Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Далёкий Друг Александр Михайлович Потапов
        Сергей Морозков


        # Даже у талантливых учёных случаются неудачи. Научный проект главного героя провален, и, как часто происходит у нас в России, крайним назначается именно он. Финансовое противостояние переходит в настоящую войну. Один против множества врагов. Как выстоять? Помогает прибор, созданный инженером вследствие неудачного эксперимента, позволивший ему обрести невероятные зрительные возможности и вступить в контакт с представителем инопланетной цивилизации. С его помощью главный герой восстанавливает справедливость.

        Морозков Сергей Викторович
        Потапов Александр Михайлович
        Далёкий Друг

        Пролог

        Дворники давно высушили стекло от крупных капель весеннего дождя. И сейчас я как зачарованный смотрю сквозь их судорожное движение на огромную, в полнеба, радугу.
        Навигатор, меняя картинки в режиме он-лайн, чётко указывает направление движения, но я, уже почти проехав перекрёсток, резко ухожу вправо, грязно подрезая соседний автомобиль. Торможу у обочины и, как мальчишка, забыв обо всём на свете, гляжу вверх…
        Сигналы клаксонов выводят из задумчивости и требуют незамедлительных действий. Проезжаю чуть вперёд и бросаю автомобиль на большой полупустой стоянке у длинного и несуразного торгового комплекса. Разминая скрипящие от долгой дороги суставы, обхожу машину и, не зная для чего, пробую пару раз ботинком баллоны.
        Заплатив за парковку, машинально иду к магазину. Автоматические двери гостеприимно распахиваются, но я быстро прохожу через здание, не удостоив взглядом ни одного прилавка местных торгашей. Минуту спустя меня захлёстывает суета большого города.
        Мощённые разноцветной плиткой тротуары полны спешащих по своим делам людей. Совершенно незнакомые дома, ничего не говорящие вывески, и, тем не менее, что-то заставляет меня шагать вперёд, не выбирая направления. Появляется предчувствие: вот-вот случится нечто важное. Это похоже на детский страх, когда, нашкодив, испуганно ждёшь, что про это узнают родители.
        Умытое весенним дождём солнце слепит глаза. Почти тепло. Старым тополям, обрезанным за зиму до размеров пеньков, вновь придётся бороться за место под солнцем. Но пройдёт ещё пара недель, пока новая листва живым платьем не прикроет голый ствол. А мне и не хочется сейчас видеть зелень. Это удивляет, и я некоторое время копаюсь в душе, пытаясь разобраться. Всё просто: летние дворы старых пятиэтажек удивительно похожи; заросшие зеленью, они сразу теряют свою индивидуальность, становясь, нет, не безликими, а какими-то одинаково уютными. Чтобы почувствовать разницу, нужно видеть их либо весной, либо осенью, когда становятся заметными все мелкие детали. Странное чувство, похожее на ностальгию, сжимает сердце. Смотрю по сторонам, словно ищу встречи. С чем или с кем?
        Около подъездов по старой традиции судачат о житье-бытье бабушки, перебирая день за днём вороха сплетен и слухов. Вот и сейчас, заметив меня, они на пару секунд затихают, оценивая пришельца. Солидный мужчина (а по-другому и не скажешь) в дорогом чёрном костюме с белоснежной рубашкой и галстуком, в сверкающей обуви, с аккуратной стрижкой и модными в тонкой оправе очками сильно диссонирует с убогой серостью окружающих "хрущёвок". Впрочем, такое незначительное событие не отвлекает их от основной задачи - зорко контролировать вверенный им придомовой участок.
        Ноги обходят лужу по бордюрному камню. Странно, я как будто знал, что она будет на пути, а ведь вниз не смотрел. Очередной двор, спортивная площадка… Не то. Мне нужно дальше. Что за чёрт: куда дальше?! И о чём это я?
        Перед глазами обычный старый двор. Ряд гаражей, детская песочница. Машины на крохотном пятачке поджидают своих хозяев. На укрытом прошлогодней листвой газоне носится парочка ошалевших от первого тепла кошек. «Кис-кис-кис»- слова слетают с губ. Я останавливаюсь как вкопанный: Наташка, наверное, ждёт… Господи, Наташка!
        Ужас подгибает колени. Двадцать лет! Это же мой двор, и он не видел меня уже целую вечность. На окне первого этажа, опершись лапкой о стекло, сидит тигрёнок, одетый в спортивный костюм, - наш семейный талисман. Сомнений не остаётся: я дома.
        Кружится голова, как будто гляжу в бездонную пропасть и почти физически ощущаю время, разделившее мою жизнь. С трудом давлю в себе желание добежать до двери и набрать на домофоне заветный номер. Нет, совершать непродуманные поступки сейчас просто нельзя, и я ухожу в соседний двор. Долго пытаюсь достать сигареты, с удивлением рассматривая свои дрожащие руки. Наконец-таки закурив, буквально падаю на скамейку и переношусь на много лет назад…


* * *
        Маленькое придорожное кафе: я остановился перекусить. Поездка всё больше напоминает паническое бегство. Мне известно, что за мной организована погоня, и оттого глотаю горячее мясо, почти не пережёвывая. Шашлык был, наверное, вкусный, но память сохранила лишь воспоминания о чересчур больших кусках. Стакан сока вливаю в себя уже на бегу.
        Двигатель ревёт, и я под визг покрышек вылетаю на дорогу. Мне до зарезу нужно успеть к регистрации рейса в Торонто. Машина послушно ускоряется, и через несколько секунд спидометр переваливает за сотню.
        Чертовщина! На повороте трасса перегорожена двумя попавшими в аварию легковушками. Подъезжаю поближе, сбрасывая скорость едва ли не до нуля. И тут время словно останавливается…
        Металл корпуса автомобиля передаёт ударный импульс. Капот начинает подниматься вверх, и в обрамлении несуразного ржавого дымка я вижу вспышку. Рука предательски медленно тянется к дверной ручке, и приходит понимание - уже ничего не успеть. Грохота нет, только удар, как кувалдой в лоб, выгоняет дух. Сознание успевает констатировать: конец. Губы кривит улыбка: теперь я точно знаю, что умирать не страшно, страшнее бегать от смерти дрожа при каждом шорохе. Взрыв!
        В этом мире что-то не так. Я жив, хотя понимаю, что этого не может быть. Смотрю на место трагедии со стороны: от техники не осталось и следов, только чадят куски горящего металла, разбросанные по сторонам.
        В голове звучит голос, вернее не голос, а я просто осознаю, что мой Далёкий Друг внушает мне:
        - Только в будущее, перенос в прошлое ничего не изменит.
        - Но как это возможно? Ты никогда даже и не упоминал о том, что путешествия во времени подвластны вам.
        - А зачем? Для нас, вечноживущих, это не имеет значения.
        - Хорошо, пусть будет будущее. Спасибо тебе, Друг…


* * *
        Лес. Я бреду наугад. Но это уже не я; вся прежняя жизнь стёрлась из памяти…


* * *
        Зато теперь я вспомнил всё…
        Глава 1

        Судьба забросила меня в этот город лет двадцать пять назад. Тогда я был процветающим бизнесменом и, казалось, крепко держал за хвост синюю птицу удачи. Работа была отлажена, только изредка возникала необходимость во встречах с деловыми партнёрами. В нашей сельской местности тогда было поспокойнее, а города уже захлестнула вакханалия девяностых. Вот и в этот раз моё присутствие на переговорах было необходимо, потому что сумма сделки была достаточно высока и рисковать такими деньгами никто не собирался. Конечно, знакомства с нужными людьми дарили мне гарантию защищённости (скорее эфемерную, чем фактическую), но я не злоупотреблял этим и в делах редко проявлял признаки снобизма, а тем паче агрессивности.
        Огромный мегаполис манил ароматами лета и свободой, поэтому я с удовольствием забыл о доме с бесконечными проблемами и с головой окунулся в упоительную разгульную жизнь. Выбор был более чем огромен: клубы, казино и прочее, прочее…
        Фирма-партнёр, с которой я заключал контракт на поставку оборудования, находилась в самом центре города. Её руководство не отличалось пунктуальностью, а сидеть часами в душном офисе было выше моих сил, и я частенько отлучался в кафе неподалёку.
        Обычное летнее заведение: несколько столиков под большим тентом и барная стойка. В меню стандартный ассортимент напитков и блюд. Но, случайно заглянув на чашку кофе, я возвращался сюда уже каждый день. Сидел и под неназойливую музыку пил лёгкие коктейли вперемежку с крепким кофе. Кофе был великолепен, но не он сделал из меня завсегдатая. Столики обслуживала удивительная девушка. Явление было, как говорится, из ряда вон! Правильные черты лица, отличная фигура, длинные волосы, собранные на затылке, лёгкий макияж, руки, ухоженные, с идеальным маникюром, - всё это отличало её от многих красавиц, встреченных мною ранее. Изысканная одежда и царственные манеры не очень вязались с её нынешней работой. И мне всегда казалось, что однажды она вернётся в свой высокий мир, оставив лишь воспоминания.
        Я потерял покой: нет, катастрофы не произошло, но думать о чём-то другом уже не мог. Чувства заставили на время потеснить разум: я мечтал о встрече с ней, правда, не предпринимая никаких шагов. «Слишком молода для меня - совсем девчонка», - небезосновательно рассуждал я… На моё счастье, директор фирмы был вечно занят, пока трезв, ну а когда шлея попадала под хвост, он ещё и ненадолго терялся, что меня только радовало. Но за целую неделю посиделок я так и не смог заговорить с девушкой, хотя к тому времени мы уже улыбались друг другу и здоровались при встрече.
        Незаметно пролетело время: несмотря на бюрократические проволочки, нестыковки в накладных и счетах, день завершения сделки всё же наступил. Я получил причитавшиеся мне финансы и в благодушном настроении поджидал друга в кафе. Командировка заканчивалась, и мне казалось, что вижу предмет своего обожания последний раз. Грустные мысли прервал товарищ, пришедший получить свой кусочек прибыли. Небрежно сунув пачку банкнот в карман, он заказал пиво, намереваясь за разговором приятно убить время. Принимая напиток, он без труда, по паре взглядов разгадал секрет полишинеля и не упустил возможности выдать пару цветистых фраз.
        - Ты бы лучше помог мне пригласить её на свидание, - не обращая внимания на издёвки, попросил я.
        Друг не раздумывая согласился помочь. Решили так: пока я свожу дебет с кредитом, он находит повод завести знакомство и пригласить девушку на свидание от моего имени.
        - Встретимся в гостинице, - сказал я, отправляясь к стоянке такси.


* * *
        - Виталя, с тебя простава! - с такими словами посредник вломился в номер. - В 10 вечера ты с цветами должен быть в кафе.
        - Олег, дружище, я твой должник, - прячу довольную улыбку и ловлю в свой адрес очередную порцию подковырок.
        Не надо объяснять, что минута в минуту точно в назначенное время я с огромным букетом белых роз был на месте. Церемония вручения цветов не заняла много времени, но сам момент отложился в памяти навсегда. Вечер знакомства продолжили в ресторане. В те годы это было довольно дорогое заведение; до сих пор помню его название - «Циклон». В уютном зале нас ждал лёгкий ужин, в основном состоящий из салатов и фруктовых ассорти; заминка случилась лишь с выбором напитков. Узнав, что Наташа пьёт только сухие вина, я (что уж теперь скрывать), желая произвести на спутницу впечатление, попросил принести бутылочку самого дорогого. Ёмкости нам хватило едва ли на полчаса, вернее, мне, поскольку что значит такая доза для деревенского парня! Дальше было интереснее: на мою просьбу повторить заказ официант, смущаясь, ответил, что вина такого качества у них в единственном экземпляре (вот вам и солидный кабак!), и мне ничего не оставалось делать, как скупить все приличные.
        Дальше всё, как в кино, закрутилось, завертелось: свидание продолжилось в одном ночном клубе, потом в другом. И где бы мы ни появлялись, я всегда замечал, как смотрят на мою спутницу: мужчины - облизываясь, а дамы - с плохо скрываемыми завистью и раздражением. Я был счастлив как мальчишка! Это была чудная романтическая ночь, и только под утро мы добрались до гостиницы.
        Начало нового дня было просто великолепным! Не найдя в номере воды (во рту было как в пустыне), я достал из пакета вино… Мне не забыть удивлённые глаза Наташки, когда я по простоте душевной глотал из горлышка французский напиток, стоимость которого тянула на неплохой подержанный автомобиль.
        Более подробно описывать первые дни нашего знакомства не нужно, это сделала однажды моя любимая буквально в нескольких словах: «Поужинали… и стали вместе жить». Так и есть: после первого свидания мы уже практически не разлучались.
        Глава 2

        С той памятной ночи я перестал видеть будущее без Наташи. Возвращаться в заштатный уральский городок уже не хотелось, и я стал подумывать о переезде на постоянное место жительства в одну из столиц Урала. Задумано - сделано: всего через пару недель, ушедших на продажу дела, я переехал. Отношения в первом браке реально изжили себя, и развод стал неизбежной и наиболее рациональной процедурой. Своих детей, а у меня двое пацанов, я оставлять не хотел и, приложив всевозможные усилия, сумел забрать их с собой.
        Город встретил новую семью достаточно пристойно. Шло время, постепенно налаживался быт. Анализируя прошлое, я часто задумывался: почему отношения с первой женой зашли в тупик, из которого только один выход - разрыв? Выводы были неутешительны: в той семье, как это не тривиально звучит, отсутствовало главное: доверие и любовь. Не из ничего возникали всяческие мелкие стычки. Незначительность тем для размолвок вовсе не означала, что милые бранятся - только тешатся; каждая мелкая ссора раздувалась до огромной проблемы, и для её решения требовались время и нервы. Вполне естественно, желание находиться дома пропадало совсем. Фактически моя старая семья распалась ещё до официального развода.
        Новые отношения, напротив, были невероятно легки. Проблемы, которые иногда омрачали нашу жизнь, никаким образом не были причастны к союзу мужчины и женщины, они лишь отражали его финансово-бытовую составляющую. И, хотя это тоже немаловажно, тем не менее, всё решалось и на наши чувства почти никак не влияло. Наверное, поэтому, где бы я ни был, что бы ни происходило, я всегда рвался домой, где было тепло и спокойно. Теперь я стал получать от жизни удовольствие практически в чистом виде. Работал и не обращал внимания на усталость, потому что знал - дома меня всегда ждут и будут рады. Возьму на себя смелость и выдам формулу нормального семейного счастья словами любимой: «Все проблемы оставьте за порогом, не тащите их за собой в спальню». Это касается не только интимных отношений, это касается и всего остального, а слово «спальня» означает вовсе не комнату, а всю гамму отношений супругов.
        Жизнь без «придури и дурдома» помогла быстрее наладить и отношения Натальи с моими детьми от первого брака. Она в свои двадцать три года взвалила на себя неподъёмную ношу: двоих чужих, почти взрослых пацанов. Что говорить, когда мой старший был только на семь лет её моложе. Вначале были и ругань, и слёзы. Сколько сил и нервов было потрачено, пока и эти трудности не ушли в прошлое! Младший сын вообще подружился с ней и всюду её сопровождал: от салонов красоты до магазинов. Через некоторое время я с удивлением заметил, что Женька уверенно разбирается в ценах на продукты питания, причём на уровне эксперта, а для мальчишки, тем более его возраста, такое несвойственно.
        За бесконечными делами закончилось золотое счастливое лето, и на повестку дня неожиданно остро встал вопрос об учёбе. Впрочем, это оказалось много проще, чем я думал: в большом городе и выбор солидный. И вот первого сентября мои орлы отправились за знаниями в близлежащую школу. Как сейчас перед глазами картинка: пацаны серьёзные и важные, в крутых прикидах (нет, не от Гуччи, но где-то поблизости) скрываются за высокими дверями. Классный руководитель младшего сына - пятиклассника, знакомясь с новыми родителями, задала вполне естественный вопрос о других членах семьи. И, глядя на молодую мамочку, получила ответ, который ввёл её в лёгкий ступор: «Да, есть брат, старший. Он будет учиться в этой же школе в одиннадцатом классе». Учительница долго пыталась соотнести возраст молоденькой мамочки пятиклассника с наличием у той старшего сына и, не осилив эту проблему, попросила её задержаться после собрания для прояснения ситуации. Естественно, что такие фортели жизнь выкидывает не часто, слух об этом быстро пробежал по кабинетам и классам. После этого моя супруга стала довольно знаменитой в родительском
коллективе.
        От той бурной и счастливой поры в памяти ещё одно необычное воспоминание. Нежданно-негаданно в гости приехал мой отец. Существование небольшого уральского городка немыслимо без постоянных слухов и сплетен; мне порой кажется, что, если они прекратятся, полусонное его существование превратится в летаргический вариант, за которым последует забвение. Это я к тому, что до отца дошла «достоверная» информация, что мои дети заброшены мачехой и часто голодают. Дедушка, в приступе праведной ярости, бросив дом на соседа, приехал с инспекционной поездкой, которая, по сути, являлась спасательной экспедицией: кроме обычных сладких даров, которыми балуют внучат, он привёз несколько палок колбасы, намертво замороженной, чтобы не испортилась в дороге. Первое, что сделал папа, ворвавшись в квартиру, едва не стоптав меня, бросился к холодильнику. Проверка не заняла много времени, и мы с Натальей несколько минут наслаждались длинным монологом, почти целиком состоящим из нецензурных слов, обращённых к неизвестным нам людям, но понятно, что именно это братство соседей по улице пеклось о голодающих детишках.
        После началась череда обычных дней, полных как радостей, так и забот. Я сменил несколько мест работы; долго всё было не так - то зарплата не устраивала, то вид деятельности. Но если стремишься к чему-либо, то шанс, что такое получится, велик. Перед новогодними праздниками мне сделали шикарное предложение от солидной фирмы, и я стал начальником лаборатории новых разработок. Под бой курантов мы желали себе и близким счастья в наступающем новом году.
        Глава 3

        - Всё, пора заканчивать. Похоже, мы проиграли. Вся электроника и программы в полном ажуре, а в этом грёбаном приёмнике пусто, как в барабане. Давай ещё последний раз, и заканчиваем, - прозвучавшие слова гулким эхом отразились от стен огромного зала лаборатории.
        - Ты прав, Вася, особенно в том, что впереди пустота. Нет, не так я представлял концовку эксперимента. Видимо, где-то не додумал, чего-то не учёл, - смотрю собеседнику прямо в глаза, пытаясь понять, что у него на самом деле на уме. - Не грусти, прорвёмся.
        Вася Акиншин - мой подчинённый и единственный человек, которому в самом деле жалко неудавшийся проект. Невысокий, плотного телосложения, подвижный как ртуть мужчина средних лет сегодня явно не в ударе. Это только у победы куча родителей, поражение - сирота. Вот и сейчас, когда дело проиграно, большинство тех, кто постоянно тёрся рядом, куда-то исчезло, остались только друзья. Проводя последний тест, я был вынужден посадить за управление оборудованием электронщика, поскольку в лаборатории остался только он. Зато теперь стало понятно, что истинных друзей я в этой фирме не приобрёл, ну а Вася - парень из совсем другой жизни.
        Подводя итоги, прихожу к неутешительному выводу: испытание системы передачи мысленных импульсов с треском провалилось. Тема, на которую я поставил всё, не принесла не только ожидаемых результатов, но и вообще ничего. До сих пор теряюсь в догадках: откуда у меня в здравом уме и твёрдой памяти взялась такая идея? Скорее всего, гуляя в свободное время по виртуальной сети, я случайно зацепил некое понятие, на которое и внимания поначалу не обратил, а после, когда некоторое время болтался в безуспешных поисках работы и жил на одних нервах, процесс исследования подспудно зрел в голове. Впрочем, это никак не влияло на повседневные хлопоты, когда даже покупка хлеба была проблемой. В те дни жилось непросто, и только любовь Наташи придавала мне сил.


* * *
        Прошло почти пять лет новой жизни, и я всё реже вспоминал те бесконечно трудные, но счастливые дни. Один из них запомнился нудной, ничего не значащей беготнёй по бесчисленному количеству всевозможных контор, где манекены из отдела кадров, мнящие себя по меньшей мере богинями, даже и не трудились объяснить причину отказов. На дне кармана жалобно позванивала последняя мелочь. Терять было нечего, и я завалился в небольшое кафе, где едва наскрёб на сэндвич и чашку кофе.
        Порядком эта забегаловка не отличалась, но не в моём положении было смотреть по сторонам. С каким-то азартом жуя бутерброд, я краем глаза пробежал крохотное объявление в забытой кем-то на столике газете. Некая фирма со скромным названием
«Надежда» предлагала хорошие деньги и устройство на высокооплачиваемую работу за особо интересные идеи и разработки. Стаканчик опустел, закончился и хлеб, но взамен пришла дикая мысль. Пальцы сами набрали несложный номер, и к вечеру я шёл домой с приличным по тем временам авансом. Ничего экстраординарного я не предложил, но несколько моих давнишних идей попали на благодатную почву, обильно поливаемую бумажными билетами зелёного цвета.


* * *
        После первых ощутимых удач и наступившего финансового благополучия при поддержке одного из директоров фирмы я приступил к реализации моего главного проекта. Сама идея сделать устройство для телепатического общения витала в воздухе едва ли не с написания первых научно-фантастических романов. Трудности, стоящие перед творцами генераторов мысли, долгое время значительно превышали возможности технологий. Но я был уверен, что моему коллективу по силам создать простое и надёжное устройство.
        С самого начала исследований я чётко отделил передатчик мыслей от основной своей темы - передатчика мысленных импульсов. Передать мысль на сегодня по-прежнему необычайно сложно да, наверное, и невозможно. Но, если разделить задачу на части, появляется хороший шанс. Мысленный импульс - короткая команда человеческого мозга, такая как моргнуть глазом, махнуть рукой, почесать нос и так далее. Мне казалось, и не без оснований, что смогу решить эту задачу. С детства меня посещали, нет, не видения, а предчувствия. Я почти всегда знал, что со мной случится, причём озарение возникало в самые сложные моменты жизни. Провал был тем более болезненным, потому что я буквально дышал ароматом успеха. И вот полное фиаско.
        Начиналось всё хорошо. Под мою предыдущую разработку, которая закончилась грандиозным успехом, была набрана целая команда высококвалифицированных специалистов. Совместными усилиями, не считаясь ни со временем, ни со здоровьем, они сотворили очень много. Стоит заметить, что на аппаратуру фирмачи денег не жалели, и все лаборатории были буквально забиты сложнейшей техникой. План был прост и досконально просчитан. Я предложил начать с простейшего, и наш коллектив успешно выделил элементарные команды мозга, тщательно их проработал и классифицировал. Но самое главное - было найдено общее, что позволяло отбросить все несущественные мозговые колебания и понять, что импульсы у самых разных людей на однообразные раздражители были практически одинаковыми. Это как однокоренные слова: в этом случае, зная корень и убрав эмоциональную окраску сигнала, можно было с уверенностью говорить, что оно означает.
        Моим электронщикам досталась сложнейшая задача. Буквально на одной интуиции, не имея даже намёка на аналог, они соорудили устройство, считывающее сигналы мозга, сделали усилитель и, недолго поломав головы, создали и передатчик. Проблемы возникли там, где не ждали. Приёмник наотрез отказывался работать. Все попытки придумать что-нибудь приводили только к непроизводительным трудовым затратам. Идея, казалось, не имеет решения, по крайней мере на сегодняшнем этапе технологического развития. Мои сотрудники почти все перешли на казарменный режим, и некоторое время казалось, что от победы нас отделяет шаг. Но, несмотря на все усилия, приборы могли работать только на очень малом расстоянии, да и то не с каждым. Чтобы добиться первого положительного результата, пришлось перебрать тысячи испытуемых. Эксперименты показали, что передавать мыслеимпульсы может практически любой, а вот принять сигналы, тем более понять их, удел единиц. Этими немногими были экстрасенсы, от безысходности приглашённые на эксперимент. Кроме того, я был уверен, что вряд ли они принимают сигнал от прибора, а и без него всё чувствуют.
        И вот крах. Я иду по пустынным коридорам офисного здания. Странно: обычно в это время кто-нибудь да попадается на пути, а сейчас - никого. Примечательная черта современности: любят и уважают только везучих. На данный же момент я в их число не вхожу. А ведь ещё совсем недавно со мной старалось столкнуться (якобы случайно) большинство сотрудников компании. Кто бы мог представить, что из ведущего специалиста я в одночасье стану практически изгоем.
        Признать свою ошибку или же осознать трудности, с которыми ты не в силах справиться, - сильная черта характера. Так мне всегда казалось. Я доложил руководству о провале, надеясь услышать слова поддержки, но вместо этого был просто ознакомлен с приказом. Тема моя закрыта. Сотрудников разогнали по другим отделам. Что делать лично со мной, решало высшее руководство, а пока, чтобы не мозолил глаза, отправили в отпуск. Никогда конец карьеры не казался мне так близок. После такого провала уволят однозначно. Тем более, что ещё у всех на слуху мои бодрые заверения.
        - Вы слишком самоуверенны, господин Тихонов! На ваши бредовые идеи фирма больше не выделит ни копейки! - Виктор Алексеевич, генеральный директор, а к тому же и один из учредителей конторы, всегда старавшийся выглядеть интеллигентно, сбросил маску и показал свою истинную сущность - бывшего рэкетира, кричал так, как будто бы хотел, чтобы его услышали все. - Можете быть свободны! Что с вами делать, будет решать совет учредителей, а пока я, как руководитель, запрещаю вам появляться здесь вплоть до моего личного распоряжения.
        Такого поворота я примерно и ожидал, но степень высокомерия генерального поразила. Похоже, дела мои швах. Остаётся только надеяться на Петра Михайловича: уж он меня в обиду не даст. Это, пожалуй, единственный человек (один из семи владельцев конторы), который в неё вложил не только деньги, но и труд. Да к тому же он человек, достаточно компетентный в технических вопросах. Нужно позвонить ему и объяснить ситуацию.
        - Приёмная господина Кульбикова, слушаю вас, - секретарь Петра Михайловича всегда предельно официальна.
        - Это Тихонов, шеф у себя? - говорю, надеясь, что случится невероятное и я застану Кульбикова в кабинете, где он бывает крайне редко.
        - Нет, Виталий, он в администрации города, приём у мэра. Ты что хотел, может, я помогу? - Это плохо; значит, мои проблемы уже известны всем, раз такие вопросы задаёт секретарь.
        - Я бы встретиться с ним хотел, поговорить о моей работе…
        - Он просил тебя заехать к нему в загородный дом завтра вечером в десять часов.
        - Спасибо! - радостно благодарю собеседника и сразу отключаю связь.
        Это хорошо. ПМ (так за глаза называют Петра Михайловича) просто так встречи не назначает, значит, есть ещё шанс на справедливость. Всё, теперь домой. Большего мне сегодня не сделать.
        Глава 4

        С вечера сон не шёл, а с утра еле смог открыть глаза. На душе нехорошо, впереди очень неприятный день. Короткий вынужденный отпуск закончился, и теперь предстоит разбор полётов, а точнее, одного - моего. Вчерашний звонок из конторы выбил из колеи. Довольно грубо мне было предложено явиться с утра к генеральному на ковёр. Готовиться к мероприятию не было ни желания, ни сил. Если предстоит серьёзный проблемный разговор, я смогу пояснить причину неудач, а если конструктивной беседы не получится, что толку готовить длинные речи, казнь состоится при любой погоде.
        Огромное ультрасовременное здание, ставшее за несколько последних лет почти родным, сегодня выглядит как-то неприветливо; обычно сверкающие на солнце окна точно затянуты тонировочной плёнкой. Конечно, виновата игра света, но всё равно настроение, и так неважное, опускается гораздо ниже плинтуса. Молчаливый охранник сухо здоровается и не на миг не оставляет без присмотра, словно я очень похож на замаскировавшегося террориста. Да, дела… Раньше господин Тихонов такой чести не удостаивался. Служба безопасности ко мне всегда относилась по-особенному. Скорее всего, из-за специфического чувства юмора: невзирая на лица, я всегда подмечал у людей недостатки и обязательно подшучивал над ними, зачастую довольно жёстко, но не переступая ту хрупкую грань, что отделяет юмор от хамства.
        В приёмной директора повторилась та же история, что на входе: сухое приветствие секретаря, ещё недавно очень милой со мной голубоглазой блондинки, и её безликое предложение подождать некоторое время. Томительное ожидание растянулось часа два, не меньше. Какие всё-таки мелочные людишки рулят у нас в городе, ведь я в приёмной одной из крупнейших фирм мегаполиса! Можно было вызвать и на более позднее время, дабы не томить в приёмной, так нет - важно заставить посидеть, почувствовать, так сказать, своё место, а заодно и продемонстрировать социальное различие. Что ж - я не гордый, подожду.
        - Виталий Николаевич, вас просят зайти.
        Ну вот - начинается. Интересно, исполнят ли последнее желание приговорённого?
        Кабинет директора всегда производил на меня странное впечатление. Отделанные дорогими панелями стены гармонировали с огромным персидским ковром на полу. Длинный дубовый стол с единственным креслом. Нетрудно предположить, что восседал на нём исключительно хозяин. Для остальных предлагались сиденья поскромнее - обыкновенные, хоть и стильные стулья. Но для меня не хватило и их. Кабинет оказался заполненным большим количеством моих коллег. У двери сиротливо приютилась расшатанная табуретка, и, не ожидая приглашения, я присел на разболтанное сооружение. Надо заметить, это движение произвело некое оживление, народ никак не ожидал от меня решительности. Ну что ж, пусть разочаруются! В кабинете ненадолго повисла тишина.
        - Итак, господин Тихонов, мы вас слушаем, - генеральный буровил меня серыми, мутными после вчерашней попойки (добрые люди предупредили) глазами и говорил, точно вколачивал гвозди в крышку моего гроба.
        Я собрался было раскрыть папку с результатами исследований, но тут же понял, что это никому из сидящих в кабинете не интересно. Ненадолго в огромном помещении воцарилась тишина. Те несколько мгновений, пока я определялся с докладом, занял мой бывший зам - Гладков, доселе казавшийся вполне безобидным. Неприметная и малозначащая фигура, вечно больше мешавшая, чем помогающая делу. Только подлости с его стороны я не ждал. Этот деятель, обычно не способный связать и пару слов, сегодня в ударе.
        - Уважаемые господа, - он начинает говорить, - мы все в курсе проблемы, поэтому вкратце, если позволите, выскажу свою точку зрения на произошедшее…
        Меня с тех самых пор мучает вопрос: он сам это придумал или его шеф попросил? Второй вариант несколько предпочтительней. Не может человек, который с ладони у тебя ел, так быстро перекраситься. Боже, что я только ни услышал в свой адрес! Нет, с нарезов не сорвался, но в ответном слове, начав издалека, очень подробно остановился на деятельности руководства фирмы и роли главного в развале творческой работы. Однако темпераментная речь ушла в пустоту, и, после того, как выступление закончилось, мне популярно объяснили, кто я есть и сколько пустил в бесполезный распыл хозяйских денег. Выступавшие, недавние приятели, начисто забыли прежние отношения и считали своим долгом втоптать меня в грязь.
        Уволили в тот же день, конечно, без расчёта. Ещё счастье, что не предъявили за проваленную работу, а то было бы совсем нехорошо. Слабым утешением, даже не утешением, а барским жестом, было то, что мне позволили забрать личные вещи. Но даже это проявление «человечности» обставили максимально мерзко: вертухаи из службы безопасности не спускали глаз.
        Прощание с лабораторией было скорым. В кристальной чистоте помещения не осталось уже ничего, над чем ещё недавно здесь билась научная команда. Проводить не вышел никто. Обижаться глупо: всем, кроме меня, ещё работать в этой конторе, а дружеские отношения с опальным коллегой могут сильно притормозить карьеру. К тому же новый завлаб Карякин, назначенный на моё место, расправился бы с любым, кто отнёсся ко мне хотя бы нейтрально. Мы с этим засранцем уже сталкивались по жизни. Туповатое создание, по характеру напоминающее дворняжку Бобика из детских воспоминаний (за кусочек сахара он мог подолгу ходить на задних лапах), а при определённой поддержке ещё и становящееся этаким Цербером, сторожащим хозяйское добро. Одним словом: сто процентов лояльности к начальству и огромное желание быть руководителем, пусть даже крохотным. В его повадках за несколько дней появилось много нового, а наиболее заметна - важность. Хотя, по мне, чёрт остаётся чёртом, даже когда достигает вершины чёртовой пирамиды. Он встретил меня в дверях и, не будь за моей спиной двух охранников, наверняка бы спросил документы.
        Приказ побыстрее расстаться со мной выполняется на раз. Зайдя в свой, теперь бывший, кабинет, я увидел мои вещи уже упакованными в две коробки приличных размеров. Заглянув в ящики стола (таково было указание руководства) и убедившись, что там моего ничего нет, я подписал бумагу о передаче личного имущества и был тут же буквально вытолкан взашей.
        Отнести сразу две коробки в машину одному было невозможно, а важные охранники и тем более новый начальник лаборатории помогать мне не имели желания. Для этого из ближайшего отдела был вызван самый свободный от неотложных дел сотрудник. Им оказался инженер-электронщик Акиншин Вася, которого я лично принял на работу (отличный парень, но с пятном в биографии - судимость по малолетке). Будет хоть с кем-то поговорить - наивно полагал я, но разговора в коридорах не получилось. Ничего обсуждать при охране ни я, ни он не собирались, и только у машины мы перекинулись парой слов.
        Оказывается, решение о моём увольнении было принято только сегодня. Один из акционеров (это, конечно, Пётр Михайлович) никак не хотел с этим соглашаться, но большинство сегодня не на моей стороне.
        - Вася, а когда успели собрать вещи?
        - Николаич, не поверишь! Твоё увольнение и назначение нового начальника лаборатории было принято на утреннем заседании руководства, на котором присутствовал и Карякин. Радостный и гордый, он на собрании трудового коллектива объявил о своём повышении и сразу же приказал принести коробки, куда самолично и сбросал твоё.
        Коробки в багажнике. Я попрощался с другом, обещая позвонить при случае, не забыв, конечно, предупредить его о возможном выходе на вольные хлеба следом за мной. Теперь до дому.
        Только отъехав с полкилометра, я успокоился: что сделано, то сделано, и теперь нужно жить дальше, оставив прошлое позади. Поджидая зелёный сигнал светофора на перекрёстке, взглянул на небо и увидел, как яркое солнце пробивается сквозь облака. Хороший знак! Я улыбнулся и, нарушив все правила приличия, повернул направо из среднего ряда, чуть не поцарапав соседний автомобиль. Ещё несколько минут, сопровождаемый гудками сигналов, еду в сторону стоянки и, оставив коробки в машине (зачем мне сейчас это барахло!), быстро иду к торговому комплексу, за которым в двухстах метрах мой дом.
        Глава 5

        Двести метров, а дорога домой помнится смутно. В какой-то забегаловке принимаю на грудь пару стопок, но алкоголь сегодня явно не относится к антидепрессантам. На душе становится ещё тяжелее. Но если уж неприятности, то это надолго. У самого подъезда налетаю на двух незнакомых алкашей, отчаянно делящих недопитую бутылку вермута.
        - Слушь, мужик, закурить не найдётся? - отвлекается один.
        И зачем он полез под шкуру, ну я же мимо шёл? Решительно пресекаю домогательства, отобрав вино. Совесть, правда, не позволила оставить пьяниц без конфетки, и я сую ближайшему из них в карман мятый стольник. В своём подъезде, прячась от соседских глаз, в два глотка выпиваю паршивое пойло и закуриваю. На удивление, хмарь с души потихоньку уходит. Теперь можно и на глаза любимой появиться.
        Жена давно уже меня ждёт; умница, понимает всё без слов, и это избавляет от нудного перетирания косточек уже бывших начальников. Не снимая даже брюк, валюсь на диван и полчаса дремлю. Мой полусон прерывает Наташа: она приготовила обед, и мы за столом делимся последними новостями. Разговор о работе всё же случился, но о работе другой - будущей. У меня припасено несколько перспективных задумок - вот я и сказал, что пришло время ими заняться.
        - Ты только не спеши, Виталя, приди в себя, соберись с мыслями. Что-что, а денег на первое время хватит. Просчитай всё, а уж потом начинай работать. - Слова меня, конечно, не успокоили, но было приятно ощутить такую заботу.
        В принципе можно до пенсии собирать и даже сортировать мысли, но это занятие почему-то неважно финансируется, и я уже на следующий день с головой нырнул в развивающийся рынок труда РФ.
        Дело оказывается далеко не простым. Нет, совсем безработным мне остаться не грозит (есть пропасть разных конторок, магазинчиков, битком набитых всякой всячиной), но торговать телевизорами (это с моей-то квалификацией!) я пока не намерен. За всё время околоконторной беготни из головы не выходила мысль: слишком многие работодатели очень хотят видеть у себя в подчинении людей только с высшим образованием. В общем-то я приветствую данную тенденцию, но смущает одно - вакансии у большинства фирм только на продавцов, а зачем простому работнику прилавка университет? Что и кому хотят доказать наши бизнесмены? Видимо, у новых русских, большая часть которых училась далеко неважно, выработался комплекс неполноценности. И теперь при каждом удобном случае этот босс напоминает всем, что не учение сделало из обезьяны человека, а умение жить! Я так устал от таких хозяев жизни, что при проверке моей квалификации стал откровенно издеваться над ними.
        В крохотной конторке, которая занимается производством кранового электрооборудования, толстый лысый начальник устраивает мне вступительное испытание, поручив протестировать электродвигатель на предмет исправности. Я, предполагая нечто подобное, ношу с собой небольшой чемоданчик с оборудованием (кстати, сконструированным мною лично) и вместо того, чтобы крутить мегомметр, опутываю испытуемый образец датчиками и, провернув вал на пару оборотов, выдаю на-гора полную картину магнитных полей движка. Директора наверняка убили мои рекомендации сдать дореволюционный агрегат в металлолом. После этого меня, конечно, на работу не взяли как «слишком умного», да я и сам не рвался. Из такого уютного болота в дальнейшем очень трудно выбраться. А хоронить свои таланты, прислуживая невеликому хозяину, это не предел моих мечтаний.
        Незаметно пролетают две недели, а новые темы так и не находят интереса ни у кого. Даже те фирмы, которые должны были руками и ногами вцепиться в мой ещё не сильно поношенный пиджак, демонстрируют чудеса хладнокровия. Сдаётся, родная контора ещё не забыла блудного сына и телефонными звонками торит мне путь в пропасть. Что ж, это их право.
        Получив обычный, завуалированный отказ от очередного инвестора, в гадком настроении возвращаюсь домой. В просторной квартире пусто, жена ушла по магазинам, дети в школе - я бездельничаю. Приготовив на скорую руку пару бутербродов с колбасой, сажусь у монитора и вбиваю в поисковик больной вопрос. Как вообще в России с развитием инновационных технологий? Неужели мои идеи не востребованы? Да нет, Интернет полон всякого рода заманчивых предложений на интересующие меня темы, причём и у нас, и в других городах. Значит, в родной сторонке мне просто работать не дадут и, как ни крути, остаётся одно - попытать счастье в другом регионе, а этого страсть как не хочется - переезд по мне гораздо страшнее любого пожара.
        Самокопание быстро приедается. Включаю телевизор и, приготовившись смотреть
«очевидное-невероятное», сталкиваюсь лицо в лицо с бывшим шефом на экране. Ого! Контора-то, на удивление, приподнялась. Господин Туров, вальяжно расположившись в уютном кресле, даёт интервью журналистам и вешает зрителям на уши лапшу о своей новой революционной программе, с которой он идёт на региональные выборы. Его выступление удивляет, но не настолько, чтобы убить с десяток минут на предвыборный трёп, однако чуток времени на это всё же выделяю.
        Ничего революционного не было произнесено, но одна фраза намертво засела в мозгу. Это насчёт более рационального перераспределения финансовых потоков. Интересно, а собственно, откуда такие деньги у фирмы? Да ладно, что чужое считать. Но всё же интересно: уж я-то знаю, сколько можно заработать на озвученной теме. Странно… В конце передачи - новость: за крупную помощь городу, оказанную компанией, местная власть предлагает назвать одну из новых улиц именем генерального директора. Чуть не падаю с дивана. Вот так так! Хотя, к чёрту, а мне теперь какая разница? После недолгих поисков пульта переключаюсь на другой канал - пусть незатейливый мотивчик новоиспечённого шлягера чуть успокоит нервы.
        Напевая песенку на пару с известным исполнителем, начинаю разбор бумаг и вещей, что притащил с работы. Приношу из кухни мусорное ведро, ведь среди кучи предметов половине самое место на свалке. Так и получилось: первая коробка оказалась набита ненужным хламом, который без сожаления можно было оставить новому завлабу на добрую память. Не разгребая, почти всё отправляю в мусор. А вот содержимое второй преподносит неожиданный сюрприз. Прямо сверху обнаруживаю передатчик мыслеимпульсов - вот она, спешка и желание угодить начальству! Естественно, собирая мои вещи, новый начальник лаборатории просто спутал прибор с обычным плейером. Что ж, это первый серьёзный прокол моего преемника. Сдаётся мне, что с него скоро спросят - выброшенная им вещь цены необыкновенной.
        Шаркая по полу разбитыми тапочками, иду на кухню. Долго чиркаю зажигалкой, но огонь добываю, как древний человек, - спичкой. Аккуратно дымя в форточку, думаю, что делать дальше? Первая мысль - позвонить начальнику службы безопасности и вернуть прибор. Ха, мысль прикольная - этого придурка, Карякина, сразу уволят, но я не хочу мстить, а тем более таким образом. Гораздо лучше оставить аппарат на память: как ни крути, а все-таки я в него душу вложил. Кроме того, неудачный результат - тоже результат, и со временем, может, и мысль интересная голову посетит, а там, глядишь, и до Нобелевской премии пара шагов. Кто знает?
        В прихожей хлопнула дверь. Наташа вернулась.
        - Виталя, ты дома? Помоги разобрать сумки с продуктами!
        В сумках обнаруживаю литровую бутылку виски. Вот женщина! - муж не работает, а ему такой презент. К слову, моя хозяйка замечательная! Через час мы уже сидим за столом и обедаем. Ну а я ещё и пью. Вместе смеёмся над незадачливым завом, говорим о планах.
        Стопка за стопкой, и кажущаяся взрослой бутылка теряет своё содержимое. Сначала алкоголь не справляется со своей задачей - давит стресс последних дней, зато потом меня враз развозит, да так, что, если бы не супруга, до кровати мне ни в жисть не добраться.
        Глава 6

        Ввиду отсутствия стабильной работы я быстро отвыкаю от режима. Часто ложусь спать уже под утро или наоборот. Сегодня просыпаюсь часа в два ночи. Все известные уловки уснуть помогают как мёртвому припарки. В квартире тишина, сон сморил всех. Стараясь не разбудить жену, покидаю супружеское ложе, чтобы найти приют для полуночников на кухне. Морфея до утра ждать нечего. Завариваю купленный по случаю чай. Одно название чего стоит - «Наглый фрукт» (чистейший витамин С), но голову и в самом деле просветляет. Расположившись на любимом месте у окна, пью горячий напиток. Мозг прогоняет прочь состояние полусна, и вскоре пробуждается жажда деятельности.
        От нечего делать роюсь в куче старых дамских журналов - слабости супруги. Но шуршание никчёмных страниц вызывает раздражение. Открываю форточку и с удовольствием вдыхаю свежий ночной воздух. На ощупь, ища зажигалку, натыкаюсь на гладкую коробку прибора, который демонстрировал Наташе. Включаю мощную настольную лампу и после несложных манипуляций вскрываю пластмассовый корпус. В глазах рябит от разноцветья тоненьких проводков, соединяющих между собой крохотные чипы.
        Зачем теперь мне это надо? Тема-то закрыта. Сейчас без мощной финансовой подпитки учёному энтузиасту только и остаётся путь за бугор: там хоть и невеликий шанс, но есть. Неспешно бегут минуты, и ещё пара сигарет превращается в дым. В отчаянии беру отвёртку и начинаю собирать аппарат. Решаю, что для здоровья полезнее включить ноутбук и полазить в Интернете - всё веселее, чем копаться в электронных схемах. Машинально скрепляя детали, ловлю себя на мысли, что смотрю всё время в одну точку. Взгляд фокусируется на простом резисторе, но именно он кажется мне странным. Почему - сообразить не могу. Я не силён в электронике, но понимаю, что это сопротивление стоит в блоке усиления сигнала, и мне оно определённо не нравится.
        То, что монтажники люди своенравные и по большей части не сильно продвинутые, убеждался не раз. Сколько раз отрывался на них за явную халтуру. Детали схем паяют бездумно, их совсем не интересует не только конечный результат, но и сам процесс работы. Неработающие аппараты оказывались таковыми именно по вине таких
«паяльников». Ну ладно, это всё в прошлом, я-то что сейчас вылупился на эту деталь? Маркировка резистора современная - несколько цветных полосок; их значение для меня тайна, значит, и номинал его не известен. Да и под рукой нет даже схемы, а все номиналы радиодеталей я запомнить не в состоянии. Так, лезу в Интернет и узнаю характеристики. А что мне это даёт? Да ничего, хреновый из меня электронщик. Между делом проверяю почту. Ого! Письмо от Василия. Читаю: выгнали с работы. Ну, я так именно и предполагал. Ба, да он на сайте сейчас! Пишу ему. Вначале за жизнь, потом задаю вопрос о странном резисторе и получаю ответ, от которого все части тела начинают чесаться. Сопротивление с таким номиналом почти полностью блокирует работу усилителя! Вот так ошибочка!
        - Василий, давай ко мне! Всё равно не спишь, поговорим, покурим.
        Пусть за окном ночь; мне-то всё равно делать нечего, а он вообще ведёт своеобразный образ жизни, если не спит - значит свободен. Не успевает закипеть чайник, как за окнами останавливается таксомотор. Ночью в городе ездить одно удовольствие - ни светофоров, ни пробок. Правда, если знаешь, где ехать. На многих магистралях шальные стритрейсеры устраивают ночные заезды. Вот если пересечёшь трассу их гонок - беда. Столько аварий! Весь Интернет заполнен сообщениями о них. Местные блоггеры окрестили гаишную колонку городского сайта - «сводки с фронта». И недаром: редкий день обходится без нескольких происшествий с пострадавшими, а то и трупами. Не могу понять: чего не хватает нынешней молодёжи, раз они устраивают такое? Адреналина? По мне так лучше бы, ради интереса, попробовали поработать где-нибудь на конвейере, тогда ажиотаж ночных приключений долго не задержится в молодых головах. В конце концов можно экстремальным спортом заняться, таким, как альпинизм и прочее. Но здесь - неразрешимая дилемма: не получится карабкаться на вершину Эвереста, держа в одной руке банку пива, а другой обнимая длинноногую
подружку.
        Дверь открываю, не дожидаясь звонка. Вася как всегда полон энергии и немногословен.
        - Где? - весь его разговор.
        Зову на кухню и там показываю прибор. Глянув на резистор, он произносит коротенький монолог, посвящённый монтажникам, суть которого в том, что нужно с ними делать и куда им необходимо затолкать паяльники. Останавливаю это словесное выражение эмоций, показывая пальцем на часы:
        - Ты на время-то глянь. Все спят, давай по-тихому, - говорю шёпотом, но строго, а иначе Акиншина не остановить, его конёк - неприятие халтуры во всех проявлениях. - Вывод какой?
        - Понимаешь, Николаич, даже простая замена резистора увеличит мощность сигнала в десятки раз! И это по самой приблизительной прикидке.
        Кухню наполняет запах горячего припоя и канифоли. Поскольку вся операция занимает не больше пары минут, мы, не успев перекурить, начинаем пробное тестирование. Вообще, конечно, усиление мощности может принести некоторый результат, но без работающих приёмников вся наша затея не стоит и ломаного гроша. Хотя для начала посмотрим, что из этого получится, а уж потом будем думать дальше.
        Переделка прибора даёт ошеломляющий эффект - он, вопреки ожиданиям, вообще прекращает работать. Вначале мощность сигнала увеличивалась, но далее излучение переходит в непонятный диапазон и нашей аппаратурой не регистрируется, хотя, судя по потреблению энергии, излучатель трудится вовсю.
        Ситуация приобретает чуть комичный характер, ведь посылка сигнала, который нельзя не только принять, но даже и регистрировать, - это вообще-то полная чушь. Такого просто не может быть! Как возможно генерировать сверхкороткие волны, не имея специального устройства? И всё же оно откуда-то берётся. Осматриваю прибор ещё раз. Опаньки! На излучателе оказывается странный посторонний предмет. Приходится прибегнуть к помощи пинцета. Что это такое? Блин! Это же тот камень, который я готовил в подарок супруге и потерял на работе! Вот куда он закатился! Освобождаем антенну излучателя и вновь включаем аппарат - излучение вроде есть, но теперь в обычных диапазонах, а такое дело мы проверяли на сотнях человек, и значит вновь впереди стена. Похоже надо поэкспериментировать с камушком; он-то, видимо, и выступает в роли резонатора - другого объяснения нет.
        Дело становится интересным. Вспоминаю историю обретения кристалла. Как-то раз, гуляя по центру города, я наткнулся на интересную личность. Человек подошёл ко мне со словами:
        - Извините, пожалуйста. Вы среди толпы самый интеллигентный, не поможете коллеге?
        Какая помощь нужна калеке, догадаться не сложно.
        - Сколько надо? - спрашиваю, отчаянно выгребая из карманов мелочь.
        - Сотня, - новый друг не наглел.
        Несколько смятых купюр находят нового хозяина. Тот остаётся несказанно довольным, и его приближение к приёму очередной порции горячительного творит чудеса.
        - Молодой человек, вот вам презент.
        В моей ладони остаётся фиолетовый кристалл. Позже я потратил немало времени, чтобы разгадать загадку камня. Но что за минерал и откуда он у того человека взялся - выяснить не смог.
        Вставляем кристалл на место и целый час мучаем прибор. Результат: мы имеем непонятное явление, на объяснение которого нужна серьёзная поддержка - научная (тут должен работать целый НИИ) и финансовая (дел не на один год). Только для того, чтобы двигать науку вперёд, у нас нет ни того, ни другого.
        Что ж, придётся на полдороге прервать эксперимент. Не всё так просто в этой жизни: даже сделав важное открытие, сулящее прорыв в науке, приходится откладывать его изучение до лучших времён, а возможно, и навсегда. Жаль, конечно, но другого выбора у нас нет. Пару часов мы, ещё под впечатлением сделанного, сидим, попивая чай, и рассуждаем на тему получения Нобелевской премии по физике. А на улице ночной мрак сменяется лёгкими сумерками утра.
        - Ладно, Вася, хватит болтать; уже светло, скоро семья проснётся, давай до дому. О том, что мы сегодня сотворили, не распространяйся, но из головы не выбрасывай. Будут какие дельные предложения - звони. Мы эту тему не оставим без развития, - говорю другу, видя, как вызванное такси разворачивается во дворе дома.
        - Понял, не тупой. Пока, Николаич!
        - Привет семье!
        Глава 7

