Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Рабецкая Елена: " Визуализация " - читать онлайн

Сохранить .
Визуализация Елена Рабецкая
        Сказка для подростков и взрослых о том, какова цена любви и жизни.
        
        Рабецкая Елена
        Визуализация
        
        Часть первая
        1
        Середина июля. В зале ожидания, как и всегда в это летнее время, было многолюдно. Толпа встречающих устремилась навстречу вернувшимся из отдыха родным, знакомым, друзьям.
        Усталость четырехчасового перелета с загорелых лиц за несколько мгновений была стерта десятками приветствий, поцелуев и улыбок.
        - Наконец-то я дома! - произнесла девушка, обнимая своих родителей.
        Их слова утонули в глубине аэродрома, до краев наполнившегося возгласами, смехом и слезами, создающими атмосферу безграничной радости и легкой печали… Дом.
        Золотистая набережная Средиземного моря осталась где-то вдали за тысячи километров. Ее призрачный мираж уступил место любованию тихой завораживающей красотой родного города. Минск.
        Спустя несколько минут серая машина с воссоединившейся семьей уже ползла по влажным улицам. За стеклом проносились до боли знакомые пейзажи, и Лия впитывала их в себя как губка, стараясь не упустить ни одного штриха, ни одной новой детали, появившейся за ее недельное отсутствие.
        Машина остановилась у девятиэтажного дома, утопающего в зелени кленов и каштанов.
        - Мама, а где Помп? - спросила девушка, выходя из машины.
        - Дома. Спит, наверное. Хотя нет, вряд ли. Он еще до нашего отъезда устроил целое представление, - ответила русоволосая женщина, в открытую дверцу.
        - Точно-точно! Он мне еще штаны погрыз. Я думал, в ногу вцепится. А ему, всего-навсего, поиграться захотелось! - с обидой в голосе произнес высокий мужчина, доставая из багажника темно-зеленый чемодан.
        - Вы, наверное, его перекормили за мое отсутствие, вот он и разленился. Всего удобнее жевать что-нибудь, чем ждать, когда вы его в очередной раз покормите! - глотая смешок, Лия направилась к домофону.
        - Пошути, пошути! - пробурчал мужчина, делая вид, что очень расстроился. - Посмотрим, как ты запоешь, когда он начнет грызть твою дизайнерскую одежду!
        - Да не слушай ты его, милая! Помп целое утро вилял хвостом и пытался залезть к нему на колени. Ты же знаешь своего отца. Вот пес от обиды и лизнул его штанину!
        - Все ты преуменьшаешь, Таня! Штаны выбросить придется. Дырки от зубов не заклеишь!
        Женщина начала безудержно хохотать. Мужчина обнял ее за талию и тоже начал смеяться.
        Озадаченная Лия с интересом наблюдала за своими родителями. Они прожили вместе двадцать пять лет, а ведут себя как шаловливые подростки.
        - Папа, неужели Помп и правда тебя укусил? - с ужасом воскликнула девушка.
        - Укусил! Точно укусил! Только не меня! А твой подарок!
        - Мой подарок?
        - Мы с отцом хотели тебе сделать сюрприз. Помп посчитал, что этот подарок предназначался ему, вот и решил попробовать его на зуб.
        - А что был за подарок? - делая вид, что не очень расстроилась, спросила Лия.
        - Дома увидишь. Мы и так тут уже целую вечность стоим! - сказал отец, внося чемодан. - Седьмой этаж, - напомнил он перед тем, как открылась дверь лифта.
        - Седьмое небо! - уверенным голосом произнесла девушка, и все трое зашли внутрь.
        Через несколько минут, радостно виляя хвостом, маленький щенок, похожий на сморщенный коричневый гриб встречал свою хозяйку.
        - Привет, крошка, - прошептала Лия, гладя и целуя своего питомца. Все вдруг стало таким привычным. Казалось, что она никуда и не уезжала.
        Мебель осталась на своих местах, что было даже немного странным (мама всегда при удобном случае норовила переставить парочку предметов, а тут целая неделя!).
        - Я вам подарки привезла! Чуть не забыла! Да, а что вы хотели подарить мне? Ну, все-таки интересно, что погрыз Помп? - с этими словами Лия расстегнула замок и начала доставать из чемодана вещи.
        Чего там только не было: начиная от причудливых сувениров из ракушек и заканчивая пакетом с национальной одеждой.
        Когда чемодан опустел, девушка взглянула на образовавшуюся на столе гору.
        - Ничего себе! И как это все могло поместиться в чемодан? - поинтересовался отец, глядя на внушительных размеров Гималаи, выросшие за несколько минут.
        - Сама не знаю. Может быть это только кажется, что чемодан маленький, а на самом деле… Ай! - вскрикнула Лия, увидев в маминых руках предмет, смутно напоминающий какую-то игрушку. Вот только то, что раньше было, скорее всего, маленьким плюшевым мишкой сейчас больше напоминало странного лохматого осьминога, с которого свисали лоскуты изгрызенной джинсовой ткани.
        - Что это?
        - Это то, что осталось от твоего подарка, вернее уже не от твоего, а от подарка Помпа… Да, твой подарок ждет тебя в спальне, - с этими словами она положила некогда красивую игрушку перед псом, который мгновенно вцепился в нее железной хваткой.
        Ника немного успокоилась и взяла со стола две коробочки.
        - Это вам! - и она протянула синюю коробочку отцу, а красную маме. - С праздником!
        Родители с трепетом взяли подарки.
        Приоткрыв верх коробочек, они стали развязывать маленькие золотистые бантики, удерживающие разноцветные свертки внутри. Один за другим к потолку начали подниматься миниатюрные воздушные шарики, переливающиеся в лучах послеполуденного солнца, пока на бархатистой ткани не засверкало серебро.
        На самом дне коробочки, которую мама Лии держала на ладони, лежала серебряная цепочка с кулоном, в виде двух скрещенных колец.
        В синей коробочке у отца оказалась, серебряная запонка, украшенная все теми же скрещенными кольцами, не уступающими по размеру горошинам.
        Лица родных озарились улыбкой…
        2
        Родители уехали несколько часов назад, а Лия все еще помнила их глаза излучающие любовь.
        "Как все-таки здорово, когда о тебе заботятся!" - думала она, лежа на кровати и обнимая гигантского плюшевого медведя в джинсовом комбинезоне.
        Помп посапывал рядышком с ее правой ногой, ухватившись зубами за свой изрядно потрепанный подарок - точную копию большого медведя Лии.
        Нужно будет найти мишке место где-нибудь повыше, чтобы кое-кто и его не покусал. Она встала с кровати и посадила подарок на тумбочку, стоящую на достаточно большом расстоянии от кровати. После чего уселась за рабочий стол.
        Работа дизайнера ей всегда нравилась, поэтому дома она очень часто занималась любимым делом. Так было и в этот теплый летний вечер.
        "Что может быть лучше, когда отдыхаешь, работая!" - размышляла девушка, перебирая старые эскизы.
        Второй год Лия работает дизайнером одежды в преуспевающей компании "АритНокс", главный офис которой находится во Франции, а по всей Европе разбросаны небольшие отделения, занимающие созданием эскизов эксклюзивной одежды.
        Дизайнеры компании в основном работают дома и по сети Интернет отправляют новые идеи в свой региональный офис. После экспертного оценивания они поступают в кабинет Совета директоров, расположенный в Париже. Если новшества удачны и перспективны, их внедряют в производство.
        Очень многие модели одежды из коллекций Лии уже получи новую жизнь. Их первые образцы хранятся в шкафу-купе в спальне, занимающем всю плоскость длинной стены. Модель работы "АритНокс" этим и привлекла ее. Ведь здорово первой получить новую фирменную одежду, в создание которой было вложено столько сил. Одежда предоставлялась бесплатно, поэтому в гардеробе девушки были в основном вещи, созданные на основе ее собственных оригинальных идей.
        Вещей в шкафу Лии накопилось достаточно много, несмотря на многочисленные подарки, которыми она одаривала своих родных и друзей.
        - Помп! Скоро придется спальную комнату переделать под гардероб! Где же ты тогда будешь спать? Вернее, где я тогда буду спать? Нет, с этой идеей нужно распрощаться. Хотя и приятно, что компания с толикой вознаграждает своих сотрудников. Жаль, что по правилам запрещено открывать свои собственные мини-бутики одежды. Тогда бы я хоть что-нибудь продала, и мой гардероб значительно уменьшился. Вырученные деньги можно было бы отдать на благотворительность. А почему бы и, правда, не организовать распродажу новой одежды по доступной цене? Хотя нет, компания может понести убытки из-за снижения цен, а значит, я могу потерять любимую работу. - Лия отложила в сторону эскиз платья, которое в идеале должно быть сшито из тончайшего шелка, украшенного вышивкой и маленькими полудрагоценными камушками, создающими иллюзию пояса.
        "Что-то мне оно напоминает!" - подумала девушка, задержав свой взгляд на эскизе.
        - Точно! Я совсем забыла! - она встала со стула и направилась в зал, где на столе оставался лежать сверток-напоминание о последнем дне отдыха.
        Бумага, в которую был завернут подарок, по окрасу походила на затейливый народный узор, веками вырисовываемый заботливыми женскими руками. Красиво…
        Лия вспомнила маленький сувенирный магазинчик недалеко от берега Средиземного моря, затерявшийся среди высотных домов и частных коттеджей. На огромной вывеске было написано "Живые вещи ко дню рождения" - это название и привлекло ее внимание. Словно кто-то невидимый, прочитав мысли девушки, решил сделать ей маленький подарок. Ведь скоро у нее и правда день рождения и кто как не Лия может по-настоящему оценить уникальную одежду!
        "Вот только есть ли там хоть что-нибудь интересное?" - думала она, открывая тяжелую деревянную дверь.
        Сделав шаг вперед, Лия услышала тихую трель колокольчика. Приятная прохлада помещения освежала. Редкие солнечные лучи пробивались внутрь через плотно завешанные гардинами окна. Несколько горящих на стенах бра бросали блики на сотни разнообразных предметов со вкусом расставленных по массивным шкафам.
        Колокольчик замолчал, но никто так и не появился, чтобы встретись посетителя.
        Немного помедлив, Лия подошла к прилавку, на котором лежали маленькие восточные сувениры, искусно вырезанные из слоновой кости и украшенные сверкающими камушками. Статуэтки напоминали живых зверей, людей и даже необычных существ, с глазами из драгоценных камней. На табличке позади них было написано: "Жизнь будущего". Девушка огляделась по сторонам и заметила сотни табличек с удивительными названиями: "Ароматы времени", "Книги прошлого", "Холст жизни", "Трава Солнца", "Семена раскаяния", "Кольцо измерения", "Газеты третьего тысячелетия", "Ушедшая молодость", "Годы путешествий", "Одежда будущего"… Лия замерла, не веря своим глазам, и еще раз читая название, вырезанное на пластине из черного дуба, испещренной ровными горизонтальными линиями. Подойдя ближе, она удивилась еще больше. То, что раньше казалось линиями разной ширины, на самом деле было многократной копией названия. Вновь и вновь повторяясь, оно скользило к самому низу черной дощечки, с каждым словом уменьшаясь до тех пор, пока разборчивые слова не превратились в маленькие черточки. Лия была уверена, будь у нее лупа, она точно могла бы
прочитать среди этих надрезов все ту же повторяющуюся фразу…
        - Здравствуйте! - голос незнакомого человека отвлек ее от странных догадок.
        Лия обернулась и увидела пожилого мужчину с белыми как соль волосами. Его прозрачная смуглая кожа была похожа на отполированную маску с десятками маленьких бороздок-морщин. Несмотря на свой преклонный возраст, человек двигался плавно и уверенно, напоминая мягко кружащийся на ветру лист. Длинное белое одеяние скрывало его тело, обнажая лишь пальцы ног, утонувшие в мокасинах и кисти рук столь же загорелые, как и лицо.
        Девушка поздоровалась в ответ и поправила, выбившиеся из-под панамы, светло-русые волосы, напоминающие локоны пушистой ваты.
        - Я вижу, вы уже подобрали себе подарок! - произнес старик, бросая взгляд на деревянную табличку.
        - Я? Нет, я еще не видела одежды, которую захотела бы купить (шкаф, на котором висел указатель, был пуст).
        - Я уверен, что вам обязательно понравиться! - с этими словами хозяин достал из-под прилавка резную коробочку с лоскутками волшебно-прекрасной ткани.
        - Как красиво! - выдохнула Лия не в силах отвести взгляд.
        - Выберите себе что-нибудь, и я принесу вам одежду из этой ткани! - мужчина пододвинул коробку ближе к краю, чтобы девушка могла все лучше рассмотреть.
        Глаза Лии скользили по лоскуткам с причудливой вышивкой и оттенком. Казалось, их специально расположили в таком порядке, чтобы подчеркнуть сходство со световым спектром
        - Может быть, вот этот? - и девушка прикоснулась к отрезу кремового шелка, разрисованного причудливыми голубыми и алыми цветами, с многочисленными веточками и листиками, вышитыми тончайшей серебристой нитью. - Ой!
        Что-то больно укололо в палец, и Лия отдернула руку. На ткани осталось маленькое пятно крови, почти слившееся с алым цветком миниатюрной розы.
        - Держите платок! - старик протянул ей белый треугольник. - Извините, наверное, под тканью осталась иголка, - он был явно огорчен и Лия, с благодарностью взяв платок, промокнула каплю крови выступившую на кончике пальца.
        "Надеюсь, она не заражена, иначе придется делать несколько болезненных уколов от столбняка!" - подумала Лия, прижимая платок к пальцу, из которого все еще сочилась кровь.
        - Я вернусь через минуту и принесу пластырь, - проговорил старик, выбегая, из помещения как подросток, в его руках была коробочка с кусочками ткани.
        "Жаль! - подумала девушка. - Я ведь не успела их все хорошенько рассмотреть!".
        Через минуту хозяин вернулся, неся в одной руке медицинский пластырь, а в другой сверток, напоминающий узор на ткани. Он положил кулек на стол и помог ей заклеить ранку.
        - Спасибо, - проговорила Лия и поспешила к выходу.
        - Подождите! - человек последовал за ней, протягивая вперед сверток. - Возьмите, это подарок!
        Лия повернулась, и минуту колебалась, не зная как поступить.
        Все-таки решив не нарушать традиции, она взяла из его рук сверток. Положив его в сумочку и поблагодарив хозяина, вышла на улицу.
