь слышала, как Ставр поет?

        - Нет.

        - А я слышала. За душу хватает!

        - Марин, ну я правда ничем не могу помочь, - жалобно стала оправдываться Фьяна. - Мои магические возможности тоже свой потолок имеют. Я и так в этого гусляра столько сил вбухала, что еле стою.

        - Ладно, - вздохнула лекарка. - Спасибо и на этом. Я тебе очень благодарна, что ты прилетела и помогла мне.

        - Ну так что, будем исправлять прошлые травмы и ломать неправильно сросшиеся кости? Или ни к чему? - уточнила Фьяна.

        - Будем! - решила Марина. - Кто его знает, этого гусляра… больно уж он живучий.

        - Но учти, после этого мой магический резерв окончательно иссякнет, и колдовать я еще как минимум часа два не смогу, - предупредила Фьяна, берясь за дело.

        - Переживем…
        На самом деле у Марины была идея. И какая идея! Фьяна ведь оставила ей фляжку с живой водой. Так почему бы не воспользоваться? Немного, совсем чуть-чуть. Чтобы только подарить кистям Ставра вторую жизнь. Осторожно промокнуть влажной тряпочкой… вот, вот так… а теперь (не пропадать же добру!) и по шраму на лице провести. Правда, эффект наверняка минимальный будет, тряпка почти сухая, но все равно не так страшно. Живая вода оказалась воистину живой. Кисти гусляра начали заживать буквально на глазах, а шрам на лице несколько побледнел и перестал быть рваным. Ну, теперь все зависело от того, как организм Ставра отреагирует на магическое и медицинское вмешательство. Умом Марина понимала, что ничего плохого случиться не должно, но все равно переживала. Жизнь человека - весьма хрупкая штука. И никогда нельзя сказать, из-за чего именно она оборвется. Кстати, когда Фьяна восстановит свои силы, надо ее попросить Бермяту посмотреть. Марина не смогла до конца вылечить ему ногу и руку. Так может, у Фьяны это лучше получится? На пару-то они вон как славно поработали.
        Первое время Марина забегала посмотреть как там гусляр через каждые пару часов. Однако в Ставра вбухали столько магии и лекарств, что приходить в себя он начал только на третий день. Дыхание выровнялось, щеки порозовели, а взгляд, наконец-то стал более менее осмысленным. Еще бы откормить его как следует, чтобы он скелет не напоминал, и совсем все хорошо будет. Ой, побесятся еще князья из-за песен Ставра! Смоченные живой водой кисти рук внешне выглядели вполне нормально. Остается надеяться, что и действовать будут точно так же.

        - Я умер? - хрипло поинтересовался гусляр.

        - А что, похоже? - ехидно спросила Марина.

        - Поскольку чувствую я себя погано, то видно, нет, - сам ответил на свой вопрос Ставр. - Стало быть, еще помучаюсь. Где я?

        - У меня в замке, - поведала Марина, которую нестандартный пациент начал забавлять. - Я баронесса де Ривароль.

        - Слыхал, слыхал, лекарка известная…

        - Ну надо же, - пробормотала Марина, явно чувствуя себя польщенной.

        - Думаешь, сумеешь меня вылечить? - спросил Ставр спокойным и даже отстраненным голосом, но Марина увидела, как он напрягся.

        - Возможно. Все, что требуется, это хороший уход и божественное провидение, - Ставр медленно повернул голову и с трудом сфокусировал на Марине свой взгляд

        - Коли мне требуется божественное провидение, - прошептал он, - я здорово влип… если токмо не найдется продажный ангел, коего подкупить можно.
        С губ Марины невольно сорвался изумленный смешок. Этот гусляр еще и шутить может! Нет, он определенно стоил затраченных на него сил. Марина еще ни разу не встречала в этом мире мужчину, который мог бы говорить с ней на равных. Обычно мужчины либо признавали ее хозяйкой (как Бермята), либо считали вещью (как Бячислав). Пожалуй, единственным, кто не подходил ни под одну из этих категорий, был василевс. Но тот слишком привык общаться с Фьяной, да и вообще никак не мог считаться нормальным мужчиной. Хотя бы потому, что был драконом. А Ставр был обыкновенным гусляром. Пусть даже со славным воинским прошлым. Обычному сотнику до баронессы как до Луны пешком. А уж гусляру тем паче. Однако Ставр, видимо, об этом не знал. Ибо чувствовал себя в присутствии Марины абсолютно свободно. Бермята даже ворчал, видя такое непочтение. Однако читать нотации больному человеку (тем более, известному своим острым языком гусляру), не решался. Впрочем, и гусляру было не до длинных разговоров. Он выздоравливал медленно и тяжело. Марина постоянно боялась, что организм все-таки не выдержит перегрузки. Они же с Фьяной Ставра
буквально с того света вытащили! А Смерть вредная старуха. Она не любит так просто отдавать свою добычу.
        Окончательно Марина перестала волноваться по поводу Ставра через неделю. Организм гусляра определился с решением, что умирать не хочет, и выздоровление пошло еще быстрее. Вскоре Ставр уже мог приподниматься на постели и требовал принести ему гусли. Ага. Счаз-з-з! Только для того Марина и вытаскивала Ставра с того света, чтобы он снова туда попал. Нет уж, хулительные песни про дьюлу пусть он в каком-нибудь другом месте поет. Марине о детях думать надо. Да и о людях, которые в Ласково живут. Пусть лучше Ставр занимается тем, что побезопаснее. Байки вон девкам травит про ведьм и нечисть всякую. Надо, кстати, намекнуть гусляру, кто в его излечении принимал участие. И благодаря кому он жив до сих пор. А то истории про ведьм Ставр рассказывает - одна другой гаже. Хотя… девки в диком восторге. Буквально метлой их приходится из комнаты гусляра выгонять. Впрочем, они и без басен наверняка к Ставру лезли бы. Красивый все-таки парень гусляр. По любым меркам. Не зря Марина живую воду на него потратила. Вместо рваной раны на щеке - тонкий шрам. Скорее украшает, чем портит голубоглазого, белокурого, улыбчивого
донжуана.

        - Да что ж это такое-то? - возмутилась Марина, вновь увидев возле Ставра кружок глупо хихикающих посторонних девиц. - Не дом, а проходной двор! Настасья, гони их в шею! И не вели Бермяте никого впускать сюда! Угробят они мне гусляра, как пить дать угробят!

        - Смилуйся, барыня! - буквально взвыл Ставр. - Мочи нет одному тут целыми днями лежать. Скука же смертная. Я от нее гораздо раньше помру, чем от девиц красных.

        - А ничем другим скуку твою нельзя развеять? - ехидно поинтересовалась Марина.

        - Ежели только сама рядом сядешь, да расскажешь что-нибудь, - обаятельно улыбнулся Ставр. Ну и фрукт!

        - И что же ты услышать хочешь? - спросила Марина, придвинув стул ближе к постели гусляра и устроившись на нем поудобнее.

        - Дьюла пытал меня знатно, - глухо сказал Ставр, построжев и согнав прочь улыбку.
        - Не все я помню, однако ж помстилось мне, будто руки мои он каленым железом жег. Велел Бячислав палачу шкуру у меня со спины спустить. Неужто кат не сделал сего? Спину свою видеть я не могу, однако ж она почти не болит. А руки… - посмотрел на свои кисти Ставр, - руки остались такими, как были. Неужто огонь тот видением был? Излечить сии раны никто не властен.

        - Видений у тебя никаких не было, - вздохнула Марина. - Все исполнил палач, что дьюла ему приказал. И шкуру со спины спустил, и руки огнем жег, и бил смертным боем. Когда Горислав привез тебя в мой дом, на тебе места живого не было. И смерть стояла у твоего плеча, готовясь забрать твою душу.

        - Однако ж ты сумела меня спасти…

        - Не только я. Слышал ли ты о василиссе Фотии по имени Фьяна?

        - Доводилось.

        - Дружим мы с ней. А потому по моей просьбе прилетела она в Ласково и помогла тебя излечить. Кабы не ее магия, моих знаний не хватило бы жизнь тебе спасти. Кстати, помимо свежих ран она тебе и прошлые залечила. Если все нормально прошло, в чем я уже почти не сомневаюсь, сможешь ты мечом владеть, как прежде.

        - Быть того не может! - взвился Ставр. - И сколь же ведьма стребует с меня за лечение? Душу поди? Так не получит! Пусть лучше убьет сызнова!

        - И где ты только таких бредней про ведьм нахватался? - удивилась Марина. - Фьяна вылечила тебя потому, что я ее попросила. Платы с тебя она не возьмет. А если ты захочешь ее отблагодарить… сам решишь как. Только учти, души она не собирает, - ехидно уведомила Марина Ставра и вышла из комнаты.
        Гусляр оказался человеком не консервативным и свои взгляды на ведьм поменял довольно легко. Особенно когда болезнь отступила настолько, что он смог вставать. Марина, правда, строго настрого запрещала ему это делать, но Ставр уже просто не мог долго находиться на одном месте. Он и так вылежался на целую жизнь вперед!

        - Ну что, опять он с постели встал? - сердито буркнула Марина, увидев недовольную Настасью. Та только кивнула головой. - Ну, всё! Мое терпение кончилось! Я должна с ним серьезно поговорить!

        - Сейчас прямо? - опешила Настасья.

        - А то когда же?!

        - Дык Ставр собирался нынче встать, да из комнаты выйти. Стоит ли сейчас входить к нему? Неприлично, барыня, а ну как он не одет?

        - Ты думаешь, я увижу много нового и интересного? - усмехнулась Марина. - Ну, тогда точно стоит зайти.
        Она поднялась по лестнице, толкнула дверь и… замерла, боясь поверить своим глазам. Рост, фигура, манера двигаться, жесты… это невозможно!

        - Андрей!…
        Дыхание перехватило, горло сжало, и Марина почувствовала, как проваливается в темноту.
        Ставр обернулся на возглас и увидел глаза своей лекарки. Всего на одну секунду, на долю секунды, но они буквально полоснули его по сердцу. В них была боль. И любовь. И слезы. И даже чужое имя, сорвавшееся с губ, не могло испортить этого впечатления.
        Глава 9

        Если тебя ударили по правой щеке, подставь левую… уйди под локоть и снизу в челюсть!

        Русская народная мудрость.
        Несмотря на то, что Нина въехала в Фотию на ночь глядя, Фьяна не стала откладывать встречу с любимой подругой на завтра. Требовалось обсудить столько всего важного, что медлить не следовало. Так что все, что успела сделать с дороги Нина - так это вымыться и поесть. Впрочем, даже это время было потрачено не напрасно, ибо Фьяна как раз успела порадоваться встрече с Иродом и Врангелем, по которым безумно соскучилась. Конь с вороненком тоже были искренне рады видеть свою хозяйку. А Врангель даже сообщил, что его разведывательная миссия прошла на высшем уровне и у него есть что сообщить василевсам. Фьяна, собственно, даже не сразу поняла, о какой именно миссии говорит вороненок. Потом вспомнила, что за ради того, чтобы уговорить Врангеля лететь с Ниной, была сочинена история о тайных планах Данжера по захвату территории Роси, и невольно фыркнула. Однако, теперь уж деваться было некуда. И она твердо пообещала Врангелю, что на пару с Данжером выслушает его завтра. На свежую голову. Огорчать вороненка, развеивая его тщеславные надежды, не стоило. Тем более, что Фьяна вновь планировала его отправить с
Ниной. На сей раз на службу к дьюле.
        На самом деле василисса вовсе не хотела рисковать своей лучшей подругой. Достаточно было того, что Нина вообще согласилась переехать в этот мир. Однако события развивались таким образом, что выбора просто не оставалось. К тому же и сама Нина вовсе не горела желанием сидеть в Фотии. Напротив. Она буквально искала приключений на свою шею. Вон, аж к половцам в тыл пробралась. И все по собственной инициативе! Конечно, активность Нины не могла не радовать, ибо планы и численность ханской орды теперь были известны, но нельзя же так отчаянно рисковать своей жизнью! Впрочем, Нина не разделяла мнения Фьяны по этому поводу. Попутешествовав по дорогам, она наоборот только приобрела вкус ко всяческого рода приключениям. И разве можно было сейчас останавливаться на полпути? Сейчас, когда дьюла уже готов нанести свой первый удар по западным землям Роси? Да ни в жизнь! Нина влезла в авантюру с головой и готова была нырнуть еще глубже.

        - Да понимаю я, что нужно добраться до дьюлы. Но я за тебя волнуюсь! - переживала Фьяна. - Шутка ли, сунуть голову в пасть льву! А тут еще и драконы эти, черти бы их побрали…

        - А что не так с драконами? - удивилась Нина.

        - Когда ты сообщила о том, что дьюла вступил в союз с половцами, мы с Данжером решили, что неплохо было бы на всякий случай заручиться поддержкой драконов. Однако Оттон наотрез отказался вмешиваться в дела людей! Можно подумать, он не понимает, что рано или поздно Бячислав и до драконов дотянется. Не зря же он собрал вокруг себя самых сильных магов.

        - Ну, не скажи… да что дьюла драконам сделать сможет? - возразила Нина. - Я видела тебя в ипостаси дракона. Это же такая махина, что мама не горюй. А если учесть, что драконы умеют летать и извергать пламя… да какой маг против них выстоит?

        - Драконов можно победить хитростью. Маги демонстрировали это не раз и не два. Поэтому мне и непонятна реакция Оттона. Казалось бы, в его интересах, чтобы власть над миром не захватил чокнутый Бячислав. Ты представь, какие силы и возможности окажутся в руках дьюлы, если ему удастся завоевать хотя бы половину мира?

        - Да не хилые, - согласилась Нина. - Что ж… хоть и не хотела я этого делать, но, видимо, придется.

        - Что именно? - не поняла Фьяна.

        - Ты когда-нибудь слышала о пере Финиста Ясна Сокола? Нет? Я тоже до поры до времени не слышала. Это нечто типа проводника к громадным сокровищам и великой славе. На такое перо Ирод как-то по дороге наткнулся.

        - И где оно? - заинтересовалась Фьяна. - Интересно было бы хоть глазком глянуть на несметные сокровища.

        - Мне тоже было интересно. И я пошла глянуть. Не буду утомлять тебя описанием дороги, хотя несколько забавных моментов там было. Лучше покажу то самое несметное сокровище, которое мне удалось достать, - вынула Нина из сумки яблоко.

        - И что это такое? - озадачилась Фьяна, рассматривая странный предмет сиреневого цвета с гладкой и твердой как стекло кожурой. - Кому это яблоко загнать можно, чтобы кучу денег получить? Не говоря уж о великой славе?

        - Драконам, - хищно улыбнулась Нина.

        - Не поняла.

        - Если верить Врангелю, это яблоко - артефакт драконьей силы, которых существует всего пять. Яблоко, кубок, меч, корона и зеркало. Три находятся у самих драконов, а два считались бесследно утерянными. Между прочим, Врангель утверждал, что Данжер тебе об этом рассказывал! И что именно из этого самого разговора вороненок почерпнул ценную информацию.

        - Ну… может и рассказывал, - попыталась напрячь память Фьяна.

        - Вспоминай, вспоминай хорошенько! - рассердилась Нина. - Данжер действительно говорил тебе об этих артефактах? И о том, что драконы, пока не соберут все символы, не смогут вернуть себе былое величие? Фьяна, если это действительно так, у нас в руках оказалась идеальная возможность повлиять на мнение короля Оттона! Скажу честно, сначала я просто хотела отдать драконам их артефакт. Безо всякого вознаграждения или просьб. Но раз они не хотят нам помогать…

        - Надо позвать Данжера и выяснить, действительно ли это яблоко что-то для драконов значит! - решила Фьяна. - Он, может, и рассказывал мне что-нибудь про артефакты, но я, скорее всего, просто пропустила это мимо ушей.
        Выуженный из постели василевс был очень недоволен. Во-первых тем, что так и не дождался до сих пор любимой супруги, а во-вторых никакими делами на ночь глядя он заниматься не хотел. Не случилось еще ничего столь важного, чтобы нельзя было отложить до утра. Однако когда Данжер увидел лежавший на столе предмет, он изменил свое мнение. Василевс подлетел к яблоку благоговейно взял его в ладони и даже осмотрел со всех сторон, чтобы убедиться в том, что глаза его не обманывают, и он действительно видит именно то, что видит.

        - Ущипните меня! Я брежу! - хрипло выдохнул Данжер, обессилено опускаясь в ближайшее кресло. - Откуда это у вас? - потрясенно вопросил он обеих ведьм.

        - Нина нашла… случайно, - хмыкнула Фьяна. - Это действительно то, о чем мы думаем? Древнейший артефакт драконьей силы?

        - Сие много больше, чем просто артефакт. Сие символ, недостающая опора, суть… - восторженно прикрыл глаза Данжер, прижимая к груди яблоко. - Не знаю, смогу ли я объяснить…

        - А ты постарайся! - спустила его с небес на землю Фьяна, начавшая поглядывать на сиреневый плод с изрядной долей ревности.
        Данжер вздохнул и рассказал все, что знал. История оказалась весьма интересной. Выяснилось, что когда драконы только появились на земле, они еще не были столь могучи и разумны. Им так же, как и людям, хотелось как можно быстрее упрочить свое положение и увеличить свои магические способности. Тогда-то и были созданы пять мощнейших артефактов. Яблоко, кубок, меч, корона и зеркало. Каждый в отдельности являлся просто магической вещью. Сильной, дающей большие возможности, но только вещью. А вот все пять вместе взятые, и расположенные в определенном порядке, они становились как бы единым целым, Проводником.

        - Проводником чего? - не поняла Нина.

        - Ужель непонятно? Магической энергии!
        Нет. Ведьмам определенно ничего не было понятно. И они забросали Данжера вопросами. Оказалось, что в земле скрыто несколько источников магии, однако ни люди, ни драконы, ни кто-либо другой не могут пользоваться ими напрямую. Только через Проводник. Создать его неимоверно сложно. Драконам понадобились тысячелетия. Однако когда такой Проводник начинает действовать, можно получить доступ к неограниченной магии. Ничем не ограниченной.

        - Вы токмо представьте себе сие! - воодушевлено воскликнул Данжер

        - Безграничная сила, ресурс которой никогда не исчерпается, - хрипло подвела итог Фьяна, несколько ошалев от подобной перспективы. - Не удивлюсь, если все человеческие маги начали охоту за этим Проводником.
        Однако выяснилось, что Проводник могут активировать только драконы. Люди (разумеется) все равно охотились за артефактами, но только для увеличения собственных возможностей. Ведь даже одно яблоко может дать довольно серьезную магическую поддержку. Магам долго не удавалось добраться до артефактов, но когда они украли золотое яйцо, сила драконов уменьшилась. И два магических предмета - яблоко и корона все-таки были похищены.

        - Драконы искали артефакты повсюду, но безуспешно. А вы… взяли и нашли. Случайно! Невероятно… неужто яблоко, наконец, вернется к драконам?

        - Не так быстро! - притормозила Данжера Фьяна, отбирая у него артефакт. - Просто так Оттон его не получит. Что, зря что ли Нина буквально своей жизнью рисковала, добывая это яблоко?

        - Ты можешь назвать цену. Любую, - обернулся василевс к Нине.

        - Мы хотим получить плату не от тебя, а от драконов, - одернула василевса Фьяна. - Оттон отказался помогать нам против дьюлы. Может быть, это яблоко убедит его поменять свое мнение?

        - Ты хочешь шантажировать короля драконов? - возмутился Данжер наглости своей супруги. - Это немыслимо!

        - Да? А сражаться с дьюлой, чьи силы превосходят наши по численности во много раз? Это мыслимо? - возразила Фьяна. - Сам знаешь, Мирослав разобиделся на своих западных подколенных князей. А это значит, что он не поспешит им на выручку. И кто удержит Бячеслава? Вы с Трувором?

        - Еще Тугарин присоединится…

        - Прекрасно! А под знаменами дьюлы печенегов аж четыре орды! Как тебе это? Да и князья Западной Роси вместо того, чтобы отпор врагу давать, вполне могут на его сторону переметнуться. Они и самостоятельными-то быть перестали всего каких-то полсотни лет назад. Когда их Великий князь Изяслав к Роси присоединил.

        - Все равно идея сия мне не нравится! - буркнул Данжер. - Однако ж сей артефакт слишком важен для драконов. И не мне решать, какова ему цена. Завтра с утра я полечу к Оттону. А сейчас… давайте спать уже, а? Неужто утром поговорить времени не будет?
        Подруги переглянулись, тяжко вздохнули, но согласились с василевсом. Все равно пока Данжер не переговорит с Оттоном, строить дальнейшие планы бесполезно. Впрочем… полет василевса к своему высокочтимому королю тоже не принес никаких положительных результатов. Разумеется, Оттон обрадовался, выяснив, что нашлось яблоко. Понятно, что он готов был отдать любые ценности, чтобы заполучить артефакт в свои лапы. Ради этой магической вещи Оттон готов был пойти буквально на все. Кроме… помощи в войне с дьюлой. Услышав столь категоричный отказ, Фьяна даже не выдержала и ругнулась, сообщив окружающим все, что она думает о короле драконов и о его родне по материнской линии вплоть до седьмого колена.

        - Ни хрена он свой артефакт не получит, если помогать нам отказывается! - бушевала Фьяна. - Значит, не так уж Оттону и нужно это яблоко, если он снова завел старую песню о невмешательстве в дела людей!

        - Послушай, - попытался успокоить любимую супругу Данжер.

        - И слушать ничего не хочу! Раз вашему королю этот артефакт не нужен, пусть им пользуется тот, кто его добыл! То бишь Нина. Думаю, дополнительная магическая мощь ей в дороге не раз пригодиться.

        - Да послушай ты! - не выдержал василевс, поймав Фьяну в объятия и прикрыв ей рот ладонью. - Не в том дело, что нет желания у Оттона вмешиваться в дела людей. И не в том, что не желает он платить запрошенную цену. Поверь мне, Фьяна, за ради этого яблока король и душу бы свою продал. Кабы на нее покупатель нашелся. Но Оттон просто не может нам помочь! При всем своем желании!

        - Но почему? - сердито поинтересовалась Нина.

        - Потому что нашелся пятый артефакт. Корона, - вздохнул василевс, выпуская несколько успокоившуюся супругу.

        - Ну и что? - не поняла Фьяна.

        - Корона находится в руках дьюлы, - пояснил Данжер.

        - Вон оно что! - сразу все поняла Нина. - Именно этим объясняется возросший магический потенциал и амбиции дьюлы? - василевс кивнул. - И я не ошибусь, если предположу, что Бячислав хочет с помощью драконов завоевать мир? - Данжер снова кивнул.

        - Покамест дьюла еще не нашел способа связаться с Оттоном, но сего не долго ждать. В любом случае, покуда корона у Бячислава, драконы не могут на него напасть.

        - А как вообще Оттон узнал о том, что корона у дьюлы? - заподозрила неладное Нина.

        - Драконы следят за людьми с помощью магического зеркала. За теми, кто может представлять собой реальную опасность. Маги, завоеватели, князья…

        - И за нами тоже? - сузила глаза разозленная Фьяна. - Хотя чего я спрашиваю? И так все ясно. Ну, погоди, Оттон, встречусь я с тобой как-нибудь!

        - Да ладно тебе, сейчас не до этого, - успокоила подругу Нина. - Нам надо думать, что же теперь с дьюлой делать. В свете всего вышесказанного наше положение представляется мне весьма незавидным. Лично я могу посоветовать только оставить яблоко в Фотии. Пока, - тут же уточнила Нина, увидев, что Данжер уже готов возразить. - По крайней мере, мы обезопасим себя от нападения драконов, буде дьюле придет в голову мысль их на нас натравить. Если Оттон не может напасть на Ингрию, где хранится корона, значит, он точно так же и на Фотию не сможет напасть. А потом, когда военные действия закончатся, яблоко можно будет вернуть драконам. Если, разумеется, к тому моменту мы все еще будем живы.

        - Надо стащить у Бячислава корону, а его самого убить! - кровожадно предложила Фьяна.

        - Я только за. Но ты представляешь, как это можно сделать? - задумалась Нина.

        - Может, Врангеля послать? - предложил Данжер. - Вороненок мелкий, юркий. Наверняка он сможет выяснить, где Бячислав хранит корону и стащить ее.

        - Не думаю, что стащить магический артефакт так просто, - покачала головой Фьяна.
        - Однако, Врангель может попробовать. Может хоть это отвлечет его от глупых мыслей?

        - Что на сей раз он удумал? - тут же живо поинтересовался Данжер.

        - План по завоеванию Роси, - хмыкнула Фьяна. - Я даже несколько боюсь Врангеля к дьюле посылать. Больно уж у них стремления схожи. Как бы вороненок не перешел на сторону врага. Шутка ли! Мировое господство! Врангель спит и видит себя личным вороном повелителя Вселенной. И откуда у вороненка такие амбиции? Его бы психологу хорошему показать…

        - Сие не смешно. Сие страшно, - оборвал василевс подхихикивания двух подружек. - Ибо ничто не разъедает душу столь сильно, как мечты о великой власти. А посему не стоит посылать Врангеля к дьюле сейчас. Надобно момент выждать. А пока… есть у меня мысль. Не передумала ли ты, Нина, к Бячиславу на службу наняться?

        - Нет конечно! Должны же мы выяснить, что он из себя представляет. Может, кроме короны, у дьюлы еще какие-нибудь мощные артефакты есть, - предположила Нина.

        - Вполне вероятно, - согласился василевс. - Однако ж прямиком идти к дьюле не стоит. Ибо он зело подозрителен и недоверчив. Но мыслю я, что можно его расположение снискать. Токмо сделать это осторожно нужно.

        - Ну говори уже что придумал, не ходи кругами! - подтолкнула супруга нетерпеливая василисса.

        - Помнишь ли ты о эльфе и гоблине, коих освободила от браслета подчинения? - обратился Данжер к Фьяне.

        - Ну, было дело, - вспомнила василисса.

        - А почему я не знаю? - оживилась Нина. - Это что же получается, теперь на Роси и гоблины с эльфами есть?

        - Есть. Их дьюла призвал. Я тебе потом расскажу эту душещипательную историю, - отмахнулась Фьяна. - Главное, нам удалось перетянуть их на свою сторону. И поверь мне, они горят желанием убить дьюлу ничуть не меньше, чем мы.

        - А чего до сих пор не убили? - недовольно поинтересовалась Нина.

        - Думаешь, это так просто? У Бячислава магическая защита. Да и охрана не дремлет. Поэтому я и хотела попросить тебя присоединиться к их теплой компании. Втроем уж вы с дьюлой точно справитесь. А если Врангелю еще и корону удастся стащить, совсем все хорошо будет. Так что там с Форсом и Лерленном? Они весточку прислали? - обернулась к василевсу Фьяна. - Где они сейчас?

        - Дьюла Бячислав отправил их к князю Амфибрахию. Сватать княжескую дочь, - ответил Данжер. - Вообще-то один раз Амфибрахий уже дьюле отказал, так что думаю, что речь идет не о мирном сватовстве, а о силовом захвате.

        - А где этот самый Амфибрахий княжит? - уточнила Нина.

        - Торские земли на юго-западе Роси, - ответил василевс. - Довольно большой и лакомый кусок, особенно коли учесть, что наследников мужеского пола у Амфибрахия нет. Мыслю я, что коли поедешь ты по восточной дороге, то в Корже встретишься с гоблином и эльфом. Поможешь им невесту добыть, тогда и дьюла на тебя по-другому глянет.

        - Что-то мне эта идея с похищением невест не очень нравится, - скривилась Нина. - Тоже мне, кавказскую пленницу нашли.

        - Коли Бячислав задумал на Людомиле жениться, так все одно женится. Однако ж лучше будет, коли сделает он сие с вашей помощью. Тогда вам и доверия больше будет. Особенно тебе. Насчет эльфа с гоблином дьюла спокоен. Он-то не знает того, что браслеты подчинения сняты давно. Так что не спорь по пустякам, - пресек все возражения Нины Данжер. - Собирайся в дорогу. Нафаня со Старотом тебе помогут.

        До Коржа Нина добралась довольно быстро. Впрочем, с такими попутчиками, как Ирод и Врангель время летело практически незаметно. Выяснив у охранников единственных городских ворот, что ни гоблин, ни эльф здесь еще не появлялись, Нина сняла комнату в трактире и отправилась гулять по городу. Корж оказался очень небольшим по своим размерам. За пару часов Нина обошла его вдоль и поперек. Однако глухое провинциальное местечко никаких развлечений предложить ей так и не смогло. Разве что на базарчик зайти. Там иногда очень интересные вещи бывают. Нина попробовала горячего сбитня, сваренного из пива, вина и меда с пряными кореньями, запаслась ржаным хлебом и навернула тарелку ячменной каши. Благодать… что? Опять?! Да сколько же можно? Уймется этот гусляр со своими историями, порочащими ведьм, или нет?! Хотя… позвольте! Фьяна же говорила, что Ставр к Марине попал! Причем с такими ранами, что неизвестно, выживет ли. Довел-таки насмешник дьюлу до белого каления. Нет, Ставра на площади Коржа быть просто не может! Тогда кто же это там? Нина пробилась сквозь толпу. Нда… тяжело быть знаменитостью. Тут же находятся
плагиаторы. Хотя… сидевший на камешке гусляр честно сознавался, что травит не свои личные байки, а Ставра. Интересно, это его совесть кушает, или за истории от популярного маэстро платят больше? Наверное, и то, и другое. Ишь как распинается бедняга! Если бы еще он тему другую выбрал для повествования, цены бы ему не было. Сколько же можно слушать, какие ведьмы гадкие? Это ж надо такую извращенную фантазию иметь?

        БАЙКА.
        Ведьма (как это и следовало ожидать) обычно спокойно живет рядом с людьми и, ничем не отличается днем от обыкновенных баб или старых девок, кроме небольшого хвостика. (Пфе!) По ночам ведьма расчесывает волосы, надевает белую рубашку, и в этом наряде, верхом на помеле, венике или ухвате, отправляется через трубу на вольный свет, либо по воздуху, либо до Лысой горы, либо доить или портить чужих коров, портить молодцов, девок и прочее. Варианты могли быть разными, но общим было одно - люди всегда считали ведьму злодейкой, которая никогда и никому не делает добра. Она варит травы и снадобья в горшке, чтобы иметь постоянную связь с нечистой силой, держит черную кошку и черного петуха, (видимо для компании) и владеет искусством превращения. Для того, чтобы сменить личину, ведьме необходимо было перекувыркнуться через 12 ножей. (Монахи Шао-Линя нервно курят в сторонке).
        Для того, чтобы черное волшебство было наиболее эффективным, ведьме (по мнению гусляра) необходим следующий джентльменский набор: нож, шалфей, рута, шкура, кровь и когти черной кошки, убитой на перекрестке, иногда также и трава тирлич. Ведьма варит зелье ночью в горшке и, ухватив помело, уносится с дымом в трубу. Иногда (по утверждению все того же гусляра) ведьма крадет месяц с неба, если его неожиданно заволакивает тучами или случится затмение. Она крадет дожди, унося их в мешке или в завязанном горшке; крадет росу, посылает град и бурю. Порой даже ведьме удается оседлать человека, и он, увлекаемый чарами, везет ее на себе через трубу и возит по свету до упаду. (Курить в сторонке к монахам присоединился бледный от зависти Гоголь).
        Убедившись, что легковерная толпа доведена практически до истерики, гусляр решил несколько снизить напряжение и поведать, как с ведьмами бороться. Оказывается, первейшим средством для этого является трава чернобыльник, которая противна ведьмам и охраняет от них двор и дом. Еще одним ведьмогонным средством является молитва угоднику божьему Николаю. Дескать, только скажи, что, мол, погибаю за веру христианскую, так силы вдвое прибудет, а ведьма падет на землю бездыханная. Ну-ну. Еще что скажешь? Что?! Еще и напоследок толпу испугать решил? Вот уж неуемные творческие люди. Всегда эффектно свое выступление стремятся закончить. Ну, чего ты еще про ведьм не наплел, чудовище неугомонное? А… про их жизнь после смерти… хорошая тема.
        Оказывается, что даже после того, как ведьма умирает, она не успокаивается. Напротив. Ведет весьма активный образ жизни. Выбираясь из могил по ночам, ведьмы сосут кровь из людей или животных, и этим их морят. Чтобы избежать этого, гусляр советовал умершую ведьму положить в гроб ничком и пробить ее тело насквозь осиновым колом между лопаток. Тьфу! (К нервно курящей в сторонке толпе тихо подошел с блокнотом и авторучкой Стивен Кинг).

        И надо было Фьяне спасать этого Ставра, который такие вещи о ведьмах сочиняет! Сходить бы к этому гусляру в гости… чайку попить… свежевыломанным дрыном похвастаться. Так ведь не даст никто провести встречу на высшем уровне. Фьяна первая и заступится. Дескать, не зря же она магические силы на него тратила! А уж о Марине и говорить нечего. Разве ж она позволит нанести вред пациенту? А хочется. Ох, как хочется! Местное население и так относится к ведьмам… не лучшим образом. А тут еще Ставр дров в огонь подкидывает. А кому на этом огне гореть? Вопрос, как говорится, без комментариев. Цензурных. Еще пара таких повествований, и на Роси инквизицию решат основать. Распустили князья свободу слова! Деваться аж от нее некуда. В трактир что ли вернуться, стаканчик настойки опрокинуть? Местное пиво было настолько кислым, что пить его совершенно не хотелось. Лучше уж медовухи хлебнуть. А потом поужинать и на боковую. Может, эльф с гоблином уже завтра в городе появятся. Не станут же они по глухим лесам в обход дороги пробираться! Зачем им это? А дорога только одна. Единственная. Так что равно или поздно эльф с
гоблином до Коржа доберутся. Лучше бы пораньше. Иначе Нина окосеет здесь от скуки. Или приобретет какую-нибудь дурную привычку. Типа игры в кости. Надо же куда-нибудь время девать! Стоп, надо еще не забыть сказать охране на воротах, чтобы они направили эльфа с гоблином прямиком к ней! Прямо сразу, как только те появятся. А чтобы у будущих похитителей невест не возникло сомнений, сказать, что их ожидает посыльный от василиссы Фотии.
        К счастью, Нине не пришлось ждать своих попутчиков слишком долго. Ибо буквально на следующий день к ней в трактир заявился эльф и представился Лерленном. Нина вежливо представилась в ответ и оглядела интересное явление. Ну… все примерно так, как Фьяна и описывала. Хотя Нина и без указаний подруги поняла бы, что перед ней именно эльф. Кто же еще-то? Разве это не эльфы прельщают смертных своею обворожительною красотою, а также изяществом и легкостью своих белых одежд? Даже при отсутствии второго (Лерленн был одет во вполне обычный дорожный костюм) первое было налицо. И на другие части тела тоже. Эльф был просто совершенством от макушки до пяток. Включая даже стрекозиные крылышки. Легкий загар, длинные, золотистые волосы, локонами спускающиеся на воротник, умные синие глаза, спокойная лукавая улыбка… упасть не встать! Даже странно, что рядом с ним нет фан-клуба юных девиц, пускающих слюнки от вожделения. Путешествовать рядом с таким сногсшибательным красавцем может оказаться… небезопасным.

        - Правильно ли я понял, что вы и есть та самая ведьма, помощь которой нам любезно обещала василисса? - уточнил эльф.

        - Да. Я и есть та самая, - подтвердила Нина. - А гоблин где? Фьяна сказала, что вы вдвоем работаете.

        - Форс остался за воротами, ибо охрана города не сочла возможным его впустить.

        - Он что, такой страшный? - удивилась Нина. - Странно. Мне его Фьяна описывала как вполне обычного и похожего на человека типа.

        - Однако ж стражники решили перестраховаться. А потому мы вынуждены были заночевать в лесу. Я не решился будить вас в ночное время и прибыл только под утро. Вы готовы следовать вместе с нами на торские земли к князю Амфибрахию?

