Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
ГОНИТВА Ника Дмитриевна Ракитина


        # Мистический детектив, смесь криптоистории и белорусского романтизма, переложение легенд об Ужином Короле и Морене…

        Ника Ракитина
        ГОНИТВА


        Героям польского восстания 1831 года



        Лейтава, Омель, 1830, конец июля

        Дрожь прошла по земле: это в ее глубинах вставал прекрасный Индрик-зверь. Посыпались камни и мелкие комья с переплетенными травинками, и все воды двинулись навстречу повелителю. Засеребрились родники, вспухли ручьи, всколыхнулась застоялая болотная вода, и в зеркалах озерец, испятнивших землю, переплелись молнии и радуги.
        Женщина вместе с конем укрылась от ливня под вязом. Тяжелые капли шлепались, заставляя поочередно подпрыгивать резные листочки, и иногда каскады воды прорывались сквозь отяжелевшие ветки, делая темнее серо-черную куртку женщины и такую же темную атласную шкуру фриза, на котором она сидела - огромного, с широкой холкой и тяжелыми бабками, заросшими мохнатой шерстью, с широкими копытами, увязающими в земле. Струи воды бежали по морщинистому стволу, по лицу и волосам женщины, и она отирала их насквозь промокшим рукавом.
        Индрик-зверь шествовал, высекая молнии, по поднебесным чертогам, и навстречу ему, протяжно гремя, катилась по булыжникам Перунова повозка.
        Ливень этот, вскипающий на лужах пузырями, буйствовал куда дольше, чем положено таким ливням, и когда женщина поняла, что, стоя под деревом, вымокла не меньше, чем в открытом поле, тронула коня с места.
        Лес пах грибами, прелью, и этим отчаянным летним дождем. Колеи раскисли, и широкие копыта карего отбрасывали лопаты грязи и плюхали глинистой водой. Ветки настойчиво тянулись над переплетением тропинок, сбрасывая непомерную тяжесть капель, словно играли с всадницей. А когда открылась поляна в серебристых озерах и суете радуги над ней, вся в малиновом, белом, синем разнотравье, то лес плеснул на прощание из яруг и болот длинным алым языком цветущего папоротника.


        Флигель не ремонтировался целую вечность, из-под ошметок краски проглядывали серая цемянка и красный кирпич. Лето баловало дождями, и двор пестрел разнотравьем, густым и высоким: сплетенными намертво ромашками, спорышем, под грудь поднявшимся голубым цикорием и багряным кипреем - все это дикое, буйное, не знающее руки садовника, да и не допустил бы садовник в свою вотчину дикие травы.
        По самой середине была протоптана чуть присыпанная щебнем дорожка, и на этой дорожке стояла сейчас девка-холопка с двумя полными ведрами в руках, покорно опустив длинные ресницы, разглядывала грязные до колен свои босые ноги, на которых капельки брызнувшей воды высветлили кожу. Над одним из ведер поднимался пар.
        Гайли встала с камня, на котором угрелась, подошла:
        - Тебя князь послал?
        - Ага, пан.
        Гайли подняла плавающий в ведре серебряный кубок: слегка сплюснутый, с рельефом ветвей и виноградных листьев и с полустершимися эмалевыми медальонами: проступали глаза, прядь волос, фон неба… и Гайли вдруг очень захотелось узнать, что было на них нарисовано. Но она посмотрела на девку и зачерпнула горячий травяной взвар. Резкий вкус и запах обожгли. Зелья были подобраны, как надо: белена, крапива, аконит, бессмертник и подмаренник…[Убедительно прошу читателя на себе не пробовать: большинство из трав сбора сильно ядовиты] Гайли хорошо знала каждую.
        Она выпила, задохнувшись, и тут же, как слепая, потянулась к чистой воде, увидев промелькнувший на лице холопки испуг. Если б не еще больший страх перед хозяином, та бы уже бежала, задрав подол и оскальзываясь в росной траве.
        Гайли кинула в ведро опустелый кубок. Жар растекался по телу, и какое-то время ей нужно было побыть одной… Одной.
        - Пан князь велел передать… они приглашают панну на ужин. За вами придут.
        - Да. Да. Иди.


        Закат окрасил небо в розовое и мягко лиловое, а под деревьями парка уже сгустилась темнота, когда за Гайли пришел лакей с фонарем и попросил идти за ним. Он провел Гайли от реки по крутой сбитой лестнице через террасу, она только мельком успела увидеть яшмовые колонны, огромную хрустальную люстру и желто-красный кленовый паркет парадного зала, как они свернули вправо, на винтовую лесенку для слуг. Потом лакей растворил украшенные позолотой двери, и Гайли ослепило сияние и жар свечей.
        Князь Витольд поднялся ей навстречу.
        В прямоугольной комнате не было ничего, кроме накрытого к ужину стола и двух стульев с высокими спинками, обитыми несвижским ситцем в меленький голубой цветочек. Такого же колера шторы закрывали окна. На крахмальной с мережкою скатерти сверкал хрусталь и мягко отсвечивало столовое серебро. Они пили пряный мускат и говорили ни о чем, Гайли вяло отщипывала виноградины.


        Головки трав плыли перед глазами: точно ее бросили животом через седло, и травы плывут-плывут… потому что конь не скачет - тоже плывет по волшебному лугу - только в другую сторону. Руки скручены за спиной. Это неправда, что можно развязаться. Это храбрые байки тех, запястья кого никогда не связывали ременными петлями, так что кожа готова лопнуть, а часов через пять руки уже не спасти… Но что за дело, когда такой сон… терпко пахнут бессмертники. И на каждом стебле клевера по четыре листка. И еще знакомо пахнет конским потом и кожей упряжи, и тело упруго ноет, наливается жаром… руками лучше не шевелить - больно.
        Так это такой сон?
        "Не езди через Белыничку. Там вайс-рота[Рота - гибрид политической полиции и внешней разведки; каждое из герцогств Шеневальда имело свою, отличную цветом официальной формы: блау - голубая, вайс - белая и т.д.] ".
        Белыничка - это такой городок по левый берег Белыни - построенный специально чтобы избавить князя от созерцания чиновников. На правом крутобережье - дворец, охотничьи угодья и ремесленно-торговый Омель. Гайли выехала из него… Князь звал остаться. Беда в том, что гонцы нигде не остаются надолго.
        Луг закончился, и тень леса объяла всадников. Гайли знала, что кроме нее конных четверо: различала коней по стуку копыт так же привычно, как органист фуги по нотам или егерь хортых[Хортые - порода охотничьих собак] по голосу. Лес был сырой, пах крапивой и грибами, и крапивный дух забивал ноздри, заставлял задыхаться. От прилива крови кружилась голова.
        По счастью, дорога оказалась неожиданно короткой. Один раз они свернули, лес оборвался, и обдало теплом редкое этим летом солнце. Запахло полынью, мимо Гайли проплыл колодезный обомшелый сруб, лошади радостно заржали и остановились. Потом опять тронулись - но совсем недолго, словно просто объезжали что-то. И Гайли поставили на ноги, придерживая, чтобы не упала. Держал мужчина.
        Она никак не могла поднять голову, чтобы оглядеться, из нее словно вынули все косточки.
        - Да девка совсем плоха, ироды! Вам пан головы оторвет!
        Из-за крови, гудящей в ушах, Гайли понять не могла, мужской это голос или женский - низкий и властный.
        Кто-то засмеялся и осекся. Гайли брызнули в лицо водой. Но она закрыла глаза и обвисла, знала: не уронят.
        Ее понесли наверх - высоко. И по запаху влажной штукатурки и еще чего-то неуловимого, но сразу узнаваемого, она поняла, что в доме. Сделалось темней, потом заскрипели двери. Ее пронесли через несколько горниц и уложили вниз лицом на что-то мягкое. Кто-то стал возиться с ремнями на запястьях.
        - Нож дайте.
        Холодное коснулось вспухшей кожи.
        - Я и говорю: ироды.
        Теперь Гайли точно убедилась, что это женщина. Судя по голосу, пожилая и привыкшая командовать. И еще обрадовалась: говор местный, едва ли это рота. Только кто же ее схватил? Когда она пыталась коснуться провала в памяти, голова начинала невыносимо пульсировать и болеть.
        - Лекаря надо привезти. Или хоть знахарку.
        - Перетопчется. Я сам ей буду лекарь, - мужчина загоготал собственной шутке, на взгляд Гайли, весьма глупой. - Неси жиру. Я руки ей разотру. Вот неженка, все в оммороке валяется.
        - Злыдень ты, Петрок.
        Петрок промолчал.


        Еще какое-то время Гайли терли, трясли и ворочали, переодели в грубую льняную сорочку, замотали запястья полотном, до подбородка укрыли одеялом и наконец оставили в покое. Заскрипела, затворяясь, дверь. Голоса, принадлежащие Петроку и защищавшей Гайли тетке, о чем-то переругивались за стеной, причем отчетливо выделялось только слово "банька". Потом этот шум слился с гудением мухи, бившейся о шибу, и Гайли поняла, что засыпает.
        Очнулась она от того, что одеяло сползло и сделалось неожиданно холодно. Раскрыла глаза, впервые разглядывая место, куда попала. Над Гайли был низкий дощатый, перевязанный выступающей матицей потолок, с матицы свешивалась пузатая стеклянная лампа. В горнице была беленая печь на полстены, два мелких низких окошка с крестом синих рам, по верху завешенные хлопчатыми с татарским узором занавесочками, кокетливо подобранными фестонами; такая же занавесочка подрагивала на двери. Пол был скобленый, белые доски застелены полосатыми половичками. На стене над кроватью домотканый ковер: алые цветы и зеленые листья на черном поле, - частью закрытый распятой рысьей шкурой с очень густым вздыбленным мехом; под окнами стояли укрытые рядном широкие скамьи и расписной высокий сундук, над сундуком висели ходики - туда-сюда бегали совиные глазки и раздавалось громкое тиканье. И вообще эта тенистая комнатка больше всего напоминала парадную летнюю половину в крестьянской избе. И чересчур странно выглядело прямоугольное зеркало в простенке, радужное от старости, в золоченой раме, похожей на ворота замка с острым
треугольным оголовьем. В зеркале отражалась кровать Гайли - такая же парадная, как те, что стоят в богатых избах и на которых никогда не спят: высокая и широкая, с грудой пышно взбитых подушек, с ярко вышитыми цветами и кружевным подзором.
        Забыв на время о своем пленении, свесившись с кровати, с такой же радостью, как в детстве, Гайли рассматривала вышивку: листики, волошки, ягоды рябины и заморский виноград… Потом, босая, очень тихо подкралась к двери: за дверью раздавались храп и сопение. Тогда она подбежала и украдкой (чтобы не заметили снаружи) выглянула из окна.
        В двух десятках шагов на поляне стояла беленая изба с синей дверью и окошком в синем наличнике, за избой покачивались чубы старых вязов, вправо и влево тянулась изгородь, а еще дальше сосновый бор и перед ним купы тополей, три березы и между ними несколько холмов с осевшими крестами. Гайли знала это место, хорошо, еще с детства. Это была Маккавеевка, родовая охотничья усадьба Витольда!…
        Все стало на свои места. Значит, это мара - что она уехала и ее схватили по дороге. Значит, еще в Омеле ей подали сонного зелья. Зачем князь велел это сделать? Интересно… Попробует продать подороже?
        На удивление себе, Гайли испытала не отчаянье из-за обманутого доверия, а здоровую злость. Ладно, княже… Она услышала шаги и скакнула в постель.
        За дверью затопотали, запыхтели, заругались, и послышался звучный шлепок. А за шлепком в горницу буквально влетела мажная пани с покрасневшим лицом и выбившимися из пучка волосами. На пани было городское строгое платье, лет на сто отстающее от моды, и плюшевая жакетка; среди широких складок юбки гневно звенели ключи. Пани уперла руки в бока и сверкнула глазками:
        - Сченок! Он мне указывать будет! Я тут сорок лет ахмистрыня[Ахмистрыня - домоправительница, ключница] ! И Вицусь тоже сченок… Ох, чтой-то у меня от злости звездочки в глазах прыгают!
        Она близоруко поморгала, мило краснея, от чего обвислые брыли стали просто кирпичными, и постаралась привести в порядок волосы. Посапывая, воздвиглась на услон[Услон - вид скамьи, часто с перекидной спинкой] (рассохшееся дерево жалко скрипнуло). Гайли, спрятавшись за одеялом, давилась хохотом.
        После секундного молчания из-за двери высунулась небритая физия, явно распухшая на левую сторону, и руки, сжимающие поднос с горлачиком[Горлач - кувшин] и набором мисок. Физия подозрительно огляделась подпорченным глазом:
        - Панна Марыся! Принес.
        Гайли всхлипнула от смеха.
        - Вам худо, панна?
        Пленница беззвучно содрогнулась.
        Побросав на сундук миски и кувшин, ахмистрыня кинулась к ней с поспешностью, явно не отвечающей комплекции.
        - Ироды, хамы…
        Физия поспешно ретировалась, смачно хряпнув дверью. А на лбу у Гайли оказался мокрый ручник, временно подавивший хохот. Холодом.
        - …говорю им, банька - лучшее средство от всех хворей.
        Гайли, на какое-то время утратившая от смеха способность соображать, вслушалась в звучное бормотание.
        - Вицусь в этом городе последний розум потерял. Девок воровать, князь сраный… Да он еще пеленки пачкал, когда князь Юрья мне ключи от маентка[Маенток - поместье] доверили. И он еще командовать будет, чего делать, а чего нет!
        И ахмистрыня разразилась (к немалому удовольствию Гайли) гневной катилиникой против Витольда, его присных и родичей до шестнадцатого колена. А при этом водружала прямо на одеяло миски и горлачики с деревенскими вкусностями, пробудившими бы аппетит и у мертвого. Запихав же в "сиротку горемышную" большую часть этого великолепия, со спокойной душой воссела на углу кровати, сложив руки на коленях, и поведала Гайли историю своей бурной и героической жизни.
        - Зови меня панна Марыся, - начала она. Гайли беззвучно хихикнула. Подходило дородной ахмистрыне это имя, как говяде известная часть упряжи. Скорее уж годилось оно верткой глазастой девчонке, отирающей до зари заплот с парнями или пускающей венки по воде в купальскую ночь… Гайли попыталась вспомнить, не видела ли она ахмистрыню здесь прежде. Нет, не вспоминалось. Впрочем, великое ли дело княжьим гостям, тем более, детям, до ключницы? Разве пряничком одарит из широкого кармана.

…семи годов отдали Мокоше в обучение. А в пятнадцать продали дивную попрядуху и вышивальщицу за ведро дукатов… Голос сливался со звяканьем шиб, таял - и Гайли опять провалилась в глухой, без сновидений, сон.
        Ее встряхнули за плечо и тут же мягкая, пахнущая смородой ладонь зажала рот.
        - Пошли в баньку. Как раз все поснули. Легше станет.
        Гайли поморгала, разглядывая ахмистрыню в неясном свете звезд и лампадки перед образом, озарявшим горницу. А та совала в руки кабтики[Кабтики - женская обувь, мягкие сапожки] , плюшевую кацавею и свернутый ручник:
        - Одевайся. Зимно во дворе. Застудишься.
        - А моя одежда где?
        - Петрок в сундуке запер. Скоренько…
        Они на цыпочках проскользнули мимо дрыхнущего в сенцах на ларе гайдука и чуть не рысью двинулись вокруг дома. По его заднему фасаду росли высоченные столетние ели, лапами заметали сеево Млечного Пути, и тонкий звонкий месяц качался в их вершинах. Ночь казалась по-августовски темной, особенно здесь, внизу, пахли росные шелковые травы.
        По неприметной тропке либо вообще без нее провела панна Марыся пленницу за альтанку[Альтанка - беседка] к тесной калиточке. Расходился ветер, и роща маньчжурских орехов, насаженная по велению князя Юрьи, зловеще раскачивала на фоне неба перистыми листьями. Перед рощей тряслась и скрипела старая груша-дичка. Ахмистрыня толкнула дверь низкого строеньица, затеплила стоящий на подоконнике предбанника каганок[Каганок - плошка, масляный светильник] , и банька мигнула через слюду окошка красным тревожным глазом.
        - Ну ступай, ступай, там сготовлено все. А я тут погожу, - панна Марыся тяжело опустилась на приваленную к стене колоду, ее полное гордое лицо вдруг исказил страх.
        Гайли нырнула внутрь, с трудом притворив покривившуюся дощатую дверь. По наклону Звездного Ковша она уже заприметила, чего так боится ахмистрыня. Близилась полночь. Хорошо, что желание переспорить князевых гайдуков заставило панну Марысю пересилить страх.
        В баньке душно пахло вениками, из каменки валил парок, к полкам налипли березовые и дубовые литья. У каменки рядом с горкой золы были сложены дубовые поленца, рядом в кадке плавал деревянный ковшик. Гайли, поджав ноги, уселась на полок, размышляя. Каменка вдруг пыхнула жаром, сверкающими, как янтари, углями, по углам послышался шепот, а по золе мелко зачастили похожие на отпечатки куриных лапок следы. Тень метнулась над каганцом, пробуя задуть огонек. Гайли чему-то довольно улыбнулась и, стянув с руки повязку, стукнула запястьем о край полка. На золу неровной цепочкой брызнула кровь.
        - Навьи[Навьи - мертвецы] ! Вы нужны мне!
        И коснулась лба.

…Туманные скелеты коней ржали и били копытами, ветер колыхал то ли пряди тумана, то ли призрачные плащи всадников. Уже в седле Гайли оглянулась: ахмистрыня сидела на том же месте, закаменев, и в ее остекленевших выпученных глазах отражался месяц.
        Когда навьи всадники скрылись за окоемом, из банной дверцы выкатился на двор мохнатый клубок с большими ногами, облепленный банными листьями и с веником вместо бороды, захрюкал, запыхтел, как рассерженный еж, зыркнул на окаменелую бабу, а вернувшись внутрь, плеснул на каменку воды и стал гордо намыливаться панским мылом, вместе с ручником оставленным Гайли на лавке[Банник, разновидность домового] .
        Лейтава, Случ-Мильча, 1830, конец июля

        На жальнике[Жальник - кладбище] страшило, и мало кто забредал туда или просто проходил мимо без дай-нужды. Кладбище затравело, забурьянело, из высокой, в пояс, крапивы выглядывали кренящиеся чубы обелисков. Дуплистые осокори, высаженные вдоль проваленной ограды, нудно скрипели. Над кладбищем носилась пыльца одуванчиков, пахло плесенью и сырой землей. И когда раздался стон, девчонка из соседней деревушки (знающая, что за жальником в бору наилучшие лисички, а потому презревшая опасность) так и подскочила на месте и, выронив корзину, схватила за рукав ровню-брата.
        - Янче!
        - А?…
        Братние синие глазищи закатились под лоб, губы побелели и испуганно дрожали.
        - Мроит?
        - Бежим!…
        Проще было сказать, чем сделать. Ноги точно пристыли к земле.
        Тягучий стон повторился.
        - Мань, то маменька нас зовет?
        - И-и… - сестра оберуч схватилась за платок на голове и тоненько завыла. Вой этот пуще пряников разохотил в парне храбрость. Тот сгреб и выставил поперед себя корзины и поломился через кусты.


        Девка лежала на холме. Кроме кабтиков, сорочки и плюшевой кацавейки, на ней ничего не было. А вся трава по холму была изрыта и истоптана копытами. Ян припал на колени. Девка была живая, дышала еще.
        - Навьи погуляли. Марья!…
        Сестрица, словно привязанная к двойне веревочкой, уже стояла рядом.
        - К Ахвимье беги!
        - Сглазит. Ой, что это? - заскорузлый пальчик с обкусанным ногтем указал лежащей в лоб. - Звездочки ни то…
        - Беги, так тебя!…
        Манька подорвалась на резвы ножки. А Ян сквозь ветки старой березы, растущей под холмом, поглядел на восходящее солнце. Если девка - нежить, мара, то должна уже сгинуть. Те-оплая. Звездочки сеструхе примерещились… звездочки?! - Подымай. Да легше, легше!…
        Твердый голос вейской знахарки заставил развеяться страшные тени.
        - Донесешь-от?
        Ян кивнул.
        Совсем скоро он, удивляясь собственной смелости, уже вносил спасенную в стоящую на отшибе кособокую хатку.
        - Ну и спасиба, - Афимья поправила платок на голове. - Дальше я сама управлюсь. Вы по грибы шли? Ну и идите.
        Брат с сестрою и сами не заметили, как ноги донесли их до бора; и словцом перемолвиться не успели. А сказать ой было чего.


        Горела лучина, а все остальное утопало в темноте и запахе трав, слышались шорохи и шаги.
        Знакомый аромат поплыл по избенке, заставляя Гайли выгнуться и застонать. Глаза у нее болели, точно присыпанные песком, распухший язык с трудом ворочался во рту.
        - Сколько зелье не пила? - пристальные глаза сельской ведьмы вдруг оказались прямо над ней.
        - Не… пом-ню… сутки…
        - И навьев вызывала?
        - Д-да…
        - Мокоша за тобой ходит, девка… Еще час-другой, и ты без розума, а то и жизни.
        - Спа-си-бо…
        Они вдвоем засмеялись, точно между ними, такими разными, зазвенела-протянулась хрустальная нить.
        - Пей. Да не хватай!: обожжешься, - прикрикнула Афимья, поддерживая Гайли голову.

…Гайли проснулась на закате. Он вливался в отворенную дверь и разгонял по углам тени. Развешанные под потолком и у печи пучки целебных трав казались мохнатыми зверушками. Травы источали сухой летний аромат, еще в избушке пахло глиной и молоком. И деревянным маслом от лампады перед ликом Богоматери в углу. Красный огонек трепетал за толстым стеклом. А за дверью на закате чернели вздернутыми ветками висельники-тополя и скрипели вороны над жальником. Закат рождал неодолимую тоску. Знахарка почувствовала это и захлопнула двери. Наклонилась над Гайли:
        - Пей.
        Когда ведовское зелье было выпито, Афимья ополоснула чашку, налила молока, протянула кусок хлеба. Опасения Гайли оказались напрасными - еда проглотилась тут же и без вреда для здоровья.
        Сидя за столом, знахарка перебирала и складывала в охапки травы, и руки ее сновали, как паучки.
        - Тебя как звать?
        - Гайли. "Цветок" по-жемойски.
        - Красиво. Спи теперь. Утром Ян до станции проводит, Доколька называется. С конем я договорилась.
        - Афимья… скажи мне. Откуда ты догадалась… про зелье?
        Стебельки рассыпались по столу, резко запахло руткой и бессмертником.
        - Так тебя же скрутило от одного запаха.
        - Ты сварила его раньше, чем это заметила. Зелье смертельно ядовито, - как по писаному, отчеканила Гайли, - но при этом не вызывает привыкания, и, пьешь ли его, по виду не скажешь: руки не трясутся и зрачки не плавают. Откуда же ты догадалась, что я глотаю его все время, как воду - чтобы не умереть?
        Случ-Мильча - Доколька, Хотетская гребля

        Среди черных еловых лап прыскали рябиновые огоньки. По синему плыли белые облака. Немилосердно жарило солнце. Тряский ход телеги смягчало сено, устилавшее дно, и Гайли качалась в нем, как в душной колыбели, бездумно глядя в небо. Разлаписто посвистывали в проплывающих дебрях синицы, отзывалась сойка-пересмешнца, деловито трещали сороки, стукотали в тон конскому топу дятлы, разделывая шишки в своих кузницах. Выглядывала из хвои бусинками-глазами любопытная белка. Лес жил своей жизнью. Ему не было дела до проезжающих мимо людей. Изредка переводя ленивый взгляд на обтянутую серой свиткой спину молодого возницы, размышляла Гайли про то, что поведала ей знахарка Афимья. Выходило одно из двух: либо кто-то, может, сам Гивойтос - Ужиный Король, предугадав ход событий, зная, что Гайли-гонец не справится сама, подстелил ей в деревеньке Случ-Мильча пресловутую соломку в виде чаровного[Чаровны - волшебный] , сваренного на папоротнике зелья. Либо соломка эта была подстелена вообще везде, где Гайли могла появиться: по всей Лейтаве, Ливонии и даже Балткревии. Предупредительно и ласково. Только вот зачем? Чем
таким особым славна девушка-гонец, чтобы столь ее оберегать? Не тем же, что когда-то умирала на руках Гивойтоса от страшной хвори, в конце-концов забравшей ее память? Даже с той стороны могилы охранял Ужиный Король, почему? А предвидеть любой извив Узора не по силам было даже Гивойтосу. Тем более что Гайли выбили из Узора насильно. Тогда второе. Вся разорванная захватчиками страна обманчиво мягко стелется у ног…
        Глубоко погрузившись в мысли, Гайли не сразу, но все же заметила, как натужно ведет себя ее молодой провожатый. Всей спиной выражая страх, он то поторапливал флегматичного гнедого коника, то испуганно отпускал поводья и замирал, поводя и дергая белой головой.
        - Что такое, Ян?
        - П-пан-на… разв-ве не ч-чует?
        Гайли вынырнула из ленивого омута, села, прислушиваясь к лесу и к дороге. Подковы цокали по деревянным, обомшелым плашкам очередной гребли[Гребля - гать] . Гребля была разбитая, между деревяшками плескала вода. Кривоватое чернолесье вокруг молчало. Это насторожило Гайли, но не испугало - гонцы редко чего-то боятся на своей земле. Непонятный страх парня скорее раздражал. Хотя Гайли должна была бы испытывать к нему благодарность: что нашел ее на могилках и к знахарке отнес.
        Коник трюхал все так же мирно - по счастью, ему не передался испуг возницы.
        - Мы скоро приедем, Ян?
        - О-ох, не вем.
        - Чего ты трясешься? Белый день на дворе!
        Гайли крутанула головой в поисках отсутствующей опасности. Ну, разве гребля впереди окажется разобрана или ее перегородит упавшее дерево. Неприятно, но не смертельно. Можно объехать. Болото не казалось ей непроходимым, стыло по обочинам несколько прозрачных, в золотых березовых монетках лужиц, грелась на солнцепеке и на вид сладкая черника. Потек в папоротники уж. Есть такая примета, что где водятся ужи - гадюки не живут. Может, и ложь, да все равно так думать приятно. Гайли спрыгнула, пошагала, разминая ноги. Гребля чуть заметно прогибалась под ней.
        - Вой, пан-на…
        Коник никак не хотел бежать быстрее. Возница дергался и озирался все пуще, а заметив, что Гайли нет с ним, вовсе остановился. Уставленные на гонца глаза могли посоперничать в цвете с лицом, из ясно-голубых сделавшись совсем белыми, как и трясущиеся губы. Гайли рассердил его непонятный ужас. Она наклонилась над папоротником, цветущим на обочине. Что цветет он в одну единственную Купальскую ночь - всего лишь поверье. В теплые лета папоротников цвет мог продержаться и до конца вересня, вот только заметен был не каждому. Решительно сорвала девушка красный с продолговатыми лепестками цветок - пахнуло терпко-знакомо - сунула трясущемуся парню за пазуху. Ян вздрогнул и пришел в себя.
        - Скорее, пан-на!
        Подобрав вожжи, он хлестнул коника. Гайли прыгнула на сено, схватилась за грядку; дыхание захватило. И они понеслись. Она и думать не могла, что мохноногая сельская животинка с кривыми ногами и подвислым брюхом способна бегать так. И лишь потом поняла, почему. Болото по сторонам гребли задышало, вспучилось, будто вдоль единственной проезжей дорожки вдруг потекли, вздымая кольца, огромные жирные змеиные тела. Вздымались мох и черничник. Брызгала желтая жижа. Неприятно хлюпали, лопались огромные вонючие пузыри. Будто кто-то бежал, шуршал сучьями и белоус-травой, вспархивал и тяжело терся о трясину подбрюшьем. Может, ночью было бы еще страшнее: от этих мерных, хлюпающих, брызгающих, дышащих звуков и разбегающихся болотных огней. Но и днем оказалось не сильно приятно. При прямом взгляде ничего такого не было видно - болото, трясение жидкой грязи, целящие в лицо и пролетающие мимо ветки. Но боковое зрение улавливало что-то живое: как бы недоконченное видение всадников - чуть похожих на навьев, но куда более размытых, сегментарных, нелепых в лохматящемся мелькании: то ли ударившее в трясину копыто -
грязь в лицо, то ли странная путаница скукоженных ветвей. Визжали конек и кучер, стреляла щепками гребля, давил страх. Пока Гайли, яростно вскрикнув, не раскинула руки, точно сжимающие стеклянный шар, разбросав его половинки по сторонам, накрыв пространство. И почти сразу же гребля завершилась, проселок вознесся в гору, и на песчаных урвищах приветливо замахали зеленые флаги сосен.
        Ян кинулся Гайли в ноги:
        - Панна… по гроб… верный… отслужу… душу мне уратовала…
        Он сыпал словами, как из порванного мешка. Сопела заморенная лошадка. Гайли вытерла вспотевшее лицо.
        - Да что… что это было?
        - Панна гонец… - глаза Янки, снова обыкновенно голубые, полезли на лоб.
        - Но не Пан Бог.
        Парень помялся, прижимая ладонь к пазухе с папороть-цветом:
        - То Гонитва, панна.
        Крейвенская пуща, три года назад

        Этот мир был, как на пуантинах Максимы Якубчика - затканное дождем пространство и уходящие в небо стволы. Стволы неохватные, обомшелые, старые, как мир. Пуща детских страхов и древних снов. И среди мороси редкий и внезапный охряной пожар дубовой кроны. И вязкая, оглушающая тишина. Готовая пронзить звериным рыком или стуком песта из-за узорчатого тына с оголовьями из человечьих черепов.
        Всадник ехал среди дождя. Тоже неотсюдный, в длинном с капюшоном плаще и чуге с зелено-черными разводами, на скакуне красы дивной, тонконогом, с лебяжье выгнутой шеей и косящими полными жизни рыжими разумными глазами. Над розовыми ноздрями коня поднимался пар. Ноги и брюхо его, и плащ и сапоги всадника были мокрыми совершенно.
        Миновав пламенеющую рябину, выбрались они на лысый холм, на ростань. И морось словно отрезало. Стало сухо и солнечно, и со всех сторон разом зашуршала, зашевелилась сухая трава. Как под ветром, поклонились чубчики бурьяна, почерневшая пижма, полынь… Но это был не ветер. Скакун запрядал ушами, задергался, высоко вскидывая ноги, так что всаднику едва удавалось удерживать его. Странный звук прошел над травой - печальная флейта, странный запах - тоскливая полынь. Всадник ничего не видел в траве, но она струилась, качалась, лилась - словно тысячи существ раздвигали ее везде. И сзади, и впереди… он понял, что это Сдвиженье. Что он опоздал.
        Конь дергался и норовил стать свечкой, и всадник пустил его в отчаянный, бесконечный, невозможный прыжок…! И сумел.
        Не погубить никого. Даже случайно.
        Сухая короткая шершавая трава не двигалась. Только на пне, венчающем середину неведомо откуда начатых и оконченных дорог, лежал, свернувшись кольцами, блестя черной чешуей, уж, изгибая головку с желтыми пятнышками, немыслимо похожими на корону, и трепетал раздвоенным язычком, думая что-то, неподвластное людям. Или просто греясь в последних лучах осеннего солнца.
        Парень спрыгнул с коня. Преклонил колено, с достоинством - как перед равным; смахнув с опущенной головы капюшон - и на рыже-золотых чуть вьющихся волосах стала видна свернутая ужом черная корона с двумя янтарями по сторонам треугольной маленькой головы. Уж с не меньшим достоинством ответил на поклон и, прежде чем растаять в траве, уползая в зимние гнезда, обронил изо рта маленький, сверкающий радугой камень. Парень поднял дар и до лучших времен сунул в рот, ощутив под языком солоноватой льдинкой. Сдвиженье началось. Но Ужиный Король одарил его благостью, и можно было успеть.


        Окошко было у самой земли - сквозной квадратный проем, и запахи мокрого леса лезли в него удушающим духом крапивы, папоротника, плесени и влаги, и грибов, перешибая дыхание. Земляной серый хорошо утоптанный пол был чуть пониже окна, а крыша - задевала голову мохнатыми корешками, сеялась песком и козявками, мокрицами; гость презрительно сбил с плеча клочок паутины, заглянул в малиновое око уголька, очерченное колом камней, сизый дымок поднимался над этим неуклюжим камельком, вытягиваясь в дыру. Парню показалось, алый глазок насмешливо подмигивает. Он раздраженно пнул трухлявую стену. Из угла выскочила мышь, и, заполошно перебежав открытое пространство, спряталась в лохмотьях, мхе и сухих листьях самодельного топчана. Землянка была похожа на могилу. Собственно, и была могилой. Со всем, что в ней. Захотелось вырваться хоть в крапиву, хоть в топи - только не оставаться тут, чтобы гнить заживо. Да барсучья нора приятней этого места!
        - Ты же нестарая, Ульрика! Как ты можешь жить здесь?… хуже зверя. Я сделаю свое - в последний раз, - и увезу тебя в город.
        - Алесь… нет! - девка откачнулась, и большая уродливая тень ночницей мазнула по потолку, вздрогнули пучки высохших трав. Кутаясь в драный плат, Улька подумала, как не совмещаются Алесево юное лицо в золотистом пушке щетины и глаза - древние, ярые, с желтой искрой внутри. Злые. Ей было холодно.
        Сухонькой лапкой она заслонилась, точно упреждая прикосновение.
        - Мне хорошо здесь… тихо, - слова выдыхались с расстановкой - она разучилась говорить.
        - Стоит ли из-за давнего предательства столько лет? (убивать себя - додумал каждый). По праву старой дружбы…
        Варево расплескалось. Александр кинулся ловить котелок.
        Угли недовольно шипели, плевались гнусно смердящим чадом. Ему еще больше захотелось уйти.
        Рука у девки была теплая, пахла травой, вырывалась, как напуганный зверек, царапала мозольками…
        - Улю… Всего две капли. В последний раз.
        - А то увезу тебя силой, - пригрозил он.
        Из-под спутанных волос на него с беспомощным отчаяньем глянули синичьи глаза.
        - Не трогай меня… княже. Не можно мне! Что ж вы робите?! За что?
        Алесь пожал плечами. Отодвинул немытую девку. Стоило возиться… пусть помирает… Нужна она, жаль! И насилой не возьмешь…
        - Спалю! - сказал он. - Все спалю, и оставайся.
        - Злы…день ты.
        - Был бы я злыдень, - он развернулся, как тетива, - взял бы младеня в погосте и прирезал на капище. Малого прошу. Дай. В последний раз. Землей клянусь, в последний. Ты не почувствуешь даже.
        Девка скособочилась в тени, раскачиваясь и тихонько воя, космыли падали на лицо.
        - Вот тут, - прижала она вдруг ладошку к сердцу, - птице больно. Рвется!
        - Ты просто спятила, - Алесь безнадежно сел на колоду у огня. - Столько лет столько людей проливают кровь за святое дело. Сидишь тут, прикидываешься блаженной. Стерва ты, Улька. Сестру забыла?!
        Он вынул ладанку из-за пазухи:
        - Тут земля с ее могилы.
        - Нет.
        - Я тебе никогда не врал. "Стража" своим не лжет.
        - Я не ваша.
        - А чья же? Не ведьма, нет? Тринадцать лет в марце, так? Кто тебя из-подо льда вытащил?
        - Помню.
        - Вот и гляди, - он привалился к стене. Из отвора-оконца тянуло прелью, плесенью и грибами, крапивой, папоротником. Князь сидел спокойно. Словно время не подгоняло. Словно он заехал к любке в янтарный терем. Время было его.
        Девка сновала по землянке, раздувала угольки, терла миску песком: но каждое движение ее было нарочитым и словно оборванным. Алесь ждал. Медленно достал из кармана склянку, откупорил, покачал в ладони, любуясь на сверкающее содержимое. Столь же неторопливо достал нож, прокалил над огнем.
        - Нет. Нельзя навьев подымать. Грех.
        - Прекратите, панна Маржецкая.
        Властно взял Ульку за хрупкое плечо, разорвал ветхий рукав, чистой тряпкой обмыл кожу на локте.
        - Грех здрады на твоей сестре. Не хочешь Северину спасти? Ведь из-за нее Игнася расстреляли. И тот генерал, каратель, приезжал на ее могилу.
        - Неправда! Не-ет…
        Лейтава, Краславка, 1830, середина августа

        Адам Цванцигер, прямой наследник коменданта Двайнабургского Франциска Цванцигера, командор Краславской прецептории, барон, маршалок Люцинский, снял соломенную шляпу и вытер вспотевший лоб. На платке осталась черная полоса.
        - Так что больше копать не будем, - вклинился в размышления голос Гервасия, артельного головы, третий месяц работающего с паном на раскопах. - Потому как грех. Пан ксендз говорил с амвона, что грех, долокопство и разрывание могил то есть.
        Упарившись от столь длинной речи, бородатый Гервасий замолк. Как стена. Пан Адась судорожным движением ткнул пенсне и оглянулся на виленского профессора отдаленной истории. Толстый профессор то и дело вытирал обильно текущий по лысине пот и прикладывался к бутылке с сидром, засунутой в ведерко с водой. На умоляющий взор хозяина Краславки он только развел ручками. Что вы хотите, мужики, варвары, лейтвины. Отчаясь уговорить мужиков, пан Адась махнул рукой: а, все к черту! - и плюхнулся рядом с профессором на траву. После спиноломных мучений сидеть было удивительно приятно. В траве пестрели цветочки, трещали кузнечики и солнце, подбираясь к зениту, сулило скорый обед.
        - Так что пан прикажет, - дипломатично кашлянул над ухом Гервасий. - Закапывать?
        - Почему - закапывать? - этот невинный девичий голосок заставил артельщиков побледнеть, а пана Адася - покраснеть, вскочить и снова рвануть пенсне. Один профессор мирно хлебал сидр, не понимая причины переполоха.
        - Э-э… - сказал барон Цванцигер. - Профессор отдаленной истории Долбик-Воробей. Франциска-Цецилия, моя племянница.
        Профессор кивнул не вставая и просопел что-то, к случаю приличествующее. Перед ним стояла невинная девица семнадцати, должно быть, лет, совершенно обыкновенная: пухленькая, румяная, с собранными по еллинской моде в узел на темени волосами; когда она встряхивала головой, тугие локоны, свисающие вдоль ушек, колыхались, как у озорной спаниелихи. На Фране было хлопчатое в мелкий цветочек платье, соломенную шляпку с лентой и букетик диких гвоздик она держала в руке.
        - Почему - закапывать? - строго повторила паненка.
        Теперь побледнел пан Адась, а покраснели мужики.
        - Мракобесие, - фыркнул профессор.
        Девушка уронила гвоздички и шляпку ему на колени.
        - Да там же… да археология… да…
        В конце ее короткой и выразительной речи одна из лопат с перекладиной на ручке очутилась в руках барона, вторая - в руках профессора, а в черенок третьей она вцепилась сама и решительно сиганула в раскоп.
        Пан Адась с тоской подумал об остальных своих племянниках, двоюродных братьях Франи, попивающих сейчас холодное молочко на соседней мызе в окружении хорошеньких пейзанок и ничуть не привлекаемых великой наукой археологией.
        - Вашей племяннице… полком командовать, - отсапываясь, изрек профессор. Барон развел руками: нисколько не сомневаюсь.
        Следующие четверть часа из раскопа доносилось только усиленное пыхтение да звяканье лопат о подвернувшиеся камешки. Артельщики топтались и дергались наверху, нервно отскакивая, когда на ноги падали комья земли. Потом что-то стукнуло, вскрикнуло - и мужики сгрудились над ямой, помирая от любопытства и головами застя свет.
        - А-кыш! - громыхнул профессор.
        В раскопе сделалось немного светлее, и кто-то из мужиков, разглядев, сдавленно пискнул:
        - Шки-лет.
        - Пшли. Пшли вон.
        Но артельщики не нуждались в понукании. Роняя шапки и подсмыкая ноговицы[Ноговицы - узкие штаны] , они уже неслись с горы в сторону города. Археологам же было в высшей степени наплевать и на мужиков, и на окружающий мир. Почти не дыша, нежнейшими касаниями пальцев и специальных кисточек счищали они землю со своей находки. Долбик-Воробью грезилось триумфальное выступление в Виленском историческом обществе, пан Адась составлял в уме письмо своим ближайшим друзьям фольклористам братьям Граммаус, а панночка вытирала слезы восторга грязным локотком. Наконец профессор с усилием выбрался на край раскопа и сел, свесив вниз короткие ноги.
        - Феноменально. Похоже на языческое погребение. Только почему их похоронили голыми?
        - Саваны могли истлеть…
        - Милочка, от одежды всегда остаются… элементы. Пряжки, хм, запоны, браслеты, бусы… Дикари падки до украшений, как рождественское дерево. Здесь же, - он указующе ткнул перстом, - только короны. Бронза и янтарь. Весьма типично. Или нет? - спросил он сам себя. - Феноменально.
        - Возможно, мы что-нибудь найдем глубже.
        - Да, весьма вероятно. Это нужно зарисовать. А потом извлечь скелеты для дальнейшего изучения. Да-с.
        - Подайте мне альбом, - попросил пан Адась.
        Разгибаясь с рисовальными принадлежностями, профессор вдруг увидел коня и человека и отшатнулся от неожиданности. Он не слышал ни топота копыт, ни стука от прыжка о землю, ни хруста травы под ногами. И конь, и молодой мужчина словно сгустились прямо перед ним из знойного марева, и вставая с колен, ученый увидел поочередно полускрытые зеленью короткие сапоги, костюм для верховой езды, сшитый из грубого сукна, но ладно сидящий, рубашку, распахнутую на крепкой загорелой шее, и над ней удлиненное, с высокими скулами лицо в обрамлении не по моде длинных рыжих волос. Что-то в этом загорелом лице с серыми глазами и твердым подбородком смутило профессора, но уже через секунду он понял, что вот так же точно мог выглядеть, обрасти он плотью, найденный сегодня скелет. Вон даже незагорелая полоска на лбу от похожей на свернувшегося ужа короны! Долбик-Воробей яростно помотал головой. Привидится же такое. Жара и сидр… Между тем незнакомец помог вылезти из раскопа барону и панночке. Лицо последней, там, где не было грязи, покрылось пунцовыми пятнами.
        - Вы очень вовремя, Алесь, - сказал пан Адась, отряхая перепачканные руки. - Мой управляющий, Александр Ведрич, - представил профессору. Археолог надулся.
        - Я увидел бегущих артельщиков.
        - Вы на удивление вовремя. Пришлите пахолков с носилками, надо отнести находки в вифлеофеку. И возьмите у Анны Карловны несколько локтей кисеи.
        Во все время разговора, отвечая барону звучными рублеными фразами, смотрел молодой управляющий в раскоп. И очень не нравилась заезжему профессору желтая искра в его взгляде - как у волка, то исчезающая, то возникающая, словно задуваемая ветром свеча.
        - И вы суеверны, как эти хамы? - зацепил он.
        Алесь повернулся, на две почти головы возвышаясь над толстяком. Желтая искра мигнула.
        - Зря. Оставьте в покое наши могилы.
        - Все, Алесь! Поезжайте! Прихватите Франю.
        Мужчина кивнул, помог близкой к обмороку толстушке взобраться в седло. Когда улеглась поднятая копытами пыль, пан Адась сказал:
        - Чудесный молодой человек. Князь по происхождению. К сожалению, не по закону: его родители были мятежниками.
        Виленская знаменитость не пожелала ни отрицать, ни согласиться.


        Ложилась под конские копыта пыльная дорога. Пахла волошками и маками, доцветающими на обочинах. Какое-то время всадница молчала, собираясь с духом, потом вытерла ладонью пот с грязного лица:
        - Простите, пан Ведрич, можно я спрошу?
        Он улыбнулся краешками губ, позволяя.
        - За что вы так не любите нас? - и продолжала, заикаясь от волнения и проглатывая слова: - Да, я немка. Но я люблю эту землю. Я здесь родилась. Мы пришли не вот только, мы давно живем рядом с вами, четыреста лет. Мой пра-пра, в общем, дедушка, Адам Цванцигер был крестоносцем, рыцарем, и нес сюда свет веры.
        - Да, выиграл Двайнабург в карты, споив вусмерть балткревца-коменданта.
        Франя возмущенно задергалась, пробуя соскочить на дорогу. Алесь с легкостью удержал ее:
        - Спокойно, панна Цванцигер, Смарда пугается.
        Франциска-Цецилия не оставляла своих попыток. Наконец тяжело спрыгнула в пыль. Алесь какое-то время заставлял коня идти шагом, давая огорченной и рассерженной девушке возможность держаться с ним вровень. И наконец, склонившись с седла, въедливо прошептал:
        - Милостивая паненка, ваш дядя очень ждет меня с носилками на раскопе.
        Франя оглядела пустую, знойную дорогу, мореные гряды на окоеме и озеро, осененное мрачными ресницами елей, и согласилась сменить гнев на милость. Но все равно старалась держаться прямо и строго, и Алесь, уважая ее намерение, не прикасался к ней. Какое-то время они скакали в молчании.
        - По крайней мере, мой пра-пра, в общем, дедушка, относился с уважением к своим землям в Ливонии. И мы… я тоже стараюсь. Я очень уважаю ваш народ, его терпимость в вопросах веры, его трудолюбие, удивительные вышивки и песни. Но некоторого… я просто не понимаю! Вас унижают, а вы гнетесь в рабской покорности!… И… гонцы.
        - Вы издеваетесь или действительно хотите понять?
        Франя обернула к Алесю красное от жары лицо:
        - Что вы… я…
        - Вы понимаете, что значит патриотизм?
        - Д-да, - она кивнула.
        - Так вот, его обычно принимают за чувство, а он может быть действием. Гонцы… это те, кто могут услышать тихий голос нашей земли и донести его до других, чей слух не столь совершенен.
        Франциска обхватила щеки:
        - Я… мне казалось, это чувство… великое… А… вы нуждаетесь в костылях?
        Алесь отшатнулся:
        - К-как… какое право имеете вы рассуждать про наше чувство и нашу веру, судить, не понимая, и указывать, во что нам верить и как нам жить?! И каковы наши права, и…
        - О Катилина… - пискнула Франя. И замолчала. Медленно заполыхали щеки и лоб. Она снова попыталась спрыгнуть с лошади, но Алесь грубо прижал ее к себе и пришпорил рыжего.


        Краславка, владение барона Цванцигера, очень похорошела во времена его деда воеводы Людвика. На круче правого берега Двайны велел он возвести белокаменные палаты, вокруг которых разбили парк, простиравшийся до самого местечка. Там, на площади, окруженной каменными домами, по его же приказу воздвигли здание ратуши с башней, гостиный двор, госпиталь и при нем монастырь сестер милосердия. Во вновь отстроенных домах поселили ремесленников, выписанных из Шеневальда. На горе по другую сторону речки Краславки, разделявшей городок надвое, вырос великолепный костел. Костел этот предполагалось сделать кафедральным собором Ливонской епархии, разрешающая булла была уже получена, но политические дрязги помешали. Тем не менее костел этот великолепной барочной архитектуры навещали паломники не только Шеневальда, но Лондина и Лютеции.
        В особом двухэтажном доме среди парка расположилась большая библиотека и музеум, пополненный уже стараниями Адама Цванцигера. В цоколе библиотеки помещалось уездное училище.
        Краславка славилась превосходными изделиями ковров, бархата, сукна, ситцев, разного рода оружия, экипажей, золотых и серебряных украшений. Четыре ярмарки позволяли выгодно сбывать их на все стороны света. Также торговали жители льном, льняным семенем и пенькою.
        Краславка вообще была удивительным городом. Расположенная как бы в чаше между Двайной и горами, она оставалась теплой даже тогда, когда осенние ветры сдували последнюю листву с деревьев, и свирепели лютовские метели. А сейчас городок млел в полуденном зное, пах перезрелыми вишнями и смородиной, прелью тянуло от замшелых стволов и широких листьев яворов, укрывающих дворец.
        Копыта Смарды звонко процокали по каменному мосту над Краславкой, каменные же львы лениво жмурились вслед с парапетов. За мостом Алесь Ведрич свернул на уводящую вверх замощенную улочку. Панна Цванцигер опять попыталась вырваться. Алесь отстранил ее и взглянул с презрительным любопытством, как на возможно опасного зверька.
        - К жениху торопитесь?
        - Нет!! - Франя рыбкой забилась в его сильных руках.
        - Сидите смирно! Я пообещал вашему дяде доставить вас домой, и я это сделаю. - Немного подумал и добавил тихо, но твердо: - Я ничего не имею против вас, панна Цванцигер, лично. Но ваш народ ответит перед нами за свои грехи, и очень скоро.


        Алесь взошел к себе, распахнул двери и замер. Гайли-гонец стояла к нему спиной, и сперва он спутал ее с Антей, Антосей Легнич, бывшей своей невестой: та же гибкость, тот же каштановый, тяжелый узел волос на темени. На Гайли были полусапожки, ноговицы с росшивью по бедрам, широкая льняная сорочка с отложным воротником. Кунтуш с меховой оторочкой висел на спинке стула, рядом на столе прикорнула квадратная шапочка-конфедератка. В них Гайли, должно быть, напоминала картинку из гербовника или лейтавского готического романа. Девушка ела вишни. Пахло ими, и яблоками, и немного пылью. Над фарфоровым блюдом вилась оса - куда же без них. Алесь подошел и сам не понял, как, прижался губами к шее Гайли, где та переходила в плечо. Кожа была шершавой и теплой.
        Гайли дернулась, едва не впечатавшись виском в косяк. Александр тоже отшатнулся, жалея о порыве - но вовсе не оттого, что Гайли была гонцом. Извечным женским движением вскинула она руки, поправляя волосы.
        - Жа-арко… Простите, что я без приглашения.
        Разумеется, тут же следовало начать уверять гостью, что она очень вовремя и все такое, но у Ведрича сил не было на мишуру. Он только сказал, что пока занят и пришлет покоевку[Покоевка - горничная] с обедом и водой для умывания. А вечером они сумеют поговорить. Была ли Гайли разочарована, он не знал. В конце концов, очень трудно что-то определить по лицу гонца.

…Угольями в каменке дотлевал за чердачным оконцем закат. Гайли стояла, прижавшись лбом к стеклу, и не обернулась на шаги. Алесь устало присел к столу, налил вина, залпом выпил, вытер потный лоб.
        - Гайли?
        Она дернула плечами. Выпала шпилька, каскад волос обрушился на плечи. От волос пахло сухим жаром летней травы, горечью обгорелых березовых поленьев. Все заныло внутри у Алеся. Он предчувствовал, что разговор выйдет нелегким.
        - Алесь, скажите мне, - начала Гайли без предисловий, - кто я?
        Управляющий приподнял брови: бесполезный жест, она все равно его не видит.
        - Что вы хотите знать, Гайли? Что именно вы хотите знать?
        - Гивойтос и Улька мертвы, Антося - она предана вам, она все равно мне ничего не скажет. Остаетесь только вы, - проговорила Гайли с непередаваемой интонацией, чуть удивленно растягивая слова. - Помните, три года тому. Когда я тяжело болела, когда я потеряла память. Я теперь сомневаюсь, что это болезнь.
        - А что? - спросил Ведрич хрипло. Прокашлялся. Покачал в бокале вино, но выпить не смог. В комнате делалось темно и странно, и только на фоне окна обведенный золотом силуэт…
        - Кто позаботился известить вейских знахарок, что мне все время нужно вино гонцов?
        - Многих? - спросил Алесь тупо.
        - Всех, кого я спросила. К каждой примерно три года тому приезжал мужчина. Они разнятся в описаниях, поэтому я не уверена, что это один и тот же человек. Но слова им были переданы одни. И названы мои приметы и имя.
        - Вам сильно пришлось поработать.
        - Вас это огорчает, Алесь? - Гайли наконец повернулась к нему, и в глазах мелькнула недобрая искра.
        Ведрич пожал плечами:
        - День был суматошный, я устал.
        - А тут приехала дурочка с глупостями…
        - Вы же знаете, что я так не думаю.
        - А что вы думаете? - глаза ее, казалось, могли прожечь дыру в его лбу.
        - Присядьте, Гайли, - велел Алесь жестко.
        Она глубоко вдохнула, но все же повиновалась, опустилась на застеленную белым узкую кровать.
        - Стоило мучить дурных деревенских баб…
        Девушка дернула губами:
        - Тогда ответьте мне вы, умный, рассудительный. Князь Александр Ведрич, я требую правды.
        Он поднялся так резко, что почти отлетел тяжелый дубовый стол, скатилась и разбилась в осколки бутылка. Гайли ждала, не выказывая страха - хотя бояться было чего, впилась в Ведрича черными глазами.
        - Ты действительно требуешь правды?!
        И, глядя в белое лицо с провалами глазниц, отчеканил:
        - Ты - графиня Северина Маржецкая. Пятнадцать лет назад тебя застрелил член революционной дружины "Стража" Игнат Лисовский за предательство. После его убили по приказу влюбленного в тебя немецкого генерала. Романтичная история, не правда ли? Впрочем, возможно, Айзенвальд ценил твои деловые качества. Ты была назначена эмиссаром сюда, в Придвайнье, и везла депеши и списки инсургентов. И мои родители, и родители Анти погибли из-за тебя. А три года назад я по решению "Стражи" призвал тебя из мертвых, чтобы дать возможность искупить грехи.
        Губы Гайли дрогнули - словно она хотела сказать, что обвинение лживо, из глаза выкатилась слезинка, скользнула по щеке. Отразила лунный луч, заглянувший в окошко. Там была совсем прозрачная северная ночь, луна взбиралась по жемчужному небосклону над бледнеющей полоской заката. Шелестели густые влажные яворы.
        Алесь закусил губу. Может, уже жалел о своем порыве. Гайли уперлась в столешницу расставленными пальцами, а вторую руку поднесла к горлу. Было похоже, она или упадет в обморок, или кинется из окна. Ведрич сощурился и усмехнулся.
        - Гивойтос тебя пожалел. Обряд воскрешения - он не пошел, как нужно. Вино гонцов послужило для тебя напитком забвения.
        - Если… все так… - ну конечно, у нее сжало горло. И отчего-то вспомнился затертый медальон на кубке омельского дворца. Гайли отстегнула от пояса привычную баклажку, ломая ногти, вытащила затычку. Наклонила. Густая жидкость потекла на пол.
        Алесь перехватил ее руку:
        - Что за детство?
        - Вот почему… тебе было противно… ко мне прикасаться. Витольд, ну, князь Пасюкевич, знал?
        - Почему ты спрашиваешь? - жестко спросил Алесь. - А, ты же не читаешь газет. Ты могла и не знать. Витольд умер в конце липня[Липень - июль] , на охоте. Сердце.
        - Почему?
        Ведрич пожал широкими плечами:
        - Ты у меня спрашиваешь?
        - Никакой болезни не было, - тусклым голосом произнесла Гайли. - Три года… я гонец три года, и никто…
        Лейтава, Крейвенская пуща, 1830, начало сентября

        Над еловыми верхушками пламенел закат. Ложился тоской на душу. Пахло вереском с обочин и хвоей, звуки вязли в слежавшейся иглице. Кони мягко ступали копытами.
        - Панна моя, - с усмешкою произнес Алесь, - я должен исправлять обязанности управляющего, а не носиться за вами по Лейтаве, как одержимый заяц.
        Гайли опустила лицо. Бессознательно потеребила на шее скользкий даже на вид зеленый ружанец[Ружанец - тут: ожерелье] : движение одновременно ласкающее и отвратительное. Замочек заел, и ожерелье, возвращенное ей Ведричем, не снималось. Половины камешков недоставало в истертом серебре. Столько лет в земле не красят даже сокровище. Но, видно, оно было завороженным. Гайли до сих пор ничего не вспомнила, как надеялся Алесь, но и не умерла и не сошла с ума, что предсказывала знахарка Афимья из деревеньки Случ-Мильча. Лишь тряслись руки и глаза горели, будто в них натрусился песок.
        - Я Иуда, - сказала Гайли вполголоса.
        Алесь указал на маленькую, трепещущую листьями осинку:
        - Если бы Иуда не вешался на ней, а обождал три дня - всемерно был бы прощен. А еще, говорят, в осинку превратилась девочка, под пытками предавшая своего отца. Но это легенда. Ужиный Король умер совсем по-другому.
        - Как?
        Ведрич обхватил щеки Гайли теплыми шершавыми ладонями, заглянул в темные янтарины глаз:
        - Ну, слава Богу. Первые нормальные слова. Гивойтос когда-то связал меня обещанием ничего вам не рассказывать. Я бы и не рассказал, если бы вы не спросили. Это все в другой жизни, не здесь и не сейчас.
        Гайли заплакала. Совсем незаметно: только солнце взблескивало на слезинках. Князь деликатно отвернулся, слегка пришпорил коня. И, выезжая на голое место, увидел на холме под дубом, протянувшим голый сук в закат, знакомый силуэт всадника. Древний, опушенный мехом строй[Строй - убор, одеяние] , длинный плащ, падающий на конский круп; расплывающееся лицо с тяжелым подбородком и даже издали заметной печатью властности. Гайли позади вскрикнула. Алесь отвел глаза, а посмотрел опять: конник исчез.
        Рука Гайли дрожала в Алесевой руке:
        - В-вы же… Витольд! Я не звала…
        - Это стражник.
        - Кто?…
        Алесь сорвал с лещины два листка и орехи:
        - Хотите?
        Женщина помотала головой. Алесь споро, как белка, разгрыз орех, выплюнул скорлупки. Сложил мягкие крупные листья, чуть разнящиеся и выступающие краями:
        - Вот это - человек Витольд Пасюкевич, а это - стражник, часть Гонитвы, посмертный долг. Они совпадают не целиком. Князь Омельский действительно мертв. Он встретил Гонитву, и сердце не выдержало страха. Тот, кто посмеет обидеть гонца, не заживается.
        - Откуда вы знаете?
        - Я долгое время провел с Гивойтосом, Ужиным Королем. Почему же он не сказал этого вам? Что Гонитва - изнанка Узора, стража ткачей. Может, просто не успел.
        - Это навьи?
        Ведрич хмыкнул, презрительно дернул плечом:
        - Навьи!… Топтаться в золе, скакать до света, ну, зажечь болотный огонь. Гонитва - живая… - он покусал губы, словно искал самое точное слово, - реальная сила.
        Задумчиво тряхнул своей каштановой гривой:
        - Гонитва… всегда наказывает тех, кто портит Узор. Достаточно такому оказаться в болоте или на лесной дороге. Неважно, ночью или днем. Ему просто выезжают навстречу. Странно, что главный ужас (пострах) этой земли поддерживает на ней гармонию.
        - Что в них страшного?
        - Гайли! - Алесь улыбнулся. - Да спроси любого пейзанина…
        Он приблизился, и они снова поехали колено к колену.
        - Ты вся дрожишь, - заметил Алесь, ласково придвигая Гайли к себе и словно бы невзначай касаясь жилки на ее запястье. Снял с пояса баклажку, зубами выдернул пробку, настойчиво поднес к губам женщины.
        - Нет!
        - Я вовсе не покушаюсь на твои принципы. Пробуй!
        Она глотнула, протянула удивленно:
        - Другое…
        - Вот видишь. Просто нельзя так резко отказываться от трав. Я хочу, чтобы у тебя была ясная голова - отследить происходящие с тобой изменения и научиться их использовать. Вот так хорошо…
        Алесь разжал пальцы.
        Солнце медленно заходило.
        - Куда мы едем?
        - Уже скоро. Если замерзла - возьми мой плащ.
        Совсем недавно это место было вырубкой или поляной: молодые сосновые посадки едва успели прорасти и радовали нежной зеленью, а над ними зыбко белели хрупкие стволики берез; чуть тронутые поверху листьями розовые ветки таяли в сумерках, оставляя заметными лишь эти туманные дымы.
        Часть поляны сохранилась, и посреди нее возвышался холм, забросанный битым кирпичом и затянутый плетями ежевики - все, что осталось от дома.
        - Это Стража, - сказал Алесь. - Здесь селились лесники-охранники, берегущие лес от потрав и пожаров. Когда я был маленький, я придумал, что в заброшенном колодце - вон там, под большой березой - они спрятали золото. И все мальчишки из Навлицы, мои ровесники, пропадали здесь, копая, пока не появились разъяренные родители… Ты опять дрожишь, - он закутал Гайли в плащ. - Едем, скоро уже.
        Окно избушки, почти скрытое желтеющим папоротником и крапивой, находилось у самой земли. Дверь, вросшая в землю, подалась с усилием. Из отвора пахнуло прелью и холодом. Гайли передернула плечами:
        - Как могила…
        Князь поднял на нее потемневшие глаза:
        - Ну да. Одна женщина пряталась здесь тринадцать лет от жизни. Не повторяй ее ошибок. Подожди…
        Он обиходил коней, выломал заросли перед окошком, нарубил сосновых лапок для постели, развел на закопченных камнях посреди землянки огонь. Гайли сидела на плаще, мелко вздрагивая, запах земли и гнили в избушке угнетал.
        - Алесь, - он отмахнулся, раздувая огонь. - Ну, послушай! Скажи: как мне искупить мой грех? Ну, хочешь, я застрелю генерал-губернатора Лейтавы?
        Ведрич засмеялся, закопченной рукой провел по лбу, сделавшись неожиданно очень родным:
        - Скажи мне, гонец, разве стоит драгоценным мечом Гядимина рубить дрова?
        - Алесь!
        - Все завтра.
        Он принес из ручья воду в деревянном ведре, вынул из седельной сумы и нарезал хлеб. Мягко коснулся лба Гайли над бровями:
        - Гонец, маленькая моя, не странно ли? Наставлять, лечить и истолковывать знаки, находясь в горящем доме. Не возражай. Узор скомкан, сожжен, его почти что нет. Гонитва - слышишь? Даже имена похожи - пробует поддержать равновесие, охранить; но гонцы идут не по прежней - по проклятой земле. Вас словно завели - и забыли. Ну сколько можно лгать самим себе? Делать вид, что… - он резко махнул рукой. - Если бы вы только захотели! Если бы поняли, что того, что вы делаете - недостаточно для Лейтавы! Я не требую ничего серьезного. Просто перейди мостик.
        Он протянул баклажку:
        - Пей. Это другая, с вином.
        Гайли обхватила колени руками:
        - Алесь, ты… не любишь меня.
        Он резко, как скакун, вскинул голову:
        - Для любощ у меня есть Антя. А ты - гораздо серьезнее. Ты - драгоценность, панна моя Морена.
        - Что?
        - Не обращай внимания, - князь стряхнул волосы со лба. Положил Гайли руку на спину. Дотлевали угли в очаге, рождались и умирали в пепле неведомые города. - Иди ко мне.
        Женщина содрогнулась.
        В землянке было сыро и темно. И запах…
        - Пуговки мелкие, - сердито произнес Алесь.
        - Я сама.


        Утренний холод ознобом прошел по телу. Солнечные лучи лежали параллельно земле, делая туман золотым. Среди тумана неотчетливо плавали древесные стволы. Запахи увядания и воды висели в воздухе.
        Рука Алеся на запястье Гайли казалась обжигающей.
        - Вот сюда.
        - Что это? - спросила Гайли, близоруко оглядывая вытесанный на дубовом стволе чуть выше уровня глаз серп. Ведрич дернул плечом. Подвел ее к подгнившей березовой кладке через говорливый ручей:
        - Просто перейди.
        Отпустил руку.
        Вдруг стало тихо-тихо. Словно мир оглох.
        Гайли шагнула. И рухнула, зайдясь криком, пробуя сорвать с шеи обжегший ружанец. Заодно порвалась цепочка с крестиком и незаметно соскользнула в траву. Алесь на руках оттащил женщину прочь, и лишь там, лежа на палых влажных листьях, она очнулась.
        - Потерпи, потерпи… - откуда-то взялась пахучая травяная мазь. Прикосновения Алесевых рук были мучительны, но боль из шеи и пальцев медленно уходила. - Будь проклят, Гивойтос!…
        Видимо, эти слова Гайли почудились.
        - Я не знал.
        Ведрич отвернулся: чтобы не видеть ее. Или просто прятал искаженное злобой лицо.
        - Иначе… Гайли, станьте моей женой.
        Он поднял ее на ноги и прижимал к себе: куда крепче, чем чтобы она снова не упала.
        - Тут, в Навлице, где я родился. Поместья уже нет. Родных никого. Но костел очень красивый.
        - Алесь…
        - А, простите. Вы мне очень дороги. Я не переживу отказ.
        - Алесь!
        Она потянулась, нащупала под ружанцем рубец: но хотя бы гореть перестало.
        - Поклянитесь мне… что приедете. В Задушный день, да!
        Голова у Гайли кружилась. Она не понимала, что с ней происходит. Наплывали запахи разрытой земли, сырости, гнили… Язык не слушался.
        - Лучше вот так, - у Алеся в руках оказалась длинная гнилая щепка. - Дайте руку. Не бойтесь. Я тоже поклянусь. День в день.
        Царапины на запястьях. Медленно каплющая кровь. Рана к ране.
        - Вот и все. Вы обещали, - витки холста на царапину. Смутное ржание коня.
        Лейтава, Навлица, 1830, 31 октября

        Тяжелые створы костельных дверей были приоткрыты. За ними пряталась темнота. Гайли собиралась взяться за медную ручку, сделанную в форме березовой ветки, но, побоявшись уколоться, просто толкнула в спину барельеф - пастуха в хитоне, кланяющегося Христу. Костел подавлял высотой массивных нервюр[Нервюры - ребра свода] , впечатление чуть сглаживали протянутые вверху кисейные полотнища, серые от пыли. Далеко-далеко впереди средневековым резным замком возвышался алтарь, а сбоку у стен в полумраке светились розовым мраморные ангелы над чашами, полными не святой, а дождевой воды, залетевшей из расколоченных стрельчатых окон, утонувших глубоко в стенах. Рядами выстроились вдоль нефа черные скамьи, балдахин качал выцветшими кистями над резной деревянной кафедрой. А на полу среди катышей пыли, высохших листьев, мышиного помета еще можно было разглядеть узор. Узор. Медленное течение Двайны и Непрядвы, курчавый Нямунас, Словутич, впитывающий синюю кровь Припяти и Ниреи; зеленые холмы Менеска, бархатные леса Понар, белокрылая Ливония; Янтарное море на севере, на юге древнее болотистое Полесье… Тот Узор, по
которому двигались, который пересоздавали гонцы, засевая его семенами правды и добра. Искры смальты, свечение красного янтаря, агаты, золотые пески… Узор, навеки застывший в камне, вдруг странно менялся: то ли от пробежавшего сквозняка, тени летучей мыши и забивших крыльями под куполом голубей, от прорвавшегося сквозь обложные тучи солнца… Узор тек - рекою к богу. Он был нарисован не весь - весь было не вместить одному храму, одному месту силы. Многие места силы были раскинуты, жемчужинами в головной сетке, покрывая древние лейтавские земли - от широкоструйной Одры на закате до Дебрича и Смоленска; от Янтарного моря и до моря Чермного… Гайли сглотнула. Ей было плохо последние дни. Болели глаза и горло. Путались мысли. Бросало то в холод, то в жар. Почти зажившая царапина на запястье, нанесенная Алесем, тянула, кровила снова. Гайли едва доехала сюда, в Навлицу, и теперь оказалось, что здесь никого нет. Ни в заброшенной, почерневшей от старого пожара усадьбе над речкой, ни в раскатанной на бревнышки деревеньке, ни в заколоченном доме ксендза за церковной оградой. Тишина. Шорох сухой травы под ногами.
Кирпичные башни, устремленные в небо. Запах гнили от старых деревянных склепов и крестов примыкающего к костелу кладбища.
        Было раннее утро. Солнце едва успело взойти и огромным малиновым шаром висело над голыми деревьями. Медленно рассеивался туман. Иней лежал на траве. Мир был голубоватым и розовым, и каждая вещь в нем рельефна и по-особенному значима. Даже метнувшая изумрудным хвостом и огласившая воздух бодрым тырканьем сорока. Гайли улыбнулась. Ей стало легче на воздухе. Только запах гнили с кладбища мешал своей неотвязностью.
        Вдруг оказалось, что мир вовсе не так пуст: цвыркнула мелкая пичуга в переплетении сучьев, метнулась по ракитовому стволу белка. Где-то далеко на дороге заскрипели колеса бричек, зафыркали кони. Лошадь Гайли отозвалась приветливым ржанием. Задушный день, он же Поминальный, Дяды - день, чтобы уважить предков. Город мертвых наполнялся живыми. Чистили памятники, сгребали и жгли палую листву, разделяли трапезу с умершими, переложив ломтем черного хлеба кубок с водкой на могильных грудках. Говорят, если неделю поститься, а потом сесть в Дяды на столб печи, можно видеть, как реют над тобой бледные тени чуров, оставляют как бы следы курьих лапок на раскиданной золе… Еще не то привидится с голоду. А может, и правда есть. Смачно смолил цигарку мужик, присев на костельное крыльцо. Горьковато пахло дымом… К полудню сделалось почти жарко. Некрупные черные птахи клевали рябину с ветвей. Гайли стояла между стволами. Уже ничего не ждала. Распахнула шубку, вытерла пот. Повязка на запястье сбилась, волосы налипли к оставшейся на лбу кровяной полосе.
        - Умыться дайте, пожалуйста.
        Женщина над могильным камнем разогнулась; локтем, раз уж выпала заминка, отирая лоб. В правой руке она держала серп, в левой пучок желтой травы, похожей на тростник. Рядом с камнем, где сверкал под солнышком сколотый угол, стоял горшок с водой.
        - Пожалуйста, - ответила женщина. Голос был усталый, лицо красное и измятое, глаза - очень, прямо по-детски, голубые. Гайли увидела в них (тоже усталых и безмятежных) свое смазанное отражение. Женщина почти равнодушно отвернулась. Уже вытирая заболевшие от ледяной воды руки, Гайли с удивлением услышала:
        - Ты нездешняя.
        - Я ищу… Алеся Ведрича… - имя выговорилось. Словно солнце зажглось. Стало легче дышать.
        Женщина положила на камень траву и серп:
        - Пошли.
        Гайли обожгла невероятная, отчаянная надежда. А незнакомка уже уходила в глубины цментара по вьющейся, засыпанной палой листвой дорожке. И Гайли затрусила следом. Запах гниющего дерева заполнил мир. Среди обомшелых стволов и переплетения густых, несмотря на голизну, сучьев, чернела бревенчатая стена. Провожатая развела руками путаницу ветвей и нырнула за угол, к обитой железом двери. Налегла всем телом, чтобы отворить ее. Кольцо в львиной пасти, сбросив ржавчину, пыхнуло серебром. А внутри плесень, гниль, темнота… медленно растворяющаяся под лезущими в щели острыми солнечными лучами. Гайли громко чихнула; доломав сухие стебли крапивы и бурьяна, которыми зарос порожек, шагнула на гнилые ступеньки. С них - на земляной пол. Впереди смутно выделялись, подымаясь к обрушенной крыше, гробы. Вычурные каменные саркофаги, дубовые с железными ручками по краям, простые темные из невесть какого дерева, поеденные шашелем и гнилью, вбитые так, что торцами образовали лишнюю стену.
        - Что это?
        - Родовой склеп князей Ведричей.
        - Почему?!
        - Вон там Алесь… - Гайли обернулась к провожатой, и палец той качнулся ей в грудь. - Не сомневайся. Два года тому сама обряжала. Привезли убитого. Я Анеля Кириенкова, молочная сестра княгини… покойницы. Я про это молчала, да у тебя… звезды, - женщина коснулась лба. - Когда блау-рота пришла, князя Андрея сразу убили. Касю, княгиню, в город забрали… Только не довезли. Алеську, сынку их, мы в подполе держали, под замком. Не столько спрятать - а чтоб не сделал чего. Ему тринадцать было. А вы… ты… его хорошо знала?
        - Я венчаться к нему приехала.
        - Здесь не венчают давно, - сказала Анеля безо всякого удивления, - страшит.
        Гайли стиснула ружанец на шее. Мало всего… мало вот этих, погибших из-за нее людей, так еще и такое! Неуместная шутка, бред… но внутри себя - знала. Повернулась, ведя глазами по рядам гробов, пальцы на ожерелье сжались сильнее… и вдруг дробным горохом посыпались, заскакали на земляном полу зеленые камушки… И тут же стена домовин начала оседать посередине, проваливаться внутрь себя, складываться, выпуская и дробя черепа и кости нижних рядов, и все еще покрытые останками плоти и лохмотьями скелеты рядов средних, и верхние: черный бархат и позумент, тяжелые кисти… словно мертвецы ворочались, покидая свои жилища. Соляным столпом замерла, кусая руку, Анеля. Раскачивались и трущились бревенчатые стены; сыпалась, вздымая тучи пыли, дранка с ломающихся, как щепки, стропил. Над женщинами - и мимо, по какой-то прихоти судьбы. А может, просто не дано умереть во второй раз… Шрам-серп: белый на серой коре, кладка через ручей… Алесь. Нагнувшись, упорно ищет что-то в мокрой траве. Вздымает - и в утреннем солнце зеленые скользкие камни в оправе радостно переливаются, свисая с его ладони.
        Лейтава, окрестности Вильно, три года тому

        Три дороги расходились на три стороны, две убегали в пущу, а третья шла насквозь через поле с полегшим житом. По обочине дороги увядали волошки и мелкие красные маки. Запах чувствовался даже сейчас.
        Лето, не приведи Господи, загостилось, стоял лютый жар, и старики шептались, что это к мору, гладу и трусу.
        Красное око полной луны угнездилось низко, то и дело ныряя в черные сосновые лапы, тени метались и скакали, и только одна - тень жемойского креста - не двигалась. Алесь сидел, привалясь к кресту, запрокинув голову, всматриваясь в рисунок созвездий, а почти в зените поворачивал дышло Великий Воз. Пахло сухоцветом и сырой землей. Ноги вытяни - валялся опрокинутый камень, а там, где он лежал еще час назад, пахла мягкая, черная, вскопанная земля.
        Князь бросил радужный камешек в кубок - тускло блестящее мятое серебро, сухой веточкой взболтал содержимое. Вздохнул. Еще раз посмотрел на небо.
        "Желтый песок, рассыпайся; сосновый гроб, открывайся…" Запнулся на имени. Да и гроба никакого не было…
        Дергали лапами сосны. Жутко заорал со сна потревоженный ворон. Александр вздрогнул от неожиданности, сплюнул. И постарался не останавливаться взглядом на полуоткопанной могиле. Навка выходила. Медленно, как медведка. Скребнули края могилы плюсны, зашуршал глей. Кисть поводила в воздухе, точно нащупывала дорогу. Алесь понял, что смотрит чересчур внимательно. Это было нехорошо. Уставишься, как сорока на кость, и не приметишь, как окажешься в чужой могиле.
        Крест мешал навке. Она двигалась, как неживая. Княжич сглотнул. Не хватало расхихикаться. Повалить надо было… Лейтвин задним умом крепок.
        - Северина, - сказал он жестко.
        Пустые глазницы отыскали его, в голове прошелестело:
        - Помоги.
        Алесь усмехнулся:
        - Сама уж как-нибудь, ясная пани.
        Что-то заскрежетало, выдираясь из земли - как корень под лопатой. Вот навка поднялась по пояс, а вот уже висит в воздухе, и туманом вьются вокруг лохмотья одежды. Ну, это на впечатлительного дурачка. Ведрич упрямо наклонил голову:
        - Отойди.
        Тень отплыла, не касаясь земли ногами. Говорят, в легендарной земле Ниппон у призраков вообще нет ног. По этому и узнают там призраков, и по барсучьему хвосту. То ли оборотней. Какие мысли только не приходят в голову копателю могил… Скелет засмеялся. Он и так скалился - все зубки наружу, а стало еще гаже. Костяк легкий, женский. Одного взмаха лопаты хватит, чтобы перебить позвоночник. Алесь не знал Северины при жизни. И слава Богу, что не знал. Не самое приятное знакомство. От нее ли, от могилы - так и несло холодом.
        - Отойди, я сказал.
        Она опять хихикнула. Ума смерть не прибавляет.
        Алесь поставил на край могилы кубок:
        - Теперь подходи. Медленно. Без лишних движений.
        Она послушалась. Жидкость в кубке манила. Даже больше, чем живая кровь.
        - Пей. А я буду читать "приходную".
        Скелет встал на колени, низко наклонился…
        - О черт! - Ведрич вскочил, позабыв, что лучше держаться за крест. Навка кричала. Пахло паленым. Обугливались кости, схватившие серебро. Как она кричала.
        - Черт, черт!! Дурак!
        Мягкая земля предательски подалась под ногами, Алесь полетел головой вперед. И потерял сознание.


        В темноте звучали глупое совсем хихиканье и шепот, вередили больную голову. Алесь с трудом поворотил ее - из-за полога сверкнула свечка, отразилась в низком окне, а по стеклу его, затуманенному сумерками, сыпанула шрапнель дождя. "Дурак, черт," - Ведрич застонал. Хихиканье стихло. Прошуршали шаги, запахло духами, и на лоб шмякнулась насквозь мокрая тряпка. Потекло по щекам и за шиворот. Похоже, за него взялись по всем правилам медицины.
        - Антя! - девица хихикнула. - Ты что! Он же, как мышь под веником.
        Вторая, смутная Антя, росточком повыше и станом стройнее, шикнула. Метнулись две черные тощие косы.
        - Девочка с косой, витязь молодой… - пропело вредное создание и отскочило. Дождик достался Алесю.
        - Простите, ради Бога, - девушка усердно вытирала ему лицо. Болеть резко переставало нравиться.
        - Где я? - спросил Алесь банально. Ничего другого в голову не пришло. Конечно, можно было схватиться за тонкую - почему-то мыслилось, тонкую - кисть с душераздирающим стоном: - Пи-ить…
        Но такое казалось еще глупее.
        - Антя, ты что, язык проглотила?
        - Замолчи, Юлька! Простите, паныч, она у меня глупышка.
        "Глупышка" возмущенно фыркнула и, шелестя юбками, удалилась в угол зализывать обиду. Или измышлять гадость, что, судя по ее манерам, было вернее.
        - Это фольварк "Воля", паныч. Лежите.
        - Если вы будете сидеть рядом, - пробормотал Алесь. Как ни странно, Антя послушалась.
        - Воля… - он подергал мокрый ворот. - Это же кладбище.
        - Антя, - подала голос Юлька, - я тебе говорила, не дело его в дом брать.
        - Стихни. Поторопи Бирутку с обедом.
        - Скорее, с ужином! - фыркнула Юлька и злонамеренно хлопнула дверью.
        - Совсем от рук отбилась, - вздохнула Антя скорбно. Накинула на голову темный, старушечий, платок. Ведрич подавил желание содрать его к чертовой матери. Поежился - ощутимо дуло от окна. Девушка заметила его движение, встала, задернула шторы. Каждое движение ее было естественным и грациозным, и Алесь понял, что любуется ею.
        - Вас нашел… один человек нашел. И принес сюда.
        Слова выговорились неохотно. А Ведрич понял, что ненавидит этого человека. Заранее. Безо всяких оснований. Хотя бы потому, что тот встретился с Антей раньше его самого.
        - Я…
        Антося перехватила его руку, уложила на одеяло:
        - Я знаю. Вы бредили.
        Щека его дернулась.
        - Нет, я не слушала! Ну поверьте, пожалуйста, - голос девушки задрожал. - Только имя. А я - Антонида Легнич. И Юлька моя сестра, мы вдвоем живем. И кухарка.
        - Я видел ваше имя в "Бархатной книге".
        Антося сглотнула, поправила полотенце у него на лбу:
        - Нас вычеркнули из привилеев. После бунта. Отца расстреляли.
        - Простите…
        Повисло молчание. Ведричу хотелось взять руку девушки в ладони и почтительно поцеловать. Она даже потянулся к ней, но Антя отскочила, как зверушка, смахнула слезы:
        - Пойду…
        Тонкий цветочный запах опять опахнул, зашуршало платье, и Алесь остался один.