        Яркий дневной свет на минуту ослепил, и она все еще продолжала стоять за захлопнувшейся дверью сувенирного магазина. Солнце висело высоко. Девушка вспомнила, что осталось совсем мало времени - пора идти в гостиницу. Сегодня она возвращается домой…
        Нахлынувшие воспоминания растворились в новом ощущении, поглотившем Лию, когда она, наконец, смогла справиться с упаковкой и развернула на столе великолепно сшитую тунику. Узор на шелковой ткани в точности повторял рисунок лоскутка, на котором где-то за тысячи километров от дома осталась алая капля ее крови.
        - Как красиво! - думала она, рассматривая ткань.
        Время остановилось…
        Просмотрев каждый шов, и еще раз убедившись, что их не нужно исправлять, Лия достала вешалку и спрятала подарок в шкаф.
        - Надену на день рождения, - решила она, толкая зеркальную дверцу, и повернулась к кровати, на которой, все еще мирно посапывая в обнимку со своей новой игрушкой, лежал Помп.
        - Вставай, соня, - прошептала она на ухо теплому комку шерсти. - Пора прогуляться, а то ты совсем разленился!
        Помп открыл глаза и лизнул ее в щеку.
        Вскоре они вместе бежали по дорожке, около дома. Девушка не переставала удивляться тихой красоте ее любимого города.
        Дом…
        3
        Пробираясь сквозь толпу зевак, Лия направилась к зданию, по форме напоминающему трапецию, все грани которой отражали солнечный свет.
        Пятница.
        Презентация новой коллекции.
        Ее коллекции.
        Начало шестого вечера, а молодые люди уже толпятся у дверей.
        - Показ в семь. Нужно что-то делать. Я не хочу, чтобы они ждали на улице больше часа. Придумайте что-нибудь. Пожалуйста! Пусть они пока посетят выставочный зал на первом этаже, или что-нибудь еще! - умоляющим голосом произнесла Лия в телефон и прошла внутрь, поздоровавшись с охранником, Ее уже ждали.
        - Привет, Алекс, все готово к показу? - обратилась она к очень красивому брюнету, эффектно выделяющемуся на фоне низкорослых охранников. - Все успели закончить? Декорации привезли? И, успели заменить освещение?
        Алекс терпеливо ждал, пока девушка остановит поток вопросов. Она замолчала.
        - Извини, кажется, я немного волнуюсь, вот и несу эту чепуху. Конечно, ты все сделал! - и она посмотрела ему в глаза. - Или не все?
        - Неужели Лия ты думаешь, что я мог о чем-нибудь забыть? - произнес он с укором. - Хотя, кое-что очень важное мы еще не сделали.
        Брюнет прошел к двери в зал показа, открыв которую сделал шаг в сторону, чтобы она смогла зайти.
        - Алекс, что случилось? - взволнованно спросила Лия, проходя внутрь, и чуть не упала, зацепившись каблуком за металлический откос двери.
        - Осторожно. Не хватало еще, чтобы именинница покалечилась, - произнес он, подхватив ее хрупкое тело на руки.
        Внутри Лию с нетерпением дожидались родные, друзья и коллеги.
        - С днем рождения! - послышалось со всех сторон…
        4
        "Сегодня просто замечательный день!" - думала девушка, возвращаясь домой.
        Машина послушно двигалась по мостовой, когда крупными каплями закапал дождь. Небо стало тускло-голубым, а затем совсем почернело.
        Даже за толстым стеклом машины, раскаты грома звучали угрожающе громко.
        Дождь усилился и перешел в ливень. Стена воды скрыла все вокруг. Лия ехала, с трудом различая дорогу и встречные машины. Включенные фары помогли лишь на несколько секунд, и все кругом вновь погрузилось в глубокую ночь.
        Девушка остановила машину у обочины дороги и стала ждать.
        Она смотрела на дождь, стекающий по лобовому стеклу, когда молния осветила все вокруг. Алая полоса достигла земли в нескольких метрах от места, где Лия припарковала свою машину. На секунду ей показалось, что все вокруг засияло от разряда электрического тока невероятной силы. По лобовому стеклу пробежали сверкающие волны…
        "Разве дождь не должен начинаться после молнии?" - подумала Лия.
        Спустя секунду, ей это больше не казалось странным - она вспомнила подарок пожилого человека, который до сих пор висит на вешалке в шкафу.
        "Кажется, я собиралась надеть его на свой день рождения, то есть сегодня!" - мысли девушки прервал свет фонарей.
        Дождь почти закончился, и ничто больше не могло помешать в дороге. Она завела машину и отправилась домой.
        Автомобилей становилось все больше, и Лия обрадовалась, увидев, что ее парковочное место, где она обычно оставляет машину, свободно.
        Поднявшись на седьмой этаж, она вставила ключ в замок и повернула влево. Щелчка не последовало.
        "Я точно помню, что закрыла дверь на ключ!" - подумала девушка, толкая дверь. Та с легкостью распахнулась. В темноте послышалось радостное гавканье Помпа. Свет зажегся, и Лия увидела отца с огромным букетом роз. Вся квартира наполнилась их ароматом и благоухала как один огромный цветок. Через секунду появилась мама. В руках она держала торт, на котором горело двадцать четыре свечи.
        - С днем рождения! - два голоса родителей слились в один.
        Отец обнял дочку и, поцеловав, отдал ей букет.
        - Когда вы успели? Вы же были на показе. Мама, папа, вы меня здорово напугали! Но я очень рада, что это вы!
        - Задуй же скорее свечи, а то торт сейчас расплавиться! - с нетерпением произнесла мама.
        Лия набрала полные легкие воздуха и подула на торт, огоньки заколыхались и нехотя начали гаснуть. Когда последний огненный фонарик потух, девушка обняла маму и тихо произнесла:
        - Спасибо! Вы самые лучшие в мире родители!
        Все вместе они направились в зал. Посередине комнаты стоял стол, на котором на одинаковом расстоянии расположились белые чашки, с росписью голубых цветов.
        - Давай я порежу, - сказал отец, забирая торт из рук жены.
        - Хорошо, тогда я займусь чаем!
        Счастливые родители направились на кухню.
        - Я сейчас, только переоденусь! - произнесла Лия и прошла в свою комнату. Помп последовал за ней.
        "Что же мне надеть?" - думала девушка, разглядывая десятки платьев, кофточек и брюк.
        - Я знаю, что! - она достала из глубины шкафа подарок. - Это то, что надо!
        Под нежными прикосновениями складки ткани распрямились, словно ее только что отутюжили.
        "Показалось!" - подумала Лия, снимая струящийся шелк с вешалки.
        - Какая же ты все-таки красивая!
        Девушка положила тунику на кровать и стала переодеваться.
        Сняв вечернее платье, она потянулась к лежащему на кровати подарку. Пес зарычал, и его маленькие острые зубы вцепились ей в руку.
        - Помп! Прекрати! Мне больно! - закричала она, пытаясь вытащить запястье своей правой руки из острой пасти.
        Пес отпустил руку и положил голову на тунику. Его хвост виновато подергивался из стороны в сторону.
        Лия потерла ноющее запястье левой рукой и сердито посмотрела на пса.
        - Что с тобой происходит, Помп?
        Пес поднял уши и уставился на свою хозяйку молящим взглядом.
        - Неужели ты хочешь испортить мне день рождения?
        Пес несколько раз предупреждающе гавкнул и стал лизать тунику, словно она была маленьким щенком, а он всего лишь хотел его защитить.
        - На глазах девушки выступили слезы, и горячие ручейки побежали по щекам. Она села на кровать рядом с псом и подарком.
        Помп заскулил. Он вскочил с места и стал лизать руку девушки, которую только что кусал.
        Лия посмотрела на запястье и увидела несколько красных пятнышек. Скоро на их месте появятся синяки.
        - Вот уж спасибо! - произнесла она сквозь слезы. - Этого мне не хватало!
        Но пес так жалобно скулил, что Лия не выдержала, и посадила его себе на колени.
        - Ладно. Только, чтобы такого больше не было!
        Помп спрыгнул на пол и загавкал, словно обещая, что больше никогда никого не укусит.
        - Так-то лучше. Нас уже родители заждались!
        Лия встала и вытерла слезы. Когда она повернулась к кровати, то увидела, что пес уже сидит около туники, которая, казалось, вот-вот соскользнет на пол.
        - Зачем ты это делаешь? Перестань! - закричала она, подхватывая падающий шелк.
        Пес не шевелился.
        Девушка повернулась к шкафу с зеркалами.
        - Она ведь такая красивая!
        Прикосновения ткани были мягкими и прохладными одновременно. Лия аккуратно надела тунику, которая легла легкими морскими волнами.
        Она вновь посмотрела в зеркало и оцепенела.
        Невозможно было отличить, где начиналась и заканчивалась ткань. Тон ее кожи сливался с основным цветом туники.
        "Наверное, от сквозняка?" - Лия почувствовала, что шелк зашевелился.
        Пес залаял. Но она не обратила на него внимания.
        Лия видела в зеркале, как ткань, словно живая, все сильнее прижимается к ее телу и срастается с ее собственной кожей. Складки шелка исчезают в мышцах. Пока на поверхности не остался только искусный узор с голубыми и алыми цветками, соединенными серебристыми веточками с маленькими листочками.
        Пес зарычал.
        Лия почувствовала, как тонкие нити начали путешествовать по ее телу. Цветы распускались сотнями веточек, проникающими под кожу. Они ползли все дальше как маленькие змейки, оплетая ноги, руки, лицо, волосы. Проникали внутрь тела, скрывались в тканях и мышцах, сливаясь с капиллярами, венами и артериями. Где вновь и вновь распускались новые цветки с сотнями живых нитей.
        Все вокруг из разноцветного вдруг превратилось в алое и голубое. Девушка закрыла глаза. Она видела в зеркале, как в них прорастают живые нити, и перестала дышать. Время остановилось.
        Жизнь замерла…
        5
        Лия открыла глаза.
        Помп гавкал, сидя у ее ног.
        - Все в порядке, малыш. Мне только показалось… Наверное, от усталости. Хотя, с чего бы это? Я только что вернулась с отдыха! - но девушка чувствовала, что валится с ног.
        Пес продолжал несчастно гавкать, и Лия наклонилась, чтобы погладить его.
        - Помп, что с моим полом? - она переводила взгляд то на пол, то на пса, словно надеясь, что он сможет ей объяснить, куда подевался ковролин. И почему теплый деревянный пол стал холодным с золотистым металлическим блеском.
        Лия моргнула, в надежде, что все это окажется очередной галлюцинацией. Но металлический блеск не исчез, а пол стал очень горячим, словно ее собственные ступни действовали на него как обогреватель. Но, больше всего ее удивила комната, отражающаяся в металле. Она подняла глаза и замерла, пытаясь понять, что все-таки произошло.
        Перед глазами со сверхскоростью замигали разноцветные трехмерные фотографии, дополненные сотнями незнакомых голосов. Лия почувствовала, как ее кожа зашевелилась. Посмотрев на место, где раньше был шкаф с зеркальными дверями, а сейчас светилась изогнутая металлическая стена, она увидела, как на ее теле разворачиваются окровавленные рубцы, из которых выползают маленькие, толщиной с человеческий волос, живые нити алого и голубого цвета.
        Рубцы с каждой секундой увеличивались и выворачивались наружу как лепестки распустившихся цветов. Прошло еще несколько мгновений, и они слились в одно сплошное шевелящееся полотно, покрывающееся все еще выползающими из тела живыми нитями. То, что раньше казалось кровью, стало сливаться в крупные капли, в которые вгрызались змейками движущие нити. Алая кровь просачивалась через проступающую из живой каши ткань, и впитывалась порами. Лии показалось, что ее глаза, как сканер со встроенным микроскопом, видят движения каждой маленькой поры ее тела, поворачивающейся в направлении все еще просачивающейся сквозь шелк крови.
        Девушка посмотрела на металлическую стену комнаты, напоминающей блестящий зеркальный эллипс.
        На ее кремовой коже виднелась еле различимая туника, которую она надела всего несколько секунд назад, но цветки и веточки с лепестками почти исчезли. Некогда прекрасный узор сейчас лишь окаймлял край шелковой ткани, словно на других частях одежды его никогда и не было.
        Больше ничего вокруг ей не казалось странным.
        - Добро пожаловать домой, Лия! У вас много новых идей. Их визуализировать? - радостный женский сопрано замолчал, в ожидании указаний.
        - Да, Нис. Пожалуй, да. И сделай вот еще что…
        Девушка представила квартиру, в которой она не так давно жила. Не пропуская ни одной детали, она скользила внутренним взглядом по своим воспоминаниям.
        Металлический эллипс стал изгибаться в форме прямоугольника. Все вокруг начало приобретать до боли знакомые очертания. Но чем отчетливее становились предметы, наполнявшие квартиру, тем тускнее становились последние видневшиеся детали причудливого узора туники.
        - И еще… - Она представила родителей ожидающих ее в зале с разрезанным тортом и чашками чая, испускающими белые воздушные облака.
        - Это невозможно. Вы сами прекрасно знаете. Вы исчерпали свои силы. Вам следует отдохнуть. К тому же вас ожидают в…
        - Нис, разве я спрашиваю тебя, что возможно? Выполняй! Остальное предоставь мне!
        - Но вы слишком сильно устали…
        - Перестань! Ты… Ты ведешь себя, как маленький виз, я раньше за тобой не наблюдала ничего подобного! И еще…
        Лия представила своего пса, вцепившегося ей в руку. Помп, до сих пор таивший молчание, загавкал…
        - Я не могу, это против правил! - сопрано зазвенело.
        - Ты меня не правильно поняла! Я хочу, чтобы это больше никогда не повторилось! Подучи его манерам!
        Пес взвизгнул от обиды.
        - С удовольствием, он мне никогда особо не нравился! Слишком много шерсти. Он меня вечно пачкает! - на стене комнаты появилась складка, напоминающая поджатые от досады губы модой женщины.
        - Ты слишком многое забираешь из моих воспоминаний, Нис! Оставь эмоции мне! Я хочу чувствовать себя человеком!
        - Но вы и есть человек, из плоти и крови, а я всего лишь ваша визуализация!
        - Ты уводишь меня от моих желаний, Нис. Ты становишься, слишком человечна. Выполняй!
        - Но я…
        - Возьми из меня. Для этого не потребуется слишком много крови.
