Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Радион Екатерина: " Метка Черной Розы " - читать онлайн

Сохранить .
Метка черной розы Екатерина Артуровна Радион

        «Метка черной розы»  - фантастический роман Екатерины Радион, жанр любовное фэнтези.

        Порой одна ошибка переворачивает жизнь. А сходство с благородной особой и вовсе сулит лишь неприятности. Получив вместо госпожи приглашение на отбор и магическую метку, Амала вынуждена отправиться к тому, чье имя боятся произносить.

        Выйти замуж? Стать лучшей на отборе? Ох, тут бы выжить!

        Екатерина Радион
        Метка черной розы

        Глава 1

        Амала растянулась на постели и довольно заурчала. Хороший выдался день: и сладкого объелась, и с сестрой подурачились, да еще вроде и никто не обиделся. Красота. Сейчас Неррита явится после приветствия вассалов, и можно будет еще немного подурить…
        Из сладких размышлений девушку вырвал звук разбившегося стекла. Резко сев в постели, она потянулась к кинжалу, лежащему на тумбочке.
        «Вот права сестренка. Надо оружие держать при себе. Не зря же папочка потратил кучу времени на обучение!»
        Ожидая чего угодно, Ами выглянула из-за балдахина, но не увидела незваного гостя. Только поблескивающие в солнечных лучах неровные осколки, россыпью лежащие на полу.
        - Воды!  - прохрипели откуда-то из-под кровати.
        Испуганно ойкнув, девушка посильнее сжала кинжал. Все-таки не показалось! И окно разбили не камнем.
        - Кто здесь?  - властно спросила она, пытаясь натянуть на себя маску герцогини.
        - Нашел! Я ее нашел!  - все так же хрипя, ответили из-под постели.  - Не бойся, я тебя не убью. И не покалечу. Воды!
        Нахмурившись, Амала свесилась с постели и заглянула под нее. Там копошилась какая-то птица с коричневым оперением. Вроде и на воробья похожа, но слишком крупная. Да и не водятся они рядом с поместьем… И вообще, птицы не разговаривают! А значит, это колдовство. А с колдунами шутки плохи… Не зря же их всех с младенчества забирают и воспитывают в Пансионе.
        Отметив это, Амала проверила, не завалялось ли осколков в домашних туфлях, и пошла к столику с закусками. Сестрица Нерра любила заморить червячка ближе к обеду в комнате, и сейчас расторопные слуги уже приготовили ей целый поднос лакомств. Налив в блюдечко воды, Ами вернулась к постели.
        - Вылезай давай. Я пить принесла,  - позвала неожиданного гостя Амала.
        Из окна дуло, и девушка схватила с постели шаль, зябко в нее закутавшись. Но откуда летним днем прохладный ветер? Ведь когда надо, не дождешься! Отметив про себя эту странность, Ами принялась выманивать птицу.
        - Иди сюда, чудище колдовское. И откуда ты на мою голову взялся?  - ворчала она под нос, постукивая ноготком по блюдцу.
        Цокая когтями и помогая себе крыльями, птица выбралась из-под постели и принялась жадно пить, временами широко раскрывая огромную розовую пасть.
        «И где Семизвездные прятали такое нелепое создание?»  - с любопытством подумала Ами, разглядывая ярко-желтые белки глаз гостя.
        - Ой, я же самое главное забыл!  - с криком птица подлетела к Амале и болезненно клюнула ее в предплечье.
        - Какого?! Ты что творишь?  - недовольно зашипела девушка, потирая ноющее место.
        - Его Темнейшество, Владыка Топей, Исток Ночи Линэр Первый отправил меня передать леди Неррите приглашение на отбор невест.
        Птица встала перед ней, вытянулась, став похожей на сук засохшего дерева. Только два выпученных желтых глаза и выделялись. Темные зрачки разного размера придавали птице вид лихой и придурковатый. Амала даже забыла о ноющей руке и невольно прыснула в кулачок. Пожалуй, она не отказалась бы от такой птицы - на потеху публике выставлять самое оно. Впрочем, смех скоро перерос в нервное хихиканье, стоило только вспомнить, к кому ее пригласили!
        - Вы стали одной из претенденток на его руку и сердце. Спешу уведомить, что отказаться от участия в отборе нельзя. Точнее, можно, но после этого вы не проживете и суток. Поэтому настоятельно прошу принять приглашение моего господина. Вы должны прибыть в его замок не позднее третьего дня второго месяца лета сего года. Надеюсь на ваше сотрудничество, леди Нерра.
        По спине Амалы пробежал нехороший холодок. Это ж надо было так вляпаться! Именем Линэра Первого пугали детей, его старались не упоминать всуе. Еще бы, один из немногих злых колдунов! Впрочем, остальным до него далеко. Поработить и превратить в гибельные земли целое королевство - это надо уметь! И к этому чудовищу надо прибыть в течение двух суток. И как это сделать?!
        - Леди Нерра, советую вам поторопиться,  - напомнила о себе птица.
        - А ты что вообще такое?  - спросила Ами, пытаясь выгадать время.
        Ее взгляд лихорадочно метался по комнате. Нужно срочно рассказать Леди и Лорду о случившемся, да еще и сестрицу предупредить, чтобы не ляпнула случайно чего лишнего. Приметив в углу пустую клетку для канарейки, Амала улыбнулась. У нее появился план.
        - Я помощник Его Величества. Ауро! И требую к себе соответствующего уважения,  - птица важно распушила перья.  - Я из рода исполинских козодоев. Это вам не жалкие совы! Я посол Его Темнейшества!
        - Ага!  - выкрикнула Ами, резким движением хватая незваного гостя.
        - Пусти, пусти! Задушишь же!  - заверещал Ауро, пытаясь вырваться.
        Но куда маленькой птичке тягаться с человеком. Амала уверенным движением запихнула его в клетку и закрыла дверцу. Подумав, для надежности она сорвала штору и накинула ее на клетку.
        - Безобразие! Кто так ведет себя с послом?! Никакого уважения! Караул! Убивают!  - истошные крики и хлопанье крыльев доносились из клетки.
        - Никто тебя не убивает. Мне надо собраться. А ты посторонний!  - шикнула на незваного гостя Ами, силясь успокоиться.
        Руки предательски тряслись, стук сердца, казалось, заглушал все остальные звуки. И это ведь только начало! Дальше будет хуже, чем ближе к темному властелину, тем больше опасностей! Надо как-то собраться и не ударить в грязь лицом, а то мало ли, как это воспримет Его Темнейшество.
        - На сборы у вас три часа,  - неожиданно спокойным голосом ответил птиц, прекратив громить клетку.  - Вас заберет призрачная карета. Вы не сможете быстро добраться до Таулена своими средствами, а время Его Темнейшества бесценно.
        - Ага,  - отмахнулась Амала, отмечая, что левое предплечье как-то неприятно покалывает, словно она в крапиву залезла.
        Дверь в комнату распахнулась, и из коридора появилась довольная Нерра. Ами показалось, что у нее сердце из груди выпрыгнет. Только ее для полного счастья не хватало! Нерра замерла на пороге, удивленно поглядывая на окно, оставшееся без одного из полотнищ.
        - А, вот и ты,  - улыбнулась Ами, вспоминая кодовую фразу.  - Я слышала, на кухню привезли морковку из Ауталии. Сходи и добудь, быстро!
        Хорошо, что птица не могла видеть ее перекошенное от ужаса лицо. Кажется, левый глаз неприятно дергался, но Ами старалась не обращать на это внимания. Оставалось надеяться еще и на то, что со знанием географии у него проблемы. Судя по тому, как Ауро верещал, он явно не очень-то умный. На севере не выращивают морковку.
        Нерра с прищуром посмотрела на молочную сестру, коротко кивнула, сделала книксен:
        - Да, моя леди. Будет исполнено,  - и побежала прочь от комнаты.
        «Хвала Семизвездным! У нее хватило ума убежать,  - с облегчением подумала Амала.  - Хоть эта дурочка не попадется. Боги праведные, да мне-то за что? За то, что до девятнадцати лет каталась как сыр в масле? Что ж… заплатить по счетам не так уж и страшно».
        Врать самой себе не получалось. Страшно и даже очень. Вот только поддаваться ужасу не стоило. Резким движением открыв шкаф, Ами с грустной улыбкой посмотрела на разноцветные платья Нерры. Когда-то она хотела себе такой же большой гардероб. Нет, конечно, ее не обделяли, но до разнообразия нарядов единственной дочери герцогов Линтрейских Ами было ох как далеко!
        - Не затягивайте, леди Нерра. У вас не так много времени. Не забудьте попрощаться с родителями, а то мало ли…  - посоветовал из клетки козодой.
        - «Мало ли» что?  - недовольно переспросила Амала.
        Она понимала, что визит к Его Темнейшеству ничем хорошим не грозит. Чего ждать от того, кто ест младенцев на завтрак? Как минимум, армии скелетов в шкафу за семью печатями. Вряд ли кто-то действительно может совершать такие зверства, но как минимум то, что ни один путник, решивший посетить Таулен, не возвращался, настораживало. Да и гостей оттуда не было видно еще задолго до ее рождения… Это ж как надо держать в узде народ, чтобы никто и дернуться не смел!
        - Ну, а вдруг вы умрете? Отбор - это вам не детские игры.
        - Прекрасно…  - буркнула под нос Ами, снимая с вешалок те платья, которые ей всегда нравились.
        Они с Неррой были как две капли воды, а значит то, что шло молочной сестре, должно хорошо смотреться и на ней. Робкая надежда, что из этой передряги удастся выбраться живьем, таяла, словно мороженое во рту, только вместо приятной сладости внутри оставалась едкая горечь.
        «Ну, уж нет! Выше нос! Ты не одна такая счастливица. Значит, вместе можно будет придумать план! Конечно же, вы все вместе справитесь. Плевать! Кто захочет стать женой этого чудовища? Да только самоубийца. Вряд ли остальные невесты будут поголовно дурами без чувства самосохранения. Значит, все можно решить! А… а если нет, то ты спасешь Нерру. Это тоже хорошее решение».
        Пытаясь отвлечься в собственных мыслях, Амала бережно укладывала платья в дорожную сумку. Дорогая ткань приятно ласкала ладони, словно пыталась подарить утешение. Но вместо спокойствия внутри вила гнездо тоска. Взгляд невольно перебирался из шкафа на изящные столики и кресла, роскошные бархатные шторы, милые статуэтки, теснящиеся на полках… Еще не покинув дом, Ами начала скучать.
        Последним в сумку полетело простое домашнее платье из нежно-розового льна. Оно должно хорошо подойти на случай, если в отборе вдруг появится какое-нибудь бытовое задание. Не в бархате же полы драить? Да и цвет хорош к лицу. Амала даже покрутилась с платьем в руках перед зеркалом, на мгновение забыв о том, кто желает видеть ее невестой. У нее было такое же, но более заношенное. Наряд навевал приятные воспоминания. С усмешкой подняв волосы вверх, Амала приосанилась, представляя себя самой настоящей леди.
        - Сиди здесь. И только попробуй пикнуть, болтливая птица, на суп пущу,  - пригрозила Амала, выходя из комнаты.
        Ноги тряслись, она не знала, что ей делать. Попрощаться с матушкой? Но тогда она подставит Нерру. Кто знает, а вдруг их обеих потащат на отбор? А если только сестрицу? Ни тот, ни другой вариант не устраивали Ами.
        Расправив плечи, она уверенно пошла в сторону главного зала. Пожалуй, хуже времени для прощания с «родителями» не придумаешь. Обычно в первый и второй день каждого месяца принимали всяких мелких дворян с их ничтожными просьбами. По крайней мере, Нерра отзывалась о подобных собраниях именно так и никак иначе. Ами же неуверенно замерла перед дверью. Как должна выглядеть леди, которая отправляется на отбор? Счастливой или грустной? Как бы повела себя Нерра?
        - Моя Леди, что-то случилось?  - услужливо спросил кто-то из слуг.
        Ами обернулась и попыталась выдавить из себя улыбку. Плечо вновь обожгло болью, и на лице застыла неприятная гримаса.
        - Мне надо поговорить с родителями,  - уверенно ответила Амала, чувствуя, как из-за вранья алеют щеки.
        «А ну, соберись! Вы одинаковые. Воспитывали вас одинаково, только Нерра вышла избалованная и требовательная, а ты… это ты. Вас даже слуги путают! Да и родители не всегда отличают. Тысяча проклятий! А как они узнают, что настоящая Нерра остается дома и с ней все в порядке?»
        Сердце заколотилось в груди, и Ами пропустила начало фразы.
        - … после виконта Ирто.
        - Ага,  - кивнула Амала и неожиданно даже для самой себя толкнула тяжелую дубовую дверь.
        В мрачный коридор прорвалась полоса света, в которой тут же принялись резвиться пылинки. Тот самый виконт недовольно пробуравил девушку взглядом, но промолчал, наблюдая за тем, как она вальяжно вплывает в зал, не дождавшись выхода предыдущего просителя.
        - Боюсь, я вынужден вам отказать. Я не могу отдать вам руку моей дочери,  - устало, словно повторял это уже не один десяток раз, ответил герцог Эрин.
        Сидящая по левую руку от него герцогиня Мельтина бросила короткий взгляд на Амалу и едва заметно нахмурилась.
        Ами скользнула взглядом по «родителям» и с удивлением посмотрела на стоящего перед ними мужчину. Пожалуй, Нерра бы запищала от восторга. Молодой, с выбритым до зеркального блеска волевым подбородком, изящным аристократическим носом, бездонными синими глазами и светлыми волосами, небрежно собранными в хвост лентой в цвет радужки, незнакомец смотрел на всех с высоты около двух метров.
        «Да уж, хорош, чего уж тут скажешь. Но не судим по внешности, судим по делам»,  - одернула себя Ами, сделала книксен и хотела прервать беседу, но незнакомец не дал ей и шанса.
        - Мой лорд, моя леди, может быть, спросим у вашей дочери? В конце концов, она живой человек и вправе сама решать, с кем вступать в брак!  - чуть ли не выкрикнул юноша, пронзая Амалу острыми горячими взглядами, от которых было не по себе.
        - Неррита моя дочь. И только мне решать ее судьбу!  - грозно выкрикнул герцог Эрин.
        - Отец… боюсь, нужды для этого спора нет.
        «Мать» недовольно посмотрела на Ами, едва заметно покачала головой с копной огненно-рыжих волос, но не проронила ни слова. Как истинная леди, она молчала, когда говорили мужчины.
        - Отец, мне выпала невероятная честь!  - с плохо скрываемым сарказмом начала Ами.  - Я приглашена на отбор. Отбор невест,  - на всякий случай уточнила, медленно стягивая перчатки и демонстрируя метку на предплечье,  - Его Темнейшества, Владыки Топей, Истока Ночи Линэра Первого. Поэтому я пришла попрощаться.
        Неизвестный юноша впился в нее взглядом, словно она предстала перед ним в неглиже. Впрочем, это не помешало ему недовольно хмуриться. Ами демонстративно помахала оголенной ладонью, которую росчерком уродовал широкий белесый шрам.
        В горле встал ком. Дороги назад не осталось, только вперед, к неизвестности и жуткому злому королю, которому вдруг понадобилась молодая невеста. Но главное то, что на лице герцога и герцогини отразилось облегчение. Ами даже показалось, что леди Мельтина смотрит на нее с благодарностью.
        В глазах защипало. Амала резко развернулась на каблуках и выбежала из зала приемов. Главное, чтобы Нерра в лучших традициях не начала считать ее врагом народа. Судя по всему, незнакомец был из одобренных сестренкой ухажеров.
        Добравшись до комнаты, Ами громко хлопнула дверью и закрыла ее на засов. Для верности даже пододвинула кресло, чтобы создать возможному преследователю как можно больше препятствий. С этого блондина станется попытаться ее «спасти».
        - Карета от Его Темнейшества прибудет через полчаса,  - подал из клетки голос посол.  - Я думаю, самое время меня выпустить.
        - Расскажи мне о твоем хозяине!

        ХВОСТ ПЕРВЫЙ. ВОЛНИТЕЛЬНЫЕ НОВОСТИ

        Глава 2

        - Я не вправе разглашать ничего о личности Линэра Первого,  - в очередной раз повторил посол, недовольно нахохлившись и поглядывая на Ами большим желтым глазом.
        - Ну, и как мне к нему на отбор ехать?  - недовольно спросила Амала, откинувшись на спинку кресла.  - Или ты хочешь прибыть к хозяину в клетке?
        - А это уже шантаж, леди Неррита. Но я на него все равно не поддамся. Хозяин запретил рассказывать о нем. Вы все должны узнать сами,  - с довольной улыбкой ответил Ауро.
        - Просто замечательно. И что же мне от самого отбора ждать?
        - Сюрприз!  - с довольным смехом ответил птиц.  - Много, много сюрпризов. Я думаю, у Его Темнейшества хорошая фантазия. Вам понравится. А теперь берите свои вещи и выходите на балкон, скоро прибудет ваш транспорт. Вам будет на что посмотреть.
        - Ага. А ты остаешься здесь, раз не хочешь сотрудничать.
        Птиц недовольно нахохлился, а потом взмахнул крыльями и пролетел через прутья. Амала тут же почувствовала себя полной дурой. Получалось, что Ауро мог вырваться на свободу в любой момент, но играл с ней? Вот говорила ей матушка держаться подальше от колдунов и их шуточек… Права была. Покачав головой, Ами строго посмотрела на козодоя.
        - Ты ведь понимаешь, что не я одна буду на отборе?  - решила она пойти на хитрость, приподнимая в руках саквояж.
        Он оказался чересчур тяжелым. Почему, когда складываешь что-то, то кажется, что взял с собой всего ничего, а как нести, то чувство, что целое поместье тащишь на собственном горбу.
        - Да. Кроме вас будет еще шесть девушек, может быть, больше, если повезет,  - гордо ответил птиц, усаживаясь на массивную бронзовую раму зеркала.
        - А почему семь?
        - Шесть,  - тут же поправил ее Ауро, важно вытянув голову вверх.
        - Со мной получается семь. Почему столько? Вот только не надо начинать песню о том, что только семерых достойных стать женой Его Темнейшества вы смогли отыскать во всем мире,  - фыркнула Ами, опустила саквояж на пол и принялась перебирать вещи, чтобы выложить что-нибудь не очень нужное.
        - Похоже, одна леди плохо учила историю,  - хихикнул козодой, перелетел поближе к Амале, но так, чтобы она не могла до него дотянуться, и продолжил, расхаживая туда-сюда по лакированной столешнице:  - В нашем мире есть семь богов-покровителей. На отборы призывают девушек, которые угодны богам.
        - В смысле?  - нахмурилась Ами.
        Ей только богоизбранности для полного счастья не хватало. Ведь тогда вся ее жертвенность никому не нужна! Сразу вычислят.
        - Считается, что на отборе каждое божество берет под покровительство одну из претенденток. Возможно, Его Темнейшество будет щедр и проведет необходимый ритуал… и вы узнаете, какое из божеств улыбнулось вам. Соответственно, чтобы не обижать никого из Семизвездных, количество невест всегда кратно семи. Все просто.
        - Глупость какая,  - вздохнула Амала, вынимая тяжелое бархатное платье светло-персикового цвета.
        - Традиции. Они часто кажутся нам чем-то несущественным, неважным. Но в них скрывается мудрость предыдущих поколений,  - гордо прокомментировал козодой.  - Отбор - это вам не игрушки, леди Нерра. Это серьезное испытание. Не только для вас, но и для Его Темнейшества.
        Ами улыбнулась. Вот Ауро и разговорился! Остается только тянуть аккуратно за ниточку да разматывать клубочек! Сейчас любая информация на вес золота. Даже такая несущественная, как традиции.
        - И? Что за испытание?
        - Отборы проводили в тяжелые годы, когда одной любви оказывалось недостаточно для того, чтобы поддержать жизнь королевства. В зависимости от страны проводили как отборы невест, которые продолжаются и по сей день, так и отборы женихов. Как вам известно, в отборах участвуют не только принцы и принцессы,  - Ауро покосился на нее желтым взглядом, взлетел на спинку кресла и продолжил, поглядывая на девушку сверху вниз:  - Бывало и так, что семь юношей и семь девушек одновременно участвовали в отборах… а потом бывало и по семь свадеб. Это улучшало взаимоотношения между королевствами.
        - Ясно… договорной брак наоборот. И кто остальные шесть женихов?  - недовольно буркнула Ами, понимая, что в ее ситуации выкрутиться и ускользнуть к какому-нибудь другому мужчине не выйдет. Но надежда все еще теплилась внутри.
        - К сожалению, Его Темнейшество решил не привлекать своих вассалов к участию в отборе. Или к счастью,  - Ауро захохотал.
        От его гогота мурашки волной прокатились по спине, утаскивая за собой сердце в пятки. Ох, не к добру это!
        - Ладно. Что уж тут. Бороться за руку самого темного властелина… так бороться, чего уж там,  - раздраженно буркнула Ами, выкладывая еще одно платье.
        Саквояж стал значительно легче. Оставалось надеяться на то, что выбранной одежды хватит. Ну, а не хватит… пусть Его Темнейшество озаботится гардеробом своих невест.
        - Вы готовы, леди Нерра?  - неожиданно серьезным голосом спросил Ауро.
        - Да, я собралась.
        - Тогда следуйте на балкон. Ваш транспорт подан.
        - Б-балкон?  - удивленно уточнила Амала, недоумевающе смотря на посла.
        - Да. Призрачный экипаж ждет вас. Мы подумали, что так вам будет легче. Без лишних слов прощания. Давайте, торопитесь.
        Спорить не хотелось, Ами подхватила саквояж, накинула на плечи шаль и вышла на широкую террасу, проходившую вдоль всех жилых комнат второго этажа. Стоило ей ступить на мраморные плиты, как от неожиданности Ами выронила свою ношу.
        На дворе стояла самая настоящая ночь! Прошло всего два часа, летом темнеет поздно, но вместо ласкового теплого солнца с неба на нее смотрела голубая луна, рядом с ней перемигивались звезды.
        Все можно было бы принять за морок, если бы не дурманящий запах лилий, которые Нерра попросила развести под ее окном. Распуститься быстро они не могли… или у Его Темнейшества магических сил так много, что и думать страшно! Ами надеялась, что это просто какая-то игра со временем, все-таки задурить голову несколько проще.
        Но самым удивительным было не это! Напротив входа в комнату в воздухе зависла самая настоящая карета! Она светилась мертвенным голубым цветом, а кое-где сквозь нее можно было видеть стоящие поодаль деревья.
        - Ваш транспорт, леди Нерра,  - важно прокомментировал Ауро, выходя из комнаты вслед за ней.  - Вам нравится?
        - Мы… отправимся на этом?  - с сомнением спросила Амала, разглядывая висящее перед ней чудо магии.
        Надо отдать должное, вкус у Его Темнейшества был. На темно-голубом фоне выделялся герб волшебника - темно-синяя роза на щите. Больше никаких излишеств. Разве что крюк для фонаря в форме плети розы с бутоном на конце. Но в целом транспорт напоминал скорее дилижанс, а не средство для передвижения знатной леди. Амале это нравилось. Она даже с усмешкой подумала, что будет меньше привлекать внимание. Хотя куда уж там!
        Саквояж поднялся с пола и пролетел в сторону кареты, заняв законное место сзади.
        - Ауро, а где… лошади? И кучер?
        - Все у…  - птиц закашлялся, словно сказал что-то не то.  - Все улажено Его Темнейшеством. В дороге вас будут сопровождать магические слуги.
        Надежда на то, что вместе с ней поедет кто-то более полезный, чем «господин посол», растаяла, словно сахарная вата.
        - Понятно,  - коротко ответила Ами.  - А это точно не опасно?
        Она боязливо подошла к карете и, зажмурившись, прикоснулась к ней пальцем. Далеко не каждый день тебе темное колдовство являют. А в том, что «призрачное» и «темное», определенно, синонимы, Амала не сомневалась.
        - Совершенно безопасно. Кхм… уж куда безопаснее, чем по дорогам. Я слышал, что на путях к Таулену развелось всякое. А Его Темнейшество обеспокоен здоровьем своих невест.
        - Так что он не выбирает здоровых?  - спросила, скорее, чтобы не молчать, а не ради получения ответа Ами, продолжая разглядывать карету.
        Холодная, куда холоднее привычных деревянных экипажей, словно отлитая из полупрозрачного металла. Амала царапнула карету ногтем и недовольно нахмурилась: действительно прочная. В ее понимании это как-то не очень хорошо сочеталось с полупрозрачностью.
        - Он выбрал. Ваше дело - явиться на отбор, леди Нерра,  - строго ответил Ауро.  - Давайте, забирайтесь. А то я вижу внизу непомерное оживление. Похоже, вас собираются «спасать».
        Ами украдкой посмотрела во двор и увидела того самого блондина, который пытался просить руки ее сестры.
        «Вот только его не хватало для полного счастья!»  - подумала девушка и легко запрыгнула в карету. Ауро влетел следом, дверца закрылась с тихим щелчком, и экипаж плавно покатился вперед, постепенно поднимаясь.
        Спустя несколько минут переживания отошли на второй план. Амала с любопытством смотрела вниз сквозь окошко. Было забавно наблюдать за тем, как блондин грозит ей вслед кулаком. Ох, знал бы он, что с его любимой все в порядке… небось танцевал бы на одной ножке от радости, а герцог и герцогиня в честь невероятного спасения, может быть, и свадьбу бы одобрили. Кто знает, вдруг этот тип подходит Неррите?
        «Ох, храните их, Семизвездные! И меня храните! Я не имею права проиграть».
        Амала смахнула непрошеные слезы. Осознание того, что она все сделала правильно, ни капли не заглушало боль от разлуки с матерью. Они даже не попрощались.
        - Хотите предстать перед Его Темнейшеством в зареванном виде?  - спросил птиц, усаживаясь на жердочке напротив.
        Наткнувшись на него взглядом, Ами улыбнулась. Ей показалось, что Ауро чувствует себя намного свободнее. Конечно, он в родной стихии, под крылышком Его Темнейшества.
        - Не знаю. Наверное, не хочу. Но и заливать бархатные сиденья слезами тоже нехорошо, не так ли?  - с улыбкой задала вопрос Амала, позволив себе забраться с ногами на мягкие подушки.  - Просто… как-то это неожиданно. Я читала про современные отборы. Мне кажется, Его Темнейшество поступает не очень правильно…
        - И в чем же?  - прищурившись, поинтересовался козодой, а потом повернулся одним боком к Амале и вытаращился на нее огромным желтым глазом.
        - Сейчас идет тенденция к тому, чтобы молодые люди сами выбирали себе пару. По любви. Это так прекрасно и романтично… А если уж есть необходимость отбора, то о нем объявляют хотя бы за пару месяцев, чтобы у невест и женихов было время хотя бы познакомиться! А ты… ты мне даже ничего не рассказываешь. Как можно бороться за руку того, о ком знаешь только слухи?
        - У вас будет время познакомиться с Его Темнейшеством. А пока лучше наслаждайтесь полетом. Все-таки даже для невесты мага это редкое удовольствие.
        Покорно прильнув к окну, Ами с восторгом наблюдала за тем, как мир все больше и больше отдаляется, превращается в картинку из детской книжки. Поместье яркой точкой светилось где-то у горизонта, чуть ближе растянулась деревенька, которую вот-вот должны удостоить звания местечка. А в остальном… вокруг простирались хвойные леса, поблескивали реки да озера.
        - Ауро?  - прошептала Амала, глядя на сидящего с закрытыми глазами посла.
        - Да-да?  - тут же встрепенулся птиц, распушил перья и с видом знатного вельможи посмотрел на Ами.
        - А почему ночь? Ты же где-то в районе обеда прилетел. Не могло так быстро время пролететь.
        - Вы не заметили, что проспали несколько часов,  - Ауро демонстративно зевнул, широко раззявив ярко-розовую пасть.  - Вашему телу нужно время на подготовку. На самом деле, вы можете быть и сейчас не совсем готовы, но это уже не важно. Основные процессы завершены.
        По спине в очередной раз за день пробежал нехороший холодок. Судя по всему, козодой был прекрасно осведомлен о происходящем, но информацией делиться не хотел. Хоть кидай его в кипяток да выпытывай!
        - Процессы?  - осторожно спросила Ами, прислушиваясь к своему телу.
        Ничего нового, кроме неприятной ноющей боли в левом предплечье, к которой она успела привыкнуть, не чувствовалось. Значит, что-то более тонкое проделал с ней маг. А птицу надо отвести к ветеринару. Вдруг заразный!
        - Да. Попасть в Таулен не так просто. Только граждане и приглашенные Его Темнейшеством могут пройти. Ваш организм принимал приглашение. Можете сами посмотреть. На левом предплечье.
        Покосившись на козодоя, Амала решила не требовать невозможного, все равно ведь не отвернется, паршивец, явно наблюдает за ней. Аккуратно закатав рукав платья, она замерла. Вот уж что она не ожидала увидеть, так это татуировку!
        - Меня клеймили, как породистую скотину?  - недовольно нахмурилась Ами, кончиками пальцев проводя по изящной черной розе, красовавшейся на ее коже.
        - Зачем сразу так грубо?  - осуждающе спросил козодой.  - Это знак того, что вы под защитой Его Темнейшества. Первый этап отбора вам предстоит проходить без его поддержки, поэтому он решил дать вам это.
        - «Это» смывается?  - без особого энтузиазма уточнила Ами, поняв, что отковырять рисунок просто так не выйдет.
        Позор-то какой! У благородной, ладно, у якобы благородной леди рука расписана, словно у последней искательницы приключений. И ладно бы она знала, что за магию хранит в себе татуировка, так нет же, не просветили!
        - Его Темнейшество может избавить вас от украшения, когда посчитает нужным. Но я бы советовал вам дорожить им.
        - Ага. Я прям вся мечтаю оказаться его спутницей жизни.
        - Я про татуировку, леди Нерра. Поверьте, она не так проста, как кажется.
        - Опять ничего полезного не скажешь, глупая птица?  - с досадой спросила Ами, поправляя рукав.
        Желания разглядывать цветок, который, как ей казалось, словно колыхался на невидимом ветру, не было. Еще с детства Амала решила, что единственной татуировкой, которой она позволит себя украсить, будет брачная, подтверждающая искренность намерений и силу любви. А тут… подарок от темного.
        - Ты кого глупой птицей назвала?  - недовольно нахохлился Ауро, демонстративно повернувшись к ней спиной.
        Впрочем, это не помешало ему продолжать таращиться огромными желтыми глазами. Выглядело это жутковато, особенно если учесть, что козодой практически не моргал.
        - Тебя. Как будто ты не хочешь, чтобы я прошла отбор у твоего господина!
        - А мне все равно! Мое дело - доставить во дворец. А что там дальше будет - то на усмотрение Семизвездных.
        Ами недовольно поджала губы, нервно постукивая носком по полу. Все же относиться к птице, пусть и фамильяру, как к живому человеку, не следовало. У Ауро, похоже, свои интересы. Если быть точнее, у него их нет! Пляшет под дудку темного, а дальше хоть трава не расти. Или что там темных обычно не устраивает? Пусть солнце не встает? Час от часу не легче.
        Предплечье обожгло. Амала недовольно зашипела, погладила его, с трудом удерживаясь от того, чтобы вновь закатать рукав и начать дуть.
        - Болит?  - с наигранным сочувствием поинтересовался козодой.
        - Ага. Беспокоит,  - раздраженно буркнула Ами.
        - Значит, мы уже близко. Готовьтесь, леди Нерра. Скоро вас ждет первое испытание,  - Ауро зашелся жутковатым злобным смехом, раззявив розовую пасть.
        Прикрыв глаза, Амала пыталась успокоиться. Раз все так закрутилось, значит, надо разматывать этот клубок. Выход обязательно найдется!

        ХВОСТ ВТОРОЙ. КЛЕЙМО

        Глава 3

        Карета начала снижаться. Амала вновь прильнула к окну. Небо заволокло тучами, и разглядеть что-нибудь становилось проблематично. Хорошо хоть, транспорт немного светился, едва заметно разгоняя мрак вокруг.
        Хотя лучше бы он этого не делал! Амала невольно поежилась, вглядываясь в покореженные узловатые деревья, словно трава, примятые к земле. Ни одной целой веточки, где-нибудь да поломаны, изуродованы, как будто какой-то вандал посвятил всю свою жизнь издевательству над природой. Листья у деревьев темные, покрытые паршой и белой паутиной. В такой обстановке невольно вспомнишь про огромных пауков, способных сожрать и человека!
        Тем временем карета качнулась, резко накренилась, и Ами скатилась в сторону, неприятно ударившись виском о ручку. Замок щелкнул, дверца открылась… и девушка вывалилась на землю с высоты около полуметра. Карета дернулась, словно собака, стряхивающая воду после купания, захлопнула дверцу и поднялась выше.
        Пока Амала опомнилась, ее и след простыл. Стало темно и холодно. Шаль совсем не спасала положение, в такую погоду впору пришелся бы плащ, желательно, подбитый мехом, но чего нет, того нет. Поплотнее закутавшись, Ами принялась оглядываться.
        Из-под высохшей пожухлой травы просматривалась брусчатка. Отполированные камни чуть поблескивали, когда луна ненадолго показывалась из-за туч. Похоже, она находилась на каком-то заброшенном тракте. Замечательно! Лучше не придумаешь!
        Недовольно фыркнув и топнув каблучком, Амала позвала господина посла.
        - Ауро, где мы?  - капризным тоном спросила девушка, изображая из себя истинную аристократку.
        Вот кому-кому, а Неррите точно не понравилось бы это место. И большой удачей следовало бы считать отсутствие у нее истерики.
        - На месте первого испытания, госпожа Нерра,  - ответил птиц откуда-то из-за спины.
        - Испытания? Что ж… А где остальные невесты?  - недовольно спросила Ами, поворачиваясь на звук.
        Надо отметить, маскировка у козодоя была что надо. Если бы не знала, что он точно где-то рядом, и не приметила бы немного необычно торчащий сук.
        - Это индивидуальный этап. Вы должны преодолеть его в гордом одиночестве,  - Ауро сверкнул глазами, нагоняя еще больше жути.  - В конце концов, вы должны знать, куда попали. А что, если не справитесь?
        - Справлюсь,  - упрямо заявила Амала, понимая, что другого выхода у нее нет.  - Мне нужен свет. И, желательно, карта. Или хотя бы ориентиры. А то высадили непонятно где…
        - У границ Таулена. Только достойные смогут войти,  - прокомментировал птиц.  - Вам нужно идти по дороге, все просто. Думаю, карта не понадобится…
        Ами выгнула бровь, чуть прищурилась. Это он что, издевается над ней? Или у него просто характер такой вредный. В любом случае легче от этого не становится.
        - Ладно. А со светом что?
        - Создай.
        - В смысле?!  - вспылила Амала, погрозив птице кулаком.
        Ауро, как и всегда, демонстративно проигнорировал ее вспышку ярости. Зевнув, он посмотрел на невесту Его Темнейшества как на неразумное дитя.
        - Леди Неррита, неужели вы думаете, что великий маг будет с вами нянчиться? Конечно же, нет! Вы должны это сделать.
        - Но как?  - обреченно спросила Ами, понимая, что помощи она не дождется.
        Приподняв подол платья, она подошла к старому высохшему дереву. Свет… Свет ведь можно добыть от огня? К сожалению, ее чаяния оказались напрасны. Стоило ей коснуться коры, как дерево с тихим шелестом осело трухой у ее ног, окатив Амалу пылью. Девушка закашлялась и поспешила отойти на некоторое расстояние.
        Пусть глаза и привыкли к темноте, видела Амала все еще плохо. Поэтому проблема с освещением стояла остро.
        - Я смотрю, вы любите терять время…  - проворчал Ауро.  - А я, между прочим, с утра не евший. И вы тоже. А там ужин,  - протянул мечтательно.  - Жаркое, салатики… икра заморская. А мы тут время теряем! Почему бы вам просто не взять и не создать волшебный светильник?
        Замерев, Амала пыталась унять заколотившееся сердце. «Создать»? «Волшебный»? Да о чем он говорит! В ней и склонности к магии нет! Ни капельки, хвала Семизвездным! Иначе заперли бы ее в дальней обители под присмотром жрецов, чтобы бед не наделала.
        - Я не умею,  - недовольно призналась Ами.  - Я не волшебница. В нашем королевстве колдовство не поощряется, поэтому… даже если у благородной леди и есть склонность к этим темным наукам, ее дар запечатывают во младенчестве.
        - Я в курсе,  - самодовольно ответил козодой.  - Помните, я говорил вам, что подарок Его Темнейшества вам еще пригодится? Он отмыкает то, что было сокрыто. В частности, ваш талант ведьмы. А ведьмы умеют создавать пляшущие огоньки. Попробуйте.
        Предплечье вновь обожгло, Амала закатала рукав и вновь с ненавистью посмотрела на черную розу. Кажется, за последний час она немного увеличилась, лепестки стали объемными. Мерзкое зрелище!
        Козодой смешно завалился набок и упал в траву. Где-то вдали хрустнула ветка, потом еще одна. Паника уверенно выходила на передний план. Ами потянулась к кинжалу, готовая в любой момент вонзить его в вероятного обидчика. В то, что сейчас из леса выпорхнет добрая фея, взмахнет волшебной палочкой, и все ее проблемы растают, словно страшный сон по утру, Амала не верила. Это только в сказках все кончается хорошо. В жизни все намного сложнее…
        - Леди Нерра?  - заискивающим тоном спросил козодой.
        - Что, господин посол?  - подыграла ему девушка, встревоженно вслушиваясь в звуки ночного леса.
        - В-вы действительно никогда не обучались магии?
        - Нет, конечно. У нас не принято, я же говорила. Слишком часто магию использовали не во благо, поэтому она… очень строго регулируется на уровне короны. Юноши могут стать жрецами или волшебниками. Во втором случае они отрекаются от своего рода и присягают на крови на верность короне. Эдакие цепные псы наших правителей. Мрачные, изможденные. Видела я парочку волшебников… жуть!
        Ами распереживалась и замолкла. Надо вести себя тише, мало ли какая живность водится в этих местах. Границу с Тауленом, конечно, патрулируют отряды по борьбе с магическими тварями, но вряд ли так же хорошо, как центральные провинции! Неизвестно, на что можно нарваться!
        - Какое неуважение! А с девицами что?
        - Все еще сложнее. И в некотором роде проще. Дар у девушек чаще всего запечатывают, чтобы они могли вести обычную жизнь. Кто хочет потерять возможность выгодно выдать дочь замуж? В последнее время ставят временную печать, которая… в общем, годам к двенадцати она разрушается, и перед девочкой встает выбор: отправиться в монастырь в качестве жрицы Семизвездных или запечатать свой дар навсегда.
        Ауро выполз из травы, взмахнул крыльями и приземлился на плечо Амалы.
        - Варварство какое-то. То-то я не почувствовал у вас дара, о котором говорил Его Темнейшество. А его, оказывается, очень плотно запрятали. То есть вы, леди Неррита, выбрали путь жены, а не жрицы?
        - Нет,  - покачала головой Ами, касаясь щекой мягкого оперения козодоя.  - У меня никогда не было дара, дорогой Ауро.
        - Его Темнейшество не мог ошибиться,  - нахохлился птиц.  - Наверное, вы не очень хорошо знаете себя, госпожа Неррита.
        - Возможно. Вот только сейчас явно не время для подобных знакомств. Не нравится мне, как скрипят ветки… Пошли отсюда. По дороге договорим.
        Пробираясь вперед почти на ощупь, Амала прокляла все, что только могла проклясть. Стоило сделать с десяток шагов, как ветви деревьев сомкнулись куполом над головой, лишая Ами и без того неяркого лунного света. Мелкие веточки хрустели под ногами, невольно вызывая ассоциации с костями.
        Сзади послышался вой, от которого кровь стыла в жилах. Амала не раз ходила с отцом на охоту и знала, что волки так не воют. Это было что-то другое, куда более жуткое. И опасное.
        - Леди Нерра, нам нужен свет,  - спокойно прокомментировал Ауро, утыкаясь клювом ей в ухо.
        - Да ладно, так доберемся…
        - Ваше первое испытание скоро нагонит вас,  - хмыкнул Ауро.  - Так и быть, помогу, раз вы такая неумеха. Хоть вы и прелесть какая дурочка, вы мне нравитесь. Будет жаль, если умрете на самом первом испытании.
        - Давай ближе к делу,  - оборвала его Амала, понимая, что песочные часы перевернуты и время пошло.
        - Я уверен, вы заметили, что деревья здесь не очень обычные. Вы находитесь в логове вухула.
        - Да ну, глупости! Это детские сказки!
        - Боюсь, что нет. Иначе кто бы так старательно ломал ветки? Вухул уже почуял живое и спешит к нам. Вы ведь слышали его вой? Не притворяйтесь, что не слышали. Это так не работает,  - злобно захихикал Ауро.  - Вухулы весьма интересные создания, о них можно говорить часами. Но вам важно знать следующее. Они не переносят свет, выходя на охоту только темными безлунными ночами. Посмотрите на небо. Кажется, дождь собирается. Это вторая сила вухула. Он призывает дожди, чтобы закрыть ненавистные светила. Все еще думаете, что нам не нужен свет?
        - Как быстро он передвигается?
        - С учетом того, что вы идете вперед со скоростью слепого котенка, а вухул прекрасно видит в темноте - очень быстро,  - без особого энтузиазма ответил козодой.
        - Замечательно. Может быть, тогда ты еще расскажешь, как мне призвать свет? И кстати, ему любой свет помеха? Может быть, разведем костер?
        - Не успеем. Обратитесь к подарку Его Темнейшества. Только он может помочь вам и подарить заклинание. Я всего лишь фамильяр. Причем даже не ваш.
        Козодой заухал, дернул пару раз крыльями и замолчал, оставляя Ами наедине с собой. Девушка вновь посмотрела на черную розу. Похоже, ее жизнь зависит от этого рисунка. А раз так, надо проявить хоть немного благодарности. Осторожно погладив татуировку, Амала мысленно попросила у нее помощи.
        «Давай, розочка. Мы с тобой попали в западню, надо выбираться. Мне нужен свет. Не думаю, что будет хорошо, если я погибну. Тогда и ты вскоре погибнешь… Его Темнейшество будет недоволен…»
        Естественно, нарисованный цветок ничего не ответил. А зловещий вой все приближался. Подобрав повыше подол, Амала побежала вперед, не разбирая дороги. Лицо и руки тут же болезненно заныли, покрывшись десятком мелких царапин. Зацепившись за раскидистый куст шиповника, который не так-то просто разглядеть в темноте, Ами упала. Послышался треск ткани. Похоже, она умудрилась весьма неудачно грохнуться. Ауро приземлился рядом и принялся подниматься, недовольно шурша перьями.
        - Балда! Да не убежишь ты от него!  - отчитал ее птиц, приготовившись взлетать.
        Из-за раскидистого дуба медленно показалось странного вида существо. Оно вновь завыло, и Ами поняла, что господин посол в кои-то веки сказал ей правду. Вухул ее так просто не отпустит. Перед глазами пронеслась вся жизнь, и Амала поняла, что не хочет терять это все. Что хочет жить дальше, чтобы все это продолжалось.
        Девушка резко поднялась и потерла ноющие ладони. Магическая тварь? Не беда, кинжал у нее зачарованный, она будет биться до последнего.
        Вухул тряхнул седовласой головой и двинулся в ее сторону. Пока тварь медленно приближалась, явно наслаждаясь ужасом своей жертвы, Ами смогла ее рассмотреть. Метра три ростом, только ходит сгорбившись. Две пары рук. Те, что пониже, использует при ходьбе, но вместо ступней определенно ладони.
        - Смотри-ка, повезло тебе, молодой еще, мало наубивал. Ну, ничего, ты станешь его третьей парой рук,  - пробурчал под нос Ауро, решив, что на этой невесте можно поставить крест.
        А ведь так хотелось получить награду от Его Темнейшества. Но, видимо, не судьба. Ничего, в другой раз.
        Тварь остановилась, подняла голову, тряхнула ей, скидывая в сторону длинные белесые волосы, и уставилась на Амалу бездонными черными глазами. Если вокруг было темно, то в них еще темнее. Словно они поглощали весь свет, до которого могли дотянуться.
        Отведя взгляд в сторону, Ами пыталась вспомнить все то, что она знала о магии. Но кроме страшилок да детских баек на ум ничего не приходило. Матушка вечно отчитывала ее за такие вопросы, а спрашивать у герцогов как-то не с руки было. В общедоступной библиотеке информации не нашлось.
        Неожиданно кинжал в руке начал нагреваться. Амала подумала, что это все от нервов, ведь время будто растягивается, оставляя ее один на один с монстром. Тут уж любой начнет переживать!
        - Не решила сотворить свет?  - ехидно спросил Ауро, взлетая повыше, туда, где до него не мог дотянуться вухул.
        - Я не умею!  - в отчаянии выкрикнула Ами, выставляя перед собой кинжал.
        Тварь медленно приближалась. С каждым шагом дышать становилось труднее, похоже, вухул не знал, что надо хотя бы иногда мыться. Ами нервно засмеялась, осознав, что более глупых мыслей ей в голову не приходило. Магическая тварь? Мыться? Что за бред! Все же знают, что им только человечинку подавай.
        Зловоние тем временем усиливалось. Амала даже пожалела, что не додумалась смочить носовой платок в духах, сейчас бы очень пригодилось. Все-таки последние минуты жизни хочется провести в относительном комфорте.
        Зажмурившись от страха, она ждала своей судьбы. Слух обострился. Пусть Амала не видела, но она знала, что тварь приближается. Шуршала трава под его ногами, с оглушительным треском ломались маленькие веточки… Неожиданно тварь завизжала. Так при клеймении ржут кони: словно от обиды и непонимания. Выждав для верности секунду, Амала открыла глаза, приготовившись к худшему.
        Но вухул продолжал истошно орать, словно его поливали кипятком. А всего-то лезвие кинжала начало сиять приятным белесым светом!
        - Ну, вот, а говорила, что не умеешь. Дурья башка! Не надо так пугать!  - проворчал Ауро, проворно планируя на плечо девушки.  - Так, молодец. Теперь тебе надо его убить.
        - Убить? Мне? Невесте?!  - возмущенно спросила Ами, трясущимися ладонями сжимая рукоятку кинжала.
        Ей казалось, что в любой момент спасительный свет может исчезнуть, а рассерженная тварь разорвет ее на кусочки!
        - Конечно. Он ведь тебя дальше не пропустит, увяжется за тобой. А тебе во дворец надо. Там же ужин,  - с придыханием ответил Ауро.  - Давай научу тебя, как убивать вухулов, дурья башка. Значит так, кинжал посильнее сжимаешь. Готова?
        - Нет!  - испуганно ответила Амала, чувствуя, как от вони начинает кружиться голова.
        - Молодец. Теперь подходи ближе и резким движением обрезай ему волосы.
        - ЧТО?!  - оторопела Ами, неосознанно дергая рукой.
        Поток света сместился, тварь снова завизжала, но с места не двинулась.
        - Что слышала. Давай быстрее, у него скоро шоковое состояние пройдет, убежит еще. Скорее!
        Решив довериться птице в критической ситуации, Амала поспешила к жуткому чудищу. С каждым шагом дышать становилось все труднее. Заткнув нос рукой, она пыталась дышать через рот. Помогало слабо.
        - Не смей закрывать глаза! Он подумает, что ты струсила, и нападет. Давай, еще чуть-чуть!  - командовал сидящий на плече Ауро.  - Так, хватай за волосы и режь!
        Наблюдая словно со стороны за тем, как она режет грязные волосы, Амала в душе восхищалась козодоем. Все-таки без него она бы не справилась. А то, что без него она бы не отправилась на отбор, было уже десятым делом. Тварь взревела, дернулась, а когда последний клок волос упал на землю, замерла. Кожа вухула посерела, и спустя несколько мгновений он обратился в камень.
        Амала выдохнула с облегчением и по-крестьянски вытерла ладони о подол безнадежно испачканного и изорванного платья.
        - Ну, и шуточки у Его Темнейшества. А если бы я не справилась?
        - Но ведь справилась же!
        - Ценой кучи нервов. И одежды! Как я в таком виде предстану перед Его Темнейшеством?
        - О… не обольщайтесь, Леди Неррита. Испытания только начинаются,  - зловеще засмеялся козодой.  - Смотрите, вот и свет у вас есть. Думаю, нам пора в дорогу.
        - А повозка за нами не вернется?  - с надеждой спросила Ами.
        - Нет. Нам нужно преодолеть это все самостоятельно. Главное, что вы справились. Тут до границы идти часа два. Так что формально на отбор вы прибудете вовремя. Ну же, вперед!