        - Конечно готова! Я только вас и жду!
        Эльф отвесил изящный, церемонный поклон и пригласил Нину следовать за ним. Хе… ну не так сразу. Надо же еще сходить вещи забрать из комнаты. И Ирода из конюшни вывести. А Врангель где? Вперед полетел? Наверное, на гоблина решил полюбоваться. Представители этой расы вороненку еще не встречались. Нина пробиралась сквозь толпу вслед за Лерленном, ведя коня на поводу, и украдкой рассматривала эльфа. Хорош! Просто чертовски хорош! Лерленн высоко нес свою гордую голову и шествовал, презрительно вздернув верхнюю губу и бросая по сторонам надменные взоры. Интересно, есть ли у эльфа другое выражение лица, кроме этого, благородно-вежливого и холодного, как февральский снег? И если есть, надевает ли он его хотя бы по праздникам? Впрочем, эльфов в излишнем снобизме обвинял еще блаженной памяти Толкин. Посмотрим, угадал ли он с гоблинами? Судя по тому, что говорила Фьяна - нисколько. Но хочется же самой посмотреть! Когда еще такой случай представится… нет, бардак все-таки в этом мире полный. Ну мыслимое дело, чтобы в древней Руси эльфы сновали с луками за плечами? Или гоблины бегали бы с топорами наперевес?
Бред!
        Впрочем, не меньшим бредом оказался и увиденный Ниной гоблин. Она даже помотала головой, когда эльф представил ей Форса в надежде, что морок рассеется. Ничего подобного. Блин, а это точно гоблин? Может, ее разыгрывают? Ну никак не похож был Форс на тех монстров, о которых Нина читала и на которых любовалась по телевизору. Прежде всего потому, что не выглядел ни тупым, ни страшным. Напротив. Форс по-своему, был очень даже интересным мужчиной. Высокий, крупный, с правильными чертами лица, он напоминал чем-то викингов, виденных Ниной в гостях у Трувора. Однако с человеком Форса перепутать было проблематично. Темная кожа цвета гречишного меда, янтарно-желтые глаза без зрачка, узкие губы, небольшие клыки, длинные уши, украшенные кисточками, массивные рельефные плечи, острый, цепкий, умный взгляд… впечатляющая личность. Колорита гоблину придавали кожаная жилетка на шнуровке, нарукавники с шипами и высокие кожаные сапоги. Это что, куплено в надежде сойти по ночному времени за чью-нибудь тень? Сомнительно, что среди теней встречаются столь объемные экземпляры.
        Гоблин с эльфом рассматривали Нину не менее пристально. Шутка ли, довериться молоденькой девчонке! Вполне возможно, что от грамотных действий этой ведьмы будут зависеть их жизни. И эта мысль Форса с Лерленном абсолютно не радовала. И если эльф хотя бы ничего не имел против ведьм вообще, то гоблин мог бы рассказать немало историй об их хитрости, изворотливости и ненадежности. Да что далеко за примером ходить? Разве сам Форс не ввязался в авантюру, причиной которой послужила смерть ведьмы? И чем это кончилось? Попал в чужой мир, да еще и чуть не стал рабом дьюлы. Нет, ведьмам доверять было никак нельзя. Вот только выхода не было. Без магической поддержки справиться с дьюлой было попросту невозможно. И Форс прекрасно это понимал. Да и Лерленн это понимал тоже. Иначе наверняка отказался бы от услуг Нины. Он хоть и не имел печального опыта общения с ведьмами, а все равно старался держаться от них подальше. Поскольку люди и так являлись самой жестокой и опасной расой. А уж люди, имеющие магические возможности… тем паче. Правда, Нина на злобного мага никак не походила. Да и на серьезного противника не
тянула ни капли. Это, собственно, и стало решающим фактом в ее пользу.
        Ну действительно, какую опасность может представлять девица 20-ти весен от роду? Пусть даже она едет на зеленоватом коне и разговаривает с вороненком. Заплетенные в косу светлые волосы, любопытные голубые глаза, россыпь едва заметных веснушек на переносице, пухлые, слегка подкрашенные губы, мужская дорожная одежда… да девка как девка. И не скажешь, что ведьма. В сарафан обряди, так и вовсе от росских девок не отличишь. Разве что габаритами слегка поменьше. Ну, так это дело поправимое. Как только осядет где-нибудь, да перестанет по дорогам шляться, так и доберет до нужного размера. Словом, не ведьма, а недоразумение одно. Форс даже попросил Нину продемонстрировать им какое-нибудь свое умение. Видимо, окончательно усомнившись в том, что она хоть на что-то способна. Зря. Всего одним пассом руки Нина умудрилась вышибить его из седла и весьма чувствительно приложить об дерево. Эльф невольно хмыкнул. В следующий раз гоблин будет обращаться к ведьме почтительнее. Да и он сам тоже… во избежание.
        Нине демонстрация собственных умений доставила истинное удовольствие. Три курса боевой магии это вам не кружок вязания! Да Нина на практике таких монстров видела (и даже иногда убивала), какие даже придумщику Ставру ни в одном страшном сне не приснились бы. А тут всего-то навсего гоблин с эльфом. Необычные, конечно, но тем не менее. Испугали ежа голым задом. Думали, ведьма растеряется и смущаться будет, как какая-нибудь росская девка? Не на такую напали! Скорее, она вас самих засмущает. Если не перестанете относиться к ней снисходительно, как к чему-то второсортному и не стоящему внимания. Хотя… продемонстрированное боевое заклятье все-таки внушило гоблину и эльфу некоторое уважение к Нине. Особенно гоблину. Все-таки о дерево Форс хорошо приложился, хоть и виду особого не подал. Надо будет на привале осмотреть его спину да свести синяк. А то не хорошо. Одна команда все-таки. Им еще невесту для дьюлы совместно красть предстоит. Кстати, а у кого-нибудь есть уже план, как эту девицу похитить? Нет? Так Нина и знала.

        - А ты что предложить можешь? - обиделся эльф на пренебрежительное Нинино фырканье.

        - Идея проста, как и все гениальное. Я проникну к Людомиле под видом гадалки. Княжны без памяти любят судьбу свою узнавать да на жениха будущего гадать. Как и все прочие девки. Всего одна слезливая история о прекрасном принце, который буквально умирает от любви и хочет увидеть Людомилу хотя бы краешком глаза, и княжна наша. А там два выхода. Либо один из вас будет играть роль прекрасного принца, пока мы до дьюлы не доедем, либо княжну придется связать, перекинуть через седло и везти Бячиславу силой. Последнее нежелательно, ибо мы ее наверняка помнем, а дьюле мятая невеста вряд ли понравится.

        - Подобное токмо ведьме и могло в голову прийти! - надулся эльф.

        - У тебя есть предложение лучше? - ехидно поинтересовалась Нина.

        - Ведьма дело говорит, - неожиданно поддержал ее гоблин. - Как ты собираешься в терем к княжне проникнуть? А из города ее без шума вывезти? Сразу ведь понятно было, что добром мы Людомилу не возьмем.

        - Вот и изображай прекрасного принца! - вспылил эльф.

        - Рядом с тобой? - фыркнул гоблин. - Чего поумнее придумай.

        - Нет, ребята, на одного из вас я могу еще морок пустить, а на обоих сразу не выйдет. У меня сил не хватит. Так что если мы остановимся на варианте прекрасного принца, то его роль однозначно придется играть Лерленну, - лениво, словно нехотя сообщила спорщикам Нина.

        - Значит, повезем княжну связанной! - угрюмо решил эльф.

        - Как скажешь, - улыбнулась Нина и, оставив Ирода с Врангелем на попечение эльфа (ему она как-то больше доверяла), направилась к городу. - Ждите меня здесь, - обернулась она к замершим истуканами Лерленну с Форсом. - К вечеру я и княжна будем на месте. И тогда уже ваша очередь. Сразу, конечно, погоню за нами не пошлют, но наверняка хоть один богатырь да увяжется Людомиле на помощь. Их ведь хлебом не корми, дай поспасать кого-нибудь. Отбиваться от него сами будете. На мою помощь лучше всего не рассчитывать. Скорее всего, я весь свой магический потенциал на похищение княжны потрачу.
        На самом деле Нина, разумеется, была не столь уверена в успехе, как пыталась это показать. Просто гоблин с эльфом, не воспринимающие ее всерьез, достали ее до печенок. И Нине, наконец, захотелось показать им, чего же стоит боевой маг. Пусть даже всего лишь после трех курсов обучения. Либо она сумеет выкрасть княжну, либо никто и никогда не будет к ней относиться всерьез! И тогда прощай, работа по специальности! Фьяна, конечно, лучшей подруге не откажет и приткнет куда-нибудь, но сидеть у василиссы на шее абсолютно не было никакого желания. Нина хотела всего добиться сама! А потому проследовала на княжеский двор довольно решительным шагом.
        Нда. Добраться до Людомилы оказалось еще труднее, чем это представлялось Нине на первый взгляд. Амфибрахий, очевидно понимающий, что одними угрозами дьюла не ограничится, запер любимую дочь в отдельном тереме. Причем таком, что проникнуть туда могла разве что штурмовая бригада отряда «Альфа». Укреплен теремок был на совесть. А единственные ворота защищали семь вооруженных мордоворотов. Мама дорогая, да где Амфибрахий нашел таких лосей? Рядом с ними даже василевс мелким покажется. Ну… не мелким, конечно, это уж Нина загнула. Мелким Данжер может показаться только рядом с самим собой в ипостаси дракона. Но все равно. Охрана терема княжны впечатляла. У Нины даже мелькнула трусливая мысль прибегнуть все-таки к помощи гоблина с эльфом, но она ее героически отогнала. Зачем надо прорываться с боем и привлекать к себе внимание, когда есть способы проще? Терем, конечно, укрепляли профессионалы, но они же не рассчитывали на ведьму с даром истинной магии!
        Нина обошла терем аж три раза прежде, чем заметила, наконец, маленький карниз и зарешеченное окошко. Интересно, и как княжна себя чувствует в этой тюрьме? Вот уж воистину птица не пролетит, зверь не проскочет. Будем надеяться, что ведьме повезет больше. Нина осмотрелась по сторонам и произнесла заклятье левитации. Главное, что бы ее какой-нибудь бдительный страж не заметил. И еще не зашуметь, когда решетку взламывать придется, да окно открывать. Нина осторожно спрыгнула внутрь и сотворила подсветку. Кто его знает, этого Амфибрахия, может он еще и в коридорах стражи наставил. Причем на каждом углу. Чего не сделаешь для защиты любимой, единственной дочери. Блин, знать бы еще, где покои Людомилы находятся! И спросить не у кого. В тереме как-то патологическая тихо и абсолютно безлюдно. Что-то здесь не так. Не может же княжна одна в башне жить! А где слуги? Где няньки с мамками? Где вообще хоть кто-нибудь?! Ладно. Придется обследовать все комнаты подряд. Хотя времени это, конечно, займет прилично. Что это? Никак кто-то решил навестить Людомилу? Блин! Как же не вовремя! Нина юркнула за ближайшую
портьеру и затаила дыхание.
        Вошедший человек был один. Он прошел буквально в шаге от Нины, открыл тяжелым ключом массивную дверь одной из комнат и вошел внутрь. Любопытная Нина тут же последовала за ним, ибо дверь незнакомец оставил открытой. Ничего себе! Нина едва удержалась от того, чтобы присвистнуть, когда увидела огромный зал, по своей красоте и убранству достойный быть княжеской трапезной. Портил величественную и строгую обстановку только один находящийся в самом центре предмет, весьма похожий на кровать с балдахином. Любопытно… неизвестный подошел ближе, откинул полог, и Нина увидела спящую на шикарной постели молоденькую девушку лет 15-ти. Может, это и есть Людомила? Бячислав, конечно, дал эльфу с гоблином ее портрет, но рисунок был… мягко говоря… не очень реалистичный. И потом… что княжна делает днем в постели? Да еще и посреди зала нисколько не похожего на спальню? И что это за тип, который пришел на нее полюбоваться?
        Ой! Да это же сам Амфибрахий! Уж его-то Нина точно не могла ни с кем перепутать, ибо Фьяна, встречавшаяся с ним по каким-то делам, сняла с него магический портрет. А это вам не жалкие потуги рисовальщика. Жаль, Людомилу василисса никогда не видела. Сомневайся теперь стой. А вдруг кого-нибудь не того украдешь? Последняя мысль Нину совершенно не порадовала. После подобного провала на нормальное отношение дьюлы и рассчитывать было нечего. Как же узнать, Людомила перед ней или нет? Нина представляла, что все будет намного проще. Она рассчитывала, что княжна обязательно будет окружена целой толпой служанок. Да и подкатиться к Людомиле Нина планировала практически официально. А тут все планы насмарку! Но почему же все-таки эта загадочная девица спит среди бела дня? И ведь поближе не подберешься, не подслушаешь, чего там Амфибрахий лопочет. Зал пустой, даже спрятаться негде! Придется ждать, пока он уйдет, да проверить спящую девицу на наличие княжеской крови. Ну и заодно выяснить, чего это она спит так крепко?
        Результаты исследования Нину не обрадовали. Девица в постели действительно имела в своих жилах чистейшую княжескую кровь, но спала она не просто так. А под каким-то очень сильным заклятьем. Причем магия была настолько серьезной, что справиться с ней не было никаких шансов. Неужто заклятье творили на крови? И кому же это понадобилось отдавать аж год жизни для того, чтобы превратить Людомилу в Спящую Красавицу? Хе… у нее даже 7 богатырей есть, которые ее сон охраняют. Ну и что же теперь делать? Сообщить о возникших трудностях дьюле? Немыслимо! Он либо не поверит, либо заподозрит что-нибудь. Так может, не менять планов и все-таки выкрасть княжну? И пусть Бячислав потом сам с ней разбирается. Артефакты мощные у него есть, магов тоже на службе полно, может, что и получится. Теперь бы только из терема выбраться суметь. Черт! Какая княжна тяжелая, зараза! Жаль все-таки Нина Ирода оставила за городом. Хотя… ну куда бы она его здесь дела, пока по терему лазала? К первому попавшемуся столбу привязала бы? Ага… и бесхозный красавец-конь тут же привлек бы к себе ненужное внимание. Однако ж, надо было что-то
делать. Тащить Людомилу до эльфа с гоблином у Нины никаких сил не хватит. О! Фьяна для этих дел ступу всегда использовала! Неплохая идея. Вот только как на ступе из терема выбраться? В узенькое окошко Нина сама еле-еле пролезла, какая уж ступа. Значит, придется вышибать дверь.
        Данная идея Нине не нравилась. Абсолютно. Ибо вступать в конфликт с охраняющими княжну мордоворотами не стал бы даже самоубийца. Но другого выхода просто не было. Нина вздохнула и пошла обыскивать терем на предмет ступы. Не нашла. Зато обнаружила огромную пустую бочку. Ну, за неимением лучшего, сойдет и это. Нина сгрузила в бочку Людомилу (голова и руки княжны свешивались через край, а подогнуться коленям не давало присутствие в той же бочке еще одного человека), нашла удобную нишу в коридоре, спряталась и вышибла заклятьем двери. Очень хорошо! Как Нина и ожидала, все семеро охранников тут же с ревом кинулись ловить неизвестно кого. Трое по двору, а четверо в тереме. Увлеченные погоней за неведомым противником, они не обратили внимания на притулившуюся в нише ступу. Нине осталось только сотворить заклятье и вылететь пулей из города.

        - На коней! Скорее! Наверняка кто-нибудь покажет страже, в какую сторону я полетела! - скомандовала она опешившим эльфу с гоблином.

        - А с княжной что? - не удержался от вопроса Форс. - Заколдовала?

        - Это не я. Это до меня кто-то постарался. Я Людомилу уже в зачарованном виде нашла, - объяснила Нина. - Потому и пришлось вывозить ее таким оригинальным способом. Ну? Мы поедем уже? Амфибрахий наверняка погоню выслал!

        - У меня есть идея получше, - возразил эльф. - Бери Врангеля и лети к Коржу прямо в ступе. А мы отвлечем и запутаем погоню.

        - А больше тебе ничего не надо? - разозлилась Нина. - Мало того, что я княжну похитила, так я еще и доставить ее должна! А вы тогда на фига мне нужны?

        - Ну и доставила бы! Глядишь, и награду бы получила от дьюлы. Чего злишься-то? - ухмыльнулся Форс. - Али дело как раз в том, что не можешь ты княжну доставить?

        - В том! Я же, все-таки, не Фьяна. Это у нее потенциал выше среднего статистического. Причем намного. А у меня самый обыкновенный. И поддерживать эту бочку в воздухе, да еще и с Людомилой на борту, я долго не смогу! - честно выпалила Нина. - Ну максимум еще минут десять продержусь, и то если разгоняться сильно не буду. А потом мне часа два понадобится, чтобы свой магический резерв восстановить.

        - Так бы сразу и сказала, - ухмыльнулся гоблин. - Давай мне княжну, я первый ее повезу. У меня конь покрепче. Бросай бочку! Нечего силы на полеты тратить. Чую, магия твоя пригодиться нам для чего-нибудь более существенного. Особенно, если погоня все-таки нас настигнет. Поехали!
        И три всадника, поднимая пыль, поскакали в сторону Коржа.
        Глава 10

        Самый подходящий момент наступает в самое неподходящее время…

        Кто-то.
        Все психи, с маниакальным желанием захватить мир, непредсказуемы! Не стал исключением из этого правила Бячислав. Вместо того, чтобы двинуть свои войска на восток, как этого все ожидали, он нанес удар в западном направлении и подмял под себя Угорию. Сделать это было довольно легко, ибо мелкое княжество никак не могло противостоять огромному войску, а на помощь Угории никто не поспешил. Все князья слишком были заняты тем, как обезопасить себя от воинственного дьюлы. Однако тот следовать дальше пока не спешил. Бячислав не ограничился просто завоеванием территорий, он подминал под себя население, распределял городки между верными людьми и вообще обосновывался в Угории всерьез и надолго. Планы дьюлы были просты
        - когда он пойдет на Рось, за спиной у него должен оставаться надежный тыл, а не мятежные княжества. К тому же, оставаясь в Угории, дьюла лелеял и другие, далеко идущие планы.
        Увидев, насколько сильно его войско и как жестоко Бячислав обходится со своими врагами, некоторые князья, вполне возможно, захотят сдаться добровольно. Например, соседнее с Угрией княжество Ортанское. Его правитель, князь Володимир, слишком стар для военных действий. Хотя… в мудрости и отваге ему не откажешь. Но разве сможет он сражаться с огромным войском дьюлы? Это просто немыслимо. И Бячислав не поленился сам съездить к Володимиру, чтобы объяснить ему тщетность сопротивления. Не зря. Ибо дьюла увидел шанс мирно соединиться с Ортанским князем излишне не ущемляя самолюбия последнего. А уж как гонорист был Володимир, то всем соседям известно. Сдаваться просто так было для него позором. Но вот отдать свою дочь за дьюлу и пойти под его руку в качестве родственника? Почему бы и нет? Тем более, что Бячислав готов был доверить ему присматривать и за Угорией, на которую Володимир облизывался еще в молодости. Тогда у князя не было достаточно сил, чтобы захватить вожделенные территории. Так почему бы не воспользоваться подвернувшимся случаем сейчас? Особенно, будучи уверенным в том, что в конечном счете
владеть этими землями будут его внуки? Таким образом, вопрос с мирным захватом земель Ортанского княжества решился самым благоприятным образом. Дьюла обещал прислать за невестой целый почетный кортеж, чтобы с наибольшими почестями доставить ее в Вемею, и даже лениво бросил через плечо, что охранять княжну будут два представителя Высших рас. Сам же Бячислав, оставив западные земли в надежных руках своего будущего тестя, намеревался нанести удар по торским землям и начать-таки давно планируемый поход на восток.
        Вообще-то, изначально дьюла планировал нанести первый удар на удельное княжество Богатое, вошедшее в состав Роси чуть более пятидесяти лет назад. Однако, поразмыслив, Бячислав передумал. Во-первых, на севере от Богатого находилась Вершаевка, а ее князь Трувор был женат на дочери Мирослава. Чего доброго, решит еще помочь ближайшим соседям. А связываться с викингами Трувора дьюла не имел никакого желания. А во-вторых, Бячислав был разозлен поведением Амфибрахия. Разве он не посватал честь по чести дочь этого князька? И что получил в ответ? Не желая отдавать свою любимицу дьюле, Амфибрахий пошел на то, чтобы зачаровать ее. И как! Сколько Бячислав не бился, разбудить спящую Людомилу ему так и не удалось. Не помогли ни маги, ни артефакты. Что ж… он может воспользоваться княжной по-другому. Объявить ее своей заложницей. Амфибрахий не захотел стать его тестем, но уж наверняка ради жизни родной дочери пойдет на все. Даже на сдачу торских земель. Князь же не полный идиот, и понимает, что не выстоит против войска дьюлы! К тому же, и Мирослав не будет слишком уж торопиться к нему на выручку, ибо на одном из
последних княжеских советов Амфибрахий посмел высказать ему непочтение. Дьюла даже улыбнулся своим мыслям. Теперь все карты у него в руках! А сколько ему стоило сил, чтобы подослать своих людей к князьям западной Роси и настроить их против Мирослава! Авантюра дала свои плоды. Рось разобщена. И теперь, если дьюла постарается, то сможет захватить огромные территории. А обосновавшись на них, исполнить, наконец, свою мечту и завоевать весь мир! Первые победы буквально окрылили Бячислава. Теперь надо было послать за дочерью Володимира эльфа с гоблином, чтобы они привезли его невесту в Вемею. И отписать баронессе де Ривароль, чтобы она готовилась к свадьбе с ханом Тараканчиком. И как только Бячислав захватит торские земли, можно будет сыграть две свадьбы разом.

        После того, как дьюла покинул столицу, направив свое войско на Угрию, столица опустела. И притихла. Мужчин в городе почти не осталось, а женщины были слишком озабочены судьбой своих благоверных, чтобы предаваться веселью. Единственное, что радовало - упали цены в трактирах. Ибо с началом войны поток приезжих изрядно иссяк. Нина с удовольствием этим воспользовалась и вселилась в «Веселую корчму», сняв просторную и светлую комнату. Вообще-то, изначально, она хотела последовать примеру эльфа с гоблином, и поселиться в «Золотом петухе», однако после первого же визита изменила свое решение. Хозяйка «Петуха», крупногабаритная кабатчица по имени Маланья, приняла ее буквально в штыки. За время обеда она три раза чуть было
«случайно» не опрокинула на Нину поднос с едой и выпивкой. Причем «чуть» только потому, что Нине, с помощью магии, удалось предотвратить катастрофу. Очевидно, Маланья посчитала Нину своей соперницей и доказывать ей обратное было бесполезно. И не безопасно. Поэтому Нина и предпочла поселиться в «Веселой корчме», тихо подозревая, что вскоре к ней присоединится и эльф, тоже страдающий от Маланьи. Правда, по прямо противоположной причине. Трактирщица буквально решила взять его штурмом, и Лерленн просто не знал куда от нее деться, что искренне забавляло Форса.
        Однако первым, как ни странно, к Нине присоединился именно гоблин. С вещами. Одним прекрасным солнечным утром он пришел в «Веселую корчму» и снял комнату. Сказать, что Нина была удивлена - это ничего не сказать. Она находилась в недоумении, как и половина города, гадая о причинах подобного поступка. Расспрашивать гоблина было как-то не совсем удобно, а потому Нина обратилась за информацией к местным сплетницам, которые всегда и все знали. Поскольку после начала войны пищи для слухов и пересудов в городе было маловато (поскольку практически все мужское население ушло с дьюлой), то подобное происшествие просто не могло остаться незамеченным. Интересно, что же произошло? Форс с Маланьей поссорился? Или эльф все-таки сдался под страстным напором трактирщицы, и она отказала гоблину в комнате? Однако сплетницы ничего путного сказать так и не смогли. Эльф продолжал игнорировать приставания трактирщицы с потрясающим спокойствием, Форс по-прежнему пользовался ее любовью, так что его поступок был абсолютно непонятным. Более того, когда он съезжал из «Золотого петуха» Маланья рыдала, цеплялась за его коня и
умоляла никуда от нее не съезжать. Действительно странно. Может, Нине удастся выяснить, где собака зарыта, если она будет общаться с гоблином почаще? Обстоятельства этому способствуют. Хоть какое-то развлечение!
        О развлечениях Нине подумалось не напрасно. Скука в городе стояла смертная. Купцы на ярмарки приезжали в лучшем случае раз в неделю, да и то всего пара-тройка человек, гусляры (после того, как дьюла чуть не убил Ставра) обходили Вемею стороной, скоморохи (на всякий случай) тоже, так что заняться было абсолютно нечем. До такой степени, что Нина иногда даже жалела, что дьюла не взял их с собой на войну, а вместе в небольшим гарнизоном оставил охранять город. Любопытно, кстати, а почему не взял? Не доверял? Вряд ли. Бячислав же уверен, что на эльфе с гоблином браслеты подчинения висят. Не хотел рисковать представителями Высших рас по пустякам? Это более правдоподобно. Присутствие Форса и Лерленна было нужно дьюле больше для поддержания собственного имиджа, чем для военных авантюр. Безусловно, в крайнем случае Бячислав непременно использует эльфа и гоблина, но пока… он предпочитал держать их в столице. И ведьму тоже. Скорее всего, у дьюлы были на них какие-то особые планы. Знать бы еще, в чем они заключаются…
        Нина искренне пыталась занять себя хоть чем-нибудь, но делать было совершенно нечего. А валять Ваньку ей надоело уже через пару дней. Сначала она пристроилась было к эльфу, решив составить ему компанию в обходе и охране города. Полезные все-таки знания, вдруг пригодятся? Однако уже к обеду Нине рядом с Лерленном стало тошно. Он был таким напыщенным и занудным, что нормальная, дружеская беседа с ним полностью исключалась. Нина сделала попытку пробиться через эту броню, проявляя внимание и дружелюбие, но с таким же успехом она могла бы попробовать пробить головой городскую стену. Эльф явно не нуждался в ее обществе (да и ни в чьем другом тоже), и Нина покинула его, не став дожидаться окончания смены.

        - Ну, как? - ехидно поинтересовался Форс, как только она переступила порог
«Веселой корчмы» - Как тебе Лерленн?

        - Ужасно! - честно сказала Нина. - В жизни не видала столь занудного типа! Я могла бы провести этот день интереснее, даже общаясь с собственным отражением!

        - Поехали завтра со мной! - предложил Форс. - У меня ребята все до одного балагуры и весельчаки, с нами не соскучишься!
        Гоблин не обманул. Ходить на службу с его отрядом действительно оказалось весело. И дело было не столько в балагурах-дружинниках, сколько в самом Форсе. Насколько эльф был занудным и скучным, настолько гоблин оказался интересным и жизнерадостным. Он сыпал шуточками, останавливался поболтать с прохожими, заходил во все трактиры пропустить по стаканчику вина и вообще вел себя так, будто родился в Вемее и прожил здесь всю свою жизнь. Люди на улицах его знали, приветствовали, охотно перешучивались и приглашали зайти. За один день, проведенный с Форсом, Нина узнала о столице больше, чем за все время до этого.

        - А можно, я и завтра с тобой поеду? - попросила она гоблина.

        - Да поехали, - согласился Форс. И добавил нечто, ошарашившее Нину. - С тобой весело.
        Это с ней-то весело? Да она и в половину не умеет развлекаться так, как гоблин! И с людьми так общаться не умеет. Это же талант нужен! Впрочем, главное, что Форс стал постоянно брать Нину с собой в свои поездки по городу. А они день ото дня становились все интереснее. Нина с удивлением открывала для себя в гоблине интересного, умного и внимательного собеседника. Единственное, что можно было бы поставить Форсу в упрек - так это некоторую свойственную ему циничность. И вспыльчивость. Она, порой, доводила гоблина до греха. Однажды, например, его достал какой-то их охранников проезжавшего по Вемее купца. Форс вспылил, наорал на него, и охранник полез в драку. Зря он это сделал. Ибо буквально через пару минут впавший в ярость гоблин снес ему голову своим мечом. Кстати, оружие это было весьма примечательным и производило впечатление даже на тех, кто вообще в мечах не разбирался. Серебристое, хищное, с узорной гравировкой на клинке и служащее только одному хозяину. Форс восторженно называл свой клинок Ледяным и наотрез отказывался рассказывать, как умудрился достать такое сокровище.
        Купец, похоже, меч тоже разглядел. И даже положил на него глаз. Ибо затребовал оружие в качестве компенсации за убиенного охранника. Хорошо хоть Горислав вовремя подоспел, вмешался, а то бы и жадному купцу не сносить головы. Начальник городской стражи выслушал свидетелей и рассудил по Правде. То бишь велел Форсу выплатить надлежащий штраф. Деньгами, разумеется, не оружием. Гоблин вздохнул, но с Гориславом спорить не стал. Поинтересовался только, нельзя ли ему внести в казну города энное количество денег в качестве аванса.

        - За что платить-то удумал? - не понял Горислав.

        - А вдруг я еще кому решу голову снести, а денег у меня при себе не будет, - нахально пояснил Форс. - Так уж лучше заранее отложить.

        - Шел бы ты отсюда! - рыкнул Горислав. - Али забыл, что тебя еще служба ждет?
        Форс независимо фыркнул, но приказ Горислава выполнил.

        - Вообще-то, виру за тебя дьюла должен был заплатить, - ехидно уведомила гоблина Нина. - Ты же носишь браслет подчинения, значит, являешься рабом дьюлы. А хозяин несет ответственность за свое имущество.

        - И как токмо у тебя язык повернулся рабом меня обозвать?! - сразу же вспыхнул Форс. - Браслет тот давно уж меня не держит. Ужель ты не знаешь этого? Да и не в браслете дело. Все одно принадлежать я никому не буду. Никогда. То и дьюла знает, ибо объявил нас с эльфом не рабами своими, а наемниками. Потому и Горислав относится ко мне, как к равному. И виру он с меня по Правде взял.

        - Купцу, похоже, так не показалось, - заметила Нина. - Ему, видно, загорелось твой меч получить. И теперь он от тебя точно не отвяжется.
        Нина как в воду глядела. Одним только убийством охранника дело не обошлось. И в том, что ничем хорошим нечаянная стычка с купцом не закончится, Нина убедилась сразу же, как только вошла вечером в «Веселую корчму». И какой леший притащил купца с охранниками именно сюда? Мест что ли в городе больше нет, где можно остановиться? Или они оказались здесь не случайно? Надо предупредить Форса, чтобы он вел себя поосторожнее. Десять человек охраны это все-таки многовато. А виру за убийство гоблина купец с удовольствием выплатит. Все равно это будет дешевле, чем барыш, который он получит, продав меч Форса. Купец ведь не в курсе, что это оружие заклято только на одного хозяина! Нина пыталась разобраться в наведенной на меч магии, но безуспешно. Она была слишком сильной. Может, намекнуть купцу, что за меч цепляться не стоит? Ага, так он и послушал девку какую-то! Если купец действительно явился в «Веселую корчму» за мечом, его ничто не остановит.
        Форс к предупреждению отнесся весьма легкомысленно. Точнее сказать, никак. Привыкший чувствовать себя в столице в полной безопасности, он даже внимания не хотел обращать на какого-то купца. Подумаешь, двое вояк сцепились, и один другого прикончил. Штраф заплачен? Заплачен. Стороны удовлетворены? Удовлетворены. Ну так и в чем же дело? Нина могла бы сказать, что как раз в том, что купец никакого удовлетворения не чувствует, но это было бы бесцельной тратой времени. Гоблин к предупреждениям прислушиваться не хотел. Нина вздохнула и решила, что не будет подниматься к себе в комнату, пока не убедиться, что все в порядке. Даже если просидеть придется целую ночь. Форс, конечно, упрямый баран, но ей не хотелось, чтобы его прирезали, как животное. Или сотворили с ним что-нибудь столь же неприятное. За время совместных прогулок по Вемее Нина успела привыкнуть к гоблину и даже подружиться с ним. А потому готова была помочь Форсу даже тогда, когда он и не просил ее об этом. Но, с другой стороны, а для чего же еще нужны друзья? Тем более ведьмы? Поскольку Нина старалась не демонстрировать свои таланты, она
была убеждена, что купец и не подозревает о ее способностях. А это означало возможность нанести внезапный удар. Нина вспомнила разбойников, встретившихся ей еще в самом начале ее путешествий по данному миру и довольно улыбнулась. Если ей удастся вывести из строя хотя бы троих, Форсу уже будет проще. А Нина вовсе не собиралась ограничиваться тройкой охранников.
        Однако, как ни странно, первой прислужники купца атаковали именно ее, а отнюдь не Форса. Трое самых здоровых дружинников без спроса подсели к ней за стол и начали предлагать ей развлечься. В самых хамских выражениях. Если бы на месте Нины находилась обычная девушка, рожденная и воспитанная в местных традициях, она наверняка покраснела бы, возмутилась, а то и расплакалась. Но Нину удивить было весьма проблематично. И хамством, и скабрезными шуточками, и прямыми намеками. Нина спокойно слушала придурков, откинувшись на спинку стула и гадала, на фига ж они к ней привязались. Случайно подняв глаза, она увидела спускающегося по лестнице Форса и до нее дошло. Да они же гоблина хотят спровоцировать! Хе… но Форс-то, в отличии от них, знает, что Нина ведьма, а не беспомощная девица. Увидев, что к ней пристают трое придурков, он только дернул бровью, как бы спрашивая, не нужна ли помощь. Нина улыбнулась и отрицательно покачала головой. Форс подошел к стойке, взял кружку пива и с интересом начал наблюдать за происходящим.

        - Короче, не кобенься, девка, пойдем, узнаешь, что такое настоящий мужик! - подвел итог один из охранников, припечатав по столу кружкой.

        - Спасибо, но я и так знаю, что такое настоящий мужик, - вежливо отказалась Нина.
        - От него не несет псиной, у него далеко не куриные мозги, и он умеет вести себя с дамами. К сожалению, ни под одну из этих категорий вы не подходите. Так что будьте добры, оставьте меня в покое.

        - Чего? - вздыбился один из охранников. - Да ты чего хочешь сказать, стерва языкатая? Что мы не мужики вовсе? Да я тебя…

        - Ты можешь, конечно, рискнуть здоровьем, и попробовать меня… ну хотя бы ударить. Но я не гарантирую, что после этого ты сможешь выйти из этой корчмы на своих двоих.

        - Да кто мне помешает? Дружок что ль твой? - пренебрежительно кивнул охранник на Форса. - Да я…

        - Дерьмо ты, - перебила его Нина, не давая оскорбить гоблина и вывести его этим из себя. - И чтобы справиться с тобой, мне ничья помощь не понадобиться. Если тебе так уж хочется нападать, нападай. Только учти, я предупреждала.

        - Ах ты… - взревел выведенный из себя охранник и кинулся на Нину. Его дружки тут же кинулись следом.
        Никто так и не понял, что произошло дальше. Не успел разглядеть. Хотя Форс даже поднялся со стула, ибо несколько волновался за Нину. Ведьма то она, конечно, ведьма, но сумеет ли справиться сразу с троими? Все-таки не сопливые мальчишки, охранники каравана. А туда (как Форс знал по собственному опыту) бездарей и неумех не берут. Однако опасения гоблина оказались напрасными. Нина прекрасно справилась и без него. Буквально через несколько минут все трое незадачливых ухажеров находились в таком состоянии, что их оставалось только пожалеть.

        - Поскольку драку начали охранники купца, думаю, будет справедливо, если он и заплатит за причиненный трактиру ущерб, - обратилась к хозяину Нина.
        Тот оглядел рассыпавшийся в труху дубовый стол и согласно кивнул. По закону оплачивать ущерб действительно должны были зачинщики.

        - С чего это охранники решили к тебе подсесть? - хмуро поинтересовался Форс. - Ты им глазки строила?

        - Поумней ничего придумать не мог? - обиделась Нина. - Ты их морды страшные видел? И вообще… я посторонним мужчинам глазки не строю Особенно троим сразу.

        - А чего они тогда подсели к тебе? - не успокаивался Форс.