        - Если это доставит вам радость…
        Послышалось шипение. Туника начала извиваться, словно живая змея, которую пытались посадить на кол. С каждым прикосновение к телу, Лия ощущала уколы десятков игл, высасывающих живительную влагу из ее тела.
        Она сделала несколько шагов к двери из спальни и заметила, что узор туники растворился, словно его никогда и не было. Ткань стала вновь пропитываться ее кровью, создающей новый прекрасный узор, несравнимый ни с одним из видимых ею когда-либо в жизни. Это был узор любви к тем, кто ждал ее за дверью.
        Шелк полностью пропитался кровью, которая начала испаряться тоненькими струйками, причудливо изгибающимися над головой девушки и растворяющимися под потолком.
        - Лия, пожалуйста, не надо! - взмолилось сопрано.
        - Сколько еще? - девушка услышала, что ее голос ослабел.
        - Может не хватить, - все вокруг искривилось в мольбе.
        - Продолжай, и не смей останавливаться, иначе я больше никогда сюда не вернусь!
        - Ты не можешь не вернуться, Лия! - произнес другой голос.
        Зеркальная стена превратилась в гигантский экран, на котором выделялся силуэт седовласого человека.
        - Мы и так слишком долго ждали твоего возвращения, - шептали новые силуэты снова и снова появляющиеся на зеркальной поверхности стены.
        - Тогда не мешайте, если хотите, чтобы я здесь задержалась! Вы получили, что хотели! Этого вам хватит надолго!
        - Твои воспоминания ценны для нас, но ты не можешь исчерпать себя до капли. Ты нам нужна! Без тебя мы погибнем.
        - У меня сегодня день рождения, если вы, конечно же, помните об этом! Сделайте мне подарок, оставьте меня ненадолго. Я и так устала. И, Нис, я не откажусь от своей визуализации, не зли меня! Мне надоело возвращаться перед тем, как отпраздновать свой…
        - Я закончила! - сопрано опять зазвенело радостными нотками.
        - Спасибо, Нис. Помп, пойдем… Да, до скорой встречи…
        Лия вышла из спальни.
        - Мы тебя будем ждать, - услышала она позади себя.
        В комнате ее тоже ждали.
        - Милая, мы и не надеялись тебя уже увидеть, хорошо хоть чай не остыл.
        Уголки губ девушки приподнялись в легкой улыбке. "Я тоже", - подумала она.
        Мама посмотрела на дочь и немного удивилась.
        - Что с твоей рукой?
        На месте, где Помп недавно оставил отпечаток своих зубов, кожа побелела и стала похожа на два бледных ночных полумесяца с заостренными рваными краями, образующими светящуюся окружность.
        - А, это? - Лия прикрыла укус ладонью. - Новомодная татуировка! Сделала на отдыхе. Напоминание о белоснежном пляже и все такое, - на душе заскребли кошки.
        "Никогда не любила врать", - с этой мыслью она села за стол.
        - Еще раз с днем рождения, дорогая! Отец прикрыл ее левую руку своей теплой ладонью.
        - Спасибо, папа. Мама, папа, я вас очень люблю.
        Вечер плавно перетек в ночь и Лия, насладившись тихой семейной идиллией, встала из-за стола и направилась в спальню. С каждым своим шагом она ощущала, как за ее спиной, только что казавшаяся реальностью, картина из жизни медленно растворяется, уступая место спокойствию задумчивой Нис.
        - Спасибо за подарок, виз.
        - Вы же говорили, чтобы я не вела себя как маленькая, госпожа!
        Но по улыбке на дверях в спальню Лия поняла, что виз довольна.
        - Разбуди меня завтра. И, пожалуйста, забирай что угодно, кроме моих эмоций, оставь мне меня. Им хватит и других воспоминаний.
        - Я постараюсь, - произнесло сопрано, и дверь перед девушкой растворилась.
        - Вы очень устали. Отдохните. А ты оставайся здесь! - дверь захлопнулась перед самым носом пса.
        - Впусти его! - прошептала Лия, лежа с закрытыми глазами на кровати.
        Одеяло, перебирая краями, как мягкими щупальцами, медленно продвигалось вверх, дюйм за дюймом, накрывая ее тело. Шелк туники расползся тысячами длинных нитей, свернувшихся клубками у подножия кровати.
        Помп пристроился около коленей девушки и начал тихо посапывать, но Лия его уже не слышала. Ее поглотил сон.
        Ей снилось, что она бежит по морскому пляжу, а разноцветные ракушки под ногами рассыпаются мягкой перламутровой пыльцой, взмывающей вверх, и светящейся в лучах яркого солнца… Сон повторялся раз за разом, унося ее все дальше и дальше в перламутровое небо, превратившееся в сплошной пушистый водоворот…
        - Семь часов, Лия! - сопрано зазвучало над самым ухом, но оно было тихим, словно только что зашелестела молодая листва под прикосновениями легкого ветерка.
        Девушка открыла глаза.
        Край одеяла улыбался.
        - Доброе утро, Нис. Спасибо за сон, - Лия потянулась на мягкой постели и тоже улыбнулась.
        Солнце светило на лицо девушки, и мягкие зайчики прыгали на ее щеках.
        - Неужели ты постаралась, виз?
        - Возможно! Только я уже Нис.
        - Какая разница, если ведешь себя как маленькая?
        - Но, по-моему, вам это нравиться? - зайчики потухли и, все вокруг стало серым.
        - Извини. Я не хотела тебя обидеть. - Лия встала с кровати и потянулась. - Ты все больше становишься похожа на человека, Нис. И это более чем странно.
        - Неужели вы так думаете, хозяйка?
        - Я чувствую это. С каждым моим новым возвращением, ты ведешь себя все больше по-человечески.
        - Значит, я скоро вас покину? - сопрано зашумело на сотнях предметов комнаты.
        - Наверное.
        - Я не хочу этого. Я перестану вести себя как человек.
        - Это невозможно, Нис. Ты часть меня. И ты, как и Туника, можешь перевоплощаться в новых измерениях.
        - Но я не хочу быть как она! Она плохая! Она питается вашей кровью! Это противно!
        - А ты питаешься моими чувствами и это не противно? Что ужаснее: забирать несколько капель человеческой крови или всю его жизнь?
        - Я не знаю…
        - Ты прекрасно знаешь, Нис! Скоро ты займешь свое место среди таких, как Туника, и оно принадлежит тебе по-праву!
        - И я стану вечно бывать там, где стены молчат, а собаки бросают шерсть? - комната искривилась в отвращении.
        - И там тоже, только собак там меньше, чем людей. Ты сможешь найти своего гида. Нужно всего лишь подождать.
        - Сколько мне придется ждать? Десять, сорок лет или несколько столетий? - стены затрепетали в негодовании.
        - Я не знаю, - честно ответила Лия, но когда ты его найдешь, то твои долгие ожидания станут призрачным миражом, и новые визуализации окупят все сполна.
        - Я не хочу быть как она, - Нис резко подняла пол холмом вверх, и клубки Туники разлетелись по комнате как конфетти.
        Нити шелка недовольно зашипели и начали сползаться к ногам Лии, с обидой трепыхаясь на ставшем скользким полу.
        - Она даже ничего сказать не может, - с издевкой заметила Нис. - И я стану такой же?
        Туника вонзила шип в ногу Лии, но боли не было.
        - Она тебе хочет кое-что показать, Нис, - перед глазами Лии начали мигать картинки жизни Туники: руки людей прикасавшиеся к ней, их счастливые лица…
        - Она видела все это? - с удивлением пропели стены.
        - И ты это скоро увидишь… Мне пора.
        Тонкие нити стали ползи по ногам девушки, обтягивая ее своими хрупкими и в то же время прочными тельцами.
        - Мне нравится это… - Лия представила шелковое платье с полудрагоценными камнями - реальное воплощение ее эскиза, как и на Земле, лежащего сейчас в стопке бумаг на столе. Нити на мгновение замерли, и начали послушно создавать новую дизайнерскую модель.
        6
        - Наконец ты решила осчастливить нас своим присутствием, - зашептали сотни голосов.
        - Не язвите! Я не специально. Я просто устала. Вы ведь не забыли, что все остальные приходят к вам лишь через неделю после возвращения?
        - Но ты не они, Лия. Ты лучшая из них, ты не можешь оставлять нас надолго. Твои воспоминания слишком ценны.
        - Как и моя усталость? Почему я не могу просто поваляться в постели, как все гиды?
        - Пойми, нам все труднее поддерживать равновесие между миром людей, и миром их визуализаций.
        - Но без визуализации вы все погибните! Так что не нужно меня убеждать, что вы стараетесь только ради них! - Лия прошла вглубь здания, смутно напоминающего офис ее компании. - Что вы делаете? Здание моей земной работы? Зачем?
        - Это одно из твоих самых сильных воспоминаний, Лия. И нам нужна новая живая одежда. И тебе, кстати, тоже!
        Туника недовольно заерзала на теле девушки.
        - Перестань трепыхаться, Туника. Я сейчас упаду! - ткань успокоилась. - Так-то лучше… Не делайте больше этого. Оставьте все как есть! - визуализация исчезла, и Лия начала скользить по металлическому полу, отображающему как зеркало все, что на нем находилось.
        На самом деле это и было зеркало. Вернее это и были металлические зеркала. Благодаря им и стало возможным создание визуализаций. Выгнутые стены и потолок тоже состояли из зеркал, отражающих мысли людей и проецирующих их в визуальных образах мира за пределами здания Совета Визуализации.
        - Мы закончили, Лия! Теперь твоя очередь. Нам все труднее поддерживать равновесие! Земной мир слишком изменчив. Если наш мир и мир людей, перестанут совпадать, мы все погибнем! И люди тоже погибнут.
        "Я делаю все, что в моих силах!" - подумала она.
        "Мы знаем", - ответил ей кто-то, тоже в мыслях.
        Лия открыла тяжелую деревянную дверь и зашла в отдел создания живых вещей.
        Шелковое платье на ней опять затрепыхало. Его края превратились в десятки ленточек махавших тысячам живых вещей вокруг. Проводники в мир людей залепетали в ответ.
        Шелест ее одежды напомнил Лии звук листвы, издаваемый парковой аллеей около ее земного дома. Но звуки, издаваемые другой живой одеждой, были самыми разными: одни напоминали шум березовой рощи, другие походили на перешептывание мягких альпийских лугов, слышалось потрескивание сухих пальмовых ветвей, и даже треск надламывающихся, под силой пустынного ветра, толстокожих кактусов.
        Одежда со всего земного мира и со всех его измерений. Одежда будущего и прошлого. Проводники в земной мир и мир Визуализации.
        - Ты рада, что вернулась домой, Туника? - голос девушки был мягким, и под его прикосновения ткань зашелестела еще сильнее. - Тогда тебе пора занять свое место среди них.
        Туника начала сползать на пол шелковыми лентами.
        - Нис, мне нужна одежда! - и она представила, что ее ноги утопают в темно-синих джинсах, поверх которых надета розовая футболка.
        - Это именно то, чего вы хотели? - переспросил ее низкий голос, похожий на рычание медведя, когда тело девушки облачилось в новую одежду.
        - Да. А ты чего такая сердитая?
        - Я? Ничего, я просто работаю! - голос стал выше и мягче.
        - Так-то лучше, Нис! Не хватало мне еще слушать твои жалобы!
        - Я отпугиваю воров и эта моя обязанность!
        - Воров? - переспросила удивленная Лия.
        - Воров, - покорно произнес невидимый голос.
        - Разве в мире Визуализации появились воры?
        - Да.
        - Рассказывай, что случилось?
        Голос недовольно закашлял.
        - Я не могу. Это тайна. И… вопрос моей безопасности.
        - Твоей безопасности? Ты хочешь, чтобы я тебя визуализировала, Нис? Ты знаешь, я смогу это сделать! И тогда они все смогут расплатиться с тобой за твою "любовь и хорошее отношение", ведь ты рычала не только на меня! Нис, я жду!
        Лия обвела взглядом миллионы заволновавшихся вещей: здесь были и короткие джинсовые шорты, и пышные бальные платья, здесь была военная форма и даже одежда из кожи диких животных. Немые голоса заполнили огромный зал, все с теми же металлическими стенами, потолком и полом.
        - Они с радостью тебя отблагодарят, Нис.
        - Хорошо, хорошо, я все расскажу! Только не надо ничего, вернее никого визуализировать. Это моя работа… Иначе они бы меня не слушались…
        - Не слушались ли, Нис? Неужели тебе нужно было на них все время рычать? Достаточно было всего лишь попросить!
        Стены покраснели…
        - Ладно, выкладывай! - сказала Лия и моргнула.
        Все вещи исчезли, и она оказалась в маленькой комнате, которая походила на матрешку внутри другой матрешки больших размеров, вернее комнату внутри комнаты с все еще шелестевшей живой одеждой.
        Перед глазами девушки заискрились вспышки.
        Одна из проносившихся со сверхскоростью картин, ей не понравилась больше всего: неизвестное существо скручивает сопротивляющуюся живую футболку цвета хаки и исчезает, растворившись в воздухе.
        - Не-е-т! - закричала Лия.
        Комната исчезла, и девушка вновь оказалась в зале с живой одеждой.
        - Кто-то украл пропуск в другой мир! Кто он? И зачем ему это нужно? И вообще, кто может попасть сюда без санкции Совета Визуализации?
        - Не могу знать, хозяйка.
        - Нис, хватит говорить как паж в замке!
        Стены комнаты стали выглядеть как напыщенные толстяки.
        - Нис, достаточно! Ты пытаешься меня увести от ответа!
        - Буд-то бы это возможно сделать!
        Стены надулись.
        - Я жду!
        - Никто этого не знает.
        - Но почему меня не предупредили?
        - Наверное, потому, что все догадывались о том, как вы отреагируете.
        Лия резко развернулась и направилась к выходу.
        - Вы чуть не забыли, - из стены выступили несколько десятков острых игл.
        - Да, ты права. Я попытаюсь сосредоточиться.
        И она начала визуализировать ультрамодную одежду, которая наверняка понравиться новым гидам.
        Поднеся палец к ближайшей игле, Лия легонько прикоснулась к ней и представила коротенький кружевной топ с золотистой каймой. В палец вонзился шип, и капля крови потекла по узкому металлическому горлышку. Длинная нить ДНК начала встраиваться в структуру визуализированной одежды, в глубинах волокон которой, по микронным сосудам, уже начала циркулировать человеческая кровь. Девушка поднесла палец ко второй игле и представила облегающее вечернее платье, декорированное россыпью маленьких розочек… В мире Визуализации начали возникать новые живые вещи.
