Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Эльфанутый Дмитрий Ра
        Это мы не проходили... #2
        Туда, сюда, обратно - очень всем приятно. Становление Великого Героя Школьника продолжается. Анаконда сыта. Кентавряша довольна, но ее дальнейшая судьба неизвестна. Безнационалистическое государство продолжает развиваться, но ушастые против. Сможет ли эльфийский ужик доказать свою правоту или рассосизм восторжествует?
        «Попаданство», где у эльфиек в кишках не радуга. Продолжаем пытаться соединить атмосферу, где ГГ хочется сопереживать, с юмором и трэшом. Беременным(,) детям и тонким натурам читать все еще противопоказано. Даже не пробуйте. Все стало еще хуже. Важно: акцент сюжета не на постельных сценах и гендерных сомнениях ГГ.
        ДМИТРИЙ РA
        ЭЛЬФАНУТЫЙ
        ОТ АВТОРА:
        - Присутствует еще больше нецензурной лексики (автор сошел с ума и стал путаться, где она уместна, а где нет. На всякий случай использует ее в тексте эльфийской колыбельной песенки)
        - Чтиво легкое, но с «привкусом». Для расслабления после тяжелых будней. Чтобы получить удовольствие от книги, это нужно четко понимать.
        - Прежде чем читать, посмотрите определения слов «моралфаг, моралист, эксгибиционист». Если вы относите себя к таковым и станете читать - вам не понравится. И не надо мне об этом писать. Я в курсе:)
        - Комментируйте, подписывайтесь, приседайте по утрам. Для автора это лучшая награда. Спасибо, что читаете:)
        П.С. Отдельная приписка для тех, кто читал другие мои произведения: это не то, что вам кажется. «Философские изыскания» в других моих книгах. Я предупредил?

* * *
        Глава 1. Серые булочки
        Воу, полегче с такими сиськами…
        Вверх-вниз, вверх-вниз. Туда-сюда-обратно, о боже, как приятно.
        А эта идеальная задница, прикрытая фэнтезийными трусами из жесткого металла? Так и хочется спросить, не натирает ли клитор. Может там уже мозоль одна? Ну серьезно, там же…
        - Ц!
        Ну цыкни еще раз что ли. Стерва столько раз цыкала, что у меня развился нервный цык. Тьфу ты! Тик!
        - Не смей так смотреть на леди Астарию, порочный! - зашипел смазливый темный гомик. - Иначе лишишься не только языка.
        Я недовольно посмотрел на ловчего сквозь решетку.
        Да, меня посадили в клетку. И теперь везут по единственному тракту в диком лесу. Медленно, неспеша. Редкие караваны останавливаются. Глазеют на интересную процессию. Три клетки, одиннадцать орков и один эльф без языка. Хорошо хоть я ВИП персона. Посадили отдельно от зеленых интеллигентов.
        А еще у них нет лошадей. Клетки на колесиках тащат земляные големы. Намного круче, чем мой колобок с членом.
        Впереди всех шагала царица Астария. Наглая стерва. Но как же она виляла бедрами! Бедные эльфийские мужики покрывались испариной, борясь с желанием наброситься на нее, связать и грязно выебать прямо на тракте, пустив по кругу.
        Но я не парился и пялился. Даже позволял себе довольно скалиться. Вот эльфы с этого бесились. Эх, был бы язык - похвалил бы ее за шикарный выбор шмоток в стиле rule34. Кстати, мне еще не надавали по морде только потому, что я какой-то там порочный. Хе-хе. Меня нельзя трогать и убивать. Это считалось недостойным делом. Что-то вроде убрать дерьмо за своей собакой в центре Москвы для Насти «Рыбки». Дело в том, что меня обязательно нужно казнить по особым правилам. Какое-то «опустошение». Не знаю, что это, но вряд ли эльфы хотят до смерти опустошить мою мошонку ртом королевы Астарии.
        Наслаждаться безумной красотой стервозины мешало переживание. Зудело от мысли, что я не знаю, как там мои приспешники. Кентавряша… За нее я переживал больше всего. Она так и осталось в городе, не дождавшись помощи. Чувствовал я себя из-за этого паршиво. Рыцари всегда должны возвращаться, если уж обещают.
        Еще и Кая с Бомом и Гымом. Пока они сваливали, я сдерживал эльфов сколько мог. Наверное, минут пять серокожие месили моего голема. Разорвали в клочья. Но очень уж вряд ли, что они не увидели, как три орка скрылись в лесу. Одна надежда - может им было западло ими заниматься. Все-таки город горел, да и других орков хватало.
        - И больше не смей подымать головы, - с ненавистью сказал эльф.
        Придурок посчитал, что я внял его словам, поэтому погрустнел. Этого смазливого эльфенка все звали Реорданом. Высокий, с черными прямыми волосами по плечи и пидорской серьгой с зеленым камнем на левом ухе. И он единственный в пределах видимости имел достаточно маленький Сосуд Души для переселения. Вот уже вторые сутки я пытаюсь привлечь внимание этого «Шепчущего клинкам». Да, вот такое вот название юнита. Если взять любую стратегическую компьютерную игру, то они вторые после крестьян или рабов. Рядовые воины.
        И, честно говоря, я уже начал отчаиваться. Темные эльфы настойчиво продолжают меня игнорировать. Только разглядывание попки королевы заставляет их беситься и как-то на меня реагировать. Завидуют, парни.
        А ведь мне надо коснуться Реордана. Чувствую, что, когда я доеду до Гашарта, возможности спастись будет намного меньше. Либо сразу повесят, либо посадят в тюрягу. А надеяться на то, что мне попадется там маленький сосуд - гиблое дело.
        Как только я ни пытался его провоцировать. Скалился, строил рожи, бился головой о металлическую решетку. Даже пытался голема вызвать. Но магия не работала. Эльфы поставили какие-то глушилки. Самой эпической моей попыткой стало выковыривание коз из носа и швыряние их в эльфов. Результатом стали только очумевшие взгляды. Ну а что? С оркАми жить, по орчьи… не знаю даже… срать? Прости, Эльдарион. Надеюсь, я не сильно посрамлю твою честь или что там у эльфов. Уж больно жить хочется. Компенсирую это помощью твоей семье. Надеюсь.
        - Леди Астария, - обратился к сексотке один из эльфов, посматривая на меня, - похоже порочный лишился рассудка. Он… я даже не знаю, как это объяснить.
        Тогда-то смазливая командирша и удостоила меня взглядом в первый раз. И, конечно же, именно в этот момент я сосредоточенно и с открытым ртом целился козявкой в Реордана.
        - Убожество, - скривила она точёное личико. - Сделайте так, чтобы я не видела это… уродство.
        А вот сейчас обидно было. А что бы ты сказала про Бома и Гыма, а? Они, между прочим, мастера спорта по козюлеметанию!
        Ну ладно, как-нибудь переживу это унижение. Сейчас важнее другое. Рео очередной раз увернулся. Его поставили сторожить мою клетку, поэтому выйти из пределов моей досягаемости он не мог. Но, сука, он хорош. Очень хорош. Настоящий профессионал. Где-то тренировался…
        Но все рано или поздно проигрывают. Я его перехитрил. Нащупал его слабое место в виде округлой и сладкой попы Астарии. На этот раз я стал покачивать головой в такт виляния ее бёдер. Туда-сюда, туда-сюда. Бедный Рео от злости сменил цвет с серого на розовый…
        И именно в этот момент, я не глядя щелкнул пальцем. Метко пущенная коза засела у парня прямо на верхней губе.
        - Во имя Ашхаи! - заревел эльф. - Я пытался!
        Парень размахнулся кулаком в услужливо подставленную между прутьями морду. Только вот боль от удара в челюсть почувствовал уже не я. Контроль над маной стал неплохой. Достаточно доли секунды, чтобы перекинуться местами.
        Яркая вспышка, несколько глюков о прошлом и будущем и вуаля…
        Поприветствуем нового Реордана!
        Поприветствовали меня соответственно поступку. Знатным ударом в морду. Стерва сорвалась с места и проехалась по моей нежной щечке тыльной стороной латной перчатки. Был бы орком, даже не почувствовал бы. А сейчас почему-то захотелось заплакать. Серого пупсика обидели.
        Не сгибая ног, Астария нагнулась надо мной. Серенькие мальчики позади нее чуть не попадали в обморок от выброса тестостерона.
        - Реордан, - мило улыбнулась она и посмотрела на меня своими кроваво-красными зрачками, - что это было?
        Таак, а вот это опасный момент. Что я успел узнать об этом эльфе? Ну он без ума от Астарии и та это знает. Она, конечно, вся из себя недотрога. Но я-то вижу, как она вертит мужиками. Нет, она не соблазняет их в открытую. Стерве достаточно моргнуть, скривить губки, сказать томной интонацией, и кобели кончают в свои латные подгузники. И Реордан был в первых рядах этих подкаблучников.
        Итак, включаем режим имитации:
        - Простите, леди Астария, - запищал я. - Он невыносим. Я очень долго терпел. Посмотрите сами, - кивнул я в сторону бывшего себя.
        Это надо было видеть. Порочного Эльдариона колбасило так, что все пялились только на него. Колонна остановилась. Эльф шипел, плевался, бился головой о прутья и почему-то тыкал пальцами то в меня, то в самого себя.
        - Обезумел, - с грустью покачал я головой.
        Прости, дружище. Так уж получилось, что я не рыцарь, не добряк. И меня закинули в жестокий мир, где выживает сильнейший. Да и вообще, я видел с каким удовольствием ты потрошил орка. Провернул клинок ему в пузе и лыбился как гнида последняя. Теперь познай же силу вселенского возмездия!
        Астария выпрямилась, а мужики резко развернули головы во все стороны. Мол, мы не смотрели. Девушка подошла к клетке.
        - Что-то случилось, порочный? - пропела она сахарным голоском. - Так хочешь покаяться Ашхае за свой позор?
        Эльф продолжал шипеть и тыкать в меня пальцем. Астария посмотрела на меня, потом снова на Эльдариона.
        - Не понравилось, да? В какой-то степени Реордан сделал мне приятно. Мне тоже очень хотелось изуродовать твое лицо. Жаль только теперь от мальчика долго будет смердеть, - она посмотрела на меня, улыбнулась. - Хотя за все есть своя цена, и я лично прослежу, чтобы он ее заплатил.
        Я сглотнул. Не думаю, что она имеет в виду сделать ей массаж стоп или кунилингус. Чувствует моя эльфийская дырочка, что наказание будет не из приятных.
        - Ох, как бы я хотела остудить твой пыл, - продолжила Астария.
        Девушка провела пальчиком по металлическому пруту клетки и тот покрылся инеем. Настоящий Реордан в ужасе отскочил в сторону.
        - Ц! Ты еще и трус, - скривила губки ледяная королева. - Но ничего, после смерти это пройдет. А будешь так же плохо себя вести, я попрошу моего мальчика закончить свое дело до конца. Думаю, он не откажет в просьбе испачкать себя ради меня. Правду я говорю, Реордан?
        КАК! ЖЕ! Я! НЕНАВИЖУ! ТАКИХ! БАБ! Ой, не могу! Держите меня семеро! Ты же всегда умел сдерживаться. А тут, возможно, вопрос жизни и смерти.
        - Как прикажете, - сквозь зубы пробубнил я.
        Астария довольно улыбнулась, отвернулась. Я же встал, отряхнулся, и шепотом добавил:
        - О, удивительнейшая сеньорита!
        Серая попка замерла, развернулась. Вздернула бровь.
        - Что ты сказал?
        - Эм-м, - протянул я. Нихерасе у нее слух.
        - Повтори. Что. Ты. Сказал.
        Мама, роди меня обратно. Я завертел головой во все стороны, посмотрел наверх. О, вечереет. Какие красивые звезды. Умереть под таким небом, наверное, здорово.
        - Изумрудная звезда! - ткнул я пальцем в небо. - Простите меня, леди Астария, но эту ночь я бы… бы… хотел посвятить вам. Сегодня она прекраснее остальных.
        Для убедительности я чуть было не подмигнул, но вовремя одумался.
        Тишина. Десятки глаз пялятся. Стало неуютно и я скукожился.
        - Ц!
        Астария отвернулась. Зашагала. Колонна снова тронулась. На мое плечо легла рука.
        - Впечатляет, Рео, - добродушно улыбнулся мне блондин с зелеными глазами. - Ашхая благоволит тебе. Ты еще жив.
        - Угу, - только и мог ответить я. - Сам впечатлен.
        В пути Эльдарион грыз ногти и молча сверлил меня глазами. И больше шуметь он не планировал. Астария, видимо, свои угрозы выполняет. Напрягал он меня своими глазелками знатно. Но я не мог отойти от его клетки, так как был назначен ее охранять.
        Меня тревожила другая проблема. Этот балбес пока не додумался написать своей кровью или, не знаю, дерьмом на полу слова «Помогите. Я настоящий Реордан. Мое тело похитил вот этот черт». Поэтому я в страхе косился на его остервенелое обгрызание ногтей. Грызнёт случайно до крови и врубится как жить без языка.
        И еще. До Гашарта остался день пути. И до того, как мы прибудем, от Реордана нужно избавиться. Насколько я понял, в цитадели будут проводить его допрос. Да и листок бумаги с пером он точно попросит. Вряд ли ему поверят, но риск огромен. Если меня заподозрят хоть в чем-то… И что же делать? Даже если я доведу его до белого каления, и он сорвется, Астария вряд ли прикажет мне его убить. Так, пощекотать немного.
        Уж больно я спалился тогда со своей материализованной черной магией. Темный лорд, блин, недоделанный. Эльфы заинтересованы, почему у мага с зеленой жижой, она вдруг стала черной. И ведь узнали же во мне Эльдариона. Хотя он божился, что сильно изменился и риск почти нулевой. Меня даже пытались допросить, но я показал свой огрызок вместо языка. Бедолаг аж передёрнуло. Чувствительные. Провести бы эльфам экскурсию по лагерю орков. О, кстати, неплохой бизнес-план на будущее.
        Так, а что у меня за кувшин? О-о-о, цвет настоящего пидорка - розовый. Или пурпурный. Никогда в них не разбирался. Штук десять знаю. А, не! Вру. Знаю еще один. Цвет яиц странствующего дрозда. Да-да, есть такой. Помню, как оплевал монитор, когда на Пикабу нашел пост про смешные названия цветов.
        Твою муть! Самое время подумать об этом. Чертовы нервы…
        Итак, я без понятия что за магия - пурпурный. Хуже того, «Шепчущие клинкам» - не маги. И в памяти Рео нет никаких магических навыков. Даже подсознательных. Как с Эликом не получится - придется учиться с нуля. Либо увеличить сосуд и переселиться в эльфа покруче. Только у меня больше нету друзей, которые без проблем бы дали на себе прокачаться. И чувствую, появятся нескоро. Эльфы - не орки. Размером анаконды их не впечатлить.
        - Леди Астария, - подскочил эльф к стерве, - пришли вести от ловчих Найаны. Слежка окончена. Орки наконец достигли своего логова. Их там около сотни. Отстроили деревянные дома и частокол. Вместе с ними были замечены люди и гномы.
        Черт! Гадство! Дрянь! Вот значит что. Они не убили Каю и братьев, а просто проследили куда те отправятся. Теперь поселению не жить! Я должен что-то сделать или все мои труды пойдут насмарку!
        Астария рассмеялась. Звонко, холодно и с присвистом. Очень своеобразный смех. Словно сквозь дыру между передними зубами дует ледяной ветер.
        - Не говори чепухи. Орки с гномами и людьми живут под одной крышей?
        - Так сообщила Найана.
        - Тысячи лет не было такого, а сейчас вдруг появилось? - хмыкнула Астария.
        Эльф промолчал. Эльфийка задумалась.
        - Пока молчите об этом. Подождем Найану. Я хочу узнать все лично от нее.
        - Да, леди Астария, - сказали сразу пятеро эльфов. Я же среагировать «даканьем» не успел и только с отставанием пошевелил губами. Вот это их вымуштровали.
        На третью ночь мы наконец-то остановились на привал. Три ночи я не спал. Точнее спал, но в теле Эльдариона. А сюда переселился, и усталость нахлынула новой волной.
        - Реордан, - промурлыкала позади меня Астария и провела стальным пальчиком по моему длинному уху.
        Мурашки на спине с подозрением покосились друг на друга.
        - Да, леди Астария, - отреагировал я.
        - Помоги накормить пленных. Им предстоит непростая жизнь. Ослабленные языки говорят мало и неохотно.
        «У Элика нет языка!» - хотел было ляпнуть я.
        А потом мне в голову пришла одна гениальная идея. Прямо очень.
        - Рад служить вам, моя госпожа, - не подумав, я пёрднул от радости.
        - Моя госпожа? - прошептала стерва и ухватила меня за ухо. - Ты что-то говорливый стал в последнее время. Может стоит тебя наказать?
        Вот сука. Нет уж, меня женское доминирование не возбуждает. Я схватил ее за запястье.
        Ее глаза полезли вверх.
        А потом я почувствовал холод. Страшный, всепожирающий. Думал, что мои пальцы отвалятся, но успел одернуть руку. Вместе с этим она отпустила мне ухо.
        - Ты забываешься, мальчик, - сузила глаза снежная королева. - В следующий раз я отморожу тебе пальцы. Тебе ясно?
        Ой, держите меня семеро. Бесят эльфы, хочу к тупым оркам. Я не удержался и закатил глаза. Разумеется, это не ушло от взгляда Астарии. Она стала закипать. Точнее покрываться инеем. Красные глаза загорелись огнем, и…
        Я убежал.
        Сорвался с места и просто дал деру.
        Леди Астария еще смотрела мне в спину с открытым ртом. Я все ждал, что вдогонку полетят сосульки, но… пронесло. Я спрятался за дерево, тяжело дыша. Ипаааать. Вот это женщина. Я чуть не наложил в штаны. Вот буквально! Так страшно не было уже целых три дня. Давно, по меркам фэнтезийного мира. Я выглянул из-за дерева. На том месте, где стояла ледяная ведьма остался клочок замерзшей земли. Ушла?..
        - И что это было? - зазвенел голос холодом за моей спиной.
        - О соле, о соле мио!!! - пропел я на весь лес эльфийской трелью.
        Я отскочил в сторону от бледной, как смерть, стервы. Развернулся.
        - Б… - попыталась проговорить слово Астария. - … ять? Что?
        Я лишь раскрывал рот, как рыба на берегу. Астария очень странно на меня посмотрела и, неожиданно разогрев свой ледяной пыл, потеплела.
        - Накорми пленных.
        Развернулась и ушла.
        Спасё-ё-ён.
        Итак, этой ночью будет Ад. Вероятнее всего, меня заподозрят, но это лучше, чем оставлять его в живых. Чтобы не вызывать лишних подозрений, умереть придется всем пленникам поголовно.
        Я искривил губы в сатанинскую улыбку, и вместо того, чтобы вернуться к «своим», быстрым шагом направился вглубь леса. Там меня ждет замечательное приключение, которое всем нескоро забудется.
        Глава 2. Свесив ножки
        Вот это была ночка!!! Такой дичи я еще не видел в этом мире. Кентавряша, конечно, рассказывала, что эта смерть неприятная, но чтобы настолько? Запертые в маленьких клетках орки дристали дальше, чем видели, чередуя этот процесс с опустошением желудков через рот. Эльфы так охерели от неожиданных оров посреди ночи, что повскакивали с криками «Тревога! Нас атакуют!».
        Только вот никто не атаковал. Просто в клетки с пленниками наведался бог трэша. Орки визжали, блевали и дристали, дальше, чем видели. Их набедренные повязки давно не спасали от тугострельной струи из огромных жоп. Зеленые орали, проклинали и метались в узком пространстве. Они скользили на дерьме, как на льду, падали, бились головами. Блевали то ли от грибов, то ли от того, что заперты в квадратном метре с пятью своими сородичами, исходящими такими же желудочными проблемами.
        Я не ожидал такой реакции! Может и подумал бы несколько раз, прежде чем такую хрень вытворять. Я эти грибы жрал под циклами. До такого никогда не доходил, ибо оборотни сжирали первыми. Мне Кентавряша рассказывала о последствиях.
        «Немного… попучит» - вспомнил я ее слова.
        - Ц! - цыкнуло за моей спиной, и я вздрогнул. И это вся твоя реакция? Серьезно?
        Орков перестреляли из лука. Реордана в теле Эльдариона пытались вылечить, но не смогли. Он умер на рассвете. Надо отдать должное, его напоили обезболивающим отваром. Есть в них что-то святое.
        Заткнись, совесть! Я тебе сказал - заткнись! Жестокий мир - жестокие правила! Если не заткнешься, я отымею тебя в зад! Последнее предупреждение! В смысле, одиннадцать живых существ? Эти говножоры перерезали полгорода. Ты сама видела нашинкованных детей, да женщин. Им что-то совесть мозги не трахала. А ты что вылезла, а? В смысле эльфа жалко? А меня жалко, а? Я тебе уже говорил с какой рожей он над орками издевался, когда убивал. В смысле я только что сказал, что они же твари были. Ну и что? Над тварями значит можно издеваться? Стал бы я подбрасывать грибы в котелок с похлебкой, если бы знал об исходе? Бля, подловила…

***
        В ряд стояли семь эльфов. Среди них был и я. Так же с опущенной головой, виноватый и понурый.
        Перед нами расхаживала озлобленная ледяная фурия. От нее исходил белый ледяной дым. Эльфы дрожали от холода. Всё вокруг покрылось инеем. Листья с деревьев опадали сосульками.
        Я трясся и пускал пар изо рта.
        - Кто? - в очередной раз ласково спрашивала Астария. - М?
        «Да п-п-п-п-пидорас к-к-какой-то…» - простучал я мысленно зубами, но промолчал.
        - Кормили пленников вы семеро и больше никто, - улыбалась снежная королева. - В мисках остались остатки каких-то грибов. И, как вы сами утверждаете, в рецептуре этих помоев их быть не должно. Правильно?
        - Да, леди Астар-р-р-рия, - проблеял промерзший до костей ловчий-поварёнок.
        Ловчая резко развернулась, подошла к говорящему, нагнулась, прямо к его лицу.
        - Ты их убил? - пропела Астария.
        Глаза ее стали еще краснее.
        - Нет! Нет, л-л-леди Астария!
        - Клянись светочем.
        - Ч… что?
        Стерва улыбнулась.
        - Поклянись светочем, - почти томно повторила эльфийка, - вы все поклянетесь. На своей крови.
        Испуганные лица эльфов мне ни о чем не говорили. А вот моей серенькой попочке - многое. Булочки-круасанчики сжались, предвидя надвигающуюся опасность. Что еще за клятва? Да еще и на крови. «Фэнтезийный детектор лжи»? Нельзя соврать, сразу умрешь или нос вырастет? Не, не может такого быть. По-любому просто фанатики срутся нарушить клятву какому-то светочу. Надеюсь…
        ЧТО, ОПЯТЬ?!
        Эльфы сжимали лезвие кинжала ладонью, пока кровь не потечет в подставленную чашу с выгравированным ликом богини Ашхаи, которая подозрительно похожа на Сашу Грей с эльфийскими ушками. Они произносили имена. Двое поклялись Айланией, трое Карелионом, один Эйной. Я стал паниковать. Опять резаться?! Да и кем мне клясться-то? Жопой Зевса?
        Некоторые не просто сжимали кинжал. Они резко дергали за рукоять. Ух, сука, до костей херачат, психи фэнтезийные!
        - Реордан, - дошла до меня ледяная ведьма, - твоя очередь.
        Меня оставила напоследок. Да еще и улыбается так мерзко. Ох, не нравится мне это. Подозревает меня похоже. Я(нет) же дал в морду пленному эльфу.
        Ладно, с этим ничего не поделаешь. Что общего между теми, кто клялся одним именем? Те, кто носил голубою серьгу - поклялись Айланией. Красную - Карелионом. В ухе Реордана была зеленая, как у чувака, божившегося Эйной. Лишь бы не ошибиться…
        Я взял кинжал с мордой уверенного в себе самца. Знаем уже - научены. После оборотней такой херней меня не испугать. Провел лезвием по пальцу. Пришлось, конечно, сжать пальчик другой рукой и помочь выдавиться нескольким каплям, но…
        Я, мать вашу, настоящий фэнтезийный жертвенный барашек.
        - Это все, что ты можешь предложить своему светочу? - вздернула носик Астария.
        - Моя кровь ценна качеством, а не количеством, и берегу ее я для служения богине своей, леди Астария. Клянусь светочем Эйной, что непричастен к гибели пленников.
        Клал я с высокой колокольни на вашу Эйну, кто бы она ни была. Пусть рот раскроет и ловит.
        - Очень необычные слова, Реордан, - замурлыкала снежная королева.
        Она резко развернулась к нам спиной.
        - Ц!
        Ох, не к добру.
        Ведущая ловчих перестала докапываться до нас. Видимо клятва эта действительно в почете. Но раз за пиздеж не грянул гром и не превратил меня в труху, значит это не «фэнтезийный детектор лжи», как я боялся.
        Несмотря на позднюю ночь, Астария приняла решение продолжить путь. Перед отправлением клетки с орками сожгли огненные маги. А вот труп Эльдариона и несколько мисок с остатками рабской похлебки взяли с собой. Точнее, оставили десяток эльфов для того, чтобы донести тело до цитадели. Меня, к сожалению, в этой группе не оказалось.
        Мы с остальными сошли с тракта в густой лес. Эльфы среагировали похлеще ниндзя, скрещённых с мартышками. Запрыгали, забегали, заметались. Одно мгновение, и они далеко впереди, оставив меня в гордом одиночестве и крайне удивленным. И что? Я тоже так умею?
        Только я стал прислушиваться к себе, как…
        ВАУ, Я ЛЕЧУ!!!
        Одним прыжком я преодолел расстояние в два десятка локтей. Еще прыжок и я зацепился руками за ветку. Оттолкнулся ногами от ствола и перелетел небольшой ручей впереди. Кувыркнулся через себя и снова побежал. И все это в кромешной темноте. Маугли нервно курит в сторонке. А ведь я - темный эльф. Тяжело представить на что способны светлые, живущие в этом мире на огромных деревьях.
        Неподалёку от цитадели, нас нагнали. Ловчие, отвечающие за разведку, доложили Астарии, что обнаружили поблизости одичавших орков. Троих. Судя по всему, они ковырялись в остатках сгоревшего осадного лагеря.
        - Ц!
        - Леди Астария, нам послать отряд?
        Красавица ненадолго задумалась.
        - Реордан! - крикнула она.
        Ну что тебе еще от меня надо?
        - Реордан! - повторила она и стала покрываться инеем.
        Я подскочил к злюке.
        - Мне пришлось звать тебя дважды.
        - Простите, леди Астария, - пропел я и сморщился, словно пожухлый лимон.
        - Возьми Эйдира. Разберитесь с ними.
        Я не сразу вдуплил в логику приказа. Она оборзела что ли? Два эльфа на троих орков. Видимо на моем лице отразилась кислуха.
        - Неужели испугался? - миленько улыбнулась Астария. - Ты же не забыл, что я обещала тебя наказать? Когда-нибудь я нарушала свои слова?
        А, ясно. За то, что не я ударил не себя. И чем вы от орков отличаетесь? Они наказывают, вспарывая кишки, а эльфы отдают смертельно опасные приказы?
        - Вдвоем? - не выдержал я.
        - Что? - уже без улыбки покосилась на меня Астария, меняя серый цвет лица на белый.
        - Понял-понял, - охренел я и чуть было не забыл добавить «леди Астария».
        - Эйдир! Ты не вмешиваешься в бой Реордана с орками. Доложишь, как он справился. Мы отправляемся дальше. Встречаемся в воинской обители Гашарта. Не заставляйте меня ждать.
        МЕНЯ.СЕЙЧАС.БОМБАНЕТ.
        Почему у меня ощущение, что я вернулся в школу? Только там я встречал таких стерв.

***
        Орков мы нашли в часе пути от цитадели. Насколько же они бесстрашны, раз бегают по округе тараканами уже больше месяца?
        Мы сидели на ветке дерева, прямо над их головами. Шумные и слепые халки ничего не подозревали. А у меня было такое тело, что я мог извернуться как угодно, и слышно меня не будет. И что вот они тут делают? Жрут только молча. На километр чавканье слышно.
        Я оглядел орочий привал. Неподалёку лежат кучи погорелого оружия. Ясно. Мародёрствуют. И ради этого хлама они рискуют жизнями рядом с обителью темных эльфов?
        Я тихо вздохнул и сев на ветку, свесил ножки, заболтал ими над головами орков. Думал, как жить дальше. Эйдир, извернувшись на той же ветке с грацией эльфийского аристократа, с неудовольствием взирал на меня, вздернув подбородок. Эх, какой петушара.
        - Чего ты ждешь? - прошептал он.
        - Слушай, давай договоримся, - тоже шёпотом предложил я.
        - Что ты имеешь в виду? - искренне удивился Эйдир.
        - Поможешь мне, а я помогу тебе. Проси, что хочешь.
        А что мне еще делать? Я не хочу умирать. Я лучше многих знаю, какие орки крутые, а в теле Райнары успел побороться с двумя. Только там были голожопые и без оружия. А здесь полная экипировка. Не, меня точно отправили сюда подыхать. Но я не собираюсь плясать под эльфийскую лютню.
        Поначалу на эльфийском личике я увидел вселенское возмущение. Из разряда: что за богохульство! Во имя богинь и светочей, я сдам тебя инквизиции. А когда я добавил «проси, что хочешь», то выражение его лица сменилось на заинтересованность. Смотри-ка, я начинаю врубаться, как работают интриги. Такими темпами я с ветки скоро пересяду на эльфийский трон. Великий Светоч! Ох, мне нравится…
        - Что ты можешь предложить, Реордан? - сузил Эйдир глаза.
        Я пожал плечами:
        - Сказал же: проси что хочешь.
        А больно я знаю, что у меня есть. Это ты мне скажи. Намекни хотя бы, чем я могу тебя заинтересовать. А там уж подумаем.
        Так-с. А что он так странно на меня смотрит? Нет-нет, не может быть. О-о-о-о… неужели?
        - Я хочу… - он сглотнул.
        Нет! Умоляю, не говори этого! Не ломай мне психику. Да, я понимаю, что наши рожи от бабских не отличить, а в отряде мало девушек, но ты глянь что у тебя в штанах бултыхается. У меня такой же! Одумайся, брат!
        - Я хочу твою…
        Теперь я тоже сглотнул.
        - Мою? - напрягся я как перекрученная тетива.
        - Сестру…
        Фу-у-у-ух. Слава Светочу! Не моё очко…
        - Даже не знаю, - стал я торговаться, увидев заинтересованность эльфа. - А вдруг она против будет?
        Кстати, да, я бы тоже не отказался от своей сестры. Познакомиться с ней поближе там. Все-таки родственники, а я ее в жизни не видел. И кстати… по жанру некоторых фильмов, я ей, так сказать, не совсем брат. Хы-хы.
        - Если хочешь, чтобы я помог, ты должен ее убедить… - посмотрел мне в глаза Эйдир. - Но я просто так тебе не поверю. Ты поклянешься светочем, что исполнишь наш уговор.
        «Пффффф» - сдержал я свой позыв отфыркаться.
        - О, я не могу, - в ужасе прижал я ладошку ко рту. - Это… слишком…
        Му-ха-ха!
        Эйдир изобразил выражение понимания и разочарования.
        - Так и знал. Не надо было предлагать все, что угодно.
        - Только не это! - зашипел я, преодолевая позыв заржать. - Только не клятва светочу…
        - На другие условия я не пойду, - скрестил эльф руки на груди. - Выбирай.
        - Ох, что же делать? - страдал я.
        Только бы не заржать. Только бы не заржать. Только бы не заржать. Немного успокоившись, я согласился на его страшные условия:
        - Хорошо. Я согласен. Клянусь второй раз за день светочем… - я запнулся, в панике, что забыл имя светоча, но пронесло, - Эйной, в том, что помогу тебе сблизиться со своей сестрой всеми силами.
        - Серьезно? - вдруг удивился Эйдир. - То есть, конечно, ты серьезно. Не мне сомневаться в твоей клятве… но…
        Ох, у меня плохое предчувствие. А что такого? Нельзя уже и с сестрами знакомиться? Не вижу никаких логичных нарушений закона.
        - Я принимаю твою клятву и помогу тебе, - ответил эльф и спрыгнул на голову оркам.
        А-а-а-а!!! Так сразу?!!
        Мне пришлось последовать его примеру. В противном случае могло случиться так, что вниз полетел бы не я, а что-то из моей задницы. Иногда нужно действовать, а не думать. Иначе всё - паника.
        Что ж, это было… просто. Тело сработало сразу. Два клинка оказались в моих руках еще в полете. Оба изогнутых, но один меньше другого. Я не знаю, откуда я это знаю, но в полете нужно бить маленьким кинжалом, целясь в зазоры в броне на шее. И это, черт за ногу мою бабушку, очень круто. Я истинный Альтаир из ассасинов. Только кинжал у меня не спрятан в рукаве…
        Орочья кровь всегда фонтанирует. Ощущение, что она течет в их жилах под огромным давлением. Вот и сейчас, все моё лицо обожгло горячей субстанцией. Я не успел закрыть рот. И это моя проблема, а не тела Реордана. В голове сработал лично МОЙ инстинкт из-за того, что так срался в полете.
        Мы почти одновременно отскочили в сторону. Я закашлял под удивленный взгляд Эйдира. Последний орк взревел. Он даже и не думал отступать. Чертыхаясь и отплевываясь, я ушел… в тень. Да, это обычная стратегия «Шепчущих клинкам». Ударить, сбежать, снова ударить. Вот только я нажрался орочей крови и издавал кашляющие звуки.
        Ассасин херов.
        - Реордан, что с тобой? Ты привлекаешь его внимание.
        Черт, а ведь точно. Безумный орк метался между деревьями, пытаясь разглядеть в кронах и кустах мерзких эльфов. Разумеется, он пошел в сторону моих звуков, за что и поплатился. Эйдир словно материализовался из воздуха прямо за его спиной.
        Короткий взмах и снова кровь…
        - Не понимаю, - сказал эльф, вытирая об орка кинжал, - почему они до сих пор здесь? В лесах они нам не противники. Кстати, Реордан, зачем я тебе понадобился? Ты и сам бы справился.
        - Эм, - отвернулся я от хитрого взгляда эльфа. - Подвернул ногу. Не хотел рисковать.
        - Почему не обратился к целителю?
        Вот прикопался.
        - Решил стать сильнее через боль. Испытать свою волю. Не всегда будет целитель под рукой.
        - Хм, - задумался Эйдир. - Так я не мыслил.
        То-то же, щ-щ-щенок.
        Обратно мы отправились домой, оставив трупы орков диким животным. Эх, а ведь, наверное, можно было по-другому. Как-нибудь. Не знаю, стали бы они разговаривать, но я знаю, что не все орки - орки. Слишком легко в этом мире убивают.
        Наша дорога пролегала мимо остатков осадного лагеря «Костиебущих». Огромная куча сгоревшего мусора. Изюминкой стали сотни пик, с насаженными на них орочьими головами. Вонища была такой ужасной, что заслезились глаза.
        - Мерзкие животные, - с ненавистью вздернул уголок рта Эйдир. - Рео, ты чего такой молчаливый? Неужели Астария настолько завладела твоим сердцем? Или орков жалеешь?
        Эльф рассмеялся аристократичным полупидорским тембром. Меня аж передёрнуло.
        - Пожалуй, - сдерживая орочий мат, улыбнулся я.
        Важнее другое. Я без понятия, что делать дальше. Домой идти или в казармы какие-нибудь? Вроде Астария ждет нас в какой-то воинской обители. В общем я просто пойду за Эйдиром и буду ковырять пальцем в заднице, если он начнет. Но хорошо бы лишний раз не тупить. Но если что, буду делать все, что делает он.
        И тут он сказал:
        - Предлагаю сразу зайти к тебе. Представишь меня своей сестре. Не хочу затягивать.
        Конечно, я согласился. У-у-у, младшая сестренка. Так, фантазия остановись. Никакого инцеста в нашем кино. Хе-хе.

***
        Второй раз я вижу огромные стены цитадели. Эх, ностальгия. Вон в том кратере лежал я, появившись в этом мире… Или не в этом. Все изменилось с тех пор. А ведь прошло от силы два месяца…
        Решетка огромных ворот поднялась. Створки украшенные каменными головами горгулий открылись.
        Вэлком в Грашарт. Один из самых крупных городов-цитаделей темных эльфов. Орки не просто так хотели захватить его. Он находится в проходе огромных скал. Там, за цитаделью, простираются территории альянса светлых и темных эльфов. Плодородные и прекрасные земли.
        Я немного успел узнать об эльфах. Улук-Урай просветил за очередную порцию «пиздобольства» о моем мире. У них тут что-то вроде фанатичного тоталитаризма. Вылизывают яйца своим предводителям, которых расплодилось больше, чем простого люда. Как на российском заводе - начальников больше, чем подчиненных. Тут есть кланы и титулы, кодексы чести и придворные интриги, которых я боюсь больше орков. Больно уж я простой и прямолинейный парень для всего этого.
        Я резко сбавил обороты восторга, вспомнив о СВЕРХСРОЧНОМ задании. Найна - эльфийка, что обнаружила мое поселение. Она сейчас спешит обратно в цитадель. Астария самолично хочет расспросить ее. Разведчицу нужно перехватить любой ценой. И… хер знает, что с ней сделать.
        - Ты что-то похмурел, - заметил мой кореш при входе в темный город эльфов.
        То я молчаливый, то похмурел. Ты что? Мой персональный психолог?
        - Воу! - не удержался я.
        Такой страшной красоты я еще не видел…
        Глава 3. Тёмные каблуки
        Забудьте, чему вас учили в школе. А потом в институте. На предыдущем месте работы. Как кушать суп вилкой и писать в раковину, пока батя сидит на толчке с телефоном.
        Примерно такое ощущение у меня от города-цитадели Гашарта. Я забыл всё, что знал об эльфах. И вспомнил то, что мне говорил первый шаман «Зеленых Анаконд»
        Темные эльфы. Я считал, что это что-то вроде проклятой расы. Давным-давно они были светлыми, но их наказал то ли всевышний, то ли Асмодей.
        Но в Варгароне так не считают. По легенде тысячи лет назад существовала раса эльфридов. И рожали они как светлых, так и темных детей. На равных правах. Шли века, и эльфриды канули в небытие. Остались только их потомки, решившие разъехаться из-за цвета кожи. Хех, что-то мне это напоминает.
        Гашарт не простой город. Это огромный каменный куб, куда не проникает свет солнца. Не имея эльфийских глаз, здесь невозможно передвигаться. Везде лишь тусклый серебряный свет. И светилось все - брусчатка под ногами; несимметричные, похожие на маленькие скалы, дома. Повсюду стояли каменные монументы воинов древности. Они светились еще ярче. Словно намазанные фосфором. И это очень красиво. Я как будто попал в серебряный космос. Если бы не был уверен, то посчитал бы себя обдолбанным грибами. Разве могут темнота и серебро так сочетаться?
        Эльфы расхаживали так, словно проглотили швабру. Ровные настолько, что тяжело понять - живое это существо, или андроид. Прически у всех длинные, одежда аристократичная, взгляды надменные. Чувствовалось, что каждый тут - большой начальник и царь в своей жизни. А все остальные - подчиненные. И самая большая проблема в том, что так, похоже, считает каждый темный эльф. Гордая нация. Погрязшая в чистоте крови и дворцовых интригах. Что ж. Пора и им внести мудрость иного мира…
        Если в лагере орков меня толкнули и вызвали на дуэль, то здесь я ожидал иного. Что сейчас подойдет эльф со словами «Сударь, ваш внешний вид порочит мою честь. Прошу вас, не дышите со мной одним воздухом. Или я подам на вас в суд ко-ко-ко!»
        - Воу? - спросил Эйдир. - Что воу?
        - Да ничего, - взял я себя в руки. - Пошли, отчитаемся леди Астарии.
        - Сегодня она не в духе.
        - А бывает в духе? - удивился я.
        - После того случая, она изменилась. Сам знаешь.
        Конечно, бля, знаю. Козлина. Заинтриговал и замолчал. Ладно, нужно узнать более интересующий меня вопрос:
        - Найана когда вернется? - спросил я, стараясь не проявлять особого интереса. - Интересно, что там за поселение такое. Орки и гномы. Поразительно.
        - Самому интересно, - пожал плечами Эйдир. - Но я считаю, что она ошиблась. Или ее не так поняли. Я думаю, она прибудет не раньше завтрашнего рассвета. Тогда-то и узнаем. Если, конечно, леди Астария пожелает поведать нам об этом.
        Бинго. Значит мне нужно караулить ее всю ночь.
        Мы дошли до воинского дома. Черный, похожий на огромный валун. Вход треугольный - охраняется каменными изваяниями. Я не торопился, посмотрел на каменную стражу. Не удержался, еле заметно быкнул на одного. В стиле «слыш, чо, смелый такой?». Хмыкнул.
        - Эй! Ты идешь?!
        Я дернулся от неожиданности.
        - Иду!
        Но все-таки как-то тут неуютно. Того и ждешь, что из тьмы выскочит голый эльф с криками «trans women are women!!!»
        Астария находилась на тренировочной площадке. Она стояла на одном колене перед очень высокой женщиной в… кимоно? Их окружили пять молчаливых воинов в серебряных доспехах. Я сразу понял, что это не просто воины. Это убийцы, способные вырезать небольшой клан орков. В лесу разумеется.
        Эйдир метнулся за угол, встал на колени, опустил голову.
        Я немного затупил. Но потом один из серебряных воинов посмотрел в нашу сторону. Я сиранул в штанишки и повторил действия эльфа. В прорезях шлема я увидел изуродованную кожу, словно от ожогов. И это эльфы?
        - Прости меня, светоч Айлания, - прозвенел холодный голос Астарии. - Я готова принять любое наказание.
        - Мне нет дела до твоего наказания, Астри.
        Светоч Айлания? Это которая глава клана «Тихие Ветра»? Какая честь, ох, я весь трепещу. Что она делает в пограничной крепости? Разве не должна она сидеть на троне, в столице темных эльфов? Закинув ножки на бархатную подушку? Евнухи светлых эльфов должны делать ей массаж стоп. Желательно языком.
        - Ты потеряла уникальный экземпляр, - продолжила светоч, поправляя обруч из голубых самоцветов на лбу. - Я живу в этом мире шесть сотен зим, дорогая моя. И лишь дважды встречала черную силу. Ты понимаешь?
        Шесть сотен зим?! Ей не дашь и тридцати. Дважды встречала?! Были такие же, как я? Или что, инкуб выдери ее межгрудные промежности, она имеет в виду?! Но напрягало меня совсем другое. Еще Райнара мне говорила, что некоторые сильные маги могут видеть цвет души. И как это происходит, черт побери? Достаточно присмотреться, как мне? Или нужен какой-нибудь ритуал? Что если этот светоч и есть тот самый сильный маг? Как же я мог об этом забыть?! От всех этих мыслей я покрылся испариной и затрясся.
        - Все причастные дали клятву крови, светоч Айлания, - сквозь зубы выговорила Астария. - Сейчас я допрашиваю остальных.
        Светоч еще постояла, сверля недовольным взглядом ледяную стерву. Молча развернулась, зашагала в нашу сторону. Ее серебряные телохранители последовали следом. Стремная компашка прошла мимо, пока мы чуть ли не целовали пол, по которому они идут. Разумеется, на такое говно, как мы с Эйдиром, никто не обратил внимания. Хорошо хоть не дали поджопников, как дворовым псам. Я вздохнул с облегчением. Значит одного взгляда недостаточно, чтобы различить цвет души. А то, что светоч могущественный маг - очевидно. Достаточно взглянуть на огромные размеры ее кувшина.
        Мы медленно поднялись на ноги.
        - Ц!
        Стало холодно. И еще холоднее, когда Астария посмотрела на нас.
        - Понравилось представление? - промурлыкала ледяная королева голосом дьяволицы-совратительницы.
        - Не особо, леди Астария, - ответил я, под очумевший взгляд Эйдира.
        Что же вы здесь все ссыкуны-то такие? Даже рот раскрыть боитесь.
        - Не особо, говоришь? - вздернула бровь Астария.
        Ой, да перестань ты выкаблучиваться.
        - Я убил орков, как вы и приказали.
        - Неужели? Эйдир?
        - Так и было, леди Астария, - поддакнул эльф. - Он был стремителен и молниеносен. У орков не было и шанса.
        О, брателло, спасибо за бонус. Позволю тебе чмокнуть свою сестричку в щечку, пока сам долблю ее сза… Да заебал ты уже!!! Что с гормонами у этих эльфов? Нет, серьезно, у этой расы проблемы с организмом и выработкой тестостерона. В орке как-то проще было. Хотя с ихними то гром-бабами это не так уж и удивительно.
        - Эйдир, ты свободен. Реордан, останься.
        - Слушаюсь, леди Астария.
        Эльф ушел.
        - Я давно тебя знаю, Реордан, - подошла ко мне эльфийка, виляя бедрами сильнее, чем обычно. - В тебе раскрылась смелость так разговаривать со мной? Почему?
        Действительно, почему? Потому что мне кажется, я отвечаю адекватно. Я как-то не привык вылизывать полы под бабскими ножками. Даже в ином мире. Вы цивилизованная раса и должны понимать такие вещи.
        - Я иду по становлению бесстрашного воителя, - гордо выпятил я грудь. - Не оборачиваясь и не считаясь с ценой.
        Хе, это фраза из ролевой игры Dragon Age: Origin. Единственная нормальная часть. Суки, испоганили серию…
        - Неужели?
        - Именно.
        - А если я тебя убью? Хотя бы за то, что ты забываешь добавлять «леди Астария».
        Она что-то хочет. Я достаточно начитался книг и наигрался в игры, чтобы понять, когда меня испытывают. Чувствую, что сейчас идет переходный момент… чего-то важного. Черт…
        Страшно…
        Я еще не уверен, что тут не вспарывают брюхо за лишние слова. Не просто же так эльфы валяются в ногах у начальников. Ой, ладно, буду я еще перед ней ломаться. Всегда говорил, что думаю. А тактичности мне вообще не занимать.
        - Тогда посчитаю, что вы неуравновешенная, леди Астария, - пожал я плечами. - И будете преклоняться перед светочем вечность. Вместо того, чтобы ею стать.
        Я сделал шаг назад, готовый сорваться в галоп при любом ее резком движении. Знаем, проходили.
        Холодно…
        Опасно!
        И я сорвался ровно в тот момент, когда сосулька черканула меня по плечу. Я зашипел от боли, развернулся. БЕЖАТЬ! Бросился к выходу. Но его больше не оказалось. Проход был закрыт ледяной глыбой, исходящей белым туманом.
        Черт, похоже я ошибся. Фатально ошибся. Сердце осознало, как оно охуело и стало проситься наружу.
        - Ничтожный слизняк, - шипела ведьма. Ее волосы вздыбились, кожа побелела как снег. - Кем ты себя возомнил, мальчишка? Мне двести тринадцать зим!
        Ого!
        Бежать было некуда. Со вздохом я вытащил клинки. Короткий в левую руку, длинный в правую.
        - Ц!
        Ряд вздымающихся из пола сосулек устремился ко мне. Лишь в последний момент я успел отскочить в сторону, развернувшись на сто восемьдесят градусов. Похоже, мне придется вселиться в нее и сваливать отсюда. Это единственный мой шанс выжить.
        Но до этого не дошло… Я заметил, что стерва немного дает мне времени увернуться. Я скакал по помещению дикой макакой, не в силах даже подступиться к ледяному магу. Начал паниковать. Так можно и умереть. Окончательно. Значит она мне поддается. Сучка не хочет меня убивать.
        - Может… договоримся?! - предложил я, уворачиваясь от очередной сосульки.
        Она не ответила, только улыбалась ледяной смертью.
        Я решил рискнуть и пойти в атаку. И сразу же умер…
        По крайней мере так подумалось, когда сосулька остановилась в сантиметре от моего глаза. Очень ценный урок. Мой недостаток - близкий контакт. Не всегда я смогу коснуться своего врага. Эльфы - не орки.
        - Ты мертв, Реордан, - зло ощерилась Астария.
        Я сел на задницу, тяжело дыша. Это было… близко. Сейчас я мог умереть по-настоящему.
        Астария хмыкнула, окончательно потеплев.
        - Завтра у меня в особняке, - сказала она. - Ровно в полдень. Если опоздаешь, то я больше не промажу.

***
        - Почему так долго, Рео? - заинтересованно спросил Эйдир. - О, что с тобой? Тебя словно Асмодей потрепал.
        - Угу.
        - Леди Астария наказала тебя?
        - У-у-у, - только и смог промычать я. - Там такое было…
        - Ясно, - понимающе выдохнул Эйдир.
        - Слушай, ты иди вперед, а я за тобой поплетусь, - предложил я. - А то я ослаб после ужасного наказания Астарии. Она заставила меня целовать пол, по которому ходила туда-сюда. В процессе смеялась и хлестала меня плетью.
        - Всего лишь? Ну это же ерунда, - не глядя на мое охеревшее лицо отмахнулся царь подкаблучников. - После пропажи сестры она стала намного суровее. Ты еще легко отделался.
        - Сестры? - вырвалось у меня. - А, той сестры. Что-то забыл немного…
        Эльф посмотрел на меня с легким удивлением.
        - Ну да, после пропажи Райнары она совсем не своя стала.
        Пара-пара-пам. Фиу.
        Никто. Никогда. Не. Узнает. Что. Стало. С. Райнарой. Точка.
        - Что ты там шипишь?
        - Нет-нет, ничего, - слишком быстро ответил я и улыбнулся истуканчиком.
        Слава боженьке эльфийскому, больше он до меня не докапывался. Я спокойно плелся за его спиной, в надежде, что он сам проведет меня до моего же дома. Значит темная эльфийка, которую я разрубил пополам в первый день своего пребывания в этом мире - это сестра ледяной ведьмы. И она сейчас злая, потому что ее потеряла. Так вот кого она мне напоминала. Ну… что я могу сказать?
        Упс.
        Я заставил себя вернуться мыслями к делам насущным. Во-первых, мне надо на работу завтра или нет? Можно тут уволиться из рядов юнитов второго уровня? Где купить книгу навыка? Где здесь стрип-клуб с темными эльфиечками? Тут у них петухи кукарекают или гомики дерутся по утрам? У меня же определенно есть какие-то обязанности. Вот только какие? Столько вопросов и так мало ответов.
        Но большая проблема в другом. Завтра на рассвете прибудет разведчица Найана. Докладывать лично снежной сатане о МОЕМ поселении. Я должен ее перехватить любой ценой. Уговорить, шантажировать, трахнуть. Убивать нельзя или станет еще хуже.
        Нужно найти того, кому я смогу открыться, как Улук-Ураю. Это можно совместить с возвратом одного долга одному эльфу. Я сказал лишь одно слово:
        - Катарсия.
        Эйдир посмотрел на меня без эмоций:
        - Дочь магиуса? А что с ней?
        - Знаешь где она живет? - рискнул спросить я.
        - Живет? - удивился эльф. - С тобой точно все в порядке, Рео?
        - Да-да, - закивал я. - Все отлично. Так, устал немного.
        - Ясно, - недоверчиво глянул на меня Эйдир. - Влюбился в порочную? Не повезло.
        - Вхуился, да. Очень, - покривлялся я, но эльф не уловил сарказма и тонкой перестановки букв. Они точно тут только одним местом думают.
        - Говорят, она красивая. Полукровка. Но, сам знаешь, в порочный дом можно только зайти. Но не выйти.
        Что, блять, за порочный дом? Кого там порют?
        - Да, печально, - почесал я затылок, не зная как еще можно выковырять из эльфа информацию.
        Мы пришли.
        Вот это дом.
        Это дом?
        Это же камень.
        С дверью.
        Я, конечно, понимаю, что начальный юнит ничего не стоит в мире эльфов, но надеюсь у них здесь есть что-то вроде профсоюза. Или куда мне жаловаться о несоответствующих жилищных условиях?
        - Дриайя, - лицо Эйдира приобрело глупое выражение. - Ах, какая же она красивая.
        - Пра-а-авда? - обрадовался я тому, что узнал имя собственной сестры. Ну, надеюсь, что ее.
        Эльф осуждающе посмотрел на меня.
        - Я понимаю, что она твоя сестра, но сомневаться в ее красоте может только глупец.
        - Да я же не против. Красотка та еще.
        Итак, мы помялись у камня с дверью.
        - Э-м-м? - посмотрел на меня Эйдир.
        - Ну иди знакомься, чо, - кивнул я.
        - Рео, ты что?! Ты обещал представить меня.
        А меня кто, блять, представит?
        Ладно, ссы сколько хочешь, но станет только хуже. Сестренка! Нии-сан идет к тебе.
        Итак, двери тут не закрывают. Значит домушников и убийц бояться не стоит? Камень оказался проходом под землю. Я вообще темный эльф или гном? Что за кротоводство?
        Спускаться пришлось недолго. Мы пришли в большой каменный зал. По центру маленький светящийся водоем с рыбками. У стен растительность - лианы, какие-то кустики в горшках. Здесь же огромная кровать. Почему-то одна и двуспальная. Стол из камня и дерева. В стене - единственный темный коридор. Туалет, наверное. Ох, как же я хочу узнать про быт темных эльфов. Хочу знать, куда они здесь срут. Всегда было интересно. Но этот момент нигде не описывался. Тот же Ривенделл из Властелина колец. На склоне горы. Много водопадов. Почему водопады не коричневые?! Это должны были быть сточные воды.
        Хррр!!!
        Я резко отступил, повернул голову в сторону звуков. На меня пялилось существо, очень похожее на черную кошку, скрещённую с желтой ящерицей.
        - Это ваш кизрум? - спросил Эйдир, уверенно поглаживая живность по чешуйчатой голове. - Странно, обычно они не рычат на…
        Он не успел договорить.
        - Братик!
        - Сестренка! - на автомате воскликнул я. - Тадаима! Тьфу ты! Я дома!
        Удивительно, но никто меня не заподозрил в японской ебанутости. Ну так, Эйдир немного приподнял брови от моего жаргона. Да и кизрум недовольно зашипел и юркнул в водоем по центру зала. Похоже, котоящеры меня в чем-то подозревают. Хотя меня можно понять. Моя начальница - Астария. По-любому, половина эльфийских мужиков возвращаются после трудовых будней в свои камни с красными и заплаканными глазками. И протертыми попкам. Последнее - следствие мужской солидарности.
        Итак, ужик, ты, судя по всему, хочешь познакомиться с сестренкой первым. Но хочу напомнить тебе о нравственной составляющей инцеста. Это неэтичный, отвратный и неестественный процесс. Ты только представь, как ужасно натягивать родную сестру. Она будет умолять тебя остановиться: «Братик, стой, братик! Нет, только не туда… а-а-а-х-х-х». Ужасно! Даже не думай об этом! Ты же не какой-то извращенец-моралфаг из дешевой порнухи. Проще PornHUB посмотреть. Там вот совершенно нет раздела с братьями и сестрами. Интеллигентный ресурс.
        Моя сестра Дриайя. Невысокая, компактная, с длинными пепельными волосами. Маленький ротик, большие фиолетовые глазища и милые торчащие ушки. Полупрозрачное платьишко скрывало грудь второго размера и немного тощую попу. Хм, конечно, можно и паспорт спросить, но что-то мне подсказывает, что она постарше меня будет. Ну не знаю, в худшем случае ровесница. Я уж не говорю про эльфийские мерки возраста. Так что, ужик, ебём смело.
        Девочка набросилась на меня, обняла. О да, у меня никогда не было сестры. И тут сразу взрослая. Круто-то как. Я обхватил ее тонкую талию и с лёгкостью поднял, немного покружил.
        - Ой, Рео, - смеялась девушка. - Перестань, у меня голова закружится.
        Я опустил ее на пол. Еще и пахнет вкусно.
        - А кто это с тобой? - засветилось миловидное личико.
        - Это мой… друг, - улыбнулся я. - Его зовут Эйдир. Он очень хотел с тобой познакомиться.
        - Рео! - возмутился эльф.
        Ути, боже мой. Скромняшка-то какой. Порозовел даже.
        - В общем вы тут развлекайтесь, а я… - немного подумав, кивнул в сторону единственного темного прохода. - Туда…
        Какой же у них туалет…
        Глава 4. Урок грибоварения
        Если долго смотреть в бездну… - пробубнил я и заглянул в черное отверстие. - … бездна начнет смотреть в тебя.
        Оказывается, эльфийский унитаз - это обыкновенная дыра. Садишься себе на камушек и делаешь свои неэльфийские дела вполне себе эльфийским дерьмом. И куда же все падает? На головы подземного народа? Вспомнилась книга «Низший». Там, под землей, в эльфийском дерьме ковырялись люди. Они обустраивали канализацию и очищали стоки от мусора, выискивая там вкусняшки. Ну теперь всё понятно.
        - У-у! - крикнул я в дыру и прислушался.
        Эхо раз пять вернулось обратно. Глубоко. И никто не ответил.
        Кстати, тут даже душ есть. Правда неотключаемый. В потолке зияет небольшое отверстие. Из него постоянно течет теплая вода. Магия? Или горячие источники?
        Вся туалетная комната опутана лианами и кустарником. Зелень растет прямо из стен. Удивительно. Темные эльфы в Варгароне это как скрещенные эльфы и гномы. Любят и камни, и травку.
        Я спустил штанишки, уселся на холодный эльфийский унитаз эльфийской задницей. Задумавшись, стал выдавливать радугу.
        В какой же жопе я оказался?
        У меня появился только один план, как помешать Найане. Но его выполнение очень тяжелое. На грани фола. Но если все сделать правильно…
        Нужно попробовать. На кону клан «Зеленые Анаконды».
        Я вытащил из-за спины короткий клинок (да, я сижу на унитазе с оружием), сконцентрировался. В памяти Реордана существует техника под название «Рассекающий Тени». Пропуская через клинок энергию, можно сделать его гораздо острее.
        Сначала ничего не происходило, и я уж подумал, что моя мана не подходит. Я стал т-у-у-ужиться. Ох, хорошо пошло. Клинок завибрировал, лезвие почернело. Но это умение очень истощает организм. Через пару минут можно вырубиться в обморок. Особенно с моим мелким шаакле.
        Я наотмашь взмахнул клинком. Темная полоса энергии соскочила с лезвия, пронеслась в воздухе и с грохотом влетела в стену, кроша её на осколки и вороша лиственные заросли.
        А-а-а! Что за хрень! Такого не должно быть!
        В шоке я вскочил с эльфийского унитаза и чуть не свалился на пол, чувствуя подступающее головокружение. Ого, да я, наверное, треть жижи разом выплеснул.
        Каменная пыль была повсюду, я закашлял.
        - Братик! Что случилось?! - раздался взволнованный голос за дверью. - Ты в порядке?
        - Рео! - застучал кулаками в дверь Эйдир. - Реордан, открой!
        Светоча за яйца! Вот это я и называю ударной волной!
        - Все в порядке! - отозвался я, тяжело дыша.
        Прозвучала тишина. Так и услышал, как Эйдир с сестрой переглянулись.
        Я завертел головой в поисках туалетной бумаги. Ничего… А как тогда?
        - А-а… - понимающе потянулся я за бархатистым лопухом на стене.
        Вскоре я уже стоял в зале, виновато почесывая затылок.
        - Рассекающий Тени? - осуждающе посмотрел на меня Эйдир.
        - Ага.
        - Это безответственно. Зачем тренироваться здесь? Для этого есть воинский дом.
        - Так вышло.
        Это он еще не в курсе, что я сделал это сидя на толчке. Похоже, с черной жижой обычные навыки работают не так, как должны. Поэтому-то у меня вместо голема получился членистоногий колобок. Хотя тогда казалось, что я сделал все правильно. Но об этом Эйдиру знать не положено. Пусть думает, что я идиот.
        - Так, всё. Хватит отчитывать, - возмутился я на очередные справедливые порицания своей адекватности. - Лучше скажите, как у вас тут дела? Всё… идет по плану?
        Меня не было от силы минут двадцать, но может они успели дать друг другу клятву вечной верности.
        - Мы… - как-то странно улыбнулась сестра, - беседуем.
        Эльф засмущался, кашлянул.
        - Ну и замечательно, - не стал я развивать щепетильную тему. - Оставлю вас. А у меня же остались кое-какие дела. Поэтому я пошел.
        - Что? Куда? Какие дела? - удивилась Дриайя.
        - Очень важные, - подмигнул я.
        Эльф опять подозрительно зыркнул на меня, но пока в меня не полетели очередные вопросы, я юркнул к выходу.
        - Блюмик, ты куда?! - крикнула мне в спину сестра.
        Я даже не успел удивиться. Котоящер одним прыжком запрыгнул мне на плечо. Улегся пузом, вцепившись когтями в одежду. Посмотрел на меня взглядом «ты говно, а я повелитель этой вселенной», недовольно «шкрваркнул» и отвернулся. Ого. А у пета-то борзометр свистит и зашкаливает.
        - Эй, иди отсюда, - помахал я рукой на тварюшку. Трогать страшно. У него вид из разряда «дай мне только повод».
        И как подтверждение моей теории:
        - Арххх! - прорычал-прошипел кизрум.
        - Сдристни, я сказал, - зашипел я так, чтобы услышал только чешуйчатый кот.
        Ноль внимания.
        Ой, да и хер с тобой. Связываться еще с гопниками. Это же выше моего достоинства. Свалишь рано или поздно. Вроде не сильно мешает. Почему-то странное животное намного легче, чем кажется.
        И вот так я обзавелся новым другом и покинул свой дом-камушек.
        Время клонилось к вечеру, но у меня еще оставалось немного времени. Дорога до главных ворот заняла минут двадцать. Блюмик или же Блюм, не собирался покидать мое плечо. Он что, все пронюхал и теперь планирует меня убить? Или действительно привязался ко…
        Наверное, я слишком на него косился.
        - Ай! - вскрикнул я, когда по моей шее чиркнули острые коготки. - Ах ты сучок!
        Под уничижительные взгляды проходящих эльфов, я ухватился за хвост чешуйчато-волосатой твари. Стал срывать с плеча. Котяра визжал во всю глотку, но отцепляться не хотел, крепко вцепившись в мою одежду.
        - Отвали от меня! - искрение возмущался я. - На пригревшем тебя плече срешь, говнюк!
        Наша с Блюмом борьба длилась еще несколько минут. Дважды я с душой дал ему по мордасам, но тот умудрился отомстить, неприятно исполосовав мне лицо.

***
        Недовольный и бурчащий я смог беспрепятственно покинуть Грашарт. Прежде чем рыпаться, я проверил что немногочисленные эльфы свободно проходили через Главные Ворота цитадели. Значит и мне можно. Там же я первый раз увидел караван темных эльфов. Воу, да это же настоящие длиннохвостые тиранозавры, но только размером с лошадь. Их телеги таскают ящеры!
        Скрывшись из вида стражи у ворот, я юркнул в лес, включил режим «макаки». Крепко уцепившийся за меня Блюм нисколько не обращал внимания на мои кульбиты. Настоящий паразит.
        Мне нужно на северо-запад. Там расположилась обширная болотистая местность. Грибной рай.
        Обратно я вернулся уже через четыре часа. Грязный, потрепанный, вонючий и злой. Пришлось опять полазить в жабьем дерьме. А в теле эльфа это менее приятно.
        Но зато и улов хороший. Чтобы не палиться перед стражей, запрятал разноцветные грибы по всем щелям. В карманы, складки одежды, сапоги. Даже в специфические эльфийские труселя.
        - А ты ссался, - хмыкнул я Блюму. - Это всего лишь лягушки.
        - Аргх!
        Когда я вернулся, Эйдира уже не было. Как у них все прошло сестра рассказывать почему-то не стала, а я и не настаивал.
        - Ой, а это что плавает? - с любопытством тыкала пальчиком сестричка в котел с грибной похлебкой.
        - Мохряк дряносрущий, - кивнул я в сторону миски с зелеными грибами на толстой ножке. - Кентавры их используют, чтобы выводить из организма паразитов естественным путем. Но если смешать его с шипуном достойным, - показал я на шампиньоны, - то получится яд. Но почему-то только для кентавров. Эльфы просто начинают улыбаться. А потом за последний день ничего не помнят.
        - Ого! - восторгалась девушка. - Я и не знала, что вас такому учат. Ты никогда мне не говорил.
        Дриайя уселась на полу рядом со мной. Через ее полупрозрачное платье можно было понять, что она ходит по дому без трусиков. И да, походу мы живем с ней вдвоем. И да, здесь только одна двуспальная кровать, и я в душе не теребонькаю, что это значит. Но ночи я жду с охереванием и трепетом.
        - Это только недавно стало моим хобби, - увильнул я.
        - Хобби?
        Блин, вечно забываю, что на всеобщем таких выражений нету. Неосознанно вставляю русские слова в предложения.
        - Увлечением, - исправился я.
        - О, интересное увлечение, - задумалась Дриайя, наматывая локон на пальчик. Я сглотнул, заметив проступающие сосочки на тонюсеньком платьишке. У Дриайи, кстати, сосуд раза в полтора больше моего, но такого же пурпурного типа.
        - А что ты сейчас делаешь?
        - Отвариваю мохряка до белого цвета. Потом поменяю воду, и после закипания брошу мелко нарезанные ножки серых пириков. Когда варево станет синеватым, нужно будет остудить и процедить.
        - И-и-и? - не унималась сестренка.
        - Получится снотворное.
        - Снотворное? Ты имеешь ввиду сонное зелье?
        - Ну да, - замялся я.
        Черт, знать язык еще не значит уметь на нем говорить.
        Зельеварение сильно меня тревожило. Потому что эти знания я получил от Кентавряши. Много часов мы с ней обсуждали грибные прелести. А зацикленность позволяла мне провести множество экспериментов. Помню отблески удивления на ее лице, когда на шестьдесят седьмой раз я перечислил названия всех ее грибов в сумке.
        - А почему не приобрел в лавке отваров? - удивилась эльфийка.
        Потому что ничего не знаю и не умею, приставучая ты моя.
        - Это лучше, - подмигнул я, помешивая котелок. - И уж точно надежнее. Кстати, хотел спросить…
        - Да?
        Черт, как же подступиться.
        - Я хотел кое-что… Но у нас же совсем нет времени…
        - Нету? Почему? А что ты хотел?
        - Прогуляться вместе? - брякнул я, вспомнив парочки, гуляющее по улицам цитадели, - Не хочешь завтра на рассвете, например?
        Вопрос был задан не просто так. Я должен понимать насколько загружен, в чем вообще заключаются мои тут обязанности. Какая у меня, грубо говоря, работа. Обязан ли я каждый день посещать Воинский Дом? Моя жизнь усложнится, если я связан по рукам и ногам. А завтра я точно должен быть свободен…
        - На рассвете? Ох, интересная идея, Рео, - засияла Дриайя. - Мне нравится.
        Надеюсь, я не ошибся и она в курсе моих обязанностей. Иначе бы задала вопрос…
        Зелье было готово ближе к ночи. Не знаю почему, но чувство времени у жителей Варгарона было идеальным. Они все точно знают, когда начинается рассвет или заканчивается закат. А еще темные эльфы спят всего три-четыре часа, и им глубоко плевать когда в сутках эти три часа произойдут. Они не завязаны на графике сна. Разве что для удобства ложатся примерно в полночь и просыпаются чуть раньше рассвета.
        - Куда ты, Рео? - удивилась сестренка, присаживаясь на край кровати.
        - Долг служения, - коротко брякнул я.
        - Так поздно?
        - К сожалению.
        - А я этой ночью хотела тебе показать нечто незабываемое? - надула губки сестренка.
        Ужик напрягся, прислушался.
        - М-м-м, да?
        - Угу, - улыбнулась Дриайя и опустила глазки.
        Бляха, я, наверное, что-то не так понимаю. Не знаю, может она новую книжку со сказками хотела показать? Или карточный фокус.
        - Эм, к сожалению, мне пора. Ночью… - я вздохнул, - не жди. Постараюсь на рассвете вернуться и погуляем.
        Чтобы не усложнять и без того патовую ситуацию, я быстро свалил.
        Я стоял на темной улице. Хотя улицы здесь одинаковые в любое время дня и ночи. В таких условиях могут существовать только темные твари. Люди давно бы сошли с ума.
        Зашуршало.
        - Кто здесь?! - дернулся я и схватился за рукоять меча.
        - Мряууу! - прохрипело в темноте чудище по имени Блюм.
        Тебя только не хватает. Вздохнув, я принял на себя маленькую обузу и завертел головой во все стороны.
        - Прощу прощения, - рискнул я обратиться к эльфу, кажущимся мне не таким упырем, как остальные. - Вы не могли бы мне помочь…
        - Да, я слушаю вас.
        Я напряг все имеющие извилины, вспоминая последние уроки литературы и сборник сочинений Чехова.
        - Не изволите ли быть столь любезным и смилостивиться над моей беспечной недальновидностью? Я был бы вам премного благодарен за оказанную услугу в осведомлении меня о местоположении одной благороднейшей особы.
        Эльф немного повтыкал в мои слова. Ха, не такие уж вы тут и интеллектуалы, как хотите казаться.
        - Говорите же…
        Ну и где же твоя аристократичность? Че морду так воротишь, а? Ничем им не угодишь, блин.
        - Где проживает леди Астария?
        Понимающе хмыкнув, эльф объяснил дорогу.
        - Вас она тоже привлекает? - вдруг спросил эльф.
        О, болтливый - находка для шпиона. Похоже мне кто-то сильно облечит сейчас жизнь.
        - Да, - тоскливо ответил я. - Вот только, наверное, не подступить из-за ухажеров. Да и любимый ее…
        Я многозначительно сделал паузу. А вдруг у них нет такого понятия, как «бракосочетание».
        - О чем вы? - удивился эльф. - Леди Астария вот уже век как никого не подпускает к себе. Вы не местный?
        - Да, по долгу службы приехал из столицы.
        - Понятно. Ну что ж, удачи вам желать не буду. Даже она вам не поможет.
        - А может ей как-то можно передать послание? - сгрустнул я. - Может через слуг?
        Эльф задумался.
        - Да, вроде кто-то у нее там был… Не могу вам, к сожалению, подсказать. Я уже двадцать зим назад перестал себя тешить надеждами.