        Наутро опять было жарко и солнечно. Алесь вышел в маленький, в желтых цветочных стеблях садик и не торопясь разглядывал дом. Дом был одноэтажный и длинный, когда-то оштукатуренный и побеленный. Причем действительно когда-то: от побелки сохранилось немногое, штукатурка толстыми пластами осыпалась от сырости, обнажая бревенчатую основу. Потемнели давно не крашеные ставни. Крыша была наполовину крыта дранкой, наполовину соломой, а кое-где и вовсе проглядывали ребра стропил. Похоже, вместо ремонта те части дома, где жить уже было опасно, заколачивались и стояли пустые, с досками поперек безглазых окон. Трубы словно промялись внутрь, и только над одной вился дымок. В высоких кронах тополей за усадьбой крякали вороны, вдоль стен и гнилых водостоков росли маленькие березки и высокие, в рост человека, бодяки и полынь. Сухие стебли шуршали на ветру. Шуршала красноватая листва под ногами. Весь воздух был напоен увяданием. Ярко алели ягоды на рябинах.
        Антося подняла голову на звук шагов, отерла лоб грязной ладонью. Она возилась в земле, выдирала сухие стебли увядших георгин, и теперь, оттого, что Алесь застал ее за недворянским занятием, чувствовала себя неловко. Лицо покраснело. Антя сдула налипшие на лоб - теперь Ведрич разглядел - каштановые, пушистые волосы. Черный плат опять сполз на спину, но грязными руками поправлять его было неловко.
        - Садовника нет, - сказала она со вздохом. - Иногда приходит Костусь, арендатор, а так… вот…
        Она смешалась.
        - Ага, давно в Вильно могли уехать! - как всегда, не вовремя выперлась на щелястое крыльцо Юля - паненка лет пятнадцати, с индюшачьим надутым личиком. Глаза у нее были прозрачные, лицо пухленькое, кудри подобраны почти по-городскому, но это-то "почти" и раздражало. В общем, трудно было найти двоих, более непохожих, чем эти сестры. - Как люди, могли бы жить. Это старье продали, домик бы купили…
        Антя покраснела - хотя куда уж больше:
        - Ну что ты говоришь, Юля!
        Юля уперла ручонки в бока:
        - А то! Патриотка х…, так и сдохнешь тут старой девой! А там наряды, праздники, фейерверки, офицеры-душки! Блау-рота… Была бы я Юлия Легниц!
        Грязной, в земле, рукой Антя залепила ей по лицу. И отвернулась. Скукожилась вся. Губы ее тряслись.
        - Дрянь, дрянь ты! - кричала Юлька. - Дрянь завидущая! Жаба! Ты и твой Гивойтос!
        Гнилые ступеньки хрустнули. Паненка подскочила и ляпнула дверьми.
        - Ой, Боже ж мой, Боже ж мой, - стиснув пальцы в кулачки у подбородка, совсем по-деревенски причитывала Антя. Слезы капали, размывая грязь. Алесю захотелось прижать девушку к себе, успокоить, убаюкать. Из головы начисто выскочило, отчего он в эту Волю попал. С хрустом проломавшись сквозь кустовье, он сорвал припоздавший, слегка обвядший, но пышный георгин:
        - Проше, панна Антя, только не плачьте, - привстал на колено. И снизу вверх разглядел ее глазищи - похожие на линялое жнивеньское небо, с черными вздрагивающими ресницами. И понял, что улыбается не чтобы обаять и успокоить, а совершенно искренне.
        - Но она не должна была это говорить! - она нервно скомкала стебель, топнула потертой туфелькой по мягкой земле. И платье на ней перешито из старого. А как держится!
        - Все дети беспощадны.
        Антонида кивнула, как королева:
        - Спасибо за сочувствие, пан Алесь. А теперь мне нужно идти.
        И ушла! Ведрич статуем еллинской девки окаменел посреди садика. Такого он от Антоси не ожидал.


        Густая и насквозь мокрая жимолость почти доверху загораживала окошко. Насеялись в волосы листики, какая-то труха, прошлогодняя паутина. И нынешняя тоже. Все это липло к коже, ветки гневно шуршали, застили свет. Алесь пошарил под ногами, скривившись от рухнувшего на спину водопада, швырнул в стекло комком земли. Створка со стоном приотворилась.
        - Ах, какая прелесть! - прошептала Юлька. - Я знала. Прикидывается недотрогой, а к самой паны в окошко лазиют.
        - Тихо, - рявкнул Алесь. - Я не к ней, я к вам.
        - Ага… - потянула девица недоверчиво. - Спаленка сестрина.
        - Вылезай! Поговорить надо.
        Юлька чиниться не стала. Похоже, она не в первый раз покидала дом подобным образом. А жажда приключений пересилила все подозрения. Она даже покраснела от удовольствия, когда княжич ее поймал, и не торопилась вырываться из объятий. Алесь поставил девицу наземь. Отклонил ветки:
        - Проше, ясна паненка.
        Садик, без ограды переходящий в лес, встретил их совиным криком. Юлька немедленно притиснулась к Алесю. Вообще-то обнимать ее пухленькое тело было приятно.
        - Панна Легнич не хватится?
        Юля хмыкнула:
        - Она на кухне. И вообще дуется. А почему "Легнич"? Вы ж вроде нежничали?
        - Мне ее жаль, - слукавил Алесь. - Дикая.
        - Это верно.
        Юля повернулась к нему совсем не детской грудью:
        - Так зачем я пану?
        - Молодые панны особенно хороши при луне.
        Девушка прыснула:
        - Так что, пан стрыг?
        - Панна угадала…
        Пришлось зажимать ей ладонью рот, чтобы не подняла всю Волю. Юля повисла на Алесе и вся вздрагивала от хиханек. Потом отерла щеки кокетливым платочком:
        - А как вы меня кусать будете - вот так? - повернула шейку, - или вот так?
        Пришлось корчить зверскую рожу.
        Прощаясь под окошком - теперь собственным - Юля обещала показать такому веселому пану с самого утра окрестности. Если дождик не случится.
        Блау, Тианхара, 1830, конец ноября

        Айзенвальд не любил осень. Не за дожди, слякотные дороги и сумрачную тоску, не потому, что особенно сильно начинали болеть старые раны. Просто именно осенью чаще всего вспоминалось печальное женское лицо и камень у дороги, а вокруг ромашки, бессмертники, чабрец… и выбитые на камне крест и имя, которое он помнил даже во сне.
        Трещали в очаге поленья, настольная лампа с абажуром мягко освещала разбросанные по столу бумаги, бронзовый письменный прибор и несколько книг с золотым обрезом. На бумагах лежал золотой прорезной медальон на длинной цепи, Айзенвальд и хотел, и боялся его открыть. За окном глухо бормотал дождь.
        Шаркающей походкой вошел слуга, стал зажигать свечи.
        - Оставьте! - бросил Айзенвальд нетерпеливо, и старик так же молча ушел, отразившись в радужном веницейском зеркале. Но тут же за дверью послышался топот, раздраженные голоса, и слуга буквально влетел в кабинет, проговорил, запинаясь:
        - Его светлость правящий герцог Ингестром Отто Кауниц ун Блау.
        А сразу за слугой, словно предвидя желание Айзенвальда послать гостя подальше, ворвался, бряцая шпорами, хлыщ в голубой полковничьей форме герцогства Блау, немного мокрый, со слегка обвисшими усами, но веселый и вполне довольный собой.
        - Подвиньте кресло к камину! - велел он слуге. - И второе тоже. Вот так, славно. И подите. Генерал!
        Айзенвальд хмуро обернулся:
        - Я пятнадцать лет в отставке.
        - Мой отец был кретином, отставляя такого человека.
        - Герцог Урм…
        Ингестром нетерпеливо махнул рукой.
        - Почему вы заворачивали моих посланцев?
        - Я слишком болен и стар, чтобы возвращаться к службе. Я писал вам об этом.
        Герцог пожал плечами:
        - Ну-у… Давайте разопьем бутылочку Rygas за встречу.
        Он порылся в карманах и вытащил на свет изогнутый пузырек темного стекла, запечатанный сургучом. Айзенвальд поневоле поднялся за бокалами. Ингестром перебежал к столу, охватил его цепким взглядом.
        - О-о, какая вещь! Позволите?
        Схватил и открыл медальон. Милое женское лицо глядело на него из-под высокой прически, к вороту открытого платья был приколот цветок шиповника, а фоном плыли облака.
        - Это она? О-о, простите, генерал.
        Бесцеремонному герцогу на мгновение сделалось страшно, но он быстро пришел в себя, зубами выдернул пробку и разлил бальзам по кубкам.
        - Ваше здоровье!
        Айзенвальд сделал глоток и опустился в кресло:
        - Простите, ваша светлость, мне трудно стоять.
        - Ничего, мои лекари быстро поставят вас на ноги. Пейте, генерал, славный напиток. Я рад, что сюда приехал.
        Айзенвальд хмыкнул.
        - Я кажусь вам идиотом, генерал. Но я не настолько глуп, чтобы не понимать, кто сейчас может спасти для нас Лейтаву. Если мы не осознаем этого и не объединимся, мы скатимся туда, откуда выползали эти двадцать лет, и даже глубже.
        - Мне хорошо в Шеневальде.
        - Вы очень скромный человек. Но разве вы не иначе думали двадцать лет назад?
        - Я устал.
        - Вы разочарованы, состарились… и эта женщина.
        - Да заткнитесь же наконец!
        - Я вас прощаю, - после паузы величаво сказал герцог. - Я прощу вам все, даже прямое оскорбление моего величества. И я очень рад, что в свое время мой фатер не отдал вас под трибунал. Это многое извиняет старому козлу.
        Айзенвальд встал, опираясь на поручни кресла:
        - Простите, ваша светлость…
        - Я никуда не уйду! В конце концов, я здесь герцог и вы мой подданный.
        Айзенвальд наклонил голову.
        Вся напыщенность вдруг слетела с гостя, и он на секунду стал выглядеть, как напуганный темнотою мальчик.
        - Мятеж… он опять набирает силу.
        - Завоеванные всегда бунтуют против завоевателей.
        - Нет, я чувствую, я знаю! За этим стоит что-то темное, что-то такое, с чем мы не сможем бороться. Если бы это были просто мятежники, я бы послал пушки и войска… Я не наивен и кое-что умею. Но это… - Ингестром запнулся и замолчал. Айзенвальд увидел в его глазах самый настоящий, взаправдашний страх.
        - Вы… вы, как никто, знаете эту страну. Она оставила след на вас. Вы должны разобраться! Никто не понимает. Вы можете нас спасти!
        Айзенвальда покоробила патетика.
        - Во-первых, я знаю не так много, и сейчас меньше, чем когда-либо. Прошло пятнадцать лет.
        - Ваш опыт военного… Вы держали туземцев в кулаке.
        - Сомнительный комплимент.
        Герцог забегал по кабинету, натыкаясь на массивную мебель, потом, сжав руки, стал перед Айзенвальдом:
        - Я… я получаю депеши. Я рискнул побывать там сам. Там что-то такое в воздухе. Вы знаете, как на море: шторм еще далеко, но уже все притихло и чайки орут… Вы служили моему отцу. Я прошу, я умоляю вас вернуться.
        Блауено-Двайнабургская железная дорога

        Айзенвальда разбудил настойчивый аромат шиповника, пробившийся сквозь запах дыма, угля и снега. Примстилось. Еще в полуяви он разглядел заледи на дребезжащем окне и в хрустальном подсвечнике на столике полуоплывшую свечу.
        Кто-то настойчиво тряс его за плечо.
        - А? Что?
        - Господин! Вы не против, если к вам подсядет дама?
        - Который час?
        - Четверть третьего. Через три минуты отправляемся. А у меня весь вагон полон, кроме вас.
        Айзенвальд потер лоб. Когда он садился в Блаунфельде, перрон был пуст, и за все время они останавливались три раза… ну, не настолько он заметная личность, чтобы подкладывать ему хорошенькую шпионку прямо на границе Лейтавы. Так что, он проспал границу?
        - Так как, господин генерал?
        Айзенвальд пожал плечами. Проклятая военная выправка и возраст. Кем еще ему быть, как не генералом?
        - Да, - сказал он раздраженно. - Пусть подсаживается. И раз уж меня разбудили - принесите чаю.
        Она вошла, внося зимний холод и повисшие на ворсинках меха капли талого снега. На ней была круглая соболья шапочка и соболья же ротонда - голубовато-серебристая, с широкими манжетами, а лицо под шапочкой до бровей закутано в пуховый платок. Как была, в шубке, она откинулась на алый бархат дивана и стала дышать на озябшие пальцы.
        Поезд тронулся, огни за окном качнулись и стали сливаться в сверкающие полосы, а потом в темном стекле появились звезды. Айзенвальд опустил шторы.
        Проводник принес на серебряном подносе чайный прибор. Тончайший мейшенский фарфор точно светился изнутри, над медальонами с рисунком шеневальдских городов острой готикой были прописаны названия.
        Айзенвальд налил густой пахучий чай, серебряными щипчиками бросил в него сколыш желтоватого сахара.
        - Выпейте чаю, - предложил он невольной попутчице. - И снимайте шубку: быстрее согреетесь.
        Она помотала головой и забилась в угол дивана. Айзенвальду показалось, что она боится.
        Появился проводник со стопкой свежего льняного белья и пожеланиями спокойной ночи. Чай остыл, догорела свеча на столике, и только слабые фонарики на стене освещали купе. Панночка, кутаясь в круглый воротник, дрожала в углу. Айзенвальд, не обращая на нее больше внимания, допил чай, лег и отвернулся к стене.
        Лейтава, Доколька, 1830, начало декабря

        Он проснулся, потому что поезд как-то резко встал. За окном была угольная чернота. Айзенвальд был в купе совсем один. Он оделся и тяжело спрыгнул в сугроб возле пути. Темнота здесь была чуть прорезана светом горящего над станционным домиком, фонаря. Фонарь скрипел под пронизывающим ветром, круг света метался, а в нем неслись и клевали в лицо серые хлопья снега. Размытые пятна вагонных окон освещали высокие сугробы вдоль пути. Из вагонов выбирались закутанные по глаза все еще сонные и недоумевающие пассажиры.
        - Почему стоим?!
        Антрацитовый паровоз, почти сливающийся со стеной елей за ним, ответил хриплым гудком.
        Кроме фонаря над станцией, не было видно ни живого огонька, только качающиеся заснеженные деревья на фоне сероватого неба да в щели между ними уводящие в обе стороны рельсы.
        Заслоняясь от липнущего к лицу снега, близоруко щурясь, прочитал Айзенвальд название полустанка: "Доколька".
        Светя фонарями, пробежались вдоль вагонов озабоченные проводники:
        - Поезд дальше не идет… Можно в станцию пройти, обогреться…
        - Сколько до Вильни?
        Проводник развел руками. Похоже, застряли надолго.
        Вместе с немногими пассажирами генерал прошел в тесный станционный домик. Сразу запахло мокрой шерстью от шуб, водкой, перегоревшими дровами. Зевающая во весь рот служанка разносила озлобленным, усталым, недовольным пришлецам колониальный чай и пироги с рыжиками и сушеной черникой. Айзенвальд поискал глазами свою спутницу: ее нигде не было. Он пошел к начальнику станции. Тот - небритый, с красными, точно у кролика - от дыма и недосыпа - глазами, сидел в своей клетушке с перегороженной доской дверью, словно загородившись от настойчивых вопросов, и растерянно разводил руками.
        - А что я могу сделать? - на жуткой смеси шеневальдского, низовского и местного отбивался он. - Зима, господа… Конечно, рабочих пришлют. С утра пошлю по них. Метель, господа.
        Оказалось, заносы. По вагонную крышу. Это вам не теплые слякотные зимы приморья. Раскапывать день, два… генерал спешил. Не к кому-то, не во исполнение приказа - на могилу Северины. В отличие от других, менее настойчивых пассажиров, он сумел договориться. У начальника нашлись розвальни, резвая каурая лошадка, разумный кучер. Кучер советовал не выезжать до света, но радужная банкнота притопила весь его разум. Тем более что, пока они спорили, метель улеглась, приморозило, и полная луна светила так ясно, словно наступило утро.
        Айзенвальд велел погонять. Им владело лихорадочное нетерпение - словно торопился не на могилу, засыпанную снегом - к любке в янтарный терем. Словно Северина действительно ждала. Когда встанет над могилой и спросит, как ей спалось столько лет, помнит ли она его. Если Господь все-таки есть, он позволит им встретиться - хотя бы на том свете. Старческая сентиментальность. Генрих с удивлением осознал, что ведет себя сейчас - как здешние: загнать коня из-за прихоти или страсти, поступать, как не поступает никто, творить недозволенное, чтобы победить… Его чувства словно бы передались и кучеру и лошади. Каурая припустила, возница встал, широко расставив ноги, крутя над головой вожжами.
        - Э-гей! К полудню поспеем!…
        Сани летели, словно по облаку. Блестел под полней шлях, улетали назад, сливаясь, бархатные силуэты елей…
        Яростный волчий вой заставил кучера упасть на зад, лошадка отозвалась истерическим ржанием. Айзенвальд пнул кучера каблуком в плечо: куда дотянулся - он отлично знал, что спасение для них только в скорости. Возница взмахнул кнутом. Лошадка рванулась из жил, легкие санки словно взлетели над дорогой. Айзенвальд попытался зажечь жгут, скрученный из сена подстилки, но огонь задуло ветром.
        Волки молча напали спереди и сбоку. Каурая прянула в сторону, стала свечкой, разрывая постромки; закричала. Возница с визгом слетел в сугроб. Двое матерых зверей прыгнули в сани. Зеленые волчьи глаза в глаза… Айзенвальд выстрелил с двух рук: в голову тому, что целил в горло, и в бок следующему. Выпростался из-под туши. Коленом ткнул очередного в брюхо и рукоятями пистолетов одарил по морде. Выхватил нож. Пожалел, что нету огня. Была надежда, что стая займется трупом. Но - волк вцепился в руку с оружием - будто знал, что творит. Еще один, наскочив, цапнул ногу выше сапога.
        Резкий женский голос хлестнул, как карбач. Этой короткой плетью со свинцом на конце местные одним ударом по носу убивали волка. И сейчас волки отпрянули с обиженным щенячьим визгом…
        Лейтава, Лискна, 1830, зимнее солнцестояние

        Айзенвальду казалось, что память его тоже изгрызли волки - как тело - выдрали мясо, и кожа висит клочьями, и невозможно прикоснуться к ране. Он почти ничего не помнил из ночного сражения с волками. Да и не хотел вспоминать… полня над вырезанными из бархата елями, блестящий шлях, ржание коня, скрип полозьев… и зеленые волчьи глаза в глаза… один вцепился в правую руку, другой - в левую ногу выше сапога. Он стреляет, успев ощутить звериный запах… Возница со стоном летит в сугроб… А потом дробится иней и тоскливый вой плывет над дорогой, и еще - голос - высокий, женский, перекрывающий волчье вытье, хлесткий, как плеть. Незнакомка пробует что-то сказать… а потом - накрывает черная волна… и из этого омута - режущий свет свечи, чьи-то теплые руки, клочьями одежда, тело; и кровь…
        А потом Айзенвальд очнулся в пустом доме. Словно в сказке, где горят дрова в камине, зажжены свечи и приготовлен ужин - и ни-ко-го.
        На стуле была сложена новая одежда, и можно было подумать, что волки ему примстились, если б не отчетливые рваные шрамы повыше локтя и над коленом. Отставной генерал с недоумением разглядывал свою руку. Вначале он решил, что мерцающий свет свечи заставил его обознаться. Кожа перестала быть пергаментной, пропали морщины и коричневые старческие пятна. Айзенвальд вскочил с кровати и только тогда понял, что вскочил, а не поднялся, преодолевая боль в каждом суставе. Он думал, что старость наступает раз и навсегда и нужно смиряться с ее приметами, и вдруг проснуться тридцатилетним… Умер он уже, что ли? Он усмехнулся и заглянул в стоящее на столе зеркало. Ему навстречу взглянул твердыми серыми глазами молодой мужчина; в темных волосах блеснула одна седая прядь. От прошлого остались только шрамы на теле и в памяти. Фарфоровая рысь с настольных часов подмигнула Айзенвальду раскосым персиянским глазом. Потом приходили сны.


        "Миска до краев была полна мелкой лесной земляникой, а в поливном глечике успела нарасти на молоке корка желтоватых сливок, такая толстая, что черенок ложки застрял в ней стоймя.
        Утреннее солнце обливало потолок, заглядывало в покосившиеся двери, ложилось на земляной пол широкой праздничной полосой.
        Женщина, очень похожая на Северину - такую, какую запомнил Генрих, когда видел в последний раз - обувалась на лавке у стены да так и застыла, держа сапожок в руках.
        - Знаешь, я ни о чем никогда не пожалею.
        Русоволосый незнакомец с красивым и властным лицом и по-звериному сильным телом заворочался на шкурах на топчане в другом углу.
        Айзенвальду не очень хотелось подслушивать их разговор, но сон не считался с его желаниями.
        - Просто… понимаешь, какой бы я ни была, я лучше буду оставаться самой собой. И пока это будет так, мне плевать на претензии Роты. Или тех, кто будет требовать от меня патриотизма.
        - А если тебя станут пытать?
        - Ну, существо, сломанное пытками или клеветой - это буду уже не я.
        Русоволосый мужчина усмехнулся, и солнце пробежало по его лицу короткими бликами:
        - Девица Орлеаньска…
        Женщина пожала плечами, в ее глазах плясали золотые искры.
        - Я не пожалею даже об этом, пока оно дает мне силы жить. Алесь! Я не хочу себя терять. Не хочу, чтобы жизнь походила на истертый гобелен; пусть она будет густой и сладкой, как сотовый мед.
        - Дурочка, - тот, кого она назвала Алесем, неожиданно оказался рядом, встрепал ладонью ее волосы. - Давай лучше есть землянику.
        Собеседница тряхнула золотой от солнца головой:
        - Понимаешь, мне так надоело. Кто я? Я - это я, или я - это уцелевший осколок другой женщины?… Сколько можно рваться между прошлым и будущим, если я просто хочу жить?
        Русоволосый беспомощно опустился на край скамьи. Айзенвальд знал, что ему страшно.
        "Зеркало рассыпалось на тысячи осколков, и они разлетелись по свету…"


        Айзенвальд глядел в зеркало - тусклый радужный прямоугольник в человеческий рост - истертый, с прожелтью - может, оттого и висел под лестницей, в полутьме. Айзенвальд даже и подумать не мог сперва, что там зеркало - просто смутная тень мелькнула на краю взгляда, и еще поплыла, чуть ли не напугав в этом пустом пыльном старом доме. Потом он засмеялся своим страхам и шагнул ближе, свеча горела сзади, и Айзенвальд отражался в зеркале расплывчатым силуэтом, тенью без определенных черт и деталей, но охваченным сиянием, похожим на очень яркий золотой августовский туман. А потом из-за его плеча в зеркале проступили еще какие-то тени - образы предметов, наполняющих пространство перед лестницей и словно живущих своей тайной жизнью. Он знал, что они живые, достаточно отвернуться - и боковым зрением можно уловить эту жизнь. А глянь в упор - и они невинно застыли, простые и простодушные, обыкновенные, как во все времена. Айзенвальд поймал себя на том, что мечтает резко обернуться, чтобы застать их врасплох: странная игра, доводящая до сумасшествия. Где-то в глубине комнат вздохнул рояль. И тут Айзенвальд
(рядом с собой и куда явственней себя) увидел в зеркале ее, женщину из сна, поезда и ночного леса, она стояла у него за плечами.
        На женщине было просторное белое с желтинкою платье, иней кружева и тяжелый жемчужный венец - рясны[Рясны - подвески из жемчуга] покачивались у щек, когда она поворачивала голову, бросали на кожу шелковистый отблеск. Жемчуга окружали и шею, и открытые запястья, среди жемчугов росинками сверкали бриллианты. Строй был дорогой и древний, под стать зеркалу, а может, и старше. Но это мягкое молочное сияние… Генрих не мог разглядеть лица - черты его казались размытыми, точно таяли в свете свечи, в жемчужном блеске убора. Иней… капельки воды… но ружанец в ее руках оплывал гнилушечной зеленью, и под пальцами с костяным щелканьем проворачивались в оправе камни, похожие на волчьи глаза.
        Айзенвальд вздрогнул, стряхнув наваждение. Окажись женщина реальной, был бы слышен звук шагов, шелест платья, стук сердца и дыхание. А треск камней в оправе оказался щелканьем ходиков, когда цепь движется, цепляя анкер. Генералу сделалось досадно. Как, однако, легко удалось поймать его, не понаслышке знавшего, что сочетание неверного свечного света и мерцания зеркала вгоняют человека в сумеречное состояние. Особенно, если подмешать кое-какие ингредиенты в свечной воск или подбросить в печь. Конечно, до того, как он обнаружил под лестницей это зеркало, свечи коварства не проявляли, а печи в первый же день, едва начав вставать, он тщательно вычистил, проветрил до стука зубов комнаты, чтобы изгнать, возможно, рассеянную в воздухе отраву, и топливо принес из-под повети на дворе. Поленница промерзла и была изрядно присыпана снегом, а потому, скорее всего, опасности не представляла. Кроме того, он перестал употреблять еду и питье, что ему подавали. Воду вытапливал из снега, в закромах отыскал муку и зерно, а в подполе картошку. Зерно с мукой трогать не стал - они могли быть заражены рожками[Рожки -
спорынья] , вызывающими видения. Зато картофель перебрал и выбрал из-под низа. Согласно старинной книге по домоводству, "Хозяйке Лейтавской", из последнего можно приготовить до трехсот блюд. Но двух дней на картошке отставному генералу вполне хватило. С помощью стакана и медяка он поймал мышку и стал пробовать таинственно возникающие блюда на ней. Мышь благоденствовала, и Айзенвальд рискнул снова есть то, что ему подавали. Не раз и не два он предпринимал попытки изловить незримого повара, но, несмотря на все, порой, довольно варварские методы, не дающие забыться, засыпал с последним ударом часов, отбивающих полночь. Если его сонливость и вызывалась ворожбой, то связанной явно не с объективными причинами, и как бороться с ней, а теперь и с явлением призрака, Генрих не знал. Оставалась возможность, что эта заурядная с виду усадьба таит какие-то технические секреты, вроде скрытых зеркал Кельнского собора: стоило священнику взяться за кадило - и в дыму ладана перед верниками начинал весело приплясывать и корчить рожицы черт. А может, дело было в состоянии самого Айзенвальда: раны, одиночество в пустом
доме, воспоминания, подброшенные этой проклятой Лейтавой… или действие омолаживающей микстуры? Если он, Генрих - магистр Фаустус, значит, вот-вот должен явиться Мефистофель. Или уже явился - в виде прекрасной панны в зеркале. Так что, еще раз уколоть руку, чтобы убедится, что не спит? Что жив и не сошел с ума? А, даже если и сошел, от исполнения долга это не освобождает. Априори.
        Была еще одна возможность. Что он, Генрих, действительно видел призрак Северины. И, значит, мог с ней заговорить. Как это местные убеждаются, что имеют дело не с адским посланником? Само привидение молчит. Надо первым произнести… как там… а, вот: "Всяк дух Пана Бога хвалит". И если тот отзовется: "Воистину так…" О чем он думает на полном серьезе! Аристократ, рыцарь Креста, потомственный военный, действительный советник Лейтавского отдела разведки генштаба и человек по особым распоряжениям! Собственно, дело не в титулах и не в званиях. Ему, профессионалу, бросили вызов, а если задача существует, Айзенвальд обязан ее решить.
        Генералу не хотелось платить черной неблагодарностью за гостеприимство, но раз уж с ним не желали разговаривать, то он счел себя вправе самостоятельно определить, где находится и с кем имеет дело. А поскольку еще не чувствовал себя достаточно сильным, чтобы в изысканиях далеко отходить от дома (не считая походов за дровами и водой), то решил начать изнутри. Дом был обширным, состоящим из двух этажей, чердака и подвала. Генрих мысленно разбил его на квадраты и приступил к методичному осмотру, начав с комнаты, в которой жил. Еще в первый день, едва очнувшись, он обнаружил здесь все свои вещи (кроме тех, что пропали в сражении с волками). В полном порядке оказались дорожный кофр и несессер: все внутри было сложено так, как он оставил сам, ни одна из ловушек на любопытных не тронута. На столе, прижатые массивной бронзовой лампой, лежали ровной стопкой деньги и документы, рядом пара пистолетов оружейных заводов Фаберже, старинный кинжал лидской работы в ножнах и табакерка с монограммой и отделкой из шлифованного янтаря, подаренная Айзенвальду старым герцогом ун Блау в честь завершения Лейтавской
кампании. Генерал мысленно поблагодарил неизвестных хозяев: остаться без всего этого было бы не смертельно, но весьма неудобно. Позже в гардеробной он нашел свои шапку и шубу, тщательно заштопанную в местах, где она отведала волчьих зубов. А медальон с портретом Северины так и висел у него на шее.
        Айзенвальда поместили в левом крыле (если стоять спиной к входной двери), в угловом кабинете размерами примерно две на три сажени. Там были два окна с тяжелыми бархатными портьерами, глядящие на запад, на заснеженный сад, и две двери: одна вела на восток, в гостиную с камином и деревянной лестницей на цокольный этаж, вторая - на север, к анфиладе, обводящей дом по периметру. В комнате, кроме кушетки с постелью, стояли секретер времен завоевания - в тигровых разводах, с гнутыми ножками и потрескавшимся лаком - и ряд стульев с гобеленовой обивкой и спинками, резанными из дуба. Их торжественный строй нарушала, выпячиваясь из стены, печь-саардамка со здешнего рисунка жар-птицами по глазури. Пропуски на месте отколотых изразцов забелили. На полке над медной печной дверцей (Китоврас[Китоврас - народное название кентавра] и райские яблоки) приткнулись два бокала из старого радужного стекла и рогатый подсвечник. Под окнами письменный стол с лампой и фарфоровыми часами, рядом обитое кожей массивное кресло. На оштукатуренных стенах две олеографии, воспроизводящие бытовые сценки, и несколько вышивок крестом
в деревянных рамках. На потертом паркете домотканая дорожка.
        На обыск комнаты ушло несколько дней: во-первых, генерал никуда не спешил, а во-вторых, профессионально устранял следы своих поисков, что тормозило дело. На предмет наличия потайных ящиков он расковырял письменный стол; в поисках скрытых ниш простучал стенные панели и паркет; с помощью монокля исследовал лепнину потолка и изразцы печки… Спицами, извлеченными из корзинки для вязания, прощупал обивку кушетки, кресла и стульев; и дальше в том же духе. И наконец искренне признался себе, что эта работа не столько призвана удовлетворить его любопытство разведчика, сколько помогает ему сохранить в пустоте населенного призраками заснеженного дома ясный ум и твердую память. Сказки братьев Граммаус, да и психологические труды Шайлера, с коими Айзенвальд был не понаслышке знаком, уберегли шеневальдскую нацию от тлетворных идей Марианна и Руссе, кровавыми мятежами потрясших в конце прошлого века Эуропу. В то же время этот сумрачный романтизм нарушил воспитанное Гетеном ясное мировосприятие… а уж в Лейтаве становился просто опасен. Так что лучше заниматься полицейской работой и ни о чем не думать. Тем более,
от теоретических рассуждений на заданный предмет было не больше проку, чем от ничего не давшего, но хотя бы занявшего ум и руки обыска.


        Женщина еще приходила. Но исчезала, стоило Айзенвальду повернуться или заговорить. И отставной генерал подумал, насколько же прав оказался маленький герцог ун Блау. И насколько он, Айзенвальд, расслабился, забыл, чего стоит эта страна. А ведь его предупредили: этим появлением незнакомки в вагоне. И - снежными заносами. Словно кто-то нарочно задался целью не впустить генерала в Лейтаву.


        Вокруг дома лежал нетронутый снег. Чуть меньше перед парадным крыльцом, а на задах сугробы подымались до пояса; подпирали несколько яблонь под согнутые от тяжести снега ветви. В своих блужданиях вокруг Айзенвальд натоптал несколько тропинок, и это были единственные следы в округе. Дорога угадывалась разве по строю заснеженных вековых лип, ведущих к отсутствующей ограде. В полуверсте от дома торчали из снега полуобвалившиеся кирпичные столбы несуществующих ворот. Погода стояла серенькая, но мягкая. Изредка из тучек начинал сеяться снег, но до метели дело не доходило, и экскурсии Айзенвальда делались все более долгими. Но так и невозможно было понять, чей это дом и как Генрих в нем очутился. В доме тоже не было намека на хозяев. Волшебный терем, затерянный в зиме.
        Бродя кругами по заснеженному саду, Айзенвальд наткнулся через какое-то время на два обширных длинных здания. Чем-то они напоминали готические замки: темный кирпич, кирпичные выкружки над тесными окнами, двускатные черепичные крыши. Раскопав снег перед массивными воротами, отставной генерал оказался внутри и понял, что это конюшни, просторные и хорошо обустроенные. Между денниками поднимались толстые кирпичные столбы, в окнах сохранилось стекло, а массивные балки перекрытий соединялись не гвоздями, а крепились в специально проделанных пазах. В конюшнях еще жил летний запах сена. Генрих прошел из конца в конец длинный коридор с каменным полом и пустыми стойлами по обе стороны, разбирая на столбах сообщения о статях и родословной некогда содержавшихся здесь лошадей. И вздрогнул, услышав приветственное ржание. Караковый был хорош даже в полутьме. Изгибал над деревянными воротцами шею, тепло дышал, прядал ушами. Над денником была полустертая надпись по-лейтавски: "Длугош, 1825". В ясли перед жеребцом был засыпан корм, в желоб налита вода - и ни живой души вокруг. Оставшуюся половину дня Айзенвальд
потратил на поиски: можно ли исчезнуть из конюшни быстро и незаметно. Никак не выходило. Обошел строение снаружи - снег оказался нетронут.
        Зато теперь можно было рискнуть. И ранним утром следующего дня отставной генерал верхом покинул свое невольное пристанище.
        Лейтава, фольварк Воля, 1831, январь

        Смеркалось. Генрих уже собирался повернуть назад, когда расхристанная тетка выпрыгнула из ельника прямо под ноги коню. Длугош взвился бы дыбом, да увяз в сугробе. Айзенвальд натянул поводья:
        - Кто ты, баба?!
        Тетка в сбившемся платке поверх льняной вышитой кофточки - выскочила из дому в чем была, пожар, что ли? Дымом не пахнет… - смотрела снизу вверх умоляющими глазами. Едва тронутые сединой каштановые пряди свисали вокруг вычерненного сумраком лица и падали на лоб; шерстяной андарак был снизу до колен мокрым от снега.
        - Авой, паничок! - заголосила баба. - Сам бог мне вас послал. Юлька под ахвицера легла, а Антонида-панночка живцом в гроб! Сама-а!! А я покойнице-матке клялася… А что ж это робится!!
        Айзенвальд содрал с себя шубу и укутал тетку со всем потоком ее красноречия, ветром тут же зимно протянуло по плечам. Рывком отставной генерал усадил женщину перед собой:
        - Куда ехать?
        - Ту-ут, близенько, - немедленно кончив выть, деловито пояснила она. - Вот на тропочку и по ней, по ней… Меня Бирутка звать, паненок Легнич стряпуха.
        Караковый Длугош осторожно нащупывал тропинку в глубоком рассыпчатом снегу; фыркал, выпуская пар, ноздрями, недовольный двойной ношей. Медленно смеркалось. Над гребешком елок силился пробиться сквозь тучи серебряный свет. Было не страшно, а как бы неприятно, словно Айзенвальд против своей воли погружался в странное действо, в котором нет места его тианхарскому кабинету с теплым кругом от лампы и портретами предков в овальных рамах красного дерева на стенах. Лес совершенно неожиданно разошелся, ветер швырнул колким инеем по глазам, запахло дымом. Продолговатый вросший в землю дом с натянутой на глаза стрехой почти сливался с округой, только одиноко помаргивало подслеповатое окно. Декорация.
        Генрих спрыгнул, не обращая внимания на взлаявших псов, помог слезть Бирутке, привязал Длугоша к столбику крыльца.
        - Скорей, пан! Януш, Януш!
        На крики выглянул из сенец паренек в домотканой свитке.
        - Коня прибери! Да скорей же!
        Бирутка пнула Айзенвальда в спину, почти подбегом заставляя миновать крылечко и замереть в пахнущем опарой тепле сенец. За полуоткрытой дверью виднелась освещенная свечами пустая зала, больше похожая на пуню[Пуня - вид хозяйственной постройки] , чем жилое помещение. Посреди этой залы с занавешенными окошками, в торце стола, почти загораживая его собой, стоял с воздетыми руками черный человек.
        - Стой, ирод! Не дам!
        Айзенвальду показалось, баба сейчас, как рысь, скочит бедняге на спину, не глядя на свою прекомплекцию. То есть, благодаря оной ксендзу еще больше не поздоровится. Светар устало обернулся, вытирая узкой белой ладонью вспотевшие тонзуру и совсем молодое с вислым носом лицо:
        - Ну мы же договорились, спадарыня Бирута!…
        - Не дам!! Живцом отпевать вздумали… да где видано… да грех! Из живой навку делать!! - стряпуха зашлась визгом на совсем нестерпимой ноте. И тогда из тяжелого дубового гроба на столе: с вытертым бархатом, перламутровой инкрустацией и бронзовыми ручками - в таких, знал Айзенвальд, отпевают поколения шляхетных покойников, чтобы потом переложить в простую сосновую труну и замуровать в склепе: и соседей не стыдно, и экономия - раздался сквозь стиснутые зубы девичий голос:
        - Пошла прочь, дура!…
        Девушка лет двадцати лежала в гробу неподвижно, словно в самом деле мертвая, только шипели губы да дергались длинные ресницы, то приоткрывая, то заслоняя огромные, зеленые от ярости глаза. По нежной коже щек метались тени. Девушка была очень красива. Красота эта, оттененная траурным одеянием и белой подушечкой под головой, просто резала глаза. Каштановые, чуть ярче Бируткиных, волосы были аккуратно зачесаны и уложены короной вокруг бледного лба; тонкие кисти в расширенных к запястьям рукавах, расходившаяся от дыхания маленькая грудь, длинные обрисованные платьем ноги, узкие ступни в замшевых простых туфельках… Айзенвальд сглотнул. Девушка… как ее, панна Легнич… Антонида… краем глаз заметила незнакомца, но только сжала губы и прикрыла глаза. Айзенвальд видел ее впервые, но имя смутно царапало, казалось знакомым.
        - Что здесь происходит? - спросил Генрих.
        - Я потом… все объясню пану, - ксендз улыбнулся доброй улыбкой. - Бирутка зря… А кто пан есть?
        - Похоже, сосед.
        - Пан будет свидетелем.
        Пальцы девушки стиснули внутреннюю обивку.
        - Панна Легнич, начнем? - спросил ксендз.
        Она едва заметно кивнула. Бирутка заботливо сняла нагар со свеч и, поджав губы, покинула поле хвалы.
        - Добровольне отрекоша сен?… - совсем другой, тяжелый и яркий, голос светара эхом отскочил от штукатуреных стен.
        Нетерпеливо дрогнули в ответ рыжие ресницы. И поплыла монотонная невнятица латыни, сквозь которую кочками в болоте вспухали знакомые Айзенвальду слова "in Domine… non… nobilitis… dei glorie…" Колыхались свечные огоньки. Ксендз подходил и отходил, взмахивал кадильницей, прижимал к губам Антониды то распятие, то ложечку с облаткой, смоченной в вине, то взмахивал над ее лицом бабочкой цветного фонарика… Наконец прозвучало ритуальное "in nomine Patris, et Flii, et Spiritus Sankti amen", и ксендз с мольбой обернулся к Айзенвальду:
        - Помогите. Мне вас сам пан бог послал.
        Что-то сегодня бог меня ко многим посылает, усмехнулся Генрих, вместе с ксендзом поднимая тяжелую дубовую крышку гроба, до того мирно стоящую в головах. С сомнением взглянул на трепещущую, но совершенно молчаливую панну Легнич:
        - А?…
        - Я же… не сумасшедший… дырочки там… да почти всё…
        Крышка плотно легла в пазы. Ксендз все той же ложечкой зачерпнул из ладанки землю и с бормотанием стал рассыпать ее по крышке в виде креста.
        - Все. Снимаем.
        Панна Легнич села в гробу совершенно бледная, с блестящим от пота лбом и закушенными губами. Айзенвальд предупредительно подал ей руку. Пренебрегая его помощью, она перекинула ноги через край, подтянулась и легко соскочила на пол:
        - Ойче Казимеж, прошу вас, распорядитесь об ужине. Я тут больше… - Невольная слеза сползла по щеке. Антонида быстро отвернулась. - Простите, я скоро выйду.
        - Казимир Франциск из Горбушек, - ксендз протянул белую узкую ладонь. - Что ж ты, Бирутка, две талерки ставишь?!… - возмутился он, близоруко хлопая мягкими, как у девушки, ресницами.
        - А чего покойницу кормить?…
        - Так Дядов кормите.
        - Ну, то Дяды, - напыжилась Бирутка рассудительно, - а то навка.
        Айзенвальд постарался припомнить, какой смысл вкладывают в эти названия здешние. Деды были предками-охранителями, их почитали, одаривали приношениями на кладбища, у них и свои дни имелись. А навьи были ничьими покойниками, часто чужаками и, встречаясь живым, несли тем беду и смерть. Разумеется, их не любили и боялись, с тревогой высматривали на золе, рассыпанной вкруг хаты, следы как бы куриных лапок. Не зря и избушка бабы-яги, здешней повелительницы мертвых, вращается на курьей ноге. Верно, панна Легнич, полежав в гробу, отпетая заживо, теряла статус живой. Дикость какая!
        - Бирутка, неси тарелку! Дикость какая, - пробормотал Казимир. - Стыдно, право.
        Он взял пузатый графинчик и тут же, громко звякнув, опустил. Смущенно взглянул на Айзенвальда:
        - Не могу. Р-руки трясутся.
        Генрих налил водки ему и себе, на свет рассмотрел лиловую рюмку. На стекле осели ледяные капли.
        - У нас был в старину обычай. Перед смертельным боем, перед опасным делом - соборовали, как перед смертью.
        Светар страдальчески свел брови:
        - Если бы так… - его красивые длинные пальцы возили рюмку по столу, словно жили своей, особенной, отдельной жизнью. - Я сделал ее действительно мертвой. В глазах всех местных, в ее собственных. Ат!
        Он шумно принялся наваливать в тарелку закуску: печеную картошку, сало, хрусткие огурчики, капусту, рыжики… полил здором, отправил в рот. Прожевал, запивая водкой, как водой.
        - Если бы я отказался, было бы только хуже. А так хоть бессмертная душа спасется.
        - Почему она это сделала?
        - Глупость! Глупость и мракобесие. Вбила себе в прекрасную головку, что должна отомстить… Сперва гибнут родители-повстанцы, потом дядя и жених, теперь сестра… Ну, эта не отягощала себя местью, легла под первого же, кто этого хот-тел… - Казимир заикнулся и покраснел.
        Легонько заскрипела деревянная лестница. Ксендз замолчал с недоеденным кусом во рту. Антося спускалась, похожая на мальчишку, тоненькая, в облегающем мужском строе, с неровно состриженными медными волосами, подобно шлему, обхватившими упрямо вскинутую голову. Со следами слез на худых щеках.
        - Прошу простить, пан Казимеж… пан?
        - Айзенвальд. Генрих Айзенвальд.
        На скулах Антоси запунцовели пятнышки. Длинные ресницы дрогнули, губы шевельнулись - и промолчали.
        - Вы говорите, как здешний, - похвалил Казимир.
        Айзенвальд отодвинул девушке стул. Она присела, прямая и застывшая, приподняв подбородок. Явилась Бирутка с переменой блюд, пырхнула, будто разозленная ежиха, ядовито сощурилась:
        - Мало тебя в детстве драли.
        Светар потупил глаза.
        - Окажите нам честь, панове! - звонко произнесла Антонида. - Останьтесь на ночь.
        Генриху стало понятно, что, несмотря на весь свой кураж, она боится.
        - И не просили бы - остался, - ксендз стоял чуть выше Айзенвальда на лестнице, держа руку со свечой так, что свет падал на его лицо снизу, затеняя глазницы и лоб - неприятное и даже зловещее зрелище. Как продолжение спектакля. Ксендз был пьян, но это угадывалось только по его обильнословию и легкому заиканию в конце фраз. - Угостили приходом - хоть сдохни. Совы да волки.
        Он уходил вверх, как в небо, и темная ряса болталась на худых плечах. Тень накрывала ступеньки.
        - "Лилеи" - выморочный род[Имя по изображению на гербе] . Моему пращуру Георгию так и не простили изобретения печатного станка. Пока страну с вековой историей будут считать глухой провинцией, не изменится ничего.
        - Вам не странно говорить это мне, одному из тех, кто вас завоевал? - спросил Айзенвальд в спину. Казимир обернулся, с пьяной четкостью проговаривая слова:
        - Ну, говорить, что завоевали вы - это смешно. В лучшем случае, вы сын завоевателя. (Айзенвальд вздрогнул, окончательно принимая правду, уже высказанную зеркалами, но отодвинул ее - пока, до лучших времен.) Во-вторых, я редко говорю. Завтра я вспомню, что где-то надо доставать стекло - в костельных окнах ни одного целого. Кирпич на дымовые трубы. Перекрыть крышу в том, что именуется моим домом. Хотя бы соломой. И что до ближайшей деревеньки девять верст с гаком и ни живого сердца вокруг. Хотя до Вильни - меньше дня конно. Мечта любого пробоща, почти столица. Если забыть, что после войны, восстания, секвестров и баниций от Навлицы горелые бревна остались да погост. Я, выученик Пинского коллегиума, надежа семьи, кому светил факультет богословия Падуанского университета, затыкаю тряпками окна и жду, что в любую ночь стану очередной волчьей жертвой… Той же Антониды панны, будь оно проклято.
        Лестница закончилась огороженной площадкой, светар вставил в замочную скважину вычурный тяжелый ключ. Недовольно лязгнул ржавый замок. Пахнуло нежильем.
        На половину комнаты растопырилась кровать под балдахином, серым от набившейся в складки пыли. Постельное белье воняло плесенью. Казимир прилепил свечу у изголовья.
        - Я сам - тряпка для затыкания дыр. После того, как в Навлице погрызли верников слепые волки.
        - Как?
        - Задушный день, все едут на кладбище. Свидетелей, вы понимаете, море. Еще до заката, светло. Я так понял, волки кидались только на тех, кто стоял у них на дороге. Слепые. Словно их тянул кто, бежали напрямую, прыгали через памятники, ограды, через людей… в старую часть, где склеп князей Ведричей, бывших хозяев поместья. Они фундаторами моего костела были.
        Казимир глядел поверх головы Айзенвальда - так мог бы смотреть слепой волк.
        - Туда две женщины ушли. И, видимо, все, - ксендз развел руками. - Церковное начальство сочло, что надо… послать ксендза, во избежание слухов. Костел наскоро освятили…
        - Вы верите в это?
        - Что освятили?… Простите. Вы счастливый человек. А я лейтвин, - Казимир Франциск поцарапал ногтями щеку с прорастающей щетиной. - Я жил с этим всю жизнь. А когда сделался старше, когда нашел своего Господа… я был счастлив. Счесть все это пустым суеверием, освободиться! Отправиться в Злоту Прагу, в Этолию. То, что у вас, в Эуропе, народный вымысел, у нас - реальность. Мой Господь распадается на осколки. И у каждого свое имя, и каждый требует веры и обещает чудеса. Не где-то там потом, в загробном раю. Вот панна Легнич поддалась… обещаниям.
        Айзенвальд слушал, почти не перебивая, хорошо зная, что пьяный, да еще вздернутый, человек куда больше выболтает сам, чем можно вытянуть из него в других обстоятельствах. Ответы были на расстоянии протянутой руки.
        - Холодно.
        Генерал засунул в чрево печки дрова и щепу, поджег от свечи. Через какое-то время потекли морозные узоры на окнах. Запахи сделались резче.
        - Здесь сто лет никто не ночевал. Дом ветшает, - задумчиво проговорил Казимир.
        Он снял и бережно разложил на стуле сутану, оставшись в серой льняной рубахе, кюлотах полувоенного кроя и сапогах для верховой езды, порыжелых от старости. Айзенвальд подумал, что ксендз ошибся с призванием.
        - Бешеный зверь всегда бежит по прямой.
        - Понимаю, - Казимир вытянулся на кровати, болезненно худой и непропорционально длинный, закинув руки за голову. - Но - волки все были слепы. Слепы!
        Он резко повернулся набок, подхватив ладонью подбородок:
        - Вы просто не слышали этой легенды. Про волков Морены. Это языческая богиня-смерть. И хозяйка Зимы. Так вот, ей служат слепые волки. Просыпаются в канун ноября, и хозяйка отдает им изумруды своего ожерелья. Вместо глаз. Их царство длится всю зиму. А когда приходит март, волки возвращают самоцветы госпоже и засыпают в буреломных пущах до осени.
        Генерал передернул плечами. Запахнул сюртук на груди. Еще подкинул дров:
        - Красиво. Чтобы быть правдой. Так чьим обещаниям поддалась панна Антонида?


        Она вошла, держа лампу чуть на отлете. В стеклянном шаре покачивала золотым лепестком свеча. Словно в церкви, густо запахло воском. Каштановые волосы Антониды были зачесаны наверх, узкое лицо с разлетом глаз, строгим носом и выразительными губами казалось твердым и серьезным. Она беспощадно напомнила Айзенвальду графиню Северину: рассказывали, когда ту схватили, она вот так же вошла с лампой в руках. Переждав болезненный укол в сердце, Генрих тяжело поднялся:
        - Панна?
        - Я хочу поблагодарить вас, панове. И проститься.
        - Проводить вас?
        Она издала сухой, как скрип снега, смешок:
        - Пан нездешний. Все равно, я благодарна пану.
        Краем глаза Айзенвальд уловил, что Казимир напрягся и сел, следя за ними, как за дуэлянтами.
        - Я здесь в гостях.
        - У Любанских? Рушинских?… Тарновичей?… - перебирала Антя имена, видя, как он отрицающе качает головой. Айзенвальд наконец сжалился над нею и пожал плечами:
        - Я попал туда при странных обстоятельствах. И хозяйка не сочла нужным представиться. Это примерно к югу отсюда. Двухэтажный дом. Цоколь из дикого камня и очень красивый, вычурный деревянный фронтон.
        Опустилось молчание. Оно было ощутимым, как полог. Его можно было резать ножом. Ксендз мгновенно протрезвел, а с панны Легнич сошло притворное спокойствие. Она посмотрела, как испуганный ребенок:
        - Лискна.
        Это было имение, где погибла Северина.


        Я никогда там не был. Я читал реляции, где буквально по минутам расписан ее последний день, каждое ее слово и жест, и нечувствительность к пыткам - люди с карими глазами почему-то гораздо упорнее, чем голубоглазые блондины. Там написано, что документы, которые предположительно были при ней, так и не нашли. Но к реляциям не положены рисунки особняка, где все происходило, и очень трудно что-то понять по описанию. Ведь не зря же здесь говорят, что лучше один раз увидеть… Этот дом, похожий в инее на волшебную сказку. Заснеженные тополя вокруг. Витые балконы. Взятая в морозные оковы река. Ни следа пожара. Ни следа расстрелянного по моему приказу хозяина - Игнатия Лисовского. Лискна. Теперь я понимаю, где нахожусь. Теперь я догадываюсь, кто меня спас… Я понимаю.


        Если Айзенвальд и потерял сознание, то этого не успели заметить. Глаза Антоси налились слезами. Ксендз подошел и взял Генриха под локоть жестом впервые ясно проявленного дружеского расположения:
        - Уезжайте оттуда. Это дурное место, нехорошее. Оно притягивает несчастья.
        - Еще одна мрачная легенда?
        - Там убили женщину. Без споведи, без покаяния. В спину. Она была предательница, но ведь все равно… нехорошо убивать… вот так?
        Антя дернула ртом и произнесла звенящим голосом:
        - Моих родителей тоже - без покаяния. И неизвестно, скольких еще - на плаху. Молитвами панны Маржецкой Северины. Игнат привел приговор в исполнение. На нем нет вины.
        Пальцы ксендза шевельнулись, точно перебирали четки:
        - "Не судите…"
        Панна Легнич гордо вскинула голову:
        - Если мы не станем судить, будут виселицы и расстрельные команды, и тираны у власти, и отсутствие права называться нацией. Простите, мне пора идти.
        Внизу отозвались часы. Они не били, а натужно шипели, старчески выхаркивая из себя полночь. За окном отозвался волчий вой. Ксендз шаркал по ступенькам стертыми подошвами, бормотал вполголоса:
        - …какой-то узел здесь завязался, око смерча, все затягивает… Гонитва, Морена, голод, поветрия… что мы делаем не так? Господи, поможи…


        Тучи над елями заглотили луну. Зыбкий свет из окон как-то разом исчах, и только слабо светился снег, поскрипывая под сапогами.
        - Панна Легнич, что вы собираетесь делать?
        Она не ответила, двигалась, преодолевая ветер.
        - Не останавливайте ее. Вы ведь тоже не уйдете из Лискны? - Казимир не дождался ответа и продолжал: - Удивительная нация - немцы. Бюргеры и - романтики. Я плакал над вашими поэтами. Шайлер, Зимрук, Ворнгаген…
        Айзенвальд клацнул зубами от холода и смеха: самое время говорить об избранниках "Бури и натиска". Антося раздвинула заснеженные еловые лапы, подняв рой мерцающих искр:
        - Это здесь. Панове, останьтесь!! - и скрылась за деревьями.
        Какое-то время мужчины молча утаптывали снег. Не происходило ничего. Потом Антя закричала. И они бросились туда.
        На пятачке между елями было неожиданно тепло, среди низких сугробов темнел разложистый пень. Из пня - торчали остриями кверху ножи. Антя рыдала рядом.
        Ксендз быстро сосчитал клинки:
        - Понятно. Дай бог Бируте здоровья.
        - Стерва! Ненавижу!
        Трагедия превращалась в фарс.
        - Ну, пожалуйста! - с мольбой сказала Антя Айзенвальду. - Дайте мне нож!
        Лейтава, окрестности Вильно, 1831, январь

        Стряпуха Бирутка, прислонив лицо пухлой ладонью, упорно смотрела вслед уезжающим мужчинам. Чтобы не дай Бог, не повернули, внося новую путаницу в неокрепшую головку чудом возвращенной ей госпожи. Ясно было, что никакого лекаря тетка звать не будет, а если панночка таки помрет от мозговой горячки, бабу станет греть сознание, что та скончалась во Христе.
        Ксендз передернул под зимней свиткой худыми плечами, ударом стертых каблуков тронул вислобрюхую чалую доходягу, полученную вместе с заброшенным приходом, длинные ноги Горбушки свешивались по обе стороны натянутых ребрами конских боков.
        Мужчины легкой трусцой двинулись через лес, ничуть не похожий на тот, сквозь который пробирались они ночью за одержимой панночкой. Утоптанная тропка вихлялась среди стволов подросших еловых посадок, среди погруженных в белые снеговые перины раскидистых осокорей и вязов. Где-то в лесу насмешливо перекрикивались клесты.
        - Поворотка, - ксендз Казимир тяжело вздохнул, словно втыкая на перепутье невидимый деревянный крест. - Может, и вас Господь упасет.
        Айзенвальд, не отвечая, поднял голову на верстовой столб с указателями - дань основательности шеневальдцев. Черные готические литеры подмыло дождями, но еще можно было прочесть, что правая дорога ведет на Вильню (восемь верст) - без труда доскакать хватит и двух часов короткого, но сегодня солнечного, яркого зимнего дня. Налево - Яблоньки и заброшенная ксендзова Навлица - как он там управляется один, когда волки воют в сугробах под забитыми досками окнами? Айзенвальду - по заросшему проселку на юго-восток, туда, куда щерится занозистым краем обломанная дощечка. По вершинам хвой пробежала серая зимняя белка, зацокала, стряхнула на всадников снег.
        - Я отправляюсь с вами, - принял решение Генрих. - Только заедем в Лискну, с вашего позволения. Попрощаться. Не хочу быть неучтивым перед хозяйкой.
        Казимир Франциск хлопнул глазами, но удержал рвущийся с губ вопрос. Повернул чалого на проселок. Держался он прямо, точно не было ни недосыпа, ни тяжкого похмелья, только вытянутое лицо с неровной щетиной казалось болезненно бледным да мелкой изморозью поблескивал на лбу пот.
        До Лискны оказалось вовсе близко: в этот раз не пришлось плутать, разыскивая дорогу. Вытянулась ровной стрелой среди заснеженных двухсотлетних лип подъездная аллея. Дыхание Горбушки за спиной сделалось прерывистым. Айзенвальд какое-то время колебался даже, не оглянуться ли и не попросить его подождать здесь. Но потом все слова и мысли вылетели у Генриха из головы.
        - Не тот!!…
        От аха полетели с низких яблонь комья снега и с карканьем взвились в воздух серо-черные укормленные вороны.
        Приглядевшись, генерал осознал, что дом все же тот самый, что и вчера, тот, в котором он прожил около месяца: каменный цоколь, деревянный бельэтаж. Даже давешние следы Генриха уцелели на заснеженном крыльце… но вычурный фронтон гадски сломан, провалена крыша, ушли в себя печные трубы, и стекол нет ни в одном окне… и запах гари, явственный даже сейчас… Такое не происходит за один только день и ночь, вернее, происходит, но приметы, и запахи - все выглядит не так. И вокруг - никаких следов. Привязав Длугоша к дереву, генерал взбежал на крыльцо. Подгнившие доски вспоролись с треском, но выдержали. Отжав перекошенную набухшую створку, Айзенвальд шагнул в темноту.
        - Постойте, я с вами!…
        Вестибюль, заваленный мусором и прогнившей мебелью, лестница, зеркало под ней - то самое, в котором Генрих, заглядевшись, мог увидеть, как он полагал, хозяйку дома… Морок; как говорят местные, мроя. Но он, как человек военный, не верил в мистику, пока мог найти рациональные объяснения. Жаль, оных так и не нашлось. Твердым шагом взошел Айзенвальд наверх. Здесь запах копоти стал особенно ощутим и неприятен, хотя сквозь низкие окна с уцелевшими в раме осколками носило по полу серый от пыли снег. Под ноги угодила лишенная абажура проржавевшая жестяная лампа. С истинно шеневальдской педантичностью Айзенвальд поднял ее и поставил на сдвинутый на середину комнаты секретер. Вытер от копоти руки. Похоже, в этой комнате какое-то время был пожар, несколько половиц прогорело, на окнах под порывами сквозняка метались почерневшие занавески, обгорел и угол секретера, и опрокинутые стулья. Генриха удивило, что следы пожара наличествуют посередине, а не там, где печка. Впрочем, могло загореться и от лампы, и от свечи… Еще создавалось впечатление, что кто-то весьма основательно разорил эту комнату: часть половиц
вскрыта, мебель опрокинута и выпотрошена, лоскутами свисают шпалеры… Вдруг Айзенвальд осознал, в каком месте находится!
        Но сзади слышались шаги и тяжелое дыхание светара, и генерал овладел собой.
        - Никого.
        Голос Казимира разбил странное ощущение, возвращая Айзенвальда к реальности. Он пожал плечами.
        - Можно ехать, - сказал он.
        Зачем-то снова взял лампу. Поднял глаза к потолку.
        - Я возьму это. Пойдем.
        На лице ойца Казимира мелькнуло желание возразить. Ну да, ведь нельзя забирать вещи из заразного дома. Но ксендз тактично промолчал.


        Зимой темнеет рано, и до Навлицы спутники добрались на закате. Раскаленное солнце опускалось в длинные тучи, так называемые "кошачьи хвосты", обливая фасад костела кровавым светом. В тени огромного здания с монументальными бронзовыми вратами с "розой" над ними и частоколом кирпично-ржавых звонниц хатка ксендза совсем терялась: и знал бы - не заметил. Покосившаяся, с подпертой досками, наползающей на окна стрехой, она утопала в снегу, истырканном сухими стеблями подсолнечника и бурьяна. Не утруждая себя отпиранием номинальной калитки, Казимир переступил длинными ногами едва видный над снегом плетень и, ведя за собой кобылку, зашагал по целику к воротам заменявшего конюшню хлева, бывшего продолжением дома. Ворота еще предстояло раскапывать. Лопата была предусмотрительно засунута в подстрешье. Похоже, пользоваться ею Горбушке в эту зиму приходилось очень часто. Обиходив коней и забрав вещи, мужчины через внутреннюю дверь прошли в сени. Те встретили гостя и хозяина неистребимым запахом трухи, зерна и подгнивающего картофеля, морозцем, потянувшим через волоковые оконца. Заполошно пища, шуснули по
щелкам мыши. Ксендз почти наощупь отыскал мерзлую скобу, невнятно выругался и, нажав на язычок, потянул на себя обитую кисло воняющим войлоком внутреннюю дверь. Из горницы пахнуло холодом. Но, после хлева и сеней, внутри показалось почти светло.
        И, как ни странно, единственная годная для жилья комната оказалась очень уютной. Видимо, потому, что вся обстановка, встречающаяся в крестьянском доме, неизменной продержалась столетия, и столетия же выверили целесообразность и отсекли все лишнее. При свете угасающего дня Айзенвальду нетрудно было рассмотреть окружение, не смущая хозяина, занятого растопкой. Вот занимающая всю стену печь - утверждают, это балткревское изобретение единственное в своем роде, дающее 85 процентов полезного выхода. Потому и спят на печке, и сушат зерно, и готовят, и моются… невероятная чистоплотность лейтвинов даже вошла в пословицу… А еще гибнут от угара и пожаров… Генрих пожал плечами.
        Под киотом, за угол которого была заткнута ветка омелы, стоял стол, покрытый льняной с мережкой скатертью, рыжеватой от старости, но накрахмаленной и чистой; лавки и сундук. Над входной дверью, отражаясь в мутноватом, наклоненном зеркале, висела полка с глиняной посудой, под ней был еще один стол для хозяйственных нужд, отскобленный добела, со следами ножа на столешнице. На жерди над печью сушилась одежда, в уголке приткнулись валенки. Между широко расставленными окошками напротив двери под зеркалом занимала простенок под домотканым ковром монументальная парадная кровать с горкой уменьшающихся кверху подушек и вышитым покрывалом с кружевным подзором. На этом ложе, обязательном для хаты, никогда не спали, разве заезжие паны. Кровать такая являлась скорее не предметом меблировки, а символом благосостояния - "и мы не хуже людей". Хозяева же летом ночевали на лавке или вовсе на сеновале, а зимой забирались на хорошо протопленную печь, потому что в морозы к утру даже хорошо проконопаченная и закрытая изба выстывает до мертвого холода. Отличалось жилье ксендза Горбушки от крестьянского книгами. Книги
теснились везде: занимали лавки, угол стола, упомянутый сундук, самодельный книжный шкаф за печью, саму печь, выпирая из-за сатиновой занавески обитыми медью и железом уголками. Было несколько старинных инкунабул со следами цепей, которыми драгоценные тома приковывали к сундуку-книгохранилищу, с вычурными замочными скважинами на ремешках, обхвативших сгиб. Но грудой валялись и дешевые газетные издания, и даже романтическое чтиво для барышень и лютецкий модный журнал, годовое собрание, забранный в кожу томище… Айзенвальд выволок из развала печально знакомую "Хозяйку Лейтавскую": "Роза в сиропе. Бутоны розы, которые хорошо раскрылись, или цветы, что едва расцвели, очистить, оборвать всяческую желтизну…" Генерал хмыкнул. Весьма актуально…
        - Сейчас… картошка будет…
        Казимир Франциск на недолгое время исчез и возвратился с миской соленых огурцов и капусты, шматом сала, завернутым в пергаментную бумагу, и пропыленной темной бутылью.
        - Располагайтесь, ужинайте.
        Генрих удивленно приподнял брови. Ксендз пожал плечами на невысказанный вопрос:
        - Время для повечерия. И так пренебрег вчера службой.
        Айзенвальд припомнил нетронутый снег, заваливший костельное крыльцо, темные глухие окна… Да здесь и сторожа-то нет…
        - Но…
        - Полагаете, если нет верников? - серые глаза Казимира помрачнели. - Никто сюда не пойдет, после дел этих, и когда страхи, и волки… Но Он! Он есть, и ничто меня не извинит, если…
        Он запнулся, словно от сильного душевного волнения. Айзенвальд понял, что имеет дело не с фанатиком, но с человеком, который превыше всего ставит долг - превыше эгоизма и умения не то чтобы устраиваться, а рассудительно подходить к ситуации. Генерал ощутил невольное уважение. Выбираться сейчас на мороз, тянуться по ночи в промозглый, еще более холодный, чем улица, храм, служить перед глядящими со стен суровыми святыми и пустыми рядами дубовых скамей… В выбитые стекла сквозит, то и дело задувает свечки, и есть всего лишь тонкая ниточка веры между замерзающим священником и Тем, в кого он верит. Может быть, отец Казимир прав. Генрих запахнул шубу, которую, было, собирался снять:
        - Я с вами?
        Ни лице Казимира нарисовалось детское удивление, уголки губ дрогнули, глаза увлажнились… Экстаз и счастье - вот что излучало это неправильное, но такое милое сейчас лицо. Айзенвальд на мгновение устыдился. Ведь то, что он делал сейчас, делал не для Бога - для этого вот длинного нелепого человека в снежном одиночестве заброшенной, может, проклятой деревеньки.
        - Сейчас… сейчас… картошку отодвину…
        Казимир гремел котелками, ронял ухват, обжегся и дул на длинные очень красивые пальцы. Надел шерстяную рясу, схватил требник и, споткнувшись о порог, вывалился наружу.
        Огромные, с кулак, звезды застыли над заснеженным, бескрайним пространством, ограниченным щеткой елового леса на окоеме, и посреди этой искрящейся пустоты вздымался к небу храм, массивный, как гора. И, как гора же, никак не хотел приблизиться, хотя, казалось, от ксендзова дома располагался в двух шагах.
        Снег похрустывал под сапогами, мороз забирался под одежду, студил лицо. Но Айзенвальд, запрокинув голову, затаив дыхание, все равно залюбовался неизмеримостью космоса у себя над головой, где каждая звезда - может быть, чей-то дом.
        Скрип массивных костельных врат заставил его очнуться. Он взбежал на заснеженное крыльцо и погрузился в холод огромного неотапливаемого здания. Пожалуй, внутри было холодней, чем в погребе. И почти так же темно. Свет звезд, попадая в расколотые окна, заставлял смутно светиться барельефы ангелов на стенах, взблескивал на мозаичном полу, полосках снега, скопившихся вдоль стен… Казимир Франциск, двигаясь уверенно, прошел к алтарю, затеплил свечки в стеклянных чашках по обе стороны от него. Тяжелые нервюры свода терялись в темноте, об их высоте можно было лишь догадываться по колокольности отражаемых шагов. Алтарь вздымался средневековым резным замком, и раскрашенные статуи в альковах, казалось, оживали в трепещущем слабом свете. Рядами выстроились вдоль нефа черные скамьи, балдахин качал выцветшими кистями над резной деревянной кафедрой, врезанной в стену, с ведущей к ней деревянной лесенкой. Вздыхал трубами орган.
        Священник занял привычное место и, казалось, отрешился и от повседневных забот, и от холода. Сделалось возвышенным его лицо. И разбуженное эхо подхватило "призывный" псалом:

        Берегом шел Иисус,
        Звал за собой в дорогу,
        Чтобы люди услышали
        слов божественных правду.
        О, Иисус, кличешь меня с собою,
        Сегодня негромко имя мое произнес…
        Я оставлю лодку на берегу
        И с Тобою начну новый лов.
        Золота нет, серебра нет у меня,
        Но руки к труду готовы,
        И есть сердце, что жаждет правды…
        Псалом, похоже, был очень древним. Его мог петь еще рыбак Андрей, который бросил сети, чтобы пойти за Христом. Казимир Франциск пел вдохновенно. У ксендза оказался глубокий баритон, а у заброшенного здания великолепная акустика, и "призыв" гремел, точно подхваченный многими голосами:

        Ты требуешь рук моих,
        Пота и чистого сердца,
        Неколебимой веры, моей отваги…[Псалом цитируется по "Песеннику пилигрима" (Медведичи, 2004 г .)]
        Отставной генерал дослушал стоя, жалея, что у песнопения всего один свидетель - не считая Бога.
        Холод становился все пронзительнее. Подкрепленный сыростью старого здания, в какой-то момент он сделался вовсе нестерпим, и Айзенвальд, не потревожив впавшего в транс проповедника, отправился бродить по собору от статуи к статуе и иконы к иконе. Разглядывал полустертую живопись, памятные доски на стенах ("…основателем костела является вельможный пан…", "статуя святого Бартоломея подарена…"), свешивающиеся с кронштейнов линялые хоругви. Капельки воды, сбегавшие с выщербленного края мраморной чаши, заледенели сосульками до самого пола. Айзенвальд поскользнулся, ухватился за край чаши и загляделся, привлеченный мозаиками пола, составлявшими как бы… (он всмотрелся)… Да, составлявшими карту! Словно для того, чтобы развеять сомнения, во флажки около географических объектов были вписаны названия. Айзенвальд, замерший на остроконечных воротцах с подписью "Вильно", двинулся вдоль припорошенной снежком синей ленточки Вилии… Карта была подробной и очень точной. Замечательно яркие краски сохранились даже теперь, под многолетними катышами пыли, с которой у ксендза, должно быть, не хватало сил бороться. А
щербинки и трещинки только прибавляли карте достоверности. Зрелище такое не встречалось генералу никогда прежде. Он вовсе забыл о проповеди и о холоде. Низко склоняясь, вглядывался в рисунок. Неверное, почти никакое, освещение заставляло напрягать глаза и в то же время сообщало узору жизнь. Генрих задумался, не сыщется ли здесь места, где похоронена Северина. К юго-востоку от Вильни, вот по этой дороге… Здесь?
        Изображение приблизилось, словно ударило по глазам. Обдало крутым холодом, как кипятком. Генрих четко увидел рыхлый сугроб, подсвеченный звездным сиянием, верхушки торчащего кустовья… ломкие прутики, скованные морозом.
        Сильная рука Казимира выдернула его назад в реальность. Вместо сугроба с заледенелыми кустами возле самого лица оказались его встревоженные глаза:
        - П-пан… Г-генрих… гонец?!
        Печка в костеле все же была, маленькая печурка в закристии, которую из-за стесненности в средствах ксендз топил редко и нерегулярно. Позднее Горбушка расскажет, что в костеле имеется огромная подвальная печь, от которой по трубкам теплый воздух разносился по всему помещению. Но после разрушений в бунты и попыток переделки уникальная система не работает…
        Голова у отставного генерала кружилась: слишком уж резко выдернули его из осязаемого видения. А может, виноват был печной угар: по сырым осиновым дровам так и бегали синие огоньки. Айзенвальда трясло.
        - К-какой гонец?! - произнес он, тоже заикаясь, и тут же переломился над ведром, которое подставил предусмотрительный ксендз. Поддерживая Айзенвальда, Казимир толчком длинной ноги распахнул двери. Морозный воздух хлынул в тесное помещение. Жадно дыша, генерал откинулся к оштукатуренной стене. Сознание отметило трясущиеся руки священника и все то же странное, благоговейное выражение лица. И тут же удивленное движение: ксендз с сомнением коснулся лба над бровями.
        - Идти можете?
        Айзенвальд встал, опираясь на плечо Горбушки, на подгибающихся ногах, качаясь из стороны в сторону, как пьяный. Впрочем, это состояние скоро прошло, только тянуло в висках. Мужчины вернулись в холодный костел. Айзенвальд почти насильно заставил себя переступить порог: вся его суть противилась необходимости шагнуть на предательский мир, мозаикой выложенный на церковном полу. И в то же время жаждала этого больше всего на свете.
        - Зачем… карта? - спросил он шепотом.
        - Было бы странно… - пробормотал ксендз. - Церковь не может не являться микрокосмом, отражением неба в земле. Так же глупо… как не понимать, что любая из тварей Господа тчет Узор, а гонцы - те, кто сознательно сдвигает Узор к гармонии.
        - Узор?
        Ксендз Горбушка обмахнул рукой залитый неверным мерцанием пол:
        - Здесь… всего лишь отражение. Пунктир намеченных Узором дорог. А сам Узор, … лишком глобальное понятие неразрывной связи всего со всем, - он приподнял глаза зашевелил губами, точно припоминая, - "со всеми веками и всеми людьми, что были, есть и будут на земле… Это делало его великим, куда выше обыкновенного себя. Это рождало в душе какую-то высокую печальную гордость, гордое и горькое чувство неяркой радости за всех и тоски по единству человеков"… Ох, простите, Бога ради.
        - Узор - совокупность мира… взятая в развитии? - с каждым произнесенным словом к отставному генералу возвращались силы. Он отпустил плечо Казимира и выпрямился. - Я читал наших философов, и галльских тоже, и никто не определял…
        Ксендз взмахнул рукавами рясы, как крыльями, по стене мазнула уродливая тень:
        - Тем не менее, представление о жизни как о нити очень древнее… древнее, чем может показаться. Еллинские мойры, ромейские парки, шеневальдские норны и кельтская триединая - Бадх. Переводится, как "ворона".
        Генрих хмыкнул. Казимир поглядел на него оскорблено:
        - Этим не стоит шутить. Совпадение в мифах невероятное. Триединая богиня, позднее трансформировавшаяся в трех сестер, которые различаются только именами. Клото, Лахезис и Атропос у еллинов ("дающая жребий", "прядущая" и "неотвратимая"), все три считались дочерьми неотвратимой судьбы - Ананке, а в более ранних вариантах тремя ее ипостасями. Ваши Урд, Верданди и Скулд… Старшая готовит пряжу, средняя сучит нить, а младшая обрезает ее. Все три управляют рождением, жизнью и смертью; прошлым, настоящим и будущим; началом, серединой и концом. Как видите, они имеют власть большую, чем самые могучие боги. А наша Верпея… - Горбушка запнулся, остуженный порывом холодного ветра из разбитого окна, видно, наконец, осознав неуместность лекции, произносимой перед иностранцем посреди зимней ночи в промерзшем насквозь храме. - Простите, я совсем схожу с ума от одиночества…
        - Верпея, сидящая на облаках и прядущая нити, к которым привязаны звезды. И чем дольше жизнь человека, тем ниже звезда спускается к земле. А если нить обрезают… Отсюда поверье, что когда человек умирает, с неба падает звезда… - отставной генерал закусил губу, передернул плечами - то ли поправляя шубу, то ли избавляясь от надсадного желания вновь погрузиться в Узор. Ксендз смотрел на него почти с мистическим ужасом.
        - Все очень просто, - сухо сказал Айзенвальд, - приведите меня к исповеди, святой отец.
        Казимир Франциск обернулся, осознавая и принимая холодную пустоту огромного заброшенного здания, освещенного лишь звездами и только что взошедшим серпом убывающей луны, расчертившей полы квадратными тенями оконных рам и деревянных решеток исповедален. Ветер свистел, разметывал налетевший в расколотые окна снег, и небо на самом деле сливалось с землей.


        Ущербный серп луны успел скрыться за лесом. Мужчины возвращались под огромными холодными звездами. Окрепший мороз яростно щипал лица, принуждал укрываться в воротники. Тишина стояла такая полная, что причиняла почти физическую боль. Айзенвальд оскользнулся на тропе, ксендз подхватил его под локоть. И на удивленное движение признался:
        - Вы думали, я не подам вам руки? По-моему, милосердие Господа куда больше, чем мы склонны полагать.
        Молча они дошли до дома.
        Горбушка совершил таинство причастия.
        Разворошил угли в печи, подбросил дров.
        А потом все мыкался из угла в угол, натыкался на предметы, метал взгляды на Генриха и непрестанно гладил кожу над бровями. Айзенвальд же просто сидел, прислонясь спиной к теплой печи, отогреваясь не столько физически, сколько сердцем. Впитывал неброский уют затерянного в снегах дома. И вздрогнул от резкого:
        - Это невозможно! Панна Антонида не утаила бы, вмешайся в вашу судьбу, - это вырвалось у ксендза неожиданно, охвостьем мысли, произнесенным вслух. - Мы… в некотором роде, мы были друзьями. И она до последнего дня регулярно приходила к исповеди. Я бы знал. В начале декабря - нет. Да и не стала бы она отвозить вас в проклятый дом. Даже из мести. Все здешние чураются его…
        Казимир закинул голову и опять тронул лоб.
        - Я не знаю ответов. Тут нужен гонец.
        - Гонец, гонец, - с досадой повторил он на недоуменный взгляд Айзенвальда. - Разве вы… Ох, черт! В самом деле… Не смотрите на меня так, - Казимир ткнул пальцами себе в лоб, - вот здесь должны быть две звезды. Впрочем, вы не местный. К вам это может не относиться. Где же это?!
        Он стал рыться в книжных грудах; грохоча, посыпались тома; как подбитые курицы, замахали страницами.
        - Вот! Читайте здесь!!
        Напрягая глаза, отставной генерал стал разбирать полузабытую вязь лейтавского письма. Сколько он перечитал в свое время. Да, еще в 1801, когда его, перспективного офицера, назначили в отдел Генштаба, планирующий подготовку к вторжению в Лейтаву. Он тогда срочно "заболел" и поехал лечиться в Ниду, свежесостряпанный, но уже модный морской курорт - а на деле - совершенствоваться в местном языке, нюансах культуры, собственно, заниматься тем, что военные называют "изучать театр будущих действий". И позже, уже будучи главой Лейтавской группы отдела разведки генштаба, а потом и военным губернатором Вильно. Именно в те годы он впервые узнал о гонцах, но уже тогда они были столь редки, что Айзенвальд (и не он один) счел их не более чем любопытным культурным феноменом, не имеющим веса в аннексионной политике Шеневальда.
        Абзац, который указал Горбушка, представлял собой апокрифическую версию "Сонаты Ужа", одной из хроник междоусобиц, сотрясавших Лейтавские земли на протяжении VIII - XII веков. Опоэтизированная борьба за власть, завершившаяся смертью князя и самоубийством жены и всех наследников. История драматическая, но не редкая. Впрочем, согласно данной версии, Эгле вместе с детьми бежала, унося с собой бронзовые княжеские короны, исполненные в форме ужей и наделенные некой таинственной силой. Какого рода силой - хроника умалчивала.
        Айзенвальд потер лоб над бровью, неосознанно скопировав жест отца Казимира:
        - Извините. Я плохо соображаю, когда голодный.
        Ксендз сделался красным, как вишня.
        Накрывая на стол, он разбил пару тарелок, и только чудо спасло от падения сковородку с шкворчащим салом. Но после первой рюмки действительно хорошей марсалы все как-то наладилось.
        - Вы когда-либо видели ужа? - Казимир, оправившись от дикого смущения, так усердно топтал в себя остывающую картошку, что говорил с трудом. - Гибкое тело в черной шкурке… а на голове такие оранжевые или желтые "ушки" - как янтарины… - не выпуская вилки, ксендз потянулся к нужной ему книге, вызвав очередной книгопад с хлопаньем и облаками пыли. Нацелившаяся на сало мышь позорно бежала, - …не перепутаешь. Вот оно! "Они кормят также, словно домашних богов, каких-то толстых и четвероногих змей черного цвета, которых называют гивойтосами". Ян Ласицкий, историк XIV столетия, "О богах жмудинов", - ксендз торжествующе потряс пухлой, растрепанной книжицей "ин фолио". Айзенвальд закусил губу, чтобы не засмеяться. - Насчет ног он, конечно, того…
        Горбушка повернулся, чтобы оказаться с гостем лицом к лицу:
        - Вот сидит перед вами такой… нелепый неудачник… никакой патриот?
        - Это потому, что после моей исповеди вы кормите меня салом, а не выкинули на мороз и не ткнули вилами в азадок?
        Ксендз хрюкнул. Перегнулся пополам и залился таким искренним смехом, что генерал тоже не смог удержаться. Взрослые мужики хохотали и всхлипывали, будто удачно созорничавшие мальчишки - ерзая на лавке, заставляя греметь и приплясывать посуду на столе.
        - И-и-именно!!… - выдушил Казимир, отирая слезы. - В-вы не п-представляете, к-как я с-счас-стлив… Сидеть здесь, - он обвел рукой пространство, - сдыхать от одиночества… читать не в себя… копить никому не нужные сведения… - он резко обернулся, локтем опрокинув рюмку. - Когда я понял… что мой костел - узел Узора, место силы для гонцов… Я был упоен… мне хотелось петь от счастья и ходить на голове. Но оказалось, все это никому не нужно… - Горбушка щелкнул пальцами в поисках подходящих слов и прислонил кулаком глаза. - После семинарии… Да, меня тогда назначили викарием в Полоцк. Там есть одно болотце. В нем все время тонут коровы. Тамошние все его боятся. Оно вселяет неосознанный ужас. Так вот, на этом месте было в свое время языческое капище… Узел силы, как здесь…
        Айзенвальд кивнул.
        - Ничего вы не понимаете… Надо сдыхать в этом погребе, надо потерять надежду, чтобы однажды к вам, наивному дураку, явился немец и оказался гонцом. Чтобы Узор, который рассыпается, опять начал жить.
        Ксендз дрожащей рукой налил марсалы:
        - Выпьем за Ужей!
        - Почему?
        - Потому что любой лейтвин вам скажет про тончайшее чутье ужей к изменениям и умение выбраться из любой ловушки. Потому что ужи прекрасно приручаются. И еще до сих пор во многих деревнях их используют в качестве мышеловов и сторожей. Тем более что там, где они водятся, никогда нет и быть не может гадюк. И как ужей, узнают по звездам над бровями гонца.
        Красиво звякнуло стекло. Устав от длинной речи, ксендз расслаблено созерцал сбегающие на дно рюмки розовые капли. Глубоко вздыхал. Сонно жмурил серые добрые глаза.
        - Но почему вы решили, что я гонец?
        - Ну, а если бы вы оказались в незнакомом сугробе посреди зимней ночи в расхристанной шубе, без шапки, коня и оружия, это было бы достаточным доказательством? - Казимир лукаво улыбнулся. Кинул под стол кусочек сала. Подпер руками острый подбородок. - Способности гонцов не настолько уникальны, как нам, лейтвинам, хотелось бы думать.
        Он потянулся к очередной книге, перехватил взгляд гостя, брошенный на книжные хребты, и тихо засмеялся:
        - Хорошо, без цитат. Насколько я разобрался, гонцы унаследовали либо стихийно повторили многое, что было свойственно культуре бардов кельтского этноса. Не только лишь странствующих певцов, как они сейчас понимаются, но объединения людей, собирающих, поддерживающих и передающих знания. Но есть и различия. У кельтов… желающий посвящения укладывался в лодку и отпускался в бурное море… Либо в его желудок запускалась живая ядовитая змея.
        Ксендз нанизал на вилку последнюю картофелину, осмотрел ее со всех сторон и - вернул на тарелку. Все звуки в доме вдруг стали странно отчетливы: шуршание мышей, скрип цепи и стук маятника ходиков, прячущихся за занавеской, стрельба в печи угольков.
        - Смысл этих испытаний был двоякий, - продолжал Казимир монотонно, - во-первых, поставить человека в ситуацию полной психической смерти, принудить пересмотреть все свои взгляды на жизнь и ее конец. Во-вторых, в такой ситуации от человека не зависело абсолютно ничего, а только от судьбы. Или от бога - кто во что верил.
        Айзенвальду сделалось холодно. Сам того не заметив, Казимир истолковал ему суть пребывания рядом с призраками в заколдованном доме, в непонимании и сомнениях.
        - От гонцов же зависит очень многое. Если не все. От них - то ли потомков реальных ужей, принявших зачем-то человеческий облик, то ли восприемников силы, заключенной в спасенных Эгле коронах. Голоса земли, который они умеют слышать.
        Окрестности Вильно, три года назад

        Скрипнула дверь, а за нею половицы. Алесь сел в постели, прислушался. Позвал:
        - Панна Юля, вы?
        Потянулся зажечь свечу. Спички не загорались, а потом серебряный коробок вообще нырнул под кровать. Ругая достижения прогресса, делающие жизнь тяжелее, Алесь потянулся за ними. Свечу зажгли за него. Из неудобной позы, свесившись с постели, князь наблюдал за расположившимся в кресле незнакомым мужчиной. Было тому по виду около сорока, держался он гордо, расправив широкие плечи. Его лицо можно было бы назвать лошадиным, если бы не выражение достоинства и не янтарные, с твердым прищуром глаза.
        - Уже успели соблазнить мою младшую племянницу, - усмехнулся он.
        Александр принял более удобное положение, откинул с лица кисточку ночного колпака и хмуро поинтересовался:
        - А кто вы такой?
        Он бы говорил куда более резко, но, как любой лейтвин, разглядел над бровями незваного гостя сверкающие звезды гонца.
        - Я Гивойтос. Может, пан Ведрич изволит помочь мне вернуть назад навку, которую так неосмотрительно вызвал на свет?
        - Не может быть, - отмахнулся Ведрич. - Обряд не был довершен. Отвернитесь, я оденусь.
        - Я был там вчера утром. И днем тоже. Могила пуста. Может быть, пан изволит объяснить, что там произошло?
        - Я… совершил глупость. Дал ей серебряный кубок.
        Гонец вскочил. Кресло опрокинулось.
        - Где вы брали кровь? Скорее!
        Алесь удивленно повернулся:
        - Да что такое?
        - "Бешеная навка!"


