Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.
Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Ра Дмитрий / Константин Киба: " №04 Превосходство Воплощенного " - читать онлайн

Сохранить .
Превосходство Воплощенного. Том 4 Дмитрий Ра
        Константин Киба #3
        Я - Эйн Соф, первый Хранитель богини равновесия. Меня предали, и я попал в другой мир. Я стал сильным среди слабых, но из моего родного мира прибывают бывшие враги…
        И теперь все иначе.
        Новый мир превращается в поле боя и выжженную пустошь…
        Дмитрий Ра
        Константин Киба: Превосходство Воплощенного. Том 4

* * *
        Глава 1. Последствия достижений
        23 ЯНВАРЯ 2023 ГОДА
        ВРЕМЯ: 10:22
        Еду в черном школьном микроавтобусе. Сижу, закинув руки на боковые спинки кресел, запрокинув голову. Грызу зубочистку, напевая недавно заученный ритм. Местная музыка намного прекрасней той, которая есть в Варгоне. Живее, что ли…
        Забавно, что маршрутка меня ждала на том же месте, как и всегда. Все мои прогулы и конфликты она стабильно приезжала и, не дождавшись провинившегося ученика, уезжала.
        Но сегодня я явился…
        Двери сразу же заблокировались. Так что хочешь-не хочешь, теперь это тюремный автозак, и везут меня в тюрьму.
        Но по звуку я знаю, где нахожусь. И что радует больше всего - везут меня все же в школу. Можно было, конечно, подсесть в лимузин Патрика, но я не хочу показывать белякам дружбу с Вальтами. По крайней мере раньше времени, пока не объясню им в чем расклад.
        «Маршрутка» останавливается через десять минут. Уши слышат привычный гомон сотен голосов. Беляки, черняки и мелкая элита продолжают ходить в школу неодаренных, даже не догадываясь, в какой жопе сейчас мир.
        Дверь открывается. И сразу:
        - Константин Киба, выходите с поднятыми руками!
        Выпрямляю шею, смотрю на пятерых стражей в черных масках. Двое из них наводят на меня дула пистолетов, у одного электрический тазер.
        - Не делайте резких движений, - требует тот, что с тазером.
        - Всенепременно.
        Хоть я так и сказал, моя рука потянулась в карман джинсов.
        Щелк!
        Наэлектризованная игла летит из тазера в мою сторону.
        Взмах!
        Второй рукой в белой перчатке из шелка я перехватываю иглу на лету. Она оказывается сжатой в кулаке. Электрические разряды проходят по пальцам.
        - Лечь на землю, немедленно! - орут стражи, щелкая предохранителями уже боевого оружия с напитанными суммой пулями.
        Я успеваю вытащить лист бумаги из кармана, протягиваю им.
        - Как нехорошо применять силу во всем не разобравшись, господа. Прочитайте.
        Один из стражей резко выхватывает лист, пробегает глазами по буквам. Передает второму, тот тоже читает. Они отходят в сторону, оставляя меня со своими агрессивно настроенными напарниками, перешептываются:
        - И что делать? В карцер его?
        - Нет, это уже серьезно.
        - Нас о таком не предупреждали. Ладно, отведем его к шефу, пусть сам разбирается…
        Через минуту я иду по заснеженному школьном двору, засунув руки в карманы. За моей спиной пятеро стражей, но они уже не наводят на меня оружие, а просто сопровождают.
        Десятки, а может и сотни глаз смотрят на меня с великим интересом и удивлением. Кто-то отступает, кто-то, наоборот, подступается ближе. Слышу переговоры о том, почему я здесь. Многие считали, что я сбежал. Есть и откровенно недовольные разговоры. В основном среди Вальтов. Похоже эти менее всего ожидали моего появления. Думали, что семья Эдвайсов от меня избавилась.
        Вижу беляков. Они в основном пялятся в недоумении. Насколько я понимаю, все знают о моем побеге. И то, что я вернулся, для них равно самоубийству.
        - Киба, ты что тут за… - начинает какой-то незнакомый беляк, но его прерывает страж.
        - Не разговаривать с ним! Разойдитесь!
        Ухмыляюсь, отвечаю так громко, чтобы услышали все:
        - Я вернулся, потому что приготовился к тому, что нас ожидает! Готовьтесь и вы!
        - Что ты делал это время, Константин?! - орёт кто-то из толпы. - И что, блин, делать нам?!
        - Да! Ты обещал нам помочь пройти на второй этаж! Я вступил в твой клуб! И?!
        Морщусь. Среди толпы всегда найдутся считающие, что есть в мире волшебники, которые всё сделают за них.
        Заходим в школу. Тут тоже народу много. Гул затихает, становится тихо. Под молчаливые взгляды меня проводят выше, на пятый этаж. Стучатся в дверь директорского кабинета…

* * *
        Я думал, что выглядеть еще уставшее просто невозможно. Но вот он. Кажется, что Георгий Александрович читает с большим трудом. Он откладывает документ в сторону, вздыхает, трёт виски:
        - Ты же понимаешь, что тебе это не сильно поможет? Да, участники и правда освобождаются от наказания на время соревнования. Но когда ты из него вылетишь… а ты обязательно вылетишь, то ничего тебя не спасёт от заслуженного наказания. Ты все еще ученик моей школы.
        - Так я свободен? - еле сдерживаю улыбку.
        - Как ты это сделал, Константин? - кивает новоиспеченный директор на документ.
        - Не скажу.
        Тишина.
        - А это что такое? - теперь кивает на мои белые перчатки. - Не похоже на стандартную форму.
        - А-а, это, - поднимаю руку, рассматриваю. - Перчатка из чистого шелка. Зачем ограничиваться только зубными нитями, не правда ли?
        - Понятно. Что ж, Константин, ты свободен. Я разблокирую твой доступ к школьному приложению на время экзаменационных соревнований. Завтра начнется первый этап…
        - Благодарю. Кстати, вы обещали рассказать о моем благородном спасителе, когда я вернусь. Вот он я.
        Директор изучает меня глазами с черными мешками под ними:
        - Это был один из учителей, - уголок его губ приподнимается.
        - Неужели?
        - О да. И вряд ли ты догадываешься какой из них, верно? Но я же тебе рассказал. Ровно так же, как и ты вернулся в школу.
        Хм, на ум приходит только Элеонора. Она уже помогала мне с жучком в шее. Но какой у нее мотив? Она говорила, что устала от школы, и что ее сюда засунули Вальты, как шпионку. Я вроде как пообещал помочь, но времени на нее сейчас точно нет. Ладно, надо будет разобраться…
        Встаю, разворачиваюсь, иду к выходу.
        - И Константин…
        Оборачиваюсь. Вот любит же этот человек драматично сказать что-нибудь напоследок.
        - …одна ошибка. Сделай хоть одну ошибку. Только дай мне повод. И это не угроза.
        - Могу сказать то же самое.
        Уставшие глаза нового директора становятся больше.
        Ничего больше не говорю, выхожу из кабинета.

* * *
        После визита к директору, я иду в помещение своего клуба. И сейчас сижу за единственным столом, вырисовывая примерную схему своих дальнейших действий на соревнованиях. На обычной бумаге и обычной ручкой. Какое-то время получается придумать несколько дополнительных идей, но пять десятков глаз, ожидающий от меня каких-то слов мешают сконцентрироваться. Отрываю голову от стола, встречаюсь взглядами с беляками:
        - Ну?
        И началось.
        - Киба, ты офигел?..
        - Костя, что происходит…
        - Почему тебя так долго не было?
        - Стоп, - поднимаю руки. - Для начала, почему Кевин не пришел, кто-нибудь знает?
        Отвечает пухлый одноклассник:
        - Он в яме. Тренируется вместе с Терновым.
        Надо было их предупредить, что я сегодня буду. Но хотел сделать… маленький сюрприз. Эффект неожиданности иногда открывает много нового и интересного.
        - Ясно, - откидываюсь на стуле. - Тогда расскажите, что вам известно про этот экзамен. Или соревнования.
        - А ты не знаешь?..
        - Знаю. Хочу узнать вашу точку зрения.
        В разговор влезает какая-то худощавая старшекурсница:
        - Э-э-э, так дела не решаются. Костя, ты наобещал кучу всего и пропал. Ты хоть знаешь, через что мы прошли?
        Киваю.
        - Знаю. Я держал связь с Кевином. Все идёт по плану. Насколько я знаю, вы получили защиту от силачей, а прессовать вас стали меньше. Что мешает расти дальше?
        Кто-то перешептывается. Кто-то со мной согласен, а кто-то не особо…
        - Мы тебе поверили. Хотели зарабатывать эти твои очки достоинства. И…
        - Заработали? - киваю я на исписанную маркером доску с заданиями, которые придумал Кевин.
        Даже смотреть на них стремно. Учи уроки, уберись к комнате. Получи за это очки достоинства. Тоже мне достоинство. Протереть унитаз. Но жаловаться глупо. Кевин отлично постарался, чтобы клуб не развалился. Насколько мне известно, сейчас половина беляков состоит в нем. И это работает. Их стараются не трогать и дают нормально учиться…
        Из толпы выходит Дарен. Ого, тот самый Валет с суммой хитрости, который когда-то давно проводил наши первые практически занятия в яме. Он единственный в моем клубе из Вальтов.
        - Давайте не будем горячиться. Я уверен, что у нашего старосты клуба есть какой-то план. Ему было непросто, он нажил кучу врагов, но сейчас сидит здесь, и стражи не ломятся в дверь. Вы же видите, что пока что всё, что он обещал вам, исполнилось. Безопасность, возможность обучиться. Хотя я тоже надеялся, что ты отправишь нас воевать с драконом, - улыбается. - Давай я расскажу тебе, что мы знаем. А вы не перебивайте, пожалуйста, окей?
        На удивление, беляки к нему прислушиваются. Впечатляет. Хитрец Валет завоевал доверие беляков пока меня не было. Вот так власть и теряют. И куда Кевин с Терновым смотрят? Про Лику я ничего не говорю. Что произошло с девочкой надо еще разобраться.
        - Дарен, благодарю, - киваю, обращаюсь к белякам: - Вот мое первое задание стоимостью в пятьсот очков достоинства. Один из моих помощников - Лика Серова, перестала посещать школу и не выходит на связь. Ее мать считает, что она у подруги, но это не так. Найдите ее и, если она в беде - помогите. За это будет доплата в зависимости от сложности. А если она… хм… предала наши идеалы, доложить мне. Все ясно?
        Начинается гундеж. Наконец-то задания чуть интереснее, тем чистить унитаз. Киба вернулся. Драйв начинается.
        Итак, Дарен начинает рассказывать. Многое я уже знаю, но сравнить информацию будет полезно.
        Соревнование происходит в несколько этапов. Обычно их три. Сейчас известно о первом. Называется оно «противостояние». Длится десять дней.
        От каждого клана берут по девять представителей, которые будут испытывать учеников по трем направлениям: боевое, умственное и поддержка. Также имеются весовые категории, зависящие от объема сосуда суммы. У трех представителей будет не более десяти единиц - они будут испытывать претендентов с таким же уровнем силы. Еще у трех до двадцати. Ну и последние - не более тридцати. Таким образом, у каждого есть шанс. Хотя я не уверен, что в школе есть хоть один ученик с суммой больше двадцати. Или… есть? Не просто же так придумали эти уровни проходимости.
        - Представители - это члены пяти великих кланов. Они чертовски сильны, - с улыбкой продолжает Дарен. - Например, за всю историю Новой Эры тут проводились всего две комиссии от моего клана. И ни один из учеников даже близко не мог справиться с их представителями. После этого интерес Вельтешафт к этой школе поугас. Это первый раз за пятнадцать лет, когда они вернулись. Я как понимаю, ты будешь участвовать? Поэтому тебя не трогают?
        Молча киваю.
        - Сочувствую. Я слышал, что ты крут, но… этого может оказаться мало. Выбирай клан послабее. Исталы или Новусы более-менее. Там представители тоже сильные, но не настолько. У них намного приятнее условия вступления.
        - Учту твои рекомендации. Это всё? Больше ничего не известно?
        Пока что мне рассказали только то, что я и так знал от Патрика.
        - Ага, это всё. А ты что хотел? Секреты какие-нибудь?
        Снаружи звенит звонок, хотя возвращаться на занятия еще рано. Обеденное время еще не прошло.
        Громкоговоритель:
        - Внимание! Начинается оглашение участников первого этапа экзаменационных испытаний. Все желающие могут пройти в тренировочный сектор.
        Народ оживает, потихоньку сваливает из клуба. Поднимаю руку:
        - Подождите. Хочу предупредить кое о чем. Чтобы не пугались…

* * *
        Трибуны ямы забиты под завязку. Даже дышать тяжело. Сидячие места все заняты. Люди стоят, а некоторые даже сидят - на плечах своих друзей и бойфрендов.
        Яма преобразилась. Убрали все манекены, шкафы с тренировочным оружием. Места на «арене» стало намного больше.
        Я прихожу последним, поэтому мест мне не достаётся. Через головы вижу Тернова и Кевина. Они уже находились здесь, поэтому успели занять первые ряды. Ого, сколько тут представителей кланов. Пестрят цвета Вальтов, Новусов, Джунов и Исталов. Тут далеко не только те, кто учится в школе.
        Так, а это еще кто?..
        - Филзели, - слышу разговоры в толпе. - Охренеть, и эти тут. Ты когда-нибудь слышал, чтобы они участвовали в таком?
        - Не, первый раз… Я думал они высовываться не любят.
        На противоположном конце трибун, в углу, подальше от света, скучковались семеро - одеты в непонятные одежды, сшитые из разных частей материи. Вот тут хлопок, а тут уже шерсть или синтетика. Лица прикрыты тканевой маской с разрезами только для глаз и носа. Рот прикрыт. Наверное, чтобы невозможно было прочитать по губам их разговоры. Что-то конкретнее различить в этих людях тяжело. Вокруг них пусто - ученики боятся подходить ближе. И это понятно. Они похожи на каких-то некромантов.
        Протискиваюсь как могу, встаю там, где видно хоть что-то. Зато теперь я не такой заметный, уже радует.
        - Внимание! - гремит женский голос диктора. - От лица школы «Новая Эра», я приветствую вас на двадцать седьмом отборочном соревновании! Сегодняшнее мероприятие отличается от предыдущих тем, что все этапы отбора будут вестись в прямом эфире и транслироваться в сети «Интернет» на сайте международного министерства образования!
        Диктор говорит еще какие-то приветственные речи, но мне это неинтересно. Я замечаю, что на трибунах есть отдельная ложа, огороженная со всех сторон, с тонированными стеклами. По виду можно понять, что вместятся туда человек тридцать. Ага, ясно. Так вот где сидят самые серьезные люди и разыгрывают свои карты.
        Хм… мне нужно как можно быстрее понять, где тут ведутся игры за пазлы. Все эти экзамены лишь часть большого представления. Реальные дела ведутся на этом закрытом ложе. Там же должен сидеть и Монтано. А может кто и повесомее…
        Так, а где Патрик? Ага, вижу. Сидит со своими коллегами. С ним мы договорились в пределах школы не контактировать, чтобы не светиться нашими новыми отношениями. Многие не поймут. Он играет в свои игры, я в свои. Но цель у нас одна. Мы оба хотим получить пазлы. И, честно говоря, я не против, если Патрик будет первым, поэтому пока пойду с ним одним путем. Он, скорее всего, не понимает, что неважно, кому пазлы достанутся. Если их соберут, то будет поздно метаться - цепную реакцию уже не остановить. Эфир ворвется в этот мир и поглотит его.
        О, наконец-то диктор начинает перечислять имена участников экзамена. Большинство этих имен мне ничего не говорит. Так, понятно, значит перечень желающих участвовать ограничен пятидесятью на каждую весовую категорию. Всего сто пятьдесят. По пять боев в день на каждого представителя. А вот имена этих представителей вызывают интерес.
        Из громкоговорителя доносится:
        - Представитель от коалиции Джунсиначи! Направление боевое. Отбор среди учеников с объемом суммы не более десяти единиц проводит Саске Ито!
        Не более десяти? Ну, это мой уровень. У меня сейчас девять единиц. Я значительно улучшил свои показатели во время тренировок. Шелковый ковер-самолет, конечно, не запитаю. Но вот перчатки и футболку - плевое дело. Будет получше бронежилета из кевлара.
        Кстати, Саске Ито? Серьезно? Жених Акане, который когда-то получил от меня по репе в особняке Хидана Мацуо? Ну, думаю урок он тогда усвоил и больше выпендриваться не будет. Выжмет из себя всё, что надо.
        - Представитель от коалиции Новусов! Направление боевое. Отбор среди учеников с объемом суммы не более десяти единиц проводит Девид Блэк!
        А это еще кто? Блэк - это фамилия Сэма. Родственник?
        - Представитель от коалиции Исталы! Направление боевое. Отбор среди учеников с объемом суммы не более десяти единиц проводит Роман Денисов!
        Не знаю такого. Так, а вот дальше будет интересно…
        - Представитель от коалиции Вельтешфат! Направление боевое. Отбор среди учеников с объемом суммы не более десяти единиц проводит Сэр Зерус Константин Киба!
        Тишина.
        Гробовая.
        На моем лице появляется торжествующий оскал.
        Глава 2. Пошатнувшиеся позиции
        Из письма, адресованного директору школы «Новая Эра».
        Уважаемый Георгий Александрович.
        Настоящим письмом я, сэр Монтано Эдвайс в титуле Магнар уведомляю Вас о том, что в соответствии с п.3.2.1 «Международного регламента о членстве в коалициях иностранных граждан», гражданин Константин Киба с сего дня является аристократом в титуле Зерус, а также членом клана Вельтешафт. С указом о титуловании гражданина Константина Кибы можно ознакомиться на официальном сайте коалиции Вельтешафт в разделе «Указы».
        Помимо прочего, к письму прикрепляю заявление о назначении Зеруса Константина Киба новым представителем Вельтешафт в отборочном этапе боевого направления до десяти единиц суммы вместо Юлиана Макгрегора.
        С наилучшими пожеланиями, Магнар Монтано Эдвайс.
        До объявления меня представителем Вельтешафт, никто и не знал, где на трибунах я нахожусь. Сейчас же сотни глаз пялятся на меня. Ученики вокруг расступились, будто боятся обжечься. Киваю ближайшему беляку с открытым ртом:
        - Ты что, призрака увидел?
        - Х… хуже, - мямлит он. - Я думал… думал… ты за нас.
        Становлюсь серьезным:
        - Ты не очень дальновиден, раз теперь считаешь иначе.
        Верно. Кто из беляков поумнее, понимают, что воевать с системой лучше изнутри. С титулами и званиями можно изменить всё. С ними задача облегчается тем, что ты прикрываешься правилами, с которыми же борешься.
        К сожалению, многие этого не понимают, но мне пришлось пойти на эту жертву. Простолюдины всегда видят лишь поверхность айсберга. И им даже не важна причина возмущаться. Из-за голода и нищеты. Никто не хочет ставить над собой того, что богаче и сытнее. Лидер должен быть самым нищим и голодным. Как капитан, последним покидающий тонущее судно.
        С трибун кто-то кричит:
        - Эй, это такая шутка?! Как Киба может быть аристократом? Как первогодка может представлять Вельтешафт?!
        Очень просто. Хотя нет… непросто. То, что я супруг Зерусы сильно облегчило задачу. Дало возможность избежать формальности, и одного Магнара Монтано Эдвайса хватило, чтобы сделать из меня Вальта. Мало того, после публичного поражения Патрика, Вальтам это стало даже выгодно. Они всем заявили, что тот, кто сильнее нашего члена клана - тоже наш член клана. В какой-то степени я дал им победить в битве, чтобы не проиграть войну.
        Тяжелей всего было убедить самого Магнара, явившегося всего на пару дней в имение Эдвайсов. Патрик в это время, конечно же, отсутствовал. Чтобы его мозги не прочитали, как книжку.
        Я полсуток провел с Магнаром наедине, доказывая ему все выгоды моего назначения. И вряд ли удалось бы его убедить, если бы я не соврал, что ко мне возвращается память Кэра, за которого он меня держит. Мне пришлось вспоминать всё, что я знаю об Ордене Закатной Звезды. И об этом я рассказал Монтано. Мол, какие-то отрывки памяти возвращаются и уже чувствую, что могу ему доверять.
        На вопрос зачем мне это, я сказал, что хочу появиться в школе, но так, чтобы меня не посадили в карцер. Ведь нельзя наказать участников экзаменационных испытаний. Ну и еще пазлы. Я же заинтересован в их поиске во имя Ордена Закатной Звезды. Не знаю, во все ли поверил Монтано, но мою просьбу исполнил.
        И отныне я член Вельтешафт - главенствующего клана в мире. И не просто член, а целый аристократ. Пусть и самый младший из них. Теперь Исталам будет непросто ухватить меня за ухо и пожурить. Хотя в карцер они меня посадить еще могут. Независимо от происхождения, в школе неодаренных все равны.
        Диктор перечисляет другие имена представителей не в боевых направлениях, но публике это уже неинтересно. Им подкинули такую крысу, что они вовсю пялятся на меня и сплетничают.
        Замечаю Кевина и Тернова. Оба смотрят на меня. Кевин задумчивый, а Тернов, похоже, стирает зубы в порошок от злости. Вальтов он ненавидит. Надо было предупредить их заранее, но я потихоньку отвыкаю пользоваться телефонами, так как не доверяю этим технологиям.
        Кто-то дергает меня за рукав.
        - Костя, а ты молодец, - сверкает лучезарной улыбкой Яра. Несмотря на холод в яме, она одета в черные чулки и миниюбку. Беляки вокруг пускают слюни на кружева на ее бедрах и слегка заметные из-под юбки формы. - Я тебя ждала. Где ты был? Почему мне не звонил?
        Краем глаза она смотрит на реакцию окружающих. Мол, я девушка Константина Кибы - знайте смерды.
        Мда, вот что значит пользоваться слабостями других. Один раз улыбнулся ей, попросил об услуге и всё - теперь считает меня чуть ли не своим. И ведь не пошлешь. Яра оказала мне хорошую услугу, когда подготовила склеп, залив его бензином. Она рукастее, чем выглядит. Не блондинка-белоручка.
        Правда, она почти… проститутка. Я когда зашел сюда, сразу же заметил ее под ручку с одним из старшеклассников Новусов, который теперь сверлит меня очень недобрыми глазами.
        - Яра, у меня вообще-то жена есть…
        - Ну и что? Я же без задних мыслей, - поправляет она юбку так, что та теперь кажется еще короче. - Думаю мы с Аннеткой твоей подружимся. Может вместе будем тебе… хорошими подругами. Хочешь?
        Во имя Шиилы, мне сейчас не до этого. На мне столько внимания, что меньше всего я хочу разговаривать с девками легкого поведения о групповых увеселениях.
        - Йо, брат мой, - протискивается еще один кадр - бывший силач с дредами, любитель мира во всем мире и травки. - Твой путь продиктован любовью, я вижу это.
        И зависает. Смотрит сквозь меня.
        Отцепляюсь от схватившей меня за руку Яры со словами «потом поговорим», протискиваюсь через толпу, к выходу. Точнее, толпа меня сама пропускает. Кроме одного быка из бывших силачей, который должен подчиняться, а не строить из себя оскорбленного. Возвысился горой. Пытаюсь его обойти, он за мной, мешает пройти.
        Поднимаю на лицо парня в шрамах глаза:
        - Слушаю тебя внимательно.
        - Нахера ты это сделал?
        - Тебе прямо сейчас объяснить? При всех? Или включишь мозги, и мы…
        Рука силача хватает меня за рубаху. Я мог бы увернуться, но не хочу.
        - Мы тебе верили. Думаешь бабки нам платишь, так теперь все, что хочешь можешь делать?
        Беляки вокруг нас пялятся с нескрываемым любопытством. Но молчат. Никто не смеет поддакивать или провоцировать ситуацию.
        - Хватит, Петь, - тихо пищит какая-то девочка-первогодка. - Я… я не думаю, что ты с ним справишься.
        - А мне плевать. Думаешь я стал бы силачем, если бы ссался тех, кто сильнее мне, - встряхивает меня. - Ну Киба, отвечай. Перед всеми. Или башку мне отрежешь?
        Ну, примерно такую реакцию я и ожидал. Было бы глупо считать, что меня встретят овациями и восторженными реакциями. Вальтов ненавидят не меньше, чем боятся. Да и мои месячные отсутствия воспринимаются, как предательство.
        Гордый Альв во мне возмущается наглости сопляка и требует отрезать ему пальцы. Но мудрый Альв умеючи ставит на место гордого.
        Улыбаюсь, спокойно говорю:
        - Что-то ты так не возмущался, когда я в жены взял Аннету из Вальтов.
        - Мне плевать, кого ты трахаешь. Мне не плевать, кем ты стал.
        - А если пошевелить извилинами?
        Никогда не перестану удивлять этой наивности. Неужели так тяжело понять, что я - изгой. Клан Исталы пытался меня убить. Новусы меня открыто недолюбливают и считают причастным к их проблемам с Джунами. Сами же Джуны, на которых, я иногда работаю, ни за что не примут иноземца. Вальты - мой единственный шанс продвинуться выше и изменить жизнь этим глупцам. А ведь это почти общедоступная информация. Неужели они не понимаю, для чего я победил Патрика Эдвайса? Для того, чтобы меня заметили.
        Замечаю, что некоторые подоставали телефоны и снимаю происходящее на камеру.
        - Теперь это не наш клуб, - рычит силач. - Это клуб Вальтов.
        - Неужели? А кто у вас глава клуба, скажи мне? Я? Или Кевин?
        - Все знают, чей он.
        Кладу руку в перчатке на запястье силача:
        - Все мои действия приводят к успеху. Ты получаешь от меня хорошую зарплату за работу, от которой не сдохнешь и за которую тебя благодарят, а не ненавидят. Члены клуба учатся в спокойствии и с надеждой на будущее. А что сейчас делаешь ты?
        Хватка силача ослабевает. Продолжаю:
        - Я уже говорил - проваливайте из клуба. Я никого не держу, - обвожу взглядом остальных. И еще, - сжимаю широкое запястье силача, и он морщится от боли, - я первый и последний раз позволяю поднять на меня руку тем, кто этого не понимает.
        Перчатка усиливает мою силу. Если сжать шелк в определенных местах, то он работает по принципу «экзоскелета». Есть в этом мире такая штука.
        Сжимаю, выворачивая кисть. Силач отпускает хватку, выгибается. Чувствую, как его мышцы взбухают под воздействием суммы. Он высвобождает силу.
        Предупреждающе говорю:
        - Не стоит. Ты и так создал ситуацию, которой воспользуются многие из присутствующих здесь. Не усугубляй. Или я сломаю тебе руку, - смотрю в глаза невысокой девчонке. - Каждый из вас отвечает сам перед собой. И каждый из вас имеет свои мозги. Слабые отсеиваются, умные идут дальше. Я предупреждал об этом с самого начала. А теперь…
        Сдавливаю запястье еще сильнее, до легкого хруста. Силач сжимает зубы, играет желваками, его тело увеличиваются на глазах под воздействием суммы. Сдерживать его становится сложнее.
        … - ты сказал, что не боишься нарываться на сильных? Чушь. На сильных нарываются только, когда знают, как с ними справиться. Ты знаешь? Или ты очередной глупец? Покажи мне…
        - Киба, хватит… - подает испуганный голос девочка. Единственная из всех, кому хватило духу вмешаться. - Он всё понял…
        - Ни черта я не понял! - орет силач, с рыком выворачивает сам себе запястье и набрасывается на меня.
        Как глупо. А ведь я вижу по глазам, что смог его убедить. Какое-то время он готов был отступить, но я задел его за живое. Поймал за «мужицкое слово», данное перед всеми. И теперь он не видит иного выхода, кроме как доказать, какой он бесстрашный. Что ж… это послужит ему уроком, а я немного выверну неприятную ситуацию в выгодное для меня направление.
        Силач ни с того ни с сего падает, как подкошенный мешок со свеклой, не успев до меня притронуться.
        Люди затихают. Кто-то из толпы ошарашенно пялится на силача, спрашивает:
        - Что… только что произошло? М-м-м… споткнулся?
        Наклоняюсь над силачом, протягиваю ему руку:
        - В этот раз ты получишь сто тысяч премии. За смелость высказать в лицо мнение остальных перед тем, кто сильнее тебя. Для силачей это отличное качество. Но в следующий раз я сломаю тебе руку и уволю. Все заслуживают второго шанса, верно? Ну что, без обид?
        Силач недоуменно пялится на мою руку, неуверенно протягивает свою граблю. Я помогаю ему встать.
        Тишина.
        Он отряхивается, потирает запястье, поднимает на меня удивленные, но не испуганные глаза. Хмыкаю. Надо же, проигрывать все же умеет. Такие глупцы мне нравятся больше других глупцов. Надо будет его запомнить.
        - Так… что это… было-то? - спрашивает он, подбирая слова.
        - Не скажу. Пусть люди поломают голову.
        Силач какое-то время смотрит на меня, его глаза снова загораются:
        - Лааадно, я тебя услышал, Киба. Без обид. Ты прав. В чем-то… Я думаю, тебе многие благодарны, но знаешь чо?.. Люди быстро забывают хорошее. Для этого достаточно лишь один раз хорошо обосраться.
        Интересная и грубоватая аналогия. Но очень верная.
        Хлопая парня по плечу, выхожу из ямы, напоследок оставляя за собой последнее слово и немного альвской мудрости на современный лад:
        - Верно, друг мой. Совершенно верно. Поэтому гадить нужно на головы своих врагов, чтобы всё внимание досталось им…
        Глава 3. Цена статуса
        Лифт поднимает меня одного на поверхность. Эта Яма глубоко. Очередной раз убеждаюсь, что служит она еще и бомбоубежищем. Или суммоубежищем, кто знает.
        Итак, теперь я аристократ. А это не шишки в лесу собирать. Теперь у меня появились привилегии в школе. Например, новые торговые автоматы и доступ к местному четверному склепу с сушеными трупами. Мд-а, если так подумать, то там находятся тела тех, кто жил в этом мире без сосуда суммы. Тех, кто имел огромную власть над настоящей магией. Но они не пережили Новую Смуту и стали батарейками для недомагов.
        Хочу себе такую батарейку…
        Выхожу из лифта. Слава Шииле, на заднем дворе школы почти никого нет. Только два недовольных дворника, бубнящих под нос о треклятом снегопаде. Забавно, а ведь снег могут убирать одаренные предметной суммой. Раз-два и сугробы убраны. Но нет же, не для того их роза цвела. Пусть лишенные машут лопатами.
        Хотя, о чем я думаю… дворников пожалел. Им дали работу, платят. Их выбор.
        Захожу в школу, расстегиваю пуховик, сажусь на отдаленное мягкое кресло, которое беляки никогда не занимают, ибо негласное правило - только для благородных. Мне же всегда было плевать. Еще до титула я сидел здесь, когда мне вздумается. Но не поэтому тут мое любимое место. Здесь слепое пятно от камер.
        Захожу в приложение телефона. О, и правда разблокировали. Баланс: 37 000 очков влияния или пять с половиной миллионов рублей. Еще у меня осталось немного нала. Сто семнадцать тысяч долларов я запрятал в доме Зеленограда и еще пятьдесят три тысячи евро находятся в квартире, где сейчас прячется Акане. Ну и с собой я стабильно ношу пять-десять тысяч на… хех… мелкие нужды. Итого в валюте у меня четырнадцать миллионов рублей.
        И это не так много, как кажется. Для моих затей требуется намного больше денег. Жаль, ввернуться в Зеленоград за «зелеными рублями» я не могу. Тот дом раскрыли Исталы, когда я ходил с жучком в шее. Но и терять на пустом месте деньги нельзя. Да и вообще, из школы я никуда пока не уйду - переживу в комнате отсталых для аристократов. Говорят, там неплохие условия.
        Захожу в приложении, захожу в меню Клуба «Превосходства Неодаренных» - «Участники Клуба». Ага, у меня остались права администратора, хоть я больше и не являюсь главой. Тут Кевин пометил каждого участника цветами и приписал каждому примечание. Зеленые имена - те, кому Кевин доверяет. Желтые - сомнительные, и их большая часть участников. Красных тоже хватает.
        Первая ошибка неопытных властителей и королей - недоверие к подчинённым. Эти «лидеры общества» часто влезают в дела, которые их касаться не должны, вместо того, чтобы поручить их подручным. А я же мыслю иначе. Чем ответственнее задание, чем легче выявить ненадежного подчиненного, взявшегося за него. Главное, чтобы было не страшно завалить это дело. А потерять сотню тысяч долларов я не боюсь. В пределах тех масштабов, какие меня ожидают, неважно есть они или нет.
        Выделяю все зеленые имена - а их всего семнадцать из шестиста участников. Четверо из них пробужденные. Создаю общий чат. Ого, вот это я прошаренным стал в местных технологиях.
        Уверен, что в этом приложении все прозрачно до такой степени, что Исталы в режиме реального время знают, чем я занимаюсь.
        Печатаю:
        - Приветствую вас. Предлагаю вам очередное задание за очки достоинства. Необходимо всего лишь сгонять по одному адресу и забрать небольшой металлическую ящик. Доставить лично мне за пределами школы. За местом точно следят, поэтому ваша задача оторваться от слежки и передать ящик лично мне (связаться предварительно). Открывать коробку категорически запрещено. Приносить в школу тоже. Но скажу, что там, кроме денег, ничего нет.
        И неприятного сюрприза для тех, кто не знает, как правильно открыть этот ящик.
        Отписываю конкретику, закрываю приложение. Ну вот и всё. Может, за задание никто и не возьмется, но тогда я не пойму, почему Кевин отметил этим имена зеленым. Не такие уж они и надежные.
        Исталы, конечно, следят за домом. Но очень сомневаюсь, что они такие «О, нычка. Возьмем-ка себе эти баксы».
        - Константин…
        Отрываюсь от телефона, не глядя выключаю его, поднимаю голову на пикантную женщину. Приближающие звуки отбивания шпильками по полу я услышал пару минут назад.
        - А, учитель Элеонора. Рад вас видеть в добром здравии…
        - Хватит паясничать, Константин. Долго ты будешь меня избегать?
        - Ну что вы, как я могу. Всего лишь был занят другими делами. Сами видите, покоя мне не дают.
        Видимо, Элеонора тоже знает, что это место не просматривается и не прослушивается. Они кладет руки на пояс, пригибается, стоя на прямых ногах. Вижу ее декольте. Она это специально? Или в привычку вошли эти «женские» штучки? Элеонора понижает голос:
        - Хоть я уже и не хочу тебя ни о чем просить, но мне нужна помощь в одном деле. Выгодном для нас обоих.
        Пододвигаюсь, стучу по кожаному креслу ладонью:
        - Присаживайтесь. Обсудим.
        Элеонора выпрямляется, никак не реагирует на мое дружеское приглашение. Пожимаю плечами, устраиваюсь поудобнее.
        - Я нашла один из пазлов, - тихо шепчет она так, что даже мне приходится прислушиваться. - И я считаю, что ты тоже знаешь об одном-двух. Предлагаю обменяться. Ты мне, я тебе. У обоих будет информация по двум пазлам.
        Смотрю на Элеонору с большим энтузиазмом:
        - А начальство ваше согласно на такой обмен?
        - Мне плевать, на что оно согласно. Если ты ничего лишнего не сболтаешь, то я выдам им, кто пазлы и вырвусь из этого круга ада. Мне эта школа, - Элеонора осматривается, строит недовольное личико, - осточертела. Я ее ненавижу, как и все ваши интрижки. Я еще молода и хочу прожить своей жизнью.
        - Неужели? А я думал, вы в двух шагах от аристократского титула. Так же вы говорили.
        - Так ты согласен?
        Хм. Она это серьезно? Отчаялась до такой степени, что идет на сделку со мной? И можно ли доверять ее словам? Элеонора может назвать чье угодно имя и проверить это будет непросто. Нужна кровь, лаборатория. Придется обращаться в Патрику…
        - Согласен, - киваю. - Но сейчас я не могу назвать имена. Может быть позже.
        Пока что я знаю только про Акане Мацуо. Но сдать ее не могу. Джуны знают, что я об этом знаю. И если вдруг информация о ней всплывает где-то еще, то они побегут разбираться именно ко мне.
        - Тогда нам не о чем говорить, - разворачивается Элеонора. - Обратишься, когда узнаешь, Константин.
        Успеваю ухватить руку Элеоноры. Она вздергивает бровь. Говорю:
        - Тебя все равно не отпустят, ты же это понимаешь? Они никого не отпускают. Особенно тех, кто знает про пазлы и таких ненадежных, как ты…
        - Убери руку, Константин. Или я вырву тебе её с корнем.
        Сжимаю чуть сильнее:
        - Ты забыла, кто я такой, простолюдинка? Я теперь зерус из Вельтешафт. А ты только что предложила мне… что-то подозрительное.
        Лицо Элеоноры перекашивается в эмоциональной гримасе от этой болезненной правды:
        - Ш-ш-ш-ш-ш, - издает она странные звуки шипящей кошки и сдувающегося шарика одновременно.
        Нежно кладу ладонь второй руки на запястье Элеоноры:
        - Довольно пустых угроз. Скажу честно, тебя давно списали. Ты - ненадежный элемент, который Вальты держат тут «на всякий случай». Вдруг хоть какой-то толк от тебя будет. Ну давай, скажи, что я не прав, - улыбаюсь я и добавляю немного блефа: - Теперь я вхожу в доверенные круги нашего с тобой клана и знаю, о чем говорю. Ты, считай, смертница. Ходячий труп, у которого не осталось шанса. Но… ты мне нравишься, Элеонора. И не только из-за этого, - с ироничной ухмылкой киваю на обтянутую латексом грудь. - Есть в тебе какой-то, не знаю, огонь. И ты рассказала мне об этом, - тычу себе пальцем в шею, намекая на удаленный Магнаром жучок. - Уж не знаю, почему, да и не важно.
        Элеонора замирает, смотрит на меня глазами волка в капкане, вырывает свою руку, шипит змеей:
        - Зачем ты мне это говоришь, а? Ты… ты мерзавец… Это Патрик всё устроил, да? Не смог залезть мне в трусы, так теперь мстит? Пусть он вылезет из своей норы и повторит мне это в лицо.
        Вот ведь женщина. Сама подошла со сделками, а теперь возмущается. Вздыхаю, откидываюсь на кресле:
        - Скажи мне про пазл, и я поговорю с Патриком, чтобы тебя освободили от… должности учителя в этой школе.
        - С Патриком? - фыркает Элеонора. - Ты правда думаешь, что эта мелкая сошка тут авторитет? - она сжимает кулаки, впивается ногтями в ладони. - Меня придавил совсем другой че…
        - Монтано?
        - Ну надо же… Похлопать тебе за сообразительность? Именно этот человек отвечает за всю Москву. И за все дела, что тут происходят. И он знает всё! Всё!
        Морщусь. Голос Элеоноры разносится по пустому залу громче, чем следует.
        - Тише, учитель Элеонора, успокойтесь, - примирительно улыбаюсь я, перехожу на культурное «вы» - Может, я неправильно выразился, но я просто хочу вам помочь. Знаете, я очень хорошо умею прятать людей. Не постесняюсь, этого слова - лучше многих. Может я могу предложить вам… пропАсть?
        Встаю, указываю на кресло:
        - Прошу вас, присядьте.
        Элеонора уставилась на меня дикими глазами, но, после короткой заминки, усаживается, кладет ногу на ногу так, что можно заметить что-то через короткую латексную юбку. Если бы я, конечно, смотрел в ту сторону.
        Она знает про один пазл. Во что бы то ни стало, я обязан узнать про него. Тогда я буду знать уже о двух из четырех частей от сундука, как его там… а-а-а… Пандоры.
        - Это невозможно, Константин. От Магнара не скрыться. Не удивлюсь, если ты стал зерусом, только потому что ОН так захотел. Ты либо делаешь, что он хочет, либо ты не нужен ему. И не сомневайся, намного лучше первое, чем второе.
        Ну, в какой-то степени она права. Но если думать, что всё вокруг замысел высших сил, то можно только опустить руки и ныть, как всё плохо.
        Слегка пригибаюсь. Теперь я возвышаюсь над ней, а не она надо мной. Ловким движением руки в белой перчатке, я поправляю локон волос Элеоноры за ухо. Ее глаза расширяются, рот слегка приоткрывается:
        - И… что это значит?..
        - Вы так милее, учитель Элеонора, - перестаю улыбаться, меняю голос на металлический: - Скажите мне, кто пазл. Я ведь тоже из Вельтешафт и в случае чего, не так уж вас и накажут. Взамен, я дам вам гарантию безопасности. Вы уйдете из школы, какое-то время поживете в одном укромном месте, а потом я вывезу вас из российского кластера. Денег могу дать, если у вас их нет. Вот смотрите, - включаю телефон, захожу в приложение, показываю дисплей. - Видите, сколько очков влияния? Тут полтора миллиона. Для начала хватит. Я перечислю их вам. Учителя же могут обменять их на валюту, верно? Но, сами знаете, это заметят Исталы, поэтому мы сделаем это, только если вы примите решение и скажете мне, кто Пазл.
        Похоже, мне удалось немного растопить ледяное сердце Элеоноры:
        - Мне… нужны гарантии. Как только ты предоставишь что-то убедительное, приходи. А так… это слишком рискованно.
        Выпрямляюсь.
        - Понимаю. Ждите меня в своем кабинете в конце дня, учитель Элеонора.
        Она смотрим на меня глазами, в которых читается что-то теплое. Или мне кажется. Шиила их пойми, этих женщин. Тысячу лет живи и удивляйся выходкам.
        Элеонора встает, смотрит на меня в последний раз, уголки ее губ слегка приподнимаются. То ли иронично, то ли от тоски. Она цокает каблуками и шепчет сама себе «надо освежиться…», выходит на мороз в одном латексе.
        Российский Кластер - регион закаленных людей. Даже иностранцы, пожив здесь пару лет, начинают лопать мороженое при минус пятьдесят.
        Хотя… наверное дело в легком свечении суммы, которой обволокло тело Элеоноры…
        - Так, так, та-а-а-ак, - слышится скрипучий голос.
        Эх, а я так надеялся, что эти шаги за спиной пройдут мимо. Но надежда, что трое вдруг решили прогуляться, пока в Яме происходят такие представления, умерла в зачатке.
        Где-то я уже слышал этот голос.
        Хватило двух секунд, чтобы понять что почем. Юлиан Макгрегор. Тот самый Валет, с которым я пререкался на трибунах перед боем с Патриком. Его еще тогда троллил Монтано. Ах, да. И еще это его место представителя от Вальтов я занял в боевом соревновании до десяти единиц суммы.
        Разворачиваюсь навстречу прекрасным людям. Не отвечаю.
        - О, да это же сэр Зерус, как я мог не узнать, - ухмылка Вальта способна закислить даже лимон. - Простите, пожалуйста, не признал вас из-за лица…
        Два других Вальта без особого энтузиазма разделяют выходку своего друга. Они с опаской переводят глаза с меня на него:
        - Юлиан, брось. Не нарывайся.
        - Нет, постойте. Я просто хочу отдать дань уважения соклановцу, который… кхм… лучше меня представит наш клан на соревнованиях. Поразительно, - осматривает меня сверху вниз. - И меня променяли вот на ЭТО.
        Давно я не чувствовал такой квинтэссенции злобы в словах.
        Один из Вальтов не выдерживает, отмахивается:
        - Так, я в это не лезу. Юлиан, хочешь, разбирайся один. Только вот он Патрика отдубасил.
        И уходит. Отчетливо слышу, как зубы Юлиана скрежетнули.
        - Да-да, проваливай. И Патрик у нас не эталон воинственности, понял? Ты тоже сбежишь, а? - с вызовом смотрит на второго оставшегося Вальта.
        - А. Э. Да нет, я… останусь. Посмотрим, что нам скажет сэр Константин, - почтительно кивает Валет в мою сторону и смотрит извиняющими глазами из разряда «я не виноват, что мой друг идиот».
        Удар в мою грудь неприятный. Обеими руками Юлиан толкает меня, я отшатываюсь назад.
        - Юлиан, ты спятил? - хватает его за локоть Валет, но тот вырывается, разминает шею.
        - Меня, конечно, проштрафят, - задирает Юлиан рукава, - но и терять мне особо нечего. Да и хрен бы с ним. Я же напал на одаренного и убивать его не планирую. Так, переломаю пару костей. Вот будет забава, - по-дружески толкает своего ошарашенного друга в плечо, - когда исключенный представитель боевого направления изуродует действующего. Что тогда на это скажет сэр Монтано Эдвайс?
        Несчастный друг Юлиана стареет лет на десять, говорит почти умоляюще:
        - Юлиан, подумай еще раз. Это дискредитирует наш клан. Бьем друг другу морды, как какие-то силачи. Тут не будет победителя. Просто смирись…
        Юлин замирает, опускает голову. Какое-то время кажется, что он что-то понял, но нет. Он сжимает кулаки так, что хрустят костяшки:
        - Смирись… значит… Сначала меня перед всеми унижает сэр Монтано. Потом он же снимает меня с соревнований и заменяет вот… ЭТИМ. И ты говоришь… смирись… да?
        - Но…
        - Помолчи, - угрожающе перебивает друга Юлиан. - Можешь идти, если боишься. Я сначала разберусь с ним, а потом решу, что делать с последствиями.
        - Я… я… прости, Юлиан, - отступает Валет. - Ты мне друг, но… ты прав… ты уже на дне. И не утягивай меня… за собой. Прости…
        Разворачивается, уходит.
        Усмешка сама выходит из моих легких:
        - Вот это поворот, коллега. Признаю, твой план неплох. Рискованный и не без недостатков, но всё же, если после победы сможешь всё вывернуть правильно, то тебе вернут представительство на соревнованиях. Правда, - развожу руками, - тебе на это не хватит мозгов.
        Одновременно происходят несколько событий.
        Первое.
        Юлиан будто из воздуха материализует парные клинки, покрывается синей аурой и бросается на меня.
        Второе.
        Чувствительные уши слышат что-то далекое, странное, неправильное. Где-то за пределами школы происходит… что-то похожее на бой одаренных.
        Мои подозрения подтверждаются, когда я слышу неразборчивую женскую ругань и сразу же болезненный стон…
        И тишина.
        Ни звуков боя…
        Ни стонов Элеоноры…
        Бой окончен… И, похоже, не её победой.
        Глава 4. Тук! Тук… Т…
        Во имя Шиилы, что происходит? Кто-то напал на Элеонору?! Но кто? Нет, неправильный вопрос. Кому хватило на это сил?!
        Сияющее красной аурой лезвие клика проходит в сантиметре от моего лица. Отступаю на шаг, успеваю увернуться. Несмотря на то, что у Вальта нет суммы скорости, он ловок сам по себе.
        Гниль подземная! У меня нет на него времени!
        Сразу четыре куная вылетают из моих рукавов, устремляются в Юлиана. Тот уворачивается от трех, четвёртый отбивает.
        Из всех своих сил пытаюсь услышать хоть что-то…
        Но Элеонора отошла слишком далеко.
        Тишина…
        - Ты! - тычу сжатым в руке кунаем в Юлиана. - Отвали! У меня нет времени! Или клянусь, я пущу тебе кровь!
        - Попробуй! Может, Патрика ты и поимел, но у меня есть маленькое…
        Кидаю кунай, вытягивая привязанную к нему нить так, чтобы придать ускорения. Он со звоном отскакивает прямо от лица Юлиана. Понятно, сумма крепости. И намного лучше, чем моя.
        - …преимущество, - заканчивает фразу Юлиана и едко улыбается. - Твои игрушки против меня не сработают.
        Хреново…
        Существует один недостаток, который сильно мешает мне в будущих поединках в качестве представителя. Пользоваться в соревнованиях можно только боевыми направленностями, официально признанные таковыми. Гипнотическая сумма разума к ним не относится. А представитель обязан уметь противостоять всем угрозам. Мне было непросто доказать Монтано, что я соответствую этим требованиям. Он натравил на меня пиджачников, и я целую неделю пытался справиться только с одним из них, не используя гипноза. А потом еще с одним… и еще…
        Всего я справился с пятью пиджачниками. И у каждого из них была своя направленность. Поэтому я изворачивался, как мог…
        Но…
        К каждому есть свой поход.
        Сейчас можно, например, просто убежать. Этому я хорошо обучился. Каждое утро последнего месяца я пробегал на километр дальше. И сейчас рубеж в сорок километров преодолеваю за два часа. Если об этом рассказать Тернову, то он упадет в обморок от зависти.
        И если Юлиан побежит за мной, то быстро выдохнется. Его крепость расходует огромное количество суммы. Хватит минут на десять в лучшем случае. И тогда он проиграет.
        Но в небольшом пространстве ямы убежать тяжелее - на что и расчет. А Юлиан достаточно ловкий, чтобы поймать в маленьком пространстве большинство хилых скоростников школы Новая Эра.
        Сую руку в карман и сразу же достаю сжатый кулак. Вскидываю руку в сторону Юлиана. Он инстинктивно отступает, заслоняя лицо руками, но…
        … ничего не происходит. Я просто держу вытянутую руку с раскрытой ладонью.
        - И что это? Зига? - ухмыляется Юлиан.
        - Нет. Но ты уже проиграл, - разворачиваюсь, бегу в сторону выхода.
        - Стой! Стой, Киба! Испугался?! А-ха-ха! Подожди-ка!
        Бежит за мной, оборачиваюсь, вижу, как Юлиан на ходу достает телефон.
        - А слов-то сколько бы…
        Но вот Юлиан резко замирает на месте, хлопает глазами. Трогает себя за грудь и… хватается за горло. В глазах ужас. Он хрипит, падает на колени.
        Я не дожидаюсь незавидного конца Юлиана, выбегаю наружу. Ох ты ж морозище. На ходу застегиваю пуховик, бегу в ту сторону, где слышал Элеонору. Вышла в лес прогуляться, называется. Твою ж…
        Бегу, прислушиваюсь к хрипу Юлиана. Ага, затих. Ну и славно… К счастью или сожалению, спасти этого дурачка от смерти теперь будет непросто. Но этот идиот не оставил мне выбора.
        Фишка в шелке. Не знаю почему, но именно он поддается моей предметной направленности лучше всего. А если ты умеешь что-то одно, то надо довести это до совершенства. В имении Эдвайсов у меня было время поработать над этим.
        Куколки тутового шелкопряда - из этого материала делается высококачественный шелк. Найти его оказалось несложно. Интернет, доставка, и уже на следующий день я счастливый обладатель двадцати килограммов… выделений шелкопряда. Что только я с этим добром не вытворял. Сушил, варил, жарил, прессовал, жег, напитывал разным количеством суммы, изменял структуру и многое другое. Что только не сделаешь, ради того, чтобы победить в бою непробиваемого пиджачника. В том мне, конечно, помог еще сушеный палец потомка, который я не без труда притащил в имение Эдвайсов, не спалившись.
        А про крутость Юлиана…. Ну что я могу сказать? В каждой непроходимой стене можно найти слабое место. Трещину, на которую стоит немного надавить…
        Юлиан вдохнул сушенную пыль куколки шелкопряда. Она не имеет запаха и совершенно прозрачна. Но после того, как я дал пыли сигнал, сжав её в кулаке, она медленно стала менять структуру и расширяться, как намокающая вата. И все это дело сейчас происходит в легких Юлиана. Несмотря на всю его «крепость», он не додумался прикрыть нос и рот маской, как это делают в бою с газообразными одаренными, потому что я таким не являюсь и всем это известно. За что и поплатился. Я не хотел использовать это средство, чтобы не выдавать своих секретов перед соревнованиями, но непредвиденные обстоятельства с Элеонорой заставили поторопиться.
        На самом деле, у многих одаренных на земле есть такие фишки. Но это называется «специализированное обучение». Такому учат в военных Академиях, куда меня приглашали Исталы. А в школах неодаренных учат только основам. Хотя важные шишки знают об этих тонкостях и не стесняются ими пользоваться. Патрик, например, может увеличить силу удара за счет скорости, тем самым компенсируя недостаток в физической силе. Я даже думаю, что он не все свои умения успел показать в поединке со мной. Просто не успел. Такое бывает часто. Не удивлюсь, если следующий наш с ним бой обернется иначе.
        Так, хватит мозги засорять…
        Шиила побери, да где носит эту Элеонору?! Почему я ничего не слышу?
        Двадцать семь… двадцать восемь…
        Секунды неумолимо отсчитывают время.
        И наконец я слышу… Звуки, похожие на падающие откуда-то сверху груды песка или щебня. Как после взрыва, когда потолок грозится упасть на голову.
        Тихий стон Элеоноры и… ругань отчаяния на непонятных мне языках. Немецкий? Английский?
        Резко разворачиваюсь в сторону звуков. Далеко же она забралась…
        Хорошо…
        Прислушиваюсь к себе. Моё странное направление мудрости, о котором мне рассказывал Сайтама… Оно позволяет пользоваться направлениями, в которых я должен быть дуб-дубом. И, похоже, я начал понимать, как это работает, когда попробовал изучить то, к чему у меня нет генетической предрасположенности…
        Вспоминаю первые уроки Патрика о «сумме тела: скорость».
        Голос Патрика Эдвайса всплывает в сознании:
        - Ты должен быть в форме. Почувствуй каждую мышцу в своем теле. Ты же можешь высвобождать сумму в пространство, а теперь представь, что ты делаешь это не снаружи, а внутрь. В своем собственном организме. Мысленно направь поток суммы в те части тела, которые нужно ускорить. Но будь осторожен, если сделаешь что-то неправильно, получишь внутренние повреждения и истечешь кровью… Этому учатся годами. Нет, Константин, не так. Зачем ты закрываешь глаза? Так… Нет… не обязательно не дышать. Наоборот, разгони кровь. Мышцы должны быть в тонусе… Так… нет, это нереально. У тебя нет этой направленности… Эм… во имя Пяти, как ты это сделал?!
        Ноги жгло болью от нагрузки, но Патрик говорил, что это норма. Как от тяжелой физической тренировки. Нужно только преодолеть…
        Осознание того, на что ты способен, меняет всё.
        Если ты знаешь, что ты можешь, значит… ты сможешь. Вот такая вот тарабарщина.
        Гниль подземная, как же больно! Чувствую, что сегодня весь день не смогу встать на ноги. Да еще и сумма сжигается с огромной скоростью. Меня хватит на три, максимум четыре минуты. Это далеко не такой же уровень, как у Патрика Эдвайса.
        Картина перед глазами размазывается. Я становлюсь быстрее… еще быстрее…

* * *
        ЭЛЕОНОРА ШТЕЙН
        МЛАДШИЙ ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ИСТОРИИ И ОСНОВ СУММАТИКИ ПО ОБМЕНУ В ШКОЛЕ НЕОДАРЕННЫХ «НОВАЯ ЭРА»
        КЛАН ВЕЛЬТЕШАФТ
        - Fine… let`s… finish this… собака… - лежа на спине и истекая кровью, шипит Элеонора, мешая разные языки.
        Элеонора никогда не была трусихой. С самого детства ее буйный характер замечали все вокруг. Она дралась за свою красивую жизнь аристократки, которой так и не стала. Ее сил хватило лишь на вступление в клан Вельтешафт. А там всё оказалось иначе. Сложнее…
        На нее напал мужчина. Среднего телосложения и роста. Одет в кожаную байкерскую куртку и обтягивающие штаны. А еще эти глаза. Они будто светятся в прорезях маски какого-то лисоподобного демона.
        Мужчина напал со спины, без предупреждения. Если бы не ее защитная аура от холода, то она была бы уже мертва.
        Вот только… Кто он такой? Что ему нужно? Кто хочет ее смерти и за что? За разговор с Кибой? Кто-то всё-таки подслушал их? Но это же простая игра, ничего более. Да и ее клан не действует так прямолинейно. Напасть рядом со школой…
        Нет… этот человек давно тут. Что-то выжидает. Он знал, что сейчас почти все стражи заняты, а руководство школы находится в яме, поэтому осмелел и напал.
        Элеонора не может пошевелиться. Мужчина перебил ей позвонки на спине тяжелой палицей. Он подкрался незаметно, неслышно. Перед тем как упасть, Элеонора успела закрыть гада в земляном куполе, чтобы дать себе время оклематься. Но повреждения оказались сильнее, чем она рассчитывала. И теперь мужчина пробивает земляную тюрьму палицей.
        Стенки ее осыпаются, как пенопласт…
        Мужчина в маске перешагивает через глыбы, надвигается на нее…
        Элеонора пытается соображать, но получается с трудом из-за боли. Откуда у него такое странное оружие? Оно не усиленное, но мощное настолько, будто ее запитал предметный мастер с суммой, как минимум, в сорок единиц.
        Последние силы Элеоноры уходят на то, чтобы перевернуться на спину. Она тяжело дышит. Ее роскошная грудь вздымается, а изо рта выходит теплый пар. Струйка крови стекает по щеке. Легкое перебито.
        Вот он уже стоит над ней, сверкает неприятно пустыми глазами через прорези маски.
        - Ч… что нужно?… Тебе… - еле выговаривает Элеонора.
        Мужчина останавливается, едва заметно склоняет голову вбок:
        - Справедливость, - голос холодный, сиплый.
        - … Ч… что?
        Человек приподнимает маску. Теперь можно рассмотреть его лицо. В горле Элеоноры встает тяжелый ком, не позволяющий дышать. Но это происходит недолго. Злость и обида накатывают так резко, что она, ломая ногти, впивается пальцами в промерзлую землю.
        - Ты-ы-ы-ы! - ком рвется из горла воем отчаяния вперемешку со злобой.
        Больше мужчина ничего не говорит, надевает маску.
        - Ясно… Тогда… встретимся в… аду… - выдавливает из себя оскал Элеонора.
        Демон в маске… Да, он похож на демона. Маска ему подходит. И этот демон не чувствует приближение еще одного человека…
        А Элеонора чувствуют. Давным-давно она научилась этому у Фрагоров. Это умение называется «метка». С ее помощью выходцы могут выслеживать своих одаренных жертв. Чувствовать их. И сейчас Элеонора отчетливо ощущает приближение своей метки на Константине Кибе…
        Он приближается…
        Но это не имеет значения. Он не успевает. Слишком далеко.
        В груди Элеоноры сверкает огонёк надежды. Но нет, не на спасение. Тут уже всё понятно…
        На месть.
        Она надеется, что Киба отправит эту гниду в ад, следом за ней…
        Демон в маске возвышается над ней, заносит палицу для последнего удара. Элеонора болезненно отодвигает руку, незаметно пишет своей кровью буквы на снегу… Имя пазла. В благодарность, за то, что Константин Киба хотя бы спешит ей на выручку.
        Время замедляется… Последняя секунда жизни и правда существует…
        Взмах!
        Палица надвига…
        - Ххххренаа-а-а-а-ас-с-с два-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!
        С огромной скоростью откуда-то сзади, из череды деревьев, вылетает что-то, что невозможно различить невооружённым взглядом. Лишь из-за метки Элеонора понимает, что это Константин.
        Росчерк черного силуэта врезается в демона с такой силой, что с веток падает снег, а волосы Элеоноры электризуются и встают дыбом.
        Демон вместе с Константином улетают за пределы видимости Элеоноры на несколько десятков метров. Она пытается вывернуть шею, чтобы посмотреть, что происходит, но, похоже, сделала что-то хуже - защемила нерв или потревожила отбитые внутренние органы…
        Она тяжело дышит… Очень тяжело!
        А потом…
        Сначала её сердце бьется как умалишённое…
        Тук! Тук! Тук! Тук!
        Тук! Тук…
        Тук… Тук…
        Тук…
        Ту…
        …

* * *
        Между деревьев замечаю, как над Элеонорой заносят настоящий моргенштерн, размером с небольшой арбуз.
        Не успею…
        Скорости не хватает…
        Она знает про пазл! Нельзя дать ей умереть!
        Вскидываю руки вперед - из рукавов со скоростью пули летят кунаи, обматываются за деревья впереди меня.
        А теперь…
        Сжать нити!
        Руки рвутся чуть ли не с корнем. В лицо бьет морозный ветер. Ветки царапают щеки.
        Безумие…
        По инерции лечу вперед, как из огромный рогатки. Обрываю нити, чтобы точно руки не оторвало. Лишаюсь двух кунаев из шести - они так и остаются прикрученными к березам. Треть суммы уходит на укрепление кожного покрова. Если я навернусь, то это хоть как-то облегчит мою участь…
        В сантиметре пролетаю мимо дерева…
        Не успеваю…
        Надо как-то привлечь его внимание!
        - ХРЕНА С ДВА!!! - ору я во всю глотку.
        Человек в маске поднимает голову.
        Бам!!!
        В плече что-то хрустит от столкновения с ним. Надеюсь, ему больно так же, как и мне.
        На какое-то время теряюсь в пространстве.
        Чувствую еще один удар. Но на этот раз из-за падения на заснеженную землю. Снег смягчает приземление. Человек в маске летит дальше и врезается в ствол дерева.
        Вставай! Вставай Эйн Соф!
        Поднимаюсь на ватные ноги - они еле держат меня после скоростных маневров. В подмышках жжет и отдается болью. Я потянул связки, резко дернув руки нитями импровизированной рогатки.
        Но я не показываю слабости. Смотрю только вперед.
        Человек в маске медленно приподнимается. Да так, будто и не почувствовал удара о переломанное пополам дерево.
        - Ты кто, мать твою, такой? Я вызвал стражей! - блефую я. - Через минуту тебя сотрут в порошок! Напасть на учителя прямо на территории школы! Ты сдурел?!
        За маской не могу ничего различить. Человек поднимает свое оружие и молча указывает им куда-то за мою спину и делает шаг навстречу мне.
        Не ведусь и не оглядываюсь. На что он там указывал?..
        И вдруг понимаю…
        Стук сердца Элеоноры. Он затих.
        Тик… Так…
        Человек надвигается. Он опасен. Чувствую это каждой клеткой своей кожи.
        А у меня почти не осталось суммы. Всё тело болит.
        Гниль подземная!
        Ну ладно…
        Хорошо…
        Я же не просто так предметный МАГ остаточного ответвления. Мы готовимся к бою заранее…
        Срываю с себя пуховик и рубаху под ней.
        Человек в маске замирает на месте.
        Все мое тело от запястья до живота белое от прилипшей живой материи. Обмотано обрывками ткани, как второй кожей. Местами кажется, что я перемотан нитями, местами веревками, местами свисающими лохмотьями. Но кажущийся хаос обманчив. Все именно так, как должно быть. Этот шевелящийся «костюм» я сделал сам. Своими руками пришивал, обматывал, запитывал своей суммой и суммой из сушеного пальца. О своей работе не рассказывал никому, даже Патрику Эдвайсу.
        И это лучшее и первое мое изобретение в этом мире, которым сможет пользоваться только я.
        Потому что я Эйн-Соф.
        Первый Хранитель Шэйлы, Тень Шиилы.
        Константин Киба!
        - Ну давай! - рычу я в оскале, пробуждая давно забытые техники агрессивного мышления в бою. - Встреча со мной - твоя последняя ошибка в этом мире!
        Костюм оживает, шелковые щупальца расходятся во все стороны, шевелятся в ожидании первой жертвы…
        Глава 5. Призраки и жгуты
        Белые щупальца из шелка живут своей жизнью. Развеваются во все стороны, пытаясь ухватиться, разорвать, убить…
        Только я могу контролировать этот «костюм». Для любого другого чистого предметника это всего лишь рваное тряпьё… Да, такой одаренный сможет изменить материю костюма. Но не управлять ею.
        С самого рождения человеческий мозг привыкает к основным четырем конечностям движения. Две руки, две ноги. Первый шаг для ребенка - это целый праздник для мозга. Всю оставшуюся жизнь повзрослевший ребенок не концентрируется на своих движениях. Его мускулатура работает «автономно». Не надо думать, сколько десятков мышц напрячь при ходьбе, размахивании мечом или пережевывания куска мяса. Ты просто делаешь это.
        И если у взрослого вдруг отрастет третья нога, то всё изменится. Мозг не сможет понять, что происходит и человек не пройдет и метра.
        Но я не человек. Сотни лет, еще с эпохи первого становления, я учился понимать организм и чувствовать каждую клетку своего тела.
        Но…
        Это сложно. Очень сложно. Мой человеческий разум страдает от «перегрузки». И только длительные тренировки с Сайтамой и мой опыт помогли превратить эти щупальца в живое оружие. Полностью контролировать я могу лишь часть этого костюма. Остальное живет самостоятельно, подчиняясь подсознанию, которое я погрузил в боевой транс.
        Сумма стала проводником между моим телом и материей, делая нас едиными.
        Слова Магистров о эфире знает каждый неофит.
        «Реальность воспринимается нами ограниченно. Глазами, ушами, телом. Только Эфир знает, какова настоящая реальность».
        Человек в маске не спешит нападать, поэтому я сам надвигаюсь на него.
        Шаг, второй, третий…
        Слышу приближение десятков шагов со стороны школы. Краем глаза замечаю на дереве камеру. Похоже, я вытолкнул нас за пределы слепой зоны. Дежурившие стражи заметили бардак.
        Человек слегка наклоняет голову набок, смотрит за мою спину, и, еле слышно вздыхает. Резко разворачивается и убегает.
        Часть костюма на левом плече оживает, реагирует. Удлиняется с безумной скоростью несется за человек, но не успевает…
        В голову бьет гонгом боли и слабости. Я падаю на одно колено, сжимаю зубы с такой силой, что чувствую зубной порошок на языке.
        Дрянь…
        Сумма почти закончилась. Слишком дорого я заплатил за скорость и крепость. Еще и костюм пришлось оживить. Шиила раздери эту боль… Головную я всегда любил меньше всего.
        Щупальца опадают и свисают с меня белыми лохмотьями. Быстро заправляю их в штаны, обматываю вокруг рук и шеи. Подбираю куртку, накидываю на себя, застёгиваюсь. Не хочу, чтобы это видели…
        Так, а теперь…
        С трудом встаю на ноги, ковыляю к Элеоноре. Хм, ну двигаться я могу. Значит в сосуде суммы что-то осталось. Гниль подземная! Если бы мой инвалидский сосуд не протекал, то такого бы не случилось. Несмотря на то, что костюм я запитал заранее, на его управление тоже тратится сумма. И немало. Минут пять и всё - рухну без сил.
        Осматриваюсь. Ого, далеко же мы улетели. Кто это вообще был? Судя по звукам, удирает он не очень быстро, но аккуратно. Его почти не слышно. Он точно сможет оторваться от стражей. Современные одаренные до тошноты никудышные ищейки. Только Джуны более-менее.
        Дохожу до Элеоноры. Стражи уже явились, осматривают ее и местность. Пятеро несутся за человеком в маске. Какой-то дилетант начинает ощупывать Элеонору, хочет перевернуть ее на бок.
        Морщусь от этого безобразия… Подхожу ближе, грубо отпихиваю стража до того, как он сделает непоправимое.
        - Идиот, - тихо рычу я, с трудом успокаиваясь после боевого транса. - У нее перебит позвоночник и органы.
        Падаю на колени, достаю из заднего кармана куртки кожаный кошелек с шестьюдесятью тремя иглами разной длины и диаметра, сделанными на заказ.
        - Что ты делаешь? - суровый голос за спиной незнакомого стража. - И снова наш Киба. И почему проблемы всегда идут за тобой?
        Достаю длинную, но очень тонкую иглу.
        - Помогаю ей выжить. Надеюсь, у вас хватит мозгов не мешать? Я все объясню потом, а теперь… помолчи, - раздраженно говорю я, незаметно затираю ногой странное пятно у руки Элеоноры, похожее на слово, написанные кровью на снегу.
        Отстегиваю молнию на латексном костюме. Нужно дать ей немного времени до прибытия целителей.