        ХВОСТ ТРЕТИЙ. ПЕРВОЕ ИСПЫТАНИЕ

        Глава 4

        Освещая себе путь кинжалом, Амала уверенно двигалась вперед. Это призрачная повозка была ненадежной и неудобной? Пф! Она бы с удовольствием прокатилась на ней. Можно даже на полочке для багажа, лишь бы не пробираться сквозь этот бурелом!
        В чьи бы обязанности не входило следить за дорогой, делал он это из рук вон плохо. Отвратительно, если говорить честно. За час путешествия платье успело превратиться в такой ужас, что половая тряпка рядом с ним казалась царским нарядом. Несколько раз Ами падала, два раза не заметила ядовитую лозу и теперь шла вперед, с трудом удерживаясь от того, чтобы почесать ноющие ладони. Главное, вытерпеть, а то потом такие волдыри будут, что мало не покажется!
        - Ну, и чего ты нос повесила?  - беззаботно спросил Ауро, оторвавшись от чистки перьев.
        Ами аж опешила. Она не знала, что ответить этой наглой птице, которая даже летать ленилась! Да еще и спрашивает, чего это она приуныла? Действительно! Все же просто замечательно!
        - Я чуть не умерла. Как думаешь, я должна радоваться?
        - Конечно! Ты же «чуть», а не «умерла»! Значит, все просто замечательно!
        - Ты, наверное, издеваешься, да? Отставить черный юмор!  - зло скомандовала Амала, перебираясь через широкий ствол дерева, вальяжно разлегшийся прямо посреди дороги.
        - Нет. Я вполне серьезен. Первое испытание в отборе всегда самое сложное. Будет интересно посмотреть, сколько невест доживут до второго.
        - Ты хотел сказать, дойдут?  - уточнила Ами, зажимая кинжал под мышкой и по привычке отряхивая юбку.
        Чище она не стала, но привычки просто так не искореняются. Проклятый дремучий лес! Когда же он кончится?
        - Нет, «доживут»,  - козодой мстительно клюнул ее в ухо.  - У нас тут не детский сад. Все серьезно.
        - Тысяча проклятий Семизвездным на голову. За что мне все это?
        - Ну… не каждой девушке выпадает честь стать женой самого Темнейшества,  - хмыкнул Ауро.  - Он у нас знаешь, какой?
        - Какой?  - недовольно спросила Амала.
        Если днем ей это было интересно, то посреди ночи Ами мечтала только о том, чтобы принять ванну и уснуть. Можно даже на лавке, а не в нормальной постели. Главное, чтобы было тепло и сухо.
        - Самый лучший! Заботливый, внимательный! Только я тебе этого не говорил.
        Обреченно вздохнув, Ами пошла вперед. Толку от козодоя никакого! Главное, добраться до дворца, вручить фамильяра назад Его Темнейшеству и забыть о нем, как о страшном сне. Желательно, о колдуне, но о его чертовой птице тоже можно!
        - Да ладно тебе. Такого монстра победила, а выглядишь жалко. Это разве победительница вухула?
        - Победительница? Да это чудо, что он меня не прибил.
        - Ага. И что руки не оторвал,  - подтвердил Ауро.  - Он бы их себе приделал, стал бы сильнее. Тебе повезло.
        - Так я счастливица или победительница?  - с усмешкой спросила Ами.
        Зазевавшись, она не заметила выбоину и с размаху наступила в лужу. В ботинке тут же стало мокро.
        - Прекрасно,  - недовольно буркнула Амала.  - Теперь я еще и на лягушку похожа. Нет, серьезно, чем думал твой хозяин, когда создавал такие испытания? Я же как пугало огородное!
        - Не будешь,  - захохотал Ауро.  - Второе испытание - привести себя в порядок.
        - Вашу ж!..  - выругалась Ами.
        «Нера бы точно не справилась! Она даже волосы расчесывать не умеет. Вот уж жесток правитель к невинным девицам. Надеюсь, эта заноза будет скучать!»
        - А что ты думала? Жена Его Темнейшества не должна быть белоручкой.
        - Но она же королева. У нее будут слуги… зачем ей уметь все это?
        - Чтобы она ценила труд простых людей, конечно же!
        - За-амечательно. Итак, какой у нас план, господин посол?
        - Доберемся до деревеньки, а там уже видно будет. Скоро начнется…
        - Что начнется?
        - Увидишь,  - загадочно ответил козодой и как-то подозрительно замолчал.
        Впрочем, в этот раз козодой не соврал. Она действительно увидела. Амала замерла на повороте, упершись в десяток каменных статуй. Покрытые мхом и пылью, они вызывали устрашающее впечатление. С силой оттолкнувшись от плеча Амалы, Ауро взлетел в небо и принялся кружить, а Ами с любопытством разглядывала странную находку. И не сказать, что та ее радовала.
        В этих каменных изваяниях не было величия или грации, присущих скульптурам из поместья герцогов. Если бы потребовалось охарактеризовать их одним словом, Амала без сомнений назвала бы страх. Или даже животный ужас.
        - Они чем-то не угодили Его Темнейшеству?  - дрожащим голосом спросила она, обходя фигуры путников, окаменевших вместе с конями и повозками.
        Оказавшись рядом со статуей девушки с младенцем, Ами почувствовала, как у нее похолодело все внутри. Определенно, это было ужасно! Ладно взрослые, но ребенка-то за что? Нет, это Темнейшество - конченый отморозок! Лучше бы съел, так бы хоть польза была!
        - Наш правитель расскажет об этом лично… Насколько мне известно, после третьего испытания, не раньше.
        - Прекрасно…  - без энтузиазма пробурчала Ами.  - Это то, что я должна увидеть?
        - Нет, конечно же! Это так, мелочи. Нам еще немного пройти. За следующим поворотом таверна. Ее подготовили к вашему приходу. В ней вы будете приводить себя в подобающий вид.
        - Мои вещи доставили туда?  - в робкой надежде на чудо спросила Амала.
        - Нет, ваш скарб во дворце.
        - Но мне надо переодеться!
        - Никто не виноват, что вы не волшебница и не можете справиться с такой мелочью. Ладно, я полетел вперед, догоняйте!
        Шелест крыльев растаял в ночи.
        - Какая же ты сволочь, господин посол,  - прошипела Ами и пошла следом.
        К ее радости, дорога становилась более ухоженной. Или менее заросшей? Скорее, второе. И Амале стоило бы радоваться тому, что, возможно, где-то рядом будет нормальное человеческое жилье, но странное чувство не покидало девушку. С каждым шагом проклятая татуировка болела все сильнее, словно наливалась несуществующим огнем. Ами невольно терла ее сквозь рукав платья. Свет от кинжала прыгал, вырывая из темноты странное.
        По бокам дороги изредка встречались каменные фигурки животных и птиц. Некоторые из них были разбитыми, словно звери окаменели во время движения в неудобной позе, упали и разлетелись осколками.
        «Надо быть осторожнее. Мало ли… вдруг он их каким артефактом окаменял… да бросил эту гадость здесь? Не хотелось бы нарваться!»
        Замедлив шаг, Амала двигалась вперед, напряженно высматривая, куда бы поставить ногу да как бы чего не задеть. Лавировать между статуями было бы несложно, если бы не страх случайно их коснуться и разбить.

* * *

        Амала с трудом сдержала разочарованный вздох, оказавшись на пороге того, что Ауро гордо именовал таверной. Полуразрушенный домик с провалившейся внутрь крышей, мутными, давно не мытыми окнами. Удивительно, как они еще целыми остались!
        А вот самого посла видно не было. Похоже, спрятался где-нибудь.
        - Эй, козодоище, выходи, биться будем!  - позвала его Ами, подпинывая носком ботинка камушек.
        - Не надо меня бить. Я тут существо подневольное. От меня ничего не зависит!  - непонятно откуда подал голос козодой.
        - Да-да, я в курсе. Это здесь мне себя в порядок приводить?  - с трудом сдерживая раздражение, спросила девушка, толкая массивную деревянную дверь.
        Еще свежи были воспоминания о рассыпавшемся трухой дереве, и она невольно отступила назад, опасаясь облака пыли. Но дверь покорно отворилась, лишь скрипнула жалобно, словно сетуя на то, что ей давно не пользовались.
        Внутри все выглядело еще более печально, чем снаружи. Пыль толстым слоем покрывала все горизонтальные поверхности, гроздьями свисала с потолка, облепив паутину. Ами чихнула и прикрыла нос обрывками рукава.
        - Конечно, здесь. Ох, чувствую, придется подсказывать. Вы только Его Темнейшеству не говорите,  - неожиданно смягчился козодой.
        - Подсказывать?  - Амала сверкнула глазами, намекая, что на попятную идти поздно.
        - Да. Вы пока сядьте, передохните, а я вам расскажу кое-что.
        Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: найти место почище не выйдет. А вот понадежнее, пожалуй, можно попытаться. Выбрав лавку у окна, Ами устало прислонилась к стене и выжидательно посмотрела на козодоя. Сколько она шла по этой заброшенной дороге? Часа два, не больше. А ощущение такое, словно неделю без отдыха!
        - Ну, я тебя внимательно слушаю, твое посольское благородие.
        - Вы ведь знаете, что у волшебства есть источник, начал издалека птиц, усевшись на запыленный стол.
        - Да. От темных, от светлых… можно получить дар от богов, а можно от мира. Что это меняет?
        - То, что вы полная невежда в магии, леди Неррита, я уже понял. Что ж, просвещаемся. Магия, как вы правильно заметили, может идти от божества, ее источником также может быть мир, хотя правильнее говорить о происхождении. А еще способности к волшебству можно получить от покровителя. В таком случае маг становится в некотором роде от него зависимым, но это тоже путь. Иногда у существа есть ничтожные способности, и тогда покровитель помогает ему раскрыться в полной мере. Понимаете, к чему я веду?
        - Не очень…
        - Вы не жрица… вы не маг по крови. В вашей стране вообще магов по крови нет, истребили всех…
        - То есть ты хочешь сказать, что мой вариант третий?  - Амала устало помассировала виски.
        Новости, свалившиеся на нее, были пугающими. Она не помнила, чтобы где-то успела согласиться на протекцию…
        - Да, именно так. Сейчас вы находитесь под покровительством,  - Ауро посмотрел на нее, нахохлился и продолжил:  - Да-да, под покровительством Его Темнейшества.
        - Проклятье!
        - Не все так плохо, зря вы горячитесь. Его Темнейшество хочет помочь вам развить ваши способности. Если вы окажетесь талантливой ученицей, то вскоре сможете стать полноценным магом, магом по крови. Мой повелитель выбирал представительниц тех родов, где хоть однажды были настоящие маги.
        Ами нахмурилась. Не нравилось ей это «настоящие». Да и разговор не приближал ее к цели, только вешал красивую мишуру в сознании. С темным магом шутки плохи, ей бы выполнить его желание, в порядок себя привести, а не глупую птицу слушать.
        - Вы витаете в облаках, леди Неррита. А я ведь, между прочим, вам тайны рассказываю. Эх, не ценят меня, бедного и несчастного. Никто не любит.
        - Я тебя внимательно слушаю, Ауро. Просто устала,  - ободряюще улыбнулась Ами и растянулась на лавке.
        Спину тут же заломило, словно кости после долгой прогулки решили встать на правильное место.
        - Тогда слушайте внимательно. Метка розы - вот ваш ключ к выполнению задания. Его Темнейшество предоставляет вам заклинания через нее. Остается только высвободить силу. На первый раз Его Темнейшество почти все сделал за вас. Он очень старался,  - довольно сощурился козодой.  - Берите и пользуйтесь.
        - Знать бы, как пользоваться.
        - Но ведь свет вы призвали? Вон, кинжал до сих пор сияет.
        - Это случайность, Ауро. Я бы хотела, чтобы это было не так. Искренне хотела бы…
        «Чего только не пожелаешь, когда твоя жизнь висит на волоске! Надо будет потом избавиться от всех, кто увидит мою ворожбу… а то мало ли».
        - Случайности не случайны, леди Нерра. Попробуйте еще раз. Чтобы привести себя в порядок, вам понадобится простейшее заклинание. Ох, вы ведь даже этого не знаете… Как же сложно!
        - Почему ты вдруг решил помочь мне?
        Амала потянулась и села на лавке, выглянула в окно. Там было темно, хоть глаз выколи. Свет от кинжала расхолодил ее, глаза привыкли к свету. Воображение тут же услужливо дорисовало мрачные тени, клубящиеся у старенького здания таверны, и ожившие статуи, жаждущие крови невинной девушки. Помотав головой, Ами прогнала наваждение.
        - Вы хорошая,  - коротко ответил козодой. Прошелся туда-сюда по столу и добавил:  - Я вижу, что хорошая. Только злитесь сейчас. А Его Темнейшеству нужны хорошие невесты. Я просто делаю свою работу.
        - Даже нарушая приказы своего хозяина?  - удивленно спросила Ами, желая подколоть птицу.
        - Даже нарушая приказы,  - согласился козодой.  - Приказ - это всего лишь точка зрения. Если он отдан давно, обстоятельства могут поменяться. Тогда нужно помнить о цели, а не о методах и средствах.
        - Сам придумал?  - с усмешкой спросила Амала, вставая и осматриваясь.
        В свете кинжала удалось разглядеть широкую барную стойку, возле нее несколько высоких стульев. Лестница на второй этаж не вызывала доверия, и Ами решила не рисковать и ограничиться исследованием только первого. За стойкой обнаружилась дверь, запертая на засов. С силой потянув его, девушка отворила створку и с трудом удержалась от того, чтобы закричать: внутри стояли окаменевшие повариха с поварятами.
        Козодой перелетел на стойку, удовлетворенно хмыкнул и ответил:
        - Нет, Его Темнейшество научил. Итак, вернемся к нашим проблемам. Вам нужно простейшее заклинание. Волшебники часто называют его фокусом, ловкостью рук или представлением. Вы слышали когда-нибудь о таком?
        - Нет,  - прошептала в ответ Ами, осторожно протискиваясь между статуй.
        - Что ж, тогда хочу вас уверить, что вы ошибаетесь. Вы ведь бывали в цирке.
        - Да-а,  - протянула Ами, отпирая еще одну дверь.
        За ней нашлась небольшая комнатка с купальней и колодцем. Судя по всему, когда-то ее использовали для мытья посуды. Ванная стояла на очень высоких ножках, была неглубокой, но это уже определенно прогресс.
        - Так вот, фокусы - это очень простое заклинание. Ваши священники закрывают на него глаза. И этим пользуются скоморохи. Но применение фокусов намного шире, чем просто развлечение толпы. Ими можно немного подогреть воду, залатать небольшую дыру, счистить грязь…
        - То есть привести себя в порядок я должна при помощи магии!  - удивленно воскликнула Амала.
        С одной стороны, это упрощало задачу. Не надо искать дрова или хотя бы топор, чтобы превратить в них лестницу…. А вот с другой-то… С другой стороны, это становилось катастрофой. Призванный однажды свет не делал ее волшебницей, что бы там себе ни думал Ауро.
        - Да, конечно. Это же просто. Вам только нужно из метки извлечь заклинание и использовать. Так как оно простое, то использовать можно неограниченное количество раз.
        - «Метка-метка»,  - пробубнила под нос Ами, вновь разглядывая черную розу.
        Кажется, с ней получалось потихоньку примиряться. По крайней мере, желание соскоблить цветок вместе с кожей ушло. Кто знает, осталась бы жива Амала, не окажись у нее такого подарка от темного мага? И плевать, что ее желания никто не спрашивал, когда тащил участвовать в отборе! С точки зрения темного подобный жест выглядит весьма щедрым. Узнать бы, чем за него придется заплатить… Поговаривают, что темные маги предпочитают невинных девушек. Вдруг, пока всех не перепробует, не остановится? И плевать, что на этом для не прошедших отбор жизнь будет кончена!
        - Да, метка. Думаю, вам не стоит сильно утруждаться. Все-таки подогрев воды - это высшее мастерство, просто очистите себя от грязи.
        - Ладно. Что твой хозяин делает, когда использует это заклинание? Я не знаю, с чего начать, Ауро. И если честно, я порядком устала и вот-вот усну.
        - Делал вот так руками,  - с абсолютно серьезным видом ответил козодой, взмахнув крыльями.
        - Ясно, спасибо,  - прикрыв глаза, Ами медленно вдохнула через нос и тут же закашлялась.
        Проклятая пыль была везде! От нее хотелось избавиться. Взмахнув рукой, чтобы попытаться разогнать мелкие частички у себя перед лицом, она увидела, как с пальцев сорвался едва заметный голубоватый поток света. Мгновение, и стена перед ней стала чистой, словно после генеральной уборки.
        - Вот видите, получается. Только вам себя бы, а не все вокруг,  - с укоризной прокомментировал козодой.
        - Цыц! Я не волшебница, я только учусь,  - с нервным смешком ответила Ами, еще раз взмахивая рукой.
        Ничего не произошло. Девушка хмыкнула и стала сравнивать. Еще несколько взмахов, но волшебное голубое сияние так и не появилось, и тогда Амалу осенило! Она же просто машет руками, а надо хотеть убрать грязь. Приосанившись, она подмигнула козодою.
        - Смотри, как могу!
        Одно изящное движение, и стена перед ней сияет. Ами не остановилась на достигнутом, закружилась, расставив руки в стороны. С кончиков пальцев слетали шары голубого света, чем-то напоминавшие мыльные пузыри. Они касались то того, то этого, возвращая предметам первозданную чистоту. Под конец Амала обняла себя, погладила по плечам, пожелав себе не только чистое, но и не порванное платье.
        Яркая вспышка света на мгновение ослепила, Ауро испуганно заверещал, а потом захлопал крыльями. Ами приходила в себя, опершись о емкость для мытья посуды. Перед глазами плясали темные пятна, голова кружилась.
        - Получилось! Получилось! А говорили, колдовать не умеете!
        - Ничего не изменилось. Я все еще не умею,  - шепотом ответила Ами, утирая выступившие слезы.  - Такого света ведь быть не должно!
        - Но вы ведь починили себе платье,  - хмыкнул Ауро.  - Значит, и колдовать теперь умеете.
        - Не передергивай. Это просто случайность. Чудо! Волшебство!
        - Вот именно, леди Нерра, волшебство.

        ХВОСТ ЧЕТВЕРТЫЙ. ВСПЫШКА МАГИИ

        Глава 5

        Амале казалось, что кровь закипела у нее в жилах, забурлила. Сил внутри стало больше, усталость испарилась, не оставив в напоминание о себе ничего. Да и плохое настроение словно корова языком слизала. На душе было легко и хорошо. Ами даже казалось, что у нее выросли крылья, только их никто не видит. В порыве вдохновения она вихрем пронеслась по таверне, очищая ее от многолетнего слоя пыли.
        - Вы бы были осторожнее, госпожа Нерра,  - предостерег козодой.
        - А то что?
        - А то вы еще недалеко от границы. Вдруг вас за ведьму примут жрецы и пошлют на костер,  - Ауро смешно выпятил глаза, наблюдая за тем, как бледнеет невеста темного мага.  - Шучу. У вас просто резерв маленький, можете с непривычки переутомиться. А нам еще во дворец добираться.
        - Опять пешком?  - чуть не взвыла Ами, представив себе еще один марш-бросок.
        Нет, она-то выдержит… но перспектива длинной ночной прогулки не радовала. Особенно по этому полудорожью.
        - А это зависит от вас. Хотите учиться магии дальше?  - спросил козодой, склонив голову набок.
        Ауро с прищуром изучал невесту своего хозяина, отмечая, что с момента их знакомства она уже успела измениться. Стать увереннее, самодостаточнее. Все же не зря магов недолюбливали простые смертные. Ты такому слово, а он тебе заклинание. Многие говорят, что магия развращает. Это не так. Магия возвращает самоуважение.
        - Боюсь, у меня нет выбора, господин посол,  - устало улыбнулась Ами.  - Я жить хочу. А пешком я вряд ли успею добраться до замка. Итак, что у нас дальше по плану? Платье починили, прическу собрали, даже грязь изничтожили. Что дальше?
        - Нужен транспорт. Как насчет призрачного скакуна?
        Вспомнив карету, Амала улыбнулась. Пусть призрачный, зато довезет.
        - Звучит неплохо,  - прокомментировала девушка.  - И как мне добыть такую прелесть? В чем подвох? Прости, не верится мне, что твой хозяин так просто даст что-нибудь.
        - Подвох в том, что это заклинание посложнее. Вообще маги учатся ему далеко не в первый год.
        - Так, отставить. Мне надо это сделать! Рассказывай, что мне нужно.
        - Капелька крови,  - зловеще сверкнул глазами козодой.
        В этот раз Амала уже не прореагировала. Привыкла к его шуточкам, да и усталость брала свое. Девушка боялась, что она моргнет и уснет на месте.
        - Ладно. И что с ней делать, кровожадный ты наш?  - безразличным голосом спросила Амала, поигрывая кинжалом в руке.
        - Нет, так совсем не интересно. А где страх? А где трепет?  - проворчал Ауро.
        - Кончился. Лимит на сутки исчерпан. Пока не посплю, ничего бояться не буду.
        - Какая поразительная и полезная способность!  - воскликнул птиц.  - Хоть совсем не помогай тебе.
        - Мне приготовить жаркое из козодоя?  - Амала сделала шаг в сторону птицы.
        Козодой заверещал и поспешил перелететь с земли на высокую ветку, где его точно не достала бы невеста Его Темнейшества.
        - Не надо. Я птичка маленькая, мяса во мне мало. Да и не поможет это ни в чем. Итак, слушай внимательно. Чтобы призвать себе лошадь, тебе понадобится конский волос.
        «А как все хорошо начиналось… с капельки крови-то!»  - мысленно попричитала Ами, совершенно не представляя, где ей найти проклятую волосинку. Подумав мгновение, она решила поинтересоваться у господина посла авторитетным мнением.
        - И где мне его найти? Вариант с кровью выглядит реальнее, Ауро.
        - На конюшню иди и ищи. Где еще бывают конские волосы? Вон, кстати. Тебе туда,  - шумно захлопав крыльями, птиц перелетел на другое дерево, махнул крылом, давая знак следовать за собой, и полетел дальше.
        Медленно, стараясь не наступить на что-нибудь, не свернуть шею и не порвать платье, а то мало ли, волшебство не вернется, и починить снова не удастся, Амала шла за господином послом, пытаясь не моргать. Глаза резало от усталости, и девушка то и дело закрывала один, чтобы он немного отдохнул.
        Конюшня находилась в удручающем состоянии. Если бы не крайняя необходимость, Ами предпочла бы обойти здание десятой дорогой. Хорошо хоть крыша обвалилась полностью и не грозит рухнуть на голову, прекратив мучения незадачливой невесты темного властелина. На этом хорошие новости заканчивались. Вездесущая трава успела пробраться внутрь руин и плотно там обосноваться. Где не было травы, там валялись обломки крыши. И как в такой обстановке волос искать?
        «Волос. Искать. Ночью. Конский»,  - повторила несколько раз мысленно Амала, упрямо закусила губу и уверенным шагом ступила в конюшню.
        Воображение тут же нарисовало призрачных лошадей, которые погибли в этом месте. Несуществующие духи шумно фыркали, тянулись к ней головами, махали длинными хвостами. Странное наваждение, плод фантазии. Устало покачав головой, Амала нагнулась и принялась искать. Если где-то и можно найти волосинку, так это на стенах. Если ветром не унесло все в далекие края.
        - Давай, внимательнее. У тебя получится,  - подбадривал ее Ауро.
        По правде говоря, козодоя забавляла эта ситуация. Постоянно растерянная, но очень решительная девушка, ее робкие шаги в мир магии и, конечно же, отчаянная жажда жизни. Пожалуй, последнее его привлекало в Амале больше всего. Она была совсем не похожа на его хозяина. Козодой не представлял, как Ами растопит сердце Его Темнейшества, да и не видел в этом нужды, но бесплатный цирк покидать не собирался.
        Амала искала. Старательно обошла конюшню дважды, но все было тщетно! Ни одного волоска, словно это место покинули несколько десятков лет назад. Судя по тому, что статуй животных не наблюдалось, уйти могли и раньше. Правда, это никак не вязалось с тем, что путники шли в Таулен, а не бежали из него… но ведь никто не говорил, что уходить можно только наружу? Может быть, жители близлежащих селений спешили поближе к центру? Стоило больше внимания уделять истории, тогда бы не пришлось строить глупые теории.
        - Как успехи?  - поинтересовался козодой, перелетая между остатками балок.
        - Как видишь,  - хмыкнула Амала.  - Нет тут волос.
        Ауро не ответил, Ами лишь фыркнула в ответ и отправилась в очередной раз обходить конюшню. Верить в то, что она провалится, не хотелось. Она слишком молода, чтобы умирать из-за такой глупости. Спустя минут десять поисков козодой спланировал ей на плечо.
        - Дефы!  - промямлил Ауро.
        Рефлекторно Амала протянула руку, и ей на ладонь упал длинный черный конский волос.
        - Ауро! Мой ты золотой. Где ты его нашел?
        - Где нашел - там больше нету,  - гордо ответил козодой.  - Ты не отвлекайся. Волоса мало, теперь тебе надо представить лошадь, которой он мог принадлежать, связать это все со знаком Его Темнейшества и верить в то, что все получится.
        - Ага,  - чуть ли не прыгала от радости Амала.  - Сейчас все сделаем.
        Амала добралась до дороги, поправила складки на юбке, приосанилась и покрутила в пальцах волос. Длинный, чуть блестящий в свете кинжала, он определенно принадлежал какому-то сильному скакуну. Не факт, что породистому. Перед мысленным взором появился мощный тяжеловоз. Шкура его лоснилась в свете кинжала, на морде застыло выражение спокойствия и собственного превосходства. Конь лениво помахивал хвостом и шел на Ами. Привыкшая к изящным скаковым лошадкам, Амала даже растерялась и зажмурилась.
        Мокрая лошадиная морда ткнулась ей в плечо. По крайней мере, мерин думал именно так, а вот Амале показалось, что ее хотели уронить.
        - Надо же, получилось. Смотри, какой красавец!  - воскликнул Ауро.
        Ами опасливо приоткрыла глаза. Перед ней стоял конь из видения. Он нетерпеливо бил копытом, фыркал и выжидательно смотрел на призвавшую его девушку.
        И все было бы хорошо, ведь даже сбруя у него имелась, если бы не одна досадная деталь: стремя этого гиганта болталось где-то на уровне плеча Амалы. Даже без платья она вряд ли бы смогла поднять ногу так высоко.
        - Ауро, ты тут камней не видел?
        - Да вот, под ногами же куча, в дорогу уложены,  - ничтоже сумняшеся ответил птиц.
        - Больших. Я же на него без помощи не смогу сесть!
        - О… Да, это может быть проблемой. Попробуем с крыльца?
        Идея показалась Амале здравой, она взяла коня под уздцы и повела ко входу в таверну. Помучившись минут пять, она наконец-то смогла забраться на скакуна. И только тут заметила, что седло-то у него мужское! Впрочем, других вариантов все равно не было. Пришлось поднять юбку как можно выше и сидеть как какой-то кавалерист, а не леди. Ауро косил на нее желтым взглядом, но ничего не сказал. Похоже, его забавляла сама ситуация, и он не хотел отказываться от такого удовольствия.
        - Итак, у нас есть транспорт. Куда нам?
        - Вперед по дороге. Никуда не сворачивать. Советую поторопиться, леди Нерра. Вы потратили непозволительно много времени на призыв лошади!
        - Ага. Нет бы сразу волос дал, а то почти час убила на поиски!
        - Маг должен уметь находить… Не только ответы, но и все вокруг. Впрочем, у вас будет шанс научиться и этому незамысловатому искусству… если выживете,  - захохотал козодой, устраиваясь на луке седла.

        ХВОСТ ПЯТЫЙ. МЫ ПОЕДЕМ, МЫ ПОМЧИМСЯ

        Глава 6

        Амала клевала носом, мерин покорно рысил вперед, не обращая внимания на встречающиеся то тут, то там пышные кусты осоки, яркими зелеными пятнами украшавшие мрачную реальность. Ами радовалась, что хоть что-то в Таулене выглядит так, как должно, а не чахнет по непонятной причине. Еще девушка размышляла о том, почему Ауро говорил о призрачном скакуне? Ее конь выглядел вполне реальным, не просвечивал, не был холодным. Наоборот, о него было приятно погреться промозглой ночью.
        - Ауро?  - позвала Ами, устав теряться в догадках.
        - Да, леди Нерра?  - птиц повернул к ней голову.
        - А почему скакун призрачный? Вроде бы вполне себе реальный…
        - Потому что вы сотворили не то заклинание. Я не знаю, как вам это удалось, но это факт. Вы ошиблись, леди Нерра.
        - Кхм…  - задумалась Ами.  - Ну, будем считать, что оно к лучшему.
        - Конечно. Вы большая умница и талантливая ведьма.
        - Я не ведьма!  - тут же заартачилась Амала.  - Я вынуждена колдовать, чтобы выжить. Это другое.
        - Ой ли? Еще скажите, что вам не нравятся ваши новые возможности? Даже несмотря на то, что вы ими управляете не в полной мере…
        - Ауро, они опасны. И для окружающих, и для меня…  - Ами вздохнула. Конечно же, ей нравилось изменять мир вокруг по собственному желанию. Но жажда жизни была сильнее.  - Если кто-нибудь узнает о том, что я делала этой ночью… Боюсь, у меня будут проблемы.
        - А вы сделайте так, чтобы не узнали. И не надо так на меня смотреть! Я никому не скажу!  - тут же поспешил защититься Ауро, поймав недовольный взгляд Амалы.
        Волновался господин посол совершенно зря, Ами устала настолько, что сил едва хватало не уснуть прямо в седле, куда уж там гоняться за наглой птицей!
        Холодный ветер так и норовил забраться под юбку, унести те крохи тепла, что удавалось сохранить, заморозить. Да еще и туман начал клубиться у земли. Пожалуй, второе обстоятельство пугало побольше первого. Даже в родных местах можно заплутать, а тут непонятно где, непонятно куда…
        - Ауро?
        - Да-а?
        - Туман. Может быть, стоит сделать привал?
        На самом деле, мысль о том, что придется слезть с теплой лошадиной спины, вызывала легкое раздражение, но потеряться в трех соснах не хотелось.
        - О? Туман? Что-то рано… Нет, не останавливайтесь, ни в коем случае. Мало ли что в нем кроется,  - многозначительно сказал птиц.  - Вы же знаете, что туман может быть признаком того, что рядом всякие магические твари?
        - Я так устала, что уже ничего не боюсь. Вперед так вперед… хуже не будет,  - Ами чуть сжала бока коня, призывая того поживее перебирать ногами.
        Мерное цоканье копыт о камни убаюкивало, девушка то и дело клевала носом. Козодой не спешил ее будить, наблюдая за тем, как туман поднимается все выше и выше. Призванный конь уверенно шел вперед, словно его совершенно не беспокоило все происходящее. Стоило Ами окончательно провалиться в царство сна, как мир вокруг изменился. Сорные травы исчезли с дороги, вместо редких деревьев по бокам дороги выросли здания, а впереди показался холм с венчавшим его замком.
        - Почти приехали, миледи!  - выкрикнул Ауро.
        - А, что?  - обеспокоенно спросила Ами, сонно потирая глаза.
        - Добро пожаловать в Зельтор, миледи. Расчетное время прибытия в замок Его Темнейшества составляет полчаса, температура воздуха около десяти градусов,  - хихикнул козодой.  - Похоже, все обошлось. Как себя чувствуете?
        Амала прислушалась к себе. Она совершенно не чувствовала себя отдохнувшей! Еще бы, сначала полночи пробираться по буеракам, потом колдовать, а затем спать в седле! Судя по тому, что солнце только-только показалось из-за горизонта, спала она от силы пару часов, а что бы кто ни говорил, это очень мало!
        - Отвратительно я себя чувствую,  - буркнула под нос Ами, зябко поежившись.
        Похоже, она не только не выспалась, но и основательно замерзла. Хорошо хоть из седла не выпала, и на том спасибо!
        - Что-то болит?  - с искренней заботой спросил Ауро.  - Не переживайте, Его Темнейшество может вас вылечить.
        - Еще чего! Только лечения от темного мага мне не хватало. Я просто устала, господин посол. Ночка выдалась та еще. А еще соскучилась по семье.
        - Вы же всего полдня их не видите!  - возмутился козодой.
        - Этого достаточно, чтобы соскучиться. Мне жаль, если ты этого не понимаешь… А еще… Роза жжется! Я вроде бы и не замечаю, но стоит вспомнить о ней, так появляется ощущение, что я в крапиву влезла.
        - Метка работает, так и должно быть, не переживайте. А отдохнуть успеете. Сегодня день отдыха.
        - Да? Что ж, тем лучше. Надеюсь, Его Темнейшество позаботится о том, чтобы его невесты ни в чем не нуждались.
        - Уж не сомневайтесь…  - хмыкнул козодой.

        ХВОСТ ШЕСТОЙ. ДОРОГА

        Глава 7

        Зельтор оказался весьма милым. Чистенький, ухоженный, как с картинки. Складывалось впечатление, что жители первым делом выметали сор у себя перед домами, мыли окна, а лишь потом шли завтракать. Вот только одна проблемка… Горожан не видно. Оттого создавалось неприятное ощущение, словно это не город, а призрак какой-то. Птичьих трелей тоже не слышно, хотя конь уверенно понес ее через парк, не реагируя на натягивание вожжей. Амала решила, что так тому и быть. Похоже, хоть животинку призвала она, та подчинялась частично Его Темнейшеству. Иного объяснения такому упрямству у Ами не было.
        Во все глаза рассматривая окружающее пространство, девушка то и дело ловила себя на мысли, что все слишком хорошо для того, чтобы быть правдой. Не может у злого мага быть такой благодати! Где утомленные граждане? Ладно, хорошо, мы привыкли к тому, что их нет… А где грязь, разруха? И животные! Если нет людей, то, граждане, или животные… или монстры.
        Амала нервно сглотнула, сильнее вцепляясь в поводья. Желание узнать, кто же живет в Таулене, улетело куда-то высоко, где до него было не дотянуться. Пожалуй, лучше так, в пустоте да без кошмаров. Вухула она уже видела. Не понравилось. А он явно был не самым страшным, что могло скрывать темное королевство.
        - И что ты дрожишь, как осиновый лист?
        - Волнуюсь. Никогда еще не встречалась со взрослыми мужчинами без сопровождения,  - не моргнув глазом, соврала Ами, хотя мысли ее были далеко от Его Темнейшества.
        - Не в одиночестве. Очень сомневаюсь, что вы, леди Нерра, приедете первой. Так что не переживайте.
        Тем временем конь выбрался из тени парка и продолжил стучать копытами по дорожке. Он провез Амалу по площади, над которой развевались разноцветные флажки. Такие обычно развешивали в дни ярмарки или в честь праздника.
        - А что за повод для украшений?  - спросила Ами, чтобы не думать о том, что ее ждет.
        - Так ведь невесты приезжают! Все радуются!
        - Кто все? На улицах ни души!  - возмутилась девушка.
        - Все… мы все вам рады, а особенно Его Темнейшество. Кстати, обратите внимание, слева церковь Семизвездных, одна из старейших в Таулене. Линэр первый лично выделяет деньги на содержание храма.
        - Как мило,  - хмыкнула Ами, припомнив, что среди семи божеств есть не только добрые.  - Можно сходить посмотреть на внутреннее убранство?
        - Боюсь, нам не следует заставлять повелителя ждать. У вас будет свободное время…
        Хмыкнув, Амала замолчала. Похоже, выбора у нее не было.

* * *

        Спустя полчаса она подъехала к опущенному подъемному мосту, ожидая увидеть хоть что-нибудь темное во рву. Но нет, ров как ров, разве что кувшинки плавают.
        «Так, а теперь, когда ты уже почти оказалась в руках чудовища, время подумать. А что, если все не так? Тебя ведь учили судить людей не по словам других, а по поступкам. Пока все выглядит, безусловно, странно, но не более. Мало ли какие особенности могут быть у правителя? И у его подданных. Вдруг они просто не хотят смущать невест, добравшихся таким экзотическим способом. Давай, расслабься и встреться. В конце концов, у Ауро специфическое чувство юмора… слова про смерть вполне могли быть шуткой!»  - пыталась успокоить себя Амала, но сердце билось все быстрее в предвкушении чего-то нового, неизведанного. Пожалуй, она была даже благодарна темному магу за то, что тот устроил ей такое приключение. Если бы оно еще гарантированно не было опасным для жизни, и вовсе было бы прекрасно. Но тут уж, как говорится, издержки производства.
        А еще это была бы первая встреча с мужчиной… когда рядом нет того, кто сбережет честь. Ами боялась, что она забудет правила поведения, чем-то оскорбит венценосную особу, да и сама опозорится. Дуэнья, так раздражавшая ее и Нерриту, была бы очень к месту! Вдобавок надо привыкнуть к тому, что отныне она живет не своей жизнью. Она не Амала, она Нерра, герцогская дочь. Нельзя упасть в грязь лицом, нельзя не отозваться на чужое имя, нельзя… быть собой.
        Амала вынырнула из своих мыслей и удивленно охнула. Они ехали по саду, утопающему в цветах. Черные розы… Они украшали клумбы, вились по перголам, кое-где стелились по газонам, росли в изящных вазах. Кроме них не было никаких других цветов! Впечатление, надо отметить, специфическое. Особенно если учесть, что Ами не доводилось раньше слышать о таком сорте. Года два назад публике представили так называемые «черные розы», но при ближайшем рассмотрении они оказались темно-бордовыми, а эти были похожи на каменный уголь, такие же глубокие, пронзительные и чуть поблескивающие в лучах солнца.
        Посмотрев еще раз на свою метку, девушка хмыкнула. Похоже, Его Темнейшество любил везде оставлять свой знак. Странно, что город не утопал в черных цветах, там вообще ни одной розы не было.
        Но времени на рассуждения совсем не осталось. Амала выехала по широкой аллее на круглую площадь, расположившуюся перед жилым флигелем замка. Массивные белокаменные стены остались позади. Казалось, еще пара мгновений, и с оглушительным лязгом опустится решетка, заскрипит механизм подъемного моста, отрезая ее от всего остального мира. Ощущение полной несвободы, не то что неспособности, невозможности управлять своим будущим, удручало. Казалось, что она превратилась в марионетку. В детских сказках нередким был сюжет о том, что попавшие в лапы волшебников глупцы превращались в игрушки, в неразумных животных, а то и вовсе становились кушаньем на пиршественном столе.
        - Леди Неррита Линтрейскай прибыла,  - пронесся над двором голос церемониймейстера.
        Ами приосанилась, подумала, что стоило спешиться и сесть как леди, но хорошие мысли имеют свойство приходить с опозданием. Приблизившись, она смогла рассмотреть стоящую на крыльце фигуру в белоснежном плаще. Темный властелин взирал на нее с возвышения, к которому вела лестница ступеней в тридцать, если не больше. Обычно хозяева спускались, но у Линэра Первого, похоже, был свой этикет
        «Прекрасно. Борьба со стереотипами? Или попытка скрыть темное прошлое, Ваше Темнейшество? Где же ваш форменный черный плащ?»  - мысленно хмыкнула Амала и без стеснения продолжила разглядывать того, по чьей вине она оказалась вдали от дома.
        Мужчина поражал своей статью. Даже с большого расстояния чувствовалось, что он не только знает себе цену, но и может за себя постоять. Возле его ног стояла корзина, но, чтобы разглядеть ее содержимое, нужно было подняться. Любопытство раздирало Ами изнутри. Что там? Пауки? Змеи? Может быть, желатиновый куб? Или какая-нибудь нечисть?
        А еще почему-то было совсем не страшно. Может, оттого, что Амала ожидала увидеть полуразрушенный замок, а то и руины, засохшие деревья, вроде тех, что росли у границы… пауков, скелетов и зомби, призраков, пыль, грязь… но никак не ухоженный городок, единственной странностью которого было отсутствие жителей!
        Скакун остановился у широкой лестницы, нервно стукнул копытом, кося глазом на Линэра Первого. Ами прекрасно его понимала. Не будь на мужчине клейма темного колдуна, он бы тоже устраивал отбор… Вот только за шанс на него попасть многие девицы бы перегрызли друг другу горло. Хотя, может быть, он не хорош с лица? Да какая разница, по большому счету. Главное ведь душа?
        Несколько пар рук подхватили Амалу, стянули с седла и поставили перед крыльцом. Девушка с трудом удержалась от того, чтобы заорать. Ощущения были не из приятных. Кто смеет прикасаться к особе благородной крови без разрешения? Да еще и скрывшись под заклятьем невидимости!
        Обернувшись, Ами посмотрела на коня. Вряд ли кто-то из людей мог бы так легко стащить ее с седла без какой-нибудь подставки. Значит, Его Темнейшество приручил какую-то магическую тварь и прячет ее… Просто замечательно!
        Тем временем темный маг властно протянул ей руку, приглашая подняться. Ами закусила губу, чтобы не выдать неожиданно охватившей ее паники. Слишком уж странное местечко, ничего не скажешь! Приподняв подол юбки и сверкнув пряжками на изящных туфельках, она принялась взбираться по лестнице. Козодой мирно спал на ее плече, не реагируя на то, что девушка двигалась. Похоже, так привык за время скачки, что ему уже все нипочем.
        «Один, два, три…»  - мысленно отсчитывала ступени Амала. Привычка знать точное число всего, что попадается на глаза, появилась в детстве, когда она сбегала от учителей к экономке, постоянно проверявшей запасы.
        На сотой ступеньке Ами остановилась, достала платочек, вытерла пару выступивших капелек пота и посмотрела наверх. Линэр Первый все так же стоял наверху, протягивал ей руку и, кажется, едва заметно улыбался. С такого расстояния сложно было разглядеть выражение лица мага. Прикинув в голове, сколько она прошла, Амала нахмурилась. Похоже, очередное колдовство. Девушка должна была уже два, а то и три раза преодолеть эту лестницу, но она все не кончается и не кончается. Обернувшись, девушка едва сдержала испуганный возглас.
        Круглой площади позади не было, лестница обвивалась вокруг огромной скалы! Ступени позади потрескались от времени и выглядели крайне ненадежными. Похоже, пути назад нет. Не сильно-то и хотелось, но все-таки!
        Ами привычно закусила губу и пошла вверх. Когда-нибудь же кончится эта проклятая лестница? Но спустя еще сто ступеней она ни на шаг не приблизилась к Его Темнейшеству!
        - Хм… вы, леди Нерра, безнадежны,  - подал голос козодой.
        От неожиданности Амала подпрыгнула, неудачно приземлилась и кубарем покатилась вниз. Страх очутиться в той части лестницы, где ступени начинали крошиться, оказался настолько силен, что она расцарапала ладони в кровь, пытаясь остановиться.
        Ухватившись за балясину, она наконец-то смогла завершить свое позорное падение. Ладони саднило, и Ами по привычки лизнула их, надеясь унять боль. Вкус пыли вперемешку с кровью и кусочками камня заполнил рот. Появилось какое-то могильное ощущение, словно она находилась на кладбище.
        Испуганно заозиравшись, Амала не нашла ничего, что могло бы подтвердить ее догадку. Солнечный день, на небе ни облачка, белая мраморная лестница под ногами. Платье опять в клочья! Ну, ладно, не в клочья, но выглядит оно ужасно!
        Шмыгнув носом от ноющей боли в ладонях, Амала поднялась, отряхнулась, провела ладонями над юбкой, приводя себя в порядок. Жаль только, залечить тело так же просто она не могла.
        - Я не безнадежна. Я не обучена. Это разные вещи,  - хмыкнула девушка, осторожно становясь на следующую ступеньку.
        Она опасалась, что во время падения могла повредить ноги. Один неверный шаг - и полет вниз повторится.
        - Я заметил,  - хмыкнул козодой и вновь занял место у нее на плече.
        Хорошо хоть макушку не облюбовал. С этого прохвоста станется.
        - Прекрасно. Помолчи, пожалуйста, я пытаюсь подняться наверх,  - раздраженно бросила Амала, уверенно перебирая ногами.
        «Один, два, три…»  - считала она про себя
        - Не поможет,  - ехидно прокомментировал птиц.
        - Это еще почему? Когда-нибудь же кончится!
        - Нет. Это защитное заклинание замка. Его Темнейшество при въезде в город назначил вас врагом. Заклинание не отпустит, только если…  - Ауро захохотал.
        - «Если» что?  - недовольно спросила Амала.
        Она понимала, что козодой намного более сведущ в магии по сравнению с ней. Но умолять его о помощи в который раз за день не хотелось. Это было унизительно. Ауро не был дураком, хотя отчаянно разыгрывал его. Нет, в этой птичке было достаточно интеллекта для того, чтобы прекрасно справиться со своей задачей - довести невесту до отбора. Поэтому списать его неуместную молчаливость на то, что он дурак, не выйдет. Он развлекается, паршивец!
        - Слушай, давай ты выключишь клинического идиота?  - усмирив свою гордыню, предложила Амала.  - Я знаю, что ты умнее и опытнее. Вроде бы одного признания достаточно, да?
        - Нет, ты должна превозносить меня,  - захохотал козодой.
        - А не пошел бы ты?..
        - И что ты мне сделаешь? Я бесплотный,  - ухмыльнулся птиц, демонстративно пролетев сквозь голову Ами.
        Ощущения, надо признать, специфические, словно кто-то внутри щеточкой для пыли провел. А еще неприятный холодок пробежался по позвоночнику, но тут же растаял, стоило птицу усесться на другом плече.
        - И как же ты тогда разбил окно, а?  - устало спросила Амала, упорно поднимаясь.
        Ноги гудели. Ей казалось, что еще несколько ступеней, и она упадет от усталости. Еще бы, столько преодолеть с непривычки! Но Ами пообещала себе, что, даже если рухнет, продолжит двигаться вверх ползком. Чего бы ей это ни стоило!
        - А я могу и вполне себе осязаемым быть,  - ответил птиц и мстительно клюнул Амалу в макушку.  - О, слышишь звон? Это отсутствие твоих мозгов. Впрочем, сейчас оно будет даже на пользу.
        - В смысле?!  - возмутилась Ами, пропустив не самый приятный «комплимент» мимо ушей.
        - Тебе надо отрешиться от собственных мыслей. Эта лестница бесконечная, но как только ты обретешь внутреннюю гармонию, очистишь свой разум от лихорадочных мыслей, избавишься от страхов, ловушка тебя отпустит.
        - Но я ведь только о женихе и думаю,  - фыркнула девушка, поднимаясь еще на три ступени.
        Голова закружилась, ком подступил к горлу - тело всеми возможными способами выражало возмущение происходящим.
        - А надо не думать вообще ни о чем. А еще ты скучаешь по семье. Уловил отголоски, пока сквозь твою черепушку выхаживал. Так что советую остановиться и передохнуть. Эта гонка не даст тебе ничего. Сядь, расслабься.
        Недовольно фыркнув, Амала выполнила требование козодоя. В конце концов, хуже точно не будет. В крайнем случае потеряет десяток минут, не больше.
        - Молодец. Теперь глаза закрой, спину выпрями, плечи расправь и представь, что ты находишься там, где тебе хорошо.
        Вообразить на месте жуткой лестницы бескрайнее поле ржи, сквозь которую проглядывают васильки и маки? Да запросто, ничего сложного в этом нет!
        Амала устроилась поудобнее, оперлась спиной о балясину, потом сменила ступеньку и уселась между двух столбиков, чтобы выпуклость не упиралась в позвоночник.
        «Полюшко-поле»,  - мысленно промурлыкала Амала.
        - Так, молодец. А теперь представь себя на том поле,  - продолжал командовать Ауро.
        От его слов прекрасное видение разлетелось стайкой бабочек, которые запорхали в сознании Ами, не давая ей сосредоточиться. Начинающая ведьма рассердилась, махнула рукой, прогоняя насекомых прочь. Лениво помахивая разноцветными крыльями, бабочки вальяжно полетели за границы ее сознания.
        «Прекрасно, только глюков не хватает для полного счастья».
        - Не отвлекайся. Ты в твоем месте, где тебе хорошо.
        «А он не умеет читать мысли. А ты уже испугалась, да, Ами, когда он сказал, что что-то уловил, пройдя сквозь тебя? Так, мысли, идите лесом. Вас не должно быть. Только безмятежность».
        - Молодец,  - прошептал ей на ухо Ауро.  - А теперь выйдут твои ужасы, твои страхи. Ты должна их победить, не думая ни о чем. Каждая твоя мысль сделает их сильнее. Не забывая об этом.
        Вытянув шею вверх, козодой притворился сухой веткой и замолчал. Он сделал все, что мог. Время третьего испытания, и он больше ничего не предпримет.

        ХВОСТ СЕДЬМОЙ. БЕСКОНЕЧНАЯ ЛЕСТНИЦА

        Глава 8

        Рожь щекотала ладони. Амала осмотрелась. Поле простиралось во все стороны, ни деревца, ни куста… ни дорожки. Она словно свалилась с неба прямо посреди огромного сельскохозяйственного участка. Приложив ладонь козырьком, Ами осмотрелась. Создавалось странное ощущение, что мир поворачивается вместе с ней, и только скользящие под ладонями колоски говорили о том, что она все-таки поворачивается.
        Жуткая лестница отошла на второй план, заслонив стоящих где-то далеко-далеко герцогов и матушку. Только поле, теплый ветер в лицо и… странная черная точка на горизонте. Амала невольно потянулась к кинжалу на поясе.
        Движение, отработанное до автоматизма. Какая-то проблема? Бери кинжал, а дальше уже выкрутишься как-нибудь. Ами нравилось это приятное чувство защищенности, возможность дать отпор.
        Лезвие засветилось ослепительно-ярко, стоило ему покинуть ножны. Девушка присвистнула: похоже, ее заклинание оказалось на редкость устойчивым. Или это просто воображение? Она же на проклятой лестнице!
        Черная точка приблизилась, стала похожа на грозовую тучу грязно-черного цвета с неожиданно острыми краями в некоторых местах. Она напоминала какое-то изуродованное магией животное, безумный эксперимент алхимика или некромага. От тучи веяло холодом, могильным холодом. Даже с такого расстояния Ами чувствовала, как сквозь стройные ряды колосков пробирается холодный воздух, заползает под юбки, добирается до сердца.
        Рука девушки дрогнула, пальцы задрожали, и Амала посильнее вцепилась в кинжал, для верности перехватив рукоятку двумя руками. Что бы ни надвигалось на нее, добра от него ждать не стоит. Вообще не стоит ждать добра, оно - настолько большая редкость, что лучше принимать его с восторгом и благодарностью, а считать его данностью.
        Козодоя рядом не было, это тоже волновало начинающую волшебницу. Каким бы вредным ни был птиц, он помогал ей. Возможно, даже вопреки воле своего темного господина.
        Задумавшись всего на мгновение, Амала пропустила стремительное приближение тучи. Тут же стало не до праздных мыслей. Вблизи чудовище оказалось клубком из тварей всех мастей и размеров. Некоторые из них были знакомы Ами по детским кошмарам, в других она признала свои страхи, а вот остальные вызывали вопросы. Ком медленно подкатился к девушке и замер, ощетинившись клыками, рогами и когтями. Существа могли бы напасть, но почему-то не делали этого, словно не могли пересечь невидимую черту.
        «Что там говорил Ауро? Победить страхи, кажется? Значит, с них и начнем, с остальным разберемся позже»,  - уверенно решила Амала, делая шаг в сторону твари.
        В правой руке она сжимала кинжал, а левой осторожно коснулась мокрого носа одного из чудовищ. Зверь чем-то напоминал собаку с шестью лапами и широкими кожистыми крыльями, порванными то тут, то там. Дыры вызывали невольное сочувствие, на таких крыльях не полетаешь!
        Зверь благодарно ткнулся носом в протянутую ладонь, лизнул ее, а потом оскалился.
        На Амалу потоком ледяной воды обрушились воспоминания.

* * *

        Часовая башня, куда строго-настрого запрещали ходить и герцоги, и матушка. Конечно же, именно она интересовала неразлучную парочку - Амалу и Нерриту, которые сбежали с урока танцев и хотели пошалить. С ровной площадки наверху открывался прекрасный вид на окружающие земли, но девочек интересовало другое: подойти к краю, свеситься и смотреть вниз. Так, чтобы голова кружилась от ужаса, чтобы щекотало в груди, а ноги слабели.
        - Смотри, как я могу!  - смеясь, сказала Нерра и запрыгнула на парапет.
        Расставив руки в стороны, девочка уверенно пошла вперед, опасно накреняясь то в одну, то в другую сторону. Юная герцогиня смеялась, прыгала на одной ноге и дурачилась. А потом подул ветер и скинул отчаянную девочку вниз.
        На негнущихся ногах Ами подошла к бортику. Внизу лежала Нерри. Руки и ноги неестественно выгнуты, громкий крик слышен даже с высоты третьего этажа. Как выжила-то? Загадка…
        Дворовые псы подходили и обеспокоенно обнюхивали лежащую девочку. Они громко лаяли, привлекая внимание.
        Резкая боль пронзила тело Ами. Ей показалось, что это не сестра, а она упала на землю. Вцепившись в парапет, Амала пыталась не упасть следом. Голова кружилась, словно она не ела сутки, а то и больше. Во рту появился неприятный металлический привкус. Слабость наваливалась свинцовым покрывалом, придавливая к земле.
        Ей казалось, что сама жизнь вылетает с каждым выдохом. Надо было подняться, позвать на помощь, но даже мизинцем пошевелить было сложно. С трудом положив голову на парапет, Ами смотрела на лежащую на земле Нерриту и чувствовала вину. Она старше на две недели, она должна была предупредить, уберечь! По крайней мере, именно так говорила матушка. Настаивала на том, чтобы Амала не отходила далеко от герцогской дочки, помогала во всем…
        «Молодец, Ами, помогла»,  - тоскливо подумала девочка и вздрогнула.
        Нерра дернулась, боль пронзила тело Амалы. Неррита воспарила над землей, поднимаясь все выше, а тошнота сильнее навалилась на ее молочную сестру. Жуткие переломы срастались на глазах, а Ами казалось, что ее кости дробит невидимый горняк. Спустя десять минут Нерра снова стояла на парапете.
        - Ами, ты чего? Тебе плохо?  - беззаботно спросила девочка.
        Амала смотрела на нее, не веря своим глазам. После такой травмы лекари обычно давали неутешительные прогнозы относительно того, выживет пациент или нет, а тут она продолжает прыгать, как горная коза. Разве что немного страдающая амнезией.
        - Да, голова кружится… Похоже, плохо позавтракала.
        - А я тебе говорила, что надо больше есть. И матушка говорила. И твоя матушка тоже,  - нахмурилась Нерра и спрыгнула с парапета на смотровую площадку.  - Идем, выпросим у старухи Зельты чего-нибудь. Она как раз должна была приготовить эклеры.
        Нерра мечтательно улыбнулась, помогла Амале встать и повела ее в сторону кухни.