        Давно уехал Вася; жена, собрав в школу детей, тоже обещала быть нескоро, и я в одиночестве вновь глотаю сигаретный дым. Думать не хочется, но тем не менее прокручиваю события ночи несколько раз. Выводы печальны, поскольку с лаврами первооткрывателя приходится проститься сразу. Заниматься исследованиями такого уровня в кустарных условиях, без финансовой поддержки - пустая трата времени. Для суеты с прибором кроме денег нужно и время, а вариант, что мероприятие не принесёт результатов, более чем вероятен. Велика возможность напороться на какой-нибудь побочный эффект и в который раз начинать жизнь с нуля. Даже если удастся найти мецената (развести лоха, мягко говоря), то и тогда удача принесёт все дивиденды только хозяину денег. Решение приходит неожиданное, но вполне рациональное: послать всё к чёртовой матери - других вариантов нет. Да и пора начинать зарабатывать деньги на жизнь, нельзя всё время сидеть на шее у жены. Так просто начался второй этап поисков работы.
        В круговороте бесконечных дел и забот пролетают два месяца. По некоторым неявным деталям становится понятно, что у моего бывшего руководства злость серьёзно поубавилась, и на мои предложения стали поступать первые отклики. Как-то незаметно появилась работа, пусть мелочёвка, но на хлебушек с маслом стало хватать. Вернулась уверенность к себе, что позволило быть нагловатым и не озираться по сторонам в случае нелепых неудач. А дальше пошло совсем, как в кино: жизнь стала уверенно набирать обороты. Кроме всего прочего, и дома порядок. Ребятишки, конечно, иногда выкидывают фортели, но всё как-то в меру. На родительские собрания я не хожу, а, по словам супруги, в школе порядок. Немного достают вечные поборы, но деньги сейчас не самый дефицитный материал, поэтому классные руководители наши хорошие деловые партнёры.
        За суетой я совсем забыл про пылящийся без всяких надежд на дальнейшую разработку прибор. Вот и сейчас, перебирая содержимое стола, извлекаю изящную пластиковую коробочку. Несколько мгновений, и аппарат летит в самый дальний угол ящика. Там он проваляется до следующей уборки, когда я в порыве тоски по тем безумным временам вновь не достану его на свет. В конечном итоге он мне надоел, и я без сожаления положил его вместе с разным хламом, который готовился к отправке на помойку.
        Между тем чёрная полоса, вымотавшая столько нервов, кончается. В порыве неудержимой тоски по самостоятельности я наконец-таки открываю своё дело. Небольшие заказики позволили обрасти жирком и поднакопить деньжат, и я вложил кровно заработанное в небольшую конторку, чей профиль - автоматизация промышленных предприятий. Первый заказ даже в ряду всех моих авантюр выглядел явлением выдающимся. Фирма заключает контракт на автоматизацию небольшого завода. Я как важный бизнесмен приезжаю на предприятие, надеясь быстро решить проблемы и по-лёгкому срубить деньжат. Не тут-то было! Эта контора, судя по всему, доживала последние деньки, и мой вызов сюда был жестом отчаяния. Пришлось своих новых сотрудников с головой окунуть в грязь и неустроенность производственного быта. И результат не заставил себя ждать. Мы сумели сделать завод рентабельным, и у менеджеров в карманах вновь зашевелились деньги. Несколько внедрённых новаторских идей произвели ошеломляющий эффект. Промышленная линия, готовившаяся на слом, неожиданно стала давать ощутимый доход. Руководство компании-заказчика оказалось на редкость порядочным,
и мне заплатили за работу приличное вознаграждение, к тому же добавив неплохой бонус, заключив контракт на обслуживание модернизированного оборудования.
        Стоит ли говорить, что на радостях я устраиваю для своих подчинённых банкет в приличном ресторане. В уютное помещение ночного заведения завалила наша не совсем к месту одетая бригада. Гуляли круто, но на удивление культурно, и когда один из сидящих рядом начал было качать права по поводу и без, мне даже не пришлось напрягаться. Пара моих сотрудников подрулила к соседям, и предельно вежливый разговор закончился заверениями в совершеннейшем к нам уважении. Хотя, на мой взгляд, тут любой зауважает, когда его галстук от Армани наглухо пришпиливается вилкой к столу. Небольшой инцидент не перерастает в скандал. Ошарашенный клиент так и не смог определить, что за банда сегодня в авторитете, а посему счёл за лучшее отправиться до дому - баиньки. Корпоративное мероприятие позволило мне по-новому оценить потенциал команды и сделать ряд правильных выводов.
        Пришедшая финансовая независимость стала краеугольным камнем моего предприятия. После недолгих поисков и торгов мне посчастливилось за невеликие деньги купить приличное помещение почти в центре города. Вопрос о команде не стоял остро: основные кадры уже скучковались, а вознаграждение за успех превзошло все их ожидания. Первым, официально устроенным на предприятие был, конечно, Вася. Стоит упомянуть, что, кроме него, ещё несколько бывших коллег со старого места работы попросились ко мне. Но, помня предательство с их стороны, я не счёл нужным ответить этим людям добром. Я не злопамятный, но предателей не забываю и стараюсь держаться от них подальше. Нет, к мести это не имеет никакого отношения: просто не хочу быть ещё раз зависимым от некоторых личностей, хотя давно уже ни на кого не держу зла.
        Мои первые заказчики не только помогли мне финансово, но и сделали неплохую рекламу. Работы навалилось столько, что только успевай поворачиваться. Иногда в мой скромный офис была очередь и совсем не за тем, чтобы потребовать денег, наоборот, их готовы давать, а возможности мои были ограниченны. Естественно, за делами фирмы «Надежда» я не следил, хотя и не упускал случая узнать про неё новенькое. Мои же дела пока не вызывали резкого неприятия, фирмачи смирились и не мешали, но я чувствовал, что информация обо мне у них самая полная. Мир не без добрых людей, и эти добрейшие дяди мне об этом постоянно напоминали. По большому счёту доброжелатели (если это слово понимать буквально) есть серьёзное приобретение в жизни. Очень часто мы их не видим и не помним, но добрые дела, которые они делают, говорят о том, что когда-то к ним были проявлены как минимум внимание и забота, и этого люди не забыли. Воистину: по делам вашим воздастся вам.
        Глава 8

        В делах и азарте интересной работы незаметно пролетел год. События, ещё совсем недавно будоражившие душу, остались далеко за спиной. Я выбрасываю из головы всю ту муть и, обретя уверенность в себе, начинаю вновь генерировать идеи. Команда единомышленников, видя бесконечный фронт работы, трудится как стахановцы первых пятилеток. Ширятся объёмы продаж, растут заработки. Сам я уже несколько подзабыл, как выглядит пустующий холодильник.
        Самое удивительное - появляется свободное время. Возникает непростая задачка: как им распорядиться? Так уж получилось, что деревенское детство да и юность, лишённая городских удобств, не научили меня нормальному отдыху. Ну кто в деревне отдыхает? Мои попытки побродить по свету быстро приводят к пониманию, что данное времяпрепровождение не моя мечта. Как-то зимой приятели-экстремалы затащили меня поиграть в прятки со смертью на гонках снегоходов. Драйв, конечно, присутствовал, вот только мороз, залезающий под термокостюм, аннулировал все прелести зимнего вида спорта. Так чем убить время?
        Остаются два способа активного отдыха - охота и рыбалка. С охотой я давно уже распрощался, а вот порыбачить не отказывался никогда. Вечер на берегу озера с удочкой снимает нервное напряжение лучше целого сонма психологов. Особенно если клюёт. Тут уж все мускулы тела вспоминают лучшие годы и работают как часы. А великолепное ощущение, когда под грузом гнётся дугой удилище, звенит как струна леса и наконец тот момент, когда в россыпи капель вылетает из воды рыба - такое просто надо почувствовать и увидеть, чтобы понять. И совсем немаловажна ушица, сваренная на костре! Естественно, под неё можно принять на грудь немного, здесь любой спиртсодержащий напиток только на пользу.
        Вокруг нашего города множество озёр, и из-за этого выбор места довольно сложен. Впрочем, выручает этакое своеобразное рыбацкое братство. Информацию, что на этом озере вчера ловили мешками, знает сегодня весь город, и, как следствие, целые вереницы машин забивают все дороги к воде. Раньше техники было немного, и каждый дальний выезд на рыбалку организовывал профком. Тогда рыбе жилось вполне вольготно, а сейчас, когда всё это содружество стало мобильным, сохранить рыбные запасы отдельно взятого водоёма невозможно. Используя новейшие снасти, рыбаки города за пару-тройку дней оставляют после себя в лучшем случае мальков. Поэтому, действуя от противного, решаю ехать туда, где не клюёт.
        Многолюдные места мне не по душе. С детства люблю простор. И вот, завершив очередную работу, назначаю семейный выезд на рыбалку. Выбрав место и приготовив автомобиль, оставляю мелкие дела по сборам супруге. И уже не удивляюсь тому, как, разбирая вещи, натыкаюсь на непонятно как оказавшиеся здесь предметы. Например, для чего на рыбалку нужно брать старые DVD-диски с фильмами (смотреть-то не на чем!) или набор мелких отвёрток, которые едва ли могут пригодиться? Вот и сегодня среди необходимейших вещей уже без удивления обнаруживаю и свой передатчик мыслеимпульсов, попавший в машину вместе с прочим хламом. И раз уж эта куча барахла оказалась здесь, домой я решаю её не везти, а распрощаться с этим богатством сразу после рыбалки, у первого мусорного бака.
        Дорога к озеру оказывается вполне проезжей, и через пару часов упираемся в долгожданный водоём. Мы не стали стремиться к полному уединению, хотя я, как истинно деревенский житель, не представляю отдых, если около, на расстоянии видимости, будет ещё кто-то. Но в условиях миллионного города, где все берега заполнены отдыхающими, устроить безлюдье очень дорого. Проехав с десяток километров по лесному бездорожью, мы находим довольно приличное место.
        Решение разбить лагерь приводит в азарт всех. Ещё бы: солнцепёк под сорок, рядом вода, и очень хочется окунуться в зеленоватую прохладу. Поэтому работа буквально кипит. Но халтуры не терплю; так уж устроен, что люблю всё делать основательно. Разведя керогаз, доверяю жене подготовку обеда. Ну а мужикам достаётся грязная работа. Первое, что было необходимо, - это убрать мусор, который копился здесь годами, а уже потом занимаемся и нашим бытом. В общем, через три часа мы имеем всё, начиная от туалета и заканчивая местом для дневного отдыха.
        Наташа уже давно приготовила еду, и мы, быстренько искупавшись в озере, расселись вокруг импровизированного стола.
        - Разрешите считать вылазку на природу семьи Тихоновых открытой. Кто против? - и, не дожидаясь одобрительных возгласов, резюмирую - Принято единогласно!
        - Мальчишки, вам купаться и загорать, только без фанатизма. И попрошу, не травмируйте мою психику разными приколами, - Наташа инструктирует детей, - а мы с папой посидим у воды и, может, на ужин чего наловим.
        Вот бы с такой скоростью (как сейчас они кинулись к озеру) дети исполняли домашние обязанности. В принципе особых забот они не доставляют, учатся вполне достойно, не вундеркинды, но и в обиду себя не дадут. С разбега ребятня, подняв мириады брызг, плюхается в воду.
        Вылизав походную тарелку, иду разматывать удочку. Наташа направляется в палатку приготовить постели.
        - Виталя, мою тоже размотай.
        - Хорошо, может, лучше спиннинг покидаешь? - говорю, доставая из багажника снасти.
        - Да нет уж! Я рядышком посидеть хочу, - Наталка в своём репертуаре.
        - Чего хочет женщина, того хочет Бог! - фраза, вбитая в голову в далёком детстве, сейчас становится актуальной.
        Сидим, наблюдаем за безжизненными поплавками и наслаждаемся безмолвием. Вообще, умение общаться молча - это часть моей новой жизни. Иногда, оставаясь вдвоём с супругой, мы можем по несколько часов не проронить ни слова, в то же время чувствуя, что родной человек рядом. Как такое возможно, не знаю, но очень ценю такие моменты.
        Постепенно накатывает сонливость, и я, притопив удочку, засыпаю, выдав, что будить меня можно только в случае ядерной катастрофы…
        Глава 9

        - Батя, да подсекай ты уже! - сквозь дрёму доносится до меня.
        Клёв начался неожиданно и был такой же интенсивности, как в общеизвестном фильме
«Бриллиантовая рука». Одно слегка разочаровывало: по калибру местные экземпляры много не дотягивали до своих киношных аналогов. Говоря по совести, это не имело ни малейшего значения; азарт и так приносит с собой преогромное удовольствие. Наловили по головам много, правда, всё это бессчётное рыбье поголовье уместилось в половине невеликого котелка.
        - На уху хватит, помогите с подготовкой ужина. - Супруга ненавязчиво намекает, что нужно закончить издевательство над молодыми биоресурсами планеты, а заняться серьёзным делом.
        Предложение поступает вовремя. Я уже порядком подустал от активности на речном берегу. Это молодым целый день без дела носиться как ошпаренным не составляет труда, а мне, с моим четвертьвековым опытом курения и пристрастием к алкоголю, такой бодрый режим выдержать проблематично. Короче, я, получив порцию адреналина и накурившись до горечи, оставляю детей у удочек и иду к хозяйке, на помощь.
        - Давай, Наташа, помогу. Чего-то нарыбачился. Сейчас, пока ребятишки ещё в азарте, немного натаскают, добавим в уху вторым замесом. Ох, и вкуснотища получится! - от таких незатейливых мыслей невольно потекли слюнки.
        - Виталик, ты нужен был минут десять назад, а теперь я сама управилась, и от твоей бесполезной беготни того и гляди голова разболится. Иди лучше позагорай, - жена мягко посылает подальше.
        Гонимый отовсюду, делаю обиженное лицо, но, поскольку благодарных зрителей в округе нет, мой театральный экспромт растворяется никем не оценённый в первых вечерних тенях. Побродив по округе, ловлю себя на мысли - надо чем-то заняться. Тут на глаза попадается коробка с ненужным барахлом, из которой выуживаю мой прибор. Ещё немного покопавшись, достаю набор отвёрток. Скуки ради успеваю открутить пару винтов, когда так и не начавшуюся работу прерывает возглас:
        - Уха готова! Все за стол.
        Откладывается в сторону инструмент, голодный желудок диктует чисто приземлённые цели. Самая главное, конечно, еда. Не успевает Наташа договорить, а три голодных мужика уже гремят ложками у стола. На свежем воздухе аппетит без преувеличения зверский. Минут пятнадцать над округой висит тишина, изредка нарушаемая стуком металла о металл. Прикончив первое, пацаны накидываются на второе: плов исчезает с не меньшей скоростью, чем уха. Походная трапеза заканчивается тем, что сыновья отваливают от стола и, заверив, что наелись и вот-вот лопнут, а чтобы нас не забрызгало, уползают к озеру.
        Поужинали отменно: я под такую закуску съел почти бутылку водки и в самом отличном настроении усаживаюсь покурить, любуясь красками заката. Включаю музыку в машине и получаю выговор от жены в том плане, что на природе нужно слушать тишину, а не любимых исполнителей. Жалко, что не взял с собой плейер, подумал я, сейчас бы он пригодился, настроение было самое что ни на есть музыкальное. С тоской глушу радиоточку и вдруг вспоминаю о мыслепередатчике. Ведь эту технику можно при желании использовать как обычный радиоприёмник, причём настройка не сложнее, чем поворот рукоятки на домашнем кинотеатре.
        Мне быстро удаётся поймать какую-то станцию в диапазоне УКВ, и я с удовольствием окунаюсь в мир мелодий, тихонько дымя сигаретой. Сытная еда, водка, природа действуют лучше любого снотворного, и я скоро улетаю в мир сонных грёз.
        Глава 10

        Этот сон очень мало походил на обычные проделки Морфея. Мне до последней секунды верилось в реальность происходящего. Я словно и не сходил с места, но всё происходящее наблюдал вроде как чуть со стороны и чужими глазами. Вода плескалась у ног, тёмные тени лёгких вечерних сумерек, озеро, пляж, заросли кустарника. Всё как обычно, но, созерцая природу, я вижу больше. Сложно объяснить, но именно больше, а не по-другому…
        Мой взгляд пронизывает толщу воды до самого дна: я вижу, как резвятся на мелководье мальки. Приглядываясь, замечаю колышущиеся водоросли, а иногда и солидных карпов, приплывших в эти заросли. Совсем рядом с берегом различаю ржавый кусок арматуры, торчащий в песчаном дне озера. Мысль о том, как туда попала железяка, недолго мучила сонный мозг, и я продолжаю рассматривать окружающую обстановку. Новое зрение позволяет видеть всё находящееся не только на глубине, но и на другом берегу озера, а ведь до него было не меньше нескольких километров. Чуть позже я понимаю, что и дальний берег не предел, будет желание - смогу заглянуть и на Луну.
        Картинка всесильности, нечаянно родившаяся в сонной голове, никак не хотела покидать её. Просыпаться не хочется, но случай распоряжается по-другому. Изображение резко меняется, и я вдруг вижу летящий в мою сторону футбольный мяч и, что меня особенно обеспокоило, траектория его движения заканчивается на моей лысине. Я инстинктивно отшатываюсь и от резкого движения просыпаюсь. Окружающий мир мало отличается от сна. Мяч, который пацаны бросили в меня, пролетев мимо головы, мирно плавает в озере.
        - У тебя, батяня, глаза на затылке, что ли? - младший, Женька, с удивлением смотрит на меня.
        - Представь себе, сын, что годы, проведённые в джунглях Амазонки, научили меня многому. И ещё: в то славное время мне пришлось руководить племенем людоедов, и за такое дерзкое преступление (а удар мячом в ту часть организма вождя, где, по преданиям предков, у него должен находиться мозг) наказание одно - смерть через съедение! - схватив в шутку суковатую дубину, бегу в сторону детишек.
        Меж тем соображаю, что в данной ситуации не всё так просто. Странно не только то, что во сне почувствовал приближение некой опасности; я, собственно, с самого начала знал о том, что произойдёт, а посему увернуться не составило труда.
        Молодёжь, вдоволь наизображавшись испуганных пай-мальчиков, затягивает в незамысловатую игру - некое подобие пляжного футбола. Такая игра не мой конёк (курение не позволяет долго бегать), зато, если попаду, будет круто. Как только мяч оказывается в зоне досягаемости, так я и делаю. Удар - и мячик, высоко взлетев в воздух, снова оказывается в озере, но на этот раз достаточно далеко от берега, и теперь нужно искупаться, а иначе не достать.
        Младший сын, на ходу сбрасывая одежду, разбегается, чтобы прыгнуть в воду и как раз точно в то место, где в озере под водой во сне была арматуру. Опасность буквально разливается в воздухе, время словно останавливается, и я, за пару мгновений, успеваю непонятно как перегородить малому дорогу, хотя ещё секунду назад был далеко позади.
        - Подожди, Женька! Что-то нехорошо мне, - с этими словами иду проверить дно.
        Это называется - сон в руку: ещё не отойдя и пары шагов, натыкаюсь на что-то, что после паузы, сопровождающейся отборным матом, оказывается полуметровым ржавым кругляком. Некоторое время стою, держу его в руках и понимаю, что всё очень непросто и об этом надо серьёзно подумать и осмыслить произошедшее.
        Глава 11

        Итак, мой сон и не сон вовсе, а, собственно, взгляд со стороны. Причём это явно не выход из тела души или полёт в астрал. Нет, тут всё много серьёзнее. Восприятие окружающего отличалось от зрения обыкновенных людей, к когорте которых я себя отношу без ложной скромности. Мне были предоставлены невиданные ранее возможности. Но за что и почему? Без сомнения - связь видений перекликается с наличием на шее приёмника мыслеимпульсов. Настроив его на популярную волну, я задремал под ненавязчивую музыку, и аппарат до сих пор болтается на шее. Сейчас, потратив некоторое время на исследования, вижу, что настройка сбита и находится в крайнем правом положении, а была где-то посередине. Прибор работает, но, как и в каком режиме, остаётся загадкой.
        - Дорогой, помоги переставить палатку, уж больно место неудобное выбрали! - супруге явно неймётся.
        Слегка чертыхнувшись, иду к ней, по пути подкинув несколько веток в затухающий костёр. Аккуратно прибираю приёмник (подальше ото всех) и с полчаса мучаюсь, устанавливая походный домик на новом месте. Всё было бы гораздо быстрее, если бы был консенсус по поводу места, а так раз пять перетаскивал на новые точки, пока не плюнул, передоверив это нудное мероприятие детишкам. Присев под развесистой берёзой, с удовольствием наблюдаю за хаотичными движениями рабочей группы. Про себя уже давно решил (рупь за сто), что палатку поставят точно на старое место. Не стоит и упоминать, насколько ваш покорный слуга был прав.
        А вечер на озере просто бесподобен. Пользуясь тем, что моё присутствие только мешает приготовлению к ужину и сну, беру спиннинг и, отойдя в сторону шагов на сто, бросаю фирменную наживку чуть ли не на середину. Первый бросок не приносит ничего, только туча комаров, поднятая мной из прибрежной травы, решает проверить мою группу крови. Приходится отложить удилище и обильно смазаться антикомарным препаратом. Второй бросок удаётся на славу, и блесёнку перехватывает некий подводный субъект. Несколько минут длится схватка. С той стороны лесы в уху никто не торопится, а я уже изрядно вымотался. Но азарт придаёт сил, и, крикнув на помощь пацанов, я с трудом веду добычу к берегу. Младший, вооружившись садком, ловко заводит его под рыбину. И всё равно судак бился до конца! Не описать семейный восторг по поводу улова. Как-то само собой получилось, что мои усилия в общем успехе далеко не очевидны.
        - Бать, а как я его! - старший.
        - Папка, я его за жабры, а то бы ушёл! - младший.
        - Дорогой, какие у нас хорошие дети - добытчики! - жена.
        Всё правильно, это успех всей команды, но мне, как капитану, сегодня ордена не видать. Судак воистину огромен; безмен выдал шесть килограммов, но он на большее и не рассчитан. Наталья тут же берёт в свои руки ситуацию и, несмотря на сложный маникюр, ловко шелушит рыбу, да так, что чешуя далеко разлетается по берегу. Войдя в азарт, молодёжь конфисковывает снасти и бросает блесёнки до полной темноты, но дурных хищников в округе больше не оказалось.
        Золото пламени костра метров на десять разгоняет мрак и создаёт странный, известный с глубокой древности уют. Быстро закипает вода. В бульканье ухи рождается аппетит, и манипуляции супруги над котелком больше напоминают колдовские движения молоденькой ведьмы. Но новые запахи только возбуждают желудок; и уже совсем не важны чьи-либо телодвижения - семейство банально хочет есть. Ближе к полуночи заканчивается внеплановая трапеза. Сморённые сытостью (я, кроме всего прочего, приговорил двести пятьдесят граммов вискаря), все разбредаются по спальным мешкам.
        Свежий воздух и активность в течение дня быстро усыпляют команду. Не спится только мне. Вопросов выше крыши, и, что особенно плохо, - не с кем посоветоваться. Разбиваю ситуацию по полочкам, и на базе этой схемы ищу ответы. Впустую.
        Отлежав все бока и стараясь никого не разбудить, выползаю на свежий воздух. Здесь неожиданно нападает зуд гиперактивности. Сначала, чтоб впоследствии не гадать, фиксирую настройку прибора. Для этого вытаскиваю из-под изголовья супруги косметичку и заливаю все кнопки и тумблеры лаком для ногтей и для надёжности фиксирую их лаком для волос. Влажный воздух пропитывается ароматами химии, но лёгкий ветерок быстро развеивает эту хмарь. Теперь остаётся ещё одна проверка.
        Во сне я разглядел на другом берегу озера отдыхающих и среди них компанию, приехавшую на очень приметном авто. Это ярко-зелёная «шестёрка» с гигантским спойлером - такой шедевр автодизайна и в кошмарном сне не привидится. Распаковываю свою гордость - мощный морской бинокль, память о трёх годах, отданных Родине. Противоположный берег, едва подсвеченный догорающими кострами, как на ладони. Чудо-машина на месте, и её чуть трезвый экипаж довольно оживлённо подаёт признаки жизни.
        Впрочем, долго побыть в одиночестве не удаётся. Видимо почуяв, что хозяина нет дома, из палатки появляются сонные члены семейства. Мой наезд на тему - «что не спится?» повисает в воздухе. Наталья подбрасывает в костёр охапку полешек, и уже почти угасшее пламя на глазах набирает силу, разбрасывая по округе мириады малиновых искр.
        - Папа, а не пора ли нам растолковать кое-что? - Женя, грызя сухарь, задаёт непростой вопрос.
        - Уж не знаю, что и сказать. - Я начинаю оправдываться, но тут же чувствую, что гораздо проще сказать правду. - Случилось то, о чём я и не мечтал. Моя разработка, похоже, заработала. Вот такой каламбур.
        - Виталь, ты о мыслеприёмнике? Так вот, значит, куда ушёл мой лак для ногтей, - жена, мило потягиваясь, констатирует факт моего мелкого воровства.
        - Да, эта чёртова штука, что изрядно попортила нам всем нервы, подаёт признаки жизни. Мне сложно связно всё проговорить, но вкратце дело обстоит следующим образом. - Я немногословно выдаю самую суть.
        Близкие, привыкшие к моим изобретательствам, всё воспринимают достаточно адекватно. Молодёжь сразу же начинает обсуждение случившегося с уклоном на финансовое применение его в жизни. Что с них возьмёшь! Но дискутируют они на порядок лучше нашего. Тем для применения ещё не испытанного и даже не проверенного аппарата высказывается превеликое множество - от ловли рыбы в промышленных масштабах до применения прибора в ведомстве внешней разведки родного государства.
        Догорает костёр; сон потихоньку притупляет ораторский пыл, и мои собеседники по очереди возвращаются к спальным мешкам. Я ухожу последним. Тишина опускается на лагерь, и вскоре все засыпают. Я тоже готов улететь по ту сторону реальности, но несколько нудных мыслей удерживают сознание здесь. Для меня чертовски важно уяснить хотя бы приблизительное направление будущих поисков. Засыпаю с простой мыслью, что ответы на вопросы поможет дать эксперимент, который решаю провести сразу же по возвращении с отдыха.
        Глава 12

        Из-за ночных передряг я проспал сном праведника часов до десяти. Естественно, утренняя рыбалка накрылась медным тазом, но ребятишки не подвели, и их улов оставил в душе сильное чувство зависти. Собственно, винить кроме себя было некого, и я, расположившись с сигаретой у костра, первым делом связался с другом-электронщиком. Наш разговор в основном состоял из специфических жаргонных словечек, зато завершился одними эпитетами.
        - Николаич! Я хренею! Это ж!.. - И Вася разразился целой тирадой, в большинстве своём содержащей слова непечатной формы.
        Мои попытки направить разговор в конструктивное русло долгое время не давали эффекта.
        - Всё, стоп, Вася, хватит! - срываюсь было я, но тот начал лить бальзам на рваные раны моего самолюбия и естественно был с благосклонностью выслушан.
        - Я же всегда говорил, что ты - гений! Вот и доказательства, - тут Акиншин уж очень преувеличил мои достоинства, за что был жёстко остановлен.
        - Васёк, если ты сейчас же не прекратишь, я первым делом по приезде прибью тебя! И поверь, сделаю это с огромным удовольствием, - эмоции уже не мешали говорить. - Хватит; дело стоит того, чтобы обсудить его при личной встрече.
        - Хорошо, Николаич, понял, не тупой; приеду сразу, как вернёшься. Да, кстати, у меня для тебя новость. К сожалению, плохая. - (Эх, лучше бы он пел мне дифирамбы!)
        Василий сообщил: меня активно ищут бывшие работодатели, и поиск связан с какими-то финансовыми проблемами.
        До меня, конечно, доходили слухи о том, что последнее время производственные дела в фирме идут, мягко говоря, неважно, а в таких случаях определённая категория людей не старается перестроить свою работу, чтобы исправить положение, а отыскивает так называемых «крайних». Финансовое благополучие моей бывшей конторы в последнее время вызывало недоумение и множество вопросов: вместо блестящих прорывных разработок следуют сплошные провалы, а денежные потоки фирмы как реки весной. Я уже давно решил для себя, что под внешним лоском инновационных разработок конторы скрывается нечто не совсем легальное, но, поскольку от дел отошёл давно, на эту тему не парился. Только, видимо, не всё так гладко. И вот вопрос: а, собственно, при чём здесь я?
        Конечно, до Васи доходят только слухи, но я как-то сразу прочувствовал тему предстоящего разговора с бывшими хозяевами. Хотя догадаться в общем-то нетрудно: если у меня, как у человека, нанёсшего некоторый ущерб, дела на сегодняшний день идут отлично, значит, при определённых обстоятельствах с моего счёта можно кое-что снять. Но сейчас не те шальные пистолетнообрезные девяностые и так просто не придёшь говорить на пальцах. Нужны некие зацепки, а уж на базе их адвокатскоюридическая сволочь выцарапает из тебя всё до железки. Меж тем в моём прошлом был эпизод, который я по неопытности не счёл важным.
        Ещё в самом начале моей работы случилось неприятное событие: я, едва заступив на должность руководителя лаборатории, оказался вовлечён в скандал, связанный с нечаянной поломкой дорогостоящего оборудования. Моей вины в этом (если здраво рассуждать) не было: техника была смонтирована до моего прихода, а запуск в эксплуатацию состоялся в мой первый трудовой день. Но юридически я уже отвечал за всё, что делалось в лаборатории, и, похоже, теперь стоимость того агрегата хотят повесить на меня. Логика простая - деньги можно забрать лишь у того, у кого они есть, а у меня сейчас они водились. Правда, не совсем понятно, зачем фирме такой наезд? Ведь деньги там по-прежнему не переводятся. А может быть, потому и не переводятся, что так же накручивают расходы на всех ушедших? Как бы там ни было, вначале надо добраться до города и уже по обстановке решать, что можно сделать. Я далеко не пацан; за прошедшие годы оброс связями, нужными знакомствами, и, похоже, пришло время поднять всех.
        Стоит ли говорить о том, что отдых был безвозвратно испорчен. Семейство чётко оценивает ситуацию и, не дожидаясь распоряжений, начинает сборы. Наташа, словно понимая, что творится у меня на душе, берёт управление в свои руки. Но, немного подумав, я решаю ещё сутки провести на природе. Пусть та сторона немного понервничает, да и, возможно, нам теперь долго будет не до развлечений.
        Отбросив все проблемы в дальний угол, я вовсю наслаждаюсь чудным днём. Из воды вылезаю только поесть да пару раз бросить спиннинг. Кстати, судачок, щука нет-нет, да цепляются за крючок. Особенно приятно выйти из воды, усесться у огня и, закурив чуть подмоченную сигарету, вдыхать аромат надвигающегося ужина. Ребята, с утра притихшие, увлеклись мячом и гоняют его чуть ли не по колено в песке до самого заката. Откуда у молодости столько энергии?
        Вечер один из лучших в моей жизни. Тихо трещит костёр, запах свежезаваренного чая и аромат дыма гаванской сигары. Я много рассказываю, смеюсь над действительно смешными эпизодами, больше похожими на анекдоты. Беседа в ночи идёт о жизни, совести, работе. Не удаётся избежать и философских тем, причём на многие вопросы нам с женой просто не дать более-менее адекватного ответа, хотя на некоторые отвечаю как специалист. Только часа в два разгоняю компанию.
        - Всем спать! Завтра к вечеру - домой. Вопросы? - мне очень удаётся такой тон.
        Ночь мучаюсь без сна. В голове крутится мысль, что дело против меня можно будет выиграть в суде, тем более что единственный человек, который бы смог выступить на моей стороне, покинул пределы нашей родины и уютно устроился в привычном климате Канады. Кроме всего прочего, он уже давно не являлся акционером компании, и теперь даже при большом желании его сложно использовать в суде. Думаю, мои противники сделают всё, чтобы ни один человек не свидетельствовал в мою пользу. Ставка высока, и наезд будет очень серьёзный. Стоимость испорченного оборудования по ценам на сегодняшний день примерно одиннадцать миллионов баксов. И почему-то я не сомневаюсь в том, что иск будет именно на эту сумму, хотя оборудование позже было исправлено и удачно продано на сторону. Конечно, я тогда сглупил; надо было все документы по аварии скопировать и расследование причин довести до конца, но меня закрутила работа да и прибыль от первой же темы, которую я раскачал, была едва ли не в десять раз больше. Что ж, цена моей тогдашней беспечности теперь вырисовывается очень явственно. Подобную сумму мне, конечно, не потянуть
сразу; кое с чем придётся расстаться из имущества, но понятно, что и остаток выплатить обяжут непременно.
        Расклад не радует, но вариантов практически нет. Надеяться на получение кредита в таком случае не реально. Можно лишь тешить себя мыслями о том, что всё может и обойтись, но в реалии справиться в одиночку с такой мутной организацией не получится.
        Глава 13

        К вечеру начался дождь, поэтому покидаем насиженное место без сожаления. В тишине роскошного салона автомобиля уютно. Грунтовая дорога не успевает размокнуть, и до шоссе добираемся без проблем. На трассе гоню на всех парах, но настроение, мягко говоря, прескверное. Правда, всю дорогу Наталья как могла поддерживала разговор, и его ненавязчивая вязь незаметно отвлекала от грустных мыслей.
        Ближе к дому неприятности начинают обретать реальные очертания. Въезжая во двор, вижу нагло стоящий у самого подъезда большой внедорожник начальника юридической службы приснопамятной компании «Надежда». Рука невольно тянется к монтировке (что ни говори, а бурная молодость не проходит даром!), но, трезво взвесив ситуацию, решаю немного погодить с рукопашной.
        Надо сказать, в прогнозе я не ошибся. Из джипа, разгоняя местных ворон, вылезает серьёзная гоп-компания. Среди бритых лбов туповатых сотрудников отдела физической защиты главный сторож выделялся эффектной стрижкой и невеликими габаритами. Вот уж когда верна старая русская пословица: мал клоп, да вонюч. Выхожу из авто, и меня корректно берут в коробочку. Только зря эти дешёвые понты - бить не будут, а жути нагонять смысла нет. Дальше всё предсказуемо: мне достаточно вежливо вручается, естественно под расписку, исковое заявление.
        Дело принимает серьёзный оборот. Как выбираться из сложившейся ситуации, непонятно. Радует одно - до суда ещё есть время. Полночи вишу на телефоне, обзванивая всех, кто хотя бы теоретически может помочь или даже просто посоветовать, как быть. Рекомендаций выслушал - выше крыши, но ничего путного никто не предложил. Правда, свердловская братва обещала качнуть мою тему в своей среде, но и на это надежда слабая. Кто сейчас вступится за старых друзей, если это нанесёт вред бизнесу?
        Утро следующего дня начинается со звонка одного из руководителей компании. В изысканных выражениях мне предлагают добровольно возместить ущерб. Некоторое время я пытаюсь оправдаться, но вскоре понимаю, что это просто бесполезно. Прямых угроз не последовало, но намёк на возможные неприятности был всё же сделан. Оставалось только проявить твёрдость в одном - всё решит суд. На его положительное решение надеяться, конечно, не приходилось, но временной люфт он давал, а это пусть невеликий, но шанс.
        День в бесконечной беготне пролетел незаметно. Надо было готовиться к процессу, да ещё и работа требовала личного присутствия. С последним справляюсь быстро: что ни говори, а команда, созданная мной, сильна. А вот подготовка к суду занимает гораздо больше времени, особенно поиски адвоката. То юрист не по душе, то не хотят рисковать, влезая в мутное дело. Наконец останавливаю выбор на молодой девчонке, едва окончившей что-то юридическое. Поговорит на суде - и ладно, всё равно дело дохлое. Доказать несостоятельность иска практически невозможно.
        Сделав самое необходимое, я вдруг обнаруживаю, что теперь у меня появилась масса свободного времени: работы скоро буду лишён, поэтому и не имеет смысла ей особо заниматься. Остаётся одно…
        Дома повисает почти ощутимое напряжение. Наташа, как всегда в сложных ситуациях, держится молодцом и ненавязчиво подтягивает свои связи. Что ж, пусть пробует. Побродив по квартире, понимаю, что необходимо чем-то заняться, иначе путь до дурдома будет очень короток. Пальцы сами набирают знакомый номер.
        - А что, Василий, не пора ли протестировать наш прибор? Давай ко мне быстро! - в голове уже зреет план испытаний.
        - Николаич, что с конторой? Разобрался?
        - Да ну их! Приезжай, обо всём поговорим.
        Через час Акиншин, вкатившись в квартиру точно колобок, уже сидел у меня на кухне: мы пили кофе и пробовали на вкус кубинский табак. Я не скрываю ничего: весь феномен прибора может-таки оказаться простым здоровым сном.
        После долгих споров решаем повторить эксперимент, но уже с фиксацией его на видеокамеру. Кроме того, Вася обещал пошарить по приятелям и обеспечить чистоту опыта наличием пропасти всевозможных медицинских аппаратов. Они помогут зафиксировать физические параметры испытателя, то есть меня. Оказывается, дружище подрабатывает на стороне - ремонтирует медтехнику и имеет кроме очень солидных гонораров и весьма значительные связи в этой среде.
        Технология проведения эксперимента определяется просто и чётко. Мне надо снова войти в то эмоциональное состояние, чтобы попытаться активировать прибор и зафиксировать все физиологические параметры при помощи техники. Особо оговариваем, что все манипуляции должны остаться тайной. Возможность наблюдения за мной исключать нельзя. Технику решено привезти на машине «скорой помощи», замаскировав её приезд под обычный вызов.
        Глава 14

        Эксперимент готовили со всей возможной тщательностью. Решили, что, несмотря на ограниченность средств, он должен строиться на сугубо научной основе. Бесконечная беготня заканчивается к обеду. Из квартиры выпроваживаем всех, не очень скрывая целей, но и не афишируя возможные опасности.
        - Ну что, ещё рюмашечку?.. Вот, блин, сбылась мечта идиота - я не просто пью, а рискую получить алкогольную интоксикацию ради мировой науки! - выдаю громкую фразу, пытаясь загнать себя в то состояние, в котором был на отдыхе.
        - Смотри, шеф, не надорвись, - Василий Валерьевич вставляет обычную шпильку.
        Меж тем водка делает своё дело: приходит расслабление, а незначительность дозы клонит в сон. Вася, присев на табуретку, следит за показаниями приборов, одновременно не сводя с меня глаз. Проходит час - ничего не происходит, и я, посоветовавшись с ассистентом, принимаю очередную дозу спиртного…
        Просыпаюсь от дикой тряски. Это расстроенный Акиншин, видимо, путает меня с грушей. Судя по его виду, фокус сегодня не удался, и в качестве компенсации он употребил огненную воду по назначению. Проверяем приборы: так и есть - результатов ноль. Аппаратура не зафиксировала ровным счётом ничего. Я тоже выспался без сновидений, и внутри тут же зашевелился червячок сомнения. Может, случай на озере - обычный сон?
        - Николаич, ты не заморачивайся пока. Наверное, какой-то фактор не учли, - Акиншин пытается успокоить меня, - надо ещё попробовать.
        - Думаю, если опыты продлятся с месяц, запой неизбежен.
        Кофе дымится в чашках, пар смешивается с клубами табачного дыма и вылетает сквозь распахнутое окно. Перед глазами уютный дворик, заросший зеленью. Дома старой постройки имеют одно неоспоримое преимущество: здесь не нужно ломать голову над озеленением, природа и время всё сделали за строителей. Тишина, шум города с трудом пробирается сквозь растительность. Красота! Портит пейзаж новостройка, на сегодня больше похожая на гнилой зуб - высотный дом, возводимый в трёхстах метрах от моего. Строят кое-как; вот и сегодня затишье, только несколько человек изображают трудовые подвиги на последнем этаже.
        Взгляд ловит тёмную фигуру; на рабочего не похож, хотя одет в стандартную строительную робу, уж больно она новая и чистая. Человек стоит у оконного проёма и смотрит в бинокль в нашу сторону. Дальнейшие действия этого субъекта становятся очень подозрительными: он извлекает из чехла предмет, похожий на винтовку (да это она и есть!) и направляет её в нашу сторону.
        - Васька, ложись! - отталкиваю друга с линии выстрела и грохаюсь рядом. Пуля бьёт в стену, разбивая стеклянную дверь кухонной стенки. Несколько секунд лежу, вжавшись в пол, и понимаю: а прибор-то работает! Ведь разглядеть что-либо на таком расстоянии невооружённым взглядом невозможно. Друг, вспомнив навыки боевой подготовки, шустро отползает в коридор. Ловлю его полный непонимания взгляд. Конечно, ему многое придётся объяснить, но чуть позже.
        - Васька, прибор работает! - кричу в каком-то радостном экстазе.
        Он несколько секунд непонимающе смотрит на меня, но вскоре соображает, в чём дело, и я с удовольствием наблюдаю улыбку на его губах. Кроме восторга по поводу успеха, меня занимает самое главное: кто это объявил нам войну? Бесспорно, это акция устрашения: прицел был сознательно взят выше.
        Удивительное состояние: я могу видеть сквозь стены, причём так отчётливо, как будто их и нет вовсе.
        Внимательно разглядываю стрелка. Тот определённо не спешит и тщательно упаковывает оружие. Во как! До боли знакомое лицо: короткая стрижка, острый нос, не менее острый подбородок. Да это же заместитель начальника службы безопасности Толя Гарань! Человек без отчества - так мы его между собой называли (всё Толик да Толик, не более). По слухам беженец из Казахстана и, судя по всему, не только оттуда. Видимо, наследил там он предостаточно и сейчас портит воздух здесь. Этот деятель всегда был тёмной лошадкой: непонятно что делающий на работе сотрудник с очень приличным окладом. Только теперь мне стал ясен круг его обязанностей.
        Я далеко не супермен (руки трясутся до сих пор), но, несмотря на это, решаю не обращать на стрельбу особого внимания. Если хотел убить, то наверняка не промазал бы. Значит, с меня хотят поиметь всё, и пуля снайпера, коротко свистнув, поведала о серьёзности намерений. Такой их способ общения мне определённо не нравится, и теперь я имею полное моральное право ответить адекватно, ведь на кону кроме себя любимого ещё и семья, дети. Проходит пара минут: руки уже не трясутся, зато закипает внутри.
        Стоп! Бурление души откладываю на потом. Сейчас главное: прибор каким-то образом работает; мало того, это в тот момент, когда ушли выпивка и благодушное настроение. Кроме всего прочего, я и сейчас могу спокойно видеть сквозь стены, да и вообще зрительный диапазон расширился очень серьёзно. Тогда при чём тут главная функция аппарата - приёмник мыслей?
        Путано, долго, но растолковываю Василию все свои догадки и ощущения. Довольно длинный монолог заканчиваю словами:
        - К черту всё медоборудование, главное определить, почему заработал прибор и на сколько его хватит. Неудобств он мне не доставляет, не буду снимать, но с наушниками что-то нужно делать. Прикинь, Вась, если использовать его на людях, будет не очень комфортно. Кроме того, любопытно: чьи это мысли и возможности лезут в мою голову?
        Приятель с ходу предлагает модернизацию и, несмотря на ощутимую дрожь в конечностях, собирается в расположенный неподалёку специализированный магазин за новыми гаджетами. Денег отваливаю без счёта, что их теперь экономить? Таков уж творческий процесс: несколько минут назад мы выступали в роли мишеней, а сейчас мысли заняты другим.
        На всякий случай осматриваю окрестности и даю добро Акиншину на вылазку, а сам после его ухода созываю семью на базу. Все собираются оперативно, явно озадаченные тоном моего голоса. Расспросы начинаются прямо с порога. Объясняю самую суть: в доме опасно, но и на улице тоже, а посему все передвижения только по крайней необходимости. В качестве аргумента демонстрирую дырку в стекле и пулю, которая, отрикошетив от стены, так и валяется на полу кухни бесформенным куском металла. Жену приходится успокаивать, а дети напрочь лишены волнения, поскольку в своей жизни ещё не сталкивались с подобными ситуациями и не понимают, насколько мероприятие может быть серьёзным.
        Через полчаса возвращается друг. Набив в магазине всякими коробочками пакет, он теперь с гордостью демонстрирует покупки. Выбор наушников одобряю сразу: эта модель очень удобна для скрытного ношения. Кроме того, он прикупил пару плейеров, надеясь из их корпусов осовременить уже чуть устаревший дизайн прибора. Переделка занимает с полчаса. Пробуем - результат положительный. Наша надежда работает, и мы снова начинаем экспериментировать.
        - А есть ли смысл вообще носить наушники? - Вася, как обычно, распаляется, - по задумке они должны были служить лишь для передачи сигнала в мозг человека и ценны только своим проводом, который выполняет роль антенны.
        Моя попытка обойтись без наушников кончается неудачей. Сбросив их, я понимаю, что с прибором потеряна связь. Валерич, как электронщик-практик, обрезает провода от старых наушников и, слегка счистив изоляцию, прикручивает их к моей золотой цепочке, что висит на шее. Тут же восстанавливаются суперзрение и ощущение некой внутренней мощи, о чём я незамедлительно сообщаю товарищу. Теперь становится совершенно ясно, что для работы прибора нужна направленная антенна и цепочка с успехом её заменяет. Значит, тема маскировки прибора отпадает, зато вопрос использования выходит на первый план, а делать это нужно скрытно, поскольку слишком уж заметны его фантастические свойства.
        Переговорив про самое основное, расстаёмся. У парня тоже семья, и домой нужно появиться по возможности вовремя, дабы не травмировать чувств супруги. Кроме того, я не хочу, чтобы мои проблемы касались кого-то ещё.
        Провожаю товарища до двери и договариваюсь, что максимально дальше прослежу за его отъездом, а потом отзвонюсь и сообщу о любых подозрительных движениях вокруг него. Через час Вася был уже дома, всё обошлось без приключений.
        Глава 15

        Целый день проходит в напряжении, но, хотя эксперимент и удаётся, большой радости этот факт не доставляет. Несмотря на все проблемы, жизнь понемногу возвращается в колею. Наташа приготовила ужин, и, захлёбываясь завораживающими ароматами, вся семья собирается за столом. Совсем не сложно догадаться, что разговоры только о сегодняшнем происшествии. Пацаны трескотнёй фраз пытаются отогнать страх, но это быстро проходит, и к концу трапезы мы уже вполне серьёзно обсуждаем правила поведения в данной ситуации. Сытный ужин бросает в организм энергию, но усталость берёт своё.
        - Ну, что, семейство, по койкам? - возражений я не услышал.
        Несмотря на стресс, сон приходит ещё до того, как голова падает на подушку. Сплю крепко, но недолго; за окном ещё темнота. Полежав несколько минут, понимаю, что больше не уснуть. Включаю мыслеприёмник: он уже становится неизменным атрибутом костюма, примерно наравне с трусами, и, если серьёзно, я его даже не снимал.
        Прибор сразу же заработал. Первые картинки были об объектах, расположенных совсем неподалёку. Я не маньяк и подглядывать за другими не люблю, но лукавить не буду: получил удовольствие. Объектом наблюдения становится соседка, молодая особа, проводившая мужа в ночную смену и вовсю развлекающаяся с парой юнцов. Эх, молодость! Но, скажу вам, какие возможности у аппарата! Да и как предмет тестирования техники соседи неплохой вариант.
        Получается, прибор даёт человеку иное зрительное восприятие реальности. Обычно мы видим, то есть наши глаза воспринимают, а мозг обрабатывает полученный объём информации. Свет, отражённый от объекта, - это самое простое объяснение зрения. С прибором получалось как-то по-иному: я мог видеть не только отражённые лучи (хотя и их тоже), но и другие волны, ранее не воспринимаемые. Причём я в некотором роде мог выбирать режим видения. Достаточно было чуть дольше сфокусироваться на наблюдаемом объекте. И у меня это получалось. Похоже, что все волны, отражаясь, проходя сквозь или обтекая объекты, напрямую воспринимаются мозгом, иначе объяснить такой феномен мне, человеку, не понаслышке знакомому с физикой, невозможно. Непонятно, как на это мог влиять прибор, вернее даже не так: как прибор смог настроиться на мой мозг?
        Вообще, картина мира, которую я мог наблюдать новым зрением, была более чем удивительной: это что-то похожее на всполохи северного сияния. Гамма воспринимаемых цветов расширилась до поистине вселенских масштабов. На периферии мозга искрят мысли - выдержала бы голова. Особенно занятным было, когда воздействие оптических лучей на глаза минимально. Тут даже простенькие картинки виделись шедеврами величайшего художника. Проснувшись посреди ночи, я не только рассматривал местность вокруг дома и квартиры соседей, но и как первооткрыватель изучал возможности нового явления, стараясь больше разобраться с таким побочным феноменом аппарата, созданного совсем для других задач.
        Чтобы не разбудить жену, потихоньку сползаю с кровати и, стараясь не греметь, иду на ставшую ночным рабочим кабинетом кухню. Поворот ручки - и окно распахивается в утреннюю прохладу. С удовольствием вдыхаю свежий воздух, но как истинное дитя цивилизации оставляю сиё эмоциональное занятие и бросаю в рот сигарету. Устраиваюсь на подоконнике и встречаю новый день. Что он принесёт? Пропасть проблем, это вполне очевидно; но, может, утро подарит и надежду?
        Оставив на потом все заботы, решаю максимально сосредоточиться на изучении прибора. Страсть к исследовательской работе давно приучила меня чётко выбирать направление экспериментов. Главное, продуманность опытов и выверенность мельчайших деталей. Это позволяет уверенно идти к намеченной цели, хотя при создании передатчика мыслеимпульсов это мало помогло. И тем не менее…
        Сегодня решаю начать с разделения диапазона видимых волн по их спектру. Мыслеприёмник в значительной мере усилил мои возможности, и они теперь распространяются далеко за рамки обычных. Я вижу температуру тела, конечно, не имея понятия о её цифровом значении. Мозг вполне уверенно воспринимает область инфракрасного излучения, включая и отрицательный температурный фон, а это позволяет свободно ориентироваться в условиях полного мрака. Закуриваю ещё. Взгляд случайно останавливается на электрической розетке. Становится видна вся проводка в квартире, и я, уже без удивления, обнаруживаю возможность видеть электрический ток.
        Аппетит приходит во время еды - старая пословица, как никогда, актуальна теперь. Начинаю наглеть и иду дальше. Зная, где провода находятся под нагрузкой, а где нет, я быстро научился видеть напряжение и ток, вполне чётко определяя, в каком месте поток электронов меньше, а в каком больше. Открытия сыпятся, как шлак из дырявого помойного ведра. Сравнение, конечно, не очень этичное, но точное. Подсознательно чувствую: подобные мероприятия обычно не остаются безнаказанными. Возомнив себя божественным оператором, переключаю своё внимание на работающий телевизор. Сложная техника даёт обильную пищу для размышлений. Легко окинув новым взором его внутренности, концентрирую внимание на работе отдельных радиодеталей. И тут я испытываю настоящее потрясение: в диодах и транзисторах уверенно различаю p-n-p-переход в работе, причём в режиме реального времени. Остаётся загадкой лишь одно: сам процесс происходит со световыми скоростями, а я, концентрируясь, могу видеть его. И если «рядовые» сверхвозможности прибора (взгляд сквозь стены) как-то ещё можно объяснить, опираясь на научные знания, то подсматривание за
молекулами, а тем паче атомами и электронами, - это уже не фантастика, это сказка.
        Пришедшая уверенность ломает остатки осторожности, и теперь я рассматриваю самое маленькое из возможного - молекулы и атомы. Поход в микромир увенчивается очередным успехом, но он возможен лишь при закрытых глазах. Всё потому, что оптические раздражители вносят в изображение пропасть помех. Я недолго выбираю объект исследования и просто «гляжу» на стакан воды, и вскоре уверенно различаю её молекулярное строение, а чуть позже атомы. Разглядываю крохотный Юпитер; наверное, это ядро атома водорода, у которого электрон носится по орбите в бесплодной надежде убежать от него.
        От объёма информации кружится голова, причём это не поэтическое выражение - реально не держат ноги. Опять сигарета. Подумав, наливаю граммов сто коньяка и закусываю затяжкой. Голова постепенно приходит в порядок. На улице уже светло, скоро поднимутся мои. Пора заканчивать эксперимент.
        В блокнотике делаю базовые пометки: что ни говори, это испытание, а в данном процессе важна каждая мелочь. Итак, всё вышеописанное происходит без каких-либо физических затруднений, но загвоздка в том, что мне остался непонятным диапазон работы аппарата. Ещё ковыряя тему с Акиншиным, мы обнаружили, что не всегда можем регистрировать излучение на выходе. Это говорит лишь об одном: прибор выдаёт излучение в неком неизвестном диапазоне, и мы его просто не можем определить из-за недостатка средств измерений. В данной области мои познания, конечно, не на уровне школьной программы, но и не так обширны, поэтому вопрос о радиоизлучениях на данный момент наиболее важен. Так что направление поиска уже определено.
        Решаюсь ещё на одну попытку; план прост, как всё гениальное. Используя возможности техники и психики, хочу «посмотреть» на прибор со стороны. Открытие не заставляет себя ждать. От никелированной головки излучателя я и увидел этот луч - тоненькую светлую полоску. Рождаясь в аппарате, он терялся в бесконечности, без труда пересекая другие виды излучений и, что самое поразительное, не внося в них никакого изменения: он просто пробивал всё, не оставляя следа. Единственным объяснением отсутствия его влияния на другое излучение было то, что длина волны луча должна быть ещё короче, а это не укладывалось в законы физики.
        Излучение с длинной волны меньше диаметра ядра атома! В этом случае даже скорость света переставала быть постоянной! А если так, то куда направлен этот луч, на какое расстояние и что там, на другом конце?
        Уже зашевелились в спальне дети, и я бросаюсь проследить луч, как в омут. Несколько мгновений мои попытки ни к чему не приводят, но потом я просто решаю попытаться передать по нему информацию, скорее вопрос. Открытие поражает: я не один в этом нереальном мирке!
        Присутствие постороннего разума очень велико. Знакомство проходит почти на уровне рукопожатия. Мои мысли скручиваются с мыслями другого, путаются, принимая какие-то абстрактные формы. Становится страшно, но эксперимент не прекращаю, разве что стараюсь быть менее назойливым.
        Всё приходит в норму, мысли обретают ясность и - вот он!
        Глава 16

