Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Ракитина Ника: " Завтрашний Ветер Незнакомка " - читать онлайн

Сохранить .
Ника Дмитриевна Ракитина

        Завтрашний ветер. Незнакомка

        Завтрашний ветер

        1. Незнакомка

        Сейда Нин

        "Просыпайся... Ну, просыпайся... Почему ты дрожишь?" Капли падают, оставляя вмятины и круги на воде...

        Вода на губах кажется горькой. Аррайда открывает глаза.
        - Ну, ты и соня! Тебя даже вчерашний шторм не разбудил... Мы уже пришли в Морроувинд. Нас выпустят, это точно.
        Лицо, что склонилось к ней, казалось продолжением ночного кошмара: вроде бы человек, но с пепельной кожей и горящим, точно костер, левым глазом. Пустую правую глазницу и щеку пересекал похожий на молнию шрам. И эта рожа пробовала Аррайде улыбаться.
        - Вставай скорее, - вдруг заспешил красноглазый. - Стражник идет.
        Девушка села в гамаке. Голова кружилась. Гамак раскачивался, как и щелястый пол под ногами. Аррайда рассмотрела свои бедра - холщовые короткие штаны с завязками под колено... Смуглые открытые по локоть руки (дрожащие пальцы с обкусанными ногтями)... Несколько свежих синяков на вытянутых в проход голенях и стоптанные башмаки... На правом большой палец выглядывает в дыру... Больше ей любоваться не разрешили - легионер толкнул в плечо:
        - За мной! Живо!
        И выругался под нос. Лицо у него было обычное, круглое, кожа светлая. Шлем с гребнем он держал под мышкой. Девушка метнула взгляд через плечо: оживший кошмар ей подмигнул. Аррайда споткнулась. Больно ударилась коленом о ступеньку деревянного трапа, уводящего к люку.
        - Толкни, - подсказал легионер и выбранился снова. Высунув из люка голову, проследил, как пленница, пошатываясь, бредет к сходням, и отвернулся.
        Похожий легионер ждал ее на трапе и поймал, когда Аррайда едва не свалилась в море. Усмехнулся.
        - Тебя как звать?.. Ладно, Аррайда, иди за мной. Видишь, имперская канцелярия? Тебя кое о чем расспросят и выпустят.
        - Ничего не помню.
        Легионер пожал полными плечами. Его чешуйчатая кираса чуть позвякивала при ходьбе, шлем был сдвинут на затылок, пояс с мечом приотпущен - похоже, жилось стражникам сладко и начальство допекало не сильно. Аррайда бросила последний взгляд на тюремную лодку, что ее привезла - матросы разворачивали на единственной мачте квадратный парус - и подняла взгляд на башенки с коническими крышами, серебрящиеся на утреннем солнце. За башенками виднелись еще крыши: черепичные и тростниковые; фахверковые стены, выступающие вторые этажи. Вдоль соленого мелководья выстроились хижины и сараи, висели рыбачьи сети на кольях, вбитых в берег. Совсем как в Хаммерфелле. Сердце кольнуло, ноги стали заплетаться еще сильнее, хотя куда уж... Стражник несколько раз ловил Аррайду, чтобы не упала, и неприятно скалился. Наконец растворил калитку, за ней обитую железом дверь:
        - Уф-ф... привел.
        Высокий старик поднялся из кресла у заваленного свитками стола. У него было роскошное отороченное мехом одеяние, лицо доброго дедушки и седая бородка клинышком. Старик все время поглаживал ее, точно проверял, не отвалилась ли. Аррайда тихонько хмыкнула. "Добрый дедушка" жестом отправил легионера вон и пристально посмотрел на гостью, наклонив голову к плечу. Глаза у него были круглые, как у совы.
        - Это Сейда Нин, а меня зовут Селус Эргала. Я задам тебе кое-какие вопросы. И оттого, насколько ты честно на них ответишь, зависит, выйдешь ли ты отсюда свободной или снова отправишься на каторгу.
        Девушка поводила носком башмака по щели в половицах, пробормотала хмуро:
        - У вас должны быть бумаги.
        - Они у меня есть. Но я хотел бы услышать тебя.
        Аррайда потерла лопатки: там невыносимо чесалось - крылья режутся, должно быть.
        - Я ничего не помню.
        - Говорят, на лодке ты вела себя странно. И раньше.
        - Мне снились сны.
        Старичок подался вперед:
        - Какие?!
        - Не помню.
        - Совсем-совсем?
        Девушка старательно наморщила лоб:
        - Ну, что-то про лодку, и про карету. И тетка какая-то... говорила, что я избрана.
        Селус дернул свою бородку так, будто хотел оторвать. Тут же сморщился и зарылся в бумаги на столе.
        - Под каким знаком ты родилась?
        - Башня.
        - Интересно...
        Девушка переступила с ноги на ногу и пожала плечами.
        - Ты помнишь своих родителей?
        Она помотала головой и тут же ухватилась за край стола, чтобы не упасть.
        - А почему оказалась в тюрьме?
        - Я была в тюрьме?
        - Да, в Киродииле, - он вытер лицо кружевным платком. - Тебя привезли сюда и приказали отпустить. Личным указом императора.
        - Не помню.
        Селус стукнул ладонью по столу. Поднялась пыль.
        - Хорошо, - хмуро сказал он, - ты свободна. Вот, это тебе, - он высыпал перед девушкой горку золотых. - Альдмер Арилль держит в деревне трактир и лавку со всякой всячиной. Купи, что приглянется. А затем, - старик потряс перед ней серым пакетом с печатями и громко чихнул, - доставишь вот это в Балмору. Спросишь в кабачке "Южная стена" Кая Косадеса, тебе подскажут.
        - Угу, - буркнула Аррайда. - Еще что-нибудь?
        Эргала сладко улыбнулся:
        - Нет, ничего.

        Аррайда долго бродила по запутанным коридорам имперской канцелярии в поисках выхода, никого не встретив по дороге. Еду и вино, недолго думая, она стащила с накрытого стола. Там же лежала записка, приколотая к столу ножом: "Хрикассар, не забудь! К завтрашнему утру этот кинжал должен быть острым, как коготь хаджита". Аррайда выдернула нож из столешницы и поскребла рукояткой в коротких волосах. Интересно, хаджит - это красноглазое чудовище с лодки? Но у того вроде не было когтей... Зевнув, девушка сунула нож за пояс. Подумала, что одежда нуждается в починке и стирке, да и самой вымыться не худо. Она спустилась по лестнице в подвал, покрутилась среди бочек, попинала деревянные ведра. Здесь было прохладно и сыро, пахло пробкой и пивом. В солнечных лучах, протянутых в продухи, плясала пыль. Вдоль стен стояли корзины и лежали мешки. Устроившись на них, Аррайда заснула, и ее никто не потревожил.
        - Эй, здесь нельзя спать...
        Аррайда резко села, хватаясь за нож.
        - Ты кто? - голос прозвучал хрипло. Огонек в руке неизвестного мелко задрожал.
        Давно стемнело, и все вокруг казалось опасным и зыбким. Отвратительно пахло свечным салом и плесенью.
        - Я Ф-фаргот, босмер...
        Прищурившись, девушка рассмотрела круглое лицо с залысинами и окладистой бородкой, две пухлые ладошки, цыплячью грудь и округлое брюшко. Одет Фаргот был в коричневое и зеленое, ненамного роскошнее самой Аррайды.
        - А что ты здесь делаешь?
        Фаргот попытался зажать девушке рот, но отдернул ладонь - видимо, испугался, что укусит.
        - Я... н-ну... кольцо свое ищу.
        Аррайда гостеприимно похлопала по мешкам. От поднятой пыли она с босмером чихнули, переглянулись и захихикали.
        - Как лихие люди и дикие звери - легионеров не видать. А как обидеть честного обывателя!.. - сидя рядом с Аррайдой, возмущался он. - Это тебя лодка утром привезла?
        - Меня.
        - Странно, - Фаргот потер лоб. - Имперские суда в Морроувинд не ходят: ни сюда, ни отсюда.
        - Ага, - Аррайда покрутила затекшей ногой. Сунула руку в кошель, раскрыла ладонь: - Это твое кольцо?
        Фаргот вцепился в блестящую побрякушку:
        - Мое, мое! Легионеры побили и отобрали! А ты нашла? Мое кольцо-о!..
        И испуганно зажал себе рот. Наклонился, зашептал, обдавая запахом хлеба и лука, на ухо:
        - Я Ариллю скажу, что ты мне помогла. Как родную, примет. Мы с ним друзья, с Ариллем, а у него в Сейда Нине вес. Идем, чего рассиживаться. Все равно почти никто не спит.
        Вслед за босмером Аррайда выбралась на улицу и, запрокинув голову, залюбовалась лунами: огромной алой Йоун и вполовину меньшей белой Йоуд - драгоценностями в звездной диадеме. Глубоко вдохнула запах моря и зелени. Мир был так прекрасен, что хотелось заплакать. Но мелкий Фаргот настойчиво тянул за руку, и Аррайда пошла за ним.
        Харчевня альдмера Арилля оказалась высоким зданием с двускатной крышей, к входной двери вело деревянное крыльцо на сваях. О сваи плюхалась вода не то речушки, не то мелкого болотца. Но босмер туда Аррайду не повел, поскребся в неприметную боковую дверцу. Стукнула заслонка глазка, мелькнул огонек. Босмер запрыгал, чтобы его было лучше видно. Открыла им серокожая худая женщина - от чудовища с тюремной лодки отличалась она одеждой подобротнее, да оба глаза-уголька оказались на месте. Глаза эти презрительно смерили Аррайду. Девушка в ответ напыжилась и выпятила губу. Фаргот захихикал.
        - Чужаков у нас не любят, да, Наин?
        - А, это ты. Ну, входите...
        - Пришлых не любит, - шепнул босмер на ходу, - зато не прочь посплетничать. А ты - самая большая новость.
        Аррайда фыркнула.
        Трактирщик Арилль был под стать своему дому - высокий и крепкий, только цвет кожи чуть отдавал в желтое, точно у Арилля болела печень. Одет он был в длинный упелянд с галунами, а волосы собирал в высокий хвост, открывая выразительные уши. Глаза у Арилля тоже были выразительные - насмешливые и умные. Такие же, как у Фаргота. Он словно слегка, ласково, подсмеивался над окружающим.
        Фаргот немедленно рассыпался в комплиментах Аррайде и ее доброму сердцу. Трактирщик серьезно выслушал, протянул девушке открытую ладонь.
        - Что я могу сделать для вас? Еда, постель? А может, новые колдовские свитки?
        Аррайда поскребла в голове.
        - Бочку с горячей водой, пожалуйста.
        Велев Наин принести для гостьи смену одежды, полотенца и мыло, Арилль с Фарготом повели Аррайду вниз. Выбрав ключ из связки, хозяин отпер тяжелую дверь. Освещенный сверху сводчатый погреб был наполнен паром. Арилль поймал девушку за руку, чтобы не свалилась в чашу, выдолбленную в полу. Горячая вода текла из дыры в стене по деревянному желобу, с шумом падала на каменное дно и, завернувшись воронкой, исчезала в сливе. Возле чаши лежала деревянная затычка, к стенам притулились деревянные скамьи.
        Появилась злая, как оса, Наин, хлопнула на скамью вещи и унеслась. Фаргот покрутил головой:
        - Данмеры!
        - Увы, хоть сто лет между них проживи - так чужаком и останешься, - Арилль заткнул слив. Босмер суетился рядом, приставал с советами, порывался остаться потереть Аррайде спину. И когда девушка уже всерьез подумывала, не окунуть ли его, трактирщик ухватил приятеля за лапку и уволок за двери.
        Аррайда погрузилась в воду с шумом и плеском, нырнула с головой и держалась, пока хватало дыхания. Потом сорвала с себя грязные мокрые одежки, дотянулась до мыла. Когда пена коснулась кожи, девушке показалось, она сунула руку в крапиву. Или, даже, в осиное гнездо. Скользкое мыло полетело в угол, ладони Аррайда подставила под струю, но кожа с них слезала все равно. Девушка домывалась, шипя сквозь зубы. Кое-как простирнула одежду, разложила на скамье. Оделась в чистое, перевесила на новый пояс кошель с имперским золотом и нож. Всем весом налегла на двери.
        - Уже умылась?
        Весь ее гнев достался несчастному босмеру. Под этим гневом он ползал по полу бани в поисках злосчастного мыла, наконец, поймал его в огромный носовой платок и осторожно понюхал.
        - Терновое, понятно.
        Аррайде как раз не было понятно ничего.
        - Это Наин тебе удружила, - он поднялся и отряхивал мокрые колени. - С виду мыло мылом, а на самом деле - бр-р... такая рожа будет, такая рожа... Зато алхимикам...
        - Но я ей, - сквозь стиснутые зубы проговорила девушка, - ничего ей не сделала.
        - Так она же - данмер, - сообщил Фаргот многозначительно, подталкивая Аррайду к лестнице.
        Арилль ужасно огорчился, заставил Аррайду сунуть ладони в вонючую желто-зеленую мазь, размазанную по тарелке, и поклялся удержать у Наин из жалованья.
        - И ты ее не уволишь?!
        - Солнышко, что вы! В Сейда Нине хорошую служанку днем с огнем поищи... Да на ней вся харчевня держится!
        - А если она... ну, отравит постояльца?
        Альдмер расхохотался, хватаясь за бока. Фаргот вторил ему тоненьким голоском.
        - Ну, тогда Легион с нее живо пеню стряхнет. Или загонит эбонит-сырец дробить в каменоломни.
        Аррайда засопела:
        - Когда я умру, меня это мало утешит.
        Арилль с Фарготом взялись наперебой ее успокаивать. А если Аррайда и впрямь умрет по вине Наин и превратится в привидение, трактирщик клятвенно пообещал оставлять для нее за печкой блюдечко с лунным сахаром. Фаргот так смеялся, что опрокинул кувшин с флином. Арилль вытер в уголках глаз выступившие от смеха слезы.
        - Сразу видно, что ты не отсюда. С местными такое не пройдет. Они пакость за милю чуют.
        Вздохнул:
        - Похоже, кто-то швырнул тебя в Морроувинд, как кутенка в реку, и наблюдает, выплывешь ли.
        - А ты спрашивай, - посоветовал босмер. - Кто не спрашивает - тот не учится.
        - Ага, - Аррайда вытерла скользкие руки о штаны, - как отсюда добраться до Балморы?
        Фаргот почесал нос:
        - Выходишь - и направо, через мостик, а там опять направо - помост для "блохи". Погонщик недорого...
        - Блохи?
        Арилль с босмером дружно пожали плечами:
        - Ну, это самое удобное. Можно и свитками, конечно. А колдунов у нас нет.
        - Вы издеваетесь?
        Босмер замахал ручками:
        - И не думали! "Блоха" здоровая, пожалуй, повыше Ариллевой трубы будет. Запросто и пассажиров, и груз свезет. Сама увидишь.
        - Прошли руки? - заботливо спросил Арилль.
        Аррайда осмотрела ладони: были они нежно-розовыми и ни капли не болели.
        - Вот и хорошо, - альдмер поманил рукой. - Пошли, выберешь себе оружие. И доспех. Дорого не запрошу, а в странствии пригодится.
        - Я не собираюсь странствовать.
        - Как знать...

        Склад Арилля пропах пряностями, ржавчиной и сухарями. Трактирщик повесил на крюк фонарь и стал перетряхивать сундуки и снимать развешанную по стенам броню.
        - Вот это... вот это, пожалуй, подойдет, - на растопыренных руках он поднес кожаную кирасу с железными клепками. - И подогнать легко - прямо счас пробью новые дырки в ремнях. Она еще изнутри подбита для мягкости, - он подул внутрь и громко расчихался от полетевшей пыли. Подлетел Фаргот со щеткой:
        - Сейчас... Понимаешь, этот товар в деревне не особенно нужен. У Легиона свой склад...
        Аррайда бродила вдоль стен и, напрягая зрение, разглядывала развешанные в скобах мечи, вынимала те, что были в ножнах.
        - Если "дракошек" не хватит - я скидку сделаю, - просипел Арилль. И... - он свалил кирасу на крышку сундука и с головой полез в высокий кувшин в углу. - О, свитки божественного вмешательства. Для странника вещь бесценная. Выносит точно к имперскому алтарю.
        - И с собой кое-что позволяет прихватить, - закатил глазки босмер.
        - Это подарок. Чтобы ты на нас зла не держала.
        Аррайда, сглотнув, кивнула. С помощью помощников влезла в кирасу, подняла руки, чтобы им удобнее было затянуть ремешки. Альдмер гордо похлопал по кожаному плечу:
        - Как на тебя скроена. Ты еще вспомнишь меня добрым словом. Мы, альдмеры, мудрые и...
        - Жутко скромные, - подсказал босмер, хихикая. - Ну, выбрала клинок?
        Похоже, клеймора эта долго валялась в самом дальнем углу, потускнела, а местами почернела, но там, где девушка потерла клинок рукавом, мягко засияло серебро. Рукоять с серебряным "яблоком", плавная, с цветочным узором крестовина, надежная тяжесть в руках - Аррайда влюбилась в него сразу.
        Трактирщик глубоко вздохнул:
        - Ладно. Наточу и отполирую, пока будешь отсыпаться. И перевязь с петлями. И... - он снова зарылся в свои сундуки, - где-то тут она была... о, вот!
        Он держал в пальцах что-то невидимое:
        - Считай, от души отрываю.
        - Издеваетесь?
        Фаргот захихикал:
        - Ты потрогай!
        Аррайда забрала у альдмера из рук невесомую пушистую сумку на таком же, как она, невидимом ремне.
        - Работа телванни, - гордо сообщил Арилль. - Хоть кагути в нее запихни, если захочешь.
        - И подымешь! - Фаргот подмигнул. - Ну, и если уговоришь кагути сюда залезть.
        - А это кто? Или что?
        - Телванни - это великий дом, все древние знатные колдуны.
        - И лучше с ними не вязаться, - босмер помрачнел. - Даже если не очень знатные и древние. Превратят... в жабу какую-нибудь. А сумке этой - цены нет.
        Арилль потупился.
        - Я о кагути спрашивала.
        - Это зверюга: клыкастая, зубастая...
        - И вкусная. Если перца побольше класть. Эх, - вздохнул Арилль, - тебя даже отпускать страшно. Пропадешь.
        Аррайда разозлилась. Передернула плечами, поправляя на них кирасу, на пробу надела перевязь с мечом - клеймора так удобно легла за спину, точно вместе с девушкой родилась.
        - Ты попрыгай! - посоветовал трактирщик.
        Аррайда попрыгала: ничто нигде не терло и не гремело. Альдмер забрал у нее меч.
        - Утром еще зелий тебе дам. Пригодятся. И, как пользоваться, объясню.
        - А уцелеешь - наведайся к Игфе в форт Пелагиад. Лучше нее целительницы в Морроувинде нет.
        Аррайда ущипнула босмера за пухлую щеку:
        - Нарочно меня до смерти хоронишь?..
        Босмер развел пухлыми ручками и с сомнением посмотрел на нее.

        Тернистый путь в шпионы. Балмора

        На "блохе" Аррайду здорово укачало, содержимое желудка рвалось на волю, а ноги подгибались и норовили промахнуться по ступенькам. Вдобавок, в Балморе шел дождь. Да что там, гроза с ветвистыми молниями, ливень и ураганный ветер. Вспышки время от времени освещали уходящие к горизонту плоские блестящие крыши; ветер налетал порывами, раскачивая скрипящие вывески и фонари, мутный свет озарял на миг брусчатку площади, пересеченную мостами вспененную реку, зеленовато-коричневые стены, утопленные в них двери, окованные железом... И почти тут же город погружался во мрак до следующей молнии или качания фонаря. Балмора показалась девушке огромной.
        Перевозчик, не буркнув даже "до свидания", укрылся в панцире своего голенастого скакуна, а Аррайда стала спускаться с высокой платформы, оскальзываясь и прикрывая лицо ладонью от капель и секущего ветра. А последние пять ступенек пересчитала задом и некоторое время так и сидела, с хлюпаньем втягивая в себя воздух. По счастью, пассажиром она была единственным, а коренные балморцы предусмотрительно попрятались по домам.
        Что-то живое вдруг ткнулось девушке в колено. Разглядев это что-то при свете молнии, Аррайда взвизгнула и вскочила: о нее дружелюбно терлась зеленоватая тварь размером с собаку и видом ночного кошмара: вытянутое треугольное рыло с загнутыми клыками по сторонам и круглыми коричневыми глазками, откляченный зад, суставчатые ноги с тремя когтистыми пальцами на каждой. Правой передней лапой зверюга постучала Аррайду по сумке и тихонько рыкнула. Желание ее было вполне понятно. Девушка трясущимися руками достала из сумки кусок вяленой крысятины. Чудовище потянулось, челюсти клацнули - и мясо исчезло в округлой утробе. Тварь рыкнула снова.
        - Все! Больше нет...
        Зверька благодарно потерлась о колено Аррайды уродливой головой, едва не сбив с ног, и потрусила в путаницу переулков. Девушка тяжело вздохнула. Нужно было отыскать кабачок "Южная стена", а спросить дорогу было не у кого.
        Казалось, дождь пошел сильнее. Капли молотили о булыжник, вода гудела в водостоках и выплескивала с грохотом, по улицам бежали ручьи. Дрожа и выжимая мокрые волосы, Аррайда спряталась под первую попавшуюся арку. Снизу все равно текло, но хотя бы сверху не капало.
        - Жуткая погодка, верно? Э, не нужно на меня брызгать, редгард!
        - П-простите, п-пожалуйста, я не нарочно...
        Аррайда слишком устала, чтобы пугаться - а не то рванула бы наутек: над совершенно обычным темным плащом, скрывающим фигуру незнакомца, торчала, чуть светясь разноцветными чешуями, огромная ящеричья голова.
        - Ох, ну что ты... - когтистая лапа, вынырнув из того же плаща, поддержала девушку под локоть. - Ты нездешняя, что ли? А я Тот-что-под-мостом.
        - "Тот" кто?
        - ...что-под-мостом, - одним духом выговорил ящер, - зовут меня так. - У нас, Людей Корня, у всех имена красивые и "говорящие".
        Скромностью своей Тот напомнил Аррайде Арилля, и она улыбнулась.
        - Может, ты мне подскажешь, где найти "Южную стену"?
        Ящер раздул жабо на шее:
        - Ну, это просто. Вон там мост, видишь? Переходишь Одай, поднимаешься по лестнице под аркой и направо.
        - Спасибо! - Аррайда отважно выскочила под ливень. Обогнула угол дома и по ступенькам взбежала на довольно широкий мост, пересекающий реку. И налетела на караульного с фонарем, похожего в своих доспехах на колючего желтого краба, со шлемом, вытянутым, точно звериная морда. По набережной, не обращая внимания на ненастье, прогуливались еще двое таких же стражников. Да мок мордатый, полуголый детина с выступающими за губы клычками и неприятным выражением отдающего в зелень лица.
        - Проходи, не задерживайся! - рявкнул стражник, перегораживая дорогу. Мордатый заржал.
        Аррайда, огибая препятствие, вскочила на парапет, поскользнулась и полетела в воду. И едва не оглохла, вынырнув - так ревела и пенилась Одай, ударяясь о каменные сваи и берега. С шипением лопались молнии, гремел гром. Но даже в этом ужасающем грохоте можно было расслышать презрительные выкрики и громкий хохот. Стражники и редкие прохожие развлекались в свое удовольствие, видя, как несчастная барахтается в мутной воде, силясь вскарабкаться на каменистый скользкий берег, а вода играет ею, будто щепкой, кружит и волочет за городскую стену. Сломав ногти и ссадив кожу на ладонях, Аррайда все же выбралась из реки и часть пути до "Южной стены" проделала на четвереньках.
        В тепле девушку повело, поплыли вокруг огни и лица. Она попыталась ухватиться за стол и стянула за собой половину утвари со всем содержимым. Грохота и гневных выкриков Аррайда уже не услышала.

        Очнулась она от текущей на лицо воды и от голосов.
        - Соттильд, она и так уже мокрая!
        - И болотом воняет. Это ж надо так нализаться...
        - Араторн, лапы убери!
        - А возместить пропавший ужин? Эй, Бакола! Лягушек я не заказывал!
        - Из лягушек иногда получаются царевны... - промурлыкал повелительный голос.
        Открывшая, было, глаза Аррайда опять зажмурилась. Потому что, раздвинув разношерстную публику, над ней наклонилась рыжая кошка ростом с человека - в похожем на жучиный панцире, яркой юбке, и с серьгой с зеленой капелькой, кокетливо продернутой в острое ухо. Хвост кошки метался по бедрам, а язык облизывал длинные усы. Мягкой лапой, не выпуская когтей, кошка схватила ладони Аррайды и облизала.
        - Она ранена... Ну-ка, отнесите ее к огню. Перевяжите. И суджаммы погорячее.
        Край плошки ткнулся девушке в губы, пойло полилось внутрь и огнем полыхнуло в желудке.
        - Во-от и м-молодец... - протянула кошка. - Тебя как звать?
        - Аррайда.
        - А я Хабаси, хаджит. Хабаси Сладкие Губки. Я в Гильдии.
        Аррайда открыла глаза, отняла у низкорослого белобрысого босмера плошку с суджаммой и осушила одним глотком.
        - В к-какой гильдии?
        - Хм... - Сладкие Губки сморщила нос, - ты разве не знала, что мы тут собираемся?
        - Я дорогу хотела узнать. Мне нужен Косадес.
        - Старый сладкоежка? - воскликнула вторая хаджитка, которая только что подошла с кувшинами на круглом подносе. Двигалась она чуть медленней Хабаси и носила черное платье с гранатовыми рукавами и поясом. - Зачем он тебе? Лопает лунный сахар, как скаттл. Как еще на ногах держится... - кошка обмахнулась хвостом.
        - Помолчи, Чирранирр. Ничего не будет, если привыкнуть, - бледная женщина с очень правильными чертами лица намотала на палец рыжую прядь.
        - Лучше нас с вами держится, да, Соттильд? - босмер подтолкнул красавицу локотком и сунул руки за широкий пояс. - Я, Араторн, вам так скажу. И подкатывать к нему не пробуйте: выловят утречком из Одай с ножом в горле.
        - Это уж ты глупости несешь, - поджала губы Хабаси. - А найти старика просто. Выйдешь отсюда - поднимайся направо по лесенке, а потом прямо до Восточной башни, там его хибара. На левобережье Бакола многим дома сдает, и этот трактир его.
        - А уж за пойло дерет!.. - оглянувшись, прошептал босмер.
        - И ничего тут не поделаешь, - вздохнула рыжая Соттильд. - Императору акциз плати, Дому Хлаалу плати, вот Бакола и крутится... за наш счет.
        - А что же это, - опомнился Араторн, - мы при ней, как при родной, разговариваем? А, Хабаси?
        Хаджитка подбросила полешко в очаг и сверху вниз заглянула Аррайде в глаза:
        - Мы воры. Но всегда берем, сколько нам нужно, не больше, и уважаем человеческую жизнь. К тому же, в отличие от Камонна Тонг, нам все равно, человек ты, босмер, хаджит или аргонианин. Хочешь быть одной из нас? В Гильдии бывали особы весьма знаменитые...
        - А главное, - босмер подмигнул, - не рискуешь однажды проснуться без кошелька.
        Аррайда поморгала:
        - И вы не боитесь, что я сейчас кликну стражника?
        Рыжая Соттильд ухмыльнулась:
        - Да мы такая же гильдия, как и все. И налоги платим. До последней "дракошки".
        - Очень немаленькие, - Сладкие Губки гордо вскинула мохнатый подбородок.
        - Кроме того, - надулся Араторн, - все равно никто тебе не поверит. Мы почтенные обыватели, это хоть Бакола подтвердит. А ты кто?
        - А еще, - нежно улыбнулась Соттильд, прищурив правый глаз, - ни один стражник в здравом уме в "Южную Стену" не полезет. Ну так как?
        Замороченная девушка кивнула. От суджаммы у нее гудело в голове и хотелось спать. Силой она заставила себя подняться на ноги. Воры переглянулись. Хабаси чуть заметно дернула ушастой головой: пусть идет. Босмер, ворча под нос, на всякий случай подался следом.
        Гроза прекратилась, но дождь все еще лил, как из ведра. И по дороге к дому Косадеса Аррайда снова продрогла и вымокла до нитки, а прилив сил, вызванный суджаммой, окончился. Девушка робко постучала, и поскольку никто не открыл, уселась на крыльце, подтянув колени к животу и обнимая руками, чтоб хоть чуть-чуть согреться. Аррайда почти заснула, когда ее потрясли за плечо.
        - Нельзя тут спать.
        - Издеваетесь? - Аррайда зевнула и протерла глаза. Над ней склонился человек в непримечательной одежде. Седой венчик волос охватывал лысеющую голову, но на круглом лице не было морщин, а глаза - то ли желтые, то ли зеленые - глядели остро.
        - То есть, конечно, можно... Только проснешься в тюрьме. Хлаалусцы не терпят, когда на их улицах спят бездомные нищие.
        Девушка вскинула подбородок:
        - А я все равно не уйду. Мне Косадес нужен. У меня письмо.
        - Я Кай Косадес. Входи.
        Дом Кая изнутри оказался еще меньше, чем снаружи: всего одна комната, в меру опрятная для одинокого старика: стол, два стула, кровать в углу, застеленная шерстяным одеялом; несколько полок с глиняной посудой и окованный железом сундук... Пару книг, брошенных прямо на пол, и опрокинутый кувшин гостья решила в расчет не принимать. Пока она оглядывалась, хозяин раздул маленькими мехами угли в жаровне, развесил над ней на веревке мокрые плащ и рубашку; зажег лампу на столе.
        - Давай письмо. И сушись. Догола раздевайся - я пялиться не стану: не на что.
        Швыряться в хозяина малознакомого дома его же вещами было заманчиво, но не слишком вежливо. Аррайда сцепила зубы.
        - Панцирь к огню не клади: покоробится.
        - А...
        - Не болтай, ты мне мешаешь.
        Косадес углубился в письмо. Никто теперь не препятствовал Аррайде разглядывать Кая в свое удовольствие. И чем дольше она смотрела, тем больше расширялись глаза и приоткрывался рот. У немощного старика оказалось тело воина - подобранное, мускулистое, с широкими плечами: мышцы перекатывались под загорелой кожей.
        - Если попала ко мне в дом - изволь слушаться!
        - А?..
        Девушка вскинулась: Кай протягивал ей охапку сухой одежды.
        - С тебя лужа натекла. Переодевайся, я отвернусь.
        - Я вытру.
        - Да уж, - ухмыльнулся он и действительно отвернулся, стал расставлять на столе посуду. Запахло вяленым мясом с пряностями. У Аррайды слюнки потекли.
        - Садись, ешь.
        Трижды уговаривать не пришлось. Улучив миг, когда Кай не смотрел, девушка слизала с тарелки подливу. Сам хозяин ковырял мясо безо всякого аппетита.
        - Ну, и что мне с тобой делать?..
        - Не знаю, - Аррайда поцарапала вилкой чисто вылизанную тарелку.
        - Вопрос был риторический.
        - Какой?
        - Ответа не требующий.
        - Так зачем тогда спрашивать?
        Косадес пнул ножку стола и выругался сквозь стиснутые зубы.
        - По глупости тебе равняться только с... Хотя нет, ирчи умнее. Вся гильдия каменщиков за ними, а там сложные расчеты нужны. Короче, так. Ни мне, ни тебе деваться некуда, поэтому вступаешь в "Клинки".
        - Куда-а?..
        - А, - он махнул рукой. - Это Орден, объединение людей, особо преданных императору. Быть "клинком" почетно. Среди них есть члены знатнейших семейств, дипломаты и военные. Но в твоем случае... - Кай побарабанил пальцами по столу, - придется быть простым соглядатаем. Смотри и запоминай.
        Он совершенно немыслимым образом переплел длинные пальцы.
        - Вот так мы узнаем своих. Повтори этот жест - и можешь попросить об услуге или узнать что-либо важное. Станешь выполнять мои поручения - а там посмотрим.
        Косадес высыпал перед девушкой горсть "дракошек":
        - Это тебе на первое время. Купи пристойное снаряжение, обучись чему-нибудь; вступи в гильдию и поболтайся по Вварденфеллу...
        Аррайда не слышала. Она спала, положив руки под голову, глубоко и ровно дыша.

        Бойцы и крысы. Балмора

        Два дома на Торговой улице Балморы, напротив глухой стены лавки оружейника Мелдора, были похожи, как близнецы. Серо-зеленые бока, балконы на толстых опорах, в их тени арочные, с железной оковкой двери. Разве что фонарик над левой был желтый, а над правой голубой, квадратную вывеску украшали скрещенные за щитом мечи, а щитовидную - широко раскрытый глаз. Аррайда водила глазами туда-сюда, как кошка в ходиках, выбирая, пока толчок случайного прохожего не решил за нее. Скрипучая дверь отворилась в узкий коридор с пыльными драпировками и сундуком у стены. На обитой железом крышке восседала легкомысленная тощая девица в кожаном панцире. Косила глазом, хмыкала и сдувала челку, падающую на глаза. Предмет ее хмыканья - здоровый темнокожий кузнец - упирался в стенку ладонями так, что девица оказалась как раз между ними. Парочка была слишком занята, чтобы отвлекаться на постороннее. Аррайда неловко кашлянула. К ней обратились сперва зеленые глаза девицы, потом карие кузнеца. Он лапищей обмахнул прожженный в нескольких местах кожаный передник.
        - Тебе чего? - спросили девица с кузнецом дружно.
        - Я... э...
        - Айдис там, - девица подняла палец к потолку. - Она главная. С ней о делах и говори.
        И вздернула нос.
        - Все путем, - пробасил кузнец. - Если крыс душить и браконьеров по шахтам тра... гонять, то ты правильно.
        - Ага, - тощая смерила Аррайду взглядом от кожаных сапог до узла волос на темени, - нам наемники о как нужны!
        Аррайда не поняла, издевается та или серьезно. Бочком миновала парочку и потопала по лестнице наверх. Сперва она увидела упирающиеся в ковер на ступеньках желтые сапоги, затем того же колера поножи, колючую кирасу, руки в костяной броне... Но, вместо похожего на рогатую раковину закрытого шлема, как у хлаалусцев-стражников, - бледное продолговатое лицо в ореоле ярко-рыжих волос. Холодные голубые глаза Айдис ощупали гостью с головы до ног, а розовые губы исторгли резкое:
        - Не бойся, я тебя не трону. Говори свои вопросы.
        - Я-я х-хочу...
        - В гильдию? - сощурилась рыжая. - Да пожалуйста. Хартию станешь читать?
        - Не...нет.
        Управительница ухмыльнулась.
        - Руку давай.
        - Какую?
        - Без разницы.
        Схватила со стола круглую печать и пришлепнула к ладони Аррайды. Та вскрикнула от колючей боли и потянула руку в рот.
        - Переживешь, - надменно высказалась Айдис. - Зато удобно. Сразу видно, что своя. И все заслуги перед гильдией. А у кого контракта с нами нет - тот ничего и не заметит. Поняла, деревенщина?
        Аррайда промолчала.
        - Вот что, - продолжала бесцеремонная Айдис, - работа нужна? Сто "дракошек" на дороге не валяются.
        - Сто?
        - И дело - раз плюнуть. Драрейне Телас, ну, торговке с левого берега, досаждают пещерные крысы. Убьешь парочку - и гильдии почет, и тебе деньги. По рукам?
        Девушка предусмотрительно спрятала руки за спину. Рыжая громко засмеялась.

        Парочка внизу при виде Аррайды бросила обжиматься и поглядела даже сочувственно. Огромный кузнец протянул ладонь:
        - Я Вэйн. А это - Тесси Хараскель. Она разведчица.
        - Угу, - Тесси слезла с сундука. - Похоже, Огненный Глазок тебе крыс подсунула. Никто не брался.
        Аррайда осторожно протянула руку кузнецу. Тот пожал самые кончики пальцев.
        - Не бойся, долго болеть не будет, - посочувствовал он. - Ох, и не терплю я колдовство. Вот, возьми, - из сундука Вэйн вынул круглый, немного ржавый шлем. - Пригодится. Почисти - будет как новенький. И гляди, подбит изнутри. Подшлемник не нужен!
        - Ты что, ревела? - спросила Хараскель. - На вот, с почином тебя.
        Худышка протянула новенькой кусок потрепанного пергамента.
        - На. Где я на Вварденфелле была - все отмечено. И названия. Короче, все.
        - Мелковато будет, - хмыкнул Вэйн.
        - А для подробностей сделай вот так, - Тесси щелкнула по карте.
        Аррайде показалось, она смотрит с высоты птичьего полета на очень четкий нарисованный мир. Даже голова закружилась.
        Разведчица скрутила карту, сунула в руки редгардке:
        - Все, беги.