        К концу дня Лия очень сильно устала. Казалось, ни на что кроме сна не осталось больше сил.
        - Разговор с Нис! - ее лицо вспыхнуло.
        "До этого случая воровства в мире Визуализации никогда не было. Кому нужно что-то воровать, если достаточно представить все что угодно, все, что вы хотите, и оно непременно станет вашей реальностью. Хотя нет. Я ошибаюсь!" - с этими мыслями девушка остановилась у двери в конференц-зал Совет Визуализации.
        Лия толкнула дверь, которая распахнулась слишком сильно, и петли, не выдержав перепада визуализации, растворились в воздухе. Дверь с грохотом полетела на пол.
        - В нашем мире можно создать все что угодно кроме одной вещи, вернее вещей. Нельзя визуализировать живую одежду, ее можно оживить только с помощью капли крови гида! - Лия сделала шаг и ступила на пол сквозь дверь под ногами.
        Десятки советников в негодовании зашумели.
        - Как ты смеешь врываться сюда, словно мы какой-то сброд! Тебе следует соблюдать правила приличия, Лия!
        - О каком приличии вы говорите? Неужели я высасываю из вас каплю за каплей информацию и не оставляю ничего, кроме болезненного осознания того, что то, что я хотела сделать сама уже сделали без меня, словно я не человек, а ваша игрушка! Я целый день создавала новые проводники в мир людей и только сейчас вспомнила, что кто-то, оказывается, умудрился своровать за мое отсутствие живую одежду у вас под носом!
        - Я надеялся, что ты уже все позабыла, Лия, - произнес знакомый старик с белыми как соль волосами.
        - Оставьте нас одних, - он обратился к Совету Визуализации.
        Никто не сдвинулся с места.
        - Тогда уйду я с Лией! - прошептал седовласый глава Совета. - Вы и так все узнаете от Нис.
        Со всех сторон начали доноситься бурлящие голоса:
        - Вы не можете! Она не должна! Нужно сохранить тайну…
        Брови Лии сомкнулись на переносице.
        - О какой тайне вы говорите? - обратилась она к стоящей в дальнем углу зала женщине, с аквамариновыми глазами, и длинными до пола белоснежными волосами.
        Никто больше к главе охраны не повернулся.
        "Они все что-то знают, но не говорят!" - пронеслось в мыслях Лии.
        - Какую тайну все от меня скрывают? - ледяным голосом спросила она, глядя в небесные глаза седовласого старика.
        Он молчал.
        Лия ждала. Она переводила взгляд то с одного, то с другого лица, но так и ни увидела шевелящихся губ. Они все молчали.
        - Я больше не вернусь! - Лия повернулась и прошла к выходу, только сейчас заметив, что за ней по пятам следует Туника. - Я рада, что ты здесь, - произнесла она, гладя нежную ткань. - Я хочу домой, в земной мир, но я больше никогда сюда не вернусь!
        Живые нити начали оплетать ее тело, превращаясь в визуализированную копию живого подарка. По щеке девушки стекла влажная капля. Она зашипела и вонзилась в хрупкое тельце ткани. Слеза впиталась в нити и начала разъедать их миллиметр за миллиметром, словно это была не слеза, а серная кислота.
        - Извини, я не хотела. - Лия на мгновение прикрыла ладонью образовавшуюся на Тунике дыру. Когда она опустила руку вниз, шелк уже был цел.
        Ткань прилипла к коже девушки и начала стремительно всасываться в ее тело.
        Зал Совета потемнел.
        - Пожалуйста! - взмолилась Нис.
        - Лия, подожди! - седовласый старик взял ее за запястья и ткань с шипением начала выползать обратно. - Мне следовало сделать это раньше, ты должна знать. Пойдем!
        Дверь в кабинет растворилась, пропуская их внутрь комнаты, обставленной дубовыми стилажами с тысячами книг - их золотые переплеты поблескивали от огоньков фонариков парящих под потолком.
        - Садись, - старик указал на тяжелый стул из черного дуба, и девушка с благодарностью утонула в его мягкой обивке.
        Ей не хотелось говорить. Сил осталось и так слишком мало. Глаза закрывались сами собой.
        - Тебе нужно немного отдохнуть! - на ее плечи легли две тяжелые ладони, и тело поглотил сон.
        Лии снилось, что она гуляет с Помпом по аллее каштанов, распустившихся тысячами белоснежных ароматных цветов. Она бросает псу красный резиновый мячик и он, виляя хвостом, приносит его обратно к ее ногам. Сон прокручивался вновь и вновь, пока девушка не открыла глаза.
        - Спасибо! - произнесла она отдаляющемуся старику.
        - Наш разговор будет долгим, - с этими словами он сел в массивное дубовое кресло, обшитое темно-коричневой кожей и украшенное золотистыми узором, в тон корешков книг.
        7
        - Ты помнишь, как вчера вернулась, Лия? - произнес глава Совета Визуализации.
        - Да. Я как всегда жутко устала.
        - Неужели? А мне показалось, ты готова была перевернуть все вверх дном, лишь бы на несколько минут вернуться в земной мир!
        - Обычная визуализация, ничего особенного. Я ведь даже не помнила, когда в последний раз праздновала свой день рождения!
        - Обычная визуализация? Ты считаешь то, что вчера произошло, это было лишь обычной визуализацией?
        - Так это и было. Разве, нет?
        Повисла пауза, словно немой ответ не мог достучаться до сознания девушки, а старик не мог поверить в слепоту своей лучшей ученицы.
        - Нет, Лия!
        - А разве может быть по-другому? - она встала со стула.
        - Все может быть в мире Визуализации, Лия! Только тебе одной из всех нас ничего не нужно, кроме желания для того, чтобы что угодно стало реальностью. Даже эта живая ткань на самом деле всего лишь искусно созданная тобою визуализация, стала реальностью в нашем и земном мире.
        - Но разве можно пересекать грань, не имея пропуска? - девушка озадаченно смотрела на поблескивающие корешки столетних книг, в которых играло пламя фонариков.
        - Пропуск? Ты считаешь, тебе нужен пропуск из мира Визуализации в мир людей?
        - А разве нет? - и она посмотрела прожигающим взглядом на старика.
        - Вспомни, кто ты есть, Лия, и ты получишь все ответы! - он положил на стол руки.
        Девушка заметила, что его пальцы начали шевелиться. Но они не просто шевелились, они неестественно выворачивались из стороны в сторону. Их кончики стали похожи на мотки нитей скрученных в плотно прилегающие друг к другу комки.
        Тонкие змейки ползли к ней все ближе и ближе по столу. И чем ближе они ползли, тем короче становились пальцы главы Совета Визуализации, словно их разматывали с той же скоростью, с которой продвигались живые нити…
        - Не надо больше! Я знаю, кто я!
        Пальцы старика вернули свой первоначальный облик.
        - И кто же ты, Лия?
        Девушка замолчала, подбирая подходящие слова. Наконец она произнесла:
        - Мне не нужен пропуск в мир Визуализации, потому что я сама и есть визуализация. Но мне не нужен пропуск и в мир людей, потому что я визуализация, ставшая человеком. Но… с Туникой я намного сильнее…
        Фонари начали гаснуть, и комната, погружающаяся в ночь, почти приобрела очертания спальни девушки.
        "Кто ворует живую одежду?" - спросила Лия молча.
        - Неужели, ты не знаешь ответа? - простонала тишина.
        Лия вновь очутилась в своей спальне.
        - Нис! - позвала она, сделав шаг к зеркалу.
        - Я здесь, - ответили складки стекла.
        - Зачем ты это сделала? - спросила Лия, глядя себе в глаза.
        - Я не понимаю о чем вы, хозяйка.
        - Перестань, Нис! Какая я тебе хозяйка! И ты прекрасно знаешь, о чем я!
        - Я не понимаю, зазвенели металлические зеркала.
        - Зачем ты украла одежду, Нис?
        - Я ничего не крала!
        Лия всмотрелась в свои глаза.
        - Ты украла больше, чем просто живую одежду. Ты уже украла часть меня… Я хочу, чтобы ты стала собой, но я не хочу, чтобы ты стала мной! - и девушка начала визуализировать. Она представила себе Нис, такой, какой хотела бы, чтобы та была…
        Все вокруг опять почернело.
        - Мне пора, - прошептала Лия.
        - Да…Удачи! - произнес старческий голос.
        - Я вернусь.
        - До встречи…
        Туника вновь зашевелилась и опять начала проникать в ее тело тонкими живыми нитями…
        8
        Лия с трудом открыла глаза.
        - Неужели я уснула в машине? Так и есть. Это был всего лишь сон. Один только сон. Но он был таким реальным. Как странно, мне раньше, кажется, никогда не снились такие сны.
        Дождь почти закончился.
        Девушка завела машину и отправилась домой. Как она и думала, ее парковочное место оказалось свободным.
        Поднявшись на седьмой этаж, она вставила ключ в замок и повернула влево. Щелчка не последовало. Лия толкнула дверь и та с легкостью распахнулась.
        В темноте послышалось радостное гавканье Помпа.
        Свет зажегся, и она увидела отца с огромным букетом роз. Через секунду появилась мама. В руках она держала торт, на котором горело двадцать четыре свечи.
        - С днем рождения! - два голоса родителей слились в один.
        Отец обнял дочку и, поцеловав, отдал ей букет.
        - Когда вы успели? Вы же были на показе! Мама, папа, вы меня здорово напугали! Но я очень рада, что это Вы!
        - Задуй же скорее свечи, а то торт сейчас расплавиться! - с нетерпением произнесла мама.
        Лия набрала полные легкие воздуха и подула на торт, огоньки заколыхались и нехотя начали гаснуть. Когда последний огненный фонарик потух, девушка обняла маму и тихо произнесла:
        - Спасибо! Вы самые лучшие в мире родители!
        Все вместе они направились в зал. Посередине комнаты стоял стол, на котором на одинаковом расстоянии расположились белые чашки, с росписью голубых цветов.
        - Давай я порежу! - сказал отец, забирая торт из рук жены.
        - Хорошо, тогда я займусь чаем.
        Счастливые родители направились на кухню.
        - Я сейчас, только переоденусь! - произнесла Лия и прошла в свою комнату. Помп последовал за ней. Она бережно достала из глубины шкафа тунику.
        Под прикосновениями девушки складки ткани распрямились, глядя на нее можно было подумать, что ее только что отутюжили.
        Лия положила тунику на кровать, и села рядом.
        Хрупкие пальцы нежно гладили мягкий шелк.
        - Прости. Я знаю. Ты по мне скучала.
        Ткань зашевелилась, но девушку это нисколько не удивило.
        - Я тоже, очень соскучилась.
        Лия повернулась к шкафу с зеркалами.
        - Какая же ты все-таки красивая…
        Ткань зашевелилась.
        Лия видела в зеркале, как шелк все сильнее прижимается к ее телу и срастается с кожей, складки ткани исчезли в мышцах, после чего на поверхности остался лишь искусный узор с голубыми и алыми цветками, соединенными серебристыми ветвями с маленькими листочками.
        Лия почувствовала, как тонкие нити начали путешествовать по ее телу. Цветы распускались сотнями веточек, проникающими под кожу. Они ползли все дальше как маленькие змейки, оплетая ноги, руки, лицо, волосы. Проникали внутрь тела, скрывались в тканях и мышцах, сливаясь с сосудами, капиллярами и артериями, где вновь и вновь распускались новые цветки с сотнями живых нитей.
        Все вокруг стало алым и голубым.
        Лия закрыла глаза и перестала дышать. Время остановилось.
        Жизнь замерла.
        Но только на миг…
        Часть вторая
        1
        Водопад мелких камней, песка и грязи осыпал Лию c головы до ног, что-то больно ударило в правое плечо.
        - О чем я только думала! - сквозь слезы произнесла она, пытаясь подняться. Песок посыпался в рот.
        Ничего не вышло. Рука невыносимо болела. Ткань зашевелилась. Плечо начало пощипывать, словно кто-то сшивает его иголкой, как дырку.
        - Туника, что ты сделала? Разве я дома? Что мне теперь делать?
        Лия разревелась с закрытыми глазами. Слезы превратили песок на лице в липкую грязь, медленно скатывающуюся по щекам к шее.
        Вокруг грохотало. Земля колыхалась и стонала, словно землетрясение проснулось от долгого сна и ему не понравилось царившее вокруг спокойствие.
        Мысли мелькали одна за другой…
        "Что я сделала? О чем я только думала? Думала… Я могу вернуться. Даже ты мне не нужна. Слышишь? Почему ты меня не остановила. Почему меня никто не остановил. Я же злилась, я готова была вцепиться в кого-нибудь. Мне же все лгали. Почему? Я хочу домой!" - Лия представила свою квартиру в Минске, своего пса, терпеливо дожидающегося хозяйку.
        Ничего не произошло. Она продолжала лежать в сырой земле, которая давила на тело все сильнее и сильнее.
        Девушка представила еще раз…
        Ничего не изменилось, кроме того, что ей больше не чем стало дышать.
        "Туника, помоги!" - взмолилась она.
        Ткань зашевелилась. Нити начали скользить по телу пробираясь сквозь слой грязи, мелких камней и мусора. Лия чувствовала, как они прикасаются к коже, но почему-то ускользают от нее все дальше и дальше. Живая ткань не могла проникнуть в ее тело.
        Вновь и вновь нити натыкались на магнитную стену отталкивающую их тем дальше, чем сильнее они стремились впиться в ее клетки. Казалось, рана на плече перевернула весь внешний эпителий ее тела, магнитное поле которого поменяло знак, сравнявшийся со знаком ткани и отталкивающим живые нити как плюс магнит, подносимый к плюс магниту, но по-прежнему, почему-то, удерживающим их на расстоянии нескольких миллиметров от тела.
        "Не-е-е-т! Нис, что ты сделала? Что я тебе сделала? Я хотела, чтобы ты была лучше меня, но я ошиблась! Ты стала чудовищем!"
        Нис не ответила. Никто не ответил.
        Ее здесь не было. Никого из мира Визуализации здесь тоже не было. Ни одного другого проводника, ни одного другого гида. Только она и Туника. И люди. Тысячи, миллионы людей вокруг, убивающих друг друга.