        Увиденное потрясает. В тот миг я отринул на потом весь анализ, разбор, а просто любовался иномирьем. Действительно, скользнув разумом по лучу, оказываюсь сознанием в другом мире. Сказать, где это, мне не дано, но возникает ощущение, что этот мир может быть, и когда - теперь осознаю чётко.
        Окружающий пейзаж завораживал неземной, но какой-то уютной простотой. Сумерки, на безоблачном небе не видно звёзд. То есть не так, их настолько много, что практически невозможно выделить ни одной. Сверху просто льётся серый поток света. Краски природы слегка приглушены, внизу гнётся под ветром высокая трава, непонятные животные бродят по бескрайнему полю. Скользнув, оказываюсь вблизи типичного представителя местной жизни. Передо мной животное ростом с корову, на четырёх лапах, его длинный хвост волочится по земле. Хищник ли мой новый знакомый, или травоядная скотина, разобрать сложно. Вытянутая морда не имеет никаких выступов, только два глаза-яблока мерцают в тусклом свете. Уже различаю серо-чёрную раскраску, переместившись чуть ближе. Но, похоже, злоупотребляю терпением зверя. Становится понятно, для чего нужен такой длинный несуразный хвост. Не разобрав, откуда исходит угроза, а просто почуяв недоброе, он бьёт хвостом по кругу. Набалдашник на конце пролетает как будто сквозь моё астральное тело, естественно, не причинив вреда. Если бы я присутствовал здесь во плоти, то земля здешнего мира
приняла бы первый труп землянина. Инстинктивно отшатнувшись, больше не тревожу местную фауну.
        Этот мир отличается от нашего, хотя человек вполне мог бы приспособить его для жизни. Но здесь обитают не только безобидные хищники. Существует и разумная жизнь: она проявляется в виде больших, метра полтора в диаметре, шаров. По-моему, у них нет стабильной оболочки; форма, хотя и шарообразная, но принять они могут и любую другую. Я склонен называть их разумной плазмой.
        К чёрту отступления; это сейчас, вбивая в текст буквы, я пытаюсь анализировать, тогда всё было иначе. Присутствие постороннего в паре шагов ощущалось явственно, но какой-либо тревоги по этому поводу не было. И это не плод моего воображения, а реальность. Кто-то невидимый рядом. Значит, всё в округе не так просто, и сгустки разума не вся местная элита, есть ещё некто. И некто не враг.
        Мир, который существует где-то, а может, и в другом времени. Я попытался охватить взглядом всю планету, благо новое зрение даёт такую возможность. Здешняя жизнь располагается не только на одной. Целый блок обитаемых миров вращается вокруг красноватого солнца. Население планет различно, но в некоторых их частях есть места, где все формы жизни творят нечто общее. Они не знают преград как в расстоянии, так и во времени. Понятие смерти им знакомо, но жители этого мира не ассоциируют его со своим существованием.
        Мой гид даёт крохи информации по местной истории. На заре цивилизации они были вполне приличными гуманоидами, так же, как и мы, резали друг друга, сражаясь в бесчисленных войнах. Вот только появился в их рядах некий проповедник с идеями вечной жизни в благости и миролюбии. Главное условие местного пророка - жизнь в обществе. Каждый - клетка целого организма. Идеи приобрели популярность, и иномиряне начали создавать новую общность. Совместный мозговой штурм позволял решать любые задачи. Общество развивалось невиданными темпами. Они смогли избавиться от ненужных биологических тел, обрели вечность. Всеобщий разум давал надёжность, комфорт и покой. Имён у этих существ не осталось. Их общение между собой - перенос мыслей в виде луча с индивидуальной частотой. Такая система позволяет сразу понять, кто твой собеседник, и поэтому, даже имея общий разум, они сохранили черты индивидуальности.
        Мне не совсем понятен уклад их жизни. Хотя, конечно, крохотная экскурсия и не могла пролить свет на какие-либо серьёзные аспекты существования того мира. Обладая вечной жизнью и способностью к перемещениям, местный разум как-то замкнулся в этом своеобразном рае. Уровень жизненного комфорта, даже, скорее, не жизненного, а эмоционального, крепче цепей приковывал здешних интеллектуалов к планетной системе.
        Все планеты, где они «живут», пригодны к обитанию белковой жизни, да я и сам свидетель существования экзотической фауны здешних мест. К слову, никакими ресурсами планет хозяева не пользуются уже давно: энергетической оболочке много и не надо, а необходимые крохи энергии вполне по силам добыть, не напрягая матушку-природу. Никто не препятствовал мне в этом безумном путешествии. Это настоящее чудо - видеть далёкие миры, не знающие техники, живущие в единении с природой, населённые такими высокоразвитыми существами!
        Я не знаю причины интереса к моей скромной персоне, но, думаю, она есть. Для элементарного разговора необходимо просто понимание друг друга, а новый приятель, похоже, в полной прострации, не говоря уж обо мне.
        Получается, что прибор, созданный моей командой и волею случая получивший возможность функционировать как передатчик в невероятном диапазоне волн, позволил осуществить контакт, так сказать, технически. С его помощью я смог пробиться к чужому разуму, а тот, в свою очередь, заинтересовался новым знакомым. Но каким образом у меня в голове возникает картинка, не понятно. Я уверен, что это делает мой Далёкий Друг (я теперь буду так называть инопланетянина). Он щедро делится информацией, помогает анализировать её, тем самым подготавливая меня к адекватному восприятию подобных вещей.
        После начала общения меня проинформировали: контакт возможен только с той стороны. Прибор будет молчать, но если «боги» той земли надумают поговорить, то канал связи откроется. Вот ведь дела: похоже, мы для них значим не больше пыли под ногами. Мой Друг знает о продолжительности нашей жизни, поэтому контакт должен повториться по крайней мере ещё раз, иначе бы не было упоминания об этом.
        Глава 17

        - Виталий! - сквозь шорох звуковых помех аппарата слышится голос жены, - ты же сегодня на работу собирался. Уже пора, вставай, дорогой.
        До носа добирается аромат дорогого кофе.
        - Значит, на работу. - Идея, предложенная супругой, не укладывается в голове. - А зачем?
        Вопрос, заданный себе самому, остаётся без ответа.
        Несколько дней работавший без перерыва мыслеприёмник неожиданно замолкает. Это были счастливые часы. Мне позволили интересоваться практически всем без ограничений. Привычный мир, нет, не перевернулся, а просто стал маленьким, каким-то скукоженным. Констатация этого факта навевает грусть, но чашка кофе с мягкой пышной ватрушкой, тающей во рту, возвращает к жизни.
        Сбросив лень, как удав старую кожу, привычными действиями привожу себя в порядок. Не проходит и двадцати минут, как я побрит и наодеколонен. Наталья уже у порога поправляет мне галстук, и я, поцеловав жену, иду к машине. Внедорожник, умытый лёгким дождичком, сверкает белоснежной глыбой. Вот только этот сугроб почему-то завалился на бок. Сердце ёкает, неужели? Подойдя ближе, понимаю, что не ошибся. Два левых колеса безжалостно порезаны. Причём покрышки восстановлению уже не подлежат. Суки! Ну, допустим, хочешь меня достать, так при чём здесь машина? Я не злопамятный человек, но эту проблему, чтобы не забыть, выбиваю в мозгу как зубилом на камне.
        Офис фирмы встречает непривычной суетой. Солидные, уверенные в себе мужики, разбившись на небольшие группки, рассредоточились по углам. По коридорам с невозмутимыми лицами бродят подозрительные типы. Мои вопросы к ним начисто игнорируются. Вполне естественно, кабинет генерального директора закрыт и опечатан. Заметив моё появление, активно подтягивается народ. Вопросы стучат в голове бесконечной пулемётной очередью.
        - Давайте уйдём из прохода, а то мы мешаем! - обращаюсь к сотрудникам, видя безуспешные попытки лиц в чёрном пройти из кабинета в кабинет.
        - Пойдёмте в приёмную, там никого нет, - живо ориентируется в ситуации моя расчудесная секретарша Ниночка.
        Без возражений все переходят в роскошно обставленное помещение (на имидж я денег не жалел никогда). И, похоже, моя первая фраза подтвердила их самые худшие предположения:
        - Закуривай, ребята!
        Здесь необходимо сделать коротенькое отступление. Дело в том, что курение в фирме всегда было больше похоже на некий ритуал, чем на банальный перекур. Понимая, что люди у меня в большинстве своём серьёзные и курящие, я обставил курительную комнату с неслыханной роскошью. Кожаные диваны, стеклянные журнальные столики, заваленные последними новинками технической литературы, огромные, в полстены, телевизионные панели. Таким образом, народ ходил туда совсем не подымить, а в удовольствии поработать, поделиться проблемами. Кофе бесплатно и в неограниченном количестве. Мало того, я отгородил несколько крохотных кабинок на три человека, и, если возникало желание посекретничать, сотрудники могли уединиться. Надо сказать, мои нововведения окупились сторицей, и этот зал стал генератором идей, куда тянулись посидеть и некурящие, ведь мощная вентиляционная система не оставляла в курилке даже запаха табака. В остальных помещениях курить, нет, не запрещалось, но было не принято, считалась дурным тоном. Но только не сегодня.
        Усаживаюсь в неудобное Ниночкино кресло и закуриваю первым. Только что распечатанная пачка сигарилл ставится на стол, и по старой традиции все подходят и угощаются. Скоро неприспособленная комната тонет в сиреневых клубах дыма.
        - Виталий Николаевич, что случилось? - Вопрос прост, но как же сложно на него ответить.
        - Друзья, мы многое пережили вместе. Работали, дружили, помогали друг другу, но все же надо понимать - такое не может длиться вечно. Нет, не случилось ничего криминального, но ошибка, совершённая ещё в той жизни, фугасом сработала сегодня под ногами. Что будет дальше, я не знаю; если кто хочет, пусть пишет заявление на отпуск: проплатить его фирма пока в состоянии, ну а дальше как бог на душу положит, - моя речь была чуть скомканной, но понятной.
        Девчонки захлюпали, а ребята старательно отводили глаза друг от друга.
        Оформление отпусков занимает приличное время, и, почуяв неладное, в дверь начинают ломиться. Ну право как дети; в эти створки я тоже вложился, и чтобы открыть их, надо что-то посерьёзней кулаков. Грохот нарастал, но и бюрократические заморочки решались быстро. Покурив в очередной раз и поставив последнюю печать в документе, впускаю гостей и, не обращая на них внимания, говорю своим сотрудникам.
        - У меня есть идея: давайте сегодня ненамного забудем о завтрашнем дне. Предлагаю за счёт фирмы сходить в ресторан и напоследок тряхнуть стариной!
        Предложение вызывает оживление, да и перспектива оплаченного отпуска с завтрашнего дня приподнимает настроение. Нина складывает документы в сейф, и народ разбредается по отделам, убирая с глаз долой документацию, заодно прихватывая с работы маленькие сувенирчики (кто знает, пустят ли сюда ещё?). Проходит больше часа, когда, наконец, последний ключ сдаётся на вахту, и разгорячённый люд рассаживается по машинам, готовый к длительной борьбе с зелёным змием.
        Роскошный ресторан мы занимаем в не совсем урочное время, и это вызывает неподдельную радость работников общепита. Денег я не жалею: что плакать, они уже почти не свои! Столы накрываются как по мановению волшебной палочки. Первое время лёгкая грусть расставания сковывает, но после тостов за дружбу и счастье тоска уходит, оставляя надежду и веру. Ко мне часто подходят, выражая сочувствие, оставляя телефоны, не только свои, но и близких. Всё для того, чтобы я в любой момент мог связаться с ними и пригласить для дальнейших трудовых подвигов. Не скрою, неподдельное уважение ко мне как руководителю трогает, да так, что предательски набегает слеза.
        Мероприятие удаётся. Расстаёмся уже в первых сумерках уходящего дня. Почти вся стоянка перед рестораном оказывается забита нашими авто, но разъезжаемся строго на такси: мы блюдём правила дорожного движения.
        До дома добираюсь без приключений и почти сразу укладываюсь спать.
        Глава 18

        Калейдоскоп последующих дней окрашен по преимуществу в тёмно-серые тона. Бесконечная катавасия судебных и околосудебных разборок безжалостно вырывает из жизни сутки за сутками. В то памятное утро, ещё не совсем придя в себя после вчерашнего мероприятия, на ходу глотая горячий кофе, открываю дверь, в которую уже несколько минут подряд некто пытается войти, перемежая звонки с ощутимыми ударами по косяку.
        На пороге, как и следовало ожидать, судебные приставы: мне под нос суются какие-то бумаги; из звуковых пояснений понимаю - имущество описывается. Довольно грубо вырвав документы из рук облачённых властью, мельком просматриваю решение - всё равно ничего сейчас не оспорить.
        - Наташ, пропусти стервятников, - произношу негромко, чтобы слышал только старший из пришедших, а сам иду на кухню.
        Неуловимая смена состояния: секунду назад родной дом становится чужим и жестоким. Причём жестокость воистину изуверская: на стенах ещё висят наши улыбающиеся портреты, в чашке остывает приготовленный супругой кофе, а квартира уже чужая… Но за себя я не беспокоюсь и легко сгоняю наваждение. А как выдержит Наташа? Она истинная хозяйка, и к любой самой малюсенькой вещице у неё отношение трепетное, каждый предмет быта ассоциируется с неким важным жизненным событием. Вторжение в её уютный мирок может обернуться несчастьем для агрессоров.
        Беспокойство оказывается напрасным. Всё происходит тихо, без эксцессов. Прихожая быстро заполняется людьми в грязной обуви, которые скромно жмутся по стенам, ожидая приглашения пройти в комнаты. Кажется, до истерики только миг, но через секунду я вижу Наташины глаза: они смотрят с безразличием, устало; осквернённый дом - это уже не свой.
        У разных людей понятия личного значительно разнятся. Но многие вещи воспринимаются похоже: посмотрите на реакцию матерей, когда кто-то, пусть даже из родственников, приласкает их чад. Всякая мама после этого подойдёт к ребёнку и обязательно что-нибудь сделает: поправит одежду, сотрёт с детской мордашки одной ей видимую соринку. Большинство делает это открыто, даже напоказ, некоторые - уводя ребёнка в сторону, но поступают так же.
        За совместно прожитые годы наша квартира в панельной «хрущовке» превратилась, по сути, в уютный дом. И теперь этот дом для Наташки - тоже дитя. Сколько сил она вложила в его обустройство, сколько нервов извела, борясь за чистоту и уют! А как доставалось нам за нечаянно брошенный на пол фантик или тем паче пепел от сигареты! И - вот такое! Я подумал, что она, как это всегда бывало, сразу же станет наводить порядок, нарушенный незваными гостями. Но этого не случилось: супруга просто отвернулась, разглядывая что-то за окном. Всё произошло быстро, но я успел заметить хрусталик слезинки на её щеке. И тут меня прорвало.
        Под горячую руку попался круглолицый тип с корочками следователя в кармане, появившийся вместе с приставами. Не разобравшись в ситуации, он пытался наехать по теме моего уголовного дела, связанного с превышением должностных полномочий (я же распустил предприятие в отпуск, да и похоже в распыл) и растратой значительной суммы денег фирмы (вчера в кабаке я совсем не скупился), и нарвался.
        - Господин полицейский! Да будет вам известно, что я до сегодняшнего дня, а значит и вчера, являлся единоличным владельцем фирмы и до кучи её генеральным директором. Мне не совсем понятно ваше тыканье этой бумаженцией под нос, как и некорректные вопросы, совершенно выходящие за ваши полномочия. По моему усмотрению, все претензии, которые ненавязчиво вешаются мне на уши, - несостоятельны. Не отрицаю, что после получения мной (а это произошло буквально за несколько минут до вашего прихода) уведомления об аресте всего имущества, личного и моего предприятия, я уже не имею права производить какие-либо финансовые операции. Так вот: я их и не провожу. Надеюсь, вы также понимаете, что я, находясь дома, а не в закрытой на время отпуска сотрудников фирме, ничего такого делать не в состоянии. - И, повысив тон, чтобы он не сумел вставить ни слова, добавляю - А вот то, что было до сегодняшнего утра, - законно. Все обещанные платежи, включая и корпоративную вечеринку, будут проплачены, хотите ли вы этого, или нет. В остальном я, как законопослушный гражданин, обещаю исполнять предписания органов правопорядка.
        - Знаешь, ты! - он аж зашипел как удав. - Я здесь не для того, чтобы выслушивать всяких умников.
        Договорить у него не получилось.
        - Ну-ка, отцепись! Я при исполнении! Ты за это ответишь!
        Хороший пинок под задницу чётко определяет вектор движения чиновника. Дверь, порог - и вот уже его пунцовая морда освещает лестничную площадку.
        Оборачиваюсь на смех. Наташка.
        - Да, Виталь, я и не знала, что ты способен на такое. Было очень весело наблюдать, как ты помог ему покинуть квартиру!
        - Чёрт! Разозлил он меня… Ну да ладно, давай дождёмся, когда приставы закончат свои чёрные дела, и уж потом обо всём поговорим.
        Глава 19

        - Скорее всего, нам здесь уже ничего не принадлежит. Дела обстоят так, что хуже не бывает.
        - Виталя, неужели отберут всё? - голос Наташи непривычно тих.
        Минуту назад ушли приставы и понятые, оставив после себя дым дешёвых сигарет и непривычный кавардак в комнатах. Некоторое время не могу избавиться от ощущения их присутствия, чудятся голоса. Трясу головой - на таком материале и свихнуться недолго. Получается неплохо, но я собираю волю в кулак и окончательно выбрасываю из головы наваждение.
        То, что государство в лице чиновников ненадолго покинуло эти стены, даёт лишь время на принятие какого-то решения. Но, если в масштабе мировой революции эта тема необычайно мелка, то для сегодняшнего меня она вполне сопоставима с приближением глобальной катастрофы. Некоторое время говорю ни о чём, нарочито громко приходя в себя. И постепенно такая тактика позволяет полностью разрядить атмосферу.
        - Виталь, неужели отберут? - Наташка повторяет вопрос.
        Что могу ответить? С треском вскрываю пачку сигарет и прикуриваю от заметно дрожащего огонька зажигалки.
        - Как пить дать. И сейчас нам самое время подумать о новой крыше над головой.
        - С другим-то жильём тоже проблем не оберёшься, - супруга опускает голову мне на плечо, верный признак самого прескверного настроения, - а может, надо побороться?
        - Не думаю. - Я не люблю тешить себя напрасными иллюзиями. - На сегодня нам нечего противопоставить этой банде. Они по-настоящему опасны: рискнули средь бела дня стрельнуть в квартиру в двух шагах от центра города. Но, - я начинаю говорить громче, - Высоцкий был прав, твердя как заклинание: «Ещё не вечер!» Ты помнишь ту чудную квартирку, что снимали в первый год нашей совместной жизни?
        - Конечно, помню. Такое не забывается.
        - Так вот: я её почти купил, - делаю важное лицо, - хотел тебе сделать сюрприз на годовщину.
        - Какой ты у меня молодец! - Сюрприз удаётся, и я получаю заслуженный поцелуй.
        - С бывшим хозяином рассчитался, но вот бумаги оформить не успел. Теперь дело надо провести быстро и, самое главное, не засветиться. Надо найти кандидатуру, на которую можно безбоязненно оформить документы.
        - Да, бумаги надо делать осторожно. Время не ждёт, но торопиться будем не спеша, - начинает рассуждать жена, словно всю жизнь занималась тайными сделками с недвижимостью.
        - У тебя есть кто из дальних родственников, кому просто можно доверять? - задаю самый сложный для меня вопрос; откуда мне - приезжему - иметь в этом городе родню.
        - Не забивай голову: будет человек. Главное сейчас не это, - супруга переводит беседу на другую тему, - важнее, как жить дальше? Как я понимаю, обложили нас со всех сторон, и получается так, что работать тоже придётся по нелегальным схемам?
        - Да, думаю, и с этим проблем будет навалом. Заработать нам не дадут. Судя по иску, даже после продажи всего движимого и недвижимого имущества я не рассчитаюсь с долгами и останусь в чёрных списках судебных приставов на очень долгий срок. Конечно, без работы не останусь, но шиковать будем не скоро. Понимаешь, сегодня заработать на безбедную жизнь без оборотных средств практически невозможно, а появляющиеся накопления будут изъяты в момент. Замкнутый круг получается. - И, чтобы мои слова не походили на траурную речь, добавляю - Да и насолил им напоследок. От злобы ядом плюются.
        - Что ты такого им сделал, чтобы так их разозлить?
        - Всего лишь сказал правду, Наташ, но в лицо и прилюдно. Такое почти никогда не прощается, хотя особо умные ребята некоторое время ничего не предпринимают, но, будь уверена, никто не забывает ничего.
        - Выходит, что не зря сказано, правда - очень сильная штука?
        - Не просто сильная, она даже убивает иногда!
        Пепельница набита окурками, в бокале на донышке чуть колышутся последние капли вина, в прежде стерильной гостиной - клубы табачного дыма. Мы на некоторое время замолкаем.
        И в самом деле: правда может убить. В нашем случае мишенью являюсь я. Современное общество погрязло в лицемерии, которое прикрывается то дипломатией, то чёртовой политкорректностью. Мы, приняв эти правила, всё реже и реже говорим правду, чистую и неприкрытую. И когда такие редкие моменты наступают, с удивлением узнаём, что нас не понимают, а записывают в стан личных врагов, причём не впрямую, а, гораздо чаще, завуалированно.
        Кто-нибудь мне объяснит, почему негров вдруг стали называть афроамериканцами? Причём такое часто слышится и в адрес жителей Африки, страшно далёкой от Штатов. И почему это теперь стало обижать самих негров? Но человека, называющего негров неграми, не клеймят позорным словом «расист» (потому как не за что; негроидную расу никто не отменял), а через общественное мнение пытаются заставить принять какие-то нелепые стандарты, согласно которым и сама Африка скоро будет не чёрным континентом, а местом компактного проживания лиц с более тёмным цветом кожи. Человечество погрязло в этом болоте. Отринув религиозную составляющую жизни, следуя которой можно жить честно и перед Богом, и перед людьми, оно взвалило на себя неимоверную моральную ношу (я имею в виду регулирование отношений между его членами посредством законов и норм) и, надо отметить, справляется со своей новой миссией весьма неважно. Закономерный вопрос - как с этим быть? Мой разум не находит на него простого ответа. А может, нужно всего лишь перестать обманывать, в том числе и самого себя? Я думаю, если человек честен перед собой, то его
правдолюбие будет естественным и вряд ли вызовет насмешку. Да, он продолжит оставаться неудобным для многих, но укорить его в чём-либо не посмеет никто. Это как в моде на цвета: при любом раскладе чистые белый и чёрный - всегда в теме.
        Мы с Наташкой просидели за разговорами почти до вечера, пока не проголодались.
        - Виталька, скоро уже дети из школы вернутся, и тоже голодные. Ты займись чем-нибудь, а я приготовлю обед. Не то в нашем городе будет зарегистрирован первый случай людоедства, а, судя по твоей комплекции, жаркое из тебя получится великолепное, - хлопнув меня пониже спины, она улыбнулась и пошла на кухню.
        - Я помогу, - перспектива быть съеденным собственными детками не прельщает, - что у нас сегодня в меню?
        - Чистка овощей! Остальное тебе не понять.
        - Всё верно: самое ответственное дело - мужчине! - я без возражений достаю ножи. - Готов выполнить любое ваше распоряжение!
        Ребята вернулись примерно через час и застали нас за накрытым столом. Это ещё одна наша семейная традиция - встречать невзгоды празднично.
        Глава 20

        Обсуждение сложившейся ситуации не могло не коснуться прибора.
        - Виталя, а может, твоя разработка поможет?
        - Так, началось, - я притворно делаю раздосадованное лицо, - предупреждаю, технические подробности вы не услышите!
        - Но с такой техникой ведь можно что-то придумать? - не унимается жена. - Ты бы рассказал про свой аппарат. Просто расскажи, без заумных слов.
        Таким вопросом меня врасплох не застать, но и перевести разговор в это русло сразу не получается. Очередная сигарета во рту, минутная пауза. Потом двигаю свой стул поближе, выливаю в бокал остатки вина и, путаясь, рассказываю Наташе почти всё, что запомнил о Друге, его родной планете, странном непонятном их бытии.
        - Наташ, за собственную технологическую разработку мне сказать нечего; скорее всего, дело не в ней. Похоже, это тот редчайший случай, когда в роли главного действующего лица выступает Его Величество Случай. Я уже говорил, что наш прибор только генерирует волны определённой частоты - и всё. Если бы работа шла по чётко разработанному сценарию, отвечаю - результата мы бы не добились. Но случилось так, что мыслеприёмник, случайно задев некий мировой нерв, выступил как коммутатор, соединив двух собеседников в разных уголках вселенной, причём звонок был мой, но за счёт вызываемого абонента. Короче, вопрос общения со мной - это только желание той стороны. Хотя я почему-то уверен, что без моего личного участия прибор тоже работать не будет. Почему? На этот вопрос не отвечу, просто чувствую, - поднимаюсь со стула и, хлопнув дверью холодильника, извлекаю на свет божий ещё вина (разговор обещает быть длинным). - Друг, конечно, существо могущественное, но использовать инопланетный разум для достижения своих, пусть и благородных целей неправильно, да, если честно, я смутно могу представить, как на практике
заручиться такой поддержкой. Это всё равно, что на большом адронном коллайдере, используя его как микроволновку, греть завтрак, - добавляю к монологу последнее тоном, не терпящим возражений. - Мне, если честно, неудобно докучать просьбами вообще кого-либо, тем более иномирянина. Наверное, так воспитан. И дело совсем не в том, что я благородных кровей и понятие чести для меня абсолютно свято, но некоторые принципы всё же у меня есть, и переступить их я не могу.
        - Вопрос цены - скажут многие. Да! Но в этом-то и дело: человек существо слабое и может совершить плохой поступок, только некоторые делают это за плату мизерную, а для других ценник высок настолько, что возможность совершения плохого становится просто нереальной. И, главное, цена здесь - не сумма денег, а единица измерения совести.
        - Виталя, не философствуй, пожалуйста, лучше расскажи поподробнее. Мне не совсем симпатичны твои полупрозрачные сфероиды-друзья. - Женщина есть женщина - ей подавай красоту, а тут просто шар, большой и непонятный.
        - Понимаешь, родная, мне и в самом деле очень сложно передать всю гамму цветов и ощущений того мира. Представь: багровое солнце в зените; на небе закатного цвета и в полдень видны россыпи близких звёзд. Вокруг серебряная листва кустарников в бриллиантовых каплях росы, высоченные стволы деревьев верхушками цепляют пепельного цвета облака. Необычный запах, больше похожий на тлен, с примесью горьковатого аромата, щекочет ноздри. На мой вкус мрачновато, но, честное слово, - великолепно! И среди дикой красоты - странные, полупрозрачные привидения прошлых хозяев здешних мест. Нет, они не вымерли. Просто на каком-то этапе развития сменили материальные, но смертные тела на бессмертие в оболочках из пустоты.
        Наташа прижимается ко мне, ей явно не по себе от моего рассказа.
        - Но, дорогой, разве это жизнь?
        - Не знаю, но с эмоциями там напряжённо. Социум «живёт» спокойно, имея в запасе немыслимую мощь технологий, всё дальше и дальше замыкаясь на себе. Мне
«посчастливилось» прикоснуться к разуму тамошнего философа, и я только чудом остался в здравом уме. Таких копаний в собственном сознании человеческий разум вынести не в состоянии.
        Мой рассказ становится заумным и теряет яркость красок. Он делается похожим на черно-белую гравюру древней книги, в которую если и заглядывают, то просто от нечего делать. В монотонности теряется нить повествования, и мой Далёкий Друг уже ассоциируется с привидением, ушедшим в те места из земных или околоземных краёв.
        Повествование о становлении той цивилизации не очень подробно, в нём не хватает мелких деталей, отсутствуют личности, двигавшие вперёд этот мир. Намеренно или нет, но мой визави не удосужился вложить в мою память сведения о выдающихся персонах иномирья. Но ведь должны же быть у них свои герои и предатели, миротворцы и тираны. Впрочем, они бессмертны, и если кто-то в немыслимых далях прошлого и сотворил невесть что, то теперь это утонуло в невообразимых далях времени. Наташа прерывает рассказ грустной репликой:
        - И что, у них не было Ромео и Джульетты?
        - Знаешь, дорогая, у меня ни разу не возникло мысли поинтересоваться данной темой.
        - Вот! Все вы, мужики, такие. Ищите себе занятия по душе, живёте им, только любовь, как всегда, на последнем месте.
        - Ну, во-первых, не на последнем, а, во-вторых, спрашивать о любви у призрака, по-моему, неэтично, - возражаю довольно активно.
        Наш спор постепенно затихает, к консенсусу о приземлённости мужского ума мы, вполне естественно, не приходим, и я продолжаю тему. После краткого экскурса о состоянии и развитии тамошнего общества, так сказать, на сегодняшний день даю более обширное описание всех показанных мне планет.
        Много миров пролетело перед моими глазами: я просто наблюдал калейдоскоп самых разнообразных проявлений жизни. Как в ускоренной съёмке мелькают планеты, звёзды, астероиды и странные образования, непохожие ни на что. Жизнь везде течёт по-разному, но в любом из миров присутствуют полупрозрачные соплеменники Друга. И на планетах с биологической жизнью, и на других, на которых если она и была, то представляла форму, для меня не воспринимаемую за живую. Один из миров поразил настолько, что я побывал на нём дважды, замучив просьбами моего провожатого.
        Мир живых скал. Планета-гигант, я бы сказал даже супергигант. Нет, она не похожа на наши полужидкие Юпитер и Сатурн. Мир имеет твёрдую земную кору. Чудовищная гравитация не позволила там появиться какой-либо форме жизни в нашем понимании. Но природа не оставила безжизненным и этот уголок вселенной. Планета оказывается густозаселённой, и доминируют там живые скалы. Если смотреть с высоты, то ничего интересного, кроме горных хребтов, не разглядеть, но наша чудо-разработка и Друг позволили мне увидеть там живое. Хотя, как посмотреть, я теперь вряд ли смогу точно сформулировать, что же такое - жизнь.
        - Знаешь, Наташ, я к философии отношусь нормально, точнее, не отношусь, за исключением, пожалуй, нескольких случаев после обильного орошения желудка дорогими спиртсодержащими жидкостями. Так вот, по мне существа, способные общаться на отвлечённые темы, учиться и совершенствовать свои навыки, исходя из жизненного опыта, - разумные. Пусть они каменные или даже деревянные, - усмехаюсь над невольным каламбуром. - Время в том каменном мире длится целые эпохи, и на сотворение единого слова уходят века, но это разум, конечно существующий по своим законам, которые понять нам не суждено. - Я смотрю в удивлённые глаза супруги. - Бескрайние пространства планеты усеяны скалами самых разнообразных форм и цветов. Высоченные горы с вершинами, спрятанными в облаках, не остаются неподвижными, как наши земные, а перемещаются, подчиняясь собственному велению. Я с замиранием сердца наблюдал, как многокилометровые горные массивы колышутся, как водоросли в воде, готовясь к перемещению или иному действию. Их движения не хаотичны, точно рассчитаны - скалы живут, питаются, размножаются и даже нападают друг на друга.
Трудно просто описать масштаб невиданной битвы. Да и увидеть сражение возможно, лишь посмотрев это действие в ускоренном режиме. Мой Друг так и сделал, зная о том, как скоротечно время моего бытия.
        Говорю и понимаю, что не слышу даже дыхания Наташки.
        - Как представить себе, что, допустим, Гималаи идут войной на Кордильеры? Громадные и по земным меркам расстояния здесь не являются препятствиями. Проходят эпохи, уже из отдельных слов рождаются первые угрожающие фразы, а добраться друг до друга ещё не получается. Отчётливо заметно, как некоторые горные системы пытаются выступить в роли миротворцев, но тщетно. Противники сходятся. Своими отрогами, поднимая их в высоту на тысячу километров, они громят друг друга. Сбивая с высоченных пиков сверкающие шапки ледников. Бой идёт с таким накалом, что гиганты разбрасывают свою плоть по всей вселенной. И только сфероиды-привидения, лежащие по всей планете, невозмутимо наблюдают за происходящим.
        Ещё один момент, который я отметил в рассказе. Кто из этих шаров мой Друг, я так и не научился отличать. Дело в том, что шары не находятся на одном месте, они перемещаются, периодически сливаясь друг с другом, становясь иногда гигантскими, размерами, сопоставимыми с планету, а затем вновь распадаются на отдельные призраки. Вот только остаются ли кеми были до слияния, или после такого объединения образуются новые личности, не знаю.
        - Теперь я в полной мере начинаю осознавать, как сложна наша вселенная. И, что уж тут скрывать, мне тоже захотелось стать «шариком», ненадолго, на два-три миллиарда лет.
        - Секундочку, я ничего не упустила, эти миллиарды без меня? - Наташка делает обиженное лицо. - А кто тебе там всякие вкусняшки готовить будет?
        - Я пас. Как обычно, не всё продумал… Не хочу быть бессмертным. Хочу быть только с тобой, но лишь при условии вкусной кормёжки.
        - То-то.
        Глава 21

        Сны в ту ночь не сильно беспокоили мою измученную душу. Бесконечные дрязги и нескладухи последних дней не только вымотали нервы, но и каким-то образом встряхнули организм. Тревога растворяется в пришедшей силе. Я вновь в состоянии адекватно мыслить и принимать решения.
        - Наташка, подъём! Уже утро, а день сегодня интересный. - Убедившись, что супруга в состоянии дотянуться до чашки с кофе, иду в детскую. - Команде, вставать! - вспоминаю набившую за три года оскомину фразу, подкрепляя выступление пригоршней холодной воды.
        Оставляя за спиной возмущённые восклицания, с чувством выполненного долга шагаю на кухню, где бойко, пока никто не видит, мешаю себе на основе коньяка чайный напиток. Тёплое ароматное спиртное возносит душевный настрой на недосягаемую высоту.
        Пара пинков, и шумящая, вечно чего-то требующая ватага отправлена в Страну невыученных уроков. Чуть позже кухня переходит под контроль жены, а я считаю за лучшее идти собирать последнее, что не догадались описать приставы. Вскоре выясняется, что крапивное семя недаром ест хлеб, и в личную собственность мне временно оставлены лишь свобода и документы. Что ж, многие лишены и этого.
        Завтрак на двоих проходит оживлённо и быстро. Пока никого нет в округе, пора менять место жительства. Вызывать такси к подъезду не рискуем, а уходим пешком за пару кварталов. Там шустрое «Рено» с изрядной долей элегантности мчит нас к цели.
        Хвост за собой я почувствовал ещё возле дома и проникся гордостью за собственную значимость. Пасёт не какая-нибудь шушера, а профессионалы. Несмотря на все наши ухищрения, старенькая «девяточка» как клещ приклеивается к нашему шашечному бамперу, демонстрируя такие чудеса маневрирования на скорости, которые совсем не свойственны данной категории авто.
        Не поднимая паники, я подключаю аппарат и некоторое время внимательно знакомлюсь с экипажем преследователей. Два бритоголовых парня в коже слегка не в себе, но, тем не менее, уверенно выполняют порученное задание и честно отрабатывают выплаченный аванс. Ни одного знакомого лица: что ж, у конкурирующей фирмы штат, похоже, не ограничен. В своё время мне пришлось обучиться некоторым приёмам ухода от слежки. Сегодняшняя ситуация - классический шпионский вариант. Расплатившись с таксистом заранее, дожидаюсь нужного момента. Поворот проходим почти на красный, успев выслушать нервные восклицания автомобильной общественности в свой адрес.
        Незваные попутчики чуть задержались, а второй машины преследования, несмотря на расширенный электроникой кругозор, я не заметил. Поэтому катапультируемся и, не доехав до цели чуть ли не полдороги, пробежав через торговый центр на соседнюю улицу, меняем транспорт. Этот эпизод невидимой схватки остаётся за нами. Впереди немного свободы.
        Старенькая «хрущёвка» встречает как родных широко распахнутой входной дверью.
        - Виталя, у меня аж сердце зашлось, - Наташка сжала мою руку, когда мы вошли в знакомый до боли подъезд, - ты помнишь, как всё было?
        - Такое не забывается. Знаешь, если оглянуться назад и поворошить прожитое, как на духу отвечаю: лучших мгновений у меня никогда не было. Поэтому при первой возможности, несмотря на заоблачную стоимость данных квадратов, решил купить нам прошлое. Хорошее прошлое.
        Оформление квартиры на старого друга занимает много времени, но оформление жилья на родственников, что вроде бы логичнее, чревато целым рядом проблем. Цена квартиры зачастую перевешивает честность в родственных отношениях. Чего стоят реальные случаи из жизни наших друзей! В сытое время я наверняка бы рискнул и записал квартирку на кого-нибудь из своих, но годы впереди, мягко говоря, не очень, и, вполне вероятно, другой жилплощади нам долго не видать, поэтому и подходим к данному вопросу со всей серьёзностью.
        Закончив формальности, вселяемся. Сказано громко: в квартире пусто, как в барабане, нет ни мебели, и ремонт-то последний раз делался, похоже, ещё нами. Но трудности и лишения, на удивление, сегодня не пугают. Да и находиться в описанном и опечатанном доме на птичьих правах морально тяжело. Поэтому решили вселяться сразу. И мы вселяемся.
        По старой русской традиции перед входом в новое жилище хозяева запускали туда кошку. Мы за неимением такой живности (у младшего сына аллергия) решаем заменить животное нашим талисманом - Тигрёшей. Это маленький амурский тигрёнок, купленный мной в цветочном магазине. Как-то раз я, возвращаясь с работы, забрёл туда и увидел, что из кучи игрушек на меня смотрит (живым взглядом!) маленький тигр. Денег было достаточно, и роскошный букет дополнил этот зверёк. С цветами в руках и тигрёнком за пазухой я появился в салоне красоты, где моя драгоценная приводила в порядок свою причёску.
        Удивлённая цветами, а дарю их очень редко, Наташа не обратила внимания на торчащее из-под воротника моего пальто ухо, а когда разглядела, то чуть не выпрыгнула из кресла, решив, что я принёс котёнка. Кстати, о цветах: если спросите, почему я редко преподношу их супруге, отвечу: по-моему, подарок должен идти от души, а я не очень верю, что мужчина, приходящий с букетом чуть ли не ежедневно, поступает так по зову сердца. Это быстро приедается и превращается в утомительную обязанность. Поэтому я предпочитаю сюрприз - неожиданно (без праздника или другого повода) подарить любимой нечто совершенно неординарное. Это могут быть букет цветов или украшение, не обязательно драгоценное, - в общем, любая безделушка. Главное, не стоит повторяться. Хотя десятая золотая побрякушка (можно и абсолютно одинаковую) за несколько дней - тоже круто.
        - Это - тигр, правда, пока без имени, и он будет жить у нас, - представил я нового члена семьи.
        С тех пор Тигрёша - так мы его стали называть - живёт с нами. Это не просто талисман, это на самом деле член семьи, и никак по-другому. Вскоре стало ясно, что зверь совсем не похож на мягкую и пушистую игрушку: он становится живым или, вернее, квазиживым. В зависимости от обстановки у Тигрёши меняется взгляд, а иногда создаётся вполне реальное ощущение его движений. Мы своего тигра считаем живым. Уже через некоторое время у него появляется неимоверное количество нарядов, к которым он относится очень трепетно: если новый костюмчик не идёт, то выражение его мордашки становится таким кислым, что мы вынуждены выбрасывать обновку, сколько бы за неё ни было заплачено. А чего стоит его страничка в Интернете с десятками фотографий и комментариев к ним! В общем, наша семья и все близкие воспринимают его никак не иначе, как своего родственника.
        - Ну что, Тигрёша, осматривай жильё, - с этими словами Наташа, держа перед собой главного проверяющего, заходит в коридор.
        - Пусть смотрит, - я почтительно следую на приличном расстоянии.
        - Ему нравится, - Наташа демонстрирует сверкающие глаза тигрёнка, - Виталь, ну что ты стоишь, иди сюда, - она виснет у меня на шее, - спасибо, любимый!
        Мы втроём уже часа два сидим на попавшихся под руку ящиках и вспоминаем прошлое. Сколько здесь было пережито! «А помнишь?» - я раз двадцать слышу это восклицание.
        - Наташ, давай обустраиваться! Скоро и ребята придут на помощь.
        Глава 22

        После нехитрых предосторожностей вся семья собирается в новой квартире. Здесь теперь жить, и мальчишки, вникнув в ситуацию, тщательнейшим образом обследуют комнаты. Вечер заканчивается в заштатном мебельном магазине, где нам услужливо впарили два дивана по сходной цене и, что важнее, с сегодняшней доставкой на дом. Наташа после недолгих колебаний выбрала смену постельного белья впридачу к паре одеял и четырём подушкам. Не успеваем оглянуться, а на дворе уже ночь.
        Утро следующего дня начинаю со звонка товарищу.
        Друг огорошивает сразу:
        - Виталий, это не телефонный разговор - ты лучше заскочи ко мне в течение дня. Я на месте, поговорим.
        Невзрачное здание райотдела полиции. Мрачноватая официальная обстановка в серо-голубых тонах. Напротив двери стеклянная будка с зевающим дежурным.
        - Мне бы к подполковнику Батракову.
        - Виталий Николаевич? - интересуется офицер, поднеся чуть не к носу клочок бумаги, и, получив утвердительный кивок, говорит - Сержант, проводи!
        О как! Не встречали меня в этом здании таким образом. Что бы это значило? Важный сержант ведёт на второй этаж. Там среди однообразных дверей я и без провожатого нашёл бы нужный кабинет. Но раз сегодня мне оказана честь быть принятым официально, то с удовольствием изображаю важную персону, весьма критично оглядывая окружающую обстановку.
        - Спасибо, Иван, - это к сержанту. - Проходи, Виталий Николаевич. Рад видеть тебя в добром здравии, - а это уже ко мне.
        Хозяин кабинета выходит из-за громоздкого стола и протягивает руку. Невысокого роста, чуть полноватый (по сроку службы и должности - уже положено), Батраков выглядит серьёзно, сверкая парадным мундиром с десятком серебряных знаков и медалей. Правда, если его одеть в штатское и убрать все боевые украшения, то догадаться, что это начальник криминальной полиции, невозможно. Крепкое рукопожатие, и Николаич без долгих предисловий переходит к делу.
        Перед глазами почти воочию проплывают имена и факты. Узнаю много нового и интересного. Обложили меня по-взрослому, благо этому помогала дружба гендиректора
«Надежды» с администрацией города. Собственно, наличие этого факта и не позволяет достойно разрулить ситуацию.
        - Виталя, попал ты конкретно, - Василий Николаевич, много раз помогавший мне, говорит, не пытаясь приукрасить, - конечно, беспредела я не допущу, но помочь выбраться тебе без потерь не в моих силах. Против системы не попрёшь, да если и попрёшь, что толку? Перешагнут и дальше пойдут. Эх, если бы у тебя был какой-никакой компромат на бывших хозяев, тогда ещё можно было бы поговорить с ними на равных, а так…
        Ну, раз уж сам Батраков говорит такое, значит, дела обстоят именно так и никак не иначе. Наша давняя дружба с ним приучила меня верить ему на слово, просто верить, не интересуясь подробностями. Вася - мент правильный, уважаемый не только мной, но даже людьми по ту сторону закона. Сейчас таких, что прошли путь от сержанта и дослужившихся до больших звёзд на погонах, - единицы. А ещё меньше, которые, пройдя огонь и воды переломных лет дикого капитализма, остались людьми.
        Николаич заваривает кофе, а я, присаживаясь в удобное кожаное кресло, аккуратно вынимаю сигарету и не спеша раскуриваю ароматный табак. В голубом дыме кабинет неуловимо изменяется, и в памяти всплывает один случай, который характеризует моего друга. На заре перестройки, когда бизнес практически всегда находился рядом с криминалом, я был участником одного интересного момента из тогда ещё милицейской жизни Батракова.
        Мне часто приходилось по делам бизнеса встречаться с лидерами тогдашних группировок, и маленьких, местного значения, и больших. В этом не было ничего удивительного - некоторые вопросы без их участия при полном параличе судебной системы просто не решались. Но сейчас не об этом. Сидим в машине: я, мой деловой партнёр и ещё один человек. Курим. Дела решены. На повестке обычный трёп о жизни. Сантёр - так звали нашего собеседника, напоминает, что им очень интересуется уголовка, да так, что чуть не на каждом столбе он лицезреет собственное чуть ретушированное жизнью фото. Мы, конечно, заверяем, что ни сегодня и не вчера его не встречали, и, вообще, это было, как минимум, лет двести тому назад. И тут у меня звонит телефон. Массовой сотовой связи ещё не было, поэтому все крутые парни (а я был если не крутой, то совсем рядом) пользовались чудом современной техники - телефоном «Харвест». Эта трубка держала связь с домашним аппаратом с расстояния до десяти - пятнадцати километров и давала возможность выхода в городскую телефонную сеть. Шикарная по тем временам вещь! Ответив на пару вопросов, поворачиваюсь,
чтобы продолжить затихший разговор, но Сантёр останавливает беседу, интересуясь новинкой. Он такого ещё не видел и не знает реальных её возможностей. Я с охотой объясняю ему суть работы устройства, но он опять прерывает меня и выдаёт просьбу, огорошившую всех.
        - Николаич, и в мусарню можно позвонить?
        - Сантёр, ты, видать, вчера лишнего съел? Ты ж в розыске. На хрена тебе менты?!
        - Знаешь, Виталь, я не мыслитель, но голову уже несколько дней ломаю. Ситуация и в самом деле прескверная, бегать дальше сил нет, - уверенно произносит Сантёр, - сдаться хочу.
        - Я не понял, ты серьёзно?
        - Какие шутки могут быть на такую тему? Набегался - самое время на зону.
        - Тогда зачем тебе звонить? Иди в участок и сдавайся.
        - Ну ты даёшь! Не всё так просто. Мне интересно сдаться только Батракову. Кстати, ты ведь с ним в хороших отношениях, может, договоришься? - в глазах приятеля странная отрешённость.
        - А чем же он заслужил такую честь? Какая разница, кто тебя примет: он или другой?
        - Он, Николаич, - человек. Правильный. А то, что мент, так и среди них люди есть. Немного, но имеются. Поговори - если примет он, то сегодня я уже буду ночевать в КПЗ.
        Просьбу я выполнил. Потом, когда встречался в Батраковым, узнал, что задержание прошло строго по договорённости, и Сантёр отправился отбывать очередной свой срок. Кому как, а мне такое о многом говорит.
        Кофе выпит, приветы родным переданы, и я, поблагодарив Батракова за информацию, покидаю кабинет друга, но напоследок всё же обещаю добыть компромат на своих заклятых друзей. Не могу я так просто сдаться.
        Теперь задача номер один выйти на связь с Петром Михайловичем. Заскочив по дороге в невзрачную забегаловку, начинаю обзвон всех, кто имел с ним какие-нибудь контакты. Дело выгорает, когда я догадываюсь позвонить его бывшей секретарше Валечке, и она в течение пары минут снабжает меня его телефоном. Связаться удаётся далеко не сразу, но, поскольку выбора у меня никакого нет, я мучаю трубку, пока, наконец, не слышу знакомый голос.
        Наша беседа затянулась; его поразил мой рассказ.
        - Да, Виталь, сроду бы не подумал, что мои бывшие партнёры опустятся до банального вымогательства. Видимо, дела их совсем швах. Хотя этим или примерно так и должно было всё закончиться. Упор на не совсем честные средства ведёт в тупик, несмотря на очевидные преимущества. Мне есть что сказать, только далеко я. Вот если бы ты хоть ненадолго появился в Оттаве, наша встреча могла быть намного продуктивней. - Становится понятно - компромат есть, но за ним нужно ехать в Канаду.
        - Не вопрос, подписку с меня не взяли, поэтому можно слетать и за океан, благо загранпаспорт я недавно оформил.
        Я глубоко выдыхаю: появляется желание жить.
        Глава 23