        В этот раз мост Аррайда перешла благополучно. Прохожие не слишком вежливо, зато точно указали ей нужный дом. Неприятности начались внутри. Реющие в воздухе комнаты пух и перья залепили лицо, и тут же сверху обрушилась кочерга. Девушка отпрянула, да и панцирь изрядно смягчил скользящий удар. И все равно левая рука отнялась на какое-то время. Аррайда заорала от боли. Со стола отозвалась хозяйка Драрейна Телас. Данмерка визжала, беспорядочно размахивая кочергой, серое лицо от налипшего пуха сделалось белым, и глаза то и дело вспыхивали и потухали на нем, точно угли в снегу.
        - Крыса! А-а!..
        - Меня Айдис присла-ала-а!!
        Через какое-то время редгардке удалось Драрейну переорать. Та слезла со стола, отплевалась и возмущенно выдавила:
        - Чужеземцы... достали!..
        - А кочергой - за что? - выпалила Аррайда с обидой.
        - Я по крысе! Эта сволочь сожрала мои подушки! Я уже целый день жду! Что, никого лучше не нашлось?
        Аррайда собиралась почесать в затылке, но рука наткнулась на шлем.
        - Видимо, нет, - девушка вздохнула и боком уселась на деревянный стул, поддерживая левую поврежденную руку правой. - Интересно у вас гостей встречают.
        - Мои подушки! - Телас подскочила и потянула из-под нее стул. - Иди! Она в спальне!
        - Столько крику из-за несчастной крысы.
        - Это я несчастная! - завопила данмерка, попутно отплевываясь от пуха и перьев. - О, мои подушки! Сто "дракошек", поняла? Сто! - с неженской силой она подталкивала наемницу к двери в спальню. Похоже, и с крысой бы преотлично справилась. И даже с двумя.
        Недолго думая Аррайда выхватила у хозяйки кочергу.
        - А? Что такое?!
        - Мечом я тебе всю мебель порублю.
        - А ты кулаком, - насупилась подушечница Телас. - Он у тебя бронированый. И осторожно с подушками!
        Редгардка тяжко вздохнула. Рванула на себя двери спальни - и тут же попятилась. Крыса была... ну, значительно крупнее, чем Аррайда могла представить. В холке не до пояса, конечно, но уж всяко выше колен. Коричневая, гладкая, с горящими, как у данмеров, глазами - только зелеными - и противной вытянутой мордой. И зубы торчали, как небольшие ножи. Этакую тварь - кулаком?!..
        - Бей ее!! - голосила Драрейна, снова оказавшись на столе. - Лупи!!
        Крыса замерла: должно быть, рассуждала, с какой стороны Аррайдой начать закусывать. Девушка занесла кочергу. И ударила. Крыса с переломанным хребтом шмякнулась на половичок.
        - Ну как? - поинтересовалась подушечница со стола. - А она точно издохла?
        Аррайда, демонстрируя полную и окончательную победу над чудовищем, потаскала его за длинный голый хвост.
        - Вот и отлично, - данмерка чихнула и обтерла нос кулаком. - Иди сюда, я тебе ключ от склада дам. Там еще две водятся.
        Аррайда рухнула на стул, вытирая пот и пух с покрасневшего лица, уронив между коленями кочергу.
        Что поделать, сто "дракошек" нужно отрабатывать. Даже если их тебе еще только пообещали.

        Происходившее на складе припоминалось девушке смутно. Всяко, крысы не стали дожидаться, пока она изготовится, а глаза привыкнут к темноте и разберутся в мешках, бочонках и ящиках. И пока Аррайда приканчивала визжащую бестию, вторая прыгнула из засады и успела цапнуть за колено. А может, это был кованый угол сундука...
        Покидая склад, наемница гордо несла на себе, доспехах и одежде синяки, царапины, дыры и следы зубов. И, опять же, пух с перьями от знаменитых подушек. Правое колено подгибалось, по ноге под ноговицами полз липкий ручеек, а в сапоге хлюпало. Причем, Аррайда никак не могла понять, ее это кровь, крысы - или разбитого впопыхах горшка с вареньем. Пещерных образин редгардка волокла за голые хвосты, трупы подпрыгивали на ступеньках наружной лестницы и оставляли бурый след.
        Двери в дом подушечницы Телас не открывались. Немного подумав, Аррайда пришла к выводу, что они и не откроются, поскольку в правой руке у нее был нож, в левой крысиные хвосты, а третьей руки боги девушке отчего-то не дали.
        - Сейчас, - чья-то сильная рука поддержала наемницу под локоть, вторая без усилия распахнула дверь. - Потерпи...
        - Не вздумай ее уложить на мою кровать, Тьермэйлин!!
        - Как же... Чем дольше живу рядом с вами, данмерами, тем больше убеждаюсь, что вы больше поклоняетесь не Триединым Сота Силу, Вивеку и Альмалексии. А кровати! "Вы не можете спать на чужой кровати!.. - передразнил он. - Пожалте в каменоломню!" Вот за это боги и отказывают вам в сладких снах.
        - Помолчал бы ты... - проворчала торговка. Аррайде почудилось, будто она боится.
        Едва ли гостя, который бережно усаживал наемницу у стола. Голос у него был звонкий, молодой и веселый - нестрашный голос. Девушка скосила глаза, чтобы мужчину рассмотреть. Оказался он альдмером, как и трактирщик Арриль из Сейда Нина - тот же желтоватый оттенок кожи, лошадиное лицо с насмешливо-доброй улыбкой, крупные уши и сощуренные глаза. Только орехового оттенка волосы были не собраны в хвост, а просто зачесаны назад. И выглядел Тьермэй... как его там, гораздо моложе. Одет он был без изыска - в горчичный упелянд с широкими рукавами. Достаточно обычная одежда.
        - Дай-ка мне миску с чистой водой!
        Драрейна с поджатыми губами выполнила просьбу. Не обращая на подушечницу внимания, альдмер вытряхнул из кошеля у пояса горсть растертой травы. Покатал в пальцах, понюхал - и бросил в воду. Вода вскипела.
        - На тебе деньги да беги от него, - Телас сунула Аррайде узелок. - А то будет с тобой то, что с крысами.
        Девушка моргнула.
        - А что с крысами? - похоже, широкие уши Тьермэйлина не пропустили ни словечка.
        Драрейна уперла руки в боки, полыхнула глазами:
        - А кто мне обещал, по-соседски? Кто клялся, что у него лучшая отрава из горьколистника? Десять "дракошек" содрал?
        Альдмер наклонил голову к плечу и наслаждался. От этого торговка раскипятилась еще больше.
        - Аптекарь! Глаза твои бесстыжие!
        Тьермэйлин улыбнулся краешками губ.
        - Я отраву-то раскидала! А они ее съели, и хоть бы им хны! В такие расходы меня ввел! Нет, ты глянь, - она широким жестом обвела комнату, отчего пух и перья, улегшиеся, было, взвились метелью. Аптекарь чихнул, сморщил нос и щелкнул пальцами. Драрейна икнула и уселась на пустой стул. А в комнате стало чисто. И мертвые крысы исчезли.
        - Кстати... Отменное заклинание, - альдмер потянул носом, принюхиваясь к запаху трав, бурлящих в миске. - Чистит, избавляет от штопки, - он подмигнул Аррайде. - Короче, исцеляет одежду и дом, как мои травы сейчас вылечат твою шкурку. Купи, не пожалеешь.
        Тьермэйлин сплел пальцы - точно так, как показывал девушке Косадес. Редгардка невольно повторила жест. Альдмер моргнул.
        - Кстати, кровь плохо отстирывается даже в холодной воде... - продолжил он, слегка заикаясь. - А-а... а драться тебе часто предстоит.
        - Обрадовал, - сочувственно поглядела на Аррайду Телас. - Лучше не пей.
        - Гуаром станешь, - Тьермэйлин подергал себя за уши и повторил жест, по которым узнаются "клинки", снова. Аррайда тоже переплела пальцы и застонала. Альдмер поднес миску:
        - Глотай. И идем ко мне. Мне-то кровати не жалко.
        - Позор какой! - поджала губы Драрейна. Тьермэйлин же нахально ей подмигнул.

        О вреде ночных посиделок. Балмора

        У судьбы семь пятниц на неделе. Едва у Аррайды стало получаться чистящее заклинание, как Тьермэйлин объявил, что вообще-то пользоваться им не стоит. По крайней мере, пока не вступишь в колдовскую гильдию. А то еще примут тебя... за некроманта всякого. Времена наступили странные. Людям все чаще тревожные сны снятся, а некоторые - так и вовсе боятся заснуть. А виноваты кто? Чужеземцы и ведьмы. Которые не в гильдии. И Храм Триединых всегда готов помочь цеховым магам устроить на таких загонную охоту. Тем более, главная магичка Балморы Ранис Атрис отличается вздорным и мстительным характером. Чуть что не по ней - имперские рудники покажутся счастьем. Конечно, тысячелетний телваннийский волшебник может условностями пренебречь... Альдмер окинул гостью задумчивым взглядом.
        К Великому Дому Телванни девушка не принадлежала, а потому собрала все свое мужество и побрела на правобережье, на Торговую улицу, в дом под "оком". Вечерело, в воздухе пахло рекой и плесенью. В небе растянулись розовые и лиловые перистые облака. Ветер шевелил на толстых деревьях листья, тянул прохожих за одежду, нес по улицам пыль. Ветер был счастлив и совершенно свободен.
        Упитанный хаджит сворачивал разложенный перед лавкой товар. Вокруг него бегала "кошечка" в длинном синем платье и плаще, прятавшем хвост. По волнообразным движениям подола было ясно, как этот хвост бьется, выдавая волнение хозяйки.
        - Рравир, ну всего одну дракошку! Уступи...
        Рравир дернул стоячим ухом:
        - И не подумаю, Ажирра. Какая миска! Ты глянь! Не миска - песня...
        Когтем он постучал по краю, и фарфор зазвенел.
        - Да у меня любой ее с лапами оторвет. Хотя бы... ты, да, вот ты, - замахал он Аррайде. - Купи мисочку!
        - Тазик.
        Рравир дернул усами: пусть себе тазик, лищь бы цену полную дала. Редгардка задумалась. Пробуя почистить волшебством, она немало переколотила у Тьермэй лина посуды. Но и хаджитку, что так упорно торговалась с Рравиром, обижать не хотелось.
        - Тебе... сколько не хватает?
        Ажирра заморгала.
        - Дракошки, - оживился Рравир. Девушка протянула ему монетку.
        Упитанная морда хаджита расплылась, обнажая зубы.
        - Сейчас заверну, Ажирра. Добрая госпожа, даэдрическую катану не хотите купить?
        Аррайда вздохнула:
        - Наверное, дорого?
        - Девять тысяч всего. Настоящая даэдрика. Лучшей вам не купить по эту сторону гор.
        - Оставь госпожу в покое, - пробормотала хаджитка, прижимая миску к груди. - Разбогатеет - купит.
        Кот вздохнул и пошел закрывать ставнями окно. Ажирра улыбнулась наемнице, показав мелкие зубки:
        - Мой сахар-р твой, др-руг.
        - Спасибо.
        Хаджитка приблизилась, теплой шерстью мазнув по руке:
        - Ты плачешь? Ты огорчена?
        Аррайда замотала головой.
        - Мне кажется, я понимаю. Это как крысу ловить: и нужно, и боязно.
        - Ты мысли читаешь?
        Хаджитка захихикала, сжимая миску, будто добычу, в лапах:
        - Я все-таки маг. Нет, не читаю. У тебя лицо такое. Откровенное.
        Аррайда вздохнула снова.
        - Идем, - вдруг сказала Ажирра. - Я скажу, Ранис примет тебя в гильдию.

        Ранис Атрис - высокая данмерка в синем шерстяном платье, с конопушками на носу и как будто лишенная возраста - словно нарочно поджидала в прихожей. Аррайда подавила в себе желание спрятаться за маленькую хаджитку и сжала в кулаки потные ладони. Ранис подмигнула.
        - Хочешь вступить в гильдию? Идем в библиотеку. После тех атронахов, что навызывали там наши красавицы, - при этих словах Ажирра виновато опустила уши и усы, - от пары огненных шаров хуже не станет.
        Задев шлемом низкую притолоку, девушка-редгард вошла за главой гильдии в узкую комнату, заставленную книжными шкафами. В нескольких шкафах были выбиты и оплавлены стекла, а толстые фолианты грудами валялись на закопченном мозаичном полу. Ажирра, которая брела следом, сердито фыркнула на запах дыма.
        Ранис ласково улыбнулась Аррайде:
        - Давай, покажи, что умеешь. Что-нибудь простенькое. Ну, вот так... - данмерка сложила ладони, покатала между ними невесть откуда возникший лиловый шарик и щелчком отправила в стену. Посыпались осколки льда. Аррайда облизнулась и заморгала.
        - Ты что, вообще ничего не умеешь?
        Ажирра когтями ожесточенно почесала баки:
        - Зато у нее плечи и этот... меч.
        Ранис, словно птичка, склонив голову, залюбовалась рукоятью торчащей над плечом Аррайды клейморы:
        - Да... меч. И будут тебе и грибочки, Ажирра, и цветочки, правильно?
        - А?.. Ага.
        Ранис хмыкнула. Потянулась к серебряной печатке, висящей у пояса. Прочитала в глазах будущей магички неподдельный страх. И коротко и грубо выругала Айдис. Прикосновения гильдийской печати магов редгардка даже не почувствовала.
        - Ну вот, иди с Ажиррой. Научись чему-нибудь, а не только библиотеку поджигать.
        Ажирра фыркнула и за руку повела ученицу за собой. Просторная комната в полуподвале, с деревянными столбами, подпирающими нервюры, на две трети была забита самой разнообразной посудой: глиняной, фарфоровой и стеклянной, и Аррайда никак понять не могла, зачем хаджитке еще одна миска. Девушка неловко повернулась, и Ажирра заслонила свое хозяйство распахнутыми лапами:
        - Нет! Дальше не ходи! Ты будешь ингридиенты собирать!
        Пузатые... узкогорлые... плоские сосуды ответили звоном и гулом. Что-то варилось в них само собой, шипело и вспыхивало, взрывалось фейерверком искр и цветными дымами, пахло то сладостно, то мерзко. Среди загромоздившей пространство утвари лежали и висели в беспорядке пучки неизвестных трав, сухие крысиные хвосты, перья и кожистые крылья, а относительно свободную стойку завалили груды бумаг, придавленные большой ступкой с пестом.
        Аррайда подалась назад, запнулась и едва не потеряла равновесие. За спиной мелодично захихикали:
        - Счас умру! Гуар в посудной лавке!
        Девушка-редгард гневно обернулась. На круглом, свободном от утвари возвышении сидела, подпирая ладонями белые щеки, молоденькая имперка в красном шелковом платье. Моргала серыми глазами, трясла каштановой гривой, изо всех сил стараясь сдержать смех.
        - О-ой, прости-и... - плача от смеха, протянула она. - Ой, не могу-у...
        - Мелисса Мериан! - буркнула Ажирра, дергая мохнатыми ушами. - Проводник гильдии. Доставит в любое наше отделение на Вварденфелле.
        - И совсем недорого, - любезно улыбаясь, Мелисса сгребла хихикающее тело и встала, едва доставая Аррайде до плеча. Обошла ее по кругу, разглядывая со вниманием. - Впечатляет. То, что нужно. Ажирра, верно?
        Аррайда нахмурилась.
        - Нет, ну правда, - всплескивала Мелисса узкими ладошками, на одной из которых, как и у редгардки, сияла печать ученика. - Иногда в нашем деле не обойдешься без грубой силы.
        Кошечка фыркнула и, выражая мнение об умственных способностях имперки, постучала себя лапой по виску.
        - Прости, пожалуйста, - произнесла Мелисса, ничуть не смущаясь. - С меня ужин. Гильдия тем и хороша, что можно бесплатно поесть и поспать. Верно?
        Здание гильдии понемногу пустело. Расходились маги, живущие в городе; наложив на двери охранное заклинание против чужих, ушла главная магичка Ранис Атрис. Сладким ехидным голоском пожелав спокойной ночи, поднялась в свою комнату белобрысая красавица-босмерка Галбедир. Именно эта заклятая подруга и соперница Ажирры в колдовстве помогла кошечке учинить пожар в библиотеке. Мелисса едва успела поймать шипящую хаджитку за платье:
        - Не связывайся! Идем?
        Три ученицы перебрались в общую спальню, где за ширмой стояло несколько двухъярусных кроватей, застеленных грубыми одеялами. Между кроватями нашлось место для стола с парой деревянный скамеек, гардероба и пары окованных бронзой сундуков.
        - Можешь сложить сюда лишние вещи, - предложила Аррайде имперка. - У своих не воруют. А если посмеют, - она подергала каштановую прядь, - мало не покажется. Изгнание - это еще ничего. Уяснила?
        Мелисса с Ажиррой шевелением пальцев зажгли свечи в деревянных подсвечниках, накрыли на стол, посреди выставили серебряную бутылочку флина и горшок с цветами.
        - Вроде все, - Мелисса поправила ложку, разлила флин по кружкам, - вздрогнули, девочки! За тебя! - повернулась она к Аррайде. - Все тебе цветочки и зелья - и никаких чудовищ!..
        Ажирра глотнула темный флин из своей кружки, набрала в ложечку желе:
        - Это как без чудовищ? Разве без шкуры, скажем, алита в алхимии обойдешься?
        Имперка подмигнула:
        - Только он не хочет свою шкуру отдавать. И тут приходишь ты... - она подняла шлем Аррайды, поставленный на угол стола, и задумчиво заглянула внутрь. Потом пальчиком легонько тронула рукоять приставленной к скамье клейморы. Глубоко вздохнула: - Ой, девочки! Жила я себе в Нибенее, и знать не знала, ведать не ведала, в какой мир меня занесет.
        - Ну, началось, - запыхтела Ажирра. - Колдуны - всегда перекати-поле. Дома сидя, многого не узнаешь.
        Магичка-проводник стала цедить себе флин, ехидно при этом улыбаясь:
        - Я так понимаю, ты вот о ней говоришь? - взглянула на Аррайду. - Сперва ее на Горький Бережок за грибами пошлешь, потом еще куда за каким шарматом. И она многое узнает - если не убьют, конечно.
        Ажирра дернула усами и вгрызлась в мясо с тарелки. Аррайда тоже ела молча и быстро, даже не думая встревать в спор. Вдруг по спальне прошелся ветер, свечи качнулись.
        - Что такое?! - Мелисса вздрогнула. - Ты двери не закрыла?
        - Закрыла, - Ажирра проглотила непрожеванный кусок, встала и проверила дверь. Та была заперта на массивный засов, а окон в спальне не имелось.
        - Ты что-нибудь чувствуешь? - имперка передернула плечиками и вскочила, голова ее, как цветок за солнцем, повернулась в темный угол за кроватями. Аррайда ничего не чувствовала, но вытерла о штаны жирные руки, нахлобучила шлем и взяла клеймору. Ажирра же зашипела, шерсть на голове встала дыбом, хвост судорожно колотил по бокам. Взмах лапой - и трепетный огонек побежал в тот угол, куда смотрела Мелисса, выхватывая из полутьмы то столб кровати, то угол подушки, то...
        Девушки хором выдохнули: в углу за кроватью стоял, покачиваясь, данмер - совершенно голый, исключая обмотавшее бедра полотенце - высокий, мускулистый. Взвешивал на руке деревянную, окованную железом дубину. Вот только лица под лысым черепом не было - так, клубящаяся чернота. Магички замерли. А незнакомец, все так же пошатываясь, неожиданно быстро шагнул вперед, вытягивая руки, будто играл в "Слепого кота":
        - Хозяи-ин... где ты, хозя-и-ин... я устал... позволь отдохну-уть...
        Мелисса заорала: "Мама!" Ажирра запнулась и шлепнулась на скамью. И лишь Аррайда, ничего ровным счетом не понимая, выставила клеймору перед собой. Безликий среагировал однозначно: скользнув вдоль клинка, попытался достать девушку-редгарда дубиной по голове. Аррайда заорала не хуже Мелиссы и опустила клеймору на врага, как опускают топор на сук. Клеймора отсекла безликому левую руку, крови не было! И он лишь пошатнулся и прыжком оказался в опасной близости от редгардки. Ей пришлось отступать, кроме того, мебель мешала как следует замахнуться. Но тут опомнилась Ажирра и с диким мявом огрела нападающего цветочным горшком по голове. Мелисса же, продолжая визжать, запустила в безликую харю огненный шар. Нападающий, воя, закрутился на месте. Аррайда рубанула, не раздумывая, и серая голова полетела под кровать, а тело упало, сложившись пополам и стукнув дубиной о каменный пол.
        - Готов, - охрипше произнесла Мелисса.
        Аррайда, как ее учил Тьермэйлин, щелкнула пальцами, убирая тело. Как ни странно, получилось с первого раза.
        - Кто... Что это... было? - спросила девушка, тяжело дыша. Мелисса с хаджиткой переглянулись:
        - П-пепельный... трупак.

        По грибы на Горький Берег. Балмора. Святилище Хассур

        Ажирра шлепнулась на лавку, слепо зашарила лапой. Кувшинчик опрокинулся, остатки флина потекли по столу.
        - Нам п-показалось, - тонким от испуга голоском пробормотала Мелисса, зажигая по углам спальни волшебные огни. Стало светло, как днем, тени забились за кровати и гардероб и сделали вид, что их нет. В комнате, исключая юных волшебниц, никого не оказалось. Мелисса на цыпочках подкралась к сундуку и вытянула оттуда кувшин из серой глины, просто огромный.
        - Ты что, - забормотала хаджитка. - Грииф - такое пойло: совсем мозги потеряем.
        - Нечего терять, - рявкнула имперка. - Пепельный трупак в гильдии магов. Или показалось? - она с надеждой обвела товарок взглядом.
        Аррайда отрицательно покачала головой и взялась за точильный камень, чтобы привести в порядок клинок, пострадавший от столкновения с дубиной. Ажирра опустилась на колени, лапами сгребая в мисочку останки пепельного гостя:
        - Н-не показалось. Ну и зачем ты его... так быстро убрала? Это ж ингридиент редкостный. У нас как раз заказ из Маар-Гана на лекарства от мора. А в этом трупаке...
        Мелисса сочувственно покивала:
        - Алхи-имик...
        Зубами выдернула пробку из кувшина, щедро разлила по кружкам пенный грииф. Залпом выпила свою.
        - Девочки, вот что. Ранис говорить не будем. Следов нет, и все равно она нам не поверит.
        - Поверит. Из-за Призрачного Предела всякая дрянь лезет.
        - Ха! - имперка стукнула кружкой по столу. - Призрачный Предел где, а мы где?.. Не может этого быть.
        - Чары кто-то навел? У Галбедир сил бы не хватило.
        - А если свитком?
        Ажирра, уронив миску с ценным содержимым, метнулась к двери.
        Мелисса с Аррайдой схватили ее за платье.
        - Мр-р!!!!... Пустите!!!
        - Стой! Доказательств нет! Да и... вот я ни за что не выйду до утра, а потом разберемся. Ловушку на Галбедир устроим.
        Ажирра запыхтела, но к двери кидаться раздумала. Похоже, ей тоже не хотелось бродить по сумрачным пустым покоям и переходам. Кошечка опять взялась собирать драгоценный пепел, даже метелочкой смела, что не взялось в лапы.
        - А что такое Призрачный Предел?
        - А??
        - Что такое Призрачный Предел?!
        На Аррайду взглянули, как на сумасшедшую. Мелисса поболтала грииф и налила себе в кружку.
        - Тысячу лет назад... или даже больше... Триединые Альмсиви поставили волшебную стену, чтобы удержать приходящее с Красной горы зло.
        - А ему - хоть бы хны, - проворчала Ажирра. - Лезет себе и лезет. То моровые твари, то ловчие корпруса, то эти вот, - она кинула мрачный взгляд на миску перед собой, точно боялась, что трупак восстанет из пепла. - Вообще мы от Красной горы далеко, нас вроде бы и не касается...
        И стряхнула пепел в мешочек, затянула бечевкой горловину. Сказала, предупреждая дальнейшие вопросы:
        - Все, спать пора! Завтра тебе за грибочками на Горький Берег. Ты давай, клади меч рядом, враг ждать не станет. А мы с Мелиссой постережем по очереди.
        - Ага, - хмыкнула имперка, - заорем так, что не сможешь не проснуться.

        * * *

        Утром, как осы, злые с похмелья и недосыпа, ни на какие вопросы Аррайды магички отвечать не хотели. Ажирра, желая опередить в исследованиях босмерку Галбедир, требовала поторопиться. На "блоху", в Сейда Нин, оттуда за околицу, набрать грибов - и тут же обратно! Совала в руки "Букварь для северян" с яркими картинками: "Б - это банглер-бейн, Г - это гайа фация, они на деревьях растут, - тыкала мохнатым пальчиком. - Светящаяся сыроежка светится, у копринуса шляпка узкая, ножка тонкая. И сам лиловый. А кода прямо в болоте растет. Усекла?" Аррайда, у которой тоже болела голова, лишь тупо кивала и не сопротивлялась, когда ее развернули и дотолкали до высокого помоста силтстрайдера. "Блоха" громко ревела и почесывала одна о другую бесконечные суствачатые лапы, отчего помост мелко трясло. Толкая Аррайду, грузили тюки, цепочкой двигались пассажиры. Погонщик, взглядом оценив меч и доспехи девушки, за поездку заломил несусветно: тринадцать дракошек в один конец. И скаля белые зубы с серой морды, нагло утверждал, что по-божески берет, и если хоть дракошку спустит, то непременно разорится, кормить животное
дорого.
        - Надеюсь, ты кормишь не путешественниками?
        Очередь загоготала. Погонщик надулся и велел девушке проваливать, если нищая. Аррайда пересчитала наличность, поняла, что если денежки не хватает, то ей неоткуда взяться; плюнула, сбежала по ступенькам к нижней площадке, а оттуда мягко соскочила к арке восточных ворот. Воротного полотнища в них не было: к чему оно, если любой мало-мальски опытный маг способен высадить ворота щелчком пальцев? Раздумывая о таких превратностях, девушка-редгард зашагала по мощеной плитами дороге вдоль реки. Река плескала и сверкала на солнце, вокруг дороги росли трава и цветы, мох на плитах под ногами был мягок, ходьба бодрила. Скоро похмелье забылось, как дурной сон, жизнь мнилась удивительной, а меч за плечами пока еще не казался тяжелым и мог спасти от любых неприятностей. Аррайда тихо насвистывала себе под нос, отмеряя милю за милей, время от времени сверяясь с картой и дорожными указателями, которые имперская служба щедро расставила на каждом перекрестке. Не так уж далека деревенька Сейда Нин.
        Туча появилась неожиданно. Круглая, серая, она мгновенно поглотила солнце, выплюнула короткую острую молнию и разразилась ливнем. Крупные капли стекали по шлему и били по лицу, сапоги нахлебались воды и разъезжались на скользких камнях. Оглушительно грохотал гром. Девушка укрылась под здоровым валуном на обочине, пережидая. Гроза была недолгой. Туча ушла, солнце вылезло; над травой, дорогой, деревьями стал подниматься пар. Аррайде сделалось жарко, сонно зевая, она продолжила путь, мечтая стащить панцирь, отложить меч, скинуть сумку с припасами и как следует отдохнуть. И, должно быть, свернула не в ту сторону. Мощеная дорога пропала. Под ногами была растрескавшаяся коричневая земля, похрустывали мелкие камешки, а вокруг тянулись изрезанные морщинами стены незнакомого ущелья. Впереди маячили похожие на клыки каменные столбы. Рассудив, что если тропа есть, она обязательно куда-нибудь выведет, девушка не стала возвращаться. Стены ущелья смыкались теснее, солнце затянула мутная багровая пелена. Совершенно неожиданно сорвался ветер, Аррайда пригнулась, сопротивляясь его напору. Ветер делался
стремительнее, завывал среди каменных стен, закручивался, нес багровую пыль и мелкие камешки, долбил по панцирю и шлему, сек лицо. Стало невозможно дышать. Аррайда смочила из баклажки платок, обвязала рот и нос, прижмурилась и теперь двигалась почти вслепую. Можно было свериться с картой: вот Балмора, вот дороги, вот на полудне Сейда Нин. Дело оставалось за малым - отыскать полудень. Солнце совсем исчезло в кровавом мареве, ветер ныл и хрипел, небо смешалось с землей. Стараясь не поддаваться страху, Аррайда сдвинулась к каменной стене ущелья, чтобы найти щель, годную, как укрытие. Должно быть, боги пожалели ее - под нависающей аркой темнела нора. Девушка втиснулась туда, задевая стенки широкими от панциря плечами, струйкой сыпались камешки. Впереди оказалась дверь. Самая обыкновенная прямоугольная дверь, сколоченная из грубых неструганных досок, темных от времени. Удивленная донельзя Аррайда потянула за ручку. Дверь открылась.
        Шум и завывание бури остались снаружи. Только стены пещеры неуловимо вздрагивали. Неосвещенный коридор тянулся в темноту.

        Любопытство кошку сгубило. Нет бы упасть, где стоишь, и в тишине и покое переждать бурю - Аррайде же захотелось исследовать место, куда попала. Бормоча под нос и немыслимым образом выворачивая конечности - ну почти как никс-гончая, чещущая правую подмышку задней левой лапой - девушка сотворила себе кошачье зрение. Примерно так мог бы видеть хаджит на грани издыхания, но, как следует напрягшись, Аррайда смогла бы разглядеть внезапные провалы под ногами и другие ловушки. А вышло, что старалась напрасно. Пол коридора был сухой и совершенно ровный, со сводов не свисали подозрительные камни, норовящие упасть на голову, а за поворотом вообще пришлось зажмуриться и постоять, привыкая. Свет оказался чересчур ярок. Наконец, глаза приспособились, и Аррайда поняла, что извилистый проход освещен красными свечами, обильно налепленными на каменные полочки и порожки, отчего воздух был багровым, как снаружи, только без летящих пыли и камней. И в нем висел отчетливый запах окалины. А потом накатил и звук. Он глох, пробиваясь сквозь каменные стены, тягучий, лишенный радости. Словно где-то вдалеке тускло били
басовитые колокола. Гостье сделалось неуютно и нечем дышать, горячий воздух сушил легкие. Но сердитое любопытство гнало девушку вперед. Какое-то время Аррайда постояла у ямы с жидким огнем, окаймленной все теми же свечками. Воздух над ямой колыхался, теребил и дергал развешанные по стенам гобелены с узором изящным, но чересчур мрачным из-за черно-лиловых и багряных нитей на черном поле. Тут было уж вовсе жарко, Аррайда облизала губы, обошла яму по узкому карнизу и очутилась в округлой норе перед рядом черных, с тем же узором, что и на гобеленах, колоколов. Колокола висели на мощной жерди - от большого до очень большого - и теперь зловеще молчали. Аррайда задумчиво постучала по крайнему латной перчаткой, пытаясь понять, в святилище какого бога по недоразумению забрела. Дырявая память не подсказывала ничего.
        - Нвах!!
        Девушка обернулась. Из горловины, в которую она только что вошла, надвигались четверо: серая кожа полунагих тел, дубинки, набедренные повязки. Двое - пепельные трупаки, двое - данмеры, парень и девушка с копной рассыпанных по плечам волос, но в глазах их клубилась та же, что под черепами безликих, тьма.
        Урок Ранис в библиотеке не прошел даром. Толчок ладони - и в нападающих устремился лиловый шарик, распадаясь на ледяные осколки, дав Аррайде секунды, чтобы вытащить меч. Простора для замаха хватало.
        - Я уже ухожу!
        Похоже, вид клинка не произвел на врагов впечатления. Понять бы, какая сила тупо и целеустремленно гонит и пепельных мертвецов, и людей! Мысль мелькнула и пропала. Прыгнув вперед, Аррайда плоской стороной меча одарила данмерку. Та сложилась и без звука упала под ноги. На продольном движении клеймора оставила царапину на животе у парня. Хоть бы чему его это научило. Шел со своей дубиной по прямой, как и трупаки. Впрочем, в этом для Аррайды было преимущество: можно не опасаться вывертов и нападения с тыла.
        - Парень, хватит!
        В алых глазах тьма.
        Еще два удара.
        Обезножившие трупаки ползут на локтях, волоча дубины, чернота вьется под черепами, сквозит. Морозит Аррайде тело, ледяная змея ползет под панцирем по позвоночнику.
        Взмах.
        Парень идет вперед, заливая кровью пол, отрубленная кисть, царапая камни, ползет следом...
        Девчонка, о которой Аррайда давно и прочно забыла, вцепляется зубами в лодыжку, почти прокусив сапог...
        Тряхнуть ногой. Вялое тело отлетает, ударяясь в стену...
        Головы пепельных трупаков катятся, подскакивая, по камням.
        ...Невесть откуда вылетает синяя молния.
        Изысканным кружевным шаром зависает перед лицом.
        Лопается.
        Ладонью в латной перчатке Аррайда как будто неторопливо стирает кровь с рассеченной брови...
        И стремительно взлетает по огромным каменным ступеням туда, откуда молния прилетела.
        Ярость предков-редгардов кипит в крови.

        Наверху открылся еще один круглый зал под нависающим сводом, похоже, собственно святилище, потому что посреди мозаичного круга стоял на возвышении тускло-коричневый идол в треть человеческого роста: на плоском основании, грубо изображающий человеческую фигуру без рук и ног. Выделялись только плечи и рогатая голова без лица. Лишь на месте глаз горели круглые багряные камешки. Казалось, идол пропитали в крови и высушили - до тех же темных тонов, что драпировки и колокола. По обе стороны от алтаря стояли глубокие резные корыта, окаймленные чашами на треножниках. В чашах трещал огонь. А перед идолом плевался слюной и заклинаниями жрец в холщевом балахоне. Сморчок, замухрышка! Сухонькие ручонки торчат из чересчур просторных рукавов, из-под подола выглядывают ножонки в серых тапках. Серая маска с длинным клювом закрывает лицо - то ли из уважения к богу, но скорее, чтобы не пугать людей.
        Жрец надрывался, срываясь на визг:
        - Нвах, жертва! На колени!!
        Взбешенная донельзя его наглостью, не обращая внимания на секущие кожу и выворачивающие кости заклятья, Аррайда рубанула мечом. Жрец рухнул бескровной серой тряпкой; длинный клинок в падении задел идол. Не было ни грома, ни зубовного скрежета. Половина идола сразу осыпалась липкими кусками, вторая замерла в неустойчивом равновесии - и тоже рухнула. Ярость боя покинула Аррайду, и сразу навалились боль, слабость, усталость. Колени подогнулись, и сознание оставило девушку.

        Во сне синяки и царапины зажили, и, несмотря на жесткую "постель", проснулась Аррайда отдохнувшей и бодрой. Заклинание Тьермэйлина привело в порядок одежду и стерло присохшую кровь. Клеймору наточить и отполировать было нетрудно. Но вот доспехи... В тоске девушка рассматривала вмятины на шлеме, сбитые заклепки панциря, разорванные ремешки... Потом решительно встала. Брезгливо, как кошка переступает весеннюю лужу, переступила тело жреца. В серых тряпках блеснул огонек. Преодолевая отвращение, Аррайда вытянула из складок ткани овальный эмалевый медальон на серебряной цепочке. Встряхнула, обтерла, кинула в сумку. Заглянула в левое корыто. Похоже, его использовали вместо шкафа или сундука. Там нашлись и добротная одежда, и пояса, и пара узкогорлых запечатанных кувшинов, и изрядняя сумма денег в матерчатом кошеле, а во втором таком же - горсть сверкающих камешков. Не мудрствуя особо, Аррайда сочла это все военной добычей и запихала в телваннийскую сумочку - Ариллев подарок. Волшебная вещица послушно выросла и проглотила все.
        Закончив с левым корытом, Аррайда заглянула в правое, и ее едва не стошнило. Корыто до половины заполняло мясо - мерзкие на вид розовые с перламутровым оттенком куски. Шипя от омерзения, Аррайда своротила чашу с треножника и опрокинула в корыто. Масло растеклось и запылало. Куски мяса зашевелились, будто живые, гнусно завоняло паленым. Подхватив сумку и меч, девушка кинулась прочь из пещеры.

        Слава и дело государево. Балмора

        Сходящую с "блохи" Аррайду с привычно торчащей за спиной клейморой спутать с кем-либо было невозможно: среди бородатых грузчиков-босмеров она смотрелась, как пиния среди пеньков. Пассажиры люди и данмеры не уступали девушке в росте, но тоже почтительно расступались - перед плащом, набрежно заброшенным на левое плечо. Вблизи становилась ясна причина этой почтительности: плащ был вовсе не плащ, а тонкая, как перчатка, шкура скального наездника. Голова со злобно распахнутым клювом болталась у охотницы на груди, а за спиной волоклись здоровущие кожистые крылья и тощий, длинный, как змеюка, хвост. Костяной набалдашник отстукивал по плитам причального помоста.
        Едва девушка, не утруждая себя ходьбой по ступенькам, мягко спрыгнула с нижней площадки на пристанционную площадь, мелкая хаджитка в синем платье прыгнула на нее и стиснула в объятиях с воплем:
        - Где мои грибы-ы?!
        Аррайда покачнулась, но устояла. Кто-то в толпе приезжих захохотал. Ажирра фыркнула, дернула усами и потащила подружку за руку, вопя на всю площадь:
        - Чего стоишь? Я и так два дня потеряла!! А Галбедир, эта дура белобрысая... А котелки.... Непрерывный процесс. Это алхимия, а не гуар чихнул! А я тут торчу-торчу, Мелисса же не может, только вечером, она проводник. Трудно, что ли, на "блоху", туда-сюда, а два дня, а тебя нет.... а мы с Мелиссой думали, что тебя уби-или-и...
        Кошечка неслась с такой скоростью, что встречные просто не успевали уворачиваться, и количество оттоптанных ног, отбитых плеч и извинений, которые Аррайда бормотала, становилось тем больше, чем гуще делалась толпа.
        Девушки обогнули трактир "Счастливая тюряга" и погрузились в гомон, тесноту и пыль Торговой площади. От запахов и шума кружилась голова. Вопили, надрывая легкие, разноплеменные торговцы, нахваливали свой товар, разложенный на прилавках и прямо на земле, на подстеленной мешковине. Ветер раскачивал хоругви-вывески. Звенели колокольчики вьючных и упряжных гуаров. Звери кивали крупными головами, стоя на задних лапах, опираясь на массивные хвосты, уморительно сложив перед собой передние лапки; жевали сено, облизывались лиловыми языками, взревывали, показывая острые треугольные зубы. Узорчатые шкуры пахли корицей. Оси высоких тележных колес алели свежим лаком.
        - Ну и зверюга!
        - Ага! Она ее мечом...
        - Молнией!
        - Мечом!
        - Молнией!
        Три детеныша - ящер, редгард и бретонка - с восхищением обсуждали скального наездника Аррайды, тыкая мурзатыми пальцами и голося на всю площадь, а также пробуя ухватить шкуру за хвост.
        - Она ее в лавке купила! - рявкнула Ажирра. - Брысь!
        Ребятишки дернули в толпу.
        - Кончай зевать! Грибы целы?
        - Целы. Прости... - последнее относилось к данмеру, что нес на голове плетеный поднос с перламутровыми яйцами. Данмер задел Аррайду плечом, поднос накренился, содержимое, на радость детишек и попрошаек, полетело в пыль. Но вместо чтобы орать и ругаться, или хотя бы спасать товар, разносчик застыл. Аррайда присела на корточки подобрать упавшее, Ажирра, сердито шипя, навалилась сверху, данмер подхватил под локоть с другой стороны:
        - Ты... я чувствую себя так, будто только что проснулся... от жуткого сна... про Шестой Дом.
        - Скуумы пить надо меньше! - Ажирра потянула Аррайду за руку. Данмер легко отодвинул шипящую хаджитку в сторону. Встал лицом к лицу с Аррайдой:
        - Не уходи... как тебя звать?
        - Аррайда.
        - Сударыня Аррайда, вы можете разделить со мной постель.
        - Что?
        - Ты можешь у него в доме ночевать! А не то, что подумала, - захихикала магичка. - А ты ничего не перепутал, милейший?
        Щеки Аррайды заполыхали. Как у воровки-карманницы, пойманной на горячем. Кругом были лица: насмешливые, изумленные, жадные...
        Данмер опустился на колено:
        - Меня зовут Лландрас Белаал. Вы спасли меня, и я обещаю служить вам и живой, и мертвый.
        Стыд и сомнения оставили Аррайду. А мир вокруг словно застыл: стал тягучим и стеклянистым, лица отодвинулись, шум исчез. И в этом странном мире, где просто поднять руку уже подвиг, Аррайда произнесла чужим звенящим голосом:
        - Лландрас Белаал, я принимаю твое служение.