        - Я же говорила тебе, что купец глаз на твой меч положил! - разозлилась Нина на упрямого гоблина. - А эти типы наверняка хотели тебя на драку спровоцировать. Поэтому и вели себя со мной так нагло. Они почему-то решили, что ты мой ухажер. Придурки!
        Ну… гхм… Форс бы не был так категоричен. Если ведьма не обращает внимания на условности, это же не значит, что их не существует! Только как это объяснить Нине, гоблин понятия не имел. Да и что Форс мог сказать? Что из-за его репутации бабника любая девушка, приблизившаяся к нему на расстояние вытянутой руки, может считать себя безнадежно скомпрометированной? Что их с Ниной постоянные совместные прогулки дают пищу для слухов? Не говоря уж о том, что они оба снимают комнаты в «Веселой корчме»? Да если слушать сплетни, то выяснится, что Нина и стала причиной того, что Форс съехал от Маланьи. И поди, объясни всем, что это не так! Ну… не совсем так. Ибо изначальной причиной было то, что Маланья гоблина просто-напросто достала! Форс ненавидел, когда к нему начинали относиться, как к вещи, да еще и командовать им! А Маланья словно задалась целью показать всем свою власть над представителем Высшей расы. Да еще и Нину грязью поливала. Дескать, все ведьмы злобные и развратные твари. А невдомек дуре, что если б не Нина, не видать бы эльфу с гоблином Людомилы, как своих ушей.
        В конце концов, Форс просто собрал вещи и ушел. Наверное, ему надо было выбрать другой трактир, чтобы снять там комнату, но гоблин же не мог знать, что они с Ниной так сдружатся! Он ей и поехать-то с ним первый раз предложил в шутку. Кто ж знал, что Нине эти поездки понравятся? Хотя… если не кривить душой… Форс прекрасно понимал, что сам сделал все, чтобы это случилось. Вот только признаваться Нине он в этом не станет. Ни за что на свете. Да и объяснять, с чего вдруг охранники купца посчитали его ухажером ведьмы, тоже не будет. Неизвестно, как Нина к этому отнесется. А терять с ней дружеские отношения Форс совсем не хотел. Нина была веселой, забавной, смешливой, не тщеславной и совершенно не походила на тех ведьм, которых знал гоблин. Не было в ней ни цинизма, ни холодности, ни стервозности, ни других мерзких ведьминских качеств. Да и вообще Нина не походила на ведьму! Если, конечно, забыть о ее способностях. А забыть о них вряд ли получится. Вон она каких воинов своей магией завалила! Лежат, голубчики, и дыхнуть боятся! А на самой Нине ни царапины нет. Да… если бы Форс ввязался в бой сам, он бы
так легко не отделался.

        - Глянь-ка… к моим ухажерам подкрепление идет… - кивнула Нина на лестницу. По ней вниз действительно спускалась еще четверка охранников. - Ха! Если они так и будут на меня маленькими группами нападать, купец к утру рискует оказаться без сопровождения.

        - Опять прикажешь в стороне стоять? - нахмурился гоблин. - Не выдержу я сего!

        - Ну хоть первым к ним не лезь, ладно? - попросила его Нина. - Может, они и не станут задираться. Особенно если увидят, как досталось их трем товарищам.
        Нина оказалась права. Охранники действительно поразились. И замерли, не в состоянии решить, что же дальше делать. Наконец, один из них побежал на верх. Видимо за купцом. И тот не преминул появиться, злобно сверкая маленькими глазками. Однако ж шум драки в трактире дошел не только до купца. Но и до Горислава. Ругнувшись про себя на гоблина, вечно умудряющегося попадать во всякие передряги и на дьюлу, доверившего ему следить за порядком, он перешагнул порог «Веселой корчмы» несколькими секундами позже, чем купец спустился с лестницы.

        - Что вновь случилось? - грозно вопросил Горислав, с удивлением глядя на рассыпавшийся стол и троих избитых охранников.
        Свидетели тут же наперебой стали рассказывать о произошедшем. Одно другого не лучше! Не гоблин, так ведьма в историю вляпалась! Хорошо хоть повела себя умно, не стала первой нападать на обидчиков, хоть те и старались вывести ее из себя. Полкорчмы слышали, как охранники Нине неприличные предложения делали, да хамили почем зря. Молодец девка, не стала сама в драку лезть, а довела незадачливых приставал до того, что они сами полезли. Ну, а раз первые полезли, стало быть и виноваты. К тому же трое, на одну девку… срам! А что купец молчит? Почто не приглядывает за своими людишками? Еще одна драка, и Горислав попросит его вообще никогда в столице не появляться. Ему тут бардак не нужен. Да и гоблина пора было уже отправить из города куда подальше. Надоел, зараза! Благо, и повод подходящий есть, дьюла требует службу ему сослужить. Сосватал Бячислав княжну Анну, дочь князя Володимира. И хочет он, чтобы эльф, гоблин да ведьма невесту в столицу доставили. Не одни, конечно, со свитой подходящей. Воев в двадцать. Больше надо? А откуда Горислав больше возьмет, если ему и на охрану города-то воев не хватает? И
неча, неча спорить! Поутру чтоб духа уже в городе не было! А Горислав мастеровых напряжет, да девок. К свадьбе будут готовиться.

        - Вот ведь перец неугомонный! - пробормотала Нина. - Одной спящей красавицы ему мало в покоях, на другую глаз положил. Кстати, раз уж мы все равно город покидаем, может, пошурудим в княжьем тереме? - предложила она гоблину.

        - Совсем девка ума решилась! - шикнул он. - Зачем тебе это? Чего ты там найти удумала?

        - Так корону же! - объяснила Нина. - Выкрасть ее, и вся недолга.

        - Да ты что? Думаешь, что Бячислав такую ценность в тереме оставит?

        - А что, на войну с собой потащит?

        - А то нет! Да он с этой короной в любой момент драконов на помощь призвать может! Да и знаешь ли ты, где дьюла сокровища хранит? Нет! Так неужто весь терем обыскивать будешь? Все стены простукивать? Во все шкафы лазить? Да кто ж тебе такое позволит? В тереме слуг полно! Уж если даже твой Врангель не смог ничего подозрительного разведать, то с чего ты взяла, что тебе это удастся?

        - Убедил! - вздохнула Нина. Искать иголку в стоге сена было действительно не самым разумным занятием. Особенно если учесть, что этот стог охраняют.

* * *
        В путь за невестой дьюлы посольство отправилось с утра пораньше. Правда, вместо обещанных 20-ти воинов Горислав выделил только 15, но зато карету для княжны нашел такую, что и принцессе не зазорно проехаться было бы. Форс даже пробурчал себе под нос, что больно уж хороша приманка для разбойников, но его бурчание никто не слушал. Воины, гордые тем, что им доверили честь везти для дьюлы невесту, готовы были не то что с разбойниками, с драконом сразиться. Нина подобного желания не испытывала, а потому периодически высылала Врангеля на разведку. Однако местные джентльмены удачи так ни разу по дороге и не встретились. Толи спали, толи просто побоялись напасть на хорошо вооруженный отряд. К тому же, ничего особо ценного, кроме собственно кареты и нескольких подарков родне невесты отряд не вез. Интересно, повезет ли им так же на обратном пути? Когда они будут возвращаться еще и с обозом приданого? Хорошо, если Володимир усилит их отряд еще парой десятков человек. А если нет? Думать на эту тему Нине не хотелось. Ибо если невеста не доедет до Бячислава в целости и сохранности, он шкуру с виновных спустит.
А кто окажется виноват? Глупый вопрос. И понимала это не одна Нина. Но если эльф (как это и подобает случаю) был мрачен, то гоблина, похоже, это нисколько не трогало. Вот что значит, профессиональный наемник. Действительно, какая ему разница, куда идти? Хоть за принцессой, хоть за драконом. Хотя они, обычно, идут в комплекте. А уж привезти невесту… да раз плюнуть. Даже если папенька будет упираться руками и ногами.
        Однако князь Володимир упираться не стал. Напротив. Встретил посольство с почетом. А увидев, что дьюле действительно служат представители Высших рас, напыжился от гордости. Не каждому князю выпадает честь породнится со столь сильным правителем! А дьюла и впрямь силен, коли гоблин с эльфом приказы его выполняют. Будет защита княжне в дороге. А пока не желают ли гости в княжеский дворец пройти? Столы уж накрыты! Гости, разумеется, желали. Да и кто откажется от княжеского пира! Нина огляделась и даже невольно сглотнула слюну. Вот это изобилие! От одного перечисления яств голова кружится! Квас в серебряной братине, папорок лебединый в шафранном взваре, пирог с бараниной, пироги кислые с сыром, блюдо жаворонков, блюдо блинов, блюдо карасей с бараниной, гусь фаршированный с яблоками и несколько жаренных молочных поросят. Вот это пир! Это она понимает! И к черту все мысли о диетах! Когда еще за такой стол сесть придется…
        Церемония сватовства и передачи невесты с рук на руки оказалась еще длиннее и зануднее, чем можно было представить. Однако окружающие (кроме, пожалуй, эльфа с гоблином, которые тоже умирали от тоски) предавались этому процессу с полной самоотдачей и радовались как дети. Особенно много было уделено времени поучениям, которые давал своей дочери для замужней жизни Володимир. Типа «бабья доля, что рабья воля, нраву мужа не препятствуй». На месте княжны Нина сбежала бы с такой свадьбы на фиг. К тому же, вряд ли Анна выходила по Бячислава по любви. Или хоть из симпатии. Нина вообще сильно сомневалась, что княжна своего будущего супруга хоть раз видела. Впрочем… по местным традициям это совершенно необязательно. Какое счастье что Нина никому не принадлежит и никому не подчиняется! Что она сама может выбрать, как ей жить и что делать! Ответственность, правда, тоже придется нести самой, но это Нину не пугало. Лучше уж ошибаться и спотыкаться, чем быть овцой покорной! Вон, ее на убой ведут, а она даже не сопротивляется. Блин, да даже овца умнее! А закутали-то, закутали бедную княжну… и как она передвигаться
может? Не видно же поди ничего из-за красного покрова! Паранджа, блин, древнерусская.

        - Дык енто от сглазу, - просветил Нину один из дружинников, не понимая, чего ей, собственно не нравится.
        Какой сглаз когда рядом ведьма едет? Но не перечить же Володимиру. Он как лучше старается. Вон как надулся от гордости, того и гляди лопнет. Как же, с будущим мировым владыкой породниться готовится! А чем гордиться, если разобраться? Что дочь за маньяка стукнутого выдает? Неизвестно еще, удастся ли Бячиславу завоевать мир, а вот то, что мужа из него хорошего не выйдет - это точно. Он же вообще никого кроме себя не видит! Тьфу! Ладно… у Нины и своих проблем навалом. Будет она еще о чужих думать! Невесту надо в карету сажать, да в Вемею вести. И молиться, чтобы дождь не пошел! Осень и так выдалась сухая на диво. Как бы не вздумала наверстать в последний момент.
        Однако осень, если и собиралась подгадить торжественной процессии, то не успела. Ее опередили половцы. Младший сын хана Кобяка, Коньшик, решил отколоться от отца и действовать самостоятельно. Подумав немного, он решил, что ввязываться в сражение с воинами слишком опасно. Да и богатств хотелось не потом, не после битвы, а прямо сейчас. И желательно, получить их с наименьшими потерями. А что способствует этому лучше, чем грабеж мирных поселений? Их даже защитить некому, поскольку всех сильных и умелых воинов дьюла забрал с собой в поход, а те, что остались, никак не могли сопротивляться орде. Бячислав, конечно, очень серьезный противник, но чтобы отомстить Коньшику, его надо будет догнать. А где? В степи? Ха! Ищи ветра в поле!
        Разумеется, против целой орды 35 воинов не могли выстоять. И княжну защитить не могли. Нина оглядела преградивших дорогу половцев и поморщилась. Умирать смертью храбрых не хотелось. Удрать от всадников, имея за спиной карету и обоз, было немыслимо. Однако у гоблина (как раз на такой случай) был припасен запасной план. Он бесцеремонно вытащил княжну из кареты, кинул поперек седла и, свистнув эльфу с Ниной, рванул в лес.

        - Куда? Я знаю путь лучше! Туда ни один половец не сунется! - каркнул Врангель и полетел впереди.
        Нина невольно оглянулась. 15 воинов дьюлы и 20 князя Володимира. Интересно, сумеет ли хоть кто-нибудь из них остаться в живых? Вряд ли… разве что последует их примеру. Но это мало вероятно. Они ж все герои! Да и отход маленького отряда с княжной нужно было прикрыть. Может, надо было остаться и сражаться до последнего? Так было бы за что. За Бячислава что ли? Или за княжну, которую до сих пор никто в глаза не видел? Ну уж нет! Кстати, о княжне… гоблин ее не помнет? Уж больно он обходится с ней небрежно. Анна наверняка не привыкла, чтобы ее поперек седла возили, как куль с мукой. Да и неплохо было бы остановиться, передохнуть. Погони все равно нет, иначе Врангель бы каркнул. А раз так, значит нужно было немного отдышаться и обсудить, что же делать дальше.
        Похоже, подобная мысль пришла в голову и гоблину. Он остановил коня у какой-то речки, спешился и снял с седла княжну. Небрежно усадив ее под деревом, Форс отправил Врангеля на разведку и, вытащив флягу, хлебнул из нее вина. Эльф тоже спешился, и они в четыре руки начали готовиться к ночлегу. Нина тут же принялась за стряпню, а Ирод обошел импровизированный лагерь по кругу, словно вынюхивая опасность. На сидевшую истуканом княжну внимание обратили не сразу. Впрочем, она и вела себя тише воды, ниже травы.

        - Эй, ты живая там? - окликнула ее Нина. Княжна не шелохнулась. - Может, нам опять какую-нибудь девицу зачарованную подсунули?

        - Еще чего не хватало! Да дьюла с нас шкуры снимет! - тут же оживился эльф.

        - А ты сними с нее накидку, да глянь, - посоветовал гоблин, устраивая себе лежбище из лапника.
        Идея показалась Нине довольно здравой. Она подошла к княжне, откинула покров и замерла, не в силах вымолвить не слова. Ничего себе! Губа у Бячислава определенно не дура. Это ж надо такое чудо себе отхватить! Эльф с гоблином, подошедшие поближе, чтобы взглянуть, чего же это они такое везли, тоже замерли как вкопанные. Княжна была прекрасна. Нет, даже не так. Анна была самым прекрасным созданием, которое они только видели в своей жизни. Все трое. Включая эльфа. Хотя его прекрасными чертами лица удивить было сложно. Но это было действительно чудо! Каскад золотистых локонов, спускающихся до пояса, украшала расшитая жемчужинами сеточка. Огромные синие глаза, опушенные длинными, черными ресницами, смотрели испуганно, а пухлые, розовые губки совершенной формы заметно подрагивали. Прибавьте к этому изящную, пропорциональную фигуру (по прикидкам Нины примерно
80-50-80) в роскошном приталенном голубом платье, хрупкие руки, миниатюрные ножки в расшитых жемчугом туфельках, и портрет княжны Анны готов. Да… за такую девицу все рыцари мира сошлись бы на смертный бой.

        - Вы меня похитили? - робко поинтересовалась княжна несчастным голосом, в котором звенели хрустальные колокольчики.

        - Вообще-то, мы тебя спасли! - обиделась Нина.

        - Властители, ведьма, да разве так нужно разговаривать с прекрасной княжной? - возмутился Лерленн и выступил вперед.
        Опа! Синие глазки сразу просохли, а губки уже пытаются улыбнуться. Ну конечно, разве может прекрасный эльф быть злобным похитителем? Особенно когда он припадает на одно колено и целует ручку. Ну, еще пару изысканных комплиментов, и княжна готова. Сколько этой девушке лет? 15? 16? Самый возраст, чтобы влюбляться в смазливых принцев на белых конях. Может одернуть Лерленна, напомнить ему, что Анну в жены Бячиславу везут? Или пусть уж развлечется? А то он вечно занудный какой-то и напыщенный, как кохинхинский петух. А тут ему такой отлуп по мордасам. Прекрасная девушка, которая принадлежит другому! Вот только было у Нины такое подозрение, что Лерленн о последнем факте напрочь забыл. Уж больно он вился около Анны резво. И руку подал, и усадил на бревнышко, и поделился плащом… ну кто бы мог подумать, что эльф - такой галантный кавалер. Обычно из него слова доброго клещами не вытянешь. Дескать он звезда, а все люди быдло. Ну-ну, посмотрим, что ты теперь скажешь. О! Кажется, Форсу тоже надоело глядеть на эти розовые сопли! Он буквально силой отодрал эльфа от Анны и шепнул ему что-то на ухо. Очевидно,
напомнил, кто такая княжна и для кого мы ее спасаем. Физиономия Лерленна сразу стала донельзя растерянной, а потом обиженной. Хе… лишили ребенка сладкого.
        Весьма довольный тем, что надолго испортил эльфу настроение, Форс спустился к реке, намереваясь искупаться. Нина аж плечами передернула. Бр-р-р! Водичка в начале октября в речке наверняка была ледяная. Однако гоблина это остановить не могло. Он плескался в воде так, будто стояла самая жаркая июльская пора. Смотреть зябко! Однако Нина глаз не отводила. Плавал гоблин красиво. Очень. Широкая спина, сильные руки, мощные гребки… и где он только этому научился? В своем мире? А чему интересному он там еще научился? Тьфу! Ну что за неприличные мысли лезут в голову? Нина старательно отвела глаза. Анна по-прежнему сидела на бревнышке, застыв, словно статуя, а эльф помешивал в котелке ужин. Причем физиономия у Лерленна была настолько мрачная, что Нина даже побоялась, что каша скиснет.

        - Эй, гляньте, что я из речки выловил! - похвалился гоблин. Он поставил огромный бочонок на землю и распрямился.

        - Мало ли бочек по речке плавает. И прочей дряни, - не пожелал отвлекаться от своих мрачных дум Лерленн.

        - Судя по тому, что Форс тащил ее с изрядным усилием, бочка не пустая, - возразила Нина. - Клейма на ней, правда, нет никакого… странно. Давайте посмотрим, что там внутри? Магии точно не ощущается.

        - Сейчас, откроем, - хмыкнул Форс и, одним ударом меча, снес верхнюю часть бочки.

        - Ничего себе! - восхитилась Нина, глядя на серебристый клинок.

        - Вот демоны Мертвого Мира! - ругнулся гоблин, заглянув в бочку.

        - Ну? Что там? - нетерпеливо поинтересовалась Нина.

        - Мертвяк! - припечатал гоблин. Но чуть позже, принюхавшись, нахмурился. - А может, и нет. Посмотрим.
        На сей раз Форс действовал аккуратнее. Сбил мечом обручи и руками разломал бочку пополам. Зрелище открылось не из приятных. Бочка оказалась утыкана гвоздями (острием внутрь). А из нее на траву выкатился маленький мальчик. В абсолютно бессознательном состоянии. Впрочем, выглядел он так, что немудрено было перепутать его с покойником. И только хриплое дыхание убеждало, что мальчишка еще (по какому-то невероятному стечению обстоятельств) жив. И, может быть, останется жив, если ему своевременно окажут помощь.

        - Лерленн, принеси воды, пожалуйста! Форс, помоги мне его раздеть! Анна, не могли бы вы пожертвовать нам свой покров? Надо будет перевязать раны…
        Нина и сама не заметила, как взяла на себя командование. Но что радовало - ее послушались. Эльф принес воду, Форс помог стащить с ребенка лохмотья, а Анна отдала свой покров, состоящий аж из нескольких слоев ткани. На самый плотный ребенка положили после того, как немного отмыли от крови. Впрочем, раны еще продолжали кровоточить, их было очень много, а потому следовало действовать как можно быстрее. Нина прочла обезболивающее заклятье и тщательно ощупала тело мальчика. Ничего сломано (слава Богу!) не было, но раны от гвоздей были воистину ужасны. А если бы ребенок был немного крупнее, то могли бы стать и смертельными.

        - Господи, да какой же изверг так над ним издевался! - чуть не плакала Нина, обследуя хрупкое детское тельце.

        - Ты хочешь сказать, что не ведаешь, кто он? - поразился Лерленн.

        - А ты что его знаешь? - удивилась Нина. - Ну и кто же он? И что натворил этот бедный ребенок, что с ним обошлись столь варварским способом.

        - Что натворил? - глухо переспросил Лерленн. - Родился. Не в том месте и не в то время. Это княжич Ульрик. Законный наследник Ингрии. Бячислав, убивший его отца, почему-то не стал убивать сына. Видимо, имел по его поводу какие-то планы. До сих пор.

        - Ты думаешь, это сделал дьюла? - поразилась Нина. - Не может быть! На такое даже он не способен! Ульрик ведь ребенок… зачем его убивать? Да еще так жестоко?

        - Спроси сие у дьюлы, когда с ним встретишься! - фыркнул эльф.

        - Надо отправить Ульрика в Фотию! - решила Нина. - Пусть побудет там, под защитой. Может, если нам удастся победить дьюлу, он еще вернет себе княжеский стол отца.

        - Пусть он для начала выживет! - буркнул гоблин, оглядывая израненного ребенка. - Что-то сомнение у меня есть, что ему это удастся.

        - Выживет! И еще как выживет! - решительно пообещала Нина. - Пусть только попробует не выжить!

        - Но мы не можем оставаться в лесу надолго, - резонно возразил эльф. - Мы должны доставить Анну в Вемею.

        - Согласна. Я останусь здесь одна, - кивнула Нина. - Врангель, если что, об опасности предупредит, а Ирод, я надеюсь, нас двоих отсюда вывезет.

        - Ты не можешь одна лечить, готовить и охотится. Я останусь с тобой, - решил Форс.
        - Лерленн и один прекрасно княжну довезет. К тому же, они наверняка будут двигаться медленно. Анна, скорее всего, не привыкла к путешествиям верхом. Да и конь будет уставать от двойной ноши.

        - Тогда будет лучше остаться нам всем, - вздохнул Лерленн. - Навряд ли половцы ушли далеко из этих мест. Двигаться вперед без Врангеля самоубийство.
        Вороненок тут же надулся от гордости и важно каркнул. Однако Нине было не до него. Она должна была спасти жизнь княжича Ульрика. И даже пожертвовать своей живой водой, если это понадобится. Но, может и не понадобится. У мальчишки крепкий организм. И если Нина приложит все свои знания, ей удастся отбить княжича у Смерти. К тому же, ей взялся помогать Форс, тоже (как и любой наемник) разбирающийся в ранениях. Эльф, разумеется, в это грязное дело влезать не стал. У него было дело поважнее - утешать княжну, которой стало дурно от одного вида крови. Анна утешалась с видимым удовольствием. И зачем они позволяют себе увлечься друг другом? Совсем что ли ничего не понимают? Ну княжна ладно, дурочка молоденькая, романтичная. Всю жизнь в золотой клетке прожила, ничего о жизни не знает и последствий предугадать не может. Но Лерленн? Неужели эльф не понимает, что чем больше он сейчас к Анне привяжется, тем сложнее будет отвыкать впоследствии? Или он раскатил губы на любовное приключение типа «соблазнил и смылся»? Это Лерленн зря… никто из-за его сиюминутной прихоти головой рисковать не намерен.
        После того, как многочисленные раны на княжиче были перевязаны, Нина все-таки перестраховалась, привела его в чувство с помощью заклятья и заставила сделать глоток из своей фляжки с живой водой. Ладно, от нее не убудет из-за одного глотка, а пацан, может, выживет! Теперь еще укутать его, уложить на лапник, и пусть спит. Обезболивающего заклятья как раз до утра хватит. Теперь можно и поужинать. Каша, правда, уже остыла, но это ничего. И не такое ели. Правда, после пира у Володимира возвращаться к походной еде не хотелось, но тут уж ничего не поделаешь. Не каждый раз такая лафа. Да и потом… ей полезно. Вдруг она наконец похудеет? Нина вздохнула, признавая полную нереальность подобного события и тоже стала устраиваться на лапнике. Надо же, неужели и княжна решила принять посильное участие в обустройстве лагеря? С чего это вдруг?

        - Ты что делаешь? - недоуменно поинтересовалась Нина, глядя, как Анна сыплет на землю какой-то порошок, очерчивая лагерь кругом.

        - Сие мне тятенька дал. Против нечистого. Он, говорят, больно охоч до девушек, - краснея, пояснила Анна.

        - Помогает? - фыркнула Нина.

        - Еще ни один нечистый ко мне не явился! - гордо сказала Анна.

        - Ты не поверишь, но ко мне тоже! - рассмеялась Нина. - Хотя я никаким порошком не пользуюсь.

        - А бальзамом освященным? - удивилась княжна.

        - А это зачем? - заинтересовалась Нина. Анна покраснела, как маков цвет. Та-а-к. Это уже интересно. Ну, на ушко хоть расскажи, если стесняешься.
        Оказывается, загадочный бальзам просто необходим каждой порядочной девушке, ибо оберегает ее… от инкуба.[Инкуб - по верованию индо-европейских народов демон, принимающий вид мужчины и в таком виде вступающих в плотскую связь с людьми. Суккубом, соответственно, называется демон, принимающий вид женщины.] Хотя в состав средства входят такие компоненты, которые кого угодно отпугнут. Полынь, люпин, белена, чеснок, дикая вишня, фенхель, овечий хмель, язык гадюки и епископское снадобье. Все это нужно поместить в сосуд, перемешать, поставить наполненный сосуд под алтарь и отслужите над ним 9 месс. Однако и это еще не все! Содержимое сосуда нужно было вскипятить в масле и овечьем жире, добавить освященной соли и процедить. Однако гораздо больше Нину поразила инструкция по пользованию этим волшебным средством. При появлении в девичьей спальне инкуба нужно было… окунуть пальцы в бальзам и намазать лоб, глаза и самые чувствительные места искусителя. После чего его надо окурить ладаном и многократно перекрестить. Ха! Вы представляете себе эту процедуру? В смысле девицу, мажущую чувствительные места? Кого вы
хотите убедить в том, что после данной процедуры инкуб исчезнет? Да ни один нормальный мужик этого не сделает! Если он вообще мужик. Лучше уж держать от девиц этот бальзам подальше. А то как бы у них и впрямь не возникло искушение. Без всякого инкуба.
        Впрочем, бодренькая сказочка на ночь была весьма кстати. Нина настолько устала от произошедших событий, что ей просто необходимо было на что-то отвлечься. И спокойно заснуть. Ибо неизвестно еще, что их всех ожидает завтра.
        Глава 11

        Не прилагай столько усилий. Все самое лучшее случается неожиданно.

        Г.Г. Маркес.
        Первое, что сделала Марина, как только узнала о том, что дьюла развязал войну - начала собираться в Фотию. Быстро. Однако, как бы она ни торопилась, а для того, чтобы загрузить имущество и собрать людей, требовалось время. К тому же, вслед за полюбившейся баронессой, в Фотию собиралось бежать почти все Ласково. Марина даже растерялась немного, когда Бермята доложил ей о количестве попутчиков. Сможет ли принять Фотия такое количество людей? Фьяна утверждала, что сможет. Впрочем, с тех пор, как василисса узнала о существовании кольца-невидимки, она вообще была в хорошем настроении. Жаль только, Нина с эльфом и гоблином отправились за невестой Бячиславу. Но кольцом можно будет воспользоваться и после того, как они вернутся. Такой шанс выкрасть у дьюлы корону и уничтожить его самого! К тому же, Нина сообщила, что нашла княжича Ульрика. Правда, мальчик сильно изранен, но она сделает все для его исцеления. Марина вспомнила серьезного (даже слишком для своего возраста) мальчика и невольно вздохнула. Дети в этом мире слишком часто становились заложниками политических интриг. И Ульрик, и Феодосия, и
сосватанная за дьюлу Анна. Последней хоть 16 лет есть, а остальные совсем малявки. Хорошо, если Фотия выстоит и им удастся там спрятаться, пережив войну. А если нет? Впрочем, чего уж там гадать. Пора уезжать из Ласково подобру-поздорову.
        Надо отдать должное людям - они изо всех сил торопились. Но погрузить все нажитое годами имущество и оставить дома было не так просто. Может быть, никогда бы и не решились они на переезд в Фотию, если бы не слухи о бесчинствующих в округе половецких ордах. А уж когда разнеслась весть, что дьюла собрался баронессу за хана отдать, да передать Ласково в его владения, люди и вовсе отчаялись. Нет уж, лучше чужая сторона, чем мучительная смерть. Тем более, что Марина убеждала, что в Фотии их ждут и дадут место под поселение, так как после нашествия големов там осталось множество пустующих, полуразрушенных деревень. Так что народ потихоньку собирался и готовился покинуть Ласково со дня на день. Сложновато было с припасами, ибо все, что удалось собрать с полей, дьюла конфисковал для своего войска. Хорошо, что мельник не пожадничал и привез несколько мешков муки в качестве оплаты за излечение черта. Но насколько их хватит? Да и перед волком Марине было стыдно. Обещала ему чуть ли не ежедневную бесплатную кормежку, а сама и возможности такой не имеет. Впрочем, волк прекрасно понимал суть сложившейся
ситуации и о долге не напоминал. Напротив. Готовился перебраться в Фотию вместе со всеми. Что ж… лишние клыки в дороге не помешают. Потому как профессиональных воинов в Ласково - один Бермята. Ну, еще Ставр с грехом пополам. Однако гусляр - это совершенно отдельная история.
        Вспомнив о Ставре, Марина вздохнула и нервно заправила за ухо прядь волос. Как же неловко получилось, когда она в обморок при нем упала! Подумать только - перепутала его с Андреем! Да они вообще друг на друга не похожи! Ни капельки! Почти. Марина через силу улыбнулась. Нет, на лицо Ставр действительно ничем не напоминал Андрея. А вот со спины… Марина до сих пор иногда замирала на месте. Она никак не могла привыкнуть к мысли, что два человека могут быть настолько похожи. Рост (что-то где-то около 1.86), фигура (спортивная, но не перекаченная), плечи, руки, движения… невероятно. Ах, да… еще привычка влезать во всякие смертоубийственные авантюры. Ставр ведь остался в живых просто чудом. Благодаря магии. И не только остался в живых, но и прекрасно себя чувствует.
        Вообще-то, Марина думала, что как только гусляр сможет твердо стоять на ногах, он сразу же Ласково покинет. Это же такое перекати-поле, которое вообще не может долго на одном месте находиться. Однако Ставр не ушел. Вернув себе прежнюю подвижность, он с упорством тренировался на мечах с Бермятой, видимо готовясь снова стать воином. Жаль будет, если он гусли забросит. Очень жаль. Ставр безусловно талантлив. И такой талант в землю зарывать просто преступление. Марина даже пошла на хитрость и подарила Ставру гусли, однако тот не уделял им особого внимания. Так, играл иногда по вечерам, причем преимущественно военные песни. И вел себя, кстати, вполне прилично. Марина грешным делом подумала, что он всех девок переберет (по слухам, водился за гусляром такой грешок), однако Ставр не обращал на них никакого внимания. И Марине это было очень приятно. Поскольку гусляр ей определенно нравился.
        Когда данная мысль пришла Марине в голову впервые, она поморщилась. Не время сейчас шашни заводить. Да и не тот гусляр человек, с которым можно связываться. Марине и одного авантюриста по гроб жизни хватило. Зачем второй нужен? Однако глупые чувства совершенно не желали прислушиваться к здравому смыслу. И симпатия, которую Марина испытала, впервые увидев Ставра, постепенно переросла в нечто большее. И как не уговаривала она себя, ничего не помогало. Ни следы на ногах и запястьях Ставра, кандальные, в виде рубцов, ни его исполосованная кнутом спина, ни даже то, что этот безбашеный и несерьезный тип почти на 10 лет младше Марины. Ну, разумеется, младше ее реального возраста. По документам данного мира, Ставр был ее старше года на четыре. Вот ведь! Так и запутаться недолго! Ну как, как помнить, что тебе уже 35, если выглядишь и чувствуешь себя на 22?

        - Ох, барыня, гнали бы вы взашей этого гусляра! - советовала Настасья. - Кабы худа не случилось. Не одна девка за того Ставра слезами умывалась.

        - Я же не девка какая-нибудь! - отмахивалась Марина.

        - А то я не вижу, как вы глядите на него! Чисто кошка! Куды токмо холодность девается! И чем он вас приворожил, паскудник этакий?

        - А чем тебя Бермята приворожил? - усмехнулась Марина. - Не беспокойся, Настасья. Я знаю, что мне со Ставром быть не судьба. Не из тех он мужиков, кто семью заводит. Больно беспутный. Боюсь я, что не проживет он долго с таким стремлением постоянно дразнить гусей.

        - Да, почитай с того света вы его с василиссой вытащили, - согласилась Настасья. - А все одно. Поосторожней вы с ним, барыня. И отдыхайте почаще. Мыслимое ли дело, столько работать? Вона, в прошлый раз аж в обморок упали. Не иначе, как от переутомления.
        Марина усмехнулась, но спорить с Настасьей не стала. Как ей удобно, так пусть и думает. Не рассказывать же о своем мире и о Андрее! Настасья не поймет. А обморок… да ладно, со временем забудется. Вон, даже и Ставр не разу о нем не напомнил. А ведь первый кинулся на помощь и людей позвал!

        На самом деле, Ставр не упоминал об обмороке вовсе не потому, что ему не было любопытно. Напротив. Он прямо-таки извелся от распиравших его вопросов. Однако ж задавать их не спешил. Отчасти потому, что понимал, что ответов на них, скорее всего, не услышит, а отчасти потому, что и слышать-то этих ответов не хотел. Прошлое оно и есть прошлое. И пусть там остается. Ну, показался он баронессе похожим на какого-то ее знакомого, так что ж теперь? Однако вредный внутренний голос злорадно возражал, что вряд ли это был только знакомый. Баронесса назвала его просто по имени. Да еще и в обморок бухнулась. Что, часто это происходит? Судя по рассказам местных сплетников - никогда. Напротив, баронессу упрекали в излишней для женщины холодности и строгости. И Ставр не мог с этим не согласиться. Вряд ли баронесса об этом помнила, но первый раз они встретились отнюдь не тогда, когда Горислав приволок ей в поместье безжизненное тело гусляра. Нет, Ставр ее видел раньше, на площади, когда выступал. И сразу заприметил в толпе. Темные, стянутые в узел волосы, строгое платье, ледяные серые глаза… баронесса казалась
прекрасной безжизненной статуей, неведомо как занесенной издалека. Весь ее облик был необычным, нездешним. Да и вела она себя совсем не так, как знакомые Ставру девки и бабы. Хотя…
        То, что своего ребенка лекарка родила не от мужа, Ставр заподозрил сразу же, как только увидел парадный портрет барона де Ривароль. Двое темноволосых родителей и белокурая, голубоглазая дочка. Ага, как же. Кому другому такую лапшу на уши вешайте. А Ставр повидал мир. И научился неплохо разбираться в людях. Интересно, и кто же осчастливил баронессу ребенком? Смазливый паж? Велеречивый сосед? Заезжий рыцарь? Впрочем… какая ему разница? Хотя… Ставр сжал и разжал кулаки. Муки ревности он испытывал впервые в жизни, и новые ощущения ему определенно не нравились. Да какое дело ему, гусляру, с кем грешила баронесса? Почему его это вообще интересует? Да потому! Потому, что по сведениям все тех же сплетников (а глаза у них очень острые, ничего не упустят), баронесса сторонилась мужчин, и ни один из тех, кто пытался к ней подкатиться (а таких было не мало) не мог похвастаться даже брошенным в его сторону благосклонным взглядом! Вряд ли баронесса так сильно изменилась всего за несколько лет. Наверняка, она и в юности была не менее строга. И если кто-то был в ее жизни помимо мужа, то явно не случайно и не
иначе, как по великой любви.
        Последняя мысль угнетала Ставра больше всего. А вдруг баронесса до сих пор любит этого человека? Вдруг она будет хранить память о нем до конца своих дней? Господи, да ему-то чего с этого?! Все равно никогда баронесса не обратит свой взгляд на гусляра! Никогда не сочтет его равным и достойным! У нее титул, богатство, связи, а он? Бездомный бродяга, которого многие князья страстно желают вздернуть на центральной площади за его песни! Вот ведь как судьба повернулась… а все могло сложиться иначе. Совсем иначе. Ведь родился-то Ставр в боярской семье. И первых десять лет как сыр в масле катался! Однако потом отец влез в какой-то государственный мятеж, и князь в наказание истребил всю его семью. Ставру удалось выжить чудом. И то потому, что он как раз на площадь сбежал посмотреть на скоморохов. Что ему было делать? Он пристал к бродягам, в подручные к слепому гусляру. Тот научил Ставра многому, но главное - видеть людей. Воистину говорят, лучше слепые глаза, чем слепое сердце. Многое они перетерпели. Ставр просил милостыню, воровал, замерзал, и, может, сдох бы где-нибудь под забором, если бы после смерти
своего наставника не решился пойти в дружину. Там, по крайней мере, хотя бы кормили досыта. Ставр быстро выбился в десятники, а спустя несколько лет и в сотники. Однако судьба снова подкинула ему испытание. Во время штурма он попал под осадную башню и больше уже не мог махать мечом. Хорошо хоть жив остался. Пришлось вспоминать былые навыки и браться за гусли. Благо, попутешествовавший по городам и странам Ставр знал множество песен и историй. Он и сам удивился тому, насколько быстро стал знаменитым. Князья, заслушавшись его песнями о военных походах, порой щедро одаривали. А порой пороли и в поруб сажали, когда Ставр пел что-нибудь им не по нраву. Да разве ж песню удержишь? Вот и Мирослав отметился, приказал выпороть плетьми Ставра вместе с Никоном, его дружком скоморохом. Так они на пару и из порки балаган устроили. Ржали как кони да острили.

