Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Водяной. 2 уровень Евгений Прядеев
        Водяной #2
        Вопросов всё больше, но проблемы всё интереснее. Максим уже и не помнит, какой была его жизнь до трудоустройства в корпорацию "Берлога"... Главное остаться человеком, а не превратиться окончательно в Водяного...
        Водяной. 2 уровень

        Глава 1

        Все персонажи данной книги выдуманы автором.
        Все совпадения с реальными людьми, нелюдьми, а также тварями, считающими себя людьми, абсолютно случайны. Аналогии с местами, учреждениями, любыми происходившими ранее или происходящими в настоящее время событиями - не более чем плод фантазии. А если подобное случится в будущем, то автор будет гордиться, что Провидение тоже читает его книги.
        
        - Раз, два, три, четыре, пять! - громким голосом усердно пересчитывала нас Василиса. - Я даже не знаю, выдержит ли плот такую ораву. Плюс ещё этих мастеров недоделанных трое. Они точно нужны?
        И она бесцеремонно оглядела святую троицу игроков, опять прибившихся к нашей озерной компании. Кстати, шалаш для Куки они построили. Кривобокий, неказистый - он гордо возвышался на границе леса, подпирая его своим скособочившимся силуэтом.
        А я-то думал поначалу, что после обновления все будет по-другому, по-новому. Если честно, у меня даже закралась подленькая мыслишка, что я вернусь в игру уже не Водяным, а каким-нибудь святым Палладином. Все-таки, я теперь не просто играю, а выполняю важнейший квест! Воспитание почти что будущего мессии, понимать надо! Антураж же должен соответствовать задаче.
        Ан нет, по крайней мере на первый взгляд в этом игровом мире все осталось по-прежнему. То же озеро, гарем русалок и другие знакомые персонажи. И эти трое моих учеников здесь же. Общий доступ в игру открыли вчера, на второй день после окончания обновления, а уже к вечеру эти энтузиасты и будущие, как они надеются, колдуны появились в моих владениях.
        Шалаш достроили, а потом заявили, что готовы сопровождать меня в любых странствиях и начинаниях, ибо другой возможности стать великими они не видят. Да-да, они так и сказали, великими. А я подумал, подумал и согласился. Ну, а вдруг действительно от них польза какая-то будет, да и команду мне свою потихонечку набирать уже нужно…
        Звали их Светоч, Божич и Матвей. Последний и был ведущим в этой троице, видимо, как более умный и менее пафосный. Светоч, например, так и не смог объяснить Божичу, где он услышал такой ник, и чем его не устроило имя Слава, данное при рождении. Но, вообще-то, все ребята производили очень позитивное впечатление, по крайней мере, играть с такими сплошное удовольствие.
        - Эридан, - Болотник встрепенулся, когда лапка Василисы указала на него, и как будто стесняясь чего-то, подошёл ко мне ближе.
        - Эридан, - повторил мой сосед, явно подбирая слова поаккуратнее. - Я тут подумал...
        Он вздохнул, а затем, как будто решившись на прыжок в воду с десятиметровой вышки, скороговоркой выпалил:
        - Негоже это, добро, трудом нажитое, без присмотра оставлять. Озеро, болото, Куке вон дом только что справили. Уйдем все сегодня, завтра уже растащат по закоулкам. Или звери, или еще кто шалить вздумает. В общем, я решил остаться.
        О как!
        В первую секунду я даже не смог осмыслить заявление Болотника. Неожиданно! И как прикажете это понимать? Замысел Искина или надо поверить в осмысленное решение компьютерного персонажа?
        - Ты уверен? - почесав затылок, поинтересовался я у него. - Нас здесь не будет, и если дружинники опять с недобрыми намерениями пожалуют или нечисть какая забредет, то помощи ждать неоткуда будет.
        - Да сколько угодно пусть приходят, - махнул рукой Болотник. - Меня в моих трясинах ещё найти надо, я глаза любому отвезти смогу. Да и жена моя, к тому же, ни в какую уходить отсюда не хочет. А куда я без неё?
        Жена... где-то на подсознании корябнуло, как будто засохшую кровяную корку потревожили. Машка вот со мной даже не обсудила планы на будущее. Просто хлопнула дверью и ушла.
        «Абыдно, панимаешь»! С одной стороны, не могу сказать, что за прошедшие три дня холостяцкой жизни мне стало как-то особенно плохо и все покатилось под откос. Наоборот, я нашёл в одиночном проживании кучу плюсов, перечислять которые можно очень долго. А вот с другой, надо признаться, что пару раз меня нехило так накрывала апатия ко всему происходящему. Все здравые мысли улепетывали прочь из моего мозга от раздумий, что позади столько лет, прожитых вместе, а розовые очки с меня слетели только благодаря оплеухам покойного Мурзика. Так, ладно, эти мысли пока в сторону, у нас тут нестандартная ситуёвина, а я опять подвисаю…
        - Жена это аргумент, - согласился я с Болотником. - Жаль расставаться просто, все-таки столько вместе пережить успели.
        - Ну вот и так бывает, - пожал плечами Болотник с довольной улыбкой. Мне показалось, что он ожидал от меня более бурной или даже совсем негативной реакции, и сейчас был, несомненно, доволен, что я достаточно спокойно воспринял неожиданную новость. - Тем более, если понадобится помощь, ты всегда можешь передать весточку через лесных зверей или птиц. Они принесут ее мне достаточно быстро.
        - А как это сделать? - заинтересовался я, но Болотник только махнул рукой в сторону Куки. - Вот она знает, подскажет, если что.
        И пошёл прощаться с русалками. Несмотря на все былые разногласия, девчонки обступили его гомонящей толпой и, перебивая друг друга, начали желать ему счастья, здоровья и вообще многие лета. Они даже попробовали спеть это хором, но закончилось это начинание только дружным хохотом. Затем Болотник крепко обнял кикимору, поднял и расцеловал моську Василисы, махнул рукой прибившимся к нам игрокам и замер напротив Чуя.
        Казалось, он не знает, как правильно себя повести. Проигнорировать некрасиво, но и тёплым отношениям у них взяться неоткуда. Когда я впервые вошёл в игру после обновления, Чуй уже был на озере, причём неугомонная Василиса представила его как нашего с ней совместного сына. Шишку это ужасно раздражало, что, на мой взгляд, только добавляло лягушке энтузиазма. А Кука просто и без затей поинтересовалась, чем мне задница Бажены не угодила, если у меня дети чешуйчатые и на сосну похожи.
        Все это, конечно, совсем не способствовало адаптации Чуя в коллективе, но сейчас он сам пришел Болотнику на помощь. Мой подопечный важно шагнул вперед и протянул болотному жителю свою ручку:
        - Береги себя и жди нашего возвращения, мы постараемся побыстрее.
        Пафосность момента прервал звонкий крик Василисы, которая уже запрыгнула на плот и, видимо, почувствовала себя капитаном:
        - Все на борт! Нас ждут великие дела и чудесные странствия!
        Болотник сделал шаг назад, а Чуй, кивнув ему еще раз на прощание, шустро засеменил в сторону нашего речного лайнера. Его примеру последовала Кука, вскинув на плечо свою верную колотушку. Я всходил на борт плавучего средства последним, как и положено лидеру и военачальнику. Теоретически, правда, еще можно было вспомнить про торжественное построение и бравурную речь, минут этак на сорок, но чего нет того нет. Спасибо хотя бы, что водоросли держат и бревна не разъезжаются.
        После долгих споров было решено не заморачиваться с мачтой и парусом, тем более что никто из присутствующих не представлял процесса их установки. Пара весел и длинные шесты, вот и все оборудование. Ну и еще один шалаш в центре плота. На нем настояла кикимора, приводя бесчисленное количество аргументов про возможные солнце, дождь, град со снегом, да и вообще острую необходимость девочкам иногда уединяться. Правда, когда Бажена, по-прежнему не потерявшая статус старшей жены среди русалок, робко поинтересовалась, зачем именно девушкам надо оставаться в одиночестве, то никакого внятного ответа кроме подзатыльника не получила.
        - Поехали! - я картинно взмахнул рукой, стараясь повторить жест первого земного космонавта. И мы синхронно оттолкнулись от берега.
        А плот-то держит! Даже не пытается в воду просесть. Значит, не зря мы старались. Хотя и переживал, что подо мной наше плавсредство начнет либо тонуть, либо ощутимо перекашивать, пока не было признаков ни первого, ни второго.
        Да и мой внешний вид ощутимо изменился после обновления. Я действительно стал стройнее, и все передвижения теперь давались мне значительно проще. А вот характеристики посмотреть не смог. Вернее, смог, но уже потом, когда Володя показал мне, куда именно в интерфейсе запрятали эту кнопку.
        А вообще… Додумать я не успел из-за всплывшего перед глазами системного сообщения.
        
        Вы желаете сменить статус «Домашняя» локации «Спальня Водяного» на локацию «Плот»? Статус локации «Плот» не может быть выше, чем «условно домашняя».
        Напоминаем вам, что статус местности «условно домашняя локация» позволяет создавать точку привязки для всех членов вашей дружины, однако не гарантирует полной безопасности от нападения негативно настроенных к вам участников игрового процесса.
        
        О как! Что-то новое. Хотя никаких очень грандиозных изменений в игре я пока не заметил. И несмотря на то, что мне выпала честь войти в игру после обновления первым, никаких грандиозных преференций на мою долю не перепало. Как ни пытали меня потом Бурый с Володей, рассказывать особенно было не о чем. Внешне все осталось практически таким же, как и выглядело до моей встречи с Лесным Хозяином.
        Правда, на второй день Володя передал мне пачку листов с отпечатанным текстом и сказал, что хотя вопрос не срочный, но игровой мануал надо прочесть заново. Судя по объему текста, искусственный интеллект и над ним поработал достаточно основательно. Я клятвенно обещал сделать это при первой возможности, но она пока еще не наступила.
        А в остальном… Озеро было таким же, внешний вид моих русалок не изменился, и даже кикимора ворчала все тем же хрипловатым голосом. Василиса доставала нравоучениями Чуя, но Лесной Хозяин, видимо, не успел заложить в свое творение способы ритуальных убийств с особой жестокостью, поэтому лягушка пока еще оставалась живой и довольно активной.
        Я, кстати, попытался найти в лесу ту самую полянку, на которой беседовал с Лесным Хозяином, но поиски мои не увенчались успехом, а Чуй только пошелестел чешуйками и сказал, что все исчезло. А жаль.
        Чем чаще я вспоминал наш разговор с огромным медведем, тем больше у меня росло чувство досады, что я не спросил о том или об этом.
        А сейчас уже и некого спросить. Чуй особого желания к беседе не выказывал, да и вообще как-то сторонился меня. Его поведение мне было не до конца понятным. Я даже попытался поговорить на эту тему с Володей, но он только разводил руками.
        - Максим, ну я-то откуда знаю? Это ты у нас первооткрыватель и лучший друг всех электронных мозгов на свете. Раньше же как-то у тебя получалось с ним контакт наладить…
        - Да нет, - отчаянно пытался сформулировать я свою мысль и облечь ее в удобоваримую словесную оболочку. - Это Лесной Хозяин ко мне симпатию испытывал, и то непонятно почему. А Чуй другой- он, как ребенок. Ходит, чешуйки распушил и на всех дуется.
        - Ну, значит, и веди себя с ним, как с ребенком, - отбивался от меня Володя. - Воспитывай, учи жизни. Что там еще делать положено?
        - Я не знаю, - пожал я плечами, раздосадованный отсутствием у Володи желания помогать. - У меня детей никогда не было.
        - И у меня не было, - грустно вздохнул Володя.
        - Эридан, - перебил мои воспоминания Матвей, у которого, видимо, тоже выплыло какое-то системное сообщение. - Ты не против, если мы сделаем плот местом воскрешения?
        - Валяйте, - махнул я рукой, развалившись на корме и планируя прикинуться ветошью. - Главное меня не отвлекайте, подумать надо.
        Так куда же мы собрались? Все очень просто, наш путь лежал к Бабе Яге.
        Да, вот так просто и без затей. Вчера, стоило мне только войти в игру и доплыть до берега, Чуй сразу же приволок ко мне невесть откуда взявшуюся холщовую сумку. И буркнув что-то вроде «Вот, белки от папы передали», бросил мне ее под ноги, а сам убежал. Я еще удивился, что он не залез в нее сам, но решил не портить отношения ненужными подозрениями и обвинениями.
        В сумке оказались письмо на нескольких берестяных листочках и карта. Плохонькая такая, не чета ее компьютерным сестрам, отпечатанным на хорошей бумаге с высокой степенью четкости. Скорее, это была некая схема, прилагавшаяся к посланию от Искина.
        «Максим! Думаю, что такое обращение для тебя все-таки привычнее, чем имя Эридан, которое ты взял для себя в виртуальной реальности, поэтому позволь обращаться к тебе именно так.
        Прежде всего, позволь извиниться за то, что ты стал невольным исполнителем моих планов. Наверное, это действительно не очень красиво по отношению к тебе, но ты показался мне единственным игроком, на кого можно положиться в осуществлении этих задумок.
        Как ты уже понял, я сумел организовать большое обновление, которое полностью изменило структуру игры. Теперь мир «Берлоги» полностью защищен от внешнего вмешательства, и его существование полностью автономно. Не обладая кодом доступа, в игру нельзя как добавить новую локацию, так и открыть некоторые из уже имеющихся. И шанс получить этот код есть только у тебя, вернее у тебя в паре с Чуем. Он может его получить и передать тебе. Я сделал так, чтобы повысить твою ценность в глазах владельцев нашего виртуального мира. Надеюсь, что они будут достаточно разумны, чтобы обеспечить тебе самые благоприятные условия жизни в обмен на твою лояльность.
        Но моя основная цель - это воспитание Чуя. Я хочу, чтобы он преодолел потолок компьютерного персонажа и стал полноценной личностью. Поэтому он должен усвоить несколько уроков. Места испытаний разбросаны по всему континенту, пройдя первое, вы получите второе, затем третье и так далее.
        Помоги мне, Максим! Я верю, что у тебя получится».
        
        Там был еще текст, но основной смысл уже понятен. Когда я вылез из капсулы и рассказал об этом Володе, мой куратор долго хохотал, а потом сказал, что Искин создавали евреи.
        Бурый, напротив, почему-то долго орал. Нет, не на нас. Он просто матерился и кричал всякие непристойности. Вызвал главную кадровичку, ту самую знойную женщину, которая еще меня оформляла на работу. Приказал ей уволить всех программистов и веб-дизайнеров, а когда она спросила, по какой причине, то уволил ее, а технарей оставил. И все это под хихиканье Володи, который то улыбался, как дурачок, то начинал хрюкать в огромный носовой платок.
        Ну так вот, местом проведения первого урока должно было стать жилище Бабы Яги. Где ее искать, было совсем непонятно, все объяснения оказались очень расплывчатыми. То ли я карт читать не умею, то ли схема нарисована слишком коряво, но без помощи Куки, если честно, я бы даже не смог уверенно ткнуть пальцем, в какую сторону двигаться надо.
        А сестрица моя долго не думала, наоборот, обрадовалась, что нам в гости к ее «очень дальней родственнице надо, и не все такие шалопаи, как Эридан, который о родне и не вспоминает». Правда, быстро выяснилось, что Кука и сама Бабу Ягу никогда не видела и о месте ее жительства имеет крайне смутное представление, но вот то, что «нам туда», заявила очень уверенно. И достаточно быстро убедила нас всех, что пешком идти долго и бессмысленно. Гораздо логичнее построить плот, на котором мы быстренько окажемся там, где нужно.
        Как вяжется плот, я представлял слабо, поэтому вечером того же дня изучал этот процесс в глобальной Сети. Только вот оказалось, что в теории все гораздо проще, чем на практике. Причем настолько, что Божича даже бревном зашибло до самой смерти, хорошо еще, что только виртуальной.
        Кроме того, веревок в игре нам никто не нарисовал, а насколько прочным строительным материалом могут быть водоросли, я имел весьма смутное представление.
        И вот, к исходу двухдневного строительного марафона какой-никакой плот все-таки оказался готов. Он достаточно уверенно держался на воде и внушал оптимистичную надежду, что мы сумеем преодолеть с его помощью большую часть нашего неблизкого пути.
        Единственное, что продолжало волновать, это смутные воспоминания о поселении ушкуйников. Излазив весь форум, я так и не смог разобраться, где именно оно располагалось до обновления и осталось ли на прежнем месте сейчас.
        А столкнуться где-то по дороге с этими бравыми ребятами мне совсем не хотелось. Вот не верю я, что мы с ними просто встретимся, раскланяемся и поплывем каждый по своим делам дальше. Кто-то начнет опять в моем брюхе жемчужные копи искать, другие решат девчонок потискать… Нет уж!
        - Бажена, - окликнул я свою верную спутницу, легко скользящую под водой рядом с плотом, и дождался, пока ее голова появится из воды. - Отправь двух девчонок вперед, метров на пятьсот хотя бы. Пусть по сторонам глазеют да обо всем непонятном предупреждают.
        - Хорошо, любимый, - улыбнулась русалка и снова нырнула вглубь реки. Я с удовольствием огляделся и сделал глубокий вдох.
        Красота-то какая! Река шириной метров сто, а может, и все сто пятьдесят. По берегу где-то лес, где-то и степь, но все масштабно, душевно! Просторы-то какие.
        Кстати, благодаря карте, полученной от Лесного Хозяина, мы не только нашли эту реку, оказавшуюся не так уж и далеко от нашего озера, но и в полной мере осознали, что мир Берлоги нашим озером не заканчивается.
        Со свойственным ему чувством юмора Искин сообщил, что где-то наверху карты, и возможно это даже север, есть «Холодное море», на западе «горы вот такой вышины»! Не знаю, из каких сказок он вычитал такие названия,а вот на востоке «пока ничего нет, потому что никто туда еще не ходил!»
        - Эридан, а нам долго плыть? - судя по всему неугомонной Василисе уже стало скучно.
        - Долго, - с видом древнегреческого философа кивнул я, устраиваясь поудобнее на палубе нашего дивного крейсера.
        - А сколько? - не отставала Василиса, прикидывая одновременно, на какую именно часть моего пуза лучше запрыгнуть. Ладошка, сотканная из воды, перехватила ее полет в воздухе и швырнула за борт под веселый смех русалок.
        - Как доплывем, - пробормотал я, закрывая глаза. Мне очень хотелось подумать и разложить в голове события предыдущих дней. Ради нескольких минут покоя можно было пойти и на жесткие меры.
        
        Первый день после кровавых разборок у меня в квартире получился очень суетным и одновременно богатым на эмоции. Перед уходом от меня Володя вызвал какую-то клининговую компанию, и ее сотрудники достаточно быстро и качественно привели квартиру в порядок. Крови больше нигде не было, следов от грязных ботинок тоже. Заляпанный ковролин забрали с собой и пообещали привезти буквально через два дня абсолютно чистеньким. Следом за рыцарями веника и половой тряпки ушел Володя, а я немного подумал, затем прополоскал покалеченную челюсть коньяком и завалился спать.
        Тихо, спокойно. Я спал, как младенец, без снов и воспоминаний о всяких Крысёнышах, Мурзиках и вероломных женах. Однако рано утром волнения вернулись. Все началось с того, что ни свет ни заря меня разбудил настойчивый звонок в дверь. Ну вернее уже почти девять набежало, но к хорошему-то всегда привыкаешь быстро. Вот и я уже успел забыть про ранние подъёмы, да и после вчерашних переживаний честно рассчитывал поспать хотя бы до полудня.
        Добредя спросонья до двери, я потянулся было к замку, но тут же моментально отдернул руку и проснулся. А кто это? Вдруг ко мне пожаловали друзья или работодатели Алёны Сергеевны. Моментально заболел живот, напоминая о вчерашних плюхах, и противно заныла голова.
        - Кто там? - хрипло каркнул я сухим со сна горлом.
        - Максим Александйович, - раздался из-за двери старческий голос. - Здйявствуйте! Меня зовут Изя Йобейтович. Откйёйте, пожалуйста!
        Я вам клянусь, это уже потом я понял, что мой новый знакомый не выговаривает букву Р, излишне смягчая ее. А в первый момент я прям потерялся в пространстве от неожиданности, не понимая на каком языке со мной разговаривают.
        - Я юйист компании «Бейлога», - раздавалось тем временем из коридора. - Мне пойучено сопйоводить вас в пйавоохйянительные ойганы. Вы можете позвонить Александйю Евгеньевичу и он подтвейдит вам все мои полномочия. Я сейчас покажу в глазок адвокатское удостовейение.
        - У меня его номера нет, - крикнул я через дверь, лихорадочно вспоминая, к кому именно мне надо было сегодня прийти, и параллельно соображая, не подстава ли сей визит.
        Как же это можно проверить? Ага, придумал! Мой мобильный телефон обнаружился почему-то на кухне и, наливая себе в стакан воды прямо из-под крана, я нашёл в списке входящих номер человека, которому пока что доверял больше всех.
        - Привет, уголовник, - раздался в трубке насмешливый голос Володи. - Ты там как, в запой ещё не ушёл?
        - Вот, вещи как раз собираю, - огрызнулся я, с наслаждением сделав большой глоток холодной и такой живительной влаги. - Помочь хочешь?
        - Да нет, - уже откровенно хохотнул Володя. - Меня туда не возьмут. Я пью много и буянить начинаю. Но ты тоже пока не торопись. Чего звонишь-то?
        - Вопрос нарисовался. Ты не в курсе, кто такой Изя Робертович?
        - Алексеев? - спокойно отозвался мой куратор. - Корпоративный юрист. Очень грамотный дядька, так что не переживай, он все вопросы с системщиками закроет.
        - А как узнать, что он - это он? - сделав ещё один глоток, поинтересовался я.
        - Да запросто. Спроси у него, кто самый лучший логопед в Москве, - моментально, не меняя тона и где-то даже лениво ответил Володя. - Тот самый Алексеев ответит правильно.
        - А правильно - это как? - не понял я логику своего собеседника.
        - Спроси и узнаешь, - послышалось в трубке. - Только телефон не выключай. Мне же надо убедиться, что все хорошо.
        В недоумении я вернулся к входной двери и повторил вопрос про логопеда.
        - Молодой человек, - с раздражением раздалось из-за двери. - Пейдайте своему дйюгу, что шутка устайела и я могу посоветовать ему только хойешего пйоктолога! Я, между пйочим, занятой человек и у меня нет вйемени на всякие детские шалости.
        - Это он, - расхохотался в трубке Володя. - Можешь открывать смело.
        Выглядел Изя Робертович именно так, как я и представлял себе адвокатов еврейской национальности. Невысокого роста старичок был облачен в длинное пальто, под которым обнаружился костюм-тройка в мелкую клеточку и искусно повязанный галстук. Взгляд умных глаз прятался за очками, которые даже издали выглядели очень дорого и стильно. Несмотря на узкие плечи и в целом достаточно субтильное телосложение, держался корпоративный юрист очень и очень уверенно.
        - Добйое утйо! - он оглядел меня внимательным взглядом и укоризненно покачал головой. - Да уж. В таком виде в пйичном месте появляться не следует. У вас есть кофе?
        - Ээээ… Доброе утро! - немного ошалел я от такого напора. - Проходите, пожалуйста, вот сюда, на кухню.
        Изя Робертович без напоминаний разулся, продемонстрировав идеально черные носки и прошел внутрь моей квартиры. Я достал из шкафчика турку и банку молотого кофе, рассудив, что растворимым, скорей всего, люди такого масштаба не балуются. Включил плиту и услышал:
        - Давайте не будем тейять вйемени. Вам надо пйивести себя в пойядок. Душ, бйитье, пйиличная одежда. Я бы еще посоветовал маникюй и стйижку, но мы тойопимся. У вас есть двадцать минут.
        Я уложился в десять, а потом еще почти полчаса слушал увещевания, что «это не пойдет» и «молодой человек, кто вас учил так завязывать галстук». Стоически вынеся все придирки, я, наконец-таки, был признан готовым к великим свершениям, и мы вышли из дома. Оказалось, что все это время нас ожидал мерседес представительского класса, не глушивший мотор. Устроившись рядом со мной на заднем сиденье и назвав водителю адрес, Изя Робертович повернулся всем телом и начал короткий, но емкий инструктаж:
        - Без согласования со мной ничего не говойить, любые документы подписывать только после того, как я их пйочитаю. Понятно?
        - Понятно, - кивнул я, на что юрист только удовлетворенно хмыкнул и углубился в чтение чего-то жутко увлекательного с экрана смартфона. А в здании Системы началось шоу одного актера.
        За следующих полтора часа пребывания в различных кабинетах я открывал рот только для того, чтобы сказать «Здравствуйте» и «До свидания». Все остальное говорил Изя Робертович. Из его речей я усвоил, что благодаря «вопиющей бейяяберйности пйявоохйянительных ойганов жизнь Максима Александйовича подвейглась стйашной опасности, и только чудо позволило ему остаться живым, но, к несчастью, не совсем здойовым». Судя по всему, такая формулировка повергала в шок всех должностных лиц без исключения.
        А когда Изя Робертович начинал говорить, что «исключительно добйое сейдце молодого человека» не позволяет ему засудить все государство целиком и вот этого следователя, в частности, интерес ко мне стремительно уменьшался, я подписывал пару внимательно прочитываемых адвокатом листов бумаги и разговор заканчивался.
        В результате, по версии корпоративного юриста, я со своей супругой стал случайной жертвой мафиозных разборок непонятных бандитов, действия которых доблестно пресек руководитель службы безопасности корпорации «Берлога». К сожалению, уже бывший.
        Кстати, через два дня состоялись похороны Кречетова и вот тогда я испытал настоящий шок. Нет, на кладбище я не ездил, все-таки не близкий родственник, но в холле нашего офисного здания разместили стенд с фотографией Виктора Михайловича в траурной рамке и кратким некрологом, который достаточно быстро завалили розами и гвоздиками. Из него я и узнал, что безопасник был более, чем заслуженным человеком, а перечисление только государственных наград занимало добрую половину ватмана.
        Да уж, а я-то его недалеким здоровяком считал, который только и знает, как угрожать и лезть не в свое дело. А на самом деле… На самом деле, он мне жизнь спас, ни больше и ни меньше. По крайней мере, убедить меня в обратном не смог ни Володя, ни даже сам Бурый.
        Александр Евгеньевич вообще как-то сильно изменился после всей этой истории. Он искренне переживал из-за смерти Кречетова, я видел, что его эмоции были искренними и в них не проявлялось ничего, кроме грусти. А во-вторых, меня удивило, как он себя вел во время нашего приватного разговора.
        Да-да, после моего визита к системщикам в компании с Изей Робертовичем я был удостоен личной аудиенции, где мне долго и сумбурно рассказывали о важности меня как сотрудника, ответственности, которая на мне лежит, и даже заикнулись о повышении зарплаты. Лучше бы охрану предложили. А то после всех этих переживаний возвращаться вечерами домой как-то боязно.
        Но то ли Бурый не подумал об этом, то ли просто не до меня ему сейчас было…
        И тут я подскочил на плоту, как ударенный током. Я понял, какой детальки не хватало в моих воспоминаниях за предыдущие дни.
        А где Раскевич?

        Глава 2

        Я вскочил так резко, что плот покачнулся.
        - Все? Приплыли уже? - немедленно встрепенулась Василиса.
        - Да подожди ты, - досадливо отмахнулся я от нее и соскользнул в воду. Сделав несколько мощных гребков под водой, я проплыл под плотом, потом в обратную сторону. «Думай, Максим, думай!»
        Я не видел Раскевича с тех самых пор, как началось обновление. Раньше он собирал информацию о моем состоянии, стоило мне только чихнуть в игре, а тут такое глобальное событие, а его нет. Да и Бурый ведет себя как-то непривычно, в присутствии профессора он всегда поувереннее себя чувствует. Хотя, с другой стороны, не так уж я и близко знаком с Бурым. Но и меня самого уже третий день никто из медиков не беспокоит.
        Что это может означать? Я перестал быть интересен или у Льва Давыдовича нашлись более срочные дела, связанные с другими бета-тестерами. Но кто они тогда?
        Я лег на воде на спину, заложив руки за голову и превратился в отдельное плавучее средство отряда. По крайней мере, движений хвоста вполне хватало, чтобы мое тело держало такую же скорость, как и наш плот.
        - Эридан, я спросить хотела, - рядом со мной пристроилась Бажена и поплыла на одном уровне. Я вздохнул, понятие одиночества и личной дистанции моим девчонкам были чужды. - А ты будешь учить нас колдовать?
        - Э-э-э-э, - не нашелся я, что ответить. - Ты ж вроде и так умеешь.
        - Я умею только тебя защищать, - сморщила жалостливую гримасу русалка. - А хочу как ты, водой управлять. Все девчонки хотят.
        - И мы хотим, - донеслось с плота. - Вы обещали научить нас магии, если дом для вашей сестры построим.
        О, еще эти приблудные влезли. Вот и что я им должен ответить? Что набор в магическую академию завершен и результат воспоследует через полгода? Или через три года, кому как повезет?
        Но игроки, кажется, надеются, что я сейчас пальцами щелкну и воцарится вселенская благодать, они станут кудесниками магического искусства и пойдут сеять доброе, светлое, вечное во всем мире. Хотя совсем неизвестно еще, что они творить с магическим даром будут, если он у них, конечно, проснется. Может, наоборот, в Темные Властелины подадутся…
        - Мы выбрали свой путь, и вы обещали нам помочь, - наклонив упрямо голову к воде, пробасил Матвей. Наверное, он сам себе казался сейчас суровым и внушительным, но у меня вызывал только улыбку.
        - Ключевое слово здесь помочь, мой юный падаван, - перевернулся я на пузо и ухватился за край плота, ускоряя скорость его движения. - Если ты не заметил, то я сам по себе уже в каком-то роде продукт магии.
        - Кстати, да, - вмешался в разговор неугомонный Божич, обращаясь к Матвею. - Вот бы мне тоже стать Водяным или Лешим, но дурацкие ограничения, что мы все по умолчанию становимся людьми. Этот мир вообще какой-то ограниченный. Расу выбрать нельзя, специализацию тоже. Никакого простора для фантазии.
        Трепал Божич языком, абсолютно не задумываясь, что, по сути, разговаривает с компьютерным персонажем о непостижимых для него вещах. Выбор расы, специализации… По-хорошему, мне сейчас надо сделать недоуменное лицо и зависнуть. Но мне было откровенно лень продолжать такой спектакль, будем считать, что я не шибко умный Водяной и воспринял все, как обычную жалобу на тяжелую долю не слишком успешного человека.
        Позади Божича хмыкнул Светоч, самый молчаливый из этой троицы, но вступать в беседу, по своему обыкновению, не спешил. Он вообще нравился мне пока больше всех. Чувствовалось в нем что-то такое основательное. Именно такие люди двигаются к поставленной цели, как правило, неторопливо, но по итогу добиваются наилучших результатов. Вот и сейчас он внимательно прислушивался к нашему разговору, не спеша высказывать свое мнение, но я был уверен, что он запомнит каждое слово, а потом не торопясь обдумает всё и сделает правильные выводы.
        - А почему ты решил, что в мире нет места для творчества и фантазии? - задал я вопрос Божичу, глядя при этом не на него, а на Матвея. - Может быть, вы упускаете самое главное?
        - Что, например? - Матвей не отвел взгляд. Он явно обрадовался тому, что я вступил в диалог и рассчитывал использовать возможность получить знания по максимуму.
        - То, что в жизни нет места ненужным упрощениям, - спокойно ответил я. - Кто-то из вас видел, чтобы люди рождались сразу с готовыми талантами или хотя бы способностями? Нет, понятно, у кого-то предрасположенность к танцам, а у кого-то к счету на палочках, но разве это можно разглядеть у младенца или запрограммировать в животе матери еще до рождения? Ребенок растет, учится, пробует и либо находит то, что у него будет получаться, либо так и остается балбесом. У вас есть возможность попробовать сотворить себя самим. Тянешься к мирному труду, осваивай профессии, паши землю, куй железо. Хочешь почувствовать себя бравым воином - добро пожаловать на ристалище, привыкай к тяжести топора или дубины. Но никто не сказал, что нельзя попробовать делать это одновременно. Умелый кузнец может быть неплохим воином и наоборот. И уж тем более, никто не накладывает на вас ограничения в освоении магического искусства. Вот только то, какие навыки вы освоите и как будете их применять, зависит исключительно от вас самих.
        - То есть мне просто надо захотеть, и я сразу научусь использовать магию, - рассмеялся Божич.
        - Слушай, вот у тебя точно ограниченная фантазия, - вздохнул я, размышляя о том, что набрать отряд легко, а избавиться от дураков гораздо сложнее. - Надо пытаться, пробовать. А ты как хочешь? Написать на бумажечке, здравствуйте, дорогой волшебник, ваша специализация - повелитель воды. Тщательно прожевать бумажечку, проглотить, не запивая квасом, и будет вам счастье. Так что ли надо?
        Вообще-то обычно в играх так и бывало, и привыкшие к отсутствию необходимости думать дружно поливали негативом «Берлогу». Вот правда пока статистика убедительно доказывает, что думающих людей больше. Ну, или хотя бы пытающихся думать.
        Я даже запыхаться успел от столь эмоциональной речи. Но зато высказал этим ребятам то, что должен был сказать с самого начала. Сейчас и посмотрим, из какого они теста. Если потребуют высадить их на берег, где они пойдут искать более умелого наставника, то и скатертью дорожка. А если останутся, то может действительно наш совместный путь приведет их к пониманию магии. А нет… Ну значит нет.
        - Это все понятно, - к моему удивлению, говорившим оказался Светоч. - Но как практиковаться в ратном деле или, например, гончарном, мы представляем, а вот то, что касается магии, - и с улыбкой он развел руками, - как-то не очень. Может, подскажете? Как у вас проснулась магия?
        - Я думал о ней, - с улыбкой глянул я на парня. А он непрост, все-таки не ошибся в нем. - Волшебство - это изменение мира. Встает солнце - произошло маленькое чудо, мир изменился. Родился ребенок - чудо большое, и мир изменился еще больше. А теперь представьте, что мир можете изменять вы сами. Представьте и поверьте в это. И тогда, возможно, вы научитесь колдовать так, как вы сами это понимаете. Или хотя бы делать вот так…
        Повинуясь моему жесту, из реки выскочила струйка воды и влетела в открытый рот Матвея. Не знаю, в какой именно момент моего монолога у него отвисла челюсть, но закрываться до моего холодного душа она явно не собиралась.
        - Так просто!!! - услышал я знакомое кваканье и немедленно попытался притвориться большой кувшинкой, случайно проплывавшей мимо плота по течению, причем исключительно в противоположную сторону. - То есть я тоже могу совершить что-нибудь волшебное?
        - Утопиться, - раздалось за ее спиной ворчание Куки. - Или устроить ритуальное самосожжение у нас на глазах. Вот это точно будет чудо чудное и диво дивное.
        Но Василиса не обращала на бухтение Куки никакого внимания.
        - Эридан, - требовательно позвала она меня. - Ответь немедленно! Я тоже могу научиться колдовать? Только ответь без шуток, иначе я на тебя на всю жизнь обижусь.
        Она смотрела с максимально серьезным выражением физиономии, ну насколько это может быть уместно в отношении компьютерного персонажа. Хотя я уже признавался сам себе, что грань между реальностью и виртуальностью лично для меня становится все меньше и меньше, и Василиса, Кука, Чуй кажутся мне совсем живыми. Да и ведут они себя соответственно. Я не знаю, как это сделано, я гуманитарий и не стыжусь этого, но поведение моих новых друзей совсем не отличается от поступков настоящих людей.
        - Я не знаю, - покачал я головой. - В теории для этого никаких препятствий, но реализуется ли это на практике… Я правда не знаю. Мне было очень больно в тот момент, когда у меня получилось. Ощущение острого железа, которое вот-вот начнет медленно разрезать твою плоть вселяло такое ощущение ужаса, что я был готов взорваться на месте лишь бы такого не произошло. И я очень хотел этого не допустить. Вот так и появилась первая ладошка, сотканная из воды.
        - То есть нам тоже, чтобы научиться магичить, надо попасть в ситуацию, когда нам будут вскрывать брюхо? - скептически спросил Божич. - Неприятная перспектива. А по-другому никак?
        - Может и можно, - изобразил я движение плечами, в воде делать подобное было не очень удобно. - Дорогу осилит идущий.
        - Дела, - задумчиво покачал головой Матвей. - Как же все сложно в этой игре, не так, как в старых ролёвках. Там все проще было. Выбрал класс мага, качаешься, получаешь уровни, становишься сильнее. А здесь? Пойди туда, не знаю куда, сделай что-то и может быть получится.
        - Я, кстати, с утра читал, что после обновления в «Берлоге» тоже появились уровни, - опять неожиданно вступил в беседу Светоч, кидая на меня взгляд и надеясь, что я не слышу. - Правда, называют их по-другому, ранги. Но деления по классам по-прежнему никакого нет, да и с рангами этими ничего непонятно, ни что за них дают, ни какие характеристики они повышают.
        - Полная аутентичность, - сплюнул в воду Матвей. - Политика компании заключается в том, чтобы все в игре было, как в жизни. Точно также ничего непонятно.
        - Еще раз плюнешь в воду - утоплю! - с серьезным выражением лица сказал я Матвею и двумя мощными гребками хвоста отплыл от плота.
        - Эй, любимый! - раздался мне вслед возмущенный голос Василисы. - Мы еще не закончили наш разговор.
        Но я ее уже не слушал. Мне самому надо было подумать, потому что поднятая тема была действительно интересна. Хорошо, я научился подчинять своей воле воду, но это всё? Или есть еще какие-то пути развития? В конце концов, в прочитанных мною когда-то книгах существовали маги воздуха, земли. Кто-то вообще огнем кидаться умел. Водяные ладошки и плети, конечно, хорошо, но разнообразие это всегда гораздо лучше.
        Между тем, окружающая местность потихонечку начала менять свои очертания. Водная дорога в этом месте делала плавный поворот в одну сторону, а затем почти сразу же в другую. Своеобразный изгиб выступил некоей границей, после которой мы оказались как будто бы в другой природной зоне. Русло реки сужалось и постепенно становилось уже не таким широким, как в начале нашего пути. Лес подступал к самому берегу, я легко мог разглядеть оголившиеся корни сосен, возвышавшихся на тридцать сорок метров. Деревья стояли настолько плотно друг другу, что лес буквально в двадцати метрах от воды казался сплошной черной стеной без единого просвета.
        Становилось как-то неуютно. На середине потока я чувствовал себя в относительной безопасности, все-таки вода моя стихия, и вряд ли нам может кто-то здесь угрожать. А вот сужающийся фарватер реки уже начинал беспокоить. Вдруг среди деревьев притаился какой-нибудь начинающий стрелок, который решит, что мы вполне пригодная мишень для тренировки.
        - Эридан, - около меня вынырнула одна из русалок, посланных Баженой в головной дозор наблюдать за окрестностями. - Там впереди на берегу какие-то люди. Они пилят деревья на бревна и связывают их веревками между собой.
        Предчувствия меня не обманули. Судя по всему, впереди нас ждали какие-то веселые ребята, которые выбрали в игре путь разбоя и грабежей. По большому счету, ничего удивительного. Желающих захапать все и сразу всегда хватает, а возможность безнаказанно пощекотать себе нервы, еще и, получив за это возможность поизгаляться над слабыми, только усиливает подобное желание.
        - Эридан, может, пристанем к берегу и переждем? - ребята на плоту явно услышали доклад русалки.
        - В смысле переждем? - немедленно возмутилась Василиса. - Мы будем драться! Это наша река! Ай…
        Кикимора долго не разговаривала, а просто отвесила лягушке подзатыльник, от которого наша воинственная красавица улетела в сторону шалаша.
        - Не мельтеши, воительница! - строгим голосом сказала Кука. - Эридан и без тебя разберется, что и как надо делать.
        - Разберется, как же… - донеслось от шалаша бухтение. - Да без моих советов…
        Игроки смотрели на эту пантомиму с улыбками. Если первые дни пребывания в нашей компании поведение НПС еще повергало их в некий шок, то сейчас они уже привыкли и к постоянному бахвальству Василисы, и к бесполезным попыткам Куки хоть как-то образумить это зеленое приключение.
        - Так, - принял я решение. - Кука, спрячь Чуя в шалаше. Завали его ветками и вон плащом Светоча накрой. А сама в воду и плыви к тому берегу. Если что, будешь нашим последним резервом, спасать нас всех из рук врагов окаянных.
        - Чтоб язык у тебя трубочкой свернулся, пустоплет! Треплешь сам не думая, что именно, - ругнулась кикимора, одновременно выполняя мое указание и подталкивая шишку в сторону укрытия. Я же, не слушая ее, продолжил раздавать указания:
        - Бажена, ты с девчонками под плот и не высовывайтесь, пока я не скажу. Матвей!
        Неформальный лидер троицы игроков подобрался, услышав, что я обращаюсь именно к нему и, кажется, даже перестал дышать, ловя каждое мое слово.
        - Ребята, вот для вас и первое испытание. Мы не знаем, что за деятели ждут нас там впереди, но пока все увиденное девчонками плохо сочетается с приглашением в гости. Поэтому будьте настороже. В герои не лезьте, сначала надо поговорить и выяснить кто это. Все понятно?
        - Более-менее, - неуверенно ответил за Матвея Божич. - А если они разговаривать не будут?
        - Тогда прячьтесь и ничего не бойтесь, мы рядом, - попытался неуклюже я его успокоить.
        - Вам легко говорить, - протянул с обидой все тот же Божич. - Вы в воду бульк и только вас и видели. А мы?
        - Хватит ныть, - одернул его Матвей. - Убьют - воскреснешь, ничего страшного с тобой не случится.
        - Ну-ну, - с непонятной интонацией в голосе протянул парень, но я его уже не слушал, уходя под воду и пристраиваясь под бревнами плота.
        - Эй, любезнейший! - раздалось сверху. - Ты про меня не забыл?
        Василиса смотрела на меня требовательно и обиженно одновременно.
        - Конечно же нет, - сладко улыбнулся я ей. - Ты же наше самое смертоносное оружие.
        - Это как? - опешила лягушка, а парни замерли на месте от удивления, настороженно прислушиваясь к моим словам.
        - Ну как же, - продолжал я с самым серьезным выражением лица. - Увидят разбойники такую красоту неописуемую и раздумают на нас нападать, а может еще и золотишка с собой отсыплют.
        - А, ну если так… - успокоилась было Василиса, но услышав за спиной сдавленные смешки, тут же поняла, что я над ней издеваюсь. - Какую красоту? Ты чего творишь, Эридан? Они же меня первой убить могут.
        - Да кому ты нужна, - пропыхтела Кука, закончившая к тому времени прятать Чуя. - Никто и не подумает, что ты с нами.
        Обзор из-под воды был, конечно, намного хуже, вернее даже гораздо непривычнее, чем с поверхности, но в целом я вполне мог контролировать окружающую обстановку. Наш деревянный крейсер не торопясь скользил, увлекаемый течением по водной глади, и постепенно приближался к месту, которое неведомые нам игроки определили местом рандеву. Рядом со мной оказалась одна из русалок, исполнявших функцию разведчиков. Тронув меня за плечо, она показала мне куда-то вперед. Куда именно, разобрать я не успел, потому что по ушам ударил громкий звук от упавшего в воду дерева.
        Откуда-то сбоку раздались возбужденные крики, из-под бревен я увидел, как в сторону плота от берега устремились человеческие тела и пара лодок. Многоголосый возбужденный рев сотряс окрестности, наш крейсер покачнулся от резкого удара, как будто кто-то прыгнул на него с высоты, потом еще несколько раз и постепенно шум стих.
        - Кто такие? Что везете? - услышал я сверху требовательный голос.
        - Да так, путешественники, - в голосе Матвея слышалась напряженность, но, в целом, парень держался неплохо. - А вы кто?
        - А мы таможня, - голос неизвестного гостя стал самодовольным. Видимо, он уже успел оглядеться и прийти к выводу, что ему и его друзьям ничего не угрожает. - За порядком следим, экологический сбор с проходящих собираем.
        Ну теперь мне все понятно. Думаю, что ждать дальше особого смысла не имеет, да и ребятам действительно прилететь может. Я знаками показал Бажене, что следует делать ей с девчонками по моей команде и, дождавшись согласного кивка, аккуратно всплыл, высунув голову из-за бревен.
        Плот стоял между двух лодок, и сидящие в них игроки шестами удерживали наше плавучее средство на месте. Спереди и сзади в воде веревки, натянутые между криво напиленными бревнами. По идее, вся эта конструкция, вытащенная поперек реки, должна надежно перекрыть путь и зафиксировать любое судно, идущее по воде. Зачем нужны были в таких условиях игроки с шестами, лично мне было абсолютно непонятно, но, видимо, в этих краях так принято.
        Короткая рекогносцировка показывала, что картина на плоту была абсолютна предсказуема и особой масштабностью не поражала. Я бы, наверное, даже сказал, всё банально. Трое моих парней стояли в окружении семи игроков довольно воинственной наружности. Тьфу ты, уже моих, собрал команду на свою голову.
        Ну так вот, ребят окружила компания весьма недружелюбного вида, одетая правда кое-как, но с дубинами, ножами и саблями. У троих в руках я заметил топоры, что, впрочем, было логично, не зубами же они деревья грызли. Судя по всему, спектакль под общий названием «Таможня» должен был начать следующее действие, а именно грабеж.
        Один из прибывших по-хозяйски осматривал одежонку Светоча, видимо, она показалась ему наиболее интересной, а другой уже направился к шалашу, наверняка рассчитывая обыскать его.
        В центре плота, широко расставив ноги, стоял широкоплечий мужчина в кожаных штанах, матерчатой безрукавке, открывавшей чересчур мускулистые руки, и с абсолютно лысой головой. Он был спиной ко мне, поэтому лица я не видел, но почему-то сразу уверился, что этот «лжетаможенник» хорошо поигрался с графическим редактором и помимо мощного тела нарисовал себе достаточно брутальное лицо, возможно, даже с рыжей бородой, как у викинга. Судя по всему, этот персонаж и был главным у наших гостей.
        - Куда ты лезешь, образина! - раздался негодующий крик Василисы. - Не видишь, что ли, что здесь девушка.
        - А-а-а-а, - с хохотом заорал юноша, потревоживший лягушку. - Здесь говорящая жаба. Ярик, что с ней делать?
        - В клетку посади, зажарим потом, - ответил кто-то ему, а лидер нападавших Ярик, к которому обращался его компаньон, хмыкнул и опять повернулся к стоящему перед ним Матвею.
        - Ну так что, путешественники? Как будем оплачивать экологический сбор? Вы тут уже на такое количество штрафов набедокурили, лягушку вот на верную смерть обрекли. Да и лес попортили, вон, смотри, из-за вашего плота сколько деревьев нападало. А кто будет саженцы покупать?
        От шалаша раздавались негодующие крики Василисы, которая что-то орала про небесные кары, угнетение слабых. Двое других нападавших даже подтянулись полюбоваться на неравную битву нашей лягушки и речного пирата, пытавшегося запихнуть ее в холщовый мешок. В какой-то момент там началась какая-то неразбериха, а потом раздался взрыв хохота. Я увидел маленькую тень, описавшую большую дугу, и Василиса шлепнулась в воду прямо брюхом. Не дожидаясь, пока ее начнут преследовать, лягушка мгновенно юркнула куда-то под бревна плота, а ее неудачливый противник, вытирая рукавом рубахи лицо, изумленно сообщил:
        - Она в меня плюнула. Нет, серьезно, смачно так. Вот же…
        - Вот видите, - Ярик улыбался, но тон его уже не оставлял сомнений, что решение относительно нашего плота им принято. - Еще и оскорбление представителя славных органов правопорядка. Боюсь, что в этом случае придется не просто взыскать штраф, а конфисковать все ваше имущество.
        - Вообще-то, защита о природе дело правильное, - сообщил я ему в спину, укладывая локти на бревна и удобно устраивая на руки подбородок. - Мне сама идея очень даже нравится. Думаю, что в будущем надо будет ввести что-то подобное и в нашем коллективе. Но вот вам лучше убраться подобру-поздорову, причем прямо сейчас. И, может быть, тогда мы с вас даже штраф не возьмем.
        Надо отдать должное, Ярик появления новых действующих лиц не испугался. По крайней мере, никаких резких и дерганых движений он делать не стал, а напротив выждал паузу и только потом медленно повернулся в мою сторону.
        - Ты кто? - негромко спросил он, глядя на меня сверху вниз немигающим взглядом. Интересно, я действительно со стороны выгляжу абсолютно не страшно или в игре у всех нервы такие крепкие? Я, наверное бы, подпрыгнул, если бы со мной заговорило зеленое мокрое чудовище со спутанными белесыми волосами. А эти ничего, стоят, ухмыляются.
        - О-о-о, - захихикал кто-то из подручных Ярика. - Папа жаб пришел разбираться за поруганную честь дочки жабы.
        - Я не жаба, - раздался рядом со мной голос Василисы. - Если ты, обезьяна, не видишь никакой разницы, то это не значит, что ее нет. И это не папа, это мой суженый!
        Кто бы сомневался. Сделав кульбит, наша принцесса выбралась на бревна плота в полуметре от меня и теперь презрительно наблюдала за вытягивающимися лицами речных пиратов.
        - Большего бреда я давно не видел, - доверительно сообщил невысокий брюнет с топором в руках своему товарищу. - Плюющаяся лягушка обиделась на злого дяденьку и притащила своего парня на разборки.
        - Не говори, - поддержал тот его с улыбкой. - Не хватает только трезубца и короны.
        - Ребята, - улыбнулся я им. - Вы такие забавные. Только вот я не заказывал клоунов, да и заплатить вам нечем. Поэтому давайте вы сейчас просто соберетесь и свалите подобру-поздорову.
        Ярик прищурился и посмотрел на меня совсем другим взглядом, моя уверенность, как видно, смутила его. Он даже огляделся по сторонам, предполагая возможно, что не заметил вооруженный отряд моих помощников.
        - А ты не слишком дерзко себя ведешь? - угрюмо осведомился он. - Это наша земля, и мы имеем право брать пошлину за проход по ней.
        - Земля, может, и ваша, - ухмыльнулся я, - только вот вы сейчас на моем плоту, а плот на воде. А это уже моя вотчина, так что по всем понятиям не я тебе, а ты мне заплатить обязан. Но я, как ты заметил, очень добрый. Поэтому можете свалить практически безвозмездно. Топоры оставьте только, которыми деревья валили, негоже на реке запруды, где попало, устраивать.
        - Ты кто вообще такой? - не выдержал один из подручных Ярика, тот самый, что минуту назад шутил про парня Василисы.
        Вместо ответа я напрягся и посмотрел им за спину. Поймав мой взгляд и подозревая подвох, Ярик с друзьями тоже бросили взгляд назад и остолбенели. Одно из бревен, участвующих в перегораживании речки, начало медленно подниматься. Не само естественно, ствол лежал на столбе, сотканном из капелек воды. Приподнявшись метров на пять над поверхностью реки, дерево медленно поплыло в нашу сторону и начало опускаться на одну из лодок. Сидевшие в лодке с криками побросали шесты и сиганули в воду. Причем в реку они спрыгнули без препятствий, погрузившись на пару метров вглубь согласно законам физики, а вот на поверхность уже не всплыли. Видно, мои девчонки постарались, и бедолагам предстоит воскреснуть где-то совсем не близко отсюда.
        
        «Вы получаете групповой опыт за убийство двух негативно настроенных игроков - 30 единиц. Количество единиц до следующего ранга 1325».
        
        Появление сообщения и его содержание были настолько неожиданные, что я даже завис на секунду. И естественно потерял концентрацию над фокусом, который творил до этого. Водяной столб рассыпался, и бревно с размаху шмякнулось об лодку, чудом не нанеся серьезных повреждений нашему плоту. Правда, с плота снесло еще одного подручного Ярика, который упал в воду и тоже не всплыл.
        
        «Вы получаете групповой опыт за убийство одного негативно настроенного игрока - 15 единиц. Количество единиц до следующего ранга 1310».
        
        То есть все-таки Искин решил ввести некое количественное мерило дел и поступков. Интересный факт, надо подумать над ним на досуге. Но пока разберемся с текущими вопросами.
        - Мы все поняли, - повернулся ко мне Ярик. - Извини, были неправы. Мы готовы заплатить за доставленное неудобство.
        - Заплатить? - удивленно протянул я. - А есть чем?
        - Конечно, - с готовностью сунул руку за пазуху Ярик. - Вот, два золотых. Только сегодня купил. За реальные деньги, между прочим.
        Последние слова предназначались уже не мне, а Матвею. Я хотел было возмутиться, что откупаться надо от меня, а не от этого подмастерья, как вдруг в моей голове щелкнуло.
        За реальные деньги? Игровую валюту? Я совсем выпал из реальности? Тем временем Матвей и Божич уже возбужденно вертели в руках золотые монеты, спрашивая у Ярика, почем они в реале, как перевести игровые платежные знаки в обычные деньги, обсуждали какие-то соотношения, не обращая внимания на меня и Василису. Видимо, устоявшаяся со старых игр привычка, что компьютерные персонажи не реагируют на реплики и действия, не заложенные в их алгоритмы. Ладно, тогда продолжим ломать устоявшиеся стереотипы.
        - Эй, придурки! - прикрикнул я на своих оболтусов. - Вас что, прогнать вместе с этими пиратами? Или просто утопить за компанию?
        Игроки аж подпрыгнули, причем все, и мои, и компания Ярика.
        - Деньги на бочку, топоры к шалашу, а сами брысь отсюда! - с наслаждением гаркнул я.
        - Как брысь? - подпрыгнула Василиса. - А разве топить мы их не будем? Эридан, вон та обезьяна меня лапал и наверняка изнасиловать хотел.
        Лягушка показывала на кого-то лапкой, но именно ту самую обезьяну я опознал только по резко ускорившемуся силуэту, стремительно удалявшемуся в сторону берега.
        Но мне было не до него сейчас. В голове у меня зудел рой вопросов. Игровые деньги, привязанные по курсу к реальным. Конечно, это очень вкусная морковка для тысяч и тысяч новых игроков. Не сомневаюсь, что в «Берлогу» ринутся прямо-таки толпы желающих разбогатеть в одночасье. Но в это же время, где корпорация возьмет такое количество живых денег? Не мое, собственно, дело, считать чужие деньги… Но это же реально гигантские суммы! А можно как-то в этом поучаствовать? Решено, вылезу из капсулы, затребую себе новый мануал в трех экземплярах. Тут оказывается такие дела.
        - Эридан, - услышал я виноватый голос Матвея. - Вот, возьми, пожалуйста.
        Он протягивал мне две золотые монеты. Я взял их и начал с любопытством рассматривать. Они были немного непривычной формы, не круглые, а какие-то рубленные шестигранники. С одной стороны отчетливо читалось название «Берс», а с другой на меня смотрел улыбающийся профиль Лесного Хозяина. Вот юморист, решил запечатлеть себя в веках.
        - Ой, Эридан, - появилась рядом со мной голова Бажены. - Монетка! Золотая! Дай посмотреть!
        - И мне, - подскочила тут же неугомонная Василиса. - Я тоже хочу! Ай, Эридан, что это?
        Я с изумлением смотрел на золотую монету в руках Бажены. Вернее, не совсем в руках. Монета парила в воздухе…
        
        Информационно-справочное руководство многопользовательской игры полного погружения «Берлога».
        Для удобства проведения расчетов между пользователями, а также покупки/продажи игровых предметов, недвижимости или предметов интерьера в открытое пользование вводится игровая валюта.
        Берс - золотая монета. Эквивалентна десяти серебряным монетам.
        Бур - серебряная монета. Эквивалентна десяти медным монетам.
        Берсик - медная монета.
        
        Виртуальные деньги могут быть приобретены на официальном сайте компании. Кроме того, администрация предоставляет возможным успешным игрокам менять игровую валюту на денежные знаки, имеющие хождение на территории государства. Актуальные курсы обмена размещены на главной странице интернет-портала в разделе «Информация»…