* * *

        Видение растаяло, оставив Амалу в растерянности. Она не помнила ничего подобного в своей жизни. Да такое не забудешь! Неужели магия темного колдуна? Но откуда он мог знать о таких подробностях, как любимое платье Нерры?
        Мокрая скользкая морда толкнулась в ладонь Ами, привлекая внимание. Непонятный монстропес смотрел на нее огромными грустными глазами. Он выглядел таким милым и несчастным, что жалость тут же охватила Амалу. Девушка попыталась потрепать тварь за ухом и только успела одернуть руку - острые клыки щелкнули в паре миллиметров от кожи, задев лишь платье.
        «Да чтоб тебя! Мне уже надоело его чинить! Надо будет раздобыть что-нибудь менее хрупкое!»  - подумала Ами, невольно отступая от видения на шаг.
        Подняв голову, она осмотрела огромный ком и присвистнула, тут же втянув голову в плечи: в резиденции герцогов не любили свист, можно было и хворостиной схлопотать. Из клубка тут же выглянула морда с длинными губами и красными глазами. Монстр подмигнул Амале и скрылся где-то в недрах этого странного нечто.
        «Страхи. Вот вы мое что… Все то, что лежит глубоко внутри. То, что нельзя показывать, потому что это считают слабостью… Мерзость-то какая! Надо срочно разбираться. А переплелись-то как, не поймешь, где и что…»
        Амала задумчиво ходила внутри безопасного круга, размышляя над тем, что делать дальше. Соваться с кинжалом наголо на всю эту ораву просто самоубийство. Да и… вряд ли человеку под силу за один раз избавиться от всех страхов. Значит должен, должен быть способ!
        Тем временем страхи, заметив, что на них не обращают внимания, начали стучать когтями и хвостами о невидимый барьер, завывать и щелкать зубами.
        - Так, а ну, цыц!  - шикнула на них Ами, уперев руки в бока.
        Грозно посмотрев на копошащийся ком, она с трудом сдерживала рвотные позывы. До чего же мерзкое зрелище!
        - Так, вот ты, хвостатый, шаг вперед,  - важно скомандовала девушка, вспомнив, как решал подобные сложные ситуации герцог Эрин.
        Приосанившись, Ами смело сделала шаг за защитную черту, пренебрежительно посмотрела на клубок.
        - Так, все, кроме названного, свободны,  - над полем пролетел недовольный вой.  - Свободны. Время не бесконечно. В порядке живой очереди будем разбираться. Итак, господин Страх Высоты?  - обратилась Амала к монстропсу, уже вырвавшемуся из кучи-малы.
        Тот недовольно зарычал, приподняв верхнюю губу.
        - Не высоты?  - осторожно уточнила девушка, пристально вглядываясь в темные глаза.
        Пес кивнул и уселся перед ней, едва заметно помахивая хвостом. Остальные страхи немного поворчали-повыли для приличия, но отправились восвояси, как были, клубком.
        Амала задумалась. Что же тогда воплощает это создание? Ответ явно в подсказке-видении. Но там кроме нее, поранившейся Нерры и высоты ничего не было.
        - Кровь?  - осторожно поинтересовалась Амала и отмела эту версию, не дожидаясь ответа:  - Нет, глупости, не боюсь я ее. Тогда, может быть, ответственность?
        На лице монстра проскользнуло скучающее выражение. Он посмотрел на Амалу, оскалился для порядка и улегся, уложив на массивные лапы огромную голову.
        «Вот козодой бы тебе сейчас ох как пригодился! Да только никто не может тебе помочь с этим испытанием. Явно все подстроено проклятым темным!»
        Амала села рядом с псом и неуверенно потрепала его по холке. Зверь не выражал никакой агрессии, словно в одиночестве из бешеной гончей превратился в кроткого домашнего любимца.
        «Что мы знаем о маге? То, что ему захотелось жениться? Да нет, вряд ли. Нашел бы какую-нибудь даму, которая бы признала его. Мало ли в селеньях дурочек, готовых сунуть в голову петлю ради призрака роскошной жизни? Увы, немало… Да и не их это вина. Значит, он хочет получить что-то другое… Для жертвоприношения, если верить сказкам, прекрасно подойдет та же крестьянка. Важна не кровь, а невинность. А семья в бедственном положении продаст ему ребенка. Могут даже родить специально для этого дела».
        На последней мысли Амала невольно вздрогнула. Ее всегда пугала жизнь простого народа, она не была уверена в том, что справилась бы с ней. А матушка любила еще подлить масла в огонь, называя ее неумехой и лентяйкой. У молочной сестры герцогини нет права осуждать крестьян, ни в коем разе! Она не сделала ничего для того, чтобы их жизнь стала лучше, значит, и права голоса не имеет!
        «Зато он подарил тебе метку, Ами… Метку, которая позволяет тебе колдовать!»
        Девушку осенило, от радости она подскочила, довольно хлопнула в ладоши и указала пальцем на безмятежно дремлющего монстра.
        - Ты - Страх Волшебства! Я угадала?
        Пес лениво открыл глаза, посмотрел на нее, а потом утвердительно кивнул. Сердце ушло в пятки. Получается, увиденное не было наваждением? Получается, она как-то замешана в таинственном исцелении Нерриты? Ну… целительство не самый плохой дар, можно жить.
        - Ладно, иди. Я больше не буду бояться колдовать. Но и огласке это предавать не собираюсь.
        Пес с сомнением посмотрел на Амалу, подпрыгнул, щелкнув зубами перед самым носом и улегся у ее ног. Похоже, не поверил.
        Его темная шерсть чуть посветлела, и Ами почувствовала облегчение. Похоже, она немного продвинулась вперед. Внутри разлилось приятное тепло гордости. Она справилась, она смогла! Она смогла победить собственных подкроватных монстров!
        - Удивлен, леди Неррита,  - голос темного мага вырвал ее из видения.

        ХВОСТ ВОСЬМОЙ. ПОТАЕННЫЕ УГОЛКИ ДУШИ

        Глава 9

        - Как вы себя чувствуете?  - спросил Линэр Первый, наклонившись и подавая ей руку.
        Амала заморгала часто-часто и принялась осматриваться. Девушка сидела на верхней ступеньке лестницы. С нее, надо отметить, открывался прекрасный вид на розовый сад, поблескивающий лепестками угольно-черных цветов. С опаской опершись на протянутую ладонь, Ами встала, ставшим внезапно привычным жестом провела над платьем, приводя его в порядок…
        Отчаянно хотелось высказать наглому магу все, что она о нем думает. Что он подлец, каких еще свет не видывал, что она по его милости чуть несколько раз не умерла, но Амала поглубже затолкала бранную речь и улыбнулась.
        - Благодарю, Ваше Темнейшество. Я в порядке. Несколько устала с дороги, но это сущие пустяки,  - убедившись, что твердо стоит на ногах, Амала присела в реверансе, выражая свое почтение.
        Уважение уважением, а кубарем скатиться с лестницы ей не хотелось.
        - Рад нашей встрече,  - холодно улыбнулся темный маг, и Амала невольно задержала взгляд на его лице, совершенно беззастенчиво рассматривая.
        Перед ней стоял молодой мужчина, лет тридцать или около того. Волосы длинные, собраны белоснежной лентой в свободный хвост, пара прядей выбилась и развевается на ветру. Ами невольно сравнила его с герцогом Эрином, тот тоже любил светлые плащи, за что его втайне костерили прачки, которым приходилось их отстирывать.
        - Позвольте вручить вам подарок, символизирующий мою радость,  - Линэр Первый склонился к корзине, достал из нее последнюю черную розу, плавно выпрямился и изящным движением протянул ее Амале.
        Девушка невольно отшатнулась. Ей совершенно не нравилось происходящее. Черный - цвет смерти, срезанный цветок - спутник смерти… На что он намекает? Но отказываться нельзя. Вымученно улыбнувшись, Ами сделала книксен и осторожно приняла дар.
        - Что ж, теперь мы все в сборе.
        - Господин, господин, я молодец?  - вклинился в размеренную беседу козодой, опускаясь Амале прямо на макушку.
        Видимо, он надеялся таким образом гарантированно привлечь внимание.
        - Да, Ауро. Ты и семь твоих товарищей справились с заданием. Я рассчитывал на большее. Но восемь, значит, восемь. Надеюсь, хоть кто-нибудь справится,  - в голосе темного мага на мгновение промелькнуло беспокойство.
        Амала готова поклясться, что слышала его, видела, как изменилось выражение лица, как маг бросил короткий взгляд на стоящих за его спиной девушек.
        Уставшие, даже изможденные, они с опаской посматривали на Амалу и друг на друга.
        «Да уж, с такими каши не сваришь»,  - огорченно подумала Ами, но решила не делать поспешных выводов. А вдруг? Может быть, она их напугала во время прохождения испытания… Мало ли что.
        - Господин, господин, похвалите меня прилюдно!  - воскликнул птиц, вновь привлекая к себе внимание.
        Из кучки девушек послышался нервный смешок. Ами поднесла ладонь к голове и коснулась лап козодоя, предлагая тому пересесть. К счастью, Ауро не сопротивлялся.
        - Ваше Темнейшество, господин посол был весьма обходителен и учтив во время путешествия. Его помощь в… навигации оказалась неоценима. Прошу Вас, представьте его к награде, если есть такая возможность,  - с улыбкой посмотрев на темного мага, попросила Ами.
        - Я учту это. Благодарю за ваше мнение, леди Неррита. А теперь прошу всех проследовать за мной. Мне необходимо провести экскурсию.
        Линэр развернулся на каблуках. Белоснежный плащ взлетел в воздух, и на мгновение показалось, что вместо темного властелина на крыльце дворца стоит ангел, спустившейся с небес. Но наваждение растаяло так же быстро, как и появилось. Резкие чеканные шаги, стук набоек по белому мрамору, прямая спина и гордо вскинутая голова - все это выдавало в Его Темнейшестве человека жесткого, привыкшего к строгому порядку и подчинению.
        - Спасибо, леди Нерра,  - поблагодарил козодой и уселся на плечо Амалы.
        Девушка не ответила, приподняла подол юбки и присоединилась к другим несчастным, избранным темным магом. Судя по всему, он рассчитывал на то, что гостий будет больше. Ну… так бывает иногда, что планы не претворяются в жизнь.
        Стараясь не слишком сильно всматриваться в спутниц, Амала, тем не менее, отмечала детали их гардероба. Первой с преувеличенной бодростью шла блондинка в небесно-голубом платье с пышной юбкой, украшенной белоснежным кружевом. Ее напряженная спина выдавала сильное волнение, а выбившийся из прически локон, прилипший к шее, только подтверждал догадки Ами: девушка переживает. Судя по диадеме из горного хрусталя, перед ней северянка. Одна из дочерей Морозных Лордов. Ауталия славилась этими прозрачными, словно слеза дракона, камнями. Ни в одном другом месте в мире не было хрусталя такой чистоты. Поговаривали, что если сделать волшебный шар из такого, то в нем можно увидеть и прошлое, и настоящее, и будущее. Официальных подтверждений, конечно же, не было, даже в Ауталии магия под запретом, хотя на гадалок и провидиц там закрывали глаза. Судя по всему, у незнакомки неплохо получается колдовать, выглядит просто замечательно, словно только что от камеристки! Точно ведьма!
        «Надо будет с ней поговорить потом. Вон какая сумка увесистая на поясе, в ней явно что-то тяжелое. Бьюсь об заклад, у нее с собой один из тех волшебных шаров. Пожалуй, в такой ситуации будет не лишним узнать будущее. Хотя бы подготовиться можно к изощренным испытаниям Его Темнейшества»,  - отметила Амала и принялась разглядывать другую девушку.
        Второй внимание привлекла знойная южанка. Ами всегда восхищалась их яркой красотой. При дворе королевы одной из фрейлин была соотечественница незнакомки. В жаркой Сентии у людей были куда более свободные нравы, и Амала была благодарна Ее Величеству за то, что та позволила фрейлине изменить жизнь многих знатных дам к лучшему. Тугие корсеты? Пышные юбки с кринолинами? Прически невообразимых форм? Все это стало элементами балов, маскарадов, важных встреч, а никак не ежедневной реальностью.
        Одетая в лучших традициях своей страны, незнакомка являла миру длинные стройные ноги, выглядывающие из разрезов юбки, похожей на множество лоскутов алой ткани, привязанных к поясу. Впрочем, это могло быть и правдой, мода южан изменчива. На руках и ногах позвякивали десятки медных браслетов. С каждым шагом незнакомки становилось легче, она словно приносила в мир спокойствие.
        Но больше всего внимания привлекала голая спина. На нее водопадом спускалась копна смолисто-черных волос, подхваченных алым платком. Хвостики смешными заячьими ушками торчали над головой незнакомки, а бубенцы, привязанные к ним, позвякивали в такт браслетам.
        «Жрица Матери, не иначе,  - мысленно хихикнула Амала.  - Наши местные бы в обморок попадали, увидев ее. Да и не только служители Семи, а простые люди. Слишком откровенно. Наверняка у нее еще и декольте весьма… открытое. Вот уж кто понравится Его Темнейшеству. Ее тоже следует держать поближе к себе».
        Больше рассмотреть никого не удалось. Процессия вошла сквозь массивные дубовые двери в просторный холл. Взгляд Ами тут же зацепился за мозаику на полу, но разобрать, что именно изображено, не получалось. Похоже, смотреть нужно сверху, с широкой галереи. В животе неожиданно закололо. Амала невольно прижала ладони к ноющему месту и недовольно подумала о том, что козодой обещал ей, ужин или обед? В любом случае, уже пора!
        Линэр первый поднялся на несколько ступеней лестницы и сверху вниз посмотрел на столпившихся кучкой девушек.
        - Я еще раз рад приветствовать вас, дамы, в моем скромном жилище. Ни для кого не секрет, зачем мы здесь собрались. У каждого сильного правителя должна быть не менее яркая жена,  - маг заложил руки за спину и принялся расхаживать туда-сюда, иногда косясь на девушек темными глазами.  - Как вы понимаете, мне нужна особенная женщина. Я бы даже сказал, невероятная. Я провел не одну бессонную неделю в поисках достойнейших из достойных. И вот вы здесь…
        Повисло неловкое молчание. Ами боялась дышать, чтобы ненароком не привлечь к себе внимание темного мага. Судя по реакции остальных девушек, им тоже было немного не по себе. Разве что кроме одной… Странная мертвенно-бледная красотка в чопорном платье с турнюром, напоминавшая скорее гувернантку, а не кандидатку в невесты. Или вдову.
        - Вы все успешно справились с первыми четырьмя испытаниями, доказав, что я не ошибся, и ваши склонности к волшебству высоки. Впрочем, я вынужден выделить среди вас моих фавориток. Вы,  - он указал тростью, которая сплелась из теней прямо в руке, на Амалу.  - Леди Неррита, и вы, леди Кейли, вы единственные справились с четвертым заданием. Весьма похвально. Впрочем, это не сделает вашу жизнь легче, не надейтесь. Итак, наша скромная экскурсия.
        Темный маг медленно обвел взглядом собравшихся и тихим едва различимым голосом продолжил. Перебивать желающих не нашлось.
        - Мой дворец состоит из трех крыльев… Не советую пытаться попасть в центральное той, которая не хочет умереть ужасной смертью… Ужасной и мучительной, я бы сказал. В левом крыле расположены хозяйственные помещения. Если вам понадобится что-нибудь, вы найдете это там. На время отбора правое крыло переделано под ваши спальни. Их четыре. Ни одна из вас не должна спать в одиночестве. Если кто-то умрет во время отбора, ее соседке следует сменить комнату,  - спокойно, словно объясняя, как пожарить яичницу, рассказывал Линэр.
        Над толпой пролетел недовольный гул. Еще бы, кому захочется становиться молодым красивым трупом?
        - Тишина!  - приструнил девушек темный маг.  - Я не разрешал говорить. Право обращаться ко мне надо еще заслужить,  - на этой фразе он выразительно посмотрел на Амалу.
        Девушке показалось, что ей в желудок положили огромный кусок льда. Голова тут же закружилась и затошнило, но Ами постаралась не показать вида.
        - Итак, второй завтрак ждет вас в столовой правого крыла. Выберите себе комнаты и заселитесь. Не забудьте позаботиться о моем подарке. Пятое испытание начнется вечером. На этом все.
        Взмахнув рукой, маг вернул свою трость теням и вальяжно поднялся по лестнице, чтобы скрыться за массивной дверью.
        Кто-то из любопытствующих попробовал последовать за ним и недовольно потирал лоб. Похоже, Его Темнейшество не верил в то, что его невестам хватит ума послушать его советы, и закрыл проход заклинанием.
        - Ай!  - недовольно прокомментировала миниатюрная рыжеволосая девчушка.
        - Что ж, вот мы и остались одни,  - задумчиво продолжила северянка.
        Она щелкнула пальцами, и полумрак помещения осветили четыре желтых огонька, похожих на солнце.
        - Здорово!  - восторженно воскликнула рыжая.
        - Спасибо,  - сдержанно поблагодарила северянка.  - Итак, вы все слышали… Его Темнейшество. Я думаю, теперь ни у кого не останется сомнений в том, что наше положение весьма плачевное. Кто из вас уже владеет магией? Боюсь, без нее нам отсюда не выбраться.
        - Келли Цоколли, верховная жрица Матери в Дантэри,  - представилась южанка, изящным движением откидывая волосы назад.  - Специализация исцеление души. К вашим услугам.
        - Вейли Кон. Наследница Студеного Морозного Лорда,  - назвалась в ответ северянка.  - Верховная ведьма Ковена Холода. Специализация - боевые заклинания воды. Итак, кто-нибудь еще?
        Неожиданно рыжая девчушка, до этого обиженно потиравшая переносицу, приосанилась, осмотрела комнату и забралась с ногами на стул, сиротливо стоящий у стены. С высоты она обвела взглядом собравшихся.
        - Зарри Утренняя Дымка. Хранительница Восточных Лесов к вашим услугам. Специализация омоложение и заклинания земли.
        - Прекрасно. Кто-нибудь еще?  - сурово спросила Вейли, посматривая на остальных девушек из-под прикрытых век.  - Нет, боюсь, что нет. Что ж… Так как нам все-таки надо разбиться на пары, я предлагаю Заре и Келли занять одну комнату. Неррита будет жить со мной,  - северянка хищно сверкнула глазами, и Амале показалось, что она еще хуже темного мага. Плевать, что светлая ведьма!
        Амала стояла, силясь сделать хоть шаг. Да, она хотела быть поближе к этой барышне. Но не настолько. И не путем противопоставления остальному коллективу.
        - Иди к нам, не бойся. Если ты справилась с лестницей, значит, в тебе что-то есть. Четверка сильнейших сформирована.
        Остальные девушки недовольно зароптали, кроме той, похожей на вдову. Она стояла неподвижно, словно привидение.
        - Так, меньше возмущений. Вы, слепые котятки, хотите жить? Все хотят. Но нужно понимать, что это сложно. Да, я не буду скрывать, что жизни нашей четверки в приоритете по сравнению с вашими. Но также нужно понимать и то, что мы в ответе за вас, как более опытные. Разбиться по парам и занять комнаты. На еду полчаса, после мы разберемся, почему вы попали на отбор, и как раскрыть ваш потенциал. Встретимся через час. Чтобы вам было удобнее следить…
        Ведьма достала из сумки песок, подкинула щепотку в воздух, сформировав восемь песочных часов.
        - Когда в верхней половине ничего не останется, я буду ждать вас. Подумайте пока, кто вы и откуда, кем были ваши предки. Это облегчит задачу.
        Не дожидаясь ответа, Вейли подхватила Амалу под локоть и потащила за собой, одним точным нажатием на болевую точку пресекая любые попытки вырваться.

        ХВОСТ ДЕВЯТЫЙ. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ОТБОР

        Глава 10

        С трудом поспевая за шумной северянкой, айсбергом пересекшей океан просторного холла, Амала думала о том, что она вляпалась по самое не балуй. А еще думала о Нерре. Сестрице явно приходится несладко. Ей, привыкшей к роскоши, тяжело будет изображать из себя простую девицу неблагородной крови.
        Но долго думать о таких мелочах не пришлось. Вейли ловким движением втолкнула Ами в первую попавшуюся комнату, зашла следом и с громким стуком отрезала их от остальных невест.
        - Ну, здравствуй,  - хищно улыбнулась северянка.
        От такого напора Ами растерялась, отступила на шаг, неловко зацепилась за ковер и упала.
        - Какая неуклюжая,  - с сожалением бросила Вейли, поправляя выбившийся из прически локон изящным ледяным движением.
        - Уставшая,  - поправила ее Амала и пошла в ответную атаку.
        Легко поднявшись, она осмотрела комнату и сделала шаг вперед.
        - Моя постель у окна,  - уверенно заявила Ами и подошла к широкому подоконнику, раздвинула тяжелые бархатные шторы.
        Пейзаж не вызвал особого восторга: все тот же парк, засаженный сверху донизу черными розами.
        - Что вам нужно, леди Вейли? Не сомневаюсь, что вы выбрали меня не просто так. Не темните, рано или поздно я выведу вас на чистую воду,  - Ами прищурилась и с чувством собственного превосходства посмотрела на северянку.
        Если бы кто-то взял ее за руку, то без труда выявил бы волнение и даже ужас, но Амала привыкла скрывать внешние проявления своих чувств.
        - Пусть я не являюсь обученной волшебницей,  - продолжила она,  - Я сейчас стою ничуть не меньше, чем вы. Возможно, даже больше. Уж не поэтому ли вы решили держать меня поближе?
        - Хм, неплохо. Ты отличаешься от той, кого я успела увидеть в шаре. Я думала, маленькой девочке будет нужна защита, а, оказывается, она сама может показать зубки. Не так уж и плохо.
        - Какой ваш интерес в помощи кому-то вроде меня?  - осторожно уточнила Ами, с любопытством заглядывая в платяной шкаф.
        Пусто. Похоже, вещи еще не доставили.
        - Политика. Ваш отец договорился о браке с одним из Морозных Принцев. В этом союзе заинтересованы не только мы, но и вы. Поэтому мне будет очень выгодно в будущем упомянуть, что выжили вы благодаря моей помощи,  - хмыкнула Вейли.  - К тому же, вы не должны стать женой монстра. По-хорошему, ни одна из нас не должна. Но я буду играть в интересах своей страны. Если понадобится, я одержу победу. В конце концов, поймать на крючок такого сильного мага уже само по себе достижение.
        «Холодная, расчетливая… От ее слов мурашки бегут по коже, и хочется закутаться в шаль. И в то же время от нее не исходит агрессии. Пожалуй, не самый плохой союзник, да, Ами? Ты бы предпочла, чтобы твоей напарницей стала Келли, но выбирать не приходится. Главное, случайно не проговориться, что ты не Неррита. Боюсь, тогда на помощь северянки рассчитывать не придется. Тебя скорее сделают жертвенной овцой!»
        - Благодарю за честность. Думаю, нам стоит выйти к остальным, чтобы не вызывать разногласия и недоверие в коллективе,  - заметила Ами.  - Это война. И только вместе мы можем победить.
        - Разумно,  - усмехнулась Вейли.  - Нужно заручиться как можно большим числом союзников и определить тех, кто станет откупными. Так или иначе, все не могут выиграть.
        - Да. Но все могут не проиграть,  - упрямо возразила Амала.
        Вспомнив про розу, девушка опустила ее в массивную хрустальную вазу. Цветок выглядел там сиротливым и забытым ребенком, но другого «домика» для него не было.
        Амала остановилась перед зеркалом, глянула на свое изможденное лицо, быстро переплела косу и вышла в коридор. Обеденный зал виднелся чуть левее. Оттуда уже тянуло до боли в животе соблазнительными запахами запеченного мяса, отварной картошки и каких-то салатов. Сглотнув слюну, Ами поспешила в трапезную.

* * *

        Завтрак прошел в напряженном молчании. Разделение, созданное Вейли, отразилось и в том, как девушки расселись за столом. Мест было много, четверка «не-избранных» заняла дальний конец и недобро поглядывала на тех, кого выделила ледяная ведьма. От этого Амале было очень неловко. Она любила, когда все вместе, когда нет разделения. Отчасти потому, что герцоги приняли ее как родную дочь, доказав всем, что хорошее отношение и правильное воспитание сделает из любого достойного члена общества. Герцогиня, конечно, отчитывала Амалу за ее просторечные выражения, но больше для того, чтобы их не подхватила Нерра.
        «Так, надо следить за речью, следить за речью. Леди Мельтина, стоило больше обращать внимания на ваши подсказки!»
        Гробовую тишину лишь иногда нарушало позвякивание столовых приборов о тарелки. Похоже, не одна Ами была голодна, как волк. А готовили в замке Его Темнейшества просто пальчики оближешь! Чего один цыпленок в сливочно-чесночном соусе стоит! А картошечка, да с укропчиком! Салатики с креветками…
        Глаза у Амалы так и разбегались, у герцогов никогда не было такого разнообразия за столом.
        Впрочем, кое-что еще смущало девушку. Одна из участниц отбора с равнодушным видом сидела перед тарелкой. Сколько Ами ни пыталась поймать момент, когда девушка ест, ей так и не удалось. А ведь незнакомка и так бледная, как смерть!
        Не выдержав, Амала встала со своего места и пересела от четверки избранных поближе к странной девушке.
        - Вы не голодны?  - осторожно спросила Ами, насаживая на вилку кусочек копченой колбасы.
        - Нет, благодарю. Я… В моем роду не принято много есть. Раз в неделю вполне достаточно,  - загадочно улыбнулась незнакомка.  - Элизабет. Элизабет Гилтон, приятно познакомиться. Я очень благодарна вам за заботу, леди Неррита, но, право слово, не стоит. Не отвлекайтесь на такие пустяки.
        Девушка загадочно улыбнулась, провела кончиком пальца по ободку стакана и внимательно посмотрела в глаза Ами.
        - Я думаю, каждой из нас стоит использовать все козыри в этой игре. Не заботясь об остальных. Все-таки мы не в том положении, чтобы заботиться обо всех и каждом.
        - Сейчас не испытание темного мага. А простое внимание не такое уж и выматывающее.
        - Кто знает. В этом доме все может стать испытанием, разве не…
        Договорить она не успела. Двери в обеденный зал распахнулись, и на пороге возник Линэр Первый. В помещении тут же стало холодно, и дело не в потоках воздуха, ворвавшихся вслед за ним. Просто рядом с темным магом всегда было неуютно.
        - Надеюсь, вы остались довольны трапезой. Пришло время приступить к пятому испытанию.
        - Но… как? Вы же говорили что-то про вечер,  - нахмурившись, поинтересовалась Келли.
        - Вам стоит лучше следить за временем, леди Цоколли. Солнце уже опустилось за горизонт, землю окутали приятные сумерки. Самое время приступить к тому, ради чего вы все здесь собрались.
        Девушки недовольно загудели. Кто-то поспешил положить в рот последний кусочек, словно перед смертью можно было надышаться. Амала с сожалением отставила тарелку в сторону, проходить испытания темного мага лучше на пустой желудок. А если пустого не предвидится, то хотя бы не забивать его до отвала.
        - Мы готовы, Ваше Темнейшество,  - взяла ситуацию в свои руки Вейли.
        Она уже успела встать и с чувством собственного достоинства посматривала на Линэра.
        - Мы можем узнать, в чем именно будет заключаться это испытание?
        - Конечно,  - улыбнулся темный маг, подошел к стеклянной двери, ведущей в сад, и легко распахнул ее.  - Следуйте за мной. А слуги пока подготовят чаепитие для тех, кто справится с заданием. У нас сегодня просто божественные эклеры. Наш повар очень волновался перед вашим приездом.
        Странное ощущение, словно ее только что обманули, но в какой-то мелочи, на мгновение посетило Амалу. Девушка поспешила вслед за темным магом, словно завороженная. Страх ушел, только непонятное ощущение, похожее на предвкушение чего-то необычного и волшебного, замечательного, окутало с ног до головы.
        На улице витала приятная прохлада, едва уловимый аромат роз облаком окутывал странный сад.
        «Что можно делать на улице ночью? Он хочет, чтобы мы провели ритуал призыва? Но ведь как минимум половина из нас не обучалась магии!»
        - Мне жаль,  - Вейли поравнялась с Амалой и коснулась ее ладони.  - Мне жаль, что я не успела поделиться своими знаниями со всеми, кто собрался в столовой.
        - Зачем ты мне это говоришь?  - нахмурилась Ами.
        - Мы не знаем, что приготовил нам Его Темнейшество. Вполне вероятно, решит избавиться от тех, кто слишком хорош в магии. Не зря же он говорил о том, что вам, прошедшим по лестнице с достоинством, не будет легче. Вполне может быть и так, что он просто хочет поразвлечься. А мы, опытные колдуньи, станем в этом помехой.
        - Я запомню твои слова, Вейли Кон, наследница Студеного Морозного Лорда,  - уверила ее Ами, проходя под массивной каменной аркой.
        Запах мха и прелой листвы ударил в нос. Похоже, они оказались в той части парка, где садовник работал спустя рукава. Впрочем, оглядевшись, Ами поняла, что она ошиблась. Они находились на самом настоящем кладбище. Массивные каменные плиты, чуть покосившиеся столбы и уходящий вниз ход в крипту. Захотелось присвистнуть. Изобретательности темного можно позавидовать.
        - Добро пожаловать, леди. Вы находитесь в святая святых. Здесь, в земле, лежат мои предки. Им тоже будет интересно с вами познакомиться,  - с усмешкой прокомментировал темный маг.
        - А в чем же испытание?  - робко спросила одна из неизвестных девиц.
        - Привести здесь все в порядок. Я не надеюсь на то, что вы поставите на место могильные камни, но к утру ни одной соринки тут быть не должно. У каждой из вас своя часть территории,  - темный маг хлопнул в ладоши, и от земли поднялось мертвенное свечение.  - Те, кто не справятся к утру, выбывают. Я, так и быть, отправлю ваши тела вашим родственникам. За отдельную плату. Приступайте.

        ХВОСТ ДЕСЯТЫЙ. ИСПЫТАНИЕ МОГИЛОЙ

        Глава 11

        Линэр Первый с довольным видом отряхнул ладони и вышел за пределы кладбища. Без него стало еще холоднее. Тут же в головы девушек полезли страшные байки про то, как мертвецы восстают из могил и мстят живым, что посмели потревожить их покой в неправильный час.
        Впрочем, от Его Темнейшества можно было ожидать чего угодно. Например, что тяжелые плиты со скрипом отъедут в стороны, из-под них выберутся скелеты и устроят невестам веселую жизнь.
        - Без паники,  - тут же принялась командовать Вейли.
        Похоже, она была не из тех папенькиных дочек, которые сидят дома и ничего не делают. Такие властные интонации в голосе не появляются на пустом месте, только после долгой работы с людьми. Другого начальника и слушать не будут.
        Зарри недовольно скривилась, брезгливо попереминалась с ноги на ногу и с вызовом посмотрела на Вейли.
        - Легко тебе говорить. Холод и смерть всегда идут рука об руку. А я привыкла приносить жизнь в этот мир. Мне только чужого кладбища ночью не хватало!  - девочка недовольно скрестила руки на груди.
        - Хочешь оказаться в числе тех, чей хладный труп отправят родителям? Не думаю. Так что для начала проведем жеребьевку.
        Северянка залезла в сумочку, достала оттуда блокнот и на листке написала цифры от одного до восьми. Перемешав их старательно, выложила на дорожку, прижав каждый клочок бумаги найденным здесь же камушком.
        - Выбирайте. Сначала младшенькие,  - сделав широкий жест рукой, пригласила Вейли.
        - У нас есть имена,  - гордо вздернула нос пышногрудая шатенка.  - Дайли Енрис, будем знакомы.
        Она потерла ладони, и в призрачном свете луны Ами смогла рассмотреть на них множество мозолей. Платье у шатенки простое, такие носят горожанки или зажиточные крестьянки, недорогая ткань, но крой подражает веяниям моды.
        - Замечательно, Дайли. Делай свой выбор. Раньше выберешь - раньше сможешь приступить к работе.
        - Да тут работы-то часа на два,  - самоуверенно заявила девушка и не глядя взяла бумажку.  - Шестой. Ну, я пошла. Говорят, в моем роду были ведьмы. Я уверена, что кто-то из моих бабок поможет мне справиться с этим колдуном. Оказаться на месте королевы весьма заманчиво.
        Вейли ничего не ответила, прикрыла глаза и выдохнула через нос, явно оставив размышления на потом.
        - Кто дальше? Девочки, не тяните, а то так до весны просидим.
        - Янтарь,  - коротко представилась низенькая девушка лет двадцати на вид.  - Я не ребенок,  - тут же сурово предупредила она.  - Мой род идет от гномьего племени, отсюда и наш рост. Мастер обработки камней.
        Чтобы продемонстрировать свои силы, она подошла к покосившемуся надгробию, положила на него ладонь, и камень словно ожил. Потек под ее руками, выпрямился и занял то положение, которое ему подобает.
        - Недурственно. И почему же ты смолчала, когда я спрашивала про склонности к волшебству?  - с интересом уточнила Вейли, подманивая Янтарь к бумажкам.
        - Это не магия в привычном тебе понимании. Это разговор с самой природой. Я думаю, Зарри поймет. Не стесняйтесь попросить помощи,  - девушка подхватила бумажку и ушла в свой сектор, разминая кулаки. Похоже, настроена она была весьма решительно.
        - Итак, что же за темная лошадка у нас осталась? Кто следующий?
        - Я,  - улыбнулась дама лет двадцати пяти на вид с белоснежными волосами.  - Я не владею магией, это правда. Но сведуща в искусстве алхимии. Если после отбора захотите свести свои розы, обращайтесь, сделаю дружескую скидку. Сектор пять, я пошла работать. Мое искусство тут не поможет. Кстати, меня зовут Бигги. Бигги Вокс.
        «Алхимик. Занимательно. Значит, она прибыла с запада. Путь неблизкий. Было бы интересно узнать, каким испытаниям подверг их Линэр. Не факт, что все сражались с одинаковыми монстрами».
        - Ну же, давай, бледная, выбирай. А то мы так до утра тормозить будем.
        - У меня есть имя, и прошу впредь называть меня только так. Элизабет. Элизабет Гилтон. И во мне вообще нет волшебства. Поэтому я возьму то, что останется. Я все равно не выживу. А у вас будет больше шансов,  - девушка улыбнулась, и Ами стало грустно.
        Она прониклась симпатией к леди Элизабет. Пусть она говорит грубо и пытается изображать из себя невежу, воспитание не скрыть. Неужели Его Темнейшество все-таки ошибся и призвал кого-то не способного пройти испытания? С одной стороны, это давало надежду, ведь даже темный маг мог ошибиться, а с другой становилось страшно. Ведь это значит, что в любой момент стройный план темного мага может рассыпаться в прах!
        - Как скажешь. Тогда выбираем.
        Вейли первая наклонилась, взяла свой номерок и тут же отправилась работать. Она достала из сумочки странный предмет, который тут же превратился в небольшую лопатку. Пожалуй, инструменты бы не помешали всем участницам. Не голыми же руками разгребать грязь?
        Амале достался сектор с номером семь.
        «Очень символично… Кстати, а где потерялся господин посол? Он же вроде птичка ночная… а пропал. Странно все это. Когда входили в наше крыло, он был рядом, а потом я его не помню. Похоже, улетел куда-то, а я от волнения не заметила».
        Холод постепенно начал пробирать до костей. Чтобы не замерзнуть, Ами оживленно подергала руками и ногами и принялась осматривать территорию, которую ей предстояло привести в порядок. Не так уж и много, всего лишь три заросшие травой могилы. Сюда бы лопату, тяпку, как раз к утру бы и управилась. Останется только омыть водой, и все, красота будет.
        «Мда… Руками долго тут это разгребать. Ну-ка, попробуем применить волшебство. Та же грязь, что и в таверне, только с другого бока»,  - решила схитрить Амала. Взмахнула ладонями, но привычные искры не посыпались. Ничего не отозвалось внутри, словно и не была она волшебницей, так, пустота, да и только.
        Вздохнув и помянув недобрым словом темного мага, Ами собрала несколько сухих опавших веток, перевязала длинной травинкой, соорудив некоторое подобие веника, и принялась выметать прошлогоднюю листву этим импровизированным инструментом.
        - Мда. А внимательности тебе не занимать,  - неожиданно хмыкнул над ухом козодой.
        - О, а вот и пропажа нашлась. И где тебя темные носили?  - с улыбкой поинтересовалась Амала, не отвлекаясь от своего занятия.  - И где тут мусорный угол? Куда все уносить?
        - М-м… видишь площадку по центру? Там надо будет сжечь мусор. Все просто.
        - Замечательно,  - буркнула Амала. В темноте убирать было не очень-то удобно.
        Спустя несколько минут спина противно заныла, девушка распрямилась и решила создать себе немного света. Увы, и это заклинание, которое вроде бы должно получаться, не отозвалось.
        - Не поможет,  - ехидно прокомментировал козодой.
        - Это еще почему? Я же теперь владею магией!
        - Потому что есть места, где магия бессильна. Например, здесь.
        - А Янтарь камень подвергала воздействию. Что-то не сходится.
        - То, что ты пытаешься думать и анализировать, это, конечно, хорошо,  - усмехнулся козодой, демонстративно усаживаясь на то место, где работала Амала.  - Вот только у тебя недостаточно знаний. Магия течет в потоках, невидимых простому человеческому глазу. Чтобы сотворить заклинание, ты должна, грубо говоря, схватить этот поток и связать в нужный узор. Но тебе вязать тут не из чего. Так что увы. Даже тот артефакт, что ты сделала, не будет работать.
        Закончив лекцию, козодой перелетел на ближайшее надгробие.
        - Прекрасно, просто замечательно. И в чем тогда суть испытания? Предыдущие-то были про магию.
        - Не могу знать,  - изобразил пожатие плечами козодой, широко разведя крылья в стороны.  - Его душа потемки. Только Темнейшество может дать ответ на этот вопрос. Совет хочешь?  - неожиданно предложил козодой.
        - Кто ж откажется?
        - Даже два дам.
        - И что ты за это хочешь?  - прищурилась Ами, ожидая от Ауро подставы.
        - Да ничего. Ты и так уже словечко перед Его Темнейшеством замолвила. У тебя за крайним надгробием инструменты для уборки есть. У всех есть, надо только поискать. А если выкинуть кинжал за пределы кладбища, где кончается зона антимагии, он осветит тебе все. Какое-никакое, а подспорье.
        - Спасибо,  - преисполненная благодарности, Амала попыталась погладить полезную птицу.
        Козодой заверещал, ловко увернулся от этого проявления нежности и отлетел подальше.
        - Но-но-но, леди Неррита, без рук. Вы мне еще перья испортите, и как я потом летать буду?
        - Ладно, ладно,  - примирительно подняла вверх ладони Ами, сняла с пояса кинжал и прицельно бросила его за территорию кладбища. По какому-то счастливому стечению обстоятельств она умудрилась попасть в дерево, растущее возле черно-розовых кустов. Упади оружие на землю, толку от кинжала было бы всего ничего, а тут словно кто-то сверху помог. Спустя мгновение кинжал засветился, прогоняя прочь мрачные густые тени.
        - О, неплохо,  - прокомментировала Вейли со своего участка.
        Северянка пыталась выглядеть невозмутимой, но судя по проскальзывавшему брезгливому выражению на лице, ей очень не нравилось задание.
        - Вполне,  - согласилась Ами.  - Кстати, передай всем. Тут у каждого есть инструменты. Надо только поискать, и дело пойдет быстрее.
        Подавая пример, Амала направилась к указанному козодоем месту и извлекла из-за надгробия ведро с лопатой, граблями и - самое ценное - рабочими перчатками. Ее пример воодушевил других невест, и работа пошла быстрее. Зарри пыталась уговорить всех петь вместе, мол, так трудиться веселее, но отклика ее предложение не получило. Ночь и так пугала шорохами и холодными прикосновениями к лодыжкам, а тут еще петь, внимание привлекать.
        Амала убирала мусор, старательно представляя, что приводит в порядок клумбы у поместья, а не очищает могилы неизвестных. Впрочем, это было не так уж и важно. Задание и задание. Ами слышала, что на последнем отборе у какого-то дворянина девушек заставили есть лягушачьи лапки, мол деликатес… Уж лучше кладбище, чем такие изыски.
        Несколько вопросов занимали разум девушки во время работы. Глаза боятся, руки делают, а мозг думает. Почему кладбище находится в зоне без магии? Если вспомнить все те же сказки, то выходило, что Линэр Первый не хотел встретиться с дражайшими почившими родственниками, ведь именно сильные маги вставали по своей воле в виде нежити из могил. Но это лишь один вариант. Вполне возможно, что Его Темнейшество соврал, и могилы принадлежат членам предыдущей династии, которые к магии не имели никакого отношения. И тогда получается, что Линэр не хочет, чтобы кто-то или что-то подняло этих людей. Неужели он думает, что среди невест мог оказаться некромаг? Впрочем, если вспомнить леди Элизабет и сравнить с ней все то, что обычно пишут о некромагах, выходило, что может…
        По крайней мере, стереотипный некромаг мало ел, имел бледный вид и был крайне немногословен, при этом обладал весьма заносчивым нравом. Да уж, разношерстная подобралась компания, ничего не скажешь. И главное, что вроде бы все такие милые девушки, а копни чуть поглубже, выяснится, что проклятые ведьмы.

        ХВОСТ ОДИННАДЦАТЫЙ. МЕСТО, В КОТОРОМ НЕТ МАГИИ

        Глава 12

        Ближе к рассвету работа подходила к концу. Амала чувствовала себя опустошенной. Ей казалось, что стоит только моргнуть, и она уснет прямо на надгробии. Пальцы плохо слушались, норовя вот-вот выпустить грабли. Можно было бы считать работу сделанной, но перепуганные обещанием неминуемой гибели девушки раз за разом находили, к чему можно придраться, и возвращались к работе. Умирать из-за такой ерунды, как усталость, не хотелось никому.
        Когда зарево разгорелось, а из-за горизонта показались первые колючие солнечные лучи, у ворот кладбища появился темный Властелин. Выглядел он прескверно. Если вчера его можно было назвать просто бледным, то сейчас пред очами невест стоял изможденный мужчина с глубоко залегающими морщинами, синяками под глазами и подрагивающими руками.
        - Доброе утро, дамы,  - поприветствовал их Линэр Первый, однако на кладбище не зашел, остался за забором.
        - Доброе утро, Ваше Темнейшество,  - нестройным хором ответили невесты.
        Глаза слипались, тело ломило, и все, что беспокоило девушек - успешно ли они справились и когда можно будет отдохнуть.
        - Смотрю, потрудились на славу. Думаю, вы заслужили отдых. Что ж, это место само решит, кто достоин оказаться на следующем этапе. Прошу, выходите по одной. Будет не больно, я обещаю,  - зловещим голосом сказал властелин, поправив фибулу в виде черной розы.
        Вейли решительно сделала шаг вперед, подавая пример остальным. За ночь она только укрепила свои позиции неформального лидера и сейчас чувствовала ответственность перед остальными девушками.
        Плавно двигаясь вперед, северянка покрутила головой, разминая шею, приосанилась и с видом королевы переступила порог кладбища. Замерла, ожидая, что что-нибудь произойдет.
        - Что вы стоите, леди Вейли? Испытание пройдено. Следуйте за блуждающим огоньком, он приведет к купальне,  - с милой ледяной улыбкой скомандовал темный маг.  - Следующая.
        Успешный пример Вейли придал девушкам сил, вслед за ней вышла Зарри, потом Дайли, а вслед за ними пошла Элизабет. Амала решила покинуть кладбище последней, за ночь у нее накопилось изрядное количество вопросов, и она надеялась получить от темного властелина ответы хотя бы на часть из них.
        Громкий вскрик пронесся по парку. Ами вытянула шею, чтобы получше рассмотреть, что же происходит. А происходило нечто странное. Элизабет замерла и начала постепенно превращаться в камень. Ее словно накрывал гранитный саван. Последней потеряла жизнь рука с меткой в виде черной розы. Татуировка словно обрела объем и черной металлической розой упала на землю, глухо стукнувшись о камни дорожки.
        Оставшиеся девушки недовольно загудели. Одно дело - смерть, которой грозят, словно страшной ведьмой из сказки. И совсем другое - увидеть, как твоя подруга по несчастью превращается в камень.
        - Какая красивая статуя получилась. Девушки, выходите скорее, чего вы там столпились?  - с кровожадной улыбкой спросил темный маг.
        - Ждите,  - сухо сказала Янтарь, решительно выходя наружу.
        Сделав шаг за ворота, девушка замерла в величественной позе, но ничего не происходило.
        - Что-то не так? Вы прошли испытание. Награда ждет,  - подначил девушку Его Темнейшество.
        - Я хочу проститься с подругой,  - тоном, не терпящим возражений, ответила девушка, подошла к каменному изваянию Элизабет и приложила к нему ладонь. Прикрыв глаза, Янтарь сжала вторую ладонь в кулак и что-то зашептала себе под нос.
        - Боюсь, магия вашего рода бессильна, леди Шарен,  - с горькой усмешкой прокомментировал маг.  - Советую вам воспользоваться моментом и отдохнуть. Кто знает, когда удастся в следующий раз.
        После этого Линэр перевел взгляд на оставшихся.
        - Поторапливайтесь. Кто знает, вдруг ваше промедление будет равносильно провалу?
        Упрашивать два раза не пришлось. Девушки одна за одной выходили с кладбища, получали в провожатые волшебный огонек и спешили покинуть гнетущее место. Амала, как и планировала, покинула кладбище последней. При прохождении невидимой черты руку обожгло. Татуировка словно с новой силой впилась в предплечье, напоминая о своем присутствии. А ведь так было хорошо, когда ее не жгло по поводу и без!
        Не обращая внимания на темного мага, она первым делом направилась к дереву, плотно удерживающему ее кинжал. В солнечных лучах его свет не казался слишком ярким, но был все еще различимым. С усилием потянув за рукоять, Амала выдернула свое оружие и вернула в ножны.
        - А вы решительная девушка, леди Нерра,  - с усмешкой заметил маг.
        - Какие времена, такие и девушки,  - парировала Ами, поправляя ножны на поясе.  - У меня есть несколько вопросов.
        - И вы думаете, что я позволю вам их задать?  - усмехнулся темный маг.
        - А вы можете назвать хоть одну причину, чтобы не позволить? Кроме вашей усталости, конечно. Но хочу отметить, что я устала не меньше.
        Осмотрев себя с ног до головы, Ами демонстративно провела рукой над платьем, приводя одежду в порядок. Она понимала, что этот жест вряд ли сойдет за демонстрацию силы, но вот как показатель того, что она готова потратить часть отдыха на разговоры - вполне.
        - Ваша решительность заслуживает уважения. Неужели не боитесь оставаться наедине с ужасным темным магом?
        - Если бы этот маг был так ужасен, он бы не выделил нам комнаты и не заботился об отдыхе. Возможно, этому магу хочется, чтобы его считали плохим,  - покачала головой Ами.  - Так что, я получу ответы?
        - Зависит от того, что вас интересует. В любом случае, разговора на улице не будет. Следуйте за мной.