        Миру Визуализации не нужно прошлое. Оно и так известно, ему нужно лишь настоящее, чтобы предвидеть будущее.
        "Я сама хороша! О чем я только… Нис бросила мне вызов, и я думала о войне с ней. Я не хотела попасть сюда! Я же визуализировала ее! Она не могла этого сделать… Значит, это сделала я… О чем я только думала? - слезы еще сильнее потекли по щекам Лии. От обиды. - Я знаю, я сама виновата!"
        Туника снова зашевелилась.
        "Я думала об этой дурацкой форме, которая невесть откуда появилась в зале живой одежды. Я знаю почти все вещи, какие когда-либо были созданы в мире Визуализации, но я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь создавал военную форму… Я знаю. Я сама виновата! Иногда ношение военной формы считалось обычным делом. Как в это… - совсем рядом прогремел взрыв. - Нужно вставать, пока от нас не остались одни лохмотья! Это ты можешь сделать?"
        Лия представила, как одни нити ткани, словно змеи прорывают песок вокруг ее тела, скатывая его под спину, в то время как другие нити своими тельцами смывают землю сверху. Этот песок, мусор и грязь вновь подхватывается боковыми нитями, и они снова убирают их под спину девушки, а ее тело сантиметр за сантиметром поднимается наверх…
        - Ты это видела? - прошептала она, выдыхая последний кислород, ткань зашевелилась.
        Несколько минут понадобилось для того, чтобы тело девушки поднялось на поверхность земли. Свет мог бы ослепить, если бы ее глаза были открыты. Но они не раскрылись. Ткань замерла…
        Вокруг гремели взрывы. Свистели пули, и доносился стон канонады. Но Лия ничего этого уже не слышала.
        "Как странно. Туника, что ты…" - Лию поглотил сон. Вокруг разносилось тихое пение. Звуки колыбельной нарастали, а кто-то словно качал тело девушки в такт мелодии. Сон…
        2
        - Товарищ лейтенант! Товарищ лейтенант! - кто-то закричал над ухом Лии.
        "Что это за визг? Туника! Кто меня так дергает, сейчас рука оторвется! Нет, это не сон", - она вдохнула глоток воздуха и застонала.
        Земля вокруг все еще вздрагивала, словно щенок, которого пинают ногой. Грохот доносился откуда-то издалека, но свист не прекратился.
        - Товарищ лейтенант! Товарищ лейтенант! Вы живы? Товарищ лейтенант! Сестра!
        Лия открыла глаза и сразу же прикрыла их от песка, заколовшего в веки изнутри. Слезы потекли по щекам.
        - Сестра! - закричал все тот же незнакомый голос.
        "Я жива. Это уже что-то. И зачем так кричать! Я сейчас оглохну! И что это колет в глаза… Песок? Пора от него избавиться! Если я еще не умерла, то точно сойду сума от этих уколов. Сделай, пожалуйста…" - девушка представила, как нити ткани выталкивают из ее глаз песок.
        Ничего не произошло.
        - Туника, пожалуйста! - прошептала она еле слышно.
        Ткань не шевелилась.
        - Товарищ лейтенант! Что вы сказали? Товарищ лейтенант!
        "Так. Ясно. Я совсем забыла, что я не одна! - влажные ручейки все еще текли по щекам. Лия представила, как песок растворяется и вымывается из глаз слезами. - Это то, должно сработать! Если меня могут ранить как человека, значит, я могу сделать что-то, визуализируя!" - ее опять кто-то встряхнул.
        Лия открыла глаза. Боли больше не было.
        - Товарищ лейтенант! Товарищ лейтенант! Вы меня слышите?
        Над ее головой зависло испачканное грязью лицо парня лет семнадцати.
        - Хватит меня трясти как куклу!
        Тряска прекратилась
        - Извините! Товарищ лейтенант! Я подумал, что вы уже…
        Повисла пауза.
        - Что значит, "уже"?
        Лицо парня искривилось в гримасе.
        - Я думал, что вас убили, товарищ лейтенант! - он выпрямился, словно его в спину ужалила оса.
        - Обиделся… Помоги лучше встать!
        - Товарищ лейтенант! У вас контузия! Вам двигаться нельзя!
        Парень застыл на коленях, словно врос в землю.
        - Какая еще контузия? Я чувствую себя прекрасно! - и она села.
        "Уж лучше сидеть на земле, чем быть заживо похороненной!" - пронеслось в голове.
        - Ваше плечо… Товарищ лейтенант! Вы ранены?
        Лия посмотрела вправо. Рукав был порван и намок. На темной ткани выделялись бурые пятна крови, смешавшиеся с прилипшей грязью.
        - Царапина. Пара швов и можно жить.
        Лия посмотрела на своего "спасителя": "Ему бы школу заканчивать, а он по полям с винтовкой бегает… Туника, я хочу домой. Помоги… Почему ничего не выходит?"
        Парень выжидающе смотрел.
        - Спасибо! - Лия благодарно улыбнулась. - Воды случайно нет?
        Старый солдат, остановившийся позади парня, снял с пояса фляжку и протянул ее девушке.
        Лия с жадностью начала пить теплую воду с привкусом железа. Металл. Она почувствовала, как рот с силой сомкнулся на горлышке, и заскрипели зубы. Они начали медленно впиваться в алюминий.
        "Что я делаю?" - Лия оторвалась от фляжки и протянула ее обратно.
        - Спасибо! Очень хотелось пить, - и она обезоруживающе улыбнулась.
        Солдат с недоверием забрал фляжку и вернул ее на место, ни разу не взглянув на отпечатки зубов, только что на ней оставленные.
        "Кажется, на нем сработало. Может мне удастся отвести взгляды всех, кто сейчас на меня смотрит?" - девушка начала визуализировать…
        Чья-то рука осторожно прикоснулась к плечу и начала его ощупывать.
        Лия оторвалась от своих мыслей и посмотрела на человека, пытающего ее плечо. Им оказалась молоденькая девушка, не намного старше озадаченного паренька, все еще сидевшего у ее ног в траве поля, поросшего пусто зельем, по которому разносился запах болотной тины и гари.
        - У вас осколочное ранение, товарищ лейтенант! Кажется, кость цела, но все равно нужна операция! Санчасть в полукилометре. Вас туда отвезут! - Медсестра начала забинтовывать плечо.
        Лия остановила ее своей ладонью.
        - У вас есть пинцет?
        Девушка в белом халате, испачканном, как и все вокруг липкой грязью с сомнением на нее посмотрела.
        - Если бы и… - начала она и запнулась.
        - Если бы что? - переспросила Лия, глядя ей в глаза.
        - Если бы и был. Я бы вам его не дала! - она вновь замолчала.
        - Мне нельзя в санчасть! - Лия подняла глаза.
        На нее смотрели десятки голодных, уставших солдат так, будто она только что вернулась с того света.
        - У кого-нибудь есть нож? - она чала скользить взглядом по окружающим. Никто не ответил. - Ладно. Придется поискать.
        Девушка встала и начала отряхивать с формы песок и грязь. С правого плеча свисал остаток бинта. Медсестра ухватилась за него и ловкими движениями продолжила забинтовывать рану.
        - Отставить! - Лия удивилась своему командному голосу.
        "Впрочем, если застряла здесь, мне нужно вживаться в роль. Только какую? - медсестра, словно не расслышав ее слов, заканчивала перевязку. Лия заметила на своем плече три маленькие звездочки. - Этого еще не хватало! И кем же я командую? Может, ими?"
        Она вновь посмотрела на людей вокруг.
        - Ваши документы, товарищ лейтенант! - произнес голос за спиной, и девушка обернулась.
        Напротив нее стоял средних лет невысокого роста человек с пагонами, на которых поблескивали по три звезды.
        "Значит, тоже лейтенант, - в голове начали всплывать визуализированные Туникой картины, мигавшие со сверхскоростью перед глазами до того, как ее засыпало землей. - Вот спасибо, удружила! Сделала бы меня обычной сельской девушкой!"
        В сапогах зашевелилась ткань.
        "Какая же я… Линия фронта! Кругом ни одной гражданской души, по крайней мере… живой. Солдат или командир… Спасибо, хоть не генерал!"
        - Я предъявлю документы только старшему по званию! - и Лия посмотрела на лейтенанта, в ожидании перешагивающего с ноги на ногу. - Сестричка, ты бы за своим командиром присматривала, а не за мной. Или он калекой на всю жизнь останется! У него же гангрена скоро начнется!
        - Я не знаю, сколько проживу я, зато я знаю, сколько проживете вы, лейтенант! Документы! - его лицо стало жестким. - Документы!
        Лия начала медленно поднимать раненую руку
        Кто-то заломил ей руку за спину так, что казалось еще одно движение и ей придется вставлять в кость спицу, чтобы срастить перелом. Что-то острое кололо в бок.
        "Нож!" - девушка посмотрела через плечо и увидела солдата, державшего у ее ребер острие.
        Это был все тот же молодой парень, который еще недавно так жалобно кричал, пытаясь ей помочь.
        - Отпусти руку. Мне больно! - произнесла Лия через плечо.
        Парень не пошевелился.
        - Документы! - сказал лейтенант, делая шаг в ее сторону.
        Перед глазами Лии начали стремительно мелькать картины уроков самообороны.
        - Отлично! - произнесла она, когда подходящая визуализация пронеслась в памяти и сделала резкий рывок влево, с такой скоростью, что парень не успел сообразить, что происходит. Одновременно с этим она выдернула свою больную руку из клешней, и перехватила его правое запястье с ножом, своей здоровой рукой, после чего пнула солдата пяткой левой ноги в ямку под коленной чашечкой. Он рухнул на колени и взвыл от боли, ударившись ногой о камень. Лия перехватила нож из его руки и приставила его лезвием к горлу парня. Ее сердце бешено колотилось.
        - Еще раз так сделаешь, и я тебе шею сломаю! - она опустила руку и положила нож себе в сапог. Форма задергалась, пытаясь ускользнуть от острого лезвия. Тунике явно не нравилось соседство с опасным для ее нитей предметом, и она начала с силой барахтаться у щиколотки ноги. Лия не обратила на нее никакого внимания.
        Послышался щелчок. Она обернулась и увидела направленный в ее сторону пистолет.
        - Товарищ лейтенант, не надо! У нее же ранение и контузия. Вы на ее руку посмотрите. Вся в крови! - взмолилась медсестра, глядя на вскипевшего командира.
        - Последний раз повторяю. Документы! - выдавил он.
        Лия потянулась к внутреннему карману формы на груди…
        Ее мысли замедлились… и она нащупала трясущейся рукой в глубине ткани нужные бумаги. Сработало.
        Девушка протянула лейтенанту документы в красной обложке.
        Он опустил пистолет и положил его обратно в кобуру. После чего забрал бумаги и стал их внимательно изучать.
        Грохот утих, и лишь где-то вдалеке звучала канонада. Передышка. Хоть это радует.
        - Ваши документы, товарищ старший лейтенант!
        Лия забрала дорогие бумаги и вернула их обратно в карман. Послышался гул. Черные черточки увеличивались, приближаясь со стороны леса.
        - Мессеры, ложись! - закричал лейтенант и сбил ее с ног. Послышался свистящий рев падающих бомб, и земля загорелась, взметая в небо столбы смертельного дождя.
        Лия прикрыла голову руками и замерла.
        Сердце продолжало бешено стучать. Песок вновь и вновь сыпался на одежду и волосы. Крики и стоны раненых с трудом прорезались сквозь вой и взрывы царившие вокруг.
        "Сколько можно! Пожалуйста!… не надо! - Лия начала представлять Минск двадцать первого века, спокойный, мирный Минск, где никто не умирает от взорвавшихся бомб, пуль и расстрелов, она представила свою квартиру, свою спальню. - Бесполезно… Ну, почему?"
        Обстрел прекратился. Шум двигателей самолетов умолк.
        Опять передышка.
        Пронзительный стон раненых вырвал Лию из ее далекой мирной жизни.
        "Туника, лучше бы ты меня сделала медсестрой! Было бы больше толка. Знаний у меня все равно хватает. Какой из меня командир!" - девушка встала и огляделась.
        Солдаты, которые не так давно стояли около нее, сейчас были разбросаны на нескольких десятках метров. Живые вперемешку с убитыми. Раненые, пытающиеся подняться, и мертвые, которые никогда уже не встанут…
        Лия замерла не в силах пошевелиться. Она не раз видела фотографии военных лет. Не раз посещала военные музеи по всей Европе. Но то, на что она сейчас смотрела, не было похоже ни на что из того, что она уже видела раньше. Даже визуализированные картинки, двигающиеся в ее сознании со сверхскоростью, не были такими ужасными, как те, которые разворачивались перед ней в реальном времени давно ушедшего прошлого, ставшего ее кошмаром.
        - За что мне это? - по ее щекам бежали предательские слезы.
        3
        Рядом застонал раненый.
        "Это всего сон, сейчас я открою глаза и проснусь! - Лия усилием воли заставила себя поднять веки. Картина, которую она увидела, была еще страшнее тех, что она видела до этого… У ее ног лежала чья-то окровавленная рука… Остальные части тела торчали из земли в метре от нее… - Лейтенант… Нис, лучше бы ты меня просто убила… Ты украла одежду, чтобы создать ту смертельную форму и забросить меня в этот страшный мир, чтобы я впитала новые ощущения, а ты затем могла высосать их из меня и стать человеком… Ты ошиблась, после такого можно стать только зверем… Но почему они не стали?" - Лия посмотрела на уцелевших солдат помогающих раненым и собирающих, в одну воронку от взрыва бомбы, тела убитых - через секунду ей стало понятно, что это не тела, а их части…
        Ком подступил к горлу. Девушку замутило, она повернула и наклонила голову в сторону от торчащей из грязи побелевшей руки…
        Кто-то опять застонал.
        "За спиной", - придя в себя, Лия повернулась и увидела того самого семнадцатилетнего парня, который не отходил от нее два десятка последних минут.
        Его глаза были закрыты, а правая рука, которой он недавно держал нож у ее спины, сейчас зажимала рану на шее, из которой струилась кровь, стекая за шиворот грязной солдацкой формы.
        Лия сделала несколько шагов и наклонилась к нему.
        - Сестра! - позвала она, чужим голосом.
        Никто не отозвался.
        Лия посмотрела вокруг и заметила край белого халата, торчащий из земли в нескольких метрах от нее.