        - Ну, что? Спину-то поправили? - ерничал Никон, когда Ставра после экзекуции волокли в поруб. - Какова баня?

        - Ничего, хороша. Для тебя еще остались веники, - зубоскалил в ответ Ставр, наслаждаясь яростью Мирослава.
        Великого князя можно было понять. Ведь выпороли же смутьянов, раны солью посыпали, в поруб ведут, а они все шутки шуткуют. А уж как Мирослав бесился, когда им из этого поруба бежать удалось! Ничего, добрые люди - они везде есть. И не князьям гусляру рот затыкать. Ославит по городам и весям пуще прежнего! Однако ж дьюла плетьми не ограничился. Смертным боем бил, руки огнем жег, псам тело кинул. Ставр уж подумал было, что смерть его пришла. Однако, безносая осталась ни с чем и на этот раз. Горислав привез гусляра к лекарке, а она, призвав на помощь ведьму, вытащила его с того света. И руки вернула. Да как вернула-то! Теперь Ставр снова может на мечах биться! Видно, зря он простому люду сказки страшные про ведьм сказывал. Всякие среди них есть. Ведь видит Бог, не поверил гусляр баронессе, когда сказала она, что ведьма за свои услуги никакой платы не спросит. Ан так и есть! Ни душу с него не требуют, ни иного чего. Да и не держал его никто в Ласково. Дескать, иди на все четыре стороны.
        Однако уйти Ставр не мог. Словно держало его что клещами. Что, что… да понятно что. Сколь девок влюблялось в него безответно? Он и в ус не дул. А теперь вона как получилось. Не светило, не грело, да вдруг и припекло. Как огнем прихватило. Жизни не рад стал, сна-покоя лишился. Вставал засветло, ложился затемно, только бы ее увидеть, словом перекинуться. Сколько Ставр стран объездил, сколько девок видал, а не одна из них баронессе в подметки не годится. Сама строгая, а к людям с бережением относится, внимательно. Да и его, гусляра, за ровню считает. Ни высокомерия, ни презрения не выказывает. Потому как не чувствует. Уж это-то Ставр видел! При ней и Бермята ровно не слуга, а старший родич. Да и Настасья на обычную ключницу не похожа. Весь дом у нее по струнке ходит! А Дуся, которую, как говорят, баронесса у князя какого-то купила? Подружка дочкина, и все тут! Да разве ж Ставр не слышал сам, как баронесса выговаривала Зоряне, что со слугами нужно обращаться вежливо? Гусляр даже сначала думал, что помстилось ему сие. Однако ж разговоры такие он слышал постоянно. И дочка у баронессы росла на
загляденье. И грамоте училась с охотой, и мать слушалась, и к людям тянулась. А коли бы еще не будила она у Ставра мысли темные о прошлых увлечениях баронессы, совсем бы все хорошо было. Черт! Да о чем он опять думает?! Однако не думать Ставр не мог. И не чувствовать не мог. Ревность отравленным вином растекалась по всему телу и не давала ни спать спокойно, ни есть, ни даже дышать. Одно и утешение - с Бермятой на мечах сразиться, глупости из головы выбить.
        Избавиться от глупых мыслей Бермята помогал Ставру с удовольствием. Гонял гусляра так, что после тренировки единственное, что ему хотелось - это упасть и умереть. Бермята не делал скидку ни на прошлые раны, ни на долгое отсутствие практики. Он учил Ставра всему, что знал, и гусляр был ему благодарен. Тренировки конечно выматывали, но дело того стоило! Руки вспоминали, как держать меч, как наносить удары и как защищаться. Баронесса спасла Ставру жизнь. И единственное, чем он мог ее отблагодарить - помочь благополучно добраться до Фотии. Но ведь не в качестве же гусляра! А ну как половцы нападут? Или тати шатучие? И чем Ставр от них отмахиваться будет? Гуслями? Да и денег в военном походе можно заработать куда больше, чем песнями. Военная добыча подчас столь славной бывает, что просто диву даешься. А ну как и ему повезет? Тогда он сможет вернуться к баронессе уже не нищим гусляром. Ставр, правда, все равно сомневался, что она разрешит ему приблизиться к себе больше, чем того требуют приличия, но готов был рискнуть.

        - Этот кус не для твоих уст, - мрачно предупредил его Бермята.

        - А то я без тебя не знаю! - разозлился Ставр.
        Куда уж до баронессы нищему бродяге! Дом - одни буйны ветры по углам перекликаются. Дождем покрыто, ветром огорожено. Ни кола, ни вола, ни села, ни двора, ни мала живота, ни образа помолиться, ни хлеба, чем подавиться, ни веревки, чтоб удавиться. Эх! Впору песню о своей несчастной судьбе складывать. И уж не Бермяте Ставра учить! Сперва пускай с себя репьи оберет, а потом гусляра судить будет. Ведь с венчанной бабой живет, то все знают. Однако ж наплевал Бермята на этих всех с высокой колокольни! И баронесса его не совестит, не запрещает блуд у себя под носом. Так пусть Бермята и другим на их слабости не кажет. Ставр и сам все понимает, чай не сопливый юнец. Однако ж разве ж запретишь сердцу? Кабы сие можно было бы, так Ставр давно бы уж из Ласково ушел. Поминай, как звали! Так ведь с места не двигается, причины находит, чтобы остаться. А ну как подвернется случай оказать себя перед баронессой? Защитить ее? Ставр и гусли забросил, на мечах тренируясь. А гусли хорошие, яровчатые, расписные… сама баронесса подарила. Говорит, дескать, талант у него. Да тьфу на такой талант! Вот кабы в бою отличиться…
Ставр бы мог. Не зря ж его в свое время сотником назначили, не за красивые глазки. Воину, поди, совсем другая цена, чем гусляру.
        Однако если бы Ставр сказал такое Марине, она бы точно с ним не согласилась. Воин, конечно, это профессия хорошая, достойная всяческого уважения, но и гусляр тоже много стоит. Особенно, такой талантливый, как Ставр. Хоть он и решил вернуться на стезю воина, тренируясь ежедневно с Бермятой, а Марина все равно не теряла надежды уговорить его остаться гусляром. Каждый вечер просила сыграть что-нибудь. А как только Ставр брал в руки гусли, тут же целая толпа народа собиралась. И песни слушали, и страшилки его знаменитые. Правда, теперь Ставр о ведьмах всякие гадости рассказывать перестал. Видимо, в благодарность Фьяне. Но зато лешим, водяным и даже домовым доставалось по полной программе. Марине даже было интересно, с чего это Ставр на нечисть такой большой зуб имеет, однако гусляр утверждал, что только пересказывает истории, услышанные в дальних странах. Дескать, к нечисти народ везде с подозрением относится, и он в этом никак не виноват. А то, что василисса приличной ведьмой оказалась, так это исключение. Ну, ну… интересно, как он запоет, когда с Ниной познакомится? Если познакомится, конечно. Ибо
вряд ли Ставр надолго к одному берегу прибился. И то хорошо, что в благодарность за свою спасенную жизнь он решил Марину до Фотии проводить. А выехать туда давно бы уж надо. А то как бы половцы обозы не перехватили.
        Впрочем, то, что двигаться к Фотии нужно как можно быстрее, понимали все. И ближе к концу недели Бермята (наконец-то) скомандовал сигнал к отправке. Марина последний раз оглянулась на Ласково, которое стало ей уже домом и вздохнула. Ей-то было проще, она тут и прожила-то всего чуть больше полугода. А вот каково людям, которые тут жили годами, поколениями… ох, и тяжко поди срываться с насиженного места. Ох, и костерят они наверняка развязавшего войну дьюлу. Да словами делу все равно не поможешь. Раз уж решились ехать, надо ехать. Фьяна предлагала, правда, пару ступ выделить, чтобы Марину с дочерью отдельно перевезти, но это было не дело. А на кого баронесса людей бросит? Впрочем, Зоряну с Дусей Марина отправила в Фотию без раздумий. Да и других ребятишек тоже, благо ступа была большой. Как раз в несколько заходов управились. Фьяна, правда, вымоталась как собака, переправляя пищащих и визжащих ребятишек, но дело того стоило. Волноваться всю длинную и опасную дорогу за детей никто не хотел. Жаль, Фьяна не могла весь обоз по воздуху перенести, а бросать вещи люди никак не соглашались. Да и самих людей
Фьяна могла перенести только в течение нескольких дней, причем не отвлекаясь больше ни на что другое и каждый раз растрачивая свой магический резерв до нуля. А этого василисса сделать никак не могла. Она была нужна Фотии. Впрочем, хватило и той помощи, которую она оказала. Все-таки больше всего люди за детей волновались. А отправив их в надежное место, и чувствовать себя стали спокойнее. Бабы переживали правда о своих крошках, не без этого, Марина и сама начала скучать по дочери сразу же, как с ней рассталась, но уж лучше скучать, чем бояться каждую минуту ибо половцы не щадят никого.
        В первый же день пути Марина искренне пожалела, что не обзавелась кем-то вроде Врангеля. Ибо разведчики из мужиков были попросту никакие, а Ставр с Бермятой везде успеть не могли. Выручил волк (которого Марина, не мудрствуя лукаво, назвала Серый), решивший перебраться в Фотию вместе с баронессой. В качестве разведчика он оказался просто незаменим. Впрочем, в этом не было ничего странного. Волк все-таки был хищником, лесным зверем, привыкшим охотится и выслеживать. Марина вообще слабо понимала, на кой черт ему Фотия понадобилась. Однако ответ на этот вопрос оказался простым и незамысловатым. Серому отчаянно хотелось с кем-нибудь пообщаться. Живя в чаще, разумный волк дичал не по дням, а по часам, ибо редко какой человек пускался с ним в беседы. Марина оказалась приятным исключением. Она не только его не испугалась, но и оказалась благодарной, пригласив волка к себе и пообещав в качестве вознаграждения ежедневно его кормить.
        Серый, конечно, и сам себя прокормить мог. Однако охота не всегда оказывалась удачной, а зима, порой, была слишком холодной. Да и люди не оставляли его в покое. То оборотнем обзовут, то еще к какой нечисти причислят, и обязательно убить стремятся! А уж если дьюла земли половцам отдаст, так и вовсе там волку делать нечего. Сожрут! А шкуру на шапки пустят. И доказывай потом, что ты разумный! Нет уж, лучше добровольно баронессе служить. Она и оборотнем волка не зовет, и разговаривает с ним спокойно, и заботится о нем. Вон, и шерсть расчесала, и репьи собрала, и занозу из лапы выдернула, и по голове гладить его не стесняется. А уж как за ушами почешет, да по горлу… совсем благодать. Недаром ее люди так любят. И защищают. Вон гусляр знаменитый, Ставр Одихмантьевич, так тот вообще глаз с нее не спускает. Серый не раз слышал о нем, да и песни его слышал, когда к селу поближе подкрадывался. Даже волка за душу те песни брали! А Ставр гляди-ка, гусли отложил, меч в руки взял, баронессу защищает. Не зря молва идет, что смелый он человек, до отчаяния смелый. Вот и Серого не испугался. Напротив. Даже
переговорил с ним. Мол, если тати али половцы поганые покажутся, хватай баронессу и беги что есть мочи! И внимания не обращай, коли она сопротивляться будет! Жизнь ее дороже всего стоит. И спасти ее надо во что бы ни стало. Ха! А то Серый сам этого не понимает. Не щенок ведь, волк матерый. И с баронессой он рядом держится не просто так. Как только опасность какая объявится, враз ее схватит! И прямиком в Фотию! Там уж можно будет не опасаться, ни за баронессу, ни за свою шкуру. Василисса Фотии и сама-то оборотень с ипостасью дракона. Да еще и ведьма. Уж ее то крупный говорящий волк вряд ли удивит.
        Однако первым препятствием для обоза стали не половцы. И даже не разбойники. Первым препятствием стала разлившаяся, бурлящая река, поглотившая и разметавшая деревянную переправу. Марина даже глазам своим не поверила, когда такое увидела. Ведь не весна же! Откуда такой водоразлив? И почему мелкая речка внезапно превратилась в опасный, бурлящий поток, сметающий все на своем пути? Не менее озадаченными казались и Бермята со Ставром. Они отправились на разведку, но ничего утешительного не увидели и окрест. Пути через реку для обоза не было.

        - Никак водяной резвится, - предположил Бермята. - Ишь какую силу забрал, погань, уж и в осень балует.

        - А с ним можно как-нибудь связаться? - нетерпеливо поинтересовалась Марина. - Может, удастся договориться, и он нас пропустит?

        - Да где ж ты барыня видала такое, чтоб с водяным речи вели, да договора заключали?

        - Мне Фьяна рассказывала. Она с водяным не только разговаривала, а еще и коня с него стребовала. Ирод до сих пор ей верой и правдой служит.

        - Так то ж ведьма! - припечатал Бермята. - А нешто нас эта нечисть станет слушать?

        - Ну попробовать-то можно! - возразила Марина. - Может, у водяного как раз сегодня настроение хорошее? Вот только как его на переговоры вызвать?

        - Я попробую, - решил Ставр.
        Он достал подаренные ему Мариной гусли, снял сапоги, засучил штаны, вошел по колено в воду и ударил по струнам. Казалось, что мелодия вторит водяным брызгам, бурлящим перекатам и шелесту гальки. Буквально через несколько минут поток стих, и над водой показались головы любопытных русалок.

        - Вот ведь нечисть осмелела! - не выдержал Бермята. - Как токмо учуяли, что человека поблизости нет, так и озоровать стали. Вон, аж среди бела дня из воды выглядывают, мерзавки хвостатые!

        - Тише ты! - шикнула на него Марина. - Не мешай профессионалу. Может, сейчас, Ставр своей игрой и водяного на поверхность выманит.

        - А что ж не выманить? Играет гусляр славно…
        Водяной действительно оказался не менее любопытным, чем русалки. Речной поток окончательно перестал бурлить и пениться, и над поверхностью успокоившейся воды показалась огромная, облепленная тиной голова. Ставр даже не вздрогнул. Более того, воспользовавшись установившимся затишьем, он запел. Ставр пел о кораблях, белых парусах, парящих над волной чайках… о том, как привольно живется в глубоких водах рыбе, какие там хранятся сокровища и как ревностно охраняет их суровый водяной хозяин. Далее последовали песни о бурях и штормах, о ловцах жемчуга и пиратах, о…

        - Барыня, некогда время терять! - оторвал Марину от концерта Бермята. - Пока гусляр водяного развлекает, надобно на тот берег перебираться! Вода спала, по мелководью спокойно перебраться можно.

        - А если водяной опомнится в последний момент? - испугалась Марина.

        - От песен Ставра? Да быть того не может!
        Водяной действительно не видел ничего вокруг. Он бесцеремонно распихал локтями русалок, подплыл к Ставру как можно ближе и устроился на коряге, обеспечив себе место в первом ряду на импровизированном концерте. Да сейчас пушками пали, он не оторвется! Да и Марина не смогла бы оторваться, кабы не Бермята. Так и слушала бы роскошный, бархатный баритон, исполняющий прекрасные песни. И не она одна. Вон, весь обоз замер, люди ближе к берегу подошли.

        - Командуй двигаться, только тихо, по одному! - решила Марина, и Бермята, кивнув, понесся исполнять ее приказ.
        Люди медленно (словно выведенные из транса) приходили в себя и с неохотой отрывались от неожиданного концерта. Обоз тронулся с места и начал свое движение через реку. Марина на сей раз решила стать замыкающей. Она должна была убедиться, что все люди благополучно переправились, а потом уже двигаться самой. Однако водяной, кажется, был действительно слишком занят Ставром, чтобы замечать, что происходит вокруг. Лошади, телеги и люди постепенно перебирались через реку, выходили на берег и старались отойти от опасной воды как можно дальше. Нет сомнения, что как только Ставр прекратит играть, и водяной опомнится, он разозлиться еще пуще, и река снова разольется. Обоз Марины двинулся последним. Ставр помедлил немного и, не переставая петь, двинулся вслед за ним. Перейдя реку он остановился, но петь не перестал. Гусляр не хуже других понимал, что водяной, осознав, какая добыча от него ускользнула, разъярится и будет мстить. И Ставр хотел дать время обозу отойти на безопасное расстояние. О том, как он сам будет выбираться, гусляр не подумал. Даже коня рядом с собой не оставил. Впрочем, от бурлящей водяной
лавины его никакой конь не спас бы. разве что волшебный. Однако таковых в обозе (к сожалению) не наблюдалось.
        Впрочем, за Ставра о его безопасности подумала Марина. Как только она оказалась на противоположном берегу, тут же переговорила с Серым. Марина прекрасно помнила, с какой скоростью мог двигаться разговорчивый волк, никакому коню не снилось. Так что Серый вполне мог забрать гусляра и доставить его на безопасную территорию. Волк, не споря, согласился, и Марина осталась ждать. Как Бермята ни уговаривал ее двигаться дальше и не отставать от обоза (дескать, Серый их все равно нагонит), она не двигалась с места. Волнение, которое Марина испытывала при одной только мысли о том, что Ставр подвергается смертельной опасности, не давало ей даже спокойно стоять на месте, а не то что двигаться за обозом. Гусляр просто обязан был спастись! Не зря же она его с того света вытаскивала! Черт! Марина ходила туда обратно мимо колючего кустарника и нервно обрывала кружева с шелкового платка. Разумеется, она пыталась успокоиться, но у нее ничего не получалось. Все ее хладнокровие и умение держать себя в руках неожиданно куда-то испарилось.

        - Как ты думаешь, он жив? - посекундно изводила Марина Бермяту одним и тем же вопросом.

        - Да что с ним сделается, барыня? - сердился Бермята. - Сколь раз уже гусляр от смерти уходил? Небось, и на этот раз сумеет.

        - Да что ж так долго-то?!
        И тут (словно в ответ на крик души Марины) из кустов показался Серый. Тело Ставра мешком лежало поперек его хребта.

        - Что?! Что случилось? - ужаснулась Марина, кинувшись к гусляру. Бермята стащил тело Ставра на землю и слегка потряс, пытаясь привести в себя.

        - Уж и упрямый человек этот гусляр! - пожаловался волк. - Я прибежал за ним, а он от берега уходить не хочет. Да еще песней меня гонит. Дескать, зачем нам вдвоем пропадать? Лучше уж я один сгину. Уж как только я Ставра не уговаривал! Дескать, успеется еще в землю-то лечь. Туда не опоздаешь. А гусляр ни в какую! Сам уж устал, в голос хрипотца забралась, а все стоит, слух водяного услаждает. Пришлось его силком хватать и на себе волочь. Еле успел. Водяной-то, после того, как концерт кончился, так осерчал, что еще больше реку разлил. Ну, а пока я гусляра на себе тащил, видать, помял слегка, - признался Серый.

        - Ставр! - позвала Марина, сунув под нос гусляру нашатырный спирт. - Да что ж это такое-то? Очнись, не пугай меня!

        - А ты нешто и впрямь испугалась за меня, баронесса? - ухмыльнулся гусляр, приходя в себя и с трудом разлепляя сухие губы. Голосок у него и впрямь был… весьма подсевший. Таким только репертуар Высоцкого исполнять.

        - Слава тебе, Господи! - облегченно вздохнула Марина. - Живой! Бермята, помоги ему на мою телегу залезть и давайте обоз догонять. Он, наверное, уже далеко вперед ушел.
        Однако оказалось, что обоз и не думал двигаться без своей хозяйки. Люди просто нашли удобное место для стоянки и ждали баронессу. Марина даже умилилась, глядя на это зрелище. Да, жаль, что в ее мире настоящие верность и преданность встречаются нечасто. Хотя… чем больше верили Марине люди, тем большая ответственность на нее ложилась. За каждого из них. Будет чудом, если обозу удастся добраться до Фотии без потерь. И именно на такое чудо Марина рассчитывала. Она не хотела терять никого. И уж меньше всего гусляра. Хоть и нахал он, конечно, первостатейный! Это надо ж было удумать такое спросить - переживала ли за него баронесса! Конечно переживала, вот только оповещать Ставра об этом совершенно необязательно. Он и без этого занимал в ее мыслях много места. Даже слишком. Марина и не помнила, когда последний раз она смущалась от прямого, откровенного, горящего мужского взгляда. Обычно глянет равнодушно, окатит холодом, и незадачливого поклонника поминай как звали! Но с гусляром этот номер не пройдет. Во-первых, потому, что он все равно не отступится, баран упертый, а во-вторых, Марина и не смогла бы
посмотреть на Ставра с равнодушием. Вот до чего дело дошло! Еще немного, и ей уже будет все равно, что он авантюрист, бродяга и вообще ненадежный человек! Еще немного, и Марина опять позволит себе расслабиться, увлечься, забыть обо всем! Тьфу! Ну и какая она после этого разумная, взрослая женщина? Никакая! Похоже, биологический возраст
22-хлетней девушки действует и на мозги, заставляя совершать глупости и безоглядно влюбляться. Ну и что теперь с этим делать? Может, у Настасьи совета спросить? У нее, все-таки, немалый жизненный опыт.
        Однако Настасья ничего путного посоветовать не могла. И даже повторять свое предложение гнать гусляра в три шеи не стала. Настасья слишком хорошо понимала, что это бесполезно. Может, в Ласково, это еще и имело свой смысл, а сейчас уже поздно. Баронесса влюбилась в безродного гусляра по уши. И это было видно даже невооруженным взглядом. Ее взгляд теплел, голос смягчался, а на щеках проступал легкий румянец. Да и гусляр, похоже, отвечал ей взаимностью. Крутился рядом постоянно, на других девок даже внимания не обращал, старался угодить, и вспыхивал довольной, белозубой улыбкой, когда ему удавалось коснуться руки Марины. Ну и какой тут можно было дать совет? Разве что наплевать на условности и быть рядом? Так баронесса не пойдет на такое. Уж какие знатные да велеречивые кавалеры ее обхаживали, а и те не угодили. Мыслимое ли дело, связаться с гусляром? Разве что, держать отношения в секрете. Да разве ж страсть в тайне удержишь? Все одно слухи пойдут. А баронессе сие не по нраву будет, уж больно она горда. Осуждение и Настасье-то не шибко приятно было. И хоть обещала Марина, что найдет способ обвенчать
их с Бермятой по закону, а все одно сердце не на месте было. А с недавних пор так вдвойне.
        Поначалу Настасья подумала, что помстилось ей это. Ведь сколько лет с мельником жила, а детей не было. Однако ж со временем уверенность прибывала. Непраздна она. Ох, как хотелось Настасье вынянчить ребятеночка, хотя бы одного! Как радовалась она своему открытию! Правда, никому не сказала, чтоб не сглазить. Даже Бермяте. Хотя он, наверняка, тоже был бы рад. Вон, и Дусю в дом сам привел, чтоб вместо дочери была. Однако Настасья боялась сглазить свою нечаянную радость. И новую заботу. Ребенок-то незаконнорожденным родится! И сколь его этим попрекнут за всю жизнь - не счесть! Люди-то разные на свете есть. И чужие грехи прощать не склонны, даже если и сами грешат без меры. Потому-то Настасья и не спешила никому ничего говорить. Боялась. И переживала. А разве в таком состоянии можно давать советы? Да еще и влюбленным?
        Впрочем, Марина и сама понимала, что никакие советы ее не спасут. Свою жизнь самой строить надо, а не по указке чьей-то. Тем более, что и жить-то дальше самой Марине, а не советчикам всяким. Однако даже подобные мысли никак не помогали принять правильное решение. Да и чего решать? Ставр пока только кругами ходит, да облизывается, как кот на сметану. Ни приблизиться, ни поговорить гусляр за всю дорогу так и не решился. Ну и о каком решении может идти речь? Вот когда Ставр осмелеет настолько, чтобы задать нужный вопрос, тогда и нужно будет решать. А если не осмелеет? Признаться честно, эта мысль заставляла Марину нервничать по-настоящему. А ну как Ставр, решив, что он недостоин, даже не попытается поговорить с баронессой? То, что она ему нравилась, Марина и сама видела. Не наивная девочка. Но насколько нравилась? Сможет ли Ставр преодолеть сословные предрассудки? Сама-то Марина сможет, не вопрос, она и баронессой-то была чуть больше полугода, получив этот титул благодаря стечению обстоятельств. А реально голубой крови в ней не было вообще. Ни капли. Так что ей ли привередничать? Впрочем, даже в тот
момент, когда Марина изо всех сил пыталась бороться со своими глупыми чувствами к Ставру, аргумент «я баронесса, а он гусляр» был наименее убедительным. Да и остальные не помогли. Потому что с каждым днем чувства Марины только усиливались, и к тому моменту, когда обоз добрался, наконец-то, до Фотии, она уже не сомневалась в том, что действительно влюбилась в Ставра. Причем серьезно. А этот несносный гусляр по-прежнему ходил кругами! У Марины даже появилась идея самой начать нужный разговор, но, подумав хорошенько, она от этой мысли отказалась. Все-таки в данном мире феминизация еще не шагает по странам ударными темпами. И торопить события не стоит. Слава Богу, пока есть чем заняться. Одно только обустройство на новом месте чего стоит.
        Впрочем, земли Фотии приняли переселенцев весьма гостеприимно. Фьяна оказалась права. Свободных земель и пустующих деревень было предостаточно. Дома требовали самого минимального ремонта, а выделенные земельные наделы могли порадовать самого зажиточного крестьянина. Если учесть, что еще и погода в Фотии была несколько мягче, чем в Ласково, и море было рядом, открывая простор для торговли, то становилось понятно, что переезд был осуществлен как нельзя более удачно. Сложно даже сказать, чему переселенцы больше радовались - встрече с детьми, которых не видели почти две недели или объявлению Данжера, пообещавшему первые 50 лет не брать с них никаких налогов. Обрадовал василевс и лично Настасью, сообщив ей, что своей властью объявляет ее прошлый брак недействительным и дозволяет венчаться с Бермятой в ближайшей церкви, священник которой уже предупрежден. Марина с помпой въехала в свое новое жилье, (терем оказался даже больше того, что был у нее в Ласково), и с удовольствием приняла у себя в гостях Фьяну.

        - Ну? Рассказывай! - алчно накинулась на Марину василисса сразу же, как только они остались одни.

        - О чем? - невольно рассмеялась такой прыти Марина.

        - Обо всем! - решительно сказала Фьяна. - Как кольцо-невидимку нашла, где с говорящим волком познакомилась и что было интересного по дороге в Фотию.

        - Да я же с тобой почти ежедневно связывалась и рассказывала все самое важное! - попыталась увильнуть от допроса Марина. Однако василисса была неумолима. С дотошностью журналиста из самой «желтой» газеты, она выпытывала все подробности.

        - Значит, твоим избранником стал Ставр? - удивилась Фьяна. - Кто бы мог подумать… мне всегда казалось, что даже принцу на белом коне пришлось бы очень долго тебя уламывать. Голову дракона там принести, или еще чего-нибудь столь же редкое.

        - Ну и шуточки у тебя! Да что я, совсем сдурела, посылать людей на драконов охотиться? - возмутилась Марина. - Хоть они и не помогают нам сейчас, а все равно потенциальные союзники. Да и вы с Данжером имеете драконью ипостась. А что касается гусляра… я же не виновата, что единственного василевса уже ты к рукам прибрала.

        - Так среди Росских князей парочка холостых есть… - намекнула Фьяна.

        - Вот и предложи их кому-нибудь. Другому. Нине своей, например. А у меня, видно, судьба такая в авантюристов влюбляться. Хорошо хоть Ставр не разбойник какой-нибудь, - вздохнула Марина. - Хотя… его и так куча князей вздернуть мечтает.

        - Ну… Ставр весьма симпатичный молодой человек, - признала Фьяна.

        - И талантливый. Ты обязательно должна послушать, как он поет! Тогда поймешь, почему я попросила тебя помочь мне спасти его жизнь.
        Разумеется, Фьяна согласилась. Она так много была наслышана о Ставре, что просто не могла с ним не познакомиться! И не послушать его песни! Вот только не сочтет ли гусляр ее слишком назойливой, если она попросит его спеть? Ставр не счел. Ради баронессы он готов был в огонь не глядя шагнуть, а не то что пару песен спеть. Тем более для ведьмы, которая его исцелила. Долг платежом красен. Да и попросили его уважительно, как равного. Ставр тронул струны гуслей и улыбнувшись, посмотрел на двух враз притихших подруг. Да уж, то, что Фьяна ведьма, видно было за версту. Мало того, что в ее волосах плясали отблески огня и заката, так еще и глаза были разными - один карий, а другой синий. И где василевс нашел на свою голову такое чудо? А ведь не просто нашел, полюбил, иначе не стал бы ни венчаться прилюдно, ни нарекать Фьяну василиссой Фотии. Хватило бы с безродной ведьмы и статуса любовницы. Ведь не было у Фьяны ни рода знатного, ни богатства великого. Говорили даже, что приворожила она Данжера, поскольку и польститься-то там нечего, кости одни, однако Ставр подобным слухам не доверял. Разве ж можно
приворожить дракона? Заставить его любить? Доверять? Да ни одной ведьме такое не под силу! Драконы слишком древняя и могучая раса. А в Фьяне действительно что-то есть. Вон как она песни гусляра слушает, аж дыхание затаила!
        Фьяна действительно была под впечатлением от услышанного. Под большим. Как только Ставр коснулся струн и затянул первую песню, она сразу же поняла, что нашла в этом гусляре Марина. Помимо его весьма привлекательной внешности. Ставр был безусловно талантлив. Нет, даже не так. Гениален. Такие певцы рождаются примерно раз в сто лет. И то не везде. Ну, если Ставр решит остаться рядом с Мариной в Саловке, куда они так удачно переехали, то Фотии повезло. Хм… а может, гусляру помочь здесь остаться? Марине такой поворот дел точно понравится. Если уж ей этот Ставр так нужен, значит, пусть она его получит. Тем более, что гусляр и сам с нее глаз голодных не сводит.

        - Сиди здесь и никуда не уходи! - приказала Фьяна Ставру. - Я хочу тебя познакомить со своим мужем! - она вышла из комнаты, сняла с шеи медальон и осторожно по нему постучала.

        - Фьяна, куда ты опять пропала? - раздался возмущенный голос василевса.

        - Помогаю Марине обживать Саловку. Лети сюда! У нее в гостях знаменитый гусляр Ставр Одихмантьевич! Ты просто должен услышать, как он поет!

        - Ставр, говоришь? - переспросил василевс. - Ну, хорошо. Через несколько минут буду. Токмо людей предупреди, чтобы они не пугались, когда дракона увидят.

        - Данжер, да они привычные, они же сколько раз меня видели, когда я к Марине в гости летала!

        - Да? Ну, ладно.

        - Ты знаешь какие-нибудь песни про драконов? - спросила Фьяна гусляра, вернувшись в комнату. - Я уверена, Данжеру ты и так понравишься, но все-таки…

        - Счастлив буду служить василевсу, - поклонился Ставр.

        - Ой, вот только не надо этого официоза, ладно? - поморщилась Фьяна. - Мы с Данжером терпеть этого не можем. Достали уже все! Не поверите, спокойно поесть не дают! Такие церемонии разводят, что впору повеситься. Мы с василевсом даже стали на природу сбегать, пикники себе устраивать. Но в октябре этим заниматься становится прохладно. А зимой тем более. Как подумаю, что нам обоим это все до весны терпеть, убить кого-нибудь хочется!

        - Отмени ты эти церемонии и всё, делов-то! - посоветовала Марина.

        - Да я их уже сто раз отменяла! Бесполезно! Ревностные слуги в своем желании почтить любимых правителей переходят все границы! - пожаловалась Фьяна. - Так что я прошу тебя, Ставр, хоть ты-то не следуй их примеру! Про тебя же наоборот слух идет, как про гусляра, весьма непочтительно относящегося к князьям!

        - Так те князья и почтения-то не заслуживают, - пояснил Ставр. - Василевс другое дело. Сколь он людишек приветил, кои от князей бежали! И с хазарами сражался знатно, и с големами… да и дракон он все-таки! А сие много значит. Ибо в мудрости и величии драконов ни у кого сомнения нет.

        - Все ясно… бесполезно, - тоскливо вздохнула Фьяна, но тут же, услышав шум во дворе оживилась. - О! Вот и Данжер прилетел!
        Фьяна не ошиблась. Это действительно был василевс. Он поприветствовал Марину, поцеловал Фьяну и с любопытством принялся рассматривать знаменитого гусляра. Ставр отвечал василевсу тем же. Еще бы! Данжер, пожалуй, был даже здоровее викингов с нурманами. Черные волосы, абсолютно черные глаза, лицо, словно высеченное из камня, брызжущая через край самоуверенность… да уж… такому только ведьма и будет в пару. Любая другая девка и подойти побоится. Однако ж, василевс пришел сюда отнюдь не для того, чтобы Ставр его рассматривал, а послушать песни. И гусляр готов был вспомнить все самое лучшее, ибо очень хотел произвести на Данжера впечатление. Причем с дальним прицелом.
        То, что Ставр старается выложиться на все сто, Марине стало понятно сразу. Слишком азартно и самозабвенно пел гусляр, слишком уж необычные песни выбирал. Вопрос только в том, зачем Ставру это было надо? А уж когда гусляр сорвался вслед за высокими гостями, с неохотой собравшимися, наконец, уходить, Марина и вовсе растерялась. Ставр никогда не покидал ее так быстро. Да в чем же дело-то, наконец? Ответ оказался весьма банальным и потряс Марину до глубины души. Ставр… напросился в войско василевса, дабы доблестно сражаться против ступившего на земли Роси дьюлы.

        - Зачем?! - издала Марина вопль души, когда гусляр с гордостью сообщил ей о своем решении.

        - Дык никто ж иной из князей на службу меня к себе не возьмет. Обозлены они на мои песни. Да и не доверят гусляру мечом махать. А василевс токмо проверил, как я меч держать умею, и враз меня под начало Старота определил. Завтра же выхожу я в поход.

        - Зачем ты это сделал? Что тебе в Саловке не сиделось? Или я обидела тебя чем? - до слез расстроилась Марина, не желающая подвергать Ставра опасности.

        - Ведомо мне, что василевс не на чины смотрит, а на удаль, да на умение. Что могу я у него вновь в сотники выбиться, а то гляди и в тысячники. Потому я и встал под его стяги воевать с дьюлой. Дабы добыть славу и стать достойным тебя! - жестко ответил гусляр, неожиданно решившись на откровенное признание.

        - А ты меня спросил? Мне это надо? Не пущу! - вспылила Марина.
        Ставр хмыкнул и улыбнулся. Не безразличен он, значит, баронессе, совсем не безразличен. Готова и гусляром его принять, да токмо он потакать ей не станет. Может, сейчас баронесса и считает, что Ставр ей нужен, а потом пожалеет. Точно пожалеет. Ибо безродный гусляр ей не пара, а Ставр отступать не хотел. Ох, и хороша была баронесса! Особенно когда гневается! Глаза блестят, волосы растрепались, на щеках румянец! Так и поцеловал бы! А чего теряться? Завтра в поход, и даже коли осерчает баронесса на поцелуй, так небось потом, когда Ставр вернется, гневаться уже перестанет! Гусляр пересек разделяющее его с Мариной пространство буквально одним шагом, схватил желанную женщину в объятия и коснулся ее губ. Как же давно он мечтал об этом!
        Марина, в первый миг несколько растерявшаяся от такого поворота дел, даже не знала, как реагировать на поступок Ставра, а потом… потом просто потеряла голову. Поцелуй сладким ядом растекся по ее жилам, и она, увлекшись, забыла обо всем. Впрочем, гусляр тоже увлекся. Причем настолько, что ему потребовалась вся его сила воли, чтобы оторваться от губ Марины.

        - Если тебя убьют, лучше мне на глаза не показывайся! - хрипло предупредила она.

        - Я вернусь, - улыбаясь, пообещал ей гусляр. - Я обязательно вернусь. Теперь я знаю, что мне есть, куда возвращаться.
        Глава 12

        Мы продолжаем то, что уже много наделали.