        ХВОСТ ДВЕНАДЦАТЫЙ. ПЕРВАЯ СМЕРТЬ

        Глава 13

        Линэр Первый передвигался широким размашистым шагом. Ами охарактеризовала бы его как строевой. Четкие продуманные движения, некая колючая грация и взгляд сверху вниз. Конечно, темный маг мог и так, без снобизма, смотреть на нее сверху, его роста было вполне достаточно для этого, но он продолжал держать дистанцию. Хотя, казалось бы, с невестой говорить собирается.
        Они вышли по узкой дорожке к небольшому домику, скрытому в благоухающей розами глубине парка. За стеклянным окошком виднелись белоснежные, явно накрахмаленные шторы. Они весьма гармонировали с белоснежным же плащом мага, создавая неожиданное ощущение того, что дворец являлся лишь декорацией, а жил Его Темнейшество здесь, в крошечном домике на отшибе.
        - Добро пожаловать, леди Нерра, проходите, располагайтесь. Ваш завтрак скоро доставят. Я не рассчитывал на то, что у меня будут гости,  - темный маг поклонился и сделал приглашающий жест рукой.
        Чуть пригнувшись, Ами вошла в избушку. Потолки оказались невысокими. Наверняка темный властелин чувствует себя не очень комфортно, рискуя уткнуться лбом в какую-нибудь балку.
        Пока Линэр Первый закрывал дверь, Ами успела оглядеться. Домик как домик, таких сотни в деревнях: пять стен, печь по центру, за пятой стеной явно «личные покои» с сундуками и постелью, а тут красный угол с полным собранием идолов Семерых, стол с двумя лавками по бокам, даже не стулья или табуреты, и простой домотканый коврик на полу. На подоконниках ютятся горшки с карликовыми розами. Естественно, черными.
        - Проходите, располагайтесь,  - пригласил темный маг, вешая роскошный белоснежный плащ на гвоздь, выполнявший функцию гардероба.
        В понимании Амалы происходило что-то невероятное. Образ простого домика никак не складывался с образом его хозяина. А ведь жилище - отражение своего владельца.
        - Вас что-то беспокоит?  - с искренней заботой спросил темный, открывая окно на улицу.
        Комната тут же наполнилась утренней свежестью и прохладой. Не успевшая отогреться Амала зябко поежилась, а вот Линэру, похоже, все было нипочем.
        - Не ожидала увидеть столь скромное жилище,  - промямлила себе под нос Ами и уставилась в пол. Вряд ли темный будет рад такой характеристике.
        - Благодарю. Главное, чтобы было удобно. А этот домик вполне с этим справляется. А вот и наш завтрак,  - переключил внимание девушки маг, указывая рукой на подлетающие к окну подносы.
        Спустя несколько минут на столе красовался простой, Ами бы даже сказала деревенский, завтрак. Но от голода было плевать, хоть нарезанная колбаса, главное, что-то закинуть в желудок. С трудом сдерживаясь, Амала взяла в левую руку вилку, в правую нож и отрезала маленький кусочек от поджаренного мяса. Что ж, если бы каждый крестьянин так готовил, мир определенно был бы лучше. Нежная куриная грудка просто таяла во рту. Похоже, Его Темнейшество любитель птицы. Цыпленок на прошлый завтрак, курица на этот…
        Когда Ами добралась до жареной картошечки с луком, она с трудом сдержала восторженный возглас. Герцогиня Мельтина считала подобную еду плебейской, и к столу такое не подавали. Иногда матушка тайком от прислуги жарила ей и Нерре немного картошки. Вот он, вкус тайны, детства и свободы от правил. Амала довольно заулыбалась, погрузившись в воспоминания.
        - Советую попробовать яичницу. Диво как хороша,  - вырвал ее из мыслей темный маг, ловко поглощающий свой завтрак.
        - Благодарю.
        Ощущение того, что происходит нечто невероятное, что обязательно ей потом аукнется, не покидало Амалу. Но, похоже, Линэр Первый предпочитал за столом ограничиваться лишь общими фразами из разряда «Как вам мастерство нашего повара» или «Не будете любезны передать мне соль?» Он словно видел ее насквозь, и каждый раз находил способ не дать задать вопрос. То подложит что-то в тарелку, словно они знакомы не один год, то спросит какую-то ерунду.
        Амала злилась. Ей казалось, что темный играет, чтобы потом превратить в камень, как он сделал это с Элизабет.
        - Вы не хотите отвечать на вопросы? Зачем же тогда согласились?  - смогла, наконец-то, вставить слово Ами, когда правитель приложился к стакану яблочного сока.
        - Вовсе нет. Мы, маги, держим свое слово. Репутация дороже, понимаете ли. Просто как можно портить такой прекрасный завтрак деловыми разговорами?  - тепло улыбнулся темный.
        Ами неуверенно кивнула. Да, было что-то в этой трапезе такое… камерное и домашнее, не хотелось разрушать иллюзию разговорами. Она с наслаждением доела первое и отрезала кусочек от ягодного пирога, думая о том, что политика - игра грязная. Как можно было этого человека назвать чудовищем? За излишне жесткие методы управления? Пожалуй, можно, но вот… кто их не использует в тяжелые часы? А раз королю приходится устраивать отбор невест, то часы самые что ни на есть тяжелые.
        Невидимые слуги ловко составили грязную посуду на подносы и унесли ее прямо через окно. Амала с любопытством посматривала на это волшебство и думала о том, что неплохо было бы освоить что-нибудь подобное.
        - Что же вас тревожит, леди Неррита?  - спросил темный, постукивая пальцами по столешнице.
        - Ваше кладбище…  - осторожно начала Ами, а потом разозлилась на себя и продолжила уже куда бодрее:  - Местность, на которой оно расположено, лишена магических потоков. Почему выбрали именно его?
        - Все просто,  - Линэр потер подбородок, наклонился к Нерре, с усмешкой наблюдая за тем, как девушка невольно отшатнулась.  - Это место, где покоятся все короли, королевы и приближенные к ним люди. Очень часто их тела сохраняют навыки владельцев, если можно так выразиться. Поднятый король - серьезный и опасный противник. Поэтому стараются не допускать такого. Я удовлетворил ваше любопытство?
        - Частично…  - растягивая слоги, ответила Ами. Она сама думала о чем-то подобном, но чувствовала, что маг рассказал ей не всю правду.  - А почему тогда мы тревожили сон покойных королей и королев? Вы так хотите поиздеваться над предшественниками?..
        Конец вопроса она проглотила. Не стоит могущественному магу напоминать о том, что он узурпировал власть.
        - Отнюдь. Я хотел, чтобы вы перестали бояться. А клин клином вышибают. Сколько глупых детских страшилок построено на том, что ночью на кладбище что-то случилось.
        - Вы хитры и изворотливы, Ваше Темнейшество. Но если бы вы оставили нам немного света…
        - …чтобы вы перестали бояться? Нет, это не входит в мои планы, милая Неррита. Я хотел, чтобы вы не перестали бояться ночи, а прогнали прочь свои страхи. К сожалению, леди Элизабет не справилась с этим простейшим заданием. Страх как был полноправным хозяином в ее сердце, так и остался. Мне жаль.
        - Благодарю за ответы. Надеюсь, они были честными.
        - А какой смысл во лжи? Запугать вас? Заставить подчиняться? Вы и так в моей власти, Неррита, не забывайте об этом. А вот и ваш огонек, он проводит,  - маг щелкнул пальцами, и у ног Ами возник светло-желтый шарик.
        Он потерся о ноги, словно выпрашивающий сметану кот, а потом повел в сторону двери. Похоже, аудиенция была окончена, и следовало убираться восвояси. Амала пожала плечами и отправилась вслед за кусочком света. Уже само по себе то, что злой и страшный маг легко творит заклинания света, вызывает удивление. Очень часто они не могли сделать это в силу характера своего дара. Возникало еще множество вопросов, но вряд ли Его Темнейшество так легко ответит на них.
        Оказавшись на улице, Ами выдохнула с облегчением. Все не так страшно, могло быть намного хуже.

        ХВОСТ ТРИНАДЦАТЫЙ. ПОЧТИ СЕМЕЙНЫЙ ЗАВТРАК

        Глава 14

        Огонек, созданный темным, кружил перед Амалой, словно бабочка. Он то опускался на пышные бутоны роз, то замирал на дорожке, но не давался в руки. На развилке Ами замерла. На сердце было неспокойно. Эта странная Элизабет, которая словно специально подставилась, отвела от всех остальных беду… Нужно попрощаться.
        Несмотря на попытки огонька увести ее в сторону дворца, Ами уверенно свернула к кладбищу. Днем оно должно меньше пугать. Пробираясь по узкой дорожке вперед, Амала думала, что же она сделает? Статуе ведь уже ничем не поможешь. Леди Элизабет мертва…
        «Решено, я пообещаю, что сделаю все возможное, чтобы вернуть ее домой. Хоть и в таком виде!»  - нашла решение Ами, выходя к последнему повороту.
        Расправив плечи, вдохнув и выдохнув несколько раз для храбрости, девушка решительно сделала еще пару шагов и удивленно замерла. Пространство перед кладбищенскими воротами пустовало. Леди Элизабет и след простыл.
        - Что за чертовщина,  - недовольно прошептала Ами, подходя к тому месту, где подруга по несчастью обратилась в камень.
        Трава примята, но следов того, что кто-то уносил статую, не было. Словно ее подняли в воздух и перенесли. Странно. Очень странно.
        Решив не задерживаться в этом месте, Амала поспешила за огоньком. Выглядеть так, словно ничего не произошло, сложно. Смерть, разговор с темным магом, неожиданное открытие - все эти события кружили в разуме девушки, и так утомленном бессонной ночью.
        «Сколько я уже не спала? Может быть, это уже галлюцинации из-за переутомления? Надо вымыться и лечь отдохнуть. А то так можно и совсем не справиться, да еще и с ума сойти. Нет, нельзя себя до такого доводить».
        Огонек вывел девушку к столовой, чуть покружил у дверей и пролетел сквозь них внутрь. Амала потянула массивную латунную ручку и пошла за ним. В уши тут же проник веселый девичий смех. Ами даже сначала не поверила себе, но огонек вывел ее к огромной купальне, где вовсю резвились оставшиеся шесть невест.
        Амала замерла в дверях, не зная, как реагировать на подобное. Она слишком устала, чтобы искать хоть какое-то логичное объяснение произошедшему. Больше всего она хотела стянуть пропахшее прелыми листьями платье и окунуться в воду. Вот только это веселье смущало и вызывало неприятные ощущения, словно она попала куда-то не туда.
        - Чего ты замерла в дверях? Проходи,  - поманила ее Вейли, лежащая в клубящихся потоках воды.
        - Вам не кажется… что веселиться после того, как мы потеряли одну из участниц, не очень хорошо?  - осторожно спросила Амала, подходя к небольшой лавочке и нащупывая сзади шнуровку корсажа.
        Какое счастье, что она не надела вчера одно из прекрасных платьев Нерры, которые утягивают талию до состояния осиной. В таком наряде работать было бы попросту невозможно!
        - Хочешь плясать под его дудку?  - недовольно спросила Келли.
        - О чем ты?  - нахмурилась Ами, выбралась из платья и с наслаждением залезла в божественно-теплую воду.
        Усталость тут же навалилась на нее с новой силой. Девушка подвинула поближе к краю бассейна каменный подголовник и устроилась на нем.
        - Все наши предыдущие испытания. Они построены на том, чтобы мы смирились, чтобы мы боялись. Знаешь, к чему это приведет? К тому, что мы потеряем волю и станем его послушными куклами. Сказки про злых волшебников не просто так возникли. Это суровая реальность, к сожалению. Напугать, лишить возможности сопротивляться, и вот ты уже в его руках. А у Линэра есть еще прекрасный рычаг давления - наши семьи. Кто не выполнит волю темного мага, лишь бы защитить своих близких?
        Амала задумалась. Она ведь оказалась на отборе именно поэтому. Страх и желание спасти. Похоже, Его Темнейшество переиграл ее. Конечно, надеяться на то, что она окажется опытнее взрослого мага, было глупо… но как хотелось хотя бы не сесть в лужу!
        - Все равно… это как-то не очень правильно. Элизабет ведь умерла…
        - Превратилась в камень,  - поправила ее Янтарь.  - Я бы не сказала, что это мертвый камень. Не знаю, зачем темному нас пугать, но происходящее очень похоже на демонстрацию силы. Понимаешь… на отборе должно быть кратное семи количество участников, так принято, а нас доехало восемь. Что-то я сомневаюсь в том, что было больше участниц. Хотя, все может быть. И тогда тех, что послабее, выдворили раньше. У каждой из нас есть какой-то козырь в рукаве. У всех, кроме Элизабет. Тебя это не смутило?
        - А с какой самоотверженностью она вызвалась стать жертвой,  - заметила Дайли.  - Нет, тут явно что-то нечисто.
        Амала покачала головой и предалась блаженству в теплой воде. Усталость все еще оставалась при ней, но уже не давила. Приоткрыв глаза, девушка осмотрелась внимательнее. Купальня была роскошная! Белоснежная лепнина на потолке, мраморные стены, сам бассейн, выложенный бирюзовой плиткой, отчего кажется, что находишься на море. Правда, море Ами видела лишь на картинках, поэтому не могла быть уверена в своих ассоциациях. А еще вода солоноватая. Пальмы в кадках только добавляли ощущения тропического рая.
        Окна от пола до потолка пропускали достаточно света, а там, на улице, за дверями, находился еще один бассейн, судя по отсутствию солнечных бликов на листьях деревьев, к сожалению, пустой. Но и того, что предоставил им темный маг, было вполне достаточно, чтобы почувствовать себя в раю.
        - Знаете, меня еще кое-что смущает,  - опомнилась Ами и встала на пол, чтобы было удобнее на всех смотреть.  - Со временем происходит что-то странное. Вам не кажется?
        - Тоже заметила?  - с улыбкой уточнила Вейли.  - Молодец. Похоже, темный как-то на нас воздействует. Вполне может быть и так, что для наших родственников прошло значительно больше времени. Я прибыла первая, Его Темнейшество выдернул меня из плена чертовой лестницы, а потом вы просто поднимались. Довольно быстро. Хотя маг выглядел уставшим. Он явно вырывает нас из реальности. Странности. А еще кормит как на убой. При том количестве времени, что мы «существуем» и помним, еды нужно намного меньше.
        - Ладно, это все замечательно. Но что делать будем? Надо как-то выбираться,  - Ами скрестила руки на груди, невольно скрывая наготу.
        Даже в обществе одних лишь девушек она чувствовала себя неуютно, особенно примеряя роль лидера.
        - Главное не бежать впереди дилижанса. Глупо и опасно,  - нравоучительно заметила Келли.  - Сейчас вымоемся и пойдем по кроватям. Бигги, ты к нам. У нас с Зарри очень удачно три кровати в комнате. То есть… вы все поняли, да? Что-то тут нечисто, и он сразу знал, что кто-то не выйдет с кладбища.
        - Жестоко!  - обиженно выкрикнула Ами.
        Ей нравилась Элизабет. Такая утонченная, гордая, нереальная. Как императрица. Жаль, что знакомство сложно назвать продолжительным.
        - Ну, на то он и темный маг.
        Дальнейшее купание прошло без обсуждений. Зарри недовольно на всех шикнула, легким движением руки создала фонтанчик и принялась брызгать в невест темного властелина. Визг и хохот заполнили купальню. Девушки, позабыв обо всех трудностях, резвились, словно маленькие дети. К этому приложили руки Утренняя Дымка и Вейли, но так или иначе, на душе стало легче и спокойнее. А когда на душе хорошо, можно победить любое зло.
        Укутавшись в теплые халаты, девушки выпорхнули в столовую, где их уже ждал сытный второй завтрак. После купания закинуть что-нибудь в рот было очень кстати. Да и какая девушка откажется от сладкого? Пожалуй, многие, но среди невест Линэра Первого таких не нашлось.
        Казалось, темный маг пытается загладить вину за ужасное первое испытание. Иначе зачем проявлять столько внимания после всего произошедшего?
        - Все-таки он не такое уж и чудовище,  - заметила Дайли.  - Может быть, действительно моя судьба. Мне прабабка нагадала, что выйду замуж далеко от дома.
        Девушка вздохнула, прикрыла глаза и улыбнулась.
        - Мечтай-мечтай. Мы только первое испытание закончили,  - поспешила вернуть ее с небес на землю Янтарь.  - Кто знает, что ждет нас впереди?
        - А почему бы и не помечтать? После маленького домика такие хоромы-то поиметь каждый захочет.
        - Жадность не доводит до добра,  - хмыкнула Бигги.  - Я слышала, что мои предшественники умудрялись превращать дерево в золото, вот только потом быстро сходили с ума. Не боишься лишиться рассудка, неожиданно став хозяйкой такого имения?
        - Ой, да про вас, алхимиков, все и так знают… сумасшедшие!  - фыркнула Дайли.  - Главное ведь не хозяйство, а любовь. Я уверена, мы найдем с Его Темнейшеством общий язык. Как думаете, Ее Темнейшество Дайли… звучит? Дайли Первая… Нет, похоже на фарс. Надо будет имя посолиднее взять,  - с совершенно серьезным видом рассуждала правнучка ведьмы.
        Переглянувшись, остальные невесты решили ее не переубеждать. Порой надежда придает куда больше сил, чем советы и ободрение.
        - Кстати, а какая у него фамилия?  - задумалась Келли.  - Все-таки сочетание имени и фамилии в нашем мире может многое значить. Был у нас в храме послушник. Хороший малый, вот только имя у него на интарском, а фамилия на калсо… и выходило вроде на нашем языке что-то красивое, а если переводить - Жук Навоз. Или Навозный, смотря какими правилами пользоваться.
        - Хороший вопрос, да вот никто не знает его фамилию. Только титул и имя. Странный скрытный маг! Ладно, нам всем нужно отдохнуть. Кто знает, когда случится очередной временной сдвиг. Я не сомневаюсь, что он случится. Нужно успеть отдохнуть, сон крайне важен для разума,  - вновь принялась руководить Вейли.

* * *

        Устроившись в постели, Амала продолжала испытывать странное беспокойство, охватившее ее еще в доме у мага. И вроде бы на многие вопросы даны ответы или найдены хотя бы догадки о том, как могло быть на самом деле, но картинка никак не складывалась. Ами казалось, что она постоянно что-то упускает. Что-то очень важное и по размерам явно как бревно в глазу.
        - Вейли? Почему ты пытаешься поддерживать всех? Сомневаюсь, что дело только в политике…
        - Не люблю мрачные рожи,  - довольно резко ответила северянка.  - Мне проще жить, когда рядом все в порядке. Отец говорил, что это хорошее качество для будущего правителя. Вот только женщина не может стать Морозным Лордом… Как он сокрушался, что я не сын. Ну… это не мешает стать наследницей, мешает стать законной правительницей.
        - Это несправедливо, ты права.
        - У меня есть выход. Я хочу делать мир лучше. И я сделаю. Надо просто выйти замуж за того, кто будет доверять мне. Так что моя задача выбраться из этой переделки, малышка. А теперь давай поспим. Я понимаю, что за окном светит солнышко, но надо спать. Ш-ш! Молчок!
        Вейли демонстративно отвернулась лицом к стене и накрылась одеялом с головой. Мирное посапывание девушки навевало сонливость. Ами обвела взглядом комнату, не смогла ни за что зацепиться и провалилась в сон.

* * *

        Пробуждение вышло не из приятных. Руку жгло. Проклятая метка вновь напоминала о себе. Недовольно зашипев, Амала села в постели и посмотрела на горящее огнем предплечье. В призрачном свете луны роза выглядела чумным пятном на светлой коже.
        - Проклятье, больно-то как! И что же делать?  - спросила вслух Ами, надеясь, что Вейли проснется.
        Но соседка не отреагировала.
        Помахав рукой в слабой надежде, что боль уймется, Ами подошла к постели Вейли и потрясла ее за плечо. Снежная ведьма должна знать, что происходит. Или хотя бы догадываться!
        Северянка не отреагировала, словно спала мертвым сном. Прикоснувшись кончиками пальцев к ее щеке, Амала в ужасе отпрыгнула: холодная, словно покойница. Сердце забилось в груди от беспокойства, боль отошла на второй план. Накинув на плечи теплый халат, Ами на цыпочках выскользнула в коридор и прокралась в комнату Келли и Зарри. Девушки спали. Бигги смешно развалилась на своей постели, раскинув руки в стороны. Попытка разбудить девушек не увенчалась успехом - они не желали приходить в себя и были так же холодны, как и Вейли.
        Чтобы убедиться в своей правоте, Ами зашла к Дайли и Янтарь. Ничего нового. Мертвенный сон, холодное тело, пульс не прощупывается, дыхание не чувствуется.
        «Так, что-то неладное происходит. И у Ауро не спросишь. Похоже, темный властелин забрал фамильяра поближе к себе. А ведь с ним было так хорошо. Что же делать? Нельзя все так оставлять. Похоже, это какие-то чары, только я чудом не попала под них!»
        Решительно вскинув голову, Амала вернулась в комнату, достала из шкафа платье, оделась, набросила на плечи теплую шаль и вышла в общий зал. Нужно действовать, но что делать, непонятно. Подошла к двери, ведущей в холл, дернула ручку - заперто. Похоже, Его Темнейшество не хотел, чтобы девушки покидали отведенное им крыло. Что ж, его право. Не унывая, Ами пошла к двери на улицу, через которую они отправились на кладбище. И снова неудача! Конечно, можно разбить стекло, вот только это, без сомнений, привлечет ненужное внимание. Неприятный холодок пробежался по спине и поселился где-то в районе живота, словно болотная жаба, дергаясь при каждом движении.
        Кружа по обеденному залу, словно ворон над полем брани, Амала искала выход. Она знала, что он обязательно найдется. Тщательно осмотрев все шкафы, она пришла к выводу, что за ними нет секретной двери. По крайней мере, нет такой двери, которую можно отыскать без помощи магии. А наглой птицы с ее дельными советами нет.
        Недовольно фыркнув себе под нос, девушка вышла в купальню. Вода в бассейне остыла. Растопыренные листья пальм напоминали лапы магических монстров, тянущиеся к живым, чтобы закусить человечинкой. С улицы доносились шорохи, стрекотание цикад и кузнечиков.
        Зацепившись за звук, Амала попыталась загнать страхи поглубже и подошла к окну. Узкая щелочка, через которую в помещение попадал свежий воздух, безусловно, не была дверью. Но уже хоть что-то. Для надежности проверив выход к открытому бассейну, традиционно оказавшийся запертым, Ами решительно полезла сквозь щель на улицу.
        Да, темно. Да, страшно. Но есть светящийся кинжал. Или магия. Она справится. Надо искать ответы на вопросы. Вода не течет под лежачий камень.
        Тут-то и пригодился опыт шалостей с Неррой. Аккуратно выскользнув на улицу, Амала поправила платье, отряхнула с него невидимую пыль, достала все еще светящийся кинжал, подняла его чуть над головой на манер факела и пошла в сторону главного входа. Хотелось снова оказаться на той проклятой лестнице. Девушка понимала, что она может не выбраться, но почему-то казалось, что в собственных страхах можно найти подсказку. Да и доразбираться со страхом волшебства надо, а без материализации ужаса не получится.
        Ночью сад вокруг поместья выглядел еще более странным. Прислушавшись, Амала поняла, что никакого стрекотания цикад не слышно и в помине. Словно она вышла на улицу, и все насекомые разом решили замолчать. Но так не бывает!
        «Опять волшебство! Все-таки не зря Линэра считают одним из сильнейших магов современности. Вот только тратит он свой дар на какую-то бесполезную чепуху. Зачем? Мы и так заметили, что у него тут проблемы и животных нет. Кстати… А чье мясо нам подали на завтрак?»
        Мысли оборвались. Амала выбралась из парка к лестнице. Каким-то чудом она оказалась прямо у ее подножия. Впрочем, оно и к лучшему. Идти уже проторенной дорожкой проще, чем изобретать что-то новое.
        Посмотрев наверх, Амала испуганно ахнула. На площадке крыльца стояло самое настоящее приведение! Вглядевшись, Ами узнала в нем Элизабет.
        «Ну, вот… еще одна душа, лишенная посмертия. Что-то мне это все не нравится. Но, возможно, она что-то узнала. Надо с ней поговорить!»
        - Элизабет! Леди Элизабет!  - позвала Амала.
        Приведение обернулось медленно, отшатнулось, словно не ожидало увидеть никого из живых, и замерло наверху.
        - Леди Элизабет, нам надо поговорить! Спуститесь, пожалуйста!  - попросила Ами, понимая, что может застрять на лестнице надолго…
        А там уже и темный маг может явиться и высказать ей претензии по поводу неподобающего поведения. Да и солнце покажется из-за горизонта, развоплощая призрака.
        Но Элизабет, или кто это там был, никак не отреагировала, белесым, чуть светящимся силуэтом оставшись стоять на верхней площадке. На ум тут же пришло сравнение с путеводной звездой. Что ж, раз ради разговора надо пройти по лестнице, Амала пройдет. Она и так собиралась встретиться со своими ужасами. Почему бы не сейчас?

        ХВОСТ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ. НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

        Глава 15

        И все же она замерла в нерешительности перед лестницей. Воспоминания о коме непонятных существ не радовали. А ведь можно и не выбраться в этот раз! Вдруг в прошлый просто повезло?
        «Так, если ты будешь себя жалеть, ничего не получится. Раз-два, побежали!»
        Но и в следующую минуту она не ступила на белоснежные ступени. И еще через минуту, и еще. Амале показалось, что прошла вечность, прежде чем по позвоночнику прокатилась капелька пота, показывая, что отступать просто некуда.
        Ами отошла на несколько шагов, спрятала кинжал в ножны и направилась к лестнице с закрытыми глазами. Ведь если не видишь чего-то, то оно уже и не такое страшное? Разве нет?
        Когда ее нога опустилась на белоснежные ступени, Амала почувствовала себя увереннее. Словно крылья за спиной выросли, придавая сил. Ами открыла глаза и осмотрелась. Да, все та же огромная лестница, начинающаяся в предгорьях. А сверху стоит привидение. Пройдя для надежности двадцать ступеней, девушка села и закрыла глаза. Нужно снова уйти в поле.

* * *

        На этот раз рожь колосилась во тьме. На небе сияли звезды. Они казались безумно яркими и близкими. Что-то такое Амале довелось видеть лишь однажды, в горах. Небо сливалось с землей, и Ами казалось, что она сама звезда. А если достать из ножен кинжал, то сходство только усиливалось.
        Свистнув, она позвала свои страхи. Первым прибежал белый пес с шестью лапами. Вслед за ним откуда-то из-за горизонта выкатился комок остальных ужасов
        - Ну, здравствуй,  - поприветствовала Ами страх магии и потрепала его по загривку.  - Как дела? У меня получается справляться?
        Вместо ответа пес лег пузом кверху и высунул язык, всем своим видом выражая дружелюбие.
        «Похоже, он доволен. Но как от него избавиться до конца? Неужели… придется убить? Если так, то мне надо отыскать страх смерти и сначала разобраться с ним»,  - думала Амала, почесывая собаке живот. Шерсть у монстра была колючая, чем-то похожая на шипы роз. Одно неверное движение, и порежешься. Именно это и произошло, когда Ами засмотрелась на приближающийся ком. Кровь рубиновыми каплями упала на шкуру монстра. Пес довольно оскалился, откатился вбок и принялся их вылизывать. Шкура немного потемнела, и это обстоятельство весьма взволновало Амалу. Но времени на то, чтобы попытаться это поправить, не осталось. Ком докатился до нее.
        - Так, сегодня опять кто-то один. Я уставшая,  - сразу же обозначила девушка условия, чтобы не оказаться погребенной под массой этих «милых» созданий.  - А работать я буду… со страхом смерти! Выходи, давай!
        Ком недовольно загудел и даже сжался. Похоже, каждый страх хотел, чтобы поработали именно с ним, а Смерть был где-то в центре этого клубка и не мог выбраться. Ами нахмурилась. Все как у людей. Или это она так сильно одушевляет свои ужасы?
        - Так!  - рыкнула Амала, уперев руки в бока.  - Или вы его выпускаете, или я ухожу!
        Конечно же, она блефовала. Но важно ставить себя на позицию сильного, даже если ты слаб. Иначе ничего не добьешься, проиграешь до начала партии.
        Спустя несколько минут возле ног Ами уже вился черный змей с золотыми точечками на чешуе. Он казался таким притягательным, милым, неожиданно теплым. И в то же время вызывал непонятное чувство брезгливости. Вроде бы и хочется дотронуться до него, подарить немного ласки, как странному псу, а боязно.
        - Вот и познакомились…  - растерянно пробормотала Ами, заставляя себя сесть за землю.
        Змей тут же обвился вокруг ее руки и принялся высовывать длинный черный язык.
        - Ну, и что мне с тобой делать? Подсказок не будет? Никаких видений?  - осторожно спросила Ами, боясь потерять ведущую роль.
        Страх покачал головой. Похоже, помощи ждать неоткуда.
        В задумчивости Амала улеглась прямо на рожь, змей устроился у нее на груди, и они вместе смотрели на звезды. Да, рядом с этим страхом было неуютно, и в то же время появлялось ощущение, что он был всегда.
        - А у тебя есть родственники? Наверное, каждый человек боится смерти… Это естественно, ведь мы не знаем, что там, за чертой,  - начала думать вслух Ами, вытянула руку вперед, закрывая указательным пальцем то одну звезду, то другую.  - Странный ты страх. Неизбежный. Как только человек познает смерть, так он начинает бояться… Но ведь от судьбы не убежишь. Значит, и бояться нечего? Бессмертие доступно единицам. Можно гоняться за ним в компании алхимиков или героев, вот только не факт, что получится поймать за пушистый хвост.
        Змей молчал и не шевелился. Сложно было понять, согласен он с ее рассуждениями или нет. Но Ами нравилось разбираться в самой себе.
        - Я поняла! Надо жить так, чтобы было не жаль потраченного времени!  - воскликнула девушка, резко садясь. Ей на колени упали змеиные выползки, а вот страха и след простыл.
        Что-то подсказывало, что он еще рядом, но не будет мучить хозяйку ближайшее время.

* * *

        - Вполне неплохо. Только ты идешь по пути самоубийцы, девочка,  - ледяной голос Элизабет разбил видение на сотню осколков.
        Голова болела. Казалось, что ее размолотили, а потом собрали наспех, тяп-ляп, мол, и так пойдет. На плохо слушающихся ногах Ами добралась до конца лестницы, вышла на крыльцо и с наслаждением оперлась спиной о высокие перила. Блаженство!
        - Мы перешли на пренебрежительное отношение? Я что-то упустила?  - с усмешкой спросила Амала, разглядывая Элизабет.
        Сквозь нее просвечивали деревья. Это было по меньшей мере забавно.
        - Глупая девчонка! И зачем я с тобой вожусь? Надо было оставить в лестнице, Линни, правда, был бы недоволен.
        - Линни?  - удивленно переспросила Ами.
        «Так, она что-то недоговаривает. Происходит что-то странное. Надо попытаться разузнать!»
        - Его Темнейшество,  - охотно пояснила Элизабет, скрестив руки на груди.
        - Понятно. Вы с ним хорошо знакомы?
        - Да, вполне,  - уклончиво ответило приведение.
        - Тогда вы можете мне объяснить, что здесь происходит? Почему вы дали себя убить? Вот уж сомневаюсь, что он не подсказал бы старой знакомой, как пройти испытание. Значит, вы действительно здесь подсадная утка!  - Ами уперла руки в бока и уставилась на Элизабет.
        - Хм… Не дурно. Сама догадалась или кто-то из этих подсказал?
        - Сложить два и два может даже деревенский малыш,  - хмыкнула Ами.  - Ваша статуя как-то быстро исчезла. Не мог Его Темнейшество ее убрать, я была в это время с ним.
        - Знаешь, на то, чтобы изобразить из себя камень, тратится слишком много сил, моя дорогая. Привидения бесплотны. То, что ты видишь, это лишь остатки былой роскоши,  - с некоторой тоской ответила Элизабет.  - Кстати, не советую распространяться про то, что мы говорили. Тебе они вряд ли поверят.
        - Да ла-адно?  - прищурилась Ами.  - Как будто привидений не бывает! Скажете еще.
        Она сама не заметила, как перешла на уважительную форму обращения в диалоге. Было что-то в Элизабет такое, отчего мурашки бежали по спине.
        - Поверь мне, даже мертвый маг может подчистить воспоминания. Линни не оценит, но опять же, кого это интересует?
        - Вы волшебница?  - с трепетом спросила Амала и, дождавшись утвердительного кивка от Элизабет, тут же задала еще один вопрос:  - А вы можете научить меня волшебству?
        - А зачем? Разве тебе плохо жилось до этого?
        - Нет, не плохо,  - Ами упрямо закусила губу.  - Но прошлое не вернется. Никогда. Я должна меняться. Иначе не выжить.
        - Ты уверена, что готова? Магия - тяжелое бремя. Слышала, в твоей стране можно даже на костер угодить, если не отправиться в жрицы богов. А я отнюдь не жрец, я ведьма.
        - Чтобы оказаться дома, надо сначала выжить. Так что, вы дадите мне парочку уроков?
        - Хорошо. Но потом ты пойдешь спать. Не добавляй Линни работы.
        Ами невольно прыснула. Все-таки называть статного ледяного красавца «Линни»  - это уже слишком. За гранью добра и зла!
        - Что ж. Тогда у меня есть один вопрос. Я думаю, он из области магии. Поэтому ответ на него я согласна обменять на первый урок. Все равно после испытания чувствую себя выжатой и вряд ли смогу быть хорошей ученицей. Итак, что это такое?  - Амала закатала рукав платья и показала метку.  - Козодой говорил, что она дает силы колдовать. Но я вижу, что у других девушек как-то не так. Линэр выделил меня? Если да, то зачем? А если нет… что этот… рисунок делает?
        - Это защита. И проводник магии. Она усиливает магические способности, но не делает их безграничными. Линни вложил в татуировку несколько заклинаний, которые должны были помочь вам справиться с заданием. Надеюсь, получилось воспользоваться? Если да, то ты не потеряешь их никогда. Разве что нагрянет старческий маразм,  - усмехнулась Элизабет.
        - Защита? От чего? Тут же ни души! Ну, разве что вы…
        - От места. Оно проклято. Но это уже намного больше одного вопроса, малышка. Иди ложись в постельку,  - Элизабет пролетела сквозь двери, и они распахнулись, приглашая Ами внутрь.
        - Проклято? Но как? Все же такое… красивое!  - ошарашенно воскликнула Амала, покорно следуя за привидением.
        Можно было, конечно, поссориться, начать спорить и требовать, но зачем? Лучше найти в лице Элизабет союзницу, а не врага.
        - И помни,  - промолвило вслед привидение,  - Нашего разговора не было. Ты не просыпалась ночью… Иначе потеряешь воспоминания!
        Оказавшись в постели, Амала запоздало подумала о том, что стоило бы поблагодарить Элизабет. Но сил, чтобы подняться, выйти в холл и надеяться на то, что там будет привидение, уже не было. Зато вопросов в голове роился целый ворох.
        Что за проклятие лежит на землях? Как невесты могут помочь темному магу от него избавиться? Можно ли освободиться от метки? И самый важный из них… каковы шансы выбраться из Таулена живой? Ами даже уже смирилась с тем, что не вернется домой… но ведь есть земли, где не объявлена охота на ведьм!
        Но усталость брала свое, утягивая девушку в липкий омут снов.

        ХВОСТ ПЯТНАДЦАТЫЙ. ВРЕДНОЕ ПРИВИДЕНИЕ

        Глава 16

        - Ты опять не уследил за девчонками,  - недовольно скрестив руки на груди, заявила Элизабет.
        - Я в курсе. Спасибо, что помогла, мама…  - темный маг недовольно потер виски, склоняясь над рабочим столом.
        - Не за что. Не хотелось бы потерять хоть одну из них. В этот раз попались довольно интересные.
        - Может быть, дело в том, что они надеются на брак? Это дает какой-то отклик у них в подсознании… Вбивают же женщинам, что без семьи жизнь не удалась?  - Линэр бросил косой взгляд на привидение и улыбнулся.  - Хотя… как знать. Мы ведь с тобой семья?
        - Ты неправильно расставил приоритеты. Они считают важной не семью, а брак. Без семьи грустно, сын мой. Кто-то должен быть у человека в этом мире… Так что ты бы присмотрелся. Вдруг женишься?
        - Если они выживут,  - устало ответил маг.  - Мам, я понимаю, что ты хочешь внуков. Но ты привидение! Никуда внуки от тебя не денутся. Ты навсегда застряла в этом мире. Давай вернемся к делам. Проклятье плохо на них отреагировало. Они спят уже третьи сутки. И, боюсь, мне будет сложно разбудить их всех. Нужно как-то настроить их на меня сильнее, но они шарахаются, словно от прокаженного!
        - Устрой им свидание.
        - Всем вместе?  - ехидно спросил Линэр.
        - Зачем?  - пожала плечами Элизабет.  - Просто представь… Они придут в себя, сидя с тобой за одним столом… ты улыбнешься. Нет, не вот этой вот кривой улыбочкой, где твои манеры! Нормально улыбнешься. И проявишь учтивость.
        - Я понял, ма-ам,  - протянул маг.  - Надо будет заняться подготовкой. Последишь за ними еще? Не хотелось бы, чтобы они… умерли.
        - Да ладно. Будут очень красивые статуи,  - подколола его Элизабет.
        - Ага. Видеть их уже не могу. Ты же знаешь, что…  - Линэр махнул рукой, показывая, что завершать мысль не собирается.
        - Я знаю, мой дорогой.
        - Спасибо. А теперь я хотел бы побыть один.
        - Ты все время один. Смотри не одичай…
        - Я постараюсь,  - бросил маг вслед улетающему привидению.
        Конечно же, Элизабет Гилтон была права. Вот только легче от этого не становилось!
        Маг встал, подошел к зеркалу и вгляделся в свое отражение. Он уже давно не тот красавец, за которым увивалась половина двора Таулена, далеко нет. Если приглядеться, можно заметить морщинки вокруг глаз. Проклятые гусиные лапки выдавали в нем человека улыбчивого и веселого. Они были так не к месту! Но с ними ничего не сделаешь. По крайней мере, Линэр запретил себе смотреть в сторону изысканий по омоложению. У него были дела поважнее.
        «Ну, и о чем с ними говорить? К каждой, похоже, придется составлять свой план. Это тебе не крестьянские девицы или придворные львицы, нет… они уникальные».
        И в то же время уверенности в том, что хоть одна из них сможет решить его проблемы, не было. Линэру первому казалось, что он действительно превращается в чудовище, которым его считают в других странах. Кто, как не монстр, обречет на верную смерть десятки человек? Конечно же, человек без моральных принципов. Или… Правитель, который желает всем блага. Линэр был уверен, что однажды он сможет обуздать проклятие. Один раз ведь получилось? Главное, не допустить ошибок…
        Маг вернулся за стол, уселся на стул и закинул ноги на стоящий рядом пуфик. Матушка натолкнула его на интересную мысль. А что, если раньше не получалось именно из-за его скрытности? Ведь что стоило сначала предупредить, а потом уже делать? Похоже, он изначально неверно определил тип проклятия… Это не вечный сон, это раздор… а с раздором надо бороться совершенно другими методами!
        Довольно хлопнув в ладоши, темный маг склонился над листами с расчетами и принялся переделывать их. В свете открывшейся информации нужно было все пересмотреть и переделать. Нельзя ошибаться.

* * *

        Солнце успело дважды скатиться за горизонт, прежде чем Линэр Первый убедился в том, что расчеты приблизились к истине. Он выпил очередное зелье выносливости, переплел хвост, наскоро умылся и отправился в малую гостиную. Магические слуги уже приготовили комнату для встреч с девушками, но все-таки хотелось проверить самому.
        Комната в нежно-голубых тонах навевала воспоминания о первых днях весны, когда на улице еще холодно, но с кристально чистого неба уже светит солнце, предвещая хороший урожайный год.
        На маленьком круглом столике стояли два комплекта приборов, бокалы и стаканы из хрусталя, в которых сверкали блики. Две бутылки вина и кувшин с ледяной водой… А рядом с ними чаша с бутонами черных роз.
        На душе у мага тут же стало гадко, словно там пронеслась стая птиц, в мгновение ока загадивших все. Он опустил пальцы в воду и извлек один из бутонов, покрутил в руках и с сожалением опустил обратно.
        «Когда-нибудь вы снова станете белыми… Иначе не может быть. Я не сдамся»,  - подумал маг.
        Линэр проверил, удобно ли будет сидеть его гостьям, не ослепит ли их солнце, не продует ли ветерок из приоткрытого окна. Убедившись, что все в порядке, он занял свое место и, откинувшись на спинку кресла, задремал.

        ХВОСТ ШЕСТНАДЦАТЫЙ. ТАЙНЫ ИЗ ЖИЗНИ ТЕМНОГО ЛОРДА

        Глава 17

        Утро девушек началось далеко не с кофе и круассанов, как в лучших домах столицы, а со стука в дверь. Амала резко села в постели и схватилась за голову. Она просто раскалывалась!
        «Проклятье, я ведь даже не пила! Какого… происходит?!»  - раздраженно подумала девушка, бросив косой взгляд на Вейли. Судя по недовольному выражению лица, Северянке тоже было не очень-то хорошо.
        С преувеличенной бодростью спрыгнув с постели, Амала подошла к двери и распахнула ее. Стук тут же прекратился, но вот никого за ней не было.
        - И вам доброе утро, господин магический слуга,  - ехидно поприветствовала заклинание Амала.  - Чего изволите?
        В руки Ами упал запечатанный конверт. Второй такой же долетел до тумбочки Вейли и с тихим шелестом проскользил по поверхности. Северянка только и успела, что хлопнуть ладонью и не дать посланию свалиться на пол.
        - Утренняя почта,  - проворчала под нос Амала и вернулась в постель.
        Желание рухнуть на подушку и отправиться в царство снов было очень сильным, но усилием воли девушка только присела на краешек и распечатала конверт.
        «Уважаемая леди Неррита, сегодня у вас выдался свободный день. Пожалуйста, проведите его с пользой. Левое крыло полностью в распоряжении участниц отбора. Пожалуйста, не покидайте его, идет подготовка к следующему испытанию, которое состоится в восемь часов после полудня. Обед будет подан в час после полудня. Если у вас есть какие-то пожелания, вы можете высказать их моему помощнику за завтраком.
        С уважением,
        Линэр Первый».
        - Тебе тоже рассказали о том, что у нас очередное испытание вечером?  - сонно потирая глаза, спросила Вейли.
        - Да. Что-то мне кажется, что не к добру это, ох, не к добру.
        Амала задумчиво накрутила на палец прядь волос. Она давно не видела козодоя, это становилось немного пугающим. Надо будет поискать его при возможности.
        - Ну… он же темный маг. Я слышала, что у темных по ночам больше силы, так что тут ничего удивительного.
        - Вейли… скажи, пожалуйста, ты говорила, что глава ковена… но ведь в Ауталии запрещена магия. Как так?  - задала давно мучавший ее вопрос Ами и усилием воли заставила себя встать.
        - Не совсем так. Магия - удел знати. Морозных Лордов. Без нее наш край за несколько лет превратится в безжизненную ледяную пустыню. Мы отводим холодные ветра, прогреваем землю, призываем весну, как говорят простые люди. К тому же ледяные бастионы тоже не руками возводятся,  - Вейли потянулась и с царственной грацией последовала за Амалой, поманившей ее в купальню.
        В просторном коридоре никого не видно, похоже, остальные невесты решили немного понежиться в постели. Или их головы так же болели, что вызывало некоторую толику удивления.
        - То есть все знатные люди обучаются магии?  - уточнила Ами, заходя в просторное помещение.
        Промелькнула грешная мысль снова выбраться во двор, но окно оказалось плотно закрыто. Похоже, привидение доложило темному магу о маленькой шалости, и тот решил перестраховаться.
        - Не совсем так,  - покачала головой Вейли и тут же поморщилась.  - Магия - это талант. Дар… Наследовать может лишь тот, кто овладел ей в полной мере, поэтому, естественно, каждый ребенок Морозного Лорда пытается изучить эту науку. Никто не желает своим детям понижения положения в иерархии. Но далеко не каждому удается стать магом, еще меньшим доводится обрести настоящую силу… Глава нашего королевства - сильнейший маг. Это может быть как мужчина, так и женщина. Даже пословица есть: «Женщина к быстрой весне, мужчина к долгой зиме». Хотя женщин нечасто принимают в роли правителей.
        - Это о том, что женщина хозяйка очага?  - нахмурилась Амала.
        - Нет. О том, что женщины обычно лучше справляются с заклинаниями огненной школы и приносят в земли тепло. А мужчины сильны в боевых заклинаниях льда. Так исторически сложилось. Вот только я исключение,  - хмыкнула Вейли.
        - Хочешь стать главой Ауталии и пойти на кого-то войной?
        - М-м,  - задумалась ведьма.  - Пожалуй, я не хочу войны. Но у нас ведь есть свои монстры… мне кажется, пришло время с ними разобраться. К тому же… в некоторых хрониках говорится о том, что наш край не всегда был морозным. Холода пришли после того, как изгнали Снежную Королеву. Я думаю, в местной библиотеке могут скрываться ответы на мои вопросы.
        - Как-то слишком много планов у тебя на этот отбор,  - задумалась Амала.
        - Дальновидный правитель должен из всего извлекать выгоду. К тому же… Не знаю, как у вас, а у нас посланник предложил вызваться кому-то пойти на отбор. Я самая сильная, это моя ответственность. Я должна защитить молодых.
        Амала с уважением посмотрела на северянку. Чем больше они общались, тем чаще Ами ловила себя на мысли, что Вейли явно выглядит моложе своих лет. Не может быть такой хитрый план плодом мысли девочки лет двадцати. Или они с северянкой слишком разные. В любом случае, ведьма достойный противник и заслуживает уважения. Даже если она не достигнет своих целей, она определенно сможет выйти победительницей из этой ситуации.
        - Весьма благородно, леди Вейли. Но у меня есть вопрос… Что будет, если вы проиграете? Что останется вашему королевству? Мертвые не приносят пользы.
        - Моя сила перейдет преемнице. Я уже давно провела ритуал, опасаясь того, что меня попробуют убить. У нее не будет опыта, но даже могущества порой достаточно для того, чтобы менять мир.
        - И что помешает убить уже ее?
        - То, что никто не знает, кто она. Даже я. Дар раскроется в срок от трех до семнадцати месяцев, а после навредить ей будет не так-то просто…
        - Доброе утро!  - зевая, в комнату вошла Зарри.  - Смотрю, вы все так же бодры. Не поделитесь секретом? Щебечете тут, как птички, а у нас голова раскалывается!
        - У нас тоже раскалывается,  - отмахнулась Вейли.  - Но это не повод давать слабину. Советую умыться, позавтракать… а потом подумаем, что же нам делать.
        - Да уж,  - поддакнула друидка, скидывая халат и с разбегу прыгая в бассейн.
        Брызги разлетелись во все стороны, окатили Ами и Вейли, упали на сухую одежду и полотенца.
        - А поосторожнее никак? Мы не в лесу,  - недовольно буркнула под нос Амала.
        - Ну, а как же повеселиться?  - ответила Зарри и нырнула в воду с головой.
        - Какой она все-таки ребенок,  - покачала головой Ами.
        - Очень сильный ребенок. И мужественный. Впрочем, как и все друиды,  - Вейли дождалась, пока девушка вынырнет, и задала ей вопрос:  - Дымка, а где твой спутник? Я слышала, что у друидов обычно есть спутник-зверь. А твоего не видно.
        Зарри побледнела, подплыла к краю купальни и недовольно посмотрела на северянку.
        - Он превратился в камень. Стоило пересечь границу, как…  - девушка запрокинула голову, стараясь сдержать слезы.  - Этот темный ответит. За все!
        Не дожидаясь реакции, Зарри нырнула в воду с головой и резво поплыла к противоположному краю. Амале показалось, что она услышала тихие всхлипывания, когда друидка вынырнула. Порыв пойти и утешить был строго оборван северянкой.
        - Не стоит. Ты не сделаешь ей лучше. Дай ей побыть одной. Спутник не просто зверь, он часть сущности друида.
        - Это ужасно,  - вздохнула Ами.  - Зачем темный маг это сделал?
        - Кто его знает? У Линэра свои мотивы. Надо быть осторожнее.
        Амала не ответила, вспомнив разговор с леди Элизабет. Да, определенно, у темного мага есть свои цели. И они как-то связаны с проклятьем этих земель. Неужели хочет снять? Вполне может быть. Править королевством, в котором есть живые, намного интереснее. Но что будет дальше? Он разрушит заклинание или перенаправит на другие земли? И при чем тут восемь, прошу прощения, семь невест? Зачем?
        Ответа на эти вопросы у Амалы не было. Она устало потерла виски и нырнула в теплую воду. Мышцы все еще ощущались деревянными, стоило их размять перед испытанием. Кто знает, что еще придет в голову злому гению?

        ХВОСТ СЕМНАДЦАТЫЙ. УТРО В КУПАЛЬНЕ

        Глава 18

        - Прошу немного внимания,  - сказала Вейли, постучав вилкой по бокалу.
        Мелодичный звон пронесся по обеденному залу, отразился от стен и вскоре стих.
        - Что на этот раз?  - недовольно спросила Бигги, с трудом отрываясь от смешивания в бокалах разноцветных жидкостей.
        Амала упустила момент, когда алхимик извлекла из поясной сумки порошки и превратила в лабораторию обеденный стол, но на всякий случай отсела подальше. В историях эксперименты часто сопровождались взрывами, не хотелось бы пострадать из-за глупости.
        - Немного заботы о нашем выживании. Верховная ведьма ковена обладает правом обучать,  - важно заметила северянка.  - Да, вы чужаки. Но я в своем праве.
        Вейли заложила руки за спину и принялась расхаживать перед столом туда-сюда, плавно покачивая бедрами. От каждого ее движения пышная юбка чуть колыхалась, и Ами казалось, что перед ней не девушка, а самая настоящая воздушная медуза.
        - И чему же ты хочешь нас научить?  - недовольно спросила жрица, лениво ковыряясь в тарелке.
        Аппетит у Келли был так себе с утра. Он начала тосковать по дому, вспоминая завтраки из сочных фруктов, насыщенные яркие соки, обилие морепродуктов.
        - Ставить щиты. Не думаю, что большинство готово осваивать боевые заклинания, бытовые вряд ли нам пригодятся… а вот щит может стать хорошим подспорьем. Так что прошу обратить на меня внимание.
        Жрица фыркнула и демонстративно вернулась к еде.
        - Детский лепет. Как будто это сложно,  - надменно ответила она, назло себе запихивая в рот кусок мяса.
        Он стал комом в горле. Келли поспешила запить его водой, закашлялась и недовольно посмотрела на северянку.
        - И нечего тут проклятьями сыпаться! Сейчас убьешь вместо темного!
        - Даже не думала,  - холодно ответила Вейли.  - Твоя злоба и надменность сами лишат тебя жизни. Итак, прошу всех заинтересованных обратить на меня внимание. Вам нужно научиться чувствовать силу. Я правильно понимаю, что каждая из вас воспользовалась подарком темного и сотворила уже парочку простейших заклинаний?
        Дождавшись утвердительных кивков, северянка довольно улыбнулась и продолжила импровизированную лекцию:
        - Замечательно. Я думаю, вы почувствовали рядом с собой потоки силы. Не обязательно их видеть, это редкое умение, главное, ощущать… это что-то наподобие струн под пальцами. Попробуйте сотворить какое-нибудь заклинание и нащупать потоки силы. Этот навык пригодится и в будущем.
        Решив не упускать такую замечательную возможность приобщиться к миру магии, а то вдруг леди Элизабет решит не выполнять свое обещание, Ами прикрыла глаза и потянулась к потокам силы.
        Руку едва заметно обожгло в том месте, где чернела метка темного. Стараясь не обращать на ноющую боль внимания, Ами потянула на себя тонкие нити, и у нее в руках появился шарик света.
        - Как-то так?  - осторожно поинтересовалась она у северянки, думая о том, что даже в такой мелочи можно совершить ошибку.
        - Да, правильно. Молодцы, девочки. А теперь будем учиться плести щиты. Существует множество разновидностей защитных заклинаний. Мы остановимся на самой простой, защищающей только от физического воздействия…
        Амала завороженно наблюдала за тем, как северянка придала магическим потокам вокруг себя свет. Тончайшие нити искрились, переливались всеми оттенками бело-синего, словно перламутр. Искусство северной ведьмы поражало. Она кончиками пальцев, а порой и силой мысли заставляла нити свиваться в тончайшее кружево заклинаний. Невесты даже проверяли эффективность творения, кидая в Вейли бокалы, вилки и ножи. Стекло с треском разбивалось, металл с недовольным лязгом отскакивал и катился прочь по полу.
        А после началось время повторения. Казавшиеся такими естественными движения и пасы руками было не так-то просто повторить. Уже знакомая с магией Келли с привычным высокомерием продемонстрировала щит и даже несколько вариаций на тему, постаравшись посильнее уколоть Вейли, но северянка лишь улыбнулась и похвалила. Такая доброжелательная реакция оставила жрицу в дураках, и она поспешила незаметно покинуть столовую. Кому понравится, что его посадили в лужу?
        Пока Зарри повторяла рисунок и обсуждала с Вейли возможность вплетения дополнительных элементов, Амала, Дайли и Янтарь сосредоточенно пыхтели, пытаясь повторить заклинание. Получалось плохо. То и дело комнату озаряли вспышки света, раздавались хлопки, словно лопались огромные мыльные пузыри, но девушки не сдавались. Если у кого-то получилось, то почему они не справятся? Тем более, если их выбрал сам Линэр Первый!
        Но самое интересное вершилось за столом. Бигги достала походную лабораторию и сосредоточенно создавала какое-то зелье. Поначалу все подумали, что алхимичка решила проигнорировать их забавы, но они ошиблись. Спустя полчаса на столе стояли семь одинаковых пузырьков. Бигги утерла салфеткой выступивший пот, потушила огонь под перегонным кубом и гордо посмотрела на всех.
        - Щит из бутылки. Я на всякий случай сделала на всех, мало ли. К сожалению, работать будет только сегодня. Формулу нужно доработать. Я раньше не сталкивалась с подобным плетением, и нужно время,  - девушка вздохнула и с нежностью провела пальцем по одному из пузырьков.  - И нормальные материалы тоже бы не помешали. Но это уже, как говорится, издержки производства. Разбирайте. После применения эффект продержится десять минут.
        Амала подошла и осторожно взяла пузырек. Стекло приятно холодило ладони, хотя зелье еще несколько минут назад бурлило над огнем.
        - Волшебные флаконы,  - охотно пояснила Бигги.  - Буду благодарна, если вы вернете мне их в целости и сохранности. Думаю, они могут нам пригодиться. Пойду отнесу Келли пузырек.
        - Почему магия такая сложная?  - огорченно спросила Дайли, после того как очередной щит рассыпался ворохом искр у нее в руках.
        - Потому что это такое же искусство, как и многие другие. Литература, философия, даже живопись - они оттачивают душу. А магия, имея быстрое внешнее проявление на первый взгляд, дает человеку силу. Вопрос лишь в том, что есть разница между искусством и ремеслом. Создание новых заклинаний - искусство. Повторение уже существующих - ремесло, которое…
        Договорить она не успела. Из коридора послышался звон, а спустя мгновение в комнату вошла Бигги с каменным лицом.
        - Нет, я так больше не играю. Она разбила его!  - алхимичка насупилась.
        Сочувствующая Зари подлетела к ней, обняла и успокаивающе погладила по спине, что-то нашептывая на ухо.