* * *
        ВРЕМЯ: 22:13
        Сижу на кожаном диване в комнате отсталых для аристократов. Такое ощущение, что я вообще тут первый и единственный обитатель. Попасть сюда считается позорным. Еще бы, какой же ты аристократ, если за тобой не приехала личная машина и пришлось остаться ночевать в школе.
        Но мне плевать.
        Закинув ногу на ногу, отбиваю пальцами ритм по бортику дивана. Шелковая одежда легкая, кожа дышит свободно, но единственное я не учел - тело чешется до безумия. А снимать костюм нельзя. Он, считай, одноразовый. Снимешь, придется все сшивать-расшивать заново. Да и напитывал я его три дня с использованием сушеного пальца. Каждую часть отдельно и по-разному. Геморрой, в общем. Хм, может переквалифицироваться в постоянного предметника? Хотя не… хватит мне новых знаний. Тело того и гляди развалится на составляющие от нагрузки. Если бы не мои каждодневные физические тренировки, то разлетелся бы на части еще при попытке разыграть из себя человека-паука в рогатке.
        Итак, Элеонора выжила. Но не благодаря моим усилиям - я лишь дал ей пару минут. Она сама сделала что-то со своими повреждениями. Ее мозг продержался без кислорода достаточное количество времени и не умер. Сейчас она в школьной реанимации и ее, вроде как, планируют перевести в специализированную клинику Москвы. А еще говорят, что она больше не встанет на ноги… Мужик перебил ей нервы и позвонки. Такое не лечится.
        Как и ожидалось, Стражи не смогли поймать говнюка. Он запутывает следы не хуже меня. Они в какой-то момент просто пропали - так мне сказал один из Стражей. Вот ведь недалёкие. Они хоть и сильны, но умений Джунов у них нет.
        В общем, я тогда поспал часок и восстановил силы, а потом сам пошел по следу, но потерял его из-за начавшегося сильного снегопада. Правда кое-что найти всё-таки удалось…
        И вот сейчас сижу, думаю, нервничаю…
        Не люблю боевой транс. Это что-то вроде режима берсеркера. Специализация не для теней Шиилы и хранителей этому не учат. Эта техника, можно сказать, моё бывшее хобби. Были времена в Варгоне, когда я считал себя бессмертным и хватался за всё подряд. Но даже тело Альва не может выдержать таких нагрузок.
        Так, ладно. Так кто это вообще был? Что за мужик в маске местного демона?
        Я слышал его разговор с Элеонорой перед тем, как героически спасти даму. Он хотел от неё какой-то «справедливости». И судя по всему, он показал лицо Элеоноре, и та его узнала.
        Хм, интересно. Получается, он давно тут выжидал возможность ее подловить. Элеонора, насколько мне известно, одна из немногих учителей, которая не покидает пределы школы и живет прямо тут в жилом учительском крыле. Она пряталась от кого-то?
        Ладно, это не совсем моё дело. Важнее другое. Элеонора написала на снегу фамилию Севы. И если я правильно уловил ход ее мыслей, она хотела напоследок поведать мне, что он ключ. Такое бывает перед смертью. Чувства просыпаются, благородные позывы и тому подобное. Сам несколько раз оказывался в таких ситуациях. В последние мгновения жизни выговориться хочется, как никогда прежде.
        Сёма. Мой неудачливый дружок. Точнее не мой, а Константина Кибы до меня. Встреча с ним не принесла ничего, кроме разочарования. Запуганный, трусливый, слабый. Кинул меня, как только запахло жареным. Но после того, как его похитил глава клана Новая Сила, он изменился.
        Хмыкаю. Не, наверное, это я его изменил. Всё-таки спас я его не очень… эм… гуманным методом. Заставил, так сказать, поковыряться в дерьме ради своего спасения.
        Потом я пару раз встречал Севу в школах. Он грыз ногти и косился на меня недобрым взглядом из углов. А недавно он звонил Аннете и что-то плел про судьбу.
        Замечательно. Что может быть лучше, чем психи?
        Что ж, мне нужно им заняться. И вряд ли я стану договариваться. Выслежу, скручу и суну в какую-нибудь клетку. Да, я не очень добрый Альв. Но что поделать. Меньшее зло, как говорится.
        Телефон звонит, отвечаю:
        - Слушаю.
        - Это Коля.
        Вот отлично. Это Коля. Кто это, во имя Шиилы?
        - Какой Коля? - морщусь я.
        - Николай Астахов. Я в твоем клубе состою. Ты сегодня в чат нас добавил, чтобы мы… ну… сделали одно дело.
        - Понятно. Всё сделано?
        - Нее, я по другому вопросу. Про Лику Серову.
        - Что с ней? Удалось найти?
        - Ну-у-у, почти. Мы узнали, что она сделала. Ушла к бандосикам. Жанна Д`Арк. Слышал же про такую? Ну, короче, подруга Серовой раскололась, что та пошла биться за права лишенных. Типа, она не верит, что сможет пробудиться и страдает, какая она бесполезная в клубе - поэтому…
        М-да. Хуже, чем я рассчитывал. Лика знала не так уж и много, но достаточно про меня и мои дела. Одна надежда, что бандитам этим плевать на меня. Ну есть там какой-то Киба в какой-то школе. Ну знаешь ты пару секретов про него и что? Как это поможет спасти всех на свете?
        Эх, кому я вру. Моя дурная слава победителей аристократов должна была заинтересовать Жанну. И я уже сплю и вижу, как эта банда меня отлавливает, втирает свою идеологию, предлагая присоединиться к ним и вместе вершить справедливость во имя мира во всем мире.
        Вот только заниматься этим мне некогда. Отвечаю:
        - Сможешь найти ее и привести в школу?
        - Э-э-э…
        - Что «э-э-э»?
        - Киба, я вообще-то не ты. Такие штуки делать не умею. Одно дело там спросить кого-нибудь, узнать что-нибудь. Но найти террористов и взять одного из них… это… перебор.
        Силой воли заставляю себя не злиться по мелочам:
        - Подходи ко мне завтра. Заплачу тебе долларами за это дело. Но могу утроить награду, если приведешь в школу Лику. Не факт, что она где-то затаилась вместе с террористами с автоматом наперевес. Думай… Она наивная, неопытная девушка, решившая стать звездой. Разведай, разузнай, а если почувствуешь в себе силы - действуй. Никто не просит тебя лезть на рожон. Я помню тебя. Ты же пятикурсник, верно? Одаренный двумя направленностями.
        - Да, но…
        - Возьми себе помощников, скажи другим из чата, что требуется сделать. Будь мужчиной. Страх намного сильнее в представлении, чем в действительности. Всё, до связи.
        Отбрасываю телефон на диван, морщусь. Так, отходняк от боевого транса мне не нравится. Раздражение и злость - залог провала в любом деле.
        Завтра занятия до двенадцати, потом начинаются соревнования. У меня будет целых пять боев с претендентами на вступление в клан Вельтешафт. И я должен участвовать в этом балагане, так как это лучшая моя защита в школе от директора. Да и хорошо бы при этом понять, что делать, когда все четыре носителя пазла найдутся. Убить их что ли? Смешать кровь в церемониальной чаще, провести обряд и выпить? В Варгоне такое на каждом шагу, но тут, мне кажется, всё посложнее.
        Встаю, хожу туда-сюда. Сна ни в каком глазу из-за остаточного адреналина в крови. Ладно, пойду прогуляюсь по школе. Одна из привилегий аристократов - двери в их комнату отсталых не закрывают. До полуночи можно побродить по общедоступным местам, а потом патрульные стражи культурно попросят вернуться.
        Подхожу к выходу, и рука замирает на дверной ручке…
        За дверью кто-то стоит.
        А я его даже не услышал? Не почувствовал?
        Резко открываю дверь и…
        …никого. Пустой коридор элитного четвертого этажа. Что за?
        Я точно слышал чье-то легкое сердцебиение и сипение носом.
        Выглядываю, осматриваюсь. В конце коридора мигает лампочка на роскошной люстре. Цветок в горшке слегка покачивается, хотя сквозняков тут нет. Неприятное предчувствие скрежещет по мозгам. Что за хрень происходит в этой школе с начала соревнований? Я не верю в свои галлюцинации, значит тут и правда находился кто-то, кто по мастерству превосходит ниндзя из дома Хидана Мацуо, чьи сердцебиения я слышал за десятки метров.
        Ладно, сделаю вид, что я ничего не заметил. А на следующую ночь подготовлюсь получше.
        Спускаюсь на второй этаж, иду минут пять по закоулкам, вдоль пустых классов. Несколько раз мимо проходят Стражи в паре, увидев меня напрягались, но поняв, что перед ними целый Зерус, шли мимо.
        На входе в медицинское крыло дежурят еще двое.
        - Стой, кто идет?!
        - Сергей Вениаминович, ты что ли? - протягиваю я руку знакомому стражу.
        - А, ты… - пожимает. - Что-то не нравится мне, что ты тут бродишь, товарищ Зерус. Уж извини, я мужик простой, как там вас приветствовать не знаю, но уважаю сильно. Честно.
        - Слушай, а Элеонора тут?
        - Не Элеонора, а учитель Элеонора, товарищ Зерус. Даже для тебя.
        - А вы тут чего стоите? Охраняете ее?
        - А вот это наше дело, - кашляет. - Со всем уважением, конечно.
        Дружелюбно улыбаюсь:
        - Слушай, мне бы проведать ее. Она очнулась?
        - Очнулась. Но в поганом настроении. И нашел время для визита… А чего в два ночи не пришел, а?
        - Пусти, а? Минут на пять?
        - Не положено, Костя.
        Чувствую запах спиртного… Хм…
        Показываю пальцем на выпуклость под формой второго стража, подозрительного молчащего и ерзающего на месте.
        - Чего это у вас там, а? Буха…
        - Т-ш-ш-ш-ш-ш-ш, - зашипели оба стража, с ужасом глядя на мою довольную морду. - Ты чего… разорался?! Время знаешь сколько? Иди-ка ты, товарищ Зерус.
        - Ну теперь ты просто обязан меня пустить, Сергей Вениаминович. На пять минут. Клянусь всем чем можно, никаких фокусов. Только побеседую. Ну или скажите, че у вас тут такое в бутыл…
        Сергей резко подскакивает ко мне, хватает за плечо:
        - Слушай, проходи-ка ты, а…
        - Вот спасибо.
        - И это… - многозначительно кивает в сторону коллеги Сергей.
        - Нем, как рыба, - поднимаю ладони. - Молчу и ничего не вижу…
        - Вот и хорошо, товарищ Зерус. Удачи тебе там… во всем. Побед, денег, титулов… А мы люди простые.
        Вот гонит, так гонит. Сергей только выглядит простым, а сам ходячая машина убийства. Все стражи тут с суммой от двадцати до сорока единиц. Большинство бесклановые, но есть и от Исталов.
        Палата Элеоноры ничем не отличается от тех палат, в которых пребывал я. Ожидал увидеть ее спящей, но на удивление, она… стояла. Одета в медицинский халатик, очень ей идущий. Все формы ласково облегаются легкой тканью.
        - Чего тебе? - не глядя на меня спрашивает Элеонора. - Я сейчас не в настроении для бесед.
        - Вы ходите, учитель Элеонора? - слегка улыбаюсь, сажусь на стул. - Магия какая-то.
        Элеонора фыркает:
        - А ты внимательнее присмотрись, Константин.
        Только сейчас я замечаю, что из-под халата видны идеальные ножики Элеоноры. И к ним будто приклеены какие-то пластины, начинающиеся от стопы и уходящие под юбку.
        Элеонора делает шаг и чуть не падает. Закатывает глаза:
        - Выпила первую ласточку. Полчаса назад только от нее отошла. И вот эксперименты ставлю, как видишь. Нравится, да? Запитала суммой жгуты, укрепила, наложила вдоль ног, которых вообще не чувствую… Хожу теперь на жгутах…
        Вот тебе и экзоскелет одаренного… Контролировать такое непросто. Очень схоже с тем, как работает мой костюм. Только тут нужно управлять каждой «мышцей», роль которых играют жгуты. Элеонора никогда не сможет ходить, не задумываясь. Теперь для нее это испытание и постоянная концентрация.
        - Легко отделались, - пожимаю плечами.
        Жалеть ее не собираюсь. Потому что хорошо разбираюсь в женщинах. И вот такие, как Элеонора, не любят, когда их жалеют из-за физических невзгод.
        - Без тебя знаю, Константин, - слегка приподнимает уголки губ Элеонора. - Так что пришел? Ждешь, что я тебя отблагодарю? Прямо сейчас с себя одежду скину и брошусь голой в объятия? Ты получил, что хотел. Чего надо?
        Кошусь в угол палаты. Там должна быть камера, но вместо нее пузырь. Ага, понятно. Элеонора уже позаботилась об этом. Не один я не люблю, когда за мной следят.
        Прислушиваюсь… Хоть убей, никого не слышу за дверью. Специально сел ближе к ней, чтобы застукать неизвестную личность.
        - Верно. Получил, что хотел, - киваю я, нагло осматривая проступающие формы через ткань халата. - Но бросаться на меня голой не обязательно. Можно просто рассказать, кто там был в лесу. Неужели директор вас еще не допросил?
        - О, Его Преосвященству сейчас не до мелких неприятностей с учителями, Константин. Вся школа гудит. И какое тебе дело, кто на меня и где нападает? Это моя проблема.
        - Я всего лишь хочу помочь, - развожу руками, усмехаюсь: - Я вообще-то обожаю помогать людям. Правда с одним условием - в обмен на помощь мне. Знаете, я бы не отказался от… помощи учителя. О, кстати, смотрите, что я нашел, когда шел по следам вашего обидчика…
        Ковыряюсь в кармане, достаю круглую подвеску на серебряной цепочке. Глаза Элеоноры расширяются.
        Подбрасываю в руке:
        - Он специально это выронил. Хотел, чтобы нашли. Вам повезло, что это оказался я, а не стражи. Но я не собираюсь вас шантажировать. Наоборот. Вот, держите, - кидаю Элеоноре, забыв о ее беспомощном состоянии.
        Она пытается поймать, но теряет концентрацию, падает на пол.
        Халатик задирается, и мне не сразу удается оторвать взгляд от идеальной женской фигуры.
        Вздыхаю, встаю, чтобы помочь…
        И слышу…
        Но не за дверью. А где-то в своей голове. Женский шепот, от которого все тело пробирает холодом и благоговением одновременно.
        Глава 6. Мировой план
        Я замираю на месте.
        «Таа`раах…»
        Или «берегись…» в переводе на язык этого мира. Отчетливый голос госпожи невозможно ни с чем спутать. Каждый хранитель знает, когда Шиила шепчет, предупреждая об опасности. Самые лучшие из нас слышат ее за мгновение до возможной смерти. Так она оберегает нас. Я уже стал забывать это чувство. Но оно возвращается…
        Я замираю на месте, не обращаю внимание, на попытки Элеоноры встать. Кунаи выскакивают из рукавов в ладони. Сжимаю их, не шевелюсь…
        Элеонора замечает мою реакцию, бросает попытки встать.
        - Что такое? - напрягается она, смотрит на ту же точку на стене, что и я.
        Подношу лезвие куная к губам в безмолвном знаке помолчать.
        Тишина… Мое чутьё спит… Я не понимаю, где опасность…
        Элеонора не шевелится, молчит. Она тоже не понимает, что происходит.
        Тишина…
        Укрепляю кожу суммой. Даю сигнал костюму проснуться… Тело начинает слабеть. Я не успел нормально пополнить сумму, но то, что сейчас ночь, упрощает дело. Ночью всегда проще. Моя рубаха начинает шевелиться. Глаза Элеоноры слегка расширяются от этого зрелища, но она ничего не говорит.
        Тишина…
        Медленно разворачиваюсь лицом к закрытой двери, выгибаюсь, готовясь сорваться в любой момент:
        - Покажись. Я знаю, что ты там.
        Тук. Тук.
        В дверь стучатся.
        - Войдите, - тихо приглашаю я незваного гостя.
        Элеонора нервно фыркает. Мол, ну-ну, приглашай в МОЮ палату.
        Дверь медленно открывается. Поначалу кажется, что за ней никого нет, но вот проходит мгновение и на пороге появляется высокая и худощавая женщина. Чернокожая, с зубом хищника в левой брови. Густые кустистые брови, огромный нос, лицо в шрамах, как после оспы. Черные короткие кудри. Одета, как и полагается Филзели - в странном, сшитом из разных материалов балахоне.
        Она ничего не говорит. Скользит взглядом по сжатым в моей руке кунаям, лежащей на полу Элеоноре. Задерживает взгляд на ней.
        Позволяю себе легкую улыбку:
        - Так вот кто шляется за мной по пятам.
        Негритянка качает головой, говорит хрипловато и с ужасным акцентом:
        - Не шляюсь. Ищу, думаю, решаю. Ты заметил. Ты убил Нинео. Но ты ребенок. Как?
        Нинео? Кого я убил? А, понял. Филзели в особняке Хидана. Наверное, не стоит удивляться, что они об этом знают. А по поводу, как я заметил её…
        Да никак. Просто сработало чутье Шиилы. И вряд ли это будет так и дальше работать. Просто в данный момент происходит что-то важное, поэтому Шиила решила, что меня надо предупредить… И мне срочно надо понять, что тут за важность.
        - Что тебе надо?
        Негритянка долго не отвечает, осматривает палату, видит камеру, закрытую в пузырь. Наконец говорит:
        - Много чего надо. А ты можешь что-то дать?
        Улыбаюсь:
        - Конечно. Могу дать по щам, если не объяснишь, зачем следишь за мной. Не знаю никакого Нинео. Ты что-то навоображала себе, - вру я.
        И куда только смотрят стражи. Любой маломальский шпион может разгуливать по школе, как у себя дома.
        Негритянка разворачивается, выходит, закрывает за собой дверь.
        Проходит несколько минут, прежде чем я позволяю себе спрятать кунаи. Не думаю, что она продолжит следить, один раз спалившись. Подхожу к Элеоноре, двумя руками хватаю ее за талию, усаживаю на кровать. Хм, она легче, чем кажется. Или это я такой качок?
        - Ты настоящий рыцарь, - иронично морщится Элеонора, сжимая в руке круглую подвеску. - И друзей у тебя много. Филзели вон за тобой…
        Перебиваю:
        - Скорее, за тобой.
        - Не поняла?
        А я, похоже, понял. Предупреждение Шиилы спасло Элеонору. Не заметь я негритянку, то она бы дождалась, когда я уйду и занялась Элеонорой.
        Объясняю:
        - Я не уверен, что она следила именно за мной. Она ждала тут, у твоей палаты. И давно.
        Тот, кто следил за мной у комнаты отсталых имел другой ритм сердцебиения. И не было этого странного сопения носом. Уж такие вещи я различаю.
        Сажусь рядом с Элеонорой:
        - Это, конечно, лишь теория, но ты не заметила, что она… похожа на тебя?
        - С ума уже сошел, Константин? В каком месте она похожа на меня? И к чему ты ведешь?
        Пожимаю плечами:
        - Телосложение, рост, пол. Сорвать с тебя шкуру, нацепить на негритянку и вуаля, - хмыкаю, - новая Элеонора. Уверен, ты знаешь, как филзели маскируются.
        В глазах Элеоноры проявляется ужас:
        - Что? Да ты бредишь. Думаешь, филзели могли провернуть такое прямо в школе? В меня? Зачем? Какой смысл?
        - Говорю же, это лишь теория. Но могу придумать тысячу причин, почему я прав. Вы, учитель Элеонора, Валет, но незаметный. Я уже говорил, что теперь никто не будет интересоваться вашим самочувствием. Но у вас еще остались возможности учителя и члена главенствующего клана. Так что у вас очень удобное, - беру теплую ладонь Элеоноры в свою руку, - тело.
        Элеонора вздергивает бровь, но руку не вырывает. С ироничной улыбкой поглаживаю ее тыльную стороны ладони. Продолжаю:
        - Ваше тело открывает множество возможностей. А по поводу рисков… Вы, наверное, забыли, что сейчас происходит? Эти соревнования определят судьбу всего мира. Убийства, предательства, коварство - в ход пойдёт всё. И поверьте мне, это только начало. Скоро школьные коридоры покраснеют и станут липкими из-за кровавых луж. И вы, - с намёком киваю на обмотанные жгутами ножки, - вряд ли переживете и неделю, учитель Элеонора. - Вы станете частью одной из луж…
        Аккуратно кладу руку Элеоноры ей на обнажённое бедро. Она наконец замечает, что почти голая, опускает подол халата. Склоняет голову, тяжело вздыхает:
        - Ты… умеешь утешать женщин, Константин. Этого у тебя не отнять.
        Какое-то время тихо. Элеонора берет подвеску в руки, смотрит на нее.
        Щелк.
        Старинные часы на цепочке открываются. Они давно не работают, но не это важно. На обороте крышки фото - молодая, лет под двадцать, Элеонора, стоит рядом с женщиной, похожей на нее и мужчиной, которого тяжело назвать человеком. Весь в шрамах и струпьях. Лицо - месиво, где с трудом можно отличить нос от рта.
        Элеонора понижает голос так, что мне приходится подсесть к ней рядом:
        - Это мой отец. Он… фрагоровец.
        - Я так и думал. Но… разве фрагоровцы не бесплодны?
        - Бесплодны. Большая часть из них. Мой отец… другой. Я расскажу тебе, Константин. А ты… ты поможешь мне? Я устала. Устала настолько, что… - кивает на свои ноги, грустно ухмыляется. - Знаешь, сначала из этих жгутов я сделала себе петлю, но… Даже тут смелости не хватило.
        Элеонора меняется на глазах. Из стервозины превращается в уставшую женщину, отчаявшуюся настолько, что приходится обращаться за помощью к своему ученику. Что ж… За сотни лет жизни я убедился в одном. Природа запретила женщинам быть сильными. Чем сильнее они кажутся, тем больше в них слабостей. Но ирония в том, что женщины никогда не превзойдут мужчин в умениях скрывать свои слабости.
        Понимающе улыбаясь, тоже понижаю голос до шепота, перехожу на «ты». Очень удобный языковой инструмент сближения:
        - Это же ты помогла Гэкару? В тот день, на отработке, вы с ним были заодно? Тогда-то вы и узнали код от склепа, верно? Я еще думал, как он умудрился за мной проследить…
        Элеонора кивает:
        - Это было непросто, но да. Но Гэкару и сам был очень талантливым мальчишкой.
        Она стала рассказывать. До рождения Элеоноры ее мать жила на окраине Европейского кластера рядом с радиоактивный областью. В небольшой шахтерской деревне. После Новой Смуты Европа остро нуждалась в любых источниках энергии, поэтому не стеснялась отправлять людей в облученные угольные залежи, утверждая, что уровень радиации там «в пределах нормы». А постоянные смерти никого не волновали. Мало того, шахтёрская деревня была окружена забором и попав туда, обратно уже не выйти. Ведь в цивилизованном мире не нужны больные и немощные.
        Элеонора говорит со стеклянными глазами:
        - Когда мама заболела раком, ее не выпустили. У нее были деньги, но она не могла их потратить на лечение в Германии… Понимаешь, Константин? Они не выпустили мою мать, но зато тоннами вывозят и жгут радиоактивный уголь, засоряя атмосферу. В чем… смысл? Ты знаешь?..
        - Знаю. Если из шахт побегут больные и немощные, то рабочую силу туда уже не завлечь. А уголь никто не замечает. Он не жалуется, не болеет раком, никого не пугает.
        - А ты знал, что радиация почти безвредна для одарённых? Ты не понимаешь, да? Сейчас половина промышленности в Европе на угле, добываемом вблизи радиоактивных областей. Уголь сгорает, ядовитый дым расходится во все стороны… И кто от этого больше всего страдает, а? Кто вымирает, как ты думаешь? А? Константин? Кто? Мир сейчас не может прокормить всех. Кто-то должен жить, кто-то умереть. И в Вельтешафте решили, что выжить в Европе должны только они. Не задумывался, почему в великие кланы берут только одаренных? Это фильтрация, Константин. Великие кланы знают, что невозможно выжить в таком мире. Радиация рано или поздно доберется до всех. И сейчас кланы выжимают из лишенных все, чтобы обеспечить свое выживание в будущем. Как скот… Подоил, зарезал и забыл… Только Фрагоры понимают, что происходит на самом деле.
        Внимательно смотрю на Элеонору. Она потеряла мать. Обижена на Вельтешафт, на их план, в котором либо умрут все, либо слабейшие. Да, я её понимаю. Как и кланы. Жизнь жестока. Любая утопия превратиться в ад, когда закончится еда.
        Фрагоры - люди, которые смогли выжить в условиях радиации. Сумма преобразила их организм. Они стали уродами, но выжили. Теперь они те, кто не может без нее. Больше недели за пределами радиоактивных областей и они погибнут. Но… Они так и так погибнут, потому что не могут размножаться. Отец Элеоноры - исключение. Он явился в деревню шахтеров и стал втирать идеологию, что мир можно привести к компромиссу, где в условиях небольшой радиации жить смогут все. И его дочь - Элеонора, тому доказательство. Она родилась от одаренного выходца и лишенной матери. И она может выжить в условиях нового мира.
        Элеонора с трудом подбирает слова:
        - Я не знаю… Можно же провести какие-то исследования. Взять, например, мою кровь, остаточную сумму, понять почему я могу, а другие нет. Но нет же, кланам просто плевать… Они не хотят в это вмешиваться. Когда Вельтешафт узнали, что проповедует мой отец, то пришли за ним. Он стал сопротивляться, доказывать, что они не правы. Тогда его и мою маму просто убили. А потом куда-то увели всех жителей деревни. Меня мама успела спрятать. Я три дня просидела в старой угольной печи, пока Фрагоровцы не пришли и не забрали меня. Я десять лет прожила в радиоактивной области. А кланы до сих пор считают, что людей слишком много и нужно их проредить. Оставить только избранных. Разве это справедливо, Константин?
        Справедливо… Дурацкое слов. То, что для одного справедливо, для другого - смерть. Справедливо ли убить ребенка ради спасения страны? Нет, скажет мать. Да, скажут тысячи других семей. Учения Шиилы говорят, что такие выборы будут всегда. И их не избежать.
        В глазах Элеоноры замечаю гнев:
        - А ты… я хотела убить тебя. Задушить, - сжимает кулаки. - Ты испортил всё, Константин. Новая Сила - был наш клан. Они добывали деньги, которые уходили на исследования феномена выживаемости в радиации. Да, они ублюдки, но думаешь так легко собрать людей и сделать из них что-то стоящее? А еще ты убил Гэкару… Он был хорошим, добрым и порядочным. И за что? Тройка - главы Фрагора, не хотели твоей смерти, только припугнуть. Они бы не тронули тебя. Они хотели поговорить. Спросить, зачем ты это сделал… На кого ты работаешь… Ты хоть понимаешь, что из-за тебя, нам нужно всё начинать сначала.
        Серьезно? За что? Она правда считает, что не за что? Вломились ко мне в дом, устроили хаос, засунули в железный гроб. А теперь Гэкару «хороший, добрый и порядочный». Она либо чего-то не понимает, либо не знает.
        Вздыхаю, достаю из кармана зубочистку, сую между зубами:
        - Ну, убить вы меня всё-таки пытались. Не помешало даже то, что я находился в особняке Эдвайсов.
        - Это был отец Гэкару, Константин. Он очень страдал и нарушил приказ. Но я его понимаю. Ты бы не пытался отомстить за своего ребёнка?
        Кто знает. За сотни лет у меня не появилось детей. У теней Шиилы не может быть таких связей. Отвечаю:
        - Что ты хочешь, Элеонора? Чтобы у меня совесть проснулась? Сделали клан отморозков, чью благородную цель знали несколько избранных, а потом удивляетесь, что кто-то поставил их на место? Они мешали мне и поплатились за это. Вломились ко мне в дом, вырубили, засунули в железный гроб, а теперь мозги мне промываешь? И даже если бы я знал о ваших благороднейших мотивах, с какой стати меня должно это волновать? С какой стати меня вообще должны волновать проблемы вашего мира?
        - Вашего мира? - костится на меня Элеонора.
        Упс. Вот тебе и вековечный Альв. Разнервничался, немного проболтался. Дурацкий боевой транс.
        - Вашего, - усмехаюсь, ухожу от темы: - А как ты вообще оказалась в Вальтах, если работаешь на Фрагоров?
        - Так же, как и ты. Фрагору дорого обошлось скрыть мое прошлое. Еще дороже внедрить в Вальты. Мы пользуемся разными средствами. Пойми же, Константин. У нас мало времени. Еще пять-десять лет и мы все вымрем. Не останется ни одного фрагоровца. Одни старики. Многие из нас уже сходят с ума. Они чувствуют, что умирают, выходят за пределы областей и охотятся за одарёнными, убивают их, забирают их сумму, продлевая этим свои мучения. Если ты не услышишь меня, то обещаю, через полвека вместе с фрагоровцами умрет семьдесят процентов населения планеты. От рака, бесплодия и болезней.
        Я собираюсь встать, но Элеонора хватает меня за руку, сжимает, в глазах чуть ли не ярость и уверенность в своих слова:
        - Я устала, Константин. Ты меня слышишь? Я просто… устала. Мне кажется, Монтано подозревает меня, поэтому я уже ничем не могу помочь своим… Но ты можешь.
        Качаю головой:
        - Монтано тебя не просто подозревает. Он точно знает, кто ты.
        Элеонора быстро моргает глазами:
        - Н… но… С чего ты взял?
        Хм, пожалуй, не буду ей рассказывать на что способен Монтано.
        - Я в этом уверен. Он тебе подыгрывает. Ты же сама сказала, что твои дела последнее время не очень. Пазлы найти не можешь, постоянные проблемы. Уверен, ты давно не приносишь никакой пользы ни Вальтам, ни Фрагорам. Ты осталась одна, моя дорогая. Вальты скармливают тебе дезинформацию, а Фрагоры понимают, что с тобой что-то нечисто. Возможно, считают, что ты предательница. Это лишь мои догадки, но они часто оказываются верны.
        Ну вот. Элеонора совсем скисает. Опускает голову:
        - Может, ты и прав. Я давно это подозревала. Не могли мои дела идти настолько паршиво… - смотрит на меня, в глазах что-то вроде надежды: - Я давно за тобой наблюдаю и кое-что поняла. Ты неплохой человек, Константин. Так сделай еще одно хорошее дело. Сделай это для всего мира. Я сама уже ничего не смогу сделать. И хочу просто… на покой. Но ты можешь помочь, если в тебе осталось хоть что-то… человеческое. Ты слышишь? Я могу организовать вашу встречу с фрагоровцами. Это поможет и тебе, и им. Они знают о пазлах больше всех, но у них нет технологий для расшифровки генетических ключей. Новая Сила нужна была как раз для этого.
        - А, вот оно что. Понятно теперь, зачем ты хотела со мной встретиться. Тебе поручили привести меня к радиоактивным парням?
        - Нет, Константин, ты ошибаешься. Я попросила их не трогать тебя какое-то время. Сказала, что лично смогу тебя убедить… В нашем деле враги часто становятся союзниками. Поэтому… Если ты что-то знаешь о пазлах, скажи мне. Отдай их нам. Отдай их Фрагору. Так мы изменим мир в лучшую сторону, а от меня наконец отстанут. Мы всем дадим шанс на спасение. Мой отец верил в это. И он был очень хорошим человеком…
        Долго смотрим друг другу в глаза. Изменить мир в лучшую сторону. Дадим миру шанс на спасение. Не сосчитать, сколько раз я слышал такие идеализированные реплики.
        Пристально смотрю в глаза Элеоноры:
        - М-да, тяжело тебе воевать на два фронта, да? Фрагоры и Вальты от тебя требуют пазлы, а ты влезла в игру, которая тебе не по силам и уже запуталась, кому служишь. Ладно, такие каши я расхлебывать умею и кое-в чем смогу помочь. Я и так планировал это сделать, забыла? Но ни с кем встречаться я не собираюсь… - усмехаюсь. - Кстати, кто был тот человек, напавший на тебя в лесу?
        Элеонора отпускает мою руку, отворачивается:
        - Моя благодарность тебе, Константин. За то, что выслушал. Я сама понимаю, что мои слова звучат слишком красиво, но… просто поверь. А человек… Его зовут Дэвид. Он был старостой в моей деревне. И это он сдал моего отца. Из-за него убили всю мою семью.
        - Ты что-то недоговариваешь. Он говорил, что хочет справедливости. Что он имел в виду?
        - Я не знаю.
        - Врешь.
        Элеонора закатывает глаза:
        - Ты не доверяешь учителю, а? Сказала же, не знаю. Понятия не имею, что он имел в виду. Я вообще думала, что он давно сдох. Спроси его, если встретишь. Мне тоже интересно. Не забудь только вырвать ему кадык. Я всё тебе рассказала, Константин. Мне больше нечего скрывать. И… я устала…
        Встаю, смотрю на Элеонору сверху вниз:
        - Что-то я перестал тебя понимать. Так ты устала или хочешь… хм… спасти мир? Надо выбрать что-то одно.
        Элеонора кисло улыбается:
        - Я хочу и то, и другое. И при этом выжить… Я хочу на море, ты понял меня? - повышает голос. - На чертово море! Хочу увидеть морскую пену! Закат солнца! Песчаный берег! Я не только… - запинается. - Я в первую очередь женщина! Красивая и молодая, damn you! Да, я хочу все это закончить! Хочу выговориться! Хочу, чтобы ты, черт бы тебя побрал, сделал за меня мою треклятую рабо…
        Я прерываю громогласный ор Элеоноры поцелуем. Мои губы впиваются в ее. Чувствую вкус помады на языке. Глаза Элеоноры превращаются в блюдца.
        Она в растерянности и шоке.
        Попалась…
        Глава 7. Веселье начинается…
        Чувствую вкус губ Элеоноры. Пышные, влажные, и с нотками чего-то цитрусового. Ее парализовало, как от электрического тока. Она вцепилась ногтями в кровать, слышу звук рвущейся простыни. Ткань халатика сползает с ее плечика, одна из упругих грудей услужливо показывается с набухшим, коричневатым соском.
        Чувствую мурашки по ее телу, учащенное дыхание.
        Впритык смотрю в заслезившиеся и распахнутые глаза, цвета морских глубин.
        И…
        Пора!
        Ментальные щупальца нащупывают ее замешательство. Ее ступор. Ее ослабевающий разум. Погружаются в омут чужой памяти, выискивают картинки и образы из прошлого.
        И первое, что я понимаю… Намерения Элеоноры. Она и правда не хочет меня обманывать. Она искренне отчаялась. Ее цель стать принцессой-аристократкой давно осталась в прошлом. Осталось только желание быть обычной женщиной. Красивой, радостной, желанной, счастливой… В самых отдаленных её мыслях я вижу воображаемую картинку…
        Элеонора идет по пляжу под руку с мужчиной. Вокруг них бегают дети. Мальчик и девочка, обоим лет по пять. Всё бы хорошо, но образы всех, кроме нее, расплывчаты. На мужчине и детях нет лиц - только размытые кляксы. Ей часто это снится, но всё всегда заканчивается одинаково. На пляж врываются люди. Много мужчин в лохмотьях Фрагора и фраках Вельтешафт. Они хватают ее, связывают. Семью без лиц убивают на ее глазах. Она кричит, плачет и… просыпается. Почти каждую ночь одно и то же. Одно и то же…
        Погружаюсь глубже в пучину черных мыслей…
        Я вижу прошлое. Маленькая Элеонора трудится, не покладая рук, в какой-то то ли пещере, то ли яме. Вокруг взрослые и дети в струпьях. Фрагоры. Они тоже работают. Элеонора что-то лепит… Кирпичи… Голыми руками выковыривает непокладистую глину, утрамбовывает в деревянную форму, уравнивает, переворачивает - кирпич готов. Ее дневная норма - четыреста штук. Но она не рабыня, нет. Она выживает. Так же, как и остальные Фрагоры. Норма у взрослых женщин - тысяча. У мужчин - полторы.
        Вот она берет кусочек глины, делает из него шарик. Кидает в уродливого мальчика неподалеку, хихикает.
        - Эй! - возмущается мальчик. - Страшила-вонючка!
        Элеонора надувает губки. Ей обидно. У себя в шахтерской деревне ее называли маленькой красавицей. А тут, где все дети с рождения привычны к уродству, не могут оценить её миловидное личико. Ведь для них она другая.
        Но вот мальчик улыбается ртом без губ, тоже лепит шарик, кидает в ответ. Их окрикивает однорукий бригадир под номером восемьсот пятьдесят один:
        - Так! Эля и Дик сегодня останутся без сладкой воды!
        - Эй-й-й-й! - возмущаются дети.
        Бригадир смеется, подбирает ком глины, кидает в детей. Теперь смеются все. Но смех быстро затихает:
        - Дику и Эле по пять кирпичей к сегодняшней норме! Работать!
        Дети усерднее ковыряются в глине мозолистыми тощими ручонками. Хорошо хоть сладкую воду не отняли. Кухарка и так больше не делает ложки сахара «с горкой».
        Возвращаюсь в реальность. Элеонора… становится податливой. Я чувствую во рту ее язык.
        Но еще рано возвращаться из ее мыслей. Погружаю щупальца глубже. Я должен понять, что не так в её рассказе…
        «Проматываю» жизнь Элеоноры. Что-то понимаю, что-то не очень. Чужие мысли - сложная материя. В них легко заблудиться.
        Вот она работает с глиной. Растёт. В одиннадцать лет пробуждается, и ее берут в отряд разведки клана Фрагор. Она проходит суровые тренировки. Как физические, так и умственные. Ее обучают языкам, математике, биологии. К семнадцати годам она переводится в особый отряд внешней разведки. Ей создают легенду, документы. Внедряют в европейский кластер сначала гражданкой, а потом…
        Вижу расплывчатый момент из памяти. Элеоноре рассказывают, как ей повезло. Программисты Фрагора взломали систему учета Вельтешафт, когда те обновляли операционку на резервном сервере. Теперь она может вступить в клан без лишних «формальностей».
        Сквозь образы, я слышу, как в реальности Элеонора постанывает, под корень просовывая мне в рот длинный язычок.
        Ого, а вот это немного интересно. По тому, что я вижу в ее памяти, она девственница. Ей больше тридцати, но она так и не успела познать мужской ласки? Неудивительно, что она стала сходить с ума. Женские инстинкты трубят тревогу.
        Ныряю обратно в мысли…
        Вижу мужчину. Страшного, как атомная война. Его порядковый номер в клане - шесть. Он очень значимая фигура и считается главой внешней разведки.
        - Эля, слушай меня, - хрипит шестой. - Сегодня, ты отправишься к «чистым». Станешь у Вальтов младшим кадетом в отделе по особым делам. Если будешь стараться, рано или поздно, тебя повысят и посвятят в то, что называется пазлы… Эля, ты слышишь? Эля?…
        Картина меняется. Тот же хриплый голос, но много лет спустя. Похоже, Элеонора переговаривается с ним по телефону:
        - Почему ты не помогла Гэкару? Ему пришлось связаться с беглыми филзели. И они наследили. Располовинили его брата и чуть не убили самого мальчишку. Мы отправили семнадцатого Гэкару на помощь, но все закончилось катастрофой. О чем вы вообще думали?
        Голос басит гневом и спокойствием одновременно.
        - Шестой, я помогла Гэкару сбежать из школы, этого недостаточно? Вы хотите, чтобы всё мое дело пошло под собачий хвост?
        - Я велел тебе покинуть школу. Ты там больше не нужна.
        - Но почему, черт бы вас побрал?! Я так близка. Пазлы почти в моих руках.
        - Следи за языком, Эля! Мы не считаем, что ты близка. Ты переводишься из отдела разведки в тактический отдел. Немедленно возвращайся.
        - Дайте мне еще пару месяцев.
        Пауза.
        - Зачем?
        - Я хочу договориться с Константином Кибой.
        - Ты серьезно?
        - Да.
        - Ты спятила? Ты вообще представляешь, что говоришь? У тебя мозг прогнил в этой школе, и ты забыла, что он сделал?
        - И что он сделал? Убил пару придурков, которые угрожали смертью его семье?
        - Он лишил нас семнадцати процентов бюджета и влияния в Москве.
        - Он может компенсировать это в сто раз больше, если найти к нему правильный подход. Я поставила на него «метку» и знаю, о чём говорю. Если вы сделаете его врагом, то он лишит вас не только бюджета. Он пройдется по всем вам, как цунами, чертов ты глупец. Ваши уродливые бошки он насадит на пики вдоль границ всего российского кластера.
        Хриплый голос становится угрожающим:
        - Ты рассуждаешь, как вспыльчивый ребёнок, Эля. Он всего лишь мелкий выскочка. Один против всех. Рано или поздно удача его подведёт. Это неизбежный конец для таких, как он.
        Элеонора злится:
        - Да поверь ты мне хоть один раз! Я отдала вам всю свою жизнь! Делала, что требовалось! Я сделала для Фрагора столько, что позавидует весь отдел разведки! Первый раз я прошу довериться мне! И что получаю?!
        Тишина становится гнетущей. Наконец шестой вздыхают:
        - Хорошо. Я дам тебе шанс, Эля, и поговорю с Троицей. У тебе два месяца. Но если ты провалишься, то я ничего не смогу для тебя сделать. Ты останешься одна и, возможно, сама станешь головой на пике. Тебе всё предельно ясно? Ты готова пойти на это?
        - Готова.
        Тишина. И почти сочувственный голос шестого:
        - Делай, что должна, Эля. И осторожнее с Вальтами. На тебя стали обращать внимание больше, чем следует. Запросы на твое личное дело поступают отовсюду. До связи и… Удачи.
        Гудки.
        Ментальные щупальца аккуратно покидают просторы разума Элеоноры. Я узнал достаточно. Ее слова подтверждаются мыслями. Надо же, она и правда жила в радиоактивных областях и выжила, хоть это немного и подкосило ее здоровье. Но главное, что гены отца работали.
        Вернувшись в реальность, я немного… прифигеваю. И это мягко сказано. Похоже, что я так увлекся разумом, что забыл про собственное тело и реальность.
        Я лежу на койке, на спине. В рубахе, обнаженный ниже пояса.
        Элеонора, постанывая, ритмично подпрыгивает на мне. Мои руки задрали ей халатик и держат за талию, помогая не свалиться. Ее нижняя часть не работает, но это нам не мешает. Я направляю её, опускаю руки ниже, на ягодицы, сильно сжимаю. Стон удовольствия Элеоноры ласкает слух. Приподнимаю, опускаю. Приподнимаю, опускаю.
        Во имя Шиилы… Как это произошло?!

* * *
        В комнату отсталых для аристократов я вернулся ближе к полуночи. Несмотря на свою неопытность, Элеонора оказалась довольно раскрепощенной женщиной. Не стеснялась всяких… изысков близкого контакта. Всеми, так сказать, средствами. Три века живи - столько же удивляйся женским фишечкам.
        Перед уходом из палаты, я подошел к Сергею и рассказал, о том, что по коридорам шляются всякие мутные личности. Он сделал вид, что не поверил, но всё-таки поставил у дверей Элеоноры двух стражей. Надеюсь, хоть так до нее не доберутся.
        С Элеонорой мы и правда смогли договориться. Она первый человек в этом мире, которого я так хорошо просканировал и узнал. Она не глупа, но последнее время устала, а значит стала совершать ошибки. Взамен на ее всестороннюю поддержку в школе, я пообещал, что не буду строить ей козни, прикрою в рамках разумного и подумаю насчет прямой помощи с пазлами. Несмотря на ее уверенность в благих намерениях Фрагора, я в них сомневаюсь. Не хочется, чтобы власть над эфиром доставалась совсем уж отморозкам. Вальты хотя бы знают, что такое дисциплина, порядок и дипломатия. Но и у этих рыльце в пушку.
        Эх, хорошо бы, если бы я самостоятельно смог собрать все пазлы. Но я реалист. Понимаю, что с такой конкуренцией мне тяжело играть в одиночку. Пожалуй, эта партия - самая сложная из всех, в которые мне доводилось играть даже в Варгоне. Заполучи я все пазлы только в своих руках, то натравлю на себя всех. И даже если я каким-то чудом верну свою былую силу, то не справлюсь с таким давлением. Меня сожрут с потрохами. Ни один гений не справится с миллиардом даунов. Кто-то из них превзойдет его просто на удаче.
        А еще и этот Монтано…
        Кстати, Ли мне так и не перезвонил. Он висит в моих мозгах острой занозой. Если Патрик на виду, то этот просто испарился, зная обо мне и Варгоне больше, чем я предполагал. И вот как его теперь искать?
        Лежу на кровати, щелкаю телефон. После секса заснуть тяжеловато. Хотя ощущения остались приятными. Элеонора очень красивая женщина. Пожалуй, одна из самых красивых, с которыми я спал. А женщин у меня было немало за триста лет жизни…
        ВРЕМЯ: 01:43
        Для полного восстановления сосуда мне нужно спать как минимум пять часов, а я что-то расслабился. Решил, что если сейчас морально не отдохну, то не сделаю этого никогда.
        Хихикаю над видео с котиком. Замечательно, Эйн Соф, Тень Шиилы. Прогрессируешь, растешь. О, фига котик тупой! Зачем он туда прыгнул?!
        Так, хватит! Воля! Стремление! Цель! Не забывай, кто ты! Ты был полубогом в своем мире, а тут ржешь над мемасиками. Стыд и срам!
        Кладу телефон под подушку, включаю режим острого слуха и отключаю мысли…
        Засыпаю…
        Тупые котики…

* * *
        ВРЕМЯ 07:22
        Ну что, полубог? Проспал, да? Моло-о-о-оток!
        Из-за этих мыслей резко встаю, моргаю.
        Впере-е-е-ед! Одеваюсь, чищу зубы, открываю шкаф с одеждой. Душ бы принять, но в шелковых обмотках это проблематично.
        Да ну нафиг! Тут целая комната с нарядами? Это всё мне? О, а вот форма Вальтов. Эта комната только для них. Даже мой размер есть. Черно-белый фрак. Строгий, в меру вычурный. Пожалуй, стоит переодеться. Аристократ я или кто? Не могу же я быть представителем элиты в протертых джинсах.
        Выхожу из комнаты. Коридоры пока пусты, но снаружи уже слышатся голоса. Первые ученики пребывают в школу. Сегодня в полдень начнётся мясо. Представители кланов будут месить претендентов. Забавно, что почти никто не догадывается, что победители, вступив в клан, гарантируют себе выживание в будущем, а не просто статус в обществе.
        Так, а где там наши Филзели расположились? Уверен, что они остановились в школе. В жилом крыле.
        Иду по коридорам. Мимо проходит стайка детишек под ручку с нянькой из Амарэ и тремя стражам. Трогать детей и вмешивать их в разборки строго запрещено. Если какой-то упырь решит пристать к ребенку, то накажут так, что жизнь в школе покажется адом.
        Заметив меня, стражи реагируют молниеносно. Встают между мной и детской колонной. Смотрят так, будто я маньяк какой-то.
        Дохожу до жилого крыла. Как и думал, меня пропускают. Не будь я аристократом, то хрен бы сюда попал.
        Убранство тут отличаются от обычных школьных коридоров. Я попадаю в элитное общежитие. Ковры, картины маслом, горшки с цветами. Найти филзели оказывается просто. Самый дальний и тихий угол. Тишина и атмосфера в этом месте соответствующая, и этого мне достаточно, чтобы положиться на чутье.
        Стучу в одну из дверей.
        Секунда, вторая, десятая…
        Хочу постучать еще раз, но дверь сама медленно открывается. Меня никто не встречает, но намек я понимаю. Приглашают войти.
        Захожу.
        Полумрак. Окна занавешены. В пяти метрах от меня стоит фигура в странной одежде. Лысый афроамериканец молча смотрит, покачиваясь, как зомби. Мерзкий тип.
        - Do you speak English? - спрашиваю я. Да, я стал учить английский и получается у меня это неплохо. Язык легкий, словарный запас небольшой. Единственное, что смущает - огромное количество времён.
        - Я тебя понимаю, - голос тихий, какой-то «плывуче-гортанный», акцент слабый.
        - Замечательно, - сую руку в карман и пока достаю зубочистку замечаю, что Филзели стал ближе на несколько шагов. Ого, впечатляет. - Знаешь, кто я такой?
        - Заблудшая в потёмках душа. Душа без будущего.
        Поджимаю губы, задумчиво киваю, сую в рот зубочистку:
        - Неплохо, мне нравится. А знаешь учителя из этой школы? Зовут Элеонора Штейн.
        - Мне она известна.
        Какое-то время молчим, смотрим в глаза друг-другу.
        - Она под моей защитой. Вчера ночью произошел неприятный случай в ее палате, поэтому я хожу, оповещаю всех, что если с Элеонорой что-то случится, то причастным к этому я вырву кишки, обмотаю их вокруг шеи и подвешу прямо над парадным входом школы. И сделаю я это не только с исполнителями. С заказчиками, доносчиками, ищейками. Все они будут висеть в ряд с высунутыми языками, истекать кровью и дерьмом, напоминая о том, что будет, если связаться с заблудшей душой без будущего.
        Тишина.
        Разворачиваюсь спиной к филзели, активирую костюм и прислушиваюсь к каждому колебанию воздуха. Уже хочу выйти, как входная дверь захлопывается сама собой прям перед моим носом.
        Не оборачиваюсь. Голос за спиной говорит:
        - Угрозы - путь в безмолвие и пустоту.
        Киваю:
        - Полностью с вами согласен. Уверен, именно поэтому никто больше не будет угрожать Элеоноре Штейн.
        Между пуговицами моей вычурной рубахи медленно вылазят три шелковых щупальца костюма. Они с стремительно удлиняются, врезаются в дверь, с грохотом выламывая ее из проема и разнося в щепки. Пусть свободен.
        Переступая обломки, выхожу…

* * *
        По пути обратно, пишу смс Кевину и Тернову. Предлагаю встретиться после восьми утра на первом этаже. До этого времени решаю сходить в яму и немного потренироваться. Но не успеваю даже выйти из школы, натыкаюсь на троицу Новусов. Один из них Сэм Блэк. Он замечает меня, отмахивается от своих, подходит, хлопает меня по спине:
        - Дружище! Какими пирогами тебя занесло сюда в такую рань, мазафака? Ого, - осматривает меня с ног до головы. - Да ты теперь истинный сэр Константин. Разрешите покланяться Его Высочеству.
        Сэм хрюкает и иронично кланяется.
        Скупо улыбаюсь:
        - И тебе доброго утра. Решил размять мышцы.
        - А что, они у тебя есть? - щупает мне руку. - Фигасе, сталь. На стероиды подсел? А я тебя предупреждал, что общение с Терновым до добра не доведет. Кстати, у нас тут пати намечается в честь предполагаемого Масонами конца света. Не присоединишься?
        Пати? Вечеринка? Бал? Этого только не хватает.
        - Чего-то не х…
        - Да брось! Я уже твою Аннетик пригласил. Она знаешь, как обрадовалась. Ты свою жену совсем забросил, да? На Элеонорку подсел, - дружески толкает меня кулаком.
        Так, а это еще что за фигня? Он что-то знает? Не-е-е, не может такого быть. Просто в своем репертуаре. На Элеонору тут все подсели, кому не лень. Просто совпадение.
        Сэм не унимается:
        - Ну же, давай, соглашайся. Сегодня вечером. Я уже получил разрешение от директора. В актовом зале собираемся. Говорят, даже Патрик Эдвайс придёт с другими шишками из твоего клана. Сечешь, дружище? Весело будет до безобразия. Алкоголь, конечно, запретили… но, - подмигивает, - мы че-нибудь придумаем. Слышал, про Ксюшку из Исталов? Она спец по всяким очумелым… зельям.
        Хм, если так подумать, то даже эта вечеринка может оказаться полезной, если там соберётся столько народу. С чем Шиила не шутит. Всё лучше, чем тыкаться вслепую в поисках интрижек с пазлами.
        - Ладно, приду, - улыбаюсь я.
        - Йеееее-с, мазафака! Сэр Зерус Константин Киба с нами! Да зажжем же от души перед концом света!!!
        - Сэм… нахрена так орать? - морщусь я.
        Глава 8. Что сокрыто за простым?
        Покинув веселого Сэма, я отправляюсь в Яму. Здесь есть специальная секция для физических тренировок. На мое удивление, тут Тернов уже тягает от груди сто пятьдесят килограмм и кряхтит, как старушка с подломанной поясницей.
        У-у-у-у-ф… У-у-у-у-уф…
        Дзыньк. Кладет штангу на скамью для жима, встает, делает растяжку, замечает меня.
        - Здорово, - сухо приветствует. - Решил потрениться? Я как раз закончил, собирался с тобой на встречу…
        Киваю, начинаю разминаться. Разминка перед силовыми упражнениями очень важна. Иначе можно что-нибудь себе испортить. Вот будет веселье перед соревнованиями потянуть себе мышцу.
        Спрашиваю:
        - Как обстановка в школе?
        - Зашибись, - подходит ближе, наблюдает за каждым моим движением. - Аристо озлобились, беляки осмелели, через день кто-нибудь кому-нибудь рожу бьет или вообще убивает. Такого дерьма раньше не было. А ты чего так вырядился, а? Твои и так нервничают, что ты Валет. А теперь еще и похож на них… И ваще, как бы, на треньку в пиджаках не ходят. В подмышках порвется.
        Беру гантелю на пятнадцать килограмм, сажусь на лавку.
        - Не надорвешься? - хмыкает Тернов. - Ты хоть и подкачался, но всё равно выглядишь как…
        Начинаю быстро выполнять первое «разминочное» упражнение. Отсчитываю первый подход.
        … дрищ, - заканчивает Тернов, приоткрывая рот. - Ахереть…
        Не отвечаю, улыбаюсь. Тернов выходит из задумчивого ступора:
        - Слух, я, конечно, не из тупых… надеюсь… но меня затрахали силачи долбить, как им не нравится, что ты теперь Валет. Бунтуют…
        - Побунтуют и перестанут.
        - Это ты так считаешь.
        - Ага, считаю. История, Вадим. Учил? Титулы, статусы, должности - всегда найдутся простаки, которые не выносят такие превосходства над собой. Особенно если исторически сложилось, что все короли и императоры притесняли обычных людей. Они возмущаются, говорят «ну вот, еще один урод». Но дальше разговоров не заходит. Все ждут, что предпримет новый король. И вот если он ошибется, тогда да - это опасно. Народ может и разозлиться. Но если король станет кардинально отличаться от своих предшественников и вместо того, чтобы отнять, что-то даст… Тогда мышление людей изменится на противоположное. Ничего страшного, что меня пока что не любят. Это предсказуемый исход. Так, подстрахуй-ка меня…
        Откладываю гантели, иду к скамье для жима. Накладываю на двадцатикилограммовый гриф «блины» с весами. Двадцать пять кило с одной стороны, с другой.
        - Семьдесят? - одобрительно качает головой Тернов. - Нормуль. Тока ты говорил, что можешь сотню. Так и знал, что гонишь.
        Добавляю до сотни.
        - Че, серьезно не гнал?
        Сто пятьдесят.
        Тернов ржет:
        - Ну-ну. Слушай, бро. Ну ты вроде как круче вареного яйца, но глянь на меня, а, - напрягает бугры мышц. - И на себя. Это физически нереал.
        Двести.
        - О-о-окей, - перестает улыбаться. - Слух, давай я ласточку прикуплю схожу. Ну там медиков позову. Вижу, что ты слегка ёпнулся головой.
        - Подстрахуй, говорю, - ложусь, хватаюсь за гриф.
        - Тут не страховать надо, а еще одного мужика позвать тебя спасать.
        Тернов встает сзади, придерживает гриф, напрягаясь всем телом.
        Рывок. Поднимаю штангу. Держу над собой. Затылком чувствую, как глаза Тернова выталкиваются из глазниц от удивления.
        Раз!
        Два!
        Три!
        На седьмой раз становится тяжело, и именно поэтому я делаю еще пять раз. Тернову и правда приходится меня поддержать на последнем выжимании штанги.
        Сажусь, выравниваю дыхание, с ироничной улыбкой смотрю на Тернова. Он проверяет «блины»:
        - Походу, настоящие… и ты суммой не пользовался. Ахренеть… Ты прикалываешься что ли? Двести, мать твою, кило. Мастера спорта столько тягают.
        - Значит, я мастер спорта.
        Тернов смотрит на меня немигающими глазами:
        - Ты на какой ласточке сидишь?
        - На второй.
        - На второй?! И не блюешь?!
        - Нет. Но мутит серьезно.
        - Мутит?! Тебя только мутит со второй ласточки?! Ты тренишься по высшей программе силачей. До нее дошли всего пару человек, в том числе наш бывший глава, которого ты… ну… того…
        - Вообще, я уже думаю попробовать первую.
        Тернов нервно усмехается:
        - Ну-ну. С нее не проблеваться сможет только мастер спорта по неблеванию. И то в обнимку с толчком - на всякий случай. Мне как-то Дэн по ушам надавал - сломал тринадцать костей и отбил почки. Пидр гнойный. Но потом хоть ласточкой угостил. Первой. Так я думал, что в блевоте захлебнусь! Как, мать твою, Киба?!
        Хм, и как бы ему объяснить? Сила воли и сосредоточенности, богатый опыт дегустации ядов и ощущений от них, техника приглушения боли разной степени убийственности и многие другие прелести становления одним из сильнейших в Варгоне. Коктейль из врожденного гения с лучшими тренировками Храма Шэйлы. И что я, с тошнотой что ли не справлюсь? Ах да, и еще у меня очень редкое направление мудрости, позволяющее с большой скоростью познавать всё новое.
        - Пальцы себе в уши засовываю. Легче становится, - коротко отвечаю я.
        - Э-э-э…
        Тернов неуверенно сует пальцы себе в уши.
        - Так?
        Не отвечаю. Моя улыбка становится шире.
        - Да ты стебёшь меня!