        Они летели сломя голову, не жалея ни себя, ни скакунов. Над всадниками вились дымно-рыжие хвосты походен. Лишь на опушке Крейвенской пущи Алесь резко натянул поводья:
        - Кони ноги поломают.
        Гивойтос привязал поводья к лещине:
        - Ладно, ведите.
        И хотя торопился, часто останавливался по дороге, втягивал в себя воздух, корично пахнущий сухой листвой.
        На поляне они остановились. Рядом с их неровным дыханием стали слышны шелест ветра в кронах и щебет протекающего за полянкой ручья.
        - Она была здесь? - спросил князь шепотом.
        - Была. Недавно.
        Алесь грохнул кулаком в двери землянки:
        - Улька!
        Тишина.


        Гивойтос обходил землянку, наклоняясь, ища одному ему видимые и понятные следы. Алесь безучастно следил за ним, прислонясь к скользкой ото мха стене. И тут же отдернулся. Внутрь заходить смысла не было.
        Голос ветра. Ручей. Тишина. И рождающийся где-то на пределе слуха волчий вой.
        - Скорее!!
        Гивойтос поднял спорое бревнышко, потащил к ручью. Алесь, не понимая, зачем это - ручеек узенький, курица переступит, лапы не замочив, - подхватил другой конец.
        - Уходите.
        - Куда?
        - Домой. Встретите гонца - скажете, что здесь было.
        - Я останусь.
        Нестерпимо было чувствовать презрение. Но Гивойтос только молча указал Алесю на другой бережок, на кусты лозы. Алесь притаился там, провалившись в мягкую грязь. Гивойтос затушил в воде походни. И долго не происходило ничего. Только этот вой. И медленно, почти неощутимо становилось светлее. Стали видны неохватные стволы, путаница ветвей, редкие звезды между ними. Не светало, было лишь чуть за полночь. Просто восходила луна. Сперва красноватая, она делалась серебристо-голубой и холодной, стали отчетливы тени. А Гивойтос ничего не делал, сидел на кладке, только достал и расстелил салфетку, поставил на нее бутыль и две чарки, положил напластованный хлеб.
        Навка появилась внезапно. От нее не тянуло ни плесенью, ни гнилью, ни могильным холодом - наоборот, исходил сухой жар, как от каменки. Она была та же самая, Алесь знал. Те же лохмотья, проваленный почерневший подбородок, обожженные пясти прижаты к груди. Только на шее болтается, светит гнилушечным светом склизкий ружанец. Алесь обрадовался. Значит, недаром, значит, получилось. Сколько лет он ждал, чтобы сошлись Стреченье, подарок Ужиного Короля, одинокая могила предательницы на перепутье, родная кровь и полная луна. Улька умерла все же не даром.
        - Пропусти, - сказала навка.
        Алесь вдруг понял, что она не прежняя глупая навка, что она теперь что-то большее.
        Гивойтос спокойно откупорил бутылку, налил одну чарку полную, а другую на донышко и протянул ее навке. Та отдернула плюсны.
        Гивойтос покачал чарку в лунном свете:
        - Не бойся, это стекло.
        Она приняла. Плыл над поляной летний сенной запах. Острый, свежий. Нудно, как зубная боль, ныли волки. Алесь знал, что они совсем рядом, но не торопятся выйти. Пока.
        - Не обманешь меня. Что это?
        - Выпьем. За помин души.
        - Чьей?
        - Северины.
        - Не помню.
        Мир натянулся струной, нитью. Поперек горла. Ведричу вдруг захотелось, чтобы все завершилось: хоть так, хоть этак, только сразу. Только бы не длилось это противостояние.
        - Я не хочу назад!
        - Даю тебе слово Ужиного Короля, что не причиню тебе вреда.
        Навка усмехнулась:
        - Тогда пусть он выйдет. Я знаю, что он там. Эй ты, гробокопатель, выходи.
        Алесь шагнул вперед.
        - Стой!
        Он остановился по колено в воде.
        - Пусть выпьет с нами.
        - Он умрет, - сказал Гивойтос.
        - Для тебя же лучше. Что это? - она показала на чарку.
        - То, что пьет человек, чтобы стать гонцом.
        Навка резко шагнула вперед, упершись Гивойтосу в грудь, вино потекло, расплескивая запах травы и лунное сияние. Плоть мертвая соприкоснулась с живой. Волки заскулили. Гивойтос рванул с ее шеи и отбросил ружанец:
        - Твое здоровье, Хозяйка Зимы.
        Отпил:
        - Ну! Или ты боишься?
        Она выпила залпом.
        Волки взвыли и бросились.
        - Ломай дверь! Скорее!
        И они трое упали в землянку прямо под ноги умирающей от страха Ульрике.
        Лейтава, Вильно, 1831, февраль

        Торжественно падал снег, валился крупными влажными хлопьями, устилая землю, стеклянисто шуршащие ветки тополей, покатые крыши, белыми шапками венчал головы великих в арках университетского дворика и ступени Светоянского костела, из открытых дверей тянулся хорал и волнительный запах ладана и растопленного воска. Крепкий хорошо одетый мужчина твердым шагом поднялся туда, отряхнул снег с крытого ршанским сукном полушубка, с лаковых сапог и вошел в волшебное тепло. Нежданная седина снега растаяла в густых волосах, превратившись в радужные капли. Гость постоял, слушая, в притворе, полюбовался на высокие витражи и шагнул в боковую дверь. Извилистые низкие коридоры университета были пусты и пахли казенно, кербер-привратник[Кербер - чудовищный пес, в переносном значении - неусыпный и злобный страж] хмуро двинулся навстречу:
        - Вам кого?
        - Профессура гуманитарного факультета где? - радужная бумажка перекочевала в крепкий кулак, и кербер ткнул им в низкие, обитые железом двери с кольцом в непременной львиной зяпе. На двери блестела надраенной медью табличка с шеневальдской готикой: "Господин Долбик-Воробей, профессор отдаленной истории". Гость постучал и вошел. В храме науки, завешанном портретами все тех же великих, и среди них Отто Урма, предыдущего герцога ун Блау и покорителя Лейтавы, заставленном экспонатами и покрытом пылью веков, сидел лысеющий, пухлый, как земной шар, профессор. Перед ним на огромном столе стояла внушительная колода с чем-то темным внутри.
        - Вот, подарок благодарных студентов к юбилею, - объявил Долбик-Воробей, зачерпывая из колоды ложкой. - Гроб Аники-воина в треть натуральной величины. Вам известно, что наши предки хоронили покойников в меду? А, собственно, с кем имею честь? Вы понимаете…
        - Генрих Айзенвальд, фольклорист, писатель.
        Гость протянул рекомендательные письма и из-под век наблюдал за реакцией профессора. Самым потрясающим среди коллекции верительных документов была на веленевой бумаге с радужными разводами простынных размеров грамота от Блаунфельдского Музеума национальных святынь и раритетов. Айзенвальд подумал, что даже не знает, есть ли такой на самом деле. Если дело увенчается успехом, надо подсказать герцогу Ингестрому таковой создать.
        - Простите, не имел чести читать ваших трудов, - расцвел профессор отдаленной истории. - Вы собираете народные материалы или… пишете нечто в духе Ханны Ротклиф? Наш край готов предоставить вам богатейший материал. Народные песни, легенды… Собственно, чем могу быть полезен?
        Свежеиспеченный писатель придвинул обитое кожей кресло:
        - Собственно, мне нужен секретарь.
        Подождал, пока оскорбленное лицо профессора переберет оттенки, приближаясь к благородному пурпуру вареной свеклы, скрывшему прожилки и потертости завзятого пияки, и уточнил:
        - Я обращаюсь к вам, дабы вы порекомендовали мне кого-либо из лучших ваших студентов.
        - О-о!…
        Толстяк вылез из-за своей медовой колоды и выглянул за двери. Скучавший в коридоре румяный недоросль лениво спрятал за спину дымящуюся трубочку вишневого дерева.
        - Э-э, милейший, отыщите мне господина Тумаша Занецкого с математики.
        И, пока недоросль вальяжно устремлялся в путь, муторно пояснял высокому гостю, насколько хорош и осведомлен этот Занецкий в лейтавском фольклоре, истории и прочем таком, не студент - истинный клад. Клад этот - худощавый паныч в потрепанной одежде, но с умным милым лицом, от должности секретаря отпираться не стал. Это лучше, чем вбивать математику в головы богатых, но тупых сокурсников. Видя, что дело слажено, Долбик-Воробей удалился пробовать свои артефакты, а писатель и его новый секретарь вышли на заснеженное крыльцо и стояли, радуясь дню, особенно яркому после сумрака аудиторий.
        - Не полагайте, что ваша должность - синекура, - улыбнулся Айзенвальд. - Для начала вам придется пойти в университетскую библиотеку и просмотреть газеты за последние… скажем, полгода. От Иванова дня.
        - Вы немец?
        - Из Блау.
        - Вы потрясающе говорите на нашем языке. Вы впервые в Лейтаве?
        Айзенвальд рассмеялся:
        - Позвольте для зачина в вашей карьере угостить вас обедом. И заодно удовлетворить ваше любопытство. Поверьте мне, я куда лучше говорю по-лейтавски, чем читаю, так что ваши услуги мне весьма понадобятся.
        Он широко пошагал к ведущим на Велькую улицу воротам:
        - У меня там экипаж. Будем пировать в Старом Мясте?
        Тумаш скорчил веселую рожу:
        - Если вам нужен местный колорит - ни за что! Клетчатые скатерти, салфетки - кошмарная Эуропа.
        - Тогда куда? - писатель растолкал превратившегося в сугроб кучера.
        - Вы боитесь покойников? - Тумаш лихо стукнул о подножку коляски прохудившимся сапогом.
        - Они кусаются?
        Студент хмыкнул:
        - Улица Моргитес, до Кальвария!
        Кучер сказал: "Но!", - и пара великолепных гнедых резво тронулась с места.


        А Вильня нисколько не изменилась. Все так же скрипел под полозьями замешанный на конских яблоках снег, взбитый в мокрую кашицу подковами. Все также чередовались дворцы и убогие домишки, присевшие под снегом так, что в перспективе видны были словно заснеженные холмы. Фешенебельные проспекты впадали в грязные переулки. Уютно пахло дымом. Подпрыгивали и бормотали на тротуарах нищие. Почти так же скрипуче орали вороны и галки над колокольнями. Летели по улицам покрашенные зеленым или желтым санки и крытые возки с гербами на дверцах и ливрейными лакеями на запятках. Каждый выезд был знаком и зажиточным виленцам, и голытьбе, и даже детишки могли назвать, чьи кони и экипаж. Айзенвальд отметил, что серые в яблоках "лабусы" доктора Бранкевича заняли свое место у подъезда его постоянной пациентки. Только выезд, хотя и столь же раскормленный, помолодел, а доктор с пациенткой состарились… А вот зеленого попугая, орущего летом на балконе над элегантным магазином Фьорентини, не видно. Либо держат по зимнему времени в комнатах, либо сдох. А жаль. Сколь ни сердился романей, поглазеть на верещащее чудо сбегались
детишки со всего города.
        По заснеженным переулкам, прилегающим к Свентоянскому собору и университету, неслись подгоняемые холодом студенты и гимназисты. Впрочем, этих можно было встретить в городе где угодно.
        Вдоль Немецкой улицы прогуливались евреи в лисьих и собольих шапках и еврейки в платках-шпрейтухах. Эти из тех, что побогаче. В еврейском квартале лавчонки стоят чуть ли не одна на другой, а торговки, припомнил Айзенвальд, закутавшись в кожухи, восседают прямо на улице перед дверями, на прикрытых глиняных горшках, наполненных тлеющими углями. Впрочем, в лавчонках их, тесных и мрачных, можно сыскать все, что угодно душе. Проехав по кварталу и мимо барочной колокольни фарного костела, санки свернули на улицу Моргитес так резко, что едва не вывернули седоков в сугроб.
        - Эге-гей!! - заголосил кучер, раскручивая кнут над головой.
        Сани так и подпрыгивали на ледяных горбылях; мимо проносились заваленные снегом глинобитные лачуги. Еще один резкий поворот - и открылась площадь перед стеной бесконечного кладбища. Островерхие крыши каплиц, двухсотлетние липы и яворы, памятники, превращенные в сугробы, снежная окантовка позеленевшей каменной ограды. Надрывное краканье галок и серых ворон. Кальварий. Самый большой в Лейтавской столице город мертвых. И совсем рядом деревенского вида дом со службами. Топчутся прикрытые попонами кони у коновязи, выпускают пар из ноздрей, стоят легкие возки и санки с медвежьими полостями.
        Занецкий соскочил еще прежде, чем остановились.
        - Лучшая корчма в Вильне! Милости прошу.
        Айзенвальд ухмыльнулся. А то не лучшая. Сколько доносов от конкурентов пришло на высочайшее имя. Генерал-губернатор доносы рассматривал, а ходу им не давал. Во-первых, у пана Борщевского, владельца корчмы, отменная кухня. А во-вторых, удобное место для агентов-"барсуков", чтобы подслушивать городские сплетни, не отраженные в реляциях.
        - Выпейте с нами стаканчик, - обратился Генрих к кучеру.
        - Што вы, пане, как можно, - смутился тот.
        - Хорошо, вот тебе, - Генрих подал кучеру золотовку. - Вернешься через три часа.
        Внутри корчмы было тепло и немноголюдно. И прежде всего задевали взгляд домотканые скатерти, покрывающие столы: варварски яркое, невозможное в природе буйство красок. На фоне мрачных стен цвета оглушали.
        - Неглюбка[Неглюбка - деревенька, славная ткачеством; изделия ее буйны по цвету, но весьма органичны] , - пояснил Тумаш. - Красиво, правда?
        Генрих покусал губы и неожиданно признал: да, красиво.
        Такая же варварская красота была и в низких сводах, подпертых квадратными балками; и в старинном очаге с вертелом, на пламени которого можно было целиком изжарить дика[Дик - дикий кабан] ; и в необхватных сосновых бревнах стен, украшенных охотничьими трофеями: шкурой буро-седого медведя и невероятно огромной рыси. Генерал даже глазами хлопнул от неожиданности: пятнистая шкура занавесила чуть ли не весь торец, а голова с кисточками на ушах, оскаленной пастью и золотыми камешками вместо глаз годилась скорее для тигра.
        - Лемпарт, болотная рысь, - тут же отозвался добровольный гид. - Считалось, что всех повыбили еще две сотни лет назад.
        - Брешут! - к гостям катком катился колобок в вышитом жупане, достающем до голенищ навощенных сапог. На пивном брюшке жупан расходился, показывая снежной белизны сорочку, перепоясанную вышитым широким поясом с золотыми кистями. Темя у колобка было лысым, как колено, зато седые усы свисали до груди. - Сам подстрелил. Добрый день в хату, панове!
        - Здравствуй, Котя.
        Заметив, что брыли хозяина наливаются свекольным багрянцем, Тумаш проглотил смешок и велеречиво поправился:
        - Пан Константы Борщевский, корчмарь. Пан Генрих, фольклорист, писатель.
        Колобок, невесть как сложившись в пузе, отвесил поклон:
        - Про ваших братьев Граммаус наслышаны.
        - Я здесь их молитвами. Тоже небывальщину собираю, - доверительно поведал генерал.
        - Так я тоже! Что ж вы, проходите, будьте ласковы, - опомнился Котя. - Гость в дом - Бог в дом.
        Он отвел их к крытому яркой скатертью столу, подвинул простую некрашеную скамейку. Усадил и рысью понесся к пивному бочонку у стойки, блестящему медным краником.
        - Пан Борщевский сильно басенки уважает! - шепнул Тумаш Айзенвальду на ухо. - И много уже собрал. Для того и корчму держит, хоть и пан. А наезжий люд языком метелить горазд. Котя труд мечтает издать, фундаментальный. "Лейтава в таинственных историях".
        - Ох ты трепло, язык шире веника! - расслышал хозяин. Подошел, неся на подносе горку калачей, соленые свиные уши в глубокой миске, кувшин с пивом, три кружки и деревянные круги под них.
        - Горячее какое подать?
        - М-м, - Тумаш облизнулся. - Я свойского обещал. Дай-ка нам колдуны[Колдуны - картофельные блинчики, фаршированные мясом] , мочанку[Мочанка - блины, зажаренные в масле с кусочками сала] . Лосиные губы в уксусе. Вепрятину с клюквой. И "трис-дивинирис".
        Это была знаменитая лейтавская водка, настоянная на 27 травах. Такая знаменитая, что не каждому удавалось попробовать.
        - Ага, - кивнул корчмарь. - Распоряжусь и прибегу. - И тут это подадут? - удивленно прошептал Айзенвальд, толкая замечтавшегося студента коленом. Занецкий проглотил слюну:
        - А, да. Только, как бы это…
        - Не всегда по карману?
        - Но Котя мне домашней колбаски заворачивает. И пиво славное, от бернардинов.
        - А вот и я!! - радостно объявил пан Борщевский. - Гуляем, значит?
        Разлил пиво по кружкам, шумно сдул со своей пену. Айзенвальд попробовал: янтарный напиток был и впрямь хорош.
        - Можно мне пана спросить, пан не обидится? Возле кладбища жить не страшно?
        Котя засмеялся, тряся пузом:
        - Чего обижаться? Все спрашивают. А я так скажу: это живых надо бояться. А навьи - так они всего три раза на год озоруют, - он стал загибать похожие на сардельки пальцы, - на Страстной Четверг - Навью Пасху[Навья Пасха, по некоторым источникам, совпадает с Радуницей - праздником поминания усопших, который отмечается во второй вторник после Пасхи] ; на Задушный день да на Пилиповку[Пилиповка - праздник в честь св. Филиппа, отмечается в конце ноября] .
        - А в Дяды? - жуя, вмешался Тумаш.
        - Сказал тоже: Дяды! - корчмарь повертел шеей в тесном воротнике. - От Дядов одна польза. Да и на навьев укорот есть. Вокруг дома золы али маку насыпать, так всю ночь станут топтаться и считать по зернышку. А как петух пропоет - сгинут. Средство верное, - он грохнул кружкой о подставку. - Вот привелось мне как-то ночью по нужде выйти. В канун Радуницы. Луна на убыль пошла, но все равно светло, как днем. Тепло, соловейка в черемухе заливается. И как толкнуло меня на Кальварий пойти. Там как раз калиточка есть. Подумал еще, что петли надо смазать. А то визжат, точно поросенок.
        Он промочил горло, неспешно отер губы.
        - Гляжу, на могилке дедок сидит. Чистенький такой дедок, в свитке, в лаптях. Перед ним платочек постелен, на платочке хлебушек, стакан с первачом и яичек крашенных пара. Только вздумал ему здоровьичка пожелать, а дедка яичком как о памятник хряпнет! Глянь: а это могилка бабки моей! Я на него кричу, а он хмыкнул да туманом развеялся. Не иначе, теткин муж-покойник приходил. Ох, они с тещей лаялись…
        Потянуло горелым. Корчмарь охнул и убежал.
        Пользуясь минутой, Айзенвальд прикинул, как лучше расспросить его про слепых волков. Накануне генерал успел побывать в управлении диацезии[Диацезия - то же, что епархия, у католиков] . Формально кафолическая церковь подчинялась престолу Святого Петра в Роме, на деле во время минувшей войны часть священников примкнула к инсургентам, часть поддерживала оккупационные власти. Среди последних оставались у Айзенвальда добрые знакомые. Разумеется, они его не узнали, но, как перед официальным представителем герцога ун Блау, не стали скрывать, что церковному начальству доподлинно не известно, произошло нападение слепых волков в Навлице в канун Дня Всех Святых на самом деле либо это мутные слухи. Однако, поскольку любые слухи могут привести к волнениям, а Лейтава - земля для дела веры тяжелая, тамошний костел был незамедлительно освящен и снабжен отцом пробощем. Если же у властей есть какие-либо сомнения по поводу оного настоятеля, то управление всегда готово… Генерал уверил их, что все наоборот, и попросил оказать ксендзу помощь со строительными материалами. Последнее было обещано, и у Генриха из-за этого
пустяка отчего-то резко поднялось настроение…


        В поварском искусстве Котя оказался кудесником. Гости изошли слюной, облизали пальчики и проглотили языки. Ароматы над горшками и блюдами витали такие, что из головы Айзенвальда на время вылетели все вопросы. Котя же, приняв по второй волшебного настоя, погладил пузо и возвел горе замаслившиеся очи.
        - Феноменально, - один в один копируя профессора Долбик-Воробья, выдохнул Тумаш, подбирая корочкой хлеба растопленное сало с деревянного блюда и толкая корочку в рот.
        - А ты свинку вырасти… да выкорми по-особенному, с чабрецом да тмином… да…
        - А волки не беспокоят?
        Константы Борщевский, оборванный в начале своей занимательной речи, даже поперхнулся от неожиданности. Но, решив, что к иностранцу, тем более, коллеге, стоит проявить снисхождение, почти ласково ответил:
        - Да нет. Не то, чтобы очень. Зимой, вот как сейчас, забегут, бывает. У Евхима, - жест пухлой руки в сторону жующего студента, - ну, ты должен его знать. Так крышу в овчарне разобрали и стали овец резать. Собаки из себя выходят. А у него ж меделяны. Евхим их спустил, да вышел сам с ружьем, да соседи…
        - А на кладбище не забегают?
        Хозяин корчмы дернул себя за ус.
        - А… что? - поглощая кусок огненной, с перцем, колбасы, заинтересовался Занецкий.
        - Тут у вас, неподалеку, в Навлице, осенью, говорят, двух женщин слепые волки загрызли.
        Котя вздрогнул, могучее пузо тряхнулось, лицо побледнело.
        - Враки…
        Корчмарь быстро придвинул себе горшок с остатками вепрятины, стал по ягодке нанизывать на вилку давленую клюкву и отправлять в рот. Скривился от кислого и уже уверенней повторил:
        - Брехня.
        - А почему?
        Пан Константы быстро оглянулся на окно, за которым синели ранние зимние сумерки:
        - Ох, не к ночи будь говорено.
        Тумаш героически оторвал себя от колбасы:
        - Котя…
        Корчмарь замахнулся вилкой:
        - Кто?!…
        - Ну, пан Константы…
        - То-то, - Борщевский вытер лысину, подергал усы, поерзал на скамье, устраиваясь, как для долгой повести.
        - Счас-то уж все, счас-то время на весну повернуло. Вот на масленую огненное колесо с горы спустят да чучело ее сожгут - и власти ее конец. Но вот на канун зимнего солнцеворота, когда Коледа, матерь солнца, прячется от ее волков в последний сжатый сноп - тогда только держись. Не уцелеть ни пешему, ни конному…
        Корчмарь сказывал, а Айзенвальду представлялось, как стучит в затянутое бычьим пузырем подслеповатое окошко голая костлявая ветка… Как тоскливо голосит ветер в печных трубах и дымовых отворах, крупкой сеет, заносит в щели снег, подвывает и скулит, рождая в сердцах такую же печаль. Как слепит сквозь тучи мутный зрачок луны, или колючие звезды стынут в высоком небе, и под их струистым светом несется по снежным полям, кустовьям, полынным пустошам призрачная стая. Волки похожи на клочки метели, только сияют мертвенной зеленью круглые глаза. А вровень с ними, чуть с краю, без всяких усилий бежит женщина. Ветер дергает распущенные волосы и полы белых одежд. Качается на шее серебряное ожерелье с пустыми гнездами. Ноги не касаются земли. И только плат в ее руке пламенеет цветом крови.
        - …Морена, богиня смерти и болезней, хозяйка Зимы. Садов у нее много: что ни погост, то сад. Ей угодны увядшие цветы, сухие листья, гнилые груши да яблоки. Вот я и говорю, что не стоит прибирать там чересчур уж чисто. Не угодишь, не дай Бог.
        - Что-то вы, пане Борщевский, - Тумаш добрался до колдунов и сыпал их в себя, как угли в паровозную топку: только челюсти железными заслонками клацали, - яичницу с Божьим даром путаете. Кто кому угождать должен.
        Корчмарь гахнул кулачищем по столу:
        - Иисус к нам семь сот лет, как пришел, а она спокон веку была. Ты молодой, куда тебе помнить. А мой прадед мне еще рассказывал…
        - Мафусаил!
        Но Котя не дал сбить себя издевками:
        - Стоило на колядки нос на двор высунуть - и гомон. Оседлает Морена хлопца и начнет гонять, ровно коня. А чуть заартачится - волки его за пяты кусают. Летит эдак верхом у него на плечах да платом, али, того хуже, костяной рукой машет. Кто попался - считай, покойник. А думаешь, волки ее весной ослепнут да спать полягут? Ща! - завопил пан Константы, азартно лупя себя по толстым ляжкам. - Души, коли такие у них есть, в Гонитву переселяются, чтоб христианской душе покою не знать. Правда, тогда Морена им уже не хозяйка. То ли договор у нее со Жвеисом, Ужиным Королем, был, то ли победил тот ее, того прадед мой не знал, да и я не знаю.
        Борщевский посопел, умыкнул миску с остатками колдунов у студента из-под носа и живенько нанизал на вилку самые аппетитные. Повозил ими в сметане. Заглотал. С сожалением взглянул на остальные.
        - Но Морена его взяла - предательством. Через Эглиных братьев. Так что ты меня не срами, - и помахал пальцем-сарделькой у Занецкого под носом. - Ох, не дай нам Боже увидеть, как она снова пойдет по земле. Все равно как в войну: солдатики непогребенные лежат, и над ними жируют вороны. Ты-то, Тумаш, не помнишь, маленький был тогда.
        Корчмарь запечалился, подпер подушкой-дланью обвислую щеку, но это не выглядело ни смешно, ни нелепо.
        В горле у Айзенвальда пересохло, он отпил водки, подержал во рту, и спросил, заикаясь:
        - А бывает так, что М-морена пощадит кого-то? Даже поможет?
        Котя, как, похоже, бывало всегда в затруднительных случаях, дернул ус:
        - М-м… Может… если кто-то верен ей был. Гекатомбу большую принес. Убил … и не одного, - корчмарь сморщил нос. - Не вем, пане. Не слыхал такого, чтобы она - кого когда жалела!
        Айзенвальд передернул плечами. До сих пор, отдавая приказы, обрывающие чью-то жизнь, он был уверен, что служит своей державе и своему герцогу, а не чудовищу со склизким ожерельем на шее и с размытым лицом… как тогда, в зеркале, и во сне… Женщине с жемчужными ряснами вдоль впалых щек… чей серебристый убор пах шиповником и талым снегом. Была в этом какая-то неправильность, но какая - генерал не умел понять.


        Вместо чтобы выйти через Острую Браму на Замковую и Велькую и оттуда за четверть часа неспешной ходьбы оказаться за кафедральным собором у начала перспективы[Перспектива - проспект] герцога Отто Урма, где выпячивало ампирные колоны здание полицайдепартамента, Айзенвальд свернул во дворик за аптекой "Гулбе", витрину которой все так же украшал гипсовый лебедь, и оказался в очень похожем на этолийский внутреннем дворике, теперь по окна цокольного этажа засыпанном снегом. В снегу была протоптана узкая тропинка к обитым войлоком дверям. Над дверями висела ржавая табличка, на двух языках извещавшая "Акционерное общество". Каких именно акций общество, никто не знал. Зато знали посвященные, что здесь расположено "Виленское губернское отделение борьбы с политической заразой", в народе известное просто как блау-рота, а также личные апартаменты его скромного старичка-начальника ротмистра Матея Френкеля. При Айзенвальде Матей Френкель еще не был ротмистром, зато заслуженным уже был, и ему доверялись самые деликатные дела.
        - Вам назначено? - поинтересовался писарь за конторкой у входа, поправляя нарукавники.
        - Передайте господину управляющему вот это, - Айзенвальд вдохнул до оскомины знакомый пыльно-бумажный запах и вытащил из внутреннего кармана табакерку с монограммой "HA", отделанную шлифованным янтарем. Писарь кивнул и позвонил. На звонок выскочил широколицый увалень в таких же нарукавниках, как и первый, подхватил вещицу и скрылся в плохо освещенном коридоре. Совсем скоро он вернулся, поклонился и приглашающе махнул рукой.
        Створки двери распахнулись настежь. После полутьмы коридора свет ударил по глазам. Какое-то время Айзенвальд подвергался пристальному разглядыванию. После чего прозвучал старчески скрипучий голос:
        - Давайте письмо.
        Матей Френкель вернулся за свой вельможный на бронзовых лапах стол, делающий совсем уж тесным неширокое помещение. Прямо за спиной чиновника следствия по делам о тайных лейтавских обществах оказался ростовой портрет герцога Ингестрома ун Блау при всех регалиях. Черные с блеском ботфорты последнего как бы упирались в господина ротмистра, и создавалось впечатление, что тот несет застывшую в гордой позе царствующую особу на своих хилых плечах. Впрочем, и это, и некоторое сходство Матея Френкеля с зайцем: приподнятый на темени седой паричок, редкие бакенбарды и миндальная сладость багрового лица - не располагали к смеху. Даже тех, кто ротмистра как следует не знал.
        Айзенвальд передал чиновнику письмо. Тот нашарил очки на совершенно пустом, исключая чернильный прибор, столе и углубился в чтение. Потом покрутил шеей, точно стянутый под подбородком белый галстук ему мешал.
        - Ну, хм… В Блау всегда полагают, что нам заняться нечем, - на секунду оскал пробился сквозь мину благообразного дедушки. - Ну, если так… постараемся. Что в наших силах. Что именно?
        Матей Френкель передернул плечами, то ли поправляя на них правящего герцога, то ли умащивая более ладно голубую орденскую ленту:
        - Ар-рхив? Милостивый с-дарь… - пожевал губами. Звякнул спрятанным под столом колокольчиком. Перед дверью немедленно нарисовался уже виденный Айзенвальдом мордатый детина.
        - Устное мое распоряжение, батенька. Не гербовую ж бумагу марать. Обеспечь вот этому господину, как его, Айзенвальду Генриху, хм, всемерное воспомоществование. И документики наши для начала. Все, что попросит. Да-с.
        И когда Айзенвальд был уже готов выйти за служилым, просипел в спину:
        - Советовал бы, всенепременно… имя сменить. Очень памятно здесь. Не дразните гусей, да-с.


        Удивительно, как много можно узнать о человеке или об организации из обывательских сплетен, донесений агентов, отчетов по наружному наблюдению, перлюстрации писем и покаяний провокаторов. Целые тома получаются. Даже если читать только выжимки из всего. Но Айзенвальд готов был заглянуть в любую бумажку… его не интересовали общие отчеты. С подрывными элементами прекрасно справлялся его нынешний коллега, с истинно шеневальдской дотошностью разбирая перипетии так называемого национально-освободительного движения и даже прикармливая некоторые революционные группы с рук, чтобы выявить злонамеренных особ и держать под пристальным наблюдением. Большей частью это были мещане, студенты и мелкая шляхта. Изредка попадались крестьяне. Те в основном предпочитали писать петиции и посылать ходоков в Шеневальд, хотя обычно дальше лейтавских границ ходоки не добирались. Генриху было отлично известно все это, а он искал особое. То, что выделялось бы из обыденности, нечто такое, что он пока лишь чуял, разыскивая - вот странность - не может ли направляться ряд откровенно мистических событий, тот набор ужасов, который
ксендз из Навлицы обозвал оком урагана, чьей-то вполне реальной волей. Уже несколько раз приставленный к генералу пожилой писарь (Генрих запомнил его еще по предыдущей службе) выразительно зевал и откровенно посматривал на массивные часы-луковицу, выцарапывая их из жилетного кармана. С тоской ворошил в печи угли и снимал нагар с почти догоревших свеч. Айзенвальд читал, как прикованный. Имя "Ведрич", выведенное лиловыми полустертыми чернилами, зацепило неожиданно. Айзенвальд откинулся на спинку неудобного присутственного стула, потянулся, зажмурился, давая отдых усталым глазам и при этом лихорадочно размышляя, где успел с Ведричем столкнуться. Не с человеком - именно с именем. Цепочка потянулась и вытянулась к Антониде Легнич из фольварка Воля под Вильней, той, что так неудачно пыталась сделаться волком-оборотнем. Ведрич была фамилия ее погибшего жениха. Генрих не мог вспомнить сейчас, услышал он ее собственно от Анти, помянул Ведрича ксендз Горбушка, либо она прозвучала в бреду случившейся с панной Легнич после той ночи горячки. Да это было и неважно. Если панна Легнич и была сумасшедшей в своем
порыве, то в ее сумасшествии прослеживалась система. К сожалению, подтвержденная личным горьким опытом генерала. А значит, всякий человек, с Антосей связанный, мог в этой системе место иметь. Айзенвальд испытал прилив радости: вот оно. И занялся непосредственно князем Александром Андреевичем Ведричем герба Звоны.
        Карьера последнего в инсуррекции развивалась одиозно, и со временем, наследственный повстанец, пан Ведрич мог достичь в ней заметных высот, быть повешенным, к примеру. Три года назад все к тому и шло. Но Алесю было мало проблем с официальной властью. Он умудрился напрочь перессориться и с комитетом "Стражи", достаточно умеренным, обвиняя их во всех смертных грехах и чуть ли не предательстве родины. Комитетчикам досталось за их бесхребетность и словоблудие. А также за пренебрежение честью отцов. Впрочем, радикальная часть "Стражи" была на стороне Алеся, и до открытой бойки тогда не дошло. Айзенвальд вернулся на несколько страниц назад, еще раз отчитав описание внешности Александра Андреевича: "Лет около 25 на вид, роста выше среднего, внешность обычная, особых примет не имеет; волосы русые в рыжину, глаза серые, кожа смуглая, плечи широкие…" Ниже было добавлено: "Прекрасно стреляет, при задержании особо опасен."
        Резко затрещала свеча. Вскинулся задремавший на стуле писарь Прохор Феагнеевич. Генрих успокоительно махнул ему рукой.
        Пан Ведрич требовал от "Стражи" решительных действий. И тут началось как раз то, за чем посланец герцога ун Блау слепил глаза в архиве блау-роты. Алесь желал не только вооруженного восстания или возобновления партизанской войны против Шеневальда. А - всего-то - отыскать и поднять из могилы труп предателя, чтобы использовать его в национально-освободительных целях. В донесениях агентов, доселе скупых и точных, просквозила некая неуверенность и как бы даже сомнения в умственной полноценности объекта слежки. Члены же повстанческого комитета приняли предложение крайне серьезно. И полностью компенсировали отсутствие отваги по отношению к немцам-захватчикам, в которой винил их Алесь Андреевич, на нем самом. Протокол заседания комитета, аккуратно сдублированный и подшитый в дело, читался, как скандальный роман. Ведрича дружно пугали последствиями его непродуманных действий, могущих обречь страну мору, трусу, гладу и зубовному скрежету. Причем "стражники" сами безусловно верили в реальность таких последствий. Скрупулезный ротмистр Френкель потребовал пояснений "мистической ерунде", каковые и предоставил
некий Михал Глобош, мастер оккультного течения Крестолилейцев, благополучно задушенного в Шеневальде и откочевавшего на восток, в Лейтаву, Балткревию и, возможно, Сибирь. Выходило, что предполагаемые действия пана Ведрича не лишены смысла. Если достичь соединения определенных условий: наличия могилы покойного предателя на дорожном перекрестке, кого-либо из его живых родственников, а также полнолуния, - то труп можно вызвать в мир живых и заставить служить себе. Таковые опыты производились. Крестолилеец туманно намекал на результаты: какие-то языческие силы и те же мор, глад и землетрус, после чего скоропостижно исчез из Вильни, как крыса с тонущего корабля. Следовательно, к его предупреждениям стоило отнестись серьезно.
        Дальше из агентурных донесений вытекало, что комитет КАТЕГОРИЧЕСКИ запретил Александру Андреевичу что-либо предпринимать в данном направлении под страхом исключения его из "Стражи" и суда чести. Алесь запрету не внял. И в октябре 1827 года ушел от слежки в Крейвенской пуще (на чем "Виленское отделение борьбы с политической заразой" бесследно потеряло трех своих лучших шпиков. Возможно, "Стража" тоже кого-то потеряла, но в деле это не было отражено). Вновь информация о Ведриче всплыла на поверхность примерно через месяц после описанных событий, зато сразу из двух источников. Одним из них был арендатор, он же конюх и садовник поместьица Воля в семи верстах от Вильни Костусь Крутецкий (кличка Кундыс[Кундыс - дворняга] ). Поместьице было единственным, что сохранилось за сестрами Антонидой и Юлией Легнич после гибели в мятеже их родителей-инсургентов (остальные владения были конфискованы, имя вычеркнуто из привилеев). Сестер держали под негласным надзором на всякий случай. Вторым, принесшим благую весть об Алесе, являлся ксендз Климент-Антоний Браницкий (кличка Бружмель) из костела Христова на
виленском Антоколе, куда сестры Легнич ездили к исповеди. Разумеется, данные, полученные от ксендза, были куда подробнее.
        Айзенвальд порадовался, что копает в правильном направлении.
        Кундыс докладывал, что через четыре дня после Сдвиженья, когда он наведал Волю, там уже находился привезенный неким мужиком паныч, лежа в бесчувственности. Паныч сей назвался паненкам Алесем Ведричем, по какой случайности старшая панна - Антонида - пребывала в большой радости. Костусь подробно характеризовал внешность гостя, она до крупиц совпала с полицейским описанием. Еще Кундыс сообщал, что Бирутка, тамошня стряпуха (вспомнив ее, Генрих хмыкнул), жаловалась ему на прыткого паныча, который, не успев опритомнеть, лазил в спальню панны Антоси через окно. Произошло ли что-либо в спальне, арендатору узнать не удалось.
        Генерал сверился с показаниями ксендза. В них уточнялось, что пан Ведрич в Воле оказался впервые. Находился он на момент прибытия в состоянии весьма плачевном, близком к смерти, в каковом был подобран на старой разоренной могиле у Двайнабургского шляха. Судя по всему, им же могила и была разорена. Тот самый невнятный "мужик", который Ведрича подобрал и привез в Волю, был стрыем[Стрый - брат матери] паненок Легнич и сердечным другом их покойного отца. Звался он Гивойтос, то есть "змеюка". Вел жизнь кочевую, но в Воле объявлялся довольно часто и присматривал за девушками. И, похоже, не бедствовал, потому как панны Легнич по поводу именин и костельных свят всегда получали от него дорогие подарки. Антонида отзывалась о Гивойтосе с искренней любовью, Юлия - ненавидела, хотя причины этому определить не умела. Возможно, ревновала к старшей сестре. С Ведричем вышло наоборот. Младшая Легнич даже призналась Клименту-Антонию на исповеди, что готовится выйти за последнего замуж.
        Айзенвальда заинтересовал в этих рассуждениях почему-то не столько Ведрич (пусть там труп подымающий и головой рискующий); сколько этот бродячий дядюшка, о котором арендатор Крутецкий, в остальном многоречивый и скрупулезный, упоминал весьма и весьма сдержанно и осторожно. До причин такого поведения стоило докопаться. Переступив через ноги спящего Прохора, Айзенвальд залез в картотеку, но по Гивойтосу там ничего не значилось. В тоненькой папочке, посвященой паненкам Легнич, - тоже. Все листы были подшиты и пронумерованы; даже под сильной лупой, найденной в ящике, не отличались фактурой бумаги и сортом чернил. Из папок ничто не изымалось. В то же время Генрих не мог поверить, что "змеюке" удалось укрыться от недреманого ока "зайчика" Френкеля. Что тогда? Вот здесь - рыжим по желтому - Гивойтос. А в других томах - ни слова. Проведя руками по лицу и волосам до затылка, отгоняя усталость, Айзенвальд пообещал себе заняться этим, а пока возвратился к Ведричу. Дело становилось все интереснее.
        В окошки девиц Легнич мятежник лазал недолго. На третью после своего появления в Воле ночь он исчез из спальни. Оскорбленная в лучших чувствах Юля ворвалась к сестре, но Антося спокойно спала, а аманта, в чем убедилась девица после обыска, в комнате не было. Объявился Ведрич только к следующему вечеру вместе с Гивойтосом и двумя закутанными в отрепья тетками, одна из которых на ногах не стояла. Стрый переговорил с Бируткой, после чего для гостий была вскрыта нежилая часть дома. Юля созналась ксендзу костела Христова в грехе любопытства. Она предприняла все, чтобы узнать, кого же это к ним привезли. То же интересовало Кундыса. Ему очень вежливо объяснили, что пан Гивойтос подобрал на дороге двух крестьянок, идущих на поклон к Остробрамской Божьей Матери и внезапно занедуживших. После чего арендатора отправили продавать излишки зерна и картофеля на Мозырскую ярмарку. В общем, опытная рука исключила соглядатая из игры. Юле, которую отправить было некуда, посчастливилось больше. Прячась и подглядывая то за углом гумна, то с сеновала, то с вышек самой усадьбы, она улучила миг и шмыгнула, едва не
поломав ноги на трухлявой лестнице, в комнаты гостий. Тут протопили, появилась кое-какая мебель, даже зеркало, что для крестьянок было явно чересчур. Углядела Юля на ходячей девке почти новое ситцевое платье сестры. Болталось оно, как на колу. Девка сидела перед туалетным столиком и, тихонько напевая, расчесывала Антосиной же щеткой с перламутровыми накладками густые длинные волосы. Паненка Легнич поискала глазами ее подружку. Та лежала на сеннике, уставив в потолок острый нос. Глаза ее были закрыты, сквозь нездоровую кожу просвечивали кости, а голова оказалась почти лысая, с редкими пучками волос. Но убило Юлю даже не это, а исходящая от хворой вонь: так когда-то пахла издохшая и неделю провалявшаяся под полом крыса. Чтобы ее вынуть, пришлось взрывать доски. Но все равно вонь держалась еще долго, не спасли ни жженое перо, ни Антосины духи. Юля сглотнула и, повернувшись, наткнулась на Гивойтоса. Родственник промолчал, но назавтра на фольварке уже не было ни богомолиц, ни Ведрича, ни его самого.
        Ксендз Климент-Антоний Юлю пожурил, назначил епитимью и отпустил грех. За Волей после его отчета наблюдение усилили. Но Гивойтос с Ведричем как сквозь землю провалились. А через неполный год одетая в черное Антонида Легнич каялась со слезами в том, что любилась с паном Александром. Дядя прознал и вмешался. Между ним и амантом случился двубой[Двубой - дуэль] , и Гивойтос был застрелен. "Прекрасно стреляет, особо опасен при задержании." Но и сам Ведрич не зажился. Погиб от укуса гадюки в двух шагах от поместья своей любовницы. Гордая девка Антонида сама обмыла и обрядила его и свезла, как между ними было условлено, в Яблоньки, к Анеле Кириенковой, молочной сестре Алесевой матери Катерины. Кириенкова похоронила Александра в родовом склепе князей Ведричей в некогда принадлежавшей последним, а после мятежа заброшенной Навлице. Той самой, где в День Всех Святых погрызли верников слепые волки. Круг замкнулся. Генерал отодвинул документы и потер слезящиеся глаза. До хруста в костях расправил плечи. Услышал, как похрапывает Прохор Феагнеевич, трещат оплывшие свечи и огонь в печи, мягко шлепает в
зарешеченное окошко снег. Был второй час ночи. Айзенвальд привычно устроился на узком диване в смежном кабинете, накрылся собственной шубой. Но прежде, чем заснуть, еще раз прокрутил в голове возникшие у него после чтения вопросы.
        Почему у блау-роты ничего нет на Гивойтоса?
        Чью могилу вскрыл Александр Ведрич? Что из этого проистекло?
        Кем были привезенные в Волю и так же поспешно скрывшиеся оттуда "богомолицы"?
        Действительно ли причиной двубоя между Ведричем и Гивойтосом была честь панны Антониды?
        Помогут ли ответы на эти вопросы исполнению поручения, данного Айзенвальду герцогом ун Блау?
        И последнее: почему дело Алеся Андреевича не было закрыто по факту его гибели? Все. Это завтра…


        Утро было мягким и серым, снег плотно залепил окошки и так замел внутренний дворик, что не хотели открываться входные двери. Проспавшийся Прохор, дуясь на Айзенвальда, стал растапливать печки.
        - А не позавтракать ли нам? - спросил весело Генрих. - Пошлем в ресторацию? Или что-либо сыщется в шкапике?
        Шкапик был встроен в стену задней комнаты, куда отправлялась на покой слегка подпорченная мебель и где можно было покурить, перекинуться парой слов и перекусить, для чего знаменитый шкапик и служил. В нем могли сыскаться пара-тройка яиц, сваренных вкрутую, горшок с квашеной капустой, луковица, огурцы и шкалик-другой водки. Матей Френкель про шкапик знал, но не препятствовал: все живые люди.
        Писарь хмыкнул:
        - Счас посыльного кликну. Не могу ж я посланца аж из самого Блаунфельда чем попадя кормить. Мне "З-зай…" пан ротмистр голову скрутит.
        Айзенвальд полез в карман за ассигнацией.


        Страниц в деле Ведрича оставалось немного, но они были весьма и весьма любопытны. Во-первых, там имелось свидетельство о смерти Александра Андреевича и подробный протокол осмотра тела. Блау-рота должна была иметь веские доказательства того, что один из серьезнейших врагов Шеневальда действительно пошел на псы[Пошел на псы - сгинул] . Имелась также выписка из церковной книги по акту захоронения. Но следующая страница заставила Айзенвальда открыть рот. Потому что труп Ведрича, совершенно живой и здоровый, в ноябре того же 1828 года уже пребывал на должности управляющего поместьем Краславка Витебской губернии, принадлежащим барону Адаму Цванцигеру маршалку Люцинскому и прочее. Блау-ротой вкупе с ливонскими "борцами с заразой" было проведено тщательное дознание на предмет родственников, двойников и тонкой игры Комитета "Стражи". По всему выходило, что Комитет пребывал в таком же, если не большем, недоумении.
        Никаких двойников и близнецов… "Росту выше среднего, внешность обычная, волосы русые в рыжину, глаза серые, лицо округлое, приятное, кожа чистая, подбородок твердый, скулы высокие…" А вот особая примета появилась: "На икре левой ноги повыше косточки имеется шрам, похожий на след змеиного укуса." Кроме того, Ведрича проверяли на охоте, устроенной бароном Адамом: стрелял он действительно отменно.
        Несколько раз по делам поместья Алесь выезжал в Вильню и был там узнан знакомыми, вежливо с ними здоровался и даже выпивал, но на несоответствиях пойман не был. А вот панне Антониде о своем воскрешении не сообщил и в Волю не заглядывал. Отметили дознаватели еще факт, что зимой делался Ведрич как бы нездоровым, сонным и вялым, чего раньше за ним не случалось. Зато после своей смерти стал вести жизнь почтенного человека и в крамоле замечен не был. Не считать же таковой отдание предпочтения домотканым свиткам и дегтю для смазки сапог. Анна Карловна (кличка Лебуш), экономка краславского дворца барона Цванцигера, сообщала также о тонких чувствах, вызванных Александром Андреевичем в племяннице пана Адама девице Франциске-Цецилии Цванцигер, от коих управляющий благородно отмежевался.
        Айзенвальд отметил некую скудость последних сообщений, словно велись они людьми крайне усталыми и лишь по обязанности. То и дело в отчетах мелькали дыры, словно пан Ведрич отводил шпикам глаза. Вчера ночью генерал столкнулся с подобным, читая про Гивойтоса. Это настораживало.
        Скрипел в углу гребешком Прохор Феагнеевич, расчесывая бакенбарды и усы. Вид у него, разглядевшего Айзенвальда при дневном свете, был, как у потерявшей нюх собаки. Но по профессиональной привычке старый писарь вопросов не задавал. Через полчаса, отодвинув бумаги, сидел Айзенвальд с Феагнеевичем за столом, отдавая должное свиным ребрышкам под сметанным соусом и белому борголе из похожей на баранку здешнего литья бутыли. Писарь предпочел привычный мерзавчик из шкапика, опрокинул стопку и парил оттаявшей душой. Небрежно растрепал тщательно расчесанную бакенбарду и с хитринкой взглянул на гостя:
        - Ну спросите, господин посолец. Вижу же, неймется.
        Айзенвальд фыркнул в тарелку. Его словно несло: озарение, кураж. Со щелчком станет на место последний кусок мозаики, и он будет знать.
        - По какой причине часть сведений не попала в документы?
        - Невозможно.
        Генерал тоже знал: невозможно. "Зайчик" Матей из любого душу вывернет и разложит на блюдечке во благо родины. Но факт имел место быть. Подлый факт. Не по трусости, не по нерадению; тогда почему? Опять "паршивый лейтавский романтизм"?
        - Не за гонцом ли сочили[Сочили - следили] , пане?
        Айзенвальд, поражаясь собственной глупости, едва не сплюнул на стол.


        Паненка Юлия Легнич ворвалась, шваркнув дверью об угол стола. Прохор Феагнеевич недовольно засопел, но смолчал. Айзенвальд, сделав вид, что тонет в бумагах, рассматривал гостью сквозь ресницы. Паненка принесла с собой запах снега и легких, очень хороших духов. На этом ее сходство с незнакомкой из поезда заканчивалось. Нарочито распахнутая шубка обнажала пышные плечи и грудь, приподнятую расшитым корсажем. Шею охватывало фамильное серебряное ожерелье, которое, по чести, должна была носить Татьяна Дмитриевна, законная супруга майора Батурина, а не его любовница. В рыжих, модно уложенных волосах возмущенно подпрыгивал эгрет из перьев серой цапли. Тоже не дешевое украшение. Платье было из ршанского голубого атласа с разводами. Айзенвальд отметил, что у девицы хороший вкус и немалые амбиции. Единственное, что претило в панночке - высокомерие и излишняя полнота. Юльке еще не исполнилось восемнадцати, а выглядела она на все двадцать пять. Впрочем, многим нравятся женщины в духе Рубенсовских Венер.
        Паненка Легнич с треском разложила и сложила костяной веер.
        - Черт возьми! Как это понимать?!…
        - Цыц! - рявкнул писарь.
        Юля широко распахнула рот:
        - Свинья! Я буду жаловаться! Мне даже сесть не предложили!
        - Паненка не понимает, куда попала, - с бесцветной интонацией произнес Айзенвальд. - Это блау-рота.
        И с немалым удовольствием заметил, как дрогнул розовый ротик, готовящийся извергнуть очередную порцию брани.
        - Ой!…
        - Совершенно верно, панна… - генерал сделал вид, что вчитывается в бумаги, - Легнич Юлия Вацлавовна. Будем говорить?
        - Я ничего не делала!
        - Да? - саркастически переспросил он. Неспеша перебрал документы на столе.
        Юлька топнула сапожком:
        - Да!!
        - Прекратите кричать и сядьте.
        - В чем меня обвиняют? Эта стерва Антося…
        - Интересно. Как давно вы встречались с сестрой?
        - Месяц. Или два… - Юля покусала губы. - Я за нее не отвечаю!
        - Конечно, нет, - утешил Айзенвальд. - Я вызвал вас по совсем другому делу. Панна Легнич Юлия Вацлавовна, вы обвиняетесь в совращении шеневальдского боевого офицера… м-м… Батурина Никиты Михайловича в пользу антиправительственной подрывной организации. Ваши родители были расстреляны, как мятежники?!
        - Да. То есть, я маленькая была.
        - Это не имеет значения. Вы признаете вину?
        - И что? - подбоченилась Юля. - Мы с Китом любим друг друга… при чем тут мятеж? И не зовите меня "Легнич"! Это вульгарно.
        - Очень хорошо, - Айзенвальд с шумом отодвинул бумаги. - Подтвержденное при свидетелях прелюбодеяние. Даже за недоказанностью участия в заговоре самое меньшее: публичное костельное покаяние и насильственный постриг. Либо: конфискация вида на жительство и полицейская регистрация в качестве публичной женщины с определением в один из домов терпимости. Либо: тюремное заключение сроком до…
        Паненка побагровела:
        - Вы права не имеете!!
        - Не вам рассуждать о моих правах. Прохор Феагнеевич! Сведите девицу вниз.
        - Вы…
        - Веди себя смирно, милая, - писарь звякнул у пояса ключами.
        Юля, пылая от негодования, все же пошла за ним.
        Заключенных никогда не содержали в здании блау-роты. Для этого использовались пустые кельи Бернардинского либо Доминиканского монастырей. Но подвал имелся. И писарь по просьбе Айзенвальда сумел его подать выразительно и просто. Освещенные тусклым фонарем сырые каменные стены, голый топчан, наручники на столе. И с писком метнувшаяся под ноги крыса.
        Девица взвизгнула. Как и планировалось.
        - Присаживайтесь, панна Легнич, - вежливо предложил Айзенвальд. Она бросила взгляд на окружающее, содрогнулась и села.
        - Прохор Феагнеевич…
        - Панночка, ручки, прошу, - писарь открыл наручники.
        Юля вздрогнула, позеленела и осунулась по стене. - Ну вот, ну хорошо, - бормотал писарь ласково, обрызгивая паненку из жестяного чайника.
        Генриху же было смешно и досадно. Мог бы и учесть, что девицы такой комплекции часто страдают грудной жабой[Грудная жаба - старинное название стенокардии] , ладно, не померла. А с другой стороны, стоило Юлю за все ее выверты примерно наказать. Не повезло Антониде с сестрой.
        - Будем дальше запираться?
        - Никакой организации не знаю.
        - Положим. Расскажите-ка мне про своего дядю.
        - Он умер, - Юля платочком отерла лицо.
        - Не так быстро. Прохор Феагнеевич…
        Писарь вынул перо, чернильницу и толстую стопку бумаги.
        - И что со мной будет? - спросила панна Легнич жалобно.
        - Ничего не будет, - подул в усы Феагнеевич, - ежли ты, милка, перестанешь кобениться и выложишь все, как на духу.
        Покосился на Айзенвальда:
        - И на твои шашни с майором господин генерал глаза закроет. Вняла?
        Юля заговорила медленно и монотонно. Похоже, девушка "поплыла". Теперь достаточно было просто ее слушать, не задавая уточняющих вопросов и никак не выражая отношения к сказанному - тогда человек наговорит много такого, чего в другое время ни за что бы не сказал. Писарь старательно скрипел пером. Айзенвальд внимательно слушал, не перебивая, даже когда Юля пускалась в посторонние многословные рассуждения. Потом, перечитывая допросные листы, он будет отделять зерна от плевел, рассуждать, где девица была откровенна, где соврала, где просто умолчала, и насколько все согласуется с уже построенной в голове схемой событий. Прервать допрашиваемую сейчас вопросом или просто сомнением - исказить картину и сбить с мысли, того пуще, заставить замкнуться. Или подстроить под себя ответы - из-за ее страха или желания угодить, или того и другого сразу. Заранее судить, где на самом деле спрятана истина - верх непрофессионализма.
        "Алеся нашел наш слуга, Янка. Он живет у нас в доме, ну, сколько себя помню. Отвечает за все про все, а мы его кормим. Нам платить нечего. Да и… - Юля презрительно пожала пухлыми плечами, очевидно, выражая сомнение, достоин ли этот Янка уже оказанной ему великой милости за так служить паненкам Легнич. - В тот день он взял коня с телегой у нашего арендатора Костуся, чтобы отвезти на рынок яблоки. Мы у Костуся коня берем, своих у нас нет. Представьте, арендатор богаче панночек…" Тут Юля промокнула платочком глаза. "Только до рынка так и не доехал. Вернулся белый и стал голосить, что человек у креста помирает. Ну, всем в округе ясно, у какого креста. Крест тот жемойский, особенный, старый, поворот на столицу отмечает. Лет триста там стоит, чтоб не соврать. Ну, взвалил бы больного на телегу да в город завез. Совсем он без мозгов. И Антя… Нет бы, его унять и в Вильню отправить, деньги-то нужны, а времечко капает… Да еще дядька дома случился!"
        Кинув дома испуганного Яна, Антя с Гивойтосом унеслись, как на пожар и через час примерно вернулись. В телеге, на сене, лежал молодой совсем парень, рыжеватый, кудрявый, одетый, как пан, вроде целый, только очень бледный и в обмороке. Дядька с племянницами втащил его в дом и быстро уехал, а Антя с Юлей стали приводить Алеся - он им потом сказал, что зовется Алесь, прежде они паныча этого никогда в жизни не видели - в чувство. Но он до вечера пролежал, как каменный, несмотря на все старания, на уксус, воду, вылитую на лицо, и Бируткины заговоры. Бирутка, это стряпуха, уточнила Юля. Вчетвером они жили, больше никого. Часть дома держали запертой, так как крыша просела и денег не было чинить, да и прибирать тяжко. Не то что при родителях.
        Антя очень за парня боялась, что не очнется да перемерз за ночь на холодной земле, уже хотела за доктором посылать. Или за ведьмой, часах в двух от них в Крейвенской пуще ведьма живет. Юля там сама не бывала, только слышала. Вроде, как совсем безумная, но лечит хорошо, мертвого, баяли, может поднять. Только ж паненка понимает, что это враки…
        Покосившаяся дверь была отворена на болото и, как кисеей, задернута прядями дождя. Дождь бил в подорожник, проросший на пороге, мягко стекал в подставленную девичью ладонь. Айзенвальд шевельнулся, и хозяйка избушки обернулась.
        - Севе… Ульрика… - прошептал Айзенвальд разочарованно. Она вздрогнула, мокрой ладонью провела по глазам.
        - Не трогай меня, солдатик. Не обижай убогую.
        Айзенвальд сердито встряхнул головой, отгоняя воспоминание. Привалился к столу, положил подбородок на скрещенные руки, отметив, что надо бы побриться.
        "…Как будто у них лишние деньги есть, - вещала Юлька. - Дядя, тот мог бы и сыпануть от щедрот, хоть на больного, все ж таки королевских кровей. Не Алесь, про Алеся паненка не знает, а дядя. Не то от Жвеисов, не то от Гядиминовичей, да как же, дождешься от него, пожалуй; змеюка, хотя, конечно, о покойниках так говорить грех. Так правда же, каждую золотовку высчитывал…"
        Недоумевающая Юля поинтересовалась у сестры, откуда той известно, что незнакомец ночь провел вне дома. Да, кстати, к телеге, когда они вернулись, был привязан за недоуздок буланый конь, верховой чистых кровей, Юля разбирается. Ее Кит за это полюбил, он сам до коней охоч весьма. Кстати, чтобы господа из блау-роты чего не думали, Юля не от хорошей жизни в содержанки пошла. Никита-то ее любит, только с Ташинькой, супругой своей, разводиться никак не собирается. (Тут Айзенвальд с Феагнеевичем сочувственно покивали). Так вот, - вернулась из любовных пенат панночка, - Антя сестре отвечать не стала. И пришлось Юле подслушивать, когда Антося с Бируткой откровенничали. Да не тогда, когда Алеся в первый раз привезли, а позже. Вот только Юля запамятовала, когда именно: то ли когда пан Ведрич, Алесь, то есть, дядьку на двубое застрелили и к Антосе-невесте прибежал каяться, то ли чуть позднее - когда его змея укусила. Антя, Юля фыркнула, всегда доверяла прислуге больше, чем родной сестре. Ну, Юля подслушала. Оказалось, молодой человек не так себе в поле оказался и не с коня от нервов упал. Потому как нашли его
около разрытой могилы. То есть, не под самим крестом, а чуть поодаль. Место приметное, еще камень на могиле лежал. И ходу от Воли не так чтоб слишком много. Бирутка маленькую Юлю туда часто водила, свечку на камень ставила и цветочки клала, и все приговаривала, что "надо молиться за врази свои". Юля все никак не могла понять, что это за "врази". Но на камень охотно лазила - за что и получала крапивой. Ну, она Бирутку за мать считала, огрызаться стала поздней. Так о могиле. Юля читать тогда не умела, а позже камень порос мхом, и имя стало не разобрать, а вот выбитый над ним крест хорошо помнит.
        Айзенвальд, вдруг переставая слышать, втянул в себя воздух. В холодном подвале отчего-то сделалось жарко и нечем дышать. Захотелось сорвать шейный платок, раздернуть ворот, уйти во двор, под снегопад. Боже ты мой, завтра же он поскачет, в ноги поклонится стервозной Бирутке за эти свечки и эти цветы.

…Юля и у сестры пробовала о могиле спрашивать, после чего та с Бируткой поругалась чуть ли не насмерть, все кричала, что стыд молиться за убийц, что б там в Библии ни говорилось. Что мамы с отцом этой твари Антя не простит. Бирутка губы поджала и Юлю больше с собой не брала. А к могиле все равно ходила, наплевав на хозяйкин гнев. Антя потом ревела и прощения у стряпухи просила. А Юля держала ушки на макушке, и прознала легенду о некоей панночке, что была при прошлом бунте вроде как любовницей немецкого генерала… И от великой любви выдавала ему мятежников. И почтенных панов, навроде Юлькиных родителей. Вроде как другой офицер застрелил эту панночку из-за несчастной любви. Или толкнул в полынью, а поместье сжег… Юля потом долго тайком играла в эту романтическую историю, представляя себя то панночкой, то злым офицером на коне с пистолетом в руках.
        Айзенвальду почудилось, что перо Прохора скрипит уже не столь усердно. Взглянул - только показалось. Писарь даже язык от старания высунул, перо летало над бумагой. Что ж, опыт у старика немалый.
        Янка, слуга Легничей, меж тем вела Юля, выехал из дому до свету - чтобы к утру на рынок поспеть. Но полня ярко светила, и путь известный. Волков Януш не боялся - осенью они не нападают. Лихих людей - и того меньше. Всех их Гонитва повывела. А самой Гонитвы страшно, конечно, да Януш парень честный, к имше ходит что неделю и гонцов чтит, да и болота на той дороге нет. Трюхал себе помаленьку, дремал. Потом конь заржал, тоненько, точно плакал. Януша чуть с телеги не снесло. Тут тебе и разрытая могила, и покойник под крестом. Парень поначалу решил, что это навка-панночка вылезла, да крест ее дальше не пустил.
        Айзенвальд не выдержал, поднялся, стал расхаживать по подвалу: три шага от стола до двери и обратно. Словно так мог заглушить в себе боль.
        Раскачивался подвешенный на крюк фонарь, колыхалось за закопченным стеклом пламя, метались, дергались по стенам и сводам тени.

…Но собрался с духом, плеть прихватил и подошел к покойному. А тот еще дышал. Януш его на телегу положил, а лошадь не идет. А еще слуга разглядел на краю разрытой могилы кубок, серебрился тот под луной, и лопата воткнута была, а камень на сторону повернут. Землей сырой воняло, не приведи Господи, такие страсти. Так Януш коня выпряг и охлюпкой домой погнал, Антосе сказывать. Ни телеги, ни яблок хозяйских не пожалел. Вообще-то, брать чужое у лейтвинов не в обычае, хотя сейчас переменилось многое… Так вот, могилу раскапывать смысла нет раньше полуночи, не дастся клад. А тогда октябрь уже был, светает поздно. Хотя жара тогда стояла - как в августе, но все равно ночью уже не то. Вот и выходит, пан Ведрич пролежал под крестом часа четыре, не меньше, и перемерзнуть должен был здорово. Антя по секрету надеялась, что он в Воле болеть останется, и она за ним ухаживать станет. Он ей сразу глянулся. Юле, кстати, тоже глянулся, только кто ж о младшей сестре подумает… А этот не чихнул даже. Все с него, как с гуся вода. И в окошко к Анте после лазил. А могилу раскапывал из-за клада непременно. Потому как не сказать,
чтоб очень богатый, хотя обхождение имел княжеское. Уж на что Бирутка злющая, а и к той ключик нашел. Чтобы клад взять, надо после полуночи могилу вскрыть, навья серебром или крестом пугануть и место его занять. И не пускать в могилу до петухов, пока тот не пообещает клад отдать. Только, видно, не повезло Алесю. Навка сильно шустрая попалась. Ладно, хоть уцелел… И нечего хмыкать, раскипятилась на писаря панна Легнич. Можно подумать, в Шеневальде покойники не подымаются. Генрих удивился: а ведь немало похожих легенд о встающих из могил мертвецах существует хотя бы в Блау, в мрачных дюнах Балтии. Только генерал, пока это не коснулось работы, значения легендам не придавал.
        Как ни странно, именно удивление помогло ему овладеть собой. И Айзенвальд совершенно спокойно выслушал, что могила оказалась пуста, если не считать гнилых разломанных досок домовины да нескольких лоскутков одежды либо савана. Вроде место глухое, а все одно в окрестностях про то много судачили. Но недолго. Похоже, рты им всем кто-то заткнул. Что сталось с покойной и была ли она вообще, все трое: Антя, Гивойтос и Ведрич - молчали. Если вообще знали. Только дядька на второй день от появления в доме Алеся могилу зарыл и камень на место вернул. А в ночь до этого они куда-то уезжали, Юля обычно спит крепко, но тогда ее снедало любопытство, и она подглядывала и подслушивала. Но вдогон за мужчинами не отправилась, они ускакали верхами чуть прежде полуночи, будто черти за ними гнались. А утром вели себя, как ни в чем не бывало. Тогда же, распаляя Юлькино воображение, явились в их доме странные богомолицы.
        Ничего нового, отличного от того, что генерал уже прочитал в бумагах, Юля о гостьях не сказала. Утомительный допрос подходил к концу. Про двубой между паном Ведричем и дядькой младшая панна Легнич знала немногое. То, что подсмотрела и подслушала. Мертвым Гивойтоса сестры не видели и не хоронили, просто темной ночью через год примерно после своего первого явления в Воле Алесь тихонько постучал в шибу. Дело привычное, несмотря на ворчание дядьки, Ведрич с Антей встречались, и та замуж за него идти уперлась, на козе не объедешь. Но когда Александр появился в этот раз, об амурах речи не шло. Рубаха у него на груди вся была залита кровью. По его словам, они с дядькой стрелялись с десяти шагов, а потом Алесь кинулся к нему поддержать, думал, тот только ранен. Там и выпачкался. Антося-скромница рубаху кинула в печь, дала Ведричу Янушевы лохмотья переодеться и тут же от дома жениху отказала. Панна! Что не помешало его потом хоронить. На осторожный вопрос, не пришлось ли панне Юле позже с покойным встречаться, она покрутила пальцем у лба: может, две глупые девки, да стряпуха, да слуга-полудурок мертвого от
живого не отличат, произнесла она саркастически, но тело же паны из полиции осматривали. Неужто пан генерал в них сомневается.
        И тянули же Прохора черти за язык!…
        Айзенвальд уточнил некоторые детали о Гивойтосе.
        - Ваш дядя - гонец? - видя, как она мнется, спросил напрямую. Младшая паненка Легнич приподняла ровные брови. Про дядьку Юля, похоже, знала немногое. Никакой не гонец. Куда ему. Вроде как ездил по каким-то торговым делам. По крайней мере, больше трех дней на месте не сидел. Но и денег особо не считал. Вот только с племянницей не делился. Не остановись в доме майор Батурин, едущий по служебной надобности, да не предприми она некоторые заходы, да, так и ходила бы по сю пору в старье, перешитом из занавесок, и картошку жрала.
        - Пан Гивойтос занимался подрывной деятельностью? - вернул ее на землю Айзенвальд.
        Как ни странно, Юля спорить не стала, глаза разозленно сощурила: может, и занимался, только перед ней в том исповедь не держал. Ему все Антя на шею вешалась, вот пусть ее и спросят. Хотя в завещании не вспомнил даже. При всей ихней любови.
        - Стоп. Вот тут подробнее.
        - А что подробнее. Я в город на читку не ездила.
        А Антя вернулась как собака побитая, Бирутка дозналась только, что поместье Гивойтоса в Крейвенской пуще с немалыми угодьями и все прочее имущество движимое, недвижимое и в ценных бумагах досталось посторонней женщине. Может, дочке пана, может, любовнице. А когда стряпуха потребовала назвать ее имя, "чтобы глаза стерве выцарапать", Антося велела ей помалкивать. Ушла к себе и там рыдала в подушку. При людях эта не заплачет.
        Писарь сердито запыхтел над своими бумагами. Хоть так выказал, насколько Юлино поведение ему противно.
        - Вы не пробовали завещание опротестовать?
        - Пробовала! - отозвалась Юля неожиданно. - Уже здесь, в Вильне, Кит… майор Батурин ходил со мной к адвокату. Документы составлены по всем правилам, хранятся в нотариальной конторе "Йост и Кугель". Только за ними так никто и не обращался.
        Мелко закололо в левом плече - где был шрам от повстанческой пули. Айзенвальд плеснул из чайника в граненый стакан остатки воды, врастяжку выпил и лишь тогда спросил:
        - На чье имя было составлено завещание?


        Сказать, что Юлин ответ произвел действие разорвавшейся бомбы - не сказать ничего. - Вот здесь подпиши, и здесь. Каждый листик. Умничка. Идем выведу.
        И тихим шепотом:
        - Господин посолец, потерпите?
        Генрих нашел в себе силы кивнуть. Упал за стол. Подтянул последний подписанный Юлей допросный лист. Вдохнул знакомый чернильный запах. Вгляделся, напрягая глаза.
        - На чье имя было составлено завещание?
        - Какой-то панны Маржецкой, Северины. Ненавижу.
        Очень быстро вернулся Прохор с полным чайником в одной руке и неуставным узелком в другой. Вынул из карманов мундира две стопки толстого зеленого стекла и две вилки. В узелке оказался горшок с солеными маслятами. Писарь наполнил стопки из чайника:
        - Выпьем, пане генерал! Надо выпить.
        Глухо звякнуло стекло. Гданьская водка мягко потекла в желудок, позволяя хотя бы согреться.
        - Еще по одной. Полегчало?
        Айзенвальд кивнул и, рассеянно ловя в горшочке ускользающий гриб, спросил:
        - А что такое Гонитва?
        - Стервозная девка, - писарь расчесал пальцами бакенбарду. - Гонитва, пан Генрих? Се такая легенда про неупокоенных мертвых, стражу ткачей. Тех, что гонцы, если пан знает. Будто, если кто такого гонца обидел, а тем пуще, убил, как ни ховайся - а однажды переймут по дороге, в поле за городом, в пуще или, того страшней, на болоте. Окружат, конные, и будут гнать, пока сердце не лопнет. Или так просто, от одного страха, помрет. А потом сам окажется среди них. Страшное это дело, я вам скажу, пане генерал.
        - Ты их сам-то видел?
        - Нет, Бог миловал. Но другие видели. Вот как вас вижу, к примеру. Да Гонитва везде есть, только зовется по-разному: Дикая Охота, Дикий Гон… Только в немцах, например, простите, пан посолец… они для забавы скачут.
        - А здесь - по делу? - Айзенвальд бесшабашно тряхнул головой.
        - Выходит, так.
        - Гонитва, гонцы… шутник был, кто их так похоже назвал.
        Прохор Феагнеевич опрокинул еще стопку, глубоко вздохнул:
        - А не двинуть ли нам наверх? Холодно…
        Генрих послушно поднялся.
        - А вот ты, как человек пожилой, много повидавший, что думаешь? Не могут ли выдавать себя за Гонитву партизаны?
        Писарь разронял из-под мышки допросные листы, крякнул и, поставив чайник с горшком на ступеньку, долго ползал на коленях, собирая.
        - Нет, ну, пан посолец, - хрюкал он, - были бы в лесу или там на болоте партизаны - была б к ним тропинка натоптана. Не святым же духом они питаются; опять же, одежда нужна, сапоги… А мелкие загоны такого шороха бы не наделали! Хотя есть они, как не быть… Так какие приказания будут?
        - До полудня можете отдыхать. К двум пригласите Войцеха Миллера, именно он отыскал и допрашивал крестолилейца Михала Глобоша? А к четырем у меня должен быть душеприказчик из "Йоста и Кугеля" с завещанием Гивойтоса и прочими документами по наследству. Только не пугайте его заранее.
        Писарь заговорщицки подмигнул и вполне серьезно пообещал все исполнить в лучшем виде.


        До заката генерал успел переделать тучу дел. Встретиться с Кугелем, получить подтверждение, что документы составлены чисто, кроме того, нотариусы несут обязательство передать поместье Гивойтоса Ясиновка новой владелице, но разыскивать последнюю ни в коем разе не уполномочены. Договориться также, что по первому же требованию Кугель либо Йост отправятся с ним осмотреть угодья и замок.
        Побеседовав с Войцехом Миллером, Айзенвальд пришел к неутешительному выводу о разлагающем воздействии Глобоша на душу поручика. Ничего не умея сказать по существу участи поднятого из могилы предателя, кроме поминания уже набивших оскомину глада и чумы, Войцех зато достаточно живо обрисовал бедствия, которые способна причинить бешеная навка. То есть, навка, отведавшая серебра и потому нечувствительная далее к уничтожающему нежить серебряному оружию. Примерно то же, поведал Миллер, происходит со знаменитыми бергенским вервольфами, не погибшими от первой серебряной пули. Кроме того, серебро злит навку до такой степени, что загнать ее назад в могилу становится невозможно. Первой жертвой ее делается неудачливый гробокопатель, следом идет тот, чья кровь используется в "призывном" напитке, а далее все, кто попадется на дороге. Деятельный призрак не останавливают запертые окна и двери, церковные молитвы и ружейная пальба.
        На закономерный вопрос генерала, что же тогда с ним, призраком, делать, Миллер выразительно развел руками и перешел к применению щепки от гроба самоубийцы. Якобы, если такой щепкой оцарапать себя и кого-то еще и смешать кровь, второй человек попадает к первому в подчинение. Любое отступление от приказа ведет к обильному кровотечению, могущему закончиться смертью.
        Генрих отметил эти факты, как любопытные, но к схеме никаким боком не относящиеся, и Войцеха с миром отпустил.
        И напоследок допросил полицейских и доктора, осматривавших тело покойного Александра Андреевича Ведрича накануне погребения.
        - Я тридцать лет в судебной медицине, - заявил доктор хмуро, - и уж покойника как-нибудь отличу. Господин порученец, - почти выплюнул он. - Тот пан был мертв бесповоротно. Члены вялые, пульса и дыхания нет. Кроме того, он раздулся и почернел под воздействием яда, след от укуса на щиколотке был вполне различим… Mille pardon, труп еще и вонял. Ни у меня, ни у коллег даже сомнений в его смерти не возникло. И раз уж все настолько ясно, то позорно глумиться над телом, занимаясь вскрытием. Тем более, на глазах у этой девочки, его несчастной невесты. Даже господин Френкель снизошел.
        - Ошибка…
        - Не в нашем случае! - почти закричал врач и добавил уже спокойно: - Если, разумеется, он не гонец. Эти могли гадюку живьем проглотить без вреда для здоровья, что там укус…
        - Все время при мне упоминают о гонцах. Кто они такие?
        Доктор вздохнул и пошевелился на жестком стуле:
        - Если коротко, это странствующий Орден наподобие монашеского или рыцарского, но без принесения их обетов. Был основан несколько сотен лет назад то ли княгинею Эгле, то ли ее супругом Жвеисом, первым легендарным королем Лейтавы. Гонцы учат, лечат, собирают и сохраняют знания. Вот и все, что мне о них известно. И не понимаю, как это относится к обвинению меня в некомпетентности. Должен также заметить, - продолжал доктор сухо, - что было проведено служебное расследование и с занимавшихся телом пана Ведрича сняты все обвинения в недобросовестности и злонамеренном покрывании мятежника, о чем существуют письменные документы. Советую…
        - Спасибо. Вы свободны.
        Они расстались недовольные друг другом. Айзенвальд привычным жестом носящего очки потер переносицу, хотя, разумеется, ни в каких очках теперь не нуждался. Посидел, бездумно глядя, как синеет сумраком окно. Потом прикинул дела на ближайшее время. Надо было обязать полицию и ландштаб предоставить списки и документы по расследованиям внезапных смертей, дезертирств и странных исчезновений военных и цивильных особ. Надо было выцедить из ведомства Зайчика Френкеля сведения об активизации инсургентов, если таковая имеет место. Усадить еще несколько человек за просеивание открытых данных параллельно Тумашу Занецкому, а также поднять старую шпионскую сеть, мирно пробездействовавшую все время отсутствия Айзенвальда в Лейтаве. В свое время генерал очень предусмотрительно передал своему наместнику лишь несколько мелких агентов, остальных приберег. Вот и пригодились.
        Тумаш оказался легок на помине. Когда у Айзенвальда уже не оставалось сил ни на что другое, кроме как умыться и рухнуть в постель, студент ввалился деятельный и бодрый, со стопкой газет под мышкой. Ухая, погрел руки над огнем, посетовал на мороз. Влажные волосы топорщились, глаза сияли. Губы оттопыривала совсем мальчишеская улыбка.
        - Вот!
        Не дожидаясь следующих вопросов, Занецкий развернул на столе в кабинете, где Айзенвальд его принимал, плотный газетный лист с аршинным заголовком: "Таинственная смерть князя Омельского!!" и нагло потребовал у лакея горячего чаю. Набросав туда сахара, шумно прихлебывая и грея руки о толстый серебряный подстаканник, повел рассказ.
        По дороге на воды в Ниду в минувшем году в июле месяце князь Витольд Пасюкевич Омельский сделал остановку у доброго своего знакомого и шурина пана Константина Рощица-Замойского в имении Трайнава. Выпив и хорошенько закусив, как это водится в гостеприимных лейтавских домах, хозяин предложил гостям назавтра выехать на бобровые гоны. Князь Витольд к сему особой радости не проявил, но хозяин его бурно уговаривал, а затем и понуждал, как это случается между магнатами в подпитии. Да еще предупредил корчмаря Юзку, чтобы если гость посмеет к нему свернуть, притулку[Притулок - убежище] ему не давать и вина не наливать. Все же наутро князь Витольд избегнул внимания радушного пана Константина с гостями и егерями и вместе со своим пахолком Петром Зграей скрылся у всех из виду.
        Разразилась гроза, охота не задалась, и уже сам пан Рощиц-Замойский искал в корчме притулку, полагая, что там вельможного гостя своего и отыщет, и даже обдумывая, какими словами станет его срамить. Но ни князя, ни Петрока в корчме не было. Тела последних нашли лишь к вечеру следующего дня. Наткнулся на них на Гнилом болоте дед Семерка Игнат с ближайшего хутора, собиравший клюкву. Вызванный аж из Вильно пристав Винцент Баранкевич с полицейскими провел осмотр места. Дотошный репортер расспросил и его, и дедка Игната, и пана Константина Рощица-Замойского с гостями и слугами, которых внезапная смерть князя сильно потрясла и заставила каяться. Исключение сделал лишь для убитой горем сестры.
        В целом складывалось впечатление, что князь Витольд предчувствовал свою гибель, но никто ему не внял.