        - Что с тобой?! Да что ты?! Шевелись, стражник бежит!! - голос Ажирры сумел пробиться через стекло, лапа дернула с неженской силой, поволокла сквозь толпу, и когда окованные железом двери гильдии магов захлопнулись за спиной, Аррайда достаточно пришла в себя. Как ни странно, девушка умудрилась не потерять ни телваннийскую сумочку, ни шкуру скального наездника, только из-под двери пришлось высвобождать застрявший хвост.
        Аррайда стряхнула зверюгу с плеча и протянула усевшейся на сундук и обмахивающейся лапой Ажирре:
        - Это тебе.
        Хаджитка икнула, вздернула от счастья уши, облапила скального наездника и бодрой рысью потащила к себе, наступая то на хвост, то на шею. Аррайда устало шагала следом.
        - Это что такое? - охнула Мелисса Мериан, забывая поздороваться.
        - Подарок, - гордо заявила Ажирра. - Правда, прелесть?
        И ткнула шкуру имперке в нос. Мелисса, отшатнувшись, рухнула на свое возвышение:
        - Ажирра!!.. Я... не собираюсь оспаривать твои взгляды на красоту, но... счесть это прелестью?..
        И тут же деловито поинтересовалась:
        - А где ты такого взяла?
        - Я подарила, - хмурая Аррайда присела рядом с имперкой и вытряхнула содержимое сумки на пол. Среди вещей отыскала узелок: - Ажирра, вот твои грибы.
        - Уф-ф, - Мелисса встряхнула каштановой гривой, потянулась, по-кошачьи выгибая спину, - слава богам, наконец-то она перестанет о них говорить. Кстати, есть хочешь? Ты чего такая бледная?
        Аррайда, не отвечая, уткнулась лицом в колени, и пока хаджитка, отмывая грибы в рравировском тазике, в лицах пересказывала уличное происшествие, не произнесла ни слова. Переложив грибы в ступку, и на минуту не желая расстаться с подаренным скальным наездником, Ажирра уселась рядом с подружками, подстелив шкуру под себя. Прижалась к Аррайде теплым боком и мерно заработала пестиком.
        - Ну что ты, все закончилось уже...
        Девушка помотала головой.
        - А может, - Мелисса посмотрела искоса, - может, ты просто святая? Ну, не может же быть, чтобы надутый данмер... без причины - на колени... на жизнь и смерть...
        Ажирра повертела пестиком у виска.
        - Да хватит тебе! Говорю же: она его разбудила. Хотя вроде трезвый, на ногах держался. И о шестом доме говорил. Ты что-нибудь понимаешь?
        - Не-а...
        Аррайда подняла усталый взгляд на плюющиеся паром, искрящие, переливающие радужные жидкости сосуды Ажирриного хозяйства:
        - Когда... в Сейда Нине... мне отдали приказ об освобождении... только не смейтесь, пожалуйста... мне очень плохо было... и я подумала, что, может быть, я - дочь императора... За мной охотятся враги, и он решил вот так меня спрятать.
        Она с тоской взглянула на подружек:
        - Глупо...
        - Согласна, - Мелисса фыркнула. Ажирра подергала за хвост зверюгу под собой. - Глупо тебя прятать. Ты с любым врагом прекрасно справишься.
        Больше они об этом не говорили. У каждой нашлись неотложные дела. Ажирра варила грибную похлебку на алхимической треноге, Мелисса, отпросившись у Ранис Атрис, отправилась продавать добытые Аррайдой трофеи, а потом провела подружку к кузнецу гильдии бойцов через разделенный низкой кирпичной стенкой внутренний двор. Вэйн встретил соотечественницу радостно и за небольшую доплату согласился обменять ее побитый доспех на почти новый и уж всяко целый. Подобрал шлем-вендель с бармицей, наручи, бахтер из идущих внахлест пластин, соединенных кольчужными кольцами, пообещав до вечера подогнать его по фигуре.
        Кузнец выполнил обещание, и Аррайда, усевшись на бортик лепечущего водомета в том же внутреннем дворе, любовалась своим отражением, игрой закатного солнца на маслянисто-коричневой чешуе бахтера и чеканном узоре наручей.
        - Э-эй!
        Девушка вздрогнула и подняла глаза: с края крыши ей махал сидящий на корточках ящер-аргонианин в коричневых штанах до колен - зеленый, как молодая травка, и по молодости развязный донельзя. Нагло скалил острые зубы, мотал рожками, на рожках звенела горсть латунных колечек.
        - Привет!! Ты не подскажешь, как тут Аррайду найти? А то тутошние мегеры говорить не хотят!
        - Это я.
        Парень соскочил с верхотуры, тихого шлепнув босыми пятками о плиты.
        - Во, подфартило. Так ты точно она?
        Аррайда взглядом оценила высоту стены:
        - Точно.
        Когтистой лапой отрок плеснул воды на чешуйчатую грудь:
        - "Южную стену" знаешь?
        - Знаю.
        - Экая ты... для девчонки молчаливая, - аргонианин плюхнулся на бортик рядом с девушкой, хвостом подняв тучу брызг. Аррайда отмахнулась.
        - Так вот. Велено передать, что тебя будут ждать там после заката. Ну, уже почти сейчас.
        Отрок посмотрел на нее искоса:
        - И не спросишь, кто?
        - Кто?
        Ящер весело подмигнул красным камешком-глазом:
        - Молодой человек. Очень симпатичный... Конечно, не так, как я... - он изнутри почесал когтем зуб. - Придешь?
        - Не приду.
        - Ты что! Ты меня награды лишаешь!
        Девушка без слова сунула ему денежку. Морда аргонианина вытянулась.
        - И не передумаешь?
        - Нет.
        Отрок озадаченно дернул хвостом и, по водостоку вскарабкавшись на крышу, убежал. Но вечерние визиты не закончились. Ровно через столько времени, сколько нужно, чтобы рысью домчать до трактира "Южная стена" и обратно, во дворик выглянула Мелисса, покрутила головой и, трясясь от смеха, поманила Аррайду к себе:
        - Эй... Тебя там молодой человек... спрашивает, - хлюпнула и исчезла, не дожидаясь ответа. Девушка-редгард нехотя встала. Нога за ногу побрела в дом, надеясь, что посетителю надоест ждать, и он уйдет.
        - Эй, нельзя сюда! Ну посмотрите, нетерпеливый! - имперка просто задыхалась от хохота, не пропуская гостя в общую спальню. Тьермэйлин - держался: высокий, надменный - но в глазах плясали веселые искорки.
        - Вот она, - магичка захихикала. - Ну, я пошла...
        - Это ты?!
        - А кого ты ожидала? - альдмер, лечивший девушку после охоты на крыс, сопя, упал на скамью. Вынув цветы, хлебнул из цветочного горшка на столе и с недоумением на него уставился. Аррайда потрясенно заморгала.
        - Вот! - буркнул аптекарь. - Совсем меня запутала. "Не приду, не приду..." А я, как мальчишка, бегай...
        - Я не знала.
        - Могла бы догадаться! Давай, собирайся. Косадес ждет.

        На улице стемнело. Золотыми искорками сияли фонари. Точно лес, вырастали из земли каменные дома с плоскими крышами, а над ними россыпью сияли звезды. С востока на запад почти через все небо протянулись вуали туманностей - багряная и белая, а над горами на севере величаво поднимались их отражением две разноцветные луны. Ветер ерошил космы деревьев, нес запахи нагретого камня, воды и зелени. Тьермэйлин с Аррайдой немного постояли на мосту, глядя, как в воде дробятся отражения фонарей. Немногочисленные прохожие не обращали на парочку внимания.
        - Как хорошо, что ты за мной пришел... А то я бы ни за что не вышла.
        - Это из-за того данмера... утром?
        Аррайда вздрогнула:
        - Ты уже знаешь? Косадес меня из-за этого позвал?
        Тьермэйлин взял ее руку и стал греть в ладонях.
        - Не нужно бояться. Он справедливый. Своих не выдает. Просто расскажи ему все без утайки.
        Наемница промолчала.

        Ступеньки.
        Узкие переулки.
        Шелест шагов по плитам.
        Кошачий зрачок окна - золотая полоска между задернутыми занавесками.
        Тьермэйлин исчез не прощаясь. Аррайда, войдя, потопталась у порога, неуверенная и беззащитная. Поставила в стойку меч, шлем надела на рогатую вешалку.
        От витающего в комнате запаха жаркого с пряностями рот вмиг наполнился слюной.
        - Проходи, - бросил мастер-шпион через плечо, елозя деревянной лопаткой в сковороде. Вокруг живота он повязал полотенце и выглядел скорее уморительно, чем страшно.
        - Ужинать с Тьермэйлином ты отказалась, но, может, поешь со мной?
        Аррайда сглотнула. Присела на краешек стула перед одним из приборов. Хозяин водрузил сковороду на деревянный круг посреди стола и, бесшумно переместившись, вдруг оказался у девушки за спиной. Аррайда закинула голову.
        - Это откуда? - Косадес провел пальцем по тонкому, как нитка, шраму у нее над правой бровью.
        - Подралась.
        - Ты ешь, не стесняйся.
        - А ты?
        Он наполнил тарелки. Стал неторопливо жевать, опустив глаза. Это попустительство едва не стоило гостье переедания.
        - Не ожидал от тебя подобной прыти.
        Девушка, в третий раз потянувшаяся к сковороде за добавкой, уронила вилку.
        - Весь город о тебе говорит. И об этом, Лландрасе Белаале. У тебя есть подданный. Поздравляю.
        Наемница сгорбилась, отчего бахтер натянулся на спине, а грудные пластины, сходясь, заскрипели. Аррайде пришлось распрямиться.
        - А может, он перепутал?
        - Данмер?! Не говори глупости, - Кай хлопнул ладонью по столешнице, заставив подпрыгнуть тарелки. - Здесь, в Балморе, не побоялся... Прилюдно признал тебя, иноземку, кровником! Что ты для него сделала?
        - Я разбудила его от кошмара про шестой дом.
        - Разбудила? - вытаращился Косадес.
        - Он так сказал. Но я не понимаю...
        - Помолчи! То есть... давай рассказывай, - рявкнул он. - Все, что случилось с нашей последней встречи. И как можно подробнее.
        Косадес слушал внимательно, лишь время от времени хмыкал либо хмурился. Но когда речь дошла до мяса в корыте у помоста с идолом, резко вскочил, опрокинув стул. Поднес свечу к лицу Аррайды так близко, что едва не спалил брови и волосы. Рукой вертя за подбородок, осмотрел, хмуро прищурившись:
        - Когда это было? Два дня? Обошлось...
        Аррайда хлопала глазами и терла щеки.
        - Продолжай.
        О сборе грибов и сражении со скальным наездником Кай выслушал равнодушно.
        - Карта у тебя есть? Где это святилище? Показывай!
        Девушка покорно вытащила потрепанный кусок пергамента. Поводила пальцем по рисунку, но место указала лишь примерно.
        - Шармат, - глядя на карту, выругался Косадес. - Почти рядом с Балморой.
        Он хмурился, пальцы дрожали.
        - Не узнать... Конечно... всех положила... - пробормотал он. - Новички всегда... сначала мечом машут, потом думают. Я не исключение. Не веришь, что я был новичком?
        Опять сощурился. Побарабанил пальцами по столу:
        - На будущее запомни две вещи. Если еще раз нарвешься на такое святилище - не дерись. Вообще не суйся им на глаза. Место запомни - и "божественным вмешательством" в ближайший форт. Хоть свитком, хоть заклинание выучи. Показываешь наш знак офицеру. Дальше легионеры сами знают, что и как. А твое дело маленькое - найти, доложить, уцелеть. И второе... мясо это, если не хочешь сдохнуть в мучениях, не трогай! Болезни любые можно вылечить, даже моровые. Но не корпрус.
        - Ага.
        - Похоже, ты наткнулась на святилище Шестого Дома, - успокоившись, продолжил Кай. - И твой, проснувшийся спящий имел ввиду именно Великий Дом. И никакие здания не надо ниоткуда отсчитывать.
        - Ага.
        - Чересчур много совпадений. Но я хочу знать точно. Вот что, - Косадес поднялся. - Переночуешь у меня. А утром отправишься к Хасафату Антаболису - он тренирует мечников в гильдии бойцов. А заодно хорошо разбирается в тайных культах Морроувинда. Вот его и расспросишь. Если за сведения он потребует услугу - не смей отказывать. Лучше тебе пока убраться из города.
        Мастер-шпион дождался очередного "ага" подчиненной и тяжело вздохнул.
        - Тобой уже интересуются. Данмерский Храм Альмсиви - точно. Если начнут выспрашивать, веди себя так: "Пьян был, не помню". И можешь, кстати, принять их веру. Пусть считают, что отвечают за все чудеса.
        Усмехнувшись, он повернул руку Аррайды ладонью вверх:
        - Кроме того, ты же в гильдии магов. Они с Храмом соперники. Ранис стерва, но свою не выдаст.
        - И ты не выдашь.
        Косадес отстранился.
        - Этот... зелейщик ушастый! Это он тебе сказал?
        - Он хороший!
        Кай хмыкнул. И глядя в глаза Аррайде, жестко произнес:
        - Не выдам. Пока ты служишь империи.

        Неназначенные встречи. Арктанд

        ...Аррайда поднесла план к жужжащему светильнику: вот купольный зал, вот спуск, вот подъем и стрелка к левой двери, квадратная палата и крестик в левом верхнем углу. Именно там, где она сейчас стоит.
        Рукой в латной рукавице девушка почесала нос. Носу стало больно, но кубик не нашелся.
        Может, этот покойный охотник за сокровищами, осведомитель Антаболиса, перепутал, и нужно искать в другом углу?
        Или вообще не в этой комнате?
        Подавив в себе желание зареветь, Аррайда обыскала чертог - благо, мест, где могла лежать нужная Хасафату головоломка, было не слишком много. Девушка, чихая от пыли, обшарила массивный буфет и гардероб с резными дверцами и ручками в виде кошачьих голов; таская с места на место тяжеленный табурет, осмотрела проходящую под потолком трубу. Нашла там короткую трубку - то ли каменную, то ли деревянную, по весу, скорее, первое, - полюбовалась искусной резьбой, бросила в сумку - куда прежде отправилась пара кубков из буфета. Больше в комнате делать было нечего.
        Аррайда вернулась на каменный помост с тремя круглыми дверьми и задумалась, в которую идти. Как потом оказалось, напрасно. Все три вели в продолговатую залу, левую сторону которой завалило обломками рухнувшего свода. Потыкавшись в них и твердо убедясь, что прохода нет, Аррайда свернула направо. Пыли тут не было, под потолком тянулись, дыша жаркой влагой, трубы. На стенах из узорных панелей с рунной каймой (точь-в-точь как на мосту перед Арктандом) через равные промежутки висели жужжащие светильники, дающие желтоватый свет. Что-то отдаленно гремело и лязгало, под сводом металось эхо; ровный, без щербин и выбоин, пол слегка подрагивал под ногами.
        Девушка несколько раз подпрыгнула, заглянув на трубы: других захоронок в зале не имелось. Спустилась по широкой лестнице к очередной круглой двери: двум массивным створкам на толстых петлях, запертым на замок. Потратив немало времени и согнув кончик ножа, Аррайда попала в соседний зал.
        Остатки старинной мебели.
        Все те же рунные надписи, панели, светильники.
        Только пол посередине щерился квадратным проемом. Из проема резко звучали голоса.
        Наемница освободила меч из петли, приладила сумку за спину и, стараясь не шуметь, приблизилась к отверстию. Легла на живот, заглядывая вниз. С высоты в два человеческих роста ей отлично был виден чертог, копирующий верхний зал (исключая отверстие и добавляя опорные колонны) - даже уцелевшая мебель была расставлена одинаково криво. А вот орущих видно не было. Аррайда подтянулась на локтях и осторожно свесила голову.
        - ...На выходе брать?! А мы знали, шо они сюда полезут?! Мы сами не знали, шо сюда полезем!! Лариус, шоб он сдох!!!
        У круглой, как наверху, двери стояли четверо. Причем, трое не просто стояли. Махали руками, дергались, орали, как оглашенные, брызжа друг на друга слюной. Насколько Аррайда смогла уяснить из безудержных воплей, были они то ли контрабандистами, то ли разбойниками, вынужденными укрыться в Арктанде от озверевших имперских патрулей. Лариус Варро, новый командир форта Лунной Бабочки, расположенного к востоку от Балморы, учинил против расплодившихся бандитов форменную охоту, а с теми, кто не сдавался, велел обходиться просто. Зайдя в форт по пути на Арктанд, Аррайда сама видела отрубленные головы, насаженные на пики над воротами. Всяко лучше сомнительное гостеприимство двемерских руин.
        Кругломордый киродиилец лет под тридцать - обрюзгший и заросший щетиной - поигрывал топориком да поддергивал отягченные стилетом у пояса широкие штаны. Девушка-данмер (лицо молодое, гладкое, а впрочем, живут они дольше людей, так возраст не очень-то разберешь) с заплетенными в уйму мелких косичек рыжими волосами судорожно стискивала небольшой взведенный самострел. Шарик бельта дергался, глядя то на одного спорщика, то на другого, то вовсе в сторону. Одета дерганая была, как Аррайда, когда только-только прибыла в Сейда Нин - в рубаху и гашти из домотканого холста, на ногах кожаные сандалии. Данмер-парень в высоких сапогах-калигах, кожаных штанах и проклепанном панцире выглядел так, будто спьяну сунул голову в костер. Прическа обгорела, а через правую щеку тянулось жуткое багровое пятно. Данмер удерживал на шворке четвертого - высоченного хаджита с разбойной физиономией: глаз заплыл, на левом ухе подсохшая кровь. Хаджит, единственный, молчал. Но целый глаз пылал таким яростным золотом, что если б не спутанные лапы и не удавка на шее, разбойникам пришлось бы здорово пожалеть, что с ним связались. На
пленнике из одежды остались лишь коричневые штаны. Сквозь драную шерсть на широченной груди багровели шрамы.
        - План должен у него быть! - сипела рыжая.
        - Шо, мало кота пошшупала?.. Ну давай ишши, рази жалко?.. - загоготал мордатый. А когда рыжая огрызнулась непристойностью, заржал еще громче.
        - Ну на шо, Мирддин, тебе план?.. Ну сами ж деньги в руки пришли. Пересидим тута денька три, и в Балмору... - киродиилец мечтательно потянулся. - За этого тышшу возьмем и за подружку половину. А можно прямо в Тель-Арун махнуть. Телвання в рабах понимают.
        - Возьмешь, как же! - прошипела Мирддин. - Чего вы с ней сделали?
        - А шо сделали?..
        - Я бы и не то сделал, - данмер неосторожно дернул щекой и скривился от боли. - Ведьма! Застряли... как мухи в дерьме, - он сплюнул под ноги. - За сокровищами она сюда полезла, это точно.
        - Дак проще надо быть. Слышь, ты, молью траченный, - мордатый обушком вздернул голову пленнику, - поведешь нас к сокровищам. А то Мирддин всадит твоей крале бельт промеж глаз. Или... - он гыкнул, обнажив гнилые пеньки зубов, - Фовон еб... ее начнет.
        По мохнатой морде хаджита трудно было понять выражение, но Аррайда почуяла, что он сейчас кинется - на топор, клинок, самострел; портвет глотку первому, до кого дотянется, и - все. Она резко села. На вдохе нож пошел за пояс, а ножны, звякнув колечками, улетели в дыру. На выдохе руки обхватили рукоять клейморы. И когда бельт сорвался на звук и бухнул в стену, Аррайда прыгнула на арбалетчицу.
        Они повалились на пол. Перекатившись, Аррайда подсекла ремень удавки, а хаджит без размышлений обрушил связанные лапы на темя данмера. Противно хрустнуло, бандит осел. Мордатый, разбегаясь глазами меж нападающими, готовился метнуть топор, когда клеймора вошла ему в живот и скрипнула по хребту.
        Зубами стянута рукавица. Усталый щелчок пальцев - и о разбойниках напоминают только кучки свежей, без следа порезов и крови, чуть ли не выглаженной одежды, доспех, оружие и всякие мелочи вроде кошельков и кресал на вылизанном до блеска полу.
        - Нехило...
        Девушка вздрогнула. Дотянулась до хаджита. Рассекла ножом путы на руках. Ноги он освободил сам. Дергая усами, растер в несколько сильных движений лодыжки и запястья, застегнул на себе пояс мордатого, сунул в петлю топорик и с ножом в руке поковылял в угол, который сверху Аррайда разглядеть не могла, а потом было просто некогда. Там, притянутая ремнями за локти к привычной уже трубе под потолком, висела девушка в лохмотьях. Болтались босые побитые ноги, слипшиеся волосы упали на глаза, а рот был затянут тряпкой. Хаджит перерезал ремни, левой лапой принимая тело. Содрал с лица девушки повязку.
        - Зелья целящие есть?
        Аррайда полезла в сумку, вытащила кожаный ремень с пузырьками, забитыми в гнезда.
        - За мной иди.
        С девушкой, висящей через плечо, с каждым шагом двигаясь все более свободно, хаджит повернул к приоткрытой боковой двери. Аррайда, опираясь на клеймору, захромала следом.
        - Ты чего?
        - Ногу подвернула.
        Он вернулся, свободной лапой подхватил наемницу вместе с мечом и понес, будто и не отягченный двойной ношей и пленом.
        За дверью оказалась низкая комната с теми же трубами и панелями, только одна из труб вела вниз, к желобу, переходящему в выдолбленное в полу просторное корыто. К утолщению трубы крепилось колесо. Опустив девушек на край корыта, хаджит повернул колесо, и из трубы побежала вода. Комната окуталась паром. Пока выемка наполнялась, хаджит освободил бывшую пленницу от лохмотьев, усадил в воду и туда же вылил зелье исцеления. С громким плеском соскочил сам.
        - Давай сюда!
        - А...
        - Просто меч поближе держи.
        Аррайда припомнила баню в Сейда Нине и с обреченным видом стала раздеваться.
        От горячей воды синяки и ушибы заныли, но потом стало хорошо. Девушка привалилась к покатой стенке, с изумлением глядя, как прямо на глазах струпья на широкой груди хаджита уступают место нежной розовой коже. Хаджит поймал ее взгляд и с громким фырканьем нырнул. Вынырнул до смешного прилизанный, замотал головищей, разбрызгивая воду. Взялся умывать подругу. Волосы пленницы струились по воде, блестя темным золотом, тень длинных ресниц падала на удлиненное лицо, с которого уходили синяки и бледность.
        - Меня Черрим зовут. А она - Эдвина. Да будет теплым песок на твоей дороге, - хаджит протянул лапу, блеснула золотая печать гильдии бойцов. Аррайда повернула руку ладонью вверх.
        Черрим подпрыгнул, обдав ее брызгами:
        - Ты - новичок?!.. Ты... в каком отделении?
        - В Балморе.
        Он сморщил нос и сощурил глаза:
        - Айдис... Понятно. Отсюда со мной в Альдрун. Там мужик правильный.
        - Я не могу в Альдрун. Мне тут одну вещь найти надо.
        Черрим, хмыкнув, поскреб когтями темя.
        - А какую? Если не секрет...
        Засопев, Аррайда выбралась на бережок. Одежда липла к мокрому телу, и от этого настроение сделалось еще гаже.
        - Головоломку. Двемерскую. Кубик с узорами, - она руками показала размеры.
        Хаджит вылез следом, встряхнулся, метая брызги:
        - Погоди, мы у бандитов ее посмотрим. Могли прихватить. Эдвину посторожи.
        Он скоро вернулся с охапкой чистой одежды, выволок подружку из воды, вытер и одел с помощью Аррайды. Легонько похлопал по щекам. Эдвина открыла пустые огромные глаза.
        - Э-эх... - вздохнул хаджит. - Пожрать не найдется?
        - У меня? - Аррайда сморгнула.
        - Ага. Два дня не емши. Вроде. А какой нынче день?
        - Тирдас.
        - Уф-ф, не ошибся... А то лампы эти горят и горят, запутали совсем.
        Девушка хмыкнула и полезла в заветную сумку.
        При виде булки и окорока даже пустые глаза Эдвины ожили. Котище потер лапы:
        - Вот это по-нашему!
        Они вернулись в зал, где происходило сражение. Черрим ловко расколол топориком несколько древних двемерских табуреток, сунул в железную печку в углу. Разжег.
        - И работает же, - ухмыльнулся, глядя на весело заскакавшее пламя. И пошел наполнять водой найденный в вещах котелок. Бросил в воду горсть риса из разбойничьих запасов, настрогал окорок. Ломтик сунул в рот. Булку вручил Эдвине:
        - Ешь медленно.
        Она стала жевать со счастливым выражением на худом лице. Черрим ожесточенно помешал кашу, глянул через плечо на Аррайду:
        - Если к тебе среди ночи придет женщина под капюшоном и даст кучу денег за сущий пустяк - жди гадостей. Примета верная.
        Сердито постучал себя ложкой по лбу.
        - Я в Альдруне без году неделя. И тут такой контракт. Сопроводить даму до камня Отваги за Призрачные Врата. Пол дня на "блохе", два пешком. Ну, может случиться всякое. Но я драки не боюсь, да и спутница - ведьма.
        Эдвина жевала и улыбалась, точно речь шла не о ней.
        - Нет бы головой подумать! Обрадовался...
        Он сыпанул в кашу горсть зелени.
        - А добрались до Балморы - она и говорит: "Никаких Врат. Я слукавила, мне в Арктанд нужно".
        Черрим втянул носом рисово-мясной пар, уши радостно встали, не соответствуя выражению морды.
        - Ну, и влезли. На меня удавку, а ее обухом по темечку.
        - А за чем полезли?
        Черрим обжегся зачерпнутым на пробу рисом, зашипел и закашлялся.
        - Ум...умница!! Ей так железяку живую двемерскую хотелось... - он раскидал кашу по мискам и стал кормить Эдвину с ложечки. - Достану я ей. Пусть только очнется.
        После еды Эдвина заснула. Черрим уложил ведьму на расстеленные одеяла, сам, положив под бок топорик, растянулся рядом. Смачно зевнул:
        - Ты посторожи. Я сменю. В вещах поройся пока. Тво-ой кубик...
        И заснул на полуслове. Было тихо. Отдаленный лязг прекратился. Только шипел пар, вырываясь через трещины в трубах, да где-то далеко капала вода.
        Не забывая прислушиваться, Аррайда полезла в разбойничьи вещи, сложенные в углу у печки.
        Проснувшийся Черрим облизнулся от восторга, увидев аккуратные горки с едой и питьем, набором целебных зелий, оружием...
        - М-да, сестр-ренка, - промурлакал он. - Нашла свою головоломку?
        Аррайда протянула хаджиту маленький, но очень тяжелый резной кубик. Кот подкинул его на ладони. Возвратил. Извлек из груды оружия собственный меч, довольно пристегнул к поясу. Сунулся в доспехи и завыл от восторга, приподнимая на распяленных лапах кирасу из золотистого металла:
        - Могу я ее надеть?!!..
        Аррайда задумчиво лизнула горсть желтоватого сахара из кучки съестного.
        - Да, пожалуйста. А это вот что?
        Глаза Черрима сузились, он резко ударил девушку по руке:
        - Не смей! Это дурь. Лунный сахар и скуума, - он выдернул из ряда узкогорлый запечатанный кувшин. - Впрочем, взять за них можно дорого. Только обычным торговцам не предлагай - тут же сдадут легиону.
        - Выкинь... - Аррайда задумчиво потерла ушибленное запястье, пытаясь вспомнить, кто при ней говорил о лунном сахаре и в какой связи. Не вспоминалось.
        Черрим убрал лунный сахар в мешок и полез в кирасу. Затянул ремешки, постучал кулаком себя в грудь:
        - Слышь, сестренка? Отдай ее мне! Сразу денег не найду, так отработаю.
        - Так бери.
        - Так?! - Черрим изумленно заморгал. - Это же работа двемер! Это... Не могу я "так".
        Аррайда вздохнула:
        - А почему?
        - Потому что это твоя добыча. Я за свою драную шкуру тебе еще обязан. Больно? - Черрим быстро облизал ей запястье. - Прости, я от одного вида сдурел. Лунный сахар для хаджита...
        - Бери кирасу. Я все равно все не донесу.
        Черрим ухмыльнулся, показывая острые зубы:
        - Вот, держи, - сунул наемнице свиток, - "божественное вмешательство". Выкинет к часовне Девяти имперских богов в лучшем виде. В форт Лунной бабочки, он самый близкий. Знаешь, как пользоваться?
        Аррайда кивнула.
        Черрим взглянул на мирно сопящую в одеялах Эдвину, причесал когтями пушистые баки, посопел:
        - Ты... тебя тут ничто не держит... Но не могла бы ты с Эдвиной посидеть, пока я вниз за ее железякой пойду? То есть, ты сперва поспишь, конечно...
        - Я с тобой.
        - Ты что, боишься? - удивился он. - А как же одна сюда лезла?
        Хаджит почесал голову. Рыжая шерсть смешно вздыбилась. Аррайда, чтобы не захихикать, прикрыла рот рукой.
        - Нет, ну, ужасов о двемерских руинах много рассказывают. Сам слышал. И о бородатых призраках, и о ходячих доспехах. Жутко, когда вдруг исчезает целый народ, - Черрим подтянул к себе миску с остывшей кашей, жмурясь от наслаждения, стал глотать. - Только вот воевали с Нереваром... и сгинули. Все бросили...
        - Неревар? - Аррайда покатала на языке незнакомое имя.
        - Нер-ревар-р... Мурлыкать имя удобно - как твое. Ты права, пожалуй, - протянул Черрим, выскребая дно. - Лучше вместе пойдем. Спи пока, а я вещи соберу.
        Аррайда улеглась, закутавшись в одеяло, рядом с Эдвиной, но вновь проснувшийся в глубинах Арктанда грохот не давал заснуть. Пол мелко вздрагивал, шипел пар, влажное горячее дуновение вылизывало зал, и казалось, что призрачные обитатели крепости незримо и настойчиво дышат в затылок.

        Лариус Варро. Форт Лунной Бабочки

        Лязгнувшее под ногами проклепанное полотнище древнего двемерского моста вновь соединило времена. Позади истаяли в дымке над высокой горой наклонные, толстеющие кверху стрельницы крепости двемер с куполами и железными шпилями; скаты, карнизы, круглые бастионы - их сменили изысканно строгие, прямые линии форта, построенного людьми. Голубоватый в лунном свете камень зубчатых стен над сухим глубоким рвом, яркий огонь факелов, зажженных между зубцами; массивные квадраты башен, протянувшиеся от них и от стен густые тени... Громко хлопающие под ветром знамена... Храп торговцев, разбивших лагерь во внутреннем дворе, треск костра, искры в небо; рев гуаров, звонкие шаги часовых... Звуки и запахи живые, ничуть не похожие на слепой взгляд чужих руин.