        В связи с поздним окончанием прошедшего дня утро начинается в полдень. Ребят в школу решаем не пускать, устроив внеплановые каникулы. Пока в гулкой пустоте квартиры царит сон, на цыпочках выбираюсь на кухню и, поставив на огонь чайник, закуриваю первую сигарету. Глоток кофе возвращает из полудрёмы в реальность, и это, к сожалению, не радует. Привычными движениями расчехляю ноутбук, и, немного поколдовав клавишами, захожу в свой почтовый ящик. За годы работы с новыми технологиями выработалась железная привычка к ежедневной проверке электронной почты. Это не было тайной, об этом знали практически все, с кем меня когда-либо сталкивала Её Величество Судьба. Так и есть - письмо.
        Логично было предположить, что кто-то из моих недругов решит попытать счастье, взломав мой компьютер. Но не зря ваш покорный слуга все эти годы находился на острие развития компьютерных технологий; страха за собственную бесценную базу данных не было, хакеров такого уровня в целом мире пара-тройка, и все они в поле моей видимости. А чтобы отсеять любопытствующих дилетантов, пользуюсь не столь распространённой, но надёжной системой Linux, которая была скомпилирована специально по мои нужды одним знакомым системным администратором. Он и подсадил меня на Ubuntu. Кстати, я об этом ни разу не пожалел. В общем, готовясь к отражению хакерской атаки, разочарованно смотрю в монитор, а там только очередная пугалка. На моё имя приходит послание от неизвестного адресата с вложенным файлом - сканированный документ, на котором чёрным по белому пропечатано, кого разыскивает полиция, а неважного качества портрет не оставляет сомнений в личности разыскиваемого. Тьфу! Рывком поднимаюсь на ноги, оставляя на табурете работающий ноутбук с собственной фотографией во весь экран.
        Всё это вызывает лишь горькую усмешку, но скоро я становлюсь чуть серьёзнее. Голова чётко просчитывает все варианты, и выводы неутешительны. Ведь если это просто злая шутка, то её на скорую руку сляпали бы на компе и однозначно не стали бы распечатывать, потом сканировать и только после этого отправлять мне. Значит, в какой-то типографии такая бумага в тираже и отпечатан наверняка не один экземпляр. Из чего следует, что скоро моим изображением можно будет бесплатно полюбоваться во всех отделениях полиции. Не успеваю приготовить вторую чашку кофе, как неожиданно оживает мобильник.
        - Виталий Николаевич, мне просили передать, что вам в ближайшее время не стоит совершать длинные перелёты… - И короткие гудки.
        Бросив вдогонку анонимному доброжелателю пару ласковых, но непечатных фраз, вновь давлю зелёную кнопку; опять на связь рвётся неизвестный абонент.
        - Ну, сейчас ты огребёшь по самое не хочу, - говорю, поднося аппарат к уху, но ошибаюсь.
        - Виталий, это Батраков. Дело такое, не могу со своего звонить, - по его голосу понимаю, что очередной виток проблем уже стартовал, - тебя пытаются объявить в розыск. Дело, как говорится, шито белыми нитками, но при наличии таких, как у твоих «доброжелателей», связей это не проблема. В нашей области тебя официально разыскивать начнут уже сегодня, поэтому ты дома не сиди, чтоб не арестовали. Что касается соседних регионов, то там процесс пойдёт сложнее, поэтому неделю, максимум две ты можешь колесить по ухабам нашей необъятной родины, но лучше хотя бы на время потоптать пыль заморских дорог. Сам понимаешь, с тюремной шконки заниматься делами не очень удобно. Лучше уехать, только не самолётом или поездом (все службы уже должны быть в курсе), а на машине. И там на рожон через посты не при. Да что я всё, ты не маленький - сам понимаешь.
        - Николаич, спасибо! Я твой должник.
        - Виталь, перестань. Я тебя не первую тыщу лет знаю, и мне ясно как божий день - подставили тебя. А с теми, у кого в чести такие правила, я не дружу. В общем, чем смогу, буду помогать.
        - Спасибо ещё раз! Пока! Надо спешить.
        Да, ситуация выходит из-под моего контроля, но если кто-то думает, что перехватил бразды правления, он ошибается. Очутившись в положении загнанной в угол крысы, я не запаниковал, как большинство людей, а, наоборот, - успокоился. Не знаю, изучали ли мои теперешние противники досье на меня, скорее всего - нет, но если и заглядывали в него, то только для получения самых общих данных. Напрасно они так: я ведь не всегда был мягким и пушистым. Многое до сих пор стараюсь не афишировать, а за некоторые моменты совесть гложет. Вот и сейчас ярость, накипевшая в душе, срывает с места. Как всегда в таком положении, мозг отбрасывает прочь лирическую шелуху рассуждений и мыслит чёткими понятиями логики и прагматики. Стараясь не показывать виду, что произошло нечто нехорошее, бужу семью. Пою чаем с бутербродами, чем вызываю неподдельное удивление супруги.
        - Виталь, ты у меня здоров? - намёк на мою хозяйственную несостоятельность понятен сразу. - Или произошло что-то?
        - Или, - коротко объясняю суть дел и, чмокнув Наташу в щёку, покидаю квартиру.
        Выхожу в подъезд и, оставшись один, выверенными движениями подключаю прибор. Щелчок - и мир распахивается, становясь неохватным. Внимательно оцениваю обстановку. Вокруг уже суета. Вон, шакалы, собираются! Во дворе дома движение: с десяток человек напрасно протирают штаны на ржавых трубах палисадника. Некоторых узнаю, даже не разглядывая особо; это сторожевые псы СБ фирмы «Надежда». В дом не заходят; видимо, им не известен точный адрес, а спугнуть веерными расспросами недоверчивую публику старого двора им не хочется. Так кого ждут - меня? Может, я завышаю значимость собственной персоны, но, увеличив радиус обзора, тут же замечаю вереницу полицейских машин, держащих направление в нашу сторону. Визг сирен ещё не слышен, но уже нет сомнений - это за мной. Замыкает колонну спецтранспорта джип начальника охраны.
        Выбраться из подъезда незамеченным мне не светит, но запасной вариант работает как часы. На площадке у меня состоятельный сосед, купивший в доме сразу две квартиры и имеющий выходы в оба подъезда. На звонок некоторое время никто не отвечает, хозяин спит как сурок - это я наблюдаю с помощью прибора. Звоню долго, и вот за дверью слышится тяжёлый кашель: разбудил! Ого, это ж как он вчера смог отдохнуть, чтобы иметь сегодня такое лицо?! Злой. Ничего, стерпит.
        - Что нужно?
        - Ваш сосед.
        - Если тема серьёзна, то не сегодня - я обугленный до крайности.
        - Уважаемый, разреши выйти через другой подъезд: мне пора, а на дворе налоговая, да, мало того, с какими-то подозрительными типами, - я почти не вру.
        - Да без вопросов, - сосед достаёт из кармана расхристанного халата фляжку и пьёт из горлышка, - если ты ненадолго, то можешь успеть вернуться обратно, а то минут так через пять я отключусь, и тогда уже никакими звонками меня не поднять.
        - Спасибо, сосед, но раньше вечера не вернусь.
        Тот только кивает.
        Уже расположившись в салоне такси, наблюдаю полицейские машины, цепочкой втягивающиеся во двор. Дальнейшее развитие событий меня не интересует: либо будут караулить до ночи, либо, оставив в засаде ребят покрепче, разъедутся. Помешать им я не в состоянии, а семью не тронут; всё-таки наезд официальный.
        Дальше начинаю путать следы. В первую голову вырубаю телефон и едва не выбрасываю его в окно. Нет, так нельзя. Конечно, понадобится новый; и стоит он копейки, но дело не в этом. Пришедшая в голову идея кажется очень удачной.
        - Слушай, земляк, - обращаюсь к таксисту, - как насчёт заработать?
        - Смотря как, - тон наигранно равнодушный, но какой таксёр не хочет бабла по лёгкому срубить, - ты говори, не тяни резину…
        Ударяем по рукам, и в результате вечером я по Интернету в режиме он-лайн наблюдаю захват знакомого таксомотора значительными силами полиции в одном из райцентров. Обмен мобильниками с приличной доплатой за вынужденную поездку и спектакль сделали своё дело. Мужик оказался понятливым и включил мой аппарат в строго оговорённое время прямо под единственной веб-камерой маленького городка. Я же с его телефона (и сим-карту у него купил) отправил только одну СМС. «Лапочка! Встретимся на нашем месте, через час, возьми детей. За мной хвост. Ёжка Лючий». Наташа всё поймёт. Она у меня грамотная и уловит связь между налётом полиции и незнакомым номером со странной СМС и подписью. Однажды назвав меня «Ёж колючий», супруга получила приличную порцию стёба: я, переиначив слова, стал Ёжкой по фамилии Лючий. Это известно только нам двоим и послужит паролем.
        Под нашим местом подразумевается то самое кафе, где я познакомился с ней. Занимаю по старой привычке угловой столик и, заказав пару коктейлей, углубляюсь в изучение обширного меню. Надо сказать, с последнего моего посещения ассортимент здесь значительно расширился, причём в основном за счёт экзотических блюд. Заказываю стол на своё усмотрение, и ещё не успевают официантки расставить тарелки, как прибывают мои.
        - Наташ, хвоста не заметила?
        - Я не вчера родилась, проверялась не раз!
        - Хорошо.
        За обедом подробно обсуждаем сложившуюся ситуацию. Решение приходит само собой. Несколько минут тряски в троллейбусе до вокзала, и электричка везёт нас в недавно приобретённый сад. Маленький участок недалеко от города неизвестен вообще никому. Там на время мы спрячемся от суетливости нынешних будней. Участок так и не переоформили на наше имя, он остался в собственности старого хозяина. Рыночная ценность его настолько незначительна, что терять время на бумажную волокиту не имело смысла, а сейчас это играет нам на руку.
        - Вам ничего не угрожает, но всё же надо посидеть здесь несколько дней, пока я не доберусь до Канады.
        - Виталь, неужели нельзя как-то по-другому? За что такая напасть? - Наташа еле сдерживает слёзы. - Почему в наше время возможен подобный беспредел?!
        - Успокойся. У меня предчувствие, что всё будет хорошо. С ПМ я уже переговорил. Привезу компромат - будет возможность отыграться. С ним совсем другой расклад: можно торговаться, блефовать. Я, честно говоря, думаю, что как только они узнают о том, что у меня на руках что-то есть, так сразу и дело закроют, и иск отменят. Не в их интересах затевать скандал.
        - Так-то оно так, но я всё равно боюсь, - Наташа жмётся ко мне, как будто замёрзла.
        - Всё будет нормально. Скоро вернусь, - повторяю я, обнимая её за плечи.
        Пацаны к новостям относятся куда спокойней: не отягощённые жизненным опытом, они и понятия не имеют, до чего могут довести подобные игры. Дети есть дети. Тем более мы их и не очень нагружаем, а только попросим выключить мобильники да на несколько дней забыть про Интернет. Конечно, для современной молодёжи это страшные ограничения, но, думаю, до международного суда по защите прав детей дело не дойдёт. Так и есть: извлекаются из кладовой удочки, и мальчишки отправляются к речке пытать рыболовное счастье, очень вовремя оставив нас одних.
        Разговоры разговорами, а перед отъездом нужно с супругой нормально попрощаться. Мы закрываемся в домике, и скоро наши соседи начинают слушать концерт любимых исполнителей, который мы включаем, дабы не травмировать их психику слишком громкими проявлениями страсти. Сегодня диск с песнями приходится включать дважды. Ничего, качественная музыка не надоедает.
        - Наши рыболовы возвращаются! - слышу Наташкин смех (это хорошо, что она смеётся - значит, чуточку успокоилась), - будем варить уху.
        Семейный ужин перед дорогой затянулся.
        - Наташ, всё, а то я по дороге лопну, - из-за нехватки времени останавливаю обжорство. - Пора уже.
        - Я поняла, но, может, ещё посидим?
        - Нет, Лапуся, пора. Мне ведь ещё из города нужно выбраться, а перед этим машину забрать. Не грусти. Не всё так плохо: мы ещё досадовали, что ремонтируют долго, а теперь никто и не догадывается, где она. Заберу - и в путь. Посты объеду запросто, прибор ведь у меня, а с его возможностями мне ни один человек засаду не сумеет устроить.
        - Виталик, а может, ты с прибором и компромат найдёшь? - вижу, как жене не хочется расставаться.
        - Поискать можно. Вопрос - где? И что? Да и по намёкам я понял, что это юридические документы, а они, как ты понимаешь, делаются в одном-единственном экземпляре. Я, конечно, мог бы их прочитать, но для этого мне нужно знать место их хранения, а если ПМ скажет, где они лежат, то неизвестно, кто будет около них раньше. Так что - лететь, другого варианта нет.
        - Ладно. Иди.
        Мы прощаемся. Целую жену, щёлкаю по носам сыновей и ухожу на автобусную остановку. Теперь за машиной и в столицу, а там самолётом за океан.
        Глава 24

        - Степаныч, спасибо! Сколько я должен? - Будучи постоянным клиентом, я давно получил право на равных разговаривать с одним из лучших автомехаников города.
        - Двенадцать с половиной. Это, включая диагностику ходовой. - Седой как лунь мастер, ухмыльнувшись, делает серьёзную скидку.
        - Если честно, то выручил, за мной должок. Я в кассу. - Отсчитав у стеклянного окошка положенную сумму, я забираю авто из сервиса.
        Несмотря на опасение, выезд за город не составил проблем; я даже не стал искать объездные пути, а просто, притормозив неподалёку от поста, дождался, пока гаишники накинутся на подъехавшую фуру, проехал, не нарушая правил. Город покидаю по-английски, совсем не требуя почётного эскорта. Несколько раз маневрирую, пытаясь вычислить хвост. К моей радости, преследователей нет. Что ж, пока везение на моей стороне. Задача номер два несколько попроще: нужно как можно быстрее покинуть пределы своей области; дальше, если верить словам Василия Николаевича, проблем можно не опасаться. Нажимаю на газ, и стрелка спидометра быстро переваливает отметку 140. Радаров впереди нет - их мрачное излучение я увижу издали.
        Трасса на удивление пуста, как вчерашний день, и это странно. Только изредка пасторальный пейзаж нарушают спешащие фуры - вечные бродяги караванных троп. Эх, как здорово было бы так, с ветерком, без задержек до столицы-матушки, но такое возможно лишь в мечтах. Даже мыслеприёмник с его поистине чудесными возможностями не в состоянии определить, что перемкнуло в голове у идиота - водителя «десятки»! Ни с того ни с сего его тарантас, скрипя давно не мазанными подшипниками, идёт на таран, как танк - прямо влобовую. Чудом ухожу на бровку, благо места достаточно, и проклинаю этого придурка, а заодно поясняю динамику сексуальных отношений с его многочисленной роднёй, при этом вдавливая в пол педаль акселератора. Двести лошадей и передний привод делают своё дело. «Вольво» выходит из заноса, оставляя позади клубы пыли.
        Не зря в народе говорят, что стиль вождения определяется маркой автомобиля. При наблюдении за разными машинами это становится заметно очень быстро. Хамы на
«Газелях» (остановлюсь где угодно, я же работаю!), гонщики на «десятках» (я - крутой, у меня суперавто!), наглецы на старье (мне наплевать на правила, вам свою тачку жальче!). Неуважение к другим (открою страшный секрет: кроме газелистов, на дороге ещё много людей трудится) и завышенная самооценка («десятка» - это всего лишь ведро с болтами, которое иногда может двигаться с приличной скоростью, и на автокар она не тянет, даже если это первая машина в жизни). Много аварий случается и оттого, что один наглец на убитой (к примеру, «Тойоте») встречает такого же. Итог печален, а вывод из рассуждения прост: стоит уважать других и бережно относиться к собственной жизни, тогда даже на наших дорогах будет спокойно.
        Утро следующего дня встречаю за рулём вдали от родных мест. Как кольчуга сползает к ногам напряжённость. Адреналин покидает кровь, и внезапно хочется просто остановиться, перевести дух. Сбрасываю скорость до сотни; некоторое время любуюсь придорожным пейзажем. А посмотреть есть на что! Реки, бескрайние поля, берёзовые колки и серым пятном на этой красоте - нищета деревень. Но для меня, как бы это ни странно прозвучало, именно разруха на селе и вызывает чувство теплоты по отношению к родине. Представьте: широкий автобан и рядом сверкающие неоном города с красивыми зданиями, чистыми улицами и весёлыми людьми на них. Поубивал бы! Скукота! Где грязные, заросшие щетиной лица наших деревенских пьяниц? Мне они роднее лощёных физиономий упакованных представителей офисного планктона. Пусть это звучит не совсем патриотично, но я обеими руками за нашего сельского алкоголика-философа, а не за трезвого, насквозь фальшивого и лицемерного представителя сегодняшней городской элиты.
        Дорога, обед, сон - и так по кругу. Последняя остановка перед столицей. Поспал подольше, чтобы не клевать носом на запруженных улицах мегаполиса, и начал отматывать последние километры перед конечной точкой маршрута. Мне оставалось проехать сотни полторы километров до Москвы, когда я решил остановиться на последний привал, отдохнуть перед городом, а заодно и перекусить.
        Придорожное кафе ничем не отличается от бесчисленного множества подобных точек общепита, но запах жареного мяса не позволяет проехать мимо. Я по старой, ещё с советских времён, привычке всегда ем в дороге шашлык. Это теперь его покушать можно в любой забегаловке, а раньше, кроме как на трассе, шашлычных практически и не было. Следуя зову желудка, заказываю порцию мяса на рёбрышках и, пока его на моих глазах готовит полноватый армянин, сижу пью ароматный кофе. В душе нарастает тревога: как там мои? Бросить их пришлось в трудную минуту, и смятение занозой колет сердце. Несмотря на собственный запрет, срываюсь и звоню жене.
        - Лапочка, это я. Извёлся весь - вот и звоню. Как у вас? Всё нормально?
        - Да, милый, всё хорошо. Сидим в саду, бездельничаем. Ты как? Я волнуюсь, дорога всё же.
        - Со мной всё в порядке. До Москвы рукой подать. Скоро буду на месте. В столице позвоню в Канаду, ПМ обещал в посольстве визу для меня выхлопотать. Ладно, долго говорить не будем, сейчас покушаю и поехал. Ну вот - уже шашлычок несут. Пока!
        Глотаю ароматное мясо почти не пережёвывая, а в голове ещё звучат слова супруги:
«Возвращайся, родной, мы тебя ждём».
        Оставляя на чай совсем незаслуженную сумму, я под удивлённый взгляд официантки (видимо, силится понять: за что ей такое перевалило) покидаю кафешку. На стоянке внимательно осматриваю авто: вроде бы всё в порядке. Летит в урну смятая пачка, и последняя сигарета привычно устраивается на губах. Пора. Теперь - последний рывок.
        Выезжаю на трассу. Странно, но на обозримом пространстве ни одной машины. Может, авария или очередная облава ГИБДД - сейчас посмотрим. Включаю прибор и набираю скорость. Действительно, авария сзади по дороге и что-то нехорошее впереди. На приличной скорости вылетаю за поворот, и…
        Глава 25

        Господи, как болит голова! Что со мной? Вскоре понимаю, что вопрос себе поставил не корректно, вообще - кто я?! В мыслях хаос, а в голове пустота. Пытаюсь восстановить цепочку последовательности - не получается. Я совершенно ничего не помню о прошлом, а мои попытки анализа строятся только на сиюминутных впечатлениях, нынешних картинках реальности. Вполне естественно, это ни к чему не приводит. Мало того, начинается паника - редкий человек, оставшись без прошлого, будет адекватно реагировать на мир. Состояние беспомощное, как у ребёнка, кстати, даже сквернее - мамочки ведь рядышком нет. Никто не успокоит малыша и на пальчиках не объяснит происходящее. Закрываю глаза и ещё раз пытаюсь обрести себя - безуспешно. Что ж, пора жить дальше. Оглядываюсь: вокруг лес, и ни души. Физически я в норме, никакого дискомфорта. Только страшно - быть взрослым человеком и начать с нуля.
        Паника отступает; собираю в кулак волю и пытаюсь подвести некоторые итоги. Большое достижение, что не утеряна способность рассуждать логически. Бросив на траву изрядно пропылённый пиджак, присаживаюсь около сосны. Ага! Названия деревьев я помню! Пробую говорить вслух - тоже получается: мало того, довольно успешно напеваю куплет популярной песенки. В национальной принадлежности языка сомневаться не приходится - я безусловно русский. Ну, хоть что-то. В сотый раз пытаюсь отмотать время назад, но опять упираюсь через получасовой интервал в пустоту, как в стену. Мне много лет, а, интересно, сколько всё же годков? Не помню. Всё, хватит! Так можно разбираться до ишачьей пасхи. Поскольку я родом из России, значит, на повестке дня первый русский вопрос - «что делать?».
        Перво-наперво надо добраться до людей. Пытаюсь хоть как-то сориентироваться в лесу, но затянутое облаками небо не позволяет даже примерно определиться с частями света. Приходится брести наугад. Местность не похожа на таёжные просторы Сибири, хотя и топи болот центральной России я не сбрасываю со счетов. Тем не менее, я уверен, что не может человек XXI века заблудиться в своей стране. Поиски дают результат, и вскоре я натыкаюсь на просёлочную колею и сразу успокаиваюсь. Хотя дорога и имеет два конца, они оба мне подходят. Некоторое время решаю, в какую сторону идти. Нелегко, учитывая моё состояние. Нужное направление даёт обнаруженная в кармане монетка; крутанувшись в воздухе, она избавляет меня от трудности выбора.
        Бреду долго. Уже начинает смеркаться, когда впереди вижу свет автомобильных фар. Радость переполняет сознание, и я едва не бегу навстречу. Но увиденная картина заставляет подумать о своевременности выхода к людям. Присматриваюсь: поляна, а на ней несколько вооружённых людей, и эти архаровцы кого-то привязывают к дереву. По мне такое не совсем правильно, просто не хорошо, наконец. Занимаю удобный наблюдательный пункт и жду.
        На поляне некрасивая кутерьма. И дело не только в том, что трое на одного нечестно. Дело пахнет тем, что мне придётся наблюдать чьи-то последние мгновения и стать совершенно ненужным свидетелем, от которого сам бог велел избавиться. Может, стоит помочь? Смысл есть, но риск неоправданно велик. У меня только одно оружие - неожиданность: смогу ли ей воспользоваться? Смогу! Последние сомнения отпадают, когда действие на поляне переходит в завершающую стадию. Бандиты (а кто ещё может издеваться над несчастным?) глумятся над ним - бьют, причём так, что не оставляют ни малейшего шанса на выживание. Отмотав кулаки и, наверное, решив унизить пленного и морально, они гогоча информируют несчастного о том, что тот заказан, и даже называют имя. От этого связанный полутруп вздрагивает.
        - Всё равно никому не расскажет, - говорит один.
        - Дурак ты, Антоха! А раз дурак, то и валить тебе.
        Разглагольствования прерывает звонок мобильника. У киллеров маленькое производственное совещание. По сторонам не смотрят. Это момент! Решаю выручить человека.
        Тело начинает работать самостоятельно. Рывок - и автомат, ещё секунду назад бывший чужим, переходит ко мне. Он не успевает устроиться в руках как положено стрелковому оружию, а немного работает просто как дубинка, и, думается, бывший владелец его уже не сможет пропить ранее полученный аванс. Мгновение спустя что-то толкает в бок. Так и есть: по мне стреляют! Эх, не надо было бы добивать бродягу и чуть раньше начать стрелять. Балбес! Разворачиваюсь, и автомат чётко отрабатывает полмагазина в направлении стрелявшего. Словно в замедленной съёмке наблюдаю, как пули рвут тело. Парни оказываются не робкого десятка и быстро ориентируются в ситуации; их стволы начинают движение в мою сторону, но мой автомат достреливает магазин до железки, и - как результат - три трупа на поляне и один неподалёку.
        Во ситуация! Похоже, попал я не по-детски! Может, себе пулю пустить, чтоб не мучиться. Ха, не дождётесь! Неожиданно предательски задрожали колени: сажусь на траву и смотрю на рану. Стекает, пульсируя, кровь, чуть кружится голова, но, внимательно приглядевшись, понимаю, всё это пустяк: пуля только чиркнула по руке. Конечно, перевязаться всё же необходимо. Раз застрелиться раздумал, так надо за жизнь бороться, а не спускать её за просто так.
        - Ты кто? - со стороны раздаётся хрип спасённого.
        От неожиданности подпрыгиваю, и ствол автомата начинает выяснять степень опасности.
        - Ну и напугал ты меня, мужик!
        - Я?! - И человек начинает хохотать до кашля. - Очень интересно. Призрак, возник из ниоткуда, повалил кучу бойцов! Ну, очень боязливый мужчина. Спасибо, брат! Извини, но я ещё раз прошу мне ответить: ты откуда, вообще?
        - Не знаю я, вернее, не помню.
        - Ты от артёмовских?
        - А это что за бригада? Я же сказал, что ничего не помню. И ты меня очень обяжешь, если пояснишь, к какой ОПГ я отношусь.
        - Допустим, я поверил, - человек смотрит мне в глаза, - что со мной делать будешь?
        Вместо ответа я кряхтя поднимаюсь и, приблизившись к пыточному месту, развязываю пленника.
        Так произошло наше знакомство.
        - Жизнь прекрасна! - некоторое время он растирает затёкшие руки. - Вот козлы! - плюёт в сторону трупов, - надо уходить.
        - Надо, - теперь уже я смотрю в его глаза. - Иди!
        - Не понял? Пора уходить! Уходить всем! Не дай бог менты на место этой бойни доберутся - не развяжешься. Даже я при всём желании тогда помочь не смогу. Пошли со мной.
        Поразмыслив, поднимаюсь, протягиваю руку.
        - Виталий - больше ничего в голове не задержалось. Я на самом деле не помню ничего.
        - Гена, - коротко бросает в ответ спасённый, - подробности по дороге.
        Бредём вдвоём - избитые, пораненные, но живые. Новый знакомый, а сейчас просто единственный, Геннадий Васильевич Бочаров, крупный бизнесмен из Владивостока. А мы в подмосковном лесу - это первое, что я узнал. Легче не стало: что здесь, что в джунглях Амазонки - разницы никакой.
        - Виталя, странно всё это, хотя, судя по всему, ты не врёшь, - прерывает мои думки Гена, пытаясь подолом рубахи хоть немного привести в порядок лицо. - Неужели ничегошеньки не помнишь?
        - Вообще. Но зато я знаю, как такое заболевание называется - амнезия. Знаю ещё много, наверное, нужных вещей. Могу водить автомобиль, помню правила дорожного движения. Могу, да много чего могу - главное не это, главное - я потерял свою прошлую жизнь. Это страшно. Утешает только то, что такое бывает и в наказание, и во благо. Хотя наказан я или спасён - тоже не ясно. Может, меня свои ищут, но кто они и где?
        - Слушай, Виталь, а может, и тебя тоже хотели убить, а ты спасся?
        - Не знаю. Но вряд ли, иначе придётся предположить, что две разные банды одновременно мочат неугодных людей да, к тому же, в одном месте. Согласись, такое маловероятно.
        Наш путь через лес занимает приличное время, темно, хоть глаз выколи. Шагаем, постоянно спотыкаясь на неровностях лесной дороги. Мой спутник запомнил направление, откуда его везли, и сумел вывести нас к какой-то деревеньке. Кучка домов, появившаяся из темноты, кажется залитым неоном Бродвеем - цивилизация все-таки.
        Дальнейшее - дело техники. Геннадий, выпросив на пару минут у местной старушки телефон, вызывает своих. Результат: через пару часов мы уже едем в комфортабельном микроавтобусе.
        Глава 26

        Ближнее Подмосковье: скромный по тамошним меркам трёхэтажный особняк из красного кирпича в стиле древнего караван-сарая. В просторных солнечных апартаментах есть места покушать и отдохнуть, в наличии сауна и спортзал. Некоторое время отдыхаю, не думая ни о чём. Рана, хоть и не опасна, но очень болезненна и сильно раздражает. Местный доктор, светило отечественной медицины, правда, чуть погасшее от постоянных алкогольных возлияний, чисто по-человечески стремится помочь. Его усилия не пропадают даром, и через пару-тройку дней я уже на ногах. С уходом вездесущей физической боли в голову по-хозяйски вползают непрошеные мысли. Их основной лейтмотив вполне понятен: кто я? Эта загадка не даёт покоя ни днём, ни ночью. Практически перестал спать и сильно осунулся, но доблестный доктор Айболит прописывает некие микстуры, которые заметно притупляют остроту темы.
        Большую часть дня нахожусь в одиночестве и, чтобы хоть чем-то заняться, брожу по гулким модерновым коридорам. Совершенно неожиданно начинаю обращать внимание на бьющие в глаза недостатки в электропроводке особняка. Видимо, я был приличный специалист в этой теме. А попавшая на глаза сложнейшая электросхема некого аппарата служит лучшим тому доказательством. Её я прочитываю, словно старшеклассник первые страницы букваря. Чуть позже возвращаются все приобретённые навыки, вот только без привязки к месту их получения. Как-то, выйдя прогуляться на свежий воздух, оказываюсь в центре перепалки охранников. Главные ворота перестали функционировать: с корнем вырван кабель управления.
        - Мужики, хорош кричать, тащите паяльник, пока шефа нет. - Мою просьбу исполняют на раз.
        Я сам поражаюсь выверенности и автоматизму собственных движений. Не проходит и пятнадцати минут, как створки начинают подчиняться командам с пульта. Это вызывает ажиотаж, и я выслушиваю много добрых слов о собственном профессионализме. В качестве приза по доброй русской традиции предлагается бутылка, но я прошу ограничиться сигаретой, так как свои оставил, как барин, - на рояле.
        Несмотря на благодарность, за отремонтированные ворота меня не пускают. Я не в обиде; не владея информацией, ничего не понимающий, сам не знаю, как поступил бы на месте Геннадия. Спаситель, без памяти, взявшийся невесть откуда, - это сопоставимо с пришествием Христа. Благодарность человеку, который может оказаться засланным казачком, здесь выдавать не торопятся. И правильно. Видимо, проверяют. Надеюсь, найдут что-нибудь и обо мне. Несколько дней проходят в ожидании. Я понимаю, что меня, даже при моих заслугах отпустить на волю, пока не закончится проверка, никто не решится, и поэтому просто жду.
        Утром четвёртого дня, когда я, не спавший всю ночь, слипающимися глазами пялился в экран телевизора, в комнату вошёл Геннадий. Со времени нашей встречи он значительно изменился, превратившись из полуживого бродяги в полноправного представителя бизнесаристократии. Синюшное после побоев лицо надёжно прикрыто толстым слоем грима, кудрявые волосы уложены в элегантную причёску. Серо-голубые глаза смотрят на мир уверенно и спокойно. Грохнув о стол бутылкой (наверняка, коньяк) и поставив парочку хрустальных напёрстков, он приглашает:
        - Виталий, присаживайся поближе! Есть тема.
        Не заставляю просить себя дважды и, прихватив почти полную окурков пепельницу, располагаюсь напротив в удобном кожаном кресле.
        Проглотив по пятнадцать капель спиртного, дружно закуриваем.
        - Ещё раз благодарю за спасение. Не скрою, Виталь, мы всё это время проверяли тебя. Крутили и так, и эдак: и у полицаев, и миграционной службы, «Интерпол» - и тот нехило потрудился. В сухом остатке пустота. Проверка так и не пройдена. Такого биологического индивида (я имею в виду тебя) на Земле не существует; мало того, и не существовало никогда. Короче, ни в одной базе данных о тебе ничего нет, - слова звучат как похоронный марш.
        - Да, дядя Гена, обрадовал, ничего не скажешь, - я пытаюсь сострить, но получается неважно.
        - Есть в этом и положительная сторона, - хозяин, видя моё состояние, пытается успокоить. - Ты не существовал и не существуешь теперь, а значит, свободен на сто процентов.
        - Знаешь, я как-то слышал песню, слова в душу запали, что-то типа: «Если ты свободен, значит, ты не нужен никому». Хотя, спасибо, конечно. Свобода - она стоит дорого. Только к чему она мне?
        - Виталий, у меня к тебе предложение. Послушай. Как в твоей песне? Ты никому не интересен. А раз так, где будешь жить - без разницы. Поэтому приглашаю: едем со мной во Владивосток. - Пауза, Гена смотрит мне в глаза. - Ты только не спеши с ответом - всё обдумай. - И уже почти уговаривает - Там у меня и возможности пошире, да и связи, причём не только среди российских чиновников. Покумекаем, как найти твоих родных, если они и вправду у тебя есть.
        - Мне всё равно. Пусть будет Владивосток, - соглашаюсь, даже не удосужившись подумать.
        - Правильное решение. Ты пойми, тебе главное себя найти, а место жительства роли не играет.
        Пролетело несколько дней. Апатия улетучивается как дым: недаром же говорится - время лечит. Я включаюсь в ритм новой жизни, вот только от ночных думок никуда не деться. Сплю по два-три часа в сутки. Как-то незаметно затянул настольный теннис. Могу часами с охранниками стучать шариком. Получается неплохо, но иногда в голове перемыкает, и я на несколько минут впадаю в ступор, который проходит без каких-либо последствий. Амнезия - так её растак!
        Геннадий после непродолжительной активности сотворил мне документы. Причём, как понимаю, вполне настоящие. Теперь я Виталий Иванович Трошин. «Существо Трошин - человек без прошлого» - чувство юмора у меня не пропало, в отличие от памяти. Да, прошлое будем вспоминать, а вот будущее надо строить. И предложение лететь в Приморье я теперь принимаю осознанно.
        Роскошный борт до Владивостока. Полдня в воздухе совсем не утомляет, и я с некоторой грустью пристёгиваю ремни, когда самолёт идёт на посадку. Колёса мягко касаются бетонки города Артёма - воздушных ворот Приморского края.
        Сразу по встрече в аэропорту понимаю, что Бочаров - бизнесмен, и серьёзный. Такое скопище телохранителей я видел разве только в кино. Раз так, то и недругов у него должно быть предостаточно. Только конкуренты в этот раз напрасно потратились. Как он с ними будет разбираться, мне не интересно, но шаги по поиску и наказанию недругов он предпринять просто обязан. К моему удивлению, решение проблемы заняло менее суток: это стало видно по резкому уменьшению количества охраны, сопровождающей Геннадия.


* * *
        Привыкать к новому месту жительства мне не нужно, оно у меня (на моей-то памяти!
 - всего лишь второе. Огромная квартира на Посьетской, до моря рукой подать. Незаметно в развлечениях и хозяйственных хлопотах, пролетает неделя. Гена просто болеет морем, поэтому всё, что с нами происходит в эти дни, можно описать несколькими словами: море развлечений на море. Мне пришлось серьёзно переговорить с ним, чтобы остановить нескончаемый поток благодарностей.
        - Всё, шеф, давай завязывать с гульбой. Ты меня через всю страну сюда тащил не водку жрать, давай работу!
        - Виталя, это серьёзный разговор. Я обеими руками за.
        Разговор случился на борту прогулочной яхты, бороздившей воды Амурского залива.
        - Семёныч, давай к берегу! - Наш капитан тут же начинает выполнять приказ.
        На следующее утро в полдевятого я, побритый, постриженный, в новеньком костюме, прибываю в офис. Не скажу, что коллектив принял меня с распростёртыми объятиями, но я не в обиде (всё ж таки новый человек, да ещё и с непонятными полномочиями). С головой окунаюсь в работу.
        Производственная тема на удивление знакома и понятна - ремонт судового электрообрудования. Некоторое время присматриваюсь: надо по возможности точнее понять, что мне по душе, а главное, по силам. Вскоре все понимают, что я электрик-электронщик чуть ли не от бога. Одним словом - спец! Только вот поточнее определить уровень способностей никак не получается. Поступаю проще: начинаю работать на побегушках, практически у всех. Пытаюсь поймать Его Величество Случай. Он решает очень многое: общеизвестно, что экстремальные условия будят в сознании человека скрытые возможности - так вот, мои проявились именно так.
        В рубке сухогруза в промежутках между пайкой бесчисленных проводов периферийной пожарной системы я наблюдаю за настройкой основного оборудования специалистами фирмы Бочарова и вдруг понимаю, что если они не изменят программу, контролирующую балластные танки судна, то оно может перевернуться при загрузке. Бегать вокруг техников с высоко поднятым знаменем я не стал, но, улучив момент, серьёзно проговариваю свои опасения Геннадию Васильевичу. Тот не собирается церемониться, так как опасность при моём правильном диагнозе враз отодвигает всевозможные внутрикорпоративные склоки на второй план. Стоит ли упоминать, что предчувствие меня не подводит, и ошибка в программе, которую я заметил, на самом деле могла привести к катастрофе. В этот день я заслуживаю ещё одну благодарность. И лишь с большим трудом мне удаётся отговорить Гену от нового загула. Теперь я понимаю, что в прошлой жизни моё основное занятие было связано с компьютерным программированием технологических процессов. А как иначе я бы углядел такую вроде бы и не явную ошибку?


* * *
        Так, в работе и холостяцких развлечениях, прошло несколько лет. Я совсем освоился в прекрасном городе у моря. Задалась и карьера: теперь я зам Бочарова. Мы подружились с ним, и наша дружба выдержала проверку временем. И если с его стороны это может быть ещё и благодарность за спасение, то я искренне считаю его другом. Мужик он что надо. Солидный и уважаемый в городе человек. Я много слышал о нём от разных людей, их отзывы объединяло одно - все они были положительными.
        Так бы всё и шло, если бы не командировка на Урал…
        Глава 27

        Командировка организовалась неожиданно.
        - Виталий Иванович, вам нужно срочно вылететь в Челябинск для заключения контракта, - неожиданно официальным тоном объявляет гендиректор в самом конце совещания.
        Это что-то новенькое. Сегодняшнее заседание ничем не отличалось от десятков подобных планёрок, но вот концовка неожиданна. Получив кто по заслугам, а кто и заметно больше, все покидают огромный кабинет. Мне, вполне естественно, предложено задержаться. Интересно, что произошло? Конечно, командировки не являются основным видом моей работы, но как события они вполне обычны. Помотало за последние годы по стране из конца в конец. Но обычно я если и оправлялся куда-то по делам фирмы, то узнавал о предстоящей поездке без посторонних.
        - Геннадий Васильевич, что за официоз? - я задаю вопрос, после того как последний руководитель покидает кабинет. - Ты…
        Договорить я не успеваю. Бочаров делает понятный без слов предостерегающий жест, который во всём мире означает одно - «Заткнись!», и добавляет:
        - Надо лететь. Стоимость договора очень серьёзная. Вам поручается контроль за его исполнением. Детали обсудим непосредственно перед отлётом. Билеты на дневной рейс возьми у секретарши и утром сразу ко мне - получишь командировочные, и поговорим обо всём, - его знаки и тон не оставляют сомнений, что дело мутное, и нас, скорее всего, прослушивают.
        - Как скажешь, Василич. Я по объектам. Буду на связи. - Иду к двери, но перед уходом царапаю на листке: «На Сахалинской, дом 5, квартира 18. Хата чистая. Мобильник не бери, забудь в машине. Хвост, если будет, обрубишь сам. В 22.00».
        Друг кивает - всё понятно.
        Остаток рабочего дня голову не покидают нехорошие мысли. Конечно, ни о каком производительном труде на благо общества не может быть и речи. Да хрен с ней, с работой! В однажды отлаженном механизме всё крутится и без моего присутствия. Вспоминаю всё, что знаю о контракте: на мой взгляд, обычная, если не считать стоимости, поставка оборудования. Немного известно и о поставщике, некой фирме
«Надежда», зарегистрированной в славном городе Челябинске, с немаленькой историей. На банальное кидалово такая контора не пойдёт, но, вспоминая разговор в кабинете, почти не сомневаюсь - дело именно в ней.
        Время тянется медленно. Пытаюсь что-то делать: даю какие-то распоряжения, но всё без огонька. Наконец стрелки на часах сходятся в нужном месте, и я в числе первых покидаю душный офис. Мотор «Тойоты» заводится с пол-оборота, и мой автомобиль не спеша вливается в транспортный поток. Целью недалёкого путешествия является одна квартира, адрес которой оставил у шефа. Она словно предназначена для тайных встреч: один морячок, уходя в рейс, попросил присмотреть. Связать этот адрес со мной даже теоретически невозможно; мы знакомы-то с месяц, и времени проверить жильё ещё не было. Тем не менее, добираюсь к месту со всеми предосторожностями. Слежки не заметил, но решил не рисковать и машину оставил за пару кварталов, добравшись до нужного дома через дворы.
        Трель дверного звонка. Никого, кроме Гены, я не жду, но всё-таки незнакомая мелодия, прозвучав неожиданно, заставляет вздрогнуть. Нехитрые манипуляции с замком, на пороге Бочаров. Совершенно не ко времени в голову лезет мысль, что друг заметно сдал со времени нашей первой встречи. Заботы, чтоб им!.. Но глаза, это зеркало души человека, по-прежнему полны жизни, а значит, особо беспокоиться не о чем. Сейчас, конечно, выглядит он чуть растерянно, но в остальном - порядок.
        - Заходи, Геннадий Васильевич. Чай, кофе?
        - Да нет, давай сразу к делу. - Мы рассаживаемся по старой советской привычке на крохотной кухне. - Виталь, мне этот контракт с самого начала не нравился, но напрямую с заводом сработать не получилось. Сколько я не пробовал, всегда натыкался на непробиваемую стену. С недавних пор все договоры поставки предприятие (изготовитель нужного нам оборудования) заключает только через «Надежду». В принципе ничего странного, но, наведя справки, я обнаружил, что незадолго до нас завод отработал подобный заказ без посредников, - Геннадий с каждым словом становится все мрачнее. - Меня это насторожило. А вчера, не поверишь, я совершенно случайно обнаружил в кабинете жучок. Забыл приготовленный дочке подарок и вернулся. Машинально замечаю, что телефон не на месте. Сначала подумал - уборщица. Да нет: мусорная корзина полна, значит, её ещё не было. Потянул за корпус, а крышка-то не закручена. Даже я сумел различить в паутине проводов посторонний микрофон. Похоже, нечаянно спугнул спеца. Как ты, наверное, догадался, я не стал поднимать шум: ничего не тронул и сразу же ушёл. Вот такие дела, дружище! Что делать?
        Мои попытки проиграть ситуацию не увенчиваются успехом из-за недостатка данных. Но пока молчу, давая другу выговориться. Провести с таким сутки и не рассказать никому - это дорогого стоит.
        - Договор подписан, только деньги не проплачены. По условиям, наш представитель должен присутствовать при отгрузке и после того, как оборудование будет на железнодорожной станции, даст добро на банковский перевод. Я ещё не всё сказал, - говорит Гена, видя, что я собираюсь прокомментировать его слова, - сумма сделки почти сто миллионов долларов. Если что пойдёт не так, мы можем крупно прогореть, а если уж начистоту, просто разориться. Вот теперь говори.
        - Да, кажется, на сей раз мы действительно куда-то вляпались. Поясни вначале: откуда столько бабла?
        - Деньги взяты под государственный заказ и обеспечиваются всеми активами моего предприятия. Ещё раз говорю, на кону всё.
        - Это хорошо, хоть криминала нет.
        - Ты же знаешь, у меня с этим строго. На всю оставшуюся жизнь хватило того случая, - он улыбается.
        - Я не понял, ты с такой милой улыбкой вспоминаешь, как сидел к дереву привязанный и пускающий красные сопли?
        - Не угадал! Вспомнил тебя, как ты испугался моего голоса. Чуть не пристрелил.
        Ржём оба.
        - Вот что скажу: при отправке товара со склада фирмы кидняка точно не будет, - я прекращаю веселье, хотя такая разрядка идёт нам обоим на пользу, и начинается обсуждение вопроса, так сказать, в рабочем порядке, - если что и устроят, так уже на железной дороге.
        - Как?
        - Ха, если бы я знал. Скорее всего, в момент погрузки в контейнер. Я, понятно, буду присутствовать при этом мероприятии, и они, понимая, что представителя не обмануть, должны сработать как фокусники. Груз укладывается, опечатывается, а потом исчезает. Стоп, а страховка?
        - Страховка полная. Потеряется груз по дороге, РЖД оплатит всё сполна. И к тому же вместе с грузом будут сопровождающие: охрана у такого ценного груза соответствующая.
        - Тогда вообще не понятно. Зачем слежка?
        В этот момент меня осенило, скорее не так: я начал думать в другом направлении, и вопросы посыпались на Гену как из рога изобилия.
        - Не перебивай, а просто отвечай: госзаказ получен честно?
        - Да.
        - Стоимость оборудования в «Надежде» выше или ниже, чем на заводе-изготовителе?
        - Одинакова.
        - Фирма сопровождения чья?
        - Поставщика.
        Теперь всё встаёт на свои места. Дело вовсе не в контракте, дело в грузе, вернее в возможности его доставки. Если вся ответственность лежит на наших партнёрах, то с грузом ничего произойти не может, он придёт точно по расписанию. После прибытия его доставят нам, а вот тут, внимание: если что и случится, так уже не по их вине. Но что может произойти? А на этот вопрос я ответил уже вслух:
        - Груз попадёт в какую-то передрягу и будет повреждён. Причём всё сделают так, что ответственность будет возложена на нас. В контейнере, как я понимаю, навигационное оборудование для той посудины, что на базе в Шкотово? - И, получив утвердительный кивок, заканчиваю - Стоимость исправной протестированной системы навигации - миллионы, а цена бракованной - грош. Купил неисправную, получил деньги, отправил, доставил, а покупатель её сломал. Вопрос, кто пролетел, может даже не подниматься.
        - Да что с ней по дороге от станции до базы случится? Сопровождение: половина полиции Владивостока охранять будет. Тут войсковая операция нужна.
        - И я о том. Сопровождение. Хотя они могут лишь организовать акцию, а для повреждения товара хватит и одного камикадзе за рулём тяжёлой машины. Что-то подобное и должно произойти. Круто заработать можно лишь таким способом. По-честному, там навар невелик: бонус от продажи никак не подходит под то количество затрат, которые производятся сейчас. Прослушка, слежка - сложновато для честного бизнеса. Прибыль должна быть огромной, только тогда суета и оправдывает себя.
        - Очень похоже на истину. Но, Виталя, это всего лишь предположения, похожие на правду, догадки. Нужны не расчёты, а железные доказательства.
        - Кому? То, что против нас что-то готовится, это железно, что прослушивают - без сомнений; что ещё тебе нужно, чтобы начать предпринимать ответные шаги?
        - И что я могу, если не уверен, как меня подставят?
        - Начнём с основного: охрана груза. Подключи военных - это заказ под оборонку, вот и пусть морпехи тренируются. Второе: собственная безопасность и семьи. И третье: пробей по своим каналам эту «Надежду» - «наш компас земной»… Денег не жалей. Говно оно завсегда всплывёт.
        - А ты? Если они почуют недоброе, могут и через тебя начать давление. Наши дружеские отношения не великий секрет.
        - Ты уж, Ген, здесь постарайся. А я прорвусь. Мне не впервой.
        Мы проговорили ещё три часа, осушили бутылку абсента. За рюмками с зелёным напитком обсудили всё: от способов телефонной связи до условных сигналов дымом костра. Бочаров ушёл, и через положенное время приходит СМС: «Добрался без приключений». Ладно, завтра будет лучше, чем вчера, а посему врубаю телевизор, допиваю последние капли и ложусь на диван, решив спать здесь. С сегодняшнего дня я в официальном загуле.
        Глава 28