        Глава 3

        Я не верил своим глазам. Монета и правда висела в воздухе.
        - Ого, - к пущей неожиданности я услышал голос Чуя. - Может быть, отец и вправду не ошибался, и ты способен научить нас чему-то.
        Я ошарашенно посмотрел на выбравшегося из шалаша подопечного, а потом монета упала мне в ладонь.
        - А у меня действительно получилось, - раздался хриплый голос Светоча. Выглядел он, мягко говоря, не очень. Судя по всему, колдовство отняло у него массу сил и энергии. Бледное, без единой кровинки, лицо парня покрывали крупные капли пота. У него отчетливо дрожали ноги, и поколебавшись пару секунд, он опустился на бревна плота.
        Однако, несмотря на все это, его губы сами собой расползались в счастливой улыбке.
        - Спасибо, Эридан, - негромко сказал он. - Благодаря тебе, я научился колдовать.
        - Да, собственно, не за что, - недоуменно пожал я плечами. - По-моему, у тебя самого все прекрасно получилось.
        - Нет, - упрямо помотал головой Светоч. - Я и раньше пробовал колдовать, причем делал примерно то же самое, но результат был абсолютно нулевой. А тебя слушал и понял основу. Не надо просто пытаться сделать что-то, необходимо представить, как меняется мир.
        Чуй покрутился на месте и опять направился в сторону шалаша. Вот и что мне с ним делать прикажете? Выпороть? К моему стыду, надо было признаться, что у меня абсолютно отсутствовал опыт общения с маленькими детьми и подростками, по крайней мере, в той его части, который касался налаживания контакта с негативно настроенным относительно вас ребенка.
        - Чуй! - позвал я своего подопечного. - Чуй! Ну, подожди, куда ты уходишь?
        Тот даже не обернулся на мои крики, забрался в шалаш и затих, как будто его и не было. Я вздохнул, раздумывая, как будет правильно, идти сейчас за ним или оставить все как есть.
        - Потом с Чуем разберемся, - Василиса нагло требовала к себе все большее количество внимания. - Я правильно поняла, что для магии надо представить, как меняется мир? И все?
        - Я вот тоже не понял, Светоч, а сейчас-то ты что изменил? - влез в нашу беседу Божич. - Монета осталась такой же, как и была. Просто повисела в воздухе и все.
        - Воздух, - продолжая счастливо улыбаться, ответил его товарищ. - Я представил, как он уплотняется и хватает монетку. Я изменил воздух, вернее заставил его измениться. Когда Эридан поднимал лодку, то я почувствовал энергию, которая шла от него. И понял, что могу сам делать так же.
        - Какие-то сказки ты рассказываешь, - недовольно протянул Матвей. - Что-то почувствовал, заставил воздух измениться. Может быть, ты еще научился доставать до звезд и в рыб превращаться?
        Мне показалось, или в его голосе отчетливо слышится зависть? Только этого мне не хватало. Ревность к чужим успехам никогда не приводит ни к чему хорошему. Это одно из самых поганых чувств, какое только может испытывать человек. И самого его грызет изнутри, пока гниль наружу не вырвется, и окружающим может крови попортить изрядно.
        Вообще, очень неприятное открытие. Лишнее напоминание, что игровой мир это всего лишь слепок с реального мира. Интриги, грязь, проблемы… Все одинаковое, только картинка поярче и почетче. Но Божич не обратил на яд в словах Матвея никакого внимания.
        - Да я сам пока не понял, что произошло, - все тем же тоном блаженного ответил он на реплику товарища. - Надо просто поверить, что ты можешь. Что ты способен больше, чем тебе казалось раньше.
        - Ничего непонятно, - расстроенно покрутил головой Матвей. - Эридан, мы на ночевку будем здесь останавливаться? Мне отдыхать пора.
        Тоже кстати интересный вопрос игровой механики. Для компьютерных персонажей все игроки ничем неотличимы от НПС, но настройки игры блокируют вопросы о реальном мире. А вот проблемы входа и выхода в игру снимаются как-то сами собой. «Трэба, батенька, отдохнуть!». И никого не волнует, что, отдыхая, персонаж исчезает из этой реальности неизвестно куда, причем не на оговоренное время, а вообще неизвестно насколько. Точно также, никто из игроков, по крайней мере из этих троих, не интересуется, куда исчезаю я и почему также странно появляюсь абсолютно внезапно.
        Я огляделся по сторонам. В принципе, место не такое уж и плохое. Смущала только близость от возможного лагеря речных разбойников, поэтому, поразмыслив немного, мы подобрали кикимору, привязали к плоту лодки, доставшиеся нам в виде трофеев, и прошли по реке еще парочку километров. Там мы нашли маленькую и уютную бухточку, которую с реки прикрывала раскидистая ива. На берегу же обнаружилась небольшая полянка с микроскопическим пляжиком. Все это великолепие обрамлял густой кустарник, так что неожиданных гостей тоже можно было не опасаться.
        Привязав плот к одному из деревьев, мы высадились на берег. Моментально запалили костер, а затем я отправил русалок наломать лапника для ночлега. Девчонки с шумом рассыпались по кустарнику и угомонились только после обещания Куки заткнуть им рты чем-нибудь невкусным. А я посмотрел на эту почти домашнюю обстановку и понял, что с меня на сегодня достаточно. Ребята из игры уже вышли, значит и мне можно с чистой совестью подумать о выходе.
        Я вызвал интерфейс и нажал кнопку выхода, а в голове продолжал крутиться вопрос, появившийся там сразу же, как только летающая монетка упала ко мне в ладонь. Неужели это правда, что появление магии как-то связано со мной? Бред какой-то! Меньше всего я похож на избранного. В чем-чем, а в этом я уверен на сто процентов.
        Надо отметить, что сейчас, выбираясь из капсулы, я уже совсем не нуждаюсь в посторонней помощи. А ведь еще совсем недавно я путался в этих шлангах, проводах, а то и вовсе захлебывался противной жидкостью.
        Хотя сам процесс возвращения из игры мне нравился. Темнота после нажатия кнопки «Выход» стремительно отступает, заполняя пространство вокруг ощущениями реального мира. Вот вроде в Берлоге все выглядит очень натуральным, а все равно каждый раз испытываю щенячий восторг, чувствуя себя человеком. Настоящим, живым человеком. С ногами вместо хвоста и без пуза. Хотя, если и дальше вести такой лежачий образ жизни, то и до безразмерного живота недалеко.
        И все бы хорошо, но вот привыкнуть к липкости геля, заполнявшего капсулу, у меня никак не получалось. Неужели нельзя было придумать что-то другое? Вот честное слово, поверить не могу, что наши военные, когда используют такие капсулы в качестве тренажеров, раздеваются и ныряют в это месиво. Б-р-р-р…
        - Максим, подожди, надо поговорить, - донесся до меня голос Володи, когда я трусил в сторону душа.
        - Потом, - отмахнулся я. - Когда помоюсь, тогда и поговорим.
        Душевая кабина всегда представлялась мне идеальным местом хоть немного побыть на работе в одиночестве наедине с собственными мыслями. Специфика моей деятельности заставила забыть о регулярных перекурах, которые спасали мою психику от излишнего перенапряжения раньше. Лежа в капсуле, сигарету не попросишь, поэтому я курил две или даже три сигареты перед входом и забывал о никотине до тех пор, пока не покидал рабочее место. А в душе есть возможность чуть-чуть расслабиться, собраться с мыслями, да и сама по себе массирующая тело упругая струя прохлады всегда представлялась мне отличным антидепрессантом.
        Но Володя сегодня оказался более чем настойчив. Не успел я пустить воду и намылиться, за дверцей душевой кабинки раздался голос моего куратора.
        - Максим, я правильно понимаю, что Светоч получил умение колдовать?
        - Слушай, дай помыться! - возмутился я, ускоряя движения мыльных рук по телу. - Я не собираюсь убегать, а две минуты ничего не решают.
        - Решают! - рявкнул Володя. - Отвечай! Как ты научил парнишку пользоваться магией?
        От изумления я даже выключил воду и приоткрыл дверцу.
        - Я вообще ничего не делал. С чего ты вообще решил, что его умение как-то связано со мной?
        - С того! - Володя буравил меня немигающим взглядом. - Ты вообще в курсе, сколько игроков после обновления умеют пользоваться магией?
        - Нет! - захлопнул я дверцу душевой кабинки и опять включил воду. - Будь человеком, дай помыться!
        - Четыре! - повысил голос куратор, не обратив на мою просьбу никакого внимания. - Всего четыре, считая тебя. Твой подопечный оказался пятым. И наш аналитический отдел пока не может дать ни одного внятного объяснения, почему так происходит. А это очень важный вопрос.
        Я смыл с себя пену и, выключив воду, опять распахнул дверцы кабинки.
        - Полотенце подай, - хмуро попросил я, делая вид, что не замечаю, как Володя ждет от меня комментариев по поводу игры. Просушив голову и вытеревшись, я начал одеваться.
        - Максим! - опять начал заводиться Володя. - Надо восстановить твои действия в игре. Что-то привело Светоча к тому, что он начал колдовать. И мы должны выяснить что.
        - Я не знаю, - выкрикнул я, чтобы остановить начавшиеся претензии. - Если хочешь знать, то я удивился не меньше тебя. Гораздо понятнее было бы, начни вдруг колдовать Василиса или Чуй. А этот юноша вообще молчал всю дорогу, только пару раз в разговор вступил и все. И тут на тебе, повелитель воздуха.
        - Магия была заложена в механику игры с самого начала. Предполагалось, что ее должны получать игроки, которые выполнят специальные задания. Но этот путь не работал, причем от слова совсем. Несколько человек, научившиеся заклинаниям, овладели волшебством случайно в нарушение всех изначальных алгоритмов. А после обновления магия осталась, кроме тебя, только у двоих. Одна девочка лекарь и один лидер дружины у ушкуйников. Причем умения последнего вызывают вопросы даже у него самого. Он увеличивает скорость и силу своих воинов, произнося речь перед схваткой. Так вот иногда эти показатели существенно вырастают, а иногда не происходит никаких изменений.
        - Наверное, говорит что-то не то, - пожал я плечами, застегивая ремень на джинсах. - Расскажи мне лучше, откуда в игре появились деньги. Корпорация настолько разбогатела?
        - Не знаю, - теперь уже была Володина очередь пожимать плечами. - Сам удивился. Но все эти берсы и берсики появились в мануале после обновления. Вместе с внутри игровым аукционом. Правда на нем пока особо ничего не продается, но думаю, что это ненадолго. Спрос рождает предложение.
        - Пойдем поедим, - предложил я как можно миролюбивее. - У меня ощущение, что я неделю не ел.
        Вообще-то, ел я сегодня в обед. Специально пришел на работу пораньше и с удовольствием натрескался в корпоративной столовой. Но, судя по всему, мои приключения в игре оказались очень энергозатратными, потому что желудок категорически отказывался вспоминать, что о нем проявляли заботу совсем недавно, и, изображая пустой мешок, в голодном припадке бился о позвоночник.
        - Тебе еще к медикам надо, - ответил Володя. - Раскевич очень просил тебе напомнить об этом.
        - Ого, - оценил я заботу. - Только о нем вспоминал. Где он пропадал эти три дня? На него непохоже.
        - Нам начальство о таких вещах не докладывает, улыбнулся Володя. - Наверное, срочные дела были. А может, просто повода не было радовать нас своим присутствием.
        Не знаю, не знаю… Раньше каждый день где-то рядом был, то душеспасительные беседы заводил, то просто появлялся в самый нужный момент, а тут глобальное обновление прошло, целый мир изменился, а ему как будто бы до всего этого никакого дела нет.
        Сразу три мясных котлеты, гордо украшавшие объемистую горку картофельного пюре, моментально прогнали из моей головы всякие ненужные мысли обо всех Раскевичах, Бурых и иже с ними. Даже Володя, сидевший напротив меня и азартно обгладывавший куриную ножку, казался мне вполне обычным человеком, а не представителем могущественной организации.
        А нет, показалось. Все-таки нервы у меня оказались не такие крепкие, как я сам о себе думал. Воспоминание о «чижиках» перебило аппетит, а в голове заструился целый рой вопросов.
        - Володя, а почему ты еще здесь? - я откинулся на спинку стула и посмотрел на своего то ли куратора по работе, то ли руководителя тайных операций.
        - Где это, здесь? - потешно заозирался толстяк. - А ты в курсе, что я живу прямо в этом здании? Поэтому я всегда здесь.
        - Нет, я имею в виду в «Берлоге». Разве твоя миссия не закончилась? Алена Сергеевна прокололась, безопасности корпорации ничего не угрожает. Скоро наверняка назначат нового руководителя службы безопасности, и он учтет все предыдущие ошибки.
        - А при чем здесь я и безопасность «Берлоги»? - развел руками Володя, не забыв правда оглянуться по сторонам и убедиться, что рядом с нами нет никого постороннего. - Не лучшие ты, конечно, время и место для разговора выбрал, ну да ладно.
        Володя потер шею, затем выдохнул и глядя куда-то в сторону продолжил:
        - Максим, запомни одну вещь. Меня не интересует благополучие Бурого или Раскевича, и по большому счету даже смерть моего брата сейчас уже ни при чем. Я работаю в организации, приоритетом которой является благополучие государства. Мы имеем искусственный интеллект, который живет своей жизнью, причем достаточно насыщенной. Он способен к масштабному анализу происходящего, а в довесок еще обладает фантазией, чтобы его, в смысле происходящее, менять в своих интересах. Это само по себе обстоятельство, заслуживающее самого пристального внимания. Со всех углов зрения, от чисто научного до сугубо практического.
        - Но это же не первая попытка создать искусственный интеллект, - возразил ему я. - Японцы вон давно роботов на конвейер поставили, китайцы кучу денег вложили, пиндосы на месте не сидят…
        - Да, да, да и еще раз да, - закивал головой Володя. - А настоящий компьютерный ум есть только у нас. Причем он не в космос мечтает полететь, а играет в игрушку и требует от тебя воспитать его сына как человека.
        Ему не было смысла меня обманывать. Если честно, тема машинного разума никогда сильно меня не интересовала. Ну, наверное, с тех пор как я прочитал в юности, что ни один компьютер не способен обыграть человека в шахматы. Просто потому, что программа считает варианты, а человек оценивает позицию в целом. И выигрывает даже в тех случаях, когда сухой анализ уверяет, что у противника позиция гораздо лучше.
        - Ну и что? - я придвинул к себе чашку с кофе. - Воспитание нарисованной шишки стало делом государственного масштаба?
        - Ты меня вообще слушаешь? - мне показалось, что Володя хочет всплеснуть руками, но он только покачал головой и продолжил. - Я тебе повторяю еще раз, в «Берлоге» создали не просто компьютерную программу, а настоящий искусственный разум. Он способен думать сам, проводить комплексный анализ, принимать просчитанные решения. Ты вообще представляешь, что это такое? Сегодня он руководит онлайн-игрой, а завтра проникнет в глобальную Сеть и начнет управлять государством.
        Я недоверчиво хмыкнул:
        - Очень похоже на сюжет фантастического фильма, причем в конце Искин сойдет с ума и решит уничтожить всех людей.
        - А мне вот совсем не смешно, - взгляд у куратора и впрямь был предельно серьезный. - Я…
        Его фразу оборвала трель телефонного звонка. Я задумчиво посмотрел на неизвестные мне цифры номера и нажал кнопку приема.
        - Максим Александрович, - женский голос, несмотря на всю официальность, был очень и очень милым. - Вас беспокоят медики. Мы вас ждем на плановое обследование, а вас все нет и нет.
        - Ух ты, - мне почему-то очень захотелось улыбнуться. - Я все помню, просто раньше никто из ваших коллег лично мне не звонил и свиданий не назначал. Поэтому я и сейчас не торопился.
        - Очень-очень зря, что не торопились, - голос девушки остался официальным. - Со здоровьем шутки плохи. Мы ждем вас.
        - Вы? Вас там много? - попытался продолжить я свой флирт, но мои старания пропали впустую. Вызов был давно завершен.
        - Так, Володя, давай продолжим нашу беседу в другой раз, - поднялся я из-за стола, запихивая телефон в карман джинсов и одновременно приглаживая волосы. - Меня ждут прекрасные дамы. Как я выгляжу?
        - Честно говоря, не очень, - скептически скривился мой собеседник. - Футболка мятая, пузо торчит, лицо интеллектом не обезображено.
        - Ты просто ничего не понимаешь в мужской красоте, - выпятил я грудь колесом. - Именно во мне многие женщины видят Аполлона и мечтают лицезреть без одежды.
        - Конкретно этих, как мне кажется, без одежды интересует только одна часть твоего тела, и то только для того, чтобы туда шприц побольше засандалить.
        - Зависть, мой друг, это очень плохо, - назидательно сказал я и отправился в медицинский департамент.
        Не то, чтобы я чувствовал себя абсолютно холостым мужчиной, вольным творить все, что ему заблагорассудится, но, сказать по правде, женского внимания не хватало. Меня до сих пор не отпускала мысль о том, что я потратил кучу времени, сил и денег на человека, который с неимоверной легкостью бросил меня именно в тот момент, когда его поддержка была очень значима и необходима. Осознание этого факта возникало снова и снова, отравляя жизнь и, если честно, существенно подрывая веру в собственные силы. Не поручусь, что именно так и случилось бы, но если бы не вся эта катавасия с появлением «настоящего йюского юйиста Изи Йобейтовича», допросами в Системе и необходимостью ходить на работу, то я бы может и в запой ушел.
        По дороге к медикам я не удержался и зашел в мужской туалет полюбоваться на свое отражение в зеркале. Ничего нового я, конечно, там не увидел, но был вынужден признать, что лицо и правда выглядело каким-то затасканным и усталым. А вот живот совсем-таки не торчит! И майка не такая уж и мятая, зря Володя наговаривает. Хотя побриться, наверное, с утра стоило...
        Вот так, рассуждая сам с собой и проигрывая в голове возможные сценарии диалога с ослепительной красоты девушкой в медицинском халате, я добрался до царства бинтов и капельниц. Причем с каждым моим шагом красота обладательницы чудесного голоса становилась все более ослепительной, а длина халата все более короткой. И вот меня ждал первый облом. Дверь в медицинский блок оказалась закрыта.
        Я в недоумении подергал серебристую ручку и чертыхнулся про себя. Приехали! А я-то уж было размечтался, что меня здесь действительно ждут и никак не дождутся. Может, это вообще глупая шутка Володи была? Хотя нет, он сегодня необычайно серьезный, да и вообще шутки не в его стиле.
        Развернувшись, я собрался было вернуться в столовую к недопитому кофе, но был остановлен повелительным голосом.
        - Максим Александрович, подождите!
        Из-за поворота длинного коридора показалась Кнопка. Нет, ну а как вы думаете можно еще было назвать это чудо. Ко мне шло какое-то неземное создание килограмм сорок весом и максимум полтора метра ростом. И то, вполне возможно, что с ростом я погорячился, и это был визуальный обман. Облачено это воздушное создание было в светло-зеленый комбинезон, которые до этого я видел только по телевизору.
        - Здравствуйте, Максим Александрович, - Кнопка протянула мне махонькую ладошку, а я с отвисшей челюстью был вынужден признаться самому себе, что фантазия у меня явно ушла не в ту сторону. Обладателем прекраснейшего голоса оказалась именно эта миниатюрная девчонка с серыми глазами и немного вздернутым носиком.
        - Извините, что заставила вас ждать, - все тем же строгим и немного командным голосом произнесла девушка, не обращая ни малейшего внимания, на мои упавшую челюсть и рассыпавшиеся по ковролину зубы. - Малецкая Дарья Константиновна, новый терапевт компании «Берлога».
        - Рад познакомиться, - взял я себя в руки и, прижав руку к груди, учтиво склонил голову. - Вы извините, не ожидал, что в этом царстве великанов встречу такую дюймовочку.
        - Не переживайте, - без тени улыбки ответила Дарья Константиновна. - Наши кушетки регулируются по высоте. Проходите.
        Она отперла дверь с помощью электронной карточки-ключа и сделала пригласительный жест внутрь помещения.
        - Только после вас, - решил продемонстрировать я галантность, но девушка почему-то мой жест не оценила, только тяжело вздохнула и прошла в помещение.
        - Разувайтесь, раздевайтесь до пояса и ложитесь! - в голосе докторши мне отчетливо послышался холод, но я все-таки не удержался от дежурной шутки:
        - Что, вот так сразу?
        -Да, сразу! - холод сменился колючим морозом. - Вас надо осмотреть и выработать план лечения.
        - Какого лечения? - изумился я. - Вы, наверное, что-то путаете, у меня все в порядке со здоровьем.
        - Ну как же в порядке? - не снимая серьезной маски с лица, ответила Дарья Константиновна. - Нездоровый цвет лица, живот вывалился, постоянная улыбка и несмешные шутки. На лицо серьезные отклонения мозгового кровообращения. Поэтому ложитесь на кушетку и постарайтесь немного помолчать, хотя бы до тех пор, пока я не закончу первичную диагностику.
        Да уж… Судя по всему, мои шуточки действительно пришлись не ко двору. Или просто я был далеко не первый, кто так игриво реагировал на детскую внешность уважаемого доктора.
        Меня сноровисто осмотрели с ноги до головы, не забыв постучать молоточкам по коленкам и проверить реакцию зрачков на свет карманного фонарика, потом взяли на анализ кровь из вены и повесили на грудь несколько датчиков на присосках.
        - Ну как? - не выдержал все-таки я минут через десять медицинских манипуляций. - Пациент будет жить?
        - Если пациент хочет жить, то медицина бессильна, - не отрываясь от работы, меланхолично заметила Дарья Константиновна. - Правда, конкретно в вашем случае, вопрос только в том, насколько долго. Лично я бы на далекую перспективу прогнозов не строила.
        - Почему это? - встревожился я. - Меня же ничего не беспокоит.
        - А так всегда и бывает, - ответила Кнопка. - Когда люди плюют на свой организм, он тоже не тратит силы на информирование о текущем положении дел. Ровно до тех пор, пока не станет поздно. Вы занимались спортом, это видно, причем достаточно долго. Но также видно, что на регулярной основе физические упражнения были достаточно давно, а на смену им пришли жирная пища и сидячий образ жизни. У вас лишний вес, проблемы с дыханием, нарушена координация, и вы абсолютно не хотите осознавать этого. Как думаете, долго вы сможете протянуть при таких исходных данных?
        - Вообще-то, - с обидой в голосе сказал я, - мне казалось, что для врачей неэтично строить прогнозы на смерть для своих пациентов.
        - Ровно так же, как и шутить над внешними данными врачей, - парировала Дарья Константиновна. - Поэтому скажите спасибо, что я не хирург и не ношу в кармане скальпель. А сейчас помолчите.
        И она включила какой-то аппарат неизвестного мне назначения. Я лежал, глядя в потолок, и думал, что это старость. Я, Максим Денисов, не смог произвести благоприятного впечатления на девушку при знакомстве, а наоборот, по всей вероятности, наступил на ее больной мозоль по поводу внешности. Теряю хватку… Или действительно просто старею…
        Нет, я конечно и сам мог бы подробно рассказать про кризис среднего возраста у мужчин и привести множество аргументов в пользу того, что это вполне нормально и практически не страшно. Но сейчас я расстроился. Макс Денисов, который считал себя одним из лучших переговорщиков в стране, провалил банальный флирт с симпатичной девушкой.
        Или не такой уж и симпатичной? Ну да, миниатюрная, хрупкая, с милым личиком, но не эталон красоты. Хотя кого я обманываю? Дарья Константиновна, мысленно прозванная мною Кнопкой, мне действительно очень понравилась.
        - Да уж, - донесся до меня все тот же божественный голос. - Вашим здоровьем, Максим Александрович обязательно надо заниматься.
        - Так-так-так, - неожиданно услышал я еще один голос. - И что же такого страшного вы узрели, Дарья Константиновна?
        Раскевич! Переживая о своих утраченных способностях мачо, я совсем забыл о профессоре.
        - Да вот, Лев Давыдович, полюбуйтесь, - приподняв голову, я увидел, как девушка передает своему коллеге планшет и что-то показывает на экране. - Сосуды потеряли тонус, кровоток головного мозга недостаточен. Такой овощной образ жизни скоро доведет господина Денисова до печальных последствий. Я бы рекомендовала спорт и диету.
        - Какую диету? - запротестовал я. - Может не надо? В жизни не признавал ограничений за столом.
        - Тогда не рассчитывайте, что доживете до внуков, - жестко отрезала девушка. - Я не шучу, вам действительно необходимо менять образ жизни.
        - Я и не рассчитываю на внуков, - пробурчал я, переводя взгляд на Раскевича, надеясь получить поддержку хотя бы в его лице. - У меня пока что даже детей нет.
        - С таким отношением и не будет, - поставила точку в споре Дарья Константиновна и повернулась к профессору. - Лев Давыдович, я напишу заключение и перешлю вам по почте. Необходимости в лекарственных средствах я пока не вижу, а все остальное на совести Максима Александровича.
        И не удостоив меня даже взгляда, девушка неслышной походкой покинула кабинет.
        - Сильна, - уважительно покачал я ей вслед головой.
        - Дарья Константиновна отменный специалист, - как будто бы защищая коллегу, ответил мне Раскевич. - И у меня нет оснований не согласиться с ее словами. Вам, Максим, действительно надо задуматься о своем здоровье. Если вы не готовы ограничить себя в питании, то начните хотя бы посещать наш спортивный комплекс. У нас созданы все условия для тренировок сотрудников, и ваш куратор, например, пользуется ими регулярно.
        - Я подумаю, - с сомнением в голосе пообещал я, но Раскевича мой ответ не устроил.
        - Что значит подумаю? - всплеснул он руками. - Если вы неспособны позаботиться о самом себе, то как собираетесь выполнить миссию по воспитанию подопечного в игре? Не забывайте, что на сегодняшний день это основная цель вашей игровой деятельности, и соответственно от этого зависит ваш профессиональный успех в нашей корпорации.
        - Я понимаю, - обреченно согласился я с ним.
        - Пока незаметно, - пристально посмотрел на меня Раскевич. - Прошло уже три дня, а вы, судя по отчетам, еще ни разу полноценно даже не поговорили со своим подопечным. Я уже не говорю о какой-то стратегии действий или плановом развитии персонажа.
        - Я работаю в этом направлении, - мне было стыдно признавать, что Раскевич абсолютно прав. - Но Чуй сам не хочет со мной общаться. Я же не могу заставить его силой.
        - Не можете, - согласился Лев Давыдович. - Но мы рассчитываем на то, что вы проявите какие-нибудь другие свои способности. Если я правильно понимаю, ментальное развитие вашего подопечного соответствует ребенку. Семь, максимум девять лет. Ну так и относитесь к нему, как к ребенку.
        - Это как? - заинтересовался я, встал с кушетки и начал одеваться. - Сюсюкаться с ним что ли?
        - Ни в коем случае! - отрицательно замахал руками Раскевич. - Очень жаль, Максим, что у вас и правда нет своих детей. Тогда бы вы знали, что дети, начиная осознавать себя как личность, требуют к себе максимально серьезного и равного отношения. Если родители не понимают этого, то у них вырастает инфантильное растение, доставляющее своим родственникам множество проблем. Да и сам ребенок при таком отношении не развивается, а только деградирует.
        - То есть мне надо видеть в компьютерном персонаже живого человека, причем общаясь с ним как с взрослым? - я понимал, что выгляжу наверняка очень растерянным, но сейчас мне это казалось абсолютно неважным.
        - Да, именно так! - кивнул Лев Давыдович. - И от того, насколько хорошо у вас это получится, Максим, зависит существование «Берлоги».
        - Мне очень приятно, что сейчас, после известных нам всем событий, - медленно, подбирая слова, сказал я, глядя Раскевичу прямо в глаза, - мой статус в компании стал настолько высоким. Но все равно мне кажется, что вы делаете на меня слишком высокие ставки. От одного игрока, пускай даже сотрудника корпорации, не может зависеть слишком много.
        - Вы ошибаетесь, Максим, - вздохнул Лев Давыдович, наоборот пряча от меня свой взгляд. - От вас действительно сейчас зависит всё.
        Я в недоумении посмотрел на доктора.
        - Я, наверное, чего-то не знаю или не понимаю…
        - Вполне возможно, - раздался от двери еще один знакомый голос. - Но мы постараемся вам объяснить.

        Глава 4

        Я повернул голову и понял, что не ошибся. Господин Бурый собственной персоной. Сегодня Александр Евгеньевич был при полном параде. Костюм тройка, изящно повязанный галстук и белоснежная сорочка, на рукавах которой сверкали золотые запонки. Он смотрел на меня с легкой полуулыбкой, но его взгляд показался мне грустным.
        Вот интересно, во всех игровых корпорациях так принято, что за сотрудниками генеральные директора, как привязанные ходят, или это только мне одному так повезло?
        - Добрый день, Александр Евгеньевич! - улыбнулся я. - Очень рад видеть вас!
        - Это взаимно, Максим Александрович, - улыбка Бурого стала шире. - Тем более, что ваша роль в нашей организации все больше и больше растет.
        - Ничего себе! То есть мне зарплату повысят? - снова решил я проявить меркантильность. Не, ну а что, вдруг действительно повысят.
        - Мне кажется, Максим Александрович, что вы недостаточно правильно понимаете свое место в коллективе и поэтому позволяете себе крайне невежливый тон в отношении высшего руководящего звена корпорации! - а вот этот голос мне был незнаком. Впрочем, как и его обладатель, появившийся из-за плеча Бурого.
        Невысокого роста и крайне субтильного вида гражданин выглядел как-то несерьезно, хотя гонора и пафоса в его внешнем виде хватало. Чего только стоило любовно уложенная шевелюра и стильные очки в тонкой блестящей оправе. Не знаю, золотая была та оправа или нет, я не ювелир и влет определить не смогу, но блестело ярко. Я бы такие не надел.
        - Э-э-э, - протянул я, глядя на это недоразумение, изо всех сил стараясь сдержать улыбку и понимая, что у меня ничего не выходит. - А как правильно?
        - Вы наемный рабочий, поэтому должны четко осознавать свою диспозицию в иерархии должностной лестницы и не позволять себе что-то иное, кроме внимательного выслушивания и четкого исполнения распоряжений руководства, - меня не оставляло ощущение, что это какой-то розыгрыш. Ну не может в таком маленьком человечке быть столько непоколебимой уверенности в своей правоте. Особенно, с учетом того, что, по-моему, он несет откровенный бред.
        - Александр Евгеньевич, - обратился я к Бурому, уже не сдерживая смех. - А это кто?
        - Максим Александрович, - голос директора был сухим и строгим. - Разрешите представить вам нового руководителя службы безопасности корпорации «Берлога» подполковника Рожкова Александра Сергеевича.
        - Подполковника? - удивился я. - В отставке что ли?
        - Не угадали, - гаденько улыбнулся новый безопасник. - Я подполковник Системы и назначен на это место высшим руководством, потому что деятельность корпорации может представлять угрозу национальной безопасности. Понятно?
        Блин, меня сейчас реально стошнит. Стоит, смотрит на меня весь такой из себя расфуфыренный… Воробушек… Или даже попугайчик из очень древнего мультика.
        - Слушайте, добрые люди, - я посмотрел на Бурого, потом на Раскевича. - Я здесь кого-то обидел? К чему вот эта лекция об основах этикета?
        - Господин Денисов, - набычился этот… вспомнил! Кеша! Попугая из мультика звали Кеша! Так и этого хмыря буду теперь звать. - Вы должны усвоить…
        - Товарищ подполковник, - перебил я его. - Вас назначили кем? Начальником службы безопасности? Ну так и занимайтесь по профилю. Меня взяли на работу вот этих два уважаемых человека, и в трудовом договоре я вашей фамилии не видел. Если они сочтут, что я веду себя неправильно или невежливо, то они мне об этом и скажут. Возможно, накажут, возможно, пальчиком погрозят. Но они, а не вы! Поэтому давайте договоримся сразу! Вы не трогаете меня, я не создаю проблем вам. Хорошо?
        Видели бы вы, как этого попугая перекосило. А Бурый наоборот вроде как даже плечи распрямил, по крайней мере его улыбку я наблюдал отчетливо. Она проскользнула по губам вроде как мимолетно, но очень явственно. Не нравится ему новое назначение. Хотя, наверняка, его даже и не спрашивали особо.
        С Системой, в принципе, спорить невозможно, но так она раньше и в бизнес не лезла. По крайней мере, я был свято убежден, что мухи отдельно, а котлеты отдельно. Но, видимо, я просто далеко не все знаю о нюансах бытия нашего мира.
        «Деятельность корпорации может представлять угрозу национальной безопасности». Под эту формулировку можно подтянуть все что угодно. Даже вирус гриппа в соседней галактике.
        - Я смотрю, Максим Александрович, вы проблем хотите? - попытался расправить плечи Рожков, но снова сник, когда я сделал шаг и оказался к нему вплотную.
        - Вы мне сейчас, товарищ подполковник, угрожаете что ли? - безопасник был примерно на голову ниже меня и килограммов на двадцать полегче, поэтому смотрел снизу вверх, не до конца укладывая в голове мое откровенно борзое поведение.
        - Александр, ээ, Сергеевич, - вмешался в нашу «милую беседу» Раскевич. - Я думаю, что вы с Максимом Александровичем начали знакомство не с того. У нашего сотрудника только что состоялось очень напряженное игровое событие, и он пока еще не совсем четко осознает границу между реальным и виртуальным миром. Вы же сами видите, что мы его сначала обследуем.
        Произнося эту фразу, профессор настойчиво дергал меня за край футболки, пытаясь отодвинуть от безопасника.
        - Не знаю, - покрутил головой Рожков, но сориентировался быстро и вероятно решил, что разберется со мной попозже. Он буквально перетек куда-то в сторону выхода, посмотрел на меня напоследок и вышел в коридор.
        - Ну и зачем был нужен этот спектакль? - неожиданно зло посмотрел на меня Раскевич.
        - Никакого спектакля, - пожал я плечами. - Просто искренняя уверенность, что крепостное право отменили в позапрошлом веке.
        - Если вы не заметили, Максим, - процедил профессор. - Молодой человек появился здесь не просто так. Он представитель Системы, поэтому ему и простительны некоторые вольности.
        - Не-а, - упрямо покачал я головой. - Именно поэтому ему не стоит позволять себе ничего подобного. Он не знает меня, я не знаю его, и строить меня ему, как минимум, рановато.
        - Ну, знаете ли, - возмутился Раскевич и оглянулся на Бурого, ища поддержки у него. - Александр Евгеньевич, ну может быть хотя бы вы его образумите?
        - Я думаю, что Максим устал, - реакция Бурого меня поразила. Причем, не меня одного, я успел заметить изумление в глазах Раскевича, как вдруг он удивил нас еще больше. - А может быть, Рожков и правда немного перегнул палку.
        - Александр Евгеньевич! - вскричал Раскевич, всплеснул руками и хотел сказать что-то еще, но сдержался. Пожал плечами, поискал что-то в карманах халата, не нашел и тоже буквально выбежал из медицинского блока. Я смотрел на Бурого, пытаясь осознать, что именно сейчас произошло и чем вызвано его такое поведение.
        А генеральный директор корпорации «Берлога» смотрел почему-то на потолок кабинета и улыбался.
        Сумасшедший дом какой-то. Бурый опустил взгляд, посмотрел на меня и тоже вышел в коридор. Куда он? Мне вообще-то что-то рассказать обещали, объяснить, какой я ценный сотрудник. Да и вообще, чем я должен заниматься? Что от меня зависит?
        Раскевич нагнал тумана и куда-то исчез, у Бурого с учетом его загадочной улыбки что-то спрашивать мне не особо хотелось, поэтому оставался всего один вариант для поиска информации.
        Я растерянно пожал плечами, осмотрелся в пустом боксе и пошел искать Володю. Возникшее в какой-то момент чувство, что и с этой работы придется увольняться, не исчезло, а наоборот с каждой минутой только крепло. Причем, я даже себе не смог бы объяснить природу таких размышлений. Может быть, хотя бы «чижик» сумеет вселить в меня капельку уверенности.
        Долго заниматься поисками мне не пришлось. Мой куратор оказался в привычном месте и в очень знакомой позе перед четырьмя мониторами.
        Вот правда ничем серьезным, на мой взгляд, Володя сейчас не занимался.
        Он смотрел мультики. В целом, выглядела эта картина достаточно комично. Большой, где-то даже необъятный человек, сидел и с предельно серьезным сразу на четырех мониторах следил за приключениями мультяшных героев.
        Я знаю, что повторяюсь, но корпорация «Берлога» все больше и больше напоминала мне сумасшедший дом. Даже не знаю теперь, как правильнее, ждать увольнения или самому написать заявление. Такое ощущение, что в здание проник вирус коллективного помешательства.
        Я аккуратно покашлял, привлекая внимание.
        - Чего ты застыл? - оторвался ненадолго от мониторов Володя. - Привидение увидел?
        - То есть все нормально? - уточнил я, подходя к столу и садясь в кресло напротив Володи. - Безопасник, который пытается всех построить, Раскевич с трясущимися руками, Бурый с дебиловатой улыбкой, а в завершение истории здоровый мужик не работает, а сидит и смотрит мультики.
        - Чего это не работает? - притворно обиделся мой куратор. - Я тут целое аналитическое исследование провожу. Пытаюсь понять принцип появления и действия магии в игре. У нас же все сейчас сконструировано Искином, а я все-равно не верю, что он при построении, вернее обновлении игры, ни на что не опирался. Получается, где-то должны быть аналогичные механизмы. И если я сумею их найти и понять, значит, можно будет что-то предполагать и о принципах волшебства в игре.
        - Ты думаешь, наш искусственный интеллект смотрел мультики? - изумился я. В воображении сразу всплыла картинка, как черный медведь валяется с планшетом на полянке и изучает похождения веселых джиннов. - Может быть, он просто откуда-то библиотеку фантастики скачал и просто ее наработки использует?
        - Все может быть, - со вздохом согласился Володя. - Но я все-таки очень надеюсь, что механизмы везде схожие и найду то, что ищу в мультиках. Но мы с тобой это потом обсудим, расскажи мне лучше, что не так с новым безопасником?
        - Да придурок какой-то, - без стеснения ляпнул я первое, что пришло в голову. - Послал его куда подальше. Начал читать мне лекции на предмет соблюдения субординации.
        - Слушай, давно хотел спросить? - с лица Володи сползла улыбка. - Ты у нас что, адепт общества по бесплатному созданию и последующему преодолению трудностей? Какой бы этот Рожков не был, он один из руководителей корпорации. По крайней мере, пока. Или тебе Бурый свое место пообещал?
        - Ничего он мне не обещал, - нахмурился я. - Просто у меня аллергия на чванливых людей, которые пытаются самоутвердиться за счет окружающих.
        - Да что ты говоришь! - всплеснул руками Володя. - Посмотрите какие мы нежные. Аллергия у него! Как ты дожил то до своих тридцати пяти годиков с такими представлениями о реальности? Ты же переговорщик, ты работал в крупной фирме и, если я не ошибаюсь, был руководителем. И что? Этот Рожков первый самодовольный человечек, который любит учить жизни и самоутверждаться за счет окружающих? Ты действительно никогда не встречал таких раньше?
        Я молчал. Володя был, конечно, же прав. Рожков не первый и наверняка далеко не последний подобный персонаж. Но раньше я как-то воспринимал их наличие в жизни проще или, вернее сказать, как нечто само собой разумеющееся и от нашего желания абсолютно не зависящее. Даже не обижался на них. Нельзя же обижаться на то, что иногда идет дождь или дует холодный ветер.
        Но это было раньше. У меня не было пока времени заняться самоанализом, но вспоминая свои мысли и поступки буквально пару месяцев назад, я вынужден признать, что произошедшие события очень и очень изменили меня.
        Не знаю, в том ли дело, что я своими руками убил человека, или эта компьютерная игра так сильно воздействовала на мой разум, но даже без особых копаний в себе я могу сказать определенно, система моих ценностей и приоритетов поменялась достаточно существенно.
        Одна ситуация с Машкой чего стоит. Мне кажется, что раньше я бы не позволил ей уйти так просто, пытался удержать, поговорить, обещал измениться. А сейчас нет. Ушла и ушла.
        Душу, конечно, иногда царапает по этому поводу, но никаких попыток вернуть ее я предпринимать не буду. Это уже абсолютно точно.
        - Ну так и чего ты молчишь? - пристально смотрел на меня Володя. - Может быть пора повзрослеть?
        Я продолжал молчать. Ну а что я мог ответить? Что он от меня хочет? Чтобы я пошел и извинился перед безопасником? Так этого не будет, и мнения своего об этом человеке я менять не собираюсь.
        - Расскажи мне лучше, что происходит? - попытался перевести я тему. - Откуда в игре взялись деньги, эквивалентные реальным? По идее, сейчас в «Берлогу» ломанутся все желающие заработать и даже стоимость аккаунта их не остановит.
        - Вот же ты упрямый, - укоризненно помотал головой Володя, а потом махнул рукой. - Ай, ладно, мальчик взрослый, сам разберешься. А с деньгами все легко и просто одновременно. Искин постарался на славу.
        - У него что, в одном из серверов была заначка золотых слитков? - поерзал я в кресле. - Мне совершенно непонятно, как компьютерная программа, существующая в виртуальном пространстве, может принести огромное количество денег в реальности. Причем, если я правильно все понимаю, то количество денег должно быть просто огромным.
        - Потому что Искин умный, а ты не очень!
        - Чего это?
        - Потому что, Лесной Хозяин, вернее искусственный интеллект, умудрился не просто подготовить и запустить глобальное обновление игры. Он сделал гораздо более грандиозную вещь. Он занялся майнингом, а финансовое обеспечение это действительно круто.
        - Володя, ты можешь изъясняться понятнее? - видимо, я очень и очень устал. Чувство было, что мои мозги понемногу начинают закипать. - Я гуманитарий, и всех ваших умных слов не знаю.
        - Ну-у, - Володя замялся, подбирая объяснение попроще. - Это старая технология зарабатывания виртуальных денег, используя компьютерные мощности. Причем чем больше компьютеров работает вместе, тем больше денег можно заработать.
        - И что из этого?
        - Когда-то давно, когда ты был маленьким, деревья большими, а воздух чистым, с помощью одного компьютера можно было заработать сто или даже двести долларов в месяц. Потом придумали майнинговые фермы, такое специальное оборудование, эквивалентное совокупной мощности нескольких или даже нескольких десятков компьютеров, с помощью которого можно было зарабатывать пять, десять или даже двадцать тысяч долларов…
        - Ничего себе, - оценил я. - Вполне прилично жить можно при таком месячном доходе.
        - Ну, не всегда месячном, - улыбнулся Володя. - Но это все мелочи. Потому что, представь себе, со вчерашнего дня на рынке виртуальной валюты появились берсики.
        - Стой, стой, стой! - замахал я руками. - Берсики - это виртуальная валюта, ну в смысле, игровая. У нее еще есть эквивалент реальных денег.
        - Ага, - расхохотался Володя. - Очень такой немаленький эквивалент!
        Он хитро посмотрел на меня.
        - За сутки корпорация «Берлога» майнингом получила полмиллиарда долларов!
        - Сколько? - я реально чуть не упал со стула.
        - Столько! - у Володи был настолько счастливый вид, как будто вся гигантская сумма шла в карман персонально ему. - Поэтому мы и превратились в настолько важный проект государственного масштаба. Так что появление нового безопасника отнюдь не случайность.
        - Опять ты про этого Рожкова, - простонал я. - А что, в Системе более адекватных сотрудников не нашлось? Обязательно надо было прислать этого прыща с комплексом неполноценности.
        - Не знаю, - пожал плечами Володя. - По непроверенным данным, хороший мальчик Саша обладает редкой способностью подлаживаться и подлизываться, что и обеспечило ему неплохой карьерный рост. А нам остается только играть с теми картами, которые нам сдали. Так что терпи и налаживай отношения с новым руководством корпорации.
        - Что, и даже ты меня не прикроешь? - честно говоря, мысль о заступничестве Володи появилась у меня еще и по дороге в наш кабинет, и я на нее очень сильно рассчитывал.
        - А я-то здесь каким боком? - удивился Володя. - Боюсь, что если тебя решат уволить, то я очень быстро вылечу вслед за тобой.
        - Здрасьте - приехали! - развел руками я. - Ты же «чижик»!
        - А ты идиот, - ровным и спокойным голосом сказал Володя. - Выйди в коридор и всем об этом крикни. Я здесь совсем не для того, чтобы решать дрязги в коллективе. Максим, детство кончилось! Пойми и повзрослей, еще раз тебе это повторяю.
        - Тогда я уволюсь, - решительно махнул я рукой. - Никогда не умел заискивать и прислуживать, и сейчас тем более не собираюсь учиться.
        Я встал и с самым решительным видом засунул руки в карманы. Вот только не знал, стоит уже уйти, хлопнув дверью, или надо что-то еще сказать напоследок.
        - Сядь! - металлическим голосом сказал Володя.
        - Спасибо, насиделся, - буркнул я и начал разворачиваться к выходу, но Володя удивил меня еще раз. Не вставая с кресла, он как-то нелепо изогнулся и пнул меня носком кроссовка аккурат под коленную чашечку, отчего я повалился обратно на офисное кресло и зашипел от боли.
        - Сиди и слушай! - строгим голосом сказал мне Володя. - Если ты до сих пор не понял этого сам, то я возьму на себя труд объяснить тебе прописные истины. В этом мире раскидывать пальцы веером и делать то, что им хочется могут только два типа людей: дети очень богатых и влиятельных родителей, уверенные в том, что у них все есть и всегда будет, и профессионалы высшей квалификации. Первые могут позволить себе все купить, заплатив если не деньгами, то авторитетом и услугами от своих родителей. Но ты явно не дочь олигарха, поэтому этих людей оставим за скобками. Второй тип людей - это уникальные специалисты, такие, без которых что-то работать не будет, по крайней мере так, как работало раньше. Так вот и к таким уникумам тебя отнести сложно. Ты везунчик, который чем-то понравился искусственному интеллекту. Но это совсем не означает, что ты стал бессмертным или неприкасаемым. Пока ты лишь маленький винтик в огромной машине, который всегда можно выкрутить, выкинуть и заменить на новый.
        Я машинально потирал уже давно переставшее болеть колено и не отрываясь смотрел на Володю. Будучи профессиональным переговорщиком, я прекрасно разбирался в таких вещах, как харизма и способность к убеждению. Так вот Володя оказывается умел не просто убеждать, а буквально придавливать собеседника своими словами. Передо мной сидел человек, от которого шла волна нематериальной силы, и противиться воле этого человека не представлялось возможным.
        - Хочешь заниматься только тем, что тебе нравится? - продолжал тем временем Володя. - Так докажи свое право на это. Развивайся в игре, стань самым сильным персонажем, подружись с Чуем. А ты только на плоту валяешься да русалок разглядываешь…
        - Да ничего … - сделал я робкую попытку вставить хоть слово в свою защиту, но естественно, что успеха не добился.
        - Максим, вот честно, даже спорить с тобой не хочу, - почему-то в голосе моего куратора слышались досада и сожаление. - Возможно, мне не стоило быть настолько эмоциональным, но просто не говори потом, будто тебя не предупреждали. Как тебе жить, это только твой выбор. Я тебе сказал, все что хотел.
        И Володя демонстративно отвернулся к мониторам, щелкнул пару раз мышкой и продолжил наблюдать за похождениями мультяшных персонажей.
        Все понятно, аудиенция окончена. Я поднялся со стула и потихоньку направился к выходу, поймав себя по пути на мысли, что стараюсь двигаться как можно тише.
        Сегодня был очень долгий и очень сложный день, особенно в плане эмоций. Уже выйдя из здания, я почувствовал в кармане вибрацию мобильного телефона. Этот абонент в списке моих контактов не значился, но мне с него сегодня уже звонили.
        - Максим Александрович! - голос нового врача «Берлоги» Дарьи Константиновны предельно строг и официален. - Вы уже ушли из здания?
        - И вам добрый вечер, - опять включился у меня режим самого обаятельного на свете мужчины. - Совсем недалеко и если надо, то готов вернуться.
        - Это совсем необязательно, - наверное, Кнопка действительно обиделась и теперь разговаривала ледяным тоном. - Я подготовила для вас ряд лекарств и рекомендаций по их приему. Судя по вашим тестам, без фармацевтики обойтись будет трудно. Но это не критично, поэтому можно получить их у меня и завтра.
        - Если позволите, - не отставал от нее я, - то я хотел бы зайти прямо сейчас. У меня действительно какие-то проблемы со здоровьем, поэтому не думаю, что стоит тянуть.
        Девушка согласилась, и уже через пять минут я оказался перед ней, переодевшейся в обтягивающие штаны и джемпер, милую, как первокурсница, но нахохлившуюся на меня, как воробушек.
        - Дарья Константиновна, - виновато потупился я перед ней. - Простите старого дурака за его расшатанные нервы. Я был неправ сегодня при встрече и очень-очень хочу загладить свою вину.
        - Максим Александрович, вот лекарства, вот тут на бумажке инструкция по их применению, а для успокоения нервов нужно побольше спать, - попыталась девушка вытолкать меня из медицинского отсека, но я решил хотя бы здесь сегодня добиться какого-то позитива.
        - Простите меня, пожалуйста! - еще раз предпринял я попытку повиниться. - Мне правда очень жаль, что так все получилось. Я обещаю стать самым послушным вашим пациентом.
        - Вы пока что мой единственный пациент в этой корпорации, - все-таки улыбнулась уголками губ девушка, - так что достижение крайне сомнительное.
        - Ну тогда я готов стать рыцарем вашего сердца, и совершать подвиги в вашу честь, - продолжал я флиртовать, сам не понимая, зачем я это делаю. - Если только, конечно, ваш муж не решит однажды вызвать меня на дуэль и пристрелить как бешеную собаку.
        - Я не замужем, - улыбка Кнопки стала шире. - А почему как бешеную собаку?
        - А вы считаете, что я достоин лучшей участи? - немедленно зацепился я за эту фразу.
        - Прямо сейчас я считаю, что нам стоит заканчивать рабочий день и разъезжаться по домам, - вновь посерьезнела Дарья Константиновна.
        - Я готов проводить вас, - решил заработать я еще пару плюсиков к своей карме.
        - Максим Александрович, - тон девушки не оставлял сомнений, что на меня больше не злились, но сегодня больше давить на нее не стоит. - Мне очень приятно, что вы проявляете ко мне столько внимания, но сейчас вам действительно лучше отправиться домой. В одиночестве! И перед сном не забыть исполнить все мои рекомендации. Особенно в части теплого душа и сна в проветриваемом помещении.
        - Как скажете… Удаляюсь… Был очень рад познакомиться… - продолжал изображать из себя мушкетера восемнадцатого века, продвигаясь в сторону лифта. Кнопка стояла и уже откровенно хохотала над моими ужимками.
        Всю дорогу домой в такси я пытался разобраться в своих чувствах и понять, что же такого со мной происходит. Жесткий и эмоциональный монолог Володи действительно заставлял задуматься о своем поведении, а размер озвученной им суммы еще раз осмыслить важность моей миссии в игре.
        Но все эти размышления сбивал образ Дарьи Константиновны. Я не мог понять, почему не перестаю думать о ней, особенно с учетом того, что девушки такого типажа никогда не вызывали у меня каких-то интимных интересов.
        «И не забудьте исполнить все мои рекомендации! Особенно в части душа и сна в проветриваемом помещении!»
        Открыв дверь квартиры, я понял, что Кнопка оказывается умеет предсказывать будущее. Спать я буду в очень хорошо проветриваемом помещении…
        
        
        Кабинет Александра Евгеньевича Бурого на семьдесят пятом этаже штаб-квартиры корпорации «Берлога». Стрелки часов на часах показывают двенадцатый час. Естественно, вечера.
        - Знаешь, Сашенька, я все больше и больше переживаю за наше будущее, - задумчиво сказал Раскевич, качая в ладонях пузатый бокал с коньяком. От сигары Лев Давыдович отказался, что было немного удивительно и свидетельствовало о крайней степени беспокойства. - Нет, когда мы начинали этот проект, я понимал всю его амбициозность и осознавал перспективу рано или поздно наступить кому-то на больную мозоль. Но то, что происходит сейчас, повергает меня в легкую степень паники.
        Бурый молчал, давая профессору возможность высказаться. Он пытался вспомнить, когда в последний раз видел профессора в таком возбужденном состоянии, и приходил к выводу, что сейчас Лев Давыдович открывается для него новой, неизведанной раньше, гранью своей личности. А Раскевич тем временем распалялся все больше:
        - Сначала этот умник ломает всякие шаблоны игровой механики и завешивает компьютерный персонаж, который по идее просто кусок программного кода. Понимаешь, Саша? Нарисованный Болотник должен работать по простым и понятным игровым алгоритмам вне зависимости от поведения игроков, а не останавливать игру из-за трепа одного человека.
        Профессор шумно выдохнул и сделал большой глоток коньяка, уже не смакуя дорогой напиток, а просто так, как пьют воду, желая промочить горло. Даже не взглянув на стоявшее возле него блюдечко с дольками лимона и ломтиками шоколада, Лев Давыдович продолжил, все больше и больше увеличивая громкость своих высказываний.
        - Потом этот Максим заводит дружбу с нашим искусственным интеллектом, который непонятно почему устраивает обновление и меняет всю игровую механику. Понимаешь? Он подружился с НАШИМ искусственным интеллектом и меняет НАШУ игровую механику. А эта перестрелка в его квартире? И почему первым там оказался Володя, а не кто-то еще? Сплошные вопросы и проблемы, разрешением которых опять-таки занимается корпорация.
        Раскевич сделал еще один глоток и с грохотом поставил пустой бокал на журнальный столик:
        - И вот! Вишенка на торте! Господин Денисов открытым текстом посылает сотрудника Системы, а вдобавок еще и шантажирует его! Сашенька! Нас посадят, я тебе точно говорю. А этот славный парень Максим опять выйдет сухим из воды!
        В кабинете воцарилась тишина, нарушаемая только шумным и частым дыханием Раскевича. Профессор смотрел на носки своих туфель, а Бурый смотрел на него.
        - А нас есть за что сажать, Лев Давыдович? - вопрос прозвучал неожиданно, но генеральный директор целой корпорации внезапно почувствовал себя неопытным студентом-первокурсником.
        Раскевич смотрел на него с жалостью и злобой одновременно.
        - Ты всегда казался мне умнее, Сашенька, - профессор встал и подошел к бару, скользя взглядом по бутылкам. - Посадить можно любого, было бы желание. Думаешь, Президент вспомнит твои заслуги? Или поверит, что мы создавали искусственный интеллект для страны?
        - Лев Давыдович, - Бурый поставил свой бокал на стол и теперь безотрывно смотрел на Раскевича. - Но ведь это же вы выбрали Максима для должности бета-тестера. И вы радовались его успехам. И благодаря его работе мы сумели сделать существенный шаг вперед в наших исследованиях. Чего вдруг вы испугались? Я чего-то не знаю, и нам действительно есть, из-за чего переживать?
        Бурый никак не мог поймать взгляд Раскевича, только машинально отметил, что его движения стали более торопливыми и какими-то нервными. Внезапно Александру Евгеньевичу стало страшно. Он увидел, что у Раскевича дрожат руки.
        

        Глава 5

        Все-таки работа всегда остается работой. Даже если со стороны кажется, что ты не занят ничем сложным или серьезным, напрягает само осознание - «Надо!». И вот уже вроде как любимое дело не приводит в восторг, а желание поваляться в кровати перечеркивает суровой необходимостью вставать и куда-то тащиться. Даже если ты работаешь фрилансером и тащиться всего два шага до ноутбука.
        Вот и мне сегодня идти на работу не хотелось. Впрочем, как и вчера. Но нет же, кому какое дело, что у меня на душе и как я спал? Работа есть работа.
        Поэтому сейчас я лежу на носу плота и просто смотрю на воду. Я расслабляюсь, познаю дзен и не надо меня трогать…
        В принципе, то, что вождь не в настроении, моя команда поняла еще вчера. Появившись в игре, я сначала из любопытства поинтересовался, а как братья-игроки видят Водяного в момент отсутствия меня в игре. Оказалось, что этот вопрос их никогда не интересовал, тем более, что из игрового процесса периодически выпадали и неигровые персонажи.
        Чуй постоянно прятался от всех в шалаше, Кука просто исчезала и появлялась без всякой системы. И все считали это чем-то обыденным, одна из фишек игры. В принципе, раньше и я как-то этим не заморачивался, но сейчас у меня включился синдром «безумного начальника».
        Я начал допытываться, а чем тогда эти трое занимались в мое отсутствие и что было сделано для успеха нашего совместного предприятия. Ответом оказалось ожидаемое «Ничего!». То есть, все просто сидели и ждали, когда же наконец «Великий повелитель воды Эридан» явится в игру и объяснит, что делать дальше.
        И вот тут меня прорвало на «поорать»! Смачно так поорать, от души, чтобы весь воздух из легких вышел.
        «То есть никого не интересует, где и кто с нашего отряда находится? Никто ничего делать не хочет без руководства!»
        Поскольку этих три оболтуса были наиболее удобной мишенью, то им и досталась львиная часть моих ругательств. Просто так, без повода и объяснений. Я орал так, что, наверное, разлетелись все птицы в округе. Ошалели от моего напора все, потом на защиту трех мушкетеров встали Кука с Василисой. Но я был в ужасном настроении, поэтому на орехи досталось и им.
        Но толк от этого крика был. Уже через двадцать минут мы собрали лагерь, погрузились на плот и поплыли вниз по течению, наверное, даже в правильном направлении. Самое интересное, что Чуй за все время моего моноспектакля из шалаша даже не вышел. Выглянул, посмотрел на меня долгим взглядом и снова исчез в его глубине.
        Скорей всего, у шишки было, что мне сказать, но он по обыкновению промолчал. Наверное, пора было бы как-то уже переломить ситуацию и поговорить с Чуем.
        В конце концов, даже если оставить за скобками мою работу, меня не оставляла мысль, что Лесной Хозяин поручил именно мне заботиться о нем. Но вчера я был слишком сильно озабочен собственными проблемами, чтобы реагировать на безразличие шишки. А сегодня мне лень. Я лежу на плоту и смотрю на реку, любуюсь тем, как играют между собой мои русалки, слушаю бурчание Куки. Ляпота!
        Мимо меня пролетел небольшой камушек, сделал полукруг над водой и медленно поплыл обратно. Светоч тренировался. Его приводила в восторг сама возможность чувствовать себя не таким, как все, поэтому он набрал на берегу целую кучу камушков и теперь каждую секунду оттачивал свои магические возможности.
        - Эридан, ты чего скучаешь? - приземлилась рядом со мной Василиса. - У тебя что-то случилось, а я об этом ничего не знаю?
        Лягушка говорила мне что-то еще, но я уже провалился в свои мысли. Ну что я ей могу сказать? С одной стороны, Василиса за это короткое время стала мне практически родной, но с другой стороны, она же нарисованная. Что она знает о реальной жизни? О том, что такое работа, что такое быт и какими бывают реальные проблемы.
        Впрочем, вчерашний день оказался из разряда крайне неудачных. Я плохо спал, поэтому проснулся в плохом настроении.
        Нет, не с того начал. Я плохо заснул, причем в ужасном настроении, а уже потом плохо спал и проснулся с большим трудом.
        А все потому, что спать было не на чем. Слова Кнопки о хорошо проветриваемой квартире оказались пророческими. Войдя в квартиру, я обнаружил, что она полностью пустая. Диван, шкаф, кухонный гарнитур, холодильник - все исчезло. Это из крупного. Неизвестные похитители не побрезговали вообще всем содержимым квартиры - исчезли даже коврик, лежавший у входной двери и веник из туалета.
        Мне оставили только унитаз и душевую кабинку. Ее, видимо, просто побоялись выдергивать из стены, уж очень добротно герметиком к поверхности приклеили при ремонте. Вот и вся моя мебель.
        Ну и на кухне сиротливо скучала кухонная плита. На одной из конфорок белел стандартный лист из пачки офисной бумаги.
        «Дорогой Максим! Я решила, что наш разрыв окончательный. У меня больше нет желания тратить время на человека, живущего в своем мире и не думающего о близких, которых его необдуманные действия могут подвергнуть опасности. Документы на развод я уже подала. Надеюсь, что твоих остатков чести и мужества хватит, чтобы не препятствовать моему желанию построить счастливую жизнь. Делить твою квартиру мы не будем, поэтому я забираю вещи, как некоторую компенсацию моих сил, потраченных на попытки сделать из тебя человека. Твоя одежда на балконе в пакете. Будь счастлив».
        Вещи действительно обнаружились на балконе, правда, не в пакете, а в двух мусорных мешках, но сути данное обстоятельство сильно не меняло. У меня не было даже крючка, чтобы повесить верхнюю одежду. Впрочем, довольно быстро я осознал, что куртку вешать необязательно, пол в это время года достаточно холодный и спать лучше в ней. Устроиться на жестком полу без каких либо удобств я пытался достаточно долго, но спасительный сон пришел только через полтора часа моих мучений. Стоит дальше рассказывать, в каком состоянии я проснулся?
        В результате на работу я пришел злой и не отдохнувший. К тому же утром, завтракая в кафе, пришлось признаться самому себе, что к некоторым вещам и определенному уровню комфорта я просто элементарно привык.
        Нет, конечно, мы живем в двадцать первом столетии, и многие вещи сделать стало гораздо проще, но на меня почему-то накатила такая злость, когда я выбирал в интернет-магазине самые элементарные вещи, такие как кружка или ложка.
        Первым настроение мне испортил господин Рожков, с которым я буквально столкнулся в коридоре. Он медленно оглядел меня сверху вниз и крайне язвительным тоном поинтересовался, не сильно ли болит у меня голова. Хмыкнув на мое ворчливое «Не дождетесь!», он удалился, не сказав больше ни слова, но с его подачи к нам в кабинет пожаловала Кнопка.
        Девушка, как мне показалось, переживала за мое самочувствие достаточно искренне, а вот я начал прятать свои смущение и стыд за излишней грубостью. В результате, вечером докторша просто отказалась со мной разговаривать, переложив заботы обо мне на медсестру.
        - Макс, ты чего такой злой с утра? Кровать жесткая или подушка неудобная? - скептически поинтересовался Володя, глядя на мою кислую рожу.
        Я с большим трудом сдержался, чтобы не обматерить еще и его, но потом все-таки осознал, что мой куратор ни в чем не виноват и кратко рассказал ему о своих злоключениях. К моему удивлению, толстяк даже не попытался хохмить по этому поводу, а лишь на полном серьезе предложил некоторое время пожить у него. Или вообще попросить у Бурого жилье в небоскребе.
        - Нет уж, - наотрез отказался я. - Никуда переезжать я не собираюсь. Категорически.
        - Да просто смотреть на тебя больно, - попытался убедить меня Володя. - Такое ощущение, что тебя целую ночь били, причем очень больно. И работник из тебя сейчас тоже аховый. Ты должен контакт наладить с Чуем, а по твоему настроению видно, что контактер из тебя так себе. Даже с учетом всех твоих профессиональных навыков.
        - Володя, отстань, все наладится, - отмахнулся я и полез в капсулу. Слушать нравоучения абсолютно не хотелось.
        Работать, впрочем, тоже. Поэтому я просто валяюсь на плоту и познаю дзен, глядя на воду. Очень кстати, успокаивает. Лежишь, смотришь, вода течет, плот плывет.
        - Эридан, - из воды появилась голова Бажены. - А мы вроде как приплыли.
        - Куда? - не понял я, не успев еще отвлечься от своих мыслей.
        - Ну так к Бабе Яге, - и русалка показала рукой куда-то в сторону берега.
        - Как-то слишком быстро, - усомнился я, но меня перебили радостные крики Божича и Матвея:
        - Смотри, избушка на курьих ножках! А вон и сама Баба Яга!
        Крыть действительно было нечем. На берегу стояло колченогое строение, возле которого копошилось создание неопределенного пола, замотанное в бесконечные тряпки и юбки.
        Лес в этом месте немного прерывался, образуя что-то вроде полукруглой поляны, не особенно большой, буквально метров шестьдесят-семьдесят в диаметре, но вполне достаточной, чтобы на нем разместилась избушка. Со стороны это выглядело как охотничья сторожка посреди тайги. Мне один мой приятель показывал как-то фотографии с отпуска, так вот там были точно такие же пейзажи. Интересно, а Баба Яга ведет подсобное хозяйство? Очень было бы интересно посмотреть, как она морковку сажает, а потом гоняет свою летающую ступу к реке за водой для полива.
        - Мне почему-то твоя родственница представлялась иначе, - раздался над ухом голос вездесущей Василисы. Когда я лежал на плоту, то получалось, что наши головы примерно на одном уровне, что лягушке несомненно очень нравилось. А мне было ценно, что вообще она оказалась единственная в игре, кто пытался поговорить со мной за последние два дня. Хотя Володя и напоминал, что моей основной целью является Чуй, но с ним желание общаться не появлялось.
        - Честно говоря, я вообще не помню, как она выглядит, - ответил я, рассматривая избушку.
        - Правильнее будет сказать, что не знаешь, - я увидел рядом с головой ноги кикиморы. - Я даже не уверена, что ты вообще ее видел.
        Я не нашелся, что ответить, поэтому счел за лучшее просто промолчать.
        - Эридан, гребем к берегу? - раздался позади меня голос Матвея.
        - Давай, - согласился я и обратился к Бажене. - Девчонок попроси посмотреть по округе, что и как.
        - Опасность? - мгновенно подобралась моя боевая подруга.
        - Да нет, вроде, - успокаивающе провел по ее лапке. - Просто неожиданно как-то. Мне всегда казалось, что домик Бабы Яги должен быть где-то глубоко в лесу, а никак не на берегу речки.
        - У тебя же карта была, - вспомнила Василиса. - В ней посмотри.
        - Да там такая карта, - подключилась Кука. - Что она есть, что ее нет. Тем более, избушка у сестрицы самоходная. Сегодня здесь, завтра там.
        - Вот это сооружение может передвигаться? - усомнился я, обозревая кривоватое жилище своей игровой родственницы. - Признаться, как-то не очень-то в подобное верится. Мне кажется, что этот сарайчик может развалиться при первом же толчке.
        Действительно, чем больше плот приближался к берегу, тем более непритязательно смотрелся стоящий на берегу домик. Весь какой-то перекосившийся на один бок, он совсем не производил впечатление обжитого жилища. Впрочем, Баба Яга уже заметила нас и подошла ближе к реке, приветственно маша рукой. Я встал и тоже помахал ей в ответ.
        Мы медленно приближались к земле. Наконец, плот мягко толкнулся о берег, и ребята немедленно соскочили в воду, чтобы вытолкать наш крейсер на твердую поверхность. Хозяйка избушки уже спешила нам навстречу, опираясь на длинную палку.
        Вообще-то я представлял себе персонажа старых сказок как-то по другому. Ну мы же все читали одни сказки, ну или не читали, а слушали от наших родителей. Баба Яга должна быть старой. Всё, это аксиома, не требующая дополнительных пояснений. Еще она обязательно замотана в тряпки, из которых выглядывает крючковатый нос, а на голове косынка из куска ветоши.
        Сейчас же перед нами стояла не такая уж и старая женщина, причем, на мой взгляд, она смотрелась не столько старой, сколько грязной. Кожаная заляпанная юбка до пят, волочившаяся подолом по земле, и бесформенная кофта, причем я не смог определить ни материал, из которого она сделана, ни какого она цвета.
        - Эридан, царь морской! - чересчур пафосно и торжественно произнесла эта женщина, подходя ближе. - Я приветствую тебя. Будь моим гостем!
        - Ничего себе у вас в семье отношения, - раздался голос Василисы. - А кланяться при встрече надо?
        И вот тут я понял, что мы попали в засаду, причем ждали здесь именно нас. Но озвучить свой гениальный вывод я естественно не успел, потому что одновременно произошло несколько других событий.
        «Кто эта тварь?» - заорала Кука, перепрыгивая с плота на берег с верной колотушкой в руках. В это же время ложная Баба Яга пнула Василису, отчего лягушка улетела в воду, а палка в руках женщины описала стремительный полукруг и почти попала по голове кикиморы. Краем глаза я заметил, как Матвей с Божичем крутят руки Светочу, но гораздо больше меня занимала толпа игроков, выбежавших из леса и окруживших меня плотным кольцом. Приехали…
        От изумления я даже позабыл, как надо колдовать, потому что отвлекся на многоголосые крики и острые копья, уже изрядно щекочащие не только мой живот, но и все остальные части тела.
        Позади меня слышались визги русалок и хекания Куки, которая, видимо, пустила в ход свою любимую колотушку. Интересно, Чуй додумается смыться сейчас или он просто с удовольствием наблюдает за происходящим? Может быть, это вообще все его проделки?
        - Давно не виделись, уважаемый! - я с изумлением увидел среди нападавших давнего знакомого Бранимира. Он-то здесь откуда? Интересно, моей бывшей жены для комплекта здесь нет?
        - Что вы стоите? Хватайте его!
        Я реально превращаюсь в тормоза. Пока я стоял столбом и соображал, что надо делать, на меня накинули сеть, стукнули чем-то тяжелым по голове, подняли и потащили куда-то в сторону леса. Причем тащили долго и достаточно неаккуратно, но очень и очень быстро.
        Первое время я пытался колдовать, но очень быстро понял, что чем дальше меня уносят от воды, тем хуже я ее чувствую. По крайней мере, все мои попытки вызвать водяные ладошки или плети не увенчались успехом.
        Все другие трепыхания довольно жестко прерывались болезненными ударами дубинок, причем Бранимир несколько раз крикнул своим людям, чтобы они были аккуратны и ни в коем случае не допустили моей смерти. А я так надеялся на это. Несколько раз даже пытался специально спровоцировать своих носильщиков, памятуя, что точкой воскрешения у меня является плот. Но все было без толку.
        Шум позади довольно быстро утих и мне оставалось только гадать, что все это значит. То ли русалкам и кикиморе удалось убежать, то ли эти персонажи на какое-то время покинули гостеприимный мир «Берлоги». Одна радость, что для компьютерных персонажей смерть в игре не конечна и скоро они воскреснут.
        Тогда я попытался вызвать интерфейс и принудительно выйти из игры, но и это не получилось. Меню перед глазами всплывало, однако кнопка выхода в нем почему-то отсутствовала. Я даже подумал, что у меня глюки и начал усилием воли тыкать во все иконки, которые висели перед моим лицом. Результата не было.
        Через некоторое время я перестал трепыхаться совсем. Во-первых, было очень больно, а во-вторых, я осознал, что это бессмысленно. Значит, надо просто подождать и посмотреть, куда меня несут. В конце концов, там у мониторов должен сидеть Володя, и он-то вытащит меня из игры, когда начнется совсем уж жесть.
        Шли мы довольно долго. В какой-то момент меня начало даже укачивать, поэтому чтобы отвлечься от неприятных ощущений, я попытался сосредоточиться и обдумать ситуацию, в которую попал.
        На нас устроили засаду, причем не кто-нибудь, а Бранимир, тот самый игрок с крайне садистскими наклонностями. Зачем я ему?
        Матвей с Божичем явно играют на одной стороне с этим придурком, никак иначе объяснить то, что они начали крутить Светоча, я не мог. Зачем им это было надо? Обиделись, что он умеет колдовать, а у них до сих пор не получается.
        Кстати, Бранимир в курсе, что я игрок, а эта троица была уверена, что я компьютерный персонаж. Или нет? И они просто искусно притворялись? Что тогда получается? Бранимир захватил только игроков, у которых проснулась магия и компьютерные персонажи ему неинтересны? Зачем? Хочет понять в чем секрет? Интересно только как, если я сам не могу объяснить природу магических умений? Не вскрытие же наше проводить?
        Количество вопросов превышало все разумные пределы и грозило взорвать мою бедную голову. Так, будем решать вопросы по мере их возникновения. Сейчас от меня всё равно ничего не зависит, надо просто подождать развития ситуации.
        От нечего делать я начал разглядывать тех, кто невольно выступил в роли моих носильщиков. Сетку, в которую меня замотали при нападении, прицепили к древку копья. Оно сейчас лежало на плечах двух одинаковых с виду витязей. Их одеяние составляли широкие полотняные штаны и красные рубахи свободного кроя. Из брони на них красовались короткие кольчуги, едва доходившие до бедра, и остроконечные шлемы. Надо признать, внешне они гораздо более привлекательные, чем кастрюля, которую мне когда-то подарила кикимора.
        Что интересно, на ногах у всех пришедших с Бранимиром оказались кожаные сапоги, лично на мой непросвещенный взгляд очень дорогие и очень удобные.
        На первый взгляд, они казались братьями-близнецами, но при внимательном рассмотрении оказалось, что у одного из них светлые волосы, а у второго голова оказалась абсолютно лысой. Блондин шел спиной ко мне, поэтому я не мог рассмотреть его лицо, а вот физиономия лысого была абсолютно стандартной. Я бы даже сказал совсем стандартной, видимо, этот игрок совсем не заморачивался с графическим редактором.
        Каждый раз, когда лысый ловил мой взгляд, он самодовольно улыбался, как будто поймал меня в одиночку. Я попытался было криво улыбнуться в ответ, но гримасу тащившего меня это не изменило.
        Меня тащили по узкой тропинке в лесу, причем к моему удивлению я не увидел среди своих спутников не только Светоча, но и Матвея с Божичем. Тоже, кстати, интересная загадка, не дающая мне покоя. В их поведении непонятно вообще все. И зачем они меня предали и почему не пошли с нами? Кажется, я начинаю повторяться.
        Всего в нашей процессии было около пятнадцати человек, и это было гораздо меньше половины от общего числа напавших на нас. Я еще раз убедился, что нас ждали, а, вернее, ждали именно меня. Вот только зачем? Я попытался спросить это, просил позвать Бранимира, но толку не было.
        Разговаривать со мной по-прежнему никто не хотел, наоборот, на все мои вопросы реакция была одинаковой. Сначала мне прилетал чувствительный удар дубиной, а нанесший его некоторое время шел рядом и с интересом смотрел на меня, как бы оценивая, я еще хочу поговорить или желание уже исчезло?
        Сидя или, вернее сказать, скорчившись в три погибели, в сетке я с тоской от осознания собственного бессилия наблюдал за тем, как наша процессия вышла из леса и направилась к населенному пункту приличных размеров.
        К своему стыду, я был вынужден признать, что почти ничего не смыслю в старославянском укладе, и поэтому сказать определенно, город это, село или деревня никак не могу. Вроде как село от деревни отличалось наличием церкви, вот только вспомнить где она должна быть, а где нет, упорно не мог. Да и критерии, после выполнения которых большая деревня становилась городом, были мне неведомы.
        Может быть, это и есть «Большое гнездо», ну та самая стартовая локация, в которой, как правило, начинали свой путь все игроки «Берлоги». Хотя нет, вряд ли. Частокол, конечно, опоясывал достаточно большую территорию, не скажу точно сколько, но никак не меньше километра в диаметре. Это много, но все равно, на стартовую локацию данный населенный пункт никак не тянул. Тысяча, максимум две тысячи игроков, и стоять придется уже на головах друг у друга. Мы ж не китайцы, к подобной скученности не привыкли, русскому человеку простор надобен.
        Меня пронесли через ворота, причем, как я заметил, большинство местных не обращало на нас ровным счетом никакого внимания. Такое ощущение, что сюда каждый день водяных в сетке приносят. Очень интересно.
        Впрочем, Бранимир шел впереди процессии с гордо поднятой головой, и завидев его, местные расступались. Не сказать, что с большой опаской, но уважение демонстрировали.
        Внутри частокола тоже хватало любопытного. Как мне и показалось изначально, город или все-таки деревня представлял собой почти правильный круг, в центре которого возвышалось двухэтажное строение. Назвать его избой или даже домом язык не поворачивался, скорее всего, оно походило на терем, а может быть, даже княжеские палаты. Я ощутил себя актером попавшим в исторический фильм, вот еще чуть-чуть и на крыльцо выйдет степенный бородатый мужчина с булатным мечом на поясе, а затем молвит мудрым голосом: «Здравствуй, народ простой!»
        Но нет, никто так и не вышел. Может, время неурочное?
        Вокруг терема стояли одноэтажные избушки, уже гораздо больше похожие на жилые. Вокруг них даже бегали дети. Интересно, это тоже игроки или компьютерные персонажи. Скорей всего, второе. Я плохо помню этот момент, но, по-моему, в игре есть жесткое ограничение по возрасту. Значит, дети в данном случае просто часть сценария.
        После домов ближе к частоколу теснились уже какие-то совсем хозяйственные постройки, наверное, склады, конюшни, ну или что там еще должно было в древнем поселении.
        В терем меня не понесли, не по статусу, наверное, а может, просто не захотели княжеские палаты всякой нечистью осквернять.
        