…Тела князя и слуги отыскались на островке посреди топей. Как они туда попали, не зная дороги, никто не мог понять. Полицейские, любопытные и даже дедок-свидетель, добираясь до места, несмотря на лето, сами чуть не утонули и перепачкались в грязи с головой.
        Князь лежал лицом вверх, и на лицо это, посиневшее, поеденное комарьем, с открытыми выпученными глазами, глядеть было жутко. Похоже, никто тело не обыскивал и не грабил. Не было на нем ран от холодного либо огнестрельного оружия, ссадин и синяков, разве несколько неглубоких царапин, похоже, нанесенных ветками. Звери и змеи кусать также побрезговали.
        Пахолок княжеский Петр Зграя отыскался здесь же, но, в отличие от пана, до пояса свисал в трясину. Его тоже никто не бил и не ранил, только к ногам присосалось несколько пиявок. Конечно, причиной смерти они стать вполне могли, если б Петрок позволил им прилипнуть к себе, находясь в здравом уме и твердой памяти. А насчет последних пристав Баранкевич позволил себе сомневаться. Ну с какого ляда два здоровых мужика полезут в болото и там без видимой причины помрут? От рыси убегали? Двое? Хорошо вооруженные?… (А, выезжая из поместья, были они, по общим свидетельствам, хорошо вооружены.) Положим, рассуждал дальше со слов пристава репортер. Так почему ж эта рысь ими после не закусила?
        В карманах и ягдташе князя нашлись деньги на сумму 138 марок ассигнациями и 3 1/2 золотовки мелочью. Малые украшения, портмоне с бумагами и фамильный перстень-печатка. При трупе слуги оказалось несколько бумажек с молитвой от нечистой силы, денег 1/2 марки серебром, патронташ со всеми набоями и оборванный ремешок от ружья.
        Островок шести шагов в окружности был истоптан конскими копытами, причем, следов, ведущих из болота и в болото, не нашлось. От островка, дотошно пояснял автор, до сухой земли было две полные мерные ленты (дважды по 20 саженей) и 10 1/3 саженей топи, и коней могли перенести через нее либо крылья, либо чудо Господне.
        Два ружья охотничьих, с заводов Фаберже, опознанных, как взятые князем и слугой из имения пана Рощица-Замойского, отыскались на краю болота при возвращении пана Баранкевича после осмотра. За исключением оборванного ремешка и нескольких пятен ржавчины, оружие было полностью исправно, хотя и не заряжено. Нагар в стволах отсутствовал.
        "Необъяснимо в этом деле следующее, повествовал журналист азартно:
        А) Где подевались кони князя и слуги, на которых они выезжали поутру?
        Б) Как же погибшие, не зная пути сквозь топь и, судя по отсутствию других следов, не имея проводника, попали на островок?
        В) Почему они бросили оружие на краю болота? Если на них напали, то отчего никто не стрелял? А если зарядить не успели - почему не использовали приклады, как дубинки? Если оружие пытались вырвать из рук, то отчего ремешок ружейный находился не зажатым в руке Петра Зграи, а спокойно положенным в карман?
        Г) Что за кони истоптали островок, и почему на соседних островках и сухих гривах похожих следов нет?"
        Но самое интересное Тумаш талантливо приберег к концу.
        Сестра покойного князя, вельможная пани Ирина Рощиц-Замойская, когда ее наконец смогли допросить, вспомнила (а за ней и пребывающие на момент того разговора навеселе супруг и гости), что брат говорил ей про какую-то "увозом увезенную" по его приказу паненку, после чего и стал страшиться болота и леса. Да еще несколько раз повторил, что "не знать ни сна мне, ни могилы". О какой паненке шла речь и как толковать странные речи, никто из опрошенных объяснить не мог.
        Передохнув и выпив третий стакан чаю, Занецкий завершил с триумфом, что как раз на сороковины смерти князя Омельского шурину его Рощицу-Замойскому привелось проезжать пущей по краю Гнилого болота. И там и пан Константин, и двое его слуг, и приятель дома, с ними бывший, видели явственно покойного князя живого, на коне сидящего молча. Было это в час с четвертью пополудни, и солнце ярко светило, что исключает как галлюцинацию, так и явление призрака, которые в белый день на дороге не встречаются. Вознеся короткую молитву, пан Константин направил верхового к шурину, разумея удостовериться в виденном, а при удаче и все дело выяснить. Но тут кони под седоками стали беситься и зады вскидывать, а когда удалось их унять, то князь Витольд Пасюкевич пропал, и конь его пропал, и не было ни на том месте, ни вокруг никаких следов - ни человеческих, ни конских. В истинности видения сего пан Рощиц-Замойский присягнул в костеле в присутствии пана Баранкевича и ксендза Ингевора Лютого того же 27-го числа ввечеру…
        Студент перевел дыхание. Вид у него был, как у кошки, слизавшей чужую сметану и не застуканной при этом. Жаль было его разочаровывать. Айзенвальд потер ладонями усталые глаза.
        - Простите, Тумаш, - произнес он с легкой запинкой, - но все это выглядит, как… как это… клюква развесистая. Начиная с дедка, Семерки Игната, с его клюквой. Скажите на милость, какая клюква в июле? Далее… - генерал побарабанил пальцами по столу. - Далее - неувязки, благоглупости, откровенная ложь. Вам, как студенту математического факультета, должна быть известна "Бритва Пьера". То есть, не стоит привлекать мистику там, где все можно объяснить причинами обыкновенными.
        - Извольте!
        Тумаш сцепил на столе перед собой крепкие тонкие пальцы. Айзенвальд неспеша налил себе чаю, неспеша размешал в стакане сахар, отпил. Усталость отступала, а непримиримый вид юного секретаря подначивал к дерзости.
        - Во всяком преступлении… э-э… следует искать, кому оно выгодно, - генерал перерасставил чайник и стаканы на круглом подносе. - Будь я следователем… - он щелкнул ногтем по серебряному боку чайника. - Учтите, я не собираюсь оспаривать душевных качеств пана Рощица-Замойского, поскольку с ним не знаком. А значит, все дальнейшее - лишь мои предположения.
        Тумаш подобрался, взгляд его сделался ядовитым. Айзенвальд же продолжал, неуловимо усмехаясь:
        - Итак, будь я следователем по этому делу, я бы рассматривал следующие три возможности. Убийство из мести, из-за денег, и политическая расправа.
        Секретарь молчал: видимо, пока был согласен.
        - Рассмотрим меркантильный вариант. Насколько я понимаю, у князя Омельского не имелось других наследников, кроме сестры Ирины, в замужестве Рощиц-Замойской. Ее супруг - душа общества, страстный охотник и хлебосольный хозяин. Он скорее убьет время в лесу на ловах либо за накрытым столом, чем с расчетными книгами. Ставлю в заклад свой письменный прибор, - Генрих, дотянувшись, огладил ощетиненных бронзовых медведей, сжимающих в лапах перья, - что долгов у пана Константы больше, чем доходов. И вся история подстроена им от начала до конца, чтобы проблему эту решить.
        Айзенвальд загнул палец:
        - Князь Пасюкевич не знает окрестностей, а если знает, то не настолько хорошо, как владелец Трайнавы. Ему не хочется выезжать на охоту, но шурин настаивает, почти бросается в драку. Верно?
        Он загнул второй палец. Тумаш обреченно кивнул.
        - Третье. Опытные егеря, обязанные удержать пана Витольда рядом с остальными, и, по уверениям пана Константина, защитить его от вероятной опасности - отчего-то теряют гостя из виду. И не ищут его, когда гроза прошла. Или ищут, но без должного усердия. Почему?
        Занецкий вытянул шею: точно надеялся в блестящем боку чайника увидеть ответ на это "почему". Но упорно и гордо отмалчивался.
        - Еще одна странность. Следователя к найденным телам берут не местного, который все и всех знает, а вызывают из Вильни. На этом теряя еще полдня. Удивительно, что покойники вообще дождались осмотра, а не были съедены: муравьями, например. Или болотными рысями навроде той, чья шкура украшает стену пана Борщевского.
        - Что из Вильни - это скорее в пользу пана Константина, - хмуро возразил студент. - Местного пристава подкупить или запугать легче, чем виленское светило.
        - Верно. Но не исключено, что однажды он все равно проболтается. Поэтому гораздо логичнее пригласить кого-то со стороны, - Генрих поболтал ложечкой в остывающем чае, - как следует извозить в болоте, хотя, вероятно, имеются гораздо более удобные подходы к этому островку… Дедок же не самоубийца лезть за клюквой по пояс в грязи, ежеминутно рискуя утонуть.
        - Но их же никто не убивал! - Тумаш уронил в пустой стакан щипчики для сахара и густо покраснел. - Ран же не было!
        Айзенвальд потер щеку плечом, вытащил щипцы, отряхнул и задумчиво повертел в руках, глядя, как огонь мягко отражается в серебре:
        - Вы когда-либо слышали про духовые трубки, привезенные иезуитами из Нагуаля в шестнадцатом веке? Такие использовали для охоты краснокожие. Трубку заряжали шипом ядовитой акации. Хватало легкой царапины, чтобы убить животное куда более крупное, чем человек, - Айзенвальд подтянул к себе газету, ногтем отчеркнул нужное место. - Вот, на открытых частях тела имеются царапины от веток. Скрыть след от шипа ничего не стоит. К тому же, сейчас существуют духовые ружья, стреляющие на гораздо большее расстояние, чем трубка. Вы поручитесь, что у заядлого охотника Рощица-Замойского такого нет? Кстати, совершенно не обязательно, что жертвы не отстреливались. Но пока суд да дело, ружья было нетрудно подменить, а заодно перевязать оборванный ремешок.
        Тумаш горестно, не скрываясь, вздохнул. Видимо, все еще не желал расстаться с версией о таинственной смерти, жуткой и загадочной; с видением, в котором князь со слугой убегают от навьев по болоту, спотыкаясь, врезаясь в кусты и размахивая бумажкой с молитвами…
        - Версии о политической расправе и мести изволите?
        Секретарь застонал, умоляюще вскинув руки. Айзенвальд аккуратно положил щипчики на край подноса:
        - Сердитый я сегодня какой-то, простите.
        Тумаш немедленно расплылся в улыбке:
        - Чего там… Интересно вы все это рассказываете. Словно сами присутствовали. Вам бы на заседании Виленского исторического общества выступить, чтобы наш Долбик-Воробей не сильно нос задирал.
        - Так почему его не утереть?
        Тумаш обиженно пошуршал газетами:
        - А кто меня пустит?… Там только профессура да заезжие знаменитости голос имеют. А кстати… граф Адам Цванцигер сегодня там уникальный доклад сделал, касаемо последних раскопок на горе Вздохов в Краславке. Факультет просто гудит. Я с его племянниками дружен. Вот поеду и узнаю из первых рук…
        - Цванцигер? - переспросил генерал, вздрагивая. Именно в Краславском поместье этого самого Цванцигера служил нынче управляющим пан Алесь Ведрич, чьи деяния последние два дня не давали Генриху покоя.
        - Ага! Он фольклорист, историк, археолог - не хуже Розеты. Его только кузены Тишкевичи в науке переплюнули. А хотите, вместе поедем? Там всегда интересно, - Занецкий вскинул длинные наивные ресницы.
        - Да, - Айзенвальд коротко кивнул. - Я буду готов через четверть часа. Еще чаю, или распорядиться об ужине?
        Занецкий облегченно выдохнул:
        - Там накормят. У пана Адася всегда замечательно кормят, - облизнулся и, высмотрев на подносе кусок сахара покрупнее, звучно им захрустел.


        Над кавярней в самом конце улицы Замковой, выходящей на Соборную площадь, отлитые из чугуна изящные женские ручки держали изрядную стопку чугунных же блинов. Должно быть, поддразнивали голодующих в квартире над ними аристократов. Но Сырная неделя еще не наступила, и аристократы не велись. Сидели из взгляда на экономию или любопытствующие патрули в почти полной темноте - пять-шесть свечек не в счет. Какие балы здесь закатывались когда-то! Свечки горели сотнями, в разбросанных по лестничному ковру цветах тонули по щиколотку… К ужину собрались только родственники: самые именитые фамилии: Тишкевичи, Тезенгаузы, Цванцигеры… У раскаленной печки дремал кавалерийский полковник из Блау. За двадцать лет он так и не удосужился толком выучить лейтавское наречие, но был очень полезен с точки зрения на тех же патрулей и успел сделаться привычен как предмет меблировки. Ему подливали коньяк и больше не обращали внимания. Тихо позвякивало в столовой серебро, звенел хрусталь, точились разговоры, а за окнами мягкими лапами обнимал Вильню снег.
        В какой-то миг спор за столом вспыхнул, как фейерверк, и до спрятавшейся за портьеры Франциски-Цецилии донеслось:
        - Какие вожди… нет у нас вождей…
        - Я вам так скажу… герцог Отто ун Блау, разумеется, сволочь. Но… - тут, очевидно, возделась вилка, - гениальный полководец. Рядом с нашими лапотниками. А то бы с чего ему победить…
        - Говорю, остались склады… заготовили… где поглуше, и не вынимали… Ятра… Как где? Омель. На Полесье, не слышали?
        - Ну… не Лейтава… мы все не Лейтава. Малютка Шеневальд, крыска зубастая, проглотил всех… Пан… и Балткревию проглотит с ихней конституцией, говорю я вам. Ах, "их"? Выквиты это…
        - Растащили Лейтаву, - гудел кто-то, - как тот, простите за банальность, пирог, в поисках вишенки. И Блау имеет эту вишенку…
        - Чудо спасет… Почему нет?! Захватил же Лев Эльбу и держался там сто дней против Гишпано-Еллинской эскадры. Как какой? Бвонапарт.
        Франя тихонько засмеялась. В ответ часы на буфете пробили девять, вызванивая менуэт. Стали отзываться другие по всему дому. И звон дверного колокольчика услышала она одна. Слуг отпустили специально, и пришлось идти открывать. Вместе с ней в полутемной прихожей оказался двоюродный братец Мись и тут же заключил в медвежьи объятия входящего - хрупкого юношу, засыпанного снегом - заурчал радостно, защекотал бакенбардами. Второй гость остался у закупоренной ими двери.
        Франциска настойчиво потянула Мися за фалды. Тот опомнился, побагровел и принялся извиняться, отчего двери не освободились. Фране с Тумашем - оказалось, они знакомы - дружными усилиями удалось протолкнуть пухлого паныча Цванцигера назад в переднюю. Незнакомец наконец вошел, двери были захлопнуты и заперты и прямо здесь начался неизбежный ритуал знакомства. В сумеречном свете было трудно разглядеть гостя - Франя поняла только, что он еще не стар, гладко выбрит, прекрасно одет и не носит головного убора - он стряхнул снег с густых волос и весело рассмеялся. Франя поймала на себе его взгляд: не двусмысленный, но изучающий - ни словом не перемолвившись, гость как бы пытался понять, кто она такая, проникнуть в душу. Франя жарко покраснела. Вот так же смотрел на нее управляющий ее дяди Адама Александр Ведрич. Она опустила кудрявую головку, вжимаясь лицом в ладони.
        - Простите меня, - шепнул гость.
        Мись и Тумаш не услышали.
        - Панна Цванцигер, - радовался Тумаш. - Вот не ждал. Вы нам сыграете?
        - А ужин? - проворчал добродушно Мись.
        - Потом, - хмыкнул Занецкий. - Когда закончится политика. Кстати, наш гость - писатель из Блаунфельда.
        - А-а, - Мись повел их в обход через другие двери, и они очутились в темном салоне, огонек свечи отразился в хрустале незажженных гирандолей, высоком веницейском зеркале и крышке виржинели. - Принесу мальвазеи и пирожных. И пирожков с капустой, Даротка их печет неотразимо.
        Франя зажгла еще две свечи над пюпитром и оленьими своими серыми глазами прямо взглянула на гостя. Он был по-настоящему хорош собой - ладен, крепок, с отточенными и четкими движениями военного. Писатель?
        - П-пан Генрих, - спросила, чуть заикаясь, толстушка, - я не могла раньше читать ваши книги?
        - Разве что военные реляции, - улыбнулся он. - Но братья Граммаус убедили меня изменить карьеру.
        Тумаш хмыкнул. Заграбастал сразу четыре эклера с подноса, только что принесенного Мисем, плеснул в бокалы вина:
        - Я теперь служу у пана секретарем. Ищу в газетах разные удивительные случаи.
        - Зачем? - наивно поразился Мись.
        Генрих вежливо придвинул Фране кресло:
        - Видите ли, меня интересуют суеверия, но не старинные, а те, что происходят сейчас и с нами. Говорят, Лейтава - поле непаханое таких случаев. Надо же с чего-то начинать. Почему бы не с газет? - он устремил на Франю дерзкие зеленые глаза. Почему он смотрит только на нее?
        - А весной можно и в деревню, - забасил Мись. - Когда просохнет. Посох в руки. Вон Тумаш мог бы порассказать. И Франциска тоже.
        Франя покраснела еще гуще.
        - Вон они с дядей чего в августе нарыли. Чего она в Вильню приехала.
        - А чего нарыли? - в два куса приканчивая пирожное, спросил Занецкий.
        - Господин Долбик-Воробей, профессор отдаленной истории, выставил наши находки в Ратуше. А дядя просил…
        - Таблички с именем и все такое, - перебил Мись, - не тушуйся, сестричка. Ваши скелеты - жемчужина коллекции.
        Мужчины фыркнули.
        - Это не наши скелеты! - отчеканила Франциска. - Лейтавское погребение, датируемое концом прошлого тысячелетия, два скелета, мужской и женский, в коронах, похожих на свернутых ужей, элементы одежды не сохранились. Возможно, кто-то из Гядиминовичей или вайделоты…
        - Жрецы, - пояснил Тумаш Генриху.
        Фольклорист кивнул:
        - Как вы полагаете, не те ли это короны, что спасала ваша княгиня Эгле?
        Глаза Франи округлились:
        - Вы… странно… откуда вы… - она потупилась. - Это очень красивая легенда. Но к науке истории, увы, не имеет отношения. Так считают дядя…
        - И вы?…
        - Можно, я не буду отвечать?
        - Как по писаному шпарит, - ковтнув пирожок, гордо высказался Мись.
        - Потому что женщины способны на большее, чем глупые скоки и любовная дребедень на ушко! - горячо сказала девушка. - Между прочим, я тоже была свидетельницей удивительному случаю…
        Генрих пристально взглянул на нее, и под этим взглядом Франя смутилась, загородилась рукавом.
        - Расскажите, расскажите, просим, - как в театре, захлопали Тумаш с Мисем.
        - Вы так славно начали, - ласково произнес шеневальдец, - было бы прекрасно услышать продолжение.
        - Это… это было как раз тогда, когда мы нашли скелеты. Вечером того же дня, в августе. Было душно, и я спустилась в парк, к реке. Солнце уже зашло, деревья как свечи, влажно, и ни ветерка. Вы, Мись, были у нас, вы знаете… - румяный здоровяк согласно кивнул. - Там похоже на Ковеньскую долину, как ее описывал Адам: урочище под каменным мостиком, глубоко внизу бежит Краславка, журчит по камням. Вокруг плакучие ивы, ольхи… Каменная старая мельница…
        Мельничное колесо давным-давно разобрали, но кладка строения чернела в прорехах тумана на фоне слабо серебрящейся воды. По воде пробегали тени деревьев, а над головой медленно нарождались звезды. Франя загляделась на них и не поняла, откуда взялась на мосту девичья фигурка. Словно туман, поднявшись, принял человеческие очертания. Незнакомка стояла очень близко, а ночь была достаточно светлая, чтобы разглядеть старинный мужской строй, небрежно подобранный тяжелый узел волос на темени и странные движения рук. Франя подкралась ближе, и отчего-то ей стало не по себе. Девушка, может, годами пятью старше ее самой, хрупкая и очень красивая, держала перед грудью длинные бусы: прозрачные камни в серебряной оправе. Камни светились нехорошим гнилушечным светом, сея отблеск на девичье лицо. Оно было видно графине лишь в профиль, но отчего-то пугало своим выражением. Как и нервные движения пальцев, в зыбком свете напоминающих вьюнки. Пальцы жили словно сами по себе. Они выковыривали из серебра даже на вид скользкие, как сало, камушки и небрежно бросали в воду. Серебряная оправа была опустошена на треть. Фране
захотелось заорать от ужаса. Но, словно в кошмаре, не получалось ни двинуться, ни заговорить.
        - …а потом не знаю. Она просто исчезла. Я не видела ее там ни до, ни после.
        Сидя в кресле, писатель подался к ней, выражение бледного лица было напряженным и сосредоточенным:
        - Какая она… была?
        - Ночь, цвет волос не угадаешь. М-может быть, чуть темнее моих, очень густые. Не прическа, просто приподняты вот так, - Франя показала. - Скулы высокие, нос еллинский, глаза… - она растерянно оглянулась.
        - П-простите… - гость выхватил из-за ворота сорочки тяжелый, старинной работы медальон, щелкнул крышкой.
        Франциска охнула. Мись сунул свой родовой длинный нос в портрет. Тумаш взглянул тоже:
        - Постойте… где-то я видел…
        Писатель, видимо, жалея о порыве, спрятал медальон на груди.
        - Видел я… - бормотал Тумаш, напоминая сомнамбулу. - Не может быть…
        - Р-романтическая история?
        Франя стукнула брата кулачками по широкой груди. Мись всхлипнул от боли.
        - Это копия с портрета. Как… откуда… - Занецкий прикусил язык.
        - Вы видели оригинал?
        - Ну да, мой дед дружил с Рощицем. Не с тем, о ком мы сегодня говорили! - торопливо уточнил студент. - Этот художник. Ростовой портрет, медальоны на серебряном столовом приборе… Это графиня Северина Маржецкая.
        Мись придушенно засопел:
        - И ты так легко в этом признаешься?
        - А что? - студент сердито забарабанил пальцами по подлокотнику. - Наш род, разумеется, не так знаменит, как Радовилы или Черторойские, но достаточно древен. И никогда мы не считали зазорным дружить и родниться с Маржецкими.
        - Но, Тумаш!…
        Занецкий вскочил:
        - Нигде… ни у кого не было доказательств ее предательства. Игнась мертв. А даже если и так… может, она не выдержала пыток. Она всего лишь хрупкая женщина…
        Франя переводила беспомощный взгляд с одного на другого пребывающих в запале мужчин.
        - Тогда многие семьи погибли из-за нее. Имущество конфисковали…
        - У Айзенвальда была прекрасная шпионская сеть. Впрочем, педантизм шеневальдцев вошел в пословицу. "Страже" нельзя было решать поспешно!
        Тумаш осекся и посмотрел на хозяина. Тот держался спокойно.
        - Простите, - сказал Занецкий, - очень старая история, но иногда еще болит.
        - Женщина на медальоне связана… с моей семьей.
        - У нас тоже немецкие корни, - вмешалась Франя живо. - Тумаш, я никогда не слышала про эту Северину. Расскажи.
        - Да я уже рассказал все. Была попытка инсуррекции. Графиню сочли предательницей и расстреляли патриоты. Ей оказывал покровительство немецкий генерал Айзенвальд, тогдашний генерал-губернатор Вильни, если точно. А еще до этого была история с ее сестрой. Ульрику Маржецкую приревновал лейтвин, офицер, и не нашел ничего лучшего, как столкнуть под лед. Когда ее вытащили, она уже была безумна.
        Франя не думая взяла пирожок с подноса, глотнула и закашлялась. Вытерла набежавшие слезы:
        - Бедная… и… как?
        - Она исчезла из города. Говорили, кто-то видел ее в Крейвенской пуще потом, гораздо позже. Она не помнила себя, считала ведьмой. Лечила…
        - Раненых, - глухо подсказал Генрих. - Тогда был мятеж, чего скрывать.
        - Тогда были другие люди, - возгласил Мись, опрокидывая в себя бокал.


        Мись увел Занецкого знакомиться с дядей Адасем и его уникальным докладом. Айзенвальд задержался в полутьме, разбавленной слабым свечением над пюпитром. Свеча таинственно потрескивала. Клавиши цвета слоновой кости благородно мерцали, разбавленные агатовой чернотой полутонов - казалось, виржинель ухмыляется, как наполовину беззубая, но вельможная старуха. Опершись на крышку, отставной генерал вычерчивал в уме схему взаимоотношений лиц, захваченных его расследованием - она возникала так явственно, точно он уже нанес круги с именами на плотную бумагу и теперь обозначал связи жирными линиями цветной пастели. Кто-то выпадал пока, кто-то казался незначительным и ни с кем не связанным. С этими он разберется потом, на бумаге. И возможно, что связи проявятся позже. Просто, Генрих знал по опыту, трудно оперировать в голове более чем с девятью объектами одновременно.
        У края воображаемого листа встали каллиграфически прописанные имена паненок Легнич. От Антоси шла яркая зеленая стрела любовных отношений к пойманному в красный круг Александру Андреевичу Ведричу. Этот успел много где наследить, потому закономерно занимал самую середину. Обратную стрелку Айзенвальд указывать не стал - он был вовсе не уверен во взаимности, скорей бы предположил, что Алесь Антониду использовал. Жирная коричневая линия связала Ведрича с поднятой им навкой. Под линией обозначилась дата: октябрь 1827. Надпись "Северина" разбрызгалась кляксами, от промокашки на бумаге остались серые пятна. Овладев собой, чуть ниже родного имени приписал Айзенвальд в воображении "мор, глад, смерть". И протянул штриховые черты к кружку "Лискна" и рисунку зеленых бус. Бывает так, что самые желанные видения посещают на краю могилы - так что слышал ли он голос панны Маржецкой, отгонявший волков, и ее ли видел в зеркале, отлеживаясь в странном доме, Генрих утверждать не рискнул. Такой же робкой оказалась черта к "Навлице", но это искупил узел уверенных синих линий от Ведрича (похоронен), Антоси (хоронила,
волки), Морены (волки).
        К гнилушечному ружанцу потянулась линия от "Морена" (понизу отмеченная теми же мором, трусом, гладом). Две голубоватые штрихованные черточки, обозначавшие неуверенность, повели от "Анти" к "Морене" и ожерелью. Конечно, панна Цванцигер узнала женщину на миниатюре, как свою незнакомку с моста. Но Антонида Легнич была очень похожа на Северину, Айзенвальд сам это сходство отметил, и не стоило исключать, что, бросая в воду камешки из ожерелья, забредшая в Краславку Антонида выражала ярость к неверному жениху. Ведь эти два года, считая его мертвым, она не кидалась в волколаки-повстанцы… Рядом с девицами Легнич возник траурный круг "Гивойтос", подписанный гонец? Генерал отметил, что мертвым Гивойтоса ни племянницы, ни слуги не видели и не хоронили. Гибель последнего подтверждало лишь устное свидетельство князя Александра Ведрича. Завещание же вступило в силу согласно воле завещателя по факту его шестимесячного отсутствия.
        От Гивойтоса протянулись две родственные линии к паненкам Легнич, штрихованная черта к Северине и черная толстая полоса взаимной ненависти в центр - к князю Ведричу. Здесь же пока были одни вопросы. Как и насчет "мора, глада, труса", предсказанных комитетом "Стражи" и беглым крестолилейцем. В отличие от провинции, Вильня, видел отставной генерал, жила совершенно спокойно, несмотря на то, что свою навку Ведрич поднял (если поднял) три года назад. Возможно, заказанные Генрихом в разных ведомствах документы точнее ответят на это, он получит подробный расклад по странным смертям, безвестным исчезновениям и вообще любым случаям, которые можно определить, как загадочные, те, которые походя не спишешь на волков и инсургентов. Но большинства отчетов придется ждать не меньше месяца - и это в лучшем случае. Пока доедут посланцы, пока втолкуют местным властям, что это жизненная необходимость, а не очередная придурь столицы, пока вернутся. И что угодно может задержать их в пути. Айзенвальд вздохнул, стирая мысленный рисунок. Прикрыл глаза. Свеча громко затрещала, заставив вздрогнуть. Какой-то дерганый ты,
генерал, подумал он.
        Какое-то время Айзенвальд еще провел в салоне и собирался уже уходить, когда виржинель отозвалась звоном на размашистые шаги. Перед отставным военным стояла Франя - целеустремленная, взлохмаченная и покрасневшая, что было заметно даже в полутьме.
        - Какое счастье! Вы еще здесь, - произнесла она отважно и перевела дыхание.
        Генрих подвинул ей кресло.
        - Нет! А то я струшу. Это не могла быть панна Маржецкая!
        Айзенвальд отшатнулся, всхлипнули придавленные ладонью клавиши. А Франя стиснула кулачки у полной груди:
        - Это был не призрак, понимаете?!…
        - Вы так часто общаетесь с призраками? - переспросил Айзенвальд глухо. Больше всего на свете ему хотелось уйти, запереться у себя в кабинете и напиться там до свинячьего визга. Слишком, невероятно тяжелым был день.
        - А если даже она, - вела свое Франя, - то она ведь… гораздо старше.
        - Да, - губы Айзенвальда дернулись в кривой усмешке. - Ей было бы около сорока. Для вас старуха.
        Франя, обогнув его, легко коснулась костяных клавиш - будто кошку погладила.
        - Она… та девушка на мосту… была живая и очень несчастная. Я знаю!
        - Это делает честь вашему нежному сердцу.
        Франциска-Цецилия гордо, как породистая кобылка, вскинула голову:
        - Не вздумайте меня разозлить. Все равно у вас не получится. У братьев не получается.
        - А сколько у вас братьев?
        - Четырнадцать! Правда, только двоюродные. Но это неважно.
        - А родные?
        Она помотала лохматой головой:
        - Нет. Никого. Мама умерла. А отец меня бросил. Вот все, - она опустила голову.
        - Я не хотел вас обидеть, панна Цванцигер, - Айзенвальд поймал вздрогнувшие пальцы и поднес к губам. - Просто я очень устал. День был длинным.
        Франя вздохнула:
        - Я понимаю.
        Осененный внезапной мыслью, подбирая слова, как места в трясине, куда ступить, чтобы не увязнуть с головой, отставной генерал произнес:
        - Быть может… эта паненка на мосту… была чьей-то отвергнутой невестой?
        Пальцы Франи в его ладони дрогнули. Она выдернула руку и поднесла ко рту:
        - Господи… Боже мой… что я наделала!!
        - Франя, Франечка! - Айзенвальд обнял расстроенную девушку, как мог бы обнять собственную дочь. - Чем я могу вам помочь?
        Теперь достаточно было только утирать мокрое сопящее личико, доверчиво уткнувшееся в грудь, и слушать. Генрих проклял себя за цинизм. Но и уйти не мог. Потому что любая невзначай брошенная девушкой фраза могла приблизить его к Северине.
        - Але…ксандр Андреевич… В-ведрич, наш… дяди управляющий. Осенью, в конце октября, отпросился жениться и внезапно за-заболел… А мы… а я, - Франя отстранилась, платочком вытерла лицо и отчеканила:
        - Я обязана была отыскать его невесту. Предупредить, что он не виноват. Но мы ничего про нее не знали: ни кто, ни откуда. И я не знаю теперь, что она думает.
        Не заботясь о приличиях, Айзенвальд рухнул в кресло. Сообщение панны Цванцигер все в корне меняло. Выходит, Легнич Антонида Вацлавовна отыскала пропавшего жениха, и тот все же согласился на ней жениться. И по дороге на свадьбу слег. Так основательно, что не предупредил невесту? И она с отчаянья решила податься в волколаки? И заодно, что бы там ни утверждал ксендз Горбушка из Навлицы, спасла Айзенвальду жизнь? После старательно прикинувшись, что его не помнит? Или все же невеста не она? А кто? И как быть в таком случае с "бритвой Пьера"?
        Генрих покрутил головой в ставшем вдруг тесным вороте. И ведомство Зайчика все эти любощи прощелкало. Да-а… Интересно, где прячет Антося зеленое ожерелье? И как это Юля при своем патологическом любопытстве его не сыскала и не упомнила? Сделав в уме заметку о повторном допросе младшей панны Легнич и обыске на ее квартире, Айзенвальд спросил у Франи:
        - А почему вы не искали что-либо о невесте в бумагах пана Ведрича?
        Франя вскинула подбородок:
        - Это низко. По-полицейски.
        Похоже, она во мне разочарована, усмехнулся себе генерал, только бы не замкнулась… А в бумагах болящего уже не иначе покопалась экономка краславского поместья Анна Карловна, и записи в блау-роту доставить должны были давно, четыре месяца прошло. Только в папке Ведрича их нет. Где тогда? Так дойдешь до присутствия подрывных элементов в ведомстве по борьбе с политической заразой. Генрих тряхнул головой.
        - Прошу извинить меня, графиня. Но неужели… пан управляющий до сих пор настолько болен…
        - Он спит, - сказала Франя горько.
        - Простите, как?…
        - Он спит!
        Она дернула и отбросила горсть шариков - бахромы своей кисейной шали.
        - Он уехал 22 октября, такой счастливый… А к вечеру его привез лесничий, нашел беспамятного в двух часах езды от Краславки, по дороге на Вильню. Але…ксандр Андреевич за кустами у обочины точно отдохнуть прилег, конь пасся рядом. Все вещи были при нем, на теле - никаких ран, и седельные сумки никто не трогал.
        - А… рядом с ним не было отпечатков копыт?
        - Были, конечно, - Франя посмотрела на Генриха, как на сумасшедшего. - Там же его Смарда топтался.
        - И не больше?
        - А почему вы спрашиваете?
        Айзенвальд хмыкнул:
        - А это надо сказать спасибо пану Занецкому. Он давеча познакомил меня с похожим случаем. Извините, панна, что при вас о таком… Там тоже… тело не обобрали, ран никаких. И вокруг конями натоптано.
        - Нет… - Франя порывисто перекрестилась. - Он жив. Он всхрапывал даже, и рука под щекой… - она зарделась. - Только не просыпался. Лесничий его растолкать пробовал, а потом забрал. Негоже в лесу спящего оставлять. Мы тоже будили с Анной Карловной. Уксусом терли. Перо жженое подносили под нос, соли тоже. Он чихнет, на бок перевернется, и все равно спит. Назавтра вечером дядя за доктором послал. Але… пан Ведрич всегда осенью болел, но чтобы так… Консилиум собрали, пригласили врачей из Двайнабурга. А они лишь твердят "летаргия" да "каталепсия" - и ничего сделать не могут! Говорят, радуйтесь, что не похоронили.
        Франя вытерла щеки совершенно мокрым платочком и высморкалась. Айзенвальд протянул ей свой платок из тонкого батиста с монограммой. Девушка благодарно кивнула.
        - Но он проснется?
        Губы Франи опасно дрогнули:
        - Медицине сие неизвестно. Может и через день, и через десять лет, и через тридцать. И ничуть не постареет, а я уже бабушкой стану…
        - Панне графине до этого не скоро.
        Франциска-Цецилия улыбнулась сквозь слезы.
        - Дядя был так добр взять п-пана Ведрича с нами, показать виленским светилам медицины. Если надо, я и до Блау дойду! - произнесла она страстно.
        Что ж, допросить господина Ведрича пока не выходит, хотя он рядом, руку протяни, с тоской подумал генерал… Как не выходит понять, чьим промыслом он воскрес. Ксендз Горбушка непременно сказал бы что-либо про гонца. Не разобраться без которого. Генрих устало вздохнул. Что-то слишком много вокруг покойников развелось, живых и почти здоровых… Включая меня самого… Хорошо этому Ведричу, спит себе беспробудно…
        - …они предложили испробовать на нем гальваническую машину. Это вот такая банка с кислотой, - панна Цванцигер обвела руками, - из нее выступают цинковые пластины, присоединенные к медному пруту.
        - Помогло?
        Она нервно потерла сквозь рукав предплечье левой руки.
        - Я так понимаю, вы сперва попробовали на себе.
        - Я не могла испытывать на беспомощном человеке, не зная, что это такое! Это очень больно, - призналась Франя с дрожащей улыбкой. - И я не позволила.
        Генерал разлил в забытые на виржинели бокалы остатки вина из графина, заставил Франю выпить. Нежно поцеловал тонкие пальцы.
        - Если вас это немного утешит, я знаком с невестой пана Ведрича.
        - И вы молчали?!
        Генриху показалось, паненка сейчас сметет его, как ураган.
        - Я познакомился с ней совершенно случайно, по дороге в Вильню, и вовсе не знал, о каком человеке речь. Пока вы…
        - Скажите ей… скажите…
        - Лучше пусть графиня напишет. Про то, что мне только что рассказали. И упомянет какую-либо особую примету господина управляющего. Чтобы не оказалось путаницы. А письмо я передам.
        Франя задумалась:
        - Особую? Ну… ну, он не слишком любит… боится змей. Его укусила змея за ногу, как раз накануне того, как он стал у нас управляющим. Шрам должен быть… на косточке.
        - Должен?
        Паненка покраснела и залпом допила вино:
        - Я… я подслушала.
        Айзенвальд тепло улыбнулся:
        - Хорошо, напишите про шрам. А что подслушали - упоминать не обязательно.
        Лейтава, фольварк Воля, Крейвенская пуща, 1831, февраль

        Ночь серебристо-голубой ялманью с крошевом звезд по клинку опоясала мир, лютым холодом проникла в жилы, полосой окалины выстроила ели на окоеме. В присадах у дома было темно, тяжело сбросила снег с ветвей потревоженная яблоня. Пес даже носу не высунул из будки, чтобы облаять нежданных гостей, только глухо звякнул цепью. Заворчал, острым слухом своим уловив вдалеке волчий вой. В лад ему зафыркали, забили копытами кони.
        Долгое время казалось, никто не откроет. Потом в подслеповатом окне мигнул огонек, скрипнуло в сенях, и ворчливый голос стряпухи Бирутки окликнул:
        - Кто?!
        Хвостатый сторож, оказав при хозяевах рвение, хрипло взбрехнул, но все равно не вылез.
        - Ой, откройте, пани господыня, - столь же хрипло взмолился Кугель. - Мочи нет - холодно.
        - А сколько вас там? - спросила стряпуха подозрительно.
        - Трое: я, да пан Генрих, да пан Тумаш.
        - А чего вам надо?
        - Ой, пустите, ласкава пани, в тепле отвечу!
        Загремели запоры, дверь приоткрылась, выпуская пар. Бирутка с горящей плошкой и ухватом, взятым в качестве оружия, слегка посторонилась, позволяя закоченевшим гостям пройти.
        - И чего вас принесло на ночь глядя?
        - Нам бы коников в стойло поставить.
        - Сейчас Януш сделает.
        Толстенький Кугель так резво шуснул в тепло, что столкнулся с этим Янушем. Запнулся о дежку, горбатым носом проехался по висящему на гвозде корыту, наделав грохоту, и под конец впечатался в обильные прелести пани Бируты. При этом лысина нотариуса среди седеющих кучеряшек оставалась столь же значительна, а лицо все так же внушало, что пану можно доверить и семейные тайны, и имущество. Непонятно, успела ли Бирутка это разглядеть, но помякчела от нежданной ласки. Стыдливо спрятала за спину ухват и уже совсем беззлобно сказала:
        - На кухню проходите. В покои, извиняйте, не пущу, нечего паненку смущать.
        - Как она, здорова? - спросил Генрих.
        Стряпуха молча кивнула.
        - Ох, как бы не натоптать, ласкава пани… - продолжал ворковать Кугель, проворно захлопывая за собою обитую войлоком дверь. Бирутка фыркнула, глянув на месиво воды и снега на земляном полу: отряхнуть в сенях веничком сапоги догадался один Занецкий.
        - Раздевайтесь! Кожухи от сюда вешайте, - жестом полководца стряпуха указала на жердь перед трубой. - А сапоги - на припечек. Валенки берите.
        Вернулся неразговорчивый Януш, сел шорничать в углу, занавесившись льняными патлами. Узловатые руки протыкали шилом толстую кожу, протягивали дратву… Вот зачем им сбруя, если лошади нет? А если на продажу - кто же купит старое? Отставной генерал усмехнулся, поймав себя на этих рассуждениях. В кухне было уютно и тепло, так что клонило в сон. Посвистывал огонь в печи, угли со светца падали в дежку с водой; стылую ночь словно отгораживала литография в межоконье: скорбный Христос в терновом венце. Бирутка с закасанными рукавами, с полными руками по локоть в муке на выскобленном столе лепила вареники, начиняя их "царским" вареньем и сухой вишней. Шуршала дратва Януша, проходя сквозь дырочки в ремешках, громко тикали ходики.
        - Ну, и долго паны молчать будут?
        - А? - Кугель вскинул кудреватую голову. - Простите, ласкава пани, умаялся. Снегу намело - чуть проехали.
        - Ясно, что снегу… - Бирутка улыбнулась, оказав уютные ямочки на щеках. Она была еще очень ничего, и упади в обморок, пожалуй, ее будет приятней ловить, чем тощую панну Легнич. Есть за что подержать, если не свалишься с нею вместе. Айзенвальд прикрыл ладонями дерзкую усмешку.
        - Так мы, стало быть, ехали… - Кугель поднял очи к закопченному потолку, пересеченному квадратной матицей. - В Ясиновское имение вельможного пана Гивойтоса Лежневского, да станет земля ему пухом.
        Все перекрестились.
        - А как за один день не заехать, да и заплутать возможно, а ласкава пани норову доброго… - тут Януш в углу как-то странно икнул и сунул в рот уколотый палец, - на улицу путника не выгонит…
        Бирутка громко фыркнула, мука разлетелась, покрывая сединой стол, лавки и гостей. Нотариус расчихался и упрятал горбатый носище в громадный платок. Стряпуха взялась неловко отряхать Кугеля передником.
        - И какая радость туда ехать? Там и не живет никто! А холод, да волки…
        - Служба, ласкава пани, - мычал Кугель, - служба… Та пани, которой пан Лежневский все покинул, как бы померла.
        Бирутка словно в испуге зажала рот передником, но Айзенвальд заметил в ее глазах блеск. На что, собственно, и рассчитывал.
        - Так я еду убедиться, не запрятаны ли где в замке другие какие распоряжения, а если нет, так буду паненок Легнич во владение вводить. А паны ласкаво вызвались меня сопровождать.
        Бирутка все еще не верила. Потому не кинулась сразу радовать паненку, а тяжело опустилась на скрипнувшую скамью.
        - Как же померла… а если запрятаны… Ой, Боже ж ты мой…
        Кугель отечески возложил длань на ее округлое плечо:
        - Простите великодушно, так пани ночевать дозволяет?
        - Ну что ж… Не прогонять же на ночь глядя…
        Стряпуха тяжело поднялась и стала бросать готовые вареники в кипяток.
        - Ужинать станем.
        Тумаш радостно потер ладони, подвигаясь к столу. Януша сгоняли в погреб за сливянкой и квашеной капустой, Кугель величаво нарезал хлеб. К вареникам Бирутка подала горшок с домашней сметаной, в которой ложка стояла стоймя. Пошептала молитву, и оголодавшие мужчины лихо заработали ложками. Стряпуха вместе со всеми хлебнула сливянки, и щеки ее, без того румяные от печного жара, разгорелись еще ярче, глаза заблестели.
        - Провожать вас некому, а дорогу расскажу, не заблудитесь. Весной да осенью там не проехать - топи кругом, а сейчас - по шляху четыре версты с гаком, потом вдоль опушки Крейвы и, как увидите озеро, через него напрямую. Не гоните только - со дна ключи бьют, лед слабый. Да кони дорогу учуют, вот… - Бирута запечалилась, подперла щеку ладонью.
        Айзенвальд вытащил из кармана бусы из мутно-желтых янтарных шариков, каждый почти с перепелиное яйцо величиной:
        - Это вам, пани.
        На лице стряпухи перемешались смущение и подозрение: с какой это радости чужаку ей подарки дарить? И при этом страшно хотелось заполучить украшение.
        - Ну ладно, - она гордо подняла подбородок, - давай. Смотрю, подлизаться хочешь…
        - Хочу, - не стал лукавить Айзенвальд. - Спросить хочу. Встретил я в городе младшую паненку Легнич.
        - И как она? - кинула стряпуха сквозь поджатые губы.
        - Жива и здорова.
        - Ну, Бог ей судья.
        - Хвасталась паненка перед подружками, а я случайно услышал, - зашептал Айзенвальд Бирутке на ухо, удостоившись обиженного взгляда нотариуса, - будто ожерелье у нее фамильное. Носит она на шее такую занятную вещицу, похоже, старинную. Под цвет глаз - зеленые камешки в серебре.
        Про Юлю с подружками от начала до конца Айзенвальд выдумал. По разрешению ротмистра Матея Френкеля были негласно обысканы Юлина квартира, дома ее немногочисленных подруг и особняк аманта Батурина, ожерелья не нашли. Повторно допрошенная младшая Легнич утверждала, что никакого ожерелья у сестры не видела и не знает, а если и был ей какой такой подарок от покойных дяди либо жениха, то укрыть бы она его от Юли не сумела. С чем Айзенвальд полностью согласился. Попутно с Юлей были втихую допрошены ксендз на Антоколе, куда сестры ездили до появления Казимира Горбушки, арендатор Кундыс и владельцы фольварков, соседних с Волей. Никто зеленого ожерелья у паненок Антониды или Юли припомнить не мог, и все как один утверждали, что ни в августе, ни до того, ни после старшая панна Легнич куда-либо из дому не выезжала. Соседи вообще не склонны были привечать панну, гордую и бедную, как костельная мышь, да еще из семьи казненных мятежников. Конечно, Антя могла убраться тайком на бологоле: местные габреи держали извоз навроде эуропейских дилижансов, хотя и попроще - обыкновенная телега, везущая из местечка в
местечко пассажиров и груз. Но ни один из возчиков паненку по описанию не узнал. Ни устрашение, ни обещание награды языки не развязали. Так что сказку о фамильном ожерелье Генрих рассказывал на всякий случай.
        - От же стерва! - всхлипнула Бирутка. - Врет - не краснеет. Мы же голые после бунта вышли - в чем были, в том есть. Последнее продали, чтобы Марию с Вацлавом по-человечески схоронить, - точно забывшись, она назвала бывших хозяев просто по имени. Стиснула полные руки.
        - Панна Бирута! - подкатился Кугель.
        - Да и не стал бы никто зеленые камни носить! Грех…
        - Почему? - отрываясь от тарелки, удивился Тумаш. - Зеленые яхонты, сиречь благородные изумруды, добываемые в Кейлонской земле, красой не уступающие адамасам - камень мудрости, хладнокровия и надежды, - он говорил медленно, подняв глаза к потолку, явно цитируя какой-то старинный труд о минералах. - Туркус - бирюза, приносящая счастье в любви и мирящая супругов; берилл из рода аквамаринов, похож цветом на прозрачное море. Хризолит и хризопраз, делающие взгляд зорким; также маньчжурский нефрит - обладатель пяти достоинств, равных пяти душевным качествам человека - мягкосердечию, умеренности и справедливости, познанию наук…
        Откуда-то появилась пятнистая кошка, прошлась у стола, потерлась о ноги и, вспрыгнув наверх, стала облизывать тарелку Занецкого. Нотариус, не забывая обмахивать платком Бирутку, негромко хрюкнул. Тумаш очнулся, подхватил наглого зверя под лапы и скинул прочь. Стряпуха вытерла краем передника мокрые глаза:
        - Ложитесь спать, панове.
        Бросила на лавку домотканые постилки и кожухи, приволокла сенники и подушки в цветастых наволочках. Молчаливый Януш выгреб угли из печи, закрыл вьюшку. Лучинка в светце догорела, и сделалось совсем темно. Тумаш заснул сразу, переливчато засопел в обе дырочки. Кугель, слышал Айзенвальд, ворочался с боку на бок, потом прошлепал по полу и исчез надолго. Генерал догадывался - где. Пахолок кряхтел и постанывал на печке. После слез, шуганув зашипевшую кошку, загремел в закуте за занавеской. Плеснула вода: похоже, парню захотелось попить. И во двор. Воротившись, Януш подошел к постояльцам. Зрение Генриха успело приспособиться к темени, изрядно разбавленной заоконным серебром. Кутаясь в кожух от сквозняков, притворяясь спящим мужчина смотрел сквозь ресницы, как костлявая фигура пахолка с растопыренными пальцами, ощупав пустую постель нотариуса, покачиваясь, поворачивает к нему. Трясет за плечо:
        - Пан, слышь? Проснись. Не езди туда.
        - Почему? - старательно зевнув, переспросил Айзенвальд.
        - Не ездите. Беда будет.
        И, видимо, сочтя свой долг исполненным, Януш вернулся на печку и захрапел.


        В эту ночь Айзенвальду приснился засохший ельник: колючий, понизу обросший лишайником и паутиной, темный и жуткий - точно здесь собрались все ели, выброшенные после рождества. И ели горестно трутся голыми ветвями, а под ними натрусилась и слежалась желтая иглица.
        По ельнику бежали волки. Смарагдами сверкали в темноте глаза. Впереди трухал одноглазый вожак, огромный и белый. И вдруг остановился, точно налетел на стекло. Ощетинился. Завыл. И одинокий зеленый глаз пялился Айзенвальду в лицо.
        - Волки Морены, - сказали над ухом, в сиплом голосе звучала насмешка. Но когда генерал обернулся - никого не увидел.
        - Волки просыпаются накануне холодов, и Хозяйка Зимы отдает им смарагды своего ожерелья. Их царство длится всю зиму. А весной волки возвращают госпоже свои глаза и засыпают в непролазных чащобах до осени. И никто не сыщет их логова. А сыщет - не вернется. Но благодаря одному меткому… х-х… стрелку Морена не досчитается яхонта в ожерелье этой весной. Стрелку дорого придется заплатить…
        - Дорого-дорого-дорого, - закричало в еловом голье, захохотало, заухало. Потом оправой ожерелья высверкнула луна - и Айзенвальд проснулся. Лучина догорела, сквозь щель в занавесках в кухню сеялся сумеречный, ледяной свет. Ветер выл, шелестел между рамами. Похрапывали спящие. Айзенвальд подтянул кожух к подбородку. Повернул голову к заоконному мерцанию, перечеркнутому тенью. Но еще прежде, чем обозначилась фигура, потек аромат: снега, хвои и почему-то шиповника. И надорванным скрипом полозьев отозвался волчий вой.
        Нельзя дважды войти в одну и ту же реку, думал сквозь сон Айзенвальд. Нельзя возвратить прошлое и полагать, что все будет по-прежнему. Время окрасило былое в романтичные тона, и кажется: как было хорошо, и думается: как бы вернуть. А разочарование от возвращенного будет острее, чем если бы его не случилось вовсе! Разочарование заставит возненавидеть Северину, если та вдруг вернется. Как смешны и морщинисты былые возлюбленные… и как хочется все повторить, воскресить - это как плач по утраченной молодости.
        Но Морена ждала за окном в похожем на иней уборе, и в серебряной оправе ожерелья на ее груди волчьим глазом сиял скользкий, как сало, зеленый камень.
        "Это то, что я позвал…"
        - Ты попал в него, - прошелестела женщина. - Теперь в моей стае будет одноглазый волк.


        Утром Айзенвальд не мог понять, причудился ему этот разговор или был на самом деле.


        Еще не светало, когда и хозяина, и постояльцев потянуло во двор, и как ни бережно приоткрывались двери, их сотрясение и вползающий вслед зимний холод заставили отставного генерала очнуться. Подтянув к груди колени, он плотней завернулся в кожух, стараясь урвать еще немного сна. Сквозь ломкую дрему доносилось к нему уютное коровье мычание за стеной, скрип за окнами - то ли деревьев от мороза, то ли снега под шагами. Потом Януш внес охапку дров, но, пожалев сон гостей, не бросил ее с размаху на пол, а бережно опустил. Развел в печи огонь, и ласковое тепло постепенно согрело кухню, настывшую за ночь; наледи с окошек потекли грязными ручейками вниз. Огонь проглотил темноту, заскакали живые тени. Потом зажурчало, переливаясь в кувшины, молоко. Тут не выдержал, вылез из постели невесть когда воротившийся Кугель, поджимая пальцы в шерстяных носках, пропрыгал к столу, запрокинул кувшин над лицом-луной. Белые ручейки потекли в рот и мимо по подбородку. Опростав горлач до половины, нотариус смачно крякнул, и присосался снова.
        Появилась хмурая со сна Бирута, спроворила завтрак из вчерашнего. По ее виду ясно читалось, что ждет не дождется, когда гости уедут. Лицо стряпухи было красным и помятым, в сторону Кугеля она не смотрела.
        Тумаш и Януш наперегонки хватали холодные вареники, будто их до этого неделю не кормили.
        - А что? - небрежно поинтересовался Айзенвальд у пахолка, - панна Легнич в Краславку на ярмарку в конце лета не ездила?
        Парень, не дожевав куска, уставился на Генриха стеклянными глазами.
        - Не ездила, - пробурчал он. И, оказав куда большую, чем вчера, разговорчивость, шамкая, объяснил: - Не с чем, так чего зря пяты топтать… А сестра, да дом, да огород еще…
        И, сочтя разговор законченным, нагнулся над миской.
        Кугель, управившись с завтраком, потирая пухлые ладошки, "ласкаво" попросил запрягать. Мужчины, попрощавшись с Бирутой и пообещав заглянуть на обратной дороге, вышли во двор. Круглое розовое солнце медленно вставало над заснеженным садом. Мир был морозным, звонким и каким-то по-особенному чистым, и Генрих подумал, что, вопреки страхам Януша, нынче будет хороший день.
        Он не особо огорчился, что свидеться с Антонидой не пришлось.
        Во-первых, в доме покойного Гивойтоса и без того могло отыскаться много интересного. А во-вторых, основанная на знании фактов и умении уложить их в систему интуиция подсказывала, что лучше не допрашивать панночку "в лоб" и даже не встречаться с ней нарочно. Что же до свидания невзначай… Айзенвальд все к нему подготовил, а дальше Божья воля. И поэтому, когда в окне наверху дрогнула занавеска, отставной генерал равнодушно отвернулся, подбирая поводья. Суетился, что-то перекладывал в санках Кугель. Надрывно скрипели растворяемые пахолком и Занецким ворота. Отвечая им, звонко лаял пес.
        - Вы кто?! Что вам здесь нужно?!
        Кугель подпрыгнул, и, огибая сани, покатился к крыльцу, распахнув руки, точно вознамерился облапить вылетевшую паненку:
        - Позвольте лапочку!… Панна ласкава! Душенька!
        Айзенвальд с трудом удержал смех. Антя, в кожушке, наброшенном на исподнее, и коротких валяных сапожках, испуганно отшатнулась к двери, которую за собой закрыла совершенно зря. Лицо девушки оказалось землистым, ржавые волосы растрепались - то ли не успела причесаться со сна, то ли утратила желание заниматься собой. Кугель умудрился чмокнуть ее в ладошку, несмотря на сопротивление.
        - Да кто вы такой?! - крикнула старшая Легнич со слезами в голосе.
        - Панна не помнит? - нотариус от удивления чуть не скатился с крыльца. - "Йост и Кугель", душеприказчик вашего дядюшки, пусть земля ему пухом, - толстяк поискал шапку на обрамленной кудряшками лысине, чтобы вежливо снять, не нашел - и с горя поскреб лысину.
        - И что вы хотите? И… - она сощурилась, против солнца разглядывая Айзенвальда. - Вы-ы?… Да как вы…
        Антя топнула ногой:
        - Вон отсюда!
        - Я не кура, чтоб панна на меня топала, - неожиданно рассердился нотариус. - По панны надобности еду, между прочим. А если панне то не надо, с сестрицей вашей поговорю.
        Антонида сцепила на животе дрожащие пальцы.
        - Прошу меня простить.
        - Еду я в Ясиновку, поместье пана Лежневского, - объяснил Кугель сухо, - поискать добавок к завещанию. И паны Тумаш и Генрих ласкаво взялись меня проводить.
        - Вот что… - Антося подняла глаза. - Вы можете подождать пять минут? Я еду с вами.
        Толстяк повернулся к Айзенвальду и радостно подмигнул: все, как договорились. Генерал незаметно и понимающе кивнул в ответ.
        - И всегда ваша панна такая злая? - спросил Занецкий у Януша. Но, верно, пахолок исчерпал себя в разговорах с Айзенвальдом и оттого молчал.
        Антя и впрямь воротилась через пять минут, уже полностью одетая, в застегнутом на все пуговки кожушке, серых варежках из козьего пуха, мужских ноговицах и меховых сапожках. На голову был намотан черный платок. Пламенея скулами, панна Легнич сбежала с крыльца и заняла место в санях. Застоявшиеся кони рванули с места. Какое-то время мужчины оглядывались, должно быть, опасались попасть под горячую руку Бирутки, вооруженной ухватом, но та в погоню не кинулась. От этой удачи, от присутствия Антониды, от яркости ли зимнего дня ощутимо витал над кортежем дух легкого флирта. Толстяк Кугель, намотав на запястья вожжи, чего делать не следовало, старательно кутал в медвежью полость замерзшие ножки прекрасной панны да чмокал на жеребчика. Занецкий, стиснув конские бока, унесся вперед, радостно горланя:

        Да здравствуют руки!
        да здравствуют плечи!
        и томные звуки!
        и нежные речи!
        - так, что слетали с придорожных кустов шапки снега и вороны.
        Конечно, стихи, вложенные в конфетные обертки, писались и хорошими поэтами, но стоило ли перевирать текст? Ироничное хмыканье Айзенвальда секретарю настроения не испортило и заткнуться не заставило. Но Антя Легнич, для которой все затевалось, оставалась глухой к авансам, точно каменный крест на перекрестке. Лишь отстранялась от нотариуса да хмурилась.
        - Что ж вы, Антонида Вацлавовна! - застонал Кугель. - Поглядите, день-то какой!!
        День и впрямь был прекрасен. Над путешественниками вздымалось колоколом ярко-синее небо, больше подходящее январю, чем февралю, носящему здесь имя "лютый" - месяцу вихрей и метелей, когда зима злобствует, не желая уступить место весне. Солнце ослепительно сверкало, заставляя пламенеть и искриться снежные россыпи вокруг. Полозья скользили по укатанной дороге, время от времени санки смешно подпрыгивали на присыпанных снегом ухабах - самый повод с радостным визгом свалиться на спутника - если он, конечно, не пончик Кугель, а красавец-жених. Резвые сытые кони выбрасывали белые комья из-под копыт. Вился пар над их спинами. Убегали назад вдоль канав по сторонам дороги заснеженные посадки. Отягченные снегом сосновые лапы клонились к земле. Мерцали из-под хрусталя темной зеленью. Рдел ракитник. Заснеженные кусты можжевельника казались кружевными, словно в пряничной рождественской сказке. А дальше до самого неба простирались заснеженные поля, прорезанные рощицами и оврагами. Местность напоминала застывшее море. Дорога то ныряла в распадки, то взмывала на пологие вершины. Причудливо изгибалась или вдруг на
несколько верст делалась прямой, как стрела. Простор и свет. Потом впереди возникло как бы лежащее на земле хмурое облако. Шлях скакнул, точно напуганный заяц, резко взял влево. Облако приблизилось, загородив окоем, и стало видно, что это заснеженный лес, уходящий под небеса. Лес давил своей громадой, неотвязно и враждебно смотрел в спину. Кони, чувствуя этот взгляд, возбужденно зафыркали и без команды перешли в галоп.
        - Крейво.
        Айзенвальд до крови закусил губу. Для него это имя означало боль от раны и бессилие.
        Изгибалась серпом опушка; иногда пуща отсылала своих разведчиков прямо к дороге: неохватные морщинистые вязы, рябинку, придавленную снегом; дуплистую иву, покривившуюся от старости; громадный дуб с суком, как перекладиной виселицы, протянутым над шляхом. Пуща словно дожидалась оплошности, чтобы накинуться на чужаков. Рядом с нею легко верилось в Хозяйку Зимы и в слепых волков, устроивших логово в буреломной чаще. И когда стена деревьев раздвинулась, уступив покрытому снегом озеру, всем стало легче дышать.
        Осторожно спустившись на лед и предоставив коням выбирать самую легкую и безопасную дорогу, не подгоняя их, чтобы успели остыть, любовались путники кружевными заснеженными ивами, оточившими ледяное зеркало, да возвышающимся впереди островом, затянутым легкой дымкой, в которой почти терялись башенки, выступающие над растущими на вершине деревьями. Кони двигались легко и ходко, и пана Кугеля потянуло на разговоры.
        - А скажите мне, ласкава панна Антонида, - он причмокнул на упитанного гнедка, чтобы бежал живее, легонько сотряс вожжами, - все спросить хочу. Без обид только. Кто вашему дядюшке имя такое дал? Пана ясновельможного "змеюкой" окрестить, надо же! Господи, прости…
        Антося молчала, как каменная. Занецкий засмеялся:
        - Стыдно, пан нотариус! Всю жизнь тут прожить - и не знать. Хотите, я отвечу?
        Кугель фыркнул, сердито отвесил нижнюю губу:
        - Будьте так ласкавы.
        - Змея суть образ амбивалентный, то бишь двойственный. Она символизирует хитрость и коварство с одной стороны, с другой же - безмерные силы материи и ее способность к возрождению, по своему умению сбрасывать кожу. У древних та-кемцев змея служила уреем - символом власти на сдвоенных коронах царей. Для норн-манов - Людей Моря, либо Людей Судьбы - их великий змей Йормунгард, окружив землю, не позволял водам изливаться с нее, тем самым сберегая жизнь. Подобный же символ - уроборос: змей, схвативший себя за хвост - обозначает вечность.
        Айзенвальд свел затянутые в кожаные перчатки ладони:
        - Браво, Тумаш! Вам не кажется, что вы ошиблись факультетом?
        Занецкий весело покрутил головой:
        - Не кажется - не кажется. Образованный человек, на мой взгляд, не может ограничиться чем-то одним. Он должен быть человеком универсума - понимающим и объясняющим вселенную, - закончил студент очень серьезно. - Продолжать?
        Генрих кивнул. Кугель пробурчал что-то, что могло сойти за согласие.
        - В образе змея является скотий бог Велес - соперник Перуна. У лейтвинов… змей выходит из яйца, снесенного черным петухом. Если это яйцо выносит под мышкой человек, то змей, вылупившись, в благодарность станет таскать ему золото. Искры над печными трубами часто принимают за такого змея.
        Нотариус проворчал:
        - А чистить их не пробовали?
        - Иногда змей этот, - Тумаш улыбнулся, - обратившись в прекрасного юношу, лазит к паненкам в окно и сосет из них жизнь.
        Панна Антося вздрогнула, черные ресницы затрепетали. А Занецкий повествовал вдохновенно:
        - Но самая прекрасная наша легенда - это легенда об Ужином Короле. Было некогда у богатого хозяина три дочери. Младшую, самую красивую, звали Эгле. Однажды жарким вечером после сенокоса девушки купались то ли в море, то ли озере. Может, в этом вот самом, - студент указал на желтоватый, присыпанный снегом лед. - Ужиный Король заприметил младшую и улегся на ее рубашку. И уполз лишь тогда, когда Эгле поклялась выйти за него замуж.
        Айзенвальду представились то ли красавица, прячущаяся в собственные косы, то ли свернувшееся на вышитой сорочке черное змеиное тело в ствол молодой березы толщиной. И качаются потревоженный папоротник и треугольная, плоская голова с янтарными "ушками"…
        - Ага… - нотариус запечалился. - Увидев такую скотину, любая замуж согласится, лишь бы уползла.
        Слез и пошел рядом с гнедым, как путники, чтобы согреться, не раз и не два делали за дорогу.
        - Так вышла?
        Студент кивнул, ткнув голенью заленившегося конька:
        - Уж как ее родичи ни прятали… Привез Ужиный Король Эгле в свой замок, превратился в красавца-парня, и стали они жить. Родила она мужу трех сыновей и дочь Осинку. Но все по дому горевала. Башмаки железные износила, воды в решете натаскала и хлеб испекла, и пришлось Жвеису отпустить ее с детьми к родне. Пообещала Эгле вернуться ровно через три дня. А муж научил ее и детей, как себя позвать. Выйдите, говорит, на рассвете на берег и скажите: "Белая пена - жизнь, а красная…"
        Панна Легнич, до того молчаливо слушавшая с мученическим выражением на лице, вдруг захрипела и привстала. Лицо ее побелело. Глаза черными камушками выкатились из орбит. Да и любому впору было закричать: впереди, у кромки берега волновалась и дергалась багряная полоса - прибой, замешанный на ужиной крови. - Ничего такого, панна ласкава, ничего такого… - бормотал толстяк-нотариус, растирая снегом Антины щеки. На них постепенно возвращался румянец, а в глаза жизнь. - То шиповник цветет, глядите сами.
        - Вдруг тут, как на Камчатых островах, горячие источники есть… - уговаривал с другой стороны Занецкий. - Для здешних мест непривычно, а вдруг? Мало ли что бывает? Я еще доклад для географов сделаю…
        То, что путники под впечатлением легенды приняли за пролитую коварными братьями Эгле кровь, оказалось шпалерой низких колючих кустов с багряными цветами. К запаху конского пота и холода примешался сладкий аромат. Шиповник цвел - вопреки Морене-Зиме, одевшей землю в посконную рубаху снега с черными пятнами галок и серыми пятнами ворон; с костлявыми деревцами и сухим бурьяном между сугробами и небом.
        Антя перестала дрожать. Но, выбравшись из саней, не наклонилась понюхать цветы, как на ее месте сделала бы почти каждая женщина. А просто пошла вперед, загребая снег, не оглянувшись на разочарованных спасителей.
        На согнутых заснеженных соснах острова лежали тучи. Небо хмурилось, грозило близкой непогодью. Видно стало плохо и недалеко.
        Коней и сани пришлось оставить внизу. Сухой путь к Ясиновке имелся - тянулся по дальнему берегу через гати и насыпной вал. Но напрямки по льду выходило короче и проще, и без опасных сюрпризов в виде промоин и трясин. Зато к парадному входу отсюда толковой дороги не было: на гору лесисто и круто, а кругом - упрешься в болото, в которое озеро переходило. И поди разбери, проедешь ли там еще.
        Лошадей привязали к кустам, освободив от удил и ослабив подпруги. Гнедка распрягли. Всем троим растерли соломенными жгутами ноги и грудь, укрыли попонами и подвязали торбы с овсом. Разобрали сумки и оружие. Поддерживая друг друга, оскальзываясь, по едва угадываемой под снегом лестнице стали карабкаться на склон. Примерно на полпути Кугель остановился, сопя, глядя в спину ловкой гибкой Антосе:
        - Помру… Ей Богу, помру… - утерся рукавом и ляпнул, - или признаюсь. Антонида Вацлавовна! Уведу я у вас панну Бируту.
        Антося обернулась, заправляя за ухо рыжую прядь. В глазах мелькнуло удивление.
        - Экономку в Вильне не сыскать, чтоб домовитая, да на руку чистая… - пыхтел нотариус, продолжая восхождение. - А уж так хочется тишины, да покоя, да чтоб семья, детки…
        Тумаш громко фыркнул. Толстяк возмутился:
        - Но не могу ж я сразу ей замуж предложить. Я выкрест, к тому же. Мало как она отнесется, женщина степенная…
        Скулы Анти заполыхали.
        - Хоть женитесь, хоть любитесь! - закричала она. - Мне-то что?!… Я лучше сдохну, чем такое, пока они, - она ткнула пальцем в Айзенвальда, - вот здесь, на нашей земле! Ясно вам?!!…
        И побежала наверх так, что брызгали из-под ног колкие ошметки снега.
        Айзенвальд с жалостью подумал, что мало кто так боится и ненавидит жизнь, как панна Антонида. То ли никак не может забыть погибших в мятеж родных, то слишком сильной оказалась в ней боль от потери Ведрича и бегства сестры… Или ревнует к Бирутке, считая ее непреложно своею? Или все вместе плюс неудачная попытка стать оборотнем для мести и горячка, приключившаяся затем? Это все девицу оправдывало. Но если бы у отставного генерала спросили, кто больше всего подходит на роль Морены, в эту минуту он не колеблясь назвал бы имя Антоси Легнич. Небрежно и презрительно отказываться от лучшего, что дано человеку… будь то агатэ - божественная любовь, плотская сладость Афродиты Пандемос, или простые семейные радости, дом, дети… и презирать других за то, что они выбрали иначе… Вот он, ложно понятый патриотизм.
        Кугель же с удивительной резвостью одолел расстояние между собой и Антосей, подкатился, вытер распухшую от слез мордашку:
        - Мелкая ты… Ну кто же на ветру плачет?
        И ничего панна Легнич носатому не сделала.
        Лейтава, имение Ясиновка, 1831, февраль

        Почти на четвереньках они вскарабкались на обрыв, нотариус, словно собака, стряхнул с себя снег, распрямился, глянул в сторону дома и застонал.
        - Что такое?
        - Чтоб я сдох! - и Кугель виновато посмотрел на Антосю. - Я думал… у шляхтича хата в две горницы, так вопит - "дворец". Кто ж знал… Выручайте, панна ласкава! Где ваш дядюшка мог бумаги хранить? А то мы здесь на месяц застрянем. Или сторож рады даст?
        Антося покачала кудлатой головой: была тут раз только, в детстве, ничего почти не помню. А слуг еще тогда не было, нечем платить слугам. И сторожа нет. Дядя в Ясиновке не жил почти, да и что тут сторожить?…
        Толстяк приуныл, и не мудрено. Потому что за площадью, обрамленной старыми липами и почти налысо вылизанной ветром, за круглой клумбой с остями былинок, проткнувшими снег, разлегся приземистый и длинный, будто спящая ящерица, дворец с ризалитами по углам. Над крышей маячили башенки находящегося с другой стороны парадного входа. Торчал частокол полуобваленных печных труб под белыми снеговыми шапками. Такие же шапки наползали на петушьи гребни фронтонов, лежали на зубцах парапетов и карнизах с каменными узорами-рустами под ними. Двухъярусную аркаду замело, из выстроенных вдоль балясин горшков печально свисали засохшие цветы; повой, оплетающий узкие окна с треснувшим кое-где стеклом, был ломким и безжизненным. Сугроб лежал под резной двустворчатой дверью с коваными цветами-петлями. Над трубами не поднимался дым, на белом не было ни человеческих, ни звериных следов. Утонули под снегом охраняющие крыльцо крылатые каменные псы. Но дворец в его величавом запустении был так знаком и так прекрасен, что стискивало сердце. Невольно Айзенвальд оперся на изъеденное ярью крыло - и отдернул руку. Закраина,
пропоров толстую кожу перчатки, как ножом, рассекла ладонь. Генерал зубами сдернул перчатку. Озабоченный Тумаш стал прикладывать к алой, набухающей кровью полосе снег. Тот таял и стекал, розовыми каплями буравя сугроб под ногами. А Генрих все пытался понять, почудилось ли ему, или впрямь при касании крыло встрепенулось, как живое. И еще искоса следил за Антей. Глаза у той вновь стали похожи на черные камешки - точь-в-точь, как тогда, когда она приняла шиповник за ужиную кровь.
        - Антонида Вацлавовна, - взмолился Занецкий, - может, тряпица какая есть?
        - У меня возьми, - пробурчал Кугель, дергая плечом в сторону торбы на крыльце. Сам он уже несколько минут пробовал отпереть ключом с вычурной бородкой разбухшую дверь. Ключ был основательный - кольцо его вполне сгодилось бы для панны Антоси на браслет. А на связке таких ключей висело около полудюжины - Гивойтос оставил их у нотариусов вместе с завещанием.
        - Ох, чую, ночевать здесь придется… - простонал толстяк, оглядываясь на солнце, затянутое серым. - Как думаете, панна Антонида…
        Она вздрогнула:
        - А? Я бы вас в хлев не пустила…
        - Можно ли через болото коников провести в конюшни поставить? - вел свое колобок. - Ведь пожрут волчки коников… Вот что, пан Тумаш, мы с вами пойдем. А пан Генрих, как раненый, с паненкой в доме побудет. А чтоб не разминуться, направо идите, - проявил предусмотрительность он. - Там, с угла, труба целая.
        Ключ, наконец, со скрежетом повернулся в замке, Кугель приоткрыл двери, крякнул и резво засеменил через площадь назад к лестнице, не давая ни Айзенвальду, ни Антосе возможности возразить. Тумаш поспешил следом. На какое-то время сделалось неправдоподобно тихо.
        Но вот завозились, засвистели в кроне липы синицы. Полетел искрящийся иней. И оказалось, что солнце размыло мглу, сшив золотыми нитями землю и небо. И медь симарьгловых крыльев на не тронутых ярью сгибах сияет червонным золотом. Мир из алебастра и хрусталя оказался живым. Куда живее, чем Антосины глаза.
        - Вы что же, панна Легнич, крови боитесь? - произнес Айзенвальд вполголоса. - Или совесть у вас нечиста?
        - Это место… проклятое, - она стояла, отвернувшись, а казалось - почти бежит. Даже странно, что ответила. - Ненавижу его. И Занецкий ваш с его легендой! Ну откуда он?!… - Антонида уставилась на Айзенвальда с тоской, сжав кулачки у груди. - Нельзя было имение так называть! Осинка, дочка родная… И после нее… из потомков Жвеиса по мечу от предательства умер почти каждый, и хоть бы один своей смертью…
        - Ваш дядя. Разве его видели мертвым?
        Прозрачные до белизны глаза налились слезами:
        - Ну что вы в душу мне лезете? Зачем?
        - Но вы же его не хоронили.
        - Я заказала отпевание, - она вытерла уголок глаза костяшкой большого пальца. - У меня… не было возможности… приехать. Да кто вы такой, чтобы меня судить?! - закричала панна Легнич. - Что вам от меня нужно?!…
        - Правду.
        Забыв об отвращении, Антя нырнула в дом, точно искала защиты. Айзенвальд пошел за ней. И понял, что при всем старании потерять девушку не сумеет: так явственно отпечатались в пыли ее смазаные следы.
        Внутри показалось куда холоднее, чем снаружи, холод был промозглым и неприятным. Генрих передернул плечами; ясно, зачем Кугелю понадобилась целая труба.
        Отставной генерал стоял под крестовым сводом прихожей. Прямо над головой свисал чугунного литья фонарь, четыре таких же фонаря украшали стены. За спиной у Айзенвальда была прямоугольная входная дверь с двумя узкими окнами по бокам. Справа и слева уводили под арки тесные проходы. Дверь спереди ошеломила. Утопленное в полукруглую нишу романское чудо скорее напоминало костельные ворота. Висящая на толстых петлях и окованная железными полосами, дверь в состоянии была выдержать удар тарана, и при этом смотрелась на удивление к месту. Какое-то время Генрих любовался ею. А потом, прихватив с крыльца торбу Кугеля, свернул направо по Антосиным следам.
        Пройдя узкий отнорок, чей беленый свод можно было задеть головой, а растопырив локти, застрять, Айзенвальд попал в почти столь же тесную галерею с портретами в тусклых рамах, развешанными на левой стене. Узкие окна, затененные сверху, давали немного света. Из-за этого ли, из-за покрывавших их пыли и паутины полотна казались безжизненными. Айзенвальд пошел вдоль ряда, размышляя, что обращаться так с живописью грешно, и грубые масляные мазки складываются воедино лишь издалека. Но оказалось, что гладкая лакированная манера от взгляда вблизи хуже не стала. Как, впрочем, и лучше. Она была никакой. Парадный канон: в рост, обязательный поворот в три четверти, фоном драпировки, горностаевые мантии и щиты с гербами, фамильные драгоценности прописаны живее, чем лица. Впрочем, признал Генрих, портреты его предков не слишком отличаются от этих, и для какого-либо историка они вполне могут представлять интерес из-за тщательно изображенных деталей старинной одежды.
        Звук в перспективе заставил его насторожиться. Сбежавшая панночка стояла перед одним из портретов на коленях, прижавшись губами, должно быть, к нарисованной руке. Шагов Айзенвальда, заглушенных одеялом пыли, она не услышала.
        - Стрыйко, прости!
        Значит, там был портрет ее дяди со стороны матери - Гивойтоса. Отставной генерал быстро сосчитал окна от себя до Антоси, чтобы не промахнуться, и подождал, пока девушка поднимется с колен. А потом негромко окликнул:
        - Панна Антонида.
        Она вздрогнула, но убегать не стала: похоже, страх остаться одной в заброшенном доме пересилил неприязнь. Айзенвальд, мягко ступая, подошел, и повернулся к портрету. Человек на нем… ломал каноны и установления, вопреки всему, казался… нет, был живым. Во-первых, глаза. Генрих прекрасно знал этот секрет старых мастеров: если зрачки нарисовать точно в центре глаз, то зрителю, где бы тот ни находился, все время будет казаться, что портрет за ним наблюдает. Отсюда черпают сюжеты "коллеги" Айзенвальда, авторы, любящие пугать читателей загадочным и необъяснимым.
        Глаза пана Лежневского - серые и прозрачные - не пугали, они одухотворяли вытянутое лошадиное лицо с раскрытыми в улыбке - вопреки канону - ровными зубами и крепким подбородком.
        Во-вторых, руки. Нарисовать их еще труднее, чем глаза, и очень немногие художники брались за такое, чаще прятали кисти рук в складках одежды. Но, похоже, этот осмелился - и у него получилось. Кисти с четко прорисованными длинными пальцами были ухоженные, красивые, но в то же время по-мужски сильные, одинаково подходящие, чтобы ласкать возлюбленную и держать меч. Одна из рук опиралась на консоль, укрытую набившим оскомину горностаем, а вторая небрежно трогала простую, с витым темляком рукоять "карабеллы", сунутой в потертые ножны. При том, что старинная делия серебристо-голубого оттенка, перетянутая вышитым, с позолотой широким поясом слуцкой работы - непременной принадлежностью любого здешнего нобиля, - и виднеющиеся из-под делии сафьяновые сапоги с загнутыми носами не казались старыми. Впрочем, такие уборы столетиями хранятся в сундуках, извлекаясь лишь по торжественным случаям, и никакая холера их не берет.
        Удивительный человек. С ним хотелось, как говорил один удивительный поэт, идти плечо к плечу, стоять в бою, спорить, смеяться и даже молчать.
        Но было еще и "в-третьих", поразившее Айзенвальда больше всего: венец, охвативший лоб Гивойтоса и, собственно, совсем не нужный при коротких волосах, один в один повторял короны, увиденные в Виленском музее. Те самые, которые, по словам Франи Цванцигер, ее дяди и других авторитетных историков, не могли быть коронами из легенды об Эгле и Ужином Короле. И не могли быть на этом портрете. Находка на горе Вздохов в Краславке случилась позже смерти стрыя панны Антониды Легнич. Значит, либо у Гивойтоса имелась реплика, либо венец пририсовал мастер, скопировав с виденного им образца (старинного портрета), либо это вовсе не дядя. К сожалению, возраст картины Генрих определить не мог. Тем более что в ходу нынче была мода старить их нарочно. Айзенвальд вытащил из кармана свечу, зажег и осторожно, чтобы не подпалить полотно, рассмотрел детали. Несмотря на обилие дел, он вырвал время для посещения выставленных в Ратуше находок, тщательно изучил и скелеты, и короны и даже зарисовал. Череп мужского костяка, если его одеть плотью, пожалуй, походил на череп Гивойтоса: такой же вытянутый, с ровными крепкими зубами.
Да и остальное… Плечи широкие, бедра узкие, ноги длинные… А возле скелетов - в стеклянном ящике, на светлом атласе, оттеняющем темную бронзу материала - две короны, побольше и поменьше, похожие на свернутых ужей, треугольные хищные головки обращены к зрителю, и шарики-янтари над глазами. Ужи из музея и с портрета совпадали до чешуйки на бронзе, до царапины. Айзенвальд в совпадения не верил. Даже холод перестал ему докучать. Думая, что теперь нужно найти женский портрет в такой же короне, он механически потер кожу над бровями.
        Отставной генерал не мог видеть себя со стороны, зато Антося мучительно всхлипнула: так этот склонившийся со свечой в руках к портрету немец походил сейчас на Гивойтоса. Она вспомнила себя маленькую на солнечной поляне, и запахи пыли, сырости и травы, и торжественное колыхание папоротника, в котором скользнуло черное ужиное тело…
        Генрих перешел к следующей картине. Это был портрет юной женщины, почти девочки в народном уборе на фоне хмурого леса и бревенчатой, без окон, постройки, торцом выпирающей из-за рамы. Кусочек неба, видный над полегшими черными елями, рябинами и орешником, был густо-лиловым, с примесью желтизны, как перед грозой. Русые волосы девушки растрепал тот же невидимый ветер, она подхватила их хрупкой рукой, а второй придерживала цепь с зеленым камнем в ямке груди. Густые ресницы затеняли испуганные глаза.
        Айзенвальд озадаченно потер лоб:
        - И что ж мне Бирутка вправляла, что зеленые камни - грех?
        - Это - Дребуле!
        - Что?
        - Осинка, предательница! - решительно шагнула к Генриху панна Антонида. Даже в скупом свете было видно, как эти двое похожи: легкие, худенькие, рыжие. Вот только подбородок Антоси был вздернут, а глаза непримиримы. На тонком же лице Осинки читались боль и вина.
        - Зря дядя ее рядом с отцом повесил. Нехорошо.
        Генрих кивнул на человека в короне:
        - Так это не Гивойтос?
        - Жвеис. Но они очень похожи.
        Айзенвальд закусил губу:
        - Сколько ей было тогда, Осинке? Года три-четыре?… Когда ее пытали в баньке и пугали темнотой.
        - Я об этом… не думала.
        - "Потерпи три дня - и всемерно была бы прощена".
        - У ксендза Казимира нахватались ересей? - произнесла Антя неприятным голосом. Упрямо нагнула лоб: - За меня вот некому вступиться.
        - А ваш жених, Александр Ведрич? Разве не к вам он ехал жениться в конце октября?
        Антя отшатнулась. Губы дрожали. Руки незаметно для нее комкали то полы кожушка, то рукава, то платок на голове. Пощечина заставила девушку очнуться. Айзенвальд вытащил письмо от Франи Цванцигер и светил свечой, пока панна Легнич читала. Потом скомкала конверт и листок, жестко отерла слезы с глаз:
        - Мертвые не воскресают.
        Железная девка!
        - А я уже начал привыкать, - насмешливо протянул Айзенвальд, - что они у вас только этим и занимаются.
        Антя не успела так же едко ответить. Пронзив стены и перекрытия, донесся крик.
        - Это с той стороны. Можно бы через залу, но дверь заперта!
        - А как еще?
        Панна Легнич на секунду задумалась:
        - Кажется… Бежим.
        К ней вернулись решительность и целеустремленность, те самые, что Айзенвальд отметил в вечер знакомства.
        - Погодите. Они не стреляют, почему?
        Уходя, Тумаш забросил на плечо прекрасный штуцер омельской работы, приобретенный Айзенвальдом в Вильне. Студент влюбился в оружие с первого взгляда, до огня в глазах. Был уговор, что в случае опасности Занецкий выстрелит.
        - И кто из них кричал?
        Генрих отставил сумки, проверил, легко ли вынимаются пистолеты. Антя угрюмо ждала. Потом повернулась и, дернув растрепанной косой, размашисто пошла по галерее.
        - Вот сюда по лестнице и налево, через балкон.
        После крика тишина пугала. Напряжение Айзенвальда, наконец, передалось Антониде. Она больше не спешила, двигалась сторожко и бесшумно, как лиса. Почти наощупь одолев винтовую лестницу, они оказались в анфиладе, просматриваемой насквозь. Комнаты под покровом пыли и с голодно распахнутыми дверями были похожи, как отражения в зеркалах. Генрих какое-то время прислушивался, пробуя ощутить чужое присутствие. Звуки были обыкновенные: царапанье мышей за панелями, треск рассохшихся полов, дребезжание под ветром стекла. Волосы на затылке шевелило не предчувствие, а сквозняк. На толстом одеяле пыли, кроме его и Антосиных, не было следов. На балконе над залой, дверь куда Айзенвальд открыл, поковырявшись ножом в замке, воздух было особенно спертым, несмотря на сырость и холод. От него тянуло чихать и першило в горле. Балконы, предназначенные для бальных оркестров, тянулись почти под потолком по всему периметру. Выше был только ряд узких витражных окон и лепная розетка в своде, из которой свисала устрашающих размеров люстра, закутанная в кисею. Все этой Айзенвальд заметил мельком: и световые столбы с вьющимися
пылинками, и луч, коснувшийся выпавшей из прорехи хрустальной подвески.
        За следующей дверью, в торце, оказался мостик, как бы подвешенный над широкой парадной лестницей и обрамленный балюстрадой - на этот раз не из мраморных столбиков, похожих на кувшины, а из тонких деревянных прутьев с позолотой на утолщениях. Напротив нависал такой же мостик, переходящий в лестничный марш, а еще ниже Тумаш с Кугелем - живые и на первый взгляд совершенно целые - склонились над сломанной огромной куклой, серой от пыли. Айзенвальд даже не подумал отогнать панну Легнич - смешно ожидать сантиментов от той, что готова превратиться в волка, чтобы вцепиться в горло врага. Он окликнул:
        - Подождите, мы сейчас спустимся.
        - Панне лучше не надо… - задрав голову, начал законник.
        Глаза Антоси были сухими и жесткими:
        - Я с вами.
        Миновав по очереди арку, зал с полукруглым окном и еще одну арку, они сошли по пыльной ковровой дорожке, придавленной позеленевшими медными прутьями. Кугель с Занецким топтались на лестнице долго и обстоятельно, взбив до грязной каши пыль пополам с занесенным на сапогах и растаявшим снегом. Зато кое-где обозначился цвет ковровой дорожки - травяной с яркими цветочными венчиками. На этих цветах лежало вниз лицом укороченное, с неестественно вывернутыми конечностями тело. Женское - если судить по платью и длинным волосам, одинаково седым от приставшей к ним комковатой пыли. Подол задрался, открывая месиво нижних юбок и подошву туфельки с плоским каблуком, запнувшейся за балясину. Второй туфельки видно не было: то ли куда отлетела, то ли пряталась в пыльных камке и кисее. Эти юбки вытащили за хвостик воспоминание: Игнась Лисовский перед расстрелом все кричал, что видел в окне сгоревшей спальни Северину - смутное лицо и руку, отклонившую пыльный тюль. Стены нежилого уже дома - и качнувшаяся в проеме серая занавеска. Несколько мгновений Айзенвальд не дышал.
        - …коников мы поставили… в конюшне… чтоб не ели волчки коников… и - вот… - лицо Кугеля было расстроенным и землистым. - Конюшни хорошие… да… Я кричал. Мы бы к вам бежали - да ноги не пошли, - колобок закинул голову, точно стараясь не спотыкаться о мертвую взглядом. - Я привалился… вот тут…
        В том месте, на которое он указал, очистившиеся перила отливали благородным золотом лакированного дерева.
        - И пан Тумаш сказал… Он к вам хотел… Да как я один… у меня сердце, - Кугель пухлой ладошкой подхватил шею, должно быть, показывая, где именно это сердце оказалось. - Он меня… просто спас!
        Айзенвальд кивнул, в который раз подивившись обилию талантов своего секретаря. Занецкий скромно пожал плечами.
        - Панна Антонида, хотите? - Антя отшатнулась от протянутой фляжки, как от жабы. А Генрих взял, с удовольствием втянул ноздрями запах выдержанного лимузенского коньяка. Выпил глоток из круглой крышечки, и сразу стало тепло и почти хорошо.
        - Лизунчик.
        - Просто спас, - повторил Кугель и облизал бледные губы. - Ничего не будем тут трогать. Вернемся в Вильню и известим полицию.
        Студент тихо фыркнул. Следовало это понимать так, что погибла неизвестная невесть когда и как: может, сбросили ее - вон с того мостика, где только что были Айзенвальд с Антосей. А может, случайно упала, или самоубийство. Опять же, следов никаких уже не отыщешь и убийцу, если был такой - тоже. Ну, поездят туда-сюда…