        Мне очень нравится Владивосток ранним весенним утром. Ещё голые деревья в скверах не скрывают перспективу. Первые лучи солнца осторожно, как разведчики, пробираются по сонным улицам. Дороги почти пусты, но фургончики уже начинают развозить провизию по магазинчикам и супермаркетам. Воздух прохладный и влажный, при вдохе оставляет на губах почти неуловимый вкус морской соли. Меня тяготит даже кратковременное расставание с любимым городом.
        Шикарный «Лексус» с ветерком доставляет к ступеням аэропорта. Бросив через руку чёрный макинтош, во второй неся элегантный атташе-кейс, как в омут ныряю в вечную суету вокзалов. Убедившись, что времени выпить кофе вполне достаточно, направляюсь к модерновой стойке полупустого бара.
        - Верочка, сделай, пожалуйста, кофе почернее да пару капель коньяка не забудь, - я обрадовался, увидев знакомую буфетчицу.
        - Опять в дорогу, Виталий Иванович? - смущённо улыбаясь, интересуется женщина.
        - Труба зовет, девушка, и только. Сама подумай, стоит ли любая тема того, чтобы хоть ненадолго расстаться с такими девчатами?
        - Конечно, нет! - Вера чуть краснеет от неуклюжего комплимента.
        Крохотная чашка ароматного напитка быстро возвращает бодрость и поднимает настроение. Задача, стоящая передо мной, уже не кажется невыполнимой. Более детальный анализ убеждает, что на этом этапе сделки если и будут проблемы, то только в случае возникновения и в самом деле форс-мажорных обстоятельств. Оставив щедрые чаевые и невзначай чмокнув барменшу в щёчку, с видом обречённого иду на посадку. Предполётный контроль мне не страшен, гораздо более неприятное чувство вызывает сам полёт. Высоту я не уважаю, а посему подъём в поднебесье меня серьёзно напрягает. Просветка и последующий осмотр не занимают много времени. Оставшиеся до посадки минуты читаю газеты, купленные по пути в киоске.
        Вот и самолёт; расположившись в кресле, просто смотрю перед собой, сосредоточиваясь на длинную дорогу. Наконец с резким выдохом выгоняю прочь все фобии и уже с интересом осматриваю салон. Народ даже в бизнес-классе разный. Есть, конечно, и чуть знакомые представители элиты, но, кроме них, в наличии имеются и очень даже экзотические экземпляры. Меж тем лайнер идёт на взлёт, и ускорение вдавливает пристёгнутое тело в мягкое кресло. Противный набор высоты - и, наконец, выход на крейсерский режим.
        Перед тем как нацепить очки объёмного видео и окунуться в омут приключений с лихими героями сериала-боевика, которого, по моим расчётам, должно хватить на весь полёт, с удивлением замечаю прямо под носом полный одноразовый стаканчик некоего напитка. Мой сосед личность довольно странная как внешне, так и судя по чуть заметной хитринке в глазах. Парень далеко не прост; его огромное тело, без капли жира, едва вмещается в стандартные рамки аэрофлотовского сиденья.
        - Махани, брат, глядишь, отпустит; она у меня на кедровых орешках, - он протягивает стакан.
        В другой момент я, может быть, и послал бы добровольного помощника куда подальше, но сейчас только кивнул благодарно. Причём фобии здесь сыграли уже не самую главную роль. Дело в том, что мне очень нравятся традиционные народные алкогольные напитки, причём желательно домашнего приготовления. В Шотландии я нахожу самое маленькое семейное производство виски и, не заморачиваясь блеском этикеток, в полной мере наслаждаюсь мощью и силой не очень благородного, но древнего напитка. В Грузии пью вина только домашнего производства; друг Вано, зная мою слабость, привозит на дегустацию чачу со всего района, и качество впечатляет. По моему убеждению, национальные крепкие алкогольные напитки помогают понять сам духовный смысл жизни народа. Так и сейчас: сильный пшеничный дух неважно очищенного спирта в значительной мере смягчается и даже скорее трансформируется едва заметным ореховым духом, превращая самогон в некий концентрат сибирской воли, свободы и бесконечности.
        - Спасибо! - через несколько секунд произношу, оглушённый непривычной крепостью настойки. - И-зу-ми-тель-но! Ху! Где брал?
        - Сам гнал. У нас в тайге только на себя и надёжа. Медикаменты, конечно, сила, но без такого внутреннего подогрева не выжить. Только здесь ведь, как в фармакологии, главное меру знать, - новый знакомый очень доволен похвалой, тем более, что ему попался истинный любитель, с которым можно щедро поделиться не только рецептурой, но и, так сказать, продуктом перегонки.
        Мой попутчик оказался словоохотливым и умеющим рассказывать. Благодаря его зарисовкам, я словно побывал в тех богом забытых местах. Семён, так его звали, не умолкал почти до Урала. Он много путешествовал, много видел. Мне очень импонируют такие открытые крепкие парни с душой нараспашку, свободные и независимые, как звери, живущие по соседству. Мы выпили: я, конечно, самогон, а его, в ответ, угостил довольно неплохим коньяком «Remy Martin», который сибиряку пришёлся по вкусу. Вполне естественно, что к посадке в славном городе Челябинске наши ёмкости заметно опустели. Расстаёмся друзьями, обменявшись на прощание телефонами и адресами, написанными на этикетках полупустых бутылок.
        Наконец могу смело глядеть в иллюминатор и с интересом рассматриваю огромный город, над которым кружимся уже третий раз. В салоне начинается лёгкое волнение, но стюардессы работают чётко и дежурно уверяют, что всё в порядке, просто аэропорт не даёт посадку. Эти тревоги и сомнения не трогают ни Семёна, ни меня. И правильно: через несколько минут командир экипажа уже объявляет:
        - Пристегнуть ремни!
        Мягкая посадка: наш лайнер бойко бежит по челябинской бетонке. Мы улетели из дальневосточной весны, а прилетели в весну уральскую. Тепло, но сыро. Раннее утро.
        Меня встречают на выходе из здания аэропорта. Фирма явно не считается с расходами, и моей скромной персоне подогнан огромный, как сарай, «Инфинити». Услужливый шофёр подхватывает мой нехитрый скарб и распахивает дверцу. Вхожу в автомобиль, почти не нагибаясь, и словно на машине времени переношусь в далёкое будущее. Надо отдать должное японцам: качество отделки и продуманность интерьера - выше всяких похвал. Доминируют не пластик, а кожа, дерево и металл.
        Встреча проходит на достойном уровне. Миленькая девушка в супермодном прикиде, сопровождаемая парой вышибал, мгновенно утрясает все послеполётные формальности.
        - Виталий Иванович! - приятный голосок будит несколько подзабытые чувства, - вы не желаете позавтракать?
        Что можно ответить на такое предложение? Конечно, да. Правда, выговариваю несколько условий: одно из основных - это скорейшая встреча с руководством
«Надежды». Мои довольно робкие требования находят полное понимание, и я получаю заверение в том, что гендиректор ждёт меня в любое время. Раз так, почему нет?
        - Светочка, не откажусь от кружки пива. Есть в ваших краях приличные пивбары? - интересуюсь вполне искренне, так как после аэрофлотовских посиделок на душе остаётся тяжёлая грусть.
        - У нас, Виталий Иванович, как в Греции, есть всё. Скоро доберёмся до нужного места: там и пиво великолепное, да и шеф-повар почти чудо, - моя провожатая знает толк в VIP-сопровождении. - Саша, - она обращается к шофёру, - давай к «Сове».
        Город ещё пустынен. Только-только вышли из парков первые трамваи, один из которых некоторое время довольно бойко сопровождает наш небольшой кортеж. Солнце выгоняет из подворотен утренние сумерки, заливая город весёлым светом весны. Незаметно возвращается хорошее настроение.
        По пути словоохотливая Света знакомит с основными достопримечательностями крупного областного центра. Особенно меня поразил чисто индустриальный пейзаж с множеством чадящих всеми цветами радуги труб. Впечатление, словно все дредноуты мировых войн сошлись здесь, в сугубо сухопутной точке планеты, для решающей битвы за самое главное - жизнь.
        - Света, неужели так до сих пор можно жить? На дворе чуть не середина двадцать первого века. Где же прорывные технологии, где, наконец, «зелёные»? - я киваю в сторону дыма.
        - Понимаете, мы на Урале. Здесь всегда, на протяжении тысячелетий, плавили металл. Вначале чистую медь в эпоху бронзы, ну а век железа сотворил работающие до сих пор гиганты. Металл - это слава Урала и одновременно его проклятие. Не стоит думать, что этот дым самое страшное. Он, по крайней мере, виден, и от него худо-бедно есть защита. Модернизируются очистные системы, и, поверьте, воздух становится заметно чище. Но есть металлы, которые и спустя пятьдесят лет не позволяют в полной мере насладиться местными красотами. - О, а девочка-то не просто офисная кукла, она личность, и знает, на удивление, много; мало того, ей не безразличны проблемы родного края.
        - Не совсем понял, а про какие металлы вы упомянули? - мне и в самом деле невдомёк.
        - Вы не слышали про ядерный инцидент в пятьдесят шестом? Тогда странным образом рванули ёмкости с делящимися материалами; нет, взрыв не был ядерным, но сколько грязи выпало по округе. Фон в некоторых местах и до наших дней стабильно высокий.
        Беседу продолжаем за кружкой пива в полумраке пивного ресторана. Прохладное тёмное пиво спряталось под роскошной шапкой белоснежной пены. Меня как знатока поразили качество и особый вкус напитка. Нахлынуло странное чувство ностальгии, сладко щемит сердце. На несколько минут становится просто хорошо, тем более, что организм быстро приходит в норму, оставляя в прошлом драйв от могучего первака с кедровыми орехами. Тема, вполне естественно, уходит от региональных проблем, превращаясь в полумраке во вполне цивилизованный разговор мужчины с красивой женщиной.
        Мелодия мобильника прерывает мои комплименты. С первых слов становится понятно, что разговор обо мне и меня ждут. Решительно пресекаю попытку девушки расплатиться по счёту. На её шёпот, что фирма платит, только пожимаю плечами. Фирма, конечно, не обеднеет, но сейчас платит не она, а Света, и я рискую засветиться в лице официантов и барменов жалким альфонсом, чего позволить не могу в принципе. Оставив на столе несколько купюр, мы выходим в весну.
        Офис фирмы занимает пару этажей в здании некоего бывшего НИИ, беспощадно расстрелянного перестройкой. Вполне естественно, проведён капитальный ремонт, и сейчас сложно найти существенные различия между обстановкой данной конторы и дизайном аналогичных офисов многих мировых фирм в разных странах. Кабинет генерального директора поражает размерами; раньше здесь, похоже, находился не один конструкторский отдел. Сейчас светлый кабинет продуманно обставлен шикарной мебелью, но, несмотря на это, он не стал уютным. Хотя кабинет шефа - это особое место в любом учреждении, и он не должен навевать тёплых чувств. Из-за стола поднимается невысокий худощавый человек в строгом деловом костюме. Его светлые волосы аккуратно уложены хорошим парикмахером, а на лице застыла дежурная улыбка, оставляя серо-зелёные глаза холодными и бесстрастными.
        - Виталий Иванович, мы рады приветствовать вас на уральской земле. Как полёт, есть ли какие-нибудь просьбы? - хозяин сама любезность.
        - Не стоит беспокоиться, Виктор Алексеевич. Я на подъём лёгок, и такие путешествия не причиняют мне никаких проблем. Очень благодарю за встречу, у вас великолепный, знающий своё дело персонал, - говорю почти правду. - Давайте согласуем график погрузки, и я, с вашего позволения, поброжу по городу.
        - Виталий Иванович, вам гид нужен? А то город у нас не маленький, без привычки и заплутать можно, - интересуется директор.
        - Ещё раз спасибо огромное. Но мне по душе поговорка: «Язык до Киева доведёт». Иногда и в самом деле хочется заблудиться. Так что не беспокойтесь.
        Производственные проблемы решились быстро. Договорившись о том, когда к гостинице будет подана машина и уточнив ряд мелочей, я покидаю кондиционированную прохладу офиса. Автомобиль за пару минут доставляет меня к огромному отелю. Принимают по высшему разряду. Буквально через пять минут я лежу в горячей ванне, смывая пыль дальних дорог. Лёгкий завтрак приносят в номер. Несколько блинчиков с мёдом и пара больших кружек не очень крепкого кофе. Немного погодя - прогулка.
        Город встречает широтой проспектов, обилием автотранспорта, аккуратными и чистыми тротуарами. Мне всегда нравилось просто, никуда не торопясь, бродить по улицам, всматриваться в лица, кожей чувствовать пульс жизни. И Челябинск не разочаровывает. Вокруг множество красивых и сильных людей; даже вечно спешащие по неотложным делам бабушки опрятны и словоохотливы. На мою просьбу сориентировать по местности я получаю чуть не сотню подробнейших инструкций и без зазрения совести пользуюсь наиболее понравившимися советами.
        Кировка, эта центральная пешеходная зона, буквально оккупирована молодёжью, под колыхание российского триколора отмечающую некую знаковую дату. Шум и веселье до краёв заполняют всю ширь улицы. Я буквально тону в этом водовороте, что-то пью, чем-то закусываю, а самое главное, ни о чём не задумываюсь. Находился до изнеможения так, что на обратный путь не остаётся сил. Услужливое такси подбрасывает до гостиницы. Уже чуть смеркается, а я всё не могу надышаться свободой.
        Небольшое уютное кафе в паре шагов от гостиницы. Бокал вина, сигарета и лёгкая музыка. Мелодия потихоньку наполняет душу, но приносит не покой, а смятение. Тревога. Из глубины души поднимается волна щемящей тоски и ожидания. Я теряю суть происходящего. Замираю с вином в руке, так и не осушив фужер. Всё это было, и именно здесь!
        - Мужчина, с вами всё в порядке? - голос официантки возвращает к жизни. - Может, вызвать «скорую»?
        - Всё нормально, девочка. Что-то затосковал. Сколько с меня?
        Расплатившись, ухожу, остановившись в шаге от прошлого.
        Глава 29


«Нас утро встречает прохладой!»- ломает сон бойкая песня из старого фильма.
        Сладко потягиваясь, подхожу к огромному, в полстены, окну. Вчерашняя беготня отняла много сил, поэтому спал как убитый. По местному времени около восьми, но это не тревожит. Времени вагон, и его надо занять. Для начала распахиваю оконные створки и убеждаюсь: разбудивший меня саундтрек не врал. На улице сыро и прохладно. Небо затянуто облаками, и приличный ветерок заметно гнёт ещё голые ветки придорожных тополей.
        - Да, Виталий Иванович, сегодня потеряться на незнакомых улицах вам не грозит. Вот-вот пойдёт дождь, - говорю сам себе.
        Перспектива промокнуть явно не вдохновляет, и прогулки оставляю на потом. Пора завтракать, но гостиничный ресторан в такое время вряд ли открыт, поэтому спускаюсь в бар. Редко пустующее заведение в этот час не может похвастаться обилием клиентов. Только на самом краю стойки замечаю посетителя. Человек, видимо, потерявший всякое представление не только о часах, но и днях недели. Десяток пустых стопочек сиротливо сгрудились на дубовой панели. Осматриваюсь и замечаю ещё парочку полусонных посетителей. Завтракают на скорую руку, явно куда-то опаздывая. Причём все шишки за поздний подъём валятся на толком не проснувшегося мужчину. Его спутница, найдя объект нападок, разгорячившись, выглядит просто великолепно. Ох уж эти мне бабы!
        - Доброе утро! Что желаете? - мои размышления прерывает бармен, с первого взгляда оценив возможности нового клиента. - Если будете завтракать, то рекомендую рулетики-ассорти, коронку нашего шеф-повара. Причём сегодня он явно превзошёл себя.
        - Ну, раз такое дело, давайте и кружку пива, - решаю начать день с лёгкого алкоголя, всё равно до обеда я совершенно свободен.
        Рулетики и в самом деле оказываются выше всяких похвал. Снаружи великолепно прожаренная ветчина, под ней истекает соком чуть отбитое рыбное филе, в которое завёрнуты креветки; причём всё под таким вкусным соусом, что три штуки, лежащие на тарелке, исчезают вмиг.
        - Любезнейший, повторите, пожалуйста. И большое спасибо шефу. Он и в самом деле мастер с большой буквы, - говорю бармену, дегустируя пенный напиток.
        Заморив червячка, ем уже не торопясь. Под плотный завтрак великолепно уходит литр пива. Покурив, рассчитываюсь и отправляюсь в номер.
        - Всегда рады видеть вас в нашем заведении! - бармену, похоже, понравились и мой подход к завтраку, и чаевые, на которые я никогда не скуплюсь.
        Роскошь апартаментов сегодня не может разогнать внезапно навалившегося чувства неудовлетворённости. Оно сродни хандре и выбивает из колеи. Хорошо, что от меня не требуется принимать ответственных решений. Всё предопределено заранее рабочей программой поездки. Валюсь на аккуратно застеленную кровать, не снимая обуви. Как-то незаметно в руках оказывается пульт, и спустя пару секунд окунаюсь в поиск подходящих настроению программ. Стоит ли говорить, что нужной волны в телеэфире просто не предусмотрено. Одно хорошо: под монотонную речь какого-то неудавшегося пародиста я засыпаю.
        Трель звонка возвращает к жизни.
        - Виталий Иванович, вы готовы? - слышу приятный голосок Светланы.
        - Всегда готов! - первое, что приходит на ум. - Мне уже выдвигаться?
        - Я вам позвоню. Это в пределах пятнадцати минут.
        - Хорошо, Светочка. Я в баре, выпью кофе.
        Бармен встречает как родного. Несколько недолгих манипуляций со сверкающим никелем агрегатом, и зал наполняется волшебным кофейным ароматом. Сейчас в зале заметно оживлённей. Публика, решив утренние проблемы, на ходу перекусывает, готовясь разгребать вечерние.
        Места у стойки вполне достаточно. Смакую великолепный напиток, разбавляя дымом дорогой сигариллы. Светлана не входит, а реально вплывает в зал, демонстрируя не только великолепные формы, но и чудесную походку на высоченных шпильках.
        - Виталий Иванович, машина у крыльца. Нам пора, - звуки слов сливаются в чудную мелодию.
        - То есть карета подана, - киваю начальнику стойки и, бросив на столешницу несколько банкнот, иду давить задом стильное кресло «Инфинити».
        Челябинск поражает широтой улиц, вполне сопоставимых со столичными магистралями. И хотя автомобильный поток достаточно плотен, здесь нет кошмара московских пробок. Поэтому добираемся до станции «Челябинск-Грузовой» быстро и без частых остановок, хотя времени поговорить с девушкой хватает. Модерновый пейзаж современного города плавно переходит в урбанистический хаос крупного железнодорожного узла. Нас уже ждут представители «Надежды» во главе с замом генерального директора. Компания его сопровождения солидная, но какая-то мрачноватая, словно дело, которое они сегодня творят, - гадкое, недоброе. Хотя могу ошибаться - настроение у самого не очень. Картину окончательно портит начавшийся нудный мелкий дождик.
        - Ну, что, господа, приступим? - говорю, поздоровавшись со всеми.
        Возражений не поступает, и я начинаю буквально по позициям проверять соответствие номенклатуры товара с накладной. К чести фирмы стоит сказать, что все мои придирки не приносят результата. Всё на месте. Заминка возникла лишь по поводу небольшого блока, носящего зубодробительное буквенно-цифровое обозначение. Попросив зама найти агрегат (его, скорее всего, чем-то привалили), иду покурить.
        Дождик стихает. Отхожу к стоящей неподалёку цистерне по малой нужде, при этом ни на секунду не оставляя контейнер без присмотра. Ну не нравится мне всё это окружающее братство по оружию! Не внушает доверия. Под навесом, что как насмешка технологическому веку притулился рядом с местом погрузки, два джентльмена ведут несуетный разговор. Первое время не обращаю внимания, но несколько фраз заставляют уши напрячься. Сложив краткие и непонятные посторонним реплики, чётко вижу всю картину задуманной аферы.
        Наши предположения оказались в значительной степени верными. Оборудование только и имеет что внешний вид. Скомплектованное из подлежащих утилизации блоков, оно по определению неспособно к работе. Вполне естественно, главная задача местных
«доброхотов» не допустить аппаратуру до места установки, ведь шеф-монтаж их прерогатива. Они не отвечают за груз только во время транспортировки. Конечно, связываться с охраной РЖД даже эти сорвиголовы не рискуют и отводят для диверсии порт.
        Ответственность за груз после прибытия на станцию назначения лежит на клиенте. На борту она возвращается к поставщику. Поэтому весь смысл - утопить груз. Благо кран на погрузке старьё редкое, творение ещё славной советской эпохи, а по всему с ним что угодно может произойти. Диверсы уже выехали на место. Короче, «Надежда» хочет свести морской финансовый отчёт - «тебе - мне;- и концы в воду».
        Любой электронике купание категорически воспрещено. Пока поднимут груз со дна залива, все придёт в негодность. Форс-мажор. Для восстановления такой сложной системы потребуются и время, и деньги. Причём, чтобы не сорвать госзаказ, наша фирма пойдёт на любые траты, чтобы поправить ситуацию. Новая поставка, новая цена (я не сомневаюсь, что она будет значительно выше, чем сейчас) и, как итог, кому-то двойной навар, а кому-то убыток.
        Мне удаётся остаться незамеченным и, спустя несколько минут, я вместе с представителями противоположной стороны включаюсь в поиски затерявшегося блока. На это уходит ещё не меньше получаса, так что находке все радуются совершенно искренне. «Надеждинцам» совсем не нужен инцидент подобного рода, а мне просто надоело играть роль неподкупного кретина. Я с удовольствием пломбирую контейнер и, распив на посошок с представителями пару бутылок водки, заваливаюсь в поджидавший меня автомобиль. Светланы нет: срочный вызов к шефу лишает меня последней радости сегодняшнего дня.
        Дорогой спрашиваю у шофёра приличную контору по прокату автомобилей. Он навскидку даёт пару адресов, и я прошу его подкинуть до ближайшего. Десяток минут, и я вхожу в просторный холл автофирмы. Уладить все проблемы при наличии серьёзных финансов удаётся быстро, и к моим услугам современный «Мерседес» с полной электронной начинкой. Несколько минут уходит на разговор с механиком, который щедро делится обширными познаниями в этой технике. Расходимся, вполне довольные друг другом. Не проходит и получаса, как колёса моего авто начинают царапать асфальт челябинских улиц.
        Хочу прокатиться до знаменитого уральского озера Увильды. Посмотреть на красоты тех мест, разрекламированные местными туристическими фирмами. Ввожу в навигатор пункт назначения и отправляюсь в путь. Времени до отъезда достаточно, вещей у меня нет; в общем, свободен как ветер. Остаётся сделать только одно - звонок во Владивосток. Набираю Гену и несколькими фразами ввожу его в курс дела. Теперь все заботы на нём, а у меня впереди законный выходной.
        Глава 30

        Звонок мобильника:
        - Тихонов Виталий Николаевич?
        - Нет, вы ошиблись, - отключаю связь.
        Странно. Может, следят или просто ошиблись номером. Этот телефон в Челябинске не знает никто из посторонних. Значит, звонили именно мне. Но как объяснить неправильно названные фамилию и отчество? Шутка? Ладно, разберёмся. А сейчас - на природу.
        Нужно проехать почти через весь город. Но я не беспокоюсь; дорога отмечена на электронной карте, не заплутаю. Не радует только погода; с утра слабый дождь усиливается. Но вот впереди сквозь пелену облаков выглядывает солнце. Увеличиваю скорость…


* * *
        Дворники давно высушили стекло от крупных капель весеннего дождя. И сейчас я как зачарованный смотрю сквозь их судорожное движение на огромную, в полнеба, радугу.
        Навигатор, меняя картинки в режиме он-лайн, чётко указывает направление движения, но я, уже почти проехав перекрёсток, резко ухожу вправо, грязно подрезая соседний автомобиль. Торможу у обочины и, как мальчишка, забыв обо всём на свете, гляжу вверх.
        Сигналы клаксонов выводят из задумчивости и требуют незамедлительных действий. Проезжаю чуть вперёд и бросаю автомобиль на большой полупустой стоянке у длинного и несуразного торгового комплекса. Разминая скрипящие от долгой дороги суставы, обхожу машину и, не зная для чего, пробую пару раз ботинком баллоны.
        Заплатив за парковку, машинально иду к магазину. Автоматические двери гостеприимно распахиваются, но я быстро прохожу через здание, не удостоив взглядом ни одного прилавка местных торгашей. Минуту спустя меня захлёстывает суета большого города.
        Мощённые разноцветной плиткой тротуары полны спешащих по своим делам людей. Совершенно незнакомые дома, ничего не говорящие вывески, и, тем не менее, что-то заставляет меня шагать вперёд, не выбирая направления. Появляется предчувствие: вот-вот случится нечто важное. Это похоже на детский страх, когда, нашкодив, испуганно ждёшь, что про это узнают родители.
        Умытое весенним дождём солнце слепит глаза. Почти тепло. Старым тополям, обрезанным за зиму до размеров пеньков, вновь придётся бороться за место под солнцем. Но пройдёт ещё пара недель, пока новая листва живым платьем не прикроет голый ствол. А мне и не хочется сейчас видеть зелень. Это удивляет, и я некоторое время копаюсь в душе, пытаясь разобраться. Всё просто: летние дворы старых пятиэтажек удивительно похожи: заросшие зеленью, они сразу теряют свою индивидуальность, становясь, нет, не безликими, а какими-то одинаково уютными. Чтобы почувствовать разницу, нужно видеть их либо весной, либо осенью, когда становятся заметными все мелкие детали. Странное чувство, похожее на ностальгию, сжимает сердце. Смотрю по сторонам, словно ищу встречи. С чем или с кем?
        Около подъездов по старой традиции судачат о житье-бытье бабушки, перебирая день за днём вороха сплетен и слухов. Вот и сейчас, заметив меня, они на пару секунд затихают, оценивая пришельца. Солидный мужчина (а по-другому и не скажешь) в дорогом чёрном костюме с белоснежной рубашкой и галстуком, в сверкающей обуви, с аккуратной стрижкой и модными в тонкой оправе очками сильно диссонирует с убогой серостью окружающих «хрущёвок». Впрочем, такое незначительное событие не отвлекает их от основной задачи - зорко контролировать вверенный им придомовой участок.
        Ноги обходят лужу по бордюрному камню. Странно, я как будто знал, что она будет на пути, а ведь вниз не смотрел. Очередной двор, спортивная площадка… Не то. Мне нужно дальше. Что за чёрт: куда дальше?! И о чём это я?
        Перед глазами обычный старый двор. Ряд гаражей, детская песочница. Машины на крохотном пятачке поджидают своих хозяев. На укрытом прошлогодней листвой газоне носится парочка ошалевших от первого тепла кошек. «Кис-кис-кис»- слова слетают с губ. Я останавливаюсь как вкопанный: Наташка, наверное, ждёт… Господи, Наташка!
        Ужас подгибает колени. Двадцать лет! Это же мой двор, и он не видел меня уже целую вечность. На окне первого этажа, опершись лапкой о стекло, сидит тигрёнок, одетый в спортивный костюм, - наш семейный талисман. Сомнений не остаётся: я дома.
        И теперь я вспомнил всё…
        Глава 31

        Как такое вообще возможно? Вопрос сложный с научной точки зрения, но только не в моём случае. Здесь вывод напрашивается сам собой.
        Далёкий Друг, почувствовав смертельную опасность, устроил маленькую шутку со временем, перенеся меня на полтора десятка лет вперёд. Такое граничит с фантастикой, а разве сам Друг не фантастический персонаж? По мне пускай даже сказочный, как Дед Мороз, но к нему у меня теперь есть парочка вопросов. И не пара, а гораздо больше - тема тянет скорее на серьёзный разговор. Ох уж эти мне старожилы вселенной - вечноживущие! Что значит для них десяток-другой лет? Миг, даже меньше. А для меня? Да что я всё о себе: а для моих родных, для Наташки?! Дело за малым, как выйти на связь? От передатчика не осталось и следа. Скомплектовать новый аппарат не получится. Нет ни элементной базы, ни схем, а самое главное, отсутствует тот странный кристалл, усиливающий мозговые колебания.
        Я как пришелец из дальних миров вынужден подстраиваться под новые реалии. А они таковы, что мои пацаны мне едва не ровесники. Для меня прошло лет пять спокойной, даже счастливой жизни. Дома же минуло двадцать. Как сейчас наводить мосты с прошлым? Не стоит говорить, что время моего отсутствия - не самые лучшие годы для родных. Здесь в тугой клубок могли переплестись и моральные, и финансовые проблемы. Но выход искать надо.
        Мысль как удар молнии: а что, если?..
        Дрожащими пальцами, сбиваясь, набираю Бочарова.
        - Гена, это я. Слушай, у меня к тебе вопрос, очень серьёзный, без преувеличения, вопрос жизни и смерти. - И, услышав в ответ взволнованное восклицание, опережаю собеседника. - Да не паникуй! На сегодняшний день всё в порядке. И с грузом никаких новых пакостей не жду. Понимаешь, я вспомнил всё!
        Тишина. Геннадию сложно адекватно отреагировать на такое развитие событий. Ляпнуть что-то юморное не позволяет такт, а грустное и говорить не к чему. Прихожу на помощь и проясняю ситуацию.
        - Ген, слышь, я, оказывается, челябинский. Жена, двое детей. Ну, подробности при встрече. А пока подумай хорошенько и вспомни: после тех событий в Подмосковье ты, кажется, просил ребят пошарить по округе. Помнится, говорил, что мероприятие прошло впустую. Можешь об этом поподробнее?
        - Конечно, тот эпизод моей жизни стоил много нервов и средств, поэтому врезался в память. Я и сегодня помню всё до мельчайших деталей. Да что там, до сих пор пару раз в месяц бываю на этой чёртовой поляне в кошмаре снов, - мягкий баритон Гены слегка дрожит. - Да, я отправил тамошнюю братву на поиски. Парни обшарили всю округу. В задание отдельным пунктом была включена и «уборка» территории.
        - Гена, я твою натуру знаю, ты гонял людей по-полной. И по моим следам их пустил? Хотел же разузнать, что я за чёрт?
        - Можно подумать, любой другой поступил бы иначе. Конечно; мне помнится, привели местного следопыта, обшарившего округу на сто раз. Он и прошёл по твоей стёжке. Но ничего сказать не смог, ты как с вертолёта спустился. В общем, ничего не нашли. Хотя место твоей лёжки обследовали, - по голосу похоже, что Гена гордится организованной работой.
        От нервного напряжения аж засосало под ложечкой. Несколько секунд просто не могу выдавить ни звука. С первым вдохом почти кричу:
        - Говори, нашёл твой Фенимор Купер что-нибудь из вещей? Ген, не молчи!
        - Кажется, нашли изуродованную фляжку с остатками коньяка, пару каких-то тряпок, мелкий хлам типа ручек. Вроде больше ничего. Ну, может, ключи на связке, а может, и нет. Может, это и не твоё вовсе. Стой, подожди, не волнуйся: все находки, которые мне принесли, были сложены в контейнер. Я тогда всё пытался определить, кто ты и откуда. Но со временем и ввиду недостатка информации забросил это дело. А ящик до сих пор хранится. Приказал, на всякий случай. Вот он и пригодился.
        - Гена, дружище, а там не было такого блестящего устройства вроде плейера?
        Ответ сражает наповал:
        - Была коробочка. Помню, показывал знающим людям, они крутили, вертели, и ответ был один - хлам, выброси. Таких плейеров на каждом углу. Значит, ошиблись мои спецы? Что это за штуковина?
        Из горла слова вылетают с хрипом, от восторга не могу говорить, но кое-какую инструкцию сообщаю:
        - Господин Бочаров, я через пару дней буду во Владивостоке. Встречу прошу не организовывать, до дома сам доберусь. Мне гораздо важнее встретиться с тобой. Место менять не будем: та же квартира, только посмотри, чтоб хвоста не было. Самое главное, прихвати весь этот чёртов контейнер и ничего пока не спрашивай. Если всё будет нормально, мы без проблем разрулим ситуацию. Только аккуратнее с находками. Помни, они очень важны. И ещё, Гена, сделай всё по-тихому, очень по-тихому.
        - Виталь, что за детские вопросы? Конечно, сделаю. Значит, ты, как Шварценеггер из одноимённого фильма, - вспомнил всё? С нетерпением жду встречи, наверняка у тебя есть что порассказать. Мне чертовски интересно, как ты оказался в нужное время в нужном месте. И вопрос навскидку: мы по-прежнему друзья?
        - Друзья-то друзья, но водку жрать теперь поменьше придётся - у меня жена, дети! - юмор, спаситель мой в трудных ситуациях, возвращаясь, придаёт сил. - Ну, хватит трепаться, всё равно много не наговоришь. До скорой встречи! Не паникуй, всё под контролем. Давай, пока, у меня ещё кое-какие дела здесь за время отсутствия накопились.
        - Слышь, Виталь, ты береги себя, друг! - доносятся прощальные слова.
        Глава 32

        Кружится голова, как будто стою на краю бездонной пропасти и почти физически ощущаю время, разделившее мою жизнь. С трудом давлю в себе желание добежать до двери и набрать на домофоне заветный номер. Нет, совершать непродуманные поступки сейчас просто нельзя, и я ухожу в соседний двор. Долго пытаюсь достать сигареты, с удивлением рассматривая свои дрожащие руки. Наконец-таки закурив, буквально падаю на скамейку и переношусь на много лет назад…
        Идут часы. Я так и сижу, утонув в воспоминаниях. Хочется как волку выть на луну, хрипом горла взывать к справедливости. Глаза сухи, и только ноющая боль в груди оберегает от необдуманных поступков. Что случилось с моими родными за эти годы? Тигрёнок на окне - добрый знак; Наташка здесь, и главное теперь - она. Собрав волю в кулак, иду к подъезду. Выбегающий из дому парнишка помогает не запутаться в цифрах придверной панели. Первый этаж, тридцать первая квартира. Вот и заветный номер на металле створки. Пот холодными струйками сбегает по спине. Никак не могу поднять руку, чтобы нажать кнопку звонка. Даже на эту простейшую операцию не хватает сил. Нет, так долго нельзя - и я звоню.
        Чуть слышные шаги в коридоре: кто же откроет?..
        Конечно, Наташка, ведь Тигрёша-талисман на своём посту, на окне.
        - Кто там? - знакомый голос звучит лучшей мелодией мира.
        На ответ нахожу только пару ничего не значащих звуков. Дверь распахивается неожиданно.
        - Ви… - я едва успеваю подхватить сползающую по стене любимую.
        Беру её, бесчувственную, на руки и несу в комнату. За прошедшие годы обстановка изменилась незначительно. Некоторые мелочи явно не на месте, но диван больше никуда не поставить. Он стар и явно не менял дислокации все эти годы. Кладу потерявшую сознание женщину на покрытые яркими накидками подушки и сажусь рядом, всматриваясь в лицо самого дорогого человека. Годы-гады не прошли стороной: морщинки у глаз. Пальцы путаются в густых волосах.
        - Наташ, Наташ…
        Чуть дрогнули веки:
        - Виталик! - слёзы катятся из глаз. - Это ты?
        - Я, любимая! Я! - чуть не кричу, выплёвывая из горла ком.
        Слова не нужны. Только сцепленные руки да взгляды - глаза в глаза. Время останавливается. Сколько мы не отрываемся друг от друга - час, полтора? Я боюсь нарушить хрупкую идиллию даже словом.
        - Виталь, я так ждала тебя…
        С трудом выношу её взгляд: в нём густо замешан коктейль радости, боли, отчаяния и надежды, и он настолько горек, что я не выдерживаю и опускаю голову. Наташа обнимает меня, прижимает к себе и снова тихонько плачет чистыми слезинками счастья. По её телу пробегает дрожь, вот-вот начнётся истерика. Но это хорошо - после будет легче. Выплеск эмоций должен произойти. Целую мокрое от слёз лицо и шепчу:
        - Родная, теперь всё будет хорошо…
        Тихие, ласковые слова, а внутри всё сокрушающий ураган эмоций. За эти глаза, полные слёз, за каждую морщинку на любимом лице - ответят те, кто по незнанию перерезал нить чужой жизни, не понимая, что этим жестом выдернул чеку растяжки. Фирмачи из «Надежды» и лично генеральный директор получат своё. А ведь он меня узнал! Я сразу обратил внимание на его дрожащие руки, когда мы здоровались. Ему сейчас, наверное, под пятьдесят, а я слишком молод, чтобы быть тем Тихоновым. Он, видимо, посчитал меня просто двойником, хотя от проверки не отказался, отсюда и странный звонок.
        Нет, откладываю месть на потом. Я вернулся, и это главное, хотя зло при любом раскладе должно быть наказано! С трудом отгоняю кровожадные мысли. Так нельзя, не стоит уподобляться этой сволочи.
        Как будто и не было долгих лет одиночества: мы уже на кухне. Супруга по нашей давней традиции кормит меня. Встречая мужа, во сколько я не пришёл бы, она всегда сама накрывала на стол. А когда я ел, садилась рядом, просто смотрела на меня. Со всей ответственностью заявляю: от этого даже самый простой рацион становился гораздо вкуснее. И пусть кто-нибудь попробует оспорить моё утверждение!
        - И кто ж тебя двадцать лет кормил? - Наташка с удовольствием наблюдает, как я уплетаю её суп. - Не говори, мне всё равно.
        - Наташ, не было у меня этих двадцати лет: всего лишь пять, без малейшего проблеска о прошлом.
        Наступает пора объясниться. Мой рассказ путан и нереален. Но только он правда. Медленно течёт время, а я всё говорю и говорю. За окном темнеет, но мы не зажигаем свет, словно боимся привлечь внимание посторонних, которые могут нарушить наш только что приобретённый семейный покой. Город погружается в сон, и становится тихо.
        - Вот такие дела… - я заканчиваю повествование о прожитых годах. - Наташ, вы-то как тут?
        - О твоей пропаже стало известно дня через три после взрыва. Скрыть такую информацию не по силам было даже нашим врагам. На сухую заметку о происшествии на подмосковной трассе я наткнулась в Интернете. Коротко обозначено место происшествия, фамилия владельца авто - и всё, - супруга говорит спокойно, даже монотонно, но я вижу, с каким внутренним напряжением она делает это. - Сразу же начались наезды. Что только не творили, в средствах они не ограничены! Эти ночные звонки с угрозами, облитые бензином двери, даже на улице раз напали - выручила тогда только изрядно подвыпившая компания. Слово за слово, и толпа буквально смела этих уродов; признаюсь честно - пару раз и я пнула. Но они и дальше не угомонились, советовали молчать и не настаивать на расследовании.
        - Бедная, сколько ж ты вытерпела! Прости меня. Я должен был предвидеть…
        - Ну, что ты, дорогой, твоей вины тут нет, - Наташа ненадолго замолкает. - Как-то незаметно исчезли все знакомые: никому не нужны могущественные враги. В общем, мы оказались в полной изоляции да ещё и под постоянным присмотром. Только два человека как могли помогали: Пётр Михайлович и Батраков.
        - Вот как! А ещё?
        - Всё…
        Не думал, что такими мелкими окажутся людишки, окружавшие меня. И ведь никто не требовал от них геройских поступков, нужна была лишь моральная поддержка. А на деле не стало человека, и люди забыли не только его, но и его близких, как будто их и не существовало вовсе.
        - Наташ, неужели никто даже не пришёл? Просто поговорить, пообщаться.
        - Никто…
        - Ну, а Пётр Михайлович? Что он мог сделать из Канады?
        - Спасибо огромное ему. Мы и сейчас общаемся, правда, очень редко, по телефону. Он помогал материально, не требуя ничего взамен, а это было остро необходимо, особенно в первое время. Мы же остались без копейки. Хочешь кофе? Я заварю.
        Киваю утвердительно, и Наташа достаёт турку, а вместе с ней из потускневшего от времени настенного шкафа извлекается моя любимая кружка. Машинально, с той же полки, где она всегда стояла. Тут и я не выдерживаю: слёзы сами катятся из глаз. Я пытаюсь скрыть слабость, но она не остаётся незамеченной (я это вижу по тому, как Наташа, всегда смотревшая мне в лицо, вдруг отворачивается, якобы отыскивая что-то из кофейных принадлежностей).
        Вот вам любовь! К чему клятвы верности, громкие слова? Это всё шелуха ничего незначащих звуков. Двадцать лет беречь чашку любимого, не просто хранить, как память, а держать её на своём месте - наверное, ничего более ценного в моей жизни не было, да и, похоже, уже не будет.
        Аромат кофе возвращает к жизни.
        - Наташ, а Николаич?
        - Василий Николаевич искал тебя, он же опер; пытался разобраться в твоём деле и поплатился: теперь господин Батраков - пенсионер. Полного сил опытного сыскаря с причитающимися почестями отправили на заслуженный отдых. Он не говорил, что случилось, но по некоторым признакам я поняла - уволили его именно из-за этого расследования.
        Мы сидим, пьём то кофе, то чай. Выкурена пачка сигарет. То говорим, то молчим. Вскакиваем, бросаемся друг к другу в объятия. Целуемся. И снова сидим рядышком. Время летит с невероятной скоростью. Вот только встретились, а на дворе уже глубокая ночь.
        - Виталик, что теперь будет? - вопрос, на который я ещё не знаю ответа.
        - Мне придётся возвратиться во Владивосток. Оказывается, прибор цел. Я думаю, что удастся его восстановить и с помощью Далёкого Друга вырваться из заколдованного круга.
        - Может, не надо? Ты дома, и у нас всё будет хорошо.
        - Нет, милая, то, что случилось, уже нехорошо. Надо попытаться исправить это. Ты не волнуйся, у меня получится. Лучше расскажи о детях. Как они?
        - С детьми тоже хватило горя. Старшему - Сашке - не давали учиться, хотя способности его позволяли не только успешно окончить высшее учебное заведение, но и (так говорили все его преподаватели) двигать вперёд российскую науку. Не позволили: где бы он не учился, отовсюду выгоняли под надуманными предлогами. В конце концов он забросил стремление к наукам на самую дальнюю полку жизненного багажа и теперь работает электриком на маленьком предприятии; на большие дорожка закрыта.
        - А младший?
        - Женька тоже попал, но с ним поступили ещё хуже. Подослали ровесников, чтобы подставить. Те втёрлись в доверие к пацану, и понеслась житуха. Парень бросил учёбу, пропадал месяцами, и в конце его уговорили открыть на своё имя фирму, где он был не только учредителем, но и директором, в общем - нёс полную за неё ответственность. Далее эту контору продали, чтобы покупатели смогли её использовать как однодневку для укрытия налогов. Но и это было не всё. Если бы фирма просто засветилась, то была бы закрыта или же исчезла как не ведущая деятельности. Тогда неприятностей было бы минимум. С Женей поступили не так: со счёта фирмы украли деньги, причём след указывал на него. Оказалось, что, продавая ООО, жулики не отдали покупателям все интернетовские примочки для управления счётом в банке, и они, дождавшись поступления значительной суммы, легко умыкнули её. Разбирательство с липовой конторой длилось два года. Затаскали всех.
        - Где они сейчас? - задаю последний мучающий меня вопрос.
        - Не беспокойся, Виталь, здесь они, в городе. На сегодня у них всё ладно. - Она улыбается, - не прошли даром мои бессонные ночи. Хорошие мальчишки, добрые. Женька женат. Нет, нет - ты ещё не стал дедушкой, а вот Сашка один. Это немного огорчает, но придёт и его время.
        - Как я хочу их увидеть…
        - Завтра, милый, завтра. Нет, сегодня - смотри, уже утро на дворе.
        Мы просидели целую ночь. Сна нет и в помине. Но я всё же уговариваю Наташу подремать чуть-чуть. Сам же спать вряд ли смогу. Утро - самое время принятия решений.
        Глава 33

        Просыпаюсь от лёгкого прикосновения. От неожиданности подскакиваю, как ужаленный. Где я? От жути сонного кошмара некоторое время не могу прийти в себя. Боже, да я дома! Сон улетучивается мгновенно. А где Наташа? Зову любимую.
        - Виталька, ты чего раскричался? Вставай, лежебока! Я на кухне. Кофе уже готов.
        Дурачась, вытягиваю руки и как зомби с закрытыми глазами иду на голос. Коверкая слова, говорю:
        - Ви хто, дэвушька?
        Взамен получаю подзатыльник и поцелуй.
        - Хватит баловаться, а то будешь вместо кофе пить воду из-под крана.
        Падаю ниц и начинаю головой пробовать пол на прочность. Идиотское занятие прерывает фраза жены:
        - Прощаю, негодник. Марш за стол!
        Как будто и не было разлуки: пьем кофе, наслаждаясь не столько ароматом, сколько общением друг с другом.
        - Я уже позвонила детям. Скоро приедут твои бойцы.
        Холодок по спине. Отчего-то становится неуютно. Страшно. Чувство вины перед ребятами мешает просто порадоваться встрече. Отец - тот человек, который должен быть рядом с детьми, особенно в трудные и ответственные моменты их жизни. Беречь и защищать их. И не должно быть в мире такой силы, чтобы помешать этому. Конечно, у меня смягчающие вину обстоятельства, но всё же… Пытаюсь что-то сказать, но Наташа не даёт говорить.
        - Перестань. У тебя действительно есть обстоятельство, которое всё в корне меняет. Ты же не знал, что у тебя есть мы.
        - Да, понимаю я простую эту истину, но отделаться от чувства вины не могу. Возможно, это пройдёт, но нужно время.
        Нашу беседу прерывает звук ключа, вставляемого в замочную скважину.
        - Пришли. Встречай сыновей, папаня! - Наташа идёт в коридор.
        - Батя! - два взрослых мужика обнимают меня, от души хлопают по спине, едва не выбивая дух.
        Хорошо хоть экзекуцию ведут по одному: не очень широкие у нас в квартирах прихожие. За это строителям спасибо, иначе я бы не выдержал силового выражения эмоций великовозрастных детишек.
        Кроме обычного чувства вины чисто этическая проблема не даёт покоя. Я вернулся примерно в том возрасте, когда пропал (пять лет - не срок для мужика), а ребята повзрослели на двадцать лет. Но сыновья (они мне потом рассказали) вместо стеснения даже обрадовались такому повороту событий. Не нужно лукавить, говоря, что, расставшись с близким и встретив его через много лет, мы будем прикасаться к нему с теми же чувствами, что и раньше. Отсутствие тактильного контакта длительный период может многое изменить даже и в отношениях. Но об этом детки рассказали потом, а пока мы стоим в коридоре, обнявшись, и молчим.
        - А ну, марш все в комнату! - Наталья принимает на себя командование парадом. - Давайте-ка устроим семейный обед. Папа пусть поработает в комнате; у него, как вы понимаете, дел невпроворот. Ну а вы заступаете в наряд по кухне, а уж если выпадет минутка, заскочите к отцу поговорить.
        Действительно, мне неплохо бы поразмышлять в одиночестве и составить план действий.
        Я часто задумываюсь, что мешало мне, пока жив был мой отец, поговорить с ним по-настоящему, по-мужски? О смысле жизни, о судьбе, о семье, о любви, наконец. Мы, конечно, люди разных поколений, но жизненный опыт (свой у каждого) неповторим, и, наверное, ему было что сказать. Но как-то не сложилось. Я очень жалею, хотя, думаю, что так происходит у многих. Подумав над этой темой, я пришёл к простому выводу. Поговорить можно было бы, но разница в возрасте, а также дурацкое чувство превосходства молодого поколения над старым не позволили сделать этого. Мы как спортсмены разных весовых категорий - занимаемся одним видом, но встретиться на соревнованиях - табу. Да, есть и спорт без правил, тогда в ответ можно и вражду отцов с детьми привести в пример, а тут другое. Так вот, нужно лишь уравнять возраст: отца и сына, мамы и дочери, да кого угодно, лишь бы хотелось поговорить. Тут я с сожалением констатирую: вышесказанное возможно лишь в сказке. Но в моём случае, благодаря прибору, такая возможность появляется. И, что важнее всего, мои сыновья теперь в том, моём возрасте, а я чудесным образом помолодел.
        Такие разговоры настолько интимны и мудрёны, что я не посмел даже намекнуть об этом. Цель такого общения понять и попытаться принять не только жизненный опыт человека, но и ощутить через зрелость связь с давно ушедшими поколениями. Я уверен: одного серьёзного разговора при уравнивании возраста мне бы хватило для того, чтобы принять отца не только как родителя, но и как человека, живущего тем же, чем и ты. Может, я и не прав, но думаю так.
        Ребята забегали по одному, спрашивали, говорили о себе:
        - Батя, ты скажи, почему люди расстаются? - интересуется старший. - Может, теперь, когда мы ровесники почти, я пойму тебя, тогдашнего.
        - Странный ты задаёшь вопрос. Я так скажу: расставание подразумевает прежде всего разность духовных потенциалов людей; их душам просто тесно вместе. Но если души становятся родными, то это навсегда. Для примера посмотри, как приживаются пересаженные органы: если вначале помогают лекарства (в нашем случае - симпатия, интерес), то потом, когда они перестают действовать (привыкли), - происходит отторжение. И неважно - кто хороший, а кто плохой. Действие лекарств заканчивается, и - не срослось.
        - Жить счастливо - это возможно? - младший, - только про любовь не говори; обо всём, кроме неё. Знаешь, не всегда хватает её для полного счастья.
        - Мечта, Женька, я думаю, мечта - только она делает человека счастливым. И если сбывается одна, то её место должна занять следующая. Только не стоит ставить перед собой грандиозные цели. Будь реалистом. Но всё же это должна быть мечта, а не цель. Цель, как правило, более реальна, а мечта… она-то и зовёт к счастью. А самое лучшее, если твоя мечта ещё и часть другой мечты, мечты твоего близкого. Тогда, если она осуществится - вы просто взлетите над миром (здесь я без образного выражения не могу, хотя ты их не очень жалуешь).
        Семья в сборе, но дети не догадываются, что скоро опять предстоит разлука, может, ненадолго, а может, и навсегда. По большому счёту, это уже не страшно: они привыкли надеяться на себя. Взяв от меня те крохи, что смог дать, пацаны самостоятельно топчут себе дорогу в жизни - они мужики. Наташа в курсе отъезда и, конечно, вначале была против, но, подумав, смирилась, поняв, что по-другому я просто не могу. Мне очень нужно выйти на связь с моим Далёким Другом. Я рассчитываю на мощь их цивилизации, они помогут выиграть борьбу не только с врагами, но и со временем. Противник перешёл все границы и на пощаду может не надеяться. Я ведь и предположить не мог, что эта банда дойдёт до того, что, кроме отъёма денег, займётся и убийствами. То, что они и сейчас не остановятся, - ясно. Просчитать, кто я - вопрос уже не дней, а нескольких часов. Никто не будет разбираться, почему я вернулся молодым - просто закопают глубоко и теперь уже действительно навсегда. Не правильно это. И второго шанса я им не предоставлю. Победа за атакующими.
        Надеюсь, меня не проследили. Машину брать не буду - с этим можно разобраться и потом. Вызову такси - и в аэропорт. С фирмачами переговорю уже во Владивостоке. Уеду скромно, по-английски. На сегодня у меня нет желания видеть их рожи. Дела я свои сделал, поэтому так поступить - моё право.
        Мы пообедали. За столом о прошлом не вспоминали, а строили планы на будущее. И оно не предполагало наличие врагов.
        Дети уехали ближе к вечеру. Мы снова вдвоём. До самолёта несколько часов, и это время будет только нашим.