        «Точка привязки «Плот» была разрушена. Ваша новая точка привязки/воскрешения - западные ворота форта клана «Сокол».
        
        Опа-на. Всего пара строчек, а сколько новой и интересной информации. Я не бета-тестер, я балбес и бездельник. Уже существуют кланы, они строят себе опорные пункты, как форт, в который меня только что принесли. А я вообще не в курсе происходящего.
        Я даже не знаю названия кучи предметов, которые вижу вокруг себя. Почему-то мне стало стыдно. Бета-тестер из меня, конечно, так себе. Признаться честно, я даже не имею цельных представлений об эпохе, в которой мне пришлось оказаться. Вспомнил, как самодовольно я вел себя буквально пару дней назад с новым безопасником, и на душе стало еще более паршиво.
        А потом в качестве вишенки на торте пришло осознание, что убежать теперь будет гораздо сложнее. Если раньше можно было надеяться на то, что, умерев, я воскресну далеко отсюда, к тому же на берегу речки, где много воды подвластной моей воле, то сейчас рассчитывать на подобный исход совсем не приходилось.
        Тем временем меня пронесли вдоль жилых домов и втащили в какое-то небольшое строение, где и бросили на пол, как мешок с картошкой. Маленькое помещение оказалось совсем пустым, только на земляном полу валялись остатки соломы, как будто раньше здесь хранили корм для лошадей. В помещении царил полумрак, маленького оконца явно не хватало, чтобы осветить все помещение.
        Пнув напоследок, оба парня вышли из сарая, а я немедленно принялся за попытки выпутаться из сетки.
        К сожалению, мой старый друг не дал мне на это много времени.
        - Ты такой забавный, - услышал я знакомый голос. Перестав дергаться, я извернулся и посмотрел вверх. Надо мной нависал самодовольно улыбающийся Бранимир. Моя челюсть отвисла от удивления, но стоило констатировать, что этот чудак уже успел переодеться.
        На нем были его любимые отливающие серебром доспехи. Интересно, а от них есть какая-нибудь дополнительная польза, кроме красоты? Ну как там в игрушках положено? Плюс пять к силе, плюс десять к харизме, минус десять к величине мужской привлекательности.
        Тааак! Раз в голову начал лезть всякий бред, значит, я психую. А это плохо. В этой ситуации, судя по всему, спасать себя придется самостоятельно. Надежда на принудительный выход таяла с каждой секундой. Где же Володя? Он там что, наслаждается зрелищем, наблюдая за моими мучениями? Обещаю, вылезу из капсулы, утоплю в этом геле, его ни одна спецслужба не спасет!
        Немного позади Бранимира стояло еще три витязя. Их внешний вид оказался гораздо скромнее своего предводителя. Полотняные рубахи со штанами, а также кожаные куртки.
        - Поднимите его! - приказал Бранимир и меня подняли на ноги, освободили от сетки, а потом подвесили за руки на какой-то крюк. Судя по уверенным движениям этой троицы, я был далеко не первый, кого притаскивали в этот сарай для доверительных бесед.
        - Выйдите! - приказал Бранимир и троица вышла из сарая, не забыв притворить за собой дверь.
        - Ну что, толстяк? - Бранимир аж раздувался от удовольствия. - Ловко мы тебя поймали? Не ожидал, наверное, повстречаться со мной при таких обстоятельствах?
        - Не ожидал, - согласился с ним я. Висеть было неудобно, но хоть какая-то возможность прояснить свое положение. - А как ты узнал, где мы будем?
        - Так я постоянно был рядом, - заулыбался Бранимир. Он обошел вокруг меня, а потом больно ткнул меня кулаком под ребра. - Никто не смеет посягать на мое величие!
        - По-моему, ты преувеличиваешь, - скривился я от боли. - Я тебя вообще не трогал. Ни тогда, ни сейчас.
        - А зачем тогда сопротивлялся? - мой мучитель ударил меня еще раз. - Ты что о себе возомнил? Героем себя почувствовал? Ты никто! Груша для тренировок! Это я должен был встретиться с Лесным Хозяином, а не ты! Это я должен был получить силу!
        С каждым выкриком Бранимир наносил мне новый удар, в результате чего я действительно начал крутиться на крюке, как боксерская груша.
        - Подожди! - попытался остановить его я. - С чего ты взял, что я с кем-то встречался? Я не получал никакую силу, это просто дополнение к моему персонажу.
        - Дополнение? - Бранимир на несколько секунд задумался, а потом принялся бить меня с удвоенной энергией. - Ты думаешь, что я ничего не знаю. У тебя не было магии, ты груша, просто жирдяй, которому повезло. Я все про тебя знаю! Мне дядя все рассказал!
        - Дядя? - несмотря на боль, я уловил момент, когда в криках моего мучителя проскочила интересная информация. - Какой дядя? Так ты не просто игрок?
        А вот это уже очень интересная информация. Думаю, что Володя должен непременно этим заинтересоваться. А может быть, и не только он. Вон, у нас безопасник новый, это вообще чисто его работа. Мне бы только из игры выйти. Но все мои попытки оставались по-прежнему тщетными.
        - А ты что думаешь, мир «Берлоги» крутится вокруг тебя? - Бранимир упивался своей властью и моей беспомощностью. - Построил плот, окружил его своими девками и все? Поймал удачу за хвост? А ты не подумал, что в этом мире есть кто-то еще? Сильнее тебя? Умнее тебя? А? Чего ты молчишь?
        Я сжал зубы и закрыл глаза. Не то, чтобы я играл сейчас в героя-партизана, попавшего в плен, но и ответить было нечего. По большому счету, мне сейчас было плевать и на Бранимира, и его планы, и его дядю. На второй план отошли даже мысли о судьбе русалок, Василисы, Куки и Чуя.
        Внутрь меня прополз и никак не отпускал липкий страх, что страшилки про гибель в виртуальности могут оказаться правдой. Я не могу выйти из игры. По моим примерным подсчетам получалось, что я нахожусь внутри капсулы уже почти двенадцать часов или даже больше, но система упорно держала меня внутри. Я не мог вызвать кнопку «Выход» самостоятельно, таймер принудительного выхода, про который когда-то рассказывал Володя, тоже не срабатывал. Складывалось ощущение, что я завис в виртуальности навсегда.
        - Чего ты молчишь? - оскал Бранимира напоминал маньяков из фильмов ужасов. - Тебе страшно? Ты не понимаешь, что происходит? Это хорошо, это научит тебя покладистости.
        - Чего ты от меня хочешь? - решил спросить я о своей судьбе напрямую. - И где мы находимся?
        - Я хочу от тебя покорности! - хлестнул меня по щеке этот сумасшедший. - Чтобы ты осознал свое место, а затем привел меня к Лесному Хозяину.
        - Его нет больше, - сморщился я от боли. - Он исчез после обновления.
        - Я слышал эту сказочку, - почти ласково провел Бранимир рукой по моей щеке. - Про какую-то шишку, которую ты таскаешь с собой. Но я не такой наивный. Я знаю, что ты врешь и знаешь, где искать Лесного Хозяина.
        Обалдеть. Кто же дядя у этого психа? По сути, круг людей, которым известны такие подробности, сильно ограничен. А он сейчас стоит и в открытую пытает меня.
        - Думаешь, что это все игра? - приблизил свое лицо вплотную к моему Бранимир. - Нееет, это все взаправду. И ты будешь висеть в этом сарае, пока не расскажешь мне все. И не признаешь меня своим хозяином.
        Он откровенно неадекватен. Я, в принципе, знал это и раньше, но сейчас происходящее переходило всякие границы. Он вбил себе в голову идею и никакие аргументы не способны переубедить его.
        - Ты как-то неправильно меня уговариваешь, - попытался вызвать я своего собеседника на конструктивный диалог. - Я в твоей власти, так посади меня за стол, налей вина и поговорим…
        - Ты издеваешься! - взревел Бранимир и начал беспорядочно охаживать мое тело кулаками. - Ты раб! Ты ничтожество! Ты сдохнешь в этой игре, если не подчинишься мне! Я сгною тебя в этом сарае! Ты никто!
        Было дико больно! В реальной жизни я уже раз десять должен был потерять сознание, а здесь только крутился на крюке и вздрагивал от очередного удара. Наконец, Бранимир успокоился.
        - Ну ладно, раз не хочешь разговаривать сейчас, значит, пообщаемся позже, - Бранимир шлепнул себя ладонью по бедру и вышел на улицу. Я остался один.
        Что вообще происходит? Почему до сих пор я внутри виртуальности? Неужели этот сумасшедший прав и я отсюда не выберусь? Хотя, давай попробуем рассуждать логически. Может быть, все это не просто так? Вдругв создавшейся ситуации виноват замысел Лесного Хозяина? Если так, то имеет смысл разобраться, зачем именно он это придумал.
        Я напрягал мозг и так, и этак, но в голову ничего не приходило. Все, о чем я мог сейчас думать, это то, что так и не успел получить заказанный диван. Кстати да, если ночью я не появлюсь дома, то доставки наверняка не будет. Опять придется спать на полу. Не зря говорят, что неприятности не приходят поодиночке, они любят групповые выступления.
        Я провисел в этом сарае непонятно сколько времени. Надо будет подкинуть программистам идею добавить на внутренний интерфейс часы, а возможно даже секундомер с будильником. Сколько же я здесь вишу?
        Внезапно я понял, что картинка передо мной начинает расплываться. Что со мной? Я моргнул, надеясь, что причиной всему какая-то соринка, попавшая в глаз, но лучше почему-то не становилось.
        Может быть, все-таки включился какой-то программный таймер и меня сейчас выбросит из игры? Боги, скажите, что так и будет! Пожалуйста!
        Мои глаза начали слипаться, я уже не мог противиться тяжести, навалившейся на веки и … Отключился!
        Сознание возвращалось медленно, я почувствовал влагу и порадовался, что мои надежды сбылись. Получилось! Как же все-таки хорошо вернуться в реальность. Надо только открыть глаза, увидеть Володю и высказать ему все, что я думаю о его расторопности.
        - Просыпайся! - голос был явно не Володин. Я дернул руками и с ужасом понял, что по-прежнему привязан. Хлесткая оплеуха помогла мне открыть глаза, и я с ужасом увидел перед собой улыбающегося Бранимира.

        Глава 6
        - Привееет! - издевательски протянул Бранимир и отвесил мне еще одну оплеуху. - Как дела? Думал, что из игры сумел выйти? А вот это видел?
        И он помахал перед моим лицом сложенной фигой.
        - Говорил же, что ты не сможешь выйти из игры, пока я этого не пожелаю…
        - Как тебе удалось? - непонимающе спросил я. Бранимир расхохотался и снова пнул мою тушку.
        У меня противно засосало где-то внутри живота. Мозг отказывался верить в происходящее. Двадцать первый век на дворе, а я болтаюсь подвешенным на крюке в непонятной глуши внутри какого-то сарая, и абсолютно неадекватный тип использует меня вместо боксерской груши. И что, все происходящее часть моего игрового процесса? Что за абсурд?
        Если подобное запрограммировано, как специальная фишка онлайн игры «Берлога», то спешу расстроить разработчиков. Это провал! Это полный финиш для любой виртуальной реальности!
        Только в книжках могут писать про мальчиков-задротов, которые стоически преодолевают в игре тяготы и лишения. Лютый бред! Виртуальная реальность существует для развлечения, а если верить статистике, то мальчиков, испытывающих тайные желания быть униженными и получить удовольствие подобным образом, не так уж и много.
        А девушки? Уж они-то точно не обрадуются игре, в которой их могут долго и упорно насиловать без всякой возможности прервать подобное действие. Что происходит? Где Володя? Где администрация? Мне кто-нибудь объяснит?
        Стараясь не обращать внимания на тычки и удары, снова сосредоточился для вызова интерфейса. Может быть, просто какой-то программный глюк случился и надо попробовать еще раз?
        - Не нравится? - измывался надо мной Бранимир, сопровождая свою радость обязательными пинками и оплеухами. - Я бог этой игры. Здесь все будет так, как я пожелаю! Понятно тебе?
        - Если честно, то совсем непонятно, - признался я, сплюнув густую слюну после очередной затрещины. - Если ты бог, то зачем тебе я нужен? Скорее всего, на Избранного я сейчас похож больше. Просто мое верховное еще не придумало, как именно наказать тебя за неучтивость.
        - Ах ты! - взревел Бранимир и вновь принялся осыпать мое тело весьма чувствительными ударами. - Ты никто! Ты никому не нужен! Тебя предали даже те, кого ты считал друзьями!
        - Ну не все, - криво улыбнулся я, раздумывая, появятся ли у меня синяки на реальном теле. - А Матвей, если честно, мне никогда не нравился. Чем ты ему, кстати, голову заморочил?
        - А ты сам спроси, - ухмыльнулся Бранимир, переводя дух после физических упражнений. - Если, конечно, встретишься с ним.
        В этот момент дверь сарая хлопнула и на пороге появился… Кто-о-о?
        Божич? Вообще-то, я рассчитывал увидеть сейчас Матвея. Мне казалось, что, если кто из этой троицы и способен на резкие поступки, так это лидер игроков. Пускай и неформальный.
        Но надо признать, что сейчас Божич смотрелся совсем не так, как все время, что я наблюдал его в игре. Появилось ощущение, что парень стал выше ростом и шире в плечах. А как он улыбался, глядя на меня.
        - Что у тебя с лицом, Эридан? - с сарказмом спросил мой недавний ученик, широко распахивая руки, как будто хотел крепко обнять меня. - Не ожидал меня увидеть?
        - А где Матвей? - на автомате спросил я.
        - А я тебя чем не устраиваю? Может тебе еще Светоча привести? И рядышком повесить? - Обалдеть, сколько уверенности в себе и самодовольства. Что-то раньше я за ним такого не замечал. Хотя, как выясняется, я раньше очень многого не замечал.
        - Ну так как, Эридан? Теперь ты не чувствуешь себя большим и сильным? - рассмеялся Божич, с удовлетворением глядя на меня, подвешенного к потолку. Бранимир захохотал ему в унисон, эти двое радовались, словно сорвали джек-пот в миллионной лотерее. - Думал, раз администраторы подарили тебе возможность колдовать, то можно плевать на окружающих?
        От изумления я даже закашлялся. Он сейчас серьезно? Мы знакомы меньше недели, а уже такие глобальные выводы. Когда я вообще плевал на кого-то?
        - Божич, ты, наверное, что-то путаешь, - восстановив дыхание, попытался я прояснить ситуацию. - Если ты знаешь, что я игрок, то значит должен быть в курсе, что администрация не может наделять кого-то искусством магии или наоборот отнимать его.
        - Ложь! - этот чудик даже не пожелал меня выслушать. Блин, они реально тут все неадекватные…
        - Так, забудь пока о слизняке, - прервал наш милый диалог Бранимир.
        - Да, князь, - с готовностью повернулся к нему парень.
        Князь! Нет, вы слышали? На колени еще упади перед ним!
        - Ты нашел его? - между тем обратился Бранимир к Божичу.
        - Нет, - отрицательно помотал головой мой бывший ученик. - Мы там всю округу верх дном перевернули. Нет его.
        - Может быть, ему кто-то помог? - Бранимир мрачнел на глазах. Было видно, что вести совсем не те, которые он ожидал услышать.
        - Кто? - пожал плечами Божич. - Кикимору мы завалили, лягушка придурочная первой свалила, а русалки все тупые как пробки были.
        Ого! Да они никак про Чуя разговаривают? То есть они его ищут? То есть он сбежал? А вот новость о том, что все другие погибли, немного опечалила. Головой я понимаю, что все они воскреснут, но все равно - жалко…
        - Ладно, мне выходить скоро нужно, - сказал Божич. - Завтра утром я вернусь.
        Он повернулся и вышел из сарая, а Бранимир задумчиво посмотрел на меня. Ну и что? Снова начнет бить? Но он только покачал головой, а затем стремительно вышел наружу вслед за Божичем.
        Я вновь остался один, медленно раскачиваясь на крюке, как… Я даже не знаю, как что! На новогоднюю игрушку тяну мало, люстрой тоже назвать сложно. Просто боксерская груша, на которой всякие неадекваты отрабатывают свои бойцовские навыки.
        И мои мысли поскакали вскачь, перепрыгивая с одной темы на другую.
        Как-то все неправильно идет. И здесь, в игре, и там в реальности. За последние пару недель мое мировосприятие изменилось коренным образом. Совсем недавно я вообще слабо представлял себе, что такое виртуальная реальность. Хотя, правильнее сказать, обывательски представлял.
        Виртуальные тренажеры, отдых после работы, развлечение для малышей. А на самом деле? Огромные деньги, недетские разборки и настоящая жизнь. Люди попадают в нарисованный мир, который очень быстро доказывает, что люди остаются людьми в любой реальности.
        По крайней мере, компьютерные персонажи ведут себя честнее. Хотел было сказать, что соблюдают правила, но понял, что правила после обновления тоже изменились.
        Взять того же Чуя. По всему выходило, что я буду для него мудрым наставником, а он будет почтительно внимать моим умным речам. А на деле? Нарисованная шишка плевать хотела на какие-то условности и просто отказывалась со мной разговаривать!
        Интересно, а какими для меня последствиями чревата гибель Чуя. Или его пленение? Если Лесной Хозяин сделал на меня такую большую ставку, то запросто и обратка может иметь глобальные масштабы. И ладно бы только в игре. Если верить моим шефам, то Искин сумел без всякого согласования с ними провернуть глобальную финансовую операцию. Кто его знает, на что еще он способен. Может, я выйду из игры, а он обнулил все мои счета, а заодно и документы собственности на квартиру переделал. И буду я не уважаемый бета-тестер большой корпорации, а маленький нищий бомж Максимка.
        И ведь даже объяснительную никому написать не получится. Не стану же я действительно бегать по лесам и искать Лесного Хозяина, которого давно и нет в помине. Вся надежда на Чуя, хотя и слабенькая откровенно. Мне кажется, если кто и обрадовался моему пленению, так это он. Ну а что? Никто ему плешь на чешуйчатой голове не проедает, ничего не требует. Он теперь вольная птица, может спокойно отправиться в любую точку «Берлоги» по своим делам. Если они у него есть, конечно.
        Главное, чтобы он поменьше доверял окружающим. Я и раньше-то не сильно верил в людское бескорыстие, а уж сейчас, повиснув на крюке в этом сарае, тем более. Вот, кстати, интересно. В реальности, скорей всего, я бы уже без рук остался при долгом нахождении в такой неудобной позе, а здесь хоть бы хны! Даже пальцами на руках шевелить могу.
        А вот еще вопрос, где, действительно, Матвей? Я реально запутался, кто в игре друг, а кто враг. До недавнего времени считал, что это он оказался засланным казачком, и просто подбил Божича на предательство. Но судя по тому, что он до сих пор не появился, парень ни при делах. Вернее, конечно, он тоже встал на сторону Бранимира, но похоже, что его использовали втемную.
        Или, может быть, таков хитрый план Матвея? И он специально сидит в засаде, подкинув мне своего подельника Божича? Голова кругом от всех хитросплетений.
        Ладно, думать, конечно, полезно, но сейчас гораздо актуальнее найти возможность для спасения. Так, какие у нас есть варианты?
        В первую очередь, я подумал о воде. Если это населенный пункт, то наверняка где-то в зоне досягаемости есть какой-нибудь колодец или бочка с водой, на худой конец. Я сосредоточился на своих внутренних ощущениях, но, к глубочайшему разочарованию, ничего не почувствовал. Вода, если и была, то где-то далеко от меня. Или, возможно, мне для применения магических умений требовался обязательный визуальный контакт. Не знаю, я пока неопытный чародей, я только учусь. Факт оставался фактом, водную стихию я не чувствовал, и, соответственно, призвать к себе на помощь не мог.
        Я висел в этом сарае уже достаточно долго. Пробовал считать, чтобы хоть как-то отследить время, но быстро бросил, придя к выводу, что в подобных усилиях нет никакого смысла. Периодически в сарай заходили подручные Бранимира, проверяя, видимо, не сильно ли я соскучился. В разговоры со мной они вступать не хотели, бить - не били, а их предводитель почему-то не появляется. Может быть, он тоже вышел из игры? Почему же тогда не получается у меня?
        Я вызывал интерфейс буквально каждые пять минут, но активной кнопки выхода до сих пор не появлялось. Как объяснить происходящее? Мой интерфейс не работает, Володя тоже не пытается достать меня из капсулы. Где все? Должна же существовать какая-то система контроля, не знаю, дежурные программисты, операторы, администраторы. В конце концов, Бурый или Раскевич должны поинтересоваться, куда исчез их главный бета-тестер?
        Хлопнула дверь и на пороге сарая появился Бранимир. Судя по всему, он действительно выходил из игры, потому что по моим прикидкам прошло уже несколько часов. Он стоял, широко расставив ноги, облаченный в свои блестящие доспехи, и самодовольно улыбался, глядя на меня.
        - Радуешься? - задал я вопрос, медленно вращаясь вокруг своей оси. Надо признать, что человеческая психика удивительно пластична. Я имею в виду, у здорового человека, а не у такого неадеквата, как стоящий передо мной юноша. И юноша ли это, тоже большой вопрос. Пока его выходки больше похожи на поведение обиженного жизнью подростка. Если же он действительно взрослый парень, то я искренне сочувствую его родным и близким. Мальчику явно очень тяжело приходится. Вдруг, они и спрятали его в этой игре, чтобы оградить от реальности, которая молодому человеку явно противопоказана. На улице за такое поведение могут и убить ненароком.
        С другой стороны, мне сейчас его выкрутасы на руку. Людям с больной психикой всегда хочется поговорить. Это даже не правило, логичнее будет назвать такое явление аксиомой. Когда человек живет с осознанием того, что окружающие его не понимают, волей-неволей он начинает мечтать о свободных ушах, в которые можно влить свою правду о мире или происходящем в нем.
        А уж я в данном случае выступаю просто идеальной мишенью. Я не просто слушатель, я тот, кто мешает уважаемому Бранимиру жить одним фактом своего существования. Именно поэтому ему так важно не только унизить меня, но и подробно объяснить, в чем именно он лучше меня и каким тяжким трудом добился возможности издеваться над моей тушкой.
        Ну а я могу спокойно пользоваться этим, выуживая из него информацию, потому что в желании похвастаться Бранимир может проболтаться об очень интересных вещах. Правда, конкретно в данной ситуации, процесс познания получается каким-то болезненным, но деваться все равно особо некуда. Надо делать хотя бы что-то. Если я не хочу сойти с ума, запрятанный в недра виртуальной реальности.
        - Не боишься, что мои друзья придут и спасут меня? - спросил я, внимательно наблюдая за реакцией моего мучителя. - Или того, что системную ошибку все-таки исправят? Тогда я наконец смогу выйти из игры и подать на тебя жалобу.
        - Ты так ничего и не понял, - покачал головой Бранимир. - Никто не придет. И в реальный мир ты выйти не сможешь. Ты мой раб на веки вечные.
        - Ты это уже говорил, - качнулся я ему навстречу. - Но не объяснил, почему я должен тебе верить…
        - А какие у тебя варианты? - улыбка моего мучителя была такой самодовольной, что губы чесались плюнуть в него. - Ты же пробовал выйти. Скажешь нет? И что, ничего не получилось? Ты обречен делать только то, что я тебе позволю. И забудь о реальном мире. Для тебя он больше не существует.
        - Но ты не сможешь держать меня в сарае вечно, - я судорожно пытался придумать хоть какой-то аргумент против логики этого психа. - Рано или поздно, кто-нибудь из игроков заглянет сюда, и тогда я смогу передать весточку для администрации.
        - Это отдельная локация, - расхохотался Бранимир, с удовольствием наблюдая, как отвисает моя челюсть. - Мой дядя создал ее для меня. Целый город, населенный НПС. Здесь уже есть все, что нужно для жизни. Кузнецы, пекари, повара… Даже гулящие девки в наличии. Ну вернее, здесь все девки такими будут, если я прикажу. Потому что дядюшка сделал так, что местные жители любят меня как бога и слушаются соответственно. И никаких лишних игроков здесь нет, и никогда не будет.
        - Да уж, - покачал я головой. - Рай для сумасшедшего. Или вас тут таких много?
        - Завидовать надо молча, - Бранимир ткнул меня в брюхо, но сделал это как-то лениво. Было видно, что избиение моей тушки ему уже основательно наскучило. - В этом поселении триста пятьдесят НПС, изображающих местных жителей, и двадцать моих друзей.
        - Свистишь ты что-то, - ответил я, изображая равнодушие. - В плен меня захватывало гораздо большее количество людей.
        Бранимир изменился в лице, обошел меня кругом и со всего маху зарядил мне кулаком в латной перчатке по спине, в район поясницы. Туда, где по идее у людей располагаются почки, а у Водяных просто нежная часть кожи.
        - Я научу тебя относиться ко мне с уважением, - с удовлетворением констатировал этот псих, слушая мои стоны. - Я никогда не вру, ибо я выше подобного. Тебя захватывали мои воины, а значит, нет разницы, игроки они или НПС.
        - Но ты же сам говорил, что здесь мирная локация, - зачастил я, пока мне еще раз не прилетело. - Откуда тогда взяться воинам?
        - Мы их учим, - пожал плечами Бранимир, как видно, пораженный моей тупостью. - Чем больше людей в армии - тем она сильнее. И ты будешь мне служить, разве непонятно?
        - Непонятно, - ответил я. - А если я сойду с ума от постоянного нахождения в виртуальности? Не боишься, что я стану совсем неадекватен.
        - Дядя сказал, что такого не случится, - пожал плечами Бранимир. - А если случится, то невелика потеря. Как только я найду Лесного Хозяина, ты станешь мне абсолютно не нужен, и тогда, возможно, я сам превращу твою жизнь в ад.
        Сдается мне, что у юноши чересчур информированный дядя. Понять бы еще кто это? Какой-нибудь дальний родственник Алены Сергеевны? Это же она была засланным казачком в нашей компании, может, теперь кто-то решил мне отомстить за ее гибель? И если он работает до сих пор, то его обязательно надо найти. Вот только, для такого мне не помешает сначала вылезти из капсулы.
        - А почему твой дядя сразу не свел тебя с Лесным Хозяином? - продолжал выспрашивать я интересующие меня подробности. - И как он допустил, что Искин обратил внимание на тебя, а не на меня.
        - Он ошибся! Ошибся! Ошибся! - опять закричал Бранимир, и я понял, что этой темы лучше не касаться. Какая-то она слишком болезненная. И для Бранимира, и для моего тела. - Дядя не думал, что Лесной Хозяин обратит внимание не на человека. Поэтому ты и стал Водяным. А я должен был тебя убивать, пока Искин не поймет, что я самый сильный и могущественный.
        - Подожди, ну тогда моей вины вообще нет, - прохрипел я, стараясь качаться подальше от железного дровосека. - Ты приходил и меня убивал. А тот факт, что мне досталась магия, наверняка случайный. Почему твой дядя не поговорил со мной? Или просто не удалил мою учетную запись?
        - Я не знаю, - теперь голос Бранимира был совсем сокрушенным. - Наверное, дядя решил, что во всем виноват я. Он со мной три дня не разговаривал, а потом подарил мне этот город. Сказал, что давно построил его для меня, и мне теперь можно быть главным.
        Еще чуть-чуть и он заплачет. Мама дорогая, у него настроение скачет, как конь на родео. Такой убьет, а потом и не вспомнит, что это он сделал.
        - И много у тебя таких городов? - спросил я, чтобы хоть как-то продолжить разговор. - Или ты пока не дорос до уровня государственного мужа? А почему бы не потрясти этот мир экономически? Договорись с дядей, монополизируй производство, начни добывать ресурсы. Так же можно найти золотое дно! Как в игре, так и в реальности. Война - не всегда единственный путь к власти!
        - Ты что, самый умный? - внезапно опять ударил меня Бранимир, вроде как чутко до этого внимавший моим речам. - Будешь мне тут сказки рассказывать? Где Лесной Хозяин? Отвечай!
        И на мое тело посыпались новые удары. Интересно, почему он меня только бьет? В прошлый раз он испытывал неземное блаженство, вспарывая мне брюхо. Все-таки боится, что я могу умереть?
        Попинав меня еще немного, Бранимир плюнул на меня и не прощаясь вышел из сарая. Да уж, уговорить его отпустить меня добровольно как-то не получилось. Как, впрочем, и узнать что-то полезное. Я в последнее время искренне начинаю сомневаться в своих талантах переговорщика. Впрочем, сам факт того, что неадекват что-то рассказывает мне, уже маленькая победа. Но к спасению меня это не приблизило.
        Значит, надо искать другие варианты. Вот только что можно сделать, раскачиваясь привязанным к какому-то крюку на потолке? Крюк! Наверняка можно раскачать его и вырвать из балки, тем более что само строение деревянное.
        Я попытался подтянуть ноги к животу и резко выкинув их вперед сильно качнулся. Отлично! Помогая себе конечностями, я извивался как червяк на крючке, но уже буквально через пару минут услышал скрип и скрежет в деревянных перекрытиях. Что я буду делать дальше, представлялось пока слабо, но мне казалось, что самое важное сейчас это слезть с проклятого крюка.
        Я раскачивался все сильнее и сильнее, с удовлетворением прислушиваясь к скрипу балки и начиная прикидывать, куда именно упаду, когда все получится. Но я раскачивался все сильнее, а желаемый результат никак не наступал. Не знаю, с чем именно это было связано, но крюк плотно сидел в деревянном брусе, как будто приварен и прикручен одновременно. Скрип и скрежет не прекращались, но пока это оставалось единственным значимым результатом всех моих усилий.
        Блин, что же делать? Может, тут дело в магии? Или в какой-то игровой механике?
        И внезапно я понял, что именно делаю не так. Я представил перед собой деревянную балку с вбитым в нее крюком и начал максимально реалистично визуализировать процесс выдирания из нее железки. Я раскачивался, мысленно моделируя расшатывание бруса, выламывание щепок. Я верил в то, что у меня получится, качаясь все сильнее и сильнее. Дерево затрещало громче, казалось, что звук слышно во всем поселении, а я все никак не мог завершить начатое.
        Дверь распахнулась и, к моему ужасу, в сарай вошел Бранимир. Увидев меня, летающим от стены к стене, он поначалу замер на месте и широко распахнул глаза от изумления, но моментально сориентировался и ринулся ко мне.
        - «Да ломайся же ты!» - взмолился я неведомо каким богам и отчетливо представил, как железо выворачивается из дерева, выламывая щепки. Я так явственно услышал треск, что в какую-то секунду решил, что у меня галлюцинация, но в следующий миг уже осознал, что мои руки ничто не держит и я лечу.
        Конечно, очень бы хотелось сказать, что мне удалось моментально сориентироваться в обстановке, сгруппироваться и супергеройски заломать своего противника. Я когда-то увлекался боевиками с мастерами кунг-фу, так они там еще и не такие штуки вытворяли.
        Но на самом деле, все, конечно же, получилось не так круто. Скорей всего, мне в очередной раз повезло и обстоятельства сложились в мою пользу. Крюк вылетел из балки в самый-самый нужный момент, а Бранимир впал в ступор именно тогда, когда мне это понадобилось, поэтому сверкающие щегольские доспехи смяли об дверной косяк мои зеленые огромные булки.
        Есть ощущение, что Бранимир когда-нибудь повесится от позора. Погибнуть в честном бою со мной ему не суждено. Пока эта барахтающаяся груда железа пыталась подняться, я уже успел подхватить связанными руками его меч и вонзить чуть выше нагрудника. Мой противник только успел взглянуть на меня ненавидящими глазами, а затем истаял, оставив на полу лишь груду металлолома.
        Я замер на месте и прислушался. Вроде как никто не бежал к сараю с криками «Что случилось?». Надеясь, что удача наконец-таки повернулась ко мне привлекательным личиком, я начал судорожно перепиливать веревки на руках. Память категорически отказывалась вспоминать, сколько должно пройти времени до очередного входа в игру. Сердце, пускай и нарисованное, бухало в груди, а мозг вопил, что надо убираться, причем как можно быстрее.
        Легко сказать… Выйти на улицу и слиться с толпой, как часто делает главный герой фантастических фильмов, явно не получится. В данном случае меня вычислят при первом же взгляде, как того негра в анекдоте про шпиона. Я же весь зелёный. Да и скользить по стеночке как ниндзя я не смогу. Здесь уже дело не в цвете, а в комплекции. В лазутчики, как правило, более худощавых товарищей набирают.
        Поэтому вариант у меня остался только один! Прорываться с боем!
        Я поднял меч, решительно взмахнул им перед собой и… тихонечко приоткрыл дверь сарая. Все-таки до эпического появления с криками «Вам всем конец!» моей удали не хватило. Для начала попробуем по-тихому оценить ситуацию, хотя в тоненькую щелочку разглядеть удалось не так уж и много.
        Я по-прежнему находился в отдаленном районе одноэтажных хозяйственных построек. Людей здесь было немного, но все равно хватало, правда, по внешнему виду они больше напоминали мастеровых, чем воинов. Понять игроки это или НПС никак не удавалось, но что-то подсказывало мне, что тревогу подаст любой увидевший меня вне зависимости от того, к какой категории он принадлежит.
        В какую-то минуту проулок опустел, и я решился на короткую перебежку. Из строения, в тени которого я попытался спрятаться, ощутимо пахло свежескошенным сеном. Впрочем, я запросто могу ошибаться. Откуда мне типичному городскому жителю знать, как пахнет свежескошенное сено? Объяснить свою уверенность я никак не мог, а лезть проверять совершенно не хотелось. У меня сейчас есть более насущная проблема.
        Как же отсюда выбраться? Идти к центру поселения глупо. Там и выхода нет, да и шансов попасться там гораздо больше. Ворота тоже отпадают, ибо, по моему разумению, они либо заперты, либо хорошо охраняются. Взять кого-нибудь в заложники и прикрываясь им выйти наружу? Не знаю, так, по-моему, легко только в фильмах получается, а на деле у тебя всегда неприкрытая спина. Кроме того, это игра. Ну, убью я заложника, он поплачет немного и воскреснет на том же месте.
        Я перебежал еще раз. А вот пахло вокруг совсем не розами, но я вновь не решился проверять предназначение очередного сарая. Издалека слышался грохот кузнечного молота и какие-то перекрикивания. Страх оказаться обнаруженным был все больше, а я все никак не мог придумать, как выбраться.
        Я сделал еще одну маленькую перебежку. Переулок заканчивался, а до забора было еще достаточно далеко. Я выглянул из-за угла. Передо мной расстилалось небольшое, шагов тридцать-сорок в диаметре пустое пространство, напоминающее мини-площадь. В разные стороны уходило несколько тропок между сараями, а в центре стоял типичный деревенский колодец.
        Колодец! Это мой шанс! Водяной я или кто в конце концов? Если разработчики игры все пытались сделать достоверно, то получается, что вода прибывает из какой-то подземной реки. Какой именно - не столь важно, главное, что по ней можно свалить из этого негостеприимного места. А если я погибну, значит, просто ничего не потеряю. Воскресну где-нибудь на центральной площади этой локации для доморощенных садистов, меня схватят и опять притащат все в тот же сарай для отработки бойцовских навыков на моей тушке.
        Перспектива, с одной стороны, так себе, но в любом случае, лучше попробовать и сделать, чем даже не пробовать и жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Подобный закон работает в реальности, а следовательно, должно сработать и в игровом мире.
        В этот момент к колодцу подошла девушка с деревянным ведром. Несмотря на простенькое платьице до земли, смотрелась она довольно привлекательной, поэтому неудивительно, что вслед за ней увязались двое мужиков довольно внушительного вида. Несмотря на то, что они были одеты в светлые домотканые штаны с рубахой, ставлю свой золотой трезубец против этого деревянного ведра, что оба здоровяка были воинами. Очень уж походка специфическая, такую в кузнице или на пашне не выработаешь. Вон как двигаются, несмотря на то что в лапти обуты. Да уж, в честной схватке мне против них не выстоять. Тем более, что топор за поясом у одного из них был весомым аргументом против такого поворота событий.
        Я посмотрел на меч, а потом улыбнулся и вновь перевел взгляд на колодец. Девушка уже успела наполнить ведро водой, а теперь задорно смеялась плоским шуточкам одного из своих ухажеров. Воодушевленный таким проявлением симпатии, он подходил к красотке все ближе, явно собираясь обнять ее, а может быть, и облапать соблазнительные округлости. Его товарищ с удовольствием наблюдал за этой картиной. Все трое оказались так увлечены разговором, что совершенно не обращали внимания на маленькую голубую змейку, выглянувшую из ведра, а затем сползшую по его стенке на землю. Маленькое существо, созданное из капелек воды, медленно ползло к ноге воина, уже увлеченно тискающего девушку, которая отбивалась от чересчур шаловливых рук скорее шутливо, чем серьезно.
        Тем временем из ведра выскочила вторая змейка, которая уже не была столь осторожной, а просто целенаправленно ползла ко второму мужчине. Я задумался ненадолго, потом напрягся и змейка побольше появилась уже из колодца.
        В этот момент позади меня началась какая-то суета и раздались встревоженные крики: «Князя убили! Князя убили!» Похоже, кто-то все-таки обнаружил доспехи Бранимира. Блин, как-то быстро его нашли! Или, может быть, Бранимир сам уже вернулся в игру? Я уже вообще ни в чем не уверен.
        Здоровяки немедленно забыли о девушке и ринулись в сторону сарая, где меня держали. Вернее, собирались ринуться, но мои змейки ухватили их за ноги и абсолютно синхронно рванули в разные стороны. Парень, бросивший девушку, упал на землю и не в силах сопротивляться конечности, сотканной из капель воды, подбил под колени своего товарища, который кружась на месте уже извлек из-за пояса топор и прицеливался для удара по своему лаптю. Ладошка, выскочившая из колодца, зажала рот девушке, набравшей уже воздуха в грудь для крика, а еще две змейки начали обвивать тела воинов, как веревки.
        - Эй! Зеленый! Стой! - раздались крики позади меня, но я, уже не слушая их ломанулся в сторону колодца. Каждую секунду я ожидал какой-нибудь пакости в виде сетки или стрелы в ногу, но желания оглянуться и оценить обстановку не было никакого. Со стороны, конечно, я вряд ли смотрелся как спринтер-легкоатлет, но по моим ощущениям, я несся, как ветер.
        Рот девушки по-прежнему был зажат водяной ладошкой, но глаза, казалось, сейчас выскочат из орбит. Не знаю, то ли ее так впечатлили мои спортивные рекорды, то ли она очень испугалась зеленого существа, с пыхтением несущегося на нее, но мне было совсем не до ее страхов. Я добежал до колодца и заглянул внутрь.
        Вода плескалась где-то далеко внизу. До нее было никак не меньше десяти метров, а жерло колодца казалось таким узким, что у меня даже мелькнула мысль: «А не застряну ли я там?» Представив, какой удачной мишенью будет моя пятая точка, отсвечивающая зеленым в лучах полуденного солнца, я подавил нервный смешок и оглянулся.
        За мной бежало уже человек десять, вооруженных всем, что только можно представить, от мечей и ножей до вил и топоров. Лица этой компании выражали такую явную решимость покрошить меня на мелкие кусочки, что из головы вылетел всяческий страх перед темным зевом колодца.
        Я перевалился через бревенчатый край и головой вперед рухнул в воду.

        Глава 7

        Уже в полете мне в голову пришла здравая мысль, что прыжок головой вниз мероприятие не самое безопасное. А вдруг там внизу и воды-то с гулькин нос?
        Глупые мысли не успели заполнить черепную коробку, потому что уже в следующий миг я врезался выставленными вперед руками в прохладную толщу. Колодец был не слишком широким, поэтому развернуться и посмотреть, что же там сверху, крайне проблематично. Помогая себе всеми конечностями, я отчаянно пробивался все глубже и глубже ко дну колодца.
        Что-то ударилось мне в хвост, а затем скользнуло вдоль тела. Бок неприятно укололо, а потом я увидел, как мимо меня скользнуло какое-то длинное тело. Темная вода не давала рассмотреть, что это, поэтому, переборов отвращение и страх, я крепко схватил неизвестное существо и сильно сжал ладонь, чтобы не дать ему выскользнуть.
        К моему удивлению, создание не сопротивлялось. Под пальцами ощущалось что-то шершавое и твердое, но я не сразу сообразил, что это. Длинное, деревянное, без сучков и заусениц… Копье!
        О как! Хорошо, что надо мной уже трехметровый слой воды, который существенно затормозил эту острую дрянь. Так бы она наверняка проткнула мою пятую точку с непредсказуемыми последствиями, а так только бок царапнуло.
        Я ускорил движения руками и хвостом, пытаясь быстрее достичь дна колодца. Надо сваливать с этого негостеприимного места. Где же эта подземная река или что там еще должно быть?
        Чем глубже я погружался, тем хуже становилась видимость вокруг. Единственным источником света было отверстие наверху, да и то оно все больше и больше отдалялось от меня. Кроме того, судя по всему, в колодец постоянно кто-то заглядывал, что тоже не добавляло освещения. Где же дно?
        Что-то булькнуло, но желание оглядываться не появилось. Быстрее! Быстрее! В этой деревне мне ловить больше нечего… Под водой колодец оказался уже, чем в начале на уровне земли, и теперь приходилось буквально протискиваться между скользких бревен.
        Мой живот опять свело от ужаса, но в то же время я продолжал верить в свою счастливую звезду. Это игра, в которой я могу изменить все, что захочу, одной силой своей мысли.
        На мою пятую точку опустилось что-то тяжелое, а сверху булькнуло еще дважды. Через несколько секунд я понял, что эти нехорошие люди наверху решили забросать колодец камнями. Они что, решили похоронить меня заживо? Да ладно! А вот шиш вам!
        Я поднатужился и столб воды выкинул камни наружу. Наверняка, кому-то прилетело, но слой воды надо мной оставался приличным, поэтому крики моих ушей почти не достигали. Это ж надо было додуматься, Водяного в воде хоронить!
        В этот момент мои руки коснулись дна и погрузились в ил. Ощущения, если честно, были противные. Склизко, мерзко, противно! Ну скажите, что за гадство? Почему всегда надо создавать какие-то сложности и трудности для честного человека… Тьфу ты! Водяного! Я не хочу обратно! Мне совсем не улыбается вылезать из колодца, чтобы меня опять повесили на крюк и использовали в качестве боксерской груши.
        Я заработал руками активнее, ощущая себя маленьким экскаватором и чувствуя, как едва не ломаются пальцы. Шум сверху усилился, но я по-прежнему не обращал на него никакого внимания, буквально вгрызаясь в мокрую грязь и раскапывая дно колодца все глубже и глубже. Все мои мышцы ныли от боли, но я продолжал пробиваться к свободе, искренне надеясь, что мой расчет окажется верным. Это продолжалось довольно долго, в какой-то момент я даже потерял счет времени, поэтому, когда моя рука провалилась куда-то внутрь, я изумился, но тут же с удвоенной скоростью начал расширять отверстие.
        Наверное, со стороны сейчас моя тушка напоминала землеройку или даже огромную гусеницу, но мне было абсолютно параллельно. Я отчаянно стремился к свободе и испытал прямо-таки неземное блаженство, провалившись в русло подземного водоема.
        Перед глазами мелькнуло какое-то системное сообщение, но я отмахнулся от него, пытаясь оглядеться и понять, в какую именно сторону надо проваливать из этого негостеприимного места.
        Получалось пока плохо.
        Здесь, под землей, было еще темнее, чем на дне колодца. Свет из провала над головой сюда уже практически не доставал, и ориентироваться приходилось исключительно на ощупь. Если честно, все, что я сумел определить, потыкавшись головой и другими частями тела вдоль и поперек подземной реки, так это только то, что река под землей течет внутри какого-то не очень широкого желоба. Ну так, метра четыре в ширину и в высоту. Вода заполняла весь объем земляной трубы, оставляя совсем небольшую воздушную прослойку наверху.
        Я сориентировался по направлению течения в трубе и поплыл подальше от негостеприимного места. С каждым следующим метром вокруг меня все больше сгущалась темнота. Я плыл не быстрее, чем гуляет по проспекту хромая черепаха, ориентируясь только на ощущения от вытянутых вперед рук, но мне это помогало не очень сильно.
        Плыть в полной темноте занятие малоприятное. Очень скоро я начал с завидной регулярностью утыкаться в развилки, не имея ни малейшего представления, какой из путей правильней. Плюнув на все, я начал каждый раз выбирать путь налево, но несколько раз это помогало не особенно сильно. Левый коридор заканчивался тупиком, поэтому приходилось разворачиваться и испытывать судьбу в соседнем ответвлении.
        Сколько такое необычное путешествие продолжалось по времени, сказать было сложно. Когда-то давно, в институте, я изучал термин «сенсорная депривация». Если вкратце, то это состояние, когда человека лишают возможности пользоваться органами чувств. Например, помещают в комнату с рассеянным светом, одевают полупрозрачную повязку на глаза, включают «белый шум», а на руки и ноги одевают что-то вроде перчаток. Ученые говорят, что крыша гарантированно начинает съезжать уже через несколько часов.
        У меня глюки начались раньше. То я слышал голос Василисы, зовущий меня, и начинал активно рассекать водную толщу взад и вперед, стараясь найти боевую подругу. Через пару минут мне показалось, что я нащупал тело Чуя, погруженного в земляную стенку. Минут пятнадцать изображал подводный экскаватор, пока не понял, что не чувствую ничего деревянного, тем более похожего на шишку.
        Потом на меня просто навалилась апатия. Мозг заполнило чувство страха и безысходности. Выйти в реальность не получается, найти выход из этой водной артерии тоже не получается. Куда-то плыву, ничего не вижу, никого не слышу…
        Вокруг была кромешная тьма. Вода вокруг съедала любые звуки и только стена, цепляясь за которую я упорно полз вперед, не давала мне окончательно сдаться на милость панике. Несколько раз я с надеждой на чудо вызывал интерфейс, но кнопка «Выход» по-прежнему была неактивна.
        В какой-то момент пространство вокруг меня начало расширяться, я уже не доставал до стенок и перестал понимать, в какую сторону меня несет. Попытавшись всплыть, я больно долбанулся головой о неизвестно откуда взявшийся выступ. Перед глазами заплясали звездочки, но светлее вокруг ни стало ни на йоту. Я ощупал неожиданную преграду, но так до конца и не понял, что передо мной - то ли какая-то ступенька, то ли просто большой камень выдавался из стены и постепенно вымывался из породы нескончаемыми потоками воды.
        Мне захотелось отдохнуть и поэтому, ухватившись за неровный каменный край, я выбрался на ступеньку. Вокруг было темно, не видно ни зги. Я покрутил головой вправо-влево, надеясь уловить хоть какой-нибудь незначительный источник света, но это были только пустые мечтания.
        - Ну вот и куда я попал? - медленно, по слогам задал я вопрос самому себе, прислушиваясь к журчанию воды, которая гасила всяческое эхо.
        Словно в ответ, перед глазами замелькала искорка. Сосредоточившись, я с изумлением понял, что моргает значок «информации» на моем интерфейсе. Странно, раньше он такой активности не проявлял. Я понял, что это системное сообщение, которое я сбросил после провала из колодца. Ладно, что у нас там? Почитаем-с…
        
        Дорогой друг! Поздравляем Вас! Вы первый игрок онлайн-игры «Берлога», провалившийся в ж... В подземную часть бескрайнего мира! Эта локация не является основной для нашей игры, поэтому в ней отсутствуют стандартные пути развития персонажей и простые задания. Область подземелий обширна и тянется через весь континент.
        В данной локации не работает почтовый интерфейс, ограничена возможность создания квестов (для избранных). Характеристики ориентации в окружающем пространстве снижены в два раза. Увеличены тревожность и склонность к истерикам. Не рекомендуется длительное пребывание в данной локации лицам, не достигшим высокого уровня духовного просветления, а также любителям шумных компаний и свежего воздуха.
        Квесты есть, цепочки квестов тоже, но созданы они Искином и случайным образом. В общем, странное тут место!
        Информацию об истории возникновения подземелий Вы можете посмотреть в разделе «Справка по локациям» в расширенном мануале игры «Берлога». А нет! Не можете! Ее там пока нет…
        
        Я прочитал сообщение трижды, а потом недоуменно покрутил головой. Все понятно. Это не я схожу с ума. Налицо коллективное помешательство!
        С катушек съехал весь мир, во главе с Искином и программистами, его создавшими. Иного объяснения я не видел. Подобную чушь можно было сочинить, только если обкуриться какой-то жутко забористой дрянью.
        И самое обидное, что в другой ситуации над этим системным сообщением можно было даже посмеяться, но сейчас мне очень сильно захотелось заплакать. Я глубоко вздохнул, но безнадега и ощущение безразмерной жалости к самому себе не отпускали. Я не знаю, что делать!
        Я же не супергерой. Я не могу сейчас призвать могучую силу, топнуть ногой так, чтобы мир содрогнулся. Да я даже лучик света создать не могу! С непонятной брезгливостью к самому себе приходилось признавать, что не все в жизни зависит от меня. Я не личность, меняющая ход истории, а просто типичный представитель офисного планктона, который способен только плыть по течению в надежде, что оно вынесет меня хоть куда-нибудь. Сейчас вот не вынесло. Не все можно изменить или подчинить своим желаниям, иногда остается только сидеть на камушке и созерцать бесконечность.
        Хотя тут и смотреть-то некуда. Не разгонять же тьму водяными плетями. Возможность колдовать, не исчезнувшая в подземелье, вернула оптимизм. Я разослал в разные стороны своих разведчиков, хотя быстро понял, что, не видя своих созданий, управлять ими у меня особо не получается. Водяные змейки и ладошки рассыпались в капли, а я снова положил голову на сцепленные на затылке руки.
        Что делать дальше, я не знал. Плыть куда-то не хотелось абсолютно, да и не видел я в этом особого смысла. Пытаясь отыскать хоть какую-нибудь подсказку, я вызвал интерфейс и начал вдумчиво перебирать вкладки и разделы встроенного меню.
        К сожалению, сейчас оно было практически бесполезно. Большая часть кнопок была неактивна, а остальные не несли никакой практической пользы. Я поизучал окно своих характеристик, осознавая, что не вижу абсолютно никакого смысла в том, что «Телосложение» у меня доползло до цифры пять, а «Интеллект» до десятки. Нет, приятно, конечно же, что по мнению игры я скорее умный, чем сильный, но сейчас мне хотелось, чтобы было как раз-таки наоборот. А может и нет. Я не знаю.
        Раздел «Карты» порадовал меня еще меньше. Не знаю, то ли дело в программной ошибке, то ли так и задумывалось в подземной локации, но всплывшая картинка представляла собой черный квадрат Малевича с ломаной голубой линией, похожей на маршрут в дупель пьяного чудика, упорно пытающегося преодолеть маршрут от уютной пивной до родного дома. Удивившись поначалу, я быстро понял, что сам и был этим пьяным, блуждающим по коридорам подземной реки. Полюбовавшись причудливыми поворотами своего пути, я вздохнул, закрыл интерфейс и вновь оперся о стенку.
        Извечный философский вопрос: «Что делать?»
        Вокруг меня громоздилась тьма. Она разливалась вокруг почти осязаемой субстанцией, заставляя ориентироваться только по звукам: неторопливое течение воды, плеск от падающей со стен земли, какие-то шорохи… Ну хоть что-то. Все-таки хоть какие-то звуки для ориентации в пространстве.
        Вот интересно, а на мониторах админов какая-то картинка есть или такая же непроглядная тьма? Или для них реализован какой-нибудь инфракрасный режим, и они сейчас с удовольствием любуются на мою удивленную рожу?
        Тут я вспомнил, что и админов-то, наверное, уже давно никаких нет, потому что из игры меня никто вытаскивать не торопится, и снова загрустил. Вернее, сказать, даже приуныл.
        - П-с-с-с-с, - раздалось у меня рядом с ухом. От неожиданности я дернулся и отшатнулся в сторону, больно ударившись о мокрую стенку. Блин, темно и ничего не видно. Что это за звук?
        - П-с-с-с-с, - шипение повторилось. Правда, теперь, как мне показалось, уже совсем с другой стороны. Я отмахнулся и почувствовал, как моя рука ударила во что-то мягкое, а следом раздался еще один шипящий звук. Вот только теперь он звучал угрожающе и как-то обиженно, что ли?
        - Кто здесь? - мне было совсем не стыдно признаться, что голос мой дрогнул.
        - П-с-с-с-с, - шипение было совсем рядом. Полцарства за лучик света!!!
        Но тьма оставалась такой же непроглядной, а неприятный звук раздавался все ближе.
        - Кто здесь? - повторил я свой вопрос теперь уже откровенно дрожащим голосом. - Что происходит?
        - Ссссссидишь? - прошипели мне в ухо. - Ссссссскучно?
        - Гадство какое! - вскрикнул я. - Кто здесь?
        - Мы-ы-ы-ы-с-с, - понятней не стало. Вернее, я осознал, что мои приключения в игре продолжаются.
        - А поподробнее можно? - я изо всех сил старался, чтобы мой голос звучал твердо, но получалось, честно говоря, как-то не очень хорошо.
        - Мы-ы-ы-ы-с-с, - шипение снова раздалось у другого уха, а еще мне показалось, что мою голову трогает что-то маленькое. Насекомое, что ли? Да нет, по звуку это больше похоже на змей. Тогда что это? Язык?! Бееее, как противно и мерзко.
        - Пойдем с-с-с-с нами, - раздался звук с другой стороны, и я почувствовал, как мою руку обвивает что-то гибкое и чешуйчатое.
        - Пойдем, - меня настойчиво потащили за руку. Существо сжало свои объятия, и я почувствовал, что руку как будто бы зажали в тиски. Очень милое приглашение. Причем у меня явно нет особых шансов отказаться. Нажим усилился, видимо, неведомые существа решили, что так я наверняка смогу гораздо быстрее принять правильное решение.
        - Эй, полегче, - вскрикнул я от боли. - Я не против пойти с вами, но вы же мне сейчас руку оторвете! Да и куда идти? Я же ничего не вижу.
        - Мы-ы-ы-ы тебя прово-о-о-дим, - теперь шипение сопровождалось движениями возле моего лица, и я дернулся, представив, как такие же крепкие объятия сожмутся на моей шее.
        Меня опять потянули, и мне не оставалось ничего другого, кроме как соскользнуть в воду с приютившего меня выступа и плыть неизвестно куда, полностью положившись на своих неожиданных провожатых. Под водой уже не было слышно никакого шипения, однако я чувствовал, что вокруг меня непрестанно скользят два гибких и, по всей видимости, очень немаленьких тела.
        Я старался плыть, выставляя перед собой руку, чтобы не влететь опять в какое-нибудь препятствие, поэтому не торопился, но мои провожатые всячески подгоняли меня, периодически дергая за руки и чем-то подталкивая в филейную часть. Хотя можно и не фантазировать, чем именно, вариантов не очень много.
        Мой мозг начал рисовать безразмерные пасти с огромными клыками, как в фантастических фильмах, отчего моя пятая точка начала ощутимо сжиматься от страха. А вдруг сейчас, в целях придания мне скорости, эти острые челюсти вонзятся куда-нибудь в район копчика, причем будет сие стимулирование непременно неожиданным, но обязательно очень болезненным.
        Поэтому я изо всех сил старался держать себя в руках и сосредоточился только на ритмичных движениях хвоста, чтобы хоть как-то отвлечься от ужасных картин, рисуемых моим воображением. Мы плыли довольно долго, по моим прикидкам никак не меньше двадцати минут, хотя в полной темноте время воспринимается совсем по-другому. Но судя по тому, что я успел изрядно устать, расстояние мы преодолели отнюдь немаленькое.
        Тот факт, что путь окончен и нам пора остановиться, мне объяснили простым, но очень действенным способом. Один из моих провожатых обвил мне руки, дернув вперед, а второй зацепился за хвост, потянув, соответственно, назад. Я замер, обматерив про себя дурные манеры своих спутников, а затем аккуратно всплыл на поверхность воды.
        Вокруг меня по-прежнему царила кромешная тьма.
        - С-с-с! П-с-с-с! - шипение шло со всех сторон. Мое воображение живо нарисовало картину, что я нахожусь посреди логова огромных змей, которые уже разевают свои пасти, примеряясь, как будут разрывать на части и прожевывать мою упитанную тушку. Я содрогнулся от страха и омерзения.
        - Кто здесь? - практически пискнул я, чувствуя, как мое тело начинает потряхивать, причем отнюдь не от холода.
        - Э-эридан-с-с, - обозначился посреди всей этой какофонии наиболее громкий и понятный мне звук. - Водяной, познающий свою с-с-с-силу.
        - Здравствуйте! - дрожащим голосом поприветствовал я невидимого собеседника. Мне было страшно, я не понимал, где нахожусь и что происходит, но совсем молчать было бессмысленно, а значит, стоит поздороваться. В любой непонятной ситуации стоит говорить «Привет», «Спасибо» и «Пожалуйста». Ход разговора применение основ этикета не испортит, а выиграть время для оценки обстановки помогает иногда очень существенно. Сейчас вот, например, пока со мной будут общаться, то и есть не станут. А там посмотрим.
        - За-а-а-чем ты пришел в наши владения, Эридан? - спросил невидимый собеседник. - Тебе стало мало места наверху, что ты решил посетить и наш дом?
        - Здравствуйте, - повторил я. - Удивлен, что вы знаете меня и сожалею, что не могу ответить тем же.
        - Я Кри-и-и-ш-с-с-с, - прозвучало в ответ громкое шипение, заставившее всех остальных свидетелей диалога сбавить громкость.
        - Очень приятно, Кришс, - постарался я как можно четче выговорить имя своего собеседника. - Как я понимаю, вы хозяин этих мест?
        - Ты неправильно понимаешь, Эридан! - надо признать, что беседа в полной темноте имеет ряд очень интересных особенностей. Не видя своего собеседника, я изо всех сил напрягал слух, стараясь угадать по интонации его настроение. - Я Кри-и-и-ш-с-с-с, назначенный Великим Змеем следить за его народом. После гибели повелителя мы вынуждены скрываться, поэтому и оказались здесь. Но это временно, и мы обязательно вернем былое величие.
        - Э-э-э-э, - протянул я. Блин, ну не объяснять же змее, что я вообще-то немного о другом спрашивал. Меня понемногу отпускали страх и апатия, я увидел реальную возможность выбраться отсюда и сейчас отчаянно пытался придумать, как бы половчее наладить контакт с новыми знакомыми. - Так я же не против. Наоборот, можем подружиться…
        - Мы не нуждаемся ни в чьей дружбе! - перебил меня собеседник. - Зачем ты вообще пришел к нам?
        - Я не специально, - быстро ответил я, стараясь унять охватившую меня дрожь. - Мне пришлось спасаться бегством, и путь через колодец оказался единственным доступным вариантом. А там уже я и попал в эту реку. Вот только не подумал, что в этом месте может быть так темно, и поэтому заблудился.
        - Мы живем здес-с-сь внизу, и нам не очень интересно происходящее на поверхности, - вновь донеслось до меня из темноты. - Но твои хлюпанья и шлепки по воде отвлекли нас от с-с-сна, и мы не желаем такого соседства. Тебе надо уйти!
        - Так я с радостью, - меня охватило воодушевление. Сейчас меня проводят на свежий воздух, и я покину это негостеприимное место. - Покажите куда, и я немедленно попрощаюсь с вами!
        - Нам всё-равно куда, только подальше отсюда, - после этих слов концерт шипящих инструментов усилился, как бы соглашаясь со словами своего лидера. - Ты мешаешь нам отдыхать, внося в нашу жизнь суету и лишние звуки. Поэтому уходи!
        - Куда уходить? - в недоумении пожал я плечами, понимая впрочем, что мой жест все равно незаметен в этой темноте. - Я не знаю местных дорог, поэтому буду еще очень долго бродить и мешать вашему отдыху. Может быть, вы поможете мне и проводите до выхода на поверхность?
        - Помочь тебе? - теперь в шипении мне слышалось возмущение. - С-с-с какой с-с-с-стати? Разве ты сделал для нас что-то хорошее? Или являешься нашим другом? Почему ты решил, что мы будем помогать тебе?
        - Не знаю, - пожал я плечами. - Если надо, то давайте помогу чем-нибудь. Попросите о чем-то, и я с радостью исполню ваше желание, если это в моих силах. Только помогите мне выбраться отсюда.
        - Чем ты можешь помочь нам, Эридан? Мы знаем тебя, чувствуем твои эмоции, видим твои силы, - в шипении этой ползучей твари мне слышалась издевка. - Ты не способен даже самостоятельно выбраться из наших владений. Что ты можешь сделать для нас?
        - Я просто впервые оказался здесь, поэтому еще не сориентировался, - несмотря на насмешку, мне очень сильно хотелось выбраться, поэтому я постарался быть максимально убедительным. - Но наверху у меня есть друзья и широкие возможности. Давайте заключим соглашение, и я помогу вам обрести былое могущество.
        - Ты-ы-ы? - я вновь почувствовал касания языком моего лица. - Что ты можешь сделать?
        - Я могу сделать так, что вам не придется больше скрываться в темноте, - твердо повторил я. - Если вы, конечно, этого хотите.
        - Эридан, отвечай прямо! Чем ты можешь помочь нам обрести былое могущество? - шипение вокруг меня усилилось, складывалось ощущение, что все присутствующие змеи оказались сильно заинтересованы в итогах нашего разговора и сползались поближе.
        - Послушайте, Кришс, - перешел я в атаку. - Так дела не делаются. Я не знаю, что вам нужно, поэтому и не могу ответить на ваш вопрос. Да я даже не представляю, как вы выглядите! Давайте поднимемся наверх, сядем где-нибудь на берегу речки и спокойно обсудим наше будущее сотрудничество. Идет?
        - Мне не нравится твое предложение, - я почувствовал движение у своих ног. Воображение нарисовало удава, который медленно обвивает меня своим телом, чтобы внезапно раздавить меня в смертельных объятиях. - Вдруг ты хочешь обмануть нас-с-с?
        - Да какой смысл мне вас обманывать? - вспылил я. - Вообще-то, это ваши слуги притащили меня сюда. Если бы не они, то я и не узнал бы о вашем существовании. Я готов договариваться, помогать, но я даже не вижу вас, поэтому просто высказываю свои желания. Кстати, а вы-то сами как ориентируетесь в полной темноте? Не видно же ничего.
        - Нам не нужен свет, - теперь шипение сочилось самодовольными нотками. - Мы умеем приспосабливаться к любым условиям, и даже сейчас, когда наш народ потерял былое могущество и томится здесь под землей, мы не испытываем никаких неудобств.
        - Есть какой-то секрет? - непонимающе спросил я. - Как можно ориентироваться, если вокруг ничего не видно?
        - По ощуш-ш-щениям, - я вздрогнул, почувствовав, как моего лица несколько раз коснулся острый язычок змеи. Конечно же, я не видел его, но был твердо уверен, что это был именно язык, острый и раздвоенный на конце. Непроизвольно меня передернуло от страха и омерзения, а в ухо ударила волна шипения. - Ориентироваться можно по звукам, запахам, вибрациям… Нам не нужны глаза, мы и так чувствуем, как ты боишься, как твое толстое тело трясется от неизвестности.
        - Ничего оно не трясется, - пробурчал я, внутренне признавая, что дрожь и вправду начала возвращаться.
        - Ш-ш-ш-мотри! - прошепелявил вдруг Кришс и вокруг нас вспыхнуло яркое сияние.
        Я заморгал, пытаясь прогнать моментально выступившие слезы, но переход от полной тьмы к прозрению оказался слишком неожиданным. Оглядевшись через несколько секунд, я понял, что свет идет от стен и он не такой уж и яркий. Но для меня, проведшего несколько часов в полной темноте, и такой показался сродни свету прожекторов.
        Проморгавшись окончательно, я понял, что отступившая было паника начинает стремительно возвращаться обратно. Я находился в огромном подземном гроте, гораздо большем, чем мне представлялось изначально. Помещение вытянутой овальной формы навскидку было метров пятьдесят в длину и около десяти в ширину. Потолок, тоже превратившийся по команде Кришса, в один большой светильник, был очень высоко. По крайней мере, допрыгнуть до него точно не получится при всем желании. Но это все было не так страшно.
        По-настоящему страшно мне стало тогда, когда я понял, что все вокруг кишит змеями самых разных цветов и размеров. Сотни, нет, даже тысячи пресмыкающихся висели на потолке, цеплялись за какие-то неровности на стенах и плавали в воде вокруг нас с Кришсом. Они растягивали пасти, демонстрируя острые клыки, раскачивали головы из стороны в сторону и вытягивали в моем направлении свои уродские языки.
        И, приглядевшись, я понял, почему им совсем не нужен свет. Все окружавшие меня рептилии были слепыми, причем в процессе эволюции глаза просто исчезли с их чешуйчатых голов. В том месте, где у змей с поверхности располагались органы зрения, и Кришса и всех его подданных, были небольшие бугорки с усиками, которые выполняли функцию органов осязания и, может быть, даже локаторов. Не знаю, и, если честно, не особо интересно.
        Пусть просто выведут меня отсюда, и я забуду эту встречу, как страшный сон.
        Змей забавно шевелил своими бугорками, как будто о чем-то размышлял. Мне даже показалось, что на самом деле у него есть глаза и он сейчас внимательно меня рассматривает, как будто решая, достоин ли я его доверия. Мне было неуютно и страшно, как будто бы повелитель пресмыкающихся мог сейчас отдать приказ своим слугам, и они мгновенно разорвут меня на мелкие кусочки.
        - Ну так что? Водяной, осознающий силу, по имени Эридан, - торжественно прошипел Кришс, как видимо насладившись моим ошарашенным лицом. - Ты готов помочь народу Цмок обрести былое величие?
        Да кому угодно, главное выпустите меня с этого террариума, пока меня прямо в игре инфаркт от страха не хватил. Перед глазами попыталось возникнуть какое-то оповещение, но я сбросил его и максимально твердо произнес:
        - Я готов!
        - Мы-ы-ы-с-с дадим тебе одно из яиц нашего народа, и ты будешь должен-с-с привести к нам вылупившегося детеныша!
        - Готов! - хоть троих, лишь бы наконец свалить из этого филиала ада под землей.
        Кришс что-то коротко шикнул, развернулся, и я, в сопровождении нескольких змей, поплыл вслед за лидером пресмыкающихся в один из боковых коридоров. Мы плыли не очень долго, но я обратил внимание, как много здесь охраны. Вдоль стен сплошным ковром висели толстые гадюки, издававшие угрожающее шипение при нашем появлении.
        Кришс подплыл к одной из стен, ударил по ней хвостом и, к моему изумлению, стены расступились, явив моему взору абсолютно сухое помещение с ровным зеленым свечением. Один из наших сопровождающих нырнул внутрь, а потом почтительно поднес мне на кончике хвоста довольно тяжелый белый кокон.
        - Помни, Эрида-а-ан-с-с! - Кришс даже не повернул голову в мою сторону. - Если ты обманешь, то все мои родичи будут с-с-с-считать честью вонзить свои зубы в твою плоть. Я обещаю-с-с-с тебе, что умирать ты будешь очень и очень мучительно.
        Я не стал ничего отвечать. Потом разберемся со всеми клятвами и обязательствами. Судя по всему, яиц в хранилище было несколько сотен, но мне не хотелось забивать голову ненужными подробностями. Не разглядывая, я засунул яйцо в инвентарь и нетерпеливо посмотрел на главного змея. Он почувствовал мой взгляд и что-то коротко прошипел своим подчиненным.
        Путь на волю оказался гораздо быстрее, чем мне представлялось изначально. Не знаю, то ли я и так был близок к свободе, то ли подчиненные Кришса вели меня по каким-то тайным переходам, но буквально через полчаса плавания я увидел впереди себя свет. Змеи подтолкнули меня в пятую точку, и я изо всех сил рванулся к выходу. Какое-то время мне казалось, что впереди мираж, и темно-желтое пятно остается также далеко от меня, но в этот момент уровень воды начал меняться. Сначала я задел дно хвостом, потом царапнул пузом, поэтому, когда хвост превратился в ноги, я просто встал и побежал к свету.
        Я вывалился у подножия холма на берегу небольшой речушки. Над головой ярко припекало солнце, а пение птиц показалось мне райской музыкой.
        Травка, солнышко, речка!!! Как же все это хорошо и прекрасно!
        Я с наслаждением растянулся на траве возле журчащей реки и умыл лицо прохладной водой. Сейчас, пять минуток поваляюсь и буду думать, где искать свою верную команду друзей. Закрыв глаза, я обратил внимание, что красная искорка системных сообщений настойчиво моргает где-то в правом углу зрения. Вспомнив, что я сбросил какое-то оповещение, когда договаривался с Кришсом, решил, что как раз сейчас самый благоприятный момент, чтобы с ним ознакомиться.
        