* * *
        ВРЕМЯ: 9:13
        После тренировок Тернов идёт на занятия, а я - злостный прогульщик, договариваюсь с пухляшом-преподавателем, оплачивая прогулы себе и Кевину, который сейчас задумчиво меня сопровождает по коридорам второго этажа. Супер, аристократом даже не нужно выдумывать причины прогула. Не хочешь приходить - не приходи. Отнесутся с пониманием и должными почестями. Кстати, по всем признакам я могу подать заявление о повышении меня на этаж выше. Может даже до третьего. Но пока мне этого не надо.
        Разгуливаю по школе, навострив уши-локаторы. Рано или поздно я услышу что-нибудь интересное. Но сейчас мне не везет. И где, вообще, вся элита из закрытого ложа? В жилом крыле их точно не было, по коридорам вот разгуливаю и тоже не слышу ничего особенного. Конечно, много левого шума, типа галдежа учеников, но мне это не мешает.
        На телефон приходит пуш-уведомление о списании с меня 750 очков влияния за уничтожение собственности школы. Сколько? Больше сотни тысяч рублей за дверь? Она что, позолоченной была?
        Кстати, как и ожидалось, Филзели жалобу не подали, хотя имели полное право. Пока я гулял, один из стражей - тот самый, с бутылкой, по «доброте душевной» рассказал мне, что Филы вообще не хотели им ничего рассказывать, поэтому на меня записали штраф только на основании видеозаписи с камер наблюдения.
        Нисколько не сомневался. Такие, как они, шума лишнего не любят и стараются держаться в тени. Опасаюсь ли я их враждебности? Вовсе нет. Во-первых, я угрожал им косвенно - не сказал, что они мерзавцы. А просто «мол, вот такое случилось, какой - то мерзавец плохо сделал, поэтому ему несдобровать». Во-вторых, угрозы и шантаж давно стали нормой в этом мире. Если бы за каждое лишнее слово отрывали головы, то договариваться было бы не с кем.
        Перевожу взгляд на Кевина. Он погрузился в себя, теребит «бычье» кольцо в носу. Я всё ждал, когда он заговорит первым, но, видимо, парень научился от меня, что преимущество у того, кто больше слушает, чем болтает.
        Спрашиваю:
        - Тебя что-то не устраивает? Говори прямо.
        - Да не…
        - Говори.
        Кевин резко останавливается, осматривается в поисках камер, понижает голос:
        - Происходит что-то странное. Всё вокруг. Блин, да, знаю… глупость.
        - Нет, продолжай.
        Кевин подходит ближе, чуть ли не на ухо шепчет:
        - У тебя бывает чувство, что вокруг все ненастоящее? Как в «Матрице». Вот у меня так. Чувствую себя куском непонимающего дерьма. Вокруг что-то постоянно происходит. В мире, в школе. Куча совпадений складываются в одну большую и непонятную историю. Слушай, Киба, расскажи мне хоть что-нибудь или я чокнусь. Не знаю, почему, но я считаю, что ты знаешь намного больше, чем говоришь нам.
        Я-то думал, он будет втирать мне о делах Клуба, последствиях моего решения присоединиться к Вальтам и тому подобное. Или хотя бы расскажет, что происходило в мое отсутствие. Но нет.
        Внимательно смотрю на Кевина. Что-то в нем изменилось.
        - У тебя голова не болит?
        - Есть немного. Последние три дня.
        - И эти последние три дня ты чувствуешь себя в… Матрице?
        - Ну типа… К чему ты клонишь?
        - Думаю, ты пробуждаешься.
        Кевин мигает пару раз:
        - Да не, я уже и не надеюсь, ты чего…
        - У Вальтов я узнал, как пробуждаются неодаренные с суммой разума. Поздравляю, Кевин. Возможно, твой день настал. Вам стоит пообщаться с Аннетой. Поделитесь шизой друг с дружкой. Она тоже пробуждается и у нее все шансы получить направления разума. Она к этому генетически предрасположена.
        Неодаренные с суммой разума всегда чувствуют странность происходящего перед пробуждением. Их мозг перестраивается. Они начинают подмечать мелочи, анализировать, видеть мир иначе. Это как рождение ребенка. Говорят, что младенцы - как кошки. С первых дней жизни пребывают в нескольких мирах одновременно. В том числе и в прошлых своих жизнях. Я прекрасно помню, как меня колбасило при пробуждении. Наркомания та еще. А Кевин всегда был умным, поэтому я не удивлен.
        Хм, а что, если… Нет, еще рано. Кевин умен, но неопытен. Я не могу его вплетать в свои дела. Но… могу заинтересовать.
        Спрашиваю:
        - Ты веришь в богов, Кевин?
        - Не понял? В Иисуса, Аллаха, Будду, Шиву?
        - Не совсем. Я говорю про богов, которых можно увидеть, почувствовать и услышать. Почти материальных, но за пределами понимания наших ощущений.
        - Да не особо… Фигня какая-то философская. А ты, что, веришь? Почему спрашиваешь?
        - Да просто так. Представь, если бы в мире матрицы был настоящий бог. Стало бы что-нибудь понятнее?
        Пауза.
        - Не-а. Стало бы только хуже.
        Улыбаюсь, ничего больше не говорю, иду дальше. Кевин какое-то время стоит на месте и окликает меня. Подбегает, хватает обеими руками за плечи, фанатично смотрит в глаза, шепчет:
        - Киба, ты что… бог? - в глазах ужас.
        Сдержаться не получается. Я смеюсь так, как давно не смеялся.
        ВРЕМЯ: 12:00
        Начинается. Соревнование. Турнир. Игры и закулисные интриги.
        Я нахожусь в самом центре ямы - на площадке для боев. Вокруг высятся трибуны, забитые до предела. Оттуда гудят, орут, улюлюкают. Вижу корреспондентов с камерами.
        Закрытая ложа все еще недосягаемо. Кто там и зачем, я не знаю. Пытаюсь услышать хоть что-то, но похоже стенки ложи укреплены суммой так, что это просто невозможно.
        Поединки будут проходить поочерёдно. И только по боевым направлениям суммы. В актовом зале сейчас умники считают цифры и показывают крутизну в сумме поддержки. И там тоже присутствуют свои представители.
        Вельтешафт «выступают» первыми, так как они главенствующий клан. Бои проходят по возрастанию суммы. Сначала представители бьются с претендентами с суммой до десяти, потом до двадцати и тридцати соответственно.
        Так что… соревнования открываю я.
        Я - первый представитель, защищающий, так сказать, честь Вальтов. За полчаса перед соревнованием мне позвонила дама, представилась секретарем какого-то важного хера и сообщила, что проигрыши неприемлемы. В идеале, никто не должен быть допущен в клан. Ну и парочка намеков, что если я подведу Вальтов, то мне будет плохо. Боюсь-боюсь.
        Громкоговоритель объявляет:
        - ВНИМАНИЕ!!! Сэр Зерус Константин Киба сегодня проведет пять боев подряд! Победившие его претенденты имеют официальное право на вступление в клан Вельтешафт! Бои проводятся в соответствии с объемами суммы претендентов, зарегистрированных на сегодняшний день!
        Трибуна ревет экстазом. Веселуха-развлекуха! Многие тут понятия не имеют, что на самом деле происходит. Кто-то распевает «Киба, right now!», кто-то просто выкрикивает мое имя! Кучка девочек во главе с Ярой задирают майки и показывают свои весьма неплохие груди. К ними тут же подходят стражи и выводят из зала. Так же поступают и с особо громкими поклонниками и ненавистниками. Одного с плакатом «Киба, отжигай!» вообще выводят за шкирку. А казалось бы что такого-то.
        Вижу, как Сэм Блэк по-тихому отбирает плакат у беляка с написанным «Костя, покажи им свой титановый ***!» и прячет его. Так и написано, со звездочками. Узнаю стиль Сэма. И это сын консула Новусов? Хорошо хоть додумался лично им не размахивать, а беляку вручил. Сам его подставил, но сам же спас от стражей.
        Вижу Джунов. Их больше, чем обычно, раза в три. И с ними несколько взрослых ниндзя без масок, лет под сорок.
        Эх, узнать бы как там Акане. Но еще рано… Ее ход еще не наступил. Надеюсь, она не сделает глупостей.
        Среди Вальтов замечаю Патрика и Юлиана, сверлящего меня взглядом ненависти. О, смотри-ка, выжил. Подоспела значит к нему помощь - вытащили из легких инородные тела. Судя по его скрюченному состоянию и зеленоватому цвету лица, он сейчас под ласточкой после операции.
        Мозг пробивается легким разрядом. Ощущение чего-то неправильного. Соревнование. Школы. Пазлы. Война. Боги.
        Я что-то упустил?
        Что-то важное?
        Или во мне просыпается паранойя?
        Так…
        А что, если… за закрытой ложай никого нет? Может, я не слышу ничего не просто так? Что если… оно лишь для вида? Для прессы. А на самом деле, все могущественные люди занимаются настоящими делами, пока я играюсь в эти игры.
        Но самое печальное, что участие в соревнованиях защищает меня от Георгия Александровича. Достаточно проиграть или выйти из соревнований, как меня сразу же прижучат и титул не спасет.
        Нужно как-то проверить, что за этой ложа. Узнать, что происходит.
        - ВНИМАНИЕ! Объявляются основные правила боевых соревнований! С полным перечнем вы можете ознакомиться на стенде и на официальном сайте! Первое! Запрещено убивать! Второе! Бой продолжается до тех пор, пока один из участников не сдастся! Третье! Область боевой зоны отмечена красной границей! Тот, кто пересечет границу, считается проигравшим! Четвертое! Разрешено использовать все доступные средства боя, кроме усиливающих и поддерживающих зелий! Правило не касается зелий, изготовленных участником боя! Пятое! Бой ограничен пятью минутами! Если за это время претендент не справился, то он считается проигравшим! Шестое! Запрещено пользоваться направлениями суммы, официально не считающимися боевыми! ПЕРВЫЙ ПРЕТЕНДЕНТ! ВСЕВОЛОД ГНУШКО! Единиц суммы: две! Направленность одна! Предметная сумма: жидкое! Ответвление: макроконтроль!
        Вот это поворот. Хорошее начало… Сева, собственной персоной.
        Трибуны в замешательстве. У него не совсем боевое направление. Сева обычный зельевар. Микроконтроль от «жидкого» позволяет работать только с жидкими ингредиентами. Как директор он рвать и метать галлонами воды не может. Грубо говоря, Сева вооружен иголкой, а директор мечом. Полезно и то, и другое. Но в разных делах.
        Из громкоговорителя звучат пояснения:
        - Всеволод Гнушко - претендент с наименьшим объёмом суммы из всех! Он использует зелья собственного изготовления, усиливающие его личные боевые качества! Экзаменационный совет одобрил его участие в боевом направлении!
        В яму выходит ОНО. Сева изменился до неузнаваемости. Потрепанный, с мешками под глазами. Дерганая улыбка, косые взгляды. Одежда чистая, но мятая. Выглядит еще хуже, чем обычно.
        - Привет, - не глядя мне в глаза здоровается он. - Ты меня еще не забыл? Это я - Сева. Твой друг.
        Пожимаю плечами:
        - Честно? Начал забывать. Все ждал тебя, ждал, но ты был занят своими делами. Кстати, тебе никто не говорил, что звонить чужим женами и втирать им про судьбы не очень культурно?
        - Но ведь от судьбы не уйдешь, - ноюще возмущается Сева. - Вот и ты сегодня не уйдёшь… Ты же не уйдешь? Останешься со мной? Помнишь, как ты оставил меня в особняке? Сказал, что ключ у него в животе… Я проверил… Там… Там…
        - Вонюче, мерзко, грязно, противно, да-да. Сева, ты мужчина или тряпка? Чем это отличается от свежевания барана? Да ничем. Я дал тебе шанс спасти себя. И не только физически. Дал шанс стать мужчиной. Но посмотри на себя, - киваю на его растрепанную прическу. - Побитый, сломленный. Что с тобой случилось?
        Сева кивает, как умалишённый:
        - Да-да-да-да-да, ты прав. Прав-прав. Я немного… чего-то не в себе… Я тут пробудился, здорово, да? Помнишь, как мы мечтали с тобой об этом? Но потом ты меня бросил… А меня силачи пытали из-за тебя… Я вообще не понял за что, но ладно… Главное, что я из-за этого пробудился. Я теперь зелья знаешь, как варю? Круто варю! Меня хвалят. Правда ругают, что я все свои изобретения пробую… на вкус… Ну глотаю, понимаешь? Не всегда хорошие получаются зелья, ага. Пучит там… болит иногда… Но я пью другое зелье, тогда лучше становится. А если опять хуже, то я пью до тех пор, пока не станет лучше. Но я нормальный, ты не подумай. Я же не наркоман какой. Зелья не наркотик. Так мне говорят. Ну и хвалят. И говорят.
        - Кто говорит? - морщусь я от словесного поноса Севы.
        Обращаю внимание, что половина трибун пытается прислушаться к нам. По негласной школьной традиции, соперники могут пару минут переговорить перед боем. Вроде как это усиливает азарт публики. Цирк, а не школа.
        - Как кто? Они! Они! Ты чего такой тупой?! - визжит Сева так, что первые ряды подпрыгивают.
        - Голоса в голове? - серьезно спрашиваю я.
        - Дурак что ли? Я не наркоман! Меня даже на поединок допустили! Меня проверили! Дебил! - закипает Сева и резко успокаивается: - Я просто кое-чего выпил перед боем. И нервничаю. Очень! Но меня допустили! А, я это уже говорил… Но меня допустили, прикинь! Это самое крутое, что я сделал за свою жизнь! А если я тебя выиграю?! Самого Кибу! Вальта, аристократа! Звезду школы! Убийцу убийц! О-о-о-о, - Севу сотрясает от представления, - это будет шикардосик… шикардосик… шикардосик… Жизнь наладится! Может меня даже пригласят на сегодняшнюю вечеринку! Тебя, наверное, пригласили. Конечно, пригласили… Ты же… Киба… Говорят, Ксюшку пригласили. А она такая тупая. Вообще варить не умеет… А я-то умею…
        Перевожу взгляд на «рефери», но тот никак не реагирует. Видимо, состояние Севы в пределах каких-то странных норм. Снова смотрю на Севу. Он непонятный. Дерганый, трясущийся, как на морозе. Глаза раскосые, смотрят во все стороны. Это чем же он так обдолбался?
        - ВНИМАНИЕ!!! Бой начинается! Поединок длится пять минут! Три! Два! Один! НАЧАЛИ!!!
        Толпа ревёт, но сразу же затихает. Ни я, ни Сева, не двигаемся, стоим на месте. Я не люблю недооценивать противников, поэтому всегда жду, что они предпримут. В грамотном бою сначала строится стратегия защиты, а уж потом нападения.
        - Я тебе победю, Киба, - шипит Сева. - Ну то есть, выиграю… Девчонки всегда смеются надо мной… Говорят, что я не умею разговаривать. А ведь я умею. Просто нервничаю. Знаешь, как я в уме думаю. Очень хорошо думаю…
        - Хватит нести чушь, - достаю из рукава кунай. - Посмотри на себя. Чем бы ты не обдолбался, ты уже ходячий труп. Даже если сможешь выиграть, не верю, что ты проживешь достаточно времени, чтобы отпраздновать.
        Наконец Сева поднимает на меня взгляд, его губы трясутся:
        - Да-а-а? Ты так думаешь… Ну проверим…
        Покачиваясь, он медленно идёт на меня.
        Я морщусь еще сильнее, свожу брови. Не нравится мне он. Странный. От него попахивает опасностью. Что с ним, во имя Шиилы, не так? Это из-за того, что он пазл? У него какое-то уникальное направление суммы, как и у меня?
        Сева подходит ко мне слишком близко. Я быстро размахиваюсь, усиливая скорость удара «экзоскелетом» под спортивной футболкой. Кунай расчерчивает кровавую линию на Севе от пупка до левого плеча. Его одежда расходится, и я вижу неглубокую рану, которая мгновенно затягивается. Это что за хрень? Сумма выносливости: исцеление? Не может быть. Больше похоже на эффект первой ласточки.
        Сева скалится:
        - А мне не больно, вот и нет! Вот и нет! Я больше не чувствую боли! Вот так-то!
        Слышу какое-то шипение. Смотрю на окровавленный кунай в руке. Металл чуть ли не булькает, на глазах ржавеет, разваливается.
        - Кислотная кровь, Киба! - орет кто-то с трибун. - Киба, он бухнул исталского Вайпера! В школах такого не продают!!!
        К кричащему протискиваются стражи, вытаскивают его с Арены.
        Сева довольно кряхтит. То ли от радости, то ли от того, что с собой сделал:
        - Не лучшего, а моего… Тупые они, Киба, да? - кивает на трибуны. - Не то, что мы с тобой. Мы сильные… Ну чего стоишь, бей меня. Режь, убивай… Эх, у меня ведь только две единицы суммы, представляешь? Мне пришлось неделю подготавливать ингредиенты… Хорошо, что меня допустили в школьные теплицы… ух там сколько всего…
        Мне приходится отступить на пару шагов. Если его кровь попадет на меня, то всё - хана моим приключения. Судя по кунаю, достаточно одной капли, чтобы прожечь меня насквозь. И никакой костюм не спасет. Я уж не говорю про свою хилую крепость.
        Мало того, если я начнут размахивать шелковыми щупальцами, то просто испорчу костюм и останусь без козыря, которым сейчас вообще пользоваться не хотел.
        Что ж… а если так…
        Кунаи из рукава устремляется с огромной скоростью в колено Севы. Перебить ему кости и пусть валяется пять минут…
        Дзыньк…
        Кунай отскакивает от коленной чашечки Сёвы, сразу начинает ржаветь, обрывая привязанную к нему нить. И что самое неприятное, не сработал ледяной эффект.
        - Ути-пути-шмути, я какой крутути, - прыгает на месте Сева.
        Небольшая ранка на его колене быстро затягивается.
        - А знаешь, почему? Знаешь? Я долго пил кое-что… Ты бы знал, какое оно на вкус. Но зато у меня теперь кости-шмости. Если кости целые, то всё остальное тоже будет целое. Так мне кое-кто подсказал. Остальное вылечится само. Кости не лечатся. А мясцо лечится. Я бессмертный, понял?! Такой бессметный, что офигеть… Ой, ты где?!
        Трибуна ахает. Никто не ожидал от меня такой прыти. Пока Сева болтал, я напитал мышцы ног суммой, и с огромной скоростью метнулся вперед и чуть вбок, оказываясь за его спиной.
        Нагибаюсь. Взмах!
        Перерубаю связки на ногах Севы. Если кости крепкие, то связки так быстро не излечит даже Ласточка. По крайней мере, не за пять минут. Это уже не поверхностный порез.
        Сева ойкает, заваливается и падает.
        Я отскакиваю назад, отбрасываю третий кунай в сторону. Он уже стал разрушаться.
        Трибуны почти не дышат. Никто не ожидал такого от неудачника. Глупцы. Вечно всех недооценивают. Сначала меня, теперь Севу. Ничему их жизнь не учит.
        Сева ноет, схватившись за ступни и покачиваясь из стороны в сторону:
        - Ну как так-то-о-о-о. Ну-у-у, ой как больно и…. - неожиданно скалится акулой. - Шутка. Вообще не больно.
        И встаёт.
        Во имя Шиилы, я будто столкнулся с голубым троллем из Варгона. Убить их можно только если засунуть в горнило вулкана. Это единственные твари, которые за тысячи лет эволюции научились восстанавливаться чуть не с отрубленной головой. Перебитые связки и нервы соединялись в них, как мыслящие черви. Никто так и не понял, откуда у тупорылых троллей появились такие особенности.
        Вот тебе и первый поединок… Честно говоря, я рассчитывал на что-то очень легкое.
        Резко перевожу взгляд на закрытую ложа. Странно. Очень странно. Происходящее не похоже на совпадение. Почему мой первый поединок проходит с пазлом-монстром, выглядящим так, будто после боя он скоропостижно скончается?
        На трибунах начинается шумная чехарда. Оры, перешептывания, ругательства. Похоже, Сева многим поломал психику и смысл жизни.
        Смотрю на несчастный полутруп, развожу руками:
        - Тогда я просто подожду, когда закончатся пять минут. Заодно посмотрю, переживешь ли ты это время…
        В мозгах что-то щелкает. Сева - пазл. Его кровь очень важна. Но она стала другой. Ядовитой. И что будет с ним, когда он помрет? Останется ли он ценен, как пазл или потеряет свои… свойства?
        А еще тут точно что-то нечисто. Какое-то показушничество. Зачем кому-то раскрывать возможности новых зелий… Георгий Александрович такого бы не допустил.
        Так, стоп…
        Демонстрация силы?! Да, Шиила тебя подери - это демонстрация мощи Исталов! Георгий Александрович, хитрый ты лис! Ты показываешь Вальтам на что вы способны! Что будет с Вальтами, когда они вторгнутся на территорию Российского Кластера? Да еще и от меня сможешь избавиться? Это просто комбо! Зерус, Валет-представитель, победивший медиокриса Патрика Эдвайса огребает от слабака с двумя единицами суммы в своем первом бою!
        Сева мерзко булькает:
        - Че-че? Хочешь бегать от меня пять минут? Ну неее, так нечестно. О, чуть не забыл. Я же это… не только защищаться могу, но и это… бить сильно. Знаешь, как сильно? Сейчас всем покажу. Блин, какой же я крутой…
        Трибуны ахают. Девочки визжат, а некоторые мальчики блюют и падают в обморок. Даже меня корежит от того, что я вижу… А видел я очень многое.
        Сева… Да сокроют тебя безмолвные тени Шиила, несчастное ты дитё. Что они с тобой сделали?..
        Глава 9. Сумма отвращения
        Сева скидывает с себя футболку. Худощавое тело с просвечивающими ребрами - ничего необычного. По крайней мере, так казалось изначально. Его кожа стала оживать, шевелиться так, будто под ней разом ожили тысячи паразитов.
        Прямо на глазах Сева покрывается волдырями, как после ожогов. Но вместо бесцветной жидкости за ними виднеется красная кровь. Некоторые пузыри лопаются и кровь мерзко растекается по его телу, впитываясь в спортивные штаны.
        Что самое неприятное - волдыри лопаются так, будто созданы для того, чтобы разбрызгивать свое содержимое на несколько метров вокруг. Поврежденная рана сразу же затягивается, а на ее месте появляется новый волдырь. Мне приходится отступить на несколько шагов.
        Трибунам уже не так весело. Множество учеников покидают зал, не в силах выдержать такую картину. Большинство из них - побледневшие и трясущиеся девочки. Многие зажимают рот руками, округляют глаза. Никто из них не думал, что в школе для неодарённых может происходить такая дичь. Да, школа жестока, но раньше она свою жёсткость скрывала, заливая в уши сладкую ложь. Но теперь… Что же изменилось? Почему в яме всем показывают несчастные результаты жестоких исследований?
        - Помогите ему! - кричит какая-то старшекурсница. - Помогите, что же вы смотрите?!
        К ней тут же подходят стражи, выводят вон под возмущенный гул присутствующих. Но больше желающих выкрикнуть свое мнение не оказывается.
        Звучит громкоговоритель:
        - ВНИМАНИЕ! Сохраняйте спокойствие! Ситуация под полным контролем администрации школы! Всеволод Гнушко прошел комплексные исследования перед боем! Несмотря на кажущийся диструктивизм его тела, с ним все будет в порядке! Как и со всеми зрителями и участниками боя! Стражи школы не допустят несчастных случаев! Также, мы предпримем дополнительные меры безопасности!
        Вместе с этими словами под ногами начинает вибрировать пол.
        - Вы серьезно? - шепотом спрашивая я пустоту.
        Купол поднимается. Тот самый, под которым мы бились с Патриком. И он намного меньше, чем красная граница в яме. Меня осознанно лишают пространства для маневров.
        Очередной пузырь на коже Севы лопается, и я отступаю… уткнувшись спиной в стеклянную перегородку.
        Кровавые капли шипят на полу, дымятся, оставляя довольно глубокие дыры. Достаточно одно взгляда, чтобы понять, как будет печально, если эта кислота попадет на меня.
        Сжимаю кулаки. Резко поворачиваю голову, смотрю на закрытую ложу.
        Исталы… они поступают до отвращения верно. Им нужно показать всему миру, что будет с теми, кто вторгнется на их территории. Как они из обычного пацана, пробудившегося месяц назад, могут сделать настоящего бойца, внушающего ужас на поле боя. Я сомневаюсь, что у Севы такие впечатляющие способности в зельеварении. Кто-то ему очень сильно помог…
        Перевожу взгляд на парня. Все его тело способно самоисцеляться, а жизненно важные органы прикрыты непробиваемой костяной броней. На поле боя таких еще экипируют - напялят бронежилеты, пропитанные суммой.
        Сева оглядывает трибуны, корчит недовольную рожу:
        - Что вы так пялитесь, а?! Я сильный! Самый сильный!!! - опускает голову. - Опять эти взгляды… Ну почему… почему… почему… Киба, все видят, что я сильный… Почему на меня так смотрят?.. Почему на меня не смотрят, как на тебя, когда ты дрался с Патриком? Это… несправедливо…
        Пожимаю плечами:
        - Ты превратился в урода и вызываешь только отвращение и жалость.
        - Заткнись!
        Надо вывести его из себя:
        - Не жди, что тебя пригласят на вечеринку. Разве что шутом. Будешь скакать в клетке и плеваться кислотой, как Чужой. Джуны с омерзением на лице отойдут от тебя подальше. Вальты будут смеяться громче всех. А Сэм Блэк из Новусов затыкает тебя палкой со словами «Ну булькни еще разок».
        Губы Севы трясутся, глаза округляются, грозясь вывалиться из отверстий, предназначенных для них природой. Он шипит, брызгая слюной:
        - Я убью тебя, Киба… Убью… Убью… Ненавижу!!!
        Бросается на меня. Несколько пузырей на его вытянутых в мою сторону руках угрожающе вздуваются. Отлично, быстротой он не одарен. Отклоняюсь в сторону, прыгаю на несколько метров и…
        … морщусь от жжения. Маленькая капля попала на тыльную сторону ладони, лениво прожигая белоснежную перчатку. Секунда, вторая, третья, пятая…
        Сжимаю зубы.
        По руке стекает кровь…
        Кап…
        Кап…
        Значит, мой костюм выдержит секунд пять-десять…
        - Больно, Киба? - злорадничает Сева. - Ну больно же?!
        - Ты про это? - показываю руку, стараясь не морщиться от сильной боли. - Чешется немного…
        Думай, Эйн Соф…
        В человеке примерно пять литров крови. В мелком Севе, может, литра четыре. Ему достаточно потерять литр, чтобы ослабнуть и свалиться без чувств. Но… что-то не так… Он не кажется обессиленным. Наоборот, пышет злобой. Он что, самовосстанавливающая машина? Откуда берет энергию на исцеление? Как компенсирует потерю крови? Если голубые тролли в Варгоне черпали эфир из воздуха, то здесь это невозможно…
        Есть только одно объяснение этому. Исталские зелья. Они намного опаснее, чем я думал. Судя по всему, каким-то образом они обходят ограничения сосуда. Работают по принципу эфира. Тяжелый и дорогостоящий в производстве, но… Исталы не просто так получили статус одного из великих кланов. Я давно понял, что они умеют пользоваться всеми направленностями суммы, используя предметную сумму жидкого. Только вот цена такой силы велика. Организм реагирует соответственно - саморазрушается. Поэтому я с осторожностью отношусь к этому искусству - даже ласточку пью с опаской, каждый раз чувствуя, как организм отторгает чужеродное варево. Не просто так приходится справляться со страшной тошнотой. Желудок пытается избавиться от яда.
        - Киба… - хрипит трясущийся от злобы Сева. - Умоляй о пощаде… Плачь… тогда я не убью тебя. Я хочу, чтобы ты унижался. Если ты будешь предо мной унижаться, то на меня посмотрят по-другому… по-другому… Сам подумай… Да…
        Сева опять несется на меня неуклюжей каракатицей. Легко уворачиваюсь, отбегаю от него в сторону.
        - Бегаешь? Ну бегай, бегай…
        Сева расковыривает особо крупный волдырь на руке и размахивает ей во все стороны! Кровь везде… На полу, на куполе. Вот только она на этот раз не шипит…
        Так…
        Похоже, я понимаю. Он умеет активировать свою кровь, как и любой предметник. Если я наступлю на нее, то она прожжет мне стопу.
        Сева спокойно ходит туда-сюда, разбрызгивая свою кровь во все стороны. Вроде и понемногу, но в целом пол-литра он уже из себя выдавил, и я не вижу даже бледности на его лице. Хоть убей, не верю, что это ему не аукнется. В лучшем случае станет инвалидом, в худшем - сдохнет. Какими бы не были Исталские зелья, человеческое тело можно обмануть лишь временно…
        Отлично… вся область под куполом заляпана кровавыми кляксами и подтеками.
        Сева заканчивает расстановку ловушек, довольно скалится:
        - Посмотрим, как теперь побегаешь…
        Достаю из кармана протертую пыль из куколки шелкопряда.
        Сева надвигается, резко, как позволяет его неуклюжее тело, подается вперёд, на меня, разбрызгивая очередную порцию кислоты.
        Нити, обвязанные вокруг подмышек, реагируют на мою команду сжаться. Меня подбрасывает вверх, а Сева по инерции врезается в стеклянную стену.
        Я же теперь нахожусь прямо над его головой. Будто в воздухе вишу…
        В прошлый раз я уже бился с Патриком в подобных условиях и понял, что недостаток моих нитей заключается в своей… структуре. Немного тренировок в имении Патрика, и я научился делать их липкими за счет уменьшения прочности и прозрачности.
        Трибуна ахает. Она замечает, в чем дело…
        Паутина.
        Самая настоящая паутина, бликующая в свете прожекторов, оплетает все внутри купола.
        Сева вздергивает голову, орёт:
        - Спускайся, Киба! Смотрите все, Киба трус! Убегает от меня! Спайдер-мен гребанный!!! Ненавижу!!! Хватит бе…
        Сева замирает на месте, хватается за горло, начинает кашлять… «Вата» в его легких расширяется.
        Ну вот и всё…
        Или… нет.
        Сева исходит кашлем и… выблевывает какую-то белесо-кровавую субстанцию, в которой я различаю размякшие комки ваты.
        Какого?..
        - Кхе-кхе… - хрипит Сева. - Какая… мерзость… Что это за… А-а-а-а… Вот оно что. Я понял! Слышите, люди! Я понял! У меня мозгов не меньше, чем у Киб… кха-кха!!! Он мне свой шелковый пух в легкие засунул! И изменил их объем! Но меня предупреждали, что так может быть! Меня много о чем предупреждали!!!
        Вот тупица. Только что сказал, что он все понял и сразу же опровергает свои умственные способности тем, что его об этом предупредили.
        Плохо дело. Севу натаскали конкретно против меня, и он не сильно это скрывает. Похоже, волдыри у него не только снаружи, но и внутри. Он расплавил вату в собственных легких.
        Сева вскидывает руки, кровь с них брызгает вверх и во все стороны. Что-то попадает на путину, и она где-то рвется, мгновенно ослабевая. Я резко проваливаюсь на метр вниз, но все еще нахожусь на достаточной высоте от врага. Но это долго не продлится…
        Думай, человек-паук, думай!..
        Что еще я могу сделать? Использовать костюм? Возможно, я и успею разорвать Севу на части, но тогда он сдохнет, а я лишусь своего козыря.
        Стихийные эффекты на него тоже не работают. Я научился новому фокусу - электризовать шелк за счет статики на ней, но пользоваться этим сейчас бессмысленно. Во-первых, это сильно меня истощит, во-вторых, я покажу на что еще способен. И в последних. Если на Севе не сработал лед, то почему должно электричество?
        Очередной выплеск из руки Севы обрывает опорные нити. Вся сеть рвется, и я падаю…
        Гниль подземная!!!
        Падаю прямо в распростёртые объятия Севы!
        На лету группируюсь, приземляюсь подошвой в лыбящуюся и окровавленную харю Севы. Отталкиваюсь от него, прыгаю. Приземлиться на ноги не получается, я перекатываюсь, собирая все кровавые кляксы на пути.
        Сева воет от злости, схватившись за нос. Я резко вскакиваю с пола, срываю с себя плавящуюся футболку. Ладони горят, покрываясь волдырями. Срываю с себя один башмак. Подошву прожгло до дыр.
        С рыком отбрасываю футболку.
        Ну вот я и спалил свой прикид…
        На трибунах перешептываются…
        Теперь все видят мой костюм. Блестящие ошметки сшитые во что-то нецелостное и нелогичное.
        Сева наступает. В глазах первобытная ненависть:
        - Как! Ты! Посмел! Наступить! Мне! На лицо-о-о!!!
        Осматриваюсь. Все вокруг заляпано в крови. А теперь я еще и босой на одну ногу. Ни вверх, ни вниз, ни вправо-влево. А Сева вот-вот окажется в моем небольшом безопасном «островке», брызнет в лицо кислотой.
        Думай…
        Какие у Севы слабости?.. Чего он не ожидает?..
        С тоской опускаю голову, смотрю на дымящийся башмак в руке и…
        Кидаю его в Севу. Усиливаю ноги, срываюсь с места со всей скорости, на которую способен, не обращая внимание на жжение в стопах несусь прямо за летящим башмаком…
        У неуклюжего Севы не получается увернуться от него и среагировать на меня, он отмахивается от воздуха.
        Плюм…
        Башмак подошвой впечатывается в его харю. Лениво сползает вниз.
        Доля секунды…
        Сева не успевает активировать свой взрывающийся прыщ. Я со всей своей силой, усиленной скоростью, выбиваю ему слабую челюсть. Какими бы крепкими не были его кости, челюсть держится на связках и хилых мышцах. Они отдают нужный ритм мозгу, заставляя его биться о стенки черепа и…
        Трибуны оживают, орут!
        Перестаю чувствовать пальцы на правой руке… Гниль подземная, похоже, я там все до костей себе выжег.
        Сева «плывёт», его глаза бегают по орбитам и… он падает на спину мешком с кизрумовым дерьмом прямо в свою кровь.
        Как и ожидалось, он восстанавливается слишком быстро… Я уже вижу в его глазах удивление.
        Бам!
        Со все дури я впечатываю его в пол.
        Бам!
        Второй башмак на ноге долго не выдюжит, поэтому я стараюсь вырубить Севу быстрее…
        Бам! Бам! Бам! Бам!
        Я трамбую его лицо, стараюсь попадать по челюсти. Сева пытается что-то сделать, но теряется в собственном сознании, не понимая, что происходит… Его затылок с глухим звуком отбивается о каменный пол.
        Если он сейчас разорвет свои прыщи, то мне конец… Безоговорочный и окончательный.
        Бам! Бам! Бам!
        Во имя Шиилы, ты чего такой живучий!
        Бам! Бам! Бам!
        Трибуны затихают. Кто-то визжит, кто-то откроено орет в ужасе на рефери.
        - Киба! Убьешь! Хватит!
        Глупцы. Нихрена я его не убью. А вот если остановлюсь, то сам сдохну.
        Бам! Бам! Бам!
        Мои глаза расширяются вместе с волдырями Севы.
        Плююююююммммм!!!

* * *
        ВАДИМ ТЕРНОВ
        РУКОВОДИТЕЛЬ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ КЛУБА «ПРЕВОСХОДСТВО НЕОДАРЕННЫХ»
        Вадим сидит в первых рядах, растолкав наглых беляков. Ну, а херли они такие борзые. Но сейчас стало не так тесно. Многие разбежались. Зрелище в яме не из приятных. Этот Всеволод просто херов вурдалак из фильмов ужасов. А эта кровь? Ну и вонище… Тернов ненавидит запах крови.
        Плюююююм!!!
        - Киба-а-а! - вскакивает он на ноги.
        Кибу накрыло с головой. Будто из ведра ополоснули.
        Трясущийся, со слезами на глазах, Сева встает…
        - Не… не… нет… - пищит Аннетка и сжимает Вадиму руку чуть ниже локтя. Как вцепилась, так и не отпускала с начала боя.
        Все это время она молчала и только влажные глаза выдавали в ней нервяк. Вообще, девка смелая. Одна из немногих, кто осталась смотреть на это тошнотворное шоу. Да еще и в первых рядах сидит. Тернов ее немного зауважал.
        Аннетка срывается с места в яму, но Тернов перехватывает ее за руку.
        - Стой, дура, ему конец…
        - Нет! Не говори чушь, силач! Это мой Киба! Ты понял!
        Тернов тянет ее за руку, прижимает к груди, держит.
        - Харе, а… Такое бывает…
        Аннетка не выдерживает, ее губы трясутся и…
        … она рыдает на весь зал, больно вцепляется в Тернова, уткнувшись ему лицом в грудь.
        Тернов морщится. Ему не нравятся все эти сопли. Он видел много крови. Да и был готов, что рано или поздно Киба доиграется.
        Трибуны молчат. Они опять ждут чуда…
        Силуэт Кибы лежит на спине, полностью в крови. Он шипит и дымится. Мерзкий запах распространяется во все стороны, заставляя блевать даже некоторых силачей, повидавших немало говна за свою жизнь.
        - Эй!
        Кто-то осмелился нарушить тишину. Эхо от «эй!» проносится по всей яме.
        - Смотрите! Смотрите!
        Тернов с трудом заставляет свой мозг верить глазам:
        - Аннетка, ты только… глянь на это…
        Девчонка перестает лить слезы на дорогую жилетку Тернова, смотрит в яму.
        Кровавый силуэт шевелится…
        Всеволода трясет от эмоций:
        - Не может, млять, этого быть! Нет! Нет!!!
        Силуэт Кибы шевелится.
        На трибунах кто-то матерится, кто-то издает сдувающие звуки.
        Спина кровавого Кибы выгибается прямо на полу, он будто взлетает… поднимается на ноги… Нет, не поднимается… Что это за хрень? Из его спины что-то… торчит? Растет?
        - Паучьи… лапы…
        Тернов дает легкий подзатыльник умнику-беляку:
        - Дурак, что л… - и сразу затыкается.
        А ведь правда. Сразу четыре конечности выходят из спины Кибы и приподнимают его неподвижное тело. Стоп-стоп! Это не конечности? Это… какие-то тряпки… или веревки… Шелк? Черт, непонятно. Что, мать вашу, происходит?!
        Силуэт Кибы трясется, содрогается и…
        ПЛЮЮЮЮЮЮМММ!!!
        Кровь с его тела разлетается во все стороны.
        Многие на трибунах визжат от страха, но купол сдерживает кислоту.
        Тот же беляк, запинаясь, говорит:
        - Он… он… че… стряхнул кровь? Как… собака?..
        Не просто стряхнул. Теперь три четвертых купола измызганы в красное со внутренней стороны. Лишь через некоторые места, куда кровь не попала, можно разглядеть, что происходит внутри.
        Трибуны молчат…
        Они просто не знают, как реагировать…
        То, что творилось за куполом тяжело описать. Там словно ожил Веном. Кровь, какие-то хлысты, щупальца, паутина. Все перемешалось в кровавую кашу безумия. Красный цвет, белый, звук чего-то ударяющегося о стекло…
        Пум…
        Пум…
        Пум…
        Раздаётся визг Севы:
        - ПОМОГИТЕЕЕЕ!!! СПАСИТЕЕЕ!!! СДАЮ… - мольба резко прерывается.
        От всего этого дерьма передергивает даже Тернова.
        Время до конца поединка: 1 мин, 17 сек… 1 мин, 16 сек…
        Глава 10. Ладонь на зеркале
        В глазах кровавый туман. Ум плывет боевым трансом. Мне сложно ориентироваться в пространстве. Тяжело понимать, что происходит.
        В последний момент я заставляю костюм накрыть меня с ног до головы и укрепляю его прочность.
        Семь секунд… восемь… Сколько еще шелковая броня выдержит?
        В некоторых местах чувствую боль. Кислотная кровь добралась до моей кожи.
        Девять…
        Не знаю выжил ли Сева, но я надавал ему знатных лещей. Вроде так тут говорят.
        Одно из щупалец хватает его за ноги, приподнимает в воздух. Другие два щупальца раскидываются в стороны, создавая опоры - иначе такой вес я не подниму.
        Сева летает в воздухе, визжит, разбрызгивая кровь во все стороны.
        Бам!
        Со всей дури я (или уже не я) впечатываю его в пол, и он затихает…
        Щупальца медленно тянут его по полу со звуком наглаживания зеркала мокрой ладонью…
        Так, хватит… А то ведь потеряю Пазл.
        Щупальца снова приподнимают Севу.
        Я сказал хватит!
        Бам! Бам!
        И наступает он! Хаос! Щупальца, пропитанные эманациями боевого транса, с огромной скоростью бьются о стенки купола, о пол, о Севу, который скоро превратится в отбитый мешок с костями и требухой.
        Десять секунд… Вся спина горит. Ткани костюма сзади тоньше всего. Мне пришлось распределить шелк по большей части спереди - куда попала основная масса кислотной крови. Радует, что в глаза не попало - натянутая шелковая маска спасла. Иначе бы всё - конец моим приключениям.
        Щупальца озверели. Подконтрольные только моему подсознанию, они беснуются, воспринимая разрушительную кровь врагом. Двумя отростками, которые я могу контролировать напрямую, я пытаюсь сдержать остальные, но…
        Щупальца подсознания набросились на них, рвут под корень и разрывают на мелкие части.
        Гниль подземная!
        Одиннадцать… Тело горит огнем самой глубокой бездны Варгона…
        Бам! Бам!
        И это еще одна причина, по которой я не хотел пользоваться костюмом.
        Держись, Сева…
        Закрываю глаза, с огромным усилием погружаю разум во мрак. Не думай… Погрузи себя в тени ее. Расслабься…
        Моё сердце замирает… Я в недоумении открываю глаза.
        Ч… что за… так… не… должно было про…
        Последнее что я слышу, это чавкающий звук. Я падаю навзничь, на липкую, кровавую массу…

* * *
        Тьма.
        Так-с… за более чем триста лет я ни разу не помирал. Много раз был близок, но, чтобы так…
        Хм, ну и что это? Учения Шэйлы говорили немного о другом загробном мире. Что ж, не скажу, что сильно удивлен. Теням смерть в тенях.
        Я голый летаю в тёмном пространстве. Без стен и потолков. В невесомости. Во тьме. Смотрю на свои руки и…
        Хмыкаю. Сероватая кожа, длинные пальца. Каменная мускулатура. Моё тело… Настоящее. Тело Альва.
        Щупаю лицо. Идеальная симметрия и никакого намёка не щетину, которая последнее время достает меня на щеках и подбородке Кибы. Хм, вот только я не ощущаю шрама на щеке. А вот это радует - полуметровые уши приятно ложатся в ладони. Никогда не любил, когда трогают уши. Это что-то вроде хвоста у кошек. Но сейчас… Я с удовольствием их ощупываю.
        «Он яви-и-ился…»
        Женский голос, от которого по спине идут мурашки даже у первого хранителя. Но не от страха, сколько от благоговения и величественности каждой ноты, интонации, акцента на гласные…
        Резко оборачиваюсь, но ожидаемо ничего не различаю в кромешной тьме. Легкое свечение от моего тела не спасает ситуацию.
        - Моя госпожа, - тихо говорю я в пустоту, склоняя голову, - твоя тень явилась слиться с вечным мраком.
        Именно это говорят Шииле ее погибшие тени. Именно это слетает с их губ перед смертью и после нее.
        И вот настал мой миг. И мне не о чем жалеть. Я сделал всё, что мог…
        Чувствую, как губы поджимаются, а длинные брови дергаются. Все ли я сделал, что мог? Правда ли мне не о чем жалеть? Странно… я ощущаю… отвращение к смерти? Я не хочу умирать? Хочу вернуться и стать этим… слабым немощным Кибой? Но… не может быть… Сотни лет я готовился к смерти, чтобы в конце сожалеть о потерянной жизни в теле мальчишки…
        Перед глазами мелькают образы Аннеты, Аканы, Сэма, Кевина и многих других. Пытаюсь остановить это безобразие, но получается с трудом.
        И тут я чувствую то, что можно назвать «смешком богини». Ведь боги не смеются, не испытывают чувств.
        «Он… готови-и-ится…»
        Что? Кто? Вот опять. Боги не говорят прямолинейно. Каждое их слово на что-то влияет и чем конкретнее они звучат в пластах реальности, тем больше последствий за собой влекут. Слово бога мало чем отличается от присутствия бога. В Варгоне есть легенда о мастере плетений, отказавшегося от возвышения только из-за того, что он не хотел менять одну реальность на другую. Он сжег самого себя на вершине Мугна`Рок - самой высокой горы Варгона, до которой даже я не смог в свое время добраться.
        «Один… сойдётся… с двумя…»
        Голос Шиилы затихает…
        «Ты-ы-ы спи-и-ишь…»
        Не могу пошевелиться. Все силы Альва уходят на то, чтобы воспринять чужеродный для моей реальности голос. Окажись я тут в воплощении Кибы, то превратился бы в прах от одного вздоха Госпожи.
        «Поражение на дне… спеши… к… вершине…»
        Пустота содрогается. Во тьме что-то шевелится и…
        … огромная щетинистая лапа паука пронзает мне грудь. Я не успеваю даже удивиться.
        Т-т-т-т-т-т-т-т-т-т…

* * *
        Т… Тук… Тук… Тук!
        Сердце бьется.
        Открываю глаза и сразу же морщусь от света прожекторов. Свет проходит через кровавый купол, обретая красные оттенки.
        Боль!
        Всю спину невыносимо жжет. С кряхтением опираюсь руками о пол, приподнимаюсь, пошатываясь встаю, пытаясь понять, что происходит…
        Кровь повсюду. Я будто в аду, но стою на небольшом чистом оазисе, поэтому еще не превратился в кислотного слизня. В отдалении, к стеклу купола жмется какой-то ком. Сева… Он трясется, стонет, что-то бубнит. Его руки и ноги вывернуты под неестественными углами. Кости целы, но слабые связки не выдержали. Уверен, это было бы очень больно, чувствуй он эту боль.
        Громкоговоритель орёт:
        - ПОБЕДИТЕЛЬ! ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ОТ КОАЛИЦИИ ВЕЛЬТЕШАФТ!!! СЭР ЗЕРУС КОНСТАНТИН КИБА!!!
        Слышу крики, оры радости, горя и возмущения.
        Купол почему-то не спешат открывать.
        Смотрю под ноги. Костюм превратился в липкие дымящиеся лохмотья. Гниль подземная… Это очень плохо.
        На мне остались одни трусы с трудом держащиеся на хилой резинке. Почти все тело красное, полно волдырей. Что у меня сейчас со спиной даже думать не хочется. Я умею ориентироваться по боли и сейчас она мне тонко намекает - у тебя на спине жопа.
        Нахожу под ногами более-менее не испорченные шелковые лохмотья, обматываю вокруг пояса и делаю что-то вроде шорт. Не в трусах же светиться перед камерами. Эх, если бы не краснота и волдыри, то я вполне себе ничего. Скоро вон четвертый ряд кубиков на животе видно будет.
        К куполу с наружной стороны подходят какие-то люди, прислоняют к нему светящиеся суммой руки. Видимо, проверят степень опасности.
        Хм… нагибаюсь, осторожно окунаю палец в кровь. Не больно. Похоже, она потеряла свои кислотные свойства. Значит я был прав и работала кровь Севы, как и мои нити. Со временем после использовании она теряет свои «магические» свойства. Может, поэтому я еще жив.
        Под ногами гремят механизмы. По бокам открываются створки вентиляции, втягивая воздух. Купол открывается.
        Медленно мне показываются трибуны, побледневший рефери, десяток стражей и несколько людей в защитных костюмах. Они сразу начинают наводить чистоту в Яме. Ко мне подбегает трое медиков:
        - Сэр Константин… ох… вам срочно нужно в медицинское крыло. Вторая степень ожогов, на спине, возможно, третья…
        - Звучит не очень, - кисло улыбаюсь я, смотрю на рефери. - Когда следующий бой? Мне даже восстановиться не дадут?
        Тот качает головой:
        - У претендента есть тридцать минут перерыва на все пять боев.
        Оглядываю народ на трибунах. Многим не до восторженных возгласов. Они пытаются справиться с тошнотой. Кто-то выкрикивает мое имя, но таких немного. Страх… Атмосфера пропитана страхом и недоумением.
        Поднимаю руки:
        - Добро пожаловать в новый мир! Троекратное ура Вельтешафту! Что?! - оглядываю белые лица. - Никаких поздравлений?! Где овации?!
        Ко мне сразу же подходят стражи:
        - Прошу вас без лозунгов, сэр Константин.
        Уже через пару минут я сижу на койке палаты в медицинском крыле. Никого больше не пустили, поэтому Аннета и Кевин стоят за дверью. Миловидная целительница обрабатывает мне раны, ворчит:
        - Какой кошмар… Вы не сможете провести остальные бои, Константин. Вам следует отказаться.
        - Тогда меня дисквалифицируют, - пожимаю плечами. - У меня была ласточка в сумке. Попросите моих… хм… друзей, за ней сходить.
        - Да какая вам ласточка! - срывается голос девушки. - Вы посмотрите на свою мускулатуру. Она… стальная, неестественная, выпирает буграми, а жировой прослойки ни капли. Что вы с собой сделали? Я даже среди силачей не видела таких экземпляров.
        - Издержки производства, - скупо улыбаюсь я, осматривая свою разбухшую от мышц руку. - Попросите принести ласточку.
        - Нет! Я на глаз вижу, что такими темпами ваш организм начнет отказывать через пару лет. Связки, ткани, кости - они не железные. Я даю гарантию, что через пять лет вы умрете в муках, прикованным к кровати.
        Пять лет? Куча времени. Я здесь всего-то пару месяцев и наделал таких дел, что прожить еще год будет чудом. Не люблю это признавать, но мне и правда иногда везет. Но стечения обстоятельств не могут быть всегда благополучными. Рано или поздно повезет другим.
        - Кевин! - кричу я так, что девушка вздрагивает. - В раздевалке моя сумка! Там ласточка! Неси! Быстрее!
        Из-за двери глухое:
        - Как скажешь, Киба! Но не думай, что я не услышал, что тебе сказали!..
        Быстрые отдаляющие шаги, всхлипывание Аннеты.
        А я думал это я ушастый.