* * *
        - Что, уже? - Наташа до последнего оттягивает момент расставания. - Побудь ещё со мной…
        - Такси у подъезда. Ты не волнуйся - это всего на два-три дня.
        - Виталь, а может, не надо, обойдётся как-нибудь?
        - Дорогая, ты ж понимаешь - не обойдётся.
        - Всё понимаю, но не хочу отпускать тебя.
        Пора. Прощальный взгляд на окошко: Наташка держит на руках тигрёнка и машет мне вслед его лапкой. Я запретил ей провожать меня: на первом месте сейчас соображения безопасности. Только бы всё удалось…
        Уже в порту настигает звонок Бочарова: суета вокруг него приобретает угрожающий характер и он, несмотря на мои протесты, начинает предпринимать контрмеры. Подробностей немного, но там, во Владике, почти военное положение.
        Объявляют посадку. Всё! Теперь только на восток.
        Глава 34

        Суматоха оформлений и проверок не вызывает никаких чувств, а поэтому и заканчивается довольно неожиданно. Могучий лайнер, коротко разбежавшись, взмывает в небо…
        Сегодня в попутчиках у меня неопрятный долговязый тип в огромных солнцезащитных очках и чмошной кепке. Я его навскидку причислил к художникам, хотя, может, он член какой-нибудь творческой группы нетрадиционной ориентации. От таких размышлений становится грустно. Поэтому натягиваю видеоочки и на весь полёт погружаюсь в объёмный мир фантастических боевиков.
        Приморье встречает первой зеленью и свежим ветром. На стоянке не торгуясь беру такси, причём не первую и даже не третью машину. Широкая полоса асфальта под колёсами ещё сыровата от утренней росы. Путь до Владивостока не занимает много времени, но его с лихвой хватает на то, чтобы засечь хвост. Наружку ведут невеликие профессионалы, поэтому несколькими банальными финтами сбрасываю любопытных со следа. На всякий случай меняю такси ещё пару раз. Прошу шофёра остановиться в двух кварталах от нужного места и пешком добираюсь до ставшей конспиративной квартиры. На моё удивление, Гена уже здесь. Причём мрачный и злой.
        - Виталик, чертовски рад видеть тебя в добром здравии. Тут у нас чёрте что творится. - Он проводит меня на кухню. - Знаешь, я, похоже, засветил квартиру. Смотрю, во дворе постоянно ошивается несколько подозрительных типов. Ума не приложу, где лоханулся? Наблюдаю уже давно. Извини.
        - Это потом, Ген. И за что извинения? Контейнер принёс?
        - Конечно. Ещё раз всё перерыл и нашёл требуемое. Даже батарейки к плейеру взял. Наверняка, ознакомишь с какой-то компрометирующей плёнкой?
        - Господи, ерунда какая - плёнка! Прекрати. Никакая компрометирующая запись не произведёт на тебя такого эффекта. А вот если прибор работает - снос крыши гарантирую!
        От сердца отлегает, когда вижу в руках друга знакомый до боли аппарат. Еле удерживаю себя в рамках приличия и не вырываю коробочку из рук. Наконец-то он у меня! Внимательно рассматриваю мыслепередатчик. Видимых повреждений нет, но это чисто внешне. Что там внутри - неизвестно. Решаю рискнуть. Заменяю элементы питания, натягиваю наушники и нажимаю на кнопку.
        Мир вокруг расширяется скачком, обретая множество новых цветов и оттенков. Все чувства обостряются в разы, и сразу же приходит отклик Далёкого Друга. Я чувствую, как его разум сливается с моим. Теперь он полностью понимает ситуацию, знает столько же, сколько я, и даже на порядок больше. Единственная странность - его замешательство. По всей видимости, даже он не мог просчитать последствий и готов изменить сложившиеся по его недогляду условия.
        - Мы не пользуемся временными перемещениями, для нас в этом нет необходимости: всё, что было, я знаю, а что будет - увижу. Перемещая тебя на крохотное мгновение вперёд, я не учёл, насколько это смещение будет для тебя значимым. В тот момент данный вариант мне показался приемлемым. Сейчас, если пожелаешь, можно всё исправить. - И, предугадывая мой вопрос, добавляет - Ты узнал многое про будущее, и это знание тебе не помешает. Память о нём останется. Ты будешь помнить и эту жизнь. Справишься?
        - Конечно, Друг. А что произойдёт с остальными? Ведь по логике этого времени не будет существовать. Куда денется это временное ответвление? Поверь мне, это важно. - Пытаюсь разобраться в себе, попутно заваливая вопросами далёкого собеседника - А что будет в масштабе вселенной?
        - Волнение ни к чему, твой мозговой потенциал и так на грани срыва. Объясняю: мы единственные, кто может так обращаться со временем, и мои собратья уже знают, что я собираюсь сделать. Это общее решение.
        - Погоди, я скажу несколько слов другу. Он ведь забудет про меня?
        - Да.
        Я уже собираюсь попрощаться с Геннадием, когда в распахнутый прибором большой мир закрадывается нечто нехорошее. Мне достаточно быстро удаётся определить источник опасности: небольшая группа людей, объединённая некой задачей, занимает позиции неподалёку от входной двери нашей квартиры. Причём люди серьёзно подготовлены и не на шутку вооружены.
        - Виталий, - в голове голос из неведомых далей, - задерживаться опасно. Я начинаю временной перенос. - Далёкий Друг поторапливает.
        - Одну секунду! - мысль улетает вдаль. - Так дела не делаются. Выходит, я, как проститутка, бросаю друга в ситуации, с которой в одиночку не справиться.
        - После твоего исчезновения не будет никакой ситуации, не будет и твоего друга. Этот временной портал, закрывшись, просто исчезнет! - там, вдали, как будто начинают терять терпение.
        - Благодарю покорно, сейчас не время объяснять, что будет. Здесь и сейчас нужны чёткие и быстрые мужские действия. Я друзей не бросаю! Мир может исчезнуть, может провалиться в тартарары, но совесть моя не позволяет решать личные вопросы ценой дружбы. Ты же сказал, что я буду помнить всё. И как в будущем я буду перед собой оправдываться? - Мысли мои как крик. - А вдруг этот временной аппендикс не исчезнет? Нет уж! Сейчас мы выйдем из квартиры, а уж там во дворе и разойдёмся, - последние слова я дублирую голосом.
        - Виталя, что это, так серьёзно? - Гена не на шутку встревожен. - Что с тобой? И с кем ты говорил? Я понял, эта штука - прибор связи.
        - Жизнь вообще вещь серьёзная. А с кем говорил, объясню потом. Пошли на выход. Но уговор: ты делаешь только то, что я велю. Самодеятельность сегодня смертельно опасна, - говорю, выламывая массивную стойку от антикварного торшера.
        В моих руках тяжёлая бронзовая дубина длиной метра в полтора. Геннадий в момент, аккуратно составив на пол цветы, вооружается стальной кованой треногой. Эта квартира просто создана для обороны: в ней собрано невероятное количество подходящих средств для такой цели - от огнетушителя до массивного молотка для отбивки мяса.
        Занимаем позицию у входа. Я вижу, что с той стороны некто ковыряется в замке, и на пальцах объясняю другу, что делать. Тихо щёлкает замок, и дверь начинает медленно открываться. Бочаров, следуя моим указаниям, бьёт ногой изо всех сил чуть ниже ручки. Удар наносит жуткие, скорее всего не совместимые с жизнью травмы особо любопытному домушнику. Тот отлетает аж метра на полтора. Но это не останавливает противников.
        Сквозь стену наблюдаю, как второй, вооружённый пистолетом, рвётся вперёд. Рассчитав траекторию его движения, бросаю бронзовый прут. Столкновение интересов происходит точно в рассчитанном месте. По итогам встречи моей железяки и его морды становится ясно, что сплав цветного металла намного крепче костей черепа.
        Гена заводится и совершенно неожиданно бросается на лестничную площадку. Прихватив его треногу, несусь следом. Я успеваю! Картина - точно цветная фотография. Мужик в спортивном костюме стоит за углом. Он ждёт. В руке нож. Ещё мгновение - и Бочаров нарвётся на лезвие. Я не пытаюсь ничего анализировать, а просто ставлю подножку другу, и он снопом валится прямо под ноги ожидавшему. Противник явно профессионал и тут же наклоняется, чтобы добить человека. Сил я не экономлю, поэтому боковой удар сносит его в промежуток между перилами, и мы несколько мгновений наслаждаемся чудными возгласами. Удар о площадку первого этажа глухой, он враз прерывает истерические вопли.
        Итак, три - ноль. Победа почти за нами, хотя четвёртый член группировки цел, правда, постыдно спасается бегством. Мы входим в раж и преследуем его. Он чуть впереди и успевает вскочить в машину. Дымя шинами, автомобиль срывается с места и на полной скорости уносится со двора. Плохо - на дороге его нам уже не догнать. Мы смотрим вслед удаляющемуся авто, и тут включается Далёкий Друг.
        - Я понимаю твои мысли. Смотри.
        Машина резко ускоряется и на полном ходу таранит столб.
        - Ген, сейчас наши пути расходятся ненадолго. - Я не могу сказать правду другу. - Поверь, всё теперь будет хорошо.
        Гена молчит; я чувствую, он не верит в скорую встречу.
        - Виталий, ты поступай, как знаешь. Только не пропадай навсегда, не должно быть так.
        Мы ещё несколько минут созерцаем развороченную технику и, шлёпнув друг друга по рукам, исчезаем в разных переулках.
        - Прощай, друг… - шепчу, глядя вслед удаляющемуся Бочарову. - Мы обязательно встретимся, и даже знаю, когда и где. - А это уже мысль для другого - Я готов.
        Глава 35

        Маленькое придорожное кафе на несколько минут даёт иллюзию безопасности. От постоянного напряжения дрожат руки и, видимо, от нервной перегрузки - зверский голод, хочется есть аж до спазмов желудка. Уплетая за обе щеки стандартный шашлык, пытаюсь проанализировать ситуацию. Поездка всё больше и больше напоминает паническое бегство. Буквально кожей чувствуется близкая погоня, и оттого глотаю горячее мясо, почти не пережёвывая. Несколько ничего незначащих фраз с официанткой, шелест купюр расчёта и пластиковый стаканчик сока, выпитый на бегу.
        Двигатель ревёт, и под визг покрышек выносит на дорогу. Стоп! Стоп! Стоп! Чертовщина! И тут время останавливается. Несколько раз жму на акселератор, но скорость всё равно приближается к нулю. Напряжение последних дней накачало в кровь столько адреналина, что мелькает глупая мысль выскочить из машины и бежать, бежать по гладкому асфальту. В этом мире что-то явно не так. И это уже со мной было! Де жа вю? Как бы не так. Включаю прибор. На связи Далёкий Друг. Обмен мыслями ставит всё на свои места:
        - Ты снова в своём времени. Вспоминай! - Краткость сестра таланта и у долгоживущих.
        Время вновь ускоряется, скачком растёт скорость, и приходится притормаживать, чтобы спокойно съехать на обочину. В бардачке нахожу стопку чистых носовых платков и долго вытираю обильный пот с лица. В голове полный раздрай. Два разных «я» бьются за право на существование в одной черепной коробке. Я вспомнил! Хотя вспомнил - это несколько неверное утверждение. Если бы я лежал, допустим, в коме, то после выхода из неё помнил до мельчайших подробностей всё, что было до отключения. В моём случае всё несколько иначе. Я жил пять лет полнокровной жизнью и, признаюсь честно, забыл многое из сегодня. Базовые сведения, конечно, никуда не делись, но за годы ушли в небытие мелочи. А ведь на данный момент они - главное.
        Вашу!.. Впереди же подстава! Теперь это самое важное. Поразмыслив несколько минут, потихоньку съезжаю с дороги на грунтовку и пытаюсь объехать засаду. Лес ещё на опушке набрасывает покрывало сумрака. Редко острые как иголки лучи солнца царапают глаза.
        - В болото бы не вляпаться, у меня ж не «УАЗик». Хотя… Что расстраиваться, больше скорость - меньше ям! Газ до полика, и вперёд! Кто хочет участвовать в сумасшедших гонках без правил - пусть пробует догнать!
        На спокойном лесном участке привожу мысли в порядок. Путь в канадское посольство, похоже, заказан. Уловить в московской сутолоке опасность невероятно сложно. Город агрессивен без меры, холоден и опасен. Даже с прибором можно легко растеряться в том ворохе негатива и злости: там все враги, и определить, кто враждебнее, не всякий раз получится. Кроме того, совершенно неизвестно, сколько «Надежда», этот
«компас земной», навесила мне на хвост. В столице, конечно, за мной бегать не будут, просто не смогут. Но они чётко знают место, где я должен обязательно быть. И встреча наверняка произойдёт «на высоком дипломатическом уровне». Пристрелят, и всё.
        Неожиданно автомобиль подбрасывает на ухабе. Вцепившись в баранку, ору во всё горло: «Не дождётесь!» Лезть на рожон, рискуя жизнью, я не собираюсь. Не хочу играть по правилам, навязанным мне. А раз так - машину в омут и пешочком - пусть Москва подождёт.
        Тропинка приводит в деревеньку в пять домов. Пожилая женщина с видимым удовольствием угощает козьим молоком и без умолку тараторит: соскучилась по простому человеческому общению. Приглашает в дом, но я вежливо отказываюсь - не время. Мои дела не позволяют расслабиться. Чуть не насильно вталкиваю пару сотен в бабушкин карман и ухожу, оставив в одинокой душе клокочущий вулкан эмоций. Хозяйка перед уходом даёт точные наставления, поэтому, практически не петляя, выбираюсь к ближайшему городу.
        Вот уже между деревьями показались дома большого населённого пункта. Что ж, отсюда начнётся моё возвращение. В кармане натыкаюсь на измятую пачку сигарет и с наслаждением закуриваю, оставаясь в тёплом мире лесного покоя. В решении проблем не помешает помощь инопланетного разума, а посему включаю мыслепередатчик и, если так можно выразиться, направляю взгляд на мою бывшую лабораторию. Возможности прибора не ограниченны, и эффект присутствия таков, что создаётся впечатление, как будто сам стою возле своего же кабинета, а рядом снуют новые сотрудники с озабоченными лицами, по ходу норовя размазать меня по стенке.
        Раскладываю в голове последовательность действий. Сейчас, когда нападение провалилось и огромная толпа народу рыщет, пытаясь меня отыскать, нужно просто спрятаться на несколько часов. Лесная окраина для этого вполне подходяща. Появляется время для отдыха и для поиска компромата на фирму. Тот, что в Канаде, не подходит, ведь там, скорее всего, какие-то документы, а с ними расклад один - длительное судебное разбирательство. Мне же нужно другое - что-нибудь
«убийственное», чтобы наповал. А посему смысл моего наблюдения прост. Нутром чую: не может такая коррумпированная организация не иметь криминальных источников финансирования. Одна деятельность генерального директора по переименованию улиц чего стоит! Поэтому, как говорится, - будем искать.
        Беглый осмотр не приносит результатов. В конторе мало что изменилось. Не случилось ни перестановок мебели, ни смены покрытия на полу. Вот только по коврам теперь ходит значительно меньше народа. Видимо, многие направления закрыты, а оставшиеся только имитируют деятельность. Вместе со мной, не буду лукавить, ушёл весь цвет научно-прикладной деятельности фирмы. Так, лабораторию сбрасываем со счетов. Самое время сменить объект наблюдения, но где искать, тем более не зная что?
        Хотя что тут думать, надо следить за главным сторожем: уж он-то, преданный руководству и облечённый доверием, должен подсказать направление поисков. Но сначала нужно найти его самого. Сквозь стены заглядываю в кабинет генерального. Ага, вот и он, голубчик. Беседует с шефом. Ничего - мы подождём. На минуту возвращаюсь в настоящее. Сидеть в полубессознательном состоянии посреди леса глупо. Трачу немного времени на поиски укромного уголка и, чуть замаскировавшись, возвращаюсь в Челябинск. Там ничего не меняется. Жду.
        Ну, наконец-то господин охранник, бодр и весел, выходит из кабинета. Так, родной ты наш, никуда теперь не денешься. Поскольку он по определению в курсе всех мутных делишек фирмы, решаю контролировать каждый его шаг, ну или почти каждый. Не факт, конечно, что сегодня при его помощи насобираю компромат, но теперь от раскрытия тёмных дел меня отделяет только время, а вот его, по моему сегодняшнему понятию, - нет; правда, и выбора - тоже.
        Начальник службы безопасности садится в автомобиль. Представительский «Мерседес» плавно трогается с места. Интересно, куда проложен его маршрут? Пять минут, десять, и всё становится на свои места. Склады компании, солидные и тёплые помещения, всегда вызывали у меня много вопросов. Лаборатории научно-исследовательских разработок не потребляют значительные объёмы расходных материалов. Для чего тогда содержать полупустующие площади? Да ещё и охранять их, причём по высшему разряду. Чем же всё-таки занимается «Надежда»? Думаю, что это я скоро выясню.
        Вот главный охранник спускается в подвал. В ярко освещённых катакомбах два крепких мужика мирно пьют чай или кофе. К чести службы безопасности, дисциплина здесь на высоте. Ребята, как в армии, вскочили и вытянулись чуть ли не по стойке смирно, приветствуя шефа. Он проходит мимо них, направляясь к электропанели на стене: несколько манипуляций, и рядом образуется широкий проём. Мне определённо везёт: никогда бы не додумался искать в этом месте (всем известно, что именно тут расположены канализационные ёмкости).
        Спуск вниз - и я лицезрею суперсовременную лабораторию. Да какую - химическую! Даже мне, профану в таких делах, уже на первый взгляд всё становится понятно. Синтетические наркотики. Так вот откуда бьёт фонтан денежных купюр. Ох и хочется шепнуть генеральному на ушко: «Ну, ребятки, вы попали!»
        Глава 36

        После виртуального путешествия по родной стране настроение заметно улучшается. Ещё бы, нежданно-негаданно найти компромат на врага. Информация, попавшая в мои руки, не только позволит вывести семью из-под удара, но и покончит с изрядно поднадоевшей конторой. Мысленные броски сквозь пространство, как ни странно, вытянули много сил. Появляется аппетит, но удовлетворить потребности организма в густом ельнике нечем. Это поправимо: в кармане весело шуршат купюры, и на сегодня жизнь кажется совсем неплохой штукой.
        Крохотная закусочная на пустынном шоссе. Хозяин, скорее всего, грузин, с нарочитым акцентом угощает великолепными хачапури. Попросил пива, но тот, замахав в отчаянии руками, посоветовал фирменного вина. Соглашаюсь легко: обманывать здесь никто не будет, нет смысла. Из-под полы наливается приличный фужер ароматного напитка. Какой сегодня прекрасный день! Сытый желудок и лёгкая эйфория надолго остаются спутниками по дороге домой.
        По совету владельца заведения несколько сот метров иду в направлении перекрёстка. Там можно найти и попутку, и такси. Воткнув наушники аппарата, проверяю достоверность сведений. Всё правильно. Совсем неподалёку пара машин с шашечками терпеливо дожидается клиентов. Но на сегодня этот вид транспорта мне не интересен. Куда доеду на нём? Пробежавшись мыслью по дороге, замечаю, что сзади, не доезжая до шашлычной, пара гаишников буквально душу вытрясает из дальнобойщика. Не знаю, чем уж не приглянулась им фура, но без навара эта сладкая парочка сегодня явно не останется. Обычная дорожная картина, но семьдесят четвёртый номер региона на заросшем пылью номере вынуждает притормозить. Этот автопоезд едет домой; мало того, шофёр почему-то один. Неплохой шанс прокатиться по России инкогнито.
        Невероятно, но на ветке висит светоотражающая жилетка. Мелькает сумасшедшая мысль. Закуриваю и жду, когда же наконец эти дорожные бомбилы отпустят человека. Наконец вымотанный синхронным напором шофёр делится толикой собственных финансов и, в бессильной ярости хлопнув дверью, окутав гайцов чёрным выхлопом, срывается с места.
        Наблюдаю за водилой и, когда его большегруз появляется из-за поворота, начинаю спектакль. Комок негативных эмоций рвётся наружу, и вдруг на обочине человек в ярости топчет жёлтую куртку с большими буквами ГИБДД. Нога самопроизвольно давит на тормоз. Высунувшись из окошка, земляк интересуется:
        - Тебе-то что гайцы сделали?
        - Да эти… … … … надоели! - из длинного монолога могу привести только три печатных слова.
        У водителя давление приходит в норму, и мы с ним долго хохочем, нет, не над собой, а над идиотской системой, созданной для помощи водителю и превратившейся чёрте во что.
        - Подвезти, друг? - вопрос ласкает слух.
        - Поехали!
        На моей памяти это самое хорошее путешествие. Валера, бесстрашный рыцарь дорог, оставил заболевшего напарника в столице и был рад попутчику не меньше, чем я. Словоохотливый паренёк бойко разбирался во всех вопросах современности, начиная с международной обстановки и заканчивая проблемами семьи и секса. В последнем, судя по его рассказам, он великий специалист.
        Мне по душе пришёлся его незатейливый трёп. Я и сам вступал в бесчисленные словесные перепалки, но последнее слово оставлял за ним, теша его самомнение. Проникнувшийся полной уверенностью, что попутчик далёкий от современности чайник, он был удивлён, когда растележенный на магистрали «КамАз» был в течение получаса мной приведён в рабочее состояние исключительно подручными средствами.
        - Виталя, ты вообще кем трудишься? - Валерьян задаёт вопрос, на который сегодня ответить не могу.
        - Да так, один из ведущих специалистов инжиниринговой компании, - выдаю на-гора мутную и непонятную простому смертному специальность.
        Валера солидно кивает, убитый важностью слова «инжиниринг». Не умничаю, даю возможность парню переварить информацию.
        - И в двигателях понимаешь? - до водителя словно только доходит. - У меня, слышь, что-то движок то троит, то не троит.
        - А я думал - это твой стиль вождения. Форсунка сдохла. Не грех сменить. - Теперь уже я умничаю. - Валер! Может, притормозим? Пообедаем?
        - Я бы сказал проще - поужинаем. Вечереет. В ночь не пойдём, не тороплюсь. Сейчас какой-нибудь мотель попадётся. Встанем.
        Еле уговариваю его устроиться на ночлег в приличной гостинице, отметая стоны о непомерности цен в данном учреждении.
        - А мне здесь нравится. Да и помыться можно, - доводы оказываются железными, - тем более, что плачу я.
        Отель оказывается на удивление уютным и каким-то домашним. Смыв пыль дорог, надеваем тапочки и перед уходом в сказочный мир снов распиваем по бутылке пива с сочными местного приготовления сосисками. Метровая панель телевизора демонстрирует все чудеса мира по «Дискавери». Под монотонный рассказ о львином прайде я засыпаю.
        Первые лучи солнца находят меня под капотом. Проснувшись часа в четыре, долго ворочался, пока не понял: догоняться буду в дороге. Дабы убить время, спускаюсь вниз и, попросив у портье переноску помощнее, лезу к форсунке. Ряд несложных манипуляций подтверждают догадку, и испорченная деталь отправляется в металлолом. Нет, мне нравится здешний управляющий. На мою просьбу сказать, где можно разжиться запчастью, тут же предлагается на выбор несколько вариантов форсунок. Разные фирмы, разное качество, да и цена заметно различается. Не экономлю, и уже вскоре запускаю двигатель. Несколько минут ровной работы убеждают в качестве ремонта. А сколько радости это доставило Валерке! Первое время он даже не включал приёмник, наслаждаясь плавным рёвом мотора, как музыкой великих композиторов.
        День удался. Погода прекрасная, солнце и тихо. Дорога более-менее свободна. Никто не кидается под колеса, не подрезает нагло, не прёт по встречке на таран. Поэтому и средняя скорость высокая. Неудивительно, что вечер встречаем в Башкирии. Несмотря на оставшееся расстояние, решаем переночевать, а уж поутру добраться до дома. Мотель не отличается комфортом, но кормят прилично. Да и тараканов по стенам не наблюдали. Нормально.


* * *
        Спуск с железнодорожного моста перед постом ГАИ означает одно - я добрался до дома. Кинув нехитрые пожитки в сумку, прощаюсь с попутчиком, оставив на всякий случай телефонный номер.
        - Виталь, дак ты в «Медик»? - Утвердительно киваю. - Красота сейчас в саду! А я машину поставлю да к подруге, у неё сегодня выходной.
        - До встречи, Валерьян! Звони, - прощаюсь, захлопывая дверь.

«КамАз», важно дымя, теряется в городском потоке. Перехожу дорогу, посматривая по сторонам. Несмотря на ясно различимый знак пешеходного перехода, именно в этом месте случается много наездов на шныряющих по садово-огородным делам старушек. Здесь у неприметного посёлка Фёдоровка множество садовых товариществ, в одно из которых и держу путь. Маршрутка услужливо, за пятнадчик, подбрасывает почти до места. Закурив, некоторое время стою на остановке. Во мне опять внутренний раздрай. Один «я» - всего неделю из дома, второй - заблудился лет на двадцать. Впрочем, к консенсусу приходим быстро, соскучились оба.
        Глава 37

        За несколько дней моего отсутствия в саду никаких изменений не произошло. Встреча с семьей была, конечно, трогательной, но ни в какое сравнение не шла с возвращением домой в далёком будущем. Ребятня потащила на рыбалку, и до вечера мы с азартом таскали мелких чебаков вперемешку с колючими ершами.
        Активный отдых возвращает силы. Кроме того, появилась реальная возможность продумать дальнейшие действия. Сорвавшийся с крючка серьёзный лещ наводит на нехорошие параллели. А вдруг противник так же легко уйдёт от ответственности? Хотя и им нехорошо. Я ловко растворился в тумане, пропал, и вновь взять меня под контроль сложно. А поскольку знаю я немало, поневоле на душе руководителей
«Надежды» кошки скребут.
        - Батя, пошли пообедаем. Для нас обещано отбивные изобразить. - Женьке мероприятие, похоже, надоедает. - Да и попадёт нам, скорее всего, - куда столько рыбы притащили? И попробуй догадаться с одного раза: кому весь улов чистить? Пап, пойдём, а?
        Прикинув возможные последствия, соглашаюсь:
        - Пошли, раз так. Чистить эту мелочёвку в мои планы не входит. Тут по пути нет какого-нибудь голодного кота?
        - Голодного уже давно нет, а кот есть. Очень красивый, но изрядно зажравшийся, - говорит Саня, выбрасывая на песок ещё одну рыбку.
        - Эт мы избаловали. Сколько же мальков ему скормили - жуть! - кается Евгений. Важный чёрно-белый кот ждёт неподалёку от ворот. На вываленное почти полное ведёрко он глянул свысока, всем видом показывая своё неуважение к горе-рыболовам. Но подлетевшие местные вороны заметно поубавили его строптивость, и котяра принимается за рыбу.
        После сытного обеда семейство растворяется во сне. Я с трудом залезаю в гамак и долго не могу устроиться поудобней. Голову не покидают тревожные мысли: знаю много, а с чего начать? Информация, которой я обладаю, убийственна, но только в умелых руках. А значит, придётся задействовать властные структуры, где у моих конкурентов доброжелателей больше, чем звёзд на небе. Посему поход по полициям может закончиться ножом под рёбра. Думай, Виталий Николаевич, думай.
        Без ментов не обойтись - не уподобляться же бандитам. Да если и уподобиться, несмотря на кое-какие мои навыки, угрозы для руководства конторы я не представляю. Значит, нужен Батраков. Вопрос только в том, как выйти на связь с ним. Не исключена возможность прослушки его мобильника, я уж не говорю о домашнем телефоне. Ожидание у подъезда или у ворот отдела тоже не вариант; тут если не пуля, так нары, я же в розыске. И всё же без Николаича никак.
        Пару дней трачу на разведку, но вот незадача - Батраков как заведённый: на работу - домой, из дома ни шагу - и опять на работу. Что это за жизнь - служба? Растворяет душу, смещает понятия добра и зла, отнимает пропасть личного времени. По мне, ментом надо родиться. Теряю терпение, как, наконец, судьба предоставляет шанс. Николаич собирается за город. Его серый «Фольксваген» неторопливо пробирается сквозь дорожные пробки. Моё такси не очень отстаёт. Да и трудно отстать при скорости едва за сорок. К моей радости, скоро вырываемся за город. Сразу за постом ГАИ начинается садово-огородное царство. Куда, интересно, потащило Батраковых? Сады. Опа, да это ж мой кооператив «Медик»! Интересно, и к кому это он?
        Рассчитываюсь с таксистом, дальше пешком. Теперь приятель никуда не денется. Придётся, правда, поискать его в путанице переулков (тут никакой прибор не поможет), но игра стоит свеч. Тем более, если не управлюсь, подключу семейство. Врёшь, не уйдешь! Вася и не собирался уходить. Его автомобиль уютно устроился на пятачке перед большим садовым участком. Не знаю, на какое торжество собрался народ, но пикник, судя по всему, по важному поводу. Приглушённый рёв моторов; постоянно кто-то приезжает, отъезжает - суета. Вася закусывает с генералом. Это его старый товарищ, и я много добрых слов слышал о нём. Пусть поговорят, мне не к спеху, подожду. А разъедутся гости - он мой.
        Мероприятие весьма отличается от обыкновенной пьянки. Кое-кто совсем не пьёт. Этим бедолагам развозить собравшийся люд (гости у генерала серьёзные) по квартирам, и от безысходности они со смертной скукой на лицах кушают. Тосты за хозяев постепенно затихают: теперь пьют за хороших людей, за дружбу, за самих себя и, надо сказать, делают это с большим удовольствием.
        Солнце медленно клонится к закату. Самых уставших уже грузят по машинам и отправляют по домам. Несколько человек довольно слаженно поют хором, но запалу хватает ненадолго. Алкогольный ассортимент обширен, и взрывоопасный коктейль из его проб сбивает с ног почти всех. Гости разъезжаются. Не спешит только Батраков. За столом остаются два солидных мужика, напрягающие все свои недюжинные силы на борьбу с зелёным змием. Значит, так, пока гад их не победил, нужно действовать.
        - Кого я вижу! Виталий Николаевич! Ты-то как тут оказался - участок, что ли, прикупил? - но по глазам вижу, говорит совсем не то, что хочет. - Представляю: Киселёв Анатолий Степанович, генерал, сам видишь, - Николаич указывает мне на китель, висящий на стуле, - а это - Тихонов Виталий Николаевич, как сейчас принято говорить, бизнесмен.
        Генерал приподнимается, и мы жмём друг другу руки. Эх, и здоровый мужик генерал Киселёв; мне показалось, что руку мне жмёт каменная статуя, аж до хруста в кости. Да, если бы генералы хоть через одного были в такой форме, было бы не совестно за внешний вид наших полицаев. А то стыдно смотреть на ожиревшие, оплывшие создания, обтянутые формой. Пять минут уходит на разговоры ни о чём: погода, рыбалка, дети. Я выпиваю несколько крохотных напёрстков коньяка и в полной мере наслаждаюсь ароматом дорогого напитка. (Вкус у Анатолия Степановича отменный, название надо бы запомнить). Прошу прощения у хозяина и отвожу Василия в сторону для приватной беседы.
        - Вот такие у меня на сегодня дела, Николаич. Деваться мне некуда, надо атаковать, но без твоей помощи вряд ли что получится. Даже при хорошем раскладе тему замнут, и будет лишь - пшик.
        - Да. Только и с полицией, скорее всего, так же пшикнет. Сам говоришь - крыша у них мощная. Значит, стоит запахнуть жареным, подключат всех, - Вася говорит, не переставая, - у нас ведь какой порядок? Если поступает надёжная информация, и то организовать обыск можно лишь по решению суда, а это означает стопроцентную вероятность утечки. Хотя… Знаешь, есть вариант такого плана - оперативная необходимость. Но тут тоже проблема: в подвале серьёзная дисциплинированная охрана, а значит, необходим силовой захват. На такое не всякий решится. И опять же согласования, а это снова вероятность утечки, правда, уже поменьше, но кто знает, есть ли у этих наркодиллеров уши в нашей конторе? Кстати, откуда у тебя такие сведения? Я, конечно, не спрашиваю конкретно фамилию, просто охарактеризуй источник.
        - Сведения точны. Тот, кто мне сообщил об этом факте, знает не только, где вход в секретную лабораторию, но даже сможет открыть замок в той двери. Она тоже непростая - тонны стали. Это бывшее бомбоубежище, - настроение ухудшается. - Я смотрю, ты не очень рад информации. А ведь можно за раз от такой дряни город избавить.
        - Понимаешь, Виталий, трудно это будет. Я, конечно, верю тебе. Но это я. А в этом деле меня будет маловато.
        - А генерал? - хватаюсь за последнюю соломинку.
        - Слушай - это тема. Давай я поговорю, а завтра у него и встретимся. В 12.00. Если всё нормально, то я тебя в УВД встречу. У меня с утра там совещание. Оно закончится около одиннадцати, будет время с генералом поговорить.
        - Хорошо, согласен. Извинись перед хозяином, мне надо исчезнуть. Прощаться не буду, - с этими словами я растворяюсь в вечернем тумане.
        Глава 38

        Сегодняшний день многое решает. Наскоро хлебнув горячего кофе, бегу на остановку. Маршрутка в час пик полна, но это только к лучшему, легче затеряться. В раскрытые окна врывается свежий утренний ветер. Лето нынче раннее, и молодёжь уже занимает места на пляже. Порадовавшись за них, вновь перебираю в голове варианты. Очень много неизвестных, поэтому блестящая картинка уничтожения врагов никак не складывается. Время ещё есть, и я выхожу на пару остановок раньше, чтобы прогуляться и привести в порядок мысли.
        Центр города: здесь в переходе заказываю гамбургер и с аппетитом уплетаю сочную котлету с пучком какой-то зелени. Пока перекусываю и просматриваю афиши в целях повышения культурного уровня, часы на здании показывают нужное время. Что ж, скоро встреча. В том, что она состоится, нет сомнений. Наживка, предложенная Батракову, должна заинтересовать и генерала. Компромат в самом деле ошеломляющий. В городе чуть ли не легально трудится лаборатория по производству синтетических наркотиков. Она наверняка снабжает заразой весь регион да, наверное, и не только. Генералу эта новость попортит нервы, и он, как честный мент, скорее всего, рискнёт. Хотя, конечно, с доказательной базой у меня неважно. Слово беглого жулика против солидной уважаемой фирмы. Придётся придумать что-нибудь на ходу. Главное, чтобы Киселёв всё воспринял правильно и поверил мне хотя бы вначале.
        Медленно тянется время; присев на скамейку, курю. Причём не успевает одна погаснуть, прикуриваю следующую, рассуждая, что бороться с вредной привычкой начну, когда на душе будет поспокойнее. Надеваю наушники прибора и пытаюсь отыскать в путанице коридоров УВД нужный кабинет. Бесполезно. Безликие двери, отличающиеся только по номерам, наводят тоску. А вот посещение обезьянника веселит. Там хорошо одетый мужчина в состоянии полного счастья, вызванного непомерным количеством алкоголя, пытается превратиться в птичку, чтобы навсегда покинуть серость душного помещения. Но, поскольку он не старик Хоттабыч, его махание руками и невозможность взять более длинный разбег приводят только к контакту лица с арматурой решётки. Мужик оказывается упорным и вновь идёт на взлёт.
        Проходит час, и я, уже отчаявшись дождаться, вижу Василия Николаевича у входа, озирающегося по сторонам. Наверняка ищет меня. Я ещё вчера предупредил, что не буду вести переговоры по телефону и, более того, даже номер ему не оставил. Как дозвониться до меня, знает лишь один человек - Наташка.
        Через подземный переход оказываюсь у КПП. Николаич издали замечает меня и шагает навстречу. Крепкое рукопожатие, и мы заходим в управление. Дежурный без лишних телодвижений пропускает нас в здание. Длинными бесконечными коридорами спускаемся в подвал и по переходу попадаем в соседнее.
        - Слышь, Николаич! Как я понимаю, именно здесь пытают и расстреливают невинных арестантов? - не могу удержаться от комментария.
        Батраков на шутку не ведётся, видимо, не всё прошло гладко у генерала:
        - Виталий, ты такую кашу заварил! Пока не расхлебаем - шутить будет только Петросян да и то по телевизору. Степаныч согласился выслушать тебя, но предупредил, что положительное решение он примет, если сумеешь убедить его. И делать это придётся не только красноречием.
        - Вася, успокойся, мне почему-то кажется, что всё будет путём. Для меня главное, что такой чиновник силового ведомства способен принять непростое решение, ведь оно может стоить ему карьеры. Не забывай: у «Надежды» прикрытие и в полиции, и в администрации.
        - На этот счёт тебе повезло: генеральское звание Анатолий Степанович получил не за глубокие реверансы в кабинетах начальства, и, к тому же, в случае успеха, выигрываешь не только ты. Мне обломится, не говоря уже о нём.
        Пятый этаж. Небольшая приёмная, совсем не похожая на огромные залы ожидания большинства высоких чинов.
        - Проходите! - Секретаршу я не запомнил; она, видимо, здесь для работы, а не для интерьера: сказала и словно исчезла.
        Большой кабинет, обставленный стандартной для такого уровня мебелью. Герб Российской Федерации. Глаза бегают по стенам в попытке отыскать портреты президента и премьера, но тщетно. Поворачиваю голову и - Владимир Семёнович Высоцкий! Круто! Видимо, здесь слова его героя: «Вор должен сидеть в тюрьме» как нельзя к месту. Усевшись в удобное кресло, сразу перехожу к делу и сообщаю то, чем на данный момент располагаю, не информируя об источнике.
        Генерал в раздумье:
        - Понимаешь, Виталий, вот так с бухты-барахты устроить захват непросто даже для меня, - Степаныч говорит медленно, словно растолковывает мне задачку по арифметике. - У ОМОН своё начальство, и ему придётся сообщить, для чего требуется силовая поддержка. И на данном этапе возможна утечка информации. Не скрою: фирму эту знаю, и даже есть неподтверждённые данные об их криминальных делишках да и инфа о прикрытии достаточная. Поступим следующим образом: я дождусь подходящего момента, когда официально смогу задействовать силовиков, а после, в связи с изменившейся оперативной обстановкой, перекину бойцов на эти склады. В этом случае проколов не будет. Но, - он ненадолго замолкает, - если ты что-то перепутал с лабораторией - на моей карьере можно ставить крест.
        Такой расклад меня никак не устраивает. Ждать и прятаться долго не получится. Контора работает, и только фактор времени пока позволяет существовать. Значит, надо подтолкнуть Киселёва к более решительным действиям. Вопрос: как? Идея оформляется мгновенно:
        - Анатолий Степанович, я смогу прямо сейчас доказать, что информация чистая правда, и, если этого будет достаточно, вы ускорите захват.
        - Мне очень интересно, молодой человек, как ты сможешь меня убедить. Сразу предупреждаю - доказательства должны быть просто убийственные.
        - Хорошо. С вашего позволения я на пару минут выйду.
        - Не вопрос, мы пока с Василием Николаевичем чайку попьём.
        Присаживаюсь на диван в приёмной и после нехитрых манипуляций подключаюсь к прибору. Мысль сразу бежит в только что оставленный кабинет. Главная цель - сейф с документами. Искать стальной шкаф не приходится, он как памятник давно ушедшей эпохи мирно пылится в углу. То, что в нём хранится, вряд ли известно многим, а тем более мне. На полочке небольшая стопка бумаг и кобура с пистолетом. Этого мало. Надо вкратце, по заголовкам определиться, чтобы было о чём сказать. Несколько минут листок за листком я просматриваю генеральские тайны. В общем, ничего интересного и тем более секретного, но, на всякий случай, запоминаю названия. Думаю, простого перечисления будет вполне достаточно. Стоп! Вот оно! Теперь мне поверят.
        Возвращаюсь в кабинет. Там меня уже заждались. Ведь кроме моих мутных дел у начальников своих выше крыши. Поэтому, не разглагольствуя, подхожу к генералу и, наклонившись, шепчу на ухо несколько слов. По тому, как меняется выражение его лица, понимаю, что попал в самую точку. Вслух добавляю:
        - Анатолий Степанович, всё, что я вам сейчас сказал, останется между нами. - И предугадывая вопрос. - Объяснить мою осведомлённость пока не могу.
        - Что ж, - Киселёв поднимается с кресла, - убедил. Не так ты прост, господин Тихонов, ох и не прост. Только это всё равно не ускорит процесс.
        - Нет, товарищ генерал, я это сделал только для того, чтобы ко мне относились на полном серьёзе. А для ускорения я придумал другое. Что, если нам организовать регулируемые беспорядки?
        - Это как? - оживляется Батраков.
        - Да просто. Я устраиваю маленький бардак в районе складов «Надежды». Вы высылаете ОМОН. Но по прибытии на место выясняется, что всё утихло, а вы, как это - «в связи с изменившейся оперативной обстановкой», бросаете орлов на наркодиллеров.
        - Это серьёзно. Тогда - за тобой беспорядки, да смотри, чтобы без смертоубийства, а за мной - ОМОН.
        - Постараюсь. Полторы сотни человек устроят грандиозную пьянку с салютом и грохотом. Думаю, это достаточный повод, чтобы вмешаться?
        - Вполне, а ты как думаешь? - генерал обращается к Батракову.
        - Да. Но вы уже всё без меня решили. Чего спрашивать просто так?
        - Я не просто. Тебе операцию проводить. Моя санкция - выполнение твоё.
        - А как в случае удачного исхода награды поделим? Тебе, как генералу - орден, а мне премию в размере месячного оклада?
        - Хитёр! Но давай наоборот. Орден-то у меня уже есть, а премия не помешала бы. На даче электропроводку сменить надо.
        Я прерываю разговор полицейских:
        - Стоп, стоп, господа, - вы, как дети! Орден, премия… Если всё получится, и орден, и премию я вам сам организую. Не забывайте, в случае успеха ко мне вернётся не самое плохое предприятие в городе. А как вас начальство отметит - это дело десятое. - И добавляю, не без пафоса. - А город станет чище.
        - Пройдёмте-ка в комнату отдыха, - генерал встаёт, - там за кофейком обсудим подробности.
        Сидя в мягких креслах, мы ещё долго прорабатываем план действий на завтра.
        Глава 39

        Доводчик плавно закрывает за спиной высокие двери. Беседа в управлении выматывает, оставляя на душе тревогу. Да, поддержку там получаю, но как теперь организовать молодёжную бучу в нужном месте? Ведь основное условие сделки - ОМОН должен быть вызван по-настоящему, чтобы не привести к утечке информации и, как следствие, - провалу. Кроме того, не пройдут и ложные звонки о минировании или что-то подобное. Сей простой, на первый взгляд, вариант отметается руководством сразу. Остаётся поднапрячься и чем-то заинтересовать толпу малолеток. И здесь грех не использовать сверхвозможности Далёкого Друга.
        Тёплый вечер большого города. Суета на остановках: народ, отдав трудовой долг, спешит по домам. В центре поток машин настолько плотен, что езда по скорости не отличается от передвижения ползком. Улицы и проспекты одеваются в огни ночных реклам. Во дворах спокойнее. Прохожих немного, основной поток схлынул, а время для вечернего моциона ещё не наступило. Появляются первые группы скучающей молодёжи.
        Наш дворик ничем не отличается от прочих. То тут, то там из разных уголков слышится девичий смех: мальчишки развлекают подружек. Правда, у двора есть одна особенность, которую я собираюсь использовать в собственных интересах. Компания наших тинэйджеров одна из самых больших в городе. Конечно, мне сложно говорить о точной её численности, но однажды довелось наблюдать, как ребята собирались на разборки к соседям по поводу нарушения последними неких этических норм. Под ружьё встало человек восемьдесят. Причём собрались буквально за считанные минуты. Ответить надо было адекватно и жёстко. Как результат - во дворе черно от пацанвы. Не было излишней суеты: сразу проявили себя дворовые лидеры, они уверенно управляли этим беспокойным контингентом. И, надо сказать, зло было наказано. Победа была за нами. Лёшка, один из местных авторитетов, живёт этажом выше, и я решаю воспользоваться знакомством. Конечно, нет смысла организовывать нападение на склады, но вот попросить их оторваться на прилегающей территории вполне посильная задача.
        Алексея знаю давно. Однажды серьёзно помог ему, отмазав от милицейского наезда. Тогда и подружились. Нормальный пацан: хоть и живёт с родителями, но уже сам зарабатывает себе на жизнь. Сегодня, заняв наблюдательный пункт в стороне от дома, жду его. Ближе не сунешься. Братва из «Надежды» не снимает наблюдения; на околоподъездных лавочках ошивается пара знакомых рож. Поэтому курю в соседнем дворике. Лёшка должен проехать мимо (другой дороги нет), да и компания его уже в сборе. Наконец знакомый рёв резонаторов. Уши закладывает, ну что с пацана возьмёшь? Выхожу на свет фар с поднятой рукой.
        - Ты, мужик, чё … под колёса лезешь?! Ой, Виталий Николаевич, извини, не признал. До дому подбросить?
        - Да нет, тебя дожидаюсь.
        - Что так?
        - Да смотрю, скучновато живёте, ребята. Есть возможность устроить праздник.
        - Мы от таких предложений, дядь Виталь, не отказываемся. Праздник - это серьёзно, но за чей счёт банкет?
        - За ваш, ребята, за ваш. Вы при деньгах, хотя ещё и не знаете об этом.
        Мне раньше как-то в голову не приходило использовать прибор ради обогащения - зарабатывал достаточно и в общем не заморачивался этой темой. Но тут, как говорится, получился форс-мажор. Поэтому решаю поиграть с «Надеждой» в азартные игры. Дело в том, что такая правильная инжиниринговая компания вполне официально (а после принятия соответствующих законов - нелегально) владела казино «Вегас». Вернее, не фирма, а её главный акционер - наш дорогой гендиректор. Я прикинул: живёт на полную катушку, ни в чём себе не отказывает, даже надеется своей фамилией улицу увековечить - значит, самое время отщипнуть крохи от его пирога. Сегодня мы будем играть, и как будем играть!
        Лёха организовывает присутствие самых доверенных лиц, и я подробно растолковываю им суть мероприятия, вполне естественно, не раскрывая основной причины. Объясняю просто: акция - маленькая месть за наезд, и перехожу к предстоящей игре.
        - Лёх, будешь играть в покер. В нужный момент я по телефону дам знать, как сыграть, - и, видя недоверие в глазах ребят, добавляю - Деньги на игру выдам. Проиграете - ничего страшного. Ну а если фортуна в моем лице будет к вам благосклонна, я посоветую, как их потратить.
        - И как будет происходить сей процесс? - слегка пренебрежительно тянет Алексей, но по его виду понятно, что тема прочно засела у него голове. - Говори, Виталий Николаевич, не тяни кота за хвост.
        - Так вот, ребята, моё основное условие - выигрыш надо празднично пропить… - Не успеваю договорить, как машина раздувается от одобрительных возгласов Лёшкиных друзей. - Тихо, орлы, тише! - некоторое время успокаиваю молодёжь.
        - Это как - празднично? Сколько бабла вбухаем? - интересуется неприметный паренёк.
        - Мы выиграем сколько надо. Чтобы не привлекать излишнего внимания, ограничимся суммой крупной, но не запредельной. Думаю, стоит остановиться на десяти - пятнадцати тысячах, - и, видя кислые физиономии собеседников, поясняю, - баксов, конечно. В том казино на деревянные не играют. - На корню давлю новый всплеск эмоций - Хватит орать - слушать внимательно! Дело серьёзное да и нелегальное.
        - Цыц! - Лёшка помогает утихомирить команду, - халявы не бывает: надо послушать соседа, что он такого нам предложит.
        - Ну, наконец-то утихли. Слушайте сюда. - Я даю чёткую инструкцию - Вся ваша гоп-компания собирается обмыть выигрыш в месте, которое я вам укажу. Пьянка должна быть грандиозной: с криками, музыкой, песнями и салютом. Причём салют должен быть, как в Москве в День Победы. Народу соберите человек сто, не меньше. Буянить и радоваться жизни будете, пока не вызовут ментов. Сначала приедет один наряд. Но он с вами связываться не будет: увидят такую толпу, и подъехать-то не посмеют. Вызовут подкрепление - ОМОН. Тут вам и надо брать руки в ноги и раствориться среди промзоны. Но, пацаны, аккуратней: везде стаи собак, и по повадкам эти свободолюбивые твари мало отличаются от волков. Короче, когда ОМОН будет на подходе, дам знать. Не мудрите, догуляете здесь, пусть и без петард. Главное, чтобы душа пела!
        - А если всё-таки повяжут?
        - Вопрос правильный. Я так скажу: мне довелось видеть, как вы управляете своими. Сделайте так же и в этот раз. Ещё добавлю: если случится кому загреметь в ментуру, я помогу, чтобы последствий не было.
        - Виталий Николаевич, я думаю, мы договоримся. Хотя, конечно, игра в казино в наши планы на ближайший год не входила. Дело новое, но постараемся не подвести. А погулять на природе нам же в кайф! Последний вопрос - когда?
        - Сегодня, Лёш, времени в обрез.
        - По рукам!
        Мы ещё некоторое время обсуждаем тонкости операции, но уже вдвоём с Алексеем, остальные ушли организовывать народ на попойку. Наконец всё оговорено, и я прощаюсь:
        - Держи штукарь баксов - это на раскрутку. Телефон постоянно включён на приём, и не делай ничего без сигнала.
        - Да понял я, понял. Только ещё пару слов, напоследок. Не хотел бы я оказаться на месте ваших врагов: чую - не просто так вы затеяли всю эту бучу. Потом будет ещё веселее?
        - Молодец, Лёха! Зришь в корень. Как утихомирится, шепну о результате. Всё. Пока. Через час - ты в казино и заряди трубу!
        Глава 40

        Лиха беда - начало. Сказать, что будешь играть в казино и выиграешь, довольно просто. Другой вопрос: как это сделать? Эпоха азартных игр в нашей стране закончилась плачевно. Крупные игровые заведения вынуждены были перебраться к чёрту на кулички и начинать буквально с нуля. Однако в подлунном мире всегда находятся сорвиголовы, готовые ради финансового благополучия на многое. Так и сейчас: приличные игроки азартного рынка пытаются приспособиться к новым условиям, а относительно мелкая рыбёшка по крохам щипает карманы любителей азарта. Это довольно опасно, но выгода зачастую превосходит риск. К тому же, заручившись поддержкой властных структур, некоторые компании работают, почти не опасаясь, прикрываемые коррумпированными работниками силовых контор.
        Нет, я не против дополнительных заработков, пусть даже это идёт слегка вразрез с законодательством. Жить на одну зарплату в нашей прекрасной стране очень непросто. Только приработок всё-таки должен быть приработком, а не основной кормушкой. Деньги надо получать за сделанную работу, причём не важно: умственную или физическую, но никак не за использование служебного положения. Вот и здесь, в
«Вегасе», если бы не крыша, давно бы уже располагался какой-нибудь нужный микрорайону магазин или некое производство (здание огромное), но пока в заведении играют. Конечно, существующая на полулегальной основе система довольно скрытна и не жалеет денег на собственную безопасность: просто так человеку с улицы туда не попасть. Но для меня это не проблема.
        Уже прошло много лет с той поры, когда я числился в стройных рядах заядлых игроков. Пусть в казино мы бывали редко, но в своей компании ярых картёжников часто играли по-крупному. Раз в неделю обязательно садились за стол, отбросив банальность жизни до завтрашнего утра. С тех давних времён я знаю точно, что самое важное для проигравшего - возможность реванша. Найти такого бедолагу не проблема: мне хватило полчаса.
        Человек с грустным лицом буквально выталкивается из затонированных до непрогляда дверей «Вегаса». Он ещё пытается быть гордым и довольно грубо разговаривает с охраной, но по обрывкам фраз понимаю, что мужик проигрался, как говорится, в пух и прах. Что ж, на сегодня это мой клиент, а я его добрый ангел.
        - Уважаемый, уделите пару минут. - Человек крайне раздражён, поэтому выдаю всё сразу - Предлагаю чуть заработать.
        - Пошёл на!.. Не пудри мне мозги! - но, несмотря на резкость фраз, он останавливается.
        Что и требовалось доказать. Мой клиент. Теперь предстоит небольшая доводка до ума. Надо, чтобы человек конкретно знал, что от него требуется и что размер вознаграждения за услугу будет приличным. Поскольку никого, ну разве кроме вражеской фирмы, обманывать я не собираюсь, мужику и в самом деле светят халявные деньги.
        - Уважаемый, пойдём выпьем по чашке кофе, - предлагаю я, жестом указывая на крохотное заведение общепита неподалёку.
        - Чего тебе от меня надо? Видишь, я сегодня не в форме. Смотри, нарвёшься на скандал, и не говори, что тебя не предупреждали! - мужчина и в самом деле на грани.
        - Знаешь, думаю, кофе тебе не повредит, глядишь, чуть успокоишься, и, будь уверен, предложение заинтересует; кроме того, сегодня тебе терять нечего. Я не прав?
        - Пошли, но сразу предупреждаю: разговор должен быть значимым для меня, - пытается хорохориться клиент.
        Небольшой уютный зал. Прохладно и чисто. Пухленькая хозяйка, словно почувствовав важность беседы, в пару минут накрывает стол. Пьём ароматный капуччино с вкуснейшим пирожным.
        Тему раскрываю в нескольких фразах. Задача игрока - за соответствующее солидное вознаграждение провести Лёшку в казино. Он там клиент постоянный, и пришедшие с ним поиграть подозрений не вызовут. Засвечиваю пятьсот долларов и вижу, как глотается наживка. Правда, ещё пару минут уверяю, что я не мент, а менты прикрывают данное учреждение, позволяя таким клиентам подкармливать не только казино, но и себя. Доводы железные, и человек, напротив, входит в раж, буквально требуя представить парня немедленно. По всей видимости, его вновь с головой накрыла волна азарта.
        - Так, - перевожу разговор в деловую плоскость, - давай не будем спешить. Отыграться, если повезёт, ещё успеешь. Парнишка в нескольких минутах ходьбы. Если что не нравится, ещё не поздно разойтись как в море кораблям.
        - Прошу прощения. Азарт, чёрт его дери! Игра зовёт, и голос этой трубы затмевает разум. Мыслями-то я уже там, за зелёным сукном.
        Ожидание длится ровно на сигарету. Едва успеваем погасить окурки в хрустальной пепельнице, как появляется Алексей. По официальной версии, он мой племянник и сегодняшний его поход за удачей - подарок к дню рождения.
        - Спасибо, дядя Виталий, - Лёшка с новым другом скрываются за толстым стеклом дверей казино.
        Последние наставления даю уже по телефону. План на сегодня простой. Час, максимум полтора играем по маленькой: привлекать внимание постоянным везением опасно. Выигрыш должен быть разовым и крупным, а ставка сделана наудачу, вроде как была не была! Это единственный вариант уйти из заведения спокойно и при деньгах.
        Час игры заканчивается фифти-фифти. То есть нет ни проигрыша, да и выигрышем не пахнет. Зато следующий час мы постепенно наигрываем капитал на крупную ставку. Пока всё идёт, как задумано. Лёшка хорошо вжился в роль сыночка, успешно прожигающего родительские деньги.
        - Не скупись на чаевые, - говорю в телефон, - крупье это любят.
        Наш стек уже пять тысяч. Я понимаю, что пора заканчивать, но раскладка в колоде пока не в нашу пользу. Внимательно слежу за раздачей и понимаю, что скоро, если мы возьмём лишнюю карту и проиграем кон, нам светит большая удача - роял-флеш. Это просто мечта - в этом случае мы не только забираем банк, а к нему ещё и бонус за счёт казино в четырёхкратном размере.
        - Ва-банк! - командую я.
        Ни секунды не раздумывая, Алексей ставит все деньги. Он делает вид, что ему уже всё надоело и эта ставка просто от скуки.
        Карты на столе. Время вскрывать.
        - Каре! - объявляет крупье.
        Лёшка, делая притворно-грустное лицо, тихо произносит:
        - Ваши не пляшут, - и громче - Роял-флеш!
        Если это заведение не прикроют по многочисленным просьбам трудящихся и их жён, то Алексею сюда путь заказан. Это я вижу по тому, как служба охраны распечатывает его фото и прикалывает на стенд без названия, но с десятком фотографий таких же везунчиков. Это те самые, нежелательные клиенты, которые ни при каком раскладе больше не должны пройти фейсконтроль.
        Вышедшего из казино Алексея встречаю лично; правда, чтобы не светиться, подъезжаю на такси. Не выходя из машины, распахиваю дверцу и первым делом крепко жму пацану руку - ещё бы, полдела сделано! Остаётся праздник молодёжи. На место его проведения и катятся колёса нашего извозчика.
        - Виталий Николаевич, как это у вас получается?! - восторгу парня нет предела. - Давайте потом ещё парочку тряханем.
        - Молодой человек, вы сегодня эту сумму переварите, что будет завтра, ни я, ни ты не знаем. Правильно говорили предки: поживем, увидим! - охлаждаю его пыл. - Сейчас главное - праздник!
        Конечно, я вру парню, никаких больше игр не будет. Не моё это. Да и после завершения сегодняшней операции наверняка придётся искать другое подпольное казино. Но об этом молчу - пусть паренёк помечтает.
        Глава 41