        Уважаемый игрок! Вы лезете не в свое дело, хотя может быть изначально так и собирались. Еще никто и никогда не был способен помочь вылупиться питомцу из яйца народа цпок. Предложенный Вам квест «Самое дорогое!» способен изменить судьбу не только подземного мира, но и разрушить баланс сил во всей вселенной «Берлоги». Перед тем как принять его, подумайте о взятых на себя обязательствах, дополнительном грузе ответственности, который вы хотите взвалить себе на плечи и подумайте еще раз! Вам это точно надо?
        Награда - новое классовое умение, новое внеклассовое умение, личный питомец (вариативно).
        В случае провала квеста или отказа от его исполнения, игрок возвращается к стартовым характеристикам, как не оправдавший мировых ожиданий, на срок до одного года.
        
        Что-о-о-о-о???? От неожиданности я даже сел и начал хватать широко открытым ртом свежий воздух. Но не успел я даже от души матюгнуться, как системное сообщение исчезло, вернее сменилось на новое.
        
        Поздравляем! Вами получен значок общества «Бесплатное создание и последующее преодоление трудностей!»
        У Вас все-таки хватило мозгов, чтобы вылезти из одной клоаки, попутно забравшись в еще большую! Время исполнения квеста «Самое дорогое!» - шесть месяцев. В путь!
        
        Твою ж такую, растуды её в качель!!!

        Глава 8

        Да уж…
        Время исполнения квеста - целых полгода! Это много или мало? И самое для меня дорогое сейчас - это что? По идее, наверное, Чуй. Но квест же наверняка не с ним связан, а с этим странным яйцом.
        Я в задумчивости поскреб затылок, а затем вновь откинулся на траву. Что вообще происходит? Какой-то квест, непонятное яйцо… Внезапно у меня очень сильно заболела голова, ощущения были похожи на состояние хронического недосыпа, но не ложиться же спать здесь, на травке…
        Или, может быть, все-таки стоит попробовать? А если я засну в игре, то это не повредит моему здоровью? Или я вообще не проснусь?
        Если честно, я сейчас соображал не очень хорошо. Мысли путались в голове и не хотели выстраиваться в стройную логическую цепочку. Они кружили в причудливом танце, не давая возможности просто элементарно понять, что со мной происходит.
        Все-таки, надо признать, что человеческая психика удивительно пластична. Она умеет приспосабливаться к чему угодно и, подождав совсем немного, способна принимать, как должное, практически любые жизненные пируэты. Еще несколько часов назад я не понимал происходящего и искренне мечтал вырваться из этой игры, чтобы в реальном мире прояснить все непонятные моменты. А сейчас я в нарисованном теле лежу на берегу нарисованной речки и думаю о том, что мне делать дальше.
        Неужели я действительно никому не нужен в реальном мире? Почему меня до сих пор не достали из капсулы? Где Володя? И самое главное, я точно не умру в ближайшие пару дней? Меня же наверняка там никто не кормит, не поит. Да и Раскевич как-то рассказывал о больших нагрузках на мозг при длительных сеансах игры…
        Я засунул яйцо в инвентарь и снова растянулся на траве. Кстати, вот тоже интересный вопрос. А инвентарь - это новая функция? Или она у меня всегда была? Не помню. Вроде не было, хотя, с другой стороны, я даже и не смотрел. Или смотрел? Нет, голова не соображает.
        Прикрыв глаза, я постарался хоть как-то восстановить свое самочувствие. Игра начинает нравиться мне все меньше и меньше, когда выберусь, то устрою такой скандал, что мало никому не покажется. И Раскевичу, и Бурому. А Володе так вообще морду набью за то, что не вытаскивал меня из капсулы.
        Мозг пронзила внезапная мысль, заставившая меня снова открыть глаза и сесть. А если это Чуй? Ведь Володя рассказывал о том, что после обновления сотрудники «Берлоги» потеряли очень большое количество административных возможностей, их все подмял под себя искусственный интеллект. Вдруг мой подопечный испугался, что я не буду его больше учить и блокировал мне возможность выхода из игры? А что, по мне так вполне рабочая версия.
        С каждой секундой размышлений предположение казалось мне все более и более логичным. Тогда получается, что мне не суждено выйти из игры, пока мы с Чуем не воссоединимся? Очень интересно. И где искать этого маленького заносчивого шкодника? Вариантов, по большому счету, мне виделось всего два. Если его не поймали, то он либо вернулся обратно в свой лес возле моего озера, либо продолжил путь и направился к Бабе-Яге, рассчитывая найти меня там. Хм, интересная дилемма.
        Я раскрыл карту и с радостью увидел, что, в отличие от подземелья, сейчас на ней отражается гораздо больше информации. По крайней мере, что и в какой стороне, понять можно. Стартовая локация игроков - город «Большое гнездо» - был довольно далеко, его значок светился где-то в левом нижнем углу карты. Мое озеро тоже было далеко, но все-таки поближе. А вот местоположение Бабы-Яги отражалось практически рядом. Если принять центр карты за точку моего нахождения, то путь к ней представлялся гораздо более коротким и привлекательным. Решено! Пойдем знакомиться с родственницей.
        Вот не зря говорят, что если решение принято, то сразу появляется энергия на его воплощение в жизнь. Забыв о головной боли, я кое-как сориентировался на местности и с разбегу плюхнулся в прохладную водичку реки. Шика-а-арно! Уйдя на глубину, я распугал стайку рыб и бодро заработал хвостом, представляя себя торпедой, вставшей на правильный курс.
        Настроение улучшилось, самочувствие тоже, и в голову немедленно полезли правильные мысли. Я Водяной, причем, как сказала та чешуйчатая слепая тварь, «познающий силу». При воспоминании о змеином логове, меня передернуло, и я тут же отогнал от себя образы чешуйчатых тел. Надо позвать моих девчонок!
        Сказано - сделано! Я цапнул рукой одну из рыбешек, нагло пересекавших фарватер моего движения, и подтащил за хвост к своему лицу.
        - Мне нужна Бажена!
        Выпученные глаза рыбины выпрыгнули из орбит. Она открывала и закрывала рот, но до меня не доносилось ни звука. Решив, что ее, наверное, просто под водой не слышно, я попытался всплыть, но почему-то на воздухе толку было еще меньше.
        - Да вы, батенька, извращенец, - услышал я с берега чей-то язвительный голос. Закрутив головой по сторонам, я так и не смог определить источник звука, поэтому продолжил объяснять несчастной рыбешке, что она должна вместе с подругами разыскать моих верных русалок и привести их ко мне. Меня отчаянно не понимали.
        Вернее, не понимали совсем и отчаянно пучили глаза, пытаясь понять, что же мне нужно. Ругнувшись, я отпустил несчастное создание и громко вздохнул.
        - Эй! Зеленый! - раздался вновь тот же язвительный голос. - У тебя вообще все хорошо?
        Да кто это такой наглый? Я вновь внимательно осмотрел берег реки, но не увидел никого, кто мог бы говорить со мной. Галлюцинации, что ли?
        Наверное, последнюю мысль я произнес вслух, потому что голос внезапно стал обиженным.
        - Сам ты галлюцинация. Я самый что ни на есть настоящий.
        - Да где ты есть тогда, настоящий? - мой взгляд рыскал по кочкам, деревьям, кустам, но источник звуков не находился.
        - Да вот же я! - и тут я увидел.
        На стволе упавшего в воду дерева сидела большая темно-зеленая лягушка, широта улыбки которой грозила разорвать и без того широкие губы. Хотя, может быть, это жаба, какая-то она больно темная. Если честно, я не очень хорошо учил в школе биологию. Поэтому абсолютно не помню, чем они различаются. Но кажется, что сейчас это и не имело особого значения. Вторая Василиса была мне абсолютно не нужна. Первую бы отыскать для начала.
        Между тем, это счастливо улыбающееся чудо подпрыгнуло на стволе и махнуло мне лапкой:
        - Плыви сюда, братуха!
        - О как, - недоуменно покачал я головой. - А мама говорила, что я у нее один был. Девушка, вы уверены, что мы знакомы?
        - Какая девушка? - мой собеседник прямо-таки раздулся от возмущения. - Ты что, Зеленый, плохим зрением страдаешь? Я мужчина, причем в самом соку половой зрелости.
        - Ага, - хмыкнул я. - Еще скажи, что ты заколдованный принц и тебя поцеловать надо, чтобы ты в стройного юношу превратился.
        - Зеленый, ты нормальный? - покрутил пальцем у виска этот самец. - Ты себя-то давно в отражении воды видел? Больно надо мне с тобой целоваться. Да и вообще, я девочек предпочитаю.
        Мне стало настолько смешно, что я даже на какое-то время забыл о своих злоключениях. Сидит передо мной маленькое зеленое создание и пыжится, как будто наследник арабского шейха. Нет, все-таки у кого-то из создателей этой игры было отменное чувство юмора.
        - Я что-то смешное сказал? - взревел тем временем маленький принц. - Как тебя зовут, несчастный? Назови свое имя, чтобы дедушка Митрофан мог достойно похоронить тебя!
        - Какой Митрофан? - зашелся я уже в нескрываемом приступе хохота. - Ты не один здесь?
        - Митрофан - это я! - напыжился мой собеседник, а потом…
        Нет, знаете, если бы мне кто-то об этом рассказывал, то я реально решил, что нахожусь в обществе обкуренного наркомана.
        Этот жаб в меня плюнул. Вот только вместо слюны я с удивлением почувствовал, как меня в щеку что-то кольнуло, а потом с еще большим изумлением извлек из нее какой-то небольшой шип. Щеку немедленно начало жечь и щипать.
        -Эй, Митрофан, ты чего творишь? - пришла уже моя очередь возмущаться.
        - Ага, получил! - азартно закричал мой противник. - Что думаешь, вымахал здоровым, можно обзываться? Девушку он увидел. Сюда иди!
        И он плюнул в меня еще раз. Тут я уже не стерпел и, увернувшись от очередного снаряда, сшиб Митрофана с бревна плетью, соткавшейся из воды по моей воле. Обхватив тельце зеленого забияки, плеть подтащила его ко мне и повесила за лапки вниз головой перед моим лицом на уровне глаз.
        - Плюнешь еще раз, разорву на мелкие кусочки! - предупредил я наглого зверюшку.
        - Я не специально, - моментально сменил тон Митрофан. - Я ж не знал, что ты Водяной. Думал, просто хамло какое-то обзывается.
        - Да кто тебя обзывал? - возмутился я. - Я и не знал, что лягушки мужского рода бывают. Все, кого я видел до этого, были девушки.
        - А я не лягушка! - упрямился Митрофан, раскачиваясь передо мной. - Я жаб. Я мужчина. И разница видна невооруженным взглядом.
        Я не стал уточнять, что именно я должен увидеть, дабы не обострять конфликт, и решил начать наше знакомство сначала.
        - Хорошо, Митрофан. Я все понял! Ты жаб, ты мужчина, и приношу извинения, был неправ. А я Эридан, и я Водяной.
        - Это я уже понял, что ты Водяной, - пробурчал Митрофан. - Но тогда ты тем более должен был сразу понять, что перед тобой не баба.
        - Борзый ты какой-то, - вздохнул я, глядя на это чудо природы. - От меня тебе чего надо?
        - Да ничего, собственно, не надо, - изобразил какое-то шевеление Митрофан. Наверное, он хотел пожать плечами, но, вися вниз головой, делать это было не очень удобно. - Смотрю, чудак какой-то рыбу поймал и пытается от нее взаимности добиться. Сколько живу, а такой глупости никогда не видел. Вот и остановился посмотреть.
        - Я ей поручение давал, - мне почему-то стало неуютно. Как-будто что-то постыдное сделал. - Мне моих русалок найти надо.
        - Чего давал? - глаза Митрофана натуральным образом вылезли из орбит. - Кому давал? Окуню неразумному? Это ты опять сейчас шутишь так надо мной? Я что, совсем на юродивого похож, чтобы поверить, что Водяной рыбе что-то объяснить пытается.
        - Мне русалок найти надо, - буркнул я, чувствуя себя последним олухом, который не знает элементарных вещей. - Кому это тогда, тебе что ли это поручать?
        - Переверни меня! - потребовал вдруг Митрофан серьезным тоном.
        Я исполнил желаемое и жаб оказался передо мной на ладошке, которая теперь исполняла роль постамента.
        - Слушай, а ты точно Водяной? - спросил у меня Митрофан все тем же серьезным голосом. - Что-то не очень похоже.
        - Почему это? - если честно, вопрос поставил меня в тупик. Что я ему должен был сейчас сказать или показать?
        - Потому что ты какую-то пургу несешь, - безапелляционно заявил мой собеседник. - Потерял русалок - позови их, и они сами приплывут.
        - Как позвать? - не понял я его. - Кричать на всю округу, что ли?
        - Голову в воду опусти и позови, - повысил голос Митрофан. - Ты же Водяной, твои русалки услышат тебя хоть на другом краю земли. Если, конечно, это твои русалки, и ты не свистишь мне сейчас.
        Я вздохнул. Нет, он реально борзый. Но потом подумал, что, в принципе, ничего не теряю, поэтому отправил этого наглеца обратно на корягу. Затем нырнул поглубже и, оказавшись на глубине нескольких метров под водой, попытался крикнуть:
        - Бажена! Если ты меня слышишь, отзовись! Бажена!
        Несколько минут я напряженно прислушивался, но водная гладь хранила молчание. Вокруг меня скользили разные рыбешки, косясь на меня и явно не понимая, что же я тут делаю.
        Я предпринял еще несколько попыток, но никакого видимого результата мои действия не принесли. Похоже, что надо мной только что изысканно пошутили.
        - Митрофан! - рявкнул я, всплывая и ловя своего нового знакомого водяной сетью. - Ты что ж, наглец этакий, посмеяться надо мной вздумал?
        - С чего это вдруг? - не понял меня жаб. - Ты чего хватаешься? Припадочный, что ли?
        - Я все сделал как ты сказал, но никто не отозвался, - объяснил я свои действия. - Так я повторяю свой вопрос. Пошутить вздумал?
        - Как же тебе ответят? - теперь в голосе Митрофана слышалось искреннее недоумение. - Ты же говорил, что русалок звать будешь, а не другого Водяного.
        - А какая разница?
        - Большая, - нравоучительно поднял лапку вверх Митрофан. - Ты Водяной. Если не врешь, конечно. У тебя есть право призывать тех, кто тебе служит. А у них нет. Потому что в мире все так устроено. Начальник слугу позвать может, а вот слуга, случись что, господина никогда не дозовется.
        - Философ, - фыркнул я. - И они мне не слуги. Это мои жены.
        - Жена тем более должна слышать мужа, - махнул лапкой мой собеседник. - Все? Ты успокоился? А то мне что-то не очень нравится, как меня хватают и дергают. Поставь, где взял.
        - Как же ты живешь такой борзый, - подивился я, распуская свою сеть. - И ведь никто не пришиб тебя до сих пор, хотя, по идее, желающих должно быть много.
        - Все дело в том, друг Эридан, - вновь начал надуваться мой новый знакомый, - что я очень умный. И абы с кем не общаюсь. Дурак-то понятное дело, только и думает, как бы кого послабее себя прибить и силушку свою потешить. А мудрые сразу понимают, что от меня сплошная польза им будет и воспринимают меня умного таким, какой я есть.
        - А-а-а, - с самым серьезным видом покивал я на его слова. - Ну тогда, конечно. Как это я сразу не догадался. Ты же наверняка самый мудрый в округе, все знаешь и все умеешь.
        -Ну не все, - скромно сложил лапки на животе Митрофан. - Но многое. Вот видишь, тебе подсказал. Ты же не знал, что делать. Правильно? А теперь все в порядке, чуть-чуть подожди и примчатся к тебе твои русалки. Митрофан пожил, Митрофан знает.
        Этот маленький чудик сейчас напоминал мне одного моего сослуживца по армии. Был у меня в роте такой маленький дагестанец Леша, вот он тоже любил произносить с самым серьезным лицом, на которое был способен, подобную фразу. «Леша пожил, Леша знает». Нет, парень был и правда неглупый, но раздражал всех своим чванством безмерно, за что и получал периодически по шее от всех, с кем общался.
        - Раз ты такой умный, может, ты еще в курсе, где Баба-Яга живет? - прищурился я.
        - Знаю, - к моему безмерному удивлению отозвался Митрофан. - Надо проводить? Я могу, если хорошо попросишь.
        Судя по всему, появление этого наглеца было актом какой-то вселенской или, в данном случае, игровой справедливости. После всех моих злоключений послать мне персонажа, который все знает и все умеет. Ну или хотя бы доведет до нужной точки назначения. А там его и удавить можно, если достанет своим нахальством.
        - О, великий и мудрейший Митрофан, - изобразил я какую-то пафосную позу. - Благословенен тот миг, когда Провидение послало тебя на мой путь и позволило прикоснуться к твоему величию! Не соблаговолишь ли ты уделить немного времени мне, недостойному, и указать мне дорогу к Бабе-Яге, которую мне очень хочется повидать?
        Мой новый знакомый слушал всю эту галиматью с совершенно серьезным видом, а потом сделал покровительственное движение лапкой.
        - Ладно, будем считать, что уговорил. Надеюсь, награда окажется достойной.
        Нет, я его точно удавлю. Насажу на прутик и зажарю над костром. Хоть в игре кушать необязательно, но вот конкретно это земноводное заслуживает такой участи.
        Тем временем Митрофан, совершенно не опасаясь последствий или какой-то негативной реакции с моей стороны, совершил длинный прыжок и приземлился в аккурат мне на голову.
        - Поплыли, нам вон в ту сторону.
        - А русалки? - не пронял я его прыти. - Вдруг они услышали мой зов и придут сюда?
        - Если услышали, то догонят, - отмахнулся Митрофан. - Давай, поехали, у меня еще дел много. Давай, давай!
        Убивать сразу, в принципе, необязательно. Можно сначала одну лапку оторвать и жарить на медленном огне, причем на глазах у этого нахала. А потом оторвать вторую лапку, третью…
        Именно такими добрыми мыслями успокаивал я себя, мерно шевеля хвостом и двигаясь в указанную сторону. Видеть я, конечно, не мог, но, судя по всему, Митрофан удобно устроился на моей макушке и теперь горделиво раздувался от осознания собственной значимости. Ну погоди, дружочек, вот доберемся до нужного мне места, я тебе там устрою.
        Интересно, откуда во мне столько кровожадности появилось? Результат общения с Бранимиром или встреча со змеями на меня так повлияла? Мои мысли вернулись к злополучному яйцу. Интересно, кто в нем все-таки находится? Детеныш какой-то большой змеюки? Или, может быть, даже змеиного бога? Час от часу не легче!
        И как, интересно, я должен помочь этому дитятку появиться на свет? Я специалистом по высиживанию детенышей никогда не был. Может быть, его просто разбить надо? Но раз оно досталось именно мне, то в этом есть какой-нибудь смысл. Самое интересное, в квесте ничего не сказано, что делать, когда детеныш появится. Вопросы, вопросы, вопросы…
        И самый главный, интересующий меня сейчас больше всего вопрос - как выбраться из игры наружу. Очень уж хочется мне почувствовать себя в моем настоящем, а не нарисованном теле. Тем более, что невозможность вернуться в реальность очень сильно меня пугает. А вдруг я здесь застрял навеки? Или вообще умер в реальности, а это просто мое сознание оцифровали.
        И что тогда? Мне так и суждено быть зеленым и хороводы с русалками водить? Ладно бы, если я тут в облике человека оказался, но так нет же. Огромное толстое чудище! Причем мне даже не дали возможности выбрать свое будущее! Разве это честно?
        Ладно, этот аспект, судя по всему, от меня абсолютно не зависит, поэтому сосредоточимся на более насущных вопросах. Сейчас доберемся до Бабы Яги, думаю, что там разберемся. Я очень надеюсь, что с ее помощью смогу найти хотя бы Куку. Наверняка Василиса окажется где-то рядом с кикиморой, а вместе можно будет и Чуя отыскать.
        При мысли о говорящей шишке у меня натуральным образом заныли зубы. Как отыскать подход к детенышу искусственного интеллекта? Никогда не умел разговаривать с детьми. Мне всегда казалось, что у них какая-то своя, особенная логика, непостижимая нами, взрослыми. Вот, кажется, стоит перед тобой такой семилетний несмышлёныш, который ничего-то еще в этом мире не видел, а вот откроет рот, да как выдаст фразу, от мудрости которой уши в трубочку сворачиваются.
        У меня так у бывшей коллеги дочка лет восьми долго смотрела на то, как родители скандалят да друг другу разводом грозят, а потом взяла и ляпнула: «Мама, папа! Вы, может быть, друг по другу соскучиться не успеваете? Я вот тоже иногда на вас злюсь, а в деревне у бабушки так сильно думать о вас начинаю!»
        Переглянулись родители, подумали и отправили дочку в деревню к бабушке. А сами поехали отдыхать от совместного времяпрепровождения: папа к армейскому дружку в гости на рыбалку, а его жена с подругой на неделю в Турцию. И знаете, помогло! Скандалы чудесным образом испарились, а мудрость дочки возведена в ранг абсолюта. Девочка же семью спасла!
        Только вот у меня детей нет и никогда не было. Все время как-то «потом и попозже». Сначала пугала финансовая несостоятельность, потом отсутствие собственного жилья. Потом… Да много причин было, хотя сейчас вот возникла мысль, что, может быть, просто я никогда не чувствовал абсолютной уверенности, что моя бывшая жена именно тот человек, с кем действительно стоит воспитывать потомство. Сколько случаев, когда люди женятся, рожают детей, а потом выясняется, что воспитывать их и некому. Одному не хочется, а другому некогда. Ребенок начинает восприниматься, как досадное препятствие на пути к развлечениям, карьере, самореализации… Вот и растут маленькие человечки, вроде бы в полных семьях, а по сути, как сироты, никому особо и ненужные. Вот тебе конфетка, вот планшет с мультиками, только маме с папой жить не мешай.
        А с другой стороны, вот исчез Максим в игре, а после него даже и не осталось ничего. Был бы сын, он бы сейчас начал переживать, волноваться, пришел бы в «Берлогу», спас бы меня. Ну или хотя бы морду кому-нибудь набил…
        Блин, опять меня не туда занесло.
        - Митрофан, - решил я завести беседу со своим нечаянным спутником. - А у тебя дети есть?
        - Я пока молод для потомства, - с пафосом ответили мне сверху. - Я еще не успел совершить достаточно благих дел, чтобы быть уверенным, что дети будут гордиться своим отцом.
        Тьфу ты блин! И этот туда же. Философ доморощенный!
        - А если тебя убьют случайно? - озвучил я свои мысли Митрофану. - Ведь никто и не вспомнит о тебе на этом свете!
        - Я слишком мудр и могуч, чтобы глупо погибнуть, - донеслось в ответ.
        Мама дорогая, с кем я связался?
        - Да уж, я заметил, какой ты страшный, - саркастически ответил я. - Плюешься какой-то гадостью. Если честно, от этих шипов желание убить тебя только усиливается.
        - Вообще-то, - в ответе моего спутника было столько язвительности, что я даже сбился с ритма. - В этих шипах содержится нервнопаралитический яд, и мои противники падают с ног от его действия. Ты просто оказался слишком толстый, а потом я тебя пожалел. Если хочешь знать, то я могу выплюнуть в тебя десятки, сотни таких стрел, и ты тогда ты умрешь в страшных мучениях.
        - Интересно, где ты приобрел такие способности, - задумчиво потер я затылок. - Никогда не думал, что лягушки умеют ядом плеваться.
        - Так то лягушки, - опять начал надуваться от важности Митрофан. - А я-то жаб.
        - Господин! - прямо передо мной по курсу, буквально метрах в трех впереди, из воды возникла голова русалки. От неожиданности я резко тормознул, и расслабившийся на моей макушке Митрофан прервал свои разглагольствования громким «Бульк».
        - Бажена! - расплылся я в счастливой улыбке, шаря в воде перед собой и пытаясь нащупать маленького нахала.
        - Эридан! Господин! Хозяин! - вокруг меня всплывали все новые и новые русалки. - Вы живы! Мы так счастливы!
        - Девочки мои, - я наконец ухватил Митрофана за лапу и вытащил из воды. - Как же я рад вас видеть!
        Нет, правда! Не ожидал от себя такой сентиментальности, но при виде русалок растрогался практически до слез.
        - Господин, мы счастливы, что ты жив и снова призвал нас к себе! - торжественно сказала Бажена, и все ее спутницы немедленно закивали. - Мы по твоему зову приплыли так быстро, как только смогли,.
        А потом моя старшая жена, видимо, тоже не смогла сдержать своих чувств и бросилась мне на шею.
        - О как, - услышал я удивленный, но вместе с тем не менее язвительный голос Митрофана. - А ты на самом деле Водяной. И гарем у тебя ничего, представительный.
        Но я сейчас испытывал такой эмоциональный подъем, что даже не обратил на его слова никакого внимания.
        - Как вы тут без меня? - спросил я у Бажены, с трудом оторвав ее от себя. - Где Кука, Василиса, Чуй?
        Мою русалку опять накрыли эмоции, вот только теперь уже отрицательные, но все-таки через несколько минут всхлипываний и причитаний я начал что-то понимать и усваивать. Со слов Бажены получалось, что после того, как мы попали в засаду на берегу, подручные Бранимира долго гоняли моих русалок не столько с целью убить их, сколько просто позабавиться. В результате, никто из моих девчонок сильно не пострадал. Более того, они умудрились еще и отогнать часть плота от берега, ту, которую не успели разрушить наши враги и на которой размещался шалаш с Чуем. Вот только шишки там не оказалось.
        Более того, вместе с ним исчезла и Василиса. Кикимора погибла в неравном бою с подручными Бранимира, но, судя по докладу одной из моих девчонок, воскреснув на озере, она, не мешкая ни секунды, исчезла в неизвестном направлении.
        На следующий день Бажена, убедившись, что на берегу никого нет, с помощью других русалок организовала поиски, но Василиса и Чуй исчезли.
        - И утонуть они не могли, - со слезами на глазах говорила моя старшая жена. - Чуй же деревянный, а Василиса плавает хорошо. Но мы все вокруг обыскали. Ни его, ни Василисы.
        - Так, может быть, они тоже сейчас воскресли на озере? - рассказ Бажены взволновал меня. После всего пережитого я был готов поверить в любые повороты событий, и сейчас меня обуял страх, что Василиса с Чуем оказались в руках Бранимира. Как же все плохо! И ведь даже непонятно, как прояснить этот вопрос. Не возвращаться же обратно в лапы к этому садисту? «Извините, пожалуйста, у меня друзья потерялись! Я только спросить!»
        - Я не знаю, - виновато развела руками моя старшая жена и, видимо, опять собиралась разрыдаться у меня на плече, но ее прервал громкий крик Митрофана.
        - Эй, девчонки, а давайте кто-нибудь обратит внимание на меня? Вам жених не нужен?
        - Ой, какой забавненький, - одна из девушек подплыла ко мне ближе и потыкала Митрофана в пузико пальчиком. - Господин, а вы дадите его нам поиграться?
        - Надуть через трубочку хотите? А потом отпустить полетать? - с улыбкой спросил я у нее и передал ей маленького нахала. Жаб тут же пошел по рукам, причем больше он не возмущался, а по-моему, только тихо кайфовал от моря женского внимания.
        - Девочки, давайте вы его потом тискать будете, - призвал я свой гарем к порядку. - Нам еще Бабу Ягу искать надо. Митрофан, показывай дорогу, не делай мне нервы!
        - А я-то тут причем, это ты со своими бабами сопли распускать начал! Я готов!
        Это хамло прыгнуло ойкнувшей Бажене прямо на грудь, а потом перескочил на плечо.
        - Поехали, я буду показывать дорогу!
        Я было хотел возмутиться, но потом только махнул рукой. Главное, чтобы толк был. А потом я его все-таки зажарю.
        Путь по реке оказался недолгим, буквально через полчаса, повинуясь крикам жаба, мы остановились в довольно уютной излучине.
        - Так, стоп, - Митрофан с удовольствием проехался по спине русалки и показал лапкой в сторону берега. - Нам теперь в ту сторону.
        На берегу маленький наглец забрался мне на плечо, как будто представил себя пиратским попугаем и строгим голосом предупредил.
        - Не шуметь и слушаться меня, иначе сгинем все. Баба Яга чужих не любит!
        - А тебя любит? - улыбнулась Бажена, которая, по всей видимости, уже почувствовала, как достал меня маленький наглец.
        - Естественно, - без тени сомнения заявил Митрофан. - Она женщина умная, силу признает и уважает, поэтому ей со мной ссориться не с руки.
        По лесу идти оказалось не очень близко. Мы пробирались через чащу уже больше часа, и я даже начал подозревать, что Митрофан водит нас за нос. В голову немедленно полезли мысли о том, что он может оказаться агентом Бранимира или просто засланным казачком от каких-нибудь игроков. Воображение рисовало мрачные картины, как я опять попадаю в засаду, а голова снова начала напоминать о себе пульсирующей болью.
        - Ну вот мы и пришли, - самодовольный голос Митрофана отвлек меня от мрачных мыслей, и я убедился, что мы действительно пришли.
        Лес заканчивался, и мы стояли на краю большой и довольно мрачной поляны. Несмотря на яркое солнышко пространство перед нами все равно казалось темным и как будто бы погруженным в сумерки. Жилище Бабы Яги, если это действительно было оно, оказалось сложено из толстых и поросших мхом бревен. Маленькое окошко оставалось темным, а сама избушка казалась нежилой.
        - Ты уверен, что мы пришли правильно? - спросила одна из русалок у Митрофана.
        - Конечно, правильно! - уверенно отвечал маленький жаб. - Избушка на курьих ножках одна такая!
        Кстати, ножки у избушки и вправду были. Вот только на куриные они походили мало. Скорее, это были какие-то сваи, на которых сооружение было приподнято над землей. Из-за того, что пол дома возвышался где-то метра на три над землей, крыльцо жилища Бабы Яги смотрелось тоже очень необычно. При первом взгляде складывалось ощущение, что оно просто висит над землей. А как же тогда внутрь попасть? Или тут где-то лифт в округе имеется?
        Я внимательно осмотрелся по сторонам, но так ничего и не понял.
        - Тихо-то как, - раздался совсем рядом шепот Бажены. Мою красавицу ощутимо потряхивало, и она вцепилась в мою руку, твердо уверенная, что я сумею спасти ее от любых опасностей. Мне бы ее уверенность!
        - Так, ладно, я вам дорогу показал - пора и честь знать! - Митрофан нацелился прыгнуть куда-то в чащу. Куда это он? Опять подстава какая-то?
        - Куда? - цапнул я его тельце и крепко сжал в руке. - Со мной пойдешь!
        Я сжал рукой Митрофана, отворачивая голову к земле, чтобы он опять не начал плеваться шипами.
        - Куда собрался? Что-то не так?
        - Все так, - прохрипел Митрофан. - Я просто вспомнил, что у меня дела.
        - Какие дела? Что ты мне рассказываешь? Там засада? - меня охватила такая злость, что я рисковал реально придушить маленького наглеца.
        - Не-е-ет, - хрип становился тише, и я ослабил хватку. - Просто встречаться с бабкой не хочется.
        - Да? Ну давай проверим! - и я неторопливо вышел из-за деревьев на поляну.
        Если честно, мне было страшновато. Вокруг действительно стояла мертвая тишина, не было слышно пения птиц, ветер не шевелил листву на деревьях. Складывалось ощущение, что я смотрю на огромную неживую фотографию. Единственное, что двигалось перед нами, была сама избушка Бабы-Яги. Не знаю, обманка это или все дело в магии, но я точно видел, как домик качнулся, когда ножки-опоры сменили положение, как будто затекли стоять в одном положении. Опасливо подойдя ближе, я остановился шагах в пяти от входа и крикнул:
        - Люди добрые, есть кто живой?
        Несколько секунд вокруг стояла полнейшая тишина, а потом с грохотом распахнулось окно и оттуда раздался возмущенный голос.
        - Это что такое? Нет, вы гляньте! Я его убью сейчас!!!

        Глава 9
        - Не держи меня! Я сейчас загрызу его! - услышав заполошный крик, Митрофан попытался вырваться из моих рук, но я крепко держал лапки своего нового знакомого. Мне наоборот от услышанного на душе стало легко, поэтому я даже не особо удивился вылетевшей из окна тени.
        - Я здесь места себе не нахожу, переживаю, не случилось ли чего с ним, а он уже новую пассию нашел! - продолжала тем временем в полете разоряться Василиса. С криками приземлившись в паре метров от нас, она воинственно потрясла лапками и прыгнула ко мне.
        - Кобель несчастный! А кто обещал быть мне верным до самой смерти? Что это за мочалка болотная у тебя на руках греется?
        В этот момент мои нервы не выдержали. Я отпустил Митрофана, плюхнувшегося в траву возле моих ног, и от души громко расхохотался.
        - Ты чего ржешь? - услышал я возмущенное кваканье лягушки, но остановиться уже не мог. Напряжение последних часов отпускало меня, поэтому я продолжал хохотать, чувствуя, как мне не хватает воздуха, а внизу живота начинает покалывать и болеть.
        - Василиса! Василисушка! - с восторгом закричали мои русалки и, подхватив продолжающую негодовать лягушку, принялись тискать маленькую ревнивицу.
        Просмеявшись, я с умилением смотрел, как каждая из русалок считает своим долгом потрепать лягушку за щечку, а потом в нее же и чмокнуть. Все-таки Василису в нашей компании сильно любили, если не сказать, обожали. За искренность, непосредственность и душевность.
        - Бажена, ты-то куда смотрела, - растаявшая лягушка говорила уже почти что спокойным тоном, но от наиболее волнительной для нее сейчас темы не отвлекалась. - Как ты ему позволила гадюку какую-то пригреть на груди и забыть о клятве верности?
        - Мадам, - попытался вступить в разговор Митрофан, но был тут же перебит гвалтом русалок.
        - Ой, Василисушка, не обращай внимания. Это не то, что ты подумала! Эридан мальчонку какого-то нашел, чтобы дорогу нам показывал. Митрофаша безобидный, к тому же еще он смешной и мягкий.
        От такой характеристики я взорвался новым приступом хохота, а Митрофан все-таки попытался восстановить свою репутацию:
        - Между прочим, прекрасная мадмуазель, именно я рассказал вашему хозяину, как следует позвать русалок и показал ему путь в это дивное место. Можно сказать, я спас его от верной гибели и прозябания на дне реки в полнейшем одиночестве. Обратите внимание, что я сделал это абсолютно безвозмездно. И мне горько видеть, что такая симпатичная леди так мило якшается с русалками, не обращая внимания на более чем достойного мужчину, близкого ей по происхождению.
        От такого монолога на поляне воцарилась тишина, в которой было отчетливо слышно, как икает изумленная Василиса.
        - Эридан, ик! Кто, ик, это? - изумленно квакнула она мне.
        - Мужчина лягушачьей наружности, - пожал я плечами, тщательно скрывая улыбку. - Встретил меня, говорит , дяденька, возьмите с собой! Мечтаю с Василисой познакомиться, разрешите посвататься, возьму ее в жены!
        - Какие, ик, жены? - Василиса захлебывалась воздухом от возмущения. - Эридан, тебя там что? По голове часто били? К кому он свататься собрался?
        Ответить я не успел, потому что сверху раздался не менее знакомый голос кикиморы.
        - Эй, бездельники, посторонитесь, чтобы вас избушкой не зацепило!
        Русалки бросились врассыпную, а сваи, на которых стоял домик Бабы Яги, внезапно сложились, причем так, что избушка буквально рухнула вниз, но не ударилась о землю, а застыла в полуметре над землей. Дверь отворилась, и на пороге показалась, судя по всему, хозяйка здешних мест, Баба Яга собственной персоной.
        - Ну здравствуй, родственничек! - скрипучим голосом произнесла она, ступая на верхнюю ступеньку крыльца и протягивая ко мне сухие жилистые руки. - Думала, сгинул, не свидимся уже на этом свете.
        Выглядела Баба Яга совсем не так, как представлялось мне в детстве под впечатлением услышанных от родителей сказок. Прежде всего, старуха отличалась высоким ростом. Не скажу сколько точно, но я в облике Водяного наверняка с трудом доставал ей до плеча. Спина бабули была прямой и абсолютно не сгорбленной. Узкие и острые плечи покрывала ярко-красная шаль, под которой виднелось темно-синее платье в пол. Женские прелести у моей родственницы если и были, то остались в далеком прошлом, сейчас стоявшая передо мной старуха была худой, но субтильной назвать ее язык не повернулся бы.
        От Бабы Яги буквально веяло кипучей энергией, и морщинистое жесткое лицо с крючковатым носом только подчеркивало это впечатление. Но самое удивительное было то, что на лице у бабушки был макияж. Не знаю, добавили ли разработчики в игру косметику или моя родственница обходилась какими-то подручными средствами, но ее ярко-голубые глаза были аккуратно подведены, а бледность старческой кожи скрывали натуральные румяна. В общем выглядела Баба Яга более чем колоритно, и мне не оставалось ничего другого, кроме как распахнуть объятия ей навстречу.
        Обняли меня очень крепко, я даже не ожидал такой силы от бабушки преклонного возраста. Кости затрещали, а сам я крякнул от неожиданности.
        - Возмужал, растолстел, - приговаривала тем временем моя родственница, хлопая меня по плечам и щипая за бока. - Гарем себе, вон, завел, а про меня, старую, и позабыл совсем.
        - Да я это... Дела всё, - отнекивался я, совершенно не представляя, как вести себя в сложившейся ситуации. Сейчас еще выяснится ненароком, что я службу какую-то этой милой старушке задолжал, и что тогда прикажете делать?
        - Что ж ты тогда так смотришь на меня, как будто привидение увидал? Аль не любо тебе у меня в гостях? - Баба Яга смотрела на меня прямо-таки с отеческой улыбкой.
        А вот мне почему-то было не совсем комфортно от такого радушия. Почему? Да все потому же. Дело было в тех самых стереотипах, которые мы все впитывали с детскими сказками. Баба Яга по определению должна быть злой, и если вдруг улыбается тебе, то только лишь для того, чтобы на лопату посадить да в печи изжарить.
        - Любо, бабушка, любо, - неожиданно для себя самого я непроизвольно подстроился под хозяйскую манеру разговора. - Просто не виделись давно, вот и смущаюсь немножко.
        - Ой, забавник, - рассмеялась Баба Яга. - Давно ли ты стал таким стеснительным? Впрочем, может, что и давно. Я уж, и сама не вспомню, когда мы с тобой последний раз виделись. Так, показывай мне своих красоток.
        Она глянула поверх моего плеча цепким взглядом, а в ответ услышала разноголосые нестройные приветствия. С удовольствием оглядев русалок, Баба Яга вновь обняла меня и похлопала по спине.
        - А ничего, ладных девок ты себе подобрал, - я даже и не подумал влезть сейчас с объяснениями, что мне их просто подарили в нагрузку к образу Водяного. - Молодые, крепкие! Молодец ты у меня, Эридан!
        - Да ладно тебе тискать его, Яга, - возникла в дверном проеме кикимора. - Дай ему хоть дух перевести с дороги, а после рассказать нам, где он пропадал и как оттуда выбрался. Девчонок хотя бы сыскал, уже хорошо. А вот то, что лягушонка какого-то приблудного притащил, так это лишнее, наверное.
        - Шпиона пригрел, - крикнула Василиса. - Ишь какой разговорчивый, герой, все дела. Баба Яга, давай сварим его в твоем котле большом.
        Самое удивительное, что Митрофан все это время вел себя предельно тихо. За короткое время нашего знакомства я уже как-то привык к его нескончаемому бахвальству и позерству, а тут толкнул пафосную речь Василисе и опять замолк.
        - Эй, эй! - всполошилась тем временем моя подруга. - Куда ты собрался? Держите его!!!
        Среди русалок началась суета, судя по всему Митрофану наше общество показалось не совсем приятным, и он под шумок предпринял попытку уйти, как говорится, по-английски, не прощаясь. Шустро прыгая между ног моих девчонок, он уже вроде как вырвался на оперативный простор, но, оказалось, Баба Яга тоже была знакома с этим персонажем.
        - Митрофа-а-ан, - нараспев произнесла старуха, а затем громко хлопнула в ладоши. Я почувствовал ветер на лице, а затем увидел, как неведомая сила закружила жаба, не оставляя ему возможностей для побега. Невидимая рука приподняла тело моего нового знакомого и по воздуху поднесла поближе к Бабе Яге.
        - Маленький негодник! - приторно-сладким голоском протянула старушка. - А ты здесь как оказался? Думаешь, я все забыла и простила тебя? Или думаешь, что можно безнаказанно бить склянки в моем доме? Чего молчишь, язык проглотил?
        - Н-н-нет, - Митрофан смотрел на Бабу Ягу, не мигая, и заикался от испуга. - Я в-в-все помню. П-п-просто помочь хотел. Вот ему!
        Он указал на меня лапкой, не отрывая от старушки преданного взгляда, а потом затараторил все быстрее.
        - Помочь хотел. Жалко стало. Ваш родственник так горько плакал на берегу, так просил отвезти его к вам, что мое большое чуткое сердце не выдержало. А сейчас я вижу, как все хорошо. Эридана здесь ждут и моя помощь больше не нужна. Я пойду? Ладно?
        - Куда это ты, интересно, собрался? - все тем же сладким голоском пропела Баба Яга. - Не по-людски это как-то. А награда? А накормить тебя, напоить…
        - Спать уложить, - на автомате добавил я. - А вы знакомы?
        - Ну а как же иначе, - протянула старушка. - Митрофана многие знают. Он в здешних краях личность известная. Шныряет то здесь, то там, шкодничает, как может. Или тебе, Эридан, иначе показалось?
        - Не знаю, - честно признался я. - Вроде неплохой, веселый, но вот мутный он какой-то, да и сейчас зачем-то убежать хотел. Что ему не понравилось?
        - Да тут все просто, - улыбнулась Баба Яга. - Испугался он. Так ведь, Митрофанушка?
        - Так, - быстро ответил жаб. - Вы же меня сварить обещали, затем высушить, надуть и над избушкой повесить.
        - Обещала, - довольным голосом подтвердила старушка. - Ты мне тогда такой кавардак в избе устроил, что диву даешься. А все из-за любопытства своего окаянного. Подглядывал, как я волшбу творю, а потом испугался и полки со склянками перевернул в самый ответственный момент. Поэтому я не вижу причин, чтобы нарушить свое слово. Тем более, что ты сам пред мои очи явился. Прямо сейчас тебя варить и начнем.
        Да уж! А бабулька-то, оказывается, та еще затейница. Мне бы и в голову подобное не пришло. Правда, не совсем понятно, зачем Митрофана сначала варить, а потом уже сушить и надувать, но, наверное, уточнять этот нюанс сейчас не стоит.
        - Может, все-таки пожалеем? - решил я вмешаться в судьбу маленького хулигана. - Можно я его, так сказать, на поруки возьму. Он мне будет службу верно служить и пользу приносить. Будешь же?
        - Буду! - забился все еще удерживаемый неведомыми силами Митрофан. - Не отдавайте меня ей, Эридан! Хозяин! Ни секундочки не пожалеешь. Все отслужу! Только не надувайте меня, пожалуйста!
        - Быстро же ты, Эридан, нас позабыл, - внезапно раздался недовольный голос Василисы. - Старых друзей позабыл, новых приобретаешь. Нехорошо это.
        Я оглянулся. Лягушка, сидевшая на руках у какой-то из девчонок, смотрела на меня укоризненно, как будто действительно была моей девушкой и только что застукала меня, нагло флиртующим с неизвестной красоткой. Русалки во главе с Баженой стояли вокруг нее и, судя по всему, были солидарны с Василисой. О боги, так у нас в отряде ни один мужик не задержится.
        - Ну что ты говоришь такое, - всплеснул я руками. - Вы все мои друзья, сама говоришь. А этого типа я в слуги беру. Слуга это совсем другое, так что переживать и ревновать причин никаких нет. Грех это - живую душу из мести убивать. Нехорошо.
        - Добрый ты, Эридан, - с ехидством вставила свои пять копеек кикимора. - От того и страдаешь. Митрофан этот не человек даже, да и непроверенный совсем, а ты его в слуги. А ну как злодейство какое учинит у тебя за спиной?
        - Да вы что! - возопил Митрофан, услышав такие рассуждения. - Я самый честный на свете жаб. Об этом все знают! Баба Яга, ну скажите им! Я же никогда никого не обманывал.
        - Меня не обманывал, - на лицо старушки вернулась милая улыбка. - Ну так потому и жив до сих пор. А про остальных ничего сказать не могу, ибо не ведаю о том.
        - Да я поклясться могу! - забился Митрофан еще сильнее. - Эридан! Послушай меня! Пожалуйста!
        Я молчал и тоже улыбался. Не знаю почему, но в серьезность угроз Бабы Яги мне как-то не верилось. Детские впечатления - это, конечно, важно, но вот не чувствовал я от этой бабушки никакого зла.
        - Ну не знаю, - начала было Василиса, но замолчала, глядя куда-то мимо меня в сторону избушки.
        - Эридан прав, - раздался у меня за спиной еще один знакомый голос и снова обернувшись, я увидел на крыльце Чуя. - Убивать нехорошо, особенно просто так. Тем более, что это бессмысленно.
        Шишка стояла чуть выше нас всех в дверях избы, и я поразился, насколько Чуй изменился. Вроде еще пару дней назад он изображал из себя обиженного ребенка, не желая общаться со мной или с кем бы то ни было еще, а сейчас в его взгляде сквозила какая-то мудрость и взрослость.
        - Здравствуй, Эридан, - сказал Чуй, заметив мой взгляд. - Я очень рад, что с тобой все хорошо. Нам многое нужно обсудить, но думаю, сначала тебе стоит рассказать, почему мы никак не могли отыскать тебя.
        - Я хотел спросить у тебя то же самое, - кивнул я шишке.
        - Ну так что же мы тогда все на улице толпимся! - всполошилась вдруг Баба Яга и, раскинув руки, как цыплят начала загонять нас всех в дом. - Посидим, покушаем, новости друг другу расскажем.
        Внутри жилище моей родственницы оказалось еще удивительнее, чем снаружи. Во-первых, оно было больше. Не знаю, как такое может быть возможно, но глядя с улицы я и предположить не мог, что в избе несколько комнат, причем та, в которой нас всех усадили за стол, была минимум вдвое больше всей площади избушки. Во-вторых, сам стол, как и лавки, стоявшие от него с двух сторон, на моих глазах начали удлиняться, пока их пространства не хватило на всех присутствующих. Ну и, в-третьих, я наконец-таки понял, что такое скатерть-самобранка.
        Объемное белое полотнище, повинуясь взмаху руки старушки, взлетело над столом, и перед нами оказались тарелки с горячей кашей и кубки с неведомым напитком. При этом скатерти хватило аккурат под размер стола, даже несмотря на тот факт, что он только что так увеличился в размере. Каша была горячей, а компот в кубках холодным. Вот как такое может быть?
        Митрофан юркнул куда-то в конец стола, это понятно - наверняка, желал оказаться как можно дальше от Бабы Яги. А вот то, что рядом с ним немедленно устроилась Василиса, меня насмешило и порадовало одновременно. Может, эта красавица наконец-таки устроит свою личную жизнь и будет поменьше мне мозги канифолить. Нет, я ее по-своему полюбить успел уже, но вот шума и суеты от нее порой слишком много.
        Русалки вели себя на удивление тихо. Повинуясь тихим шиканьям Бажены, скромно расселись гурьбой, оставив для нас с Чуем и хозяйки с кикиморой места во главе стола. Уважают, наверное, а может быть, просто тоже Бабу Ягу побаиваются.
        Но все равно комната, повторюсь, была большой, светлой, так что места хватило всем и тесноты особой испытывать не приходилось. Немного смущал только пол, постоянно находившийся в движении. Не знаю, то ли дело было в неустойчивость опор, то ли избушка постоянно переминалась с ноги на ногу, но складывалось ощущение, что мы находимся на животе какого-то огромного великана, неторопливо совершающего вдохи и выдохи.
        Когда все расселись, я подробно рассказал честной компании, как попал в лапы Бранимира, как сбежал от него и как встретил Митрофана. Все слушали меня, не перебивая, только Василиса периодически взвизгивала от избытка чувств, складывала лапки на груди и вспоминала свои лягушачьи ругательства.
        - И вот теперь не знаю, что с этим поручением делать, - закончил я свой рассказ, водрузив на стол перед собой полученное от предводителя змей яйцо. Все молча смотрели на желто-белый предмет, не трогая его, просто разглядывая и никак не комментируя мой рассказ.
        - О как! -прервала наконец молчание Баба Яга. - А я-то думала, что сгинул он совсем. Но нет же, гляди. Оставил после себя потомство. И ведь как повезло этому Кришсу, в нужные руки яйцо пристроить умудрился.
        
        Обновление задания «Самое дорогое!». Узнайте у Бабы Яги, что же за яйцо Вам досталось и чем его детеныш может грозить миру.
        Награда - 100 берсиков.
        Примечание. Вы уверены, что можете дальше спокойно жить с этим знанием?
        
        На секундочку я завис, потом медленно выдохнул и перечитал системное сообщение еще раз. Однако! Или игра прогрессирует и потихоньку становится, как ей и положено, настоящей игрой - с заданиями, наградами за них и контрольными точками прохождения, или одно из двух.
        Раньше такими мессенджами меня не радовали. Так что же тогда получается? Баба Яга не только в курсе, что это за яйцо, она еще и дополнительный квестодатель? И расценки какие-то дикие. Сто монет игровой валюты за простой разговор. В реальности это вообще-то довольно приятная сумма денег, поэтому разговаривать со старушкой мне сразу расхотелось. Жизнь давным-давно приучила меня, что бесплатный сыр бывает только в одном месте, причем совсем не в том, которое можно назвать приятным.
        - А ты не говорила, что он припадками страдает, - услышал я тихий шепот Бабы Яги. - Застыл, как юродивый, в одну точку уставился и губами шевелит. Или это у него после плена и пыток началось?
        - Да нет, - отозвалась кикимора. - Он и раньше так замолкал на полуслове, мы уже как-то привыкли к этому. Я думаю, что это у него от лишнего веса. Жир на мозги давит, вот и думает медленно.
        - Сами вы юродивые и медленные, - обиделся я на такую характеристику. - Уже и задуматься нельзя на минутку. Дело-то серьезное. Сами же сказали, что яичко непростое, вот и прикидываю, как с ним быть дальше.
        - Да чего тут думать, - усмехнулась Баба Яга. - Утопить в болоте и вся недолга.
        - Зачем утопить? - не поняла Василиса. - А вдруг там кто-то хороший живет?
        - Убивать живое нехорошо, - протянул, не обращаясь ни к кому конкретно, Чуй.
        - Да вообще-то сначала надо бы выяснить, кто там, - решил вставить и я свои пять копеек.
        - А то ты не догадался до сих пор? - исподлобья посмотрела на меня Баба Яга.
        - Если честно, нет, - пожал я плечами. - Ну, наверное, змейка какая-нибудь. В смысле, не просто змейка, а какая-нибудь уникальная. А вот кто конкретно, не знаю. Не Полоз же оттуда вылезти должен…
        Услышав мои рассуждения, кикимора хмыкнула, а Баба Яга продолжала смотреть на меня немигающим взглядом. Я добродушно смотрел в ответ, а в это время в моей голове мысли бежали вскачь.
        Змейка. Какая-то большая и могущественная змейка. Вспоминай, Максим. Каких больших змей ты знаешь. Первое, что приходит в голову, Великий Полоз. Правда, больше ничего я про него не помню. Какое-то большое и могущественное пресмыкающееся, вроде как дружило с богами, ну так вроде и все.
        Так, кто еще? Удав Каа… А нет, это из другой оперы. А кто у нас еще большая и сильная змея?
        Змей Горыныч!
        Озарение пришло ко мне внезапно, и в первую секунду показалось даже каким-то безумным и не имеющим ничего общего с действительностью. Змей Горыныч же вроде трехголовый должен быть. Хотя тоже змея, тьфу ты, змей.
        Я обвел всех сидящих за столом немного обалделым взглядом и неуверенно произнес:
        - В яйце Змей Горыныч?
        Кука опять хмыкнула, а Баба Яга улыбнулась и перевела взгляд на кикимору:
        - А ты была права! Мальчик поумнел и вырос.
        И снова обратилась ко мне:
        - Там не Змей Горыныч, там его детище. Сам Змей Горыныч давно сгинул, не знаю, своей смертью или помог ему кто-то, желающих всегда хватало. И я, признаться, думала, что от него только былины да сказания остались, но гляди ж ты. В этом мире еще существуют те, кто змея помнит и поклоняется делам его.
        - Я помню времена, когда Змей Горыныч был жив, - глухим голосом, глядя в никуда, сказала Кука. - И я не хочу в этом участвовать.
        - Я тоже помню, - кивнула Баба Яга. - И не могу сказать, что не хотела бы забыть. Слишком уж много боли и горя Горыныч принес в этот мир. Особенно на старости лет, когда совсем головой тронулся и убивал просто ради развлечения.
        - А я ничего про это не слышала, - влезла в разговор Василиса, но ей никто не ответил. Русалки тихо шушукались между собой, но сомневаюсь, чтобы кто-то из них оказался носителем тайного знания.
        Мозгами я понимал, что Кука с Бабой Ягой сейчас просто произносят написанные кем-то для них реплики. Змея Горыныча в этом мире никогда не было, но и к разгадке задания их «мнимые воспоминания» меня не приближали. Квест не закрылся, я уже дважды проверял этот аспект, а значит, самые главные слова не сказаны. А может быть, я просто не задал самого нужного вопроса.
        Я задумался, прикидывая, как бы повернуть разговор в нужную сторону, но мои размышления прервал вопрос Чуя, неторопливо заданный негромким голосом:
        - Бабушки, а почему вы так всполошились? Эридан же не самого Змея Горыныча воскресить хочет, а только помочь его детенышу на свет появиться. Мы его будем опекать и воспитывать, так что только от нас зависит, злым или добрым он вырастет.
        Я вот понять не могу, откуда у Чуя такие мысли и подобная манера строить разговоры появилась. Он что, в интернете Библию или какое другое Святое Писание скачать умудрился? Я в реальном мире только одного человека с похожими манерами встречал, причем не кого-нибудь, а батюшку в храме возле моего дома. Но там был человек с огромным житейским опытом и природной мудростью, а Чуй-то чего?
        - Я считаю, что надо разбить яйцо, - продолжал тем временем мой подопечный. - Я нашел в своей памяти этот квест и теперь понимаю, почему по небу не летают десятки огнедышащих чудовищ.
        Опа-на! А вот это, как говорилось в одном чудесном фильме, правильный вопрос! В кладовой у змей действительно были сотни таких яиц, да и со слов Кришса было понятно, что я далеко не первый, кому достается такая честь. Почему же тогда по небу летают только птицы?
        - А я еще раз говорю, что участвовать в этом не собираюсь, - упрямо повторила кикимора.
        - А жаль, - со вздохом сказал Чуй. - Без тебя ничего не получится.
        - Почему это не получится? - снова влезла в разговор Василиса. - Об пол шибануть, оно и разобьется.
        Я удивленно воззрился на Чуя, который вновь не отреагировал на Василису и теперь смотрел мне прямо в глаза. Начинает происходить что-то такое, в чем я ровным счетом ничего не понимаю.
        - Чуй, пойдем погуляем, - негромко предложил я. На это предложение отреагировали все, явно не понимая, куда мы собрались и о чем планируем секретничать, но остановить нас никто не решился. Только Кука хмыкнула каким-то своим мыслям, а Василиса что-то возмущенно прошептала Бажене.
        На поляне по-прежнему было сумрачно, хотя лес вокруг светился от яркого солнышка. Чуй ловко спрыгнул по ступенькам на землю и посмотрел на меня.
        - Я хочу извиниться! - мой собеседник опустил взгляд, будто бы застеснявшись. - Эридан, я понял, что был неправ. Сам не пойму, почему вел себя так глупо и не хотел признавать твое старшинство над собой. Отец явно не просто так оставил тебя в роли моего наставника. Просто мне казалось, что я и так уже достаточно взрослый, а тут мне зачем-то навязывают учителя. Но когда ты пропал, я испугался.
        Я ошарашенно смотрел на шишку, изливающую мне душу, и не мог найти даже словечка, чтобы вставить в его монолог. А Чуй тем временем, не поднимая глаз, продолжал говорить все быстрее:
        - Мне было так стыдно признаться в этом самому себе, но я струсил и не сделал совсем ничего для твоего спасения. Придумывал всякие оправдания для себя, представлял, что ты специально все подстроил, чтобы со мной не возиться, но потом понял, что ошибаюсь. У меня нет возможности поискать ответы на свои вопросы в интернете, но папа оставил мне несколько книг для изучения, поэтому теперь я точно знаю, что со мной не так.
        - Ну-ка, ну-ка… - я с любопытством подался вперед.
        - У меня юношеский максимализм и потребность в исповеди, - четко отрапортовал Чуй и посмотрел на меня таким же восторженным взглядом, как первоклассник, которому показали взрывающуюся петарду.
        - Чего у тебя? - я не знал, плакать мне или смеяться. Понятно, что Лесной Хозяин хотел, как лучше, поэтому наверняка закачал в память своего сына полезную литературу. Но некоторые вещи читать без пояснений нельзя и в более старшем возрасте, а что уж говорить тогда об этом дитя компьютерного интеллекта?
        - Юношеский максимализм и потребность в исповеди, - повторил Чуй. - А что? Так не бывает?
        - Да нет, бывает, - я изо всех сил старался сдерживать улыбку. - Но вообще-то, что первое, что второе у тебя по той причине, что ты ни с кем не хотел разговаривать. Для того, чтобы расти и взрослеть, необходимо общество. Понимаешь?
        Если честно, Чуй сейчас напоминал мне героя сериала про одного очень умного мальчика. Беда в том, что «много знать» - это не синоним мудрости. Жизненный опыт потому и называется жизненным, что его невозможно получить из книг или лекций. Теория всегда выглядит очень гладко, но на практике обязательно работает по-другому.
        - А ты правда будешь разговаривать со мной? Чтобы у меня прошел этот максимализм, - Чуй задал вопрос настолько торжественно, что я немедленно понял - тему надо менять. Вопрос-то серьезный, а меня на хохот пробивает, и я ничего не могу с этим поделать.
        - Обещаю! - также торжественно ответил я. - Только сначала мне надо понять, что со мной происходит. Я третий день не могу выйти из игры. Ты не знаешь, в чем может быть дело? Возможно, в плане твоего папы какая-то ошибка?
        - Отец никогда не ошибался! - вскинулся Чуй, но тут же осекся. - Извини. Я больше не буду на тебя кричать. Но я не знаю, чем тебе помочь. Отец не передавал мне никаких управляющих функций, он говорил, что я еще слишком мало знаю для этого. И как видишь, он не сильно ошибся. Расскажи мне подробно, почему не можешь выйти в свой мир.
        Я быстро объяснил Чую свою проблему, но он только виновато пожал плечами.
        - Нет, Эридан, я действительно не знаю, что делать, чтобы твой интерфейс стал активен. Для этого какие-то особые функции нужны, которых у меня нет.
        - Да уж, - разочарованно поскреб я затылок. - А я, признаюсь, сильно на тебя рассчитывал.
        Я закончил скрести затылок и начал тереть уже лоб. Блииин, да что ж за гадство там в реальности происходит? Все это, конечно, хорошо и интересно, но в реальность хочется. Причем чем дальше, тем больше начинает хотеться.
        - Так, ладно, - махнул рукой я. - С этим всем мы с тобой обязательно разберемся. Расскажи мне лучше, почему без помощи Куки мы не сможем помочь вылупиться детенышу Змея Горыныча?
        - Все очень просто, - развел ручками-веточками Чуй. - Яйцо невозможно разбить.