        В. С. Черномырдин.
        Княжич Ульрик начал приходить в себя на третий день после того, как его достали из бочки. До окончательного излечения еще было далеко, но мальчик чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы пережить полет на ступе до Фотии. А именно туда собралась отправить его Нина. Она даже ругнула себя, что данная светлая мысль не пришла ей в голову раньше. Теперь в Фотии и Марина живет, а уж она по части лечения вне конкуренции в этом мире. И Ульрика наверняка сможет на ноги поставить. А уж что с ним дальше делать… можно и после войны решить. Если удастся выжить. Ульрик, правда, сопротивлялся полету на ступе изо всех сил, (мальчишка мечтал вернуться и лично снести дьюле голову), но его удалось уговорить, пообещав, что ему непременно предоставят такую возможность, но попозже, когда он излечится. А быстрее всего излечить его могут именно в Фотии. Княжич вздохнул, но согласился.
        Отлет Ульрика сказался самым благоприятным образом - все остальные, наконец, смогли сдвинуться с места. Оставаться на поляне и дальше было небезопасно. Даже самые дружественные дьюле половцы имели обыкновение сначала стрелять, а потом выяснять, не являются ли застреленные их союзниками. Лерленн, правда, пытался убедить окружающих, что с половцами вполне можно договориться, но проверять на собственной шкуре это утверждение никому не хотелось. Тем более, что эльф в последнее время вообще пребывал в состоянии крайнего благодушия. Видимо, влияло общество княжны Анны. Лерленн был по отношению к ней таким предупредительным и внимательным, что просто не хватало слов. Форс даже начал непрозрачно намекать своему напарнику, что дьюле такое поведение совсем не понравится, но эльф на увещевания не реагировал. Он собирал для Анны букетики из опавших листьев, целовал ей ручки и вообще вел себя так, как будто ухаживал за своей собственной невестой. Однако вся проблема заключалась в том, что княжна была невестой Бячислава. И тот вряд ли захотел бы делиться с эльфом своей собственностью. Отчаявшийся вразумить
эльфа гоблин даже поинтересовался у Нины, нельзя ли влить в питье Лерленну отворотного зелья. Или превратить княжну в жабу. Однако Нина ни на то, ни на другое не соглашалась. По превращениям живой материи у нее был «трояк», и она не решилась экспериментировать на Анне, а отворотное зелье было варить глупо. Во-первых, потому, что нужных ингредиентов под рукой все равно не было, а во-вторых, Нина сильно сомневалась, что оно подействует на эльфа.
        Впрочем, даже если бы Нина и предприняла какие-нибудь действия, чтобы отвратить Лерленна от Анны, было бы уже поздно. Княжна тоже увлеклась изящным, изысканным и учтивым эльфом. С ней никто и никогда не обращался так, как Лерленн, как ко взрослой даме. Отец вообще считал ее ребенком до тех самых пор, пока ее не просватал дьюла. А ведь многие из ровесниц Анны уже давно были замужем! Не такие красивые, не такие знатные, не такие богатые… хотя… принесет ли Анне счастье ее богатство? Старого, лысоватого дьюлу она видела только один раз в жизни. И он ей совсем не понравился. Однако перечить отцу было бесполезно. Бячислав был слишком лакомым женихом. Ах, если бы дьюла хоть немного походил на Лерленна. Или хотя бы на Чурилу. Синеглазого красавца Анна тоже видела только раз в жизни, но запомнила надолго. Говорили, правда, что Чурила предатель, и что это именно он привел на Рось големов, однако княжне в это не верилось. Зачем красивому и богатому парню связываться с нечистью? Анна даже всплакнула слегка, когда узнала, что он погиб. И вот теперь на ее пути встретился эльф! Если бы не проклятые половцы, она
бы никогда не увидела его, ибо так и доехала бы в закрытой карете до дьюлы, не снимая покрова.
        А может, увидела бы? После свадьбы? Тогда было бы вдвойне горше. Хоть и знала княжна, что ничего изменить нельзя, а все равно мечтала. Пока она не замужем, это не грех. Ведь только мужу нельзя изменять даже в мыслях. А жениху, поди, можно. К тому ж такому, который свалился, как снег на голову. Даже привыкнуть к себе не дал. Да и разве ж возможно устоять против эльфа? Видели бы подружки, как Лерленн за ней ухаживает, с зависти бы померли. Не купец, не князь, даже не принц заморский - эльф! Волосы светлые, словно позолоченный солнцем тополиный пух, глаза синие, погибельные, словом, красивый, словно Лель. Да княжна и называла про себя эльфа Лелем. А потом Лерленн позволил ей и вслух себя так звать. Вот уж повеселились, позубоскалили гоблин с ведьмой, однако ж эльфу до того никакого дела не было. Да и княжне тоже. А чтоб знали об этом насмешники, позволила она Лерленну не по титулу, а по имени к себе обращаться.

        - Мне ваше имя - небесная манна.
        Вашим величеством пусть вас зовет другой.
        Так разрешите звать вас просто Анна,
        Быть вашим, только вашим, телом и душой[Песенка кардинала Ришелье из к/ф «Д, Артаньян и три мушкетера»]

        - дурачась, спела Нина, глядя на воркующих голубков. Форс презрительно фыркнул.
        Эльф и сам посмеялся бы над собой. С удовольствием посмеялся бы. Однако причин для смеха не было. Ни одной. То, что началось как легкий флирт, постепенно перерастало в нечто большее, и Лерленн не хотел этому сопротивляться. Даже зная, что любви к человеческой женщине клан ему не простит, и что княжна принадлежит Бячиславу. Слишком уж прекрасна была Анна. Настолько, что Лерленн просто забывал обо всем. Скромная, застенчивая девушка нравилась ему настолько, что он совершенно не хотел объявлять войну собственным чувствам. Княжна приглянулась эльфу с первого взгляда. С того самого момента, как Нина откинула покров. Лерленн бросил на Анну только один взгляд. И все. И пропал. Не успел сердце прикрыть. Кольнуло. Да так, что не вытащить теперь занозу. Больно крепко сидит.

        - Сам себя отдал в плен, добровольно влачу цепи рабства, - бормотал про себя эльф стихи какого-то поэта.
        Властители, ну почему, почему Анна должна достаться Бячиславу? Как можно было отдать дьюле такое сокровище добродетели и красоты? Эльф напоминал себе о том, что Бячислав в любой момент может его уничтожить, но ничего не помогало. Отказаться от княжны Лерленн был просто не в силах. Как уступить ее другому добровольно? Как презреть собственные чувства? Эльф не знал ответов на эти вопросы. И не хотел их искать. Он вообще ни о чем не хотел пока думать. Просто смотреть на Анну, любоваться ей, разговаривать с ней, касаться ее рук, ловить ее улыбку, ее взгляд, каждое ее слово…
        Форс эльфу сочувствовал. Настолько, насколько вообще был способен сочувствовать кому бы то ни было. Обнаружив на своем запястье браслет подчинения, гоблин думал, что попал в такую ситуацию, что хуже некуда. Он смертник. Он раб. Он в чужом мире. Куда же хуже-то? оказалось, есть куда. Увлечься ведьмой. По самые кисточки своих ушей. Демоны Мертвого Мира, да как же его угораздило-то, а? Он же прекрасно знал, что от ведьм одни неприятности! И все равно попался. Проклятая ночь! Теплая, бархатная и такая тихая, что слышно было, как кровь шумно бежит по жилам. В такую ночь ни о половцах, ни о разбойниках вспоминать нет никакой охоты. Однако ж если Форс сейчас предложит Нине поразвлечься, она тут же, особо не раздумывая, оторвет ему голову. И, пожалуй, будет права. Демоны! Быстрее бы кончилось их путешествие!
        Если бы Форс знал, о чем думает Нина, он бы сильно удивился. Ибо их мысли совпадали практически один в один. Нина тоже страстно желала, чтобы их путешествие как можно быстрее закончилось, и тоже никак не могла уснуть. Видимо, в ночи витало действительно что-то особое. Или это нежные чувства эльфа с княжной заражали окружающих сходным сумасшествием? Нина невольно отмечала то широкие плечи гоблина, то узкую, черную ленту, связывающую его волосы в хвост, то расстегнутую рубаху, открывавшую грудь ветерку и взгляду… неизвестно, как ветерок, а взгляд Нины прилипал к этой самой груди намертво. Да, жаль все-таки Нина не послушала Форса и не попробовала приготовить отворотного зелья. Глядишь, самой бы пригодилось. И кто бы подумал, что это зелье является в дороге предметом первой необходимости? Нина даже позавидовала слегка Лерленну с Анной. Хотят они наслаждаться обществом друг друга, и наслаждаются! Гоблину с ведьмой было сложнее. Их отношения, изначально принявшие рамки дружеских, никак за эти самые рамки выйти не могли. Да и не пытались. Проще было сделать вид, что ничего не происходит.
        К счастью, обратная дорога оказалась настолько сложной, что отвлекала на себя практически все внимание. Если бы не вездесущий Врангель, компания бы уже несколько раз могла попасть в руки разбойникам или половцам. Выручала Нину и княжна, которая отвлекала ведьму от невеселых раздумий, задавая множество вопросов или делясь имеющимися у нее самой знаниями. Например, как отбеливать лицо. Нина правда не совсем понимала, зачем ей это надо, она же не собиралась становиться знатной особой! Однако ж рецепт себе записала. Мало ли что в жизни пригодиться? Правда, Нина сильно сомневалась, что когда-нибудь сможет им воспользоваться. Ну сами подумайте! В состав белил входили: яичный белок, размолотая яичная скорлупа, квасцы, боракс и семена белого мака. Причем все это необходимо было протереть, смешать с родниковой водой и взбить в густую пену в три пальца толщиной. И такой гадостью предлагалось мыть лицо три раза в неделю! Бе-е-е… хотя… если опубликовать полный состав современных Нине косметических средств, стошнит еще больше.
        Помимо впечатляющих знаний о составлении средств для красоты кожи, княжна была образована и в других, жизненно неважных вопросах. Например, в том, что изумруд (он же смарагд) был сброшен с головы Люцифера при изгнании его с неба, а потому он спасает от душевной тоски и бессонницы. Окончательно Нина выпала в осадок, когда Анна начала утверждать, что «Домострой» - это гуманный свод правил, практически защищающий права женщин. Угу. Конечно. Как уж там, дай Бог памяти? А! «По всяку вину ни по уху, ни по виденью не бити, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колоть; никаким железным или деревянным не бить. А только плетью с наказанием бережно бити и разумно, и больно, и страшно, и здорово».[Выдержка из реального, донельзя «гуманного» «Домостроя». Не самая кровожадная.] Причем если не выдержавшая такого «гуманного» обращения жена убивала мужа, ее закапывали живой в землю. По шею. Чтоб мучилась дольше. Да уж, мужское великодушие никогда не знало границ.

        - Куда идете, люди добрые? - окликнул компанию неизвестно откуда взявшийся посреди тропинки мужичок. Странно… как это его Врангель не заметил? И Ирод не почуял? Может, это не человек?
        Мелкий, зеленоватого оттенка, заросший волосами, мужичок был одет вполне обычно. Только запахнутый (почему-то левой полой на правую) зипун на нем не был подпоясан.

        - Леший, - угадала княжна Анна.

        - И верно, девица, - захихикал мужичок.

        - Да это же тот самый тип, который у меня коня хотел увести! Только он тогда голый был! - опознал лешего Форс. - Лерленн, помнишь? Мы тогда как раз на первую встречу с дьюлой спешили?

        - Помню, - кивнул эльф. - Обещался сей мерзкий дедок тебе напакостить.

        - И не извольте сомневаться, сделаю! - пообещал леший, хлопнул в огромные ладоши и… исчез.

        - Любопытно, и куда мы на сей раз вляпались? - пробормотала Нина. - Можете не отвечать! Вопрос был чисто риторическим! Давайте лучше вспомним, что мы знаем о леших.

        - Я ничего не знаю, - отрезал Форс. - У нас такая гадость не водится.

        - Я тоже вряд ли смогу помочь. В эльфийских лесах леших нет, - вздохнул эльф.

        - Тогда слово княжне, ибо мои знания о лешем оставляют желать лучшего, - решила Нина. Анна с удовольствием согласилась.
        То, что леший путает идущих через леса, сбивает их с пути и заводит куда-нибудь в самые неожиданные и неприятные места, знают все. Для того чтобы произвести этот морок, леший прибегает к разнообразным штукам. Он, например, переставляет с места на место путевые знаки или приметные деревья. Однако о том, что леший способен менять обличья, становясь человеком, Нина слышала впервые в жизни. Спросите, для чего нечистому это надо? Ну, возьмем простой пример. Едет мужик по хорошо знакомой ему дороге и встречает прохожего. Тот просит его подвезти. Мужик соглашается, прохожий усаживается к нему в телегу и начинает какой-нибудь занимательнейший разговор. И вдруг среди этого разговора незнакомец внезапно исчезает, а простофиля-мужик оказывается увязшим в каком-нибудь болоте. И только по дьявольскому свисту и хохоту, который раздается в это время, мужик заключает, что стал жертвой проделки лешего. Не знала Нина и о других, весьма опасных способностях лешего. Да и никто не знал. Потому случившееся и стало для всей компании неожиданностью.
        Все началось с того, что Ирод остановился, фыркнул и тревожно забил копытом, предупреждая об опасности. Привыкнув доверять коню, который мог чувствовать, когда что-то вокруг выходило за рамки обыденности, троица спешилась и встала спинами друг к другу, спрятав в центр совершенно бесполезную в деле защиты собственной жизни княжну. Врангель тут же взлетел и сделал круг над лесом.

        - Что там? - тихо поинтересовалась Нина.

        - Ни людей, ни зверей, ни даже нечисти я не увидел, - отчитался вороненок, но я тоже чувствую опасность.

        - Интересно, в чем она заключается? - пробормотала Нина, разминая пальцы и вспоминая боевые заклятья. Однако нападать никто не торопился.

        - Может, мы будем потихоньку двигаться, ведя на поводу лошадей? - предложил Форс.
        Предложение показалось разумным. Однако как только компания сделала первый шаг, лес зашевелился. Деревья, ветви и корни словно ожили, потянувшись к путникам с самыми гнусными намерениями. То есть, конечно, о своих намерениях деревья не распространялись, но когда ветка сквозь штанину впивается в кожу, о ее недружелюбии догадаться не сложно. Да и корни старались обвить сапоги путников не от особой любви. Неужели ожившие деревья - это работа лешего? Силен, дедушка.

        - Властители, их не останавливает даже кровь эльфа! - возмутился Лерленн, отрывая впившуюся в плечо ветку.

        - А ты надеялся, что ты невкусный? - фыркнула Нина, на пару с Форсом изображая из себя дровосеков.

        - Лучше бы ты вспомнила, что ты маг, - саркастично сообщил ей эльф. - Потому как долго против этих монстров мы не выстоим. Деревья не умеют уставать.

        - Но, как мы выяснили, они умеют чувствовать боль, - заметила Нина, отрубая очередной корень и слыша злое шипение. - Я специально ждала, когда они подойдут к нам и окажутся достаточно близко друг к другу. У меня как раз есть подходящее заклятье. Ты можешь не волноваться Лерленн, я никогда не забуду, что я боевой маг. Но нас в универе учили не только плести заклятья, но и думать, как ими лучше можно ударить.

        - Ну так ударь уже! - огрызнулся эльф, злобно завязав в узел ветку, посмевшую протянуться к Анне.

        - Пожалуй, действительно пора, - согласилась с Лерленном Нина. - Итак, чего деревья боятся больше всего?

        - Пожара, - догадался Форс. - Но я бы не рекомендовал играть с огнем. Мы сами можем погибнуть.

        - Просто пламя и пламя магическое - две больших разницы, - сообщила Нина и запустила первый огненный шар.
        Влепившись в ствол одного из деревьев, он взорвался и разлетелся искрами на ближайших к себе машущих ветками агрессоров. Язычки пламени тут же заплясали на их коре, увеличиваясь в размерах все больше и больше. Деревья дрогнули, замерли, а потом пустились наутек.

        - Это даже лучше того, на что я надеялась! - довольно улыбнулась Нина, запуская еще один огненный шар.
        Гоблин с эльфом тоже не дремали. Рубились так, что только щепки летели. Однако толку от их усилий было немного. Деревья шипели, вздрагивали, но через несколько секунд снова начинали наступление. Пришлось Нине действовать активнее. Огненные шары, сияя и мельтеша, вспыхивали то здесь, то там, не уставая взрываться и перекидывать свое пламя на все попавшиеся по пути деревья. Тактика оказалась весьма эффективной. Загоревшиеся деревья тут же останавливались и бежали наутек. Видимо, к ближайшему ручью, чтобы затушить там полыхавший на их коре костерочек.

        - Что ж вы творите, ироды! Лес ведь пожжете! - возмутился появившийся из ниоткуда леший. Нина изловчилась и накинула на него магическую сеть.

        - А с тобой, любезный друг, разговор будет особым, - шипя от боли в вывихнутой ноге, сообщила она. - Лес он пожалел! А людей тебе не жалко, которых ты на такую страшную смерть обрек?

        - Сие кара вам за неуважение! - выпятил грудь леший, становясь похожим на огромного, зеленого индюка.

        - А-а-а, - нехорошо прищурилась Нина. - Ну тогда баш на баш. Сейчас я тоже тебя покараю. От всей души. Навеки заречешься на путников нападать!

        - Да кто ж знал, что ты ведьма! - взвыл дедок, с ужасом глядя на огненный шар, заплясавший в пальцах у Нины. - Отпусти меня! Слово даю, что больше препятствий чинить вам не стану!

        - Конечно не станешь, ибо сейчас от тебя один только пенек замшелый останется! - пообещала лешему Нина.

        - Отпусти дедушку, он больше не будет, - вступилась за старичка княжна. - Ему просто обидно были, что не почтили мы его, даров не оставили.

        - В прошлый раз он себе в дар моего коня захотел! - напомнил ей Форс. - А на сей раз что? Может всех нас? У него, видать, деревья голодные, вот он всех путников и подманивает.

        - Да не мое то волшебство, не мое! - взвизгнул леший. - То дьюла магией балуется. Да от деревьев этих весь лес страдает! Уж и птицы с животными отсюда сгинули. Бячислав, он же не думает, каковы последствия будут у его колдовства темного. А в лесу, на тракте в Тенистый, так и вовсе болото с нечистью неведомой завелось.

        - Это точно, - подтвердил гоблин, - проезжал я там как-то.

        - Чего ты нам мозги пудришь? - не поверила Нина, убрав все-таки огненный шар. - Нет у дьюлы таких мощных магических способностей. А с помощью артефактов да амулетов подобных тварей не наколдуешь.

        - Так то один не наколдуешь. А сколь магов у дьюлы? - возразил леший. - К тому ж, и не колдовал он вовсе этих тварей. Сами они возникли как довесок к другой волшбе, сильной да страшной.

        - Так этот придурок, работая с темной магией, не экранируется! - поняла Нина. - Вот идиот… у него же лишней энергии куча уходит! А лишних проблем прибывает.

        - Ну, дык что, можа отпустишь меня? - заискивающе взмолился леший. - Не буду больше я вам пакостить, вот чем хочешь клянусь!

        - Ну? Что скажете? - поинтересовалась Нина у своих попутчиков.

        - Отпусти его! - попросила княжна.

        - Желание дамы - закон для мужчины. Я тоже присоединяюсь к просьбе княжны. Пусть идет. - решил эльф.

        - Но если он еще раз попадется мне на пути, пусть на себя пеняет! - мрачно предупредил гоблин.

        - Как скажете, - согласилась Нина. - Повезло тебе, добрые мы сегодня, - сообщила она лешему, снимая с него магическую сеть. - Но я бы не рекомендовала тебе нарушать свою клятву. Очень не рекомендовала бы. И чтобы у тебя не возникало такого искушения, я на тебя маячок поставлю. Как только к нам еще какая-нибудь гадость полезет, так он сразу сработает и взорвется. От тебя и трухи гнилой не останется. Ты меня понял? - леший покивал головой. - Вот и славно. А теперь иди отсюда, с глаз долой! - старичок кивнул и послушно исчез.

        - Надобно остановиться на ночлег пораньше, - предложил эльф. - Раны осмотреть, да перевязать. А ну как зараза какая прилипла?

        - Хорошо, - согласилась Нина, сделала неосторожный шаг вперед и чуть не рухнула на землю от пронзившей всю ногу боли. - Вот черт! - охнула она.

        - Что? - испугался поддержавший ее Форс.

        - Да корень какой-то во время боя меня за ногу дернул. Вывих, наверное, - предположила Нина.

        - Садись на Ирода, - предложил эльф. - Сейчас доедем до какой-нибудь удобной полянки, осмотрим.
        К счастью, подходящая полянка с маленьким ручьем и густой травой подвернулась путникам довольно быстро. Солнце только начало клонится к вечеру. Однако продолжать путь дальше никто и не думал. После боя действительно было просто необходимо отдохнуть и осмотреть раны. Благо, никакой заразы в ветках деревьев не оказалось. Меньше всех пострадала княжна, которую прикрывали спинами. Она отделалась только разорванным в нескольких местах платьем. Эльфу с гоблином пришлось труднее. Несколько веток все-таки добралось до их кожи, и теперь раны кровоточили. Впрочем, и Форс, и Лерленн были достаточно опытными воинами, чтобы не обращать внимания на такие мелочи. Раны смазали, перевязали и благополучно о них забыли. Такие ранения не помешают ни сражаться, ни идти дальше. В этом плане Нине повезло меньше. Щиколотка на ее правой ноге распухла так, что сапог не хотел сниматься и его пришлось резать. Встать на ногу Нина тем более не могла, так как боль давала о себе знать. Форс ощупал щиколотку и вынес вердикт.

        - Вывих. Однако ж, довольно серьезный. Я смогу его вправить, но тебе придется потерпеть, - предупредил он Нину. - Сядь на бревнышко. - Она шмыгнула носом и кивнула головой. Гоблин обхватил одной рукой икру, другой лодыжку и дернул.

        - Ай! - не выдержала Нина, и из ее глаз брызнули невольные слезы.

        - Ничего, сейчас все пройдет, - неуклюже попытался утешить ее Форс, присел рядом и слегка приобнял.
        Это оказалось последней каплей. Нина уткнулась ему в плечо и продолжила всхлипывать с удвоенной силой, жалея себя, несчастную. В первые секунд несколько гоблин слегка опешил от подобного разворота, а потом обнял Нину крепче и начал гладить по голове, шепча слова утешения и уговаривая ее, что все пройдет, и что буквально завтра нога будет как новенькая. Всхлипывания постепенно стихали, но выпускать Нину из объятий Форс и не думал. Точно так же, как не думал он в данный момент ни об опасности, ни о сражениях, ни о дьюле, ни о чем другом. Слишком приятно было ощущать в своих объятиях податливое женское тело. Утешать, шептать какие-то глупости, гладить по голове… приятно настолько, что отрываться от этого занятия Форс не хотел ни за какие блага мира. Его тело пылало, охваченное огнем, пульс стучал часто и беспорядочно, и ему потребовалось все содействие его далеко не безграничной воли, чтобы не уступить обстоятельствам, которые складывались весьма многообещающе. Форс знал, что потом Нина возненавидит его за это. Возможно, сейчас она не владеет собой, но это всего лишь миг безумия, который застает
врасплох и самых рассудительных женщин.
        Вряд ли ведьма в действительности испытывает к гоблину нечто большее, чем дружеские чувства. Да и те дались Форсу с большим трудом. Еще никогда он не проявлял столько терпения и настойчивости, чтобы завоевать чье бы то ни было хорошее отношение. Обычно Форсу наоборот было плевать на то, что все о нем думают. Однако Нина в число этих самых «всех» не входила. Гоблин таскал ее с собой по Вемее, развлекал, и лез из кожи вон, чтобы Нина начала воспринимать его как друга. И если сейчас Форс посмеет преступить черту этих дружеских отношений, он потеряет ведьму навсегда. Как бы ни хотелось ему перейти от объятий к чему-то большему, ощутить близость ее созданного для любви тела, следовало поумерить свой пыл. А для этого лучше всего было бы отодвинуться от Нины на расстояние. Форс тяжко вздохнул, неохотно выпуская ведьму из своих объятий и решительно направился за хворостом. Жаль, в этом лесу нет озера! Холодная вода конца октября привела бы гоблина в чувство! Может быть. Хотя для большей надежности Форс предпочел бы просто завязать глаза. Ибо Нина в мужском дорожном костюме представляла собой такое
искушение, которому не смог бы воспротивиться даже святой. Пышные формы, снизу облаченные в обтягивающие штаны, а сверху прикрытые полупрозрачной рубашкой были настолько гармоничными и завлекающими, что игнорировать их было попросту невозможно. Хорошо хоть погода стояла весьма прохладная, и Нина ехала в куртке, снимая ее только возле костра. Иначе Форс точно не выдержал бы и совершил бы какую-нибудь глупость. Нежная, розовая плоть, мелькающая в вырезе рубахи, доводила его до умопомрачения.
        Форс кинул очередную охапку хвороста рядом с костром, отошел к ручью и, зачерпнув горсть ледяной воды, умылся. Нина - ведьма, привечаемая василиссой. А он… он всего-навсего гоблин. Даже не человек. Пришедший из другого мира и не имеющий ничего, кроме одежды, коня и Ледяного клинка. Конечно, пожив в Ингрии, Форс понял, что здесь люди относятся к гоблинам намного лояльнее. Однако Нина - это не трактирная девка, готовая за пару монет скрасить досуг дружиннику, какой бы он ни был расы. А приличные девушки обходили гоблина за версту. Раньше Форса это не сильно трогало, ибо покладистых девок в Вемее было гораздо больше. Однако сейчас он уже не мог игнорировать этого факта. И гоблин впервые в своей жизни пожалел, что не родился человеком. Хотя… ну кто он такой? Десятник, служащий в охране города. В лучшем случае, ему повезет, и он выбьется в сотники. Невелика разница. Все равно он останется наемником. Псом, натасканным глотки рвать. А Нина наверняка займет свое место среди уважаемых жителей Фотии. Нет, гоблин даже не рассчитывал, что между ним и ведьмой может быть что-нибудь серьезное, но понимать, что
не может быть вообще ничего, было невыносимо.
        Для Нины пребывание в объятиях Форса тоже не прошло даром. Во-первых, ей было совестно, что она расклеилась и разнюнилась из-за какого-то вывиха, а во-вторых, ощущение заботы и внимания было приятным. Даже чересчур. Объятия Форса были надежными, успокаивающими и весьма уютными. Настолько, что если бы гоблин не сбежал собирать хворост, неизвестно еще, чем бы это закончилось. Поскольку теперь Нина точно была уверена в том, что ее интерес к Форсу явно не безответен. Она же видела его взгляд! Всего мгновение после того, как гоблин выпустил ее из своих объятий. Всего лишь ускользающее мгновение, но Нине этого хватило. Янтарные глаза Форса, обычно столь жестокие и холодные, теплились мягким золотистым светом. Казалось, в них пляшут крохотные искорки, которые то меркнут и затухают, то разгораются так, что почти сияют. Точно так же, как сияют в темноте глаза хищников. Этот взгляд был настолько голодным, откровенным и пробирающим до костей, что сомнений в его предназначении не оставалось. Форс явно был не против перешагнуть границы дружеских отношений, уже явно не устраивающие обе стороны. И в тоже время
боялся этого. Не меньше, чем сама Нина. Ибо было совершенно непонятно, чем все это кончится и куда их обоих потом понесет.
        Лерленна с княжной такие вопросы не волновали. Даже странно. Анна была невестой дьюлы, а эльфы считали ниже своего достоинства связываться с людьми. Однако парочка, похоже, забыла и о том, и о другом. Нежные взгляды превратились в откровенно влюбленные, и эльф с княжной не замечали никого и ничего вокруг. Они упивались обществом друг друга, часто общались, еще чаще молчали и вели себя так, словно оказались на прекрасной лужайке, а не на дороге, полной опасностей. И ладно еще юная, не знающая жизни княжна, а эльфа-то куда понесло? Ведь взрослый, разумный, серьезный мужчина не мог не отдавать себе отчет в том, что подобное поведение попросту не безопасно! О чем он думает вообще?
        Да ни о чем. Лерленн мог бы сказать это абсолютно честно. Думать ему совершенно не хотелось. Потеряв голову от любви впервые в жизни, он желал насладиться новыми ощущениями как можно полнее. Эльф не знал, сколько времени ему отпустила судьба. Но он готов был с ней поспорить. И определенно не собирался отдавать Анну дьюле. Бячислав был просто недостоин такого сокровища! Однако как объяснить это своим соотрядникам, Лерленн не знал. И если Нина (возможно) еще согласится с доводами эльфа, то Форс, наверняка, встанет на дыбки. Ведь дьюла держал в своих руках две жизни, и ради какой-то княжны гоблин точно не захочет пожертвовать собственной. А как обмануть Бячислава Лерленн не имел представления. Как и о том, что делать с остальными проблемами, которых было предостаточно. Начать хотя бы с того факта, что ни один эльф в здравом уме еще не связывал с человеком свою жизнь. Лерленн даже не хотел представлять, что скажет его величество Оберон, когда до его ушей дойдет весть о странном выборе его подданного. В лучшем случае - ничего хорошего. Но скорее всего, эта новость вызовет скандал. Лерленна наверняка
лишат титула, прав на наследство (это расстраивало эльфа меньше всего, ибо наследовать в разрушенном замке было нечего), а его фамильный клинок переломят пополам над его головой.
        Лерленн прекрасно знал обо всем этом. Но отступиться от Анны уже не мог. Он даже готов был пойти на то, чтобы прожить всю свою оставшуюся жизнь среди людей, только чтобы не расставаться с полюбившейся ему княжной. Однако дьюла, Форс и Оберон были не единственными препятствиями их союза. Существовал еще и отец Анны, князь Володимир, который наверняка будет против такого разворота событий. Да и сама княжна, воспитанная в традициях послушания и почитания отцовской воли, вряд ли сможет перешагнуть все вышеперечисленные преграды. Она не захочет, чтобы ради нее Форс подвергал свою жизнь смертельному риску, она никогда не сможет забыть, что просватана за дьюлу, что ее отец настоял на этом браке, и уж точно она не переживет встречи с надменным и самолюбивым Обероном, искренне считающим людей чем-то вроде ядовитых гусениц. Но даже понимая все это, Лерленн не хотел отступать. Он готов был рискнуть. Главное, чтобы Анна все-таки согласилась соединить с ним свою жизнь. Все остальное было уже не так важно.
        На темно-синем бархате неба сияла полная луна, бросая на землю призрачный свет. Эльф и княжна увлеченно целовались, позабыв обо всем. Мягкие сумерки окутали поляну и все вокруг казалось нереальным. Словно звездная пыль, отделив Лерленна и Анну своим серебристым покрывалом, унесла обоих в волшебную страну грез.

        - Вы что, совсем охренели? - грубо прервала их уединение внезапно проснувшаяся Нина. - Ребята, вы не заигрались часом? Вы вообще помните, что Анна является невестой Бячислава?

        - Уже нет, - надменно сообщил эльф.

        - Не поняла… - слегка оторопела Нина.

        - Анна моя невеста. Я попросил у нее руку и сердце, - пояснил Лерленн с чувством собственного достоинства.

        - Лучше бы ты попросил у нее ногу и печень. Жрать охота, - фыркнул тоже проснувшийся гоблин.

        - Это не смешно! - возмутилась Нина. - Как мы сможем вернуться к дьюле без невесты? Что мы ему скажем?

        - Да брось ты, - лениво отмахнулся гоблин. - То ж видно было, что эти голубки споются. Так неужто Лерленн прежде, чем предлагать княжне руку и сердце, не подумал о том, как нам из этой истории выпутаться?

        - Подумал? Да ты посмотри на него, Форс! Он вообще не в состоянии ни о чем думать, кроме как о княжне! Блин, народ, мы не можем бросить служить дьюле сейчас, когда нарисовалась такая замечательная возможность его уничтожить! Если мы приедем к Бячиславу без Анны, он окончательно потеряет к нам доверие. И ни за что не подпустит нас близко!

        - Думаешь, коли мы привезем Анну, он поведет себя по-другому? - усомнился эльф.

        - Навряд ли, - неожиданно поддержал его Форс. - Вероятность того, что дьюла нам позволит приблизиться к себе, примерно такая же, как если бы нам приказали захватить с боем дырявый сарай. Я даже думаю, что шансов получить задание захватить сарай у нас гораздо больше.

        - И что вы предлагаете? - сдалась Нина, поняв, что и на этот раз Бячислав останется без невесты.

        - Скажем мы, будто Анна погибла с остальным обозом. Дескать, половцы посекли всех,
        - предложил Лерленн.

        - Да что ты говоришь? Всех порубили, а мы втроем выжили! Очень похоже на правду! - фыркнула Нина. - Да первое, что вам Бячислав на это ответит, что вы должны были сложить головы, но не допустить смерти Анны. Нет уж, княжну придется везти в Вемею.

        - Только через мой труп! - вспыхнул эльф.

        - Если понадобится, я прибегну к этой возможности, - охладила его пыл Нина. - А пока молчи, и слушай, что я скажу. Я ведь предлагаю только отвезти Анну в Вемею, а не выдавать ее сразу замуж. Мы отчитаемся перед дьюлой в выполнении задания, а потом княжну можно будет похитить. Если уж эльф действительно не может без нее жить.

        - Но она будет в опасности! - не унимался Лерленн.

        - Сейчас мы все в опасности. И Анна, кстати, меньше всех, - заметила Нина. - Вечером я связывалась с Фьяной, узнавала новости. Дьюла объединился с половцами и двинул на юго-восток. Помимо Роси, Бячислав непременно постарается задеть и Фотию. Мирослав со своими подколенными князьями, Трувор, Тугарин и василевс готовы встретить его объединенным войском.

        - Неужто Великий князь раскачался? - удивился эльф.

        - Трувор ему помог, - хмыкнула Нина. - Викинга сильно беспокоит, что если Мирослав и дальше будет так кидаться своими территориями, то внуку ничего не останется. А Трувор своему наследнику хочет обеспечить славное будущее во главе великой державы.

        - Так у него еще нет наследника! - озадачился эльф.

        - Сейчас нет. А через полгода будет. Трувор вперед смотрит, - пояснила Нина.

        - Фьяна, небось, тоже с войском поскакала? - влез в разговор любопытный Врангель.

        - А то она пропустит такую развлекаловку! Насколько я поняла, Данжер буквально на коленях просил Фьяну ни во что не вмешиваться. Но ты же знаешь василиссу! - вздохнула Нина.

        - Ей наверняка нужна моя помощь! - всполошился вороненок. - Вы просто не знаете василиссу. Ее может занести куда угодно!

        - Пока еще ее никуда не занесло. Она ждет нас на развилке тракта, - сообщила Нина.
        - Фьяна должна передать нам кольцо-невидимку и еще с кем-то нас познакомить. После этого наши дороги разойдутся. Василисса полетит догонять войско, а мы поедем в Вемею и должны будем в самые кратчайшие сроки стащить у дьюлы корону. Иначе Бячислав призовет драконов на свою сторону. И что будет потом, я думаю, объяснять не нужно.
        Объяснять действительно было не нужно. Компания представила себе катастрофические последствия войны с драконами и двинулась дальше в полном молчании. Даже эльф не делал попытки убедить окружающих оставить-таки Анну в покое. Видимо, Лерленн слишком хорошо понимал, что вслед за людьми придет очередь эльфов. И никакая защитная магия не спасет их от нападения служащих Бячиславу драконов. Дьюла был действительно очень силен. Но стоило ли ради того, чтобы иметь возможность его убить, подвергать риску Анну? Лерленн считал, что нет. Хотя и понимал, что его мнение никто не разделяет. Одна юная княжна против нескольких тысяч человеческих жизней. Выбор очевиден. Но что делать, если эту самую княжну ты любишь? Эльф не знал. Он молча ехал вместе с остальным отрядом и надеялся, что встреча с Фьяной может ему чем-то помочь. Вдруг василисса даст дельный совет? Или придумает что-нибудь интересное?
        Однако надежды Лерленна на Фьяну оказались совершенно бесполезными. Василисса присоединилась к мнению большинства, и Анну окончательно решено было везти в Вемею. А неизвестным, с которым Фьяна решила познакомить всю честную компанию, оказался Серый. Говорящий разумный волк огромных габаритов.

        - Поскольку я еду в войско, мне понадобятся Ирод с Врангелем, - решила Фьяна. - Мы уже сработались, и они чувствуют меня в любой ипостаси и практически на любом расстоянии. В Вемее они Нине вряд ли понадобятся. Но поскольку оставлять вас совсем без прикрытия было бы глупо, я привела Серого. Он чувствует опасность, как Ирод и может при необходимости быть разведчиком, как Врангель. К тому же, он позволяет ездить на себе верхом. Ты уж извини, Нин, но Ирод с Врангелем сейчас гораздо нужнее мне, чем тебе.