        ХВОСТ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ. Я БУДУ ТЕБЕ ЩИТОМ

        Глава 19

        До обеда время прошло в праздном безделье и попытках создать устойчивый щит. Амала чувствовала себя уставшей. Ей казалось, что через нити магии из нее вытекают все силы. У других девушек такого не было. Ну, голова болит от напряжения, ну, легкая усталость от монотонной работы, но не полное опустошение.
        Ами села на небольшой диванчик и сама не заметила, как задремала. В темноте было хорошо и спокойно. Никаких проблем, и даже темный маг растаял призраком где-то на горизонте.
        Кстати, о нем: Линэр Первый явился после обеда, обвел взглядом девушек и удивленно спросил:
        - А где Келли?
        Жрица так и не вышла из комнаты, предпочтя одиночество веселой компании.
        - Мы слишком шумные для нее,  - беззаботно ответила Зарри.  - Спасибо за обед. Как всегда, восхитительно.
        От искреннего комплимента на суровом лице мага на мгновение промелькнула улыбка. Но Его Темнейшество быстро взял себя в руки, хлопнул в ладоши и отошел к стене. Спустя несколько минут в комнату вошла недовольная Келли. Она зло зыркнула на мага, но не сказала ни слова.
        - Я рад, что все в сборе. Готовы к следующему испытанию? Не готовы, ну… так тоже бывает. Сегодня у вас уникальная возможность изучить свои будущие владения. Испытание пройдет во дворце. Я снял все защитные заклинания и убрал опасные предметы, теперь здание не представляет для вас угрозы. Но есть и побочный эффект.
        Выдержав небольшую паузу и убедившись, что все слушают внимательно, Линэр продолжил:
        - Заклинания, сдерживающие домашнюю нечисть, тоже рассеялись. Ваша задача - поймать и усмирить как минимум одного проказника. Ну, и, естественно, существо сначала надо будет найти. Постарайтесь не обижать домашних духов. Они безобидны только на первый взгляд.
        Маг сурово посмотрел на всех, набросил на голову белоснежный капюшон плаща и пошел к двери. У нее он замер, обернулся и добавил последнее предостережение:
        - Не выходите из здания. Я не уверен, что это будет для вас безопасно, леди.
        Стоило двери с тихим щелчком закрыться за ним, как комнату наполнил недовольный гомон. Кто захочет общаться с волшебными тварями! Да еще с домашними, с нечистью!
        Амала задумчиво помешивала чайной ложечкой травяной отвар в чашке и размышляла о том, что нечисть, безусловно, не очень приятный объект для задания. Но уж куда лучше кладбища… и лягушачьих лапок. Да и смысл в таком испытании есть. Можно осмотреться… И получить подсказку! Духи всегда дают подсказки. По крайней мере, в сказках было именно так.
        - Похоже, у нашего властелина все… в мозгах кукушка,  - недовольно заметила Келли.  - Это же задание для детей.
        - Это еще почему?  - настороженно спросила Дайли.
        - Потому что дети лучше всего видят мелких духов, конечно же. Да и простые заклинания уже способны применять. Ну, да ладно… Нет времени на разговоры, я пошла искать своего маленького подкроватного монстра. И не одного. Кто больше поймает, тот и победил,  - уверенно заявила жрица, взяла со стола пару бутербродов и ушла с гордо поднятой головой.
        - Думаю, нам тоже пора. Надеюсь, щит вам сегодня не пригодится. Домашняя нечисть обычно безобидная. Если на что и способна, так навести беспорядок да молоко разлить. Не переживайте так,  - подбодрила всех Вейли и скрылась вслед за Келли.
        Амала решила не спешить. Сейчас во дворце должен быть самый настоящий переполох. Наверняка духи попрятались по щелям от невест. По крайней мере, Ами поступила бы именно так. А ей надо не напугать, а приручить.
        Оставшись в комнате в гордом одиночестве, она прошлась вдоль стола, ссыпала в сумочку конфеты из вазочки, прихватила пару яблок и решительно направилась в хозяйственное крыло. В сказках ведьмам пригождались и соль, и мел… надо хорошенько запастись.
        Выглянув в коридор, Ами не увидела никого из подруг по несчастью и решила дать себе небольшую слабину. Заглянула в комнату и сменила платье. Спешить некуда, а для поисков нечисти идеально подойдет ее простое домашнее платьишко. Подвязав волосы на манер косынки, она уверенно кивнула отражению в зеркале и вышла в холл.
        И тут же замерла, оторопев.
        Похоже, темный решил нагнать жути. Сквозь плотно задернутые шторы не проникало и лучика света, а в воздухе, чуть покачиваясь, словно на волнах, парили свечи. Огоньки покачнулись, когда Ами закрыла за собой дверь.
        - Прекрасно. Дом с привидениями, как в сказке? Леди Элизабет, и где же вы спрятались?  - Амала нервно хихикнула.
        Да уж, приведение тоже можно назвать домашней нечистью. Не маленькой, не безобидной, но все-таки. Пожалуй, уговори она матушку темного подыграть ей, Линэр был бы весьма удивлен. Вот только он может не засчитать задание. Поэтому для начала надо найти кого-то подходящего.
        Соблазн спуститься в подвал или подняться в центральное крыло был велик. Но здраво рассудив, что туда ринется большинство, Амала пошла в хозяйственное крыло. Все равно без мела ловить ей нечего.
        Проходя мимо одной из свечей, девушка не удержалась, схватилась за нее. Та неожиданно поддалась, и дальше Ами пошла уже с собственным источником света. Не то чтобы он ей был нужен, но маленькие шалости радовали.
        Потянув массивную дверь, Амала открыла ее и вошла в широкий коридор. Огонек свечи плохо разгонял тени, но девушка приняла решение не доставать кинжал. Все-таки у него слишком яркий свет. Можно и спугнуть неожиданную добычу.
        Продвигаясь вперед почти наощупь, Ами выхватывала краем глаза силуэты чучел, рогов и зубов. Порой ей казалось, что тени живые и движутся вслед за ней. Но стоило остановиться и начать всматриваться, как ощущение нереальности происходящего пропадало.
        Добравшись до первой двери, Амала попыталась войти. Увы, заперто. Следующая тоже не открылась.
        Недовольно ворча себе под нос и расправив плечи, девушка пошла вперед.
        - Не страшно… ей не страшно.
        - Совсем не страшно.
        - Почему?
        - Почему?..
        - Почему?..
        Таинственные шепотки, мгновенно окружившие Ами, не добавили уверенности. Девушка невольно отступила на шаг назад и уперлась спиной в стену. Она была готова поклясться, что несколько секунд назад ее там не было!
        - И вам добрый вечер,  - подрагивающим голосом поздоровалась девушка.  - Меня зовут Амала Ронтир.
        - Амала… это имя нам не знакомо. Кто ты?
        - Невеста Его Темнейшества,  - охотно пояснила Ами и тут же добавила:  - Одна из семи невест, если быть точнее.
        - Но Амалу не призывали… не призывали,  - задумчиво протянул голос из темноты.
        Прикусив язык, Ами попыталась отступить. Тяжело принять на себя чужое имя, особенно, если все обращаются к тебе на ты… Как же глупо она прокололась!
        Тьма тем временем заклубилась у ее ног и вскоре облепила, словно ил со дна реки, не давая пошевелиться. Только огонек свечи, парящей в воздухе, разгонял немного мрак и давал сил верить в то, что все обойдется.
        - Кто ты? Почему здесь?  - спросили из темноты.  - Отвечай!
        Амале показалось, что ее обвил заморский питон и сдавливает, сдавливает кольцами, не давая вдохнуть.
        - Невеста! Невеста по ошибке! У меня есть метка!  - успела выкрикнуть девушка до того, как в глазах начало темнеть.
        Неизвестное существо тут же выпустило ее из смертельной хватки, и Амала упала, не удержавшись на ногах. Скользкое холодное щупальце забралось под рукав и потрогало руку.
        - Не врет. Действительно невеста. И чье же место ты заняла?
        - Моей молочной сестры. Нерриты Линтрейской.
        - Решила пожертвовать собой? Благородно. Но в тебе нет магии. Ты не выживешь. Давай мы убьем тебя сейчас и съедим. А за это…
        - Нет!  - выкрикнула Амала и потянулась к кинжалу.  - Никаких «за это» не будет. Я сюда не умирать пришла. Я тут, чтобы не пострадала Неррита. Чтобы выжить и не дать свершиться чему-то неправильному. Если ошибка случилась, значит на то воля Семизвездных. Я не пойду против божеств.
        - Какая милая дурочка.
        - Глупышка…
        - Милашка…
        - Вкусняшка…
        - Молчать!  - рыкнула на существо или существ Амала и резко достала кинжал, выставив его перед собой.
        Послышался недовольный визг, по коридору пронесся порыв ветра, задушивший огонек свечи. Ами зажмурилась, но кинжал не выпустила.
        Когда неприятный звук стих, она медленно открыла глаза, осмотрелась и с величием императрицы поднялась. В дальнем углу коридора притаилось странное существо, отчаянно пытавшееся забраться под ковер, но с его размерами это было бесполезно.
        - Замечательно, а вот теперь мы поговорим,  - с кровожадной улыбкой мясника сказала Амала.
        Сердце колотилось в груди от страха, но девушка знала, что стоит показать слабость, и это ее уже будут душить, а не она - допытывать странное существо.
        - Что ты такое?  - медленно спросила Амала, усевшись на подоконник.
        Место ушиба все еще побаливало, тело то и дело сжимали фантомные щупальца. Ощущения не из приятных. Хорошо хоть свеча потухла, и не занялся пожар, а то проблем было бы куда больше!
        - Мы - тень этого места. Его прошлое, его настоящее, его будущее.
        - Замечательно,  - хищно улыбнулась Ами.  - А теперь мы поиграем. Хотите?
        - Нет!  - уверенно ответила тварь, пытаясь просочиться в едва заметную щель между плитами пола.
        - А я хочу!  - хлопнула в ладоши Амала.

        ХВОСТ ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ. ПЕРВЫЙ ДУХ

        Глава 20

        - Итак, ты жить хочешь?  - подхватила манеру общения темного мага Ами и зло зыркнула.
        Существо забилось под коврик так глубоко, что с противоположной стороны показался длинный пушистый хвост.
        - Х-хотим.
        - Замечательно. Тогда мы поиграем.
        - И какие правила?
        - Слушаться меня беспрекословно,  - оскалилась Амала.
        - Но это же не игра, это уже насилие какое-то,  - существо обиженно шмыгнуло носом, высунув голову из-под ковра и заискивающе поглядывая на девушку снизу вверх.
        - А никто не говорил, что весело будет обеим сторонам. Итак, первое правило нашей игры. Слушай внимательно, Тень. Никто не должен узнать, что я не Неррита.
        - Да, госпожа,  - покорно отозвалось существо.
        Судя по всему, оно рассчитывало на какую-то пакость. А ее не произошло.
        - Вот и ладушки. А теперь… проводи меня в кладовую. Мне нужна соль…
        - У-у,  - завыло существо.  - Не губите, госпожа!
        - Да не для тебя,  - поспешила успокоить нового друга Амала.
        Хотя какой это друг, если помогает из страха?
        - А зачем тогда?
        - Его Темнейшество велел отловить домашних духов. Для них.
        - Но я же тоже домашний,  - шмыгнул носом монстрик и покорно засеменил по коридору в сторону холла.  - Но не надо делать мне больно. Я и так буду помогать.
        - Замечательно. Я вообще не люблю боль. Но некоторые не знают другого языка.
        - А вы останетесь здесь хозяйкой, да?  - с надеждой спросила тень, просачиваясь под дверь.
        Щелкнула щеколда, и с тихим скрипом проход открылся. Осветив помещение кинжалом, Амала вошла внутрь. По стенам стояли массивные стеллажи, заставленные всякой разной утварью. Серебряные сервизы, фарфоровая посуда, отрезы дорогих тканей. Не удержавшись, Ами взяла на всякий случай серебряный нож. Он тоже может пригодиться.
        - Кстати, держи,  - вспомнила про свои запасы девушка и кинула монстру конфетку.
        - Вкусняшка!  - довольно выкрикнула тень, ловя угощение ртом в полете.
        - Как тебя звать-то?
        - У теней нет имени, госпожа. Мы таем с приходом ночи, превращаясь во тьму. И возрождаемся утром.
        - Тогда чего ты так кричал, когда я достала свет? Тебе же должно быть лучше.
        - Это колючий свет. Слишком чистый. Я все же нечисть. Мне такое может навредить. Особенно если для защиты используется,  - охотно пояснил монстр.
        - Ладно, Тень, будем тебя так звать. Не делай глупостей, и я не буду от тебя защищаться. Так, где-то тут должна быть соль,  - последнюю фразу Амала пробормотала под нос, садясь возле одного из стоящих по центру комнаты сундуков.
        С усилием толкнув вверх крышку, Ами в удивлении прижала голову к плечу. Очень странное содержимое.
        - А, это личные вещи Его Темнейшества. Тут тоже может быть соль, но я бы посоветовал вам поискать в следующем сундуке.
        - Подожди,  - глаза Ами загорелись, и она решила посмотреть на сокровища. В конце концов, темный сам разрешил им ходить сюда за всем необходимым. Так почему бы и нет?
        - Ладно, ладно… А вы так и не ответили. Будете здесь хозяйкой?
        - А ты уполз и не выслушал ответ,  - улыбнулась Амала, доставая из сундука рамку с портретом.
        Оттуда на нее смотрел юноша лет восемнадцати со светлым взглядом. В нем определенно прослеживалось сходство с нынешним Темнейшеством. Вот только в одежде преобладали темные тона, а темный маг носит белое.
        - Так какой ответ-то?
        - Не от меня зависит, Тень. Я тут и умереть могу, видел же, как погибла леди Элизабет?
        - Нет. Я не выхожу из левого крыла. Мне и тут хорошо. Но вы не волнуйтесь. Вы сильная. Вы хорошая пара для нашего господина.
        - Хорошая-то, может быть, и да. Но оставаться с чудовищем, убивающим ради забавы, мне бы не хотелось.
        Тень ничего не ответил, скрутился в клубок рядом с Амалой и замолчал. Не удержавшись, девушка потрепала зверя за кошачьим ухом с кисточкой рыси и задумалась.
        Следующей в руки попалась маленькая коробочка. Без стеснения открыв ее, Амала обнаружила парные кольца. Судя по дизайну, брачные. Нахмурившись, она принялась изучать сундук дальше. Похоже, у мага была невеста. Или есть? Или кольца предназначаются для будущей церемонии? Но тогда это плохая примета. Невеста не должна видеть обручальное кольцо до свадьбы!
        «Проклятье, Амала! Какая еще свадьба?! Ты что, серьезно собралась пойти под венец с этим монстром? Да ладно?»
        И все же кольца заставили задуматься. Если это фамильная ценность, то Его Темнейшество весьма сентиментален. Впрочем, похожего кольца не было у леди Элизабет, а призраки обычно остаются в той одежде, в которой умерли… Так что вариантов два: или мать Линэра не носила свое кольцо… или тот планировал жениться, но почему-то передумал. Да уж, открытие. Амала пообещала себе поразмышлять о нем немного позже.
        - Тень?
        - Да, госпожа.
        - У Его Темнейшества была любимая?
        - Это личная информация. Думаю, вам лучше узнать у него лично.
        - Да ладно тебе… рассказывай!
        - А вот не буду,  - ответил Тень, демонстративно отворачиваясь.  - Вы, может быть, и страшная, и опасная, госпожа, но Его Темнейшество пригрел раньше. А ни один слуга не будет болтать про хозяина.
        Амале показалось, что сердце ушло в пятки. Девушка разозлилась. Она же не претендует на этого самодовольного хлыща! Ни в коем разе! Так почему ее беспокоит наличие или отсутствие еще одной девушки в его жизни? Да и кто сказал, что эти кольца не куплены заранее, а потом темный маг получил от ворот поворот, и их забросили в дальний угол, потому что выбрасывать жалко?
        Пробежавшись взглядом по одежде, каким-то металлическим мелочам и стопке книг, Амала решительно вернула вещи на место, с глухим стуком захлопнула крышку сундука и подошла к следующему. Тень опасливо вился у ее ног, ластился, словно пытался замолить проступки.
        Ухватившись за кольцо, Ами потянула и открыла следующий ларь, чувствуя странное разочарование. В нем лежали мешочки с приправами. Будь она темным властелином, сменила бы место хранения личных вещей. Тут и углы окованы медью, и какой-то полустертый рисунок на крышке. А там просто ящик. Забрав мешочек с солью, Амала еще немного покружила по комнате, нашла мел, спрятала свои сокровища в сумку и вышла со склада.
        - Госпожа довольна?  - полюбопытствовал Тень.
        - Госпожа в задумчивости. У нее не складывается картинка.
        - Возможно, вы просто смотрите не туда. Так бывает,  - предположил домовой дух, стелясь у ног Ами черным ковром.
        Подумать над ответом было не суждено. Из холла послышался душераздирающий крик. Переглянувшись с новым спутником, Амала подобрала подол юбки и ринулась вперед. Что бы ни случилось, оно вряд ли было хорошим.

        ХВОСТ ДВАДЦАТЫЙ. ТАЙНЫ ТЕМНОГО МАГА

        Глава 21

        В очередной раз подумав о том, что тот, кто создает женскую моду, явно нацелен не только на красоту, но и на малую подвижность своего творения под названием «дама в платье», Амала чуть не впечаталась носом в дверь. Скользкая ткань выскочила из ладони и зашуршала по полу, попадая аккурат под ноги.
        - Да чтоб тебя!  - недовольно шикнула Ами, замедляясь.
        Она с опаской потянула на себя дверь и выглянула в холл. Ни души. По крайней мере, на обозримом пространстве. Поудобнее перехватив кинжал, она принялась красться вперед, не замечая, как Тень, прижавшись к стене, переполз на потолок. Уютно устроившись на массивной люстре, монстр даже чуть покачнул ее, и десятки подвесок из горного хрусталя дрогнули в беззвучном танце. По холлу тут же пронеслась стайка бликов.
        Шаги с гулким эхом разлетались по пустынной комнате. Амала заглянула за единственный диван, недовольно сдвинула стул, на котором в первый день стояла Зарри, заглянула за шторы, чтобы лишний раз убедиться в том, что на улице ночь… И ничего более. Разве что луна выглядывает едва заметно из-за облаков, навевая неприятные воспоминания, от которых дрожь проходит по всему телу. Вухул словно стоял за спиной и тянул к ней свои руки с тонкими костлявыми пальцами.
        - Госпожа, госпожа, наверху тоже никого! Я думаю, это из правого крыла, со второго этажа. Слева вроде бы спокойно.
        Амала с признательностью посмотрела на духа. Вот уж кто вовремя выдернул ее из неприятного видения.
        - Благодарю, Тень. А тебе там удобно?
        - Ну, это только людям неудобно спать на потолке. А мне вполне.
        - Так ты спишь?  - улыбнулась Ами, осторожно поднимаясь по беломраморным ступеням.
        После уличной лестницы она боялась вновь оказаться в западне. Даже зная, как бороться с собственными страхами, не хотелось попасться в ловушку и потратить драгоценное время. Да и… это точно будет провал. Одного духа, попавшегося на крючок, может оказаться недостаточно.
        Красная ковровая дорожка приятно пружинила под ногами. Она была такой мягкой и пушистой, что Амале невольно хотелось улечься прямо там, укрыться шалью и уснуть. Духи? Задание? Да пошло оно все! Нормальные люди ночью спят.
        - Эй, госпожа, что случилось?  - снова позвал ее Тень.
        Ами опомнилась и смущенно пробормотала:
        - Да вот подумала, где носит козодоя.
        - Какого еще козодоя?  - тут же уточнил дух.
        - Того, который меня сюда привел. Ауро…
        «Да что ты все о птице да о птице! Он тебя бросил, только на кладбище навестил. Значит, у него есть дела поважнее. И у тебя должны быть! Ты же не хочешь умереть? Не думаю, что тебя ждет судьба леди Элизабет. Она не рассказала, как стала призраком. И что-то подсказывает, что Его Темнейшество не поднял бы руку на собственную мать!»
        - Козодои отдыхают. Я могу завтра поискать вашего, если хотите.
        - Не стоит,  - отмахнулась Ами, останавливаясь на широкой галерее и осматриваясь.
        Оттуда открывался вид на мозаику, замеченную в первый день. Куст белоснежных роз на черно-зеленом фоне издали казался живым. Амала удивилась тому, что не признала такой простой образ снизу. Вроде бы детали не очень крупные, можно было бы и догадаться. Посмотрела на люстру и поманила Тень за собой. С недовольным ворчанием дух прокатился по потолку и оказался у ног девушки, потерся о них, словно деревенский кот, и юркнул за приоткрытую дверь.
        Амала хмыкнула, выставила вперед кинжал и пошла за духом. В любом случае стоит проверить, что произошло. Коридор оказался довольно узким. И темным. Стройные ряды дверей тянулись по обе руки, так и маня заглянуть за каждую. А вдруг там тоже тайны Его Темнейшества? И ответы на вопросы! Но Тень, превратившись в огромного пса, уверенно шел по следу, подходя то к одной двери, то к другой, он недовольно качал головой и двигался дальше. Амала старалась не отставать.
        Дух остановился у пятой двери и недовольно зарычал. Шерсть на загривке вздыбилась, пасть оскалилась двумя рядами острых черных зубов.
        - Там, госпожа. Там страх и отчаяние.
        - Благодарю,  - кивнула Амала, встряхнула рукой, сбрасывая усталость, перехватила кинжал и решительно открыла дверь.
        Ее взору предстало помещение, вся мебель в котором была укрыта белоснежными чехлами. Света кинжала хватало для того, чтобы осмотреться. По центру стояла статуя. Не веря своим глазам, Амала с опаской приблизилась и рухнула кулем на укрытый тканью стул.
        Перед ней стояла Бигги, окаменевшая и явно очень напуганная. Судя по позе, девушка пыталась закрыться руками от чего-то. У ног статуи валялась металлическая черная роза.
        - Госпожа, сзади!  - испуганно закричал Тень.
        Сердце тут же принялось колотиться о ребра, словно оно могло сбежать и оставить хозяйку самостоятельно разбираться с подобными неприятностями. Руки стали ватными, кинжал каким-то чудом не скатился на пол.
        - Спокойно, Тень!  - рявкнула на духа Ами, прикрывая глаза и медленно выдыхая.
        Нужно успокоиться. Что бы ни пряталось у нее за спиной, лучше встречать его во всеоружии. А холодный ум - первый инструмент защиты.
        Медленно поднявшись, Амала не спеша повернулась и встретилась лицом к лицу со старухой, единственной одеждой которой служила набедренная повязка. Дряблая серая кожа кое-где свисала, словно под ней не было ничего, кроме костей. А еще дама явно побывала в курятнике. В длинных седых волосах запутались перья и солома. Такие же торчали то тут, то там из кожи.
        - Добрый в-вечер, точнее, доброй ночи,  - поздоровалась Амала, на всякий случай посильнее сжимая кинжал.
        Ей не нравились черные-черные глаза старухи. Вот уж кто ведьма! Пожалуй, похожий образ приходит, если думать о матери злого волшебника, а уж никак не утонченная леди Элизабет с ее изящными манерами и маленькими секретиками.
        - А-ар-р!  - закричало существо и двинулось на Амалу, угрожающе размахивая руками с длиннющими когтями.
        - Ах вот как! Ну, тогда держись!  - недовольно рыкнула девушка, проворно отступая на шаг назад.
        В минуту опасности юбка как-то резко перестала мешаться под ногами. Похоже, все не так уж и плохо. Выставив перед собой кинжал, Амала двинулась вокруг стола, пытаясь выгадать время.
        - Тень, что это за бесовщина?  - недовольно спросила она, уклоняясь от очередной опасной атаки.
        - Кикимора, госпожа,  - охотно пояснил дух.
        - Ты серьезно? Они ж не живут в наших землях!  - нахмурилась девушка, вспоминая далекие северные сказки.
        Неужели за Вейли увязалась? Но как ее тогда пустило в дом. Кикиморы… северные кикиморы. Те духи не боялись мела, соль не жаловали, но не так, как местные. Им, далеким гостям, подавай веретено или мужские штаны.
        «Да уж, надо было взять что-то из вещей Темнейшества. Авось успокоили бы эту гадость!»
        Кикимора зловеще клекотала, словно ворон, и Ами подумалось, что Тень ошибся. Все же то дух домашний, но не настолько злобный. А раз это зло, то от него надо избавляться.
        Решительно отступив на два шага, Амала сбила тварь с толку последующим резким движением. Сколько раз она тренировалась на манекене попадать прямо в сердце? Остается надеяться, что это поможет!
        С неприятным чавкающим звуком кинжал вонзился в тело кикиморы. Амала отскочила на шаг, наблюдая за тем, как тварь отчаянно ревет и пытается достать оружие, но не может к нему даже прикоснуться. Похоже, рана оказалась не смертельной, но весьма болезненной.
        Пока кикимора пыталась справиться с напастью, Амала переводила дух. Ладонь наткнулась на мешок с припасами. Решив не терять зря время, Ами поспешила к двери и начертила перед ней несколько линий мелом, для надежности засыпав их сверху солью. И сделала она это очень даже вовремя!
        Недовольно крича, тварь вырвала кинжал из груди и запустила его в Ами. Тень только и успел, что толкнуть дверь, спасая свою хозяйку. Силищи у монстра не занимать, оружие вошло в дерево по середину лезвия. Амала сидела на полу и неверящим взглядом смотрела на происходящее. Она в очередной раз оказалась на волосок от смерти. И спаслась она не своими силами, не с помощью жениха. На этот раз она обязана странному духу.
        - Спасибо, Тень,  - поблагодарила девушка, наблюдая за тем, как кикимора замерла в дверном проеме, не в силах переступить через защитные линии.
        - Да ладно вам, госпожа. Это ж мелочи. А вот оружие свое вы ей зря оставили. Не вытащим же теперь сами,  - недовольно пробормотал под нос тень.  - А другого источника света нет!
        - Там в коридоре куча свечей, успокойся. Да, не так ярко, но мы справимся. Меня больше волнует другое,  - задумчиво протянула Амала, вставая и закрывая дверь.  - Как бы это не выбралось оттуда… Это не кикимора, Тень. Кикиморы обычно не кидаются на людей…
        - Ну… тогда не знаю. Пойдем еще что-нибудь поищем?

        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ. АЛХИМИЧЕСКИЙ КАМЕНЬ

        Глава 22

        Амала в спешке вернулась в холл и для надежности схватила парочку свечей. Как ни пыталась она храбриться, все же ей не очень нравилось происходящее. Вернувшись на второй этаж, Ами задумалась. Есть три варианта того, куда отправиться. Нет, по правде говоря, их четыре. Но в подвал идти совершенно не хотелось.
        Тень увивался у ног, уговаривая пойти в библиотеку, мол там много всего интересного. И эта идея была Амале по душе. Вернувшись в правое крыло, девушка с опаской прокралась мимо двери, из которой торчал кончик ее кинжала. Странное существо зарычало и заклекотало из-за двери вслед, но Ами демонстративно не обратила на него внимания. Ночь темна. В ней всякое может померещиться. Признавать, что милашка Бигги обратилась в камень, не хотелось.
        В библиотеке пахло пылью и книгами, этот аромат ни капельки не похож на запах давно не убранной комнаты. Нет, в библиотеке пахнет тайнами и приключениями, знаниями и загадками.
        Увидев вдали свет, Амала направилась в сторону его источника. Если там кто-то есть, то стоит обсудить ситуацию с Бигги. Алхимичка была доброй и отзывчивой. По канонам сказок с ней ничего не должно было случиться. И то, что она обратилась в камень, в очередной раз доказывало - жизнь не сказка. Далеко не сказка.
        - Привет,  - помахала рукой Дайли, отрываясь от книги, когда Амала подошла достаточно близко.
        Возле нее висел небольшой шарик света, и Ами запоздало подумала, что могла бы сотворить такой же, а не таскать свечи из холла.
        - Привет,  - улыбнулась Амала и уселась на стуле напротив.  - Ты чего здесь сидишь?
        - Устала,  - пожала плечами правнучка ведьмы.  - Я тут всех мелких пакостников собрала. Смотри!
        Дайли щелкнула пальцами, и из дальних уголков библиотеки к ней подбежало с десяток клочков тени. Они напоминали маленьких щенков, только-только научившихся бегать и смешно заваливающихся то вбок, то вперед.
        - Ловко ты их,  - с искренним восхищением прокомментировала Амала.
        Ей-то и Тень приручить было сложно, а тут десятка два, а то и больше, милых маленьких медвежат. Но что-то подсказывало, что стоит внучке ведьмы ослабить контроль, и они не преминут наброситься на живых.
        - Ну, как домашняя нечисть. То же самое, что и с домовыми бороться,  - ухмыльнулась Дайли.  - А у тебя кто?
        - Никого,  - не моргнув глазом, соврала Амала, сделав знак Тени не высовываться.  - Разве что жутковатого вида тварь, запертая в комнате, да окаменевшая Бигги…
        Ами задумчиво провела пальцем по столешнице. Неприятные новости, тревожные. Она ожидала хоть какой-то реакции от Дайли, но та сидела над книгой, не поднимая головы.
        - Ты слышишь, о чем я тебе говорю?!  - недовольно спросила Амала.
        В груди поселился неприятный грызущий душу червячок. Как так можно? Да, знакомы мало. Но человек! Умер! Откуда столько равнодушия?
        Дайли нехотя оторвалась от книги, демонстративно приподняла грудь, словно пыталась доказать Амале, что выглядит она намного лучше и, зевая, ответила:
        - Ну… я услышала. А что делать-то? Ты у нас вроде бы лучшая, да? Вот и иди разбирайся с тварью. Я свое испытание прошла, духи библиотеки мои. Повезло, их тут много. И все такие лапушки…  - Дайли довольно заулыбалась.  - Иди поищи что-нибудь еще, а то встанешь рядом с нашей алхимичкой. Вот не зря бабушка говорила, что они странные.
        - Ага…  - отрешенно ответила Амала и пошла прочь.
        Обсуждать что-то с Дайли не имело никакого смысла. Самодовольная девица, похоже, твердо вознамерилась окольцевать темного мага. Вот только получится ли у нее? Да и не только у нее, хоть у кого-то. Не зря же в кладовке, в тихом укромном месте, Линэр Первый бережно хранит два обручальных кольца?
        Амала вышла в коридор, Тень выскользнул за ней и скрылся за одним из гобеленов. Ощущение опустошенности не покидало девушку. Словно она истратила все силы в той комнате, где Бигги обратилась в камень. Тварь, похоже, успокоилась. По крайней мере, ее криков не слышно. Но что будет после? Смогут ли они попрощаться, или Линэр Первый, как и в тот раз, спрячет статую? Станет ли Бигги призраком? Элизабет так и не раскрыла ничего! Ничего, что могло бы стать ключом к разгадке.
        - Госпожа, скоро рассвет,  - осторожно напомнил Тень.
        - Да, я знаю. Скоро испытание завершится. Но я так устала… не знаю… Слишком много всего произошло этой ночью. Порой мне начинало казаться, что я чего-то стою. Да и Его Темнейшество вроде как приободрял… а потом видишь, как внучка ведьмы лихо приручает подобных тебе… И приходит понимание, что я ничего не знаю. Ни на что не способна. Что я ноль, пустое место, дырка от бублика… даже не ручка от калача!
        Усевшись на так удачно подвернувшийся пуф, Амала с наслаждением оперлась спиной о стену. Камень неприятно холодил кожу, но ни сил, ни желания двигаться не было. Просто сидеть и наблюдать за тем, как клочок неба в окне постепенно светлеет, становясь из иссиня-черного сероватым, а потом окрашивается в красный.
        По дворцу пронесся звон колокола, и Ами встрепенулась. Она не видела колокольни, значит, очередное ухищрение темного мага… а это, в свою очередь, означает, что их ждут.
        С трудом заставив себя подняться, Амала поманила Тень и пошла в холл. Все дороги ведут к центральным дверям, значит, там она и встретится с остальными участницами.

        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ. БЕЗРАЗЛИЧИЕ В БИБЛИОТЕКЕ

        Глава 23

        Холл преобразился. Свечи исчезли. Внимательная Ами увидела коробку с ними, притаившуюся за шторами. Похоже, Его Темнейшество был чуточку ленив. Из расширенных окон в помещение струился теплый солнечный свет, мозаика на полу чуть переливалась в его лучах.
        - А вот и вы, леди Неррита,  - поприветствовал ее темный маг, выходя из центрально крыла.
        Он выглядел уставшим, но пытался бодриться. Кто-то другой мог бы купиться на его лучезарную улыбку, идеальную прическу и энергичную походку, но Амала видела, что его движения острые и резкие, а под глазами залегли синяки. Похоже, Его Темнейшество не брезговал прятать их за тонким слоем пудры, вот только от наметанного взгляда ничего не скроется. Лучше бы поберег себя.
        - Доброго дня, Линэр,  - возможно, излишне сухо поприветствовала его Амала.
        Ей не хотелось, чтобы о ее взаимоотношениях с главой отбора поползли слухи. А они обязательно появятся, ведь людям свойственно перевирать и додумывать.
        - Как прошла ночь?  - учтиво поинтересовался темный, становясь у балюстрады и опираясь на перила.
        - Весело, вашими стараниями. Где предполагается встреча?  - поспешила перейти к деловым вопросам Амала.
        Ей все мерещилась грузная походка Дайли, нагоняющей ее из библиотеки.
        - У роз. Вы разве не хотите поговорить?  - с удивлением спросил маг.
        - Хочу. Но вам не стоит выделять кого-то одного, Ваше Темнейшество. Рискуете однажды найти фаворитку мертвой. Даже не окаменевшей, а мертвой. Я думаю, вы прекрасно понимаете.
        Не желая слушать его дальше, Амала выпрямила спину и пошла вниз. Ей казалось, что маг прожигает ее взглядом, словно ему есть что сказать, но он не хочет делать это громко, опасаясь, что секрет услышит кто-то еще.
        «И почему меня это должно волновать, а, Темнейшество? Хотите поговорить - устройте встречу. Свидание. Знаете, так обычно делают мужчины, когда хотят привлечь внимание дамы. А вы как ледышка! Надеюсь, в Ауталии кавалеры галантнее вас!»
        Осмотревшись, Амала увидела Тень. Домашний дух занял полюбившееся место на люстре и едва заметно раскачивал ее, играя с хрустальными подвесками.
        Из правого крыла показалась Дайли. Девушка довольно насвистывала что-то под нос, а за ней ровной цепочкой бежали прирученные твари. Линэр бросил на нее короткий взгляд и рукой указал вниз. Амале почудилось, что в помещении стало холоднее. Девушка явно не пришлась магу по вкусу.
        - Доброе утро, Ваше Темнейшество,  - низко поклонилась Дайли, демонстрируя аппетитное декольте.
        - Доброе, спускайтесь. Вас ждут.
        Дайли недовольно посмотрела на Ами, отчего та невольно дернула плечами, словно сбрасывая с себя что-то. Создавалось ощущение, что внучка ведьмы сильно преуменьшила свои способности. Но думать об этом долго не пришлось. Из подвала показались Вейли и Келли, опиравшаяся на руку северной ведьмы.
        Ами бросила удивленный взгляд в сторону соседки по комнате, но та лишь покачала головой, словно намекая на то, что все вопросы потом. Янтарь неожиданно выпорхнула из левого крыла. Вот уж кто выглядел бодрее всех. Амала даже грешным делом подумала, что девушка просто-напросто проспала испытание. Не сходилось лишь то, что сама Амала была в крыле не так давно… да и Тень тогда бы набросился на коротышку, а не на нее.
        Отчаянно зевая и даже не пытаясь прикрывать рот ладонью, из левого крыла показалась Зарри. Рыжеволосая друидка окинула взглядом помещение и спустилась на первый этаж, потирая глаза кулаками. Она казалась Амале самым настоящим ребенком, попавшим в передрягу, но стоило вспомнить, с каким рвением та расчищала завалы на кладбище ночью, как эта иллюзия рассыпалась в прах. Перед ними стояла опытная женщина, слишком молодая на вид, но от того не менее опасная.
        - Вот мы и в сборе,  - довольно проговорил со второго этажа темный маг.
        - Нет, не все. Бигги еще не пришла,  - сурово поправила его Вейли.
        - Моя дорогая, если я говорю, что мы все в сборе, значит, так оно и есть. Вам ли не знать, что маг прекрасно осведомлен о том, что происходит в его доме?  - усмехнулся Темный.  - Думаю, у вас есть вопросы. И я дам на некоторые из них ответы. Сегодня ночью Бигги Воск не прошла испытание, поддалась своим страхам и погибла. Мне жаль. Действительно жаль, дамы. Я не желаю смерти ни одной из вас, но выживет лишь сильнейшая. Таковы правила.
        - Да какие это правила?!  - вспылила Келли.  - Издревле на отборах никто не умирал! Это все ваше самодурство.
        - Спокойствие, леди Цоколли, спокойствие,  - ровным голосом ответил Линэр.
        Его темные глаза сверкнули, и Амала почувствовала огромную силу, исходящую от мага. Всего на мгновение, но этого оказалось достаточно, чтобы понять: лучше не шутить. Не то чтобы она в этом сомневалась, просто раньше была хоть какая-то надежда на его человечность.
        - Итак, я надеялся, что вы догадаетесь без подсказок. К сожалению, сегодняшнее испытание заставило меня усомниться в ваших умственных способностях. Хотя подсказок было много, пожалуй, даже слишком,  - маг принялся расхаживать туда-сюда, искоса поглядывая на столпившихся кучкой девушек.  - То, чего не должно быть у любого уважающего себя человека… Это страх. Именно страх, дорогие мои. Не тот, который здравое опасение или брезгливость, а древний ужас, сковывающий по рукам и ногам. Пока вы трясетесь, словно мыши под веником, жизнь будет проходить мимо. Бигги не смогла совладать с ним, и страх поглотил ее…
        - Прошу прощения,  - не удержалась Амала.
        - Да-да, леди Неррита? Вы уже перестали бояться?
        - Я хочу отметить, что леди Воск столкнулась с чем-то поистине ужасным. Такого не должно быть в доме уважающего себя… человека. Естественно, она растерялась.
        - Каждая из вас столкнулась с тем, чего ждала меньше всего, леди Неррита. Кто-то справился сам, кому-то понадобилась помощь, а кому-то просто повезло. Это игра на выживание, не стоит думать, что здесь все понарошку. Впрочем, на этом список тех, кто не прошел испытание, не закончен. Я все еще чувствую страх. А страх вместе с гордыней порой куда опаснее просто ужаса. У вас есть последний шанс заглянуть в себя и избавиться от него. Время пошло!
        Как всегда, ни объяснения, ни инструкции. Только ощущение безысходности и холода, сковывающего, обволакивающего с головы до пят. Ами прикрыла глаза, отрешаясь от происходящего. Ей нужно умиротворение и спокойствие. Она победила два своих страха. Кто следующий? Пожалуй, ее ужас, льнущий к ногам каждый раз при встрече с темным магом. Он прав, бояться нечего. Линэр не желает зла, иначе все уже давно украсили бы его сад. Нет, он ищет что-то другое. Хорошо было бы узнать, что именно.
        Чуть раскачиваясь, Амала наполнялась спокойствием и уверенностью. Даже если она не та девушка, которую ищет Его Темнейшество, она постарается дойти как можно дальше. Продержаться как можно дольше. Она…
        - Вот и все,  - голос темного мага вырвал ее из мыслей.
        Ами сделала неуверенный шаг вперед, пытаясь удержать равновесие, а потом оглянулась. Все стояли на месте… Вот только кое-кто обратился в камень.
        Ком подступил к горлу. Одно дело найти каменную статую, а совсем другое - осознать, что некогда живой человек умер рядом с тобой за последние минуту-две.
        Келли Цоколли стояла, гордо задрав подбородок. Точеная фигурка, волосы, копной лежащие на плечах. И это все из камня. А у ног ее лежит металлическая черная роза.
        - Почему?  - удивленно спросила Вейли, с вызовом поглядывая на темного мага.  - Она прошла испытание! Мы вместе прошли.
        - О нет,  - усмехнулся Линэр.  - Вы, леди Вейли, справились. Более того, именно вы лидер этого испытания. Кроме своей жизни вы спасли и жизнь Келли. Почти спасли. К сожалению, не все могут признать, что есть кто-то умнее, сильнее или просто лучше. Во мраке подвала вы, морозная ведьма, несущая смерть и холод, смогли подарить ей тепло своей души, отогреть, вернуть из небытия… но вместо благодарности вы получили упреки и недовольство. Это гордыня. Она преследует многих. В моих землях она загоняет в могилу. Вы сделали все, что было в ваших силах, но вы не богиня, леди Вейли. Вы человек. Вам не под силу исцелять души. Мне жаль. Все свободны!
        Последняя фраза громом среди ясного неба прокатилась по залу.
        - А что нам делать с духами?
        - Что хотите. Неужели вы считаете, что я не в состоянии самостоятельно приручить домашнюю нечисть?  - усмехнулся темный маг и скрылся за массивными дверями, не забыв ими хлопнуть.
        - Замечательно,  - проворчала под нос Янтарь.  - Он нас что, за зверушек держит? Покормить, поиграть, убить, когда надоели.
        - Кто знает. Я так не думаю, но все может быть,  - щелкая пальцами, заметила Вейли.  - Тут ни в чем нельзя быть уверенными. Осторожность, девочки, осторожность. Еще с утра я думала, что он пытается пробудить наши магические таланты такими экстремальными способами. В эту картину не вписывались я, Келли и Зарри, ведь мы уже искусны в магии, но… он снова нас обыграл.
        Пока Вейли рассуждала, Янтарь подобралась к статуе и приложила к ней ладонь, задумчиво прикрыв глаза. Потомок гномьего племени что-то напевала под нос на немелодичном, чуть гавкающем языке, раскачиваясь из стороны в сторону.
        - Она жива!  - неожиданно вымолвила Янтарь, отступая на шаг назад.
        - Пояснишь?  - осторожно поинтересовалась Вейли, опасаясь, что мастер по камню могла тронуться рассудком.
        - Камень… он живой,  - начала Янтарь, и Ами с сожалением выдохнула.
        Конечно, для нее все будет живое: и букашка, и травинка, и булыжник под ногами. Для каждого жизнь - это что-то свое, кому-то не жалко людей, а кому-то…
        - Да что вы так на меня смотрите! Я совершенно серьезно. Камень, в который превратилась Келли, живой. Это не смертельное заклинание, это проклятие! Неррита, пойдем посмотрим на Бигги? Мне нужно больше информации.
        Ами замерла. Перед глазами встало то чудовище, отчаянно желающее выбраться.
        - Боюсь, это не самая хорошая идея. Там действительно опасный монстр. Я заперла его мелом и солью, но… кто знает, вдруг присутствие других живых придаст ему сил?
        - Опять страх?  - подала голос до этого молчавшая Зарри.  - Я думаю, нам надо туда сходить. Как бы там ни было, вместе мы можем справиться.
        - Ладно…  - нехотя согласилась Амала.
        Хотя она бы предпочла ополоснуться, пусть даже и в холодной воде, и лечь спать.

        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ. РЕЗУЛЬТАТЫ ВТОРОГО ИСПЫТАНИЯ

        Глава 24

        Правое крыло второго этажа куталось в темноте даже утром. Еще бы, на длинный коридор всего одно окошко - в конце. Правда, сейчас девушкам освещал путь еще один источник - кончик лезвия кинжала Амалы.
        - Это что еще?  - недовольно спросила Вейли.
        - Ага, я тоже заметила. Странная штука, да?  - поддакнула ей Дайли, с гордостью вышагивая в стае теневых щенков.
        - Это мое. Подарок отца.
        - Богатенькая у вас семейка. Такими артефактами разбрасываешься,  - недовольно фыркнула Дайли.
        - Знаешь, самый главный артефакт, который есть у человека - жизнь. И вот ей я разбрасываться точно не намерена. Там внутри монстр. Если мне придется расстаться с подарком, чтобы спастись, я сделаю это, не раздумывая.
        - Даже если тебе что-то подарит Его Темнейшество?
        - Да даже если богиня-мать лично придет и в ручки вложит! Жизнь бесценна!  - огрызнулась Ами и прикусила язык.
        Неррита себя бы так не вела. Она бы сказала что-то надменное. О том, что вещи это всего лишь вещи, и плевать, сколько они стоят. Посыл тот же, но смысл все-таки разный.
        - Прекратите ругань. Прямо как дети малые. Неррита, лучше объясни, если это твой подарок, а по форме он напоминает лезвие… то почему рукоять торчит с той стороны?  - мягко изменила русло беседы Вейли, садясь рядом с дверью.
        - Я защищалась, вогнала кинжал твари в сердце. Ну… по крайней мере, у людей там сердце. Тварь зашипела, выдернула кинжал и бросила в меня. Хорошо, дверь успела закрыть. Как-то так.
        - М-да, ну, и силища. Теперь понятно, почему Бигги испугалась. Я бы тоже… наверное,  - невольно шмыгнула носом Зарри.  - А ведь это я хотела сюда идти, но она отговорила. Предложила путь легче, сказала довериться ее интуиции.
        - Все в порядке, не переживай. Мы знали, на что идем. Все. Так что тут нет твоей вины,  - утешила друидку Вейли и решительно открыла дверь.
        Жуткая тварь так и стояла в проеме. Стоило ей увидеть девушек, как она недовольно заклекотала, стукнулась о невидимую стену, созданную Амалой, и принялась царапать ее когтями. Неприятный скрежет разнесся по коридору.
        - Всем отойти!  - скомандовала Вейли, делая странные пасы руками.
        Надо признать, тварь произвела на всех неизгладимое впечатление, и желающих спорить не нашлось. С ладоней ледяной ведьмы сорвалось несколько острых сосулек, пронзивших тварь. Но этого оказалось мало, неизвестное существо лишь больше разозлилось, закричало и принялось с удвоенным усердием пытаться проломить себе проход.
        - Проклятье!  - недовольно пробурчала под нос Вейли, сплетая еще одно заклинание.
        Амала завороженно наблюдала за тем, как у ладоней ведьмы собираются ледяные капли. Они сформировали огромный шар, который полетел в сторону твари. Спустя мгновение вода накрыла ту с головой и обратилась в лед.
        - Вот и все. Часа на три хватит,  - с преувеличенной бодростью прокомментировала Вейли.
        От Амалы не укрылись капельки пота, стекавшие по ее вискам. Похоже, все было куда сложнее, чем северянка пыталась показать.
        - Я бы не была так уверена. Она жуткая. Давайте осмотрим Бигги и уйдем куда подальше?  - осторожно предложила Зарри, подходя к замороженной твари и тыкая в нее пальцем.
        - Ну, естественно, оставаться здесь дольше, чем необходимо, смысла нет,  - улыбнулась Вейли и села на ближайший зачехленный стул.
        Янтарь неуверенно переступила линии из соли и мела и, то и дело косясь на ледяную статую, приблизилась к окаменевшей девушке. Снова прозвучали странные слова заклинания, от которых по коже пробежала толпа мурашек. Таких легких, волнительных, непохожих на те полчища, что атакуют при виде Его Темнейшества.
        - Она тоже… жива,  - задумчиво пробурчала под нос Янтарь, потирая подбородок.
        - То есть, их можно вернуть?  - нетерпеливо спросила Дайли.
        - Вполне может быть и так. Но как это сделать, я не знаю. Пойдем спросим у Его Темнейшества?
        - Да ну,  - отмахнулась внучка ведьмы,  - Как будто это самое важное сейчас. Они каменные, с ними ничего не случится. А нам бы отдохнуть.
        Вейли покосилась на нее, но промолчала.
        - Да, давайте отдохнем. Надо подумать,  - миролюбиво предложила Амала.  - И вообще, тут небезопасно. Даже если что-то и делать, то выбравшись отсюда.
        Она подошла к двери и попыталась выдернуть кинжал. Как назло, он засел крепко. Ее скромных сил не хватило на то, чтобы справиться с напастью, а остальные решили проигнорировать эту неприятность.
        Проверив, что защитные линии остались целыми, Вейли захлопнула дверь и наложила еще одну печать снаружи. В полном молчании девушки вышли в холл. Статуи Келли и след простыл.
        - О чем говорил Его Темнейшество? От чего ты ее спасла в подвале?  - тихо спросила Ами, но Вейли ее услышала.
        - Она… не смогла смириться с тем, что я лучше управляюсь с духами, а идти на этаж выше не захотела… Знаешь, это плохая идея - нападать на ледяную ведьму. Основная сила льда в создании щитов. Морозные Лорды не захватили во времена войн много земель не потому, что они им не нужны. Мы не можем. Огонь - вот он способен выкосить целые армии. Огонь и лед всегда идут рука об руку на самом деле, но в то же время - это вечное противостояние. Она…  - Вейли вздохнула, отводя взгляд.  - Келли была огненной ведьмой. По крайней мере, так бы ее назвали в наших землях. Она напала на меня… пришлось отбиваться.
        - Звучит странно. Но выходили-то вы вместе…
        - А что, я должна была ее бросить? Удел сильного в помощи слабым. Я не имею права…  - Вейли не договорила, всем и так было понятно, что она имела в виду.  - Надеюсь, что больше никто не захочет совершить подобную глупость.
        Северянка недовольно сверкнула глазами и решительным шагом вошла в жилое крыло, принюхиваясь.
        - Девочки, а у нас на завтрак опять курица. Никакого разнообразия. Зато будет ванна. Теплая!  - переключила мыслей девушек Вейли, недовольно хмурясь.
        Ей не нравилось происходящее, но она ничего не могла изменить.