        - Не-е-е-е-е-е-е-е-ет! - пропела она смертельную песню… и начала визуализировать…
        Лия представила, что стоит перед лейтенантом и сразу же отдает ему свои документы. Вот она протягивает ему бумаги. Он внимательно читает каллиграфически правильный почерк, возвращает документы ей обратно, и они все уходят с этого заброшенного поля…
        Лия раз за разом прокручивала визуализацию…
        Ничего.
        Парень застонал и открыл глаза, голубые как мирное небо.
        Лия очнулась.
        Быстрым движением она вытащила из своего сапога нож и разрезала верхний слой бинта на своей раненной руке. Еще мгновение и она уже перевязывала окровавленной лентой его шею.
        Парень больше не стонал. Он смотрел на нее невидящим взглядом и не двигался. Лишь его грудь то слегка поднималась вверх, то с шумом опускалась вниз, дыхание замедлялось…
        Лия посмотрела на свою форму и положила руки, крест-накрест, на шею парня поверх повязки.
        Ничего не произошло.
        - Если ты мне сейчас не поможешь, то я пущу себе пулю в голову… Ты меня слышала?
        Ткань не двигалась.
        Лия потянулась за ружьем.
        Ткань зашевелилась.
        - Так-то лучше! - девушка положила руки обратно и представила, что кровь под ее пальцами, пропитавшая бинты насквозь, замерзла над самой раной на шее солдата… - Теперь твоя очередь!
        Рукав зашевелился. Тонкие нити начали вгрызаться в кровавый лед и стали прижигать клетки крови, образуя на ране твердую непроницаемую пленку.
        Руки девушки обмякли, и она легла на мягкую землю рядом с раненым.
        - Как же я устала, - прошептала она, глядя на белые пушистые облака. Они напомнили ей свои волосы, которые сейчас лежали на земле как промасленный жгут.
        - Я тоже…
        Лия резко села и посмотрела в лицо парня.
        Его глаза были открыты.
        - Разговариваешь, значит, будешь жить! Сонная артерия не задета. Месяц в госпитале и будешь как новенький! - девушка улыбнулась впервые за все время в этом кошмаре.
        - То… товарищ…
        - Да молчи ты! Тебе разговаривать нельзя!
        - … плечо, - выдохнул он
        Одного взгляда на плечо хватило Лии, чтобы понять, что у нее осталось лишь несколько минут, до того как потерять сознание.
        "Кровь нужно остановить! - при падении на землю, во время взрыва, осколок по всей вероятности перерезал вену и сейчас, оказавшись без жгута, кровь лилась, словно маленький темно-синий ручеек, что, наконец, смог пробиться сквозь каменную толщу ее кожи - Туника!" - мысленно вскрикнула Лия.
        Но она знала, что живая одежда бессильна. Как и она сама.
        Лия уже пыталась залечить свою рану, но ничего не вышло.
        - Почему я не могу помочь себе? - прошептала она, глядя на свою форму, все еще образующую внешне неразличимый, но ощутимый девушке толстый рубец ткани вокруг ее раны. - Это бесполезно. Мне нужен жгут, - она занесла руку за спину. Ткань послушалась.
        Лия вытянула ленту, напоминающую пояс, и завязала слабый узел ниже раны, почти у самого локтя. После чего подложила под ткань рукоятку ножа, и стала крутить ее вправо, сколько было сил…
        Лия сидела так до тех пор, пока к ней не подбежала полная медсестра из только что прибывшей санитарной машины. Она осмотрела шею парня и махнула рукой солдатам, толпившимся у бортов.
        - Что с рукой? - спросила она и прикоснулась к ране выше жгута.
        - Осколком зацепило.
        Медсестра наложила повязку на рану. И велела садиться в машину.
        Двое солдат погрузили раненого парня в кузов, где уже лежало несколько перебинтованных тел.
        - Куда садиться? Там и так раненых полно, и еще несут! - Лия махнула головой в сторону санитаров, бежавших с носилками к машине. Рукой она все еще держалась за неострую сторону лезвия ножа. - Я дойду. Здесь ведь недалеко? - она сделала несколько шагов по проселочной дороге к кабинке водителя.
        - Медсанбат ведь в ту сторону? - переспросила она стоящего вблизи человека.
        "Наверное, водитель. Он то, точно знает!"
        Начался моросящий дождь.
        - В ту сторону дочка, в ту! - и он с сомнением посмотрел на бинт на ее руке, на котором виднелось темно-красное пятно, растекающееся слишком быстро. - Куда ж вы пойдете, товарищ лейтенант! Садитесь! - он открыл дверцу кабинки.
        - А как же медсестра? - девушка не сдвинулась с места.
        - Ей за раз не управиться. Раненых вон сколько! Я еще сюда приеду…
        - Но ведь есть тяжелораненые! - возразила Лия, делая шаг в сторону.
        - А ты, что не раненая? У тебя кровь видно так и хлещет!
        Лия посмотрела на бинт.
        - Хорошо, - она медленно села в машину.
        Водитель захлопнул дверцу и, обойдя кабину, сел на свое место. Мотор закашлял, но завелся.
        4
        - И угораздило же вас так, товарищ лейтенант! - произнес врач, вытаскивая из плеча Лии осколок. - Как это вы еще на своих ногах дошли?
        Лия посмотрела на пожилого человека. Его лицо было почти полностью скрыто повязкой, и только красные от недосыпания глаза, закрытые толстыми стеклами очков, выделялись на белом фоне.
        - Как всегда, - произнесла она и отвела глаза.
        Послышался стук металла.
        Осколок.
        Что-то укололо в рану и начало продвигаться все глубже и глубже в ткани тела в поисках вены…
        Лия подняла глаза и посмотрела на руку.
        - Больно? - спросила женщина в такой же повязке, как и хирург.
        - Обидно, - девушка закрыла глаза, хотелось спать…
        Когда Лия очнулась, то заметила, что лежит на железной кровати. Такие она раньше видела только в фильмах.
        - Туника! - Лия вскочила, когда поняла, что лежит в палате.
        Ей никто не ответил. На тумбочке в изголовье лежал рваный кусок металла, по форме напоминающий флэшку, которую она потеряла где-то на пляже средиземного моря. В будущем…
        Формы не было.
        Она выбежала в коридор и чуть не столкнулась с медсестрой несущей в руках бинты.
        - Моя форма? Где она? - нервно закричала Лия, хватая женщину за плечи, словно готовясь встряхнуть ее, если та не ответить. Медсестра посмотрела на нее с сомнением. Девушка опустила руки.
        - Сохнет, наверное.
        - Как сохнет?
        - Постирали, вот и сохнет на улице.
        Лия уже бежала по ступенькам во двор медсанбата.
        - Туника, ты где? - она ряд за рядом пробегала шнурки с, только что развешанной в тени густых деревьев, одеждой. - Ты где? - еще громче закричала она.
        Несколько медсестер обернулись и посмотрели с удивлением. Женщина, развешивавшая одежду, остановилась, держа в руках чьи-то штаны…
        Одежда через ряд от Лии начала колыхаться под силой ветра.
        Девушка нагнулась и прошла под сушившейся майкой. Соседняя бельевая веревка все еще подергивалась, даже когда ветер утих. Лия пробежала к гимнастерке, неестественно сильно двигавшейся из стороны в сторону.
        - Я тебя нашла! - она бережно сняла свою одежду и побежала обратно в палату. Дверь за ней захлопнулась.
        Лия надела Тунику.
        Через мгновение, не тронутая осколком военная форма появилась на ее теле.
        - Сделай… - она не успела договорить. Дверь отворилась. Лия с сомнением посмотрела на раненное плечо и, убедившись, что на ткани появился шов, повернулась.
        - Ну и переполох вы сейчас устроили, Лилия! - произнес врач с очками на переносице.
        - Откуда… Откуда вы знаете, как меня зовут? - смутилась девушка.
        - В ваших документах так написано, значит, вас так зовут. Или не так? - его брови описали дугу.
        - Не так… То есть, так. Я просто привыкла к тому, что меня называют Лией.
        - А-а. Ну, тогда понятно, - послышался гул мотора, врач зашел в палату и приблизился к окну. - Раненых опять привезли…
        Лия подошла к нему.
        - Зачем все это? - глядя на окровавленные тела, спросила она.
        - Что зачем?
        - Зачем эта война?
        - Вы меня все больше удивляете, Лия! Мы ее не начинали, но нам ее заканчивать. Или мы, или нас. Вам лучше знать, - он посмотрел ей в глаза.
        Девушка вспомнила поле на краю леса, усеянное как зерном телами солдат.
        - Да, - она повернулась к окну. - Или мы, или нас…
        "Или меня, или я! Я буду убивать? Если меня поставят в тупик, я буду убивать? Да, они сволочи, но они тоже люди. Смогу ли я убить?" - Лия думала так, глядя на опустевший грузовик.
        - Мне пора идти. Я и так слишком много времени потеряла. Где мои документы? - она повернулась к хирургу. Врач достал из кармана и протянул бумаги. - Вы меня не остановите? Не скажете, что мне нужно долечиваться?
        - А это поможет? - повисла тишина. - Судя по тому, как вы лихо сбежали вниз - это бесполезная трата времени. Не так ли?
        Лия улыбнулась и забрала документы.
        - Это точно сработало бы! Вот только в обратном направлении. Я бы, наверное, в окно вылезла.
        - Я так и подумал! - до смерти уставшие глаза врача смеялись.
        - До свидания, - произнесла Лия и вышла из палаты. Врач последовал за ней.
        - Перевязку делайте не реже, чем раз в три дня.
        - Да, спасибо…
        Девушка не слыша, как с ней попрощался доктор. Она уже бежала вниз по винтовой лестнице.
        "Куда мне теперь идти? - думала она, пересекая двор, у подножия медсанбата. - Если поверну от линии фронта, меня схватят НКВД-шники и точно расстреляют. Как дезертира… На мне военная форма и лейтенантские погоны… Значит, на фронт? Я, наверное… Я ведь даже стрелять толком не умею… Или умею? Меня ведь саму быстрее подстрелят… С другой стороны мне ничего другого не остается… И я же к тому владею кое-какими навыками выживания… Да, но лазить по скалам со страховкой это одно, а бегать под огнем пуль - это другое. Мне точно не хочется делать ничего такого… А ведь меня никто и не спрашивает, как и их, - девушка посмотрела на солдат, остановившихся на отдых в конце улицы. - Я хотя бы владею навыками выживания… Так ведь всегда, происходит. Забрасывают тебя из мира Визуализации, и оказывается, что ты можешь разговаривать на арабском или набросить на шею быка лассо, которого в жизни не держал… Только, иногда может быть так, что ты ничего не помнишь… Но здесь… Здесь война. И я могу умереть… Почему я не могу вернуться в свой мир? Почему я здесь застряла?"
        Форма слегка сжалась над раненым плечом.
        - Ты считаешь, что я не могу вернуться из-за ранения? - ткань еще раз сжалась в том же месте. - Туника, что мне делать?
        Ткань обтянула грудную клетку девушки так, что ей стало тяжело дышать.
        - Что ты делаешь? Ты меня сейчас задушишь! Что ты хочешь? - воротник сжал горло в узкий металлический ошейник. Лия замолчала не в силах сделать вдох.
        "Ты хочешь, чтобы я замолчала?" - ткань мгновенно распрямилась.
        Лия посмотрела на солдат. Они, молча, с интересом наблюдали за ее беседой с самой собой.
        "Какая же я ненормальная! Я же разговаривала вслух! - она прикоснулась ко лбу, который стал влажным под палящими лучами июньского неба. - Хорошо, что хоть уговорила медсестру укоротить мне волосы. Жара просто… Как они в форме ходят? - густые светло-русые волосы девушки были завязаны ленточкой в тон формы. - Туника. Хоть на этом спасибо! Если мне придется несколько недель носить эту форму, то я хочу выглядеть нормально! - девушка выпрямилась под пристальными взглядами солдат, но они смотрели не на нее, они смотрели на ее грудь. Война, а им все… "
        Лия посмотрела вниз и чуть не упала.
        "Ту-ни-к-а-а-а-а? - мысленно завопила она, глядя на сверкающую в лучах солнца пятиконечную золотую звезду. - Ты меня под монастырь подвести захотела? Что ты вытворяешь? И кого мне пришлось убить, чтобы получить эту… - Лия не успела договорить. Перед ее глазами начали проноситься ее ложные воспоминания о недалеком военном прошлом. - Ты шутишь! Нет! Убери эту звезду или я сожгу тебя в ближайшем костре! - ткань не шевелилась. - Пожалуйста! - мысленно взмолилась она. - Ну, какой из меня герой? Я ведь муху не обижу!"
        Ее окликнули.
        - Здравия желаю, товарищ старший лейтенант. А звезду Героя Советского Союза вам не за красивые глаза дали? - спросил молодой парень лет двадцати, с поседевшими на солнце волосами.
        Несколько солдат присвистнуло…
        "Сержант…" - что-то подсказывало Лии, что она не ошибается.
        - Если бы, младший сержант! - и она посмотрела на него словно из могилы.
        - Извините, товарищ старший лейтенант! - Парень вытянулся по стойке смирно.
        - Вольно. Где у вас здесь штаб дивизии? - спросила она, глядя ему в глаза, в то время как ее мозг бес конца нервно твердил: "Куда ты лезешь? Куда ты лезешь? Куда ты лезешь?"
        - Да тут недалеко. Метров семьсот. Вон в том лесу, - он указал рукой на дубовую рощу, видневшуюся за поселком. - Никита, проводи лейтенанта…
        Из толпы вышел парнишка лет шестнадцати и пошел впереди Лии.
        - Спасибо, сержант! - произнесла девушка и зашагала по пыльной дороге.
        Парень шел, словно немой, и не оборачивался.
        - Сколько тебе лет, солдат? - как можно более спокойно произнесла Лия, пытаясь скрыть волнение в голосе.
        Он минуту помолчал, а затем ответил:
        - Восемнадцать, товарищ лейтенант!
        - А, по-моему, тебе и семнадцати еще нет! - она ускорила шаг, чтобы идти с ним наравне. - Чего тебе дома не сидится?
        Взгляд парня скользнул по золотой звезде.
        - Нет у меня дома… Немцы сожгли. Всю деревню сожгли… Сволочи… Я у бабки в соседней деревне был. Вернулся, а они уже…
        Парень замолчал, проглотив комок…
        - Как сожгли? - не веря тому, что услышала, Лия остановилась у самой опушки леса, под ногами захрустел хворост.