        - Да что ты оправдываешься? Ты мне и дала-то их напрокат! - отмахнулась Нина. - К тому же, в столице они мне действительно будут не так нужны, как тебе на поле боя. А вот твой Серый сможет сослужить нам хорошую службу в деле похищения короны. Так что не переживай. Езжай. И передавай Данжеру привет. Кстати… о василевсе… Фьяна, ты не отойдешь со мной на пару минут?

        - Ну? Что ты мне хотела сказать о Данжере? - нахмурилась Фьяна, как только подруги отошли в сторонку.

        - Да я не сказать, я спросить. Слушай, а как ты решилась закрутить роман с василевсом? Он все-таки нечисть, да еще и из другого мира.

        - А с чего это вдруг тебя это заинтересовало? - удивилась Фьяна, но поймав взгляд подруги, направленный на Форса, все поняла. - Ну ты даешь!
        Да уж, чего-чего, а удивить Нина умела. И кто бы мог подумать, что из всего количества окружающих ее мужчин она выберет именно гоблина? Хотя… если учесть, за кем замужем сама Фьяна… не ей кидать камни.

        - Ну, и что у тебя с ним? - оживилась василисса.

        - Пока ничего, - вздохнула Нина.

        - Почему это?

        - Понимаешь, я вот думаю… а вдруг мы с Форсом после этого не сможем нормально общаться?

        - Идиотская постановка вопроса. Что значит «не сможем»? - возмутилась Фьяна. - Куда вы денетесь? Мы же с Данжером смогли. Причем когда у нас начался роман, мне и в голову не пришло задаваться вопросом о том, что будет дальше.

        - Тебе повезло, у вас все закончилось благополучно, - продолжала твердить свое Нина. - А если у нас будет по-другому? Если мы разочаруемся?

        - Расстанетесь, - пожала плечами василисса.

        - А если я не смогу? - несчастным шепотом вопросила Нина. - Буду таскаться как дура за ним по пятам и надоедать до зубной боли. Любовь даже до унижения может довести.

        - Это точно, - вздохнула Фьяна. - Иногда мне кажется, что любовь вообще похожа на наркотическую зависимость. Это не просто взаимное удовольствие, не просто удовлетворение телесного голода, а такие отношения, когда после перерыва в 5 дней начинается что-то вроде наркотической ломки и нужна доза. Однако тут, подруга, я тебе ничем помочь не могу. Даже советом. Ибо меня чаша безответной любви благополучно минула.

        - И все-таки, я рискну, - решилась Нина. - Потому что если я этого не сделаю, я буду жалеть об этом еще больше.

        - Удачи тебе! - искренне пожелала Фьяна. - И с Форсом, и с короной. Ты знаешь, что от вас зависит множество жизней. В том числе наши. Бячиславу же совершенно необязательно натравливать драконов на Фотию, чтобы ее победить. Достаточно будет и того войска, которое он собрал.

        - Но ты точно уверена в том, что корона хранится в тереме Бячислава? Что он не забрал ее с собой? - уточнила Нина.

        - Естественно! Когда я была с визитом у драконов, мне показали магическое изображение короны. И внешний вид, и ее магическую ауру. Я сняла копию, и теперь ты сможешь найти корону без ошибки. Следить за Бячиславом на расстоянии было довольно сложно, он хорошо экранируется, но у меня есть все основания предполагать, что корона хранится в его кабинете на втором этаже. Бери кольцо, бери Серого и штурмуй терем! Если тебе удастся похитить корону, пошли ее ко мне вместе с волком. Я тут же полечу к драконам договариваться о помощи. Тебе, правда, придется временно пользоваться ступой, но это тоже недолго. Я постараюсь сразу же отправить Серого назад. Вместе с ним ты примкнешь к войску василевса, Данжеру пригодится помощь боевого мага. А вы, - обратилась Фьяна к эльфу с гоблином, - отправитесь за Ниной в погоню. Иначе дьюла быстро поймет, что вы вышли из повиновения и оборвет ваши жизни.

        - А можно, Нина украдет не только корону, но и княжну Анну? - настырно уточнил эльф.

        - А ее на фига красть? - не поняла василисса.

        - Любовь, - развела руками Нина, тяжко вздохнув. - Если бы Лерленн еще подумал, куда я дену княжну после так называемого похищения, было бы совсем хорошо. Не тащить же мне ее за собой на поле боя!

        - Нет уж, давайте княжну мы будем похищать в другой раз! - решила Фьяна. - Все равно дьюле в ближайшее время будет не до свадьбы. Так что охолони, Лерленн, не сверли нас так злобно глазами. Не отдадим мы твою Анну на поруганию старому уроду. Хотя как ты потом будешь объяснять свой выбор эльфам - ума не приложу.

        - То мое дело! - огрызнулся Лерленн.

        - Да ради Бога, - согласилась Фьяна. - Только не забудь, что помимо твоего личного дела здесь и куча других интересов перемешана. Так что не подгадь нам своей любовью. Иначе я разозлюсь и заколдую тебя во что-нибудь мерзкое. Нет, лучше не тебя, лучше Анну, чтобы дошло нагляднее. Ты меня понял?

        - Понял, - прошипел эльф. Василисса довольно ухмыльнулась, вскочила на Ирода и, помахав рукой, вскоре скрылась из глаз.
        Угроза Фьяны подействовала на Лерленна самым наилучшим образом. Он, наконец-то, перестал жевать розовые сопли и вернулся в реальность. Точнее, присоединился к обсуждению плана по проникновению Нины в терем. План был довольно простым. Эльф и гоблин должны были отвлечь на себя всеобщее внимание чем-нибудь вроде драки, а Нина тем временем, одев кольцо невидимости, прямо на Сером проникнет внутрь терема.

        - Ты не хочешь ли сказать, что волка никто не заметит? - ехидно уточнил эльф. - да еще такого здоровенного?

        - Я могу ошибаться, но вообще-то, кольца-невидимки скрывают не только того, кто их одевает но и все то, к чему обладатель сего артефакта прикасается. Я права? - обернулась Нина к Серому.

        - Не совсем, - вздохнул волк. - Если ты хочешь, чтобы какая-то вещь или человек стали невидимыми вместе с тобой, ты должна сначала дотронуться до них, а только потом надеть кольцо.

        - Ну и? - не поняла Нина. - Я сяду на тебя и одену кольцо. Чего еще надо?

        - На корону, которую ты возьмешь, заклятье невидимости распространяться не будет.

        - Да пёс с ней! - отмахнулась Нина. - Это даже к лучшему. Так мы дадим повод бросится за нами в погоню. Не могут же эльф с гоблином гоняться за абсолютными невидимками! Должен же быть хоть какой-то маячок! Только у меня есть одно предложение.

        - Что еще? - недовольно поинтересовался Форс, которому вовсе не улыбалось отправлять Нину в логово врага.

        - Вы должны въехать в город вместе со мной. Чтобы демонстративно, собрав как можно больше народу вокруг себя, сдать княжну с рук на руки всяким мамкам и нянькам. Думаю, приезд невесты точно отвлечет на себя все внимание и я смогу пробраться в терем довольно легко. Как только вы увидите летящую по воздуху корону, броситесь за мной в погоню Тогда дьюла не сможет предъявить вам претензию, что вы не уследили за его имуществом. Все-таки невесту народу представляли.

        - Да все равно он не будет нам доверять! - отмахнулся эльф.

        - Возможно. Но шансов с ним разделаться у нас станет намного больше, - возразила Нина. - Если Фьяне удастся убедить драконов выступить на нашей стороне, а имея два важнейших для Оттона артефакта на руках, она точно сможет это сделать, песенка Бячислава будет спета. Ни одно войско не сможет противостоять боевому отряду драконов. Тем более, что дьюла никак не ждет нападения с этой стороны. Он же подстраховался! Бячислав настолько боится рисковать бесценной короной, что даже не потащил ее с собой на войну, окружив артефакт мощной стражей. Если бы Марина не добыла кольцо-невидимку и не познакомилась бы с Серым, наши шансы были бы равны нулю. Сейчас они у нас хотя бы есть. И мы должны ими воспользоваться.
        Гоблин с эльфом вздохнули, но спорить с Ниной было бессмысленно и бесполезно. За долгое время совместного путешествия они уже прекрасно это усвоили. Ведьму точно так же сложно было оттащить за уши от очередной авантюры, как барана от новых ворот. Нину, казалось, неприятности притягивали словно магнитом. И она прилагала все усилия, чтобы не пропустить ни одной из них.
        Ну а как, скажите на милость, можно было пропустить подобный шанс? Как? Доверить искать корону эльфу с гоблином? Хе… они, пожалуй, отыщут. Петлю себе на шею. Ни один из них не владел магией, а значит, не мог почувствовать заклятий-ловушек. Да и скопированный Фьяной магический и визуальный внешний вид короны они тоже увидеть не могли. Нет уж, есть такие дела, которые может сделать только ведьма. И Нина собиралась сделать это качественно. Правда, ездить на волке оказалось не очень удобно (Серый с одинаковой легкостью передвигался по любым поверхностям и плоскостям, порой забывая предупредить седока, что собирается переместиться с пола на потолок), но зато весьма выгодно. Ибо волк двигался быстро, бесшумно и в строго заданном направлении. Не зря, выходит, Фьяна говорила, что Серый умеет чувствовать магию. Вожделенный кабинет дьюлы со стоящим в углу огромным сейфом он нашел довольно быстро. Дело оставалось за малым. Вскрыть этот самый сейф. И вот тут-то возникли первые проблемы. Магическую защиту Нина сняла без труда, а вот вскрывать сейфы ее в институте не обучали. Да и чем вскрывать? Сапогом,
который после того, как его голенище разрезал Форс, держался на честном магическом слове? Вот что значит, не иметь никакого криминального прошлого! Ну это же надо было - лопухнуться на такой мелочи, не подумать о самом главном!
        Впрочем, о существовании сейфа Фьяна даже не упоминала. А Нине такая возможность просто не пришла в голову. Почему, интересно? Она что, надеялась, что дьюла хранит драгоценности в чулке под подушкой? Идиотизм! Впрочем, ругать себя последними словами было уже поздно. Нужно было либо как-то вскрывать сейф, либо уходить отсюда прочь. Второй вариант был менее предпочтительным. Ибо другой столь шикарный шанс попасть в терем дьюлы вряд ли представится. Ведь не могут же эльф с гоблином каждый день ко двору невест привозить, отвлекая народ!

        - Ты никогда не вскрывал сейфы? - безнадежно обернулась Нина к Серому.

        - До сих пор нет, но я могу попробовать, - предложил волк, выпуская весьма впечатляющие когти. Они отливали таким холодным синим цветом, что Нина даже не усомнилась в том, что к обычным звериным когтям они не имеют никакого отношения.
        Серый подобрался к сейфу, обнюхал его со всех сторон и ударил лапой по замку. Эффект оказался весьма неожиданным. Замок, разлетевшись под лапой Серого на несколько частей, буквально осыпался на пол, а дверь, прополосованная насквозь когтями, тут же с жалобным скрипом открылась. Нина оценила толщину стенок сейфа, острые края оставленных на нем зазубренных рваных дыр и преисполнилась к Серому еще большим уважением. Волк был поистине бесценной находкой. И оставившая его Нине Фьяна была безусловно права. Ни Ирод, ни Врангель подобным образом сейф вскрыть бы не сумели. Однако… пора бы уже и внутрь заглянуть. Итак, что хранят под замком местные олигархи? Оказалось, многое. Помимо собственно короны, которую Нина выудила в первую очередь, в сейфе оказались припрятаны несколько артефактов и довольно внушительная коллекция драгоценностей. Не раздумывая, Нина ссыпала все это в приготовленный мешок и завязала его покрепче.

        - Мы же за короной пришли, - укорил ее волк.

        - Так дьюла об этом знать не должен, - справедливо возразила Нина. - Пусть думает, что это просто ограбление. Да и нечего оставлять ему артефакты, он и без них силен. Ну, а что касается драгоценностей… думаешь, Бячислав их нажил праведным путем? Ну, вот и всё! И потом… должен же он нам компенсировать весь нанесенный вред!
        На последнее замечание Серому было возразить нечего, и он, дождавшись, когда Нина его оседлает, сиганул в окно., стараясь произвести как можно больше шума. Обернувшийся народ с удивлением увидел, как от терема дьюлы уплывает полно набитый чем-то мешок и даже замер в оцепенении.

        - В погоню! - скомандовал Форс, вскочив на коня. Эльф тут же последовал его примеру, и они ринулись догонять Нину.
        Догнать волшебного волка, спокойно перескакивающего озера и даже небольшие чащи было нереально. Но ведь Лерленн с Форсом и не собирались его ловить! А Нина, как только расстояние от Вемеи стало значительным, решила Серого отпустить. Фьяна должна была уже покинуть войско василевса и ждать волка у горного хребта, за которым скрывалось королевство драконов, а сама Нина должна была отправится к Данжеру и поддержать его боевой магией. Сунув в мешок с короной и драгоценностями кольцо-невидимку, Нина простилась с волком и направилась в ближайшую деревушку на поиски ступы. Добираться до войск пешком (и даже верхом на каком-нибудь деревенском Сивке) у нее не было никакого желания.
        И кто бы мог подумать, что решение воспользоваться ступой приведет к столь плачевным последствиям! Нет, в деревеньке ей не отказали. И даже не объявили охоту на ведьм. А вот Бячислав не сплоховал. Нельзя сказать, чтобы он ждал именно Нину - дьюла поставил ловушку на все виды магии. Однако увидев, что в его сети попалась истинная ведьма, он пришел просто в замечательное расположение духа. Как бы ни старались его маги, какое бы количество артефактов ни удалось им накопить, все эти силы потихоньку иссякали. И поймать в свои сети источник, из которого можно черпать магию практически бесконечно (хоть и с перерывами для подзарядки)… об этом дьюла и мечтать не мог! Нина, конечно, попыталась напомнить ему, что она своя, и работает за компанию с Форсом и Лерленном, однако Бячиславу (естественно!) это было по барабану.
        Дьюла обвил ведьму цепями из мраррена, гасящего всю, даже самую мощную магическую энергию и приставил к ней стражу. Однако это было еще не самым страшным. Нина даже боялась предположить, что с ней сделает Бячислав, когда узнает, что она стащила корону. А он точно узнает. Стоит только сличить примененную магию (как отпечатки пальцев) и сомнений не останется. Тьфу! И надо же было так глупо попасться! Нина позвенела цепями, устраиваясь поудобнее в наименее грязном углу своей новоприобретенной тюремной камеры и начала думать о том, как отсюда выбраться. Дьюла снял с нее все амулеты, в том числе и амулет связи, но мраррен все равно заглушил бы его действия. И еще… была у Нины такая надежда, что Фьяна, не сумев связаться с лучшей подругой, забеспокоится. И, вполне вероятно, сможет прийти на помощь. Так что главное в данной ситуации было выжить. И не сдаться на волю обстоятельств.
        Глава 13

        Кто на нас наедет - трех дней не проживет.

        В.В. Путин
        Бячислав в бешенстве метался по своему шатру и пинал подворачивающиеся под ноги расшитые золотом подушки. Всё так хорошо начиналось! Он готовился к войне долго, тщательно, учитывая все нюансы… и тут такое! Дьявол! Бячислав, конечно, всегда знал, что абсолютно всего учесть невозможно, что нужно быть готовым к различным случайностям… но не к таким же! Древнейший артефакт драконов, корона, ради поисков которой он пожертвовал несколькими годами своей жизни, была похищена! И не только она одна! Исчезли артефакты и все драгоценности! Впрочем, последнее волновало Бячислава как раз меньше всего. Если его поход закончится удачей, у него будет столько драгоценностей, сколько ему захочется. А вот корона… артефакт, который способен был дать власть над драконами… была катастрофической потерей. Да, конечно, дьюла собрал под своим началом огромное войско, но и его противники не отстали. Мирослав с подколенными князьями, Данжер, Трувор, Тугарин… объединенное войско если и уступало войску Бячислава, то не намного. А уж если учесть, как отчаянно они были готовы сражаться за свои земли, то силы, пожалуй, даже были
равны.
        Разумеется, Бячислав горел желанием покарать виновных в краже короны. Более того. Дьюла даже имел возможность это сделать, ибо случайно выловленная им ведьма оказалась главной виновницей случившегося. И поскольку ни короны, ни других украденных вещей при ней не нашли, явно имела сообщников. Однако ни убить Нину, ни даже подвергнуть ее пыткам, выясняя, куда делся бесценный артефакт, Бячислав не мог. Он потерял слишком много магических сил. Истинная ведьма должна была стать источником их восстановления. Но для этого ей необходимо было оставаться живой и абсолютно здоровой. Любая, даже самая незначительная рана могла стать причиной ослабления магического потенциала. Бячислав, подумав, даже приказал перевести Нину в более чистый и сухой шатер, кормить ее как можно лучше и утроить стражу. Дьявол! И почему ему так не везет? Может, князь Ингварь не только наложил заклятье на Ингрию, но и успел проклясть того, кто уничтожил его род? Дьюла не чувствовал никакого магического влияния, но ничем другим, кроме как проклятьем, нельзя было объяснить постоянные неудачи. Разве не обвел Бячислава вокруг пальца
Амфибрахий, защитив свою дочь магией? Разве не слишком рано выступил против дьюлы Мирослав, не склонный, обычно, к поспешным действиям? Разве не откололся в самый неподходящий момент от хана Кобяка его младший сын, который отправился грабить окрестности Ингрии? Потеря короны стала финальным аккордом всех вышеперечисленных неудач. И вряд ли была случайной.
        Бячислав прокрутил в голове все свои поступки, пытаясь обнаружить ошибку в собственных действиях, но не смог найти ничего. Может быть, не стоило избавляться от Ульрика? Все-таки, заклятье его отца, князя Ингваря, могло аукнуться в самом ближайшем будущем. Символы власти подчинялись только прямому потомку княжеского рода. А править страной без них было практически невозможно. Но на кой черт нужно маленькое княжество тому, кто решил завоевать мир? Пусть себе живет без правителя, лишь бы дань исправно платила. А Великий княжеский стол можно организовать и в другом месте. Даже предпочтительнее. Например, в Киеве. Вот это почет так почет! Вековое величие, абсолютное могущество, безграничная власть… словом, есть где развернуться. К тому же, пожертвовать мальчишкой княжеской крови требовало всё то же уменьшившееся магическое могущество. Кровь и жизнь княжича, принесенные в жертву с помощью древнего обряда заточения в бочку с гвоздями, должны были вплеснуть новые силы в потухающие магические артефакты. Должны были. Но, почему-то этого не сделали. И данный факт казался Бячиславу еще одним подтверждением
существования проклятья. Но может быть, оно тоже имело свои пределы? Иначе как бы дьюле удалось поймать в свои сети истинную ведьму? Такая удача, пожалуй, стоила даже потери короны. Ибо драконы, вопреки чаяниям Бячислава, отнюдь не торопились с ним связываться и требовать вернуть артефакт. А самостоятельно вступить с ними в контакт он так и не смог, как ни старался. Древняя раса была слишком могущественной. И чересчур закрытой. И не любила чужаков, особенно людей.

        Фьяна ждала Серого у самого подножья неприступного горного хребта. От волнения она даже вытоптала дорожку в траве, шагая туда обратно. Ирод с Врангелем, уже привыкшие к характеру своей хозяйки, флегматично следили за ее передвижениями. Только изредка вороненок срывался с места и летел осмотреть окрестности на предмет поиска потенциальной опасности. Однако связываться с ведьмой, пребывающей в плохом настроении, не хотел никто. А настроение Фьяны было на редкость мерзким. Во-первых, потому, что она поцапалась с Данжером, который в приказном порядке велел ей улетать с поля боя и возвращаться в Фотию, а во-вторых, потому, что предстояло отправляться к драконам и требовать от них помощи. Последнее Фьяне абсолютно не нравилось. Зная, как относится Оттон к самой идее вмешательства в дела людей, василисса была готова к долгому и продолжительному спору. Хорошо хоть под рукой у нее имелось аж целых два важных для драконов артефакта, а то бы и дела затевать не стоило. Все равно бесполезно.
        Фьяна сняла с шеи Серого мешок, с удивлением обозрела находящиеся в нем богатства и сердито взялась за медальон. Нина что, совсем с ума сошла? Ее грабить дьюлу послали или корону найти? Однако медальон связи молчал как убитый. Непонятно… почему Нина не отзывается? Неужто что-то случилось? Нужно было срочно разыскать подругу! Однако… как же бросить на полпути благое дело переговоров с драконами?

        - Врангель, ты полетишь искать Нину, - решила Фьяна. - Я буду ждать тебя у драконов. Думаю, наши переговоры надолго затянутся. Оттон консерватор невозможный, его домкратом с места не сдвинешь.

        - Зато принц Ирвин вполне ничего, - заметил вороненок. - К тому же, он друг Данжера.

        - Будем надеяться, что нам это поможет, - вздохнула Фьяна, перевоплощаясь в дракона. - Ирод, отправляйся к василевсу. Нина присоединится к тебе там. Серый, оставайся ждать меня здесь. Я бы и тебя к Данжеру отправила, но слишком волнуюсь за Нину. Кто ее знает, куда занесло эту непутевую девицу. Вдруг ты сможешь ей пригодиться. Врангель найдет Нину, расскажет мне, что случилось, а там уже будем действовать по ситуации. Всем все ясно? Тогда вперед! И еще, Ирод, пригляди там за Данжером, ладно?
        Мудрый конь согласно всхрапнул и неторопливой рысью отправился к василевсу. Врангель сорвался с ветки и полетел в сторону Ингрии, а Серый разлегся в ближайших кустиках ждать дальнейших распоряжений. Увидев, что все занялись делами согласно ее распоряжениям, Фьяна распрямила крылья, взлетела и направилась в город драконов, держа в лапах заветный мешочек. Как бы то ни было, а Оттона нужно было уломать. Мало ли, что говорит закон о невмешательстве в дела людей? И что же теперь? Всё когда-нибудь меняется. Особенно, если на кону стоят два древнейших артефакта. Да от одной только мысли, что можно будет снова собрать Проводник и пользоваться неограниченной магией, Оттон должен плясать от радости. Но за любую радость нужно платить. И помощь людям - это еще не самая большая цена, которую могла бы потребовать с драконов Фьяна. Не зря же путь к яблоку Нине указало перо Финиста Ясна Сокола, которое обычно приводит к великой славе и неисчислимому богатству. Да в умелых руках подобные артефакты могли бы столько всего натворить… помыслить страшно. Кстати, если война с дьюлой закончится благополучно, надо
намекнуть Данжеру, что Нину за подобную находку необходимо наградить. Причем щедро. А уж Марину за кольцо-невидимку и знакомство с Серым и подавно. Кто бы мог подумать, что от лекарки будет столько магической пользы!
        Фьяна вздохнула. В этот раз она явно оказалась не у дел. Приключения, видимо не желая связываться с василевсом, старательно обходили Фотию стороной. А как только подвернулась возможность поучаствовать в войне против дьюлы, так Данжер сразу возмутился. Типа, нечего там делать его жене. Ага… а магическую поддержку василевсу кто будет обеспечивать? Однако Данжер оставался непреклонен. А тут еще и Нафаня со Старотом (предатели!) встали на его сторону. Однако если кто-нибудь думает, что Фьяна подчинилась и стала изображать из себя послушную средневековую жену, то это фиг вам! Сидеть во дворце, когда громыхает война от темна и до темна, она просто не могла. Поэтому и затеяла авантюру с похищением короны. Потому и полетела сама на переговоры с драконами. Разумеется, не сказав ничего Данжеру, ибо ссориться с любимым мужчиной из-за всяких пустяков как-то не хотелось. Лучше отложить объяснения на потом, на после победы. Ибо тогда василевс, который будет (наверняка) пребывать в хорошем настроении, в очередной раз простит Фьяне всё. Особенно если она сумеет-таки уговорить драконов помочь.
        То, что заставить Оттона изменить свое мнение по поводу невмешательства в дела людей будет сложно, Фьяна подозревала. Но она и подумать не могла, что это будет сложно настолько. Король драконов уперся в закон и не собирался отступать от него ни на пядь. Даже за все блага мира. Правда, выложенные на стол перед Фьяной яблоко с короной заставляли его нервно вздрагивать, однако Оттон оставался непоколебим. Упрямый король готов был отказаться даже от славного будущего, лишь бы не нарушать нейтралитет. В конце концов, разозленная его упорством василисса клятвенно пообещала, что уничтожит оба артефакта прямо на королевских глазах. Причем так, что они не будут подлежать восстановлению. И потомки непременно проклянут Оттона, лишившего их Проводника и надежды на возрождение былого могущества. Дракон дрогнул. Заметившая это Фьяна поспешила развить успех и коварно заметила, что короля, который, напротив, вернет Проводник своему народу, наверняка будут прославлять в веках. И в песнях. А уж когда к драконам вернется их былое могущество, никто и не вспомнит, какой ценой был получен Проводник. Да и разве ж это
большая цена? Фьяна и просит-то всего ничего - небольшой боевой отряд драконов. Пусть пролетят пару раз над войском дьюлы, припугнут его хорошенько, огнем в него плюнут для разнообразия. Разве же это нарушение закона? Да это так, развлечение. И молодежь наверняка на это согласиться. К тому же… надо же им где-то тренироваться!
        Последний довод оказался решающим. Не для Оттона, конечно, для Ирвина, которому давно уже не подворачивалось случая как следует развлечься. Он напомнил своему отцу, что Данжер с Фьяной тоже отчасти драконы, хоть и с человеческой ипостасью, и что помощь им вовсе не является нарушением закона. Не позволено статьями Драконьего Кодекса в дела людей вмешиваться? Так никто и не собирается. Ирвин хочет помочь драконам, по совместительству являющимися василевсами Фотии. А что придется попутно с людьми сражаться… так они сами виноваты. Зачем было идти войной на драконов? Насколько Ирвин помнил, защищаться от агрессивно настроенных людей закон вовсе не запрещал. Оттон вздохнул и махнул лапой, признавая свое поражение. С тех пор, как в этом мире появилась Фьяна, весь привычный ему уклад жизни полетел вверх тормашками. Сначала она завоевала сердце Данжера, представителя древнейшего драконьего рода, затем отреклась от истинной магии, исполнив древнее пророчество, а теперь притащила два важнейших артефакта, считавшихся утерянными навеки. Ну и что еще следовало ожидать от столь непредсказуемой особы? Если
подумать, небольшое нарушение одной из статей Кодекса было еще вполне приемлемой ценой. Имея на руках столь мощные козыри, Фьяна вполне могла бы запросить и больше. И Оттон, рано или поздно, согласился бы. Поторговался, повозмущался, но согласился бы. Ибо шанс заиметь Проводника был слишком бесценным даром.

        - Наша помощь это все, что ты просишь взамен артефактов? - уточнил Оттон.

        - Да все, пожалуй, - пожала плечами Фьяна. - Хотя… думаю, какая-нибудь драгоценность в качестве награды Нине, которая сумела добыть оба этих артефакта, будет явно не лишней.

        - Хорошо, - вздохнул Оттон. - Что-нибудь еще?

        - Нет, больше ничего. Не хотелось бы злоупотреблять вашим гостеприимством, - улыбнулась Фьяна. - Да и некогда мне торговаться. Данжер ждет помощи. Думаю, если мы с Ирвином вылетим прямо сейчас…

        - Что?! - возмутился принц. - Ты собираешься лететь вместе с боевым отрядом драконов?

        - А что тут такого? - удивилась Фьяна.

        - Наши самки не воюют, - пояснил Оттон, ибо ошалевший Ирвин застыл с раззявленной от подобной наглости пастью.

        - Значит, я буду первой, - ухмыльнулась Фьяна. - Вы же не думаете, что я оставлю своего любимого Данжера на растерзание врагу!

        - Ты не полетишь! - рыкнул Ирвин. - Ты останешься ждать нас здесь! А твой любимый Данжер еще и спасибо мне за это скажет!

        - Не сомневаюсь, - зашипела Фьяна. - Только у тебя, Ирвин, есть большая проблема. Интересно, и как ты заставишь меня сидеть здесь? Прикажешь громким голосом? Нет, ты, конечно, можешь попытаться… вот только вряд ли на меня это подействует.

        - Значит, придется прибегнуть к крайним мерам, - решил Оттон и хлопнул лапой по одному из окружавших его разноцветных камней.
        Сначала Фьяна даже не поняла, что произошло. И только чуть позже, оглядев себя в своей собственной, человеческой ипостаси, она возмутилась до глубины души.

        - Ах ты, гад крылатый! А ну возвращай всё обратно! Между прочим, я даже своим даром истинной магии пожертвовала именно затем, чтобы иметь возможность по собственному желанию превращаться в дракона!

        - А я, между прочим, тебе этот самый дар истинной магии вернул обратно, - ядовито напомнил Оттон. - Так что нечего возмущаться! Я тебя, между прочим, не в темницу посадил, а всего-навсего защитил от тебя самой. Ибо больше неразумных поступков, чем совершаешь ты, никто не способен. А чтобы тебе в голову не пришла мысль улететь отсюда с помощью магии, я на тебя щит экранирующий повешу. Мелким заклятьям он не помешает, а в воздух подняться ты не сможешь.

        - Да я же тут умру со скуки! - взвыла Фьяна, поняв, что ее обложили со всех сторон. Однако драконы на ее возмущение не обращали никакого внимания.
        Сидеть в драконьей норе оказалось еще скучнее, чем Фьяна себе это представляла. Она прочитала всю библиотеку, облазила все окрестности и даже нашла работающий портал в один из соседних миров. Правда, доступным для посещения оказался только небольшой кусочек территории, но заскучавшей Фьяне хватило и этого. Поскольку и она сама, и Нина, и Марина страдали от отсутствия самых элементарных женских радостей типа хорошего нижнего белья и косметики, простор для покупок был огромнейший. Тем более, что тратила Фьяна не свои деньги, а выделенное Оттоном содержание. Хе… король драконов просто не знал, сколько уходит денег на то, чтобы женщина могла почувствовать себя счастливой. Да, кстати, неплохо было бы еще и мужчинам подарки купить. Данжеру, например, сборник мемуаров полководцев древности. Ему наверняка понравится. Ставру нужно обязательно гитару захватить (сколько можно гусли терзать) и сборник рассказов Стивена Кинга. Раз уж гусляр исправился и перестал травить страшные байки для ведьм, надо компенсировать ему потерю в репертуаре. Не забыть только предупредить Ставра, чтоб он не вздумал на ночь глядя
эту книгу читать. А то ведь гусляр парень средневековый, впечатлительный… вдруг его инфаркт тяпнет от кинговских фантазий? Неплохо было бы прикупить подарки и эльфу с гоблином. Лерленну томик Толкина (пусть и дальше надувается от сознания эльфийской значимости), а Форсу костюм байкера. Зная любовь гоблина к черной коже, ему это должно понравится. Благо, имевшийся «на руках» василиссы магический портрет Форса позволял избежать неувязок с размером.
        Однако, как ни развлекал Фьяну процесс поиска и покупки подарков всем знакомым, совсем отвлечь от скучной действительности он ее не мог. Да василисса с ума сходила, волнуясь и за любимого супруга и за пропавшую невесть куда подругу! Медальон связи по-прежнему молчал, а Оттон, которого Фьяна уже достала своими расспросами, клялся, что его экранирующий щит на такую ерунду, как медальон связи, не действует. Ситуация прояснилась только после того, как вернулся Врангель. Порадовавшись тому, что хоть у кого-то хватило сил запереть василиссу подальше от смертельной опасности, он поведал все последние новости. В том числе и то, что Нина, каким-то образом, попала в плен к дьюле, и тот собирается качать из нее магическую энергию. Лучше бы Врангель этого не говорил! Ибо взбешенная Фьяна тут же потребовала у Оттона вернуть ей нормальный облик или убрать щит, дабы она смогла лично разобраться со сволочным Бячиславом. Король драконов, разумеется, ни ту, ни другую просьбу не выполнил, доведя василиссу до белого кипения.

        - А ты не хочешь поинтересоваться, как поживает Данжер? - перевел Оттон разговор в другую плоскость.

        - А что с ним? - испугалась Фьяна.

        - Жив, здоров и прекрасно себя чувствует! - каркнул Врангель. - После того, как я выяснил, что Нина находится в плену у дьюлы, я возвращался к тебе. Однако ж, встретив на полпути Ирвина, несколько изменил свой маршрут и навестил василевса.

        - Как он там? Похудел? Побледнел? Питается нормально? - взволнованно начала расспрашивать вороненка Фьяна.

        - Ты еще спроси, не обижает ли его кто! - фыркнул Врангель. - Что за семейка? Данжер тоже обспрашивался, как ты выглядишь, как ты себя чувствуешь и достаточно ли хорошо с тобой обращаются. Правда, уже после того, как выразил Ирвину свою искреннюю признательность за то, что тебя оставили погостить.

        - Ах, это вот как теперь называется! - возмутилась Фьяна. - Ну, я Данжеру покажу при встрече! Навек заречется Ирвина благодарить! Было бы за что… кто теперь будет спасать Нину? Я свою лучшую подругу в лапах Бячислава не оставлю!

        - Да там уже Форс крутится, как заведенный! - каркнул Врангель. - Я буду не ворон, если он не найдет способ вытащить свою драгоценную ведьму из тюрьмы.

        - Опа! Даже так? - удивилась Фьяна. - Дело уже дошло до «драгоценной»? Ну Нина, ну аферистка! Быстро мужика окрутила! Ладно… раз уж вы не хотите меня отсюда выпускать… придется справляться самим. Лети к Серому, и пробирайтесь поближе к дьюле. Может быть, ваша помощь окажется Форсу как нельзя кстати. И запомни, без Нины не возвращайтесь!

        - Хорошо! - лениво каркнул вороненок.

        - Погоди, Врангель, еще один вопрос. Ирвин должен был отправиться на помощь Данжеру. Однако поскольку войско дьюлы все еще цело, я делаю вывод, что в военные действия дракон так и не вмешался. Что происходит?

        - Твой драгоценный василевс подождать попросил. Дескать, нужно выбрать удачный момент для нанесения удара. Такой, чтобы вражеское войско одним ударом добить, - пояснил Врангель.

        - Ну, что ж. Может, это и к лучшему, - задумалась Фьяна. - Нападение драконов отвлечет на себя внимание. У гоблина с эльфом будет великолепный шанс и убить дьюлу, и освободить Нину из плена.

        - Думаешь, войну можно так просто закончить? - усомнился вороненок.

        - Разумеется нет! Ведь остаются еще и половцы! Да и князь Володимир вряд ли согласиться прекратить войну. Он уже почувствовал вкус власти. Так что даже помимо Бячислава дел у нас будет по горло, - тяжко вздохнула Фьяна. - И потери, наверняка, будут очень большими. Потому я и хочу уменьшить их всеми возможными способами. Лети! Нину обязательно надо спасти. Иначе я никогда не прощу себе ее смерти. И тому, кто запер меня в четырех стенах, тоже.
        Врангель понятливо кивнул головой, вернулся к Серому и они помчались в войско дьюлы. Волку, правда, пришлось затаиться в лесу, ибо воины Бячислава наверняка заметили бы его присутствие, а вот Врангель полетел прямиком в лагерь. Имея за плечами (и крыльями) довольно большой опыт разведывательной деятельности, он без труда нашел эльфа и гоблина. Те сидели на поваленном бревне в стороне от лагеря, медленно, словно нехотя тянули из кружек какую-то бурду и азартно переругивались. Врангель подлетел ближе и карканьем привлек к себе внимание спорщиков. Эльф с гоблином тут же выжидательно уставились на вороненка.

        - Фьяне удалось договориться с драконами. Вскоре они нанесут удар по войску дьюлы. Вам нужно быть наготове.

        - Что значит «быть наготове»? - вспылил гоблин. - Мы не можем перечить Бячиславу. Иначе он сразу догадается, что браслеты подчинения не действуют и уничтожит нас!

        - А сражаться на стороне дьюлы мы тоже не можем! - поддержал Форса эльф. - И потом… как можно быть готовым к нападению драконов? Ты их видел в бою хотя бы раз?
        - Врангель отрицательно покачал головой. - А я видел. Эльфы постоянно приглашают драконов на свои праздники. И король Оттон был настолько милостив, что продемонстрировал нам мощь своего небольшого боевого отряда. Если бы драконы напали в реальности, а не в игровом бою, в живых не осталось бы ни одного эльфа. Как мы должны пережить их нападение?

        - Драконы будут уничтожать войско. Честь расправиться с Бячиславом достанется вам. И чем быстрее вы это сделаете, тем больше будет шансов у Форса застать Нину живой, а у Лерленна добраться до Анны раньше ее отца.

        - Володимир поедет за дочерью в Ингрию? - не на шутку испугался эльф.