* * *
        По пути в Яму мне звонит «суровая леди» от «важного человека» и сообщает, что мой бой оказался на грани неудовлетворения. Слишком долго я возился. Слишком кроваво всё получилось. На мое справедливое замечание, что и Сева не обычный противник, она заявила, что все понимает, но главное не то, как «есть на самом деле», а то «как всё выглядит».
        - Тогда может вам стоит вернуть Макрегора на место представителя? - просыпается мой нрав из-за боевого транса. - Уверен, он справится намного лучше. Или нет. Всеволод Глушко раскатал бы этого слабака по яме в первую же минуту.
        - Нет смысла в такой дискуссии. Это политика, сэр. И весь мир увидел, как тяжело нашим бойцам противостоять умениям Исталов. И я не буду вам напоминать, что наше клановое направление в сумме не боевое.
        Ага, помним. Европейцы генетически предрасположены в сумме разума. И официально в этом направлении нет ничего боевого.
        - Мое предложение в силе. У вас есть другие претенденты до десяти единиц суммы, способные справиться с таким противником? Если нет, то разговор окончен. Но я вас понял и посмотрю, что можно сделать ради укрепления наших позиций. И больше не звоните мне по всяким пустякам.
        Сбрасываю вызов. Так, Эйн Соф, послушай себя. Боевой транс убивает в тебе дипломата. Завязывай.
        Через минуту я уже ступаю на чищенную Яму. И снова я под взглядами тысяч, а то и миллионов людей. Спортивную форму я решил не одевать. Плевать на нее. Сегодня я аристократ, и никто не должен видеть, как я ослаб. Дешевый понт хорошо скрывает то, что за душой и телом. Радует, что никакого дресс-кода в яме нет, чем я с удовольствием воспользовался. Мало ли в чем мне удобно бить морды. В пиджаке и брюках самое оно.
        На мне вычурный белый пиджак с ядовито синим воротником, шелковый галстук с узорами. Я надел десять колец - на каждый палец. И поменял серьги. Но на этот раз не для дешевых понтов. Пусть это и не главные мои козыри, но, в конце концов, предметный маг я или нет? Хоть это не шелк, но методом тыка я понял, что мне неплохо поддаются сапфиры. Интересно, смерть будет сильно мучительная если скормить своему врагу маленький камушек, разрывающийся холодом? Так, я чуть не забыл, что убивать здесь нельзя…
        Так, а где Сева? В медицинском крыле я его не слышал. Он точно выжил. Слава богам Варгона, щупальца не смогли порвать его на куски. Но нужно побыстрее заканчивать этот балаган и найти его. А то мало ли - увезут куда-нибудь за пределы школы в секретную лабораторию, и потом ищи его по всей Москве.
        Подхожу к рефери, озвучиваю ему свое предложение. Он удивленно пялится на меня, сначала артачится, но все же соглашается. Идет к длинному столу с жюри, передает им мои пожелания.
        Трибуны перешептываются, они не понимают, что происходит…
        Ко мне подходит неизвестный мне Валет. Мужчина лет сорока. С аккуратными бакенбардами и широкой золотой цепью на шее. Один из жюри. Говорит на английском:
        - What the hell! Ты ума лишился? - шипит он на меня. - Хочешь биться с четверкой разом? Что за свинью ты нам подкладываешь? Конечно, они согласятся, - кивает на жюри.
        Отвечаю с акцентом, немного путаясь во временах, но меня отлично понимают:
        - Без паники. Они рассчитывали, что я проиграю в первом бою. Следующие претенденты будут обычными слабаками…
        - А если ты ошибаешься? Что если будет еще один такой? Даже у нас нет сведений о…
        - Не ошибаюсь. Сведения есть у меня. Я изучил весь перечень претендентов. Всеволод был единственным среди них непонятным звеном. Остальных я знаю если не лично, то от своих… людей.
        Мужчина смотрит на меня, кладет руку на плечо, сильно сжимает:
        - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Во время соревнований запрещено менять претендентов. Макрегор был нашим запасным вариантом, но теперь он еле дышит из-за тебя. Поэтому, если тебя запинают четыре цыплёнка, не думай, что это конец… Ты все равно будешь представлять нас до конца соревнований - с переломанными костями и ранами. Мы тебя подлатаем и не дадим дисквалифицировать из-за телесных травм и ЗАСТАВИМ провести все бои. Все десять дней ты будешь представлять нас… И не проиграешь, ты понял? Не знаю, о чем думал Монтано, когда выставил кандидатуру напыщенного новичка на эти соревнования.
        ЗАСТАВИМ? Интересно, как это они меня заставят… Если только не промоют мозги. А, вот оно что. Он, наверное, думает, что в худшем случае они прочистят мне мозги и сделают бездушным представителем в боях, не вытворяющим всякую фигню.
        Мило улыбаюсь, говорю на ломаном английском:
        - Не переживайте. Прежде чем это случится, я переломаю вам все пальцы.
        Мужчина быстро моргает, но руку с моего плеча убирает.
        - Что ты сказал?
        Говорю четче:
        - Прежде чем это случится, я переломаю им все кости. Простите, я только недавно начал изучать английский.
        Интересно. Болтун в бакенбардах рассказал то, во что меня, почему-то, не посвящали. Получается, меня нельзя заменить на время соревнований ни на кого, кроме запасного Макгрегора, который сейчас еле на ногах стоит и таким инвалидом останется еще пару дней? Дисквалификация происходит только если меня изобьют до полусмерти? А насколько я знаю из истории таких соревнований, представителей кланов очень редко побеждают кандидаты. А уж запасного представителя еще реже. И если такое случается, то отбор в клан заканчивается с позорным объявлением, что «претенденты клана лишены дееспособности». Хм, выглядит как клановая Олимпиада, где вместо золотых медалей можно проиграть и получить позорную медаль из фекалий. Похоже, один представитель клана должен проводить все бои без перерыва на отдых не просто так - это уже его испытание.
        Как я и думал, изнанка этих соревнований - демонстрация сил кланов. Вот только не друг на друге, а на простых смертных - беляках. На отличных лабораторных крысах, подставляющих пузики под лезвия скальпелей.
        А еще… Монтано… Монтано… Значит, многие в Вальтах недовольны, тем что он поставил меня их претендентом? Интересно…
        Мужчина уходит и начинает ожесточенную перепалку жюри, а я подзываю рефери, спрашиваю у него пару щепетильных вопросов о непубличных правилах соревнования. Не без труда узнаю всё что надо и начинаю интенсивно соображать, вдумчиво взвешивая на весах последствий разные варианты…
        Мои размышления прерывает громкоговоритель:
        - ВНИМАНИЕ! По просьбе представителя Вельтешафт и с согласия совета жюри, мы приглашаем на отборочный поединок сразу четверых претендентов!
        Трибуны затихают и после краткосрочного ступора горланят во всё горло. Споры, мнения, критика, брань, ругань, овации и улюлюканья - всё смешалось в кляксу человеческих эмоций.
        Надо же… А мне это начинает нравиться… Эти эманации толпы. Эти взгляды. Наверное, я слишком долго сидел в тенях. И сейчас меня ослепляют дешевые лучи славы.
        - Киба! Киба! Каба!!!
        Слышу их…
        - Киба! Right here! Киба! Right now!!!
        Хорошо, что я не оделся Вальтом. Сейчас я больше похож на представителя народа, а не элиты. В костюме от «гусей», ага. Надеюсь, беляки не разбираются в брендах.
        - Киба! Right here! Киба! Right now!!!
        - Костя!!!
        - Киба!!!
        - Константин!
        - Зерус КэКэ!!! - надрывает горло Сэм Блэк, подтрунивая беляков. Так вот кто тут подзадоривает толпу.
        Поднимаю руки кверху, провоцируя новые волны эмоциональных эманаций. Да, всё верно. Кричите, беснуйтесь, радуйтесь! Я дам вам столько зрелища, сколько вы заслуживаете…
        Стражи разбегаются во все стороны, но их не хватает. Слишком много выкриков, слишком много эмоций, слишком много нарушений.
        По словам Тернова, многие тут делали неофициальные ставки под самые разные условия. Киба выиграет во всех поединках - ставка 3 к 1 на меня. Киба проиграет в первом бою - ставка 10 к 1 на меня. И сейчас все пошло наперекосяк. Киба опять запоганил планы.
        До хруста в костях вдыхаю воздух в легкие:
        - ГОСПОДА!!! ДАМЫ!!! ДЕЛАЕМ СТАВКИ!!! КИБА ПРОТИВ ЧЕТВЕРЫХ!!! ДЕСЯТЬ К ОДНОМУ В МОЮ ПОЛЬЗУ!!! СТО К ОДНОМУ!!! ОДИН ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ВЕЛЬТЕШАФТ ПРОТИВ ЧЕТВЕРЫХ ЖАЛКИХ БЕЛЯКОВ!!! НИЧТОЖНЫХ, СЛАБЫХ, НЕДОСТОЙНЫХ ДЫШАТЬ С НАМИ ОДНИМ ВОЗДУХОМ!!!
        Становится намного тише. Многие замирают с раскрытыми ртами и поднятыми руками.
        Эмоции затихают. Даже Сэм Блэк захлопывает рот в удивлении. Беляки больше не скандируют мое имя. Жюри переговариваются, мужик с бакенбардами краснеет, как рак, смотрит на меня глазами, способными расплавить металл.
        Ого, как резко толпа меняет свое мнение. Достаточно пары слов и из героя ты превращаешься в злодея. Толпа… Она как младенец. Хочет только жрать и развлекаться.
        Под звенящую тишину в яму заходят четверо. Всех их я знаю. Трое беляков старшекурсников и один толстяк из моей группы, имя которого мой мозг отказывается запоминать. Ого, не знал, что он пробудился. Рисковый. Что он может вообще сделать? На что надеется?
        Он смотрит на меня чуть ли не слезами на глазах:
        - Ты… значит правду сказали. Ты такой же, как они.
        Не отвечаю, пожимаю плечами.
        - ВНИМАНИЕ! ПОЕДИНОК НАЧИНАЕТСЯ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ!..
        Как же они меня ненавидят.
        - ЧЕТЫРЕ!
        Толстяка трясет от эмоций:
        - Я знаю, что не справлюсь с тобой, - сжимает кулаки. - Но, надеюсь, я смогу плюнуть тебе в лживую рожу.
        Какой смелый. Губы только трясутся от страха.
        - ТРИ!
        - Боюсь, что нет, - серьезно отвечаю я. - Но сможешь плюнуть на них.
        - ДВА!
        - Что ты городишь?
        - ОДИН!
        - Плюнешь в лицо им, - повторяю я, киваю за спину на трибуну, туда, где сидят Вальты.
        - НАЧАЛИ!!!
        - Я сдаюсь!!! - резко поднимаю руку. - Четыре ничтожных беляка победили аристократа из главенствующего клана! За одну секунду они превзошли его! Поприветствуйте новых и уважаемых членов клана Вельтешафт! НУ! Почему не хлопаем?!
        Достаю из кармана зубочистку, сую в рот.
        Мои скудные хлопки эхом отдаются от стен.
        Хлоп… Хлоп… Хлоп!..
        Упс. Похоже, хрупкая политическая система отбора дала сбой…
        Глава 11. Сумма расслабления
        ВРЕМЯ: 13:04
        - Я же вам говорил, что он чокнутый, - вздыхает Сэм.
        Сижу на лавке в мужской раздевалке Ямы. Ушел сюда сразу же, как объявил о сдаче четверым белякам. Я попросил силачей постоять на входе и никого не пускать. По крайней мере не пускать тех, кого они смогут не пустить. Когда ко мне придут с разборками Вальты - вопрос очень небольшого времени.
        - Зачем ты это сделал? - серьезно смотрит на меня Кевин, не обращая внимания ни на ржач Тернова, ни на вздохи Сэма Блэка.
        Облокачиваюсь на лавке, потираю горящие руки, одновременно перебарывая острое желание опустошить желудок. Вторая ласточка выведет меня из строя на ближайшие пару часов. Максимум на что меня сейчас хватит - дышать, ходить и иногда говорить. Ну или качать мышцы - при нагрузках у меня выработана особая методика дыхания.
        - Как зачем? Все ради публики. Ради хаоса среди хаоса.
        - Хватит городить ерундовщину, Константин, - нервно теребит свой пирсинг Кевин. - Если я правильно понял, ты записался на соревнования, чтобы тебя не посадили в карцер. Да и вообще… чтобы не убили. А теперь ты строишь такую подлянку своему же клану.
        Сэм усиленно кивает. Вот кто его сюда звал, а?
        - Ага. А теперь всё - кругом враги, крыши нет. Го к Новусам, дружище? Ну а что? Исталам чего-то насолил, Вальтам только что поперчил. Мы на очереди, да? Так что чего время тянуть. Тернов, хватит ты угорать!
        Покрасневший Тернов сидит на корточках, схватившись за живот. Одной Шииле известно, что у него за странное чувство юмора.
        Итак. Зачем мне надо так себя подставлять? Это первый вопрос, которым я задался, решив устроить такую бучу.
        Во-первых, если бы я продолжал мутузить беляков на глазах у беляков во имя Вальтов, то очень быстро растерял бы свой статус среди них. А учитывая изменившиеся реалии… Беляки наглеют, крепнут. Это видно не только в школе, но и во всем мире. И я нахожусь у самых истоков их становления. Если раньше я считал, что титул мне поможет укрепить свои позиции, то сейчас пересмотрел свои выводы, после того как Москву разгромили лишенные. Теперь я считаю, что лучше показать всем, что титул и членство в кланах ничего не стоит. В общем, нельзя выстроить идеальный план - его всегда нужно корректировать относительно изменений в окружающем мире.
        Во-вторых. Как ни странно - хаос. Точнее его самое начало. Я не соврал Сэму. Последствия моего поступка разойдутся тонкими трещинами во все стороны. Многие планы полетят, многое придется корректировать, думать, передоговариваться. Для многих ничего страшного не произошло, но я-то знаю, что находится на дне политики. Так вот, в условиях хаоса я буду чувствовать себя свободнее и увереннее. Хаос - уравновешивает. Чужие порядки, законы, правила, устои. Все то, во что я не могу влиться быстро в новом мире летит к чертям собачьим, когда приходит хаос. После появления Монтано я перестал чувствовать нить длительного планирования и уверенность, что проживу достаточно долго, чтобы исполнить свой долг перед Госпожой. Значит… планы меняются.
        Давным-давно Магистр сказал мне: «Если не можешь преодолеть порядок, создай свой из хаоса». Один раз я развязал войну между островными государствами ради того, чтобы отвлечь их от политической игры в одной прибрежной деревушке, где вскоре обнаружили колоссальные залежи серебра.
        Ну и в-третьих. Во время соревнований запрещено менять условия игры. Менять претендентов на других, кроме запасных, накладывать санкции, запреты и штрафы. Существует только одно правило - вышел из строя - проиграл. Разумеется, Вальты захотят меня убрать, вот только этим самым, они признают, что полные идиоты. Поэтому лучший вариант - переиграть моё поражение.
        Еще есть в-четвертых…
        Телефон звонит беспрерывно. Лениво достаю его из кармана. Тернов перестает ржать, с любопытством навострив уши. Сэм и Кевин натягивают серьезные лица. Они знают, кто мне звонит. Надо же, а я думал сейчас прибежит делегация Вальтов. А тут просто звонок…
        Отвечаю:
        - Слушаю.
        - Ты слушаешь? - голос Монтано настолько спокойный, что кожа начинает леденеть. - Замечательно.
        А вот и в-четвертых. Сэр Монтано Эдвайс, титулованный Магнаром, доверился мне, назначил претендентом и Зерусом. А теперь… его позиция очень сильно пошатнулась. Не знаю, насколько сильно его влияние в Вальтах, но теперь ему придется переключиться на отмывание своей репутации. В лучшем случае его выпрут из Вальтов, что очень маловероятно, а в худшем ему придется сильно попотеть, отмазываясь перед высшими членами клана Вельтешафт. Это даст мне немного времени и фору. Но всему есть своя цена…
        Говорю, стараясь взвешивать каждое слово.
        - Я нашел то, что мы ищем. Точнее, половину.
        Сэм чуть ли не щекой ко мне прижимается, чтобы услышать с кем я говорю. Сурово на него зыркаю, и он отходит.
        - Объяснись.
        Слышу… Шелест деревьев? Ветер? Монтано не в школе? Странно…
        Встаю, под недовольные вздохи и взгляды ухожу в туалет, закрываюсь, понижаю голос.
        - Мне пришлось пойти на это, ради влияния среди лишенных и неодаренных. Мое поражение можно переиграть. Объявить, что оно было запланировано заранее. Придумайте что-нибудь. Например, что это акт доброй воли белякам или что-то в этом роде. Я подтвержу любое ваше заявление. Умные люди поверят в это. Не может же быть, чтобы Вельтешафт так оплошал с претендентом, верно? - еле сдерживаюсь, чтобы не ухмыльнуться в трубку. - А глупые поверят, что я сунул Вальтам палку в колеса. Это мне и нужно. Я хочу остаться Вальтом и Зерусом. При всем уважении, сэр Монтано, но вы слишком возвысились. Мне же надо идти вниз. Там есть то, что мы ищем.
        - Что ты нашел? - будто и не слышит меня Монтано. Его интересует только одно.
        - Я не могу говорить об этом по телефону. Мы можем встретиться?
        Момент истины… Если он в школе, то согласится, а если нет…
        - Через три дня мы встретимся. Ты всегда был таким. Непредсказуемым, своевольным. Но ради твоего же блага, подготовь более убедительные доводы. И на этот раз такие, чтобы я поверил, что эта твоя непредсказуемость полезна нашему делу, - многозначительная пауза. - Надеюсь, ты что-нибудь вспомнил?
        - Немного.
        Вспомнил? Как же. Оставил просто пару интересных фактов о Варгоне и Ордене, которые не рассказал Монтану сразу. Как раз на случай, если он будет меня об этом допытывать. Но фактов этих осталось слишком мало… Как и времени.
        - К тебе направят серых ревизоров, - мрачная спокойность Монтано давит на нервы. - Скорее всего, завтра. Я тебе ничем помочь не смогу. Они изучат твой мозг вдоль и поперек. Ты привлек к себе внимание. Теперь расхлебывай. Не надо объяснять, что будет если они узнают слишком многое?
        - Нет.
        - Ты сможешь заслонить от них разум, но это лишь навлечет большие подозрения. До встречи… брат.
        От последнего слова мои стопы чуть ли не примерзают к полу. Убираю телефон в карман. Выхожу из туалета. Эта троица еще здесь? Вот ведь настырные.
        - Кто такие серые ревизоры? - спрашиваю я.
        Сэм и Кевин переглядываются. По их взглядам понимаю, что они об этом ничего не знают. Ладно, стоило ожидать, я догадывался, что меня начнут мять со всех сторон. С хрустом в ребрах, и бульканьем в кишках. Чтобы мало не показалось.
        Но главное…
        Я уже вижу их…
        Тени хаоса.

* * *
        До самого вечера я старался избегать лишнего внимания, закрылся вместе с Аннет в комнате отсталых, подготавливая разум к каким-то серым ревизорам. Она сидела рядом, хлюпала носом и что-то усердно била по клавиатуре ноутбука.
        Но ее присутствие меня смущало больше всего. Каждый встречный-поперечный желал задать мне пару вопросов. Тяжелее всего прошел разговор с важным Вальтом, который предупреждал меня о последствиях перед боем с четверкой беляков. Он вломился в комнату отсталых без страха за свою честь и чуть ли не с ноги.
        Ох, вот он меня полоскал. Мои доводы отметал вхлам и грозился быстрой и скорой расправой во всех смыслах этого слова. Потом еще звонила «важная женщина», посоветовала больше не дергаться, не болтать и не отвечать ни на чьи вопросы. Да и вообще дождаться решения Высшего Совета по поводу меня. Как я и думал, они не спешат вышвыривать меня с соревнований, признавая свое фиаско по всем пунктам. Вроде как для СМИ уже начали вешать лапшу на уши. Хорошо… Не придется пользоваться планом «Б», где, возможно, пролилась бы кровь.
        Приходил и Патрик, прочитав мне лекцию о правильном и неправильном. Разошлись мы с ним не очень дружно, но я старался, как мог, и вроде бы убедил его в хитроумности своей затеи. Но в целом его реакция ничуть не лучше, чем у Монтано. Мол, непредсказуемый, как это всё поможет делу. Что ж… цена доверия одних часто заключается в потере доверия других.
        В дверь стучатся. Хотя нет - не так. Ломятся.
        - Эй, дружи-и-и-ище! Ты ведь не думал прогулять мою вечеринку? Мы уже полчаса без тебя тусим!
        - Тебе честно?! - кричу я, не вставая с кровати.
        Аннета заинтересованными глазами вперилась в меня. Вот ведь.
        - Нет, соври, конечно! Выходите уже, оба! Долго я буду тут стоять перед вратами Ваших Превосходительств? У меня подарки! Слышите, а?! Подарки!
        И вот, казалось бы, я только встал в кровати и уже…
        - И что я тут забыл?
        С грустью смотрю на огромный шар над потолком. Он светится всеми цветами, создавая тысячи разноцветных зайчиков во всем актовом зале. Куча воздушных шаров, мишуры, столов с дорогими яствами. Тут и японская кухня, и итальянская, и американская. От одних только закусок рябит в глазах.
        А это еще что такое? Музыка? Серьезно? В этом мире существуют настолько прекрасные голоса и мелодии, а они врубили это? Будто кричащим дикобразом натирают мокрое стекло под визги сиамских сирен из Ведьминых Топей.
        Аннета жмется ко мне, с горящими глазами разглядывая местный антураж.
        Нас вроде пока не замечают. Надо спрятаться куда-нибудь и придумать разведывательный пла…
        - ВНИМАНИЕ!!! - передразнивая громкоговорители Ямы, Сэм орет во всю глотку. - Почему так ярко! О мой гад! Да это же Киба! Дружище! Не свети мне в глаза! Нет! Нет!
        Отовсюду раздается смех. Как минимум сотня глаз устремляется в нашу сторону. Так, у каждого пятого тут проблемы с косоглазием или… зрачки расширены? Странно. Они набухались? Запаха алкоголя не чувствую. Это и есть те самые зелья Ксюшки?
        Стражей нет… Еще страннее. Такое столпотворение и без бдительной охраны? Что-то мне тяжело поверить, что директор разрешил такое организовать по доброте душевной. Да еще и в такое непростое время. Где-то тут точно пара скелетов зарыта. Или это опять возбухает моя паранойя.
        - Юх-у-у, - машет всем Аннета, крепче сжимая мне руку.
        Гниль подземная. Я бы лучше в яме повоевал. Никогда не любил эти банкеты. Хотя быть на них приходилось часто. Самая нелюбимая часть моего служения Шииле.
        Сэму вручают в руки микрофон:
        - Так!!! Стопэээ! Народ, поболтаете со звездами потом! Эй, Боб! Слезь со стола! Позорище! Попрошу отца вышвырнуть тебя из Новусов! Лизка! Хватит макать Коляна мордой в пунш! - Сэм бубнит что-то недовольно-неразборчивое и орет так, что уши начинают болеть: - Ксюшка! Ты что пунш не разбавила! Я же просил разбавить один к двум! К двум!!!
        - Не к трем?! - звучит откуда-то из толпы писклявенький девичий голос.
        Опять смех.
        Пытаюсь заметить, кто важный присутствует на вечеринке, но из-за рябящих прожекторов и ярких вспышек в полумраке не могу ничего разглядеть. К сожалению, с Альвскими зрением меня в этот мир не перенесло. Только со слухом… И знать бы почему только с ним. И как это вообще возможно. Давно бы уже сходил в какой-нибудь медицинский центр, но не хочу рассказывать свой маленький секрет и становиться всеобщим достоянием общественности в области оториноларингологии.
        - Друзья! - брызжет слюной Сэм. - Подруги! У нас не просто вечеринка! У нас тематическая развлекуха! Ну вы же, мазафака, в курсе, что мы все умрем! Радиация, война, народное недовольство! Так вот! В честь этого надо еще по одной…
        Сэм хватается за бокал с какой-то красной бурдой, выпивает залпом, переводит взгляд на меня, шепчет отодвигая микрофон:
        - Аннетке своей дай…
        - И что будет?
        - Анекдоты тебе, блин, рассказывать начнет, дружище. А ты что подумал?
        Тернов каким-то магическим образом оказывается за моей спиной. И то я узнал об этом по уникальному тембру ржача.
        Сэм целуется с микрофоном:
        - На этой вечеринке у нас целых три штуки-развлекухи!!! - отстраняется от микрофона, спрашивает у какого-то танцующего парня рядом с собой: - Не слишком по-детски сказал?
        - Э-э-э? - недоумевает беляк, у которого один зрачок смотрит в потолок, другой в пол. - Либидо?
        - Дурак, что ли? Ты как сюда вообще попал? Ай, пофиг, развлекайся… Короче!!! Три этапа! Первый! Называется «мальчики, девочки и подарки»! Подарки, ясно?! И да, так вот называется! Короче, девочкам пока ничего не скажем, а вот мальчики валите все сюда! Ну, че встали, мазафака! Все идем за мной! Кто отказывается играть, то точно не станет королем бала и не найдет себе свою королеву!
        Разумеется, на зов Сэма идут не все. Но и желающих оказалось немало. Я от этой затеи отказываюсь, но Аннета дергает меня за рукав.
        - Ты серьезно? Мы будем в этом участвовать?
        - А почему нет? Слушай, мы же раз в жизни живем. Может и правда конец света. Расслабься, а? Давай развлечемся? Сходи, посмотрим, что там Блэк придумал.
        Какое-то время сверлим с Аннетой друг друга взглядом, наконец я усмехаюсь:
        - А знаешь, что? Наверное, ты права. Кто знает, что будет завтра…
        Через минуту я уже стою среди таких же «несчастных», как и я. Девушки не знают, чем мы тут занимаемся и перешептываются. Стараюсь не вслушиваться в их извращенные фантазии…
        Осматриваюсь. Что удивительно и даже приятно, тут все в особом настроении. Всем плевать, кто важный, кто не очень. Кто пьяный, а кто трезвый. Все отдыхают. И это чувствуется в атмосфере. Все просто развлекаются. Наплевав на проблемы этого мира.
        - Вон видите ту коробку! - проводит брифинг Сэм. - Да-да, ту жирную хреновину с дыркой, куда надо будет совать руку! И ничего кроме рук! Андрей, ты понял?!!
        - А че я-то?!
        Смех.
        - Короче, там куча подарков! Ваша задача сунуть руку, вынуть, подарить их противоположному полу! Сразу предупреждаю! Не все так просто! Подарки особенные! Вот видите вторую коробку? Там записки! Такие же особенные! Ваша задача выбрать случайный подарок и случайную записку. И в таком виде подарить, как бы они не сочетались! Менять ничего нельзя! Говорить, что не вы написали записку тоже! Дарить строго обязательно! Кто откажется играть или не найдет себе пару, тот гей! Ах-ха-ха, шучу! Короче, кто опростоволосится - будет участвовать во втором туре в качестве… Короче, узнаете в качестве кого!
        Парни оживают, лыбятся, веселятся. Им нравится затея. С мыслью «вперед Эйн Соф» дожидаюсь своей очереди и достаю из коробки подарок. Хм… обычные перчатки. Женские. Очень качественные. Кожаные, белые. Видно, что брендовые и дорогие. Ну и отлично. Я-то уж думал что-то страшное.
        Сэм походит ко мне со спины.
        - Тэк-с… Чего это тебе так повезло, дружище?
        Пожимаю плечами, засовываю руку в другую коробку, достаю записку. Читаю. Хм, ничего особенного.
        За спиной чувствую сопение Сэма:
        - М-дааа, надеюсь у других будет веселее. Так! А теперь давайте я ваши подарки заверну! Кто хочет?! Чтобы был сюрприз! Дай сюда, дружище!
        Сэм вырывает у меня перчатки, что-то возится со своим, заворачивает перчатки, отдаёт.
        - На, вот так будет круче. Так, кому еще завернуть?! Сюрприз интереснее получится!
        После всех приготовлений возвращаемся в центр зала. Сэм орёт:
        - Так, девочки! Мальчики заранее подготовили вам подарки! Что?! Не знали?! Мужчина всегда думает о женщине, правда, парни?! Вот такой вот сюрприз! Так что дамы, ожидаем своего будущего бойфренда! И не обижаться, если кому не достанется! Это норма!
        Под шумок возвращаюсь к Аннете. Разумеется, многие хотят к ней подкатить, но этого не делают. А замечая меня вообще на всякий случай отступают подальше. Даже будучи пьяными, к моей жене не смеет никто подмазываться.
        С улыбкой передаю подарок и записку:
        - В честь конца света дарю тебе трофей, добытый в бою. Скромно, но элегантно. Так, где тут этот пунш… Развлекаться, так до конца.
        Отхожу в сторону, нахожу огромный стеклянный казан со странно дымящимся варевом, где скромно плавают огрызки экзотических фруктов. Наливаю в два стакана. Смотрю на отдалении на Аннету.
        Так, что за…
        Моя супруга смотрит на меня не самыми добрыми глазами. Даже отсюда вижу, что она краснеет. К ней подходят другие девушки, хихикают, пытаются докопаться, что у нее за подарок. Но она не показывает.
        Аннета опять вглядывается в записку, быстро бегает глазами по тексту, краснеет еще сильнее. Неподалеку вижу Сэма. Он внимательно наблюдает за странной ситуацией. Мы встречаемся с ним глазами, и он натягивает лыбу до ушей.
        Так. Что-то не то.
        Ставлю стаканы на стол, возвращаюсь к супруге.
        - Что-то не так?
        Аннета опускает голову:
        - Это… это… Ты серьезно?
        Аннета опускает записку, смотри на меня глазами полными ужаса. Забираю у нее записку, читаю. Так, вроде ничего особенно. Что такого-то?
        И тут до меня доходит. Мд-а, на войне стратег и герой, а на вечеринке потерялся с одним шутником.
        Выхватываю коробку из рук Аннеты, открываю. Кружевные трусы… Белые, прозрачные. Очень эротичные, но… они на слона что ли? Какой это размер?
        И это нефига не перчатки. Сэм, мелкий ты гаденыш. Раздери тебя демоны из бездны!

* * *
        Из записки Константина Кибы для его жены Аннеты Гвидиче.
        «Моя дорогая, посылаю вам мой маленький подарок, чтобы доказать Вам свои чувства. Выбрал именно это, полагая, что вы нуждаетесь в них. Продавщица, у которой я купил, показала такие же, которые она носит сама уже 3 недели, и они еще не запачкались. Как бы я хотел их сам видеть на Вас, но конечно, многие будут дотрагиваться до них раньше, чем я увижу Вас.
        Я просил продавщицу примерить их на себя, они выглядят очень изящно. Не знаю вашего размера, но со временем я буду в состоянии судить лучше, чем кто-либо другой.
        После того, как Вы их разносите, они будут легче сниматься, но когда будете их снимать не забудете каждый раз продувать их, так как от носки они могут быть влажными. Мойте их, не снимая с себя, а то они могут сесть. Надеюсь, Вы примете их с таким чувством, с каким я их дарю.
        Наденьте их на танцы. Как я страстно желаю видеть их на вас. Число поцелуев, которые я запечатлел на них с задней стороны - неисчислимы. Продавщица напомнила мне, что последний крик моды - носить их полуспущенными, чтобы они болтались.
        Крепко, крепко целую то, что в них находится.»
        
        Глава 12. Сумма Хаоса
        - А ты шутник, да? - улыбаюсь я, скручивая ухо Сэму.
        - Ай-яй-яй-яй, мазафака! Я Нову… ай-ай!
        Мы с Сэмом находимся в мужском туалете. Одни. Я позвал его на пару минут перетереть несколько моментов в наших деловых взаимоотношениях.
        - Чехов, значит, да, Сэм?
        - Да!!! Оу-у-у… полегче, дружище… Русская литература… классика… ай-ай-ай оторвешь…
        Отпускаю ухо, скрещиваю руки на груди:
        - Мне нужно поговорить с твоим отцом. Ты же хотел подружиться. Думаю, сейчас самое время.
        Раскрасневшийся и прослезившийся Сэм трёт ухо:
        - Ох, мазафака… смелый ты, мазафака. Набросился на сына консула.
        Пожимаю плечами, усмехаюсь:
        - Я же аристократ. Мне теперь всё можно. Так что? Хватит мелких игр, пора начать переговоры по-деловому, верно?
        Сэм неожиданно становится серьезным. Его мина только что была кривой, веселой и задористой, а теперь передо мной стоит настоящий сын консула Новусов. Все ребячество слетает с его лица:
        - Ты можешь обо всем поговорить со мной.
        Осматриваю туалет.
        - Я, конечно, не против. Прямо здесь?
        Сэм молча идет к входной двери, закрывает ее, достает из заднего кармана какую-то электронную штуковину, показывает мне.
        - Что это?
        - Глушилка. Не переживай, нас не услышат. А камер в туалете точно нет.
        И почему у меня еще нет такой штуки? И как этот хитрый лис умудряется протаскивать её в школу? Интересно, у Патрика такая есть? По логике должна быть. До Новой Смуты такие технологии были в обиходе, сейчас же мир отупел.
        Сэм будто мои мысли прочитал:
        - Нет, такие глушилки есть только у Новусов. Ты забыл, что за нами все заводы электроники? Оставшиеся, по крайней мере.
        Элеонора об этом рассказывала на первых уроках. Новусы - передовой клан в плане технологий. За ними пытаются угнаться Исталы, но получается плохо. Хм… значит Георгий Александрович не подслушивал нас через жучок, когда Сэм гостил у нас в доме в Зеленограде?
        Сэм убирает глушилку обратно в карман желтого пиджака:
        - Дружище, - звучит это обращение холодновато, когда Сэм говорит серьезно. - Прежде чем я тебя выслушаю, скажи, что там с Акане? Долго еще ты будешь ее прятать? Или я могу задать вопрос по-другому. Как долго ты СМОЖЕШЬ ее прятать от Джунов? Рано или поздно на тебя выйдут.
        Вместо ответа я достаю из кармана пакет с компроматом на Сэма, кидаю ему. Я захватил пулю с собой, чтобы наконец-то ею воспользоваться. Но не как хотел раньше - шантажом. А наоборот. Из-за изменений в политике и предвоенного положения в мире цена этого шантажа стала ничтожной. Смертей вокруг слишком много, и замять дело Сэма, убившего этой пулей никому неизвестного силача ничего не стоит. Она потеряла свою ценность, и сейчас я могу воспользоваться ею только так.
        Сэм осматривает пакет, мнет пальцами железный кругляшек. Наверное, как-то проверяет, не поддельная ли она. Поднимает глаза на меня:
        - Не ожидал, дружище. С чего бы такая щедрость? Я все еще знаю о твоих делах с Аканой и могу сдать тебя Джунам.
        Уголки моих губ приподнимаются.
        - Не сдашь.
        - Да ладно? Ты в этом так уверен?
        Сэм, бедный Сэм. Наивный и несчастный подросток, которого с пелёнок впутывали в политические интриги, вдруг влюбился. К такому его точно не подготовили. Как же часто отношения между мужчинами и женщинами разрастались до войн и смертей миллионов. Я - тот, кто прожил больше трех веков, знаю, что такое юношеская безответная влюблённость и как ею пользоваться. А в случае с Сэмом всё ещё запущенней. Он не просто влюблен в Акане, он без ума от нее. И очень давно. Каждую ночь он думает о ней, строит планы поверх планов, пытается подружиться со мной, якобы, по просьбе отца. У меня была возможность пошариться в его школьной сумке. Там по большей части вещи, в которых было не очень приятно ковыряться. И все они прямо или косвенно касаются Акане Мацуо.
        - Сэм, если бы ты хотел меня сдать, то сделал бы это уже давно. Ты ведь ничего не рассказал своему отцу, верно?
        - К чему ты клонишь, дружище? Говори прямо.
        - Я клоню к тому, что могу вас с Аканей свести.
        Глаз Сэма предательски дергается. Я продолжаю:
        - Расторгнуть деловой брак Акане с Саске Ито не так сложно. Уверен, что ее похищение - это половина дела. Семья Ито не будет ждать вечно и надеяться, что она жива. Так что, Сэм? Ты согласен помочь Акане? Ну и мне заодно.
        - Погодь… - спадает маска дипломата с Сэма. - Ты меня не путай. Давай по порядку. Зачем тебе всё это? Во что ты ввязался? И во что хочешь ввязать меня?
        - Мне просто нужна твоя поддержка, Сэм, - дружелюбно улыбаюсь я. - Не смотри на меня так… Давай я вкратце объясню. Я всегда был человеком простым… Да-да, простым. И беляки - единственные, за кого я держусь. Джуны мне нужны для тренировок и денег - они до сих пор выплачивают мне зарплату. Ну чего ты уставился? Да, я настолько умен, что семья Мацуо наняла меня для некоторых консультаций. Но сейчас я стал Вальтом, и наши взаимоотношения с ними похолодели. Вальты мне нужны для связей и защиты от Исталов, которые изначально точили на меня зубы, потому что я некий ключ к пазлу. Вижу, ты не удивлен и знаешь, о чем я говорю. В общем, как ты уже заметил, мне плевать на Вальтов и их титулы. Но я неплохо обыграл интересы беляков и обезопасил себя…
        - Беляков? Серьезно? Все это ради черни?..
        Любит же Сэм драматизировать. Я ни раз видел, как он ведет себя с беляками. Дружелюбно. В его окружении очень много, как он выражается, черни.
        Вот только я с Сэмом не совсем искренен. Беляки мне нужны лишь до поры до времени. Но я же не могу ему рассказать всё как есть. Поэтому пусть кушает, что дают и не давится.
        Качаю головой:
        - О, мой дорогой друг, ты их недооцениваешь. И поверь мне, когда наступит день и ты это поймешь, пусть я буду твоим другом среди них, а не врагом.
        А еще фишка в том, что и поддержка Новусов мне не нужна. Плевать на них. Сейчас я всего лишь связываю последнюю ниточку одной маленькой интрижки. Но Сэм должен думать, что я что-то хочу взамен, иначе не поверит мне.
        - Хорошо, а зачем тебе Акане? Не говори мне, что ты просто спасаешь ее от неудачного брака. Я в этот бред не поверю.
        - А в то, что я просто помогаю другу, тоже не поверишь?
        Сэм поворачивается к зеркалу, долго рассматривает себя с серьезным лицом. Я не тороплю. Наконец он говорит:
        - Я не могу тебе доверять. Давай так. Сначала ты дашь мне, потом я даю тебе.
        - Договорились, - киваю я. - Я скажу тебе, где находится Акане и причину, по которой её нужно срочно выручать. Я бы не обратился к тебе, если бы мог решить эту проблему самостоятельно. Сэм, Акане в беде.
        Так, а теперь смотрим на его реакцию и… бинго! Серьезность Сэма мгновенно слетает с лица. В его глазах ужас:
        - В смысле? Что ты не… несешь? Разве ты ее не спрятал?
        Наживка оказалась правильной. Проглочена глубоко и надежно. Крючок встрял прямо в кишках.

* * *
        Из туалета мы выходим молча, бредем по коридору в актовый зал. Тамада Сэм больше не хочет развлекать народ, несмотря на то что актовый зал гудит, радуется жизни и требует продолжение банкета.
        Заходим в зал. Запах еды и яркие вспышки. Сэм идет понурый, проталкиваясь через веселящуюся толпу. Я подхожу к насупившейся Аннете.
        - Киба, ты… ты…
        - Это была шутка Сэма, - с ходу объясняю я. - Он подложил трусы. Прошу за это прощения. Я с ним поговорил.
        Аннета умная девочка. С ходу всё понимает, разборки не учиняет. Я передаю ей стакан с пуншем, предупредив, что в напитке, возможно, что-то наркоманское. Девушку это не останавливает, и она осушает стакан залпом, сразу розовеет, улыбается:
        - Му-у-у… - мычит она.
        Развожу руками:
        - Я предупреждал.
        - М-у-у-у… ж.
        - Да-да?
        Аннета переходит на шепот:
        - Муж, я тебя… хочу. У нас так давно ничего не было.
        Хм, а Ксюшка шарит в зельях. Надо будет этим воспользоваться.
        - Может быть потом. Извини, но мне придется тебя оставить.
        Щечки Аннеты надуваются, но она кивает и, виляя бёдрами, уходит к стайке таких же весёлых девочек.
        Иду через актовый зал, высматривая что-нибудь интересное и прислушиваясь. Не зря же я сюда пришел. Нужно извлечь из мероприятия какую-то пользу. У меня есть еще час-два до того, как я наведаюсь к Севе. Я уже узнал, что он находится в медицинском крыле. К счастью, его никуда не увезли, иначе меня бы на этой вечеринке не было. Интересно, Исталы знают, что их подопытная крыска - пазл? Что-то мне подсказывает, что да… Нельзя же провести над человеком столько исследований и не допедрить, кто он такой. По-любому, высосали из него все, что можно…
        Блин, да что же так шумно то? Вообще не могу разобрать ничего полезного. Так, ладно. Отхожу в уголок, думаю. В зале не только развлекаются. То тут, то там я замечаю людей, которые слоняются без цели, наблюдают. Такие же, как и я. Вон парень в одежде беляка стоит и просто напряженно вглядывается в лица. А вон Новус переговаривается с Вальтом явно не о вкусе пунша. Оба чем-то озабочены. А вон та девушка делает вид, что танцует с самого начала, как я сюда попал. Она топчется на месте и закусывает губу, потеет так, будто очень сильно переживает.
        Видимо это те, кто докладывает людям поважнее, что происходит на этой вечеринке. Не я один параноик. Ладно, тут мне делать нечего, но с пустыми руками я не уйду.
        Нахожу нужную мне девушку у столов с напитками. Ксюшка - ведьма-зельеварка. Кто еще будет ходить с дурацкой конусной шапкой ведьмы, как не она. Подхожу, рассматриваю девушку. Одета в мантию, к поясу привязаны четыре мешочка. А она хороша вошла в роль.
        - Привет, Ксюш.
        Девушка со звонким «Ой!» подпрыгивает на месте, оборачивается. Милая. Носик правда крючковатый.
        - А, это ты! Киба! Привет! Как дела?! Я Ксюша. Чего хотел?! Магических зелий? - и хихикает.
        - Ага. Есть что-нибудь… задорное? Повышающее, так сказать, эмоциональный настрой?
        - Конечно! Я знаю, о чем ты!..
        - Правда? - искренне удивляюсь я.
        Я спросил наобум, просто на всякий случай. Подобные «средства» были и в Варгоне. Но фишка в том, что такие вещи работают по принципу усиления эмоций, а не настроения. И это большая разница.
        Ладно, мне и без этого было бы… норм. Но можно попробовать «усилить эффект».
        - Да, правда! - радуется Ксюшка.
        - Как работает?
        - Ого! Новый постоянный клиент! Сам Киба! Разбавляешь три грамма на стакан воды и пьешь. Врубаешь веселую музыку и расслабляешься. Только не смотри всякие ужастики, понял?
        Отлично, это то, что надо.
        - Давай всё, что есть. Сколько я должен?
        - Ты должен всем рассказать о ведьмачке Ксюшке! И всем скажи, что это не НАРКОТИК! А Зелье! Работают только на одаренных! Как в Гарри Поттере! Зелье-Веселье! Так и называется!
        - Ну-ну, - хмыкаю я. - Лучше я с тобой расплачусь.
        Мы отходим подальше от любопытных глаз, и после недолгих манипуляций я принимаю от Ксюхи увесистый пакет с «сухим зельем» и перевожу ей 500 очков влияния. Иду обратно к столам с пуншем и примерно определив соотношения жидкого к сухому, незаметно, повернувшись к тазам с пуншем спиной, высыпаю в них содержимое пакета.
        Так, а теперь подождать часок-полтора…

* * *
        Танцуем с Аннетой медляк. Уныло, но что поделать.
        - Почему мне больше нельзя пить?
        - Потому что так ты нравишься мне больше, - без зазрения совести вру я.
        Так, ладно, думаю пора. Как раз явились Вальты, которые подойдут для моего дела лучше всего. Благодарю Аннету за танец, отвожу ее к девчонкам, сам же иду в центр зала.
        - Киба! Эй, Киба!
        Подходит толстяк из моей групп, которому я «проиграл» в яме. Вот только его мне сейчас не хватает.
        - Привет, новоиспеченный Валет, - хлопаю по плечу.
        - Да какой Валет. Что-то меня не спешат принимать в клан. За весь день никто так и не подошел. Я сам подходил к комиссии, но меня послали. Типа, они сейчас заняты, церемония будет после соревнований и тому подобное. Слушай, извини, что я так вспылил… Я теперь точно знаю, что ничего не понимаю из того, что ты делаешь. Поэтому не буду больше спешить с выводами.
        - Забыли. Не переживай, примут. Скоро сами за тобой прибегут.
        - Даже не знаю…
        - Я знаю. Слушай, я немного занят…
        - Ну-у… ладно…
        Стою, жду, когда наши взгляды с Юлианом Макгрегором встретятся. Ага, вот оно. Уставился, сверлит злобой.
        Язвительно улыбаюсь, подмигиваю и… потираю глаз средним пальцем. Так обычно показывают факи судьям игроки на футбольных матчах этого мира.
        Юлиан сжимает челюсть и… не выдерживает провокации. Идет на меня, с ходу орет:
        - Эй, кто это у нас тут?! Аристократ и наш новый член клана! Вы поглядите-ка!
        - Чего тебе?.. - пытается дерзить толстяк, но неуверенность в голосе его подводит.
        Юлиан не обращает внимания на парня, подходит ближе. С ним Стас с двуручником за спиной - тот самый Валет, который терроризировал клуб по приказу Патрика. Но сейчас, он мне, вроде как, не враг.
        - Привет, Киба, - кивает Стас и улыбается, будто мы старые друзья. - Давно не виделись. Вижу, ты продолжаешь заводить себе врагов.
        - А я вот не вижу до сих пор на своем счету денег за уничтоженные тобой окно и дверь клуба.
        Статс не отвечает, а Юлиан ухмыляется, но сразу же хватается за грудь, кашляет:
        - Кха-кха! Чертов пух…
        - Алё, мазафака! - подбегает Сэм. - Товарищи, у нас тут вечеринка. Ноу проблем, окей? Макгрегор, ты чего приперся? Я тебя не звал.
        - Я хожу, куда хочу и когда хо…
        Юлиан резко подается вперед, чуть не падает на пол. Кто-то толкнул его в спину. Он резко разворачивается, орёт:
        - Кто это сделал?!
        - Ну я, - едко лыбится беляк в голубом парике. - И что ты сделаешь, Валет?
        - Ах ты!..
        Стас резко вздергивает руку, останавливая Юлиана:
        - Не надо.
        - Что?! Стас, ты сдуре… - запинается, видя, что Стас тянется за своим мечом.
        Юлин от злости не заметил, как беляки вокруг перестают танцевать и развлекаться. Они стоят и смотрят, недобро улыбаются, сжимают кулаки. Атмосфера пропитывается чем-то кислым, неприятным, опасным.
        - Валите отсюда, Вальты! - кричит кто-то из толпы.
        - Да вы кем себя возомнили?! - орет белый от злости Юлиан. - Вы знаете, кто мы такие?! Патрик! Патрик, ты здесь?!
        Нет, Патрик не здесь.
        Кольцо из тел вокруг нас сжимается. Беляки злятся. И злость эта сильнее страха. Слишком долго они терпели. Многая элита тут забыла, что родители неодаренных в школах - это лишенные, которые сейчас гибнут в Москве. Сюда пришли развлекаться, забыться, отдохнуть. И на тебе. Какой-то Валет опять всё обламывает, распушив перья. Их это бесит. А Зелье-Веселье превращается в их крови в Зелье-Беселье.
        И жертву я выбрал соответствующую. Юлиан Макгрегор уязвлён. Бедолагу унизил Магнар, потом его заменили мной на соревнованиях. Уверен, его хорошо зачмырили в собственном же клане. И если уж и теперь беляки будут толкать его в спину… Тут уже ничего не поделаешь. А еще я видел как он не брезговал пить пунш с Зельем-Бесельем и сейчас тоже немного не в себе.
        - Я вас всех тут порежу!!! - визжит Юлиан, трясущимися руками тянется за рукояти клинков под фраком.
        Стас достает из-за спины меч, шипит:
        - Заткнись, дурак. Не позорься… Так, парни! Расслабились! Всё хорошо! Мы просто не так друг друга поняли! Киба, скажи им!
        - Пошел в жопу! - сказал кто-то за меня. - Валите отсюда!
        Вот теперь даже у Стаса заиграли желваки на скулах. Вальты не привыкли к такой наглости со стороны беляков.
        Моя улыбка темнее самой глубокой бездны. Добавляю углей в костер:
        - Юлиан, ну правда, успокойся. Забыл, что твой отец возглавляет в Москве отдел по борьбе с лишёнными? Ты ведь его и правда позоришь…
        Отдел по борьбе с лишенными. Ха. Чушь, которую я только что придумал.
        Вот оно… Вот…
        Начинается…
        Крики! Ненависть!
        На раненного Юлиана набрасываются со всех сторон. Беляки рвут на нём одежду, кусают, грызут, топчут. Стас сильнее - он отбивается, но их слишком много… Если он не начнет рубить, то не уйдет отсюда живым.
        Беляки будто озверели. Вот они только что развлекались и танцевали, а вот в их глазах лишь желание убивать. Убивать тех, кто кормился за их счет. Тех, кто издевался над ними. Тех, кто считал себя выше, лучше, божественнее…
        Ну что, «элита»? Да постигнет же вас хаос за ошибки, которые вы допустили. Я медленно пячусь назад, ухожу во мрак - туда, куда не попадает свет цветных прожекторов…
        Настало моё время…
        Настало время… теней Шиилы…
        Глава 13. Объект «Семь»
        Я захожу за спину растерявшейся Аннете. Она мотает головой, не понимая, что происходит. Вот только что все развлекались, а теперь обезумили.
        Меня не слышно и почти не видно. Я сливаюсь с хаосом, яркими вспышками, тенями. Дотрагиваюсь до ее плеча, и она вздрагивает. Никто не обращает на нас внимания. Суматоха живет сама по себе.
        Аннета оборачивается:
        - Константин?! Это ты?.. Что тут происходит?..
        Прислоняю указательный палец к губам:
        - Уходим.
        Тяну ее за руку, вывожу из актового зала. Наталкиваемся на роту стражей, спешащих навести порядок.
        Уже в коридоре говорю:
        - Иди в комнату отсталых, закройся. Никому не открывай. Кому надо, сам откроет. Сиди там, пока я не приду…
        - Да что происходит-то? Почему беляки дерутся?
        - Они долго терпели. Видимо, не выдержали. А теперь делай, как я сказал. И больше никаких вопросов. У нас договоренность. Ты слушаешь и поддерживаешь меня, а я тебя защищаю.
        Я отпускаю Аннету и быстрым шагом иду налево, в сторону лестницы. Но не поднимаюсь наверх, к медицинскому крылу. А спускаюсь вниз, в подвал. Тут темнее. Технический коридор. Тусклый дежурный свет, толстые кабели вдоль стен. Иду вперёд, через десяток метров сворачиваю, захожу в небольшое помещение, служащее хранилищем для инструментов и технического инвентаря.
        Тут меня уже ждет Патрик Эдвайс. Одет он в не в привычный парадный фрак, а в удобную спортивную форму в черных тонах. Длинные волосы он зачесал в пучок и скрыл под кепкой. На лице медицинская маска. Широкие очки. Узнать его невозможно.
        - Дело сделано? - спрашивает он.
        Киваю.
        - Во имя Пяти, я надеюсь, что не пожалею об этом. Ты уверен, что этот Всеволод и есть пазл? Может уже скажешь, кто твой источник информации? Можно ли ему доверять?
        Когда я рассказал о Севе, Патрик удивился. Якобы, Вальты его проверяли по каким-то косвенным признакам, но ничего не обнаружили. Видимо, Исталы скормили им дезу. Может, подложили другой биоматериал, не знаю. Молодец Элеонора, рассказала о Севе только мне. И я знаю, что рассказала правду. Ведь я побывал в ее голове. Да и не только голове.
        Смотрю на Патрика не самыми добрыми глазами:
        - Говори, как нам забрать из него пазл.
        - Нам нужен его костный мозг.
        Вздергиваю бровь:
        - Не кровь?
        - Нет. По крови можно понять предрасположенность и некоторые вероятности. Но не более. Таких людей называют ключами. Их родственники, близкие или дальние, с большой вероятностью являются или еще будут являться пазлами.
        Ага, ясно. Это не противоречит тому, что рассказывал Магнар. Получается, что ключи - это дальние родственники Пятерых Старцев - Старейшин Ордена Закатной Звезды. А Пазлы - это те, кто больше всех унаследовал гены этих старцев. И если я правильно всё понимаю, то чем больше времени проходит, тем меньше пазлов будет рождаться в будущем. Они будут появляться на свет, вырастать, заключать браки, смешивать свою кровь с кровью обычных одаренных или вообще лишенных. Может случится так, что лет через пятьдесят вообще не останется ни одного пазла.
        - Тогда что надо? - спрашиваю я.
        - Запомни - за разглашение этой информация нас обоих могут убить.
        - Говори.
        - Костный мозг. Только по нему можно определить наверняка пазл одаренный или нет.
        Хм, про субстанцию в костях я знаю, но не более. Изучать такие специфические вопросы у меня не было времени.
        - И… его сложно добыть?
        - Не особо. Процедура не самая быстрая и простая, но и не особо сложная.
        Удивленно вздергиваю бровь:
        - Тогда я не понимаю, почему нельзя проверить всех одаренных?
        - Потому что костный мозг это и есть сосуд, Константин. В наших костях зарождается жизнь из стволовых клеток. Это фундамент для тела. Клетки, которые еще не определились, каким материалом для организма они станут. После появления суммы в мире, вмешиваться в этот биологический процесс стало опасно. В лучшем случае, сосуд повреждается, а в худшем - человек умирает от выплеска суммы. Чаще всего происходит второе. Посуди сам, что произойдет, если проверять каждого, учитывая, что пазлом может быть лишь один из миллиона одаренных.
        Так-так-так…
        А ведь мой сосуд как раз поврежден.
        Он, гниль подземная, протекает!
        Так вот значит, в чем причина…
        Вспоминаю обстоятельства, при которых я узнал о своем сосуде…
        Это было в особняке Мацуо. После пробуждения в лесу я здорово ударился головой и очнулся уже в палате Джунов. Как же звали того япошку, который исследовал меня? Точно! Ичиро! Это он рассказывал мне о моём дырявом сосуде, как о вполне нормальном явлении… Он не мог не знать, что это значит… А если бы Ичиро не рассказал мне о сосуде, то я бы рано или поздно стал задавать вопросы всем подряд, почему это у меня сумма вытекает со временем, а у остальных нет. Тогда некоторые бы поняли, в чем со мной дело.
        Разворачиваюсь спиной к Патрику, опускаю голову. Он не должен видеть изменений на моем лице.
        Хидан… Хитрый ты лис. А ведь он убеждал меня не болтать о моих особенностях, иначе меня порежут на куски на лабораторном столе. Убедительно так убеждал. Оказывается, он просто не хотел, чтобы кто-то узнал, что они во мне поковырялись…
        Школьная тревога ударила по ушам.
        - Константин, что такое? - озабоченно спрашивает Патрик. - Нам пора. Стражи заняты, лучшего шанса не представится.
        Значит ли, что я и правда пазл, а не обычный ключ? Или из меня выковыряли костный мозг просто, чтобы это проверить? Чем мотивировался Хидан, пустив меня под нож, рискнув убить? Почему сохранил мне жизнь? Что вообще знает Хидан об мне такого, чего я сам о себе не знаю?
        Киба Рио… Киба Рио…
        Мой отец? Нет… отец этого тела. Связана ли эта история с ним? В особняке Мацуо я старался не вестись на провокацию Хидана, когда он говорил это имя, чтобы не подставиться лишний раз. Мало ли что он хотел от меня услышать… Ладно, думаю сейчас самое время заняться своим мутным прошлым. И побеседовать с Хиданом Мацуо по душам.
        Ладно, сейчас не до этого…
        Разворачиваюсь:
        - Где моя одежда?
        Переодеваюсь в такую же одежду, как у Патрика. Напяливаю шапку, маску, очки. Теперь мы серые безымянный личности.
        Выходим в технический коридор, идем вдоль него до железной двери. Вижу отверстия для турелей в потолке. Но пока они неактивны. Обычно на входе на этот этаж стоят стражи, но Патрик с ними «разобрался». Еще с той поры, когда мы с ними воевали, я заметил, что у него есть доступ ко многим функциям школы. Камеры, школьные правила.
        Патрик стучится в дверь. Три удара, пауза, еще четыре, пауза, один. Запомнил.
        Дверь открывается, высовывается страж в маске без всяких опознавательных знаков, кивает на меня:
        - Кто это?
        - Свой.
        - Мы так не договаривались.
        - Деньги лежат там, где мы условились. Мне их забрать?
        Пауза.
        - Ладно, заходите. У вас… - смотрит на наручные часы. - Тринадцать минут. Это вы этот дурдом устроили? У меня могут возникнуть проблемы.
        - Слишком много вопросов, - сурово отвечает Патрик.
        Хм, похоже отношения с этим стражем у Патрика весьма своеобразные. Он не знает, кто этот страж, а страж не знает, что это Патрик. Они даже голоса стараются менять.
        Заходим в просторное помещение. Тут все иначе. Полно оборудования, компьютеров, мониторов. Все пищит, мигает, регистрирует. Справа еще одна дверь, и я замечаю там огромное количество металлических шкафов. Слышу монотонный гул. Вроде, это называется серверная.
        Патрик подходит к стенду с десятками мониторов, страж стоит за его спиной:
        - Ну? И что вам надо, господин Инкогнито?
        Хмыкаю про себя. А ведь правду говорят, что Исталы - самый коррумпированный клан из всех. Мне тяжело представить, что в Джунах творится такое безобразие. Крысы пригрелись за шкиркой, прямо у сердца.
        Пытаюсь запомнить все, что вижу, но картинок слишком много. Камеры следят за всеми кабинетами, коридорами, жилым крылом, медицинским, «детским садом» и многим другим. Кабинета директора, ожидаемо, нет.
        - Это, - Патрик тычет пальцем в отдаленный монитор. - Больничное крыло. Палата номер семнадцать. Мы идем туда, и записей быть не должно.
        - Э-э-э, вот уж вряд ли, мистер Инкогнито. Давайте-ка выбирайте что-то другое.
        Патрик резко оборачивается, его голос тяжелеет:
        - Видимо, мы неправильно друг друга понимаем, господин Страж. Я плачу, вы делаете. Давние взаимодоговоренности просты для понимания даже таким, как вы.
        Страж выпячивает грудь:
        - Вот давайте без этого, а? Хотите - идите. Но я предупреждаю, что эта область под особым контролем. Камера палаты семнадцать ведет вещание еще на компьютер директора и записывает всё на резервный жесткий диск, к которому у меня нет доступа. Не знаю почему, но тот пацан важен. Хотите подставляться - вперед. Но заменять записи я не буду. Это верная подстава. А еще вот, - тычет в соседний монитор пальцем. - Трое стражей патрулируют рядом с этой палатой. Что бы не случилось, они не имеют права покидать сектор.
        - Ясно, - спокойно кивает Патрик, поворачивается ко мне. - Как видишь, тут мои связи кончаются. Вступать в прямую конфронтацию со стражами мы не можем.
        Мне тоже ясно. Такие меры безопасности казались очевидными с самого начала, но всё же я иногда рассчитываю на чудо или чужую глупость. Если Исталы знают, что Сева - Пазл, то давно высосали из него костный мозг. А оставили в живых по той же причине, что и меня. Если Сева полезный малый, умеющий варить боевые зелья, то я бывший источник информации с жучком в шее. Уверен, что Исталы знают, что со мной сделали, и что я, возможно, Пазл. Вот только им очень повезло, что Джуны из-за своей технической безграмотности не нашли во мне жучок.
        Итак, задача. Как пробраться…
        Стоп.
        А это еще что?
        Одна камера в больничном крыле тухнет. Страж это замечает, нажимает на клавиатуре кнопку. Еще раз… И еще… Ничего не происходит. Когда тухнет вторая камера на пути к палате Севы, он резко оборачивается:
        - Сделка отменяется. Уходите отсюда. Живо.
        - Что происходит? - спокойно спрашивает Патрик.
        - Кто-то лезет за пацаном, воспользовавшись суматохой. И уничтожает камеры на своем пути. Проваливайте, я сказал!
        Гниль подземная! Так быстро?!
        Страж хватается за рацию на груди:
        - Внимание! Код красный! Повторяю! Код красный! Нарушители продвигаются с северного входа к объекту «семь»!
        Это последнее, что слышат мои уши. Мы бежим с Патриком по коридору. Он держится со мной вровень, стараясь не обгонять.
        - Вмешаемся?
        Думаю лишь секунду.
        - Да. Или мы потеряем «объект семь».
        - Но что будем делать?
        Хм, судя по тому, что я видел на камере, Сева в очень плачевном состоянии. К нему тянутся десятки трубок, а тело то и дело болезненно содрогается. Изначально мой план заключался в том, чтобы он выжил, но теперь я сомневаюсь. Не милосерднее ли будет его просто убить?
        Так… что я могу сделать с учетом новых обстоятельств?
        Думай Эйн Соф… Думай…

* * *
        СТАРШИЙ СТРАЖ ГРУППЫ «ДЯТЕЛ».
        СЕРГЕЙ ВЕНИАМИНОВИЧ КРЫЛОВ
        ЧЛЕН КЛАНА ИСТАЛ.
        - Внимание! Код красный! Повторяю! Код красный!
        Сергей отшвыривает беляка в сторону. Тот врезается спиной в стену, ахает и затихает. Ничего, жить будет. Этого Сергей знает. Крепкий пацанёнок.
        Старший Страж группы «Дятел» Сергей Вениаминович Крылов находится в актовом зале с тремя десятками других Стражей. Потасовку удалось остановить. Кто-то разбежался, кто-то лежит без сознания. Сильнее всех досталось этому Вальту… Как там его зовут. Юлиан, вроде.
        По всему западному корпусу поступают сведения о беспорядках. Но уже не до этого.
        Сергей выкрикивает:
        - Первый и третий! К объекту семь! - тычет он пальцем в скоростников. - С пятого по одиннадцатый! За мной! Саня! Прикрываешь! Аня, поддержка! - орет в рацию: - Группа Дятел выдвигается!
        - Понял вас! - отвечает рация. - Лев в пути!
        - Крот в пути! Двигаемся наружу!
        Сергей сразу понимает, о чем речь. Палату «объекта семь» охраняют не только внутри школы. Но и снаружи, под окнами.
        - Сом почти на месте!
        Сергей на бегу вытаскивает из армейского подсумка три склянки, выпивает залпом. Тоже самое делают его люди. Вкус отвратный, а потом бодун страшный, но сила богатырская того стоит. Как еще Исталам противостоять боевым направлениям других кланов?
        У Сергея два направления. Основная - предметная жидкого, второстепенная - твердого. Вторая направленность у него слабенькая, но только благодаря ей его взяли на эту должность. Обязательное условия для стража - иметь любую боевую направленность.
        Преимущество зельеваров с жидкой направленностью перед другими одаренными - зелья на них действуют в разы сильнее. А если они еще и собственного производства, как у Сергея, то вообще забористо получается. Можно потягаться и с бывшим главой клана Новая Сила.
        Мышцы Сергея твердеют, разум работает быстрее. Контроль над суммой улучшается. Выхватывает «макаров» из кобуры. Теперь он может пользоваться патронами, заряженными другими предметниками. Посылать им активационный сигнал. Нарушителям мало не покажется, какими бы сильными они не были.
        Группа Сергея добирается до сектора особой важности. Они слышат, что Крот и Сом уже на месте и вступили в сражение с неизвестным противником.
        Первое, что замечает Сергей, пока бежит к палате с объектом «семь» - поврежденные камеры и кровь. Ее не так много, но, судя по кляксам, тут ранили скоростника, и он разбрызгивал ее во все стороны из поврежденной артерии. Сергей отлично знает, как выглядит кровь в противостояниях одаренных.
        Хлопок!
        Огненный порыв чуть не сбивает с ног Сергея и его людей!
        - Поддержка, - кричит он. - Ставь ледянку! Впереди огневик! Под сорок!
        Удивительно, но в бою научные термины теряют смысл. Эти умники, придумавшие все эти длинные названия точно не были в реальном бою, когда важна каждая секунда. Огневик - одаренный предметной суммой боевого направления, предпочитающий стихийные усиления. Скорее всего взрывчатое вещество, запитанное суммой. Понять бы еще, какое…
        Ледянка - это умение одаренных с направленностью жидкого и газообразного. Очень редкий тип. Группе Сергея повезло заиметь такого. Среди стражей в школе их всего трое и зарплаты у них директорские. Такие одаренные могут управлять… да что они только не умеют. Из воды состоит половина мира. А газы окружают людей, они их вдыхают. Так что ледяной покров вокруг корпуса и ног - малая часть их талантов.
        Сергей чувствует холод, но он знает, что этот холод охраняет, а не вредит.
        Первыми показываются стражи группы «Крот». Точнее один из них и то, что от него осталось. Несколько частей на оконной раме без стекла. Руки разбросаны по сторонам. А торс обгорел так, что опознать его не получается.
        Усиленный нитроглицерин?
        Впереди усиливаются звуки боя.
        - Вот суки! Готовность один! Построение «Гамма»! - орет Сергей. - Взять живым хотя бы одного гада!
        Группа Сергея бежит дальше, разворачивается за угол и сразу же попадает в хаос. Кто-то пустил обжигающую завесу пыли. Почти ничего не видно.
        - Аня! Убери пыль! Аня!!!
        Аня выполняет приказ. Пыль оседает. Жар тоже немного отступает. Теперь видно, что происходит. Стражи групп «Лев» и «Сом» сражаются с двумя…
        - Бабкины сиськи, - рычит Сергей.
        Две фигуры одеты во что-то черное. Сергей видел такое только в интернете на женщинах. Ну и на учителе Элеоноре. Только тут мужчины обтянулись с ног до головы. И только прорези для глаз и носа.
        В руках одного нунчаки, у другого длинная, живущая своей жизнью, цепь с заострёнными лезвиями на концах. Четверо стражей окружили их, но судя по их растрёпанному виду, долго они не продержатся. Но свою задачу они выполнили. Дождались подкрепления. Дверь в палату объекта номер семь цела и…
        БАМ!!!
        Оглушительный взрыв гремит из палаты. Дверь с треском вышибает в коридор. Палату объекта семи подорвали изнутри!
        - Сука!
        Как? Кто?!! Палата со всех сторон под охраной! Никто не мог туда проникнуть! Никто! «Объект семь» погиб?!
        Глава 14. Я - Константин Киба
        ПЯТЬЮ МИНУТАМИ РАНЕЕ.
        Стас тяжело дышит, смотрит на меня недобрыми глазами:
        - Ты совсем спятил, Киба? Ты знал, что они со мной не справятся. На что ты рассчитывал? Что я их всех порежу?
        Пожимаю плечами:
        - Я в тебя верил. Ты не похож на дурака, который устроит белякам геноцид. Да и вообще, что ты делал на этой вечеринке? Насколько я знаю, тебя не приглашали.
        Голос Элеоноры прерывает наши разборки:
        - Хватит, мальчики. Поругаетесь потом.
        Элеонора сидит на школьном стуле. Она переоделась в серое, натянула на лицо повязку. Узнать ее несложно по телосложению и выпирающей груди, но это лучше, чем латекс. А еще она бледная, тяжело дышит и под штанами у нее обмотанные живыми жгутами ножки, благодаря которым она передвигается. Элеонора была нашим планом «Б» и ее время настало. К сожалению. Я не хотел ее задействовать. Да и Патрику эта затея не понравилась.
        Я смотрю наверх. Потолок, облеплен взрывными пузырями Элеоноры. Она только что закончила его «минировать». Прямо над нами находится палата Севы. Ближе к нему подобраться не получилось. Со всех сторон ее окружают стражи.
        - Записи с камер точно почистят? - спрашиваю у Патрика, считая количество пузырей.
        - Не точно. Но я с этим разберусь. Лучше скажи поч…
        Поднимаю руку прерывая Патрика.
        Слышу…
        Бой начался в стороне от палаты Севы - в коридоре и за окнами - во дворе. Стражи вступили в противостояние с неизвестными гадами. Вот только с кем? С Новусами? Вальтами? Филзели? Джунами? Не только я воспользовался суматохой. И не только мы знаем, что Сева - пазл.
        - Похоже, до Севы они не добрались, - говорю я. - Стражи быстро среагировали.
        - И что будем делать? - смотрит на Патрика Стас. - Подорвём? Нас сразу же схватят. Мы подставимся.
        Элеонора фыркает, но ничего не говорит. Она, как и я, поняла, что нужно делать.