…странно, подумал Айзенвальд. В записях о двубое между Гивойтосом и Александром Ведричем ни словом не упоминалось еще одно тело. Да и непогребенным его бросить не могли. Значит, эта женщина появилась здесь уже потом, хотя, если судить по слою пыли, ненамного позже двубоя…
        Айзенвальд, наклонившись, отряхнул волосы мертвой. В свете, обильно падающем сквозь оконные проемы, расплескавшиеся локоны зажглись рыжиной. Генрих до крови закусил губу. Все его внутренние рассуждения были лишь попыткой отдалить время, когда он перевернет покойную, чтобы взглянуть ей в лицо.
        - Я подумал, сперва подумал: кукла, - голос студента почти неприметно дрожал.
        - П-пане Тумаш, ваша правда. Только в-вот заметьте. Если она, Господи помилуй, тут год… или больше лежит. Почему ее не погрызли мышки, или пасюки, скажем… - высказался нотариус с неожиданной прозорливостью. - А не они, так мураши могли до косточек… Ой, панна Антонида…
        Генрих рывком перевернул на спину костяное тело. Из-под спутанных волос на него глянуло высохшее до состояния мумии, желтовато-зеленое лицо Ульрики Маржецкой.
        Антося со всхлипом втянула воздух.
        - Вы знали ее, панна Антонида?!
        Антося изготовилась против Айзенвальда, и вопрос Кугеля застал ее врасплох.
        - Уль… Улька. Она… жила тут в пуще, неподалеку.
        - Одна? Бедная! Но сукня на ней вроде господская, - вторично выказал проницательность законник: он был явно умнее, чем хотел казаться. Платье и вправду было чересчур хорошо для лесной ведьмы и даже для застенковой панночки - из плотного оршанского атласа с золотыми разводами, ясно заметными, когда с него стряхнули пыль. Табиновая вставка на груди и узкие рукава по запястью обшиты тканым кружевом, верх рукавов и приподнятый в нескольких местах широкий подол скрепляли банты.
        - В пуще? - Тумаш Занецкий удивленно приподнял ровные брови.
        - Она была знахаркой. Очень неплохой.
        - Когда вы видели ее в последний раз? - жестко спросил Айзенвальд.
        Антя обратила к нему потемневшие злые глаза:
        - Это допрос? Можно, я не буду отвечать?
        - Что вы, панна ласкава, - заворковал Кугель. - Просто к бедняжке участие. Раз уж панна покойную знает. Может, ее ищут давно.
        Нотариус смешно потер покрасневший нос.
        - Она пропала два года назад, осенью, - Антя сжала кулачки в серых варежках перед грудью - как, должно быть, делала всегда, когда терялась либо страдала и злилась. - Я искала ее. При… скорбных для меня обстоятельствах.
        Получается, когда умер от укуса змеи Александр Андреевич, сопоставил Генрих. Да, это логично. "Говорят, Улька мертвого может поднять. Только я в это не верю". А вот Антося, в отличие от сестры, верила. Только панна Ульрика Маржецкая, похоже, к тому времени лежала со сломанной шеей здесь, в замке Гивойтоса, совсем недавно убитого на двубое, и ничем не могла Алесю Ведричу помочь.
        - Погодите, - Тумаш бережно отвел с лица мертвой Ульки бурую слипшуюся прядь. - Погодите, крейвенская ведьма… Я вам говорил что-то такое, - он обратился к хозяину. - Тогда, у… Господи! - он хлестко хлопнул себя по лбу. - Ульрика Маржецкая!! Та, которую хотел утопить жених.
        Кугель, словно деревянная сова на ходиках, крутил головой от одного к другому и на сухие глаза Антоси.
        - А потом погибла сестра. Так что, панове, ее никто не ищет.
        - Панны… дядя принимал в ней участие?
        Умница колобок с самого начала этой поездки подыгрывал Айзенвальду лучше некуда, а этот вопрос был просто жемчужиной. Пока непримиримая панна в растерянности, ответа можно дождаться.
        - Что бедная девочка по-уличному не была одета и выходила из покоев, когда это с ней… - объяснил свою мысль Кугель, наивно хлопая короткими ресницами.
        - Они были знакомы, - ответила Антося сухо. - Дядя вполне мог оказать ей гостеприимство.
        - Но точно панна не знает?
        - Это… жестоко, панове, над телом… - она резко встряхнула плечами, отворачиваясь. И вытерла варежкой по-прежнему сухие глаза.
        Айзенвальд поймал себя на том, что здесь играют, неумело, но старательно представляя друг перед другом нечто, скрывающее истину, все. За исключением, пожалуй, Занецкого. И мертвой.
        - А панну только Ульрикой звали?
        В устах нотариуса закономерный вопрос. Фамилия с указанной в завещании совпадает, тут тебе и наследницы, и мотив. Убивает тот, кому это выгодно.
        - Этот дом мне не нужен… - очень вовремя отвернулась Антося: не видно глаз. - Он проклят, я говорила. А даже если… мне все равно не на что его содержать. И…
        - Простите, панна Антося, - прервал ее Айзенвальд. - Пока светло, нужно осмотреть тело. Пан Тумаш мне поможет, - Занецкий кивнул. - А вас с паном Кугелем я попросил бы уйти.
        Кугель смешно подал руку крендельком:
        - Панна ласкава. На крылечко прогуляемся?
        Айзенвальд поймал ненавидящий взгляд, брошенный через плечо, и тут же забыл о нем, занявшись делом. - Ох, и зимно во дворе, ох, и зимно! - толстяк нотариус, страшно довольный прогулкой, раскачивался и притопывал сапогами, шлепал себя по румяным, как снегири, щекам. Айзенвальд задумчиво оглядел собственные растопыренные пятерни - пальцы задубели до бесчувствия. И внутренности, было, отогретые коньяком, спеклись в ледяной ком. Генерала не спасло даже то, что тело Ульки накрыли сорванной с окна портьерой. К счастью, она умерла сразу. Разбилась при падении. Кровь, пролившаяся из носа и ушей, быстро свернулась, оставив дорожки под ноздрями, пару слипшихся прядей и несколько пятен на ковре. Бросали бы мертвую - обошлось без переломов. Пьяницы и покойники летят расслабленно, оттого целые; живые - сопротивляются. Пальцы Ульки все были сломаны, и позвоночник вогнало в череп - но на иссохшем оливковом теле не нашлось порезов и огнестрельных ран. И следов зубов, кстати, тоже. Генрих застегнул на мумии платье, зачем-то удивляясь, как же оно велико, хотя и при жизни, верно, болталось на худенькой Ульрике. А
Тумаш хорошо держался: ни обмороков, ни стонов. Помогая хозяину, обмолвился, что изучает медицину одновременно со своей математикой - никогда не знаешь, мол, что пригодится в жизни. Вот и пригодилось, так разтак! Без Антоси с Кугелем они суховато обсудили, что панну Маржецкую сбросить вниз никак не могли: лестница достаточно пологая, но толкни ее с силой - упала бы, перекатившись, не там, где нашли, а у самого подножия. И случайно упасть не могла, даже в обмороке - перила достаточно высокие. Значит? Мужчины переглянулись и замолчали: двух лет без погребения достаточно, чтобы искупить всякий грех.
        Версию убийства исключало и то, что одежда оказалась целая, только платье чуть разошлось по шву сзади у талии. Но это могло случиться и сегодня, когда труп вертели и раздевали. Кроме обуви и одежды при Ульрике нашлась лишь связка ключей - совершенно такая же, как у Кугеля. Нотариус забрал ключи себе.
        - Что станем делать, панове? - возгласил он.
        - Тут есть домовая церковь, панна Антонида? - спросил Айзенвальд, устало наклоняя голову к плечу. - Положим панну Маржецкую там. А завтра отвезем в Навлицу, похороним по-христиански.
        - Там, - Антя мотнула головой вправо, - за прихожей, где мы вошли, но в другом крыле.
        Занецкий с тоской посмотрел на лестницу. Антя вдруг улыбнулась:
        - Что вы. Пройдем через залу. С этой стороны не заперто.
        Айзенвальд вынул из теплых меховых глубин шубы "Нюрнбергское яйцо", взглянул на позолоченный циферблат: с момента их приезда в замок прошло всего полтора часа.
        Парадные двери отличались от потусторонних ворот, как небо от земли: трехстворчатое, резное, почти воздушное полотно из красного дерева и вставки-витражи: цветы и стебли вишневого и золотого стекла. Но их солнечное присутствие обрезало, точно ножом, у самого входа. И хотя гости старались двигаться так, чтобы облака потревоженной пыли не поднимались в воздух, в зале все равно было сумрачно, как на дне колодца. Лишь на запредельной высоте, откуда свисала люстра, затканная пылью и паутиной, еще более огромная, чем при взгляде с балкона - пересекались летящие из узких окон цветные лучи, и лепестки света играли на стенах, на выпавших из чехла хрустальных каплях и шариках, пыльных штандартах и скользком мраморе балюстрады. Айзенвальду квадратная зала с глухими стенами и тяжелыми выступающими балками, на которые опирались балконы, напомнила пещерные святилища ранних христиан или старые костелы: свет там распределялся именно так - от свода до середины стен по высоте. Этот свет должен был обозначать для людей, утонувших во тьме греха, горние выси. Зала подавляла. И витражные двери, и мраморные обрамления,
и проглянувший местами сквозь пыль наборный паркет - все сметало тяжелым ветром времени. Квадратное оборонное укрепление, вокруг которого построили дворец, и еще постарались навязать лоск и новизну бальной залы - вот что это было. В колокольном воздухе, просыпаясь, ворочалось эхо.
        Охнул, споткнувшись обо что-то мягкое, Кугель. Нагнулся, силясь понять, что там у него под ногами. Отскочил. Зажал рукавом рот. Придержав тело Ульрики, ойкнул Занецкий:
        - Панна Антося! Не смотрите!
        Девушка склонялась все ниже, как завороженная. Айзенвальд подхватил ее сзади за локти, чтобы не упала. Мертвец - пыльный холмик, слившийся с полом - в последнем усилии тянул к пришельцам руку, о которую и запнулся нотариус. К ним и за их спины - к обрезанному, точно ножом, свету от дверных витражей. Сухая плоть в кружеве манжеты, обнажившаяся, когда Кугель сбил с нее пыль. Поверх смятый, вроде бы, серебристо-голубой плотный рукав…
        - Это не он, - хрипло, точно пробуя голос, закричала Антя. И звучней и звонче, так, что загремело голубиными крыльями эхо: - Он не мог! Это не он! НЕ-ет!!…
        Она кричала и не могла остановиться. И тогда Айзенвальд, не обращая внимания на боль, проснувшуюся в порезанной руке, плечом распахнув двери, вынес Антю наружу и уложил лицом в снег. Кожушок на девушке задрался, старческий плат отлетел в сторону, рыжие волосы встали дыбом. Она каталась, выла и силилась попасть в Генриха ногой - но уже от здоровой злости, а не от истерики. И таки попала - в Кугеля. Носатый согнулся, держась за живот. Прохрипел:
        - Панна ласкава… Мы все это… устали… замерзли, - с отвращением глянул на башенки, охраняющие арку парадного. - А над конюшней комнатка… с трубой… Ох! Не сбегут же они…
        Антя, красная и растрепанная, как ведьма, села в снегу, отерла варежкой мокрое гневное лицо. Тумаш протянул ей руку, помогая встать.
        Пришлось сходить за сумками, а ключ к замку нашелся в одной из связок.
        Деревянная лестница старчески стонала под шагами. Кони за стеной сопели, фыркали, переступали с ноги на ногу, скрипели загородками. Они вообще спят мало, и примерно пол ночи будут уютно хрустеть наваленным в ясли сеном, выбирая из былинок сухие головки клевера, тихонько ржать и еще как-нибудь оказывать свой лошадиный характер. Думать об этом было приятно. Как приятно выплетать свой маленький узор, обживая комнатку наверху, наполняя ее памятью лета - запахом сухой травы от брошенного на пол сена, горечью дыма жарких березовых дров. Разгоняя обыденностью холод и тлен, приручая - под недобрым взглядом слепых дворцовых окон и зловещим шепотом деревьев за толстыми стенами. И даже забыть о найденных мумиях. И о панне Легнич, что статуей еллинской девки застыла в углу, переживая смерть своего мира.
        Икнула под сапогами половица. Закряхтел пан Кугель. Сморщился. Повел толстым носом:
        - О, вот он где!
        Проделанная в углу на высоте пояса квадратная яма была черной от сажи и воняла сырой горечью. Занецкий, извернувшись, разглядел закопченные кирпичи дымохода, уходящего в темноту, такого узкого, что в нем застряла бы и кошка. Студент громко чихнул.
        - Забило, небось… Или веток наваляло, или воронье гнездо…
        Засучил рукав, зажег лучинку и сунул ее в очаг. Вопреки опасениям, тяга была ровной и сильной. Студента снарядили за дровами и снегом, поскольку, где колодец, никто не знал. Кугель, сбросив шубу, взялся выкидывать старье и подметать, Генрих пошел за сеном.
        Чердак над конюшней рассекали натрое каменные перегородки. В меньшей части, выбранной гостями для ночлега, живали кавалькаторы[Кавалькаторы - мастера выездки молодых коней] . Большую занимал сеновал. А пустое квадратное помещение с лестницей их разделяло. Так что далеко идти не пришлось.
        Лето вернулось. С сизым туманом, тянущимся над заливными лугами, с птичьим щебетом, резким солнцем и горьким дымом ночных костров. В охапке колкой травы загостилось, остями застревающей в шубе. С писком дернули прочь нашедшие убежище на сеновале мыши. А лето запуталось и осталось. Лейтава странная страна. Дикая и нежная одновременно.
        Очнуться и выскочить с сеновала не хуже мыши заставил грохот - это секретарь уронил дежку, которую пер наверх. Кони испуганно заржали и нескоро успокоились. Кугель высунул голову убедиться, что все живы. Вслед потрясенным взглядам Тумаш вытер пот со лба:
        - Не обойтись одним ведром! Воды из снега, - математик старательно загибал пальцы, - один к десяти выходит! Примерно.
        Нотариус скрылся. Генрих, прижимая к себе копну сена, ногой покачал, как надломленный зуб, пробитую ступеньку:
        - Ага.
        Тумаш обхватил дежку, сопя, поднял и понес. Айзенвальд, усмехаясь, двинулся за ним. Дрова уже вовсю пылали в очаге, и в комнатушке сделалось тепло, даже жарко. Румяный распаренный Кугель, засучив рукава, разбивал кочергой поленца, собираясь варить на углях кофе. Тумаш, наскоро натоптав в дежку снега, распотрошил пузатые сумки и взялся по-мужски, толстыми ломтями пластовать сало, украдкой кидая в рот обрезки. И то Айзенвальд удивлялся, как тощий и вечно голодный дотерпел до сих пор. От одних запахов можно было рехнуться: копченое и соленое с тмином и крупной солью сало, свиная колбаса, зельц, кровянка; соленые огурцы с капустой и маринованный хрен; круглый, как солнце, каравай, холодные вареники с вишней; круг мороженого молока, масло и сыр со слезой, творог… поесть на Лейтаве знали и умели. Даже завоеватели. Айзенвальд показался себе сухим и скучным в своей умеренности, как панна Антонида.
        - Вот сюда прошу, к столу, - распоряжался Кугель, расставляя на салфетках разномастные чашки: изящную личную, две здешние глиняные и стопку толстого стекла, поскольку чашек больше не нашлось. Тумаш за спиной у него надул щеки и показал язык. Генрих засмеялся. - Кофе по моему рецепту. Пан Занецкий, баклажку пожалуйте. Панна Антонида, что же вы? Согреться надо. Заболеете, не дай Бог…
        Приговаривая, законник разлил по посуде коньяк и кофе. Бодрящий аромат с примесью корицы и кардамона смешался с запахом сена. Забылись все неприятности. Нотариус восторженно закатил глаза.
        - Панна Антося, пробуйте! Ведь обижусь… Ну, хоть глоток!
        Антя выпила. Румянец лег на скулы неровными пятнами, почти белые, с острыми зрачками глаза лихорадочно блестели.
        - Кушайте, панна.
        - Не… могу.
        - Тогда выпьем… за помин души… - на столе очутилась выпуклая бутылка, - пана Гивойтоса Лежневского… и панны Ульрики…
        - Маржецкой, - подсказал Айзенвальд. Антонида странно на него глянула. Дрожащей рукой взяла чашку. Резко опрокинула в себя водку с мятой, задышала быстро, как под мужчиной.
        - Лапочка, деточка, заешьте, - законник подставил щербатое блюдечко с ломтиком хлеба и сыра. Антя закусила и вытерла слезы, набежавшие на глаза.
        - Вы туда пойдете?
        - Прямо сейчас, панна Антонида. Пока не стемнело, - Генрих вытер салфеткой жирные пальцы. Занецкий стал лихорадочно пихать в себя колбасу с огурцами. - Тумаш, не торопитесь. Вы останетесь с панной Легнич.
        - Все, как надо… - ворковал Кугель. - В часовню. И за упокой помолимся…
        - Вы?!
        Толстяк обиделся:
        - А что мы, не люди, по-вашему?
        - Оставьте в покое наши могилы!
        Щеки Антоси пылали, глаза были прозрачней и холоднее льда.
        Айзенвальд дернул щекой. Он понимал, что пьян, но не мог остановиться:
        - Чья бы мычала… корова… панна Антося.
        - Корова… мычала, - давясь и хлопая ресницами, подсказал секретарь.
        - Да, спасибо.
        - А с чего вы… - она подтянула к груди, укрытой черным плюшем жакетки, и стиснула кулаки, - …взяли, что… что если он… если Алесь… лежал под крестом и могила разрыта, разве это значит, что он разрыл? Или… - она сухо засмеялась, - офицерам плохо преподают математику?
        - Логику, - просопел Занецкий.
        - Да кто "он"? - вскрикнул, забыв про обиду, нотариус. - Что вы несете, панна Антося?!
        - Не останавливайте ее, - махнул рукой Айзенвальд. - Пусть говорит.
        - А мне нечего сказать! - она сунула руку в рукав полушубка, как ни странно, попала с первого раза. Гордо вскинула голову: - Пойдемте, панове! Я должна.


        Фонарь в руке Кугеля вздрагивал. Может, толстяка знобило от перехода с жары на холод. Может, тоже опьянел. Или просто боялся. Или все разом. Но красноватый свет рыскал по зале, нигде особенно не задерживаясь. Вот блеснул скользкий мрамор балконного ограждения. Мигнуло тусклое золотое шитье хоругви. Шевельнулись в нишах ржавые доспехи.
        - Дайте сюда, - Айзенвальд вытер ладонью лоб, радуясь проснувшейся в порезе боли. - Панна Антонида, я прошу вас подтвердить при свидетелях… Мы сейчас его перевернем.
        - Ох, не надо панне! - закатил глаза нотариус. - Я сам подтвержу. Я пана Лежневского…
        Готовый посвятиться несчастной девушке, толстяк поставил фонарь, схватил покойника за плечи, громко чихнул от взлетевшей пыли и окаменел: из-под левой лопатки сверкнул скользким янтарем рукояти нож, вогнанный наискось, глубоко и безжалостно.
        - Опустите на место. Как лежал. Хорошо, - произнес Айзенвальд, удовлетворившись результатом. - Пан Кугель! Прометите дорожку, м-м… от входа до входа. И вокруг, осторожно. Пан Тумаш, свечей.
        И веник, и свечи вместе с плошками их расставить они прихватили с собой, чтобы мало-мальски скрасить ожидающее в часовне запустение и как должно помолиться за покойных.
        Антося спросила:
        - Что вы собираетесь делать?
        Айзенвальд повернулся раздосадовано:
        - Антонида Вацлавовна, этот человек убит. Мы должны разобраться: пусть не кто это сделал, но хотя бы как именно.
        - Зачем?
        Он поморщился:
        - Антонида Вацлавовна, во дворце вашего дяди найдены два человека, умерших примерно в одно время. Не… своей смертью. И это странно, по меньшей мере. И совершенно не обязательно закончилось…
        Он глубоко вздохнул и отвернулся, помогая Тумашу прилеплять свечи на накапанный в донышки мисок воск, чтобы не опрокинулись. Пыль легко загорается, а пожар - это уже чересчур.
        - Это закончилось, - сухим голосом произнесла Антонида.
        - Что? - нотариус окостенел в отдалении с веником на отмахе, Тумаш и Айзенвальд - склоненные над свечами.
        - Это закончилось. Этот нож…
        Генрих разогнулся:
        - Подождите! Пан Кугель, я прошу вас подойти!
        Антонида скомкала полы кожушка, ее лицо полыхало алым. Она сказала, не поднимая глаз:
        - Это нож Але… Александра… В-ведрича. Моего п-покойного жениха.
        - Панна Антонида, вы готовы в этом присягнуть?
        - Да.
        - Хорошо. Чуть позже мы покажем вам нож целиком. Продолжаем.
        Губы Антоси дрогнули. Она изо всех сил старалась не заплакать. Тумаш удивленно заморгал:
        - Пан Генрих, зачем?
        - Затем, что п-пан Ведрич, краславский управляющий графа Цванцигера, вовсе не мертв. И, возвратившись отсюда, я собираюсь предъявить ему обвинение.
        - Нет!
        - Пан Генрих! Панна Антося!
        - Я сама его хоронила, - она задыхалась. - Я… его…
        - Я воды… снегу… сейчас, - законник кинулся к дверям.
        - Панна Антося… присядьте, и не надо…
        Она отстранила руки Занецкого:
        - Я его убила. Алесь пришел и сказал, что они стрелялись. И Гивойтос мертв. Он даже место указал, где его похоронил. А я… я выгнала Алеся за порог. Я сказала… что не хочу его видеть. И змея… это неправда, что змея. Это я виновата.
        - Вот, вот, принес! - Кугель зачерпнул из миски снега и сунул Анте в лицо. - Держите ее! Все хорошо.
        Айзенвальд мысленно чертыхнулся.
        - Вы уже все подмели, пан нотариус? Ладно, - он поднял фонарь, - разберемся по ходу дела. А вас, пан Занецкий, я попросил бы набросать план зала и положение в нем покойного соотносительно сторонам света.
        Тумаш взглянул на всхлипывающую Антосю:
        - Зачем?
        Ну вот, язвительно подумал Айзенвальд. Знакомы каких-то пол дня, а панна из чувствительного хлопца может веревки вить. Еще бы - красавица. Невысокая, точеная; рыжеватые волосы тяжелые и густые; черты лица правильные. Как же похожа на Северину, Господи! К тому же юна и в ореоле жертвенности - мученица-христианка, брошенная львам. И, похоже, что этим львом уже считают меня.
        - Потому что полиции здесь нет, - объяснил он терпеливо и слегка насмешливо, - а мы не знаем, которая подробность для следствия может оказаться важной. Впрочем, если пан секретарь устал, мы как-нибудь обойдемся.
        Тумаш, покраснев, достал из кармана книжицу для записей in folio и свинцовый карандаш.
        - Вы присядьте, панна Антося. Это надолго.
        Она послушно отошла к стене, опустилась на скамью с резной поднизью. Сложила руки на коленях. Покорностью приворожив молодого секретаря куда сильнее, чем криками и слезами.
        - А мне что делать? - обратил на себя внимание Кугель. - Я ж ничего в полицейской работе не понимаю. Дурак дураком!
        Генрих усмехнулся, выбросив Антю из головы:
        - Да ничего и не нужно… особенного. Только здравый смысл. Давайте смотреть от двери…
        Оглушительно трещали свечи. Все остальное - всхлипы девушки, тяжелое дыхание людей, шорох ткани, звук шагов и шарканье веника по плитам скрадывались огромностью залы, ее пугающей тишиной.
        Обойдя залу, Айзенвальд с Кугелем вернулись к убитому. Генрих снял нагар со свечей.
        - Пан Тумаш, вы закончили?
        Секретарь протянул книжицу: кроме требуемого плана там оказалось несколько недурных зарисовок тела с ножом в спине. Отставной генерал хмыкнул: определенно, Занецкий найдет себя как судебный художник, если не выйдет с математикой. Генрих сбросил шубу, отнес на скамью к безмолвной Антосе. Разложил носовой платок рядом с телом. Упершись, выдернул нож, завернул и отложил в сторону.
        - Тумаш, вас ничто не смущает?
        Против воли секретарь приблизился.
        - Смущает, - он указал на покоробленную, бурую одежду на спине мертвеца. - Если попасть в сердце, как здесь, крови почти нет.
        - Помогите мне.
        Они перевернули убитого на спину. Кугель ойкнул, зажав рот руками. Да и Занецкий отшатнулся, вцепившись в пояс, чтобы унять дрожь. Зеленовато-желтое усохшее лицо скалилось крупными зубами то ли в улыбке, то ли в мучительной гримасе. Левый глаз вытек, вдоль него и дальше к виску протянулся черный порез. Но и в таком виде оно было узнаваемо - лицо с портрета в нижней галерее и копия черепа из Виленской ратуши - вытянутое, с приподнятыми скулами, крутыми надбровными дугами и высоким лбом. Даже без подтверждения Айзенвальд опознал Гивойтоса Лежневского.
        Он потрогал заскорузлые лохмотья на бедре покойного. Закусил губу.
        - Пан Кугель, вам знаком этот человек?
        Законник шапкой вытер со лба обильный пот:
        - Так. Это пан Гивойтос Лежневский.
        - Пан Тумаш, запишите. Сегодняшняя дата, время, - Айзенвальд щелкнул крышкой часов, поморщился от громкого звука, - без семи минут пять пополудни. В присутствии панов…
        Занецкий потер пальцы, зашуршал карандашом, устроив книжицу на согнутое колено.
        - Теперь давайте его разденем.
        - П-пан Г-генрих, п-пожалуйста…
        - Пан Тумаш, я не ставлю целью издеваться над деликатностью паненки и ее чувствительностью. Но и просто уйти я не могу. Уведите ее, если паненка захочет.
        - Но п-пана Г-гивойтоса этим не воскресишь.
        - Вы совершенно правы.
        Ты совершенно прав, мальчик, сухо подумал Генрих. Ты можешь меня ненавидеть и жалеть панну Легнич. Но я не буду чувствовать себя человеком, если не разберусь. Какая тварь, презрев законы гостеприимства, убила хозяина ударом в спину и бросила здесь, лишив права на христианское погребение. Гивойтоса не воскресишь, но кто-то должен заступиться за мертвого.
        Кугель божкал и по-бабьи хватался за щеки руками. Вся спина покойного оказалась в беспорядочных глубоких порезах, отчетливо сохраненных изжелта-оливковой кожей, черных от запекшейся крови. Пострадали также левая ягодица и бедро. Кровь просочилась на грудь и въелась в паркет под телом, но спереди ран не было. Складывалось впечатление, что кто-то в смертельных объятиях катался с Гивойтосом по полу, в безумной ярости, опьянении или страхе нанося удары, куда придется, и лишь последний оказался смертельным.
        Айзенвальд бережно прикрыл убитого лохмотьями делии, провел ногтем по пятнам на полу.
        - Он еще пробовал ползти.
        - С ножом в сердце?
        Генерал разогнулся, пожимая плечами.
        - Это ж так замордовать не по-людски… безоружного, - вздохнул нотариус. - Спать теперь ночью не смогу.


        И ничего подобного. Храпел так, что тряслись шибы в мелких окошках. Айзенвальд из-за этого не мог заснуть и сидел, держа ладонь над свечой, наблюдая, как кровь сквозь кожу просвечивает красным. Ладони было горячо. Саднил порез на левой руке и царапина под лопаткой - Тумаш задел случайно, когда пытались восстановить картину преступления. Они были примерно одного роста и сложения - Гивойтос с Ведричем и Тумаш с Айзенвальдом. И имитация с реальностью совпала, косвенно подтверждая вину Алеся - вот у Кугеля не получилось так ударить, как ни старался: рост не тот. Антося этих попыток не хвалила, но и не препятствовала, даже в меру надобности цедила пояснения. Она еще раз признала при свидетелях нож, как принадлежащий жениху, но был ли он при Алесе в ночь их последнего свидания, сказать не могла. Тумаш сердился на Айзенвальда за его дотошность и потому, когда нотариус отправился спать, остался безмолвным спутником панночке во время ночного бдения. Отставной генерал видел сквозь двери, как молодые люди преклонили колена в домашней часовне по обе стороны алтаря с венцом из горящих свечей и молча молятся за
мертвых. Он постоял и тихо ушел, стараясь не нарушить их сосредоточения. Над миром царили звезды. Диаманты, разбросанные по черному бархату над кружевными лапами сосен. Было очень холодно. Вдалеке прелюдией к ночи раздавался волчий вой. Айзенвальд оглянулся на единственное освещенное окно и ушел к сытому теплу конюшни, конскому храпу и запахам лета. К свече, горящей в плошке на полу. Но спать не мог. Невзначай оброненное Кугелем "не по-людски" не шло из головы. Генерал стал ходить по покою: три шага на четыре, запинаясь об угол стола. Сено хрустело под сапогами. Наконец, решительно вылил в чашку остатки водки, а чашку опрокинул в себя, и разбудил нотариуса. Тот заворочался, как ежик в логовище, сел, выпав из шубы, душераздирающе зевнул и перекрестил рот.
        - Могла это сделать навка?
        - А?…
        - Навка могла это сделать? Убить Гивойтоса?
        - Нет, они боятся янтаря.
        И тут же захрапел снова. Айзенвальд не стал ему мешать. Оделся и вышел на воздух с непокрытой головой. Окно часовни все так же светилось. Сквозь стекло виднелись коленопреклоненные фигуры. Но генерал из вестибюля свернул в другую сторону и, светя под ноги прихваченным фонарем, по лестнице, где они нашли Ульрику, прошел в левое крыло. Знакомую анфиладу наполняли смутные тени, пепельный свет низкого месяца разложил кресты от рам на пыльном полу. Красный свет фонаря заставил тени потесниться по углам. Пройдя до конца, Генрих не стал спускаться к портретам, а еще раз свернул налево, в коридор, вдоль которого тянулись двери, похоже, гостевых комнат. Пожалев, что не взял у Кугеля ключи, Айзенвальд наугад подергал ручку одной из дверей. Та была не заперта.
        Стоило смахнуть с вещей пыль - и показалось, что хозяйка покинула комнату минуту назад. Вот натянутая на пяльцы вышивка с воткнутой иглой, а рядом шкатулка для рукоделия с инкрустацией. Вот заткнутый за зеркало черепаховый гребень, на столешнице щетка с перламутром, а тут высохшие стебельки в вазе, готовые рассыпаться от дыхания. На стене на распялках, аккуратно прикрытые кисеей, два платья шерстяные и одно ситцевое. Две шляпки с бантами одна на другую сложены на комоде. Похоже, ненадеванные. Постель застлана - ни единой морщинки на покрывале. Здесь жил очень аккуратный и замкнутый человек. Жила.
        Прикасаться к вещам казалось кощунственным. Словно Ульрика могла потребовать с Айзенвальда расплаты за любопытство. Жила панна Маржецкая схимницей, так и не отвыкнув от лишений в пуще. Вещей совсем мало, и роскоши никакой. Генрих одна за другой перебирал их, удивляясь и радуясь, что нашел ее жилище так сразу, точно за руку привели. И горюя: потому что присутствия Северины - какой он помнил, и догадывался о ней - здесь не было.
        - Так вы еще и вор!
        Не иначе, панна Антося желала проделать то, что не удалось за двадцать лет патриотам Лейтавы - выставить немца из дому - пусть даже одного единственного. Эта мысль так насмешила Айзенвальда, что он хохотал, икая и всхлипывая, и никак не мог остановиться. Лишь когда секретарь ухватился за раму, вознамерившись сунуть снежок за шиворот хозяину, истерика прошла.
        - Спасибо, Тумаш.
        Парень широким жестом зашвырнул ненужный снежок за окно, захлопнул его, отряхнул одна о другую рукавицы.
        - Как хотите, панове, а я - спать. Вас проводить, панна Антося?
        Рыжая ухватилась за подставленный локоть и удалилась с гордо выпрямленной спиной. Айзенвальд потянулся и вытер заслезившиеся глаза.
        Холера ясна, подумал он. Я чувствую себя кошкой, раздирающей клубок. Или котом, неважно. Важно, что нитки торчат из него во все стороны, а я не знаю, за какую тянуть, чтобы не запутаться окончательно. Верпея прядет людскую судьбу. Нитки спускаются ниже, и кошка, путая и обрывая их, прыгает за звездами. И метания глупой ничуть не похожи на строгий Узор гонцов.
        Я проиграл панне Антониде, проиграл ее фанатизму и молчанию. Я так и не знаю, поднял ли Ведрич навку, была ли она одной из "богомолиц", исчезнувших из фольварка, когда панна Юля проявила чрезмерное любопытство. Я не знаю достоверно, был ли гонцом Гивойтос, и что заставило Ведрича так жестоко его убить. Если это Ведрич убил. Я не знаю, почему погибла Ульрика. Я знаю, что ни Антося, если она знает, ни Алесь ничего мне не скажут. Даже под пытками. Северину тоже…
        Генерал подошел к окну и долго смотрел на серебряные звезды над черным гребешком леса. Затем решительно сунул за пазуху щетку с перламутровыми накладками - чтобы в Вильне спросить Юлю Легнич, эту ли подарила два года назад Антося одной из неизвестных, привезенных Гивойтосом в Волю через день после того, как Алеся Ведрича подобрали возле пустой могилы.
        Лейтава, Вильно, 1831, февраль

        Завернув скатерть и поставив на столешницу перед собой миски с маслом и толченым кирпичом, Айзенвальд чистил суконкой лампу, привезенную из Лискны. Следовало сделать это давно, но как-то все руки не доходили. Отставной генерал сунул лампу в шкаф и начисто о ней позабыл. А когда вернулся из Ясиновки, вспомнил. Подобрал стекло, выправил погнутый венчик, а теперь натирал основание. Суконка двигалась по круглому боку, очищая жесть от ржавчины и копоти. Руки были заняты, а голова свободна; мерные движения упорядочивали мысли.
        Тогда с утра Айзенвальд с Тумашем и Кугель с большего осмотрели дворец. Антося довольно точно указала, где располагаются кабинет покойного, спальня и библиотека. Но опять, как в Лискне - здесь не нашлось ни документов, ни дневников, ни хотя бы завалящего счета или долговой расписки. Словно кто-то тщательно подчистил все следы.
        Дело о двубое между Лежневским и Ведричем, затребованное из Полицай-департамента сразу же по возвращении в Вильню, состояло из пяти бумажек в коленкоровой обложке. Первым шло свидетельство арендатора из Воли, уже известного Айзенвальду Костуся Крутецкого, о факте двубоя, а также лист допроса этого самого арендатора; распоряжение наместника главы департамента по уезду начать расследование и акт закрытия дела "в связи с гибелью главного обвиняемого" с приложением копии свидетельства о смерти из блау-роты. Фактически расследование продолжалось ровно два дня. Допросный лист и акт были подписаны Винцентом Баранкевичем - тем самым, кто занимался смертью князя Омельского. Присвистнув, Айзенвальд решил пригласить его в блау-роту, и почти сразу об этом пожалел. Лучший сыщик столицы оказался похож на испуганного хорька. Всем хорош: каштановый, кудреватый, худой, и глаза умные, - и при этом вонял и, словно в агонии, дергал длинными пальцами, хватаясь за все, до чего способен был дотянуться. Отставной генерал поспешно убрал со стола несколько документов и выставил мерзавчик с анисовкой и граненый стакан.
Лекарство возымело действие, и вскоре уже Винцусь с удовольствием повествовал, как лез в болото, пытаясь добраться до тел Омельского князя и его слуги. Речь была живой, а описания точными, но к известному Айзенвальду мало что прибавили.
        - Как пан думает: не могло ли князя убить нечто таинственное?
        Баранкевич выдернул нос из стакана и вскинул ровные брови:
        - Пан?… - и уразумев, что собеседник не шутит и не издевается, ответил: - Я следователь, пан Айзенвальд, прежде всего. И должен рассматривать факты, а не суеверия. С другой стороны, могло быть и так, если Господу то угодно. Но ведь пан позвал меня не для теологического спора?
        Генрих достал и придвинул к Баранкевичу коленкоровый переплет. Винцусь вдумчиво перечитал бумаги. Гибкие пальцы пробежались по корочкам.
        - Почему двубой не расследовали? А никакой тайны нет. Просто до замка добраться не было возможности. В ночь после смерти пана Лежневского был такой ливень - точно умер Ужиный король. Видели бы вы, что здесь творилось! Крыши ветром срывало, вековые деревья с корнем выворачивало. Воды было по колено. На Лукишках подмыло кладбище, и гробы по улицам поплыли. И назавтра было не лучше. Когда ко мне привели того арендатора, Крутецкого, с него лило, как с собаки.
        Вспомнив кличку агента, Айзенвальд невольно хмыкнул. Баранкевич обиженно заморгал:
        - Да вы у любого спросите: все так и было!
        - Было! - писарь Прохор Феагнеевич на мягких войлочных подметках вплыл тихо, как кот, с горячим чаем и мягкими булками, и, похоже, какое-то время подслушивал у двери. Сыщик, дождавшись кивка хозяина, жадно вцепился в булку зубами.
        - А потом сразу листья облетели, даже какие зеленые. Просто вороха легли. И скользко стало, я чуть лодыжку не сломал.
        Винцусь закивал с полным ртом.
        - Что этому… Ведричу удалось оттуда вернуться - это промысел Божий. Мы, было, поехали… в Ясиновку эту, - сыщик, звякая ложкой, размешал в стакане сахар. - Замок сам на острове стоит, вокруг озеро, и одна сухая грива с дорогой до ворот. Так еще при Жвеисе задумали, чтоб обороняться легко было. Уровень воды в озере поддерживали плотины и запруды, но потом за ними смотреть стало некому. Стенки обветшали, озеро обмелело, и почти все превратилось в верховое болото. Народу и скота утонуло!… Отсюда и дурная слава, и болтовня про Гонитву. Да еще пуща эта… - Винцусь с Прохором одновременно перекрестились. Прохор взглянул неодобрительно. Сыщик не обратил на это внимания, запил булку чаем, погрел пальцы о стекло. - Сперва ничего так ехали, терпимо. А дальше - хуже. Дождь моросит, дорогу развезло, мы больше возок вытаскиваем, чем едем, перемазались в грязи по уши. А откуда-то из-за деревьев, не поймешь, откуда, волки воют - ровно зимой. Просто душу рвут. На сухую гриву выехали все же. А версты через три - ее точно ножом обрезало. И грязная вода ключом бьет. Заехали к Крутецкому обсушиться и лодку взять, чтоб
хоть через озеро в Ясиновку добраться, а он нам: "Ведрич погиб!"
        Айзенвальд выдохнул, стиснув пальцы в замок. Вот она, странная смерть, далеко ходить не надо. И обстоятельства сцеплены так красиво и правильно. В самом деле: зачем ездить далеко, тонуть в болоте, пересекать бушующее озеро, когда главный обвиняемый мертв.
        Баранкевич будто ощутил его недовольство. Длинные пальцы зашныряли по зеленому сукну стола. Опрокинули плетенку с булками. Винцусь стал виновато и неловко укладывать их на место.
        - Что это за примета: "точно Ужиный король умер"? - добродушно спросил Генрих.
        - А… - сыщик словно очнулся, кинул выковырянную изюмину в рот, сгреб крошки и отправил туда же. Отряхнул ладони. - У вас считают, лягушек нельзя убивать - дожди пойдут. А у нас - Ужиного короля. Вы про Сдвиженье что-нибудь слышали?
        Перехватив недоуменный взгляд Айзенвальда, вмешался Прохор:
        - Погодите, пан генерал, сейчас объясню. День это такой особенный, в середине октября. Когда змеи в зимние норы переползают. Тогда лучше на лесные дороги не ходить: ногу подымешь - а ставить будет некуда. Как речка, ползут: и гадюки, и медянки, и ужи. И упаси Боже задавить хоть одну. Всего змеи искусают - и помрешь.
        Винцусь хмыкнув, потер свербящий висок. Удостоился от писаря очередного сердитого взгляда.
        - Так вот, пане генерал. Самый главный у них - Ужиный король. Узнать его можно по золотой короне между ушками. И если ему низко поклониться и вежливо поздороваться, то он одарит…
        - А если убить…
        - …пойдет дождь, - Айзенвальд вдруг пожалел, что так и не показал Тумашу Занецкому портрет Жвеиса в короне в виде свернутого ужа. - Я понял, спасибо.
        Перехватил голодный взгляд Баранкевича:
        - Заберите с собой. Прохор Феагнеевич, заверните булки пану.
        - Когда пан прочтет и подпишет, - сощурился писарь, резво заполняя бумаги.
        Айзенвальд позавидовал его умению, выстраивая на гербовом листе строгую готическую вязь:
        "…Прилагая улику в качестве ножа лидской работы с наборной рукоятью из янтаря, длина клинка одиннадцать и половина дюйма, извлеченного из тела пана Гивойтоса Лежневского и опознанного при свидетелях панной Антонидой Легнич как принадлежащего пану Александру Ведричу, что подтверждено оружейным мастером, и протокол осмотра покойного и места происшествия, подписанный двумя свидетелями, а также выписку из материалов следствия о двубое, меж панами Ведричем и Лежневским якобы состоявшемся, и о виде Александра Андреевича после оного (окровавленная одежда и прочее), прошу ротмистра Виленского общества по борьбе с политической заразой пана Матея Френкеля ходатайствовать перед Полицай-департаментом Вильни о возбуждении дела об убийстве пана Гивойтоса Лежневского, владельца имения Ясиновка, против пана Ведрича с взятием оного под стражу по факту пробуждения".
        Айзенвальд так глубоко погрузился в воспоминания, что не заметил ни тихого скрипа двери, ни быстрого шепота и робких шагов. И лишь когда жирная от масла лампа выскользнула из рук, и Генрих нагнулся за ней, он обнаружил себя нос к носу с незнакомым парнем, протянувшим руку с похожим намерением. Минуту они простояли, как обнюхивающиеся коты. Потом Айзенвальд выпрямился, попутно замечая грязные поршни и обмотки, заляпанную понизу серую толстую свитку, подпоясанную ремешком, нищенскую торбу на плече, худое лицо и влажные кучерявые волосы.
        Парень стоял перед Айзенвальдом, мял в руках шапку. Топтался в натекшем с поршней буром месиве. Генерал морщился. Проще всего было позвать лакея, дабы выставил пришлеца за порог, а потом задать нерадивому хорошую трепку, чтобы не впускал кого попало. Но парень поднял ярко-синие, шалые свои глазищи, и Генрих промолчал. Нельзя гнать из дома своего сумасшедшего или святого.
        - Пане… - незнакомец еще больше скомкал головной убор, и ресницы укрыли небесную синь. - Допустите до хозяйки. Служить пришел.
        - Погоди, - Айзенвальд обтер полотенцем лампу и поставил на стол. - Ты не ошибся?
        - Звезда указала, - юродивый завозился в шапке и извлек на свет измятый почти черный цветочек, держа с почтением, как наиглавнейшую святыню.
        Первым побуждением Генриха было расхохотаться. Но он прожил в Лейтаве достаточно долго, он был горечью собственных поражений научен принимать всерьез здешние обычаи. Поклоняться цветку не более странно, чем, скажем, кипарисовому крестику с Атона с косточкой святого Марка внутри. Сумасшедший взгляд у парня - как у Карлотты. Говорят, прежде чем пырнуть ножом Марата, они тоже долго беседовали…
        Лейтава, Миоры, два года назад

        На закате жаркого июльского дня въехали в деревню два всадника. Кони под ними были чубарые, высокие и крепкие полукровки, взявшие от сарматских предков своих неутомимость и резвость, но привычные к бескормице и холодным лейтавским зимам. Короткие тела, сухие ноги с круглыми бабками, лебединый изгиб шей, точеные морды - было в конях что-то от цветущей женской стати. Шли голова к голове. На правом, если глянуть спереди, ехал пан в стародавней делии из серо-голубого сукна, спадающей по обе стороны седла и прикрывающей сапоги с загнутыми носами. По делии мерцала тонкая серебряная росшивь, витые бранденбуры тоже были серебряные, а пуговки - голубые. Было пану на вид лет сорок, лицо длинное, подбородок вздернут. На кудреватых волосах, достающих до широких плеч, стояла круглая медвежья шапка с аграфом. А между шапкой и янтарными, с твердым прищуром глазами чем ниже садилось солнце, тем ярче сияли две звезды. Рядом, сидя немного неловко, ехала звездчатая, как и мужчина, панночка. Лет ей по виду было за двадцать, зато хороша, как королевна. Были на ней сапожки "в дудку" из зеленого сафьяна, узкие черные
ноговицы и льняная рубаха с раскинутым по ключицам острым воротником - такая крахмальная и белая, точно и не проехалась ее хозяйка по жаре и пыли. Рука приспустила поводья, а голова откинулась, отягченная узлом русых волос. Лицо загорелое, губы твердые, а глаза широко распахнутые и как бы удивленные. Ноздри прямого носа трепетали, вбирая смешанный с навозом запах перегретой полыни, витавший над улицей.
        Степенно кивающие на поклоны деды и старухи с завалинок всполошились, и палом по сухой траве побежало от дома к дому:
        - Гонцы! Гонцы!!…
        Сбегались и молодые, и постарше, и люди на возрасте. Окружили всадников. Протягивали своеобычные хлеб-соль, а к ним ладный шмат сала и мутный первач в бутыли…
        - Спятили! Посередь улицы ставать! - заполошно крикнула какая-то бабулька. К гонцам тянулись руки, под ноги летели платочки и повойники с женских голов, букетики полевых цветков. Среди них попались и садовые - не иначе пан эконом заранее отмаливал какой мелкий грех. Было это подстать въезду в деревню папского нунция, а то и самого папы.
        - А двоя чего?
        - Выученица, видать. Все лапочке земельце легче…
        - Ай, лю-удцы! А платочек-то сперли!!
        - Конь у меня… недужеет. Коновал не порадил.
        - У Ахрименки женка сбегла.
        - Дяденька! А баять будете?
        - У Лейбы в корчме дуда, да цимбалы, две скрипочки. Плясы сладим?
        - Эконом - собака!
        - Коза моя…
        Чубарые кони ступали важно и аккуратно - чтобы не задеть ребятенка или курицу, купающуюся в пыли. Звонко лаяли собаки. Бежали сзади и по бокам дети и поспешали взрослые. Мужчина-гонец сошел с коня в переулке, и тут же многие руки наперебой потянулись к поводьям: увести чубарого, огладить, обиходить, протянуть из кармана кислое яблочко. Девушка спрыгнула с седла следом. Умывшись, гонцы присели на скамеечку у колодца - половинку бревна, положенную на низкие столбики. Солнце медленно закатывалось за черные чубчики сосен на горушке за селом, а дальше сосновый лес, взбегая к небу, походил на сизые горы. Красноватым золотом отливали соломенные стрехи; над явором у колодца мельтешили, каркая, вороны.
        - Коза моя, - чернявая женщина выскочила вперед, придерживая сползающую намитку. На черном от загара лице блестели карие глаза, узкий нос с раздвоенной бобинкой на конце задорно лез кверху. - Ладная козочка. Так кто-то на сеновале копошится и урчит, такая страсть. Только доить - и он! Овинник, али гуменник, - она вскинула широкими плечами, плеснула ладонями. Намитка таки пала за спину. - Нечисть, одно слово.
        Гонец улыбнулся, и лицо его неожиданно похорошело.
        - Как тебя звать? Валентина? Ладно, вот панна Гайли с тобой пойдет. А я коня гляну, пока светло. Платочек-то бабке Лукерье верните.
        Кто-то засопел, стыдливо выбираясь из толпы.


        Едва стукнула на калитке скоба, во дворе отозвался басистым лаем пес. И тут же заткнулся. Звякая цепью, пополз на брюхе, всей мордой выражая гонцу умильную покорность и так вертя баранкой хвоста, что взлетела пыль.
        - Пошел, Туман, - сказала хозяйка. - Так я могу льном отдарить, шерстью, сальце еще есть…
        - О цене после поговорим, - Гайли, закинув голову, разглядывала привядшую крапиву да ржавые отломки серпов и кос, заткнутые в щель между бревнами над дверями хлева. От ведьм - чтобы молоко не выдаивали.
        Валентина по-своему истолковала ее взгляд:
        - Счас, скоренько, сыродойчику…
        Помыла руки в корытце под поветью, сполоснула подойник, оттянула тяжелые ворота в хлев. Оттуда уютно пахнуло теплом, навозом и перепрелой соломой.
        - Зорька, Зорька…
        Коза ответила недовольным меканьем - видимо, заждалась. Из-за дощатой загородки хрюкнула свинья.
        - Погоди, Митрий, потом поешь.
        Хозяйка присела на низенькую скамеечку спиной к Гайли, обмывая Зорьке вымя. После тонко цвыркнуло о стенку подойника молоко. Время от времени Валентина вскидывала голову к сеновалу на горище[Горище - чердак] , но там было тихо.
        - От бог дал…
        И как сглазила. Визг хозяйки и козы, шум потревоженного сена, свиное рохканье, собачий лай и падение случились одновременно. То, что третий день пугало сверху, грохнулось точнехонько в молоко. Коза полетела в одну сторону, Валентина со скамеечкой в другую, подойник опрокинулся, и всклокоченное, залитое сыродоем существо прыгнуло на гонца.
        - И-и…
        - Вы что, кота не кормите? - трезвый голос Гайли заставил крестьянку приоткрыть глаз. На груди у гонца сидел, топорщась и выкатив когти, ладный котище. Цвет его из-за молока определить было трудно. Зато ясно, что не овинник и не гуменник. Панна по когтю отцепила зверя от рубахи и поставила в спорыш и пастушью сумку, выросшие у порожка. Кот сел на хвост и стал вылизываться.
        - Тьфу! - Валентина тяжело поднялась, вернула на место скамеечку и взялась успокаивать козу. - Зря вас только потревожила. Скажи кому - засмеют. Погодите, рубашечку застираю.
        В глазах у Гайли плясали искорки.


        В хате в накинутой на плечи сорочке хозяйки Гайли присела, уперев локти в выскобленный добела стол и положив на руки подбородок, и бездумно слушала, как муха жужжит, бьется о стекло. Валентина суетилась у печи. Вспрыгнул на столешницу трехцветный котенок, с любопытством потрогал Гайли лапой, схватил ртом сосок, требуя молока. Гонец подхватила его под круглое пузо, поставила у плошки. Котенок, фыркая, стал лакать.
        - Ты одна живешь?
        Хозяйка разогнулась, убирая волосы с потного лба.
        - На извозе муж. Он не местный, с Низовии. Как бунт был двадцать лет тому, так и осел тут, - она тихонько хмыкнула. - Ни на что не годен, только до коней. А дочка с сыном в городе.
        И наклонилась над корытом, полоща и выкручивая рубаху.
        - Что панне на ужин подать?
        Во дворе вдруг зашелся лаем Туман. Загрохотало в сенцах. Двери стукнули по стене, заставив котенка взвизгнуть и спрятаться под печь. Валентина опрокинула корыто, серая вода поползла по утоптанному полу, Гайли невольно поджала ноги.
        - А вот я посмотрю, кто у тебя тут!! Собак развела… Ты у меня погавкаешь!
        Вошедший был пьян. Не навеселе, а между похмельем и мутной злобой. Но на ногах держался крепко. Постукивал держкой кнута по голенищам перепачканных в пыли и навозе сапог, отклячивал полные губы, щурил исподлобья меленькие серо-зеленые глаза. Вид имел сытый, даже раскормленный, кармазинная рубаха чуть не лопалась на плечах, по жилетке тянулась золотая цепочка часов.
        - Пане Аверьян! Тут гонец…
        Гость с издевкой вылупился на полуодетую Гайли. Хмыкнул, облизал губы. Она отточено повернула золотую голову.
        - Значит, сегодня обойдешься без меня, Валентина. Тебя как звать?
        - А тебя?
        - Пан эконом. Но можно п-по имени… - он склонил голову к плечу, подмигнул, - если дог-говоримся.
        - Дайте мне веник, Валентина!
        - З-зачем?
        - Пожалуйста! - сказала с упором Гайли. Аверьян хыкнул, заставив хозяйку вздрогнуть, но мешать не стал. Он упивался собственной силой и потому проявил снисходительность. А еще ему было любопытно, как станет выкручиваться девка-гонец.
        Гайли распустила голик, вытянула прут, постучала им по столу, проверяя на гибкость.
        - Ведьмуешь? Да я таких, как ты…
        Гайли с размаху перепоясала власть по брюху. Затолкала веревку в ощеренный рот, точно взнуздала, и кошкой запрыгнула эконому на плечи. Ойкнула, отскочив к печи, Валентина. А потом, не выдержав, чуть не сметя лавку, приникла к окошку. Эконом выбегал из хаты человеком, а по двору под надсадный брех Тумана бежал уже конем. Подобравшись, скакнул через ворота и исчез в мареве улицы с гонцом на спине.
        Он пробовал еще "козлить", подкидывая зад, вставать свечой, кусаться, даже кататься на спине - но воля всадницы оказалась сильнее. Не раз и не два обежал жирный буланый с отвислым задом немаленькое село; так что пена летела с губ и екала селезенка, но бешенство постепенно исчезало из красных глаз. Жеребец пошел ровнее, подправляемый прутиком, и на поляну у реки, где сладила плясы молодежь, вбежал мирный и тихий. Грохот копыт о землю заставил замолчать музыкантов и разогнал напуганных танцоров по обе стороны от костра. Какой-то миг все еще лицезрели буланого, а потом безо всякого перехода - взнузданного веревкой, покорно бегущего на четвереньках эконома. В двух шагах от костра полуголая Гайли соскочила с его спины так горделиво, будто была одета в великокняжеский убор. Парни стыдливо отвели глаза. Эконом нежно фыркал, дыша в ухо перегаром. Кулак Гайли отодвинул преданную морду в сторону. Кто-то из девчат пискнул, не сдержавшись, и над заливными лугами, над рекой, над кустами вербы грянул оглушительный смех.
        Старший из гонцов, назвавшийся Гивойтосом, с трудом выдернул веревку из стиснутых зубов Аверьяна, шлепнул по жирному загривку:
        - Иди, человече, и не греши!
        Разум вернулся в зенки, эконом повернул - сначала все еще на четвереньках. Затем вскочил на подгибающиеся ноги и, сопровождаемый громогласным хохотом, с треском ломанул через кусты.
        - Ох, как бы худо не было!
        - Так всем рот не заткнешь, - улыбнулся Гивойтос. - Теперь ему жизни не будет. Доброй ночи вам, люди, - и поклонился всем в пояс.
        Его поняли и нехотя повернули в сторону домов. Ужиный король остался с Гайли наедине. Неспешно нанизал на прутик нарезанное ломтиками сало, стал жарить над костром, подставляя снизу хлеб. Снял с прутика, на хлебе протянул Гайли. Она успела сунуть руки в рукава сорочки и застегнуться и сидела, подтянув колени к подбородку, обнимая их руками, плечом отгоняя настырного комара. С благодарностью приняла у Гивойтоса еду и стала жадно глотать.
        - Осторожно: обожжешься!
        Она помотала головой. Кружкой зачерпнула травяной чай из котелка. Запила и откинулась в траву, подложив ладони под шею, чтобы не кололись травинки.
        - Гивойтос, пожалуйста! Скажи мне: кто я?
        Он молчал. Смотрел на костер. Вбирал в себя звуки и запахи земли.
        Цвели папоротник и шиповник. Таинственно шептали и шелестели мокрые кусты. Капала роса с длинных листьев. В кущах подал голос соловей. Замолк. И разразился ликующей трелью. Заглушил стрекот кузнечиков и свист огня.
        Летняя ночь. Еще одна летняя ночь обнимала землю. Ласкала и целовала травы. Исходила терпким духом сена. Глазами звезд отражалась в серебристо-розовой воде.
        Вода была похожа зеркало. Светло. И звезды. И роса. И костер.
        И стоило пошевелить угли, как искры взлетали и гасли в синеве. И проявлялись и таяли в огне неведомые страны и города.
        Мужчина провел рукой вдоль щеки Гайли, по изгибу шеи и хрупкому плечу:
        - Не бойся. Ничего бояться не надо. Цветущий папоротник в твоей крови, его синий огонь.
        - Синий?
        Гивойтос задумчиво повозил прутиком в костре. Вспорхнули искры.
        - Он твое знание сокровищ земных, языка зверей и оберег против нечистой силы. И если кто-то посмеет сказать, что душа твоя не предана Богу, а сердце - Отчизне, клянусь Узором, не верь. Я бросил в землю зерно. Оно даст хорошие всходы.
        Лейтава, Случ-Мильча, 1831, апрель

        Майор Дрогичинского егерского полка, возлюбленный Юлии Легнич Никита Батурин пребывал в настроении, которое происходит только с дурного похмелья и несварения желудка. Дикая сухость во рту принуждала его раз за разом гонять порученца в сторожку, а маленькие чашечки с чаем майор выхлебывал залпом, и на порученца уже больно было смотреть.
        Над обрывом, над пожухлой низкой травой гулял ветер, пахло рекой и плесенью, и какая-то сумасшедшая рыба все время выпрыгивала и шлепалась в воду, блестя серебром чешуи. Некстати подумалось, что у нее тоже похмелье…
        Тело лежало на траве. С вывернутыми, неестественно большими ступнями - кто-то уже озаботился снять сапоги, к чему пропадать добру, - в серой свитке, перетянутой поясом и забрызганной бурым; серые пустые глаза смотрели в небо. Под убитого был подстелен его же, серый плащ, и угол бешено трепался под ветром.
        Батурина мутило от этого зрелища, и он опять судорожно хлебнул чаю.
        - Ну почему с этим должен разбираться я?
        - Вы единственный, кто подходит по званию и оказался рядом.
        - А полуротмистр Краузе?
        - У него дела в Рогачике.
        - А его заместитель?
        - О-о… майор Людвиг всю ночь играл в карты с князем Григорием…
        Смазливый адъютант полуротмистра Эриха нахально подмигнул.
        - А другие господа офицеры блау-роты? Я не полицейский, я кадровый военный…
        - Ваш долг обязывает. Это гонец!
        Майор Батурин подавился чаем.
        - Но это же… это как наплевать в костеле!
        Адъютант пожал плечами:
        - Он не захотел остановиться. А Стах вошел в раж. Он же бешеный, он наполовину лейтвин. О-о, простите…
        Батурин проглотил оскорбление. Презрение - самое малое, чем одаривают их немцы. Не вызывать же каждого юного щенка на дуэль.
        - Он вогнал в него пять пуль, и только тогда этот… сдох. Не разделяю вашего поклонения перед гонцами, но он живуч, как бергенский кот. Или вервольф.
        Край серого плаща все так же плясал под ветром, словно хотел унести с собой неподвижное тяжелое тело.
        - Мы послали за доктором, он будет здесь с минуты на минуту. Ксендз, как я понимаю, не обязателен.
        Батурин обреченно кивнул.
        - Потом мы заберем тело на дознание в город. Мне нужна ваша подпись в протоколе.
        Майор кивнул юнцу снова, уже в спину, и в который раз подумал, что в сорок лет жизнь окончена, собственно, она окончилась уже тогда, когда пращур Кита Егорий, князь Новеград-Северский, презрев свою рыдающую на забороле Ефросинью, стал строить амуры юной Кончаковне, скрашивающей ему тяготы половецкого плена. Кончаковна оказалась девицей ушлой, быстро окрутила Егория законным браком и отправилась в Балткревию на крупе его коня. Впрочем, до Новеграда ни она, ни ее приданое не доехали. Отмытая от дыма половецких костров, но ничуть не утратившая своей первозданной дикости, молодая княгиня наповал сразила стареющего Владимира Хоривского. Егорию предоставили на выбор место в великокняжьем порубе или возвращение к старой жене, где он через некоторое время и скончался. Кончаковна же, пододвинув Рогнеду-полочанку, сочеталась уже вторым законным браком. Беря ее в супруги, Владимир, возможно, имел дальние политические планы на союз с Диким Полем. Про это история рода Батуриных умалчивает. Зато повествует о судьбе несчастной гречанки Анны из Одномахов, кузины царьградского императора, на которую планы
Владимира простирались еще дальше. К тому времени половчанка уже успела родить великому князю трех сыновей, и старший, Яроська, собственно, и возглавивший Батуринскую ветвь, очень походил на Егория. Анна явилась к Хоривскому двору в сопровождении изрядной свиты, нескольких христианских схимников и большой по тем временам библиотеки. Одномаховну поджидала старательно свитая шелковая петелька, приход христианства в Балткревию отдалился на пару сотен лет… Против библиотеки Кончаковна ничего не имела - она была восхитительно безграмотна. Самое же страшное, проистекшее для Кита Батурина из исторических коллизий, было то, что в роду его - и ны вельможном и обширном - лад задавали женщины. Отец Кита, Мишаня, Михаил Никитович, бабник, бретер, способный ударом кулака по ноздрям свалить лошадь, до безумия боялся своей властной тещи, Китовой бабушки. В этом Никита был похож на него. Еще от папеньки достались сыну вислый нос, глаза цвета спитого чая, ранняя седина в волнистых воронова крыла волосах, обильное тело и бес в ребро. Едва окончив Пажеский ея королевского величества Корпус, успел Кит сбегать под венец,
но прельстительница именем Наталья скрылась от мужа с секретарем Лютецкого посольства. Не прошло и двадцати лет, как драгунский полуполковник наступил на те же грабли. Тонкий эстетский Китушка, сочинитель стишат в альбомы и недурной акварелист, ни за что бы не пошедший в военную службу, если бы не бабушка Патимат (уже упомянутая теща), до безумства понимал лошадей. Уже будучи никакой, после третьего, вроде, ящика Вдовы Аи, Кит поразил всех джигитовкой с чашей горящего пунша на голове, чем на спор выиграл Татьяну Дмитриевну, свою очередную супругу. Ташинька была из Дежиньских, старинного лейтавского рода. Ее родителей казнили после восстания, а девочку отдали на воспитание гарпиям-теткам в Саратом, где стоял Батуринский полк. Венчание без родительского благословения, похожая на цветущую вишню невеста… два то ли три двубоя… чтобы заткнуть завистникам рты. Как некогда пращуру Егорию, Киту пришлось выбирать - между арестантскими ротами и бегством в Лейтаву, дикую, проклятую богом страну, чреватую восстаниями, как жеребая кобыла. Опять вмешалась бабушка. И теперь майор Батурин пожинал плоды этого
вмешательства во всей красе.
        - Ну, давайте, давайте, я подпишу! - Кит устроил протокол на спину порученцу. Перо прорвало бумагу, чернила разбрызгались на мундир, настроение сделалось еще гаже - хотя вроде некуда. Не стоило соглашаться в ремонтеры[Ремонтер подбирает лошадей для кавалерии] . И уж всяко не стоило проигрывать казенные деньги. И теперь дожидаться, что хозяин даст хоть половину коней под залог жениных драгоценностей. Что Кита будет ждать дома, думать не хотелось. Уж лучше пулю в лоб.
        Спина порученца дрогнула, и хвостик вензеля ушел корявой загогулиной вниз.
        - Стой смирно!
        - Кусты, пан майор.
        - Что кусты?
        - Ветка дернулась.
        Никита Михайлович поднял голову. Лоскутки ракит вдоль обрыва с серыми котиками на красных ветках гнулись и поскрипывали под апрельским ветром. В их голизне не мог бы спрятаться даже заяц.
        - Пустое, - майор помахал бумагой в воздухе, чтобы чернила быстрее сохли. - На тебе. Пошел! Еще чаю принеси. Ах, холера…
        Батурину становилось холодно, но уйти в сторожку, ловить на себе ехидные взгляды юнцов из блау-роты, слушать беспардонное хмыканье… Скорей бы уж приехали за телом - хоть половина пьяных ублюдков уберется. И тогда он вернется в дом. К вечеру непременно коней приведут, князь обещал… Ах, какие кони у Григория, какие кони! Мышастые, гнедые, каурые… С сухими ногами, крепкими бабками, широкими копытами… Зады поджарые, грудь широкая, шерсть лоснится. Хвосты и гривы вычесаны волосок к волоску. У скакунов под копытами земля поет, а глаза такие - ни одной бабе не сравниться!
        Блаженно закатив очи, отступал Батурин шаг за шагом за угол, где был привязан его собственный серый в яблоки Байшус и лошади других офицеров. Блау-рота для себя умела выбрать лучшее. И майор с разбежавшимися глазами топтался у коновязи - ровно растерянный цыган, не знающий, которого украсть. Кони фыркали, сердясь на исходящий от Кита перегар, дергали поводья, грызлись меж собой, рыли землю копытами. И умиленный Батурин совсем не сразу услыхал за сторожкой шум.
        - …Иди, мужичок, иди. Мертвый, так не все тебе равно?
        - Паныч… - просительно и подобострастно. Кит сплюнул бы от отвращения, если б не почитал такое рядом с конями грехом. - Ласкаво прошу, слитуйтесь[Слитуйтесь - помилосердсвуйте] ! Отдайте тело.
        Та-ак… Не померещилось порученцу, значит.
        В противовес ночному куражу, да и будучи военным, Батурин с боязливой осторожностью выглянул из-за угла сторожки сквозь голые кусты. Прятаться за ними было все равно, что за растрепанным веником, но участников слишком поглотило действо, чтобы оглядываться на случайного зрителя.
        Сутулый мужик в расхристанном кожухе стоял на коленях перед крылечком, едва не лобызая сапоги давешнего адъютанта. Тот же нервно постукивал стеком по голенищу и цедил, коверкая местную речь:
        - Иди, мужичок, ступай.
        Поодаль, комкая в руках треухи, толпились еще семеро таких же понурых мужиков. За ними горбатилась лошадка, запряженная в телегу с прелой соломой. "У, лейтвины! - подумал Кит яростно. - Довели животное…"
        Одетый в кожух убираться не спешил. Подползал, хватался за сапоги, умильно заглядывал адъютанту в глаза. Двое других офицеров, привлеченные шумом, подпирали лощеного со спины, пьяно похохатывали, споря, успеет мужик расцеловать панский сапог или прежде получит по мордасам.
        - Староста я, Случ-Мильчанский староста. Отдайте тело.
        - Он тебе кто - сват, брат? - нервничал немец. - Что прицепился, как собака к репью?…
        Батурин хмыкнул в усы.
        Мужик поднял голову. Глаза у него оказались синие - и вовсе лишенные той рабской покорности, которую выражало тело.
        - Он гонец, пане, - с редкостным достоинством ответил староста. - Грех тому, кто его убил, но трижды грех тому, кто не дает похоронить по-христиански.
        Мужики закивали.
        - Тьфу ты, Господи! - адъютант совсем по-бабьи плеснул ладонями по бедрам. - Ты что, меня не понимаешь?!
        - Отдайте, господин ахвицер. Христом-Богом прошу.
        "Еще немного, - подумал Кит с насмешкой, - и тут будет второе тело". И тут же пожал рыхлыми плечами и, словно умывая руки, потер одна о другую влажные перчатки. Стоять в засаде было весело. Было интересно, как этот хлыщ выкрутится из положения. А адъютант, словно следуя какому-то указанию, вел себя вежливо.
        - Как тебя звать, мужик?
        - Юрья.
        - Послушай, Юрья, у тебя обычай, а у меня служба. Человек этот не своей смертью умер. И мы то обязаны расследовать, понятно?
        Староста, не вставая с колен, кивнул.
        - Должны тело в город отвезти, в анатомический театр.
        - Куды?
        Офицеры блау-роты громко рассмеялись.
        - Туды… - передразнил один, пьяно осклабившись, - где его на члены разберут. Как в Та-Кем.
        Мужики резко подались вперед. Лицо Юрьи потемнело.
        - Вы… пан… не говорите так.
        - Это отчего ж?
        Сбоку Батурину был виден лишь офицерский профиль - медальный, с рыжими бакенбардами и недобрым зеленым глазом. Губы смеялись, а в глазу плавала мутная искра - как в изгибе налитой первачом бутыли.
        - Грех.
        - Да что ты все грехом в нос тыкаешь?
        Смех, как это часто бывает у пьяных, перетек в мгновенный беспричинный гнев. Отпихнув адъютанта, разведя широкими плечами, зеленоглазый оторвал немаленького старосту от земли:
        - Душу вытрясу. Валите отсюда, понял?!
        - Ста-ах!!
        Юрья, синея, хватал воздух ртом и никак не мог ухватить. Стах, как мешок, отбросил его в сторону мужиков.
        - А то будешь там, где…
        Стах, сделав неприличный жест, повернулся спиной - и вдруг повалился на закрытые двери. В пояснице торчали вилы. А в группке мужиков, как только что староста, синел лицом молодой паренек. Батурин отчетливо видел его дрожащие губы:
        - Я не… не…
        И все смешалось. Никто из офицеров даже выстрелить не успел.
        Лейтава, Вильно, 1831, апрель

        Утром того же дня Генрих Айзенвальд, человек по особым распоряжениям герцога Ингестрома ун Блау, в последний раз раскладывал на необъятном столе в своем кабинете бумаги, с шеневальдской дотошностью собранные для него какими-то неизвестными архивариусами, писарями, столоначальниками… Первый ряд заняли донесения из уголовной полиции Виленского, Двайнабургского и Ковенского поветов. И если виленцы без изысков обошлись хрусткой желтой бумагой, то остальные два отделения постарались блеснуть и подали каллиграфически исполненные отчеты на тонкой гаоляньской бумаге. Генрих усмехнулся неистребимому свойству чиновничьей натуры. И выложил второй ряд. В него попали сводная таблица блау-роты по собственно Вильне, а также Трокам, Ковно, Подвайнью и, отдельно, Краславке и Двайнабургу. Кроме таблицы блау-рота прислала краткий мемориал, в котором не просто перечисляла неясные случаи, но пыталась делать выводы по ним. Мемориал Генрих пока отложил - к выводам он собирался приходить сам. Вместо него во второй ряд угодили рапорта военных округов той же территориальной принадлежности. В третий ряд поместилась краткая
докладная записка военной разведки и сведения, полученные из диацезий.
        Четвертый, весьма объемный, образовали выписки из газет, журналов, печатных листков и других открытых источников, собранные Тумашем Занецким и подчиненными Матея Френкеля. Самый последний ряд составили мелкие заметки, сделанные самим Айзенвальдом по данным уцелевших агентов его личной сети и собственным наблюдениям.
        Эти бумаги, педантично разложенные на столе, ценны были и сами по себе. Но ни у одного из независимых лиц, поработавших над их составлением, не было возможности взглянуть на все одновременно. У Айзенвальда эта возможность была.
        Если предчувствия герцога Ингестрома верны и в Лейтаве действительно неладно, то некая общность: дата, или случай, или вовсе незначащая, но упорно повторяющаяся мелочь - будет присутствовать, по крайней мере, в четырех рядах из пяти. Если же ничего общего обнаружить не удастся, то поручение герцога все равно можно будет считать исполненным.
        Айзенвальд углубился в чтение.
        Случай с князем Омельским, едва не рассоривший генерала с молодым секретарем, на чиновников тоже произвел впечатление. По крайней мере, в газетной статье, найденной Тумашем, повторялась, самое малое, половина, или даже три четверти, цифр, представленных в отчетах виленских отделения по борьбе с политической заразой и полицай-департамента. Генрих сравнил два отрывка:
        Из полиции:
        "В карманах и ягдташе князя сохранились деньги на сумму 138 марок ассигнациями и 3
1/2 золотовки мелкими монеты. Малые украшения, портмоне с бумагами и пр., согласно описи. При трупе слуги найдено несколько бумажек с молитвой от нечистой силы, денег 1/2 марки серебром, патронташ со всеми набоями, оборванный ремешок от ружья".
        Из блау-роты:
        "В карманах и ягдташе князя сохранились деньги на сумму 130 марок ассигнациями и 3 марки мелкой монетой. Малые украшения, портмоне с бумагами и пр., согласно описи. При трупе слуги найдено несколько бумажек с молитвой от нечистой силы, полностью снаряженный патронташ, оборванный ремешок от ружья".
        Похоже, кто-то обул наследников покойного на восемь марок с полтиной. Да и слугу обчистил. Или вот еще:
        "…найден на болоте стариком, собиравшим клюкву (а вернее что варившим мед в лесу без акцизной марки - какая клюква в июле?)"
        Тот же вопрос сам Айзенвальд задавал Тумашу Занецкому. Жаль, бумагу эту студенту не покажешь - вот бы повеселился. Да и насчет политического мотива Генрих не промахнулся:
        "По частным сведениям из вайс-роты (представительские расходы 3 2/3 рубля серебром на ужин), князь Омельский Витольд в начале июня пытался задержать или похитить некую девицу, бывшую проездом через Омель на Речицу.
        ВАЖНО: Местные крестьяне и дворня пана Витольда, узнав о скоропостижной смерти князя, нисколько не удивились, но пояснений и ответов от них не добились ни угрозами, ни подкупом. Применение особых мер воздействия было сочтено излишним.
        Описания девицы либо дамы получить не удалось ввиду полной разноречивости в показаниях опрошенных.
        Предположительно, князь Витольд казнен "Стражей", возможно менским или омельским комитетом, так как причастности виленской "Стражи" к этому делу не установлено. Вероятно, упомянутая гостья предлагала князю перейти на сторону инсургентов. Когда же тот отказался и пытался задержать эмиссара,"Стража" отомстила Пасюкевичу, избрав для мести момент нахождения князя подальше от Омеля - чтобы отвести от себя подозрения".
        Несколько раз промелькнула в отчетах вредная паненка 16 лет, сбегавшая то и дело из-под присмотра бабушки. По каковому поводу не менее вредная бабушка поднимала шум на всю Лейтаву.
        "No4
        В июне месяце 15-го числа от панны Клары Хуторянковой было обращение в отделение Краславское о пропаже ея внучки, паненки Лотош Ядвиси, 16 лет от роду. Оная паненка, прибыв с панною Кларой на ярмарку в Краславку, своим коштом и волей домой воротилась. Хотя панна Клара о сем внучкой еще за день упреждена была, однако весь город подняла на ноги и чуть не крылатых гусар отправила вслед за девицею. По какому поводу губернатор Краславки должен был помянутой панне Кларе строгое внушение сделать".
        Несмотря на частое упоминание этих семейных дел, предчувствие Генриха молчало.
        Айзенвальд позавтракал вином и сыром, послал лакея Яна купить у цветочницы под окном букетик первых фиалок и вновь засел за работу. И понял, что нашел.
        По прочтении трех рядов всплыла дата "31 октября 1830" - Задушный день. Количество сгинувших безвестно по данным всех отделений полицай-департамента, таблице Матея Френкеля и, наконец, рапортам ландштаба после этого дня выросло в десять раз. Военные, те вообще со свойственной им грубой прямотой всю свою сводку подавали в двух частях: потери до этой даты и после нее. Различие било в глаза.
        И военная разведка, и блау-рота копали глубже. В мемориале, который Генрих все же прочел, четко значилось:
        "Если до Задушного дня (1830 года октября 31-аго дня) исчезали бесследно в основном люди, поддерживающие Блаунфельд высказываниями, также должностные лица в поветах, местечках и им подобные, что можно отнести на деятельность подрывных элементов - то с ноября пропадают все без разбора, вне зависимости от политических позиций и убеждений, лишь бы только человек оказался вне населенной местности. Каковое доказывается большим разбросом общественного положения и имущественного состояния пропавших".
        Генрих потер щеки. Явственно зазвучал в голове ломкий голос отца Казимира из Навлицы, называющий Задушный день.
        Бесповоротно выстроились в одно: бегущие, как по ниточке, слепые волки… Зимнее поле… Волки, хватающие за руку с оружием, точно зная, для чего оно предназначено… Женский голос, хлестнувший плетью сквозь вой… Несуразности Лискны… Хриплый голос корчмаря и фольклориста Коти Борщевского: "Ох, не дай нам Боже увидеть, как она снова пойдет по земле. Все равно как в войну: солдатики непогребенные лежат, и над ними жируют вороны. Ты-то, Тумаш, не помнишь, маленький был тогда". Девушка с моста в Краславке, бросающая в воду склизкие зеленые камешки, о которой рассказала панна Цванцигер…
        Айзенвальду сделалось жарко. Он скинул сюртук и растянул узел галстуха.
        Легенда делалась явью.
        И можно было отбросить осторожное "если предположить", впервые возникшее вместе с воображаемой схемой в гостиной особняка Цванцигеров.
        В Задушный день на погосте в Навлице была Морена… Та самая языческая смерть, при одном упоминании которой болтун Котя, застреливший чудовищную рысь и спокойно гуляющий ночами по кладбищу, трясется студнем… ради служения которой Антя Легнич готова лишиться бессмертной души… и сам Айзенвальд… к черту.
        И тогда легко объясняется и большое число пропавших, и неразборчивость силы, которая похищает или убивает людей.
        Генрих еще раз перелистал военные рапорты.
        "…- убито дикими зверями, тела найдены: 52 человека. Из них рядовых 28, унтер-офицеров 23, офицеров 1. Все без исключения - конвойные команды, сопровождавшие грузы или военную почту от города к городу.
        - убито в драках местными жителями, до приказа No17 от 8 января 1831 года "О запрещении увольнений в город в Лейтавском округе по причине особого положения":

6 рядовых.
        - боевые потери в патрулировании и столкновениях с отрядами инсургентов:

2 рядовых, 1 офицер, всего 3 человека.
        - пропало без вести, тела не обнаружены: 17 человек, из которых рядовых 10, унтер-офицеров 5, офицеров 2. Из этих 17 человек 12 пропало при сопровождении конвоев, что позволяет отнести гибель их на диких зверей. А 5 человек, именно же:

3 рядовых, унтер-офицер и лейтенант пропали 14 января 1831 года с караульной вышки, из охраны Тракайских складов Е.С.Г. ун Блау…"
        Дикость? Суеверия?
        "То, что у вас, в Эуропе, народный вымысел, у нас - реальность! Мой Господь распадается на осколки. И у каждого свое имя, и каждый требует веры и обещает свои чудеса!"
        Количество исчезновений ужасало. Каждое ведомство видело свою малую часть и объясняло скачок после Задушного дня естественными причинами: нападение диких зверей, козни инсургентов-"лисовчиков", гибель от мороза, драка на меже за кусок земли… Если объясняло вообще.
        А похоже, были это вот они, "мор, глад и трус", равно пугающие революционный комитет и сумасшедшего крестолилейца, но которые пока еще никто не заметил. И, судя по всему, не заметит - пока не станет поздно. И носил этот ужас вполне конкретное имя. Не менее памятное здесь, чем имя Айзенвальда, некогда военного генерал-губернатора Виленской губернии. Имя оболганной женщины, вызванной из своей могилы в угоду патриотическим порывам и амбициям князя Ведрича Александра Андреевича, теперь тоже не вполне живого. И не понимающего, что Морена - не та сила, которая станет кому-то служить. А пройдет, сметая правых и виноватых и превращая пусть и захваченную, но такую прекрасную землю во всеобщее кладбище. И было лишь одно в безупречной схеме Ведрича, в своем яром желании отомстить связавшего могилу предателя на перепутье, кровь его родственника и полную луну, чего член "Стражи" никак не мог представить: Северина не предавала! И потому у них всех оставалась надежда.
        Северина - не предавала! Но не кричать же об этом на площади - все равно Айзенвальду не поверят.
        Генрих по привычке провел руками от подбородка к затылку, точно сдирая паутину с лица, потянулся до хруста в спине. Выпить захотелось смертельно: хоть мальвазеи, хоть гданьской водки.
        Патриот х…!
        Что же со всем этим делать?… Пытаться победить Морену-смерть обычными средствами: казнями, облавами, массовым вводом войск - все равно, что завалить костер грудой дров и радоваться, что огня не видно…
        "В некоторых случаях было установлено, что люди погибли от большой стаи волков - такие происшествия в таблицу не внесены. Общее число их примерно по 1 на каждые 2 необъясненных. Известно, что губернаторы Вильни, Краславки и Двайнабурга направляли охотничьи отряды на отлов волчьих стай, но из числа самих полесовщиков пропала почти пятая часть (по бухгалтерским книгам губернаторов - 18 человек), после чего охотники вообще отказались идти в лес".
        Князь Пасюкевич боялся леса. Знал? Но ведь он погиб задолго до Задушного дня… и даже того вечера, когда в речку Краславку посыпались склизкие зеленые камешки. И почему тогда волки пощадили самого Айзенвальда?
        Отставной генерал вышел из дома на шумную виленскую улицу, но и там тренированный разум продолжал работать, перебирая варианты. Лавина необъяснимых смертей не обрывалась с последним днем масленой, когда, по уверениям пана Борщевского, власть Морены заканчивалась до следующей зимы. Она продолжала нарастать. Либо древние законы переставали действовать, либо эстафету Морены перенимала какая-то другая сила, и следовало возвращаться к документам, оставленным дома, и там еще раз внимательно искать ее следы. Память услужливо подсунула цитату из отчета полицай-департамента:
        "…N2
        Маршалок дворный Трокскаго застенка пан Глинский (Glinsky) Костусь, вышедши во двор свой, в имении Хролка, о полудни марца 17-го числа, издал громкий крик. Сбежавшиеся на крик его слуги нашли пана своего упавшим с последней ступени крыльца и расшибшимся. Позван был лекарь Борис Путный. Осмотрев упавшего, признал оного мертвым. Наряженный на рассмотрение дела сего поветовый пристав пан Казимир Хрип сведок тщательно опросил и установил достоверно, что из оных никто пана Глинского толкнуть не мог. А важнее, никто из фольварковой челяди сердца на пана Костуся не держал, понеже тот добрый был и равнодушный ко многим их выходкам.
        Осмотрев место, куда глядел погибший, пристав обнаружил многие лошадиные следы под старым вязом, на который с крыльца фольварка поверх ограды хороший вид. Но следы копыт только под вязом находились, как будто коней некто из воздуха на землю поставил и тем же способом убрал в воздух. Допрошенные конюхи там не были и коней туда не выводили. По сходству следов сих необъяснимых с N1, оный случай выделяется как N2."
        Под N1, помнил Айзенвальд, была запись о смерти Витольда Пасюкевича, князя Омельского.
        Но если эпизод с князем Витольдом легко вешался на преследующих его в болоте партизан - те могли коней в мешки и даже лапти обуть, вот тебе и следы из ниоткуда в никуда, то как совершили убийство на глазах многочисленной и лояльной к пану челяди? Если это вообще было убийство. Той же отравленной стрелой из засады - так при чем тут отпечатки подков? Увидел их - и пал на месте? Почему же с другими этого не произошло? Пристав вблизи следы осматривал, и ничего - жив.
        В коней, явленных из воздуха и в него же ушедших, генералу не сильно верилось. Если же они скакали не на воздусях, а следы, кроме тех, под вязом, были после заметены или затерты, то старания заметальщиков вполне возможно обнаружить, особенно, на сырой весенней земле. И по ним пойти за убийцами. Хортые и через сутки способны взять след. А пристав Хрип явился в Хролку намного раньше. И препятствий ему не чинили. И чтобы точно выяснить, кто пана Глинского усовестил до смерти, по болоту лазить не требовалось. Но концов не нашлось ни здесь, ни там.
        Случай с внезапной кончиной и взявшимися как бы с неба конями был отмечен всего дважды. И можно бы спокойно его отбросить, но имелась еще статья "Курьера Лейтавского", аккуратно наклеенная на плотный картон. Ее Айзенвальд получил от одного из своих агентов. Автором статьи был тот же репортер, что писал о кончине князя Омельского и странностях, ее сопровождающих. Репортер занимался криминальной хроникой и замучил полицию Вильни своей дотошностью. Помимо сухих фактов, копирующих рапорт департамента, имелись в статье весьма любопытные моменты. Айзенвальд постарался припомнить их как можно точнее.
        "…читая конторские книги со своим управляющим, были обеспокоены воем дворового пса, до того обычно молчаливого и ласкового. Выглянув в окно, увидели его воющего, вытянутого струной, приклонив голову к земле. Кроме того, в надворных постройках стали беспокоиться и мычать коровы, всполошились куры, хрюкали свиньи и верховые бились в своих стойлах о деревянные загородки, чем могли пораниться или сорвать их с петель. Удивленный хозяин кинулся на крыльцо, управляющий за ним, чуть припозднившись по причине хромой ноги. Служба в хлевах недоумевала и была преизрядно испугана странным поведением скотины. Думая, что та разом взбесилась, кое-кто побежал за ружьями. И тут пан вытянул руку в сторону вяза за оградой и упал с крыльца. Пока возились с ним и посылали за доктором, странное помешательство среди животных прекратилось. Только пес дюже выл, так как хозяин его был уже мертв".
        Судя по репутации автора статьи, он нигде не приукрасил и не соврал. Разумеется, кто-либо мог по злобе принести в службы свежесодранную волчью либо медвежью шкуру. Тогда беспокойство животных становится понятным. Но ведь пан Глинский скончался не потому, что его забодали или стукнули копытом в лоб. Что репортер, кстати, тоже отметил.
        "…Я говорил со многими свидетелями, среди коих слуги, прибежавшие на помощь хозяину, доктор и управляющий. И все в один голос твердят, что умер пан Костусь от страха еще прежде, чем упал…"
        Генрих неожиданно для себя обнаружил, что стоит перед воротами собственного дома. По весне их выкрасили в зеленое - почти такого же цвета было сукно на письменном столе. Усмехнувшись этому совпадению, Айзенвальд вернулся в дом. Документы были разложены так, как он их оставил. Генрих перечитал статью. Оказалось, он помнил ее дословно. Но лишь теперь, на свежую голову, заметил, что статья незакончена. Манера письма была такова, что репортер сперва въедливо перечислял факты, после задавал каверзные вопросы и слегка издевался над полицией, за чем следовал внезапный для читателя финал. Вот этого-то финала и не было!
        Ножом для очинки перьев Айзенвальд бережно отделил газетный лист от картонной основы, но на обратной стороне оказалась другая работа. Генрих перенес на стол подшивку "Курьера" и зарылся в пухлый номер. Искомый финал отыскался совершенно неожиданно между свадебными оглашениями в завитках и розах и взятым в траурную рамку мартирологом. Еще чуть-чуть, подумал генерал сердито, и в последний можно было бы вносить имя безголового редактора.
        "…Как мещанину[Мещанин - горожанин] , они не особенно мне доверяли, однако же, - со свойственным ему апломбом гордился борзописец, - в отличие от полиции мне удалось добиться, кто напугал до смерти пана Глинского. Ты, дорогой мой читатель, можешь счесть сие суеверием, но для пейзанина Гонитва - сие порождение мрака и болотных испарений - столь же реальна, как для нас с тобой поезда и уличные фонари. И если в городе ее можно не опасаться вовсе, то единственный способ оберечься от Гонитвы в лесу и на болоте, где она особенно сильна - иметь при себе папоротников цвет".
        Со щелчком встал на место последний факт. Айзенвальд, потомственный военный, аристократ, рыцарь Креста, действительный советник Лейтавского отдела разведки генштаба и человек по особым распоряжениям герцога ун Блау, не хотел в это верить, но не верить не мог. Звучал в ушах хрипловатый голос Прохора Феагнеевича, писаря блау-роты: "…а однажды переймут по дороге. Окружат, конные, и будут гнать, пока сердце не лопнет. Или так просто, от одного страха, помрет. Страшное это дело, я вам скажу, пан генерал". И маячил перед глазами парень в серой крестьянской свитке, топтавшийся у Айзенвальда на пороге с измятым, почти черным цветком папоротника в руке.
        - Ян!! - страшным голосом закричал генерал.