        Факел горел оранжевым коптящим пламенем, черный дым тянулся от него, затмевая звезды, ярким горохом просыпанные по небу. Из-за зубцов форта пялились любопытные луны - алая и ярко-белая, - заливая смутным светом башенный щит. Крышка люка неудачно вырвалась и грохнула о каменную площадку. Скорченный мужчина в доспехах вскинул голову и невнятным, мятым голосом спросил:
        - Кто здесь?
        - Я, - левой рукой уцепив за кольцо, Аррайда вернула крышку в пазы. Вожделенное место оказалось занято. Приспичило же ему сидеть тут в три часа ночи на самом ветру. Но возвращаться по темной винтовой лестице девушке хотелось еще меньше. Прихрамывая, криво выставив левое плечо вперед, она пересекла щит, вынула клеймору из заплечной петли и без приглашения уселась на брошенную на плиты лысую шкуру, обладателя которой не взялся бы определить и лучший охотник Морроувинда. А меч положила рядом. - Добрый в-вечер. То есть, н-ночь... То есть...
        Мужчина уставился на Аррайду стеклянными глазами:
        - Иди отсюда.
        - Ни за что. Форт, называется: негде выспаться.
        - Чего-о? - протянул он, ошеломленно моргая. И факел, и луны ярко освещали бледное, в короткой щетине, лицо и глаза на нем, опушенные пушистыми, совершенно девичьими ресницами. В глазах плавало изумление пополам с яростью.
        - Форт! - выплюнул имперец. - Никакого порядка! Приходи, кто хочешь, шляйся, где хочешь!
        От мужчины несло вином, но для пьяного складывал он слова удивительно гладко.
        - Вот и я говорю, - слегка заикаясь, поддакнула Аррайда.
        - А ты кто такая? - незнакомец приподнял стоящий перед ним серебристый кувшинчик для флина, перевернул, потряс и сокрушенно поставил на место:
        - Кончился! Шармат...
        - Кто?
        Имперец с изумлением уставился на незваную гостью. Аррайда же разглядывала его. Кираса с гербом легиона - на фиолетовом поле гнедая и белая вздыбленные лошади; круглые наручи с выпуклым рисунком, юбка из стальных полос, поножи и калиги. Все ладно пригнанное, досмотренное, даже щегольское. Слишком хорошее для простого легионера. А что меч сунут в кожаные ножны без украшений - так надо судить не по ножнам, а по клинку.
        Так и не добившись внятного ответа, девушка запустила руку в сумочку-невидимку и вытащила за горло пузатый кувшин суджаммы:
        - Бери!
        - А флина нет?
        - Ну, я же не винная лавка. Что нашлось - то и прихватила.
        - Шармат, - имперец схватился руками за голову. - Сидишь на задворках Империи, в самой глубокой заднице. Пополнение год не присылали, жалованье тоже. Снится... дура какая-то... и даже флина у нее нет.
        - Сам дурак! - огрызнулась Аррайда. Имперец побледнел - хотя, казалось, куда уж больше, и стал приподниматься, потянув из ножен палаш:
        - Я - Лариус Варро, рыцарь-протектор Имперского Легиона! Так что лучше... придержи язык!
        Девушка обрадованно вытянулась на освобожденной шкуре:
        - Я - Аррайда. И меч у меня подлиннее. Так пить будешь?
        Лариус заржал. Сел на плиты рядом с девушкой, сбил горлышко; закинув голову, дергая кадыком, сделал пару глотков прямо из кувшина.
        - Вот и познакомились. Тебе налить?
        Не вставая, девушка поковырялась в сумке. Извлекла на свет темный кубок с ободком из яшмы:
        - Лей.
        Рыцарь-протектор недоверчиво покрутил кубок перед глазами, постучал по нему ногтем, взвесил на руке.
        - Та-ак... А ты знаешь, что диковины двемеров являются достоянием Империи и немедленно должны быть сданы в Легион или ближайшему агенту Восточно-имперской торговой компании?
        - Ну, бери, - пробормотала Аррайда. - В Арктанде этих чашек...
        - Ты была в Арктанде?
        - А что, нельзя?
        - Именно, - Варро тяжело вздохнул. - Я обязан вменить тебе незаконное проникновение в руины двемер. Потом, возможно, контрабанду... или запрещенную сделку... - он поочередно загнул три пальца на левой руке, пристукивая указательным правым. - Два месяца на рудниках с конфискацией. Беда в том, что древних руин много, а нас мало - чтобы ставить часовых возле каждой. В этом форте обязан стоять легион! А у меня когорта... неполная. Так что... живи, - буркнул Лариус, наливая суджамму в кубок. - Ничего я тебе не сделаю.
        Он прикрыл ладонью глаза.
        - А даже если сделаю... Балморский суд выпустит через два дня. И будешь ходить, и, как те, скалиться мне в лицо. Пей, давай.
        Аррайда приподнялась на локте:
        - Не буду я скалиться. А что такое?
        - А то, - рыцарь-протектор тяжело взглянул исподлобья, - что Империи только кажется, будто мы осуществляем тут закон. А правда такова, - он пьяно взмахнула рукой перед глазами, - что есть данмеры - и все остальные. Нет, я непра-ав... Тебя охотно осудят. Потому что ты - нвах. Не кривись. Это значит всего лишь: "чужак", "чужеземец". Азура... проклиная данмеров, чванства им полной мерой отмерила. Глядят на тебя презрительно... пепельные хари, будто перерезать глотку готовятся. Вот так забудешь, как выглядит обычное человеческое лицо. Дрянь!
        - Что-о?
        - Дрень... Дрен... - забормотал Лариус. - Точно, Дрен.
        - Это кто?
        - Я же сказал, - скривился имперец, - дрянь. Редкостная дрянь.
        И растолковал, пожалев девушку:
        - Вельможа, на Аскадианских островах, родной младший братец правящего герцога Ведама Дрена. И, п-пожалуй, самый страшный человек на Вварденфелле. У него на дороге не становись. А то мигом окажешься в этой вот норе... дыре Лунной Бабочки. Или убийц подошлет... Только не думай, что меч защитит от удара в спину.
        Аррайда именно так и думала, но из сочувствия промолчала.
        - Заговор... - бормотал рыцарь-протектор. - Свидетели пропадают... или мигом теряют память... В собственный дом зайдут, убьют - и ничего им не сделаешь...
        - Кому?
        - Камонна Тонг. В Балморе... только шепотом о них... боятся. Я уже попробовал. Досыта дерьма нахлебался. Слышишь меня? Не лезь!
        Он схватил Аррайду за плечо. Девушка вскрикнула.
        - Ты что? - охнул Варро, мгновенно трезвея. - Ранена? Показывай!
        - Высплюсь - пройдет, - просипела Аррайда сквозь зубы. Рыцарь-протектор настаивать не стал. Шатаясь, побрел к дальнему зубцу, повозился там и вернулся с коричневым пузырьком. Зубами выдернул пробку. Присел на корточки возле Аррайды:
        - Это зелье исцеления. Глотай давай.
        - Не надо.
        - Надо. Все равно ведь не заснешь, - вздохнул он.
        - Почему?
        - У тебя глаза сверкают... как у любопытного щенка. Только я вот... великих истин тебе не открою.
        Отобрал пустой пузырек. Укрыл Аррайду тяжелым алым плащом с золотой пряжкой. Затоптал догорающий факел.
        - Лежи. Смотри на звезды.
        - Зачем?
        - Потому что убьют - и вспомнить будет нечего. А мне будет... п-присягу у им-мператора... и этот... как его... - Лариус постучал по ножнам. - У меча есть рукоять, крестовина и этот... И я п-повязан... п-по рукам и ногам.
        Он задрал голову, глядя, как две луны катятся по небосводу. Заходить им было еще долго.
        - Вот скажи мне, - все так же заикаясь, продолжал рыцарь-протектор. - Ведь над Киродиилом те же луны. Я помню, как они в Нибене отражаются. Но почему-то там они не такие красивые, как здесь.
        - Ты говорил, что повязан.
        - По рукам и ногам, - хмуро повторил Варро, глядя в землю. - Когда дом горит, без толку траву вокруг прибивать. Нас-то и хватает еле-еле... дороги стеречь да контрабандистов... Ловить контрабандистов. Это вранье, что суда не ходят. Да останови вывоз эбонита, стекла-сырца хоть на день... вопли поднялись бы - до неба...
        Он сердито фыркнул.
        - Зато нам... Задень мы что: тут же данмеры кричат, что им права защемили. Что закон о Перемирии не... бля... блю... блюдем. И письмо за письмом из столицы. Вместо подкрепления.
        Размахнувшись, он кинул через парапет опустевший горшок. Послушал, как далеко внизу глина смачно хряпнулась о плиты.
        - Им невдомек, что тут варится...
        Аррайда слушала, забыв, как дышать. И Лариус о ней забыл, похоже. Казалось, разговаривал сам с собой.
        - ...Что надо причину давить. Это только тому, кто не воевал никогда, кажется, что все само по себе и отдельно: контрабандисты, шармат их за... ногу... И пепельные бури, и мор. И статуэтки эти долбаные. И что у Призрачных Врат тихо-тихо, а у Альдруна и Маар-Гана твари так и лезут. Мне бы хотя бы восемь когорт! - простонал рыцарь-протектор. - Мы бы вошли в фояду за Вратами... и положили всех. Все их зло... на хрен. Десяток боевых магов Легиона... Двери в крепостях вышибить. Прожарить коридоры перед собой огнем. А лучше... воду пустить. Там лавовые выходы, там бы все рвануло, - он прижал кулак к лицу. - Откуда маги... ни одного... нет.
        - А в гильдии?
        Рыцарь-протектор вскинул покрасневшее лицо:
        - Девочка, ты что! У каждой гильдии свой приказ. И мотивы, и тайные помыслы. Маги, скажем, ловят некромантов. Бойцы... гоняют браконьеров. Ординаторы - храмовая стража Вивека - сильные воины. Часть их стережет Призрачные Врата. Меньшая. Остальные - увязли в охоте на язычников и жрецов-отступников. Не хотят с ними власть делить. Великий Дом Редоран... тоже хорошие бойцы. Очень. Одни из лучших на Вварденфелле. Но у них своих проблем по горло: моровые твари... и телванни, плесень на редоранской земле.
        Варро сощурился, словно ветер порошил песком в глаза.
        - И у меня... приказ. Не дал Акатош рогов бодливой корове. И против присяги я не пойду.
        Аррайда высунулась из-под плаща:
        - Но это же неправильно!..
        Имперец буркнул:
        - Лежи. Это в юности кажется, что все заживает, как на никс-гончей. А потом, храни Кинарет, станешь на полусогнутых ходить. Да... я хотел спросить вот что, - прищурился он, - ты что, в Арктанд в одной стеганке лазила?
        Девушка захихикала:
        - Не-а. Я бахтер и шлем кузнецу отдала. Обещал до утра починить.
        Лариус удивленно хмыкнул. Протянул:
        - Ну, с этим котищем в двемерской кирасе... до утра управятся, пожалуй. Хаджит здоровый. И от магички будет прок. Ты чего сама с ними не осталась?
        - Не хотела, - Аррайда снова нырнула под плащ.
        - Слабость показывать?
        - Ага.
        Варро отодвинул с лица Аррайды алое полотнище:
        - Прости за любопытство. А они тебе кто?
        - Друзья.
        - Друзья?.. И давно?
        - Два дня.
        - Давно-о, - протянул Варро то ли с издевкой, то ли завидуя серьезности срока. - У меня вот нет друзей. Только подчиненные.
        - Хочешь, я буду твоим другом?
        Он посмотрел... странно... нехорошо посмотрел. Стиснул ладони в кулаки:
        - Ты меня жалеть... не смей... Ты... думаешь... вот так запросто предложила - и друг?!.. Или это из-за моей откровенности? - он скривил лицо. - Не обольщайся. Просто я знаю, кто ты.
        - А кто я?! - с внезапной надеждой потянулась к нему Аррайда.
        Лариус выразительно постучал по клинку.
        Девушка сникла, отвернулась, уткнувшись в шкуру. Рыцарь-протектор тронул дрогнувшее плечо:
        - Ты что? Обиделась? Обиделась... - помолчал. Добавил тихо: - Люди - вовсе не те, кем могут тебе казаться. Но... ты запомни: нельзя плакать. Всегда нужно держать лицо.
        Звезды бледнели. Луны, катящиеся к окоему, резко покраснели, даже белая Йоуд. Можно было бы решить, что надвигается пепельная буря - если бы в воздухе не ощущался влажный морской запах. Аррайда пошевелилась, умащиваясь под плащом, сонно пробормотала:
        - Завтра будет ветер.
        Лариус поднял голову к небу:
        - Завтра. Значит, нам есть на что надеяться.

        Оборванная нить. Балмора

        - Ненавижу, когда мне заглядывают через плечо. Садись и подожди, я скоро закончу.
        Аррайда неловко повернулась в тесном пространстве, с высокой полки полетел горшок и разбился, чмякнув о каменный пол.
        - Боги мои! Пожалей посуду, сядь, - буркнул Косадес. - Потом сам уберу.
        Девушка уселась на кровать, зажмурившись, спрятав руки за спину, силясь унять дрожь в коленях. Почему она так боится? Вроде Кай ни разу не сказал ей дурного слова...
        Какое-то время протекло в молчании.
        - Устала? - раздался над ней его голос. - Спи. Утром расскажешь.
        Аррайда вздрогнула и распахнула глаза.
        - Нет.
        - Хорошо, - мастер-шпион развернул стул спинкой к столу и откинулся, удобно вытянув ноги. - Как поживает Арктанд?
        И улыбнулся, видя ее изумление:
        - Ты справилась за два дня - значит, только Арктанд. Насколько я знаю Хасафата, ты еще легко отделалась. Он вполне мог загнать тебя за какими-нибудь черепками на другую сторону Вварденфелла. Так что рассказал тебе Антаболис?
        Стараясь не слишком оттопыривать локти, наемница вытянула из сумки две потрепанные книги и пачку мелко исписанных бумаг. Кай быстро проглядел названия, отложил бумаги за спину:
        - Изложи в двух словах. А то у меня уже глаза болят от писанины.
        Аррайда сцепила пальцы и, глядя себе в колени, начала:
        - На сегодня известны пять Великих Домов народа данмер: Хлаалу, Редоран и Телванни на Вварденфелле и Индорил и Дрес - за его пределами. Но некогда, до битвы у Красной Горы, существовали шестой и, возможно, седьмой Великие Дома - Дагот и Двемер. Насчет последнего мнения расходятся. Стоит ли его относить...
        - А ты как думаешь?
        Наемница осеклась, поморгала.
        - Я?..
        Косадес ждал, похлопывал пальцами по колену.
        - Ну, я видела призрак двемера. Очень похож. На данмера... Только одежда другая и глаза не красные.
        - Поражаюсь твоей наблюдательности, - улыбнулся Кай, - так много заметить в бою. Или это хаджит рубил, пока ты пялилась?
        Щеки и уши Аррайды залил густой румянец.
        - А откуда ты...
        - Так вся Балмора судачит о ваших подвигах, - мастер-шпион, пряча искорки в глазах, покаянно развел руками. Поскреб затылок. - Я и представить не мог, что одна... хм, девчонка может дать столько пищи для слухов и сплетен. У Тьермэйлина не стоило их селить.
        - Я хотела у магов, но Эдвина...
        - Эдвина? - Кай подался вперед, сцепив руки на колене. - Из Альдруна?
        - ...она не захотела. Из Альдруна, да. По крайней мере, к Черриму пришла в Альдруне. Можно память потерять, если стукнут по голове?
        - Можно, - рассеянно отозвался Кай. - С Эдвиной мы что-нибудь придумаем. Вернись к Шестому Дому.
        Девушка кивнула.
        - Непонятно, из-за чего произошла склока между Домами: из-за спорных земель, или Дома Двемер и Дагот действительно использовали какое-то ужасное колдовство, но началась война. На стороне Дагот и Двемер выступили северяне, и бои длились с переменным успехом, пока Неревар Индорил, возглавивший объединенную армию их противников, не привлек на свою сторону степняков с пепельных земель. Войска ворвались в крепость под Красной горой, и мятежные Дома были разбиты.
        Аррайда облизнула губы. Мастер-шпион подал ей кружку с травяным настоем. Девушка благодарно кивнула, отхлебнув.
        - Некоторые, правда, считают, что сперва Дом Дагот служил Неревару, но потом переметнулся на сторону двемеров. За это его и назвали Домом предателей, племенем неоплаканным, и по окончании войны даже память о нем постарались стереть. Но у данмеров есть легенда, что вожди Дома Дагот не погибли, а уснули, запертые под Красной Горой. И когда воспрянут - освободят от владычества Империи Морроувинд. Кто-то даже уверен, что время это пришло.
        - Очень интересно, - пробормотал Кай. - Что еще?
        - Ждущие пробуждения Дома Дагот собираются в уединенных местах, чаще всего, в пещерах. Полуголые, садятся вокруг костра. Причащаются корпрусным мясом. Возможно, срезая его с себя, - девушка передернулась, - при болезни плоть растет быстро, а боли заразившийся не чувствует... И грезят о былой славе данмеров. Зовут себя "спящими" или "видящими". Антаболис сказал, правду от вымысла отделить крайне трудно. Вот все, что он знает.
        Аррайда наконец-то подняла глаза и прямо осмелилась взглянуть на Кая.
        - Да, еще он обозвал их сумасшедшими с дубинами, считает, что таких вряд ли много, и угрозы для Империи от них не больше, чем от запавших на лунный сахар.
        Лицо Косадеса передернулось. Скрипнув зубами, он справился с собой. Мягко коснулся руки девушки:
        - Не обижайся. Я сердит не на тебя...
        Он зачем-то посмотрел на растянутую в углу под потолком паутину.
        - Я уважаю Антаболиса... И мне весьма любопытно его мнение. Но выводы я предпочту делать сам. Кстати, в отличие от него, ты знакома со "спящими" не понаслышке. Как думаешь, к ним стоит относиться серьезно?
        Аррайда задумалась.
        - П-помоему, "безумцы с дубинами" - это очень точно. Они... они вели себя как шершни, на чье гнездо я случайно наступила!
        - Вот и ладушки. Не кричи.
        Кай поднялся, раздул угли в жаровне, поставил на них котелок. Пробормотал, словно беседуя сам с собой:
        - Одно гнездо можно выжечь, и второе, в самом деле, чего нам бояться? Прислал легион... Только кто же его даст... - он потянулся на полку за коробкой. - Только если для шершней сыщется умная голова... а она сыщется, если уже нет... и объединит, и использует... тогда все очень плохо.
        - Почему?
        Мастер-шпион резко повернулся: словно не ожидал, что кто-то сидит у него за спиной, да еще задает вопросы. Сдирая с коробки тесную крышку, все же ответил:
        - А вот смотри. "Спящие" не знают страха. Не боятся боли. И закон для них один - убей чужого, - он вытянул щепотку травы, лизнул, кинул в кипяток. - Таких очень просто использовать, верно?
        Помешал ложкой в котелке.
        - Убить герцога Дрена - и провинция превратится в безголовую курицу. А еще можно устроить поджоги... отравить корпрусным мясом колодцы и источники... Многое можно. Уже сейчас из-за мора сообщение с материком почти оборвано. Что такое?
        Аррайда стиснула потные ладони в кулаки и, стараясь не отводить глаза, спросила:
        - Кай, а что бы ты сделал, если бы я отказалась стать "клинком"? Или вообще... не появилась в Балморе?
        Коробка накренилась, часть содержимого просыпалась на угли, запахло горящим сеном. Косадес громко чихнул. Нахлобучил на емкость крышку.
        - А ничего бы не сделал. Думаешь, у меня время есть - гоняться за глупой девицей по Вварденфеллу? А почему ты спрашиваешь?
        - А потому что для меня сменили одну тюрьму на другую, а тебя сделали надсмотрщиком.
        Кай ошеломленно уставился на нее. Сел рядом. Повертел в руках коробку, отложил.
        - Ты... сама додумалась, или подсказал кто?
        - А разве не так?
        - Не так. Никто тебя к Вварденфеллу не привязывал. Договорись с контрабандистами - и прощай. Что еще?
        Рот Аррайды приоткрылся.
        - Я смотрю, у тебя много вопросов... - краешком рта улыбнулся Косадес, снял с огня котелок, разлил по кружкам дегтярный отвар.
        - Но это неправильно! Вот, смотри... Меня забирают из столичной тюрьмы и везут сюда, специально гонят неф. Эргала из Имперской канцелярии так сказал, у меня нет поводов ему не доверять. И он тут же вручает запечатанный пакет к тебе и горсть золота, не считая. Такое доверие к недавней преступнице, с чего бы? Приказ об освобождении подписал лично император...
        - Держи, - мастер-шпион подал Аррайде кружку, обернутую полотенцем. - Ты еще забыла добавить, что "клинки" - почетный орден, и кого попало в него не берут. И после этого все еще считаешь себя несчастной пленницей?
        Он достал из буфета сухари и тарелку с початым желе. Пододвинул гостье.
        - Я хочу знать, почему оказалась в тюрьме.
        Косадес кивнул:
        - Я пошлю запрос с очередным курьером. А пока запомни: у императора свои резоны. Выполняй приказы, и однажды, возможно, ты все узнаешь. Еще что-нибудь важное Антаболис сообщил? - свосем другим тоном поинтересновался он.
        Аррайда отставила кружку, сильно провела ладонями по лицу. Помедлила, припоминая.
        - Хасафат... обратил внимание на еще одно суеверие. Оно совсем не затронуло данмеров из Великих Домов, зато степняки из пепельных земель верят и верят сильно - в то, что Неревар однажды вернется, чтобы окончательно уничтожить спящих под Красной Горой. Что он, умирая, обещал, - девушка задумалась, припоминая, - "прийти по долгой дороге из-за луны и звезд". Сам Антаболис об этом знает не много, но посоветовал обратиться к ирчене из гильдии магов - Шарн Гра-Музгоб. Я сходила к ней. Она пообещала рассказать - если я ей помогу.
        - Ничего противозаконного? - мастер-шпион улыбнулся. - Ты все правильно сделала. Завтра отправишься выполнять для нее работу. А сейчас, - он взглянул на синеющее к ночи окно, - самое время нанести визит Лландрасу Белаалу.
        - Зачем?
        Косадес, фыркнув, поперхнулся чаем:
        - Чем ты думаешь? Твой Лландрас единственный из адептов Шестого Дома, кого мы знаем. Ну, или мог им быть. Так что расспроси его... хорошенько. Узнай толком, что с ним было перед тем, как он "уснул". Что он ел, пил? Не казался ли вкус еды странным? Попадал ли он в пепельную бурю? Говорят, от пепла случаются видения.
        Мастер-шпион вздохнул, потер левую бровь:
        - Разузнай о его приятелях. Есть ли среди них колдуны? Бывал ли он в святилище Спящих или просто грезил наяву?
        - Но...
        - Ни с кем другим он не станет говорить!
        - Под Красной Горой вправду скрывается зло?
        - Да. Но едва ли это древние вожди дома Дагот. Я скорее поверю Тьермэйлину. Чаю подлить?
        Гостья покачала головой.
        - Твой ушастый приятель считает, - продолжал Кай ворчливо, - что оползень или землетрясение открыли хранилища с продуктами нечестивого двемерского колдовства. Пепельные бури... - он подлил в свою кружку остывший отвар из котелка, отпил, недовольно сморщился. - Собственно, по цвету пепла гору и назвали Красной... проще сосчитать дни в году, когда их нет. Так вот, бури разносят безумие и мор. Сперва страдают звери, затем люди - те, что живут около горы. И охотники. До сих пор как-то спасал Призрачный Предел, но... Самое удобное время нанести удар, дергая из темноты за веревочки несчастных безумцев.
        ...Ветка растущего за домом тополя заскребла по крыше, оборвав затянувшееся молчание. Аррайда шевельнулась, и Кай отвел глаза.
        - Лландрас служит у Раллена Хлаало, двухэтажный особняк за юго-западной караульной башней. И живет там же. А в общем, иди к Тьермэйлину, пусть проводит.
        У вешалки девушка затянула под подбородком ремешки венделя:
        - Прости меня, пожалуйста... Тот, кто дергает Спящих за веревочки - Камонна Тонг?
        - Девчонка! - Косадес сунул ей в руки меч. - Ты уйдешь, наконец? Лучше мешки грузить, чем с тобой разговаривать. А об Эдвине я узнаю. Иди.
        Какое-то время он постоял на пороге, и лишь когда наемница, миновав один дом, свернула под арку второго к двери аптекаря, захлопнул дверь.

        * * *

        Тьермэйлин поднял руку:
        - Привет, не мешай...
        Он и Эдвина сидели по разные стороны стола, разделенного надвое полоской из муки, и сверлили глазами парящее в воздухе огромное яйцо. Похоже, силы соперников были равны: яйцо лишь крутилось и дергалось, ни на дюйм не двигаясь с места. Заметив Аррайду, бретонка вскочила. Освобожденное яйцо пронеслось мимо и было поймано хохочущим Черримом. Большеглазая ведьма обняла подружку.
        - Я победил, - объявил Тьермэйлин. Эдвина показала альдмеру язык.
        - Что-нибудь узнала? - спросил хаджит.
        - Нет, но мне пообещали узнать. Лин, проводи меня.
        Аптекарь встал.
        Черрим высвободил Аррайду из объятий Эдвины. Ухмыльнулся наглой рыжей мордой:
        - Пусть себе гуляют. А мы займемся превращением... вот этого яйца - в яичницу.
        Ему ответили дружным смехом.

        Тьермэйлин с Аррайдой вышли на улицу. Балмора не спала. Несмотря на сильный ветер, гонящий по небу хвостатые облака, на улицах было людно. То и дело мимо парочки шмыгали прохожие, над плоскими крышами горели огоньки.
        - Сегодня праздник?
        Аптекарь хохотнул:
        - Неймется им. Кошмары, тревожные сны, предзнаменования... Данмеры - вообще народ суеверный. А я... не будь такой лентяй - на успокоительных сборах озолотился бы. Вон Налькария - тоже альдмер и тоже зельями торгует. Так у нее на правом берегу особняк, брильянтов, как сору. И нос задрала - не допрыгнешь, - Тьермэйлин захохотал. Искоса взглянул на подругу: - Или податься в проповедники?.. А куда мы идем?
        - К Лландрасу Белаалу.
        - А, знаю! - он подхватил девушку под руку и потащил за собой.
        Окна особняка Раллена Хлаало были освещены. Свет пробивался сквозь набранные из дощечек ставни и полосками ложился на мостовую.
        - Дома. Стучим.
        - Но...
        - Не хозяин открывать прибежит, - Лин схватился за колотушку в виде звериной головы и несколько минут с перерывами стучал по двери. Потом повернулся и сладострастно пнул запертую дверь ногой.
        Оставив Аррайду под аркой, подошел к обходящим площадь стражникам:
        - Я травник. Хлаало меня позвал - и не открывает.
        - Травник... - фыркнул первый.
        - А чего... - добродушно отозвался второй. - Раллен - хромой. Взяло ногу к дождю, - он задрал голову в закрытом шлеме к небу. - У Налькарии дорого.
        Первый стражник попытался почесать рукой в костяной перчатке затылок:
        - Как в караул заступали - видел. Шел домой, морда кривая, и слуга сзади. Может, в "Восемь тарелок" подался? Сам пьет, а Лландрас ждет: Раллен один ночью ходить трусит. А Увита... ну, ее и грозой не подымешь...
        Стражники охотно приняли по паре серебряных дракошек и пошли своей дорогой, а "клинки" подались в трактир. Но в "Восьми тарелках" хозяина со слугой этим вечером не видели. Лин с Аррайдой вернулись к запертому дому. Его окна продолжали светиться, но разглядеть что-либо через ставни не получилось.
        - Хорошо же... - с угрозой произнес Тьермэйлин и указал на наружную лестницу вдоль стены караульной башни. На уровне второго яруса лестница почти смыкалась с балкончиком особняка Хлаало.
        - Перепрыгнешь?
        Наемница кивнула. Они оглянулись в поисках возможных свидетелей - таковых не нашлось, - взбежали по лестнице и друг за другом перескочили на балкончик. Присели за парапетом, подождали: кругом было тихо. Аптекарь полез в кошель у пояса, вытащил изогнутую проволоку и на глазах изумленной Аррайды стал ковырять ею в замке. Язычок тихо щелкнул, и дверь открылась.
        - Я еще и не то могу... - шепнул Тьермэйлин.
        Друг за другом "клинки" проскользнули в щель и мягко прикрыли дверь за собой. Внутри с улицы показалось темно, как в погребе. Но через какое-то время глаза приспособились, и в льющемся снизу рассеянном свете проступили ступеньки и темные гобелены на стенах. Ковер под ногами глушил шаги.
        Аптекарь приблизил губы к уху Аррайды:
        - Вниз.
        Они спустились на пролет, поражаясь вязкой тишине, царящей в доме; стараясь ступать как можно тише. Резкий скрип наверху заставил дернуться и присесть - хотя, скорее всего, это качнулась от сквозняка неплотно прикрытая дверь.
        Через перила заглянули незваные гости в просторный зал. Открытый очаг и болтающиеся на изогнутых подвесках у стен бумажные фонари ярко освещали сдвинутую мебель, упавшие ширмы, сорванные драпировки... а среди разгрома лицом вниз лежал в луже крови человек.

        Аз воздам. Балмора

        - Уходим, - одними губами шепнул Тьермэйлин. Аррайда помотала головой. Альдмер заглянул ей в лицо и поразился, не узнавая. Обычные для этого лица выражения: робкой радости, вины, яркого смущения - пропали. Лицо стало жестким и собранным, глаза сузились, губы сжались. Аптекарь подумал, что позорно сбежал бы - встреть такую в темном переулке. И тут же усмехнулся: что разглядишь в темноте? "Лицом к лицу лица не увидать" - пробормотал он...
        - Что?
        Смутившись, Лин вывернул руки в поисковом заклинании. Сощурился:
        - В доме один... человек... Внизу, вон там, - он указал на пол перед лестницей. - Похоже, в подвале. Больше никого.
        Меч Аррайды, прошелестев, вернулся за спину. Тьермэйлин поразился: и когда успела вытащить?
        Не утруждая себя ходьбой по ступенькам, девушка перескочила перила. Нагнувшись, перевернула труп.
        - Не он...
        В голосе прозвучало облегчение.
        Дверь протяжно заскрипела снова. Словно выбитый зуб, отчего-то подумалось Тьермэйлину - повис на последней ниточке: и хочется вырвать, и боязно. Альдмер дернул головой: наверх. Стер заклинанием цепочку кровавых следов у Аррайды за спиной и отчистил подошвы. Ворс ковра мягко пригибался под шагами - как короткая, покорная трава. Отчего-то это не нравилось Тьермэйлину - безо всякой видимой причины.
        "Клинки" вернулись к выходу на балкон и поднялись выше - до чердачной двери. Поскрипывая, она болталась на петлях; сквозь щель тускло светила лампа или свеча. Лин осторожно заглянул внутрь, опасаясь стрелы в глаз. И совершенно зря. А вот Аррайде туда смотреть совсем не стоило.

        - Ты... мне руки с-сломаешь... - прокряхтел Лин.
        Девушка выпустила его запястья. Тьермэйлин стал растирать их - вдумчиво, точно от этого зависела его жизнь.
        - Кто?!!
        Аптекарь покрутил головой. Трсясущимися руками повторил заклинание поиска. Ткнул пальцем в пол:
        - Этот - там. Не движется.
        - Не мертвый?
        - Мертвых заклинание не видит.
        Он говорил шепотом - хотя опасаться было некого. Видимо, рядом с запытанным Белаалом неловко было повысить голос.
        - И не засада. Либо чересчур в себе уверен.
        Аррайда уже бежала по ступенькам. Споткнувшись, Тьермэйлин все же ее нагнал, схватил за пояс - и чтобы не свалиться, и чтобы задержать:
        - Ти-хо...
        Она послушалась.
        Прислушиваясь, они миновали залу с мертвым хозяином и спустились по каменной лестнице к окованной железом двери в погреб.
        - Заперто.
        - Он там?
        - Угу... - Тьермэйлин приложился к баклажке с питьем, возвращающим волшебную силу, унял дрожь в руках и принялся за двери. Замок, клацнув, поддался. Дубовая створка отошла. Альдмер пустил внутрь колдовской огонек и укрылся за косяком. Огонек пробежался между полками и бочками с вином, осветил подвешенные на крюках колбасы и замер над скрюченной фигуркой возле опрокинутой корзины. Молодой альдмер перевел дыхание.
        - Кстати, дверь наружную мы не проверили. А...
        И подойдя, осторожно перевернул лежащего... лежащую на спину. Пальцем прикоснулся к шее:
        - Жива.
        Поскреб ногтями левый висок. Нацедил вина из бочки и плеснул в лицо беспамятной данмерке. Она застонала и заворочалась. Красными широко распахнутыми глазами уставилась на Лина:
        - Что? Где?
        Аррайда присела на корточки рядом с ней:
        - Что здесь было?
        - Вы кто? А мой хозяин?
        Лин встряхнул бедняжку:
        - Тихо! Тебя Увита звать?
        - Да. А кто?..
        - Твой хозяин умер.
        Похоже, служанка была крепкой женщиной, потому что всхлипывать и падать в обморок больше не стала. А может, смирилась с мыслью, что Раллен мертв. Она села, поправила платье на коленях, подобрала и натянула упавший чепец с кокетливой ленточкой.
        - Я предупреждала. Я говорила!
        - Тихо. Вот, выпей, - Лин подал ей кружку с остатками вина. - И расскажи медленно и внятно все, что ты помнишь.
        Увита вытерла лицо рукавом.
        - Они два дня тому пришли. Двое.
        - Они - кто?
        - Камонна Тонг, - служанка скривила узкие губы. - Ты, чужеземец. Если скажут, что вам в Балморе хорошо - не верь.
        Лин терпеливо кивнул:
        - А имена ты назвать можешь?
        Увита сощурила глаза-угольки.
        - А их тебе любой назовет, если жить не хочет. А я - хочу. Слушать будешь? Им на Раллена плевать было. Они меня оттолкнули в сторону, и один так ехидно спрашивает, где Лландрас. А где ему быть...
        Она подняла палец к потолку.
        - А потом он сбросил их с лестницы. Я, дура, из кухни выскочила, зачем?.. - служанка закачалась из стороны в сторону. - Они сказали, что прощают, и что он может подумать. Но если не отречется от нее, то они снова придут.
        - От кого? - Лин мягко тронул Увиту за плечо. Служанка подняла глаза, вытерла дорожки слез на щеках:
        - Он - жив?
        - Он... наверху. Нет.
        - А вы... ты, - Увита перевела взгляд на Аррайду.
        - Что здесь было?
        - Они пришли... вечером, меня оттолкнули. Хозяин стал кричать, чтобы они убирались, что он сам со слугой разберется. А они втолкнули его в залу.
        - Камонна Тонг? Сколько их было?
        - Пятеро. Я убежала. Меня хотели остановить, но один крикнул... - Увита пожевала губами. - ...сказал, что им нечего меня бояться. И надо же оставить свидетеля. Я убежала сюда и заперлась. А наверху гремело и кто-то кричал, - она зажала уши руками и закачалась снова.
        - Где их искать?
        - Что?
        - Где их искать?! - Аррайда встряхнула служанку за плечи. Увита подняла мокрые глаза:
        - В Клубе Совета, напротив силтстрайдера. Ты...
        Но Аррайды уже не было.

        * * *

        - Он звал. Он надеялся... - фальшивая слеза в пьяном голосе. - Но она так и не пришла. И он сдох... с ее именем на устах.
        Гогот.
        Аррайда, оттолкнувшись, спрыгнула со стены. Покачнулась, выпрямилась:
        - Я пришла.
        На ней скрестились мутные взгляды. Стало тихо. Только чуть слышно плескал водомет. И звенели цикады в густой траве вокруг окольцованной брусчаткой каменной чаши. Аррайда никогда еще не видела на Вварденфелле такой густой сочной травы - по пояс, черной в темноте, сплетенной с плющом, расползшимся по кирпичной стене внутреннего дворика Клуба Совета, и с древовидными грибами о многих шляпках. Шляпки голубовато светились. Но куда ярче, словно вечерняя звезда, посвященная даэдре Азуре, сиял фонарик на бортике водомета. Озарял ночную трапезу: разломленный хлеб, грубо нарезанный сыр, откупоренные кувшины с суджаммой и флином. Небрежно брошенный подле мерцающий клинок без ножен. И пятерых данмеров, нетрезвых и счастливых.
        Столкновение в особняке Хлаало не прошло для них даром: у одного, в коричневых штанах и светлой рубахе, было перевязано плечо, у крепыша в кожаном панцире и переднике молотобойца заплыл правый глаз... Но в алых взорах сияло общее для всех пятерых выражение сытого довольства и гордости, лишь слегка разбавленное недоумением.
        - Нва-ах...
        Двое остались сидеть, трое поднялись лениво, как коты; окружили.
        - Вы убили Лландраса Белаала?
        "Не плачь, не смей плакать!"
        Молотобоец сузил здоровый глаз:
        - А тебе что... за дело... п-пигалица?
        - Он мой друг.
        Тот, что в белой рубахе, согнулся от смеха - и застонал.
        - Так это ты... - захихикала тетка в узком черном платье. - Жаль, опоздала туда... сестрица. А то бы...
        - Ну и ладно, - кузнец пьяно поводил пальцем перед носом Арррайды: - Зато все узнают, что это ты-ы... его убила. И... ик... у нас свидетели есть... Сколько нужно...
        - Плачешь? - хохотала черная. - Совесть мучит? Недолго уже... Имперские пс-сы... по следу. З-завтра. Варро - с-справ-ведливый...
        Аррайда словно развдвоилась. У одной все внутри скручено в комок и дорожки слез по щекам, вторая холодно отмечает: вот этот, худой, с перевязанным плечом, шевельнул пальцами - колдует... Снять первым. Коренастый молотобоец поигрывает топориком - золотистым, двемерской работы, с узорными долами для легкости и кровавой шпинелью в обухе. Похоже, им зарублен Хлаало. Темляк надет на запястье - сразу метнуть не успеет, но близко не подходить.
        - Пшла вон...
        Свист вылетевшей из-за плеча клейморы. Они - расслабленные, пьяные, посчитавшие дела на сегодня законченными - просто не успевают понять. А клеймора прямым колющим волшебнику в грудь. Рывок назад. Круговой мах вправо. Кузнеца с его панцирем сметает в водомет: боком; вместе с сыром и клинком, что валялся на бортике. Синяя молния из вскипевшей воды. Похоже, меч молний - был. Глаза болят под веками. Но кузнец уже не встанет.
        Вслепую прыжок влево, противный хруст - еще один ранен или убит. Остались двое. Шелест воды и травы, запаленное дыхание, слабый стон - слишком шумно, чтобы услышать - где. Укол в плечо. Есть! Поворот - и рубящим слева. Треск. Вой. Утробный. Затихающий. Хлюпанье. Шум падения.
        Кружится голова. Колючки под веками. Сзади справа женский крик:
        - Караул!! На помощь!!..
        Рывок с поворотом. Удар. Все.

        - Идти... можешь?
        Жесткая брусчатка под ладонями и коленями, боль в груди; и наружу через рот и ноздри рвется все, съеденное и выпитое за ужином, тело встряхивает, выбрасывая обильные порции кислой дряни. Дышать не видно.
        Тьермэйлин сунул клеймору в петлю и рывком поставил Аррайду на ноги. Перехватил за спину, левую руку закинув себе на шею. Вытер Аррайде лицо.
        - Давай потихонечку.
        Шаг. Еще шаг.
        Вонь рвоты, крови, испражнений уходит назад... паленого, вытоптанной травы... Стук калитки. Дуновение в лицо - остывающий камень, река, дерево. Балмора. Будь ты проклята...
        Тьермэйлин почти нес Аррайду на себе, шумное дыхание аптекаря отдавалось под шлемом. Наемница и рада бы была идти сама, да ноги подгибались, носки сапог скребли брусчатку.
        - Подер-жись...
        Рука в перчатке уперлась в стену, сжала выступающий камень.
        Лин перевел дыхание. Щелкнул пальцами. Заклинание затрещало, будто сухая кошачья шерсть под ладонью. Аррайде сразу сделалось легче, ушла противная слабость. И тут же сверху на лицо со стиснутыми от боли веками обрушился ливень.
        - Вот и ладушки! - перекрывая плеск воды и рычание грома, прокричал приятель. - Всех смоет!
        Дождь лупил по шлему, сквозь бармицу протекал за шиворот, колотил по бахтеру на спине. Ноги расползались в скользких лужах. Несколько раз Тьермэйлин не смог Аррайду удержать и рухнул вместе с нею. До дома они доплелись грязные и промокшие с головы до ног.
        На стук открыл хаджит Черрим:
        - А яичница...
        Он подхватил Аррайду. Лин, освободившись от тяжести, шумно дыша, привалился к косяку.
        - Эдвина, лампу! И воды!
        Хаджит уложил Аррайду на кровать, принялся стаскивать с нее железо, за ним одежду. Девушка стиснула зубы, когда Черрим неосторожно дернул рукав, присохший к ране.
        Три дыхания над собой: пыхтящее, словно качают мехи - альдмера; глубокое ровное наемника, и ведьмы - легкое, едва ощутимое. И прикосновение мокрой ткани к плечу. Ловкие пальцы почти безболезненно удаляют лоскутья рукава.
        - Отрава.
        От неожиданности - услышать Эдвинин голос - Аррайда раскрыла глаза и тут же захлопнула, от рези слезы хлынули из-под век.
        - Угу... - мокро прошлепал аптекарь, зазвенело стекло. Край деревянной чашки у губ: - Пей.
        Стараясь не причинять лишней боли, ведьма стала промывать и перевязывать рану от ядовитого клинка. Черрим поддержал Аррайду за плечи:
        - Ну, и какая гадина?
        - Камонна Тонг.
        Кошак крутнулся, Аррайда дернула щекой.
        - Звиняй, сестренка... Я потом их достану.
        - Опоздал, - бормотнул Тьермэйлин. - Кровь у данмеров такая же красная. Стоило чваниться?
        - И сколько их было? - спросил Черрим недовольно - не пришлось подраться: так и представлялись мохнатые уши, резко прильнувшие к голове.
        - Пятеро.
        Хаджит пришлепнул хвостом.
        - Свидетели остались?
        - Нет. Потом.
        - А с глазами что?
        Это Эдвина. Чистый, с повелительными нотками голос.
        - Похоже, молния. Я прав, сестренка?
        Аррайда тесно зажмурилась и стиснула руки в кулаки. Тьермэйлин вздохнул:
        - Ладно... Подержи, чтобы не дернулась.
        - Да уж это я могу... - Черрим приподнял Аррайду, опрокинул спиной на себя, обхватив руками и коленями.
        - Голову.
        Холодные пальцы Эдвины коснулись за ушами, и голова Аррайды закаменела у хаджита на плече. Тьермэйлин удивленно свистнул сквозь зубы.
        - Ого! А лампу ты не могла бы подержать?
        Свет проник сквозь веки. Но Аррайда не сумела ни отвернуться, ни даже застонать. Аптекарь умело наложил мазь на воспаленные глаза.
        - Ну вот, все. Дня три еще на солнце резать будет. Эдвина, освободи.
        Ведьма разрушила свое заклинание.
        Черрим погладил Аррайду по спутанным волосам. Она закрылась здоровой рукой.
        - Хорошо, друг ушастый, - прогудел хаджит, - а теперь говори: во что вляпались?
        Тьермэйлин сжато изложил суть дела.
        - ...Лучше ей из города пока исчезнуть.
        - Думаешь, мстить станут?
        - Кто? - фыркнул Лин. - Всю верхушку снесла к...
        Он запнулся.
        - Признаться... я больше за Балмору боюсь.
        Хаджит фыркнул.
        - Стражники вас не видели?
        - Не уверен, - Тьермэйлин двинулся по комнате, гремя вещами. - Езжайте в Вивек, прямо сейчас. Остановитесь в "Черном шалке", в Квартале Чужеземцев. И ждите вестей от меня.