***
        Поплутав часок по городу, мы наконец-то стояли у того, что Астария называла особняком. Это действительно в какой-то степени большой дом. Только не камушек в подземелье, как у меня. А аккуратная глыба с витиеватыми узорами, окнами, балконом и вьющимися лианами. Все в стиле темных эльфов. Грозно, страшно и красиво одновременно.
        - Слушай, Блюм, - трясся я. - Может ты за меня сходишь, а?
        И как я докатился до такого? Сижу в кустах и трясусь вместе с ними. Думаю, как пробраться в дом к злобной стерве. Хотя вроде и думать-то нечего. Они не особо парятся здесь о безопасности. Дверь прикрыл и готово. Интересно, у них действительно так спокойно на улицах или это связано с чем-то другим?
        Я увидел ее. Снежная королева вышла на балкон. Открытых латных одежд на ней не было. Только шелковая ночнушка. Волосы слегка растрепаны. Готовится ко сну? Решила подышать свежим воздухом?
        - Аргх?
        - Тыбвдул? - нервозно спросил я Блюма.
        Еще через час я был уверен, что почти весь город спит. Но скоро проснется. Поэтому нужно спешить.
        - Блюм, вали, а, - зашипел я на живность. - Ты не можешь пойти со мной, понимаешь? Я тень, сама тьма.
        Он только зашипел на меня. Подумав немного, я дал ему по наглой морде. Котоящер в долгу не остался и отвесил мне в ответ. Пару минут мы еще поборолись, но потом я в край распсиховался.
        - Ну ты говнюк сам напросился! - зашипел я, запихивая в пасть коту пропитанную снотворным тряпицу. - Лижи, нюхай, жуй!
        Котоящер затих. Я прислушался - не сдох. Хорошо. Было бы жалко. Блюм, конечно, мудак, но прикольный.
        Безопасность безопасностью, но меня все равно тревожило наличие каких-нибудь защитных чар. Я уже несколько раз пытался заметить магию в структуре дома так же, как я это делаю с живыми существами. Ничего. Я медленно крался по территории, мысленно готовясь сорваться с места и свалить, если зазвучит «сирена» или меня убьет молния. К счастью, обошлось без происшествий. Видимо менталитет темных эльфов сегодня на моей стороне.
        Попасть в спальню Астарии тоже оказалось довольно просто. Несколькими ловкими движениями я подтянулся на витиеватостях особняка и оказался на балконе. Створки из синего стекла были приоткрыты. Черные шторы колыхались на ветру. И откуда в изолированном со всех сторон городе ветер?
        Так, я еще жив. Хорошая новость.
        Я не издал ни единого звука. Даже сейчас Астария казалась опасной. Ее злые брови дергались так, словно во сне она с остервенением лупила плеткой Бома по оголенным ягодицам.
        Она была прикрыта полупрозрачной простыней. Я очень хотел помять грудь в глубоком декольте сорочки, но очконул. Да и стук моего сердца может разбудить. Поэтому терять времени не стал. Трясущимися руками достал баночку с сонной жидкостью. Этого должно быть немного и немало в соответствии с моим весом. Осушил. Лег на пол, рядом с кроватью. Когда почувствовал, что зелье начало действовать и меня клонит ко сну, коснулся коленки ледяной ведьмы так услужливо торчащей из-под одеялка.
        Тьма, свет, холод… Вспышка молнии. «О, монетка, откуда она здесь?»
        Очнулся я уже в теле снежной королевы. И сразу почувствовал холод и тяжесть на сердце. Ох, что же ей такое снилось?
        Несмотря на дичайший стресс, первые тридцать секунд я остервенело мял себе сиськи, щипая за налившиеся кровью соски. Прикольно, блин. Интересно, все женщины любят мять себе грудь? Когда между ног стало влажно, я страшно перетрухал и решил остановиться с гендерными экспериментами. Но, все-таки! Я, вашу бляху за папаху, конфетка Астария! На меня онанируют половина мужиков Гашарта. Как-то даже сначала возгордился. А потом охренел.
        Я заранее подготовился. Заполнил свой кувшин до краев и сделал неплохой концентрат жижи. У ледяной стервы кувшин раза в три больше, чем у Реордана. Значит у меня есть где-то часов пять-семь.
        Реорданово тело со спящей душой Астарии вырубилось без задних ног. Я оттащил его и сунул в просторный шкаф. Ого, да здесь целый гардероб роскошной брони. Серебряные и золотые трусики, бронелифчики, бирушечки какие-то, цепочки, кольца. Как в это одеваться-то? Запихав себя в шкаф, я приступил к следующему чокнутому пункту плана.
        Спать. Так я смогу немного замедлить сжигание маны.
        Ага, конечно. Взял так и уснул. Все два часа я мандражировал в кроватке. Даже жамканье мягких сисек не успокаивало.
        Перед самым рассветом в дверь постучали, она открылась. Слуги, о которых говорил эльф? Что ж, я полночи думал о таком исходе.
        Несмотря на внутреннее напряжение, я ржанул про себя от вида того, кто зашел в спальню. Это что еще за парад БДСМ? Ушастый мужик в черном латексе и маске с перьями. Завершающим штрихом было то, что на обтягивающих бедра штанишках отчетливо виднелся силуэт сосиски.
        Перебарывая жгучую смесь из офигевания, ржача и паники, что сейчас все полетит в тартарары, я встал с кровати. Очень хотел сделать серьезное выражение лица, но получилось плохо. А ведь очень важно сейчас правильно себя поставить. Важно каждое слово.
        Я не знаю, что эльф-прислужка увидел в моих заслезившихся глазах, но он неожиданно упал на колени, уткнувшись лбом в пол.
        - Простите, повелительница! Умоляю, простите! Чем я заслужил ваше неудовольствие!
        - Э-э-э, - впал я в ступор.
        - Все что пожелаете. Только простите!
        - Хорошо, - начал я. - Хрю!.. Да еп… Сегодня ко мне не заходить. Я хочу отоспаться. И не беспокоить свою… свою… аха-ха!.. повелительницу. Ясно?
        - Да, моя повелительница.
        Фух. Покладистость мужика немного прибавила уверенности. Подумав немного, я перефразировал заготовленную речь:
        - Второе: и это… мы поиграем в игру, что ты забыл меня разбудить. Понял? Сегодня я буду наказывать тебя, но ты должен делать вид, что этого разговора не было. Просто ты оплошал. Хрю-хрю. Если ты не исполнишь этот приказ, клянусь светочем, я призову Асмодея помочь наказать тебя. А теперь пошел вон отсюда!
        Блин, перегнул походу. Слуга в ужасе подскочил, скрылся за дверью.
        Еле сдержался, чтобы не дать ему поджопник элегантной ножкой. И вот это вот мужик? Гордый эльф? Или забитый гоблин? За какие блага он согласился на такое? Не припомню, чтобы у них тут было рабство в почете. Это не орки. Хотя чего это я. Со своим менталитетом, да в чужой огород. Может у них это тоже самое, что у нас в Яндекс. Доставке работать.
        Я потратил еще добрые полчаса на примерку фэнтезийных доспехов и борьбу с желанием сунуть пальцы туда, куда не надо. Заклепка тут, виток здесь, завитушки там. В результате я все-таки смог натянуть на уже залапанную руками попку бронелифчик. Ну нихера он не похож на верх! Галимый низ! Им только соски прикрыть можно. Пипец какой-то. Наконец нашел более-менее подходящее. Хм, а ведь и правда не натирает ничего. Что за магия?
        Итак, убедившись, что все приготовления окончены, я выскользнул через окно и отправился в воинский дом Гашарта. У меня осталось около трех часов, и хорошо бы Найане явиться вовремя. Первая часть плана исполнена. Потом будет еще вторая, третья и самое последнее… последствия. А их будет много. После того, как у меня получится разгрести все дерьмо, я вернусь в свое поселение. Но только не с пустыми руками. Раз уж попал сюда, то выжму из своего положения всё. В общем, негоже, чтобы Великий Школьник бросил своих приспешников в невзгодах, а они даже не знают, жив ли он.
        Ну и конечно же…
        ГДЕ МОЯ КЕНТАВРЯША?!!
        Глава 5. Из одной в другую
        Я старался избегать эльфных мест. Но ушастых все равно было много. Они переговаривались, вежливо раскланивались. Экипированные в кожу и серебро воины не стеснялись и бегали, как тараканы. Некоторые из них карабкались на камни-дома и передвигались там, прыгая с крыши на крышу. Да уж, Гашарт действительно больше крепость, чем город. Но и хрен бы с этим всем. У меня возникла страшная проблема.
        Так-с.
        Как это вообще работает?
        Я остановился. Зашел за угол. Оглянулся. Убедился, что за мной никто не следует.
        Итак, один шаг, второй, третий…
        Почему не получается-то? Почему моя походка, как у крокодила под гашишем? Кто-нибудь расскажет мне, как надо вилять задницей, чтобы прям «вах-вах, дэвушка, твой мама зять нэ нада?». Почему я расхаживаю, как солдат на параде трансвеститов?
        Еще минут десять я тренировался. Дважды запутался в ногах и упал на брусчатку. Но зато понял, как вилять ягодицами. Это как свои ноги переступать. Левая-правая, левая-правая. Женский военный марш. И не каждый мужик повторит.
        Ладно, в бой, красотка!
        «Интересно, там Блюм не загнулся в кустах? Дорогу домой-то найдет?»
        Глубоко вздохнув, я снова вышел в «свет». И сразу же заметил пару устремленных на меня глаз. Да ладно? Подглядывал?!
        Ну вот! Теперь я начал понимать женщин. Грязный извращенец! Потом вспомнил про свою еле прикрытую задницу, задумался. А ведь сам виноват…
        Но все равно нужно держать марку. Жаль я не могу покрыться инеем. Пользоваться магией не стоит - лишняя трата жижи. Поэтому я просто скривил самую страшную морду, которую только знал. Проняло - наглый эльф резко отвернулся. Мол, я вот на эту стену смотрел.
        В сам воинский дом я не стал заходить. Светиться перед десятками эльфов - зарывать себя еще глубже. Поэтому, запрятавшись между домами неподалеку, я стал выжидать первого попавшегося ловчего. Они всегда выделялись воинской экипировкой от обычных, так сказать, гражданских. Долго ждать не пришлось
        - Ты! - гаркнул я. - Тс-с-с.
        «Семки есть?»
        Эльф подпрыгнул от удивления, посмотрел на меня. Побледнел. Я же стал вспоминать манеры Астарии:
        - Подойди ко мне, - промурлыкал я и поманил его пальчиком.
        Блондин со шрамом на щеке удивленно завертел головой, побледнел еще сильнее, стал похож на сахарок. Поплёлся ко мне.
        - Леди Астария? - испуганно пискнул молодой эльф.
        - Мне нужно знать, прибыла ли Найана, - пропел я, стараясь не сбить дыхание. - Никому не говори, что видел меня. Живо проверь и обратно ко мне.
        - Да, леди Астария.
        Парень сорвался так, что я увидел свое отражение в его натертых пятках. Буквально через минуту он вернулся.
        - Старшая ловчая Найана еще не вернулась, леди Астария. Но должна появиться в ближайшее время.
        - Ц!
        Эльф дернулся, опустил голову.
        Ого, и я туда же. Это что же сейчас было такое? Память организма? В голове появилась интересная мысль. Если я переселюсь в наркошу, но не буду об этом знать, меня будет ломать? Или пропитого алкаша? Но при этом я ни разу в жизни не пил (ха-ха). Странное, наверное, чувство. Хотеть, но не знать чего. Как в час ночи открыть пустой холодильник, почесать пузо и снова закрыть. И так десять раз, пока там не появится что-то новое. Ну или эта колбаска с налетом тоже сойдет…
        - Слушай меня, - мило улыбнулся я, но белокурый лишь сильнее опустил голову. - Отправляйся ей навстречу и поторопи. Она не должна ни на что отвлекаться, и пусть сразу же явится сюда. Лично. Ко. Мне. Я буду ждать ИМЕННО здесь. Все ясно?
        Для убедительности я потыкал пальцем в землю.
        - Но… Леди Астария, - чуть не заплакал молодой эльф. - Я не в курсе… где она… и откуда ждать…
        - Ц!
        Хе-хе.
        Эльф сделал шаг назад. Еле заметный. Походу парень сейчас со страха в обморок упадет.
        - Она придет с северо-востока.
        Хм, в принципе это все, что я знаю. Наверное, маловато наводок.
        - Просто жди ее у северных ворот. И приведи только ее. Одну! Если с ней кто-то будет, пусть ждут дальнейших указаний и не двигаются с места!
        ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ
        СТАРШАЯ ЛОВЧАЯ НАЙАНА
        КЛАН: ТИХИЕ ВЕТРА
        ТИТУЛ: ПРОСТОЭЛЬФИНКА
        МАГЕССА ОБИТЕЛИ МЕРТВЫХ, ШЕСТОЙ КРУГ
        В ПОЛУЧАСЕ ПУТИ ОТ ПОГРАНИЧНОЙ ЦИТАДЕЛИ ГАШАРТ
        Найана нервничала, но старалась этого не показывать Эймору и Адронану. Ведь она старшая ловчая. А еще она смела надеяться, что когда-нибудь станет такой же, как младшая майра Астария. Надо только немного постараться. А титул? Ну говорят же, что иногда высот достигают и такие, как она. Конечно, ей еще и с внешностью не повезло. Она разве что симпатичная по меркам человеческого крестьянина, но не эльфов…
        - Тс!
        Тсыкнула Найана дурным мыслям, подражая своей любимой леди Астарии.
        Эльфы за ее спиной пренебрежительно усмехнулись.
        Ловчая хмыкнула и прибавила ходу. То, что она увидела в диких землях, было отвратно. Как только никто не заметил это логово? Почти сотня орков обустроилась на прилежащей территории Гашарта. И еще там были люди и гномы. С орками! Немыслимо!
        Нужно торопиться. Это место нужно испепелить!
        У ворот Гашарта их встретил молодой беловолосый эльф.
        - Найана! - чуть ли плясал он.
        - Ну?
        - Леди Астария хочет тебя видеть!
        - Я именно к ней и спешу.
        - Нет, она в другом месте, - настаивал эльф. - Она хочет видеть тебя именно там.
        - Что? - удивилась Найана и остановилась. - Ты уверен? Где она?
        Странно. Не похоже на Астарию.
        - Уверен. Неподалеку от воинского дома. Следуй за мной. Она приказала торопиться. Это очень важно. Быстрее!
        Сердце Найаны сжалось неприятным предчувствием. Белокурый что-то задумал? Но она не могла проигнорировать такое. Поэтому кивнув своим подопечным, они втроем последовали за эльфом.
        - Нет, - вдруг остановил их белокурый. - Только ты одна. Остальные ждут здесь. Так было сказано!
        А вот это точно странно.
        Леди Астария находилась рядом с воинским домом, но она словно пряталась от кого-то. Не хотела показываться на глаза.
        - Леди Астария? Что вы здесь делаете?
        - Ц!
        Найна открыла в удивлении рот. Леди Астария всегда выделяла ее среди остальных и не позволяла себе этот жест по отношению к ней. Чем же она сейчас заслужила ее неудовольствие?
        - Найана, рассказывай, - немного натужно улыбнулась младшая майра.
        Найана рассказывала и рассказывала. Про орков, людей, частокол и подъемник на обзорную платформу на скале. Леди Астария недовольно хмурилась.
        - Ясно, - скрестила она руки на груди. - Кто еще в курсе об этом?
        Найана никогда не видела Астарию в такой позе…
        - Только Эймор и Адронан, - неуверенно ответила старшая ловчая. - Мы были вместе и… - она запнулась. - Могу я спросить, леди Астария?
        Младшая майра подняла на нее глаза, сощурилась:
        - Да.
        - К чему такая секретность?
        - Тебе этого знать не положено.
        - Д… да, леди Астария.
        Недолгая тишина.
        - Послушай меня внимательно, Найана, - первой заговорила майра. - Об этом никто не должен знать, тебе ясно? Дальше вас троих эти сведения не должны уйти.
        Найана захлопала глазами.
        - И убедись, что те двое будут молчать или я лично вами займусь. Ты поклянешься мне своим светочем, Найана.
        Найана сделала шаг в сторону. Неосознанно. Поклясться священной клятвой из-за такого пустяка? Рискнуть душой? Ашхая не прощает эльфов, нарушивших эту клятву. Древние эльфриды пожертвовали собой ради своих детей, ставших уничтожать друг друга. Темные и светлые сосуществуют только благодаря их жертве. С каждым эльфом, достигшим трех зим проводили обряд смешения магии и крови с кровью древних эльфридов, навеки скрепляя их узами благословления и проклятия одновременно.
        Существует два вида клятв. На крови - смерть наступит от магического искажения и шаакле разрывает вместе с носителем. На словах - полное лишение магии. В течение недели шаакле практически исчезнет. И тогда эльф станет азуром - клятвопреступником и ничтожным изгнанником.
        - Н… но почему, леди Астария, - выдавила из себя ловчая. - Что в этом такого… что нужно клясться… мы ведь… всегда…
        Она не успела договорить «доверяли друг другу». Леди Астария неожиданно схватила ее за локоть.
        - Ты поклянешься, Найана, - зашипела она змеёй. - И заставишь молчать Эльмура и Андрона.
        «Что?» - удивилась про себя ловчая. - «Она имеет в виду Эймора и Адронана?»
        - Как… как прикажете, леди Астария. Я клянусь… - язык отказался говорить от обиды.
        Почему же леди Астария перестала ей доверять? Из-за чего такие изменения? Что же произошло, что она так изменила мнение о ней? Ведь им было так хорошо вместе…
        Ледяная магесса сжала ей локоть сильнее. Пришлось продолжить.
        … клянусь светочем Айланией, что никому не расскажу о том, что видела вчера в диких землях, а также сделаю все, чтобы Эймор и Адронан молчали об этом.
        - Молодец, - майра отпустила ей локоть. - Скажи им, что эти знания очень опасны. Скажи, что, если проболтаются, сама леди Астария оторвет их языки. Клянусь в этом светочем Айланией.
        Найана была в глубоком ужасе.
        - Теперь иди, - слегка нервно улыбнулась леди Астария. - поговори со своими… - она запнулась, - эльфами. Как закончишь с ними, отправляйся к себе и отдохни. Но помни, этого разговора никогда не было. Мы с тобой не встречались. И никогда со мной об этом не заводи разговор.
        Тронутая во всех смыслах до глубины души, Найана бросилась бежать. В кровь закусила губу. Когда она зашла за дом, прильнула к стене спиной. Рискнула и заглянула за угол…
        Ее уши задергались от увиденного, а рот сам непроизвольно открылся. Ловчая резко перестала подглядывать.
        Нет, ей точно показалось. Не может же такого быть. Это же леди Астария… Она бы точно такого не сделала.
        Да, наверное, показалось.
        Найана бросилась исполнять приказ, стараясь не думать… не думать об этом… не думать об этом…

***
        Как только несуразная эльфийка-шатенка пропала за углом, я с облегчением выдохнул. Сел на корточки и глубоко задумался. Сам того не замечая, нервно заковырял в носу.
        Как же тяжело косить под двухвековую сучку. Хоть я и репетировал некоторые речи.
        Из носа потекла кровь…
        Только сейчас я заметил, как остервенело наяриваю в ноздре. Выругался. Быстро оглянулся. Не дай Асмодей, кто увидит, как леди Астария по локоть в аккуратном носике. Хотя че, блин. Даже Саакашивили грыз свой галстук в прямом эфире - его президентства не лишили. А Астарии в носу поковырять уже нельзя?
        Я посмотрел вниз…
        Сиськи были заляпаны капающей из носа кровью.
        Да еп!..
        Я стал остервенело смахивать кровь с серой кожи, только еще хуже размазывая ее по телу. Нужно что-то сделать!
        О, вспомнил. Мама всегда лед прикладывала.
        Кровь брызнула с новой силой. Я почувствовал ее на губах, потом на подбородке.
        Кап…
        Кап…
        Я пустил немного маны из пор, заставляя кожу побелеть. Струйка крови на лице мгновенно замерзла. С подбородка повисла большая красная сосулька. Я ее надломил и, подумав немного… не стал грызть - выбросил.
        БОЛЬШЕ. НИКАКИХ. КОВЫРЯНИЙ. В. НОСУ.
        Кровь наконец остановилась, и я быстрым шагом направился обратно к особняку. Залез на балкон с двух ловких движений. Астария была куда круче, чем Реордан. По всем показателям.
        Разделся. Напоследок попытался разобраться в женской анатомии на практике. Но запутался, где какие губы и как найти клитор. Плюнул на это дело. Надел сорочку. Вернул в шкаф броню. Выгреб тело Реордана и положил рядом с кроватью. Вытащил у него из кармана серенький грибок ями и флакон снотворного. Выпил. За щеку Реордана запихнул гриб. Никакого толку от него нет, но на вкус он настолько мерзок, что поможет пробудиться. Это как нашатырь с лимоном и вискасом. Пробирает, что хочешь не хочешь, но проснешься. Потом отделаюсь легким поносом.
        Зелье стало действовать почти мгновенно. Меня стало клонить ко сну. Я лег в кровать… Дотронулся до своего «респауна».
        Темнота…
        Все еще темнота…
        …
        …
        Я поменялся. Ох, походу Асмодей насрал мне в рот. Еле-еле открыл глаза. Ухватился за голову. Болит, как после знатной попойки. Похоже с дозировкой не рассчитал.
        Если мои биологические часы не врут, мы спали около часа. Я проснулся раньше. Меньший концентрат снотворного и адский гриб за щекой тому поспособствовали.
        Во что же я ввязался…
        Так, хватит стучать зубами! Должен был уже привыкнуть!
        Астария нескоро еще проснется. А испуганные слуги ее не потревожат. Ох, и достанется же им. Надеюсь, не проболтаются…
        Пошатываясь на ватных ногах, я покинул покои Астарии, соображая ничего ли я не упустил? По-любому везде насрал так, что завтра ко мне придут с ордером на арест. Ебанутым планам - логичный конец.
        Я немного забыл, что я не Астария, когда спрыгивал с балкона. В полете скривился, предвкушая сломанную ногу или отбитый копчик. Но, к моему удивлению, я сгруппировался как чемпион мира по гимнастике среди котиков.
        Хм, вот оно что. Получается, если в памяти двух тел есть один и тот же навык, я могу использовать лучший из них. Главное условие - физическое тело или кувшин должны быть примерно одинаковыми. Сейчас я использую физический навык Астарии в теле Реордана, которое владело им не так хорошо. Правильно говорят, что боевое мастерство - в голове, а не в мышцах. Хотя вряд ли жирный Трайл смог бы повторить этот трюк балерины. Вбился бы тупой башкой в грунт. Ясно-понятно. Это полезная инфа.
        Я проверил Блюма. Мелкий паразит дрых и пускал зеленоватую слюну. Фу, какая гадость. Ладно, спи дальше.
        Я заранее узнал, где находится «камень» Найаны. Идти пришлось далеко. Мой кувшин успел пополниться наполовину. Регенерация в последнее время увеличилась, и я могу объяснить это только одним… Чьи-то души все еще дают мне сил. Где-то там, далеко…
        Или я пересмотрел аниме. Хер разберет.
        «Камень-дом» старшей ловчей не сильно отличался от моего.
        Вот сейчас самый отстойный момент. Я не знаю, с кем она живет. Не знаю, успела ли ловчая вернуться. Куча нюансов, на которых можно завалиться. Вообще, темные эльфы очень редко связывают себя в узы. В основном живут одни. Трахаться-то они любители, а вот на семейную жизнь не идут. Да и эльфийка может родить одного ребенка раз в сто лет.
        Каменно-деревянная дверь с проросшей травой была открыта. Используя навыки скрытности Астарии в теле Реордана, я спускался вниз, по каменной лестнице. Даже старшая ловчая не сможет меня услышать.
        Я сама тень, сама смерть.
        Воспользуюсь навыком «усмирение» для того, чтобы вырубить ее и…
        - Реордан? - послышался голос Найаны за спиной. - Ты что тут делаешь?
        Я сама смерть. Я сама тень. Бойтесь меня. У-у-у-у-у…
        ТУК! ТУК! ТУК!
        Колотилось мое сердце так, что это было слышно на обратной стороне голубой луны. Я резко обернулся. Найана стояла вверх по лестнице. Щурилась от ахуевшести забравшегося в ее дом эльфа.
        - А я к тебе, - нервозно заулыбался я.
        - Зачем? - удивилась она.
        - Меня прислала леди Астария, - ляпнул я. - Сказала узнать, все ли… удалось? Не знаю, что это значит.
        Черт! Черт! Черт!
        Эльфийка даже бровью не повела.
        - Передай леди Астарии, что все прошло замечательно.
        Я замялся. Никогда не звал девушек на свидание. Хнык.
        - Выпьем? - предложил я, ломаясь с ноги на ногу.
        - Что выпьем? Зачем?
        - Ну… что-нибудь? - осторожно предложил я.
        - Имеешь в виду дары вакха? Как аристократ?
        Хы. Хорошо, что я успел узнать, как эльфы называют бухло. Иначе сейчас бы подвис. Да и вообще! Значит, у нас бухает чернь, а тут аристократия. Могу себя поздравить. Я - начинающий аристократ. А Дядя Коля, подметающий мою улицу - император.
        - А почему нет? - пошел я ва-банк.
        - Я его даже не пробовала. И мы не аристократы.
        Я просиял.
        - Иногда эльфы становятся аристократами, а не рождаются ими, - стал я умничать единственным, что знаю об этой теме. - Так что, чем мы хуже? Ты разве не хотела никогда… стать аристократичнее?
        Похоже, я задел ее за живое. На ее лице читалось противоборство.
        - Ладно, - наконец приняла она решение и грустно хмыкнула. - У меня сегодня был неприятный и странный день, и почему бы не сделать его еще страннее. Но у меня нету.
        - А у меня есть, - обрадовался я, доставая из кармана пузырек с «дарами». - Отличный… самогон.
        - Самогон? Не слышала о таком, - задумалась Найана. - Говорят, что дары вакха странно влияют. От них становится веселее…
        - Это поначалу, - обрадовался я, что получится споить первую в жизни девушку. Хоть и не самую красивую. - Сначала хорошо, а потом…
        Я задумался. А стоит ли ей говорить о похмелье?
        …потом еще лучше, - растянул я лыбу по самые уши.
        - Пойдем уже, - обогнала меня Найана.
        Я ступил в логово фаната. Помещение ничем не отличалось от моего «камня», если бы не одно «но». Огромные масляные портреты Астарии были везде и во всех позах. Хорошо хоть одетая. Я изо всех сил старался не удивляться и не хихикать.
        Найана принесла каменные стаканы. Посмотрела на меня с видом «ну, жахай». Как все просто и без прелюдий.
        Ну я и жахнул. Теперь девушка лежит на ажурной кровати, постанывает. А я деру ее в упругий зад. Всегда хотел пьяненькую.
        А если не фантазировать, то я аккуратно, стараясь не разбудить, перетащил ее на кровать. Дозировка снотворного была небольшая. Нельзя допустить, чтобы она погрузилась в слишком глубокий сон. Пришлось целый час рассказывать ей всякие унылые истории, чтобы она вырубилась от скуки.
        А вот себе я налью добавки. Голова еще болела от прошлого раза, а уже пришлось догоняться. Ох, сегодня вечером мне гарантирован бодун, как после водки с пивом.
        Повторив процедуры, как с Астарией, я поменялся телом с Найаной. Выплюнул мерзкий нашатырный гриб. С красным кувшином девушки у меня есть часов шесть-семь.
        А теперь обратно в воинский дом. Я прибыл в тренировочный зал, но Астарии еще не было. Поэтому присоединился к избиению манекенов. Радует, что все тренировались в полной тишине. Поэтому никто не приставал.
        Часа через два в зале стало холодно.
        Цок-цок-цок…
        В коридоре отдавалось цоканье металлических каблуков о каменный пол. Эльфы заработали мечами еще интенсивнее.
        Снежная королева появилась. На ее белейшем лице недовольство высшей меры. Она потерла виски. Понимаю. Болит.
        - Ц!
        Даже я заработал мечом быстрее. Бля, может потом прийти… Куда спешить…
        - Найана!!!
        Несколько десятков эльфов ускорились - стали остервенело убивать манекены.
        Мамочка… Ну вот. Я становлюсь эльфанутым. Обкакался при виде злой Астарии.
        - Да, леди Астария! - метнулся я к ней в турбо-режиме.
        Бейте манекены! Бей, убивай, ломай, кромсай!!!
        - Девочка моя, - ласково и одновременно угрожающе пропела она и подошла на шаг ближе, - докладывай. Хотя нет. Не здесь. Следуй за мной.

***
        - Братик! - взволнованно встретила меня не моя сестренка. - Где же ты был! Ты же сказал, что мы погуляем. Что случилось?
        - Умоляю, - выдавил я. - Спать… хоть немного… потом расскажу…
        Я не смогу думать о последствиях. Сколько ляпов допустил, и что может вывести на меня.
        Я вселился в Астарию и получил от Найаны реальные сведения о поселении. Теперь она думает, что выполнила задание и ей запрещено об этом говорить.
        Потом я вселился в саму Найану и передал Астарии ложные сведения. Теперь Ведущая Ловчих считает, что никакого «безнационалистического государства» не существует. Просто кучка орков, которых перебила группа Найаны.
        Найана спит у себя, думая, что много выпила.
        Астария думает, что проспала из-за дебилов слуг.
        Но все развалится, если Найана с Астарией решат поговорить об этой теме. Или если заговорят слуги в поместье. Или эльфы из группы разведки.
        Говорят же…
        Если знают больше двух, то рано или поздно узнают все.
        Глава 6. Галантный мудрец
        - Братик, вставай!
        Я недовольно забухтел.
        - Фу-у-у, братик! Чем от тебя пахнет!
        - Грибным перегаром, - буркнул я.
        - Ты говорил, что тебе нужно к леди Астарии! Вставай, Рео! Опоздаешь!
        Я резко встал, заморгал глазами. Точно! Она же меня вызвала к полудню. Ох, нет, мне эта локация уже остоебучила. Не хочу-у-у…
        Я посмотрел на сестренку, которая вовсе мне не сестренка. Так, заткнись совесть, не до тебя!
        Она оделась в мантию-кимоно с разрезом, прошитую серебряными и золотыми узорами. Я удивленно заморгал глазами. Нифига себе. А я-то думал, ей в детский сад нужно. А тут медсестричка из частной клиники по пересадке членов губами сотрудниц. Это куда же надо в таком обмундировании?
        - Чего смотришь так? - улыбнулась Дриайя.
        «Пытаюсь сиськи разглядеть» - хотел было честно признаться я, но передумал. В полупрозрачном платьишке они были заметнее.
        Из дома-камня мы вышли вместе.
        - До вечера, Рео, - махнула мне Дриайя ручкой, зачем-то сделала эльфийский реверанс и хихикнула.
        Сестра сорвалась с места, прыгнула метра на три вперед, уцепилась за специальный уступ на доме-скале. Я еще успел заметить ее белые кружевные трусики. Заработала руками и через мгновение очутилась на крыше. Прыг-скок и вертихвостки нету. Воу!
        Что ж. За дело.
        Ох, моя голова.
        Дождавшись, когда Дриайя скроется из виду, я вернулся домой. Выпил два литра воды. Оторвал от стены листок мяты, зажевал. Затолкал пару кустиков в карманы. Вредная сестренка запрещает обрывать вкусную декорацию. Но это она еще не знает, что я козявки за кровать обтираю.
        И снова к Астарии. На этот раз не шкерясь, а с официальным визитом. Уверен, сегодня она мне даст. Так работает жизнь попаданцев. Если тебя зовет к себе девушка - жди секса.
        Когда я зашел за угол, то передо мной сразу же оказался особняк Астарии. От удивления рот и глаза сравняли свои окружности. Я медленно подошел ближе. Может показалось…
        Не, нифига.
        Огромный вычурный камень Астарии превратился в белый, покрытый инеем замок ледяной королевы. От него исходил дымок. Подошел к двери, дотронулся до серебряной ручки и обжегся холодом. Пискнул, развернулся. И на цыпочках дал по съёбам…
        - Реордан! - послышался свистящий крик Астарии. - Добро пожаловать!
        Я чуть не заплакал. Не хочу-у-у…
        Пришлось возвращаться. Но на этот раз дверь мне открыл эльфийский мужик. Тот самый, который играет в игру «я идиот, который забыл разбудить свою госпожу на работу». Бедолага побелел, теребонькал зубами и трясся от холода.
        - П-п-п-приветст-твую В-в-ас в осо-особняке м-м-младшей…
        - Понял-понял, - поднял я руки. - Остановись, иначе умрешь.
        Я невольно присвистнул про себя. Вместе с холодом пришла восторженность от того, как живут аристократы темных эльфов. Идеально гладкие стены, рисунки из серебряной мозаики, ажурные перила, огромные люстры, светящиеся зачарованным серебром. Даже ковры вышиты из золотых нитей. Все здесь говорило - смотрите, я, блять, царевна, а вы - радуга. Сдохните.
        А ведь Астария была младшим аристократом. Всего в царстве светлых и темных эльфов семь титулов: младший майр, майр, лайр, блаженный лайр, эрдаин, светоч, наследник эльфридов. Последний являлся королем всех эльфов, и он единственный носил в себе кровь древних эльфридов. Он считался живой легендой, и был самым оберегаемым сокровищем и наследием всех эльфов.
        Астария встретила меня в полном обмундировании.
        - Реордан, - промурлыкала она сатаной, - иди-ка сюда.
        Я сделал шаг в сторону.
        - Не-а.
        Да она меня убить хочет! Я по роже всё вижу! Наверное, узнала всё! Слуга разболтался!
        Я осуждающе посмотрел на дрожащего эльфа. Ах же ты… ты… неопределившийся в смысле своей жизни гермафродит! Я же тебе верил, а ты!
        - Прости? - заморгала Астария. - Ты сказал «не-а»?
        Она сделал шаг в мою сторону.
        Я визганул и побежал по коридору, обратно к спасительной двери. Вцепился в ручку, но не смог открыть. Механизм примерз намертво.
        Цок! Цок! Цок!
        - Я ни в чем не виноват! - замахал я руками и, так как убегать было некуда, развернулся навстречу своей смерти. Улыбнулся идиотом.
        - Реордан, - подняла уголок губ Астария. - Как ты еще жив с такими манерами с аристократами, м? Пройдем со мной.
        Мы вошли в гостиный зал. Он был еще более буржуйским. Тут даже камин был, хотя это несвойственно для эльфов. Видимо, для красоты. Я старался побороть дрожь в коленях. Да, я струхнул. По лицу ее было четко видно, что она хочет меня убить. Так смотрел Джумарак и жрущий мой член оборотень. Я уже научился различать взгляды убийц. Хер знает, может она передумала меня убивать только из-за идиотского поступка. Мол, еба-а-а, психа мочить как-то не аристократично.
        - Присаживайся, Реордан, - кивнула на софу Астария и села напротив меня, закинув ногу на ногу. Ух, чертовка ледяная. Умеет себя подать.
        - Ты посмотрел мне на ноги? - вздернула она бровь.
        - Э-э-э?
        - Отвечай.
        Стало холоднее.
        - Ну да… - замялся я, - красивые же.
        А что мне еще делать? Она уже оценила меня за ебанутость. Думаю, надо продолжать в том же духе. Нравятся стерве необычные мужики, что тут гадать. А если пойду сейчас в отступную - заморозит мне ужа.
        Астария рассмеялась свистящим смехом. А потом стала резко серьезной. Даже куда-то стервозность делась.
        - Замечательно, - сказала она. - Тогда я тоже не буду с тобой играть. Судя по тому, как ты изменился, ты узнал про Маски. Я права?
        «Это еще что за чушь?»
        - Разумеется, - кивнул я, подыгрывая. - Маски они такие. Вот я и изменился.
        Астария откинулась, вздернула брови.
        - Не знаешь, что такое Маски?
        Бля, а она не орк. Забыл.
        - Что-то слышал такое…
        - Не юли.
        - Не, - покачал я быстро головой. - Не знаю.
        - Странно, я думала ты поэтому стал таким. Темных эльфов мало. А осознающих Маски - и того меньше. И они на вес изумрудов под горами Бордоса. Видимо, я ошиблась.
        Я прямо скис. Во мне разочаровалась женщина? Немыслимо.
        - Может, не ошиблись, леди Астария? - рискнул я. - Просто вы увидели мои достоинства и приписали их к вашим Маскам.
        Астария улыбнулась. Не как стерва. Просто. Обычно.
        - Кто знает, - хмыкнула она. - Но можно попробовать. Разумеется, дальше мы будем говорить только после клятвы крови.
        - Да без проблем, - пожал я плечами и вздрогнул. Ну и холодрыга. Хорошо хоть камин немного греет.
        Блин, и что они так трясутся из-за этой клятвы. Надо бы узнать о ней подробнее. Вроде что-то такое рассказывал Улук-Урай, но я тогда сонный был и ловил ртом мух. Сегодня утром, прогуливаясь по городу, видел лавку знаний. Уверен, что там продают книги или фолианты какие-нибудь. Надо будет заглянуть.
        - Седьмой! - включила Астария стерву. - Живо мне чашу Ашхаи и стилет.
        Ритуал мы провели, я поклялся хранить все, что будет сказано сегодня в этой комнате. С третьей попытки выдавив из себя капельку крови. Вспомнился момент из детства. Тогда мы с друганом тоже решили поклясться кровью в чем-то. То ли в дружбе, то ли в том, что мы малолетние дегенераты. Но оба зассали и решили лист с договором взять по домам - каждому на пару дней. В общем, у меня кровь была от выдавленного прыща. Откуда у него, учитывая, что прыщей на нем не было, я так и не узнал… Так мы и стали братьями по крови.
        Только после этого Астария стала рассказывать. Оказывается, Маски - это игра. У каждого аристократа есть своя «маска», данная ему с рождения. Они ее не выбирают, но обязаны носить. Маска Астарии - злая, надменная стерва и что-то еще, что она мне не стала говорить. Иногда аристократы дарят маски простоэльфинам.
        Масками манипулируют главы кланов - светочи. Они знают маски всех своих детей и играют ими уже тысячи лет. Для Великой Игры самое важное - знать свои фигуры.
        И это - Маски.
        - Великой игры? - спросил я.
        Астария хмыкнула.
        - Об этом догадываются даже простоэльфины, Реордан. Если бы не видела тебя прямо перед собой, посчитала бы, что ты явился из другого мира.
        Ком в горле встал в пищевод, сотрясаясь испуганным холодцом и не желая протискиваться дальше. Она продолжила.
        - Великая игра - вечное противоборство Светлых Эльфов и Темных. Тысячи лет мы играем в эту игру, потому что не можем по-другому. Эльфриды наложили на нас проклятие крови. Хотя это больше благословение, но многие так и не поняли их Завета.
        Какое еще проклятие крови? Какой завет? М-да, похоже я неумный эльф.
        Астария скрежетнула зубами. На этот раз естественно.
        - Сначала я думала, что ты тоже чья-то маска, - посмотрела она на меня. - Но нет, ты просто решил измениться. Стал смелее, выражаешь свои мысли не только трусостью и служением. Такие эльфы - ценнейший инструмент в руках аристократии. И самое опасное оружие. Тебя еще не заметили. Я - первая. И я, младшая майра Астария, предъявляю истинные права на тебя, Реордан. Я желаю, чтобы ты стал моей маской.
        - Пф-ф, - не удержался я.
        Да, я стал смелее, узнав, что стерва - просто игра.
        - Что это значит? - нахмурила она брови.
        - А почему я должен соглашаться?
        Астария в изумлении приоткрыла ротик. Для нее я сказал что-то противоестественное.
        - Все этого хотят! Наше возвышение в служении!
        А это еще что за рабское мышление?
        - Хочу кое-что взамен, - оскалился я белоснежными эльфийскими зубами.
        Кстати, у эльфов нет клыков. А светлые не могут есть мясо. Просто не переваривают его. В кишках сразу дохнут бабочки и появляются фекалии.
        - В каком это смысле - взамен? - негодовала красотка. - Что тебе может быть нужно? Служить мне - уже благословение.
        Я только хитро улыбнулся. Сейчас у меня два варианта. И моя душа разрывается в агонии от такого выбора. Я не знаю, что лучше попросить. Посодействовать и помочь семье Эльдариона или попросить Астарию лечь на софу и раздвинуть попку.
        Ох, ладно, кого я обманываю. Да скорее я сам измажу эту софу от страха, нежели рискну ей такое предложить.
        - Я хочу помочь Катарсии, - скрестил я руки. - Дочери Эльдариона порочного. Она сейчас находится в порочном доме.
        Я специально сказал дочери, а не семье. Так мой мотив прост: понравилась Катарсия мне. Хочу ее. Меня не должны ни в чем заподозрить.
        Ледяная королева прищурилась:
        - Зачем тебе это?
        - Влюбился, - хмыкнул я.
        Тишина.
        - Порочные - это нарушившие наши древние заветы, - наконец ответила Астария. - Их держат в порочных домах не просто так. Они там… в большей безопасности. Понимаешь?
        - Они хотят там находиться?
        - Это вряд ли, - усмехнулась майра.
        - Тогда вытащите ее оттуда, леди Астария.
        - На самом деле это несложно. Но за это я в будущем с тебя затребую.
        - Что?
        - Откуда же я знаю. Будущее еще не наступило. Но надеюсь, ты не забудешь кто был к тебе чрезмерно благосклонен.
        - Договорились, - кивнул я. - Но это не все.
        - Ты забываешься.
        Не знаю почему, но вот прямо жопой чую, что я промениваю что-то важное на какую-то херню. Поэтому:
        - Мне бы отпуск на месяц?
        - Отпуск?
        Блять, хватит тупить, осел.
        - Я бы хотел освободиться от своих обязанностей на месяц. И в будущем, хорошо бы дать мне больше времени…
        - Получишь две недели. И никакого будущего.
        Все, чую подгорает у нее.
        - Последний вопрос. Мы в разных кланах.
        Астария понимающе улыбнулась, встала, посмотрела на меня:
        - Это - Маски.
        Я хмыкнул.
        - Согласен.
        Ты только посмотри на эту женщину. Совершенно другая. Все еще холодная, но адекватная и расчетливая. Без всякого пафоса из разряда «я царица - ты говно».
        - Ну и какие у меня обязанности? - со вздохом спросил я. - Какую маску мне надеть?
        Надеюсь, не сливать инфу. Крысой быть не очень хочется. Как-то это не по-пацански. Зашкварненько.
        - Прежде всего, ты должен понимать мою цель и что от тебя требуется. И, разумеется, мы дополним клятву.
        - И что же это за цель? - насторожился я.
        - Ты правильно тогда сказал, - зловеще улыбнулась Астария. - Я хочу стать светочем клана Тихие Ветра. Но я не могу даже мыслить об этом, потому что являюсь, - она сморщила нос, - низшей аристократией. Так они это называют.
        - Больно легко вы мне это рассказываете, - заерзал я.
        - В этом нет никакой тайны. Мы - темные эльфы.
        Аргумент.
        - А теперь я расскажу о твоей роли, мой Реордан, - неприятно улыбнулась красноглазая. - Для начала, твоя маска будет олицетворять…
        Я покинул особняк Астарии уже под вечер и в противном настроении. Мало того, что окоченел, так меня еще и рабом сделали. Точнее, она так думает. Мне-то на клятву плевать. Буду делать, что захочу.
        Я остановился, свернул на другую улицу. Надо бы наведаться в эту лавку знаний. Я понаглел и выпросил у ледышки деньги на карманные расходы. Целый золотой дала. Универсальная валюта всего Варгарона. Бывают, конечно, и местные валюты, но особой популярностью они не пользуются. А здесь все просто. Один золотой - это целых пятьдесят серебряных. Серебряная монета - десять медных.
        Лавка выглядела больше деревянной, чем каменной. Эдакая смесь из харчевни с камушком. Но все сочеталось в идеальной гармонии темной красоты.
        Я потянул за дверное кольцо. Дверь со скрипом отворилась. Я зашел, огляделся.
        …
        - А-а-а-а!!! - заорал я так, что у самого уши заложило.
        - Не надо так кричать, - поморщился Грэн Арелья. Он сидел на стульчике и листал книжку под названием «семь тысяч поз», задрав ноги на стойку. - Вы хотите что-то приобрести?
        Он пренебрежительно швырнул книжку на пол к моим ногам.
        - Вот, прошу. Продается лучше всех. И главные покупатели - слуги аристократов, у которых нет на нее денег. Не находите это удивительным?
        Я подобрал книжку трясущимися руками. Хороший переплет. И гравировка сисек вполне достойная.
        Грэн Арелья резко встал, отряхнулся.
        - Простите, но это стоит золотой, - улыбнулся он. - У вас есть столько денег?
        - Угу…
        - Замечательно? - засиял Грэн. - Вы же слуга леди Астарии? Вам завернуть в синее? Это холодный цвет - злой. Или в розовый? Он олицетворяет нежность. Уверен, вашей леди понравится и тот, и другой.
        - Э-э-э?
        Инкуб улыбнулся шире.
        - Да-да?
        - Я, пожалуй, пойду…
        - Так скоро?
        - Угу.
        Я медленно развернулся, затопал ко входу.
        Только не цикл, только не цикл. Только не цикл!
        - СТОЯТЬ!!! - взревел Грэн так, что я немного сикнул в штанишки.
        Я повернул голову, вжатую в плечи.
        - Вы ничего не забыли?
        - Ну хэ зэ…
        - Верните книжку.
        Черт. Я вытащил из складок одежды книжку, медленно подошел к стойке, стараясь не заглядывать в глаза страшному дяде. Положил на стол. И сразу же сорвался с места и выбежал из лавки, звеня от страха яичками. Еще и дверь тугая… Как же хотелось визжать.
        - Заходите еще! - крикнул мне Грэн в спину.
        Я бежал и бежал по улицам. Наконец остановился.
        - О май гат, - сказал я на английском под недоуменный взгляд проходящего мимо эльфа. - Мазафакер, - кивнул я ему.
        Потом снова побежал.
        Я нёсся так, что любой ловчий мне бы позавидовал. А потом замер на месте. Прямо на проходной тропе. Задумался. И что это было? Лесной дух продает книжки в Гашарте? Что ему от меня надо? Запугать хотел? Или намекнуть о новых отношениях с Астарией? Или я слишком высокого о себе мнения, и он просто здесь подрабатывает от скуки?
        Я заставил себя вернуться к лавке. Сделав дыхательную гимнастику перед входом, потянул за кольцо.
        - Светоч во тьме, покупатель! - поприветствовал меня толстоватый эльф за стойкой. Заметив, что я обычный простоэльфин, скривил рожу: - Чего тебе?
        Вот гад. Так бы и плюнул в морду.
        - Тут был… другой продавец.
        - Грунтер? Его смена закончилась. Так чего тебе? Деньги-то есть? Фолианты дорогие.
        Я показал толстому херу фак. Тот хотел было что-то возмутиться, но я уже покинул лавку. Пидорас жирный. По-любому в детстве обижали. Сейчас срывается.
        Что у Грэна за тупорылые шуточки такие? Смысл всей этой демонстрации своего божественного хуя? Мне начать скулить и терзаться мыслями о смысле происходящего?
        - Да пошел ты! Даже думать о тебе не буду.
        Тишина. Никто, разумеется, не ответил.
        - Пидорас, - буркнул я, смело выпятив грудь.
        Отдаленный смех гиен.
        Я драпанул.

***
        Вот уже третий раз я пытаюсь найти порочный дом. Астария всучила мне письмо, которое следует передать хранителю дома. Катарсию передадут мне «лично в руки». Условие только одно - отвечаю за ее поступки я. Вот такие вот правила. Оттуда можно выйти только под чью-то полную ответственность. Спрашивается, нахера мне это надо? Да потому что я хороший и благодарный парень. Эльдарион мне жизнь спас. Возможно, не раз, кто его знает. Да и вообще, прикольный был мужик. И уж небольшая плата - помочь свалить из психушки его дочке. Вероятность, что она полная истеричка и устроит мне проблемы не такая уж и большая. Надеюсь.
        Пока искал нужный «камень», вспоминал слова Астарии.
        - Твоя маска будет олицетворять галантность и мудрость, - ворчливо передразнил я ее.
        И почему именно галантность? Я что ли ебучий мастер этикета? Почему она решила мне дать такую роль? Она значит «злая стерва», а я интеллигент? Я, конечно, повозмущался, но она четко ответила: тебе это подходит.
        КАК ЭТО МОЖЕТ МНЕ ПОДХОДИТЬ?!
        Короче, настроение у меня было ни к черту.
        - Че вылупился? - быканул я на молодого эльфа в посеребренном фартуке.
        Эльф вздернул подбородок, пренебрежительно давая понять, кто Я, а кто ОН.
        - Чмырь, сука, - тихо пробубнил я ему в спину. - На галантного мудреца вылупается тут…
        На плечо мне что-то свалилось, и я инстинктивно сорвался с места, но сразу же остановился.
        - О, Блюм, здорово. Ты где был?
        - Аргх! - издал непонятный звук котоящер и въебал мне когтями по носу.
        Глава 7. Новое ощущение
        В полной мере оценив на своей шкуре понятие «топографический кретинизм», я плюнул на весь мир и отправился в свой дом-камень. Пожёвывая мятную траву, развернулся к знакомой улице. Домой! Спать! Катарсия подождет денек. Я, конечно, не любитель судить по именам, но вот прямо чувствую, что не бывает пушистых и милых Катарсий.
        ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ
        ДРИАЙЯ
        КЛАН: ШЕПОТ БЕЗДНЫ
        ТИТУЛ: ПРОСТОЭЛЬФИНКА
        СМОТРЯЩАЯ ЗА ГОРИЗОНТОМ, СЕДЬМОЙ КРУГ
        «Реордан разлюбил меня?» - Дриайя нервно закусила губки, погрузившись в размышления. Она не знала, что происходит с братом. Он немного изменился. Его утонченные манеры пропали. Скорее всего, это из-за Астарии. Рео без ума от ледяной леди. Но раньше это не мешало их отношениям.
        Видимо, он наконец-то принял решение разорвать с сестрой все… неоднозначные отношения. Даже притащил своего друга из враждующего клана. О чем только думал Рео? Да, в эльфийском обществе кровосмешение не приветствуется, но не более. Никто бы их не осуждал.
        Сегодня Дриайя твердо решила вернуть себе пылкую страсть брата. Ничего - не впервой. Она заметила, как изменился его взгляд. Раньше он смотрел на нее, как теленок на вымя. А теперь его глаза стали хищными, как у похотливого ящера.
        И ее это заводило. А может, дело не в Астарии? Может, братик решил проверить насколько она готова быть ему верной? Это такая новая игра! Девушка улыбнулась и пошла готовиться. Сегодня он не устоит.
        В тусклый свет комнаты она вступила уже полностью готовая: полупрозрачное, облегающее платье из шелковых нитей, полностью открывающее нежные плечики; аромат цветка аарта от сероватой кожи; отсутствие нижнего белья и горячее желание.
        Реордан сидел на кровати спиной к ней. Он едва слышно бормотал - раньше за ним такого не наблюдалось. Но сегодня это неважно. С лукавой улыбкой девушка присела рядом с ним. Брат замолчал и посмотрел на неё. Опустил глаза на две обтянутые прозрачным шелком маленькие выпуклости. Отвернулся. Снова играет в «недотрогу»? Что ж. Как всегда, придется показать ему заботливую сестрёнку.
        - Братик, я чувствую, как ты устал. Позволь, я разомну твои плечи?
        Не дожидаясь ответа, Дриайя умостилась на кровати позади него. Запустила пальчики под одежду, прижалась носом к его темным волосам. Почему-то привычным запахом фиалки Рео больше не благоухал. Сегодня от него пахло черным мускусом. Ее дыхание непроизвольно участилось.
        Дриайя разминала его плечи, язычком поигрывая с кончиком длинного уха. Рео был напряжен. Пришлось интенсивнее заработать ручками.
        Добившись расслабления плеч, запустила руки ему под сорочку, перешла на грудь. Стала гладить. После того, как она почувствовала, что брат стал дышать чаще, обошла его спереди. Слезла с кровати, села ему в ноги. Жёсткий камень пола впились холодом во все ее самые чувствительные места. Но это только усилило пожар между ножками…
        Улыбаясь и глядя прямо ему в глаза, она мяла брату cтопы. Ее рука плавно и медленно устремилась вверх по ноге… Реордан перехватил ее. О чем-то задумался, а потом… нагло ухмыльнулся. Раньше он так не делал.
        Она горела…
        Братик притянул ее к себе, усаживая на колени, прижимая спиной к своей груди. Она почувствовала что-то твердое. Мысли опередили помыслы: «усади меня, братик. Пожалуйста…»
        Но он этого не сделал. Послышался звук рвущегося шелка.
        Дриайя вскрикнула от неожиданности.
        Обрывки ткани сползли по ее рукам.
        Он обхватил свою сестренку, сжал слишком сильно. Она почувствовала пальцы на своих сосках. Издала негромкий стон, прикрывая глаза от наслаждения. Какой напор… Обычно брат был до последнего скованный и каждый раз твердил, как это неправильно.
        Его рот впился ей в обнаженную шею, страстно целуя и кусая одновременно.
        Реордан раздвинул колени в стороны, заставляя ее сделать тоже самое. Она не могла сопротивляться - ее ноги даже не доставали до пола. Руки брата забрались под остатки платья.
        Стон наслаждения.
        Убедившись, что его сестренка полна желания, Рео приподнял ее, спустил с колен. Нагло снял с себя штаны. Уверенно улыбаясь, указал, куда надо садиться.
        Дриайя слегка смутилась видом налившегося кровью члена прямо перед собой. Но внутренне торжествовала. Она развернулась к нему спиной, задернула на талию подол платья, оголяя попку. Приподнялась на носочки. Медленно начала опускаться. Замерла, почувствовав головку у входа. В последний момент она решила засмущаться?..
        Рео не дал ей такой возможности. Ухватился за бедра и с влажным хлюпаньем насадил свою сестренку на всю длину. Дриайя сдавленно ахнула, застонала.
        Ее тело само стало помогать рукам братика. Сначала оно ритмично и медленно двигалось. Потом ускорилось. И вот уже через мгновение она нисколько не стеснялась и прыгала на его стволе.
        Дриайя кричала от удовольствия. Наверное, ее услышал весь Гашарт.
        Реордан двигал тазом, помогая ей насаживаться. Она чувствовала, как глубоко он заходит, как грубо ее берет и продолжала кричать и стонать.
        Глаза затмил экстаз. Она не помнила, когда он успел уложить ее на живот и в клочья сорвать остатки платья. Дриайя услужливо выгнулась, легла на грудь и приподняла кверху попку.
        Сначала Реордан медлил. Его пальцы заскользили по спине, вдоль позвоночника, по ягодицам и уперлись в… запретное место. О, нет!
        - Рео, не надо… - простонала она.
        Он сказал только «Тс-с-с».
        Да, точно. Она должна быть послушной сестренкой.
        Она расслабилась, позволяя влажному пальцу проникнуть внутрь. Застонала, привыкая к новым ощущениям. Тело затряслось.
        Но это была только разведка…
        Головка братика уперлась в узкое, покорно расслабленное колечко. Руками Дриайя вцепилась в изголовье кровати.
        Он не торопился. Слушал, как она дышала, чувствовал, как она трясется. Ему нравилось… издеваться.
        Она безбожно текла. Новый смелый и напористый Реордан с мускусным запахом возбуждал ее до одури.
        Он медленно ввел чуть-чуть и замер.
        Девушка закусила губу, сдерживая стоны. Медленными толчками он продвигался все глубже и глубже, пока наконец живот не уперся ей в попку. Он не шевелился. Снова прислушивался к ее звукам.
        Эльфийка не могла больше терпеть. Сама начала двигаться. Сначала медленно. Было больно, но она никогда не думала, что от боли можно получить столько удовольствия.
        Темп ускорился.
        Он драл ее. Других слов Дриайя подобрать не смогла. Намотал длинные волосы на кулак, помогая ей насаживаться глубже. Ее пальчики сами потянулись к нежному месту, интенсивно натирая.
        Их дыхание участилось в унисон. Когда она почувствовала внутри себя что-то горячее, то сразу же кончила…
        Она заснула изнеможенная, но счастливая. Брат брал ее семь раз, заставляя делать немыслимые вещи. Неизвестно, что случилось с Реорданом за столь короткий срок, но одно она знала наверняка. Эти перемены точно к лучшему…
        Закрытый в омывальной комнате Блюмик снова заскрябал когтями о дверь.

***
        На следующее утро я снова искал порочный дом. И снова получалось плохо. Еще и совесть мешала. Вертела пальцем у виска.
        «Она сама полезла!» - возмущался я в ответ. - «Ты же видела!»
        Очередной раз послав совесть на три веселых буквы, я решил поговорить с котом:
        - Нам надо пересмотреть с вами взаимоотношения, месье.
        - Аргх!
        - Вы изволите так считать? - спросил я, задумчиво потирая подбородок. - Смогу ли я вас как-то переубедить?
        Котоящер только скосил на меня глаза.
        - Ну что вы, - наигранно удивился я. - Я вас очень даже ува…
        Блюм очередной раз вмазал мне по ушам.
        - Ах ты залупа ушастая!!!
        Тренировки галантности провалились с треском. Эта тварь не желает поддаваться моему обаянию. Очередная попытка сорвать его с плеча успехом не увенчалась. Вцепившись в одежду мохнатый пиздюк верещал на весь Гашарт.
        Порочный дом представлял собой огромный и унылый булыжник без окон и с одной массивной дверью. Сюда сгоняли всех порочных эльфов Варгарона.
        На входе стояли стражи в виде двух высоких эльфов. Таких юнитов я еще не встречал. Полные латные доспехи из материала, похожего на медь. Никакой красоты. Только практичность.
        - Здравствуйте, многоуважаемые стражи, - поклонился я. - Как бы это… ну… можно туда?
        Вот когда специально надо быть галантным - язык заплетается.
        - Ваш титул? - холодно спросил эльф.
        «Что за тупой вопрос?» - закатил я глаза. Неужели по моему внешнему виду не видно? Да и что еще за дискриминация по сословным признакам?
        - Наследник Эльфридов, - гордо выпятил я грудь.
        - Мягукх! - согласился Блюм.
        Стражи переглянулись.
        - Это невозможно.
        - А вы докажите, - пожал я плечами. - Вы его хоть раз видели? Нет.
        - Предъявите список предков или пожалованную грамоту.
        Теперь уже я с Блюмом переглянулся.
        - Есть только грамота за девятый класс. Но там одни трояки.
        Так, хватит хрень нести.
        - Но есть еще письмо от младшей майры Астарии, - протянул я закрытый конверт. - Прошу вас.
        Надо бы поучиться этикету.
        Страж взял документ, изучил, повертел. Увидел печатку младшей майры Астарии из клана Тихие Ветра.
        - Ты его понюхал? - вздернул я бровь. - Проверка подлинности?
        «Нужными ли трусиками пахнет?»
        Ого, я научился сдерживать в себе неудобные вопросы. Расту, ух, расту. Сразу видно - галантный, епт.
        - Пройдемте со мной, - проигнорировал меня страж. - Дальше, чем на три шага от меня не отходить. Ни с кем не разговаривать.
        Итак, милсдари эльфы показали мне, что такое порочный дом. Ничего особенного. Вполне себе милое заведение. Условия, конечно, не такие как в тюрьме Карандиру, но тоже вполне ничего.
        Коридоры здесь были везде. И если бы не сопровождающий, то я бы уже заблудился. Перекрестки, лестницы вниз-вверх, повороты под неправильными углами. Уверен, что в этом лабиринте водятся минотаврихи.
        Но конструкция здания - не самое удивительное. Тот тут, то там патрулировали стражи в медных доспехах. Они ходили по двое и с оружием наготове - длинными алебардами. Несвойственное эльфам оружие. Особенно в таком маленьком пространстве.
        Еще здесь прогуливались эльфы в серых халатах. Отвороты на рукавах и воротниках вышиты зелеными нитями. Эти пациенты наводили на меня оторопь. Вроде ничего такого, но в глазах у них не было жизни. Они все как один смотрели только вперед. Руки расслаблены и опущены, ноги шаркают. Странные эльфы не были худыми, грязными или избитыми. Но на головах некоторых виднелась седина. Хотя живут они сотни, а то и тысячи лет. Даже Блюм чувствовал, что с ними что-то не так…
        А потом пришел звук, скрутивший мне кишечник в тугой узел. Предполагаю, что такой же саундтрек звучит в аду. Завывание тысяч грешников, мучительный оргазм путан, бичевание насильников плетью, знакомство любителей хентая-расчлененки с бутылкой из под шампанского.
        Даже член и то покрылся мурашками.
        - Что это? - спросил я.
        - Опустошение, - сухо ответил сопровождающий.
        Вопрос «а можно посмотреть?» я оставил при себе.
        Всё это дерьмо мне не нравится. Может от Катарсии уже ничего не осталось? Дряхлая и старая дева? Извини, Эльдарион - я в этом не виноват.
        Я пришел к выводу.
        Очень важному.
        Эльфы…
        …гомики.
        Их магиус земной тверди бился с орками до самого конца. Его взяли в плен. И за это всю его семью сделали порочными. Да еще и приговорили к «опустошению», которое, судя по звукам, не самое приятное.
        Ну разве не дебилы? При всей своей хитрожопости и мудрости они вытворяют ТАКОЕ.
        Поэтому я кивнул, укрепляясь во мнении, что пора выебать эльфийскую аристократию. Фигурально и буквально.
        Я поставил очередной жирный минус эльфийской расе.
        В нос ударил запах свежевысраного кала. Вот прямо как будто впередиидущий стражник обгадился в свои наколенники. Мол, потом вытряхну.
        Мой желудок совершенно не ожидал такого запаха среди эльфов. Поэтому я икнул. Мощно так. Но успел сдержаться.
        Воин словно затылком увидел мою реакцию, хмыкнул.
        - Опустошение редко бывает чистоплотным, - пояснил он.
        Да что же это такое-то?
        Наконец мы добрались до кабинета хранителя порочного дома. По-другому это помещение не назвать. Жесткий стол, стул, раскиданные повсюду, даже на полу, фолианты и листки исписанного пергамента. Зелени нету.
        За столом сидит эльф в возрасте. Седой, с залысиной. Это же сколько ему лет? Три тысячи? Никогда не видел старых эльфов.
        - Да? Кто? Что? - разнервничался старец.
        - Блаженный лайр Эридрас, к вам приглашенный с письмом от младшей майры Астарии. Но он простоэльфин. Пустить его за порог?
        - Пусти. А сам стой за дверью.
        - Слушаюсь, блаженный лайр Эридрас, - склонил голову страж, прижав ко лбу кулак. Стандартное эльфийское выражение почести высшим аристократам.
        Смердящая чернь в лице меня переступила порог его святейшества.
        Я поежился. От дядьки веяло чем-то странным. У него был ярко-красный шаакле приличных размеров. Огненный магиус.
        - Ну и что Астри от меня хочет? - спросил старец, не отрываясь от начертания букв черным пером. - А?
        - Письмо…
        - Плевал я на письмо, - хмыкнул эльф. - Ты ответить не можешь что ли? Язык прикусил?
        Я приоткрыл рот. Старый пердун застал меня врасплох. Так со мной эльфы еще не разговаривали. До этого они все были… обычными. Надменными, пафосными. А этот прямо нарывается в челюсть получить.
        И сразу же пришло понимание. Я встретил маску. Астария говорила, что очень важно играть по правилам. Если не одеть маску в нужный момент, то за это можно фатально поплатиться. Ох уж эти интрижки. Так-с, включаем галантного мудреца.
        Я поприветствовал аристократа прикосновением ко лбу кулака. Постоял так секунд пять, задумавшись. О, придумал!
        Кашлянул.
        - Как же прекрасно в этот день повстречать настолько безупречного представителя аристократии, блаженный лайр Эридрас. Вижу, что ваше тело и ум все так же крепки, как и тысячу лет назад. Сегодня вы так ослепительны, что режете мне взгляд. Ох, простите. Возможно, это просто мерзкий простоэльфин тает при вашем аристократичном величии. Ой, лицо защипало, - потер я щеку. - Прошу сжальтесь над моим ничтожеством и прочитайте это письмо. Я пытался не касаться его, зная, что оно прикоснется к вашей… - я запнулся, глянул на морщинистые руки эльфа, - … упругой и прекрасной коже. Но оно не желало двигаться с места. Мне пришлось его взять в руки. Надеюсь, вы не приговорите меня к опустошению или вылизыванию ваших блаженных пяток. Хотя для меня было бы великой честью…
        - Вылизать мне пятки? - понимающе хмыкнул старец. - А если я соглашусь?
        - То я с радостью это сделаю, ваше блаженство, - не растерялся я. - Но я обычный простоэльфин, - сегодня изволил вкусить орочьих нечистот на завтрак. Боюсь, мой язык слишком грязен для ваших стоп и…
        Старец вздернул брови. При этом лицо у него стало веселым. Словно он первый раз за тысячу лет услышал смешной анекдот.
        Я это заметил, напрягся.
        - Простите, блаженный лайр, - склонил я голову ниже, - возраст у меня уже почтенный. Сами гляньте на мою старую немощность и дряхлое лицо. Да и в голове уже не то… болтаю… всякого…
        Я икнул, начиная нервничать. Тяжело быть маской.
        Старый эльф положил локти на стол, скрестил пальцы в замок и с любопытством подался вперед.
        - Какой интересный экземпляр нашла себе Астри, - сказал он, улыбаясь самым краешком губ. - Только сразу стало понятно чей ты и как играешь. В первые же мгновения нашей встречи. Не стыдно?
        - Ну, теперь стыдно, - честно признался я. - Первый раз не пидо… - я кашлянул, - не очень хорошо получилось.
        - Ну вот опять. А если я просто тебя подловил? А ты сразу же открылся.
        - Мне кажется, вы открылись первым, - пожал я плечами.
        Старик довольно хекнул.
        - И никаких манер. Видимо, твоя маска - вульгарность. Не повезло тебе, мальчик. Долго не проживешь.
        Вообще-то, блять, совсем наоборот! Я - галантный мудрец.
        Блаженный лайр Эридрас открыл письмо. Не прошло и трех секунд, как он поднял на меня глаза.
        - И зачем тебе Катарсия?
        - Влюбился, - повторил я то, что говорил Астарии.
        Хранитель неоднозначно фыркнул.
        - Ну-ну. Гаралэт! Привязать к… - он глянул в письмо, - Реордану Эйлю Катарсию узами порочности!
        Звучит отстойно…
        Я откланялся превосходительству и последовал на выход. Старый эльф сказал мне в спину:
        - У младшей майры есть только семь масок на всю жизнь. Чем ты ее так заинтересовал?
        Я повернул голову, тихо и таинственно ответил:
        - Ужиком…
        И, под слегка удивленный взгляд, покинул кабинет заведующего эльфийской психиатрической больницы.
        Катарсия находилась в отдельной «палате». Комната два метра на метр. Сплошной камень. Только дыра в стене и кустик с лопухами.
        - Принимайте, - кивнул на девушку эльф. - Она не была тронута.
        - Не тронута? - непонимающе спросил я.
        - Да.
        Больше страж ничего не сказал.
        Катарсия…
        Даже в потрепанном виде она выглядела прекрасно. Кожа бледно серая - похожа на полукровку. Наверное, смесь темного и светлого эльфов. Или темного и человека. Но больно уши длинные. Высокая, грудастая, с широкими бедрами. Я бы сказал, что даже Астарии фору даст, если ее принарядить. Очень большой сосуд души с голубой энергией.
        И такой экземпляр держат взаперти?

***
        Мы покинули психбольницу.
        Длинноногая, золотоволосая и точеная эльфийская мулатка не замолкала ни на секунду. Я с опаской заметил, что в своей униформе порочной она привлекает ненавидящие взгляды. От одежды нужно избавиться…
        - Я ничего не понимаю? Почему? Зачем? Откуда ты? Где, говоришь, отец? С ним все хорошо? Ты что хочешь? Я могу тебе доверять? Откуда ты? Обычной простоэльфин? Но теперь и я…
        - Ос…
        - Что ос…? Ты так и не объяснился! Я хочу объяснений! Живо говори! Не смотри на меня так! Особенно туда! Да, я не люблю. Кстати, а ты где живешь? Я думаю, мама тебя отблагодарит. Она уехала к светлым эльфам. Меня схватили. Ее нет. Она не может вернуться. Или схватят ее и…
        - …стано…
        - О чем ты? Говори уже нормально. Я все еще жду. Почему ты молчишь? Расскажи, как там папа. Он жив? Я слышала, он в плену у орков. Я его не виню. Он хороший отец.
        - …вись.
        - Опять ты еле го…
        - Он мертв! - гаркнул я и эльфийка замолкла.
        Глава 8. Флора и фауна
        Катарсия заливалась слезами и ревела, как маленькая девочка. На нее шикали, смотрели с ненавистью и пренебрежением. Интеллигентный на вид эльф с заплетенными косичками вообще быкнул на нее в стиле «я орк» и сильно толкнул плечом.
        П-ф-ф! В мирах, где есть разумные, всегда найдутся неразумные.
        - Че, ширина давит, осел ушастый?! - не удержался я и гаркнул в спину давшего ускорение эльфа.
        Ну а что поделать? Всегда крышу сносило от всяких мудаков. Но из-за таких вот выходок я и получал всегда по мордасам.
        Катарсия разревелась еще громче. Ее серенькое личико раскраснелось, ухоженными ручками она терла себе распухшие глаза.
        - Па-а-а-ап-а-а-а!..
        Даже мне стало неловко. Тетя лет под двадцать пять-тридцать идет, рыдает и зовет папу.
        Поначалу я пытался ее утешить фразами «но-но», «ну-ну», и «он помер, как герой», но это не работало. Катарсия заливалась слезами еще сильнее. Кстати, яркий пример: судить эльфов по имени - плохая идея. Ее очень тяжело назвать стервой. Скорее, избалованная аристократка-инфантилка.
        Я сделал шаг в сторону. Может, хоть кто-нибудь не посчитает, что я с ней. Так, рядом просто иду.
        - Перестань горланить, порочная дрянь, - буркнул уставший простоэльфин в рабочей одежде и плюнул ей в ноги.
        И это, отшлепать вашу маму по целлюлитному гузлу, эльф? Или типичный представитель гопоты с района?
        Я отвесил утырку знатный поджопник, придавая ему ускорения.
        - Да как ты смеешь, ловчий?! - стал плеваться эльф, потирая ушибленное место. - Защищаешь порочную?!
        Я не ответил, только оскалился в многообещающей улыбке.
        - Твоя ведущая узнает об этом! Я позабочусь!
        Я надел маску:
        - Прошу вас пойти в направлении счастливых людей, красивый вы эльф. Или вы желаете еще? Моя нога с радостью предоставит такому развитому представителю своей расы эту бесплатную услугу, - дальше я не выдержал и добавил, - или вали нахуй самостоятельно.
        Эльф сначала растерялся, потом дернулся, развернулся. И быстро скрылся за углом.
        А ведь он обычный простоэльфин. Просто озлобился на аристократов. И вместо того, чтобы вымещать злость на них, ищет тех, кто слабее него. Орочье общество своей простотой теперь кажется чем-то лучше. Слабый там умрет. Сильный будет биться до последнего.
        - Ка-а-а-ак?! - ревело милое и красивое существо Катарсия.
        - Не ори ты так, - зашипел я не нее. - Расскажу дома.
        - У-а-а-а!
        Твою роту за портянки…
        С кем же я связался.
        Мимо нас прошли два кентавра в смокингах. Выглядело это настолько нелепо, что я еле сдержался, чтобы не зафыркать. Но это первая раса, помимо эльфов, которую я увидел в Гашарте. Значит, не такая уж и закрытая эта цитадель. Но все равно. Кентавры в смокингах - не айс.
        Через час Катарсия сидела на кровати, в которой я не так давно кувыркался до самого утра с сестренкой. Слез у нее уже не осталось, глаза покраснели, распухли. Самой Дриайи не было дома. Это у меня же отпуск в две недели. Хотя по выходу Астария обещала нагрузить меня новыми обязанностями маски.
        - Успокоилась? - спросил я, подавая хрустальный стакан с чистейшей водой.
        - Угу, - глубоко вздохнула девушка.
        - Я могу начать рассказывать?
        Она кивнула.
        Я внимательно посмотрел на Катарсию. Помню, как однажды я набухался орочьего пойла и поменялся телами с Эльдарионом. Тогда он много говорил. Рассказал о своей дочери. Как любил ее и доверял все свои тайны.
        «Она очень верная» - так он говорил.
        Но, наблюдая за этим взрослым, хнычущим ребенком, так и не скажешь.
        Но мне кровь из носа нужен эльф, с которым я смог бы плести свои интриги, не боясь задавать неудобные вопросы. Все равно не удастся долго скрывать информацию о своей силе. И так уже весь орочий лагерь знает об этом и называет «Легкой душой». С этим вопросом, кстати, нужно что-то делать. Рано или поздно весь Варгарон узнает о моих приключениях. Потом схватят меня, начнут изучать на лабораторном столе, резать ножами. Знаю я такие сюжеты.
        - Твой отец спас меня ценой своей жизни. Он не верил, что сможет помочь тебе самостоятельно. Но почему-то верил, что смогу я.
        Сказать эти слова оказалось тяжелее, чем я думал. Эх, старею.
        - Как он умер? Его убили? За что? - хныкнула девушка. - Где это произошло? Почему он сам не попытался нам помочь? Почему тебе доверил? Зачем было жертвовать собой? Есть же столько вариантов и…
        - Стоп! - прикрикнул я, приподнимая руку. - Ты можешь помедленнее?
        - А ты можешь повежливее? - надула губки золотоволосая. - Вообще-то, я - майра. Хоть и бывшая.
        - Сейчас ты никто. И связана со мной какими-то узами порочности. За твои поступки теперь отвечаю я.
        Катарсия недовольно посмотрела на меня. Но на удивление не стала возмущаться.
        - Ладно, - кивнула она. - Ты прав, простоэльфин Реордан. Прости. Расскажи, как все произошло.
        - Меня зовут Трайл, - оскалился я. - И сейчас я расскажу тебе историю. Слушай ее и запоминай. Потому что я доверюсь тебе, как доверился твоему отцу.
        А если ты не поймешь и что-то пойдет не так…
        Я посмотрел на каменную стойку, служащую кухонным эльфийским интерьером. Тяжелый казан, как у орков, я там не найду, но для Катарсии хватит и этого заварочного чайника.
        Я рассказал ей всю правду. О том, что я Величайший Герой из иного мира. О том, как в неравном бою я победил Архидемона Хаоса и ценой своей жизни спас тринадцать миров от порабощения. Боги не позволили мне умереть - отправив в Варгарон.
        Катарсия недоверчиво щурилась. И удивило ее совсем другое:
        - Так это ты спалил лагерь орков? Горело так, что едким дымом смердело в Гашарте. Я чувствовала его даже в порочном доме. Мне говорили, что выслали ловчих. Добили выживших орков. Их остатки до сих пор выискивают по лесу. Как-то не верится. Ты что-то недоговариваешь и…
        - А это то, из-за чего твой отец мне доверился, - перебил я ее и положил руку ей на голую ляжку. Ох, какая нежная и мягкая…
        - Айяяяяя! - завизжала порочная майра и вмазала мне пощечину.
        Ха, не-а. На самом деле она вмазала сама себе. Только в моем теле. Отлетела на несколько метров. Шмякнулась на пол.
        - Называй это - «легкая душа», - пролепетал я женским голосом. - По крайней мере, так это называют о… ор…
        Ох-х. С этим телом что-то не так. Какого?..
        Ее шаакле был вторым по величине из тех, что я видел. Первый - у Грэна. И сейчас с этим сосудом происходило странное. Черная жидкость закипела, стала булькать. Это отдалось головокружением и легкой болью по всему телу. Язык стал заплетаться.
        - Что… за…
        - Что ты сделал?! - заверещал Реордан. - Как? Почему?! Невозможно! О нет! Нет! Нет! Живо верни! Живо или умрешь!
        Не знаю, как я не упал в обморок, но на последнем краю осознания себя я смог дотянуться до тела Реордана.
        Темнота…
        Свет…
        Я снова вернулся в свой респаун. Катарсия лежала на полу, ее трясло, а глаза закатились. Энергия просачивалась через ее поры. Синяя пелена покрыла все ее тело.
        Девушка сжала кулаки, запела:
        - Ахаре… Маэш… Асраал… Раиэль… Ма!
        Я не узнавал этих слов. Но после них энергия стала затухать. Голубая сила впитывалась обратно в сероватую кожу. Светопредставление закончилось. Катарсия тяжело дышала на полу.
        - Весело, - почесал я затылок.
        Еще час ушел на разборки. Оказывается женщины обидчивые, и им не нравится, когда мужчины так глубоко в них проникают. А еще у Катарсии так называемый нестабильный сосуд души. Регенерация ее жижи настолько высокая, что шаакле трещит по швам. И чем больше маны она тратит за раз, чем выше регенерация. Она давно научилась контролировать это. А я вот не смог.
        - Я не ручаюсь за себя, если ты это повторишь! Буду бить сильно, предупреждаю. Сразу в лицо. А я еще я могу царапаться и кусаться, не думай, что я какая-то смазливая аристократка.
        - Да нет, что ты… не думаю… просто…
        - Да? Что? Ты хочешь, что-то сказать? Говори, не томи. О, нет, ты до сих пор молчишь? Что ты так смотришь? А? Да что? Не смотри!
        - Слушай, Кать, - подступился я к тяжелой теме. - Ты можешь идти. Я тебя вытащ…
        - Нет!
        - Что нет?
        - Ты сам сказал, что пообещал отцу помочь мне, а не просто вытащить из порочного дома. Ты хочешь оскорбить его память? И я не Кать, я Катарсия.
        Я захлопал губами.
        - Фигасе ты меня подловила.
        А ведь правда. Эльдарион никогда не говорил «вытащи дочку из психушки и оставь ее на улице». Он четко просил помочь его семье.
        Я завис в размышлениях о том, как увильнуть от такого неудобного обещания. Но ничего не смог придумать.
        - Ну ладно, - хитро улыбнулся я. - Тогда собираемся в дальний путь, Катюш. Есть одно место, где тебя никто не обидит.
        - Кто будет меня собирать? И у меня ничего нет. Ни слуг, ни украшений, ни ароматических масел. Нужно сходить закупиться. Обязательно купи посеребренный гребешок, не золотой. И как я без вечернего платья? Походного костюма? Ах, да. Не каждый кучер ящероидов подойдет. Он должен быть обучен три года и… что ты делаешь?
        Я не стал уточнять, как она без всего этого жила в притоне для «прокаженных». Быстро же она оклемалась. Вот что значит голубая кровь в жилах. Хотя папан-то ее вечерние рейтузы не требовал у орков.
        - Смотрю что у сестры есть, - сказал я, ковыряясь в маленьких кружевных трусиках. - У вас размеры разные. Хотя могу свои дать, не жалко.
        - О чем ты? Я не понимаю.
        Я показал ей свои эльфийские «семейники».
        - О трусах.
        Катарсия упала в обморок прямо на подоспевшего с улицы Блюма. Котоящер наконец заинтересовался, что происходит в его хоромах.