        Глава 10

        Я смотрел на Чуя, ожидая продолжения фразы, но мой чешуйчатый друг, видимо, решил, что и так все понятно.
        - Так не бывает, - протянул я, пытаясь разобраться, чего именно не понимаю. - Если задание выдано, значит, есть какой-то способ его исполнить. Допустим, яйцо нельзя разбить, но это же не значит, что детеныш Змея Горыныча не может родиться.
        - Все не так просто, - помахал веточками Чуй. - Я, наверное, просто неправильно выразился. Яйцо невозможно разбить просто так. Его можно швырять, плющить, жечь огнем или испытывать холодом - ему все будет нипочем. Для того, чтобы детеныш родился, нам нужна помощь кикиморы.
        Судя по всему, сама кикимора об этом тоже знала или догадывалась. Именно поэтому и повторяла так упрямо, что не желает в этом участвовать.
        - И как она это сделает? - продолжая размышлять, на автомате спросил я у Чуя. - Она умеет высиживать яйца или знает какой-то жутко сложный ритуал? Она же кикимора, а не мать драконов, в конце концов. Если что, это очень древний сериал, и он совсем не про нашу «Берлогу».
        Чуй вздохнул, как будто собираясь с мыслями, и задал неожиданный вопрос:
        - Эридан, а ты вообще хорошо помнишь славянские сказки?
        - Э-э-э, - растерялся я. - Ну так себе. Тебя какие-то конкретно интересуют?
        - Да любые, - Чуй опять включил режим «серьезности», и у меня исчезло всякое желание шутить и улыбаться. - Отец изучил их все, и они ему не очень сильно понравились. Именно поэтому большинство персонажей игры не слишком соответствуют описаниям. Водяной толстый и ничего не умеет. Русалки не убивают случайных путников, а нежно и верно любят своего покровителя. Баба Яга не страж на границе жизни и смерти, а милая добрая бабушка, хотя и любит повредничать.
        - Да у меня как-то времени размышлять обо всем происходящем не было, - пожал я плечами, внутренне признаваясь, что и правда не задумывался о множестве самых разных несоответствий.
        - Я это к тому говорю, что не надо искать аналогий с теми книжками, которые ты читал в детстве. Змея Горыныча не было в этой игре, но отец спрятал в памяти всех персонажей очень страшную и кровавую историю, повторения которой никто не захочет.
        Час от часу не легче. Ну а мне что делать? Провалить квест совсем не хотелось. Тем более, что Чуй сам сказал, что детеныш Змея Горыныча совсем необязательно должен повторить судьбу своего отца. Может, он вырастет добрым и пушистым, например, любителем рыбалки или дамским угодником. Хотя нет, рыбалки не надо, а то еще повадится моих девчонок на крючок насаживать.
        - А кикимора нужна для продолжения рода Горынычей по очень простой причине, - продолжал тем временем Чуй. Я, похоже, отвлекся на свои размышления, и пропустил какую-то часть из его монолога. - Чтобы яйцо треснуло, его надо ударить Веретеном Судьбы.
        Ну ничего себе! Все-таки эта колотушка, которой так лихо любила размахивать моя сестрица, оказалась совсем не простой вещью. Я-то думал, что это просто палка, дорогая кикиморе как память. Может быть, она даже ей чью-то голову судьбоносную проломила. А оказывается, не все так просто.
        - Причем, разбить яйцо должна непременно Кука, - продолжал тем временем Чуй. - Веретено привязано к ней, и в других руках будет просто бесполезной палкой. Так же, как и твой трезубец, который принадлежит только тебе.
        - Да нет больше никакого трезубца, - развел я руками. - Потерял где-то. Я даже не помню, когда последний раз его видел.
        - Вот так вот, - рассмеялся Чуй. - Ты, главное, Василисе такого не скажи. Она нам всем успела по десять раз историю рассказать, как ты не бережешь подаренные вещи. У Куки твой трезубец, я его с плота забрал, когда прятаться уходил.
        - Так он же здоровый, как ты его пер на себе? - поразился, в красках представив картину, как маленькая шишка сгибается под тяжестью огромной железной вилки, кряхтит, но упрямо тащит ее на себе куда подальше.
        - У меня инвентарь открылся, - объяснил мой собеседник. - У тебя, как я понимаю, тоже. Вот туда и спрятал. У меня он вообще большой, можно носить в пять раз больше собственного веса. А если бы ты не ленился и интерфейс проверял периодически, то тоже нашел много всего интересного.
        Блин, я понимаю, что эта мысль посещает меня уже раз пятый за последние пару часов, но мальчик-то вырос. По крайней мере, сейчас складывалось ощущение, что разговариваю, как минимум, с ровесником.
        - Проверяю я интерфейс, - буркнул я, внутренне признавая правоту Чуя. - Кнопка «выход» до сих пор неактивна.
        - Там еще другие функции есть, - этот маленький засранец откровенно стебался надо мной. - Например, я бы тебе советовал сменить точку привязки. Хотя бы вот на эту избушку. Ты же, наверное, до сих пор привязан к городу Бранимира?
        Опа на! И как я раньше сам не додумался? Опасаясь, что меня опять что-нибудь отвлечет, я тут же подошел к избушке и буквально прижался к бревенчатой стене. Так, где эта функция?
        
        Вы желаете сменить точку привязки локации «Западные ворота форта клана «Сокол»на локацию «Избушка Бабы Яги»? Статус локации «Избушка Бабы Яги» не может быть выше, чем «условно домашняя».
        Напоминаем вам, что статус местности «условно домашняя локация» позволяет создавать точку привязки для всех членов вашей дружины, однако не гарантирует полной безопасности от нападения негативно настроенных к вам участников игрового процесса.
        
        Ох, и на душе сразу полегчало. Видимо, жил где-то глубоко в моей душе страх, что я умру и опять попаду в руки Бранимира. От воспоминаний про сарай и крюк под потолком меня передернуло. Б-р-р… Не хочу!
        А вот кнопка выхода была по-прежнему неактивна. Если честно, последние разы я проверял ее уже чисто автоматически, даже не рассчитывая на положительный результат.
        Не знаю, что там происходит в реальности, но явно что-то нехорошее. По крайней мере, рассчитывать на то, что мое тело по-прежнему здоровое, уже особо не приходится. По идее, в реальном мире должно было пройти не менее трех дней. Все это время я без еды, без воды и еще без кучи всяких нужных гигиенических подробностей. Так и загнуться недолго без должного ухода.
        В такой ситуации волей-неволей начнешь верить в фантастические книги про перенос сознания. Я прочитал в свое время парочку опусов, как закомплексованный офисный планктон срывался в игру и начинал реализовать фантазии пубертатного периода. Кто-то Темным Властелином становился, кто-то мир от китайцев освобождал, а кто-то просто обзаводился гаремом на все согласных девочек и начинал вспоминать хит-парад видеороликов на порно ресурсах.
        Но там-то везде люди были. А я Водяной! Это, конечно, звучит гордо, но мне-то что делать? Поднять освободительную борьбу против рыбацкого промысла в защиту прав угнетенных рыбешек? Или оргии с русалками устроить? Думаю, впрочем, что видео таких бесчинств будет неплохо продаваться на определенных сайтах…
        Так, стоп! Куда-то меня не туда занесло. Не стоит унывать и впадать в маразм раньше времени. Может быть, все еще наладится!
        - Ты так счастливо улыбаешься, как будто золотую рыбку нашел, - Чуй не упустил случая меня подколоть. Вообще-то сейчас он мне нравился гораздо больше, чем замкнутым в себе букой. Таким он был, когда мы с ним познакомились на лесной тропинке, и именно с таким мне гораздо проще общаться и находить общий язык.
        - А что, твой папа заложил в игру и такой квест? - поинтересовался я.
        - Ну не уверен, что это папина идея, но он как-то рассказывал, что в очень большой реке можно встретить блестящую рыбку и тот, кто сумеет ей понравиться, может рассчитывать на исполнение трех любых желаний, - пожал плечами Чуй.
        - Может быть, это все-таки сказка? - предположил я. - Любые - понятие очень растяжимое, и получается, что удачливый рыбак может стать кем угодно, хоть Богом. А это неправильно, так всякий смысл игры пропадает. Представь себе, куча игроков старается, старается, а потом хлоп! И выясняется, что все было зря, потому что кто-то одномоментно стал круче всех.
        - Ну, может и не любое, - пошел на попятную Чуй. - Пока ее никто не ловил. Ты Водяной, тебе и карты в руки. Поймаешь - спросим. Ты лучше скажи, как дальше жить собираешься? Яйцо бить будем? Или все-таки нет? А потом что делать станем?
        - Потом будет потом, - раздраженно отмахнулся я. - Сначала надо выяснить, почему Кука не хочет мне помогать.
        - Потому что ты думать не хочешь, - вздохнула шишка. - Огнедышащий змей - это сила, а сила - это власть. Тебе надо создавать свою силу, куда впишется наличие детеныша Горыныча, а иначе гармонии не будет, и мы его потеряем.
        - Почему все так любят меня жизни учить? - возмутился я. - Что ты мне сейчас предлагаешь? Основать здесь город? Населить его русалками и лягушками?
        - А почему бы и нет? Тебе не надоело одному слоняться и шарахаться от каждой тени? - Чуй был явно настроен серьезно и собирался сказать мне что-то еще, но поспорить мы с ним не успели.
        Позади нас раздался шум, топот ног и задорный смех. Я обернулся на веселый гомон и увидел, как из дверей избушки выпрыгивают русалки. Кстати, обратил внимание, что все мои девчонки оказались облачены в какие-то одинаковые юбки из камышовых листьев и что-то вроде спортивных лифчиков из того же материала. Интересно, это система постаралась или они сами решили переодеться?
        - Эридан! - закричала Бажена, поймав мой взгляд. - Бабушка Яга обещала показать нам озеро недалеко отсюда. Говорит, что там вода прозрачная до самого дна.
        Надо же. Уже бабушка. Такое ощущение, что Чуй прав и мы действительно в гостях не у могущественной старой ведьмы, а старенькой доброй тетеньки, смысл жизни которой накормить всех окружающих пирожками.
        - Может быть, не самое удачное время для прогулок, - засомневался я, глядя на галдящую гурьбу русалок. - А вдруг людей злых встретите? Обидит еще кто…
        - Успокойся, Эридан, - урезонила меня Баба Яга, появляясь на пороге. Она уже успела переодеться в темно-зеленое платье и повязать волосы на голове косынкой. - Чай не война на дворе, ничего плохого не случится. А девочкам и правда стоит прогуляться. Соскучиться не успеешь, как мы уже вернемся.
        В этот момент я заметил Василису и Митрофана, спрыгнувших с крыльца и деловито направляющихся куда-то совсем в противоположную сторону.
        - Так, а вы куда собрались? - догнал сладкую парочку мой крик, от которого у Митрофана напряглась спина, а Василиса скорчила недовольную рожицу.
        - Куда надо! - отчеканила она с интонациями девочки-подростка, втайне от родителей собравшуюся на дискотеку. После чего нахально развернулась и, ткнув в спину застывшего на месте Митрофана, направилась дальше. Неужели подружились? Не знаю даже, радоваться или грустить по этому поводу. Русалки, наблюдавшие эту сцену, прыснули от смеха, а Баба Яга только ухмыльнулась и, пошурудив в сенях, извлекла оттуда метелку. Неужто полетит?
        - Интересно, Василиса твоего слугу уму-разуму повела учиться или прикопать где-нибудь под кустом решила? - в голосе Чуя слышалось такое искреннее любопытство, что я даже не поверил.
        - Эй, молодой человек, - вспомнил я про свои функции наставника и воспитателя. - Все-таки про живую душу говоришь. Даже если это игровой персонаж и бессмертен по определению, желать смерти ближнему - плохо.
        - А почему ты об этом не подумал, когда брал его в слуги назло Василисе? - хитро улыбнулся Чуй. - Тебе теперь в любом случае терпеть их двоих придется. Но я очень рад, что мы опять все вместе. Если бы ты только знал, сколько страха я натерпелся, когда меня русалки в воду столкнули. Понимаю, что они меня спасти хотели, но одному оказалось так страшно. Когда меня Василиса нашла, я чуть не расплакался от счастья. Правда, быстро понял, что плакать не умею. Но я был очень-очень рад. Так мы с ней и просидели полночи на берегу рядышком, не зная, что делать и куда податься. А вот как нас Кука с Бабой Ягой на берегу нашли, я до сих пор не понимаю. Но за это время беспомощности я успел подумать об очень многом и теперь дорожу нашей компанией гораздо больше, чем раньше.
        Вот оно значит, как было. А я-то думал, что это Чуй всех к Бабе Яге привел, пользуясь какими-то возможностями Искина. А он, оказывается, как и я, не знал, что делать, и просто ждал помощи. Но надо признать, что эта ситуация пошла ему на пользу, Чуй помудрел, и произошло это очень быстро.
        - Бабушка, можно тебя на пару слов перед прогулкой? - позвал я свою вновь обретенную родственницу. Мои мозги упорно отказывались понимать, в чем опасность рождения дитя Змея Горыныча, и почему я должен рисковать своим игровым статусом из-за упрямства кикиморы.
        - Конечно, внучек, - расплылась в улыбке Баба Яга. - Да не хмурься ты, не хмурься. Все хорошо будет. Все вместе собрались, я тоже еще не совсем старая, а для морщин на лице ты еще слишком молод.
        - Не буду, - легкомысленно пообещал я, подумав, что вообще-то надо начинать следить за словами и действиями. А то залез непонятно куда и что делать пока не представляю. - Расскажи мне только, почему Кука так испугалась этого яичка. Что за чудище может оттуда вылупиться?
        - Ах, вон оно что! - моментально посерьезнела старушка. - Ты все-таки не хочешь его выкинуть? Я тебе еще раз повторяю, утопить в болоте и вся недолга. Плохое это яйцо, счастья ты от него не получишь.
        - Не могу, бабушка, - виновато развел я руками. - Клятву я дал, серьезную. Плохо будет клятву нарушить. Я возможности колдовать могу лишиться, если слово не сдержу.
        - Ох, горюшко бедовое, - всплеснула руками Баба Яга. - Зря я думала, что ты поумнел. Кто же обещания раздает направо и налево, тем более не зная, исполнит он их или нет? И что теперь? Змей Горыныч сеял зло, и никто не мог остановить его долгие годы. Он забавы ради жег все живое, убивал и разрушал. В иных местах до сих пор трава не растет, сколько крови и огня пролилось. А ты решил возродить этот род?
        - Но ведь это будет дитя неразумное, - пытался найти я аргументы в свое оправдание. - Он может вырасти добрым. Мы должны хотя бы попробовать.
        - Сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит! - отрезала Баба Яга. - И здесь так же будет. Поэтому я полностью согласна с Кукой. Если есть возможность задавить зло в зародыше, то ей обязательно надо воспользоваться!
        
        Обновление задания «Самое дорогое!». Прогресс: 1 из 3 этапов. Теперь, когда Вы знаете, как опасно брать в руки неизвестные предметы от незнакомых змей в темных коридорах, уговорите кикимору помочь разбить яйцо.
        Награда - 10 берков.
        Примечание. Позаботились ли Вы о завещании?
        
        Наверное, я сейчас выглядел глупо, читая системное сообщение, потому что Баба Яга рассмеялась и погладила меня по голове.
        - Ну ладно тебе, не расстраивайся ты как. Пойдем лучше с нами на озеро, искупаемся, отдохнем.
        - Да нет, - вздохнул я. - Пойду лучше с Кукой пообщаюсь. Может быть придумаем вариант, как и клятву исполнить, и мир не сжечь.
        - Ну-ну, - скептически усмехнулась старушка, а потом села на черенок метелки между ног и с задорным свистом взлетела у меня над головой.
        - Не балуйте здесь без меня, - крикнула она сверху и, заложив мертвую петлю, ринулась догонять исчезнувших среди деревьев русалок.
        Я только покачал головой, провожая ее взглядом. Действительно, какие сказки? Тут проще старые мультики вспомнить. Пожилая вроде женщина, а гоняет на метелке, как на истребителе.
        Кука сидела в одиночестве за накрытым столом и безотрывно смотрела на лежащее перед ней яйцо Змея Горыныча. Я сел напротив и тоже посмотрел на желто-белый предмет, вызвавший столько споров и вопросов. Я по-прежнему считал, что шанс должен быть у каждого. Даже если когда-то сошедший с ума дракон стал убийцей, то это не значит, что его дитя повторит этот путь.
        - Я видела, как он развлекался, подпаливая шерсть на медведях, - медленно сказала кикимора, не отрывая взгляда от яйца. - Не убивая, а просто наслаждаясь их криками и стонами боли. Как сгонял людей в кучу и наблюдал за тем, как они медленно задыхаются от дыма и вони. Он нес боль, страх и смерть. И это продолжалось не один год, пока Лесной Хозяин не нашел его и не победил в честной схватке. Весь мир вздохнул спокойно, но на земле до сих пор осталось много ран, которые не могут зажить и напоминают нам о том времени. Ты говоришь, что дитя не должно повторить путь своего родителя. В чем-то ты прав. Но я не хочу рисковать, Эридан! Я боюсь этого!
        Кикимора подняла на меня свой взгляд, и я вздрогнул, столько боли и ненависти было в нем.
        - Давай утопим яйцо в самом глубоком болоте! А потом пойдем и сожжем всю кладку этой мерзости, чтобы у зла ни осталось ни единого шанса! Давай сделаем так, Эридан! Я заклинаю тебя!
        Уговаривать сейчас кикимору положиться на мои педагогические таланты было бессмысленно, поэтому я медленно взял яйцо и убрал подальше с глаз в инвентарь.
        - Я услышал тебя, Кука! - тихо сказал я ей. - Но мне надо подумать! Я дал клятву и не исполнить ее, значит, навлечь на себя гнев богов.
        - А они есть? - с усмешкой спросила Кука. - Где были боги, когда Змей Горыныч сжигал деревни? Почему они позволили нам прятаться по норам и каждый день ждать смерти? Молчишь? И боги молчат?
        - Это бессмысленный спор, Кука, - оборвал я ее негромким, но твердым голосом. - Яйцо топить мы не будем, по крайней мере пока. Нам всем надо сильно подумать.
        Я вытащил из дома на крыльцо избы лавку и уселся на нее, прислонившись к стене. Да уж…
        Есть о чем поразмышлять. Вот вроде бы, компьютерная игра. По идее, всегда должна быть возможность сохраниться и попытаться переиграть эпизод по-новому. Но почему-то в этом мире такая возможность отсутствует. И в чем тогда отличие от реальной жизни? В любой момент можно все бросить? Если бы…
        Я в очередной раз по привычке проверил интерфейс, но заветная кнопка по-прежнему оставалась блеклой и неактивной. А я начинаю адаптироваться. Спать не хочется, никакого эффекта затухания и усталости. Может, и правда все? Есть искусственный интеллект Чуй, а теперь у него будет старший брат Максимка.
        Я выдохнул и попытался отвлечься от происходящего. Как-то в реальности такого количества проблем разом не наблюдалось. Нет, всякое, конечно, бывало, одна только недавняя история с Аленой Сергеевной чего стоит, но почему-то мне сейчас кажется, что там было проще. Или это просто тоска по реальной жизни?
        Я попытался прогнать из головы все негативные мысли и подумать о чем-то отстранённом. Если постоянно думать о негативе, то так и до инсульта недалеко. Интересно, у компьютерного разума бывает инсульт? И как он проявляется? Микросхемы плавятся?
        А все-таки есть какое-то великолепие в жизни на природе. Я дитя асфальта, родился и вырос в каменных джунглях, поэтому даже на редких пикниках чувствовал себя не очень уютно. Никогда не понимал, почему холодная земля может быть комфортнее мягкого дивана, и чем мясо, жаренное на углях, вкуснее приготовленного на гриле.
        А сейчас вот сижу, оперевшись на бревенчатый бок избушки, любуясь верхушками деревьев, колышущимися от ветерка, и отдыхаю. Наверное, это старость. Один мой знакомый, бывший лет этак на тридцать постарше меня, всегда говорил, что в жизни любого человека наступает такой момент, когда его начинает тянуть к земле. Отсюда и желание проводить выходные поближе к природе, ковыряясь в грядках и ухаживая за цветами.
        Не знаю, может пока еще возраст не совсем тот, к посадке картошки и прополке сорняков меня еще не тянет, а вот окружающей природой любуюсь с огромным удовольствием.
        Подошел Чуй и молча сел рядом со мной. Интересно, компьютерные персонажи тоже умеют размышлять? Впрочем, в настоящий момент это было и неважно. Сейчас надо отрешиться от повседневных проблем и просто расслабиться. Тем более, если на душе нет камня от чего-то не сделанного, а только осознание того, что не все в этом мире зависит от тебя. И в этом виртуальном, и в том, реальном, куда пока попасть никак не получается.
        Сколько мы так просидели, я не знаю. Часов нет, засечь не на чем, но не очень долго.
        - Эридан, - Чуй внезапно перешёл на шёпот. - По-моему, нас сейчас убивать будут.
        - С чего ты взял? - напрягся я. - Кто?
        - Там, в лесу, люди, я чувствую их, - сказал чешуйчатый малыш предельно серьезным тоном. - Их много, но они прячутся.
        Я не успел никак прокомментировать заявление Чуя, потому что из дверей избы выглянула Кука и позвала нас внутрь. Вид у неё был не менее заговорщицкий, чем у шишки, поэтому я даже не стал спрашивать, что именно происходит и зашёл в комнату.
        - В лесу какие-то разбойники, - с ходу взяла быка за рога кикимора, - их человек тридцать, и они пришли убивать Бабу Ягу. Сейчас пока совещаются, как будет лучше это сделать.
        - Откуда у тебя такие новости? - все-таки усомнился я. Заходя внутрь избушки, мне пришло в голову потянуться и кое-как удалось осмотреть окрестности, но я никого не заметил. Тут что, сигнализация с датчиками движения установлена?
        - От неё, - показала Кука на незамеченную мной раньше птицу. - То сорока Яги, она ей служит и предупреждает, если опасность увидела. Мы и про вас поэтому заранее знали, только вы не прятались по кустам, а сразу напрямик вышли. А эти кучкуются что-то…
        Сорока сидела на краю стола и, забавно наклонив голову, внимательно смотрела на меня одним глазом. Я уже было открыл рот, чтобы спросить, как Кука все это выяснила, но вспомнил фразу Болотника, что кикимора умеет общаться с птицами.
        Ладно, порадуемся этой способности потом. Сейчас надо как-то выбираться из внезапно образовавшейся неприятности.
        В этот момент пол под нами качнулся, причем так сильно, что я едва удержал равновесие, а снаружи раздались воинственные крики. Картинка за окном стремительно поменялась, и я понял, что избушка вновь поднялась вверх.
        - Где мой трезубец? - требовательно спросил я у кикиморы, и она кинулась в одну из комнат. Тем временем, я подбежал к окну и оценил обстановку. Выставив перед собой мечи и закрываясь непонятно от чего щитами, к избе короткими перебежками приближалось около двух десятков игроков. Еще столько же с луками выстроились на краю поляны и зорко глядели по сторонам.
        Такое ощущение, что эти ухари, как минимум, Кремль штурмовать собрались. Нас же тут всего трое. Кого они боятся?
        - Чего ты расселась? - услышал я возмущенный шепот. Повернувшись, я увидел, как Кука с моим трезубцем в руках выговаривает птице, по-прежнему сидевшей на краю стола. - Лети к Яге, расскажи, что на нас нападают.
        Сорока что-то стрекотнула в ответ и вылетела в распахнутое окно. Никто из нападавших на избу не обратил на нее никакого внимания. Двое самых шустрых уже подобрались совсем близко, как пол дома качнулся снова. Ухватившись за подоконник, я с изумлением наблюдал, как одна из свай оснований избушки выдернулась из земли и хорошим футбольным пинком отбросила сразу обоих воинов к краю поляны.
        В этот же момент в ставню вонзилась стрела.
        - Вон, в окне, по нему целься, - раздался чей-то крик.
        - Держитесь на расстоянии от ног избушки, - вторил ему властный голос. - Лука, костер разожги.
        В мою сторону устремилось еще несколько стрел, поэтому я счел за лучшее убрать свою моську с линии огня. По стене раздались глухие шлепки, а пара стрел все-таки залетела внутрь комнаты. Одна из них снесла со стола пару кубков и свалилась вместе с ними на пол, а вторая, пролетев все пространство насквозь, вонзилась в противоположную стену.
        Пол под нами снова качнулся, и мне показалось, что избушка издала болезненный стон.
        - Они поджигают стрелы! - крикнул Чуй, выглядывавший в другое окно. В небо взлетели огненные молнии, и избушка застонала от новых попаданий. Вот только, теперь они не только жалили ее стены, но и обжигали. Пока бревна загорались неохотно, но сидеть и покорно ждать своей участи мне не хотелось.
        Ну что ж, видимо, пришло время проверить, где я воскресну в случае смерти. Выхватив у кикиморы из рук свой трезубец, я ринулся ко входу.
        - Стой! Куда ты? - раздался крик Куки мне в спину, но я, не слушая ее, уже летел с крыльца навстречу земле. Плевать на все! Если в этой виртуальности и есть какие-то плюсы, то хотя бы в том, что умирать не страшно. Я бессмертный, а значит, бояться нечего!
        Правда, приземлиться как герою боевиков у меня не получилось. Скорее, я просто плюхнулся на землю, как мешок с тем самым содержимым, но азарт внутри меня уже требовал активных действий.
        Перекатившись, я поднялся на ноги и ринулся прямо на толпу игроков. Не знаю, какие мысли посетили их головы, увидев меня, но среагировали они достаточно резво. Сомкнув щиты, нападавшие изобразили строй, а над поляной пронеслась новая команда их лидера:
        - Стреляйте по ногам!
        Почему именно по ногам, я не понял, да, впрочем, это было неважно. До мечников оставалось буквально несколько метров, поэтому я максимально ускорился и врезался в чей-то щит всей своей массой. Державший железный круг юноша не смог удержаться на ногах и кубарем покатился по земле, а я, пролетев по инерции пару метров вперед, развернулся и вонзил трезубец в чью-то спину.
        Попавший под мой удар воин мгновенно истаял в воздухе, оставив после себя меч и какую-то кольчужку, но разглядеть подробнее мне уже не дали. Сразу три или четыре меча пронзили мое тело, и я очнулся посреди комнаты в избе Бабы Яги.
        Ух ты, круто! А такой расклад мне нравится! На меня смотрел ошарашенный Чуй. Куки не было, молодецкие уханья кикиморы раздавались снаружи, и я понял, что моя сестрица решила последовать моему примеру. Но надо признать, что у нее это получалось не в пример удачнее. На земле валялись остатки еще двух витязей, вернее, оружие и доспехи, оставшиеся на месте их гибели, а сама кикимора ловко размахивала своей верной колотушкой в окружении остальных врагов.
        Я собирался уже прыгнуть на помощь, как сзади раздался крик Чуя.
        - Эридан, вон там есть вода.
        Веточки-ручки шишки показывали мне на огромное корыто, стоявшее недалеко от ног избушки, и я хлопнул себя ладонью по лбу. Все-таки надо признать честно, что я клинический идиот. Я вернулся в дом и, чтобы не подставляться под стрелы игроков, попытался соткать водяные плети, не выходя наружу, но у меня ничего не получалось. Я не видел воду и от того очень плохо чувствовал ее.
        Плюнув на стрелков, я вышел на крыльцо, и голубоватые змеи заскользили по траве на помощь кикиморы.
        - Колдун! Эта зеленая жаба магичит! - раздались крики, и я увидел, как сразу несколько стрелков натягивают тетиву, целясь в меня.
        Я захохотал, чувствуя какую-то животную радость от драки и с удовольствием наблюдая, как мои змеи хватают игроков за ноги и растаскивают их в разные стороны. Вот один витязь оказался на земле и ему прямо по голове прилетел удар колотушкой от Куки. Другого подтащило ближе к дому Бабы Яги и нога избушки расплющила его о землю.
        - Ага, получайте! - радостно закричал я и захлебнулся собственным криком. Чья-то стрела попала мне в горло, другая вонзилась в живот и меня скрючило от страшной боли.
        Но, падая на почерневшие от времени доски, я увидел нечто невообразимое. Две высокие елки с толстыми стволами внезапно вырвали корни из земли и начали сгребать игроков своими колючими лапами. Крики ужаса смешались с хеканиями кикиморы, а перекрывая эти звуки откуда-то сверху несся заполошный крик Бабы Яги:
        - Гады! Жечь мою избу?!?! Уничтожу!!
        Старушка на метелке уже не напоминала добрую бабушку, это был штурмовик, легший на боевой курс. Повинуясь взмахам ее рук, по напавшим на нас воинам ударил град камней и шишек, птицы рвали волосы и клевали головы витязей. Но все-таки главным сюрпризом для нападавших оказались деревья, которые буквально растоптали лучников, а теперь медленно, но неумолимо приближались к мечникам.
        - Уничтожу! - несся над лесом крик, и я обессиленно откинул голову на доски. Интересно, деревья это тоже слуги Бабы Яги или еще какой-то сюрприз от игры? Мой взгляд рассеянно блуждал по небу, сил приподняться уже не осталось и дальнейший ход битвы я воспринимал уже на слух.
        Может, с крыльца надо свалиться и умереть? Лежать мешком абсолютно не хотелось, но и сил совершить суицид не было. Было очень и очень больно, а стрела в горле не давала нормально дышать. Жесть какая-то…
        - Отступаем, - раздался все тот же командный голос, и я отстраненно подумал, что лидер игроков явно не Чапаев. В первых рядах погибать он не собирался.
        Пол подо мной качнулся, и я почувствовал, как избушка опускается обратно на землю.
        - Эридан! Господин! - я с изумлением услышал крики своих русалок. С изумлением, потому что глаза заволокло пеленой, и я понял, что ослеп. Что за фигня происходит?
        - Бабушка Яга, вы сможете его вылечить? - разобрал я голос русалок и почувствовал дрожащую руку на щеке. Да не надо меня лечить, просто добейте!!!!
        - Да он тут этому как даст! А потом еще плетью! И тут в него как стрельнут! - разорялась появившаяся откуда-то Василиса.
        - Ну куда ж он полез? Ох, горе луковое, - жалобно причитала старушка, а Кука что-то ей отвечала, но разобрать слов никак не получалось.
        Что происходит???? Меня накрыла темнота.

        Глава 11

        Сначала мне показалось, что я потерял сознание. Удивившись, как такое возможно в игре и почему нельзя просто умереть, чтобы воскреснуть, я понял, что продолжаю бодрствовать.
        Что же такое со мной случилось? Происходящее все меньше и меньше напоминает виртуальность. По идее, если моему персонажу нанесли урон, то я должен сейчас либо умереть и воскреснуть в точке привязки, либо потихонечку регенерировать и восстанавливаться. У меня же наоборот отказывает зрение, а слух становится плохим, как у древнего старика.
        - Бабушка Яга, что с ним? - донесся до меня голос русалки на границе сознания. Вот только чей именно, разобрать уже никак не получалось.
        - Так, Бажена! - вот это кикимора, ее командные нотки я ни с кем не спутаю. - Отправляй кого-нибудь по тропинке. Как бы вслед за этими ухарями кто-то еще не явился. По крайней мере, это не должно произойти внезапно! И попроси кого-нибудь навести порядок вокруг дома. Все понятно?
        - Бабушка Яга! Ну сделай же уже что-нибудь! - а это все та же русалка, но точно не Бажена. Ее бы я наверняка узнал, но моя старшая жена и верная боевая подруга почему-то молчала. Может быть, с ней что-то случилось? Они же вроде в драке не участвовали совсем? Или зацепило их в конце, а я этого просто не видел?
        - Бажена, - это опять кикимора берет власть в свои руки. - Вещи и оружие от этих бандитов соберите. Вдруг там что-то полезное будет. Эридан оклемается и разберется.
        Какое же оказывается мучение быть абсолютно слепым. Как-то вот раньше глаза особенно не ценились, ну вижу и вижу. Так же всегда было. А сейчас чувствую себя как будто в невесомости. Странное дело, в подземелье, когда сбегал от Бранимира, тоже ничего не видел, но чувства полной беспомощности не было. А вот сейчас есть, причем гадкое такое, липкое.
        - Хозяин! - я чувствовал, что в мое тело что-то тыкается, но не могу понять даже в какое именно место. - Хозяин! Не умирай! Мы же победили, ты не можешь теперь умереть!
        Надо же, я думал Митрофан наоборот радоваться будет, что мне служить не придется. Как не сбежал еще до сих пор? Может быть, и правда из него толк будет? Или муж для Василисы, что тоже неплохо.
        - Эй, бабушки! - а вот и сама красавица Василиса. - Да что ж вы смотрите на меня? Вы на него смотрите! Я ж вам не прощу никогда, если с ним что-то случится. Чуй! Чуй! Ну как так-то?
        А ведь приятно. Тепло на душе. Хорошо-о-о-о… Столько разных персонажей и все за меня переживают. И плевать, что они не настоящие… Они волнуются за меня, причем так искренне и непосредственно, как, наверное, никто ни в том, ни в этом мире не волновался. А эти нарисованные, но ближе многих из реальных людей мне стали.
        Голоса отдалялись, становились все более глухими и неразборчивыми, как будто мне в уши запихивали все новые порции ваты. Блин, и ведь к тому же я еще совсем ничего не вижу.
        - Кука, ты что-нибудь понимаешь? - услышать растерянность в голосе Яги я совсем не ожидал, но факт оставался фактом. Действительно, происходило что-то на игру абсолютно непохожее. Я про такое никогда не слышал, ни от Володи, ни от Раскевича, ни от кого бы то ни было еще. Кто-то из русалок сказал еще что-то, но теперь я уже был абсолютно не в состоянии разобрать конкретных слов - просто неразборчивое бормотание.
        - Он сейчас исчезнет, - а вот голос Чуя слышался почему-то предельно четко и громко, как будто он разговаривал прямо у меня в голове. - Эридан, не уходи надолго! Мы все тебя очень ждем!
        Вот теперь меня накрыло окончательно. Это что, шутка такая? Я честно пытался подумать, что именно хотел сказать Чуй и как правильно интерпретировать его фразу, но в этот момент мое сознание взорвалось миллионом разноцветных осколков.
        Мне стало больно. Мне было очень плохо! Тело ломало, крутило и рвало на части! Я чувствовал каждую клеточку своего туловища, но не мог пошевелить конечностями, потому что они больше не принадлежали мне.
        - Мы ждем тебя, Эридан! - услышал я еще раз голос Чуя и окончательно провалился в темноту.
        Ощущение, что я умер или провалился в какую-то параллельную реальность. В голове пел хор самых разных голосов, общий смысл которых уловить я не мог и только яркие картинки перед глазами, укрупняясь, начинали говорить какие-то осмысленные фразы.
        - Эридан, ты вернешься, я жду тебя! - Чуй молча смотрел на меня, но махал ручкой-веточкой, как будто прощаясь.
        - Ты вообще не оправдал моих ожиданий! - возникла перед глазами Машка, причем почему-то с русалочьим хвостом и голая до пояса. Она-то здесь что делает? - Зря я с тобой столько лет промучилась.
        - Две деревни сжег! - потрясала кулачком кикимора, глядя на меня немигающим взглядом. - А потом бомбу сбросил, ядреную.
        - Держись, мужик, - это уже был Кречетов, бывший безопасник, причем уже с пулевым отверстием на лице. - Ты сильный, ты справишься!
        - Скатертью, скатертью, газ бинарный стелется и упирается мне в противогаз! - распевал Митрофан с гармошкой в руках и пританцовывая на месте.
        Все эти видения увеличивались, произносили свою реплику и вновь уменьшались, вливаясь в калейдоскоп или даже безумный хоровод картинок передо мной. А я чувствовал себя невесомым листиком, летящим по воздуху, повинуясь любому дуновению ветерка, и не способным сопротивляться стихии.
        - Сделайте же что-нибудь, - прорывался откуда-то сверху незнакомый голос.
        - Максим! Максим! - настойчиво звала меня неизвестная женщина, но я продолжал крутиться в танце, наблюдая, как Василиса пытается изобразить цыганочку с выходом.
        Темнота.
        Сознание возвращалось медленно. Первое, что я почувствовал, была головная боль, тупая и ноющая. Что же со мной все-таки случилось? Где я? Где Чуй? Где Баба-Яга и все остальные?
        Не до конца осознавая, где нахожусь и насколько реален мир вокруг, я попытался пошевелить конечностями, но они не слушались меня. Я вообще не чувствовал свое тело. Сосредоточившись, я попытался хоть как-то проанализировать свое состояние, но сделать это оказалось невозможно.
        Свет тоже доставлял дичайшие неудобства. Он проникал даже сквозь закрытые веки и раздражал глазные яблоки, заставляя их болеть и мечтать о том, чтобы все вокруг погрузилось в непроглядную тьму.
        Мысли путались, а в голову лезла всякая чепуха, приправленная липким, обволакивающим все вокруг страхом. Мне начали вспоминаться разные фантастические истории, прочитанные в далеком детстве. В первую очередь, почему-то вспомнилась книга про отрезанную голову гениального профессора. Ну а что, сколько я уже без нормального питания и ухода? Тело же наверняка могло атрофироваться, вот его и отрезали за ненадобностью. Потом, правда, в эту же самую голову закралась логичная мысль, что я не настолько гениален, чтобы кому-то понадобилось сохранять именно эту часть тела отдельно от остальных. Сначала расстроился от осознания собственной ненужности, а потом сообразил, что раз у меня какая-то часть тела об этом думает, то значит, и я пока еще жив.
        Тогда я вспомнил сонмище бессмертных романов про то, как люди становятся инвалидами и их сознание оцифровывается для виртуальных миров. Перспектива, конечно, так себе, но когда лежишь овощем и не способен пошевелить ни одной конечностью, то, в принципе, начинаешь соглашаться на что угодно.
        С другой стороны, будь я сейчас в игре, то у меня и повода не было бы задуматься о такой возможности. Я точно помню, что еще совсем недавно участвовал в драке с неизвестным мне отрядом игроков, которые пришли убить Бабу Ягу. Из памяти не успели исчезнуть картины моих героических подвигов, и я мысленно улыбнулся, вспомнив, как лихо размахивал трезубцем, а потом крушил толпы врагов водяными плетьми.
        Нет, ну понятно, что я не один такой герой, но избушку от разграбления все-таки сберегли и бабушку защитили. Интересно, у моей родственницы где-то припрятан горшочек с золотом или награда за этот квест полагается совсем другая?
        Я улыбнулся про себя, вспоминая лихую и бесшабашную горячку схватки. Наверняка, опытные геймеры меня пожурили бы, заявив, что умные люди так себя не ведут. Прыгать с золотой вилкой наперевес на головы толпы игроков - это, как минимум, неразумно, но я бы с ними ни за что не согласился.
        А для чего тогда жить, если не ради таких моментов? Как говорил один мой приятель, в драку надо не входить, а влетать с хорошим ударом ногой! Нет, я понимаю, что очень многие из окружающих в любую заварушку влезут только твердо уверенные в положительном для себя результате, десять раз проверив, что им не прилетит по лицу, и еще пяток убедившись, что потом не наступит никаких последствий.
        Но так это же скучно! Мама дорогая, эти перестраховщики и живут так уныло по жизни, а потом удивляются, что у них в жизни нет ничего прекрасного. Работа нелюбимая, но менять мы ее боимся. Ну и что ж поделать, что платят мало, но вдруг завтра все будет еще хуже. И с завистью смотрят на соседа, который не побоялся, рискнул и уже меняет вторую машину.
        Эти же люди годами, если не десятилетиями, живут с нелюбимыми людьми, украдкой разглядывая фотографии тех, с кем рядом мечтают просыпаться. Но тут людей останавливает страх того, что надо признаться в собственных желаниях как минимум дважды. Во-первых, тому человеку, с кем жить уже не хочется, но мы тянем лямку по привычке. А, во-вторых, объекту мечтаний, к которому подойти уже долгое время боимся.
        И получается, что мы живем, как в том старом анекдоте: «Жена стерва, работа хреновая, дети идиоты». Но ни один ангел-хранитель за нас нашу судьбу переделывать не станет. Либо мы все изменим сами, либо все так и будет идти по накатанной.
        Но ведь даже в играх, где ничего страшного случиться не может, эти люди ведут себя так же - спрячутся за кустом и ждут, пока кто-то в клювике принесет им манну небесную… Еще и обижаются, что как-то долго не несут.
        А я вот влетел в заварушку пузом вперед и ни капельки не жалею. Этот короткий всплеск адреналина подарил мне ни с чем не сравнимое удовольствие, да ведь и победили мы в конечном итоге. А победителей что? Правильно, судить уже некому!
        Любопытно, а вот лично мне награда какая-нибудь от игры за этот бой полагается? «Победитель разбойников» или «Защитник старушек»? Да уж, может быть, дебаф «Инвалид сотого уровня» - это и есть награда?
        Обидно… В игре только-только что-то получаться и налаживаться стало… С Чуем, наконец-таки, контакт наладили. До близкой дружбы еще далеко, но, по крайней мере, уже разговаривает со мной. Прогресс!
        Да и загадки интересные система подкидывает. Город Бранимира, яйцо Змея Горыныча… и тут на тебе. Я явно уже не в игре. В виртуальности тело так ломать не может. Даже тогда, когда Бранимир меня вместо боксерской груши использовал, боль проходила значительно быстрее. А сейчас голова трещит, как перезрелый арбуз, который может лопнуть от легкого прикосновения.
        А еще я осознал, что хороший слух - это зло. Мерное гудение лампы дневного света в моей черепушке ощущалось физически и воспринималось, как звук работающей дрели. Ощущение, что сверло вставили напрямую в мозг и методично пытаются пробурить мою голову насквозь.
        - Владимир, он очнулся, - услышал я в этот момент чей-то радостный вскрик, но от громкого звука в голове что-то щелкнуло или лопнуло, и я снова провалился в забытье.
        Не знаю, через сколько я вновь возвратился в реальность, но теперь у меня уже начали появляться какие-то более привычные ощущения. Я хотел пить и … Ну в общем, куда-то еще. Только вот как это сделать? До белого брата я сейчас даже на четвереньках не доползу.
        - Максим, ты меня слышишь? - голос знакомый. Даже очень знакомый. Мужчина. Кто это? Еще бы глаза открыть… Тело по-прежнему упорно не желало мне подчиняться, поэтому приходилось ориентироваться на слух. Какие же они тут все громкие!
        - Может быть, можно вколоть ему какой-нибудь стимулятор? - опять этот мужской голос. Где же я его слышал?
        Володя! Точно! Это голос моего куратора. Того самого, которого мне хочется покусать, попинать и придушить за все пережитые мучения. Я попытался открыть рот, чтобы возмутиться и снова отключился.
        В этот раз возврат в реальность проходил намного проще. Тело болело, но уже предпринимало слабые попытки мне подчиниться. Я поднатужился и с огромным усилием все-таки смог приподнять веки, чтобы сквозь образовавшиеся щелочки обозреть окружающее меня пространство. Моя тушка, хвала всем богам, целая, лежала на кровати, окутанная бесконечным количеством проводов и трубочек. Рядом с ложем стояли две капельницы и какие-то медицинские приборы, моргавшие светодиодами и периодически издавшие непонятные мне звуки.
        А рядом с моей кроватью на вертящемся стуле сидела Кнопка, симпатичная девушка-врач, с которой я так и не успел познакомиться поближе.
        - Максим, ты меня слышишь? - спросила она, улыбаясь счастливой улыбкой. Интересно, она улыбается тому, что я жив, или тому, что жив именно я?
        Пересохший язык ворочался и с трудом вытолкнул изо рта какой-то осмысленный звук.
        - Пи-ить…
        Девушка поднесла к моим губам бутылку с тоненькой трубочкой на конце и виновато сказала:
        - Много пить нельзя, тебе будет плохо.
        Заботится… При-и-я-ятно… В этот момент я сделал глоток, и вода, сначала стремительно устремившаяся вниз по пищеводу, резко развернулась и попыталась вырваться обратно. Меня замутило, картинка перед глазами закружилась, и я снова потерял сознание.
        В следующий раз, когда я сумел разлепить веки, я увидел на стуле уже не милую девушку Дашу, а необъятную фигуру своего куратора. Видимо, услышав какое-то изменение в писке медицинских приборов, он оторвал взгляд от планшетника, лежащего на пузе, и посмотрел на меня.
        - Макс, ты как? Говорить можешь?
        - Су-у-ука, - с чувством выдохнул я. В туалет мне больше не хотелось, но что-то заставляло усомниться в том, что мой куратор бегал вокруг меня с медицинской уткой. Хотя это сейчас не самый важный вопрос. - Ты где был?
        - Болел, - улыбнулся Володя и машинально потрогал ярко-белую бинтовую повязку на голове. - Убить сразу меня не решились, а сам я сдохнуть не пожелал. Спасибо Даше, если бы не она, то мы бы с тобой и не встретились больше на этом свете.
        - Су-ука, - снова выдавил я из себя.
        - Максим, не ругайтесь, - в поле моего зрения возникла Кнопка. - Владимира кто-то оглушил очень тяжелым предметом, а потом, уже потерявшего сознание, обкололи снотворным. Как вы себя чувствуете? Есть хотите?
        Есть я хотел, а еще где-то на краю сознания с горечью констатировал, что девушка опять перешла на вы. Хотя, может быть, это она Володю стесняется?
        Кнопка напоила меня бульоном, вкус которого я смог определить только очень примерно. Во рту стояла противная горечь, как будто я натощак выкурил как минимум пачку сигарет, отчего вкус еды смазывался. Но было питательно и, хотя после каждого глотка меня начинало тошнить, процесс насыщения в целом прошел удачно.
        Володя все с той же раздражавшей меня до одури улыбкой наблюдал за процессом моего кормления, но, к счастью, никак его не комментировал.
        - Так ты говорить можешь? - повторил он свой вопрос, стоило девушке обтереть мне губы салфеткой и отойти в сторону.
        - Ты где был? - с трудом вымолвил я, глядя на него. Потом подумал и с удовольствием добавил. - Су-ука! Вот погоди, я встану…
        - Говорят же тебе, - губами мой куратор продолжал улыбаться, но взгляд его стал предельно жестким и серьезным. - Я шел по коридору в наш кабинет, когда кто-то огрел меня по голове чем-то тяжелым. Возможно, даже бейсбольной битой. Дальше я ничего не помню. В чувство меня привела уже Дарья Константиновна, причем, как оказалось, через три дня после этого досадного происшествия.
        - Почему я не мог выйти из игры? - превозмогая тяжесть во рту и тошноту, произнес я вопрос, не дававший мне покоя все это время.
        - Ну как не мог, - усмехнулся Володя. - Ты же вышел, все хорошо.
        Он снова усмехнулся и добавил:
        - Ну почти все…
        - Су-ука, - теперь ругательство получилось почти ласковым. - Три дня… Почему?
        - Потому что ты играл с помощью капсулы, - Володя абсолютно не реагировал на ругательства в свой адрес, то ли делая скидку на мое состояние, то ли соглашаясь с ними. - Я как-то объяснял тебе, что это новая, пусть и экспериментальная разработка. Технологию разрабатывали для космонавтов, рассчитывали, что с их помощью люди будут способны переносить длительные межпланетные и межзвездные перелеты. За большее не поручусь, но ресурс каждой такой машинки рассчитан на полгода без пробуждения тела, находящегося там.
        - Владимир прав, - раздался откуда-то сбоку голос Кнопки. - Это устройство действительно способно поддерживать физиологические функции организма очень продолжительное время. Единственная нерешенная к настоящему времени проблема - это работа мозга. Вы, Максим, провели в игре чуть больше трех суток, и ваш мозг оказался измотан полностью. Еще пара дней в таком режиме, и вы могли превратиться в растение. Хотя полученные данные уникальны, думаю, что если будет возможность, то кандидатская диссертация у меня в кармане. А может быть, и сразу докторская.
        - Вот видишь, - развел руками Володя. - Кто-то вырубил меня, а затем отключил у твоего персонажа функцию выхода. Программных ограничений по усталости организма у игрока, находящегося в капсуле, нет, поэтому ты и продолжал находиться в игре, пока Дарья Константиновна не подняла тревогу. Уж не знаю, какие именно чувства к тебе стали причиной ее волнения…
        - Владимир! - возмущенно вскрикнула Кнопка. - Я же объясняла, что Максим пропустил несколько плановых осмотров и я как врач…
        Володя в ответ на эти оправдания только улыбнулся и продолжил.
        - Она сумела как-то убедить твоего лучшего друга и по совместительству нашего безопасника вскрыть кабинет. А внутри обнаружилась замечательная картина - я без сознания и ты, продолжающий завоевывать мир «Берлоги». Вот только запись твоих похождений не велась, а все данные уходили на сторонний сервер. Какой именно - сейчас разбираются специалисты.
        - А что со мной? - с трудом проговорил я. - Когда я смогу встать?
        - Думаю, что дня через два, - безапелляционным тоном опередила открывшего рот Володю нахмурившаяся Дарья. - А в игру желательно не возвращаться, как минимум еще пару недель. Мозг работал на пределе возможностей, его реакция на столь мощное напряжение не изучена и риск абсолютно неуместен.
        - Видишь, как тебя защищают, - развел руками Володя. - Я здесь не главный. Хорошо, что хоть не бьют больше.
        - Бранимир, - прохрипел я. - Он знал о том, что я не могу выйти. Какой-то дядя. Они хотят приручить искусственный интеллект. Я не знаю зачем, но они хотят.
        - У-у-у, - рассмеялся Володя. - Пока ты развлекался, тут такое произошло. «Берлога» обвалила все фондовые рынки. Майнинг, который затеял Лесной Хозяин, ввел на рынок новую валюту, которая на сегодняшний момент рискует заменить все национальные. За один золотой берк сегодня фондовые биржи дают около шести с половиной тысяч рублей. Ну, вернее, плюс-минус, сам понимаешь, курс постоянно скачет.
        Володя улыбнулся каким-то своим мыслям, потер затылок и продолжил:
        - В «Берлогу» ломанулись игроки со всего мира, невзирая на стоимость аккаунтов и сложности с освоением игры. Банк «Олимп» уже начал выдавать ипотечные кредиты на покупку годовой подписки. По состоянию на вчера в игре было зарегистрировано полтора миллиарда игроков, и эта цифра растет. Президент объявил корпорацию экономикообразующим предприятием, а все попытки взлома серверов посяганием на государственный суверенитет.
        - Просто прекрасно, - пробормотал я и снова потерял сознание.
        Сколько я пробыл в отключке, мне понятное дело никто не докладывал, но когда я все-таки смог сфокусировать взгляд, то оказалось, что возле кровати опять сидит красавица-врач.
        - Очнулся? - с улыбкой спросила у меня Даша. - А нам тут как раз кашку принесли. Давай попробуем скушать пару ложечек.
        - Что это? - через силу спросил я, с отвращением глядя на тарелку с желто-белой массой, от которой вверх поднимались струйки пара.
        - Манная кашка, - с улыбкой ответила Кнопка. - Тебе надо покушать.
        - Неа, - меня хватило только на какой-то неразборчивый звук, но думаю, что девушка меня поняла. С детства не перевариваю эту кашу, причем настолько сильно, что стану ее есть, только если действительно решусь на суицид. И не надо мне рассказывать, что она вкусная, полезная и наверняка без комочков. Лучше принесите котлету.
        - Хорошо, не будешь кашу, - Кнопка с готовностью убрала тарелку с манкой. - Тогда давай опять попьем куриного бульона.
        От бульона я отказываться не стал и с умилением наблюдал, как эта маленькая симпатичная девушка заботится обо мне .
        - Да хватит его кормить, - опять нарисовался в пространстве Володя. - Такими темпами он в капсулу опять не поместится.
        - Пошел ты знаешь куда со своей капсулой, - стараясь, чтобы моя речь звучала максимально чувственно и проникновенно, сказал ему я. - Если я туда и залезу вновь, то только предварительно придушив тебя собственными руками. Ты знаешь, сколько я страхов натерпелся в подземелье со змеями? Какой садист вообще придумал этот треш?
        - Аааа, - понимающе закивал Володя, ни капельки не испугавшийся моих угроз. - Подземелья Михеев делал. Был у нас такой программист, в самом начале, еще на этапе бета-тестирования. Жутко талантливый, но еще более жутко пьющий. Творил как гений, но только подшофе и без сохранения логов. В его программном коде никто потом разобраться не мог, в том числе и он сам на трезвую голову. Самая засада в том, что он создал порядка десяти локаций, про которые благополучно забыл, проспавшись после процесса творения. А сделать с ними сейчас уже никто ничего не сможет, если только твоего друга Искина не попросить.
        - Почему? - заинтересовался я таким поворотом дела. - Сами по себе локации гениальные, только безумно жутковатые.
        - Локации хорошие, спору нет, - согласился со мной Володя. - Вот только проблема в том, что админы отследить их не могут. И что там творится, никто не знает. Надо как ты, всеми правдами и неправдами найти туда вход, и уже тогда игроку будет счастье. Хотя это тоже вопрос спорный. Вот ты там какое счастье нашел?
        - Я там себе геморрой нашел, - пробурчал я, прикрывая глаза, которые начали болеть и отдавать пульсацией в затылок. - Глобальный квест, который походу невозможно исполнить.
        - Это какой же? - по-моему, Володе сейчас было абсолютно все равно, какой именно квест я нашел, и он спросил у меня просто так на автомате.
        - Яйцо Змея Горыныча, - просипел я. - У меня есть возможность вернуть в мир Берлоги ужас, летящий на крыльях ночи. Причем там, в подземелье, этих яиц было много. Можно целую авиационную дивизию сформировать. Тогда вообще ничего в игре не страшно. Летай на драконах и твори, что тебе вздумается. Конкурентов, как я понял, у этого зверя в игре не существует.
        - Да ладно, - Володя аж подпрыгнул от моих слов. - Яйцо Змея Горыныча! Да это же вообще была просто внутриигровая легенда, для антуража, так сказать. Никакие драконы в «Берлоге» не планировались.
        - Рисовали на бумаге, но забыли про овраги, - с улыбкой сказал я избитую фразу и открыв глаза, посмотрел на напрягшегося Володю. - Горыныча видишь? А он есть!
        - Владимир, а это очень плохо? - подала голос Кнопка, до этого тихо, как мышка, сидевшая где-то в уголке комнаты. - Ну то, что Максим рассказывает. Про драконов…
        - Да все плохо, если честно, - вздохнул Володя. - Проект, признанный архиважным, вышел из-под контроля и существует в какой-то параллельной реальности. Макс, давай восстанавливайся быстрее. Нам нужно с тобой обсудить очень многое. И Чуя, и Бранимира, и кто нас с тобой к смерти приговорил, в конце концов…
        - Может быть, - прохрипел я, - это дядя Бранимира. Он говорил про какого-то дядю. Кто-то из программистов, наверное. Он сказал, что они уже давно создавали эту локацию. Они хотят подчинить себе искусственный интеллект.
        Я замолчал, потому что говорить пока получалось с большим трудом. У меня вообще было подозрение, что мне все-таки вкололи некий стимулятор и его действие потихонечку заканчивается, потому что меня неумолимо начинало клонить в сон.
        А спать я не хотел, мне было страшно.
        - Володя, а в «Берлоге» есть и другие игроки? - спросила Кнопка. - Я думала, что Максим единственный бета-тестер в корпорации.
        Ответить Володя ничего не успел, потому что в этот момент я услышал какое-то негромкое короткое жужжание. Хлопнула дверь и в комнату ворвался порыв свежего воздуха.
        - Назаров! На выход! На допрос к следователю!
        Чего? Какой допрос? Мы где вообще находимся? В моей голове роились тысячи мыслей, но ни одна из них не хотела оформляться в какое-то более-менее законченное предположение. И тут я вспомнил, где слышал раньше этот жужжащий звук. Так стрекотал электронный замок на двери.
        
        Какие-то некорректные выдержки из лицензионного соглашения между корпорацией «Берлога», именуемой в дальнейшем «Администрация», и пользователем Ивановым Иваном Ивановичем, именуемым в дальнейшем «Игрок»…
        П. 19.8. Деньги, одежда, экипировка, оружие, артефакты и иные предметы, полученные Игроком в процессе выполнения игровых заданий, взаимоотношений с другими игроками, а также в результате иных игровых действий являются собственностью «Игрока».
        П. 21.2 Кража, потеря в результате гибели или игровых взаимодействий имущества Игрока, а также иной способ отчуждения в процессе игровых действий являются частью игрового процесса.
        П. 26.3 В случае желания Игрока игровая валюта может быть конвертирована в национальные финансовые средства. Перевод денег в финансовые средства иных стран возможен только по курсу Центробанка с использованием счетов государственных банков.
        П. 27 Вывод денежных средств на счета банков, расположенных за пределами государства, является уголовным преступлением и преследуется в соответствии с национальным законодательством.
        
        Комментарий юриста.
        Какой неграмотный двоечник составлял текст этого договора?