        Кинжал Дома Дагот. Вивек

        - По-моему, это не лучшая мысль, - заправляя за ухо прядь, протянула Эдвина.
        Черрим ожесточенно поскреб когтями баки и зашипел от боли:
        - Ну-у, другой-то нет.
        Перегнувшись через гранитный парапет, они смотрели на воду, усыпанную солнечной чешуей, на скользящие по каналам лодки - на веслах и под полосатыми парусами. А вокруг, под и над стоящими гомонили кварталы священного города, плывя над измятой водой залива, точно величавые корабли. Устремленные кверху, огромные, строения вмещали все. Казалось, можно было прожить всю жизнь, не выходя из-под позеленевших куполов, лежащих на плечах усиленных контрфорсами стен. Четыре яруса (если не считать подземелья), связанные арками, галереями и мостами; статуи; здоровенные ворота Плаз - богатых районов наверху; обсадившие подножия, точно соты, арочные дверцы в квартиры бедняков... решетки с плещущей водой уровня каналов; яшмовые панели и врезанные в песчаник треугольники с гербами; хоругви; подвешенные к малахитовым тумбам на железных кронштейнах фонари... И висящая над Высоким Собором, окаймленная вантами и мостками круглая каменная луна.
        Город Вивек, обитель живого бога с тем же именем, одного из Альмсиви, был полон священниками и паломниками. Последние просили благословения и исцеления у многочисленных алтарей Высокого Собора, часовен в кварталах, и просто вынесенных наружу триолитов, изрезанных письменами. А еще толпились на высокой парадной лестнице перед дворцом бога-короля, любуясь особенно яркими среди серого камня цветами перед Алтарем Благородства, воздвигнутым в честь победы Неревара и Альмсиви над Даготом, и мокли в Канале Загадок под дворцом, в поисках кладов и посвящения. В сам дворец простым паломникам и низшему священству путь был закрыт.
        От дворца мост вел к Высокому Собору - со вздернутыми ракушками крыш и арочным сквозным проходом на другую сторону - к мостам в кварталы ремесленников и бедноты, носящие имена святых Олмса и Делина. Под собором располагались Зал Мудрости - огромная вивекская библиотека - и Зал Справедливости с церковным судом, сыском и казармами ординаторов - храмовой стражи, которая охраняла порядок в городе и ловила богохульников и еретиков.
        Через Олмс и Делин можно было попасть к Арене - месту публичных зрелищ: казней, поединков, мистерий, театральных постановок, крысиных и гладиаторских боев. Арена же была связующим центром для кварталов, которые арендовали у Храма глухо враждующие Великие Дома - Хлаалу, Редоран, Телванни.
        Последним в цепочке и ближе всего к материку стоял Квартал Чужеземцев - единственное место в священном городе, где неданмерам дозволялось селиться, держать лавки и мастерские. На чужаков, входящих в Великие Дома, впрочем, запрет этот не распространялся.
        Кроме прочего, на Плазе Квартала Чужеземцев размещались вивекские отделения гильдий бойцов и чародеев. Но хаджит Черрим, следуя наставлениям Тьермэйлина, выбрал "Черный шалк". В трактире с гостевыми покоями, расположенном ярусом ниже Плазы, в Поясе, яблоку негде было упасть. Паломники, купцы, матросы, путешественники, бродячие певцы, жонглеры. Местные, забежавшие перекусить, перехватить чарочку-другую и послушать сплетни... На новых постояльцев никто внимания не обратил. Куда сильнее возможной погони тревожило Черрима состояние Аррайды. Рана от отравленного клинка заживала, но девушка не хотела есть и почти не разговаривала, и то и дело без всякой причины вздрагивали губы и слезы начинали литься из глаз. Даже Эдвина, которую само присутствие подружки делало беззаботной и радостной, забеспокоилась.
        Когда Аррайда уснула, Черрим вытащил ведьму полюбоваться Вивеком и посоветоваться. Многочисленные прохожие не обращали внимания на застывшую у парапета парочку: от красоты священного города столбенели часто. Лишь ординатор в глухих, синих с золотом индорильских доспехах, уставившись сквозь прорези личины, процедил: "Мы следим за вами, ничтожества"... И убрался, топча плиты тяжелыми подкованными сапогами.
        И Черрим, и Эдвина пропустили его выступление мимо ушей.
        - Черный лишайник можно купить у любого алхимика. Или аптекаря. А уж пойло я наварю, - бурчала она. - Не думай, что я боюсь в склепы лезть. Но какая радость девушке с этого? Ладно уж крысиные бои... - ведьма попыхтела, созерцая блестки на воде. - Или театр. "Танец с трехногим гуаром", говорят, вообще что-то бесподобное. Лучше только "Ужас замка Ксир" в Морнхолде.
        Черрим хмыкнул:
        - Вот объясни мне. Береговая охрана бдит, имперские сторожевики топят всякого, кто выйдет в море без специальных бумаг... а все равно все все знают.
        Ведьма вдруг ясно представила куклу из детства, хаджита, сшитого из не пойми чьего меха и набитого тряпьем. Выглядел он глупо, а со временем еще и засалился, облысел, но маленькая Эдвина не выпускала игрушку из рук, не давала даже постирать. Здорово было рассказывать пушистику свои секреты, поплакать, уткнувшись носом в теплый мех, засыпая, жмякать, обнимать игрушку рукой, чувствуя себя защищенной.
        Этого потискаешь, пожалуй... Черрим был выше ведьмы почти на две головы, руки под рыжей шерстью бугрились мускулами, а золотистая двемерская кираса на широком торсе даже на вид была твердой и холодной. Ведьма потрясла головой, отгоняя ненужные мысли.
        - Ты меня не слушаешь.
        - Слушаю.
        - Чтобы она забылась, и особое зелье варить не нужно, купи вон скуумы или суджаммы побольше, или обухом промеж ушей оглоушь, - хаджит вдруг заморгал и виновато взглянул на спутницу.
        - Ой, - фыркнула она.
        Черрим сгреб ведьму за локти, подтянул к себе, заглянул в синие глаза серьезно и пристально:
        - Когда Тьермэйлин отзовется, поедем с тобой в Альдрун, и узнаем обязательно, откуда ты и кто такая. Обещаю.
        Поскреб зачесавшееся ухо.
        - Ты говорил о зелье.
        - Да. Дело не в зелье, - заговорил Черрим страстно. - Его и впрямь можно в любой аптеке купить. В склеп мы лезем вовсе не за лишайником, а чтоб она, Аррайда, вернула вкус жизни, защищая себя и других. Она боец, Эдвина. А меч ржавеет, если его не пускать в дело. Я это знаю.
        Черноволосая улыбнулась:
        - Ладно, меня ты убедил. Осталось уговорить принцессу.

        * * *

        - Ничего себе могилка! - вертя башкой, Черрим оглядывал своды, сложенные из сарсеновых глыб, серые массивные столбы, их подпирающие, и лестницы, ведущие вверх и вниз. Место это называлось Своды Предков, или Склепы, и располагалось на уровне каналов. Поскольку Вивек стоял на воде, покойников в землю не зарывали. Бедняков с камнем, привязанным к ногам, и приличествующей церемонией бросали в воду, на корм рыбам; тех кто побогаче, сжигали огненным заклинанием, а прах собирали в урны: ровные ряды таких урн, похожих на пузатые вазы с узкими запечатанными горлами, терялись в полутьме бесконечных коридоров. Часть урн замуровали в стенные ниши с соответствующими табличками. А еще имелись братские погребения - круглые широкие колодцы, с горкой заполненные прахом и костями. Прах порой венчали насаженные на заостренные колья черепа. Колодцы называли "шепчущими". Стоя вблизи такого, можно было расслышать странный звук - шепот или дуновение. Для него легко было измыслить вполне естественные причины, но данмеры полагали, что таким образом с ними говорят предки. Суеверного человека этот шепот вполне мог напугать
и обратить в бегство. А вот Эдвину напугали мухи. Живой шевелящийся ковер, обсадивший стены и свод погребальной камеры и сорванный сквозняком с места, замельтешил перед лицами, полез в глаза, ноздри и рты. Эдвина, плюясь, яростно отряхиваясь левой рукой, правой схватила с тумбы и изо всех сил замахала лампой, отгоняющей насекомых. Угли внутри лампы вспыхнули, вокруг разлился вязкий, терпкий запах благовоний. Разметал блеклую мошкару, спугнул яростно жужжащих бронзовых и зеленых мух и мохнатых, серо-седых мотыльков.
        - Ой, лучше б я их не видела!
        Оставляя руки свободными, ведьма не взяла лампы или факела, а наложила на себя и Аррайду кошачий глаз. Хитроумные ловушки в Склепах едва ли были, но и брякнуться, запнувшись о невидимую ступеньку или выбоину, тоже больно и неприятно.
        - Могу тебя за руку вести, - хрюкнул Черрим. - Неженка...
        Аррайда двигалась позади, закованная в свое железо и безучастная, как живой двемерский механизм.
        Проросшие местами на плитняке черные кружева лишайника хаджит величал хилыми и недостойными, заставляя спутниц все глубже проникать в лабиринт пустынных склепов, лестниц и коридоров. Они как раз спускались по стертым осклизлыми ступеням, когда снизу раздалось сипение, переходящее в вой и скрежет.
        - А вот и сторож.
        Сторож ждать себя не заставил. Всплыл, похожий на пустой серый плащ с капюшоном, из-под которого мерцало туманное злое лицо. Выпростал когтистые пальцы и швырнул в гостей слабеньким клубком огня.
        - Дух предков, - приседая, выдохнула Эдвина.
        - Угу. Не смертельно... но когда много, неприятно.
        Пока первый призрак продолжал пуляться огнем, еще четверо, обдав вонью и холодом, высунулись из стен, а один ленивым языком заколыхался над погребальной урной. От их шипения закладывало уши.
        - Всегда меня удивлял парадокс, - Черрим крест-накрест взмахнул топориком, сложив духа предков, как грязную тряпочку. - Данмеры... ненавидят некромантов... - пригнувшись, он поднырнул под занесенную над призраком клеймору Аррайды, тюкнув еще одного духа по голове. - Ведьм... извини... А сами...
        Третий дух с шипением и клекотом ринулся от кошака в родную урну.
        - Почем зря... бедных дедушек... прадедушек... могилки стеречь!
        Топорик рассек гипсовую емкость на равные половинки и засел в каменном подножии.
        - Не некроманты?! - провизжала Эдвина, слетая с лестницы и поджигая пясть, тянущуюся к ней сквозь закрытые двери. Та раскатилась обугленными косточками, культя резво отдернулась. - Ведьм ненавидят?! Ах ты!.. А это что?!..
        - Скелет, - возведя очи горе, флегматично пробормотал кошак и выдернул топорик. - Калека.
        Пальцы Эдвины быстро-быстро сплетали очередное заклятие. Но Аррайда оказалась проворнее. Ногой распахнула двери. И пошинковала калеку в груду костей. Черрим выбрал из них и спрятал в кошель скрепляющие костяк серебряные гвозди, а ржавый меч привесил к поясу. Вытер топор от зеленой слизи.
        - Подружки, обещаю отличный завтрак!
        Ведьма сердито фыркнула.
        - Этот куст, наконец, тебя устроит?..
        Каменное кольцо шепчущего колодца в склепе со скелетом топорщилось черным лишайником, будто неопрятной взъерошенной бородой. Лишайник заполз на стену и украсил кудрями пару ухмыляющихся черепов на колах.
        Черрим сморщил нос:
        - Ладно, уговорили.
        Бережно отщипнул кусочек лишайника, завернул в платок, платок спрятал за пазуху.
        - Альмсивляем.
        Взлетели лиловые искры перемещающего заклятия. Влажный утренний воздух, точно мокрой тряпкой, упруго шлепнул по лицу. Служитель в голубом балахоне с широкой золотой полосой, подметающий перед храмом, бросил на появившихся равнодушный взгляд - не иначе, привык.
        Аррайда с удивлением и восторгом глядела на взметнувшийся над нею Высокий Собор, ничуть не похожий на приземистый храм в Балморе. Хаджит заметил этот восторг. Обрадовался.
        - Сходи, внутри тоже красиво. А мы тут подождем.
        Аррайда послушно кивнула и вошла.
        Черрим присоединился к мальчишкам, удящим с набережной - в ведре у их ног бултыхалась мелкая зубастая рыбина, - с важным видом рассуждая о насадках и наживках и незаметно облизываясь. Эдвина же направилась рассмотреть двухсаженную статую Вивека, побивающего копьем одного из прежних богов-даэдр, принявшего форму шалка. В честь этого крупного, плюющегося огнем жука из пепельных пустынь и был назван трактир в Квартале Чужеземцев. Вообще-то шалки всегда черные, но если судить по названию заведения, могли отыскаться также алые, терракотовые или голубые...

        В соборе было пусто, прохладно и полутемно. Свет, проникающий в кольцо окон под куполом, был зеленый, как вода. В нем колыхались, изгибались белыми водорослями благовонные дымы. К полу темнота сгущалась. Узор на плитках невозможно было рассмотреть. Зато сияли янтарным теплым светом установленные по кругу трехгранные камни-алтари, покрытые резьбой.
        Седеющий священник в простом коричневом балахоне, преклонивший колено у одного из камней, встал и подошел к застеснявшейся девушке. Они оказались примерно одного роста.
        - Здравствуй. Я могу тебе чем-нибудь помочь?
        Для данмера он оказался удивительно вежлив, чем окончательно Аррайду смутил.
        - Я... - наемница вспомнила, как Косадес советовал ей принять веру Альмсиви, чтобы избежать излишнего любопытства и враждебности их слуг (как же давно это было!), и неожиданно для себя ответила: - Я бы хотела вступить в Храм. Но я ничего об этом не знаю. И еще, я хотела бы помолиться... за одного человека. Он умер...
        Священник невесомо положил ладонь на закованное в железо плечо:
        - Идем со мной. Как его звали?
        - Лландрас.
        - Перед кем из Альмсиви ты хотела бы молиться за него? Как известно, великих божеств, некогда бывших смертными и обретших божественную сущность через благочестие, усердие, отвагу и самоотверженный труд, трое, - оттарабанил без запинки он, - Вивек, воин и поэт, искусный мастер Сота Сил и Альмалексия, целительница и заступница, верная супруга владыки Неревара. Его алтарь тут тоже есть, он покровительствует воинам, правителям и путешественникам. Существуют еще святые... на триолитах записаны их имена. Не стесняйся, осмотрись.
        Аррайда медленно пошла по кругу, разглядывая резьбу и сложенные в мисках под триолитами приношения - "дракошки", радужно отливающие яйца, ломтики сушеного мяса, ленточки, веточки, букеты. От курений кружилась голова. Но на сердце отчего-то становилось легче и спокойнее. Она помолилась за Лландраса перед одним из алтарей и вернулась к терпеливо ждущему священнику.
        - Дитя, ты готова?
        Аррайда сдернула боевую рукавицу и протянула руку ладонью вверх.
        На ладони сплелись письмена - три знака, начертанные на хоругви Храма. Было больно, как от клейма гильдии бойцов, но Аррайда даже слезинки не уронила. Священник взглянул с одобрением. Из рукава балахона извлек книжицу в потертом алом переплете:
        - Прежде всего, доказывая верность Альмсиви, любой новиций должен совершить странствие к Семи Святыням. Здесь описано местоположение священных камней и история их появления. Ты грамотна? Если нет - любой из священников охотно все тебе растолкует.
        Аррайда приняла у него книгу.
        - Прямо здесь, в Вивеке находятся алтарь Отваги, алтарь Благородства и алтарь Учтивости - в Канале Загадок под дворцом, где Вивек отдал свой меч безоружному противнику. Там таятся несметные сокровища, - глаза священника полыхнули, он тут же опустил веки и добавил скороговоркой: - Конечно, речь идет о сокровищах духа, дитя. Можешь начать свое паломничество с этих алтарей. Правда, в подземельях сейчас небезопасно... - он скосился на рукоять клейморы, торчащую у девушки из-за плеча, - но, с божьей помощью, ты вполне способна себя защитить.

        Они вернулись в трактир. Эдвина добыла на кухне котелок на треноге и жаровню и сварила зелье из черного лишайника, гуарьего молока и еще каких-то ингредиентов, известной ей одной, а Аррайда его послушно выпила. И после часа два терпеливо обходила с друзьями одежные лавки, выбирая платья для театрального представления. Но, вернувшись к себе, растянулась на кровати, задумчиво закинув руки за голову, и сказала, что никуда больше не пойдет.
        Хаджит встревожился.
        - А ты, часом, не заболела?
        - Нет, просто устала.
        - Ну, полежи, - недоверчиво протянул Черрим. - Мы быстро.
        - Нет. Не надо портить себе праздник.
        Она действительно некоторое время проспала, но проснулась от шума, поднялась в общий зал и уселась в уголке, заказав флина и исподлобья оглядывая трактир. "Черный шалк" ничем не отличался от подобного рода заведений, разве был чуть побольше и почище своих провинциальных собратьев. Да и обслуге, чтобы угодить туче гостей, приходилось двигаться втрое быстрее.
        Данмер - хозяин заведения - морщинистый и несколько обрюзгший к старости, работал ловко и даже красиво, принимая от посетителей деньги и пустые кружки, наполняя и гоняя по дубовой стойке полные, и при этом не уставал следить, чтобы половые не болтались без дела.
        Флин он принес сам - бедняк такого не закажет, - поинтересовался, не нужно ли чего еще и не унять ли чересчур горластых соседей. Те и вправду орали так, что трудно было не расслышать.
        - Пфэ, ординаторы!.. - похожий на стиральную доску, пьяный в дым имперец махал похожими на грабли руками, то ли невидимых мошек отгоняя, то ли пытаясь высадить себе глаз. Скуластый собутыльник-данмер, сошедший за этих мошек, даже постучал кулачонком по лбу: сперва его, а потом себя:
        - Ты что?!.. Это ж бойцы! И за ними - Храм, а за Храмом... Нет, ты понял?!
        Костлявый не понял, но на всякий случай кивнул. Данмер же дергано оглянулся и внятно изъяснил, куда после случившегося катится мир и Альмсиви в частности. Вот теперь имперец понял. Он навалился цыплячьей грудью на стол и вытянул губы трубочкой:
        - А разве не еретики?
        Скуластый зафыркал, тыча пальцем в потолок:
        - Вон там, е..., еретики. А там... - на этот раз палец обратился к полу. - Жуть там. Семерых покоцаных мусорщики в канаве выловили.
        - В первый раз, что ли...
        - Чужаков - не в первой. А ординаторы, двое. И глотки аккуратно так перерезаны. Кто?.. Почему?.. - он за ворот притянул собутыльника к себе, своротив заодно пару кувшинов и миску с объедками.
        - На след убийце сели - вот и порешил, - флегматично засопел костлявый, вызволяя из плена рубаху.
        - Та-аких бойцов?!
        Опять прихромал хозяин, смел осколки, вытер со стола разлитое пойло, выставил новый кувшин и черканул что-то на вощеной табличке, привешенной к поясу. Должно быть, битую посуду в счет вписал.
        А данмер все не унимался:
        - Нет, ты скажи! Скажи! Куда смотрит бог, а?..
        - Элам Андас из Канцелярии Ордена Дозора поклялся наградить, кому хоть чего известно. Вон, бумага висит, - трактирщик кивнул на вход.
        - Да уж, - высморкался имперец, - ординатор не помрет - Дозор не шелохнется. Что ты нам подал на этот раз, пепельное отродье: грииф или гуарью мочу?..
        Аррайда подошла к двери. На уровне глаз на гвозде висел пергамент, заполненный четким писарским почерком. Наемница прочла, отогнув пальцем завернувшийся край, об убитых ординаторах и обещанной в Зале Справедливости награде.
        - Интересуетесь? - хозяин "Шалка", подхромав сзади, суетливо потирал руки и теребил передник. - А ведь все напуганы. Ординаторы считались непобедимыми, а нынче ходят пятерками и под каналы носа не кажут. И правда, зачем терять своих?
        Воительница посмотрела холодно:
        - Зачем вы мне это говорите?
        Он, сощурясь, оглядел ее от рукояти клейморы, торчащей над плечом, до носков сапог, окованных железом:
        - Сударыня похожа на ту, что способна о себе позаботиться.
        Слова эти до странности напомнили слова священника из Высокого Собора, вызвав мимолетную улыбку.
        - И о других. И ваши спутники... внушают уважение.
        - Не вздумайте их впутать в это дело!
        - Как желает госпожа. Будете дальше слушать?
        Аррайда задумчиво кивнула.
        - Пройдемте за столик. Салас, Салас, еще флина госпоже!
        Чародеем хозяин "Черного шалка" не был, но стол накрыли, как по волшебству. Трактирщик расставил локти среди деликатесов, подпирая голову.
        - Народ обеспокоен. Сильно. И мы хотели бы разобраться... в этом деле... помимо Дозора. Мы готовы платить. Вам это интересно? Я знаю, госпожа болела, но ведь уже поднялась?
        - Я не... впрочем, неважно. Говорите.
        - Чистильщики-аргониане несколько раз видели в подземельях странную женщину, там, где случились убийства. Видели мельком, издали. Света там мало, но кое-что им удалось рассмотреть.
        - Окровавленный нож и юбку, заляпанную кровью!
        Хозяин помахал рукой, и двое жилистых вышибал пинками погнали болтуна-имперца к выходу.
        - Прошу простить. Это была женщина-данмер, моих лет или чуть моложе, в хитиновой кирасе и юбке, темной, очень плотной. Она так двигалась, будто влезла в перешитый гобелен. При ней был кинжал или короткий меч.
        Положив локоть на стол, Аррайда внимательно слушала.
        - Она показалась аргонианам подозрительной. Данмер полезет в Вивекские подземелья, только если разбойник, нищий, или поклоняется старым богам, или пьяница. Но на нищую она не похожа. И скуумой не пахло. И еще, - трактирщик судорожно сжал и разжал пальцы. - Аргониане здорово напугались. Точно холодом от нее несло.
        - Некромант?
        - Не знаю.
        Они помолчали. Аррайда задумчиво постукивала пальцами по столу.
        - Если вам так много известно, - сказала она наконец, - отчего вы не пошли в сыск за наградой?
        - Мы не ожидаем от них пользы. Надоели пустопорожные уверения, - хозяин ребром ладони стукнул по столу, заставив посуду подпрыгнуть. - Что все схвачено... А людей продолжают убивать. Вот мы собрались и решили: отыскать человека надежного и совестливого, который много не запросит.
        Аррайда хмыкнула:
        - Ну, спасибо. А гильдия бойцов?
        - Они трусят тоже.
        Он хмуро разгладил передник у себя на коленях.
        - Когда гильдию бойцов Вварденфелла возглавил Сжоринг, мы перестали на нее надеяться. Возможно, они с этой данмеркой заодно.
        - Почему?!
        Хозяин "Шалка" перегнулся через стол и шепнул одними губами:
        - Камонна Тонг...
        Аррайда прикрыла и распахнула глаза:
        - Да.
        Он вытащил из-под передника и положил на стол между тарелками кожаный кошель:
        - Здесь задаток. Двести. Без обмана.
        Аррайда распустила шнурок, вытрясла на столешницу горку потертого серебра.
        - После еще столько же, больше у нас просто нет.
        Наемница пересчитала "дракошки" и сгребла в кошель. Подбросила на ладони.
        - Что нужно сделать?
        - Мы хотели бы, - сухо заговорил он, - чтобы сударыня спустилась в подземелья и все для нас узнала. А если она случайно столкнется с убийцей... мы не будем о ней особенно жалеть.
        Аррайда заморгала.
        - Об убийце, разумеется, - трактирщик обнажил желтоватые зубы.
        Опять все происходило как по писаному, как советовал Косадес. Быть наемницей, исполнять поручения, не привлекать внимания. В погребах под Вивеком особо и не привлечешь.
        Она положила кошелек на стол перед хозяином:
        - Отдай это моим друзьям. Скажи, чтобы не искали, не беспокоились и больше пары дней меня не ждали.

        * * *

        Чем больше задумывалась Аррайда, тем меньше верила, что таинственный убийца связан с Комонна Тонг. Те действовали нагло, почти в открытую. Почитая доблестью убить чужака, они не пошли бы против Храма. Им не было смысла резать горло взявшим след ординаторам - все равно выпустят из тюрьмы через день или два, как героев.
        Кто тогда? Некромант? Свихнувшаяся на ненависти к "нвах" и Храму ведьма?
        Когда вера в Альмсиви стала официальной религией Морроувинда, старые святилища разрушили и почитать богов-даэдр запретили - как их ни зови: Предтечи ли, Столпы Забот... Но корни древних верований не выкорчуешь так просто. Даже за несколько тысяч лет. А теперь, когда Триединые ослабели и с Красной Горы ползет неведомое зло, многие обратились к прежним богам.
        Глубоко погрузившись в мысли, Аррайда стояла на горбатом мостике над сточной канавой. Свет одинокого факела отражался в тяжелой, маслянистой воде. От воды тянуло застарелой гнилью - то ли чистильщики вообще появлялись здесь редко, то ли, заинтригованные происходящим, больше времени уделяли сплетням, чем работе. По крайней мере, сейчас высокий сводчатый зал был однозначно пуст. Только плюхала о каменные берега и журчала в стоках вода, да где-то далеко возились, шурша соломой и попискивая, крысы.
        Ловить тут было нечего. Оглянувшись на длинную лестницу с деревянными перекладинами, темнеющую на фоне стены, Аррайда прошла вдоль канавы до ответвления - изогнутой каменной трубы, ведущей в соседнее подземелье. Набережная здесь опускалась, образуя небольшое корытце, под ногами заплескала вода. В трубе было темно. Аррайда придерживалась рукой за стену и, прежде чем ступить, нащупывала ногою дно. Эхо отражало неровное шлепанье шагов и дыхание. Аррайде казалось, что еще кто-то дышит ей в спину, но стоило затаиться - этот кто-то замирал тоже. Если вообще был.
        Впереди уже виднелось круглое пятно света от очередного факела, когда чужой клинок, метнувшись сзади, первым ударом перерезал у локтя ремни наруча, а вторым, в том же месте с силой пробив подкольчужник, царапнул кожу. Навалилась слабость, Аррайда рухнула вниз лицом. Но, похоже, в планы убийцы не входило ее утопить. Пинком он запросто, точно котенка, перевернул отнюдь не легонькую Аррайду на спину и вытащил на свет. Грязная вода, текущая по лицу, тычки, толчки, удары о камни оставили девушку равнодушной. Лежать посреди вонючего ручейка было почти приятно, только клеймора под спиной мешала. Но не настолько, чтобы ради этого шевелиться.
        Над наемницей склонилась женщина-данмер - та самая - в хитиновых доспехах и юбке, сшитой из гобелена. Черной с кровавым узором. На этом фоне почти терялся басселард - тоже черный, с алыми резами по клинку. Если постараться, резы можно было сложить в слова. А узор юбки Аррайда где-то видела. И даже стиснула губы в усилии вспомнить.
        Незнакомка тут же плоской стороной прижала клинок к ее щеке.
        Аррайда бессильно распласталась на полу. А женщина уселась на корточки, щурясь и задумчиво шевеля губами.
        - Шестой Дом восстал, и Дагот - его слава.
        Она покачала перед собой кинжал, любуясь кровавыми отблесками факела на клинке.
        - Спящие пробуждаются. Скоро всех нвах изгонят из Морроувинда. Или они умрут, - сообщила женщина. - И ты умрешь, отвергнув служение Господину. Решай.
        Словно не осознавала, что у Аррайды не хватает сил ни двинуться, ни заговорить.
        - Ты хочешь спросить, какое право я имею распоряжаться тобой?.. Один маг тоже спрашивал, - убийца меленько захихикала. - И сопротивлялся. Он плавает в канале у Арены. Совсем мертвый. Если еще не скушали рыбы. Или не нашел этот презренный Храм, ложные боги, эти слабаки. Ну! Ты молчишь?!..
        Алые глаза сверкали безумием.
        - Я - Видящая! Я - кинжал Дома Дагот!
        Женщина замахнулась. В последний миг, когда вся жизнь, казалось, должна была пронестись перед глазами, Аррайда увидела почему-то очарованно сосущую палец двухлетнюю девочку и темнокожую служанку, выгребающую угольки из печки. Один отлетел, уколов ребенка в щеку. Малышка ойкнула:
        - Он меня укусил!
        По телу Аррайды точно пробежали, кусая и возвращая способность двигаться, огненные муравьи.
        А убийца, не ударив, вскочила, беспорядочно отмахиваясь кинжалом и крича; над ней и сквозь нее прорастал призрак. Наемница узнала Лландраса - каким видела в последний раз: в растерзанной одежде, с ожогами и ранами, к которым при каждом взмахе басселарда прибавлялись новые. Брызгала зеленая слизь. Но призрак не улетал.
        Наемница сбросила оцепенение. Перекатилась. И с колен на выдохе вбила нож в подвздошье Видящей, под край кирасы.
        Ноги данмерки подогнулись.
        Сжимая басселард в кулаке, убийца качнулась навзничь и, перевалившись через край канавы, исчезла в мутной воде.

        Волшебство ее кинжала до конца не рассеялось, и Аррайда несколько секунд пролежала, уткнувшись лицом в стиснутые кулаки. Потом заставила себя приподняться на локтях, до конца выползти из ручья, сдвинуть меч, подтянуть колени, сесть.
        Призрак Лландраса сидел на корточках рядом, пытаясь растопыренными пальцами остановить текущую из порезов зеленую кровь.

        Анасси - особенный друг. Пелагиад. Гнаар-Мок

        Назад медленно уплывало небо. Вечернее солнце, низкое и ласковое, красило облачное руно закатным золотом. Облака сбивались в курчавые отары, стремясь как следует разглядеть землю: голубоватые горы и залив на окоеме, древовидные грибы, вязы, осокори, обычные для Аскадианских островов. И петляющий проселок с ивовым пыльником и золотым канетом по обочинам. А еще пару ленивых гуаров, впряженных в тележку с высокими красными колесами. Рыжая с сединой хаджитка в коричневом просторном балахоне, такая же благодушная, как и ее упряжка, сидела, свесив лапы с передней грядки, и время от времени потряхивала вожжами. Гуары в красной с зубчиками упряжи от этого не шли быстрее, зато порядок был соблюден.
        Тележка выше грядок была набита душистым сеном - среди травинок выделялись высохшие цветочные головки - тот же лиловый пыльник, синяя каменевка, золотой канет. Сено берегло от повреждений разные разности, которые хаджитка везла из столицы, и Аррайду. Наемница вытянулась на спине под рядном, голова ее лежала на жестковатой вышитой сумке у бедра хаджитки; левая нога до колена и правая рука были взяты в лубки. Но легкий нетряский ход тележки не причинял боли. Девушка смотрела на облака и молчала.
        Наконец хаджитка повернула к ней изящную, с белым пятном на носу морду:
        - Что, очухалась?
        Золотые удлиненные глаза глядели сердито:
        - Все целящие зелья на тебя извела, и зачем?..
        Аррайда потянулась к поясу, где обычно таскала свой запас.
        - Лежи, - прикрикнула хаджитка, - пригодятся еще! Может, нужно чего. Так ты не стесняйся, говори.
        - Ага.
        Хаджитка натянула вожжи, гуары послушно встали.
        Руки у кошки оказались неожиданно сильные. Она помогла Аррайде сползти на край повозки, подождала, пока та справит нужду, обмыла, поливая из кувшина, вытерла. Уложила и снова укрыла.
        - Но-о, пошли!!.. И чего краснеешь? Что без штанов? Так на кой они тебе теперь? - бормотала возчица. - И девок голых я перевидалась... Правда, не таких побитых. Считай, по косточкам собрала.
        Хаджитка хмыкнула. Сморщила бархатный нос:
        - Все скуума. Везет же мне на пьянчуг!
        - Нет.
        Кошка издала громкое фырканье:
        - Вот еще!! У хаджитов нюх потоньше вашего будет. Да от тебя до сих пор разит! Уж вонь эту, хвала моему благоверному, я на всю жизнь запомнила.
        Она сердито хлестнула концом вожжей по гуарьим спинам:
        - Пошли, лентяи!.. А то и до вечера не доплетемся...
        - А куда... едем?
        - В Пелагиад. О-о...
        Словно подгоняемые нетерпением хозяйки, гуары задвигались быстрее, поднялись на холм, спустились в распадок - и вот уже тележка, стуча и подпрыгивая, катится по мощеной деревенской улице. Аррайда стиснула зубы, надеясь, что закончатся и боль, вернувшаяся от тряски, и дорога. Убегали назад дома под соломенными стрехами, вкусно пахло дымом и жильем. Потом над головой выросли серые стены форта Пелагиад, и тележка беспрепятственно въехала в распахнутые ворота. Гуары остановились, хаджитка соскочила, привязала вожжи к железному кольцу в стене.
        На крыльце перед дубовой полукруглой дверью вежи сидел легионер в кирасе с гербом - двумя вздыбленными жеребцами, но без шлема; грыз травинку. Копье стояло прислоненное к стене у двери. Аррайда подумала, что в форте Лунной бабочки этот щекастый красавец уже или болтался бы на крюке над воротами, или чистил нужники - при особом везении. Двор форта скорее походил на деревенское подворье - из-за загородок вдоль стены высовывались свиные рыльца; пара коз щипала траву, проросшую между плитами, а у крыльца по-хозяйски клохтали куры, которых никто и не думал прогонять.
        - Тетка Анасси! Вернулась?
        - У тебя что, глаз нет?
        - А флина мне привезла?
        Хаджитка отряхнула балахон:
        - Приходи после заката в "Полпути", будут и флин, и булки, и новости. А пока подвинься.

        Вернулась Анасси не одна, а с коротко остриженной имперкой в сером дерюжном платье без единого украшения, хрупкой и беловолосой. Имперка обеими руками поддерживала большую сумку, на широком ремне перекинутую через плечо.
        - Это Игфа.
        - Целительница... из Пелагиада...
        Серые глаза имперки расширились:
        - Мы знакомы?
        Аррайда зачем-то сплела пальцы в жесте "клинков":
        - Арилль... г-говорил навестить... если выживу, - и закатилась смехом.
        Пара резких пощечин заставила Аррайду замолчать.
        Анасси одобрительно покивала, отвязывая гуаров:
        - Поехали.
        Чуя близкий дом, гуары резво рванули с места. Зубы кошки чакнули.
        - От же зверюки! Я вам!!
        Игфа одной рукой прижала к себе зазвеневшую сумку, второй поддержала стонущую девушку:
        - Потерпи. Тихо...
        Ругаясь, Анасси остановила упряжку и повела под уздцы, не забывая по дороге здороваться со знакомыми. У таверны с огромной вывеской "Полпути" они задержались на время, нужное, чтобы снять с тележки и унести внутрь корзины и мешки, а затем свернули в проулок.
        - Тетка я безголовая! - внезапно вскричала кошка. - Дралас, вечер добрый. Помоги по-соседски: хворую в дом перенести.
        - А что с ней такое?
        Судя по всему, обладатель грубоватого голоса не слишком спешил подходить.
        Но Анасси невниманием смутить было трудно. Она взялась подробно пересказывать, как спустилась поить гуаров ("утробы ненасытные!") к речке у Квартала Чужеземцев ("Между пристанью и "блошиной" станцией, а то ты не знаешь!") и нашла на берегу девушку в доспехах и с мечом. ("Мокрая, что твой дреуг!") Волоча сломанную ногу, та проваливалась в беспамятство, но еще пробовала отползти от воды на пологий берег. Похоже, сбросили ее сверху. Или сама свалилась пьяная. И как в доспехах не утонула?
        - Опытные кузнецы заклинают броню, чтобы плавать не мешала, - сказал Дралас. - А часто и против ржавчины.
        - Против ржавчины лучше красить, - отрезала Игфа.
        - Так поможешь? - хаджитка потянула на себя скрипучие ворота. Тележка встала у крыльца. Над Аррайдой наклонился данмер, видно, этот самый Дралас - пепельное лицо, лоб с залысинами, обычные для данмеров высокие скулы и полыхающие глаза. Зная уже, что будет, Аррайда дернулась - и не успела.