* * *
        Морозный воздух приятно холодит легкие. Дыхание легкое, размеренное. На спине я несу Элеонору и почти не чувствую ее веса. Мы с ней и Стасом бежим вглубь леса, подальше от кипиша. Патрик остался в школе, под палатой Севы.
        Свалить было просто. Все стражи заняты белЯчьим бунтом и нарушителями.
        В голове я отсчитываю секунды. Четыре, три, два, один…
        - Подрывай.
        - Слушаюсь, мой господин, - надменно шепчет мне на ухо Элеонора и добавляет томно, с лёгким постаныванием: - Ба-а-а-б-а-а-а-х-х-х-х…
        За спиной гремит взрыв. Пузыри Элеоноры подорвали потолок над палатой. Если мы все верно рассчитали, то он тупо рухнет на этаж ниже. Разумеется, выживаемость Севы при таких обстоятельствам под большим вопросом. Разрушить без последствий бетонный блок, прошитый арматурой, не получится.
        - Долго еще?! - тяжело дышит Стас позади меня. Ему тяжело бежать - он не скоростник.
        Я не отвечаю. Склеп, который я давно считал своим, показался. Найти его оказалось тяжеловато. Снегопад занес местность.
        Откапываем металлическую дверь голыми руками. Вбиваю код на панели, и она лениво открывается. Заходим внутрь. Пахнет затхлостью и бензином. Так себе убежище, если кто-то решит воспользоваться моей же ловушкой.
        Закрываю за собой дверь.
        - Первый раз в склепе, - осматривается Стас. - А чем тут воняет? Соляркой? Киба?..
        - Не переживай, быстро не сгорим. Скорее задохнемся. Глянь…
        Стас смотрит туда, куда я киваю. Вдоль лестницы, по бокам, утрамбованы сухой трут с торфом. Часть горючего испарилась, но поджечь это дело ещё легко. Если закрыть дверь и пульнуть сюда пару искр, то все это начнет разгораться, тлеть и дымиться. И если ты не газообразный одаренный, то смерть от удушения наступит очень быстро. К счастью, у нас есть Элеонора и скрытый подвал, где я когда-то нашел сушеный палец - там гореть нечему.
        Спускаемся, доходим до входа в подвал под шатающейся плиткой и…
        Слышу…
        Похоже, Патрик справился. Я слышу, как он бежит по лесу в нашу сторону. Когда прогремел взрыв, он должен был воспользоваться своей направленностью в скорости, забрать то, что останется от Севы и что есть мочи бежать в сторону склепа. Уж не знаю, как добывается костный мозг в такой ситуации, но Патрик пообещал, что проблем не возникнет. Мол, у него для этого есть всё, что нужно.
        Если всё прошло гладко, то преследований за ним не будет. Стражи заняты беляками и гадами. А мы получим пазл.
        Насмешливый шепот Элеоноры приятно греет ухо:
        - Может, отпустите меня, мой господин? В эту дыру мы вместе не пролезем…
        Слышу…
        - Патрика преследуют.
        Стас заметно нервничает:
        - Стражи?
        - Вряд ли. Один человек. Быстрый. Быстрее Патрика. Он не успеет… Нужно помочь.
        Элеонора отряхивается, тяжело стоит на нерабочих ногах:
        - Уверен? Может, подождем?
        Стас разгорается:
        - Что ты несешь? Патрик твой…
        - Кто он мой, мальчик? - перебивает Элеонора. - Хозяин? Господин? Соклановец?
        - Достаточно, - тихо встреваю я. - Стас, ты со мной. Элеонора, жди тут.
        - Еще чего. Ты за кого меня держишь?

* * *
        Как так получилось? Только что мы прятались в склепе, а сейчас бежим обратно - выручать Патрика. С другой стороны, это правильное решение. От преследователя надо избавиться. Никаких свидетелей.
        Патрик показывается из-за деревьев, несется с такой скоростью, что его тяжело разглядеть. Он ранен. Его левая рука истекает кровь, обессиленно висит. Правой он прижимает к груди небольшую сумку.
        Еще через мгновение за ним показывается мужчина обтянутый чёрной кожаной одеждой. Кажется, что это комбинезон, но нет… Это однородный материал. Скорее всего, кожа. Такие костюмы удобно пропитывать суммой. И если предметник, который это сделал сильный, а я в этом не сомневаюсь, то этот гад сможет пережить залп из артиллерии, находясь в эпицентре поражения.
        Именно поэтому войны после Новой Смуты изменились из технологических на «магические». Одаренные рождаются бесплатно, а построить танк, обслужить его, заправить, произвести многомиллионные заряды - очень дорогое удовольствие. Особенно в условиях, когда треть мира - радиоактивные пустоши. А из-за изменения климата и атмосферы Земли, все высокоточные ракеты потеряли свою актуальность. Они просто отказываются слушаться и падают на головы своих же солдат.
        Я изучал новую историю. Поначалу одаренные с запечатанным сосудом суммы не казались такой великой силой и не могли заменить оружие прошлого. Но чуть позже стали случаться странные события, полностью переписавшие военные стратегии.
        Например. Грамотный одаренный в тылу врага с предметной направленностью жидкого может изменить свойства топлива, и сотни танков просто не тронутся с места. И это в лучшем случае. В худшем, танк разорвет, когда его попытаются завести. Тоже самое касается и обычного пороха в огнестрелах. Не сосчитать, сколько было диверсий с боеприпасами. Да и какой толк от огнестрела в настоящей войне одаренных? Никто из них не полезет под пули без защиты. А те, кто полезет, смогут себя защитить и обернут оружие лишенных против них самих.
        В общем, старые методы войны еще используются, но очень выборочно и осторожно. Потому что это крайне дорого, опасно и эффективно лишь в очень ограниченных ситуациях. В любой момент обычная материя может изменить свои свойства и обернуться против тебя. Лишенные снайперы могут выжидать, когда из окопа вылезет какой-нибудь зельевар? Танк обстреляет города лишённых? Возможно. Но для этого нужно рискнуть своей шкурой. Потому что толщи металла не спасут от одаренных.
        Единственное оружие, которое осталось из прошлого и действительно эффективное - ядерное. Но им нельзя воспользоваться, как раньше. Ракеты сойдут с ума на высоте более пятидесяти метров над землей. Их можно сдетонировать только на месте. И это огромная сложность. В Москву так просто не завести ядерную боеголовку, спрятав в грузовике с арбузами.
        Все эти мысли секундой мелькают в голове.
        Первой реагирует Элеонора. Она отталкивается от меня руками, падает, кричит:
        - Ребятки, в сторону! Это слишком крупная рыбка для вас!
        Элеонора смотрит на меня взглядом, которые мне очень не нравится. Она слегка приподнимает уголки губ и вскидывает руки. Всей кожей чувствую, как сумма вырывается из нее. Под ногами вздрагивает. Промёрзшая земля оживает, ее вырывает кусками, разрывает на мелкие части.
        Мне тяжело поверить, в то, что происходит. Это совсем не обычная земляная стена, которую я уже видел от Элеоноры на отработках.
        Хоть я и знаю, что сумма - это ограниченная версия Эфира, но, чтобы эти два вида магии были настолько схожи…
        Земля обречена. Эфир рано или поздно поглотит ее. Пазлы лишь определяют, кто станет первым в этом мире истинным магом. Не одаренным, а именно магом. Мастером Плетений.
        Земляной Голем? Да ты прикалываешься?.. Сколько нужно суммы, чтобы всё это контролировать?
        Земляные куски налипают на Элеонору, скрывая ее под массивом глины и камней. Она формируется во что-то… большое. Сначала вырастают огромные руки, потом ноги. Пятиметровое существо, в центре которого находится Элеонора, поднимается.
        Мы со Стасом отскакиваем в сторону.
        Патрик уже близко. Враг размахивается цепью. Она извивается вокруг него, будто живая. Гад контролирует металл так же, как это делаю я с нитями. Но это совсем иной уровень.
        Бам!!!
        Голем отталкивается ногами и подпрыгивает на десяток метров вперед, сшибая деревья на своем пути с такой силой, будто их не существует. Во все стороны летят ветки. Я прикрываю лицо руками из-за порыва снежного ветра.
        - Охренеть, - слышу Стаса. - Так она врала по поводу количества своей суммы? Тут не менее шестидесяти единиц…
        Голем приземляется ровно между Патриком и его преследователем. Цепь гада реагирует молниеносно. Острое навершие на ее конце врезается в грудь голема и…
        Взрыв!
        Камни разлетаются во все стороны. Патрика сбивает ударной волной, он падает, кувыркается в снегу и затихает, впечатавшись в дерево.
        - Патрик! - орёт Стас и выхватывает меч.
        - Стой! - хватаю его за руку.
        - Отпусти!
        Стас вырывается, бежит на выручку своему соклановцу. Да чтоб тебя. Глупец. Сначала нужно разобраться с врагом, а уж потом бежать на помощь.
        Огромный кусок камня пролетает в метре от меня. Прячусь за деревом. Вот именно поэтому нельзя нестись напролом.
        Выглядываю, смотрю на происходящее…
        Цепи гада обезумели. Они долбят голема, взрываются, выбивая из него осколки. Но на место образовавшихся дыр устремляется новый материал. Земля постоянного восстанавливает броню Элеоноры.
        Вот только…
        Голем слишком неуклюж для скоростника. На что она рассчитывала? Не проще было использовать самонаводящиеся пузыри?.. Хотя нет. Они тоже медленные.
        Элеонора сильнее гада, но… она совершенно не совместима с ним в бою. Главе клана Новая Сила она бы, может, и надавала по морде, но не этому ловкачу с живой и усиленной цепью, которая разрывается при малейшем касании с врагом.
        Долго Элеонора еще продержится? Сколько суммы требуется на поддержание такой громадины?
        Вижу, как Стас размахивается двуручником на расстоянии, заслоняя собой Патрика. С лезвия срываются сгустки энергии, но они либо отбиваются цепями, либо враг легко уворачивается. Цепи пытаются приблизиться к Стасу и порвать его в клочья, но Элеонора не позволяет. Голем то и дело отскакивает в сторону, принимая удар на себя.
        Вот поэтому я и говорил не лезть. Идиота Стаса теперь приходится еще и защищать.
        И что вообще творит Элеонора?
        Она что, дает нам время сбежать? Или что?
        Что за тупое геройство? Вот поэтому я никогда не любил, но, стоит признать, уважал расу людей. Несмотря на то, что они живут недолго, они почему-то не держатся с безумной фанатичностью за свою жизнь. Готовы бросаться на мечи по малейшему пустяку… Ради идей. Ради жизни других. Ради убеждений. Ради непонятной славы… Ради гордости…
        Сливаюсь с тенями деревьев…
        Крадусь от одного ствола к другому. Вот я уже за деревом, под которым лежит Патрик. Стас меня не слышит и не замечает.
        Патрик сжимает сумку с пазлом. Хватаюсь за нее, тяну… Смотри-ка, даже в обмороке держит ее как в тисках.
        Выдергиваю.
        Патрик стонет, открывает глаза. Уголок его губ дергается.
        - К… Костя… это… ты?.. Я добыл… па… пазл… Пода… дари нам… м… магию… настоящую… с… эльфами, - натужно улыбается дурацкой шутке в стиле Сэма и опрокидывает голову на плечо. Кровь течет из его рта. Отбил легкое.
        Сливаюсь с тенями деревьев…
        И вот я уже в десятке метров от бойни, убегаю. За спиной крик Стаса. Похоже, его достали.
        Взрыв!
        Я прибавляю ходу. Нужно добежать до склепа и спрятаться. Проникнуть в него этот гад не сможет. Ему придется либо сбежать, либо ждать своей смерти от стражей. И все-таки кто он такой?
        Элеонора… Патрик… Стас… Да примет вас Шиила в свои объятия. Вы сделали глупость. Нужно было гада отвлечь, а не вступать с ним в бой. Но вы решили погеройствовать. Зачем? С какой целью? Очевидно, что единственный, кто смог бы справиться с таким врагом - это скоростник Патрик. С ним бы я придумал, как всем выжить, но…
        Вы все испортили своим геройством.
        Люди странные…
        Ловлю себя на мысли, что пытаюсь оправдаться сам перед собой. Серьезно? Что за бред… Я принял единственно верное решение. Зачем гибнуть всем? Элеонора страдает и решила сделать хорошее дело напоследок - я не против. Патрик хочет магию - я дам всем магию. Стас хочет умереть с честью - пожалуйста. Я не был бы тенью Шиилы, если бы мыслил иначе.
        Жертвы неизбежны…
        На ходу заглядываю в сумку. И то, что я вижу мне не нравится. Окровавленное нечто с трубками и колбами. Ладно, разберусь потом. Жаль Севу. Но он страдал и страдал бы еще сильнее. Мы подарили ему покой.
        Мороз бьет в лицо. Ноги начинают уставать. Суммы осталось единиц пять.
        Позади раздается крик Элеоноры…
        В мыслях проносится ее память. Буквально секундой вспоминаю ее прошлое. Маленькая девочка прячется в печи, смерть близких и друзей, тяжелая жизнь у фрагоров, море, песок… семья…
        Ноги сами останавливаются.
        Ой, ну вот не надо… Эйн Соф, не позорься. Тебе сотни лет. Сотни! Скольких ты оставил позади? Вспомни! Сколько неофитов погибло за тебя. За Шиилу. Сколько жизней ты погубил? Что изменилось сейчас?
        Киба, right here! Киба, right now!
        Очень смешно, Киба. Умерь свои гормоны. Разум твой закалён веками. Ты - Эйн Соф.
        Киба, right here! Киба, right now!
        Ты первый хранитель Шэйлы! Тень Шиилы! Мастер плетений!
        Киба, right here! Киба, right now!
        Тот, кто был в кратком миге от становления богом!
        Киба, right here! Киба, right now!
        Тот, кого Госпожа отправила в этот мир выполнить величайшую миссию двух миров!
        Киба, right here! Киба, right now!
        Взрыв!
        Да такой сильный, что я чувствую спиной волну горячего воздуха.
        Киба, right here! Киба, right now!
        Подумай. Если с этим гадом не может справиться одаренная с суммой шестьдесят единиц, то что сможешь ты? Это очевидно!
        Киба, right here! Киба, right now!
        Отхожу, опираясь спиной на ствол дерева. Смотрю в сторону склепа, в сторону, где проходит бой.
        Киба, right here! Киба, right now!
        Ты готов рискнуть всем ради жизни парочки людей, которым жить осталось, возможно, пару дней? Поставить на кон всё?
        Предательское воображение рисует картину из прошлого!
        Трибуны кричат! Трибуны выкрикивают мое имя! Яра оголяет грудь! Сэм шутит! Тернов грозит судье мылом!
        Киба, right here! Киба, right now!
        Я - Эйн…
        Мысль запинается.
        Да пошло оно всё в самую глубокую бездну Варгона!
        Закапываю сумку под снег, маскирую следы, выпрямляюсь, смотрю наверх, закрыв глаза. На лицо падают снежинки. Это хороший мир. Ничуть не хуже Варгона. Возможно, даже лучше… Ему следует дать шанс… Всем им стоит дать шанс…
        Глубоко вздыхаю, открываю глаза. Резко разворачиваюсь в сторону звуков боя.
        Достаю зубочистку, сую ее в рот, а руки в карманы.
        Шаг, второй…
        Иду навстречу очередному нелогичному решению, насвистывая приевшийся ритм:
        - Киба, right here… Киба, right now… Киба, right here… Киба, right now…
        Я - Константин Киба.
        Ускоряюсь…
        Глава 15. Сумма собственных сил
        Я бегу по зимнему лесу и чувствую… что-то иное. Запах… свободы?
        Вспоминается картина из далекого прошлого.
        Когда это было? Сотню лет назад? Две?
        Я находился в покоях младшего хранителя. Заучивал своды на языке Деймеров - расы полулюдей-полуящеров. К некоторым миссиям мы готовились десятилетия. И тогда мне нужно было уничтожить целую цивилизацию, обвинив в этом их соседнее государство. И не просто уничтожить, а внедриться в ряды Деймеров. Изучить, понять и магическими средствами остановить их рождаемость и сделать намного слабее к конкретным заболеваемостям.
        Моё тело изменилось после трех лет употреблений мутагенов. Руки и лицо покрылись чешуей. Я стал одним из них… Я больше не был Альвом и понимал, что, возможно, никогда не стану собой.
        В тот день я впервые засомневался в правильности того, что делаю. Да, Деймеры могущественные. Да, они многочисленные. Если вкратце, то они были одними из лучших существ Варгона. Тысячелетиями не участвовали в войнах, помогая всем расхлебывать последствия эпидемий и ненависти друг к другу. И единственное, что мне сказали Магистры - Деймеры слишком сильны, поэтому опасны.
        Когда мои сомнения стали недозволительными, в дверь постучались. Это был первый раз, когда я повстречал её. Первую Тень Шиилы и Великого Магистра Храма. Ту, кто давно могла уйти в другой план реальности ради божественного существования.
        И она всегда была единственной, кто превзошел меня во всём…
        « - Эйн… - ее голос сладок, как альвский эль тысячелетней выдержки. - Все в порядке?»
        Одно из величайших существо Варгона появилось перед младшим хранителем и спрашивало всё ли у него в порядке в тот момент, когда он засомневался?
        Я стоял, склонив голову:
        « - Я заучиваю седьмой путь Деймеров, Первый Магистр. Он оказался сложнее, чем я думал».
        Женщину передо мной было тяжело назвать простой женщиной. Девушка лет двадцати с зелеными глазами непостижимой мудрости. Она была прекрасна и источала могущество первозданного эфира.
        «Ты застрял в мыслях, сомнениях и вере.»
        Тогда моё сердце предательски застучалось. Я еще не умел его контролировать.
        « - Возможно, Первый Магистр. Деймеры. Я изучал их. Они не кажутся…»
        Любой магистр за такие сомнения наказал бы. Или изгнал из Храма. А я говорил об этом Первой из Первых.
        « - Они не кажутся злом? Угрозой? Достойными своей участи? Ты их жалеешь? Тебя гнетёт отсутствие ответов, и ты чувствуешь себя нашей послушной собачонкой?»
        И тогда я просто… кивнул. Этим кивком я перечеркнул десятки лет своих учений. Признался, что слаб. Неофитов и за меньшее выбрасывали на помойку.
        Но вместо гнева я почувствовал приятное тепло мягкой ладони на своем лбу. А потом и жар от шепота на ухо:
        - Всё правильно… Истину порождают сомнения и любопытство, Эйн. Не доверяй своему мастерству и опыту. Они предадут тебя. Сомневайся, но не останавливайся. Это и есть благословение Шиилы. Ты поймешь, когда услышишь ее шепот. А ты обязательно услышишь…
        Я ожидал услышать всё, что угодно, но только не это. Что это значит? Мне нужно сомневаться? Не доверять своему опыту и мастерству? Но ведь десятки лет меня обучали совсем другому…
        Первый Магистр Давара Соф.
        Ее видели единицы. И единицы из этих единиц могли похвастаться беседой с ней. И уж тем более прикоснуться к ней.
        А кто тогда был я? Младший Хранитель Шэйлы, недавно вылупившийся из неофита?
        Сомнения…
        …порождают…
        …истину?
        На следующий день я отправился в земли Деймеров и уже через месяц вернулся в Храм Шэйлы. Раненый, изнеможденный. Но я сделал то, в чем сомневался.
        Деймеры стали прокляты, а виноватых в этом я сделал соседствующее с ними государство.
        Это задание должно было длиться несколько десятков лет. Но я справился за месяц.
        В тот же день я стал Тенью Шиилы. А еще через год мне по традиции Храма дали второе имя «Соф» - имя Великого Магистра Давары Соф, впервые взявшей себе ученика. Мы всегда носили вторые имена свои учителей…
        Ирония в том, что только она могла убить меня во сне, после чего я оказался в другом мире.

* * *
        Интересно, знала ли Давара Соф и магистры, что я оставил Деймерам маленькую лазейку? Дал им, так сказать, шанс. В том, что такие вещи не скрыть от богов, я уверен.
        Крик Элеоноры возвращает меня в реальность. Ноги гудят от боли, но я вливаю в мускулатуру остатки суммы.
        Сомнения порождают истину? Часто я думал об этих словах.
        В голове щелкает. Будто предохранитель срабатывает. Так вроде тут называют одну электронную хрень.
        Слышу…
        И, к сожалению, только слышу.
        С самого моего появление в этом мире меня волнует одна вещь. Почему я слышу человеческими ушами, как Альв?
        На днях я рискнул обратиться к некоторым ученикам, разбирающихся в медицине с жалобами на «чувствительность» в ушах. Никто их них не обнаружил ничего аномального. Это конечно не профессионалы, но все равно заставляет задуматься…
        Может ли быть, что какие-то мои таланты я унаследовал от своего настоящего тела? Почему я почувствовал опасность за дверью в палате Элеоноры так, как это мог бы почувствовать только Альв и Тень Шиилы?
        После того случая я долго прислушивался к себе, в надежде получить еще одну плюшку. Вот и сейчас, в момент опасности я пытаюсь пробудить в себе старые таланты. Но, как и ожидалось, так это не работает.
        А жаль.
        Это умение называется «Терн`а Раа`ах».
        На язык этого мира невозможно перевести смысл Альвского диалекта, но самые близкие слова в переводе звучат как «Объятия матери».
        И это умение тысячи лет берегло от смерти Теней Шиилы. Именно поэтому они живут долго и могут похвастаться своим мастерством и опытом.
        И почему в переводе на языки этого мира все слова звучат так пафосно?..
        Темнеет…
        Пора действовать. И делать только то, на что способен.
        А не рассчитывать на пробуждение резервных сил.

* * *
        ПАТРИК ЭДВАЙС
        Видела бы мать, в каком состоянии сейчас Патрик. Побитый настолько, что сил нет даже на то, чтобы дотянуться до зелий в кармане.
        Как это вообще с ним произошло?
        Это сделала Элеонора? Она хотела спасти Патрика или убить его? Если для нее переломать все кости - это спасение, то Патрику нужно поговорить с этой женщиной… Дядя Монтано предупреждал, что ей нельзя больше доверять, но Киба за нее поручился. А не доверять Кибе после того, что Патрик видел в его мыслях… Это как минимум небезопасно. Кто бы мог подумать, что всё так изменится и теперь даже думать нельзя без опаски, что это кто-нибудь заметит.
        Патрик пытается встать, но все тело будто парализовало. Позвоночник вроде цел, но помимо сломанных костей ему не повезло - где-то в спине защемило нерв. Или что похуже.
        Разум понемногу приходит в себя. Патрик фокусирует зрение. Он видит Стаса. Тот сражается бок о бок с Элеонорой… Но дела у обоих не очень. Стас весь в обгорелой одежде. Половина его лица в волдырях. А Элеонора потеряла большую часть своей земляной брони и больше защищается, чем атакует.
        Их неизвестный противник почти не пострадал. Только обтянутый костюм немного порван в нескольких местах. Он машет цепью с таким мастерством, что Патрик понимает, что тот тоже умеет, как и он, преобразовывать скорость в силу. А еще он запитал навершие на цепи элементом огня. Да еще и разрывным. Как - непонятно. Это не лёд - из воздуха всех взрывных компонентов не взять. Возможно, цепь полая, а в ней находится порох… Нет, слишком примитивно. Перхлораты или даже нитроглицерин. Точно не то, что можно легко сделать в подвале.
        Взрыв!
        Ударная волна прибивает Патрика к дереву, и он стонет от боли. Броня Элеоноры осыпается как скорлупа. Сама она вскрикивает и отлетает в сторону. В воздухе формирует шар, отправляет его в обидчика.
        Взрыв!
        Это умение Элеоноры кажется слабым, но Патрик знает, что газ внутри не только взрывается, но и деформирует структуру чужой суммы. И этим она часто застигает врасплох самоуверенных.
        Человек с цепью оказывается в стороне, успев увернуться. Быстрый! Он точно быстрее Патрика. Но…
        …маска на лице человека уничтожена, свисает лоскутами. А всё его лицо в копоти?..
        Нет. Это не копоть.
        Под изорванной маской находится еще одна поврежденная «маска» - лицо другого, белокожего человека. А под ней уже настоящее лицо. Черное, как уголь.
        Особые техники филзели. Насколько знает Патрик, даже Джунсиначи не знают, как афроамериканцы умудряются натягивать на себя чужое мясо. А ведь их можно назвать настоящими спецами во всем шпионском.
        Чернокожий убирает ладонь с лица. Элеонора его хорошо задела. Лоскут белой кожи свисает, оголяя черную щеку. Течет кровь. Левого глаза больше нет.
        Стас не теряется, оказывается за спиной чернокожего, размахивается двуручным мечом. Стас очень сильный предметник. На расстоянии он так себе, но в ближнем бою мало кто может ему противостоять. Запросто перерубит пополам автобус или каменный валун. Семья Стаса надолго задолжала Эдвайсам за этот меч, в сплаве которого используется Родий. Стоимость этого металла больше пятисот долларов за грамм.
        Только… он слишком медленный.
        Цепь заходит за спину чернокожего, набрасывается и обматывает Стаса. Тот роняет меч, кричит и падает в снег. Его противник даже не оборачивается, хватается рукой за другой конец цепи и волочет Стаса, оставляя в снегу глубокую борозду.
        Подходит ближе к Патрику:
        - Где он? - спрашивает одновременно обоих.
        - К… то?.. - стонет Стас.
        Патрик уверен, что перед ним филзели. Особые умения в маскировке, манера речи, хрипотца, акцент, изуродованное шрамами лицо. Похоже, они заметили, как Патрик занимался Всеволодом. Филзели было двое и оба с боевыми направлениями суммы. Значит, один из них остался отвлекать стражей, другой ринулся преследовать. Это их лучший шанс заполучить пазл. Наверняка они не ожидали, что встретят такое сопротивление в школе. Хотели сделать все быстро.
        - Куда он направился? - филзели смотрит по сторонам и морщится. - Куда побежал?
        Уголки губ Патрика приподнимаются. Без понятия, как Киба это делает, но на глубоком снегу нет никаких следов, кроме тех, что остались после боя. Не понять даже в какую сторону он побежал. Будто провалился сквозь землю.
        Цепь обвивает шею Стаса, сдавливает. Он стонет.
        - Я убью твоего слугу, - угрожающе хрипит филзели. - Второй раз не спрашиваю. Считаю до пяти. Один…
        Патрик с трудом поворачивает шею. Смотрит на Стаса.
        - Два…
        Грохот!
        Из земли вырастает длинный клин и устремляется прямо в филзели.
        Мимо!
        В последний момент цепь оживает, подставляет под удар скованного Стаса. Земляной клин замирает в миллиметре от него. Элеонора остановила атаку, чтобы не навредить Стасу.
        - Три…
        Филзели уверенно поворачивается спиной к Патрику, идет к Элеоноре.
        Она хватается за грудь, кашляет. Двигаться может только руками и корпусом.
        - Четыре… Женщина тоже умрет. Ваши души порочны. Вы - бессмысленны.
        - Fuck you… - тяжело дышит Элеонора. - Дебил…
        Патрик прищуривается, чтобы рассмотреть ее. Слишком темно. Луна ушла за облака. Что она делает? Вставай же, женщина. Бейся до конца…
        - Пять!
        Цепь вздрагивает, размахивается, отбрасывает Стаса в дерево. Слышится глухой звук удара и ломающихся костей. Стас обмякает, закатывает глаза и больше не шевелится. Теперь цепи несутся на Элеонору. Филзели решил расправиться с самым опасным противником…
        Ледяной порыв бьет в лицо Патрику.
        Патрик ругается, он не в силах заслониться от бурана. Он пытается рассмотреть, что происходит с Элеонорой, но ничего не видит. Ни с того, ни с сего вокруг стало бело от снга.
        Это сделала Элеонора?!
        Нет, не может такого быть. На это нужно слишком много суммы. И Патрик не чувствует ее в воздухе. Метель естественного происхождения. Но откуда? Только что даже снег не падал, а теперь не видно дальше своего носа.
        Патрик высвобождает сумму газообразного, создавая вокруг себя воздушный купол. Ветром его не испугать. Это его стихия. Теперь он слышит и видит чуть лучше. В отличие от скоростника филзели, который либо впал в панику, либо…
        Да что он делает?
        Цепи сами мечутся во все стороны, выискивая… кого?
        Патрик смотрит на то место, где лежала Элеонора и… не находит ее. Цепь впустую утрамбовывала снег в землю на том месте, где она только что находилась.
        Куда она пропала? Она же не может передвигаться самостоятельно. Патрик замечает, что на месте, где была Элеонора, валяется что-то похожее на жгуты с ее ног.
        Филзели носится туда-сюда, будто от стаи ос. Он машет руками в такт безумию цепи.
        - Покажись! - орёт кому-то он на ломаном английском.
        Краем глаза Патрик замечает силуэт. Совсем вскользь, но он увидел его в метели.
        В снежной вьюге то там, то сям показывался размытый силуэт Константина Кибы. Что за чертовщина? Вьюга - его рук дело? Да, это отличное решение против скоростников и силачей. Если они не видят, то они бесполезны. Патрик сам не раз использовал такие завесы в бою.
        Сквозь гул ветра Патрик слышит его голос:
        - Я предупреждал…
        Патрик разворачивает голову в сторону голоса, но темный силуэт сразу же пропадает. Цепи филзели разрезают пустоту.
        - Я говорил, что она под моей защитой…
        Филзели носится так, что перед глазами плывет даже у Патрика. Он преследует фантома, призрака… Крушит деревья, рвет землю в клочья. Гремит взрыв, сверху падает мелкая крошка. Здесь становится опасно. Один случайный удар цепью и полупарализованный Патрик погибнет.
        - Вы знали, что я сделаю с вами…
        Патрик чувствует, что филзели пользуется суммой. Но что-то идет не так… Пургу остановить у него не получается простыми средствами.
        Мороз пробирает Патрика до костей. Или это не мороз? А этот голос… Ночью, в пурге, он звучит зловеще.
        - Киба! - кричит Патрик, пересиливая боль в легких. - Ты с ним не справишься! Киба!
        Ему не отвечают.
        Пурга… Метель… Что-то не так с этой снежной завесой. Ветра мало, но снегопад очень обильный. И он ведет себя очень хаотично.
        Филзели отступает. Патрик видит, как он убегает и… Врезается в дерево! Профессиональный филзели настолько дезориентирован, что воспользовавшись своей скоростью врезался в дерево! Если Патрик выживет и кому-то расскажет об этом, то ему в жизни не поверят.
        Слышно ругань на каком-то африканском языке и…
        Дзиньк!
        Цепь не успевает отразить кунай. Но он всё равно обессиленно бьется о бронекостюм филзели.
        Вшииих!
        Второй кунай пролетает в опасном расстоянии от лица Филзели. Киба целится в единственное незащищенное место. И, судя по всему, он видит намного лучше своего противника. Но как? Как можно что-то увидеть в таком «молоке», если ты не газообразный одаренный? И где, во имя Пяти, Элеонора? Это она ему помогает?
        Цепи задвигались с большЕй скоростью вокруг своего хозяина. Они защищают его так же, как это делал с нитями Киба в яме. Но только цепь коротковата и тяжелая, поэтому оставляет много открытых мест, но филзели смог кое-как прикрыть мельницами незащищенную голову. И наконец у него получается сориентироваться и… убежать.
        Больше Патрик его не видит и не слышит.
        Неужели у Кибы получилось? Он заставил отступить филзели, с которым не справились они с Элеонорой?
        - Ки… Киба, выходи… Ты тут? Стас, ты как?..
        Вопросы Патрика прерываются криком боли и ужаса, эхом отдающиися во все стороны леса. Патрик морщится от неприятных ощущений по всему телу.
        Нет…
        Филзели далеко не убежал.
        Призрак поймал свою жертву.
        «Вы знали, что я сделаю с вами…»
        И сделал с ней то, что обещал… Что бы это не значило, Патрику становится по-настоящему холодно.
        Этот Альв из другого мира… он опасен. Он очень опасен… Опаснее всех, кого когда-либо встречал медиокрис Патрик Эдвайс.
        И с этим нужно что-то делать…
        Глава 16. Один против всех
        МИНУТАМИ РАНЕЕ…
        Ну? И что ты можешь сделать, Эйн Соф? Только не говори, что ринешься, как рыцарь на защиту принцессы. Уж за сотни лет мозги не атрофировались настолько.
        Может, пустить ему в легкие шёлковые гранулы? Не получится. Нужно подойти достаточно близко. Да и каким нужно быть дураком, чтобы попасться на такое после того, как все видели мои приемы в Яме?
        Нужно срочно делать второй шелковый костюм.
        Осматриваюсь…
        В ушах звучит наставление Давары Соф, Великого Магистра и моего последнего учителя:
        «Окружение создано для всех и всего. Но любит оно тех, кто это понимает».
        Давара любила говорить мутно. Ее слова один поймёт так, другой эдак. Но признаю, что научила она меня многому.
        Деревья. Сосны, Ели. Плотно друг к другу. Тут лес густой.
        Снег. Пушистый, легкий. Его много.
        С легкостью перепрыгиваю через огромную корягу, переставляю ноги так, чтобы балансировать всем весом. Техника легкая, еще неофитом ее вызубрил. Но пару месяцев назад у меня просто не было сил ее использовать. Сейчас все иначе.
        Останавливаюсь, прячусь за деревом. Теперь я их вижу.
        Так-так-так…
        Судя по изуродованной морде гада, это филзели. Интересно, чье лицо он натянул? Учителя? Ученика?
        Хм…
        Хорошо, что я вернулся. У меня появилась замечательная возможность доказать, что Константин Киба не бросает слов на ветер. Если сказал, что Элеонора под моей защитой, значит так оно и должно быть.
        Ветер… Ветер…
        Смотрю под ноги. Снова наверх. Сую руки в карман. Запаса заряженных шелковых нитей у меня достаточно. Моя «магия»: предметная и остаточная. А это значит, что я лучше всех в ловушках.
        Достаю моток нитей. Он послушно реагирует на мою сумму, разматывается, скручивается в нить потолще.
        Меняю структуру и объем нитей, утолщаю их, делаю жёстче. Как оружие это не получится использовать, но…
        В два прыжка оказываюсь на дереве, подвязываю нить к ветке и активирую.
        Я могу сделать ее больше. И крутиться быстрее. Предела почти нет. В этом и преимущество эфира перед технологиями…
        А еще… Небольшая полянка, где Элеонора воюет с филзели, выглядит идеально. Пышные ветки над ними с трудом удерживают десятки килограмм снега. Сделать «паутину» над их головами и обрушить весь этот снегопад в один момент, раздувая со всех сторон мельницами. Получится искусственная снеговая завеса…
        Идея слишком безумна, чтобы сработать… Очень много нюансов.
        Но. Безумие - это одна из граней гениальности.
        На подготовку уходят все нити и кунаи, кроме одного. За это время Стаса успели хорошенько отдубасить, но я с этим ничего не мог поделать. Кем-то приходится жертвовать.
        Спрыгиваю с ветки.
        Что ж… Пора…
        Гад уже надвигается на Элеонору. Кем я буду, если мои предупреждения ничего не стоят? Нет, Элеоноре нужно помочь хотя бы для того, чтобы дать знак филзели, что с Константином Кибой нельзя шутить.
        Поднимаю руку. Щелк!
        Щелкаю пальцами.
        Вся система заработала. Деревья натужно стонут со всех сторон, ветки хрустят. Сотни килограмм пушистого снега падают прямо на головы дерущихся.
        Мельницы вокруг загудели, разгоняя ветер. Не такой сильный, но достаточный, чтобы снег тупо не оседал на земле.
        Шаг, второй…
        Получилось даже лучше, чем я ожидал. Видимость, как в самой глубокой бездне Варгона.
        Закрываю глаза…
        Слышу…
        Я всё слышу…
        Шаги, дыхание, сердцебиение, движение. За время, что я тут пробыл, мой слух стал острее. Давно хотел опробовать слепой метод боя.
        Я должен быть быстрым. Быстрее, чем когда-либо…

* * *
        Я носился вокруг полянки до неприличия долго. Несколько раз умудрился промазать по гаду - больно шустрый. А он еще и сообразил, куда я целюсь. Стал защищаться цепями.
        И когда он стал отступать, то мне пришлось сблизиться с ним чуть ли не в рукопашной. Потому что если он покинет область «спецэффектов», то поймет, что это не брутальный Мастер Стихий явился по его душу.
        Только подставившись, у меня получилось дотянуться до него. Попал ровно туда, куда целился. В его второй глаз. Каким бы мастером не был этот филзели, он слишком доверял своему зрению. Люди вообще ничего не могут без глаз. Становятся слепыми котятами.
        А потом он побежал вперед, выкашивая и взрывая всё вокруг себя цепью. И стоит отдать ему должное - даже слепым он умудрился от меня сбежать. Сумма в моих ногах закончилась, и я уже ничего не мог поделать. Если бы продолжил - свалился бы от истощения.
        Я возвращаюсь на полянку.
        Стою над тяжело дышащей Элеонорой, погрызывая зубочистку.
        - Я ожидал от вас большего, учитель Элеонора, - хмыкаю. - Вы даже своих учеников защитить не можете.
        - Константин…
        - М-м?
        - Убью.
        - Оставлю эту угрозу без внимания, - шире улыбаюсь я. - Так, вроде бы к нам уже спешит подмога. Как всегда вовремя. Значит со вторым они уже разобрались…
        - Я… ничего не слышу… Помоги Стасу…
        Какая заботливая, ну надо же. Я видел, как она трижды прикрыла Стаса. И ради чего, спрашивается? Надо было отбросить его в сторону, чтобы не мешался. Так бы исход мог оказаться лучше.
        Подхожу к Стасу. Лежит на животе, но слышу ровное сердцебиение. Носочком ноги переворачиваю его, чтобы не примерз лицом к снегу. Вроде внешних повреждений нет. Так, пару сломанных костей и сотрясение.
        - Киба…
        Поворачиваюсь на голос Патрика.
        - Живой?
        - Что с… этим…
        - «Это» в безопасности. А вот как сейчас нас встретят стражи неизвестно. Уверен, мы где-нибудь да засветились… Ты чего, кстати, разлегся?
        - Нравится, - морщится Патрик.
        - Позвоночник сломал?
        - Не думаю. Что-то… перемкнуло. Болит.
        Оглядываю еще раз троицу. Эх, переодеться не успели. Теперь доказывай стражам, почему ты не верблюд и что тут произошло.
        Надеюсь, только, что «человек Патрика» сообразил нас не палить, если мы умудрились засветиться.
        Обхожу всех, снимаю с их лиц обмотки и шапки. Объясняю Патрику и Элеоноре легенду: были на тренировках, поэтому так одеты. Они втроём решили потренироваться. Они же один клан, в конце-то концов. Дружба и взаимовыручка у них на высоте. А тут херак и филзели выбегает, удивляет их. Ну они его и отмутузили. Как и он их.
        - А ты? - спрашивает Патрик.
        - Мне надо получше спрятать «это». Ну и сам понимаешь, зачем мне лишний раз светиться. Я вам шкуры спас, а вы меня хоть прикроете. Все заметили, что я вас не бросил? А мог. Запомните это.
        Не дожидаясь ответа и стражей, удираю прочь, перебарывая боль в ногах. Нахожу Пазл, возвращаюсь в склеп и… Используя кунай, закапываю сумку глубоко под снег и землю за самим склепом, а не внутри него.
        «Хочешь спрятать хорошо - спрячь рядом с сундуком или повесь на стену».
        Патрик говорил, что надо сразу положить «части» Севы в морозильник. Ну вот почти. Обратно не возвращаюсь, маскируя следы и запах. Слышу лай собак и как стражи явились на полянку.
        Прислушиваюсь. Судя по всему, Патрика и Элеонору довольно грубо скручивают и ведут обратно в школу. Не церемонятся даже с медиокрисом. Вот что значит военное время.
        Минут через десять становится тише. Но я все равно слышу все, что происходят за километр вокруг. Мой слух точно улучшился. Стражи прочесывают лес, но я как летучая мышь, знаю где каждый из них.
        Так, а теперь нужно наведаться к моему старому доброму другу. Давно хотел поставить его на место.

* * *
        Георгий Александрович выглядит не очень. Злой и уставший. Уставился в монитор. Такой беззаботный, надо же. Даже не замечает меня, прямо за его окном пятого этажа. Интересно, стекло хоть усиленное…
        Тук… Тук… Тук…
        Маневрируя на нитях, стучу. Смотри-ка, усилено. С недавних пор стал замечать, что чувствую вокруг слабые отголоски эфира. Точнее, суммы.
        Георгий Александрович вздрагивает, резко оборачивается. Недовольно морщится, встает, открывает окно.
        - Ты… - высовывает голову, смотрит вниз, наверх, на меня. - Тебе жить надоело, Константин Киба?
        Интересно, он имеет в виду высоту или то, что сейчас убьет меня за такое наглое вторжение?
        - У тебя есть три секунды, чтобы объясниться.
        Лениво покачиваюсь за окном. Войти меня не приглашают.
        - Это я устроил бунт беляков и убил Всеволода Гнушко. Разумеется, я знаю, что он пазл. И теперь их у меня, как минимум, два. А может даже три. И это только начало. Кстати, что у вас произошло? Говорят, кто-то решил с вами поиграть.
        Замечательно. Давно хотел увидеть, как с этого лица спадет маска самоуверенного директора школы. Теперь передо мной обычный удивленный мужчина, моргающий, как начинающая путана перед бывалым моряком.
        Но вот его лицо меняется с бледного на красное. Георгий Александрович хватает меня за шкирку, дергает. Активирую одно из колец на пальце.
        Ледяная вспышка слепит его и обжигает руки льдом. Но надо отдать ему должное, он все равно перекидывает меня через оконную раму и швыряет через стол. Успеваю сгруппироваться, приземляюсь на уже ватные ноги.
        Бутылка с коньяком на столе директора лопается, осколки разлетаются во все стороны. Алкогольная жидкость формируется во что-то вроде копья, висит в воздухе.
        - Ты-ы-ы, - рычит Директор. - Что ты сделал?!
        Внимательно слежу за жидким копьем. Уверен, что он метнется в меня с такой скоростью, что увернуться будет очень тяжело. Особенно сейчас, когда суммы почти не осталось.
        - Прежде чем убивать меня - послушай внимательно. Беляки в школе мои. Это я приказал им устроить переполох, - вру я. - Они без раздумий набросились на аристократов по одному моему слову.
        Директор не отвечает. Его грудь тяжело вздымается. Продолжаю:
        - Думаете, не будет последствий от моей смерти в вашем кабинете? Мало того, что я Зерус и представитель Вальтов, так еще и половина школы принадлежит мне, директор. Хотя… может быть теперь директор я? Стану настоящей жертвой. Убит вождь восстания. Его предательски заманили и учинили расправу. Ай-яй-яй…
        Многозначительно достаю из кармана телефон, подбрасываю его в руке. Я не просто так явился сюда. Ведь как говорил Георгий Александрович, его кабинет - самое безопасное место в Москве. И сейчас такое время, что если меня тут убьет сам директор «Новой Эры», то Исталы окажутся в очень шатком политическом положении. Он мог избавиться от меня где-нибудь в другом месте, но не у себя, когда я записываю все на телефон и отправляю в облачный сервис интернета в режиме реального времени.
        Ну ладно, я этого не делаю. Пока не научился толком. Но он же этого не знает, верно?
        - Да кто ты такой, мать твою?!
        Коньячное копье угрожающе вибрирует. Перестаю улыбаться:
        - Я - Константин Киба.
        Руки директора едва заметно дрожат, но он сжимает их в кулаки. Отлично, я дождался, когда его состоянии ухудшится. Каждый раз, когда я встречался с ним, он становился все более усталым, изнеможденным и даже в какой-то степени отчаянным. С такими всегда легче договориться…
        - Спокойнее, директор. Я не принадлежу ни одной известной вам организации. Я никому не враг, и я никому не друг. Мне всего лишь нужно, чтобы кто-то собрал все пазлы. Я не позволю, чтобы ваши клановые распри уничтожили этот мир и перспективу возродить… хм… скажем так… настоящую магию. Вы же верите в магию, директор? Просто подумайте немного.
        - Ты пришел меня шантажировать? Угрожать?
        - Вовсе нет. Я пришел вам показать, что мои слова стоят очень дорогого. Я обещал вам помочь в этой войне, но и вы должны мне не мешать. И я прошу не так много. Перестаньте меня преследовать. Дайте свободу действий. Я хочу спокойно уйти из школы и не переживать, что Исталы воткнут мне в спину нож. В знак доброй воли, я не только помогу вам в войне, но и скажу про еще один пазл. Акане Мацуо. Я не просто так ее прячу.
        Директор медленно разворачивается ко мне спиной, поднимает с пола вазу, выбрасывает из нее цветы. Коньячное копье формируется в водяной шар и устремляется к вазе, вливается в нее.
        - Десять лет берег эту бутылку, - вздыхает Директор. - Теперь все выдохнется. Не хочешь? Не отравлено.
        Какое-то время молчим. Первым поднимает свое кресло директор, садится. Я повторяю за ним. Георгий Александрович берет со стола зубочистку, кидает мне. Ловлю двумя пальцами.
        Он достает из стола два стакана, наливает из вазы на самое донышко. Ставит мой стакан на противоположный край стола.
        - В лесу мы поймали вальтов. Учитель Элеонора, Патрик Эдвай и Станислав Кардж. Они твои?..
        Беру стакан, нюхаю. Делаю небольшой глоток и наконец киваю:
        - В школе много, кто мои.
        - На нас напали двое неизвестных профессионалов. Три стража погибли. И напали тогда, когда Сэм Блэк устраивал вечеринку, а беляки озверели, отвлекая наше внимание. Это все ты? - смотрит на меня исподлобья директор. Погибли его люди. Для него это важно.
        - Никто не должен был погибнуть. Филзели появились неожиданно для меня. Тоже воспользовались суматохой.
        - Филзели? - выпивает залпом коньяк. - Так и знал… Одного мы убили, но они что-то сделали со своими телами. Расплавился, как в кислоте. Не осталось ни одежды, ни остаточной суммы. Итак, Константин Киба, ты наконец-то начал действовать серьезно. Называешь мне имена пазлов, грозишь кулаком прямо перед носом…
        Проводной телефон на столе Георгий Александровича звонит, и он недовольно отвечает:
        - Кто? - пауза, директор мрачнеет еще сильнее. - Это служебное расследование, сэр Монтано. Они ни в чем не обвиняются. Я понимаю, что Патрик аристократ, но они со Стасом в первую очередь ученики Исталской школы. А тут правила устанавливаем мы. Да… Нет… Я отпущу СВОИХ УЧЕНИКОВ, когда они ответят на мои вопросы в соответствии с уставом школы. Это официальная нота протеста? Да что вы? Говорите, они просто тренировались? Ночью? Ну да, ну да… Хорошо… Я понимаю… Можете выслать свою ноту на почту. Да… До свидания, сэр Монтано.
        Кладет трубку и… я первый раз вижу, чтобы директор настолько не скрывал своей злости.
        - Твое начальство позвонило, - хмыкает он. - Переживает за племянника. Хорошо, давай поговорим, Константин Киба. Что ты в яме устроил? Сначала прячешься за Вальтами, а потом портишь с ними отношения. Это как-то связано с тем, что ты мне обещал?.. Да, и не мог бы ты положить свой телефон сюда. Пожалуйста.
        Директор открывает тяжелую шкатулку на столе. Я кладу в нее телефон. Закрывает.
        Киваю.
        - Как видите, директор, я не на стороне Вальтов. Так мы договорились? Я могу рассчитывать, что какое-то время вы мне не мешает и помогаете в рамках разумного, а через два дня Джунсиначи придут в Российский Кластер, чтобы помочь вам избавиться от Новусов и Вальтов на границе. В противном случае я устрою в вашей школе такой хаос, что никто из этой бойни не выйдет победителем. Это я вам обещаю.
        Директор откидывается на стуле:
        - Когда я хотел тебя убить, ты представлял угрозу, и я не хотел отдавать тебя другим. Но сейчас… я упустил свой шанс и вот последствия, - наливает себе еще коньяка. - Если то, о чем ты говорил, будет исполнено, то… Ты можешь покинуть школу в любое время. Мне это ничего не стоит. Просто сам мне больше не мешай, - думает какое-то время, бултыхая коньяк в стакане. - Завтра у тебя бои. И если ты на них не явишься, то перечеркнешь весь блеф Вальтов в СМИ о том, что твой поступок был их спланированной акцией благородства.
        - Я в курсе.
        Выпивает. Его бледнота уходит, уступая пьяному румянцу. Вот опять что-то новенькое. Никогда не видел директора пьяным.
        - Ах, да, чуть не забыл, - со стуком ставит стакан на стол. - Твоя матушка сбежала из своей психушки.
        - Сбежала? - прищуриваю я. - Или ее отпустили?
        - Зачем нам ее отпускать? Чтобы она тебя убила? Проще сделать это своими силами… Она сильнее, чем мы думали. И что самое странное, будто знала, что ее посадят и подготовилась к этому.
        - А что с моей сестрой?
        - С твоей сестрой… Ну, она тоже сбежала. Не надо так на меня смотреть, Константин. Твоя мать очень сильная одаренная и любит своих детей. Само собой, она всё спланировала и захватила дочь с собой.
        - Зачем вы мне об этом говорите?
        - Ты же хочешь нам помочь? - иронично закатывает глаза директор. - Считай это ответным жестом доброй воли. Ты же хочешь покинуть школу, верно? Теперь оглядывайся. На одного могущественно врага у тебя больше. Твоя… эм… мать тебя ненавидит.
        - Кто был тот учитель, который спас меня от вас?
        - Не скажу. И можешь мне больше не угрожать…
        Молчим. Странно.
        - Кстати, - опять подливает себе Директор, - мы поймали парочку дурачков, которые сунулись в твой дом в Зеленограде. Конфискованные деньги, которые они вынесли оттуда, пошли в фонд школы за все неудобства, которые ты нам доставил. К сожалению, вернуть не смогу. Все под учетом. Я не самый главный человек в Исталах. Но всё это в прошлом, верно? Мир, так сказать, восторжествовал. Все друг… друга прощаем, - поднимает стакан, типа «за мое здоровье».
        Хм… Так и знал, что эти дилетанты не справятся. Я ведь их даже предупреждал, что нужно быть аккуратнее. Странно только, что директор мне об этом рассказывает. Хочет показать, что я всё-таки под его колпаком? И если он что-то контролирует, то не всегда дает обвести себя вокруг пальца?
        - И что с этими дурачками?
        - Переживаешь?
        - Чистое любопытство.
        - Не переживай, посидят пару дней в карцере и сами тебе всё расскажут.
        Директор мне подмигивает.
        Встаю, забираю из шкатулки свой телефон, выхожу из кабинета. И, о чудо, директор меня не окликает по традиции, сказать что-то напоследок. Уже в коридоре я слышу, как он снова себе подливает.
        ВРЕМЯ: 01:40
        Патрик в безопасности, отделался вывихом. Элеонору отстранили от занятий. А вот со Стасом тяжелее - его хорошо потрепало. Патрик написал мне, что после лечения Стаса отправят в карцер за «ночные и незапланированные тренировки».
        Что ж. Думаю, пора к делу.
        Из комнаты отсталых я выхожу тихо, так чтобы Аннета не проснулась. Стою какое-то время в коридоре, смотрю на камеру. Как мы и договорились с директором, стражи не бегут меня «брать». Удобно. Не придется прятаться по углам и кустам от камеры, огибая километры лесов. Останется только стряхнуть с себя хвост. То, что директор кого-то за мной направит следом, я не сомневаюсь.
        Спокойно выхожу на зимнюю стужу, кутаюсь в теплый пуховик. Яркие школьные огни, тишина и тени. Поспать я успел всего пару часов, но этого мне хватит. Бежать всего пару километров. А там меня должны выпустить на КПП. Хотя я и не собираюсь в ту сторону. Есть множество путей покинуть территорию школы и высокий забор - смешное препятствие.
        С собой у меня только заряженный телефон и пара тысяч долларов наличкой. Кстати, из-за клановых конфликтов доллар теперь стоит сто семьдесят рублей. Бедные беляки совсем с ума сходят и тяжело их в этом винить. Живешь себе живешь, а потом херак, пара умников поссорились, а тройную цену за хлеб переплачивать должен ты.
        Накидываю капюшон.
        Напитываю мускулатуру ног суммой. И правда ведь, что мое особенное ответвление в направление суммы разума: мудрость влияет на всё. И понимая это мне намного легче прокачивать то, к чему у меня нет предрасположенности.
        Теперь я предрасположен ко всему. Я понимаю все. Знаю, как работает суммы. Это ли не мудрость? Знать всё и понимать, как оно работает.
        Срываюсь с места и бегу по самому короткому пути - вдоль дороги. Всего за пару часов я должен стравить все кланы между собой.
        И в центре всего этого будет… Акане Мацуо. Моя троюродная сестра и один из четырех пазлов.
        Глава 17. Сумма кланов
        ГОРЯЧИЕ НОВОСТИ CNN
        К границам Российского кластера продолжают стягиваться войска Альянса Новусов и Вельтешафт. Впервые в новейшей истории развертываются еще и средства старой эпохи - танки, системы залпового огня и ПВО. Основная причина нарастающего напряжения - угроза со стороны Азиатского Кластера. Глава коалиции Новус и Высший Советник Пяти Коалиций Эрик Драгнейр комментирует ситуацию так. Цитирю: Джунсиначи перешли все границы. Мы должны показать им, что настроены серьезно и не позволим в одностороннем порядке наращивать военную силу. На вопрос нашего корреспондента, о каком наращивании идет речь, Драгнейр никак не ответил.
        В ответ Высший Советник Пяти Коалиции и глава Коалиции Джунсиначи Мизуки Айро сообщила, что угроза со стороны Новусов и Вельтешафт становится беспрецедентной. Цитирую: Джунсиначи не выходят за пределы своих территорий, но это стало высосанным из пальца поводом для гайдингов угрожать Азиатскому Кластеру? Что ж… если мир хочет погрузиться в огонь, из-за амбиций кучки европейских чиновника - Джунсиначи не откажутся от защиты чести и достоинства своих граждан.
        Как видно из сообщений двух глав коалиций, война практически неизбежна. Вот только между двумя противоборствующими кланами лишь одно поле боя - Российский Кластер. И судя по происходящим событиям в Москве, три коалиции только и ждут, когда Исталы ослабнут. И тогда все границы будут пересечены.
        Тем временем в столице Российского Кластера продолжает буйствовать террористическая организация лишенных под предводительством так называемой русской Жанны Д`Арк.
        Нашему каналу удалось взять интервью у заместителя начальника по работе с общественностью, майора полиции Арсена Ахметовича Крашина, отвечающего за безопасность западного региона Москвы.
        ПРЯМОЙ ЭФИР.
        - Арсен Ахметович, скажите, пожалуйста, какова ситуация в Москве?
        - Последний месяц террористы стали намного сильнее, и мы разбираемся почему. В моем подразделении не хватает одаренных сотрудников. На каждого силовика приходится сотня лишенных с автоматами. Приходится задействовать кадетов Военных Академий. Террористы организованно атакуют правительственные организации, берут в плен чиновников, убивают и запугивают мирных людей-дон.
        - Откуда у лишенных вооружение старой эпохи?
        - Девяносто процентов военной помощи идет из-за границы.
        - Это серьезное обвинение. Вы хотите сказать, что Европейский Кластер поставляет им оружие?
        - Я ничего не хочу сказать. Я констатирую факты.
        - Какие требования у террористов?
        - Мы не прислушиваемся к требованиям террористов. Мы их уничтожаем.
        - Ну а всё же?
        - Они кричат про свободу и равенство. То же что и ваши пидо…
        - Спасибо, капитан! Как вы видели, ситуация в мире с каждым днем все напряженнее и напряженнее. А теперь к новостям более позитивным. Как вы знаете, несмотря на все неприятности Российского Кластера, в Москве проходят внеплановые Международные Экзаменационные Соревнования. Впервые для такого мероприятия советом пяти кланов была выбрана школа неодаренных, да еще и в Москве. Образовательное учреждение «Новая Эра» довольно известно в узких общемировых кругах, но сейчас его популярность стократно возросла. И не только из-за соревнований, сколько из-за участников этих соревнований. И самой яркой фигурой из них оказался некий сэр Константин Киба. Он появился из ниоткуда в титуле Зерус и сразу же устроил настоящий переполох. Его вчерашняя сдача четырем пробужденным зародила настоящий бум в интернете. Председатель Комиссии по Соревнованиям Вельтешафт так прокомментировал это событие:
        - Сэр Константин Киба - выдающийся и квалицированный претендент. Вы видели это сами. В бою с очевидно подставным Всеволодом Гнушко он показал силу подрастающего поколения Вельтешафт.
        - Что значит подставным?
        - То и значит, мадам. Всеволод Гнушко - плод жестоких экспериментов Исталов над созданием смертоносного оружия. Они даже не стесняются для этого использовать свои гнусные яды на детях. К счастью, наши представители, такие как сэр Константин Киба, способны справиться с такой угрозой. Что уж говорить о наших военных одаренных.
        - Но зачем он сдался остальным?
        - Очевидно, что после того, как сэр Константин Киба показал свою силу, то проиграть он им не боялся. Это был жест доброй воли, мадам. Тяжело представить, через что прошли эти молодые парни-пробужденные в школе, где над ними ставят ужасные эксперименты. Таким образом мы смогли спасти хотя бы четверых. Исталы не смогут предъявить нам, что мы «воруем» их учеников… Все законно. А еще я хочу сказать, что Коалиция Вельтешафт соболезнует близким Всеволода Гнушко и уже направила им материальную помощь.
        - Вы можете рассказать про этого сэра Константина Кибу? Для многих он стал настоящей неожиданностью. Вы знали, что у него уже есть сайт почитателей? Тридцать миллионов уникальных пользователей ежедневно…
        - Не удивительно. Константин Киба - наша гордость. Возможно, мы с ним и дальше будем спасать бедных ребят из этой биолаборатории. В рядах нашей Коалиции они будут в безопасности и…

* * *
        В телевизор летит пепельница. Вспышка. Пепельница оказалось усиленной и продырявила телевизор насквозь, застряла в стене.
        - Козел! - кричит Анна Дартова, она же русская Жанна Д`Арк. - Не уходи от темы! Тебе сказали рассказать, кто он, а не кого вы собираетесь спасать! Козёл!
        Это уже третий телевизор на этой неделе. Анна славится своей вспыльчивостью. Она закидывает ноги на стол. Одета в военную камуфлированную форму. Видно, что штаны под нее подобрать было непросто. Ноги длинные, а бедра слишком широкие. Но выглядит она так не только для вида. Ее внешний вид кричит об удобстве и практичности. Очень много подсумков, карманов. И все они забиты различными средствами войны. Анна - одаренная. И ее любимый метод убийства - огонь.
        Анна какое-то время думает, запрокинув голову с огненно-рыжими волосами назад.
        Чмок!
        Анна любит чмокать губами, когда думает.
        Константин Киба. Не первый раз она слышит это имя. Сначала не придавала значения, а теперь заинтересовалась… Слишком часто он всплывает в том или ином деле. Так, а что там за сайт?
        Анна дергается, быстро садится за кресло, включает компьютер, набирает на английской раскладке имя Константин Киба. Ага, вот она. Первая же ссылка…
        
        Фотки-фотки… комментарии… Вот этот Киба побеждает медиокриса Патрика Эдвайса. Три миллиона лайков за то, что он показывает средний палец рефери?
        Анна ухмыляется. Мальчик симпатичный. А глаза взрослые. Намного взрослее, чем многие видят…
        Так, а это что? Ого, кто-то сунул в комменты, как Константина Кибу избивают. Вылили ему сок на голову? Говорят, что это было на втором этаже Новой Эры, год назад. Фотку люто задизлайкали, писаясь, что это фейк, и Киба не может быть таким неудачником. Хм-м-м-м…
        Анна чмокает губами, читая кучу признаний в любви от блогерши.
        - Влюбилась?
        Анна морщится. Любит же этот гад подходить со спины. И как только сюда попал? Дверь-то закрыта…
        - Кэр. Я предупреждала тебя. Еще раз сделаешь так, я…
        Анна не успевает договорить. Кэр разворачивает ее на стуле и страстно впивается в ее губы. Анна никогда не думала, что поцелуи могут так возбуждать. Когда Кэр отлип от нее, она была уже… готова. Ее грудь вздымается, а щеки краснеют.
        Кэр слегка улыбается:
        - Я точно знаю, что ты хотела сказать не это. А поблагодарить меня за помощь. А это кто? - кивает на монитор. - Первый раз вижу, но как будто… знакомое лицо.
        - Может ты его знал? - чмокает влажными губами Анна. - Что-нибудь еще вспомнил?
        Кэр качает головой:
        - Нет. Он сопротивляется. Не дает мне вспомнить.
        По спине Анны пробегает холодок. Кэр явился из ниоткуда, с фурами полными оружия. Он предложил помощь, организовал несколько успешных вылазок. Только благодаря ему получилось подорвать здание мэрии. Анна не до конца понимает его мотивы, но ей приходится подыгрывать. Уж больно он полезный. Но она чувствует каждой клеткой своего тела, что играет с огнем… Кэр рассказал ей, что не помнит, кто он такой. И что в нем живет кто-то сильный. Тот, кто не дает всё вспомнить… Понять… Кэр называет его Ли и, вроде бы, последние дни хвастается успехом в противостоянии со своим альтер эго.
        Кэр касается на мониторе фотографии:
        - Константин… Киба… Ладно, Жанна, - называет он ее по прилипшему псевдониму. - Так что там насчет благодарности?
        Анна чмокает губами, хватает Кэра за мужское место, сжимает. Кэр вздергивает бровь, ухмыляется, хватает Анну за подбородок, сжимает, приподнимая ей личико:
        - Сегодня хочешь пожестче? Ну, хорошо.
        Отпускает. Слегка бьет ей по щеке.