        - Согнали в хлев и… - скулы парня нервно задергались.
        "Спасибо за советскую форму, Туника.." - подумала Лия, глядя на манжет гимнастерки.
        Парень продолжал молча смотреть на золотую звезду, переливающуюся в лучах солнца.
        Лии стало стыдно.
        - Спасибо. Дальше я сама, - произнесла девушка, поворачиваясь спиной к солдату, чтобы спрятать слезы, предательски стекающие по щекам, и скрылась в лесу.
        - Скоро пост… Удачи, товарищ лейтенант! - услышала она за спиной, но оборачиваться не стала.
        - Тебе тоже! - крикнула Лия, сменяя шаг на бег и вытирая слезы…
        Она свернула с лесной дороги и бежала среди деревьев до тех пор, пока не увидела впереди лесную поляну, по которой шныряли взволнованные солдаты.
        У края поляны стоял маленький, словно хорошо сохранившийся раритетный легковой автомобиль. Солнечные лучи отбивались от краски, сверкающей как черный рубин.
        "Кажется я не вовремя! - Лия продолжала заворожено смотрела на красивую машину, словно ее разум искал хоть какого-то утешения. - Элементы старинной дизайнерской модели автомобиля в мирное время перекочевали на другие марки. - Да. Все новое и, правда, хорошо забытое старое. Я не занимаюсь, вернее, не занималась дизайном машин, но она и впрямь красавица! Нашли куда припарковать!"
        Кто-то, словно прочитав ее мысли, заорал:
        - Отгоните машину в лес! Линия фронта в километре! Мессеры каждую минуту летают. Они штаб с землей сровняют! Черт бы вас побрал!
        Водитель нервно заерзал на сидении, но подчинился. Через минуту машина уже стояла в тени деревьев вблизи Лии. Мотор заглох, но никто не вышел. Водитель кого-то ждал.
        Девушка сделала шаг вперед и вышла на поляну. На ее лице заиграли солнечные зайчики, пробивающиеся сквозь темно-зеленые листья дуба.
        - Почему посторонние на территории штаба? - вновь закричал подполковник. - Начальника разведки ко мне! Где его черти носят!
        Подполковник проковылял к девушке и остановился в метре от нее.
        Лия хотела было отдать честь старшему по званию, но ее глаза приковала картина, разворачивающаяся позади подполковника. Кисть ее правой руки замерла на уровне кобуры от пистолета.
        Из земли у противоположно края поляны появилось несколько человек в военной форме. Землянка…
        Увидев подполковника, не молодых лет человек, направился в его сторону. За ним по пятам следовало еще несколько военных с разноцветными полосками и многочисленными звездами на погонах.
        - Как вы прошли мимо дозорных, лейтенант? - не замечая, что к нему приближается начальство, продолжал подполковник.
        Лия посмотрела на него не понимающим взглядом. Она не услышала его слов. Рука по-прежнему висела в воздухе на уровне кобуры.
        - Как вы прошли мимо дозорных? - его голос стал еще суровее.
        Группа военных приблизилась.
        - Где моя машина, подполковник? - произнес приблизившийся раньше всех человек.
        Подполковник вытянулся как струна и пододвинул хромую ногу к здоровой.
        - Машина в лесу, товарищ командующий фронтом! - и он указал в ту сторону, откуда недавно появилась девушка.
        Лия начала медленно поднимать вверх правую руку, когда кто-то сзади вцепился в нее, словно тисками, и заломил назад. От боли пронзившей тело перед глазами поплыли черные круги, и она рухнула на колени, как и молодой солдат, всего несколько часов назад сбитый ею с ног.
        Туника зашевелилась, подталкивая из дна сапога нож.
        Через мгновение Лия, не осознавая, как там очутилась, уже стояла около соседнего дуба с ножом в левой руке, приставленным к горлу майора, с недоумением смотревшего на нее сквозь козырек фуражки.
        - Нет! - прошипела она сквозь зубы, когда поняла, что держит нож у горла старшего по званию. - Меня… как минимум расстреляют. Свои…
        Она отнесла нож от шеи майора и вонзила лезвие в дерево рядом с его головой. Затем резко повернулась, и отдала честь присутствующим левой рукой, чувствуя, что швы на правой разошлись, и кровь начинает просачиваться сквозь бинты…
        - Что происходит? - произнес генерал, глядя на испуганного подполковника. - Так вы обеспечиваете безопасность штаба?
        Подполковник напрягся:
        - Никак нет, товарищ генерал!
        - Если в штаб дивизии может проникнуть девчонка, - взгляд генерала остановился на золотой звезде Героя Советского Союза, заблестевшей на солнце, его голос стал немного мягче, - то, что говорить о командных пунктах батальонов? - он повернулся к полковнику, отделившемуся от группы военных. - Наведите порядок в этом бардаке! - эхо его голоса утонуло в чаще леса.
        Генерал ждал.
        Подполковник повернулся к Лии.
        - Ваши докум…
        Он не успел договорить. Девушка, расстегнув гимнастерку, вытащила бумаги и протянула ему.
        Сзади кто-то зашевелился.
        "Майор. Неужели он и впрямь хочет, чтобы я ему шею сломала? Какая разница, меня ведь все равно расстреляют?"
        Подполковник покачал из стороны в сторону головой, глядя через ее плечо. Он забрал документы и стал их внимательно изучать.
        Лия продолжала расстегивать оставшиеся пуговицы, затем добралась до широко ремня на поясе, который с трудом расстегнув, забросила на ветку дуба у себя над головой.
        Подполковник продолжал читать, судорожно переворачивая страницу за страницей. Все кроме него в недоумении смотрели на девушку, стягивающую гимнастерку, которая тоже оказалась на дереве.
        - Черт! - прошептала Лия, глядя на расплывшееся на бинтах пятно крови.
        Ее левая рука уже лезла в карман штанов за спасительным белым свертком. Несколько быстрых движений и она начала туго забинтовывать рану поверх старого насквозь промокшего бинта. Генерал смотрел на нее, как на привидение, появившееся из чащи леса. Впрочем, Лия им и была, только… привидением из далекого будущего.
        Закончив перевязку, девушка положила ладонь левой руки на рану и нажала ее, сколько было сил. Сквозь ее пальцы все еще продолжала сочиться кровь… Лия начала визуализировать… в голове пронеслись слова главы Совета Визуализации "Только тебе одной из всех нас ничего не нужно, кроме желания для того, чтобы что угодно стало реальностью. Даже эта живая ткань на самом деле всего лишь искусно созданная тобою визуализация, стала реальностью в нашем и земном мире…"
        Кровь начала запекаться на ее пальцах.
        - Все в порядке, лейтенант! - подполковник протянул ей документы.
        - В порядке? - неуверенно переспросила Лия
        - Позовите врача! - ледяным голосом произнес генерал.
        Майор за спиной девушки исчез, словно его поглотила лесная чаща, выросшая за несколько лет после опустошения этого лесного массива немцами.
        Вскоре к Лии подбежала женщина в белом халате и опустила ее руку вниз, освобождая место для осмотра.
        - Осколочное? Спросила она, глядя на алые бинты.
        - Да, - устало произнесла девушка.
        - Кто осматривал рану?
        - Профессор Лебедев. Около часа назад.
        - Павел Викентьевич? И он вас отпустил?
        - Мы сошлись на мнении, что мне лучше выйти в дверь, чем через окно… Я пообещала, что перевязку мне будут делать не реже, чем раз в три дня. Кажется, придется чаще. - Лия посмотрела на майора, застывшего в нескольких метрах за спиной улыбающегося врача.
        - Вам нужно вернуться в медсанбат. Сейчас же, товарищ лейтенант!
        - Вы шутите? - Лия подошла к дереву и вытащила из него свой нож раненной рукой, после чего опять забросила его в сапог. Ни один мускул на ее лице не дрогнул. Боли уже не было.
        Когда она подняла голову, то увидела, что генерал и его подчиненные все еще стоят на месте.
        "Почему это не сон… Простой страшный сон?" - Лия выпрямилась по стойке смирно.
        - Как вы минули дозорных, лейтенант?
        - Прошла мимо них, товарищ полковник! Ничего особенного…
        - Ничего особенного? Это лучшие разведчики в дивизии. Ни одного провала. У них приказ охранять штаб и его гостей!
        - Я с ними разберусь, товарищ полковник! Разрешите идти!
        - Разберетесь? Да я сам с вами сейчас разберусь! - он повернулся к майору. - Будь это фриц, Еремин, вы были бы уже мертвы, и моргнуть не успели бы. Он разберется! Разведчики…
        5
        - Товарищ полковник, разрешите обратиться! - Лия приставила пальцы правой руки к виску.
        - Разрешаю. Что у вас? - девушка стащила гимнастерку с ветки и, достав из внутреннего кармана конверт, протянула вперед…
        Полковник вскрыл конверт и пробежался по строчкам текста.
        Над головой опять заревело. Мессер.
        - Значит, будете воевать вместе с ним, - полковник кивнул головой в сторону скрывшегося майора, - под его командованием.
        Он стал засовывать конверт себе в карман.
        Лия посмотрела на свое окровавленное плечо.
        - Хватка у него еще та…
        Девушка услышала смех.
        Генерал смеялся.
        "Опять я веду беседу сама с тобой вслух. Нужно следить за своей речью, пока меня в психлечебницу не поместили. Или, как ее называют?"
        Генерал забрал у полковника письмо и прочитал…
        - Разрешите идти, товарищ генерал?
        Его брови приподнялись. Он пристально посмотрел на девушку.
        - Снайпер с ранением в плечо не лучше ребенка с палкой в руках. Не так ли, старший лейтенант? И из чего вы стрелять будете, где ваше оружие?
        Все ждали.
        - Снарядом разорвало… Когда меня отбросило в сторону от воронки после взрыва.
        Повисла пауза.
        - Вы легко отделались, лейтенант, - глаза генерала стали по-отцовски добрыми.
        - Разрешите продемонстрировать?
        - Что, продемонстрировать?
        - То, как я буду стрелять, товарищ генерал!
        Генерал кивнул.
        - Можно винтовку? - обратилась Лия к майору, вынырнувшему из леса с солдатом.
        - Никольский! Винтовку…
        Разведчик снял с плеча оружие и протянул его девушке, с сожалением глядя на ее окровавленное плечо.
        - Как меня эта сволочь достала, - прошипела Лия, майор в недоумении на нее посмотрел. - Целый час все летает, все что-то вынюхивает…
        Она взяла винтовку и выстрелила, почти не целясь, в небо, представив, что пуля проникает через обшивку самолета, попадает в бак с горючим, где вспыхивает искра…
        Под низкими облаками раздался взрыв и загремел черный салют. Части дымящегося фюзеляжа полетели на поле, куда-то за лес…
        Лия вернула оружие солдату.
        - Разрешите идти, товарищ генерал!
        - Идите.
        6
        Загнутая медицинская игла раз за разом проникала в тело, но Лия ощущала лишь легкое пощипывание.
        - Я еще ни разу не видела, чтобы кто-нибудь, вот так запросто из винтовки, мог сбить самолет.
        Лия не ответила. Не могла.
        "Я только что убила человека. Я зажарила его в собственной кабине как в духовке…" - тошнота подступила к горлу.
        Лия зажала рот раненой рукой и, выхватив из рук врача медицинскую иглу, выбежала на улицу…
        Та вышла следом.
        - Такое часто случается? - спросила она, глядя на побледневшую девушку, и помогла ей сесть на стул в санчасти.
        - За последний часа два уже второй раз, - она вспомнила поле, поросшее бурьяном и… руку…
        - После взрыва?
        - Да… Я знаю. Это контузия… Но она ведь пройдет?
        - Может и пройдет, а может… - она обернулась, услышав, как кто-то зашел.
        На пороге стоял все тот же назойливый майор. Он снял фуражку и поздоровался с медсестрами.
        Майор приблизился к операционному столу, рядом с которым сидела Лия. Врач продолжала сшивать рваные края человеческой плоти, удаляя остатки старых нитей.
        На столе лежало несколько медицинских инструментов.
        Кроме Лии раненых больше не было.
        - Как рука? - спросил майор.
        "Слишком молод, чтобы быть им. Да и я, тоже", - она закрыла глаза, не в силах больше сдерживать тошноту, подступившую к горлу.
        - Сами видите, товарищ майор! Ей в госпиталь нужно! Подлечится недели две, а тогда хоть танцевать.
        - Я не люблю танцевать. Мне нравится шить, - прошептала Лия, не открывая глаза.
        - Вот, что! Отправляйтесь-ка вы обратно лечиться!
        Лия положила здоровую руку себе на шею и представила, что противное ощущение внутри исчезает.
        - Я никуда не поеду, товарищ майор! - произнесла она, наконец, открыв глаза.
        - Это не предложение, а приказ старшего по званию! - его голос стал жеще.
        "Обиделся", - догадалась девушка.
        - Так точно, товарищ старший по званию! - Лия замялась. - Так точно, товарищ майор! - и приставила к правому виску кончики пальцев уже перебинтованной руки.
        Врач улыбнулась.
        - Отставить, лейтенант! Что вы тут за цирк устроили? - его глаза сверкали.
        - Я ведь все равно сбегу оттуда, товарищ майор, там же скука… - девушка с мольбой на него посмотрела.
        - А здесь значит весело?
        Тошнота опять начала подступать к горлу. Лия помедлила с ответом.
        - Никак нет, товарищ майор! Но, у вас людей и так не хватает…
        Он неодобрительно посмотрел на врача.
        - Уже рассказали?
        Лия тоже взглянула на врача.
        - О чем мне должны были рассказать?
        Никто не ответил.
        Лия надела гимнастерку и встала, застегивая ремень.
        Майор вышел на улицу и пошел по узкой тропинке. Девушка последовала за ним.
        - Здравия желаю, товарищ майор! - проговорил часовой.
        Лия шла, молча, пытаясь унять тошноту.
        - Сколько, товарищ майор? - спросила она, поравнявшись с ним.
        - Почти все, - проговорил он и ускорил шаг.
        В нескольких десятках метров от штаба, майор начал спускаться под землю. Девушка последовала за ним в землянку.
        - Здравия желаем, товарищ майор!
        - Вольно. Значит так, разведчики. Принимайте нового командира.
        - Здравия желаем, товарищ старший лейтенант! - прозвучали два голоса.
        Майор обвел взглядом закопченную землянку.