        - Нешто голову напекло? - орала Анасси на соседа. - Иди вон на забор вешайся!
        Дралас убрал руки, хотя его все еще качало.
        - Или проспись. Не дам ее нести, уронишь, и без того битая.
        Хрипло отозвался:
        - Не уроню.
        Аррайда попыталась сеть:
        - Пусть он уйдет... Пожалуйста...
        - Сдурели! Под плечи ее бери, - скомандовала данмеру, - а я за ноги.
        Девушка обреченно прикрыла глаза.
        Ее внесли в дом, уложили на постель. Анасси засветила лампу и ушла вместе с Драласом распрячь и накормить гуаров и внести вещи. Игфа стала разбирать сумку.
        - Как тебя звать?
        - Аррайда.
        - Сейчас я тебя осмотрю, Аррайда, - начала она строго. - Если будет больно - стони, кричи. Не вздумай меня стесняться и корчить передо мной героиню. Я должна знать, что с тобой на самом деле.
        Девушка дернула здоровым плечом.
        - Вот и славно, - целительница налила в миску воды, выплеснула туда один из своих пузырьков и тщательно вымыла тонкие белые руки.
        Ее пальцы двинулись по телу Аррайды, почти не причиняя боли.
        - Кто тебя?
        - Са-ма.
        - Щекотно? Ну, потерпи. Как это вышло?
        - Заблудилась. Спьяну.
        - Вивек - большой город. В нем заблудиться немудрено.
        Аррайда распахнула темные злые глаза:
        - Не утешай меня! Я нализалась, как гуар. Скуумы... и лунного сахару... горстями. И не нашла выход с Плазы Чужеземцев. Бегала по кругу. Долго. Пока не почернело в глазах.
        Игфа вытерла ей вспотевший лоб:
        - А не проще было дорогу спросить?
        - Не проще!
        Целительница сложила пальцы в опознавательный знак "клинков":
        - А почему ты прогоняешь этого данмера, Драласа?
        - Не хочу, чтобы его убили.
        Имперка свернула разговор. Помогла наемнице перевернуться на живот. Прошлась ладонью вдоль позвонков по худой спине. Ощупала ребра. Помяла руки и ноги. Произнесла с улыбкой:
        - В общем, Анасси мою работу уже сделала...
        Вытрясла на скомканный платок жирную, желтую мазь из бутыли:
        - Это очень сильное снадобье. Завтра ты уже встанешь. Но ночь может оказаться неприятной.
        Она натерла наемницу мазью с головы до ног, запеленала в кусок холста из запасов Анасси и укрыла до подбородка одеялами.
        - А ты все лечить умеешь?
        Игфа снова присела на край кровати:
        - Нет, не все. Корпрус не умею. Но это никто не умеет.
        - А что это такое?
        - Неужто не слышала? Это мор, поветрие, приходящее с Красной Горы. В отличие от других моровых болезней, заразиться им очень трудно. Но вот если не повезло... - целительница вздохнула. Покусала узкие губы. - Или человек сгорает за несколько часов... или превращается в гору безумной плоти. Тычется вслепую, без глаз, без ушей, и воет от боли. И если не добить - так может продолжаться бесконечно. Не нужно тебе это знать.
        - А... беспамятство ты можешь вылечить?
        - При определенных условиях.
        - При каких?
        Имперка прислушалась к ее тяжелому дыханию:
        - Я отвечу. Но больше никаких вопросов, хорошо? Ну, во-первых, можно отвезти человека туда, где он долго жил в детстве, детские воспоминания самые прочные. Встречи с дорогими людьми и вещами могут пробудить память. Во-вторых, можно скопировать обстоятельства, при которых он все забыл.
        - Снова стукнуть по голове?
        Целительница подавила смешок:
        - Ну, зачем так жестоко? Просто сделать вид, что бьешь, этого хватит. А главное, не принуждать себя вспомнить. Всплывет само.
        - А н-никакими зельями, заклинаниями нельзя?
        - Не думаю. Впрочем... о заклинаниях лучше спрашивать магов. Все, отдыхай!
        Игфа поправила подушки и собиралась уйти, но тут Аррайда заговорила возбужденно:
        - Иг-фа, пожалуйста... В "Черном шалке", в Вивеке, Эдвина. Вылечи ее!
        Целительница приподняла узкие брови. Потом, делая вид, что сердится, сказала:
        - Я попробую... если ты пролежишь смирно... хотя бы до утра.
        И пряча улыбку, вышла.

        На кухне на нее накинулась с вопросами возбужденная Анасси. Данмер, который, несмотря на ворчание хозяйки, так и не ушел, отодвинул хаджитку плечом:
        - Целительница, я... могу что-нибудь для нее сделать?
        - С ней все хорошо. Гилу, я не понимаю. Ты встречался с этой девушкой где-то?
        Красные глаза скрестились с прозрачно-серыми:
        - Целительница... Может, я не так чего скажу. Мне сны снились... про Шестой Дом... и мною правили... - Дралас до крови прикусил губу. Отвернулся, словно стыдился смотреть Игфе в лицо. Анасси хотела что-то вставить, но прикусила язык. - Все равно, как гуаром. И... - он зачерпнул воды из ведра, пил, обливаясь, кадык дергался на худой шее.
        - И будто сердце из меня вынули, и камень вложили. А она - камень выбросила, а сердце вернула.

        * * *

        Проснулась поутру Анасси от шума во дворе. Ее найдена, которой по всему еще следовало, постанывая, лежать в постели, колола дрова. Она управлялась ловко и даже красиво. Ставила на чурбак полено и с размаху рассаживала надвое, а потом разрубала половинки. Если же топор застревал в сучковатой древесине, поднимала их вместе и стукала поленом о чурбак. Щепки так и летели в стороны.
        Судя по всему, работала девушка давно. Поленница изрядно поубавилась, а утрамбованная земля вокруг чурбака была завалена наколотыми дровами.
        Услышав сердитый вопль кошки, Аррайда вонзила топор в чурбак. Локтем смахнула волосы, налипшие к потному лбу.
        - Игфа сказала, что я могу встать.
        - Встать... потихонечку, а не дрова колоть!
        - Мне нужно руку разрабатывать.
        Казалось, седая хаджитка сейчас лопнет от возмущения.
        - Домой! - рявкнула она. И широко зевнула, показав великолепные зубы.

        В кухне, сунув найдене в руки кружку с молоком, Анасси принялась крошить зелень, доставая из жестяного таза с водой. Нож ровно стучал о столешницу.
        - Тебе помочь?
        - Сиди уж, - буркнула кошка. В кружевном чепце, сдвинутом на левое ухо, выглядела она уморительно и совсем не сердито. - Объясни лучше, чем Драласа приворожила. У данмеров воды из моря не допросишься. А он вон сколько натащил, - ножом она поворошила в тазу нарядные овощи и зелень. - С вечера еще. Так мечтает тебе услужить - чуть из штанов не выпрыгивает.
        Аррайда опустила глаза и убрала под скамью вытянутую ногу.
        - Дай ему дело. Пожалей человека, - хаджитка ухмыльнулась. - Давай хоть к завтраку пригласим.
        И вышла, не дожидаясь ответа. Сквозь распахнутую дверь Аррайде все было замечательно видно. Анасси гордо прошествовала к плетню и окликнула соседа. Данмер, занимавшийся прополкой здесь же, по другую сторону плетня, распрямился. На голове у него сидела смешная старая шляпа с торчащими из полей соломинками и дырявой тульей. Анасси переговорила с ним, и через минуту Гилу вслед за хозяйкой вошел в дом - в серой рабочей одежде, с пятнами грязи и зелени на коленях, с закатанными рукавами, шляпу он держал в перепачканных землей руках. Поклонился.
        Хаджитка фыркнула, отняла соломенное недоразумение; полила гостю на руки. Протянула чистое полотенце. Он вытерся и так и замер с полотенцем в руках.
        - Садись! - рявкнула Анасси. - Тебе с маслом или сметаной?
        Дралас кивнул. Хмыкая в усы, хозяйка стала накрывать на стол.
        - Я... хотела попросить...
        Гость, вздрогнув, обернулся к Аррайде:
        - Да, госпожа?
        - Ты... тебе не трудно съездить в Вивек?
        - Нет, госпожа, - хриплым шепотом пробормотал он.
        - Ты чего шепчешь? - гремя на полках посудой, поинтересовалась хаджитка. - Заболел?
        - Нет.
        - В квартале Чужеземцев есть трактир "Черный Шалк". Найди там хаджита Черрима и Эдвину, бретонку. Скажи, чтобы за меня не беспокоились. И - спасибо им за все... И пусть Черрим привезет Эдвину сюда, к Игфе, она обещала помочь. А хозяину трактира скажи, что я все сделала. Пусть остаток денег тоже отдаст Черриму.
        Анасси положила на угол стола кусок пергамента, поставила чернильницу с пером и песочницу:
        - Грамотная? А они? А то кто ж ему поверит?
        Аррайда покраснела. Написала и сунула Драласу письмо.
        А затем весь завтрак они сидели друг напротив друга молчаливые, напряженные и испуганные, точно молодые, впервые встретившиеся на собственной свадьбе.
        Сразу после трапезы данмер, откланявшись, ушел.
        Анасси вздохнула с видимым облегчением и взялась скоблить стол и мыть посуду. На робкое предложение помощи она сердито фыркнула:
        - Вот еще. Ступай ложись. А то Игфа зайдет и хвост мне открутит.
        - Мне уже хорошо.
        Анасси отряхнула шерстистые руки. Брызги полетели во все стороны.
        - Хорошо, говоришь? Метлу бери!
        Аррайда покорно дохромала до угла и взяла метлу на длинной ручке.
        - Представь, что это твой меч. Представила?
        Девушка кивнула.
        - Нападай.
        Аррайда неуверенно взмахнула метлой. Хаджитка, проскочив под палкой, дернула противницу на себя и шагнула в сторону. Метла уткнулась в пол, и только поэтому Аррайда не упала. Анасси бесцеремонно пнула ее под зад:
        - Шевелись!
        И едва ушла от кругового взмаха.
        Минут пять они гоняли друг друга по кухне. Наконец Анасси рявкнула:
        - Хватит! - и кинула Аррайде полотенце. - Поняла? Не меряйся силой с противником! Прибавь свою силу к его - и в сторону! Враг сам себя побьет. И запомни: оружие - не меч, а ты сама.
        - Что это?
        - А-а... Это "Дождь на песке", бой без доспехов и оружия. Знаешь, и без меня у тебя учителя были неплохие.
        - Спасибо.
        Анасси широко улыбнулась:
        - Если так уж хочешь мне помочь - отправляйся в Гнаар-Мок. Знаешь, где это? Ну, я растолкую. Там у меня Анисси, племянница.
        Хаджитка потерла белое пятно на носу.
        - Что ты, что гуар! Уперлась, замуж выскочила - и носу не кажет. А все же родная кровь. Так узнай обиняками, как там она и что. А сама не поеду. У меня тоже гонор есть!
        Анасси отвернулась, вытягиваясь на цыпочках, расставляя на высокой полке вымытую посуду; полосатый, с белым кончиком хвост сердито дергался.
        - Сейчас еды соберу и пойду запрягать. К Игфе заедем по дороге. Если она запретит - вернемся, и будешь лежать, как миленькая. Кстати, и за железом. И как ты его таскаешь только? В жизнь не пойму! Пока доволокла до кузнеца - упрела.
        - На себе не тяжело.
        - А-а, ну ладно...

        Игфа удерживать Аррайду не стала, только натерла мазью места сросшихся переломов и забинтовала натуго, да надарила сумку снадобий. Вместе с едой, щедро наготовленной Анасси, выходило тяжеловато. Но хаджитка пообщала доставить до самой пристани под Вивеком, дальше баркас повезет, а в Гнаар-Моке от пристани идти всего ничего. Ну, и не голодать же в дороге...
        Когда Аррайда, поддернув на плече полегчавшую сумку, почти незаметно прихрамывая, спускалась по сходням на берег, данмерка-корабельщица бросила в спину:
        - Лучше тебе не задерживаться. Чужаков здесь не любят.
        - Спасибо.
        Аррайда рассматривала полоску суши перед собой. По ней были беспорядочно раскиданы сараюшки и хибары с тростниковыми стрехами: одни убегали на травянистый пригорок в глубь берега, вторые вылезали на сваях в море, связанные мостками и пристанями, у которых покачивалось на легкой волне несколько привязанных лодок. Вдоль песчаного пляжа торчали колья для сушки сетей, жирные бурые чайки копались в плавнике. Пахло гнилью и рыбой. На холме над деревушкой среди яворов и разлапистых тополей возвышалось в окружении каменной стены поместье в балморском стиле. Широкая арка без воротных створок вела во двор. По обе стороны от арки маялись на жаре стражники-хлаалу в желтых костяных доспехах. А далеко впереди, к востоку, за подковой шерстистых зарослей и похожих на веера деревьев синели поросшие лесом горы.
        В поселке Аррайду встретили неприветливо. Предупредили, что в чужие дела здесь лезть не любят и другим не советуют. А нужная хижина вон. Но Анисси там нет. Слишком досужая была. Вот и пропала. А может, сбежала, по какому поводу муж ее три дни пьянствовал беспробудно. Вот пусть нвах идет и его расспрашивает.
        В хижине воняло прокисшей похлебкой и сивухой. На земляном полу лицом вниз храпел хаджит-хозяин. Мебель была сдвинута, стол засижен мухами. На полу валялись раскиданные вещи и глиняные черепки. Аррайда подхватила пустое ведро, зачерпнула с пристани морской воды и вылила на пьянчугу. Он вздернулся, мотая башкой.
        - Где Анисси?!
        - Бе-бе... бе-знаю.
        Хаджит когтями попытался расчесать слипшуюся шерсть на голове. Золотые глаза были круглыми и испуганными.
        - П-пропала.
        - Давно?
        - Д-день... д-два... н-не знаю.
        Подавив в себе желание встряхнуть здоровяка и надавать ему пощечин, наемница выпала наружу. Полной грудью вдохнула соленый воздух. Села на мостки. Разувшись, опустила ноги в воду. Достала из сумки краюху и луковицу и замерла, глядя, как над морем проплывает в небе прозрачная огромная медуза-нетч - ярко-синяя, с коричневыми щупальцами. Хотелось убежать босиком по золотой дорожке прямо к заходящему солнцу. Или хотя бы рассмотреть свое отражение. Ее все реже называют редгардом. Здесь так похоже на Хаммерфелл... если Аррайда вообще его помнит.
        Скрипнул дверью хозяин. Доски под ним прогнулись. Хаджит повозился, усаживаясь:
        - Дай поесть.
        Наемница не глядя сунула ему лук и хлеб. Он зачавкал - словно боялся, что отберут.
        - Ты... тебя тетка Анасси послала?
        - Ага.
        - Ты лучше уезжай, - заторопился он.
        - Где Анисси? Ты ее искал?
        - Искал. Да, - хаджит озирнулся, точно боялся, что их подслушают. - Ты ведь не отстанешь?
        Аррайда кивнула.
        - У нас беды начались. То лодку пробьют, то сети порежут. Жена храбрая была. Говорила, тетка ее драться учила. Собралась их подстеречь - и сгинула. Я искал, я все обегал. Там след был - точно тяжелое в море тащили. И лоскут окровавленный на кусте. Может, дреуги, а может...
        - Дреуги?
        - Водяная нечисть, ага. Человек в короне, только вместо ног четыре хвоста. Еще поесть дай, - попросил хаджит жалобно.
        Аррайда вытащила узел с едой.
        - На! Так больше ты ее не искал?
        - Там руины даэдрические, где рыба ловится лучше. Но ночью туда - ни ногой. Страшит там.
        - Ты мужчина?
        - Я простой рыбак, драться не умею. И друзей у меня нет. Все равно она умерла!
        - Заткнись. Или я тебя ударю.
        Он выпятил нижнюю губу:
        - Эт понятно, с таким мечом-то храброй быть легко. А поди поживи здесь, когда данмеры тебя и за человека не считают.
        - А ты разве человек... - Аррайда вытерла ноги и стала обуваться. - Где твои руины?
        Хаджит указал рукой:
        - На полдень, все прямо. Там болото, но ничего, проберешься.
        Как в воду глядел.
        Миновав цепочку илистых, заросших ряской прудов с топкими берегами, раздвинув стену осоки, Аррайда оказалась на песчаной гриве. Ветер соленой свежестью плеснул в лицо. Закатное солнце тонуло в море, похожем на шелковый серо-розовый платок. От развалин вытянулись тени. Было тихо-тихо, и шелест ветра, и легкий плеск воды лишь подчеркивали эту тишину.
        След - будто в воду тащили тяжелое - наемница не искала, его давно смыло волной. Ветки на кустах тоже могли быть сломаны по самым разным причинам. Но несколько намеков, оброненных в местном трактире и стоивших Аррайде горсти серебра, убедили, что в даэдрические руины заглянуть стоит.

        Уцелевшие ребристые стены святилища покрывала резьба из свернутых в ракушки нитей. Колонны торчали, будто каменные пальцы. Стертые ступени частью занесло песком, частью залила вода. Глыбы, налегая друг на друга, росли в недоступную вышину, оканчиваясь каменными шарами и полумесяцами - мощный, местами покатый, местами скрученный, точно отжатое белье, каменный лес. Лиловый, серый и розовый. И вправду, не спутаешь ни с чем. Как и длинные, раскатистые, свистящие и шипящие имена таких же руин. Только Аррайда отчего-то не ощущала запредельной жути, которой положено было исходить от заброшенного храма. Несмотря на все припомненные страшные обещания, на неподдельный ужас в золотых глазах мужа Анисси, не ощущала - и все. Сняв рукавицу, она провела ладонью по стене - та оказалась нагретой солнцем, шершавой. Касаться ее было приятно.
        Девушка пошла вдоль стены в поисках входа и, проплутав какое-то время, наткнулась на круглую каменную дверь: узор на ней изображал паука в паутине. От легкого прикосновения дверь открылась. Прильнув спиной к стене сбоку от нее, Аррайда подожала, зажмурившись, вслушиваясь - ни звука, ни шороха. Лишь прохладное дуновение изнутри. Наемница скользнула внутрь и в сторону, ощупала взглядом прямоугольник прихожей: тающий в голубоватой дымке потолок; стены из плотно пригнанных глыб с зубцами панелей; лестницы по сторонам - будто крылья. Свет сверху медленно угасал, но видно было еще достаточно, чтобы обойтись без свечи или заклинания.
        Наемница повернула вправо и стала крадучись спускаться. Раздавшиеся сверху голоса заставили Аррайду споткнуться и прильнуть к стене.
        - Непокорных рабов нужно наказывать.
        - И кто ее купит тогда?! Ирма, мы договорились...
        - Так подвесь повыше. И рот развяжи. Хочу слышать, как она заорет...
        Говорили громко, но вокруг никого не было. Скорее всего, дело было в голосниках. Достаточно вмуровать в нужные места несколько пустых кувшинов - и бешеный вой в трубе напугает до полусмерти, человеческий голос покажется раскатом грома, а, став в определенной точке, без усилий можно подслушать происходящий в другом крыле разговор. Никакой магии, просто знание законов, по которым распространяется звук.
        - Эй, взгляни на меня, рабыня, блохастая тварь! - цедил яркий женский голос. - Ты ходила по нашей земле... ела наш хлеб... и рыбу... дышала нашим воздухом - ты обкрадывала нас! Привязывай!! - голос сорвался на визг.
        Аррайда побежала. Закрученная улиткой лестница вывела ее к огромному порталу. Толстые створы приотворенных врат были исчерчены все теми же спиралями, а за ними открывался освещеный множеством факелов зал: подпиравшие дальний свод квадратные колонны, зубчатые карнизы и на широком возвышении циклопическая статуя зверочеловека с вытянутой зубастой мордой и спутанными конечностями, опирающаяся на хвост.
        К мускулистой ноге статуи в сажени от пола была прикручена растрепанная хаджитка в рваном коричневом платье - совсем маленькая рядом с агатовым даэдрой.
        - Рабыне положено знать свое место!
        Повелительный голос, усиленный эхом, принадлежал стройной женщине-данмерке. Она стояла на хорах, упираясь руками в зубчатый парапет. На ней было черное платье с блескучей тесьмою по вороту и рукавам, той же выделки маска до половины прикрывала лицо, оставляя свободными кончик носа, полные губы и острый подбородок, а вдоль щек и по плечам рассыпались мелко вьющиеся, рыжие, точно огонь, густые и пышные волосы.
        Рядом вытянулась еще одна женщина, или девушка - в белом узком платье и круглой белой шапочке, скрывающей волосы, тоже в маске - похожая на данмерку, как тень. Из-за плеча девушки выглядывал серолицый худой мужчина, дергано приглаживал седые волосы. Еще трое данмеров занимали балкон напротив. Никого больше видно не было.
        - Ротеран, не стоит...
        - Стоит! - бросила она презрительно. - Я отучу вас от трусости... лентяи...
        Данмерка наклонилась вперед: точеный силуэт, осиянный рыжим пламенем распущенных волос.
        - Пусть эта дрянь запомнит Ирму Ротеран. Давай!!
        Мужчины натянули свисающую с парапета веревку. За статуей громко заскрипели дверные петли, проскрежетала по каменному полу каменная дверь. И тут же раздался пронзительный крысиный визг.
        - Это так смешно, когда крысы терзают кошку...
        Девушка в белом звонко рассмеялась.
        Взгляды мучителей были прикованы к пленнице, повисшей в путах; крысы попискивали, разбегаясь и принюхиваясь, первые полезли на постамент - и никому не оказалось дела до наемницы, шажок за шажком скользящей вдоль стены к лестнице, ведущей на галерею с тремя мужчинами. Несколько секунд Аррайда потратила, чтобы уговорить открыться запертые двери наверху - этим умением в той или иной мере обладали все, рожденные под знаком Башни.

        Если бы противников было больше, если бы их не застали врасплох, если бы они владели магией, были опытнее или хотя бы имели луки и соразмерные по длине клинки - все закончилось бы не так быстро или даже с иным результатом. Они бы или расстреляли наемницу издали, или, не подпуская к себе, загоняли до изнеможения - тут даже не важно, насколько хорошо ты фехтуешь. Но все эти "если" оказались не в пользу данмеров, а визг крыс и отчаянные вопли пленницы заглушили предсмертные хрипы и падение тел. Аррайда выдернула нож из глазницы трупа и вытерла клинки об его одежду. Через щель в парапете глянула вниз. Анисси извивалась и дергалась в путах, пытаясь подтянуть ноги, охрипнув от истошного крика, а крысы стремились к ней, налезая друга на друга, подпрыгивая, хватая за пяты, повисая на платье и срываясь - шевелящийся, вырастающий и распадающийся, визжащий коричневый ком.
        Похоже, хаджитке не продержаться пяти минут, нужных наемнице, чтобы враг не оставался за спиной. Аррайда швырнула в крыс шипящей лентой огня. А сама вскочила на карниз, соединяющий балконы. Седой данмер изготовился встретить ее на той стороне с мечом в руках, Ирма растила между ладонями огненное заклятие.
        Наемница вспомнила тихое бормотание тетки Анасси:
        "Делай то, чего враг от тебя не ждет!" - и, почти добежав, резко прыгнула с карниза в сторону, за плечо Ротеран.
        Выбирая в бою, кого бить первым: воина или мага, - правильнее начать с волшебника. Безголовое тело сползло с парапета, заливая кровью пол галереи, голова с прекрасными рыжими волосами улетела вниз. Седой данмер яростно взмахнул мечом, а девушка в белом кинулась прочь. Проткнув мечника, Аррайда погналась за ней. Теперь два "если" обернулись против наемницы: пол сделался скользким, а нога подвела - и девушка-редгард, вскинув клеймору, копчиком пересчитала несколько ступенек лестницы, зеркального отражения той, по которой поднялась.
        Вставать было больно. Но Анисси кричала, зовя на помощь, голодные крысы опять сбивались у хаджитки под ногами, часть же, привлеченная запахом свежей крови, рысила к Аррайде, и о собственных болячках думать оказалось некогда.

        Тревожные сны. Гнаар-Мок. Балмора

        На носу лодки горел факел.
        Глаза, привыкшие к темноте, заболели от его рыжего пламени. Залегая среди лозняка на берегу, потянув за собой стонущую Анисси, Аррайда подумала, что факел не нужен. Все равно вода под лунами сияет молочным и розовым, а песок, исключая места, где тени легли от дюн и кустов, гораздо светлее неба. Кстати, через эти кусты кто-то двигался со стороны болота - почти беззвучно: хруст и шорох веточек заглушались шелестом волн. Наемница тяжело вздохнула в предчувствии драки, но тут хаджитка вывернулась из-под руки и хрипло закричала на весь берег:
        - Ра-Жирр!..
        Мохнатый гребец уронил весла. Спрыгнул на мелководье и скачками понесся к любимой жене. Тузик черпанул бортом. Ойкнула Эдвина. Тьермэйлин тоже выпрыгнул, по пояс в воде потянул посудину носом на берег. В ту же минуту тростники раздвинулись, пропуская могучего Черрима и тощего Драласа Гилу, огородника из Пелагиада. Прятаться было глупо. Аррайда встала.
        Взвизгнув от счастья, Эдвина повисла у нее на шее.
        Сгибаясь под весом подруги, наемница дотянулась до факела и потушила его в воде:
        - Сбежала одна...
        Все присели, Черрим стелящимся движением растворился в кустах.
        - У нее наруч... рабский наруч, - показывая всем руку Анисси, забормотал рыбак. - Не снять без ключа...
        Черрим так же беззвучно вынырнул из-за его спины:
        - Хрен в темноте отыщешь, затаилась. Или совсем сбежала. Поблизости никого. А ты заткнись, - рявкнул он на Ра-Жирра сердитым шепотом. - Счас сходим за ключом. И ты с нами. Сиди! - это относилось к Аррайде. - Ты же нам работы не оставила?..
        Подталкивая стонущего рыбака и поманив за собой Тьермэйлина, Черрим опять исчез в сумраке. Наемница спиной привалилась к борту лодки, держа под рукою меч. Эдвина взялась лечить Анисси. Дралас караулил.
        Примерно через час Лин с двумя хаджитами появились со стороны развалин. Бойцовый котяра и ушастый аптекарь сгибались под объемистыми, легонько звякающими тюками. Рыбак, даже без ноши, трясся и спотыкался, одним видом взывая к жалости.
        Узлы свалили в лодку, отерли трудовой пот. Черрим хмыкнул:
        - Прости, не удержался, сестренка. И оно теперь вроде как твое...
        Ра-Жирр упал на колени рядом с женой. Ключ никак не желал попадать в скважину. Черрим, поняв, что бедняга хаджит к делу не способен, сам открыл замок, брезгливо закинул рабский наруч в воду. Посмотрел на звездное небо.
        - Та-ак, девушки грузятся в шлюпку. И ты, здоровила. А мы...
        - Четверо не влезут...
        Аррайда с трудом распрямилась:
        - Я пешком.
        Черрим дернул ушами, но промолчал. Анисси с Эдвиной помогли забраться в лодку, муж хаджитки сел на весла. Черрим с Гилу столкнули тузик на воду.
        Обратная дорога обошлась без происшествий.
        Дверь на стук открыла Эдвина. Ведьма успела подмести хижину и выкинуть мусор. Уютно светила лампа, булькал на огне котелок, запах трав из него перебил вонь перегара и застарелой грязи. Семейство хаджитов спало - Анисси в гамаке, закутанная в одеяла, Ра-Жирр на табурете, сжимая руку жены и положив ей на живот встрепанную голову, точно боялся, что Анисси снова исчезнет. Оба одинаково вздрагивали и всхлипывали во сне. Тюки, вынесенные из даэдрических руин, лежали в углу. Рядом стояли прислоненные к стене весла.
        - Садитесь, други, - сказал Черрим, - в ногах правды нет.
        Эдвина опустилась на вещевые мешки, сложенные у очага. Аптекарь Лин, поколебавшись между столом и брошенным на пол одеялом, выбрал в пользу стола. Гилу примостился на корточках у стены. Черрим расселся на табурете. Четыре пары глаз скрестились на застывшей памятником Аррайде.
        - Не сяду. С лестницы грохнулась.
        - А-а...
        Черрим потеребил усы:
        - Ра-Жирр их узнал. Они тут всех в кулаке держали, даже тех, из поместья. Пробавлялись контрабандой, работорговлей... Клетки у них там крысиные с общей решеткой, на противовесе: мешок с песком проткнешь - через время сама откроется. Не одну Анисси там пытали. Так что о них не горюй.
        - Я не горюю, - сверкнула глазами Аррайда.
        - И о той, что сбежала, тоже. Все равно хаджитам здесь не житье... - полдрон, шевельнувшись вместе с плечом кошака, отбросил солнечный зайчик. - Утром Дралас насчет баркаса расстарается.
        - Угу, - буркнул данмер.
        - Кошка эта, Анасси, их примет, как думаешь? - спросил Черрим у Аррайды.
        - Не знаю.
        Котище развел руками: нет так нет, решим что-нибудь.
        - Можно в Балмору, - Тьермэйлин потянулся. - Я как раз в Вивек и выбрался сообщить, что все уладил. Кстати, - воспользовавшись тем, что магичка встала разливать чай, аптекарь подтянул свой мешок и раскрыл перед Аррайдой:
        - Вот он, Ллевул Андрано.
        - Кто? - наемница, моргая, уставилась на пожелтевший надколотый череп.
        - Любимый дедушка, - зыркнув через плечо, съязвил Черрим.
        - Издеваешься... Мне Гра-Музгоб сказала, - повернулся он к девушке, - что еще день тебя прождет - и все. Будет нового работника искать. Ну, Пелагиад по пути...
        - Навестил могилку, - зашептал Черрим Аррайде на ухо, - еле ноги унес. Рысит по дороге, а сзади крупный ходячий труп.
        - Сам ты труп, зараза, - хмыкнул, затягивая шнурок, аптекарь.
        - "Солдат, учись свой труп носить, учись не спать в седле"... - Черрим взял у ведьмы кружку с отваром, подул, фыркая, чтоб остудить. - Эдвинушка, солнышка, дай сухарь. У этого не возьму - я брезгливый... Кстати, - кот нарочито медленно зашарил по поясу, - у меня для тебя тоже подарок есть. На, - Черрим протянул Аррайде ее собственный нож - тот, которым она убила "видящую" в подземельях под Кварталом Чужеземцев. - Я знаю, что ты решительная, отважная и способна о себе позаботиться, но долги отдавать приучен.
        Хаджит выложил на стол два увесистых кошеля:
        - От хозяина "Черного шалка". Что заработала - то твое. И вон то - тоже, - он указал на тюки в углу. - Лин, тащи...
        Аптекарь полез за трофеями. Стол украсили двемерские кубки, пара узких кувшинов скуумы, мешочек с топазами и мешочек с лунным сахаром, букет сияющих свитков... Эдвина развернула один и тихонько свистнула:
        - Разбиватель замков Екаши. Ого!
        Хаджит-боец довольно осклабился:
        - Хорошо иметь знакомую ведьму! Оружия там до шармата еще. А это вот что?
        Лин как раз вытянул за горло, показалось сперва, бурый кувшин с рогатой пробкой, в которой торчали багряные камушки, похожие на глаза. Рука Аррайды оказалась быстрее разума. Удар наручем расколотил идол на куски.
        Эдвина нырнула под стол, аптекарь со стоном отпрыгнул, Дралас дернулся. Анисси с мужем, к счастью, не проснулись.
        Черрим, кряхтя, поставил на ножки опрокинутый табурет:
        - М-ня... Там таких много.
        - Это идол Шестого Дома, - выдохнул Гилу. - Мне снился. Я овощи повез в Балмору и угодил в пепельную бурю. Заблудился, заночевал с гуарами в пещере. А потом... меня разрывало надвое. И голоса... Как это... "Ты не можешь отвергать своего господина Дагот Ура. Шестой Дом восстал, и Дагот - его слава".
        Наемницу затрясло.
        Мигом подскочила, прильнула Эдвина. С другой стороны, потирая запястье, встал Тьермэйлин. Черрим прикрыл сзади.
        Аррайда удивилась, что через бахтер, стеганку и рубаху чувствует тепло их рук.
        Справилась с голосом.
        - А... мяса там не было?
        - Крысиного - хоть завались, - котище тихонько хмыкнул.
        - Мне надо в Балмору.
        - Эдвина, нацеди горяченького, - распорядился Черрим. - Выпьем - и переходи с Тьермэйлином. А мы за вами. Вот только завезем хаджитов в Пелагиад...
        Аррайда сжала поданную кружку между одетыми в рукавицы ладонями:
        - Нет. Не хочу, чтобы вас убили.
        - Посмотри на меня! - велел Черрим. Аррайда повернула к нему лицо с упрямо выпяченным подбородком и сжатыми губами. - Я похож на того, кто позволит себя убить?
        - Нет, но...
        - Что случилось в Вивеке?
        - Призрак Лландраса... меня... спас. И я все боюсь, что Лландрас вновь придет, и не знаю, как буду смотреть ему в глаза.
        - Мертвые часто охраняют живых, - раздавая кружки с отваром, протянула Эдвина. - Для Морроувинда это обычно. Все равно я от тебя не уйду.
        - И я, - сказал Черрим.
        - И я, - взмахнул кулаком Тьермэйлин.
        - И я, - Дралас вскинул голову, словно готовился дать отпор любому, кто посмеет его прогонять.

        * * *

        Полуодетый мастер-шпион открыл на условленный стук, впустил ночных гостей в дом, наложил засовы и лишь тогда засветил плошку.
        - Ну, - произнес, широко зевая, - пожар?
        Дрожащей рукой плеснул в чашку рассол из пузатого кувшина, сделал пару глотков и произнес осознанно:
        - Присаживайтесь. Что у вас?
        - Идолы, как в Хассуре, только мельче, - показала руками размеры Аррайда. - Много.
        - А точнее?
        - Четыре ящика, - ответил альдмер, продолжая стоять за компанию. - Мы... она... разнесла логово контрабандистов в Аддадшаша... мамму... намму. Уф-ф...
        - Садитесь! - рявкнул Кай.
        - Она не может, - вздохнул Тьермэйлин, - упала с лестницы.
        Аррайда зашипела, уязвленная "предательством".
        - Так больно? - Косадес вместе с альдмером освободил подчиненную от меча и доспехов, вручил ей мыло, полотенце и коробку с мазью. Распахнул заднюю дверь. Оттуда потянуло ночной прохладой. - Там во дворе ручей, приведи себя в порядок. Справишься?
        Аррайда яростно захлопнула дверь у него перед носом.
        Пока наемница отсутствовала, Лин, похоже, пересказал их похождения в Гнаар-Моке. Потому что мастер-шпион встретил девчонку саркастическим:
        - Ну, другого я не ожидал. Хорошо, у Лина хватило ума вернуться и все на месте осмотреть.
        - Это не у меня, - сознался ушастый покаянно. - Это Черрим.
        - Тогда он умнее вас вместе взятых. Ладно. Легион в известность поставим. Хотя в засаде особого смысла не вижу. Таких норок и логовищ на Горьком Берегу - как костей на жальнике. К каждой стражу не приставишь. И девицу эту упустили!..
        Подчиненные, понурившись, сидели по разные стороны стола, на Кая стараясь не смотреть и взглядами друг с другом не встречаться.
        - Разве жадность их задавит... Там много всего? - резко повернулся он к аптекарю.
        - За раз не унести... двоим.
        Косадес хмыкнул.
        - Вот что. Бегом к Раисе, предупреди.
        Аптекарь вскочил.
        - Стой! Загляни потом в альдрунскую гильдию магов, поинтересуйся: глава вернулась? Доложишь утром.
        - Угу!
        Мастер-шпион по новой запер двери. Повернулся к Аррайде:
        - На будущее. Оставь ловлю контрабандистов и бандитов тем, кто обязан это делать. Держись в тени. Выполняй приказы. Что сказала ирчена? Раз уж вы меня разбудили...
        - Я...
        - Ты могла проследить за бандитами и вызвать подмогу. Но тогда они запытали бы Анисси.
        Аррайда, сглотнув, кивнула.
        - А потом, убив... крыс, ты побоялась оставить хаджитку одну. С беспамятной на плече руины обыскивать трудно. Да еще где-то разбойница затаилась, так? Руку дай.
        - Зачем?
        - Не спорь! Кое-кто считает, что три года моей работы, отправленные гуару под хвост, заслуживают награды, - Кай улыбнулся удивительно тепло, хотя и слегка иронично. - И я в чем-то с ним даже вынужден согласиться. Приятно подергать за... нос Орваса Дрена.
        Он надел на палец Аррайды перстень с ониксом и топазом, притертыми так, что они казались одним камнем. Перстень слабо сиял от заключенного внутри волшества.
        - Сокровище Короны - Кольцо Окружения.
        Мастер-шпион прижал руку девушки, предупреждая порыв сбросить подарок.
        - Если сделать так, - усмехнувшись, он крутанул кистью, - можешь нарушать закон невозбранно. Только не слишком часто, пожалуйста.
        - Я стану невидимкой?
        - Как бабочка - если сложит крылья.
        По его лицу метнулось странное выражение.
        - Сольешься обликом с тем, что вокруг, на какое-то время... Только дай потом кольцу восстановить магию.
        - Спасибо.
        - Не мне. Я не могу дарить тебе королевских подарков, - ухмыльнулся Кай. И внезапно посерьезнел:
        - Это дар Варро за Камонна Тонг. Береги его. И перейдем, наконец, к делам. Тьермэйлин сказал мне, что, увидев идол, ты была страшно напугана.
        - Н-нет, - Аррайда задумчиво покусала губы. - Не так. Во мне что-то, не знаю что... как в бою. Он омерзительный, и я его разбила. И только потом поняла, что сделала.
        - Интересно.
        - Нам Дралас рассказал об этих идолах. Он их видел во сне.
        - Дралас? Кто это?
        - Еще один "спящий". Из Пелагиада. Вернее, проснувшийся...
        - Как тебе удается их разбудить?
        - Не знаю... Мне... хватило к ним прикоснуться.
        Косадес, подперев щеку кулаком, склонив голову к плечу, смотрел на Аррайду так долго и пристально, что она покраснела и опустила глаза. Мастер-шпион зевнул, встал и начал прохаживаться от стола до сундука и обратно, чтобы прогнать сон.
        - ...он вообще нелюдим, иногда может зайти в таверну "Полпути" пропустить чарочку-другую, а так занят огородом.
        - Если врет, это легко проверить, - заметил Кай.
        - Никаких разносолов себе не позволяет: овощи с огорода, хлеб. Покупает молоко у Анасси - это соседка - и кур держит. Раз в неделю ездит в Балмору или Вивек, в Храм. Колдунов и некромантов ненавидит, как любой правоверный данмер. Разве кто-то тайком...
        Косадес побарабанил пальцами по столешнице:
        - Что Дралас чувствовал, когда "заснул"?
        - Ничего необычного. Только иногда, без внешней причины, в виски начинали бить колокола. Он словно задремывал наяву. И приходил в себя совсем не там, где забылся.
        - Все сходится...
        - Что?
        - Продложай.
        - Ему очень страшно было. Но голоса внутри обещали спасение и возвышение.
        Аррайда замолчала. Дрожал, стрелялся искрами пеньковый фитилек. Трещало в плошке масло.
        - Молодец.
        Девушка вздрогнула. За один вечер Косадес похвалил ее дважды - самое время впасть в панику. Мастер-шпион тронул ее за плечо:
        - Так что поведала Шагран Гра-Музгоб?
        Про себя Аррайда еще раз поблагодарила Лина, который заставил ее побывать у ирчены, прежде чем спешить к Косадесу.
        - Шарн... Она... рассказала о степных племенах и их вере в Воплощенного, или Нереварина - владыку, который должен вернуться. Это не примитивное суеверие, как считает большинство, оседлые данмеры из Великих Домов, и как старается представить Храм. Это вера со своими убеждениями, символами, жрецами. Настолько сильная, что ради нее продолжают идти на смерть, хотя и так погибли уже многие.
        Аррайда посмотрела на свои сплетенные пальцы со сверкающим кольцом на безымянном и подняла на Косадеса хмурый взгляд.
        - Храм Альмсиви, который сквозь пальцы смотрит на защитную некромантию и древнюю веру в Предков, и угасающие даэдрические культы щемит лишь тогда, когда они чересчур мозолят глаза - ни разу не спустил приверженцам Нереварина. Совсем недавно одно из племен, исповедующих эту веру, сожгли у Призрачного Предела - всех, вместе с детьми и домашними животными. Это правда, Кай? Почему?
        Какое-то время Аррайде казалось, она не дождется ответа. Кай, скрипнув стулом по полу, сел рядом:
        - Любая религия не любит инакомыслящих. Она сильна... догмами. И цепляется за них до конца. Дальше.
        - Там немного. Раз в три, четыре года пепельноземцы находят среди племен очередного Возрожденного - по каким-то особым приметам. Ирчена не смогла их назвать. Возможно, это какое-то кольцо, Предков, как она сказала...
        Аррайда осеклась. Ей показалось, что рядом с Кольцом Окружения сверкнуло еще одно... Девушка потрясла головой. Продолжила:
        - Немедленно Храм объявляет загонную охоту, - будто им делать нечего! - и очередной Нереварин исчезает... его объявляют сумасшедшим, прячут, убивают, может быть... "для его же собственной пользы, ad majorem dei gloriam". Так пропала девочка Пикстар, найденыш. Ее воспитывали в пепельных землях возле Альд-Редайнии, на Дагон-Фелле. А потом назвали Воплощением. Священники Альмсиви объявили Пикстар умершей, но тела никто не видел. Все.
        Косадес налил суджаммы себе и подчиненной. Проследил, чтобы выпила.
        - О новом задании - завтра. А теперь спать, - он кивком указал на постель.
        - А ты?
        - А я на скамье.
        Мастер-шпион демонстративно сгреб с вешалки пару плащей.
        - Или пойду во двор. Что чужая кровать, не волнуйся. Стражу не позову... - Кай улыбнулся и задул лампу.
        В скомканной постели остался его запах. Аррайда до подбородка натянула шершавое одеяло, взбила подушку и неожиданно быстро уснула, обняв ее и прижав к щеке.