***
        Мне пришлось сходить и прикупить Катарсии вечернее платье. Точнее я купил ей кожаные штаны, куртку, панталоны, хлопковую блузу и высокие сапоги. Еще и сдача осталась - семнадцать серебряных.
        Немного подумав, я решил наведаться еще кое-куда.
        Все это время я жрал дома только сухофрукты и коренья. И от них уже тошнило. Поэтому я пошел в «обжорный ряд» темных эльфов. Здесь есть торговые дома из разряда «только для аристократов». И таких смердов, как я, туда никогда не пустят. Пришлось вздохнуть и закупаться в «Съестном Сэйры». Как ни странно, но за стойкой стоял человек. Я очень старался сдерживать недоумение на лице. Обязательно спрошу у Катарсии, почему же так.
        - Чего изволите? - добродушно отозвался усатый мужчинка в белом фартуке.
        - Я только посмотреть.
        А смотреть было на что. Фрукты, овощи, коренья, специи, непонятные травы и приправы. Огромнейшее количество морепродуктов в ящиках со льдом. Креветки, омары, какие-то неведомые твари, пялящиеся на меня еще живыми глазами. Половину из этих существ я знал или видел в интернете, но другая половина - неведомая дичь. И выглядело инопланетно. Один только увеличенный в миллион раз черный сперматозоид чего стоит. Но не было хлеба и мяса.
        - А на вынос что-нибудь есть? - спросил я.
        - Хотите, чтобы вам что-то приготовили?
        - Ага. И еще что-нибудь длительного хранения. В долгую дорогу.
        - Понимаю вас, - добродушно улыбнулся человек, но я все равно заметил на его лице тени недоумения. - Походные злаки на сколько дней?
        - На неделю.
        - Как прикажете. А по поводу готовых блюд… Сегодня можем предложить термияри под соусом братьев Атрушей, зеленые окунцы с кореньями семилунника, крапивницу с початками зеленых нуриков. Чего изволите?
        - Э-э-э, на выше усмотрение, - потупил я в страшные названия и протянул пять серебряников. - На всё. Побольше рыбы, пожалуйста.
        - Сию минуту, - засиял приятный торгаш и ушел на кухню.
        Ну, не «сию минуту», конечно… Я уже заскучал, когда запыхавшийся повар вернулся. Он всучил мне увесистый ящик, исходящий сногсшибательным запахом.
        Вот это я мужик. Сейчас найду подход к Катарсии через желудок. Все-таки она красотка и эльфийский тестостероновый организм на нее знатно реагирует.
        По пути на цыпочках подкрался к книжной лавке, подглянул в витрину. Уверен, что гиеновый божок больше здесь не появится. Попугал и свалил. Молния не бьет дважды в…
        Грэн Арелья помахал мне рукой.
        Я пискнул и удрал, чуть не выронив ящик со жратвой.
        - Я не могу вкушать рыбу, - поморщила Катарсия носик, глядя на стол, заваленный едой. - Неужели ты даже такого не знаешь? Ну ты даешь. Я тебе удивляюсь. Я-то думала, ты хоть в чем-то успел разобраться. Ладно, скажу. Темные эльфы не могут есть животное мясо, ты же это понял? Что? Нет? Не успел попробовать? Тебе повезло. От этого можно и умереть. Правда ты сразу бы почувствовал отвращение. Но зато вы можете есть рыбу и морскую пищу. Некоторую. А вот светлые не переваривают вообще ничего животного происхождения. Одна креветка может стать смертельно опасной. Я полукровная эльфийка. И считаюсь лучшим представителем и тех, и других. Но то, что касается пищи - у меня от светлых эльфов.
        И правда. Если так вспомнить, то Эльдарион ни разу не притрагивался к мясу, которое добывал охотой. Хитрый жук ни разу мне об этом не рассказывал.
        В общем, впечатлить через желудок эльфийку не удалось. Я впихнул в себя от силы треть всех прекрасных блюд, а Катарсия погрызла стручки каких-то кореньев.

***
        Сестренке Реордана я написал слезливое письмо. Мол, ушел по важным командировочным делам и не жди скоро. В какой-то степени жаль Дриайю. Но она взрослая девочка. И иногда кажется, что я никогда не смогу ей признаться. Надо будет что-то придумать в будущем. Компенсировать, что ли. Даже не знаю.
        Мы шли к главным воротам Гашарта и я разглядывал девушку. От примерки походной одежды она отказываться не стала. Немного похмурилась, но оделась. И теперь шла в обтянутых кожаных штанах. И это было очень сексуально. Правда бедрами она виляла хуже, чем Астария. Так, жалкая пародия.
        А еще не удалось заставить ее нацепить на себя эльфийский походный рюкзак. Пришлось тащить за двоих. А это немало. Два спальника, котелок, пайки. Да и скрещенные клинки за спиной не сильно облегчали жизнь.
        Очередной эльф с ненавистью посмотрел на Катарсию.
        - Когда же от тебя отстанут? - пробухтел я.
        - Это еще ты рядом со мной. Не каждый хочет с ловчими связываться.
        - Слишком уж ты популярна. Как вообще различают порочных от непорочных?
        Она показала себе на ухо. Я не сразу понял, что она имеет в виду. А потом допер. У нее не было клановой серьги.
        - Я еще я аристократка. Красивая. Умная. И селекритер.
        «Гений, миллиардер, плэйбой, филантроп» - вспомнился мне Железный Человек.
        - Какой клитор? - искренне удивился я.
        - Селекритер. Вывожу новые породы животных. И еще разных тварей. Занимаюсь изучением растений. Скрещиванием, адаптацией к суровым условия. Пока не овладею магией.
        - А ты ею не владеешь? Почему? Из-за нестабильного сосуда? - догадался я.
        - Да. Я не могу пользоваться магией. Ее очень много. Еще не научилась. Могу только контролировать. Когда получится, стану магессой высшего круга. Может даже второго круга. Их всего тридцать семь. И все с нестабильным шаакле.
        - А сколько первого круга?
        - Семеро.
        - Аргх! - прервал нас сидящий на плече Блюм.
        - Ты уверен?
        - Аргх!
        Я оглянулся. Действительно. За нами следовали двое. Когда мы вышли за ворота Гашарта, они остановились, провожая нас глазами. Не нравится мне это.
        - Блюм, - кивнул я коту. - Займись ими. Убери по-тихому…
        Котоящер развернулся ко мне задом, давай понять, куда я могу засунуть свои предложения.
        Катарсия свернула не в ту сторону.
        - Эй, ты куда? - удивился я.
        - Пойдем. Надо заглянуть в одно место. Это очень важно. Сам поймешь.
        Пришлось остановить путешественницу и объяснить разницу между ведомым и ведущим. А то, видите ли, раскомандовалась.
        - Ты не понимаешь. Я несколько лет их не видела. Мне нужно знать. Живы или нет. Это очень важно. Я сохранила рассудок только этими мыслями. В порочном доме очень тяжело. Очень. Но гобрышей нужно проверить. Они мои дети.
        - Гобрыши?
        - Результат моих экспериментов с нестабильной магией. Последние двадцать зим я скрещивала гоблинов с флорой и фауной Варгарона.
        Я сглотнул.
        - С флорой?
        - Да-а-а! - подпрыгнула от возбуждения Катарсия. - Магическая сила используется при оплодотворении гоблинской матки. И это нечто. Просто восхитительно! Главное - правильное плетение и нужный материал! К несчастью, в девяти из десяти случаев происходит отторжение. Но гоблины - как насекомые. Живучие, приспосабливаемые и очень податливые к межвидовым скрещиваниям.
        - Нет, подожди, - не мог я поверить в то, что слышу. - Я, конечно, не спец в биологии, но знаю, что кошку нельзя скрестить с собакой или попугаем. Не говоря уже о смеси тойтерьера с морковкой. Но ты говоришь, что смогла скрестить гоблина с травой?
        - Я бы не называла это так. Это не трава, а флора. Разные вещи.
        Я надул щеки. М-да, сколько мне еще предстоит узнать об этом мире? Скрестила она, блин, гоблина с травой. И как будет выглядеть гоблин-арбуз или гоблин-брокколи?
        Асмодеева теща, я должен это видеть!
        - Это далеко?
        - Совсем нет. Я бы сказала близко. Но кто-то бы посчитал иначе. Скорее всего, это средне. Да, я бы сказала так.
        Топать в лесных зарослях пришлось несколько часов. Катарсия несколько раз останавливалась, шевелила губами и крутила головой.
        - Заблудилась? - хмыкнул я, и опомнившись, добавил: - Нет-нет, не отвечай! Только молчи.
        Несколько раз мы возвращались в одно и то же место. Даже я стал ориентироваться лучше и уже понял, куда надо идти. Но извращенный интерес заставлял меня ехидно наблюдать за заблудившейся в лесу эльфийкой. А ведь она наполовину светлая. Те в лесу заблудятся с таким же успехом, как я в деревенском туалете с чиркачами.
        - Ты уверена, что их не сожрали орки, например? Или не нашли ловчие?
        - Конечно же, я уверена. Если бы не была уверена, думаешь, пошла бы? За кого ты меня держишь? Я, между прочим, майра, аристократка и селекритер.
        - Можно было просто сказать: «Да, я уверена».
        - Слова важны. В словах сила. И нужно сказать, как можно больше слов в своей жизни. Вдруг помрешь что-то не сказав. Это ужасно.
        - Согласен, страх-то какой.
        Мы прошли три полянки. Пришлось делать это ногами, не включая режим «макаки». Оказывается, это особый навык, а не талант всех темных эльфов. Разумеется, аристократичная красотка им не владела. Несколько раз я оборачивался, прислушивался. Вроде никто за нами не следует. Из других нехороших новостей: я умудрился вляпаться в кентавриную лепёху. Вздохнул, вспоминая Кентавряшу, Каю и всех своих приспешников.
        Наконец мы нашли нужное место. Лес неожиданно закончился. Взору открылись огрызки острых валунов и шипов. Словно здесь раздробили огромную скалу или каменные зубы выросли прямо из земли.
        Поплутав по завалам щебня, мы дошли до дыры в склоне. Похожа на берлогу. Ну или на логово гоблинов.
        - Я предлагаю тебе отойти в сторону… О-о-о, ты уже отошел.
        Конечно, я отошел. В темной яме что-то зашевелилось. Я страшно боюсь гоблина-морковку. Да что уж. Я и обычного гоблина ссусь, что уж говорить о морковках. Мерзкие они. Гаденькие такие и мелкие. Как тараканы. Помню, как подкрадывался к одному с тапком, а он как, блять, взлетит. Один раз в жизни такое было! Я тогда визжал так, что все тараканы сами из дома сбежали. Я не знал, что они могут летать. Для меня это было открытие! И наученный богатым опытом, могу утверждать, что не знаю на что способны гоблины-морковки.
        - Уюу! Уюу! Уюу! - стала завывать Катарсия.
        Я напрягся. Призывает кого-то.
        Послышался звук. Словно трение чешуи о камни. Мне кажется, гоблины так не трутся.
        - Аргх?! - насторожился Блюм.
        - Арх, - кивнул я, соглашаясь с коллегой по ссыкотливости.
        Котоящер спрыгнул с плеча и шустро залез на каменный шип, прилег, стал смотреть на меня сверху. И мне не понравилось, КАК он он это делает. Пялится, словно на кусок мяса, кинутый в вольер с голодными львами. Типа, щас повеселюсь.
        Короче, я полез за котом. Он поворчал на меня из-за отсутствия места, но я дал ему по наглой харе. Блюм истерично заскрежетал когтями по камню, но не смог уцепиться, ебнулся вниз.
        - Ха-ха-ха! Выкуси, морда! - тыкнул я в него пальцем.
        Блюм зашкварчал на меня, стал снова забираться на камень, но я отпихивал его ногами. Полукот сдался, шикнул на меня в последний раз и решил залезть на другой шип, коих здесь было немерено.
        - Уюу! Уюу! Уюу!
        - Верчу на уюу! - осмелел я.
        - Тихо! - шикнула Катарсия.
        - Извините…
        Из дыры неуверенно выползло уебище.
        Я разинул рот, сильнее вжался в осколок скалы. Краем глаза увидел, как Блюм тоже открыл пасть.
        Представим обычного гоблина. Теперь отрежем ему ноги и руки. Вместо них прицепим длиннющие, изогнутые конечности тарантула. Тело с головой ходило ходуном, вертелось во все стороны, но передвигалось, опираясь на паучьи ноги.
        - Усик, ты живой, мой хороший, - пропела Катарсия.
        Изо рта у меня капнула слюна и я его захлопнул.
        «Беги, дура» - хотел сказать я, но передумал. А то обратит паукоблин на меня внимание. А так хоть успею убежать, пока ее жрут. Хотя еще Блюма можно в дороге под жопу пнуть. Костлявый, конечно, но какая-никакая приманка.
        Тварина издала звук схожий со скрежетом паучьих жвал. Приблизилась к радостной Катарсии, обвила ее лапищами.
        - Блюм, ща яд ей впрыснет, глянь, - зашипел я.
        - Аргх-х, - так же тихо отозвался котоящер.
        - А потом в паутину ее… - не унимался я. - В берлоге сначала ее отдерет по кругу с товарищами. А потом сожрут. Представляешь себе такое поре… О-о-о…
        За пауком вылезло еще одно существо.
        Жирнющий гоблин кислотно-зеленого цвета. Короткие ножки еле-еле передвигали его огромное тело. Ягодицы свисали так, что прорыли две борозды в земле. Маленькие глазки довольно пялились на Катарсию. Хотя я бы назвал это по-другому. Кислотный гоблин успел раздеть ее глазами и порвать эльфийскую задницу прямо здесь и сейчас вместе со своим коллегой, используя паучьи лапы как тентакли.
        Катарсия обратила внимание на толстяка.
        - Драник! Как же я рада тебя… Трайл, перестань смеяться, ты их пугаешь!.. Как я рада тебя видеть. Надо же, как ты поправился… Трайл!.. Ну ничего. Небольшая диета и все станет хорошо… ТРАЙЛ, я поцарапаю тебя!!!
        - Ката-та! - бзднул ртом мутант. - Жива-та?
        На очередной мой приступ нервного ржача Катарсия засветилась синим пламенем. Прямо на несколько метров вверх полыхнуло. Монстры даже не дернулись, а я резко замолк. Ясно-понятно, что истерить-то.
        - Где остальные? - взволновано спросила девушка, гася энергетическое пламя.
        - Клоп-та! - баснул жироблин. - Ко мне-та.
        Клоп-та. Это пиздец. Это правда был клоп, только размером с Блюма. Тело клопа, а голова гоблина. При этом половина лапок были то ли переломаны, то ли выдернуты. Судя по выражению перекошенной зеленой морды, клоп-ту живется несладко.
        - Клоп! Ах ты мой хороший! Иди сюда! Как я рада тебя видеть! Что же такой несчастный? Мало кушаешь! Иди ко мне!
        Катарсия присела на корточки, протянула руки в сторону «малютки». Клоп-та, еле волоча тельце, дополз до нее и…
        Хр-р-р-рк.
        Одним ловким движением эльфийка свернула клопу тонюсенькую шею.
        Мы с Блюмом переглянулись. У обоих челюсти уже лежали на камне, в который мы вцепились, обосравшись от такой картины.
        - Бедолага, - грустно сказала дочка Эльдариона, приподнимая за ухо клоп-ту. - Страдал долго. Ничего. В следующий раз получится.
        Она с пофигистичным видом выкинула трупик за спину.
        - А что остальные? - отряхнула аристократичные ручки.
        - Не жить-та, - пожал буграми жироблин. - Ходили на охоту-та. Встретили эльфов-та. Убили их-та. Жаль-та.
        - Та-а-а-а! - печально протянул я.
        Ох, сколько же у меня вопросов. Вот этот паукоблин мне не понятен. Как ему пришили инородные конечности? Это совершенно разная физиология видов. Мышцы, жилы, сухожилия и кости должны быть совершенно несовместимы. Не говоря уж об остальном. И как все это объяснить?
        Ну конечно же, очень просто.
        МАГИЯ!
        С кем скрещен жирдяй, я не понял. Видимо, там бурная смесь морской свинки со шпинатом. Потом его откормили протеином и чизбургерами. И получился жироблин.
        - Трайл! - посмотрела на меня Катарсия. - Мы…
        - Ни слова больше! - прервал я ее, осознавая тлен бытия. - Мы забираем их, да?
        Лишь бы ошибся, лишь бы ошибся, лишь бы ошибся.
        - Конечно, Трайл. Они очень ценные экземпляры. Магические изыскания по межрасовому скрещиванию. Ты не пожалеешь, я обещаю. Они могут быть полезными слугами. Разводить огонь, готовить пищу. Что вы еще в лесу делаете…
        Напряженная тишина.
        Паукоблин запутался в своих лапах, по-идиотски крякнул и упал, ударившись головой.
        Жироблин не выдержал молчаливого напряжения. Пернул так, что Блюм подскочил и снова сорвался со своего шпиля.
        Да, я согласился. Раз уж я за многонациональное государство без предрассудков, то не могу отказать в приюте двум уродам за то, что они такими родились. Это запятнало бы мою репутацию. Да и сам я верил, что любое существо в этом мире живет не потому, что имеет на это право. А потому что так произошло во вселенной, не знающей, что такое законы и правила.
        Остальное - лишь воля.
        Глава 9. Бочка слизи
        - Чего они хотят-то? - поежился я, провожая взглядом зайца с фосфорно-голубыми ушами.
        - Не знать-та, - буркнул толстяк, хотя к нему не обращались.
        Паукоблин щелкнул жвалами один раз. Это значит «да». Нет - два раза. Он все понимал, но говорить не умел. Вместо голосовых связок у него что-то паучье.
        - Никто не знает. Их не должно существовать, - как пулемет затараторила Катарсия. - Они есть, но их нет. Семнадцать лет пыталась разобраться. Высылала отряды на поимку. Безуспешно. Они неуловимы. Я даже не знаю реальны ли они. Может это спектральный призрак. Энергия. Иллюзия.
        Я повернул голову в сторону белки с голубыми лапками. Она прыгала с ветки на ветку. А потом просто пропала, скрывшись в листве.
        - Ветки-то шевелятся, - заметил я.
        - Шевелятся ли они в действительности? - мгновенно ответила бывшая аристократка. - Никто из нас не пойдет проверять реально ли дерево.
        Ого, вот это она меня загрузила. Минуту мы шли молча.
        Потом я не выдержал, развернулся, сорвался с места. Наверное, со стороны Катарсии этот момент выглядел так:
        - Ты куда?! - крикнула она мне в спину.
        Я не ответил, скрылся из ее вида.
        «Бум!» - послышался глухой звук удара о древесину.
        - Реальное! - обрадованно крикнул я.
        - Отлично! Но реальны ли на ней ветки?!
        Послышался визг Блюма и хруст ломающихся веток.
        - Тоже реальны!
        И через секунду:
        - А! Только не лицо!
        Половину пути я допрашивал Катарсию о прелестях межвидового скрещивания. Она с огромным энтузиазмом отвечала, приправляя информацию огромным количеством воды. Когда можно ответить просто «да», она пересказывала эльфийскую энциклопедию.
        Вот что я понял. Слов генетика и биология эльфийка не знает. Нахера это в волшебном мире? Ведь все можно объяснить у-у-у-у-у магией. Вызвал дождь? Стал невидимым? Вывел угри? Ну так МАГИЯ же.
        В своем бурном воображении я пустил слюну, изображая дауна, передергивающего на гоблина, освоившего первый уровень магии иллюзии.
        Но, в принципе, Катарсия молодец. Это чем-то похоже на ГМО в мире фэнтези. Эти знания определенно стоит развить. Непортящееся мясо. Или фрукты и овощи от которых дохнут все паразиты. И только каждый десятый орк. А может взять регенерацию троллей и пихнуть в зеленого? Будут вспарывать себе кишки и сразу же отращивать новые. Гениально!
        - Кстати, - подняла Катарсия пальчик вверх, - ты же заметил, что за нами следят?
        Ого! Неплохо для избалованной аристократки.
        - Ага, - кивнул я. - С самого Гашарта.
        - И что ты планируешь делать?
        - Пока ничего.
        Было неприятно тащить за собой такой хвост. Постоянно казалось, что из кустов сейчас полетит сюрикен. Но преследовали нас вряд ли профессионалы. Они спалились еще в Гашарте. И заметил их кот.
        - У меня есть идея, - улыбнулась Катарсия ну прямо о-о-очень подозрительно.
        Мурашки школодрона подозрительно сузили глаза.
        ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ.
        ТАРИОНУС
        КЛАН: ОКОВАННЫЕ
        ТИТУЛ: ПРОСТОЭЛЬФИН
        РАБОЧИЙ КЛАСС: СЛУГА КАМНЯ
        Тарионус злился так, что не обращал внимание ни на что вокруг. Под его ногами хрустели ветки. Птицы голосили над головой.
        - Тихо ты! - не тихо выругался на него Эйлаер. - Вдруг заметят.
        Они не могли упустить такую возможность. Сама Катарсия вышла из порочного дома. Довольно популярная среди мужчин аристократка безбоязненно покинула Гашарт, где ее тяжело убить в открытую. Разве что избить и заплевать.
        Ночью странная компания остановилась на привал. Эльфийка, два немыслимых уродца, и ловчий, которого они опасались больше всех. Его нужно убить первым. Но ничего. Не просто так он пять лет копил серебряки на эту вещь… Настало ее время.
        Аристократка и ловчий о чем-то тихо переговаривались. Тварь, похожая на паука, суетилась, ловко обслуживала парочку, иногда путаясь в лапах.
        - Их только трое, - зашипел Эйлаер.
        Тарионус занервничал:
        - Что? А где толстяк?
        Куча листьев рядом с ними зашевелилась.
        - Дратути-та.
        Эльфы отскочили в сторону, но было слишком поздно. Живот твари уже был раздут до неимоверных размеров. С противным «пуум» он лопнул, орошая все вокруг мерзкой и вонючей слизью.
        Тарионус каким-то чудом увернулся. Второго эльфа окатило с головой.
        Сначала в нос ударила вонь. А потом прозвучал крик невыносимой боли. Эйлаер упал на землю. Стал остервенело перекатываться, хватаясь за лицо. Волосы на его голове мгновенно растаяли. Кожа сползала с рук, оголяя красное мясо и кости. Тарионус услышал звук лопнувших глазных яблок.
        Ловушка?!
        Ловчий с клинками в руках и гоблин-паук сорвались с места.
        Тарионуса обуял ужас. Буквально за мгновение все провалилось Асмодею под хвост. Рука сама сжала заветный кулон. Мерзкая, холодная и скользкая сила просочилась сквозь поры, наполняя тело силой, но лишая частички души.
        Огромным прыжком он отскочил в сторону и закричал словно грязный орк. Вытащил из ножен кинжал. Другого оружия у него не было.
        Ловчий появился прямо перед носом. Мелькнули парные клинки. Короткий и длинный.
        Заимствованная сила работала. Рука молниеносно отражала выпады и финты воина. Выбивались искры. Ночь сверкала.
        УДАР!
        Тарионус в последний момент уклонился, чуть не вывернув себе шею. Если бы только у него было нормальное оружие…
        Клинок ловчего почернел. Нож Тарионуса не выдержал очередного удара. Лезвие переломилось у самого основания рукоятки.
        Тварь, похожая на гоблина и паука, появилась за его спиной. Взмахнула длинной конечностью, зацепила плечо. Обожгло болью.
        Так он не победит…
        Ноги сами подогнулись, спружинили. Жилы в коленках стали рваться. В три прыжка он очутился за спиной ненавистной порочной. Обхватил ей тонкую шею. Второй рукой прижал сломанное лезвие к горлу.
        - Она сдохнет раньше, чем я, - прорычал навечно проклятый Тарионус.
        Ловчий замер на месте.

***
        Я орал про себя дикой сучкой, решившей искупаться в кипящем масле. Легкие истерично качали кислород. Из-за напряжения я пользовался навыками неэффективно. Битая дыхалка полностью подкосила выносливость. На вид обычный простоэльфин одним кинжалом парировал все мои удары, словно я котенок, а не эльфийский воин. Как?!
        Помог только навык «Рассекающий тени». Я сломал оружие эльфа. Но этот сучий глист извернулся, оказался за моей спиной. Взял в заложники Катарсию.
        - Отпусти, - потребовал я, стараясь не сорвать голос.
        Я прищурился, разглядывая сосуд души гаденыша. Его почти не было. Он иссох. Став не больше, чем у орка. Что за чертовщина?
        Эльф мерзко рассмеялся:
        - Конечно. Прямо сейчас и отпущу.
        Я начал паниковать, спросил первое попавшееся:
        - Что ты хочешь? Я могу заплатить.
        Хотя денег у меня не было. Разве что получится уговорить сходить до поселения. Но какой идиот на такое согласится.
        Эльф пренебрежительно фыркнул.
        - Мне не нужны деньги! Мне нужно, чтобы она сдохла! И ты ошибаешься, если считаешь, что я буду с тобой торговаться!
        И, блять, он не стал, как злодей из кинчика вести переговоры, пока его не заговорит до смерти добрый герой! Ублюдок вжал обрубок кинжала в шею Катарсии! Глаза эльфийки расширись. Брызнула черная кровь.
        Одновременно с этим, со спины, в эльфа вцепился Драник. Точнее то, что от него осталось. Что ж ты, жабеныш лопнувший, опоздал-то так? Хотя то, что он смог доползти сюда - уже чудо. Исхудавшее и ничтожное существо с распоротым брюхом. Он истекал слизью и кровью, но был жив.
        Оголённая кожа эльфа на ногах и руках зашипела. Он заорал от боли, выпуская умирающую девушку из рук и выдергивая из шеи острый обрубок. Ухватился за гоблина, снова заорал. Стал остервенело тыкать в него сломанным клинком. Но это как лупить желе зубочисткой.
        Катарсия ударила его локтем в грудь и сразу же свалилась на землю, заливая ее кровью. Эльф сдавленно гаркнул, пнул зеленого уродца.
        Это мой шанс!
        УДАР!
        Я промазал.
        Молниеносный простоэльфин развернулся, как балерина. Полоснул меня кинжалом по лицу.
        Страшная боль ворвалась в мозги! Потекла горячая кровь. Стало тяжело дышать. Кровавые пузыри надулись ртом. Я отступил на шаг, не в силах сообразить, где верх, а где низ.
        Торжествующий эльф снова размахнулся. Похоже, это конец…
        …
        Меня спас паукоблин. Он застрекотал жвалами, размахивая лапами во все стороны. Конечности мелькали так, что за ними сложно было уследить. Эльф уворачивался недолго. Сдавленно ахнул, ухватился за раненое плечо.
        И дал стрекача…
        Сквозь кровавую пелену я еле-еле смог различить его сверкающие пятки. Тело стало неметь от шока. Я должен его остановить. Черт! Отшвырнул длинный меч в сторону, прикрыл ладонью окровавленное лицо.
        Размахнулся коротким клинком.
        - ГЕЦУГА… ТЕНШОУ!!! - взревел я.
        Черная полоса энергии устремилась в спину убегающего козла. Трижды эльф кувыркнулся через себя, полетел вперед. В воздухе его рука по локоть отлетела от туловища, забрызгивая кровью все вокруг. Почувствовать боль он вряд ли успел, со всей дури размозжив себе лицо о ствол дерева.

***
        Катарсия выжила. Ученая фэнтези мира давно поработала над своим телом.
        - Мне надо отрубить голову, - пояснила она мне, пока я молил Создателя очистить мир от нежити. - По-другому убить тяжело. Можно. Но тяжело. Никому не говори. Это секрет.
        - А… ага…
        Когда она поднялась на ноги, я завизжал. Бледная, пускающая слюну и кровавые пузыри изо рта. Паукоблин без всякого приказа плюнул на нее желеобразной субстанцией, похожей на паутину, и закупорил рану. После недолгих уговоров тоже самое сделали и с моим лицом. И что самое приятное - полегчало. Болело сильно, но уже терпимо.
        А вот эльфу повезло меньше.
        - Надо бы его допросить, - простонал я, прижимая лопух к глубокой ссадине на руке. - И ты уверена, что он не загнется от этого? Может Усику на него плюнуть?
        - Целебник вырабатывается долго, - бурчала Катарсия, прижигая горящим поленом культю эльфа. - Главное кровь остановить. Так делала. С гоблинами работало. Каждый второй выживал.
        Ебать, садистка.
        Эльф орал, несколько раз падал в обморок. Я связал его так, что ни один оборотень не выберется. После циклов получил ачивку - мастер хитровыебанных узлов.
        - Что с ним? - спросил я. - Он как будто не только от боли корчится.
        - Отчасти это правда. Он азур. Использовал артефакт некроморфов. Теперь расплачивается.
        - Азур? - скривился я.
        - Клятвопреступники на словах, - быстро выговорила Катарсия. - Его шаакле истощен. Думаю, поэтому явились. Ненавидят аристократов. Винят во всех бедах. Считают, что их принуждают клясться. Это просто очередной обиженный простоэльфин.
        Стоп. Стоп. Стоп. Что я слышу. Какого хера? Клятва действительно работает? Истощает сосуд души?
        Эльф снова заорал, вырывая меня из мыслей. И сразу же вырубился.
        - Всё. Кровь не течет, - выдохнула Катарсия, кидая полено обратно в костер. - Как твой глаз?
        - Каюк ему, - завыл я. - Жопа полная. Не вижу ничего.
        - Понятно. Да, жаль. Один глаз тоже хорошо. Ну не очень хорошо, конечно. Лучше два. И…
        - Я понял!
        Я оглядел эльфийку. Несколько раз по дороге она пачкалась, и мы останавливались, очищая загрязнение. Теперь же она вся в крови, но ей пофиг. Лишь слегка отряхнула ладошки.
        - Драничек, ты как? - спросила Катарсия у лежавшего неподалеку зеленого куска мяса.
        - Ему тоже каюк, - искренне погрустнел я. - Спекся…
        - Нет. Драник - смесь арийской жабы и королевской кобры. Может надувать живот и разрываться. Разбрызгивает кислоту. После этого нужно интенсивно кушать. Заказ эрдаина Кейна. Очень влиятельный светлый эльф. Я могла бы заработать кучу золота…
        На последних словах она очень расстроилась.
        Понятно. Значит мы только что провели первые полевые испытания биологического оружия Катарсии. Драник станет сюрпризом любому врагу. Десяток таких жириков может сильно сократить вражеские силы. А вот шустрый Усик со своей мегаскоростью расправится со средненьким ловчим. Если перестанет путаться в лапах.
        Эльф больше не очнулся. Не дожил до утра. Кулон, найденный в его вещах, мы сожгли. И где он только его взял? Купил в ювелирном магазине?
        Более важным откровением для меня стала клятва светочей. Оказывается, на эльфов она работает очень даже как «детектор лжи». До такой степени, что те либо умирают, либо становятся азурами - вечными изгоями, которым даже работу найти непросто. Такие обычно уходят из эльфийских городов к людям или гномам. Там им выжить проще. На меня же клятва не работает. Иначе я сдох бы еще в лесу, когда клялся Саше Грей, в том, что не травил пленников.
        - Это клятва души и крови, - предположила Катарсия. - После трех зим с каждым эльфом проводят обряд. Смешивают кровь с кровью эльфридов. Но твоя душа свободна от этого.
        С этим аргументом мне пришлось согласиться.
        Наша странная компания продвигалась медленно. Кислотный жиробас не мог сам передвигаться. Поэтому мы с паукоблином тащили кусок вонючей и дышащей слизи на самодельной волокуше.
        - Может, меня кто понесет, а? - шипел я от боли.
        Блюм все бои пропустил, ссыкотно забившись в кусты. Я это безобразие не стерпел. Вот уже второй час высказываю всё, что об этом думаю. Но он стоически игнорировал причитания и продолжал считать мое плечо своей собственностью.
        По пути решил потренироваться в своем новом умении и придумать ему другое название. А то плагиатить как-то некультурно. Сначала кратко: «дальнобойное черное кесарево сечение». Но передумал. Тяжело выкрикивать.
        Вспомнилась картина из популярного сейчас аниме «Черный клевер».
        Брутальный мужик с сигаретой размахнулся катаной на врага. Замер на месте, выкрикивает:
        - Магия тьмы! Покров черноты! Удар, разрывающий миры!!!
        Потом разрубает воздух. Ударная волна сшибает противника, что все это время внимательно слушал, восторгаясь крутизной произношения.
        Вот и я сейчас ору:
        - Объятие черной полосы! Удар немезиды смерти!
        И только после этого чирканул воздух лезвием короткого меча. В воздухе засвистела энергия и выкосила кустарник впереди. На тело нахлынула усталость. Жижа сократилась на треть.
        Усик, тащивший волокушу, запрыгал на четырех конечностях, довольно щелкая жвалами. Как я понял, мне только что зааплодировали. Зеленый толстяк булькнул.
        А Блюм спал. Ему вообще плевать, что я делаю.
        Так, а теперь впритык.
        - Аниме-разрывание фэнтезийного тлена!
        Сгусток энергии соскочил с лезвия и срубил ствол. Заскрежетало, во все стороны полетели щепки. Громыхнуло. Дерево свалилось, ломая все на своем пути.
        Я вжал голову. Так шуметь в диких землях не стоит.
        Понятно, значит убойная сила зависит от расстояния.
        До конца дня почти все, кроме фэнтезийной психички-ученой, шли молча. Мне давно наскучило слушать истории о «пестиках и тычинках», но Катарсию это явно не смущало.
        Следующую ночь она опять отказалась работать ручками и заставила своего длиннолапого урода обустраивать ей комфорт. Но несмотря на аристократические замашки в ней чувствовался и ученый, не брезгующий испачкаться в крови или поковыряться в толстой кишке Драника в научных интересах. Что, кстати, она и проделала, надев на руки специальные перчатки из странной кожи. И где только их откопать успела? Жирогоблин при этом вожделенно и довольно хрюкал. Слизкий извращенец.
        Последнюю ночь я долго раздумывал, как бы подступиться к Катарсии. Очень уж манила ее обтянутая штанами попа. Но потом ей приснился кошмар. Женский визг в темном лесу окончательно остудил мой пыл. С охеревшими глазами-блюдцами я повернулся на другой бок и не мог моргать еще полчаса.
        Следующим утром мы добрались до знакомой мне полянки. Я увидел укрепленный каменными блоками частокол. Сердце забилось быстрее.
        Они живы.
        - Подходим медленно, - предупредил я своих спутников.
        И оказался прав. Не успели пройти и половину пути как просвистело, и в ноги нам воткнулись три самодельные стрелы. Ого! Откуда взяли?! Я отпрыгнул в сторону. Остальные замерли.
        - Не стрелять!!! - заорал я. - Это Трайл!!!
        На стенах и скале зашевелились зеленые массы. Отдаленный гомон в лагере усилился.
        Я уже начал переживать, что меня не услышали, как в голову прилетело «слово духов». Шаман Улук-Урай пытался «дозвониться» до меня. Я позволил, мысленно открыв разум.
        «Докажи» - завыло в голове отдаленное эхо голоса первого шамана «Зеленых Анаконд»
        Да без проблем. Я вспомнил один из последних наших с ним разговоров. О, это подходит. Назвал ему семнадцать разновидностей половой принадлежности из пятидесяти двух. Другие забыл. Да-да, это официальный перечень фейсбука.
        «Я не чувствую лжи в твоих словах, Школьник» - прозвучало радостно. «С возвращением в клан Зеленые Анаконды».
        Глава 10. Неожиданный топинамбур
        - Вождь!
        - Это вождь!
        - Вождь вернулся!
        - За новую орду!
        Последнюю фразу подхватили десятки голосов!
        - ЗА НОВУЮ ОРДУ!!!
        - Зеленые Анаконды!
        Бам!
        Орки отдавали честь, выбивая кулаком грудные клетки.
        Бам!
        Бам!
        - О, вождь вернуться, Гым, - гаркнул Бом, ударив себя по груди. - Умный вождь. Сейчас все решать.
        Послышался «бам» по пустому затылку.
        - Рука нет, так ничего сам не делать?! - возмутился Гым. - Вождь тебе шоколадный глаз делать!
        Чувства верных приспешников тронули меня. Чуть не расплакался, бросившись на волосатую грудь Бома. Но пришлось выпятить эльфийскую грудину и вышагивать по коридору из зеленых и мускулистых тел. Катарсия шла позади, ухватившись рукой за мою одежду. Паукоблин сжал свои конечности, трясясь от страха, но волокушку с живой слизью не выпускал.
        Мой сосуд отреагировал на эманации верности и радости, ускорив регенерацию жижи в несколько раз. Незримые никому нити завязывались в крепкие узлы… Крепче… Еще крепче…
        Бам!
        Бам!
        Бам!
        Я смог уловить их чувства.
        Орки испытывали неведомые им ранее ощущения. Что же это? Неужели счастье? Не от безумия и горячей крови на руках. А от спокойной жизни и возвращения вождя. Истинного Вождя клана «Зеленые Анаконды».
        Пришлось закусить нижнюю губу. Я тоже рад вас всех видеть, парни.
        БАМ! - отдал я честь.
        - Молодой вождь, - услышал я хриплые слова Улук-Урая.
        Зеленая толпа расступилась, пропуская орочьего мудреца.
        Я уважительно кивнул.
        - Приветствую, первый шаман Зеленых Анаконд. Вижу, что у вас всё хорошо.
        - Как сказать, Трайл. Как сказать, - улыбнулся старый орк. - Но это мы обсудим на… - он запнулся, пробуя на вкус слово: - … планёрке. Но сначала отведаем яств. Ты же не откажешь старику и расскажешь ему о всех своих приключениях, м?
        Бам! - отдал честь первый шаман и хмыкнул, посмотрев за мои спину:
        - А также познакомишь со своими очень интересными спутниками.
        Среди орков я заметил улыбающихся гномов. Судя по мешкам под глазами, они не спали как минимум неделю. Перемазанные в земле фермеры Дрек и его сын Шикард, приветливо кивнули мне. Как и все орки, они держали кулаки на сердце. Видно, что рабские повадки потихоньку выветриваются. Не прошло и двух месяцев. Я кивнул им.
        Рабыня, имени которой я так и не запомнил, держала за руку огромного орка с молотом за спиной. Чистая, опрятная и накормленная. Они улыбались мне. Я улыбнулся в ответ и кивнул. Ну любовь вам, да совет. Это будет интересно…
        - Кхе… - кашлянули за спиной, и Блюм на моем плече подпрыгнул от неожиданности.
        Я недоуменно обернулся:
        - Неужели тебе горло подлатали, уважаемый Торкх?
        - Кхе… почти, вождь. Кая умница. Теперь я… кхе… почти не кхе…
        - Отлично! Рад за тебя. «Почти не кхе» это уже прогресс. Кстати, а где Кая?
        Почему-то стало еще тише. А потом послышались перешептывания, тихий гомон и косые взгляды.
        Радость мгновенно улетучилась.
        - Мертва? - понял я.
        - Нет, молодой вождь, - немного замялся Улук-Урай. - Предки даруют тебя дитя через восемь оборотов близнецов. Но он настолько непоседлив, что доставляет матери неудобства уже сегодня. Кая слаба, но не переживай. Она здорова. Полукровной тяжело растить в себе орочьего сына.
        Я слушал, разинув рот. Катарсия за моей спиной понимающе захихикала.
        - Капает, - кивнул на меня Бом.
        - Рот закрыть, Вождь, - посоветовал Гым.
        Братья нарушили гробовую тишину своим ржачем.
        - Я готовить, - буркнул шеф-повар Букль, и, махнув на всех рукой, затопал к своему кухонному царству. - Т-а-ак, пересолил похоже… кислинки бы… о, муравьиные задки…
        Я забыл моргать. В голове секундой пронеслась куча вопросов:
        «КАК???»
        «Естественным путем», - угарнула надо мной совесть. - «Забыл?»
        «Я же нечаянно!»
        «Хы, почти все нечаянно. Или ты думаешь, все мамы говорят своим детям: меня бухую на Новый Год твой папа нагнул прямо на праздничном столе? Просто не успел вытащить? Фига тебе, а не жизнь в сказке. Хочешь лайфхак? Когда у тебя День Рождения? Отними от этого срока девять месяцев. В ближайшие дни были какие-нибудь праздники? Хе-хе. Живи теперь с этим»
        Я задумался. Я родился двадцать второго ноября. Отнимаем девять месяцев и…
        Блять.
        «Да я же сам еще пипирка гоблина! Какие мне дети?!»
        «Тебе восемнадцать. В средневековье это уже дед на пенсии»
        «Я не в средневековье!»
        «Хуже. Ты в фэнтези средневековье Меча и Магии»
        - А-а-а-а!!!
        Заорал я уже вслух. Потому что на меня надвигалась Лоля.
        - Трайл! - баснула она, топая так, что вибрировала земля. - Опять эльфец? Надо в орк! Эльф узкий! Мелкий! Еще и рожа битый! Но я обнять мой Трайл! Иди! Любить Трайл! Бах-бах, Трайл! Но не в эльфце! Меняй! Гым, иди сюда!
        Поселение разорвало смехом. Даже всегда серьезный шаман гоготал.
        Я же верещал и плакал одновременно, убегая от прыткой Лоли. В голове было только одно слово. Очень мудрое, глубокое и многозначительное:
        - Пиздец.

***
        Все суетились. Я отбрыкался от всех вопросов, ибо нужно осмыслить бытие. И пока накрывали на «праздничный стол» и подготавливали место планерки, я решил немного оглядеться.
        Орки изменились за столь короткий срок. Пока меня не было, Улук-Урай строго продолжал блюсти наши договоренности. Все правила соблюдены, а устои выдержаны. Не зря мы столько времени провели с ним над Новыми Заповедями клана «Зеленые Анаконды».
        Меня не было чуть меньше двух недель и за это время лагерь успел преобразиться. Из хороших новостей - вещи, приобретенные в Мурьяки, сохранились. Хитрый Джыр запрятал их, увидев полыхающее поселение. И не прогадал. Даже после своей смерти он продолжал хранить верность своему клану. Истинную верность, а не ее дешевую пародию: служение. Когда Кая и братья вернулись, то все рассказали. Шаман принял мудрое решение и снарядил отряд, который вернулся уже через четыре дня с ценной поклажей.
        Анаконды преуспели в земледелии. Орки запрягались в плуг. Благодаря добытым инструментам, гномы сварганили его за один день. Пахавших землю зеленых ласково называли плугарями. Они эти звания носили с гордостью, а на ужин получали тройную порцию. На зависть остальным.
        - Что это? - спросил я фермеров, осматривая скошенную поляну с маленькими проросшими кустиками.
        - Топинамбур, - горделиво ответил старший Дрек. - Очень хорошая культурка, значитса. Корни съедобны, как картофель. Можно вкушать самим - варить, тушить, да жарить. Сырым есть и сладкие сиропы делать. Ум-м-м, пальчики оближешь. Можно кормить скот - жирнее молоко и вкусное мясо. Куры чаще несутся. Неприхотливый и легко разводится. Растут в лесах, как сорняки, но мало.
        Катарсия, не отходившая от меня ни на шаг, изрекла:
        - Замечательно. Отлично. Шикарно. Я уже знаю… О, да! Это будет что-то. Надо найти матку… Да, матка нужна. Побыстрее бы.
        Я быстренько свалил, не желая знать, как взаимосвязаны топинамбур и гоблинская матка. Краем глаза заметил Усика и Драника, забитых в отдаленный угол поселения. Дети окружили красавцев. Разглядывают. Хорошо хоть палками не тыкают. Хотя я бы сам ткнул в это желе. Интересно же…
        Я подошел ближе.
        - Так, брысь мелкотня, - шикнул я на детей орков, что шириной, как я в длину. - Будете обижать симпатяг, натяну на… что-нибудь.
        - Бр! Гр! Пр! Фр! - возмутился «мелкий» орчонок.
        - Фр! Мр! - парировал я.
        Ого, мелкий задумался, хитро улыбнулся, кивнул. Дети зафыркали «на своем» и куда-то убежали.
        - Да что я сказал-то?! - крикнул я им вдогонку. - Эй, дармак, подойди сюда пж!
        Проходящий мимо орк подошел ближе.
        - Вот этим навес сделайте. Зеленого откормить. Кать, где у него сейчас рот?
        - Пока в живот запихивать надо. Поплотнее утрамбовать. Лучше мясо. Живое. Через неделю окрепнет. Встанет на ноги.
        - А омаров в белом вине ему туда не утрамбовать? - возмутился я. - Короче, жратвы любой несите. Усик, с тебя забота о ближнем. Корми, лелей. Кто будет обижать, жалуйся мне. Усёк, усик?
        «Щелк!»

***
        На срочную планерку собрались Улук-Урай, гном Бори с ухоженной шевелюрой, папа-фермер Дрек, сталбыть. Незаменимые предметы интерьера - Бом и Гым. Испачканный в угле историк Тхорк. Зачем-то пригласили шеф-повара, но он лишь шикнул про высшие материи и ушел «коптить коренья среднеягоды».
        Ах да, чуть не забыл. Еще у нас новый член Совета - Катарсия Порочная, нареченная мною Кровавой Кэтти и вступившая в должность руководителя испытательной лаборатории, аккредитованной мной на право потрошения, жесткого убиения, негуманных экспериментов и опытов со всем вытекающими: поднятие мертвецов, призыв демонов, пытки невинных девственниц, превращение гоблинов в морковки и наоборот. Ей уже дано указание - особое внимание уделять эманациям страдания фей. Насколько я знаю, те сами ими питаются, поэтому моя совесть чиста. Сука, темным тварям - темная участь.
        - Я начну, - сказал Улук-Урай. - Пока тебя не было, молодой вождь, у нас возникли проблемы. Дичи стало очень мало. Раньше охотился эльф - было лучше. Теперь пытаются орки. Иногда получается, но мы распугали всю живность вокруг. Один олень в несколько дней - уже хорошо. Хотя съедать мы можем по две туши в день. Пока рыба, коренья, грибы и ягоды как-то спасают. Но предупреждаю, что орк без мяса не орк. А сезон дождей через четыре оборота близнецов.
        Я кивнул, соглашаясь.
        - Что еще?
        - Гоблины, - продолжил шаман. Катарсия шевельнула длинными ушками, - обнаружили нас неделю назад. Пока никто не пострадал, но уже есть раненые. Мелкие проныры пакостят, как могут. Мешают охоте и собирательству. Я как раз хотел на днях отправить отряд - мы знаем, где их логово.
        - Я тоже! - подпрыгнула Катарсия и подняла руку. - Тоже! Тоже! С отрядом. Гоблинов убить, матку нет. Матку! Матку! Мне! Моя радость!
        - Добро, - согласился я, чувствуя, что могу об этом еще пожалеть. - И я тогда уж пойду. Хочу посмотреть.
        Никто не стал переубеждать остаться из разряда: «Ой, ты же насяльника, тебя низя. Сиди дома». Это Зеленые Анаконды. И вождь идет впереди рядов своих.
        - Контрабандисты стали плавать чаще, - взволнованно сказал Улук-Урай. - За неделю корабль проплывал трижды. Туда и обратно. Но пока к нам никто не наведался, значит они молчат. Но долго это не продлится, молодой вождь.
        - Согласен. С ними нужно договориться. Не пытались?
        - Пытались, Трайл. Они делают вид, что нас нет. Даже не смотрят в нашу строну.
        - Странно.
        - Гомики, - буркнул Бом.
        - Еще надо решить, что дальше строить! - встрял в разговор гном Бори. - Можем начать с кузни. Железную руду нашли, уголь используем древесный! Трайл, хозяин. Дай кузню. Неможется боле! Оч надо.
        - Как стена и подъемник?
        - Укрепили и то, и другое. Стену уже только каменную строить, но сам понимаешь, хозяин, с нашими-то силами…
        - Десять лет строить будем.
        - Верно говоришь, хозяин.
        Тишина. Все погрузились в свои мысли.
        - А че… - харкнул Гым, - итх… Сказать вождю. О итре… А, тьфу!
        Гым сплюнул от злости. Не смог выговорить какое-то слово.
        Я вопросительно посмотрел на шамана.
        - Итерна, - пояснил он. - Вампир таки объявился, молодой вождь.
        Мое сердце нырнуло, доплыло до пяток, отбивая по ним ритм. Это отразилось на лице.
        - О, не переживай, Трайл. Она оказалась не опасна. Это высший вампир и крови ей не требуется. Иногда приходит, играет с детьми, рассказывает истории. Потом уходит.
        - Детей пересчитывали? - не успокаивался я.
        - Как-то не подумали, - захлопал глазами шаман, переглядываясь с Тхорком.
        - Пересчитайте, уж будьте так любезны, милсдари.
        Бом зафыркал, выплевывая пережеванный корешок.
        - Так, планерка на сегодня окончена. Вы меня и так загрузили по полное не хочу. Завтра скажу, как жить дальше. Да что там за шум?!

***
        Детский гомон, крики радости и пьяные, но добрые потасовки гремели до самого вечера. Зеленые Анаконды торжествовали. Истинный вождь жив. Легкая Душа вернулась. Все забыли о мирской суете. Я бы возмутился такой безответственности, но после планерки уселся за общий стол и был занят прокрастинацией. Сидел, лениво пожевывал сушеный гриб, мычал и думал о вселенских заботах.
        - Готовишься к отцовству, молодой вождь? - хихикнул шаман, сидящий рядом со мной.
        - Ага, - апатично ответил я. - Обхохочешься. Скажи лучше, уважаемый шаман, не знаешь ли ты, что случилось Кентавряшей?
        - Младший человек был в том отряде, - резко погрустнел Улук-Урай. - Но вся Мурьяки дымилась. Эльфы были повсюду. Если бы кто-то сунулся в поселение, его бы заметили. Лишние вопросы - лишние ответы. Так что нет, Трайл. Никто не стал возвращаться в поселение. Мы не знаем, что с нашей Кентавряшей.
        - Значит нужно вернуться. И на этот раз расспросить о белом кентавре. Мы так со своими не поступаем. Пропал - ищем. Умер - хороним.
        - Сделаем, молодой вождь.
        Черт! А я надеялся…
        Я так и не навестил Каю. Ссал. Мне сказали, что она крепко спит под снадобьями. Ну и славно. Через десяток минут мозговой активности, я пробухтел:
        - Надо бы придумать название.
        - Че? - плюнул Бом, сидящий напротив меня. - Кого назвать?
        - Поселение. Есть идеи?
        - А че его звать, - сказал Гым, потирая набитый живот. - Дом. Во.
        Я фыркнул.
        Как же это слово то называется. Змеи… много змей… Клубок змей… Сперм… Серп…
        Вспомнил.
        - Нет, мы назовем его…
        Стол затих. Даже дети перестали играть, навострив уши.
        Подул ветер.
        - … Серпентарий.
        Тишина.
        Которую нарушили братья.
        - Спр-фр-пр, - начал плевать Бом, - чо?
        - С-с-с-ерп, - прочавкал Гым. - Серп?
        - Серп, ага, - улыбнулся я.
        У нашего поселения появилось имя: Серп.

***
        В Серпе наладилось производство луков. Незадолго до того, как мы ушли, Улук-Урай отнял у орка странный пергамент, которым он хотел подтереть зад. Он утверждал, что нашел его в том месте, где часто обитал Эльдарион.
        Внимательно покрутив перед носом находку, шаман понял - это подробное описание изготовления лука. Эльф сделал от себя некоторые правки, подстраивая оружие под огромные орочьи лапы. Стало понятно, какое дерево подойдет, как его обрабатывать и отмачивать. Из чего сделать тетиву. Какие перья подойдут для слишком массивных стрел.
        Вот почему Элик сутками сидел у себя. Он словно знал, что ему осталось недолго. И несмотря на то, что не был во мне уверен, все равно помог.
        Я сделал еще глоток крепкой орочьей сивухи, хлюпнул носом. Поднялся из-за стола. Хотел уйти… но передумал. Иногда чувства правильного приходят слишком неожиданно.
        Десятки глаз устремились на меня.
        - Я… хлебну еще, - буркнул я, и подняв деревянный стакан, залпом осушил кислое пойло. В голову ударил молот Тора, прибавляя уверенности и будущей головной боли.
        Стало тихо.
        - Я - Трайл… и это…
        Бам!
        Дал себе пощечину. Дернулись даже некоторые орки. Блюм соскочил с моего плеча. Многие переглянулись. Один только Улук-Урай добродушно улыбался.
        Я вздохнул, наполняя легкие воздухом.
        - Я - Трайл! И я сегодня вернулся к вам не с пустыми руками! А с решением! Непоколебимым и…
        Я запнулся, опустил голову. Хех, ораторство не всегда получается хорошо. Сжал кулаки, больно впившись ногтями в ладони. ГОВОРИ!
        Поднял голову.
        - Отныне и навсегда, мы едины! И каждый, кто посмеет поднять руку на Зеленую Анаконду, будет вписан в Книгу Мести!
        Надо будет завести такую.
        - Может быть наш змееныш и не набрал сил, но память у него отменная! Мы не будем ласковыми и пушистыми с теми, кто нас не уважает! Мы не будем вылизывать задницы! Поэтому я предупреждаю всех вас! Из-за этого вы можете погибнуть! Но теперь у вас есть выбор, как вы это сделаете! Бессмысленно и всеми забытые! Либо станете сильными в своих убеждениях и умрете за них счастливыми! Иного не будет!!!
        Вздох!
        - Вся моя жизнь здесь стала победой или смертью! Ваша станет такой же! Но сегодня мы поговорим о смерти! О смерти тех, кто не будет забыт и через тысячу поколений! Их смерть станет столпом нашего становления!
        Я сделал паузу, оглядывая окружающих. Никто не дышал, стараясь уловить каждое мое слово.
        - Джыр, сын Жыра! Погиб от руки проклятого ничтожества! Знайте, что он спас жизнь мне, прикрыв от смертельного удара! Он ранил самого Урлу, сына великого Гомзы! И был убит. Но даже после смерти он даровал мне силу, которая теперь всегда со мной!
        Я набрал полные легкий воздуха и взревел:
        - За орду!!!
        - ЗА ОРДУ!!! - заревели глотки.
        Кричали все. И орки. И люди. И гномы.
        - Эльдарион, порочный своим собственным народом! Но принятый нами, как равный, сильный и мудрый! Он одарил вас знаниями и верил в вашего вождя до самого конца. Смог убить проклятого Урлу, пожертвовав своей жизнью! Эльдарион не порочный, но друг, соратник и брат орды! Вечная тебе память! Да примет матерь Ашхая душу чада своего! Да примет мать!!!
        - ДА ПРИМЕТ МАТЬ!!!
        Удары сотен сердец. Горящие глаза. Сжатые кулаки.
        Кто-то задышал, думая, что я закончил.
        Нет уж. Так это не работает.
        - Брык, сын Гротра!
        Некоторые переглянулись, не понимая о ком речь. Другие горделиво вздернули подбородки.
        Вождь.
        Не.
        Забывает.
        Никого.
        - Великий воин пал, сражаясь против мерзких фей! Он первым принял на себя их подлый удар! Мерзкие гниды подловили его враскаряку и с голым задом! Парализовали, забравшись в кишки! Его разорвало на моих глазах! Его дерьмо до сих пор ощущается на моих губах! Улук-Урай! Вписать всех ебаных пикси этого мира в Книгу Мести!
        Я набрал в лёгкие столько воздуха, что они стали стонать:
        - ЗА ЗЕЛЕНЫХ АНАКОНД!!!
        - ВААААААААААААААААААААГХ!!!!!! - разнеслось на десятки миль вокруг.
        Глава 11. Внезапное проникновение
        После знатной попойки я все-таки отправился к Кае. Нужно расставить все точки над палочками и щепочки над веточками. Не знаю как, но что-нибудь да придумается. Интересно, есть ли в фэнтези мире детские дома?
        Кая отдыхала в углу общинного дома, огороженного для меня. Улук-Урай посчитал, что орчиха теперь имеет право там находиться.
        Я не дошел. Набуханного эльфа застали врасплох. Он попал в самую элементарную засаду.
        Меня поймала Лоля. Просто ухватила за шкирку и затащила за дом. Приподняла. Я что-то пискнул, бултыхая ножками в воздухе.
        - Ты чего? - офигел я.
        Она не ответила. Рыкнула и со всей дури впечатала меня в сруб. Я охнул, ловя ртом потерянный воздух.
        - Как… ого…
        - Тихо быть, эльфец.
        Конечно, блять, тихо. Ты выбила из меня все легкие. Хорошо бы не сдохнуть!
        - Ты чего… творишь? - попытался вырваться я, но куда хлипкому и пьяному эльфу до силы огромного орка.
        - Я устать! Думать о тебе! Почему ты выбрать уродка?! Она человече! Слабый! Страшный! Я сильная. Иметь сильный сын. Убивать врагов!
        У Лоли загорелись глаза. Я нехило так перетрухнул.
        - Лоля! Отпусти и…
        Огромный кулак влетел мне под дых. От боли зазвенели бубенцы.
        - Где сильный Трайл?! Я знать, ты сила! Сделать мне десять сыновей! Иди в Гыма. Потом бах-бах. Моя каста не проиграть Обохухе!
        На этих словах она сорвала с меня эльфийские штанишки. Просто. Сорвала. Все. Что. Ниже. Пояса.
        Серый эльфийский ужик уныло висел, не в силах осознать надвигающуюся угрозу.
        Орчиха ухватила малютку двумя пальцами, сжала. Я бы завизжал от боли и страха, если бы до сих пор не ловил воздух.
        - Мелкий! Не бах-бах! Надо больше. Могу сделать приятно! Знать как! Бывший Трайл любил! Покажу! Смотри.
        Лоля сунула палец в рот, смачно обсосала. Вытащила. Расплылась в многообещающей улыбке.
        - Сто-о… ой, - простонал я.
        Поздно.
        Лоли развернула меня животом к стене. Прижгла ладонью по серой заднице. А потом… я почувствовал у Кольца Всевластья что-то надвигающееся, толстое. Сопротивляться было бесполезно. Оно вошло резко!
        - А-а-а-а-а-а!!! - заорал я и переселился.
        Теперь я истекающая Лоли, держащая палец в заднице эльфа.
        - А-а-а-а-а!!!
        Я проснулся.
        - А-а-а-а-а!!! - визжал я, не останавливаясь. - Нет! Нет! Лучше смерть!!!
        Вечерело. Я вскочил из-за стола, на котором только что уснул, пуская пьяную слюну. Вялые орки лениво зашевелились. Кроме пяти караульных и детей, нажрался почти весь лагерь. Остальные лежали кучами, уткнувшись лицами в подмышки и задницы друг друга.
        - Ох, - застонал Бом. - Вождь, ты че орать…
        - Ы, - ожил Гым, - Кто… моя… башка… бах-бах…
        Неожиданно я понял причину кошмара. Вцепился руками в свои булки. Побежал опустошать радужный клапан высокого давления. Манометр гудел, предупреждая об экстренности ситуации.
        Несмотря на чрезвычайное происшествие, пришлось сделать круг, огибая храпящую Лоли.

***
        Когда я пришел к Кае, она все еще спала. Зеленота с лица спала, уступая место бледности. Дышала глубоко, но ровно.
        - Это норма? - спросил я у огромной орчихи, приставленной шаманом к моей «гражданской жене». - Что-то долго спит.
        - По-другому никак, - рыкнула она. - Девка слаба. Она рождена орком. Отец человече. Но сама же понесла от орка. Много сил.
        - Ей больно?
        - А надо? - совершенно серьёзно спросила зеленая.
        - Не-не! Ни в коем разе! Должно быть хорошо, тепло и удобно. Ясно?
        - Да, вождь. А теперь иди. Нечего мужчине делать среди женщин. Позор.
        Я закатил глаза и покинул апартаменты.
        Интересно, а считаюсь ли я отцом? Кончил то в нее Краем. Считай, другим телом. Это я был или не я? Вроде хромосомы там, да пестики-хуестики берутся от тела, а не от души. Н-да, тяжелый философский вопрос. Буду проще - хер я вставлял? Я. Значит мой. Ответственность тоже моя.
        Почувствовал себя мужиком. Расправил и так расправленные плечи.
        Не успел сделать и шага. Споткнулся.
        - Бля…
        Даже на следующее утро Кая не проснулась. Словно в кому впала. Но меня убеждали, что это норма.
        В первую очередь я назначил отряд из семерых орков и одного человека. Им нужно дойти до Мурьяки. Задача Шикорда - разузнать о кентавре с белым задом. Слухи, домыслы, теории - что угодно. Кентавряшу надо найти во что бы то ни стало. За сотни циклов я к ней привязался больше, чем она сама думает. А своими знаниями Аша выручала меня не раз.
        Еще они должны закупиться провиантом, хозтоварами и, если получится, чем-нибудь вымяносящим. Коровой или парочкой коз. Лошади в глуши пока не нужны. Да и плугари обидятся. Я отдал Шикарду почти всё оставшееся серебро. Осталась лишь сотня монет. Ему придется сделать несколько десятков заходов по магазинам. Зато семеро орков будут загружены волокушками, набитыми доверху. Дорога туда займет два дня, обратно - три-четыре.
        Вспомнились голоса в голове Кентавряши. Не нравится мне это…
        «А еще ты думаешь, что у нее под хвостом» - прыснула совесть.
        - Ты ебанулась? - вслух возмутился я. - Я не зоофил!
        «Ха. Ха. Ха.»
        Мне осталось десять дней. Через неделю вернусь в Гашарт. Или Астария снимет с меня шкуру. Рано или поздно эльфы обнаружат Серп. И нужно сделать так, чтобы это случилось поздно. Когда мы достаточно окрепнем. Хотя кого я обманываю? Как ни крепни, нас все равно сметут. Поэтому нужно доказать, что устранять нас не надо.
        Как?
        Хер знает. Но есть у меня ощущение, что лагерь умнеющих орков опасен куда больше, чем кажется. Весь мир будет смотреть в нашу сторону. На наш растущий зеленый член, анакондой обвивающийся вокруг всего Варгарона. О, вот и герб придумал.
        Орки и гномы стали копать фундамент для будущей кузни. Люди ковырялись в своем топинамбуре. Блюм вцепился в лапу мечущегося по лагерю Усика. Дети развлекались. Четверо лучников постоянно дежурили на скале.
        - И где вампир? - встревоженно спросил я Улук-Урая.
        - Кто же знает, молодой вождь. Она приходит, когда ей изволится. Я с ней беседу вел единожды. Тогда она пообещала, что проблем от нее не будет. И так оно и есть. Вчера детей считали. Только двоих не хватило.
        Видимо глухой стук удара челюсти о землю развеселил шамана.
        - Шучу, Трайл, шучу. Прости старика. Не смог удержаться.
        Я заморгал глазами:
        - Ты с каких пор шутить научился, уважаемый шаман?
        - С тех пор, как стал первым шаманом «Зеленых Анаконд».
        - Мда-а-а-а…
        Меняются орки быстрее, чем я думал.
        Я навестил Катарсию. Та не отставала от плодов топинамбура. Дрек поначалу хмурился, а потом не выдержал:
        - Прошу вас, сударыня, не надо, - взвыл он над очередным почерневшим корешком. - Это семенные плоды. Их очень немного, и тяжело искать. Подождите, когда будет первый урожай, сталбыть.
        - У вас много, - завибрировала языком Катарсия. - Мне надо понять. Как так? Откуда столько в одной материи? Смотри, какая энергия. Она протекает в этом канале. Обтекает седьмую волну. Задевая изгибы северного контура. О да…
        Последнее «О да…» она сказала так страстно, что я невольно отреагировал. Кожаная попка, блин.
        - Как ты? - хмыкнул я. - Адаптируешься к обществу орков?
        - Мясо, - коротко ответила она.
        - Что? - удивился я немногословности.
        - Зеленое мясо. Эльфы - серое. Люди - белое. Какая разница. Есть душа, есть мясо. Ничего нового. Обычно.
        - Э.
        Катарсия - не совсем тот эльф, которого я хотел бы видеть в общей эльфийской массе своего поселения. Больно уж нетипичная.
        - Нужно больше эльфов, - пробубнил я.
        Эльфийка не задумывалась ни секунды:
        - Забери азуров. Им деваться некуда.
        Даже не знаю. Я, конечно, не притесняю по признакам, но разве они не поголовно слабаки? Это нас может подкосить.
        Я выразил свое сомнение Катарсии.
        - Ты же сам рассказывал, что умеешь, - пожала она плечами. - Верни им магию. Увеличь шаакле. Они будут верны тебе до последнего вздоха.
        Все это она говорила, ковыряясь в гнилых корешках топинамбура.
        - Что? Как? Я не умею, - опешил я. - Если я переселюсь в них, то уменьшу свой. Скольких я восстановлю? Троих? Пока сам не превращусь в азура?
        - Достаточно увеличить одному.
        - Что?
        - Только одному.
        - Не понимаю.
        Катарсия вздохнула.
        - Покажи, на что ты способен. Они будут служить тебе. Ради того, чтобы стать следующим, кого ты спасешь. Понимаешь меня, вождь Зеленых Анаконд?
        Коварная. Страшная. Женщина.
        Я помолчал. Да, это очень хорошая идея. А еще есть порочные. Гениальные, сильные, но изолированные по дебильным причинам.
        Ладно, сейчас о наболевшем:
        - Там одного орка сильно задело. Мы идем пиз… уничтожать гоблинов. Ты вроде с нами хотела.
        Топинамбуры резко полетели в сторону.
        - Идем! Матка! Ура! Быстрее. Нельзя терять времени. Так, отлично. Как же хорошо… А ты хорош, вождь. Хорош. Надо будет заняться с тобой любовью.
        Челюсть заболела. Больно часто сегодня отваливалась.

***
        Вспомни говно - вот и оно.
        Дети-стрелки на скальной возвышенности азартно гоготали под чей-то поросячий визг. Я не сразу понял, что происходит. Потом забрался на специальные леса деревянной стены. Одичалый гоблин носился в отдалении. В заднице у него торчала толстенная стрела. Он пытался покинуть ровную полянку и убежать в лес. Стрелы торчали в земле то там, то сям. Вот ведь косые. Столько израсходовали боеприпасов, а попали единожды. Эх, один Эльдарион, как лучник, стоил сотни орков-стрелков.
        - И нахрена он сюда полез? - спросил я сам себя, отковыривая от лица остатки паутины «целебника». - Тупой что ли?
        Мне повезло. Сначала думал, что глаз пропал. Но, видимо, я тогда чересчур обосрался обилию крови на лице. Оказывается, все нормалёк. Только останется огромный шрам поперек лица. Рана не кровоточила и покрылась корочкой. Круто.
        - Вообще-то, да, - послышался снизу голос Катарсии. - Они глупы. Не сильно умнее камня. Наверное, на уровне муравья. Нет. Жука-навозника.
        - А ты их не особо ценишь, да? - хмыкнул я. - И не сказал бы, что Усик с Драником-та прямо камни.
        - О, нет! - коварно улыбнулась Катарсия алыми губками. - Обожаю гоблинов. Хорошие. Послушные. Мягкие, - на этих словах меня передернуло. - Приятные. А мои гоблины особенные. Я над ними работала десятилетиями. У них даже наемные учителя были. Развивали то, что можно развить.
        В мелкого засранца наконец-то попали. Прямо в спину, пробивая легкие и сердце. Гоблин упал, завизжал, задергался. И резко затих. Дети на скале торжественно взревели.
        - Грац, грац, - поморщился я от орочьей радости. - Кстати, Кать. Спросить хотел. Ты что, губы красишь?
        - Ну да. Красиво? Люблю красный. Он как кровь. А кровь таит много тайн…
        - Мне, конечно, пофиг. Но чем ты красишь? Не помню, чтобы мы покупали тебе… что-то.
        Если скажет кровью - выгоню. Нет. Трахну и выгоню.
        - Кармин, - улыбнулась эльфийка. - Жуки мелкие. Толченые.
        Лучше бы кровь. Если что - никаких поцелуев.
        К вылазке на гоблинов орки отреагировали без особого энтузиазма. Зевая и почесывая задницу. Гоблинов они не считали достойными своих воинских умений. Некоторые откровенно бурчали, что их заставляют заниматься такими недостойными делами.
        С большим трудом, но меня убедили, что весь клан брать не надо.
        Со мной пошли Катарсия и четыре орка: Горец, Дрын, Бом и Гым. Улук-Урай предложил взять только братьев. Но тут я совсем очканул и настоял на подкреплении.
        Логово пакостников оказалось в получасе ходьбы от нашего поселения. Просто куча мусора - ветки, камни, кости, пластиковые бутылки. По крайней мере, выглядело это как миниатюрная Александровская свалка.
        - Странное логово. Нетипичное. Как интересно, - возбудилась Катарсия.
        - А мне что-то не очень интересно, - поморщился я. - Что будем делать?
        - А что с ними делать-то. Это же гоблины, - зевнул Дрын.
        Самый ленивый из всех, кого я встречал. У него даже шрамов меньше, чем у остальных. Шаман настаивал, чтобы я взял его с собой. Мол, отправь его вперед. Если помрет - меньше всех жаль.
        Дрын оперся о свое копье. Обычно орки орудуют большими мечами или топорами. Но этому было лень. Так, ткнуть на расстоянии и все - дело сделано. Можно отдыхать.
        - В смысле «это же гоблины»? - удивился я.
        - Спалим, вождь, - ответил за лентяя Горец. - Выкурим.
        Этот немногословный орк с молотом на спине был бойфрендом нашей «рабыни Изауры». Они вечно ходят под ручку, любуются закатами. Девушка приносит ему воды, когда тот работает. А он вечерами помогает ей стирать одежду в речке. Идиллия и символ «любви без границ».
        Катарсия завелась:
        - Нет! Нельзя! Убью! Там матка. Лезьте внутрь!
        - Куда внутрь? - вылупился на нее Бом. - Толстый орк. Худой лаз. Тесно. Даже эльфцу не лезть.
        - ЛЕЗТЬ! - взвизгнула Катарсия.
        - Че орать? - гыкнул Гым. - Бери и лезть! Ты - палка! Как раз.
        - Я палка? Это я-то палка? - всполошилась эльфийка. - Ах ты орк-вонючка! Да меня считают красивее самой Астарии! Ты посмотри на это…
        Сжала руками грудь.
        - На это!
        Повиляла бедрами.
        - А волосы?!
        Расправила пышную шевелюру.
        Бом и Гым оценили каждый ее жест со знанием дела:
        - Че думать, Гым?
        - Худой эльфец.
        - Палка.
        - Да. Не отличить мужик от баба.
        - Эльфец же, - повторил Бом и пожал плечами.
        Синяя нестабильная энергия окутала разъяренную Катарсию.
        - Смотри-ка, - зевнул Гым. - Светится.
        - Хватит! - гаркнул я. - Никаких междоусобиц. Вы вообще в курсе, что мы тут на гоблинов охотимся, не? Туда и правда никто, кроме них, не пролезет.
        Все пять голов развернулись в мою сторону.
        - Что? - удивился я.
        Головы улыбнулись. Мерзковатенько так. Подозрительно.
        - Да что?..
        И тут я допетрил.
        - Что? Не-е-ет! Нет-нет-нет! Никогда. Ни за что. Идите нафиг.