        - А зачем он ее там оставит после поражения дьюлы? Бячислав ведь так и не успел сочетаться с Анной браком. Теперь Володимир присмотрит для своей дочери партию получше.

        - Ты умеешь быть убедительным, - признал Лерленн.

        - Мы сможем уничтожить охрану Бячислава, воспользовавшись паникой в лагере. Но как мы сможем пробить его магический щит? На дьюле столько артефактов, что и не сочтешь за раз! - буркнул гоблин.

        - Значит, вам придется спасти Нину до того, как вы убьете Бячислава, - каркнул Врангель. - В любом случае, только вы трое имеете наибольшие шансы убить дьюлу. Да и причин у вас для этого предостаточно.

        - Помнится, кто-то ухмылялся, когда я не мог решиться оставить Анну в Вемее, подвергая ее опасности. Посмотрим, что ты скажешь теперь! - ехидно припечатал эльф, любуясь хмурой физиономией гоблина.
        А что Форс мог сказать? Что не подпустит Нину к Бячиславу ни за какие коврижки? Так она его и послушалась! Да и потом… у гоблина с Лерленном действительно не было никакого шанса справится с дьюлой без ведьмы. Это предприятие и с участием Нины выглядело как весьма похожее на безнадежное. Это только командовать просто - убейте дьюлу. А реально это как сделать? Да если бы подвернулся такой шанс, Форс и без всяких команд Бячиславу голову бы свернул! За одну только Нину! Охранники рассказывали, что дьюла, хоть и кормит ведьму исправно, но держит ее в цепях. Видимо, из какого-то специального металла, гасящего магию. Иначе Нина давно бы уже показала тут всем, где раки зимуют. Один ее побег на Сером из окна терема Бячислава чего стоил! Отчаянная девка, эта ведьма! Даже чересчур. Такую, небось, под замок не посадишь. И покоя рядом с такой не видать, как своей холки. Демоны Мертвого Мира, и как у Данжера голова кругом не идет от семейной жизни с ведьмой? Фьяна ведь тоже девка отчаянная. Да еще какая! Вон, полетела и уговорила драконов сражаться на своей стороне! Повезло Лерленну… нашел себе юную княжну,
которая сидит себе спокойно в Вемее и не влезает ни в какие авантюры. Всего-то и забот у эльфа, как оградить любимую от нежеланного венца, да от самодура-папеньки. Но Анну же не держат в тюрьме на цепях!
        Демоны, и угораздило же Форса увлечься ведьмой! Уж кому, как не ему знать, что от них всегда одни неприятности! Вот и теперь, вместо того, чтобы выслушивать различные планы эльфа по убийству Бячислава, гоблин переживал за Нину. Гнусные мысли, одна хуже другой, ядовитыми гадюками заползали ему в голову и не хотели оттуда вытряхиваться. То ему казалось, что дьюла готовится Нину убить, то он начинал опасаться, что Бячислав решит сделать ведьму своей любовницей, то в голову гоблина лезла еще какая-нибудь гадость, не менее глупая, но все равно выводящая его из себя. Даже эльф, который поначалу посмеивался над метаниями Форса, в конце концов, начал ему сочувствовать. Однако гоблину не помогало даже это. И кто бы мог подумать, что у него вообще есть сердце и есть душа! Форс казался созданным из цельного камня, который можно было разве что разбить. А вот поди ж ты… его душа плавилась, рвалась из каменного плена, да только высвобождалась кусками. Может, он что-нибудь съел? Точно что-нибудь съел. Какую-нибудь несусветную гадость, от которой ему теперь плохо. Форс стукнул кулаком по стволу одного из
деревьев, но легче не стало. Только жалкие остатки пожухших листьев осыпались ему на голову.

        - Да успокойся ты! - прикрикнул на гоблина выведенный из себя эльф. - Если дьюла не убил Нину сразу, значит, она зачем-нибудь ему нужна.

        - А что если Бячислав передумает? - злился Форс.

        - Врангель нас предупредит! Он же практически не отлетает от шатра дьюлы!

        - Так вороненок для Данжера сведения собирает, а не для нас, - возразил гоблин. - А василевсу до посторонней ведьмы дела нет.

        - Если не считать того, что эта ведьма является лучшей подругой жены василевса! - напомнил эльф. - Да Фьяна потом Данжеру всю плешь проест, если он даст Нину в обиду! А разъяренная ведьма это тебе не фунт изюма. Ее любой дракон испугается. Ты лучше бы подумал, как нам Бячислава уничтожить.

        - Сколько можно? - возмутился гоблин. - Мы с тобой это уже сто раз обсуждали! Как только драконы нападут, мы должны быть у шатра дьюлы. Может быть, нам повезет, и он выскочит наружу, чтобы выяснить, в чем дело. А если нет, мы ворвемся вовнутрь. Что находится внутри шатра, благодаря Врангелю, мы знаем. Так что ты хочешь еще спланировать? Все равно ведь мы не сможем предугадать, как сложится ситуация!

        - Мы должны продумать все варианты!

        - Совсем спятил? Всё даже демоны предугадать не могут. Мы просто должны быть готовы. Врангель предупредит нас о нападении драконов. Сейчас шатер с Ниной охраняют 12 человек. шесть снаружи, шесть внутри. Думаю, драконы отвлекут на себя часть из них. Думаю даже, что нам надо разделиться. Ты будешь следить за шатром дьюлы, а я пойду спасать Нину. Заранее мы вытащить ее из шатра все равно не сможем. 12 человек охраны на нас двоих - это слишком много.

        - Нам бы только цепи с нее снять, а дальше она и сама за себя постоять сможет, - вздохнул эльф. - Но я согласен с твоим планом. Лучше все-таки будет, если Нина не станет тратить свой магический потенциал на охранников. Неизвестно еще, сколько сил потребует дьюла.

        - Вот именно.

        - Тогда, может, согласуем свои дальнейшие планы?

        - А их сколько можно согласовывать? - взвился гоблин. - И так все ясно. Нина садится на Серого, мы на коней и пробираемся к войску василевса. Все и так понятно! Или у тебя возникли другие планы? Может, ты Мирославу хочешь клятву на мече принести? Так это без меня. Великий князь к нечисти относится просто отвратительно.

        - А ты хочешь у василевса остаться служить? Даже после войны? - удивился эльф.

        - А куда мне деваться? Я оказался в другом мире. И вернуться в свой собственный не смогу. Да уже и не хочу, если честно. Кому я там нужен? Здесь народ относится к гоблинам намного лояльнее. А Данжер и сам нечисть. Так что думаю, на службу он меня возьмет без проблем.

        - Думаешь, став воином василевса, тебе удастся завоевать Нину? - усомнился эльф.

        - Не знаю, - вздохнул Форс. - Но хочу попробовать. Кто ничем не рискует, тот ничего не имеет.

        - Насчет последнего я бы с тобой поспорил, но не вижу смысла, - отмахнулся эльф. - остается только порадоваться, что дьюла решил одеть на тебя браслет подчинения. Иначе ты служил бы Бячиславу так же ревностно, как сейчас собираешься служить василевсу.

        - Я наемник, - пожал плечами гоблин. - Я служу тому, кто мне платит, стараясь подобрать как можно более сильного и богатого хозяина. И Бячислав вполне мог бы им оказаться. Если бы не пожадничал. И если бы не относился к представителям Высших рас как к прикроватным коврикам, о которые в случае необходимости можно вытереть ноги. Я не выношу такого отношения. Ненавижу!

        - Да… василевс относится к своим подчиненным с гораздо большим уважением. Я даже подумываю, что твоя идея поступить на службу к Данжеру не лишена смысла.

        - Ты хочешь остаться в Фотии? - поразился Форс. - А как же эльфы? Ты не собираешься к ним возвращаться?

        - Издеваешься? Если я женюсь на Анне, а я определенно готов это сделать, путь домой будет для меня закрыт. Король Оберон официально отречется от своего подданного в моем лице. Меня лишат титула и наследства.

        - И ты готов на все это ради княжны?

        - Представь себе, - вздохнул Лерленн. - Так что Фотия, вполне вероятно, и для меня станет наилучшим вариантом. Данжер давно уже привечает у себя всяческого рода отщепенцев. Теперь у него будет и собственный эльф.

        - Да… Фотия после этого станет весьма примечательным местом, - фыркнул гоблин. - Демоны! Быстрее бы уже на нас напали драконы! Ожидание просто сводит меня с ума!

        - Скажи спасибо, что Бячислав не посылает нас в гущу боя! - хмыкнул эльф. - Что-то мне не хочется сражаться на его стороне. Особенно против потенциального работодателя.

        Дьюла действительно не посылал Форса с Лерленном в бой, имея на них свои виды. Бячислав понимал, что действие браслета подчинения скоро должно закончится, но избавиться от эльфа с гоблином не мог. Они должны были стать его последним рубежом защиты, если дело будет совсем плохо. Только заклятые магией охранники будут сражаться за него до последнего, это Бячислав хорошо понимал. Даже слишком хорошо. А то, что ситуация в любой момент может переломиться не в его пользу, было понятно. Объединенное войско выдерживало мощные удары, и половцы уже начали роптать. А Володимир, воспользовавшись тем, что Бячислав застрял на востоке, начал управлять доверенными ему землями от своего имени. Всего одно поражение, и он отречется от дьюлы. Заберет обратно свою дочь и будет править практически всеми западными землями. Это злило Бячислава до зубовного скрежета. Можно подумать, он завоевывал эти территории для Володимира! Ну, подожди, князь! Если только дьюле удастся одержать победу, он непременно вернется. И вознаградит тебя надлежащим образом. Как там по закону карается отступничество? Отрубанием головы? Прекрасно!
Именно так дьюла и поступит. Сразу же, как только выберется с поля боя. Главное, чтобы не случилось ничего, что могло бы изменить ход событий. Не струсили бы воины, не предали бы половцы, не…

        - Драконы!!!
        Истошный крик пронесся над лагерем и начался бардак. Дьюла тут же выскочил из своего шатра с намерением приказать вздернуть шутника, посеявшего панику, да так и застыл на пороге шатра. Боевой отряд из 10 драконов действительно неспешно приближался к лагерю. Это было прекрасное и завораживающее зрелище. Такое же, как сход снежной лавины в горах или извержение вулкана. Враги нанесли смертельный, непоправимый удар по войску дьюлы. Даже если драконы просто покружатся и пару раз плюнут огнем на землю, воинский дух будет подорван. А у Бячислава, как на зло, нет ни одного драконобоя! Да и откуда им взяться, если дьюла сам до недавнего времени планировал использовать драконов? Шантажировать их короной и заставить сражаться на своей стороне? Тогда дело стало только затем, чтобы с этими самыми драконами связаться. У врагов, похоже, такой проблемы не возникло. Да и чему удивляться? Василевсы Фотии оба имеют драконью ипостась! Уж им-то уговорить своих соплеменников выступить на своей стороне не составило никакого труда! А уж имея на руках украденную у дьюлы корону - тем более.
        Отряд боевых драконов сделал круг над войском дьюлы и принялся за активные действия. Нет, драконы вовсе не намеревались просто испугать людей своим присутствием. Они поливали огнем, хватали зубами и когтями подвернувшихся им неудачников и вообще развлекались на всю катушку. Именно развлекались, Бячислав не мог ошибиться, ибо ему тоже раз в жизни удалось увидеть, как драконы сражаются. Впрочем, войску хватило даже игр, которые затеяли крылатые монстры. Воины бросали оружие и разбегались в разные стороны, стараясь спасти свои жизни. И Бячислав ничего не мог с эти поделать. Абсолютно ничего. Вся его магия была бессильна против драконов. Впрочем… если он использует попавшую к нему в плен ведьму… возможно, ему удастся спасти свою жизнь. Правда, магический ресурс придется выкачать полностью, вместе с жизнью, но кого это интересует? Ведьма совершила достаточно преступлений, чтобы умереть в мучениях. И дьюла просто приведет приговор в исполнение. Просто… с небольшим опозданием.
        Если бы Бячислав только мог знать, насколько он опоздал!
        Форс оказался у шатра Нины сразу же, как только в лагере началась паника. Охранники, побросав оружие, сбежали, забыв про пленника, и гоблин смог освободить ведьму безо всяких помех. Благо Ледяной клинок резал все, даже магические кандалы.

        - Как ты? - хрипло поинтересовался Форс, проверяя Нину на целостность.

        - Могло быть и лучше! - буркнула она, млея от такого внимания.

        - Сражаться сможешь?

        - С кем? С прилетевшими драконами? - ехидно поинтересовалась Нина

        - Нет, с дьюлой, - отрезал Форс. - Лерленн нас уже ждет.

        - Так что ж ты молчал-то! - нелогично возмутилась Нина и последовала за гоблином.
        Эльф действительно ждал их на выходе, и троица понеслась к шатру Бячислава на всех парах. Впрочем, герои могли бы и не торопиться, ибо дьюла стоял как пришибленный и неверящим взглядом смотрел в небо. Вокруг стоял полный бардак. Войско бросало оружие, разбегалось в разные стороны и носилось по лагерю, не замечая ничего вокруг. Более удачного момента для покушения на Бячислава и придумать было сложно. Эльф с гоблином достали клинки и заставили дьюлу отступить вглубь шатра.

        - Посмотри, что у него там с магической защитой! - попросил гоблин Нину. - А то я сейчас снесу ему голову, а он возьмет и взорвется к демонам. И утащит нас вслед за собой в Мертвый Мир.

        - Да уж, щитов понавешано на Бячиславе… мама не горюй! - поделилась своим открытием Нина, освобождая обалдевшего от такой наглости дьюлу от артефактов и амулетов.

        - Что это значит?! - возмутился пришедший наконец в себя Бячислав. - Форс, Лерленн, приказываю убить эту ведьму и служить мне! Защищать меня от драконов ценой своих жизней!

        - Ага, как же! - буркнул Форс. - Разбежались. Да мы от влияния твоих браслетов избавились в тот же день, как только харю твою поганую впервые увидели.

        - Да я же вас убить могу! - не сдавался дьюла.

        - Мог бы, - поправила его Нина. - Если б мы тебя хотя бы часа на три оставили в одиночестве, да еще бы и книгу заклинаний дали. А так… ничего ты не можешь. И не брызгай на меня слюной! Вдруг она ядовитая.

        - Я могу вам предложить несметные богатства, если вы оставите мне жизнь! - пошел на попятную дьюла.

        - Ты лучше представь, как нас наградят за твою голову! - хохотнул гоблин.

        - Всё! - подвела итог Нина. - Ни артефактов, ни защитных щитов, ничего! Можете спокойно его убивать.

        - Может, дадим ему в руки меч? - предложил эльф. - Не дело убивать безоружного

        - Еще чего! - возмутился Форс. - Не хочешь, не надо! Я его сам убью. Причем с превеликим удовольствием!

        - А-а-а! - завизжал дьюла и бросился на эльфа с гоблином.
        Реакция воинов оказалась молниеносной и на удивление слаженной. Фамильный меч эльфа вонзился прямиком в сердце Бячислава, пронзив его насквозь, а гоблин, как и обещал, снес дьюле голову. И подцепив ее за волосы сунул в кожаный мешок.

        - Зачем это? - брезгливо поморщился эльф.

        - А что бы потом слухи не ходили, что дьюла сумел скрыться. Надо бы прокоптить ее для сохранности, а потом на кол в Ингрии вздеть. Для пущей наглядности. Тогда, небось, больше никому не придет в голову мысль мир завоевывать.

        - Это вряд ли! - ухмыльнулась Нина. - Ну что, поехали к василевсу?

        - И давайте быстрее, пока войско от страха не опомнилось! - скомандовал эльф. - Серый ждет нас неподалеку.

        - Ну… тогда вам за мной не угнаться, - улыбнулась ведьма. - Придется мне первой радостную весть принести о смерти дьюлы.

        - Первой, как же! - фыркнул Форс. - Ты что, Врангеля не знаешь? Он уже, поди, возле василевса. А Данжер готовит нам торжественную встречу.

        - А Фьяна тоже там? - полюбопытствовала Нина.

        - Подругу твою драконы у себя заперли, чтобы она на рожон не лезла, - отрубил гоблин. - Вот бы еще и тебя туда отправить…

        - Даже не мечтай! - взвилась Нина. - Боевой маг я, или девица кисейная?

        - А если ты боевой маг, так нечего с места срываться! - припечатал эльф. - Я поеду в Ингрию за Анной. Так что вам с Форсом придется ехать к василевсу вдвоем. Надеюсь, ты не оставишь гоблина без магической поддержки в такой момент? Напоминаю тебе, если ты забыла, кругом рыщут воины Бячислава, а у гоблина в мешке его голова.

        - Да не оставлю я его, не оставлю… поедем вровень! - согласилась Нина.

        - Я и сам могу за себя постоять, - буркнул Форс, не стремясь, однако, настаивать на данном утверждении.

        - Не сомневаюсь, - сухо заметил эльф. - Однако Нину одну тоже оставлять не желательно. Сам знаешь, ничем хорошим это не заканчивается. Так что удачи!

        - Интересно, эльфы все такие противные? - задала сама себе риторический вопрос Нина, как только Лерленн скрылся из глаз.

        - Обычно они еще хуже! - хмыкнул гоблин и изо всех сил свистнул. Серый возник перед Ниной тут же, словно специально поджидал рядом. - Садись, поехали. Василевс нас наверняка ждет.
        Данжер действительно ждал бравых героев. Принесенная Врангелем весть о смерти дьюлы была слишком уж хорошей, чтобы поверить в нее сходу. Поэтому когда Форс вытряхнул из своего мешка голову Бячислава, василевс даже приподнял ее с земли, чтобы рассмотреть павшего врага подробнее. К идее вздеть эту голову на кол в Ингрии он, правда, отнесся весьма равнодушно, но мешать Форсу коптить ее не стал. В конце концов, у каждого свои развлечения! Гораздо больше Данжера занимало рассеявшееся войско Бячислава. В единый мощный кулак без предводителя оно уже не соберется, но небольшими отрядами пакостить еще будет в силах. Надо было только выждать, пока эти самые отряды соберутся и нанести по ним превентивный удар. Благо, разведка в лице (точнее, клюве) Врангеля и морде Серого работала исправно. И как Мирослав ни стонал, уговаривая всех идти по домам, никто даже с места не двинулся. Мнение василевса, как опытного военачальника, значило слишком много.
        Данжер, как всегда, оказался прав. Едва только весть о гибели дьюлы разнеслась по округе, половцы тут же принялись за свои обычные методы ведения войны - то бишь мародерство. Активировался и князь Володимир. Сам он в силу своего возраста уже не мог скакать впереди на лихом коне, однако ж военачальников у него хватало. Да и не напрасно ушлый князь выслал часть своего войско якобы на подмогу Бячиславу, приказав, не вмешиваться до последнего. Отхватив практически все западные от Роси земли, Володимир возмечтал подмять под себя Ингрию, а если повезет, то и западную Рось. Вправлять мозги зарвавшемуся князю отправили Трувора и Тугарина, а Мирослав с подколенными князьями вместе с василевсом приготовился дать бой половцам. В том, что битва будет долгой и кровавой, не сомневался никто. Однако Кобяку с сыновьями давно уже пора было дать укорот. Да и степи, где он до сих пор хозяйничал, были довольно лакомым куском и для Роси, и для Фотии и для Тугарина.

        - Был бы я силен, сам бы себе степи отвоевал! - бахвалился Мирослав.

        - Был бы ты силен, Кобяк бы и не тявкнул! - заметил Данжер. - Смотри, Мирослав, не растеряй те земли, которые есть. На сию войну Трувор тебя сподвигнул. А ну как не смог бы? Не знаю, как вся Рось, а западные земли точно легли бы под пяту дьюле.

        - Тебе что до того? - подозрительно поинтересовался Мирослав.

        - Не в этом году, так в следующем дьюла на Фотию бы двинуть решил. Один я против него не выстоял бы.

        - Не знаю, не знаю… вона как тебя ведьмы охраняют. Одну не успел сплавить, так другую нашел, - заметил Мирослав. - На мой взгляд, эта посправней будет. А то что у Фьяны… кожа да кости одни.

        - Ты что тут делаешь? - возмутился Данжер, увидев подъехавшую к нему на Ироде Нину. - Я ж сказал тебе, в бой не лезть!

        - Ты женой своей командуй! А я сама себе хозяйка, - отрезала Нина. - Да и Фьяна тебя по головке не погладит, когда от драконов выберется, - ядовито хмыкнула она, не без удовольствия отметив, как василевс невольно вздрогнул. - Если, не дай Бог, тебя хотя бы поцарапают, василисса из меня веревочку сплетет! Она сама мне это обещала! Видишь, и Ирода к тебе специально прислала, чтобы он меня здесь дождался.

        - А ты представляешь, что Фьяна со мной сделает, если ты погибнешь? - рыкнул Данжер. - А ну-ка брысь отсюда!

        - Не дождешься! - отрезала Нина. - А за меня не бойся, я половцам дешево не дамся.

        - Да уж, эту ведьму не проглотишь, поперек горла колом встанет, - расхохотался Мирослав. - Ай, и славно же мне слышать, что с тобой тоже кто-то спорить осмеливается!

        - Моя б воля, я б этих спорщиков… - сжал кулаки василевс.

        - Половцы! Половцы в наступление пошли! - перебили его на полуслове.

        - Началось… - прошептал василевс. - Нина, об одном тебя прошу, хоть в гущу боя не лезь!

        - Если сам не полезешь. А если полезешь, значит ты и будешь виноват в моей смерти, я так прямо Фьяне и скажу.

        - С того света скажешь?

        - А почему бы нет?

        - Да демоны с вами обеими! - махнул рукой василевс.
        Сейчас действительно было не до того, чтобы выяснять отношения. Половцев было слишком много. А воинская удача, известно, дама своевольная. Василевс забыл о присутствии Нины сразу же, как только обнажил меч и начал сносить врагу головы. И только периодические яркие вспышки, разившие половцев наповал, говорили о том, что верная своему слову ведьма не отступает ни на шаг. Оставалось надеяться, что ее бедовую башку прикроет своим мечом Форс. Эх, его бы на правый фланг кинуть, да разве ж он бросит свою ведьму! Данжер бы Фьяну не оставил даже под угрозой расстрела. Ну, да ладно, ничего, Может, Ставр там и сам справится. Ведь не зря же говорили, что он сотником был в свое время. А кто был сотником, тот и на месте тысячника управится. Да и Бермята ему поможет, если что. Такого славного воина поискать еще. Разве что Старот с ним сравнится, так тот на левом фланге бьется. Насмерть стоит, не позволяя половцам прорвать оборону и уйти через реку вглубь Роси. Таких волков только выпусти, враз все стадо перегрызут. Кстати, о волках… а Серого-то кто на поле боя выпустил? Или это он сам решил посамовольничать?
Половцы, завидев его, коней вспять повернуть старались, да назад уже ходу не было. Несколько подколенных князей Мирослава закрыли путь к отступлению. И варилась, варилась в кровавом котле великая битва. Тут уж одно из двух. Либо сдаваться, либо переломить раз и навсегда хребет половецкой гадине. Коли бить, так уж добивать! Бить так, чтобы не очнулись больше половцы, не поднялись вновь. Недорубленный лес скоро вырастает, а сыновья хана быстро обзаводятся собственным войском. Поэтому и рубить породу надо было начисто. Под корень.
        Данжер не знал, сколько времени продолжалась кровавая баня. Очнулся он только тогда, когда один из князей протрубил в рог. Остатки растерзанного половецкого войска корчились под копытами коней, вымаливая себе жизнь. Кобяк и все его три сына были мертвы. Впрочем, и со стороны сборного войска жертв было не мало. Долго будут воины разбирать тела погибших, высокий курган над ними вырастет.

        - Жива? - облегченно вздохнул василевс, увидев по уши измазанную в крови Нину. Судя по тому, что ведьма держалась в седле уверенно, кровь была вражеской.

        - У меня для тебя плохие новости василевс, Старот смертельно ранен, - хриплым голосом сообщила Нина.

        - Быть того не может! Где он? - всполошился василевс.

        - Вон, к тебе несут. Он возжелал на последок с тобой проститься.
        Старота действительно несли к василевсу в плаще, подцепив его с четырех сторон. Данжер спешился и рванул навстречу своему воеводе. К сожалению, ведьма была права. Рана Старота действительно была смертельной. Ибо выжить после того, как тебе вспороли живот и практически вытряхнули наружу все внутренности было невозможно. А вот сражаться, как оказалось, вполне. Отмороженный воевода, зажав одной рукой рану, второй продолжал махать мечом еще интенсивнее, пока враги не побежали прочь.

        - Как же ты так, а? - глухо спросил василевс, не желая верить очевидному.
        Столько времени Старот служил ему верой и правдой! Столько раз они сражались плечом к плечу! Неужели на сей раз все кончено?

        - Василевс, - глухо позвал воевода. - Семья моя… дети…

        - Позабочусь, как о своих! - решительно пообещал Данжер. - Будь покоен!

        - Славно было сражаться за тебя василевс. И помирать… славно, - выдохнул Старот и затих.

        - Воеводу на ладье везите в Фотию, там его хоронить будем. Величайшего почета достоин этот воин! - скомандовал василевс.

        - А сам-то куда? За Фьяной? - поинтересовалась Нина. - Наша магия, да помощь Марины здесь весьма кстати будет. За лекаркой я Серого пошлю, а василиссу без твоего вмешательства драконы не отпустят.

        - Для начала я полечу, узнаю, как дела у Трувора с Тугариным. Может, подсобить требуется. Думается мне, что для того, чтобы войско Володимира в страх вогнать и одного дракона довольно будет. А затем и верно, за василиссой я отправлюсь.

        - А почему драконы нам против половцев не помогли? Что им, жалко? - возмутилась Нина. - Может, если бы они вмешались, и Старот бы жив остался, да и многие другие тоже.

        - Закон у драконов есть, не вмешиваться в дела людей, - пояснил Данжер. - Однажды они уже его преступили, напав на войско дьюлы, и тем сильно нам помогли. Да и то Фьяна их заставила на это пойти. Другой раз нарушать закон драконы уж не станут. Да и к лучшему сие. Ибо не разбираются драконы в людях, и не ведают, за кем стоит правда. Лучше уж пускай они и вовсе в бой не встревают, нежели встанут на сторону кого-нибудь вроде Бячислава.

        - И все равно это неправильно! - буркнула Нина.

        - Коли встретишь когда-нибудь короля Оттона, скажи ему о сем, - фыркнул василевс, перевоплотился в дракона и взмыл вверх.
        Глава 14

        Все хорошо, что хорошо кончается.

        Пословица.
        Разбить войска Володимира оказалось куда проще, чем половцев. Дружинникам князя действительно хватило одного только вида дракона, подлетающего к ним с самыми гнусными намерениями. Они побросали оружие и кинулись наутек. А уж сборному войску Трувора и Тугарина оставалось только лихо их преследовать. Разогнавшись, Трувор заодно отхапал себе Угорию, а чтобы хану не было обидно, пообещал, в свою очередь, помочь ему отвоевать северные земли хазарского каганата, где давно уже не было ни порядка, ни единого правителя. Воодушевленный подобной перспективой, Тугарин предложил Трувору и земли Володимира под себя отхватить, но викинг наглеть не стал. К тому же, и сил у объединенного войска было не так много, чтобы завоевательные войны вести. С Угорией повезло, и то славно. Вот если бы на их стороне все еще был василевс в своем драконьем обличии… но тот покинул войско сразу же, как отпали всяческие сомнения в победе. Данжер направился за Фьяной.
        Грядущая встреча василевса несколько напрягала. Он, конечно, соскучился по Фьяне, рад будет ее увидеть, расцеловать, прижать к себе… но вот пережить ее гнев… ему совершенно не хотелось. А то, что василисса окажется не в лучшем расположении духа, было ясно, как день. Как же, ее в безопасном месте заперли, не дали поучаствовать в войне! А то, что родной муж, между прочим, волновался за любимую жену, ее нисколько не волнует. Опять будет шипеть, что она боевой маг и постоять за себя везде сумеет. Ага, везде… подруга ее тоже ведьма, однако ж умудрилась в плен к дьюле попасть. И если бы не геройство одного отдельно взятого гоблина, еще неизвестно, чем бы это закончилось. Нет уж, лучше один раз скандал выдержать, чем постоянно волноваться за жизнь любимой женщины. К тому же… вину вообще можно свалить на Оттона. Дескать, сам Данжер ни о чем таком его не просил (что, кстати, правда). А противиться решению короля счел для себя невозможным. Идея была, конечно, малодушной, недостойной великого василевса, но перед перспективой встретиться лицом к лицу с разъяренной ведьмой… лучше уж это.
        Василевсу повезло. Фьяна настолько была рада видеть его живым и здоровым, что до скандала дело не дошло. Она внимательно осмотрела Данжера с ног до головы, проверяя, не оставил ли он на поле боя что-нибудь ценное, и от души его расцеловала. Расцеловывание затянулось надолго. Соскучившийся по Фьяне василевс решил, что и дела, и Фотия вполне могут подождать еще час. Или два. Или лучше четыре. Да что там, без него что ли не справятся, в конце концов? Так что когда два дракона, серый и разноцветно-рыжий, взмыли в небо, уже темнело. Не успели Данжер с Фьяной отлететь от города драконов на достаточное расстояние, как там раздался шум, хлопанье крыльев и истошные рычащие вопли.

        - Что-то случилось! - взволновался Данжер, поворачивая обратно.

        - Не обращай внимания, ничего особенного, - зло улыбнулась Фьяна. - Просто я проучила кое-кого. Чтобы в следующий раз не смел командовать ведьмами.

        - Что ты сотворила? - испугался василевс.

        - Превратила Оттона в пузырь. В огромный, радужный мыльный пузырь! - торжествующе созналась Фьяна. - В следующий раз этот индюк надутый не посмеет меня силой удерживать!

        - Ума решилась! - рыкнул Данжер. - Сей же час верни королю истинный облик! Драконы не могут жить без правителя!

        - Да ладно тебе! - рассмеялась Фьяна. - Я же не всерьез его превратила. Так, морок навела. Всего на полчаса. Поэтому лучше нам в ближайшее время королю Оттону на глаза не показываться.

        - Ну, и что мне с тобой делать? - спросил Данжер, обвивая свой хвост вокруг хвоста Фьяны.

        - В Фотию возвращаться. На кого ты ее оставил? Жаль, что Старот погиб, - печально вздохнула василисса. - Такого человека верного найти сложно. Кого на его место поставить думаешь?

        - Мыслю, Ставра Одихмантьевича.

        - Гусляра?! - опешила Фьяна.

        - Сей гусляр в бою проявил чудеса доблести. Сам хану Кобяку голову снес. А войском как командовал славно! В самый нужный момент засадный полк выпустил, да вдарил им по половцам, переломив хребет их войску. Ставр, коли ты забыла, до того, как стать гусляром, сотником служил. А в бою так и тысячником справился. Хотел, правда, я изначально Бермяту позвать на воеводство. Тот воин зрелый, опытный. И Старота бы поднатаскал со временем. Однако ж Бермята от баронессы уходить не захотел. Говорит, ему и при Марине вдосталь славы и уважения.

        - Нда. Воевода Ставр это нечто, - хмыкнула Фьяна. - Росских князей удар хватит, когда они узнают об этом. Ты бы еще эльфа с гоблином пригласил.

        - Лерленна я не позвал, потому как не слишком эльфов люблю. Больно уж гонору у них много. А мне воевода нужен, чтоб с людьми ладить мог. Ну а на Форса… другие есть у меня планы… но покамест я ничего о них не скажу. Посмотрим еще, как он справится с заданием, которое я дал.

        - А чем ты его таким глобальным озадачил?

        - А за княжичем Ульриком приглядеть. Не сегодня, завтра ему на трон Ингрии садиться, знаки власти в руки брать. А он малец еще. Сейчас Марина с Ниной колдуют над ним, заклятье снимают, дьюлой наложенное, шрамы с лица сводят, да раны долечивают. Нина магией, а Марина зельями разными. Глядишь, вдвоем и справятся.

        - И чего же такого сложного в том, чтобы за пацаном приглядеть? - не поняла Фьяна.

        - Хорошо, назола, приоткрою я тебе тайну. Мыслю я Форса с Ульриком в Ингрию отправить, охранять княжича. Да токмо возможно это будет тогда лишь, когда княжич сам того захочет. То бишь Форс понравится ему должен, к душе лечь. А гоблин, сама знаешь, не шибко приветливый. Так что тут еще не ясно ничего. Лучше скажи мне, что за мешок увесистый ты в лапах тащишь?

        - А-а-а… тут подарки всякие. Тебе в том числе. Ну и еще драгоценности.

        - Какие драгоценности?

        - Во-первых, те, что Нина у дьюлы стянула вместе с короной. Сама взяла, пусть сама ими и пользуется. А во-вторых, дар от драконов все той же Нине за то, что она им два артефакта важных нашла.

        - Дар, я так разумею, добровольный? - подозрительно поинтересовался Данжер.

        - Ну конечно! За кого ты меня принимаешь! - искренне возмутилась Фьяна. - Я только так, намекнула слегка. Ну и потом… нам еще Марину награждать надо за то, что она кольцо-невидимку нашла, да Серого. Если бы не это, не одолеть бы нам дьюлу.

        - Да что у нас в казне, денег нет? - попытался пристыдить василиссу Данжер.

        - У драконов больше! - нахально заявила ничуть не впечатленная его попыткой Фьяна.

* * *
        Поздняя осень вспомнила, наконец, что она должна быть холодной, и с утра ударил легкий морозец. Впрочем, в расположенной на юге, у самого моря Фотии все равно было теплее, чем на Роси. Марина накинула на плечи теплую, подбитую мехом куртку и вышла на крыльцо. Ульрик с Зоряной носились, как оглашенные, играя в догонялки, а с ближайшей завалинки за ними зорко бдил Форс. Да уж, и кто бы только мог подумать, что приставив гоблина к княжичу, василевс так угадает? Форс позволял Ульрику ездить на себе верхом в буквальном смысле этого слова, учил мальчишку биться на мечах и вообще не отступал от него ни на шаг. Причем было незаметно, чтобы гоблину это было неприятно или доставляло какие-то неудобства. Странно, что рядом Бермяты нигде нет. Он, обычно, тоже глаз с детей не спускает. Хотя… василевс обещал завтра священника прислать, чтоб тот обвенчал Бермяту с Настасьей. Так что они готовятся, поди, к знаменательному событию. Церемонию, правда, решили провести скромную, нечего лишний раз к этой парочке внимание привлекать, но все равно приятно. За хороших людей грех не порадоваться… счастливые…

        - Баронесса де Ривароль, - вежливо обратился к ней подбежавший Ульрик. - Позволите ли вы Зоряне пойти ко мне в гости?
        Марина даже залюбовалась юным княжичем. Избавленное от магических шрамов лицо было гордым и значительным. Многое переживший мальчик казался гораздо старше своего реального возраста. И действительно подружился с Зоряной. Темные, вьющиеся волосы, ярко-синие глаза, упрямый подбородок… а из княжича, похоже, вырастет красивый парень. И хороший правитель. Серьезный, вдумчивый, ответственный.

        - Конечно идите, - разрешила Марина и обернулась к Форсу. - Присмотришь за моей дочерью? - тот согласно кивнул, и ребятишки, взявшись за руки, побежали со двора.
        Марина подавила невольный вздох и с усилием отвела глаза от дороги. Незачем ждать того, кто не придет. Разве она не знала, что гусляр - это такое перекати-поле, которое на месте стоять не может? Он, поди, и забыл уже о ней. Да и о чем помнить? Об одном случайном поцелуе? Марина же никогда не давала ему понять, что он ей дорог, что он ей нравится. Дурацкая привычка скрывать свои чувства и эмоции, не раз выручавшая ее раньше, когда ведение бизнеса требовало холодного ума, лишенного сантиментов, на этот раз сыграло с ней злую шутку. Она оттолкнула от себя своей холодностью Ставра. Да гусляр даже если захочет, на глаза ей побоится показываться. Решит, что его вовсе и не ждут. Да и видеть не рады. Подумает, что нет баронессе дела до простого гусляра. А ведь Марина ждала Ставра, переживала, расспрашивала о нем Бермяту. Однако тот оказался немногословным. Сказал, что жив и здоров Ставр, а больше Марина и слова из него не вытянула.
        Настасью печаль хозяйки расстраивала до слез. Но чем ей помочь, она не знала. Марина ведь ни слова не проронила, ни жалобы… только смотрела иногда тоскливыми глазами на дорогу. И где этого гусляра носит? Неужто он решил отступиться от баронессы? Пыталась Настасья Бермяту расспросить, да тот только хмыкал в усы. Дескать, не расстраивайся, нормально все будет. А когда будет-то? Ой ты, Господи! Никак услышал наши молитвы? Настасья глазам своим не поверила, когда увидела приближающегося к терему Ставра. Странно, Бермята, вроде как, говорил, что гусляр воевал знатно, и чин ему василевс дал превыше разумения. А одет Ставр был ровно так же, как и любой гусляр. Рубаха белая, штаны темные… разве что только сапожки фасонистые, а так… бродяга бродягой. И идет-то не центральной дорогой, а со стороны леса. Все у него не как у людей. Барыня его и не видит вовсе, на завалинке в саду сидит. Окликнуть ее разве? Или не стоит? Радость-то она внезапная хороша. Бермята, вернувшись с поля боя, тоже Настасье как снег на голову свалился. Зато уж и счастья-то было! Пусть уж и барыня порадуется. Да и поздно уж ее окликать.
Ставр перескочил через низкий заборчик, встряхнул кудрями и сверкнул белозубой улыбкой.