        - Просыпайся... Ну, просыпайся... Почему ты дрожишь?
        Косадес сильно тряс Аррайду за плечо. Девушка вцепилась в его руку, как цепляются за ветку, выбираясь из трясины.
        Светало. Лучи, пробиваясь сквозь толстое зеленоватое стекло, разгоняли сумерки по углам.
        - Ты кричала... И... горишь вся.
        Закашлявшись, она попыталась сесть в кровати:
        - С-сон...
        - Сон? Тебя напугал страшный сон?
        Вместо того, чтобы смеяться или ерничать, Кай прижал Аррайду к себе, обнимая. Ладонью стер слезу, ползущую по ее щеке.
        - Н-не уходи... - Аррайда взялась рукою за горло. Было трудно дышать и говорить. Сон стоял перед глазами. Кисельно-розовая полумгла, шеренги мертвецов, выстроившиеся по обе стороны зала: бесконечный, неподвижный коридор. И еще один мертвец, высокий - на полголовы выше совсем не низкой девушки-редгарда. В золотой маске, закрывающей лицо, он вел Аррайду за руку, как в свадебном шествии, что-то говорил, шутил, смеялся. Ему отвечали - но не было слышно ни звука. Аррайда хотела закричать, и не могла: грудь не поднималась, и воздух застревал в горле.
        Она пересказывала Каю увиденное: сбивчиво, невнятно, путаясь в словах - и сон постепнно блек, отпускал. Стало легче дышать.
        - Это все?
        Она слабо кивнула.
        - Послушай меня: никому не рассказывай об этом. Если просто сон - забудь. Если сон вещий, ты либо пророчица, либо ведьма.
        Мастер-шпион шевельнул плечом:
        - Для Альмсиви это равнозначно: пророчица или ведьма. Ты видела над Вивеком каменную луну? Там тюрьма для таких - тех, кто видит вещие сны. Я бы не хотел...
        Он оборвал себя. Не отпуская ее руки, потянулся к полке. Сунул Аррайде кусок коры, велел разгрызть и жевать. Рот наполнился жуткой горечью. Девушка едва сдержала рвоту и даже не сопротивлялась, когда мастер-шпион раздел ее догола и обтер разбавленным уксусом. И тут же ушел за Тьермэйлином.

        Молодой альдмер ворвался в дом моргающий, как разбуженная днем сова. Чихнул от резкой уксусной вони, бросил сумку и, пролетев комнату наскозь, исчез во дворе. Вернулся оттуда, вытирая лицо рукавом; с волос капало, со слипшегося хвоста на затылке текло за шиворот; на коричневой рубахе темнели пятна и разводы. Зато спать "клинку" расхотелось. Лин запалил голубоватый магический огонек. Выволок смущенную девушку из-под спешно натянутого одеяла, пальцами пробежал за ушами, посмотрел язык и горло, прослушал и простучал спину:
        - Что болит? А кости крутит? А... Похоже, кроме жара, ничего нет, - сдался он наконец. - Кай, я предупреждал: я не врач...
        Косадес стал менять промокшее постельное белье. Лин раздул жаровню, поставил на огонь котелок и начал отвешивать и перетирать сухие травы. Залил их кипятком. Потянулся ароматный дым. Аптекарь, зажмурившись, принюхался:
        - А-а... вообще с чего началось?
        - Может быть, с идола?
        - Я тоже за него хватался. Но здоров, как гуар... - и горестно вздохнул: - Только вот спать хочется... Хорошо "спящим". Дрыхнут себе наяву. И зараза такая странная... Исключительно данмерская, - он перелил зелье в котелок и прикрыл крышкой. - Развернись, значит, плечо, раззудись рука, - а как дадут легионеры в морду... так я не я, и хата не моя... Может, они и не спятили? Так, прикидываюся?..
        Тьермэйлин сердито заправил волосы за уши.
        - В Балморе ведь ничего такого? Никто голышом не бегал и с дубинами в драку не лез?..
        Кай сверкнул зелено-желтыми глазами:
        - Мне всегда казалось, что сотрудник тайной службы обязан быть молчаливым, сосредоточенным, и говорить исключительно по делу.
        - Ага, чтоб сразу знали, кого ловить.
        Тьермэйлин засунул котелок в водяную баню.
        Косадес первым прервал молчание:
        - Ты предупредил Раису, что статуэтки могут быть опасны?
        - Угу.
        - Хорошо. Довари свое варево - и отправляйся в Гнаар-Мок.
        - Если за идолом - так я собрал осколки. Только заняться ими не успел, - Лин с силой потер лицо. - И мне бы опытного мага в помощь. Эдвину Элберт, например.
        Кай помешал Аррайде подняться, потрогал лоб ладонью.
        - Лежи смирно! Так что с Эдвиной?
        - Да ничего... Когда архимаг Вварденфелла Требониус Арториус официально запретил главе альдрунской гильдии исследовать реликвии двемер, эта глава, Эдвина Элберт, пропала. Отсутствует вторую неделю, в гильдии обеспокоены и обещают награду за любые сведения. Парсуну мне показали. Она самая.
        - Ну вот, узнали, кто твоя подружка, - улыбнулся Аррайде Косадес. - Выздоравливай.
        Наемница послушно прикрыла глаза.

        Рассветное серебро. Вивек. Балмора

        - Отвяжись! Сгинь! - юная хаджитка, золотистая с белыми полосками, подскакивала на берегу сточной канавы под Кварталом святого Олмса высоко и упруго. Казалось, вот сейчас она свалится в вонючую воду, но всякий раз удерживалась на краю. У Аррайды от ее прыжков закружилась голова, и наемница уселась прямо на камни, привычно сдвинув меч.
        - Если б не Анисси, я бы с тобой вовсе не говорила, - фыркнула полосатая красавица. - И не буду! По крайней мере, пока этот помет дохлой гончей сторожит наверху.
        - У дохлых помета не бывает.
        - Да-а? - юница сощурила правый глаз. - А он тогда кто? Да у меня шерсть дыбом!
        Хаджитка кокетливо причесалась когтями и поправила усы. Пожалуй, ей не доставало только пуховки с пудрой, чтобы походить на благородную.
        - Аддхиранирр, а откуда ты знаешь про Анисси?
        Кошечка насмешливо фыркнула:
        - Мы - сутай-раты, семья. И я, и она, и тетка ее... ну-у... и мы в Гильдии.
        - И я - в Гильдии, - Аррайда вздохнула. Вот же попала тогда, после невольного купания в Одай. Но что тетка Анасси в воровском братстве, и предположить не могла! Аррайда почесала нос фигурно вырезанной половинкой двемерской монеты: совместив свои кусочки, они с полосатой и узнали друг друга.
        - И не надейся! - Аддхиранирр, наконец, перестала прыгать; поддернув кожаную юбку, упруго присела на корточки рядом с Аррайдой, сопя так, что отдавалось под шлемом. - Сначала убер-ри его! Утопи! На двубой вызови! Вот тогда и поговор-рим.
        - Объясни толком! - вознегодовала Аррайда. - Почему я должна убивать невинного человека?
        - Невинного?!.. - завопила Аддхиранирр. - Дочка герцога к Джобаши сбежала, так и этот туда же, мол, будем узы крепить между нами. А у самого лапы потные, и воняет, как алит!
        Кошка передернулась.
        - В общем, он мытарь, звать Дувианус Платориус. И пока с ним не разделаешься, ко мне не приходи.
        Аррайда застыла, уперев опущенную голову в кулаки.
        - Э-эй... - окликнула Аддхиранирр, - на жалость не дави.
        - Я думаю.
        Какой-то зверек возился в полутьме, несвежая вода плескала в каменный берег, мрачно сопела хаджитка. Наконец наемница вскочила, протягивая ей руку:
        - Мы вот что сделаем...

        Отстаток дня девушки провели с пользой. Они сходили в баню, вычистили и украсили комнату Аддхиранирр, накупили всяких вкусностей, а потом хаджитка в самом лучшем своем платье продефилировала мимо помещения канцелярии налогов и сборов, а Аррайда притаилась рядом в густых зарослях разрыв-травы, канета и горьких сыроежек. Чтоб стрела уж точно не прошла мимо цели, хихикающие девицы поймали мальчонку, сунули ему медяк и записку для Платориуса. Дескать, Аддхиранирр намерена сказать чиновнику нечто важное, у себя дома, вечером. И если он согласен, пусть на обороте той же записки черканет ответ. Ответ был получен, и возбужденные донельзя девушки воротились в квартал святого Олмса ждать.
        Комната хаджитки была обставлена просто и бедно. Кровать, стол, пара деревянных скамеек и удобства за широмой. Вот ширма была красивая - золотые контуры бабочек, разбросанные по зеленому скинградскому шелку. Аррайда спряталась за ней, а Аддхиранирр, оставив дверь приоткрытой, зажгла два бумажных фонарика и стала ерзать на украшенной цветами кровати, выбирая позу пообольстительней. За приоткрытой дверью темнело. И наконец раздались долгожданные шаги.
        Имперец с деловым видом вошел, захлопнул двери, заложил засов. Кинул взгляд на угощение на столе - на разномастной посуде, зато с дорогим серебристым сосудом флина посередине. Пригладил несуществующие усики, отстегнул перевязь с кордом, стянул через голову официальный упелянд с галунами и, оставшись в тонкой кожи штанах и мягкой рубашке, собрался непосредственно приступить к цели визита. Но не успел: Аррайда левой рукой перехватила его за шею, а ножом в правой легко проехалась по боку. Пояс лопнул, штаны упали, стреножив чиновника, точно лошадь.
        - Чего ты хочешь от моей невесты?! - зашептала наемница Дувианусу на ухо. - Заорать не вздумай, а то так по Вивеку проведу... Обыщи!
        Аддхиранирр брезгливо пробежалась лапами: припрятанного оружия не было.
        Наемница слегка отодвинула край наруча от шеи Дувиануса. А когда мытарь попытался дернуться, весомо пнула под зад. Исходящая от чиновника вонь была не столь уж сильна, но для тонкого нюха хаджитки вполне могла оказаться неприятной. А скорее, мытарь Аддхиранирр просто не нравился. Поглядывая сверху вниз на его вспотевшую лысину, наемница подумала, что ей Платориус не нравится тоже.
        - Б-банальная ловушка, - проблеял он.
        - Зато действенная.
        Аддхиранирр запрыгала и захлопала ладонями. Ее уши горделиво вздернулись. Аррайда процедила:
        - Ты мне надоел. Пиши бумагу об отставке, живо!
        Хаджитка услужливо пододвинула несостоявшемуся любовнику чернильный прибор и кусок прегамента.
        - Печать!.. - Платориус покорно приложил перстень к разогретому воску. - И чтоб я тебя в Вивеке не видел...
        Наемница внимательно изучила начертанный Дувианусом документ, и пинком выбросила чиновника наружу. Вслед полетели корд и упелянд. Дверь захлопнулась. Аддхиранирр, помирая от смеха, стала кататься по кровати. Потом вскочила и порывисто облизала Аррайде щеку:
        - Будь ты парнем - я бы точно в тебя втрескалась!
        Аррайда стянула рукавицы и ногтями дернула пряжку на шлеме. Ей хотелось заплакать. Как бы она ни старалась, что бы ни делала, пусть даже из шкурки вылезла - таких слов от Кая ей не дождаться.

        Похоже, в голове у мастера-шпиона засела мысль не столько о ведьмах и пророчицах, видящих и толкующих сны, сколько о свихнувшихся данмерах. Все время, что подопечная болела, Косадес ждал, должно быть, когда она раздетая выскочит на улицу, маша дубиной направо и налево. Каждый раз, когда Аррайда ловила на себе испытующий взгляд, сердце тяжело подкатывало под горло, а скулы заливало румянцем. Но и только. Правым вышел ушастый Тьермэйлин: злые чары Шестого Дома поражали лишь местных. И Кай, смирившись, отправил Аррайду в Вивек.
        Ей предстояло найти и расспросить троих: скупщицу краденного Аддхиранирр, аргонианина Хулейю и Мехру Мило, данмерку-библиотекаря из Зала Мудрости. О Мило мастер-шпион говорил с уважением и нежностью. Похоже, она давно служила империи, а кроме того, зналась с еретиками, жрецами-отступниками, не разделяющими официальную доктрину Храма Альмсиви, и с этой точки зрения могла оказаться весьма полезной. Но при этом рисковала, встречаясь с чужеземцами - в смутные времена Орден Дозора вполне мог вменить в вину и что-то вовсе невинное. А потому Косадес настрого приказал Аррайде разыскать Мехру самостоятельно, не прибегая к помощи со стороны.
        - Я не желаю, чтобы с ней что-то случилось. Она - мой особенный друг.
        Мысль о том, что у мастера-шпиона может быть своя жизнь, с Аррайдой не связанная, была такой простой и доступной в своей логичности, что не приходила наемнице в голову. Но после его слов обрушилась откровением, что она, Аррайда - лишь небрежная нить по краю его судьбы, дождевая капелька с чистого неба... И если ей суждено умереть - как торжественно звучит, а? - если она сдохнет, похоже, Кай лишь пожмет плечами, досадуя, что нужно готовить другого соглядатая.
        От осознания, что Аррайде может не оказаться места в жизни Кая, начинало щемить сердце.

        - Эй, ты чего?..
        - Задумалась... - наемница встряхнула головой, благодарная, что ее окликнули.
        Аддхиранирр сморщила бархатный нос:
        - Вот еще! Ты посмотри, сколько вкусного... Спорим, сам император так не ужинает!
        Хаджитка с урчанием вгрызлась в чесночную колбасу. Аррайда бросила себе на тарелку несколько ложек рагу: креветки, крабовое и скрибье мясо, морская капуста и оливки в сметане. Приготовлено вкусно, хотя с Косадесом не сравниться. Боги, что же сегодня он непрестанно лезет в голову! Наемница встряхнула волосами и попыталась вслушаться в кошкину болтовню.
        - ...контрабандисты - они неправильные. Они же всегда прихвастнуть любят. Как мытаря вокруг пальца обвели, или прокрались вдоль берега под носом у береговой охраны. А тут словно грязной тряпкой рты позатыкали. Не хотим с Гильдией дела иметь - и все. А у самих страх и чванство из ушей лезут... - Аддхиранирр хихикнула, прикрыв лапой рот. - Я к ним и так, и эдак... Они меня хвостатым недоразумением обозвали, представляешь?! И велели в свой Эльсвейр убираться, пока жива.
        Аррайда сочувственно покивала.
        - Ясно, что кто-то их перекупил.
        - Камонна Тонг?
        - Ты слушай. Ну, я не стерпела, - вздернула уши юница, - и в трюм к ним пробралась. Ну, все там, как обычно, только оружия сильно много. И такие... - она развела руками, - идолы из пемзы, и будто их в киновари обмакали. Мер-рзость. У меня до сих пор шерсть от них дыбом, - полосатая продемонстрировала затылок и хвост.
        - Никогда их не трогай, - приказала Аррайда жестко. - И больше туда не лезь.
        - И не думала, - кошечка с отвращением всплеснула плечиками. - А что это: магия? Или особенный яд?
        Наемница покачала головой.

        Хаджитка давно уже мирно сопела в обе дырочки, а Аррайда продолжала катать воспоминания - как море катает острую гальку, скругляя и облизывая, пока та не перестанет причинять боль соленой воде.
        - ...Вы тоже будете убивать верящих в Нереварина?
        - Если прикажет император.
        - Это... нечестно. Они ничего плохого не сделали.
        - Тебе придется удостовериться, так ли это. Невозможно судить, не зная. Они могут оказаться как союзниками, так и врагами. Степняки ведь так и не признали власть империи. Хартия о Перемирии, подписанная Вивеком, для них не значит ничего.
        Наемница очень жалела сейчас, что не может поговорить с друзьями. Как сильно не хватало ей рассудительного Тьермэйлина, смешливого уверенного в себе Черрима... даже гуарьего взгляда Драласа Гилу, бывшего "спящего" из Пелагиада, не хватало. Наемница вспомнила, как Эдвина не хотела ее отпускать. Правда, когда Тьермэйлин весьма кстати помянул Требониуса, архимага Вварденфелла, они все узнали о последнем мно-ого интересного. Аррайда и представить не могла, что добросердечная мягкая Эдвина может так ругаться. Пожалуй, самым ласковым в этом потоке брани оказался "надутый, безмозглый индюк".
        Но дело было сделано. Глава гильдии заторопилась домой, велев Аррайде, как только освободится, приезжать немедленно.
        Ранним утром друзья проводили наемницу до силтстрайдера, и почти сразу же "блоха", огласив воздух утробным рыком и выше головы задирая голенастые ноги, пошла отмерять дорогу на юг, в Вивек.

        * * *

        Рано утром Аррайда вошла под гулкие своды Зала Мудрости под Высоким Собором. Шлем на ремешке болтался на локте, точно корзинка; внутри лежали рукавицы. Данмер в длинном жреческом балахоне, выманившийся из-за стеллажей скрипом двери, хмуро окликнул:
        - Вы к кому?
        Свято помня, что имя Мехры Мило нельзя называть, Аррайда пробормотала: "Посмотреть книги", - и закашлялась.
        - Ну, смотри... только осторожно. Не задень ничего.
        Смотритель опять скрылся в книжных развалах, а наемница, стараясь клейморой не зацепить тесно стоящие полки с фолиантами, сквозь узкие ущелья между ними подалась в другую сторону, высматривая женщину, соответстсвующую описанию Кая. "Невысокая, изящная, хрупкая... Держится серьезно и с достоинством... Носит голубое жреческое одеяние с желтой вышивкой... Волосы черные, блестящие. Подобраны кверху. Две пряди свисают вдоль щек..." Каждое слово, как гвоздь - и все сравнения не в пользу Аррайды: что есть у Мехры и чего нет у нее, так что к концу наставлений наемнице хотелось сразу и сбежать, и порубить мечом в щепы мебель. Она сунула руки под себя, жмурилась и все ниже опускала голову. А потом и вовсе пришлось отвернуться, чтобы стереть кровь с прокушенной губы.
        Забывшись воспоминаниями, Аррайда столкнулась с Мехрой, мгновенно ее узнав. С губ той сорвался короткий стон, она покачнулась и схватилась за стеллаж. Книжки, таки задетые служительницей и клейморой, по-птичьи взмахивая страницами, посыпались с полок на головы. Женщины присели их поднимать и сильно столкнулись лбами.
        - Мехра?!..
        - Ой-ей...
        - Я помогу.
        - Отстаньте! От вас больше вреда, чем пользы! Вы кто?
        - Аррайда...
        - А-а...
        Потирая лоб узкой ладонью, второй Мило схватила наемницу за кисть, поднесла к глазам, щурясь, разглядела Кольцо Окружения.
        - Тихо! Меня не должны видеть с вами. Передайте Каю: за мной следят. Что он хочет узнать?
        - Мне нужны сведения о Шестом Доме и Культе Нереварина.
        - О первом не знаю... о втором... Найдите книгу жрецов-отступников "Продвижение истины". Из Зала Мудрости брать нельзя, тут же подумают на меня. Поищите у книжников. Джобаши... В тайной библиотеке Зала Справедливости тоже есть, но...
        - Госпожа Мило! - раздался голос давешнего данмера. - Что за шум у вас? Нужна помощь?
        - Не-ет! Эта недотепа полку развалила! Подбираю!..
        Данмерка толкнула Аррайду:
        - Иди...
        Покинув Зал Мудрости, крутыми ступеньками наемница сошла к воде и договорилась с угрюмым лодочником, чтобы отвез ее в Квартал Чужеземцев. После торга они сошлись на пяти медяках, и сильным ударом весла лодочник погнал узкое, черное, похожее на змею суденышко по золотой дорожке среди высоких кварталов священного города, похожих на корабли.

        Аррайда еще только высматривала с порога столик, а к ней уже спешил, прихрамывая, трактирщик. Похоже, его сдернули с постели: хозяин "Черного шалка" был полностью одет, но на левое ухо сполз позабытый ночной колпак.
        - Сударыня!.. Ваш мохнатый друг зря упрекал меня в вероломстве! И даже нанес ущерб обстановке...
        Наемница потянулась к кошельку.
        - Нет, нет! Элам Андас из Ордена Дозора ищет вас, чтобы отдать награду. И я - вечный ваш должник. Завтрак? Выпивка? - частил он, подхватывая Аррайду под локоть и ведя в глубину залы. - Вивек! Я, - трактирщик прищурился, - приготовлю для вас горячее вино с пряностями. Полбутылки красного вина Западного Леса Тамики, горшочек вишневого варенья, горсть цукатов и орехов - от вина они приобретают особенный вкус!.. Щепотка кардамона, чайная ложка корицы и сухой бутон гвоздики, один единственный... Питье пойдет вам на пользу: вы бледная и глаза наплаканы.
        Заметив ее огорчение, данмер громко позвал:
        - Хильда! Хильда!
        Подплыла рыжекосая северянка с безмятежно прозрачными глазами.
        - Отведи госпожу умыться, и чтоб вода похолоднее...
        Пока девушки отсутствовали, стол успели накрыть для обильной трапезы и отгородить от общего зала гобеленовой ширмой с видом какого-то сражения. Хозяин поднес свое вино:
        - Я могу еще чем-то помочь?
        - Я ищу Хулейю.
        Хозяин "Шалка" завел алые очи под лоб:
        - Мастер Хулейя скоро должен быть. Он заглядывает ежеутренне. Он любит мой мацт. Я сообщу, что сударыня его ждет.

        * * *

        - Ка-акое любопытное кольцо... Госпоже лучше бы носить его камнем вниз. И за меньшее горло перерезают.
        Над Аррайдой, упираясь когтистыми лапами в стол, склонился аргонианин в просторном балахоне с широкими рукавами, красно-желтый, будто спелое яблоко. От его чешуйчатой шкуры пахло корицей и зеленью - как от стебля кувшинки на изломе, только сильнее и резче. Наемница чихнула.
        - О-ох, прошу простить, - ящер стремительно облизнулся. - Я Хулейя, книжник и антиквар. Меня здесь хорошо знают.
        - Кольцо не продается.
        - Ох, я не смел и надеяться. Но, быть может, у сударыни найдется еще что-то, что сможет меня заинтересовать?
        Аррайда ладонью двинула к нему по столу огрызок большой двемерской монеты. Круглые камущки-глаза ящера дрогнули между лишенными ресниц веками, изысканный красный узор на морде поблек, длинный язык вновь метнулся по губам. Когтистая лапа, прикрывая свою половинку монеты, соединила части.
        - Хм... Разрешите присесть?
        Но тут ширма отлетела, и трое пьяных и весьма решительных данмеров подступили к столу, сжимая кулаки. В одном блеснул нож.
        - Чешуйчатый ублюдок. Опять ты здесь?!
        Но прежде, чем началась драка, вмешался хроменький хозяин. По обе стороны от трактирщика жилистые вышибалы поигравали окованными железом дубинками, придавая весу его словам.
        - Этис Савил... Урвен Давор... и Фавел Гобор... - хозяин недобро сощурился. - Опять от вас одни беспокойства.
        - А что делает здесь эта зверюга? Грязный ящер...
        - Идите отсюда, парни, - процедил трактирщик, - не мешайте моим гостям. Ну!..
        - Пожалуй, и мы пойдем, - аргонианин положил на угол стола набитый кошель. - Доброго утра, Нелос. Надо к Джобаши заглянуть.
        - К тому парню, в которого влюбилась дочка герцога Дрена? - не удержалась наемница.
        - Хо-хо... - рожки на голове ящера распустились костяным веером. Он скрипуче рассмеялся. И продолжая поскрипывать и хрюкать от удовольствия, повел Аррайду мимо врагов, направляясь к выходу.

        Книжная лавка Джобаши, снабженнная огромной деревянной вывеской, оказалась в самом конце бесконечного коридора, за лавками торговца оберегами, колдуна и аптекаря, в противоположной стороне от "Черного шалка". Внутри лавки, перегораживая двери, переминался ординатор.
        - Входите, не стесняйтесь!.. - в ответ на звяканье колокольчика донесся из-за стеллажей приятный мурлыкающий голос. - Можете его подвинуть, он не кусается.
        Ординатор мрачно буркнул что-то под нос, но смолчал. Аррайда с любопытством огляделась. Собрание книг здесь было преудивительное, прелюбопытное и просто огромное.
        - Можете читать и трогать! Я сейчас!..
        Хозяин появился минут через пять, заставив рот Аррайды открыться от изумления. Джобаши оказался огромным хаджитом, очень похожим на Черрима, только совершенно седым. Букинист крепко обнял Хулейю, хлопнув по плечам так, что тщедушный ящер присел. Затем, вздернув увенчанные кисточками уши, рассыпался в любезностях перед гостьей. Истолковал ее замешательство:
        - Мутсера... Сударыня ожидала увидеть прекрасного юношу, а перед ней оказался старый кот?
        - Нет, но...
        - Не смущайтесь. Торговец обязан читать по лицам. Тем более, такой опытный, побитый молью пройдоха, как я.
        Хулейя громко фыркнул. Но Джобаши трудно было смутить.
        - А то я не знаю... какие слухи бродят по Вивеку обо мне и Ильмени Дрен. Упертая девчонка! - зеленые глаза Джобаши весело сверкнули. - Мутсера... даже герцог Дрен не верит, что нас с его дочкой связывают только дела. Чем могу быть полезен красавице? Моя пыльная лавка - к вашим услугам.
        Аррайда покраснела.
        - Мы хотели бы побеседовать... в тишине и покое, - объяснил аргонианин. - Я не знал, что тебя стерегут.
        - Герцог попросил Орден Дозора, пока в Вивеке неспокойно, постеречь его от меня. Не обращайте внимания. Сюда, прошу вас.
        Не удостоив взглядом кипящего от злости сторожа, Джобаши повел гостей кишкой коридоров - вниз, вниз. Справа и слева, спереди и сзади были книги. Даже собрание Залов Мудрости уступало в количестве. Аррайда с любопытством крутила головой и, засмотревшись, пару раз споткнулась. Хулейя учтиво поддержал ее под локоть.
        - Моя берлога, - букинист отвел занавеску из радостно застучавших деревянных бусин. За аркой оказалась сводчатая клетушка с высокой кроватью, столом, сундуком, умывальником и, опять же, книгами, занимающими все свободные места и явно выживающими хозяина. Джобаши с Хулейей, громко чихая, кое-как раздвинули стопки, загромождающие проход.
        - Устраивайтесь.
        - Спасибо. Джобаши, у вас есть "Продвижение истины"?
        Старый кот быстрым взглядом обменялся с Хулейей. Ящер чуть заметно кивнул.
        - Мутсера... Пойду поищу.
        Вздохнув, антиквар вытряхнул паука из круглой чашки, нацедил в нее воды, омочил язык.
        - Так о чем желает знать госпожа?
        - О Шестом Доме и о поклоняющихся Нереварину.
        Аргонианин поерзал, утверждаясь на хвосте:
        - Ого! Ну, о первом... Шестом Доме я мало что знаю. Он воевал на стороне двемеров и проиграл войну. А вот культ Нереварина... У этой веры глубокие корни. Они уходят к появлению данмеров на Вварденфелле и войнам Первого Совета. Госпожа вообще что-либо об этом слышала?
        Аррайда кивнула.
        - Одержав победу у Красной Горы, Триединые обошлись по-свински с бывшими союзниками. Вытеснили их в самые глухие, жесткие, неплодородные уголки Вварденфелла. Фактически, в пустыню. Естественно, что пепельноземцы грезят о правлении Неревара, как о золотом веке Морроувинда. Племена тогда были едины, горожане не выпячивали свое превосходство... А залогом союза являлась произнесенная Нереваром на перстне "рота". Кстати, знаменитое кольцо так и звалось: "Один народ под Луной и Звездами". Хотя чаще его называют просто "Луна-и-Звезда".
        Хулейя взял кисть Аррайды в шершавые, пахнущие корицей ладони. Повертел, разглядывая Кольцо Окружения так, будто видел на его месте другое. Холодным ветерком потянуло по позвоночнику. В стеганке и бахтере не сильно замерзнешь. Или она, Аррайда, чего-то боится?..
        - Ходят слухи, что кольцо делал если и не сам Кагренак, лучший мастер двемер, то самые приближенные из его учеников. Жаль, что оно утрачено. Хотелось бы мне на него взглянуть.
        Хулейя смешно завел под покатый лоб камушки-глаза. Разумеется, страстный антиквар и книжник, всяко внешне.
        - Итак, Неревар умер, кольцо было утрачено, и все пошло наперекосяк. Между кочевниками и оседлыми словно кошка пробежала. Рыжая такая кошка, холеная, которой очень не хотелось стариться. Ну и...
        Он чпокнул, сплющив щеки - с таким звуком пробка покидает бутылку.
        - Впрочем, я не о том. Степняки ничего не могли противопоставить военной силе Великих Домов и утешились легендами. Существуют пророчества, пред-опре-деля-ющие его приход. Тьфу, чуть язык не сломал. Неревар вернется, свергнет ложных богов и сделает Вварденфелл свободным, - аргонианин покрутил рукой. - Вот, примерно так. Храм Альмсиви борется с этой "заразой". Подозреваю, недостаточно борется... Воплощенные летят, как бабочки на огонь. На какое-то время, было, стало тихо, а сейчас опять началось. Пепельноземцев с их ненавистью к оседлым данмерам и Храму не смущает даже то, что все прежние воплощенные оказались ложными. Наоборот, таких, недопечек, они полагают предтечами и лишь укрепляются в вере. Говорят, в отрогах Красной горы есть потаенная пещера, где эти предтечи ждут возвращения истинного Неревара.

        Аррайда вывалилась из книжной лавки Джобаши с "Продвижением истины" под мышкой, ничего не видя перед собой. Голова немного кружилась. Чтобы обрести душевное равновесие, наемница завернула в часовню, такую же бедную, как и окружающие ее лавчонки уровня Каналов, похожую на Высокий Собор разве янтарными триолитами с канонической росписью да теплым запахом горящих свеч.
        - Ваше преподобие... Как умер Неревар?
        - Почему ты спрашиваешь, дитя?
        - Ну, он покровительствует морякам и воинам, а я...
        - Понятно. Он разгромил северян и нечестивое племя двемер и в недрах Красной Горы сошелся в битве с шарматом, чудовищем, Дагот Уром и сразил его. А после скончался от ран. Но благочестивая супруга Неревара Альмалексия, воин-поэт Вивек и мастер-кудесник Сота Сил понесли дальше светоч его славы...
        Какие несделанные дела оставил после себя владыка, какие неисполненные обязательства, что душа его не обрела покоя? И упорно пробивала себе дорогу из-за Луны и звезд, колотилась в чужие сердца, искала воплощения?..
        Аррайде мучительно хотелось понять, как это происходит, когда чужой мятежный дух проникает в тебя, и собственная дорога уступает место предначертанию.

        - О-ох! - сутулый данмер, с которым она столкнулась на выходе, морщась, тер ушибленное плечо.
        - Извините...
        - Ар-райда?
        - Да... а...
        - Я принес тебе послание. Ты не можешь отвергать своего господина, Дагот Ура. Шестой Дом восстал, и Дагот - его слава.
        Словно время повернуло вспять, и над обессиленной девушкой склонилась убийца в хитиновых доспехах, с безумием, сверкающим в алых глазах.
        Неизвестный уходил, а наемница стояла на месте, ошарашенная. Потом кинулась вдогонку, высматривая, как он лавирует в толпе, вжимая голову в согбенные плечи.
        - Постойте!! Вы кто? Кто вас послал?!
        - Проклятые чужеземцы... От-стань!..
        На крики стал проталкиваться ординатор - сине-золотой гребень его шлема, покачиваясь, плыл над головами.
        Попадаться с запрещенной книгой в руках не хотелось, и Аррайда бежала на уровень Каналов. Какое-то время простояла там, зачарованная шумом льющейся в каменные бассейны воды. Потом побрела по лабиринтам и зачиталась в уголке, никого и ничего вокруг не замечая. У ординаторов были поводы истреблять жрецов-отступников и их апокрифы, весомые поводы. По "Продвижению истины" выходило, постулат, что Альмсиви достигли божественной сущности путем самоотречения и упорного труда, был качественно сделанной ложью. А на деле Первый Совет воспользовался для этого "нечестивыми орудиями", созданными королевским механиком двемеров Кагренаком на стыке науки и колдовства. Вот так вот... Аррайда подняла голову и сильно протерла усталые глаза. Где-то ей уже попадалось это имя - "Кагренак". Скользящее прикосновение к брови Кольца Окружения напомнило - где. Мастера упоминал Хулейя, рассказывая про "Луну-и-Звезду". Приподняли авторы и завесу над тайной, отчего служители Альмсиви ненавидят и уничтожают верящих в Нереварина. А потому что лидерам этого культа известна опасная для власти Триединых и Храма правда об их
воплощении. И Храм не желает, чтобы она выплыла на свет.
        Наемница подняла от книги невидящий взгляд. Боковым зрением уловила, как дернулось пламя факела, воткнутого в железное гнездо слева от нее. Вскочила, роняя книгу и выхватывая меч...

        * * *

        Что это не Эбенгард с кузнецом, дающим, по слухам, неплохую цену за трофейное оружие, а форт Пелагиад, Аррайда поняла прежде всего по шуму, устроенному животными в загородках у серой крепостной стены. А вот стражнику, привычному к явлениям через портал, нипочем был и вызванный заклинанием перемещения хлопок воздуха, и поднятый грай. Он продолжал дрыхнуть, сидя на крыльце, опираясь на поставленное между колен копье. Лишь стук тяжелого кроваво-черного клинка, упавшего рядом с ним на выщербленные ступеньки, заставил на секунду приоткрыть мутные глаза.
        - Даэдрика...
        - Да... что?
        Но караульщик вновь уронил голову на грудь.
        Аррайда тронула трофей носком сапога. Меч был хорош, но слишком тяжел, чтобы использовать его самой и даже оттащить к кузнецу без помощи со стороны. И боги с ним. Раз уж так вышло, раз Пелагиад...
        Она бежала к Каю.

        Сапоги взбивали прохладную пыль на дороге. Мелькали знакомые приметы: указатели, деревья...
        Поворот...
        Узкая фояда, отмеченная похожими на клыки скалами...
        Вновь густая сочная зелень, болотный запах реки Одай, мост...
        Увидеть в розовом утреннем небе изогнутые, будто радуга, ворота Балморы было - как вернуться домой.