***
        Горец держал верещавшего гоблина за ногу. Этого засранца мы заприметили давно - он шкерился в кустах, думая, что мы не видим.
        - Будешь орать - проткну, - предупредил Дрын и лениво ткнул острием копья в морду уродца. Удивительно, но помогло.
        - НЕТ! - прижался я спиной к стволу дерева. - И хватит лыбиться! Бом, хватит ржать!
        - Давай, вождь! Лезь в гоблинец. Будешь страшный. Мелкий. Иди манить гоблинов. Разведка делать. Мелкий, прыткий.
        Я осмотрел на убогого гоблина. Ну точно высушенный орк. Только кривой нос, уши разной длины, гноящиеся глаза, черные клыки. Весь измазанный в дерьме и воняющий соответственно. Ручки и ножки тоненькие - того и гляди сломаются от дуновения ветра. А еще прыщи. Тварюшка была покрыта гнойниками с белой головкой. Одно только представление, что мне придется в это вселяться, вызывало желание наброситься на копье Дрына. Сосуд Души у гоблина был похож на орочий. Такой же маленький, но искореженный. А еще он был полностью пустой.
        Странно.
        Гоблины и орки очень похожи. Но только орки - удавшийся результат эксперимента, а гоблины - нет. Это как огромный тибетский мастиф и чихуахуа. А ведь оба произошли от волка.
        - Ни за что, - категорично повторил я.
        - Почему нет? - спросила Катарсия с азартом в глазах. - А я бы с радостью. Это так здорово. Новые ощущения, ах…
        - Не вздыхай так! - возмутился я. - Это странно! Такие звуки издают в других ситуациях!
        Гоблин пялился на меня злобными глазишками и скрежетал зубами.
        - Он говорит на всеобщем? - спросил я.
        - Они глупы. Кроме инстинктов ничего нет. Но у них достаточно развитое мышление. Точнее, должно быть развитое. Но почему-то не развивается. Умнейшие гоблины становятся шаманами. Некоторые из них могут говорить. Как Бом.
        - Э-э-э! - возмутился орк. - Я умный!
        - Для орка ты глуп, - пожала плечами Катарсия. - Для гоблина - гений.
        Бом недовольно запыхтел.
        - Вождь, заходи, - кивнул на гоблина Горец.
        - Да пшел ты.
        - Куда? - серьезно озаботился орк.
        Я содрогался в отвращении, но все-таки сдался.
        - Ладно, вяжите меня.
        Через пять минут все было сделано. Меня крепко привязали к дереву по рукам и ногам.
        - Че лыбитесь?!
        Все пятеро откровенно угарали надо мной. Вслух, конечно, не стебались, но на роже так и написано, какой я гоблинский вождь великих «Зеленых Анаконд».
        - Зато умереть не страшно. Сам же говорил. Вернешься, если что. Весело. Тоже хочу.
        - Я никогда этого не проверял! Это все в теории! И хватит уже болтать! Пусть коснется меня! Да не суй ты, блять, в лицо!
        - О, прости, Вождь, - спохватился Горец и, ухватившись за ручонку гоблина, потянулся ей к моему плечу.
        - Сто-о-о-опэээ! А если он язык себе откусит? Руки наложит? Может, лучше меня усыпить?
        - Не, - качнула головой Катарсия. - У них самый сильный инстинкт - выжить. А еще они боятся. Боли. Смерти. Ничего не будет. Ну разве что…
        - Что?
        - Опорожнится.
        - Развязать! Развязать меня! Живо!
        Развязали. Я сбегал до кустиков. Выдавил из себя всё, что только можно. Вернулся. Меня терпеливо ждали. Че вы все поотворачивались, а?! А?! В глаза смотрите вождю! В глаза!
        Привязали снова.
        - Теперь давай.
        Меня коснулись завизжавшим гоблином. В последний момент он вдруг что-то заподозрил.
        Буэ…
        Муэ…
        Пр… Фр…
        Ыыыыы…
        Муа-Пуа. Бр? Тр?
        Бздын.
        Я - маленькая хуета.
        Я еще жив? Как в этом теле возможно жить? Я же ходячая какашка! Да-да. Я маленькая, зеленая и ходячая какашка. Кто-то поковырял во мне палкой, придавая форму гоблина. Брезгливо вдавил массу, выдавливая ручки, ножки, и жопку… Тьфу ты! Голову. Я не сразу понял, каким отверстием получится говорить лучше. Нижним или верхним.
        - Пустииии! - пропищал я, мотая ручками-какашками во все стороны. - Прыщиии! Мои прыщиии!
        - О, прости, вождь, - очухался Горец и ласково опустил меня на землю.
        Я сорвался с места!
        - Вождь?!
        - Ты куда?!
        - Вождь, стой!
        Но меня было не остановить. Только туда! Только вперед!
        Глава 12. Гоблянутый
        ДА! О ДА, ДЕТКА!
        - Вождь, эта-а… - поморщился Гым.
        Катарсия зажала носик руками.
        А гоблин радовался. Он нырнул с головой в вонючую жижу, барахтался, довольно кряхтя и постанывая от удовольствия.
        - Может что-то пошло не так? - запереживала Катарсия и посмотрела на тело Реордана.
        Тому сунули кляп в рот. Бедный эльф метался, дергался, мычал, но ничего не мог сделать. В глазах ужас. Я уже десять раз порадовался, что успел сгонять в кустики.
        Да, я купался. Да, лужа похожа на отхожую яму гоблинов. Но эта черная вода с личинками москитов и пиявками точно чище, чем я.
        Первое, что я почувствовал в тщедушном теле - это чесотку. Меня разрывало. Половина моего веса - это грязь и корочки из дохлых и прилипших вшей. И все это зудело так, что хотелось сунуть острый палец себе в нос и проткнуть мозг. Я без понятия, как мелкая тварь терпела все эти ощущения, а Край вкушал такие кулинарные изыски.
        - А-а-а-а-ах, - кайфовал я, лежа на спине, подложив под голову комок грязи. - О-о-о-о-ох.
        - Плохо дело, - поставил диагноз присевший на землю Дрын. - Избавим вождя от страдания. Гым, ударь его посильнее.
        Гым пошел на меня
        - Эй!!! - заверещал я. - Стоятииии!
        Ииии?…
        - Не битиии! -
        Цепляясь за травинки и отталкиваясь ножками, я подтянулся, вытаскивая тельце из болотца.
        - Это Яииии!
        Вот ведь напасть! Этот коротышка в жизни своей слова на всеобщем не сказал. Глотка у него настолько ущербная, что я не могу нормально разговаривать.
        - Так бить? Или не бить? - посмотрел на собравшихся Гым.
        «Вот в чем вопрос» - дополнил я про себя, молотя ножками во водичке, в попытке выбраться из трясины.
        - Не бити, блятиии!
        - Точно?
        - Точниии!
        Я наконец-то выбрался. Встал, расправил плечики, сделал «руки в боки».
        Катарсия ожила:
        - О, да-а! - застонала она. - Как здорово! Какой ты маленький. Говорящий. Мне никогда не попадались говорящие. Это большая редкость. Как же мило. Дай я тебя пощупаю. Это обязательно нужно изучить.
        Эльфийка ущипнула меня за щечку. Я попытался отмахнуться ручонкой, но она шустро увернулась.
        - Я злоиииии! Не злитяяя меняяя!
        Все заржали.
        Говнюки.

***
        - Ну что, вождь? - почесал затылок Дрын. - Лезь в дыру. Расскажешь потом. А я посплю.
        И прилег ведь.
        - Не раслаблятииии! Быть начекутиии! - махал я кулачками.
        Опять ржач.
        Махнув на засранцев ладошкой, я стал изучать гоблинское тельце. На мне была только грязная набедренная повязка. Подцепил ее пальчиком, заглянул.
        - Иииии, - вырвалось из тщедушных легких.
        - Че там? - спросил Бом, пытаясь заглянуть мне в штанишки.
        Я злобно посмотрел на орка.
        - Сейчас он тебя побьет, Бом, - усмехнулся с закрытыми глазами Дрын-подстрекатель.
        Так, пошли бы лесом все эти говнюки! Я прислушался к себе. Хм, а вот это странное чувство. Мне что-то хочется, но я не знаю что. Вот прямо ломает. Черт. Как же я хочу этого. Очень сильно.
        - Смотрите, как интересно, - ожила Катарсия. - У гоблина реагирует малыш. Интересно, почему?
        - А я ебуииии?! - возмутился я, поправляя обмотки вокруг пипирки.
        - А я знаю почему, - хитро улыбнулась эльфийка. - Сказать? Хочешь скажу? Могу сказать? Тебе ведь хочется ее, да? Очень? Я знаю, что тебе хочется.
        Я сглотнул.
        - Кого еёиии?
        - Матку.
        Снова сглотнул. От этого слова пипирка встала упругой занозой.
        - Я тебе расскажу о ней…
        Пока я слушал рассказ Катарсии, то сморщился и вжался сам в себя. Потрошка примерзли к спине, а мускулатура челюсти отказалась слушаться.
        - Я не пойдуииии!
        - Надо, - улыбнулась Катарсия.
        - Не надоиии!
        - А если я тебя отблагодарю? - кивнула эльфийская ученая. - Я по-разному умею. Я же темная эльфийка.
        Я сузил глаза. Чёта подозрительно.
        - Не купишиии меняяяя!
        Еще минут двадцать я ныл и ссался. Несмотря на то, что я мало чем рисковал, встречаться с маткой не хотелось. Но, в конце концов, общественные уговоры, шантаж и подкупы дали результат. Последним штрихом Катарсия ухватила себя за грудь, расправляя глубокое декольте. Я даже увидел кончик соска… Ее томное «ах!» поставило точку в нашей сделке. Ну, окей. Правда ведь не рискую. Чего это я?
        - Вождь, - зевнул Дрын. - Узнай, куда ведут ходы. Где матка. Сколько гоблинов. Может есть другие дыры. Здесь мы не пролезем. Очень маленькая дыра, кстати.
        - Да-да, странный проход, - закивала Катарсия. - Очень. Трайл, возьми с собой оружие.
        Я протянул руку. Катарсия вытащила из котомки серебряную вилку.
        - Держи. Пригодится. Бейся до последнего, вождь.
        Орки и одна темная эльфийки заржали. У бедного Гыма потекли слезы.
        Я многообещающе оглядел угарающих, сжал в ручонке вилку, подбросил, уронил. Какое неуклюжее тело.
        - Осторожнее с этим, - с надутыми щеками сказал Горец. Он больше всех старался не смеяться. Умрет без мучений.
        - Договоритесииии у мении!
        Я развернулся, расправил мускулатуру. Синдром широкой спины активирован. Гордо направился к отверстию гоблинов.
        - Хватиии ржатиии!!! - заверещал я, принимая нормальную позу и ускорил шаг.

***
        Несмотря на темень в норе, я видел всё. В нос ударила вонища. По тонким ноткам можно было определить перегной, дерьмо и тухлые яйца. И что самое страшное - я с удовольствием втягивал эти благородные ароматы. Ох, вот тут кто-то обосрался недавно. Хм, он изволил употребить чью-то перегнившую печенку сегодня. Буржуй.
        Влажная грязь под ногами приятно чавкала. Поймал себя на мысли, что хочу выдернуть толстого земляного червя из стенки и всосать его, как спагетти.
        Чем глубже я продвигался, тем шире становился тоннель. И это хорошая новость. Если еще расширить и подкопать вначале проход, то здесь уже можно расправить плечи.
        От первого гоблина, попавшегося мне по пути, я вздрогнул. Больно уж неожиданно выскочил из-за угла. Мы не успели остановиться. Врезались друг в друга и синхронно сели жопками в грязь.
        - Буря-буря! Шмуф-няф! Хмуфи-пуфи! - ругался на меня коллега.
        Я понял, что он имеет в виду. Да, большинство гоблинов не знают всеобщего языка. Потому что он очень тяжелый. Поэтому они давно придумали свой. На уровне детского сада и жестикуляций.
        Если переводить дословно, то мне сказали: Бежать. Мешать. Умереть.
        А можно включить свои сенсоры гоблина. Запах, мимика, количество выплюнутой слюны изо рта. Тогда так:
        - Куда несешься?! Ты мне мешаешь! Хочешь, чтобы я тебя убил?
        Теперь добавить мою мудрость из иного мира и врубить Гоблин. Переводчик:
        - Куда прешь, уёбище? Ты не видишь, здесь Я. Я выебу твой труп. Извинись!
        Я подскочил и сорвался с места. Не хочу разговаривать с этим интеллигентным молодым гоблином.
        Он побежал за мной.
        - Тебе чего надо?! - крикнул я за спину.
        - Стоять, паскуда! Лижи меня!
        - Чего, блять?
        Я прибавил ходу. Не хочу-у-у лизать!
        Через десять минут с начала гонки, удалось затаиться за поворотом одного из перекрестков. Гоблин пробежал мимо. И вот что это было? Он хотел, чтобы я его лизал? Или это мои сложности перевода?
        Пришлось поплутать. По сути, логово гоблинов - это один центральный тоннель и много исходящих из него земляных комнат. Там мелкие и занимались важными делами. Бились головами о стену, что-то бурчали под нос, жевали какую-то тухлятину. Некоторые дрались, как бешеные коты.
        Я не нашел ни одной причины, почему эта раса существует. Они - яркий пример, как природа может ошибаться. Даже тараканы и то могут служить пищей для птиц. А эти кто? Удобрение после смерти?
        Я не повстречал ни одной женщины. В расе гоблинов их просто не существует. Они по сути своей - моногамные существа. И размножаются только благодаря матке. Которую я обнаружил в большом земляном зале. Тут было тепло и сухо. Вместо грязи под ногами - заботливо утрамбованный грунт.
        Я посмотрел на нее. Желудок сразу же скрутило. Мои уши покраснели, а глаза сами собой заслезились. Вспомнились напутствующие слова Катарсии:
        «Матка - это перегнивший и страдающий кусок живого мяса. С разумом семи беспомощных особей женского пола. Главное условие - одна девственница и одна беременная. Раса неважна. Гоблины вылавливают девушек и связывают их потуже в один неподвижный ком. Они умирают долго и мучительно. Шаман проводит обряд на крови, не давая им погибнуть раньше времени. Гоблины насилуют это безобразие. Не чураясь пользоваться когтями и зубами. Чем сильнее эманация страдания созревающий матки, тем больше она принесет приплода. Когда мать гоблинов сформируется, ее оплодотворяют сотни раз за день, насыщая питательными веществами.»
        Я не мог даже отвернуться. Это был такой пиздец, что я просто встал у прохода и смотрел.
        Мясной шар пульсировал в середине зала. Он постоянно шевелился и истекал бело-розовой слизью. Полупрозрачный. Внутри перемешивались кости, кожа и другие ошметки тел. Женские лица, руки, ноги - всё это отчетливо просматривалось в контурах матки. И я не мог понять были они живы или нет.
        Кровавый шар ипали. Буквально. Его окружили десятки гоблинцев и впихивали в любые возможные отверстия свои пипирки. Вот перед лицом одного паразита проявилась форма женского лица. Он, недолго думая, вцепился зубами ей в губы. Брызнула кровь и какая-то слизь. Гоблина передернуло, он затрясся в экстазе, обессиленно свалился на землю. Кончил, маленький. На его место тут же подскочил следующий трахарь. Так вот еще почему они такие тщедушные.
        Матка стала конвульсировать, и гоблины недовольно отскочили в сторону. Одна судорога, вторая, третья. На последней схватке в шаре разверзлась дыра, подозрительно похожая на женский половой орган. Со свинячим визгом оттуда выплюнулся кривой новорожденный в крови и слизи. Гоблин в шапке из листьев, ухватился за ногу ребенка - поднял над головой.
        «Ну, щас речь завернет»
        - Еще один, - гаркнул шаман и швырнул младенца за спину. Тот заверещал, несколько раз кувыркнулся через себя и с противным хрустом упал на землю. Куда-то пополз.
        Моя гоблинская пасть сама разверзлась в шоке от проходящего. Я даже не обратил внимания, как вдавился в стену у прохода в зал, стараясь не дышать. Не дай Асмодей, заметят.
        - Преклонение! - взвизгнул шаман.
        Гоблины перестали наяривать пипирки, готовясь к следующему этапу кормления матки. Упали на колени, уткнувшись носами в землю.
        - Мать слаба! - вещал «умный» гоблин. - Делает мало сильных. Нужно молиться Ртуху. Умолять ее! Лизать ей ноги! Лижите землю!
        Гоблины подчинились, вылизывая языком грязь.
        Признаю - парень я без предрассудков. Надо - возьмем. Мудак - убьем. Но вот это? Что Катарсия от меня хочет? Чтобы этот ужас находился в Серпе? Да нас сожжет инквизиция. Сами же орки насадят на анаконду. Никто с поселением дел иметь не будет, и с эльфами мы в жизни не договоримся. Я думал, что матка это какой-нибудь мертвый кусок мяса. Некромантия там дешевая. А тут сиамский близнец в адских муках. Весь Серп будет ночами дристать в кошмарах.
        - Нам нужна крепкая мать! - горланил гоблин. - Нужно призвать Ртуху! Ртуху укрепит мать! Спасет род! Лижите! Лижите лучше!
        Гоблины стали вгрызаться в землю, блаженно постанывая.
        Короче, тварей где-то пятьдесят-семьдесят. Пустить им сюда дымовуху, и пусть дохнут от угарного газа. Лезть в это дерьмо я не собираюсь. Армия драников, конечно, это хорошо, но еще лучше - ни с кем не воевать.
        И вообще…
        Мамочка… я хочу домой. Мне страшно.
        Я таракан в логове тараканов. Передо мной гноящаяся матка, от которой хочется блевать, но моя пипирка то и дело встает от ее сокращений. Такого дерьма я в жизни своей не ощущал! Чувствую себя Чикатилой с амнезией. Вот привязанная к столбу девственница. Вот пыточные инструменты. Тебя содрогает от одной только мысли, что можно с ней сделать, а хер встает, напоминая, что мозги не изменить.
        Я сваливаю.
        Срал я на сиськи Катарсии и на то, что у нее в кожаных лосинах. Нельзя такую дрянь тащить в Серп.
        Только я тихонько стал отступать, как уши резануло визгом:
        - Нашел тебя, сопля! Сосать! Лизать! Унижаться!
        С видом полного отречения от реальности я сделал «фейспалм» отчаяния. Ебучий гоблинец все это время бегал по тоннелям и искал обидчика, что посмел толкнуть Его Благородие.
        - Шум!!! - заорал шаман. - Шум при преклонении! Схватить! Дать жертву Ртуху!
        Верещащий гоблин резко замер в метре от меня, прикрыл ручками рот. В глазах ужас.
        - Молодец, нашел паука, - отчаянно пропищал я. - Доволен, Озборн?
        Я рванул с места, отталкивая мелкого идиота. Может быть, я и смог бы убежать от десятка преследователей, если бы нормально запомнил дорогу. Но в панике завернул не туда и уткнулся в тупик. Но не он меня остановил. Я застал пикантный момент двух гоблинов. Не знаю, кто тут активный, а кто пассивный, но я встал перед ними, как вкопанный, разинув рот.
        Тут-то я и попался.
        Пока меня волокли к матке, я брыкался и верещал. Пытался опустошить свою магическую горошину, но тело гоблина было не в состоянии пропускать через себя жижу. Даже душа у них - искаженное подобие. Удивительно, что я вообще смог поменяться. В общем, на возврат в свое тело методом опустошения Сосуда Души, я уже не рассчитывал.
        - Я великий избранник Ртухи! - визжал я.
        Гоблины восторженно ахали, но отпускать меня не думали.
        - Я оракулииии соитиииии! - вспомнил я, что спасло меня в прошлый раз. Заорал я эти слова на всеобщем языке.
        Тут твари переглянулись.
        - Хорошая жертва! Ртуху услышала нас!
        - Я не жертвииии! Я ваш… предводитиелииии!
        Не помогло.
        - Я шаманиии! Гоблиниии шаманиии! Подчинятиии мнии! Сосатиии, блятии!
        Всё равно всем срать. Тупые ублюдочки.
        Гоблина, прервавшего ритуал, уже скрутили. Он визжал как свинья, умолял, обгадился из всех щелей. Но никто не внял его мольбам. Матка раскрыла своё… отверстие. Хлынула сукровица, слизь и гной. И туда закинули Озборна. Зёв закрылся.
        Я видел сквозь тонкую шкуру матки, что происходило внутри. Гоблин переваривался. Отовсюду появлялись женские лица. Они кусали его, отрывая куски за кусками. Он мучился несколько минут, растворяясь в кислоте и разрываясь зубами одновременно.
        Я понял, что представляет собой матка. Это желудок, органы репродукции и сами женщины. Точнее их части, в которых поддерживалась жизнь неведомой и ужасной силой. Они существовали в желудочной кислоте, плодных водах, питаясь гоблинским семенем и редкими жертвами. За это рожали… рожали… рожали…
        Нет.
        Не все существа заслуживают жизни.
        Даже если я попытаюсь перевоспитать гоблинов, что я сделаю с их методом размножения? То, как они появляются на свет - противоестественная дрянь. И я очень сомневаюсь, что ЭТО было создано природой.
        Когда зёв женского полового органа раскрылся передо мной, я почувствовал дикую вонь.
        И понял еще одну вещь. Очень неприятную.
        Гоблины не просто так стали появляться у Серпа. Их матка слаба. Им нужны женщины, чтобы создать новую. А в поселении как раз есть беременная…
        Когда меня окунули в кислоту, боль пронзило все тело. Лицо полупереваренной эльфийки впилось мне в шею, но прикусив до крови, отцепилось.
        - Убей нас, - последнее, что я услышал в своей голове.
        Мне позволили умереть намного быстрее, чем предыдущей жертве Ртуху.
        Темнота…
        Активация резервных систем… Разрешено.
        Идет процесс восстановления системы… Выполнено.
        Ой, воображение, харэ, а!
        Я знаю, что сплю!
        Ну же!
        Вставай!
        Свет с трудом прорвался в темноту. Первый раз так. Обычно это происходит просто. А сейчас еле-еле…
        НУ ЖЕ!!!
        Свет…
        - Ммммм! - замычал я с кляпом во рту.
        Фантомная боль еще жгла тело. Но через минуту всё прошло.
        Катарсия считала шишки на земле. Горец тренировался с молотом. Дрын спал, Гым жрал, а Бом тыкал в меня пальцем.
        - Давайте шутить с вождь, - предлагал он. - Брить головы. Лысый-гладкий. Удивится.
        - Не стоит, Бом, - ответил Горец, размахивая тяжеленным молотом.
        - В рот шишка сунуть?
        - Нет, Бом.
        - На лицо рисовать?
        - Ммммм! - мычал я возмущенно.
        - Тихо, гоблинец. Тогда Катя сесть на пырка! Вождь доволен. Вождь удивленный!
        Тут я замолчал. Глубоко задумался. Надо притвориться гоблином.
        - Лучше ты сядь, Бом, - улыбнулась Катарсия. - Вождь будет удивлен еще сильнее. Доволен ли, не уверена. Но надо попробовать. Да, отлично. Садись, Бом.
        Орк очень странно на меня посмотрел, задумчиво ухватился пальцами за свой подбородок.
        - Ммммммм!!! - протестовал я.
        - Не, Бом не такой, - с запозданием пришел к выводу Бом. - О, ты че, э?
        Я забегал глазами, зашевелил ушами. Уверен, гоблин так не мог. Этому я учился неделю.
        - Вождь, ты?
        - Ммм! - закивал я.
        Бом вытянул кляп изо рта.
        - С-с-с-саааааа!!! - заорал я на весь лес.
        Дрын недовольно перевернулся на другой бок. Остальные подскочили ко мне.
        - Что случилось? Как матка? Цела, здорова?! - застрекотала Катарсия.
        Я тяжело дышал. Минута мне понадобилась, чтобы взять себя в руки. Гым не выдержал первым.
        - Че «ссаа»-то? Ты сдохнуть там, да, вождь?
        - Ссаньё сатаны, - натужно прохрипел я.
        Не знаю почему, но эти слова захотелось сказать первыми. Казалось, что они правильнее всего описывают ситуацию.
        - Что с маткой? Трайл, эй! Ответь нормально. Я должна знать. Ее нужно взять! Матка очень важна.
        Я посмотрел Катарсии в глаза.
        - Знаешь, что, Кать? Это первая раса в этом мире, которую, я считаю, спасти невозможно. Можно только избавить от мучений. И этим мы сейчас займемся.
        И мне сорвало крышу:
        - Развязать меня! Собираем хворост! Выкуриваем гоблинцов недосранных! Мочим! Потом лезем внутрь! Докуриваем оставшихся! Матку на вилы! На мелкие маточные кусочки ее покрошить! И вписать ебучих стручков в Книгу Мести!!!
        Глава 13. Семеро в рот
        - Не-е-ет! - завизжала Катарсия. - Не позволю! Нельзя!
        Столб синего пламени взметнулся в воздух. Волосы эльфийки вздыбились. Глаза загорелись фиолетовым гневом. От нее исходил жар.
        Орки смотрели на это светошоу без эмоций, но каждый ухватился за оружие. Даже Дрын приоткрыл глаза. Воины казались расслабленными, но я видел, как окаменели их мышцы. Зеленые Анаконды были готовы разорвать эльфийку по моему малейшему знаку.
        Если бы я не знал, что Катя не владеет магией, то здорово бы перетрухал. Выглядят эти спецэффекты впечатляюще. Я поднялся на ноги.
        - Эти существа жить не будут, - заглянул я ей в глаза исподлобья и отряхнул руки. - Природа не могла создать этих тварей и…
        - Природа? - зло усмехнулась Катарсия, разгораясь сильнее. - Что ты знаешь о природе?
        Я пожал плечами, ответил:
        - Достаточно, чтобы понять, кто такие гоблины.
        Катарсия фыркнула:
        - Как самоуверенно. Я расскажу о природе, Трайл. Обыкновенный клещ. Носит в себе потомство. Десяток самок и только один самец. Он оплодотворяет своих сестер еще в утробе матери, а потом умирает. Уже беременные самки пожирают свою мать, выбираясь наружу. Чтобы прожить четыре дня и быть сожранными уже своими детьми. Мало? Хочешь еще знать о природе, мудрый вождь? Это были насекомые. Хочешь про флору? Инжир. Знаешь такой плод? Растет в пустынях Моры. Оса-опылитель лезет в плод, обрывая о стенки лапки и крылья. Там выводит личинок. Огромное количество. Они вылупляются, спариваются, дохнут там же. Плод созревает, переваривая это кладбище. И это считается деликатесом. Еще? Может хочешь узнать про млекопитающих? Сумчатая мышь. Суицидальное спаривание. Самец оплодотворяет все что движется, пока его шерсть не опадает, тельце не начнет кровоточить, чернеть и заживо гнить. Его милые лапки отваливаются. Но он все равно будет спариваться… спариваться… спариваться… Пока не умрет от истощения, сгнивший заживо в собственных экскрементах и семени.
        Катарсия задыхалась от эмоций и праведного гнева.
        - Ты все еще хочешь поговорить о природе?! - закончила она.
        Тишина. Орки глубоко задумались о смысле сказанного.
        - Мышь как ты, Гым, - сквозь сон брякнул Дрын. Прислушивается, зараза.
        Я же с интересом шевелил ушами, стараясь не упустить важных сведений. М-да, на биологии нам такого не рассказывали. Надеюсь, что такие твари водятся только в Варгароне. А насчет инжира… Я сглотнул.
        - Не припомню чтобы клещи и мыши кому-то были хорошими соседями, - спокойно сказал я. - Я, конечно, не самый жалостливый на свете, но… это слишком жестко. Тебя что, совершенно не корежит с этого? Женщины попались гоблинам и превратились в огромный и страдающий живой пельмень.
        - Я не создавала маток! - бесновалась синяя смерть. - Я их находила. Они страдали не зря! Ты сам видел, на что способны мои милые гоблины. Они лучшие воины! Хитрые, сильные! Они могут исцелять! Стоит ли оно того, а?!
        Я зажмурился. Эмоции эльфийки сдавливали виски.
        - Если ты и можешь жить бок о бок с такой гнидой, то другие нет. Никто в этом мире нас не признает и не примет.
        - Мы спрячем ее! Никто не узнает!
        - До этого у тебя получалось «прятать» их?
        Катарсия открыла рот, закрыла снова.
        - Я так и думал. Чтобы нас истребить, даже повода не надо. А уж с содрогающимся куском мяса, это сделают медленно.
        - Кто? Темные эльфы? - хмыкнула Катя. - Они не такие неженки, как остальные.
        - Мир не вертится вокруг эльфов. Я принял решение. И советую тебе принять. Прямо сейчас, - сказал я более угрожающе, чем хотел.
        Орки мою интонацию уловили, сильнее сжали оружие. На шаг приблизились к бушующей синим пламенем девушке.
        Секунда… вторая… третья…
        Катарсия медленно вздохнула, втягивая энергию обратно в себя.
        - Отлично. Обойдетесь без моих красавцев. Могли бы стать силой, с которой считаются. А останетесь деревней изгоев. Когда эльфы придут, можете бежать ко мне и умолять простить вас. Я подумаю. Не говорю, что прощу. Но подумаю. Обещаю.
        - Обязательно, - сухо улыбнулся я.
        Напряжение спадало.
        - Че делать-то, вождь? - спросил Бом, расслабляя бицепс.
        Я проигнорировал орка, пристально посмотрел на Катю:
        - Гоблинов создали некроморфы?
        Она ответила не сразу.
        - Возможно. Некоторые так считают.
        Я перевел взгляд на нору. Вздохнул.
        - Сжечь, - холодно приказал я. - Пусть все горит красным пламенем. Никого не жалеть. Ни мужчин, ни… мужчин, ни детей.

***
        Весь проход мы забили сухим хворостом и ветками. Сквозняк чувствовался, значит вентиляция у них имелась. Хотя вход только один. По крайней мере, конец основного тоннеля упирался в комнату с маткой.
        Полыхало знатно. Дым сочился в логово тварей. Около трех часов нам пришлось ждать, пока первые ошалелые визги не донеслись из темноты. Гоблины задыхались, кашляли и очень хотели жить. Они прорывались через огненную стену. Не все, но многие. Десяток мелких ублюдков хорошо подтушил собой огонь. Запахло шашлычком, и меня чуть ностальгически не вывернуло.
        Те, кто смог прорваться сквозь огонь, напарывались на орочьи копья, мечи и топоры. Сильные воины давили гоблинов, как тараканов. Кровь, мозговая жидкость и дерьмо летели во все стороны. Потроха обматывались вокруг лезвий, но орки с безразличием отрывали их голыми руками. Дикая вонища била в нос, заставляя глаза слезиться. Гоблины противно верещали, но послушно умирали. Один за другим.
        Катарсия скрестила руки на груди и недовольно наблюдала за переводом ценного материала.
        Последними выбежала группа из пяти гоблинов. Позади них прорывался босс-шаман. Он хлестал своих прихвостней по жопкам, подгоняя их. Гоблины ступали по обугленным коллегам и раскаленным углям, визжали, но двигались только вперед.
        Копье Дрына должно было насадить сразу троих, включая шамана. Но вместо этого оно звякнуло о невидимый барьер, выбивая искры. Один из гоблинов пал замертво.
        - Стена крови, - пояснила Катарсия, наблюдая за удирающими паразитами. - Против силовых ударов. За счет чье-нибудь жизни. Сильный шаман.
        Я прислушался к себе. После возвращения в Серп, полная регенерация кувшина занимает у меня всего пару часов. На один удар хватит. Вытащил короткий меч.
        - Не поможет, вождь, - сказал Горец. - Мне их догнать?
        - Не надо.
        Удивленные взгляды.
        Лезвие клинка почернело. Я прищурился, всматриваясь в свою цель.
        - Вуаль женской мести, - прошептал я, сгибая колени и заводя клинок за спину. - ЛИШЕНИЕ СТРУЧКА!!!
        Сорвавшаяся с лезвия черная полоса была особенно концентрированной. Даже свет не отражался от этой тьмы.
        Я не успел удивиться. Сгусток магии полетел вперед. Выкосил у гоблинов всё, что ниже пояса, лишая их нижних конечностей. Энергия словно и не почувствовала сопротивления в хрупком мясе и шаманском барьере. Устремилась дальше, лезвием обрубая три толстенных дерева.
        Гоблины визжали хуже резаных свиней. Они смешались в одну кучу со своими отрубленным ногами. Одному не повезло. Его разрубило пополам. Цепляясь друг за друга, гоблины серились и ссались, мешая реки крови с желто-коричневыми оттенками.
        Орки захлопали глазами. Горец присвистнул.
        - Неплохо! - похвалил он.
        - Ты стал сильнее, - задумчиво проговорила Катарсия. - Интересно, почему?
        - Гоблинов убить, - сказал я, вкладывая кинжал в ножны за спину. - Шаману раны перевязать.

***
        Орки прорубали проход. Горы земли осыпались пластами. Пока никого не завалило. Это хорошо.
        Все сияло синим. Катарсия шла позади всех, освещая путь своей энергией.
        Я тащил за кровоточащую культю орущего гоблина-шамана. Он цеплялся пальцами за землю, ломая ногти и оставляя на ней борозды.
        Я посвистывал веселый ритм, не обращая внимания на трепыхания. Хм, откуда же я знаю этот речитатив? Ах, да. Моя одноклассница Ольга, ярая любительница фэнтези, как-то сочинила его прямо на уроке литературы. Я тогда так оценил стиль, что переписал его себе в тетрадь. Сейчас лишь слегка приукрасил и сфальшивил:
        Лети, благая моя песнь!
        Не знаю слов, пою как есть!
        О Элберет, Гилтониэль,
        Здесь что ни эльф, то топ-модель!
        Я в самом ебанутом сне
        Не представлял, что светит мне!
        Ах, проще в шкуре орка жить,
        Чем здесь под струночку ходить…
        Её вертеть бы на хую -
        Ту блядь - начальницу мою,
        Но все из Шепчущих Клинкам
        Хотят припасть к её ногам.
        Я, смертоносный ассасин
        Дрожу, как ветви у осин.
        Заснёт эльфийский древний град,
        А мне делишки предстоят.
        Теперь я метросексуал,
        Как же от эльфов я устал!
        Нет, точно новшеств им внесу:
        Пример, как коз искать в носу,
        Или меня ебать в лесу!..
        На последнем куплете я весело потрепал шамана за культю, от чего тот заверещал еще сильнее.
        - Что, не понравилось? - спросил я гоблина.
        - Миленько, - оценила Катарсия. - Но много слов не понимаю. Объяснишь потом?
        - Не-а. Я решил забрать эту мудрость с собой в могилу. У вас тут и своей хватает.
        Наконец мы прорубились к широкой части логова. Здесь уже приходилось только пригибаться. Повсюду валялись перекошенные трупы гоблинов. Они не успели добраться до выхода и задохнулись в дыму.
        Как и я ожидал, с маткой ничего не произошло. Она покрылась копотью, но все также жила и пульсировала.
        - О-о-о!
        - У-у-у! - согласился с Гымом брат.
        Дрын почесал нос:
        - Уродливо.
        Горец кивнул. Катарсия с умилением посмотрела на свою прелесть.
        Подошел ближе.
        - Вот, принес вам подарок, - грустно улыбнулся я.
        Зев словно услышал. С трудом раскрылся, выплевывая мерзкое содержимое. Гоблин-шаман завизжал так, что зазвенело в ушах. Стал брыкаться. Мне пришлось пнуть его пару раз ногой, ломая хрупкие ручки. Перекинул тварь через плечо и окунул в слизь утробы. Половые губы закрылись.
        Не знаю, что он чувствовал в последнии мгновения своей жизни, но матка содрогалась в конвульсиях особенно долго. Изуродованные души девушек долго не хотели отпускать своего мученика. Когда мясной ком замер, я отдал приказ порубить его на части.
        Зёв снова раскрылся…
        - Не понял? - прошептал я.
        В полупрозрачной стенке, рядом с моим лицом, отпечаталась женская ладошка. Я отпрыгнул в сторону. Криповатость-то какая. Такую хрень я видел в фильме «Константин», когда сын дьявола хотел прорваться на землю через женский животик.
        Ладонь зашевелилась из стороны в сторону.
        - Приглашает войти, - послышался за спиной голос Катарсии. - Интересно, зачем? Выглядит опасно. Я бы не стала. Матка не совсем разумна. Долго мучилась. Остались только инстинкты и голод.
        Не согласен.
        Вдох.
        Выдох.
        Я шагнул в утробу. Нога утонула в слизи. Но на этот раз не жгло. Просто неприятно. Словно шагнул в бочку с перегнившими грибными соленьями.
        - Прощай, вождь, - махнул мне Дрын.
        - Вождь, ты уверен? - поморщился Горец.
        - Считай это предчувствием, - хмыкнул я.
        Есть причина, почему я не боюсь.
        Ха. Ладно, нет такой причины. Я срусь, как гусь под слабительным. Просто рядом с маткой регенерация кувшина увеличилась в несколько раз. И я научился различать эмоции, направленные на меня. Сомневаюсь, что мне можно улыбаться, затаив в душе злобу. Я это почувствую.
        И сейчас я чувствовал одну из самых сильных эмоций. Последний раз подобное случалось при смерти верного Джыра.
        Благодарность.
        Отверстие с хлюпаньем закрылось за спиной. Я почувствовал, как меня касаются пальцы, целуют чьи-то губы. Я закрыл глаза, чтобы не видеть требуху и ошметки мяса. Задержал дыхание и закрыл рот, чтобы не захлебнуться в плодовых водах.
        - Мы… тебя… слышим…
        Голос в голове принадлежал мне. Я как будто разговариваю сам с собой.
        - Мы… ненавидим…
        Даже думать было тяжело.
        - Поможешь… нам?..
        Я не мог ответить. Но они уже знали ответ.
        - Мы… поможем…
        А вот теперь стало страшно. Вместе с благодарностью пришла ненависть. Но она была направлена не на меня. И даже не на гоблинов. На других, более страшных существ.
        Некроморфов.
        Я секундой увидел тени судьбы семи барышень. Именно они были частью матки. Человеческая крестьянка и две ее дочери - они собирали яблоки в своем саду; кентавр, угодивший в охотничьи силки; изгнанная из клана беременная аристократка светлых эльфов; раненая орчиха и…
        …эльфридка?
        Девять сотен зим они были здесь - под землей. Они породили тысячи и тысячи гоблинов. Для них Варгарон стал адом, а боль - смыслом существования.
        Эти души не хотели уходить.
        Они устали и просто не хотели существовать. Ни в каком измерении, ни в одном из миров, ни в одном пласте реальности.
        Чьи-то пальцы ухватили меня за челюсть. Не знаю, какая должна быть сила, чтобы разжать ее, но они это сделали.
        - Пей…
        В глотку влилась едкая жижа, прожигая горло и проталкиваясь глубже.
        Я хотел закричать, но только глотал… глотал…
        - Вытащите его! - послышался глухой крик Катарсии. - Быстро! Живо!
        Орки тупили недолго. Замахали мечами и топорами, разрывая в клочья мясной шар. Во все стороны разлились жидкие массы густой сукровицы в перемешку с женскими головами, черепами и даже несколькими копытами.
        Но теперь это была просто пустая плоть.
        Я упал на четвереньки. Мокрый, истощенный. Закашлял. Сейчас меня должно стошнить.
        Ну же!
        Давай!
        Выходи!
        Но желудок не желал отпускать то, что было проглочено.
        - Трайл! - подскочила Катя. - Что?! Что произошло? Трайл! Говори! Не молчи! Эй, вождь!
        - Я…
        - Ну? Что? Говори!
        - …сожрал их…

***
        Я плохо помню подробности, но похоже, что остатки матки сожгли орки. Меня тащили на зеленых руках. Гым? Горец?
        Мое тело содрогалось в мандраже.
        - Живо, в Серп! - приняла на себя командования Катарсия. - У него жар. Быстрее! Шевелитесь, орки! Эй! Еще раз так сделаешь, я…
        Я не стал слушать, что там дальше. Если я сейчас же не возьму под контроль то, что появилось внутри меня, то сдохну. Кувшин переполняла энергия, но что-то не давало ей выплеснуться наружу. Семь душ закупорили все створки, увеличивая концентрат жижи. Они убивали меня, но…
        Я чувствовал, что они верят в меня.
        Только вот я сам, блять, в себя не верю.
        - О-о-о-о… - простонала пересохшая глотка.
        - Быстрее! - где-то в пелене звуков кричала Катарсия.
        Щас выйдет…
        Не-а. Не выходит.
        Да пустите вы уже! Что за затычка в заднице!!!
        - Это… подарок…
        А потом пришла боль.
        - А… это… ненависть…
        Я орал. Нет, не так. Я визжал ужаленной в то самое место и надутой через жопу соломинкой пикси! Выкручивало меня так, что захотелось вернуться обратно в матку. Там так тепло и хорошо.
        Несколько раз я терял сознание. Просыпался. Видел деревья. Вырубался. Видел зеленые взволнованные лица. Темнота… Свет…
        Темнота…
        Свет…
        Когда я проснулся, то терзающих меня душ уже не было. Мы стали единым целым. Они добровольно отдали себя без остатка, укрепляя шаакле и увеличивая концентрат энергии.
        Я лежал на кровати из соломы. Кая с небольшим животиком вливала мне в рот горячий и приятный на вкус отвар. Тепло отдавалось по всему телу.
        У девушки уже видно живот. А ведь прошло не больше двух месяцев. Слишком рано…
        Я застонал.
        - Т-ш-ш, - успокаивающе зашипела она. - Все будет хорошо.
        Ох, не нравится мне, как это звучит.
        Темнота…
        О, кстати. Я тут кое-чего понял. Гоблины - не раса. Вместе с поглощенными душами мне передались отголоски их знаний. Нет, я не стал мудрым еба-папой тысячелетней древности. Просто впитал в себя понимание элементарных вещей. Например, кто такие гоблины. Они не раса. Они - винтики. Матка - это квинтэссенция негативной энергии. Генератор созданный некроморфами для своих причудливых экспериментов. А гоблины лишь технический персонал. Смысл их существования - поддерживать его в работоспособном состоянии. Когда-то давно они вырвались из лап некроморфов и расплодились по миру, как чума.
        Похоже, что Катарсия обычная некромантка.
        А еще я должен благодарить Эйральдирайлу за то, что еще жив. Древнюю эльфридку, удерживающую все это время в оковах рассудка семь женских разумов.
        Это она была мне благодарна и ненавидела некроморфов больше всех. А теперь эти чувства умножаем на семь душ и засовываем поглубже…
        А-а-а-а-а!!!
        Свет…
        - Тише… - прозвучал нежный голос.
        Темнота…
        Хм, я точно знаю, что лежу в бреду. Но при этом мой разум вполне себе рассудительный. Без всякого пьяного наркоманства. Почему же я не могу очнуться?
        Надо подумать. Что же во мне изменилось? Сила. Сосуд у меня стал ненамного меньше, чем у Катарсии. И это хорошо. Но его все равно придется уменьшать, если я хочу заручиться доверием эльфов-клятвопреступников. Так что плюшка только в лучшей концентрации жижи. Может, смогу творить магию в существах с маленькими «кувшинками»? Просто использовать не количество магии, а ее качество.
        А теперь к плохим новостям. Ага, оказывается до этого они были хорошими. Первое. Меня очень сильно ломает, и я не пойму выживу или нет. Второе. Меня очень смущает одна вещь. Вроде как и мелочь, но…
        …почему мне хочется спагетти из дождевых червей с соусом из кровавого перегноя?
        Свет…
        Глава 14. Повышенная котовность
        «Эй, проснись!»
        - Чего? - не понял я.
        «Ну ты и соня.»
        - Э-э-э?
        «Тебя даже вчерашний шторм не разбудил.»
        - Серьезно?
        «Говорят, мы уже приплыли в Варгарон.»
        - Да вроде я никуда не плыл… Так, брежу во сне.
        «Нас выпустят, это точно.»
        - Это хорошо, - согласился я, - но лучше бы отпустило…

***
        - Эй, - слышался вдалеке шепот Каи, - проснись.
        Она очнулась. Хорошо.
        Моё лицо влажное. Надеюсь это девичьи слезы, а не Блюм мстил, пока я спал.
        - Уже четыре дня прошло, - услышал я Улук-Урая. - Вождь ошибся. Предки умны. Не нам судить их помыслы. Значит так должно было случиться.
        - Но пророчество?..
        Недолгая тишина.
        - Он явится, чтобы пасть предательством матери, - задумчиво протянул шаман. - Матку гоблинов и правда можно назвать матерью. Она - скопище истерзанных душ, а вождь близок к духам. Возможно, она что-то пообещала, но потом передумала. Предала его…
        Голос Каи сорвался.
        - Но как… как можно было… довериться… этому?
        - Воля вождя и предков, Кая, - строго ответил Улук-Урай. - Тут нечего осуждать. Не забывай, что пророчество еще не исполнено.
        - Это пророчество… - понизила девушка голос: - Почему ты не рассказываешь его полностью, первый шаман? - спросила девушка.
        Улук-Урай ненадолго задумался.
        - Потому что новый вождь мудр. Еще при первой с ним встрече он поведал мне, почему пророчества сбываются. Не потому, что они есть. А потому, что произнесены в нужное время нужным ушам. Сначала я посчитал это глупостью. Но потом размышлял… и не мог уснуть целый поворот близнецов, Кая.
        Шаман тоже понизил голос:
        - И простят меня предки, но я решил… что смогу всё изменить.
        В ответ всхлипывающая Кая произнесла то, что я не хотел слышать. Черт…
        «В багровом гневе души потеряет то, что дорого,
        Ради новой жизни, восставшей из пепла,
        Ради новой силы, нужной не ему»
        - Что всё это значит? - спросила Кая. - И почему ты рассказал мне об этом, первый шаман?
        Я почувствовал, как первый шаман Зеленых Анаконд улыбнулся, но ничего не ответил.

***
        Я лежал в своем воображении и позевывал. М-да, я тут как в клетке. Это, блин, совсем не сон. Время течет вполне себе обычно. Для меня уже прошло реальных четыре дня. А еще я могу слышать и видеть. Глаза иногда открываются. Кая постоянно стирает с меня пот, поит и кормит жидкой похлебкой.
        Я молился всем богам. Прошу! Прошу! Прошу!
        Не дайте мне обосраться!
        Клапан поджимал, и я терпел из последних сил. Как я после этого посмотрю Кае в глаза? Да я повешусь. Не выдержу позора.
        А еще появляются пролежни, а вместе с ними боль. Кая как могла разминала мне тело, но этого было недостаточно. Паника разрасталась. В голову тараканами заползали чернейшие мысли.
        Я могу поменяться с ней.
        …
        …
        Пусть она лежит и страдает, а я спасусь…
        «Бам!»
        Воображаемый я дал себе пощечину.
        - Держись, тряпка, - сжал я зубы. - Сможешь дальше жить, зная, что спасся за счет беременной жены?
        «Она мне не жена! - возмутился эгоизм. - Да и в принципе д…»
        «Бам!»
        - Заткнись! - мысленно прорычал я. - Предупреждаю в последний раз.
        Кая ушла, и я снова остался в одиночестве.
        - Мяукр! - проскрежемяукал Блюм и запрыгнул мне на грудь.
        «Чего тебе, говнюк?»
        - Мяукр…
        Котоящер встал, уселся волосатой задницей мне на лицо. Ах, ты ж мерзкий… подлый…
        Блюм освободил меня, снова сел на грудь. Слава Асмодею! Я уж думал убить меня захотел. Первый раз у него появилась реальная возможность.
        - Мяукр!
        «Слышишь меня, что ли?»
        Он промолчал.
        «Чего уставился?»
        Зеленые кошачьи глаза… В них легко утонуть. Говорят, коты живут в иной реальности. И лишь их малая телесная часть существует вместе с нами. Пф-ф-ф…
        - Мяукр!
        «Что?»
        - Мяукр!
        Мы долго смотрели в глаза друг другу.
        «Хочешь, чтобы я вселился в тебя?»
        - Мяукр!
        «Тупой, что ли? Это невозможно!»
        Кот хотел было сесть на мое лицо, но я запротестовал:
        «Стой-стой! Прости, виноват.»
        Блюм не понимал моих слов. Но, как и многие животные, он мог чувствовать своих хозяев. Да, несмотря на наши странные взаимоотношения, Блюм считает меня своим «типа-хозяином».
        Все эти дни я только и думал о том, что изменилось во мне. Матка точно поработала над моей душой. Буду знать, как лазить по чужим пёздам в диких землях. Вот - подцепил что-то.
        В теории, концентрат теперь позволяет вселяться в магических существ с микроскопическим сосудом души. В тех, кто практически не владеет магией. В Блюма, например.
        Но дело не только в сосуде, но и в «плоти». В гоблине я понял, как тяжело этому тельцу держать в себе разум высшего существа. Я бы сказал, что мелкие стручки - это предел тупости, в который я могу переселиться. У Блюма же вообще в голове грецкий орех с инстинктами. И что будет, если запихнуться в кота? Ясное дело - какая-нибудь дичь.
        Вот только котоящер странно себя ведет. Он прямо настаивает. Мяукает: бери меня. Бери полностью.
        Ну ок.
        Словно почувствовав мою решимость, Блюм положил лапу на мою ладонь.
        Кувшин отреагировал. Всепоглощающая концентрированная темнота забурлила, потекла по артериям, капиллярам. Прошла через поры. Я почувствовал чешую ящерицы, мягкие кошачьи подушечки на лапах, длинные усы, жесткие шипы…
        - Мяугк! - мяукнул я.
        Нет. Не я.
        Переселиться не получилось. Я все еще заперт в ловушке своей головы. Но теперь у меня в руках был джойстик от Хbox. Воу, воображение, остановись.
        Блюм добровольно перенял частичку моей души. Он сохранил свой разум, но я вижу его глазами и слышу ушами. Могу управлять лапами, хвостом. Левый стик, правый триггер. Стрелка вверх, вниз. О, мне начинает это нравиться. В симулятор кота играть еще не доводилось.
        Получается. Блюм, словно поддатый, стал переступать лапами. Спрыгнул с кровати. Огляделся. Глаза видели в черно-белом спектре. Ага, это зрение кошки, но… Я, ЕБАНЫВРОТ, ХИЩНИК! От ящера Блюму достался тепловизор. Все теплокровное подсвечено яркими красками.
        Я еще долго тренировался, пока не разобрался во всех «комбинациях». Блюм не всегда был доволен тем, что я вытворяю. Когда я нашел сочетания кнопок «отгрызть яйца» связь предупреждающе ослабла, и я чуть не разъединился. Понятно, значит Блюм может послать меня в любой момент. А переподключиться с ним удаленно я не смогу. В общем, ВайФай с котом слабый. Так, старенький блютус.
        Я оглядел спящего эльфа. Фух, повезло. В бурном воображении я уже представлял себя полугоблином. Боялся, что у меня на шее отросла дергающаяся кривая лапка. Или из живота торчит гоблинская голова. Как Куато из фильма «Вспомнить всё». Но вроде все по-прежнему. Такая же изуродованная рожа и поджарое тело. Только цвет кожи стал темнее. О нет, я становлюсь темным эльфом-негром!
        Я дёрнул за стик на джойстике. Пролез через навес из шкур. Выходя из общинного дома, несколько раз запутался в четырёх лапах и плюхнулся на пузо. Почувствовал что-то вроде кошачьей эмоции, обозначающей, что я «неуклюжее чмо».
        «Да пошел ты», - огрызнулся я. - «На четырех лапах все могут. Ты попробуй на двух.»
        Я проскользнул во двор. Прыжок! Зацепился когтями за сруб, залез на крышу.
        «Ха! Видел, да?!»
        Блюм вроде как фыркнул, но я до конца не понял. Очень уж примитивные эмоции.
        Осмотрел свои владения. Вечерело. Орки работали, но уже не так активно. Чувствовалась их подавленность и подступающее отчаяние. Дети не играли и не смеялись. Все были погружены в свои дела, молчали.
        Это не тот Серп, который мне нужен. Слишком мало радости в нем. А я люблю радость. Поглощать ее и пополнять свой сосуд. Му-ха-ха!
        Что это?! Уши услышали мышь в кустах. Ага, думаешь спрячешься от меня? Адреналин! Азарт! Охота! Стик вверх, стик вниз, кнопка «А».
        Прыг-скок и юркий я спрыгнул с крыши. В два прыжка оказался у кустов, зажав мышь в когтистых лапах.
        Я сглотнул подступившую слюну предвкушения.
        «Э-э-э, пожалуй, к такому я еще не готов».
        С чувством голодного сожаления я отпустил визжащую полевку.
        Принюхался… Ух, бедный Блюмыч. И тебе приходится жить в такой вони?
        Я заметил Каю. Миловидная и стройная даже с животиком. Обтянулась странными чулками, да завязочками. Вон как гномы посматривают. Им, в отличии от орков, такие нравятся. Недолго думая, я прыгнул девушке на плечо и… промазал, перелетев через нее, мызнувшись мордой в траву.
        - Ой, Блюм, - удивилась Кая. - Чего это с тобой?
        «Очень смешно» - поморщился я в ответ на эмоции котоящера.
        Попытка номер два, и я успешно уселся девушке на плечико, заглянул между грудями. Какой хороший обзор.
        - Мяугк! - нажал я «Х».
        Она улыбнулась, почесала меня за ухом. Как приятно-то. Хочу еще.
        Несмотря на свое положение, Кая работала наравне со всеми. Таскала воду из речки. Понятно, значит у орков не бывает «декретных отпусков».
        - Багец! Шикорд! - послышались крики со стены. - Вернулись! Открыть ворота!
        Отряд, отправленный в Мурьяки, вернулся с ценным грузом. У нас пополнился запас продовольствия и инструментов. Притащили даже наковальню. Гномы Бори и Гурон чуть не расцеловали орка, взвалившего на себя такую ношу. Шикорд довольно сиял, подгоняя двух бурёнок.
        Лагерь немного ожил. Букль и орочьи женщины накрыли на стол, но уже не так пышно, как при моем возвращении.
        - Аши там не было, значитсо, - вздохнул Шикорд, откусывая кусок печеного топинамбура. - Я поспрашивал у деревенской стражи, в кабаках и на улицах. Эльфы-то носы воротили от меня, значитсо. Но кое-чего узнать-то я узнал. Вот-с.
        Человек рассказал, что небольшой табун кентавров наведался в поселение сразу после набега. Только они опоздали. Эльфы Астарии уже перебили орков и освободили Мурьяки. Многие удивились, зачем бы это кентаврам спасать поселение людей.
        - Значитсо, стойло этих, как их, лошадей, - продолжил Шикард, - никто не знает где. Но поговаривали, что они приходили на какие-то, как их, горячие, значитсо, воды.
        - Горячие источники, - поправил шаман.
        - Да-да, они самые. Но только вот-с, говорят, они ушли оттудова.
        Больше ничего полезного узнать не удалось. И это не самая лучшая новость. Как искать Кентавряшу, я не представляю.
        Чтобы как-то остудить подступающую грусть, я стал выискивать кнопки для кото-комбо.
        И нашел. Оказывается, я могу настраивать котоящеру автопилот. Используя собственный разум, Блюм выполнит задание так, как может и как понял мои указания. Например, пойдет по настроенному маршруту без моего непосредственного участия с геймпадом.
        Самое приятное это то, что я практически не затрачиваю ману на его контроль. Только регенерация немного снижается.
        Есть и ограничения. Основное: существо должно быть не против такого душевного соседства. Блюм все еще босс своего тела и может выплюнуть меня в любой момент. Так что без привязанности свой личный зоопарк не создать.
        Да и пофиг. Теперь я могу подглядывать и подслушивать. Женские туалеты меня, конечно, не возбуждают, но вот все остальное… хе-хе…
        Я снова услышал мышь. Но и на этот раз отказался от затеи ее сожрать. Блюм второй раз такого безобразия не вытерпел и выхаркал мою душу, как комок шерсти.

***
        «Блюм! Пидераст кошачий!» - негодовал я.
        Вот уже сутки, как кот меня кинул. Мерзкий паразит приласкал меня прелестями животной жизни. Подсадил на кошачий симулятор и… бросил! Этот мерзкий… мелкий… отвратный… чешуйчатый котяра, сидит прямо рядом с моим лицом, зырит в глаза, машет хвостом, но не прикасается. Пидор! Гад! Вредитель! Говноящер! Котохуй!!!
        И самое печальное, что он чувствует мое негодование и только веселее наяривает хвостиком. Убью тварюгу! Оборву все шипы и засуну в задницу! Ткну мордой в дерьмо Бома! Я вчера видел, как он срал за общинным домом, потому что лень дойти, куда надо! Заставлю тебя убирать за ним, ты понял?! Не его! Тебя!!!
        Не знаю почему, но ненависть к коту прошлась судорогой по всему моему телу.
        - А-а-а-а!!! - взревел я, вскакивая с кровати.
        Блюм почувствовал надвигающий пиздец, спрыгнул с кровати. Пробуксовал по полу, как Феррари на льду.
        - Убью!!! - орал я, сваливаясь на кота.
        Не успел. Кот шустро отскочил, и я больно ударился головой. Попытался встать, но онемевшие ноги свело судорогой.
        - Вернись, прыщ ушастый! Орда! ОТОРВАТЬ КОТУ ЯЙЦА-А-А-А!!!
        - Трайл! - вбежала ошарашенная Кая. - Слава предкам! О, Трайл…
        Девушка подскочила и довольно легко затащила меня на кровать.
        - Вставать еще нельзя, Трайл, - запереживала она. - Как же я рада, Т… тра-а-айл…
        Она заревела. А я выпучил глаза. Разве это не меня утешать надо, а? Че делать-то, блин? В общем, я положил ей ладонь на голову.
        - Но-но, - пробубнил я.
        Она заревела еще пуще. Бросилась мне на шею, заливая слезами. Я приобнял девушку. Хм, а она стала шире.
        - Поправилась, да? - ляпнул я шутку.
        Внутренне сделал «фейспалм».
        Зато помогло. Правда не так, как я планировал. Плакать-то она перестала, но я почувствовал другую эмоцию. Искреннее счастье. Даже неловко стало.
        - У нас будет дитя, Трайл, - обрадовано посмотрела на меня. - Представляешь? Никогда не думала, что буду матерью. А ты будешь хорошим папой, я уверена, Трайл. Немного маленьким, если эльфом, но хорошим. Ты ведь тоже рад?
        Во-первых, про маленького обидно. Во-вторых: ебать, какой пронзительный взгляд. Я бы сейчас лучше с Джумараком сошёлся. Что же так сложно то всё? Может прикинуться, что мне плохо?
        - Я очень рад, - улыбнулся я слишком до ушей.
        И как тут объяснить, что я вообще эту ситуацию не могу воспринять реальной. Как это я - папа? Что за… лютый трэш? Не, я, конечно, постараюсь, все дела. Няньку там найму. Да и вряд ли у орков мышление из разряда «папа, мама, я - счастливая семья». Надо же животы идти вспарывать. А Кая всю жизнь пробыла в Орде. Да и вообще, как я объясню ребенку, что мама у него получеловек, папа - эльф, а он - рыжий орк? Это же сразу траты на психотерапевта.
        Ситуацию спас явившийся шаман.
        - Молодой вождь, - отреагировал он более скромно, чем Кая, - предки благоволят тебе, раз дозволили проводить сегодня кровавый закат.
        - Гоблины! - услышал я снаружи. - К оружию! Лучники на скалу!
        Улук-Урай усмехнулся.
        - Но вот отдохнуть тебе они не разрешают.
        Я выскочил во двор, на ходу поправляя одежду и путаясь в онемевших ногах. Как же все болит-то. Четыре дня лежать в одной позе - отстой.
        Поселенцы встречали меня удивленными и радостными взглядами. Еще бы. Вождь ожил.
        Через десяток секунд я уже стоял на внутренних лесах частокола, осторожно выглядывая за него одним глазком.
        Вдалеке я увидел гоблинских стручков. Полуголые, без оружия. Они неслись на поселение, визжали, размахивая руками. Я вздернул бровь. Идиоты что ли? Посчитал. Двадцать две штуки.
        - Целься! - послышался откуда-то сверху голос Горца.
        Острых слух уловил звук натягиваемой тетивы.
        - Стоять!!! - заорал я.
        Напряжение тетивы ослабло. Со скалы пришли эмоции радости, что вождь не окочурился в кроватке, и недоумение, что первый его приказ - не стрелять по гоблинам.
        - Молодой вождь? - подоспел шаман и пригнулся рядом со мной. - Что случилось? Почему велено не стрелять?
        Эх, какие прыткие. По сути и стрелять-то не надо. Отправить трех орков и те, позевывая, порвут вредителей на лоскуты. Но тренировка с живыми мишенями дорогого стоит.
        Я уселся, выдохнул. Больно уж тяжело стоять враскоряку. Шаман выглянул за ограду, поохал, покрякал, сел рядом со мной.
        - Странные они какие-то, - сказал я. - С ума что ли сошли?
        Словно в подтверждение моих слов, визг гоблинов приблизился вплотную. Они верещали под самыми стенами, бились о нее головами, царапали ногтями. Но скорее укрепленное гномами ограждение падет, нежели они смогут сюда пробраться. Я поморщился от неприятных звуков.
        - Нелегкую участь уготовили тебе предки, - вздохнул Улук-Урай.
        Я поежился.
        - Не нравится мне, как это звучит.
        Шаман сухо улыбнулся.
        - Мои слова звучат так, как должны звучать, молодой вождь. Никак иначе. Такое часто происходит с этим несчастным народцем. Разведчики и охотники, что не были в своем гнезде, почувствовали смерть матери и вернулись на пепелище. Они бы сошли с ума и погибли, но видимо что-то… произошло.
        Мурашки на спине стали драться в споре, кто быстрее бегает. Улук-Урай задумался.
        - Я думаю, они пошли по ее следу, - сказал он наконец. - По твоему следу.
        Мои глаза расширились.
        - В смысле? Какому еще следу? Мне помыться? Сменить тело? Вонять мамой гоблинов опасно!
        - Мне кажется, это не поможет, молодой вождь.
        - Что? Почему?
        - Боюсь, что изменился твой дух, а не плоть. Наверное, эти гоблины видят в тебе… что-то. Я не могу по-другому объяснить такое поведение.
        - Только эти гоблины? Или все?
        - Мне не дозволено ведать всё, молодой вождь, - грустно улыбнулся Улук-Урай. - Но я думаю, что каждая матерь гоблинов имеет свой запах.
        - У-у-у-у! - завыл я. - Кто еще сможет принюхаться ко мне?!
        Шаман задумался.
        - Я говорю лишь то, что нашептывают мне предки. Не думаю, что любой одаренный магией сможет рассмотреть в тебе… тени родителя гоблинов. Хотя, возможно, некроморфы и смогут. Говорят, они связаны со всем этим, и я в это верую.
        - Короче! Давай начистоту. Я стану повелителем гоблинов? Тогда еще потерплю.
        Шаман рассмеялся.
        - Матка не возглавляет гоблинов, Трайл. Так же, как твое сердце не говорит тебе, что делать. Да и это было бы слишком удобно, согласись? Это самая многочисленная раса Варгарона. Если бы кто-то их объединил, то стал бы очень значимой фигурой в планах предков. Нет, молодой вождь, я не думаю, что это работает так. Просто ты стал, как бы это сказать, похож на одну конкретную матку. На ту, в которую, по причине ведомой только духам и тебе, Школьник, ты решил поместить себя.
        Моя челюсть на этот раз не отвисла. Она охренела и забыла это сделать. Я выглянул за стену, посмотрел вниз. Тварюшки увидели меня, завизжали, пустили слюну и подняли ручки кверху. Я резко вернулся на место, сел.
        - И что они вообще от меня хотят? - с подозрением прищурил глаза.
        Шаман рассмеялся еще громче.
        - Если я правильно помню то, что гоблины делают со своими матками, то боюсь тебе не понравится ответ, о, Великий Школьник.
        В голове прорисовалась странная картина. Куча гоблинов окружили меня и как собачки насилуют мои ноги, насыщая их питательными веществами.
        Так вот что я чувствовал все это время. Семь поглощенных мною душ слишком долго создавали гоблинов. Они хорошо поработали надо мной, создавая свое оружие возмездия. Теперь мне хочется обосраться в штанишки, почувствовать во рту живую сколопендру и сгнившую селезенку тролля-девственницы. Ах, вкусняшка.
        Гоблины пришли ко мне. Они тянули ручки к своему божеству и смотрели на меня, как на спасителя от спермотоксикоза.
        - Вождь?! - послышался сверху крик Горца. - Стрелять?!
        Первая мысль: стрелять полностью! Мочи, убивай! Вторая мысль была еще ужаснее…
        - Мне не нравится, как ты улыбаешься, молодой вождь, - поморщился Улук-Урай.
        ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ
        ГОРЕЦ, СЫН РОДРЫНА
        НАЧАЛЬНИК БЕЗОПАСНОСТИ КЛАНА «ЗЕЛЕНЫЕ АНАКОНДЫ»
        Тетива начала рваться от напряжения. Пришлось ослабить натяжение.
        - Вождь чо? - спросил новоиспеченный орк-лучник
        Горец промолчал. Он сам не знал «чо вождь». Но раз тот ничего не ответил, значит надо пока не стрелять. Он был достаточно умен, чтобы это понять.
        Горец вздохнул, опустил лук. Дети повторили.
        Орк посмотрел на темнеющее небо. И как же так все вышло?
        Он никогда не любил выделяться. До последнего старался затеряться в массе. Так он выживал. Прикладывался дураком, но делал все по-умному. Смог дотянуть до сорока двух зим.
        Все изменилось с появлением в его судьбе Трайла. Он был обычным орком, а потом вернулся с осады совершенно другим. Легкая душа? Великий герой? Выдумают же шаманы всякую глупость. Просто особенный орк. Бабка рассказывала, что особенные орки появляются раз в сотню зим. Вот и здесь - может менять себя на другого. И почему все так удивляются? Это же просто чуть лучше, чем сменить одежку с кожи на меха.
        Горец считал, что Трайл просто притворяется. Сначала он был обычным, теперь умный, но притворяющийся глупцом. Он долго думал, для чего вождю все это, но так ничего не придумал. Наверное, они просто с ним похожи. Так удобнее выживать.
        Трайл часто спотыкается на своих личинах, но никогда не отказывается от своих слов. Это заслуживает уважения. Наверное. Это многие заметили и последовали за странным героем с «легкой душой». Все хотели понять… что-то своё.
        Правда Горцу этого было недостаточно. Он уже собирался покинуть клан «Зеленых Анаконд», чтобы жить отшельником где-нибудь в лесу. Но потом ближе познакомился с Айрой. Хрупкой, маленькой, слабой. Никогда он не думал, что захочет защищать слабое и не самое привлекательное орку существо. Но именно тогда-то и пришлось признать, что рядом с Трайлом он изменился и даже не заметил этого.
        Самое забавное, что никто не понимает, как работают эти изменения. Но все это принимают. Немыслимо, чтобы эльф встал во главе клана. И неважно насколько у него «легкая душа». Но, похоже, только Горец удивился, как легко вождя приняли во плоти давнего врага. Трайл меняет все вокруг. Себя и окружающих. И пришлось принять, что он просто такой, какой есть. Вот и всё. Горец решил об этом больше не думать и просто жить. Рядом со своей Айрой.
        И на этот раз быть собой.
        - Уй, что это?! - воскликнул молодой орк, и Горец оторвался от своих размышлений. Посмотрел вниз.
        Трайл сорвался с места. Сначала все подумали, что он хочет самостоятельно расправиться с гоблинами. Но нет. Было тяжело рассмотреть, но вождь спрыгнул в другую сторону. И помчался за крадущимся за его спиной черным пятнышком.
        - Это Блюм, - сказал более дальнозоркий сородич.
        Маленькое животное удирало и визжало не хуже гоблинов. Но оторваться от темного эльфа даже кизруму было непросто. Погоня закончилось довольно быстро. Непродолжительная схватка, где победителем оказался великий герой.
        Среди орков послышалось удивленное и даже взволнованное перешептывание. Этот гомон всё не унимался и Горцу пришлось прикрикнуть. Как же он не любил кричать. Но что поделать. Вождь назначил его на место Джыра.
        Держа сопротивляющееся животное за хвост, Трайл в три прыжка вернулся на леса.
        - Э! - возмутился кто-то.
        - Он же не собирается?..
        Обычно равнодушный ко всему Горец слегка приоткрыл рот.
        Великий герой вышвырнул верещащего кизрума за стену. Прямо к гоблинам.
        Глава 15. Гоблинописец
        Блюм под моим душевным руководством приземлился на все четыре лапы рядом с гоблинами. Для того, чтобы хоть один уродец переключился на кота, пришлось цапнуть его за ногу. Отсюда делаем вывод: сила запаха матки зависит от «количества моей души» в носителе. Чем больше - тем вонючее.
        Котоящер драпал как ошпаренный.
        - Беги, Форест, беги! - смеялся я под недоуменный взгляд Улук-Урая.
        Нахмурился. Блин, кнопка «А» залипла.
        - Зачем же ты так с ним? - спросил шаман.
        - Мы договорились, - пожал я плечами, вжимая «В». Я не стал озвучивать старче, что пообещал жадной тварюшке за свою жертву оленью ногу. Иначе его инфаркт хватит.
        - С кизрумом? - удивился шаман, провожая взглядом драпающего Блюма. - С ними невозможно договориться. Это свободолюбивые и гордые создания. Не понимаю, почему темные эльфы держат их в своих обиталищах. И, уж прости меня, но не выглядело это так, будто вы договорились, молодой вождь. Ты словно захотел избавиться от него.
        - Глупости, - снова отмахнулся я, остервенело тыкая по правому триггеру. - Он, конечно, гнидорас ушастый, но у нас с ним своя атмосфера.
        Шаман не ответил, и я сосредоточился на котоящере.
        Управлять им получается лучше. Теперь у меня две пары глаз и ушей. Я чувствовал одновременно себя и Блюма, удирающего от гоблина. Стручок очень хотел отодрать его. Это знатно придавало ушастому буст на ускорение.
        Наложен баф «Страх за очко» + 999 очков к Скорости.
        «Да не ссы ты, - утешал я котоящера. - Это же изи левел»
        - Мягкх!!!
        «Вот ведь! Ладно, возвращайся».
        Принудительное разъединение связи с носителем «Блюм»… Успешно.
        Пока кот несся обратно, я высунул голову за стену. Стал задумчиво разглядывать гомонящую внизу гоблинскую массу.
        - Трайл, что ты делаешь? - удивился Улук-Урай.
        - Не удержался, - пробухтел я, сплевывая. - О! В яблочко…
        Неожиданная тишина.
        Заинтригованный шаман тоже высунулся, чтобы оценить результат моих трудов.
        На неудачливого гоблина с эльфийским харчком на лбу набросились сородичи. Он завизжал. И началось… ТАКОЕ…
        Я разинул рот. Резко выпрямился, завис. Мы с Улук-Ураем присели одновременно. У обоих глаза-тарелки высшего шока и задумчивости смотрели куда-то в пустоту бытия.