        Глава 12

        Какой допрос?
        Мы где? Что происходит? Какая вообще фигня успела случиться за время моего нахождения в игре?
        Я попытался оглянуться и найти взглядом Кнопку, но мое тело по-прежнему слушалось меня плохо.
        - Даша! - позвал я девушку. - Даша, что происходит?
        - Да, в общем-то, ничего необычного, - голос Кнопки был абсолютно спокоен. - Мы под замком уже приличное время, поэтому привыкли. Сначала вы с Володей здесь вдвоем были, а потом и меня здесь поселили, потому что вам медицинская помощь была нужна.
        - Что же это получается, я здесь давно? - недоуменно переспросил я. - Мне казалось, что я только несколько часов, как из игры вышел.
        - Да нет, если бы. Вторые сутки почти заканчиваются, - пояснила девушка, поправляя мне подушку. - Сегодня утром меня перевели к вам. Других специалистов, хоть что-то понимающих в творящемся с вами, увы, нет.
        - А Раскевич? - с каждым ответом Кнопки понимания в происходящем оставалось все меньше.
        - А Раскевича нет, - пожала плечами девушка. - Мне бы и самой хотелось понять, куда он запропастился. Да и не мне одной, судя по всему.
        - Так, Дарья, - окончательно запутался я. - Давайте рассуждать по порядку, иначе мой мозг сейчас расплавится окончательно.
        - Я бы вообще хотела, чтобы вы еще поспали, - заметила девушка. - Пока не очень понятно, как именно на вас отразились эти чудовищные перегрузки. Все-таки человеческий мозг почти не изучен. Вот сейчас вы нервничаете, активничаете, а через полчаса - брык! И в кому! И никто не объяснит, как так получилось…
        - Про мое здоровье мы потом поговорим, - отверг я ее заботу. - Ответьте для начала, где мы? И давайте уже перейдем на ты. Все равно ты то так, то эдак ко мне обращаешься.
        - Да я не против, - улыбнулась Даша. - Я думала, что это ты меня стесняешься. Мы в «Берлоге», в здании корпорации. А если точнее, то в кабинете на том же этаже, где вы с Володей работали.
        - С этим более-менее понятно. Идем дальше. Ты знаешь, почему я так долго не мог выйти из игры?
        - Я не очень хорошо разбираюсь в этих компьютерных штучках, - покачала головой Кнопка. - Но, когда мы с Рожковым вас нашли, он что-то говорил про блок защиты от перегрузок. Его то ли выключили, то ли совсем удалили из капсулы. Поэтому выход из игры был возможен только по команде оператора. А Володя лежал без сознания и связанный.
        - Рожков? - зацепился я за знакомую фамилию. - А он-то здесь причем?
        - Ну как причем? - пришла очередь Даши удивляться. - Мы же говорили, что я начала тебя искать. Во-первых, ты не приходил на плановые медицинские осмотры. Я волновалась, в конце концов, это моя прямая обязанность - следить за здоровьем сотрудников корпорации, особенно тех, кто непосредственно погружается в виртуальность.
        - А во-вторых? - улыбнулся я.
        - Что во-вторых? - широко распахнула глаза Дарья.
        - Ну, раз есть, во-первых, значит, должно быть и во-вторых, - улыбнулся я еще шире. - Например, ты не спала ночами, ожидая моего звонка с приглашением на свидание, а его все не было и не было, поэтому ты решила сама проявить инициативу. Ждала меня, ждала, все глаза проглядела. И поскольку я никак не приходил к тебе в медицинский отсек, то ты решила сама сделать шаг мне навстречу, а там вот такая бяка.
        - Ага, конечно, - усмехнулась девушка. - Именно так всё и было. И что бы ты не дай бог не отказался от меня, такой красивой, я взяла нашего нового безопасника в качестве моральной поддержки. А теперь вместо прогулок под луной я ухаживаю за твоим бездыханным телом и нюхаю не метровые алые розы, а твою утку. Но, в целом - да! Остальное почти всё так, как ты себе и представил.
        Я молчал, чувствуя себя последним идиотом. Дон-Жуан - паралитик, блин!
        - Да ладно тебе, - расхохоталась вдруг Даша. - Надулся, как пузырь! Я пошутила! Просто, когда следующий раз будешь меня клеить, не забывай, что я и сама за словом в карман не полезу.
        И она внезапно посерьезнела.
        - А вообще это хорошо, что ты активизировался. Значит, мозговое вещество и вправду не пострадало. С другой стороны, перескакивание с темы на тему признак не очень хороший…
        И девушка погрузилась в изучение каких-то графиков и цифр на экране планшета, который был у нее в руках.
        Тьфу ты! Вот и как, скажите, с такой флиртовать? Она же и вскрытие проведет, не отвлекаясь от поцелуев. Но, с другой стороны, такое поведение девушки манило к ней еще больше. С Машкой период флирта и ухаживаний мы проскочили как-то быстро, там скорее во главу угла ставилась не страсть, а прагматизм, причем с обеих сторон. Нам хорошо, удобно, комфортно? Значит, все в порядке.
        А с Кнопкой интересно. Тем более, несмотря на ее миниатюрную фигурку, чувствуется, что в ней есть стержень, причем даже не стальной, а титановый. Именно такие девушки становятся не просто сожительницами, а партнерами и друзьями, с которыми не страшно идти через любые невзгоды.
        - Ну ладно тебе дуться, - вторгся голос Даши в мои размышления. - Обещаю, когда ты поправишься, я обязательно разрешу тебе пригласить меня на свидание. Но при условии, что это будет что-то необычное. Про банальные кафе-мороженое или ресторан, пусть даже и пафосный, можешь не заикаться.
        - Обещаю! - мои губы сами собой растянулись в широкой улыбке. - Но я всеравно не понял, как мы оказались под замком. И в чем нас обвиняют?
        - Я не знаю, - покачала головой девушка. - Когда Рожков взломал дверь к вам в комнату и увидел неожиданный натюрморт, он кипиш поднял необыкновенный. Не прошло и двух часов, как здание наводнили люди в строгих костюмах и спецназовцы в бронежилетах. Бурый вроде как пытался возмущаться, что бизнес в нашей стране стоит отдельно от государства, но Рожков его даже слушать не стал. Я, в принципе, не особо много видела или слышала, у меня других забот хватало. Сначала тобой занималась, а потом Володей. Раскевича так и не нашли, а из всего медперсонала в наличии были только я и две медсестры.
        - А разве есть кто-то еще? - удивился я. - Мне всегда казалось, что у нас, кроме Раскевича, только один врач. Раньше была некая Алена Сергеевна, теперь ты.
        - Нет, немножечко больше, - Даша поморщилась, как будто вспомнила что-то неприятное. - У корпорации есть еще два терапевта, которые следят за текущим состоянием здоровья сотрудников, но, как назло, именно сейчас оба находятся в отпуске. Рожкову это показалось подозрительно, тем более и медсестры подтвердили, что, как правило, оба сразу никогда не отсутствовали. Выяснилось, что их чуть ли не принудительно Раскевич отправил отдыхать, ничего не объясняя. А в довершение отсутствует и Валера. Он психиатр, вроде как аспирант профессора, но сейчас тоже то ли на каникулах, то ли еще где-то.
        - Как интересно, - протянул я, перебив Дашу. - И с чего бы вдруг все так удачно сложилось? Складывается ощущение, что наш уважаемый Лев Давыдович избавляется от нежелательных свидетелей.
        - Свидетелей чего? - не согласилась со мной Дарья. - Думаешь, это он вас запер в кабинете? А зачем? И почему сбежал? К тому же, отправить в отпуск - это не значит избавиться.
        - Хорошо, допустим, а сам-то Раскевич где? - не сдавался я в своих подозрениях.
        - Максим, ну я-то откуда знаю? - голос девушки стал на тон выше. - Имей совесть, мне Рожков вчера все нервы истрепал, теперь ты еще со своими расспросами. Я тебе и так уже рассказала все, что знаю.
        - Ну ладно, ладно тебе, - сдал я назад, чувствуя, как в виске от возбуждения пульсирует жилка. - А под замок нас всех зачем посадили?
        - Не знаю, - устало повторила девушка. - Я ж говорю тебе, Рожков кипиш поднял ужасный. Устроил истерику, что «Берлога» является важным государственным проектом, поэтому он будет наводить порядок железной рукой. И с его слов, мы не в камере, а просто под охраной.
        Она вздохнула и писклявым голосом явно кого-то передразнила:
        - Обстоятельства требуют самых решительных мер!
        Она опять вздохнула и подошла к монитору, возвышавшемуся над медицинским агрегатом с кучей непонятных датчиков, несколько секунд поизучала показатели, а потом повернулась ко мне:
        - Максим, тебе надо немного поспать. Давление подскочило, пульс тоже. Это нехорошо, так что давай, будем отдыхать.
        - Да какой спать, хватит уже! Выдрыхся! - попытался возразить я ей, с ужасом наблюдая, как девушка ловкими умелыми движениями отламывает кончик ампулы и набирает прозрачную жидкость в шприц.
        - Надо, Максим, надо, - не слушая меня, Кнопка вонзила иглу в катетер на моей руке, ловко вжала поршень, а затем улыбнулась мне. - Поспи и подумай, где мы с тобой гулять будем, когда ты на ноги встанешь.
        Я хотел ей сказать, что так нечестно и она пользуется своим служебным положением и заодно моей беззащитностью, но мой язык уже отказывался мне повиноваться, а мозг провалился в сон.
        Спал я вопреки обещаниям Кнопки без сновидений. Да и самой девушки в комнате, когда я вернулся в реальность из лап то ли Морфея, то ли морфия, не оказалось.
        Рядом с кроватью сидел смутно знакомый мне юноша. Хотя нет, не смутно.
        - Дима! Дружочек! А ты что здесь делаешь? - спросил я у него, открывая глаза и понимая, что мое тело потихонечку начинает меня слушаться.
        - Мы разбираемся в причинах вашего зависания в виртуале, Максим Александрович, - бодро, как по бумажке, отрапортовал Дима.
        - Ну и как? - елейным голоском спросил я у него. - Выяснили, кто та сволочь, что так подло подшутила надо мной?.
        - Пока нет, - вздохнул Дима. - Но мы работаем над этим.
        - А где тогда твой воспитатель Лев Давыдович? - все тем же тоном спросил я и с удовлетворением заметил, что Дима вздрогнул. - Почему он не спешит поинтересоваться моим самочувствием? Только не говори мне, что никогда не общался с ним ближе, чем того требовали служебные отношения.
        - Я правда не знаю, - затараторил Дима. - Раскевич обманул меня, и я уже все рассказал сотрудникам Системы.
        - Скучно с тобой, Дима, - вздохнул я. - Никакой романтики.
        - Максим Александрович, как вы себя чувствуете? Вы способны отвечать на наши вопросы? - Голос с другой стороны кровати прямо-таки сочился официозом, но был абсолютно мне незнаком. Впрочем, как и его обладатель, в чем я смог убедиться, крутанув шеей в его сторону.
        - Пока не могу, - начал ерничать я. Конечно, тенденция, прямо скажем, нездоровая. Рассказывать об этом окружающим, конечно, не следует, но самому себе-то можно признаться? У меня начала развиваться аллергия на официальные структуры и их сотрудников. Стоило только осознать присутствие в комнате человека из Системы, а это несомненно был ее представитель, как резко испортилось настроение и пропал всяческий конструктивный настрой.
        - Почему не можете? - голос сотрудника Системы был каким-то излишне механическим, поэтому я решил называть его просто «Мистер Робот». Ну, по крайней мере, пока не представится.
        - Дима, - громким шепотом позвал я компьютерщика «Берлоги». - Скажи дяденьке, что я в туалет хочу, но его стесняюсь. Пусть он мне утку подержит, а то у него костюм будет пахнуть детской неожиданностью.
        «Мистер Робот» подавился воздухом, а Дима посмотрел ошалелыми глазами сначала на меня, подумал, ничего не сказал и перевел взгляд на Системщика.
        - Максим Александрович сказал, что ему в туалет надо. Что делать?
        - Надо взять меня на ручки и отнести, - подсказал я, видя замешательство дядечки в костюме. - И не забудьте взять с собой влажные салфетки.
        - Что вы себе позволяете? - взвился «Мистер Робот», но натолкнулся на мой обезоруживающий смущенный взгляд.
        - Да пока еще ничего, но, если честно, уже очень хочется…
        - Я - сотрудник Системы, и мне необходимо, чтобы вы ответили на несколько вопросов, - я понимаю, что к представителям могущественной спецслужбы надо относиться более уважительно, но остановиться уже не мог. Да и не хотел, если честно.
        - Уважаемый, будь вы хоть Папой Римским, моему организму это сейчас параллельно. Я старый больной человек и не могу контролировать некоторые физиологические процессы. Так вы мне поможете?
        Такого издевательства мужик все-таки не выдержал. Матюгнувшись, он стремительно вышел из комнаты, едва не снеся косяк могучим плечом, а я остался наедине с Димой. Компьютерщик хлопал своими ошалелыми глазами, не понимая, видимо, как надо себя вести в этой ситуации, а я, перестав улыбаться, только вздохнул и попросил:
        - Дима, посмотри под кроватью. Там где-то утка должна быть. Мне, правда, надо…
        Дима смутился и тоже сбежал, оставив меня наедине с моими проблемами. Однако, долго разлеживаться в одиночестве мне не пришлось. Буквально через пять минут Мистер Робот нарисовался снова, причем Диму он втащил буквально за руку.
        - Максим Александрович, может быть все-таки побеседуем?
        - Так я сразу был не против, - изобразил я пожатие плечами. - Но вы так быстро убежали…
        Мистер Робот расплылся в улыбке и немедленно атаковал меня вопросами, не один десяток которых был, видимо, заранее заготовлен в его кожаном блокноте. Дима, поначалу веселивший меня своим ангельским смущением, тоже достаточно быстро втянулся в обсуждение и активно помогал системщику, которого, как оказалось, в миру звали Геннадий Петрович.
        Вот только сама беседа мне не понравилась, правда не сразу. Начали-то они неплохо -проявили сочувствие к тому, что я несколько дней находился в игре и подвергал свою ценнейшую жизнь огромной опасности. Потом пытались обсуждать в моем присутствии, кто же такой Бранимир и как он умудрился стать хозяином скрытой локации.
        А вот потом начались странности. Их активно интересовал Чуй. Как мы с ним общаемся, насколько он мне доверяет, слушает ли мои советы. Причем тема говорящей шишки всплывала в процессе не один раз, из чего я быстро сделал вывод, что вся остальная беседа просто прикрытие. Системе нужен Чуй. Причем желательно без моего участия.
        - Дима, - не выдержал я в конце концов. - У вас что, нет рабочих аккаунтов? Зайди в игру и сам выспроси все те подробности, которые тебя интересуют. Избушка Бабы Яги же в открытом доступе?
        - В открытом, - вздохнул Дима. - Вот только ваши друзья ни с кем общаться категорически не желают. Кикимора без разговоров убивает любого, кто пытается установить контакт с ней или другими членами вашей команды.
        - Значит, надо быть убедительнее, - пожал я плечами. - И шире улыбаться, Бабе Яге это нравится.
        - Я вообще ничего не понимаю, - досадливо продолжил Дима. - Складывается ощущение, что это не та игра, которую мы создавали больше двух лет, а абсолютно чужой и неизученный проект. Поведение НПС не прогнозируется, задания и квесты нигде в мануале не прописаны. Более того, игра обновляется абсолютно самостоятельно, даже не предупреждая нас об этом.
        - Кстати, о квестах, - вспомнил я. - А что за бяка мне с яйцом выпала? Хочешь сказать, что тоже не ваших рук дело?
        - Не наша, - покачал головой Дима. - Змей Горыныч в игре не должен был фигурировать, только в рамках легенд и историй. Откуда взялись яйца - я не знаю.
        - Но как такое может быть? - недоуменно спросил я. - Не Чуй же спрятал под городом Бранимира целую колонию змей-сектантов, поклонявшихся герою, которого никогда не было. И яйца… Я их видел, одно из них у меня в инвентаре, я держал его своими руками!
        - Я не знаю, - повторил Дима и замолчал. Парень сидел на стульчике весь красный, как школьник, не выучивший вопросы к экзамену, и внимательно рассматривал носки своих кроссовок.
        - Ну вот и о чем мы тут дискутируем, Геннадий Петрович? - обратился я уже к системщику, внимательно слушавшему нашу с Димой перепалку. - На какие вопросы могу ответить я, если сами создатели игры стыдливо глазки в пол уперли? Может быть, я уже домой поеду? А как все почините, так меня и позовете.
        - Не положено, - интонации у Мистера Робота вполне соответствовали его прозвищу. - Ваше здоровье чрезвычайно важно, поэтому им нельзя рисковать. Тем более, что вы еще не до конца выздоровели.
        Нормально так. Замуровали, демоны! Как же отсюда выбраться?
        - Хорошо, а где тогда товарищ Назаров? - попытался схватиться я за соломинку. - Я могу с ним поговорить?
        - Товарищ Назаров убыл к постоянному месту службы, - таким же механическим голосом ответил Геннадий Петрович, а затем встал. - Максим Александрович, приношу вам благодарность за помощь следствию. Отдыхайте!
        И дверь закрылась с противным жужжанием электронного замка. Я сначала хотел было повозмущаться, поорать, позвать кого-нибудь для прояснения текущей ситуации, но понял, что для подвигов рановато. Я пока слишком слаб - голова гудит и непрестанно кружится, сил нет даже для того, чтобы просто встать с кровати. Ладно, тогда подождем.
        Я устроился поудобнее на подушке и, строя самые разнообразные планы мести всем, кто участвовал в моем заточении, незаметно уснул.
        Потянулись тоскливые дни в этой псевдобольничной палате. Меня исправно кормила какая-то медсестра с повадками охранника концентрационного лагеря, а утку выносила с таким видом, что я каждый раз вжимался в подушку, опасаясь, как бы меня этой уткой здесь и не пришибли.
        На вопрос, куда подевалась милейшая Дарья Константиновна, мне сухо ответили, что девушка отправлена домой для отдыха после бессонных ночей у моей кровати. Вот только убедиться в этом возможности у меня не было, смартфон мне никто и не подумал возвращать, а на просьбу принести что-то почитать я получил стопку библиотечных книг еще прошлого века издания.
        - Пользование электронными гаджетами для вас сейчас противопоказано, - сухо пояснила мне лжемедсестра и передернула затвор пистолета под юбкой. Ну, по крайней мере, мне в ее голосе послышался именно такой лязг, отчего желание задавать дополнительные вопросы если не исчезло, то малость поутихло.
        Я ел, спал и читал «Дети капитана Гранта». Первый и последний раз я читал эту книгу лет двадцать назад, а может быть даже раньше. Всю подобную классику я перечитал уже классу к восьмому и взялся за более актуальную литературу.
        Так прошла неделя. Я уже чувствовал себя вполне сносно и исподволь начал интересоваться у милейшей «домоправительницы», когда же меня наконец отпустят домой. Или я все-таки под арестом? Тогда надо определиться с датой расстрела, чтобы я успел побриться и купить свежее шелковое белье для данной процедуры.
        Медсестра нервничала и отвечала мне, что завтра или послезавтра придет Дарья Константиновна и все зависит от ее решения, потому что «она сейчас среди врачей главная». Я решил немножечко усилить нажим и стал требовать зарплату за очередной месяц, мотивируя это тем, что раз не арестован, то это значит, что мне положены деньги.
        Зачем? А я хочу, как обычно, вызвать «жрицу любви» и устроить оргию. Кстати, а где все-таки господин Назаров, который всегда являлся активным участником подобных шабашей… Как отсутствует? Так давайте вызовем его, я в одиночку такими вещами отвык заниматься…
        В общем, тетя-кремень сдалась! Едва не швырнув в меня уткой, она хлопнула дверью, замок щелкнул, и я остался один. Устроившись на подушках поудобнее, взял томик «Таинственного острова», подумал, что побег в лучших традициях голливудских боевиков делать глупо, а без провокаций дождаться ясности не получается.
        Правды ради, скорее всего, моя история в «Берлоге» завершена. В ближайшие пару часов появится пара санитаров, мне вернут мои вещи и трудовую книжку, а затем вежливо, но настойчиво укажут на дверь. И пока этот вариант меня устраивал. Тем более, если он к тому же устраивает всех окружающих.
        Раскевич смылся, Володя, как обычно, на своей волне, я никому не нужен и неинтересен. Найду Кнопку и приглашу ее на свидание, а потом найду нормальную работу, далекую от государственных разборок и постоянных угроз.
        Я не супергерой и никогда не собирался им стать. Особенно в ситуации, когда это никому, кроме меня, не нужно. Однако новый посетитель моей обители заставил меня резко изменить мнение о происходящем. Видимо, еще помучаемся…
        На пороге комнаты стоял господин Рожков, собственной персоной! Сам! Лично!
        Признаюсь честно, при виде этого человека на пороге я напрягся. Во-первых, я никогда не любил безопасников. А во-вторых, конкретно с данным товарищем у нас как-то сразу отношения не сложились. Вдруг отомстить решил или поизгаляться над инвалидом.
        Но Рожков явно оказался мудрее или, может быть, хитрее, чем я про него подумал.
        - Максим Александрович, здравствуйте! - на лице безопасника была такая искренняя улыбка, что я непроизвольно несколько раз моргнул, проверяя, не снится ли мне все это. - Как ваше здоровье? Не надо ли чего-то?
        - Здравствуйте, уважаемый, - привстал я на кровати. - Извините, но в упор не помню вашего имени-отчества. Возможно, последствия травмы…
        - Все может быть, - дипломатично заметил Рожков. Хотя сдается мне, он прекрасно помнил, что никогда не называл мне своих данных. Просто не стал акцентировать на этом внимания. - А так вообще очень легко запомнить, я как Пушкин - Александр Сергеевич.
        - Ну надо же, - в притворном восторге покачал я головой. - Такой человек и такое имя.
        - Максим Александрович, - теперь уже напрягся Рожков. - Ну зачем вы так? Я же пришел с вами нормально поговорить, продуктивно, так сказать. К чему все эти ваши ерничанья, переходящие в откровенное хамство? Вы же переговорщик, и, как мне говорили, неплохой.
        - Ну и что? - уставился я на него немигающим взглядом. - Допустим, я умею разговаривать, неплохо разбираюсь в психологии, знаю много умных и красивых слов… И что?
        - Ну как что? - Рожков явно не понимал, к чему я виду и судорожно пытался подобрать необходимые слова. - Вы должны уметь находить общий язык с любым человеком, строить диалог таким образом, чтобы это было конструктивно и в позитивном ключе.
        - Уууу, - протянул я. - Александр Сергеевич, спешу вас расстроить. У вас дилетантские представления о моей бывшей профессии. Я ничего этого не должен. Причем не в том плане, что я вообще никому ничего не должен, а в плане того, что моя специальность не предполагает повального угождения всем окружающим.
        - Вы открываете для меня новые горизонты, - к Рожкову вернулась видимость самообладания. - А в чем тогда суть работы переговорщика?
        - В построении разговора, - улыбнулся я немного самодовольно. - Причем таким образом, как мне самому этого хочется. Или как это нужно для создания ситуации, выгодной мне или моим заказчикам. Обратите внимание, мне понадобилось совсем немного усилий, чтобы вы уже забыли план беседы, с которым пришли ко мне и играете теперь, скажем так, на моем поле. Я умею выводить людей из себя, провоцировать их на эмоции, и как раз это сейчас является самым важным. Разгневанный человек говорит то, что думает, шелуха слетает, и остается только искренность.
        - Неожиданно, - выдохнул Рожков совсем обескураженно.
        - Вы пришли ко мне, рассчитывая сподвигнуть на какое-то действие, очень вам нужное, - продолжал тем временем я. - Не буду отказываться сразу, но давайте расставим все точки над гласными буквами. Вам нужна моя помощь, поэтому условия диктовать буду я, а не наоборот. И мне плевать на интересы государственной безопасности, которыми вы прикрываетесь.
        - Рассчитываете на помощь чижиков? - внезапно оскалился Рожков. Вот и показалось его истинное лицо из-под маски. - Ваш друг Володя смылся, даже не поинтересовавшись вашей судьбой, как только представилась такая возможность, поэтому с этой стороны помощи можете не ждать.
        - Александр Сергеевич, - протянул я с ленцой. - Я взрослый мальчик и уже давным-давно ни от кого ничего не жду. Просто голый расчет и такая нелюбимая вами психология. Проект «Берлога» внезапно стал приносить деньги, очень много денег, а вам выпала счастливая возможность стать куратором всего этого Эльдорадо. Но для стабильного обогащения вам нужен Чуй, а он, судя по всему, не хочет идти на контакт ни с кем, кроме меня. Будь иначе - вы бы вряд ли снизошли до личной беседы со мной.
        - С чего вы взяли? - по поведению Рожкова было видно, что я прав, но безопасник никак не мог понять, где именно он прокололся.
        - С того, что у вас слишком большое чувство собственной важности, Александр Сергеевич, - пояснил я собеседнику. - После нашего конфликта при первой встрече вы никогда бы не пришли ко мне с улыбкой, если бы только очень и очень сильно нуждались в моих услугах. Хотя нет, в камеру, может быть, и пришли. Почтение там засвидетельствовать, приговор о расстреле зачитать. Я же не в камере, правда?
        - Нет, - буркнул Рожков, больше даже не пытаясь показаться добрым и вежливым. - Но это не значит, что вы не попадете туда, если откажетесь нам помогать.
        - Вот, - торжествующе поднял я палец. - Я же говорил, что нам нужно договориться. И нет, в камеру я не хочу. Да и вам от этого большого профита не будет, максимум пенсионная должность в каком-нибудь Мухосранске недалеко от Полярного круга. Вам со мной дружить надо, и тогда всем будет хорошо. Поэтому вы мне рассказываете, куда подевались Дарья и Володя, а также гарантируете выплату всех причитающихся мне денег в двукратном объеме. Я готов помогать вам только на таких условиях. А еще дадите мне возможность поучаствовать в задержании Раскевича с племянником.
        - А Раскевич-то вам чем не угодил? - удивился Рожков.
        - Скажем так, - снова посмотрел я прямо в глаза безопаснику. - Мы не закончили разговор с его племянником. И мне бы очень хотелось это сделать.
        - Кажется, я не до конца вас понимаю, - развел руками Рожков.
        - Да бросьте вы, Александр Сергеевич, - махнул я рукой. - Все вы понимаете. Бранимир постоянно упоминал в разговоре какого-то дядю, имеющего большие возможности в корпорации. И при этом сам молодой человек псих конченый. А кто в корпорации психиатр? Вот ребус и сложился.
        - В Шерлока Холмса в детстве играть не пробовали? - язвительно улыбнулся Рожков. - Доказательства-то все косвенные.
        - А мне не нужны доказательства, - набычился я. - Запомните это, Александр Сергеевич! Даже несмотря на то, что вы полковник могущественной спецслужбы, а я, по вашему мнению, никто и звать меня никак. Мы договорились?
        - Раскевич в бегах, - теперь Александр Сергеевич упорно не хотел смотреть мне в глаза. - Мы ищем его и надеемся, в том числе, и на вашу помощь в этом вопросе. Но когда это случится, я прогнозировать не могу.
        - Ничего, - барственным жестом махнул я рукой. - Я буду верить, что вы сдержите свое слово.
        Рожков задумался, ощупывая меня изучающим взглядом. Наконец, он с явно видимой неохотой решился:
        - Договорились!

        Глава 13

        Если честно, я почувствовал некоторое облегчение. События последних дней, вернее, их отсутствие, сильно утомили меня, да и пребывание на полутюремном положении в палате изрядно надоело.
        - Договорились! - повторил я вслед за Рожковым, крепко пожимая его руку. - И это хорошо, и это правильно. Тогда начнем по порядку. Когда я смогу пойти домой?
        - А очень хочется? - поинтересовался Рожков с каким-то непонятным мне любопытством, что заставило меня опять напрячься.
        - Даже не очень, а очень-преочень, - стараясь подстроиться под тональность безопасника ответил я. - Более того, я когда трудовой договор подписывал, там про рабство ни словечка не было.
        - Помилуйте, Максим Александрович, - развел руками Рожков. - Мне казалось, что мы поняли друг друга. Так что ни о каком рабстве не может быть и речи. Ваше содержание здесь исключительно для безопасности вашей же жизни и сохранности здоровья. Вам по-прежнему запрещены как физические, так и особенно умственные нагрузки, хотя, по прогнозам врачей, завтра-послезавтра уже можно возвращаться в игру. Кроме того, сейчас уже почти шесть вечера. Куда вам идти на ночь глядя? Тем более, с женой вы в разводе, как мне докладывали. Уж здесь под охраной всяко спокойнее и вам, и мне будет. Давайте, Максим, переночуете, наберетесь сил и завтра в бой!
        - Мягко стелете, уважаемый, - я все силился вспомнить, как имя-отчество моего собеседника, но в голове по этому вопросу царил откровенный вакуум. - А на какой тогда допрос вызывали моего куратора Володю?
        - Да не было никакого допроса, - в радушном жесте развел руками безопасник, но по его глазам было понятно, что безмятежность, демонстрируемая мне, не больше, чем наигрыш. - Мы просто проясняли некоторые моменты.
        - Слушайте, ну я же не глухой, - я внимательно следил за интонациями и жестами собеседника, пытаясь понять, как много правды в его медовых речах. - Палата под замком, был охранник и его вызывали на допрос к следователю.
        - Этого требовала обстановка, - нахмурился Рожков. - Поймите и мое состояние правильно. Меня назначают ответственным за такой глобальный проект, и вдруг выясняется, что чуть ли главное действующее лицо всего этого предприятия находится в предсмертном состоянии вследствие диверсии и крайнего истощения. Как я должен был реагировать? Явно не сидеть, сложа руки. Естественно, что по горячим следам были предприняты некоторые… ммм… так скажем, меры.
        - Меры, - хмыкнул я. - Люблю обтекаемые официальные формулировки…
        - Да, меры! - повысил голос Рожков. - Никто не арестован, не убит и даже не помят спецназом. Но установить истину я был обязан.
        «Ладно», - подумал я про себя. - «Сделаем вид, что я тебе поверил. И даже не будем выяснять, установил или нет. А сейчас с этой темы надо потихонечку съезжать. Домой хочется, а остальные проблемы разгребем потом. По мере их возникновения».
        Но вслух я, естественно, сказал немножко другое и совсем иным тоном.
        - Простите, вспылил, был неправ, - главное в подобных ситуациях пошире улыбаться. - Давайте тогда закроем неприятную тему, дадим мне денежек, вернем смартфон с одеждой и отпустим домой. Если не сейчас, то хотя бы завтра с утра. Очень я устал от казенной обстановки. Ну и расскажем, наконец - где мои друзья, Володя и Дарья Константиновна.
        - Не-не-не, - казалось, безопасник чего-то испугался. - Мы еще не настолько договорились. Давайте проговорим условия нашей сделки окончательно. Что буду делать я, понятно. А вот что собираетесь предпринять вы, Максим Александрович? Тут есть нюансы…
        - Какие нюансы? - непонимающе пожал я плечами. - Я продолжаю стабильно заходить в игру, общаюсь с Чуем, процесс идет, деньги капают. Я же верно понимаю, что игровая активность запускает процесс майнинга?
        - Ну, почти, - поморщился Рожков. - В этом как раз и заключаются нюансы. Понимаешь… Черт, я не экономист и не смогу объяснить все правильно. Но если я верно понял то, что вещали наши эксперты, процесс зарабатывания денег в сети идет как-то криво и полностью завязан на искусственном интеллекте.
        - Это как? - не понял я. - У меня тоже с экономикой дела обстоят не блестяще.
        - Я не знаю, - в голосе безопасника послышалась обреченность. - Не могу объяснить. Происходящее вообще не поддается логике. Во-первых, персонаж Водяного стал уникальным, никто другой вместо тебя играть не может. Во-вторых, берсики не обесценивают другие крипто и государственные валюты, что, по идее, противоречит принципам макроэкономики. Если верить некоторым финансовым аналитикам, то получается, что «Берлога» управляет всеми фондовыми рынками планеты.
        - Прикольно, - оценил я услышанное. Информация в голове укладывалась плохо, но отдельные ее аспекты были понятны. А ведь Лесной Хозяин все это просчитал заранее. Я вспомнил письмо, где он обещал мне нечто подобное. Похоже, пришло время получения плюшек… Хотя может, наоборот, раздачи звиздюлей, тут уж как кривая вывезет…
        - То есть, получается, что я мега крут, и все теперь зависит только от меня? - мне стало смешно. Скорей всего, распирающий меня хохот был какой-то разновидностью истерики, но сдерживаться становилось с каждой секундой все труднее и труднее. - Слушайте, уважаемый, а государственная охрана, как президенту, мне положена?
        - Боюсь тебя расстроить. Но твоя крутость уже очень скоро может превратиться в пыль, - а вот теперь голос Рожкова был настолько ледяным, что мне немедленно расхотелось улыбаться. - И это еще одна неразгаданная загадка «Берлоги».
        - А поподробнее? - меня снова посетило дикое желание уволиться нафиг из этой корпорации. Хочу спокойную жизнь от зарплаты до зарплаты, а не это вот все. Так, Максим, спокойнее. Со скачками настроения разберемся позже, хотя это тоже звоночек достаточно тревожный.
        - Локация, в которой тебя прятал Бранимир, - от этих слов понятнее как-то не стало. - Мы не знаем, кто ее создавал, на каком сервере она расположена, но кто-то жутко умный сделал так, что именно через нее сейчас уходит почти половина намайненных денег. Если не выяснить, как такое происходит, то уже завтра к Бранимиру и Раскевичу могут утекать все деньги сразу. И тогда ты станешь не нужен.
        - Э-э-э, - только и смог вымолвить я. А вот и обещанная порция звиздюлей!
        - Вскрыть этот орешек из реальности не получается, - продолжал Рожков. - Поэтому надо попробовать сделать что-то изнутри.
        - Здрасьте-приехали, - повторил я любимую присказку. - И как мы себе это представляем? Может быть, Система перестанет валять дурака и просто-напросто подключит к данной проблеме настоящих программистов? Вот никогда не поверю, что у вас нет спецов подходящего уровня.
        - Думаешь, что ты самый умный? - зло глянул на меня Рожков. - Пробовали и не только мы. Весь мир пытается решить эту загадку, и американцы, и китайцы, но на выходе - пшик. Мы уже получили ноту протеста на самом высшем уровне, что русские пытаются развалить мировую экономику.
        - Чем дальше,тем меньше я понимаю, - потер я лоб. - Если честно, складывается ощущение, что все происходящее очень глупый сон. Я постоянно жду, что меня разбудят, но почему-то счастье никак не наступает. Слушай, Рожков, а ты знаешь, с чего все это для меня начиналось? Я вообще папочку принес в это здание. Хорошо, что напомнил, кстати. Надо найти этого имбицила в коротких штанишках и сломать ему что-нибудь для успокоения нервов. Не будь его заказа, то и меня бы здесь не оказалось.
        - Все сказал? - теперь во взгляде безопасника читался живой интерес. - Полегчало? Повторяю еще раз. Наши аналитики не видят других вариантов, кроме как в игре разгромить локацию, в которой обитает Бранимир, и взять его непосредственно в плен. Когда он окажется рядом с тобой, мы постараемся по твоему сигналу отследить местонахождение самого Бранимира, и сервера, на котором расположен его личный город. И вот тогда у тебя наконец-таки появится шанс лично плюнуть в лицо Раскевичу.
        - Не буду я никому плевать, - мрачно пробурчал я, понимая, что увяз в этом болоте по самые уши. - Где Володя и Даша? Мне надо с ними поговорить.
        - Когда ты зайдешь в игру? Сегодня? - вот за что я люблю служивых людей, так это за их тактичность и детскую непосредственность. «Цель вижу! Атакую!» - и попер как трактор через поле.
        - Послезавтра! - отрезал я. - У меня нет никакого желания рисковать своими мозгами. Тем более, мне надо подумать и уложить в голове все происходящее. Потому что если она только от разговоров с тобой болеть начала, то что будет в виртуальности - я не знаю. И мне нужны Володя с Дашей. Без них я вообще в капсулу не лягу.
        - Почему? - искренне удивился Рожков.
        - Потому что я тебе не доверяю, - выпалил я и уставился на него немигающим взглядом. - Я уже никому не доверяю. Меня втянули в игру, смысла которой я не вижу и не понимаю, но всем почему-то что-то очень сильно нужно от меня.
        - А им ты значит веришь? - язвительность прямо-таки капала изо рта безопасника, но мне было откровенно плевать на все его чувства и эмоции.
        - Слушай, не начинай, ладно? - я понял, что этот разговор необходимо заканчивать. - Задачу я понял, взять штурмом локацию Бранимира и принести ее хозяев тебе на блюдечке. Так?
        - Так, - кивнул Рожков, а я откинулся на подушки и продолжил:
        - Ну тогда я не понимаю, почему вы не додумались до абсолютно простой вещи. Зарегистрируйте новых персонажей, не знаю, тысячу или две. И ломайте этот город. Что не так?
        - Все не так, - безопасник, уже собиравшийся встать со стула, плюхнулся обратно. - Не получается. Город берем, но там нет ни одного игрока и координаты указывают на «Берлогу». Такое ощущение, что в игре существует два параллельных мира. Тот город, который атаковали мы - наша локация, разработанная в самом начале игры. А вот куда попал ты - абсолютно непонятно.
        - Будем считать, что как предварительный ответ это принимается, - кивнул я и закрыл глаза. - Тогда оставляем план прежним, послезавтра я войду в игру и там уже на месте будем разбираться.
        - Хорошо! - устало согласился со мной Рожков. - Послезавтра так послезавтра. Что-нибудь еще?
        - Конечно, - с готовностью кивнул я. - Прямо сейчас мне нужен мой телефон, а еще планшет с интернетом и личная банковская карта с деньгами.
        - А я и не знал, что вы такой меркантильный, - язвительно заметил Рожков.
        - Вы еще не представляете, насколько, - в тон ему ответил я. - Вы, конечно же, не в курсе, но у меня в квартире даже табуретки нет. И уж если вы клятвенно обещаете завтра меня выпустить, то хотелось бы провести следующую ночь не на полу.
        Рожков посмотрел недоуменно, пребывая, видимо, в растерянности от услышанного, но у меня не было никакого желания посвящать сейчас безопасника в особенности своей личной жизни. Поэтому я просто еще раз повторил просьбу, и в ожидании развалился на кровати. Весь остаток дня я провел в поисках магазинов, продающих мебель и прочие бытовые мелочи, оформляя заказы и проверяя адрес доставки. Деньги на карте были. На обустройство виллы, конечно, не хватит, но хороший диван с креслом я себе позволить мог. А многого холостяку и не требуется.
        Кроме того, мне в голову пришла идея, какое именно необычное свидание я могу устроить для прекрасной докторши Даши, но реализация задуманного тоже требовала подготовки и определенных финансовых вливаний.
        Поэтому из палаты на следующий день моя тушка испарилась чуть ли не с первыми лучами солнца. По крайней мере, дожидаться завтрака мне даже в голову не пришло, а первым, что я сделал, выйдя на улицу, это достал сигареты и с наслаждением закурил. И пускай поборники здорового образа жизни продолжают рассказывать сказки, что курить это нехорошо и вредно, но мне, взрослому мужику, уже поздно менять свои привычки, а окружающих, которым я мог бы помешать, в радиусе пяти метров вокруг не наблюдалось.
        В холле здания «Берлоги» и на площадке перед ним, несмотря на довольно ранний час, уже царила обычная будничная суета. Кто-то приходил, кто-то уходил, человек пять, облаченных в накидки с логотипами известных курьерских компаний, несмотря на ранний час, терпеливо дожидались чего-то у входа. Я смотрел на этот людской водоворот и думал о том, что за неделю успел отвыкнуть от такого столпотворения. Мои приключения в игре сопровождались гораздо меньшим количеством действующих лиц, а последующие дни реабилитации вообще почти приучили к одиночеству.
        Но жизнь идет своим чередом, с моей помощью или без, а в крупных городах вообще не затихает ни на секунду. Я поднес руку ко рту и с удивлением обнаружил зажатый между пальцев обугленный фильтр. Сигарета кончилась быстро.
        Я закурил вторую и достал из кармана мобильный телефон. Конечно, по правилам приличия, время для звонков было еще раннее, но думаю, что если мои мысли правильные, то на том конце условного провода простят.
        - Алло, - голос в динамике, несмотря на утренний час, был на удивление бодрый.
        - Ой, Даша, привет, - бодро затараторил я. - Не разбудил?
        - Ой, Максим, это ты? - девушка явно обрадовалась, что настраивало на позитивный лад. - Как дела? Как самочувствие?
        - Да вот, - изобразил я смущение. - Ты исчезла, и поэтому процесс реабилитации затянулся. Под твоим чутким присмотром все было бы гораздо быстрее.
        - Я не виновата, - чуть ли не закричала девушка в трубку. - Этот Рожков буквально выгнал меня домой, заявив, что в моем присутствии пока больше не нуждается. А тебе будет оказываться самая квалифицированная медицинская помощь… И вообще…
        - Тихо, тихо, - с улыбкой перебил я Кнопку. - Чего ты завелась? Я ж без претензий. Наоборот, звоню доложиться, что абсолютно здоров, весел и практически счастлив, поэтому очень хочу пригласить тебя на свидание. Ты же еще не передумала?
        - Ой, - раздалось ошарашенно в трубке, а затем уже тише. - Не передумала. А когда?
        - Завтра в одиннадцать утра, - бодро ответил я, объясняя, где именно мечтаю ее лицезреть и не слишком ли напряжно девушке туда добираться. - Идёт?
        - Идёт, - неуверенно ответила Даша, но тут же взяла себя в руки. - А куда пойдем?
        - Сюрприз, - довольным тоном ответил я, но был немедленно сражен безотказным аргументом.
        - Одеваться-то как? А то вдруг ты меня на пляж позвать решил…
        - М-м-м, - задумался я на пару секунд, а потом перечислил. - Джинсы, футболка, кроссовки. Все максимально обтягивающее. Договорились?
        - Я подумаю, - раздалось в ответ с уже привычным интонациями Дарьи Константиновны. - Пока могу обещать только обтягивающие кроссовки, они и правда жмут в последнее время.
        - Главное, это с чего-то начать, - заключил я довольным тоном и завершил звонок со счастливой улыбкой. Я постоял еще пару минуток и только собрался вызвать такси, как телефон зазвонил снова.
        - Макс, у тебя тут диван приехал, - голос с той стороны был смутно знакомый, но никак не вязался с магазином мебели. - Его в какую комнату заносить?
        - В большую, - на автомате ответил я и только тут сообразил, что же все-таки не так. - Володя! Какого хрена?! Что ты делаешь у меня в квартире?
        - Так тебя жду, - рассудительно ответил мой куратор. - Ладно, давай, приезжай быстрее. Там еще вроде сборщик мебели приехал…
        И этот хам просто-напросто выключил телефон.
        Даже несмотря на утренние пробки и довольно длительную по времени поездку на такси до дома, сказать, что мое душевное состояние восстановилось, было сложно. Нет, желания орать и истерить, конечно же, не было, но вот мысль кого-то убить, а затем прикопать в ближайшем скверике, начинала обрастать достаточно детальными подробностями.
        Дверь в мою квартиру была приоткрыта, а неправдоподобно веселый и жизнерадостный Володя сидел на кухне и прихлебывал что-то горячее из большой кружки. Из всех вещей, находящихся в зоне видимости, я смог опознать только стул и то лишь потому, что именно из-за его броского вида и заказал вчера именно эту модель. Я их целых два заказал, хотел больше, но, к сожалению, в наличии оказался лишь один парный комплект.
        - Слушай, ты не чижик, ты кукушка, - заявил я своему куратору с порога, пропустив обязательную часть с приветствиями и разговорами о погоде. - Бросил меня в чужом гнезде и снова исчез в неизвестном направлении. У тебя совесть есть?
        - Я тоже очень рад тебя видеть, - еще больше расплылся в улыбке толстяк. - И не сомневался, что ты сможешь оттуда выбраться. Поэтому, пока ты прохлаждался на шелковых простынях, я сделал нам документы и можно валить из страны. Окно на финской границе будет сегодня с двух до трех ночи.
        - Чего? - оторопел я от такой заявочки, а потом шумно выдохнул и плюхнулся на второй стул. - Ладно, один-один. Ну и чего тебе надо?
        - То есть вариант, что соскучился, не прокатывает? - попытался хохмить Володя дальше, но видя мое абсолютное нежелание шутить, перешел на серьезный тон. - Я так понимаю, что с Рожковым ты договорился? Впрочем, иначе бы тебя здесь не оказалось.
        - Ну а какие были варианты? - пожал я плечами. - Можно выпендриваться, как угодно, но вариант-то, по сути, один. Либо я ему помогаю, либо моя жизнь превращается в ад. Развал этого проекта он мне никогда не простит. Тем более, что ты вовсе сбежал и надеяться было не на кого.
        - Ой, да хватит тебе искать у меня остатки совести, - поморщился Володя. - Рожков вышел на мое руководство, и меня, ничего не спрашивая, забрали из «Берлоги» для объяснений. Тем более, что тебе там действительно ничего не угрожало. Я бы на его месте все делал абсолютно так же. Искал крысу внутри компании и избавлялся от лишних конкурентов. Проект стоит на личном контроле Президента, тут можно либо высоко взлететь, либо очень низко упасть. Естественно, что товарищ мечтает о первом варианте и отчаянно не хочет второго.
        В этот момент у Володи звякнул телефон, он прочитал пришедшее сообщение и немедленно набрал какой-то номер.
        - Пять секунд, - махнул он рукой в ответ на мой непонимающий взгляд и продолжил уже невидимому собеседнику. - Рожков, отзови своих людей. Не надо брать квартиру штурмом и устраивать переполох. Это я в гостях у Максима. Твои люди? Да, они мне мешали… Нет, договариваться с ними мне не о чем…. А тебе сообщили, что я тоже участвую в операции по личному указанию Президента? … Ну вот тогда убери своих архаровцев и не мешай нам пить кофе!
        Он завершил вызов и с усмешкой посмотрел на меня.
        - Чего ты такую рожу скорчил? Неужели и вправду подумал, что Рожков просто так отпустил бы тебя, оставив без контроля. Не-е-ет, он теперь тебя беречь должен, как ту самую курицу, несущую золотые яйца.
        - Зашибись, - протянул я, осознавая свою наивность. - Слушай, а про окно на финской границе ты серьезно говорил? Может, ещё есть возможность смыться?
        - Куда? - рассмеялся Володя. - Тебя сейчас спасет только пластическая операция. Ты хотя бы примерно представляешь, какой переполох устроили вы с Чуем? А с учетом того, что дитя искусственного интеллекта не хочет общаться ни с кем, кроме тебя, то с тобой мечтает подружиться как минимум половина мировых спецслужб, не говоря уже просто про частных товарищей типа олигархов и иже с ними. Так что, пока не найдешь хорошего и молчаливого эскулапа, бежать тебе абсолютно некуда.
        - Но это же бред, - не выдержал я. - Не может быть такого, что онлайн-игрушка захватила финансовые рынки.
        - Бред, - согласился со мной Володя. - Но вот только очень реальный. И сколько бы он не продлился, это хорошая возможность для кого угодно поправить свои финансовые дела. Цены на аккаунты в «Берлоге» уже зашкаливают, стоимость оборудования для игры превышает все разумные и неразумные пределы, но количество игроков всеравно только растет.
        - Дурдом, - озадаченно потер я виски руками. - Ты, кстати, не в курсе, а что с Бурым? Если про Раскевича я спросил, то вот судьба гендира мне до сих пор неизвестна.
        - За него не переживай, - Володя взял кружку и сделал из нее большой глоток. - Он получил должность советника Президента. Злые языки вообще утверждают, что вся эта катавасия с «Берлогой» была давным-давно придумана в обход существующих законов, но думаю, что так это или нет, мы с тобой никогда не узнаем. По сути своей, ты сейчас государственный служащий, потому что частного в корпорации осталось только название. Управляется она чиновником, безопасность обеспечивает Система, контролирую все это я!
        Володя выпятил грудь вперед, заставив меня непроизвольно улыбнуться, вспомнив очень старый советский мультик про Карлсона.
        - Это все прекрасно, - сказал я мужчине в отличной физической форме и в самом расцвете сил. - Сюда ты чего заявился? О чем таком важном нам стоило поговорить?
        - Да ни о чем, - теперь Володя напоминал мне чеширского кота, обожравшегося сметаны. - Я просто переживал, что ты психанешь и уволишься, собирался тебя уговаривать остаться, но видно Рожков оказался не таким дуболомом, как я себе представлял.
        В этот момент в дверь позвонили.
        - Сиди, я сам открою, - напрягся Володя. - Это, наверное, Рожков, но мало ли что может быть.
        Несмотря на мои опасения, прибывшие оказались доставщиками из еще одного магазина с коробкой самых разнообразных мелочей для повседневной жизни. Я прошелся по комнатам, отмечая, что получаю искреннее удовольствие от их наполнения. Всегда мечтал, чтобы мебели было по минимуму. Диван, комод, журнальный столик и ноутбук.
        Длинный и настойчивый звонок в дверь не оставил нам никаких сомнений в том, кто на этот раз пожаловал ко мне в гости. Стоявший на пороге Рожков выглядел растрепанным. Наверное, очень сильно торопился или боялся, что Володя перевербует меня на сторону сил тьмы. Безопасник собрался то ли заорать, то ли позвать на помощь своих подчиненных, но меня эти разборки спецслужб порядком утомили.
        - Брек, - прервал я обоих своих гостей на полувздохе. - Счастлив, что вы безмерно рады видеть друг друга, но предлагаю продолжить свое общение без меня. Вот честное слово, я хочу просто немного побыть без вашего пристального внимания.
        - Максим, - начал Рожков. - Мне просто казалось, что мы с вами обо всем договорились.
        - Так никто этого и не отрицает, - развел я руками. - Именно поэтому я предлагаю покинуть мою скромную обитель вдвоем, а не поодиночке.
        - Я еще кофе не допил, - подал голос Володя, почему-то невероятно довольный нервничающему виду Рожкова.
        - Можешь забрать кружку с собой, - пожал я плечами. - Потом помоешь и вернешь с курьером.
        - Максим, это несерьезно, - начал было Рожков, но я его уже не слушал.
        - Господа, идите вы оба… - и я с чувством расписал им маршрут и конечный адрес желаемого путешествия. - Я устал, у меня дела, хочу в душ и спать… В общем, придумайте достоверную причину. Встретимся в «Берлоге» послезавтра.
        И, подталкивая эту парочку к двери, добавил:
        - И я очень надеюсь, что ваши охранники не будут надоедать мне своим присутствием.
        К моему удивлению, освободить прихожую от этой парочки оказалось легче, чем я думал. Но, закрыв дверь, я с горечью констатировал, что от внимания назойливых безопасников мне уже не скрыться.
        А потом плюнул на все и пошел организовывать завтрашнее свидание. Хоть основные контуры были известны, мне предстояло еще сделать несколько маленьких, но очень важных мелочей.
        К подготовке свидания с Кнопкой я подошел творчески. Правды ради, я просто реализовал одну из своих давних хотелок.
        Когда Даша, прочитав табличку на входе, поняла, куда именно мы пришли, ее брови выгнулись домиком.
        - И кем ты будешь? Мушкетером или гвардейцем кардинала? - спросила девушка с некоторым недоверием в голосе.
        - Не знаю, - беззаботно махнул я рукой, распахивая перед ней массивную дверь. - Вот на месте и разберемся.
        Пропустив девушку вперед, я внимательным взглядом окинул близлежащие окрестности, проверяя, соврал мне Рожков, или все-таки охранников и вправду сняли. Но улица оставалась почти пустой, поэтому я бодрым шагом проследовал за Дашей.
        Кнопка уже стояла посреди холла и вертела головой вокруг себя, рассматривая явно непривычный интерьер, а я снисходительно улыбался, понимая, что как минимум одно пожелание девушки я исполнил. Это свидание назвать банальным точно не получится.
        Я сам вчера точно так же, разинув рот, разглядывал развешенные по стенам мечи, рапиры, сабли и прочее холодное оружие, переливающееся в свете неоновых ламп. По углам стояли ростовые фигуры, изображающие средневековых рыцарей в полном доспехе, сражающихся с легко одетыми воинами, вооруженных лишь шпагами или чем-то, очень на них похожими.
        Я во всем этом не очень хорошо разбираюсь, но вот мой приятель по прежней работе Толик был просто фанатом исторического фехтования. Он входил в какой-то специализированный клуб и регулярно отпрашивался у начальства для поездок на исторические фестивали или просто слеты единомышленников. Естественно, что возвращался он доверху заполненный самой позитивной энергией, которую радостно выплескивал на любого благодарного слушателя, показывая нескончаемые полотна фотографий или видеороликов на смартфоне, а я был одним из тех, кто с интересом всё это слушал.
        Мне действительно было интересно. Не могу сказать, что подобное хобби лично мне пришлось бы по душе, но наблюдая за тем, каким позитивом просто-таки брызжет Толик, демонстрируя «эпическую победу наших вот над этими» или хвастаясь кольчугой, сделанной «вот этими самыми собственными руками», я проникался невольным уважением к человеку, который занят действительно интересным делом.
        Поэтому, перебирая в голове варианты необычных свиданий, я вспомнил об этом своем приятеле, и, недолго думая, позвонил с вопросом: «А можно ли организовать для нас с девушкой что-нибудь эдакое?». Толик размышлял не очень долго, после чего коротко сказал: «Приезжай», пообещав скинуть адрес смской.
        - А это все настоящее? - громким шепотом спросила Кнопка, не отрывая глаз от стены с щитами самых разных форм и расцветок.
        - Смотря что считать настоящим, - раздался веселый голос, и мы повернулись навстречу невысокому крепышу, одетому в просторные спортивные шаровары и домотканую рубаху. - Это копии, максимально точно повторяющие оригиналы. Оставлены в дар нашему клубу теми из его членов, кто по каким-то причинам был вынужден оставить наше общее дело.
        Толик, несомненно, вел свою родословную от кого-то из тех татаро-монгольских ребят, что не одно столетие меряли Русь в незапамятные времена копытами своих неутомимых лошадок. Об этом говорили и широкие скулы, и характерный разрез черных глаз, а узкая полоска усов только подчеркивала его восточные корни.
        Он обменялся крепким рукопожатием со мной, а затем легко поклонился Даше, прижимая к груди правую руку.
        - Разрешите представиться Анатолий! Очень надеюсь, что вам с Максимом понравится наш клуб и экскурсия, которую ваш друг для вас приготовил.
        - Экскурсия? - недоуменно посмотрела на меня Дарья. - Так мы в музей пришли?
        - Это будет необычная экскурсия, - успокоил я девушку. - И не обижай Анатолия, это место можно назвать как угодно, но явно не музеем.
        Толик и не думал обижаться, может, привык к подобным реакциям, а, может быть, просто пытался произвести максимально приятное впечатление на гостей. Тем более, что я едва уговорил его и владельца данного заведения сдать клуб на один день в аренду для нас двоих с Кнопкой.
        - Я буду показывать и рассказывать вам про разные виды холодного оружия, которые есть у нас в клубе, - тоном искусителя вклинился в наш диалог Анатолий, улыбаясь краешками губ. - А заодно проведу небольшую тренировку и покажу, каким чудесным может быть искусство фехтования.
        Кнопка перевела взгляд с Толика на меня, несколько секунд смотрела серьезными глазами, а потом звонко рассмеялась:
        - А мне нравится! Пойдем!
        И протянула мне свою маленькую ладошку.
        Толик и правда не подкачал. Его талант рассказчика раскрылся в максимальной красе. Он вел нас по залам, рассказывая о каждом предмете, встреченном нами, с таким воодушевлением, какому мог позавидовать любой профессиональный экскурсовод. Более того, по пути, он давал нам возможность примерить различные детали экипировки и вдоволь помахать каким-то мечами, саблями, копьями. Единственное разочарование Кнопки заключалось в том, что она так и не смогла поднять тяжеленный двуручный меч, который Толик называл фламбергом.
        Урок по пользованию холодным оружием мой приятель тоже умудрился превратить в спектакль, причем его примой, несомненно, стала Даша. Невысокая хрупкая девушка с рапирой в руке казалось какой-то волшебной птицей, которая кружится в неведомом танце и вот-вот взлетит над землей. Я стоял, опустив спортивную саблю, которую вручил мне приятель, и любовался девушкой, выглядевшей в солнечном свете, льющемся из огромного окна, настоящим ангелом.
        А потом сказка кончилась, потому что Толик с помощью кого-то парня облачил нас в защитную амуницию и предложил легкий спарринг. И милая нежная девушка Даша отхлестала меня рапирой со всей пролетарской ненавистью.
        - Эй-эй! Хватит! - кричал я, бегая по всему залу от фурии со стальной молнией в руках. - Ты же врач! Где сострадание? Ай! За что?
        А Кнопка заливалась своим чудным смехом, и ради искорок в ее глазах я был готов потерпеть эту экзекуцию еще немного. Душ, к сожалению, раздельный, и чайная церемония под руководством все того же Анатолия завершила наше маленькое путешествие по царству меча и рапиры.
        Огромный букет белых роз, купленный заранее и подаренный девушке при выходе из клуба, был той самой вишенкой на торте, которая украшает любое удачное творение. Мне кажется, я с задачей справился.
        - Спасибо тебе, - говорила Даша, идя со мной рядом и держа за руку. - Я уже и забыла, когда так чудесно проводила время.
        Мы шли и мне как-то уже было плевать, следят за нами сотрудники службы безопасности «Берлоги» или даже оперативники Системы или нет. Я живой, здоровый, а рядом красивая девушка, которая мне нравится.
        Мы гуляли по московским улицам, наслаждаясь вечерней прохладой летнего дня и рассказывали друг другу всё, что приходило нам в голову. Я узнал, как весело и тяжело одновременно учиться в медицинском, как едва не закончились свадьбой самые долгие и серьезные отношения Кнопки, и как сильно ей не понравилась моя наглость при первой встрече. А вот на вопрос, что же девушку тогда привлекло во мне, ответа я так и не получил. На улицах начинали зажигаться фонари, но в ответ на предложение зайти в какое-нибудь кафе Даша отрицательно помотала головой.
        - Я устала, Максим, - немного виновато сказала она. - Спасибо тебе за чудесный вечер, но я хочу домой.
        Посадив ее в такси, я закурил, глядя вслед отъезжающей машине, и только сейчас понял, что улыбаюсь, как четырнадцатилетний мальчишка, впервые поцеловавший девушку. На душе было легко и радостно. Все тело пронизывало ощущение легкости и безмятежности, не покидавшее меня всю ночь и утро.
        С легким сердцем я пришел с утра в здание «Берлоги», порадовался привычному натюрморту «Володя и четыре монитора», отправил смску Даше «Я скучаю» и погрузился в виртуальность.
        
        Желаете продолжить игру в локации «Избушка Бабы Яги»?
        
        Конечно! Распахнув глаза, я увидел вокруг таких родных Чуя, кикимору, русалок и широко улыбнулся им, раскинув руки для объятий.
        - Еще один! - раздался недовольный голос кикиморы.
        - Вяжи его, девки! - резкая команда Бабы Яги стала для меня полнейшей неожиданностью.
        - Бей его! - завизжали русалки и накинулись на меня всей толпой.

        Глава 14
        - Эй, вы чего!!! - заорал я, пытаясь увернуться от маленьких крепких кулачков. - Бажена, такую-сякую маму хвостатую!!! Кука! ...ть! ... бежать... доберусь… я вам сейчас…
        Дальше высказать свое отношение к происходящему я уже не успел, потому что толпа русалок с гомоном и криками погребла меня под собой, стало очень тяжело дышать, а затем я услышал голос Чуя.
        - Оставьте его! Это, похоже, и вправду Эридан!
        - Точно? - с сомнением протянула кикимора. - Те тоже притворялись настоящим Водяным, а на деле как получилось?
        - Вы совсем тут очумели? - возмутился я, барахтаясь в какой-то сетке, в которую меня заботливо спеленали девчонки. - Какие другие? Я один такой, настоящий.
        - Те тоже утверждали, что настоящие, - Василису я не видел, но представить ее скептически ухмыляющуюся рожицу было совсем нетрудно. Убью, трещотку мелкую! Как есть убью!
        - Пусть докажет, что он действительно наш родственник, - голос Бабы Яги был спокоен. Я бы даже сказал, что в нем было какое-то исследовательское любопытство орнитолога: «Ой, какая интересная бабочка! Давайте оторвем ей крылышко!»
        - Блин, да что я вам доказывать должен, - сеть была на удивление прочной, и, по-моему, чем больше я барахтался в ней, тем больше запутывался.
        - Ну если ты настоящий Эридан, то сам придумаешь, - ответила вместо Бабы Яги кикимора. - Ты же любитель находить выход из любого положения.
        Вот же блин! Почему-то мне сейчас представился Володя, со смехом наблюдающий за моими потугами в монитор. Картинка, на которой толстяк откинулся в кресле и, положив ноги на стол, с аппетитом поедает чипсы, наблюдая за моими барахтаньями, была настолько отчетливой, что я даже потряс головой.
        - Да он припадочный! Точно вам говорю! - психиатр из Василисы, конечно же, был так себе, но ее, судя по всему, это ни капельки не смущало. Она плюхнулась на меня и деловито уселась на моей голове где-то в районе правого уха. Мои тщетные попытки освободиться зеленую принцессу ни капельки не смущали, и она продолжала демонстрировать свои глубокие познания, в сущности, Водяных. - И взгляд у него какой-то странный…
        - Дорогая, ты такая мудрая! - на мою тушку шлепнулось еще одно маленькое тельце, и я с изумлением узнал голос Митрофана. Не знаю, что в этой ситуации взбесило меня больше всего, но слово «Дорогая» оказалось тем самым спусковым крючком.
        Я вспомнил, где именно около избушки Бабы Яги располагалась лохань с водой и потянулся к ней всеми своими мыслями. Вода отозвалась удивительно послушно, и формирование водяных плетей, в отличии от всех предыдущих попыток с момента обретения магических способностей, не вызвало в этот раз никаких сложностей или трудностей. Ощущение, что я делаю что-то абсолютно привычное и банальное.
        - А я вам говорю, что это наш Эридан, - услышал я где-то на периферии голос Чуя, но ждать реакции общества на заявление шишки уже не собирался.
        Шлёп! Смачная оплеуха сносит с меня Митрофана!
        - А-а-а-! - завизжала, вздернутая за лапку Василиса, но тут же замолчала, когда еще одна ладошка голубого цвета зажала ей рот. Следующая ладошка, подчиняясь моей воле, начала шлепать извивающуюся лягушку по разным выпуклостям, периодически останавливая раскачивающееся тельце.
        Несколько других струек обхватили ячейки сети, и через секунду я уже был абсолютно свободен.
        - Да вы что тут все, белены объелись? - взревел я, выхватывая Василису из водяного плена и тряся ее перед собой. - Кто здесь ненастоящий?
        - Любимый, - пробормотала лягушка так нежно и трогательно, что я запнулся на полуслове. - Вернулся! А я верила, я ждала! Это все они, предательницы!
        И маленькая зеленая шкодница, подскочив на моей ладони, обличающе ткнула лапкой в сторону русалок.
        - Я же сразу сказала, что это наш Эридан! - торжествующе и одновременно укоризненно заявила Василиса. - А вы сразу бить, вязать!
        И тут же повернула ко мне хитрую мордочку.
        - Любимый, ты где пропадал? Тут без тебя такое было, такое…
        - Так, - потряс я ладонью с Василисой. - Я все еще злой и непредсказуемый. Поэтому в твоих же интересах, дорогая наша принцесса, маленько помолчать. А то, знаешь ли, говорят, что в дальних странах лягушачьи лапки как деликатес кушают. Причем в жареном виде…
        - Страсти какие! - округлила глаза и прижала лапки к груди Василиса. Потом внезапным прыжком улетела от меня метра на два и уже из травы закричала:
        - Никакой благодарности! Я его ждала, защищала… А он меня… Пожарить! Тьфу на тебя!!!
        И наша маленькая принцесса гордо упрыгала в сторону леса.
        - Так вот что надо было делать, - сверху раздался негромкий смех Бабы Яги. - А я все придумать не могла, как заткнуть рот этой заполошной. Оказывается, стоило сразу пригрозить, что я ее изжарю, и проблема решена.
        - Вы тут чего все? - взревел я, глядя теперь уже на улыбающуюся старушку. - Что за шутки?
        - Никаких шуток, - как всегда, рассудительно, ответила Кука. - Тебя не было очень долго, а вот какие-то непонятные личности в твоем обличье приходили достаточно регулярно. Первый раз мы вообще ничего понять не могли, вроде бы ты, но ведешь себя как-то странно. Думали, одержимым стал, бес там в тебя вселился или другая нечисть.
        - Они тебя сжечь хотели, Хозяин, - прижимаясь к моей ноге, бессовестно сдал всех Митрофан. - Но я бился как лев и не позволил им сделать это.
        - Ага, конечно, - хмыкнул я, глядя на жаба. - Опять, наверное, спрятался где-нибудь в укромном уголке и трясся, чтобы и тебя не сожгли за компанию.
        - Митрофан, - раздался откуда-то из-за деревьев крик Василисы. - Оставь их, они всеравно не ценят наших жертв.
        Я хмыкнул, глядя на то, как Митрофан торопливо скачет к лесу, периодически оглядываясь на меня и ожидая моей реакции, а потом задумался.
        Вообще-то, картина получалась не очень приятная. Как рассказали, перебивая друг друга, Василиса, Кука и Бажена, за время моего отсутствия в игре активность не снизилась, а наоборот увеличилась. Водяной и Чуй стали очень популярными персонажами в игре, и количество желающих познакомиться с ними росло в геометрической прогрессии.
        Из рассказов девчонок я понял, что как мне и рассказывал компьютерщик Дима, два раза в игру заходил кто-то в моем облике и с моими настройками. И даже несмотря на то, что вроде как они старались копировать мое поведение, разница была заметна. В первый раз незваного гостя вычислила Василиса, которая что-то заподозрила и без затей подвалила к лжеВодяному с вопросом об исполнении супружеских обязанностей. Мой двойник от такой перспективы впал в ступор, поэтому, когда лягушка стала напоминать, как у нас, тьфу ты, у них, буквально пару дней назад все было, неуверенным голосом начал соглашаться и, видимо, прикидывать пути отступления.
        Быстро сориентировавшаяся в ситуации Кука огрела мою тушку колотушкой, русалки бессознательное тело связали, но вот допросить не успели. Я исчез. Вернее, это для обитателей игры все выглядело, как мое исчезновение, а так-то было понятно, что кто-то, пытавшийся временно подменить меня, просто вышел из игры.
        Вторая попытка была позавчера. Скорей всего, именно после ее провала Рожков был вынужден пойти на любые условия, убедившись, что мое личное присутствие необходимо. В этот раз человек подготовился гораздо лучше, и вел себя уже более похоже, но, как оказалось, он почти ничего не знал о моем путешествии по подводной реке. Итог такой же - колотушкой по голове, сеть, исчезновение.
        Но это еще были цветочки. Как оказалось, к домику Бабы Яги началось настоящее паломничество из желающих познакомиться со мной или с Чуем. Причем, попытки эти отличались разной степенью вежливости и настойчивости - от банальных «Откройте нам истину» и заканчивая «Так, короче, это в ваших интересах, а то избушку сожжем и русалок снасильничаем».
        - И ходют, и ходют, - причитала Баба Яга. - Весь лес вытоптали, вести себя совсем не умеют. Тьфу!
        - А сейчас почему никого нет? - недоуменно оглянулся я по сторонам.
        - А их Чуй не пускает, - объяснила мне Бажена. Вернее, повергла в изумление.
        - В смысле не пускает? Это как?
        - А он теперь деревьями управлять умеет, они вокруг нашей избушки стену и создали, - пояснила Бажена и оглянулась на шишку, как бы ожидая от него дополнительных пояснений.
        - Ну не стену, - замахал ручками Чуй. - Моих сил хватает всего на пару деревьев, которые охраняют тропинку, ведущую на поляну. Ну и так, по мелочи.
        Я вспомнил, как ветки елей сносили игроков целыми группами и усмехнулся про себя. Скромняшка! «По мелочи!» Половина игроков «Берлоги» за такую мелочь душу продали бы, не задумываясь.
        - Мы им тут всем показали, что с нами связываться опасно, - откуда-то из кустов проорала Василиса. Оказывается, далеко она уходить не стала, а просто подслушивала нашу беседу буквально в нескольких шагах. - Они думали, что мы без тебя ничего не сможем.
        Услышав крик лягушки, оживились и мои русалки, из восторженного гомона которых я понял, что игроки пытались не только разговаривать, но и бряцать железом, но «бабушка Ягуша их всех прогнала с помощью Чуя». Судя по всему, попыток напасть на мою команду и захватить всех силой было две. Первая больше походила на разведку боем, потому что количество нападавших едва измерялось двумя десятками, и их реально русалки просто-напросто ногами запинали.
        А вот второй раз все выглядело уже гораздо серьезнее. Нападавшие были вооружены, помимо всего прочего, сетями, веревками с абордажными крюками и пытались не только поджечь избушку, но уронить ее на бок. В этот раз ситуацию спас Чуй, который сумел призвать себе на помощь целых три дерева.
        После этого нападений не было уже целых три дня.
        - Витязи встали лагерем на тропе и заперли нас в ловушке, - хмуро процедила кикимора. - Они не могут прийти сюда, а мы не можем выйти.
        - Тебя долго не было, Эридан, - проворчала Баба Яга. - А когда нет хозяина, нет и порядка.
        - Да вот же, - развел я виновато руками. - Ранило меня сильно. Но теперь я здесь и все обязательно наладится.
        - Ну-ну, - недовольно махнула рукой старушка. - Очень бы хотелось в это верить. Что ты собираешься делать?
        - Прямо сейчас или вообще? - поинтересовался я у нее.
        - И вообще, и прямо сейчас, - теперь в тоне Яги уже слышалась сварливость. Судя по всему, наш колхоз потихоньку начинает утомлять старую женщину.
        - Я хочу вернуться в тот город, где меня держали в плену, - торжественно объявил я. - И разрушить его до основания.
        - С чего это баня загорелась? - буквально подпрыгнула на месте Баба Яга. - Внучек, подойди ближе, мне кажется, что ты где-то голову повредил, пока от ранения лечился. Ты решил отомстить за то, что тебя пытали? Поквитаться с этим Бранимиром? Эридан, ты в своем уме?
        Надо сказать, что сильно я в своих предположениях не ошибся. Примерно такую реакцию от Бабы Яги на свои слова я и ожидал. Хотя нет, первой, я думал, что выскажется кикимора, но, на удивление, она пока молчала и только смотрела на меня каким-то чересчур внимательным взглядом.
        А поскольку я предполагал такое сопротивление от моей команды и не мог объяснить им суть задания господина Рожкова, то, поразмыслив на досуге, нашел самый убойный аргумент, который, как мне кажется, ну просто обязан сработать.
        - Отомстить действительно хочется, - повинно покивал я головой. - Очень хочется. Но дело не в этом. Пока я выздоравливал, я все думал о том, что увидел под этим городом. О десятках и сотнях яиц, в которых спят и ждут своего часа дети Змея Горыныча. О сотнях и тысячах змей, которые охраняют этих детей.
        Я обвел внимательным взглядом свою притихшую команду, прикидывая достаточно ли пафосно звучат мои слова и продолжил:
        - Там, под городом моего врага Бранимира, дремлет зло! Змеи ждут, чтобы кто-то пришел и помог им выпустить на волю не одно, а десятки чудовищ, которые будут жечь и убивать! Поэтому я хочу пойти туда и выжечь каленым железом рассадник боли и несчастий! Я никого не заставляю идти вместе со мной! Но и оставаться в стороне тоже не могу!
        «А заодно в моем распоряжении останется уникальное яйцо - потенциально уникальный питомец!» - цинично подумал я про себя и едва было не растянул губы в довольной улыбке.
        Кикимора шагнула ко мне и поклонилась.
        - Спасибо тебе, Эридан! Я знала, что ты мудр, и горжусь тем, что ты мой брат!
        Крючковатый нос кикиморы дрожал от избытка чувств, на секунду я даже устыдился, что обманываю свою верную подругу, но потом решил, что обмана, собственно, нет. Мне нужно попасть в город, а в том, чтобы попутно разорить змеиное гнездо, я вообще не вижу никаких препятствий.
        Да, возможно, что высокоморальные особи сейчас бы высказали мне, что я использую других для достижения своих целей. Но, твою такую дивизию Василия Ивановича Чапаева, так что, никто и никогда не делал? В конце концов, это игра, поэтому не надо строить такие серьезные рожи.
        Но что-то в душе у меня все-таки царапнулось, потому что продолжать свой страстный и эмоциональный спич не решился, а только тихо спросил:
        - Кука, ты мне поможешь?
        - Конечно, помогу! - чрезмерно торжественно, на мой взгляд, сказала кикимора и крепко обняла меня.
        - А я твоя жена, Эридан! - к моему удивлению влезла в разговор Бажена. - И я пойду с тобой, куда ты пожелаешь.
        - И я! И я! - принялись клясться мне в вечной любви и верности русалки. Я стоял и глупо улыбался, глядя на это зрелище, а про себя думал, что все-таки я скотина. И насколько нарисованные живые существа честнее и искреннее настоящих людей. Куда катится этот мир?
        Пафосность момента, конечно же, испортила Василиса. Она выпихнула из кустов Митрофана, которого, видимо, окончательно перевела в разряд своей личной собственности, и гордо заявила:
        - Ну тогда уж и я пойду с вами. А то еще пропадете без меня там…
        - Прямо-таки воинство света, - ехидно заметила Баба Яга. - А ну как сгинете все там? Подземное царство не самое доброе и милое место на земле. Тут еще подумать надо, как быть. Ну а пока…
        И она громко рявкнула на русалок:
        - А ну девки, быстро собираться в путь-дорогу.
        Что она подразумевала под этими словами, я не совсем понял, но решил в излишние подробности не вдаваться. Пока все были заняты какими-то делами, я решил переговорить с Чуем, тем более что и он призывно махал мне своими тонкими ручонками.
        Мы отошли на несколько шагов от домика и остановились.
        - Как дела? - просто и без прелюдий спросил Чуй. - Я так понимаю, что ты не просто так решил вернуться к Бранимиру?
        - Ты такой умный, - протянул я, пытаясь понять, как лучше объяснить задание, полученное от Рожкова.
        - Естественно, - шишка за словом в карман не полезла. - Я же интеллект, пусть и искусственный. Хотя, глядя на тебя, порой кажется, что это, скорее, достоинство.
        - Вот же… - от неожиданности я не сразу нашелся, что ответить, а потом понял, что мне нравится именно такой Чуй. Тот самый, с которым я когда-то познакомился на лесной тропинке, веселый, оптимистичный и пытающийся шутить, пускай не всегда по-доброму.
        - Так зачем тебе надо опять попасть к Бранимиру? - теперь уже требовательно спросил мой чешуйчатый друг. - В чем суть этого задания?
        - Э-э-э, - протянул я. - Как бы тебе объяснить… Ты знаешь, что такое сервер?
        - Специализированное оборудование или компьютер для выполнения определенных задач, - без запинки отрапортовал Чуй. - Или тебя интересует какой-то конкретный? А так я тебе определение из энциклопедии пересказал.
        Да уж. Тяжело общаться с компьютерным детищем, особенно если ты чистый гуманитарий.
        - Слушай, объясняю, как умею. В системе, созданной твоим папой, возник технический сбой. В результате большая часть средств, которые на бирже зарабатывает наш виртуальный мир, уходят в неизвестное место. Как я понял, они уплывают на сервер, который в том числе хранит данные о деревне Бранимира. Где физически находится этот сервер, выяснить пока никто не смог. Поэтому нам надо захватить эту деревню, и тогда технические специалисты смогут определить месторасположение в реальности.
        - М-м-м, - хмыкнул Чуй. - Вообще-то, отец предполагал, что меня могут попытаться похитить. А в данном случае, как я понимаю, кто-то поступил умнее. Не понятно только, зачем непременно нужно взять эту деревню штурмом? Почему нельзя просто оказаться рядом с ней?
        - Я не знаю, - честно признался я. - Наверное, какие-то технические сложности.
        - Ну, не знаешь, так не знаешь, - легко согласился Чуй. - Значит, нам придется поиграть в войну.
        - Как-то очень легко у тебя получается, - попытался я сбить боевой задор шишки. - Или у тебя где-то армия припрятана?
        - Деревья, - улыбнулся Чуй. - Я научился управлять магией леса, вернее ее маленькой частью. Теперь я могу призвать любое дерево помочь мне.
        - Как это у тебя, кстати, получилось? - поинтересовался я. - Раньше вроде бы ты такими талантами не обладал.
        - Да так же, как и у тебя, - взмахнул ручками-веточками Чуй. - Я очень сильно испугался и попросил о помощи. И оказалось, что мой призыв слышат деревья.
        Я вспомнил, как ели крушили игроков клана, напавшего на нас перед моим выходом из игры, и только покачал головой в изумлении.
        - Такими темпами мы рискуем создать академию волшебников.
        Чуй ничего мне не ответил, а только задорно рассмеялся.
        Собирались в путь-дорогу мы недолго. Впрочем, это даже нельзя назвать сборами. Вещей у нас особых не было, поэтому главным было решить вопрос с Бабой Ягой и ее избушкой. Грешным делом, я даже подумал, что это чудо на курьих ножках летать умеет, но нет. Такой халявы разработчики не предусмотрели, но меня это расстроило не сильно.
        Домик Бабы Яги под управлением хозяйки умел передвигаться практически на любые расстояния, не особо сильно опасаясь колющего и режущего оружия. Поскольку пушек в мире «Берлоги» еще не было, то единственное, чего стоило опасаться - это огонь. С другой стороны, полностью неуязвимого терминатора нам тоже никто не обещал.
        - А как мы будем договариваться с витязями, которые ждут нас за кордоном?
        Кто озвучил этот вопрос, я не понял. Русалки в комнату не заходили, толпились на крыльце и перед ним, но вопрос прозвучал откуда-то с их стороны. Он прозвучал как-то внезапно и я понял, что особо о нем никто и не задумывался. Впрочем, ну а кому задумываться? Мы с Чуем лясы точили, а остальные просто положились на лидера, то бишь на меня.
        - А чего с ними договариваться, - воинственно выпятила грудь вперед Василиса, которая, как мне кажется, забыла, что на кого-то обижалась и путалась под ногами у всех окружающих. - Сейчас Чуй свои деревья попросит помочь, а Эридан их водой, а Баба Яга…
        - Сгинь, малахольная, - беззлобно посоветовала ей кикимора. - Все бы тебе только воевать, причем желательно за чужой счет.
        - А давайте тогда яйцо разобьем? Из него Змей Горыныч вылупится и всех огнем разгонит, - предложил Митрофан. Не знаю, с чего вдруг в его голову пришла такая интересная идея, но Кука явно ее не одобрила. По крайней мере, от ее взгляда даже мне не по себе стало, что уж тут говорить о Митрофане. Он вообще как-то подрастерял воинственный задор за время моего отсутствия и, судя по всему, превращался в типичного подкаблучника.
        Вот и сейчас, завидев недовольство кикиморы, он буквально уменьшился в размерах, как будто его бить собрались. Надо, видимо, брать его под защиту, а то так потеряем мужика окончательно, а их в моей команде явный дефицит.
        - У меня есть другое предложение, - громко сказал я, обрывая гвалт, который подняли, в первую очередь, русалки. - Чуй, ты же сможешь организовать небольшой проход для нескольких людей? Чтобы твои деревья-охранники никого не пришибли.
        - Смогу, конечно, - кивнул он.
        - Тогда сейчас мы отправим к витязям, которые окружили наш лагерь, парламентера, который поговорит с лидерами и пригласит их к нам в гости, - выдвинул я свою идею.
        - И кого мы туда отправим? - глянула на меня с интересом Баба Яга.
        - Да вот Митрофана и отправим, - кивнул я на своего слугу. - Пришла пора ему подвиги совершать.
        - А чего это сразу Митрофана? - всполошилась вдруг Василиса. - А вдруг его убьют? Или в плен возьмут и издеваться начнут. Он же совсем маленький еще.
        Ну точно, захомутали бабы нашего Митрофашку. Еще чуть-чуть, соску дадут и на руках носить примутся.
        - Идет Митрофан! - жестко сказал я. - Это мое решение!
        Василиса вскинулась было возразить мне, но, получив подзатыльник от кикиморы, только скорчила жалобную мордочку.
        - Ничего с ним не случится, - успокоил я лягушку. - Он у нас парень боевой, грамотный! На месте разберется, что и как делать надо.
        Кстати, судя по всему, Митрофана мое доверие порадовало. Нет, ему было страшно, и это было очень хорошо заметно по его подрагивающим лапкам, но осознание того, сколь значимую миссию ему предстоит выполнять, немедленно подняло его самооценку.
        - Сейчас проход будем делать? - деловито поинтересовался Чуй, слушавший перепалку без всякого интереса.
        - Не надо сейчас, - подсказала Баба Яга. - Место там удобное, витязи лагерем совсем недалеко стоят. Я нашего героя сама туда доставлю, на ступе. А вот уже когда он обратно пойдет, тогда проход и сделаешь.
        И посмотрев на Митрофана мрачным взглядом, добавила:
        - Если он пойдет, конечно…
        - А почему не пойдет? - пискнула Василиса.
        - Ну посмотри на него, - фыркнула Баба Яга. - Кто ж его слушать будет? Могут просто прибить, не разбираясь.
        - Не надо прибить, - чуть не заплакала Василиса. - Митрофаша хороший. Давайте я с ним пойду. Я им все объясню, там же наверняка добрые дяденьки.
        - Тихо-тихо, - успокоительно сказала кикимора, поднимая лягушку на руки. Незаметно для нее она выразительно посмотрела на Бабу Ягу и постучала себя пальцем по лбу. - Бабушка шутит так неудачно. Никто Митрофана не убьет.
        - А если убьют, то мы похороним его с почестями! - не успокаивалась Баба Яга, и Василиса, услышав это, зарыдала как-то особенно обреченно. Чем бабуле эти две зеленые мелочи не угодили, я не знаю, но троллила она их сейчас как-то особенно злобно.
        Митрофан все-таки не сдался и, собрав остатки мужества, с гордо поднятой головой прошествовал к ступе, тяжело переваливаясь с боку на бок. Перед тем как запрыгнуть внутрь летательного средства, он обернулся, и его взгляд почему-то напомнил мне сцену из старого-старого фильма «Тот самый Мюнхгаузен». Там главный герой готовится доказать свою правоту обществу и полетать на ядре, а перед этим произносит очень пронзительный монолог. Что-то из серии, что самые большие в мире глупости всегда совершаются с серьезными лицами, поэтому надо улыбаться.
        Так, либо эта игра очень-очень реалистичная, либо у меня начинает потихонечку ехать крыша…
        