***


        Штабной адъютант в ладно скроенной голубой форме Виленского лейб-кирасирского Е.С. . полка с синим воротом и обшлагами, малиновой выпушкой и кисточками на коротких сапогах был прекрасен, словно пасхальное яйцо. Эполет на левом плече и витой полуэполет на правом, переходящий в аксельбант, тесьма рукавов и два ряда пуговиц сияли чистым золотом - так может сиять только свежий, первый раз в жизни надетый мундир. И сам молодой человек был бодр, свеж, деловит и внимателен. Взмах руки в безупречно белой перчатке - и унтер принял лошадь Батурина. Адъютант сделал шаг навстречу:
        - Как прикажет доложить господин майор?
        Господин майор проглотил судорожный зевок и дернул себя за нос. Ему смертно хотелось спать. Половину вчерашнего дня, ночь и утро он провел в седле, всего лишь час подремав под кустом, точно заяц, вздрагивая от каждого подозрительного звука. Ему непрестанно чудилась погоня. Карты у Батурина не было, местность он толком не знал, а дорогу спрашивать не решался, и в Вильню попал лишь в полдень, разве чудом Господним, - грязный, мокрый, продрогший и умирающий с голоду. На рогатках у въезда в город на майора косились подозрительно и не раз и не два изучили подорожную, но все же пропустили. Прежде, чем мчаться с докладом в штаб или поднимать по тревоге военную разведку, Никита Михайлович надеялся хоть чуть-чуть привести себя в порядок, умыться и почиститься. Но Татьяна Дмитриевна на пороге родного дома, не поверив ни в каких мятежников, закатила супругу скандал, и Кит позорно бежал, окончательно лишившись голоса, такой же заляпанный грязью, потный и небритый. И презрительный огонек в глазах штабного штафирки, даже не понюхавшего пороху, был вполне понятен. Кроме того, лосины натирали бедра, а сапог вдруг
оказался порван в голенище, отчего Батурину легче не стало.
        - Майор Батурин, из Случ-Мильчи, срочно! - просипел Кит.
        Адъютант насторожился:
        - Там нет гарнизона.
        - Проездом. По служебной надобности, - майор вздернул подбородок, словно доказывая штабному хлыщу важную загадочность собственной миссии. Адъютант не обратил внимания:
        - Господин майор благоволит подождать. Сейчас вынесу щетку.
        И скрылся в ослепительно чистых дверях.
        Никита подавил желание сплюнуть на крыльцо. И вчерашнее побоище, и бешеная нелепая скачка казались теперь неуместными и глупыми. В душе он обложил шеневальдцев, которым служил, самой черной бранью.
        Кажется, я простудился, подумал он. Хорошо бы горчичную ванну и гданьской с перцем… Воспоминание о чарочке потянуло мысль о жене, и майор опять выругался витиевато и безнадежно. Из носу текло, в глазах кололо. И главное, ни один, ни один из тех хлыщей, что топтали сейчас просторное крыльцо губернаторской резиденции и чистую округлую площадь перед ним, замощенную розовыми "кошачьими лбами", и представить себе не мог промозглой сырости апрельского леса, слякотной дороги, грязных сосулек шерсти под конским брюхом и замызганных до бедер ног всадника. Холодной мороси сверху. И того кошмарного страха перед повстанцами, который Киту довелось пережить.
        А вокруг площади первой нежной зеленью распускались липы, "кошачьи лбы" казались волнами, утекающими к стенам полукруглых домов и речкам улиц, уходящих на четыре стороны. По площади разъезжали коляски с выкрашенными красным и желтым спицами колес, фланировали франтоватые бездельники. Прямо под дворцовой балюстрадой разбитная девчонка торговала оранжерейными фиалками. Этой весной фиалки были в моде, их дарили по случаю и без, втыкали за ленты шляп и в бутоньерки, дамы украшали ими прически и пояса… Корзинку разметут в мгновение ока, и тогда звонкий голос, наконец, перестанет вонзаться в уши. Кит отвернулся. Скользнул взглядом по бесстрастным часовым с длинными ружьями, по двухэтажной, разлапистой постройке дворца: окна зарешечены, флигеля-крылья отделены изгибом стен. Фасад освещен солнцем и рельефен. Лениво свисают знамена.
        Солнце жаркое и резкое, а небо чистое - и даже представить невозможно, что может быть по-другому!
        Неожиданно быстро лощеный адъютант возвратился. В четыре руки и две щетки Батуринская форма приняла относительно пристойный вид.
        - Господин генерал-губернатор согласен вас принять.
        Идя по ковровым дорожкам бесконечных коридоров, мечтал Никита упасть, где шел - как давеча на площади, и заснуть - благо, тут сухо, тепло и безопасно. Юноша постучал, деликатно придержал гостю створку. И безопасность оборвал раздраженный крик:
        - Быстро! Что у вас?!!…
        Майор хлопнул зенками, как некстати разбуженная сова. Поводил головой. Солнце било из окон, мешало сосредоточиться, разглядеть сидящих у крытого зеленым сукном стола и на стульях вдоль стены. Кит никак не ожидал оказаться в столь людном собрании, но, как ни странно, усталость помогла ему не испугаться. Несмотря на предупреждающее шипение адъютанта, он прошел насквозь кабинет, почти рухнул на внушительный стол, упираясь руками:
        - Пан генерал-губернатор, бунт!!
        Пана генерала перекорежило. Он, багровея, поискал глазами стрелу в Батуринском заду. Батурин оглянулся и тоже поискал. Перевел дыхание. Стащил с головы магерку.
        - Я единственный уцелел, пан генерал.
        Он сухо, коротко пересказал обстоятельства, не затрагивая, впрочем, карточного долга. Карточный долг - их с князем Григорием дело личное. О пропаже денег майор упомянул. Вскользь. Что, убегая, не мог вернуться за ними в сторожку. Тем более, дверь загораживало тело несчастного Стаха.
        - Крашевский, бретер и пьяница, - коротко подсказал губернатору хлыщ в такой же, как у адъютанта, форме, только без аксельбантов. В глубине души Кит был с ним согласен. Сидящий с угла стола благообразный дедушка в сбитом набок паричке поморщился, но смолчал.
        - Вы доложились вашему полковнику?
        - Никак нет. Прямо с дороги сюда.
        Его предусмотрительность была оценена благосклонным кивком.
        - Что имеем сказать, панове? - губернатор уставился на остальных.
        Иштван Ланге, выходец из Валахии, сменивший на посту приснопамятного Айзенвальда, встречался с Китом на приемах; и сплетен о губернаторе ходило немало. Говорили, давний предок пана Иштвана весьма любил сажать на колья своих недругов, да и друзей тоже. Последний, хвала цивилизации, на колья никого не сажал, но Виленская гауптвахта - место тоже весьма неприятное. И "панове" уперто молчали.
        Иштван покинул занывшее кресло и прошелся вдоль зала, грузно колыхаясь, заложив руки за спину, точно арестант.
        - Молчим? Значит, молчим… Эта штучка из столицы, - с ядом в голосе произнес губернатор, - как его там? Зенвальд, да?!… Прожил у нас без году неделя, а лезет указывать, как нам воевать. Все они… А мы молчим. Майор, что ты на это скажешь? - Иштван Ланге потряс зажатой в пухлой ладони бумагой. - Да ты садись. Вижу, на ногах еле держишься.
        Батурин, слабо что понимая, махнув рукой на фамильярность начальства, с удовольствием рухнул на стул. Стул был дубовый, лакированный, с высокой спинкой, изогнутой в виде лиры, и неудобным скользким сиденьем. Майор выругался про себя. С другой стороны, подумал он, все удачно получается: свидетелей его позора не осталось, князь Григорий промолчит, и на повстанцев можно списать пропажу казенных денег. Порученца жалко, но войны без жертв не бывает. Ободренный этими размышлениями, Кит преданно уставился в отечное лицо генерал-губернатора.
        - С другой стороны, - тихо, ласково заговорил давешний старичок, обернувшись к качающемуся на каблуках начальнику, - пан Айзенвальд исполнял личное поручение его светлости. Точно такой же документ уже пошел с фельдъегерской почтой в Блау. И неизвестно, что решит герцог.
        Батурин поерзал на стуле. Благообразный дедушка, притулившийся над чернильным прибором и бумагами, показался ему писарем. Майор и представить не мог, чтобы тот посмел рот раскрыть.
        - Кроме того, господин сей - посланец явный, - тянул старичок. - А сюда могли быть отправлены и тайные с похожей миссией. И поди узнай, что и как доложат они.
        - Это ваше дело, пан Френкель, выявить и доложить! - фальцетом выкрикнул Ланге, швырнув бумажку на стол перед Батуриным.
        Никита вздрогнул. Имя страшного ротмистра было на слуху даже у него, попавшего в Вильню совсем недавно. Кит отвел глаза и, не сдержавшись, скосился в премориал. Майор владел немецким, но было неудобно читать вверх ногами, и дело двигалось медленно. "1831, … апреля. Строго секретно. Е.С.Г. ун Блау. Рассылка: генерал-губернатору Виленской губернии Ланге Иштвану, начальнику штаба Виленской группы войск… главе общества по борьбе с политической заразой…" всего пять имен. "Изучив бумаги от… за номерами… и в связи с… считаю нецелесообразным и даже опасным ввод дополнительных войск с территории Герцогств… Максимально ограничить перемещения войсковых единиц в ночное время; проселками; пересеченной местностью, особенно, через болота… И во избежание дальнейших потерь начать вывод войск…"
        Поражаясь несуразной загадочности того, что прочитал, Кит захлопал глазами.
        - И что: на вас тоже напали призраки?
        Фальцет губернатора резал уши. Батурин помотал головой.
        - Никак нет! - каркнул он.
        - Вы там еще не все прочитали? - с искорками опасного веселья во взгляде спросил Френкель.
        Ланге обошел стол, возложил длань на плечо майора:
        - Не смущайтесь. Ничего достойного внимания и тайного в этой цидулке нет. Вы, простой офицер, выскажите ваше мнение.
        Ночные шляния по сырому и холодному апрельскому лесу, голод, усталость, ссора с женой и подступающий насморк делают человека кровожадным.
        - Наказать, чтоб неповадно, - просипел майор.
        - Что ж, я дам вам эту возможность.
        И Ланге небрежным кивком показал, что аудиенция завершена.


        После Кита дважды допрашивали чины из военной разведки и блау-роты. С тупым упорством Батурин твердил одно и то же. И, наконец, его оставили в покое. Дали поесть, умыться, снабдили свежей лошадью, пакетом с сургучными печатями и провожатым. Майору предстояло девять верст скакать до местечка Троки, чтобы в тамошнем гарнизоне принять под команду карательный отряд.
        Хотетская гребля, 1831, апрель

        - В эту клятую деревню ведет всего одна дорога. И на ней, как пить дать, ждет засада.
        Кит сумрачно почесал длинный, обгоревший вчера нос.
        - Панове, знает ли кто-нибудь, отчего нам не дали гусар? Я сосчитал мятежников, их более полутысячи. Нашими двумя сотнями, неполными, кстати, можно перепугать их с налету в чистом поле, но в лесу… в лесу преимущество окажется на их стороне.
        Высокий драгунский капитан поджал губы:
        - Пан майор зря сомневается. Эти хамы уже пятнадцать лет боятся нюхнуть хвосты наших коней, а сегодня мы накормим их подковами! К тому же, в отличие от "крылатых" выскочек, мы славно деремся и пешими. Что в деревне немаловажно.
        Батурин едва сдержался, чтобы не сплюнуть. Обвел взглядом лощеную фигуру с тщательно выбритыми височками, вспомнил насаженного на вилы Стаха и смазливого адъютанта полуротмистра Эриха с выколотыми глазами и подавил позыв кинуться за кусты. Киту не доверяли. Все эти офицеры, формально отданные ему под команду, на самом деле были скорее тюремщиками. И доказать им свою правоту было столь же трудно, как и супруге.
        - Наконец, если вы боитесь, - насмешливо тянул капитан, - можете остаться с арьергардом в этой роще, - аккуратно подстриженный ноготь ткнулся в пень с разложенной на нем картой.
        Коренастый широкоплечий обер-офицер по фамилии Кулик командирского куражу не разделял.
        - Нельзя ли эту деревушку обойти? Если бы на спину сесть… этим… - он презрительно щелкнул толстыми пальцами. - Тогда они точно побегут.
        Кит пожал плечами.
        - Вокруг болото, господа, коню по брюхо. И тропинок я не знаю. И никто из местных нам их сейчас не покажет.
        Капитан тронул кончик носа.
        - Что же пан майор предлагает?
        Батурина порадовала маленькая победа. И наслаждаясь ею, прежде чем ответить, он обвел взглядом предрассветный лес.
        Оставалась небольшая надежда, что повстанцы уже ушли - за то время, пока майор скакал в Вильню добиваться войск, пока в Троках поднимал по тревоге эти самые войска, пока собачился с комендантом тамошнего гарнизона, требуя послать с ним крылатых гусар - тяжелую кавалерию с пиками, в чешуйчатых панцирях и закрытых шлемах. И, несмотря на скандал, клятвы и унижения, получил лишь неполный эскадрон легких драгун с этим идиотом-капитаном во главе. В поле они, пожалуй, могли бы разогнать и больше крестьян, чем жило в Случ-Мильче, а вот на гати через болото… С другой стороны, холопы тоже не духи бесплотные и не могут ходить по трясине, стало быть, засады нужно ожидать не ранее того места, где Хотетская гребля упирается в сухое. Батурин еще раз посмотрел карту, освещенную походным фонарем.
        - Вот этот пригорок, господа, - указал он. - Если мы доберемся до него раньше мятежников…
        - Как бы они там уже не сидели, - буркнул осторожный обер-офицер. Капитан презрительно пожал плечами:
        - Дозор узнает. Шелепов! - окликнул он. Из мглы вынырнул к фонарю рослый кавалерист. - Займите с авангардом вот это пригорок, подхорунжий. Если он уже занят - оповестите нас выстрелами и рассредоточьтесь по лесу. Мы соединимся с вами и атакуем. Если нет - пошлите мне навстречу с донесением, а сами сядьте в засаду. Меньше, чем по десять, не передвигаться. Выполняйте! - капитан энергично взмахнул рукой и повернулся к Батурину. - Мы с вами, господин майор, пойдем под знаменем, в центре колонны. После взятия горловины займем деревню.
        Батурин зябко повел плечами. С одной стороны, мятежники не знают правильной военной школы и даже лобовая атака вполне может их опрокинуть. С другой… любое проявленное Китом сомнение сочтут трусостью… в лучшем случае.
        - Я согласен с вами, господин капитан. Прикажите выступать.
        По гати глухо зарокотали подковы. Эскадрон растянулся повзводно, по трое в ряд - большего узкая тропа не позволяла. Дозор во главе с Шелеповым быстро оторвался и исчез в наползающем тумане. Туман был вязким и липким, глушил все звуки. Очень скоро майор перестал различать едущих впереди и позади него. Оставался только фатоватый капитан справа да слева невозмутимый знаменосец с завернутым в чехол знаменем. Было тихо, как перед грозой, и почему-то очень холодно. Гораздо холоднее, чем положено для довольно теплого апреля. Кит списал это на предрассветную зябкость и ожидание боя. По привычке поддернул саблю.
        - Что та… - заикнулся капитан. И тут началось. Из болота сбоку и спереди накатило не пойми что, секануло холодом и железом. Батурин пригнулся к холке, пробуя удержать давшего свечку коня. Знаменосец все с той же невозмутимостью достал пистоль и шарахнул в упор. Но даже выстрел оказался приглушенным, как в подушку. Сгусток тьмы качнулся назад и исчез. Капитан тоже исчез. Его конь вертелся и молотил воздух острыми копытами.
        Туман сбился еще сильнее, и в нем творилось невообразимое. Бой шел спереди и сзади, но кого рубят и в кого стреляют, майор разобрать не мог. Словно эскадрон дрался с призраками. Что болото непроходимо, Кит знал достоверно. Разве что эти холерные крестьяне сидели под водой и дышали в тростинки, как пишут в авантюрных романах про кревов. Да нет, ерунда. Какое под водой, когда трясина кругом! Внезапно кто-то словно убрал завесу. Звуки накатили в полную мощь, во всем своем ужасном разнообразии. Было похоже, что проклятые инсургенты тем или иным способом все же исхитрились напасть на колонну отовсюду. С другой стороны, стали слышны команды, что спасало драгун от полного истребления, и Кит немедленно воспользовался этим.
        - Кругом повзводно!! - заорал он, выматерив пропавшего капитана. - На место прежней стоянки!
        Опомнившийся трубач что есть силы дунул в рожок. Остатки эскадрона покатились назад - в сосновый бор, где они совещались какие-то четверть часа назад. Словно подгоняя, стреляли сзади - может, инсургенты, а может, Шелепов. Вообще теперь было слышно все - в отличие от абсолютной глухоты перед началом боя.
        Побитый эскадрон никто не преследовал.
        - Пан Кулик!
        - Тут! - донеслось из бели. Едва не сцепившись с обер-офицером стременами, Батурин осадил коня. Кулик, не сходя с седла, пробовал перевязать левой рукой кровоточащую правую. Кит помог ему затянуть бинты.
        - Прикажите полусотне, чтоб поддержали авангард и отвели сюда, - обратился он. - А мы займем оборону.
        Обер-офицер кивнул:
        - Форменная мышеловка. Зейдлиц! Выведите Шелепова! Эскадрон!! Сабли наголо! Карабины отставить!!
        И глубоко вздохнул:
        - Сейчас свои будут возвращаться. Так не перестрелять их в этой мгле…
        Между тем проклятый туман поднимался. Внезапно сгустившись, столь же внезапно он и развеялся. Вместе с туманом бой угас. Видимо, довольные результатом, инсургенты из болота не показывались. Из 170 кавалеристов на место сбора вышло три четверти, многие раненые и пешие. Капитан так и не появился. Батурин выругался про себя. Опять ему отдуваться. Еще сочтут, что нарочно завел драгун в засаду.
        Больно потянуло в низу живота. Майор сполз по конскому крупу, кинул поводья подвернувшемуся солдатику и захромал подальше от людей с их проблемами, в лесную глушь. Залез в кусты - чтобы бесшумно не подкрался ни конный, ни пеший - и там испытал неизмеримое облегчение. Да так и застыл с расстегнутой ширинкой под насмешливое хмыканье.
        Соображай, Кит, думай, уговаривал он себя. Неоткуда было взяться всадникам. Деревья стоят тесно - конь и без ноши застрянет. И шипастые плети ежевики с набухшими почками курчавятся в рост. Батурин на своих-то двоих через них продрался едва-едва. Так нет же, сидят на бурых высоченных фризах в двух шагах от него, скалятся, бл… морды. Повевает конским потом, взрытой землей и кожей амуниции. Скосившись, Никита едва не уронил штаны. Первого всадника, рыжеватого, стройного, в старинном княжьем уборе, он прежде не видел. Зато второй…
        - Э-э, па-ан майор, - с укоризной сказал тот. - Вы что, дьявол?
        Батурин моргнул.
        Незнакомый же хмыкнул снова, отвечая на слова Стаха - то ли чудом воскрешенного, то ли призрака - хотя какие призраки с утра? И кони не боятся! Никите захотелось протереть глаза: славные верховые - злятся, взрывают землю подковами, храпят, падает с удил пена, но сквозь корпулентные тела смутно просвечивают кусты и деревья…
        - Да откуда ему? Так вот, пан, слушайте и между тем одевайтесь. Всякому примерному христианину известно, что дьявол, сиречь Люцифер, был низвергнут с неба. Упал он где-то в наших местах, то ли чуть южнее, неважно. Только вот во время падения свалился в кусты ежевики. Ай-яй, мундирчик-то порвали…
        Батурин судорожно оглянулся на собственный рукав.
        - Вот и с нечистым то ж самое. Крылья ободрал, и морду, и…
        - Остальное, - издевательски дополнил Стах.
        Киту даже не страшно было видеть его ожившим, как приспичило заглянуть за спину: торчат ли там еще крестьянские вилы.
        - Обозлился, - меж тем вел парень в княжьем уборе, - нечистый жутко. А естество того же самого требует, - он покосился на Батуринские штаны. - Вот и справил на ежевику свои дела. С тех пор на ней такие ягоды черные, потому как…
        - Божья роса! - буркнул Стах. Рыжий покосился на него даже как бы с неодобрением.
        - Вы спрашивайте, пан майор, спрашивайте - вижу ж: глазки бегают - откуда мы здесь, да по какой надобности, да как сквозь чащу продрались…
        Кит опустил голову. Стреляли б - так уж сразу. Стерве Ташиньке все имущество достанется. Он закрыл лицо ладонями. Пробовал молиться, но в голову все лезла байка о дьяволе и ежевике.
        - Ну? - Стах грубо оборвал тишину.
        - Нет, - сказал с насмешкой рыжий. - Жалко. Родственники как никак. Ведрич, Александр Андреевич, - стянув шапку, представился он.
        Кит от неожиданности открыл глаза и рот.
        - Моя любка, - сощурился Александр, - евойной родная сестра. Поженись мы с ней - кем бы он мне приходился?
        - Рогоносцем.
        Рыжеватый со смехом откинулся в седле. Вот странно, мелькнуло у Батурина, не боится, что прибегут на звук. Или - их он один слышит? В голове помутилось после боя от усталости?
        Князь точно мысли прочел:
        - Вы не сумасшедший, пан майор. Не совсем, по крайней мере. Просто мы, как бы это, не совсем… А впрочем, не ваше дело.
        - Так он… он, - Никита Михайлович по-простому, пальцем, ткнул в Стаха.
        - Покойник, - полные губы Ведрича растянулись в недоброй усмешке. - Но это неважно. Так вот, по-родственному. Кем мне вы были бы, женись на Юльке?
        - Что?
        - Зятем, - опять вмешался Стах.
        - Сов… свояком.
        Рыжий устало потер переносицу.
        - Так стрелять? - Стах погладил старинную, с перламутром на прикладе ручницу, лежащую поперек седла. Почему-то в критических ситуациях подробности четко видятся и насмерть врезаются в память. Точно это единственное, что можно унести с собой на тот свет. Батурин начал, наконец, молиться.
        - Нет, Сташе, - повторил князь раздумчиво, - он нам живой полезнее будет. Проводи его до Вильни. А у меня еще дела тут есть.
        Лейтава, Приставяны, 1831, апрель

        Гайли спала, как спят очень усталые люди: упав там, где сморил их сон. Не обращая внимания на перепачканную одежду. На то, что, отекая сыростью, холодит тело замшелый колодезный сруб, к которому она привалилась. Вздрагивая, то вытягивая ноги, то поджимая их к груди, точно защищаясь. Сверху сперва неуверенно, а потом все сильнее пригревало солнце. Превращая грязь на одежде в жесткую корку. Заставляя Гайли жмуриться, морщить нос и вскидывать брови, но так и не сумев разбудить. Сквозь сон доносились до гонца скрип очепа, шлепанье ладоней по гладкой жердине, быстрый перестук пустого ведра о бревна сруба, плюх воды в глубине, частая капель сквозь рассохшиеся клепки вздернутого наверх ведра. Шум переливаемой воды. Кто-то наполнял ведро за ведром и бегом уносил: земля подпрыгивала под торопливыми шагами, хрустела трава, шуршали камешки. Воду таскали споро и молча. И даже сквозь сон мучило Гайли любопытство - на что ее столько: полк поить?
        - И все носют и носют, - ворчливо сказали над ухом. Зашуршала трава, заскрипела лавка под грузным телом. Гайли сделала усилие и наконец вынырнула на поверхность яви: солнечную и непривычно яркую. У ее глаз оказались грязные босые ступни, выглядывающие из-под лавки, выше - согбенная спина в темной жакетке и верткая голова, подпертая корявой ладонью.
        - А зачем им столько?
        Бабка подскочила, подхватывая коричневый плат с серой полосой по краю, съехавший с лохматой седой головы:
        - Ты чего?! Ты откель? Пьяная, что ли?
        - Нет. Не знаю.
        - Ты вставай, девка, - не приближаясь, посоветовала старуха. - Поморозишься - деток рожать не сумеешь.
        Схватившись за скамейку - положенную на столбики половинку бревна, черную от старости, - застонав от боли в правом запястье, Гайли точно приподняла себя из омута. Навалилась на бревно животом, а потом и села, ощутив щекой еще один взгляд.
        - А кони у них там, - ехидно объяснила бабка. - Да мно-ого. Никак не упьются…
        - Пожалел волк кобылу!… - в поле зрения Гайли, заслонив сруб и расплескавшее хрусталь воды и резко подпрыгнувшее ведро, вошел молодой, куда моложе Гайли, парень. Серая свитка его была перепоясана алым шарфом с накрест заткнутыми пистолетами, сбоку висела сабля-зыгмунтовка. За проволочные кудри уцепилась серая конфедератка с "Погоней"["Погоня" - старинный лейтавский герб: вершник со щитом, на щите шестиконечный крест] , а в руке, обильно кропя водой штаны и сапоги, болталось второе ведро.
        Гайли моргнула. Рукой с грязным бинтом, перетянувшим запястье, отодвинула со лба волосы. Парень охнул. Его лицо по-детски вытянулось, пухлый рот округлился. Как у ребенка, которому вдруг разрешили прокатиться на настоящей "взрослой" лошади.
        - И чаво? - поинтересовалась бабка из-за спины.
        Не обращая на нее внимания, парень поклонился Гайли, перекинув ведро в левую, а правую руку прижав к сердцу:
        - Мирек Цванцигер, к услугам панны гонца.
        - Игде?! - встряла неугомонная бабка.
        Гайли прыснула.
        - Дурень, - припечатала старуха.
        Мир перед Гайли вдруг резко расширился, вместив пустошь, поросшую лозняком и вереском. Над серо-желтыми "котиками", обсадившими красные ветки, сыто гудели пчелы. Пустошь незаметно переходила в лесную опушку с чахлыми кустами малины и сухими стеблями прошлогодних крапивы и бурьяна. А дальше, синими уступами поднимаясь к ясному небу, начинался настоящий лес. Мирек оглянулся на шевельнувшиеся на опушке кусты:
        - Панна идет со мной. Пожалуйста. Панне помочь?
        - Рехнулся, - проскрипела старуха.
        - За нами погоня. Будет тут. Скоро.
        Гайли оглянулась. Напротив леса оказался распаханный огород, обведенный изгородью из жердей, а далеко за ним и за ручьем, который можно было угадать по густым кустам вдоль берега, виднелись между старыми деревьями бревенчатые постройки с соломенными крышами.
        - А там знают?
        - А то, - Мирек смешно почесал затылок. - Вон, сочит, чтоб всю воду не унесли.
        - А зачем вам столько?
        - Коней поить, - насупился шляхтич.
        Глядя на его румяные, покрытые легким пушком щеки, оттопыренные уши, пухлые губы и синие добрые глаза, Гайли не чувствовала угрозы. Лишь хитринку по отношению к въедливой старухе да искреннюю и немного наивную, подкупающую заботу к себе. Гайли оторвала от скамейки грязное усталое тело. Мирек бережно поддержал ее под локоть:
        - Панна ранена?
        - Не знаю… - вздохнула она, приноравливаясь к широким шагам спутника. Рассуждать и думать Гайли будет потом: как оказалась у этого колодца и леса, что делает здесь, и вообще… похоже, к беспамятству ей не привыкать. Разберется.
        В бору, выпутавшись из малины и бересклета, к ним подбежала пухлая девушка, одетая точь-в-точь, как спутник Гайли; оленьими серыми глазами уставилась на гонца.
        Та оттянула давящую зеленую низку на шее, подумав, что ружанец за зиму вырос вдвое. По крайней мере, так ей показалось.
        Мирек хмыкнул:
        - Э-э, сестренка. Это не привидение! Да! Панна Франциска Цванцигер, моя кузина. Панна…
        - Гайли.
        Франя отважно улыбнулась, покосилась на руки Мирека. Тот, окропив молодую крапиву, отбросил ведро:
        - На загон мы напоролись, вот. Часа на три всего опередили. Так раненые у нас и кони устали.
        - Это повод лес поливать?
        Услышав вопрос Гайли, к ним подошел еще парень, упитанный, вальяжный, но такой же русый и сероглазый, как Франя с Миреком. Хотел выговорить сердито, но разглядел звезды гонца. Несколько опешив, протянул девушке руку:
        - Цванцигер Михал, можно Мись.
        Похоже, отрядом командовали эти трое, остальные семеро, хмурые бородатые мужики в серых свитках: кто сидел в стороне, привалившись к стволу, кто возился с конями, - лишь косились в их сторону.
        - Просто так немцы в лес не полезут, - докончил Михал за брата. - Непременно спросят на хуторе, сколько нас. А нас там не видели, зато ведра бабка считала. Много ведер - много коней - много повстанцев.
        Мирек с Франей захихикали.
        Мись протянул Гайли плащ и сухую попону:
        - Завернитесь. Потом Франя с вами запасной одеждой поделится. Мирек, веди Мишкаса.
        Толстяка послушались беспрекословно.
        Буланый красавец-конь, похоже, из-под убитого, артачился, стриг ушами, хлестал по крупу длинным хвостом, даже пробовал Мирека укусить. Но при гонце успокоился, положил ей голову на плечо, нежно подышал в ухо. Гайли погладила атласную шкуру, осмотрела упряжь с серебряными бляшками, высокое удобное седло, подтянула стремена:
        - Бедный мой. И яблочка для тебя нет, и жаль грязным задом на красу такую садиться. Но мы с тобой поладим, правда?
        Мишкас фыркнул, соглашаясь.
        - Куда теперь? - пухлая Франя держалась в седле мешковато, но прочно.
        - К Волчьей Мамочке, - отозвался Мись. - Оставим там раненых.
        Гайли про себя подивилась странному прозвищу, не вызвавшему в других ни смеха, ни недоумения. То, что гонец едет с инсургентами, обсуждению не подлежало. Даже теперь, когда Узор походил для нее на выцветший, расползающийся под пальцами ручничок с деревенского кладбища, Гайли чувствовала врага - густое облако злости и азарта песьей своры, взявшей след. Но у хутора, где девушка очнулась от зимы, свора заметалась, запуталась и остановилась.
        Мирек, углядев, что Гайли придержала коня и руки расслабились на поводьях, поставил скакуна рыжей свечкой:
        - Эге-ге-гей!!…
        - Совсем сдурел? - Мись повертел у виска кнутовищем.
        - Так нет погони. Была - да вышла. Правда, панна гонец?
        Она кивнула.
        Мирек, порехватывая поводья, с удовлетворением оглядел ладони.
        - Лентяй за работу - мозоль за палец, - ехидно прокомментировал старший Цванцигер. Пухленькая Франя с сомнением оглянулась через плечо.
        - Не сумлевайтесь, панна, - подал хриплый голос один из мужиков, - гонцы чуют.
        Мирек подмигнул:
        - Не обижайтесь, панна. Наша Франциска - как тот Фома неверный.
        - Тот не лейтвин, кто руками не потрогает, - басом заключил Мись.
        Гайли скакала, раскинув руки, откинувшись в седле, по лесной дороге; убегали по обе стороны сосны, обрамленные свежей рябиновой порослью. И было ей удивительно легко. Жаль только, что сразу, на месте, не вылечишь раненых - нельзя вмешиваться в чужой Узор, если ранен сам, болеешь или хотя бы устал. Хотя едва ли раны серьезны - в седлах крепко держались все.
        - Вы из лисовчиков? - спросила Гайли Мирека, имея ввиду молодых людей, что зимой служили, занимались науками либо барственно убивали время, но - стоило первой зелени тронуть кусты и деревья - доставали оружие и уходили в лес, напоминать завоевателям, что Лейтава не сгинула.
        - Что вы, панна! - Цванцигер вежливо приподнял конфедератку. - Мы загон, то бишь, отряд регулярного повстанческого войска.
        Франя хмыкнула, но восторженному кузену было начхать.
        - Две примерно недели тому в деревне Случ-Мильча немцы застрелили гонца. (Гайли вздрогнула, запахнувшись в плащ). Мужики пошли в топоры. И полыхнуло. Пусть знают, что мы не скоты бессловесные. Душу Богу, жизнь отчизне, честь - никому.
        Юный весельчак сощурился, губы сжались.
        - Тогда Франя в воскресенье вышла на костельное крыльцо.
        Толстушка сперва зарделась, но тоже гордо вскинула голову.
        - Я у братьев, в Дусятах, гостила. Вышла, и сказала. И мужики пошли с нами. А штуцера еще с прошлого восстания в погребах прятали.
        - Ох, как мы фельдъегерскую почту взяли! Песня!
        - С тех пор за нами и гоняются, - трезво завершил Мись. - Ладно, доберемся до Воли, там поглядим. Панна дальше с нами?
        Гайли посмотрела на небо. Но обратилась не к Господу, а к Ужиному Королю:
        "Ты учил меня милосердию. Лечить, учить, наставлять… Но если я сейчас не буду с ними, то после смерти, у райских ворот, мне будет стыдно смотреть тебе в глаза. Пан Бог, - прошептала одними губами, - спасибо тебе, что дал искупить мой грех".
        Лейтава, Воля, 1831, апрель

        Ворота были сняты и прислонены к низкой поленнице во дворе. Их заменяла длинная березовая жердина, которую Мирек одолел конно, а затем спешился и убрал - чтобы могли проехать девушки. Сучка с громким брехом вылезла из будки, волоча отвислые соски по земле, цепь, лязгая, поехала по проволоке, натянутой над двором. За сучкой, смешно копируя движения матери, выпал толстолапый щенок. Переваливаясь, заковылял к гонцу. Стал передними лапами на ногу. Гайли подхватила черно-белый шарик под раздутое брюшко, розовый язык немедленно прошелся по носу и щеке. Щенок восторженно заикал. Сучка ластилась к коленям, настороженно оглядываясь на остальных пришлецов и переступающие в опасной близости конские ноги.
        - Звоночек… Оглохли они там, что ли? - Цванцигер заколотил в запертый ставень.
        Гайли разглядывала разлапистое строение перед собой, жидкий дым, тянущий в скошенную трубу. Стены, похоже, лет сто не чинили, из-под осыпающейся штукатурки выглядывали почерневшие бревна. Крыша, наполовину крытая дранкой, наполовину соломой, светила прорехами. Ветхие крылья, где жить стало опасно, стояли заколоченные досками поперек безглазых окон. Печные трубы над ними словно промялись внутрь.
        Но краснели набухающими почками над стрехой сучья старых тополей. И под гнилыми водостоками проросли и уже споро вытянулись юные березки, а за низким штакетником у порога проклюнулись сквозь прошлогоднюю листву первоцветы. И гонцу казалось, что она уже однажды здесь была.
        - Спадарыня Бирута, ау?!…
        Разбухшая дверь распахнулась, заставив Мирека отпрыгнуть. На крыльце воздвиглась царственного вида толстуха в венце каштановых с сединой волос, с цветастым платком, сдвинутым за плечи. Вытерла о передник большие красные ладони:
        - От оглашенный!…
        Подмигнув хитрым глазом, Мирек приложился к распаренной руке. Тетка вскинула подбородок. Поверх склоненной головы паныча разглядела Гайли и попятилась, ткнувшись спиной в косяк:
        - Уль-ка… Сгинь!…
        Гайли поставила щенка на землю. Грязными пальцами потерла звездочки над бровями.
        Всем вдруг стало как-то неловко. Захотелось уйти со двора или хотя бы укрыться за конскими спинами. Громко вздохнула Франя.
        - Ладно, - звучным голосом припечатала Бирутка, - проходите. Януш!! Коней в стойло…
        - Да мы сами, - заторопился Мирек. - Еще наши в лесу есть. Тут как, тихо?
        - Было тихо, пока ты не орал, - засопела хозяйка. - Панночка Франя, пожалте в хату. - Обдала Гайли холодом. - Ну, и ты тоже. - Не пойму, что на нее нашло, - быстро шептала на ухо Гайли панна Цванцигер, пока они, поддерживая саквы[Саквы - дорожные сумки] , спешили за толстухой по коридору. - Они хорошие, и накормят, и спрячут. У тутошней панночки родителей в прошлый мятеж убили, а она все равно не боится. Мне бы быть такой отважной.
        - А разве не Бирута хозяйка?
        - Не-ет, - Франя затрепетала рыжими ресницами, - она стряпуха. А хозяйка - Волчья Мамочка.
        Спросить, отчего здешнюю панну так окрестили, гонец опять не успела. Взвизгнула петлями дверь, и в глаза плескануло солнце. Соткало из пыли, повисшей в воздухе, серебристую паутину.
        - Проходьте. Раненых много?
        - Двое. Одного пулей в руку царапнуло, второго саблей задело.
        Стряпуха кивнула.
        - Вы голодные?
        - Нет. Нам бы умыться.
        - Принесу. Ночевать останетесь? Я баню истоплю.
        Губки Франи дрогнули. Не нужно быть гонцом, чтобы понять, как же ей этого хотелось.
        - Останемся, - кивнула Гайли. Вздохнула, увидев в настенном зеркале свое мурзатое отражение.
        - Ой! Я сейчас, - полезла в сумки Франя.
        Бирутка, облив Гайли презрительным взглядом, выцедила сквозь поджатые губы:
        - Не надо. Наша панночка любит в мужское одеваться, так что-нить тебе подберу.
        И ушла, прикрыв двери так осторожно, что Гайли показалось, будто стряпуха ими хлопнула от всей души. Деликатная Франя, сославшись на что-то срочное, ушла тоже. Недаром же гонец больше всего на свете мечтала остаться одна. Проку от нее все равно немного. С ранеными Бирута управится, а к хозяйству чужую не подпустит. Кто же эта Улька, чтобы от одного вида так напугаться?
        Оставив чужие загадки на потом, Гайли выложила на постель свои вещи и занялась методичным осмотром, не трогая пока сапоги, одежду и белье - уж слишком неприятно было бы снова натягивать на себя грязное. Только вытряхнула шерстяной тяжелый плащ да вывернула карманы. Ничего существенного в них не нашлось, кроме денег и размокшей корки хлеба. На табурете Гайли поставила в столбики дюжину золотовок и две с четвертью марки мелочью. Хлеб же, с трудом отворив разбухшую раму, раскрошила на подоконник. За корку немедленно стали драться синицы и воробьи. Их ор, плеск мелких крылышек в голубом небе, запахи разогретой земли - все это была весна. Гайли постояла, закинув голову, зажмурившись, вбирая в себя тепло и свет. Моргнула и вернулась к обыску. Вывалила все из сумки, осмотрела подкладку, кармашки и ремешок. За кожаной подкладкой нашлись три "голубенькие" - общим счетом сорок пять марок - хватит на небольшое стадо коров. Хмыкнув, Гайли повертела в руках тонкий серебряный кубок с чернью и парную к нему баклажку. Отвинтила крышечку, заглянула внутрь, понюхала, отпила - внутри оказалась приторно-сладкая
романея. Развязала узелки, попробовала - подмокшие соль и сахар. Перебрала, обнюхала и лизнула сложенные в отдельные холщовые мешочки растертые в порошок крапиву, серпорезник, чабрец… Запас трав в сумке оказался весьма основательным, хотя и меньшим, чем ей казалось. Кроме того имелись свернутое в трубку тонкое льняное полотно, запасные обмотки, шило, охотничий нож в деревянных ножнах, обтянутых рыжей кожей. Охапка кожаных шнурков; коробок из почерневшего серебра с совершенно сухими спичками, липовая ложка, сушеное яблоко; иголки, нитки, ножницы, стальная шкатулка с пол ладони величиной, прячущая зеркальце; перламутровый черепаховый гребень… В общем, ничего необыкновенного. Ничего такого, что могло бы объяснить, чем Гайли занималась всю зиму.
        Единственное, что отчетливо показалось странным - грязь на одежде, добротной, но достаточно поношенной, чтобы в ней было удобно путешествовать. К гонцам дорожная грязь не липла, это являлось правилом, не знающим исключений. До сего дня. Гайли почесала голову. Хоть живность в волосах не завелась, и на том спасибо. Уже привычно она подергала на шее удавку-ружанец из зеленых скользких камней. Замок сломался, а через голову снять ожерелье не получалось. Никаких других украшений не было ни на Гайли, ни в сумке. И пропал нательный крестик. Крестик подарил Гивойтос: изящный серебряный, на тонкой серебряной же цепочке, с эмалью и гранатовой каплей посередине. Гайли огорченно вздохнула и взялась расчесывать волосы. Только подумать как следует ей так и не дали.
        Громко, демонстративно постучав, вплыла пухлощекая Бирутка. Губы ее были все так же поджаты, руки сложены под передником. За Бируткой переминались незнакомые рослые мужики в плотных серых свитках и лаптях, развозили на пороге грязь, мяли шапки в руках, скребли головы.
        - Бежит молва вперед скакуна, - фыркнула стряпуха.
        - Так панна-гонец, ратуйте[Ратуйте - спасайте] !
        Гайли небрежно заколола на темени грязно-рыжую гриву:
        - Что случилось?
        Мужики, назвавшиеся Пилип и Андрей, единым движением переступили с ноги на ногу, приведя чистюлю-стряпуху в ярость:
        - Зверя как бы у нас…
        - Как бы большая.
        - "Чудовище обло, огромно, стозевно, и лайя"…
        Гости с искренним, почти божественным обожанием в глазах взглянули на гонца, с трудом подавив в себе порыв пасть на колени.
        - Ага, лает, - изрек первый тоненько.
        - Точно, лает, - басом подтвердил другой. - Страсти какие!
        - Панна матухна…
        - Ратуйте.
        - Все для вас…
        - В костеле, ирод…
        - Божечка…
        - Вы братья?
        Мужики недоуменно переглянулись:
        - А? Ага.
        - И где ваш костел?
        Хорошо бы не новодел, один из узлов Узора - как в Навлице. Вот где непременно надо побывать. Потому что последнее, что она запомнила - гнилой деревянный запах старых склепов на навлицком кладбище, солнце и треньканье синицы в полуголых рябиновых ветвях. Там лежат корни ее очередного беспамятства и боли в руке…
        Гонец перевела взгляд на правое запястье, обмотанное грязным бинтом. С осени? Чем же можно так пораниться, чтобы до апреля не зажило?
        - Так мы на телеге, как на пуху, живо туда домчим - и обратно.
        - И заплатим.
        - Где ваш костел? - переспросила женщина раздельно и жестко.
        - В Рысях… - отозвались мужики жалостно. - Девять верст. Но мы ж, как на пуху…
        "Пропала моя банька", - огорченно подумала Гайли.
        Лейтава, Рыси, 1831, апрель

        Рыси были селом непримечательным. Кроме того, разве, что получили название от самого Гядимина. Будто охотящемуся невдалеке князю прыгнула на плечи рысь, обломала когти о железную бармицу и была благополучно затыркана копьем. Но это легенда. А вот корчма на перекрестке, известная даже в Вильне свиными ребрышками и пивом, сгорела у местных на глазах. Каштелян Доленго и шляхтич Йозеф Баня проездом и выпив, поспорили, кто лучше фехтует. Заплатили полностью корчмарю Ицке, подожгли дом и, войдя в него с двух сторон, стали биться на саблях. А поскольку оба мастера были преизрядные, и урона один другому все никак не могли нанести, то и выволокли их из огня основательно обожженными.
        Байки сыпались, как из меха, и лишь к концу пути мужики стали примолкать и задумываться. Лошаденка тоже задумалась и двигалась почти шагом, что гонцу не понравилось. Гайли отобрала из вялых рук старшего брата вожжи, остановила чубарую и в упор уставилась на мужиков суженными сердитыми глазами:
        - Ну, а все же. На кого похож ваш зверь?
        Спутники дружно развели руками.
        После десяти минут уговоров и даже угроз, а также препирательств между братьями по поводу вида и величины внешность неведомой зверюшки кое-как обрисовалась. Была тварь, сидя на задних лапах, ростом с копну, только тощая. Черна, но как бы пегая ("Плесенью такой покрытый али лишаем"). Хвост имела львиный, морду квадратную ("Ряха прям, как у нашего аканома!"). И, кроме того, были у нее медные крылья, острые по краям, словно ножи. На вопрос, не примерещилось ли чудовище спьяну, Андрей с Пилипом уверили хором, что оба непьющие. За то их "обчество" и снарядило. И когда даже пан ксендз при виде "звери" из костела сбежал! "А особа духовная, в непотребстве каком не замечен". Гайли хмыкнула и почесала голову. По описанию выходила геральдическая тварь. Если та, конечно, может ожить. В угорский городок Пальмира, к примеру, чтобы отпугнуть болотных духов, навезли подобных зверей числом чуть ли не шестьсот: медных, каменных, деревянных; любых размеров и обликов. И рыкающих, и подчиненных, и атакующих. С крыльями, со щитом, с поднятой лапой и человечьей головой - этого из самой Та-Кемской страны. И даже вовсе
без головы. Когда городка того - одна перспектива. Самое нежданное, подумалось гонцу, в болотах тонуть действительно перестали. Даже спьяну.
        - А клюв у него есть?
        - Не, нету, - закрутили шеями мужики. - Морда собачья, только стесанная.
        - И лает.
        За выяснениями незаметно прошел остаток дороги, и соломенная крыша сарая или хлева, которая лишь маячила на повороте, неожиданно приблизилась вместе с бревенчатыми стенами под ней, мелькнула в окошке задумчивая коровья морда, и колеса заскрипели по гравию. Пахнуло навозом и травой. Березы, растущие вдоль улицы, качнули розовыми ветками. А в остальном, хотя солнце стояло еще высоко - пустынная тишина. Даже кур не видно. Ставни прикрыты, ворота заперты. Точно село изготовилось к осаде. А ведь праздник, день Мартына-лисогона, когда лисица норы меняет: старые на новые. А еще на лисиц нападает куриная слепота. Вот так выскакивает желтенькая из-под забора - и нападает, какие там куры! Гайли спрыгнула с телеги, отщипнула липкий ядовитый цветок, которому не повезло вылупиться первым. Уже здесь она начинала чувствовать страх и злобу, выплеснувшие на окруженную каменными склепами[Склеп - магазинчик, лавка] площадь. Вот где людей было много. Они или ходили, или стояли группками, словно и дела у них иного не было. Тут не оказалось ни малых, ни старых. В основном, молодые крепкие мужики. Хотя встречались и
бабы, решительные и истеричные. И почти все были вооружены. Кто дрекольем - из-за чего пострадали заборы, кто поосновательней - ухватами, косами, вилами. Имелись двустволки и дробовики, и даже вполне исправное на вид кремневое ружье. Народ переговаривался, иногда возвышая голос до крика, переминался, курил. Несколько мужиков степенно и основательно таскали к деревянным стенам костела дрова. Над костелом - маленьким, домашним - раскачивала ветками старая береза. На ней - так же нервно, как люди на площади - перекликались вороны. От мужика к мужику мельтешил ксендз в черном подряснике, размахивал руками.
        - …напихать дровишек в окно, да походню кинуть…
        - …воет?
        - Да не слыхать…
        Телегу с ходоками и гонцом заметили не сразу, а когда заметили, без особой спешки потянули шапки с голов. Андрей с Пилипом закивали, ощерились радостно и гордо.
        - Ну что, не сбег? - спросил старший брат.
        - Тут. Сидит! - разноголосо откликнулись в ответ. - Вот, выкурить хотим.
        - Панна, - кинулся к Гайли ксендз, - пожалуйста! Спалят же, вандалы…
        Толпа колыхнулась и глухо заворчала.
        Гайли спокойно указала ресницами на припертые двери: разбирайте. Пилип с Андреем первые засучили рукава, принялись оттаскивать бревна. Гайли привычно потянулась душой за стены, ища сидящего внутри. Ответ пришел. Существо в костеле было смущено и растеряно, но не враждебно, и женщина вошла, перекрестившись на пороге.
        Узла здесь не оказалось. И все равно было красиво. Кованое железо на окнах казалось легче кружева, распускалось цветами. Плясала в воздухе золотая пыль. А на мозаиках нефа лежал зверь с львиным телом, собачьей головой и медными орлиными крыльями, лениво заметал смальты кисточкой хвоста, и те сверкали на вечернем солнце.
        Тяжелая голова повернулась на шаги:
        - Г-гонец? Здр-рав-вствуй…
        - Симарьгл, - Гайли улыбнулась. Точно такие звери охраняли вход в замок Гивойтоса: пегая каменная шкура, сложенные медные крылья, улыбчивая морда с сонно прикрытыми, но все равно любопытными и ласковыми глазами. - Здравствуй. Зачем ты разогнал верников?
        Длинный хвост нервно застучал по полу:
        - Наж-жалов-вались… н-ну-у… они пели.
        - Красиво?
        - Ш-шутишь? - Симарьгл облизнулся лиловым языком. - Я не в-винов-ват… Они так красиво пели. Н-ну-у… я вошел на крыльцо.
        - А потом?
        Бульдожья голова стыдливо понурилась: зверю совсем не хотелось рассказывать, как он вполз в притвор, а затем носом приоткрыл дверные створки. И беззвучно повлекся между скамьями. И вел себя тихо, как мышка, пока звучный голос органа не пробудил душу и не заставил вплести в песнопения собственный трубный вой. Верники… скажем, закричали. Скажем даже, перепугали и смутили Симарьгла. И он заметался вместе с ними, наступая им на ноги, взмахами крыльев загасив свечи и опрокинув несколько курильниц. Ксендз, отпихиваясь ногой от служек, забился под наалтарное покрывало… короче, через неполные пять минут поле хвалы осталось за псом, в которого не многие и верили.
        Гайли от хохота рухнула на ступеньки:
        - Ой, н-не м-можу! Во-во…
        Не долго думая, невезучий меломан сунул кисточку хвоста в чашу со святой водой, полагающуюся у двери. Окропил обильным дождичком помирающего от смеха гонца и со скорбным выражением на морде вытянулся на плитах.
        - Спасибо, - вытирая мокрое лицо, серьезно сказала Гайли. - Пойдем объясняться?
        Симарьгл отрицающе заворочал башкой. Паникеры могли ведь уже опомниться и совсем по-иному выразить отношение к объекту языческой конфессии - камнями и палками, например. Бока чесать лучше лапой. Зверь сделал попытку отползти, но был пойман за загривок. Гайли вполне дружелюбно потрепала свисающие уши:
        - А скажи-ка мне вот еще. Откуда ты вообще взялся?
        Симарьгл смущенно засопел.
        - Ну… я…
        Она подергала отвисающую складку атласной на ощупь кожи.
        - Лежал я… у двери…
        - У какой двери?
        - Дворцовой, конечно. Я там изныл совсем. Особенно под конец. Только раз последний хозяин с парнем каким-то ругался. А потом вообще никого не было. А потом пришел… - Симарьгл запнулся, и Гайли поторопила:
        - Ну, кто пришел?
        - Гонец пришел, - Симарьгл потупился и прикусил лиловый, то и дело выпадающий из слюнявой пасти язык.
        Гайли за брыли подтянула к глазам виноватую морду:
        - Ну и?
        - Ну и… - Симарьгл надулся. Ему вовсе не хотелось признаваться, что гонец оцарапался о крыло, и что, опасаясь мести Гонитвы, тогда еще спящей, пес задал деру - только пяты засверкали. И лишь потом, куда позже осознал, насколько приятно быть живым, совсем живым и свободным.
        - Ладно, - не стала его мучить чуткая Гайли. - Ты мне потом все расскажешь, и про хозяина, и про этого гонца. А теперь идем. А то сожгут нас мужички вместе с костелом. И что я гонец, не посмотрят.


        Волоча Симарьгла за шкирку, она вышла на низкое просторное крыльцо и зажмурилась - столько тут было света. Симарьгл трясся, опустившись на полусогнутые лапы, почти отирая пузом половицы. Хвост нервно метался, стукал по шершавым бокам. Площадь неожиданно замолчала, до ворон. Сделалось слышно даже, как скребут одна о другую березовые ветви да ветер поколачивает листом жести на костельной крыше.
        - Можете больше не бояться, люди.
        - Господи! Приручила!
        - Как Данила львов…
        Напряженная тишина взорвалась криками. Полетели шапки, кто-то зарыдал, кто-то выстрелил в воздух. Гайли упала на Симарьгла всем весом, обнимая за шею, чтобы со страху не наделал бед. К счастью, Пилип и Андрей, как верные апостолы, пришли на помощь, бранью и тычками навели тишину. Гайли, не выпуская Симарьгловой шкирки, тяжело дыша, поднялась с колен.
        - Тьфу на вас, - с нижней ступеньки пробасил Андрей. - Послушайте, что матухна скажет.
        Гайли заморгала.
        - И скажи, - ехидно прошептал зверь. Она сжала шкирку в кулак.
        - Это Симарьгл! Он вам вреда не сделает…
        Гайли закашлялась. Какая-то тетка отважно подала ей кружку воды. Женщина-гонец благодарно кивнула. Сухость ушла из горла, голос сделался ясным и звонким.
        - Люди!! Негоже на собак заряды тратить! Хоть бы и на крылатых. Пострашнее звери есть!
        Лейтава, Крейвенская пуща, 1831, апрель

        Герцогу ун Блау не позволили внять предостережению. Слишком повязана была экономика Шеневальда с Лейтавой, слишком сытными оказались последние двадцать лет. И совет герцогов, и генералитет, и ландтаги в кои-то веки проявили редкостное единодушие, настояв на том, чтобы перебросить в Лейтаву дополнительные войска. Было решено собрать в Троках и Вильне мощный кулак и оттуда ударить по крупным формированиям бунтовщиков. А заодно методично щемить отдельные отряды и городские повстанческие комитеты - посулами, подкупом, провокациями, прямой силой.
        Но амуниция и подкрепления: 115 тысяч солдат и 336 орудий, ровно треть сил, которыми располагали Герцогства - это вам не конь чихнул. Чтобы перевезти в более-менеее сносных условиях одних только людей, потребовалось бы девяносто пять эшелонов. А нужны были еще вагоны для лошадей и платформы для артиллерии, подводы, передки - двуколки для перевозки пушек конной тягой; ящики с боеприпасами; полевые кухни, лазареты, кузницы, шорные мастерские, обслуга - тыловых служб втрое больше, чем собственно войск. Нужны были локомотивы, вагоны, уголь, дрова; машинисты и помощники машинистов, кочегары, путевые обходчики, стрелочники… охрана для мостов и дорог, депо и вокзалов; инженеры и рабочие, чтобы восстановить или выстроить заново снесенные паводком или взорванные мосты, укреплять пути для следующих один за другим тяжелых поездов; нужны были запасные рельсы и шпалы и грузовые составы под них… Гнать подкрепления на Лейтаву пешком - себе дороже; это расточительство во времени, тем большее, что начало восстания припало на весеннюю распутицу, хлябь, непролазную грязь. Еще то удовольствие - устанавливать
переправы через раздувшиеся от весенней воды реки, гатить дороги, и при этом почти постоянно подвергаться атакам партизан… Собственно, частям повстанцев достаточно было отрезать наиболее вероятные и удобные пути для переброски войск, и адье. И даже не случись этого - для сбора и перемещения армии требовалось значительное время. В общем, было о чем болеть головам из генерального штаба…
        А восстание разгоралось. Сыграли свою роль и эмиссары Балткревии, сулившие мятежникам военную помощь и оружие. Хотя, как и шестнадцать лет назад, дальше обещаний дело не пошло.
        Каждый знал о бунте, каждый мечтал урвать свой кусок пирога: от новой Конституции и сякой-такой независимости до расширения восстания на собственно Шеневальдские земли; до нового передела Лейтавы во исполнение обещаний старого герцога Урма, благополучно им забытых, когда по Лейтаве огнем и мечом прокатились победоносные немецкие войска…
        Вильня, на первый взгляд, жила обычно. Великосветское общество поглотили карнавалы. "Меркурий Лейтавский" как ни в чем не бывало сообщал, что на Доминиканской улице изготовляются разного качества и фасона шелковые маски по рецептам заграничным (маски эти, в отличие от обычных из старой и плотной материи, лица не сжимают и кожу не царапают); что у Милетия Сторцы можно приобрести для машкерада рыцарский доспех, ежели кто оного пожелает, и прочее.
        Испуганные местные власти делали все, дабы избежать распространения восстания по Лейтаве. Были удвоены караулы при арсенале и губернаторском дворце, форсированным маршем стягивались на Вильню войсквые части из провинции, потому как сама столица располагала лишь двумя полками пехоты, немедленно занявшими самые выгодные позиции для обороны. Ведомство Матея Френкеля ужесточило надзор надо "всеми лицами, находящимися под подозрением". Особы, прибывающие из провинции, особенно следующие из Балткревии и с юга, тщательно обыскивались (как лично, так и багаж) на предмет оружия и подрывной литературы. Несколько наиболее известных своим патриотизмом представителей "Стражи" и просто лидеров дворянства были взяты под стражу, как пояснялось официальными источниками, "для их собственной безопасности". Круглые сутки шли на город закрытые повозки под вооруженной охраной и опломбированные почтовые вагоны. Ходили упорные слухи, что это перевозят в тюрьмы, в который превратили Доминиканский и Базилианский монастыри, арестованных в провинциях повстанцев. По стране конфисковывалось оружие, даже охотничье. Но это все
были полумеры, лишь подливавшие масла в костер мятежа.


        Небо во тьме слилось с землей, переплелось намертво и перестало существовать. Схваченная морозом, окаменевшая земля звенела под ногами. Сухие струи метели неласково секли по ней; подхваченные ветром, то вдруг падали наискось, то неслись почти вдоль, то закручивались вихрями, точно Похвист[Похвист - языческий бог непогоды и бури] подгонял своих призрачных коней. Потревоженная пороша трусилась с покатой стрехи и успевших зазеленеть яблоневых веток. Летела и таяла над кострами, у которых грелись, сменяясь, караульные. Костры в ночи казались особенно яркими, вишневыми и рыжими, стреляли дымно-оранжевыми языками.
        В ответ помаргивал в низком окошке, порой пропадая за метелью, огонек.
        За углом скрипел снегом очередной часовой, топтал вдоль бревенчатой стены и коновязи, у которой, прижавшись боками, свесив грустные морды, стоя дремали кони. И нетрудно было представить, как черный ружейный ствол прыгает на худом плече.
        Дверь натужно скрипнула, пропуская внутрь, в холодные тесные сени. Гайли попрыгала, чтобы стряхнуть с себя снег. Взялась за ледяную щеколду внутренней двери - тугой и разбухшей настолько, что пришлось выдержать с ней настоящую войну. Сопя и вытирая пот со лба, ввалилась женщина в тепло. Еще бы! Почти половину коморы с просевшим потолком занимала вишневая от жара каменка. Раскаленные бока ее казались прозрачными. С них шелушилась глина. Чернел вмурованный котел. Гудел огонь. Пахло копотью, деревом, банным листом, оружейной смазкой, сохнущей одеждой. Воздух был горячим и упругим.
        Споткнувшись о наваленные у пода дрова, Гайли прижала к каменке ладони. Счастливо вздохнула. Отложив пояс с парой пистолетов и "карабеллой", распахнула кожушок. Глянула, как мерцает воткнутая в щель стены лучина, и искры падают в дежку с водой. Другая дежка валялась тут же. Еще заметила Гайли рассохшееся корыто и здоровую ступу с пестом, приткнутые в углу и затянутые паутиной.
        На полке, под кисло воняющими овчинами, спала, разметавшись, Франя. Постанывала, тяжело дышала приоткрытым ртом. Гайли осторожно подвинула ее к стене. Разулась. Упала рядом. Ныли, отходя, руки и ноги. Тело охватила истома. Сколько они не спали под крышей? Лет сто, не меньше.
        Если вообще удавалось поспать.
        Всю предыдущую неделю простояла жара. Доверчивые деревья выбросили свежие листья. Но с утра понедельника ударило сивером, завыла поземка, залепила лицо мокрым снегом, выдула тепло из-под свиток, промочила ноги; саваном укрыла весну. Объехав несколько сел, инсургенты разжились зимней одеждой, ночевать же там не решились.
        К заброшенному хутору отряд, выросший за последнее время до сорока всадников, восьмидесяти стрелков-пехотинцев и полутора сотен косинеров, вышел в четверг на закате.
        Собственного, хутора-то никакого и не было. Прогал в пуще, не так густо переплетенный древесными корнями, чтобы понять, что лес пришел сюда совсем недавно. Корявые яблони среди чернолесья. Холмы от срытых хат и надворных построек; проступающие сквозь мелкий снег истлевшие бревна, закопченный битый кирпич. Огород, заросший кустарником и сорной травой.
        И уцелевшая на отшибе сараюшка, оказавшаяся баней.
        Баня стояла передом к лесу - высоким елям, зеленым до черноты, точно они росли на кладбище. Между елями тянулся вверх разбавленный лещиной кривой рябинник да одичавшие яблони. На ветках и молодых листьях тяжело лежал снег.
        Место было затишное, глухое, для ночевки вполне годилось. Тем более что крытая дранкой крыша, хоть и сползла до земли, оказалась почти целой.
        Сперва офицеры решили греться внутри по-очереди, но мужчины, показавшись раз или два, вернулись к кострам. И Симарьгл остался снаружи. Гайли лишь насмешливо улыбалась, догадываясь, что дело не в благородстве, заставляющем уступить девушкам теплое и уютное обиталище. Просто банька всегда считалась местом колдовским и жутким, рубежом между мирами. Не менее (а то и более) опасным, чем полуночный перекресток. Хотя вроде ведь дворяне, интеллигентные люди, образованные! Но на ее намек пухлый Мись лишь надулся, Мирек отвел плутовские глаза, а возведенный в шляхетство за компанию крылатый пес прикрыл морду лапами.
        Франя же ни черта, ни банника не боялась. Как свалилась на полок, так и засопела. Даже хлеб есть не стала. Он так и лежал поверх горшка с медленно остывающим отваром из еловых игл и березовых почек. Отваром этим Гайли поила всех упорно и щедро. Вкус у него был гадкий, еды он не заменял, но помогал от цинги и на какое-то время мог заглушить голод - как и горячая похлебка из сморчков, лебеды и крапивы.
        Женщина лениво потянулась, плеснула кипятка в кружку, разбавив отваром. Отщипнула хлеб и стала есть - бережливо, растягивая удовольствие, запивая по глоточку, слизывая горечь с губ. Руки согрелись, а лицо вспотело.
        Цванцигеровна, икнув, заворочалась под овчинами. Села, протирая глаза.
        - Ой, извини, я заснула.
        Гайли протянула кружку:
        - Будешь?
        - Ой, нет. Горько. И я пила уже.
        Франя густо покраснела. Подтянула колени к подбородку, обняла руками. Видя, как страдает девочка от собственной лжи, гонец отвернулась, заталкивая сырые поленья в печное черево. Уголья зашипели, густо повалил дым. Гайли, кашляя, зажмурясь, стала дуть, чтобы быстрей занялось. Провела по лицу ладонями, отводя волосы, оставив на лбу разводы сажи. До хруста в косточках потянулась:
        - Останемся завтра на дневку, отоспимся, помоемся - красота!
        - Ага, - согласилась панна Цванцигер уныло.
        Ветер завыл в щелях, затряс стрехой, забарабанил снежной крошкой в подслеповатое оконце. Прижав в трубе, вымел из печки дым. Девушки закашлялись вместе, разгоняя его перед собой, потирая заслезившиеся глаза.
        - Ты не думай, что я малодушная. Когда я в Дусятах с людьми заговорила, знала, на что шла. И что одеться в свитку и постолы - не значит ровней веснякам[Весняк - крестьянин, сельский житель] стать. Им же все равно, кто хлеб отбирает - повстанцы или немцы.
        Франя улыбнулась виноватой, но такой милой улыбкой:
        - У меня сперва голос от страха отнимался. Вроде, и знают меня не первый день, и я им не чужая, помогала сколько раз - ну и что? О свободе, о великой любви к Отчизне говорить? Так эту любовь в карман не положишь и к порткам вместо латки не пришьешь. Вот и пошли братья, да я, да десяток мужиков. Нам тогда победа ой как была нужна! Как, - она запнулась, - хлеб. Или больше хлеба.
        Прижала к груди стиснутые кулаки:
        - Чтобы поверить, что дело наше правое. Чтобы надеяться.
        - А теперь? - тихо спросила Гайли. Цванцигеровна почесала курносый нос:
        - Нам до сих пор просто везло. Отряд немцов под Утянами маленький совсем, даже не регулярное войско - фуражиры. Знаешь, я и не поняла, как бой закончился. Ладно, транспорт с амуницией мы перехватили, что Ширман из Двайнабурга на помощь Вильне послал.
        Гайли плюхнулась на полок, почесала левой пяткой правое колено:
        - Ничего себе повод для грусти! Обуты, одеты, и нос в табаке. Когда половина наших с дедовскими пулгаками да ножами охотничьими. И немцы забегали, точно коты угорелые… две роты пехотинцев против нас выслали, - подмигнула раскосым глазом: - Плохо разве?
        - А разве хорошо? Мы, как пальцы отрубленной руки - то сжимаемся в кулак, то разжимаемся, скитаемся по лесам, залезаем все глубже и глубже в пущу, уходя от погони. Я уже и представить себе не могу, что есть другая жизнь… ресторации, крахмальные салфетки, выезды с колокольцами…
        Франциска ссутулилась. Заморгала, стараясь не плакать.
        - Братья меня в Вильне к Дюма водили, там двойная дверь, и шума с улицы не слышно. Дубовые панели, льняные занавески в клеточку, бело-голубые скатерти и салфетки, живые цветы, и солнце играет на хрустале. Мне кресло придвигают, а рядом панно - еллинская дева с вазой. Ваза просто светится от виноградных гроздьев, персиков, гранатов… И тут девушка в крахмальном фартучке и наколке такую же вазу несет. А еще… - Франя задумалась, ероша овчины, - вот как на адвент[Адвент - 4 недели перед католическим Рождеством] в сумерках выходим за ксендзом из костела. На небе мелкие звезды, иней такой же сеется, на мне ротонда из голубоватого соболя, на каждой ворсинке из инея серебро, в руке свечка горит… Вокруг верники с такими же свечками, а позади костельные двери с узором кованым. И такая тишина… Вроде зима, а на душе тепло.

        Езус-дитятко, тебя ожидаю,
        Тихо шепчу в небес синеву.
        Свет поднебесный тебя окликает,
        Сердцем горячим тебя зову …[Стихи Мицкевича в переводе Пушкина]
        - пропела паненка тоненько и очень чисто. - Или я глупости говорю?
        Гайли улыбнулась, тоже напела:

        Ночка цiхая зарыста суд-часiна
        Нарадзiла Дзева чыста Бога-Сына…
        Не глупости, - сказала тихо и веско. - Это тоже Узор. Искаженный, войной покалеченный. Но если бы памяти о мире с нами не было - то что тогда защищать? Самое яркое, что я помню - Божья Матерь Остробрамская. День вроде никакой, серенький, но выские окна над воротами распахнуты, и икона горит чистым золотом.