***
        Оставалось всего шесть дней до возвращения в Гашарт. Опоздаю, и Её Ледяное Величество Асти будет недовольна. Нужно успеть…
        Но Зеленые Анаконды своих не бросают. Никогда.
        Кентавряша…
        Я найду тебя.
        Для этой цели я отправил гоблинов во все стороны диких земель. Несмотря на всю свою примитивность они были идеальными ищейками. К сожалению, после злополучного плевка, у меня осталось на одного красавца меньше. Но оставшихся я использовал по назначению. Они были в диком экстазе принять частичку моей души в себя. Меня, конечно, это передёргивало, но приходилось мириться.
        Семерых тварюг я отправил искать кентавров. Остальных - в клетку. Взять напрямую под контроль удалось только семерых. Больше - тяжело. После этого регенерация маны сильно ослабла. Теперь полное восстановление кувшина займет несколько суток, а не два часа.
        Есть еще недостаток. Видеть и слышать одновременно семью тварями оказалось невозможно. Одним существом - нормально. Двумя - начинаю тупить, скорость снижается, реакция как у черепахи. Тремя - полная обездвиженность. Не могу даже шагу сделать. Четырьмя - из носа течет кровь вместе с чем-то серым. Наверное, мозгами. Но зато я могу использовать «гоблинский автопилот». Если бы не это, сознание перестало бы справляться с нагрузкой.
        Любопытно, что семь - число душ, поглощенных в матке. И именно стольких я теперь могу объединить в одну цепь. Трое - под прямым контролем. Другие четверо - на автопилоте посылали мне сигнал в случае опасности или выполнения задания.
        Оставшихся гоблинов мы повязали, посадили в наспех сколоченные деревянные клетки. Кормили только объедками. Самим мало. Вот только дерьмо за ними орки убирать отказались. Пришлось договариваться с людьми-фермерами. Те, поначалу, обрадовались удобрениям, а потом увидели глистов ну и… Короче, в жопу. Кошмары и без того через день снятся.
        Я находился в своем углу общинного дома. Медитировал. Лежал и, задрав ноги, ковырялся в ухе. Вот уже второй день я играю в ачумечный симулятор гоблина. Я так скучал по дотке, а тут на тебе - игра «Ancestors» нового поколения. Иногда я так увлекался, что забывал есть и пить. Бедолага Кая заглядывала ко мне в гости и кормила с ложечки. Я подключался к гоблинам и просыпался уже под вечер - сытым. Стал переживать, что так можно и в штаны ненароком облегчиться. Теперь управлять одновременно троими стал только после походов в туалет.
        Сейчас я поставил двух гоблинов в режим ожидания. Четверым дал задание поесть и отдохнуть. Сконцентрировался на последнем. Именно он нашел то, что мне надо на юго-востоке от Серпа - в дне пути…
        Инициализация пользователя…
        Идет процесс полного погружения…
        Добро пожаловаться в Гоблина!
        - Бу-э, - сморщился я.
        Снова эти мерзкие ощущения. Хорошо хоть помыться их заставил, обмотал тряпками дряхлые тельца и вооружил заточенными палками. Хотел ножами, но жаба задавила. Пока кузни нет, они на вес золота.
        Я спрятался в кустах и наблюдал за группой кентавров. Голов десять-пятнадцать. Они куда-то шли, но сейчас остановились на полянке, рядом с небольшим озерцом. В него падал водопад, глуша все звуки. Только благодаря острому гоблинскому нюху получилось уловить травянистый аромат кентавриных лепёх.
        Сердечко забилось быстрее, когда я увидел её со спины.
        Она купалась в пруду, наполовину погрузив белоснежное лошадиное тело в воду. Выжимала рыжие волосы. Спина в кровавых полосах.
        Ах, кони педальные! Клячи желтозубые! Олени! Пидорги! Творожки!
        Так и не понял, откуда взялось последнее обзывательство в моем лексиконе. Просто разозлился. Говнюки посмели бить мою Кентавряшу! МОЮ!
        - Трижды, - произнес хриплый голос.
        Я пискнул, подпрыгнул, выныривая из кустов.
        За моей спиной стоял беловолосый, бородатый кентавр с черным, в пятнышко, массивным телом. Он был раза в два больше Аши. Сразу видна разница лошади от коня. В руках он держал длинное копье с черным оперением на навершии.
        - Трижды в своем будущем я убил тебя, маленький гоблин, - сказал он на всеобщем языке. - Но ты жив. Считается ли, что я изменил твою судьбу?
        Страшно не было. Хоть я и почувствую боль, но даже если умру, частичка души вернется обратно в респаун. А вот сам гоблин отреагировал. Тщедушное тельце затряслось от страха перед огромным кентавром.
        - Я этиии… - занервничал я.
        Даже в играх перед боссами ссутся. Чувствую себя нубом, что в первый раз запустил «Dark Souls» и охуел с черного рыцаря в первой локации. Сколько раз я сдох, прежде чем смог его одолеть? Две сотни? Сейчас все то же самое, но только с 5D погружением. Попробуй тут не обкекеться.
        - Говоришь на всеобщем, маленький гоблин? - сделал кентавр шаг в мою сторону. - Ты показался мне необычным. Один, одетый и не смердишь. Кто ты, малыш? Низший шаманёнок?
        - Я хорошиии! Не битиии! - поднял я руки.
        Кентавр остановился.
        - В дюжине моих видений твоего ближайшего будущего, ты не убежал ни разу, гоблин, - тихо сказал он. - Ты меня не боишься. Спрашиваю еще раз. Кто ты? Предупреждаю, у тебя остался один правильный путь. В иных решениях мое копье пронзит тебя насквозь, малыш.
        Черт, вот это квест. Это уже не изи. Настоящий хардкор. Если меня убьют и кентавры уйдут отсюда, то искать их придется заново.
        - Меня послалиии хозяинаа. Он учитии меняя. Я умныиии гоблинаа, не хочуу злаа. Ищу мудрых кентаврии.
        Конь выжигал меня изумрудными глазами.
        - И кто твой хозяин?
        Чертова глотка. Еле-еле получается выговаривать слова. Ломая язык, я рассказал кентавру о темном эльфе, желающем выстроить отношения со всеми расами диких земель.
        - Вот оно что, - кивнул кентавр. - Ты из того странного скопища орков, людей и гномов. Мы давно за вами наблюдаем. Значит теперь и гоблины к нему примкнули? Воистину, звезды любят шутить с судьбой.
        Смотри-ка, какой знающий, блин.
        - Следуй за мной, малыш. С тобой поговорит видящая.

***
        И вот уже темным эльфом я выскочил из общинного дома.
        - Сбор! - носился я по лагерю. - Горец! Собирай воинов! Мы выступаем! Пятерых оставить здесь! Шикорд! Катя! Гурон! Усик! Драник! Вы с нами! Сильные женщины тоже! Никаких феминистических предрассудков с такими… - чуть не вылетело слово «монстрами», но передумал, сказал: - …сильными валькириями! Зеленые Анаконды! Настал ваш час! Настал момент! Настало время спасать одну из нас! Настало время выручать Кентавряшу!!!
        - Ва-а-а-а!!! - взревел Серп.
        Громче всех было слышно детей, хватающихся за палки.
        Я подбежал к Улук-Ураю.
        - Уважаемый шаман, останься здесь за старшего. Ты стоишь десятерых и можешь оградить Серп от магии. И скажи мне, кто сильнее, орк или кентавр?
        Шаман задумался.
        - Это непростой вопрос, Школьник, - почесал он раздвоенный подбородок. - В ближнем бою сильный орк без усилий разорвет тройку кентавров. Но они разят издалека копьями и стрелами. Я бы сказал, что в лесу один кентавр с луком справится с пятью орками. С копьем - с одним-двумя.
        Я резко погрустнел. Если набрать боеготовных орков вместе с женщинами, то получится рыл тридцать-сорок. Кентавров десяток-два. И все равно проиграем? Н-да уж.
        Черт. Не хочется оставлять Серп без охраны, но что поделать. Ну не может же что-то произойти именно в тот момент, как мы его покинем на денек-два? Что за дикий антирояль.
        Ладно, хер с ним.
        - Взять с собой половину луков!!! - заорал я.
        Угрожающий эскорт с орками, людьми, гномами и эльфами - дорогого стоит. Конечно, я не планировал воевать с кентаврами. Это глупо, нецелесообразно и вообще - не айс.
        Но.
        Эти кони педальные оборзели.

***
        Вот что произошло за пять минут до того, как я возмущенно выскочил из общинного дома, объявляя сбор:
        - Договариваться с гоблином? Лишь когда звезды потухнут… - шепотом передразнил я Видящую - старую бабулю с пожухлым лошадиным гузлом и седыми волосами.
        Я даже проикать ничего не успел. Меня сразу же сунули в тесную клетушку. То ли для кроликов, то ли для куриц. Прицепили к лошадиному крупу. Я сидел, свесив ножки и играл роль GPS трекера и следящего устройства одновременно. Хе-хе.
        Я честно старался. Попытался все объяснить, но выпад наконечником копья рядом с моим лицом многозначительно намекнул, куда мне надо засунуть свое гоблинское пищание. Именно после этой выходки я и стал мобилизировать Серп. Ахуели клячи ебучие!
        Кентавры шли неспеша, примерно в сторону поселения, что мне было на руку. Меньше времени добираться. В отдалении я видел Кентавряшу. Грязный гоблин ей был неинтересен. Безразличное личико стало напряженным, а вечно жующая челюсть не двигалась. Привлечь ее внимание мне не удавалось. По крайней мере, без вреда для гоблинской жизни.
        На закате дня вернулся кентавр, посланный вперед, на разведку.
        - Видящая небесную даль, - подскочил он к старшей. - Орки. С направления великой падающей кометы. Три или четыре десятка. Огни звезд озарили нам гномов, людей и темных эльфов. Простите, видящая, но близнецы не благоволили нам. Нас заметили. С ними был воин-эльф. Он пленил Нэла, но не убил. Насколько я успел понять издалека, орки были с ним… аккуратны.
        Видящая осталась спокойной. Мудрость так и веяла от старой карги.
        - Гоблин явился оттуда же? - спросила она поймавшего меня кентавра.
        - Да, видящая.
        - Спроси у него, что все это значит, Теотал.
        А сама не можешь спросить, а?
        Кентавр исполнил поручение.
        - Хозяиниии не хочет зла… Хозяинии добрыии… Может, ваши кентаврии атаковать хозяинии?..
        Прискакавший разведчик кашлянул. Видящая сурово посмотрела на кентавра.
        - Феол? - строго обратилась она к нему.
        - Это орки, видящая небесную даль! - неожиданно зло отозвался тот. - Уродливые создания, что когда-то убили моего отца. Он попался в мерзкие орочьи силки! Они сожрали его нижнее естество! Верхнее отрезали и выбросили в реку! Его лик плыл по водам и гнил под небесными сводами! Я хотел отомстить! Мы убили одного, но они…
        - Убили? - насторожилась видящая.
        - Да! Но у них были луки! Они их прятали до последнего. Ничего страшного, но это было неожиданно и…
        - Луки у орков?
        - Да! Если бы не это…
        - Понятно, - кивнула видящая, перебивая кентавра. - Сэал, прошу тебя, сверши последствия пути, что выбрал Феол. Десять ударов. Хотя нет. Пятнадцать. Глупому жеребенку это пойдет на пользу. Равновесие нарушать нельзя.
        Сэал кивнул, посмотрел на Феола, бесстрашно вздернувшего голову. Вместе они отошли в сторону. Я услышал неприятные хлопки. Словно по мясу бьют металлическим прутиком. На третий удар раздался крик отчаянной боли.
        Я посмотрел на спину Кентавряши. Сосчитал. Десять… Пятнадцать… Тридцать…
        Больше пятидесяти свежих полос с кровавыми подтеками.
        Гоблинские зубы заскрежетали.

***
        Два дня.
        Два дня я одновременно гоблином сидел в клетке и эльфом преследовал кентавров, убивших Гроню - тихую, но трудолюбивую и любившую выпить орчиху. Они не могли оторваться по нескольким причинам.
        Первая. Кентавряша двигалась медленно. Ее сломанное копыто до сих пор не срослось.
        Вторая. Орки были выносливее. Они бежали двое суток, не сбавляя скорости. Откормленного и излеченного Каей Драника и Шикорда, как самых хилых, тащили на руках, не особо с этим напрягаясь. Коренастый гном от перевозки отказался и перебирал ножками, изо всех сил стараясь не отстать от остальных. Многие же кентавры уже тяжело дышали. Их огромные тела не справлялись с таким забегом. Они оказались слабее обычных лошадей. Как я понял, из-за того, что легкие у них были человеческие. Лошадиная грудь не дышала, и в душе не скребу, что там за физиология.
        Я бежал эльфом, стараясь не обгонять орков. Топот десятка тяжелых ног распугал всю живность на километры вокруг. Орда надвигалась, сметая все на своём пути!
        Я сидел в клетке гоблином, прислушиваясь, и передавая сведения о местоположении кентавров респауну.
        - Как? - морщилась от усталости пожилая видящая. - Как они нас находят? Мы не могли оставить следов. Это словно… предсказание пути. Спросите у гоблина…
        Исполнено.
        - Я не знатиии. Гоблинааа не знатиии… Остановитесии… Хозяинааа добрый… Хозяинааа не обижатиии хорошии кентавриии…
        Видящая усмехнулась.
        - Особенно после того, как мы убили одного из вас.
        - Видящая небесную даль! - подскочил кентавр с темными мешками под глазами. - Орки близко. Наши пути скоро сойдутся.
        - Как же так… - не верила своим ушам старуха. - И светлый эльф не смог бы нас выследить. Звезды скрыли все соприкасающиеся тропы.
        - Просто не сопротивлятиии… с вами поговоритии… обещаютиии! Никто не посттрадатиии…
        - Убить гоблина! - резко приказала видящая, и я вздрогнул. Неожиданно.
        Кентавр Теал - тот самый, что поймал меня, приблизился к сородичу, к крупу которого была привязана клетушка со мной.
        Наконец-то Аша посмотрела на меня. Мы встретились глазами. Какое же у нее грустное лицо. Я не удержался и подмигнул.
        Ну вот. Так-то лучше. Красивые глаза перестали быть стеклянными и округлились. Во, а говорили эмоций нет.
        - Прости, малыш, - безразлично извинился Теал, доставая копье из-за спины. - Ты все слышал. Придется умереть. Жаль. Хотел сначала с тобой поговорить о судьбе.
        - Тиии тожиии простиии.
        Взмах копья совпал с грохотом падающих деревьев и земным тремором. Никто не понял, что произошло. Неопытные кентавры встали на дыбы, птицы запаниковали на сотни километров вокруг.
        Черная вертикальная полоса энергии ворвалась в лошадиный строй неожиданно. Прошла между Теалом и гоблином, оставляя глубокую яму в земле и разрубая ветки над головами. Она ушла далеко вперед, кроша деревья, разрывая земную твердь и оставляя за собой глубокую борозду. Теал остался с половиной копья в руках.
        Кентавру повезло. Я был так зол, что хотел отрубить ему руки. Да и вообще, боролся с желанием пустить энергию не вертикально, а горизонтально, выкашивая половину стада.
        Десяток секунд кентавры паниковали, но наконец взяли себя в копыта, встали в круг, заслоняя спинами видящую и Кентавряшу. Натянули тетиву, взялись за копья.
        - Покажись! - сорвавшимся голосом выкрикнула видящая. - Где ты, враг кентавров?!
        - Пока еще не враг! - крикнул я-эльф, прислонившись спиной к стволу дерева и с трудом удерживая «Завесу Тени». Прятаться от кентавров очень тяжело. - Не я первый напал и убил одного из вас!
        Жижи осталось на два мощных или пять легких ударов.
        - Имел ли ты чистые помыслы, надвигаясь на нас с армией, чужак?! - отозвался Теал.
        - Вообще-то, да! Говорят, вы не самые дружелюбные! Хотел подстраховаться! Вы набрасываетесь на всех, кто выглядит сильным и зеленым?!
        Теперь я услышал ушами гоблина. Они перешептывались.
        - Видящая, он тянет время. Орки близко, - сказал Теал.
        Я цыкнул на манер Астарии. Догадались, гады.
        - Звезды нам не благоволят, - ответила взволнованная и уставшая видящая. - Мы не оторвемся от них.
        - Значит дадим бой, - кивнул кентавр. - Звезды пожнут нашу жертву, но мы сможем их победить.
        - С ними маг.
        - Значит убьем его первым.
        Я сглотнул.
        - Приближаются орки! - крикнул один из кентавров.
        Зеленое воинство прорывалось через лесные чащобы танками, сметая жалкие кустики и веточки. Страшные, сильные и мощные. Они рычали, выпуская изо рта пар.
        - Лукииии!
        Пятеро кентавров вышли из кольца, рассредоточились. Направили стрелы на орков. Они будут стрелять, не подпуская к себе ни одного из них. Пока не перебьют.
        Орки остановились. Они не должны нападать, пока я не прикажу.
        Кентавры перестали дышать, корректируя прицел.
        Черт. Что-то как-то всё пошло немного не по плану…
        Глава 16. Аромат равновесия
        ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ.
        ГРЭН-ДЕ-ВУЛЬФ СЭН АРЕЛЬЯ-МОРТ
        СЕДЬМОЙ ПРОКЛЯТЫЙ ВАРГАРОНА
        ИНКУБ, В ПРОШЛОМ НАРЕЧЕННЫЙ ПОЖИРАТЕЛЕМ КЛИТЕРОСОВ.
        Грэн-де-Вульф сэн Арелья-Морт злился, но внешне этого не показывал. Да и показывать-то некому. Вокруг только холодные монументы горгулий, да вампиров. В одной руке он держал бокал с вином, другой листал старую, потертую книгу…
        Страница… Вторая… Третья…
        Не то. Всё не то.
        Глупый мальчишка.
        Четвертую страницу он перевернул слишком грубо. Послышался звук рвущейся бумаги. Рука дернулась, по вину пошли круги.
        Грэн вздохнул, поставил бокал, встал из-за стола. Руки заложил за спину. Стал разглядывать масляные картины обнаженных дев, рисованных художниками прошлого тысячелетия.
        Если он не вмешается, то все полетит кизруму под хвост. А если вмешается, то пошатнет свое положение. Он, седьмой проклятый, не имеет право на ошибки. Они только и ждут этого…
        На лице не дрогнул ни единый мускул, когда он почувствовал ее. Красноволосая девушка с изуродованным лицом и в рваном платье на картине заговорила:
        - Ты уверен, Грэн? - с издевкой спросила третья проклятая, хранительница пустыни Мора.
        - Я всегда уверен, - сухо отозвался седьмой проклятый.
        - Зачем он тебе?
        - Не ваше дело, прекрасная Тайтарионайла.
        Взмахом руки он заставил ожившую картину стать обыкновенной. Резко развернулся, снял с серебряного крючка черный плащ, накинул и испарился в тенях…

***
        Время остановилось.
        Скрип натянутой тетивы. Жаркое дыхание орков. Сердце колотилось громче всех, выдавая моё расположение кентаврам. Черт, как же так все произошло?
        Надо было сдержаться…
        Выбесили, суки. Да, не стерпел. И из-за этого сейчас могу потерять всё одним махом.
        Было страшно даже слово произнести. Мол, братцы, расслабьтесь. Сейчас вытащим трубку мира, и все как-нибудь устаканится. Но нет, так не получится. Я чувствовал эмоции наших врагов. Напряжение, решительность и ненависть к оркам.
        Зеленые же хотели мести. Их инстинкты проснулись, требуя крови. Стрелы их не пугали. Как и смерть.
        Договориться не удастся…
        Все замерли, словно в ожидании чего-то. Хруста ветки, кашля Драника. Да вообще, любого звука. И тогда начнется бой.
        Ну хорошо. Дыши…
        Лезвие короткого изогнутого клинка почернело. Легкая слабость неприятно отдалась в теле. Еще парочка таких ударов, и будет тяжело поднять руку.
        Нужно ударить первым. Черт! Ненавижу превентивное нападение. Но я возьму на себя эту ответственность. В жопу честь и принципы «кто первый начал». Так я сохраню жизни своим…
        Клинок завибрировал. Я выглянул из-за укрытия. Если повезет, убью от трех до пяти разом, не задев Кентавряшу.
        Размахнулся по диагонали.
        ВЗМА…
        Хлоп.
        Хлопок был одновременно громким и тихим. Кентавры вздрогнули, орки завертели головами. Но никто не подумал расценить этот звук, как сигнал к действию.
        На ветке, между орками и кентаврами сидел Грэн Арелья. Он свесил ноги, одной рукой держал перед носом закрытую книгу без названия. Так вот чем он хлопнул. Мурашки на моей спине в страхе всосались обратно в кожу.
        - Могу ли я обратить ваше внимание, что пришел сюда первым? - хрипловато сказал он, медленно смакуя каждое слово. - Я как раз дошел до любимой строки, где она разлила масло.
        Кентавры встали на передние ноги, преклоняясь. Опустили головы и замолкли. Одновременно, без раздумий и лишних слов. Орки стали недоуменно переглядываться в безмолвном «как драццо-то?».
        - Теперь придется перечитывать заново, - сухо сказал Грэн, открывая книгу на первых страницах. - Одна радость - недалеко ушел.
        Тишина. Он читает. Он, сука, читает…
        Кентавры молчат, склонив головы. Орки переминаются с ноги на ногу, смотрят на меня. Я прижал палец к губам, давая понять, что сейчас нужно молчать. Жопой чую очень странное и гнетущее напряжение. Да, пожалуй, надо дать ему дочитать…
        Секунда, вторая, третья… Я считал. Нужно занять мозги, иначе ноги начнут трястись. Грэн листал страницы слишком быстро. Одна, вторая, третья. На тридцать второй странице и сорок третьей секунде он оторвал один глаз от книги. Зрачок второго бегал по строкам с неимоверной скоростью.
        - Трэша? - сказал он.
        - Да, Всевидящий, - не поднимая головы, отозвалась видящая кентавров.
        - Что там насчет равновесия?
        Недолгая тишина.
        - Всевидящий?
        - Не понимаешь?
        - Простите, Всевидящий.
        Хлоп. Кентавры снова вздрогнули. Грэн спрыгнул с ветки, но опустился слишком медленно. Словно был сделан из ваты. Медленно подошел к кентаврам. Хм, мне показалось, или его походка чем-то напоминает походку Джека Воробья? О, пардон. КАПИТАНА Джека Воробья!
        Грэн Арелья обошел согнувшуюся в три погибели видящую, проводя по лошадиному телу ладонью, как по первой приоре на селе. Позади нее он остановился и вздернул черный хвост. Заглянул под него, скептически цыкнул.
        Я непроизвольно открыл рот.
        Видящая никак не отреагировала на это посягательство. Лишь ниже склонилась. Ипать, что творится!
        - Вы убили жителя стойбища Серп, - сказал Грэн не отпуская хвоста. - Без причины. Хотя им было дозволено обитать в моём лесу. И ты это знала. Разве вы не считались моими любимцами, м? Разве я не был к вам добр? Ответь мне, Трэша.
        - Вы всегда были мудры и добры к нам, Всевидяший.
        - А знаешь почему?
        Трэша заколебалась. Грэн резко одернул ей хвост, обошел, встал перед опущенной головой.
        - Потому что вы верны своим идеалам, - холодно сказал он. - Никто в моем лесу вам не ровня. Ничтожные гоблины? Конечно же нет. Дриады думают только о своих низших духах, сатиры мало чем отличаются от орков. Эльфов я не терплю за их лицемерную надменность. Оборотни? Капы? Феи? Акумы? Я могу долго перечислять.
        Всевидящий сделал паузу. Вроде он такой спокойный и улыбающийся, но что же мне так ссыкотно-то…
        - Ты знаешь, что последний раз я являлся вашему роду семьдесят зим назад. Сейчас я сказал нечто очень важное. Подумай об этом, Трэша.
        Капитан Грэн развернулся. Элегантно взмахнул плащом, поправил воротник и уверенно направился в лесную глушь. На мое удивление, шел он как пьяный орк, ломая ветки под ногами и отмахиваясь от паутины. Но я не успел понять, на какой момент его резко перестало быть слышно. Вот он есть, а вот уже нет.
        Кентавры все еще стояли, склонившись и всматриваясь только в им видимые точки. Орки мотали головой, пыхтели и пялились на меня.
        А я… я-то что? Можно меня не трогать? Хер знает, что это было. На кой черт Грэну вмешиваться? Мне поверить, что он о кентаврах переживает? Нет уж, увольте.
        - Расслабь мускулы, воин, - услышал я шепот Катарсии, положившей руку на плечо Горца. - Сегодня может обойдется. Или нет. Возможно. Кто знает. Странная сущность. Изучить хочу.
        Видящая Трэша подняла голову, выпрямилась. За ней повторили остальные кентавры.
        - Чужак! - окрикнула она меня. - Что вы сделали с нашим родичем, что напал на вас и был пленен?
        Я хмыкнул.
        - Связали задние ноги и отпустили!
        Кентавры недовольно насупились, запыхтели.
        - Тихо! - прикрикнула на них видящая. - Я верю тебе, чужак! Выходи, мы поговорим!
        Блефует, не? Почесав репу, решил, что «не». Я вышел из-за дерева за ее спиной. Кентавры как один развернули головы. В глазах удивление. Ага, понимаю. Я успел сменить дислокацию. А умение «Шепот из темноты» позволяет искажать звуки в пространстве. Очень удобно для ассасина.
        Трэша развернулась ко мне лицом, а к лесу задом.
        - Звезды велят нам пожать плоды ошибок. Мы позволим тебе убить одного из нас, чужак, - сказала она сквозь сжатые зубы. - Феол!
        Кентавр с исполосованной спиной содрогнулся всем лошадиным телом. Человеческая часть побледнела, как мел. Путаясь в копытах, Феол побрел к хозяйке.
        Но я сразу почувствовал запах! Нет, не запах обгадившегося от страха Феола. Этот запах я различу из сотен. Запах… пиздежа…
        - Не-а, - пожал я плечами. - Нихера.
        Феол остановился. Трэша заморгала.
        - Что, чужак?
        - Я говорю, это не равновесие. Мы не выбирали, кого вы убьете, правильно? А ведь погибший орк был очень важным. Чуть ли не главой всего поселения. Да и талантливый, у-у-у! Замену теперь тяжело будет найти, - рассказывал я об орчихе-алкоголичке, вешая на кентавриные уши спагетти подлиннее. - Поэтому требую, чтобы и у вас тоже не было выбора. Я сам решу, кто умрет. Ну, что? Это же равновесие?
        Кентавры сверлили меня глазами с такой ненавистью, что я еле-еле сдержался, чтобы палевно не сглотнуть. Пришлось улыбнуться. Правда, вместо улыбки получился кривой и озлобленный оскал.
        Трэша посмотрела вверх. То ли успокаивалась, то ли искала знаки в звездах.
        - Да, в этом есть справедливость, - тяжело сказала она, не опуская головы, - к моему величайшему сожалению. Я согласна умереть за стадо.
        - Нет! - взревел Теал. - Видящая, это опрометчиво. Ни одно знамение не говорит о вашей смерти. Это неправильно. Мы просто должны… должны…
        - Молчать! - прикрикнула Трэша и посмотрела на него как мать на нашкодившего ребенка. - Ни слова больше, Теал. Я думала, что ты возмужал. Но, видимо, ошиблась.
        Кентавр стал темнее ночи, многообещающе посмотрел на меня.
        Я же продолжал скалиться. То ли от своей гениальности, то ли от страха.
        - Кто сказал, что мне нужна именно ТВОЯ смерть? - спросил я.
        Кентавры зафыркали, стали топтать землю копытами.
        - А чья же тебе нужна, чужак? - перевела на меня грустные глаза Трэша. - От Феола ты отказался, а я причастна ко всем твоим бедам, разве нет? Кто, во имя великого светила, тебе нужен? Остальные ни в чем не провинились.
        Хе-хе. Черт, еле удержал в себе этот ехидный хохоток.
        Показал пальцем на Кентавряшу.
        - Она, - улыбнулся я до ушей. - Мне нужна ее жизнь.
        Удивились все. Драник испустил зеленую слизь. Он Ашу не знал, но наслышан о любви к ней всего Серпа. Орки чесали котелки, уши, носы, пытаясь понять, зачем вождю убивать Ашу, если они шли ее спасать.
        Кентавры заметно занервничали.
        Ага! Думали я тупой, да, гомики парнокопытные? Думали ведь, признайтесь, кони педальные! Думали, я не заметил весь этот геморрой? Табуном явиться за ней в Мурьяки. Вместо того, чтобы бросить единственного подранка и спастись, вы плелись с ней до самого конца. Взяли в защитное кольцо вместе с видящей.
        Она важна всем.
        - Нет! - воскликнул Теал и замахнулся на меня копьем для броска. Остальные кентавры отреагировали мгновенно, подняли оружие. Орки рыкнули, шагнули вперед, сжимая топоры.
        Одновременно с моей поднятой рукой, заставившей орков замереть на месте, ведущая сердито топнула копытом, крикнула:
        - Прекратите!
        Кентавры тяжело дышали, до хруста сжимая зубы.
        Аша ерзала на месте, не зная, как реагировать. Она смотрела то на меня, то на видящую.
        - Немедленно. Прекратите. Глупые. Жеребята, - по словам выговорила Трэша.
        - Видящая небесную даль! - сердито посмотрел на нее Теал. - Клянусь звездными сводами и светилами вселенной, я не позволю ему и пальцем тронуть провидящую! Если потребуется, я сам его…
        Видящая Трэша кивнула. А я вздрогнул, искренне испугавшись того, что произошло далее.
        Грудь Теала взорвалась кровью и обломками костей. Он ахнул, посмотрел вниз. Наконечник копья разорвал ему легкие и сердце, что было в несколько раз больше человеческого. Он повернул голову…
        Тихий и незаметный кентавр, избивавший провинившегося Феола, с безразличным лицом пронзил своего собрата со спины.
        Вырвать копье получилось только с третьего раза. И все три раза Теала тормошили во все стороны, разрывая ему мясо. Изо рта брызнула слюна и кровь, орошая густую бороду. Он захрапел. Посмотрел на Ашу, потом на меня.
        Заткнитесь, ебаные мурашки!
        Кентавр издал неестественное для человеческой глотки ржание и, споткнувшись, упал на землю. Задышал чаще, задергался и резко затих, всматриваясь в звездное небо уже мертвыми глазами.
        Трэша подошла к павшему кентавру, нагнулась, прикрыла ему глаза.
        - Прости, мой дорогой Теал, - грустно сказала она. - И пусть небесные своды вечно освещают цветочные луга светом давно погасших звезд во имя твое.
        Видящая перевела бликующие слезами глаза на меня.
        - Кентавры никогда не умоляют, чужак. Но сегодня это изменится. Жеребёнок, жизнь которого ты затребовал, очень важен для нас. Я предлагаю тебе за нее двоих, - она запнулась. - Нет. Троих, включая меня. Три жизни за одну. Позволь ей жить и вернуться… к своим. Во имя небесного света, чужак, я молю тебя.
        Мне стало неуютно от этих слов. Я посмотрел на Кентавряшу, но та быстро отвернулась, не желая встречаться со мной глазами. Кто же ты такая, Аша?
        Я посмотрел на бездыханного Теала. За дни, проведенные с кентаврами, он мне нравился больше всех. Прости, дружище, я даже и думать не мог, что всё так обернется…
        - Нет, - строго посмотрел я в глаза видящей. - Её жизнь принадлежит мне. И я ее заберу. Никто другой мне не нужен.
        Напряжение сгустилось. Орки сделали еще шаг. Тетива заскрипела.
        - НО! - успел я прервать надвинувшийся «пиздец».
        Взгляды на меня.
        Я глубоко вздохнул.
        Активирован навык «Монолог на одном дыхании».
        - Я могу сделать одну уступку. Она будет жить, но мы заберем ее с собой в Серп. Будем оберегать. Если через оборот Близнецов она захочет вернуться - да будет так. Но на это я согласен только при одном условии…
        Деактивирован навык «Монолог на одном дыхании».
        - Вы пересмотрите своё… это… отношение к оркам. И это… ну мы… поторгуемся там… подружимся… и так далее… Шпилли-вилли, в общем. Вот.
        Давай же, держи себя в руках!
        - Предлагаю взаимовыгодное сотрудничество. Я официально приглашаю вас всех в поселение Серп. Помянем павших там… выпьем… ну, короче… А! Вы же не пьете!
        Тишина.
        - Я… не понимаю, - запинаясь произнесла Трэша.
        Я быстро потер лицо ладонями. Бр-р-р, что-же за дебаф-то такой? Дипломатия слетает, когда не надо. Да еще и ноги все-таки затряслись…
        Бам! Жгучая пощечина мне пригодится.
        Кентавры в шоке, орки хмыкают.
        - Она - моя! - гаркнул я и ткнул пальцем в Ашу. - Или она достанется мне живой, или умрет здесь и сейчас. Выбирайте! Если выберете первое, то ворота Серпа для кентавров будут всегда открыты: хотите в гости - заходите. Сможете ее убедить уйти - флаг вам в руки. Вот.
        Пауза. Главное, не сбить дыхание.
        - А еще я предлагаю вам отвар от насекомых! У нас есть очень грамотный специалист! Он наварит вам мазей, и никакие слепни не побеспокоят! Давайте, блять, дружить! Вот мое условие!
        Со смачным носовым «хр-р-р-р», я сплюнул.
        Идиот…

***
        У кентавров был небольшой выбор. Либо мои бредни наркомана, либо смерть Кентавряши. Разумеется, я бы ее не тронул. Но лошади так далеко думать отказались.
        Они долго спорили друг с другом, но вскоре согласились.
        - Не знаю, что ты задумал, чужак, - подозрительно сказала Трэша. - Но мы согласны. Звезды сегодня нам благоволят, и не в моих силах понять, почему. Ибо это самый страшный день дня рода кентавров…
        Залогом их честности для меня стал Грэн Арелья, перед уходом намекнувший о ценности равновесия. Теперь копытные молча шагали рядом с орками. В их глазах высшая степень дезориентации от этой реальности.
        Когда Трэша согласилась, Аша сразу же сорвалась с места. Нет, не в мои объятия. В лес. Может, я и ошибся, но мне показалось, что она плакала. Я многозначительно поднял бровь, глядя на Трэшу, и кентавры отказались от затеи ее преследовать.
        - Может, пойдем потихоньку, видящая? - предложил я. - Она нас догонит.
        Вернулась Кентавряша через пару минут. Просто сравнялась рядом со мной. Ну, я уж думаю, что мой новый эльфийский облик ее не обманул. Идет рядом, смотрит вперед. Глупая улыбка до ушей, а между губами зажаты сразу три грибочка разной степени галлюциногенности. Кентавры недовольно зафыркали.
        - Ну что? Может обнимемся? - предложил я ей, чувствуя, как настроение повышается.
        - Не…
        Глава 17. Глубокие инновации
        Наша разномастная банда остановилась на ночной привал. Орки и кентавры держались друг от друга поодаль. Первые разожгли костры, вторые - нет. На огонь лошади посматривали очень недружелюбно. Особенно на Кентавряшу у огня. Та насадила грибок на ветку и коптила его на дыму.
        Я подсел рядом. В дороге так и не удалось поговорить. Хотел было хлопнуть ее по лошадиному заду, но не стал. Надо начать издалека.
        - Че как? - спросил я.
        - Ну-у-у…
        - Сильно били? - сочувственно кивнул я на спину.
        - Ага…
        Недолгая пауза.
        - Ты какая-то там провидящая?
        - Ага…
        - И кто это?
        - Вижу будущее…
        - Логично. Это типа видящей, но только «про»? - усмехнулся я. - Профессиональная видящая?
        - Ну-у-у… наверное…
        - А мое будущее видишь?
        Аша пожала плечиками.
        - Не хочу. Скучно…
        - Ты поэтому грибы-то ешь? - догадался я.
        Вместо ответа Кентавряша ткнула мне в нос палкой с перегоревшим грибком.
        - Это же… циатус дристатус, - удивился я. - Он ядовитый!
        - Не… теперь хороший…
        - Штырит?
        Кентавряша слегка улыбнулась. Я почесал репу, стащил с палки почерневший гриб, зажевал. Ничего не почувствовал, но…
        - Да ладно? - удивленно поднял я брови. - Жижу регенит?
        - Ты же устал… - пожала плечами Аша, насаживая очередную вкусняшку на палку.
        Усталость действительно напрягала. Пока гоблины не вернутся в Серп, отключиться от них я не мог. Поэтому мана сейчас восстанавливается очень медленно. Да и потратить ее я успел много. Теперь даже после сна буду чувствовать себя уставшим.
        - Только вот…
        - Что? - насторожился я. - Опять споры нужно было нюхать?
        - Не. Быстро привыкаешь… А потом… не работает…
        - Ну, ясно. Обычная наркота.
        К нам подошла Трэша. Кентавры на отдалении заерзали, орки напряглись.
        - Вождь Серпа Трайл, - обратилась она ко мне. - Выслушай меня. Сами звезды нашептывают будущее мира жеребенку Аше. Но она невежественна и глупа, молода и необузданна. Глушит свой дар ядовитым мхом и грибами. Ты не должен этого допускать.
        Аша зевнула.
        - А какой смысл знать будущее? - спросил я. - Его же нельзя изменить? А может, зная будущее, вы его сами и создаете?
        Философский диалог затянулся до поздней ночи. Дошло до того, что мы с видящей чуть ли не вцепились друг другу в волосы. От нашей перепалки Аша уснула, орки откровенно ржали, а кентавры внимательно вслушивались в мои слова, что Трэше очень не понравилось. Наконец она сдалась, махнула на меня рукой и отправилась к своим. Но скрыть до конца довольную улыбку не смогла. Видимо, не часто у нее были возможности поспорить о высоких материях.

***
        Серп встретил нас с удивлением и радостью. Любимица и талисман вернулась. Дети облепили Кентавряшу, на что та даже внимания не обратила. Отошла в сторону, улеглась в тенёк, зевнула и задрыхла, пока орочья мелкота делала ей массаж, а Кая залечивала копыто.
        Кентаврам было откровенно неуютно. Они держались вместе, с напряжением рассматривая дома, стены и разнообразные конструкции от общинного стола до фундамента новой кузни. На мой вопрос, что их так удивляет, если они торгуются с Мурьяки, Трэша пояснила, что этим занимаются обученные кентавры - вестники. Для других же дома из камня и дерева - неприятная диковина.
        Вторым ужасным откровением оказался наш накрытый стол. Опять веганы?! Черт… Я-то думал они больше люди, чем кони.
        Пришлось чесать репу, что можно сделать из одного топинамбура. Букль постарался. Вареный, жареный, сырой, соленый, сладкий, резаный, мятый, выжатый - на любой вкус. Кстати, пока я был в отрубе, Катя поработала над урожаем. Генетически-магически модифицировала его. Теперь созревание топинамбура займет не четыре-пять месяцев, а один-два. Правда за счет более мелких клубней. Но это окупается нехилыми размерами вспаханного поля.
        Тихий кентавр-убийца уплетал лакомства за обе щеки, не стесняясь чавкать на радость оркам. Трэша осуждающе посмотрела на него, аккуратно откусывая маленький кусочек от вареного корешка в фирменных специях Букля.
        - Мы называем эти клубни шиаши, - пояснила она. - В сыром виде они плохо усваиваются, а в диком виде мало где растут. Да и Вселенная не одарила нас возможностями земледелия, поэтому мы отказались от этих даров природы.
        - Дык это! - встрял Бом, уныло пожевывая жареный корень. Мясо на стол не выложили из солидарности к веганам. - Вы же конь. Надо пахать. Будет много трава вкусный!
        - Мы не можем этим заниматься, - угрожающе сказал молодой кентавр-блондин. - И не советую тебе нас так называть, орк.
        - А че? Я же это. Правда го…
        - Бом, ради Сознатики, жуй молча, - сделал я фейспалм.
        - Сознатики? - спросила Трэша.
        Орки загорелись, стали невпопад объяснить кентаврам о прелестях нашей богини. Кентавры слушали, с трудом скрывая искреннюю заинтересованность. Вот они значит какие. Очень гордые, но любознательные, как дети.
        Так вот. Именно топинамбуром мы смогли заинтересовать кентавров. Как оказалось, у них очень большие проблемы с пропитанием. Несмотря на то, что они живут в лесу, их огромное тело очень тяжело прокормить. По сути, им нужно жрать в течение всего дня, как обыкновенной лошади. Но позволить себе они такого не могут. Кентавры занимаются собирательством. Особые шишки, ягоды и трава. Отмачивают все, прессуют в формах и едят как высокопитательный веганский сухпаек. Это очень трудоемкий процесс и невкусная пища. Но единственная возможность прокормить сложный организм и выжить.
        А вот мазь от насекомых им не понадобилась. Они уже смазывают себя каким-то толченым мхом, и ни один паразит не пристает к лошадиным попкам.
        Весь день мы проговорили о том и сем. Помянули погибших - орки грустно бухнули, кентавры помолились звёздам. Я с удивлением и радостью заметил, что они довольно быстро нашли общий язык. Да, подозрение и неприязнь иногда проскакивали. Особенно у Феола, чьего отца убили зеленые. Он только молчал и огрызался, если с ним пытались заговорить. Вот еще одна черта лошадей: обидчивые и мстительные. Орки в этом плане простые. Ни на кого не держат зла. Зачем? Война есть война. Кровь есть кровь.
        Уже под вечер подвыпивший шаман подсел ко мне, заговорщически прищурился и шепотом сказал:
        - Прошу, Трайл, порадуй старика. Расскажи ему историю о своём мире.
        Я вздохнул, кивнул в сторону, предлагая отойти подальше от любопытных кентавриных ушей.
        - Что ты хочешь знать, уважаемый шаман?
        Мудрый орк сразу ожил.
        - Молодой вождь, я долго думал об этом. Мне очень интересно, чем же занимаются существа из твоего мира. Как именно они выживают?
        - Дай-ка подумать…
        Тишина. Ехидная улыбка.
        - Готов?
        - Конечно, Школьник.
        Я понизил голос, глубоко вздохнул:
        - Итак, чем занимаются… Хм, в этом наш мир гениален до дебилизма. Приведу пример. Есть две фракции. Одна называется Бостон Дайнемикс, другая ТикТок. Первая стоит восемьсот миллионов золотых, вторая в двадцать пять раз дороже - двадцать миллиардов. Только Бостон занимается высшей магией во благо всего сущего, а ТикТок состоит из надутых уток и малолетних педиков, знающих разницу между парикмахерской и барбершопом. Они берут свои кредитные АйФоны и снимают, как долбят друг друга в жо…
        Глаза шамана полезли из орбит.
        - Ой, не удивляйся так. Да, наши гоблины сегодня становятся высшей расой. Их нельзя оскорблять, и даже смотреть им в глаза опасно. Засудят за дискриминацию. Эту магию назвали «толерантность». Нет, они не могущественные. Все намного хуже. Сами могущественные их покрывают. Почему? Хм. Магия, блять. Но, мне кажется, никто уже сам не понимает, почему им потакают. Просто кто-то и когда-то начал это, вот и пошло-поехало.
        Воздух в легких кончился. Сделал паузу, не скушал твикс. Продолжаю:
        - Как, спрашиваешь, там выживают существа? Да всё просто. Приходят в пещеру работяги, долбят золото. На выходе всё добытое сдают одному разжиревшему оленю. Тот радуется и за это кормит своих шахтеров, чтобы не сдохли. И называет это «оплатой труда». Иногда он им меняет старую рабочую одежку. Это называется «премия». И попробуй не порадуйся - натянут на копье. Это уже «штраф». Самое дерьмовое, что работай все при одинаковых условиях, то труд стал бы эффективнее, а работяги богаче и счастливее. Не, есть, конечно, нюансы по поводу квалифицированности, но тут отдельная тема. Скажу лишь, что выпускники юридического… ой прости, Академии Магии, не знают первую статью конституции. Это как маг огня, не умеющий развести костер в лесу.
        - Почему же так все происходит? - удивленно спросил Улук-Урай. На его лице читались растерянность и непонимание.
        - Не знаю, первый шаман. Наверное, когда-то мы посчитали себя умнее орков и забыли важность всего «простого». Все всё понимают, но ничего не хотят менять, утешая себя, что и так все хорошо. Вот такая вот странная штука.
        Я грузил Улук-Урая еще пару часов. Он кряхтел, стонал, наконец не выдержал и махнул на меня рукой. Отправился заливать депрессию и жалость к существам моего мира орочьей сивухой. Похоже, я окончательно разрушил его иллюзии. Он-то думал, у нас там райские пущи, раз мы кишки друг другу на головы не наматываем. Не, уважаемый шаман, есть вещи куда пострашнее, чем вспоротое брюхо. Тут, по крайней мере, мучаешься не очень долго. Довольно крякнув этой мысли, я решил, что в следующий раз расскажу шаману об ипотеке, френдзоне и раках на катке.
        Уже к ночи кентавры стали покидать Серп. Остались только Трэша и ее верный молчаливый воин-телохранитель. Они собираются уговаривать Ашу одуматься и вернуться к своим - гадать на звездах и философствовать о печальном будущем. Говорят, у них там по Армагеддону раз в сто лет, и без провидящей его никак не предотвратить. Разумеется, я предупредил их, что в моем поселении методы физического воздействия запрещены. А если Кентавряша начнет жаловаться, то договоренности с кентаврами придется пересматривать.
        От кентавров, кстати, я скрыл свои способности. И велел всем молчать об этом. Я еще не так доверяю им, чтобы разбрасываться такой инфой. На расспросы, как же это поселение образовалось, я лишь многозначительно пожимал плечами, намекая, что в всему свое время.
        Мои зомби-гоблины вернулись к полуночи. Их заперли в клетках с остальными, и я с облегчением обрубил душевные связи. Ох, как же хорошо. Мозги сразу расслабленно раскисли, мана стала регенерировать быстрее в пятнадцать раз. Уснул я крепко и без снов. Рядом с тёплой Каей.
        На рассвете я собирался обратно в Гашарт. Не только из-за Астарии. Серп долго не протянет. Жратвы становилось все меньше и меньше. Контрабандисты несколько раз проплывали по реке и никак не реагировали на наши крики. Дичь вся разбежалась. Топинамбура осталось очень мало, а сбор урожая только через месяц. Нас спасала только рыба, которой становилось все меньше и меньше. Она что-то заподозрила и перестала вылавливаться в достаточном количестве.
        Поэтому нам крайне нужны поставки. Одежда, оружие, провиант! Серп ничего не производит, но много потребляет. И только Гашарт может нам помочь. И для этого я собираюсь… открыть там бизнес. Ох, спасибо тебе аниме «Доктор Стоун». Теперь я смогу удивить аборигенов… эээ… как там мыло делалось? Из водорослей? Черт, забыл…
        В общем у меня будет три направления бизнеса. И вот в чем заключается бизнес-план. Первое: грибоварение и алхимия. Кентавряша - грибной магистр. Откроем теплицу, наймем лесных собирателей. Кая делает настойки и мази по орочьим рецептам. Одна только смазка чего стоит. Совместим их умения и вуаля - мы лучшие аптекарии Гашарта.
        Второе: гномские штучки. Да, для эльфов не в новинку товарооборот с подгорным народом, но я сомневаюсь, что они додумались до… до…
        Только что до меня дошло, что попаданец я так себе. Что я могу предложить средневековому фэнтези? Как электричество добыть? Ну, э-э-э, плюс там, блять, на минус. Паровой двигатель? Дровишки там, водичка, давление, рычаг туда-сюда. М-да. Может порох? О! Это знаю. Я голова бах-бах умный. Серу мешаем с селитрой и древесным углем. Сера в вулканах и горячих источниках. Уголь - меньшая из бед. А селитра? Что-то там с перегноем связано. Собираем эльфийские кеки, мешаем с листвой, а потом… что-то произойдет и во… селитра готова. Как три пальца о пустую орочью макушку! Век технологий натягивается! Тьфу ты! Начинается!
        Короче.
        Самотыки.
        Надо начать с понятного. Обязательно попробую открыть секс-шоп. Да, меня, скорее всего, сожжет эльфийская инквизиция, но что мешает сначала разведать эту незанятую нишу? Это же у нас стереотипы, а тут как угодно можно преподнести. Мол, только для эльфийской элиты - палка-удовлетворялка. Сниматель стресса. Массаж снаружи и внутри. Эксклюзивно для Блаженных Лейров и выше.
        Третье: коуч. Личностный рост; как стать успешным «Шепчущим Клинкам»; как открыть свою лавку за три дня; как закадрить любую эльфийку или стать успешным миллионером. Если мне разрешат вталкивать такую мудрость в эльфийские неокрепшие массы и не нарекут еретиком, то это, по-любому, золотая жила.
        Ой, заткнись совесть! Опять вылезла! Да, я меркантильная сволочь и собираюсь зарабатывать деньги на всяком дерьме. Есть идеи получше? Знаешь, как электричество добыть? Прости, что я не гений-вундервафля, как нарекла меня бабушка. Сомневаюсь, что у распорядителя попаданцев был выбор между мной, Эйнштейном и Теслой, и он такой «О, а у вот этого долбоёба глаза красивее»!

***
        Обратно в Гашарт мы шагали по лесу целой делегацией. Кая, Кентавряша, Гурон и я. Напрашивалась еще Катарсия, но я отказал. Она бы, конечно, пригодилась, но учитывая ее порочность, могут возникнуть проблемы. Поэтому я просто расспросил ее о том, как же стать успешным в эльфийском обществе.
        Оказывается лавку может открыть любой желающий. Но для этого нужно официальное разрешение аристократа. И по понятным причинам, мало кто из благородных на это соглашается, ибо вся ответственность возлагается на них. Отсюда и закрытость цитадели для других рас. Попасть внутрь можно только в сопровождении темных эльфов и опять же - с письменного разрешения аристократии.
        И кто нам может помочь? Правильно, Астария. Моя начальница, сделавшая меня своей маской. Галантный, епт, мудрец. Ну-ну. Пошел я, короче, фаллоимитаторы впаривать.
        Наверное, я слишком глубоко задумался. Не смотрел вперед и врезался в дерево, ударившись головой. Блюм на моем плече недовольно заворчал. О да, я эльф, я смерть, я тень!
        - Уф-ф, он всегда такой? - спросил Гурон Каю, кивая на меня, потирающего ушибленный лоб.
        Кая хихикнула, поглаживая животик.
        - Ага. А ты не замечал?
        - Да как-то не довелось. Дела-дела, сама знаешь. Гномы не по сторонам смотрят, а работают.
        Гурон горделиво погладил свою бороду.
        Я посмотрел на парочку, объяснил:
        - Я же теперь, блин, постоянно связан с двумя гоблинами. Буду руководить Серпом удаленно. Подключился к ним одновременно. Вот и завис. Бори, кстати, просит какой-то альмов порошок купить. Да побольше. Что это такое?
        - Алармов порошок, - поправил меня Гурон. - Гномье изобретение. Во всем Варгароне пользуется огромным спросом. Даже у эльфов. Позволяет делать сильный жар в печах и горнах. Можно плавить железо и, - подозрительно сощурился гном, - если смешать его с пивом, то получится у-х-х-х!
        - Правда? - искренне заинтересовался я.
        Кая вздохнула, развела руки. Мол, мужики, что с них взять.
        - Хочу пиво-о-о, - изъявила желание Кентавряша.
        Мы с гномом переглянулись.
        - С грибами? - настороженно спросил я.
        Не надо было ее тогда спаивать.
        - Ну… да…
        - Не к добру это, - пропыхтел гном.
        - Ой! - дернулась Кая.
        - Что кричишь, а? Пугаешь, - заворчал Гурон.
        - Да ничего, та-а-ак…
        - Что это там у тебя?
        - Где? - занервничала орчиха.
        - За пазухой.
        - За какой пазухой?
        Чувствую что-то подозрительное. Подошел к гражданской жене. Кая забегала глазами.
        - Кая?
        - Ну что?
        - Ничего не хочешь сказать?
        - А что ск…
        Я стал ее щекотать. Смех, задорные слезы.
        - Перестань! Прекрати! Ой, не могу!
        Из складок скромных одежд Каи показалось что-то длинное, многоногое и красное. Зашипело…
        Эхо моего дикого визга умчалось глубоко в лес, когда огромная сколопендра высунулась между грудями Каи. Тварь извивалась тысячами лапок, намереваясь цапнуть своими жвалами мои наглые пальцы. Даже гном в страхе отскочил в сторону. Кентавряша на мгновение перестала жевать, но быстро потеряла интерес к происходящему, вернувшись к разглядыванию куда-как более прикольной коряги под ногами.
        - Что это?! - ужаснулся я.
        - Шмурик! - возмутилась Кая, впихивая голыми руками адскую тварь обратно в межгрудное пространство.
        - Это шмурик?! Да мы из этого яичницу делали! - бесновался я.
        - И что? Я одного пригрела!
        - П…
        - Р… - подхватил гном, вытягивая пальцами из себя язык с явными намерения выдернуть его с корнем.
        Мне повезло чуть больше. К моему возвращению в Серп остались лишь два зеленых яичка. То-то я еще удивился, что блюдо Букля на этот раз вышло не очень.
        - Хочешь сказать, что купленные нами в Мурьяки яйца… - запнулся я, когда меня осенило, чья это вина. - Кентавряша?
        - А?
        - Зачем ты купила эту дрянь?!
        - Кушать… Двуногие любят… яички…
        Я захлопал ртом.
        - И где ты их купила?
        - В лавке…
        - Название лавки?!
        - Ну…
        - Ну?!
        - Диковинные питомцы Дайрона. Дешевые были…
        Пять десятков купленных «на пробу» яиц оказались питомцами для фриков. Либо лакомством для этих фриков. А ведь Кая поняла, что это за яйца, но ничего не сказала.
        - Я думала мы разводить их будем, - оправдывалась она. - Но потом яйца спрятал Джыр. А когда за ними вернулись, то они уже немного протухли… Но мы все равно съели. Было вкусно.
        Гурон издал тошнотный звук, прижал руки ко рту.
        - А ты-то как своего урода вывела, если они протухли?!
        - Он не урод! - возмутилась девушка. - Он Клюв. Как твой Блюм! Я одно яйцо еще у Мурьяки себе взяла и сразу пригрела!
        Я хлопнул себя ладонью по лбу. Ну вот, очередной кошмар стал реальностью. Теперь между грудями моей гражданской жены приютилась уродливая тентаклевидная сколопендра-конкурент.
        - А еще он ядовитый, - добила меня Кая. - Чувствует плохое. Так что вы его лучше не бойтесь, Клюв очень хороший.
        - Ага. Вот сейчас прямо перестану бояться! Секунду! Еще одну! Во-о-от! Вот уже прямо сейчас… О да! Я резко перестал бояться! Ах, как же хорошо, что это именно так и работает.
        Блять.

***
        Оставшуюся дорогу я держался от Каи подальше. Даже отказался спать рядом с ней под предлогом того, что эльфы иногда любят это делать на деревьях.
        К цитадели Гашарт мы прибыли на утро последнего дня моего отпуска. Сразу вспомнилась фишка старого кино, когда бомбу обезвреживали в самый последний момент.
        - Нас в город не пустят, - вздохнул Гурон.
        Гном уныло оглядел округу. Лес, пригорелый орочий лагерь, темная цитадель.
        - Я постараюсь побыстрее договориться с Астарией, - пообещал я. - Вы пока уж как-нибудь пару дней потерпите.
        - Не хочется, - заворчал Гурон. - Не по-гномье это - без дела сидеть.
        - Всего пару дней. Если не выгорит, на третий день отправлю вам Блюма с дальнейшими указаниями.
        Пафоса из разряда «если через три дня я не вернусь, возвращайтесь без меня» я говорить не стал. В смысле, без меня? Спасайте!
        Свою банду я проводил в заброшенное логово Драника и Усика. По словам Катарсии, это хорошее место и найти его непросто. Какое-то время можно запрятаться там.
        Когда мы дошли до унылой дыры, вздохнули все, кроме Кентавряши. М-да, действительно не айс. Может и правда лучше было оставить их в Серпе? А выдвинулись бы они после моего сигнала через гоблина. Но я захотел сопровождать их лично, так как считал себя настоящим профессиональным телохранителем.
        - Аша, раздери Асмодей гномий пердак, что ты делаешь?! Какая гадость! Фу!
        Кентавряша тыкала палкой в гниющего и смердящего Клоп-ту, расковыряв ему брюшко с копошащимися опарышами.
        - Так червячки же… Интересно… - аргументировала Аша свое наркоманское любопытство.
        Каю стошнило.
        - Ей! Негоже гномов Асмодеем раздирать! - возмутился Гуром.
        До полудня мы обустраивали бывшее гоблинское обиталище. Как ни странно, но там было относительно чисто. Еще в Серпе, я заметил, что Усик и Драник намного чистоплотнее своих оригиналов. Не срали на стол, не всасывали червяков перед всеми. Так что респект им и уважуха. В лоток ходить обучены.
        Попрощавшись с друзьями, я с тяжестью на сердце… Ха, с тяжестью, блять, на сердце. В общем, я пошел в Гашарт, навстречу веселухе, драйву и эльфийским телочкам. Новый мир, готовься, Школьник идет. Новый король Уолл-Стрит не за гора… Ой!
        Я споткнулся и…
        …не упал.
        Хе-хе.

***
        Стража на входе в город сурово на меня посмотрела, но видимо идентифицировала, как своего. Интересно, как? По серьге в ухе? Магической ауре? Вряд ли по красивым глазам. Эх, надо было спросить у Кати.
        В первую очередь я направился… не, не туда. И даже не туда. В книжный магазин. Надо поставить одну точку над одной палочкой. Не нравится мне то, что за мной кто-то следит. Вот прямо чувствую, что подозрительный Грэн вечно наблюдает за мной, сидя в астральных кустах. Не верю я во всякие случайности.
        - Опять ты? - недовольно встретил простоэльфина жиртрест-продавец.
        Снова ткнул ему фак в морду. В меня полетела какая-то брошюрка, но я успел закрыть за собой дверь.
        Понятно. Дядя БоХ сегодня отдыхает. Ох, и много же у меня к нему вопросов. Все, я решил, что больше его не боюсь. Бесстрашие повысило свой уровень.
        - Аргхк! - брякнул Блюм.
        - В смысле? Ты же мяукал в Серпе? Почему здесь другие звуки издаешь?
        - Аргхк!
        Похоже, я наткнулся на очередную аномалию Варгарона. Ладно, не до этого. Теперь отправляемся к ледяной ведьме.
        Через полчаса я уже стоял у особняка-камня и трясущимися руками стучался в дверь. Повысило оно, блин, уровень. А вдруг меня разоблачили за время отсутствия? Сейчас как повяжут…
        Дверь открыл эльф-прислужка.
        - Добро пожаловать. Прошу, входите. Леди Астария ожидает вас.
        Черт, а я так надеялся, что она не дома. Работает, например. Хотя, о чем это я. Она же большой начальник, можно и к обеду на работу явиться.
        - Ты, - одарила меня Асти ледяным взглядом своих красных глаз и вздернула брови. - Что с твоим лицом?
        Она сидела на софе из красного бархата. В боевой эро-амуниции. Ножки скрещены. Я сглотнул, чтобы не заглядывать… куда не надо.
        А я что? А я галантный мудрец. Преклонил голову.
        - Мое величайшее почтение младшей майре Астарии. Я решил испытать себя в диких землях и поплатился за это. К сожалению, тренировки с реальными противниками обошлись мне дорого.
        - Ц!
        - Ну что? - обиделся я. - Я стараюсь.
        - Лицемер. Тебя видно насквозь. Твои губы кривятся, когда ты врешь. Хоть мне и все равно на твои увлечения, как теперь с таким лицом поддерживать образ, а? Красота для эльфов очень важна.
        Она сделала паузу, нервно стуча пальчиками по подлокотнику софы.
        - И почему мне приходится ждать тебя так долго? Две недели закончились сегодня, и ты посчитал, что это случилось в середине дня, а не в начале. Правильно, мальчик?
        Ее руки побелели. Я сглотнул. Свою маску она снимать не собирается? Игра уже началась?
        Я взял всю свою серьезность в кулак. Не ссать! Это всего лишь игра, и я ее важная маска. У нее их всего семь. Не будет она меня трогать. Щас я все скажу, нужно только подумать! Галантный… галантный…
        - Э-э-э… - задумчиво протянул мудрец.
        Астария побелела еще сильнее. Черт!
        Сосулька полетела в меня. Я увернулся в последний момент и уже было развернулся драпать, как ледяной голос крикнул:
        - Стой, Реордан!
        Ну я и остановился в полуобороте. Я же хороший мальчик. Послушный.
        - Я рассчитывала, что ты улучшал свой образ эти дни.
        - Ну… конечно… так и делал… - нервно улыбнулся я.
        - Ты мне врешь?
        - Да!
        Астария вздохнула.
        - Отправляйся домой. Ты меня разочаровал. Завтра на рассвете жду тебя в воинском доме. А в полдень в моем особняке. Гедраон будет твоим учителем и расскажет о дополнительных обязанностях.
        - Гедраон?
        - Мой слуга. Он открыл тебе дверь.
        Ох, это же тот самый подкаблучник…
        - Леди Астария, мне нужна ваша помощь, - не стал я тянуть резину. - Я хотел бы попросить…
        - О, нет, мой дорогой Реордан, - прервала она меня. - Никакой больше помощи. Мало того, еще одна просьба и я не сдержусь. А если я злюсь без маски, то добром это никогда не кончается. Ты понимаешь меня, Рео? Любой наглости должен быть предел. Чтобы я выслушала твою следующую просьбу, ты должен очень, слышишь, очень сильно постараться!
        Астария смотрела на меня очень серьезно. От стервозины не осталось и следа. Только холодная, расчетливая ледяная королева, которой я поверил. И поверил каждому ее слову…
        Дерьмо. Похоже, в бизнес-план нужно вносить очередные корректировки…
        Глава 18. Училка эльфоматики
        Сестренка в соблазнительном рабочем кимоно собиралась уходить, когда я ввалился домой. Сначала она возмущенно надула губки, а потом округлила глаза от удивления моим внешним видом. Все-таки лицо мне покорежили знатно. Через месяц-два останется пересекающий глаз глубокий шрам поперек щеки. Пришлось долго оправдываться о своих травмах и брехать о «секретных заданиях».
        Эльфийка взволнованно слушала, вздыхала, охала, а потом подозрительно сощурилась, улыбнулась.
        - Бедный мой братик, - сказала она, поглаживая мне ногу.
        Я еще не успел ничего сообразить, как Дриайя уже вылизывала мне член. К сожалению, насладиться процессом не удалось. За две недели я даже передернуть не успел. А когда шаловливые ручонки и мокрый язычок милой девочки вытворяют такие кульбиты, кончить на десятой секунде немудрено. В самый последний момент сестренка сунула сокращающийся член себе в рот. Плотнее зажала его губками и приняла в себя всё, что накопилось за долгое время. Вот ведь маленькая профессионалка. Под конец еще и улыбнулась, широко раскрыла ротик и высунула «испачканный» острый язычок, показывая мне, КАК хорошо она умеет сглатывать.
        Пока меня не было, к Дриайе несколько раз наведывался Эйдир, но отношения между ними не налаживались. Сестру больше интересовал я, что эльфу очень не нравилось. О моих «секретных заданиях» он ничего не знал. Для Шепчуших Клинкам естественно пропадать месяцами по особым поручениями аристократии. Да и интересоваться этим считалось дурным тоном, а то и опасно для здоровья и жизни. Поэтому Эйдир слился через пару дней.
        До конца дня я занимался профессиональным сбором информации. Проверив, что в Серпе все идет своим чередом (еды меньше, паники больше), я уложил гоблинов спать, подключился к Блюму и отправил его на разведку. И это было идеально! На кизрума обращали столько же внимания, сколько на дворовую псину. Правда на проникновение в обиталища реагировали островато. Но один раз получилось. Я добрый десяток минут наблюдал за мегасексуальной дроу под струей воды. Как же она себя натирала… Кстати, похоже, у эльфов растут волосы только на головах. То-то я удивлялся, что у меня бороды нет, а дома из ванных принадлежностей есть только подобие зубной щетки и универсального жидкого мыла в каменном стакане.
        После того, как в одном из обиталищ в меня полетел огненный шар и подпалил шипастый хвост, подглядывать я передумал. Да и Блюм пригрозил мне бойкотом. Поэтому я вспомнил, что времени у меня не так уж и много. Все-таки моя беременная женщина ждет меня в логове гоблинов, пока я рассматриваю сиськи в котэ. М-да.
        Во вторую, не столь значимую, очередь я отправился на рынок для простоэльфинов. Начать бизнес я собираюсь именно там. Чтобы вести дело в ЦУМе темных эльфов, нужно вылизать не один аристократический анус. Юркое кошачье тело быстро донесло меня до места назначения. А скакать с крыши на крышу - вообще эльфийский лайфхак. До сих пор не пойму, почему в Москве так не делают. Разгрузили бы дороги от пробок.
        Итак, рынок. Огромная площадь, по центру которой высилось изваяние ушастого мужика с фруктовой корзиной в руке. Наверное, бог веганов. Повсюду рабочий класс, жены воинов, слуги аристократов, помощники казарменных кухарей. Ну тупо сезонная ярмарка. Везде узорчатые дома с большими окнами - это магазины, и открытые стойки - лавки. Первые - крутые барыги, вторые до них еще не доросли. Некоторые лавки пустовали. Катя говорила, что они принадлежат аристократам. И все что на них сбывается - под их ответственностью. Никакого пафосного потребнадзора и аудитов контроля качества. Если после покупки твоего топинамбура продристается больше пяти эльфов - сожгут все нахер. Вместе с торговцем. Вот тебе и залог полезной и свежей пищи. Учитесь, земляне.
        Интересно, что рынок был одним из немногих районов, освещаемых светом фонарей. Ведь не все такие глазастые, как эльфы. Я заметил людей, немного гномов, кентавров и…
        - Аугхк! - удивленно повернул я кошачью морду.
        За одной из стоек высилась коричневая гора спрессованного грунта, камней и чего-то черного. Вроде эти бревна - руки, а эти столбы - ноги. На них видны вздувшиеся и светящиеся голубым цветом жилы, как у тяжелоатлета. Существо-голем отдаленно напоминало гуманоида, но стояло неподвижно, словно статуя. В дырах-глазах - белый безжизненный свет. В Блюме я не мог рассмотреть Сосуд Души, но кошачий тепловизор показал, что существо холодное.
        Походу, я встретил своего первого андрониста. Существо без души, живущее в недрах земли где-то далеко на севере. Торговала тварюга чем-то странным. На вид обыкновенными камнями. Но очередь за ними выстроилась очень длинная. Эльфы с радостью кидали серебряные, а иногда и золотые монеты андронисту, а тот молча вручал им взамен камушки. Какая выгодная сделка…
        От дальнейшей разведки и желания узнать, что же это за камни, меня отговорила подступившая усталость. Долго держать существо под прямым контролем тяжело. Да и не хотелось спалиться перед неожиданно вернувшейся с работы сестренкой в состоянии пускающего слюну овоща.
        Вернув Блюма домой, я бухнулся на кровать, размышляя. По сути, сейчас я могу переселиться в большинство эльфов. Выбирай любого и не парься. Купца, например. Но что-то меня останавливает от безрассудных действий.
        Во-первых, для обмена нужна целая стратегия. Подкараулить, усыпить, устранить. А последнее, хочешь-не хочешь, все же убийство. До этого я совсем уж невинных овечек не трогал. А тут торгаша обычного прибей. Нет, я, конечно, не то, чтобы сильно парюсь, учитывая, что размен Серпа на одного эльфа не такой уж и плохой вариант. Но становиться фриком без веских причин пока не хочу.
        Во-вторых, без информации о личных качествах и о том, как управлять готовым делом в фэнтези мире, можно сильно поплатиться. Опять же, у каждого в кого я переселюсь есть семья, друзья и деловые связи. Все они будут в крайнем шоке от моих личностных изменений. И если до этого мне везло, то скоро это может закончиться…
        В-последних. Черная жижа. Если с купцом ее еще никто и не заметит, то с аристократами этот трюк не пройдет. Они постоянно тренируются и проверяют насколько увеличился шаакле. Это могут сделать сильные маги, но, слава богам, не одним взглядом, а целым ритуалом. Но все равно, на этом-то я и запалюсь рано или поздно.
        Да уж. Как бы мне не нравились эльфийские устои, у них нужно думать. Как у орков не получится. Надо внимательнее приглядеться к более выгодному «телу». А круг общения Астарии может в этом помочь.
        Я отключил мозги, зевнул, а через минуту уснул. Хоть до ночи и было далеко, завтра у меня непростой день. Как вернулась Дриайя и обнаженной улеглась рядом, я и не заметил.

***
        Следующим утром я убивал манекен в воинском доме, стараясь заниматься тем, что делают остальные. Тренировка с клинками, гимнастика, силовые нагрузки, контроль маны и спарринг от которого я отказался. К моей радости получалось у меня неплохо и подозрений ни у кого не возникло. Под конец выдохся, как гоблин на стройке. Но мышцы были мне благодарны. Давно они так не напрягались.
        К полудню я мялся у особняка Астарии. Постучался. Гедраон встретил меня дружелюбно и вежливо, поэтому я изо всех сил сдержался, чтобы не заржать, глядя на его внешний вид. Он пригласил меня в подвал, сообщив, что госпожа Астария сейчас отсутствует. Пока мы шли по темным коридорам, я косился на обтянутую латексом жопу эльфа и подозрительно озирался по сторонам. Сейчас спустимся куда-нибудь, а там… шипы, плетки, оковы, дилдаки и гоблины-надзиратели. Перевоспитают меня в очередного подкаблучника леди Астарии. И через сто лет какой-нибудь попаданец будет ржать над моей единственной мечтой в жизни - сунуть своей госпоже язык в промежность между ее пальцами ноги.
        Пронесло. Это была обыкновенная пещера. Красивая, готичная, мрачная. Повсюду мох, сталактиты и звуки капающей воды. Откуда-то сверху светило серебряным светом…
        - Это свет наших Близнецов, господин, - заметил мой интерес слуга. - Они проникают по особым зеркалам, с поверхности.
        О, да! Я - господин!
        - Зачем ты меня сюда привел?
        - Здесь я расскажу вам, что такое маска, господин.
        - Почему здесь?
        - А почему нет, господин? Чем это место отличается от других?
        - Ничем. Кроме того, что сюда пришлось долго идти.
        Гедраон рассмеялся.
        - У вас замечательное чувство юмора, господин. Это, безусловно, вам поможет.
        - Да у меня его вообще нет, - заявил я. - Мой принцип жизни - серьезность и ответственность.
        - Похвально.
        - Сяп.
        Эльф никак не отреагировал на иноземное слово, улыбнулся. Из-за его дурацкой полумаски я не мог полностью увидеть выражение лица. Попытался сконцентрироваться на его сосуде души. Вроде бы почувствовал, что он веселится. Точно не уверен. Умение предчувствия чужих эмоций еще нужно тестить.
        - Есть три правила масок, господин. Расскажу вам о первом и самом важном из них. Его вы нарушили уже много раз. Нельзя снимать маску. Ни при каких обстоятельствах. Я покажу вам…
        В руках эльфа показались два налитых зеленой энергией лезвия. Он молниеносно сорвался с места, намереваясь перерезать мне глотку…
        От такого неожиданного напора я орнул, успевая только выхватить наполненный силой кинжал и взмахнуть. Вертикальная полоса сорвалась и…
        Упс.
        Гедраон распался на две симметричные половинки, поливая меня кровью и пачкая пещерную красоту не самыми красивыми эльфийскими внутренностями. Разрезанная маска упала, а его удивленные глаза еще пару раз моргнули…

***
        Комната оледенела. Огонь в камине погас. С потолка свисали сосульки.
        - Ц!
        Покрывшаяся инеем Астария сидела на снежном кресле, скрестив руки и ноги. Она очень внимательно выслушивала мои эмоциональные оправдания.
        - Леди А-а-стария, он на меня н-набросился! С оружием!
        Я прыгал с ноги на ногу, растирая себя руками. Еще немного и стану снежным эльфом.
        - Он бы тебя не тронул, - шипела Астария.
        - Это с-с-совсем так не выглядело! - жестикулировал я, стуча зубами. - Он целился в горло рас-с-секающим тени!
        - Простые выпады можно отразить на одних инстинктах после первого года обучения, - парировала задымившаяся морозом Асти.
        Я сделал шаг назад.
        - Так я и о-о-отразил!
        - Ты убил его. И мне очень интересно, как? Он был не самым лучшим воином, но довольно умелым, чтобы справиться с посредственным шепчущим.
        - Я не знаю! - соврал я, стараясь не кривить обледенелые губы. - Просто защи-и-ищался! Все произошло слишком быстро! Просто отве-е-етил тем же рассекающим тени.
        И это я-то посредственный?! Вот сучка.
        Ледяная фурия подозрительно прищурилась:
        - Да неужели?
        - Д-да!
        Тишина.
        Астария заговорила первая:
        - Гедраон был довольно ценным и верным слугой. Он служил мне больше двадцати зим.
        Пипец просто, мне сейчас ахнуть или че? На меня напали с явным намерением убить! Это не аниме, где лучшие друзья неожиданно ломают друг-другу головы об столбы, а потом хихикают, мол, о, братан, хорошо потренировались. Или как же здорово ты швырнул в меня сотню кунайев из этих кустов. До сих пор кровь течет из последнего глаза. А этот нежданчик в виде взрывной ловушки вообще нечто! Отличная вещь! Жаль, что осталась только одна нога. Благодарю тебя, сенпай. Теперь пойдем жрать рамен, я угощаю. Ведь сегодня я не сдох от твоего подхода, а стал сильнее. Да! Да! Я стану сильнее! Еще сильнее!!!
        В этот момент протагонист умирает от кровотечения, а измазанный в его крови сенпай добродушно улыбается усталости своего ученика. Вот что бывает, когда сценаристы забывают, что типичный сюжет и реализм плохо сочетаются.
        - Я защ-щ-щищался, - повторил я, начиная беситься.
        Минут пять Астария пилила меня глазами. Она то белела, то розовела. Чувствовалось борьба между жаждой крови и нежеланием терять маску.
        - Мне кажется я в тебе ошиблась, - наконец сказала она. - Слишком дорого ты мне обходишься. И, вероятно, я подобрала тебе не ту маску.
        Я не удержался, закатил глаза, передразнил недавние слова королевы:
        - Да неужели?
        Полетела сосулька, от которой я легко увернулся и на этот раз не стал убегать. Только булки сжал потуже, чтобы ненароком не просрать момент крутизны.
        В общем, я стал смелее. У меня же теперь есть навык «разрывающий порывы неожиданных сенсеев». Жалко только жижу растрачивает очень много. Это умение отличается от магии. Оно материализует сырую, концентрированную силу. Это не утонченные жесты пальчиками для метания сосулек. Один удар тратит столько же маны, сколько вызов пятерых земляных членолобков.
        Я просканировал Астарию и хмыкнул про себя. После апгрейда гоблинской маткой мой кувшин стал больше, чем у ледяной ведьмы на треть. В случае чего смогу с ней поменяться и мять эти заиндевелые сиськи вечно.
        - Ц! Осмелел, мальчик? - верно поняла меня Асти.
        Я промолчал. Астария недовольно поморщилась, заговорила:
        - К моему огорчению, маску уже не поменять. Я уведомила о ней светоча.
        Астария подалась вперед, открывая моему взору прорезь между грудями.
        - Слушай меня внимательно, Реордан. У нас большие проблемы.
        Я сглотнул.
        - У меня - потому что сегодня я узнала, что уже через три дня в Гашарте будет проведено празднование в честь победы над орками. Последнее крупное скопление было выслежено и уничтожено ловчим отрядом майра Леорана.
        Сердце забилось быстрее. Я быстро открыл свернутую вкладку гоблина и убедился, что Серп не пылает в огне. Выдохнул. Астария продолжила:
        - Светоч Айлания собирает аристократию в обители теней. Будут они и все, кто активно принимал участие в защите цитадели. Несколько эльфов предстанут перед светочем и будут вознаграждены за особые заслуги.
        Это какие это, интересно, заслуги? Опять чинушы себе «голландский штурвал» устроили? Орки даже до ворот города не успели добраться. Их испепелили магиусы. Ту малую часть, что в трусах рвалась на стены, я даже в расчет не беру. Опять что ли министров награждать будут за то, что кто-то где-то громко бзднул?
        Доносить свои мысли Астарии я не стал.
        Так, погодите-ка…
        - А у меня-то какие проблемы? - осторожно спросил я, уже зная ответ.
        - Я среди приглашенных. На такие мероприятия аристократы обязаны брать с собой маски. Это застало меня врасплох. Орки и раньше доставляли нам проблемы, но, чтобы устраивать в честь победы над ними праздники?.. Словно мы светлые, а не темные эльфы.
        Астария сделала напряженную паузу, пристально вглядываясь мне в глаза.
        - Ты не готов, - покачала она головой.
        - Согласен, - остервенело закивал я в ответ. - Совершенно верно, леди Астария.
        - Но ты все равно пойдешь…
        - Тогда я постою где-нибудь в сторонке.
        Она ухмыльнулась:
        - Это у тебя вряд ли получится.
        - Почему?
        - Великая игра.