        - Зайдете потом ко мне, лейтенант.
        Он вышел.
        - Вольно! - Лия посмотрела на самодельный стол, на котором лежали карты. - Давайте знакомится! Лия Александровна Руденко.
        Девушка посмотрела на двух сержантов. Ее ровесники. У одного на правой щеке краснел свежий шрам.
        "Задело пулей, наверное, - черные, как смоль волосы упали на лоб, прикрывая карие глаза солдата, похожие на бездонный колодец, в котором легко утонуть, только падать больно. - Ненависть. Он еще не остыл… Его лучше не трогать. Пока что…"
        - Николай Меджамбиев! - отрапортовал он.
        Второй знакомый сержант был ростом ниже смуглого брюнета. Его кожа была светлой, как и голубые глаза.
        "Грузин и русский. Гремучая смесь в будущем. Как они уживаются здесь вместе? Похоже, неплохо…"
        - Алексей Никольский, товарищ лейтенант! Вы присаживайтесь, - он вытер полотенцем и пододвинул ближе к девушке самодельный стул.
        - Спасибо. - Лия села. - Продолжайте играть.
        Меджамбиев сел на свое место у, тускло освещающей землянку, коптившей лампадки.
        Никольский освободил другой стул и сел напротив.
        Лия оказалась между ними.
        - Сейчас я сдаю! - пробурчал грузин, забирая из рук товарища карты.
        - Ты только что сдавал! Сейчас моя очередь!
        - Ничего подобного. Я продолжаю! Значит, я сдаю…
        Лия не выдержала.
        - Отставить! Разведчики, а ведете себя как малые дети! - она встала и прошла к портрету Сталина на стене землянки.
        Скулы Меджамбиев задергались, как от нервного тика, он начал вскипать. Никольский положил перед ним карты.
        - Сдавай! - сказал он и откинулся на спинку стула.
        Простодушие Никольского могло обезоружить кого угодно. Меджамбиев сдался…
        - Где остальные? - Лия махнула головой в сторону пустых деревянных двухъярусных самодельных кроватей, стоящих у стен с просыпающимся через тонкие осевшие бревна песком. Никто не ответил. За столом перестали играть. - Сколько вас всего было?
        - Семеро, - ответил русоволосый парень, вытирая тыльной стороной ладони пот, выступивший на лбу. - Жарко, как в печи, - добавил он.
        Карты Меджамбиева рассыпались по столу.
        - Мы только вдвоем и остались, да еще Мишка Славин, - сказал он сквозь зубы.
        Лия подошла к столу и посмотрела ему в глаза.
        - Где он?
        - В госпитале… Пуля в живот попала.
        - Ясно! - ей стало душно и захотелось выйти наверх, вдохнуть свежего вечернего воздуха.
        Меджамбиев сцепил запястья и процедил сквозь зубы:
        - На засаду нарвались… Лейтенанта Кромина сразу. В сердце… Левушкина Ваську и Смирнова Гришку гранатой… Валехину Костю овчарка в ногу вцепилась, и он… остался…
        Наступила мучительная тишина.
        - Завтра начинаем подготовку… А сейчас, отдыхайте! - Лия вышла на улицу. Часового не было.
        Она прошла по узкой тропинке, петляющей между толстыми деревьями, и свернула в сторону, пройдя еще несколько десятков метров, она остановилась на маленькой лесной проталине. Над головой сверкали звезды. Полная луна освещала все мельчайшие детали поляны.
        Лия села на ствол старого, поваленного дерева и закрыла лицо руками. Слез не было.
        "Как они тут живут, Туника? Разве это жизнь? Бояться каждого куста, каждого шороха? Они же… - ткань начала все ближе и ближе прижиматься к телу, и на минуту Лии показалось, что ничто больше не может помешать ей вернуться домой и лечь в теплую ванну… - Только зря силы трачу! - она вновь закрыла глаза. - Помоги мне уснуть на несколько минут. Я хочу отдохнуть".
        Сон поглотил очень быстро. Когда девушка вновь открыла глаза, ей показалось, что она всего лишь моргнула.
        "Спасибо. Я чувствую себя намного лучше", - Лия встала и чуть не упала, зацепившись за корягу.
        - Вот только голова. Опять! - ткань фуражки начала массировать виски и затылок. - Мне пора.
        - С кем вы разговариваете, лейтенант? - знакомый голос майора за спиной ее немного озадачил.
        - Никак нет, товарищ майор!
        - Я доверяю своему слуху, лейтенант, и слышал, как вы с кем-то шептались, - его настойчивый голос зазвучал слишком близко…
        - Если я вам скажу, что только что я разговаривала со своей формой, гипотетически, или разговаривала сама с собой, какой вариант вы предпочтете выбрать?
        Майор остановился в шаге от Лии.
        - Я предпочту выбрать второй - пугает меньше. Хотя они оба очень странные. Второй можно объяснить усталостью, а вот первый… Я выбираю второй, - он задумался.
        - Как вы меня нашли, товарищ майор?
        - Неужели вы думаете, что это было тяжело, Лия?
        Девушка молчала.
        - Я зашел в землянку к вашим бойцам - оказалось вы уже ушли, и довольно давно.
        - Давно? - Лия застонала. - Я, наверное, уснула здесь!
        - Затем я спросил у часового, он сказал, что видел, как вы свернули с тропинки…
        - И долго вы здесь стоите?
        - Довольно долго.
        - Почему вы меня не разбудили?
        - А следовало? Вы так сладко спали, что я…
        Воцарилась неловкая пауза.
        - Где мое место?
        - В землянке с врачом… Она недалеко от той, где вам делали перевязку… Извините…
        - Я тоже хороша! До меня только сейчас дошло, что я держала руку на уровне кобуры. - Лия засмеялась. Она не просто улыбалась, а громко смеялась. Эхо ее голоса разнеслось по лесу. Она попыталась успокоиться.
        Майор молчал.
        - Это нервное, - произнес он, снимая с козырька девушки упавшую ветку.
        - Да вы, наверное, правы, товарищ майор. - Лия замолчала.
        - Я ведь вас чуть не убил.
        Девушка подавила смешок.
        - По-моему это я приставила вам нож к горлу и чуть не убила.
        - Я на секунду было подумал, что ошибся… Почти поверил, что вы диверсант. Какой же из меня тогда начальник разведки?
        - Разве я похожа на диверсанта? - девушка сделала шаг назад.
        - Нет. И только по этому я заломил вам руку за спину… Не знал, что у вас ранение…
        - А на кого я похожа, товарищ майор?
        Майор сделал шаг вперед.
        - Вы точно русская. Таких диверсантов не бывает!
        - Вообще-то, я белоруска… Я в Минске родилась.
        - А я из Подмосковья…
        Затрещала ветка дерева. Свистнула птица и сорвалась с места…
        - Уже поздно. Завтра рано вставать… Можем считать, что мы поговорили! Задание получите утром.
        - Разрешите идти, товарищ майор? - в ее голосе послышался скрежет железа.
        - Идите, лейтенант.
        Лия резко развернулась и шагнула через бревно. Она зацепилась за него тяжелым сапогом и полетела вниз.
        Земля приближалась очень быстро. Девушка закрыла глаза.
        Когда она открыла их вновь, то увидела перед своим лицом торчащий сук, над которым она парит в воздухе, всего в нескольких сантиметрах.
        - Поставьте меня, пожалуйста, на землю, - попросила она тихо.
        - Ну, вы, и разведчик! - произнес майор. Лия взялась за голову руками. - С завтрашнего дня я отправляю вас в госпиталь. Лечиться!
        - Я туда не поеду! - она опустила руки вниз.
        - Это приказ. А приказы, не обсуждаются!
        - Изволите выполнять?
        - Что выполнять?
        - Уже сейчас идти в госпиталь. За несколько дней доберусь, если конечно в траншею не упаду. - Лия злилась.
        - Что вы себе позволяете, лейтенант!
        Девушка опустила глаза.
        - Извините, товарищ майор… Я сегодня весь день говорю не то, что…
        - Вы сегодня что-нибудь ели?
        - Что?
        Майор подошел вплотную к дереву, около которого поставил Лию. Она все еще держалась рукой за шершавый ствол.
        - Вот черт! Когда вы последний раз ели? - он прикоснулся к еще сильнее побелевшему в лунном свете лицу девушки.
        В тишине прогремел выстрел…
        Рука майора, на минуту замерев на ее щеке, бессильно упала…
        - Не-е-е-е-е-е-е-е-т! - Лия сползла вниз по стволу дерева.
        Он лежал у нее ног, пытаясь что-то сказать, При каждом новом выдохе через губы стекала бурлящая жидкость.
        Кровь.
        Лия бережно взяла голову майора и положила ее себе на колени, с нежностью гладя волосы.
        "Помоги мне, Туника!" - девушка положила свои руки ему на лоб… Майор пытался что-то сказать, но, быстро заполняющая рот, кровь мешала.
        Лия наклонила голову и почти коснулась своим ухом его губ.
        - …я тебя только нашел! - выдохнул он… и замолчал. Его тело замерло.
        По щекам стекали слезы, но Лия не обращала на них внимание.
        - Я очень хочу домой, - прошептала она, обнимая безжизненное тело. Ей никто не ответил, сорвав золотую звезду, ставшую в лунном свете серебряной, она положила ее окровавленными руками в карман на груди майора и закрыла глаза.
        Раздался еще один выстрел…
        7
        Леденящий холод проникал в тело, окутывал как смертельный туман. Лия открыла глаза…
        Она дома.
        Холодная плитка в ванной обжигала ступни. Девушка включила кран с горячей водой и погрузилась в пену…
        Помп заскулил за дверью. Лия встала и надела халат.
        - Прости, малыш. Я совсем про тебя забыла. - сказала она и насыпала в его посуду собачий корм.
        Девушка высушила волосы и уложила их крупными пушистыми локонами.
        Она спустилась в лифте вниз и вышла на улицу. Темнота вокруг напомнила картины из страшного видения.
        Лия завела машину и выехала на минскую кольцевую дорогу, где набрала знакомый телефонный номер.
        - Привет, - раздалось в трубке.
        - Привет.
        - Я ждал твоего звонка.
        - Прости, что я так долго.
        - Это ты меня прости.
        - За что?
        - За то, что оставил тебя надолго.
        - И ты меня прости за… - она замолчала.
        - За что.
        - За то, что я была слепа.
        Машина выехала за пределы города.
        - Ты, где?
        - А какой вариант… ты выберешь, первый или второй?
        - Второй…
        - Я буду ждать тебя там, где мы… расстались.
        - Я скоро буду.
        - Только недолго…
        - Ты - очень устала?
        - Да.
        - Я скоро…
        Лия бросила телефон на заднее сидение.
        Через два часа она свернула на проселочную дорогу. Проехав несколько километров, она остановилась и вышла из машины.
        В небе светила полная Луна. Сияли звезды. Лия пошла по тропинке ведущей в гору и остановилась через десяток минут у осыпавшейся и поросшей бурьяном траншеи, затерявшейся среди столетних дубов.
        "Раньше ее здесь не было. Появилась после…" - Лия перепрыгнула через ров и направилась в чащу леса.
        Через несколько минут она вышла на поляну. В ее центре стоял освещенный луной памятник с темно-красной звездой… Девушка села радом с ним на землю.
        - Нис… спасибо! Знаешь, ты стала более человечна, чем была раньше я… Спасибо, что напомнила… Прости… Я хочу забрать ее обратно. - она положила руку на могилу. Живые нити начали медленно прорывать землю…
        8
        - Спасибо. Я чувствую себя намного лучше! - Лия открыла глаза. Она встала и чуть не упала, зацепившись за корягу. - Вот только голова. Опять…
        - С кем ты разговариваешь? - произнес знакомый голос за спиной.
        - Ничего подобного!
        - Я верю своему слуху, Лия, и слышал, как ты с кем-то шепталась! - настойчивый голос зазвучал слишком близко.
        - Если я тебе скажу, что я только что разговаривала со своей одеждой, гипотетически, или разговаривала сама с собой, какой вариант ты выберешь?
        - Я уже выбрал… Второй. Помнишь?
        - Помню… Как ты меня нашел?
        - Неужели ты думаешь, что это было тяжело, Лия? - он сделал шаг вперед - затрещала под ногой ветка.
        - Я подумала, что ты поехал в офис.
        - Разве все время там была ты?
        Девушка молчала.
        - Я, наверное, уснула. Долго ты здесь стоишь?
        - Довольно долго.
        - Почему ты меня не разбудил?
        - А следовало? Ты так сладко спала, что я не смог…
        - Где мое место? - она сделала шаг вперед.
        - Ты же всегда знала это, Лия.
        - Где мое место? - она посмотрела ему в глаза
        - Рядом со мной… Прости. Мне следовало тебе все рассказать раньше…
        - Я тоже хороша! Я только сейчас поняла. - Лия засмеялась. Она не просто улыбалась, а громко смеялась. Эхо ее голоса разнеслось по лесу.
        - Это нервное, - произнес он, снимая с волос девушки упавшую ветку.
        - Да, ты наверное, прав. Хотя, с чего бы мне это нервничать? - она опять засмеялась.
        Где-то над головой свистнула птица и сорвалась с места.
        Лия шагнула к нему через поваленный ствол. Она зацепилась за корягу носком туфли и полетела вниз.
        Земля приближалась слишком быстро. Девушка закрыла глаза…
        Когда она открыла их вновь, то увидела перед своим лицом торчащий сук, над которым ее лицо парит в воздухе.
        - Поставь меня, пожалуйста, на землю, - попросила она тихо.
        - Ты - опять? - голос смеялся. - Ты неисправима! С завтрашнего дня ты поедешь отдыхать!
        - Нет! Я никуда не поеду! - она опустила руки вниз.
        - Это решение Совета директоров!
        - Да? - Лия уставилась на ствол дерева. - А кто этот… кто этот Совет организовал в час ночи?
        Он подошел вплотную к дереву, около которого поставил девушку.
        - Когда ты последний раз ела? - он прикоснулся к еще сильнее побелевшему в лунном свете лицу Лии. Ее сердце сжалось.
        Тишина…
        Она с нежностью провела ладонью по его волосам.
        - Я не хочу тебя терять дважды, Алекс, - прошептала Лия. - И, это твое, - она положила в карман на его груди сверкавшую серебром золотую звезду.
        - … я тебя снова нашел! - выдохнул он. - И больше никогда не отпущу. Прости…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к