* * *
        ВРЕМЯ 01.50
        Территорию школы я пробегаю довольно быстро, не сильно прячась от камер. Перелажу через высокий забор, огибая наэлектризованную колючую проволоку. В городе останавливаю попутку, доезжаю до нужного места, брожу по ночным проулкам, испугав кота и ищейку Исталов.
        - Бу, - прошипел я у него за спиной, выходя из тени.
        Мужчина подпрыгнул от неожиданности, оглянулся, назвал меня неадекватным и скрылся из вида. На этот раз навсегда.
        Потом я поймал такси, доехал до ВДНХ, в метро успел на последний поезд, доехал до станции Новые Черемушки.
        И вот еще через полчаса плутаний по теням ночной Москвы я дохожу до места назначения. Жилой непримечательный дом. Первые этажи - дешевые кафешки и магазинчики. Начиная со второго - жилые квартиры. Так вот одна из этих квартир под рестораном «У тети Аси».
        Тук… Тук… Тук…
        Стучу заранее обговоренной последовательностью. Акане открывает дверь. Ее глаза слезятся, она набрасывается мне на шею.
        - Ну хватит, Акане, - улыбаюсь я.
        Через пару минут мы уже сидим на подушках за японским столом. Акане в старых традициях наливает ароматный чай. Отхлебываю… Все-таки японский чай - самый лучший в мире чай.
        - Я уж думала ты меня решил оставить, Киба-кун. Видела тебя по телевизору. И в интернете. Что ты удумал, Киба-кун? Ни за что не поверю, что это затея Вельтешафт.
        - Это неважно, Акане. Важнее, что скоро ты вернешься домой. Саске Ито не будет твоим мужем. Обещаю.
        - Ага, - опускает голову Акане.
        - Что такое? Ты уже не хочешь?
        - Нет, хочу, почему же… Просто, понимаешь, Киба-кун, я уверена, что всё, что ты делаешь, ты делаешь ради себя… Даже если ты мне поможешь, я считаю, что ты поможешь больше себе, чем мне.
        Беру глиняную тяжелую крышку, дую на горячий отвар, вдыхаю его аромат.
        - Я ведь не особо скрывал этого… Должен быть взаимообмен, верно, Акане? Что-то получаешь, что-то отдаешь. Так работает мир.
        Смотрю на время. Осталось совсем немного. Перевожу взгляд на Акане. Ее веки дергаются, она обмякла, клюет носом.
        - Слушай меня внимательно, Акане. Когда ты проснешься, всё изменится. Изменишься ты и весь мир вокруг, - делаю глоток.
        - Ч… то?.. Киба-кун… Что со мной…
        - Снотворное. Ксюшка очень умелая ведьма. Кстати, как называется этот чай?
        - С… анча…
        - Санча… - повторяю я, пробуя на вкус слово.
        Акане закрывает глаза, падает…
        За долю секунды я оказываюсь рядом, подхватываю за голову, аккуратно кладу девушку головой на японскую подушку для сидения. Ставлю стакан на столик. Чай не потревожен. Ни единой всплеска или колебания жидкости.
        - Выходи, - говорю я в никуда, укрывая Акане пледом.
        На кухню будто что-то втекает из темной прихожей. Если бы не мой слух, то я в жизни бы не услышал Юлиана Макрегора.
        - Твоя сущность погрязла в делах, которые не отмыть вечностью, Константин Киба, - голос Юлиана звучит как голос филзели. С хрипотцой, сухой, гадкий…
        - Перестань говорить, как псих.
        - Как скажешь, - пожимает плечами филзели.
        Юлиан Макгрегор. Тот, кого беляки забили до полусмерти, когда я натравил их на него на вечеринке. Учитывая, что он и так был ранен, возможности восстановиться у него больше не осталось. Насколько я понял, Вальты попытались отпоить его ласточкой, но получилось это хреново. Парень стал блевать кровью от передоза. Вот так вот мне удалось избавиться от запасного представителя на соревнованиях от Вельтешафт так, чтобы меня самого не заподозрили.
        Поняв, что толку от него нет, Вальты отправили его домой от греха подальше, подключили к капельнице и поставили требование целителям. Любыми средствами поднять на ноги запасного претендента от Вельтешефт.
        Примерно на такой исход я и рассчитывал. Связался с филзели, пообещал им один пазл за небольшую услугу. Они согласились…
        Встаю, смотрю на мирно сопящую Акане Мацуо:
        - Инструменты с тобой?
        Филзели в шкуре Юлиана Макгрегора показывает мне портфель в руках. Смахиваю со стола чайный набор, кладу Акане Мацуо на живот, ножом отрезаю кимоно до самых ягодиц. Закрываю глаза, ощупывая ее тело… Мышцы, тело, связки…
        Одна игла ушла чуть выше копчика, другая под лопатки. Третья и четвертые рядом с подмышками.
        - Что ты делаешь? - спрашивает филзели, раскладывая инструменты для извлечения костного мозга.
        - Увеличиваю ее шансы на выживание, - перехватываю руку филзели, сжимаю, - очень желательно, чтобы она выжила.
        Филзели пытается вырывать руку, но я лишь крепче ее сжимаю. Он смотрит мне в глаза угрожающе:
        - Ничего не могу обещать. Но постараюсь.
        Отпускаю руку. Иглы должны перекрыть поток суммы у Акане, когда ее сосуд в виде костного мозга потревожат. Я уже перекрывал так каналы у лжедворецкого в особняке Хидана Мацуо и у главаря силачей.
        Включаю телефон, смотрю на время. Что ж, думаю пора. Фотографирую Юлиана Макгрегора с занесенным скальпелем над обнаженной Аканой. Отправляю сообщения с фото Сэму Блэку. Говорю место, где она находится и что мне нужна помощь.
        - Приступай. У тебя минут пять.
        Итак, все в сборе. Через мгновение наступит шухер вселенских масштабов. Сэм Блэк теперь знает точное местоположение своей любви и бросится самолично ей на помощь. Сообщит он своему отцу или нет - не важно. Главное, что скоро тут будут Новусы… Или один глупый влюбленный Новусёнок. Так будет даже лучше.
        Так, поместье Сэма Блэка недалеко отсюда. Минут десять, если поторопится.
        Оборачиваюсь. Филзели почти закончил свое «грязное» дело. И Акане жива. Похоже, мое иглоукалывание помогает. В худшем случае у нее сосуд суммы искорежится и станет как у меня. Для Джунов это очень важно и вряд ли семья Ито после этого согласится на такую жену для своего наследника Саске Ито.
        - Если ты провалишься…
        - Не провалюсь. Я знаю, чего мне ожидать, - стирает филзели кровь со своего фальшивого лица.
        Шпионская и самая мутная организация согласилась мне помочь. Взамен они возьмут часть костного мозга Акане себе и стравят парочку кланов между собой. Это им также выгодно, как и мне. Филзели умеют работать в хаосе. Прятаться в тенях, пока другие вспарывают друг другу животы. Как я и думал - работать с этой организацией одно удовольствие. Они не в обиде за то, что произошло в школе. Бизнес есть бизнес.
        - У тебя есть еще один пазл, - как бы невзначай говорит филзели, перекачивая густую субстанцию в две самоохлаждающиеся колбы. Я внимательно слежу за процессом. Не хватало, чтобы меня обманули. - Что ты хочешь за останки Всеволода Гнушко?
        - Для начала, чтобы вы не устраивали сюрпризов. А там может договоримся. Если Джуны или Новусы узнают в тебе филзели, то вы покажете свою некомпетентность. А с некомпетентными я не работаю.
        Филзели в облике Юлиана Макгрегора кивает, кладет одну колбу себе в карман, а вторую… кидает мне. Ловлю ее на лету. Отлично. Второй пазл у меня в руках.
        - Мы умеем работать с Джунсиначи. Зови их…
        - Надеюсь, - достаю телефон, отправляю адрес Хидану Мацу и приписку «Я нашел ее».
        Выключаю телефон.
        А теперь томительные секунды ожидания. Сегодня Джунсиначи возненавидят Вельтешефт до невообразимых высот. Их гордость, честь и достоинство будут задеты. Их обвели вокруг пальца европейцы. Похитили пазл и дочь Консула. Препарируют ее, как лабораторную крысу.
        Сегодня Новусы узнают, что Вальты не такие уж им и союзники.
        Сегодня у Исталов появится шанс воспользоваться этой ситуацией…
        Разумеется, замять это дело я не позволю. Об этом узнают все…
        Филзели протирает руки полотенцем, переводит взгляд на меня и… улыбается. Неприятно так улыбается:
        - Константин Киба, ты доставил нам много хлопот.
        Чутье Шиилы разрастается тревогой. Хм, так и знал, что эти негры придумают какую-нибудь свою игру…
        Тени вокруг зашевелились.
        Глава 18. Сумма сделок
        Делаю шаг назад. Эти тени мне сегодня не союзники.
        - О, это слишком очевидно, мои чернокожие друзья…
        У Филзели изначально было лишь два варианта заполучить от меня второй пазл от Севы. Договориться со мной или схватить, пытать, узнать, где я его заныкал, а потом устранить. Это основы основ любых теневых взаимоотношений. Секты, банды, гильдии воров и убийц сотрудничают только потому, что не могут друг друга уничтожить. И если Исталам я показал, что со мной нужно считаться, то к Филзели должен быть другой подход. Им плевать на то, какой я там предводитель беляков в Российском Кластере. Им только в радость сделать из меня мученика.
        Филы согласились на мое предложение, потому что это выгодно им. Они смогут получить пазл от Акане, выманить меня из школы и стравить друг с другом остальные кланы. В худшем случае они потеряют одного своего человека.
        Казалось бы, всё в этом плане замечательно.
        Но я давно привык, что люди в этом мире меня недооценивают. Сколько им не доказывай, они все равно хотят тебя проверить, прощупать, убедиться на своем опыте, что ты не блефуешь.
        Раса людей вообще странная. Однажды Первый Магистр Давара Соф и мой учитель рассказала мне, что еще до своего становления провела над людьми интересный опыт.
        Она распахнула в земле бездну прям перед одной деревней. На следующий день туда полез первый крестьянин и не вернулся. И вроде бы стало ясно, что бездна опасна. Если крестьянин не вернулся, значит не смог - погиб или что похуже.
        На следующий день спустился еще один…
        Через месяц еще…
        Потом по деревне пошли слухи, что тот, кто спустится в бездну, попадет в лучший мир. По их логике, если бы в бездне случилось что-то страшное, то спустившиеся туда люди, как минимум, кричали бы и их услышали. И это показалось людям аргументом…
        Через месяц в деревне не осталось никого. Они все ушли в бездну.
        Тогда я ухмыльнулся в лицо Даване Соф и сказал, что люди - наивные глупцы. Мол, как можно поверить в чушь, что огромная яма сулит что-то кроме опасности и смерти, если из нее просто не слышно криков. Бред, да и только. Причин может быть море, почему из пропасти не доносятся звуки.
        Но…
        Давара Соф на это лишь рассмеялась. Тогда я первый раз слышал ее смех. Она сказала, что сделала бездну порталом на один из райских островов в Забытом Море. Смешнее всего ей показалось то, что на следующий день после того, как последний житель ушел в бездну, мимо деревни пронеслась стая горных волколаков…
        Слова Великого Магистра до сих пор звучат иронией в моих мозгах:
        «И кто теперь наивный глупец, Эйн Соф?»
        Возвращаюсь в реальность. Филзели улыбается Юлианом Макгрегором:
        - Если ты не будешь сопротивляться, то все закончится быстро. Скажешь нам, где второй пазл и, возможно, мы тебя опустим и забудем о всех разногласиях.
        Улыбка сама натягивается на лицо:
        - Прямо так и отпустите?
        Юлиан не отвечает, улыбается в ответ. Ну, конечно, они меня не отпустят.
        Вздыхаю, развожу руками:
        - Я вижу это так. Вы залезли в паучью паутину и угрожаете пауку. Узнали об этой квартире час назад. Думали, что я не подготовлюсь?
        - Ты о нитях? - улыбается филзели. - Да, их было много. Но мы их обезвредили.
        Из теней выходят двое. Такие же, как в школе. Обтянутые своими боевыми костюмами. Их лиц не видно. Я их услышал, как только пришел сюда. Они прятались, когда мы с Акане пили чай.
        - У нас мало времени, Константин Киба, - делает шаг навстречу мне фальшивый Юлиан. - Если ты подчинишься без фокусов, то упростишь дела нам обоим. Просто проследуй с этими людьми, куда они скажут. А я разберусь с остальным. Поверь, вражда между кланами случится… Как ты и хотел.
        Юлиан улыбается так, что я понимаю - Акане Мацуо не жить. Он покажет Джунам весь ужас и всю жестокость клана Вельтешафт. Филзели сыграют на чести и достоинстве азиатского клана по полной. Но они ошибаются. Они не создадут вражду. Они создадут квинтэссенцию ненависти. Это разные вещи и приводят они к разным последствиям.
        Об этой квартире я сообщил филзели совсем недавно. И сделал это специально. Чтобы они успели ее проверить и увидеть то, что я хотел им показать…
        Я медленно кладу руку на стену, отковыриваю кончик обоев, подцепляю нить… Начинаю запитывать их своей суммой. Последнее время такая запитка нитей занимает у меня намного меньше времени. Я бы сказал - почти мгновенно делаю это. А раньше трахался пару часов.
        Юлиан замечает мой маневр, вздрагивает.
        - Стоять, - тихо произношу я. - Нити, которые вы обезвредили, висели тут гирляндами для вида. Это защита от тех, кто не знает о моих умениях. Ну и обманка для тех, кто о них знает.
        Я взял в аренду эту квартиру тогда же, когда и купил дом в Зеленограде. Я несколько дней проводил тут капитальный ремонт, подготавливая ее для особо ушлых. Больше всего уделял внимание обоям. Содрал старые, наложил на стену нити, спрятал их новыми обоями - в дурацкий розовый цветочек. В этих нитях почти нет суммы, поэтому почувствовать их нереально.
        - Ты же понимаешь, что на нас это не сработает? - тем не менее Юлиан перестает улыбаться. Две другие тени не двигаются, но я почти физически чувствую, как они напрягаются.
        - Думаешь? - склоняю голову на бок. - Нити ведь везде, - провожу рукой вдоль стен. - Мне достаточно дать команду и тут будет настоящий хаос. Они сожмутся, как тиски и вы не успеете остановить их все. Вы может и выживете, а Акане Мацуо? Я? Через пять минут сюда сбегутся все кланы. И что увидят? Трупы вальта-аристократа и дочери консула Джунсиначи. В окружении филзели. Мы оба проиграем. Но как ты думаешь, что я выберу? Проиграть и дать выиграть врагу? Или сделать так, что проиграют все?
        Голос Юлина немного подрывается, и я слышу уже филзели:
        - Ты - заблудшая душа, убьешь себя? И эту девочку?
        Не отвечаю. Просто вытягиваю нить. Бумажные обои рвутся, сыпется штукатурка.
        Юлин оценивающе смотрит на паутину нитей, прилипшей в голой стене.
        - Мне начать отсчет? - хмыкаю я. - Не знаю, как оно все обернется, но это уже расхлёбывать вам.
        - Нет, - качает головой Юлиан. - Нам не нужна лишняя шумиха.
        Две темные фигуры уходят. Я слышу, как на кухне открывается окно, закрывается… Хм… Там старые окна - не пластиковые. Форточка миниатюрная. Они что, через нее пролезли?
        - Замечательное решение, - киваю я. - А теперь вернемся к нашему первоочередному плану.
        Я даю команду нитям так, чтобы они изменили свою структуру через пару минут и рассыпались в пыль, не оставляя никаких следов моего пребывания в этой квартире. Разумеется, я сделал это так, чтобы филзели ничего не заметил.

* * *
        Через минуту я уже нахожусь во дворе. Сижу на детской площадке, на лавочке, накинув на себя капюшон и держа в руке бутылку пива. Уткнулся в телефон и хихикаю над дурацкими видосиками. Идеальная маскировка. Кто заподозрит гопника в том, что он Константин Киба.
        В кармане у меня вторая колба с пазлом. Теперь у меня их два. И это уже половина от того, что нужно для высвобождения магии на планете Земля.
        То, что на меня сейчас нападут филзели, я не переживаю. Несмотря на то, что сейчас ночь, место это проходное, камер вокруг полно. Да и поздно уже устраивать со мной разборки. Потому что всё уже начинается…
        Городская суета понемногу затихает. Даже как будто темнота сгущается. Я ничего не вижу дальше света фонарных столбов, но зато слышу. Сортировать полезные звуки я научился…
        Тихие шаги на крыше домов… Даже не звуки, а мимолетные движения, дыхание, легкое сердцебиение, едва различимое среди звуков города. Явились Джуны.
        Чуть позже машина без номеров останавливается у подъезда. Из нее выходит один мужчина, второй, третий. Лица в темноте не различить, но по походке одного я узнаю лично Сэма Блэка. Похоже, он сообразил взять с собой кого-то. Они заходят в дом, слышу, как поднимаются по лестнице - лифтами не пользуются.
        А потом началось…
        Грохот! Крики! Вспышки из окон! Джуны попались в ловушки филзели. Да такие, какими активно пользуются именно в клане Вельтешафт. Все должно выглядеть так, что это именно они похитили Акане Мацуо и теперь проводят операцию по выковыриванию из нее костного мозга…
        Если филзели не выдадут себя, то после этой ситуации Джуны изменят свое отношение к Вальтам. Они теперь для них не просто политическая угроза. Они - враги. Настоящие. Ненавистные. Чем не повод объединиться с Исталами против общего врага?
        Не знаю, как вывернется из всего этого Сэм Блэк, но для меня это и неважно. Главное, что сын консула Новусов лично влез в разборки между Джунами и, якобы, Вальтами. И скорее всего встанет на сторону Джунов. В Альянсе Новусов и Вальтов появится небольшая трещинка доверия, на которую я потом обязательно еще нажму…
        Акане Мацуо. Если она выживет, то будет молчать. Она погрязла в моих делах так, что не отмоется никогда. Она молодая и горячая, хочет жить и радоваться жизни. И я дал ей такую возможность. Теперь никто из Джунов не захочет мешать с ней кровь… А вот герой-любовник Сэм Блэк… Может оказаться идеальной кандидатурой. Если обыграть их любовь, то с политической точки зрения это будет казаться, будто Джуны и Новусы сблизились, что очень не понравится Вальтам. Да, консулы кланов не такие уж и большие фигуры, но я пока не могу добраться до «императорских» детей. Поэтому начнем работать с низов. Как я и говорил, иногда правильная работа с крестьянином может изменить целое государство. Политика - материя намного хрупче, чем многие считают.
        Еще пара таких штришков и один Альянс ослабнет, а другой, наоборот, образуется. Сначала будет хаос и неразбериха, ведь расстановка сил меняется слишком быстро. Но чуть позже Альянс Новусов и Вальтов больше не будет доминирующей силой в мире. Им придется сесть за стол переговоров. А если нет, то я заставлю их. Разрушить этот мир я не позволю.
        Я встаю, выбрасываю в урну непочатую бутылку дешевого пива. Ухожу…

* * *
        НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ.
        ВРЕМЯ: 08:40
        CHINA TV - ГОРЯЧИЕ НОВОСТИ.
        Третий эксперт советника безопасности по внешней политике Си Пень.
        - Я предупреждал, что нельзя доверять гайдзинам! Наша кровь! Наша молодежь едет за границу в поисках взаимопонимания с иностранцами, но им там только плюют в лицо. Над нами просто смеются. Исталы искали Мацуо Акане сколько времени? Три месяца? Два?! Оказывается, все это время она была у них под носом! И не просто под носом! А в руках бесчестных Вельтешафт!
        - Господин Си, почему Вельтешафт похитили Акане Мацуо, как вы считаете?
        - Политика! Нас хотели запугать. Использовать ее в своих корыстных и грязных целях. Этим все сказано. Хотели шантажировать ее отца, чтобы он представлял их интересы в Российском Кластере, где, как вы знаете, сейчас происходит самое большое политическое обострение между коалициями за последние тридцать лет. Только они не знали, с кем связались. Уважаемый господин Хидан Мацуо не пошел на уступки грязным гайдзинам, поэтому те пошли на крайние меры.
        - Какие меры?
        - Они издевались над его дочерью! Над дочерью Джунсиначи! Возможно, хотели по старинке отправить ее палец в конверте или что-то такое! Вы бы знали в каком состоянии ее нашли наши люди из внутренней разведки. Но мы рады, что она жива.
        - Господин Си, но это как-то слишком. Мы живем в цивилизованном обществе. Неужели мир докатился до таких методов? Это выглядит слишком ужасающе.
        - Не смешите меня, госпожа Мей. Гайдзины не знают, что такое цивилизованность. Что такое честь и достоинство. История с Акане Мацуо тому подтверждение. Я сразу вам говорил, что это не простое похищение, а грязные политические игры!
        - Вот уж действительно, вы прямо в воду глядели. А скажите, как удалось найти Акане Мацуо?
        - Уж точно не благодаря Исталским полицейским. Один из наших внутренних агентов заподозрил нечестную игру и рискуя своей жизнью, обнаружил логово демона. Нам удалось спасти Акане Мацуо в последний момент. Еще немного, и ее бы убили. К сожалению, грязного гайдзина, удерживающего ее, схватить не удалось. Он подготовил свои пути отступления и множество ловушек. Но мы точно знаем, что это был человек Вельтешафт. И нам этого достаточно для того, чтобы в корне изменить свое отношение к этой коалиции.
        - Понятно. Спасибо большое, господин Си Пень.
        Георгий Александрович выключает телевизор, разворачивается на своем кресле, смотрит на меня, с интересом читающего этикетку на бутылке с коньяком. Десять лет выдержки. Дорогое, наверное.
        - Я… хм… даже не знаю, как на это реагировать. Наверное, я впечатлен. Этот Си Пень никогда не славился прямолинейностью, а сейчас его просто разрывает в прямом эфире китайского канала.
        - Правда? - отрываюсь я от бутылки. - Ну может. Я не понимаю китайского.
        - Я понимаю, - откидывается на стуле. - Что ж, ты и правда выполнил, что обещал. Теперь нам будет намного легче сблизиться с Джунами. Альянс несколько раз подумает, прежде чем пересекать наши границы. Это даст нам немного времени…
        - Всегда пожалуйста.
        - Не думай, что я поверю, будто ты старался для нас. Я знаю, что в этом есть и твоя выгода, Константин.
        Пожимаю плечами:
        - Разумеется. Но это вас не должно волновать. А теперь мы расставим все точки над «ё». Скажите своим стражам, что Константин Киба освобождается от правил школы. Если он их нарушает - они закрывают глаза. Разумеется, я понимаю, что не могу подрывать авторитет школы, поэтому буду весьма аккуратным. Это первое. Второе - мне нужен свой номер в жилом крыле. Надоело спать в комнате отсталых. Третье - доступ к исталским зельям. Всех мастей и калибров. От самых могущественных, до самых простых. Укрепляющих, усиливающих, исцеляющих, бодрящих. Всех.
        Директор смотрит на меня, не отрывая взгляда:
        - Комнату и свободу я тебе дам. Если не будешь прилюдно нарушать правила и мешать мне - все в порядке. С зельями тяжелее. Ты все еще член клана Вальтов, да еще и Зерус. У меня нет таких полномочий. Могу дать лишь то, что разрешено на пятом этаже.
        - Нет. Мне нужно все. Даже то, что было испытано на Всеволоде Гнушко.
        - Для этого мне нужно получить разрешение Совета Клана, Константин.
        - Так получите.
        Директор фыркает.
        - О наших с тобой делах знают не так много. Я не готов им рассказать про Константина Кибу и рисках, которыми подвергаю клан, договариваясь с тобой за спиной Совета.
        Достаю из кармана колбу. Пару часов назад, возвращаясь в школу через лес, я уже успел перелить костный мозг Аканы в три колбы и спрятать остальное, вместе с останками Севы, в более укромное место, подальше от Склепа. Патрик говорил мне, что костный мозг можно заморозить до состояния льда и ничего с ним не будет. В лесу как раз такая погода.
        Подбрасываю емкость в руках. Глаза директора сужаются:
        - Это то, о чем я думаю?
        - Да. Пазл от Акане Мацуо. Специально для вас.
        - Не боишься таскать с собой такое? Или это подделка?
        - Может и подделка, - кладу на стол колбу, - могу отдать вам…
        Директор тянет руку, но я резко перехватываю колбу, возвращаю ее в карман, улыбаюсь.
        - …если вы до этого передадите мне триста зелий. И не какую-нибудь ерунду, типа сотни пятых ласточек. Вы предварительно предоставите список на согласование. У меня есть зельевары, разбирающиеся в этом.
        - Ты спятил, Константин, - играет желваками директор. - Три сотни? Этим можно усилить целую армию.
        - Цена очень выгодная для вас. Мы оба это понимаем. Я усилил ваши позиции на мировой арене, дарю вам пазл. Да и нет у меня своей армии. Так, куча беляков. Мне нужно это для собственного использования.
        - Издеваешься? Что ты сможешь сделать? Умереть от передоза? Употребление зелий - это огромный риск для неподготовленного организма. Особенно без нужной направленности в жидком.
        - Я в курсе. Мы так и будем болтать или уже заключим эту взаимовыгодную сделку? Если нет, то я пошел. Уверен, что найду покупателей для этого товара. Может Новусы… Или Вальты…
        Директор молчит. Встает. Ходит туда-сюда. Достает бутылку коньяка, смотрит на нее, вздыхает, кладет на место. Вместо нее достает кнопочный телефон, набирает какой-то номер:
        - Прошу дать связь с «красным». Ситуация критическая. Да, подтверждаю. Да, согласен.
        Внимательно слежу за директором. Он очень напряжен. С кем он там связаться хочет?
        - Да, это я. Да. Мне нужен доступ к хранилищу семь. Цель: обмен десятка особых и три сотни зелий боевой и вспомогательной направленности высшей и средней крепости на единицу пазла. Повторяю, пазла… Что… Сам глава? Но… Разве он… - директор меняется в лице, встает в струнку и даже не дышит. - Приветствую вас, верховный! Да, вы все правильно поняли. Не думал, что вы лично этим заинтересуетесь… Нет, я не уверен, но цена… Это… Константин Киба… Да, тот самый. Вы читали мой рапорт? Нет, я ему не доверяю и обязательно проверю пазл, но могу объяснить. Оно того, в любом случае стоит. Простите, не могу говорить, он сейчас передо мной. Передать ему трубку? Да… Да… Слушаюсь, верховный…
        Директор с трудом отрывает от себя трубку, протягивает ее мне, шепчет:
        - Это Глава Клана Исталов и Верховный Советник. Следи за каждым своим словом, Константин… Или нам обоим не пережить сегодняшнего дня…
        Глава 19. Сумма слов
        Я не сразу отвечаю. Смотрю на протянутую трубку. Бровь директора дергается, он торопит меня взглядом, мол быстрее, короли не любят ждать.
        Высший Советник и глава Исталов. Один из пяти императоров планеты Земля. Как там его зовут? Амиран Виссарионович Бажанов. Именно его старой рожей на портрете я разбил окно в школе в первый день своего появления в этом мире. Я изучал его биографию в инете, которая оказалась очень скудной. Если вкратце, то сейчас ему семьдесят три года. Говорят, прибыл откуда-то из Сибири сорок лет назад, показал себя гениальным одаренным, проучился в школе неодаренных всего пару месяцев и был приглашен в Военную Академию. Там стремительно завоевал доверие учителей, втесался в политику, и буквально за год дорос до важного человека в Исталах. Потом череда загадочных интриг, смертей, недовольных его ростом и вот он уже правая рука прошлого главы Исталов, который через пару лет помер от передоза собственными зельями. Ничего особенного - типичная карьерная лестница в политике.
        Интересно другое. Никто никогда не видел, на что глава Исталов способен по-настоящему, как одарённый. По слухам, Амиран Виссарионович имеет только одну направленность в жидком, но какую… Его зелья - произведения искусства, которые под строгим учетом выдаются лучшим из лучших. Если обычные отвары имеют уровни крепости от единицы до скольки-то, то зелья его учеников помечаются отметками «особое», а лично мэтра - «уникальное».
        На форумах активно обсуждается, что бы было, если бы глава клана Исталов употребил собственные зелья. Кто-то из выпускников Военных Академий всерьез рассуждал, что лучше пусть атомную бомбу еще раз скинут, чем такое чудовище появится на свет. Мол, знал он одного офицера, которого напоили уникальным «Инферно-Х» - зельем, повышающим предметную предрасположенность со стихийным ответвлением. Его сосуд суммы не выдержал и парня просто разорвало, расхерачив весь военный полигон и отправив на тот свет парочку опытных инструкторов. На том месте до сих пор кратер с выжженной, на пару километров вокруг, областью.
        Я беру телефон, прикладываю к уху.
        - Слушаю, - решаю не фамильярничать, добавляю, - верховный.
        - Константин, - голос молодой, почти задорный. Никак не на семьдесят лет. Вот только в этом голосе что-то странное. Ощущение, будто со мной разговаривает демон, притворяющийся кем-то другим. - Вы знаете, кто я?
        Хм… ожидал большего.
        - Знаю, верховный.
        - А я вот не знаю, кто вы, кроме вашего имени и вполне прозрачного прошлого. Но я знаю, что вы отдаете нам пазл, прося взамен всего лишь три сотни зелий. Почему не запросили тысячу? Или две?
        - Боюсь, просрочатся… верховный.
        Глаза директора лезут на лоб, он что-то усердно мне жестикулирует, но я не обращаю внимания. На самом деле я не запросил больше именно потому, что не хотел привлекать к себе много внимания. Так и правда ведь заподозрят в том, что армию собираю - зачем мне это. А тут просто для собственного использования.
        Глава Исталов издает легкий, едва различимый звук, похожий на смешок или раздраженный вздох. Тяжело понять.
        - Вы не хотите денег? Повышения? Может небольшой остров? Или высокой должности в нашем клане?
        - Нет, не хочу.
        - Спасибо.
        Вот тут даже мне тяжело сдержать эмоции. Спасибо? Серьезно? Да не за что. Глава Исталов продолжает:
        - Теперь мне понятно, что ваши цели - это не деньги и не дешевая власть. И от того, мне меньше хочется с вами сотрудничать.
        Неплохо, старый проныра. Хорошо подловил.
        - Вы отказываете мне, верховный?
        - Вы невнимательно меня слушаете, Константин. Я сказал, что мне меньше хочется с вами сотрудничать. Я прямо сейчас смотрю ваше дело… Интересный вы человек. Очень многого добились - в каждой коалиции оставили свой незначительный, но след. О вас говорят в СМИ, о вас сплетничают, у вас есть личный сайт с поклонниками. Многие считают вас своим человеком. Многие врагом. И все эти люди из разных кланов. Или вообще не состоят в них. Ваша биография пишется каждый день и может измениться в любую секунду. Враги назовут вас друзьями, а друзья врагами… - напряженная пауза. - Вы провели филигранную работу, Константин. В свое время я был, как вы, но только в кругу одного клана. Поэтому я бы понял вас, вот только вы… хотите быть везде, Константин? Хотите быть во всех кланах? Быть любимы всеми? И ненавистны теми, кто своей ненавистью непроизвольно продвигает вас по жизни?
        Так. Для человека, он слишком хитер. А с хитрыми я разглагольствовать не люблю. Предпочитаю с ними играть в дурачка.
        - Ну… как-то так получается.
        - Вы мне лжете, Константин. Я знаю, чего вы добиваетесь. Знаю, чего вы хотите.
        Тут даже мне становится любопытно.
        - Неужели?
        Лицо директора становится пурпурным из-за моей бесцеремонности.
        - Я пропущу мимо ушей вашу грубость. Но в следующий раз прибавляйте к своим фразам слово «верховный». Это сильно упростит наше взаимопонимание, Константин.
        Поразительно, как угрожающе можно говорить таким спокойным голосом. Это мастерство риторики ни одного года обучения.
        - Прошу прощения, верховный, - понижаю голос, - мне не доводилось ранее общаться с людьми такого ранга. Не могли бы вы пояснить, что вы имеете в виду?
        - Как я и сказал, по одному взгляду на ваше дело я могу сказать, что вы очень похожи на меня. Такое я говорил лишь одному человеку за всю свою жизнь. Вы - второй. И под этим я имею в виду, что знаю, чего вы добиваетесь. У вас соответствующий возраст и… соответствующие этому возрасту успехи. Может чуть-чуть запаздываете, но всё-таки… я уверен. Да, уверен…
        Молчу. Не могу понять, это бред старика или что-то очень важное?
        - Константин, вы стремитесь к Вознесению?
        Тут даже я слегка приоткрываю рот. Нет, похоже все-таки бред. Семьдесят три года… Уже пора.
        - Верховный, - осторожно говорю я, - вы имеете в виду титул «Вознесенный»?
        - Конечно, я имею в виду его. Давайте не будем бояться громких слов, Константин. Только скудоумные люди боятся говорить о высоком. Только глупые подростки, мечтающие открыть свой магазин, смеются над мечтами своих сверстников стать Президентами. Мы - другие, Константин. Я тоже хочу вознестись, но вот уже тридцать лет не могу этого сделать, потому что в молодости ошибся, поставив на один-единственный клан. Вы же… словно идете по пути несовершения моих ошибок, - вот теперь голос молодца меняется на более старческий. - Я не боюсь громких слов, Константин Киба. Поэтому говорю, что вы идете по пути к титулу Вознесенный. Может, других вы и обманете, но не меня.
        Вот это поворот. Влиятельнее Высшего Советника и всех пяти глав кланов только Вознесенный, чей трон пустует до сих пор. Никто из простых смертных не знает почему. Говорят, что для этого нужно иметь ум и силу всех пяти советников разом. Другие, что кланы не понимают, как один человек может иметь власть над всеми. Это что-то вроде короля всех государств. Такого не бывает… Разные народы, разные верования, разные законы. Как один человек может представлять интересы нищего негритёнка из Либерии и миллиардера из Америки?
        Но все равно возникает вопрос, зачем вообще в клановых иерархиях существует такой титул? Кто его придумал? Кто решил, что существует человек, который способен объединить всех? Я давно думал над этой дилеммой, пытался гуглить, но натыкался лишь на теории заговора с масонами и рептилоидами. Действительно же ценной информации нет.
        Но да ладно. Дело в другом. У меня и мыслей не было становиться Вознесенным. Зачем мне это? Заметная фигура, обложенная делами и вниманием со всех сторон. Я - альв простой. Мне дай задание, дай тень почернее, цель поважнее, и я ее выполню. Становиться королем я никогда не планировал, да и, честно говоря, не умею. Для этого в Храме были другие - их учили политике, этикету, а не умению перерезать глотки.
        - Верховный, я боюсь вы переоцениваете мои возможности. Я всего лишь ученик, преследующий хм… свои цели.
        - Да-да, я вижу эти цели, можете мне не рассказывать. Пока мы беседовали, я уже прочитал ваше дело. Только что его закрыл. А оно у меня подробное, будьте уверены, Константин. За вами давно следят. Если вы думаете, что мы не в курсе ваших дел с Георгием, то сильно ошибаетесь. Мы просто умеем закрывать глаза на некоторые… инициативы. При условии, что уверены в своих людях. А в Георгии я уверен. Он всецело верен нашему делу. Хочу заметить, что вы очень интересно провернули свою игру с девочкой Акане Мацуо. Тут сказано не все… но я уже додумал остальное. Сопоставить последние события в мире с вами не очень сложно для таких умов, как мой.
        - И все же вы ошибаетесь, Верховный.
        - Я не ошибаюсь. Даже если вы сейчас этого не поняли, ваша внутренняя сущность рвется наружу. И сейчас я встал перед выбором. Пойти на ваши условия и непроизвольно помочь стать Вознесенным или… стать вашим врагом и раздавить до того, как вы окрепнете? Я признаюсь вам честно, Константин. Каждый из пяти глав клана испепелит половину мира ради возможности стать первым в нашей истории главой мирового порядка в титуле Вознесенный. И я в их числе. Так зачем, скажите мне, конкурент? Зачем мне помогать вам? Я каждый день в нещадном бою с умниками, богачами, политиками. Кто-то из них сильнее, кто-то слабее. Кто-то не стоит моего внимания, а кто-то завтра вонзит мне вилку в спину. На вас я уже трачу пятую минуту своего времени. Посмотрите на Георгия, что вы видите на его лице…
        Я поднимаю взгляд на директора. Он смотрит на меня странным, прищуренным взглядом. Лицо бледное, а скулы напряжены.
        - Напряжение. Озадаченность, - отвечаю я, и директор понимает, что речь о нем, отводит взгляд в сторону.
        - Правильно, Константин. Он не понимает, почему я разговариваю с вами так долго. Он думал, что я устрашу вас и сброшу трубку. Вот что он думал. Он первый раз видит, чтобы с его главой кто-то так долго беседовал «тет-а-тет». Одно только это поднимает вас в его глазах до заоблачных высот. Непроизвольно, я уже оказал вам услугу. Но все это еще можно повернуть вспять. Давайте же, Константин Киба. Я даю вам всего одну попытку убедить меня в том, что мне нужен в этом тяжелом мире еще один могущественный конкурент.
        Верховный глава Исталов замолкает. Высший Советник, один из пяти самых могущественных людей мира больше не говорит ни слова. Он ожидает ответа. Каждой клеткой своего тела я понимаю, что больше он мне ничего не скажет. Время говорить мне. И от каждого моего слова будет зависеть… всё.
        Провал…
        Первый раз я чувствую привкус провала. Если этот человек воспримет меня угрозой, то, пожалуй, это всё. Могущественней врага придумать тяжело. Я реалист и понимаю, что врагов мне уже достаточно. Больше я не потяну.
        Вдох… выдох… Ну же, Эйн Соф, настало твое время помочь Константину Кибе.
        - Что ж… - начинаю я, слегка улыбаясь. Слышу, как директор сглатывает. - Верховный, может вы и правы. Может своими словами вы оказали мне намного большую услугу, чем думаете. До этого я и не думал о таком, а сейчас… Почему бы и нет… Истинная власть открывает множество возможностей, - делаю паузу, вдыхаю-выдыхаю. - Может я и правда себя недооцениваю. Но все же вы ошибаетесь в приоритетах. Вы должны думать не о власти и титулах. Поэтому я не буду предлагать вам своих услуг или верность. Не буду грозить, понимая, чем это для меня обернется. Я просто поделюсь с вами информацией, а вы решите, что с ней, а заодно и со мной, делать. Ваш мир меняется. Всё верно, вы не ослышались. Я сказал ВАШ мир.
        - Остановись, Константин. Или я…
        Перебиваю:
        - Совсем скоро сумма, которая, не побоимся громких слов, на самом деле называется магия, хлынет в ваш мир. И вместе с ней придет что-то невообразимое вашему пониманию. Вспомните историю… Когда сумма появилась, одарённые уничтожили треть мира. И вы ничего не могли поделать, пока не явились Пятеро. Вы же не знаете, кто они, верно? Да, вы не знаете… Зато я знаю. И знаю откуда они, - добавляю металла в голос. - Я - такой же, как они. Но в отличие от Пятерых Старцев, я не буду запечатывать вашу магию в сосуды и называть ее суммой. Я покажу вам, как ее контролировать. Я - один из лучших Мастеров настоящей Магии. Так ответьте же мне, Верховный, можете ли вы поверить мне? Или посчитаете мои слова бредом опасного шизофреника, решившего придумать сказку ради спасения своей шкуры? Вы знаете, что сейчас мы все близки к тому, что кто-то соберет все пазлы. Если это будут не Исталы, что вы сделаете? Что вы предпримете, когда одаренные, обезумевшие от своей силы, пустят огненный шар в парламент малого совета в Москве? Вы думаете, что в этот раз вы сможете избежать Новой Смуты? Вы правда думаете, что вам будет
дело до титулов, когда на Земле разверзнется Ад? Решайте, Верховный. Сделаете ли вы Константина Кибу своим врагом или же поставите на то, что он не врёт и встанет авангардом против хаоса, который вас ожидает. Решайте! Что вам важнее! Жалкий титул или будущее нового мира, о котором вы, глупые людишки, ничего не знаете!
        - Киба! - с округлившимися глазами орет на меня директор.
        Хм, не сдержался. Я же говорил, что политические ораторства не для меня.
        Директор дышит, как ненормальный, того и гляди вырвет у меня трубку и выбросит из окна, как тикающую бомбу.
        Глава Исталов молчит. Я слышу лишь его размеренное дыхание. Пауза затягивается слишком долго, и вот наконец:
        - Я распоряжусь выдать тебе триста зелий, Константин Киба… И добавлю кое-что из моих личных запасов.
        А вот это неожиданно. Моя речь вышла довольно эмоциональной и любой более-менее здравомыслящий человек рассудил бы, что у меня мозги кукукнулись. Хотя… Давара Соф всегда говорила мне, что здравомыслящих людей в верхах политики не бывает. Все они немного чокнутые гении и умеют различать таких как они и… я - странных, особенных. Тех, кто имеет в себе ненормальные силы вести за собой армии, государства и целые нации. Тогда я еще удивился, почему это я странный. Всегда считал себя адекватным. Просто слегка рискованным. Хм… похоже надо пересмотреть взгляды о самом себе. Может, у меня тоже кукуха того?
        - Неужели, вы мне поверили, Верховный? - не удерживаюсь я от вопроса.
        Пауза.
        - Конечно нет, Константин Киба. Просто у меня есть недостаток старого человека. Иногда я поступаю назло всему, во что верю.
        Так и знал. Чокнутый.
        - Тебе больше нечего мне сказать?
        Ненадолго задумываюсь.
        - Кто был тот первый человек, которому вы кроме меня говорили, что он похож на вас?
        - Опасный вопрос, - слегка понижает голос. - Когда-то он был таким же мальчишкой, как и ты. Пробивался через трудности, как безумный. Рвал головы, не щадил никого. Я уверен, что однажды он станет главой своего клана. Имя ему Монтано Эдвайс. До скорого, Константин Киба. Ты дал мне уверенность, что нужно обязательно заглянуть в вашу школу и посмотреть на ваши соревнования. Интересно будет на тебя посмотреть, спаситель мира…
        Глава Исталов сбрасывает вызов. Смотрю на дисплей телефона, достаю зубочистку, сую в рот.
        Ну и разговоры у меня пошли… Слишком непростые. Слишком тяжелые и рискованные. Слишком много правды приходится говорить. Чем ближе я к цели, тем большую цену приходится платить. В этом мире не такие уж и простаки, как я думал. А ведь тут только люди, которые живут меньше века.
        Передаю телефон директору. Он не сразу приходит в себя, но вот берет его, кладет в шкаф, вскользь поглядывая на бутылку дорогого коньяка. Не оборачиваясь, говорит:
        - Он… хм… не намекнул, что нам обоим хана? - нервозно хмыкает.
        - Он много чего сказал. Но главное, что даст зелья. И добавит из своего личного запаса.
        - Вот оно… как… - оборачивается. - Константин, я, конечно, все понимаю. Даже некоторые фигуры речи. Но что значит «ВАШ» мир? Ты говорил так, будто… хм…
        - Инопланетянин?
        Директор со скрипом садится на кресло, потирает уставшее лицо руками:
        - Наверное, я не хочу знать. Это же просто фигура речи, верно? Если в мои планы добавить еще такое… то боюсь на все меня не хватит. Меньше знаешь, крепче спишь. Если ты мне скажешь, что прилетел с другой планеты захватить наш мир, то я все равно тебе не поверю, - натужно усмехается. - Нет-нет. Я понял. Вы с Главой просто шифровались. Так, ладно, это уже за пределами моей компетенции. Каким бы инопланетянином ты не был, ты все еще ученик моей школы, - директор выпрямляется, выдавливает из себя улыбку. - Прошу прощения за свой уставший вид и неуверенный лепет. Забудем об этом. В общем, ты получил, что хотел. Я получил пазл, - протягивает руку, я отдаю ему колбу. - Вот и отлично. Я оповещу тебя, когда согласуют список твоих зелий. Можешь не переживать. Если глава, что-то пообещал - он это исполнит. А уж если говорил про личные запасы, то можешь не сомневаться - пятых ласточек тебе не подсунут.
        Киваю, собираюсь уходить. По традиции, директор решает сказать что-то в спину:
        - И Константин. Я все еще люблю эту школу. Если ты устроишь тут что-то, то, поверь, я лично пойду против всех и тебя лично. Может, мне и приходится иногда… быть жестким с учениками, но я говорил тебе, что если бы не я - тут было бы все намного жестче. Ты понял?
        - С Всеволодом тоже пришлось быть жестким?..
        Спиной чувствую, как директор замирает с открытым ртом и… не отвечает.
        Выхожу. Скоро у меня поединки еще с пятью претендентами. Нужно подготовиться. Кто знает, какую очередную хрень подсунет мне судьба.
        Так, еще надо бы навестить моих… хм… друзей.
        Уже у лестницы слышу, как директор не выдерживает. Достает бутылку из шкафа…
        Глава 20. Дар Альва
        ВРЕМЯ 9:00
        Школьные коридоры опустели. Все на занятиях. Лишь изредка проходят мимо угрюмые лица, проплатившие прогулы. Вот чем они занимаются? Зачем ходят туда-сюда, перешептываются, косятся во все стороны, как шпионы? Особенно много Вальтов. По любому строят какие-нибудь козни, вынюхивают, плетут свои мелкие интриги. Какие у них цели? Удержать власть в эти тяжелые времена? Или дискредитировать своих конкурентов?
        Подхожу к новой двери своего клуба. Захожу. Кевин неплохо тут все обустроил. Сразу видно, что свои обязанности не забросил. Новая мебель, большой плазменный телевизор. Не зря я ему «зарплату» плачу. Он, похоже, на себя ничего не оставляет - всё в дело. Захожу в смежное помещение. Это вроде как кабинет главы клуба. Сажусь на мягкое директорское кресло, верчусь на нем, осматриваюсь.
        Так, надо закрыть парочку дел. Включаю телефон, смотрю на пропущенные. Полно скрытых номеров, от Аннеты парочка, Сэм обзвонился. Два пропущенных от Кевина и один от Тернова.
        Не успеваю подумать, кому позвонить первым, как снова от скрытого. Отвечаю.
        - С тобой сложно связаться, дерзкий мальчишка, - голос Хидана Мацуо спокойный, но от меня не скрыть его раздражения.
        - А, Мацуо-сама, - закидываю ноги на стол. - Прошу прощения, было много дел. Как там Акане?
        - Моя дочь будет жить, но она в… непотребном состоянии. Об этом я и хотел с тобой поговорить. Немедленно приезжай в мой дом.
        Какой гонор. Какие манеры. Джуны в своем репертуаре.
        - К сожалению, не могу, Мацуо-сама. У меня очень много неотложных дел.
        Недолгая пауза.
        - Скажи мне честно, если дорожишь нашим хорошим к тебе отношением. Это какие-то твои игры? Откуда ты узнал, что моя дочь у Вальтов? Почему ты сказал нам о том, где она в последний момент? Ты знал, что с ней хотят сделать?
        - Что вы, Мацуо-сама. Нам просто очень повезло. Ну и вы знаете, на что я способен. В последний момент я подслушал о планах Вальтов по поводу Акане. И сразу же передал эти сведения вам.
        - А еще ты передал эти сведения Новусам, - голос Хидана становится угрожающим.
        - Вы про Сэма Блэка? Да, я ему сказал, потому что знаю его отношение к вашей дочери. Он был ближе всех к ней и мог помочь. Я переживал, что вы можете не успеть. Так что я воспользовался всеми средствами, чтобы спасти вашу дочь. Кстати, надеюсь он не пострадал?
        - Этот мальчишка сейчас в моем доме. Ноет у покоев моей дочери, что его к ней не пускают.
        - Вижу, что он вернул свой статус гостя…
        - Возможно. Но это не тема для разговора. Меня не покидают сомнения о том, что в этой истории что-то не так, но я не могу оставить без внимания вопросы нашей чести. Ты снова нам помог. Ты спас мою дочь.
        - Верно, - улыбаюсь я. - И вы снова мне задолжали, Мацуо-сама. Вы правильно говорите - на этот раз я спас вашу дочь. Мне кажется это стоит дороже, чем поимка крысы в вашем доме, как считаете?
        Хидан издает звук, похожий на рычание.
        - Что ты хочешь?
        - Подождите, Мацуо-сама. Я еще не закончил торговаться…
        - Ты на рынке что ли, мальчишка?! - не выдерживают нервы Хидана.
        Понижаю голос:
        - Хуже. Я в крысином логове, Мацуо-сама.
        - Да как ты смеешь?!
        - О, прошу вас, не стоит так кричать. Разве вы забыли, как поковырялись во мне, а? Как выковыряли из меня немного костного мозга, рискуя моей жизнью? Как изуродовали сосуд суммы, сильно подкосив мои силы?
        Тишина.
        - Вы молчите, Мацуо-сама? Неужели думали, что я об этом не узнаю? Я понимаю, что тогда вы меня недооценивали, но сейчас это время прошло…
        - Ты…
        Перебиваю:
        - Вы ответите на мои вопросы. И это не считается расплатой за спасение жизни вашей дочери. Так вы лишь извинитесь за то, что наделали. И может быть, я вас прощу. Так что, вы все еще считаете меня мальчишкой и пожурите за дерзость? Или все же мы поговорим с вами как мужчина, который сильно обязан другому мужчине? Что об этом говорит ваша честь?
        Мой внутренний Альв довольно скалится. Я требую с консула Джунов извинений и расплату честью за то, что спас его дочь, которую сам же и похитил. Лишь бы Акане не проболталась. Иначе из верных друзей я наживу себе страшных врагов.
        В идеале, Акане нужно устранить… Она самое слабое звено в моих отношениях с Джунами. Она исполнила, что от нее требовалось и сейчас как горячая гильза за шиворотом…
        - Это не телефонный разговор, - как будто с трудом выговаривает Хидан Мацуо. - Надо встретиться. Сегодня я прибуду в Новую Эру на отборы. Мой человек будет представлять на соревнованиях Джунсиначи.
        - Разумеется, Мацуо-сама. Я буду вас ждать. И еще… У меня много вопросов о Кибе Рио - моем отце. Думаю, вам есть что сказать по этому поводу, верно? А теперь прошу меня простить, у дерзкого мальчишки много дел.
        Сбрасываю вызов. Пусть побесится. Ему полезно. Этот человечишко многое о себе возомнил. Нужно поставить его на место.
        Убираю ноги со стола, принимаю более деловой вид:
        - Может хватит подслушивать? - спрашиваю я у закрытой двери.
        Слышу, как за дверями вздрагивает Аннета и хмыкает Элеонора. По звукам я уже ориентируюсь ничуть не хуже, чем глазами. И судя по ним, учительница в инвалидном кресле.
        Они заходят и закатываются в мой кабинет. У Аннеты вид взволнованный, у Элеоноры уставший. Она еще не полностью восстановилась после боя с Филзели в лесу. Интересно, что ее инвалидное кресло двигается само по себе - под воздействием суммы.
        - Костя, - выдыхает Аннета. - Я… ты…
        Элеонора как-то странно улыбается, молчит. Чувствую какой-то подвох. Судя по виду Аннеты, она готовилась к какой-то речи, но сейчас сплоховала.
        - Что случилось? - не по детски напрягаюсь я.
        Вместо ответа Аннета бледнеет, ее глаза слезятся, она выбегает из кабинета. Какое-то время слышу ее шаги, потом хлопанье дверью.
        - Ее тошнит, - язвительно улыбается Элеонора. - Сильно тошнит.
        В мозг стреляет пониманием. Твою ж…
        - Она беременна? - откидываюсь на кресле, вздыхаю.
        Нет, это невозможно. Мне не двадцать лет, чтобы так просчитаться.
        Тишина.
        - Не совсем, Константин, - вот теперь мне совсем не по себе. Потому что теперь Элеонора меняется в лице. Едва заметная дрожь проходит по ее губам.
        - Да что происходит то? - не выдерживаю я напряжения. Чего же так тяжело понять этих женщин?
        - Она не беременна.
        - Да я уже это понял. Хватит тянуть, - мои интонации становятся угрожающими.
        - Беременна не она. Но я захотела сообщить об этом твоей жене.
        Тишина.
        Стоп-стоп-стоп. Остановите время, мне нужно подумать…
        Разумеется, время не остановилось.
        - Похоже, беременна я. Сомнений, кто отец нет. У меня не было мужчин. Кроме тебя.
        Вспоминай, Эйн Соф! Где ты лохонулся?! Мы занимались сексом с Элеонорой в ее палате. Тогда я еще ковырялся в ее памяти и… слишком увлекся. Я, можно сказать, очнулся, когда учительница меня уже оседлала.
        Твою мать! Неужели я в трансе как-то не удержал свой юношеский порыв?!
        Я выдыхаю, изображая губами гармошку. Паразитная мысль в голове нарисовала картину. Как я и Элеонора под руку идем по песчаному пляжу. Двое детей носятся вдоль берега, собирают ракушки, радостно смеются.
        Молодец, Эйн Соф. Триста лет ты строил интриги, убивал королей, перестраивал государства, но вынимать вовремя так и не научился…
        - Ты уверена? - чуть ли не со стоном спрашиваю я. - Времени прошло всего ничего…
        Элеонора отворачивается, интенсивно жует жвачку.
        - Я очень сильная одаренная, Константин. Чувствую свое тело намного лучше обычных людей. Сомнений нет. Я беременна.
        Так, стоп, Эйн Соф. Чего ты нервничаешь? Ты же читал о таком.
        Вопросительно вздергиваю бровь:
        - Аборт?
        Бам!
        Даже не успеваю сообразить, что происходит. За моей спиной взрывается жвачный пузырь, разбрасывая канцелярию по всему кабинету.
        - Возьми на себя ответственность, Киба! - электризуются волосы Элеоноры.
        Ее кресло со свистом разворачивается, и она выезжает из кабинета, не забыв хлопнуть дверью так, что с потолка посыпалась штукатурка.
        Вздыхаю, трогаю висок. Он намок. Думал кровь, но нет - чернила. Кладу локти на стол, опираясь подбородком на кулаки.
        - Мд-а-а-а…
        Константин Киба, это все ты виноват, - прошипел Эйн Соф в мыслях.