***
        Лучше бы я штурмовал стены с орками, а не бал темных эльфов. Я ведь там завалюсь. У меня даже чаепития в школе плохо получались. Ну не создан я для светских мероприятий. По-любому начнут провоцировать, а потом еще и на дуэль вызовут. Знаем, проходили.
        Но Астария эти отмазы слушать отказалась. Освободила меня от ежедневных обязанностей и велела до начала празднования переехать к ней в особняк. Сестренка ревниво поворчала, но с этим мы ничего поделать не могли…
        Ледяная королева лично занялась моей дрессировкой по ускоренной программе. Казалось бы, свершились идеальные условия для того, чтобы выдрать ее по самое не хочу. Но реальность оказалось намного суровей. У Астарии, похоже, ТАМ все отморожено. Подступиться к ней нереально. По всем, сука, пунктам. Я чувствовал себя пятиклашкой с молодой училкой в красной миниюбке и черными чулками. Говорят, лет десять-двадцать назад им еще разрешалось так ходить и фоткаться в инстаграме не в парандже. Так что между ногами хоть и зудело, но, как говорится, хоти молча в своих фантазиях, маленький стручок. Это гора для тебя пока что неприступна.
        Сначала Астария напомнила мне теорию. И да, я сидел за столом, как за партой. А она расхаживала передо мной в своей эро-броне. Огромными усилиями я заставлял себя слушать, а не смотреть.
        Три правила масок. Мне уже говорили о них, но сейчас решили втолковать подробнее, раз я такой тупица. Да-да, Асти меня так и назвала. И после это я захотел отодрать ее еще сильнее. Хер знает, как моя голова работает.
        Еще новость по теме. Оказывается, Блаженный лайр Эридрас, хранитель порочного дома, в хороших отношениях с Астарией. Ледяная стерва специально тогда отправила меня лично к нему! Это была проверка моей «масочности». И я ее завалил. А мерзкий старый пердунишка знал об этом и сдал меня с потрохами! То-то он так странно себя вел.
        Астария вела урок:
        - Правило один. Никогда не снимать маску. Если ты галантный мудрец, то таким должен быть всегда. Простоэльфинам с маской легче. В их кругу заботиться об этом не надо. Поэтому я так легко отпустила тебя на две недели. А вот всякие балы и светские мероприятия - другой разговор. Это настоящее поле боя.
        Ясно-понятно. Клут-кан по-эльфийски.
        - Правило второе. Никому не говори о своей маске. Даже если ты в кругу союзников. Даже если все догадываются, кто ты - продолжай играть.
        Астария развернулась, и я судорожно сглотнул, увидав прекрасные полупопия.
        - Третье правило. Маски - игровые фигуры аристократии. Их можно переманить. И чем больше у меня масок, тем выше моё положение. Количество масок подчеркивает ум, хитрость и коварство их владельца. Понял, мальчик? Так, ты слушаешь?
        - Да, леди Астария!
        - Хорошо. И последнее. Мы с тобой в разных кланах. Обычно так не делается. Это считается дурным тоном и ненадежной ставкой. Твой светоч может приказать тебе то, что мне не понравится. Да и отношение к таким маскам очень плохое. Они что-то вроде… шатких фигур.
        Ну ясно. Шестерки и стукачи.
        - Ну спасибо вам, леди Астария! - возмутился я.
        Аристократка ухмыльнулась:
        - Разве ты не рад, что я тебя так высоко оценила, Реордан?
        Я промолчал, недовольно сверля ее взглядом. Это развеселило ее еще сильнее.
        - Скажу более. Ты еще и простоэльфин. Я самая младшая аристократка, и не могу позволить себе иметь маски среди знати. Так что, тебе повезло вдвойне.
        Хоть это и раньше попахивало интригами, но теперь я отчетливо почувствовал вкус дерьма во рту. Астария упорно скармливает мне эльфийско-политическую тухлятину. И мне это не нравится.
        - Ты столкнешься с лестью, ложью, угрозами, шантажом, подкупом и коварством. Твоя задача, мой дорогой Реордан, не дать себя сожрать. И остаться моим.
        - А если не смогу? - рискнул спросить я.
        Стало холодно.
        - Мы же не орки, Рео. Не убиваем друг друга за косые взгляды. Но мстить умеем лучше, чем кто-либо в Варгароне.
        До вечера Астария долбила меня теориями о высших материях эльфийской интриги. Еле-еле отпросился у училки на свежий воздух. Отправился в лавку, закупился рыбой и овощами по самое не хочу. Поясница и кошелек жалобно застонали, но я задушил жабу. Докупил пирожных и фруктов для Каи. На все потратил тринадцать серебряных монет, из которых пять - на вкусняшки. Всего осталось восемьдесят семь.
        Стража у ворот косо посмотрела на меня, на серьгу в ухе, попросила показать содержимое ящика и рюкзака. Убедившись, что там нет секретных фолиантов, меня выпустили из города. Мало ли куда Шепчущий Клинкам тащит кучу жратвы.
        У моих бизнес-партнеров все было хорошо. Гном успел обустроить очень пристойный временный лагерь. Даже кровать для Каи соорудил. Та, кстати, пироженкам обрадовалась до безумия, с благодарностью полезла целоваться. Мне даже неловко стало. Мог бы и пораньше затариться.
        Кентавряши не было.
        - Ушла за грибами, - пояснил Гурон.
        Вкратце рассказал им о своих приключениях.
        - Ты пойдешь на эльфийский бал, вождь? - посмотрел на меня гном как на идиота.
        - Ага.
        - Мне кажется, - осторожно почесал он бороду, - тебе нужно… кхм… лучше подумать по этому поводу, вождь.
        Кая загорелась:
        - Ой, я даже и не знала, что такое бывает. Они трогают друг друга и кружатся? Как это называется? Танцы? Ох, как же я хочу на бал.
        - Когда-нибудь я тебя туда отведу, - пообещал я.
        Жалко ее. Ей пятьдесят лет, но по-орочьим меркам она еще молодая и неопытная. И мышление этому соответствует. Всю свою жизнь она была забитой и не видела ничего, кроме грязи и дерьма. Да, наверное, надо это исправить. Начнем с пирожных, а там уж… когда-нибудь… отведу ее на бал.
        Поставил себе метку «Развлечь Каю» в воображаемой Книге Обещаний.
        Гурон сказал:
        - А мы тут Ашу пытались рассмешить. Ты же не забыл, что обещал за это награду? Я к кузне попрошу такой горн, у-у-у!
        - Не забыл, - хмыкнул я. - Только я не говорил, что эту награду можно будет выбирать. Ну и что? Получилось?
        - Не, - послышалось за нашими спинами, и мы одновременно подпрыгнули от неожиданности.
        Обратно я добирался без особых приключений. Только стражники смотрели на меня уже с большей подозрительностью. Недавно ушел и вот уже возвращаюсь, но без ящика со жратвой. Наверное, думают, я местного тролля подкармливаю. Часто так выходить у меня не получится. Повяжут, как подозрительную личность.
        Эту ночь я провел в отдельной и шикарной комнате особняка. Здесь была огромная двуспальная кровать на резных ножках, шелковая перина. На стенах висели дорогие картины, светил легкий серебряный свет. Я лежал и думал о том, что мне предстоит.
        Всё хуже, чем я думал. Астария хочет, чтобы я не переметнулся. Только вот у меня другие планы. Я должен показать себя. Либо переманить чью-либо маску на сторону Астарии, а потом попросить ее о помощи. Либо предать ее и переметнуться к другим, требуя за это поддержку в своем деле. Но тогда у меня появится очень неприятный враг лице ледяной императрицы. Либо… что-то другое.
        Я заснул через десять минут. Мне снились кошмары. Я на балу, а вокруг танцуют аристократы. У них нет лиц. Вместо них - гладкая кожа. В центре этого танцпола кто-то лежит на полу, он в крови. Над бедолагой нависла Астария.
        После этого кошмар закончился и начался сон получше.
        Я драл Астарию под струей воды.
        Глава 19. Конфузория-туфелька
        Маски.
        Говняски!
        Выдумали же какую-то хрень! На кой, спрашивается, они вообще нужны? Для чего? Что за высосанная из пальца дичь? Примерно такой вопрос я задал Астарии на одном из наших уроков. Только в стиле «галантного, епт, мудреца».
        Она надменно подняла личико, ухмыльнулась на мою тупость и пояснила:
        - Чем больше масок-слуг у аристократа, тем выше он по титулу. У младшего майра их семь. У майра - четырнадцать. И так далее. При потере всех слуг-масок меня лишат титула. А аристократами могут стать только простоэльфины с масками. Понимаешь, мальчик?
        Еще один «мальчик» и я галантно сообщу Астарии, что «мой мальчик ей в рот не залезет». Клянусь светочем! А в целом, ага, все понятно. Это у эльфов иерархия такая. Как звездочки на погонах. Только живые и хитрожопые.
        Я зевнул.
        - Ц!
        Я осекся, закрыл рот. Асти продолжила:
        - Галантный мудрец - твоя противоположность. Думаешь, я не заметила твоих изменений? - хмыкнула Астария. - Ты был тихим, скромным и бесхитростным, но стал наглым и рискованным. Стал выделяться. Понимаешь, мальчик? Понимаешь теперь почему ты галантный мудрец?
        - Мой мальчик те… - я запнулся.
        - Что? - вздернула бровь фурия.
        - Я все понял, леди Астария, - буркнул мальчик.
        Бесхитростный я, блять. Даже обидно стало. Но логика масок понятна. Если бы я был интеллигентом, то мне дали бы маску быдлана. А люби я соленое, заставят жрать сладкое?
        - И зачем все это, леди Астария?
        - Сам еще не догадался? Я иногда сомневаюсь, что ты темный эльф.
        Ой, договорится эта стерва когда-нибудь. Поменяюсь с ней местами, свяжу и выдеру спящей. Хотя нет, спящей не хочу. Она же тогда не узнает о моей сладкой мести…
        Леди Лёд, с выражением вселенского разочарования на лице, продолжила пояснять глупому эльфенку:
        - Аристократия темных эльфов коварна. Нашей агрессивной политики опасаются во всем Варгароне. Все это благодаря маскам, Реордан. Аристократ должен справляться, в первую очередь, с самим собой.
        Я почесал затылок. Какие же они сложные, блин. А ведь не так давно я мечтал стать эльфом и жаловался на орков. Короче, я решил. Эльфы меня достали. Пойду к гномам. А может не пойду, хе-хе. Слишком прямолинейно. Буду некром. Нет, анонистом. Блюмонистом! Ой, заткнись…
        - Но это лишь тень их истинного смысла, - поморщилась Асти. - Об этом не говорят, но высшим аристократам нужны маски. Они изменяют нас, и мы становимся предсказуемыми. Тебе может и кажется это ерундой, но, поверь мне, маска прирастет к тебе уже через десяток лет. Ты забудешь себя настоящего. Станешь тем, кем ОНИ захотят…
        В голосе снежной королевы послышалась печаль.
        Урок она решила закончить предупреждением.
        - И не забывай, Реордан, что аристократы носят не одну маску. У меня их две. У майра три, лайра - четыре. Только светочи в них не ограничены.
        - И Наследник Эльфридов?
        Астария с присвистом рассмеялась.
        - А ведь правду говорят. Простоэльфины - бездарные неучи.
        У меня немного подгорело.
        - Ой, ну прошу прощения, леди Астария. Иметь дорогие фолианты шепчущие не могут себе позволить.
        - И то верно, - хмыкнула она, посмотрела на резной шкаф, забитый книгами.
        - Расскажите мне о Наследнике Эльфридов, леди Астария. Я знаю только то, что его никто не видел.
        Я пытался аккуратно расспросить об этом сестренку, но она ничего не знала.
        - А больше и нечего рассказывать, - пожала плечами Асти. - Он правитель, как темных, так и светлых эльфов. Только светочи лицезреют его лик. Никто не знает, как он выглядит. Никто не знает, какой силой он владеет. Только слухи, что с его смертью начнется кровопролитная война между светлыми и темными эльфами. Вот и всё. Больше знают только светочи.
        Пауза.
        - Какие на вас маски, леди Астария? - рискнул я.
        Она посмотрела на меня очень внимательно, словно оценивая. Ответила:
        - Об этом не спрашивают, Реордан. Не сделай такую ошибку в будущем. Но я тебе отвечу. Мои образы - это высокомерное тщеславие и… - леди Астария неприятно улыбнулась, - хитрый наставник. Я не просто так ведущая ловчих и эту маску я выбрала себе сама. Когда убила своего главу масок сто тринадцать зим назад. А теперь хватит расспросов. Ты и так занимаешь непростительно много моего времени.

***
        День икс наступил. Я сидел дома, на своей (нет) кровати и втыкал в тлен мироздания. Астария отпустила меня. Иди, говорит, вдруг это в последний раз. Попрощайся. Потом засмеялась и ушла.
        Я-то думал, что иду на светский бал, а не на войну с орками. Моя серая кожица покрылась испариной. От напряжения я чувствовал себя потеющим Джорданом Пилом. В руках я держал деревянную маску. Настоящую. Пожилое строгое лицо закрашено черным и белым цветами в подобии Инь и Ян. Истинный пожилой интеллигент с вековечной мудростью.
        - Маскарад, значит? - сияла довольная сестренка. - С аристократами? И это мой Реордан. Ты так изменился, братик. Вырос на глазах…
        Потеющий Пил вспотел еще сильнее.
        До полуночного мероприятия оставалось пара часов, а я никак не мог расслабиться. Сука, руки трясутся. А ведь Клут-Кан был не так уж и плох. Там всё понятно и просто. Тогда я смог придумать четыре плана, как победить тупого орка. А тут что? Серенаду выучить? Шпильку себе засунуть в толстую кишку и коварно удивить эльфа-интригана?
        Оставшиеся часы я паниковал, поэтому так ничего и не придумал. Попрощавшись с Дриайей, отправился в особняк Астарии. Там меня нарядили в странный прикид. Черный фрак, белая сорочка с кружевным воротником. Разумеется, расстегнутая. Моя безволосая грудь стала усладой для женских взглядов. Поверх напялили декоративные наплечники и наколенники с ликами серебряных драконов. Держитесь, крошки, я иду!
        Ледяная ведьма встретила меня у входа:
        - Ц! Еще раз заставишь меня ждать - поплатишься, Реордан!
        - В смысле? - возмутился я. - Меня переодевали!
        Астария побелела, а я резко вспомнил, кто мудрец. Одним движением напялил на себя маску.
        - Прощу меня просить, о, великолепная. В следующий раз я буду быстрее ветра…
        «… из жопы» - додумал я.
        Ледяная королева поморщилась моей жаргонный галантности, но потеплела. Свою маску она уже одела. И от нее мне стало не по себе. Синий кролик оскалился окровавленными зубами хищника. Длинные эльфийские уши Астарии очень четко дополняли образ ушастого зверя.
        А вот одета она была так, что член под штанами взволнованно заёрзал. Все те же эро-доспехи агрессивно совместились с красной тканью, обтягивающей все оголенные места эльфийки. Вроде и обыкновенные тряпки, но они выглядели так дико и элегантно, что единственным желанием было их сорвать. Последним штрихом оказались багровые туфли на высоких каблуках.
        Рядом с ней стояли три эльфа. Двое мужчин во фраках и одна женщина в розовом платье, украшенном черными живыми розами.
        - Запомни своих союзников, Реордан, - кивнула Асти на эльфа в маске плачущего ребенка. - Это Элайриан.
        Мужчина фыркнул, махнул мне рукой. Я хотел было за ним повторить, но пришлось интеллигентно кивнуть.
        Астария представила оставшихся. Второй мужчина в спиралевидной маске - Аирдуан. Женщина в маске муравья - Феоналла. Первый вежливо поклонился, а муравьиха сделал реверанс, сказала:
        - Приветствую нового друга. Надеюсь, мы поладим, Реорчик.
        - Безусловно, - поклонился я, переваривая новое погоняло. - Вы прекрасно выглядите, Феоналла.
        Ибать, я этикетный. За маской я не увидел реакции эльфийки, но смог почувствовать эмоцию легкой заинтересованности.
        - У каждого из вас свои поручения, - мерзенько улыбнулась Астария. - Пересекаться вы не должны, но случиться может всё что угодно. Напоминаю, что маски на лицах не всегда отображают истинный образ. Не дайте себя обмануть деревяшке. И даже не смейте разочаровать меня, вам ясно? Иначе оставшуюся жизнь проведете в моей ледяной пещере. А лёд намного болезненнее огня, если уметь им пользоваться.
        Я! Я! Я хочу в твою ледяную пещерку!

***
        Вскоре подъехала вычурная карета, запряженная желтой ящерицей-лошадью. Я вместе со всеми сел внутрь, а Блюмом забрался на крышу. Его я попробую протащить на светское мероприятие. На балу надо подслушивать и подглядывать. Это-то я знаю. Мне положено узнать какой-нибудь страшный секрет. Или разоблачить таинственного темного повелителя, шифрующегося под видом мелкого аристократа. Ну или хотя бы подглядеть за трахающимися в подсобке…
        До центральной площади Гашарта ехать пришлось чуть больше часа. Все это время Астария давала напутственные советы, половина из которых были угрозами расправой в случае нашей неудачи. От меня, как первого дилетанта, просто требовалось забиться в угол и выжить. Не просраться, так сказать.
        - Да что это за бал-то такой?! - не выдержал я.
        - Увидишь, Реорчик, - хихикнула муравьиха.
        Через минуту карета остановилась.
        Шпили обители теней пропадали во тьме высот. Огромный каменный замок казался природным явлением, а не архитектурой разумных существ. Сотни скальных наростов, служащие балконами, тысячи окон, сияющие серебряным светом. Настоящий Хогвартс в темном междумирье.
        Нас встретили слуги в белых безликих масках. Открыли дверцу кареты. Мы вышли по одному.
        - Приветствую младшую майру Астарию в обители теней, - уважительно поклонился один из слуг. - Прошу вас, следуйте за мной.
        Нас он не поприветствовал.
        Мы долго шли в полной тишине по саду разномастной флоры. Потом через лабиринт из живой и высокой изгороди. За нами крался Блюм. Он держался поодаль и пока никто его не заметил. А вот я его кошачьими глазами заметил многое. Повсюду прятались мутные типы. Эльфы в темных одеждах сидели в кустах, на деревьях, сливаясь с тенями. Я бы в жизни их не заметил, но тепловизор котоящера услужливо раскрыл их местоположение. Охрана бдела на каждом шагу. Мне пришлось проявить недюжинную смекалку, чтобы провести кота сквозь садовые лабиринты и десятки наблюдающих из темноты глаз.
        На входе в огромный замок графа Дракулы нас встретил гул сотен голосов. Смех, тихая и темная музыка, цоканье хрустальных бокалов. Все говорило о том, что за этими вратами проходил бал.
        Зайти мы не успели.
        - Постойте! - послышалось позади нас. - Майра Астария. Это же вы?!
        Мы обернулись. Высокий эльф в полумаске ангела-пидорка появился слишком неожиданно. Пописать вышел? Или специально нас выжидал?
        - Лайр Шифрейт, - процедила сквозь зубы ледяная королева. - Видеть вас мне неприятно. Не могли бы вы исчезнуть? Или не соизволите ли умереть прямо здесь и сейчас?
        Мужчина рассмеялся.
        - Значит я не ошибся. Ваша фигура все так же узнаваема, - беспардонно посмотрел он на сиськи королевы. - Все так же холодны? Какие же ужасные маски вам достались, юная майра. О, простите, совсем забыл. Вы же все еще низшая аристократка. Младшая майра, правильно? За сколько зим вы не выросли в нашем обществе? Дайте вспомнить… Десять лет? Пятьдесят?
        Стало холодно, но Шифрейта это явно не пугало.
        - Точно. Больше века вы в самых низах, - рассмеялся эльфийский мужик. - Я бы на вашем месте не выдержал такого позора и стал бы простоэльфином. Чтобы меня поскорее забыли.
        Ничего себе у них тут своя атмосфера. Настоящие тролли-аристократы.
        - А ваш язык всё такой же острый, - высокомерно вздернула голову Астария. - Жаль, что в прошлый раз вырвать его не удалось. Вы от многого отказались, заслоняя себя распутной девкой. Многие мужчины готовы отдать жизнь, ради того, чтобы я к ним притронулась. Ах, простите, лайр Шифрейт. Это же была ваша дочь, да? Я иногда позволяю себе забывать всякую мелочь. Не стоило мне говорить об этом. Просто, понимаете, в моем воспоминании до сих пор всплывает кровь на снежном покрове… Ужасная смерть. Я тогда воспользовалась одним из самых жестоких своих заклинаний.
        Астария улыбнулась самой противной сучкой, которую я видел. Шифрейт же стал улыбаться меньше. В воздухе почувствовалось напряжение.
        - И правда, не стоило вам об этом говорить, младшая майра, - согласился он. - Но ничего страшного. На войне кланов многие погибли. Я же простил вас, помните? Наши светочи объявили мир. И теперь наше общество процветает. Так что я вас снова прощаю. И кстати, чуть не забыл. Я же тут по делу. Видите ли, нам повезло оказаться с вами в Гашарте в одно время. И как же удачно нас всех собрали. Наверняка, никто не успел подготовиться.
        Он запнулся, наигранно задумался.
        Стоявший поодаль слуга с опущенной головой заговорил:
        - Прошу вас, лайр Шифрейт и младшая майра Астария, не задерживайтесь. Это запрещено.
        Тепловизором Блюма я заметил, что тени зашевелились, подбираясь ближе. Кошачьи мурашки стали подозрительно коситься в их сторону.
        - Прошу, не переживайте. С этой вспыльчивой особой я уже почти закончил, - ответил Шифрейт. - Она всегда была лишь необузданной утехой мужского естества.
        Эльф сделал паузу, ехидно оценил реакцию Асти, но вряд ли что-то разглядел. Повернул голову в нашу сторону, сказал:
        - Маски Астарии, я предлагаю вам три сотни золотых… нет, пять сотен золотых и мое покровительство. Также я всеми силами поспособствую вашему росту. Если вы будете достаточно верны мне, то через сотню зим станете младшими майрами. Клянусь в этом светочем Эйной. Ты!
        Шифрейт перевел взгляд на меня. Точнее на серьгу в моем ухе.
        - Ты предал наш клан? Не знаю кто ты, но могу посочувствовать. Жизнь твоя будет непростой. Ты каждый день будешь слышать шепотки за спиной о своей ненадежности. Но я дам тебе шанс доказать, что это не так. Прямо здесь и сейчас. С выгодой для нас обоих.
        Астария превратилась в морозную фурию. Лед распространялся по земле во все стороны. Одновременно с этим в лицо ударил жар. Шифрейт покраснел, его руки объяло пламя. Огонь и лед сошлись в ненавистном противостоянии. Пока что без кровопролития, но жареным мороженным запахло сильно.
        Я, вместе с другими слугами-масками, отстранился в сторону, прикрывая лицо, не в силах выдержать экстремальные температуры.
        Слуга обители теней был все так же неподвижен и с опущенной головой. Показалось, что ему все равно на происходящее. Но нет, он спокойно заговорил:
        - Лайр Шифрейт и младшая майра Астария проклинаются первой превенцией до конца дня. Напоминаю, что в случае трех превенций вы будете преданы суду благородных.
        Слуга взмахнул рукой. Над головами аристократов вспыхнуло, засияло. Я поморщился. Когда свет уступил приятной тьме, я заметил витающие над головами Шифрейта и Астарии красные дымные метки, похожие на крестики.
        Но аристократы и не думали прекращать. Они сверлили друг друга ненавистью и магической аурой. Я поежился.
        - Я все еще жду ваши ответы, маски Астарии, - озарил нас тяжелой улыбкой лайр.
        - Никто вас не услышит, - зло заявила Асти. - Они мои, и не поведутся на эту дешевую провокацию.
        - Посмотрим.
        Слуга с опущенной головой поднял руку в пятерне:
        - Даю вам пять мгновений остановиться, лайр Шифрейт и младшая майра Астария.
        Он стал зажимать пальцы. Пять… четыре…
        А-а-а-а!!!
        Соглашаться! Надо соглашаться на предложение хрена! Это же мой шанс! Или нет?! Может, станет еще хуже! Может, меня разводят, а я как крыса поведусь! Черт! Дайте мне хотя бы потренироваться в ваших интригах! Какого черта все так быстро происходит!
        И именно сейчас произошли две вещи, от которых я выпал в окончательный осадок.
        Первое:
        - Я… я согласна! - выкрикнула муравьиная маска Астарии.
        Второе:
        «Тревогаааа, блятиии!!!» - сработал гоблинский скрипт в голове.
        Пришел триггер из Серпа. Кто-то поднял тревогу, что на поселение напали. Подключенный гоблин стучался в голову, намекая, что мне пора решать эту незначительную удаленную проблему. Вот прямо здесь и сейчас.
        Я икнул.
        Глава 20. Е-е-е, бал!
        Я перекидываю через плечо Шифрейта. Наступаю ему ногой на шею, с хрустом выворачивая руку. Все вокруг восторгаются. Слуги-маски аплодируют со словами «Как же он прекрасен». Во взгляде Астарии читается уважение и… желание. Она начинает трогать себя за грудь. Муравьиха выгибается, сует руку под складки одежды, интенсивно работая пальчиками между ногами. Слуга обители теней спускает с себя штаны и наяривает на ледяную королеву. Блюм трахает пенёк.
        Асти снимает свою маску, закатывает глаза к далекому каменному своду, закусывает губу и со стоном говорит:
        - Хватит фантазировать, малолетний спермотоксикозник.
        Три…
        Слуга в безликой маске загнул третий палец.
        А я паниковал. Проблема в том, что думать быстро у меня не получается. Когда время исчисляется секундами, голова отрубается. Из-за этого я уже двух эльфов порезал пополам. Они дергались - я тоже.
        Так и сейчас. Мне дали пять секунд на принятие решения? Я заставил себя думать, а мозг заржал, показал мне фак и какую-то ненужную хрень.
        Два…
        Астария перевела кровавые глаза на муравьиху.
        Стало еще холоднее.
        Один…
        Аристократы одновременно перестали испускать злую ауру. Каждый их них сделал это в последний момент, в надежде подставить оппонента.
        Слуга обители опустил руку, сказал:
        - Я благодарен за понимание, лайр Шифрейт и младшая майра Астария. Но все еще настаиваю пройти в обитель.
        Шифрейт усмехнулся, галантно протянул руку муравьихе:
        - Отличный выбор.
        - Феоналла, ты пожалеешь об этом, - многообещающе пригрозила Астария.
        Я уловил в ее эмоциях кипящую злость, недоумение и разочарование. Похоже, Асти не ожидала такого поворота и была уверена, что так легко ее слуг не переманить.
        Шифрейт посмотрел на меня. Как хорошо, что я в маске. Иначе пускающего слюну эльфа со стеклянными глазами никто бы не понял.
        - Ну, а ты? - спросил он меня.
        Я не ответил. Даже не пошевелился. И на то были причины. Сейчас я контролировал двух существ. Прятал Блюма от приближающихся теней. И бегал туда-сюда гоблином в Серпе…
        ГОБЛИН ШНЯПИ.
        ПЕРВЫЙ НАРЕЧЕННЫЙ ВОЖДЕМ ОРКОВ.
        - Всии вставатиии! Жопиии! Что за жопиии?! Тревогии! - бегал я по кругу, пока в трех днях от меня слуга обители зажимал пальцы.
        Только через две секунды с нервишками удалось совладать. Больно уж всё одновременно намешалось. Пришлось плюнуть на сраные эльфовы интриги и переключиться на Серп.
        Я перебирал ножками, мчался на стену. Вокруг бегали орки, люди, гномы. Два кентавра растерянно стояли. Они удивленно сопроводили меня взглядом. Трэша не знала о моих способностях и теперь задается вопросом - кто этот наглый гоблинец, быкующий на орков? Да, два обкуренных стручка постоянно сидели где-то в сторонке, но вот один из них ожил, стал скакать, визжать и раздавать указания:
        - Лучникиии наверхиии! Стрелятиии!
        Под недоумение Трэши, орки слушались мелкого гоблина. Горец кивнул, созывая детишек с луками.
        - Во имя звездного света, - услышал я ее голос. - Да как же так?..
        Ага, согласен. Как же так? Кентавряша ушла, а вы тут до сих пор вынюхиваете. Я, конечно, еле убедил их с нами не идти, поклявшись всеми звездами, что Аша вскоре вернётся, но все равно… идите к себе. Самим жрать нечего.
        Я стоял на стене, рядом с Гымом, доставая ему до колен. Слишком высоко. Не вижу.
        - Гымии поднятии мении! - приказал я.
        - Чо?
        - На плечии!
        Орк почесал затылок.
        - Э-э-э?
        - Быстрии! - пригрозил стручок кулачком трехметровому амбалу.
        - Бом увидеть, - перепугался Гым. - Смеяться потом, гомик одна-рука.
        - Похуитиии! - начал я закипать.
        Времени оставалось совсем мало. Слуга обители зажал последний палец.
        Орк подцепил меня ногтем, посадил на плечо, где могли уместиться еще три гоблина. Я посмотрел на незваных гостей, поник, сжался пожухлым бананчиком.
        - Козлятиии…
        - Много, вождь, - прищурился Гым. - Они сильный. Я мочь с один справиться. Или с два.
        Стадо сатиров сверкало желтыми глазами в отделении. Они пускали пар из козлиных носов, зло загребали копытами землю.
        «Ну, а ты?» - услышал я другими ушами голос Шифрейта.
        - Шаманиии! Отправлятии пере… пере… - я запнулся, не в силах выговорить гоблинской глоткой сложное слово. - Умного говорятии! Пусть узнатиии, что козлятии хотятии!
        Подоспевший Улук-Урай кивнул. Я вернулся в Гашарт, оставив гоблина сидеть на Гыме…

***
        Вернувшись в жестокую реальность, я увидел, что Шифрейт уже отвернулся от меня. Наверное, расценил мое молчание как гордый отказ.
        - Не пожалей об этом, - сказал он мне напоследок.
        Они скрылись за воротами. Муравьиха держала его под руку, довольно виляя задницей. Хм, специально так виляет, что ли?
        - Завидовала, - нервно хмыкнул я.
        - Что?! - рыкнула Астария.
        Ого, похоже ей сорвало крышу. Она еле сдерживалась, чтоб не превратить Хогвартс в ледовый дворец.
        - Она вам завидовала, леди Астария. Как… женщине.
        - Я воспитывала ее пятнадцать зим, и она говорила… А, проклятье Ашхаи, неважно, что она говорила!
        Еще тридцать секунд понадобилось Асти, чтобы взять себя в руки. Никого не стесняясь, она успокоила дыхание каким-то буддистским упражнением, потренировала интонацию голоса.
        А меня вот беспокоило другое. Как Феоналла нарушила клятву крови? А потом до меня дошло. Слова, которые заставила меня произнести Астария, приняв в свои ряды, были непростыми. Там не говорилось, что я никогда ее не кину. Не помню точно, но слова были примерно такие: «никогда не предам, разгласив информацию…» и «никогда не предам, став крысой на два фронта…». Получается, что аристократы специально не привязывают к себе маски смертельной клятвой. Но почему?
        - Еще одного предательства я точно не стерплю, - многообещающе посмотрела ведьма на нас. Мы с маской плачущего ребенка переглянулись.
        Блюма я оставил снаружи. Проскользнуть им незаметно не получится. Забраться на балкон тоже. Стены из сплошного черного гранита. Отправил его вокруг замка. Должна же быть хоть какая-то лазейка.
        Слуга обители жестом пригласил нас войти.
        - Обращаю ваше внимание, что в обитель теней запрещено проносить оружие в любом его проявлении.
        Я заметил как слуга сделал пасы руками и по телу прошелся холодок. Словно пальчики Астарии нащупали каждый сантиметр моего тела в поисках чего-нибудь запретного. Похоже, меня только что магически раздели и обыскали.
        Наша процессия наконец-то прибыла. Мы попали в огромное помещение, а-ля обеденный зал Хогвартса в стиле нуар. Только без столов. Вокруг серебро, картины, монументы, тихая музыка и сотни аристократов в самых невообразимых нарядах. В глазах зарябило от количества золота, драгоценных камней и огромных сисек в глубоком декольте. Все, кто здесь находился - божественно прекрасны. Эльфы-мужики могли выйти на подиум, хвастаясь фигурой и осанкой. Эльфийки такие, словно Ашхая в яндексе набрала «dark elf sexy art» и оживила каждый найденный арт. Все это двигалось, виляло серыми попами, улыбалось и дышало. От аромата парфюма и вина сносило крышу. Восемнадцатилетнему парню здесь самое место. Если он хочет самоубиться от переизбытка тестостерона.
        Несмотря на стресс, член встал.
        Я быстро проверил связь с Серпом и убедился, что Бома еще не натянул козлоногий демон. Ага, все нормально. А шаман уже отправился на переговоры.
        Хотел под шумок забиться в угол и заняться более важными делами, но не получилось. Казалось бы, что может пойти не так? Ведь все дерьмовое уже позади, а от стояка на сотни модельных ножек отвлекут проблемы в Серпе.
        Мадмуазель в маске ящерицы решила споткнуться. Темная эльфийка и споткнулась, блять. Ну-ну. Фужер с кроваво-красным вином выскользнул у нее из рук и полетел в Астарию. Но королева была готова к такому повороту. Она отклонилась назад во впечатляющем жесте. Ножка ушла вперед, а манящая грудь выпятилась, подпрыгнула вверх-вниз. Половина присутствующих мужиков закивали в этот такт головами под злостные взгляды своих спутниц.
        Вот только мне не повезло. Я стал красным, влажным и облизывающим губы. Белоснежная блуза прилипла к телу. С волос стекало прямо под маску. Ммм, а вино-то очень даже ничего.
        Волна эмоций захватила зал. Больше всего чувствовались женские разочарование и злость. Такая затея провалилась с треском. Да еще и Астария извернулась с пользой для себя. Так, а это что? Ого, я, конечно, слышал, что Астария местный секс-символ, но чтобы настолько?.. Похоже, стояк теперь не только у меня.
        Послышались редкие смешки. Мелкие аристократы посмеивались надо мной. Их радовало, что появился кто-то более немощный, чем они сами.
        Как же хотелось беситься…
        Проверил Серп. Все еще идут переговоры. Козлоногие засуетились, стали прыгать на месте. Блин, за шамана страшновато. И зачем он туда поперся? Переговоры не означают, что надо заместителю руководителя лезть в самое пекло. Для чего мы стены строили, а?
        Послышался нежный эльфийский голосок:
        - Тени Ашхаи, леди Астария, это вы? Ох, простите меня. Я сегодня такая неловкая.
        Ледяная королева ответила, как ни в чем не бывало:
        - Вам следует быть осторожнее, леди Алината. Вы могли сломать свои каблучки или обломить ноготки. Говорят, нынешние аристократки сотнями лет пекутся только об этом.
        - Ох, что вы, леди Астария. Я… - эльфийка замерла, видимо перебарывая себя. - я вовсе…
        - Мне нужно идти, леди Алината, - перебила ее Асти. - Мое время бесценно. И я не могу тратить его на разговоры об уходе за кожей. К счастью, мне третий век это не требуется.
        Пришлось прикрыть разум. Эманации зависти и ненависти давили слишком сильно.
        А вот с меня еще капает. И что же делать? Так сразу становиться аутсайдером не хочется. Вот уже и смешки усилились. Кстати, леди Алината, а передо мной извиниться язык отвалится? Вообще-то, это я жертва мокрых обстоятельств, а не ледяная стерва! Она виновата только в росте тестостерона!
        Я не успел даже рот открыть, как словил орочье дежавю.
        Снова. Опять!
        Меня толкнули!
        Прошли мимо и впечатались в плечо! Орки! Вы ебаные орки, а не эльфы! Ничуть не лучше.
        Как же я хотел вмазать смачный подзатыльник вдогонку пидорку. Чтобы с хлопком на весь зал. Но нельзя. Я же не орк. А галантный… му… му…
        «Мудак?» - пожало плечами чувство собственного достоинства.
        …
        …
        …
        ДА ПОШЛИ ВЫ ЧЕРЕЗ ЛЕС ВПРИСЯДКУ, ЭЛЬФЦЫ СЕРОЖОПЫЕ! Я ОРК! ЭЛЬФОРК!!!
        - Прошу простить, о, ваши эльфийские превосходительства, - состроил я страшную рожу за маской. - Обратили ли вы внимание, что задели меня и облили вином? Но никто не изволил выразить минимальное сожаление о случившемся.
        Я стал выжимать волосы прямо на мраморный пол. Эльфы делали вид, что не обращают на нас внимания. Они пили, танцевали, смеялись. Но меня не обманешь. Я чувствовал их любопытные эмоции. Астария посмотрела на меня. В прорезях маски я увидел предупреждающий прищур.
        Мои обидчики никак не отреагировали на меня.
        Бесят…
        Я подключился к Блюму.
        Пум!
        Вмазал лапой себя по морде. Боль взбодрила. Котоящер от такого обращения впал в животный ступор.
        «Потерпишь! - гаркнул я на отголоски кошачьего возмущения. - Это важно!»
        Холодная злость подступала…
        Пум!
        Я снял с себя фрак, аккуратно сложил и положил на пол.
        - Что ж, - вздохнул я, вспоминая знаменитую пословицу. - Рыба не всегда гниет с головы. Низшую аристократию можно отличить по повадкам. Ну, ничего. Ведь все мы хотим как-то показать себя. И проще всего это сделать, высмеивая простоэльфинов. Это достойно ваших титулов и не мне, недостойному, судить ахуевших господ. Овации.
        Я пару раз хлопнул в ладоши, стал расстегивать блузу. Гул в зале немного затих. Наглый эльф и винная ящерица соизволили обратить на меня внимание.
        - Ты что-то сказал? - обратился ко мне эльфийский быдлан. - Я прослушал. Повтори.
        «Хочу выговориться! Хочу! Щас взорвусь!» - орал я на рассудительность.
        «Терпии, орк! ТЕРПИ!»
        «Не могу. Горю. Вылазит…»
        «Терпи!!!»
        «Может компромисс?» - извернулся я.
        «Мне не нравится как это звучит…»
        Я посмотрел на наглого эльфа. Снял рубашку, обнажая поджарое тело. Услышал смешки, но уже не такие уверенные. Почувствовал весьма конкретный интерес женских особ.
        - Я повторю, ваше благородие, - поклонился я. - В связи с последними событиями, я заявляю, что вы, и вот эта прекрасная леди - сказочные добро-эльфы, а я даже ваших мам не знал. И ваших пап не знал туда же. Поэтому желаю вам отправиться в расслабленную и очень темную обитель теней, зазвездившиеся вы голубым светом господа и леди. Во все места вам сладких утех. И вы именно те, кто восхищается размерами Билли и увлекается поступательно-наступательным тактами в грациозных танцах. Каждый день вы сосёте мудрость, и желаю я вам принять ее в себя поглубже. Спасибо за внимание, и прошу меня простить за многословность. Это все, что я хотел сказать.
        Я улыбался до ушей, складывая блузу и пригибаясь, то ли для поклона, то ли для того, чтобы аккуратно положить ее на пол.
        «Видишь, а ты переживала», - утешил я рассудительность.
        «Убейте меня кто-нибудь, умоляю»
        «Не ссы, прорвемся. С орками справлялись, а эльфским пидоркам себя заплевать позволим? Нет уж, только через твою смерть.»
        Зал слишком сильно старался не обращать внимание на происходящее. Но от меня такие вещи не скрыть. Я все чувствую. Краем глаза заметил, как эльф едва не переполнил своей пассии бокал с вином.
        Быстренько проверил Серп. Похоже, Улук-Урай возвращается. И судя по выражению его лица, договориться с козлоногими не удалось.
        Ко мне подошел слуга обители, протянул строгий фрак.
        - Прошу вас, примите должный вид.
        Я накинул одежду. Быдлан и ящерица пялились на меня, хлопая глазами. Я отчетливо услышал скрежетание шестеренок в их головах. Будьте вы хоть тысячелетними Элрондами и Галадриэлями, все равно не поймете обосрал я вас или нет.
        Бандит ожил, обратился к слуге обители:
        - Страж завета, могу я перерезать горло зазнавшемуся простоэльфину?
        - Хоть это и грубо, но я согласна с младшим майром Оранеллом, - поддакнула ящерица, заламывая пальчики. - Простоэльфин леди Астарии хотел нас оскорбить.
        Слуга обители в маске без единого отверстия поклонился, ответил:
        - Я не усмотрел в словах простоэльфина Реордана оскорбления влиятельных особ.
        - Вы не можете отрицать, что их не б… - эльфийка запнулась, ее глаза заслезились. - Он исковеркал слова и… и…
        Она заплакала. Так реалистично и красочно, что, если бы не маска, все бы увидели мое ошарашенное лицо. Что за фигня? Это я плакать должен!
        Никто не подскочил к страдающей эльфийке. Не стал ее утешать и благородно успокаивать. Наоборот. Смешки направили на нее.
        Алината резко затихла. Как ни в чем не бывало продолжила:
        - Прошу наложить на него превенцию.
        Ипать, актриса. Не почувствуй я фальши в спектакле, то уже аплодировал бы. Что это было? Маска чувствительной плаксы? Хер поймешь.
        Слуга обители, терпеливо ждавший конца представления, ответил:
        - Повторюсь. Я не усмотрел оскорблений в словах простоэльфина Реордана, майра Алината. Он не будет наказан.
        Хе-хе.
        - Что ж. Я рад, что многоуважаемый М-Л-А-Д-Ш-И-Й… - я так долго смаковал это слово, что отчетливо услышал скрежет зубов эльфийского бандита, - … майр не в обиде на жалкого простоэльфина. А теперь, позвольте мне откланяться.
        Я нагнулся в поклоне, забирая свои грязные шмотки. Му-ха-ха!
        «Ты нажил себе врагов», - покачала головой рассудительность.
        «Ты что, не сдохла еще? Лучше с врагами, чем с аристократическим пенисом в заднице, ясно?»
        И я не уверен, что нажил себе врагов. Ящерица и быдлан - куклы. Плачут и скрежещут зубами, отыгрывая свою роль. Они показывали одно, но чувствовали совсем другое. Это, блин, криповато. Такое ощущение, что сейчас пробьет колокол и начнется… Аристократы превратятся в монстров, а потом кровь, кишки, изнасилование.
        Посмотрел на Астарию. Я не видел ее выражение лица, но кожей чувствовал довольство.
        - Позвольте мне отойти и привести себя в порядок, леди Астария.
        - Можешь идти, Реордан, - сухо разрешила она.
        Я закатил глаза, радуясь, что этого никто не видит и отошел в сторону. Прислуга забрал у меня грязную одежду. Безликий страж завета подошел ко мне с подносом.
        - Не желаете ли ашомвальского красного, простоэльфин Реордан? Три сотни лет выдержки в бочках из синедрева.
        - Благодарю, - принял я благородное бухлишко.
        ГОБЛИН ШНЯПИ.
        ПЕРВЫЙ НАРЕЧЕННЫЙ ВОЖДЕМ ОРКОВ.
        - В смыслии нии удалосиии? - возмущался я на почему-то улыбающегося шамана.
        - Сатиры не хотят нас здесь терпеть, молодой вождь.
        - Ну такии пустии пиздуютиии отсюдиии! - злился я.
        - Это их земля. Они считают, что орки захватили их луга и поля. Так мне сказали.
        - Им что травиии не хвататии?!
        - Дело не в траве, Трайл, - шире улыбнулся Улук-Урай. - В Варгароне много гордых, но эти создания - одни из самых гордых. И, к их вечному несчастью, глуповатых. Как же ты это называешь?.. Ах, да… Для них выгнать нас - дело принципа.
        - Чего улыбатии? - прищурил я глазенки на старого орка. - Смешнотии тебетии?
        - Прости, Трайл, - веселился шаман. - Не могу привыкнуть, что наш вождь - гоблин. Кто сказал бы мне об этом пару зим назад, проклял бы.
        - Уберитяяя этяяя!!!
        Однорукий орк тыкал мне в лицо дикую морковку, нагнетая и без того патовую обстановку.
        Козлоногие дали нам время до рассвета. Мы должны собраться и свалить с их земель. По словам шамана, договориться с ними не получится. Хоть я и настаивал попробовать еще раз.
        Ответил Горец:
        - Они и правда глупы. Ненамного умнее гоблинов.
        - Я видилии одного в Мурьякиии. В тавернии.
        Горец кивнул:
        - Местные ведут с ними дела. От них проще откупиться капустой, чем злить.
        - А капусты у нас нет, - зевнул лежащий на моей кровати Дрын.
        - Топинамбурии? - посмотрел я на Шикорда.
        - Мало, стал-быть, хозяин, - поклонился Дрек. - На посев да и только.
        - У нас кроме рыбы давно ничего не осталось, значитсо, - поддержал отца Шикорд.
        М-да, проблемка. А ведь мы многонациональная держава, воевать не любим. Лучше бы козлы к нам примкнули. В Москве же как-то уживаются разумные расы с хачами, ошибочно считающими себя кавказцами. Так и мы потерпеть можем. Если будут возникать, пустим на козлячью колбасу. Жрать как раз нечего и…
        Хы.
        - А они съдобнии?
        Слава богам, Трэша не слышит. Она же наполовину деликатес. От нее мы спрятались в общинном доме. Рано ей знать, почему гоблин планерку собирает. И так уже спалился.
        - Вкусный! - ожил Бом. - Вкусный козел. Жилы, но вкусный. Как настоящий барашка.
        Воу, а братья-то у нас чего только не жрали.
        Я почесал гоблинскую репку. Их там голов двадцать-тридцать. И все нажористые козлики.
        - Молоко доютиии?
        - Хм, не знаю, молодой вождь. Ты правда хочешь их съесть?
        Гоблин оскалился гнилыми зубками.
        - Беритиии лопатиии. Будем копатиии.

***
        Бал стал меня утомлять. Я проводил зеленоватого кизрума усталым взглядом. Оказывается, я зря парился. Эти тварюги здесь в почете. Редкие эльфийские дамочки носили их, как украшение. Я вздохнул. Галантный мудрец во мне скончался. Если ко мне подойдет хоть еще одна слащавая рожа, я пошлю ее н…
        - Отличное представление, - поднял кубок Блаженный лайр Эридрас, хранитель порочного дома. Без маски. А что, так можно было?
        Ну я и послал его:
        - Благодарю вас, Блаженный лайр.
        - Хватит, - поднял он руку. - Оставь титулы молодежи. Я стар и устал от этого. Зови меня Эридрасом. Я подошел сказать, что ты неплохо держался. Даже я мало что понял из этой околесицы.
        - Старался, - глотнул я винишко.
        - Нравится напиток? - кивнул на бокал Эридрас. - Ты только что проглотил примерно семь золотых монет.
        Я посмотрел на бокал. Еще половина осталась. Черт, надо куда-нибудь перелить. Еще можно два пальца в рот засунуть и выблевать. Сделаю скидку пятьдесят процентов.
        Эридрас достал из складок одежды две маски. Улыбающаяся синеглазая женщина и демон с лепестками сакуры на рогах.
        - Как думаешь, какая сегодня подойдет? - весело спросил он.
        Какого хрена ему надо? Что за эльфийская конспирация? Какую хочешь, такую и натягивай. Но напряжение в душе эльфа заставило задуматься.
        - Демон подойдет, - предложил я.
        Старый эльф вздохнул, надел маску, сказал:
        - А ведь мы живем вечно, Реордан. И стареем, когда чувствуем себя такими. А рано или поздно все устают жить.
        Я вопросительно посмотрел на приставучего мужика. Одев маску, эльф осунулся, погрустнел. Его голос изменился, стал суше.
        - Давно меня так не веселила детская перепалка. А ведь я дошел до титула эрдаин. Правда не продержался с ним и двух зим. Меня смели на таких вот сборищах, - кивнул он на танцующих эльфов. - Хотя здесь обычные детишки. Так, посмеяться древнему эльфу. Но именно поэтому я вижу намного больше вас всех.
        Эридрас снял маску, заулыбался, изменил голос:
        - Тебе говорили, что единственное наказание для маски-простоэльфина - порочный дом? Обычно они узнают об этом последними.
        - Э-м-м? - не сдержал я порыв скепсиса.
        Опять меня грузят непонятным. Ну и что это? Угроза? Предупреждение?
        Эльф хмыкнул, встал, сказал:
        - Ты же понимаешь, что я просто хитрый и древний интриган. Не обращай внимания. Просто хотел поблагодарить тебя за славное начало ночи.
        Старик кивнул, ушел. И вот что это было? Я занервничал, залпом осушил оставшееся вино. Сраные эльфы. Слишком сложные для меня.
        КИЗРУМ БЛЮМ
        НАЧАЛЬНИК РАЗВЕДКИ КЛАНА «ЗЕЛЕНЫЕ АНАКОНДЫ»
        Знал же, что нельзя ставить его на автопилот. Я переключился на Блюма и первое что почувствовал - волосатые бубенцы на языке. Котяра смачно вылизывал себе промежность между очком и пипиркой.

***
        Я мгновенно вернулся обратно в свое тело. Как же хорошо, что на мне маска. Иначе ужас на лице сильно удивил бы эльфов.
        Первый раз в жизни я лизал яйца. Мужские. И кошачьи. И как теперь жить?
        Наверное, на этом моя история в этом мире и закончилась…
        Прошло двадцать лет, но я так и не заговорил…
        Белые стены в порочном доме изодраны ногтями…
        Я сижу, пускаю слюни, вылизывая в воздухе что-то воображаемое…
        Так, стоп! Возьми себя в руки! Один раз - не пидорас!
        КИЗРУМ БЛЮМ
        НАЧАЛЬНИК РАЗВЕДКИ КЛАНА «ЗЕЛЕНЫЕ АНАКОНДЫ»
        Я аккуратно прощупал кошачью пидорскую душонку. Вроде больше не лижет… Снова чувствую тепловизор в глазах, легкость в четырех лапах. Шерсть на языке. Фу-у-у!
        Через пять минут я уже стоял у главного входа в «Хогвартс». Вот какой-то мелкий аристократ зашел, и я юркнул за ним. Стража меня увидела, но пендель под кошачий зад не дала. Кизрумы у темных эльфов и правда в почете.
        Посмотрел на себя в теле Реордана. Стою в углу, задумчиво втыкаю. О, а я неплох. Красавчик с голой грудью и расстегнутым фраком. О, да! Все эльфийские девочки будут моими. Смотрите на меня, смотрите. Оглядел других эльфов. Ну да, они тоже ничего…
        ГОБЛИН ШНЯПИ
        ПЕРВЫЙ НАРЕЧЕННЫЙ ВОЖДЕМ ОРДЫ
        В Серпе уже начали копать волчью яму со внутренней стороны ворот. Работать старались тихо, чтобы козлы не услышали. Если они и правда такие тупые, то это нам сильно поможет в предварительной мариновке козьего шашлыка. Судя по тому, что мне рассказали, осада получится из разряда «козел на новые ворота». И эти деревянные створки долго не выстоят. Даже гномьи укрепления не спасут. Сатиры сами себе осадные тараны.
        Бом копал одной рукой и бубнил под нос:
        - Вонючий козел. Шкуру снимать хорошо. Тогда не вонючий. Тогда вкусный.
        Стоящий поблизости Букль подхватил:
        - Да-да! Козлы потеют и воняют мочой. Если аккуратно снять шкуру и замочить мясо в солоноватой воде, то получится м-м-м…
        Шеф-повар еще долго расписывал прелести козлятины, а я лишь покачал гоблинской головой. Рано они на стол накрывают. Да и вообще, почему весть о том, что мы их сожрем, восприняли с таким энтузиазмом? Только кентавры ворчали, но и они сдались. Сатиров в лесу мало кто любит. Они, своего рода, местная шпана.
        Орки, как бульдозеры, рыли землю. Женщины затачивали колья. Отлично…
        КИЗРУМ БЛЮМ
        НАЧАЛЬНИК РАЗВЕДКИ КЛАНА «ЗЕЛЕНЫЕ АНАКОНДЫ»
        Котоящер скользил между ногами танцующих и заглядывал под платья эльфийкам. Но с этим делом я быстро закончил. Больно уж забористое зрелище. Никогда не видел ничего более фэнтезийно-недоступного. Словно я залез в трусики Галадриэль. Нарушил вселенские устои о самом сокровенном и запретном.
        Я стал ходить за подозрительными эльфцами и подслушивать их тайны. По-любому вон те два пидорка строят заговор против Наследника Эльфридов. Не зря стоят в углу и шепчутся. Я подошел ближе и что? Заговор, да?! П-ф-ф-ф…
        - Мои чресла мечтают о леди Катанине. Я тринадцать зим не испытывал подобного возбуждения, майр Карнадон.
        - Полностью солидарен с вами, лайр Андариан. Ее завораживающая грация снится мне ночами и…
        «Вроде взрослые столетние мужики, а ведут себя как дети малые. Тьфу!» - выругался я, заглядывая под юбку очередной эльфийки. Округлую серенькую попку сжимали черные кружевные трусики. Она танцевала, двигая всем этим так, что мой… Ой, всё! Это точно последний раз!
        Через полчаса разведки я уже стал разочаровываться в мероприятии. Одни плоские разговоры о бабах, бизнесе и мелких интрижках. Я отправил Блюма в угол и отключился.

***
        Ох, тяжело. Усталость подступала, а тело начало затекать. Решил отключиться от Блюма и прогуляться, размять мышцы. Сделал несколько кругов вдоль зала, стащил бокал вина и закуску - жирнющую креветку на серебряной палочке в соусе Фсуйхуй или как-то так. Не расслышал, как слуга его назвал.
        Чтобы отведать деликатес, маску снимать не стал. Только сместил вбок. Сливочная креветка растаяла по рту. Блин, как же вкусно. Живут же эльфы. Это тебе не недоваренная свиная башка по праздникам. Ого, серебряная палочка тоже съедобна! Вот это магия…
        Решил пройтись по коридорам замка, посасывая угощение. Здесь никто не обвинит в нарушении этикета. Через три перекрестка захотелось вернуться обратно. В этом лабиринте только заблудиться не хватает, любуясь буржуйскими фресками, картинами и светящимися серебром канделябрами.
        Иногда мимо проходили эльфы. Приходилось выпрямлять спину и прятать сладкую палочку. Уже клонило ко сну, когда я заметил Астарию. Она с широкоплечим эльфом куда-то торопилась. Скрылась за углом. Ага, вот и момент истины! Я закрыл вкладку гоблина, активировал Блюма. Он прибежал через минуту. Хотел отправить его за ледяной королевой, как мимо прошли две молодые эльфийки. Две маски. Страшная чешуйчатая змея и розовая милашка - то ли коала, то ли капибара. Я хмыкнул. Нашли друг друга.
        Они не ожидали меня увидеть, засуетились. Коала стала прятать какую-то книгу в складках одежды. Если бы я не видел раньше эту камасутру под названием «Семь тысяч поз», то не придал бы этому значения.
        Да уж, правду говорил Грэн - самая популярная кни…
        Я остановился. Каблуки Астарии удалялись все дальше и дальше. Но я не двигался, вспоминая вроде бы такую ерунду…
        Говорил Грэн? А что он, собственно, говорил?
        «Вы же слуга леди Астарии? Вам завернуть в синее? Это холодный цвет - злой. Или в розовый? Он олицетворяет нежность. Уверен, вашей леди понравится и тот, и другой.»
        Я развернулся, всматриваясь в спины синей змеи и розовой коалы в дорогих платьях. Я могу отправить Блюма либо за Астарией, либо за эльфийками. Его никто не заподозрит. Сам же проследить ни за кем не смогу. Это не лес, а прямой, как стрела, коридор. И, видимо, такая архитектура тут не просто так.
        Черт, ну очевидно же! Астария идет плести интриги! Нужно отправить кота за ней. Вот только чутье орет на меня благим матом? Оно не хочет верить, что встреча с божком Грэном в книжном магазине случайна…
        КИЗРУМ БЛЮМ
        НАЧАЛЬНИК РАЗВЕДКИ КЛАНА «ЗЕЛЕНЫЕ АНАКОНДА»
        Полное разочарование. Я - идиот. Вот уже десять минут идиот в теле кота слушает, как эльфийки хихикают над очередной невообразимой позой в камасутре. Они сняли маски. На вид им лет по пятнадцать. По факту, наверное, тридцать-пятьдесят.
        Девочки куковали в переходе между башнями. За стенами пропасть, а по обеим сторонам - длинный коридор. Они не просто так пришли сюда. Эльфийские глаза за милю видят, что никто не подслушивает. Кроме кота, урчащего на руках девицы. Ее нежные ручонки так здорово начесывали за ушком, что я выгибался в удовольствии. Хоть какая-то кошачья радость. Эх, просрать страшную тайну ради почесушек это… о, да! Продолжай, хорошая девочка… Чеши меня полностью.
        - Ой, а разве так можно? - ахнула девушка, переворачивая страницу.
        - Ух ты, - зажала ладошками ротик вторая. - А разве туда получится?..
        Я с любопытством сунул кошачью морду в книжку и увидел позу номер шестьсот шестнадцать, открыл пасть, отвернулся. Я не должен был этого знать. Никогда.
        - Жду не дождусь церемонии, - хмыкнула синяя змея.
        - Почему? Скукота, как всегда…
        - Айла, ты разве не знаешь?
        - Что не знаю? - загорелись глаза эльфийки.
        - Ух, я думала об этом все знают. Ты точно из Тихих Ветров?
        - Говори уже, не тяни.
        - Сегодня эту Астарию наконец-то накажут. Сразу за две провинности. Но она догадывается только об одной, и во что ей это обойдется. Вот ведь удивится, гадина. Папа говорит, что она специально завела себе того болтуна… как его… Реордана. Вот только он простроэльфин, а это… сама понимаешь.
        - Жалко его. Мне он понравился, - не слишком жалостливо сказала эльфийка, переворачивая страницу.
        - Ты знаешь, я вообще поначалу не поверила, что он простоэльфин. Они так не разговаривают. Да и Астария всегда пригревала только аристократов, грезящих отлизать ей все…
        - Кайлина! Нельзя так говорить! - вскрикнула эльфийка, махая камасутрой, а-ля «три миллиона оттенков серого».
        Я вжался в теплые ножки девушки, стараясь не упустить ни слова.
        - Почему? Все знают, что они ради этого идут к ней, - с завистью сказала эльфийка. - Говорят, она иногда им позволяет.
        - Ужас! Перестань! Не хочу этого знать.

***
        Я стоял в зале, как вкопанный. Походу… меня поимели. Как там ледяная стерва говорила? Ты изменился, ты наглый, борзый и вообще уникум. А я уши развесил, поверил. А оно вон как. Если вспомнить туманный намек хранителя порочного дома, то все складывается не очень хорошо. Похоже слуги-маски расплачиваются за косяки своих хозяев.
        Directed by Robert B. Weide
        Злость подступала.
        Ах, ты сучка!
        Вот значит как, да? Я с тобой по-человечески, а ты со мной по-эльфийски? Так вот к чему она меня готовила… Хорошо хоть этот чертов маскарад начался раньше времени. А то успела бы промыть неокрепшие к таким подставам мозги.
        Закипая, я нашел глазами Шифрейта и подошел к нему. Радом стоит понурая муравьиха-предательница. Задом не виляет, осунулась. Видать уже поимели куда надо.
        - Лайр Шифрейт, - кивнул я. - Позволите ли переговорить с вами с глазу на глаз?
        Эльф лениво повернул ко мне голову.
        - А хозяйка разрешает?
        - Я ее не спрашивал.
        - Вот оно что, - заинтересовался Шифрейт. - Хорошо, пойдем поговорим.
        Разговор был напряженным. Я с ходу предложил ему свою верность и спросил, почему он не сказал мне, что замышляет Астария. Поохав, какой я тупой, он с удивлением спросил: «а что, ты бы поверил?».
        - Поклялись бы светочем. Поверил бы.
        - Неправильные слова многих сделали азурами, недальновидный мой друг. Достаточно обронить лишнее слово и потеряешь все.
        Эх, хотелось бы узнать, что за искусственный интеллект следит за исполнением эльфийских клятв. Условия, скрытые мотивы, правильные реплики и само исполнение. Это похоже на очень сложную программу. Ладно, не об этом речь…
        - Значит ты согласен? - повторил Шифрейт. - После клятвы я сообщу об этом светочу. Тогда процесс станет узаконенным. И нам очень повезло, что один из них сейчас здесь.
        - Тяжела жизнь аристократа, - пробубнил я. - Вы завязаны на марионетках, меняющих хозяев, как перчатки.
        - Сразу видно простоэльфинскую неосведомленность. Очень странно, что Астария тебе об этом не рассказала. Но я не такой, как она. И расскажу тебе. Но сначала клятва. На крови не получится, но пока хватит и на словах.
        Я был не против. По понятным причинам.
        Шифрейт выслушал от меня слова клятвы. Потом пояснил, что чем чаще слуги-маски уходят от своих хозяев, чем меньше их шанс вырасти в эльфийском обществе. Им не доверяют, их ценность снижается. Они не могут плести интриги против бывших хозяев. Это ограничивает их возможности и полезность в великой игре. Например, муравьиха уже никогда не сможет участвовать в заговорах против Астарии или Шифрейта. Она завязана клятвами.
        До нас донесся голос, усиленный магией:
        - Да падет тень матери Ашхаи на светоча Айланию! Внемлите ее словам!
        - Похоже, начинается, - обрадовался Шифрейт. - Воистину, сегодня замечательная ночь.

***
        Когда я вернулся в зал, меня встретила Астария.
        - Где ты был? - промурлыкала она.
        - Гулял, леди Астария, - пожал я плечами.
        Шестисотлетний светоч в кимоно выглядела на все тридцать. Эльфы встретили ее низким поклоном, а дамы сделали реверанс.
        - Дети мои, - подняла она руку. - Во имя Ашхаи, матери нашей, я - хранительница сегодняшней ночи Айлания, благословлена дланью Наследника Эльфридов карать и благодарить всех присутствующих здесь. Вне зависимости от титула и клана…
        И началось. Глашатай называл имена, эльфы отзывались и принимали награды. В основном это были зачарованные полудекоративные доспехи и золото. Одному майру вручили особняк в центре Гашарта, другому зачарованный клинок с изумрудами. Их заслуги перед отечеством были почти одинаковые: за доблестное сражение против скверны Варгарона - ненавистных орков. Самым значимым событием стало повышение майра до лайра. Его слуг-масок тоже наградили разными плюшками и привилегиями.
        Потом стало интереснее. Стали наказывать. У аристократов отбирали слуг-масок. Накосячил - отдай, например, двоих. Если эти двое - аристократы, у них отбирали семь масок. Это понижало в титуле уже их. Таким образом, маски-слуги перекрывали косяки своих хозяев, которые тоже были чьими-то масками. Они подставляли жопки, их очень дико выдирали со словами «это тебе за грехи твоего хозяина». А если слуга-маска простолюдин, то его отправляли в порочный дом. От двух до пятидесяти лет. Ипать, у них жесткая «пирамида».
        Первого наказали за то, что он отказался отдавать сына в разведывательный отряд. Он потерял маску-простолюдина на три года. Второго за денежные махинации. Он потерял двоих. Один из них был младшим майром, и в одночасье стал простоэльфином за своего хозяина. Другого майра опустили до младшего майра и понизили верхний лимит его слуг-масок с четырнадцати до семи. Он должен будет выбрать, от кого избавиться.
        Судя по виду провинившегося хозяина, он был готов порезать себе вены прямо здесь и сейчас. Я смотрел на все это и охеревал. Эльфы - это жесть. За грехи аристократии страдают другие. А эти другие добровольно идут на это, понимая, что по-другому не вырасти.
        - Младшая майра Астария, ведущая ловчих, магесса третьего круга обители бледной зимы! - огласил глашатай.
        Ледяная королева не шевельнулась. В ее эмоциях я уловил злость и напряжение. Она словно в чем-то сомневается.
        - Предстаю перед волей светоча Айлании, - опустила она голову.
        - Младшая майра Астария, - властно сказала светоч, - волею матери Ашхаи и Наследника Эльфридов, ты обвиняешься в самом страшном: безответственности к доверенным обязанностям. Из-за твоих действий или отсутствия таковых был утерян уникальный экспонат. Аномалия в магических изысканиях, стоящая немыслимых перспектив всему эльфийскому роду. Эльдарион имени Порочный был пойман тобою с уникальным шаакле и потерян тобой же. Отравлен. Более того, виновник этого до сих пор не найден. Младшая майра Астария лишается одной маски. Выбирай, дитя Ашхаи, кто понесет за тебя наказание?
        Ни единого сомнения. Из эмоций - облегчение. Наверное, что наказание - только одна маска.
        - Простоэльфин Реордан! - громко сказала Астария.
        Даже в глаза мне не посмотрела, стерва.
        Светоч недолго думала:
        - Это невозможно, младшая майра Астария. Простоэльфин уже не принадлежит тебе. Этой ночью клятва светочу была дана им лайру Шифрейту.
        Тишина. Весь зал затих. На меня нахлынули эмоции торжества и радости. Больше всего от женщин. Астарию очень не любят в эльфийском обществе. И судя по ощущениям, причина проста - ее боятся и ей завидуют. Эти чувства были такими сильными, что многие враждующие семьи и кланы объединились.
        - Рео, - мило проворковала Астария, повернул голову в мою сторону, - ты меня продал?
        В ее голосе было столько льда и гнева, что она просто не могла говорить по-другому. Ее маска поведения слетела, уступая место другой.
        Стало холодно. Деревянная маска кролика покрылась инеем. Трое слуг обители тени появились в толпе словно из воздуха. Они окружили Астарию. Одно лишнее движение, и ей не жить. Это знали все. Многие в зале молили Ашхаю, чтобы ледяная королева сделала глупость.
        - Я продал? - ухмыльнулся я, перебарывая холод. - Вроде это ты меня продаешь, разве нет?
        - Лучше бы ты остался моим. Теперь я уничтожу тебя, мальчик, - сделала она шаг в мою сторону. - Знаешь, почему они все против меня? Потом что боятся бросать вызов по-одному.
        Все это она говорила громко. Эльфы недовольно зароптали.
        - Младшая майра Астария, выберите маску для наказания! - потребовал глашатай.
        Подошел лайр Шифрейт. От него исходило тепло, спасшее меня от лютого холода.
        - Не пугайся, Реордан. Она только с виду страшная, а раздень - будет как все.
        - Ты в этом так уверен, Шифрейт? - многозначительно зашипел ледяной кролик.
        - Ашхая мне свидетель, уверен.
        Слуга обители подошел к Астарии.
        - Младшая майра, вы должны выбрать или я наложу вторую превенцию. Прямо сейчас.
        Астария закрыла глаза, глубоко вздохнула.
        - Я выбираю младшего майра Аирдуана!
        Эльф в спиралевидной маске излучал напряжение, а после слов Астарии - панику. Он подскочил к ней, зашипел:
        - Мы так не договаривались, Астария!
        Как и со мной, она даже не посмотрела в его сторону.
        - Да будет так волею Ашхаи! По завершению этой ночи, младший майр Аирдуан принижается титулом. Так как он младший майр, то становится простоэльфином, лишается титула, имения, привилегий и всех благ, полагающихся аристократу.
        Мужик в спиралевидной маске стал плакать, махать руками и кричать о несправедливости. Слуги обители накладывали на него одну превенцию за другой, но он не унимался. На третьем нарушении его грубо подхватили за локти и увели куда-то за кулисы этой жестокой сцены. На суд благородных. Что бы это не значило…
        Светоч кивнула, начала говорить:
        - Последующая вина младшей майры Астарии заключается в…
        - Что?! - выкрикнула Астария. - О чем ты, во имя Ашхаи, говоришь?!
        Над головой Астарии засветилось. Второй крестик появился над ее головой.
        Слуга обители заговорил:
        - На младшую майру Астарию накладывается вторая превенция за вечер. Напоминаю, что в случае третьего и последнего нарушения, вы будете преданы суду благородных.
        Казалось, что серая кожа Астарии стала голубой и прозрачной, как лед. Я отчетливо услышал звук ломающихся сосулек при каждом ее движении.
        - Я продолжу, - равнодушно сказала светоч. - Последующая вина младшей майры Астарии заключается в помощи к бегству простоэльфинки ловчей Райнары в момент осады крепости Гашарт ордами богомерзких орков. Воспользовавшись суматохой, младшая майра Астария помогла сбежать своей сестре Райнаре, приговоренной к заключению в порочном доме на семнадцать зим. Неоспоримые доказательства этого предоставил лайр Шифрейт. За это младшая майра Астария лишается одного носителя маски. У нее остался только младший майр Эйларин. По завершению сегодняшней ночи он будет лишен титула, имения, привилегий и всех благ, полагающихся младшему майру.
        - Л… леди Астария, - запнулся эльф в маске плачущего ребенка. - Мне было за честь… быть рядом с вами… Я выживу… и… когда-нибудь снова стану аристократом.
        Никто не видел, что происходило на лице Астарии, никак на отреагировавшей на слова своей верной маски. И слава Асмодею. Потому что чувства в ней бушевали такие, что болела голова. Ненависть, злоба, боль, презрение. Мешанина негатива исходила во все стороны.
        Она посмотрела на Шифрейта.
        - Думаешь это конец, да, Шифрейт? Твоя дочурка была только на…
        Она запнулась, так как слуга обители резко развернул голову в ее сторону. Теперь никто не будет с ней церемониться.
        - Ц, - передразнил Астарию Шифрейт. - Какая жалость. Кстати, забыл сказать. Я постарался и, из любви к тебе, нашел твою сестру. Точнее, ее подгнившую половину. Все, что ниже пупка растащили дикие звери. Думаю, она была разорвана орками. Во всех смыслах, если ты меня понимаешь. Мне т-а-а-ак жаль, правда.
        Шифрейт снял маску, подмигнул.
        Светоч стала говорить:
        - Младшая майра Астария лишена всех масок. Если до конца сей ночи она не заполнит этот пробел, то будет лишена титула, имения, привилегий и всех благ, полагающихся младшей майре.
        Как же холодно…
        Но последние слова светоча навели меня на интересную мысль.
        Мой ход, хитрожопые, сложные эльфцы…
        Глава 21. Мораль орала
        До рассвета осталась пара часов. Не больше…
        - Копатиии! - бегал я вокруг ямы. - Малиии! Очааа малиии!!!
        Да, волчья яма была маленькой. А вся соль не в том, чтобы туда попасть, а в том, чтобы одновременно пульнуть туда побольше козлов. Их нужно как-то заставить кучковаться. Маскирующий подстил должен провалиться не сразу, а выдержать определенный вес, либо сработать по сигналу. Я плюнул на свои инженерские способности и объяснил гному Бори, что требуется сделать.
        - Сделаем, хозяин. То есть, вождь.