        Тихая ночь, святая ночь,
        в край Родной приходи…
        - легким шепотом пришло из углов. Франя, пискнув, прижалась к Гайли.
        - Кто здесь?
        Слабое эхо - и тишина.
        - Не надо бояться, - Гайли, как давеча Франя, подобрала ноги, завернулась в кожушок, глядя на мерцающий в печи огонь. - Злой такого не споет.
        Цавнцигеровна отстранилась, затрепетала рыжими ресницами:
        - Я и не боюсь! Я уже многое видела. Мне кажется иногда, что я прожила сто лет. Только ты не смейся…
        - Я не смеюсь.
        - Тогда скажи мне. Вот ты гонец, ты должна знать. Имею ли я право любить человека обрученного? Человека, что любит свою невесту? Зная, что своей любовью причиню ему боль…
        - Франя…
        - Была такая королева Хуана, - зашептала девушка себе в колени, - ее возлюбленный муж умер, а она все никак не давала его похоронить, всюду возила с собой его тело, за что была прозвана Безумной. Так вот я, как та гишпанская королева, возила с собой тело чужого жениха. Правда, он не умер, он спит. А теперь я здесь, а он в Вильне, и я все себя уговариваю… - она вскинула кудлатую голову и почти выкрикнула: - Но когда любишь безнадежно, все же не стоит выпрашивать взаимности. Даже когда есть надежда получить. Любовь всегда должна быть сильной. Всегда!!
        Гайли с досадой дернула сдавивший шею зеленый ружанец:
        - Пан Бог в людях не разберется, а ты с меня ответа требуешь…
        Яхонт, выпав из гнилой оправы, закатился под полок. Толстушка радостно ойкнула, хватаясь за щеки:
        - Это ты!… Ты в Краславку прошлым августом камешки кидала? - заулыбалась. - А то все думаю-думаю, откуда тебя знаю, а вспомнить не могу… Да, - Франя сбила нагар с лучинки, в поярчевшем свете снизу вверх заглянула подружке в лицо, - и на медальоне. Не ты, конечно, но похожа. Очень!
        - На каком медальоне? - вдруг охрипнув, спросила Гайли.
        - Писателя, - заморгала панна Цванцигер. - Из Блау. У него еще имя такое смешное…
        И морозом, продирающим кожу:
        "Генрих… Айзенвальд".
        Лейтава, Строчицы, 1831, апрель

        Хутор стоял на холме, на семи ветрах. Воротами кланялся речушке с мягким названием Узейка да трем озерцам, поросшим мясистыми листьями кувшинок, задом - окунался в рощу диковинного манчжурского ореха и раек, цветущих по весне цыгановатой розовой кипенью. Роща эта медленно и почти незаметно переходила в Крейвенскую пущу.
        Построен хутор был "покоем", копирующим старинные укрепления. Просторный квадрат двора с одной стороны замыкал вытянутый дом под крышей из дранки, с мезонином и галереей, подпертой точеными столбами, с двух других - службы и мастерские из толстых почерневших от времени бревен. С четвертой в бревенчатый тын врезаны были ворота из дубовых плах. Сверху навес, сбоку калитка.
        Хутор назывался Строчицы и принадлежал чете Ковальских, доставшись от тетки по наследству. Пан Ковальский, знаменитый ковенский врач, переехал сюда вместе с супругой по деликатным причинам. Поскольку другого доктора в округе не было, да и специалистом пан Йозеф слыл отменным, скоро и здесь у него появилась обширная практика и немалый доход. Кто не мог платить деньгами - платил натурой: яйцами, молоком. Так что хозяйства можно было вовсе не держать. Благодарные родственники и сами исцеленные быстро привели в порядок службы и заброшенный дом, оштукатурили, побелили стены, выкрасили в яркий голубой цвет ставни и разрисовали их "золотыми шарами". Как-то незаметно в хлеву замычала корова, захрюкали свинки, куры пошли бродить по двору и рыться в клумбах к досаде пани Каролины, оказавшейся неплохой садовницей. Именно ее стараниями за низким штакетником под стенами дома буйно цвела сирень, начинали распускаться шпалерные розы и шиповник, а под их густыми ветвями тянулись кверху пестрые тюльпаны и синие и желтые ирисы, которые здесь любовно назывались "касатиками". Созерцая эту идиллию, трудно было
поверить, что на хуторе расположился штаб Кароля Залусскего, принявшего на себя управление уездом Крейво и чин генерала повстанческих войск Лейтавы.
        Был тезка хозяйки дома личностью в своем роде замечательной. Побочный сын старого герцога Урма ун Блау и панны Гонораты Залусскей, законной супруги посла Лейтавского в Блаунфельде, считался он тем не менее патриотом и среди шляхты был весьма популярен. Пока Лейтавский Головной Комитет обсуждал в Вильне, как и когда устраивать восстание, пан Кароль воевал. И замашки великого пана и уездного начальника ему охотно прощали.
        Апрель оказался удачным месяцем для партизан. Малые и большие победы; стекающиеся со всех сторон мелкие партизанские группы и отдельные добровольцы; надежда на оружие, купленное комитетом Стражи (партию из Лондиниума ожидали в Полангене, хоривская должна была пройти в Омель по Словутичу и Нирее). Надежда на военную помощь Балткревии и на то, что Лейтава станет наконец свободной… Соединению Залусскего удалось перехватить несколько идущих на Вильню обозов с оружием, снаряжением и провиантом и связать значительные силы немцов, что поднимало дух и заставляло верить в близкую победу.
        Среди инсургентов, примкнувших к новоиспеченному генералу, был и отряд Цванцигеров.
        Увидев среди партизан девушек, пан Кароль схватился за голову. Если присутствие гонца он еще мог так-сяк стерпеть, то Франциску стал энергично отговаривать оставаться в войске. Весь из себя дамский угодник, пан Кароль и представить не мог, чтобы женщина была полноправным солдатом. Полагал, что надо ее опекать и на нее оглядываться, а сама она никак о себе позаботиться не сумеет.
        Иначе восприняла явление девушек пани Каролина: рассыпалась в любезностях и готова была слушать о боях и походах бесконечно. Хотя Гайли заметила, что хозяйка Строчиц разочарована. Должно быть, она мечтала увидеть у себя на пороге бряцающих доспехами Девиц Орлеаньских или Боболин, вместе с Гарольдом Байроном тонущих в Эгейском море за освобождение еллинов.
        Но чувства свои пани Кароля держала при себе и обращалась с гостьями вежливо и очень мило.
        Была пани Ковальская очаровательной толстушкой лет двадцати пяти или около того: пышные формы под капотом голубого муслина, полные, до плеч нагие руки, горящие жаром глаза, белестящие кудри, яркий улыбающийся рот. Вдобавок к внешности и Рубенсовой Афродиты пан Бог одарил ее острым умом, знанием людей, живостью и юмором, а некоторое вполне невинное злоязычие было как бы пикантной приправой к блюду.
        Супруг пани доктор Йозеф, Ежи по-простому - еще не старый мужчина, пышнотелый, круглолицый, кровь с молоком, с мягкими очень белыми руками, показался Гайли похожим на счастливого кота. Еще в молодости выбрал он себе девиз: "Спеши медленно", - и следовал ему свято. Дома ходил доктор в просторных кюлотах и бархатном жилете поверх льняной рубахи с атласным галстуком, заколотым булавкой с моховым агатом. Но ради гостий изменил своей привычке и обрядился кроме того в табачного цвета сюртук. Поддергивая манжеты с агатовыми запонками и любуясь на звезды гонца, он звучно шепнул девушкам:
        - Пану Богу хвала, что вы у нас гостите. Наконец-то аманты постыдятся голосить под окнами, и для меня наступит блаженная тишина.
        - Вы что-то сказали, мой ангел?… - протянула Кароля зловеще, снимая с каминной решетки вскипевший кофейник. Ее прическа слегка растрепалась, прикрыв безупречный лоб; щеки разрумянились, тонкое домашнее платье с голубой лентой под грудь обрисовало фигуру, и была пани Ковальская безумно хороша.
        - Ничего, право же, - закатив глаза, подмигнул девушкам Ежи. Кароля застыла с кофейником, возведя очи горе. Точно призывала небо в свидетели мужского коварства.
        - Нет, ну надо же быть таким злопамятным.
        - Да ничего подобного! - доктор ловко свернул крахмальные треугольники салфеток, расставил на бархатной скатерти чашечки с пастушками, сливочник, креманки с медом и вареньем, бокалы и высокий графин валашского вина.
        - Совершенно невинное увлечение! Просто дружба! - пани грохнула кофейник на деревянную подставку. Испуганно звякнули хрусталь и тонкий фарфор.
        - А какие траты на бинты! Бедный кавалерийский полковник…
        Франциска с Гайли недоуменно переглянулись.
        - Так вам бинтов было жалко?… - засопела Кароля, наливая черный напиток.
        - Нет, великой поэзии, - флегматично отозвался муж.

        В каплях чело ее мягче сияет
        Роз белоснежных завоя.
        Легче тумана покров обнимает
        Тело ее неземное.
        - процитировал он с доскональным знанием предмета и сделал глоток. - Хороший кофе, душенька… В остроге он бы такого не написал.
        Кароля уперлась руки в боки:
        - Ну, знаете…
        - Это же Адам[Адам - Мицкевич] ! - молитвенно прошептала Франциска.
        - Разумеется, - пан Ежи плеснул себе вина и залюбовался игрой красок в хрустальных гранях, делая вид, будто не замечает, как кипятится супруга. - Юный бакалавр года два-три прожил напротив нас и волочи… хм… ухаживал за моей женой.
        - Он был другом дома!
        - А я разве спорю? Но это не повод швырять подсвечники в другого… хм… друга дома, - пан Ежи рассмеялся и, отобрав кофейник, силой привлек к себе пыхтящую Каролину. - Впрочем, потом они сумел договориться. Стоило появиться на пороге одному, второй немедленно сигал за дверь. Но, надо заметить, здесь, в Строчицах, намного спокойнее.
        Если супруга и была не согласна, то хранила несогласие про себя. Тем более, что многочисленные гости и хозяйство совсем не оставляли времени.


        Ночь - мамка для партизана. Днем же стоит отоспаться, отъесться, или тюкать потихоньку молоточком и тянуть дратву, приводя в порядок хлебающие кашу сапоги, или чистить оружейный ствол, или предаваться еще каким-либо сугубо мирным занятиям в закутках, оставляя обширный двор фольварка на откуп котам и курам. Именно такой двор и застали приезжие со своей телегой. Сопровождавший их дозорный сказал пару слов часовому и немедленно развернул коня.
        В развесистом гнезде над стрехой защелкал аист, поднимая ветер, взмахнул крыльями, и тут же хрипло гавкнул дворовый пес. Взбрехнул лениво, по обязанности, уронил на лапы мохнатую башку и вывалил слюнявый язык. Заскрипели под рукой отворяемые настежь ворота, и телега вкатилась во двор, разгоняя всполошившихся кур, давя колесами простроченные коровьими лепехами лебеду и бурьян. За телегой медленно оседала пыль. Пестрый, рыже-белый, с пышным хвостом петух, возмущенный вторжением, вскочил на плетень и заорал важно, точно полковник. Дзынькнули, закачались на шулах обливные горшки, метнули солнечные зайчики. Босоногая девчушка в сером летнике, не хуже собаки вывалив язычок, уставилась на гостей, затем же кинулась к приокрытой двери хлева, где добродушно вздыхала корова и звякало в доенку молоко.
        - Чужие, пани Каролю!
        Звон молока прекратился, простоволосая хозяйка в серой рубахе и клетчатой юбке с фартучком показалась на пороге, сложенной в лодочку ладонью прикрывая глаза. Задержалась всего ничего и метнулась в сени. А через пять минут вместе с Залусским встречала на крыльце гостей уже как пани - в городском бархатном платье цвета бордо со шнуровкой и шелковой шемизеткой; вороная, в руку толщиной косища короной была уложена на голове. Пан Залусский - под стать тезке - держался важно, в юфтевых сапогах с загнутыми носами, в кунтуше, перепоясанном слуцким поясом, с медвежьей шапкой на бритом черепе: точь в точь пан, чинящий суд и расправу. За спиной у него сгрудились штабные офицеры. Из служб притянулись еще любопытствующие, у кого не было дела и кто сумел проснуться.
        Впрочем, приезжие не сильно генерала испугались.
        Было приезжих двое.
        Молодой парень, назвавшийся Домейко Игнатом, из виленских студентов, с синим прозрачным взглядом и рыжей бородкой клинышком - видно, пытался придать себе солидности, да пухлые щеки с золотистым пушком выдавали юность. Братья Цванцигеры радостно замахали Игнату руками из-за спины командующего. Они учились вместе и дружили, и особенно радовались встрече.
        Да сутулый ксендз покивал с облучка. Был он едва ли намного старше спутника. В темной рясе, худой, плохо выбритый. Но руки с сильными длинными пальцами напоминали о Шопене.
        - В Комитете этом ихнем Главном мелют, как мельницы, - бухтел Домейко, скинув простецкую крестьянскую шапку перед генералом. - Что ни язык - помело, а проку нет… Ну, мы и решили с хлопцами, - он озорно подмигнул. Зачастил скороговоркой, имитируя мужицкий говор. - Собрали вот карабинов, сколько могли, да штуцеров, да двустволок лидской работы… Пули, порох… Под Вильней две захоронки уже сделали. А третью - чего уж - прямо до вас решили отвезти. Много о вас хорошего говорят, так хоть глазком бы глянуть…
        Залусский расправил плечи.
        - Голодные вы, а? - широко улыбнулся. - Так пожалуйте в хату, пани накормит.
        Кароля кивнула, поедая взглядом новых гостей. Но Домейко, невольно облизнувшись, замахал руками:
        - Нет, вы послушайте сначала. А то пану Горбушке домой пора.
        - Так как же вы мимо часовых пронырнули? Их что на рогатках городских, что на каждой ростани…
        Игнат посопел:
        - Да вот… Ящик под телегой сделали, а бронь гремит - ух, и натерпелись же страху! А патрули так и роятся, и каждому втолкуй, куда да зачем… Как у ойче Казимежа рука не отвалилась колокольчиком махать… Так каждому немцу и объясняем, что соборовать едем, али к больному, али от больного. Выбираем, что пострашнее: холера, да тифус, да скарлатная - и называем деревню поближе. Тут они начинают от нас шугаться - заразы немец особенно боится. Хорошо, еще не выстрелили вдогон да в канаве не прикопали. Обидно было бы не довезти. И вот еще, - он полез запазуху серой свитки, достал мятый желтый конверт с сургучными печатями. - Даром, считай, достался. Одинокий вестник едет - почему не попугать. Вспомянул пан ксенже Волчью Мамочку да и завыл…
        Партизаны легли покотом. Домейко скосил веселый глаз:
        - Так я теперь с вами?
        - Боже мой, опаздываю! - взглянув на часы, всплеснул пестоваными руками пан Йозеф, замешавшийся среди партизан. Умоляюще поклонился ксендзу: - До Воли не подкинете? Пациенты у меня там.
        Горбушка кивнул.
        - Сгружай оружие, парни! - заорал Игнат. - Пану доктору ехать нужно!
        Его послушались. Ящик выколотили из-под телеги и понесли под навес. Доктор, раскланявшись, поцеловав ручку пани Каролине, уехал со священником. Прочие вернулись в дом. Снова заняли места за длинным столом с разложенными стратегическими картами. В длинной зале воняло потом и табачным дымом, не помогали даже распахнутые настежь рамы.
        Монотонно гудели ранние мухи и голоса. Потом колесо времени дало сбой, шваркнули о стену двери, общий любимец Симарьгл, вереща, простелился по полу и забился под стол.

        Нету в мире царицы
        Краше нашей девицы,
        Весела, как котенок у печки,
        Будто яблок, румяна,
        И бела, как сметана.
        Очи светятся, точно две свечки…
        Светя этими самыми свечками, сразу ведьма и взбешенная рысь, пани Ковальская ворвалась следом с ухватом наперевес.
        За ней поплыл из сеней умопомрачительный запах.
        - Кулеш со шкварками… - Залуский мечтательно возвел очи горе. - Уважаю… К пиву…
        Члены военного совета зашевелились и задергали носами. Оголодавший в дороге Домейко закашлялся, подавившись слюной.
        - Вылазь! - завопила пани Каролина, тыкая ухватом под стол. - Вылазь, ирод!!
        Все невольно подобрали ноги. Взвыл, получив по косточке, Мирек. Пани Ковальская ему улыбнулась, округлой рукой отерла пот с беломраморного лба.
        Залусский пузом налег на столешницу, чтобы не тряслась от толчков напуганного пса:
        - Пани Каролечка, это не он.
        - А кто тогда разорил мою кухню?!…
        - Не я, - Мирек заморгал рыжими ресницами. Симарьгл же по-партизански просочился между ногами и залег под лавкой у стены, подбирая лапы, крылья и хвост и стараясь не сопеть слишком уж шумно. Время от времени лиловый язык все же бегал по черным губам, слизывая сахар с корицей.
        - Нет, вы поглядите, что там деется! Вы посмотрите только! Вылазь! - пани топнула каблуком и грянула об пол ухватом.
        - Пани Каролина!… - командующий вознесся над столом всей вельможной фигурой и выглядел решительно и мужественно. - У нас тут военный совет, проше! Как закончим, поглядим всенепременно и за ущерб репарации внесем.
        - Так мне не прибираться, что ли?
        - А это как пани решит. Ясно?!
        Повстанцы кто прятался за ладони, кто подозрительно откашливался. Пани Ковальская выкатила глаза и взяла ухватом на караул:
        - Так, пан генерал!
        Громовой хохот поднял сквозняк, сметнувший первых мух и табачный дым. Пан Кароль с непроницаемым видом выкарабкался из-за стола. Гжечно подхватил хозяйку под локоток, вывел в сенцы и притворил дверь. Отсапываясь, вытер пот с широкого лба. Подмигнул:
        - Итак, панове… Шкварки откладываются. Зато тут пан Домейко депешу перехватил, - студент зарделся. - Один из офицеров Лидской крепости, Гелгуд, поднял мятеж.
        Еще пуще напугав Симарьгла, трижды проорали "виват".
        - Подробности интересуют?
        Лисовчики ответили одобрительным гулом.
        - Едва узнав о восстании, майор Гелгуд стал склонять гарнизон к нему присоединиться. Комендант попытался посадить его на гауптвахту, поизошла стычка, и сам комендант сделался пленником. Полагая, что крепость не удержать, Гелгуд с верными ему офицерами и солдатами взорвал стену и ушел, забрав артиллерию. При нем теперь 5804 человек и 12 пушек. Немцы им крепко напуганы. Теперь ждут его сразу под Вильно, Ковно и Троками. Хотя некоторые упирают, что он пойдет на Городню или Поланген - за обещанным оружием. Или даже прямо на Шеневальд.
        Мирек хмыкнул:
        - А чего мелочиться… - и удостоился свирепого взгляда от брата.
        - На Шеневальд Гелгуд не пойдет, - поцарапал стол задумчивый Домейко. - Там горы, горные речки, опять же, дикий лес. Там немцы волками за себя будут грызться. И будет с Гелгудом, что с Брюнебергом в 1793 сделали Кантоны.
        - А что они с ним сделали? - спросила Франя.
        Кузены зашикали и показали ей страшные глаза.
        - Только на Вильню, панове!
        - Столицу брать не значит войну выиграть, - посопел кудрявый Мись. - Вон Бвонапарта поперли в 1812 из Санкт-Эльзбурга, так и не высидел ключей.
        - Оно, конечно, так, армию сберечь важнее, но взять столицу - вопрос престижа, чести, взбодрит патриотические настроения. Тем более, наша она столица, а дома и стены помогают. Верно? - пан Кароль закрутил ус.
        - Вильня от Лиды недалеко, но и сопротивление там ожидается самое свирепое… - пробормотал Домейко. - Маловато людей у Гелгуда…
        - А как бы вы на его месте поступили, пан Игнат?
        Домейко пощипал новорожденные усики:
        - Я бы соединился с Хлоповским, - и стал поочередно загибать пальцы, поясняя преимущества.
        Хлоповский был один из тех патриотов Балткревии, что на "ура" приняли известие о восстании в Лейтаве и настаивали на оказании инсургентам немедленной помощи. Как обычно, правительство Балткревии тянуло кота за хвост, и убедившись в его нежелании предпринять открытые действия против оккупационных войск Шеневальда в Лейтаве, Хлоповский на собственные деньги собрал и вооружил конный корпус и пересек границу на собственные страх и риск. Попадись Хлоповский в руки немцов, он не подпадал под статус военнопленного и был бы расстрелян, как мятежник. Но в плен, похоже, командир не собирался, наоборот, в бою под Омелем разгромил бригаду генерала Линдена и теперь двигался на север, в сторону Менеска, присоединяя по пути разрозненные отряды инсургентов. При Хлоповском находилось шесть конных сотен и среди них семьдесят инструкторов, а значительные силы и опыт дорогого стоили.
        Залусский хлопнул лапищей по столу:
        - Решили. Гелгуд не дурак, допрет до того же. А вот что немцы станут делать, а?
        - Соединиться им помешать вряд ли успеют. А вот когда подкрепления привезут - может, даже морем - уверяю, панове, мало нам не покажется.
        - Морем? - покусал ус пан Кароль. - Положим… Морем они подвезут войска в Либаву и Ниду. А дальше начнут сплавлять на баржах по Нямунасу до Ковна? Или из Риги по Двайне до Двайнабурга, чтобы в тамошней крепости ударный кулак собрать? - он повертел башкой. - Против течения?… Ну, пусть даже пароходную флотилию соберут. Все равно дело гнилое и медленное. Да с берегов конницей на скаку зажигательными бомбами закидать их баржи… Через Берестейко Литовское? Так там Полесье, сплошные болота. Верховые, низовые… Непроходимые. Тем более сейчас, в разлив. Дорог никаких, а что были - те размыло. И остается самое надежное и быстрое - железная дорога. И людей перевезти, и орудия: дешево-сердито. Тут все станции узловые - Ковно, Троки, Вильня, Двинабург. И ветка на юг к Омелю. Как раз к Хлоповскому. Тут бы и я кулак из войск собирал - может, и не в самой Вильне, так в Ковне либо Троках. Как, хлопцы?
        - Ну, и немцы соберут. А мы что? Станции нам не взять, - вздохнул румяный Леон Потоцкий, еще один из виленских студентов, ушедших в лисовчики. - Наших две тысячи с половиной, из них четыре пятых - мужики с косами и вилами, как раз считай против их регулярного войска - один к десяти выйдет.
        - Будем плакаться? Или все же Гелгуду помогать? С ним всего-то тридцать верных человек было - а крепость взял! И Вильню возьмет… если мы поможем!
        Офицеры одобрительно загудели.
        - Дома стены помогают, - басил Залусский. - Так давайте будем им с Хлоповским теми стенами! Крупную станцию с нашими силами не взять, это ты, Леон, верно говоришь. Но в распутицу пути, окруженные болотами, не сторожат. Пройдем. На железную дорогу сядем, рельсы на несколько верст взорвем или разоберем - и пусть себе едут… - Кароль ехидно подмигнул, раскидывая медвежьи объятия: должно быть хотел показать, каково в них придется подъехавшим немцам. - Армия, даже большая - на марше не то, что в бою. Так покажем им дулю с маком. А?! А к Гелгуду эмиссара пошлем, чтобы разом ударить.
        - Неохота через трясину… Мроит там. Все говорят. Встала Гонитва.
        - Раз козе смерть. Со святым крестом да с Паном Богом! Панна гонец, взгляни сюда, - Залусский широкой ладонью указал на карту. - Место знаешь, где нам лучше идти?
        - И место, - раздельно ответила Гайли, - и проводника. Вот тут, где все началось - Случь-Мильча. Тут Хотетская гребля, а тут Доколька, полустанок. Вокруг сплошные болота. Тут и надо на путь садиться. Только, можно, я посоветую? Кароль, оставь отряд отвлечения. Пройдемся у немцов по тылам, склады отобьем, казну или почту, опять же. Конница в болоте не слишком пригодна, а для этого в самый раз. Пусть думают, что мы все здесь.
        - Разумно. А ты, что же, со мной не пойдешь?
        Гайли дернула щекой. Кароль… пожалуй, понял бы… что ее долг - быть там, где труднее, чтобы расплатиться. И перед мертвыми, и перед живыми. Но лучше ему пока не знать, кто она на самом деле. Никому лучше не знать.
        А как совет закончился, пан Залусский отозвал Гайли в сенцы и пристал снова:
        - Объясни ей, панна матухна, девицы в войске не нужны. А то парни, как кочеты, вьются, порубать друг друга али постреляться за ясные очи готовы. Я уж их еле держу. А для нас дисциплина - главное.
        Гайли мимолетно позавидовала простушке Цванцигеровне, хотя зависть - смертный грех. За Франю парни готовы на двубое биться или в сено завалить, а на Гайли-гонца косились, как на писаную торбу, приседали и кланялись. Потом вроде пообвыклись, когда она к костру садилась и кашу наворачивала из одного котелка. Но как глянут на звездочки у нее на лбу - сразу и задумаются.
        - А раненых лечить?
        - Так в любом фольварке любая черная панна[Черная панна - во время восстания шляхтянки, несмотря на репрессии, носили траур по погибшим] за это возьмется. Да пойми ты, недосуг мне малолетку сторожить! А как убьют? Или того хуже… - усач заполыхал. - Какие раненые. Она ж в бой рвется. Тебе я не указ, но убери ее!! Под любым благовидным предлогом убери. Так не уйдет.
        Кароль занимал собой все пространство сеней - заматеревший с возрастом, широкоплечий, огромный. Пах потом и кожей амуниции. И на мгновение Гайли захотелось припасть к нему, ощутить защиту. Еле удержалась. Хорошо, что в темноте не видно выражения лица.
        - Боюсь я за нее, как за дочку, боюсь. Я ж не первый год воюю. Хватало и крови, и грязи. Но зверства такого… Чтобы живцом по горло закапывать, или… - он замялся, - срам отрезать и повешенным в рот совать… Спиной повернуться боюсь, чтобы свои крестьяне вилы не воткнули. А то очнусь. Не в чистилище и не в преисподней - призраком на болоте.
        Гайли насмешливо приподняла брови.
        - Не веришь? Ей Богу, не лгу. Что у меня, глаз нет? Пленных, - Залусский почесал затылок, - раньше жалели, последним делились, хоть сами с голоду сапоги варили… А тут ворон ворону глаз клюет. Навьи среди дня бегают. Странная война…
        Лейтава, Приставяны, 1831, апрель

        Попрощавшись, махнув шапкой с седла, Кароль Залусский увел отряд к Случь-Мильче и дальше, как договаривались - перерезать Блауено-Двайнабургскую железную дорогу, сесть на ней и держаться, сколько возможно, пока Гелгуд с Хлоповским станут брать столицу. А для Гайли и Цванцигеров начинался отвлекающий маневр, кусочек бесконечной партизанской войны: засады, атаки, мгновенные исчезновения, форсированные марши, сидение в лесах и трясинах, все неудобства полевой жизни. Рядом с которыми не то что Вильня, банька среди заснеженного леса казалась сказочной, как и возможность поесть горячего и обогреться у костра. А реальными были комарье, сырость, непролазная грязь, снесенные паводком мосты, буреломы, безостановочные переходы и севшая на пятки погоня. И необходимость огрызаться, все время доказывая врагу, что ты сильнее, чем на самом деле. Напряжение всех сил, помноженное на разведчицкие таланты Симарьгла и способности гонца, долгое время помогали лисовчикам уходить от преследования и избегать ловушек, но так не могло длиться бесконечно.
        Партизаны устали. Устали так, что спали на ходу, и штуцера не выпадали из рук лишь по прихоти наброшенного на плечо ремня.
        Через неделю бесконечного похода инсургентам показалось, что они достаточно оторвались от настигающих Ширмана и Сулимы. Охромели и кони и люди, много было раненых, и когда на третьем часу после полудня добрели до Приставян, тех самых, где с месяц назад Цванцигеры таскали воду, решено было остановиться. Раненых разместили по избам, кузнец встал за походную наковальню, которую возили в обозе с другими нужными и полезными вещами. Большая часть отряда разбила лагерь в лесу южнее хутора, где среди зарослей и оврагов удобно было держать оборону. Студенты устроились в чернолесье рядом с болотом, из которого выползли несколько часов назад. Коней пустили пастись, не расседлывая, в дефиле между хутором и холмом, торчащим посреди поля. Два деятка охотников залегли на лысой вершине.
        О холме этом успели поведать разное. То ли князь, вздурившись на спевшего ему не по нраву гусляра, велел похоронить того живцом и насыпать сверху курган. Не то княжна полюбила этого самого гусляра - вовсе не седобородого старца, а мужчину в цвете лет или даже юношу, и вместе с ним насыпала могилу над не вынесшим адюльтера отцом… Цванцигеры шутили, что призови они сюда дядю Адама, ярый археолог мгновенно докопался бы до истины. Но сегодня на лысой вершине маячил конный дозорный, и солнце блестело на серебряном боку сигнального рожка.
        С холома было видно далеко - зеленеющая озимь между хутором и лесом, синие латки люпина, сизые картофельные рядки. Позади же - крыши, прячущиеся в густых кронах яворов и тополей. За Приставянами ручей, обозначенный полосой густых кустов, изгороди, выгоны, заросли вербы, ольхи, волчьего лыка и рябины, смыкающиеся с корабельным бором на юге и болотом на севере.
        В общем, диспозиция показалась удобная, куда более удобная, чем необходимость всем запереться на маленьком хуторе: проселок, по которому должны были подойти немцы, оказывался в клещах перекрестного огня. Учитывая трофейное оружие, каждый из стрелков мог без задержки высадить в них по четыре набоя. И сразу за этим - контратака конницы. План считался почти гениальным, но, как и всякий другой план, стал первой жертвой боя.
        Около пяти вечера со стороны бора тревожно захлопали выстрелы. Кто стреляет, с болота видно не было. Зато хорошо были видны пронесшиеся из леса на хутор конники.
        - Штуцеры! - скомандовал Леон Потоцкий.
        По цепи студентов пронеслось:
        - К оружию!!
        Залязгали затворы. Далеко в кустах позади и вокруг захрустели ветки - отряд спешно разбегался по номерам.
        Леон подполз к девушкам:
        - Кто стреляет?
        Гайли, не успевшая толком проснуться, пожала плечами. Франя потерла глаза:
        - С юга дозор гнал. Вроде бы…
        - Кохановский! Ян! В деревню духом, спроси в штабе распоряжения.
        Проводив его взглядом, они замерли в ожидании. С полчаса ничего не происходило, даже стрельба за холмом стала пожиже. Потом на лысой верхушке началось спешное непонятное движение.
        - Что делают?!… - скривился Леон. - Уйдем с холма - надерут, как котят. Ой!
        Окончательно смутиться командир не успел. Из деревни к ним бежал, пригибаясь, Янек. Скоро стали видны мокрые от пота усы, выбившаяся из-под ремня рубашка.
        - Леон? Тьфу, пан Потоцкий…
        - Тут, - Леон призывно махнул рукой. - Говори.
        - Немцы.
        - Сколько?
        - Много, - Кохановский шлепнулся на землю, тяжело дыша.
        Франя раздвинула прутья и тут же отпустила, едва не схлопотав по глазам.
        - Боженька, сколько их!…
        Из пущи на западе неправдоподобно ровным строем выдвигались плутонги.
        - Одна, две, три, - поправляя выпадающий монокль, считал Леон. - Ух ты! Вон те, слева, красные, видите, панны? - двайнабургская пехота. Те, подальше, зеленые - те трокские фузилеры. Вон их штандарт болтается: коршун и башня в кресте.Они с карабинами теперь, а название осталось…
        Отогнув ветки, девушки послушно внимали пояснениям.
        - Вон тот, что гарцует, с алым плюмажем, - азартно делился Леон, - вон тот, с грудью малиновой - их трубач.
        - Подстрелил бы - так далековато, - пожаловался Ян.
        - А эти справа… в медвежьих шапках… - Потоцкий нервно подергал монокль, чуть не оборвав цепочку, и присвистнул: - Ой, паненки, простите. Это бергенские егеря. Оборотни. Как шинели мехом наружу вывернут, в буро-желтом лесу не заметишь. Ой. Я читал. Лучше их к себе не подпускать, ножом орудуют, как мясники.
        Франя сморгнула.
        - Пожалуй, нам удалось их на себя переманить, - оборвала ужасы Гайли.
        - Ага. В историю мы уже попали. Теперь выбраться бы… - гонец знала, парню тоже страшно.
        - Пан загоновый!… Пан Мись… тьфу, Михал, приказывает вам находиться здесь в резерве, и чтоб готовы были ударить в бок, как немцы на холм пойдут.
        - А кто на холме?
        - Туда из лесу стрельцы остальные двинули, и косинеры. Потому как немцы с захода прут! - ткнул Януш рукой.
        - А то мы не видим.
        Парень иронии не принял, продолжал делиться взахлеб:
        - Ихний дозор дошел по бору до самого лагеря и там с нашим секретом стыкнулся. Перестрелка была. У нас двое раненых, у них не знаем. Если и были - унесли с собой. Потом стало видно, как они по опушке обходят: одна рота прямо возле лагеря засеку делает, рядом с ней конница стала. Лейтавские уланы, у них морды… то есть, мундиры синие…
        - Сколько?
        - Сотня, не меньше. Им бы в щеку врезать прямо - так не сдюжим. Пан Михал считает, они холм будут брать. Потому наша конница деревню прикроет, а обоз с ранеными уже выправляется на броды. А как на горку пойдут - тут мы их и…
        - Ясно.
        Вестовой почесал затылок:
        - Панна Франя, а вас велено до обоза отвести.
        - Нет!
        Леон тоже почесал затылок. Должно быть, предчувствовал, что ожидает от Михала. Гайли наблюдала за ним из-под век: а ведь не прикажет. Все они тут перед Цванцигеровной на цыпочках ходят. Уговаривать начнет?
        Неожиданный залп прошел верхом. С противным воем срезала ольховник свинцовая коса.
        - И тут они!
        - Везде! - почти радостно согласился Кохановский. - За болотом - левый край. Те, что в бору закопались - правый. А эти вот, - Янек ткнул пальцем на три плутонга в поле, - эти главные.
        Снова качнулась лещина. Пуля срезала ветку и ушла за спину. Тихо вздохнула Франя.
        - В лоб пойдут. Да сколько же их, мамочка!
        Леон пожал плечами, деловито скусил набой:
        - Сотни четыре. Думаю.
        Между тем немцы выжидали. Томительно и душно прошла еще четверть часа. Янек не раз хлопнул себя по уху:
        - Ух, шли бы уж, что ли, а то комары меня раньше сгрызут.
        Франя поглядела на него огромными серыми глазами и постучала согнутым пальцем по лбу. Янек хмыкнул.
        - А ведь они нас боятся… - посопел Леон. - Сейчас их Ширман ждет, как мы построимся, разведку на все стороны шлет…
        - Так это ж главное. Разведка. После жратвы.
        Потоцкий сердито вскинул голову:
        - Вот что, пан Кохановский! Бегите снова в штаб. Что там скажут.
        Покрасневший Ян нырнул в переплетение веток. Леон уполз в другую сторону - проверять стрелковую цепь.
        Девушки остались кормить собой комаров и в таки уроненный Потоцким монокль разглядывать застывшие вражеские плутонги.
        Еще через полчаса воротился Ян. Франя спряталась, чтобы опять не потащил в деревню, но вестник ее даже не заметил:
        - Панна Гайли, командир где?
        Гонец указала рукой. Кохановский ужиком нырнул в кусты.
        Женщина кинула взгляд на поле и приподнялась на локте. Немецкие роты наконец пришли в движение. Неторопливо отмерили шесть шагов, приложились - над майской травой повис сизый дым, а по ушам хлестнул залп. Потом перезарядились: "Патрон скуси!", "Порох в ствол!", "Пыж забей!", "Пулю забей!", "Порох на полку!", "Целься!".
        Залп.
        Шесть шагов.
        "Патрон скуси!…"
        Гайли вздрогнула от прикосновения: справа из кустов возник Леон:
        - Счас вот те, ближние, пройдут мимо, спиной повернутся - стреляйте. Панна Цванцигер?
        - Да.
        - Сунетесь на поле - убью сам. Это приказ.
        Вздрогнула земля.
        - Да сколько ж у них конницы! - заорал Леон. Мимо засады прямо в дефиле между холмом и хутором грохотал эскадрон.
        - И ведь еще там есть… - застонал Потоцкий. Девушки вспомнили рассуждения Яна.
        Из Приставян навстречу уланам выметнулась конница повстанцев. В сабельном лязге и стрельбе потерялись другие звуки. Даже выстрел собственного карабина Гайли скорее увидела, чем услышала. Кисло запахло пороховой гарью.
        Леон привстал на колено, нетерпеливо поддернул саблю.
        - А ведь отбивают их наши с холма!…
        Между хутором и холмом по-прежнему клубилась сеча. Время тянулось патокой. Наконец, из-за края болота мерным шагом пошла мимо засады та самая красная пехота, которую ждал Леон. Немцы двигались методично и с таким презрением к смерти, что Гайли даже позавидовала им.
        Залп.
        Шесть шагов.
        - Патрон скуси! - совсем рядом.
        - Чтоб вас, - Франя яростно надавила на спуск. Грохот выстрела слился с криком Леона: - В сабли!!
        Захрипел рожок.
        Пять дюжин студентов ударили по немцам сзади и слева. Несчастной роте сперва пришлось туго. Какое-то время Гайли даже казалось, что сейчас враг побежит. Но немцы слишком хорошо умели драться. А может быть, и правда их солдаты боялись палки капрала больше, чем неприятеля. В клубах дыма появились свежие шеренги. Гайли в отчаяннии взглянула налево: между холмом и Приставянами собиралась жидкая цепочка уцелевшей повстанческой конницы. Только до командира не докричаться, чтобы шел на помощь… "Но если…" Гайли сосредоточилась, представив себе истоптанное дефиле глазами лошади - вон того замечательного, даже после боя еще сильного рыжего красавца. "Ко мне!" Конь яростно заржал, вскинулся на дыбы, всадник отчаянно взмахнул саблей, пытаясь удержаться в седле. Это приняли за призыв.
        Остатки конников обрушились на двайнабургских пехотинцев. Тогда, наконец, враги сломали строй. Побежала та рота, которую студенты атаковали первой. Но свежие силы, снятые Ширманом из центра, подошли уже близко.
        Залп.
        Шесть шагов.
        "Не удержимся", - поняла Гайли.
        Она еще не знала, что обоз с ранеными ушел, и что полусотня стрелков, охранявших брод, как раз теперь выбегает из хутора прямо на перестраивающуюся в поле немецкую конницу. Что косинеры с холма идут им на помощь, а охотники, окопавшиеся на лысой вершине, еще в состоянии отбрасывать залпами немцов, тупо и бесстрашно штурмующих холм по голому полю. Гайли казалось, что бой уже проигран.
        "Навьев поднять?… Под курганом должно быть полно убитых…" Неровная цепь студентов пятилась к болоту. Слева безнадежно и страшно рубились конники.
        - Все-таки очень много их…
        Гайли сморгнула.
        Весна - не лето, к вечеру похолодало. Особенно сильно морозило от болота. Гайли сорвала бинт с запястья. Красные капельки разлетелись по уцелевшим ракитовым листьям.
        - Навьи!…
        Гайли закончить не успела. Холодный дол под ногами вздрогнул.
        Здоровенный фриз вымахнул прямо из-за ее плеча. Франя ойкнула и мягко осела на землю.
        - Ложись!! - неистово заорал Леон, перекрыв даже лязг боя. - Прикрой голову!!
        Загон неожиданной подмоги врезался прямо в лоб двум плутонгам, теснившим студентов, мгновенно их опрокинул и погнал по полю, безжалостно вырубая отставших. Увидев это, остатки конницы повстанцев рванули следом. Стрелки с холма обрушились на наступающих в лоб трокских фузилеров. Набои у инсургентов закончились, и теперь дрались прикладами, саблями, у кого они были, а где и просто ножами. Что происходило за холмом, Гайли узнала только после боя.

***


        Это был не тот колодец, у которого она очнулась после зимнего беспамятства - но очень на него похожий. Такие же почерневшие, тронутые мхом бревна сруба, серый от старости "журавль" с привязанным к асверу жерновом и костяной на вид жердью очепа, выглаженным многими руками, с деревянным ведром, в щели которго проливается вода. А подле колодца - черемуха, даже не куст, целое дерево. И в черемухе этой - с толстым морщинистым стволом и густой, насквозь цветущей кроной - несмотря на близость заката, усердно трудились, гудели пчелы. Казалось, звенит само дерево - тонким, бесконечным звоном. Изливает кружащий голову аромат.
        А за черемухой хутор обрывался, переходил в заливной луг, где завивался прядями, густел, набирая силу, туман. За лугом щеткой кустов была обозначена речушка, каких много по Лейтаве - мелкая, узкая, теплая, рыбная. От нее долетал, щекотал ноздри влагой вечерний ветерок.
        - Постой-те… панна!…
        Гайли обернулась. Алесь догонял ее, махал конфедераткой. В расхристанной свитке, с солеными разводами под мышками он был… гонец даже не могла сказать, каким он был - привычным? Обыкновенным? Словно с их последней встречи совсем не прошло времени.
        - Вы на что без меня удрали? Я вас обидел? - Ведрич догнал женщину и пошел рядом, приноравливаясь к ее шагам, морщась, когда хлестал по коленям мокрый от вечерней росы бурьян.
        - Нет, - неловко улбынулась. - Покататься в росе. Убьют - и даже не узнаю, что это такое.
        - Панна это нарочно?
        - Что нарочно?
        - Чтобы причинить мне боль.
        Гайли вздернула нос:
        - И не думала даже.
        Алесь встал под черемухой, закинув голову, прикрыв глаза, блаженно привалился к стволу. На него тут же кинулись озверелые комары. Он сломал ветку и стал деловито отмахиваться.
        - Панна Цванцигер очнулась. Она не ранена - просто обморок был. И уже выразила мне благодарсность.
        Гайли почудилось в его голосе презрение.
        - Она… хорошо держалась, - ответила сердито. - Просто устала. Мы все очень сильно устали.
        - Так шли бы спать.
        - Не могу, - Гайли глянула исподлобья. - Я вам благодарна. Тоже. За нас за всех.
        - Не стоит, - князь небрежно махнул рукой. - Мы все патриоты Лейтавы, все делаем общее дело. Я… хотел о другом поговорить.
        Алесь хлопнул веткой по голенищу.
        - Панна, конечно, понимает, что так не всегда будет везти. Ширман отошел, но он залижет раны, соберет подкрепление, и кинется снова. И будет кидаться, как оголтелый. А сил у вас… у нас уже нет.
        - Как вы нас нашли?
        - Да вот… гонял по лесам, и стало интересно, куда это немец такой силой прет. Похоже, успел вовремя.
        - И вы можете нам что-то предложить?
        Ведрич глубоко вздохнул. Собрался взять женщину за руку и раздумал. Посмотрел на небо.
        - Разбежаться мелкими группами. А вам с Цванцигерами - отправляться в Вильню. Не возражайте! Комитет Головной должен узнать о восстании из первых рук. И наконец на что-то решиться. Или…
        Зеленые глаза Алеся сверкнули.
        - Цванцигеры с вами согласятся, и Леон, и Домейко.
        - А вы? - Алесь резко наклонился к Гайли. Зеленый камушек на гайтане высользнул у него из-за ворота, сально взблеснул на закатном солнце. Женщина передернула плечами, привычно подергала низку на шее.
        - Ну да, - кивнул Ведрич. - Я вас искал в Навлице. Нашел камешек возле родового склепа и решил почему-то, что он ваш. Ношу вот… - князь обезоруживающе улыбнулся: - Знаете, я над панной Цванцигер не издеваюсь. Она многое для меня сделала, а сегодня я сумел вернуть ей долг. Ненавижу быть должным.
        - У склепа?
        - Тамошний ксендз очень долго не соглашался меня вести. Говорил, там на женщин в Задушный день напали волки. Гайли, вы не представляете… Так глупо все получилось. Я уже скакал к вам… на свадьбу - а тут упал, и заснул.
        Он потупился, потряс ветки над головой. Посыпались лепестки. Алесь стоял в их снежной замети, а навстречу поднимался с луга белый туман.
        - Я все время болел осенью, - торопливо говорил князь, - поверьте, есть к тому причины, но чтобы вот так позорно заснуть на пороге счастья! - он горько расмеялся. - Меня лесник краславский подобрал. А панна Цванцигер вбила в прелестную головку по лекарям возить. Толку с тех лекарей…
        - Двенадцать лет как Хуана Безумная… - Гайли поднесла правую руку к глазам, царапина на ней заболела особенно сильно. Ведрич притянул женщину к себе.
        - Бедная моя… - шептал, задыхаясь. - Потерпи, недолго уже… Мы победим - и обвенчаемся. И тогда все пройдет. Ты не думай, - Ведрич закатал рукав, показывая перетянутое лоскутом запястье, - нам больно одинаково. Это… как знак… нашего стремления к победе.
        - Я не знала, что это вас… панна Цванцигер…
        Алесь пожал плечами и улыбнулся: виновато и озорно.
        - Бог с ней, панной. А как… жили вы без меня?
        Гайли прикусила губу.
        - У меня… тоже не было зимы. Очнулась на поле, вон там, - она махнула рукой, - апрель уже. Как сюда попала, зачем?… Только в страшных снах - снег, волки воют, а потом - капели, солнце, огненное колесо катится с горы. И я в огне…
        - Сны, пустое.
        Гайли с трудом вырвалась из его объятий:
        - Мне надо идти.
        - Нет, ночь постоят в карауле мои люди. Мы в бой вступили под самый конец, потому не так устали, - перехватил ее взгляд. - Панна мне все еще не доверяет?
        - У меня есть поводы не доверять. Вы помните Анелю Кириенкову? Она мне сказала, что вы умерли. Она с панной Антонидой вас похоронила.
        Загорелая шея в распахнутом вороте, над ней породистое лицо, глаза серые с плавающей желтой искрой, пугающие и нежные одновременно. И, как внимательно Гайли ни всматривалась, ни словом, ни взглядом не выдал - что в замешательстве.
        - Анеля Кириенкова? - переспросил Алесь безразлично. Помедлил: - Отчего же, помню. Молочная сестра моей матери, упертая тетка. Раз взялась меня спасать. Сидел у них в погребе, думал, вылезу - убью. Значит она с панной Антонидой меня хоронила? Ну что ж, - он стукнул кулаком по черемухе, - спасибо им обеим, что меня… живцом.
        Вперил Гайли в лицо совиные очи:
        - Я не в обиде. Ну, не отличили впавшего в каталепсию от покойного, так и медицина ошибается, - дернул пухлыми губами. - Гадюка меня укусила, на Сдвиженье. Простит панна, что ей не поисповедался?
        Гайли сглотнула.
        - С тех пор змей не то что боюсь - не люблю. Бывает, что от яда такое приключится - впадет человек в оцепенение. Вот и со мной так. Вроде слышу, как ходят, говорят надо мной, поворачивают… а шевельнуться, сказаться - не могу. Очнулся в склепе, от вони гнилой. Ничего не соображаю, холодно, больно, ладно, крышка неплотно сидела - перевалился как-то из гроба наружу. Ударился больно. Отлежался - и из склепа выполз. Панна?…
        Гайли молчала, закрыв лицо руками.
        - Гонитва меня подобрала. Я сперва не понял, кто. Стоят надо мной всадники. Кони копытами переступают, подковы блестят. Травинки желтые в них застряли. Я их тогда вовсе не испугался, хотя, вроде, надо бы.
        - Не может быть.
        Ведрич равнодушно пожал плечами.
        - Чего не может быть? - подмигнул он. - Что не тронули? Или что не боялся? Так мне тогда все равно было. Лежу, как бревно, холодно, сыро. Я бы издох, если бы не они. Навлица же пустая… Ни людей, никого. Или одичавшие собаки загрызли б.
        Князь опустил голову.
        - Нет. Там узел Узора.
        - Ну, голодным псам это объясни. Или волкам, что напали на тебя.
        Женщина отвернулась, повела рукой по теплому дереву "журавля", по его щербинкам и дырочкам от шашеля.
        - Простите меня, панна, - глухо сказал Алесь и стал взахлеб целовать ее руку с грязным бинтом на запястье. - Не сердись. Меня никто с Гонитвой насильно не держал, я мог бы вернуться к той же Анеле или объявиться панне Антониде, но моя жизнь - это риск, это вечный мятеж, это в любой миг пуля в спину. Каково им, единственной моей родне, было бы снова пережить мою смерть?! Северина, ты можешь осудить меня, но я решил, что им лучше хранить память глубоко в сердце, раз оплакав, чем каждую секунду, каждую минуту бояться за меня вновь - и терять, терять, терять… Антося могла бы еще найти свое счастье, в однолюбок я не верю…
        Он дернул губами.
        - Мы же… мы с тобой одиночки, что наперед знают свою судьбу, - с искренней страстью говорил Алесь. - Мы - волки, что не станут лизать ударившую нас руку. Я не буду лгать тебе, что тебя люблю. Единственная моя женщина сейчас и навеки - Лейтава. Но ты нужна мне, панна моя Морена, соратник и боец. А если тебя все еще смущает Антонида, так панна Легнич вернула мне мое слово.
        Лейтава, Вильно, 1831, май

        Гайли проснулась среди ночи оттого, что громко и настойчиво стучали в двери. Машинально сунула руку под подушку за пистолетом. Ощущение ребристой рукояти в ладони вернуло ей равновесие. За дверью не было опасности - лишь жгучее женское любопытство. Стук повторился - похоже, Ташинька Дежиньская-Батурина, член комитета "Стражи", к которой определил Гайли жить Алесь, колотила в филенку ночной туфелькой.
        - Проснитесь! Панна Гайли! Откройте!
        Гайли набросила капот, отодвинула засов и резко распахнула двери. Ташинька успела отскочить, но полусогнутая поза ясно давала понять, что она подглядывала в замочную скважину. Ничуть не смутившись, хозяйка дома надела туфлю, которую в самом деле сжимала в руке, отбросила растрепанные кудри и улыбнулась. Губы у Ташиньки были розовые, лицо светилось веснушками, и даже темные круги под глазами придавали ей шарм. Многие лейтвинки в знак печали по погибшим повстанцам носили траур, что жестоко преследовалось властями. Была и пани Батурина одета в капот из черного шелка с черным прозрачным кружевом, даже ночная рубашка, что выглядывала в разрез, оказалась черная - но никак не в знак протеста. Просто траур удивительно гармонировал с бледной кожей и рыжими волосами.
        В первый же день знакомства Ташинька успела посвятить Гайли в виленские новости, сплетни и тайны семьи. Мужа своего пани не выносила. Впрочем, в последнее время, не без влияния Алеся (томный вздох и трепет ресниц), майор взялся за ум: перестал волочиться за бабами и занялся инсуррекцией. В Вильне содержалось много пленнных, тюрьмы были переполнены, и полицейских не хватало. Поэтому к охране привлекли войска. Делая вид, что, как всякий кадровый офицер, презирает это низкое занятие, Никита Михайлович использовал сложившееся положение к вящей пользе "Стражи" и Комитета Головного, который возглавлял восстание в Лейтаве.
        - Князь Ведрич ожидает вас в Голубой гостиной.
        Гайли отбросила воспоминания:
        - Да, передайте князю: сейчас приду.
        Ташинька присела в реверансе и ушла, шелестя юбками. Гайли оделась быстро и тщательно, заколола волосы, глубоко вздохнула - и стала спускаться. Алесь Ведрич дожидался ее в гостиной, получившей название от цвета шпалер, потолочных плафонов, обивки мебели и тайских ваз, рассталенных по столикам с инкрустацией. Увидев Гайли, он встал с легконогого диванчика, обитого голубым ситцем с рисунком из веток жасмина, так резко, что высокая ваза покачнулась вместе с соседним столиком. Сердце Гайли пропустило такт, когда Алесь, опустившись на колено, поцеловал ей забинтованное запястье.
        - Солнышко мое…
        Гайли хотела пожурить его, что рискует, появляется здесь - когда его ищут, когда его описание есть на каждой тумбе… Но - подняла глаза и запнулась: перед ней стоял человек на грани, перенатянутый, как тетива - страшно. И глаза яростные… серые, как у всех здешних, и искра плавает внутри, закатывается… Он старательно прятал глаза, чтобы не выпустить ее наружу из зеленой глубины: мутную, желтую, волчью. Высокий лоб был потным и в брызгах грязи, точно Алесь недавно метался по болоту. Одет Ведрич был в коричневый сюртук, простого кроя брюки и стоптанные сапоги, и выглядел, как чиновник средней руки - но таким измятым и пыльным, будто он проскакал сотню верст или ночевал на сеновале.
        - Пан Алесь, что?
        - Гайли! Зачем официально так?…
        Но, не выдердав, зарыдал без слез, уткнувшись ей в ладони. - Садитесь, - произнес Ведрич, справившись с собой. Но руки, выдавая Алеся с головой, судорожно дергались; чтобы прекратить это, он сжимал их до хруста в костях, но кисти тряслись все равно.
        - Они схватили Антю. Они ее расстреляют на площади принародно.
        Гайли за плечи резко повернула его к себе:
        - Когда?
        - Кит… Батурин сказал, сегодня утром. Дура безголовая! - закричал он. - Язык-помело. Велено траур не носить - так надень платьишко побелее и сиди молчком… Ну, в тюрьме бы отсидела за черное!… Так она на офицера с ножом кинулась!! Дура, дура, Господи…
        Гайли заметила, что точь-в-точь, как Алесь, стискивает пальцы, и вцепилась в диванную обивку. Ведрич же, точно пленный волк, заметался по тесной гостиной. Повернулся. Снова встал на колени:
        - Гайли, останови их! Ты можешь. Ты гонец.
        Вот и пришло время платить долги. - Алесь, - сказала она, по привычке требя на шее ружанец. - Алесь-ка. Только не глупи. Я все сделаю.
        Он пошел к двери. И оттуда - как из далекого далека:
        - Я приведу отряд. Продержись недолго. Я не буду глупить. Обещаю.
        Гайли беспомощно смотрела ему в спину.

***


        Еще до света площадь перед Гострой Брамой была оцеплена драгунами. Двойной ряд их стоял вдоль эшафота и дороги, по которой поведут осужденных. У ворот и вдоль казарм выстроились уланы, а между цепями бурлила и волновалась толпа. Гайли вышла из арки. Стянула с головы платок. Еще одна любопытствующая женщина. Много таких: жуют пирожки, продаваемые расторопными торговками, щелкают семя подсолнуха, обмахиваются веерами, сидя в экипажах… Похоже на ярмарку. Только ни у одной не разгораются над бровями, не полыхают звезды гонца.
        Шепот прошел по толпе - как огонь по взрывному шнуру: все дальше и все быстрее. На Гайли начали оглядываться. Расступались. Вдруг толпа качнулась, как прилив, пеной взлетел крик:
        - Ведут! Ведут!
        На краю площади.
        Гайли шла медленно, растягивая время, выбирая момент встречи, как - любовь? В какой-то миг - она никогда не знала, как и когда - она сделалась невидима. Прошла сквозь оцепление. И перед идущими, опустив глаза, осужденными возникла вновь. Праздничной белизной засверкали одежды. Крылья лебединые…
        - Гонец!!…
        Крикнул и замолчал. Время застыло.
        Медленно-медленно поднимала охрана багинеты. Кто-то беззвучно выкрикивал команды. Осужденные сбились, стали. Лошадь одного из драгун поднялась дыбом. Все это медленно и плавно, как падает кленовый лист. А потом вода растекается кругами и дробится отражение.
        - Не стрелять, - сказала Гайли тихо. Но ее услышали и на другом конце площади. Попытались зашевелиться уланы. Гайли подняла обе руки. Она теперь держала эту площадь, как большой стеклянный шар, и что-то звенело и натягивалось в нем. Руки млели. Уронишь. Полетят осколки. Время тронется. Где Алесь?…


        Она упала под копыта.

*** - Что-то серьезное, пан Генрих? - Тумаш оперся спиной о филенку, пробуя отдышаться, приглаживая вихры. В левой руке болтался докторский саквояж. - Извините, что задержался. Нас четыре раза останавливали патрули. И предупреждаю: врач я так себе…
        - У вас будет возможность потренироваться… если мятеж затянется, - сквозь стиснутые зубы бросил Айзенвальд. Он ожидал на верху лестницы. Лицо было бледным, пальцы судорожно стискивали полированное дерево перил. В таком состоянии секретарь не видел уравновешенного и ироничного хозяина еще ни разу.
        - Вы можете не разделять наши взгляды, - сообщил Занецкий сердито. - Но это не повод над ними иронизировать.
        Генрих сухо извинился. Тумаш кивнул.
        - Прежде всего дайте слово дворянина, что никому не разгласите то, что увидели.
        Занецкий покусал губы.
        - Если… это не противоречит чести… и не нанесет вреда Лейтаве.
        Айзенвальд наклонил голову.
        - Тогда… Даю слово.
        - Благодарю вас. Идемте. Ян, принесешь в спальню горячей воды.
        Лакей, застывший у входной двери, бросился выполнять приказ.
        Занецкий, одолевая за раз по нескольку ступенек, взбежал по лестнице. Поспешил за Айзенвальдом.
        В полутемной спальне белым пятном выделялась огромная разобранная кровать, и исхудалая темнолицая женщина в ней показалась бы мумией - если бы не тусклые звезды над бровями. Тумаш, уронив саквояж, обеими руками ухватился за высокую резную спинку:
        - Го-нец… здесь? У в-вас?
        Айзенвальд дернул щекой:
        - Почему нет?
        - Это она… сегодня… на площади?…
        - Остановила казнь. Прошу вас, Тумаш, займитесь делом.
        - А… да, - молодой человек выглядел внезапно разбуженным сомнамбулой. - Мне надо помыть руки.
        Словно дождавшись этой просьбы, постучал лакей, вошел с обернутым салфеткой кувшином. Налил воду в таз.
        - Ян, останьтесь здесь, - приказал хозяин. Синеглазый парень отступил в угол, слившись с мебелью.
        - Я ее осматривал, когда переодевал, - тихо говорил Айзенвальд, протягивая секретарю полотенце. - На первый взгляд, ничего серьезного. Но она не приходит в себя, и я не уверен…
        - Спасибо. Поднимите шторы, пожалуйста.
        Посветлело от этого не сильно. Солнца не было. Неслись над городом рваные тучи; слоистая муть висела в воздухе, застывшем, как мармелад. Ознобное предощущение грозы делало жару удушающей. Листья растущей во внутреннем дворике липы скорчились и повисли. Потом сверкнула молния - голубой нимб для крыш, флюгеров и водостоков, и Генрих налег на разбухшую раму, закрывая окно.
        - Ничего страшного не случилось: отец ударился головой о пень и потерял сознание.
        - Что? - вытаращил глаза Айзенвальд.
        - А… простите, - потер затылок Тумаш. - Это наши студийные экзерсисы. То есть, я хотел сказать… В области печени обширная гематома… по-простому, синяк. Ссадины вот здесь и здесь, - прохладные пальцы пробежались по неподвижному телу. - Но внутренних разрывов и переломов я не замечаю. Дыхание ровное, лицо не землистое. Худая, так были бы кости - мясо нарастет, - парень улыбнулся. - Просто дайте ей выспаться.
        Студент зачиркал на листе, положенном на колено:
        - Ян, это аптекарю. Пареное льняное семя, крапива, березовые листья. Будете делать компрессы. Когда проснется - куриный бульон и подогретое красное вино, - Занецкий вздохнул, приподняв плечи. - Сходишь после грозы. Это не срочно.
        - Тумаш, взгляните, - Айзенвальд повернул правую руку гонца ладонью кверху. На запястье открылся вспухший рубец. Занецкий покраснел, разбранив себя за невнимание.
        - Похоже, сюда попала заноза, вот, видите? - хозяин дома указал ногтем на несколько микроскопических щепок, застрявших в коже.
        - Не очень. Присветите мне, пожалуйста, - попросил Тумаш. - И водки, если можно.
        Айзенвальд приподнял бровь. Занецкий смутился. Нагнулся. Стал извлекать и раскладывать на чистой салфетке на столике у кровати то, что еще оставалось в саквояже.
        - Сейчас вскрою, а потом забинтую верхним слоем бересты - она хорошо вытягивает гной, - бормотал под нос студент. - Где она у меня?
        Генерал подошел с зажженной лампой, пузатой "вдовицей", на треть налитой прозрачной жидкостью, и стопкой. Секретарь покраснел:
        - Это… чтобы рану обработать.
        - Извините.
        Звякнуло стекло; распространяя анисовый аромат, забулькала водка.
        - Что-нибудь еще?
        - Надо ее держать. Может очнуться, забиться. А маковый отвар давать боюсь.
        - А как держать, пану дохтур? - спросил лакей дрожащим голосом.
        Тумаш безнадежно потер переносицу:
        - На ноги ей сядьте, что ли.
        - Свяжи простынями и к кровати примотай, - сухо распорядился Айзенвальд. Януш, вздыхая и кряхтя, как старик, взялся делать. Занецкий с мученическим видом возвел очи горе:
        - Правую руку не трогай.
        Подергал путы. Обтер смоченной в водке салфеткой собственные руки, шрам на запястье гонца и скальпель.
        - Лампу ближе, пожалуйста. Эх, все равно темно!
        Генрих метнул в него странный взгляд, снял стекло. Завоняло маслом и горящей коноплей. Огонь был так близко, что Тумашу показалось, волоски на его запястьях скручиваются от жара. Он перекрестился и сделал надрез. Женщина дернулась, и тут же порыв ветра распахнул раму. Хряпнулся об пол горшок с бальзамином, запахло кладбищем. Мир вздрогнул и потек.
        А потом - будто сложили два стекла с картинками, и в свете "волшебного фонаря" на стену упали почти совпавшие тени.
        Вот призрачная дверь с проступившим сквозь нее узором шпалер.
        Вот окна с грозой. Портьеры - одни просто раздвинуты, а двойники - сорваны, точно людям из прошлого тоже не хватило света.
        Кушетка со свежей постелью в углу: такой здесь нет.
        Знакомый секретер времен завоевания (в тигровых разводах, с гнутыми ножками и потрескавшимся лаком) сдвинут на середину комнаты. Над откинутой крышкой призрак бледного адъютанта в голубой с синей выпушкой форме блау-роты - трясется рука с занесенным карандашом. У локтя горит лампа. Та же, что держит Айзенвальд. Цветное, пронзительное пятно.
        Из ряда стульев вдоль стены выхватили один, дыра - как выбитый зуб (при этом в виленском доме стул на месте), сорокалетний каратель оседлал его и положил на спинку подбородок.
        Смутная фигура подпирает спиной разжаренную печь-саардамку с жар-птицами по глазури - вжимается ладонями в кафель, будто защищается от мороза. И звякают на полке над дверцей бокалы из старого радужного стекла.
        А обитое кожей массивное кресло перетащили к секретеру (туда, где в этом мире стоит кровать), и домотканая дорожка непристойно завернулась под ним, точно юбка на покойнице. В кресле - Северина. В темном платье, и руки связаны. И в такт дзыньканью бокалов скачут тени: серое - цветное - серое; прошлое - настоящее - прошлое. И прорываются голоса.
        - Нельзя же так… Скажите им всё, Северина!!
        - Матолек! Пошел вон! - это кричит на Игнася Лисовского офицер, что прячется за спинку стула. Он зол: офицеру не нравится его работа. - Нашелся… деликатный. Панна Маржецкая, я спрашиваю: где документы?
        Молчание.
        Звякают на полке бокалы, трещит в лампе фитиль. Время остановилось. Серое.
        - Панна Маржецкая, не принуждайте меня, я тоже человек…
        - Скажи им!…
        - Иуда.
        Если руки связаны - откинутую крышку секретера можно толкнуть плечом. Лампа летит - бьется стекло, растекается масло, и огонь взмывает над половицами.


        У Айзенвальда хватило хладнокровия прибить огонь одеялом и затоптать разбегающиеся огненные змейки. Хрустнув осколками лампового стекла, он склонился к Северине. Та сидела с закрытыми глазами; путы лопнули, будто гнилые. Айзенвальд, баюкая, прижимал женщину к себе, пока каменное напряжение не ушло из тела и Северина не заснула, дыша глубоко и ровно.
        - Пан Занецкий, перевяжите.
        - Черт… Матка Боска… Я же мог ее убить…
        Руки Тумаша тряслись, он несколько раз промахивался с бинтом. Локтем подхватывал воду, каплющую с волос - лакей слегка промахнулся, заливая пламя.
        - Выпейте, - Генрих протянул ему графин с остатками водки. - Ян, окно закрой, а ковер сверни и выкинь.
        Студент опрокинул графинчик в себя и икнул:
        - Инструменты!
        Сталкиваясь лбами, кашляя от копоти, они с лакеем стали собирать с мокрого прожженного ковра Тумашево имущество.
        - Пан Занецкий, то ваше? - синеглазый Ян держал в одной руке днище злосчастной лампы, а в другой истлевший по краю зелено-бурый бумажный ком.
        - Гадость какая, - студент снова икнул, - выкинь! Нет, дай сюда. Что здесь написано?
        Он повертел ком и так, и сяк, пытаясь хоть что-то разобрать из ветхих, тронутых ржой и плесенью страниц.
        - Хрен поймешь! Списки какие-то старые…
        - Дайте сюда, - руки Генриха тряслись. - И идемте в кабинет, вам нужно переодеться. Ян, доубирайте здесь, пожалуйста. Если что - зовите меня.
        Айзенвальд, точно стеклянную, притворил за собой белую с золотом дверь кабинета. Вытащил из комода для Тумаша сухую рубашку. Бумаги положил на стол. Сам же присел на край подоконника, локтем распахнул раму, глубоко вдохнув запах мокрой зелени. Дождь, заставляя жмуриться, брызгал ему в лицо.
        - Хотите выпить?
        - Ага.
        - Если не трудно, вон там, в секретере, бутыль. И стаканы.
        Они, не чокаясь, выпили. Раскрасневшийся Тумаш рухнул в глубокое кресло у стола.
        - Как подумаю… пане Боже… Что это было?!
        - Лискна. Маенток, где убили Северину Маржецкую.
        - А тот, что уговаривал ее все сказать, ну, тот, что печку подпирал?
        - Разве вы его не узнали? Мы же вместе видели в ратуше, ваш любимый Рощиц, "знаменитые генералы Лейтавы". Поясные портреты в медальонах. Игнат Лисовский, член комитета "Стражи" и национальный герой.
        - Не вяжется, - с пьяной убежденностью изрек Тумаш, - не так все это было.
        - А как? - сидя на подоконнике, Айзенвальд глотал драгоценную "Трис дивинирис" - подарок Коти Борщевского, - как воду; только стакан дрожал в отставленной руке. - И что должно вязаться, если бросая обвинения в предательстве мертвой панне Маржецкой, никто никогда не пытался обратиться к логике? Даже вы, математик, вы - один из немногих, кто как-то посмел ее защищать.
        - Ну-у, давайте обратимся, - Тумаш посмотрел на свой стакан. - Ох, голова кружится…
        Айзенвальд вынул из ящика стола пузатую сахарницу мейшенского фарфора, поставил перед Тумашем. Студент кинул в рот горсть сахара, захрустел, блаженно закатывая глаза, перекрывая рычащий за окнами гром.
        - Так как это, по-вашему, было?
        Занецкий выпрямился со страдальческим выражением на лице:
        - Ну-у… панну Маржецкую комитет отправил с депешами - то ли списками повстанцев, то ли с тактическими наметками и планами. Но она эти депеши передала Айзенвальду - за что пан Лисовский ее и застрелил.
        - Где?
        - Что "где"? А, в Лискне, своем имении. Она к нему заехала по дороге.
        - По дороге куда?
        - Не знаю, - Тумаш потряс сахарницу, точно надеялся вытрясти ответ. - Куда комитет с депешами отправил.
        Точно вознаграждая себя за муки, юноша бросил в рот очередную горсть сахара.
        - Очень интересно, - Айзенвальд стукнул костяшками пальцев по подоконнику. - Только вот возникают два вопроса. Первый. Откуда Лисовский узнал, что она документы мне вручила? Подглядывал в окно? Вопрос второй. Если они уже переданы - какой смысл панне Маржецкой уезжать из Вильни и, тем более, заворачивать в Лискну?
        Он с силой потер ладонями переносицу.
        - Нет уж, в подобном случае Лисовскому пришлось бы стрелять в Северину в моем доме. Или, того хуже, в моем служебном кабинете.
        Тумаш моргнул.
        - Кроме того, я тогда этих бумаг так и не получил.
        - Почему?
        - Потому что их не нашли.
        - А вы кто?
        - Бывший военный генерал-губернатор Вильни и Виленского края.
        - Надо же! А выглядите, как приличный человек.
        Тумаш потянулся в кресле, улыбнувшись, точно оценил удачную шутку. Почесал правую бровь.
        - Я еще соглашусь, если племянник. Или сын. Для самого вы слишком молодо выглядите.
        Задумчиво облизнулся и признал:
        - Вот будь вы дервишем или графом Калиоштро…
        - Все прозаичнее. Мне подарили молодость. Понять бы… зачем?
        - Подарили… молодость?… - опешил Тумаш. - Вы издеваетесь?
        - И не думал.
        Айзенвальд подставил ладонь под дождь и умыл им лицо.
        - Продолжим?
        Студент азарно хлопнул себя по коленям:
        - Могу на выбор предложить два объяснения. Во-первых, комитет поручил пану Лисовскому передать панне Маржецкой эти бумаги, а во-вторых, она заехала, чтобы его подставить. Второе, кстати, не исключает первого.
        - Вынужден вас разочаровать. Депеши были переданы здесь, в Вильне, в Свентоянском соборе. А вот Игнат Лисовский в комитет не входил. Ушел из армии и удалился в свое поместье сразу по окончании войны. Впрочем, в "Страже" его уважали и охотно делились сведениями. Р-романтичные придурки!
        - П-почему? - Тумаш уронил сахарницу и теперь с жалостью глядел на осколки.
        - Потому что он был "кротом". Личным осведомителем. Ценная зверюга: все, что нарывал, докладывал мне. Только с Севериной выслужиться поспешил.
        Несмотря на грозу, вдруг сделалось очень тихо. Лишь капли за окном звонко долбили в жестяной слив.
        - Лисовский в Северину не стрелял. Что вы! Он никогда не убивал за предательство панну Маржецкую. В нее стрелял… каратель… когда она попыталась бежать. Впрочем, вы сами все это видели. Депеш при ней не оказалось, и Лисовский не знал, где они. Дом напрасно перерыли от подвалов до чердака.
        - Но где-то же они должны быть!
        - У вас под правым локтем.
        Занецкий дернулся:
        - В-вы… меня заикой сделаете.
        Ногтями осторожно отслоил несколько страниц, поплевал на измазанный копотью палец.
        - Я лампу зажгу. Лупу можно?
        - Заберите их с собой. Изучите внимательно и на свежую голову. Сбор доказательств - дело небыстрое. Но если окажется, что часть людей из этих списков никогда не были арестованы - это значит, что Северина не предавала.
        - Но откуда они у вас?!
        - Из Лискны. Взял лампу на память. Криво иногда сбываются желания, и чересчур поздно. Кисмет[Кисмет - рок, судьба у арабов] .
        Дождь затихал, сделалось слышно, как мокрые листья шуршат и перешептываются на липе во дворе, роняют спорые капли. В разрывах туч засинело небо.
        - Почему же Лисовский не знал, что в его лампе есть тайник?
        Генрих пожал плечами.
        - А может, это он сам сунул документы в лампу? Ну, успел как-нибудь…
        - Допрашивали Северину. Она была связана. Интересный способ отвести от себя подозрения: отдать женщину палачам.
        - Вы, - заморгал глазами Тумаш, - вы говорите это так, будто замешаны лично.
        - Я люблю ее. И я - единственный свидетель ее невиновности. И вот эти бумаги.
        Айзенвальд откинулся к боковине оконного проема, посидел, жадно хватая ртом воздух.
        - Сначала… для меня это была своего рода игра: приятно иметь дело с сильным противником. А панна Маржецкая была очень сильным противником, и осторожным. Уходила от слежки, избегала ловушек. Один единственный раз мне удалось подойти вплотную. Она была ранена, а я…

…Шелест платья, шелест дождя в деревьях за окном… Запах огня, растопленного воска и, совсем немного, крови.
        - Простите, что заставила вас ждать, - она стояла, отвернувшись к окну, и казалась на его фоне смутным силуэтом.
        - Что вы! Это я должен просить прощения за неурочный визит.
        Генерал приблизился - открытой шеей Северина могла почувствовать его дыхание.
        - Что вы там увидели, панна графиня?
        - Деревья.
        - Они интереснее, чем я?
        - Живое предпочтительней железа.
        - Неужели для меня не остается надежды?
        - Когда вы уйдете отсюда. Вместе с войсками, - сказала графиня Маржецкая тихо… Тогда Айзенвальд понял, что пропал. Влюбился, потерял голову… Ведь достаточно же было послать в Лискну вестового с письмом и сопровождением…
        - А я понесся сам. Как мальчишка, без охраны. Чтобы уберечь. И попал в засаду. Ваши меня подобрали.
        - Что?
        Айзенвальд тихо рассмеялся.
        - Я ускакал, потом свалился. Не в форме, не разберешь. Просто раненый человек на дороге. Меня отвезли к Ульрике Маржецкой. Она меня вылечила. А Северину к тому времени уже похоронили.
        Хотелось двинуть кулаком в стекло: так, чтобы полетели осколки, чтобы стеклянный звон заглушил боль внутри. Генрих сцепил пальцы на колене:
        - Через тринадцать лет член комитета "Стражи" Алесь Ведрич надругался над ее могилой. Есть такое поверье, что если свести полную луну, могилу предателя на распутье и кровь его живого родича, можно призвать Морену. Алесь хотел отомстить. У него были к тому причины. Он провел обряд. Все так замечательно получилось… Но вмешался дядя Антоси - пан Лежневский. Гонец, возможно, Ужиный Король. Теперь не спросишь уже, что им двигало, когда он превратил Северину в гонца.
        - Как?!
        - Гонец в моей спальне - панна Северина Маржецкая. И полагаю, Алесь убил Гивойтоса за то, что тот посмел ему помешать. Тумаш, поверьте, мне тоже не по вкусу ваш паршивый лейтавский романтизм. Но только он все объясняет. Помните ожерелье на шее у Северины?
        Тумаш передернулся.
        - Там есть пустое звено. Сплющенное, как от пули. Это я стрелял. Спросите у ксендза из Навлицы или у Анти, Волчьей Мамочки, ну, кто-то же видел!, есть ли в стае Морены одноглазый волк. И про лампу у Горбушки спросите: я при нем ее забирал. Не подозревая, что внутри. Да поймите же, если Северина предавала, то она не могла бы стать гонцом. Абсолют.
        Тумаш неловко повернулся в кресле, хрустнув осколками сахарницы и опрокинув стакан. Подхватил его и задумчиво уставился на лужу, что пропитывала зеленое сукно и деревянную окантовку столешницы и капала с краю.
        - Зачем вы мне это рассказываете? Обидно… Что вы хотите доказать?
        - Восстановить попранную справедливость, может быть… Прекратить бойню. Разобраться. Собственно, меня послали сюда за этим: разобраться во всех странностях и подсказать решение. Кстати, вы мне здорово помогли.
        - Ущипните меня… Потому что я или сплю, или спятил, - Тумаш задержал взгляд на полупустой бутыли с "Трис дивинирис", - или пьян в зюзю. Вы действительно считаете себя тем Айзенвальдом?
        Генрих со вздохом встал, вытащил из ящика бюро документы, разложил перед Тумашем. Тот долго читал, близоруко щурясь, потом поцарапал красную сургучную кляксу с оттиском вензеля Е.С.Г.
        - Вы мерзавец, сударь. Вечером я пришлю к вам моих секундантов.


        Хлопнула дверь. Генрих продолжал сидеть на подоконнике, потом допил, что еще оставалось в стакане, встал - и успел подхватить Северину, сползающую по стене.

*** - Венчается раб Божий Генрих и раба Божия…
        Светар запнулся.
        - Северина, - подсказал Айзенвальд. Он взял руку Гайли в свои: рука была вялой и липкой, Гайли не приходила в сознание. У священника были шалые глаза, молодой еще, не привык, что такое бывает, хотя браки in extremis[In extremis - перед кончиной (лат.)] разрешены. Над свечами плыл горячий воздух, а большая часть спальни тонула в темноте, и в круге света их было только пятеро: он, священник со служкой, беспамятная женщина и лакей в качестве свидетеля. Боже всеблагий, мог ли Айзенвальд когда-либо думать, что дождется такого счастья, круто замешанного на горечи. Пусть только Северина выживет. Хоть в этот раз. Господи, пусть она выживет. Я брошу все и увезу ее отсюда. Пусть мятежи и войны обойдутся без нас. Я отдал им полжизни, я заплатил достаточно: и преждевременной старостью, и гибелью друзей… Я увезу ее к морю, и старые дубы и шелест волн осенят тишину. Я не дам ветру подуть, дождинке упасть на ее лицо. Я все сделаю, Господи. Только не отнимай.
        - Наденьте кольцо новобрачной.
        Тяжелый перстень из литого старинного серебра. Amen.


        Едва Ян, проводив ксендза, вернулся, Генрих велел седлать Длугоша. Времени до вечера осталось мало, а успеть нужно было многое.
        После утренней грозы не стало прохладнее, душное одеяло накрывало Вильню, камни стен и мостовой парили, как летом. От привычных, казалось бы, уличных запахов тошнота подступала под горло и кружилась голова. Липучие, будто мухи в августе, патрули то и дело требовали документы. Проведя несколько часов в полицай-департаменте, прежде, чем свернуть в вотчину ротмистра Френкеля, Айзенвальд позволил себе выпить в "Гулбе" лимонной воды. - Опять вы по мою душу! - Зайчик злобно хряпнул крышкой табакерки. - Что, снова в действующую армию проситься, как офицер и патриот?!… Так военным на мои рекомендации насрать! А после вот этого, - ротмистр потряс собственноручным Айзенвальда премориалом, - вы здесь и вовсе персона нон-грата. Ясно, пан Айзен-вальд?
        - Нет.
        - Что "нет"? - осклабился Френкель. - То-то я все кумекаю. Слали из Блау ветхого, а приехал мужчина в расцвете сил… Как раз вчера на мой запрос бумага пришла. И как вы это объясните? Снова покойниками? - его веко задергалось. - Или вы кровь младенцев, как Калиоштро, пьете, чтоб помолодеть?
        - А у вас в этом интерес?
        - У меня - нет, - Френкель скособочился и отвернулся. - Поезжайте отсюда. Завтра - уже поздно будет. Я приказал архивы жечь.
        Генриху мгновенно стала понятна глухая Зайчикова тоска. И горьковатая вонь, витавшая в воздухе. И, несмотря на погожий день, плюющиеся жирным дымом трубы. Генерал заприметил дымы мельком и, занятый собственными переживаниями, почти не обратил внимания: печки часто растапливали летом из-за сырости. А это горят архивы блау-роты. Значит, город сдадут в течение нескольких часов. Похоже, мысли эти отразились у него на лице. Пан Матей скучно покивал пальцем:
        - Нет. Просто не люблю суетиться.
        - А поезда еще ходят?
        - Сходите на станцию и полюбопытствуйте, - ядовито отозвался Френкель. И уже серьезно добавил: - Отправляем последний, с дипкорпусом. Завтра в семь утра. Никак невозможно раньше: кочегары пьяны, сцепщики запряжены… Сколько живу - от тутошней дури тошнит.
        Глава тайного сыска вздел на нос очки, подбил пальцами круглую дужку, чтобы прочнее села:
        - Так решили все же внять совету? Тогда я бумаги выпишу. Паспорт подайте.
        Генрих вытянул из-за пазухи скрученный в трубку лист. Френкель углубился в чтение, и его лицо пошло пятнами, а невыразительные глаза полыхнули острыми огоньками. Казалось, он просто выгрызает сведения о дремлющей агентурной сети Айзенвальда, цифры, местоположения, имена… Когда бумага сгорела в печи, глаза Зайчика в последний раз блеснули и потухли.
        - Царский подарок, пане, - проскрипел он, вороша кочергою пепел, - только как бы поздно. Того гляди вздернут нас на соседних фонарях. Вам правую сторону али левую?
        Тяжело вздохнул. Покивал костлявым пальцем:
        - Знаете вы, чем меня купить, пане генерал. И всегда знали. Не то что Иштван этот, павлин беременный. То у него мундир красный с синей выпушкой, - заплевал Зайчик ядовитой слюной, - то синий с красной, то рант по сапогу золотой; то голенища так загнуты, то эдак… Шпора на правой ноге колесиком, на левой шестерней; галун в елочку, в стрелочку, кружавчики… тьфу! А сам скорей штаны обсер…, чем дело сделает.
        Матей скорчил такое лицо, что Айзенвальд почти заикал от смеха.
        - Был я в молодости… в Кенингс-парке был, - Френкель сбил на сторону паричок, грохнул ящиком стола, извлек две рюмашки и плоский графинчик, набулькал коньяку, выглотал залпом. Указал пальцем: - Не стесняйтесь. Берите. Так вот, павы там жили на воле, шастали по кустам, хвосты свои сушили; орали, как коты оглашенные. Не летает тварюка ж, вроде, тяжела. А как взгромоздятся на явор ввечеру, да на ветки повыше как обсядутся, ровно гирлянда. И давай орать. Так, право же, Ланге нашего умнее.
        - На слове меня поймать решили?
        Френкель хмыкнул:
        - Да на кой?… Я не Пётра, вы - не заблудшая душа. Хотя признаюсь, азарт вы во мне возбудили. Все рутина, рутина, а тут я, пардоньте, из штанов от любопытства готов был выскочить, - Зайчик зардевшись, отпихнулся лапками от края стола, поставив стул на дыбки. - Все поменять можно: косолапить, ссутулиться, глаза запрятать… А манеру делать дела - не спрячешь! - он воздел палец. - Не от меня!
        Посопел, признался:
        - Прохора за вами следить приставил. Ну, не кривитесь, для порядку ж положено. И вы бы то же самое сделали. В топтуны, конечно, староват…
        Ох, на себя бы поглядел, подумал Айзенвальд, кивая.
        - Зато в остальном цены ему нет. Не то что этим молодым, четырежды объяснять не приходится. Там скопировал документик, там письмишко перлюстрировал… - Матей воздел выпуклые, в красных прожилках глаза, - только смотрю, скучен стал. Все озирается, даже крестится тайком. Тут же и табакерка ваша с монограммой, и имя, и лицо такое ж самое. Хотя не племянник и не сын. Он уж и на Гонитву стал грешить, пенек трухлявый… - протянул ротмистр с нежностью. - Хотя зимой, по преданию, эти спят… А даже если и трупак, - пожал острым плечиком, - мне что за дело? Под вашим началом хорошо работали!
        И, посмурнев, сказал сухо:
        - Так что вам нужно?
        - Место в поезде и проездные документы на мою жену и меня либо подателя этой вот табакерки.
        Лицо у Зайчика вытянулось, как у мальца, расколотившего даже не горшок с вареньем, а половину буфета. Он побагровел так, что Айзенвальду показалось, ротмистра хватит удар.
        - Она вписана в мой паспорт, копия страницы из костельной книги о венчании прилагается.
        - Матолки… - просипел Матей, дергая на шее безукоризненный галстух, - ферфлюхте… Елупни… Я все должен был про вас знать! И кто вам так скоро с паспортом подсуропил?
        Генрих с легкой насмешкой развел руками. Ротмистр скривился.
        - Угадать нетрудно. Очень крупную взятку сунули, прикрываясь герцогом да при общей неразберихе… жертвой бунтовщиков девицу представили… какие бумаги!
        Френкель вытянул из скрипнувшего ящика заполненный гербовый лист с печатями и промежутком для имен, обмакнул перо в чернила:
        - Хотя перемещения гражданских лиц запрещены, для вашей супруги сделаю исключение. Пишу: подателя табакерки янтарной шлифованной… - прищурясь, вгляделся в паспорт, - с пани Айзенвальд… Севериной. Так? А это пропуск. Хе-хе, документик на документики.
        Пожевал вздернутой верхней губой:
        - Был рад снова с вами свидеться. В общем, совет да любовь. Ну хоть взглянуть на нее позволите?…
        Айзенвальд молча вытащил из-за ворота медальон.