* * *
        ВРЕМЯ 11:02
        До боя в Яме осталось меньше часа, а я хожу и гружусь, как нашкодивший школьник, а не брутальный Альв. То куплю кофе в автомате и оперевшись на спину, многозначительно философствую о бытие. То похожу туда-сюда. Я не совсем понимаю, почему вообще гружусь об этом. По логике, ну а что такого-то? Во-первых, я не в своем теле. Во-вторых, ну и что, что ребенок? Плевать же…
        Вот только не все так просто. Потому что я Альв. Эта высшая раса совсем иначе относится к продолжению рода. Зачать мы можем только раз в сто лет. Как женщины, так и мужчины. Отношение к своим детям у нас на грани понимания обычными людьми. Это не просто продолжение рода - это продолжение существования. Детям родители отдают часть своей души, часть магии. Альвы иногда способны слышать своих предков. Своих давно умерших родителей. Потому что они продолжают жить в нас… Таким образом мы накапливаем в себе знания и опыт поколений. Таким образом мы компенсируем свою немногочисленность. И даже понимая, что я больше не Альв, мне очень тяжело принять другую точку зрения. Может я и не Альв телом, но я Альв разумом.
        А еще Аннета. Несмотря на то, что мы с ней договорились, что наш брак фиктивный и лишь для вида и взаимовыгоды, мне тяжело избавиться от некоторого ощущения предательства. Это тоже часть мышления Альва. Потому что тяжелее придумать расу более моногамную. Мы хоть и относимся к сексу легко, но только до тех пор, пока не найдем свою, как тут говорится, вторую половинку. После этого идет полное перестроение мышления на физическом уровне - других просто не хочется. От слова вообще. Любая женщина после этого не воспринимается объектом вожделения. Таковая сущность Альвов. Такова их природа.
        И ведь я понимаю, что Аннета тоже все понимает. У нас с ней не было никаких обязательство друг перед другом.
        Я стою перед портретом Главы Исталов. Любуюсь на его роскошную бороду, отстранившись от реальности. Но погрузиться в себя мне не дают.
        - О, Киба…
        Лениво оборачиваюсь. Кто рискнул потревожить самого Константина Кибу в такой момент? Кому жить надоело? А, ну понятно. Вадим Тернов всегда был бесстрашным типом.
        - Я сейчас не в настроении, Вадим.
        - А чего так? Слух, я тут Аннету встретил. Она какая-то…
        - Я в курсе.
        Тернов хрюкает:
        - Поссорились?
        - Типа того.
        - А че так? Вы вроде норм так пара. Видел вашу фотку общую на сайте твоем. Кто-то сфоткал вас на вечеринке Блэка и выложил.
        Морщусь:
        - Забей, Вадим. Пройдет.
        - Уверен? А то она у тебя какая-то странная стала хм…
        Тернов как-то многозначительно щерится.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Да она злая и… мне кажется кадрится к пацанам. Те, конечно, в восторге от такого внимания, но ссатся. Все таки знают, что она твоя жена и не понимают, че происходит. Я ниче не хочу сказать такого, но это может сказаться на твоей эээ репутации. Врубаешься?
        Хм. О чем он? Что моя жена гулена? Изменяет мужу за его спиной? Во имя Шиилы, что за детский сад. Аннета, ну что ты за ребенок…
        - Спасибо, Вадим, я понял тебя. Что-то еще?
        - Э-э-э, да вроде нет. Все остальное - своим чередом. Клуб живет, беляков защищаем, хотя уже и не надо особо. Они сами борзые стали. Тут короче шайка появилась. Называет себя Кибарями. Да, по серьезу. Кибарями - я не шучу. Так вот, они морды бьют хилым Новусам и даже на Вальтов некоторых вылупаются. Их, конечно, наказывают, но чет не особо помогает… Они одиночек набирают. Детдомовцев всяких. Чтобы связей не было. А то ты же знаешь, как элита мстит - проходится по твоим родным. А тут их как бы нет… А за себя эти Кибари не переживают сильно. Молодые, горячие, бесстрашные…
        - Кибари, значит? - задумываюсь я. - А лучше название не могли придумать?
        - Тебя только это волнует? Не о том думаешь, Киба. Они гопари чистые. Ты, вроде как, с такими схлестывался. Сначала Силачи, потом Вальты. А теперь твои же люди их места занимают. Понимаешь? Это херово, Киба.
        Киваю.
        - Согласен. Можешь с ними что-нибудь сделать? Припугнуть?
        - Уверен? Их беляки поддерживают. Может аукнуться…
        - Кто у них там главный? Скажи, что хочу с ним поговорить.
        - Лады, это устрою, - смотрит на время. - Так, ладно. Я поссать отпросился с занятий. Не хочу прогуливать. Давай, покеда. А с Аннетой разберись. Она чет херню вытворяет.
        Утвердительно киваю, утыкаюсь в портрет.
        Так, ладно. С Элеонорой надо поговорить. Она ни в коем случае не должна говорить про беременность никому. Это можно обернуть против меня. Мой принцип - кто трогает моих, тот сдохнет. Об этом знают все. Если начнут использовать беременную от меня женщину, все будет печально.
        Гниль подземная! Если бы она согласилась на аборт, то все бы было проще. Вот только почему-то моя альвская натура издыхает от одного только слова «аборт». Более противоестественного греха перед природой альва придумать тяжело.
        Стоп-стоп-стоп…
        Предупреждение Шиилы. Вспомни, когда ты почувствовал опасность в палате Элеоноры. А что если… Шиила хотела предупредить меня не о филзели, который караулит за дверью, а о последствиях, если я задержусь в палате Элеоноры? Неужели я стал таким наивным? Неужели все предупреждения стал воспринимать буквально? Мне еще показалось тогда, что чутье Шиилы какое-то больно расплывчатое. В свои старые времена я бы в первую очередь свалил из опасной зоны, а не остался бы в ее эпицентре, выискивая источник опасности.
        Понятно. Скорее всего, Шиила намекнула мне, что нужно было уходить. Что нельзя было спугнуть филзели. Что надо было оставить Элеонору на смерть. А я все переиначил…
        Я расслабился…
        Я стал мягок.
        Это тело изменило меня слишком сильно.
        Нужно сделать корректировки, или я проиграю. Не смогу сделать то, что от меня требуется.
        Встряхиваю головой. Хватит этих соплей.
        Мне срочно нужно взбодриться. Так, кто там у меня на очереди. Пятеро претендентов хотят в Вельтешафт. К их сожалению, сдаваться им я больше не планирую.
        Ага, вон и представитель Вальтов идет, нашел меня все таки. Сейчас расскажет, какая жопа меня ожидает, если я еще что-то такое выкину.
        Можешь не переживать, господин из Вельтешафта.
        Сегодня в Яме я выбью все дерьмо из наивного Константина Кибы и покажу ему, насколько ужасными могут быть Альвы, когда дело касается их первородного долга перед богиней паучихой.
        Папаша, блин…
        Глава 21. Большие люди
        ВРЕМЯ 11:38
        Яма заполнена до предела. Людей еще больше, чем в тот раз, когда я бился с Севой. Видимо, народу понравилось зрелище. На входе из лифта меня встречает Патрик, окруженный Вальтами:
        - Константин, нам нужно поговорить.
        Что-то сегодня все хотят со мной поговорить. Прям день болтовни какой-то. Мы отходим в сторону под сотнями взглядов. Вроде тут слепое место, но я не уверен.
        - Не буду с тобой играть в кошки мышки. От Всеволода я получил, что мне надо.
        Не сомневаюсь. Ты уж успел себе оторвать кусок, когда ковырялся в нем. Патрик продолжает:
        - У тебя есть еще? Ты говорил, что тебе все равно, кому они достанутся. Это ведь правда? Не забывай, что мы с тобой… партнеры.
        Более тактичного шантажа я еще не встречал. Мол, не забывай, что я знаю, кто ты такой и лучше нам сотрудничать. Что ж, я и не собирался его обделять. Мне и правда все равно, кто соберет все пазлы. Для меня главное, чтобы его вообще собрали, а не уничтожили всех носителей в своих политических терках. А для этого нужно подстраховаться и параллельно собрать их самостоятельно и сохранить. Поэтому то я так щедро раздаю пазлы. У меня нет предрассудков из разряда «о нет, это страшное оружие достанется моим конкурентам».
        Странное ощущение тревоги холодит спину. Оборачиваюсь. Вальты, окружившие нас расступаются перед Монтано Эдвайсом. Блин, вот он и явился. А ведь обещал завтра. Хотел сделать сюрприз?
        Тук.
        Трость Монтано бьет по каменному полу. Половина Вальтов вздрагивает, отходит подальше. Их помощь больше не нужна. Все вокруг и так куда-то испарились по своим делам.
        - Дядя Монтано, - опускает голову Патрик. - Не ожидал…
        - Встретить меня здесь? Очень плохо, Патрик. Если ты не ожидаешь даже таких элементарных вещей.
        Патрик поджимает губы, но не отвечает. Монтано сверлит его взглядом, усмехается:
        - Ну надо же, что я вижу. Патрик, ты немного научился скрывать свои мысли. Что тут у нас…
        Патрик бледнеет. Лишь бы не дал слабину, не испугался…
        Тук…
        - Неплохо-неплохо. Узнаю школу. Константин, это ты его научил?
        - Разумеется, сэр Эдвайс, - слегка улыбаюсь я. - Мы с Патриком друзья, у которых есть свои маленькие секреты во благо Вельтешафта.
        - Вот оно что? - поднимает бровь Монтано. - Секреты от меня?
        - Нет, что вы. Секреты от тех, кто умеет их воровать прямо из головы, - стучу себя пальцем по виску. - Это опасное оружие, а мне нужен друг, который умеет хранить тайны.
        Как будто у меня есть выбор. Патрик знает, кто я. Если Монтано залезет ему в голову, то узнает, что я никакой не Кэр. Во имя Шиилы, по какому же тонкому льду я хожу…
        Не без труда выдерживаю тяжелый взгляд Монтано. Неожиданно, уголки его губ слегка приподнимаются и он… кладет руку мне на плечо.
        - Отлично, Константин. Ты учишься. А теперь изволь мне сообщить о твоих планах на сегодняшние бои? Проиграешь еще пятерым? - рука Монтано сильнее сжимает плечо.
        - Нет. Не проиграю. Если, конечно, вы не хотите, чтобы я это сделал.
        - Не хочу. Я явился за тем, что ты мне пообещал. Надеюсь, это была не шутка?.. - сжимает сильнее. Да так, что я еле сдерживаюсь, чтобы не поморщиться от боли.
        - Мы как раз с Патриком работаем над этим. После боя я… отдам вам то, что вы…
        Я запинаюсь. Только сейчас я понимаю, что мне неприятно делать то, что надо сделать. Монтано Эдвайс - член Ордена Закатной Звезды. Он не хочет, чтобы магия появилась в этом мире. А значит, ему не нужны пазлы, как таковые. Ему нужны носители пазлов. Он хочет их уничтожить. Прервать род всех потомков Пятерых Старцев, чтобы никто в будущем не смог собрать все пазлы. Скажи я ему, что Акане Мацуо - пазл, то что он сделает? Верно. Убьет ее. И никто не сможет его остановить. По сути это именно то, чего я и хотел. Если Акане Мацуо проболтается, то я рискую стать врагом всех, кому не лень. Ее смерть - это то, что мне нужно.
        Магнар Монтано Эдвайс отпускает плечо, бросает на меня и Патрика многозначительные взгляды, разворачивается и уходит.
        Патрик выдыхает:
        - Это было… непросто.
        - Но ты справился. Молодец.
        - Как я понимаю, ты планировал мне рассказать о ваших делах с дядей… - смотрит в спину уходящего Монтано Патрик.
        - Конечно, - улыбаюсь я. - А еще отдать тебе вторую часть одной важной вещи. Так что, пожалуйста, не переживай. Это меньшее, что нам нужно в наших деловых отношениях.
        Итак. План пока работает. Исталы и Филзели уже получили от меня пазл Акане, Патрик от Вальтов тоже его получит. В идеале передать бы еще их Фрагоравцам, как просила меня Элеонора, но это сложнее. Таким образом шансы вернуть магию в этот мир увеличиваются - я щедро делюсь пазлами со всеми. При этом я почти друг Джунам и Исталам. Первые мне хорошо задолжали, а вторые развязали руки и обеспечат мощными зельями. С Вальтами у меня тяжелее. После выходки с поединком я хоть и заручился мощной поддержкой беляков, но для Вальтов стал ненадежным звеном, и когда соревнования закончатся, меня захотят поставить на место. Один только Патрик мне сможет помочь. Да и Монтано. Но он же для меня как ходячая бомба. Сегодня он считает меня братом, а завтра перережет глотку. Но пока этого не случилось, я воспользуюсь его незнанием и попробую избавиться от него первым… Я уже пошатнул его позиции в клане, теперь нужно надавить еще кое-где…
        Так что даже если меня убьют, пазлы никуда не денутся. За меня сделают работу другие… Главное, чтобы эти идиоты не перебили друг друга раньше времени. В идеале, сейчас довольны все. А Монтано Эдвайс проигрывает. Орден Закатной Звезды теряет контроль над пазлами. В общем, я давно играю с учетом того, что могу проиграть и за меня продолжат другие.
        Магия появится в этом мире.
        Странно. Иногда мне кажется, что на Земле чего-то не хватает. Например, богов, которые навели бы порядок и не позволили бы идиотам разрушить целый мир.
        Не хватает… Это точно…

* * *
        ХИДАН МАЦУО
        Сэйу стоит на коленях, склонив голову.
        - В Вельтешафте уверяют, что не похищали вашу дочь, Мацуо-сама…
        - Я знаю. Мне уже позвонила лично глава.
        - Того Вальта звали Юлиан Макгрегор. Он был ранен после инцидента с беляками в Новой Эре. Нам предоставили его личное дело и просят все тщательно и совместно расследовать. Со всем уважением, Мацуо-сама, но для Вельтешафта несвойственны такие предложения. Обычно они надменно игнорируют любые обвинения в их сторону. А сейчас проявляют большую заинтересованность в том, чтобы сгладить это дело.
        Хидан кладет ладонь на кожаную рукоять своей катаны. Он всегда так делает, когда в чем-то сомневается.
        - Не удалось его найти?
        - Простите, Мацуо-сама… Нет…
        - Откуда у этого сопляка такие умения? Как он мог скрыться от моих лучших воинов?
        - Я уверен, что ему кто-то помогал. Вот только все уловки и хитрости из арсенала Вельтешафта. Либо Вальтов кто-то подставил, либо они сейчас тянут время…
        - Хм…
        Давно Хидан так не сомневался. Но самое отвратительное то, что он не понимал уже, что происходит. Его терзали ощущения, что достаточно где-то подцепить ноготком и иллюзия спадет. Вот он уже видит эту трещину в картине мира, но как только переводит свой взор на нее, она сразу же рассасывается… пропадает…
        Даже если Вельтешфат кто-то подставил. Важно это или нет? Эти гайдзины с самого начала смотрели на Джунсиначи свысока. Они сделали их причиной зарождающейся войны. Якобы, стали угрозой…
        Но это уже все политика. Для Хидана сейчас важна честь его семьи. Это то, что прощать нельзя. Если кто-то воспользовался его дочерью ради своих целей…
        Ни один уважающий себя Джунсиначи не проглотит такого унижения.
        - Свободен.
        Сей кланяется до самого пола, а Хидан отворачивается от него. Когда он чувствует, что остался ПОЧТИ один, спрашивает:
        - Что думаешь, Кэр?
        - Вельтешафт ни при чем.
        Из тени выходит тот, кого Джунсиначи считали врагом. Наемник Ли, за которого дают большую награду. Он явился в дом Хидана с поличным. В его вещах нашли голову Филзели - одного из тройки лидеров клана. Того, кто заслал в дом Хидана убийцу его хорошего друга и дворецкого. Хидан долго его допрашивал. Используя разные средства и методы. Удалось даже поковыряться в его голове, пользуясь грязными методами Вальтов. Это обошлось недешево, но результат того стоил. Ли и правда больше не Ли. В его голове засела другая личность. В любом другом случае Хидан Мацуо казнил бы странного шизофреника, но после разговора с ним, он передумал. Слишком умен. Слишком хитер. Таких людей нужно использовать, но не спускать с поводка, понимая, что у них свои цели. Этот Кэр напоминал Хидану Константина Кибу, но только взрослую версию.
        - Объяснись, - требует Хидан.
        - Если бы Вельтешафт и правда похитили вашу дочь, то спрятали бы ее подальше. Держать ее в обычной квартире Москвы было глупо. Подумайте, почему ее не запрятали? Кому это может быть выгодно? Может кто-то хотел, чтобы ее нашли? А тот, кто ее пытал - шестерка. Мальчишка-неудачник. Вы правда думаете, что могущественный клан выбрал бы исполнителем для такого дела Юлиана Макгрегора? Нет. Его выбрали ваши настоящие враги, потому что он слаб. Потому что его легко подставить. Я не удивлюсь, если это вообще был не он.
        - Филзели?
        - Возможно. Я успел поработать с этим кланом. В их арсенале очень много инструментов обмана. Но они фанатики, живущие в своем мире, поэтому ограничены в мышлении.
        - Ты хочешь сказать, что Филзели стали действовать самостоятельно? Им всегда было плевать на политику…
        - Пока я ничего не хочу сказать. Но не забывайте, что Филзели явились на соревнования. Первый раз за всю историю. Возможно, что-то изменилось.
        - Тоже верно. Их появление многих озадачило.
        Хидан не стал рассказывать Кэру про пазлы. Несмотря на то, что эта информация не самая секретная, кажется что он о них пока не знает. Что весьма удивительно. Либо Кэр хитрит, либо… его цели иные.
        - Филзели никогда не были самостоятельным, - сухой голос Кэра давит Хидану на нервы. - А сейчас ожили. За ними кто-то стоит. Возможно, они выполняют чей-то контракт. Не представляю, что их главы запросили за это. Наверное, души девственниц, - смешок Кэра еще более нервирующий. - Но мы ушли от темы. Я еще раз спрошу вас. Кому выгодно обострение конфликта между Вельтешафт и Джунсиначи?
        Хидан недолго думает:
        - Исталы…
        Кэр хлопает в ладоши, и Хидан мысленно ругает себя за то, что моргнул от неожиданности.
        - Довольно. Тут тебе не цирк. Не забывай, что я еще думаю, что с тобой делать.
        - О, я извиняюсь, Мацуо-сама, - со смешком кланяется Кэр. - Я в вашем полном распоряжении и надеюсь на милость. Кстати, я бы порекомендовал вам начать с директора школы Новая Эра. По моим сведениям этот человек хоть и не самого большого ранга в Исталах, но осведомлен очень и очень хорошо… Мне кажется, что он много знает о вашей ситуации.

* * *
        В яме как всегда людно и меня уже не будоражит эта суета и толкотня. Выкрики, плакаты. Похоже, я начинаю привыкать к дешевой славе. Хотя ладно, выкриков стало намного меньше. Наверное, потому что я уже разобрался с четырьмя претендентами. И сделал это не самым гуманным способом, чтобы, так сказать, сэкономить время.
        Троих я заставил сдаться. Одного избил так, что бедолага потерял сознания. Пятый оказался проворнее всех. Пятикурсник, которого я гонял по яме добрых пару минут. Сейчас я держу его за шею, усиливая мускулатуру суммой. Это первая моя практическая попытка в сумму тела: сила.
        Видимо, беляки считали, что я буду с ними сюсюкаться, как в первый раз. Но нет. Простите, господа, но политика есть политика. Вы уже должны были понять, как это работает. Больше злить Вельтешафт, а в особенности Монтано Эдвайса, я не могу. С вами нужно разобраться быстро и эффективно.
        - Ты… - хрипит блондин, дергая ногами. - Задушишь… Хва…
        - Ты думаешь, я тебя не узнал? - едко улыбаюсь я. - Ты же тот самый, верно? «Крысиный король» или как там?
        Я о них не забыл. Неодаренные ублюдки, которым платили Вальты за то, чтобы они выполняли их мелкие и грязные поручения. Именно они чуть не убили Лику, когда я только-только открыл Клуб. Тогда эти двое хоть и были в масках и убежали, но я запомнил их повадки, походку, движения. У меня не было времени заняться ими, но вот смотрите-ка - один из говнарей пробудился и решил, что может потягаться с Константином Кибой. Ирония в том, что он еще и в моем клубе. Многие, конечно, не понимают, почему я с этим особенно жесток, но ничего… Они поймут.
        - Я… что… переста…
        Я сдавливаю шею еще сильнее, приподнимаю выше. Парень хватает меня за запястья, но ничего не может сделать.
        Яма затихла. Они видят, что я победил. Плакаты с именем Киба больше не мельтешат перед глазами. Даже Яра со своими перестают втихую вздергивать топики, оголяя груди.
        - Киба, харе! - орет Тернов. - Он проиграл!
        - Киба, ты че? Он же свой!
        - Костя!
        - Бляха, че за фигня-то…
        Не обращаю внимания на выкрики.
        - Как ты себя чувствовал, когда издевался над хрупкой девчонкой, а? Когда чуть не убил одну из моих руководителей? Чувствовал себя мужиком?
        Так, Киба, спокойнее. Если устрашать слишком долго, можно поломать психику. Загнанная и сломленная крыса нам не нужна.
        - Она… сбежала… предала тебя… за… чем…
        - На тот момент, она еще меня не предала, верно? - пожимаю плечами. - Кстати, а где твой напарник? У меня к нему тоже есть разговор…
        Смотрю на толпу и, конечно же, в такой гурьбе не нахожу его.
        Что-то хрустит под моими пальцами, и я разжимаю хватку, парень падает на пол и больше не шевелится.
        Упс.
        Не рассчитал силы. Надо было потренироваться на манекене. Ну правда, когда ты резко становишься в три раза сильнее, то понять свои возможности непросто.
        Тишина пару секунд. Выбегают врачи с носилками. Накладывают на одного из «крысиных королей» засветившиеся суммой руки. Щупают ему пульс и…
        Неужели убил?
        - Живой… - осуждающе смотрит на меня врач. - Зачем ты так, а?
        Наивные. Этот ублюдок без зазрения совести убил бы Лику за пару тысяч баксов от Вальтов. Но объяснять что-то и оправдываться я сейчас не собираюсь. Ничего. Пусть толпа немного поразочаровывается, подумает. Они сначала посчитают, что я злодей, но совсем скоро я пущу слух о том, что этот хрен был из «Крысиных королей» и каким он был мерзавцем. И тогда толпа сделает выводы о том, что они не умеют видеть картину в целом. Что за любым поступком может быть какая-то логика. И когда в следующий раз я сделаю что-то действительно «злое», они уже не будут торопиться меня осуждать. Нужно уметь пользоваться разными людскими чувствами.
        На этот раз я выхожу из боевой зоны не под аплодисменты, а под недовольные взгляды. Ну и, конечно же, именно в этот момент дверь закрытого ложе открывается и выходит донельзя знакомый мне старик. Это его рожу я вижу почти каждый день на портретах, развешанных в коридорах школы.
        Не соврал ведь…
        Действительно явился.
        - ВНИМАНИЕ!!! - орут громкоговорители. - Верховный Глава Коалиции Исталы…
        Глава 22. Сумма могущественных
        В мужской раздевалке Ямы довольно людно, несмотря на то, что во время соревнований тут особо делать нечего. Похоже, народ в курсе, что я тут частый гость.
        Осматриваюсь. Лица мне не знакомы. Интересно, а где Аннета? Она меня что ли избегает?
        Под молчаливые взгляды сажусь на лавку в позу лотоса, закрываю глаза. И начинается…
        Они думают, что я не слышу их перешептывания:
        - Что-то я передумал к нему подходить…
        - А как же твой блог?
        - Да похер на него. Ты не видишь какое у него настроение?
        - Ну не сожрет же он тебя…
        - А гусь его знает. Вон он что с Андрюхой сделал. Пошел бы этот Киба в жопу…
        Морщусь.
        - Заткнись, дебил. Услышит же…
        - Не услышит…
        Слышу тяжелые шаги. В раздевалку заходят двое. Тренированные, сильные, опасные и «на слух» точно не ученики. Больше похожи на амбалов-телохранителей. Вот только чьих?
        - Все покиньте помещение, - требуют они.
        Да чтоб тебя. Вот почему я уверен, что ко мне это не относится? Даже отдохнуть не дают. Через минуту становится тихо. Вышли все, даже амбалы.
        Странно…
        Открываю один глаз и… чуть не вздрагиваю. Передо мной сидит пожилой мужчина со школьных портретов. Лицо испещрено морщинами, через седую и длинную бороду едва заметна тяжелая улыбка. Кустистые брови, солнцезащитные очки полумесяцы. Одет старик просто - в какой-то балахон мученика. На грани нищеты, так сказать.
        Хм, наверное надо выразить свое уважение. Такие старперы это любят.
        Встаю, кланяюсь:
        - Верховный…
        - Заставляешь за собой бегать, Константин, - чуть шире улыбается Глава Клана Исталы.
        Я не слышал, как он вошел. Только увидел, открыв глаза. Но… как? Я еще понял бы, будь это Джун или Фил. Но не Исталский старик.
        - Я вас не услышал, Верховный.
        - Это же хорошо. Значит я еще не растерял навыков. Хочешь лимонную дольку?
        Верховный достает из кармана пакетик, развязывает, протягивает мне мармелад. Осторожно принимаю угощение, бесцеремонно нюхаю.
        - Не отравлено, - хмыкает Верховный. - Но ты же все равно не поверишь.
        Конечно не поверю. Принимать от мастера зельевара конфеты - такое себе. Даже то, что я не чувствую запахи яда ничего не значит.
        - Не ожидал, что вы лично захотите со мной встретиться.
        - О, это ничего. Пусть люди посплетничают о нас. Перекину их внимание на тебя. Это даст мне немного времени. М-м-м, вкусно, - жует Верховный дольку, подцепляет длинными пальцами еще одну, запихивает в рот. - Я тут принес перечень зелий, которые ты выторговал.
        Протягивает мне лист. Хочу развернуть, но Верховный останавливает меня жестом:
        - Прочтешь потом и останешься доволен. Вечером их доставят в твою комнату в жилом крыле. Устраивает?
        - Вполне, - киваю. - Благодарю, Верховный. Но вы же пришли не для этого?
        - Угу, - запихивает в рот сразу пять долек. - Хотел посмотреть на тебя лично. Знаешь, я хорошо разбираюсь в людях. Достаточно посмотреть им в глаза.
        Вот смотрю я на этого лопающего мармеладки старика в дешевой накидке и никак не могу сопоставить его с главой великой коалиции. Хотя нет. Все-таки похож. Просто надел на себя маску скромного старика, которому очень хочется довериться. Помню я одного такого. В Академии Высшего Плетения Варгона был один Архивариус. Студентам улыбался, шутил с ними, а вечерами практиковал плетения крови в подземельях. Сама Давара Соф устранила его ночью в теплой кровати. Не знаю за что, но вроде за эксперименты по межвидовому скрещиванию.
        Принюхиваюсь. От него пахнет чем-то сладковатым, пряным, цветущим. Хм…
        - Можно спросить, Верховный?
        - Конечно.
        - Вы… под зельями?
        Верховный смотрит на меня исподлобья:
        - С чего ты взял?
        - Я не услышал, как вы вошли. Тут без фокусов с суммой не обошлось. Да и мармелад у вас одного цитрусового вкуса и пахнет иначе обычной сладости. Еще парфюм слишком ядреный и, кажется мне, что вы не любитель душиться по утрам. Пытаетесь замаскировать запах? Я слышал, что чем сильнее зелья, тем они… пахучее.
        Тишина. Лишь шуршание пакетика с мармеладом.
        - А ты проницательный. Скажу так - сегодня я и правда немного употребил, - по ребячески хихикает.
        - На это есть причина?
        - Кто знает… Времена сложные. Я очень редко выхожу в люди. Особенно в такие небезопасные места. Понимаешь, только в прошлом году на меня совершили два покушения. Но я хотел поговорить с тобой не об этом. А о том, что ты говорил мне по телефону…
        Хреново. Так и знал, что старик заинтересуется подробностями моей инопланетности. Многозначительно кошусь на камеры.
        - Не переживай. Я позаботился. Никто за нами не следит.
        Делаю наиболее саркастическое и недоверчивое лицо из всех, которые знаю. Верховный вздыхает и вместе с его вздохом камеры скрежещут, превращаясь в кусок пластика и металла, падают на пол. Что за? Он точно зельевар?
        Голос старика меняется на более деловой:
        - Буду с тобой откровенным. Я не хотел отпугивать тебя по телефону и поручать разговор с тобой другим, иначе это могло бы обернуться непредсказуемо. Но сейчас я лично здесь и дальнейшие события зависят только от меня. Итак, - верховный комкает пустой пакетик, сует его за пазуху, - о важном…
        Я искренне напрягаюсь.
        - …ты будешь это есть? - удрученно кивает на лимонную дольку в моих руках.
        - Э-э-э… нет, - возвращаю угощение.
        - Спасибо.
        Верховный берет дольку, с удовольствие ее съедает.
        Чокнутый. Полный и бесповоротный ненормальный. И до предела умный. А значит опасный по всем пунктам.
        - Так что ты там говорил про НАШ мир? Мне очень любопытно. Я, знаешь ли, тоже своего рода ученый, - иронично улыбается.
        Сажусь на лавку, скрещиваю руки:
        - Избежать этой темы не получится?
        - Конечно нет. Если ты не хочешь чтобы мы вступили с тобой в смертельный бой. Я не привык недооценивать противников, поэтому не удивлюсь, если мы случайно разнесем всю школу хе-хе.
        Мда, перспективы не очень. Что ж, я давно держу информацию о Варгоне в секрете. И не потому, что считаю ее опасной. Просто не было возможности разменять ее на что-то ценное без угрозы, что меня не посчитают ненормальным и не посадят в клетку для испытаний. Если подумать, что такого, если кто-то узнает, что существует другой мир? Половина Земли и так убеждена в реальности инопланетян, параллельных, загробных, потусторонних и так далее миров. Кстати, всегда удивляло, что люди здесь считают Ад чем-то мифическим. В Варгоне демоны такие же обыватели, как на Земле кролики. А вот по поводу Рая даже я, к сожалению, сомневаюсь. За три сотни лет жизни так и не обнаружил мест, где всем хорошо, сытно и весело.
        - Что вы хотите знать? - вздыхая я.
        - Хорошее начало, Константин Киба, - веселеет Верховный. - Я переживал, что ты начнешь артачиться. Бывают люди, которые из мухи раздувают вселенскую тайну. Но давай так… Преждем чем я задам тебе вопрос, поделюсь знанием, что для меня, знаешь ли, не секрет все эти заговоры о иных мирах. Мы давно заметили, что сумма - неземного происхождения. Хотя людей, утверждающих, что они сами не с Земли я еще не встречал.
        - Неужели?
        - Угу. Кроме умалишенных, конечно. Но мы то с тобой здоровые и адекватные люди хе-хе. И надеюсь, что я и дальше буду о тебе такого мнения и не потеряю бесценные минуты своей короткой жизни. Итак, давай по очереди. Ты из другого мира? Не с Земли. Верно я сказал?
        Ладно, посмотрим, что из этого выйдет.
        - Да.
        - Как ты сюда попал?
        - Точно не уверен. Спал у себя в кровати, проснулся здесь. Знаю только, что в своем мире я умер. Во сне.
        - Как интересно. И кем ты был в своем мире? Чем занимался?
        - Хм…
        Верховный перестает улыбаться, резко встает:
        - Отвечай быстро! - повышает голос. - Любое промедление с ответом заставляет меня сомневаться, Константин Киба! - садится, снова улыбается как ни в чем ни бывало. - Прости меня. Иногда я очень переживаю за потерянное время. Пожалуйста, продолжай…
        Во имя Шиилы, какой нестабильный старик.
        - Я был кем-то вроде… - взвешиваю все «за и против», заканчиваю фразу: - Теневого политика. Если еще проще - разведчиком.
        - О, весьма откровенное признание и странная формулировка. Благодарю тебя. Скажи, ты попал сюда случайно? Или кто-то в твоем мире захотел, чтобы ты воскрес у нас?
        Старый хрен знает какие вопросы задавать.
        - Никаких поручений в своем мира я перед смертью не получал. И я не совсем воскрес. А появился в теле вот… этого, - тычу большим пальцем себя в грудь.
        - Твою смерть подстроили, чтобы ты попал в это тело? Я правильно понял?
        - Возможно, - усмехаюсь я находчивости Верховного.
        - Подстроило твое начальство?
        - Тоже может быть.
        - А почему они не провели брифинг? Боялись, что ты откажешься от смерти? Смерть в вашем мире - условие попадания в наш мир?
        - На все вопросы ответ один - я не знаю.
        - Ты чувствуешь, что с тобой поступили несправедливо?
        Я ненадолго впадаю в ступор, а Верховный едва заметно приподнимает уголок губ. Смысл этого вопроса мне не до конца понятен. Что значит несправедливо? Есть только цель и средства для достижения цели. Если со мной поступили так, а не иначе, значит на то была причина. Может если бы я знал, что умру, то это нарушило бы ритуал и перенос бы не получился. Хотя стоит признать, меня это нервирует. Особенно понимая, что никто, кроме Давары Соф не смог бы до меня добраться.
        - Можешь не отвечать, Константин. Мне интересно другое. Если бы твое начальство отправило тебя сюда, то с какой целью?
        - Предполагаю, что собрать пазлы.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я сказал «возможно». Вы услышали мою ситуацию. Может я вообще сюда попал случайно и это лишь мои прихоти.
        Верховный сверлит меня взглядом, который я стоически выдерживаю.
        Проверочные вопросы я чувствую на версту. Этот старик вполне может поймать меня на противоречиях между тем, что знаю я и он, поэтому сейчас эффективнее всего говорить правду или полуправду. И у меня это пока получается. Я говорю одновременно ничего конкретного и правду.
        - Как ты думаешь, твоё начальство враждебно к нашему миру?
        Сердце предательски ёкает. Это очень хороший вопрос. Просто замечательный. На него я старался не отвечать даже самому себе. Сотни лет я исполнял свой долг во имя меньшего зла. И еще ни разу я разубедился в том, что это не так. Почти всегда последствия моих заданий оборачивались благом для Варгона. Большего мне для мотивации и не требовалось.
        Но сейчас… Я не знаю, является ли меньшим злом, например, уничтожение Земли ради жизни Варгона. Одного мира ради другого.
        Хм… Честно говоря, уничтожение - это громко сказано. С чего я вообще взял, что будет такой размен? По словам Монтано, возвращение эфира в этом мире усилит мою госпожу. Со стороны это кажется как «о ужас, какая то паучиха богиня захотела силы ради силы и это точно плохо», а по факту все намного сложнее.
        - Думаю, нет.
        - Думаешь? - кустистая бровь Верховного поднимается. - Это очень важный вопрос, чтобы отвечать на него таким образом.
        - Зато честный, - пожимаю я плечами. - Вот вы враждебны к белякам? Или Джунам? Скажете «нет», я вам не поверю. Скажете «думаю, нет», то я посчитаю этот ответ более логичным. Наш мир - это как соседствующая страна у которой есть с вами как общие интересы, так и противоречия. Вы достаточно умны, чтобы это понимать. А я… - делаю паузу, широко улыбаюсь. - …поопытнее и постарше вас, чтобы отвечать именно так.
        - Ого. Правда? А выглядишь молодо хе-хе. Ну хорошо-хорошо…
        Верховный встает, достает пустой пакет, вздыхает, выбрасывает его в урну. Не поворачиваясь ко мне, говорит:
        - Давай подытожим. Ты появился в этом мире против своей воли, но предполагаешь, что с какой-то целью своего начальства. Это как-то связано с пазлами, поэтому ты их собираешь?
        - К сожалению, как-то так, да.
        - Какая… запутанная ситуация. А что если я тебя сейчас убью?
        Воздух тяжелеет.
        - Вероятно, на моем месте появятся другие. А когда «страны» сблизятся, Исталам это припомнят.
        - Предлагаешь мне дружить с представителем «страны», которая втайне ото всех засылает к нам разведчиков с заданием собрать самое страшное оружие на Земле?
        - Кто вам сказал, что это оружие, Верховный? Это инструмент, которым вы не умеете пользоваться. Вспомните новую смуту. Вы уничтожили треть мира. Может моя «страна» хочет спасти вас от ошибок прошлого, но понимает, что вы, дети, еще не созрели для сотрудничества с нами и вас надо сберечь иными путями. Вы как младенцы, не задумывающиеся, что живете красивой жизнью за счет того, что ваши матери работают ради этого портовыми проститутками. Будут ли такие матери спрашивать совета своих детей как правильно делать свою работу ради них?
        - Интересное сравнение… Не хотелось бы считать, что мы живем за счет вас. Но неземное происхождение суммы слегка подтверждает твои слова.
        Какое-то время молчим. Воздух тяжелеет еще сильнее. По моей спине стекает капля пота. Я прекрасно понимаю, перед каким тяжелым выбором сейчас Глава Клана Исталы. Он резко разворачивается:
        - Что ты будешь делать, если соберешь пазлы?
        - Вы неправильно меня поняли. Моя задача, чтобы пазлы собрал хоть кто-то. Меня не интересует единоличное использование. Главное, чтобы хм… магия появилась в этом мире.
        - Зачем? Зачем вам чтобы у нас появилась магия?
        - А зачем матери, чтобы ребенок научился ходить? Зачем она помогает ему, держа за руку?
        - И вот опять. Ты говоришь, что наш мир - ребенок, а ваш мать? Осторожнее, Константин. Из-за таких сравнений начинались многие войны.
        - Это правильное сравнение. Во время новой смуты никто не держал вас за руку. Магия чуть не уничтожила вас, а наш мир живет с ней тысячи лет. Поэтому я хочу, чтобы вы не допустили повторения своих ошибок. Во вселенной слишком мало миров, чтобы позволять им саморазрушаться.
        Вот это я говорун. Ну просто Ангел во плоти. Само спасение. Миссия. Вопрос в том, поверит ли мне старик? Про богов-паучих я благополучно промолчал. Слишком рано им об этом знать. Природа людей такова, что они бояться всего могущественного над собой.
        - Я принял решение, - неожиданно кивает Верховный.
        - Надеюсь, верное.
        - Вот возьми, - протягивает еще один лист бумаги. - Тут настоящий список.
        Разворачиваю лист, который мне дали ранее. Пусто. Старый прохиндей вручил мне пустой листок, в надежде заручиться доверием во время разговора.
        - У меня к тебе еще очень много вопросов. О том, что у вас за мир, какие порядки, оружие, силы. Какие люди там живут и может даже нелюди. Но… все это потом. Пока я не готов посвящать в это других - они не готовы. А лично у меня нет больше времени тебя расспрашивать. Мне нужно беспокоиться о своем мире, а не о чужом. Скажу лишь, что отныне ты все свои действия будешь согласовывать со мной, Константин Киба. Я хочу быть в курсе всех твоих дел. Каждого твоего шага. Я хочу знать сколько у тебя пазлов и кому ты их передал.
        - Это невозможно. Этим вы связываете мне руки.
        Верховный делает шаг навстречу мне, а я встаю с лавки. Пока что мы лишь улыбаемся друг другу.
        - Ты - чужак, Константин Киба. Твои цели мне не известны и я все еще считаю, что ты планируешь стать Вознесенным ради них. Я верю лишь в то, что раз представители иной цивилизации уже здесь, то они никуда не уйдут. Так работает мироустройство. Поэтому либо я подружусь с вами первым, либо это сделает кто-то другой. Но я не могу исключить того, что вы вторженцы. Враги. Захватчики, - вздыхает. - Я рискну, Константин Киба и продолжу настаивать на полном контроле твоих действий. Можно назвать это тесным сотрудничеством, если тебе от этого легче.
        Что ж, это было очевидно.
        - У меня есть три пазла, - вру я. На самом деле у меня их два. - Разумеется, они спрятаны в надежном месте. Если вы продолжите давить на меня, плените или убьете, то они разойдутся во все стороны. Их получат все, кроме Исталов. Таким образом я исполню часть задуманного, но не смогу вам помочь справиться с магией, когда пазлы соберут. А кроме меня в этом мире никого больше нет. Так что будете расхлебывать вторую новую смуту самостоятельно.
        - Ты меня шантажируешь?
        Ехидно улыбаюсь:
        - Да.
        Вот теперь воздух просто давит на голову, грозясь размазать о пол. И кажется мне, что это уже не фигура речи. Верховный Глава Клана отвечает на мой шантаж… силой.
        Глава 23. Недетские проблемы
        Сопротивляться давящей атмосфере тяжело, но я не подаю вида, что меня это хоть как-то волнует. Подхожу к Амирану Виссарионовичу Бажанову чуть ли не впритык, сую руки в карманы, вызывающе смотрю ему в глаза.
        Я уверен, что он меня переоценивает. И делает это осознанно.
        Я уже придумал пять планов, как выйти из этой патовой ситуации… проигравшим. Не зная, на что способен этот старик, не сомневаюсь, что проиграю. Нет таких планов, которые помогли бы мне победить. Да что уж - хотя бы выйти невредимым. Всё, что мне остается - делать вид, что это не так. Делать вид, что применение ко мне силы несет за собой последствия.
        Гниль подземная, а ведь он тоже не промах… В глазах читается только чистая уверенность.
        Тук! Тук! Тук! Дверь открывается, и в проем сует голову один из амбалов:
        - Верховный, время…
        Старик переводит взгляд на своего телохранителя, вздыхает.
        Атмосфера вокруг разряжается и на голову уже не давит стокилограммовый воздух.
        - Мы еще продолжим, - подмигивает мне старикан и выходит.
        Ну и замечательно. Жду минуту и выхожу следом. В Яме все внимание переключилось на следующие бои. Теперь отбор проходит среди претендентов с суммой до двадцати единиц. Насколько я знаю, в школе таких не более нескольких десятков. Повезло же представителю - пару дней повоевать и все. Это ко мне очередь из слабаков стоит.
        Пока поднимаюсь наверх на лифте, телефон опять звонит, но я его игнорирую. Хватит разговоров на сегодня. Уже начинаю уставать от тяжелой болтовни. Надо как-то развеяться что ли.
        Пока вся школа занимается своими соревнованиями, я… съем чего-нибудь. Как раз время обеденное.
        В школьной столовой все как в первый раз. Большой зал, разделенный на шведские столы для беляков и элиты. Я был тут всего пару раз. Не нравится мне местная толкучка. Так что обычно закупаюсь всякими снэками в автоматах. Но сейчас хочу изысков…
        Так, надо было зайти с другого крыла. Ну и ладно - пусть смотрят. Прохожу мимо редких столов с беляками, уплетающих свои рыбные котлеты с булгуром.
        Подхожу к столу для знатных особ. Ого, вот это разнообразие. Камчатские крабы, икра черная, красная, заморская баклажанная… Супы всех разновидностей, рыба красная, суши, сашими, сыры сорока пяти видов, обилия разного мяса. Живут же гады… Так, а гречки нет что ли?
        - Возьми вот это, - говорит неизвестный мне парень, подкладывая себе в тарелку салат и кивая на странное оранжевое пюре. - Итальянский тыквенный суп.
        Смотрю на парня. Худой, как спичка, высокий, уже с залысинной, что для школы удивительно. Одет в одежду беляков, как ни странно. Не знаю его, но вот голос смутно знаком…
        Пожимаю плечами, беру тарелку.
        - Мы нашли Лику…
        Вот теперь я весь внимание:
        - А ты?…
        - Коля Астахов. Это я тебе звонил по поводу Лики. Ну типа она ушла к бандосикам, помнишь же? Ты еще меня смущал, какой я не мужик, раз не могу самостоятельно со всем разобраться, проследить, где она и че. Ну так вот. Мы ее с парнями нашли.
        Киваю в сторону столов, мол пойдем сядем, поговорим.
        Какое-то время едим молча, Коля ждет, когда я заговорю первым. Лика… вот даже не знаю, стоит ли тратить на нее свое время. Девочка сбежала к бунтарям-лишенным, бросив все свои обязанности. Ладно, все равно ем… О, а суп и правда прекрасен. Правда, чтобы наесться нужно порций пять.
        - Говори.
        - Короче, есть такой ресторан, называется «Славянский престол». Она там официанткой работает. Не поверишь, но мы чисто случайно ее нашли. Она нам пельмени подавала, но нас не узнала… А вот мы ее да. Она изменилась. То ли перекрасилась, то ли в парике. В общем, не хочет, чтобы ее нашли.
        - Понятно. И? Узнали еще что-то?
        - Эм-м-м, вроде бы ресторан этот мутный. Я думаю, он бандюкам принадлежит. Мы ночью постояли и там какие-то фуры подъезжают-отъезжают. Некоторые без номеров. Ты же говорил ничего не предпринимать, вот мы и не предпринимали и…
        Перебиваю:
        - А ты не стар для школьника? - однозначно смотрю на залысину. - Да еще и беляк в элитной столовке.
        - Хех, так я перекуп.
        - Кто?
        - Ну… это типа тайна, но не для всех. Я барыжу очками влияния. Меняю на валюту и наоборот. Я в этой школе уже пятый раз отучиваюсь… Им тут как бы пофиг пробужусь я или нет, лишь бы деньги платил. Да и я думаю начальство знает, чем я занимаюсь. Просто не мешает…
        - Зачем им это?
        - Кто знает. Бывает же и правительство черные рынки не прикрывает, но официально говорит, как это плохо, а сами рынком пользуются, чтобы, например, оружие кому-нибудь нужному продать через подставных лиц… Так и тут.
        Какое-то время едим молча.
        - Сколько тебе лет? - спрашиваю я.
        - А что?
        Непроизвольно поднимаю одним глазом взгляд на парня.
        - Двадцать девять, - сглатывает он.
        Хм, это что сейчас было? У меня развивается косоглазие или?..
        Не первый раз замечаю, что у меня иногда проскакивают умения Альва. Только они в Варгоне умели по отдельности управлять каждым глазом - смотреть, например, в разные стороны одновременно.
        Как бы то ни было, вижу, как этот жест до чертиков напугал Колю.
        - Где этот ресторан?
        - В Китай-Городе. Прямо у станции метро. Слушай… чего там с моей платой? Ты обещал по тройному тарифу… - мнется «имя» - Только мне бы баксами или очками влияния, а не достоинства. Без обид, шеф. Твоя система пока хреново работает. Не понятно на что и как тратить, а я человек деловой - беру только крепкой валютой.
        Киваю, достаю телефон, перечисляю полторы тысячи очков влияния. Блин, а ведь он прав. Из-за кучи дел я подзабил на клубную систему. Но и ладно… Свою задачу клуб выполняет, а очки достоинства прекрасно играют роль заманухи.
        Так, ладно. Пока я не знаю, где взять оставшиеся пазлы, можно и с Ликой разобраться. Про эту девку часто вспоминают, тыкая мне тем, какие у меня ненадёжные руководители. Да и попахивает ее побег предательством. А предательства я не выношу… Ведь можно было просто подойти и «отпроситься». А не вот так всё. Знает кучу тайн начальства и вдруг пропадает. Да и не это самое неприятное. Не нравится мне, что существует организация, о которой я ничего не знаю. Лишенные, под предводительство какой-то Жанны. Это нельзя спускать в рук. Нужно лично разведать, кто они и почему, а Лика - единственная зацепка. Есть ощущение, что эта организация просто прикидывается борцами за справедливость.
        - Киба! Киба, ты тут! Кто-нибудь видел Кибу?!
        В столовую врывается Вадим Тернов. По его виду можно сказать, что произошло что-то не очень хорошее.
        - Вот ты где! - подбегает ко мне, тяжело дышит. - У тебя проблемы! Большие! Быстрее!
        Вместе с Терновым выскакиваем из столовой. Бежим по коридору, потом вверх, по лестнице, я с трудом заталкиваю в себя булку с корицей прямо на ходу, спрашиваю:
        - Да что случилось-то?
        - Девка твоя сдурела…
        Во имя Шиилы, не прошло и полдня… Слышу, как за нами несется стайка любопытных.
        На третьем этаже слышу, что происходит. Да твою ж муть…
        Ученики разной элитности столпились в круг. Расталкиваю их и вижу… сцепившихся Яру и Аннет. Они с остервенением рвут друг на друге волосы и одежду. Да так усердно, что топик Яры висит на одной лямке, почти оголив грудь. У Аннеты рваная юбка, видны только черные кружевные колготки и просвечивающие через них трусики. Зашибись. И это супруга Константина Кибы.
        - Почему не разнимаете?! - недовольно ору я, разнимая девчонок. - Аннета, отпусти! Скальп же снимешь!
        Чувствую от жены запах алкоголя. Что за фигня? Где она в школе нашла выпивку?
        - Сучка драная! - орет в ответ Яра. - Я тебе все патлы повырываю! Киба! А вот и ты!.. Уйми свою де…
        - Молчать, - грозно смотрю на Яру, и та затыкается, сверля взглядом обезумевшую в моих руках Аннету.
        Первое правило в таких ситуациях - принимать сторону того, кто тебе важнее. Ценность Аннеты в разы превышает ценность Яры.
        Снимаю пиджак, передаю Аннете. Но та с ненавистью отмахивается, пиджак падает на пол.
        - Приперся, да?! Обрюхатил училку, а теперь в заступника играешь, да?!
        Понижаю голос:
        - Помолчи. Ты пьяна.
        - Да, я пьяна! Пусть все знают, что жена Константина Кибы нахрюкалась, как последняя белячка, потому что ее муж переспал с учителем Элеонорой!
        Во имя Шиилы… Вот тебе и тайна… И пары часов не пережила. Я был уверен, что Аннета не дура, и не будет об этом трындеть. Но то, что она нажралась все изменило. Это меня очень удивляет. Не похоже на Аннету. Так, стоп… от Яры тоже попахивает.
        Держу свою фурию под локоть, перевожу взгляд на Яру:
        - Это ты ее споила?
        - Ей три года что ли? - сверлит меня недобрым взглядом. - Могла бы и заметить, что пьет!
        - В смысле заметить? - угрожающе морщусь.
        - Я ее предупреждать должна о взрослых напитках?! Да срала я на это! А это правда, что она говорит?! Отвечай…
        Поднимаю руку, затыкаю Яру.
        - Тебе я ничего не должен отвечать.
        Краем глаза вижу, как народа собирается больше. Они перешептываются, в глазах у многих удивление, а у тех, кто потупее - уважение. Еще бы. Сначала заимел в жены красотку аристократку, а потом еще переспал с секс-символом школы. Это ж больная фантазия половины учеников.
        Гниль подземная, вот я меньше всего хотел этой детской ерундой заниматься. Специально очень осторожно относился ко всему этому и вот на тебе… Все равно влип. Если бы не та история с Элеонорой, где я потерял над собой контроль, заигравшись с ее разумом, то так бы не лохонулся…
        Кто-то пытается взять телефоны, чтобы заснять драму, но Тернов и пара силачей реагирую молниеносно - дают умникам лещей. Хотя нет… Не всем они их дают. Тут есть и влиятельные Новусы и дажа парочка Вальтов. Блин, даже Джун вон стоит, оперевшись на стену и скрестив руки.
        Это конец… Такое дерьмо уже не скрыть.
        - Так, мы уходим, - сообщаю фуриям. - Яра, ты со мной. Живо.
        Возможно это бы и подействовало, но девушки осмелели из-за алкоголя.
        - Фигушки, Киба! Твоя истеричка на меня набросилась! Пусть извиняется! Мне плевать, что она какая-то там аристократка! Мне терять нечего!
        Насколько я помню, Яра из очень неблагоприятной и нищей семьи. Ей оплатил обучение бойфренд из бывших силачей, которому я… проткнул глаз вилкой. В общем, она очень успешно продает свое тело ради материального комфорта. То одному, то другому. И как-то последнее время у нее перестало складываться с новыми парнями. Всех их я прямо или косвенно сам поимел. Яра пыталась за мной приударить, чем я один раз и воспользовался, попросив ее о маленькой услуге - залить бензином склеп. Но дальше пары комплиментов не ушло. Хм… походу она очень старалась меня привлечь, а я её игнорировал… Вот и затаила обиду.
        - П… пошла в задницу! - ругается Аннета. - Ты еще пожалеешь…
        - Тихо! - повышаю голос и девки чуть втягивают головы. - Что произошло?! Аннета?!
        - Она! - тычет пальцем в Яру. - Сказала, что я рогатая шлюшка! Сказала, что ты с ней тоже спал! Что я дура такая… верила тебе… Это правда?! Ты еще и с ней?!
        Ну начинается.
        - Яра, объяснись, - перевожу взгляд с одной на другую.
        - Да я пошутила! А она психовать стала, как истеричка! Она тебя знаешь как называла?! Кобелем!
        За триста лет меня в жизни так никто не называл и вот на тебе. Ловелас, гулена, дамский угодник, кобель. Что дальше?
        Замечаю, что вокруг полно камер. Ну замечательно… Просто прекрасно.
        - Я все понял. А теперь Аннета, пошли. Нам надо поговорить.
        - Я не соби… Ик… ираюсь с тобой говорить!
        Да сколько же она выпила? Еле на ногах стоит.
        Аннета звереет, вырывается…
        Незаметно достаю иглу из рукава, нащупываю нужное место на шее, делая вид, что пытаюсь ее успокоить и…. Аннета обмякает, я подхватываю ее одной рукой. Зеваки недоуменно ахают, перешептываются.
        - С тобой я поговорю позже, - в тишине смотрю на Яру. - Лучше тебе придумать очень убедительные оправдания.
        Закидываю Аннету на плечо, разворачиваюсь и… наталкиваюсь на Элеонору, катящуюся в нашу сторону на инвалидном кресле. Даже в нем она умудряется выглядеть грациозно. Ее нижняя часть тела хоть и не работает, но она сидит закинув ногу на ногу. Одета в привычный обтягивающий латекс белого цвета.
        - Так, детки, что тут у нас? - замечает меня с Аннетой на руках.
        Мы смотрим друг другу в глаза…
        - Что ж… - поджимает она пышные губки. - Я правильно понимаю происходящее, Константин?
        - Правильно. Аннета выпила и стала нести кое-какую чушь…
        Тишина. Ученики просто смотрят, задержав дыхание. Еще бы, такая веселуха.
        - Вот как… Хм… - Элеонора ненадолго теряется, но вот вздергивает подбородок, хмыкает: - Детки услышали слово «секс»?
        Да что б тебя, Элеонора. Это еще можно было обыграть! Не туши пожар маслом!
        Из-за спины учительницы, словно змеи, вытягиваются серебряные цепи и, брякая звеньями, обхватывают ее тело, сжимая грудь, потом талию, опускаются ниже, уходят между ног и вот появляются у стоп, обвивая ноги от высоких сапожек до бедер.
        Успела усовершенствовать свой «экзоскелет»…
        Встает, как царица…
        Мужская половина восторженно выдыхает, разглядывая новый образ учительницы Элеоноры. К ее и без того эксцентричной внешности добавились еще и цепи. И выглядит это очень… завораживающе, стоит признать. Элеонора стала еще красивее и угрожающей одновременно. А еще что-то поменялось в ее взгляде. Как будто появился живой блеск в глазах.
        - Ну что, детки, уставились, а? Хотите еще немного почувствовать свою ничтожность по сравнению с Константином Кибой? - улыбка Элеоноры сочится змеиным холодом. - Да, мы с ним трахались - завидуйте. И это было замечательно. Да-да, я жду маленького засранца, - поглаживает себе идеальный животик. - Дальше что? Пойдете трепаться об этом и фантазировать ночами в своих теплых кроватках? Вперед, - пренебрежительно отмахивается. - Но не забывайте, что меня отстранили, а не уволили. Поэтому расходимся, пока я не попросила директора взять вас на одну из своих любимых отработок. И если я услышу хоть один смешок за своей спиной или слишком громкую болтовню по этому поводу…
        Вздыхаю, так же от всех отмахиваюсь и ухожу. Неплохая речь. Вот только бессмысленная. Теперь мой единственный шанс выйти из этой ситуации сухим - показать свое полное безразличие к Элеоноре и ее… положению. Мне всего-то девятнадцать лет. Ну какие дети? Плевать да и только…
        Вот только трехсотлетний Альв напрягся, как никогда прежде…
        Интересно, какой это будет ребенок, если он появится на этом свете? По сути, во мне генетика обычного паренька, вот только тело сильно изменилось и проявляются альвские особенности. А Элеонора… Она дочь Фрагорца и та, кто может жить в радиоактивных областях. Она не менее необычна, чем я…
        Ладно, ничего не поделаешь…
        Если начнет подгорать, то очевидно, что я выберу…
        Глава 24. Рождение Тени
        25 ЯНВАРЯ 2023 Г
        СРЕДА
        ВРЕМЯ 14:00
        Осматриваю свою комнату в жилом крыле. Это даже не комната, а целая квартира. Королевская кровать, стол с компьютером, кондиционером, плазменным телевизором. Директор не поскупился.
        Укладываю Аннету на кровать. От девчонки больше хлопот, чем пользы. Устроила тут представление на потеху народу. Сажусь за компьютерное кресло, закидываю ногу на ногу. Ну хоть сейчас я могу спокойно подумать. В жилое крыло кого попало не пустят.
        Итак. Меня интересует несколько вещей. Первое - где найти еще два пазла? В теории, я могу оказаться одним из них, но учитывая родственность с Акане - велика вероятность, что у меня он такой же, как у нее. То есть, уже в наличии - припрятан в лесу вместе с пазлам Севы.
        По словам Патрика, в Новой Эре находятся все пазлы, поэтому тут и проходят такие глобальные соревнования. Кто может знать о них? Хм… филзели? Эти проныры знают очень многое. Да-а, думаю с них можно начать поиски. Навещу их. Вряд ли они станут говорить по-доброму, но я то умею по-разному. Надо только подготовиться…
        Второе. Нужно наладить связи с бунтарями-лишенными. В идеале познакомиться бы с той самой Жанной Д`Арк. Среди беляков школы она большой авторитет… Можно сказать, мой конкурент. Не стоит недооценивать ее влияние на Новую Эру. Ей достаточно махнуть хвостиком, и беляки помчатся из моего клуба к ней, а я потеряю свою инструмент давления на Георгия Александровича. Кому нужен предводитель, если он не умеет предводить…
        Третье. Мне не дает покоя неизвестный учитель, который спас меня тогда на крыше. Директор почему-то избегает этой темы, а я и не давлю, чтобы не показать своей острой заинтересованности. Кому понадобилось меня спасать? Что с ним произошло? У меня есть два пути, как я могу разузнать о тайном спасителе. Первое - через Патрика. У него связи среди Стражей школы. А те в свою очередь должны знать, кто был на крыше замаскированный под них. Второе - попробовать самостоятельно поболтать со Стражей. Например, с тем же Сергеем Вениаминовичем, с которым я в более-менее дружных отношениях.
        И последнее. Киба Рио и моя приемная и сбежавшая матушка. Первый является белым пятном в моей истории. Кто он? Почему он? Откуда он? Что за мутный отец, в которого меня все время тыкают носом? И мать… сбежавшая, по словам Георгия Александровича, со своей дочерью из питомника Исталов. Хоть убей - эта история попахивает недобрым. Вот прямо так взяла и сбежала? Не верю я в это. Ей кто-то помог, а директор чего-то недоговаривает… Была у меня мысль спросить у Верховного, но внутреннее чутье остерегло. Мало ли, что старик надумает. Я привык молчать, когда не знаю о последствиях своей болтовни.
        Стон Аннеты прерывает мои мысли. Она резко садится, моргает, осматривается и замечается меня. Явно хочет возмутиться, но… надувает щеки, прикрывая рот руками. Вскакивает с кровати и убегает в ванную комнату.
        Хмыкаю. Ясно. С непривычки такое бывает. Алкоголь в неподготовленных ртах - смертельный яд.
        Сажусь за компьютерный стол, вбиваю в поисковике свое имя. Открываю первую ссылку. Хм… и правда у меня есть свой фансайт. Форум, фотки, видео… Мда. Вот кто-то снимает меня со спины, вот я сижу, мотаю головой во все стороны и забрасываю в рот сухарики. А тут я беседую с Элеонорой. Открываю видео, читаю комменты под ним:
        «Костя заимел себе самую классную тёлку школы. Красавец».
        «Что там за учителя то такие? Спят с учениками? Куда смотрит директор?!»
        «Ахахах».
        «Блин, я бы ей вдул. Везет же».
        «Я ненавижу этого парня…»
        «Она правда беременна или это фейк?»
        Под этим комментам уже свежее видео, как Элеонора встает с инвалидного кресла и сама в этом признается в своей манере. Быстро же эта инфа слилась в инет… Кстати, я запомнил всех, кто снимал. Это, конечно, не важно, но судя по ракурсу, видео слил один из силачей, который усердно делал вид, что просто тыкается в телефоне.
        «Херасе».
        «Это вообще законно?»
        «Заниматься сексом? Конечно нет. В Российскм Кластере секса нет»
        «@moderator, тут политота!»
        «Оскорбление!»
        Морщусь, закрываю ветку комментов. Иду в специальный раздел о сайте, где читаю о том, что этот ресурс создан фанатами восходящей звезды. Константин Киба многих вдохновил бла-бла-бла… Многие пересмотрели свое отношение к жизни… Никто не верил, что это возможно, но «КК» доказал… Киба, прямо здесь! Киба, прямо сейчас! По вопросам рекламы писать на электронную почту…
        Ясно-понятно. Так, а какова посещаемость сайта? Проверяю статистику… Миллион уникальных пользователей в день? Серьезно? Возвращаюсь на сайт, отключаю блокировщик рекламы и откидываюсь на кресле.
        Сайт просто пестрит рекламой разного калибра. От новинок видеоигр до увеличения члена на восемь сантиметров. «Для этого нужно всего лишь три раза в день» и тому подобное…
        Замечательно. Константин Киба внушает комплексы и помогает увеличить половой орган. Не зря же тут история с Элеонорой. Да еще и такое эффектное. Стоит признать, что Элеонора очень красивая женщина.
        А это еще что такое? Сбор денег? Все средства идут в фонд Константина Кибы? Хм… И на что эти деньги, якобы, тратятся? Ага, вот… Поддержка малоимущих лишенных, обучение неодаренных в школах… Оплата только в КибаКоинах… Интересно… Меня, конечно, никто в такие дела не посвящал. О, тут даже есть ТОП донаторов. На первом месте кто-то под ником Simona99, задонатившая целый лям рублей.
        Неплохо-неплохо. Походу тут на моем имени крутят такие деньги, что можно спонсировать небольшую армию. Вот только этот сайт мало того, что палит мои личные дела, так еще портит репутацию - рано или поздно махинации всплывут. С этим надо что-то делать. Я стал популярнее, чем хотел.
        Кто вообще тут админ? Кроме рекламной почты никакой обратной связи нет. Пока Аннета развлекается в туалете, я залажу все глубже и глубже в утробы сайта, наконец натыкаюсь на ответ админа одному из пользователей, переживающим, что сайт заблокируют.
        «Дружище, расслабься, мазафака».
        Достаю из кармана зубочистку, сую в рот. Дружище? Мазафака?
        Это, конечно, может быть просто совпадением, но я знаю одного человека, который так общается. Достаю телефон, включаю, ищу в контактах номер Сэма Блэка, звоню. Он отвечает через три гудка:
        - Сэм, как дела? - холодно спрашиваю я.
        - Э-э-э, дружище, я пока не могу разговаривать. Я тут с Аканой…
        - Рад за вас. Она в порядке?
        - Пока не очень. До сих пор не вышла из комы. Но врачи говорят, что все будет хорошо…
        - Хидан не против, что ты с ней?
        - Не против. Я же тоже ей помог. Думаешь, только Джуны в этом участвовали? Кстати, почему тебя не было, а дружище? Ты мне сообщил, что с ней траблы, а сам где-то отдыхал?
        - Если бы ты читал сообщения, которые я тебе отправлял, то не задавал бы таких вопросов. Неважно, Сэм. Я тут смотрю на твой сайт… Красивый…
        Тишина.
        - Какой сайт? - слишком уж быстро спрашивает Сэм.
        - Ну тот, с благотворительным фондом имени Константина Кибы.
        - Без понятия, о чем ты.
        - Правда? Уверен, что со мной стоит играть в эти игры?
        Тишина. Только пыхтение Сэма в трубку.
        - Слушай, дружище, я это же по приколу только, ну…
        - Много денег собрал?
        - Э-э-э…
        - Сэ-э-м?
        - Ну дохрена, мазафака… Фак… Вот попал. Слушай, я взял только твое имя. Я мог бы взять кого-угодно. Сначала это просто прикол был, я сам не ожидал, что будет такой ажиотаж…
        - Сколько денег собрал?
        - Дружище…
        - Сколько?
        - Ну лям где-то в пересчете на баксы…
        - Где моя доля? - хмыкаю я.
        - Эм-м…
        - Восемьдесят процентов мои. Плюс сделаешь меня админом на сайте.
        Если уж портить себе репутацию, то с выгодой для себя. Как раз думал, где бы пополнить свои исхудавшие денежные запасы.
        - Сколько?! То есть… Дружище, может… двадцать процентов? Все таки я нехило так вложился, а ты на готовенькое пришел. Там кроме имени твоего вообще ничего нет.
        - То есть думаешь, что табун людей, снимающих меня на камеры из-за углов недостаточный повод для компенсации? Вроде как это дело незаконно, верно? Может мне подать на тебя в суд? Или публично заявить, что сын консула Новусов зарабатывает мошенничеством на моем имени? А налоги-то ты платишь? - хмыкаю.
        Пыхтение Сэма слишком громкое. Я непроизвольно улыбаюсь шире, жду ответа.
        - Опять меня шантажируешь, а? А ты не забыл, что я знаю о…
        - Тс-с-с-с, Сэм. Лед слишком тонкий… И не забывай, где ты сейчас находишься. Хорошо, шестьдесят процентов.
        - Тридцать пять.
        - Нет.
        - Сорок, мазафака?
        - Пятьдесят. И ни процентом меньше. Половина за то, что испоганил мне всю личную и деловую жизнь без разрешения. А еще я иногда могу подкидывать тебе интересные материалы для сайта. Обговорим какой-нибудь интересный сценарий, где я избиваю какого-нибудь Новуса или рассказываю пошлый анекдот директору, а потом это появится на сайте… Смотрю, ты вовсю пользуешься монетизацией видео. Это же дополнительный доход, верно? Признай, это справедливая цена.
        - Серьезно, дружище? Ты будешь этим заниматься? Играть на публику? Не похоже на тебя…
        - Конечно. Кто же в своем уме откажется от настолько простых денег.
        Удивительно, как в этом мире легко заработать. Как-то изучал интернет и наткнулся на сайт, где девочки на камеру делают… всякие разные вещи. И за это получают миллионы! Целые производственный заводы столько не зарабатывают. Да что уж - некоторые регионы в Африканском Кластере имею меньше денег в казне, чем сопливая девка с широкими бедрами и смазливым личиком. Я, конечно, клоуничать не собираюсь, но пару сценариев разыграть смогу. Особенно с многосторонней выгодой для себя. Такие видео можно обернуть еще и пропагандой моих интересов, раз уж их смотрит столько народа.
        - Ну хорошо. Но от тебя один эксклюзив в неделю!
        - Договорились.
        - А по поводу админки…
        - Тут не обсуждается. С полным доступом.
        - А ты в этом шаришь? Бекэнд, фронтэнд? Джава, аштиэмель, базы данных?
        Мне понадобилось какое-то время, чтобы сообразить, что Сэм сказал не на языке Джавов - подземного, очень замкнутого, но хитрого и умного народца Варгона, чем-то напоминающих нежить в миниатюре. С ними обычно не связываются - сидят себе, никого не трогают.
        В общем, с Сэмом мы договорились как раз во время. Из туалета выходит Аннета, а я с довольным видом скидываю звонок.
        - Чего улыбаешься, а? - надрывно спрашивает она. Вся раскрасневшаяся, опухшая и помятая. Но шарма не растеряла.
        - Аннета, моя дорогая супруга, - девушка морщится от моих слов, но я продолжаю. - Видимо, нам пора пересмотреть наши с тобой деловые отношения. Скажу честно, ты стала… большой сложностью. Я пытаюсь найти причины, по которым мы все еще можем быть друг другу полезны, но не нахожу их. Может, ты знаешь, что изменилось? Наш брак и отношения были сугубо по договоренности. Я защищаю тебя, ты прикрываешь меня своим титулом. В чем дело, девочка?
        Аннета теряется, меняется в лице. Становится более взрослой:
        - Ты… прав… Я… не знаю. Мы просто разговаривали с Ярой, а она стала давить, расспрашивать про тебя. Она что-то подмешала мне в сок… Я даже не поняла сразу… Потом меня куда-то понесло… Как же меня все это достало… Терпеть не могу эту школу. Не думал, что тут всё так… Что мне делать, Кость? Домой нельзя, а тут еще хуже…
        - Давай на чистоту, - встаю я, подхожу ближе. - Ты влюбилась в меня что ли?
        Аннета открывает рот, чтобы ответить, но сразу же его закрывает, краснеет еще сильнее.
        Во имя Шиилы, ну вот знал же что нельзя связываться с детьми, пусть и на первый взгляд разумными. Даже я не могу периодически справиться с гормонами тела Константина Кибы, что уж говорить про человека, который по меркам Альва, только родился. Теперь с ней так просто не «разорвать». Может натворить кучу дел. Она одна из тех, кто знает, что это я похитил Аннету, а не Вальты.
        Когда я помог Аннете. Ее мать и сестра перестали с ней связываться, предпочитая залечь на дно. Для них я оказался слишком крупной рыбкой. Если сначала я был просто беляк, то сейчас аристократ и представитель Вальтов в школе. Они не посмеют тронуть мою жену. Но как только я сообщу об официальном расставании, на нее сразу насядут. Она станет беспомощной, но знающей одну из моих самых страшных тайн. Это очень опасное сочетание.
        Получается, выбора нет…
        - Ты же пробудилась, верно?
        Аннета удивленно поднимает на меня взгляд:
        - Угу. Единичка суммы. Пока ничего не умею. Направленность разума… математическая… А что?
        Подхожу ближе, кладу руку на ее плечо, слегка улыбаюсь:
        - Значит, теперь я могу избавиться от тебя, верно?