        - Девица красная, угостишь спелым яблочком добра молодца?

        - Ставр!
        Гусляр поймал в объятия вожделенную женщину и коснулся губами ее губ. Господи, как же он по ней соскучился! Как же он хотел наплевать на все и сорваться к ней! Нельзя… статус воеводы недаром был столь высоким. Дел в Фотии накопилось уйма. Вот и на сей раз Ставр мог бы из города не выбраться, да василевс его пожалел, отпустил до утра. Поначалу гусляр хотел торжественно к дому баронессы подъехать, показать ей, кто он теперь есть такой, но потом передумал. Не надо ему было ни свиты шумной, ни почестей великих. Ставр просто хотел увидеть любимую женщину и обнять ее покрепче. А про свое воеводство… можно и позже рассказать. Он ей и гусляром люб. Вон как глаза сверкают, да губы улыбаются. Не каждого, поди, баронесса ужинать с собой зовет да по имени себя звать дозволяет.

        - Настасья! Прикажи баню приготовить для дорогого гостя, ужин накрыть у меня в комнате, да поспеши ко мне вернуться! - скомандовала Марина.
        Уж сегодня она Ставра точно от себя не отпустит! Должны же быть у нее в этом мире хоть какие-то радости! К тому же, и подарки от Фьяны опробовать не грех. Велеть только слугам воды натаскать в ванну. Господи, как же давно Марина не пользовалась гелем для душа, пахнущим нежными цветами мылом и кремами! Как же ей всего этого не хватало! И духов, и косметики, и шампуня… а уж про кружевное белье и говорить нечего! Такого Ставр точно ни на ком не видел!

        - Кого прислуживать прислать за столом? - улыбнулась Настасья, глядя как Марина расчесывает и укладывает пышным каскадом волосы.

        - Никого. Пусть нас не беспокоят.

        - Не хорошо сие, слухи пойдут. Сами знаете, барыня, как люди судачить любят.

        - А мне все равно, Настасья! Веришь? Нет? Мне сейчас все равно! - счастливо улыбалась Марина. - Пусть хоть мелким горошком рассыплются!
        Сказать, что Ставр был удивлен, увидев накрытый на двоих ужин, это ничего не сказать. Он даже огляделся по сторонам, выискивая слуг. Однако Марина, не чинясь, еду по тарелкам разложила сама. Поняв, что мешать им никто не будет, воодушевленный Ставр разлил вино по кубкам и вздохнул поглубже, набираясь смелости. Надобно было, верно, сначала про воеводство свое сказать, а потом и руку просить. Однако ж нужных слов никак не находилось. Это у него-то, знаменитого гусляра, чей длинный язык князья грозились вырвать с корнем! Разрумянившаяся от вина Марина с распущенными волосами была столь красива, что Ставр даже дышал через раз, боясь, что наведенный морок развеется. Куда уж там руку просить! Но к делу как-то приступать надо. Может, гусли помогут? Ставр тронул струны и завел красивую песню о любви. О том, как сладко замирает сердце, как кружится голова и как счастлив будет тот, кто поведет любушку под венец. Марина слушала, подперев подбородок ладонью и мечтательно вздыхала. Как давно она мечтала, чтобы Ставр спел для нее и только для нее…

        - Мне Фьяна для тебя подарок передала, - вспомнила Марина, доставая гитару.

        - Видел я такое в далекой Гишпании, - улыбнулся гусляр, проведя по струнам и отставляя инструмент в сторону.

        - А еще вот это, - протянула ему Марина сборник рассказов Кинга. - Тут страшилки разные, чтоб было что народу рассказывать.

        - Завтра же поблагодарю василиссу за щедрый дар! А теперь пора мне.

        - Ты что? Уйти собираешься? - не поверила своим ушам Марина.

        - Чтоб слух не пошел вздорный… - неубедительно пробормотал гусляр, тщетно пытаясь отвести взгляд от стоящей рядом баронессы.

        - А-а-а… - хмыкнула Марина. - Ну, тогда хоть поцелуй меня на прощанье.
        Ставр знал, что этого не следует делать. Если он хочет уйти, надо уходить сейчас, пока любимая женщина не оказалась окончательно скомпрометированной. Довольно было и разделенного на двоих ужина при свете свечей. Однако ж отказаться коснуться этих мягких, податливых, сладких губ он просто не мог. А коснувшись, потерял голову. Да и Марина не больно-то старалась его остановить. Напротив. Запустила пальцы в его кудри, прижалась ближе… да такого искушения и святой не выдержит! А Ставр никак не был святым. Какие же у нее мягкие губы… и смелые руки… а исподнее кружевное… дух захватывает! И где только баронесса нашла два этих маленьких кусочка кружева? Нешто и впрямь верит, что они прикрывают сокровенные места? Или то специально создано, чтоб мужчина разум последний потерял? Тогда выбор верный. Ибо Ставр не токмо разум, себя потерял. Окончательно и бесповоротно.

        - Жить без тебя не могу! - жарко зашептал он Марине на ухо. - Пойдешь за меня замуж?

        - Я за тобой не то что замуж, куда хочешь пойду!

        - Любая моя…

        Священник, который должен был повенчать Настасью с Бермятой, прибыл рано утром. Настолько рано, что в доме все еще спали. Впрочем, отец Кирилл никуда не торопился. Он степенно пил чай и вел неспешную беседу. Настасья рассказала ему обо всем, не таясь. И как была замужем за мельником, и как самовольно сбежала от мужа, чтобы спасти жизнь любому, и как василевс своей волей даровал ей свободу.

        - Сомнения меня гложут, отче, законно ли то будет? - поделилась своими тайными сомнениями Настасья. - Будет ли венчание истинным?

        - Не сомневайся, дочь моя, - успокоил ее священник. - Никогда не сомневайся в промысле Божьем. Не может быть благословенным брак без любви. Может, какой другой священник тебе на твой вопрос и по-другому ответил бы, но токмо не я. Порой кажется мне, что вовсе извратили Христово учение нерадивые приспешники. Вздумали брать на себя право судить и карать, не вспоминая о священных заповедях. Князь Амфибрахий на одной из своих охот вздумал, ради куража, людей порубить. Дескать, неверные они. А люди те и вовсе никакого вреда не чинили, жили в мире с соседями. Вздумал я вступиться за них, так меня еретиком обозвали. И кабы не василевс, гореть бы мне на огне. С тех самых пор и мыслю я, что безбожник иной лучше христианина. Хоть и не положены мне по вере моей мысли сии крамольные. Всяких людей я привечаю у себя в келье, не глядя на их веру. Беседы веду мудрые, да спрашиваю об обычаях. А уж как прослышал я, что митрополит Киевский все тому же Амфибрахию развод дал, да позволил жену в монастырь сослать за то, что не дала она князю наследника мужеского пола, так и вовсе в своем решении утвердился. Ты,
Настасья, вовсе оставила мельника без наследников, а соизволение на твой развод сам василевс дал. Так что и венчание твое с Бермятой будет законным. Таким же, как у князя Амфибрахия. А что там на Роси по этому поводу думать будут, так ты на то внимания не обращай. Мало ли злых людей на свете? На чужой роток не накинешь платок.

        - Утешил ты меня, отче, - улыбнулась Настасья. - Но гляжу, устал ты, и ровно в сон тебя клонит?

        - Дык всю ноченьку у постели болящего провел. Потому и в рань такую к вам прибыл,
        - чуть виновато пояснил Кирилл. - Но ты не сомневайся, обряд справлю как следует.

        - Да нешто я сомневаюсь? - всплеснула руками Настасья. - Я иное хочу предложить. Шел бы ты поспать, святой отец, а ближе к обеду я тебя разбужу. Свадьбу-то все одно не с утра играть будем. А ты отдохнешь, да сил немного наберешься.

        - Благодарен буду премного! - улыбнулся священник.
        Настасья проводила его в гостевые покои и, не удержавшись, побежала к Марине. Не хотелось, конечно, будить барыню так рано, но событие-то какое! Сколько лет его Настасья ждала! Тем более и барыня всегда была к ней добра. И Бермяту вылечила, медяка не спросила за свои услуги, и работу дала, и платила по совести, и относилась хорошо. Даже очень хорошо. Потому Настасье и хотелось поделиться с Мариной своей радостью, словно с подружкой. Взлетела по лестнице в один миг, дверь в светлицу барыни распахнула, да и замерла на пороге. Вот уж чего Настасья не ждала, не гадала увидеть… хоть и знала, что вчера барыня со Ставром дотемна вдвоем сидела, да беседы вела.
        Догорающие свечи, которые никто так и не удосужился погасить, золотили мягким светом буйные кудри гусляра, рассыпавшиеся по подушке. Одежда Ставра, вместе с платьем баронессы, небрежно валялись на полу, а сама Марина безмятежно спала, положив голову на мужское плечо. Темные волосы, обычно стянутые в строгий пучок, волной закрывали обнаженные плечи, а губы были изогнуты в мечтательной, счастливой улыбке. Словно это была вовсе и не суровая, жесткая баронесса, заставлявшая все Ласково (а теперь и Саловку) ходить по струнке, а кто-то другой, более молодой и наивный. Ну и гусляр, ну и фрукт, сумел-таки вскружить барыне голову! Да как вскружить-то! Ведь какие женихи сватались, какие рыцари серенады под окнами пели, Марина ни одному не улыбнулась. А ведь вдова же, могла бы и позволить себе развлечься, сильно бы не осудил никто. И вот тебе на. Гусляра безродного на шелковых простынях пригрела, к телу своему белому допустила. А тот и рад. Ишь как обнимает Марину, ровно хозяин. Выгнать бы его взашей, да закрыть ворота! Но то барыне решать. А Настасье в это дело путаться не след. И осуждать тоже. Сама
сколько в грехе в Бермятой жила, будучи венчанной. Так почто ж других виноватить? Может, барыня и сама того гусляра прогонит. Не нынче, так завтра. Так что надобно дверь в светелку Марины закрыть. Да вниз спуститься. Да предупредить девок, чтоб не смели носа совать в комнату к барыне.

        Свадьба Настасьи и Бермяты состоялась после обеда. Да и не свадьба вовсе, так, тихая семейная церемония. Оно и к лучшему было, нечего злоязыким сплетникам пищу для пересудов давать. Барыня была весела, одарила новобрачных подарками и от души пожелала счастья. Бермята с Настасьей одновременно задули венчальные свечи (чтоб жить вместе и умереть вместе), а одну Настасья прихватила с собой.

        - Зачем тебе? - полюбопытствовала Марина.

        - Поверье такое, - застеснявшись, ответила новобрачная. - Венчальную свечу берегут и зажигают ее для помощи при первых родах.

        - Настасья! - хором воскликнули ошалевшие Марина с Бермятой

        - Приглашайте первенца крестить! - улыбнулся отец Кирилл, а Бермята подхватил жену на руки и пронес так до самого дома, который щедро подарила им Марина. Точнее, даже за порог перенес.

        - Счастливые, - по-хорошему позавидовала парочке Марина. - Столько лет любовь хранили, и она все-таки подарила им возможность быть вместе.

        - Василевс и василисса Фотии, Данжер и Фьяна, и воевода василевса, Ставр Одихмантьевич! - провозгласили у порога терема Марины.

        - Воевода? - не поверила она своим ушам.

        - Надеюсь, ты успела привести себя в порядок? - подлетела к подруге улыбающаяся Фьяна. - мы тебя сватать приехали!

        - Сватать? - выпала в осадок Марина.

        - Ставр вообще-то сказал, что ты в курсе, - нахмурилась василисса.

        - Вчера только баронесса слово дала, что замуж за меня пойдет. Неужто сегодня передумала? - взволнованно впился в нее взглядом гусляр.
        Вчера? Ну да, было дело… ошалевшая от любви и ласк, Марина не задумываясь ответила гусляру «да». Но она же не подозревала, что ее приедут сватать так быстро! Тем более и Ставр утром исчез из ее комнаты раньше, чем она проснулась. Не сказал ничего, не разбудил…

        - Я просто не думала, что это прямо сегодня будет, - ошеломленно, но совершенно искренне созналась она. - Но раз уж приехали… сватайте!

        - Ха! Другое дело! - разулыбалась василисса. - Ставр толковый парень, сразу понял, что тебя на абордаж надо брать. А то тебе только дай подумать… и пиши пропало!

        - Прошу в дом! - пригласила Марина неожиданных гостей. Впрочем, слуги, до которых уже донеслась весть о сватовстве, спешно накрывали на стол.

        - Если не люб я тебе, скажи только, и я уйду, - глухо сказал потемневший лицом Ставр. - Вижу я, не по нраву тебе мое сватовство. Видно, и воевода василевса тебе не пара.

        - Да какая мне разница, воевода ты или гусляр? - воскликнула Марина. - Просто у нас не принято ночью делать предложение, а утром ехать сватать! Я растерялась! А что касается того, люблю ли я тебя… так я тебе еще вчера на этот вопрос ответ дала. Но если желаешь, могу и сегодня повторить. Люблю. Очень люблю. Так люблю, что если б не гости, да не слуги, век бы тебя из своей светелки не выпустила.

        - А уж как ты мне люба… - обнял Ставр Марину. - Ночами не спал, тобой грезил. Да разве ж я мог ждать? Как только светать стало, враз к василевсу помчался, в ноги ему поклонился, чтобы согласился он сватом быть. Мыслил я, что уж ему-то, да подруге своей ты отказать не посмеешь. Ты уж и так в грех смертный меня ввела.

        - Это когда это? - удивилась Марина.

        - Дык нынче ночью! Мыслимое ли дело, у бабы незамужней ночь проводить?

        - Ой, а то ты не поступал так никогда! - фыркнула Марина.

        - Так то девки, а то жена будущая! - резонно возразил Ставр. - Я ж хотел токмо поздороваться с тобой, да просить тебя замуж выйти. А как уст твоих медовых коснулся… и не смог остановиться. А уж как исподнее кружевное увидел, так и навовсе голову потерял. Нет, жениться нам с тобой как можно скорей надо. А то так и до еще одного греха не далеко.

        - Так значит, до свадьбы ты ко мне в светелку ни ногой? - коварно уточнила Марина.

        - Ни ногой, - решительно подтвердил гусляр, отступая от искушения куда подальше.

        - Жаль, жаль, - наигранно посокрушалась Марина. - А я тебе еще один образец кружевного… исподнего… показать хотела. Но раз ты такой…

        - Иди ко мне! - выдохнул, сдаваясь, Ставр.

        - Похоже, это надолго! - замерла Фьяна в дверях, любуясь на целующуюся парочку. - Ну, что ж, осталось только Нину сосватать. И тогда все будет совсем хорошо.

        - За гоблина? - догадался Данжер.

        - Ага. Вот только как нам это дельце обстряпать поудачнее?

        Дельце, столь обычное на первый взгляд, было действительно непростым. Прежде всего потому, что отношения Форса с Ниной никак не могли сдвинуться с мертвой точки. Собственно, там и отношений-то никаких как таковых не было. Просто парочка смотрела друг на друга печальными глазами и вздыхала. И если раньше гоблин с ведьмой хотя бы дружеские отношения поддерживали, то теперь старались оказаться как можно дальше друг от друга, почему-то вбив себе в головы, что у них все равно ничего не выйдет. Фьяна торжественно подарила Форсу костюм байкера (от которого гоблин пришел в дикий восторг), а Данжер, увидев, что гоблин не только нашел общий язык с Ульриком, но и сумел с ним подружиться, предложил ему место воеводы в Ингрии. Однако даже все это вместе взятое не могло сподвигнуть гоблина на нечто большее, чем тайные взгляды и тяжкие вздохи.

        - Блин! Гоблины же все поголовно циники, наглецы и хамы! Где Нина на свою голову такое чудо скромное отыскала? - злилась Фьяна.

        - Сей гоблин вовсе не был скромен в бою. Да и на привале. А уж про его похождения в Ингрии и вовсе песни слагают, - возразил Данжер. - Видно, и впрямь он к Нине чувства серьезные испытывает, раз изменился так. Однако ж хоть на то, чтобы подойти поближе он мог бы решиться!
        Но Форс не мог. Никак не мог. Непривычная робость словно сковывала ему и язык, и движения. Безнадежная любовь терзала его сердце, заставляя кровь то леденеть, то бурно кипеть в жилах. Любовь и страх, что Нина никогда не сможет ответить ему взаимностью. Когда Форс тайком осмеливался взглянуть на нее, боясь себя выдать, сердце его таяло от нежности. Волосы Нины, выбившись из-под капюшона куртки, золотились на солнце и словно ореолом окружали нежный овал лица. Она была очаровательна и полна соблазна. Сколько раз Форс заставлял себя подойти, объясниться, решить все раз и навсегда и… не мог. У него, наемника и головореза, просто не хватало духа. Да уж, сражаться с монстрами было куда проще. И быть первым в сражениях с половцами тоже. Когда василевс предложил гоблину (с согласия Ульрика) стать воеводой в Ингрии, Форс даже обрадовался. Может быть, вдалеке от Нины, сердце будет болеть не так сильно. Однако решиться порвать с ней навсегда и уехать он не мог тоже. Форс почти ненавидел себя за эту нерешительность, но заставить себя подойти к Нине все равно не смел. Обрадуется ли она его приходу? Не испугает
ли ее его безумная страсть? Эта страсть пугала и его самого. Разве же можно так любить? Неистово? Слепо? До самозабвения? Или только так и можно? Куда бы Форс не уехал… хоть в Ингрию, хоть на край света, от своих чувств он не избавится. Не вырвет любовь из сердца. Разве что, вместе с сердцем. И от понимания этого гоблину становилось совсем тоскливо.

        - Форс, не поможешь мне? - окликнула его василисса. - Только час назад я Ульрика спать уложила, а его уже в постели нет! Поскольку его подружка по играм, Зоряна, сегодня у себя дома ночует, наверное, княжич Нине пошел надоедать. Займись им, а? Кроме тебя Ульрик и слушать никого не хочет.

        - Вот поганец мелкий! - ругнулся Форс.
        Княжич, конечно, ему нравился, но уж больно был непоседлив. За таким не в два, в шесть глаз наблюдать надобно! Верткий, словно вьюн и на проказы горазд. Форс постучал в дверь к Нине, но никто не откликнулся. Может, и нет там никого? Больно уж тихо. А где княжич гостит, там сплошной содом. Однако ж заглянуть не помешает. Форс еще раз постучался и легонько толкнул дверь. Она открылась, и гоблин шагнул внутрь. Ульрика в комнате не было, а Нина спокойно спала, закинув руку за голову и разметав по подушкам свои светлые волосы. Форс замер, не в силах отвести взгляд от потрясающего зрелища. Полуоткрытые губы, сбившееся на талии одеяло, скудный кусочек кружева, прикрывающий шикарную грудь… если он сейчас не уйдет, быть беде. Нина никогда ему этого не простит. Форсу и так слишком сложно было смириться с мыслью, что она к нему равнодушна. А уж если Нина его возненавидит, гоблин это точно не переживет. Но как, как он может уйти отсюда? Где ему взять сил?! Форс зажмурился и изо всех сил треснул себя кулаком по физиономии. Боль несколько привела его в чувство, и он вылетел из комнаты пулей. Прочь отсюда!
Куда-нибудь, где можно напиться вдрызг и забыть о том, что он видел! Хотя гоблин очень сильно сомневался, что способен это сделать даже опустошив все винные погреба василевса.

        Когда Данжеру сообщили, что Форс исчез, он просто не поверил своим ушам. Гоблин был слишком серьезным и собранным воином, чтобы откалывать подобные номера. Скорее, василевс ожидал бы этого от гусляра, славящегося своим непредсказуемым, авантюрным характером. Однако Ставр, получив высокий пост, старался не на страх, а на совесть, даже гусли забросил, по поводу чего переживало практически все женское население Фотии. Да и часть мужского тоже. Да, от гусляра вполне можно было бы ожидать подобной выходки. Но Форс? Без пяти минут воевода Ингрии, которому было доверено заботится о наследнике? Куда он мог подеваться? И только увидев слегка виноватую физиономию своей супруги, Данжер понял, что без ее вмешательства здесь не обошлось.

        - Рассказывай! - вздохнул он.
        Фьяна и рассказала. Причем такое, что у василевса волосы дыбом встали. Бедный Форс, не мудрено, что он дал деру! Ну кто же соблазняет гоблинов кружевным бельем? Впрочем, Нина и сама не знала, что выступает в роли соблазнительницы. Это Фьяна, увидев, что ее любимая подруга заснула, решила поторопить события. Угу. Поторопила. И где теперь василевсу гоблина искать? О чем только думает его супруга? Ладно бы у Нины с Форсом уже сложившиеся отношения были, тогда можно было бы так откровенно гоблина соблазнять. Но ведь там вообще ничего не было! Немудрено, что Форс решил убраться от искушения куда подальше. Он же не знает, что Нине нравится! А оскорблять ведьму своими приставаниями… ну не самоубийца же он! Ведьму даже будить неожиданно не рекомендуется! Во избежание. Ибо характер у боевых магов оставляет желать лучшего. Однако, как бы то ни было, а далеко Форс уйти не мог. Стража говорит, что из города он не выезжал. Значит, надо искать его в Фотии. Вот только где? Ха! Наверняка в кабаке! Помнится, Данжер и сам пару раз пытался залить свое вожделение к Фьяне кувшином вина. Пока не затащил ее, наконец, в
свой шатер. Ну, что ж. Раз василисса своими неразумными действиями довела Форса до пьянки, значит Данжеру нужно исправить сотворенное супругой и вернуть гоблина к нормальной жизни. Благо, василевса Форс уважал.
        К счастью, гоблин оказался слишком заметной фигурой, чтобы затеряться в городе. Данжера сразу же направили в «Рыцаря и розу», сказав, что именно там обретается разогнавший всех посетителей Форс. Нда. Буен гоблин в гневе. Василевс перешагнул порог трактира и огляделся вокруг. Впечатление было такое, что именно в «Рыцаре и розе» происходила недавняя битва с половцами. Причем трупы уже убрать успели, а порядок навести еще нет. Поломанная мебель, битая посуда и хрустящие под сапогами василевса глиняные черепки подсказывали, что ночь у гоблина удалась. Пожалуй, даже чересчур. Осколки посуды, освещаемые огнем камина, искрились и переливались разными цветами радуги. Несколько оплывших свечей догорали в подсвечнике, а остальные были разнесены в клочья меткими выстрелами из лежавшего на столе перед гоблином арбалета. А судя по тому, что мебель была не просто поломана, а буквально настругана, было похоже, что Форс испытывал на ней свой знаменитый Ледяной клинок. Бледное лицо хозяина трактира, робко высунувшееся из-за стола, при виде Данжера осветилось облегченной улыбкой. Василевс прикинул размеры
разрушения, вздохнул, достал из кармана кошель и бросил его на стойку. Гоблин поднял голову и уставил на Данжера помутневшие глаза.

        - Форс! Какого дьявола ты делаешь в этом трактире?! - возмутился василевс. - Тебе что, заняться больше нечем, кроме как напиваться и мебель крушить? Ты что, дрался с кем-нибудь? Вся морда в кровище. Поднимайся, я сейчас кликну дружинников и они проводят тебя до дворца. Да поднимайся ты! Вот ведь! - поднять гоблина оказалось тяжело даже превосходившему его в размерах Данжеру.

        - Оставь меня, василевс, я никуда не пойду! - упрямился Форс. - И в замок к тебе я больше не вернусь.

        - Проспись, Форс! Что ты городишь? Завтра ты мне нужен будешь абсолютно трезвый! Забыл, что надо везти Ульрика в Ингрию?

        - Я не могу.

        - Чего ты не можешь?

        - Видеть ее больше не могу!

        - Кого?!

        - Нину…

        - Форс, да ты в своем уме?!

        - В своем. Потому и прошу тебя, василевс. Очень прошу. Оставь меня здесь. До утра. А лучше запри в порубе. Гоблин я, василевс. Мерзкий, бесчестный и низкий. Страсть сжигает меня. И сил ей противится у меня больше нет. Я чувствую, чувствую, как пенится кровь, как вливается в жилы расплавленный свинец, как безжалостный монстр рвет в клочки бьющееся в агонии сердце и чудовищная похоть заливает глаза опасной дымкой безумства. Ты говоришь, морда у меня в крови, василевс? А как же иначе? Ведь это я, я сам дал себе в морду. Со всей силы, не жалея. Потому что еще секунда, и я испугал бы любимую женщину. Как бы отреагировала Нина, если бы ее разбудил гоблин, обезумевший от страсти, с алым пламенем в глазах? Красивая была бы картинка, правда? Так что уйди, василевс. Или запри меня под самый надежный замок. Иначе я не смогу сдержаться. И тебе придется меня казнить.

        - Да ни черта мне ничего делать не придется! - вспылил василевс. - Это моя супруга драгоценная тебя к Нине в спальню отправила. Неймется ей! И ты тоже… хорош. Нешто трудно было подойти к Нине, да сказать о своих чувствах? Нешто не приходило тебе в голову, что ты ей тоже нравишься?

        - Я? - искренне удивился гоблин.

        - Не я же! Да Нина глаз с тебя не сводит, ждет, когда ж ты, наконец, подойти решишься! А ты напиваешься! Что, возмечтал, будто уедешь в Ингрию и забудешь о ней? Как же! Хватит кругами ходить! Воин ты, али девка красная?!

        - Я гоблин, - глухо вздохнул Форс.

        - А я, коли ты забыл, дракон! - рыкнул Данжер. - Однако ж Фьяне сие не помешало.

        - И то верно… - несколько пришел в себя гоблин. - Прости василевс, что я напился,
        - покаялся он. - Токмо терпеть больше мочи у меня нет!

        - Тогда иди проспись, приведи себя в порядок, и предложи Нине коли уж не руку с сердцем, так хотя бы составить тебе компанию и переехать в Ингрию! У княжича Ульрика там как раз есть вакантное место придворного мага.

* * *

        - Ну? Что? - нетерпеливо подбежала Фьяна к Данжеру, как только он вернулся. - Нашел гоблина? Где он?

        - Где, где… напился, да трактир разнес. И угораздило ж тебя до соблазнения додуматься! Чуть до греха не довела бедного гоблина.

        - Так я и хотела его до греха довести! А он… - разочаровано махнула рукой Фьяна.

        - Да ты себя представь на его месте! Вспомни, когда мы встретились токмо, и ты ведьмой ко мне нанялась! Я ж тогда тебя сразу к себе во дворец жить определил. И двери закрытыми не держал. И что? Коли ты забрела бы случайно в мою спальню, так враз бы и на ложе ко мне кинулась?

        - Ну… нет, конечно.

        - А коли я бы к тебе полез, чем бы ты меня порадовала?

        - Шаровой молнией меж глаз.

        - Именно! А Форс с Ниной и знакомы-то чуть.

        - Марина со Ставром не больше. Да и Лерленн с княжной тоже.

        - Но Форс это тебе не гусляр, и уж тем паче не эльф. У него наглости к девкам нет. И смазливой рожи нет, чтоб женский пол прельщать. К тому ж и отношение к гоблинам хоть и не как к половцам, а все одно подозрительное.

        - Ну насчет физиономии ты зря, Форс очень интересный тип. Не в моем вкусе, но тем не менее. Да и девки в Ингрии, насколько я слышала, за версту его не обегали. А вот насчет комплексов по поводу своей расы, это да. Тут у Форса просто переклин какой-то.

        - Потому сие, что Форс по твоей подруге сохнет. А поскольку не ведает, как она к нему относится, то и подступиться боится, и негодящим себя считает. Коли гоблин любил бы ее меньше, проще бы было. А Форс, видно, и не влюблялся ни разу, как вести себя совсем не знает. Да гоблину, вроде, и не пристало сие.

        - Мало ли что не пристало! Нине он тоже нравится! - возмутилась Фьяна. - И с этим надо что-то делать.

        - Сказал я Форсу, чтоб он, проспавшись, шел к твоей подруге, да предложил ей в Ингрию с собой ехать, - сказал василевс.

        - Будем надеяться, что он это действительно сделает, - вздохнула василисса. - А с эльфом что делать думаешь? Я так поняла, возвращаться к своим Лерленн не собирается?

        - То особая история, - хмыкнул Данжер. - Лерленн, вишь, думал, что король его за женитьбу на княжне проклянет. Однако ж Оберон поступил мудрее. Повелел основать эльфийскую слободу рядом с Фотией. Будет сюда излишне ретивых да буйных отправлять. Охолонуться. Так что у меня скоро к каторжникам да бродягам ссыльные эльфы прибавятся.

        - Вот будет весело, - хихикнула Фьяна. - А княжна как?

        - Да никак! Влюблена без памяти в Лерленна. А уж как узнала, что будет женой наиглавнейшего эльфийского посла, так еще больше расцвела. Ты лучше б спросила, чего ради Оберон решился эту слободу основать.

        - А что? Были и еще какие-нибудь причины помимо женитьбы Лерленна на Анне?

        - То как раз не причина. Причина подарок твой, книга дивная. Подобных сказаний даже у самих эльфов нет. Потому король и решил к людям поближе стать. Авось еще что подобное где найти удастся.

        - Толкин крут! Так изменить эльфов! - порадовалась Фьяна. - Поначалу люди, конечно, будут диву даваться, но потом привыкнут. А то может и родниться начнут. Если эльфы перестанут нос задирать. А то что ни тип со стрекозиными крылышками, то прям князь, как минимум. Или принц.

        - Князья они тоже разные бывают. Ведомо ли тебе, кого Ульрик в свои княжны выбрал?

        - Какая ему княжна? Ему лет-то сколько? - возмутилась Фьяна.

        - По росским меркам, самое то, чтобы невест искать. К тому ж Ульрику и ходить далеко не пришлось. Зоряна-то под боком.

        - Ты хочешь сказать… - дошло до Фьяны. - Ха! А Марина знает?

        - Нет покамест. И не говори ей ничего. Детская влюбленность быстро проходит. Вот кабы еще и у взрослых так было.

        - Ты на что это намекаешь? - сразу подобралась Фьяна.

        - Да на гоблина этого треклятого! А ну как Нина твоя скажет ему что-нибудь не то? Форс как пить дать опять сорвется куда-нибудь! А мне он в Ингрии нужен! Ибо Ульрик мал слишком. И так придется людей верных искать, которые Ингварю еще служили, и которых дьюла перебить не успел. Но пока найдем, да призовем на службу… кому я могу доверить жизнь княжича? Ох, чует мое сердце, добром это не кончится.

        - А вот это ты зря! - припечатала Фьяна. - Ничего с гоблином не сделается. Приедет твой Форс в Ингрию как миленький. Причем здоровый и счастливый. Я, пока он спит, переговорю с Ниной. Да предупрежу ее. А там… все в их руках. Не можем же мы их пасти до бесконечности!

        Реакция Нины на сообщения Фьяны оказалась неоднозначной. Точнее, совершенно не такой, как ожидала василисса. Вместо того, чтобы порадоваться известию и поблагодарить подругу за предупреждение, Нина впала в столбняк и откровенно растерялась.

        - Что значит, «ты должна сделать первый шаг»? Как ты себе это представляешь? Я должна кинуться гоблину на шею с воплем «любимый мой, родной»?

        - Для начала, ты должна согласиться ехать с ним в Ингрию! - посоветовала василисса. - А там придумай что-нибудь! Ну что мне тебя, учить надо? Вспомни, как мы в универе мальчиков кадрили! Изобрази что у тебя нога подвернулась, палатка прохудилась, что тебе за водой одной идти страшно… да мало ли! Детский сад какой-то… два человека ходят возле друг друга кругами, и ни один не решается сделать первый шаг.

        - Ладно! - вспылила Нина. - Но если в ответ на мои приставания Форс удивленно вытаращит глаза и поинтересуется, не поехала ли у меня крыша, я тебя убью!

        - Как скажешь, - согласилась Фьяна. - Но если он устроит тебе бурную ночь, пришлешь мне кувшин лучшего ингирийского вина. Надо еще посмотреть… может, там и загоняться-то не по чему…

        - Фьяна! - возмутилась Нина.

        - А что такого? - наигранно удивилась василисса. - Мало ли чего в жизни бывает? Давай так, чем больше тебе понравится Форс, тем больше будет тот кувшин вина, который ты мне поставишь, - предложила она.

        - Хорошо, - махнув рукой, рассмеялась Нина.

        - О! А вот и твой красавец идет! - заметила Форса Фьяна. - Значит, решился все-таки в Ингрию тебя пригласить. Ну ладно, не буду вам мешать.

        - Ты уверена? - не поверила василиссе Нина и осторожно выглянула в окно. Однако Фьяна не пошутила. Одетый в байкерский костюм гоблин действительно шел по направлению к терему Нины.

        - Привет! - обрадовалась Нина желанному гостю. - Давненько ты ко мне в гости не захаживал…

        - Дык дела разные… - замялся гоблин. - Дело мне василевс доверил важное.

        - Видела я, как это дело на тебе верхом ехало! - рассмеялась Нина.

        - Так княжич совсем мальчишка еще, - оправдал Ульрика Форс. - Успеет еще солидности-то набрать. И так у него жизнь была не медом намазана. Сама, поди-ка, видела, как дьюла его изничтожить хотел.

        - Фьяна сказала, что ты вместе с Ульриком в Ингрию поедешь? - направила Нина разговор в нужное русло. - Тебя и впрямь воеводой назначили?

        - Оказал мне василевс такую честь, - подтвердил Форс. - Завтра же должны мы выехать в Ингрию.

        - Стало быть, нам пришло время попрощаться, - вздохнула Нина.

        - У княжича мага своего придворного нет, может ты согласишься? - робко предложил гоблин. - Да и я рад буду, коли ты мне в Ингрии компанию составишь, - решился он.

        - Думаешь, я подойду на должность придворного мага? - хмыкнула Нина.

        - Ты лучшая ведьма из всех, кого я только знал! - убежденно сказал гоблин.

        - Ну… тогда я просто не могу тебе отказать. Надо только в Ласково по дороге заскочить, Марина просила проверить, как там без нее дела идут, - улыбнулась Нина. Гоблин облегченно вздохнул и направился к выходу. - И кстати, Форс! - он обернулся. - Мне тоже будет очень приятно с тобой путешествовать.
        P.S.
        Бочку лучшего ингирийского вина от любимой подруги Фьяна получила примерно через неделю.

        notes

        Примечания

1

        Реальный свадебный обряд в одной из деревень N-ской области. Лыко - защита от колдунов; лен, шерсть и мыло выражают желание молодой носить всегда льняную и шерстяную одежду и ходить чисто и богато; кренделями (пряниками) выражается пожелание, чтобы у мужа никогда не переводился хлеб, и супругов ждала сытая жизнь.

2

        Коршак, Коньшик, Тараканчик - данные имена басурман попались мне при чтении древнерусских былин. Разумеется, спокойно пройти мимо такого сокровища я просто не могла.

3

        Похитник (ст. сл.) - вор.

4

        Замечательно, что способ изготовления такого кольца (невидимки) описывается у многих писателей даже самой глубокой древности, славившихся своею ученостью. С течением времени некоторые ингредиенты менялись, трудность изготовления возрастала, и до нашего времени способ изготовления кольца дошел только в изложении алхимиков, в коих, как известно, сам черт ногу сломит.

5

        Инкуб - по верованию индо-европейских народов демон, принимающий вид мужчины и в таком виде вступающих в плотскую связь с людьми. Суккубом, соответственно, называется демон, принимающий вид женщины.

6

        Песенка кардинала Ришелье из к/ф «Д, Артаньян и три мушкетера»

7

        Выдержка из реального, донельзя «гуманного» «Домостроя». Не самая кровожадная.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к