        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. ЛУЧ НАДЕЖДЫ

        Глава 25

        Улучив момент, Вейли выскользнула из отведенных им покоев и поднялась на второй этаж. Стены, преграждавшей путь, не было, и это придавало ледяной ведьме уверенности в своих силах. Если бы темный хотел, чтобы они безвылазно сидели в отведенных им комнатах, то так бы оно и было.
        За время купания и завтрака удалось выяснить, где находится библиотека. Пока шла, Вейли невольно ухмылялась. «Как попасть в библиотеку?» Один из наиболее популярных вопросов при попытке познакомиться неожиданно стал для нее очень важным. Главное, не нарваться там на что-нибудь. Проклятая тварь оказалась куда сильнее, чем могло показаться на первый взгляд. Она не просто пугала одним своим видом, но еще и осторожно выедала магические силы.
        Вейли не знала, зачем Линэр Первый держал во дворце подобное чудовище. И знать не хотела! Главное, не стать его завтраком.
        С опаской на цыпочках проскользнув мимо злосчастной двери, за которой слышалось невнятное шуршание, Вейли дошла до конца коридора и толкнула дверь библиотеки.
        Ее тут же окутал с ног до головы с детства знакомый запах: знания, сокровенные, бесценные, они манили. Обведя взглядом полки от пола до потолка и массивные стеллажи, стоящие по центру, морозная ведьма утратила часть энтузиазма. В таком хранилище обязательно должен быть библиотекарь! Но его не было. Широкий стол пустовал. Оставалось надеяться лишь на картотеку. Но она плохой помощник, если не знаешь, что искать.
        Начертив в воздухе руну призыва младшей домашней нечисти, Вейли разочарованно вздохнула. Дайли не только подчинила себе всех хранителей библиотеки, но и увела их с места работы. Естественно, никто не сможет помочь найти нужные книги.
        Легким движением руки развеяв заклинание, девушка подошла к картотеке и принялась в ней копаться. Систематизация оказалось непривычной. С таким же успехом можно было читать названия на корешках, но Вейли не сдавалась. Проще понять систему, чем потратить всю жизнь на огромную библиотеку!
        - Ищете что-то конкретное?  - спросил непонятно откуда появившийся темный маг.
        Вейли испуганно отскочила в сторону, рефлекторно создавая вокруг себя щит. Он переливался всеми цветами радуги, словно мыльный пузырь.
        - Похвально, весьма похвально. Сильное плетение. Но я не собираюсь причинять вам вреда.
        Хмыкнув, северянка развеяла заклинание и, прищурившись, спросила у мага:
        - А как же тогда три смерти на отборе?
        - Ах, это,  - отмахнулся Линэр.  - Производственная необходимость. Я думаю, вы, как опытная волшебница, сможете сами во всем разобраться. Когда придет время. А пока развлекайтесь. Впрочем, вижу, вы не любите проводить свой досуг в праздном отдыхе. Что вы ищите? Возможно, я смогу помочь в поисках.
        - А вы наблюдательны, Ваше Темнейшество,  - с улыбкой ответила Вейли, возвращаясь к картотеке.  - Вам должно быть известно, что Ауталия не всегда была ледяным адом, в который лето приходит на пару месяцев в году, а все остальное время царствуют холода и метели…
        - Вы говорите о легендах ваших земель? Они на полке развлекательной литературы. Давайте я вас провожу,  - с усмешкой предложил маг.
        - Вовсе нет!  - возмутилась северянка, уперев ладони в бока.
        Она посмотрела на темного снизу вверх, жалея, что не может прожечь в нем взглядом дыру. Применять против него магию бесполезно. Только глупец нападает на мага в его доме.
        - Вы, как и многие другие, Ваше Темнейшество,  - продолжила Вейли, когда огонь в груди немного утих,  - предпочитаете не замечать одну важную деталь. Мы находимся на материке. Со всех сторон нас окружают государства с менее суровым климатом. Но при этом мы не так уж далеко от моря… А значит, климат должен быть мягче. Более того, если посмотреть на картины названной мной эпохи, можно заметить, что портреты важных особ, написанных в Ауталии, зачастую полны зелени, цветов. Натюрморты пышны и мало напоминают скудную пищу современности.
        - Что мешало писать полотна летом?
        - Их количество. Я не сомневаюсь, что многие из них были созданы в благодатное время, но чтобы все… Нет, это просто статистически невероятно. Так что… Если сложить этот маленький факт, фрески в храмах Семерых, на которых сохранились упоминания о сезонах, летописи, легенды и свидетельства Древних, то по всему выходит, что на наших землях лежит проклятие… Но наши библиотеки скудны. Из них таинственным образом исчезли упоминания об искомой эпохе. Поэтому я здесь. Не потому, что хочу стать женой такого человека, как вы. Не потому, что хочу защитить других ведьм ковена. Это мишура, за которой скрывается истина. Я хочу спасти свою страну.
        - От чего вы ее хотите спасти? Вы же прекрасно выживаете в этих холодах?  - осторожно спросил маг, почувствовав, что ледяная ведьма может вот-вот сорваться, а устраивать магический поединок в библиотеке не входило в его планы.
        - С каждым годом становится все холоднее. Мы держимся на закупках продовольствия у наших союзников. Пока это неизвестно широким массам, даже главы ковенов не в курсе.
        - Тогда откуда вы в курсе?
        - Дальновидный правитель не должен гнушаться шпионажем,  - резко оборвала его Вейли.  - Голод наступит через семь сезонов. К тому моменту казна опустеет, истощатся месторождения хрусталя… и мой народ окажется перед сложным выбором: бросить свои земли и просить унизительного статуса беженцев или умереть в родной земле. Я не желаю своим людям такой судьбы.
        - Весьма похвально.
        Вейли бросила на него короткий взгляд. Она чувствовала, что темный не жаждет ей помочь. Похоже, пришло время использовать последний козырь. Северянка надеялась, что унесет его с собой в могилу, не опорочит честь темного, но у нее не осталось выбора.
        - Вы в такой же ситуации, Ваше Темнейшество. Ваши земли прокляты… И… Прокляты они в одно и то же время. Лучшие ясновидцы Ауталии потратили не один год, пытаясь понять, почему так резко оборвались дипломатические отношения между нашими странами. Успеха достигли лишь мои коллеги. И они поклялись, что никому не расскажут о случившемся. Не думаю, что вашу и без того подмоченную репутацию можно испортить, но добавить некоторые штрихи… Да, мы справимся. Мы в одной лодке, Линэр.
        Северянка резко приблизилась к темному, встала на носочки и прошептала прямо в ухо:
        - Вы поможете мне… А я помогу вам. Это хорошая сделка, Ваше Темнейшество. Иначе количество бесплодных земель будет только увеличиваться. Холод и Недоверие соприкоснутся, сольются воедино и белой безмолвной тенью накроют все вокруг… И тогда пострадает Она… Вы знаете, о ком я говорю.
        Резко отступив, Вейли злобно рассмеялась. Она разыграла все карты, ничего не осталось. Рискованный шаг, но он должен окупиться.
        Темный на мгновение побледнел, а потом рассмеялся.
        - Вы говорите о Мариэтте Норт, в девичестве Кенри? Она никогда не была моей возлюбленной, леди Вейли. Мой господин собирался сделать ей предложение. Ваши предсказатели ошиблись. Но это не значит, что я откажу в помощи. Итак, за какими знаниями вы пришли сюда?  - с усмешкой спросил маг, с наслаждением наблюдая за тем, как бледнеет северянка.  - Белоснежная кожа вам к лицу. Вы становитесь похожи на легендарную Ледяную Королеву.
        - Вот о ней я бы и хотела узнать. В наших землях не осталось нужных книг. Я нашла данные о том, что они были уничтожены. Возможно, у вас сохранилось немного больше.
        - Вполне вероятно. Этот замок не сразу стал резиденцией королей. До этого он был крупнейшей библиотекой. Следуйте за мной.
        Сделав пас ладонью, Линэр захлопнул ящик картотеки и пошел мимо стеллажей. Вейли не отставала, желая получить столь необходимые знания.
        Остановившись у одной непримечательной полки, темный маг достал из кармана плаща булавку, проколол ей большой палец и приложил кровоточащую рану к корешку толстой книги. Буквы вспыхнули алым, но Вейли не успела прочитать ни слова. А потом полка отъехала в сторону, открывая проход.
        - Вы поступили мудро, решив посетить нашу библиотеку. Будьте осторожны, некоторые знания могут стать для вас шокирующими. Это копии книг, оригиналы слишком ветхие. Думаю, вас интересует период, когда ваши и наши земли были территорией одного государства…
        Линэр уверенно шел вперед, а Вейли недовольно хмурилась. Ей не нравилось то, к чему клонил темный. Уж не заставит ли он ее выйти за него, занять место главы государства и объединить земли? А что, если это и есть основная цель этого отбора?
        Северянка не боялась морозов, но неприятный холодок, пробежавший по спине, заставил ее замереть. Она не была уверена в том, что готова спасать государство такой ценой.
        - А вот и искомый томик. Две тысячи восемьсот тридцать пятый год от Явления Матери. Изучайте, леди. Думаю, вы найдете много интересного. Выносить книги нельзя, дверь закроется за вами самостоятельно. Приятного вечера,  - темный маг поклонился и направился к выходу.
        - И вы оставите меня здесь одну?
        - А почему нет? Вам некуда бежать, Вейли Кон,  - со зловещей улыбкой ответил темный, растворяясь в тенях.

        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ. НЕУДАЧНАЯ ПОПЫТКА ШАНТАЖА

        Глава 26

        - Ты слишком много им позволяешь,  - налетела на темного мага Элизабет, стоило тому войти в кабинет.
        - Да ладно?  - усмехнулся Линэр, падая на софу.  - Я пытаюсь исправить ошибки прошлого. Ошибки, совершенные не мной. И меня еще обвиняют!
        - Не боишься, что, узнав правду, одна из лучших претенденток на роль спасительницы просто убежит?  - осторожно поинтересовалась Элизабет, зависая над письменным столом.
        - Мам, время страха давно прошло. Я устал так сильно, что это последнее, о чем я буду думать. Если я могу получить союзницу, я сделаю это!
        - Но при этом ты запугиваешь бедную девочку.
        - Ты же видела их, дашь руку - откусят по локоть. Никакого понимания серьезности ситуации,  - тут же принялся сетовать маг.  - А у нас тут, между прочим, посмертное проклятие!
        - Надо же, а то я не знала,  - съязвило привидение.
        - Мам, я понимаю, что ты устала. Я устаю не меньше твоего,  - Линэр резко сел и потер виски.  - Надеюсь, они скоро утихомирятся. Чувствую себя выжатым, словно губка.
        - А я тебе говорила…
        - …что не надо сразу семь девушек тащить. Да, мама. Но символизм важен. Семь богов, семь претенденток… семь каменных статуй.
        Перепалка могла бы продолжаться еще долго, если бы не тихий стук в окно. Элизабет не сказала ни слова, подлетела к нему и с усилием открыла. В комнату влетели десять козодоев.
        Птицы выглядели уставшими. Расположившись на ветвистых оленьих рогах, они принялись во все глаза рассматривать Линэра.
        - Ну, и чего молчим?  - устало спросил маг.  - Какие новости? Что удалось узнать?
        - Магические твари становятся сильнее.
        - Холода наступают.
        - Грядет неурожай.
        - Ясно, как всегда, ничего хорошего. Спасибо за работу, все свободны. Руна, задержись.
        Когда в комнате осталось трое, Линэр подманил сову поближе, усадил на указательный палец и внимательно посмотрел в глаза.
        - Ты выглядишь недовольной, Руна. Что-то не так?  - вкрадчиво спросил маг, погладив ее тыльной стороной ладони по крылу.
        - Ауро отлынивает от работы,  - охотно доложила совушка, довольно зажмурившись.  - Он помогает одной из невест. Это не по плану.
        Линэру оставалось только вздохнуть. Ауро не самое удачное его творение. Слишком своевольный, обладающий резкой индивидуальностью, козодой доставлял немало проблем. Впрочем, пользы от него было не меньше.
        - Пусть помогает. Значит, так выгодно богам. Руна, не переживай так сильно.
        - Он не такой, как мы.
        - Вы все разные,  - поспешил утешить собеседницу маг.
        - Нет. Я вижу, что он для вас особенный. Это больно, Ваше Темнейшество. Мы ведь стараемся не меньше… Мы тоже хотим признания!
        - Я понял тебя, Руна. Когда все решится, я займусь этим вопросом.
        - Если все решится. Я могу отправиться отдыхать?
        - Да, лети, Руна,  - отпустил ее темный маг и пересел за стол.
        Резким движением открыв верхний ящик, он достал горсть черных кристаллов.
        - Линни, отдохни! Они уже в стазисе. Кроме той, что читает.
        - Прекрасно. Самое время защитить их от проклятия. Тебе ли не знать, что оно становится сильнее время от времени,  - упрямо заявил маг, выбирая самый крупный кристалл и зажимая в ладони.
        - Линни!  - возмутилась Элизабет, но темный не обратил на ее недовольство внимания.
        Он сам начал эту игру, ему и доводить ее до конца. Неприятная слабость усилилась. Линэру показалось, что кристалл растекся лужицей слизи у него в ладони, впился десятком маленьких пастей в кожу и принялся с упоением высасывать кровь.
        - Линни.
        - Спокойной ночи, мама. Я буду признателен, если ты проследишь за выжившими. Я занят!  - последнюю фразу маг выкрикнул, уже проваливаясь в беспамятство.
        Темнота заменила ему реальный мир всего на мгновение, но, когда Линэр открыл глаза, за окном уже вовсю пекло солнце, а матушки и след простыл.
        «Зря я на нее накричал,  - подумал маг, откладывая кристалл в сторону. Внутри прозрачных граней клубилась тьма, вызывая брезгливые ассоциации.  - Но и ей стоит мне доверять».
        Зарядив все пять кристаллов, Линэр встал с кресла, в котором спал, и сладко потянулся. Мышцы затекли. Пожалуй, следовало прислушаться к матушке и поесть. Голова закружилась, и темный маг упал. Все плыло перед глазами, предвещая скорую расплату за беспечность.
        - Ваше Темнейшество, скушайте сахарок,  - предложил Ауро, до этого притворявшийся веточкой.
        Темный вздрогнул, но сил на то, чтобы защищаться, не осталось. Тем временем козодой спланировал к хозяину и практически силой заставил того открыть рот.
        - Нельзя так, Ваше Темнейшество. А что, если бы Ауро не оказалось рядом? Я тут, между прочим, уже третий день сижу. А вы все не просыпаетесь и не просыпаетесь.
        Слабость постепенно начала отступать. Слишком медленно, чтобы почувствовать себя хорошо, но Линэр усилием воли сел, прислонившись спиной к ножке кресла.
        - Сколько прошло времени?  - обеспокоенно спросил маг.
        Когда он придумывал этот план, он не ожидал, что проклятие накинется на его «невест» с таким остервенением. Приходилось выкручиваться прямо на ходу. А сил, кроме как из собственных резервов, взять неоткуда.
        - Две недели,  - коротко ответил козодой.  - Сейчас доставят завтрак. Не знаю уж, почему вы так любите куриц, но могу считать это шпилькой в мой адрес!
        - Это еще почему?  - удивленно спросил маг, поморщившись.
        Голова раскалывалась, от громкого козодоя становилось только хуже. Единственное, о чем мечтал маг, это полноценный обед и сон, хотя бы шесть часов. А там можно будет уже разобраться со всеми проблемами.
        - Я тоже птица,  - недовольно заявил Ауро.  - Как можно родственников лучшего друга есть на завтрак, обед и ужин?
        - Вы очень дальние родственники,  - хмыкнул маг.  - Не считается.
        - Как же, а вдруг меня решите съесть?  - возмутился козодой.
        - Тебя нельзя съесть. И убить нельзя. Даже покалечить. Слушай, чего тебе надо?
        - Ах вот как?!  - нахохлился Ауро.  - Все, не буду играть на вашей стороне.
        - А ты когда-то играл на ней? Ты всегда был слишком самостоятельным. И тебе явно есть, что сказать. Я тебя слушаю.
        - А я что… я ничего,  - залепетал козодой.  - Просто переживаю.
        - Что, кто-то из девочек приглянулся?  - с усмешкой спросил темный маг, устраиваясь поудобнее: в дверях показался поднос с обещанной едой.
        - А что?
        - А то, что я предупреждал, что не пожалею никого на пути к своей цели. Проклятье должно быть снято. Любой ценой,  - сурово ответил маг, нахмурившись.
        Ему не нравился этот образ злого самодура, но он ничего не мог с этим поделать.
        - Ох, когда-нибудь с таким подходом вы пропустите что-то очень важное, Ваше Темнейшество. Кристаллы можно доставлять? Кстати… сверьтесь со списком. У вас тут есть подставные невесты.
        - Ага,  - отмахнулся от назойливой птицы маг, с наслаждением вгрызаясь в тост с малиновым вареньем.
        Стоило птице подхватить камни и вылететь в окно, как из стены вышла Элизабет. Линэр поперхнулся и поспешил отвернуться. В присутствии матушки вся спесь растворялась, словно туман поутру. Оставалась лишь неловкость и чувство, что он все делает не так.
        - Приятного аппетита, Линни. Не спеши. Девочки будут еще долго спать. Пока они смогут принять силу…  - задумчиво протянула Элизабет, как девчонка, садясь на край стола.
        - И тем не менее, ты здесь? Я опять забыл полить розы? Покормить козодоев? Что на этот раз, мам?  - устало спросил маг.
        - Ты хотел познакомиться с девушками. Я уже отдала распоряжения, скоро все будет готово.
        - И с каких пор ты командуешь моими слугами? Моими магическими слугами, прошу заметить?!  - возмутился Линэр.
        - С тех пор, как у тебя стало недостаточно сил, чтобы поддерживать заклинания. Я волнуюсь, Линни. Ты мой единственный сын. Другого ребенка у меня не будет…  - Элизабет замолчала, нервно закусив губу.  - По техническим причинам не будет. И я не хотела бы, чтобы мое единственное отражение погибло бездарно.
        - Я не собираюсь умирать, мам. Просто… у есть ощущение, что мы вот-вот нащупаем что-то важное, что-то, что сможет помочь достичь цели.
        - Хорошо,  - кивнуло привидение.  - Главное, не забывай и о моих интересах.
        - Да, мам,  - устало ответил темный маг.  - Можно я полчасика посплю и пойду на свидание? Кто там первый?
        - Сюрприз,  - с усмешкой ответила Элизабет, выходя из комнаты сквозь стену.
        Все-таки в бытие призрака есть свои маленькие прелести.

        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ. ПРОБЛЕМЫ ТЕМНОГО

        Глава 27

        Ами проснулась в купальне. Она была готова поклясться, что последней комнатой, которую она помнит, была их с Вейли спальня! Когда же она успела? Неужели она страдает лунатизмом?
        Вопросы тут же отошли на второй план, когда жесткая мочалка принялась тереть ее спину. Ответ нашелся сам собой - магия. Конечно же, темный волшебник может не только завести сотни невидимых слуг, но и приказать им перенести невесту в нужное место.
        Судя по всему, она проспала долго. Намного дольше привычных восьми часов. Тело задеревенело и плохо слушалось, поэтому мочалки были очень даже кстати. Еще бы массаж кто-нибудь сделал, вообще красота была бы!
        От воды пахло розами и лавандой, да и обстановка в целом умиротворяла. Удивительно, но Амала умудрилась задремать и проснулась только на массажном столе. Все же Его Темнейшество весьма внимательная личность.
        Потом те же невидимые слуги доставили одно из платьев Нерры, помогли его надеть и затянуть корсет. Ами сдавленно охнула. Все-таки утягивание талии сомнительное удовольствие! Но чего не сделаешь ради того, чтобы произвести правильное впечатление на темного мага?
        Хотя где-то глубоко в душе Амала хотела Линэра Первого посадить на раскаленные угли и задать несколько интересных вопросов. Больше всего в жизни она не переносила ложь. А Его Темнейшество если не врал, то как минимум не договаривал изрядную долю важной информации. Жизненно важной, между прочим. А еще он забрал у нее Ауро!
        Последнего, пожалуй, особенно жаль. Все-таки мелкий пакостник весьма полезен. Да и с ним как-то не так одиноко. Вздохнув, Ами вытащила из прически прядь, накрутила ее на палец и оставила висеть вдоль шеи. Что ж, как говорила герцогиня Мельтина, «одно из самых изящных орудий женщины - обаяние. Оно немного зависит от природной красоты, а все остальное остается на откуп манерам и врожденному очарованию. Так как на первое и последнее вы повлиять практически не в силах, учите, девочки, этикет».
        В комнату влетел козодой.
        «Легок на помине. Надо было раньше его позвать!»  - обрадовалась Ами.
        - Ауро! Я скучала.
        - Руна, миледи. Меня зовут Руна. Я прилетела передать вам приглашение на завтрак от Его Темнейшества. Вы примите его?
        Амала тут же сникла. Конечно, перепутать птиц не так уж и сложно, но где же черти носят ее пакостника?
        - Миледи чем-то недовольна?
        - Я соскучилась по своему послу, Руна. Но я буду счастлива встретиться с Его Темнейшеством… и обсудить этот вопрос с ним лично,  - с плутоватой улыбкой ответила Амала.
        «Пусть только попробует сделать что-нибудь с птичкой! Ух, я ему покажу!»
        - Тогда прошу следовать за мной, миледи. Прием будет проходить в малой голубой гостиной,  - птица изобразила поклон и полетела вперед.
        Довольно быстро полетела, надо отметить. Ами едва поспевала за Руной, которая проносилась сквозь двери. А вот Амале приходилось тормозить и ждать, пока они откроются перед ней. Попытки ускорить процесс оказывались тщетными.
        - Руна!  - выкрикнула запыхавшаяся Амала, уставшая догонять вредную птицу.
        Сначала дверь из умывальной, потом дверь общего зала… потом в холл. А этой крохе все нипочем!
        - Да, миледи?  - птица уселась на перилах и недовольно нахохлилась.
        - В отличие от тебя, я состою из плоти и крови. Я не могу проходить сквозь двери. Будь добра, помедленнее. Не думаю, что Его Темнейшество будет доволен, если я стану похожа на взмыленную лошадь,  - Ами уперла руки в бока и сверху вниз посмотрела на Руну.
        Птица тут же использовала коварный запрещенный прием: пригнулась и глянула на Амалу огромными черными глазами. Ну, и как на такое чудо можно злиться?
        - Простите, миледи. Я думала, вы уже освоили эту науку. Конечно, я буду лететь медленнее.
        Почему-то Амале показалось, что Руна ни капельки не раскаивается. Более того, она довольна.
        «Да уж, Ауро с его шуточками рядом с ней выглядит просто ангелом во плоти. Впрочем, все познается в сравнении!»
        - Благодарю. Веди меня дальше,  - кивнула Амала и приосанилась.
        Ну, уж нет, извиняться перед наглой Руной она не будет!
        Птица взмахнула крыльями и полетела на второй этаж. Ами невольно замерла возле лестницы, провела рукой, опасаясь упереться в барьер, в который так нелепо врезалась Зарри, но проход был открыт. Вот что значит, темный маг тебя ждет. Никаких помех… кроме излишне вредного козодоя, конечно.
        - Вам по коридору, вторая дверь слева.
        - Что, не проводишь до конца?  - с усмешкой спросила Амала.
        - Нет, миледи, дела.
        Ами совершенно не поверила Руне. Конечно же, дела у нее. Боится получить от темного мага на орехи.
        Дождавшись, пока Руна улетит, Амала подошла к двери и прислушалась, с трудом удержавшись от того, чтобы посмотреть в замочную скважину. Все-таки любопытство страшная сила, которая толкает порой на крайне безумные поступки. Амала себя сумасшедшей не считала и решила воздержаться от неосторожных действий.
        За дверью было тихо. Даже если там кто-то и находился, то он определенно не двигался. Покусав губы и пощипав щеки, Амала уверенно положила ладонь на ручку и нажала. Дверь бесшумно открылась, явив ее взору миленькую комнату, обитую голубым шелком. Хрустальная люстра на белоснежном потолке украшала помещение сотнями ярких бликов.
        - Благодарю, что приняли мое приглашение, леди Неррита,  - Его Темнейшество поднялся со стула при ее появлении, подошел, поклонился и даже галантно поцеловал ручку. Ну, точно придворный щеголь!
        - Благодарю за приглашение. Надеюсь, наша встреча будет носить деловой, а не праздный характер,  - с легкой улыбкой ответила Ами, сразу же обозначая границы дозволенного и приемлемого.
        - Смотрю, вам палец в рот не клади,  - усмехнулся темный маг, отодвигая стул и помогая Амале сесть.
        - Насколько мне известно, совать пальцы в рот вообще нехорошая практика,  - парировала Амала.  - Могу я узнать, в чем цель этого завтрака? Не сомневаюсь, что он будет великолепен. Впрочем, как и другие до этого. Но я не верю в то, что вам просто захотелось побыть в женском обществе, Линэр.
        Прикрыв глаза, Ами улыбнулась. Пусть она сейчас ходит по тонкому льду, но только живой, настоящий человек может пробить ледяную корку, которой покрылось сердце темного мага. А в том, что Его Темнейшество не является злом, Амалу вчера успешно убедила леди Элизабет. Редко за кем ходит фамильный призрак. Еще реже он помогает.
        - А почему нет?  - искренне удивился маг, пожимая плечами.  - Все-таки есть шанс того, что с одной из вас я пойду в храм Семизвездных. Отправляться туда с незнакомкой, пусть и справившейся со всеми испытаниями, глупо. Я не верю в то, что потом оно «стерпится-слюбится». Да, можно привыкнуть к человеку, но полюбить того, кто лишил тебя свободы, может лишь безумец. Вы ведь не из них, не так ли?
        - Кто знает?  - задумчиво ответила Ами, проводя пальцем по скатерти.
        «А вдруг я действительно сумасшедшая? Это не мое испытание. Это судьба Нерры. И в любом случае, я останусь в дураках. Глупышка, пожертвовавшая своей жизнью ради молочной сестры. Или алчная стерва, забравшая у нее же шанс на счастье? Всегда найдутся те, кто очернят мое имя. Зачем я это делаю?»
        - Знаете, леди Неррита. Я думаю, вы прекрасно это осознаете. Не хотите немного рассказать о себе? Чем вы занимались… до того, как приехали на отбор?
        - Я была счастлива, Линэр,  - без ложной скромности ответила Амала.  - У меня была семья, нянюшка и молочная сестра, с которой всегда можно повеселиться. У меня был… человек, которому я нравилась. Да, отец вряд ли согласится на этот брак, но по крайней мере… В моей жизни появилась романтика и ощущение того, что я уже взрослая. Оказавшись у вас, я потеряла все. Я не знаю, сколько прошло времени. Не знаю, живы и здоровы ли дорогие мне люди. Я снова стала заложницей положения.
        - Вам здесь не нравится?
        - Я здесь чужая, Ваше Темнейшество. Ваша Руна не воспринимает меня всерьез. Я не вижу слуг, с которыми можно пообщаться. Я не вижу ни одной живой души кроме шести невест и вас. Пожалуй, одиночество когда-нибудь меня доконает.
        - Что ж… я думаю, я могу решить хотя бы одну из ваших проблем.
        - Вы вернете Ауро?  - с надеждой спросила Амала.
        - Вы соскучились по этому негоднику?
        - Он, может быть, и не образец для подражания, но с ним, по крайней мере, не так одиноко,  - строгим голосом прокомментировала Амала.  - Я переживаю. Все-таки он первый, кого я увидела в новых землях. Он поддерживал меня. Такие связи просто так не рушатся.
        Линэр хмыкнул, посмотрел на Амалу, щелкнул пальцами, и перед ней опустилась чернильница с пером и лист бумаги с гербом Таулена.
        - Я подумаю насчет возвращения моего фамильяра к вам в услужение. В любом случае, это не будет быстро. Вы можете написать письмо родственникам, а Ауро его доставит.
        Сердце забилось в бешеном темпе, грозя выпрыгнуть из груди. Первым порывом Амалы было отказаться, потом - написать письмо нянюшке, то есть матери, но успокоившись, девушка поняла, что писать надо так или иначе на имя герцогов.
        - А как же обещанный завтрак, Ваше Темнейшество?  - спросила Ами, искоса глянув на мага.
        Не дожидаясь ответа, она опустила перо в чернильницу и принялась выводить неровным почерком послание.
        «Дорогие папа и мама!
        У меня все хорошо. Пока еще жива, никто не умер. Кормят вкусно, заботятся. Очень скучаю. Надеюсь на скорую встречу. Не выгоните там моего жениха!
        Ваша Нерри».
        Дождавшись, пока чернила высохнут, Амала протянула лист бумаги темному магу.
        - Вот. А теперь завтрак и разговор. Вам ведь письмо нужно не для того, чтобы нам угодить, а чтобы на вас войной не пошли. Так что предлагаю сотрудничать, Ваше Темнейшество,  - Амала совсем осмелела и начала диктовать свои условия.
        - Вовсе нет,  - огорченно покачал головой маг.  - Ответ ведь вы тоже получите… Так что это просто маленький подарок. Я думаю, вы его заслужили. А что насчет завтрака, то он уже на подлете…
        - Замечательно. Тогда, я думаю, самое время объяснить, что здесь происходит,  - Амала скрестила руки на груди, намекая на то, что она не отступит.  - И не пытайтесь задобрить ответным письмом. Мне нужно выжить. А без правдивой информации это ох как сложно.
        - Я слышал, что с таким почерком, как у вас, тоже сложно жить юной леди. Но вы ведь живете,  - усмехнулся Линэр, сложил лист бумаги пополам и спрятал его в конверт.
        - Почерк, в отличие от смерти, можно исправить. Если есть желание. А еще можно нанять писаря. Линэр, что происходит во дворце? Почему мое чувство времени кричит о том, что творится что-то странное? Почему метка практически постоянно горит огнем? Я уже даже начала забывать о ее существовании и причиняемых неудобствах. Неужели вам нечего сказать?  - наседала Амала.
        - Есть,  - холодно ответил темный маг.  - Но я не уверен, что вы готовы принять реальность.
        - Да, лучше витать в иллюзиях с фиолетовыми очками на носу,  - Ами недовольно стукнула кулаком по столу и привстала со стула.  - Я не буду плясать под вашу дудку, Линэр. Элизабет уже доплясалась, Я не хочу стать внеочередной статуей в вашем саду!
        - Вы уверены, что хотите нарушить правила?  - прищурившись, спросил Его Темнейшество, привставая вслед за Амалой.
        - Да! Я хочу знать, что здесь происходит!
        - А готовы ли вы принести клятву, что никто из остальных участниц не узнает эту тайну от вас?  - маг выдержал небольшую паузу и добавил:  - Клятву на крови, леди Неррита. Клятву, нарушение которой будет караться смертью.
        Выпрямившись в полный рост, Амала рассмеялась. Он что, пугает ее смертью? Серьезно? Какая нелепость!
        - Вы могли придумать что-нибудь еще более странное? Я и так могу умереть. Естественно, я принесу клятву.
        - Что ж, тогда следуйте за мной. Не хочу портить ауру этого светлого места кровопролитием.
        - Как будет угодно. Но в чем же причина такой секретности? Неужели… вы не доверяете своим невестам?
        - Вы получите ответы на свои вопросы после клятвы, леди Неррита.
        - Я надеюсь…  - недовольно буркнула Ами.

        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЙ. ЗАВТРАК С ПОСЛЕДСТВИЯМИ

        Глава 28

        Маг учтиво подал ей руку, и Амала совершенно без опаски оперлась на локоть Его Темнейшества. Жажда знаний подгоняла ее, требовала как можно скорее выяснить, что же он скрывает, что же тут происходит и… что же со всем этим делать?
        Как и предполагала девушка, темный властелин повел ее в подвал. Ну, а где еще проводить мрачные кровавые ритуалы? Конечно же, под землей. Правда, Ами была удивлена тем, что комков пыли, свисающей с потолка паутины и вездесущей подвальной сырости не наблюдалось. Чистенько, разве что ковров нет. И окон. Свет от магических светильников неплохо имитировал солнечный, но все-таки был не настолько хорош. А еще он холодный…
        - Неплохое помещение,  - прокомментировала Амала, пытаясь разрушить неловкое молчание.
        В голове то и дело появлялись гнусные мыслишки о том, что он сейчас ее затащит в эти казематы, прикует цепями к стене и… что будет дальше, воображение не знало и начинало показывать жуткие образы сначала. Это злило. Амала уже решила для себя, что двум смертям не бывать, а одной не миновать. Так что на краю могилы лучше станцевать и надеяться на то, что Семизвездные не отвернутся от нее.
        - Благодарю,  - сухо ответил маг.  - Я люблю, когда в хозяйстве порядок. Кстати, забыл предупредить. Нам предстоит небольшое путешествие. Надеюсь, вы не боитесь телепортации?
        - Ч-чего?!  - задохнулась от удивления Ами.
        «Да кто он такой? Даже придворный маг не может перемещать что-то больше чашки чая. А тут целый человек. Даже два! Что за силы скрываются в вас, Линэр Первый?»
        - Телепортация, леди Неррита. Мгновенное перемещение между точками пространства.
        - Боюсь, у меня нет выбора, Ваше Темнейшество. Мне нужны знания. Я готова рискнуть.
        Маг с уважением посмотрел на нее и открыл массивную металлическую дверь, протяжно заскрипевшую.
        - Надо будет смазать потом,  - отметил Линэр и первым вошел в помещение.
        Амала двинулась следом. Небольшая комната ощетинилась стеллажами вдоль стен. Чего там только не было! Какие-то корешки, емкости с непонятного вида жидкостями. Амала не была уверена в том, что хочет знать, что же там плавает. Порошки в банках и просто на блюдцах, свечи… и целый стеллаж странных металлических предметов. Острых металлических предметов.
        По центру стоял маленький круглый столик с начерченной на нем пентаграммой.
        - Располагайтесь,  - сделал приглашающий жест рукой маг.
        - Не нравится мне здесь,  - честно призналась Амала.  - Вы точно не хотите меня убить?
        Темный посмотрел на нее с укором.
        - Леди Неррита, если бы я хотел вас убить, то сделал бы это, пока вы еще находились у себя дома. Мне вы нужны для кое-чего другого…
        - Для чего?  - тут же вцепилась вопросом Ами, неуверенно проходя вперед.
        Метку на руке начало жечь, словно на предплечье поставили ядреный горчичник. Амала украдкой потерла ее, но стало только хуже, боль растеклась под ее пальцами уже по всей руке.
        - Могут же у страшного темного мага быть свои секреты?  - полушутливым тоном ответил Линэр и добавил уже серьезнее:  - Пришло время принести клятву, леди Неррита. Магия знает все…
        Тут-то Амала и поняла, как влипла. Всем ведь известно, что кровь помнит имя. Она не сможет обманывать темного дальше. Пока маг раскладывал на столике бумагу, перо и нож, Ами лихорадочно думала о том, как же выкрутиться из этой неприятной ситуации. Идти на попятную было поздно… Значит, остается лишь честность? Но как он отреагирует? Сможет ли не убить ее на месте?
        - Ваше Темнейшество?
        - Да? Решили отказаться от сделки?  - зловеще ухмыльнулся маг.
        - Скорее обезопасить себя,  - прошептала Ами, становясь так, чтобы между ней и магом находился столик.
        - Я же говорил, что не ем девушек на обед.
        - Тех девушек, которые вам нужны. Но я не Неррита Линтрейская. Я ее молочная сестра,  - прошептала Амала, прикрыв глаза.
        Вот и все. Остается только ждать его решения. Секунды потянулись будто нуга. Ами казалось, что она словно наяву видит, как эта нить истончается, а потом разрывается. И в тот же миг ее пронзает меч, или на голову выливается чан расплавленного металла… а то и чего похуже.
        - Если долго стоять с закрытыми глазами, я никуда не денусь,  - усмехнулся темный маг.  - Неужели вы думаете, что я этого не знал? Не знал с самого начала?
        - Но… почему?  - удивленно спросила Ами, невольно отступая на шаг.
        - Мы в ответе за ошибки своих слуг. Ауро ошибся,  - сурово сдвинув брови, ответил маг.  - И мне теперь исправлять последствия. Впрочем, иногда некоторая степень неопределенности дает интересный эффект.
        - Вы… вы!  - возмутилась Амала, невольно сжимая кулачки.
        Она смотрела в темные глаза мага, а внутри закипала ярость. То есть он знал? Он все знал если не с самого начала, то, как минимум, на следующий день после ее прибытия! Знал и молчал!
        - Вы так забавно злитесь. Простите, так и не удосужился узнать ваше имя. Да и не нужно было. Не думал, что вы решитесь открыться…
        - У меня не было выбора, Ваше Темнейшество. Пусть я никогда не сталкивалась с магией раньше, ее законы вполне неплохо описаны в сказках. Не на пустом же месте они возникли. Меня зовут Амала,  - коротко представилась она, не спуская с темного взгляда.
        - Амала… а фамилия?  - уточнил маг, подвинув к столику табуретку и взгромоздившись на нее.
        - Просто Амала. Родители Нерры настаивали на том, чтобы я взяла их фамилию, матушка говорила, что у ребенка должна быть фамилия отца, а она ее не знает, поэтому… мне и так хорошо. Найдется же когда-нибудь безумец, решивший взять в жены копию герцогской дочери. Или я умру, защищая жизнь Нерры. Все просто.
        - Вы совершенно не цените собственную жизнь,  - притворно возмутился темный.  - Тем лучше. Подписывайте, я покажу обещанное и отправлюсь отдыхать. От вас, женщин, куча мороки.
        - Да, давайте завершим нашу сделку. Я хочу знать правду!  - решительно заявила Амала, подходя к столу и чуть ли не вырывая из рук мага бумагу.
        Пробежавшись глазами по тексту, девушка не нашла подвоха. Все то, о чем говорил темный наверху. Не говорить никому о том, что она узнает. Не больно-то и хотелось! Делиться информацией с тем, кто твой враг… Это может только Вейли. И то она сделает это исключительно ради собственной выгоды.
        Приняв протянутую иглу, Ами зажмурилась и уколола палец, быстро приложив рану к бумаге. К счастью, капельки крови достаточно, спустя мгновение место укола было не отличить от остальной кожи.
        - У вас потрясающая регенерация, леди Амала,  - отметил очевидное темный, прокалывая палец вслед за ней и скрепляя клятву.
        - Не жалуюсь.
        - Нечеловеческая, я бы сказал,  - зловеще добавил маг, и неприятные мурашки пробежали по спине Амалы.
        Это на что он намекает? Нетушки, дудки, она человек.
        - Не стоит бояться. Я же обещал не убивать вас,  - ухмыльнулся темный, скручивая лист бумаги в трубочку и подкидывая его в воздух.
        Договор мгновенно охватило пламя, и он горсткой пепла осел на подставленное блюдце. Линэр придирчиво осмотрел пополнение коллекции, поставил на полку и бодрым шагом приблизился к Амале.
        - Надеюсь, вы не боитесь высоты,  - то ли поинтересовался, то ли констатировал факт маг, приобнимая Ами за талию и притягивая к себе.
        В следующий момент помещение озарила вспышка света, а потом стало холодно. Очень холодно.

        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЙ. ДОГОВОР

        Глава 29

        Ветер свистел в ушах, этот проказник подхватил шаль и сорвал ее с плеч, унося остатки тепла. Боязливо приоткрыв глаза, Амала завороженно охнула. Перед ней, наверху, простиралось звездное небо. Она успела привыкнуть к резкой смене дня и ночи и не придала этому значения. Звезды, сияющие, словно пузырьки в горячем шоколаде, завладели ее вниманием. Правда, ненадолго.
        Шелест крыльев над самым ухом и теплые руки, крепко прижимавшие ее к мужскому телу, все-таки вернули Амалу в реальность.
        Она пыталась что-то сказать темному, выразить свое возмущение, даже порывалась вырваться, но единственное, чего по итогу она добилась, так того, что с нее слетела туфля. Не велика потеря, но только в том случае, если ты можешь взять другую. А судя по тому, что под ними простирался лес, такой случай ей не представится.
        Обреченно вздохнув, Амала безвольной куклой повисла в руках темного мага. Не пристает, и на том спасибо. Могло быть намного хуже. В сказке… ее бы уже убили. Непременно. Нельзя вести себя столь смело.
        Спустя десять минут они начали снижаться, и вскоре темный опустил ее на камни, еще помнящие тепло солнечного дня.
        - Дальше придется идти пешком,  - констатировал темный, расправил крылья, и они растаяли черной дымкой.
        - Как вы себе это представляете? Я без обуви,  - сокрушенно ответила Амала, наклоняясь и снимая вторую туфлю.
        Каблук хоть и был низким, все равно вызывал дискомфорт. Особенно оставшись в одиночестве.
        - Ну, я не виноват, что вы настолько не доверяете самой себе, что дергаетесь, словно трепетная лань, в совершенно неподходящей ситуации. Амала, если бы я хотел получить вас как женщину, я бы уже сделал это. Повторю еще раз, меня это не интересует. Следуйте за мной, осталось совсем недалеко. Я даже не заставил вас идти пешком по лесу два часа, хотя мог. И нечего так кривиться, морщины раньше времени появятся. Тут вполне чистая лестница. Да и говорят, ходить босиком полезно.
        Амала недовольно фыркнула.
        - Отвернитесь!  - потребовала девушка.
        Дождавшись, когда темный, демонстративно пожав плечами, уставился на ближайший валун, она подняла юбку и стянула чулки. Как показало недавнее происшествие, надеяться на то, что маг озаботится новой одеждой, не приходилось. Если туфли уже не вернуть, то чулки стоит попытаться не уничтожить.
        Ночной ветерок тут же забрался под юбку, ощупал обнаженные ноги и забрал с собой еще немного тепла. Амала поежилась и неуверенно пошла вслед за темным. Маг зажег светлячок, освещавший им путь.
        Мимо пролетела, протяжно ухая, сова. Хрустнул под ногой темного прутик, тоскливо поскрипывали высокие сосны, а мелкие камушки так и норовили впиться в босые ступни. Ами шла медленно, старательно выбирая, куда поставить ногу, и не заметила, как они вышли на обещанную лестницу.
        Широкие ступени с отполированными краями опоясывали гору. Амала узнала видение из первого испытания во дворце. Именно в этом месте она оказалась, поддавшись собственному страху.
        - Еще одна бесконечная лестница?  - осторожно поинтересовалась она, решительно вставая на первую ступень.
        Мимолетного взгляда вниз хватило, чтобы понять: в видении все было куда хуже. Ступени позади были такими же ровными, разве что в темноте они казались оскалом какого-то монстра.
        - Нет. Повторяться неинтересно, леди Амала.
        - Да какая я леди?  - обреченно спросила девушка, приподнимая подол юбки и взбираясь наверх.
        Слишком высокие ступени! После каждого десятка хочется отдохнуть. Икры неприятно ноют, и каждый последующий шаг превращается в пытку. Амала даже подумала, что это очередное испытание. Мол магические способности проверили, надо теперь и на выносливость посмотреть, но спустя несколько шагов темный услужливо подставил ей локоть, помогая взбираться дальше.
        Чем выше, тем сильнее становились порывы ветра, который приносил с собой запах свежести, болотной травы и едва заметный сладковатый аромат лилий.
        - Куда мы идем?  - спросила Ами, привыкнув к неспешному темпу путешествия.
        - К месту, откуда все началось. Мне показалось, что это будет весьма символично, да и вы сможете прикоснуться к истории. Потерпите, осталось совсем немного,  - загадочно ответил Линэр.
        Они поднялись почти на самую вершину и вошли под своды пещеры. Амала вздрогнула, когда увидела до боли реалистичные статуи воинов, ощетинившихся оружием. Девушке показалось, что всего миг, и они оживут и бросятся на нее и темного мага.
        - Не бойтесь, они совершенно безопасны,  - поспешил развеять ее опасения маг.  - Они не проснутся, пока… Впрочем, давайте начнем с самого начала.
        Маг обернулся и пристально посмотрел Амале в глаза. Взор девушки подернулся пеленой, и вместо реальности она увидела прошлое.

* * *

        Солнечный день. Позвякивает сбруя коней, пластинки лат лязгают друг от друга. Принц со свитой едет.
        Амала с удивлением осознавала, что у нее нет тела, она чистый разум, который может наблюдать словно со стороны. Ощущение полета приятно щекотало то, чего не существовало. Девушка сделала несколько сальто в воздухе и принялась разглядывать процессию.
        Принц… Да уж, за такого любая пойдет замуж. Точеный профиль, нос с маленькой аристократической горбинкой, блестящие короткие черные волосы примяты серебряным венцом из переплетающихся трав с цветочками-сапфирами… Белоснежный плащ с черной розой развевается за спиной. Длинноногий вороной жеребец уверенно несет его вперед, и от них двоих веет такой мощью, такой статью, что невольно хочется замереть и склонить голову.
        Чуть позади принца ехал маг. Амала безошибочно узнала в нем Его Темнейшество. Как и на картинке из сундука, он недовольно кутался в черный плащ, оглядываясь по сторонам.
        Процессия остановилась на привал у высокой скалы, одиноко стоящей посреди леса, и принц, решив размять ноги, начал подниматься наверх. Придворный маг следом.
        Амала бросилась за ними, но все же упустила начало разговора.
        - …не стоит заставлять ее ждать,  - недовольно говорил маг, отставая на полшага от принца.
        - Линэр, ничего не случится. В конце концов, тебе не кажется странным, что эта скала стоит тут не одно десятилетие, а мы так и не исследовали ее? Да и тут нет гор. Это подозрительно.
        - Ваша Светлость, Артин, я тебя как друга прошу, доверься чутью мага и не делай этого. Ничего не случится, если ты придешь сюда позже.
        - Но ведь ничего не случится, и если я зайду сейчас. Ты вечно любишь перестраховываться.
        Линэр поднял глаза к небу, недовольно вздохнул, но пошел вслед за своим господином. Черный плащ, словно крылья, развевался за его спиной, создавая странное гнетущее впечатление. Амале казалось, что сверху давит толща воды, что она слышит все словно из бочки. С каждой минутой становилось все сложнее сконцентрироваться на происходящем, но она держалась. Любопытство оказалось сильнее, а сходство скалы с местом, в которое ее в реальности принес Линэр, только подогревало интерес.
        Принц и маг вошли под своды пещеры. Амала задумалась. Почему она так уверена, что это именно принц, а не кто-то другой? Мог же быть просто дворянин, но твердая уверенность поселилась в сердце: принц, наследный, и никак иначе.
        Заклинание-светлячок прогнало мрак, давая возможность осмотреться. Пещера оказалась больше, чем Ами представилось на первый взгляд. А вдалеке виднелся проход еще куда-то. Интуиция подсказывала, что туда лучше не ходить. Левую руку обожгло, хоть никакой руки и не было, только чистое сознание.
        Естественно, наследник королевства направился именно туда.
        - Стой!  - закричала ему Амала.
        Но ее никто не услышал. Артин чуть пригнулся и пошел дальше, нетерпеливо пощелкивая пальцами.
        - Ваша Светлость, нам стоит вернуться. Я чувствую здесь сильную ауру зла,  - предупредил господина Линэр и последовал за ним в темный провал, освещая путь.
        Амала ринулась следом. Ей казалось, что она вот-вот узнает, в чем же причина многих неприятностей.
        Мужчины вышли в небольшой зал, по центру которого стоял массивный каменный саркофаг.
        - Мы в гробнице, Ваша Светлость. В древней гробнице. Не трогайте ничего и, возможно, мы сможем выйти отсюда живыми,  - предупредил маг, создавая над головами щит.
        Линэр недоверчиво смотрел на свод, сквозь дыру в котором падал узкий столп света. Прямиком на саркофаг. Но Артин не слушал его. Словно завороженный, он подошел к месту упокоения и провел пальцами по каменной крышке.
        - Тут меч. Да чтоб я окаменел на месте! Никогда не видел чего-то более совершенного!  - воскликнул принц, поднимая с крышки гроба оружие.
        - Ваша Светлость, не надо! Положите на место.
        - Да ладно тебе, смотри, какая сила.
        Рисуясь, принц совершил несколько выпадов по воображаемому противнику и замер, с ужасом осознав, что не может пошевелить ногами.
        Амала уже видела подобное, разве что принц превращался в камень медленнее, чем Элизабет и Келли.
        - А ведь я предупреждал!  - недовольно рыкнул маг, потоком воздуха выбивая из рук принца меч.
        Оружие вернулось на законное место, но ничего не изменилось.
        - Линэр, сделай же что-нибудь!  - запаниковал Артин, пытаясь переставить ногу руками.
        - Я пытаюсь,  - прошипел сквозь зубы маг, делая странные пассы руками.
        ХВОСТ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ. ВИДЕНИЯ ПРОШЛОГО

        Глава 30

        Амала пришла в себя и заморгала. В глаза словно песка насыпали. Но было тепло и спокойно.
        - С возвращением,  - поприветствовал ее Линэр.
        Девушка тут же вспомнила, где она находится, и торопливо отскочила. Маг рассмеялся, погладив себя по бедру, на котором только что лежала Амала.
        - Что произошло?  - осторожно спросила Ами.
        - Я разделил с вами воспоминания. К сожалению, вы оказались не знакомы с этой магией, и ваш разум полностью перенесся в прошлое. Пришлось присматривать за телом.
        - Я не об этом,  - отмахнулась Амала, понимая, что нужно задавать предельно четкие вопросы, а то этот шут гороховый будет отвечать так, как удобно ему.  - Что произошло в прошлом? Принц… умер?
        - Умер,  - подтвердил Линэр с каким-то холодным спокойствием.
        Маг встал и оперся плечами о шершавый каменный свод.
        - Но… почему? И вы носите его плащ!
        - Это завещание моего господина,  - маг задумчиво погладил подбородок, поглядывая на разъяренную девушку, стоящую перед ним.  - Вы злитесь, леди Амала. Потому что ничего не понимаете. Но вы и не хотите понимать.
        Линэр принялся ходить кругами и рассказывать:
        - Мы находимся в проклятом месте. Уже после мне удалось выяснить, что здесь покоится Мальторн Благочестивый. Вам знакомо это имя?
        Амала отрицательно покачала головой, и темный продолжил:
        - В этом нет ничего удивительного. Его имя старательно выжигали из всех летописей. Но так или иначе… мы здесь. И он здесь. И… Улавливаете связь?
        - Он недоволен тем, что тревожат его покой? Вы решили убить меня чужими руками?  - испуганно спросила Ами, поглядывая в сторону выхода.
        - Я ведь уже сказал, что, если бы хотел причинить вам зло, сделал бы это давным-давно. Нет. Он проклял эти земли. Точнее даже не так… он проклял тех, кто потревожит его покой. А я говорил ему, говорил,  - неожиданно начал сокрушаться маг.
        - Я видела.
        - И вы верите? Верите чужим воспоминаниям?
        - Я знаю, что вы могли бы все подделать. Но зачем? Я не вижу смысла. И… давайте вернемся к истории. Чем все закончилось?
        - Из-за наших с Артином разногласий проклятье получило дополнительную силу. Его Светлость тоже был магом. Не таким талантливым и сильным, но его знаний оказалось достаточно, чтобы в итоге понять, что происходит. Он поступил как герой, решив запечатать проклятие в себе. Чтобы нам не помешали, мне пришлось закрыть вход в пещеру непроницаемой завесой. Три дня мы проводили ритуал, а он постепенно умирал.
        - Звучит жутко.
        - Проклятия никогда не бывают белыми и пушистыми, леди. Это злая магия, в ее основе лежат низменные чувства. Естественно, это ужасно. Иначе и быть не может. Но мы справились… По крайней мере, мы так надеялись. Он умер, защищая свои земли. И… он умер зря.
        Амала молчала. Множество вопросов роилось в ее голове, но интуиция подсказывала, что лучше помолчать. Чужое горе должно течь тонким ручейком, непрерывно, иначе оно может прорвать душу изнутри и разорвать ее на части.
        - Когда я снял полог, чтобы покинуть это ужасное место, снаружи меня ждали его стражи. Они не дали сказать мне ни слова, а сразу набросились на меня с мечами и обвинениями, словно только и ждали, когда я открою проход…
        Маг повернулся к собеседнице спиной и уткнулся лбом в холодный камень. Похоже, ему действительно было больно говорить о событиях ушедших дней. Амала подошла и положила руку ему на плечо. Никто не должен оставаться один на один с болью, даже жуткий темный маг.
        - Когда пролилась первая кровь, камень, в который обратился Артин, разорвало неведомой силой изнутри. Я помню только, как его голова покатилась мне под ноги… а потом была темнота. Спустя сорок лет или около того я пришел в себя. Вокруг ни души… все обратились в камень.
        - Но вы почему-то пришли в себя.
        - Это отдельная история. Я не готов рассказывать ее сейчас,  - покачал головой маг.  - И так слишком много боли, леди Амала. Это место сама боль. Место, где рушатся надежды. Место, которое отравляет весь мир.
        - И зачем вы привели меня сюда?
        - Есть вещи, о которых не хочется говорить. Только молчать, унести с собой в могилу. Но… вы так хотели узнать правду, что я не смог отказать. Я знаю, что это глупо. Но даже темные маги иногда позволяют быть себе просто людьми. Тут… проще. Когда видишь это все, невозможно спрятаться за иллюзиями, невозможно пытаться себя обмануть. Я знаю правду. С этого дня ее знаете и вы. Проклятие прорвется за границы королевства, как только я умру. Будь я камнем, как и все остальные, проблем было бы куда меньше.
        Маг замолчал. Судя по всему, слова давались ему с трудом, словно он обнажал душу не только перед одной девушкой, а перед всем миром, перед богами. В его интонациях звучали усталость и сожаление. Так часто говорят старики, вспоминая об упущенных возможностях молодости, но ведь Линэру в худшем случае было едва за тридцать.
        - Вы… хотите снять проклятие?  - спросила Амала, обнимая мага со спины.
        Она помнила это нежное чувство спокойствия, когда начинает казаться, что есть только тепло, а проблемы растворяются.
        - Я пытаюсь,  - неохотно ответил маг.  - Но чего-то не хватает. И моих знаний, к сожалению, слишком мало для того, чтобы понять, чего именно.
        - Я поняла. И вы призвали невест, чтобы кто-то сделал за вас всю грязную работу?  - усмехнулась Амала, но не отошла.
        Кем она будет, если бросит человека, нуждающегося в поддержке? Явно кем-то ужасным. Не такому ее учила матушка.
        - Сделать всю работу? Ох, леди, если вы думаете, что кто-то из вас способен… Впрочем, не буду отрицать, я искренне надеюсь на то, что вы справитесь. Иначе…  - маг обернулся и пристально посмотрел ей в глаза.  - Иначе весь мир рано или поздно обратится в камень. И, как вы понимаете, рядом с этим несколько десятков жертв выглядят не так уж и страшно.
        - Вы сейчас пытаетесь запугать меня, но я чувствую, как ровно бьется сердце в груди. Надеюсь, вы все-таки создали план, Ваше Темнейшество. Иначе… я даже думать не хочу, что будет.
        - Я уже сказал, что будет. Мы все превратимся в камень. А если не мы, так наши потомки. Что, по сути, не многим лучше. Жить здесь и сейчас… это ярко, фантастически, но совершенно самоубийственно. Я бы хотел,  - он выдержал паузу и, высвободившись из объятий Амалы, подошел к статуям воинов.  - Я бы хотел, чтобы каждый умирал своей смертью. От старости. В кругу родных и друзей. Это идиллия, но я хочу видеть совершенный мир хотя бы в мечтах. Так что, вы готовы помочь мне с этой маленькой проблемой?
        - Не такая уж она и маленькая,  - усмехнулась Амала, осматриваясь.  - И у меня так или иначе нет выбора. Я уже здесь, а темные маги не отпускают гостей, не получив желаемое. Так что… давайте вернемся. Здесь тяжело дышать.