* * *
        КЕВИН АЙСТЕР.
        ИСПОЛНЯЮЩИЙ ОБЯЗАННОСТИ ГЛАВЫ КЛУБА «ПРЕВОСХОДСТВО НЕОДАРЕННЫХ»
        Кевин сидит на диване у торговых автоматов, на первом этаже. Он жует мясные чипсы и читает бумажную книгу - настоящий раритет по нынешним меркам. Один из первых учебников по сумме. Совсем недавно он пробудился и уж теперь не планирует упускать свою возможность.
        Правда, знания тяжело ему идут. Слишком много он на себя взвалил Клубных дел. Пока Константин занимается своими никому непонятным делами, Кевин пытался вразумить беляков, что насилием от насилия не избавиться.
        К нему прислушиваются. Клуб «Превосходства Неодаренных» стал настоящим домом для многих одиночек, а Кевин лучше всех знает, что такое одиночество.
        Вокруг мало народу. Практически все сейчас в Яме, либо на уроках.
        Крик прерывает его размышления. Он отрывается от книги и видит Аннету Гвидиче - всю истрепанную, испуганную и пятющуюся от кого-то спиной:
        - Костя, хватит!!! Остановись!!!
        Из коридора выходит ОН. Константин Киба. Он как ни в чем не бывало медленно наступает на перепуганную Аннету, грызет зубочистку и очень неприятно улыбается. Одна рука у него в кармане, а другая… вытянута в сторону девушки. От каждого пальца едва заметно бликуют нити.
        Со всех сторон набегают зеваки. Многие похватали телефоны, снимают. Кевин вскакивает с места:
        - Киба, ты чего творишь?!
        Один из самых влиятельных учеников школы даже не смотрит в сторону Кевина. Он продолжает идти на свою супругу. Аннет не выдерживает, разворачивается и убегает в сторону выхода. Мизинец Кибы дергается и Аннета падает. Нити спутали ей ноги. Пытается вырваться.
        Киба приближается к ней, говорит:
        - Ты предала не меня, жена. Ты предала их. Последствия твоих действий невозможно сгладить. Многие из-за этого пострадают. Я не хочу этого делать, но по другому никак… Прости… Либо сейчас, либо никогда.
        Аннета неуклюже встает на ноги, а Киба лишь склоняет голову на бок, смотрит в спину убегающей жены. Никогда еще Кевин не видел настолько безжалостного и одновременно безразличного взгляда.
        - Эй, что происходит? - кричит один из Новусов. - Киба, ты…
        Константин взмахивает рукой, в воздухе блестят нити и Новус отлетает в сторону, ударяется в стену, затихает. Кевин в три прыжка оказывается между убегающей Аннетой и спятившим Кибой:
        - Остановись, - раскидывает руки. - Что бы между вами не случилось, все можно решить иначе.
        На какое-то мгновение Кевину кажется, что на лице Кибы мелькнуло удивление, но вот он снова улыбается этой не предвещающей ничего хорошего улыбкой:
        - Кевин, будь добр, отойди.
        - Нет.
        - Кеви-и-ин? - угрожающе и как-то странно смотрит Киба. Так, что Кевин на мгновение теряется в своих непонятных предчувствиях.
        - Не отойду. Можешь меня убить, но то, что ты делаешь - неправильно. Нельзя нападать на слабых учениц прямо посреди школы. Уйми…
        Тьма…
        Свет…
        Кевин не понимает, что произошло. Только что он стоял между Кибой и Аннетой, а сейчас снова сидит на диване и жует снеки? Как будто пара десятков секунд его жизни просто стерлись и он не помнит, как оказался тут…
        - Гадство! - ругается Кевин, когда слышит голос Аннеты уже за пределами школы. Он вскакивает, бежит к выходу, на пути чуть не спотыкается о лежащего без чувств парня, тоже пытавшегося остановить Кибу.
        Да что такое-то?! Где все стражи?!
        Когда Кевин выскочил во двор школы, было уже поздно.
        Киба спокойно отряхивает руки, проходит мимо, даже не взглянув на Кевина, возвращается в школу.
        Кевин просто не верит своим глазам…
        Аннета…
        Она…
        Покачивается прямо под навесом парадного входом школы. Вправо, влево… Вправо, влево…
        Киба обмотал вокруг ее шеи нити и просто… повесил…
        Глава 25. План на плане
        ДВУМЯ ЧАСАМИ РАНЕЕ…
        - Значит, теперь я могу избавиться от тебя, верно?
        Аннета вся сжимается, смотрит на меня глазами полными ужаса.
        - К… кость… в каком смысле? Я… же извинилась. Я понимаю, что наделала глупостей.
        - И тебя споили, - понимающе киваю я. - А теперь слушай меня внимательно. Я хорошо разбираюсь в людях. По походке, взглядам, манерам. В тебе я увидел большой потенциал, но ты еще птенец. Со временем ты оперишься и очень высоко взлетишь. Но пока день твоего становления не наступит, я решил тебя оберегать.
        И это чистая правда. Аннета - намного сильнее, чем кажется. Возможно, когда-нибудь я доверю ей свои тайны, но сейчас она лишь обуза. Как ребенок, которого нужно воспитывать. Мало того, она опасна для меня пока не окрепнет. История с ее «алкоголизмом» - последняя капля. В следующий раз она проболтается про Акане. Продолжаю:
        - Я в любой момент могу погибнуть. Вот просто на каждом шагу меня ожидает смерть. Я избегаю ее только пониманием, как работает жизнь и смерть. Звучит пафосно, но уж поверь - так оно и есть… Очень редко, но бывает, что мне везет. Но я умею пользоваться удачей и не злоупотреблять ею. Поэтому еще жив. Как думаешь, что случится с тобой, когда меня не станет? Ты лишишься своих привилегий. Сейчас ты живешь в школе, но тебе придется вернуться домой, а ты знаешь, что тебя там ждет.
        - Мне не нравится, что ты говоришь, Кость… Я пробудилась, у меня большое наследство от отца.
        - Думаешь тебе дадут вступить в это наследство? Твоя мать и сестра готовились к твоему пробуждению очень долго. Сейчас они тебя не трогают только потому что боятся меня. Но я не вечен. Пора тебе понять, что ты в безопасности только потому, что я рядом. А еще ты - моя слабость, которой воспользуются при первой же возможности. Поэтому я предлагаю выход.
        - Какой? - с опаской косится на меня Аннета.
        - Я убью тебя.
        - Что ты…
        - Не перебивай. Аннета Гвидиче. Я убью тебя. Для всего мира тебя больше не будет.
        Да, именно так. Это один из моих планов по Аннете. Были и другие идеи, но в сфере последних событий, самое лучшее - убить ее. Но Тени Шиилы не всегда прибегают к таким методам. Убийство - это самый крайний инструмент. Любое существо живым полезнее, если правильно всё обставить. Кто-то считает, что убить наследника престола - правильно. Я же считаю, что таких нужно прятать где-нибудь в крестьянских деревнях. На всякий политический случай.
        Выпрямляюсь, серьезно смотрю на свою супругу, повторяю:
        - Аннета Гвидиче, ты испаришься. Сольешься с Тенями.

* * *
        НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ.
        СТАРШИЙ СТРАЖ ГРУППЫ «ДЯТЕЛ».
        СЕРГЕЙ ВЕНИАМИНОВИЧ КРЫЛОВ
        Сергей надевает на Константина Кибу наручники. Тот не сопротивляется. Наоборот, сам подставляет руки. Несмотря на то, что по камерам отчетливо видно, что Аннета Гвидиче первая напала на Кибу, влупив ему пощечину, подобных происшествий никогда не случалось. Ученики как-то переживали за свое будущее и репутацию. Этот же…
        - Чего ухмыляешься? - рычит на Кибу Сергей.
        Они стоят у парадного входа. Холодный воздух проникает под форму Сергея. Он весь дрожит. По крайней мере, он заставляет себя верить, что дрожит именно от погоды, а не от происходящего и улыбки Константина Кибы.
        Несколько стражей снимают Аннету Гвидиче с навеса, кладут ее на носилки, пытаются откачать, но… девушка не оживает. Она провисела всего пару минут, прежде чем прибежали стражи, но этого оказалось достаточно. Никакие экстренные реанимационные меры не помогают. Сердце девочки просто не хочет жить…
        И все это под многочисленные камеры СМИ. Разогнать всех не получилось.
        Сергей мысленно ругается. Если бы не эти соревнования, то ситуацию можно было бы легко замять. Прецеденты в школы были разные, но сейчас…Ученик школы, да еще и представитель Вельтешафт повесил другую ученицу прямо у парадного входа. Директору не понравится такой удар по репутации школы. Весь мир будет об этом говорить.
        Сергей толкает в спину Кибу:
        - Вперед. Карцер тебя заждался. Я догадывался, что ты с головой не дружишь, но чтобы настолько. Надо было дать Клоушу убить тебя еще в тот день…
        Киба не отвечает. Он не отрывает взгляда от трупа своей жертвы. Его губы едва заметно двигаются. Сергей умеет читать по ним и знает, что Киба… считает…
        Триста один… триста два… триста три…
        Зачем он считает?

* * *
        ЧАСОМ РАНЕЕ…
        Жилое крыло. Апартаменты Константина Кибы.
        Я рассказал Аннете о своем плане и теперь смотрю на нее самым серьёзным взглядом, на который только способен. Она должна понять всю сложность дела:
        - Ты сможешь начать все сначала и окрепнуть, не боясь, что в один день меня не станет. Да, твоя мать и сестра вступят в наследство после твоей смерти, но не переживай. Когда придет время, ты сможешь вернуться и предъявить свои права. Но сейчас мы займемся твоим… воспитанием. Никто не будет знать, что ты жива, кроме меня.
        - Воспитанием? О чем ты говоришь, Кость? Я запуталась.
        - О том, что ты - мой запасной план, Аннета, - добродушно улыбаюсь я, касаясь щеки Аннеты тыльной стороной ладони. - Если я не справлюсь, ты закончишь моё дело.
        - Я не понимаю. Я…
        - Тс-с-с, ничего не говори.
        С самого начала, я понимал, что мне нужен САМЫЙ запасной план. Если я погибну, кто-то должен будет закончить мое дело. Проследить, чтобы магия явилась в этот мир.
        Сначала я думал, что возьму в ученики Кевина, но парень не подошел. Слишком мягок, харизматичен, публичен и себе на уме. Патрик? Хитер, эгоистичен, коварен, честен и верен с друзьями. Но слишком амбициозный фанатик своей семьи. Тернов? Туповат, прямолинеен, непредсказуем. Как ни странно, подошел бы еще Сэм, но я не до конца могу понять его мотивы. Так что я не нашел себе преемника в этом мире… Пока не встретил её. Казалось бы серую мышку в обличие недовольной аристократки. Одиночка без семьи, идущая против воли ненавистной матери. Без всяких связей и близких. Первое условие было соблюдено.
        Я успел поковыряться в голове Аннеты и понял, что она, возможно, справится… В меру наивная из-за возраста, но в ней уже есть как простачка, так и аристократка. Умна, понимает мир и людские чувства. Вот только она пока сама этого не понимает… Нужно ей помочь. Подтолкнуть. Раскрыть потенциал.
        И сейчас Аннета пробудилась. Значит, время пришло.
        Воспитание неофитов очень строгое, а я - Первый Хранитель храма Шейлы имею имею права от имени Её проводить их отбор и обучение. Это очень долгий процесс и в Варгоне на такую, как Аннета, я бы посмотрел с усмешкой, но сейчас… нет времени. Поэтому придется еще и облегчить методы обучения. Чтобы ненароком не убить девочку…
        - Ты начнешь все с нуля. Никаких матерей, никаких сестер - только я. Когда ты окрепнешь, станешь сильной, умной, достойной… - добавляю в голос пафосности. - Настанет время и ты явишься в мир… хм… пылающей звездой и предъявишь свои права на наследство отца. Да, я уверен, что в тебе не ошибся. С первых дней нашей встречи, я увидел в тебе мудрость, которой нет у твоих сверстников. Просто тебе надо время, чтобы ее раскрыть.
        Аннета чуть ли не задыхается от наплыва откровений и лести о себе, пытается что-то сказать, но я перебиваю:
        - Ты можешь отказаться, но есть ли в этом смысл? - ласково улыбаюсь. - В школе скоро наступит полный хаос. Может быть от нее вообще ничего не останется. А если меня убьют, твоя жизнь станет невыносимой.
        Аннета сидит на кровати, а я стою перед ней, отрываю руку от её щеки. Она тихо говорит:
        - Я… еще раз спрошу… Ты… хочешь меня спрятать? На случай, если умрешь? И еще чтобы я не мешалась под твоими ногами?
        - Грубовато. Но да - как-то так.
        Аннет мнется, на ее лице буря эмоций. Я терпеливо жду.
        - Мне страшно, Кость…
        - Это нормально. Но страх пройдет, когда ты с ним совладаешь. Как раз этим мы сейчас и займемся.
        - Ладно, Кость… Ладно. Если ты просишь и это нам поможет, то я тебе поверю, - Аннета поднимает на меня свои изумительные, очень глубокие глаза, полные спящей мудрости, и я очередной раз убеждаюсь, что не ошибся в ней. Как говорят Альвы, глаза - это зеркало души.
        Резко поворачиваюсь спиной к Аннете, чтобы она не увидела выражение моего лица. Скорее всего, оно грустное, но я не уверен.
        Ладно…
        Хорошо…
        Вперед Эйн Соф. Больше учеников у тебя не будет. Это не Варгон, где можно свободно выбрать одного из сотни, не считаясь с жизнями остальных.
        Итак. Второе условие выполнено. Она согласилась. Хоть и не до конца понимая, на что. Поэтому, я обязан предупредить:
        - Скажу лишь раз, Аннета. Ты можешь умереть. По настоящему. А если выживешь, то станешь… одной из сильнейших в этом мире. Но я не соврал, что у тебя есть выбор. Ты точно готова?
        - Угу…
        Третье условие выполнено. Она осознала, что может умереть. В этом я до конца честен.
        - Отлично. Как я и сказал, я повешу тебя. У тебя будет тринадцать минут, прежде чем ты умрешь. Может чуть больше, но это уже опасно. Мозг не живет дольше пяти минут без кислорода, но твое сердце будет иногда биться. Примерно один удар в минуту. Это что-то вроде анабиоза хладнокровных. К сожалению, люди не могут прожить в этом состоянии достаточно долго.
        В отличие от Альва. Не счесть, сколько раз я притворялся мертвым таким образом. Один раз очнулся уже в саркофаге. Было неприятно…
        - Тринадцать минут? О чем ты? Я не умею останавливать себе сердце, задерживать дыхание и всякое такое. Это что-то вроде медитации, да?
        - Тебе делать ничего не надо, - достаю из пиджака специальный кошелек из черной кожи, вытаскиваю из него тонкую иглу. - Это мой персональный пыточный набор… Шучу. Я сделаю парочку небольших… укольчиков и твое сердце начнет медленно останавливаться. Не бойся, это не больно. Ты просто уснешь через пару минут. Но повторюсь. Если не провести эту операцию повторно, то ты не проснешься и через тринадцать минут начнешь умирать уже по настоящему…
        Пауза.
        - Где ты научился этим иглоукалыванием?
        - Я расскажу тебе, если выживешь, - честно обещаю я.
        Сначала она должна пройти, так сказать, испытание. С сарканским ящером, конечно, биться не будет, но это дело не менее опасное.
        - Я… все равно не понимаю, - теряется Аннета. - Как я выживу, если ты хочешь меня повесить?
        - Я не повешу тебя за шею. Так будет казаться только со стороны. Нити поддержат весь твой вес за подмышки, а когда тебя будут снимать, я дам команду им распасться… Я уже делал так. От них не останется и следа.
        - Но… ты же успеешь меня спасти?
        - Об этом не переживай - я всё организую. Тебя отнесут в медицинское крыло. Там ты и очнешься.
        - Как? Вряд ли после этого тебя просто так отпустят гулять по школе. А еще… что ты будешь потом делать? Против тебя ополчится вся школа.
        - Именно это мне и нужно.
        - Не понимаю.
        - Поймешь. А теперь слушай. Мы разыграем все так, будто ты первая напала на меня. Но всё равно твое убийство будет слишком показательным, жестоким и во время соревнований, когда на школу смотрит весь мир. Уверен, что меня посадят в карцер до специального разбирательства. Но оно наступит в этот же день, потому что я единственный представитель Вельтешафт на соревнованиях и формально не нарушу никаких правил школы. Конечно, Вальты тоже могут ополчиться против меня, но на этот случай я знаю, что делать…
        - Подожди, Кость… Все слишком быстро. Если я… умру, то что будет дальше? Мне нужно новое имя, документы. Где я буду жить? На что?..
        - Я все организую. Не забывай, ты станешь тенью.
        - Звучит как-то… банально.
        Пожимаю плечами, сажусь на кресло:
        - Ну уж извини. Кстати, не думай, что я просто спрячу тебя и ты будешь спокойно отдыхать. Как и говорил, нужно расти… Ты же помнишь Лику, верно?
        - Лика? Девочка, твоя помощница, которая сбежала? Мы с ней не общались. Причем тут она?
        - Она работает в одном ресторане Москвы. Ты заново познакомишься с ней, расскажешь очень драматическую историю о том, как ненавидишь всё, что связано с буржуями, одарёнными и кланами. Как думаешь, если мы слегка изменим твою внешность, она тебя узнает?
        - Изменим внешность? Как это?
        - Поработаешь над своей дикцией, а еще прическа, цвет волос, грим и, возможно, немного пластической операции. Не смотри на меня так. Сделаем тебя еще красивее. Ты же не думала, что Зеруса может так просто умереть, а потом расхаживать по улицам, как ни в чем ни бывало?
        Верно. Тот, кто ступил на путь Теней, не должен существовать в этом мире. Каждая Тень Шиилы, когда-то «умерла» в прошлом.
        Аннета нервно хмыкает:
        - Ух, я уже начинаю сомневаться… А если она меня узнает?
        - Пару раз зайдешь в этот ресторан пообедать, посидишь, посмотришь на ее реакцию. Она будет знать, что Аннету Гвидиче убили, и ее подсознание не сопоставит какую-то похожую девочку с той самой Аннетой. Но если она вдруг спросит что-то вроде «а мы нигде с вами не встречались?», то ты уйдешь и больше никогда там не появишься…
        - Это безумие какое-то.
        - О, поверь, моя дорогая, чем безумнее планы, тем лучше они на тебя работают и удивляют врагов. Главное, не перебарщивать.
        - И зачем мне это делать, Кость? Зачем с ней знакомиться?
        - Она работает официанткой в ресторане Жанны Д`Арк. Знаешь же такую? Это она устраивает хаос в Москве. Лика мелкая сошка, но через нее можно будет попасть в эту «банду». Ты очень поможешь, если будешь моими ушами и глазами. Разумеется, лезть на рожон я запрещаю - это слишком опасно. Будешь в самых низах, не привлекая внимания. А потом посмотрим…
        - Оу, - выдыхает Аннета. - Слушай… Это, конечно, все интересно. Но зачем тебе это? И не говори, что ради Клуба и…
        Перебиваю:
        - А я разве еще не сказал? - достаю из кармана зубочистку. - Хочу стать Вознесенным и изменить мир. Вместе с тобой. Для этого нужно залезть во все щели. Никогда не знаешь, с кем придется дружить, а с кем воевать.
        Звук падающей Аннеты, наверное, услышали снизу. Она просто соскользнула с края кровати, плюхнувшись на попу.
        - Я… я знала…
        - Неужели? - уголки моих губ приподнимаются.
        Пока что пусть думает, что я хочу власти. А после того, как пройдет испытания, я расскажу больше.
        - Да! - глаза Аннеты загораются. - Вся школа только и говорит, что ты хочешь стать Магнаром, как минимум. Но Вознесенный?.. Я в тебя, конечно, верю. Но ты уверен, что не завысил планку?
        Наблюдаю, как Аннета забирается обратно на кровать, поправляет рваную юбку. Вздыхаю:
        - Есть еще кое-что, в чем нам нужно разобраться. Правильно ли я понимаю, что ты в меня влюбилась?
        Аннета открывает рот, краснеет как помидор. Во имя Шиилы, это неприятный момент. Ну что ж, раз случилось, ничего не поделаешь. Следовало ожидать чего-то подобного.
        - Хм… Аннета, мы с самого начала договаривались, что наш брак деловой. Но ты позволила чувствам…
        Теперь уже меня перебивают:
        - Да знаю я, знаю! Блин, Костя! Ну почему ты такой прямолинейный…
        - Потому что так мы лучше друг друга поймем. Поверь, возможно, я тоже тебя люблю, но, - глаза Аннеты расширяются, она становится не просто красной, а пунцовой, - э-э-э, но моя любовь иная и заключается не в том, кто с кем переспит, Аннета. Она намного глубже. Это я про Элеонору. Хотелось бы закрыть этот вопрос на будущее. Я буду любить тебя, как старший брат и учитель. А ты больше не будешь делать глупости и… бухать.
        - Меня напоили! - возмущается Аннета, но я добродушно отмахиваюсь.
        Так ладно. С Аннетой разобрались. Получилось чуть сложнее, чем я думал, ну и ладно. Она станет моей ученицей, хотя пока сама этого не понимает. Я немного подучу девочку и с её помощью подступлюсь к Жанне Д`Арк. Потихоньку нужно под нее копать. А проще всего это сделать человеку без прошлого - безликой и беспомощной девочке, одаренной математической суммой разума. Очень сомневаюсь, что банде Жанны не нужны такие редкие люди.
        Аннета будет стараться угодить мне, я уверен. Вижу, какие сильные чувства она испытывает. Давара Соф всегда говорила, что таких чувств нужно избегать. Но если уж столкнулся с ними, то не борись, а используй.
        В дверь стучатся. Подхожу, открываю. На пороге три стража.
        - Велено передать, - страж со сломанным носом шепелявит, держит в руках большую коробку.
        - Отлично. Проходите, ставьте сюда.
        Стражи ставят мне в ноги три большие коробки, удаляются. Ну вот и славно. Как раз этого я и ждал. Значит до вечера ждать не придется.
        Открываю одну из коробок, мельком оглядываю десятки зелий в специальных держателях.

* * *
        Пятьсот двадцать секунд… Пятьсот двадцать одна секунда…
        Если Аннета умрет, то я потеряю своего единственно и последнего ученика в этом мире. Времени найти других у меня уже не будет. Я и так затянул с этим делом. Нельзя рассчитывать только на себя. Любой план может пойти в бездну, а я уже давно перестал быть Тенью - слишком заметная фигура. За мной должен стоять кто-то невидимый… Да, девочка хоть не готова, но я попробую провести с ней один ритуал. Возможно, сработает и ускорит процесс обучения…
        Пятьсот двадцать три секунды…
        Итак, зачем мне усложнять свою жизнь её убийством? На это есть причина…
        Школа «Новая Эра» - крысятник, где правила разрешают и даже поддерживают стремления учеников убивать друг друга. Это не такая уж и тайна для узких кругов, но общая масса людей без понятия, что тут происходит из-за пропаганды и промывки мозгов. Это одна из причин почему по всему миру столько недовольных. Поэтому лишенные сейчас бунтуют. Но правда - сильнейший инструмент, и сегодня я планирую им воспользоваться. Я собираюсь создать еще больший Хаос, на время отвлекая кланы от перепалок друг с дружкой и поисков пазлов. Это даст мне чуть больше времени…
        Стражи ведут меня по вестибюлю как преступника, как убийцу. Лицемеры. Сколько детей погибло за этими стенами? Но только на публике вы это отрицаете. За закрытыми дверями своих домов вы убийцы, но с гостями - интеллигенты.
        Я положу этому конец вашими же методами, жалкие людишки. Но не потому что я благородный рыцарь. Не потому что мне жаль беляков. О, нет. Это их выбор. Они сами пришли сюда и не стремятся уходить, идя по головам своих сверстников ради шанса стать пробужденными и влиятельными в обществе.
        Я делаю это, потому мне нужен хаос, чтобы развернуться. Потому что пазлы БУДУТ собраны! Моя госпожа явится в этот мир и научит их как жить в равновесии и пользоваться Эфиром, не разрушая прекрасные миры!
        Вспышка. Еще одна. Десятки фотокамер делают фото, снимают видео, как меня ведут, будто я самый страшный злодей в мире. Ну надо же - повесил девочку. Какой кошмар. Где вы раньше то были?
        Корреспондент от СNN подобрался слишком близко. Я смотрю в его камеру, улыбаюсь:
        - Я - Константин Киба, Зерус главенствующего клана Вельтешафт, требую адвоката и проведения публичного расследования моего проступка в суда Совета Кланов в соответствии с пунктом семь, параграфа три международного закона «Об уголовной ответственности Аристократии и их правах». Заявляю, что я невиновен и все что сделал, во-первых, в пределах законодательства Российского Кластера и правил школы, а, во-вторых, является политической провокация третьими лицами.
        - О чёмя ви говорити-и-и? Какай-а-а-а провокация-я? - кричит из толпы китайский корреспондент.
        Сергей дергает меня за локоть:
        - Заткнись. Что ты несешь… Расходимся, дамы и господа! Парень немного не в себе! Нечего тут смотреть! Это ужасный инцидент, но мы во всем разберемся! Это внутренние дела школы!
        Вспышки. Гомон. Десятки вопросов сыпятся на меня от корреспондентов.
        Не обращаю на них внимания и, воспользовавшись суматохой выгибаюсь удавом, вырываюсь из хватки Сергея, отскакиваю в сторону.
        Щелк! Щелк! Щелк!
        Три стража молниеносно выхватывают стволы из кобуры, снимаю их с предохранителей, целятся в меня:
        - Константин Киба! Немедленно лечь на землю!
        Семьсот тринадцать секунд… Семьсот четырнадцать секунд… Тринадцать минут почти закончились.
        Ну же Тернов, где ты?!
        Именно ему я предварительно позвонил и пригласив к себе, показал что надо сделать с «трупом» Аннеты. Это очень сложная задача, поэтому я не уверен, что он справится. Я заранее предупредил Аннету о риске и она согласилась… Глупая девочка, надо будет объяснить ей, что иногда риски бывают слишком большие.
        Я знаю, что делают с трупами в школе. Обычно два медика очень быстро, чтобы не привлекать внимания, отвозят их в специальную лабораторию в мед крыле со всем оборудованием для эксгумации и крематорием. Да-да, в школе есть крематорий. Специально на случай всяких «непредвиденных ситуаций».
        Тернову нужно что-то придумать с медиками. Либо «уговорить», либо отвлечь, либо подкупить. Потом воткнуть иглу в шею Аннеты, чтобы она ожила. Сама эта задача уже на грани возможностей Тернова.
        Следующее - нужно имитировать кремацию Аннеты, а ее спрятать в лаборатории или где-то еще, чтобы никто этого не видел и не палиться на камерах. Она должна просидеть там столько времени незамеченной, пока я или кто-то по моей указке не вытащит ее из школы.
        Это сложнейшая задача номер два. Хотя бы потому что кремация Зерусы - опасное дело. Медикам будет очень тяжело оправдаться, нафига они это сделали. Пойдут ли они на такой риск ради денег - неизвестно. Может получиться так, что Тернова пошлют лесом, если он решит с ними договариваться.
        Я бы с этим, конечно, справился. Но двадцатилетние мальчишки обязательно где-то напортачат.
        Весь этот брифинг я провел перед Аннетой. Очень красноречиво объясняя тонкости и риски каждого момент. Тогда Тернов мрачнел на глазах и его сложно в этом винить. А Аннета… согласилась.
        В случае ее смерти, я потеряю только потенциального ученика, планы мои не изменятся… Так говорит во мне Эйн Соф…Но если Тернову удасться спасти ее, мне дадут знак. Я специально тянул время. Немного брыкался, спотыкался, препирался со стражами. До того, как меня уведут из толпы в карцер.
        Осталось всего мгновение до того, как Аннета умрет окончательно.
        Краем глаза разглядываю толпу. Никого. Только ученики и пресса. Тернова нет…
        - Лечь на пол, Константин Киба! Последнее предупреждение!
        Во имя Шиилы…
        Прошло четырнадцать минут тридцать секунд…
        Что ж…
        Видимо, настало время плана «Г».
        Глава 26. Быстрые, юркие, дерзкие
        Белая комната. Белый стол и белый стул. Ничего лишнего, что отвлекало бы Магнара Монтано от дел. Белый цвет - цвет успокаивающий, настраивающий на цель. Даже окон тут нет, а стены изолированы так, что ни один звук не отвлечет его от мыслей.
        Монтано Эдвайс…
        Имя отвратительное. Оно ему досталось по праву появления в этом мире. Орден Закатной Звезды дал ему другое имя - Алай Катаро.
        И сейчас Алай думает, как никогда прежде, ведь его цель так близка.
        Исталы. По его сведениям, у них сейчас два пазла. Откуда они взяли второй - непонятно. Алай очень грамотно мешал им в поисках и путал следы в школе. К сожалению, Исталы не идиоты и понимали, что кто-то им мешает. Поэтому-то Алаю пришлось организовать соревнование. Чтобы подобраться ближе…
        Вальтешафт. Они гордятся своей властью и силой, но в их распоряжении только один настоящий пазл. О двух других Алай позаботился. Он лично подменил биоматериал и избавился от носителей. До последнего пазла добраться не смог, потому что это сам глава клана - один из пяти Высших Советников, который превосходят по силе Алая. Это очень раздражает, что он один из немногих, кто с рождения не имеет сосуда, но при этом слабее…
        Филзели? Они хитры и почти неуловимы, но он знает их глав - они фанатики, заинтересованные лишь в деньгах и служении каким-то древним пророкам. Алай лично промыл каждому их них мозги, что было очень непросто. Но зато каков результат. Целый клан больше не заинтересован в пазлах, и они сами не догадываются, что это не их воля. Хотя это не мешает им браться за заказы и искать пазлы для других. Но с этим уж ничего не поделать. Он сам ни раз прибегал к помощи Филзели. Те с энтузиазмом пазлы как ищут, так и уничтожают их. Поэтому Филзели еще пригодятся…
        Новусы. Клан денег и технологий, но не магии. Они не хотят ее в этом мире. Боятся потерять свое технологическое влияние, поэтому всеми силами стараются, чтобы пазлы не собрали. В какой-то степени они союзники Алая Катаро - святого инквизитора Его Преосвященства Майна Второго.
        Джунсиначи… Эти самые опасные. Алай знает, что они собрали целых три пазла. Еще один фрагмент, и мерзкая паучиха добьется своего. Именно из-за Джунов Алаю пришлось задействовать сеть своих планов по дестабилизации мирового порядка. Военное напряжение, возникшее на границах - его заслуга.
        Вот только что-то не так…
        Алай Катаро откидывается на жестком табурете, стучит пальцами по столу. По какой-то причине все слишком затягивается. По идее, альянс Новусов и Вельтешафт давно должен был вторгнуться на территорию Исталов, втоптать их в грязь, уничтожив школу «Новая Эра», где уже каждая дворняга знает, что тут находится целое скопище потенциальных пазлов и ключей к ним.
        Но что-то все время идет не так. На уровне высших политиков какие-то недоговоренности, разборки, недопонимания. Алай потратил много сил и ресурсов, чтобы Новусы и Вальтешефт объединились. И что сейчас? Они сомневаются, грызутся друг с дружкой из-за каких-то пустяков.
        Этим воспользовались Исталы, как-то обыграли похищение дочери местного консула Джунсиначи и их отношения сгладились. Алай знает, что сейчас эти два клана обсуждают более плотные взаимоотношения.
        На глазах формируются два крупных альянса. А Алай понимает, что когда в мире образуются слишком одинаковые силы, то они не спешат противостоять друг другу военным путем, предпочитая разговоры и интриги.
        А еще ситуацию обостряют лишенные. Из-за действий этой Жанны Д`Арк, до которой Алай еще не добрался, целый пласт лишенного магией населения стал огрызаться на кланы, которые, в свою очередь, видят в них настоящую угрозу. Кланы понимают, что если они начнут воевать друг с другом, то это станет сигналом для лишенных, которые точно воспользуются тем, что их господа вцепились друг другу в глотки.
        Все это не может быть случайностью…
        Происходящее очень похоже на чей-то план.
        Алай Катаро закрывает глаза…
        Все это очень похоже на Варгон. Орден Закатной Звезды стал бы оплотом мира, если бы не паучиха и ее тени. Они как тараканы, всегда находили щели в которые пролезть. Грязными и совершенно непредсказуемыми методами они путали все планы Ордена.
        …
        Могли ли они попасть на Землю?
        Когда Алай покидал Варгон, то его убеждал сам Майн Второй, что это невозможно. Для ритуала переноса нужно огромное количество святого эфира и соблюдение особых условий. Паучиха не смогла бы перенести сюда своих теней.
        Но… это было много лет назад. Может, что-то изменилось?
        Алай открывает глаза, засучивает рукав, смотрит на знак того, что он не отсюда. Спиралевидная метка. Такую же нанес Майн Второй на тело ребенка еще в утробе матери, который должен был стать вратами из одного мира в другой. Когда ребенок рождается, он живет в любви и неведении, что ему предначертано умереть во имя благого дела. Он не знает, что каждый день в Ордене проводят ритуал десятки Инквизиторов, направляя свои силы в него.
        Вот только дитя все равно растет нездоровым. Он хрупок и слаб, медленно отдает свою жизнь метке, а в возрасте тринадцати-семнадцати лет, когда метка насыщается жизненным эфиром, он умирает… Умирает вопреки судьбе и логике мироздания, скрывая смерть от самой Вселенной.
        В этот момент открывается небольшая брешь между параллельными мирами и появляется возможность сделать небольшую… подмену в процессе перерождения. Душа ребенка устремляется к своему альтерэго в параллельный мир. В данном случае, на Землю.
        Найти родителей, способных родить того, чья душа связана именно с Землей, которой так заинтересовалась паучиха - отдельная сложность и способны на это только лучшие в плетении Эфира Жизни. Паучихе просто чужда эта магия.
        Таких детей было двое. Один для Алая, другой для Кэра… К их появлению готовились десятилетия. А уж чего стоило это Ордену - не счесть.
        Кэр… Кэр… Кэр…
        Алай лично видел метку на спине Константина Кибы. Да, в нем и правда есть задатки характера Кэра - это видно невооруженным взглядом… Алай с радостью бы проверил его получше, но нельзя. Рождение в новом мире очень опасно и вмешиваться неразумно. Душа Кэра еще не закрепилась в новом теле, а разум бывшего носителя может очнуться и сопротивляться, если сильно давить. Поэтому перенос и проводится в заурядных людей. Если бы Алай попал в какого-нибудь Высшего Советника, то его душу задавил бы сильный разум, как букашку.
        Но…
        Алай вздрагивает, открывает глаза. Он только что посмел сомневаться в словах Майна Второго. Он только что допустил возможность того, что… Его Преосвященство ошибся.
        Что если пауки придумали, как попасть на Землю? С чего вдруг в Ордене решили, что если паучиха смогла засунуть в этот мир Эфир, то не сможет сделать это со своими слугами, бездумно выполняющих любой каприз своей темной королевы?
        Что если… нас всех обманули? Весь Орден Закатной Звезды обманули?
        Алай встает, подходит к белоснежной стене, кладет на нее ладонь, думает…
        Если бы только Кэр был тут, то он бы разобрался… Уж он бы точно сделал то, что у Алая не получается уже десятки лет.
        Видимо, нужно рискнуть вернуться в школу. Алай уехал оттуда, как только узнал, что Глава Исталов посетил соревнования, чтобы не мельтешить перед глазами этого сумасшедшего старика.
        Алай достает из белого пиджака телефон, набирает номер:
        - Подготовьте машину к поездке в «Новую Эру». Так, и… узнайте, Константин Киба все еще там или… - Алая перебивают, что бывает очень редко. Он внимательно слушает.
        Повесил аристократку? Зерусу Аннету Гвидиче? Свою жену? Прямо у входа? Зачем? В чем смысл?
        - Вот как, - спокойно реагирует Алай и сбрасывает вызов.
        Это выходит за все рамки. Алаю нужно заниматься Джунсиначи, а не этой ерундой. Или… это не ерунда?
        Какое-то время Алай Катаро задумчиво смотрит в пустоту и… ласково улыбается, сжимая телефон так, что на пол сыплются лишь пластмассовые огрызки.

* * *
        ХИДАН МАЦУО.
        ГЛАВА СЕМЬИ МАЦУО.
        КОНСУЛ ДЖУНСИНАЧИ В РОССИЙСКОМ КЛАСТЕРЕ.
        Кэра заперли и приставили охрану. Трое людей следят, чтобы этот проныра никуда не делся. Хидан и так рисковал, доверив врагу Джунсиначи пару тайн. Но нужно признать - этот странный человек очень сильно ему помог. Даже навел на один из пазлов, сам того не понимая. Вот только его мотивы Хидану непонятны. Он не верит, что этот Кэр просто хочет «получить прощение клана» и «служить верой и правдой». Или как он там выразился?..С таким гениальным умом это слишком дешевые цели.
        Хидан Мацуо находится в лаборатории под додзё. Вокруг много аппаратуры, о смысле которых он знает лишь смутно. Что-то все пищит, реагирует, светится. Москва - очень удобно расположена для таких дел, а из-за коррумпированности кластера можно достать всё, что угодно. В Токио это было бы намного тяжелее.
        Сам глава Джунсиначи Айро-сама вкладывает в эти исследования огромные деньги. Технологии и сумма Джунов - вот что воплощает лаборатория под имением Мацуо. Использовать сумму вместе с технологиями пока научились только Джунсиначи. Разумеется, не без помощи умений и технологий других кланов. Похищение, шантаж, подкуп, инсайд - Джунсиначи лучшие в этом, уступая только Филзели, которым никто не доверяет. Многие считают, что азиатский клан слишком гордый и надменный для подобного ведения дел. Но мало кто знает, что по всему миру разбросаны целые сети их подпольных организаций с похищенными учеными и одаренными из других кланов.
        Да… Хидан Мацуо - главный среди тех, кто отказался от чести, ради будущего клана. Он пользуется всеми возможными грязными методами гайдзинов. Но именно благодаря ему Джунсиначи за последние месяцы и нашли еще два пазла. Остался последний…
        Перед Хиданом сидит, уткнувшись в монитор с какими-то графиками, Ичиро - гениальный ученый и инженер Джунсиначи.
        - Что скажешь? - сурово спрашивает Хидан по-японски.
        - Карта сгенерирована, Мацуо-сама… Но есть сложности с расчетом…
        - Хватит этой научной белиберды, Ичиро. Говори прямо и по делу.
        - Слушаюсь. Сейчас компьютер может рассчитать генеалогическое древо для трех тысяч семей. Для большей результативности нужно больше вычислительной мощности. Оперативной памяти пока хватает, но если бы мы достали еще хотя бы парочку процессоров Новусов…
        - Нет. Мы и так привлекли много их внимания. Работай с тем, что есть. Мы уже нашли три пазла из четырех. Неужели так тяжело найти последний? Мы предоставили тебе тысячи биоматериалов…
        - И этого хватило для того, чтобы найти три пазла, Мацуо-сама. Но не для того, чтобы найти все, - вздыхает, замечая суровый взгляд господина. - Есть еще один вариант. Я могу перенастроить вероятностные фильтры, чтобы сгенерировать совместимость ключей и…
        - Проще, Серано.
        - Я могу найти тех, кто с большей вероятностью является родителем четвертого пазла. Мы можем… ммм… провести селекцию. Самостоятельно свести нужного отца с нужной матерью, которая родит носителя четвертого пазла. Так… ага… нам нужен предок Третьего. Вот с этим большие сложности…
        - Почему?
        - Потому что предки Третьего - самый редкий ген. В основном это… хм… фрагоровцы. Пазл нужно искать среди них. А они проживают, как мы знаем, в радиоактивных областях. Кстати, очень удачная пара для такого гена - азиатская.
        - Ты хочешь сказать, что нам надо… - с отвращением морщится Хидан. - …бесчестного уродца Фрагорца скрестить с Джунсиначи?
        - Не обязательно Джунчиначи. Любого подходящего… Но в моей базе таких немного, Мацуо-сама. Самое неприятное то, что Фрагоры почти все бесплодны…
        - А если мы найдем таких? Какими еще мерзкими методами ты хочешь замарать мою честь, Ичиро?
        - Кхм… стволовые клетки и кровеносная система формируется где-то с шестой недели развития плода. К сожалению, извлечение пазлы убьет плод и, возможно, мать…
        - Достаточно, - Хидана просто разрывает от отвращения к таким методам, но он не показывает вида. Всё ради клана. - Что еще?
        - Найти репродуктивного Фрагорца с соответствующим геном это то же самое, что искать рисинку в водоеме… У нас очень мало их генеалогических образцов, и компьютер вряд ли что-найдет, ведь…
        ПИ!
        Ичиро замирает, моргает, будто не верит тому, что выдал компьютер.
        - Что такое? - настораживается Хидан.
        - Н… нашел…
        - Что нашел?
        - Подходящего фрагорца…
        - Фрагорца, который наведет нас на подходящего, но бесплодного родителя пазла?
        - Лучше, Мацуо-сама… компьютер нашел по базам ту, которая родит пазл с вероятностью двадцать три процента. Но если скрестить ее с подходящим азиатским геном, то вероятность увеличивается вплоть до шестьдесят семи процентов в зависимости от качества гена.
        - Кто это? Говори.
        - Секунду, сейчас проверю… так… кровь была… ммм… добыта вашими людьми в банке биоматериала Исталов… Та-а-ак… Ага… Биоматериал был взят у нее при вступлении в должность учителя «Основ сумматики» в школе «Новая Эра». Элеонора Шмидт…
        - Шмидт? Я слышал о ней. Моя дочь обучалась у нее…
        Ичиро что-то выбивает в интернете по-английски, заходит на сайт школы Новая Эра, ищет, читает. Заходит на один сайт, другой, третий…
        - Это еще что такое? - сводит брови Хидан Мацуо.
        - Полагаю, фанатский сайт вашего… особого консультанта Константина Кибы. Я вбил в поисковике имя Элеоноры и оно привело меня сюда, Мацуо-сама.
        - Хм… Опять он. И? Причем тут Шмидт?
        - Очень даже причем, Мацуо-сама. Я даже не знаю, хорошая это или плохая новость, но Элеонора Шмидт, если верить этой писанине, беременна от Константина Кибы. А он на удивление очень удачный для нее кандидат. Азиатские корни, сам без пяти минут пазл… Мы проверяли его, помните?
        Хидан Мацуо морщится. Наглый мальчишка его родственник по линии Кибы. Его биоматериал показал, что тот может оказаться пазлом с вероятностью семьдесят три процента. Хидан надеялся, что не придется оперировать собственную дочь, которую он прятал от мира много лет. Что получится извлечь пазл из мальчишки. Извлекли… Но не пазл… Мальчишка оказался пустышкой.
        А потом Акане похитили, гайдзины извлекли пазл уже из нее. Это страшный позор для отца. Но раз уж его дочь нашли живой в процессе операции, то он, скрепя сердце, этим воспользовался и тоже извлек из нее пазл - рисков сделать хуже уже не было. Теперь у Джунсиначи есть три пазла.
        Когда Хидан найдет этих паршивых гайдзинов, похитивших его единственную дочь, то может отблагодарит их быстрой смертью. Они сделали то, на что у него не хватало духа. Хотя нет. Они умрут страшной смертью. Джунсиначи знают, что такое кровная месть.
        Зато больше нет никакого смысла сватать Акане китайцам, чтобы спрятать её. Семья Ито никогда не нравилась Хидану. А этот наглый мальчишка Саске давно напрашивался на воспитательную порку бамбуковыми палками.
        Хидан резко разворачивается, кладет ладонь на рукоять своей катаны и выходит из лаборатории. Мальчишка все-равно смог ему послужить. Такую удачу нельзя упускать.
        Джунсиначи может стать самым могущественным кланом из новой истории.
        Пора действовать. Действовать быстро, кардинально и не считаясь с потерями.
        Элеонора Шмидт… Последний шаг господства Джунчиначи.

* * *
        Я сижу с закрытыми глазами, отстраняясь от болтовни людей. Сегодня был… особенный день.
        Семь часов тринадцать минут назад стражи угрожали мне в вестибюле школы. Я готов был прибегнуть к последним средствам, но… Тернов явился в последний момент, держа руки в карманах. Это и был знак, что все прошло успешно и Аннета спасена. Уж не знаю, как он это сделал, но сейчас не до этого. Стоит лишь поставить Вадиму Тернову метку «способен на большее, чем кажется».
        Меня отвели в карцер школы - небольшое помещение без окон и дверей. Проход открывался под воздействием предметной суммы, а сами стены были ею усилены. Сбежать нереально, и мне оставалась только удивляться, как это смог сделать тот негритенок, которого я когда-то убил в лесу.
        Хм, надеюсь мои заранее подготовленные послания с указаниями дошли до адресатов и…
        - Сэр Зерус Константин Киба, вам есть что сказать?
        Открываю глаза. Судебный зал, пресса, куча свидетелей и просто незнакомых мне особ. Поразительно, как быстро организовали разбирательство и ознакомились с материалами дела, когда запахло жареным. Я вот думаю, судья хоть что-то успела понять? Или так - один убил другого, надо прилюдно осудить. Хотя она вроде не судья, а что-то вроде политического рефери среди аристократов. Проводит досудебные разбирательства. Я читал об этом в правовых законах для аристократов. У них даже законы свои - особенные. Для смердов одни, для элит другие.
        Многие явились по делу об убийстве Аннеты Гвидиче. Тут же находятся и ошарашенные медики, которым было поручено провести осмотр тела Аннеты. Вот только Тернов сделал всё, чтобы этого не случилось. Медики утверждают, что сожгли тело согласно «регламенту». Хотя все регламенты были жестко нарушены, о чем этим же медикам и сообщил недавно судья. Теперь они, по сути, такие же соучастники преступления, как и я.
        Понятия не имею, что с ними сделал Тернов - возможности расспросить его у меня не было. Но очень интересно, как он это провернул. Обязательно узнаю при первой возможности. Если мы все переживем сегодняшний день…
        Миссис Гвидиче, мать Аннеты, всхлипывает. Она очень неестественно промокает глаза платком. Мол, моя бедная доченька. А сама ведь рада до безумия, что та не успела вступить в наследство.
        Перед заседанием со мной… поговорили. Все, кому не лень. Сначала в карцер наведался лично директор школы, недвусмысленно объясняя, что между нами закончились все договоренности и я сам в этом виноват. Мол, во что бы я не играл и кем бы ни был, я перешел все границы. Я ему ничего не ответил. А зачем? Я получил, что хотел. Сотни зелий на любой вкус и цвет. Просьба предоставить мне свободу в школе была лишь отвлекающим маневром, чтобы отвести взгляды от моей настоящей цели.
        Потом пришли трое Вальтов, один из которых адвокат. Если отсечь их предупреждения, угрозы и прочую воду, то они потребовали, чтобы я при разбирательстве кивал головой, предоставляя все слова адвокату. Мол, это единственная моя возможность не стать преступником. Из их слов я понял, что прикрывать меня будут в последний раз. Используют, чтобы замять это неприятное дело и всё - конец моему членству в клубе элит. Даже в соревнованиях мое участие станет не так важно. От меня постараются избавиться.
        Больше всего меня напрягло, что среди этой троицы не было Монтано Эдвайса. Я думал, он будет один из первых, кто захочет со мной пообщаться.
        Ну вот и всё…
        Судья смотрит на меня…. По сценарию я должен ответить «Мне нечего сказать, за меня всё сказал адвокат»…
        А что там мой адвокат заявил всем этим корреспондентам? Что Аннета Гвидиче нарушила правила школы, находясь в состоянии алкогольного опьянения, и много свидетелей, что она была на меня зла на почве ревности. Это первое. Второе - в нашей комнате обнаружили склянку с непонятным содержимым. Мол, предварительный анализ моей крови показал, что Аннета подмешала в графин с водой в моей комнате наркотики. Видимо, с целью усыпить или даже убить. Но не учла, что я давно употребляю зелья Исталов и имею хорошую сопротивляемость ядам. Ну да, этого я особо не скрывал, часто тренируясь в яме и прихлебываю уже первую ласточку. От этого пойла многим сводит желудок и крышу, и они не в состоянии даже двигаться. Я же тягал при этом тяжести, которые не смог бы поднять чемпион мира по тяжелой атлетике.
        В общем, вместо ожидаемого эффекта смерти я впал в состояние неконтролируемого гнева и когда Аннета на меня напала, ничего не смог с собой сделать. СМИ заливали в уши, что девочка сама виновата. По сути, совершила непреднамеренное самоубийство. Такую формулировка использовал адвокат.
        Оправдание меня - самый легкий способ закрывать это дело, не привлекая внимания мира к делам аристократии и безумным образовательным учреждениями. В этом заинтересованы все кланы. Сделать девочку виноватой - самый легкий способ не развивать эту тему и сохранить лицо элит.
        Встаю с места. Лицо адвоката становится напряженным.
        - Конечно, мне есть, что сказать, Ваша Честь.
        - Что вы делаете, Константин? - дергает меня за рукав адвокат.
        Я делаю шаг в сторону, недовольно на него смотрю:
        - Пожалуйста, не дергайте меня за одежду. Я помню, что вы и ваши наниматели требовали, чтобы я сказал. Но этого не будет. Я рискну своей жизнью и скажу, что произошло на самом де…
        Судья заметно нервничает:
        - Дело уже почти закрыто, Константин Киба. Ваши последние слова лишь формаль…
        - Ваша честь, - вежливо перебиваю ее. - Разве согласно седьмому параграфу «О правах Аристократии» мои слова можно считать «просто» формальностью? Я бы хотел воспользоваться своим правом высказаться по делу, в котором одновременно являюсь главным подозреваемым, обвиняемым и потерпевшим.
        От моего взгляда не ускользает, что судья с адвокатом нервно переглядываются.
        - Говорите, Константин Киба. Но не затягивайте. Не хотелось бы усложнять совершенно очевидное дело, если вы понимаете, о чем я.
        - О, отлично понимаю. Итак, - я протискиваюсь вдоль длинного стола, выхожу прямо в центр зала, поворачиваюсь к суду задом, а к СМИ передом. - Первом делом, я хочу сообщить, что никто меня не травил. Доказательством служит то, что кровь у меня на анализы никто не забирал, - засучиваю рукава, подхожу к одной из камер. - Знаю, что отсутствие следов от уколов не самое веское доказательство, но не думаете же вы, что у меня ее забирали из пятки, верно?
        - Константин Киба, - повышает голос судья. - У меня на руках официальный документ из аккредитованной лаборатории, которая….
        Опять перебиваю:
        - …является доказательством фальсификации и вашего нежелания этого замечать. Я лично утверждаю, что никакой крови у меня не брали и все, что говорит мой адвокат - чистая ложь.
        В зале гул. Десятки допущенных корреспондентов задают мне вопросы, но судья стучит молотком.
        - Тишина! Тишина, или вас выведут из зала суда!
        И стало тихо, как в гробу. Каждый понимает, что достаточно одного маленького повода, чтобы все камеры из зала убрали.
        Продолжаю:
        - Как вы все знаете, школа неодаренных «Новая Эра» - режимная зона. Она закрыта от цивилизации огромным забором, а любое разглашение того, что там происходит - уголовно наказуемо на территории всех Кластеров. Но Отборочные Соревнования - единственные дни, когда в подобные заведения допускают СМИ. Именно поэтому мне удалось привлечь внимание мира до того, как это дело замяли. И сегодня я расскажу вам всю правду об этом заведении убийц, интриганов и коварных ублюдков.
        - Константин Киба, ваши слова никак не связаны с делом! - срывается на визг судья.
        - Еще как связаны, Ваша Честь. Давайте начистоту. Я убил девочку. Я - злобный ублюдок, который пошел на это, чтобы показать вам, что я… и правда невиновен. В школе новая эра - убийство - это норма вещей, закреплённая внутренними правилам и законодательствами страны. Согласно пункту пять внутреннего регламента школы, убийство пробужденного допускается другим пробужденным в случае самообороны. Никаких уточняющих моментов о превышении мер самообороны нет. Вы, - кивая я в сторону юриста школы. - Скажите, сколько официально погибло детей в моей школе за двадцать второй год? Молчите? А скольких из них ваши правила довели до самоубийства? М? Сколько неодаренных избито, покалечено другими одаренными? В вашей официальной статистике указывается, что неодаренных в школе называют беляками и используют как мусор? Нет. А то, что клан Амарэ состоит из десятков детей, похищенных у простых людей, сказано? Что у вас целый зоопарк… о, простит… детский сад из детей, которым промыли мозги. Сейчас они - бездушные машины убийств, управляемые теми, кого вы называете «няньки». Если думаете, что это бред сумасшедшего, то у
меня есть куча доказательств на моем сайте. Там есть специальный раздел, который открылся только сегодня. Я долго копил эти материалы…
        Снова удары молотка. Да такие сильные, что половина зала вздрагивает. Ведь было так тихо - только мой голос отдавался эхом от стен.
        - Обвиняемый! Последнее предупреждение!
        Ого. Теперь я уже обвиняемый.
        - В чем вы меня предупреждаете, Ваша Честь? Каждый из присутствующих здесь читал седьмой параграф о правах аристократов. Как аристократ, я имею право говорить что угодно в течение десяти минут, если это не оскорбляет суд. А я со всем уважением отношусь к суду.
        Судья краснеет от злости, поджимает губы, но не отвечает. Я продолжаю:
        - Я убил девочку, потому что имел на это право. Я невиновен. И именно это хотят от вас скрыть. Что можно быть невиновным, жестоко убив в заведении, которое называет себя «школа». Вы все знаете слухи об этих заведениях. Вы знаете, что много детей возвращаются другими после обучения или не возвращаются вовсе. Вам всем объясняли, что сумма опасна, что вы принимаете риски, подписывая договора о зачислении. А потом ваших детей убивает какой-нибудь… аристократ. Если вы обращаетесь в полицию или пытаетесь разобраться в этом деле, то вас культурно, а потом не очень просят заткнуться. И вы затыкаетесь… Такова ваша жизнь, - сую руки в карман, ухмыляюсь. - Я - аристократ в титуле Зерус убил ни одного ребенка. И ничего мне за это не будет, правильно, Ваша Честь? И не потому что мой адвокат выдумал историю, что меня напоили. А потому что я официально имею на это право. Я имею право убивать. Конечно, никто не будет связывать с членами кланов но ведь беляки… беспомощны, верно? Кстати, я могу уже идти? Потому что Аннета Гвидиче ударила меня первая, что видно на записях, которые вы показали пять минут назад всему
миру. Вы подтвердили, что она напала на меня первая. У меня просто плотный график. Сегодня по плану убить еще троих беляков. А завтра у меня еще и соревнования. Нужно защищать честь Вельтешафт, так сказать… Школа «Новая Эра» такое замечательное заведение… - показательно смотрю на запястье руки. Наручных часов у меня нет.
        Вот теперь у вас всех действительно прибавится забот. Все пять великих кланов будут расхлебывать кашу в своих учебных заведениях. Вам придется долго и усердно оправдываться, успокаивать народ. Вам придется придумать кучу фейков и лживых историй, подделывать документы, заливать в уши. Сегодня ваши приоритеты сильно изменятся. Вам будет не до внешних политик и разборок друг с дружкой. Зародится настоящий хаос с маленькими лазейками порядка, которыми я и воспользуюсь.
        Если раньше кланов боялись и закрывали глаза, то сейчас другое время. Время, когда беляки окрепли, стали огрызаться. Но этого недостаточно…
        Поэтому я подлил немного масла в огонь…
        Мне же пора покинуть школу навсегда и заняться обучением Аннеты, организации своего клана и поиском оставшихся пазлов. Будущее школы теперь очень туманно. Там для меня стало слишком опасно. Я заперт в ней, как в большой тюрьме и не могу сосредоточиться на поиске пазлов, думая только о своей безопасности. Каждую ночь ко мне могут наведаться убийцы или, что еще хуже, лично Монатно Эдвайс. Холодным голосом он скажет, что я не Кэр и перережет мне глотку.
        Так что пока кланы заняты дрязгами друг с другом и разборками с лишенными и беляками, я буду под шумок искать оставшиеся пазлы. Теперь у меня чуть больше времени.
        Вот только сейчас моя защита только она…
        Публичность.
        Смотрю на десятки камер. Пока я на виду - я в безопасности. Нужно найти момент и… скрыться с глаз всех, кто заточил на меня длинные зубы.
        Если школа уцелеет, то в ней останется достаточно моих людей. Мое присутствие стало не обязательно. Теперь учеников не будут убивать, допрашивать, пытать и похищать. Слишком много внимания приковано к «Новой Эре». Мне больше не стоит сильно переживать, что пазлы легко потеряются из-за клановых разборок.
        Тишина…
        …которую прерывает грохот захлопывающейся двери. Все в зале оборачиваются.
        Явился Магнар Монтано Эдвайс.
        Наши взгляды пересекаются…
        Гниль подземная…
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к