***
        Тем временем, далеко в Гашарте, на светском балу темных эльфов разгорались страсти, покруче, чем на Клут-Кане с Улук-Ураем и Урлой.
        Шифрейт был доволен:
        - Она ничего не сделает. Никто тут не согласится стать ее маской. Побоятся. А выйди она из обители, сразу же лишится всего и придется начинать все сначала. Но я не дам ей такой возможности. О, нет. Никогда не дам.
        От эльфа в маске ангела веяло злорадством.
        - Почему титула лишают не сразу, а после торжества, лайр Шифрейт? - спросил я.
        - Очень древняя традиция, мой верный друг Реордан. Что-то вроде последнего глотка воды перед смертью в пустыне Мора. Но если у Астарии сейчас и остался мимолетный шанс, то ее слуги потеряли все. За проступки своего хозяина маски расплачиваются стократно.
        Я поморщился. Не нравится мне это. Простая, эффективная и жестокая система. У орков выживает сильнейший, у темных эльфов коварнейший. А я школота не обычная. Наивная. Верю в объективную справедливость. Нужно лишь найти во всех что-то общее. То, что сплотит орка, эльфа, человека и гнома.
        «И гоблина с феей, - продолжил здравый смысл. - Ты занес их в Книгу Мести».
        «И?» - напрягся я.
        «Они рождены в эманациях страданий и живут этим. Разве они в этом виноваты? Но вы посчитали их злом. Убивали, надували через жопу. Может, туда же сунешь свою справедливость? У них она была своя».
        Бесит, а! Все малину мне зассала.
        Ладно, пора действовать. Вдохнул-выдохнул, уверенно ухватился за очередной бокал буржуйского вина и пошел…
        - Ты куда, друг? - спросил Шифрейт.
        Куда я, откуда я! Шагу не ступишь. Хозяева, блять. Интересно, а что говорят эльфы, когда срать хочется? У нас вот «носик пудрят». А тут как?
        - Хочу скинуть балласт, - загадочно ответил я.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Моя маска хочет насладиться страданием своего врага, - выкрутился я. - Пойду поиздеваюсь над Астарией.
        Это эльфа вроде убедило. Подозрения в эмоциях проскользнули, но моя отмаза ему показалась правдоподобной. Да уж. И страшно, и смешно.
        Астария оперлась о стену. От нее исходил ледяной дым, поэтому эльфы держались подальше. Несколько слуг обители стояли рядом. Так сказать, следили за нестабильным элементом.
        - Ах, Реордан, - промурлыкала Астария, поднимая бокал с вином. - Решил еще раз испытать мое терпение? Смелый мальчик.
        Она говорила спокойно, но я чувствовал в ней презрение и раздражение.
        - Я вас не понимаю, леди Астария, - почти доброжелательно улыбнулся я. - Вы хотели меня продать, но злитесь, что я сделал это первым?
        - Злюсь? Ну что ты. Злиться я буду потом. Когда меня лишат титула, за который я десятилетия проливала кровь и чужие слезы.
        - Вы слишком вспыльчивая, леди Астария, - сказал мудрый, невспыльчивый эльф.
        - Ты меня учить собрался, мальчик? - присвистнула королева мороза. - Знаешь, почему я так долго младшая майра? Как-то раз я услышала разговор эрдаина. Он говорил, что сильных чувствуют с самых низов. Им не дают подняться. Я не смогла прикинуться слабой простушкой, волнующейся только о своих ногтях. И это сразу же заметили. И вот результат.
        Она цыкнула, отхлебнула вина.
        - Чья вы маска? - задал я волнующий вопрос.
        - Опять не догадался?
        - Видимо, мне не дано.
        - Блаженного лайра Эридраса, - усмехнулась она. - Этому старику здесь никто и в подметки не годится.
        Пауза.
        - Ц! Так и будешь меня нервировать? Уйди прочь, мальчик. Я разберусь с тобой потом.
        - У меня предложение, - прошептал я. - Хотите обсудить это здесь, или отойдем подальше?
        - Да неужели? - скрестила руки ледяная фурия. - Что ты можешь мне предложить?
        - Вообще-то, на нас все смотрят.
        Я глянул на эльфа, проходящего мимо слишком медленно. Сказал громче:
        - И подслушивают!
        Эльф ускорился.
        - Ц! Скажи хоть одну причину, почему я должна тебя слушать?
        Я понизил голос так, что Астария сморщилась, прислушиваясь:
        - Клянусь светочем Эйной, что сегодня до конца этой ночи не совру вам ни разу, леди Астария. И впервые моя правда: я искренне считаю, что мы сможем помочь друг другу.
        Я отчетливо почувствовал удивление ледяной королевы. Но она его никак не показала.
        - Снова играешь со льдом, да? Пойдем. Ради твоего же блага, надеюсь, это хоть чего-то стоит, или клянусь Ашхаей, я не вытерплю.
        Я сглотнул. Сотни любопытных глаз сопроводили нас до выхода в один из коридоров. Из них глаза Шифрейта горели подозрительнее всего.
        Я молчал. Астария что-то злобно шипела и испускала лед. Наконец мы дошли до места, где не так давно две девушки рассматривали Камасутру. Блюм уже был здесь, но злобная эльфийка не обратила на него внимания.
        Астария навалилась спиной на холодную стену, скрестила руки.
        - Ну?
        - У вас же осталась последнее место для маски. И как понимаю, его держат как раз на подобные случаи. Я готов к вам вернуться.
        Астария звонко и свистяще рассмеялась, не обращая внимания на громкое эхо. Первый раз видел, чтобы она так смеялась. Мурашки на спине стали паниковать, носиться и врезаться друг в друга. Не ссы, мужик!
        - Что за игру ты ведешь, Рео? - снисходительно прыснула она. - Твоя цена, как маски, уже упала. Вы с дрянью Феоналлой вряд ли когда-то станете аристократами. Если ты устроишь такой фокус, то не отмоешься и через тысячу лет. Даже мне ты будешь нужен лишь до поры до времени. Ты прекрасно об этом знаешь.
        - А кто сказал, что я хочу стать аристократом?
        Сквозь прорези маски-кролика я увидел, как Астария захлопала глазами.
        - А ты не хочешь?
        - Не-а, - пожал я плечами. - У меня другие интересы.
        Пауза.
        - Что за интересы?
        - Открыть свое дело в Гашарте. Мне нужны лавка аптекария и возможность вести торговлю. На город всего два аптекария и я хочу быть третьим, в западном районе. Для этих целей мне нужны помощники не отсюда. И они не темные эльфы.
        Пока Астария переваривала мои слова, я переключился на гоблина Шняпи. Отлично, орки почти закончили, а Бори сколотил из досок и веток хитровыебанный настил.
        - Ты хочешь стать торгашом, мальчик? - спросила Астария. - Ты стал маской, получил возможности и привилегии, но хочешь отказать от этого ради продажи дешевого варева простоэльфинам?
        - Точно.
        - Зачем тебе это?
        - Душа лежит.
        - Душа… лежит?
        - Ага.
        После недолгой паузы Астария сказала:
        - Ты поклянешься в этом?
        - Я уже клялся недавно, - мерзковато улыбнулся я. - Вам недостаточно, что у меня нет злых умыслов?
        Я, конечно, могу заливать что угодно этой клятвой, но показывать, что отношусь к этому несерьезно, нельзя.
        - Боюсь, что сейчас ваша очередь клясться, леди Астария, - наигранно вздохнул я.
        Стало холоднее.
        - Говори, - прищурилась она.
        - Я не буду просить слишком много, не переживайте. Вы поклянетесь, что, став аристократкой, в течение года не соврете мне ни разу. Вы поклянетесь, что осознано не совершите поступков, что могут нанести вред мне или моему делу. Вы поклянетесь, что завтра же всеми силами поможете мне открыть лавку. Дадите денег, возьмете на себя ответственность за мои торговые дела в Гашарте, и разрешите присутствие в городе троих: кентавра, гнома, полуорка.
        - Полуорка? - возмутилась Астария. - Ты разума лишился, мальчишка?!
        - Как ни странно, но она похожа на крупного полуэльфа, - хмыкнул я. - Только с маленькими клыками и зеленоватым цветом кожи. Я думаю, мы сможем это… замаскировать.
        - Ц! Бред какой-то. И что еще за ребячество с клятвой? Ты хоть знаешь, почему ими не пользуются на каждом шагу? Упрости ее. Слишком много условий - я рискую. И я не дам тебе денег. После сегодняшней ночи мне понадобится каждый золотой, чтобы разгрести то, что ты сделал, мальчик. У меня их просто не будет.
        - Шифрейт предлагал пятьсот золотых монет. На меньшее мне нет смысла связываться с вами, леди Астария, - поднял я уголки губ. - Я сегодня выпил вина в два раза дороже. А по поводу клятвы… Так уж сложилось, что у вас нет выбора. Думаете, когда станете простоэльфинкой, Шифрейт забудет все обиды? Учитывая, что половина Гашарта и так против вас, то это конец. Вас спасал только титул. Сколько влиятельных и не очень особ пускали слюни на вас, а? Вы прекрасно знаете, чем все закончится.
        Астария ухватила меня за руку. Я почувствовал, как кости стали промерзать.
        - Не забывайся, малыш.
        Я изо всех сил старался не сглотнуть и не вжать в себя шею.
        - После этого я тоже произнесу клятву. Отличающуюся от клятвы маски. В ней я гарантирую то, что никогда не причиню вам вреда. Насколько я понимаю, на это мало кто соглашается.
        Она отпустила мою руку.
        - Дам пятьдесят монет. Ты глупец, если думаешь, что Шифрейт дал бы тебе хоть медяк. Если бы ты внимательно слушал его клятву, то все понял бы. Она относилась только к тому, что вы станете аристократами, если будете сотню лет верно служить ему. А понятие верности очень растяжимое, мальчик. А слова твоей клятвы я составлю сама, - прищурилась Астария. - И ты ее произнесешь, верно?
        - Безусловно.
        - Договорились, мальчик, - злорадно улыбнулась ледяная ведьма.
        Ну, всё. Достала. Мальчик, блять.
        - Есть еще кое-что, что мне нужно. Или все отменяется, и я буду иметь дела с Шифрейтом. У меня выбор есть, в отличие от вас.
        - Что ты хочешь?
        Я показал свои зубы в ядовитой улыбке, стал нагло осматривать ледяную императрицу с ног до головы. Вычурная броня ловчих идеально сочетались с красной тканью и туфлями на высоких каблуках. Широкие бедра, осиная талия, идеально упругая и симметричная грудь.
        Всем своим естеством я почувствовал, как брови Астарии взлетели до каменных сводов.
        - Тебя, леди Астария.
        Сосулька выросла прямо между моими ногами, готовая войти в задницу и выйти изо рта. Я отскочил назад. Еще в прыжке увернулся от трех ледяных кольев, сделав обратное сальто. Астария не догадывается, что я пользуюсь ее же техниками. Синяя мана сгустилась вокруг ее тела. Пальчики задвигались в немыслимой скорости. Да ладно, она меня убить собралась? Из-за этого?! Серьезно! Это, блять, совсем не мудро! Истеричка вековечная!
        Я, в теле Блюма, прыгнул на нее со спины. Завизжал, путаясь в снежных волосах. Вцепился в длинное ухо зубами. Астария не ожидала такого, прервала заклинание, стала высвобождать сырой мороз. Еще немного и от котоящера останется одна ледышка.
        Но этого мне хватило. В мгновение ока я оказался перед носом магессы третьего круга. Возможно, она и успела бы отскочить, но каблуки предательски скользнули по ледяному покрову на каменном полу. Обгрызенная до остроты и усиленная магией зубочистка от креветки уткнулась в шею королевы.
        Я выкрикнул:
        - Что быстрее?!
        Мы замерли, сверля друг друга глазами в прорезях масок. Я сказал спокойнее:
        - Что быстрее? Я проткну тебе шею или похолодает?
        Она не ответила. Стало чуть теплее. Блюм остервенело вылизывал отмороженную лапу. Прости, братан. С меня жирный кусок мяса.
        Я довольно грубо развернул Астарию, прижал спиной к себе, вдавливая заточенную палочку в шею.
        - И что дальше? - зашипела ледяная ведьма. - Мне-то терять нечего. А тебе?
        - Не блефуй, - рыкнул я, сильнее прижимая к шее «оружие».
        Астария и правда врала. Я чувствовал, как она хочет жить.
        Я повел ее вдоль коридора. За те долгие секунды, что мы шли, мое сердце колотилось, как безумное. Вино и злость ударили в голову. Я не знал точно, что хотел от нее. Наверное, справедливости. Ледяная гадина предала меня и не чувствует по этому поводу ни капли сожаления. Мало того, она без раздумий повторит свой проступок.
        Я толкнул ногой одну дверь, вторую, третья оказалось открытой. Темное помещение без окон и дверей. Что-то вроде маленькой библиотеки. Канделябры со свечами, мягкие кресла, шкафы с фолиантами и книгами.
        - И что дальше? - хмыкнула Астария. - Почитаем?
        Я толкнул ее в спину. В последний момент она резко развернулась на каблуках, но влетела спиной в шкаф с книгами. С верхней полки посыпались книги.
        Астария цыкнула, сняла с себя маску кролика, откинула в сторону. Оскалилась белоснежными зубами и улыбкой стервы, знающей, как вести себя в таких ситуациях. Она думает, что повертит сейчас задницей, и я сделаю, все что она пожелает.
        - Понятно все с тобой, маль…
        Я вмазал ей пощечину. Вполсилы, но прижгло хорошо. Глаза Астарии превратились в блюдца. Она замерла с вывернутой шеей и раскрытым ртом. На идеальной щеке без единой морщинки отпечатались мужские пальцы.
        - Чт… - запнулась она, но я не дал ей времени прийти в себя, схватил рукой за горло, сжал.
        Буря эмоций вдарила в голову. Злость, обида, наливающийся кровью член. Я грубо развернул ледяную королеву, прижал животом к шкафу, вздернул ей левую руку над головой. Она рванулась, и я почувствовал жгучий холод. Быстро прижал острие спицы к шее.
        - Уверена?
        Она не ответила, только напряглась и зашипела змей. Сейчас у меня преимущество в физической силе, и я не позволю ей воспользоваться магией. И мы оба это понимали.
        Я прижал ее сильнее, снисходительно прошептал:
        - Ну-ну, расслабься. Мы же мудрые эльфы и оба понимаем, что это малая цена за мое предложение.
        Астария клацнула зубами, дернулась менее уверенно. Сама напоролась на спицу, слегка проткнувшую ей кожу. Я почти физически почувствовал ее эмоции. Униженность, злость и сомнения.
        Не знаю, что на меня нашло, но я еще ни разу не чувствовал такого возбуждения. Ни Кая, ни Кентавряша, ни сестренка не были столь желанны, как эта высокомерная ледяная тварь.
        - Мы договорились? - прошептал я на длинное ухо.
        Она не ответила. Я скрутил ей левую руку за талию. Второй рукой стерва опиралась в шкаф, сопротивляясь давлению в спину. Скрежетнула зубами…
        - Я не слышу.
        Слова слетели с ее алых губ вместе с ледяным паром:
        - Отпусти. Или пожалеешь.
        Я хмыкнул:
        - Ты уверена, что хочешь, чтобы я тебя отпустил, будущая простоэльфинка? Стоит ли оно того? Может, наоборот, попросишь поглубже за мои услуги?
        Тело эльфийки покрылось инеем. Это позволило ей извернуться кошкой, высвободив руку. Лишь чудом я не пронзил ей шею от неожиданности. Она развернулась. Я почувствовал округлые формы бронелифчика на своей груди. Астария была на каблуках, и мы почти сравнялись в росте. Теперь я смотрел в ее кровавые глаза в нескольких сантиметрах от себя. Ее лицо было идеальным. Эльфийским взором я с трудом смог рассмотреть поры на бледно-серой коже. Все еще с надменным видом она сказала:
        - Ты за это дорого заплатишь, Реордан. Прямо сейчас, ты слышишь, прямо сейчас ты дашь еще одну клятву…
        Я начал злиться еще сильнее, не дал ей договорить:
        - Прямо сейчас ты член заглотишь.
        Несколько секунд я подождал, когда эльфийка проморгается, и спокойно добавил:
        - Выбирай, леди Астария, что для тебя важнее.
        Я грубо сорвал красную ткань со стройной талии. Астария пошатнулась на каблуках, тяжело выдохнула. Я приобнял ее за спину, пальцами ощутил позвонки, прижал к себе. Лицом почувствовал женское дыхание - на этот раз теплое.
        Я отбросил в сторону «зубочистку», нащупал металл ее нижней брони. Именно за ним скрывается самое недоступное для тысяч мужчин Гашарта. Именно туда хотят попасть аристократы, магиусы, ловчие и простоэльфины. Но именно моя рука уверенным движением подцепила нужную заклепку.
        Металлические трусики со звоном упали на пол. Астария нагловато смотрела на меня, задышала учащённее. Взгляд все еще вызывающий, но уже с оттенками растерянности.
        Член в штанах стал болеть. Такое ощущение, что его сейчас разорвет.
        Я положил ладонь на обнаженную ягодицу морозной королевы. Она была теплой, мягкой, идеальной округлой формы и очень упругой.
        Астария скинула руку, презрительно фыркнув. Да ладно? Ты правда думала, что только передернув мне член, сделаешь вселенское одолжение?
        Я грубо развернул ледяную стерву, нажимая ей на болезненную точку в подмышке. Заставил выгнуться на прямых ногах и опереться руками о шкаф.
        - Ты будешь послушной девочкой, поняла?!
        - Мне двести три… А-а-х!
        Я не позволил ей договорить, в каком месте ей двести с чем-то. Звук жгучего шлепка по обнаженной попке разнесся далеко по коридорам. Руку обожгло огнем и льдом одновременно. Астария ахнула, сжала зубы и в шоке распахнула глаза, всматриваясь в названия книг перед собой.
        На серой попе красным следом отпечаталась мужская ладонь. Я отступил на шаг, полюбовался. Астария в шоковом состоянии осталась стоять в умопомрачительной позе. Я заметил, что ее длинные ноги в броне-чулках слегка подогнулись и задрожали.
        Протянул руку, ласково погладил между ягодицами, нащупывая пальцем колечко. Леди стерва вздрогнула, опять скрежетнула зубами.
        - Не слышу ответа, - холодно сказал я, нажимая на «кнопку».
        Астария выгнулась вперед, но промолчала.
        - Спрошу еще раз. Ты меня поняла? - рыкнул я, прижигая вторую ягодицу так, что бедная стерва чуть не свалилась на своих каблуках. Наверное, останется синяк.
        С губ ледяной эльфийки сорвалось что-то вроде сдавленного стона.
        И наконец:
        - Д… да, - сказала сквозь сжатые зубы.
        - Умничка.
        Тыльной стороной ладони я призывающе похлопал Астарию по внутренней стороне бедра. Цок-цок. Она послушно раздвинула ножки пошире.
        - Вот так и стой, - потребовал я.
        Я сделал шаг назад, разглядывая картину «Униженная Ледяная Императрица». Замечательное зрелище. Полумрак эффектно раскрывал все манящие контуры. Младшая майра леди Астария, ведущая ловчих, магесса третьего круга обители бледной зимы оперлась ручками о шкаф, выгнулась на девяносто градусов и стоит в позе с широко раздвинутыми ногами. Голая попка с отпечатками пальцев прекрасно контрастирует с красными туфлями на длинных шпильках и меховыми наплечниками с опереньем.
        Пульсация в члене стала нестерпимой.
        Видимо, я слишком долго держал ее в унизительной позе.
        - Ц… Давай уже быстрей…
        Не, так не пойдет.
        Я неспешно приблизился, упираясь членом в штанах в приятную ложбинку между серыми окружностями. Потерплю еще немного…
        Руками подцепил бронированную заклепку на лифчике. Со звоном он упал на пол. Теперь эльфийка была только в наколенниках и наплечниках. Обеими руками я ухватился за ее длиннющие уши. Резко дернул на себя, заставляя Астарию вздернуть голову за спину. Ведьма ахнула. Я ее глазах - очередное недоумение и боль.
        Одной рукой я перехватил уши, другой скользнул по женскому личику, раздвигая пышные губки и упираясь пальцами в сомкнутые зубы.
        - Открой, - улыбнулся я.
        Закатив глаза, Астария посмотрела на меня, но рот не открыла.
        Я стал медленно тянуть за уши, выламывая ей шею и натирая пальцами влажные губы. Гибкая ведущая ловчих долго терпела. Но любое терпение когда-нибудь лопается. Она застонала от боли и широко открыла ротик.
        - Высуни язык, - потребовал я, расслабляя хватку на ушах.
        Послушалась. Неестественно длинный и острый язычок вывалился наружу. Я ухватился за него и сжал, стал гладить и натирать им между пальцами, обильно смазывая выделяющейся слюной темной эльфийки.
        Дыхание Астарии потеплело. Она сама стала работать язычком. Немного неуверенно, но после нескольких рывков за уши, агрессивно всосалась сразу в три пальца по самый корень…
        Всё. Больше не выдержу.
        С хлюпающим звуком я вырвал пальцы из ее ротика и спустил с себя штаны, освобождая рвущийся наружу каменный член. Приставил его к промежности, стал водить туда-сюда. Влажно. Нет. Мокро. Астария так и не закрыла рот. Она закатила глаза так, что были видны только белки.
        Темная эльфийка сладко застонала, когда я потянул ее за уши, насаживая на член. Когда он вошел в нее на всю глубину, из открытого рта Астарии потекла струйка слюны.
        - Давай сама, - потребовал я.
        Ни единого пререкания. Опиравшаяся о шкаф аристократка стала сгибать и разгибать руки, насаживая саму себя на член простоэльфина.
        Астария стонала и ускоряла ритм. Я отпустил уши, но она все равно решила оставить свою голову запрокинутой. Ухватив ее за узкую талию, стал помогать входить поглубже. Металлические чулки до середины бедра поскрипывали и немного мешали. Но прибавляли азарта.
        Видимо, у ледяной стервы и правда было мало мужиков. Я долго натягивал ее в удивительно узкое отверстие. Оно так сильно облегало член, что мне стоило неимоверных усилий не кончить в Астарию прямо здесь и сейчас. Только эльфийская физиология позволяла сдержаться достаточно долго.
        Стоны ведущей ловчих стали громче и учащеннее. И вот ее ноги затряслись, она закрыла рот, сжала губки и, вернув голову в естественное положение, кончила. Серое тело обмякло, ноги согнулись.
        Тяжело дыша, Астария простонала:
        - Т… теперь ты… дово…
        Шлеп!!!
        И так покрасневшая попка Астарии была наказана очередным шлепком. Снежная дева вскрикнула.
        - Кто тебе разрешил говорить?
        Эльфийка замолкла, стоя на дрожащих ногах. Я еще подержал член внутри нее, наслаждаясь сокращениями после женского оргазма. С хлюпаньем вытащил.
        Все было и так влажно, но я просто хотел это сделать. Раздвинув эльфийские ягодицы в стороны, плюнул, метко попав в колечко.
        Астария слишком поздно поняла, что я хочу сделать. Она закричала только тогда, когда член по самый корень ушел ей в попку. Попыталась отстраниться, но я, уже привычным движением ухватился ей за уши, не давая возможности дергаться. Астария заскреблась ногтями по деревянным полкам шкафа, учащенно и с присвистом задышала.
        Я драл ледяную стерву так, как не драл еще никого. Одной рукой я тянул ее за уши, другой отжигал по попке, ставшей полностью красной, а не серой.
        Когда «смазка» почти закончилась, стоны Астарии стали болезненнее.
        - Умоляй, - рыкнул я, одновременно засаживая член поглубже и шлепая по округлостям.
        - У… моляю! - надрывно выкрикнула Астария. - Прошу! Умоляю! Глубже…
        От последнего слова я лишь чудом сдержался, чтобы не кончить. Не ожидал такой мольбы. Я быстро вышел из Астарии, потянул ее на себя, отстраняя от шкафа. Надавил ей на латные наплечники и заставил встать на колени.
        На этот раз требовать не пришлось. Она стала очень понимающей и послушной девочкой. Открыла ротик и высунула язычок. Член легко скользнул по нему до самого предела, алые губки смиренно сомкнулись. Она попыталась сглотнуть, но глотку перекрыла головка. Эльфийка стала содрогаться, ухватилась мне за ноги.
        Я сжалился и позволил ей отдышаться… Вязкая слюна тянулась от ее ротика к члену, капала на пол.
        И снова я не удержался. Длинные уши сами напрашивались. Я натянул ее ротик на себя с удвоенной силой. Астария ухватила меня ладошками за ягодицы, царапая ноготками. Она глубоко, долго и старательно заглатывала с утробными звуками. Я же не особо церемонился. Выворачивал и оттягивал ей уши во все стороны. Астария стонала от боли, но послушно принимала в горло член, обильно истекая слюной.
        Больше терпеть было невозможно. Я вытащил член изо рта. Потянул за уши, извернув ей голову так, чтобы все видеть. Стал онанировать на прекрасное личико.
        Когда она поняла, что я хочу сделать, то сама открыла ротик и закрыла глаза. Темная эльфийка дернулась, когда тугая струя спермы оросила ее носик, длинные ресницы, губы и белоснежные волосы. Я еще долго стонал, вымазывая все это головкой члена.
        - Вылизывай.
        Двухвековая ледяная стерва, ставшая послушной девочкой, сделала, как я сказал.
        Глава 22. Пронзительное послание
        Астария протерла личико, встала, оделась и молча вышла. Она ждала меня в коридоре, облокотившись спиной о стену и скрестив руки. Когда мы обговаривали условия дальнейшего сотрудничества, она смотрела мне в глаза немного по-другому. И, ура! Я больше не был мальчиком. После заглатывания члена, ледяная императрица стала звать меня Рео или «умоляю, глубже!». Ну, ладно, не совсем так. Просто она делает вид, что никто совсем недавно не входил в нее во все отверстия.
        В коридоре мы произнесли клятву на словах. Сначала Астария:
        - Клянусь светочем Айланией, что эта клятва действует один год. Продолжаю клятву: я не совру тебе. Я не причиню тебе, твоим подчиненным и твоему торговому делу умышленного вреда своим действием или бездействием, если по отношению ко мне с твоей стороны не будет нанесен вред в любом его проявлении. Всеми силами помогу открыть тебе свое дело, если это не нанесет мне сильного материального вреда. Клятва окончена.
        Ох, воняет клятва. Например, сильный материальный вред - это как? Да и понятие «вред» очень расплывчатое. Хорошо бы посидеть и подумать над каждым словом. Но времени у нас обоих оставалось немного.
        Я тоже произнес клятву, заготовленную Астарией. Хоть мне и пофиг на нее, я не должен этого показывать. Скорчив серьезную и сосредоточенную рожу, произнес:
        - Клянусь светочем Эйной, что эта клятва действует один год. Продолжаю клятву: я не сорву тебе. Я не причиню тебе и твоим подчиненным умышленного вреда, если по отношению ко мне с твоей стороны не будет нанесен вред в любом его проявление. Будучи твоей маской, я не предам тебя, переметнувшись к другим, разгласив любые сведения, могущие нанести тебе вред и…
        Бла-бла-бла. Когда я закончил клятву, то язык уже начал болеть. Астария была довольна. Да и я в принципе. Теперь нужно делать вид, что я клятву соблюдаю. Будет неприятно, если я на чем-то спалюсь. Потом не отвертишься.
        Когда мы вернулись в банкетный зал, нас встретила тишина и перешептывания. Весь благородный двор слышал, как простоэльфин Реордан осаждал неприступную «крепость». Астария долго приводила себя в должный вид, но все равно вернулась довольно потрепанной. Ох, бедные мужики. Ее вид действовал на них, как сучья течка на кобелей. Ого, а это что еще за что? Откуда ко мне столько неприязни и зависти? М-да…
        Хоть для темных эльфов норма решать вопросы в постелях, но… это же Астария! Самая узкая щель в Гашарте! Так что покорение ледяной пещеры нехило прибавило мне популярности.
        А еще я поимел Шифрейта. И всем стало понятно, кто этой ночью самая яркая звезда. Правда, теперь у меня появились недоброжелатели и завистники. Но, наверное, лучше так, чем Астария во врагах. Да и не смог бы я от Шифрейта получить такие же плюшки. Он в безвыходной ситуации не находился. Мог и послать меня куда подальше.
        Интересно, смогу ли я после Астарии с кем-нибудь трахаться? Кажется, я преодолел какую-то границу… Разве что… Катарсия в латексе может дать ей фору. Так, харе! Ты кролик или темный эльф?!
        Бал окончен. Проигравшие выиграли. Победители проиграли. Вся суть темных эльфов раскрыта. Да и пошли бы они нахер.
        Вымотанный придворными интригами, с Блюмом на плече, я плелся домой. И именно в этот момент начали штурм козлоногие. Какого черта?! До рассвета еще час! Я сорвался с места. Адреналин в крови выветрил всю усталость…
        ГОБЛИН ШНЯПИ
        ПЕРВЫЙ НАРЕЧЕННЫЙ ВОЖДЕМ ОРКОВ
        Я оседлал Гыма и уцепившись ему ручонками за ноздри, верещал:
        - В атаки!!!
        - Вождь, я не видеть! Не видеть! - ругался Гым, отмахиваясь от гоблинских ручонок на лице.
        А я нервничал. Ведь сейчас решается судьба Серпа. Козлоногих нельзя недооценивать. Я заорал. Точнее запищал:
        - За Ордиии!!!
        Обогнавший нас орк с огромным топором наперевес, нервно ржанул.
        Сатиры долбились головами о ворота с такой силой, что вся стена ходила ходуном. Если бы не каменные укрепления, то она осыпалась бы трухой. И тогда случилась бы кровавая баня.
        Наши косые стрелки показали себя как… косые оркские дети-лучники. Дай Асмодей, подцепили двоих-троих. И то случайно. Мне показалось, что застреленные козлы сами не хотели жить, встав в позу «стреляй в меня полностью».
        Сатиры прикрывали головы корягами, густыми ветками и массивной древесной корой. Этого оказалось достаточно, чтобы большая часть стрел не попала в цель. Да и юркие они до безумия. Каждый прыжок, как у олимпийского гимнаста.
        А вот с волчьей ямой повезло больше. Мы сами открыли ворота в последний момент. Добрый десяток красавцев провалились в яму и сейчас агонизировали на кольях. Кто-то умер сразу, проткнув себе тупую бошку. Но многие насадились на колья ляжками, животами и жопами. Сатиры дергались, ухудшая свое положение: раскрывали раны и насаживали соседа по несчастью на собственные рога. Из ямы доносились такие сатанинские блеяния страданий, что моя гоблинская задница в страхе ежилась на орочьих плечах.
        Оставшиеся козлоногие просто перебежали ров по своим насаженным на колья сородичам. Их встретил Драник-та. Зеленый жироблин разрешил насадить себя на длинные рога. Пузырь со слизью лопнул так смачно, что козлоногие замерли на месте, не осознавая, что произошло.
        А потом боль, визг, сопли, слизь, кровь, козлятина!
        В нос ударила дичайшая вонь. С шести сатиров сползала шкура. Вместе с мясом. Они цеплялись себе за морды крючковатыми пальцами, пытаясь спастись от ядовитой кислоты. Но становилось только хуже. Один козел с обнажившимся черепом носился по кругу сдирая с себя оставшиеся куски мясца. Орать он не мог - голосовые связки выжгла слизь, попавшая в глотку.
        С высоты орочьих плеч я напряженно разглядывал побоище. Козлов осталось штук семь, но они и не думали убегать. Гордые, мать их. Да и мы бы не отпустили столько еды. Удивительно, но бой против них оказался тяжелым. Мощные и жилистые козлодемоны разбрасывали орков во все стороны. Одного даже насадили жопой на рога, подняв над головой. Тогда я и понял, насколько копытные сильны. Поднять тушу в три раза тяжелее себя дорогого стоит. Козел бегал с орущим трофеем до тех пор, пока его самого не зарубили топорами.
        Шаман взял на себя сразу троих. Он бубнил и исходил зеленоватым светом. Еле заметная призрачная рука вырвалась из его груди, вцепилась в глотку сатиру, стала душить. Тот с хрипом свалился и через мгновение сдох. От этого зрелища хотелось перекреститься. Просто на всякий случай.
        Паукоблин тоже оказался не промах. Успешно удирал от двух козлов, выбешивая тех до крайности. Подлетит, царапнет, свалит. Усик так ловко орудовал своими конечностями, что я не мог уследить за ними.
        - Блятиии! - заорал я, когда на нас набросилась козья морда.
        Гым перехватил топор обеими руками, гыкнул и выбил искры из рогов. Ничего себе. Они у них металлические, что ли? Пока козел бился с моим скакуном, я вцепился ручками в его уши, старясь не свалиться. Упаду - затопчут. Противники долго не могли совладать друг с другом. Гым уже стал злиться, подставляясь под удары, но копье Дрына вовремя проткнуло сатира со спины.
        - Что-то ты расслабился, Гым, - хмыкнул ленивый воин.
        - Чо?
        На мое великое удивление, последнего козла распотрошила Катарсия. Она извернулась и ловко воткнула в волосатое брюхо эльфийский кинжал. Сатир заблеял от боли и лягнул эльфийку копытом. Та кубарем пролетела добрый десяток метров и ударилась о стену недоделанной кузни. Ее шея мерзко хрустнула, неестественно вывернулась. Я уже было стал визжать о потере руководителя испытательной лаборатории, как зомби-эльфийка встала и со скрежетом в костях вправила себе голову обратно. Етить-колотить. Че творится!
        Бой был окончен. Орки пыхтели от напряжения. Многие побиты и поломаны. Но самая большая потеря - орочья жопа. Бедолаге долго придется питаться тертым топинамбуром, а каждый его поход в кустики будет нам усладой для ушей.
        Я огляделся.
        Повсюду кровища. Козлоногие были очень живучими - до последнего бились с вспоротыми животами и отрубленными конечностями. Носились, пока не истекли кровью и не упали замертво. Настоящие лесные орки. Но, наверное, тупее. И не потому, что учиться не хотели.
        Меня привлекло что-то шевелящееся на земле. Ого! Удивлению не было предела, когда я увидел отрубленное козье копыто. Оно содрогалось, будто планировало убежать.
        Катарсия подошла ближе, непрофессионально виляя обтянутой попкой и пояснила:
        - Мышечная память. Сатиры - очень живучий вид. Нужно изучить. Может помочь. Кстати, почему кентавры не помогали? Не вижу в них смысла. Надо выгнать.
        Я закатил гоблинские глаза:
        - Равновесииии…
        Катарсия поморщилась. Ее аристократично-научным чертам не нравились звуки страдающих сатиров. Они мычали, блеяли и орали одновременно. В основном звук исходил из ямы, но и на поле боя были подранки.
        - Добейтии быстриии! - приказал я.
        Орки послушались, отправились отбивать мясо на котлеты.
        Через десять минут подскочил Бом.
        - А с этим чо? - спросил он, таща козлоногого за копыто.
        - Ф-у-у-у! - вырвалось у меня.
        Сатир был полупрозрачным, вздутым и еще дышал. Кислота не смогла до конца выесть его шкуру, но теперь он был похож на пакетик с органами. Вся шерсть опала. Капилляры, мышцы, кишки, кости - все было видно.
        - Он живииии?! - ужаснулся я. - Бейтии его, живодёрии ебаниии!
        Бом пожал плечами и ебнул страдающего козла топором по башке. Во все стороны полетели мозги, рога, зубы и глазные яблоки. Подбежал орочий ребенок, подхватил глаз и убежал к другой детворе. Под мой раскрывшийся в возмущении рот, они стали играть в «мячик». Это, блять, что за менталитет такой? Они точно не на поле боя родились?
        - Нельзя так с едой! - возмутился Букль, подоспевший к мясцу с кухонным ножом в руках.
        - Стопии! Кислотниии не жратиии! Ядовитиии!
        - Не собирались, - буркнул шеф-повар и с запозданием чередуя слова, добавил: - Но очень плохо… так с едой. Вон сколько… пропало. Накажи толстяка, хозяин.
        До полудня мы разгребали лагерь. Готовых к употреблению сатиров оказалось не так много: семнадцать. Еще шестеро испорчены Драником, что сейчас кучей говна лежал в стороне, а Катарсия пела ему успокаивающую колыбельную.
        - Во имя небесного светила, вы будете это есть? - ужаснулась вылезшая из общинного дома Трэша куче искалеченных тел с оторванными конечностями.
        Никто ей не ответил на очевидный вопрос. Да, может они и полуразумные, но еще полутупые и съедобные. Сами напали на нас, сами огребли. Все по чесноку. Кстати…
        - Чеснокии побольшии, - предложил я Буклю.
        - Согласен… хозяин - сказал он, морща нос. - Ух… воняют, заразы.
        Кентавр вздохнула, покачала головой и отправилась обратно в общинный дом, подальше от кровавого безобразия. Несмотря на нелюбовь к строениям, там им сейчас лучше, чем снаружи. Кстати, Трэша вела себя довольно непринужденно. Словно знала, что мы победим. Экстрасенсы сраные.
        Собрав все съедобные части тела в кучу, мы всей зеленой оравой стали думать. Пришли к выводу, что выиграли себе еще три недели без голода. Что-то приготовим сейчас, что-то закоптим.
        - Грязновато, - послышался совершенно незнакомый женский голос.
        А от следующего звука вздрогнул даже Улук-Урай. Хлоп! Словно погонщик ударил кнутом.
        Посреди толпы орков неведомым образом возникла женщина. Что? Как? Никто не видел, откуда она материализовалась. И одно это уже страшно напрягало.
        - А вии кто? - сглотнув, спросил я.
        Тощими ягодицами я почувствовал, как напряглись мышцы Гыма. От этого человека веяло опасностями и проблемами. Да и человека ли?
        - А, Итерна. И снова приветствую тебя в Серпе, - напряженно отреагировал Улук-Урай.
        Я вопросительно посмотрел на орка.
        - Это высший вампир, о котором я тебе рассказывал, вождь, - как можно тише прошептал шаман.
        - Это котории безобиднии с детьмии игратии?
        - Да, Трайл.
        Вампирша улыбнулась так, словно давая понять, что на наш шепот ей плевать в высоты останкинской телебашни. Я посмотрел на нее внимательнее. Жгучая брюнетка лет двадцати с проседью на челке. Как и подобает вампирше - в готическом иссиня-черном плаще. Глаза злобноватые. Тонкие губы фальшиво улыбаются, отчетливо видны длинные клыки. Заостренные формы лица и аристократичные скулы. В руках держит самый настоящий кнут садо-мазо. Метра на три.
        - Я мимо проходила. Хотела помочь, но не успела.
        Врет, как дышит. По-любому стояла неподалеку и любовалась. А улыбка? В жизни не видел такой улыбки. Губы вроде и растянуты, а все остальное лицо мертвое. Ни единой морщинки не проступило.
        - О, не переживайте, Итерна, - ответил шаман. - Мы и сами справились.
        - Да я и не переживаю, - шире растянула поддельную улыбку брюнетка и кинула взгляд на кучу трупов: - Вы их есть будете? Не противно?
        - Выбирать не приходится. Мы голодаем.
        - Я-я-ясно, - протянула она, сморщив носик и повернула голову в мою сторону: - Привет, гоблин.
        - Здрасиии, - отрапортовал я, не ожидая к себе внимания.
        Снова улыбнулась. Теперь я точно уверен, что эта улыбка мне не нравится. Она словно говорит: «я все знаю, от меня ничего не скроется».
        - А где ребятня? - снова обратилась к шаману.
        - Вон балуются, - кивнул он на детвору, играющую в вышибалы козлиным глазным яблоком.
        - Ага. Ну я пошла…
        И ушла. Закинула кнут на плечо и грациозно развернувшись в стиле «черного плаща», отправилась к орчатам. Походка скользящая и опасная.
        Я сощурился. Нужно разобраться с ней побыстрее. Не нравятся мне такие незваные гости. Не просто так они появляются в орочьих поселениях поиграть с детишками. Но только не сейчас…
        Ибо сдохну…

***
        Оставшийся день и следующую ночь я проспал изнасилованной морской свинкой. Кверху животом, пуская слюну. Не помню, когда в последний раз так уставал. Словно управлял тремя телами одновременно. Нет, словно не я поимел самую недоступную деву Гашарта, а меня отодрали три азура…
        Кстати, об азурах. Они-то мне и нужны. Большинство из них находятся в нижнем квартале цитадели, у самой стены. Там дома-камушки самые бомжатские и всратые. Что-то вроде эльфийского гетто. Азуры занимаются обслуживанием гранитных стен. Каменщики и простые трудяги. Им запрещено покидать Гашарт под предлогом вечного изгнания. С ними не особо считаются, воспринимая отбросами и клятвопреступниками. Никогда не думал, что в эльфийском обществе может быть гетто. Как-то это не по-эльфийски…
        В общем, туда я хотел наведаться в ближайшее время и попробовать переманить изгоев к себе. После того как в Серпе поселятся эльфы, мы сможем заявить о себе без стопроцентного риска быть выжжеными магическим напалмом. Но для начала всю эту гурьбу нужно прокормить, а прямые поставки в поселение привлекут внимание. Если только я не найду контрабандистов и не договорюсь с ними.
        Но в целом я уснул довольным. Все прошло даже лучше, чем я думал. Как на балу, так и с козлами. Теперь у меня появились связи, договоренности, деньги и перспективы на будущее в эльфийском обществе.
        Эх, дел невпроворот. Да еще и это письмо…
        Э-э-э? Что за письмо?
        - Братик, вставай, братик!
        - А, что? - спросил я, не желая отлипать от подушки.
        - Тебе письмо! Прибежал посыльный. Он очень-очень торопился.
        - Что за письмо? От кого?
        - Не знаю, Рео. Я не читала, это же тебе. Не прилично читать чужие письма.
        Отбрасывая подушки, я уселся на кровати. Сестренка в прозрачном платье села на меня, уткнувшись лицом к лицу. Увеличивающимся членом я почувствовал приятные округлые формы. От нее пахло ромашкой.
        - Ты проспал весь день и следующую ночь, Рео, - надула губки Дриайя. - Как провел время?
        Эльфийка подозрительно поморщилась. Что? Неужели ревнует? Мужик в глубине меня гордо набычился. Да, похоже это оно… Похоже, это становление моего личного гарема.
        А жизнь-то и правда налаживается.
        Я открыл письмо.
        «Беги. А.»
        Я поднял удивленные глаза на сестренку.
        Боль!
        Окровавленное лезвие вышло из груди Дриайи и ушло дальше, пронзая нас обоих насквозь. Я содрогнулся от ужаса и жгучей боли. Эльфийка еще не поняла, что произошло. А вот я понял.
        Я не смог почувствовать приближение врага умениями ведущей ловчих. Длинный клинок пригвоздил нас к кровати. Маленькая эльфийка кашлянула, сплевывая на меня кровь и слюни. Я поднял голову.
        Фиолетовые глаза наполнились влагой.
        Кап…
        Слеза смешалась с кровью на моем лице. Секунда замерла. Мысли стали путаться. Я так и не успел сказать ей правду. А ведь уже придумал, как подступиться…
        На меня навалилась вселенская грусть.
        Прости меня, сестрёнка тёмного эльфа Реордана…
        Глава 23. Расчленение личности
        В своем мире я выёживался бесстрашной молодостью. Мол, да срать, ничего не боюсь - умру, так умру. Я слал Харона в клапан Аиду вместе с его прогнившей лодкой. Мне были непонятны старички за тридцать. Трусы, держащиеся за свою унылую жизнь, скучную работу, людей-соседей и правую руку. Нафига, если смерть - это начало чего-то более крутого?..
        Но умирать всегда страшно. К этому днищу никогда не привыкнуть. Реальность с усмешкой сунула мне в жопу раскаленный штопор и провернула, наслаждаясь напыщенностью очередного выскочки…
        А еще мне нравилась Дриайя. За короткий срок я успел к ней привязаться. Даже не так. Я и правда стал ее братом. Только наполовину. Генетику и науку о жизни не обмануть «черной» душой. Я давно заметил в себе странные ощущения. Словно у меня появился близкий родственник.
        Наверное, должно стать грустно. Но эта мысль меня разозлила. Мозги окунулись в пелену и сказали: «Отойди в сторону, бро. Щас разберемся».
        Я посмотрел за спину умирающей сестры. Увидел мужчину в капюшоне и полумаске. Его одежда была настолько черна, что я не сразу и понял, кто передо мной - существо или ожившая тень.
        Клинок торчал из груди Дриайи. С первого взгляда стало понятно, что жить ей осталось недолго. Я же в самый последний момент успел отклониться на скопированных инстинктах Астарии. Лезвие вошло под левую ключицу.
        Нет! Так не пойдет!
        - Потерпи немного, - прошипел я, заглядывая в глаза сестрёнки.
        Я сморщился, выдохнул и с рыком суицидального психа подался вперед, насаживая себя на клинок. Изворачиваясь, я постарался изогнуть лезвие меча и зажать его в мышцах так, чтобы не задеть артерии. Ипать, я царь. А ведь начинал с мизинчика. Замычал резаной коровой и протянул окровавленную ладонь к сестрёнке, коснулся ее ключицы.
        Тьма…
        …
        Свет…
        Точка возрождения изменена.
        Связь с гоблинами разорвана.
        Новая точка возрождения: темная эльфийка Дриайя.
        Дезориентация и другая боль чуть не отправили меня в обморок. Разум переписался не сразу. Я еще успел перенять остаточные эмоции сестренки. Обида, горечь и жалость? Она что, жалела меня?! А себя, значит, не надо? Вообще-то я тут МЕГАЖУК!!!
        Убийца сильно дернул клинок. Я чуть не свалился с кровати вместе с сестрёнкой в теле Реордана. В ее глазах ужас и непонимание. Она сейчас видит саму себя - окровавленную, и с торчащим лезвием из груди.
        На этот раз убийца оперся о моё девичье плечико, чтобы наверняка выдернуть оружие.
        Попался!
        Тьма…
        …
        Свет…
        Точка возрождения изменена.
        Новая точка возрождения: ненавистное пидроблядскоехуесосоёбище!
        Я почувствовал себя в теле высокого и крепкого мужчины. Одной рукой я держался за рукоять катаны. Другой уперся в спину Дриайи, в теле которой очутилась душа убийцы. Пораженный собственным оружием, он задергался, не понимая, что происходит.
        От происходящих «попрыгунчиков» меня затрясло. Я разжал оружие, отступил от эльфийки и стиснул зубы в непривычном прикусе. Дриайя, в теле своего брата, не моргала и пребывала в шоковом ступоре. Тяжело представить, что у нее сейчас в голове.
        Я зарычал, подскочил к телу сестрёнки. Вот сука! Я покажу ему коварство темного эльфа, ярость орка и жестокость гоблина, научившегося пользоваться шипастым дилдаком! Я куплю у Грэна книгу «Семь тысяч пыточных приемов» и не успокоюсь, пока не опробую каждый из них на сфинктере всех провинившихся! Огромными усилиями я сдержался, чтобы не вцепиться во врага, выдавив ему глаза! Остановило только девичье тело.
        - Говори, педуард блядский!! - вцепился я в мягкие ручки девушки. - Кто послал?! Кто?! Шифрейт? Астария?! Она обошла клятву? Кто-то другой?! Кто-о-о-о?! Говори и умрешь не от инородного тела в жопе!
        Заглянул в фиолетовые глаза асассину, но было слишком поздно. Они остекленели…
        Ёбушкин кот! Вот теперь точно всё полетело в жопу… Нет, не так. Я застрял в смазанном соусом «табаско» анусе сатаны. При этом у повелителя Геенны был такой дикий понос, словно он занюхал дурианом цыганский паленый самогон с перцем.
        Я ошарашено заморгал, замотал головой в поисках… мозгов. Потом перевал взгляд на Реордана. Точнее Дриайю. Она смотрела в никуда и похоже не чувствовала боли. Нет уж, не готов я сейчас вести с ней сложные диалоги. Сам еще не напаниковался.
        Я быстро обошел сестрёнку со спины. Пока она не пришла в себя от происходящего трэша, зажал ей сонные артерии. Знания убийцы поспособствовали и тело Реордана обмякло через десять секунд. Я аккуратно опустил ее на спину. Вытащить клинок получилось не сразу. Я плевался и пару раз орнул, когда кровь брызгала мне в лицо. Но, в результате, справился, уложил эльфийского мужика на кровать и туго перевязал наволочкой рану через подмышку.
        Сел, посмотрел на лежащее рядом тело сестренки. Ее окровавленное и полупрозрачное платье прилипло к грудям, округляя аппетитные формы. А может… Да ну, блять! Идиот!
        Ну, нервничаю, да.
        Так, успокойся, дыши ровно. Еще не все потеряно. Удивительно, но организм убийцы послушался. Дыхание и сердце успокоились. Стал ковыряться в умениях нового тела. У меня серый сосуд души. В памяти есть… А, бляха! Не время в себе разбираться. Нужно валить! Убийство у темных эльфов наказывается опустошением! А кто убийца? Бинго! Неожиданно - я! Но перед этим нужно объяснить Дриайе, что происходит. Пф-ф, проще пареного члена осла.
        Я встал с кровати, подошел к зеркалу и снял с лица тряпичную полумаску.
        - Геральт из Ривии, это ты? - хрипло и басисто спросил я у отражения, вздергивая кустистые брови и натирая мощный бородатый подбородок.
        Волосы длинные, белые, в хвосте. Глаза мудрые и повидавшие жизнь. Это не мальчик Реордан, а брутальный и страшный мужик. Я попрыгал на месте. Ловкости меньше, но это компенсируется умениями. Подергал руками и ногами. Силы больше раза в два-три. Хм, ощущение, что конечности непростые. Будто нервные сигналы доходят до них быстрее, чем обычно. В общем, всё неплохо, то вот есть одна неожиданная проблема.
        Я, блять, хуманс! Обычный человек в цитадели тёмных эльфов! Я не сразу это заметил, потому что неплохо видел в темноте. Только сейчас смог понять, что это навык ночного видения «Зерд-Йар», что в переводе с… какого-то языка, означает «прозрачная ночь». Это очень специфическое умение, служащее для очень конкретных задач в ночных условиях… Ну ясно-понятно. Кто-то нанял Гильдию Убийц под канализациями Гашарта.
        Сестренка застонала мужиком у проктолога. Вроде и женственно, а по факту мужской баритон и пидорота какая-то. Я быстро подбежал к кровати и додавил сонные артерии. Блин, с ней надо что-то делать. Подумав немного, стал ковыряться в полочках-шкафчиках. У эльфов же есть аптекарии, значит есть БАДы и гомеопатия с «мочой Гитлера». Но мне нужны бинты, антисептик и успокоительное. Боюсь представить, что начнется, когда Дриайя очнется.
        Короче, я быстро плюнул на это дело. Куча баночек-скляночек, зажимов, заколочек, побрякушечек, берушечек, помпончиков, ваточек, тряпочек, палочек, шапочек, ванночек, втулочек, тампончиков, пинцетиков, зажимчиков, бигудюшечек… Убейте меня, если в этом можно разобраться. Темные эльфийки хуже земных женщин.
        - А это что за хрень? - вытянул из шкафчика тюбик с тройной крышечкой, пятерной гранью, семью завитушками и десятью колпачками.
        Я сунул неведомую хрень обратно в шкафчик и со стуком закрыл дверцу.
        Блять, какого Асмодея я делаю! Я подошел к кровати, нагнулся, вытащив из своего загашника сумку с грибами, открыл и скривился. Мои глаза чуть не вытекли от смрада.
        Всё прогнило в кашу. Выбросил больше половины склизких гнилушек. Нашел то, что надо. Немного почернели, но сойдет. Отковырял шматок от желтого гриба, сунул под язык Реордану. То есть Дриайе. Блин, запутался. Хе-хе, она теперь истинный толерантный андрогин - мужик, ощущающий себя женщиной. Решил для себя, что буду называть ЭТО Дриайей. Подумав немного, подложил еще кусочек. Фу, ковыряться во рту у мужика - не айс. Прости, Дриайя, но лучше потом обильней дристануть, чем сейчас паниковать.
        Усевшись рядом с трансгендером, я стал думать о жизни. Точнее, о себе. Что у меня с кувшином после двух респаунов?
        Я вздохнул. Уменьшился. Стал, примерно, половиной от сосуда Реордана. Обратно в него перекинуться не получится. Похоже, у человека-убийцы он был маленьким, что и неудивительно. Это только темные эльфы самые магические существа в Варгароне.
        Еще из плохого - при изменении респауна я потерял связь с гоблинами в Серпе. Это очень плохо. Я уже привык не переживать по поводу того, что там происходит.
        От мыслей отвлек Блюм. Он жалобно скрежетнул-мяукнул и вылез из-под кровати. Всё это время ушастое трусло просидело там.
        - И чего теперь делать-то, а? - спросил я его хриплым голосом.
        Неужели осталось плюнуть на всё, вломиться в лавку и тупо вселиться в купца пожирнее? В такого, где сразу видно - золота много; пьет пиво; «сила земли» от Доктора Попова перестала помогать десять лет назад. Переселюсь, прикинусь, что у меня произошла проблема с головой. Мол, ударился, все забыл, учите меня заново. В смысле, зачем отправлять все деньги и товары в дикие леса? В смысле, мне трех деток надо кормить? Пусть работать идут, ленивые понторезы! А я хочу всё своё добро в лесу закопать. Исполняйте приказ главы купеческого дома!
        Блюм посмотрел на меня, как на идиота, прыгнул на кровать, стал вылизывать пальцы своей хозяйки в теле хозяина.
        - Формально, она жива, - пожал я плечами. - За более детальной информацией обращайся к Ашхае. Или кто-там у вас…
        Блюм недовольно шкваркнул. Хм, похоже он понимает, кто я.
        Итак, отсюда нужно валить. В теории еще есть время. Но нет гарантий, что не явится еще парочка убийц. Да и сестрёнку заподозрят в отлынивании от рабочих обязанностей. В любом случае, ситуация из разряда: «Андрюха, у нас труп! Возможно, криминал!». Оставаться на месте преступления нельзя. Но и тело Реорданово бросать нельзя. Особенно с душой, возможно чокнувшейся, эльфийки. На нем завязаны все связи, торговые плюшки, привилегии маски. В общем, эльфа нужно возвращать «обратно». А для этого нужно ненадолго свалить из Гашарта вместе с сестренкой и увеличить себе кувшин. Только я в душе не прошибу, что ей сказать, когда она очнется. Типа, такой: «О, привет! Ты в своём брате, но не переживай. До этого в нем был я. Значит я - твой братик, бг-г-г-г».
        Я проверил ранение Дриайи. Тряпки уже красные, хоть выжимай. Поменял повязку, замотав еще туже. Рана, конечно, неприятная. Поскорее бы исцелить это безобразие.
        Проблема в том, что мы не можем выйти, как ни в чем не бывало. Первые эльфы уже начали расхаживать по улицам. За Дриаей охотятся, она немного «не в себе», а я седовласый человек. Если мою бледную кожу еще можно замаскировать, то отсутствие длинных ушей - залог разоблачения. Это отличительная черта эльфов, и под капюшон их не прячут. Да и передвигаться в цитадели люди могут только с разрешения аристократии и в сопровождении ответственных эльфов. Это не просто город, а закрытый военный объект на стыке наций. Здесь всё строго.
        Думай! Не позволяй панике собой завладеть!
        Сделав несколько нервных кругов по комнате, я вернулся к кровати и оттащил мертвое тело сестренки в туалет. Пока нес, понял, что являюсь приматом примитивной извращенности. Пропитавшее кровью платье прилегло к мертвому телу, округляя форму грудей с набухшими сосками. Мысли о том, как у трупа могут набухнуть соски, я отбросил вместе с осознанием своей латентной некрофильности. В воображении я услышал шлепок по лбу ладонью. Это моя адекватная часть убивается.
        Связал руки и ноги Дриайи. Если она проснется, то хотелось бы без резких движений. Диалог будет непростой. Так, что дальше?
        Я поднял с пола окровавленную записку с предупреждением. Ничем не примечательный почерк. Подпись - буква «А». Астария? Она узнала, что на меня готовится покушение? И предупредила, следуя условиям клятвы? Потерять последнюю маску она вряд ли…
        Стоп!
        Черта с два я последняя маска Астарии! Я же к ней переметнулся от Шифрейта. Переманить чужого слугу-маску и сделать его из простоэльфина - разные вещи. Конечно же, Астария надела свою последнюю маску на доверенного простоэльфина сразу после бала! И после этого я стал ей не нужен! Чертовы эльфы! До самого конца они не рассказывали всего! Любая инфа выдавалась по капле и в подходящее время.
        Так вот почему Астария ржала, как лошадь, когда я сказал, что являюсь ее последним шансом. Может, так и было на балу, но не после него, где любой прохожий с радостью вцепится в возможность стать масочником.
        Но опять же. Клятва. Она смогла ее как-то обойти? Наняла убийцу и предупредила о нем в последний момент? Мозг начал ломаться…
        Дриайя застонала, открыла глаза. Мои яйки сжались, словно перед боем с Джумараком.
        - Ч-что? - простонала сестренка и немного неуместно хихикнула.
        Вроде голос Реордана, а интонация и мимика Дриайи. Мурашки заёрзали. Я подошел к кровати и быстро заговорил:
        - Дриайя? Все хорошо, ты только не нервничай, ладно? И не обращай внимания на меня и… и…
        В общем, больше сказать ничего не получилось. А ведь я репетировал.
        - Ч-что? - повторила Дриайя, сморщилась от боли. - Кто?
        Она взвизгнула, попыталась встать, но не смогла.
        - Почему мне больно?! Что с моим голосом? Мамочка Ашхая, это был не сон?! Кто ты? Где братик?!
        Дриайя задергалась, но я хорошо ее связал.
        - Почему я связана?! Что происходит?! Хи-хи.
        - Если помолчишь, я постараюсь объяснить, - поднял я руки и по-идиотски улыбнулся. - Я не желаю тебе зла. Теперь хочу узнать, желаешь ли его мне ты.
        Дриайя тяжело задышала, заметив мои неэльфийские уши. Видимо, крышу ее начало сносить, несмотря на галлюциноген в крови.
        - Если ты не успокоишься, то я просто уйду. Оставлю тебя здесь, и ты никогда не узнаешь, что произошло. Пожалуйста, Дриайя, выслушай меня. Или я просто уйду…
        В подтверждение своих слова, я сделал шаг в сторону выхода. Но не это убедило Дриайю. Блюм, прыгнул мне на плечи, зашкварчал.
        Дриайя, посмотрела на котоящера, на свои связанные руки, на меня. С большим трудом выговорила:
        - Остановись… Развяжи меня. И скажи… Почему я разговариваю голосом своего брата?
        У Дриайи смешно затряслись губы. Весь ее вид говорил, что она что-то поняла, но пока отказывается в это верить. Я глубоко вздохнул и стал рассказывать ей всю правду. О том, что я величайший герой из другого мира, и божественный разум решил, что я слишком важный элемент Вселенной, чтобы умереть. Поэтому отправил меня в Варгарон, спасти эльфов от саморазрушения. Сначала я был орком - это как испытание. Потом эльфом, но все пошло не так, и меня подло схватили ловчие Астарии, обвинив в предательстве. Тогда я и решился рассказать самому разумному ловчему свою историю. Реордан согласился спасти меня ценою своей жизни, отдав своё тело. А чтобы никто не смог выудить из него информацию, он велел мне убить его. Я настаивал, но он был непреклонен и умер, как герой. Я оплакивал его и…
        - Остановись, - прошептала Дриайя. - Хватит…
        Я кивнул, переминаясь с ноги на ногу. Да, блять, не смог! Как рассказать ей, что я отравил ее брата поносючими грибами, потом отнял его тело и насадил её на член? Я бы на ее месте воткнул мне в спину нож при первой же возможности. Пожалуй, я оставлю небольшую недоговоренность на потом. Когда выберемся из этой жопы. Рассказать надо, но… не сейчас. Дриайя еще минут десять хлюпала носом, втыкала в одну ей видимую точку.
        Наконец подняла на меня голову.
        - Значит братик… мертв, - заслезились ее глаза. - П… почему ты не сказал раньше? Это было… п… подло.
        Она смотрела куда-то вниз, я не мог видеть ее лица. Что? Поверила во всю историю? Слава грибному богу!
        - Не знал, как сказать, - честно признался я. - Это непросто.
        - Даже когда мы делили одно ложе?
        Вот здесь я, конечно, виноват, но наполовину, о чем и сказал:
        - Я не хотел, но удержаться было непросто. Первым я к тебе не лез, но… прости.
        Пауза.
        - Ясно.
        Дриайя опять заплакала. Мои глаза стали вылазить наружу от такой картины. Взрослый мужик хнычет, обливаясь слезами, а я… а что я? Я седовласый убийца. Мне подойти к другому мужику и похлопать его по плечу со словами «ну что ты, брат, не плачь. Хочешь я тебе мошонку помассирую. По-братски, э?» Фу-у. Не, я, конечно, всё понимаю, но это…
        Я вздохнул, сел рядом, положил руку на мужицкое плечо. Дриайя заревела еще сильнее. Свою рану она словно не замечала.
        Немного успокоившись, она спросила:
        - И… как тебя зовут?
        - Трайл.
        Неловкая тишина.
        - И это твоя сила? Меняться душами и магией?
        - Ага.
        - Из-за этого нас хотели… Нет. Из-за этого нас убили?
        Думать пришлось недолго.
        - Вряд ли. Если вкратце, то из-за моего сближения с аристократами.
        - Сближения? Так ты хочешь с… спасти эльфов, герой? - подняла на меня Дриайя красные глаза Реордана. - Через политику и игры с высшими? От чего ты вообще нас спасаешь, и кто тебе сказал, что нам это нужно?
        Я пожал плечами. А что тут говорить. Каждый сам для себя решает такие вопросы. Если я говорю, что вам надо спасение, значит надо. *закадровый смех тёмного лорда ситхов*
        - Послушай, Дриайя, нам нужно уходить. Я еще многое могу тебе рассказать, но здесь оставаться опасно.
        Ага, так прямо это и сработало. Она еще долго канючила, страдала и убивалась. Плакала, наблюдая себя в зеркале и поминая героя-брата. И это все под грибами. Что бы было без них? В любом случает, при всей моей виноватости и галантной мудрости я уже начал напрягаться.
        Наконец она пискнула, ухватившись за больное плечо. Хороший знак. Значит шок проходит. Посмотрела на меня, спросила:
        - И что нам теперь делать?
        - Нужно уходить. В Гашарте тебе небезопасно. Недалеко отсюда, в диких землях, меня ждут друзья. Там я восстановлю размер своего сосуда… Да-да, я так умею. Мы поменяемся телами…
        Глаза Дриайи округлились, она с ужасом обвела взглядом моё крепкое, но староватое тело человека.
        - Временно! - замахал я руками. - Обещаю, что подберу тебе красивое, стройное и…
        - И с большой грудью, - неожиданно сказала Дриайя.
        Настало мое время округлять глаза. Сестренка поняла, что сказала что-то неуместное, покраснела:
        - Ну… то есть… это неважно… но, если можно… братик всегда любил большую грудь… и… я не смогу находиться в его теле… это… тяжело… пожалуйста, забудь, что я сказала…
        - Не забывай, что я не создаю тела, а меняю их местами. По-хорошему, кто-то грудастый должен захотеть с тобой поменяться. Хотя можно связать и убить.
        Сестренка-анимешница открыла рот. Ой, ну конечно. Давай подумаем о моральной составляющей. Хотя тут очевидный размен - чья-то смерть на сиськи. Даже думать не надо.
        - Да шучу я, шучу! - поднял я руки.
        Чувствительная какая.

***
        Дриайя уже полчаса чередовала эмоции с «мне очень херово» на «я сильная, я справлюсь». Я не мог себе позволить сюсюкаться с ней. Да, виноват, все дела. Но потерпит до более спокойных времен. Мало того, мотивировать ее помочь мне оказалось непросто. Я втирал о благих целях, мировых устоях и благородных помыслах ради эльфийской нации. Даже и не знаю, чем я отговорил ее от праведного суицида. Брехней о том, что ее брат пожертвовал собой ради спасения мира или грибами. Но пока это работает - нужно действовать.
        - Ты уверена, что не против? - очередной раз спросил я.
        Сестренка грустно хлюпнула носом:
        - Это тело мертво. Можешь делать с ним, что хочешь.
        И я сделал. Водил туда-сюда, туда-сюда. Наслаждения не было, ибо…
        …тяжело резать жилистые уши. Эта хрень еще долго будет снится мне в антиэротических снах. Отрезав ушки у мертвого тела Дриайи, я промыл их от крови. Они мне еще пригодятся, хы.
        С чувством вселенского охеревания я посмотрел на безухое, но все еще красивое тело сестренки. Сама Дриайя почему-то отказалась от просмотра собственного расчленения. Бля, а я бы на себя посмотрел… Ну, а что? Люблю всякую жесть.
        Та часть моего мозга, которая еще считала себя психически здоровой, закатила глаза к потолку. Интересно, а у эльфов бывают психотерапевты?
        Кстати, о расчленении.
        Я вышел из туалета. Сестренка сидела на кровати, смотрела в одну точку и поглаживала Блюма.
        - Дриай, а твоё отсутствие заметят? - спросил я, нервозно жонглируя ушами.
        Сестрёнка на это кощунство отреагировала соответственно.
        - Ой, прости, - по-идиотски улыбнулся я, и спрятал части тела за спину.
        Дриайя чуть не разрыдалась, но котоящер замурлыкал громче. Ничего себе, успокоительное животного происхождения. Сестрёнка надрывно ответила:
        - Заметят. Я младшая служительница обители светоча Эйны в Гашарте, - пояснила она и, осуждающе посмотрев на меня, добавила: - И как я раньше не замечала, что ты так многого обо мне не знаешь…
        Любовь зла, полюбишь и лжеца.
        - А если тебя не найдут?
        Дриайя вздохнула.
        - Посчитают сбежавшей. Через оборот близнецов нарекут порочным именем.
        - Даже так? Без суда и следствия? А если тебя убили и…
        - Суда и следствия? - грустно улыбнулась Дриайя. - Сразу видно, что ты никогда не был настоящим темным эльфом. Ашхая ценит в своих детях хитрость и коварство. Если эльфа убили в безызвестной глуши, и никто об этом не узнал, то это очерняет его перед матерью… Нужно уметь мстить… даже после смерти.
        Вот оно что. Значит убивать у эльфов нельзя, но если осторожно, то можно? Ушастые лицемеры.
        Я почесал затылок.
        - Слушай, тогда это… от тела надо избавиться.
        - Избавиться? Как?
        Я улыбнулся Гарольдом, познавшим боль, и пояснил:
        - Ну-у-у, частями.
        Глава 24. Ушастый пролёт
        По меркам эльфов Дриайя почти девочка. Ей всего тридцать три года. И сейчас я ломал психику существу подросткового возраста. Ну сорри, чо. Моя-то психика давно уже от такого со скуки позевывает. Я даже потрошил уже одного уродского орка. И сожрал его сердце.
        Ох, ну ладно, признаюсь. Не ожидал, что будет так зашкварно резать красивых девочек, которые недавно садились мне на член. А ведь я у нее разрешение спросил!
        Катана убийцы застряла в кости. Пытался резать по суставам, но, все равно, выходило фигово. Я выламывал сухожилия под скрежет костей и брызгающую во все стороны кровь. Звуки были настолько мерзотные, что я не удержался - обильно и со вкусом заблевал головы «низшим». Утробная мелодия разнеслись молитвой для подземного народа. Сейчас, наверное, молятся знаку сверху и подставляют ладошки под брызги божественного подношения.
        - Я почти всё! - крикнул я, отлипая от унитаза и протирая рот рукавом.
        - Я ничего не слышу! Я ничего не слышу! Я ничего не слышу! Хи-хи! - тараторила Дриайя из зала. Похоже, она заткнула уши.
        Блюм забился под кровать, плюнув на утешение эльфийки, и верещал, обоссавшим тапки хозяина котом перед скальпелем ветеринара.
        С большим трудом я пропихивал в узкое отверстие эльфийского унитаза куски сестренки. Несколько раз пришлось «подрезать» особо крупные кусочки. Пропихнул-прислушался, пропихнул-прислушался. Звуков падения не было. Глубоко. В конце всех концов, неприятный квест все же был засчитан. Потом я мыл пол. Второй раз в жизни. Или третий. Прогресс.
        Чуть позже мы с эльфийкой в теле эльфа еще минут десять сидели на кровати, втыкая в одну точку на стене. Хорошо хоть слюну синхронно не пустили.
        - Больно? - наконец спросил я, кивая на кровавые обмотки.
        - А? Что? Ага, больно, - закивала Дриайя слишком быстро.
        - Надо бы обработать.
        - Что надо?
        Только сейчас до меня дошло, что всякие антибиотики, обезболивающие и антисептики не очень нужны в мире с исцеляющей магией. По крайней мере, магической расе темных эльфов. В таких случаях они идут к хилеру.
        - Исцелить тебя надо, - кратко пояснил я.
        Дриайя покачала головой:
        - А у нас нет средств на это. Я получила травму не в служении нашей матери.
        Я поморщился. Понятно. Платная медицина.
        Еще полчаса заняла уборка. Нельзя оставлять улик. Или Реордана возьмут за яйца. Он и так теперь первый подозреваемый в пропаже своей сестры. Пока вычистил всю кровь, с меня сошло миллион потов. Когда грязное дело было закончено, я переоделся, выбросив одежду в унитаз. Вот порадуется подземный народ. Будет им амуниция класса «S». Одежда Реордана обтянула меня, как балеруна, но выбирать не приходится.
        Последним штрихом стало бритьё ножом и без пены. Это оказалось непросто. Я и Джилеттом-то херово справлялся, чего уж тут говорить… Повезло, что щетина светлая. С цветом лица пришлось экспериментировать. Тертые серые грибочки с пылью на каменном шкафу придали более-менее адекватный оттенок коже. Смешать субстанцию с водой, обмазаться и…
        - Посмотреть на долбодятла, - вслух продолжил я мысли, уныло разглядывая в зеркале коричневую размазню на щеках.
        - Да, не похож, - нервозно согласилась сестренка.
        Как Арни замаскироваться говном от хищника не получилось. Пришлось отмываться, потеряв драгоценное время.
        Плюнув на цвет лица, я накинул на себя плащ с капюшоном, просунув привязанные к своей голове уши Дриайи в специальные отверстия. Надел кожаные перчатки.
        Я уже было собрался запрятать во все щели оружие, как Дриайя меня остановила:
        - Нет-нет, нельзя! Ты больше не Шепчущий Клинкам. Оружие не спрятать от взора ловчих патрулей, Трайл.
        Эх, я больше не «братик».
        - Тогда возьми ты.
        - Нет, так не пойдет, - насупилась Дриайя мужским лицом. - Шепчущие Клинкам всегда притягивают взоры. Лучше я оденусь в обычную одежду.
        Так и поступили. Одеть Дриайю было непросто. Рана кровоточила, но кое как мы остановили кровь и натянули кожаную куртку. Сестренка шипела от боли, но вела себя мужественно. Меня, конечно, сильно коробило, что мы идем без оружия, но пришлось согласиться с более опытной в этих делах эльфийкой. Надеюсь, я не пожалею об этом.
        С трудом, и не без помощи Дриайи, удалось «уговорить» Блюма законнектиться. Его доверие ко мне сильно пошатнулось из-за человеческого тела. Оставил ушастого с сестренкой. Мы с ней договорились выходить по очереди. Сначала из обиталища выхожу я. И если не нахожу приключений на свою бледную жопу, то через десять минут возвращаюсь за ней. В противном случае мы добираемся до условленного места раздельно. А там уж как получится.
        Мы решили пойти к азурам. Говорят, там затеряться проще всего. А если есть деньги, то они помогут выбраться из города. Но опять же, по слухам.
        К сожалению, я не сильно доверял сестренке. Но выбора нет. Я и так потерял слишком много времени. Если она решит вытворить какую-нибудь глупость, то это, скорее всего, станет ее последней ошибкой.