        Окраина мегаполиса - промзона. Обширные пустыри, много зелени, разбитые вдрызг дороги. Но и здесь живут люди. По-разному судьба завела сюда народ. Кому не хватило денег даже на самую захудалую комнату поближе к цивилизации, кто опустился и потерял почти всё, но есть и такие, которые родились тут и это их мир. Серые дома, грязные дворы. Тоска… Но сегодня мы попробуем развеселить аборигенов, устроив маленький барбальерос под их окнами.
        Ищу укромное местечко, из которого можно наблюдать за весельем. Для этой цели как нельзя удачнее подходит скелет строящейся высотки. Что ж, и сюда добирается строительство. Хочется верить, что скоро это место станет престижным спальным районом. У многих появится шанс изменить свою жизнь. Но не для всех. Очень быстро начнётся первый этап отселений - раздолье для всяких чёрных риэлторов. Долгое время ещё будут находить в подворотнях бедняг, захлебнувшихся палёной водкой, так и не дошедших до новых квартир.
        Звонит Лёшка - наша компания начинает выдвигаться на мероприятие. На подъезде целая «Газель» со спиртным и продуктами.
        - Лёх, ты про салют не забыл?
        - Всё взял, Виталий Николаевич. Ох, сёдня и жахнем!
        - Ты уж уважь старика, работай по моей команде, а то наломаем дров на ровном месте. Не отмазаться.
        - Да понял я, понял. Подъезжаю.
        - Лёш, а где народ? Тут пустынно, как в зимней тундре, - я начинаю волноваться.
        - Одну секунду, - телефон переходит в режим удержания звонка (конечно, перезванивает своим). - Ловите миг: минута - и все на месте.
        Такое кажется невероятным, но через несколько секунд двор заполняется молодёжью, точно пацаны сидели в кустах и ждали команды. Наверно, так оно и есть. А вот несколько серебристых «пятнашек» - приехали старшаки на импровизированный митинг.
        - Ты меня поразил! - хвалю юного друга. - Отдыхайте вволю, заработали. Об опасности предупрежу.
        - Хорошо, до связи. Праздник начинается!
        Некоторое время наблюдаю события, как в немом кино. Звуки до меня не долетают, но по тому, как зажигается свет в квартирах близлежащих домов, становится ясно, что веселье набирает обороты. Полиция пока не прибыла, значит, сограждане ещё терпят. Видимо, подобные эксцессы здесь не редкость. Подключаю прибор - не терпится поближе рассмотреть весёлое действо.
        Гулянка и вправду грандиозная. Детская площадка со сломанными качелями и давно пришедшими в негодность каруселями превращается в огромный шведский стол. Все горизонтальные поверхности заставлены бутылками, салатами, пакетами с деликатесами и, на удивление, пирожными. Ого, вот и первые недовольные! Из подъезда выходят несколько мужчин, видимо, пытаясь разобраться, что же такое происходит в их дворе. Я грешным делом решаю, что назревает скандал. Наивный! Пара минут, и мужики, поговорив с молодёжью, вливаются в их стройные ряды. Вот она - халява! Ай да Лёшка! Ай да сукин сын!
        Стрелки часов переваливают за полночь. Район уже не спит: во всех окнах свет. Крики граждан в отдельные моменты перекрывают рёв довольной жизнью толпы. Наконец звонок от Василия. На пульт дежурного по городу идёт вал сообщений из здешних мест. Райотдел выслал пару экипажей ППС.
        - Николаич, да тут и десять нарядов не справятся. Отрабатывают мои ребята как надо, даже кое-кто из местных присоединился к ним.
        - Виталий, постарайся не упустить ситуацию из-под контроля. Молодёжь разбуянится, не угомоним.
        - Не беспокойся, кто не угомонится, встретит восход в камерах. ОМОН будет занят другим, а если кто не исчезнет по команде, твои орлы подберут. Но думаю, только у некоторых не хватит сил исчезнуть в нужный момент.
        - Поглядим. Ну что, не видно ещё ППСников?
        - А, вон они - архангелы. Маячки позажигали. Ну, прямо как дети, с гирляндами. Четыре «УАЗика» подъехали. Стоят. Похоже, соваться в чужое веселье не собираются, ждут подкрепления. Всё, как планировалось.
        - Да - помощи просят. Подожди секунду, - он не разрывает связь - Вы что, не можете справиться с кучкой молодёжи?! - я понимаю, что он нагоняет ужас на своих подчинённых. - Сколько?! Ну а что, попросить силовую поддержку раньше не могли? Хватит ОМОНу без дела прохлаждаться. Я звоню в управление Киселёву, - в трубке слышится дверной хлопок. - Виталя, сработала твоя тема! Честно, не ожидал, что получится. Ну, готовь молодёжь к встрече.
        Бах! Бах! Разноцветные брызги салюта разгоняют ночной мрак дворов. Вот это канонада! Следующие десять минут какофония грохота и света не стихает. Интересно, сколько пиротехники запасли юные пироманы? Становится жалко местных жителей - ночка им выдалась, не позавидуешь. Из-за грохота не слышен звонок телефона, только виброрежим подсказывает, что я кому-то нужен.
        - Слушаю, Николаич.
        - Там у вас что, война? В Интернете уже прямая трансляция запущена. Но это по большому счёту не важно, я о другом - ОМОН выехал и, судя по всему, будет на месте через пятнадцать минут.
        - Ладно, жду бойцов. Ты давай тоже сюда и генералу отзвонись.
        - Степаныч уже в дороге. Прибудет вместе с робокопами. Увидишь его автомобиль, давай к нему, я тоже должен успеть. Да не забудь пацанам сказать, что их праздник, не успев начаться, окончился!
        - Не волнуйся. Больше не звони. Я всё сделаю сам. До встречи!
        Быстро отыскиваю в лабиринте улиц небольшую колонну зарешеченных автомобилей ОМОНа. Беру караван под контроль, дабы успеть к их приезду попросить пацанов разойтись. К кавалькаде присоединяются ещё два авто: один - «Мерседес» представительского класса, конечно, генеральский, а вот «Тойота» - это Николаича. Едут помощники. Взгляд на часы - что же, пора звонить Алексею.
        - Давай… - обрывок фразы в трубке. - Слушаю.
        - Лёш, - сразу перехожу к делу, - ОМОН в семи - десяти минутах, пора делать ноги.
        - Мы были готовы к этому целый вечер, уходим. Не забудьте завтра рассказать, для чего мы, если так можно выразиться, трудились.
        - Расскажу, если проспитесь. Догуливайте, орлы, дома!
        Спускаюсь с небес на землю, ежесекундно рискуя сломать шею в хаосе строительных конструкций. Внизу поражает внезапно наступившая тишина. Невероятно, ведь не прошло и трёх минут. Оставшиеся гуляки, человек под двадцать, - люди старшего возраста, явно не Лёшкины компаньоны. А где же наши? Ушли все. Уж как, не скажу, но организованно и относительно тихо. Вот это дисциплина! Молодёжь словно растворилась, как кусок сахара в кипятке. Сюрприз, однако, для полиции.
        Наконец важно появляются бронесредства передвижения. Пустырь заполняют машины с мигалками. Не тороплюсь, дожидаясь рассредоточения бойцов. Лезть сейчас под горячую руку глупо, скорее даже не так - полнейший идиотизм. ОМОНовцы парни простые, думают только на отдыхе, поэтому шутить не будут: упакуют и ногами доходчиво объяснят, что ночью надо баиньки.
        Ну вот теперь пора, цепь прочёсывает местность. Два бойца преграждают дорогу.
        - Это ко мне, - генерал стоит у машины, нервно курит и осматривается. - Виталий Николаевич, прошу, - он указывает на распахнутую дверцу «Мерседеса».
        - Добрый вечер!
        - Посмотрим, посмотрим, - Степаныч протягивает руку. - Ждите меня здесь.
        Пока Киселёв отдаёт распоряжения, я снова вхожу в контакт с Другом. Мир расширяется, темнота превращается в лёгкие сумерки, не мешающие обзору. Первым делом инспектирую склады. Боже, какой сюрприз! Его превосходительство - генеральный директор со своим начальником службы безопасности. Вот это как никогда кстати! Да они спускаются в лабораторию. Ой, как везёт! Я даже и мечтать не смел о такой удаче. Весь зверинец в одной клетке. Теперь бы успеть застать их там. Только б они не уехали.
        Ну, где же ты, генерал? Твои команды должны быть короче, а то опоздаем. Порываюсь выйти, но водитель удерживает меня, указывая на приближающуюся фигуру. Глубокий выдох - теперь наверняка успеем. Ведь чтобы зайти и выйти из подземелья, нужно гораздо больше времени, чем нам добраться до складов.
        - Ну что, господин Тихонов, теперь отступить не получится. - И водителю - Миша, за ОМОНовцами!
        Не могу удержаться и выдаю скороговоркой:
        - Господин генерал, а что мы будем делать, если на месте преступления задержим и его организаторов в лице руководителя фирмы и его начальника СБ?
        Киселёв аж подпрыгнул:
        - Уважаемый, не надо так шутить! Хотя, - он ухмыльнулся, - если это правда, то мы завтра будем «на коне». Я не говорил, что даже при успешной операции мы вряд ли бы смогли привлечь к ответственности организаторов преступления, а при таком раскладе - легко. Тут уж никакое прикрытие не сработает. Дело будет настолько резонансное, что помогать не рискнёт никто.
        - Я отвечаю за свои слова - они там. Только что приехали. Да и партия товара (очень крупная) уже подготовлена к отправке.
        - Что ж ты вчера об этом не сказал? Я бы новые погоны прикупил: за такое могут и к очередному званию представить, как здрасьте.
        - Извините, я сам только узнал.
        - Мне бы такой источник информации, - задумчиво говорит Анатолий Степанович. - Не поделишься?
        - Я бы рад, но вряд ли такое возможно. Хотя завтра, если время будет, - расскажу. Только навряд ли вы поверите.
        ОМОН в своём репертуаре. Крушит всё на пути, тупо, но мощно пробиваясь к цели. Используются все подручные и специальные средства. Только щепки летают в ночи.
        К нашему приезду территория зачищена. Это видно по культурно отдыхающим охранникам. Лежат мордами в асфальт под охраной пары бойцов.
        Дверь главного склада распахнута настежь. Командир ОМОНа встречает начальство. Киселёв жестом обрывает доклад.
        - За мной! - И обращается ко мне - Ну и где твоя дверь?
        Под удивлённые взгляды скованных наручниками охранников я подхожу к электрощиту и, проделав ряд несложных манипуляций, запускаю механизм.
        - Всем на пол! Работает ОМОН!
        Как приятно слышать грохот этой команды! Бойцы чётко, как на учениях, штурмуют лабораторию, профессионально и быстро. Слышатся выстрелы. Проходит пара минут, и всё стихает, генерала приглашают вниз:
        - Товарищ генерал, объект зачищен, потерь среди личного состава нет! - командир бойцов довольно улыбается. - Раненых один, оказал вооружённое сопротивление.
        Под ногами скрипит стеклянная пыль. Спуск в лабораторию недолог. Но сколько же мне пришлось пройти до этого мгновения!.. Первый попавшийся на глаза - генеральный. Сидит за столом, в наручниках. Встречаемся взглядами.
        - Это ты, сука! - кажется, желчь вот-вот закапает у него изо рта. - Ты - покойник, запомни, бойся собственной тени.
        - Вы бы, Виктор Алексеевич, берегли нервы. Они вам скоро понадобятся. На суде да вообще-то и до него.
        - Да я завтра же выйду на свободу, а ты… - Туров кричит, не замечая никого вокруг, но лёгкий удар прикладом в область головы останавливает его красноречие.
        - Свободы вам ещё долго не видать, это я гарантирую, - не удерживается от реплики Киселёв.
        Шеф «Надежды» мутным взглядом пытается сосредоточиться на генеральских погонах - тщетно. Эта ночь для него закончена.
        Глава 42

        - Ну и ночка, я вам скажу! - Батраков входит в кабинет Киселёва. - Невольно вспоминаются картины далёкой юности, когда сам прятался от милицейских нарядов по подворотням. - Он кладёт на стол папку. - Здесь всё, что мы накопали по этой теме на сегодняшний день. Кстати, очень много любопытного. А уж какие фамилии между строк просматриваются - лучше умолчу.
        - Хорошо, что молодость, полную сил, вспомнил! Теперь запрягайся по-полной, и я буду очень удивлён, если ты в ближайшее время больше пары ночей в неделю будешь спать дома. Вот тут-то тебе очень пригодятся воспоминания о молодости. А бумаги посмотрю чуть позже. Не сомневаюсь, потрудились на славу. С другой стороны, а кто мешал раньше? - генерал убирает документы в ящик стола. - Мне-то всё понятно, а ты уваж Виталия, хоть вкратце дай информацию, с чем столкнулись.
        - Что сказать? Полный джентльменский набор: наркотики, оружие, деньги. Мало того, уникальные научные разработки втихую слиты нашим стратегическим соперникам, и данный факт очень расстроил нашу федеральную службу безопасности. Так что придётся работать параллельно, а такие партнёры меня всегда напрягали. Генерал Киселёв прав, работы немерено.
        - Очень интересно! Значит, я тоже не покладая рук трудился на благо народа США. Вот где паскудство-то! Ну а что с генеральным? - Вопрос давно вертится на языке.
        - Спёкся твой бывший шеф. Ты бы видел его ночные выступления, как он к телефону рвался. Похоже, и в самом деле был уверен, что всё сойдёт с рук. Но положенный телефонный звонок дал ему немного. Конечно, отзвонились довольно значимые в наших краях люди, но, чуть прояснив для себя ситуацию, с извинениями ушли в туман. Короче, утром он на свободу не вышел. Дело получается резонансное, и по моим предположениям до конца его отсидки пройдёт не один десяток лет. Забудь ты про него.
        Накатывает усталость. Нервы последнюю неделю работали на износ, и поэтому за мгновенным расслаблением приходит вялость. Бросает в сон, да так, что еле удерживаюсь в сидячем положении. Победа! С трудом говорю слова благодарности представителям власти:
        - Спасибо, я ваш должник. А насчёт бывшего шефа я не просто спросил - тяжба у нас судебная. И закон на его стороне. Мне сейчас важнее, кто займёт его место. С кем придётся иметь дело в суде?
        - На этот счёт у меня неплохая новость. Акционеры «Надежды» уже с утра заседают в режиме нон-стоп. И первые решения таковы - юристы начинают спешно отзывать все сомнительные иски. Стоит ли говорить, что иск к вам в данном контексте рассматривается в числе приоритетных, - генерал с улыбкой пожимает руку.
        - Что это на них накатило? Не поздно ли за ум браться? - интересуюсь чисто машинально.
        - Ну, это как раз понять несложно. Экономика - базис политики. Совет акционеров старается сохранить остатки фирмы. По всей видимости, подпольный бизнес - такая же новость для них, как и для нас, - Василий Николаевич даёт несложные объяснения.
        - Вот за это - отдельное спасибо. Знаете, даже не верится, что всё поменялось в одночасье. Надо бы своих порадовать. Жизнь-то продолжается! И неплохая жизнь! Ещё раз спасибо, ребята!
        - Как пел Владимир Высоцкий: «За что вы нас благодарите? Вам спасибо за этот аврал», - вступает в разговор генерал. - А своим, конечно, позвони. И вообще, давай-ка домой. Отсыпайся. Я тут тоже подумал, а почему бы не отдохнуть? Это у нас Василий Николаевич в трудовой книжке пахарем записан: пусть готовит землю к урожаю, - Киселёв срывается в хохот.
        На Васином лице меж тем только усталость и грусть. Смеяться он будет позже. Много позже.
        Я прощаюсь с офицерами и, получив пропуск, выхожу на улицу, оставляя в душных стенах УВД всё отчаянье и страх. За своих знакомых в погонах я спокоен: они редко сбиваются со следа, а вцепившись в добычу, вмиг превращаются в бульдогов, и расцепить замок их клыков удаётся единицам. Никто из сыщиков, конечно, не пойдёт отдыхать. Сон - это привилегия штатских, а у них, как говорят, пошла масть. По горячему расследование продвигается быстро. Задержанные в шоке и часто с истерики срываются на трёп. А это очень важно. Значит, увидеть знакомых можно будет не раньше, чем через неделю.
        Не помню, как в руках оказывается мобильник. Пальцы на автопилоте набирают знакомый номер.
        - Слушаю, Виталя. Какие новости?
        - Новостей, девочка, много. Можешь не верить, но все они хорошие, я скажу больше - добрые, не новости - вести.
        - Неужели удалось? Я тебя люблю! - в голосе жены слышатся уже ликующие нотки.
        - Удалось. Извини, дорогая, тема не для телефонного разговора. Я скоро буду, ждите. Надеюсь, стол к моему приезду обретёт праздничный вид, и скажи молодёжи, что сегодня во вверенном мне семействе - выходной.
        Впервые за довольно долгое время спокойно, не прячась, иду к стоянке такси. Здесь не привередничаю, а снимаю первое и без опаски подъезжаю прямо к садовой калитке.
        Встречают как древнего триумфатора. Крики, цветы, поцелуи. И ворох вопросов о последних событиях.
        - Народ, - вырываюсь из объятий. - Я есть хочу. Никакого разговора на голодный желудок, - бросаю в массы железный аргумент, но не тут-то было.
        - Ага, он щас нажрётся и спать упадёт, а мы, как дураки будем ждать, когда с нами соизволят поделиться информацией, - Сашка легко просчитывает мои замыслы на пару шагов вперёд.
        - Ладно, считайте, что уговорили. Но всё равно пойдёмте к столу, - от всех ночных передряг сильно хочется есть.
        Стол, несмотря на незначительный интервал отпущенного на подготовку времени, накрыт по разряду люкс. Наташа не пожалела ни фантазии, ни денег, и я некоторое время совсем не могу говорить, занятый поглощением целой пропасти разнообразных деликатесов, чем вызываю нелицеприятные реплики в свой адрес. Наконец голод, как разбитый вдребезги враг, позорно бежит с поля боя, и я, из последних сил борясь со сном, рассказываю почти всё. Но даже короткий пересказ событий занимает часа полтора.
        Особый интерес вызывает вчерашняя развязка. На лицах пацанов легко читается зависть к друзьям, которым посчастливилось участвовать в уникальном празднике. Чем им теперь оправдаться во дворе?
        - Наши-то в ментовку не попали? - интересуется Женька.
        - Нет, ребята сработали, как слаженная машина. Мало того, ОМОН на склады-то вторгся только под предлогом преследования неуправляемой толпы, и неважно, что ребята делали ноги совсем в другом направлении.
        Как ни долог разговор, но тема в основном раскрыта. И тут бразды правления берёт в свои руки Наталья:
        - Так, а кто-то сегодня назначил праздничный выходной? - Наташа делает строгое лицо. - У всех нормальных людей специально под такие случаи составляется культурная программа. Пока все творили историю и ждали результата, я постаралась составить план мероприятий таким образом, чтобы этот день остался в памяти на всю жизнь. Слушайте сюда: одеваться - и вперёд! Все за?
        - Да! - хором кричат сыновья.
        - Ты права, родная, пять минут на сборы! - я обнимаю жену. - И - гуляем!


* * *
        Такси, центр города и семейный праздник. До самой ночи мы пускаем в счастливый распыл остатки денег. И пусть. Судя по последним сведениям, ко мне возвращается фирма, а с ней и её финансы. Так к чему сегодня экономить? Гуляем так, что и на небесах становится жарко.
        Усталые и довольные, увешанные шариками и мишурой, едем домой. Нет, не в сад, а домой. Туда, откуда недавно пришлось уйти. Срываю пломбу с дверей; с трудом переставляя ноги, добираюсь до кровати и через минуту проваливаюсь в сон.
        Глава 43

        Дни меняются как картинки в калейдоскопе. Дел столько, что нет возможности на приличный анализ ситуации. Всё решается по наитию, но, к счастью, пока без серьёзных просчётов. Незаметно пролетел месяц. Покончить с юридическими тонкостями удаётся на удивление легко. Судя по всему, в некоторых структурах у меня завелись друзья, ну а враги тупо дожидаются исхода судебного разбирательства над верхушкой фирмы «Надежда». Несколько дней беготни по адвокатам и юридическим конторам - и я вновь владелец собственной фирмы. Мало того, собрание акционеров гарантировало мне полную компенсацию финансовых потерь, и, надо сказать, расхождений заявлений с реальными выплатами до сих пор не было.
        Уже затёрся, как пятак в кармане, тот день, когда я вновь переступил порог родной конторы. Изменилось немногое. Поразила только пустота просторных коридоров. Отправив сотрудников в отпуска (кто ж знал, что всё наладится), я первое время вынужден лично заниматься практически всем.
        По простоте душевной ваш покорный слуга надеялся, что ему стоит только свистнуть, и благодарные служащие весёлой толпой заполнят рабочие места. Пара звонков убеждает в обратном. Первый набранный номер, конечно, Акиншина. Расслабившись в кресле, планирую поговорить с ним по-дружески, но с некоторым оттенком снисхождения. Облом. Мобильник не отвечает, а бабушка с домашнего сообщает, что семейство, получив некие финансы, полетело в Турцию и сейчас греет жопы на пляжах. (Цитата из бабушкиной фразы). Ну, раз отдыхают, пусть. Друг всегда мечтал о море, как-нибудь обойдусь без него. Набираю телефон секретарши и с ужасом начинаю понимать всю нелепость ситуации.
        - Виталий Николаевич! Как я рада вас слышать! Огромное спасибо вам за такую возможность побывать в Европе. Вы себе не представляете, как прекрасна Венеция ранним утром! И, пожалуйста, не грустите, в жизни много трудных минут, но они пройдут, как страшный сон, - ого, девочка пытается философствовать.
        - Ниночка, я очень хорошо представляю твой восторг. Но не можешь ли ты мне сказать, когда выйдешь на работу? Я вновь контролирую фирму и делопроизводитель нужен как воздух.
        Треск восторженных фраз приводит меня к пониманию простой истины: ещё неделю на рабочих местах будет только директор. Всё моё верное воинство затерялось на бескрайних просторах модных курортов.
        Этот период времени по накалу страстей и нервов мало отличается от недавних экстремальных событий. Мало того, что приходится восстанавливать пропасть документов, а на юристов денег практически не осталось, так ещё нахлынули заказчики. Трубки телефонов нагреваются от бесчисленных переговоров. Меня, конечно, порадовала популярность фирмы, но вскоре я с грустью осознаю, что со старым штатом не успею отработать и половину заказов. Приходится поднимать в ружьё всю родню, а пацаны официально приняты посыльными и целыми днями носятся по городу. Постоянные клиенты буквально через пару дней начинают авансовые перечисления, снимая тем самым остроту финансовой проблемы.
        Посаженные на телефоны тётки и дядьки, и мои, и жены, мало приспособлены для современной офисной работы. Что делать? Как продержаться хотя бы три-четыре дня? Иначе моя новоявленная клиентура будет искать других разработчиков и специалистов по внедрению. Придётся подсуетиться.
        - Здорово, дядь Виталя! Как сам? - Лёха, устроив шикарный вечер, на глазах преображается из беззаботного прожигателя жизни уже в формального лидера, оставив позади детские шутки с правоохранительными органами. Приличная сумма, оставшаяся после банкета на свежем воздухе, позволяет организовать ему некое акционерное общество по приёму и начальной переработке макулатуры и пластика. За неделю им удаётся превратить невзрачный на вид гараж в полноценный комплекс с замкнутым технологическим циклом.
        - Лёшка, привет! Да жив-здоров. Всё нормально. Ты, смотрю, раскручиваешься? Молодец! Рад за вас. Если что смогу - помогу. - Перехожу к главному - Мне человек пять-семь надо срочно посадить на телефоны. Причём неважно - девчонок или пацанов. Только одно условие: чтобы технически грамотные были и коммуникабельные.
        - Надолго? Сам понимаешь - мы ведь тоже пытаемся раскрутиться. Рабочие руки, не говоря уже о головах, на счету. - Ого! Да он теперь и мыслит другими категориями.
        - Хотя бы на недельку. Ты ж в курсе ситуации. Фирму-то отстоял, но сотрудники пока в отпусках, собрать не могу никого. Не управляюсь. Насобирал по деревням родни, да толку чуть. А заказы сыплются как из рога изобилия, - выкладываю как на духу почти всё.
        - Как с оплатой? Люди должны знать, - Алексей продолжает поражать.
        - Сговоримся, за это не переживай.
        - Ну, тогда часам к десяти ждите десант. Как вас найти?
        - Лёш, я Женьку оставлю, он покажет.
        - По рукам!
        Я сажусь за руль и с первыми лучами солнца приезжаю на работу. Ворох бумаг на столе нагоняет тоску. Нервы до того на пределе, что хочется поднести к стопке горящую спичку и как дикарю плясать в отсветах погребального костра. С трудом гашу в сознании эти здравые в принципе мысли. Дела продвигаются вперёд ни шатко ни валко, но, по крайней мере, не стоят на месте.
        Мелодично звякает входной колокольчик, и негромкий ропот вынуждает выйти в холл. Время десять, и Евгений притаскивает за собой небольшую компанию. Мне помнятся эти ребята и девчата, играющими с куклами и машинками под присмотром строгих мамаш в песочнице. Жаловаться не на что - это теперь мои основные кадры.
        - Приветствую вас в офисе фирмы «Технология Плюс». Надеюсь, вам вкратце объяснили ситуацию. Ваша задача не отпугнуть клиентов, не мешаться под ногами и даже в пределах отведённых полномочий принимать решения. С компьютерами все знакомы? - даю первые наставления.
        - Все знакомы, - отвечает рыженькая Маринка, гроза дворовых ребятишек. - Нам бы, Виталий Николаевич, поподробнее. И ещё: как будет с оплатой? - вполне деловой подход.
        - С обязанностями ознакомимся на практике, ну а зарплата наличными, могу хоть каждый вечер. Какую сумму вы бы хотели? - предлагаю непростую и для взрослых задачу.
        К удивлению, требования были вполне приемлемы, и договариваемся быстро. Развожу по пустым кабинетам, каждому давая краткие напутствия. Некоторое время терзаюсь нехорошими предчувствиями, но выхода другого просто нет. Лёгкий мандраж бьёт до первого звонка. Телефонная трель заставляет сорваться с места и как ошпаренному бежать в кабинет планово-производственного отдела.
        - Фирма «Технология» рада приветствовать вас! Слушаю, - Валентин, сутулый несуразный паренёк преображается на глазах, превращаясь в сытый офисный планктон. - Одну секундочку! - и, сверяясь с прейскурантом, даёт цифру стоимости услуги. - Сбросьте ваши реквизиты по факсу, - он диктует номер.
        Так потихоньку дело двинулось, и на третий день я уже уверенно руководил предприятием. Да, мы ещё не могли произвести реальную продукцию, но принять заказ и обработать было уже по силам. Мне очень понравились новые сотрудники. Было безумно интересно наблюдать за становлением молодёжного коллектива, над которым не довлели никакие догмы и профессиональные стереотипы. К моменту выхода народа работа была проделана колоссальная, и результат был несколько выше простой пятёрки.
        В УВД некоторое время совсем не появляюсь. Все заняты до невозможности. Дело, как и следовало ожидать, получило огромный общественный резонанс. Замять его, спустить на тормозах уже невозможно. Журналисты популярных федеральных изданий, радио и телевидения буквально дежурят у ворот управления, подкарауливая генерала Киселёва. Он теперь фигура в нашем городе популярная, борец с коррупцией, наркоманией и прочими уголовно наказуемыми деяниями и, я думаю, недалёк тот день, когда он из кресла полицейского чиновника пересядет в другое - административное или представительское. Что ж, это вполне заслуженно.
        Но один раз мы встретились с ним совершенно случайно в супермаркете, где возили за жёнами тележки. Разговор был краток, но занимателен.
        - Виталий Николаевич, скажи по секрету, откуда ты узнал, что в моём сейфе лежит пара презервативов, причём упаковка одного из них надорвана? - генерал хочет поставить все точки над «и».
        - Степаныч, ты уж извини, я играл ва-банк и выиграл. Ведь если бы не эта информация, помощи от вас ждать не пришлось. Давай спишем всё на случайность.
        - Я в рамках уголовного дела по «Надежде» много бумаг перечитал. В том числе и о твоей разработке мыслепередатчика. (Ай да сыщик!) - Работает?
        - Не совсем, - приходится изворачиваться, на ходу придумывая объяснения, - но направление верное.
        - Ладно, замнём, - в глазах генерала читается явное недоверие.
        Глава 44

        Глубокая ночь, но за окном лишь лёгкие сумерки. Город не спит, а, набросив покрывало неоновых огней, только дремлет. Странно, но и мне сон сегодня не идёт. Измотанный событиями последних дней, я тем не менее лежу, тупо уставившись в потолок. Бессонницей я никогда не мучился и засыпал как убитый при любой возможности, но только не в этот раз. Не помогает даже приличная доза спиртного, которая должна была выполнить роль снотворного. На душе отчего-то муторно, тревожно. Перебираю все возможные варианты развития дальнейших событий и ни в одном не нахожу серьёзной угрозы ни делу, ни себе лично. Но сердце, этот надёжнейший индикатор, - щемит, не даёт расслабиться. Сегодняшняя ночь не для меня. Поэтому потихоньку, стараясь никого не разбудить, иду на кухню.
        - Виталь, ты куда? - Наталья поднимает голову с подушки.
        - Спи, дорогая, пойду покурю. Что-то не спится.
        Голубое пламя горелки быстро кипятит воду. Можно, конечно, завести кофейный аппарат и наслаждаться ароматом дорогого напитка, но сейчас меня не манят элитные запахи, хочется простого растворимого. С трудом нахожу в глубине висячего шкафа изрядно подзапылённую банку. Дымит сигарета, ноздри щекочет запах подзабытого кофейка. В уюте небольшой кухни в голову приходит идея пообщаться с Далёким Другом.
        В суете восстановительных мероприятий было очень сложно выбрать время для разговора. Я почти не пользуюсь прибором. И, по большому счёту, это правильно: с друзьями надо встречаться. Мелькнувшая мысль слегка позабавила. Подумал и представил, как это могло бы произойти. Улыбнувшись, подключаюсь к галактическим каналам связи.
        Друг как будто ждал и откликается мгновенно. Приветствую его и ещё раз прокручиваю в голове случайно придуманную мной встречу двух миров, и меня тут же наполняет незнакомое ощущение практически нереального счастья. Раньше такого при нашем общении не случалось. Хочется одновременно смеяться и плакать, тело наполняет странная дремлющая мощь. С удивлением разглядываю собственные руки, некоторое время не понимая, что это. Мозг плывёт, растворяясь в хороводе неведомых эмоций. Где-то с периферии шестое чувство информирует сознание о том, что теперешнее состояние - это слабые отголоски эмоций жителя иномирья. Странно, неужели мои мечты о предполагаемой встрече так подействовали на вечноживущего? Совершенно неожиданно на этот вопрос приходит положительный ответ. Наши сознания соединяются, перемешиваясь в неведомый ранее коктейль. Я не чувствую доминирования с той стороны вселенной, мне даже комфортно от присутствия другого разума. Некоторое время уходит на попытки осознать, что же случилось? Вывод напрашивается сам собой - меня там, в невероятных далях космоса, тоже считают другом.
        Всё изменилось. Я больше не задавал вопросов и не получал ответов. Наши разумы стали единым целым. Время остановилось. Окружающий мир приглушил звуки и затенил краски. Теперь я знал о Друге всё. И не только о нём. Моя память наполнилась множеством фантастических знаний. Я могу не задумываясь рассказать о героике и становлении той цивилизации. Мне знакомы имена выдающихся личностей, но уйдут годы на то, чтобы произнести вслух любое из них, ведь при численности в миллиарды разумов у них нет и не может быть двух одинаковых. В голове пропасть информации - и поучительной, и интересной, и совсем не понятной человеку.
        Прихожу в себя, когда за стеклом становится заметно светлее. Ночь как всполох чёрного пламени тает в светлеющем небе. Мне кажется, что прошло не более пяти минут, но стрелки часов уверенно показывают на шесть утра. Голова становится тяжёлой. Друг, поняв и приняв мою усталость, переводит общение в более привычную для меня форму - беседу. На какое-то время это помогает, и я изо всех сил гоню прочь заволакивающую сознание дрёму.
        - Знаешь, всё произошедшее с тобой заставило меня задуматься о многом. Я не испытывал таких потрясений уже неизвестно сколько тетралет и даже в мыслях не представлял, что может произойти нечто подобное. Сейчас, впервые в моей длинной жизни, я пытаюсь переосмыслить смысл собственного существования.
        - Уважаемый, да разве может наша расположенная на задворках галактики молодая цивилизация заставить задуматься о таких вещах вечноживущего?
        - Убери сарказм, дружище. Мы многое потеряли, отбросив за ненадобностью бренную оболочку плоти.
        - Мне страшно даже спросить - что. Я ловлю себя на мысли, что могу вот-вот получить ответ на извечный вопрос: в чём смысл жизни?
        - В этом я тебе не смогу помочь. Здесь нет и не может быть чётких критериев. Можно лишь углубиться в философские концепции - как наши, так и ваши. Но все они страдают одним недостатком: их много, а ответ по-прежнему недостижим.
        - Что ж, говори о себе, я готов слушать.
        - Обретя вечность, мы потеряли вкус жизни. Безграничное могущество, неуязвимость, бессмертие сделали наш мир бездушным. Я с удивлением (это чувство для меня новое, но это именно так) обнаружил, что быстротечность жизни делает её ярче, объёмнее, ценнее. Вы стремитесь к новому, не обращая внимания на величину преград. Вы готовы на жертву ради других, ваши духовные гении - эталон для подражания.
        - Не забывай, что, кроме духовных подвигов и жития святых, у нас столько всякого отребья, которые маму родную готовы продать, послать на панель собственную жену, изнасиловать крохотную девочку. И это тоже наш мир. Мы пытаемся бороться с этим, но зло не уходит. Оно крепнет в наиболее сложные геополитические моменты, а после таких всплесков уходят целые века на борьбу за добро. Мы дети, а дети злы и не понимают что творят. Духовность для нас пока недостижимый идеал. Ну а вам, как мне кажется, понятие духовности вообще незнакомо.
        - Не забывай, на заре нашей цивилизации мы были очень похожи на вас. Но, обретя бессмертие, мы потеряли главное - душу.
        - Всё верно. Только вместе с бессмертием и знаниями вы получили и память, а в её глубинах есть то, о чём мы сейчас говорим. Вот и попробуй ответить: как, не умирая, можно обрести бессмертие? И самое главное: как его заслужить?
        - На этот вопрос у меня нет ответа.
        - И не нужно. На него каждый отвечает сам.
        - И ты ответил?
        - Я думаю, что осознание смысла жизни приходит на секунду раньше смерти.
        В этот момент я снова прикоснулся к чувствам Далёкого Друга. Невероятно! Он почувствовал боль и страх. Впервые. И ещё - грусть.
        - На сегодня для меня ясно одно - прежняя жизнь закончена. Как будет дальше? Я не скажу.
        - Друг, тебе поможет надежда. Надежда на перемены. Скажи, кто создал мир? Откуда взялось добро и зло? Неужели, живя вечно, вы не задумывались об этом?
        Далёкий Друг замолкает. Мои попытки заговорить не приносят результата. Что ж, слово за ним.
        Глава 45

        - Ты что, дорогой, так и не спал? - Наташа застаёт меня на кухне отрешённого, старающегося рассмотреть что-то в мутной пелене дождя.
        - Не знаю, не мог заснуть. Сидел, смотрел ночь, а потом решил поговорить с Другом. Никогда бы не подумал, что чем сильнее развивается цивилизация, тем сложнее воспринимаются самые очевидные вещи. Причём разговор идёт о простых буднях, суете дел, радости встреч, грусти расставаний. Вот они создали там практически рукотворный рай. Живут вечно, творят что хотят. Но почему же мне не хочется в их кущи?
        - Виталя, как я тебя люблю! И именно за то, что ты такой. У нас дружная семья, есть время для любимых дел, но не надо забывать о том, что человек на Земле - существо временное. Вечность - там, за облаками. И, только надев рясу бессмертия, мы сможем понять проблемы вечноживущих.
        - Ты у меня философ! - Потягиваюсь и достаю очередную сигарету. - Впрочем, я так и не договорил с ним. Друг, как это правильнее сказать, временно недоступен. Подожду немного. На работу сообщил; сейчас там всё налажено, и я нужен лишь несколько дней в месяц, для решения глобальных вопросов. Чего мешаться? Пусть сегодня сами покомандуют.
        - И сколько будешь ждать? Тысячелетие? Его нам ещё никто не предложил. А для них наш час-другой даже не секунда, на несколько порядков меньше.
        - Согласен, но у меня чувство, что в этот раз будет иначе. Я нужен Другу именно сегодня и не хочу пропустить сеанс.
        - Тогда жди. Только у меня просьба - освободи кухню. Пора ребятам завтрак приготовить.
        Возразить нечего и, потушив в хрустальной пепельнице очередной окурок, оставляю кухню хозяйке. Пощёлкав пультом, нахожу мультфильм и тупо гляжу на экран, даже не пытаясь разобраться в хитросплетениях сюжета. Состояние полной отрешённости прерывает аромат свежезаваренного кофе и жареной ветчины с яйцами. Запахи рвут паутину небытия и возвращают к жизни. Не отключая прибор, бодро шлёпаю на завтрак следом за сонными ребятишками. За едой пытаюсь разговорить ещё не проснувшихся сыновей. Безрезультатно: вместо беседы получается ни к чему не обязывающий монолог о вреде курения и алкоголизма.
        - Батя, да уймись ты наконец, не порти аппетит! - не выдерживает Женька.
        Хотел было обидеться и замолчать, но внезапно понимаю, что прибор снова даёт канал связи.
        - Тихо! - Все удивлённо смотрят в мою сторону.
        Наташке не надо ничего объяснять, она берёт бразды правления в свои руки и, сунув пацанам по кружке чая, выпроваживает их из кухни:
        - Виталь, потом позвони, - семейство расходится по делам.
        Я только киваю в ответ и растворяюсь в сознании Друга.
        Это был самый печальный сеанс. Меня не покидало чувство вины: как не крути, это я со своими дурацкими рассуждениями направил мысли Друга в такое русло. Всё-таки философия - вещь убийственная и срывает головы не только у нашего брата на Земле, а и корёжит сознание всех существ и сущностей во вселенной. Кто бы мог подумать, что мой жалкий лепет так подействует на вечноживущего? Наступает грустный момент: Друг попрощался со мной, обрывая тоненькую ниточку мыслей. Я понимаю, что больше нам никогда не поговорить.
        Расстраиваться глупо. Общение нам обоим приносит многое; я не касаюсь даже собственного спасения, голова набита свежими идеями, фактами и знаниями. Другу везёт меньше. Задача, стоящая перед ним, сложна и малорешаема: попытаться найти себя, вернуться к истокам. Без сомнения, он уже испытывает эмоции, может злиться или наоборот восхищаться: так сказать, обретает чувства. Друг ещё раньше описывал случаи, когда соплеменники, решая задачи невероятной сложности, выпадали из общения на многие тысячелетия. Стоит ли говорить, что по чисто физиологическим причинам мне не дождаться следующего разговора. Поэтому выход один - попрощаться.
        - Прощай, Друг, ты себе и представить не можешь, насколько стал мне близок, - в голове тают его последние фразы. - Я буду помнить наши разговоры всегда. Вечно. Кто знает, когда я приму решение о дальнейшем? Остаётся только надеяться, что когда-нибудь или даже где-нибудь мы встретимся…
        Схлынули краски с умытого дождём мира. На секунду в сознание приходит серость, но только на секунду. Яркое солнце, искрясь мириадами лучей в каплях воды, одевает день радужной тканью. Прощаться с друзьями всегда тяжело, особенно если человек тебе по-настоящему близок. В нашем случае дружба действительно фантастическая: она даже не имеет чётко выраженного временного значения. Слияние сознаний, передача бесчисленного опыта делают её просто невероятной. И от этого ещё тоскливей.
        Ноги сами несут к холодильнику. Плоская бутылка дорогого коньяка на воздухе быстро запотевает. Крохотные капельки влаги сбегают вниз по гладкому стеклу, набирая силу и объём. Достаю из самого дальнего угла сверкающей хрусталём и никелем горки заветный гранёный стакан. Он дорог мне как память о бесчисленных кутежах молодости, и я замечаю, что любой напиток в нём всегда вкуснее и ароматнее эталонного в бокале. Золотистая жидкость вязкой струйкой наливается по самую рубочку. С треском рвётся фольга на плитке горького шоколада.
        - За нас! - лучший тост всех времён и народов.
        Алкоголь чуть смягчает горечь утраты и придаёт живость мыслям. Они словно стадо баранов жались от дождя к скале, а сейчас, расправив крылья, разлетаются по голове.
        К обеду бутылка заметно пустеет, и наваливается голод. Причём такой, как будто я не ел по меньшей мере пару суток. Кидаю в микроволновку несколько котлет и на гарнир заливаю кипятком «Биг-Ланч». Ещё вчера терпеть не мог эту пищу корейских богов, а сегодня от её вида буквально засосало под ложечкой. Машинально бросаю в рот куски, а думаю о другом. Оставшиеся капли спиртного говорят последнее «прости» и выключают сознание. Тяжёлая голова падает неподалёку от недоеденных котлет…


* * *
        Просыпаюсь свеженький, как огурчик. Хандра бежит прочь, мышцы наливаются силой, и настроение позволяет просто жить. Несколько звонков на работу, пара советов замам. Думаю, не бросить ли сопли и не заняться ли делом? Но ехать сейчас в офис уже нет никакого смысла.
        Набросив пиджак, спускаюсь во двор. Воздух чистый и влажный. Дышится легко и свободно. Пичуги облепляют ветки старой вишни и вовсю ведут серьёзный разговор. Их мелодичные трели приносят радость душе.
        - Присаживайся, Виталий Николаевич. - Соседка тётя Клава протирает тряпочкой доску скамейки.
        - Спасибо. Я закурю?
        - Кури, милок, кури. Отдыхаешь сегодня?
        - Решил отоспаться, мне же проще, сам себе хозяин. С другой стороны - как потопаешь, так и полопаешь.
        - Везде проблем хватает… Но ты погляди, как чудесен день! Ради этой картинки стоит взять отгул, - говорит тётя Клава.
        Никогда не замечал за ней поэтических склонностей. Поговорили ни о чём. Я сходил до ларька и прикупил пару пачек сигарет, только для того чтобы не сидеть на месте. Во дворе пока пусто, но ещё немного, и с работы начнут возвращаться самые первые труженики. Пора. Поднимаюсь к себе, решив хотя бы чуть прибрать следы борьбы с трезвостью. Уборка занимает много времени, и семейство я встречаю с веником в руке.
        За ужином рассказываю семейству, что Друг ушёл. Ушёл навсегда, причём не из жизни - из времени. Достаю отвёртку и, не особо церемонясь, разбираю аппарат. В ведро летят сверкающие хромом детали, на дне покоятся золотистые платы, и вскоре в руках остаётся только кристалл.
        - Прибор больше не нужен. А камень пусть останется как память. Сделаю кольцо, я ведь так и хотел вначале.
        - А может быть, ещё встретитесь? - подаёт голос Женька. - Рано ломать?
        - Нет. Отец прав. Останется только память, - женская мудрость прерывает наш разговор, - давайте-ка поедим - и спать. Завтра новый день.
        Глава 46

        С тех памятных событий прошёл год. Это было не самое простое время в моей жизни. Тем не менее результаты достойны упоминания. Самое главное: стало спокойно жить. Бывшие враги потеряли актуальность, как говорится - иных уж нет, а те далече. Дни под завязку заполнены работой, а вот вечерами иногда накатывает тоска. Всё-таки было интересно обрести, пусть на время, сверхчувствительность и скорость мышления. Я грущу по пропавшим возможностям. Кроме того, несмотря на краткость сеансов, мой большой Друг стал близок по духу и его очень не хватает. Остались лишь воспоминания о неведомых мирах, чудных формах жизни и странном социуме бестелесных интеллектов. Я часто рассказываю о своих путешествиях, и всякий раз в тему добавляются новые краски, а небольшие штришки дописывают совершенную картину. Моё семейство с почтением относится к Далёкому Другу и никогда не позволяет ироничных высказываний в его адрес, хотя эти слишком уж фантастические истории вызывают лёгкое недоверие. Это не обижает: сложно принять то, чего не видел.
        На стене моего рабочего кабинета висит фантастический пейзаж, за приличные деньги выполненный местным «Суриковым». Огромная планета с гигантскими вершинами, сверкающими изумрудными шапками вечных льдов в лучах зелёного солнца. И среди каменного хаоса - белёсые шары. На взгляд постороннего человека - сказка. Только не для меня. Это - память о Друге. Я сознаю всё, что он вложил в мой мозг, но сейчас многое без его помощи не разобрать. Так уж устроен мир, что воспоминания о друзьях значимая часть нашей духовной составляющей.
        Фирма уверенно держится на плаву. Стоит сделать ещё пару шагов, и заветная ранее мечта попасть в списки богатеев может стать реальностью. Вот только есть ли смысл хватать за хвост синюю птицу финансовых удач? Много денег - пропасть проблем. Сейчас денежная сторона моей жизни вполне приемлема, а при незначительном увеличении основного капитала всё может измениться, причём не в лучшую сторону. Завистников и так хоть отбавляй, а если перейти в разряд олигархов, то эта пока тихо завидующая компания моментально превратится во врагов. Но не это главное.
        Основная причина нежелания смотреть на мир с глянцевой обложки проста и непонятна для основной «россиянской» массы: я хочу иметь друзей. Друзей настоящих, а не временных партнёров по бизнесу, не лижущих задницу в надежде на подачку полуинтеллигентных созданий. Статус богатого человека ограничен жёсткими рамками. Это и отношение с простыми смертными, и постоянное накачивание деньгами тонкой прослойки государственных служащих. К числу ограничений относится и выбор знакомств. Мне могут возразить - бред. Нет - это правда жизни! Мы общаемся с людьми своего круга, а круг этот чётко очерчен работой и увлечениями. Если продукт труда человека вещь осязаемая, то и окружение состоит из людей, а финансовые воротилы имеют итог своей работы в виде цифр на банковском счету - так откуда же у них друзья из рода человеческого? Они скорее подружатся с компьютером, ну, на худой конец, с калькулятором; правда, последнее будет считаться дурным тоном. Что скажут другие воротилы - «Калькулятор! Фи! Хотя бы с игровой приставкой!» С увлечениями - то же самое. Поэтому я, несмотря на возможности, не стал увлекаться модными
ныне способами убийства свободного времени. Отметая самые заманчивые предложения, я отдыхаю по-старому: туризм, рыбалка и подобные мероприятия, связанные с природой.
        Неподалёку от моего дома широко раскинулся городской парк: огромная территория, убережённая честными людьми от приватизации во времена дикого капитализма. Пусть она не до конца облагорожена, а местами и замусорена, но прогулки по узеньким тропкам среди огромных мачтовых сосен доставляют большую радость жителям близлежащих кварталов. Мы с Натальей часто бываем там. Ходим по грибы. Не скажу, что набираем корзинами, но без ведёрка домой обычно не возвращаемся. Нынешнее лето урожайное, дожди вперемежку с жарой. И самое время идти на «тихую» охоту. Вылазку планируем на выходные.
        Субботнее утро в доме начинается шумно. Наташка, самая ярая поклонница грибных блюд, просыпается задолго до рассвета и начинает поднимать семейство.
        - Сони, подъём!
        Спорить с ней в такие моменты бесполезно. Обещание прогуляться по лесу мы выполнить обязаны при любом раскладе. Спасти нас может только дождь. Причём не простой, а проливной. Но, глянув за окно, понимаю, что надежды тщетны. На тёмно-голубом небе последние звёзды бегут от первых солнечных лучей, и ни облачка. Жена гремит на кухне посудой, готовит походный завтрак и грозится, что если прогулка сорвётся; «всех вас ждёт голодная смерть!» Да, если Наташа нас вовремя не покормит, то мы (это бесспорно) умрём от истощения. Мужская часть нашего семейства в бытовом плане люди не приспособленные. Простой пример: полчаса не могу найти сахар, а он, оказывается, переложен на соседнюю полку. Но ведь я-то его не вижу! Супруга на этот счёт безапелляционно заявляет: рефлекс, как у собаки Павлова. И такое сплошь и рядом. Поэтому с кормилицей стараемся не конфликтовать, а бежим на кухню, на ходу заверяя нашу хозяйку о своей готовности прочёсывать лес круглосуточно.