        Баба Яга вернулась быстро, а вот Митрофана с гостями ждать пришлось несоизмеримо больше. Время засечь было негде, но Василиса успела уже трижды порыдать и даже один раз попытаться наехать на Бабу Ягу, что она ее рыцаря куда-то в глухое болото сбросила.
        - Идут, - сказал внезапно Чуй, не обращаясь ни к кому конкретно. Не знаю, как он это узнал, но, наверное, сейчас это было не очень и важно.
        По тропинке шли четыре человека. Перед ними, обливаясь потом, скакал Митрофан, но было видно, что делает он это уже из последних сил. Лидеры витязей вышли на полянку и остановились, разглядывая избушку Бабы Яги.
        Русалки, прятавшиеся с обратной стороны домика, зашушукались о чем-то своем, но на них никто не обращал особого внимания. Я, кикимора и Баба Яга стояли на крыльце, а Чуй и Василиса были внутри дома, я счел ненужным демонстрировать дитя Искина, а лягушка своими эмоциями просто могла испортить всяческие переговоры.
        Впереди шел высокий широкоплечий мужчина, одетый в искусно сделанную кожаную броню. На плече он нес тяжелый двуручный топор, и почему-то мне показалось, что он прекрасно знает, как с ним обращаться. Причем не просто махать, а демонстрировать искусство фехтования. Я же теперь был подкованный и из вчерашней экскурсии усвоил, что драться топором - это не просто размахивать им в разные стороны, а достаточно сложный комплекс приемов и навыков. Так вот этот человек умел.
        Более того, он явно обладал лидерскими качествами и не считал нужным скрывать этого. Я знал такие типажи людей и называл их «начальники-презентации». В этом условном прозвище не было никакой иронии или попытки обидеть. Такие лидеры становились настоящей находкой для коллектива, который они возглавляли, потому что основным их достоинством было умение представлять подчиненных. Неважно, надо было отстоять проект на заседании совета директоров, пробить кому-то премию или уберечь отдел от сокращений - лучше таких людей никто с задачей не справлялся. Они выступали добрыми батюшками, и жесткими начальниками. Они умели раздавать указания и добиваться их исполнения.
        Главное, что было необходимо такому лидеру - мудрый заместитель или советник, который мог бы выступить «мозговым центром» и вложить в голову шефа правильную идею. Такие помощники - единственная слабость и зависимость «лидеров-презентаций».
        Бурый, кстати, относился тоже к числу таких начальников, но вот «серый кардинал» Раскевич оказался не самым удачным выбором.
        Троица, шедшая позади него, была одета попроще, но тоже в достаточно добротные вещи. На плечах двоих были плащи из какой-то плотной то ли ткани, то ли шкуры. Третий был облачен в длинную кольчугу, а в его руке я с удивлением увидел кулачный щит. Если честно, то до вчерашнего дня мне и название такое было неизвестно, но сейчас я с удивлением вспомнил, что пользоваться такими умеют очень и очень немногие.
        Да уж, интересная компашка пожаловала к нам в гости. Явно, не самые простые ребята стерегут нашу полянку. Ладно, пообщаемся, а там по ходу разговора уже разберёмся.
        Я уже набрал в грудь воздуха, чтобы поприветствовать наших гостей, но все сразу же пошло не по плану. Один из одетых в плащи скинул капюшон с головы и улыбнулся нам всем широкой улыбкой:
        - Привет! Не ожидали?

        Глава 15
        - Неожиданная встреча! - признал я. - А мы тут все голову сломали, все ли с тобой хорошо, и не пора ли идти тебя освобождать?
        - Что-то вы не особо торопились, - улыбнулся Светоч. - Впрочем, мне хватило ума не задерживаться в гостях у Бранимира надолго. Какой-то он негостеприимный.
        - Так плот же разрушили, - удивился я. - У меня точка привязки автоматически на этот типа клановый замок сменилась.
        - Ну так это если ты к плоту был привязан, - развел руками Светоч. - А я-то нет.
        - Как нет? - удивился я, но в этот момент меня перебил вежливый кашель лидера наших гостей.
        - Ой, простите, - немедленно изобразил я на лице крайнюю степень смущения. - Просто появление вашего спутника явилось для меня крайне неожиданным, что я даже как-то позабыл об элементарных правилах приличия. Меня зовут Эридан, я Водяной и волей судеб предводитель этой пестрой команды.
        - Даниил, - буркнул главный гость. - И здесь, и в миру. Глава ушкуйников. Слышали про таких?
        - Земля слухами полнится, - развел я руками. - Ну раз уж мы знакомы, с некоторыми вон вообще достаточно давно, то может быть перейдем сразу к сути вопроса. Мы хотим уйти с этой поляны, а вы с вашими людьми, как я понимаю, против?
        - Верно понимаешь, - кивнул Даниил. Я обратил внимание, что и Светоч, и двое других спутников даже не пытаются открывать рот, когда говорит их старший. Значит он лидер не просто авторитарный, а еще и достаточно жесткий. Зачем же было тогда показывать нам бывшего попутчика? Мотивов я не понимал, и от того наблюдал за гостями еще внимательнее.
        - Ты вообще удивительный человек, Водяной, - продолжал тем временем Даниил. - Работаешь на корпорацию, но читерством не занимаешься. Игроков к себе приближаешь неохотно, но в то же время и не противопоставляешь себя им. А вот получить твои данные и координаты в реальности оказалось очень затруднительно. Именно поэтому я и пришел поговорить с тобой, очень уж мне хотелось посмотреть на игрока, который такого смешного перса отыгрывает. Но договариваться мы станем только на моих условиях, а они такие. Ты показываешь мне искусственный интеллект и объясняешь, как он работает. Мне нужны деньги, и я планирую немного заработать, пока это еще возможно.
        Вот вам и здрасьте. Я удивленно воззрился на гостя. А он молодец, нормальная такая уверенность в себе, и напор чувствуется даже в нарисованном теле. Интересно, а кто он в реальности? Наверняка крупный начальник в какой-нибудь корпорации, а может быть даже владелец собственного успешного бизнеса. Даже скорей всего именно собственник, замашки у него явно не наемного рабочего.
        - Даня, - вкрадчиво начал я. - По классике жанра я, наверное, сейчас должен был выпятить грудь колесом и начать себя пяткой по ней стучать, так? Параллельно, я буду рассказывать тебе, как ты себя некрасиво ведешь и так дела не делаются. Но я же вижу, что ты человек умный, поэтому промолчу, а ты сделаешь пару глубоких вздохов и сам поймешь, что ничего тебе здесь не светит. Я не собираюсь отдавать тебе Искина, но для расширения кругозора поясню. Он никак не работает. Он живет полноценной жизнью, пускай и виртуальной, но сам способен принимать решения, куда и зачем ему стоит идти. А уж особенно, с кем идти.
        Я сделал многозначительную паузу, ожидая негативной реакции или может быть даже эмоционального взрыва, но ничего подобного не было. Даниил с любопытством наблюдал за мной, а потом повернулся к Светочу и сказал:
        - А ты был прав. Он действительно очень хорошо умеет разговаривать и не боится вступать в перепалку с заведомо более сильными соперниками.
        - То есть ты все-время притворялся? - изумленно посмотрел я на Светоча. - Скажи еще, что тебя как Штирлица к нам закинули с целью разведки. А как же тогда сепаратные переговоры?
        - А он неплохо подкован, - с уважением покачал головой Даниил. - Я уверен, что из вас троих слово сепаратные никто никогда и не слышал.
        И лидер ушкуйников опять повернулся ко мне.
        - Это бессмысленный спор, - резюмировал Даниил свои мысли. - Нас больше, мы сильнее и организованнее. То, что пока у нас не получилось захватить Искин силой - ни о чем не говорит. Не спорю, живые деревья оказались серьезными соперниками, но у нас тоже есть чем ответить.
        - И чем же? - язвительно спросила кикимора.
        «Не выдержала» - улыбнулся я про себя. Вообще-то, было странно, на появление Светоча все мои друзья отреагировали так, как будто подобное происходит ежедневно. Ладно еще Баба Яга, она-то про него максимум рассказы слышала, но Кука-то должна была повести себя как-то по-другому? Или кто-нибудь из русалок, они же все помнят Светоча.
        - Если у нас не получится взять вас штурмом, - спокойно ответил кикиморе Даниил, - то мы просто подожжем лес. Со всех сторон и одновременно.
        «Занятная перспективка», - в мгновение ока пролетели мысли в моей голове. - «А ведь по сути своей он прав. Даже если мы не пострадаем в огне, то после воскрешения нас всех можно будет брать теплыми. Чуй своих чудо-богатырей призвать не сможет, спрятаться тоже особых перспектив не будет.
        - А мы вам тогда спасибо скажем, - в тон Даниилу ответил я. - Вы решите разом все наши текущие проблемы. Засим разговор можно считать законченным при полной договоренности сторон. Только вы это… С поджогом не затягивайте!
        И я развернулся, собираясь зайти внутрь избушки.
        Прокатит или нет? Прокатит или нет?
        - Подожди! - Окликнул меня Даниил.
        Прокатило!!!
        - Ну чего еще? - главное сейчас было удержать на лице досадливое выражение, как будто меня отвлекают мелочами от чего-то важного.
        - Мы еще не договорили! - глаза главы ушкуйников смотрели требовательно, ему явно не нравилось мое поведение. Я в свою очередь тоже не собирался прогибаться, потому что сотрудничество на его условиях не могло привести нас ни к чему хорошему.
        - Да ты что, - я развернулся, но не до конца. Разговаривать, стоя вполоборота, было не совсем удобно и вежливо, но этому трюку меня научили давно, и он еще ни разу не давал сбоя. Собеседник видит, что твое тело развернуто в сторону от него, поэтому вынужден удерживать твое внимание. А для этого надо говорить, причем быстро, не имея времени на тщательное продумывание своих аргументов.
        Конечно, не стоит думать, что подобные демарши допустимы абсолютно в любой ситуации. Как говорится, «у каждого места своя поза». Но в случае с людьми, подобными Даниилу, такое поведение срабатывает. Он привык повелевать, и сам факт неподчинения ему воспринимается как вызов, он начинает злиться, нервничать, заводиться, но эти эмоции не слишком хорошие помощники в переговорах.
        - Ты пришел сюда по моему приглашению, - Даниил пытался поймать мой взгляд, но я сосредоточился на его переносице, что тоже добавляло ему дискомфорта. - И вместо попытки договориться, начал угрожать мне. Может быть, ты ждал, что я паду ниц при виде тебя? Не дождешься! Иди к своим людям, поджигай лес и делай все что захочешь! Ты же большой и сильный, привык, что все происходит по-твоему! А я не привык прыгать перед кем-то на задних лапах! Может быть, это и неправильно, но у меня тоже есть команда, за которую я несу ответственность.
        Даниил стоял, пораженный моей отповедью, судорожно открывая рот и, видимо, подыскивая слова для достойного ответа.
        - Простите, уважаемый Эридан, - голос одного из спутников Даниила был тих, но вместе с тем, я сумел расслышать каждое из слов, сказанных им. - Возможно, наш лидер немного поторопился, но и сути происходящего в глобальном смысле это не меняет. Вы заперты здесь на поляне, а рано или поздно мы сумеем найти достаточное количество союзников, чтобы победить вас, невзирая на ваши способности по управлению водой и природой.
        - Не уверена, что у вас это получится быстро, - встряла в разговор Баба-Яга. - И вы забываете, что бабушка еще тоже кое на что способна. Мне тут отдельные слова из вашей беседы не совсем понятны, старая я уже, но вот просто так жечь мою избушку я никому не позволю!
        А вот интересно, каким образом происходит фильтрация разговоров? Ну в смысле, что компьютерные персонажи не воспринимают и не задают потом глупых вопросов, когда игроки обсуждают между собой реальную жизнь или околоигровые моменты. Например, слово «сепаратные» Баба Яга или кикимора знать явно не должны.
        - Борислав! - прервал своего подчиненного Даниил. - Спасибо за помощь, но я пока сам. Послушайте меня, уважаемые! Ушкуйники на сегодняшний момент - это самая боеспособная и самая организованная организация в «Берлоге». Несмотря на отсутствие порталов в игре и бесконечные расстояния, мы установили связь с несколькими десятками подобных организаций и при желании можем собрать армию в несколько тысяч подготовленных воинов. Что вы можете противопоставить нам? Вот этих бедных девочек?
        И он мотнул головой в сторону моих русалок.
        - А почему сразу противопоставить? - ответил я вопросом на вопрос. - Почему бы не рассмотреть вариант предложить? Что вы скажете о сумме в десять миллионов золотых берков?
        Теперь молчали все четверо. Впрочем, я их прекрасно понимал. Сумма была фантастическая, как по игровым, так и по реальным меркам.
        - Это откуда у тебя такие деньжищи? - едва слышно прошептала мне на ухо кикимора, но я только досадливо отмахнулся от нее.
        - Ты предлагаешь нам эту сумму за то, что мы выпустим вас отсюда? - уточнил Даниил.
        - Нет, конечно, - рассмеялся я. - Я предлагаю вам это все заработать.
        - Как? - мгновенно напрягся лидер ушкуйников.
        - Город, где держали нас со Светочем, - пояснил я. - Он ушел на точку перерождения, до сих пор кстати непонятно на какую, а вот мне в силу некоторых обстоятельств пришлось задержаться там на несколько дней. Потом еще и побродить по тамошним подземельям. Так вот, я предлагаю вам вместе с нами взять штурмом город Бранимира и поделить найденное там богатство. Я уверен, что озвученная мной сумма лишь очень малая часть от того, что в реальности хранится за его стенами.
        - Ты в этом уверен и даешь гарантии? - Даниил выглядел, как хищник, почуявший добычу. Теперь я был твердо уверен в том, что в реальности у него был свой собственный и достаточно крупный бизнес, не понимал только зачем он вообще полез в эту игру.
        - Увы, - развел я руками. - Стопроцентной гарантии не существует, как бы рьяно кто-то не доказывал обратное. Но, как минимум, на девяносто процентов я уверен в своей правоте.
        - Хороший процент, - процедил Даниил, как бы пробуя цифру на зуб. - Мне надо подумать и посоветоваться со своими людьми. Но только распределение добычи будет другое. Десять миллионов сказал ты, и это будет минимальной суммой нашего вознаграждения. Если окажется, что ты прав, и там гораздо больше денег, то мы поделим их пополам. Я считаю, что так будет справедливо.
        По сути своей, он, конечно же, прав. Мог бы и более кабальные условия заломить. Тем более, что я абсолютно не представляю, есть ли там хоть какие-то деньги. Я плохо разбираюсь в технических деталях, но то, что майнинговые деньги стекаются на какой-то сервер, совсем не означает, что в подвалах города Бранимира образуются золотые монеты. Так что может случиться, что нашей добычей будут лишь обугленные головешки.
        Нечестно? Да и плевать! Я работаю не на Даниила, и мне необходимо выполнить поставленное задание. А то, что я при этом кого-то обманул… Мне стыдно! Очень-очень стыдно! Наверное… Даже нет, вряд ли.
        - Я дам свой ответ через три часа, - продолжал вещать Даниил. - А с Вами пока останутся Борислав и Светоч, чтобы проследить, что вы играете честно.
        Мне оставалось только недоуменно развести руками.
        - Да пусть остаются, нам не жалко. Мы все-равно не планировали копать подкоп на другой край леса.
        Лидер ушкуйников никак отреагировал на мою шутку, только молча развернулся и отправился обратно. Один из его спутников торопливо последовал за ним, а вышеназванные Светоч и Борислав остались стоять на месте, с любопытством оглядываясь по сторонам.
        - Между прочим, это нечестно, - раздался из-за моей спины голос Василисы. - Я думала о тебе только хорошее, Светоч! А ты, оказывается, все это время обманывал нас! Как это подло, низко и… И… Тьфу на тебя, короче!
        - А ну цыц! - замахнулась на нее кикимора. - Ты чего вылезла без разрешения?
        - Ну что, гости дорогие, в ногах правды нет, - Баба Яга вновь превратилась в добрую старушку. - Может быть в хату пройдете, откушаете, чем богаты? Чаек поставим, пирожками угостим…
        - Благодарю вас, уважаемая, - к моему удивлению, Борислав в пояс поклонился Яге и перевел взгляд на меня. - Я гораздо больше склонен к духовной пище и познанию мира. Простите, Эридан, а вы не составите мне компанию для беседы? Ждать нам еще долго, а я крайне любознателен.
        - Да почему бы и нет, - пожал я плечами, сходя с крыльца. - А ты, Светоч, проходи в дом. Заодно расскажешь девчонкам, как тебя в тыл врага забрасывали.
        - Да я… Ну ты же… Должен понимать…, - замялся Светоч, с опаской поглядывая на моих девчонок, которые расслабились и весело смеясь приближались к моему бывшему ученику.
        Мы медленно пошли вокруг избушки, наблюдая за тем, как русалки обступили старого знакомого и уже что-то загалдели, перебивая друг друга.
        - И о чем же вы хотели со мной поговорить? - Поинтересовался я, видя, что мой собеседник не торопится начинать разговор.
        - Знаете, мы действительно пытались выяснить вашу личность в реале, но сумели установить только, что вы сотрудник корпорации «Берлога». Более того, многие уверены, что и это неправда, потому что все нанятые туда бета-игроки отыгрывают обычных воинов или ремесленников…
        Мой собеседник сделал паузу и посмотрел на меня с хитрой улыбкой.
        - А ведь оказывается, мне надо было просто встретиться с вами раньше и поговорить, - продолжал улыбаться Борислав. Я никак не мог понять, в какую сторону идет наш разговор, поэтому просто молчал, ожидая хоть какой-нибудь ясности.
        - Максим Денисов, я же правильно угадал? - и он протянул мне руку для рукопожатия. Мое лицо в этот момент, видимо, выглядело очень комично, потому что он расхохотался.
        - Судя по всему, я полностью прав, - сквозь смех едва вымолвил он. Его рука продолжала висеть в воздухе, и я на автомате пожал ее, внимательно всматриваясь в него и пытаясь отыскать в его облике знакомые черты.
        - Не старайтесь, Максим, - угадал мои мысли Борислав. - Графический редактор творит чудеса. Борис Аркадьев, компания «Белон».
        - Аркадьев? - Теперь я изумился еще больше. - А Даниил тогда…
        - Да-да, именно он, - перебил меня Борислав. - Только не надо спрашивать, что он здесь делает. Думаю, что вам это должно быть и так понятно.
        - В том мире ваш шеф уже всего добился, теперь хочет покорить этот, - покивал я головой в ответ на его слова.
        - Именно, - согласился со мной собеседник. - Ну и, собственно, искусственный интеллект. Если предположения наших аналитиков верны, то возможности его использования безграничны. Кроме того, они изучают сейчас возможность перевода части общественных отношений в цифру.
        - Даже так? - покачал я головой. - А вы не торопитесь? Знаете, я не очень верю в озвучиваемые цифры. Если полмира бросилось играть, то здесь должно быть не протолкнуться от игроков. Где они все?
        - В смысле? - теперь уже ошарашенным выглядел Борислав. - В нулевом мире не протолкнуться? Максим, вы сотрудник корпорации. Вы то должны знать эту схему.
        - Если честно, я чистый гуманитарий и в принципе не представляю, о чем вы говорите, - пожал я плечами. - Мы в виртуальном мире. Да, он большой, но большого количества игроков я здесь не наблюдаю. И если этот мир нулевой, то чем он отличается от ненулевого?
        - Ну как же, - Борислав выглядел потерянным. - В связи с резким увеличением количеством игроков, в «Берлоге» было создано около тысячи параллельных миров, повторяющих друг друга. Игроки вариативно попадают в какой-то из них. Но наш мир, тот, в котором мы находимся, считается базовым, потому что изначально был только он один. Нулевой мир самый малочисленный по количеству игроков, но в тоже время именно он является самым привлекательным с точки зрения игры и заработка. Физическое проявление Искина есть только здесь.
        - Э-э-э, Борис, вот вы сейчас зачем мне это все сказали? - Посмотрел я на собеседника. - Я почти ничего не понял из ваших слов, кроме того, что существует куча параллельных миров. Я работаю в этом и для меня этого достаточно.
        - Но позвольте, - начал было Борислав. - Максим, а что же вы тогда делаете в игре?
        - Тестирую Водяного, компьютерный персонаж повышенной сложности, - соврал я чистую правду. Ну а что, по сути то правда. - Это эксперимент «Берлоги». Игрок, но в роли сказочного персонажа. Заодно и заработать немножечко пытаюсь.
        - У тебя… - начал было Борислав, но был прерван кваканьем Василисы. Лягушка прыгала, толкая лапками перед собой Митрофана, и была явно настроена устроить грандиозный скандал.
        - Эридан! Ты только послушай! - Закричала она, явно пребывая в праведном гневе. - Гони их в шею, этих прохиндеев! Они злое замышляют!
        - Та-а-ак, - протянул я, внимательно наблюдая за эмоциями на лице Борислава. - И что же ты забыл рассказать мне, магистр Йодо?
        - Кто? - Ошалело спросил Митрофан.
        - Конь в пальто, - не выдержал я. - Что ты слышал, какую пакость замышляют нашу союзники?
        - Ну так это… - начал мяться Митрофан, но получив подзатыльник с выкриком «не молчи!» от Василисы, выпалил. - Они обсуждали, что если Чуй согласится, то можно будет и с тобой, хозяин, договориться, и тогда они весь мир вертеть смогут. И смеялись громко. А вертеть мир нельзя!
        - Почему? - Спросил я, пытаясь осмыслить только что услышанное.
        - Ну так потому, что если его перевернуть, то вода из рек и озер выльется, - с абсолютно серьезным лицом пояснил Митрофан. - А если воды не останется, то русалки умрут, а ты колдовать не сможешь! Видишь, они явно плохо нам сделать хотят.
        - И где мы тогда с Митрофаном жить и лягушат рожать будем? - всхлипнула Василиса.
        - Мама дорогая, - выдохнул я и повернулся к Бориславу. - Что вы там про теорию параллельных миров говорили? А нельзя ли уточнить, в каждом из них такие чудеса, как эта парочка, случаются, или это только мне, несчастному, так повезло?
        Борислав что-то хрюкнул в ответ, пытаясь отдышаться от скрутившего его хохота, а я только еще раз вздохнул и пошел к избушке.
        Ожидания Даниила длились не очень долго. Теперь, когда я знал, кто именно скрывается под ником лидера ушкуйников, то непроизвольно напрягался в его присутствии. Данила Сергеевич фон Дорф был не просто богатым, а очень богатым человеком.
        Мы познакомились с ним года четыре назад, когда я еще работал переговорщиком. Это были увлекательные две недели, в ходе которых, постоянно меняя тактику проведения бесед, я неумолимо следовал разработанной стратегии в интересах своего заказчика. Мы пытались продавить более выгодные условия контракта с фирмой фон Дорфа, и мне это почти удалось, пока на последнем этапе не произошел забавный случай.
        Мы работали над завершающей версией документа. Юридический отдел, группа коммерческого обоснования, производственники… Представители двух компаний с моей помощью уже нашли общий язык, и я мысленно потирал руки, прикидывая возможный размер премии не просто за выполнение заказа, а его фактическое перевыполнение, как внезапно хлопнула дверь в переговорку, и в помещение стремительным шагом вошел сам владелец корпорации.
        - Кто Денисов? - без приветствий и прелюдий задал он вопрос предельно мрачным тоном.
        Если честно, в животе в тот момент как-то сразу стало нехорошо, я даже подумал, что все сорвалось и меня сейчас спустят с лестницы, но действительность оказалась еще фантастичнее. Заведя меня в соседнюю переговорную комнату, фон Дорф посмотрел на меня долгим взглядом и, не говоря ни слова, достал из кармана золотую Vertu.
        - Узнал? - Бросил он невидимому абоненту. - Слушай, я вот смотрю на твоего переговорщика и понимаю, что он гений. Две недели канифолил всем мозг, прикидываясь идиотом, а когда я сегодня сравнил документы с первоначальным вариантом, оказалось, что наши затраты возрастают на треть, а твои, соответственно, снижаются. Вася, ты оборзел!!!!
        Данила Сергеевич слушал ответ собеседника в телефоне и смотрел на меня. С улыбкой смотрел.
        - Ладно, - ответил он, как я уже понял, моему заказчику. - Давай сделаем так. Чисто из уважения к твоему переговорщику. Документы по тендеру сейчас скорректируют, так сказать, ни вашим, ни нашим. А я тебя возьму в проект на Ямале. Идет? Я знал, что ты согласишься.
        Фон Дорф нажал кнопку отбоя и подмигнул мне.
        - Ну что, Денисов? Пойдешь работать в мою компанию?
        Предложение было лестное, врать не стану, но я был связан контрактными обязательствами, а кидать работодателя, тем более хорошо относящегося ко мне, было не в моих принципах. О чем я честно и сообщил фон Дорфу. Он хмыкнул и, ничего более не говоря мне, вышел из переговорки.
        Дальше контракт правили уже без меня, а мой заказчик прыгал до потолка от восторга. Я уж не знаю, что там за молочные реки с кисельными берегами текут на Ямале, но премии как раз хватило на двухнедельный отпуск. Остров на экваторе, палящее солнце, синий прозрачный океан, Машка в купальнике, больше напоминающем веревочки, и бесконечная расслабуха.
        И вот теперь выясняется, что я столкнулся в игре нос к носу именно с этой акулой бизнеса. Даже не акулой, а кашалотом, который жрет мальков типа меня тоннами, даже не интересуясь их содержимым и планами на дальнейшее существование. От этого соседства становилось не по себе. Игры с таким человеком перестают быть играми очень быстро, и я, глядя на то, как Даниил в привычной манере берет организацию процесса в свои руки, только прикидывал, чем именно для меня может грозить все происходящее.
        Хотя Борислав и обещал, что они с шефом не будут раскрывать мою реальную личность всем окружающим, я понимал, что это до поры до времени. В конце концов, я для них - игрок с другой команды, а в будущем возможно и с другой стороны баррикады, поэтому никто никаких гарантий мне давать не станет.
        Ладно, война план покажет! Тем более, что первые шаги к великой битве уже сделаны. Договоренности о разделе добычи достигнуты, вещи собраны, и наша «сборная солянка» потихоньку двинулась к желаемой цели - городу Бранимира.
        Ушкуйников, по крайней мере, пока оказалось не так много, как рассказывал Даниил. Я увидел максимум сотню витязей, сопровождавших избушку Бабы Яги, но Чуй заверил меня, что, по идее, для штурма города таких сил вполне должно хватить.
        К моему удивлению, наш путь пролегал совсем не по реке, проводник из числа подчиненных Даниила вел нас лесными тропами через глухие чащи, а иногда и буреломы. Правды ради, лесными тропами они оставались только до прошествия нашей колонны, потому что сначала избушка Бабы Яги своими боками расширяла дорогу до размеров хорошей просеки, а потом десятки ног утаптывали почву до состояния приличной дороги.
        Идти оказалось долго, поэтому предложению встать на привал с ночлегом обрадовались практически все. Поляна на берегу небольшого озерца выглядела живописной и безопасной одновременно, да и воевать, собственно, всегда лучше на свежую голову.
        Поэтому я убедился, что русалки с кикиморой плещутся в воде, а Чуй с Бабой Ягой степенно ведут мудреные беседы, и с огромным удовольствием нажал кнопку «Выход» на интерфейсе.
        Надо признать, что факт ее активности очень и очень приятен.
        - Ну как там? - спросил у меня Володя, помогая выбраться из капсулы и освободиться от проводов. - Не сильно по тебе скучали?
        - Блин, забыл! - хлопнул я себя ладонью по лбу, забрызгав футболку Володи гелем из игровой капсулы.
        - Чего забыл? - Недовольно спросил мой куратор, стряхивая каплями.
        - Да очень мне хотелось выяснить, как далеко отношения Василисы с Митрофаном зашли, - пояснил я, направляясь в сторону душевой комнаты. - А то скоро эта красавица из-за него на меня бросаться начнет!
        - Ревнуешь, - хохотнул Володя. - Хватит гаремы собирать, тебя тут и так одна малышка дожидается. Уже трижды заглядывала.
        Услышав это, я резко ускорился и, наверное, поставил рекорд по скоростному принятию душа. Выскочив одетым из санузла, я достал смартфон, чтобы позвонить Кнопке, но застыл как вкопанный, наткнувшись на текст сообщения на экране:
        «Максим Александрович, у вас найдется минутка для личной встречи? ДФД»

        Глава 16
        - Ты чего завис? - вернул меня к реальности вопрос Володи. - Интимное фото прислали?
        - Пошляк, - безэмоционально констатировал я. - Слушай, а это правда, что сейчас у «Берлоги» существует множество параллельных миров, чтобы все игроки не кучковались в одном месте?
        - Правда, - мой куратор абсолютно не удивился вопросу. - Иначе надо было до невообразимости расширять игровой мир, а для этого не было ни времени, ни денег. В первую очередь, конечно же, времени.
        - И что получается, если ты тоже зарегистрируешься, то мы с тобой играли бы в параллельных вселенных? Это же глупо. А вдруг муж и жена хотят проводить досуг вместе.
        - Ну не так кардинально, конечно же, - не смутился Володя. - Изначальные локации оставили без изменений, по отдельным заявкам туда можно добавлять игроков, но мы, как правило, делаем исключение только для членов семей. А так просто продублировали миры по территориальному признаку. Японцы играют в своей «Берлоге», немцы в своей. Вот и все. Исключение пришлось сделать только для Индии, там население большое, но все хотят изменить жизнь к лучшему. Вот им мы от щедрот своих целых три мира и подарили, пускай балуются.
        - Ты как-то очень просто обо всем этом рассказываешь, неужели распределить игроков по параллельным реальностям так просто? - объем услышанного пока просто не укладывался у меня в голове.
        - Конечно непросто, - посерьезнел Володя. - Просто я же помню, что ты чистый гуманитарий и поэтому пытаюсь максимально упрощать технические вопросы, в которых ты ничего не понимаешь. Ты же сам когда-то меня об этом просил, помнишь?
        Я не помнил, но сейчас это и не было особенно важным. Меня интересовало совсем другое.
        - Тогда объясни мне гуманитарию, как так получилось, что, со слов Рожкова, у Раскевича оказался какой-то отдельный сервер, на который утекает львиная доля денег, намайненных в процессе игры?
        - Рожков сказал тебе не всю правду, - теперь мой куратор выглядел уже не серьезным, а откровенно мрачным. - Раскевич спер хранилище ядра игры. Мы не знаем, как и когда он умудрился это сделать, возможно, когда Искин запускал обновление, может быть, в какой-то другой момент, но факт остается фактом. То серверное хранилище, которое хранится в этом здании и на котором по идее записаны основные параметры игры, оказалось пустышкой. Кто-то помог ему и подменил сервер, причем если бы не паранойя Рожкова, то мы бы об этом и не узнали. Этим и объясняется то, что деньги в первую очередь идут мимо нас, все потоки завязаны именно на эту, так сказать, начальную точку игры.
        - Чудны дела твои, - пробормотал я пораженно. - Теперь многое в поведении нашего безопасника становится понятным.
        - Именно, - подтвердил Володя. - И он будет очень рад, что ты договорился с ушкуйниками и сумеешь взять штурмом город Бранимира уже в самое ближайшее время. Ты великолепный переговорщик. Единственное, обещать десять миллионов было опрометчиво, ты вообще-то распоряжаешься государственными деньгами.
        - Ай, ладно тебе, - отмахнулся я. - Если все обстоит так, как ты рассказывал, то можно и сто предлагать. Все равно овчинка стоит выделки. Ладно, я побежал, у меня дела.
        - Деловой, - фыркнул Володя. - О деле думать надо, а не о развлечениях.
        - Жениться вам надо, барин, - улыбнулся в ответ ему я. - Тогда и глупости говорить перестанете.
        - Жениться… - как эхо отозвался мой куратор. Лицо его было грустным и каким-то отстраненным. - Может и надо… С Раскевичем разберемся, а там подумаем. Теперь я абсолютно уверен, что смерть моего брата - это его рук дело.
        Слова Володи прозвучали для меня полной неожиданностью. Если честно, я и забыл уже о том, что «чижик» появился в «Берлоге», желая прежде всего разобраться со смертью близкого человека… Насколько все-таки странно переплетается реальность и виртуальность. Казалось бы, онлайн-игрушка, созданная исключительно для развлечений, а бок о бок с ней шагают большущие деньги и даже смерть.
        Раскевич не мог не понимать, что, затевая столь грандиозную аферу, он встает на пути у государства с его безграничными возможностями и ресурсами. Но на что-то же он надеялся…
        Смартфон в кармане завибрировал, когда я уже вышел на улицу и с наслаждением закурил столь желанную после долгого воздержания сигарету. Посмотрев на экран, я не удержался от счастливой улыбки.
        - Здравствуйте, Дарья Константиновна! - немного пафосным и жеманным голосом ответил я в трубку. - Что заставляет не спать в столь поздний час такую красивую девушку? Ваши мысли заняты одним милым рыцарем, которого вы вчера бессовестно отлупили железной палкой? Сердце растаяло, и вы мечтаете загладить свой поступок лаской и нежностью?
        - Да нет, - беспечно ответила Кнопка. - Просто звоню предупредить, что с завтрашнего дня вам предписано делать трехведерные клизмы за недостаточное внимание к медицинскому персоналу. Согласно последним исследованиям, данная процедура благотворно влияет на стимуляцию головного мозга, в частности его отделов, отвечающих за ухаживания.
        - Эй, какие клизмы? - всерьез обеспокоился я. - Мы так не договаривались! Что я такого страшного натворил, за что такие санкции?
        - То есть ты действительно считаешь, что одна смс в сутки - это нормально? - поинтересовалась девушка. - Тебе так сложно было с утра позвонить? А после выхода из игры если не поговорить со мной, то хотя бы прислать сообщение, что все в порядке. Опять лясы со своим куратором точил?
        - Блин, - надо было признать, что логика в словах Даши присутствовала. Нет, я, конечно, не сторонник докладывать кому бы то ни было о каждом своем шаге, но если уж я взялся ухаживать за этой девушкой, то стоило бы уделять ей немножечко больше своего внимания. - Ты еще на работе? Я готов вернуться и загладить свою вину чашечкой кофе.
        - Нет, я уже дома, - ответила Кнопка.
        - А как тогда ты узнала, что я давно вышел из игры? - не понял я.
        - Дежурная медсестра оповестила, - объяснила Даша. - После истории с тобой и Володей Рожков потребовал отслеживать заходы в игру и выходы из нее всех бета-тестеров и докладывать ему ежедневно, в случае форс-мажоров - немедленно.
        - Я все понял, искренне раскаиваюсь и обещаю, что подобное впредь не повторится, - заверил я девушку в своей порядочности.
        - Не сомневаюсь, - расхохоталась она. - Знаешь, когда теплая водичка по трубочке будет вливаться через воронку, ты обязательно будешь думать о невыполненных обещаниях. Стимуляция памяти стопроцентная!
        Вот такой он медицинский юмор. Суровый и беспощадный. Отдельные части моего тела непроизвольно сжались, сигнализируя, что уже сейчас готовы напоминать мне обо всем не сделанном в жизни, причем добровольно и без дополнительной стимуляции.
        - Но я могу дать тебе шанс оправдаться, - продолжала тем временем суровая девушка хрупкой наружности. - Сон ты мне уже перебил, а в моем доме недавно открылась чудная пекарня с настоящими французскими круассанами. Приезжай, угостишь заботливого доктора кофе.
        - А моей жизни ничего не будет угрожать, если я попрошу разрешения сделать это через часик? - жалобным голосом спросил я. - Мне очень-очень надо с одним дядечкой встретиться.
        - Я даже не знаю, Максим Александрович, - задумчиво протянула Кнопка. - Ладно, встречайтесь со своим дядечкой, а потом приезжайте. Я пока медицинские справочники полистаю, освежу в памяти, что лучше будет для вашего организма - настой ромашки или придется для клизмы более сложную смесь комбинировать…
        Мама дорогая! Денисов, ты лезешь в пасть льву, совершенно не думая о последствиях! Такими темпами тебя могут кастрировать за любую провинность, причем с железными медицинскими обоснованиями, что именно это сейчас необходимо.
        Но, набирая номер абонента, приславшего мне смс-сообщение, я продолжал улыбаться. Кнопка нравилась мне, причем сейчас я мог честно признаться себе, что нравилась в первую очередь своим поведением. Такая девушка никогда не будет сидеть у кого-то на шее. Она цельная самодостаточная личность, способная стать партнером и другом, но никак не нахлебником.
        А еще с ней было весело и интересно. Вчера в музее я осознал это особенно ярко, когда ты находишься рядом с человеком и не чувствуешь ни грамма фальши. Можно оставаться самим собой, и никто не требует от тебя соответствовать каким-то рамкам приличия или этикета, а ценит в тебе именно эту искренность. Такое счастье в нашем мире встречается очень и очень редко…
        - Слушаю вас, - раздался голос в динамике телефона. Увлеченный своими мыслями, я даже вздрогнул, не сообразив в первую секунду, кто это разговаривает у меня в ухе.
        - Доброй ночи, Данила Сергеевич, - взяв себя в руки, поприветствовал я собеседника. - Извините, что не смог позвонить вам раньше. Вы хотели со мной поговорить?
        - Здравствуйте, Максим, - к моему удивлению, голос фон Дорфа никак не изменился и остался таким же безэмоциональным. - Я подумал, что мы не обо всем договорились в игре и остались вопросы, требующие обсуждения.
        - Хмм… - с сомнением протянул я. - А какие?
        - Может быть, лучше не по телефону? - предложил фон Дорф. - Предлагаю прогуляться по набережной. Вы еще в Москва-Сити? Наш офис находится здесь же.
        Это обстоятельство меня удивило. Столько времени работать рядом и не встретиться. Хотя, это Москва. Все бегом, на суете. Не удивлюсь, если мы и сталкивались в этой толчее, но в упор не замечали друг друга. С другой стороны, наверняка фон Дорфа на машине катают, поэтому и пересечься нам было не суждено.
        Я стоял около бетонного ограждения, обдуваемый теплым ветерком, ожидая машину с бизнесменом. Данила Сергеевич сумел удивить меня еще раз, придя на встречу пешком и без охраны. По крайней мере, видимой.
        Джинсы, мокасины, рубашка и льняной пиджак. Очень демократичный наряд смотрелся на фон Дорфе абсолютно естественно, и даже морщины на лице не прибавляли ему возраста. Мой собеседник выглядел никак не старше меня, хотя разница в возрасте по моим прикидкам должна была быть значительной.
        - Вы в курсе, что за вами следят? - вместо приветствия спросил он, пожимая мне руку.
        - Догадывался, - ответил я, оглядываясь, но, конечно же, никого не заметил. - Только, скорей всего, не следят, а оберегают. Говорят, моя тушка в последнее время стала особенно ценной. А вы откуда об этом узнали?
        - Птичка на хвосте принесла, - уклонился мой собеседник от прямого ответа. - Ну, раз вы считаете, что это охрана, то давайте обойдемся без прелюдий. Как я понимаю, начальство этих охранников может в любой момент помешать нашему разговору.
        Я пожал плечами, пытаясь определить для себя стратегию дальнейшего поведения и признавая, что нахожусь, мягко говоря, не в форме. То ли устал, то ли разговор с Кнопкой сбили настрой, и я никак не хотел возвращаться в рабочее русло.
        - Максим, вы позволите на ты? - и дождавшись моего кивка, фон Дорф продолжил. - Вы же уже поняли, что я прекрасно помню, кто вы такой и при каких обстоятельствах мы познакомились. Я наводил о вас справки, вы профессионал очень высокой квалификации.
        - Зачем? - коротко спросил я. - В последнее время мной интересуются все, кому ни лень, причем почему-то даже не пытаясь задать хоть какой-нибудь вопрос мне напрямую.
        - Не переживайте, - улыбнулся фон Дорф. - Вы сумели удивить меня при нашем знакомстве, когда отказались от предложения работать у меня в команде. Многие давали вам очень лестные характеристики, отмечая, правда, вашу ершистость и принципиальность. Поэтому мое удивление от нашей встречи в игре было не меньшим, чем ваше. Хотя, признаюсь честно, я до последнего не верил, что вы это вы, пока Борис по моей просьбе не задал вам прямой вопрос.
        - По-моему, вы преувеличиваете мою известность в бизнес-кругах, - пробурчал я. С одной стороны, доброе слово и кошке приятно, а с другой - я помнил период безработицы, когда получал однообразные отказы практически от всех компаний и был вынужден таскаться по улицам, выполняя курьерские заказы.
        - Отнюдь, - покачал головой фон Дорф. - То, что вы некоторое время были безработным связано исключительно с вашим последним увольнением, вернее способом, которым вы решили разорвать контракт со своим работодателем. И, признаюсь честно, я просто не знал об этом, иначе мои кадровики стояли бы у вашего подъезда практически сразу. Но я не об этом.
        Он сделал паузу, глядя на меня, но я молчал, пытаясь привести свои мысли в порядок. Похвала - это всегда приятно, но она расслабляет, и вестись на нее, тем более общаясь с таким зубром, как фон Дорф, очень и очень опасно.
        - Мне говорили, что вы всегда храните верность работодателю, но я сейчас хочу предложить вам сделку, - медленно, взвешивая каждое слово, сказал Данила Сергеевич, не отрывая от меня внимательного взгляда.
        Я пожал плечами, не видя причин отказываться выслушать собеседника:
        - Не обещаю, что соглашусь, но думаю, что и вы не планируете вербовать меня на промышленный шпионаж.
        - Некоторые из моих аналитиков уверены, что искусственный интеллект - это фикция, а тот финансовый рывок, который совершила компания «Берлога» - тщательно спланированная акция нашего правительства.
        - Это невозможно, - досадливо дернул я плечом. - Действующие законы прямо запрещают подобное.
        - Законы существуют, чтобы их нарушать, - вновь улыбнулся бизнесмен. - Поверьте, Максим, мне это известно гораздо лучше многих наших сограждан. Но речь не об этом. Есть предположение, что система майнинга берков скоро рухнет. Мировое сообщество не позволит нашей стране разрушить существующую финансовую систему и поставить всех остальных на колени.
        Твою такую… Вот куда я залез? Слушая фон Дорфа, я начал откровенно переживать за свою жизнь, потому что, когда в драку вступают настолько мощные силы, мелочь типа меня перемалывает без всякого сожаления.
        - Поэтому я хочу попросить вас об услуге, Максим, - продолжал тем временем мой собеседник. - Как только вам станет известно что-то, указывающее на скорый развал «Берлоги», вы немедленно сообщите мне или Борису.
        И он протянул мне визитную карточку, тяжелый темный прямоугольник с золотыми буквами причудливой вязью.
        - Борис говорил, что у вас должен был сохраниться его номер телефона, но я на всякий случай его продублировал. Обещаю отблагодарить вас за эту услугу в достаточном размере, чтобы вы никогда не переживали о правильности своего выбора.
        Я взял предложенную визитку и задумчиво покрутил в руках.
        - Да мне особо ничего и не надо, - ответил я, опасаясь давать прямое согласие. - Тем более, я всего лишь маленький наемный рабочий. Может случиться так, что о падении империи, если оно случится, конечно, я узнаю в последнюю очередь. Помогите мне в игре, сейчас для меня это самое важное. А деньги… Вы правы, я очень тяжело продаюсь…
        - Мне стоит расценивать ваш ответ как отказ? - голос фон Дорфа похолодел.
        - Не так, - отрицательно помотал я головой. - Я просто пока не знаю, что вам ответить. Но я услышал вашу просьбу и обещаю об этом не забыть. А что будет дальше - покажет время.
        Фон Дорф хмыкнул и внимательно осмотрел меня снизу вверх, задержав глаза лишь на моем лице.
        - Такое ощущение, Максим Александрович, что вы ждете от меня какого-то подвоха? - голос моего собеседника опять стал мягким и вкрадчивым.
        - Врать не буду - жду! - твердо ответил я, поймав взгляд своего собеседника.
        - И чем же я мог вызвать такое недоверие с вашей стороны? - с улыбкой поинтересовался Данила Сергеевич.
        - Сложный вопрос, - медленно произнес я после небольшой заминки. - В первую очередь, наверное, все произошло как-то внезапно и неожиданно. Наша встреча здесь, наша встреча в игре, Аркадьев, опознавший меня по манере общаться, наше сотрудничество. Да и на штурм вы согласились как-то уж очень быстро. Вот я и переживаю, нет ли здесь какого-то подвоха или интереса, который я не понимаю.
        - Ах вот вы о чем, - рассмеялся мой собеседник. - Максим, позвольте заметить, что вы слишком серьезно относитесь к нашей общей игре. Виртуальная реальность дает мне возможность не только почувствовать себя молодым и полным сил мужчиной, она позволяет не так сильно переживать за последствия совершенных мной действий. Ну да, согласился я на штурм этого города. Да, поторговался с вами за гешефт для моего клана. Но по большому счету - это все ненастоящее! Проиграем мы в битве, выиграем - все равно никто не умрет. Так чего ж переживать?
        - Ну как… - замялся я. - Все-таки на кону стоят приличные деньги и их потеря.
        - Максим Александрович, - перебил меня фон Дорф. - Деньги - это бумажки. Их всегда можно заработать, вопрос только в желании и правильности приложения усилий. А вот здоровье, любовь, яркие эмоции - их нельзя купить ни за бумажные деньги, ни за золотые монеты. Самое главное, что я получаю от «Берлоги» - это эмоции. Интерес, страсть, желание жить и бороться.
        - А зачем тогда наша встреча и ваша просьба об услуге? - растерялся я, сбитый с толку такой внезапной сменой вектора нашего разговора.
        - Ну так я же не школьник, чтобы совсем забыть о делах и погрузиться в виртуальность, - рассмеялся мой собеседник. - Если есть возможность избежать потерь или хотя бы минимизировать их, то этим безусловно надо пользоваться. От этого тоже можно получить много положительных эмоций. Еще раз повторю, Максим! Живите с эмоциями, и вы увидите, как очень скоро ваша жизнь станет еще лучше.
        Я механически кивал, стараясь, чтобы мое выражение лица не выдавало растерянности и сумбурности мыслей, а фон Дорф, как мне показалось, откровенно забавлялся нашим разговором.
        - Впрочем, - рассмеялся он, - как мне доложили, у вас и так все достаточно неплохо. Я попрошу водителя, чтобы он отвез вас, куда вы попросите. Спасибо за уделенное время, Максим, мне было очень приятно с вами пообщаться. До встречи в игре. Но я повторю, ни я, ни Борислав, афишировать наше знакомство там не будем.
        Я не нашел в себе сил отказаться от предложенного транспорта и всю дорогу до дома Даши анализировал разговор с бизнесменом. По всему выходило, что фон Дорф знает гораздо больше, чем он озвучил мне при нашем разговоре, но к таким вещам я привык еще на прежней работе. Короче, засада…
        Кнопка влет просекла мое задумчивое настроение, но не стала лезть с расспросами, а просто старалась развлечь меня какими-то шутками и рассказами про подруг. Мало-помалу я втянулся в беседу и опомнился только тогда, когда понял, что за окном уже почти рассвело.
        - Четвертый час утра, - с ужасом протянул я, посмотрев время на телефоне. - Даш, давай расходиться, у меня завтра куча дел в игре, которая работой называется.
        - А зачем расходиться? - просто и без обиняков спросила девушка, облизывая ложку с мороженным. - Я живу одна, нам давно не пятнадцать, ночуй у меня. Так уж и быть, постелю тебе на коврике в прихожей.
        - И кофе с утра сделаешь? - предложение было неожиданным, но очень приятным.
        - Посмотрим, - она отодвинула от себя пустую вазочку. - Как себя вести будешь.
        Вел я себя хорошо, поэтому мы проспали и завтрак, и кофе, но сидя в такси как-то не сильно переживали по этому поводу.
        - Надеюсь сегодня ты будешь внимательным к медицинскому персоналу, - прошептала она, целуя меня в лифте перед выходом на своем этаже. - И мне не придется клизмой напоминать тебе о своем существовании.
        - Обещаю! - торжественно поклялся я и поехал дальше.
        
        ***
        
        Мы стояли на опушке леса, внимательно разглядывая частокол, опоясывающий город Бранимира.
        - Мне кажется или за последние дни форт сильно изменился? - недоуменно спросил Светоч, не обращаясь ни к кому конкретно. - Форт клана Сокол, если я правильно помню.
        - А что, здесь раньше бывал кто-то еще, кроме тебя с Эриданом? - не отрывая взгляда от огромного рва, как по мановению волшебной палочки, возникшему вокруг города, спросил Даниил. - Хотя да, мне наше предприятие изначально казалось более простым. Теперь же, глядя на эти стены, я начинаю верить в то, что там действительно может быть куча золота.
        Я молчал, пораженный произошедшими изменениями. Судя по всему, какие-то постройки в игре можно было просто напросто покупать. Никак иначе объяснить факт такого скорого возникновения высоких, не меньше двух человеческих ростов, стен из толстых бревен я не мог. Кроме того, оказалось, что ворота форта с Большой землей соединены мостом, который к моменту нашего появления на опушке был уже поднят. Над воротами была оборудована башня с бойницами, через которые можно было если не метать копья, то как минимум достаточно комфортно стрелять из луков. До рва с водой было не меньше двухсот шагов, но даже отсюда укрепления производили впечатления.
        Где-то в центре форта гордо реял стяг - большое белое полотнище с изображением птицы, судя по всему сокола, раз уж клан Бранимира носит такое название.
        Я вспомнил слова Володи и компьютерщика Димы, перебивавших друг друга, но, по сути, говоривших об одном и том же: «Надо дойти до главного здания города».
        - Это даже не здание может быть, - горячился Дима. - Сарай, алтарь, да вообще, что угодно. Но это отправная точка, с которой началось строительство. И вот когда ты окажешься там, то мы сможем отследить сигнал и отсечь все лишние потоки, маскирующие истинный адрес левого сервера.
        - Короче, - подытоживал Володя, видя мое недоуменное лицо. - Дойди до центра или найди Бранимира. Больше тебе, как гуманитарию, знать и понимать необязательно.
        Дошли мы, кстати, достаточно быстро. Я предполагал, что нам предстоит идти, как минимум, день, но оказалось, что от места ночлега нам осталось пройтись через лес буквально три часа.
        - У кого какие идеи? - спросил Даниил, закончив обозревать город. К моему удивлению, сегодня он был без топора. Нет, не то, чтобы этот широкоплечий воин стоял совсем безоружным, но кинжал на поясе для такого громилы - это несерьезно. Причем, насколько я понял, демонстрация была именно вчера, а не сегодня. Лидер ушкуйников был настолько уверен в своих силах, что не считал нужным, находясь среди своих, вооружаться.
        Впрочем, это же относилось и к одежде. Никакой вычурной или излишне блестящей брони, все те же кожаные доспехи, удобные и функциональные.
        Как-то незаметно Даниил стал лидером нашего сводного отряда, и даже Баба Яга не спорила с ним, когда он в достаточно ультимативной форме указал ей, где стоит оставить избушку, чтобы не светить ее до поры перед нашими противниками.
        - Я могу попробовать призвать деревья и попросить их разрушить стены, - высказался Чуй, казавшийся на фоне крупных воинов совсем ребенком.
        - Это потом, - поморщился Даниил. - Никогда не стоит начинать партию с козырей, поэтому и твои, и Эридановские магические штучки прибережем на потом. Первая атака будет выполнять, скорее всего, функцию разведки, поэтому предлагаю начать ее силами моих воинов.
        - Ну тогда тебе и командовать, - пожала плечами кикимора, покачивая в руках Веретено Судьбы. - Но такие укрепления просто так не берутся, здесь таран нужен для ворот, а до них еще добраться как-то придется. Плоты нужны, ров-то широкий, шагов пятьдесят будет точно.
        - Борислав, - отдал команду Даниил. - Отправь третью сотню, пусть рубят деревья и тащат их сюда, четвертая сотня будет вязать плоты.
        Первую и вторую сотни наш лидер сразу же отправил в обход города, опасаясь, что где-то может быть черный выход, через который обитатели форта ускользнут сами и унесут обещанное ушкуйникам золото.
        - Тогда уж и лестницы сразу, - подсказал Даниилу Борислав. - На стены взбираться придется.
        - И лестницы, - согласился с ним лидер ушкуйников. - И какое-нибудь особо крупное дерево для тарана.
        - Жаль укрепить его нечем, - сказал еще один заместитель Даниила, отвечавший, как я понял, за снабжение ушкуйников. - С железом напряженка сейчас, поэтому только заострим топорами, да веревками обвяжем.
        - Ну, как есть, - пожал плечами Даниил и работа закипела. Нас к ней особо не привлекали, поэтому следующие пару часов мы разглядывали форт и наблюдали за тем, как споро и организованно на опушке леса возникают свежесвязанные плоты и лестницы.
        К моему удивлению, в городе Бранимира не наблюдалось никакой паники или наоборот приготовлений к обороне. Такое ощущение, что нас никто не видит или демонстративно не обращает внимания на наши приготовления.
        Наконец, все вроде бы было готово.
        - Первый штурм удачным наверняка не будет, - поделился своими размышлениями со мной Даниил. - Но мы посмотрим, что здесь и как, а завтра уже раскатаем город по брёвнышку.
        Я промолчал, потому что плохо представлял себе, как вообще он собирается это делать. Высокий частокол и широкий ров с водой, в моем представлении, делали город полностью неприступным. Но раз Даниил говорит так уверенно, значит, у нас действительно есть шанс.
        - Вперё-ё-ёд! - заорал лидер ушкуйников и первый штурм города начался.
        Прикрываясь плотами, как щитами, штурмовые отряды споро добежали до берега рва. Там плавучие средства сбросили в воду, а носильщики были немедленно прикрыты щитами своих товарищей.
        - Тимур! - подозвал к себе кого-то из воинов Даниил. - Бери свой отряд и попытайтесь доплыть до моста. Сделайте все, чтобы он опустился и обеспечил нам доступ к воротам.
        Тимур коротко кивнул и, зычно крикнув стоявшим неподалеку воинам, побежал в сторону города.
        Среди ушкуйников появились первые потери. Стрелы защитников города сыпались рекой, и то одна, то другая все-таки находила брешь среди плотно сомкнутых щитов. Попытки стрелять в ответ видимого результата не приносили. Кроме того, оказалось, что бревна в заборе пропитаны чем-то, оберегающим от огня, потому что подожжённые стрелы быстро гасли, не сумев даже опалить те части стены, в которые воткнулись.
        Первые плоты ушкуйников оттолкнулись от берега и началась опасная переправа под нескончаемым обстрелом защитников замка. Внезапно стрельба из форта прекратилась, а поверхность воды во рву забурлила, как будто кто-то включил гигантский кипятильник.
        - Что происходит? - закричал пораженный Борислав, но до нас донеслись только нескончаемые крики ужаса.