        Через неполные пять минут, оставив ротмистра пребывать в смущении, распугав прохожих на Замковой и заставив материться возчиков, Генрих проскакал под третьей направо аркой и, не утруждая себя подниматься нормально, подтянулся на руках и перескочил на деревянную галерею ко входу в контору Йоста и Кугеля. Звоночек тренькнул и заткнулся. Возникший на пороге лакей побелел, точно узрев инсургента. Развернулся - и ни слова не говоря, понесся по плохо освещенным заковыристым переходам. Ссыпался по деревянной лестнице с резными перилами на первый этаж, запнулся о расставленные без смысла коробки и ящики и рухнул в открытый погреб. Раздался сдвоенный вопль испуга и боли.
        - Гликин!! Спина!!
        - Пан Ку-кугель… нога-а!…
        Приемная почтенной нотариальной конторы выглядела как после драки. Распахнутые шкафы с полупустыми полками, бумажные россыпи на полу, угрожающий крен подшивок, сложенных штабелями… Колобок Кугель разогнулся, будто из могилы, выкинув на пол стонущего лакея. Был тот кривенький и худой, так что орал Кугель скорее от неожиданности.
        - Уф-ф, пан Айзенвальд! - узнал он. - Сердце зашлось!…
        - Моя нога-а…
        Отставной генерал помог нотариусу вылезти, они осмотрели ногу: обошлось небольшим растяжением. Ногу перевязали. Айзенвальд проводил Гликина до выхода и дал денег на пиво.
        - О-ох, спина моя… - обмахиваясь большим клетчатым носовым платком, стонал Кугель. - Квасу? Или молочка холодненького?
        Взяв с кожаного кресла для посетителей серый вязаный платок, Айзенвальд сел. Положил платок на заваленный папками стол. Глаза нотариуса метнулись.
        - От дал Бог дурня! И без того не разогнусь… Кабы не собачья шерсть… - колобок на старушечий манер обвязал спину платком. - Так чем пану могу помочь?
        Интересно, подумал Айзенвальд, где он прячет непримиримую панну Антониду? И ее няньку? А впрочем…
        - Вы тут клад ищете?
        Глаза нотариуса сверкнули.
        - Прячу! - он указал обличающим жестом на пустые шкафы и ящики. - Это дарственные, купчие, завещания. Двести лет истории! А теперь что - на гвалт и поругание?!… А как ко мне придут люди да скажут: "Мы вам доверились, пан Кугель, так как я им в глаза посмотрю?!" - петушился он, и даже кучеряшки на затылке вздернулись, точно гребень.
        - Но отчего вы думаете, что все непременно погибнет?
        - Когда тон статей становится особенно ура-патриотическим - пояснил колобок ядовито, - это значит, развязка близко. Впрочем, верно и наоборот. Так что хоть в острог меня садите, а Вильню сдадут.
        Айзенвальд хмыкнул. Губернаторский гнев перекрыл для него источники сведений, и вот уже второй месяц отставной генерал, как и большинство виленцев, восстанавливал ход войны, опираясь на сплетни и слухи, скупые намеки в прессе, наградные и расстрельные списки и проходящие через город войска. И иногда эти прогнозы оказывались весьма точными. Вот как сейчас.
        - Так давайте к делу, пане, - нотариус огромным клетчатым платком вытер лоб.
        - Я пришел составить завещание.
        - М-да… - Кугель поводил глазами по потолку, в углах заросшему паутиной, -Так я напишу, а пан подпишет, так? - подтянул к себе чистый лист, обмакнул перо в чернильницу. Недовольный результатом, вытер его и обмакнул снова. И теперь уже с видом пуделя, готового служить, уставился на Айзенвальда.
        - Я, Генрих Ксавериан Айзенвальд, находясь в здравом уме и твердой памяти, - стал диктовать генерал, - завещаю все свое имущество движимое и недвижимое… вот опись, - он протянул нотариусу несколько мелко исписанных листков, - своей супруге пани Северине Айзенвальд, в девичестве Маржецкой, - безо всяких дополнительных условий. Можете для точности обозначить их сами, ваш хлеб.
        Вежливо улыбнулся. Кугель же заморгал и на этот раз вместо лба вытер горбатый нос.
        - Прошу простить, пан сказал, как звать супругу?…
        - Северина… Маржецкая.
        - О господи! - Кугель всплеснул пухлыми ручками и, не в силах сдержаться, забегал по кабинету, натыкаясь на шкафы и роняя стулья. - О господи! Я не ослышался?
        - Не ослышались.
        - Да где же это они?!…
        Колобок нырнул в погреб, и оттуда раздался шум падающих папок. Нотариус, толкая перед собой изрядный том, до половины вознесся над полом:
        - Вот. Слава те, господи, дождались.
        Открыл пожелтевшую обложку, рукавом смахнул пыль. Подул и потряс:
        - Вот. Тут все. Распоряжение завещателя, описи, купчие, закладные, векселя, и от пана Лежневского пакет. Уж будьте ласкавы супруге передать.
        Спихнув папку Генриху, он похлебал водички из кувшина и склонился к завещанию:
        - Еще минутку… Пан Айзенвальд…
        Посопел, опять вытирая лысину.
        - Как я вижу, пан очень богатый человек. Одно перечисление маентков целый лист заняло.
        Отставной генерал осторожно кивнул.
        - Вы же с супругой в Лейтаве жить не останетесь?
        Айзенвальд неопределенно повел плечами.
        - Ясиновку вы видели. Замок обветшал, место дикое, да и две смерти наглых, продать - и не купит никто…
        Генрих побарабанил пальцами по поручню кресла:
        - Пан Кугель, пан Кугель… Вы уж напрямую объясните, к чему ведете.
        - А к тому, что не по божески будет панну Антониду наследства лишать, - заспешил, - не знаю уж, как там ваша супруженница, бедна ли… Но… нельзя ли как с ней договориться? Насчет Ясиновки, значит? Конечно, пан Лежневский так решил, воля убиенного и прочее…
        Айзенвальд втянул в себя пыльный душный воздух:
        - Пан Кугель, поймите. Даже откажи пани Северина панне Легнич имение, его тут же подвергнут секвестру и баниции. Вы законник, не вам объяснять, - сузил глаза. - Только божьим чудом панна Антонида сегодня с жизнью не рассталась. И искать ее будут тщательно, уверяю вас.
        Кугель прижал пухлые пальцы ко рту, точно боялся проговориться.
        - Так что и Ясиновку, если будет на то воля найяснейшей пани Айзенвальд, и мое все имущество, если пани скончается прежде меня, оставляю я… - он подумал недолгое время, - Навлицкой плебании. Пан Кугель, пишите…
        Нотариус печально зашваркал пером по бумаге.
        - Оставляю Навлицкой плебании, с условием, что Горбушка Франциск Казимир, ксендз-пробощ, и любой, кто ему придет на смену, обязуется выплачивать панне Легнич Антониде Вацлавовне и мамке ее Бируте ежегодно сумму на руки, достаточную для достойного паненки и означенной мамки проживания от дня вступления завещания в силу и до самой вышеозначенных особ смерти, как бы статус вышепоименнованных ни менялся. Добавьте… Если панна Антонида или панна Бирута выйдут замуж, то сумма не сделается меньше и муж на нее прав иметь не будет. И мне дайте прочесть прежде, чем подпишу.
        Пока Кугель писал, Айзенвальд вытащил бумажник, отсчитал из него значительную сумму в марках - куда большую, чем стоили услуги нотариуса:
        - Вот вам для начала. За работу, и паненке Легнич остальное.
        - Я не…
        - Ну да, - уголком рта усмехнулся Айзенвальд. - Тогда панне Бируте передайте, и здоровья пожелание. А к вам у меня будет еще одна просьба.
        - Все, что пану угодно!
        - Немногое. Прошу вас завтра в шесть утра быть у меня и проводить на вокзал мою супругу. Она больна, Ян один не справится.
        Кугель старательно закивал, замахал пухлыми ручками, затряс горбатым носом:
        - Не вопрос! Не вопрос! И в полшестого буду!
        - Спасибо.
        - Да не за что!
        Высунув от усердия язык, дописал документ, сделал копию, дал Генриху перечитать и расписаться, подмахнул сам, прихлопнул печать. Один экземпляр протянул завещателю, второй запер в ящик стола. И деликатно, едва не под ручку, проводил гостя до порога.

*** - Отойдите к стене и не делайте резких движений.
        - Что вам нужно?
        Высокий белокурый парень усмехнулся:
        - Просто у нас наконец дошли до вас руки.
        - А кто вы?
        - Резонный вопрос, - незваный гость опустился в кресло, небрежным жестом откинув плащ. Без развязности, легко и изящно. Айзенвальд невольно залюбовался им - несмотря на обстоятельства.
        - Выполняйте, генерал. Вы ведь привыкли выполнять приказы.
        Айзенвальд молча подчинился. Их было слишком много. Ну, уложит одного-двух. Проблемы это не решит. А Северина…
        - И все же, господа, кто вы такие, чтобы распоряжаться в моем доме?
        Парень приподнял левую бровь:
        - А вы уверены, что этот дом ваш?
        - Уверен.
        - …сказала лиса, вламываясь в курятник.
        "Росту выше среднего, внешность обычная, волосы русые в рыжину, глаза серые, лицо округлое, приятное, кожа чистая, подбородок твердый, скулы высокие…" Вот и свиделись, опальный князь, Ведрич Александр Андреевич герба Звоны.
        - Будь вы один - я бы спустил вас с лестницы.
        - Браво, генерал, - захватчик хлопнул ладонями. - А так вы не можете. Вы достаточно рациональны, чтобы решиться на поступок.
        - Да, - Генрих прислонился к стене и сложил руки на груди.
        Улыбка Алеся сделалась презрительной. Он сощурил серые с желтинкой глаза.
        - У меня есть время ответить на ваши вопросы. Вы и так знаете достаточно много. А кто слишком глубоко копает - долго не живет.
        Настал Айзенвальду черед улыбаться. Не верилось как-то, что вот этот нагловатый юноша держит в руках его жизнь. Но Северина! Северина…
        - Итак, вы спрашивали, кто мы. Мы - Стража. Нас иногда еще называют Гонитвой, но это чисто внешнее название. Оно не отвечает сути.
        - А как же велеисы по ветру и зеленые огни в гривах и конских глазах?
        Ведрич пожал плечами:
        - Р-романтично. Но несерьезно. Зачем вам, военному, генералу и карателю, романтика?
        - Я в отставке.
        - И приехали сюда собирать фольклор, - парень злобно фыркнул. - Нет. У нас длинная память.
        - У вас?
        Гость заботливо осмотрел пестованные пальцы:
        - У нас. Я - часть целого.
        - Не-человек?
        - Иногда.
        - А сейчас?
        Алесь встал - так же грациозно - и, подойдя к окну, выглянул из-за занавески. Тишина в мире была колокольная. Ни звука шагов, ни скрипа амуниции… Точно в дом вломились призраки. Да собственно, так оно и было.
        И с улицы ни стука, ни шороха, ни лязга подковы о булыжник… Генриха не покидало ощущение, будто он одновременно существует в двух мирах - в Виленском своем доме в мае месяце и в пустой заснеженной Лискне: обернись - и рысь на часах подмигнет персиянским раскосым глазом.
        Незваный гость пожал плечами:
        - Какая разница. Трудно объяснить вам - чужаку. Хотя вы подошли ближе прочих. Вот только промедлили зря.
        Он щелкнул пальцами:
        - Тихари!
        Вперед шагнули парни с белыми глазами и пустыми лицами. У одного была прокушена яремная вена, а у второго от уха до уха разорвано горло.
        - Еще две жертвы на вашей совести.
        Айзенвальд наклонил голову. Ведрич не увидел его глаз - опасного зеленого огонька в них. Люди Стражи между тем обыскивали комнату.
        - Оружие в правом ящике бюро, - подсказал Генрих. - Дуэльные пистолеты. И коллекция сувалкяйских ножей в спальне на ковре. Другого нет.
        Алесь посмотрел на него с новым интересом.
        - Я должен бы ненавидеть вас, генерал. А вы мне нравитесь. Жаль, что мы солдаты разных армий. Только мы ищем не оружие.
        - А что? Я мог бы избавить вас от лишнего беспокойства.
        - Пра-авда?! - он почти искренне сыграл удивление. - Где Хозяйка?!
        - Кто?
        - Ну вот, - князь едва уловимо усмехался, - а вы же обещали нам помогать. Попробуем иначе. Взять!!

***


        Развалины Гядиминовой башни в сумерках казались серыми. Ниже был серпантин лысой горы, а еще ниже роща над речкой Вилейкой, которая, соответственно названию, точно змейка, крутилась туда и сюда в густых зарослях, названивала по камешкам. Запахи хвои и листьев тяжело колыхались в воздухе. Кони тихонько ржали, перебирая копытами, привязанные к трухлявому кленовому стволу. Им точно передавалось нетерпение хозяев. В этот ранний час роща под Бекешевой горой - любимое место для пикников и прогулок пеших и конных - точно вымерла. Только четверо мужчин украшали собой полянку среди густых папоротников и крапивы, топча ее вдоль и поперек: трое студентов в форменных мундирах с голубой выпушкой и сухонький старичок в черном партикулярном платье, с докторским саквояжем в руке. И если последний стоял, вытянув шею, слушая птичьи трели, то остальные все больше нервничали. Начав с шепота, с каждым вновь произнесенным словом возвышали голос, перейдя чуть ли не на крик.
        - Не явится, говорю вам, Тумаш! - вопил рыжий ушастый Мирек, которого Занецкий пригласил в секунданты. Миреку пришлось рано встать, он все время зевал, дуэли не происходило, и у молодого графа портилось настроение. - Еще полицейских натравит. Привлекут за двубой. Или так патруль прицепится. Они счас, как осы, кусаются - дай только повод.
        Мешковатый сонный Мись вяло кивал.
        - За что? Если он не явился… - Тумаш хорохорился, но губы его вздрагивали. Занецкому вовсе не хотелось делиться с братьями Цванцигерами причиной, по которой он вызвал на дуэль своего немца-хозяина, которого до того расхваливал непрестанно перед друзьями и знакомыми, превознося до небес, и вводил к ним в дома.
        - Вот что, - проворчал Мирек, наконец, сбивая кнутовищем с мокрой замши сапог приставшие семена, - мы тут с паном доктором еще поскучаем (доктор вежливо кивнул). А вы с Мисем поезжайте, разбудите невежду. А то я его сам еще потом вызову, стреляться непременно.
        - Не надейтесь, - произнес Тумаш дерзко и стал отвязывать от липы верхового. - После меня не понадобится.
        Всадники друг за другом пересекли вброд речушку и мимо костела святой Анны переулками поехали в гору, где на улице Замковой в доме Красницкого жил Генрих Айзенвальд. Не будь студенты так раздражены, то обратили бы внимание на пустоту и тишину, царящие в Кривом граде. Жизнь не закончилась, даже несмотря на подходящие к Вильне мятежные отряды, так что для этого вроде не было причин. Но город точно оглох. Не скрипели телеги, не ржали лошади, не орали петухи. Не было видно кошек, габреев и вездесущих нищих. Мир из розового алебастра с нарисованными на нем мостовыми, домами и деревьями оглашал лишь топот их коней.
        По случаю раннего утра ворота, ведущие во двор, были заперты. Тумаш постучал в ставень с угла кнутовищем, надеясь, что лакей проснется и впустит его. Заскулил соседский пес, а нужный им дом оставался безмятежно тих. Став на седле, Тумаш через верх ворот заглянул во двор.
        - Черт! - высказался он, почти повисая на воротах. Створка медленно поехала в сторону.
        - Что там?
        - Черт, - повторил Тумаш безнадежно.
        За воротами взгляду открывался знакомый, как дважды два, похожий на этолийский квадратный внутренний дворик. С одной стороны его замыкали уже упомянутые железные, выкрашенные зеленой краской ворота. Три остальные стороны составлял охряной двухэтажный дом с крыльями, крытый черепицей, обведенный по периметру деревянной галереей с двумя наружными лестницами. Под одной из лестниц был вход в нижний этаж. Окна закрыты зелеными, в цвет ворот, ставнями. Посреди дворика был квадратный кусочек земли с раскидистой старой липой. Часть ветвей ее засохла, но и того, что оставалось, с лихвой хватало, чтобы затенить дворик и разлить вокруг запах весны. Именно под липой лежало окровавленное тело. А вокруг пересекались и путались, как в кошмаре, среди комьев вывороченной земли отпечатки копыт. И никуда не вели. Не было на ровных чистых плитах, занимавших остальное пространство двора, грязных следов. Либо их кто-то педантично смыл.
        Створка ворот гостеприимно раскачивалась перед носом. После мучительных усилий засов поддался. Тумаш вместе с конем протек во двор, Мись последовал за ним и от открывшегося зрелища почти выпал из седла. Его тут же повлекло на угол, согнув вдвое. Он даже вальяжность свою утратил.
        - Инсургент! Тьфу! - чувствуя, что впору согнуться рядом с Мисем, беспомощно выругался Занецкий. - Вы что, трупов никогда не видели?
        - …
        - Эх, а я говорил, что надо пройти курс медицины. Поезжайте… - Тумаш устремил глаза наверх - к голубому с редкими облачками небу, и почувствовал себя гораздо лучше, - за хирургом поезжайте. С коня не свалитесь?
        - Идите вы… в задницу, Тумаш! - отозвался молодой Цванцигер, розовея. - А ехать нужно?
        - Нужно!
        Мись несколько раз промахнулся ногой по стремени. Но это было простительно - конь вел себя столь же нервно, как и хозяин: прядал ушами, хрипел и вздрагивал, чуя запах крови. Наконец парень утвердился в седле и сразу пустил чалого в намет, шалой дробью подков огласив переулок. Тумаш из-под руки глянул приятелю вслед, зачем-то в оба конца оглядел совсем пустую улицу, заглянул за угол и наглухо закрыл и запер на засов заскрипевшие ворота. К счастью, не оказалось любопытных выглянуть и на этот унылый пронзительный звук. Тумаш тяжело вздохнул, привязал коня у двери и направился к телу. Вот так же, прежде чем сгинуть невесть куда, натоптали вершники вокруг тела князя Омельского. Только в того несколько раз не стреляли в упор. Крови было страшно много. Усилий стоило не попасть ногой, пока Тумаш брал мертвеца за руку, чтобы нащупать несуществующий пульс. Один глаз Айзенвальда был закрыт, второй стеклянно пялился в небо, и по нему ползла бронзовая муха. Так что все врачебные таланты Тумаша были уже ни к чему. Обжигающие обида и ненависть улеглись. Тумаш коротко помолился о мертвом, думая, что если бы до
него разобраться с Айзенвальдом успел комитет Стражи, то это не выглядело бы столь странно и жестоко. И кто-то обязательно прибежал бы на звуки выстрелов, и тут бы толпились полиция, военные и любопытствующие соседи… Ни на что это не было похоже.
        За то время, что Занецкий мучился размышлениями, тело, залитое кровью, точно клюквенным сиропом, и казавшееся совершенно мертвым, успело сесть, привалившись к стволу, и ковыряло указательным пальцем в окровавленных лохмотьях бывшей рубашки.
        Тумаш протер глаза.
        - Э-э… а как же… а дуэль… и…
        Пальцы трупа нашарили и выкинули на землю корявый кусок свинца. Желудок Тумаша не выдержал.
        Мухи, прилетевшие на кровь, звенели, совершая в воздухе неспешный танец. Делалось жарко. Тумаш вытер лицо рукавом. Между тем Айзенвальд выколупал последнюю пулю из ствола липы. На коре остался уродливый шрам.
        - Извините, - сказал Генрих, слегка заикаясь. - Чесались… невыносимо. Отложим дуэль?
        - Да, конечно.
        Тумаш огляделся и сел прямо на землю.
        - М-можно попросить?
        - Вы… как это у вас…
        - "И не вложу перста моего в раны от гвоздей…" - с иронией прошептал Айзенвальд. - Дайте попить.
        - Идите к черту! То есть, вам нельзя. Когда в живот…
        - Молодой человек! Не правда ли… мне лучше знать?
        Тумаш принес баклажку и, вылив воду на платок, обтер раненому губы. Но Генрих решительно вырвал у бывшего секретаря посудину, долго и неопрятно пил. Встал пошатываясь, держась за ствол. Занецкий подставил плечо.
        - Кто это… вас?
        - Гонитва. Потом. Расскажу. Отведите меня. В дом.
        До крыльца они добирались целую вечность. Липкая рука на плече Тумаша от шага к шагу делалась тяжелее. Айзенвальд шел, закрыв глаза, тяжело, со свистом, дыша.
        - Позовите… Яна…
        - Сейчас. Потерпите, сейчас все сделаю…
        Дверь была заперта. Усадив бывшего хозяина на приступку, Тумаш долго безнадежно толкался в нее, потом взбежал на галерею и высадил окно. Ян нашелся в кухне, с заткнутым ртом, избитый и связанный по рукам и ногам. Пользы от лакея было немного. Зато явились Цванцигеры с доктором. Общими усилиями Генриха уложили в постель. Хирург разрезал и отшвырнул липкие окровавленные лохмотья, обмыл место ранения и с безмерным удивлением уставился на гладкий живот пациента с парой обширных выцветающих синяков и на глазах зарастающими шрамами.
        - Та-ак-с, - потрясенно произнес он. - Как себя чувствуем?
        - Пить… хочется, - произнес Айзенвальд сквозь зубы.
        - Дайте ему… пить…
        Генрих за руку притянул Тумаша к себе:
        - Северина… наверху.
        Тумаш снова побежал наверх. Постель в спальне, казалось, еще хранила отпечаток тела, сонное, ласковое тепло. Но женщина-гонец исчезла. Внизу кроме суетящихся гостей и стонущего лакея тоже никого не было. Ян на вопрос Тумаша только дергал встрепанной головой, стонал и закатывал глаза.
        Айзенвальд все понял без слов. Рот дернулся.
        - Они… не… обидят? - зачем-то неловко спросил Занецкий.
        - Как бы она сама… не обидела.
        И провалился в сон - как в омут. Но это совершенно не помешало бывшему секретарю увидеть звезды, похожие на осколки нимба, у него над бровями.

***


        Айзенвальд провел рукой полбу, заслонив звезды. Тумаш с приоткрытым ртом смотрел, как свет, прорываясь сквозь ладонь, становится вишневым, и просвечивают кости.
        Генерал вздохнул и потянулся:
        - Не надо смотреть на меня так.
        Занецкий потряс головой:
        - Извините.
        - Лучше налейте мне вина. Себе не надо - оно с солью. Я сегодня пью, как лошадь, и, словно беременной бабе, соленого хочется. А еще Ян сейчас вареную курицу притащит. Будете?
        - А… Да.
        Студент рассеяно взлохматил волосы.
        - К вам Кугель заходил.
        - Давно?
        - В осьмом часу. Молил простить за опоздание. У него сегодня, как в той сказке, из рога всего много. Кобыла охромела, ось у коляски лопнула, еще деньги рассыпались и замок заел.
        Стукнув дверью, отворачивая раздутое лицо с глазами-щелками, вошел Ян с курицей на фарфоровом блюде. Генрих с Занецким смели ее в мгновение ока и принялись за жареную картошку.
        - Ну и хвала Богу, а то был бы уже мертвым. Я… помнится… обещал рассказать вам о Гонитве. Не против по дороге побеседовать?
        - Шутите? - заморгал студент.
        - А вы мне по-прежнему не верите?
        - Гонцы не лгут.
        - Зато умалчивают виртуозно. Кстати, я не совсем гонец.
        - А кто?
        - Ужиный Король. Мы тут с покойником Александром Ведричем содержательно побеседовали. Так что прежде, чем спасать жену, придется заглянуть в ратушу. Забрать короны. Тумаш!
        Занецкий, икая, плюхнулся на стул, сцепил пальцы на коленях:
        - И не подумаю. Вы… вы с ума сошли. Вас чуть не убили, вы на ногах еле держитесь! Да вы знаете, что на улицах творится?!
        - Вот за что люблю лейтвинов, - Генрих опреся о кроватную спинку и тяжело встал. - Как все у врага хорошо - так искренне ненавидят, но стоит тому попасть в беду… Так сама мысль ограбить музей в вас протеста не вызывает?
        - Пан Генрих!
        - П-простите…
        Он безропотно дал сосчитать себе пульс и стал все же одеваться.
        - Пистолет у вас есть? - спросил резко. - Мои пропали.
        Тумаш полез под мышку:
        - Нате! Вы беззастенчивый авантюрист… С кем я связался…
        - Я уже объяснил, с кем.
        И позвал Яна.
        Под руки они свели Айзенвальда до площадки и остановились передохнуть. Опираясь на точеный кубик, украшающий перила на повороте, генерал высказывался с какой-то веселой яростью, так что искры брызгали из глаз:
        - Таких вечно губит самонадеянность и желание покрасоваться напоследок перед жертвой. Ну, и высказать то, чего никому нельзя доверить. Если исповедник после умрет, палач ничем не рискует.
        Они спустились на еще один пролет, лакей повозился с засовом и распахнул двери в залитый солнцем двор. Вдвоем с Занецким они оседлали Длугоша и двух упитанных гнедых.
        - Ничего не поделаешь, придется под седлом походить, - Тумаш похлопал упряжных по изогнутым шеям. Полез в карман за сахаром.
        - Вы их не кормите, сцепятся а то. Пан генерал, може, я на караковом поеду?
        Айзенвальд фыркнул. Велел подвести верхового к крыльцу и закинул в седло непослушное тело.
        - Пан Ведрич так упирал, что короны зарыты, Ужиный Король мертв, зато Морена встала, и что на всех папоротника от нее и Гонитвы защититься не хватит, что я уж начал опасаться за его здоровый ум и трезвую память…
        Тумаш отчаянно замахал руками, показывая, что и его память от этих объяснений тоже уже не слишком трезвая. Ян же бормотал под нос, налегая на створку ворот:
        - А чего?… Папоротников цвет от Гонитвы ратует и этой… безносой, не к ночи будь помянута, - он потрогал шапку и широко перекрестился. - У нас в деревне любой скажет. И меня он спас.
        - Ну да! А что короны? - не собирался сдаваться Тумаш, - Те, в виде ужей, что в ратуше? Так паны Долбик-Воробей и Адам Цванцигер по науке опровергли принадлежность их Эгле и Жвеису.
        - Errarae humanum est… - Генрих послал коня в арку, гордо выпрямившись в седле - будто не сгибался только что, хватаясь за живот. Занецкий оглянулся: синеглазый Ян тоже сидел крепко. Да и проехать им было всего ничего - налево по Замковой до места, где она соединялась с Большой. Вот только сейчас мощеная змея улицы кипела от стены до стены вояками и штатскими, пешими и верховыми. Все суетились, орали, подрезали друг другу дорогу: лошади в мыле, взбешенные всадники, застрявшие в сутолоке экипажи. Волоклись груженые телеги с семействами поверх скарба; заядло матюкались возчики; протяжно щелкали бичи, засталяя эхо метаться между домами. Пробираться пришлось по головам: размахивать плетью, горячить коней - прохожие с криком порскали из-под оскаленных морд и взнесенных копыт. На площади перед ратушей бедлам не закончился, но слегка раздался в стороны.
        Чтобы проникнуть в музей, Айзенвальд выбрал боковой вход, спрятанный за ствол старой ивы. Тумаш помог бывшему хозяину спешиться. Ян подхватил поводья.
        - Подождешь на Руднинку, - приказал Айзенвальд. - Мы начали говорить о коронах. Вы не представляете, насколько Цванцигеры ходили по краю… Ведрич прекрасно знал, что короны найдены. Сам присутствовал…
        Он поставил ногу на очередную ступеньку.
        - Но он не человек, забрать их не мог. А потом посчитал, должно быть, что так даже лучше. Лежат себе в музее и лежат… Приходи и…
        Тумаш подергал запертую дверь.
        Айзенвальд, тяжело дыша, присел на спину одному из украшающих крыльцо львов. Погладил завитки мраморной гривы.
        - Отдохнем… Так вот. Узор… развивается циклично, время от времени претерпевая колебания. А полюса его - Морена и Ужиный Король. Когда же Ведрич призвал богиню смерти, ну, пусть думал, что призвал… и убил пана Лежневского, стрелка дернулась к темной стороне. Но предки не дураки…
        Айзенвальд потер шею, на которой, показалось Тумашу, заалела на миг полоса от сорванной цепочки с медальоном.
        - Создали защиту от сволочей. Пятьсот лет короны в земле лежали - и вдруг всплыли?
        Я-то полагал по наивности, что Эгле символы державности спасла. А на деле - механизм прямой связи с Узором.
        Мужчина встал, оттолкнувшись от львиной головы. Принялся ковырять в замке хитро изогнутой проволокой.
        - И первое, что я спрошу у него… Хрен с ним, с дуализмом. Но ведь нарочно так не перепутаешь. Носитель яростной животной жизни причиняет смерть, а та, что должна убивать - наоборот, жалеет и спасает. Так что у Лейтавы есть шанс.
        Скрежетнув, отжался язычок замка. Из открытой двери повеяло затхлой прохладой и тишиной.
        - Панове, панове! Какое счастье, панове… - упитанный офицер в мундире дрогичинских егерей перскочил низкую оградку у крыльца. Хрустнули цветочные стебли под лаковыми сапогами. С ивы сорвалась, сердито каркая, жирная ворона.
        - Меня послали, а двери заперты…
        Айзенвальд, преспокойно сунув отмычку в карман, склонив голову к плечу, разглядывал вислый нос незнакомца, глаза цвета спитого чая, подбритые на височках седые волосы.
        - А по какой такой надобности… послали?
        Дряблое лицо военного побагровело:
        - Я не уполномочен!…
        - Как пана величать?
        - Майор Батурин… Никита Михайлович.
        Генрих приветственно поднес пальцы к шляпе:
        - Что ж мы на крыльце беседуем, Никита Михайлович? Пройдемте, - и вежливо указал на застеленный лысой ковровой дорожкой коридор.
        - Так кто же вас все-таки послал, - рассуждал он словно сам с собой, - уж не Ведрич ли Александр Андреевич?
        - А если и так?
        - А уж не за коронами ли?
        Лицо Батурина просияло:
        - Господи! Так вы от него? Я могу идти?
        Занецкий ухватил толстяка за рукав. Батурин нервно вздрогнул и оглянулся.
        - И не стыдно вам, милейший, национальные святыни воровать?
        - А? Что? Да как вы!…
        Айзенвальд сдвинул шляпу на затылок. Батурин икнул.
        - Я не… Они меня обложили. Этот рыжий… он самый страшный… сочит и сочит. От Случ-Мильчи меня гнал. И хоть бы кто его заметил! - майор до хруста сцепил пухлые волосатые пальцы. - Всему эскадрону глаза отвел! Только кони бесятся. Конь - существо тонкое… А этот скалится себе, вражина рыжая! И сармат под ним просвечивает.
        - Так он что, мертвый?
        - Еще какой мертвый! - Батурин в ажитации ухватил Генриха за рукав. - Вилы в спину ему воткнули. А ему хоть бы хны! Ездит… и пялится. Сова! А уж Ведрич… - зашептал Кит. - Я, как в тенетах, с ними. Знаете, что он мне велел?! Велел устроить, чтобы панна Легнич с ножом на меня кинулась. Мой полк Доминикан[Доминикане - монастырь, используемый под тюрьму] охраняет…
        Он стал быстро расстегивать воротник. У основания шеи открылась царапина. Никита ткнул в нее пальцем:
        - Невесту не пожалел, понимаете?
        Генрих отступил, брезгливо отряхивая рукав. Но Батурин этого не заметил.
        - А откуда она нож в тюрьме взяла? - удивился Занецкий.
        Кит смерил студента взглядом:
        - В хлебе. Я ей и пронес.
        - Хитро-о, - даже как бы с одобрением протянул Айзенвальд. - А зачем было нужно, чтобы она на вас кидалась?
        - Для смертного приговора. Сама-то эта дура Ведричу не нужна, - не замечая, как меняется лицо Занецкого и как Айзенвальд наступает ему на ногу, вещал Батурин. - У него в другой девке интерес. Чтоб спасать Антониду кинулась.
        Теперь уже Тумаш наступил Генриху на ногу. И они оба мрачно вперились в майора.
        - А смысл в этом какой?
        - А такой, - воздел палец Кит, - чтобы сознания ее лишить и после вертеть ей, как вздумается.
        - Похоже, он вам доверяет… - нехорошо сверкнул глазами Генрих.
        - Со злости проболтался, убл… - должно быть, вспомнив что-то неприятное, Кит стал тереть кирпичные щеки. - Год почти за ней бегает. Она, было, и пошла на поводу, да в марте все кончилось. Как на масленую чучело Морены сожгли. При чем тут это?
        Айзенвальд скрежетнул зубами:
        - Лучше вам этого не знать. Вы идите, пан майор, идите!
        Батурин развернулся и с удивительной для его комплекции прытью бросился прочь по коридору. Тумаш схватил Генриха за руку:
        - Вы…
        - Идем, - тот сузил глаза. - Я справлюсь.
        Студент с удивлением отметил, что каждый следующий шаг действительно дается бывшему хозяину легче, а в конце едва поспевал за ним. Только чакали, растворяясь перед Айзенвальдом, двустворчатые, с золотой лепниной двери. Даже отмычка больше не потребовалась.
        Гробовой тишиной встретили непрошеных гостей музейные покои. Все так же лежали в стекляных гробах скелеты и висела на стойках бархатная малиновая лента с медной табличкой: "Адам Цванцигер, Франциска Цванцигер; Долбик-Воробей, профессор отдаленной истории. Дар Виленскому историческому обществу".
        Без всякого почтения отставной генерал шагнул вперед. Легли на пол стойки. От удара локтя со звоном вылетело стекло витрины. Айзенвальд снял со скелетов и спрятал за пазуху две ужиные короны.
        - Идем!
        Тумаш, оскальзываясь на битом стекле и потеках воска, поспешил следом. В полутемных сводчатых совершенно пустых покоях ратуши пахло копотью и пылью.
        Они двое уже были на лестнице, когда здание содрогнулось, долетел гулкий грохот, посыпалась штукатурка с потолка и стен. Снова неприятно (и обильно) зазвенело бьющееся стекло. Украшающая площадку лестницы картина в позолоченной тяжелой раме, сорвавшись с углового крюка, поползла вниз. Генрих рванул Занецкого за локоть. Тумаш какое-то время дрожащими руками стряхивал со студенческого сюртука пыль: дело пустое и безнадежное, но это позволило ему успокоиться. Айзенвальд между тем осматривал накренившееся полотно: вспененное море, парусник, придавленный грозовым небом. И нежданным абрисом всадник, скачущий в воду из-под натянутых парусов.
        - Р-рощиц, - сказал Тумаш почти спокойным голосом. - Он меня преследует.
        Грохнуло снова. Заметалась под ногами лестница. Со звоном разбилось то, что уцелело при прошлом залпе.
        - С Трехсвятской горы, - определил Айзенвальд.
        - Умгм… Гелгуд заволок батарею на Понары, - произнес Тумаш радостно. Через час-два Вильня будет наша.
        Генрих хмыкнул:
        - Таки лично волок?
        Занецкий смешался.
        Из-за высокой створки никем не охраняемых входных дверей они выглянули на залитую солнцем площадь. Какие-то четверть часа назад она, как и извилистые улицы старого города, была под завязку полна кавалеристов, груженых подвод, мятущихся с узлами беженцев; все куда-то бестолково спешили, сталкивались, путались… над толпой витали заполошные крики, цокот подков, щелканье кнутов, команды, слухи один страшнее другого, которые усиливали эту путаницу и шум. Сейчас улицы вымерли. Только валялся мусор и блестело битое стекло.
        - По стеночке, по стеночке, - сказал Айзенвальд. Грохнуло и засвистело над головой. Они, пригибаясь, обогнули ратушу и остановились там, где клубок переулков скрещивался с улицами Замковой и Большой и где Ян стерег коней.
        - Мне с вами?
        Айзенвальд покачал головой.
        - Тут скорее священник нужен!
        Тумаш, помедлив, протянул руку бывшему хозяину:
        - Уд-дачи в-вам, Генрих.
        - И тебе. Куда сейчас?
        - У нас отряд… с-студентов… мы пойдем на Трехсвятскую, на прорыв.
        Он еще раз попытался отряхнуть сюртук, сглотнул при очередном взрыве, потряс головой:
        - М-может, п-переждешь?
        Айзенвальд прикрыл глаза: словно глядел куда-то, куда обычным взглядом не заглянуть:
        - Только бы она продержалась. Морена…
        - Что?
        - Морена - это смерть.
        Крейвенская пуща, два года назад

        Алесь сидел на корточках на кромке берега, ломал по закраинам подмытый водою лед, льдинки частью складывал в горку на берегу, точно намереваясь позже составить из них слово "вечность", частью же пускал плыть по течению. В зеркале очистившейся воды отражался цветущий шиповник. Волны, набегая на берег, лениво шелестели, выносили на песок белую пену, ил и кусочки янтаря.
        - …белая пена - жизнь, а красная - смерть…
        - Вы что, думаете, меня можно притянуть заклинанием, как козу за веревочку?
        Алесь вздрогнул и резко встал. Отряхнул ладонью голенища сапог и колени.
        Гивойтос спускался к нему с обрыва, придерживаясь за метелки травы, из-под ног с шорохом сыпались мелкие камешки. Это его превосходство в положении почему-то рождало в душе Алеся шершавый осадок - как от попавшего в горло песка.
        - Все было проще. Жвеиса и его людей заманили в засаду, была драка в лодье и на берегу, много крови пролилось… Но совсем не здесь. Здешний замок князь построил для Эгле. Только от него мало что осталось.
        Ужиный король улыбался. Зубы у него были неожиданно ровные, и улыбка красивая, только и она князя раздражала.
        - Доброе утро, Алесь Андреевич.
        - Не могу пожелать вам того же.
        - Тогда зачем вы приехали?
        - Требовать справедливости!
        Гивойтос шагал впереди вдоль кромки берега, огибая холм, поросший навечно согнутыми ветром золотистыми соснами с раскидистыми вершинами. Запах хвои мешался с запахом шиповника, шуршал песок под сапогами. Витающий в воздухе сладкий аромат приводил Ведрича в ярость. Здесь всегда цветет шиповник. Ну конечно, как же иначе! А скудные крестьянские посевы пусть скручивает от внезапной жары, или выбивает градом… Открылась мраморная лестница, ведущая на обрыв. Щербатые ступеньки лезли вверх среди густых папоротника и крапивы, каких-то лохматых кустиков и юного чернолесья; перил вовсе не было. От крутизны перехватывало дыхание.
        Наверху было много света. Так много, что хотелось какое-то время стоять зажмурившись. А потом взглянуть на разлапистый дом, стены которого были выложены серыми плитами, а стекла в частых переплетах казались черными, как бездонная вода. Фронтоны изгибались петушиными гребнями, крыша, увенчанная короной печных труб, была похожа на костлявую драконью спину.
        Вдоль стен, обрамляя окна, тянулись кверху сухие плети дикого винограда, красно-коричневые листья загибались по краям. Дом выглядел неухоженным и прекрасным в своем увядании. Клумбу перед искрошившимся крыльцом устилало толстое одеяло палых листьев. Обе стороны крыльца вместо привычных львов украшали симарьглы - каменные псы с позеленевшими, как старые церковные шпили, медными крыльями. Они были похожи, как близнецы - с пятнистыми замшелыми спинами, приподнятыми цепочкой позвонков, с приоткрытыми черными губами и спаниельими ушами, падающими на глаза. И при этом оставались разными: один словно дремал, положив брылястую голову на лапы, прикрывшись крыльями и поджав пушистый, точно беличий, хвост. Второй приподнялся, в позе жадного любопытства осев на зад, правое ухо и правое крыло словно смахнуло в сторону ветром, а глаза, сделанные из ярких камешков, весело сияли навстречу гостю.
        Присев на цоколь под мифологическим зверем, Гивойтос стал задумчиво набивать трубку. Ведрич взошел на крыльцо, наконец-то (наконец-то!) оказавшись выше хозяина, увидел расставленные вдоль балюстрады обрамлявшей дом галереи разноцветные герани в горшках. На фоне серых плит пола цветы казались охапками круглого пламени. Алесь вспомнил о находящейся где-то здесь Ульрике и кисло сморщился.
        - Вы должны быть с нами, Ужиный Король.
        - Племянница… Нетрудно догадаться, - так же неторопливо, как только что набивал трубку, Гивойтос выколотил ее о постамент, поднял на собеседника серые, словно гусиные перья, глаза: - Будьте добры, молодой человек, уточнить, кто такие эти "мы".
        - Все честные люди. Патриоты Лейтавы.
        - Вы не могли бы назвать имена?
        Ведрич сжал в карманах кулаки, стукнул ногой по каменному столбику балюстрады, ушибив пальцы:
        - Вы надо мной издеваетесь?
        - Совершенно верно. Как много она вам рассказала?
        Князь пожал широкими плечами.
        - С детства меня учили, - произнес он с горечью, - что гонцы - лучшие среди людей, защитники и святые. Поборники веры и справедливости. Охранители соборности и державности. Приученные слушать тихий голос родной земли, и доносить его до тех, чей слух не столь тонок. Чувствовать ее заботы и тревоги. И ради нее пойти на виселицу, на дыбу, на плаху. И повести за собой других. Они были среди тех, кто превозмог татар под Койдановым и Крутогорьем, остановил при Грюневальде тевтонских рыцарей…
        Он остановился, пораженный тихими икающими звуками, повернулся к Гивойтосу. Глаза у того были закрыты, уголки рта и щека дергались на запрокинутом к небу лице, казалось, Ужиный Король плачет. И лишь минуту спустя Алесь понял, что тот смеется, всхлипывая, едва удерживая в себе безумный гомерический хохот. Князь пнул ближайший горшок с геранью, тот опрокинулся и лопнул, выпуская из себя струйку земли. Упал набок скомканный розовый цветок.
        - Не стоит, Ульрика обидится. Виселица, дыба… Интересный же путь вы предлагаете нашему народу.
        - Я оговорился, - произнес Ведрич сухо. Опустился на колено, стал оттирать носок сапога от земли.
        - И мы должны вас к этому вести.
        Алесь крутанул головой, русые волосы заполоскались нимбом.
        - Не считая, что гонцов осталось - пальцев одной руки хватит пересчитать. И это вы напели моей племяннице?
        Ведрич глухо молчал. Тяжелые приспущенные веки прятали желтую искру внутри серых с зеленью глаз.
        - Вас никто не просит входить в повстанческий комитет. Добывать для нас оружие или печатать литературу. Или произносить перед крестьянами речи, зовущие к восстанию. Но разве вы оглохли? Разве вы не слышите, как земля стонет под пятой завоевателей? Как рыдает по своим мертвым детям, лучшим из своих детей?! Тем, что не пожалели жизни, вступившись за нее. Вацлав Легнич был вашим лучшим другом, Мария - родной сестрой. Разве вам все равно, что их убили? Осиротив Юлю и Антосю. Пусть вам нет дела до остальных, но эти…
        Лицо Гивойтоса было серым, почти черным, губы вздрагивали.
        - Не надо меня винить, Алесь. Я делаю все, что могу.
        - Значит, мало делаете!
        Ведрич наконец присел на ступеньку, вдохнул ароматы хвои, цветов, увядающих листьев. Раздражение исчезло. Оставалось лишь ощущение близкой, мучительной, желанной победы.
        - Я очень вам благодарен, - произнес князь проникновенно, - за то, что вы сделали для Северины, за то, что создали ее заново, что научили владеть собой. Эти умения ей очень пригодятся в ближайшем будущем.
        - Нет, Алесь.
        - Что? - Александру показалось, что он ослышался.
        Гивойтос встал, снова оказавшись намного выше его, и произнес отчетливо:
        - Это не та сила, с которой возможно справиться. Я не стану вам помогать.
        - Но у Жвеиса был договор с Мореной…
        - У Жвеиса были короны. И даже, несмотря на короны, Морена смогла его убить. Нет, Алесь. Вы хорошо постарались, вы узнали многое, если не все, но помогать вам уничтожать Узор я не стану. Один раз я ошибся, хватит.
        - Нет никакого Узора! - отчаянно закричал Алесь, заступив ему дорогу. - Когда-то: да! А теперь… "В лето 1498 от Христова рождения чума, вспыхнув в Джинуэзе, распространилась по Эуропе через моряков и корабельных крыс, но едва прийдя к морским воротам Лейтавы, суда с заразой были задержаны, а после и обращены вспять вызванным гонцами противным ветром. На сухопутных рубежах случилось подобное. Так что Лейтаву обошли вонь горелой плоти и скрип мертвецких телег". Да в какую летопись ни глянь! Неудач меньше, урожай обильнее, начальство умнее. Не было войн за веру, доказной инквизиции, скот от ящура не подыхал… А теперь на что вы годные? Лень для родины жопой пошевелить…
        - Что, неправда?! - захлебываясь слюной, орал Алесь. - Немочь бледная!! Кастрат! Думаешь, я не понимаю?! Эта девка просто влюбила тебя в себя. Она любого влюбит. Если не знать вот этого! - само собой прыгнуло в ладонь из кармана зеленое ожерелье, одарило колючей силой, сально взблеснуло под сентябрьским солнцем.
        - Как бы ты ни силился, Ужиный Король, она всегда останется трупаком, предателем, навкой из могилы. Ну, что молчишь? Отбери!
        - Вы дурак, Алесь.
        - Что?
        - Алесь, вы дурак. Извините.
        Отвернулся и пошел в дом.


        Пинком сшибив еще один горшок с Улькиной геранью, Ведрич уселся на верхнюю ступеньку, правой ладонью подперев щеку, и бездумно пропуская ожерелье Морены через левую. "Если… если он не желает, я должен его заставить". На горизонте громоздились тучи, расходившийся ветер пригибал сучья деревьев, мир утонул в лиственной рыжей замети. Придя к решению, Алесь пружинисто вскочил. Ногой растворил двери. У него за спиной молния золотым лосиным рогом прорезала небо. Зарокотал гром. Невидный отсюда шиповник у берега, теряя лепески, прилег к земле. Сырой ветер словно подтолкнул Ведрича в спину.
        Свернув в левую галерею и проплутав по лестницам, Алесь вышел к парадным маршам, полого сбегавшим вниз. Травяного цвета дорожки с цветочным обрамлением были прижаты медными прутьями. Лестницы походили друг на друга, как два отражения. Подгоняемый нетерпением, Алесь даже не стал спускаться до конца, а просто перепрыгнул перила из тонких деревянных прутьев с позолотой на утолщениях. Миновав парадный вестибюль с ореховыми панелями и мраморными статуями в нишах, толчком распахнул резное, почти воздушное полотно из красного дерева со вставками-витражами. Испуганно запело солнечное стекло.
        В квадратной зале с толстыми оштукатуренными стенами и тяжелыми выступающими балками, на которые опирались балконы, было сумрачно и очень тихо. Сюда не доходили громовые раскаты, сквозняки не качали подвески огромной люстры, закутанной в кисею; вниз молча свисали с мраморных балюстрад потускневшие штандарты, на которых невозможно было разобрать древние гербы. Лишь время от времени молнии, сверкая сквозь витражи узких окон под самыми сводами, чертили стремительный узор. Под этим узором терялся в колодце залы высокий человек в стародавней делии - выходец из потустороннего мира. Ужиный Король. Потомок Осинки-предательницы, гнилое яблоко от гнилого корня.
        Серебряная оправа ружанца впилась в сжатый Алесев кулак.
        - Повернись и говори со мной!
        Гивойтос не шевельнулся.
        - Хорь, трус, предатель, говори со мной! Ну, ты будешь говорить?!…
        Праща из зеленых камней крутанулась в руке, как живая. Выплюнула в спину Антиному дядьке колючую шрапнель. Вскрикнув, пошатнулся Гивойтос - и уже в падении стал превращаться в невероятных размеров ужа. Заставляя стонать воздух, сжималось тугими кольцами и стремительно распрямлялось тело. Грубая чешуя, черная сверху, переходила в грязно-желтую на брюхе; из-под янтарных пятен, немыслимо похожих на корону, буравили врага древние злые глаза. Метался раздвоенный язык.
        Алесь бросался туда-сюда, точно заяц, по скользкому от крови Гивойтоса паркету - но везде его настигали кольца ужиного тела или тупые удары головы.
        Стиснутый в смертельном объятии, сдирающем кожу с костей, Ведрич искал пальцами хоть какое оружие. Но колдовское ожерелье, блеснув насмешливой зеленью, ускакало из руки.
        Уже вылезали из орбит глаза, уже не помещался во рту распухший язык и гортань не могла протолкнуть внутрь раскаленный воздух, когда кончики пальцев дотянулись, поймали на поясе подаренный невестой нож. Янтарная рукоять согрела ладонь, рука выпуталась из захвата - и Алесь стал наносить удар за ударом, куда пришлось, куда хватало сил дотянуться.
        Болели легкие от недостатка воздуха, болело все - а Ведрич бил. "Дед бил-бил - не разбил, баба била-била…"
        На полу колотилось в агонии, извивалось ужиное тело. Алесь отошел, неуверенно, точно пьяный. Харкнул кровью. Его шатало, голова кружилась. Огнем горели примятые ребра. Он вытер кровь, текущую из носа и с разбитой губы, языком ощупал зубы. Правый глаз заплывал. Но странный звук сверху, с балкона, заставил Ведрича поднять тяжелую голову.
        - Уль-ка… н-не…
        Худенькая красавица в темно-золотом платье, с подобранными вверх русыми с проседью волосами - Алесь даже не сразу ее узнал - отшатнулась, метнулась назад, стала беспорядочно дергать запертую дверь.
        - Уль… я объяс-ню…
        Он двигался, как больной в лихорадке или пьяный, но все равно странно для себя быстро миновал залу, обойдя по дуге трепещущее тело Ужиного Короля, еще не сознавая совершенного. Сосредоточенно открыл витражные, с золотыми и вишневыми цветами двери, не заметив, что сзади с короткой вспышкой Уж превратился в человека и застыл, указуя вытянутой рукой Алесю в спину.
        - Улю… пос… постой… - что ж она, не понимает, как тяжко дается ему каждое слово?
        Оставляя за собой россыпь кровавых пятен, чувствуя, как рубаха неприятно холодит грудь, и не ведая этому причины, Ведрич карабкался по лестничным маршам, по ковру, похожему на цветущий луг, всей тяжестью опираясь на медовые перила. Голова кружилась все сильнее, он бранился сквозь зубы, чтобы заглушить боль. Они столкнулись с Ульрикой в зале с полукруглым окном, чуть ближе к арке, ведущей к мостику над лестницей с выходом на балкон, с которого она прибежала. В женских глазах расплескался ужас. Алесь почти поймал панну Маржецкую в растопыренные руки:
        - Уль… я не… нарочно. Ничего тебе… Стой! Стой, дура!
        Она метнулась назад в арку и, зная, что через балкон не выйти, животом легла на перила, валясь вниз, вниз…
        "Вот тут… птице больно. Рвется!"
        Золотая птица ухнула в колодец лестницы. Донесся влажный шлепок.
        Лейтава, окрестности Вильно, 1831, май

        Сознание исчезало. Плыло. Уносилось мягким течением. Медленным водоворотом. На какие-то мгновения пропадало совсем. А когда возвращалось - Гайли не знала, где она и что с ней. Да ей и было все равно.
        Первое, что она отчетливо вспомнила - ветер. Он мягко обдувал кожу, принося запахи трав, шелест крыльев и свист ласточек, глухую дрожь земли од конскими копытами. Кто-то властно держал Гайли за плечи, усадив перед собой поперек седла, и лука больно упиралась в крестец. Потом этот кто-то на скаку стал целовать ее лицо и между поцелуями счастливое:
        - Мы нашли тебя!… Слава Узору, мы тебя нашли.
        Гайли узнала лицо Алеся. И глядя на него снизу вверх, спросила (как больно разлеплять запекшиеся губы!):
        - Генрих?…
        Ведрич сперва не понял, о ком идет речь. Удивление. В серых глазах. В скулах, обтянутых мягким пушком.
        - Что?
        - Ген-рих, - повторила она.
        - А-а… - Алесь наконец понял, то ли устало, то ли презрительно пожал плечами. - Кажется, расстреляли.
        И тогда она потеряла сознание.


        У небытия вкус пепла. Его хотелось вытолкнуть изо рта и забыть. И не выходило. Гайли все время была в сознании, все слышала и понимала, но не говорила и не открывала глаз. Окружающее превратилось в тягучую пелену бесчувствия и безмолвия, и только течение времени, отмечаемое перезвоном часов, или ветром, или стрекотом кузнечиков, прорывалось иногда в темноту. Гайли пробовали разбудить, что-то делали с телом, но боли не было, Гайли была отдельно и не возвращалась.
        Проблеск хотя бы удивления случился тогда, когда что-то жестяно загремело в высоте над ней, кисловато запахло медью, а еще черникой и кровью - опахнуло вместе с теплым, даже горячим дыханием зверя.
        - Не трож-жьте! П-проч-чь! Вы меня знаете…
        Рокочущий голос, видно, действительно знали, потому что раздался шум и удаляющийся топот. А потом Гайли пошевелили нежно и сильно, и по лицу прошлось горячее; шершавое, как рукоять меча.
        - Си-марьгл… - губы плохо слушались.
        - Открой глаза. Только медленно: тут светло.
        Гайли лежала в тени крылатого пса, его медных растопыренных крыльев, но вокруг, отовсюду и вправду хлестал горячий, яркий, отчаянный свет. Трепетали зеленые листья. Пахло недавним дождем. Глухо погромыхивало вдали. А может, это Симарьгл топорщил перья.
        - Я не хочу жить.
        - Глупости, - пес облизал ее, горячим шершавым языком едва не сдирая кожу, переворачивая с боку на бок лапой, как щенка, фыркнул на солнце. - Все равно воскреснешь. Мы всегда воскресаем. Как ромашки, как бессмертники. Сколько ни вытаптывай…
        - Мудрый…
        - М-м… - Симарьгл смущенно выкусил что-то из лапы. Гайли было уютно между его лохматыми лапами на траве - уютно и тепло. Защищенно. Как с Генрихом. Нет!… Она застонала. И опять язык Симарьгла прошелся по щеке:
        - Пф-ф, соленое… Ты больше человек, чем я думал.
        А Гайли ответила сквозь рыдание:
        - Я вообще человек.


        От крылатого пса пахло мокрой шерстью, черникой и медью. Он растянул в лукавой улыбке черные губы:
        - Если ты так м-м… любишь своего Айзенвальда, от-бери его у Х-хозяйки З-зим-мы…
        Гайли села так резко, что закружилась голова. Она схватила Симарьгла за косматые брыли, утыкаясь лбом во всклокоченную слюнявую морду:
        - Где ее искать?!
        Эта невероятная надежда на чудо, на сбывшуюся сказку, сметающая все препятствия.
        - Ой! - совсем по-человечески пискнул Симарьгл. Ничего не осталось от его важной надменности мажордома ангельского поместья. - Ухи мои!…
        Пальцы Гайли разжались. Вывернув шею, Симарьгл схватил девушку за шкирку и закинул на плечи между крыльями:
        - М-молоко и х-хлеб-б… А то я молчу.
        Встряхнулся, когда две горячие слезы капнули на загривок.
        - Пол-легоньку…
        И потрусил, слегка направляя крыльями, по лесной дороге.
        Лейтава, Крейвенская пуща, 1831, май

        Путь уводил в лесные нетра - точно спускался в преисподнюю. Чащи корячились ветвями, буреломные, замшелые. Папоротники подлеска вырастали перистыми листьями выше облака ходячего, еще видного позади на окоеме. Влажная духовитая зелень с терпким запахом глушила шаги и разум, обволакивала, заманивала и насмешливо шумела вслед. Скользили под подошвами шапки ярко-зеленого и белого мха. Серо-желтое, зеленое и коричневое и чавканье жижи под сапогами. Языки болот со скрюченными сухими елками и лысеющими осинами, с почерневшими шишечками на ольхах, а между ними сухие холмы-волотовки: вычурный, неверный, не способный к жизни край. Ползучие языки папоротника. Шелест, шорох, комариный зуд. Липкие наледи росянок; кораллы прошлогодней костяники; цветок "вороньего глаза" в сизом четырехугольнике листьев; болиголов, бодун, омерзительно желтая красавка… Изглоданный муравьями прихваченный зеленью лосиный скелет, берцовая кость указует вперед нефритовой рукой тайского компаса. И среди обильных жирных и тонких звуков почти неуловимый плеск воды. Ручей бежал глубоко внизу, так глубоко, что, казалось, овраг рассекает
землю, как нож яблоко, легко преодолев и кожуру, и сердцевину, и почти выйдя на противоположной стороне. Склоны оврага были унавожены толстым слоем палой листвы, сквозь которую щетиной дика проклевывались малиновые и ежевичные цепкие плети. Если ухватиться рукой, чтобы удержать скольжение - тут же ломались, глубоко впиваясь колючками под кожу, но прочно хватали за ноговицы у щиколоток, за рукава, словно не хотели пропускать безумца в глубину. И над всем этим висел, то изредка разбредаясь, то вновь свиваясь толстыми змеиными кольцами, холодный, как в листопаде, туман. Даже сейчас, под конец весны, на дне оврага не стаял снег, и ручеек судорожно всхлипывал, промываясь сквозь напитанную собственной кровью ледяную корку.
        Холод вместе с водой просочился сквозь замшу сапог и поднялся вверх, к коленям, породив в них ломотную боль. Вокруг было тихо, как в храме. Колоннами поднимались вверх по берегам деревья живые, арками нависали поваленные стволы. Нагие корни были подобны завесе перед ковчегом завета. Было сумрачно, пахло сыростью, подтаявшим снегом, плесенью и грибами.
        - Ну, и куда дальше?
        И ни звука, ни шороха в ответ.
        Гайли пожала плечами. Сбежал Симарьгл. Сердись - не сердись, чего уж теперь… Она раздвинула завесу из корней. Потревоженные комочки земли, посыпавшись, запутались в волосах, градом простучали по спине. Женщина отряхнулась, как лисица. Прищурилась.
        Грязно-серые сугробы вдоль воды оказались спящими вповалку волками. Волки вздрагивали, сучили лапами, дергали толстыми, как полено, хвостами. Ручеек выбивался из-под слипшихся подбрюший, нес щепки и труху, закручивался маленькими водоворотами. Волчий сон был несладок и неспокоен. И сквозь него звери почуяли чужака.
        Волки сонно ворчали, пробуя подняться, ерзали в раскисшей земле. За ними волочился туман. Из пастей воняло гнилым деревом. Но бельма, приоткрывшиеся навстречу гонцу, смотрели мимо. И Гайли отважно вспрыгнула ближайшему волку на круп; как по наледям, побежала по вздыбленным спинам.
        - Эй, Хозяйка Зимы, я пришла-а!!!
        Скачет эхо.
        - Отзовись!!…
        Нога предательски скользнула, подвернулась - и Гайли упала на колени, ссадив ладони о прибрежный лед. "Белая пена - жизнь, а красная…" Из ручья смотрело на нее отражение: крупная седая волчица, неопрятно раскрывшая пасть. Шерсть волчицы свалялась клочьями, с кончиков свисали льдинки, зеленый ружанец болтался на шее. Женщина невольно поднесла руку ко рту, слизнула кровь. Волчица, повторив ее движение, скусила льдинку с перевязанной лапы. И вдруг распрямилась, выросла в костистую тетку в белом, судорожно сжимающую красный плат. Редкие зубы скалились, а глаза горели, словно зеленые янтари. Словно низка камней на жилистой шее.
        Костлявую - сменила плачущая девочка с растрепанной русой косой и зеленым камешком, свисающим в вырезе травяного платья.
        Еще миг - и девочка превратилась в высокую женщину в старинном уборе костяного цвета, с "корабликом" на голове: жемчужные поднизи, рясны вдоль щек; вокруг лица и тела облако кисеи. Запах жасмина и шиповника.
        Следом привиделся медальон с омельского кубка: башенки, облака, острый запах зелья - а полустертых черт лица не разобрать.
        И странный ростовой портрет: над клубящейся темной водой на парапете мостика женщина, одетая по-мужски. Узел волос растрепан, голова опущена, правая нога подобрана, а рука в замахе, и зеленый камешек летит из пальцев.


        Образы менялись так быстро, что закружилась голова. Ружанец стиснул горло. Потянул вниз, коснулся, раздробил текучую воду - на брызги, капельки, осколки. Словно просыпалась с неба полня. Или побежало трещинками зеркало. И Гайли вмерзла в него лицом и выброшенными вперед ладонями.
        - Очнись! Не смей!!…
        Гонца за волосы выдернули изо льда, подхватив под локти, поставили. Быстро ощупали с головы до ног:
        - Цела…
        Грубо вытерли мокрое от воды и крови лицо. Заставили глотнуть вина.
        - Северина!
        Гайли вдруг вернулась в себя и испытала боль в избитом теле и отчаянье от того, что ее позвали забытым, чужим теперь именем. Осколком прошлого, в которое она не хотела возвращаться.
        Снова закружился мир и подогнулись колени.
        Гайли хлестали по щекам, голова моталась, а щеки жгло. Перед глазами скакали стенки оврага, небо, деревья, расплывчатые лица…
        - Северина! Северина!!
        - Не смейте… меня… так… звать.
        Женщина выпрямилась, колотясь и стуча зубами, крошево льда посыпалось с волос и одежды.
        На плечи тяжело легла и укутала знакомая голубоватая с серебристым узором делия.
        - Ги-вой-тос…
        Мужчина засмеялся низким смехом, обнимая Гайли.
        - Северина, признайтесь хоть теперь; это вы ограбили фельдъегерскую почту?
        - Что? Какая вам разница, Генрих? - справившись с дрожью, выдавила она и вдруг запнулась и широко раскрыла глаза. Никакой делии не было. Плечи Гайли кутала обыкновенная серая свитка, которую носят и повстанцы, и мужики. И вместе со свиткой прижимал гонца к себе оставшийся в рубахе широкоплечий мужчина. Крепкая шея поднималась из распахнутого ворота. Зеленые глаза и твердые губы выделялись на широкоскулом, усталом лице. А со лба с напяленной набекрень, похожей на свернутого ужа короной светили две звезды.
        - Идти можете?
        Не дожидаясь ответа, закинул ее на плечо; хватаясь за корни свободной рукой, стал взбираться наверх - к воздуху и свету. Гайли заколотила его по спине:
        - Отпустите! Отпустите немедленно!…
        Она не знала, плакать или смеяться.
        Сверху послышался смутно знакомый голос:
        - Пан Генрих, вам помочь?
        Гонца вытянули и поставили наземь, придерживая, чтобы не упала. Она узнала ксендза Горбушку - прежде всего по рукам, вылезающим из слишком коротких рукавов, очень похожим на руки Шопена.
        Освободившись от ноши, Айзенвальд толчком выкинул себя из оврага, отряхнул колени и ладони. Улыбнулся широко, радостно. Гайли и представить не могла, что он способен так улыбаться.
        - Еще немного, панна.
        Они с Казимиром подхватили Гайли с двух сторон под локти, почти понесли к проселку, где топтался у коней Ян. И не успели совсем чуть-чуть. Напуганные невесть чем скакуны заржали, сорвались с привязи; молотя землю копытами, поволокли ухватившего повод лакея по затравелым колеям. На повороте бедолагу отшвырнуло на молодые елочки. А скулящие верховые скрылись из глаз. И сделалось тихо, как перед грозой. Только скрипел на обрыве засохший ельник: колючий, голый, обросший лишайником, затянутый паутиной, темный и жуткий - словно собравший все ели, выброшенные после рождества.
        И в его глухой пустоте мелькали тени, обманывали зрение.
        Вился, наползая из оврага, густел туман. Рисовал холодные узоры. Набрасывал петли и миражи.
        И когда утек в землю, открылись - до самого окоема - стволы с отсеченными ветками. Нет. Всадники. Люди.
        Те, кто был аморфен и бестелесен, обрели плоть.
        Они уже не таяли при взгляде в упор. Не меняли черты.
        Они висели над Лейтавой.
        Тени ветряных мельниц. Тени кладбищенских колоколен. Кресты, раскинутые крыльями.
        Лопались пузыри трясины, колотил ветки вороний грай.
        Замерла перед госпожой Стража ткачей, изнанка Узора.
        Пустота. И давящий страх.
        И Алесь Ведрич, небрежно бросив на сук поводья призрачного верхового, шагал навстречу, оставляя глубокие следы в вязкой земле. Чем-то похожие на царапины от креста, до боли сжатого Казимежем в ладони. С царапин капала густая кровь.
        "То, что у вас, в Эуропе, народный вымысел, у нас - реальность. Мой Господь распадается на осколки. И у каждого свое имя, и каждый требует веры и обещает чудеса". Боже, защити от таких чудес.
        - Помогите Яну!
        Ксендз с трудом вздернул голову.
        - Помогаете мне сохранить лицо? Спасибо.
        - Делать мне больше нечего! Парня ж жалко…
        Казимир Франциск кивнул. Отступил - и левому локтю Гайли сразу сделалось очень холодно. Женщина задрожала, и Генрих сильнее прижал ее к себе:
        - Не бойся.
        Гайли хотела ответить, но зубы стучали так сильно, что было боязно их разжимать.
        Холод продирал до костей и ныли кончики пальцев.
        - Пусть идет, - усмехнулся Ведрич. Презрительно сощурился, разглядывая Генриха: - И ты катись. Панна Морена, я за тобой.
        Жирная земля тряслась у Гайли под ногами. Точно тысячи коней замешивали тесто в огромной деже. Или здоровый шмель рвал и путал на стане нити основы - а ведь чтобы зарядить стан наново, требуется летний день с утра до вечера… год… жизнь… Проще всего сдаться. Встать на колени, уйти - в землю: бледными ростками, корнями, крошевом желтых костей. Вот он, уже расстелен по миру, алый плат для мертвой руки. И дышит в лицо грязно-белая волчица с гнилушечным ружанцем на шее, и тянет, болит в запястье правая рука.
        И Алесь, будто в зеркале, протянул свою левую, забинтованную.

        А у перепелки сердечко болит…
        Ты ж моя, ты ж моя перепелочка,
        Ты ж моя, ты ж моя, невеличкая…
        - Ты клялась, панна… День в день.
        Гайли сделала маленький шажок навстречу. Потом еще один. Хотя совсем не хотела идти. Айзенвальд поймал ее за шиворот, словно кутенка, кинул за спину:
        - Нет, Александр Андреевич.
        Алесь нахмурился. Точно сообразить никак не мог, как это ему могут перечить. Прекрасное лицо перекосилось, глаз зажмурился - точно перечеркнутый шрамом.
        - Морена! Иди ко мне!!
        Женщина опустила глаза. Правая рука горела. А ноги шли сами собой, как будто гусли-самогуды приказывали им пуститься в пляс. Гайли вцепилась в руку Айзенвальда, как цепляются в ветку, когда тонут в болоте. Взмолилась:
        - Дайте мне корону!
        Трясла здорового мужика, как грушу:
        - Что хотите… Жить долго и счастливо. Умереть в один день. Лежать в общем гробу, в болоте, в кургане… быть в вашем кабинете привидением! Только дайте корону!
        - Нет. Я умру - если ты умрешь. Эгле…
        Алесь дико захохотал:
        - Скорее, Дребуле. Осинка. Весь их предательский корень. От нее одной Эгле внуков дождалась! И Лежневский такой же - слабак… Продал Лейтаву.
        - Чья бы корова мычала, Александр Андреевич… - кривя рот, процедил Айзенвальд. - Когда вы в спину ему нож втыкали, вы о Лейтаве думали? Или простить не могли Лежневскому, что спасал ее от вас? И когда надругались над могилой Северины? А щепка от гроба самоубийцы, чтобы душу чужую сковать - это тоже патриотизм?
        Рот Алеся приоткрылся черной яминой.
        - Только вам щепка теперь мало поможет. В Навлицу вы вовремя не приехали.
        - Это не моя вина, - князь сам себе удивился, что оправдывается. А виноват был этот немец в ужиной короне, да еще звезды на лбу светятся… Как легко было бы справиться с ним, превратись он в ужа!
        Они оба встряхнулись одинаково, как подравшиеся собаки, которых хозяйка облила из ведра. Гайли хихикнула.
        - Не спорю, - откровенно издевался Айзенвальд. - Только теперь это без разницы.
        И куда как серьезно добавил:
        - Панна Северина - венчаная моя жена, и у нас с ней одна душа в Боге, так что никакая щепка больше силы не имеет.
        - Что-о?!!…
        - Вам выписку из костельной книги показать? - Айзенвальд полез за пазуху - словно и впрямь собирался предъявлять доказательства. Алесь стоял оплеванный. Даже Гонитва у него за спиной, казалось, смеялась. Если они вообще это могут.
        Князь топнул ногой, разбросав грязь:
        - Твоей она не будет!
        Вскинул пулгак к плечу.
        - Побойтесь Бога, Алесь Андреевич… Стыдно повторяться, - Генрих насмешливо пожал плечами, - если в тот раз уже не помогло. Новых ходов поищите.
        Лес смеялся. Смеялось небо, показывая языки-облака.
        - Северина! Навка! Здрадница!
        - Заткнитесь, вы! - Генрих был в опасной близости от Алеся, и уже не смеялся. - Вы, не стыдно вам использовать женщину, заставляя мучиться раскаянием… Я же вам говорил: она не предавала.
        - Немец! Лгун!
        Айзенвальд стукнул Алеся в щеку и брезгливо вытер костяшки пальцев о штаны. Алесь с побитой скулой упал в мягкую грязь. Поднялся на четвереньки. Замахнулся - и не успевал. Генрих бил плечом, кулаком, открытой ладонью, раз за разом заставляя покойника отступать.
        - Вы говорили, - он щурился, и глаза в узких проймах казались черными, - что я не способен на поступок? Саблю берите!
        Точно гадюку, втоптал в грязь пулгак, до которого Алесь силился дотянуться.
        - Как в дурной пьесе…
        - А мне наплевать.
        - Да что ж вы, - Гайли очнулась и выскочила вперед, - что ж вы меня делите?! Стойте! Алесь! Вы… в самом деле использовали меня? И про Гивойтоса? И про щепку из гроба - правда? А Игнась Лисовский…
        "Постой, черна галка, ты моя…"
        Желваки заходили на лице Генриха:
        - Игнат тебя продал. Сообщил про документы. Пытки ты выдержала. А потом смогла кинуться в окно, и тебя застрелили в спину. А документов так и не нашли. Хотя весь дом переискали. А я… так и не успел тебя спасти. Панна Северина Маржецкая, перед Христом и Узором клянусь, то правда.
        Звезды вспыхнули у него на лбу. Алесь стоял, точно каменный.
        - Не надо с ним драться из-за меня, - попросила Гайли.
        - То не панне решать.
        Она по привычке дернула и - сломала оплетку ружанца, как сухую ветку. Посыпались в осоку волчьи глаза.
        - Тварь! - Алесь пополз на коленях, пробуя собрать раскатившиеся камни.
        - Это правда?… Использовал. Когда виной меня скручивал. А я не предавала, - Гайли засмеялась. Айзенвальд поддержал ее под локоть.
        - Змеюка, - выплюнул Ведрич.
        Гайли повернулась к Алесю, глаза сверкнули:
        - Ты… Гивойтоса за что?
        - Я защищался.
        - Ожерельем моим - в спину. И с Антей меня подставил, чтобы сознания лишилась, чтобы веревки вить, патриот… Он двубоя не стоит.
        - Он тебе наврал!! - с колен заорал Алесь. - Не трогай корону, сдохнешь!…
        - Пожалуйста, Генрих…
        Айзенвальд вынул из-за пазухи вторую корону и неловко надел Гайли на растрепанную рыжую голову.
        Мир замолчал.
        Мир окостенел, и в этом мире кричал и корчился только опальный князь, член комитета Стражи, призрак Ведрич Александр Андреевич.
        Гайли с Айзенвальдом обернулись друг к другу и шагнули вперед, взявшись за руки.
        Вокруг было Крейво - глухая пуща, переплетенние ветвей с заплутавшими звездами. И Лейтава стеклянным шаром лежала в ладонях. Медленное течение Двайны и Непрядвы, курчавый Нямунас, Словутич, впитавший синюю кровь Ниреи и Припяти; зеленые холмы Менеска, бархатные леса Понар, белокрылая Ливония; Янтарное море на севере, Полесье на юге…
        И солнце над чистой весенней землей.
        - Пся кшев! Шапки долой! - прозвучал приказ. - На колени перед королями!
        Мертвецы слезали с седел и, прикрывая лица от света, тяжело опускались в болотную грязь. Бесконечные ряды. И те, кто кто давно стал Гонитвой - скелеты в ошметках облезающей плоти; и те, что сделались ею совсем недавно и были до жути похожи на людей. Их скакуны не ржали и не били подковами. Мир, как в тине, увяз в тишине. И только трое самых старых должников остались в седлах. Они казались зыбкими, как туман, но все еще существовали. И больше всех желали отпущения. Братья Эгле - убийцы Жвеиса.
        Гайли привычно поискала ружанец на шее, удивленно раскрыла пустую ладонь. Айзенвальд легонько подтолкнул ее.
        - Ваше время вышло! - крикнула женщина звонко. - Ваш долг заплачен! Братья Эгле. Старший, Вайшелок, я отпускаю тебя. Ямонт, Имар…
        Всплеск плаща над конским скелетом.
        - Ягелло, я отпускаю тебя. Иосафат Кунцевич… Петр Небаба… Адась Панинский… Оттон Штакельберг…
        Имена катились, словно капли дождя по стеклу; как отражение свечи, мерцали перед глазами. И когда немел язык и отказывало дыхание, другой подхватывал, и стирал эти имена.
        - Князь Витольд Пасюкевич, иди с миром.
        Тяжелый поклон с седла.
        - Стахор Крашевский, Алесь Ведрич…
        - Не-ет!! Не…
        И никого. Только кости белеют на черной земле.

***


        Гонитва - беспощадный холод.
        Они были аморфны и бестелесны, возникали - и таяли при взгляде в упор. Они были как бы недокончены: вот нет руки, а вот лицо расплылось и изменило черты; а то они просто исчезли. Они были и нет. Куда вещественней оказывались даже навьи, приходящие в полночь. …Стража. Не то вершник, не то крест, не то замшелый пень. Порождение болотных испарений, тумана, ненависти к завоевателям. И самое обидное, что часто ими становились те, кто не смог отвернуться, оставить эту землю на произвол захвативших ее. И просто здешние - когда Гонитва нуждалась в крови. А так их не трогали. А болотные огни, предваряющие путь, и зеленые искры в гривах коней - вранье, страшилка для маленьких. Стража. Волки Морены. Никто.
        Пустота. И правящий страх.
        Порождение истерзанной земли, которая не смогла сбросить чужаков руками своих детей. Дети оказались слабы и не готовы. А она не хотела покориться завоевателям. Поруганная женщина умирает, смиряется или берет меч. Вернее, косу. И сметает этой косой правых и виноватых. Своих и чужих. Правых и виноватых. Стража. Гонитва. Тьма.
        Цвел папоротник. Таинственно шептали и шелестели болота. Июльские звезды выплакивали росу. Подала голос птица. Замолкла. Несколько дождинок упало в костер. Огонь свиристел, выедая древесный сок, пели кузнечики. Было тепло, но не душно. Летняя ночь. Еще одна летняя ночь обнимала землю. Ласкала и целовала травы, отражалась глазами звезд в серебристой воде. Женщина пила воду с ладони. Вода сладко и терпко пахла травой. Булькала рыба. На западе громоздились облака. Пышные и белые, светлее неба.
        Кровь заката впиталась в землю. Бурая. А вода как зеркало. Светло. И звезды. И роса. И костер.
        А папоротник взрывается цветом оттенка крови. Ярко. Ало. Пылает сквозь деревья. Кто то пойдет за ним?
        Будет гроза, подумала Гайли. Утром будет гроза. Высверки молний и скрип деревьев. Почему-то вспомнилось, как она ловила себе коня. Босиком по верхушкам трав. Бег-полет. Раз в жизни. И навсегда.
        Она никогда не станет, как все. Не захочет. И не сумеет. Изгой. Гонец. Воду из ладони. Пахнет травой. Сыро. Река. Земля.
        Гонитва - это беспощадный холод. Неправильно.
        Я не леплюсь. Я не глина. Я не стану тем, чего вы хотите от меня. Я не стану опять Севериной (хотя Айзенвальда по-настоящему жаль). Я не стану Мореной, как желал Алесь. Хотя именно этого хочет часть моей души. Тьмой нельзя победить тьму. Нельзя? - Гайли на мгновение запнулась. - Нет. Никогда. Потому что моя судьба - искра в ночи. Цветок папоротника. Я - гонец. И это бессмертно. И это то, что есть я. Сейчас и до могилы. А может быть, навечно.
        Я сижу у костра, а рядом спит, положив под щеку ладонь, Ужиный Король, и трава проклюнулась между растопыренными пальцами. И пусть прежний Узор - всего лишь ветхий ручничок с сельского кладбища, но в прорехи сеется Свет, и земля вокруг нас лежит кроснами для нового Узора.


        ОГРОМНОЕ СПАСИБО ЗА ПОМОЩЬ
        В РАБОТЕ НАД КНИГОЙ
        Светлане Ищенко,
        Евгении Марковец,
        Евгении Богдановой
        и Михаилу Боброву
        Использованная литература

        Белорусская мифология. Энциклопедический словарь. Мн., 2004
        Брокгауз и Эфрон. Энциклопедический словарь
        Гримасси Р. Викка. Древние корни колдовских учений. М., 1999
        Живописная Россия: Литовское и Белорусское Полесье. Спб., М., 1882
        КаханоЩскi Г. Ваявода паЩстанцаЩ. "Работнiца i сялянка", N2, 1987
        Красиков С. Предания о металлах и минералах. Мн., 1994
        Тайван Л.Л. По Латгалии. М., 1988
        Яструн М. Мицкевич. ЖЗЛ. М., 1963
        Domeyko J. Pamie,tniki (1831 - 1838). Wrocl/aw, 1963
        Ciepien'ko-Zielin'ska D. Emilia Plater. Warshawa, 1966
        Zakrzewski B. Z'yciorysy historyczne, literackie i legendarne. Warshawa, 1980
        Wielkopolski sl/ownik biograficzny. Poznan', 1981

        notes

        Примечания


1

        Убедительно прошу читателя на себе не пробовать: большинство из трав сбора сильно ядовиты

2

        Рота - гибрид политической полиции и внешней разведки; каждое из герцогств Шеневальда имело свою, отличную цветом официальной формы: блау - голубая, вайс - белая и т.д.

3

        Хортые - порода охотничьих собак

4

        Ахмистрыня - домоправительница, ключница

5

        Услон - вид скамьи, часто с перекидной спинкой

6

        Горлач - кувшин

7

        Маенток - поместье

8

        Кабтики - женская обувь, мягкие сапожки

9

        Альтанка - беседка

10

        Каганок - плошка, масляный светильник

11

        Навьи - мертвецы

12

        Банник, разновидность домового

13

        Жальник - кладбище

14

        Чаровны - волшебный

15

        Гребля - гать

16

        Ноговицы - узкие штаны

17

        Покоевка - горничная

18

        Липень - июль

19

        Ружанец - тут: ожерелье

20

        Строй - убор, одеяние

21

        Нервюры - ребра свода

22

        Рясны - подвески из жемчуга

23

        Рожки - спорынья

24

        Китоврас - народное название кентавра

25

        Пуня - вид хозяйственной постройки

26

        Имя по изображению на гербе

27

        Псалом цитируется по "Песеннику пилигрима" (Медведичи, 2004 г .)

28

        Кербер - чудовищный пес, в переносном значении - неусыпный и злобный страж

29

        Неглюбка - деревенька, славная ткачеством; изделия ее буйны по цвету, но весьма органичны

30

        Дик - дикий кабан

31

        Колдуны - картофельные блинчики, фаршированные мясом

32

        Мочанка - блины, зажаренные в масле с кусочками сала

33

        Навья Пасха, по некоторым источникам, совпадает с Радуницей - праздником поминания усопших, который отмечается во второй вторник после Пасхи

34

        Пилиповка - праздник в честь св. Филиппа, отмечается в конце ноября

35

        Диацезия - то же, что епархия, у католиков

36

        Перспектива - проспект

37

        Кундыс - дворняга

38

        Стрый - брат матери

39

        Двубой - дуэль

40

        Пошел на псы - сгинул

41

        Сочили - следили

42

        Грудная жаба - старинное название стенокардии

43

        Притулок - убежище

44

        Кавалькаторы - мастера выездки молодых коней

45

        Горище - чердак

46

        Ремонтер подбирает лошадей для кавалерии

47

        Слитуйтесь - помилосердсвуйте

48

        Мещанин - горожанин

49

        "Погоня" - старинный лейтавский герб: вершник со щитом, на щите шестиконечный крест

50

        Саквы - дорожные сумки

51

        Ратуйте - спасайте

52

        Склеп - магазинчик, лавка

53

        Похвист - языческий бог непогоды и бури

54

        Весняк - крестьянин, сельский житель

55

        Адвент - 4 недели перед католическим Рождеством

56

        Стихи Мицкевича в переводе Пушкина

57

        Адам - Мицкевич

58

        Черная панна - во время восстания шляхтянки, несмотря на репрессии, носили траур по погибшим

59

        Кисмет - рок, судьба у арабов

60

        In extremis - перед кончиной (лат.)

61

        Доминикане - монастырь, используемый под тюрьму


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к