***
        Опустив голову, я шагал по улицам, стараясь не попадаться редким прохожим на глаза.
        Мое новое тело было необычным: оно чувствовало многие вещи вокруг. Например, озирающегося эльфа за углом. Один раз мне пришлось вжаться в стену и пропустить патруль. Они почти заметили меня, когда пальцы непроизвольно зашевелились, выпуская магию. Серебряный свет исказился, сливая меня с тенями. Даже человеческий запах пота исчез.
        Интересно. В Эльдарионе я не знал, что умею призывать голема. Пока не увидел этот момент в одном из циклов. Сейчас адаптация к телу улучшилась. Вместе с концентрацией магии. Ох, хорошо же гоблинская матка постаралась. Так, ладно. С этим я разберусь потом. Никакие навыки мне не помогут, если ухо решит отвалиться в самый неподходящий момент.
        Эх, задать бы пару вопросов Шифрейту и Астарии. Кажется мне, что кто-то из них точно знает об убийце. Но сначала азуры. По словам Катарсии, вернее последователей среди эльфов, мне не найти. Если докажу им, что нарушенная клятва светочу - не приговор. Благодаря мне, они смогут вернуть себе магию. А взамен я попрошу верность и поддержку. Гетто в Гашарте большое. У них могут быть связи с теми же контрабандистами.
        Но сначала… неплохо бы просто выжить и добраться до Каи, Кентавряши и Гурона. Или, на крайняк, найти любого другого хилера. Потому что Дриайя бледнеет на кошачьих глазах, а патруль из двух эльфов за спиной не просто так решил развернуться и пойти в моем направлении.
        Дерьмо.
        Они следовали за мной по пятам. Где же я спалился? Увидели лицо? Ухо криво торчит? Пощупал, сделав вид, что почесал. Да не, вроде нормально. Тут что-то другое. Не могли же они просто взять и заподозрить именно меня. Других что ли нет?
        Но беспокоит меня не только это. Тепловизором Блюма я заметил, как в наш камушек под навыком «полог тьмы» заглянул эльф. Он повертел головой, в чем-то убедился и вышел. Дриайе нужно валить. И как можно быстрее.
        Пока я думал о незваном госте и смотрел под ноги, свернул не туда. Уткнулся в тупик. Дальше идти некуда. Может, мимо пройдут? В какой-то момент показалось, что всё позади. Я не услышал шагов и…
        - Простите? - раздалось за спиной.
        Сердце насрало на мои техники самоконтроля. В истерике забилось о ребра. Асмодеевы яйца, похоже, я отвык от человеческих ушей и не услышал крадущихся эльфов.
        Затылком почувствовал, как преследователи переглянулись.
        - Обернитесь для опознания, - сказал знакомый женский голос.
        Где же я его уже слышал?
        Послышался звук доставаемых из ножен клинков. А я вот без оружия. И что теперь делать? К этому телу я еще не адаптировался. Боец из меня криворукий.
        - Немедленно обернитесь!
        Не поднимая лица, я медленно подчинился. Успел заметить в эльфах большие кувшины. Переселиться не удастся.
        - Снимите капюшон!
        Я не шелохнулся, закрыл глаза. Остервенело стал копаться в механизмах своего тела. Судя по всему, я ловкач, усиливающийся магией. Бафающийся убийца.
        - Эйнон, сними с него капюшон!
        Я наконец-то вспомнил, кто эта эльфийка. Найана. Страшненькая разведчица, раскрывшая расположение Серпа. До сих пор не забыл неуёмный зуд между её ногами. Она-то что здесь делает? Опять совпадение? Астария прислала?
        - Кто вас послал?
        Мне не ответили. Еще немного и Эйнон узнает, что я человек с отрезанными эльфийскими ушами. И тогда вряд ли удастся договориться. Придется действовать первым. Натренированное тело среагировало. Я резко скинул с себя плащ с капюшоном. Одним движением вырвал уши. С рёвом ведьмака, принужденного к сексу с ведьмами из Кривоуховых болот, швырнул подарки в лицо подскочившего эльфа.
        Сработало. Бедолага ошарашено замахал клинками, впав в недоуменное охуевание на целую секунду. И этого мне хватило.
        Пафосное название техники услужливо всплыло в голове:
        Третий танец на воде: кровавый штиль.
        Пальцы задвигались ошпаренными червями. Черная энергия разошлась по всему телу, смешиваясь с кровью. Сосуды почернели, проступили сквозь кожу. Я стал похож на полосатую зебру. Только страшнее. Мысли стали путаться… уплывать… Я непроизвольно засмеялся, радуясь предстоящему мясу.
        От моего вида и смеха глаза главной эльфийки расширились.
        - Взять живым! - заорала она.
        ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ
        СТАРШАЯ ЛОВЧАЯ НАЙАНА
        КЛАН: ТИХИЕ ВЕТРА
        ТИТУЛ: ПРОСТОЭЛЬФИНКА
        ДВУМЯ ЧАСАМИ РАНЕЕ, НЕЗАДОЛГО ДО РАССВЕТА.
        Три эльфа прятались на скальной возвышенности, неподалеку от обиталища Реордана и его сестры Дриайи. Старшей ловчей не нравилось это задание. Она знала, что Реордан сблизился с леди Астарией. Но чтобы настолько? Зачем она отправила их следить за обычным ловчим? Это их личные взаимоотношения или политика? До Найаны доходили слухи, что они… они… И после этого леди Астария заставила ее приглядывать за ним! Давно Найану так не унижали.
        Эльфийка крепче сжала кулачки. Она старше Реордана званием и опытом! Но леди Астария все равно предпочла его! Почему?! Да еще и в тот день она была так холодна! Заставила ее поклясться светочем из-за какой-то ерунды!
        Говорят, что Реордан влился в круги аристократии. И что ему самому до титула недалеко. И кто бы мог подумать? Тихий и незаметный ловчий взлетел до таких высот. Как же это злит!
        - Найана, не дыши так громко, - прошептал Адронан.
        С ней были Эйнон и Адронан. Именно их Найана заставила молчать о скопище орков в диких землях. Непростой ценой…
        - А это еще что? - поморщился Эйнон, вглядываясь вдаль, между проулками. На его шее висел кулон «видящий сквозь завесы».
        - Что там? - спросил Адронан.
        - Не могу понять, но…
        - Дай-ка сюда, - буркнула Найана, и одела кулон на себя.
        Она не сразу смогла различить искажения в ночной тьме. Никогда ранее «видящий сквозь завесы» не справлялся со своей задачей так тяжело. Сердце Найаны застучало сильнее. Она видела, что на пути ожившей тени только обиталище Реордана и его смазливой сестры.
        - Не могу понять, - соврала старшая ловчая. - Может искажения в завесе…
        - Дай мне, - протянул руку Адронан к кулону, но сразу же по ней схлопотал.
        - Думаешь, без тебя не справлюсь?
        Эльф что-то буркнул, пожал плечами.
        Найана тянула время. Она дожидалась, когда тень подкрадётся достаточно близко. При любой угрозе ей велено оповестить Реордана, не привлекая к себе внимания. Таков был приказ леди Астарии. И не ее дело оспаривать его.
        Но вот немного опоздать…
        - Вижу. К нему кто-то крадется, - в последний момент зашипела Найана. - Адронан, предупреди его. Только тихо.
        Опытному ловчему понадобилось мгновение, чтобы понять приказ. Он вытащил из сумки пергамент и начертал на нем символы. Сорвался с места, устремившись к дому Реордана. При движении умение «полог тьмы» сжигало магию. Но он даже и не думал его прерывать.
        Сначала заспанная сестра Реордана приняла записку. Но, как и планировала Найана, она вряд ли успеет передать ее брату. Тень юркнула за девушкой в обиталище Реордана. Адронан в последний момент избежал с ней встречи.
        После этого долго никто не показывался.
        - Проверить? - спросил Адронан.
        Старшая ловчая ненадолго задумалась.
        - Нет. Рискованно.
        На рассвете, когда Найана уже решила наплевать на осторожность, из обиталища вышел эльф в капюшоне.
        - Кто это, Ашхая меня накажи? - прошептал Эйнон.
        - Вероятно, тот же, кто прятался в тенях, - предположил Адронан. - Слишком широк в плечах для Реордана. Найана, что будем делать?
        Старшая ловчая нервничала. Приказала:
        - Адронан! Живо, проверь, что с Реорданом.
        - Уверена? Опять рискуем. Он ловчий и в своем обиталище может меня заметить.
        - Да!
        - Твоя ответственность, - пожал плечами Адронан. - Но леди Астарии это может не понравиться.
        Эльф исполнил приказ и быстро вернулся.
        - Повезло, не заметил. Он в порядке и бодрствует. Наверное, это был обычный тайный визит. Ну, знаешь, он же теперь важный, - хмыкнул Адронан.
        Чувство разочарования и злости впились в разум Найны. Но кто тогда этот эльф? Почему он прятался, а теперь вышел свободно? Что ему было нужно от Реордана?
        - Адронан, остаешься здесь. Продолжай наблюдение. Эйнон, за мной.
        Всю дорогу странный эльф держался слишком спокойно. Но предчувствие редко обманывало Найану. Они не слишком прятались от него. Смотрели реакцию. Когда незнакомец стал подходить к грязным районам азуров, Эйнон занервничал:
        - Дальше нельзя. Если не хотим получить стрелу в глаз или кинжал в спину.
        - Проклятье Ашхаи, - выругалась Найна.
        Район азуров считался неблагоприятным. Двум Шепчущим Клинкам там делать нечего по понятным причинам. Даже патрули там проходят впятером. Если чужак попадет туда, то все пропало.
        Пришлось действовать. Она решила начать издалека и просто задать ему пару вопросов. К сожалению, диалог не получился. Поведение эльфа, не желающего показывать свое лицо, заставило их принять боевую стойку.
        А потом началось…
        Чужак скинул плащ и капюшон. Его лицо оказалось старым и бледным. Широкоплечий светлый эльф? Но тогда почему же?..
        Она непроизвольно отступила, когда незнакомец оторвал себе уши! Хоть Найана и повидала многое, но это зрелище повергло ее в потрясение… Разве такое возможно? Найана в ужасе смотрела, как оторванные уши полетели в Эйнона. Он был опытными ловчим. Но его нерасторопность можно понять. Нечасто в бою швыряются собственными частями тела!
        Найана вытащила метательные иглы. Она владела ими лучше всех, поэтому расположилась поодаль. Пока ловчие брали себя в руки, то упустили превращение безухого существа во что-то… сильное.
        В воздухе засвистели мечи, полетели иглы. Чужак двигался хаотично, опираясь не только на ноги, но и на руки - как животное. Он не уступал эльфам. И даже превосходил их. Сонная игла чуть ли не случайно угодила монстру в шею. Перед этим тварь успела сломать Эйнону руку и переключилась на старшую ловчую. Но Найана не так проста, как он дум…
        Удар по голове был настолько сильным, что эльфийка отлетела на десяток шагов назад. Она не успела сгруппироваться. Острый каменный уступ проломил ей череп. Последнее, что Найана увидела, это как Эйнон подскочил к упавшему, засыпающему врагу и с хрустом ударил его ногой по челюсти.

***
        Холодно…
        Последнее время этот холод уже остоебучил…
        Во рту вкус крови. О-у, похоже зуб сломан. Пощупал языком и отколупал кусок. Гадость во рту мгновенно пробудила мозги.
        - А? Что? Какого?
        Темно. Я не сразу понял, что происходит. В голову влетели кадры из «Чужого». Сердце завизжало, мурашки запаниковали. Я вжался сам в себя. Попытался пошевелиться, но не смог. С огромным трудом переборов панику, заставил себя успокоиться. Включить навык Зерд-Йар удалось только с пятого раза. Посветлело. Это хуже, чем глаза эльфа, но теперь хоть вижу.
        Похоже, я в пещере. Со всех сторон камни, сталактиты и глыбы льда. Последнее мне понравилось меньше всего. Снова попробовал пошевелиться. Не получилось. Я сижу на холодном камне, привязанный к каменному столбу. Да еще и так, что все мои знания о морских узлах, накопленные в циклах, подавились от зависти. Даже пальцами не двинуть.
        «Чужой» резко кончился. Теперь я главный герой фильма «Пила». Сейчас из-за угла выкатится уродец в маске на детском велосипеде и скажет «давай поиграем в одну игру». Я попытался сглотнуть, но не получилось. В горле пересохло. Ещё и привкус гадкий. Ощущение, что в глотку запихали сушеного собачьего говна.
        Толстая кишка завибрировала от страха. Я один, привязанный к столбу в пещере, мне холодно и больно. А еще тошнит. Видимо, сотрясение.
        С огромным трудом удалось подключиться к Блюму. Дриайя ослабла и идет по незнакомому мне району. Деревянные дома, неприятный запах и косые взгляды. Она в гетто азуров. Видимо, не смогла найти меня и решила действовать самостоятельно. Я мяукнул ей на ухо.
        Эльф дернулся, посмотрел на меня:
        - Это… ты?
        Я мяукнул еще раз. Это означает «да».
        - Что случилось? Я не нашла тебя. Ты в порядке?
        Я попытался вспомнить детали того, что со мной произошло в проулке. Память услужливо послала меня на три буквы. Вроде бы я продул. Потом эльф со сломанной рукой меня куда-то тащил. Блин, не уверен. Боевой навык, что я использовал, сильно корёжил мозги. Помню только экстаз от боя. Как хотелось убивать и… ржать. Не знаю почему, но эльфов я мутузил хохоча.
        Ответить Дриайе я не успел.
        - Очнулся, человек? - прозвучал в пещере до боли знакомый голос.
        Прости, мама, что так редко тебя вспоминал. Если я в коме на Земле, и ты массируешь мне тело от пролежней, а всё окружающее - бред сумасшедшего под наркотическими препаратами, то сейчас самое время проснуться. Пора, мама. Я развлекся. Хватит. Отключай аппарат жизнеобеспечения… Нет? Тогда души подушкой.
        Проснуться не удалось. Сдохнуть тоже. А уродом без велосипеда оказалась Ледяная Императрица Астария собственной персоной. Она стояла прямо передо мной во всем своем эротическом боевом облачении. От нее веяло такой ледяной неприязнью, что, наверное, волосы на голове стали еще белее.
        Когда Астария заговорила, ее голос напомнил хрустящий снег:
        - Я отрезала тебе ухо, но ты не очнулся. Пришлось ждать. Не мог побыстрее, дэайн?
        Мои глаза округлились. Я попробовал пошевелить ушами, как эльф. Не получилось. Я вообще ничего не почувствовал. С большим трудом удалось вспомнить, что «дэайн», это «человек» на эльфийском наречии. Скоро и этого не вспомню.
        - О, не переживай, дэайн. Я приморозила рану. Чтобы не истёк раньше времени. И можешь не сомневаться, это небольшая плата за убийство моей старшей ловчей.
        Она очень неприятно улыбнулась. Конечно, я, блять, переживаю. Мне отрезали ухо, а я этого не чувствую! Ощущаю себя Кевином из фильма «Город Грехов». Тот был связан, но лыбился идиотом, когда у него собаки наживую жрали ноги. Только мне вот не смешно, а хочется повизжать от мысли, что у меня нет уха, а я этого не чувствую и даже не вижу.
        И что самое плохое, с сосудом души Астарии всё в порядке. Значит клятва данная Реордану в этом теле не действует. Бей меня и унижай сколько хочешь.
        Ледяная ведьма хмыкнула:
        - Если честно, дэайн, я еще сама не знаю, что у тебя спрашивать. По заветам, ты обвиняешься в шпионаже против содружества эльфов. И мне просто нужно тебя истязать, пока ты сам не захочешь рассказать всё, что знаешь. Но в этот раз я хочу начать с другого.
        Она сделала паузу. Очень длительную и напряженную.
        - Райнара. Говорит тебе это имя что-нибудь?
        А вот теперь я еле удержался, чтобы не обосраться. Невозможно. Она не могла взаимосвязать меня с той ситуацией. Это просто совпадение! Какой-то блеф. С огромным трудом я сохранил невозмутимость на лице.
        - Нет, - вылетел пар из моего рта.
        - Жаль, - наигранно надула алые губки Астария. - Кстати, забыла сказать. Если я вижу, что мне не лгут, истязаю не слишком долго. Слова без пытки и под ними - всегда разные. Но моё дело - понять, где они правдивее. Поверь, долго находиться в моей ледяной пещере очень… очень больно.
        Верю, блять, на слово! Скажу всё! Всё!!!
        Ведьма заговорила:
        - Я расскажу одну историю, а ты потом подумаешь, что мне ответить.
        Она стала ходить туда-сюда, цокая металлическими сапогами по камням.
        - Останки моей любимой сестры Райнары были найдены недалеко отсюда, в лесу. Я дорого заплатила за них одному куску оркских испражнений. Ритуал опознания показал, что сестру перед смертью касалась странная магия. Черная, представляешь, дэайн? Кстати, у тебя она какого цвета?
        Пауза.
        Врать бессмысленно. Вопрос попахивал провокацией. Уверен, она успела провести этот чертов обряд по определению магии. Если есть деньги, нанять для этого мага проблем не составит. Да и эльф, притащивший меня сюда, по-любому рассказал о том, что я зебрамэн.
        - Черного, - признался я, дернув путы на руках.
        - О, это хорошее начало. Молодец, прими мою похвалу, ничтожество.
        Астария пнула меня кованым сапогом. Я сжал зубы, зло зыркнул на нее исподлобья. Злость приоткрыла глаза. Угрожающе прищурилась на страх.
        - Светоч Айлания поведала мне, что за свои века лишь раз видела такой шаакле. Я намного младше ее. Но могу похвастаться, что уже четырежды сталкивалась с черной магией. Странное совпадение, правда?
        Я промолчал. Астария с присвистом похихикала и продолжила:
        - Первый раз я столкнулась с черной магией совсем недавно. На вылазке - у пограничного дрива Мурьяки. Порочный Эльдарион воспользовался черной магией и призвал очень сильного земляного фамильяра.
        Я еле-еле сдержал удивление. Это колобок с членом был сильным?
        - Мы справились с ним и пленили Эльдариона. Но допросить не успели. Пока я конвоировала его в Гашарт, он был отравлен вместе с отельными орками. Случай очень загадочный, но…
        Астария замерла на месте, постучала пальчиком по нижней губе. Я так напрягся, что покрылся потом. Хотя было жутко холодно. Ледяная королева долго стояла в одной позе, потом дернулась, заговорила:
        - Следующий - эльф Реордан.
        Что? Как? Тут-то я где спалился?!
        Астария посмотрела на меня кровавыми глазами:
        - Он как-то пронес оружие в обитель теней. Так я сначала подумала. Хотя там даже вилок не подают. Но всё оказалось намного проще. Я бы в жизни не догадалась, что это такое, если бы креветки по рецепту айланских кулинаров не были моим любимым блюдом. Это был заточенный и съедобный держатель для креветок. Но почему-то черного цвета. И тогда я поняла, что Реордан додумался укрепить еду умением «рассекающий тени». Это такой… А, неважно.
        Астария махнула рукой. Ее голос стал нервным, быстрым и дерганым. Она приближалась к кульминации:
        - Из-за клятвы я не могла действовать прямо. Но ничто не запрещало мне следить за ним, соблюдая некоторые условия. Я не могла ему навредить или допустить, чтобы ему навредили. И благодаря этому, кстати, ты сейчас здесь. По воле Ашхаи, ты попался случайно.
        Ну все. Еще пара слов от стервозины, и я упаду в обморок от коллапса ситуации. Чтобы этого не произошло, мне пришлось заговорить:
        - Что вы хотите? Я не отказываюсь говорить, но…
        Еще один удар ногой. Я зашипел от боли. О, да! Я искренне начинаю психовать.
        Астария улыбнулась мертвой обледенелой куклой:
        - Я не закончила, дэайн. Не перебивай. Судя по тому, что осталось от моей сестры, ее убили орки. Орки пленили Эльдариона. Эдьдарион конвоировался Реорданом. К Реордану в обиталище проник ты. Четверо в этой цепи событий - черные маги. Удивительные совпадения, не правда ли?
        Она нагнулась надо мной, посмотрела на меня глазами победительницы. Я почувствовал ее ледяное дыхание.
        - И вот теперь ты здесь, мой ненавистный собеседник. Теперь ты знаешь, что я всё знаю. Поэтому ты будешь говорить. Время молчания окончено. Прекрасно, правда? Вот тебе мои вопросы. Выбирай любой и отвечай. Не люблю растягивать допросы. Кто ты такой? Кто тебя послал? Кто еще знает о черной магии? Как обычный ловчий Реордан замешан во всем этом? Откуда тянутся невидимые руки, и кого мне стоит опасаться в этой игре? И самое интересное. Как забрать у тебя эту силу?
        Глава 25. Последняя капля
        Астария пнула меня по банану. Я успел подогнуть ноги в самый последний момент. Такого удара мои примерзшие к камню стальные яйца бы не выдержали. Желток бы растекся во все стороны. И как же неудобно так сидеть! Хоть бы стул дали…
        Снежная королева взмахнула рукой. Мои булки сжались в ожидании ледяного дара. Но на этот раз пронесло. Из камня вырос настоящий ледяной трон. Она села на него почти голой попкой, закинула ногу на ногу, посмотрела мне в глаза и улыбнулась.
        Ясно. Жирный намек, что мне пора говорить. Хоть я и не такой, но может пора прикинуться «человеком неправдоговорящим»? Только в голову ничего не приходит. Кто я, почему я? А хер какой-то с восточной горы. Ассасин из Гильдии Убийц. В канализациях наша база ясно-дело. Что еще? Да что не говори, меня всё равно убьют. Да еще и пытать будут. Так себе перспективка.
        Может признаться? Сказать, что я Великий Школьник из иного мира? И что тогда? Астария резко кинется обниматься? Или простит своего Рео, по кличке «любитель по-холодному»? С большей вероятностью меня пустят на исследовательский фарш. Буду сидеть в пещере пока не сдохну от старости или скальпеля в мозгах. Пока что все, кому я признавался, не держали меня связанным в холодных пещерах.
        - Я жду, - побледнела Астария.
        Времени думать не осталось.
        - То, что я скажу, может показаться неправдой.
        Астария ехидно улыбнулась:
        - Это уже мне решать, дэайн.
        - Так вот, я…
        Я запнулся. Только что мой мозг уловил одну криповую вещь. А ведь я в этом мире, по сути, никто. Черный призрак. У меня даже тела своего изначально не было. Я - обычный сгусток энергии. Паразит, кочующий из тела в тело. Немного подумав, решил, что это норма. Я, ёбушкина бабушка, настоящий веном.
        - Ну? - начала раздражаться Астария.
        Хм, а почему бы и нет.
        - Я - веном, - загадочно признался я.
        Ведьма вздёрнула бровь.
        - Кто? Мое терпение не безгранично.
        Проверка навыка «красноречие»…
        - Я объясню. Мою силу нельзя отнять, потому что я и есть эта сила. Я могу забрать тело, если его носитель добровольно на это согласится.
        Я старался говорить туманно. Ну, в принципе, это почти не брехня. Придумать что-то умнее я не успел, а говорить правду опасно. Но нельзя допустить, чтобы Астария догадалась о том, что я могу вселяться без дозволения.
        Она подскочила:
        - Чушь! Хочешь сказать, что Райнара согласилась впустить в себя… что-то подобное? Да она скорее убила бы себя!
        А ведь и правда. Если вспомнить ту дикую эльфийку, то она готова была откусить себе язык и за меньшие посягательства на своё аппетитное тело. Похоже, я второпях заврался не в ту сторону.
        - Э-э-э.
        - Хватит! У тебя был шанс!
        Сосулька выросла прямо между моими ногами. Член вжался в последний момент, поэтому остался цел. Она специально туда метит что ли?! Мои глаза-тарелки с ужасом посмотрели на своё отражение в появившемся перед лицом льде.
        Астария поднялась с трона, зло посмотрела на меня.
        - Что ж, я убедилась, что убивать себя ты не собираешься. Это сильно облегчает дело.
        Пещера взорвалась льдом. Острейшие шипы появились отовсюду. Справа, слева, сверху. Уперлись в затылок. Теперь я не смогу даже облокотиться о столб, к которому был привязан. Со всех сторон в меня уткнулись морозные иглы. Я замер на месте. Дернусь и сам себя насажу на шампуры. У-у-у, за что мне это?! Что еще за «железная дева» из средневековой Европы?!
        Где-то там, за толщей льда, я услышал Астарию:
        - Некоторые пытки сначала кажутся смешными. Но это пока не пройдет какое-то время. У тебя сильное тело, значит ты продержишься несколько дней. Но скоро твои мышцы обмякнут, начнут слабеть. Ты будешь ранить самого себя. Понемногу, по чуть-чуть. Маленькие царапины сменятся глубокими ранами. Каждое движение станет агонией. Кровь и боль - вот что тебя ждет к закату дня. Но не думай, что это всё, дэайн.
        Кап…
        На макушку упала ледяная капля воды. Я хотел задрал голову, но острая сосулька больно вонзилась в шею. Пришлось замереть на месте.
        - Истязание водой. Очень скоро каждая капля будет казаться ударом гномьего молота.
        Кап…
        На голову просто капало. На одно место. А я не мог пошевелиться, не травмировав себя. Что за?..
        Астария зацокала каблуками к выходу, на ходу смакуя каждое слово:
        - Но, если ты захочешь поведать мне правду, только крикни.
        Она ушла.
        …
        Курва.
        …
        …
        Кап…
        Уже бесит.
        Кап…
        Все, я сдаюсь…
        Кап…
        Я закатил глаза. Если меня эта дрянь стала бесить через пять секунд, то о каком закате она вообще говорила? Дубнулась что ли, женщина?
        Да еще и этот треклятый холод… Тело дрожало, накалываясь на иглы. Я попытался расслабиться…
        Кап…
        Твою!.. Нет, так не пойдет. Я - всё! Готов! Расскажу, что угодно. Но для начала…
        Я подключился к Блюму.
        Дриайя сидит у какой-то помойки, уткнувшись лицом в колени. Мимо проходят азуры, подозрительно косятся на странного эльфа. Но, видимо, они давно уже приняли его за своего местного бомжа.
        - Мяугкх!
        Сестрёнка подняла голову. Даже в кошачьем цветовом спектре видно, как она побледнела. Я спрыгнул с её плеча, закивал ушастой головой, стал призывающе отбегать-прибегать.
        - Пойти за тобой? - правильно поняла меня сестрёнка. - Я очень устала…
        - Мяугкх! - настаивал я.
        - Ну, хорошо, Блюмик. То есть, Трайл…
        Братик, блять! Называй меня братиком!
        Я включил Блюма на автопилот от точки «А» до точки «Б» с уведомлением о выполнении задания. Пошатываясь, Дриайя последовала за ним. Котоящер должен проводить её до Каи. Так я хотел сделать изначально, но рассказывать сестренке раньше времени о гоблинской базе было нельзя. Она могла побежать к Астарии, как только я вышел за порог. Но, видимо, я зря ей не доверял.
        Кап…
        У-у-у сука, как же бомбит. Вернувшись обратно в свою пыточную камеру, я стал соображать головой.
        Кап…
        Думай…
        Кап…
        - Ай! - воскликнул я, когда расслабил булки и проколол себе руку ледяной иглой. Йобэ-э-э, как больно. Это не сосульки! Это огромные шприцы!
        Так, я хотел подума… Кап.
        Блять.
        …
        Так вот, я хо…
        Кап…
        …
        Я х…
        Кап…
        Я…
        Кап…
        …
        …
        Пукан начал подгорать.
        Кап…
        Нет, не так.
        «Командир Анус, напалмовый заряд готов»
        Рано, рядовой! Я еще не готов! Сержант Мозг, как ваши успехи?!
        «Мешают… кап… поме… кап… хи!..»
        Не слышу, сержант Мозг!
        «Поме… кап… хи… кап… как слы… кап…»
        Кап…
        «Командир Анус, что с вами?! Вам плохо?! Вы покраснели!»
        Готовьте ядерный заряд, рядовой. Мы отправляемся на луну!
        Кап…
        А-а-а-а!!!

***
        Два дня я держался. Но любому терпению приходит конец. Все моё тело исколото, травмировано и истекает кровью. Яйца отморожены. Каждая капля по макушке отдается ударом гонга по вискам. Еще немного и мне в черепе пробьёт дыру до серого вещества. Я уже не мог этого терпеть, и медленно сходил с ума. Руки и ноги давно затекли и отмерзли. Я перестал чувствовать пальцы. Каждая секунда стала адом. Последние силы покидали меня. Но я не проронил ни слова… Я молчал и терпел. Я умирал. Как настоящий герой.
        Кап…
        На самом деле прошло минут двадцать.
        Или пять.
        Но чувствовал себя я именно так. Разорвавшийся геройской, но бесполезной смертью командир Анус ничего не смог поделать. Он погиб в собственном огне, так и не долетев до луны. Вечная память.
        Через час моих страданий Дриайя с Блюмом добрались до гоблинского лагеря. Ее приняли с радостью, потом увидели рану, кровь - изменились в лицах. Кая бросилась лечить плечо, Гурон побежал за каким-то «лечебным камнем», Кентавряша предложила «зажевать боль». Не знаю, что это значит, и знать не хочу.
        А потом паника затихла и Дриайя стала рассказывать. Когда она пояснила, что она - не я, рука Каи дрогнула, а Гурон напряг мышцы. Кентавряша зевнула. Итерна никак не отреагировала…
        Лишь доказательства в виде котоящера, умеющего писать лапой на земле, стали для них уверением, что я еще жив. Правда, нахожусь не в самом завидном положении.
        Так, стоп!
        Я возмущенно на всех замяукал, агрессивно завилял хвостом. Что здесь, собственно, делает вампирша?
        Итерна помахала мне рукой. В глазах надменное безразличие из разряда «меня заставляют быть вежливой, хотя мне этого страшно не хочется». Она сухо улыбнулась, высунула язык, нащупывая остроту своего левого клыка.
        - Твой шаман попросил проверить, как ты. Я и проверила.
        Она отвела глаза в сторону, дополнила:
        - Вижу, что хорошо.
        На мое удивление, в разговор вмешалась Аша:
        - Вампиры быстрые… Как птички.
        Итерна без энтузиазма кивнула Кентавряше:
        - Точно. Как раз хотела это сказать.
        Вампирша попыталась улыбнуться шире, но только сильнее обнажила белоснежные клыки и интенсивнее заработала по ним язычком. Из руки в руку она перекидывала скрученный в круг кнут.
        Так, и кто у нас такой болтун?! Улук-Урай разболтал про меня вампиру?
        Брюнетка с проседью на челке недовольно сморщилась. Было похоже, что её что-то сильно не устраивает и она этого не особо-то и скрывает. Больше Итерна ничего не сказала, развернулась и широко взмахнув плащом, отошла в сторону.
        Ну, Улук-Урай - ну, берегись! Я покажу тебе, как просить что-то у сексапильных вампирш! Она же теперь двух орчат попросит за свои услуги. Ох и попахивает же от нее неприятностями.
        Может я бы еще и помяукал со жгучей вампиршей, но, боюсь, кошачья коммуникация не самая эффективная. А уставшее от перенапряжения тело в ледяной пещере начинает давать о себе знать.
        Кап…
        Ага, и это тоже.
        Плюнув на подозрительную вампиршу, я приступил к исполнению плана. Сначала попросил привязать к Блюминому животу небольшой нож. Острой стороной к земле, разумеется. Кизрум был не в восторге от такого посягательства, но мясной подкуп снова сработал. Да и сестренка уговорила, науськивая на ушко.
        Осенив кизрума знаком орочьего создателя, Кая со слезами отправила мою последнюю надежду в путь. Гурон, конечно, бурчал, что нужно меня спасать по-другому, но иных идей подкинуть не смог.
        Прошел еще час. Моя адская жизнь превратилась в настоящую пытку. Это, мать вашу за правое копыто, жесткач! Самое ужасное недомогание из всех испытанных на моей шкуре за последние восемнадцать лет. Даже мамина «неделя без интернета» казалась сейчас не такой уж и мерзкой.
        А если серьезно, то я был на грани. Любое движение - боль. Драное посикивание колибри на макушку давило на психику похлеще песен Ромы Жёлудя.
        Наконец ящерокот добрался до нужной локации. Подключившись к нему, я крался по поместью Астарии и радовался, что темные эльфы не любят двери, но любят котиков. Только в самом начале пришлось извернуться и по лианам забраться в покои Астарии. Хорошо, что её не было на месте. Но даже тут дверь была лишь прикрыта.
        Я уже знал, куда красться. Именно в этой пещере я когда-то располовинил одного очень резкого эльфа. Моя кошачья миссия чуть не провалилась, когда мимо пробежала текущая кизрумка. Никогда еще я не был так близок к провалу из-за кошачьего спермотоксикоза.
        Проникнув в ледяную пещеру, я увидел самого себя сквозь сотни сосулек. Грустно сижу на голом камне, привязанный к сталагмитовому столбу. В центре этого ледяного скопища я даже дышать боялся. Слишком глубоко вздохну и в грудь упираются десятки игл.
        А еще это «кап». Даже в котоящере передернуло.
        Эх, надеюсь Астария не заметит маленького вторженца на свою территорию. Вон, даже в некоторых ледышках отчетливо виднелась ее магия. Подозрительно… Гибкий котоящер с большим трудом протиснулся ко мне. Получилось этакое прохождение ледяного лабиринта с ловушками в миниатюре. Продравшись к сталагмиту, он стал тереться пузом о витки веревок.
        Туда-сюда пузиком, туда-сюда.
        Он терся так долго, что я начал переживать за благополучие этой туповатой идеи. Но вот путы наконец поддались, освобождая мне конечности. Ух, жесть - пальцы еле шевелятся. Еще пара часов и они бы стали отмирать. Ледяная курица связала меня безжалостно, как в последний раз.
        После освобождения от пут, у меня появился небольшой простор для движений. Изворачиваясь самой юркой змеей на свете, я одними лишь пальцами отцепил от Блюма нож и срезал веревки с ног. Следующим действием я методично, один за другим, заламывал острые концы сосулек. Теперь они были не такими смертоносными и стало чуть просторнее. Я не трогал только те ледышки, где просматривалась магия Астарии. Потом поправил обрезки веревок так, словно все ещё связан, и спрятал мое единственное оружие под зад. Отправил кота в сторонку.
        Вскоре я закончил со всеми приготовлениями. Тело более-менее ожило. Циркуляция крови восстановилась в отмирающих конечностях.
        Кап…
        ЪУ-у-уъ!!!
        А вот с этим пока ничего не поделать. Ненавижу капельки.
        - А-а-а-а!!! - заорал я, призывая ледяную королеву и пряча руки за спину. - Не могу больше! Расскажу все! Спаси-сохрани!
        Неожиданно для меня самого душа Блюма обосралась от моего внезапного визга. Котоящер предательски разорвал связь между нами. Со скоростью света он заскрябал когтями по каменному полу и дал по съёбам…
        Падла!
        Связь с ним стала ненадежной. Не сравнить с тем, какой была раньше. В человеческом теле его доверие ко мне ухудшилось. Не зря их смогли приручить только темные эльфы.
        Орать пришлось еще минут двадцать. Ледяная мегера издевается надо мной? По-любому ведь это психология мастера пыточных дел, блин. А может ее просто дома нет? Гуляет, работает, мужиков соблазняет.
        Но морозная королева явилась, зацокала, подошла впритык к моей сосульчатой клетке.
        - Так быстро? - услышал я ее издевательский голосок. - Я была о тебе лучшего мнения, дэайн.
        Не беси меня. Я и так на грани!
        Для убедительности я заскулил. Жаль, пустить слезу не получилось.
        - Я больше не вытерплю! Умоляю!
        - Говори, - хмыкнула эльфийка.
        - Мою силу можно передать только орально! - не стал я тянуть резину.
        - Орально? Что это еще значит?
        - Нужно произнести фразу!
        - Ц! Какую еще фразу? Зачем? Говори яснее, дэайн, - недоверчиво потребовала стерва.
        Пауза. Эх, вряд ли она коснется меня, даже если я культурно попрошу. Не зря старается держаться в отдалении.
        - Окончен бал, еби весь зал!!! - заорал я, срываясь с места.
        Наверное, Астария успела немного удивиться. Я бы удивился. Когда какой-то психопат несется на тебя, напарываясь по пути всем телом на острые иглы - это завораживает. Да и ладно бы успешно. Я из всех сил старался удержаться, но бык на льду - корова. Ёбнулся, не успев как следует удивить тюремщицу. Ноги поскользнулись на подозрительно скользком льду. Похоже, Астария, постаралась.
        Пришлось импровизировать на ходу. Время будто замедлилось. Перекувыркнувшись, я плюхаюсь на пузо и отталкиваюсь ногами от переломанной сосульки. Придаю себе скорости за счет силы трения. Я скольжу вперед, круша ледяные конструкции тупой башкой. Параллельно отправляю нож в полет, целясь Астарии в открытый живот.
        Эльфийка успевает покрыться ледяной коркой. Она быстрее, чем я думал! Лезвие врезается в стихийную броню, откалывая небольшой кусочек льда… Ах ты ж чертило бронированное! Шустрая, как кизрум с кактусом в заднице!
        Ловушка!
        Пропитанные магией ледяные шипы стремительно растут!
        Спасает меня лишь то, что я знал о них заранее. Скользя в ледяном месиве, я разворачиваюсь на бок, на спину, снова на живот! Разрастающиеся колья вгрызаются в сантиметре от меня. И если бы не мой расчетливый ум и гениальность, лежал бы сейчас в крови! Сучка идеально подготовила свою ледяную тюрьму! Острющие сосульки, непроходимо скользкий пол, живые иглы-ловушки, реагирующие на приближение. Выбраться отсюда без читерства было бы невозможно.
        Из-за лишних кульбитов моя скорость скольжения снижается. Я не успеваю добраться до Астарии. Она победно улыбается, сгибая пальцы для очередного чародейства.
        Живая сосулька пронзает мне ногу, останавливая скольжение. До Астарии осталось буквально полметра.
        РЕЗЕРВЫ, БЛЯ!!! ТЕ, КОТОРЫЕ САМЫЕ СКРЫТЫЕ!!!
        В состоянии аффекта в голове всплывает картина из прошлого. Я уже был в такой ситуации. Когда Райнара хотела меня убить, я от страха выплеснул чистую энергию. Тогда эффект был схож с внезапным поносом от страха. Да, как бы зашкварно это не звучало, только это меня и спасло…
        Я ору, вытягивая руку вперед и направляя жижу к пальцам. Черное щупальце материализуется, тянется к ледяной лодыжке Астарии быстрее, чем она отпрыгивает в сторону.
        И она не успевает! Всепоглощающая магия касается ее. Я чувствую чужую душу. Но в этот раз вгрызусь в нее невидимыми зубами и когтями.
        Не отпущу!
        Астария пошатнулась, замотала головой.
        Тьма…
        Глава 26. Наконец
        Свет…
        Ступор. Шок. Или, по-простому, без лингвистических прикрас и философских постулатов о хорошем и плохом - охуевание. Именно это почувствовала Астария, потеряв свое тело. Вот она только что была собой. А теперь стала улиточкой. А поменяться телами это не хухры-мухры. Только кажется, что, если есть ноги и руки, значит всё одинаково. Не-а. Всё по-другому. Иногда ты словно с велика пересаживаешься в Порше. А иногда из танка в запорожец. Если я и успел привыкнуть к таким обменам, то Астария нет.
        Открытый рот, моргание, дезориентация. Раньше она балансировала широкой попой и большой грудью, а теперь эти недостатки пропали. Новые мышцы, новые кости, странная палка между ногами. Куча новых ощущений вломились ей в мозг с максимализмом восьмиклашки в рэп-индустрию.
        А вот я уже умею вилять попкой и таскать на себе тяжелые буфера. В теле Астарии я уже бывал. Во всех смыслах этого слова и… и…
        О… май… годнесс…
        Получается, что я трахал сам себя? Я… самодолбыш?..
        Как в тупорылом сериале «Отбросы». Отвратный, гадкий, недостойный сериал. Для дегенератов. И кто такое говно смотрит? Так вот, в начале третьего сезона у одного нигера появилась сила менять свой пол. Будучи мужиком, он передернул, а потом превратился в женщину и… забеременел. Сам от себя.
        Всего за секунду эти высокоинтеллектуальные мысли пронеслись в моей голове. В такой ответственный момент моей странной жизни…
        Я подскочил к беловолосому человеку и разнес ему мордас кованым сапожком по самое не хочу. Астарии в теле мужика к дезориентации добавились болевой шок, слюни, разбитые губы и выбитые зубы…
        Боль!
        Ноги подкосились, я упал рядом с мужиком, ловя ртом воздух. Бляха, не думал, что будет так больно. Ощущения передались от респауна ко мне. На трясущихся ножках я поднялся. Ну извини, детка. Не привычно мне вырубать в стиле «Рэмбо». Эх, не убить бы случайно. Сжав зубы в тиски я вмазал еще разок.
        Ебаааа!
        Я опять присел на попку, схватившись за челюсть. Боль была резкой, мерзкой, и бескровной. Но через пару секунд стала проходить. Респаун с душой Астарии потерял сознание.
        Грохот, наверное, услышал даже Асмодей с попкорном наблюдающий за моими приключениями. В пещеру ворвался кучерявый БДСМ слуга в маске котика. Первый раз вижу кудрявого эльфа.
        - Леди Астария! Что произошло?! О, Ашхая, вы в подряде, моя госпожа?!
        Так, ладно. Уверен, здесь получится отыграть свою роль. Благо, опыт большой.
        - Свяжите дэайна и остановите ему кровь! - грозно приказал я, пряча нож между сиськами. - В рот кляп, чтобы слова не мог сказать! Быстро!
        Слуга полсекунды переваривал мои слова. Наверное, я сказал что-то не так. Ничего не поделаешь. Некоторые повадки скрыть не получится.
        Эльф стал исполнять приказ. И, похоже, он тут за старшего. Щелчком пальцев вызвал своего коллегу. Такого же обтянутого в черное, но с маской попугая. Пока они затягивали тряпками голову и ногу бледнолицего мужика с душой Астарии, я проверил свои запасы магии.
        Так, шаакле у меня большой. Но он не мой, а Астарии. Я переселился в ее тело временно. И теперь черная магия медленно иссякала. Выходка с высвобождением энергетического щупальца стоила мне половины запасов. Концентрата на пребывание в Астарии мне хватит часа на три-четыре. За это время нужно успеть во всём разобраться. Но сначала я должен собой погордиться: я смог переселиться на расстоянии, не прикасаясь к телу. Я - настоящий веном, испускающий черную фиговину во все стороны. С этим нужно потренироваться. Необходимость в близком контакте меня всегда ограничивала.
        - Леди Астария, - выбил меня из размышлений кудрявый. - У дэайна раны могут загноиться. Стоит ли вызвать целителя или?…
        Он не закончил, многозначительно посмотрел на меня.
        - Пока нет.
        Главный слуга кивнул, приложил ко рту человека ладонь. Губы ассасина сомкнулись, сжались. Склеились, будто суперклеем. Блин, а я сказал кляп сунуть. Вот почему он на меня зыркнул подозрительно. Н-да, мало мне было прокола с зубочисткой от креветки. Я просканировал сосуд слуги. Средних размеров и зеленого цвета. Для респауна большой. Да и нафиг он мне.
        Закончив исполнять приказ, старший слуга упал передо мной на колени. Я немного охерел, отшагнул в сторону.
        - Простите, моя госпожа! Я не могу понять, как он освободился. Как вы и приказывали, мы не закрыли его шаакле. Но кроме плетения видения в темноте, он ничем не пользовался. Я даже не стал вас беспокоить таким пустяком.
        Вот гады! Они специально оставили меня одного и не заблокировали магию. Сканировали, хотели узнать в чем моя сила.
        - Ц!
        Бедный слуга аж затрясся от напряжения.
        - Об этом мы поговорим позже, - холодно процедил я. - Этот дэайн мне нужен живым, молчаливым и пока здоровым. Магию ему закрыть. Все понятно?
        - Да, моя госпожа.
        Какие прекрасные у Астарии приспешники. Ни единого вопроса.
        И раз уж они такие послушные, то я немного рискну. Эх, надеюсь я не скажу какую-нибудь вселенскую чушь.
        - Организуй прибытие в Гашарт троих: гнома, кентавра и… полуэльфа. Какое-то время они поживут здесь.
        Я не видел, удивился слуга или нет. Он низко склонил голову.
        Секунда.
        Вторая.
        Ух, а я уж думал эльфийки не потеют. Врут. От страха и напряжения точно потеют. Только… не совсем в подмышках.
        - Слушаюсь, моя госпожа. Я подготовлю всё необходимое. Имеются ли у них проезжие грамоты? С какой целью они прибыли в Гашарт и где их встретить?
        Между пышными ягодицами стало еще влажнее.
        Какие-какие грамоты? Похоже слуга правильно понял мое молчание, спросил:
        - Или они прибыли… по деликатным вопросам?

***
        Прошло два дня. А я все еще пытаюсь вылезти из этой задницы и заработать немного денег для Серпа. По последним сведениям от Итерны, сатиров доедают быстрее, чем планировалось. Орки затянули пояса и уже стали обгрызать хрящи.
        Время уходит.
        Все планы и мероприятия Астарии я заморозил. Потому что нихера о них не знаю. Я изолировался со своей полузаконной бандой в особняке и все время ходил по тонкому лезвию разоблачения. Вот поэтому я и не хотел переселяться необдуманно. У аристократов каждый день что-то да происходит. Интриги, сплетни, разборки благородных. Они в этом варятся сотни лет, а я должен с ходу разобраться?
        Одна радость - слуги в поместье Астарии молчат партизанами. Они как невидимые рабы. Мол, не трогаешь нас, мы и рады слиться со стенкой. А всё, что делает госпожа - единственная правда. Они получили четкий приказ - меня никто не должен беспокоить. Так что, ежедневные стуки в дверь мы просто стали игнорировать. Даже обязанности ведущей ловчей я не исполняю. Потому что в душе не теребу, как это делается.
        Я приказал слугам распространить слухи о страшном заболевании леди Астарии. Без понятия насколько это хитрый или не очень ход. Но приспешники исполнили его без колебаний. Наверное, привыкли уже брехать. Так что теперь меня беспокоить стали меньше, но подозревать больше. А ведь прошло только два дня. Повезло еще, что у Астарии нет мужа, свекрови и пары дочерей. Но рано или поздно я на чем-нибудь запалюсь и тогда… Использую самый страшный козырь. Фишку с «потерей памяти».
        Кстати, насчет Астарии. Ей совсем не нравилось сидеть в мужике. Как бы пошло это не звучало. Она бесилась, пыхтела, срывала с себя путы, выламывала руки. А я не мог с ней поговорить, развеяв заклинание «слипшихся губ». Вдруг она откусит себе язык. Уже понял, что у эльфов это дело плёвое. Поэтому, хрен знает, что с ней делать, пока я увеличиваю себе кувшин. Но оставлять ее беситься очень рискованно. Умрет она, умру и я. Поэтому я обратился к Кентавряше за помощью.
        Она улеглась лошадиным телом у камина, и помешивала в нем несуразный котелок со смердящим варевом.
        - Это точно поможет? - спросил я, потирая виски и цокая каблуками.
        - Ну… - протянула Кентавряша.
        - Ну?
        - Должно.
        - Как-то неубедительно.
        - Должно быть… хорошо.
        И ведь не соврала. От варева Аши бесноваться леди-мужик стала меньше, но теперь я искренне переживаю за ее мозги. Она стала пускать слюну в подвале. И делает это носом, потому что губы склеены магией.
        Мне тоже приходилось терпеть этиу наркоманию. Каждые шесть-десять часов мана кончалась и я спускался в подвал - меняться с респауном телами. Сначала слуга снимал с обдолбыша немоту и уходил. В дело вступал я: обжирался снотворным, от которого уже трещала голова. Переселялся в мужика. Пускал слюну и через три-четыре часа, когда кувшин отрегенерирует, а глюки отойдут - кушал, пил, добивался новой грибной дозой и возвращался в спящее тело Астарии. И так по два-три раза в день.
        И это мне не нравилось. Не то, чтобы я был против наркотиков, но я против наркотиков. Потому что наркотики - это котики на третьем архипелаге. Там еще радуга под водой, а бодибилдеры качают себе волосы, спуская их в бездну отчаяния и ненависти к стримерше Карине.
        - Может ли поврежденный мозг изменить душу?
        - Чего-о-о, хозяин? - недоуменно почесал репу Гурон.
        Гному заняться было нечем, и он изнывал в поместье, каждый день грозясь мне самоубийством.
        - Ну, вот смотри. Я когда в мужика в подвале вселяюсь, то становлюсь обдолбанным. А потом, когда возвращаюсь в тело Астарии, еще долго не могу прийти в себя. Получается, что душа тоже обдалбывается и передает состояние телу. Ясно?
        - Тяжелые вещи говоришь, хозяин. Наше тело - железо. А душа - молот.
        Я покачал головой.
        - Точня-я-як. И как я не догадался?
        Гном сарказма не уловил:
        - Гномья мудрость это, хозяин.
        Кентавряша диалогом заинтересовалась.
        - Душа, как грибок… Она большая, но с круглой шляпкой.
        О, коллега меня понимает. А вот сестренка в теле Реордана быстро заморгала глазами.
        - Ой, а это как?
        Пока подруги занимали друг друга высшей материей, забежала надувшаяся Кая. Серого цвета. Между ее грудями трепыхалась жуткая сколопендра, навивая ужас на всех присутствующих. Кроме Аши.
        - Как же я устала это делать. Трайл, это ужасно. Каждый день натираюсь, натираюсь, натираюсь. А ведь все равно никуда не выхожу. А мои клыки? Они же больше не отрастут?!
        Я только улыбнулся девушке. Ее маскировка оказалась самой проблемной вещью. Ну не похожа она на полуэльфа. Уши другие, челюсть пошире, габариты, попка округлей. Еле провели через главные ворота. Такое ощущение, что стражи нам не поверили. Но, видимо, они в курсе «темы» и не стали докапываться. Есть ведь разрешение одного из аристократов. Теперь ответственность за нее на мне. Точнее, на Астарии.
        Короче, кассиршей в лавку ее не поставить.
        - Без клыков ты еще красивее, - пульнул я комплимент.
        Кая хихикнула.
        - Если такое говорит темная эльфийка, то ладно уж, поверю.
        Раздался щелчок хлыста, и все, кроме Аши, вздрогнули! Звук был такой, словно я удачно шлепнул сам себя по серой попочке. Кстати, дурацкая привычка. В теле Астарии я стал позволять себе всякие непотребства. Просто идти и шлепнуть самого себя по заднице для меня стало нормой. Походу, тело точно влияет на душу. Или на мозг. Я стал разбираться в бирюшечках-хуюшечках на полочках, любоваться на свои сисечки-писечки в зеркале и морщить носик, если фиолетовая эро-броня не подходит к сегодняшней ночи. И да, я ЭТО делал. Если разобраться, как там всё устроено, то вполне себе ничего. Хотя кому я вру! Намного, сука, лучше! Женский организм кайфует от оргазмов и самого процесса намного дольше! С мужскими радостями не сравнить! И перетерев себе пару раз, со стоном оттягивая темно-серые соски, я с вселенским ужасом заметил в голове гендерные помутнения. Ну, а хули? Это же даже баба больше не нужна! Ты сама себе баба и мужик! Представляешь, что твой палец это… Ой, заткнись, придурок.
        Так вот. Вампирша щелкнула кнутом. Никто не знает, зачем она это делает. Также как никто не понимает, какого хера она вообще тут делает. Спрашиваем - отвечает, что стала нашим сломанным телефоном с Серпом. Не знаю как, но передачки доходят буквально за несколько часов. То ли какая-то ментальная магия на огромные расстояния, как у шамана. То ли она в летучую мышь превращается. В общем, какой резон ей нам помогать, я не знаю. И это напрягало.
        С поклоном забежал главный слуга Таларион:
        - Леди Астария, ваше поручение исполнено. Все формальности соблюдены и разрешение на открытие лавки аптекария получено сроком на три года. Сборы с прибыли должны поступить в казну Гашарта через оборот близнецов. Или серебряная обитель отзовет разрешение и наложит денежные… взыскания. Обращаю ваше внимание, что на это ушли последние средства. Доходы наши сократились, и в ближайшее время мы не сможем поддерживать особняк в его… былом величии. Умоляю меня простить, но… вероятно, придется что-то продать, леди Астария.
        На последних словах слуга низко опустил голову. Словно в моем раздолбайстве виноват он. Вздохнули все. И даже Блюм, сидящий в ногах Дриайи. Хотя нет. Кентавряше пофиг.

***
        Следующие три дня стали самыми суетливыми.
        Из хороших новостей: сосуд сильно увеличился, и скоро я смогу вернуть себе тело. А с Астарией…
        Ну, жизнь жестока…
        - Ты хочешь отдать мне ее тело, братик?! - подпрыгнула сестренка. - Ой, то есть, Трайл.
        Это был первый раз, когда она меня так назвала. Ощущения от этого смешанные. Но радует, что она смогла восстановиться от психотравмы так быстро. Что тут сказать - темные эльфы. Пока я ей не признался. Столько дел, столько дел. Каждый день уверяю себя, что скажу завтра. М-да.
        Я улыбнулся, погладил Реордана по макушке.
        - Мне кажется, тебе пойдет. Или ты не хочешь?
        Я задрал бронеливчик, оголяя обалденную грудь и оттягивая себе сосок.
        - О-о-о, вот это да, - пустила слюни Дриайя. - Нравится… Очень… Только вот…
        - Что? - заправил я лифчик.
        - Астарию жалко.
        Я безжалостно хмыкнул:
        - А вот она мало кого жалеет. Так что я с ней еще галантный мудрец. Да и не могу я ей слово дать. Вдруг язык откусит. Я же уже тебе объяснял.
        Дриайя заморгала.
        - Да-а-а-а, грустненько. А что же с ней делать тогда?
        Я задумался.
        - Сейчас я рисковать не могу. Но когда сменю респаун, поставлю ей пару условий. Посмотрим, что она выберет.
        Недолгая тишина.
        - Да-а-а! Но только её груди мои! - неожиданно грозно вырвалось у милой сестренки. Вот они - черти в омуте.
        На этом и сошлись. В идеале Астарию можно оставить живой, если она согласится стать «хорошей девочкой». Может даже с телом ей придумаем что-нибудь. Но… я не думаю, что это будет так просто. Клятву с нее в больше не взять - она завязана на крови. Да и не отсосать это член, что для эльфов не считается позором, а лишь средством достижения цели. Здесь уже честь и достоинство.
        Возможно, придется ее убить. Точнее, Гурону придется ее убить. Я-то че…
        Мы с сестренкой направились к остальным по темному коридору особняка. На планерку, посвященной торговым и аристократическим махинациям. Рано или поздно, мне придется выйти на свет и объясниться. Сейчас мы держимся только благодаря Дриайе. Она долго пробыла среди аристократов и знала, как всё устроено. И именно она сейчас предположила, что чужак в подвале - касийский дышащий. Член не очень секретной организации, занимающейся очень деликатными делами. Они не прячутся, позиционируют себя торгашами и политиками. Но все всё прекрасно понимают. Эта контора ценится тем, что никто и никогда не узнает их заказчиков. Исполнители обучаются таким образом, что выпытать из них информацию просто невозможно. Отсюда и огромная стоимость их услуг.
        А еще…
        Если они проваливают задание с первого раза, то пытаются сделать это второй раз… третий… четвертый… десятый раз.
        - Так говорят, - подытожила свой рассказ сестренка.
        От этой мерзкой истории у меня мурашки забились в норку. Да, в ту самую.
        - Бабушки тоже говорят, - пробубнил я.
        Мы с сестренкой вздрогнули, когда услышали сухой голос Итерны. Она словно из воздуха материализовалась. Прямо перед нашими носами.
        - Ты же не все рассказываешь, верно, Дри? - спросила она, поглаживая Блюма на своем плече. Ах он пидорский предатель! Как?! Вампирша же просто человек!
        - Ч… что? - вжала шею Дриайя.
        - Об этой, как ты выразилась, организации. Например, о стоимости их услуг. Позволить их могут только короли и герцоги.
        - Ну-у… да, - напряглась эльфийка. - А это важно?
        - Конечно важно. Далеко не каждый эльфийский аристократ может накопить столько золота.
        Я переглянулся с сестренкой. Мне показалось или в ее глазах я заметил страх? Шо за?..
        Я перевел взгляд на вампиршу.
        - Ты к чему-то клонишь, Итерна?
        - Конечно, клоню. Я уже достаточно времени наблюдаю за вашими трепыханиями. Скажу честно, они меня печалят.
        Я начал закипать.
        - При всем уважении к твоему величию, а какое тебе до нас вообще дело?
        Итерна зачесала Блюма остервенелей, высунула язык, накалывая его на клык. Кот извернулся, подставляя брюхо. Дриайя удивленно вздернула брови.
        - Я пытаюсь тебе помочь, а ты грубишь. Зачем?
        - Я не грублю.
        - Нет. Ты грубишь. Разговариваешь со мной вызывающе.
        Я сделал глубокий вдох.
        - Прости, Итерна. Не могла бы ты ответить на вопрос, почему ты до сих пор с нами?
        - Не могла бы. Я не люблю грубых, поэтому не отвечу. А по поводу убийцы: ты не стоишь тех денег, которые они запрашивают за такие услуги. Подумай об этом, хорошо?
        Вампирша испарилась в воздухе. На ее месте остались только черная дымка и приятная, утренняя прохлада. И, кстати, почему я не вижу ее сосуда? Что за хрень?!
        Я перевёл взгляд на сестрёнку, подозрительно прищурил глаза:
        - О чем она вообще?
        - Не знаю, - ответила сестренка и зашагала вперед. - Пошли, нас уже ждут.
        Я смотрел в спину быстро удаляющейся сестренки. Постоял так еще секунд десять, кое-что взял на заметку. Отправился следом.
        На планерке мы прошлись по бизнес-плану. И решили мы начать с простого. Организовали грибные сборы по лесу. Нанять никого не рискнули, поэтому всем «табуном» занимались этим самостоятельно. Главный грибовед отлично знала места, где прорастают грибные килограммы. Для вылазок из города мы использовали тоннель под особняком. Оказывается, под Гашартом расположен целый лабиринт из пещер. И некоторые пути уходили за стены. Я бы и не догадался о нем никогда, если бы сестренка не поведала. По ее словам, каждый уважающий себя темный эльф имеет отходы из города. Это официально выхода только два. На самом деле их сотни. Вот по одному из таких я и заставил главного слугу проводить нашу банду. После этого, вечером, ковыряясь серебряной вилкой в тушеных мидиях с овощами, я выразил свое недоумение:
        - Это же стратегически провальная затея. Если бы орки нашли один из проходов…
        - Не нашли бы, - хитро улыбнулась Дриайя. - А если бы нашли, то остались бы погребенными под землей.
        - Понятно. Тогда мы могли бы и не париться с разрешениями. Сразу бы провели всех через этот проход.
        - Ох, нет, братик. Это очень серьезный проступок. Безопаснее сделать все правильно. У нас и без этого много проблем.
        От того, как я быстро стал новым братиком мне становилось криповато. Эта милая сестренка оказалась очень отходчивой и переменчивой.
        Послышалось бурчание Гурона. Он уныло ковырял пальцем в своей тарелке.
        - Опять слизняки. Каждый день дурацкие слизняки. Можно уже кусок мяса?
        Гном посмотрел на стоящего неподалеку слугу-попугая.
        - Простите, господин, но наши запасы неизбежно иссякают.
        Слуга многозначительно кашлянул, покосился глазами на меня. М-да, что-то я перестаю чувствовать себя аристократом. Оказывается Астария была нищебродкой. Хотя весь дом расставлен со вкусом и роскошью. Понторезка, блин.
        - А мне нравится, - сказала Кентавряша, выковыривая овощи из блюда. Мидий она не переваривала.
        - Эй! - возмутилась Кая. - Да у тебя там грибы! А мне?
        Аша пожала плечами:
        - Тебе такие нельзя.
        - А мне? - с надеждой спросила сестренка.
        - А тебе… совсем нельзя.
        После обеда мы организовали в подземелье подпольную лабораторию, а-ля «во все тяжкие». Грибная вонища и токсичный смог пропитал весь особняк. Теперь каждую минуту я ждал, что к нам ворвутся эльфийские копы с криками «Оружие на пол! Руки за голову! Всем лежать! Морды в пол!».
        Я развязал руки Аше и Кае словами «удивите нас». Но с условиями: от их стряпни нельзя умереть и не должно глючить. И должен быть хотя бы один положительный эффект. Понятное дело, что многого я не ждал. Но с чего-то же надо начать?
        В общем вечером мы уже испытывали первые прототипы зелья от бессонницы, отвары по увеличению пениса на три сантиметра в день, а также знаменитую орочью смазку.
        А под ночь продристались. В огромном особняке Астарии был только один туалет, и мы с Гуроном умудрились за него подраться. Я победил, исцарапав ноготками всю его гномью морду. А на туалете… ну… никогда еще не чувствовал себя настолько униженной Астарией.
        Так что бизнесмен из меня оказался не айс. Как странно. Я-то думал, что в фэнтези мире все тупые, и можно открыть лавку с дилдаками, а к завтрашнему дню стать миллионером. Покупатели будут носиться по улицам, размахивая странными розовыми дубинками, и в голос восхвалять мой магазин, активно истекая слюной. В книжках это всегда работало именно так…
        Но похоже нужен более глубокий подход к бизнесу. На «отъебись, я тут самый умный» не получилось.
        А время тик…
        А время так…
        На следующий день мы с Гуроном с ненавистью смотрели на протянутые Каей кубки с зеленоватой бурдой.
        - От головной боли, - засияла полуорчиха. - Аша добавила каких-то штучек и теперь оно должно поднимать настроение. Наверное…
        Мы с гномом переглянулись.
        - Выглядит как дерьмо склирса, - пробубнил он.
        Я закивал, со страхом посмотрел на Каю.
        - Согласен с коллегой.
        Кая угрожающе запыхтела.
        Бзинк.
        В голове сработал триггер. Кувшин увеличился до нужных размеров. Теперь я могу сменить респаун. Даже дважды. Я положил зеленую бурду на каменный стол, радуясь появившемуся поводу не пить.
        - Время настало, господа и дамы. Время перемен. Пора меняться.
        - Ю-у-уху! - подпрыгнула Дриайя.

***
        Чтобы отдать тело Астарии сестренке, я устроил небольшую групповуху. Сначала закрепил респаун в теле Астарии. Потом в теле Реордана. Решили сделать это сразу и не терять времени.
        - Ну, что? Готова? - спросил я сестренку.
        Дриайя прикрыла глаза ладошками:
        - Нет. Страшно.
        - Хорошо.
        Я не стал выпускать щупальце - это тратит энергию и вообще выглядит жутко. Коснулся руки тела Реордана.
        Тьма…
        …
        Свет…
        О, да! Наконец-то. Никаких тяжеленых буферов, безумных женских гормонов, заставляющих выбирать себе лифчик по два часа в день. Никаких больше комплексов, что из такой божественной задницы выходит не радуга или бабочки и тому подобное.
        Теперь я мужик. Настоящий. Эльфийский, конечно. Но между ногами теперь привычно болтается. Кстати! Интересно, что с собой делала Дриайа? По-любому она тоже… ну… это самое.
        Тем временем ледяная императрица вертелась маленькой девочкой, корчила милые мордочки, закусывал в удовольствие язычок и, не стесняясь, щупала себя везде, где только можно. Не знаю почему, но… у меня встал. Ура! У меня встало, а не потекло!
        - А! О! У-у-у! - радовалась Дриайа. - Ого! Ути-и-и! Ву-у-у! А это еще как? Ого! А я думала… О-о-о-о!
        Умиляться Астарии с душой сестренки можно было вечно. Подвисли все, даже Кентавряша. Она смотрела на хихикающую и довольную снежную королеву очень задумчивым взглядом.
        - Братик! - с присвистом закричала Дриайа. - Спасибо! Это моя мечта!
        Красноглазая блондинка бросилась мне на шею, поцеловала в щечку. Я приобнял ледяную девочку. Повинуясь велению головки, ладонь скользнула вниз, нащупала сначала бронетрусики. Пальцы нагло полезли под металл.
        Гурон кашлянул. Сестренка с присвистом хихикнула алыми губами.
        Когда все разошлись, Аша попросил меня задержаться. Она почти не выходила из этого зала. Особняк не предназначался для кентавров. Не хочу знать, как она решает проблемы гигиены. Хотя нет. Хочу. Мы как-то подняли этот вопрос с Гуроном. Он сказал, что Аша ходит в подземелье. Мол, где-то там есть подземный ручеёк и… ну в общем, как-то так.
        Кентавра замялась. Совсем слегка. Поразительная эмоциональность.
        - Мне кое-чего надо.
        - Помассировать спинку? - спросил я.
        - Не.
        - Почесать хвостик?
        - Ну-у-у…
        - Че, правда почесать? - удивился я.
        - Да не. Потом.
        - Вот спасибо. А что тогда?
        - Я тоже хочу.
        Сердце забило сильнее. Эти же слова она говорила после минета в таверне. Неужели?..
        - Эм-м, прямо сейчас? - завертел я головой. - Здесь? И-и-и… там?
        - Не.
        - Не там?
        - Не.
        - А где? - начал я совсем уж переживать.
        - Тут, - постучала себя Аша пальчиком по голове.
        - Кентавряша, блин.
        - Хочу тоже поменяться. Как Дриайя.
        Я заморгал лопастями со скоростью звука. Чёт не понял.
        - Телами? - уточнил я на всякий случай.
        - Угу.
        Пауза.
        - И зачем?
        - Эхо.
        Хуэхо.
        - Не понял?
        - Не хочу эха в голове.
        - А-а-а, - сообразил я. - Глюки надоели в голове? Не хочешь видеть будущее?
        - Угу.
        - А племя твое против не будет?
        - Ну-у-у…
        - Понятно.
        Пауза. Заговорила Аша:
        - Если поменяешь меня, скажу секрет. О тебе.
        - В смысле? Сейчас говори.
        - Не.
        - В смысле не? - искренне возмутился я.
        - Сейчас нельзя.
        - Почему это?
        - Так работает.
        - Бесишь.
        - Не.

***
        Дриайя стала самой сексуальной эльфийкой в Гашарте. Она была сообразительной девочкой, знающей об аристократических делах намного больше меня. Так что совместил я приятное с полезным. Я же снова стал никому неизвестным торгашом Реорданом. И смогу более открыто появляться на публике, не опасаясь разоблачения.
        А вот душа Астарии останется заточенной в старом беловолосом дэайне. Грибное кормление мы ей отменили и заперли в тюремной комнате особняка. Да-да, она так и называется. Теперь вот ждем, что будет. Когда она отойдет, то, скорее всего, начнет буянить. Магию мы ей заблокировали. Для этого используют особые херовины, изготавливаемые магами-артефакторами. В общем, с нетерпением жду очень непростой диалог с ледяной королевой.
        Этой ночью мне было не по себе. Я уж думал пригласить к себе сестренку Астарию, но, наверное, еще рано. Я решил, что никакого секса с ней, пока не признаюсь в своих косяках перед ней. Вот такая вот мотивация. Так кто тут еще есть? Кентавряша? Хм…
        Хм…
        Хм…
        Пока хмыкал - уснул. Ночь была насыщена снами. Если без детальных описаний - я трахал сестренку в теле Астарии на лежащем туловище Кентавряши. Сестренка называла меня братиком, а Аша просила еще и еще.
        Кадр во сне переключился. О, а вот и Итерна! Давно я ждал её… Она очень необычная. И поэтому тянет. А сон тоже очень хорош. Я как будто все еще лежу в своей комнате, она подходит ко мне, откидывает кнут в сторону, с суховатой улыбочкой на лице расстёгивает плащ, оголяя мертвенно бледную кожу…
        Хороший сон. Блин, почему так холодно. Кто-нибудь, закройте окно!
        Утром я проснулся…
        …в лесу.
        …
        Вижу кроны деревьев, чувствую утреннюю прохладу и запах росы. Слышу птиц и насекомых. Вроде бы я еще… не наркоман. И вряд ли это иллюзия. Думаю, я бы ее смог различить своим сканирующим взглядом.
        Какого…
        Черта…
        Я сел.
        - А-а-а-а!!!
        Я заорал, распугивая птиц над головой. Предо мной - огромная черная пропасть. Черная и глубокая. И не видно ни края, ни конца. Если бы во сне я перевернулся на другой бок, то свалился бы в этот развернувшийся посреди леса разлом!
        Я быстро заработал конечностями, отползая от края бездны.
        - Мяугкх!
        Твою ж!.. Я резко обернулся. Поднялся на ноги.
        Блюм сидел на плече Итерны.
        Сука! Так и знал! Ну, знал же!
        - Страшно? - спокойно спросила вампирша.
        Вот теперь стало страшно. Хотя до этого я был в обыкновенном охуе.
        - Да, блять, страшно!
        - Блять? Интересное слово. Ты и правда не отсюда, да?
        Я выпучил глаза.
        - Конечно, я из другого мира! Я же говорил!
        - С Земли?
        Я открыл было рот. Закрыл, не зная, что сказать. Я никому об этом не рассказывал.
        Откуда. Она. Знает?
        Итерна улыбнулась. На этот раз не так сухо. Похоже, ей немного весело.
        - Я же читаю мысли. Уже забыл?
        Так, возьми себя в руки. В мозги влезли дерьмовые ощущения. Словно я что-то упустил и сейчас могу только задавать вопросы, чтобы потянуть время.
        - Почему я здесь?
        - Я тебя сюда принесла.
        - Зачем?
        - Плохо, что ты топчешься на месте.
        - В каком смысле я топчусь на месте? Кому плохо?!
        Итерна почесала Блюма за ушком.
        - Мне нельзя говорить.
        - А зачем тогда намекаешь?!
        - А это можно.
        Улыбнулась шире. Да она просто издевается надо мной!
        - Это ве…
        Я не успел договорить. Мои инстинкты взревели о тревоге тогда, когда Блюм соскочил с Итерны на меня. Вцепившись когтями в руку.
        В этот же момент милый ротик вампирши раскрылся, стал пастью до самых ушей. Каждый зуб - игла на три сантиметра. Образ грациозной и прекрасной вампирши секундой испарился.
        На меня прыгнула тварь бездонной тьмы. Злая, смертоносная и беспощадная. Горящие глаза, иссохшая кожа и длинные когти.
        Я ничего не успел сделать. Эта скорость за гранью возможностей эльфийского глаза. Тварь ухватилась за меня стальной хваткой. Я почувствовал, как кости тела жалобно застонали. Она вывернула мне шею легким движением когтистой лапы.
        Я попробовал переселиться и… не смог.
        Первое существо, в которое я не смог переселиться. В отчаянной попытке, я попробовал вселиться в Блюма, но получилось только подключиться.
        В мою шею вонзились десятки зубов-игл. Ипааа, как же больно!
        Я услышал мерзотно-посасывающие звуки. Почувствовал, как кровь по артериям остановилась, потекла только в одну сторону. В сторону желудка высшей вампирши.
        Тварь оторвалась от меня. За считанные секунды она опустошила меня больше, чем на половину. Измазанное в крови лицо вампирши снова стало миловидным… Она мерзко ухмыльнулась и оттолкнула меня. На ватных ногах я сделал шаг назад, второй, третий…
        Четвёртый шаг не почувствовал опоры.
        Я шагнул в бездну.
        В полете было до безумия страшно. Пипец, как ужасно! Охренеть, как жутко!!!
        Но потом сердце остановилось и стало как-то… параллельно. Плевать на вампиров. Плевать на аристократов, эльфов, орков, людей и пидорасов.
        Странно…
        Умиротворения не пришло. Хотя я его ждал.
        Пришла первобытная злость. Да такая, что…
        «В багровом гневе души потеряет то, что дорого,
        Ради новой жизни, восставшей из пепла,
        Ради новой силы, нужной не ему».
        КОНЕЦ

* * *
        ОТ АВТОРА: я уже говорил вам, что благодарен? Говорю еще раз. Спасибо! Я знаю лишь малую часть тех, кто с интересом читает мои книги. А уж те, которые покупают… Да-да, я обращаюсь именно к вам. Спасибо, бро! Спасибо, сис! Теперь я могу писать, не отвлекаясь ни на что другое. Это оказалось сложнее, чем работа, но зато сколько восторга, когда вижу, что вы со мной.
        А еще, те восемь человек, которые кинули мне награду больше косаря, я вас запомнил! Хочу отдельно вас отблагодарить (нет, правда, я искренне всплакнул с каждой такой награды). Свяжусь с каждым в ЛС и вышлю на выбор книгу в бумаге или кепку с надписью Орканутый/Эльфанутый. И буду продолжать эту традицию дальше.
        Короче. Меньше соплей, больше дела. Храни вас мать Ашхая и Наследник Эльфридов, ибо дальше будет…
        …жесть.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к