        ХВОСТ ТРИДЦАТЫЙ. НЕНАИГРАННАЯ ИСКРЕННОСТЬ

        Глава 31

        Когда они вышли из пещеры, ночь захватила весь мир. Звезды стали еще ярче, словно они подлетели ближе. Ветер проявлял больше настойчивости, забираясь под юбку, и Амала с сожалением посмотрела на чулки, которые все еще сжимала в левой руке. С ними было бы куда теплее! Этот взгляд не утаился от темного. Маг хмыкнул.
        - Вы не умеете хранить тепло, леди Амала. Простуда - слишком роскошно. Думаю, вы не можете себе это позволить.
        - Возможно. Но и сделать я ничего не могу. Вы ведь не предупредили о том, что нас ожидают холода,  - не осталась в долгу Ами, добродушно улыбаясь.
        Она понимала, что Линэр куда опытнее и имеет право отпускать шпильки в ее адрес. Ее же удел - терпеть и по возможности отвечать.
        - Быть может, у меня есть кое-что лучше, чем ткани и меха?
        - Тут только вы можете знать. Но я и вправду не отказалась бы от чего-нибудь согревающего.
        Ами отвела взгляд в сторону. По всем канонам женских романов сейчас властелин должен предложить ей себя, объятья и поцелуи. Момент оказался волнительным, в груди защекотало, и Амала постаралась прогнать прочь это непрошеное чувство. О какой любви может идти речь, когда они находятся в сердце проклятия? В том самом месте, откуда все началось?
        - Если вы хотите иметь шансы разрушить темное колдовство, окутавшее эти земли, вам стоит больше практиковаться в магии. Смотрите внимательно и запоминайте,  - ровным голосом с нотками гувернера, обучавшего их с Неррой алгебре, попросил темный.
        Внутри что-то отозвалось. Что-то давно забытое… или даже никогда не известное, но такое близкое и родное, что сомнений в том, что оно обязательно должно было быть, не оставалось. Амала во все глаза наблюдала за тем, как Линэр, точно так же, как и Вейли, создает из искрящихся потоков тончайшее кружево, свивает нити силы в узор неземной красоты. Волшебство в руках мага переливалось всеми оттенками красного и оранжевого, словно живой огонь.
        - Какая красота…  - не удержавшись, прокомментировала Амала.
        Линэр не ответил, полностью сконцентрировавшись на плетении. Наконец, он закончил и коснулся Амалы кончиками пальцев. От этого простого жеста мурашки поползли по всему телу, а потом стало тепло и легко.
        - Благодаря этому плетению вы сможете чувствовать себя хорошо практически в любых условиях. Естественно, если на вас решит дыхнуть дракон, или кто-то выльет чан кислоты, такая примитивная магия не поможет, но вы ведь не собираетесь отправляться в опасное приключение?
        - Примитивная магия?  - удивленно спросила Ами.  - Это самое настоящее завораживающее искусство.
        - Нет, это мастерство. Надеюсь, вы посвятите остаток ночи повторению. Когда мы вернемся в замок,  - строгим голосом ответил маг, вглядываясь ей прямо в глаза.
        - Х-хорошо. Но вы же понимаете, что невозможно запомнить все с первого раза? Мне бы пригодились… еще несколько уроков.
        - Напрашиваетесь на свидание? Как это похоже на женщин. Боюсь, я слишком занят. Но могу дать вам один совет. Вы запомнили столько, сколько вам нужно. Теперь на этой основе вам следует сделать свой рисунок. Именно так и становятся великими волшебниками.
        Маг щелкнул пальцами, и за его спиной вновь появились черноперые крылья. Они чуть блестели в лунном свете, и соблазн прикоснуться к ним был очень велик. Линэр усмехнулся и встал на одно колено.
        - Давайте, леди Амала, садитесь. Нам предстоит долгий полет назад.
        - А почему мы не можем вернуться так, как ушли из замка? При помощи магии. Это было бы быстрее,  - спросила Амала, неуверенно приближаясь к темному и обхватывая того за шею.
        «Видела бы тебя матушка! Много чего интересного услышала бы ты про свое поведение. Ох, Ами-Ами, что ты творишь?»
        - Заклинания этой школы здесь не работают. Уже не работают. Проклятие весьма коварно, оно убивает не только живых, но и магию.
        Линэр поудобнее перехватил ее, резко поднялся, оттолкнулся от земли и полетел. Амала с интересом поглядывала вниз. В этот раз было не так страшно. То ли ощущения притупились, то ли она была готова к тому, что они полетят, но вместо ужаса внутри поселилось спокойствие. Она чувствовала, как ровно бьется сердце мага, как каждый взмах крыльев ненадолго подбрасывает вверх, а потом они опускаются, чтобы снова взлететь чуть выше через несколько секунд.
        Внизу покачивались верхушки деревьев, похожие на пушистую шкуру медведя в лунном свете. Говорить не хотелось, да и не о чем было. Все важное сказано, все остальное будет пустым. Будь они чуть ближе, и момент можно было бы назвать романтическим, а так просто суровые деловые взаимоотношения.
        Амала не заметила, как глаза закрылись сами собой, и она провалилась в густой липкий сон.

* * *

        Вспышка света озарила крыльцо дворца. Линэр замер, приходя в себя. Следовало поспать. Но сначала нужно отнести одну маленькую смелую леди в ее комнату.
        - Решил рассказать ей правду?  - спросила Элизабет, которой не было рядом еще мгновение назад.
        - Она настояла,  - улыбнулся маг, посмотрев в лицо дремлющей в его руках девушки.  - Удивительная смелая леди.
        - Ты упускаешь кое-что важное. Впрочем, именно для этого и нужна внимательная матушка, да?  - с улыбкой спросила Элизабет, подходя ближе.
        - Наверное, не только для этого. Что я упустил, ма?
        - Ее видения. Ты ведь можешь видеть все то же, что и попавшие на лестницу. Неужели ты не заметил странностей в ее видениях.
        - Они всегда… странные. Словно человек напился,  - отмахнулся маг, ногой открывая дверь и входя в холл.
        - Не совсем так. Это потаенные уголки души, обычно скрытые от чужих глаз. Что-то, о чем не знаем мы сами. Лестница - не только защита от врагов, хотя в этом она весьма эффективна. Это еще и способ узнать себя получше,  - ворчала Элизабет, когда они входили в правое крыло.
        Линэр с тяжелыми вздохами слушал ее, но молчал. Старая ведьма была сведуща в магии совсем с другой стороны, в ее словах мог крыться ключик к разгадке. А что до ужасной манеры ходить вокруг да около… Можно привыкнуть и потерпеть. Мама, в конце концов.
        Уложив Амалу на постель, темный заботливо подоткнул одеяло. Возможно, увидеть удивление девушки от такого внезапного перемещения, было и интересно, но рисковать не хотелось. Проклятие коснулось ее, и теперь нужно ждать, пока метка на левом предплечье изгонит его пагубное влияние.
        - Ты вообще слушаешь, о чем я говорю?!  - недовольно спросила Элизабет, скрестив руки на груди.
        - Прости, задумался. Давай поднимемся в кабинет, там можно будет заодно и пересмотреть то, что она видела на лестнице. Я, если честно, уже успел позабыть многие детали. Стоит освежить в памяти.
        - Вот, наконец-то!  - привидение подняло руки к потолку, словно возносило хвалу богам.  - Я уже думала, что ничего путного от тебя за сегодня не добьюсь.
        - Ма, не перегибай палку,  - покачал головой маг.  - Я просто очень уставший. Знаешь, людям иногда нужно спать. Я думаю, ты прекрасно об этом помнишь.
        - Помню. И считаю сон бесполезной тратой времени.
        - Мне пойти наложить на себя руки?  - Линэр выгнул бровь и вперил взгляд в призрака.
        - Не раньше, чем обзаведешься внуками. Думаю, этому замку пока будет достаточно и одного фамильного привидения.
        Маг ничего не ответил. В его груди вновь появилось это тоскливое щемящее чувство, которое обычно показывается, когда кто-то отчаянно пытается шутить над своим бедственным положением. Положением, из которого нет выхода, никто не может помочь.
        - Пойдем, ма,  - позвал темный и пошел в сторону кабинета.
        Стоило подумать о том, что произошло на лестнице, но мысли не шли. Он раз за разом возвращался к матери. Он знал, что леди Элизабет была самой настоящей ведьмой. Той, что никогда не выйдет замуж, опасаясь потерять силу. Той ведьмой, которая будет служить своей земле до конца. И жаль, что нельзя обменять «долго и счастливо и умерли…» на счастье. А вот разменять посмертие на попытки спасти королевство - вполне.

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ ПЕРВЫЙ. СОННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

        Глава 32

        Оказавшись в кабинете, Линэр с тоской посмотрел на узкую кушетку. Когда он затаскивал ее в помещение, думал о том, что на ней будет неплохо размышлять. Развалиться негде, матрас твердый, неудобный. Но в тот момент темному магу казалось, что нет ничего удобнее. Решив не давать себе поблажек, он прислонился спиной к стене, дождался, пока Элизабет займет свое любимое место на столе и спросил:
        - И на что стоит обратить внимание? Я знаю, что она приходила к лестнице дважды. Отчаянная девчонка! И ведь не испугалась же.
        - Поборов свои страхи единожды, захочешь делать это снова и снова. Это ни с чем несравнимое удовольствие,  - проворковало привидение, смущенно улыбаясь.
        - Да, а кто мне говорил о том, что высшее наслаждение - единение душ с любимым человеком?  - ухмыльнулся маг.
        - Не только душ, но и тел. Но эти удовольствия лежат в разных плоскостях, Линни. То, чего ты можешь достичь в одиночку, никогда не сравнится с тем, что можно разделить с кем-то. Придет время, и ты поймешь. Рассмотри внимательнее первое прохождение лестницы. Второе - это не то, что мы ищем.
        Маг вздохнул, подошел к застекленному шкафчику, достал оттуда несколько медных пластинок с причудливыми спиралевидными узорами, покрутил их в руках и опустился в кресло.
        - Проследи, чтобы я не уснул. Проклятое место вытягивает все силы.
        - Не беспокойся. Я рядом,  - Элизабет потянулась к нему рукой и провела кончиками пальцев по щеке.  - Даже призраки не бесполезны.
        - Тем более, фамильные,  - добродушно хмыкнул маг и приложил одну из полосок меди ко лбу.

* * *

        Копаться в чужих воспоминаниях - работа не из легких, а уж в обрывках видений - и вовсе чуть ли не напрасные старания. На первый взгляд.
        Линэр открыл глаза и посмотрел на мать.
        - Я долго был там?  - спросил, чувствуя невыносимую сухость во рту.
        Схватив со стола графин, он приложился прямо к узкому горлышку. Пил так жадно, что вода стекала по щекам и шее.
        - Около четырех часов. Нашел что-нибудь?
        - Да. В ее воспоминаниях. Эта боль… она какая-то неестественная. Да и вряд ли она могла придумать то, что произошло с молочной сестрой. Она не похожа на человека, близкого к магии. Значит… С большой вероятностью это действительно произошло. А это значит…
        - …что перед нами очень сильная ведьма.
        - Именно,  - согласно кивнул маг, возвращая графин на исконное место.  - И это порождает множество вопросов. В ней нет волшебства, мам. Ну, по крайней мере, его не больше, чем в обычном человеке. Что-то здесь не так. Да и… Я ведь смотрел на поместье сквозь шар. Ведьма Неррита. Запечатанная, необученная… Почему же тогда то, что случилось в прошлом, имело место быть? Я наблюдал за герцогской дочерью в воспоминаниях. Ни одного признака спонтанного колдовства! Ни одного! То есть…
        - То есть мы столкнулись с интереснейшим феноменом. Возможно, все дело в степени их родства.
        - Да какое у них родство? Дочь кормилицы и герцогиня,  - отмахнулся маг, потирая виски.
        Еще пара минут, и головная боль примется терзать его, лишая остатка сил и рассудка.
        - В давние времена, когда гонений на магов не было ни в одной стране, при дворе держали не мужчин, а женщин. Когда хозяйка ожидала дитя, за ребенком отправлялась и ведьма. Она находила подходящего мужчину, дарила ему ночь любви и исчезала поутру, как предрассветная дымка. Меняла сладкую негу на новую жизнь.
        - Так. И…
        - Именно в ходе этой традиции появился ты,  - улыбнулась Элизабет.  - О, как хорош был твой отец, ты бы знал. Я бы многое отдала за то, чтобы еще раз встретиться с ним, но я даже не помню его имени. Да и он не вспомнит меня. Истинная, природная магия. Ведьмы рожают сыновей и дочерей, многие из которых идут по их стопам.
        - Так, ладно, мы ушли от темы, но я все-таки задам вопрос. Почему ведьма не выходит замуж? Что ей не дает родить младенца одновременно с хозяйкой дома от собственного мужа?  - Линэр с трудом сдерживался, чтобы не потерять нить разговора. Невидимый барабанщик уже колотил палочками по затылку.
        - Мой дорогой, ни один мужчина не согласится поставить жизнь своего ребенка на кон. Ни один мужчина не доверится ведьме. Так было и будет. Все наши проблемы из-за отсутствия искренности друг с другом. Да, поначалу было так, как ты и говорил, но постепенно ведьмы обрели мудрость и стали действовать в своих интересах, не обращая внимания на недовольство мужчин. В итоге… мы имеем гонения,  - Элизабет забавно болтала ногами, которые проходили сквозь ящики стола, и с улыбкой смотрела на сына.
        - О какой опасности может идти речь? Это же просто ребенок!
        - Не совсем. Ведьмы часто становились кормилицами, ведь молоко не только пища, но и контакт с нитями. Многие сильные мира сего хотели, чтобы у их потомков была особенная защита. Именно ее и создавали ведьмы, когда кормили своих и господских детей.
        - Это все равно не объясняет того, почему нам важно это, с позволения сказать, родство.
        - Часто на детей венценосных особ ведется охота. И задача придворной ведьмы уберечь их. Заклинания-щиты лучше всего работают на людях одного пола и возраста. И если выбирать, родится мальчик или девочка, ведьма не может, то подгадать время - вполне. Это взаимовыгодная сделка. Колдунья получает возможности для собственного роста и для обучения ребенка, а наследник или наследница - защиту, которой нет равных.
        - И чьей же защитой должен был стать я? Артина?  - недовольно нахмурился маг.
        - Нет. Его отец сказал, что сам в состоянии о нем позаботиться, а я всего лишь украшение двора. Я не стала спорить. Но годы шли, и я тоже хотела ребенка. Это естественное желание. Когда от моих услуг отказались, появился ты. Свободный от обязательств перед королем,  - Элизабет мечтательно улыбнулась, запрокинув голову и прикрыв глаза.  - Семизвездные, это было прекрасно! Знать, что ни от кого не зависишь. Что ты для них просто «украшение», не играющее важной роли. Быть свободной… Я благодарна тебе, Линни, за эти годы. У меня появилась настоящая семья. Семья, ради которой я без колебаний пожертвовала всем, что было.
        - То есть ты предполагаешь, что мать Амалы тоже ведьма?  - маг потер виски, пытаясь собрать картинку воедино.
        - Не предполагаю. Я знаю это. Узнала недавно,  - уточнило привидение.  - Осталось понять, где сила нашей девочки.
        - Подожди, не радуйся раньше времени,  - осадил ее Линэр.  - Кроме того, что у нее нет силы, у нас есть другие претендентки. И я должен каждой из них завтрак.
        Маг откинулся на спинку кресла и потер виски. Проклятье! Столько всего навалилось. Жаль, нельзя поспать впрок. Очень бы пригодилось перед началом операции!
        - Конечно-конечно. Проверь и остальных,  - с теплом ответила Элизабет, укрывая мага плащом.
        От усталости тот провалился в сон без сновидений прямо посреди разговора.
        - Спи, Линни, спи, дорогой… А я пока приготовлю все для следующих встреч… Ведь это для тебя отбор прекрасный способ снять проклятие. А я просто хочу внуков. Ну, должна же тебе хоть одна девочка понравиться!

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ ВТОРОЙ. ОСОБЕННОСТИ ЖИЗНИ ВЕДЬМ

        Глава 33

        Решив не экспериментировать, Линэр устраивал участницам отбора прекрасное утро, приглашал на завтрак, вел неспешные беседы за бокалом вина, выполнял маленькие прихоти и просьбы, если таковые вдруг появлялись. Например, он честно пытался расколдовать медведя Зарри. В какой-то момент магу даже показалось, что он близок к решению этой загадки. Задачи, за ответом на которую будет скрываться спасение, но… не получилось. Друидка лишь грустно шмыгнула носом, поблагодарила мага за то, что доставил статую во дворец, и попросила оставить ее одну.
        Пришлось натянуть на лицо маску невозмутимости и быстрым шагом уйти прочь, притворяясь, что позади не слышно сдавленных всхлипываний. Линэр не выносил слез. Ни мужских, ни женских. Они были для него признаком отчаяния, того, что человек дошел до какой-то грани и вот-вот сломается, перестанет быть собой, потеряв что-то ценное. Конечно, слезы частые спутники истерики, но ведь отличить истерику от плача может любой.
        Второй сюрприз преподнесла Янтарь, потребовав два листа бумаги. Девушка написала два письма и, с недовольным прищуром посмотрев на мага, заявила, что не верит в то, что они выберутся. Поэтому второе письмо надо будет доставить ее родителям после смерти. Линэр заверил ее, что все будет хорошо, но не стал уничтожать лишнее послание. Мало ли. А вдруг действительно не справятся? Не исполнить последнюю волю может только чудовище, а он им не был, как бы все вокруг ни пытались доказать обратное.
        Усилия Дайли строить глазки маг перенес стоически. Ведь не спросишь же у нее «Ты сюда проклятие снимать приехала или мужа искать?» Для девушки истинные мотивы все еще оставались тайной за семью печатями.
        Линэру казалось, что его уже ничем не удивить, но Вейли Кон не была бы главой ковена, если бы не изменила правила игры. Ледяная колдунья уверенной походкой впорхнула в обеденный зал, обвела взглядом стол и с улыбкой предложила:
        - Ваше Темнейшество, мы с вами оба занятые люди. Как насчет обеда в библиотеке? Обещаю, ни одна книга не пострадает. Я буду очень аккуратна. Да и, будем честны, вас интересует не столько еда, сколько беседа.
        Маг бросил на нее усталый взгляд. Он надеялся разобраться с последним навязанным свиданием и хоть немного передохнуть, раз передохнуть не дают, но…
        - Вам так не терпится?
        - Конечно! От этих знаний зависит судьба моего народа,  - ответила Вейли, не упустив возможности в минуту задумчивости Линэра положить в рот кусочек яблока.
        - Вашего? Вы ведь не являетесь главой…  - протянул маг, надеясь, что наглая девчонка, нет, женщина отступит.
        Хотя если смотреть на огоньки в ее глазах, то вывод напрашивается сам собой: не остановится, пока не добьется своей цели.
        - Правители приходят и уходят, Ваше Темнейшество. Самых ярких из них - благодетелей и тиранов - помнят веками. Но они иконы, идолы, на которых молятся и которых проклинают. Зачастую те, кто стоят за их спинами, делают для страны намного больше. Причины этого не важны, лучше обратить внимание на другое,  - Вейли прикрыла глаза, отправила в рот тарталетку, с наслаждением ее прожевала и продолжила, довольно улыбаясь:  - Не важно, кто сделал. Важно, было ли сделано необходимое. Я сейчас стою на краю собственной могилы. Вы можете утверждать и далее, что вас интересуют лишь поиски невесты, но… это не отменяет того факта, что я могу проиграть в любой момент. И чем больше знаний мне удастся получить, тем выше шанс того, что я прожила свои годы не зря.
        К концу этого монолога Линэр окончательно уверился, что просто не будет. Впервые за долгое время в нем проснулся живой интерес, любопытство требовало узнать, что же будет дальше. Маг чувствовал себя настоящим… и свободным. Только ради этого можно было позволить беловолосой, бледной и хрупкой, как хрусталь, девушке копаться в библиотеке.
        Линэр встал, потянулся и свысока посмотрел на по-кошачьи улыбающуюся Вейли. Она не сводила с него взгляда, но в нем не было страха или благоговения, лишь интерес равного к равному.
        - Хорошо. Я думаю, этот завтрак станет приятным разнообразием в череде монотонных свиданий.
        - Не сомневалась, что вы пригласили не одну меня,  - довольно усмехнувшись, прокомментировала Вейли.
        Они столкнулись с темным у сервировочного столика, схватившись за один и тот же поднос.
        - Я хозяин, леди. Я понесу нашу еду.
        - Ну, уж нет!  - в пику ему возразила северянка.  - Наберете еще чего-нибудь не того, а мне потом это ешь.
        Ловким движением выхватив поднос из рук темного, Вейли подошла к обеденному столу и сгрузила на него полюбившиеся ей тарталетки, фрукты и графин с чистой водой.
        - Неплохой выбор,  - прокомментировал Линэр, достав откуда-то второй поднос и сгрузив остатки завтрака.
        Вейли прищурилась, но ничего не ответила. Ей нравилась эта игра с горьким привкусом опасности на губах. И все же появлялась надежда. Надежда на то, что выход из ловушки найдется.
        Путь до библиотеки прошел в напряженном молчании и звонком постукивании столовых приборов о металл подноса. Вейли то и дело казалось, что кто-нибудь их услышит, выйдет и задаст ненужные вопросы, но… никто не вышел. Слуг она и раньше не видела, но как-то уже смирилась с этим. Но почему остальных участниц отбора не видно? Северянка думала над тем, чтобы спросить у темного напрямую, но решила не поступать как кошка, которую любопытство не довело до добра. Есть более важные вопросы, следует начать с них.
        Дверь на подземные этажи библиотеки отворилась безмолвно, пропустила неожиданных гостей. Тьма окутала их, но спустя мгновение Линэр создал шарик света, устремившийся вперед. Вейли с удивлением отметила, что в этот раз они идут в другое место.
        - Вы нашли что-то полезное, Ваше Темнейшество? Какие-то книги по теме?  - зашла сбоку северянка, отчаянно нуждавшаяся в информации.
        Ей не нравилось играть на чужом поле. Она хотела вести в этой партии, но… не могла.
        - Вовсе нет. Просто там рабочий зал, а мы идем в другой. Там будет удобнее трапезничать,  - усмехнулся темный, входя в небольшое уютное помещение.
        Стоило ему сделать пару шагов, как комната засияла неярким голубоватым свечением. Маг погасил огонек и поставил поднос на небольшой столик.
        - Проходите, располагайтесь. Они забыли уже, когда к ним последний раз заходили. Сейчас придут в себя и станет светлее.
        Вейли кивнула и пошла следом, отмечая, что они, судя по всему, находятся в какой-то естественной пещере. Ведьма пропустила момент перехода от мощенного большими плитами пола к отполированной породе и чувствовала себя неловко, словно совершила глупейшую ошибку на экзамене.
        Мох под ногами приятно пружинил и отзывался сотнями неярких искр на прикосновения. Вейли обернулась и увидела цепочку своих шагов. А вот за темным ничего подобного не тянулось.
        - Визуальные эффекты только для гостей?  - поинтересовалась северянка, опуская поднос и занимая одно из кресел.
        - Не совсем,  - с некоторым недовольством ответил маг и сел напротив.  - Мы находимся в зоне проклятия. Помните? Я проклят слишком давно… меня уже не считают за живого.
        В слабом свете лицо мага выглядело как зловещая маска, черты заострились, Линэр внешне постарел лет на пятнадцать, а то и больше, морщинки выделялись отчетливее.
        - Звучит не очень-то приятно,  - поддержала его северянка.  - Итак, если я правильно понимаю, мы здесь собрались для того, чтобы справиться с двумя проклятиями. Два мага это лучше, чем один. Предлагаю разработать план.
        Вейли бросила взгляд на Линэра и убедилась, что тот ее слушает. Судя по заинтересованному взгляду мага, северянка полностью завладела его вниманием. Ну… насколько это возможно. Вдохнув приятную прохладу подземелья, Вейли посмотрела на потолок, с которого свисали светящиеся то ли водоросли, то ли щупальца медуз. Ей раньше не доводилось видеть что-то подобное. Вот бы оторвать кусочек и изучить…
        - Итак, какой план?  - вернул ее в русло размышлений Линэр, наливая себе в бокал красного вина.
        - Для начала стоит определить, какое проклятие нанесет больший ущерб в краткосрочной перспективе,  - деловито заявила волшебница и принялась оглядываться.
        При подобных рассуждениях она привыкла использовать бумагу и карандаш, чтобы ничего не упустить. Такие досадные ошибки могут дорого стоит.
        - Вам холодно?  - удивленно спросил Линэр, кладя ладонь на фибулу плаща.
        - Нет. Нужно записывать расчеты. Я, конечно, могу провести их и в уме, но лучше на бумаге. Так надежнее.
        - Справа от вас все необходимое,  - маг указал подбородком на небольшую тумбочку, которую Вейли раньше не заметила, и с наслаждением потянул вино.
        «Кто знает, сколько еще радостей осталось у тебя в жизни? Быть может, беседа с милой леди одна из последних?»  - с горьким чувством обреченности подумал темный, наблюдая за северянкой.
        - Так, посмотрим-посмотрим,  - засуетилась ведьма, раскладывая чистые листы на свободном пространстве столика.  - У нас наблюдается кое-что странное. Исходя из моих данных, проклятия зародились одновременно. Практически одновременно. Вы слышали что-нибудь о тех годах?
        - Только сказки. О том, как изгнали Ледяную Королеву и Короля Ночи. А они в отместку прокляли земли, на которых царствовали. Это идиотизм. Какой правитель будет делать подобное со своей вотчиной?  - возмущенно спросил маг.
        - Доведенный до отчаяния, например. В моих землях упоминания Ледяной Королевы обросли слишком большим количеством подробностей. Из реального персонажа она превратилась в сказочную личность, и добыть что-то стоящее мне не удалось. Но кое-что я нашла в вашей библиотеке. Есть упоминания о последней королеве из династии Минрак. Ее звали Карлотта Минрак, а ее супругом был Чимег Минрак. Правили они больше тысячи лет назад.
        - Что-то не сходится. Моему проклятию не больше сотни лет,  - нахмурился Линэр.
        - Почему же вы так думаете?  - с плутоватой улыбкой спросила Вейли, дотянувшись до вазочки с фруктами.
        - Я хорошо знаю историю местности. У нас никогда не было одиноко стоящих скал посреди леса… Но именно там Артин нашел проклятый меч, с которого все и началось. Даже если представить, что предыдущий придворный волшебник пропустил возникновение мощных скрывающих чар, то его предшественник такое допустить попросту не мог. Ясновидцы не ошибаются в таких вопросах. По крайней мере, ясновидцы уровня Перио Аринра.
        - Вот видите,  - торжествующе подняв палец вверх, перебила мага Вейли.  - Вы сделали выводы на основании неполных данных. Когда я имела возможность покидать Ауталию, я много времени проводила в библиотеках. В одной из книг мне удалось найти упоминания о династии Минрак. Старый полуистлевший том, который был помечен как «сказки». Там я нашла описание Карлотты. К сожалению, точно не процитирую, но… о ней говорили как об очень сильном маге, который контролировал погоду на всем материке. К сожалению, она была слаба и в зимние месяцы не творила заклинаний. Отсюда и прозвище - Ледяная Королева. О ее доброте чаще всего вспоминали именно зимой.
        - Так, отставить лирику. Давайте ближе к делу,  - недовольно попросил темный, считавший все это сказками.
        - Да-да, конечно. Правление Минраков было благодатным, но не для всех. Поднялось восстание. Как раз зимой, когда королева находилась в своей загородной резиденции. Короля убили, после начались гонения и на Карлотту. Не желая мириться со смертью мужа и потерей власти, она прокляла земли и ушла, надеясь на то, что за ней вернутся. Но… почему-то люди не вернулись. Я не нашла этому причин. В итоге… вышло так, что у нас есть два проклятия.
        - Откуда два? Одно. От королевы,  - поправил Линэр.
        - Нет, два. Одно от Карлотты, второе предсмертное, от ее мужа.
        Вейли склонилась над листом бумаги и нарисовала две линии. Задумчиво погрызла кончик карандаша под недовольным взглядом мага, виновато улыбнулась и продолжила:
        - Я не специализируюсь на проклятиях, но даже мне понятно, что они созданы великими магами, раз не рассеялись за столь долгое время… Получается…  - Вейли задумчиво накрутила прядь волос на палец.  - Разбираться надо с обоими сразу. Есть только один момент… Если я правильно понимаю, ваше действует куда агрессивнее. Скорее всего, это связано с тем, что оно долгие годы копило силу… Поэтому начнем с него.
        - Я рад, что вы потратили не так много времени на то, чтобы понять эту простую истину,  - хмыкнул маг.  - А теперь советую вам вернуться к завтраку. Если вы не будете питаться, то вы не то что не рассеете древние чары, но и сами станете… тем еще проклятием.

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ ТРЕТИЙ. ИСТОЧНИК ВСЕХ БЕД

        Глава 34

        Амала вновь проснулась, почувствовав жжение в левом предплечье.
        «Да сколько можно? Я уже смирилась с тобой, проклятый рисунок, что еще?!»  - недовольно подумала девушка, осматривая руку. Спросонья она не сразу поняла, что происходит, а потом испуганно зажала рот ладонью, наблюдая за тем, как стебель розы удлиняется и впивается в ладонь. От неожиданности Ами прикусила язык, и рот наполнился солоноватым привкусом крови.
        Все закончилось так же быстро, как и началось. Боль ушла, ощущение спокойствия и бессилия накатило на девушку, но та упорно прикусила язык еще раз, возвращая себя к реальности. Осмотрев руку, Амала увидела, что теперь роза растет прямо из шрама на руке.
        «Интересно, что это произошло? Вот бы спросить у мага! Точно, пойду поищу его. А то вдруг это плохой знак…»
        Амала поднялась, с тоской посмотрела на одиноко стоящую у кровати туфлю и вспомнила вчерашний полет. Лицо девушки тут же залилось густым румянцем. Бросив короткий взгляд на постель Вейли и удостоверившись, что находится в комнате одна, Ами принялась бормотать под нос:
        - Вот узнал бы кто о твоем поведении… Ух, влетело бы тебе от матушки! И от гувернантки! И от дуэньи! Распутная девка!
        Она замерла перед зеркалом, вглядываясь в собственное отражение. В глаза бросились отросшие на добрую ладонь волосы. Амала задумчиво накрутила на палец прядь.
        - Нет, со временем тут точно творится что-то неладное. Если этому Темнейшеству нужна помощь, то ему придется дать ответы!  - решительно кивнула девушка сама себе и стянула платье, решив, что нужно выглядеть представительнее.
        Амала достала из шкафа ярко-красное платье. Одно из тех, что даже Неррита считала слишком провокационным, и уверенно натянула его. Пришлось повозиться со шнуровкой корсета. Шелковый шнур никак не хотел завязываться, так и норовя выскользнуть змеей из рук.
        - Помочь?
        Голос козодоя раздался над ухом так неожиданно, что Ами невольно заорала, выпустила шнур, и замахнулась на птицу.
        - Ну, зачем так кричать? Да и вся работа псу под хвост,  - поцокал языком птиц.
        - Козодою,  - недовольно проворчала Амала, поворачиваясь к зеркалу спиной и хватая концы шнура.
        - Что козу дою? Где ты тут козу нашла?  - попытался пошутить Ауро.
        - Да чтоб тебя! Тебе, Ауро, под хвост! Нельзя же так пугать!  - недовольно выкрикнула Амала, возвращаясь к своему непростому занятию.
        - Да ладно тебе. Все же в порядке. Ты вот кучу испытаний прошла и выжила. Разве это не хорошо?
        - Ауро, я похожа на дуру?  - недовольно спросила Амала, вперившись взглядом в наглую птицу.
        - Нет. А должны?
        - Тогда почему ты ведешь себя со мной как с идиоткой?  - возмутилась Ами, резко потянув за концы утяжки.
        В глазах на мгновение потемнело, все-таки такие вещи лучше делать плавно, неспеша.
        - Почему как с идиоткой? Вовсе не…
        - Не строй из себя дурака. Я знаю, что Линэру не нужна невеста.
        - Да с чего вы взяли?!  - возмутился птиц, недовольно захлопав крыльями.
        - У него уже есть. Я нашла обручальные кольца. А мы здесь для того, чтобы разрушить проклятие. Пока все. Но я намерена вытрясти из этого самонадеянного мага побольше информации!  - заявила Амала, наконец, совладав с корсетом.
        Довольно улыбнувшись, девушка соорудила на голове некоторое подобие прически, украсила ее шпильками с жемчугом и с чувством собственного достоинства вышла из комнаты, громко хлопнув дверью.
        На этом ее показная храбрость закончилась. Ами надеялась, что разбудит кого-нибудь, да хоть Дайли… Все равно не одной идти к темному, и то радость. Но она была одна. Не считать же за компанию козодоя, пролетевшего сквозь стену.
        - Не боишься, что кто-нибудь еще узнает о твоих выходках?  - поинтересовалась Амала, направляясь в столовую.
        В помещении было чисто и холодно, сквозь открытую дверь залетали резкие порывы ветра. Они подхватывали тонкую ткань занавесок и поднимали, играя с ней.
        - А кого мне бояться? Линэра-то? А что он мне сделает? Я ему нужен! Вы и так в курсе, леди Нерра, так что… Могу вести себя как хочу.
        Амала вздохнула и с усилием закрыла дверь. Выходить на улицу не хотелось. Погода снаружи была какая-то мерзкая, того и гляди вот-вот зарядит противный холодный летний дождик, часа так на два. Вряд ли темный решит устраивать прогулки в таких условиях. Да и не он ли говорил о том, что ему нужен отдых?
        - Что-то ищите, леди?  - поинтересовался Ауро, картинно расхаживая по столу.
        - Да. Для начала было бы неплохо подкрепиться. Завтрак там.
        - О, боюсь, не выйдет. Вас не ждали. На вас не приготовлено.
        - Хочешь сказать, что слуги не едят? Мне все равно, что. Главное, закинуть что-нибудь в желудок,  - решительно заявила Амала, почувствовав неприятное покалывание внутри.
        - Боюсь, что не едят. Магия питается совсем не тем. Она съедает своего создателя изнутри. Нет еды,  - последняя фраза прозвучала не очень обнадеживающе, и Ами вернулась в комнату, чтобы съесть хотя бы конфетку. Кажется, у нее оставалась парочка.
        Стоило ей зашуршать бумагой, как из-под кровати выполз Тень.
        - Привет, Амала,  - улыбнулся дух, такими большими черными глазами смотря на сладость, что не поделиться с ним было невозможно.
        - О, уже проболталась?  - осведомился козодой, усаживаясь на изножье постели.
        - Тень!  - недовольно шикнула Ами, но поняла, что скрываться дальше бесполезно.
        Развернув конфетку, девушка подкинула ее духу. Тот поймал сладость в полете и довольно затарахтел.
        - На втором задании. Так вышло. А что?  - тут же перешла в наступление Ами.
        - Да нет. Просто интересно, сколько можно быть не собой.
        - А ты-то давно знаешь?  - с прищуром спросила Амала.
        - До начала второго испытания выяснил,  - гордо подняв голову, ответил козодой и прищурился.  - А мне конфетку?
        - А тебе можно? Ты же вообще не живой. Толку тебя кормить?  - опешила Ами.
        - Тварь твоя тоже не живая, но ты же кормишь. Жалко, что ли?  - Ауро посмотрел на нее огромными черными глазами, и сердце Амалы дрогнуло.
        Недовольно поджав губы, она констатировала факт того, что «еды» осталось совсем немного, но все же поделилась. Хуже точно не будет. Не заморит же ее темный голодом? Выкрутится как-нибудь!
        - Ладно. Вот нас трое. Давайте-ка не будем ругаться, а не то погоню обоих ссаными тряпками.
        - Леди,  - возмутился козодой,  - ну как так можно? Что за выражения.
        - А я не леди,  - с довольной улыбкой ответила Ами.  - Поэтому у меня развязаны руки. Я могу быть собой. И действовать так, как считаю нужным. Итак, вы знаете, где наш дорогой любимый маг?
        Тень и козодой переглянулись и дружно втянули головы в плечи. Амала засмеялась, прикрыв рот ладонью.
        - Если вы попытаетесь сделать вид, что ничего не знаете, я вам ни в жисть не поверю. Итак, где наш маг?
        - В библиотеке,  - неохотно ответил дух, буравя козодоя взглядом.
        - С Вейли Кон,  - добавил птиц, виновато разведя крылья.
        Амала рассмеялась.
        «Так вот они чего. Думают, я буду ревновать? Нашли время!»
        - Вот мы к ним и наведаемся,  - решительно заявила девушка.  - Думаю, это будет крайне полезный разговор.
        - А может быть, не стоит?  - испуганно спросил Тень.  - Он может прийти в ярость, если вы спутаете его планы.
        - Прекрасно. Пусть будет в ярости. Больше полезной информации получу,  - не слушая возражений, заявила Амала и вышла из комнаты.
        Она чувствовала себя крайне уверенной и полной сил. Если маг что-то знает, самое время заставить его рассказать!

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. РЕВНОСТЬ КАК ПОВОД ПОЛУЧИТЬ НЕОБХОДИМОЕ

        Глава 35

        Ами замерла у книжной полки. Козодой пролетел сквозь нее, потом вернулся и задумчиво посмотрел на девушку.
        - А вот и проблемы начались. Дверь-то с секретом.
        - С каким?  - спросила Амала, рассматривая обычную на вид книжную полку.
        - Открывается только кровью.
        - А, всего-то,  - ответила она, не дослушав, достала шпильку и проколола ей палец.
        Приложив ранку к книжной полке, Амала на всякий случай отошла в сторону. Мало ли как отреагирует на нее местная магия? Лучше не рисковать.
        - Да что ваша кровь сделает? Тут нужен Его Тем…  - принялся ворчать птиц, но дверь покорно отъехала в сторону, протяжно заскрипев.
        - Совсем не следит за домом,  - покачала головой Ами.  - Ничего, думаю, его жена справится с этой задачей. Итак, куда дальше?
        Козодой не знал, что ответить. Он перелетел к Амале на плечо и замолчал. В его понимании дверь не должна была открыться, и теперь предстояло понять, как эта девчонка смогла справиться со столь сильной магией. Понять и доложить Линэру!
        - Сюда, госпожа. Советую создать свет, окон нет,  - предупредил дух и юркнул в узкий темный коридор.
        Амала создала шарик и пошла следом, с интересом изучая древнюю каменную кладку, явно более старую, чем само здание дворца. Иногда ее взгляд цеплялся за боковые ответвления, но Тень упрямо вел ее вперед, не давая и минуты на то, чтобы куда-то заглянуть. Наконец дух резко свернул и остановился.
        - Они там. Думаю, вам стоит отдышаться и привести себя в порядок. Вы ведь в своем праве, если я правильно понимаю.
        - В своем праве?! Это секретное крыло библиотеки, ее сюда никто не звал!  - возмутился козодой.
        - Тише. Если она смогла открыть дверь, значит она имеет право здесь находиться.
        - Цыц!  - недовольно шикнула Амала, потушила шарик и пошла на мертвенный голубой свет.
        - А теперь советую вам вернуться к завтраку. Если вы не будете питаться, то вы не то что не рассеете древние чары, но и сами станете… тем еще проклятием.
        Амала безошибочно узнала голос темного и замерла, не зная, что ей делать. Завтрак? В таком странном месте? Похоже, маг решил познакомиться с еще одной невестой. Или со всеми. Но почему он притащил Вейли в тайную секцию библиотеки? Это как-то странно.
        - Доброго утра, уважаемые,  - с улыбкой поздоровалась Амала, входя в небольшое помещение.
        Она замерла, с восторгом разглядывая светящиеся растения. Раньше ей не доводилось видеть ничего подобного.
        - Доброе утро, леди Неррита,  - поздоровался Линэр и кивком указал на свободное кресло.  - Не ожидал, что вы почтите нас своим визитом. Но я буду рад, если вы разделите эту скромную трапезу.
        - Доброе утро,  - поприветствовала соседку по комнате Вейли, бросив на мага удивленный взгляд.
        - Странное место для завтрака, не находите?  - спросила Ами, принимая из рук темного чашку чая.
        - У нас деловая беседа,  - неохотно пояснила северянка.
        - Мы пытаемся разобраться, как снять проклятие,  - решил избавиться от недомолвок маг.  - У леди Вейли есть некоторые предположения, как оно могло появиться. Но мы ни на шаг не продвинулись в поисках того, что может его разрушить.
        - Любовь?  - с усмешкой спросила Ами, с наслаждением потягивая чай.
        По телу тут же начало разливаться приятное тепло, досаждающая головная боль, которая раньше была почти незаметной, отошла еще дальше, оставив вместо себя ясность ума.
        - Если бы все было так просто…  - задумчиво протянул Линэр.
        - Боюсь, нужно что-то посерьезнее,  - подтвердила Вейли.  - Проклятия такого уровня обычно не снимаются просто чувствами. Это ж не сонное, которое можно разрушить поцелуем. Если оно не теряет силу уже семьсот лет, по меньшей мере, семьсот, то у нас проблемы.
        - Ну, у нас все равно нет выбора. Придется снимать так или иначе,  - пожала Ами плечами.
        - А ты-то чем поможешь?  - недовольно зашипела северянка.  - Проходишь испытания? Здорово. Но ты ничего не смыслишь в магии.
        Вейли очень не хотела делиться возможной славой. Зря, что ли, она подбирала ключик к сердцу темного? Зря рисковала? А тут эта пигалица на все готовенькое!
        Амала удивленно смотрела на соседку по комнате, не понимая, чем вызвана эта агрессия. Вроде бы она не сделала ничего неправильного, но быстрого взгляда на мага хватило, чтобы осознать: у того есть мысли на этот счет.
        - Ладно, я вас понял. Спасибо за ценные идеи, леди Вейли. Думаю, дальнейший завтрак лучше провести в молчании. Мне надо подумать.
        Девушки не решились возражать. Склонились над тарелками, иногда позвякивая столовыми приборами. Погрузившись в мысли, они думали о том, что же делать с жутким проклятием, как спасать от него мир и себя, но ответов не было.
        - Ваше Темнейшество, может быть, вы ответите на один вопрос?  - спросила Ами, когда молчание стало по настоящему угнетающим.
        - И какой же?  - маг встрепенулся, словно только что спал с открытыми глазами.
        Амала внимательно на него посмотрела.
        - Метка, которой вы нас клеймили. Зачем она?
        Закатав рукав, девушка посмотрела на изменившийся рисунок. Ей показалось, что роза выросла еще немного, добавился бутон и парочка листиков.
        - Защита от проклятия,  - устало протянул маг.  - Пока я единственный, кто может ему сопротивляться. Через метку я делюсь с вами жизненной силой и магией. Я думал, вы уже догадались.
        - Догадки догадками,  - хмыкнула Ами,  - а вот узнать правду из первых уст никогда не бывает лишним. А она уберется? Когда мы закончим.
        - Конечно,  - ответил маг так, словно ждал этого дня больше, чем какого-нибудь большого праздника.  - Знаете ли, тяжело поддерживать на своих ресурсах жизнь сразу восьми человек. Ой, уже меньше.
        - Вы не выглядите огорченным,  - холодно заметила Вейли, слишком громко опуская чашку на блюдце.
        - Пока проклятие не снято, я и не буду доволен. Видите ли, я устал. Слишком большая ответственность давит на горло похуже петли.
        - Поэтому мы так много спим?  - продолжила допытываться северянка.
        - Не совсем. Вы можете просто превратиться в камень, если будете слишком активны. Да и, будем честны, сложно найти большое количество жизненной силы из ниоткуда.
        - Я поняла,  - задумчиво протянула Вейли.  - Тогда, думаю, нам лучше отправиться спать. Мы ведь не хотим обратиться в камень, да, Неррита?
        От ледяного взгляда соседки по комнате Амале стало дурно, но она не приняла ее предложение.
        - Иди. А у меня остались вопросы. Если ты не видишь решения, возможно, оно откроется мне.
        Северянка недовольно хмыкнула, взяла с собой парочку пирожных на тарелке и обратилась к магу:
        - Я буду благодарна, если вы создадите путевой светлячок для меня.
        - Конечно,  - Линэр щелкнул пальцами, и шарик света выскользнул в коридор.  - Приятных слов, леди Вейли.
        - Хорошо отдохнуть, Ваше Темнейшество,  - северянка присела в реверансе и вышла, демонстративно чеканя шаг.
        - И какой же у вас вопрос, Амала?  - с улыбкой спросил темный, когда последний звук затих в хитросплетениях коридора.
        - Про метку.
        - Вы же уже спрашивали.
        - Но не все. Мы… получили одинаковые отметины?  - Ами протянула ему левую руку с раскрытой ладонью.
        - Да, конечно. Они универсальны.
        - Тогда советую обратить внимание. Мой рисунок изменился сегодня утром.
        Линэр обеспокоенно встал, посмотрел недоверчивым взглядом на Амалу, словно та сказала редкостную глупость. Холодные пальцы коснулись ладони девушки, стало щекотно, когда маг провел по шраму.
        - Вас что-то беспокоит? Что-то болит?
        - Нет. Скорее, наоборот, я чувствую прилив сил. Это так необычно. Словно раньше я не спала, а что-то делала ночью, но не помнила этого. А сегодня наконец-то выспалась. Но, тем не менее, мне это кажется странным.
        Амала прижала руку к груди и посмотрела на мага снизу вверх.
        - И что вас беспокоит? Это же замечательные новости.
        - Как сказала Вейли, я не искусна в магии. Это правда. Но я и не пустое место, я уверена в этом. Я не хочу умирать из-за какой-то глупости!
        - А разве не вы совершили глупость, отправившись на отбор вместо молочной сестры?  - поинтересовался маг, возвращаясь в свое кресло.
        - И что бы было? Ничего. Вы сами сказали, что устали. Поэтому надеяться на то, что у Ауро было бы две метки, на нас обеих, не приходится. Привезти человека без метки в ваши земли равносильно его убийству. А вы не так давно уверяли меня, что не жестоки. Так что… Даже признайся я сразу, ничего бы не поменялось. Кроме капельки честности, но ведь я не знала, как вы можете отреагировать. Темные маги страшны в гневе.
        - Но тем не менее, вы все же сознались. И это весьма похвально…
        - Но не дает ответа на вопрос, что же происходит!  - Амала посмотрела на него во все глаза, чувствуя, как их начинает щипать от слез.  - Я не хочу умирать! Легко хорохориться дома, строить из себя героиню, жертву, благодетельницу. Но все эти светлые чувства меркнут, как только сталкиваешься с реальной опасностью. Да, это низко с моей стороны, но я хочу жить!
        - Что вам точно не поможет в этой ситуации, леди Амала, так это слезы. Они не только исказят мир вокруг, но и заберут ценные силы,  - устало проговорил маг.  - Я не знаю, что происходит с вашей меткой. И это точно не входит в мои планы.
        - Пожалуй, вас не зря называют чудовищем. Ни капли сочувствия! Неужели вам не жаль?!  - с надрывом выкрикнула Ами, почувствовав, как по щеке стекает капля.
        - Жаль? Очень даже. В первую очередь мне жаль, что я не смог тогда отговорить Артина. Знаете, сожаление не самое хорошее чувство. Оно не дает ничего полезного. Поэтому… Я советую вам последовать примеру леди Вейли и отправиться спать, пока я буду разбираться в причинах этого странного происшествия.
        Амала подскочила с кресла как ужаленная, создала шарик света, подобрала юбку, недовольно посмотрела на мага и побежала прочь. Почему-то ей казалось, что он должен был что-то сделать. Что-то, что могло бы пролить свет на странности с меткой, начать разрушать заклинание. Но он не сделал ровным счетом ничего.
        Добравшись до комнаты, Амала убедилась, что Вейли спит, и рухнула на постель. Отдыхать не хотелось совершенно. Десятки обрывочных мыслей роились в голове, требуя собрать их воедино.