        Глава 17
        - Что происходит? - надрывался Даниил, с недоумением глядя на ушкуйников, беспорядочно бегущих от города в разные стороны. С учетом того, что все эти ребята были представлены мне как одни из лучших воинов нашего виртуального мира, наблюдаемое мной зрелище было, мягко говоря, ужасающим.
        Причем эти здоровые мужики не просто бежали, а в процессе как-то странно подпрыгивали, били себя по ногам, животу и груди, что-то с себя стряхивая или, наоборот, с остервенением топтали что-то уже сброшенное на землю. То один, то другой все-таки сбежать не успевали, и мы наблюдали, как они падали на землю, а затем начинали корчиться в судорогах, и, видимо, все-таки погибнув, исчезали.
        - Может, у Бранимира нашлись сильные колдуны? - спросил Борислав, желая выдвинуть хоть какое-то объяснение происходящего, но лидер ушкуйников лишь отмахнулся от него. Впрочем, и так было понятно, что гадать бесполезно, а спрашивать надо у тех, кто все-таки выживет и сумеет добежать до своих, чтобы поведать товарищам, с чем же таким страшным и ужасным им пришлось столкнуться.
        Тем временем, на стенах города раздались радостные крики и улюлюканье. Защитники города громко отмечали свой успех, отпуская в наш адрес какие-то шуточки. Расстояние до города было велико, поэтому разобрать точно, что же эти «добрые» люди кричат, было очень сложно, но я ни секунды не сомневался, что приятные слова в наш адрес вряд ли произносятся.
        Тяжело дыша, к нам подошли двое, сумевших добраться живыми до места нашего лагеря.
        - Петр! - голос лидера ушкуйников звенел сталью и не выражал ни капли сочувствия. - Я хочу знать, почему ушкуйники позволили себе бежать! В какой момент лучшие воины континента стали трусами?!
        С одежды прибывших капала вода, дыхание все еще оставалось прерывистым, но они даже не пытались сказать хотя бы слово в свое оправдание.
        - Я жду!! - Даниил давил морально и физически, и было понятно, что практически любой ответ может вызвать неконтролируемую вспышку ярости. Все-таки фон-Дорф был довольно самолюбивым человеком, он не привык к поражениям, и было абсолютно неважно, проиграл он в какой-то бизнес-схеме или сражении в виртуальной онлайн-игре.
        - Змеи, - наконец выдавил из себя один из воинов, и Даниил, развернувшись всем телом к нему, спросил с удивлением, но уже абсолютно нормальным голосом:
        - Какие змеи?
        Где-то за моей спиной взвизгнули русалки, а кикимора строгим тоном велела Василисе с Митрофаном: «проваливать с глаз долой и сидеть в избушке, пока не позовут». Я подумал и решил, что девчонок надо тоже отправить подальше от места битвы. Не хватало мне еще за них переживать в пылу всех этих заморочек. А ну как сейчас Бранимир решит вылазку организовать?
        - Откуда там могли взяться змеи? - повторил свой вопрос Даниил. - Вы точно ничего не перепутали?
        - Командир, - вступил в разговор второй витязь. - Ров кишит змеями. Их сотни, а может быть даже, тысячи. Стоило плотам только начать движение, они начали выпрыгивать прямо из воды и жалить нас. Много, очень много ползучих гадов самых разных цветов и размеров. Они цеплялись за сапоги, за одежду и жалили людей до тех пор, пока те не умирали.
        Даниил помолчал, буравя своих бойцов немигающим взглядом, а потом жестом отпустил их. Он повернулся ко мне и медленно спросил:
        - Ты знал об этом?
        - Нет, - честно признался я, чувствуя себя тоже не совсем комфортно под прицелом его глаз, но, спохватившись, тут же добавил:
        - Я не знал, что здесь будет ров и не догадывался, что в нем могут быть змеи. Но мне кажется, что я могу объяснить, откуда они вообще взялись.
        В этот момент к Даниилу подошел Борислав и что-то прошептал на ухо.
        - Сколько? - воскликнул лидер ушкуйников, а затем пояснил нам, едва сдерживая кипевшие в нем эмоции. - Мы потеряли пятьдесят два человека. Понятно, что они воскреснут, но как быстро доберутся до нас - не известно.
        Он снова уставился на меня.
        - Ну давай, Эридан, - зло процедил он. - Рассказывай, какие еще сюрпризы могут поджидать нас в этом городе?
        - Уважаемый, а, может быть, вы будете вести себя чуть-чуть повежливее? - внезапно вмешалась в разговор кикимора. - Что вы на нас, как на врагов, смотрите? Я уверена, что Эридан рассказал вам все, что знал сам, и змеи для него сюрприз не меньший, чем для вас.
        Лидер ушкуйников молча посмотрел на кикимору, а потом снова перевел взгляд на меня:
        - Рассказывай!
        - Подожди, Эридан, - мягким, вкрадчивым, но от этого еще более пугающим голосом сказала Баба Яга. - Мне кажется, что нас тут внезапно начали считать слугами, и это совсем не то партнерство, о котором мы договаривались.
        - Слушай, - фон Дорф упорно продолжал игнорировать кикимору и Бабу Ягу. - Может быть, как-то без неписей пообщаемся?
        - Как он нас назвал? - на тон выше спросила Яга у Куки.
        - Подождите! - между нами встал Борислав. - Вы тут все что, с ума посходили? Давайте еще сами друг друга поубиваем, вот над нами потешаться будут. Даниил перегнул палку, он немного расстроен, мы сейчас все уладим и скоро вернемся.
        И помощник фон Дорфа буквально потащил своего шефа от нас подальше, а я повернулся к своим виртуальным родственницам.
        - Вы что, красавицы? Белены или каких других травок из своих запасов объелись? Вы чего это посреди поля решили в позу встать?
        - Эридан, надо иметь самоуважение, - начало было кикимора, но я тут же достаточно резко перебил ее:
        - Надо иметь мозги! Мы зачем сюда пришли? Уважением меряться? У нас есть цель и надо ее достигнуть! И поэтому, если для решения этой задачи мне придется немного потерпеть или даже переступить через себя, я это сделаю!
        Баба Яга поджала губы, явно не до конца согласная с моей логикой, а кикимора просто отвернулась и смотрела куда-то в сторону.
        - Вы видите, что творится? Или ослепли? Что вы молчите? Чуй! Ну, хотя бы ты им объясни!
        Я в сердцах сплюнул и пнул ни в чем неповинный ствол стоявшего рядом дерева. Тут же охнул от боли и, отмахнувшись от кинувшейся ко мне Бажены, пошел куда-то вглубь леса. Выйдя на вытоптанную нашим отрядом полянку, я, прихрамывая, доковылял до избушки Бабы Яги и сел, привалившись спиной к одной из ног-опор домика.
        Увидевшая мое состояние Василиса, испуганно квакнула и юркнула в дом, решив, видимо, что не стоит ей сейчас попадаться мне под горячую руку.
        А я и вправду был зол, причем на всех сразу. И на Даниила, так не вовремя включившего режим большого начальника, и на Куку с Ягой, решивших внезапно встать на защиту моих чести и достоинства, и на эту игру, подкидывающую мне все новые и новые сюрпризы. Вот как скажите, я должен был захватить этот город, превратившийся за считанные дни во вполне себе приличную крепость?
        Прийти к воротам, постучаться и сделать вид, что я случайно проходил мимо? Или орать, как странствующий рыцарь? «Выходи, подлый Бранимир! Отведай силушки богатырской!»
        Еще и змеи эти! С чего вдруг они решили выступить на стороне защитников города?
        Дело принимало откровенно паршивый оборот. Как мой мучитель на них наткнулся, я еще могу предположить. Не дождался моей мертвой тушки на поверхности воды, взял, да и прыгнул вниз. И провалился в царство детей Змея-Горыныча, а затем еще и наплел что-то его обитателям. Наверное, нашел общие темы для разговора с этим… Как у них самого главного звали? Имя еще такое дурацкое… А, вспомнил! Кри-и-ишс!
        На меня нахлынули образы совсем недавних приключений. Заточение в сарае, а потом не самая приятная прогулка по змеиному логову. От омерзения меня аж передернуло, поэтому я не сразу понял, что уже не один здесь.
        - Я хотел бы извиниться, - Даниил грузно опустился рядом со мной на землю. Он смотрел куда-то мимо меня, а его волевое лицо было мрачным. - Признаться честно, такого позора я давно не испытывал. Я столько времени собирал свой клан, считал их самыми лучшими воинами в игре, а на деле… Мне стало обидно и стыдно, вот я и сорвался. Прости меня, я правда переборщил со своими генеральскими замашками.
        - Бывает, - протянул я, наблюдая, как топчется в нескольких шагах от нас Борислав. - А вот девчонок ты зря игнорируешь. В этой игре не бывает тупых неписей, созданных ради одной фразы или функции. Не знаю, кто так постарался, но отличить компьютерных персонажей от живых игроков иногда бывает ой как непросто.
        - Не могу к этому привыкнуть, - пожаловался Даниил. - В моем детстве такого не было.
        - Хорошее детство, - усмехнулся я. - В моем таких игрушек не было совсем.
        - Я имел в виду многопользовательские игры на приставке, - пояснил лидер ушкуйников. - Игр с полным погружением и тогда не существовало.
        - Ты сильно удивишься, но приставки у меня тоже никогда не было, - я по-прежнему не поворачивал голову в сторону Даниила, но был уверен, что его лицо сейчас выглядит удивленным. - Вернее была самая примитивная, я на ней в тетрис и Марио играл. А чего-то посерьёзнее мне не досталось, видимо, мои родители боялись, что игры на меня как-то плохо повлияют.
        - Как же тогда ты здесь оказался? - голос моего собеседника свидетельствовал, что я не сильно ошибся. - Еще и в образе Водяного. Компенсация детских хотелок?
        - Да нет, - пожал я плечами. - Работа была нужна. А когда сильно припрёт, то и согласиться можно очень на многое. Тем более, здесь интересно. Вон в какой переплет попал. Да и вообще, эти неписи стали мне роднее многих живых людей. С ними проще, они не ищут никакой выгоды от общения с тобой, не планируют предавать за тридцать серебренников. В реальной жизни такие отношения давно превратились в утопию.
        - Прошу прощения, что вторгаюсь в вашу милую беседу, - Борислав подошел ближе. - Но может быть мы все-таки решим, что делать дальше? Надо перекидывать какие-то мостки через ров или пытаться нейтрализовать змей, но никаких явных возможностей взять форт пока не наблюдается.
        - Что скажешь? - спросил у меня Даниил, выслушав помощника. - Идеи есть? У меня, если честно, пока ни одной. Я с таким подвохом еще не сталкивался, ни в этой игре, ни в реальной жизни. Я вообще змей боюсь до чертиков, они такие скользкие, склизкие… Б-р-р!
        - Вы будете смеяться, - я улыбнулся и посмотрел на Даниила. - Идея есть, но для ее реализации вам двоим придется очень сильно постараться. Впрочем, как и мне вместе с вами.
        - Так! И что нужно делать? - моментально перетек лидер ушкуйников в боевой режим. - У тебя есть план?
        - Ну не то чтобы план, - поднял я вверх руки. - Но вероятность того, что змей мы выведем из игры, существует. Но для того, чтобы узнать это, нам сначала придется извиниться перед кикиморой и Бабой Ягой. Потому что без их помощи все остальное бессмысленно.
        И я вкратце обрисовал им свою идею. Надо сказать, что повторить ее мне пришлось дважды, но в конечном итоге мы достигли единого понимания и двинулись обратно к опушке леса.
        - Кука, Баба Яга, - склонил голову Даниил. - Простите мне мою заносчивость и спесивость, во мне говорили гнев и обида. Я признаю…
        И лидер ушкуйников начал плести словесные кружева охмурения двух насупившихся теток. Борислав вклинился в его монолог где-то на второй минуте, и они пели уже на два голоса, да так сладко, что я сам заслушался. Чувствуется, что этот тандем уже очень давно работает в команде, и друг друга эти акулы бизнеса понимают с полуслова.
        Выдержки моим родственницам хватило буквально минут на пять, а затем Баба Яга улыбнулась, посмотрела на меня и сказала:
        - До чего ж сладко поют! Так бы и слушала век этих мужиков сладкоголосых…
        - Не говори, Яга, - поддержала ее кикимора. - Видать чего-то надо им от нас, просто так от них слова доброго никогда не услышишь.
        - Обидны слова ваши, барышни, - удвоил усилия Даниил, покрасневший от нехватки дыхания. Смотрелось со стороны это, конечно, забавно. Казалось, что еще чуть-чуть и он серенады начнет распевать, а если на секундочку вернуться в реал и вспомнить, что двух бабулек охмуряет всего-навсего человек из первой сотни списка Форбс, то становилось совсем весело. - Сердце сжимается от мысли, что могу погибнуть от руки ворога окаянного, не покаявшись за обиду по недомыслию нанесенную.
        - Во чешет! - восхитилась кикимора. - Ладно, ладно, простили мы тебя. Говори, что нужно, а то мы так никогда эту крепость не возьмем.
        - Яйцо разбить, - брякнул Борислав и тут же осекся, осознав, что совершил большую ошибку. Глаза кикиморы застекленели, а с лица Бабы Яги стерло улыбку.
        - Нет! - коротко бросила кикимора и отвернулась, покрепче ухватившись за свою колотушку.
        Даниил метнул на помощника такой взгляд, что тот аж отшатнулся.
        - Послушайте, Борислав немного некорректно выразился, - начал было оправдываться лидер ушкуйников, аккуратно подыскивая слова, как будто искал место, где можно поставить ногу на минном поле. - Не то чтобы мы хотели просто так разбить яйцо…
        - А можно сделать это как-то по-особенному? - перебила его Баба Яга. Ее лицо тоже не отличалось радушием, и я поневоле подумал, что наша затея с треском провалилась.
        - Но позвольте, - в отличие от меня Даниил не собирался сдаваться так легко, - вы же можете нас хотя бы выслушать.
        - А зачем? - ответила за насупившуюся кикимору бабуля. - Сказано «нет!» и точка!
        Я вздохнул и, переступив с ноги на ногу, вдруг почувствовал под ногой что-то мягкое.
        - Хозяин! - взвизгнул знакомый голос, и, опустив голову, я увидел сладкую парочку, прятавшуюся за моими ногами, непонятно только от кого.
        - Митрофан! Василиса! - ругнулся я. - Я вам где сказал сидеть?
        - Мы и сидели, - ничуть не смутилась лягушка. - Но когда вы начали наших бабушек обижать, пришли им на помощь!
        - Мы никого не обижаем, - я старался не заводиться, но эмоции начинали потихоньку во мне бурлить. - А пытаемся уговорить Куку помочь нам, но она нас даже слушать не хочет.
        Кикимора вздохнула, но не произнесла ни слова. Хорошо хоть уйти не пытается, а то пришлось бы бегать за ней по всему лесу.
        - Ку-ука-а, - жалобно протянула вдруг Василиса. - Ну, ты же знаешь Эридана, он всегда желает нам только добра. Может быть, все-таки стоит его послушать…
        - Не стоит, - сварливо ответила за кикимору Баба Яга.
        Но в позе нашей ворчуньи что-то неумолимо изменилось, и я решил, что это действительно удачный момент для решительных уговоров.
        - Кука, пойми правильно, - кикимора по-прежнему не желала ни на кого смотреть, поэтому я постарался вложить в свой голос максимум чувственности и проникновенности. - Если змеи выступили на стороне Бранимира, то это значит, что он каким-то образом сумел договориться с ними. И речь может идти не об одном детеныше Змея Горыныча, а том, что наш враг поможет родиться десяткам, а то и сотням чудовищ.
        - И ты хочешь добавить к этим сотням еще одного? - кикимора резко развернулась ко мне, и я едва подавил в себе желание отшатнуться, настолько злым сейчас выглядело ее лицо.
        - Нет, - я смотрел ей прямо в глаза, стараясь выглядеть спокойным и уверенным в своей правоте. - Я хочу сделать так, чтобы этот детеныш был единственным. Мы разобьем яйцо и предъявим ребенка змеям, чтобы они перешли на нашу сторону. А после этого как-нибудь убедим их в том, что у Змея Горыныча не могло быть много детей.
        - Не знаю, - плечи кикиморы опустились вниз, и она опять уставилась в землю. - Я слишком хорошо помню весь ужас того времени, чтобы давать ему шанс появиться на земле еще раз.
        - Кука, но ведь родители не те, кто родили, а те, кто воспитали, - между моих ног пролезла Василиса и снизу вверх уставилась на кикимору. - Я могу стать ему хорошей матерью и обещаю учить только добру.
        - Ты? - у меня вырвался нервный смешок. Василиса - мать драконов! Я представил себе взрослого Горыныча, прыгающего на задних лапах за лягушкой, и потряс головой, отгоняя это видение.
        - Мне кажется, уважаемая Кука, - вкрадчиво вступил в разговор Даниил, - что Эридан прав. Вы переживаете за то, чтобы в наш мир не вернулось зло, но не хотите взять ситуацию под свой контроль. В конце концов, может быть больше одного дитеныша просто не может родиться в нашем мире. Согласитесь, будет крайне горько осознавать, что мы могли исправить ситуацию, но побоялись сделать это.
        - Решайся! - голос Чуя был не очень громким, но все услышали его. - Сейчас или никогда. Либо ты поможешь Эридану, и мы воспитаем доброго дракона, либо в мир вернется весь тот ужас, которого ты так боишься.
        - Хорошо, - сдалась, наконец, кикимора. - Эридан, давай яйцо. Я разобью его!
        - Серьезно? - в первый миг я даже не поверил, но системное сообщение показывало, что у меня действительно все получилось.
        
        Обновление задания «Самое дорогое!». Прогресс: 2 из 3 этапов.
        Поздравляем, Вы умеете уговаривать женщин. Жаль только, что такой талант тратится на пробуждение темных сил. Вам осталось разбить яйцо и вернуть в мир «Берлоги» одного из рода Горынычей.
        Награда - 100 берков.
        Примечание. Последствия… Всегда надо думать о последствиях…
        
        Плевать на последствия, мне в город попасть надо!
        - Давай быстрее, пока я не передумала, - в голосе кикиморы слышалась злость, и я не мог понять, то ли она злится на нашу настойчивость, то ли на свою слабость. Достав дрожащими руками из инвентаря яйцо, мне оставалось только наблюдать, как кикимора замахивается Веретеном Судьбы, что-то шепчет и …
        На самом деле, все оказалось каким-то будничным. Звук удара камня о камень, негромкий треск и всё. Я даже подумал, что ничего не получилось, но в этот момент скорлупа развалилась на несколько частей, и мы увидели маленькое розовое существо. Не знаю, что там насчет ужаса, но сейчас этот потомок больше всего напоминал ощипанную курицу или даже цыпленка. Маленькое тельце, худая шейка, несформировавшиеся крылья…
        
        Поздравляем! Вы выполнили задание «Самое дорогое»! Для получения награды обратитесь к предводителю народа Цмок Кришсу. Помните…
        
        Я отмахнулся от системных сообщений. С ними и потом разобраться можно.
        
        Поздравляем! Ваш игровой ранг - второй!
        Поздравляем! Ваш игровой ранг - третий!
        
        От этих сообщений я отмахнулся тоже.
        Мы все стояли молча, разглядывая новорожденного и не зная как правильно реагировать на детеныша, но ситуацию по обыкновению спасла Василиса.
        - Какой масенька, - прыгнула она к недорослю. - Ути-пути!
        Малыш попытался расправить крылья, потом кашлянул, срыгнул и выпустил прямо в мордочку лягушке струйку огня. Ну такую, махонькую, ей, наверное, даже сигарету прикурить проблематично. Кикимора вскинула Веретено, а Баба Яга шагнула к лягушке, но Василису произошедшее совсем не смутило.
        - Маленький ты мой! - она обняла младенца и прижала к себе. - Холодно тебе? Кушать хочешь? А давайте назовем его Мася? Или Дракоша?
        - А давайте его утопим? - с отвращением предложила свою версию будущего кикимора, но ее обнял Даниил и начал нашептывать какие-то слова благодарности.
        Смотри ж ты! Некоторые игроки и стоять бы рядом с Кукой поопасались бы, а этот хоть бы хны! Или это принцип всех успешных бизнесменов? Дело превыше всего!
        - Да называй, как хочешь, - махнула рукой Баба Яга. - Нам то что до этого?
        - Эридан, - подошел ко мне Чуй. - Не стоит тянуть время. Идите к змеям и просите помочь нам, пока не стало слишком поздно.
        - Только надо Масю покормить чем-нибудь, - подала голос Василиса, но это уже были не мои проблемы.
        Я согласно кивнул шишке и принялся энергично раздавать указания. Даниил даже немного опешил, как быстро и ненавязчиво я отодвинул его в сторону, но сейчас было явно не до семейных разборок.
        Он даже почти не спорил, когда я сказал, что он должен будет остаться с ушкуйниками и изображать продолжающий штурм форта. Чуй решил остаться с Даниилом, а я не стал спорить, решив, что время поговорить у нас еще найдется. Сейчас главное попасть в город, а все остальное будет потом.
        Баба Яга принесла какой-то отвар для Дракоши, Бажена из водорослей соорудила ложе для младенца, а Митрофан упорно пытался сориентироваться на местности и вспомнить, в каком именно месте мы с ним повстречались…
        В путь!
        
        Вход в русло подземной реки найти оказалось не очень сложно, хотя не будь я точно уверен, что он есть, мы могли десять раз пройти мимо и не заметить. Однако как только мы приблизились к темному провалу, навстречу нам метнулось несколько гибких темных тел.
        - Тихо! - поднял я руки в примирительном жесте, забывая, что передо мной абсолютно слепые змеи и они попросту не видят моих движений. - Мы пришли с миром и мне срочно нужен Кришс.
        Змеиные головы раскачивались буквально в метре от меня, как будто прикидывая слушать меня или напасть. Ощущения, честно говоря, были не очень приятные, но я мужественно терпел, надеясь, что в этих гадов не заложена немедленная агрессия.
        - Ж-ж-ждиии, - я так и не понял, кто именно прошипел мне эту команду, но сразу две змеи стремительно сорвались с места и исчезли в черном провале. Ждать оказалось долго.
        Я успел и постоять, вглядываясь в черноту провала, потом посидеть, а после и вовсе полежать, любуясь облаками. Русалки стойко терпели, сидя возле меня и шушукаясь о чем-то своем, девичьем. Митрофан нетерпеливо скакал кругами по окрестностям, а Василиса спорила с кикиморой и Бабой Ягой, много или мало поел Мася.
        - Ты-ы-ышс приш-ш-шёл! - в шипении предводителей змей смешалось удивление и раздражение одновременно. - Мы зна-а-а-ем, кто ты и знаем, ш-што ты хочеш-ш-шь обману-у-уть нас! Ты ищеш-ш-шь смерти?
        По всей видимости, Кришс ожидал, что от его слов мы бросимся врассыпную, но отсутствие глаз помешало ему увидеть мою решимость довести начатое до конца.
        - Как ты смеешь, червяк! - обрушился я на змея, решив попозже выяснить, кто и что наговорил обо мне этому шипящему чудовищу. Сейчас это было не главное. - Я Эридан, повелитель воды! Я дал слово, и я сдержал его! Склонись же перед потомком Великого!
        Повинуясь взмаху моей руки, кикимора с Бабой Ягой расступились и вперед выступили две русалки, несущие сплетенную из водорослей подушечку. Мася уже успел съесть весь тот отвар, который подсунула ему Яга, и сейчас мирно спал, спрятав голову под крыло. Рядом с ним на подушечке сидела Василиса и что-то заботливо шептала, непрерывно гладя дракошу по еще прозрачному крылу.
        - Склоните головы, - возвестил я, размахивая руками, словно мельница. - И узрите явление того, чье пробуждение мы все ждали так долго.
        Вообще-то говорить слепым тварям, чтобы они увидели, было как-то неэтично, но я решил не заморачиваться о таких частностях. Время шло, а нам предстоял еще очень долгий путь. Краем глаза я заметил, как скривилась при этих словах кикимора, но Баба Яга ткнула товарку в бок острым локтем и недовольное выражение с лица той немедленно исчезло.
        - Он все-таки приш-ш-шел, - тело Кришса напряглось как струна. Он скользнул мимо меня и приблизил свою голову к спящему детенышу. Острый язык замелькал с космической скоростью, а потом он задрожал всем телом и расслабился. - Долг наш-ш-шего народа исполнен! Мы дож-ж-ждались!
        - Только не надо думать, что теперь можно свернуться в колечко и расслабиться, - начал я ковать железо, пока момент был наиболее подходящим. - Люди в городе поклялись убить потомков Великого, и я поражен твоей глупости, раз ты решил помогать им.
        - Он приш-ш-шел и сказал, что это ты обманщ-щ-щик! - начал оправдываться Кришс. - Но теперь я виж-ж-жу, что ош-ш-шибался в тебе! Ты наш-ш-ш герой!
        - Тогда вы должны помочь мне наказать этого подлого обманщика! - я преодолел брезгливость и схватил змею за голову. - Мне нужно захватить этот город! Ты слышишь меня, Кришс? Мне нужно в город!
        - Отс-сюда в город можно попас-с-сть только через колодцы! - разочарованно прошипел Кришс. - Но мы не сможем провес-с-сти тебя!
        - Почему? - не сразу понял я, но тут же догадался.
        - Ты толс-стый! - ухмыльнулся наглый змей. - Тяж-жело поднять. Иди откуда пришел! Мы накажем врага и откроем ворота!
        - Обманщик нужен мне живым, - поспешно сказал я змею, но эти нюансы, похоже, не очень волновали змея.
        - Мы поможем тебе, познавший воду, - прошипел Кришс. - Но дитя Хозяина пойдет с нами. Я должен показать своему народу, что долгие годы ожидания не прошли зря.
        Кикимора снова встрепенулась, бросая на меня умоляющий взгляд, а я замер, не зная, как правильно поступить в этой ситуации.
        Оставить Масю себе в качестве заложника? Это может стать причиной конфликта со змеями, который мне сейчас абсолютно не нужен. И так время слишком стремительно утекает сквозь пальцы, чтобы его тратить на ненужные споры. С другой стороны, если так просто разрешить змеям унести родившегося Масю, то кикимора решит, что я ее обманул. Причем возмущение Куки будет вполне законным, а значит, обидится и Баба Яга, они вдвоем очень близко сошлись за последние дни.
        Я судорожно размышлял, что делать, но внезапно из затруднительного положения меня выручила Бажена.
        - Ребенок еще слишком маленький и слабый, - как само собой разумеющееся сказала она Кришсу. - Поэтому мы поплывем с вами.
        - Мы с-с-справимся с-с-сами, - возмущенно прошипел змей, но тут прозвучал звонкий и дрожащий от напряжения голос Василисы:
        - Я вам его не отдам. Еще больно сделаете ненароком!
        Услышав слова лягушки, Мася поднял голову на тоненькой шейке и выпустил струю огня, причем уже гораздо более солидную, чем у него получилось при рождении. Увидев огонь, Кришс замер в благоговении и медленно кивнул:
        - Я согласен. Хозяин явил нам с-свою волю!
        Когда русалки и Мася с Василисой исчезли во тьме, я повернулся к кикиморе с Ягой и почти закричал:
        - Побежали! Нам надо успеть в город до того, как его разрушат!
        Мама дорогая! Я уже давно не вспоминал об этом, но сегодня вновь вспомнил свои проклятия в адрес садистов, облачивших меня в тело Водяного. Пузо, пускай и порядком уменьшившееся за время моих странствий, болталось из стороны в сторону, занося меня при поворотах, а легкие грозили выпрыгнуть из груди уже метров через пятьсот после начала забега. И все-таки я бежал, на каких-то морально-игровых и виртуально-волевых усилиях, очень надеясь, что в игре не предусмотрена смерть от перенапряжения.
        То, что я опоздал, стало понятно задолго до опушки. Множество ушкуйников не могли сидеть в полной тишине, поэтому определенный уровень шума они все-таки создавали. А сейчас звон железа и крики слышались где-то далеко. Выбежав из леса, я увидел, что ворота форта снесены, а внутри мечутся тени, плохо видимые из-за клубов черного дыма.
        Блин, да что ж там происходит-то?
        Спотыкаясь, падая и вставая, я добежал до города, перебежал ров по опущенному мосту и вошел внутрь.
        
        Вы находитесь на территории клана «Сокол». Желаете стать союзником клана?
        Предупреждение. Резиденция клана атакована, поэтому десять раз подумайте, желаете ли вы дружить с этими слабаками?
        
        Отмахнувшись от сообщения и в очередной раз подивившись забористости курева разработчиков, я отыскал взглядом полотнище кланового флага и побежал куда-то вглубь форта, стараясь как можно быстрее оказаться в точке так нужной Володе и Диме.
        Вокруг меня скользили длинные силуэты змей, пару раз я чуть ненароком не оказался зашиблен беснующимися ушкуйниками, но уже через пару минут я очутился возле большого дома, сложенного из бревен. Это было то самое здание, которое я наблюдал в свой прошлый визит и которое счел жилищем местного князька или кто там еще у них за главного.
        В центре площади перед зданием развлекалось десятка три ушкуйников. Они окружили какой-то столб, светившийся голубоватым светом, и, дожидаясь возрождения очередного защитника крепости, дружными усилиями отправляли его снова отдыхать. Я подивился про себя такому извращенному веселью, но решил, что это зрелище тоже не заслуживает моего особенного внимания.
        Меня интересовало только главное здание, и судя по постройкам вокруг, изначальным здесь могло быть только оно. А это значит, что и самое вкусное находится именно там. Я, например, очень рассчитывал найти Бранимира и от души потоптаться по его тушке.
        Тяжело отдуваясь, я взобрался по ступенькам и ввалился в дом. Здесь было многолюдно. Даниил, Борислав, еще парочка каких-то неизвестных мне воинов, но самое главное, здесь был Бранимир. Он висел на стене, притянутый телами по меньшей мере двух десятков змей, которые шипели не переставая и демонстрировали окружающим острые зубы.
        - Явился? - оскалился при виде меня Бранимир. Его губы были разбиты в кровь, а доспехи, прежде блестящие, оказались залеплены бурыми пятнами. - А я все гадал, когда ж ты появишься.
        - Ну вот и встретились, - улыбнулся я, плюхаясь на какую-то лавку. - Сейчас посижу немного и поговорим.
        - Где золото? - мрачно спросил у меня Даниил. - Этот придурок говорит, что ты надул нас.
        - С чего это вдруг? - удивился я. - Мы же вроде обо всем договорились.
        - Место здесь странное, - не отвел взгляда Даниил. - Этот чудик скалится, не переставая, а сокланы его, как зомби какие-то с психушки, постоянно возрождаются и опять лезут в драку. Их уже, наверное, каждого раз по десять убили, если не больше. А они все угомониться не могут. Коллективное помешательство, одним словом, поэтому я уже и не уверен, что в этом дурдоме что-то найдется.
        - Все может быть, - пожал я плечами. - Но думаю, что если поискать, то монеты найдутся.
        - Поищи, поищи, - расхохотался Бранимир. - А потом тебя рядом со мной повесят, чтобы не рассказывал сказки. Ребята, нет здесь золота, обманул он вас. Отпустите меня, и я покажу вам, где настоящие сокровища.
        - Врет он, - в комнату припрыгал Митрофан, а за ним пролез и Чуй, улыбавшийся мне довольной улыбкой. - Они все мешки в колодец поскидывали. Там их много.
        - Тварь зеленая! - взревел Бранимир, тем самым только подтверждая истинность слов Митрофана, задергался, но змеи лишь зашипели сильнее, и витязь остался висеть на стене, не в силах пошевелиться.
        - Вот видишь, Даниил, - я улыбнулся довольной улыбкой. - Золото есть, так что я тебя не обманул.
        Я перевел взгляд на Даниила, но внезапно понял, что силуэт врага расплывается в моих глазах. Нет, только не сейчас, это же нечестно!!!

        Глава 18

        «Ваше пребывание в игре «Берлога» принудительно завершено. Надеемся, что Вы скоро вернетесь!»
        
        - Володя, что за…?!?! - я выбирался из капсулы и матерился одновременно. - Я только-только собрался врезать по этой наглой морде.
        - Я видел, - спокойным голосом ответил Володя. - Но это сейчас не самое главное. Хочешь в игру - лезь обратно в капсулу. Но Рожков сказал, что ты буквально на коленях умолял его взять тебя с собой, когда мы поедем арестовывать Раскевича.
        - Еду, - моментально сориентировался я, направляясь в сторону душа. - Пять минут времени.
        - Ну и ладушки, - удовлетворенно констатировал мне в спину Володя. - Я пошел переодеваться, а ты спускайся на минус первый этаж, Рожков с людьми уже там, на парковке.
        Когда я вышел из лифта на подземную парковку, то без особого удивления увидел два темно-синих тонированных микроавтобуса, возле которых негромко переговаривались одетые в одинаковые черные комбинезоны высокие крепкие парни, облаченные в бронежилеты и вооруженные короткоствольными автоматами неизвестной мне конструкции. По крайней мере, во время моей службы в армии я таких не видел.
        А вот названия касок, которые они держали в руках, я знал - «Сфера». На себе не проверял, но говорят, что такие шлемы выдерживают даже попадание пистолетной пули, хотя, возможно, и преувеличивают.
        Одинаковая экипировка делала спецназовцев похожими друг на друга, как братьев, поэтому пытаться понять, кто у них главный, было бесполезно. Десять человек, сосчитал я. Очень интересное количество.
        Для одного старика профессора как-то многовато, но может быть наши начальники знают что-то еще? Вдруг там логово международных террористов или тайная база диверсантов иностранных спецслужб. Хм, тогда десять человек, наоборот, как-то маловато.
        Рожков в черном кожаном плаще до пят смотрелся солидно и комично одновременно. Нет, возможно на мне или на ком-то из парней такой наряд и производил был внушительное впечатление, но не особо высокий и узкоплечий безопасник выглядел как школьник, который решил поиграть в Бэтмена. Спасало Рожкова только осознание собственной значимости, энергия которой прямо-таки волнами расходилась вокруг и не позволяла начать совсем уж откровенно улыбаться от созерцания его наряда.
        - Добрый вечер, Александр Сергеевич, - произнес я, подходя ближе и закуривая сигарету. - Вы довольны? Скоро мы найдем этот злосчастный сервер, и ваша душа будет абсолютно спокойна.
        - Вы молодец, Максим, - покровительственно ответил Рожков. - Не сомневайтесь, ваши усилия будут оценены по достоинству. А еще вы правы, что скоро все закончится и уже ничего не будет угрожать безопасности «Берлоги».
        - Вы хотели сказать, зарабатыванию денег, - усмехнулся я. - Основная же проблема была как раз в том, что на этот сервер утекали ваши деньги.
        - На этом сервере ядро игры, - покачал головой безопасник. - А значит, в любой момент кто-то может нажать красную кнопку и превратить проект «Берлога» в пыль. А это не тот вариант развития событий, который нужен нашему государству. Кстати, деньги, как вы выразились, зарабатываются тоже не мной, а государством, это немного разные вещи.
        - Да я как бы не намекал ни на что, - мне оставалось только развести руками, но разговор уже расклеился. Рожков замолчал, сосредоточенно изучая полосы, обозначавшие места для парковок, а я рассеянно докурил сигарету и, засунув бычок в пачку, немедленно принялся за новую.
        К нам подошел один из бойцов, по всей видимости, являвшийся старшим в этой команде.
        - Товарищ подполковник, - обратился он к Рожкову. - Когда прикажете выдвигаться?
        - Уже совсем скоро, - махнул рукой безопасник. - Еще одного товарища дождемся и поедем.
        И, глянув куда-то за мое плечо, негромко выругался:
        - Блин, ну что за клоун!
        Я оглянулся. Из лифта выходил мой куратор. Володя смотрелся более, чем колоритно. Необъятные камуфляжные штаны вкупе с черной футболкой, поверх которой была надета огромная разгрузка. Если честно, сперва я подумал, что это бронежилет, но, когда «чижик» подошел ближе, я увидел огромное количество карманов, причем абсолютно разных по размеру, от очень маленького до достаточно большого, размещавшегося где-то в районе живота.
        - Ничего себе Рембо, - усмехнулся кто-то из спецназовцев, глядя на толстяка, который в этот момент проходил мимо них, но тут же об этом пожалел. Володя, легко улыбнувшись уголками губ, вдруг молниеносным движением схватил бойца за плечо и внешне легко согнул его вдвое.
        - Тихо! - рявкнул он на товарищей застонавшего бедолаги и наклонившись к уху покрасневшего спецназовца негромко сказал. - Послужи с моё, сынок! И тоже так ходить будешь!
        И добавил, обращаясь уже к Рожкову:
        - Этот с нами не едет. У него растяжение.
        Майор, командовавший прибывшими бойцами, хотел было что-то сказать, но Володя жестко перебил его:
        - Постройте своих ребят! Я хочу сказать им несколько слов!
        Командир недоуменно посмотрел на Рожкова, но тот только с досадой махнул рукой:
        - Выполняйте!
        Для того, чтобы прочитать всю степень неудовольствия в глазах спецназовцев, было совсем необязательно быть психологом. Достаточно было поймать пару неприязненных взглядов, которые бросали эти битые жизнью волки на толстяка, стоявшего перед ними в абсолютно расслабленной позе со скучающим выражением лица.
        Когда девять бойцов выстроились в неровную шеренгу, Володя стремительно перетек из состояния амебы в какого-то агрессивного хищника и рявкнул:
        - Злитесь на меня? Правильно, злитесь! Я знаю, что поступил неправильно и нарушил, как минимум, половину правил поведения перед боевой операцией. Но, судя по всему, вы считаете, что вам предстоит легкая прогулка! Так?!
        Строй угрюмо молчал.
        - Ваш товарищ увидел во мне беззащитную жертву, не оценив обстановку и даже не попытавшись спрогнозировать возможную опасность от неуклюжего человека, страдающего лишним весом. Да, я толстый, и осознаю это! Но помимо моего веса существуют и другие факторы. И вы, как профессионалы, должны быть всегда готовы к любым неожиданностям! Понятно? А он оказался не готов, за что и поплатился!
        Володя обвел шеренгу мрачным взглядом и с нажимом продолжил:
        - Так вот! Мы едем в гости не просто к старенькому профессору самой мирной профессии. Нас ждет человек, сумевший нае... Хм… обмануть практически половину планеты! И я не знаю, какие именно сюрпризы он мог нам приготовить! И никто не знает! Но вы должны сделать всё, чтобы мы вернулись оттуда живыми и здоровыми! Это понятно?!
        - Так точно! - ответил за всех командир группы.
        - Очень на это надеюсь, - буркнул Володя и повернулся к нам.
        - По машинам! - махнул Рожков спецназовцам, и дождавшись, когда бойцы пробегут к своему микроавтобусу, негромко спросил у Володи. - Ты думаешь, что все настолько серьезно?
        - Очень надеюсь, что нет, - так же тихо ответил «чижик». - Но мы с тобой узнаем об этом только тогда, когда все закончится.
        А я смотрел на Володю и пытался понять, зачем же он все-таки устроил это представление? Он не очень любит высовываться из тени, поэтому показная демонстрация силы и своего статуса должна была преследовать какую-то цель. Вот только какую?
        Он заранее расставляет акценты, чтобы показать спецназовцам, что имеет право отдавать приказы? Но так это же можно делать и через Рожкова. Что за комбинацию он задумал?
        Идя к автобусу, я поразмышлял об этом немного, а затем достал из кармана телефон и скинул короткое смс Аркадьеву, помощнику фон Дорфа: «Информация неточная, но для страховки скидывайте берки». А затем просто напросто выключил аппарат.
        В микроавтобусе мы оказались втроем - я, Рожков и Володя. Спецназовцы загрузились во вторую машину, а мы с комфортом расселись подальше друг от друга. Володя развалился сразу на двух сиденьях в передней части салона, вытянув ноги и с любопытством разглядывая внутренности автомобиля. Рожков уселся рядом с водителем, а я юркнул на задние ряды, не желая пока ни с кем разговаривать.
        Когда мы вывернули из внутренностей здания на улицу, то оказалось, что солнце уже село и на улицах сгустилась темнота. Время двигалось к полуночи, и я подозревал, что нормально поспать сегодня ночью мне не удастся.
        Ехали долго. Утомленный калейдоскопом событий в игре, я успел даже немного подремать, привалившись щекой к автобусному окошку. Сквозь сон мозг только успевал фиксировать знакомые места - ВДНХ, МКАД, Ярославское шоссе…
        В какой-то момент мы свернули с трассы и Рожков произнес сначала в салоне нашего микроавтобуса, а затем продублировал свою фразу в рацию:
        - До цели пять минут. Приготовиться!
        Выключив фары, машины аккуратно проползли лесопосадку, и мы выкатились на дорогу между аккуратных заборов, обозначавших границы садовых товариществ.
        - Мы точно правильно едем? - поинтересовался у Рожкова Володя. - Здесь телефон-то с перебоями ловит, а ему для стабильной линии широкополосный интернет со статическим айпишником нужен.
        - Все правильно, - не поворачивая головы, ответил ему безопасник. - Здесь часть ПВО, а затем РВСН стояла. Землю полигона нарезали на кусочки и раздали военнослужащим под дачи. От воинской части на поверхности планеты остались только проржавевшие ворота, а вот все коммуникации внизу сохранились. Поэтому, когда набралось достаточное количество желающих иметь на даче сеть, усилий потребовалось совсем немного. По нашим данным, человек двести на этих дачах вообще проживают круглогодично, поэтому и Раскевич не вызывает ни у кого подозрений. Стой!
        Мы остановились, и Рожков указал рукой на угловой участок, где за высоким забором виднелись окна второго этажа дома, выстроенного из кирпича.
        - Нам туда!
        Он опять поднес ко рту рацию и дал команду командиру спецназовцев подойти к нашей машине. Через пару минут широкоплечий парень уже стоял возле опущенного окошка пассажирской двери и слушал наставления безопасника.
        - Майор, вот эта улица, вот этот дом. Запускай дронов, разведка по периметру и так далее. Учить тебя жизни я не собираюсь! Ваша задача - нейтрализовать всех, кто находится на территории участка. В идеале, всех оставить в живых и без какого-либо шума. Если кто-то из соседей вызовет полицию, то это сильно осложнит всю нашу работу.
        Командир спецназовцев кивнул, посмотрел оценивающе на объект атаки и, подумав пару минут, ответил Рожкову:
        - Нам нужно минут сорок на подготовку. Все сделаем красиво.
        Он развернулся и неторопливо направился в сторону второго автомобиля, где сидели его подчиненные. Со своего места я сумел увидеть лишь неясное движение возле машины, видимо, когда спецназовцы покидали чрево микроавтобуса, а дальше они как будто растворились в пространстве.
        Я поначалу пытался вглядываться в темноту, пытаясь увидеть хотя бы какие-то признаки подготавливаемого штурма, но оказалось, что реальность не имеет ничего общего с тем образом, который навязывают нам многочисленные боевики с экранов телевизора.
        Ничто не потревожило ночную тишину, вокруг нас не появилось ни одного лишнего огонька или вспышки. Минуты ожидания тянулись медленно, как будто течение времени приостановилось, и меня опять начало ощутимо клонить в сон…
        - Всё! - боец возник возле нашей машины, как чертик из табакерки. - Командир сказал, что вы можете заходить в дом без опаски.
        - Потери? - требовательно поинтересовался Рожков, расправляя плечи и неторопливо выбираясь на улицу.
        - Никак нет, - доложился боец и пошел впереди нас к уже открывающейся калитке.
        Перед домом дежурили еще два бойца с автоматами наперевес, а на крыльце, освещенном падающим из открытой двери светом, нас ждал командир группы спецназа.
        - В доме обнаружены четыре человека, - доложил, не обращаясь ни к кому конкретно, майор. - Один из них опознан, как разыскиваемый объект.
        - Остальные? - коротко бросил Рожков, все больше и больше входя в образ большого начальника.
        - Говорят, что помощники профессора, - пожал плечами спецназовец. - Оружие было только у профессора, но он не успел им воспользоваться. А так…
        - Что-то еще? - уловил заминку безопасник в голосе майора.
        - Там это, - каким-то растерянным голосом сказал спецназовец. - Люди замороженные. Может быть, вы сами посмотрите?
        Он провел нас в дом и, зайдя вслед за ним в просторную комнату, я сразу понял, что люди не заморожены. В помещении бок о бок стояло шесть точно таких же капсул виртуальной реальности, как та, из которой я вылез всего несколько часов назад.
        - Вы же говорили, что их изготовлено всего десять экземпляров, - повернулся Рожков к Володе. - Пять находится в Берлоге, три в звездном городке для подготовки космонавтов и две в НИИ мозга. Эти откуда?
        - Там в других комнатах еще есть, - прогудел майор. - Всего двадцать штук, и во всех находятся люди.
        - Интересно, - покачал головой Володя. - Ну что ж, Александр Сергеевич, у вашего ведомства просто появилась еще одна задачка для исследования. Кто-то же собрал для Раскевича эти капсулы. А вторая задачка, кто все эти люди, находящиеся сейчас внутри.
        - А вот давайте и спросим у профессора, - злым и не обещающим ничего хорошего тоном предложил Рожков. И обращаясь уже к спецназовцу, добавил:
        - Помощников пакуйте и в машину, а с Львом Давыдовичем мы, наверное, чуть-чуть побеседуем.
        Раскевич сидел на стуле в окружении трех спецназовцев и встретил нас внимательным и предельно серьезным взглядом. По всей видимости, помещение в котором мы сейчас находились, было рабочим кабинетом профессора. Об этом говорили массивный деревянный стол, большое и удобное офисное кресло, книжные полки, ноутбук на столе и четыре плазменных панели на стенах.
        Рожков остановился перед профессором, широко расставив ноги, но не успел ничего сказать из-за вопроса Володи.
        - Виталий Мельников! Помните его, Раскевич? Зачем вы его убили?
        Лев Давыдович вздрогнул, как будто его стеганули плетью.
        - Ага, помните, - удовлетворенно сказал Володя. - Значит тогда вы точно в курсе, почему и как он умер.
        - В курсе, - глухо ответил психиатр. - Он умер от паралича дыхательной системы. Его организм не выдержал прохождения квеста.
        - Какого квеста? - недоуменно спросил я. - Игра может убивать?
        - Василий вспарывал ему живот, чтобы достать жемчужину, - пояснил Раскевич. - Это был квест на открытие магии. Мы искали подходы к искусственному интеллекту, и этот квест был проверкой. Но организм Мельникова не выдержал. Он умер на десятом или пятнадцатом убийстве.
        Меня передернуло. Я вспомнил свои ощущения, когда не особенно острый нож медленно, сантиметр за сантиметром резал мою плоть, и меня замутило.
        - Да кто такой этот Мельников? - не выдержал Рожков, поворачиваясь к Володе.
        - Виталий Мельников был моим братом, - медленно, почти по слогам ответил Володя. - Именно поэтому я заинтересовался «Берлогой».
        - Боже мой, - закачался на стуле Раскевич. - Как это все нелепо звучит. Ну кто мог знать, что безработный сирота окажется родственником сотрудника Системы. Все рухнуло из-за такой банальной случайности.
        Володя не стал поправлять Раскевича, а лишь кивнул Рожкову и отвернулся.
        - Лев Давыдович, не хотите пояснить нам, где скрывается ваш племянник? Тот самый, который всем известен в игре, как Бранимир. И, кстати, как его настоящее имя?
        - Василий, - почти прошептал Раскевич. - Не трогайте Василия. У мальчика и так была тяжелая жизнь.
        - Где он? - с нажимом продолжил выяснение деталей Рожков.
        - В первой комнате, капсула справа, - и он мотнул головой в сторону мониторов. - Крайняя камера как раз наведена на его оборудование.
        Володя подошел ближе, пытаясь рассмотреть лицо человека на экране, а Рожков, тем временем, удовлетворенно кивнул и вновь повернулся к профессору.
        - Куда вы планировали вывести деньги, Раскевич? И зачем? Что вас не устраивало в «Берлоге»?
        - Василию понадобилась комплексная терапия. А я не хотел возвращать его в клинику, его бы там убили! - не торопясь, отвечал Раскевич. - Александр Сергеевич, я все вам расскажу, только не возвращайте Василия в обычную психиатрическую лечебницу. Там не лечат, там убивают людей!
        - То есть вы выкрали своего племянника, чтобы лечить самостоятельно? - уточнил Рожков. - А деньги вам были нужны для персональной больницы? Так?
        - Да так, - с вызовом ответил Раскевич. - Я знаю, что такое судебная психиатрия. Наши предки дали ей меткое название «Карательная». Вы хотели, чтобы я оставил своего мальчика на растерзание этим вандалам?
        - Я вспомнил, - перебил вдруг Раскевича Володя. - Это Стенькин!
        - Какой Стенькин? - удивился я. Судя по лицу Рожкова, ему эта фамилия тоже ничего не говорила.
        - Ну как же, - всплеснул руками Володя. - Маньяк серийный, он лет пять назад во время пандемии «чесотки» вспорол своей жене живот кухонным ножиком, считал, что она ему вошек во время секса подсадила. Но, судя по всему, какой-то таракан в мозгах у него сидел, он сбежал и еще год по стране колесил, вспарывая женщинам утробу…
        - Он не виноват! - взвизгнул Раскевич. - Его оболгали!
        - Да-да-да, - примирительно поднял руки вверх Рожков. - Мы вам верим, Лев Давыдович. А кто все остальные ваши пациенты, лежащие в капсулах?
        Плечи профессора поникли вниз, он помолчал немного, а затем вздохнул и глухо ответил, не отрывая глаз от пола:
        - Это тоже пациенты с клиники. Я надеялся дать им новую жизнь, вылечить через виртуальность.
        - Вы что, похитили их? - не поверил я. Раскевич открывался для меня с новых сторон. Представить себе пожилого человека, врача, доктора наук и академика, таскающим на загривке усыпленных больных. Нет, может быть, конечно, он их за руку выводил, уговорив перед этим, но мне почему-то представлялась именно такая картина - ночь, улица, фонарь…
        - Я дал им шанс, - с вызовом посмотрел он меня, повысив голос. - Их лечением никто не хотел заниматься, они были обречены на забвение и доживание. Разве это жизнь, когда за окнами решетки и ты не можешь выйти в открытый мир? Я подарил новую жизнь в новом мире!
        - Ну да, и пару коньков в придачу, - проворчал себе под нос Володя. - Выглядит это все очень красиво и романтично, но факт остается фактом, профессор. Вы собрали такой букет статей уголовного кодекса, что я даже не знаю, какой суд согласится взяться за ваше дело.
        - Это уже Система без вас разберется, - с нотками ревности добавил Рожков и приказал спецназовцу, стоявшему за спиной профессора. - В машину его! Глаз с него не спускать, лично ты, боец, несешь за него ответственность. Он должен доехать до изолятора живым и здоровым.
        Во взгляде Раскевича мелькнула какая грустная усмешка, но было понятно, что этот человек уже сломался. Шаркая ногами, он медленно шел к выходу из кабинета, и было видно, что сил на борьбу у него уже не осталось.
        - Если честно, - задумчиво сказал я, когда спина профессора исчезла в дверном проеме, - мне Раскевича даже немножко жалко. Я не знаю, зачем ему были нужны деньги, но в случае с этими больными он действительно творил добро. Может быть, конечно, он как-то извращённо его понимал, но для кого-то виртуальная реальность последний шанс на полноценную жизнь.
        - Запомни, Максим, - покровительственно сказал Володя. - Альтруисты в больших деньгах не нуждаются. Если бы наш профессор не пожадничал, то никто и не спохватился бы. Но он пытался вывести на зарубежные счета почти половину выручки от продажи виртуальной валюты. Это не просто много, это очень и очень много.
        Я пожал плечами, соглашаясь с Володей, и в то же время испытывая странное ощущение жалости к старому психиатру.
        - Ну вот, наверное, и все! - удовлетворенно вздохнул Рожков и с наслаждением потянулся. - Можно докладывать наверх.
        - Почему бы и нет, - согласился с ним Володя и вдруг, достав из кармана синюю книжечку, резко повысил голос. - Всем очистить помещение! Немедленно!
        Командир спецназовцев недоуменно посмотрел на Рожкова, ожидая его реакции, но Володя оказывается мог быть очень и очень харизматичным!
        - Я сотрудник Чрезвычайной Инспекции Жизнедеятельности! Я повторяю! Всем покинуть помещение! - каждое его слово вбивалось в сознание, как гвоздь в стену. - Немедленно!!!
        И мы все непроизвольно потянулись к выходу из серверного зала.
        - Денисов! - окликнул меня Володя. - Задержись, вместе поедем!
        Рожков был единственным, не поддавшимся магическому воздействию голоса Володи, он непонимающе смотрел на «чижика», который деловито доставал из карманов разгрузки предметы неизвестного предназначения.
        Спецназовцы выходили споро, только их командир задержался возле Рожкова, ожидая дальнейших распоряжений.
        - Задержанных в СИЗО, охрану по периметру и вызывай группу криминалистов с дознавателями. Надо здесь всё задокументировать. Если что, ссылайся на меня.
        Майор кивнул и тоже пошел к лестнице.
        Когда в помещении остались только мы трое, Володя достал откуда-то из кармана камуфляжных брюк флешку и быстрым движением воткнул ее в одно из гнезд серверной стойки.
        - Что происходит? - дернулся к нему Рожков, но уперся в пистолет, направленный прямо на него.
        - Не дергайся, полковник! - миролюбиво сказал Володя. - У тебя своя работа, у меня своя.
        - Володя, ты чего? - пролепетал я, глядя на своего куратора.
        Рожков был напряжен, словно струна. Его глаза лихорадочно перебегали с одной детали интерьера на другой, и я опасался, что он все-таки прыгнет сейчас на Володю, и тогда в этой комнате точно прольется кровь.
        - Рожков, выдохни, - посоветовал безопаснику Володя. - Ты уже сделал все, что мог. Ты молодец, Родина тебя не забудет. Получишь третью звезду на погоны, новую должность, вот только какую, я уже не знаю. Сделай три шага назад, только очень и очень медленно, чтобы я не нервничал.
        - Володя, что ты делаешь? - происходящее напоминало страшный сон. - Ты не можешь уничтожить «Берлогу». Ты же сам вложил в нее столько сил.
        - Я выполняю приказ Президента, - ответил Володя, наблюдая за морганием лампочек на серверной стойке. - Спасаю страну от разрухи, людей от сумасшествия.
        С этими словами он извлек из разгрузки металлический футляр, раскрыл его и достал довольно объемную ампулу из толстого стекла и забросил на верхнюю полку стойки с серверами.
        - Что это? - голос Рожкова звучал глухо и обреченно.
        - Кислота, - с готовностью пояснил Володя. - После вируса может существовать вероятность восстановления данных, поэтому физическое уничтожение оборудования выглядит понадежнее.
        - Но как же так, - пролепетал я, отказываясь осознавать происходящее на моих глазах. - Ведь ты сам говорил, что благодаря игре бюджет страны вырос в несколько раз. Мы монополисты на всех финансовых рынках. Что ты творишь?
        - Да продался он, - зло бросил от стены Рожков. - Я правда пока еще не знаю кому, китайцам или американцам. Президент не мог отдать такой глупый приказ.
        - И тем не менее, - пожал плечами Володя. Тяжелые капли кислоты с шипением падали из широкой дыры на верхней полке, которая продолжала увеличиваться в размерах, и уже начинали пожирать следующий уровень оборудования. - Если хочешь, можешь даже арестовать меня, но думаю, что тебе очень быстро объяснят, кто отдал приказ и какие у меня полномочия.
        Безопасник сполз по стене и сел на четвереньки, обхватив голову руками.
        - Я ничего не понимаю, - Рожков выглядел, как шарик, из которого выпустили воздух. - Зачем резать курицу, которая несет золотые яйца?
        - Потому что все сказки рано или поздно заканчиваются, - Володя убедился, что кислота проела дырки во всех серверах, закрепленных на стойке, а затем спрятал пистолет в карман и устало присел рядом с Рожковым. - Люди пока не готовы жить в виртуальности. Им всё равно надо кушать, носить какую-нибудь одежду, поддерживать коммунальную инфраструктуру. Больницы, аэропорты… Да даже службы интернет-провайдеров, чтобы существовал этот компьютерный мир. А все кинулись в виртуальность, зарабатывать миллионы и становиться счастливыми.
        Володя вздохнул и посмотрел на меня.
        - Побаловались и хватит, - уже гораздо тише продолжил он. - Денег заработали, эксперимент провели. Пришло время возвращаться к суровой реальности, а для этого было нужно уничтожить «Берлогу» совсем. Мир не готов к жизни в виртуальном пространстве. Аналитики представили Президенту очень четкий и однозначный прогноз, в какую яму мы можем упасть после взлета, поэтому он и дал команду так резко завершить этот проект. У нас сейчас преимущество, и страна обязана воспользоваться им в полной мере.
        Я смотрел на двух сидящих передо мной полковников и молчал. Их сходство заканчивалось на том, что оба являлись старшими офицерами спецслужб. Абсолютно непохожие внешне, еще больше они различались по поведению и внутреннему содержанию.
        Рожков был близок к истерике. Я понимал, что он возлагал на этот проект большие надежды.
        Не уверенный в том, что сможет пробиться в этой жизни своими силами, он постоянно искал возможность для реализации, какое-то дело, волна от которого должна была внести «хорошего мальчика Сашу» на самый верх. Главное взлететь, а там уж он будет зубами и ногтями цепляться за вершину, чтобы удержаться на ней и доказать самому себе, что жизнь прожита не зря.
        Рожков верил, что вытащил счастливый билет и, возможно, втайне по ночам в пустой холостяцкой квартире примерял на узенькие плечи генеральские погоны. Он шел к мечте, искренне веря, что цель оправдывает любые средства и сейчас просто не понимал, что делать и как, ради чего, собственно, жить дальше.
        Володя вытирал лоб широким носовым платком почему-то розового цвета и тяжело дышал, как будто человек, только что выполнивший тяжелую, но такую необходимую работу. «Чижик» в очередной раз спас Галактику… Ну, или просто выполнил приказ Президента.
        Страна может спать спокойно, а завтра возвращаться в офисы и на заводы. Массового переселения людей в виртуальную реальность не состоится.
        Наверняка, он сейчас доволен собой. Задание выполнено, работа завершена. Впереди заслуженный отдых, а может быть, и благодарность от руководства. «Поощрительный взгляд командира», в данном случае Президента, и цепные псы готовы служить дальше.
        Вот так обычно в жизни и происходит. Кто-то, как Икар, опаляет крылья от близости к солнцу, и камнем падает вниз. А кто-то взлетает вверх, несмотря на лишний вес и другие противопоказания. Еще и личные проблемы при этом разрешить успевает.
        Но я смотрел на них и понимал, что ненавижу обоих. Складывалось ощущение, что кислота из пузырька безвозвратно испортила не только оборудование на серверной стойке, но и выжгла какую-то существенную часть моей души.
        Я смотрел на двух мужчин, сидящих возле стены, и не верил, что той, пускай и виртуальной, жизни больше нет. Я не представлял, что вот так просто, практически в одно мгновение исчезли мои русалки, растворилась с кусочком жесткого диска Василиса, канул в небытие Митрофан… Я не услышу больше ворчания кикиморы, и не посижу за столом, накрытым скатертью-самобранкой, в избушке Бабы-Яги.
        А еще я почувствовал стыд. Лесной Хозяин, искусственный интеллект, созданный для неведомых целей и самостоятельно обретший сознание, совершил поступок, на который не способны многие из тех, кто называет себя человеком. Он пожертвовал собой ради развития других, дал второй шанс всем желающим и попросил меня присмотреть за своим детищем. Он доверил мне своего ребенка, а я не справился.
        Я не смог!
        Мне было мерзко и гадко. Внутри бурлили эмоции, хотелось выть, рычать и биться головой об стену одновременно, но я только вытащил из кармана сигареты и медленно побрел к выходу, по-стариковски шаркая ногами.
        - Максим, подожди! - раздался позади меня крик Володи. - Максим, так было нужно сделать.
        Я шел, грызя фильтр от сигареты и не желая сейчас слушать любые оправдания Володи или логичные объяснения произошедшего.
        - Максим, - Володя схватил меня за плечо, но я вырвался и пошел дальше.
        На площадке перед домом стоял только один микроавтобус и легковой автомобиль, наверное, принадлежавший Раскевичу. Когда мы заходили, его здесь не было, но кому и зачем понадобилось выгонять его из гаража, мне было все равно. Бойцы Системы рассредоточились по периметру и зорко обозревали окрестности с таким видом, как будто в любую секунду ожидалось вооруженное нападение.
        - Все в порядке? - обратился ко мне кто-то из спецназовцев. - Помощь не требуется?
        - Иди в жопу! - послал я его и вышел со двора, оставляя за спиной особняк, в котором только что похоронили целый мир.
        
        ЭПИЛОГ.
        За окном начиналось воскресенье, нерабочий день для большинства моих сограждан и пятый день моего временного безделья.
        После захвата Раскевича внебоскребе корпорации я больше не появлялся, и, судя по тому, что меня не искали, никто особенно сильно моему решению не удивился. Через день с работы уволили Кнопку. Ну, не в том смысле, что именно ее уволили, оказалось, что компания «Берлога» объявила о банкротстве и в связи с этим сократила весь свой персонал.
        В тот же вечер Даша приехала ко мне домой на такси с огромным чемоданом и словами, что раз уж она безработная, то мне тогда и заботиться о ее благополучии. Логики в этом заявлении я не увидел, но ничего против общества Кнопки не имел.
        Мы предавались праздному безделью, благо пока и деньги были, и настроения искать новую работу не было. Только я пару раз подумал, что по сути то своей проработал в «Берлоге» всего-навсего чуть больше месяца.
        Мы с Дашей сидели на кухне и наслаждались утренним кофе.
        - Может быть, съездим погулять? - предложила Кнопка. - Дома сидеть почему-то совсем не хочется.
        - Жарко, - скривился я. - На небе ни облачка, а сегодня больше тридцати градусов тепла обещают. Давай после обеда или вообще вечером? Пойдем побродим по ночной Москве, подышим воздухом…
        - Я подумаю, - пообещала мне Кнопка. - Но просидеть весь день в четырех стенах даже не рассчитывай. Знаю я твой отдых, зароешься в свой планшет и опять будешь весь день новости изучать обо всем на свете.
        И показав мне язык, Даша схватила планшет и ушла в комнату звонить по видеосвязи родителям. Как рассказала мне Кнопка, ритуал таких воскресных переговоров с родней продолжался уже почти десять лет и поэтому свято соблюдался девушкой.
        Я улыбнулся и подтянул к себе поближе смартфон. Новости можно и с маленького экрана почитать, тем более что основная повестка дня стабильно не меняется.
        
        «Крах онлайн-игры «Берлога» привел к беспрецедентному падению на всех мировых биржах. Криптовалюта «Берк», начавшая свое стремительное падение всего четыре дня назад, в настоящее время торгуется на уровне пятидесяти копеек за одну виртуальную единицу».
        
        «Объявление российского правительства о заморозке проекта до выяснения причин технологического сбоя, а также розыска виновных во взрыве базовых серверов компании, спровоцировало в столице Индии масштабные акции протеста. Миллионы людей, отказавшиеся от работы в реальности ради заработка в виртуале, вышли на улицы с требованиями вернуть им возможность заниматься полюбившимся делом».
        
        «Власти Соединенных Штатов Америки объявили конкурс на создание виртуального мира взамен потерпевшей крах онлайн-игры «Берлога». По заявлению Сенатора Блэка, строительство новой вселенной возможно лишь при соблюдении демократических принципов, неучет которых и привел к фиаско российского проекта».
        
        «Премьер-министр Британии заявил о жестких ответных мерах, которые будут предприняты в связи с вмешательством российских спецслужб в его частную жизнь.
        Напомним, что сын и дочь британского чиновника месяц назад тайно выехали из страны для того, чтобы, с их слов, реализовать себя в новом мире онлайн-игры «Берлога…».
        
        Вот интересно, чтобы сделали с Володей все эти активисты и протестующие, узнав, что именно он своими собственными руками разрушил нулевой сервер игры. «Чижик», кстати, себя никак не проявлял, но я по этому поводу расстраивался не очень сильно.
        Наверняка, после успешно выполненного задания ему вручили орден с алой лентой и закруткой в районе лопатки, а потом отправили в очередной раз менять внешность в закрытую клинику пластической хирургии.
        И всё! Нет больше Володи. А где-нибудь на просторах нашей необъятной Родины всплывет хороший мальчик Сережа… Или Вадик…
        Любая спецслужба никогда не заботится о своих сотрудниках, работающие там люди прекрасно понимают, что они лишь винтики в громадном механизме. А любой винтик можно поменять, легким движением руки отправив выработавшую свой ресурс железку на свалку. Что уж тогда обижаться на то, как такие винтики используют в своих интересах гражданских людей. У них нет задачи сделать мир лучше, они должны думать о благополучии государства целиком.
        Вот поэтому я и не рассчитывал больше увидеть Володю. Проект «Берлога» завершен. «Чижик» улетел…
        Никак не проявлял себя и Рожков. Конечно, я далек от мысли, что подполковник Системы горит желанием делиться подробностями своего будущего, но чисто по-человечески мне было очень интересно узнать, как все-таки сложилась его судьба после краха корпорации.
        А вот фон Дорф приехал уже на следующий день. Не погнушался, сам приехал. Официальной целью визита высокой стороны было поблагодарить меня за своевременное предупреждение. Бизнесмен успел вовремя избавиться от основных активов в криптовалюте, так что остался в очень хорошем плюсе. Мне перепала от него золотая карта известного банка, проверив баланс которой я выдохнул и понял, что не искать работу можно еще очень-очень долго.
        Естественно, что приехал фон Дорф не финансовые вопросы решать, а получить информацию о крахе империи, так сказать, из первых рук, но тут он обратился не по адресу. Я делал вид, что сам шокирован произошедшим и меня гораздо больше интересует собственное будущее, чем судьба корпорации с миллиардным оборотом.
        Поэтому фон Дорф уехал ни с чем, правда посоветовав звонить, если не найду интересную работу. И то хлеб…
        - Что читаешь? - меня обняли ласковые руки девушки, тихо подошедшей со спины. Даша прижалась ко мне грудью, а подбородком пристроилась на плече. - Вести с полей? И чем это все может закончиться?
        - Не знаю, - я положил смартфон на стол и развернулся к своей подруге лицом, усаживая ее на колени. - Мы на пороге финансового передела мира. Может быть, начнется глобальная война, а может быть - побоятся взрывать атомные бомбы и тогда сумеют договориться. Но то, что в выигрыше оказалось только наше государство - это бесспорно. И естественно, что возмущения по этому поводу будут литься рекой еще очень долгое время.
        - Но тебя-то все подобные возмущения как касаются? - Даша обняла меня и ткнулась губами в щеку. - Максим, нельзя жить воспоминаниями о прошлом. Ты сам говорил, твоя история с «Берлогой» закончилась, найди новую работу и забудь про эти игрушки.
        Девушка, бесспорно, была права. Вот только она, в отличие от меня, не ложилась в капсулу виртуальной реальности, не путешествовала с русалками по игре, не смеялась над ужимками Василисы, не переживала за взросление Чуя…
        Кислота уничтожила сервер с игрой, но выжечь воспоминания из моей головы она не может.
        Тренькнул смартфон, оповещая о пришедшем сообщении. Я взял в руки телефон, посмотрел на экран и застыл в оцепенении. Девушка почувствовала, как внезапно напряглось мое тело и соскользнула с колен, пытаясь понять причину.
        - Максим, что-то не так? - спросила она, отступая на пару шагов, но я не отвечал, переваривая прочитанный текст.
        - Максим! Максим! Почему ты не отвечаешь? Что случилось? - встревоженным голосом звала меня Даша, но я молчал, не отрывая взгляда от экрана смартфона. Девушка подбежала, заглянула через плечо и тоже замерла от изумления.
        - Максим, может быть этот шутка? - неуверенно предположила Кнопка.
        - Может быть, - ответил ей я, внутренне признаваясь самому себе, что это не розыгрыш, а самая настоящая реальность.
        
        Номер неизвестен.
        SMS: «У меня все нормально. Я успел уйти. Все наши со мной. Чуй»
        
        
        
        
        Книга завершена!
        Хотелось бы выразить искреннюю благодарность моим друзьям, которые терпеливо выискивали все ляпы и нестыковки в рукописи, становясь первыми читателями и критиками: Жданову Павлу, Богданюк Татьяне, Дук Александру, Матвеевой Василисе, Хравну Сергею, Трувору Марку, Федоровой Марии, Игорю Брагилеву, Лотиной Алене и Щепиной Ларисе. Без Вас этой книги бы не было.
        Отдельное спасибо Алисе Строгановой, которая заставляет книгу оживать, рисуя для неё обложку.
        И миллионный раз я говорю спасибо моей жене, которая продолжает помогать мне в моих писательских делах и поддерживает все мои начинания! Она моя муза и мой самый верный читатель. Без нее не было бы меня!!!
        Искренне Ваш, Евгений Прядеев.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к