* * *
        Чудесный день. Целую вечность бродим по лесу. Супруга собирает грибы, а мы сопровождаем её в качестве телохранителей и носильщиков. Честно говоря, все физические обязанности я с лёгкостью перекладываю на сыновей, а сам просто иду рядом с любимой.
        Проходит пара часов, и мы решаем устроить первый привал. Из плетёной корзинки на свет извлекаются продукты, взятые из дома. Бросив на траву небольшую скатерть, сервируем стол. На свежем воздухе еда идёт на ура. Пикник длится недолго: пацанва сидеть на одном месте дольше пяти минут не в состоянии, а мы и не против. Дальнейшие их нехитрые действия - это беготня по пересечённой местности с дикими криками, от которых все жители леса, если таковые имеются, страдают каждый раз, когда мы выбираемся на прогулку.
        - Далеко не убегайте. Грибов уже достаточно. Скоро домой пойдём.
        - Хорошо! - хором кричат мальчишки, исчезая среди деревьев.
        Мы остаёмся одни.
        - Простите, пожалуйста, - голос незнакомца заставляет вздрогнуть от неожиданности, - вы не видели нашу собаку?
        Медленно поворачиваю голову и вижу пару немолодых людей. Плотненькая, невысокого роста женщина, девочка в вязаной шапочке и высокий худой мужчина с толстыми линзами очков на крупном носу. Его седые волосы прикрывает странное подобие шляпы, в руках - суковатая палка. Семья, по всей видимости, тоже ходила по грибы, и, надо сказать, набрали, судя по корзинке, не меньше нашего.
        - Мы тоже по грибы ходили, взяли Шарика, а он на воле куда-то запропастился.
        - Успокойтесь, ведь здесь наш Сашка. А раз так, то скоро ваш волкодав, какого бы калибра он ни был, его найдёт и обязательно облает.
        На вопросительный взгляд собеседника даю пояснения:
        - Дело в том, что мой старший чем-то притягивает собак. Вообще-то он к ним относится хорошо, только они, видимо, этого не знают. И я давно уже заметил: какая бы рядом не появилась собака, она тут же бросается на него. Исключений не бывает: и большие, и самые мелкие - все считают за норму обгавкать моего сынулю. Ага! Вот, похоже, и ваш голос подаёт.
        Сквозь просветы деревьев наблюдаем, как Саша привычно отбивается от пса.
        - Что я вам говорил! Ваш кобель?
        - Наш, наш! - жена незнакомца от радости чуть не прыгает. - Он его не обидит?
        - Это вряд ли, - вступает в разговор Наташа, - скорее Шарик его.
        Саша и Женя вместе с собакой бегут в нашу сторону.
        - Пап, ты посмотри, какой прилипчивый, - Женька не замечает гостей. - Ой, извините, здрасьте!
        - Здравствуйте! - солидно приветствует Сашка. - Ваш?
        Отвечать на вопрос не приходится. Пёс горделивой походкой направляется к хозяевам, ещё пару раз, для порядка, гавкнув в сторону моего старшего.
        - Он хороший, а лает от испуга. Потерялся потому что, - женщина успокаивается и чуть не насильно суёт пацанам по горсти конфет.
        - Теперь всё в порядке. Нашёлся. - Я констатирую очевидный факт и обращаюсь к главе семейства. - Как охота? Много набрали?
        - Кое-что есть. Я вообще-то не грибник, не понимаю ничего. Так, за женщинами присматриваю.
        - Ну и я так же. Виталий. Это супруга моя Наташа и дети Александр и Евгений, - называю всех и протягиваю руку.
        - Михаил. Моя семья: Светлана и Катюшка, - представляется новый знакомый.
        - Я вас раньше здесь не встречал, - говорю просто так, для поддержания беседы.
        - А вы и не могли нас видеть, - Светлана вступает в разговор. - Муж долго болел, а теперь выздоровел, и мы можем гулять.
        - Простите, не знал. Серьёзная, видимо, болезнь, раз не выходили из дому. Хорошо, что теперь всё нормально.
        Наташа делает мне знаки, чтоб отстал. Я послушно исполняю указание и прощаюсь с новыми знакомыми:
        - До свидания, может, ещё встретимся. Здесь, в лесу. Лето нынче грибное.
        - До свидания, - по очереди говорят родные Михаила.
        Они собираются уходить. Катя берёт отца за руку:
        - Пап, пошли. И расскажи мне про живые скалы, ты же вчера обещал.
        Она говорила тихо, да и отошли они достаточно далеко, но эту фразу я расслышал.
        Чертовщина какая-то! Живые скалы! Может, он ей какую сказку рассказывал, да не окончил? Ведь никто в мире не знает об этом. Иду к Наташе и делюсь услышанным. Она тоже в недоумении, но скоро находит достаточно простое логическое объяснение этому факту:
        - Может быть, это писатель-фантаст. Придумал очередной сюжет и рассказывает дочери. - Я не спорю, но на душе становится как-то неуютно.
        Вернувшись домой, не успокаиваюсь. Червь сомнения точит душу. Кто мог рассказать человеку про ту невероятную планету? И каким образом? А вдруг у кого-то ещё есть мыслеприёмник? Мы же делали не один экземпляр.
        Копаюсь в Интернете в надежде найти упоминание о местном фантасте: вдруг супруга права, и мои подозрения не стоят и выеденного яйца? Вот так номер! Писателя я не нашёл, а нового знакомого отыскал. В интернет-поисковик вбиваю имена членов его семьи и продолжительную болезнь. Несколько мгновений, и с монитора на меня смотрит новый знакомый - Михаил, а под фотографией статья с интервью жены и дочери.
        Уникальный случай выздоровления. Болезнь, поразившая мозг, превратила человека в овощ. Надежды - никакой. Врачи неоднократно предлагали отказаться от дальнейшего лечения и не тратить деньги, но неожиданно и для них пациент пошёл на поправку. Причём не постепенно, а практически одномоментно - пришёл в себя за пару дней. «Он сначала не узнавал нас, - слова его супруги, - потом вспомнил. Так сильно болел».
«Папа такой смешной, не помнит, как мы с ним играли, даже забыл, как Шарика зовут», - дочь.
        Это очень странно. Прибора, подобного моему, у этого человека просто не могло быть. Он и к электронике никакого отношения не имеет - до болезни был простым шофёром. В голове крутится невероятная мысль, а что если это он - Друг? Могущество цивилизации иномирья не делает моё предположение таким уж неосуществимым. Как бы ни было, решаю проверить эту всё же невероятную гипотезу.
        Глава 47

        Завтра подниму всех знакомых - надо накопать информации. Кто же такой Михаил? Опять придётся подключать Батракова, а возможно, и генерала, иначе узнать о человеке не просто. Думаю, мне не откажут. Хотя уже начинаю наглеть: у парней своих дел по горло, чтобы отвлекаться на решение чужих проблем. Тут без проставы не обойтись. Кроме того, надо подкинуть какую-нибудь правдоподобную версию моего интереса к постороннему человеку, но это потом, на ходу.
        Сейчас голова забита другим: как вообще такое возможно? Конечно - переброс разума. И, если моя гипотеза верна, Далёкому Другу пришлось преодолеть буквально немыслимые расстояния, причём за небольшой промежуток времени. Я читал много фантастики, где подобное решается просто. Но ведь есть некие незыблемые физические законы, которые не преодолеть никому. Ерунда! Разве я сам в недавнем прошлом не был участником событий, которые ставят их под сомнение? Видимо, такая возможность есть, и это нужно проверить. Только аккуратно, чтобы не обидеть людей, вернее не испугать. Что может сделать человек, если его спросить: «Вы, случаем, не прописаны в галактике М-357/34?» Самое малое - вызовет полицаев или «скорую». И будет прав.
        Домашние давно в кроватях, а мне, похоже, предстоит очередная бессонная ночка за компьютером. Уже ничего не ищу в сети, просто просматриваю новости. Надеюсь, что усталость всё же возьмёт своё и мне удастся немного поспать. Ночной звонок в дверь. Кого это принесло в такой час?
        Наташка, накинув халатик, выходит в коридор:
        - Виталик, это к тебе. Сегодняшний новый знакомый - Михаил.
        Вот кого не ожидал так не ожидал! Иду встречать гостя. Не знаю почему, но мне кажется, сегодня найдутся ответы на многие вопросы. Мужчина в дверях явно не в себе. Бегающий взгляд, сиплый голос, пытающийся вытолкнуть какие-то слова, фразы.
        - Успокойтесь, Михаил, - жестом приглашаю его на кухню. - Поговорим наедине.
        - Виталий, это я, - говорит Михаил, - только давай я всё объясню потом. Я обращаюсь к тебе как к другу, единственному на этой планете.
        - Миша, не возражаешь, если буду так называть? Я, конечно, могу догадываться, но всё же - кто это я? - задаю мучающий целый вечер вопрос. - А помогу при любом раскладе.
        - Виталий, ты правильно думаешь: я именно он, твой Далёкий Друг (ты всегда меня так называл и, кстати, так и не удосужился дать имя). - На мгновение его губы трогает улыбка и сразу же исчезает, возвращая лицу серьёзность. - Жизнь здесь рождает проблемы, и одну из них мне решить не по силам. Помоги.
        Я вздыхаю с облегчением. Радость пополам с тревогой. Друг пришёл не просто так, не для того, чтобы сказать: «Вот он я»; он с бедой, иначе зачем я понадобился среди ночи.
        - Ладно, оставим объяснения на потом. Это на сегодня дело десятое. Что случилось, Миша? Хотя прежде пару слов: почему ты раньше не пришёл, раз знал, где меня найти?
        - Если коротко, то по медицинской терминологии у меня был период адаптации. Мне, жившему в белковом теле немыслимые века назад, вновь обрести его и привыкнуть было суперсложно. Сегодняшняя встреча в лесу - случайность. Хотя я выбрал объект для переноса своего сознания из твоего города, естественно, из-за тебя - знал, где живёшь. Хотел потом объявиться, - он торопится, показывая, что самое важное не эти слова. - Виталий, понимаешь, мою дочь похитили. Сегодня, среди белого дня. Я поднял на ноги полицию, но быстро понял, что надежды на благополучный исход мало.
        - Вот с этого момента, как говорят у нас в солнечной системе, поподробнее. Поскольку ты здесь инкогнито и начудить вряд ли успел, то такая акция может быть связана только с прошлой жизнью Михаила. Кто он был?
        - Да. Перед болезнью он… Нет, так не пойдёт! Нет его - есть я. И давай уже закроем эту тему. Всегда есть я - Михаил.
        - Как скажешь, Миш. Но ты не можешь отвечать за прошлое. Пусть ты - это он, но уж он-то - не ты. - Чувствую, что вот-вот запутаюсь в раскладе «прошлый - сегодняшний» и сворачиваю тему. - Так что же он, твой предшественник, сделал?
        Друг успокаивается и, понимая мою правоту, продолжает:
        - Он работал в фирме «ИнтерТранс». Свой грузовик. Дела шли нормально. Заказы сыпались как из рога изобилия и жизнь радовала. Но дорога иногда вступает в конфликт с удачей, и в результате глупая авария. Теперь сложно утверждать, но, кажется, не будь её, не было бы и болезни. Ну да ладно, мы не о том сейчас. ДТП было серьёзным: машина в хлам, я, вернее мой аватар, в больнице. Пока валялся без сознания, предприимчивое местное население сильно сократило и вес, и объём груза. Самое смешное, я и не помню, что вёз - память не сохранила эпизод погрузки, но именно из-за груза и начались неприятности. Пока маялся в больнице, понемногу вытягивая стратегические запасы финансов семьи, всё было спокойно, но как только дело серьёзно пошло на поправку и врачи уже обсуждали дату выписки, пришли люди от фирмы и предъявили мне просто неприличную сумму долга и сроки его погашения. Я ещё плохо соображал в то время и не придал цифрам значения, не подумал, что всё может быть настолько ужасным. И вот, судя по всему, пришёл срок выплаты просроченной задолженности. Надо сказать, эти сволочи ударили по самому больному
месту. Дочка возвращалась с прогулки, её силой усадили в автомобиль и увезли в неизвестном направлении.
        - Подожди, Миша. - Я достаю из бара чуть початую бутылку текилы и, не думая о правилах хорошего тона, наливаю спиртное в гранёные стаканы. - Давай!
        Проглотив крупную дозу и занюхав апельсиновой долькой, интересуюсь:
        - На связь выходили?
        - Очень скоро. Менты даже не успели настроить аппаратуру. Насколько я понял, что, если мы через два дня не вернём долг, дочери в живых не будет. - Мишу начинает потряхивать. - Виталий, я не знаю, что делать, к кому обратиться. Жена в истерике. Надежда только на тебя. Люди в погонах ведут себя как-то по-детски; их действия даже космическому пришельцу не внушают доверия.
        - Успокойся. Хотя какое, к чёрту, спокойствие! Просто сядь и помолчи пару минут. - Я собираюсь с мыслями. - Миша, а что это за компания «ИнтерТранс»? Что-то мне она кажется подозрительно знакомой.
        - Вначале генеральным был Пал Дмитрич Кузин, но его быстро съело окружение. Позже хозяйство прикупил некто Гарань. Неприятный тип.
        От неожиданности я на некоторое время замолкаю. Боже, как тесен мир!
        - Михаил, я знаю, кто украл твою дочь. Я знаю этих людей. Эта фирма принадлежит заместителю начальника службы безопасности «Надежды». Именно из этой заварухи ты меня тогда вытащил. Но вот как эта крыса ухитрилась выйти сухой из воды? Не всех, значит, пересажали, гадов. Придётся продолжить начатое. Кури, я пошёл на телефон.
        Я никогда не беспокою друзей по пустякам и поэтому спокойно набираю номер Батракова. Он знает, что такой поздний звонок неспроста:
        - Что случилось, Виталий? - начинает он без приветствия. - Опять хочешь предложить мне посидеть в ресторане?
        - Не угадал, дорогой, хотя ресторан обычно в комплекте к услуге. Тебе ли рассказывать банальности? В общем, трепаться нет времени, Николаич, - беда у меня. У друга (ты его не знаешь) похитили дочку. Требуют выкуп. Но, самое интересное, дело это нашего знакомого по приснопамятной «Надежде». Толик Гарань. Помнишь такого? Ускользнул в прошлый раз, рыбина. Помоги!
        - Я в курсе развития того дела, ребята на нём знающие, но не всё прошло как надо. Короче, через час у меня в кабинете, - Василий кладёт трубку.
        Моя машина на стоянке в пяти минутах ходьбы, ехать тоже недолго. Значит, можно чуточку поговорить. Я зову супругу:
        - Наташ, познакомься, это не просто Михаил, это он, мой Далёкий Друг. Хотя теперь не такой уж и далёкий: можно даже потрогать. - И сразу же, прерывая её радостные эмоции. - У него беда - похитили дочь. Все подробности потом: сейчас нам нужно уехать. Батраков назначил встречу через час. - Я иду в комнату одеваться и на ходу говорю Мише - Звони своей: пусть идёт к нам. Вдвоём девчонкам будет полегче.
        Переодевание занимает не больше пары минут, и то, не на банкет готовимся. Заминка получилась с паспортом; вчера брал по работе и где выложил - без понятия. Наташа, видя затруднение, включается в поиск, и проблема решается быстро.
        - Виталя, да вот же он. - Супруга протягивает красноватую книжечку, обнаружив её на полке, где до этого я шарил раза три.
        Прихватив немного денег, жду Михаила. Тот связывается с женой и, поговорив, передаёт телефон Наташе:
        - Вы уж простите меня. Доставил я вам хлопот…
        - Э, дружище, - я бесцеремонно его перебиваю, - никогда больше не поднимай такой темы. Мы с Наташей перед тобой в неоплатном долгу. Я и жив-то благодаря тебе. Короче, женщины сами разберутся. Дорогая, ты всё знаешь сама. Закрыться на все запоры и из дому никуда. Я отзвонюсь. Да, достань на всякий случай травматику, чуть что, не жалей резины.
        На дворе ночь. Погода просто чудесная. Звёзды ухитряются пробить световую завесу города и доносят до нас свет далёких миров. Торопиться некуда: Вася сказал - через час, значит, не раньше. Есть редкая для сегодняшних мужчин возможность спокойно поговорить; и, хотя тема преступления довлеет, кое-что мы прояснили друг для друга и помимо неё.
        - Миша, понимаю, не к месту, но всё же: как это случилось? Я имею в виду твоё неожиданное прибытие на Землю. Не волнуйся - времени ещё достаточно.
        - Ты знаешь, Виталий, наше неожиданное знакомство перевернуло всю мою жизнь. Бессмертие, которым мы гордились, оказалось пустышкой. Ты себе не представляешь, насколько ты был прав в той фразе, что его надо заслужить. Действительно, как можно получить бессмертие, не умирая? Получить его после смерти - награда, а без неё - наказание. Вы, короткоживущие, не понимаете той грани, что разделяет бессмертие души и вечность разума. Казалось бы эти два понятия - синонимы. Ха, как бы не так! Вещи оказываются настолько разными, что их даже и сравнить сложно. Бессмертие души это бессмертие духа, воли, продолжение телесной жизни. А вот так сказать технический переход из тела в чистый и вечный разум - это бросок накопленных знаний в бесконечность, информации, конечно, чуть разбавленной личностными чертами. Виталя, эта тема настолько сложная, что даже медленного похода к машине не хватит обозначить её глубину. И, как только мой разум осознал это, я решил стать смертным. Скажу честно, мои соплеменники не приняли этого, но и воспротивиться совершить мне такой шаг не решились. Сам бросок к Земле не явился проблемой.
Я нашёл человека в твоём городе, который из-за болезни был обречён (у него умер мозг), и перекинул своё сознание. Это было просто, сложно стало потом. Я был, как ребёнок, который только что родился. Учился говорить, ходить и прочее. Все думали, что это последствия комы, но на самом деле - всё из-за другого. И знаешь, что самое поразительное: уже мёртвый мозг мне кое-что оставил в наследство: невероятную любовь к жене и дочери. Я даже и представить не мог, насколько это здорово - любить. Наступили дни огромного счастья. Я думал, это не кончится никогда. А тут эта беда, - он ненадолго замолкает. - Что до встречи в лесу, то она случайна на самом деле. И дочь проговорилась: я видел, как ты среагировал на её слова.
        - Миш, я ведь завтра хотел организовать твои поиски… Так, вот мы и пришли.
        Охрана стоянки приветствует меня (я уже и не помню, сколько лет оставляю им свои автомобили), и после недолгого прогрева двигателя мы выезжаем на пустынную дорогу. В ночное время двигаться по городу можно намного быстрее, чем, допустим, в час пик, хотя конечно есть и свои тонкости. К примеру, стритрейсеров ещё никто не отменял. Но сегодня даже их суматошных мероприятий не наблюдается, поэтому вскоре без происшествий паркуюсь у здания районного УВД.
        Василий Николаевич встречает нас лично:
        - Приветствую, - он поочерёдно жмёт руки.
        - Знакомьтесь: это Михаил, мой друг, подробности потом. Его дочку похитили. Требуют заплатить за груз, который уничтожен при ДТП. И все ниточки тянутся к нашим знакомым из «Надежды».
        - Я уже навёл кое-какие справки и в курсе того происшествия. Идёмте-ка ко мне - там поговорим.
        Кабинет Батракова практически не меняется. Это хорошо: консервативность в интерьере позволяет быстрее сосредоточиться, найти наиболее приемлемое решение при всей убогости исходных фактов. Беседа изрядно затянулась. Меня поражает ментовская демократия: в кабинет периодически заходят деловые ребята, со спокойной совестью прерывая разговор. Причём их вопрос, судя по озабоченности лиц, самый важный. Василий решает проблемы с ходу, и оперативники, получив конкретные указания, бесшумно растворяются, чтобы через десять минут нарисоваться вновь. Создаётся впечатление, что весь отдел работает круглосуточно. Я спросил Николаича, так ли это?
        - Знаешь, Виталий Николаевич, - Батраков немного ёрничает, - ты же не думаешь, что тут одни бездельники, хотя и такие есть. Ну, а если по правде, нам часто приходится пахать в таком режиме. Служба такая.
        - Ну, насколько я знаю, жизнь, график подчинённых сильно зависят от распорядка дня начальства. Ты тоже не скучаешь на домашнем диване?
        - А как иначе? Дай волю, вмиг расслабятся, а для дела это смерти подобно. Отдохнут, когда на пенсию выйду.
        - Ага, лет через двести… И мало кто доживёт…
        Нашу короткую перепалку прерывает молодой оперативник:
        - Мы их нашли! - с ходу выпаливает он. - Извините, что врываюсь…
        - Ну наконец-то! - На лице Батракова гордость за свою команду. - Теперь посидите одни. Я должен посовещаться. Ни к чему вам наши секреты знать. Всё, что можно, расскажу потом.
        Кабинет опустел. Мы с Михаилом закуриваем, пуская колечки дыма в высокий потолок.
        - Миш, а ты из той, космической, жизни многое помнишь?
        - Наверное, да. Но к чему такой вопрос?
        - Понимаешь, многие знания, полученные из путешествий в ваши края, я тоже не забыл, но вот что с ними делать, не знаю. Вроде бы информация есть, а как подобраться к её осмыслению, не представляю.
        - Тут всё дело в строении мозга. Человеческий не приспособлен для обработки такой массы данных. Он творение постепенной эволюции. Вот если до таких знаний дошла бы ваша наука, ты бы впитал их с молоком матери. А разовое погружение позволяет мозгу только запомнить нечто, а работать с таким объёмом информации он не в состоянии. Если проще, оперативная память маловата. Так что не торопись. Скорее всего, в голове когда-нибудь щёлкнет, и многое прояснится, но сколько это займёт времени, не скажу. Может, и не доживём.
        - Спасибо, дорогой, разъяснил. А то меня это напрягать стало.
        - Виталий, знаешь, я нисколько не жалею, что нашёл благодаря тебе этот мир. Думаю, что этот вопрос ты тоже хотел задать.
        - Конечно. Совесть мучает: вырвал тебя из благополучного иномирья и окунул в местные трудности.
        - Прекрати, жизнь на Земле - настоящая. Там становится какой-то машинной. Отсутствие эмоций, чувств делает её безликой. Мои соплеменники одиноки в своей вечности.
        - А как же болезни, боль?
        - Страдания не страшны. Ведь через них человек обретает бессмертие. - Он смотрит на меня и добавляет - И веру. Не спрашивай про её истоки - не скажу. Не потому, что не хочу, а потому, что не узнавал. Хотя, как ты понимаешь, такая возможность у меня была. Я сознательно не стал этого делать. Нужно верить, и всё.
        Приход Батракова прерывает наш разговор. Он не занимает привычно кресло за столом, а стоит на пороге. Всё становится ясно, когда в дверях мелькают генеральские погоны. Значит, дело опять принимает крутой оборот.
        - Здравствуйте! - Киселёв здоровается с нами.
        - Здравия желаем! - отвечаю за всех и представляю Михаила Анатолию Степановичу.
        Генерал, как истинный профессионал, сразу приступает к делу. Его вопросы чётки и не предусматривают возможности расплывчатых ответов. Разговор не затягивается. Многое уже ясно, а некоторые известные Мише мелочи немного меняют в картине преступления. Я не очень вникаю в тему, но всё же наблюдаю за разгорячёнными лицами двух сильных мужчин. И вот тут, совершенно неожиданно для себя, отмечаю, что Батракова уже нет в кабинете. Ох, неспроста это - уйти без разрешения старшего по званию. Мало ли какие могут быть личные отношения, но на работе Николаич всегда за субординацию. Разговор постепенно стихает, пора завершать это мучение, но Михаил сам не может этого сделать. Придётся мне.
        - Анатолий Степанович… - я не успеваю договорить, как входит Батраков.
        - Похоже, у нас проблема. Только не надо паниковать. - Второе обращено к вскочившему с кресла Михаилу.
        - Василий Николаевич, давай-ка всё по порядку. - Генеральский тон заставляет всех успокоиться. - Выкладывай начистоту.
        - Эта компания у нас в давней разработке. Когда ты, Виталий, позвонил, мне нетрудно было сопоставить нашего Гараня и «Надежду». Кстати, и эпизод с аварией Михаила тоже нам известен. Фирма «ИнтерТранс» кормилась у «Надежды», и, как только с последней приключились неприятности, так же зашатался бизнес и у второй. В таком случае варианта два: или усиленно трудиться, или преступить грань закона. Гарань выбрал второй; работать не покладая рук - это не его призвание. Он начинает промышлять методами бывшего босса. Это предыстория. Дальше… - он закашлялся, и я сумел вставить слово.
        - Николаич, а как Толя прошлый раз сумел уйти от ответственности?
        - Ну и зараза ты, Виталий! Ладно, скажу. Главная фигура того без преувеличения знакового дела - Туров. Его-то и крутили. А прочую братву распределили меж не совсем опытными следователями. Результат сегодня наблюдаем: преступник отделывается условным приговором и исчезает из нашего поля зрения. Но с этим хватит. Мы знаем, где пленница. Подожди, Миша. Знаем место, где её содержат. Только вызволить её очень сложно. На территории, где базируются бандиты, проходит главный канализационный коллектор города. И вот что они удумали. При штурме все улики (а это и твоя дочка) будут уничтожены. Если человек попадёт в коллектор - ему не спастись. Шансов нет, ни единого.
        В кабинете надолго повисает тишина. Мне редко приходилось слышать такие ужасные новости. Сложно представить, что творится внутри у Миши: жизнь его дочери висит буквально на волоске. И, что самое обидное, мы не в силах что-либо сделать без смертельного риска. Если штурм, то провести его с положительным результатом практически нереально. В руках окажется кучка ублюдков, а девчонку не спасти. Скинуть человека в колодец - дел на пару секунд. Если согласиться на требования, то вероятность летального исхода тоже велика, причём мы вместо одного человека можем потерять двух. Кто помешает сбросить в канализацию и того, и другого? Одним словом - тупик. Хотя второй вариант даёт важнейший ресурс - время.
        Смотрю на Друга и вижу страдания на его лице. Очень хочу помочь, но не нахожу даже слов утешения. Полицейские, извиняясь, уходят по служебным делам, и мы остаёмся на какое-то время одни. Есть возможность задать вопрос, который уже давно вертится у меня в голове:
        - Миша, а твои космические братья не помогут?
        - Я сам только об этом и думаю. Они, конечно, могут, но у меня нет средств, чтобы выйти на связь. - Тут он вскакивает - А твой прибор, он цел? У тебя?
        - Я уничтожил аппарат. Ведь в последний сеанс ты сообщил, что общения больше не будет. Хотя подожди.
        Быстрым, уверенным шагом выхожу в приёмную. Офицеры мрачновато покуривают у большого монитора. Заметив меня, они едва заметно переглядываются.
        - Господа полицейские, тут у меня возникла одна идея. Вопрос в лоб: где у вас хранятся вещдоки по «Надежде»?
        - В спецхране. А в чём, собственно, дело? - спрашивает генерал.
        - Вы знаете, я же не губную помаду на фирме мутил. Там должна остаться недоработанная установка. Сейчас не до конкретики, но, если она сохранилась, есть возможность обойтись малой кровью, - говорю, прекрасно понимая, что в случае обнаружения прибора им придётся поделиться, но дочка друга в опасности, и запираться нет смысла.
        - Василий Николаевич, дуйте в хранилище! - сразу входит в тему генерал.
        - Да там сейчас нет никого. Не двери же ломать? - Вася несколько растерян.
        - Я тебе сломаю. Гони машину за капитаном Сергеевым, хватит ему дрыхнуть!
        Несколько распоряжений и звонков, и мы спускаемся в подвал. Возле выкрашенной в серую краску стальной двери притулилась раздолбанная вдрызг скамейка. Несмотря на ветхость, она уверенно держит наши задницы. Мрачно курим. Разговор явно не клеится, каждый уходит в себя. Вскоре появляется подвижный как шарик ртути капитан. В тишине подвала слушаем довольно напряжённый монолог разбуженного невовремя человека. Киселёв как джентльмен пару минут воспринимает это спокойно. Но к началу третьей срывается на рык, и Сергеев ухитряется за минуту открыть три довольно серьёзных замка. Поиски не занимают много времени. Слава богу, аппарат цел!
        - Распишитесь, Василий Николаевич. Только он не работает, я по приказу посылал его в НИИ - без толку. Или это бракованный экземпляр, или они просто бестолковые инженеры, - капитан старается как-то загладить инцидент.
        - Ну а ты, Виталий, починишь?
        - Вась, да это ж я его клепал, сейчас пару запчастей из дома пришлют, думаю, всё заработает.
        Мы с Михаилом одни. Кабинет закрыт снаружи. Прибор уже собран, кольцо с камнем нам доставили. Наташа, старая чекистка, сразу сообразила и вместо одного перстня прислала два. На втором вместо камня - микросхема из белого золота: искусная подделка, но от настоящей практически неотличима. Умница! Так местные ребята чуть подзапутаются. А если и поймут, то не сразу.
        Мне кажется, что аппарат очень интересует полицейских. Читать мысли - это ж стопроцентная раскрываемость. Да что там раскрываемость - это реальная власть. Неужели у генерала такие задумки? Не хочется в это верить. Объясняю Другу сложившуюся ситуацию. Получается плохо - слишком мало времени, да и он ещё не до конца разобрался в тонкостях нашей жизни. Тяжело-то как! Но мало-помалу до него доходит смысл моих слов.
        - Ты не волнуйся. Сделаем так, что никто ничего не узнает.
        - Это как? Опять шутки со временем?
        - Другого выхода нет. Но теперь я учту всё.
        - Я тебе доверяю. Давай!
        Друг подключает антенну…


* * *
        Длинный звонок в дверь. И кому не спится в ночь глухую?..
        Наташка выходит в коридор:
        - Виталик, это к тебе. Михаил.
        Вот это номер! Зевая, иду встречать неожиданного гостя. Чувствую - сейчас всё и прояснится. Не говоря ни слова, жестом приглашаю его на кухню. Супруга оставляет нас одних.
        - Виталий, это - я, - говорит Миша. - Только давай всё объясню позже. Я обращаюсь к тебе как к другу, единственному на этой планете. Там, в подъезде на лестнице, моя семья. За нами следят, и, возможно, эти люди попытаются ворваться и сюда.
        - Так чего же ты ждёшь? - искренне не понимаю. - Зови их сюда. Наташ, это он, мой Далёкий Друг, собственной персоной!
        Бегу к двери и буквально затаскиваю семью Михаила в квартиру. Оставляю их с Натальей - разберутся, а сам назад на кухню.
        Миша достаёт прибор. Вот это номер!
        - Откуда он у тебя?
        То, что Друг рассказывает, настолько нереально, что вполне может быть правдой.
        - Решив проблему, я покинул ту реальность, перенесясь в прошлое за час до похищения. Дальше мы прятались, но, поняв, что бандиты не отстанут, решили просить помощи у тебя.
        - Но ведь у тебя прибор! Почему ты не воспользовался им?
        - При переходе я не забыл его прихватить, но камень оставил там. Это могло повлиять на твою жизнь. Сейчас он, как и прежде, у тебя, и нам, думаю, он очень пригодится.
        Я бегу в комнату и под удивлённые взгляды домашних и гостей достаю из шкатулки кольцо, чуть ли не зубами выгрызаю из него камень и мчусь обратно. У Миши всё готово - прибор открыт, и я вставляю кристалл. Миша берёт аппарат в руки и надевает антенну мне. Видимо, мой удивлённый взгляд его озадачил. Он, улыбнувшись, хлопает меня по плечу:
        - Я тебе доверяю, друг.
        Мир привычно распахивается до бесконечности. Мы успели. В подъезде толкотня: четыре крепких мужика уже на моём этаже, и они пришли явно не пивка попить. Один заклеивает дверные глазки соседей, другие ждут. У нас несколько минут в запасе - потом они начнут ломиться в дверь.
        - Ты не знаешь всех возможностей прибора, - доносится до меня голос Михаила, - попробуй воздействовать на недругов силой мысли. Только не переусердствуй. И не волнуйся - тебе помогут.
        Все окружающие знают - я добрый человек… Только не сегодня.
        Глава 48

        Всё-таки внеземные технологии - дело серьёзное. Опасность, казавшаяся непреодолимой, решается легко и просто. Противники обезвреживаются ещё до того, как начинают творить свои чёрные дела.
        Идут годы, и мы с Михаилом всё реже вспоминаем случай, который свёл нас. А вот наша с ним земная встреча всегда даёт тему для разговоров. Друг частенько посмеивается над моим героизмом по поводу расправы над бандитами. Что такое юмор, Миша понял очень быстро, да и я, наверное, был не самым плохим учителем.
        - Шпана, если не будете слушать папу, то вам, как тем бандитам, придётся мыть подъезды целый год, - Друг занимается воспитанием моих взрослых сыновей.
        Намёк про мытьё полов достаточно прозрачен. Знают о нём немногие, да что немногие - это семейная тайна. В тот вечер, решив поэкспериментировать прибором в новых исторических условиях, я заново оценил его практически неисчерпаемый потенциал. Ещё раз убедившись в намерениях казаков-разбойников по ту сторону двери, я наполнил их головы раскаянием и понятием, что от чистоты подъезда напрямую зависит их жизнь. Вряд ли бы нашлась на планете сила, которая смогла бы их выгнать оттуда раньше, чем они закончили уборку. Бросив стволы в мусоропровод, здоровенные мужики ходили по квартирам и со слезами на глазах, вставая на колени, умоляли жильцов дать им вёдра и тряпки. Они даже платили за это деньги. Небольшая торговая точка впервые за всю историю сделала ночной план не на спиртном, а на моющих средствах. До самого утра «тимуровцы» драили лестницы. Изменения в их головах были необратимы, и Миша сказал мне, что скоро на рынке услуг клининговых компаний появятся высококлассные специалисты, работающие действительно на совесть.
        Зама начальника СБ «Надежды» мы так не нашли. Эта рыбина выскользнула буквально из рук. Даже наш аппарат оказался бессилен. Невозможно найти одного из семи миллиардов жителей планеты Земля. И, более того, он, лишившись команды и финансов, стал не таким уж и опасным. Будем надеяться, что нам не придётся пересечься с ним вновь. Правда, я регулярно просматриваю окрестности именно в поисках этого типуса. Пока он где-то далеко.
        Мы с Мишей теперь деловые партнёры. Лучшего бизнес-помощника найти невозможно: он по природе своей просто неспособен на предательство. К тому же, его нелогичные предложения постоянно приносят успех, а значит и финансы. В общем, работаем вместе, отдыхаем, а скоро и породнимся. Я не забыл ту реальность, где отсутствовал десятки лет не по своей воле. Помнил и то, что мой Сашка там так и не женился. Дамочки, попадающиеся под руку, всегда были не его уровня, и он, бедолага, разочаровался в женщинах. Саша построил свой уютный мирок холостяка. В этот раз я не упускаю ситуацию из-под контроля. Екатерина, дочка Михаила, скоро будет его женой. Глядишь, и дедушками станем. Младший - Женька, тоже не отвертелся. Я запомнил, кто в той жизни была его девушка. Нашёл её и устроил им «неожиданное» знакомство. Тогда они были счастливы, так почему и теперь не сделать так же?
        Василий Николаевич у нас теперь пенсионер. «Вот выйду на пенсию, тогда и будем на рыбалку ездить»- его слова теперь как лозунг на выходной день. А генералу Киселёву надолго хватит работы: кто ж отпустит его? Жуликов ещё полно. Иногда мы встречаемся с ним на разных светских мероприятиях. Он до сих пор пытает меня про те презервативы, но, думаю, что правду узнать ему так и не придётся.
        Пётр Михайлович, мой заокеанский друг, давно вернулся на родину. «Не могу я смотреть этот канадский хоккей! Нет ничего лучше, чем дома болеть за родную команду». Вот такая странная ностальгия. Она отбросила прочь всё нехорошее, что случалось здесь, и, наплевав на весь лубочный раскрас зализанного западного мира, позвала его назад, туда, где он может чувствовать себя частью общества, пусть даже и спортивного. Хоккей - это его страсть, и если мне надо повидаться с ним, то я иду на любую игру, проходящую на нашей ледовой арене. Он всегда там. Несмотря на возраст, такого болельщика можно отнести в разряд «ультрас»: он свистит, орёт, как будто ему не шестьдесят с хвостиком, а чуть за двадцать.
        Жизнь идёт со своими проблемами, находками, решениями и провалами. Прибором мы почти не пользуемся: подключать силы, которые в один прекрасный момент не сможешь контролировать, опасно. Кстати, и вопросов жизни и смерти давно не возникало. Поэтому аппарат мирно пылится в сейфе серьёзного банка. Но иногда мы с Михаилом всё же совершаем поход в хранилище и ненадолго окунаемся в далёкий мир. Уход его из их рядов не прошёл бесследно. Появились последователи, пусть пока в виде группы философов, пропагандирующих «смертную жизнь». Но недалёк тот день, когда они, как и мой Друг, прибудут к нам, а может, и не только на Землю. Вселенная огромна, и в ней есть большие острова органической жизни. Тот мир обретёт плоть, а с ним и душу.
        Время отсчитывает часы, дни, годы. Приближается ещё одна знаменательная дата. И чем она ближе, тем чаще мы с Мишей обсуждаем тему спасения Геннадия. Место встречи изменить нельзя. Хотя сначала думали сработать на опережение, предупредить его, но потом решили не рисковать.
        - Ключевая точка его жизни - там, в лесу. Сегодня он уйдёт от той опасности, но она не исчезнет, а просто сместится во времени, да и место, наверняка, будет другое. И вот тогда мы не сможем помочь. Просто потому, что не будем знать: где и когда будет нанесён удар, - слова Друга точны, и я соглашаюсь без возражений.
        Как поступить? Решение приходит само собой. Встреча и вмешательство состоятся. Это, конечно, предусматривает принятие целого комплекса мер, основные из которых: наша и его собственная безопасность. У нас есть время, деньги и друзья, которым никогда не повредит немного драйва.
        После уточнения позиций начинаем активную фазу подготовки. Проведено несколько рекогносцировок. Заранее в нужных местах на всякий случай прикапываем стволы. Всё уже продумано до мелочей, распределены обязанности. Остаётся дождаться решающего дня. Дело, конечно, опасное, но кроме земных средств поражения мы собираемся активно задействовать инопланетные технологии. Очень надеемся, что они увеличат наши шансы на успех. А группа поддержки нужна лишь для собственного успокоения. Вот только войной сиё мероприятие назвать уже не повернётся язык - это точно просчитанная воспитательная акция (со стрельбой и мордобоем). Даже скажу проще - это игра, где все козыри у нас на руках и джокер в виде прибора.
        Глава 49

        Лучи мощных фар как лезвия ножей прорезают тьму. Вот они!
        Мы с Мишей уже несколько часов дожидаемся того момента, когда эти отморозки привезут Генку на расправу. Нам везёт изначально: водитель джипа совсем не бережёт машину и гонит как ошалелый. Выкопанная поперёк дороги канава (глубокая и широкая - не перескочить) срабатывает как лучший в мире тормоз. Ну, в самом деле, не зря же почти полночи создавалось это, с позволения сказать, препятствие. Труды не пропадают даром, и мы с удовольствием наблюдаем картину прибытия. Корчатся на капоте в крошеве стекла страстные любители ездить непристёгнутыми, двигатель, кашлянув пару раз, глохнет, и наступает тишина.
        - Джентльмены! - Миша умеет быть убедительным. - Вы нарушаете правила дорожного движения, раскатывая по лесу, не пристегнув ремни безопасности! - Несколько глухих ударов битой по любителям приключений придают словам вес.
        Водителю достаётся больше всех: я вспомнил, что именно он издевался над Бочаровым тогда, в той жизни. Сотоварищи его по несчастью в тусклом отсвете фар тупо любуются на это действие под стволом автомата.
        - Виталя, там в кабине, у ручника, тумблерок открытия багажника, щёлкни. Друга твоего доставать пора, как бы не задохнулся.
        Картина Рембранта: связанный по рукам и ногам избитый мой дальневосточный друг аккуратно извлекается наружу. Он в шоке. Крутит головой во все стороны, пытаясь найти хоть что-нибудь, на чём можно остановить взгляд.
        - Гена, дружище!.. Э, развяжите парня! - командую, видя, что пара бугаёв начинает шевелиться.
        - Вы кто? - Бочаров задаёт вполне естественный для его положения вопрос.
        Не знаю почему, но меня эта фраза рассмешила до коликов:
        - Ген, если я тебе расскажу - ты всё равно не поверишь, поэтому считай, что партизаны. С Великой войны по лесам прячемся, без дела маемся, - говорю я. - Так, а вы чего остолбенели, уроды? По одному к дереву! - Я стволом автомата указываю, к какому. - Вперёд! И без глупостей. Стреляю я очень неважно, поэтому все пули будут в живот.
        В крови, хромающие на обе ноги, с руками, висящими как плети, эти флибустьеры подмосковных лесов подходят к большой берёзе. Мой старший сынуля кидает им наручники:
        - Так, шпана, на счёт три - вы все скованы. Время пошло! - Вот она нынешняя молодёжь, выросшая на боевиках!
        Один из разбойников кажется странно знакомым. Зрение не подводит, и я наблюдаю нашего старого недруга. Вот это сюрприз! Толик! Гарань! Как он здесь?
        - Миш, ты не поверишь, кто нам попался, - я подхожу к пленным. - Толя, Толя, как же это ты? Смотрю, всё шустришь. Может, пора на покой, не пацан, чай. Нехорошо.
        Он меня узнал. Вижу, как перекосило его физиономию:
        - Надо было тебя, гада, хлопнуть сразу, - Гарань морщится, словно от боли, - ещё тогда, в квартире.
        - Я знаю, это ты со стройки метил. В курсе, что специально попасть не хотел. - Мне почему-то становится жаль этого человека. - Скажи, откуда такое презрение к чужой жизни? Ты случайно не господь Бог? Я ведь тебе ничего плохого не сделал.
        Тут его прорывает:
        - Ненавижу вас всех! - Он бьётся в истерике. - Всё вам удаётся. А я…
        Его трясёт. Становится понятной банальная истина: это патологическая ненависть ко всем, кто достиг чего-то большего, чем он. И неважно, что для этого пришлось перетерпеть. Есть такая категория людей. У них все кругом виноваты: от соседей до руководства страны. А они жертвы несправедливости. Злобные и замкнутые в своём убожестве, способные на любую мерзость и подлость.
        - Слышь, милок, такому типу как ты просто необходима длительная изоляция от общества, - Миша говорит спокойно, но в его словах сквозит чувство брезгливости.
        Ладно, - я подвожу итог, - пора звонить.
        Перед поездкой мы через наше полицейское руководство вышли на местных стражей правопорядка и договорились, что после окончания операции передадим бандитов в их руки. Переговоры были сложными: они настаивали на самостоятельном проведении захвата, но мы отстояли свой вариант. Нашим генералам даже пришлось выйти на уровень руководства МВД. И теперь, согласно инструкции, нужно вызывать спецгруппу.
        Несколько слов, брошенных в микрофон, приводят в действие отлаженную полицейскую машину: остаётся ждать. Бросив на пенёк чью-то куртку, присаживаюсь ненеподалёку от Геннадия. Тот уже пришёл в себя от потрясения и судорожно пытается разобраться в ситуации. Кому он перешёл дорогу? Я называю имя. Ошарашен не только он, но и команда, подпирающая берёзу. В двух словах объясняю Бочарову, что за несчастья свалились на его голову, и даю некоторые рекомендации. Он в недоумении:
        - За какие заслуги мне такое внимание?
        - Ген, успокойся и послушай меня, - я отвожу его в сторону от посторонних ушей, - всё, что я тебе скажу - невероятно, но тебе придётся поверить мне на слово.
        - Это уж смотря что ты скажешь.
        - Для начала: я - Тихонов Виталий Николаевич, бизнесмен из уральского города.
        Зная друга, ничего не скрываю. Мало того, предъявляю кое-какие документы, хотя прекрасно понимаю, что ознакомиться с ними в такой обстановке невозможно. Тем не менее, домашний адрес и телефоны, запечатанные в конверт, вталкиваю ему в карман.
        - Ты просто прими как информацию - я твой друг. Сомневайся, но верь. Так случилось, что судьба нас свела однажды. Тогда мы были нужны друг другу. А что не помнишь - не беда. Главное, что помню я, и мне этой памяти хватит на двоих. Если интересно, пробьёшь меня по всем каналам. Мы тебя здесь не бросим, а отвезём к твоим друзьям. - Говорю адрес, и его лицо уже вытягивается от удивления, а некоторые подробности обстановки того дома, где я с ним провёл несколько дней, поражают его настолько, что он больше не перебивает и только слушает. - Потом ты, конечно, поедешь домой. Во Владивостоке наведёшь порядок в делах, но не об этом сейчас речь. Ты мой друг, я это буду повторять, и я когда-то (скажем, не в этой жизни) был другом тебе. В друзья просто так не назначают. Если захочешь, найдёшь меня.
        Мы ещё немного шепчемся, но вой полицейских сирен прерывает диалог. Пяток
«УАЗиков» да спецмашина ОМОНа, подпрыгивая на колдобинах, приближаются к поляне. Человек в камуфляже, полковник (я разглядел три большие звезды на погонах) подходит ко мне:
        - Здравствуйте! Значит, это вы, Виталий? Мне очень хорошо описал вас генерал Киселёв. Мой поклон заслуженному ветерану. - Он обращается к подчинённым - Этих паковать. Кстати, - это мне. - оружие у них в машине? - И, получив утвердительный кивок, спрашивает ещё - А ваше?
        - Господин полковник, мы как законопослушные граждане незарегистрированного оружия не имеем по определению. Только муляж «калашникова». Миш, предъяви, пожалуйста.
        Надо в этот момент видеть лица бандитов!
        Офицер со знанием дела осматривает макет оружия.
        - Никогда не видел подобного! - он восхищён. - Это произведение искусства.
        - Да. И стоит как картина приличного художника. Специально для этого момента готовили.
        - Я что-то не понимаю. На рисковых ребят вы не похожи, но почему идёте против стволов с игрушкой?
        - Простите, но мы этого им не сказали…
        Похоже, в глазах офицера нет, конечно, не восторг, но явно уважение. Только он не знает про наши технологические новинки и что прибор может сделать ласковыми, как котят, пацанов намного круче нынешней шелухи.
        - Заявления какие-нибудь будут с вашей стороны? Всё-таки похищение человека.
        - Нет. Крутите их за хранение, ношение оружия. Отпечатки они стереть не успели, так что с доказательной базой будет всё в полном порядке. А мы отбываем, счастливо оставаться. Генералу привет передам.
        - Пропустите их, - распоряжается полковник.
        Дорога до подмосковного городка занимает часа три. Гена без конца мучает телефон. Ох и суета начинается - я ж помню весь цикл прошлых мероприятий.
        Торжественная встреча: человек этак в двадцать. Поглядываю на Мишу - прибор у него.
        - Геннадий Васильевич, скажите своим, пусть уберут с крыши вон того дома снайпера. Смущает он нас: мы ж друзья!
        Гена не выходя из авто подзывает человека и объясняет ему суть дела, не стесняясь в выражениях:
        - Я же сказал, что с друзьями, а вы!.. - Оборачивается ко мне - Но как?! И я не знал.
        - Ха, дружище, от многих знаний многая печали. Когда-нибудь… Слушай, я на прощание скажу тебе ещё одну вещь. Скоро жизнь устаканится, и ты вернешься к работе. Обрати внимание на программное обеспечение системы управления балластом, иначе жди беды - оверкиль обеспечен. Это я про ту посудину, что под твоей работой в доке. Смотри хорошенько. Прога, несмотря на фирменную оболочку, не совсем корректная. Исправь ошибку. Там у тебя есть парнишка с головой - осилит. - Открываю дверь машины - Пойдём провожу тебя до ворот.
        Пять шагов, и мы прощаемся. Не знаю, что творится у Генки в голове, но он крепко жмёт мне руку и, бросив «спасибо, я ваш должник», быстро уходит.
        - Ну, вот и всё. Пора домой. Сегодня я сделал то, что хотел последние пятнадцать лет.
        Никто на это не ответил.
        Машина плавно тронулась и начала отматывать километры к дому.
        Эпилог

        - Так; у меня к вам серьёзный разговор, - Гена морщится от головной боли, - то, что вы вчера мне сказали, - это не пьяный бред? Мы ж выпили-то, - он оглядывает стол, уставленный пустыми бутылками, - ого, неужели это всё наше?
        Закономерный итог встречи дорогого приморского друга.
        Бочаров явился неожиданно с огромным количеством подарков. Что удивительно, ни один член семьи не оказался обделённым. После первых, ещё приличных тостов за хозяев, дружбу начались вопросы:
        - Ну как в доке, обошлось? - интересуюсь совершенно искренне.
        - Виталий, твоё предупреждение насчёт программы, как ни странно, оказалось пророческим. Фирма-поставщик в шоке. Мне гарантированы страховые выплаты, и вот по пути за ними я и заскочил на огонёк.
        - Не поверишь, как я рад! - я и в самом деле стосковался по старому компаньону и другу.
        Мы с Мишей давно уже решили ничего не скрывать от Геннадия, когда он приедет. В том, что он обязательно нас навестит, никто не сомневался, вопрос был только во времени. Стоит упомянуть, ближе к дате оказались мои прогнозы. Вся проблема, как объяснить адекватному человеку, не хватающему звёзд с неба, что его спас человек, которого, в свою очередь, спасли инопланетяне, а потом они стали друзьями, но по важной причине им пришлось расстаться. Мало того, тот счастливый мир перестал существовать, а потом всё началось сначала, и тот же человек вновь спасает его. После попытки логического анализа этого расклада психушка гарантирована.
        Решение было единственным и правильным. Устроив крупное застолье, мы после хорошей дозы спиртного воспользовались беспомощным состоянием друга и подключили его к мыслепередатчику. Теперь он знает всё, что и я.
        - Подожди-ка. А ведь это было на самом деле! - после мы слушали десятиминутную речь Геннадия, состоящую исключительно из ненормативной лексики.
        Это была даже не речь, скорее всплеск эмоций в самой доступной для российского человека форме. На шум сбежались все домочадцы.
        - Представляю вам своего друга: Бочаров Геннадий Васильевич - прошу любить и жаловать! - Мои слова поставили точку в той реальности…
        Осталась только сегодняшняя, наша, и, будем надеяться, единственная и счастливая…


        Челябинск год
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к