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ ПЯТЫЙ. МЕТКА ВЕДЕТ СЕБЯ СТРАННО

        Глава 36

        - И как тебе девочки, Линни?  - спросила Элизабет, выглядывая из стены.
        - Подглядывала?  - устало спросил маг, думая о том, что его матушке энергии не занимать. Стала еще более активной, чем до превращения в призрака.
        - Конечно. Я же переживаю о тебе. У тебя и раньше с девушками было не очень, когда ты был добрым магом, а теперь, пожалуй, и вовсе беда-беда.
        - Ма-ам?
        - Да, деточка моя?  - тут же охотно отозвалась Элизабет, выходя из стены полностью.
        - Мы проклятие снимаем или ищем мне женщину?  - резко спросил маг, вперив в привидение недовольный взгляд.
        - И то, и другое. Разве они мешают друг другу?  - Элизабет невинно захлопала ресницами.
        Линэр лишь покачал головой в ответ.
        - Сколько раз тебе говорить, что я знаю тебя очень хорошо. Когда ты вот так строишь из себя милую дурочку, только идиот не поймет, что ты врешь. Мама, что ты задумала?  - последний вопрос прозвучал даже с угрозой.
        - Увидеть собственных внуков, например? Разве я хочу так много?  - с обидой в голосе ответило привидение, усаживаясь на спинку кресла и болтая ногами.
        - Смотря в какой ситуации. Сейчас ты, пожалуй, перегибаешь палку. Мам…  - маг вздохнул и посмотрел на нее усталым взглядом.  - Если мы не справимся с проклятьем, то рано или поздно весь мир…
        - Плевать на весь мир. Мы не можем загадывать так далеко. Ты ведь и сам знаешь, что оно вырвется за пределы королевства не раньше, чем через триста лет.
        - И это повод оставлять потомкам такую гадость?
        - Это повод жить, мой дорогой. Жить и не взваливать на себя все проблемы этого мира. Так и сломаться можно.
        - Ага,  - отмахнулся темный.  - Мам, я согласился на эту авантюру только потому, что считал вероятность нахождения способной девушки достаточно высокой. А не по тому, что мне действительно нужна невеста! Ты ведь сама видела, что у нас тут творится!
        - Ну, подумаешь, метка видоизменилась. Если они раньше такого не делали, это совершенно не значит, что не могут. А вот оставлять матушку без наследников - это было и будет. Но я тебе не позволю, Линни!  - возмущенно выкрикнула Элизабет, сверкая глазами.
        - А я не позволю тебе мешать исполнять мой долг. Ты родила меня свободным от долга перед королевской семьей, но не освободила от обязанностей перед народом. Мы, маги, принадлежим людям. Не ты ли это говорила?
        Элизабет картинно схватилась за сердце.
        - Ты делаешь мне больно.
        - А ты являешься привидением, у которого ничего не может болеть. Что это за дешевые уловки? Неужели ты думаешь, что меня можно на такое поймать?! Поругаться хочешь?
        - Внуков!  - Элизабет нахмурилась, скрестила руки на груди и, поджав губы, недовольно смотрела на сына.
        - Если я не смогу снять проклятие, их не будет. Все просто. Я не хочу, чтобы мои дети разгребали последствия лени и похоти своего отца. Это обдуманное решение, мама.
        - Ты не оставляешь мне выбора,  - с угрозой сказало привидение.
        - Насилие - не выход. Помни об этом,  - усмехнулся темный, устало потирая виски.
        Дождавшись, пока мать улетит по своим привиденческим делам, маг с наслаждением растянулся на кушетке и задремал. Прежде чем приступать к подготовке очередного испытания, нужно разобраться с каргой… и, конечно же, отдохнуть.

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ. ИСТИННЫЕ МОТИВЫ ОТБОРА

        Глава 37

        Элизабет Гилтон с рождения привыкла скрывать свои эмоции, подавляя их, загоняя в самые темные уголки своей души. Она привыкла, что не принадлежит себе, что живет ради какого-то эфемерного долга перед родиной в виде защиты наследника ценой жизни своего ребенка. Что-то глубоко внутри пыталось показать ей, что все не так уж и плохо, но даже этот тихий писк разума заглушали тоска и одиночество. Оставалась только вера в великое предназначение и в то, что младенец станет отрадой. А… когда королевская чета отказалась от древней традиции, Элизабет просто потерялась. Она не знала, ради чего жить. Смысл жизни, шорами висевший на ее голове, исчез, дав свободу. И в то же время волшебница не представляла, что ей делать. Этой самой свободы у нее никогда не было, она крутила ее в мыслях и так, и эдак, но не могла найти применения.
        В итоге она все-таки решила родить ребенка. Даже если он не станет защитой наследнику, то, как минимум, будет другом. Так жизнь потихоньку завертелась вокруг Элизабет Гилтон, возвращая ту в реальность, в которой находилось большинство окружавших ее людей. А потом все в одночасье рухнуло! И виной всему глупый мальчишка, не послушавший ее сына.
        Элизабет долетела до озера и зависла над чуть подрагивающей гладью. Она смотрела на отражение и не узнавала себя. Вроде бы все так же, как и в день смерти, но в то же время… что-то не так. Что-то неуловимо изменилось.
        Покружив над водой, она уселась на ветку ивы, почти лежащую над поверхностью, и поддела носком туфли воду. Круги по воде не пошли, ведь для этого надо прилагать усилия, а Элизабет было попросту лень. Она смотрела на то, как медленно движется по горизонту луна, оставляя длинную белую дорожку на озерной глади, как сияют высоко в небе звезды, и думала о том, что ее сын ничего не смыслит в жизни. Спасение целого королевства, безусловно, очень благородное занятие, но оставить о себе след в будущем куда важнее. Она, Элизабет, ведь оставила?
        Если бы не Линни, то никто и не взялся бы за проблему с проклятием, даже эта Вейли… без ее предков ничего бы не сделала. Значит, смысл вот он, на поверхности… в продолжении рода.
        Покачав головой, Элизабет полетела в комнаты, в которых практически мертвым сном спали оставшиеся невесты. Если сын не хочет выбирать, за него выберет мать. Все просто.
        Странная девица с изменившейся меткой тут же отправилась в расход. Слишком худая и любопытная, неподходящие качества для жены. Да и ее соседка по комнате тоже не вызывала доверия. А ну как объединит земли и лишит Линни будущего?
        Коротенькая наследница гномьего колдовства тоже не прошла суровую материнскую проверку. Мало ли, вдруг карлика родит? Ее сын достоин здоровых детей! От друидов обычно одни проблемы. Им только дай, так они зверья в дом натащат. Остается только Дайли.
        Осмотрев девушку с ног до головы, Элизабет пришла к выводу, что, пожалуй, это лучший вариант из имеющихся. Пышногрудая, с широкими бедрами, вроде бы не слишком умная, а значит, подвоха от нее можно не ждать…
        Удовлетворенно кивнув, привидение дотронулось до черной метки на руке Дайли, вливая в нее живительную силу. Если Линэр сам не хочет позаботиться о наследниках, значит, ему надо в этом помочь.
        Сонно потянувшись, правнучка ведьмы уставилась на Элизабет.
        - Ты же умерла!  - воскликнула Дайли, недоверчиво поглядывая на привидение.
        - Да, есть такое. Но у меня есть посмертие. И я хочу тебе помочь,  - улыбнулась Элизабет, зависая рядом с постелью.
        «Похоже, она действительно не очень умная… никакого уважения к призракам. Ну, так даже лучше… Можно будет обвести ее вокруг пальца».
        - Почему?
        - Потому что ты наиболее достойная кандидатка на победу в отборе. Только и всего. Если мне не повезло, это совсем не значит, что я вышла из игры. Вставай, у нас не так много времени…
        - Да, но…  - неуверенно промямлила Дайли, чувствуя неприятную слабость во всем теле.
        Ей хотелось лечь назад, вернуться в мир снов и забыть о странном привидении. Мало ли что приснится?
        - Никаких «но». Пока темный маг спит, надо действовать.
        - Спит?  - Дайли удивленно глянула в окно.  - Но сейчас же день!
        - И ты тоже спала. Давай быстрее,  - шикнула на нее Элизабет, взмахом руки открывая дверь.  - Тебе нужно привести себя в порядок, прежде чем идти к Его Темнейшеству.
        - Зачем? Он же жуткий,  - проворчала Дайли, но с постели сползла. Все-таки у духов-помощников могут быть причины, невидимые простым смертным.
        - Чтобы познакомиться поближе. Свидание было, теперь твоя очередь. Это ведь так просто,  - ласково улыбнулась Элизабет.  - Давай-давай, не ленись.
        Мать темного вывела ее в купальню, с наигранной легкостью сотворила несколько заклинаний, призывая магических слуг себе на помощь.
        - Так ты все-таки владеешь магией? А почему в первый день соврала?  - проявила наблюдательность Дайли.
        - Потому что магия пришла ко мне после смерти,  - не моргнув глазом, ответила Элизабет.  - Задавай поменьше глупых вопросов. Твоя задача не интеллектом блистать, а затащить его в постель.
        - И кто я буду после этого?  - недовольно фыркнула Дайли.  - Приличные девушки себя так не ведут.
        - Ты будешь матерью его ребенка. А таким аргументам сложно что-то противопоставить. Ты же не хочешь отдавать Линэра этим курам?  - с прищуром спросила Элизабет, чувствуя, как силы постепенно утекают из нее.
        - Да, но… не факт, что после одного раза что-то получится…  - вздохнула девушка, наслаждаясь тем, как невидимые руки разминают спину.
        - А я об этом позабочусь. Главное, склонить его к близости. С этим ты справишься?
        - Попробую. В конце концов, говорят же, что все произойдет само.
        «Прекрасно,  - мысленно фыркнула Элизабет.  - Похоже, у нас тут неопытная недотрога. Надеюсь, это еще больше подкупит Линни. Мне нужен внук! Или внучка!»

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ. ПОДГОТОВКА К ОБМЕНУ ДЕВИЧЬЕЙ ЧЕСТИ

        Глава 38

        Чем больше привидение говорило, тем сильнее Дайли уверялась в том, что именно она должна стать Ее Темнейшеством. Кто, как не она? Главное, взять ситуацию в свои руки, а не пускать на самотек.
        Подаренный Элизабет шелковый халатик словно шили по ее фигуре. Он прекрасно подчеркивал достоинства, скрывал недостатки, а еще подходил по цвету к загоревшей коже. Ярко-бирюзовая ткань делала ее похожей на заморскую красавицу. Дайли даже несколько раз крутанулась перед зеркалом, привыкая к новой себе, а потом надела мягкие туфельки и пошла вслед за огоньком, созданным призраком.
        Сердце трепетало от предвкушения чего-то волшебного. Казалось, мечта вот-вот сама упадет ей в руки, останется только аккуратно взять ее и не дать улететь.
        Много ли надо для счастья деревенской колдунье? Целый замок, мужа-мага и достаток, чтобы не думать о завтрашнем дне. И это все будет у нее, Дайли Енрис. Мертвым виднее, как должно быть.
        Замерев у массивной деревянной двери, правнучка ведьмы пыталась унять колотящееся в груди сердце, скользя взглядом по завиткам резьбы. Получалось плохо. Она вроде бы только и делала, что мечтала об этом дне, но все равно все не так, как в ее воображении. Все… иначе. И так страшно ошибиться… или не достичь цели.
        Немного успокоившись, Дайли положила ладонь на холодную металлическую ручку и снова замерла в нерешительности. Это как нырять в незнакомом месте: пан или пропал. И почему-то казалось, что вероятность «пропал» куда больше, чем шанс вынырнуть из омута. Тяжелые мысли кружились вокруг, и чтобы прогнать их, правнучка ведьмы решительно нажала на ручку и вошла в кабинет.
        Сквозь высокие окна лился солнечный свет, в его лучах плясали пылинки, которых так много в помещениях, где хранят книги. Дайли ожидала застать темного за работой, но Линэр спал на узкой, твердой даже на вид кушетке. Приблизившись, девушка села рядом с ним на колени и поправила выбившийся из хвоста локон.
        Сейчас, когда маг лежал перед ней практически беззащитным, он не казался сильным или злым. Такой простой, домашний… Почти такой же, как и она сама. Неужели этот человек ее суженый?
        Не выдержав, Дайли погладила мага тыльной стороной ладони по щеке и тут же обиженно ойкнула: Линэр проснулся, схватил ее за запястье и больно сжал.
        Больше всего на свете Линэр желал провалиться в блаженную темноту и находиться в ней как можно дольше. Яркие сны? Приключения? Что-то нереальное? Все это было ему не интересно из-за усталости. Магу казалось, что он даже чувствует, как медленно тянется время во сне, настолько уставшим он был.
        Но вот прикосновение ледяных пальцев вырвало его из долгожданного отдыха. С трудом разлепив веки, Линэр заморгал. Глаза болели, словно десятки игл кололи их одновременно. Когда возможность воспринимать реальность вернулась к нему, темный увидел сидящую рядом девушку.
        «Как же ее? Майли… Нет, Дайли. Проклятье!»
        - Что ты тут делаешь?  - недовольно спросил маг, сжимая запястье незваной гостьи.
        Будь у него чуть больше сил, маг бы испепелил нахалку на месте, но Линэр лишь откинулся на подушку, не сводя с невесты недовольного взгляда.
        - Я…  - Дайли замялась, не зная, что ответить. Не на такую реакцию она рассчитывала, совсем не на такую.  - Я пришла скрасить ваш вечер, Ваше Темнейшество.
        - С чего ты взяла, что мне это необходимо?  - безэмоционально спросил маг, усилием воли заставляя себя сесть.
        Перед глазами тут же заплясал десяток темных пятен, ярких вспышек, а комната побежала по кругу. Проклятая слабость не должна одержать верх. Ничего не хотелось. Все те громкие слова, которые он сказал Элизабет, были ложью. Не хочется спасать мир, разрушать проклятье… но надо.
        - Вы выглядите одиноким… и уставшим,  - проворковала девушка, преданно заглядывая в глаза.
        «И поэтому ты хочешь лишить человека сна? Правда?»  - обреченно подумал темный, понимая, что просто так прогнать девушку не получится, можно спровоцировать проклятье и… лишиться одного из шансов, добытых с таким трудом.
        - Я бы предпочел поспать…
        Глаза Дайли сверкнули, и Линэр запоздало подумал, что то, что может быть неправильно понято, будет понятно именно неправильно. Но сил сопротивляться не было, проворная девица ловким движением оказалась рядом с ним, обвила руками за шею и преданно заглянула в глаза.
        - Я ведь здесь за этим. Вы ведь уже выбрали, да, Ваше Темнейшество?
        - Что выбрал?  - оторопело уточнил темный, пытаясь высвободиться из цепкой хватки Дайли.
        - Невесту. Меня. Сегодня хороший день…
        Девушка хищно улыбнулась, облизала губы и припала к губам темного мага. От такой наглости Линэр опешил и не сразу смог оттолкнуть от себя девушку.
        - Ты что творишь?!
        В глазах Дайли на мгновение промелькнуло удивление, а потом она решительно потянулась к пряжке ремня. В этот момент у Линэра потемнели глаза, и он с силой оттолкнул от себя невесту.
        - Ты что творишь, я спрашиваю? Совсем страх потеряла?!  - рявкнул темный, решительно вставая.
        Смотреть сверху вниз на испуганную полуголую девушку было неприятно, в чем-то даже мерзко, но он смотрел, понимая, что не имеет права на слабость. Позволит ей творить, что вздумается, сейчас, потом она начнет вить из него веревки!
        - Я пришла за ребенком!  - дрожащим голосом ответила Дайли, испуганно отползая в сторону.
        - Каким ребенком?
        - Нашим! Мы с вами созданы друг для друга, а ребенок связал бы нас навеки!
        Темный маг закатил глаза.
        «Мама, ну зачем ты так? Я ведь не говорил, что детей у меня не будет никогда».
        Линэр потер виски и кулем упал в кресло.
        - Уходи,  - тихо попросил он, желая вновь оказаться в теплых объятьях сна. Но оставаться рядом с этой дамочкой опасно. Нужно дождаться, пока она уйдет, и повесить магическую защиту.
        - Вы идете против своего естества, Ваше Темнейшество,  - покачала головой Дайли, приосанившись.  - Вы мужчина, вам необходим отдых.
        - Говоришь как шлюха,  - хмыкнул маг.  - Что дальше? Попытаешься залезть ко мне в штаны?
        - В моем народе опыт женщины не считается чем-то зазорным. Тем более, опыт ведьмы,  - ухмыльнулась Дайли.  - Я знаю, как сделать вам хорошо, поверьте. Дайте мне шанс!
        - Даю. Последний! Убирайся!  - озлобленно крикнул Линэр, старательно не смотря в сторону соблазнительных изгибов Дайли.
        «У тебя нет на это времени. Тоже мне, невеста! Как же чистота, непорочность? Что за разврат?!»
        - Вы пожалеете, Ваше Темнейшество,  - покачала головой Дайли.  - Но вы будете знать, где меня найти.
        Покачивая бедрами, она пошла в сторону двери. Маг проводил ее скучающим взглядом, пробормотал под нос формулу охранных чар и провалился в сон.
        В этот раз он не был безмятежно-темным и тягучим. Вокруг Линэра в саду, полном темных роз, кружили нимфы. Соблазнительные красавицы танцевали, изгибались, словно у них, как у змей, не было лишних костей. Они касались его, вызывая желание схватить, повалить на землю и овладеть.

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ ВОСЬМОЙ. КОГДА ПЛАНЫ НЕ СТАНОВЯТСЯ РЕАЛЬНОСТЬЮ

        Глава 39

        - Вижу, ты не очень-то преуспела,  - хмыкнула Элизабет, выходя из стены.
        - Ваше Темнейшество, Топей, Исток Ночи - бревно,  - в тон ей ответила Дайли, кутаясь в халат.
        - Все может быть. Но разве это может стать преградой на пути к цели? Не кажется ли тебе, что стоит немного усилить напор? Нам нужен ребенок!
        - Вам. Вам нужен ребенок,  - поправила ее Дайли.  - Мне нужен защитник, человек, который меня поймет. Если для его получения придется родить, я сделаю это. Но матушка говорила, что дети не скрепляют брак, если они не желанны.
        - Ты будешь спорить со мной?
        - А что мне остается делать?  - Дайли скрестила руки на груди и недовольно посмотрела на зависшее перед ней привидение.
        Конечно, ей легко говорить. У нее уже нет страха потерять собственную жизнь, стать калекой. Только желание развлечься!
        - Слушаться старших и быть хорошей девочкой.
        - Если ваш собственный сын не желает подчиняться, почему это должна делать я?!  - вспылила внучка ведьмы и погрозила Элизабет кулаком.  - Если я ему не нравлюсь, я не буду навязываться. Да, ваш сын хорош, чертовски хорош, если быть точной. Но это не значит, что вы можете подложить под него любую!
        - Но я ведь из всех выбрала тебя,  - проворковала Элизабет, приобнимая Дайли со спины за плечи.
        Холод окутал ее с ног до головы, и стало неуютно. Тут же вспомнились наставления бабки о том, что с призраками шутки плохи.
        «Да чтоб это все! Я замуж приехала выходить, а не в интриги играть. Делать мне тут больше нечего, понимаете ли!»
        - Вы человек, леди Элизабет. А людям свойственно ошибаться,  - хмыкнула Дайли, делая шаг вперед.
        Неприятный холод преследовал ее еще несколько секунд. Внучке ведьмы казалось, что вместе с теплом у нее забрали немного волшебства.
        - Предлагаешь мне подтолкнуть к сыну кого-то другого?  - решила сыграть на ревности Элизабет, проходя сквозь Дайли и зависая перед ней.
        - Ваш выбор. Я не буду навязываться. Да, он очаровательный, сильный, притягательный и еще с десяток лестных прилагательных, а то и два! Но кроме того, что он нравится мне, должно быть что-то еще, не так ли?
        - Глупая девчонка! Не смогла соблазнить мужчину!  - вспылила Элизабет.  - Да ты бездарность, каких еще поискать надо!
        - Да как вы смеете!  - возмутилась Дайли, почувствовав укол в районе метки.  - Я думала, чудовище на этом отборе Линэр… Но я ошиблась. Чудовище - это вы!
        Руку обожгло, словно девушку сунула ее в кипяток.
        - Ах ты!..  - выкрикнула Элизабет, замахиваясь на Дайли.
        Послышался металлический лязг, и по каменному полу покатилась черная роза. Привидение испуганно отскочило в сторону, а девушка улыбнулась.
        - Похоже, мы с вами доигрались, леди. А ведь всего-то и надо было, что научиться слушать друг друга,  - Дайли неуверенно встала и оправила складки на халатике.  - Печально, что я навеки останусь в таком непристойном виде. Но такова судьба. Надеюсь, вы не доведете до смерти еще кого-нибудь, леди Элизабет. Позаботьтесь о Линэре, он достоин хорошей жизни.
        Девушка прикрыла глаза и скрестила руки на груди. Неприятный холод поднимался от кончиков пальцев все выше и выше. В ушах стучало сердце. Было не страшно. Еще в первый день Дайли поняла, что шансов на победу крайне мало, и смирилась с тем, что может проиграть. А то, что проигрыш означает смерть… значит, так тому и быть.
        - Будьте счастливы, леди Элизабет… и не причиняйте несчастий другим.
        Дайли улыбнулась напоследок и окаменела полностью. Маска спокойствия слетела с лица матери темного властелина. Элизабет принялась кружить возле статуи, понимая, что сын вряд ли будет доволен таким поворотом событий. Но сделанного не воротишь. Остается только исправлять последствия.
        - Как хорошо, что тебя нельзя убить, Элизабет, ты уже мертва,  - недовольно фыркнула мать темного мага и скрылась в коридорах дворца.
        Линэр проснулся через сутки. Проклятая слабость ненадолго выпустила его из своих цепких объятий, и маг, сладко потянувшись, поднялся с кресла, размял затекшее тело и вышел в коридор.
        Сквозь единственное окошко в самом конце пробивались косые солнечные лучи, подчеркивая молочную белизну мраморной статуи. Вот только никакой статуи быть тут не должно. Почуяв неладное, Линэр прибавил шаг и подошел к окаменевшей Дайли, у ног которой сиротливо лежала металлическая роза.
        - Ну, прекрасно,  - покачал головой маг.  - Мама!
        Элизабет не отозвалась. То ли не слышала, то ли делала вид, что не слышала, результат от этого не менялся. Линэр свистнул, залихватски вставив два пальца в рот. Спустя пять минут рядом с ним сидела стая козодоев. Кое-кто выглядел заспанным и недовольным.
        - Звали, хозяин?  - хором спросили птицы, уставившись на него бездонными черными глазами.
        В этом жесте было столько преданности и нежности, что невольно возникала ассоциация с десятком влюбленных барышень.
        - Да. Найдите матушку. У меня к ней серьезный разговор.
        - Она в саду. На иве!  - доложил один из козодоев.
        Птицы довольно зашелестели перьями, предвкушая скорую свободу.
        - Прекрасно, просто замечательно,  - сверкнул глазами Линэр и поправил белоснежный плащ.
        - Вы выглядите недовольным, Ваше Темнейшество. Нам позвать ее?  - спросили сразу несколько птиц.
        - Нет, не стоит. Я сам к ней приду,  - решительно заявил темный маг, направляясь к выходу.
        Происходящее нравилось ему все меньше.

        ХВОСТ ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ. НЕЛЕПАЯ СМЕРТЬ

        Глава 40

        Он нашел Элизабет ровно там, где и обещали козодои. В ее любимом месте парка, на толстой ветке ивы, почти касающейся воды.
        - Доброе утро, матушка,  - поздоровался маг, садясь на нагретый солнцем камень.
        Время шло к закату, скоро его дражайшая родительница получит больше сил… и общаться с ней станет несколько затруднительно. Волшебница же… пусть и мертвая.
        - Доброе утро, Линни. Как спалось? Когда будем будить девочек? Какое следующее испытание?  - невинно хлопая глазками, спросила Элизабет.
        - Все потом. Что случилось с Дайли?  - Линэр сурово сдвинул брови, намекая на то, что не намерен отвлекаться на другие темы.
        - Девочка превратилась в камень.
        - Я это видел, мама. Почему?
        - Потому что повздорила со мной. У нас оказались разные взгляды на жизнь.
        - Ох, мама…  - огорченно вздохнул темный маг.  - Почему ты так и не научилась слышать? Ты же опытная… и сильная… и мудрая…
        Линэр сидел на камне, демонстративно загибая пальцы на ладони.
        - Мама, зачем? Неужели ты не можешь принять, что кто-то хочет совсем не того, чего хочешь ты?
        - Есть вопросы, в которых у меня больше опыта, Линни.
        - Хватит!  - недовольно рыкнул на нее темный маг.  - Поддержание жизни в каждой из этих девушек дорого обходится мне. И ты позволила себе уничтожить одну из них. Я этого не потерплю. Прекращай своевольничать. Или я применю силу.
        - Ты не посмеешь!  - зашипела Элизабет.
        - Посмею, мама. Долг перед королевством превыше всего. Итак, возвращаясь к нашим баранам, то есть, к невестам. У нас осталась друидесса… думаю, она не поможет. Друиды - это больше про гармонию с природой, а не с людьми. Потомок гномов… тут могут быть подвижки, но скорее в снятии эффекта окаменения. Она прекрасно различает живые и неживые камни. Это ценно, но опять же, не сейчас… И остается ледяная ведьма и подменыш. Пожалуй, я делаю ставку на них двоих.
        Линэр устало потер виски. Он давно принял решение, но не мог признаться в этом даже себе. Слишком больно и страшно.
        - Сегодня не проснутся еще двое,  - подытожил темный маг.
        - И при этом ты упрекаешь меня в том, что я убрала слабую кандидатку,  - недовольно хмыкнула Элизабет.
        - Ты сделала это не предупредив главу операции. Это недопустимо, мам. Ты могла сильно спутать мои планы. Повторяю, я этого не допущу.
        - Хорошо, я тебя услышала. Итак, что дальше?
        - Начнем работать. Мне станет немного легче, этих двоих надо питать намного меньше. Надо было по этому принципу и отбирать, а не по какой-то мифической воле Семизвездных. Боги… как же… никого нет, нас все бросили.
        - Не святотатствуй. У них явно есть план,  - улыбнулась Элизабет.
        - Ага. У меня тоже. На самом деле, от твоей выходки была одна польза. Я увидел, что раздор действительно убивает. Надо попробовать наладить отношения с двумя девушками… Проклятье, как же сложно. Только любовного треугольника мне не хватало!
        - А тебя никто и не просит их любить. Просто… сделайте мне внуков!
        - Да сколько можно?!  - вспылил темный маг, вскочил с камня и пошел в сторону дворца.
        Пышные черно-розовые кусты мозолили глаза. Когда-то Линэр думал, что они станут его благословением, помогут держаться, но чем больше он смотрел, тем сильнее уверялся в мысли, что он поступает невероятно жестоко, но правильно. Будь у него чуть больше этой уверенности тогда, сорок лет назад… Он не дал бы случиться трагедии, спеленал бы принца заклинаниями, потерял друга, но не допустил бы трагедии. Сейчас же остается только разгребать последствия собственной слабости.
        Маг замер перед беломраморной лестницей и задумался. Раздор… как много в этом слове. И даже оно не может охарактеризовать все те грани человеческих разногласий, которые существуют. Пожалуй, это пугало.
        Лестница манила, требовала подняться и разрешить это душевное противоречие, но Линэр струсил. В замке не было никого, кто мог бы вытащить его из западни. Придется справляться самостоятельно.
        Свернув вправо, маг прошел в жилое крыло. За то время, что во дворце провели девушки, там стало значительно уютнее. Пусть и уют этот был с налетом тлена и разрушения. Поникшие цветы в вазе, неровно лежащие в креслах подушки, скомканное покрывало на диванчике… Все это создавало ощущение того, что в комнатах жили живые люди, а не невидимые магические слуги.
        И от этого на душе становилось еще гаже. Одно дело стоять и улыбаться, когда кто-то не сдерживается, не проходит испытание, и совсем другое… превращать цветущие юные создания в камень самостоятельно. Самое печальное в сложившейся ситуации то, что он не мог поступить иначе. Хотел, всем сердцем хотел, но не мог. Ведь если так у них будет шанс вернуться к жизни после того, как проклятие падет, то прояви он слабость, шансы будут значительно ниже.
        Решительно сжав кулаки, Линэр вошел в девичью спальню.
        Тишина, спокойствие и ощущение неминуемой беды. Маг заскрипел зубами и встал на колени рядом с хрупкой гномкой. Ее грудь едва заметно поднималась и так же плавно опускалась, лицо было бледным, почти неживым, губы посинели. Силы покидали ее. И лучшее, что Линэр мог сделать, это отпустить. Прекратить бесполезные мучения.
        Короткое прикосновение к предплечью, и в руках у темного мага поблескивает черная металлическая роза, а девушка перед ним медленно превращается в камень.
        - Мы обязательно вернем тебя, обещаю,  - прошептал маг, до боли сжимая розу.
        Острые шипы впились в ладони, и на белоснежные простыни упали несколько капель крови. Боль отрезвляла, возвращала в реальность. Но от этого становилось еще невыносимее.
        «Не на это ты надеялся, когда создавал метки. Хотелось сотворить сувенир, напоминание… а в результате получилась коллекция мертвых цветов».
        Маг мотнул головой и повернулся ко второй девушке. Рыжие локоны казались лучами солнца, свившимися в тугие спирали. Линэр зажмурился и забрал метку у Зарри. Теперь у него было две розы. И еще две каменные статуи.

        ХВОСТ СОРОКОВОЙ. МИНУС ДВА

        Глава 41

        Пробуждение во дворце Его Темнейшества всегда было не из приятных. Словно кто-то другой в твоем теле проработал всю ночь, а тебе разгребать последствия. Впрочем, в этот раз не обошлось без сюрпризов. Амала с интересом разглядывала белоснежное платье из грубого домотканого льна, в которое она была облачена. Да ладно с ним, с платьем. Почему она находится в белоснежной комнате и сидит за столом? Проделки проклятого мага! И эта его ненормальная любовь к белому. Его же потом так трудно отстирывать!
        - Тоже ничего не понимаешь, да?  - вопрос Вейли заставил Ами вздрогнуть.
        - Я перестала что-либо понимать уже давно. Он знает намного больше, чем хочет показать, и просто играет, как кошка с мышками. Мне это не нравится,  - нехотя призналась Амала и забарабанила пальцами по столешнице.
        - О, да. Его Темнейшество полон тайн и загадок.
        - Да плевать на загадки! Где Янтарь, Дайли и Зарри?!  - возмущенно спросила Амала, скрестив руки на груди.
        - Именно об этом я и хотел поговорить,  - с усмешкой сказал Линэр, появляясь из ниоткуда.
        - Доброго утра,  - хмуро поприветствовали его невесты.
        Маг залихватски опустился в кресло, положил руки на подлокотники и закинул ногу на ногу.
        - Я думаю, вы достаточно умны для того, чтобы не строить иллюзий насчет отбора,  - решительно начал Линэр, буравя взглядом то одну, то другую девушку.  - Мне нужен был повод, чтобы пригласить в гости интересных мне людей. К сожалению, придумать что-то более оригинальное не получилось, поэтому я был ограничен в выборе. Столько талантливых мужчин не попало ко мне… А все из-за того, что люди привыкли верить слухам.
        Линэр покачал головой. Продуманный план пеплом оседал у него на языке, оставляя странное ощущение.
        - Ни один посол не вернулся из этих земель. Чего нам еще было ждать?  - сухо ответила Вейли.  - Итак, вы ответите на вопрос, где еще три участницы?
        - Выбыли из игры. Понимаете, моя дорогая ледяная ведьма, ваша жизнь сейчас… примерно как жизнь пиявки. Вы и А… очаровательная Неррита питаетесь моими жизненными силами. Без моей помощи вы обратитесь в камень. Так как остальные участницы не могут помочь в решении моих проблем, я решил избавиться от них.
        Повисло неловкое молчание. Линэр с прищуром и надменной улыбкой посматривал на оставшихся участниц отбора, девушки не могли вымолвить ни слова. Нет, они уже привыкли к тому, что теряют подруг по несчастью… Свыклись с мыслью, что могут не вернуться домой, но видеть такое спокойствие и пренебрежение со стороны зачинщика было неприятно.
        - Нам что теперь, поаплодировать вам, рухнуть в ноги и целовать ваши следы на земле?  - хмыкнула Вейли, царственно расправляя плечи.
        Амала с удивлением наблюдала за едва уловимым преображением соседки по комнате. Чуть выше подбородок, осанка ровнее, руки сложены на коленях в замок, а во взгляде сквозит смертный холод.
        - Вовсе не обязательно. А вот чуть более серьезный настрой не помешает. Я думаю, у вас обеих есть вопросы. Я готов выслушать их. Возможно даже, дать ответы на некоторые. Потом такой случай может не представиться. Кстати, у меня есть письма от ваших родных. Я отдам их после разговора,  - маг достал из-под полы плаща два конверта, демонстративно помахал ими и положил на стол.
        И снова повисло молчание, такое плотное, что казалось, его можно коснуться. В ставшей зловещей тишине было слышно, как завывает ветер за окном.
        - Что значит, «как жизнь пиявки»?  - решилась спросить Амала, заглядывая Линэру прямо в глаза.
        Хотелось найти поддержку, утешение, возможно даже, услышать, что это злая шутка.
        - Проклятие строится на вытягивании жизненной силы из всего живого. Я нахожусь здесь довольно-таки давно и приобрел некоторый, скажем так, иммунитет. И передал его вам через метки. Это не просто возможность использовать простейшие заклинания, цветок на руке хранит вашу жизнь… Но вложить слишком много энергии за раз не получилось, поэтому мне приходится подпитывать их. Получается, что вы живете за мой счет, маленькие паразитки,  - беззлобно засмеялся маг.
        - То есть мы напрямую связаны с вами?  - уточнила Вейли, придирчиво осматривая рисунок на руке.
        - Не совсем так. Скорее, я возобновляю ваши прививки, обновляю… Проклятье! Я не силен в медицине, тем более, в новых веяниях. Суть в том, что, пока вы спали, я обновлял то заклинание, которое доставили вам мои слуги.
        - Кстати, а почему на них не действует проклятье? Тоже пиявки?  - хмыкнула Вейли.
        - Чистая магия и ничего кроме. Зачем тратить такой ценный ресурс, как жизненная сила, на сов?  - удивленно спросил Линэр.  - Что-нибудь еще?
        - У нас есть план?  - Ами накрутила на палец прядь, задумчиво смотря вперед.
        - Да. Снять проклятье, оживить всех, спасти королевство.
        - Нет, я не об этом, Какой-то конкретный список действий. Что-то, что мы можем сделать ради достижения цели… Вы ведь показали мне кое-что…
        - Что вы ей показали?  - тут же уточнила Вейли, бросив на Амалу ревнивый взгляд.
        - Место, откуда начались наши беды. Я думал, вы знаете это и так, госпожа Вейли. Но я могу проводить вас туда. Это не сложно. Я хочу, чтобы вы поняли одну вещь… Проклятие не просто обращает всех в камень, оно сеет раздор, смуту. Мы не должны ругаться друг с другом из-за таких мелочей.
        - Это не мелочи, это сознательное утаивание информации!
        - Вы ищите заговор там, где его нет… а ведь… Вы не такая, Вейли. Загляните в себя и поймите это. Мои силы не безграничны, и проклятие уже успело вас осквернить. Конечно, это не так много за два месяца, что вы здесь провели, но тем не менее, незримая вуаль уже легла на вас. Я думал, вы заметите это, как опытная ведьма. Но я, похоже, переоценил вас. Интересно другое. На Неррите этой вуали нет. Проклятье, она есть даже на мне, но не на нашей странной девушке!
        - И? Что это значит?  - обеспокоенно спросила Ами, невольно прижимая руки к груди.
        - То, что вы можете быть ключом к разгадке, моя дорогая. Похоже, я сорвал большой куш,  - Линэр выразительно посмотрел ей в глаза, пытаясь донести больше, чем выразил в словах.
        - Замечательно. Но какой план? У нас есть предполагаемый ключ, догадки… но что делать?  - разозленно спросила Вейли.
        Северянка привыкла чувствовать себя лучшей, первой… а тут какая-то пигалица, даже не прошедшая обучение, обскакала ее просто потому, что она вот такая вот. Вейли считала это крайне несправедливым, но ничего не могла изменить.
        - Общаться, развлекаться, становиться ближе друг к другу. Для начала нам надо не оставить места для раздора. Ах, да, еще мы сядем в библиотеке. Скорее всего, нам также предстоит путешествие. Так что… Можете считать, что вы выиграли отбор. Поздравляю.
        Темный маг встал, несколько раз хлопнул в ладоши и поклонился изящным отточенным движением.
        - А теперь прошу меня простить. Мне надо заняться подготовкой,  - темный щелкнул пальцами и растаял в облачке черного дыма.
        - Хлыщ!  - недовольно выкрикнула Вейли, притопнув ножкой.

        ХВОСТ СОРОК ПЕРВЫЙ. ИСТИННОЙ ЛИЦО

        Глава 42

        - И чего ты злишься?  - миролюбиво спросила Амала, потягиваясь.  - Он ведь сказал нам правду. А это уже здорово. А еще и письма из дома. Тебе разве не интересно?..
        - Интересно? О, Семизвездные, почему она такая дура?  - взвыла Вейли, бросив на Ами недовольный взгляд.  - Неррита, неужели ты не понимаешь, что день ото дня становится только хуже. Он играет с нами. Сейчас он сделал вид, что мы чего-то стоим, но что, если он так же избавится от меня или от тебя? Что мы просто не проснемся?
        - Ты боишься?!  - удивленно воскликнула Ами.
        - А ты нет?  - северянка посмотрела на нее исподлобья.
        - Пытаюсь не бояться. Иногда, конечно, становится не по себе. Не из-за себя, а из-за тех, кто остался там. Что будет, если мы не справимся?..  - Амала решительно встала, подошла к конвертам и взяла тот, на котором изящным почерком было написано ее имя.  - Неужели тебе не интересно, что там?
        Короткого взгляда на ледяную ведьму оказалось достаточно, чтобы понять: та напугана до безумия.
        - Эй, ты чего? Что случилось?
        - Не знаю. Ощущение такое, что ты сейчас подойдешь и всадишь нож в спину. Или что я умру прямо сейчас. Не самое приятное состояние,  - удивленно ответила Вейли, отступая от Амалы на шаг.  - Уходи, пожалуйста. Мне нужно побыть одной.
        - Ты уверена? Может быть, позвать кого-нибудь на помощь? Вдруг это проклятие?
        - Уходи… пожалуйста, уходи!  - взмолилась Северянка.
        Амала пожала плечами и спешно вышла из комнаты.
        Оставшись в гордом одиночестве, Вейли почувствовала себя немного спокойнее, хотя неприятная дрожь все еще пробегала по ее телу.
        - Ты не сдашься,  - шипела она себе под нос, подходя к зеркалу.  - Ты не позволишь им тебя переиграть. Ты пришла ради своего народа, и ты не оступишься за шаг до победы!
        Из зеркала на нее смотрела усталая изможденная женщина. Вейли провела кончиками пальцев по щекам, пытаясь свыкнуться с уставшей собой. Получалось не очень хорошо, но постепенно непринятие себя и нервная дрожь отступали, оставляя ощущение того, что она совершает ошибки одну за другой.
        «Он говорил про раздор… про то, что надо не поддаваться ему. И что ты делаешь? Ругаешься с теми, с кем предстоит работать. Но важно не это, почему у тебя ощущение, что происходит что-то важное, а ты упускаешь это из вида?»
        Решив последовать примеру Нерриты, Вейли взяла свое письмо. Голубая магическая печать ковена не была поломана, а значит, один темный маг не совал туда свой длинный нос.
        «Да о чем ты думаешь! Что изменится, если он прочитает? Ничего! Ты не выберешься отсюда, пока не разберешься с проклятиями!»
        Сломав печать и достав из конверта листы тончайшей белой бумаги, Вейли углубилась в чтение. На душе становилось теплее. Много добрых слов, поддержка… Как ей этого не хватало за те дни, что она бодрствовала во время отбора! Даже отец написал, что гордится ей, а из этой ледышки не так-то просто выбить похвалу.
        Северная ведьма прижала письмо к себе и расплакалась. Впервые за долгие годы она почувствовала, что нуждается в ком-то, и внутри словно прорвало плотину, стало мокро и холодно.
        Последние строчки письма и вовсе заставляли закрыть глаза и медленно считать до десяти. Она давно подозревала это, даже не боялась говорить вслух… но получить подтверждение своих самых страшных опасений оказалось намного страшнее, чем могло показаться на первый взгляд.
        «Казна пуста. Ожидается неурожайный год».
        Эти непроизнесенные слова призрачным эхом отражались в сознании Вейли. Письмо выпало из рук, и сильная северная ведьма, глава ковена, разрыдалась от отчаяния, как девчонка. Она не знала, что делать. Не знала, где искать помощи и что предлагать взамен. Груз ответственности придавливал ее к креслу, вжимал в него, требуя отвечать. Но Вейли не знала, что и сказать… Оправдываться? Доказывать, что она сделала все, что было в ее силах? Это не поможет тем, кого ждет голодное время.
        Решительно смахнув слезы, она отправилась на поиски темного. Уж кто-кто, а он должен что-нибудь придумать. Если она вынуждена помогать ему, то он будет помогать ей!

* * *

        Амала без приключений добралась до купальни, скинула туфли, стянула чулки и с наслаждением опустила ноги в прохладную воду. Готовность решать вселенские проблемы так и не появилась, а вот усталость прекрасно давала о себе знать. Нужно как-то собраться с силами.
        - Господин посол прибыл!  - ухнул Ауро, бесформенной кучкой перьев приземляясь в воду.  - Соскучилась?
        - Пожалуй, что да,  - ответила девушка, с трудом сдерживая смех.
        - Вот и хорошо. А то кажется, что настроение у тебя похоронное.
        - А каким ему быть, Ауро? Я кучу времени не видела семью, они меня - еще больше… Отбор - это фикция, никто не возьмет меня замуж. Используют, может быть, орден дадут и выпнут куда подальше. Не то что бы я мечтала о браке. Просто чувствую себя обманутой,  - призналась то ли себе, то ли козодою девушка, наклоняясь вперед и вынимая мокрую птицу из воды.
        - Вы даже не даете ему шанса,  - хмыкнул Ауро.
        - А он нам? Что это за испытания такие на отборе? Почему мы должны плясать под его дудку? Господин посол, я знаю правду. Он сам открыл ее… не надо этой мишуры. Если бы темный маг хотел найти среди нас невесту, я уверена, у него бы получилось,  - Амала грустно улыбнулась и погладила козодоя по крылу.  - Но он или не хочет… или ему это не нужно. Поэтому надо дать ему свободу. Свободу выбора.
        - Ну, вы хоть письмо прочитайте тогда,  - нахохлился птиц.  - Я, между прочим, лично его нес!
        - Спасибо, мой хороший. Обязательно прочитаю. Только отделаюсь от этого липкого чувства вранья…
        - Это приключение, леди Амала. Пусть оно ваше не по праву, но попытайтесь смириться,  - заметил Ауро, взмахнул крыльями и улетел сквозь стену.
        «Вот тебе и друг в утешение. Прекрасно!»  - фыркнула Ами, трясущимися руками вскрывая конверт.
        По первым же строчкам стало понятно, что писала не герцогиня. У Мельтины был округлый ровный почерк с большим количеством завитков. Это же письмо больше походило на ощетинившийся шипами куст шиповника. В сердце тут же закололо.
        «Матушка!»  - подумала Амала, прижимая лист бумаги к себе. Как же она соскучилась, сколько всего хотела рассказать. И она обязательно расскажет, нет ничего такого, с чем не могут справиться волшебники! А их тут двое, и она на подхвате!
        «Дорогая моя Амала!
        Я рада, что у тебя появилась возможность написать. Мы все за тебя очень переживаем. Неррита рвет на себе волосы, говорит, что это она должна была попасть в западню. Утешаем как можем.
        С каждым днем ей все хуже. Наверное, пришла пора раскрыть тебе один из наших фамильных секретов. Ты уже взрослая и можешь разделить со мной эту ношу, дорогая моя. Я - ведьма. И ты тоже. Магия течет у нас в крови и не остановится до самой смерти.
        Мы с тобой вне закона, нас не должно существовать в Таулене. Но что делать, если мы есть? Живем, дышим, находим друзей, влюбляемся, мечтаем? Прятаться. Скрываться, словно тараканы под полом, делать вид, что мы ничего не можем.
        Ты часто спрашивала, кто был твоим отцом… А я боялась тебе ответить, ведь это могло натолкнуть тебя на ненужные мысли. Его звали Палвин. Палвин Огненные Ладони, предыдущий придворный маг… Он знал о моей тайне, но долгие годы хранил ее.
        Ты можешь скривиться. Мол как я могла полюбить такого старика? Но ведь любовь - это нечто большее, чем возраст. Когда Палвин и жрецы Семизвездных пришли в нашу деревню, он скрыл от них мой дар и позволил остаться свободной. Ты можешь этого не знать, но запечатывание магических способностей ведет к безумию. Нереализованные возможности, сила, разрывающая изнутри, они разрушают само естество волшебника или волшебницы. Именно отсюда и берет свой исток миф о безумии и опасности магов. Опасность не в силе, опасность в отсутствии контроля.
        Палвин спас меня еще раз, когда меня стали подозревать в колдовстве. Увез в другие земли, познакомил с герцогами. Им пришлась по душе идея покровительствовать ведьме, к тому же они знали про древние защитные чары. Когда герцогиня забеременела, мне тоже пришлось завести ребенка. Мой благодетель согласился быть твоим отцом. К сожалению, вы так и не познакомились. Он в прямом смысле слова сгорел на работе, но он спас нас с тобой.
        Вы с Нерритой связаны волшебством. Так получилось, что она родилась от природы слабой, а ты - могущественной ведьмой. Если бы тебя не было, юная герцогиня не смогла бы дожить и до трех лет. Обычно такие заклинания связывают ребенка волшебника с другим младенцем не больше, чем на пять лет. Мы с герцогами решили не разрывать эту нить так долго, как получится, ведь она стала беречь не только Нерриту. Она стала и твоей защитой.
        Я долгие годы хранила подаренный Палвином флакон с зельем, стирающим воспоминания. С замиранием сердца ждала походов в церковь, где выявляли ведьм, но… все твое волшебство уходило на поддержание ее здоровья. Таким образом вы спасли друг друга.
        Но я вижу, что ты слабеешь, юной герцогине становится хуже день ото дня. Надеюсь, ты скоро вернешься.
        Мама».
        Амала замерла, не зная, что и думать. Почему это внезапное, но такое долгожданное знание попало к ней лишь сейчас? Почему нельзя было довериться ей раньше? А главное, как узнать у матери способ разрушить проклятую связь? Похоже, проклятье перетекает в Нерриту, забирая у той силы. Не зря же Вейли выглядит такой уставшей, а ей, Ами, хоть бы хны!
        Нужно поговорить с темным магом. Или найти Элизабет! Кто-то из них должен знать об этих чарах!

        ХВОСТ СОРОК ВТОРОЙ. ДВА ПИСЬМА

        Глава 43

        Столкнувшись у двери в библиотеку с Вейли, Ами недовольно нахмурилась.
        - И ты здесь?
        - Да,  - спокойно ответила северянка, успевшая полностью взять свои мысли под контроль.  - У меня есть дело к Его Темнейшеству.
        - Прекрасно. У меня тоже,  - решительно заявила Амала, толкая массивную дверь.
        В лицо девушкам ударил запах пыли и, неожиданно, корицы. Ами чихнула, пожала плечами и пошла вперед.
        - Ваше Темнейшество, вы где?
        Ответа не последовало, хотя в других частях поместья мага тоже не было. Не мог же он в такой ответственный момент.
        - С чего мы вообще взяли, что он здесь?  - сокрушенно спросила Амала, когда они с Вейли обошли библиотеку два раза
        - Его нет в других местах, к тому же Свиток сказал мне, что он здесь.
        - Свиток?
        - Козодой, который подарил мне метку,  - с улыбкой ответила северянка, погладив черную розу на груди.  - Кстати, покажи твою…
        Вейли схватила Ами за запястье и шустро задрала рукав. Поцокав языком, колдунья отпустила соседку по комнате.
        - Они разные.
        - Я знаю,  - ответила Амала, прижимая руку к груди. Посвящать Вейли в то, что метка изменилась, не хотелось.
        - Что ж, еще один вопрос к нашему дорогому темному магу. Я, кажется, знаю, где он прячется.
        Северянка усмехнулась, царственно расправила плечи и направилась к одной из полок. Уверенным движением проколов палец, она окропила кровью корешок толстой книги, и полка отодвинулась в бок.
        - Точно, тут же есть еще потайная часть. Но что он там делает?
        - Вот и узнаем.
        Вейли проскользнула внутрь, щелчком пальцев создала шарик света и уверенно пошла вперед, демонстративно громко стуча каблуками туфель о пол. Ами была готова поклясться, что совсем недавно северянка передвигалась практически неслышно и незаметно.

* * *

        Темный маг нашелся в комнате, освещенной грибами. Рядом с ним зависла Элизабет. Вейли замерла в проходе, боясь сделать шаг, и Амале пришлось протискиваться мимо нее.
        - Приветствую, леди Элизабет, Ваше Темнейшество. Я пришла поговорить.
        Линэр оторвался от книги, которую читал, и с усмешкой посмотрел на вошедших.
        - Леди Неррита, леди Вейли, прошу, проходите. Позвольте познакомить вас с моей матерью, леди Элизабет.
        - Но она же…
        - Мертвая?  - ехидно спросило приведение, обернувшись к Вейли.  - А то я сама не знаю, дорогая моя. В любом случае, раз вы сюда пришли, значит… у нас есть шансы,  - улыбнулась Элизабет, залетая за спину Линэра.  - Мы ведь справимся, Линни? Справимся же?
        - Да,  - кивнул маг, поднимаясь с кресла.  - Кстати, я тут нашел одну забавную вещицу. Кажется, это ваше,  - Линэр достал из-под полы плаща кинжал и протянул рукоятью Амале.  - Думаю, он может еще пригодиться.
        Ами неуверенно забрала оружие и завела руку с ним за спину. Ножны остались в комнате, а с клинком наголо она чувствовала себя неуютно.
        - Итак, я перечитал одну интересную книгу. Могу сказать, нас ждет веселый месяц. Остается надеяться на то, что моих сил хватит, чтобы защитить вас от проклятия. А что за вести принесли вы? Это из дома?
        - А откуда им еще взяться,  - хмыкнула Вейли и без приглашения заняла свободное кресло.  - Думаю, надо подытожить список наших проблем, Ваше Темнейшество. Первая: снять проклятие с ваших земель. Вторая: снять проклятие с моих земель. Третья: обеспечить продовольственную безопасность Ауталии. Боюсь, если мы не снимем проклятие за этот год, спасать будет некого…
        - Четвертая,  - перебила ее Ами, поигрывая кинжалом.  - Мне нужен учитель магии.
        Она выразительно посмотрела на Элизабет, напоминая, что та обещала ее учить.
        - И что ты уставилась?  - недовольно фыркнуло приведение.
        - Вроде бы, мы договорились о том, что вы дадите несколько уроков.
        - Ох, опять пристают к старой больной женщине.
        - Но… вы же обещали!  - растерянно пролепетала Амала, ища поддержки у Вейли и Линэра.
        - Матушка действительно очень устает. Думаю, я смогу быть вашим наставником, леди Неррита. Тем более, это и так входило в мои планы. Вы можете быть ключом, безусловно, но пока вы лишь слиток металла, из которого его надо отлить. Главное, понять, как это сделать. Ведь если мы не справимся, весь мир обратится в камень.
        Повисло напряженное молчание. Четверо собравшихся смотрели в пол. Быть героем легко в мечтах, но никак не наяву.

        ХВОСТ СОРОК ТРЕТИЙ. БРЕМЯ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к