        Аррайда помедлила, пережидая, пока боль от радости можно будет терпеть. И опять побежала.
        Мимо станции силтстрайдеров...
        Через мост...
        По ступенькам...
        Вдоль "Южной стены"...
        Сквозь паутину знакомых вдоль и поперек и пустых поутру улочек левобережья...
        Слезы высушил встречный ветер. Но на всякий случай наемница вытерла глаза. Подождала, пока перестанет колотиться сердце и выровняется дыхание. И, постучав, вошла. После розового утра внутри показалось почти темно. Пришлось зажмуриться и постоять, привыкая.
        Варево бурлило в котелке. Коптило низкий потолок. По комнатушке растекался вязкий и тяжелый запах патоки. Наемница громко чихнула.
        Мастер-шпион поднял голову, и Аррайда вздрогнула.
        Веки Кая набрякли, прозрачные глаза были в красных прожилках. Косадес отмахнулся от сочувствия подчиненной, как от осенней мухи. Слова заставили наемницу покраснеть:
        - Не мни, дело не в тебе. Снимай железо, умойся, - он указал на заднюю дверь. - Я сейчас приду.
        Стоя на краю Балморы, домишко Кая одним углом лепился к отрогу горы, ко второму углу примыкала сложенная из камня ограда, поросшая мхом и диким виноградом. Резные красные листья покачивались на ветру.
        Вторым концом ограда упиралась в ту же гору, образуя крохотный дворик, о существовании которого догадывались немногие.
        Из щели в камнях сбегал крохотный ручеек, растекался в заводь и, убегая в трещину под оградой, впадал в Одай. Умывшись, Аррайда залюбовалась цветными камушками, над которыми струилась и переливалась прозрачная вода.
        Стукнули двери. Мастер-шпион присел на камень, заменяющий порожек, потер заросший седой щетиной подбородок. Вздохнул:
        - Ну, чем ты меня обрадуешь?
        Девушка стряхнула воду с рук, вытерла лицо. Села рядом. Толково и сжато изложила все, что смогла узнать. Мастер-шпион задумчиво сковырнул ногтем бурое пятно с обложки "Продвижения истины":
        - Опять в драку лезла... Н-ну, ладно... Отдыхай.
        Он слепым движением раздернул завязку на кошельке, высыпал на трясущуюся ладонь горку монет:
        - Бери, заслужила. Купи себе туфельки, что ли...
        Свет раздробился в слезах, Аррайда Кая почти не видела, и к лучшему, иначе никогда бы не посмела произнести:
        - Не прогоняй меня. Я не могу без тебя жить.
        Солнце светило во двор, и в мокрых ресницах дрожали маленькие радуги.
        Кай притянул Аррайду к себе. Девичье тело пахло потом и клейкими юными листьями.
        И он шептал, задыхаясь:
        - Родная... глупая... единственная... Что же ты делаешь со мной...
        Когда Кай провел ладонью вдоль ее спины, Аррайда выгнулась и застонала.
        Ощутила горько-сладкий вкус губ на своих губах.
        И уже не имело значения, с кем они были до этого, как жили, как будут жить и будут ли жить вообще. Был только дворик, шершавый бок горы и в синем небе мягкие, словно пух, облака.

        Крепость в ночи. Андасрэт. Форт Пестрой Бабочки

        Дорога жила. Пылили караваны паломников и торговцев, стучали трехпалые лапы и барабанчики вьючных и верховых гуаров, вздымая голенастые ноги, проносились силтстрайдеры. На одном таком могла уже подъезжать к Альдруну Аррайда - если бы не хотела в беге выплеснуть, выдышать свое счастье - такое, от которого могло разорваться сердце. Не раз и не два девушка сворачивала к обочине, бросалась лицом в колючую траву, вжималась, каталась в ней, стискивая ладонями шершавые стебли. Чувствуя, как Морроувинд - чужой, непонятный, втекает в нее терпкими запахами полыни и канета, и принимает ее сам. Подтянув колени, облизывая палец и проводя им по саднящей царапине на щеке, Аррайда чувствовала, что и эта боль лишь крепче связывает ее с родным теперь миром, миром, гладящим пальцами солнца и травы. К полудню дорога опустела, и никому дела не было, плачет Аррайда или смеется, бежит или прилегла в траву и заснула, разморенная теплом.
        Тень набежала, тронув разгоряченное лицо прохладой. Наползали, супились густые, черные, точно брови, тучи. Порыкивал гром - намекая, что надо бежать, прятаться от близкого дождя. Броня заворожена для плавания, но сквозь кольчужные кольца вода очень даже проникает, потом подкольчужник сушить и железо от ржавчины чистить придется. Но ни хижины, ни придорожной корчмы не было видно, лишь время от времени вырастали в блеске молнии на перекрестках черные от дождя путевые столбы с растопыренными пальцами указателей. Дождь дробил по дорожным плитам, растекался лужами, мочил лохматую траву на обочинах, ветер гнул и трещал деревьями. Наемница закуталась в плащ и стянула пониже капюшон. Вода стекала с него на лицо, мешая толком видеть. Чтобы достать карту, и думать не стоило, и девушка бежала наугад, радуясь, что хищники попрятались от дождя тоже; сворачивала вместе с дорогой, пока та не уперлась в высокую земляную насыпь с торчащими из нее камнями. Совсем близко ревел прибой, море, словно огромное сердце, билось в берегах, заглушая шум ливня и рычание грома, и насыпь тряслась ему в такт.
        Хватаясь за торчащие камни и корни, оскальзываясь, взобралась Аррайда наверх. При нескольких идущих друг за другом взблесках молний успела разглядеть на плоской платформе вытянутую крепость, похожую на утюг, и рядом башню, такую же высокую, но узкую. А вернее, две круглые стрельницы с перемычкой - из плоской, желтовато-серой плинфы - такой же, что пошла на плотно сбитые стены "утюга". В дверном проеме башни прыгал золотисто-розовый свет.
        Ручные молнии - две змеи, две плоские ленты огня плясали между пилонами - остроконечными гранеными столбами, сужающимися кверху. Пилоны были покрыты резами - что-то похожее видела наемница в гильдии магов, но прочитать надписи не смогла. Мрамор пилонов был прохладным наощупь, огонь не обжигал и не грел. Танцевал, навечно привязанный между столбами. Это было красиво.
        У каменной стены валялись несколько гнилых разбитых ящиков. Вот и все присутствие человека. Пахло погребом: сырой землей, плесенью. А еще дождем, грозой и солью. И никого вокруг.
        Наемница с усилием потянула на себя тяжелую каменную дверь, думая, что если кто и придет следом, ему так же трудно будет эту дверь открывать, та скрежетнет в проделанном за время каменном желобе и разбудит. А если не разбудит - значит, не судьба. Наемница улеглась в углу за пляшущими волшебными огнями, плотнее завернувшись в мокрый негреющий плащ, положив рядом меч. Спокойно, без снов, проспала час или два. И проснулась отдохнувшей и готовой к действию.
        Ночь подбиралась к середине. Ветер дул с моря, и ливень, секущий вдоль земли, сделался на вкус соленым. Молнии сверкали реже, зато следующий за ними гром рокотал раскатисто и долго, заставляя сыпаться со стен мелкие камни.
        Не особенно скрываясь, Аррайда обошла крепость - все равно в таком шуме и месиве дождя трудно и в двух шагах заметить и ей, и ее. Крепость возвышалась над головой, и казалась совсем заброшенной, не светилось ни огонька. Время от времени дорогу девушке преграждали сброшенные сверху плиты - как длинные, высунутые стенами языки. Конечно, это не Альдрун. Похоже, вчера, в темноте Аррайда взяла слишком круто к западу. Придется это исправлять с утра. Поискать дорогу к неофициальной столице редоранских земель. А пока...
        Поваленное дерево пробило стену и застяло сучьями на уровне второго яруса. Кривым мостом горбатился могучий ствол.
        Цепляясь, как кошка, ломая ногти о его морщины, оскальзываясь на мокрой подгнившей коре, Аррайда вскарабкалась наверх, раздвинула сучья. Осмотрелась, сотворив заклинание кошачьего глаза, свесив голову. Из норы тянуло гнилью, плесенью и цемянкой, валялись осыпавшиеся блоки и мелкие камешки, присутствия зверей или людей не ощущалось. И наемница, повиснув на ветках, мягко спрыгнула вниз. Снова вслушалась. Наверху успокоительно барабанил дождь, смачно шлепались внутрь редкие капли. Скулил снаружи ветер. А в остальном было тихо. Ни криков часовых, ни случайного лязга взятого наизготовку оружия. Тишина - как в погребе давно заброшенного дома. Аррайда сделала несколько мелких нерешительных шагов. Осмотрительность приказывала вернуться, любопытство - гнало вперед. Вчерашняя усталось ушла, тело жаждало движения. И Аррайда отправилась исследовать незнакомые лабиринты. Заблудиться она не боялась, волшебная карта, подаренная Тесси Хараскель из гильдии бойцов Балморы, исправно запоминала изученные тоннели и пройденнные повороты.

        Измятый обвалом угол остался позади, шум дождя отдалился, задавленный толстыми стенами. Легкие, крадущиеся шаги наемницы вязли в глухой тишине.
        Она пропустила несколько полуразрушенных ответвлений, где толстый нетронутый слой пыли лежал на рассыпанном кирпиче.
        Миновала ловушку из натянутой веревки с привязанными к ней кувшинами, перелезла через каменную перегородку и оказалась в жилой части здания.
        Слабое мерцание впереди заставило Аррайду насторожиться, слиться со стеной, она даже пожалела, что не сняла сапоги - тогда бы ее вообще никто не услышал. Впрочем, в камере за приоткрытой дверью разговаривали на повышенных тонах, не ожидая, что кто-то может подслушивать. Говорили двое: мужчина и женщина. В его сорванном голосе звучала свойственная данмерам чванливая интонация хозяина жизни. Голос женщины был хриплым и раздраженным. Она громко ругала спутника за неоправданный, по ее меркам, риск.
        - Да кому они нужны! - незнакомец откашлялся и рассмеялся. - Сто лет тут падаль пролежит - не чихнет никто. Тупицы!
        - Все же это... А если их найдут?
        - Если бы да кабы, так во рту б росли грибы, - хмыкнул невидимый данмер, - так был бы не рот, а целый огород. Ясно, Нилено? Или тебе их жаль?
        Полышался стук - словно ногой ударили во что-то твердое.
        - Эти суки редоранские сели мне на хвост, так что - лыбиться и сдаваться? А?!.. - он уже почти вопил, распаляя себя: похоже - еще минута, и вцепится спорщице в горло. Но так же быстро успокоился и обычным тоном произнес:
        - Придурки. Сразу снять не удосужились. Теперь ремешки резать.
        - Брось...
        Женщина нервно переступила на плитах. Клацнули подошвы.
        - Ух ты!.. - данмер хмыкнул. - "От милой Ханарай". Ты у меня тоже милая, Нилено, скажи, а?
        - Отвянь!
        - На! Дохлятина не укусит.
        Женщина выскочила из камеры и побежала по коридору, чакая подковками сапог, не заметив Аррайды. Холстинная рубаха светила в темноте.
        Мужчина смачно рассмеялся. Вышел, держа в поднятой руке фонарь, пожал широкими плечами. По-утиному двинулся за сбежавшей Нилено, думать не думая, что за ним следят. Аррайда переждала какое-то время и вошла в каземат.

        Шесть мертвых воинов были свалены на полу голого каменного покоя - куклы в желтых костяных доспехах, почти таких же, как у стражников хлаалу, только шлемы оказались не вытянутыми, а круглыми. Рядом лежали ростовые щиты, похожие на полусложенные веера. Крови почти не было - или убили не здесь, а скорее, знали, куда ударить. На Аррайду накатил беспричинный страх. Впервые за все время, проведенное на Вварденфелле, мелькнула мысль, что лучше замуж выйти, детей нарожать, а не бегать в одиночку по чужим крепостям и пещерам, в любой миг рискуя нарваться на бельт или чужой клинок. Аррайда поняла, что чувствует себя примерно так, как героиня старинной невесть где услышанной сказки. Нелюбимый муж в отъезде, а она подошла к двери запретной комнаты, повернула заветный ключ - и вот стоит над трупами шести прошлых несчастливых жен. Или убитых сестер. Какая, к шармату, разница... Вот только ключа никакого нет, и камеру никто не запирал - мертвые не убегут. А вот ей, Аррайде, убежать можно. Наемница пробормотала заклинание божественного вмешательства. Теперь только двинь рукой - и попадешь в железные объятия
Легиона. Она подавила похожий на всхлип смешок - уж больно двусмысленно звучала фраза; вытерла глаза, чтобы слезы не мешали видеть. Никуда она не убежит. Не сразу, по крайней мере.

        ...Сменялись, тянулись ярдами совершенно пустые, неосвещенные, похожие, как близнецы, казематы и коридоры. Плотно пригнанные плиты пола, сплющенная желтоватая плинфа потолков и стен - необожженные кирпичи, сцепленные насмерть известковым раствором на яичных желтках. Скорее кирпичи треснут со временем, чем цемянка отпустит.
        Не слишком опрятное жилье контрабандистов в сводчатых покоях, с тюфяками, разложенными на замусоренном полу. Клюющие носом часовые. Давящие подушку, пирующие, занятые любовью или игрой в кости напарники... Груды ящиков и мешков, писк упитанных крыс, вспугнутых в кладовых. Контрабандисты были полностью уверены в своей безопасности и беспечны, никому и в голову не пришло запустить заклинание поиска, чтобы обнаружить нахалку, ворвашуюся в их временный дом.
        Насколько поняла наемница, в крепости нашли прибежище несколько самостоятельных банд, они селились сами по себе, наотшибе, и держали собственную, не слишком бдительную охрану. Или, похоже, Аррайду занесло в такой дикий угол, что появление стражи Дома Редоран или Легиона или вообще кого-то постороннего не рассматривалось. Вот только этим шести редоранским стражникам не повезло. Аррайда подумала, что если ей приведется сойтись с их убийцей в бою - жалеть его она не станет.

        Беспрепятственно обошла наемница два яруса крепости и погреба. Прикусив губу, сдержалась, отошла от решетки, за которой в длинном каземате вповалку спали рабы. Их не приковывали: берегли живой товар, просто на каждом был надет гасящий волю и магию рабский наруч - такой же, как на хаджитке Анисси, спасенной от Камонна Тонг в даэдрических руинах Гнаар Мока.
        Наугад Аррайда заглянула в несколько ящиков и тюков. Что сильно встревожило, оружия там имелось в избытке: заготовки мечей, смазанные и тщательно завернутые в рядно; короткие тяжелые палаши, происходящие из имперского легиона, листовидные наконечники копий... Были доспехи, большей частью бригандины и железные кирасы, но встречалась и броня из золотистой двемерской бронзы, дорогие черно-лиловые эбонитовые наручи, оплечья и поножи. В коробьях и сундуках, переложенные соломой, лежали диковины двемер: лаковые миски и блюда, кубки с яшмовыми ободками, и выточенные с неменьшим тщанием, но совсем уж непонятные предметы. Нашлись, разумеется, скуума и лунный сахар. Но неприятнее всего, что у стен одной из кладовых стояли друг на друге ящики с пепельными идолами. Аррайда принудила себя их не трогать. Отступила в глухой отнорок коридора. Еще раз прокрутила в уме виденное, проверяя, точно ли все запомнила, и отпустила заклинание.

        ...Темнота перед глазами разошлась. Девушка постояла, пережидая головокружение, подставив лицо дождю.
        Время от времени сверкали молнии, очерчивая костистый абрис башен и зубчатых стен. Торжествующе ухал гром. Вода дробила по камням, стекала по трещинам. Дождинки роились в мутном свете качающихся над дверью фонарей. Погода над фортом Пестрой Бабочки оказалась ничуть не лучше, чем на западном берегу.
        Аррайда постучала. Совсем не сразу, лязгнув, отворилась заслонка в окованной железом полукруглой двери.
        - Кто?
        Перекрикивая шум дождя:
        - Мне нужен дежурный офицер!
        Какое-то время гостью рассматривали через глазок, потом заслонка снова лязгнула, загремели засовы, и двери приотворились ровно настолько, чтобы Аррайда смогла войти. Теперь засовы, возвращаясь в пазы, клацали за плечами, кто-то шумно дышал в темноте по обе стороны узкого коридора. Один из легионеров взял девушку за руку:
        - За мной.
        Ее провели по темному проходу и оставили дожидаться в тесном помещении, освещенном тлеющим очагом. Вокруг были голые каменные стены, из мебели - дубовая скамья перед огнем. Аррайда самочинно подкинула дрова и разворошила угли. Протянула ладони к вспыхнувшему пламени.
        Взгляд в спину заставил девушку обернуться. На пороге стояла высокая имперка, льняные волосы крыльями осеняли худые щеки. На зерцале кольчуги дыбились разномастные жеребцы.
        - Я - Раиса Пулия, победитель имперского легиона.
        - Аррайда, - наемница распрямилась, сбросила на пол мокрый плащ. Растерла пальцы и вывернула их в знаке "клинков". Раиса... похоже, к ней Косадес отправлял Тьермэйлина предупредить насчет пепельных идолов. - Я нашла базу контрабандистов. В старой крепости на берегу. Мне нужна помощь.
        - Иди за мной.
        Раиса шла широкими, совсем не женскими шагами. Она привела наемницу к себе. Комната была такая же тесная, но обжитая, половину ее отнял очаг с пристроенной лежанкой, стены были увешаны гобеленами, а середину занимал огромный письменный стол. Раздвинув письменный прибор и бумаги, Раиса выложила на него большую карту альдрунского побережья, придавала книгами углы:
        - Где?
        Аррайда пальцем повела по коричневому изгибу берега с рифами и островками, задумавшись, где она свернула с дороги на Альдрун к западу. Перекресток, крестик, обозначающий старый склеп...
        - Вот здесь.
        - Андасрэт! Старая данмерская крепость... - пояснила Раиса, заправляя льняные волосы за уши. - А теперь подробнее. Где засели конрабандисты, сколько, караулы... Потянувшись, воительница достала с полки кусок пергамента, сунула Аррайде вместе с грифелем:
        - План нарисуй. А я соберу людей, чтобы не повторять дважды.
        Крепость стояла перед глазами. Но так же точно она была уже отрисована на волшебной карте Хараскель, даже точнее, пожалуй.
        Карта была предъявлена собравшимся офицерам. Аррайда коротко перечислила, кого и что нашла в Андасрэте. Командиры зашумели, переглядываясь.
        Раиса Пулия задумчиво, как кролик, пожевала губу. Отбросила со лба льняные волосы.
        - М-да, - протянула хмуро. - Имеем. Два яруса, крыша, погреба... и полсотни вооруженного сброда, готового на все. Нам просто не хватит людей, чтобы место зачистить.
        - Ладно, были бы в комнатах двери - могли бы банды внутри блокировать, - темный остролицый легионер положил на карту сжатые кулаки. - Но всех же не запереть, так?
        - А если там есть волшебники... А есть наверняка... Либо положим своих, либо эти - растекутся, как из барсучьей норы, как всегда. Нет. Все, что нам остается - отыскать их баркасы и поджидать в засаде там. Гнилая работа...
        - Но... там пепельные идолы. Надо узнать, кому они предназначены. И пленники, которых надо спасти.
        - Это делает честь твоему доброму сердцу, - сквозь зубы отозвалась Пулия, - но наших проблем не решает. Ты видела крепость, но контрабандисты могут знать потайные ходы и норы, о которых ты представления не имеешь. Сбегут или отсидятся. Прости меня, девочка. Не первый день я их ловлю. Андасрэт нам не по зубам. Остается только ждать. И то не слишком долго. Мало ли, сколько продлится ненастье, они и носу не высунут.
        - А если призвать погодного мага?
        - Откуда? Да маги из гильдии задирают нос выше печных труб, - Раиса вздернула собственный длинноватый нос, передразнивая. - Нет и нет. Обойдемся сами. Если при таком раскладе что можешь предложить - говори.
        Аррайда яростно взглянула на хладнокровную имперку:
        - На засаду вокруг крепости у тебя людей хватит?
        - А что?
        - Если их выкурить изнутри огнем...
        Старый имперец-легионер с усами до плеч смачно шлепнул себя по колену:
        - Девочка толк говорит. Шармат! Это может сработать!
        Губы Пулии сложились куриной гузкой:
        - У меня нет наемника из Темного братства для такой акции.
        Аррайда хрипло вздохнула:
        - Я смогу. Я была внутри.
        - Пара гранат с эльсвейрским огнем, - легионер потянул себя за усы, - сработает! И я за девочкой пригляжу. А еще лучше едкого дыма, у нас вроде в запасе есть. За милую душу побегут, и хабар целым останется.
        - Ну, если ты думаешь, Корнелий, - Раиса хмуро почесала правую бровь. - Я бы предпочла взять своих.
        - Думаю. Никто, кроме нее, внутри не бывал. Так что обойдемся двое. Побегут, как угорелые коты. Смотри сюда, - он толстым пальцем стал водить по карте, - я эти берега ну, как свою... ряху, знаю. Если сесть за камни здесь и здесь...
        - Не любишь ходить в строю? - Раиса сердито дернула себя за волосы.
        - А то ты не знаешь, - подмигнул усатый Корнелий. - Так о чем это мы...

        * * *

        Утро не наступило. Тяжелое одеяло туч висело над скалистым берегом, о который колотил, глухо рокоча, прибой. От его ударов вздрагивали, струйкой шуршали вниз мелкие камушки; валуны, как старческие зубы, покачивались в гнездах. Сверху летела морось, смешивалась с морскими брызгами. Гроза медленно отползала на север, но дождь не кончался.
        - И слава богам, - Корнелий утаптывал щебнистую площадку, выглядывал через щели между камнями.
        - Лучники сегодня бесполезны.
        - Ну, и для них бесполезны, что не может меня не радовать, - сверху вниз он поглядел на плоскую крышу Андасрэта, омываемую ливнем. Помахал рукой шести фигуркам - легионерам, присевшим у люка в крыше. - Как дым поползет - будьте готовы.
        Раиса фыркнула.
        Усатый легионер тронул Аррайду за локоть: "Пошли". Они полезли вниз по окружающим Андасрэт скользким острым камням. Во время передышки Аррайда спросила, разглядывая прямоугольник насыпной платформы с плоским "утюгом" основного здания и башней пляшущих огней:
        - Почему в крепости дверь всего одна и такая узкая?
        Корнелий постучал рукавицей по шлему, осекся. Но гул заглушило дождем.
        - Дык обороняться проще!
        - Прости, - отозвалась она с удивившей себя ядовитостью, - я до сих пор крепости не брала.
        Легионер, голова к голове, подмигнул:
        - Ну, научишься...
        - Но припасов много нужно для крепости... всякого...
        - Бобра, добра... Приглядись, - он указал рукой, словно отметая ливень, - вон там остатки внешних укреплений. Сейчас трудно разобрать, где стены, где гора - камень на них в этих же скалах ломали. И стены самой крепости, толстые, из таких же валунов, а кирпичи - это облицовка снаружи. Ну вот... Во внешней стене и были большие ворота. И отворы в подошве крепости имелись, чтобы прямо в погреба бочонки катить и мешки спускать. Только все они, думаю, завалены. За стока лет... Едва не с Неревара, слышала про такого?
        Девушка кивнула.
        - Платформа затем и нужна, чтобы сразу крепость не взять. Гладкую делали по бокам, и верхняя площадка простреливалась. И дверь внизу не всегда была, чаще на втором ярусе. Наверх лестница и мостки деревянные. Узкие. Топором раз тюкнешь - и капец. Просто порушено все сейчас.
        Он по-собачьи отряхнул с себя воду.
        - А вон там башенка, видишь? Там такие пляшущие огни между столбами. Если есть особенное веретено с резами - владельца может кинуть за помощью по всей цепочке пограничных крепостей, как на Альмсиви. Ну, и ход еще в крепости должен иметься за стены на случай осады. Все, перестала бояться?
        - Так ты... считаешь, что я боюсь?
        - Только дурак не боится, - Корнелий тяжелой лапищей на плечо заставил ее присесть. - И перед боем сердца на Раису не держи. Ей Имсин, наш командир, за каждую потерю голову снимет. Да и сама она... У нас людей мало, и новых не шлют. И не пришлют, разумеешь?
        Аррайда, краснея, кивнула.
        - А ведь перевалочную базу взять - это же песня. Это же таких сволочей прижать можно, считай, что герцога. А если это еще и оптовый рынок... Землю надолго сволоте выбьем из-под ног. Они же в пожар, - легионер недобро хмыкнул, - самое важное спасать кинутся, долговые и прочие расписки, расчетные книги, пусть там и зашифрованные, - он попытался почесать затылок, уперся в шлем, отдернул руку и задумчиво взглянул на нее сквозь дождь.
        - Ну, храни нас Талос, двинули!
        Наемница вскочила. На ходу крутанула камень в кольце Окружения, сливаясь с местностью. У Корнелия, восхищенно охнувшего, когда спутница на глазах исчезла, и без волшебства выходило не хуже. Серый плащ делал его неотличимым от валунов. Ни одна пряжка и застежка не брякала на доспехах, и ступал он по-кошачьи мягко, слегка косолапя, носками внутрь, напомнив Аррайде Черрима - без шороха, так, что ни один камушек не сдвинулся под тяжелыми сапогами.
        Аррайда привела его за угол, к поваленному дереву, пробившему стену, раздвинув ветки, зажмурившись, нырнула в пролом. Среди осыпей плинфы слезла вниз и замерла, вслушиваясь. В этот отдаленный тупик не доносилось ни звука. Никому не понадобилось снова беседовать в уединении. Должно быть, все не по разу было переговорено, и оставалось только пережидать непогоду. Убыток, но и баркас понапрасну сажать на рифы не станешь. Даже здесь ощущался яростный прибой. Пол ходуном ходил под ногами. А может, это только казалось после головоломного спуска с горы.
        - Ну, - прошептал Корнелий, - начнем от печки. Веди.
        Аррайда передернула плечами. Она не боялась, наоборот, испытывала яростный, опасный для себя азарт. А потому переждала еще минуту, глубоко дыша, успокаиваясь. Потом тронула Корнелия, чтобы шел за ней.
        Все взаимодействия с ним и с легионерами, остававшимися снаружи, все сигналы были дотошно обговорены еще в форте Пестрой Бабочки. Тогда же Корнелий увел наемницу в арсенал снаряжаться. Сменил свою гербовую кирасу с жеребцами на железное бочковидное изделие неизвестного кузнеца, выдал Аррайде и привесил к своему поясу по шесть глиняных бомбочек с эльсвейрским огнем, сложил в сумку склянки с едким дымом. Вытащил из сундука охапку свитков для вызова огненных атронахов. По своей привычке подмигнул:
        - Шороху им наведем. О древних данмерских твердынях дурная слава идет, контрабандисты ею пользуются. Духи и призраки там вещь обычная. А данмер - зверь суеверный... Только Раечке не сболтни, - он ехидно и умильно взглянул на Аррайду. То ли всерьез просил, то ли шутил. Но свитки вызова были и в самом деле дорогие, их использовать Пулия разрешения не давала.
        - А разве духи и призраки - не одно и то же?
        Корнелий мощно выдохнул, заставив усы взлететь.
        Аррайда же вспомнила, как ругалась Ранис Атрис, глава балморской гильдии волшебников, которой огненные атронахи сожгли библиотеку. Пожалуй, обычного человека, не волшебника, огненный дух должен здорово напугать...
        Главную дверь Андасрэта контрабандисты не охраняли, навалили на лесенку перед ней обломки старой мебели, бочки и ящики, и остались удовлетворены результатом. Баррикаду Корнелий с Аррайдой трогать не стали, свернули к арке винтовой лестницы в погреба. Спуситились до дубовой, запертой на висячий замок двери. Корнелий скинул с себя мокрый плащ, накрыл им дверь и стал ножом заталкивать края в щели между стеной и дверью, чтобы дым не потянуло к пленникам. Тщательно подвернул снизу. Оценил. Поднялся на несколько ступенек и шепотом прочитал два свитка вызова. Красные пламенные фигуры возникли на лестнице, дохнули жаром, с их тел и высоких причесок срывались и скакали в воздухе языки огня.
        Мокрым платком Корнелий обвязал лицо, второй протянул Аррайде. Невнятно скомандовал:
        - Гони их вперед, - и расколотил о ступеньки дымовухи.

        - Атронахи! Лезут из подвала!! Пожар!!
        Вполне возможно, что в погребах хранились запасы эльсвейрского огня и масла, вполне возможно, что кто-то заронил искру в ящики... Атронахи летят на огонь, как мухи на навоз... А где духи огня - там всегда пожар...
        Бросить в середину покоя склянку с дымом или эльсвейрским огнем - пусть заметят открытое пламя... Заорать - и, пока не опомнился караул - мчаться дальше.
        Бросок, вопль, хоть бы хватило голоса...
        Мокрый платок спасает не слишком, но хотя бы можно дышать...
        Ор, крики, паника...
        Полусонные люди толкаются в дыму, кашляют; пригибаясь, несутся к выходам и на лестницы...
        Счет на секунды - промедли, и враги опомнятся, перестанут суматошно метаться в дыму, сообразят...
        Быстрее!
        Как гуаров, гнать на лестницы атронахов, бросать склянки с дымом, на пределе сил бежать по второму ярусу.
        - Спасайсь! На крышу!!
        Случайно задетые ловушки звенят и грохочут, прибавляя шуму и паники.
        Тюфяки, упаковочная солома и стружка, разбитые ящики, несколько гнилых гобеленов и вязанка дров - чтобы устроить настоящий пожар, недостаточно, но для видимости - вполне. Когда воображение отягощено похмельем, благодушной сонливостью, испугом и пронзительными криками: "Пожар! Горим! Горим!!" Тут не до того, чтобы хвататься за оружие: цопай первое, что попалось под руку, и мчи среди вспышек пламени и едкого дыма, заволакивающего коридоры. Густого, крутящегося, зловещего. А если к волнам паники добавить пару настоящих атронахов и примерно столько же воображаемых, желание спасаться станет неуправляемым. И даже если кто-то попробует отсидеться или закричит, что все ерунда - ему вряд ли поверят. Стопчут на ходу. А еще запустить пяток крыс с горящей паклей на хвосте...
        Контрабандисты убегали так же. Кто ближе и рискнул сунуться в густющий дым - через главный вход, разметав собственную баррикаду. Кому растекающееся лентами пламя и атронахи перекрыли дорогу - наверх по боковым лестницам, на второй ярус, еще не затронутый паникой и огнем. А когда занялось и там - на плоскую крышу или сквозь дыры наружу по стене. Со стороны это должно было выглядеть феерически: "утюг", вдруг окутавшийся паром, рвущимся из бойниц и щелей, готовый выгладить острые складки скал перед собой.
        Потом в твердыню вошли легионеры, методично вылавливая оставшихся контрабандистов и цепочкой расставляя посты. Откупорили подвальные двери, стали выводить наружу рабов...
        Аррайда поняла, что все это время боялась неудачи: что контрабандисты не поверят их хитрости, опомнятся, поймают на вранье, сообразят, что в Андасрэте, в общем, нечему гореть. Входная дверь не откроется, не удастся спасти рабов, отступащие сломают заслон из легионеров на крыше... уйдут, как вода между пальцами... Везение не может длиться бесконечно, однажды Аррайде придется за него заплатить. И когда все завершилось, страх этого - сжатый, глубоко запрятанный - обрушился, будто приливная волна. Наемница только успела отступить в пустую комнату. И скрещивая руки на стене и утыкаясь в них лбом, едва расслышала:
        - Отпустило. Пусть поревет.
        - Пусть.

        * * *

        Аррайде удалось умыться и даже поспать час или два в комнате Раисы в форте Пестрой Бабочки. Та вернулась, топоча сапогами, и сон закончился.
        Хромой легионер принес миски с супом, деревянное блюдо с нарезанным хлебом и кувшин суджаммы. Пулия сама разлила ее по кружкам, сдула пену. Отхлебнула, заработала ложкой.
        - Вот какое дело...
        - Контрабандисты, что они говорят об идолах?
        Раиса нахмурилась:
        - Их допрашивает Имсин. Я не об этом. Рабы, которых ты освободила... - воительница отвела взгляд, уткнувшись в столешницу, и Аррайде подумалось, что это вот ничего доброго ей не сулит.
        - А что рабы?
        Наемнице не хотелось говорить о рабах. Хотелось поесть безвкусного супа и забиться в угол, поспать еще немного. И неприятно было, что Раиса видела ее плачущей. И, ясен свет, об идолах ей не скажут и на допросе присутствовать не позволят.
        - Понимаешь, - тянула победитель, - по "Закону о перемирии" рабство разрешено в Морроувинде... Не то чтобы мы это одобряли, но закон есть закон... - собеседница покраснела, это было особенно заметно при ее светлых коже и волосах.
        - Но их ввезли сюда незаконно. Вы же сами...
        Воительница кивнула:
        - Ну да. В этом и проблема. Фактически они есть, а юридически... их как бы не существует. Есть два способа легализовать их на Вварденфелле: обратиться за документами на въезд в Имперскую канцелярию Сейда Нина или за видами на жительство к герцогу Дрену. Но Ведам - сам крупный рабовладелец, его плантациям на Аскадианских островах всегда нужна рабочая сила. И он сперва потянет дело - ну что ему какие-то незаконные иммигранты, а потом они окажутся в тюрьме - за незаконное проникновение на остров - и на тех же плантациях. А Селус Эргала, - Аррайда припомнила старичка с аккуратной бородкой клинышком, - не может дать документы на въезд тем, кто попал на Вварденфелл незаконно. Он тоже обязан их задержать и подвергнуть тюремному заключению, а в результате те же плантации или рудники. И если даже я возьмусь опекать их, - Раиса перевела дыхание, - у Легиона нет средств кормить, одевать, содержать, короче, неопределенное время пятнадцать здоровых ртов.
        Наемница потянулась к худому кошельку, прикидывая, на какой срок ее собственных средств может хватить, а заодно машинально подсчитывая, сколько раз в своей речи Раиса употребила слово "закон".
        - Нет! - взмахнула ресницами победитель, - выволокла из ящика стола шкатулку, - часть расходов мы возьмем на себя, если... если ты примешь этих людей в подарок за освобожденный Андасрэт. Как своих рабов.
        - Что-о?! Что я с ними буду делать? У меня даже дома своего нет.
        Раиса потянулась, звякнув кирасой:
        - На день всего. Чтобы сбыть их с наших рук. Наш писарь выпишет дарственную и пачку вольных. Я их допрошу, узнаю имена и обстоятельства, при которых они попали в плен. И ты вечером скопом все эти вольные подпишешь. Зато во-от такой камень снимешь с моей печени. А Легион не останется в долгу.
        - И куда я их дену, - пробормотала Аррайда, внутренне сдаваясь.
        - Говорят, аргонианская миссия в Эбенгарде занимается такими случаями. Не знаю, как уж они вывозят освобожденных пленников и рабов, то ли держат у себя, пока сообщение с материком закрыто. А еще не открою великой тайны, если скажу, что дочка Ведама Дрена Ильмени принимает в рабах горячее участие. Даже возглавляет организацию по их освобождению "Две лампы". Ну, никто твердо не уверен, но слухи такие циркулируют.
        - Джобаши... - пробормотала наемница. Больше всего среди данмерских рабов хаджитов и аргониан, их считают зверолюдьми и не воспринимают, как равных. Кому же, как не представителям этих рас, брать дело освобождения рабов в свои руки... Вот что связывает пожилого книжника и эксцентричную герцогскую девчонку, а вовсе не любовь, как считалось по наивности. Хорошо. Всяко, написать старому книжнику Джобаши прочувствованное письмо и оплатить ораве силтстрайдер до Вивека она, Аррайда, вполне сможет.
        - Ладно. Подписывай.
        - А еще любой из них сможет снарядиться, приодеться, взять все из вещей, конфискованных в Андасрэте. Наш командир Имсин, пока вещи не оприходованы, посмотрит на это сквозь пальцы. Баня, ночевка, еда сегодня и завтра утром - с меня, - бодро перечисляла Пулия. - И до Альдруна вас завтра подкинем на телеге. А дальше, вольноотпущенные, на законных основаниях, они смогут делать на Вварденфелле все, что хотят. В рамках закона, разумеется, - хмыкнув, Раиса склонила голову к плечу, крылом метнулись белые волосы.
        - Знаешь, а я знала, что с тобой кашу сваришь. Ну все, жду тебя вечером.
        И улыбнулась.
        - Кстати... тебя желает видеть наш заклятый друг, священник Альмсиви Льорос Сарано. Никак не добьюсь, какое место он занимает в Ведиком Доме Редоран, но уважением пользуется изрядным. Так что не заставляй человека ждать. Потом расскажешь, чем он тебя наградил, ага? Помоему, он впечатлен тем, что ты нашла пропавший редоранский патруль.

        Пробуждение. Альдрун

        Аррайда скребла пальцем оконную решетку - по прохладному железу сбегала дождевая вода. Дувший в отвор свежий ветер разгонял запах благовоний, и заглушал вкрадчивый шепот Шепчущих Колодцев. Истекающий зеленой кровью призрак Лландраса не дышал в затылок. Ничего общего не было между регулярной по-имперски Балморой и звездой Альдруна, похожего на застывший прибой, чьи волны-дома вросли, корнями вцепились в негостеприимную землю. Странно было бы удивляться знаменитому редоранскому упорству. Другим не выжить здесь, где заслоняя восходящее солнце, отбрасывая длинные тени, тянутся к городу отроги Красной горы.
        И только Храм словно перенесли сюда из Балморы - куб из песчаника с нахлобученной шапкой купола, серый снаружи и изнутри, со свисающими хоругвями, вышитыми тройным вензелем Альмсиви.
        Аррайда беседовала с жрецом - будто перебрасывалась недозрелым яблоком: каждый пытался всучить его собеседнику, только не выходило, и яблоко летело обратно, ладно, что не в лоб. Поймал, отбросил, поймал. Жрец тяжело ступал за спиной, клацали по камню деревянные подошвы, шуршал балахон.
        - Я благодарю вас - за тех, кого искали и оплакивали. От имени Дома Редоран.
        Аррайда, не оборачиваясь, отрицательно качнула головой: не стоит благодарности.
        - Пожалуйста... я должна предупредить... о пепельных идолах.
        Собеседник остановился, глухо, с присвистом задышал - точно ему наступили на любимую мозоль.
        - Это не... ваше дело... вы не состоите в Доме... откуда вы...
        - Разве вам не рассказали, что нашли в Андасрэте? Эти идолы... их слишком много и они - мерзкие. Если столько святилищ...
        - Да... да... спасибо... мы примем меры... вы проявили себя ревностно, и я еще раз благодарю...
        - Но...
        - Это ты разбудила спящего в Балморе?
        Косадес приказывал об этом не распространяться, но Аррайда понимала, что у нее не выйдет соврать убедительно, Сарано, опытный жрец, заметит и запинку, и смущение в голосе, и потому коротко ответила: "Да".
        - Как это у тебя получилось?
        - Не знаю.
        - В Храме в Балморе за тебя молился еще один данмер.
        - Да.
        - Чудеса Альмсиви велики, и если ты будешь истинно верить...
        Аррайда перевела дыхание. Так просто... все объяснить чудом истинной веры... Кай, спасибо: за совет принять веру Триединых. Легче стало дышать.
        - Я еще раз благодарю тебя. Но вмешиваться в дела Дома Редоран... чужим... не стоит. Это не угроза, - Льорос постарался смягчить голос, - просто предупреждение. Впрочем, ты можешь поговорить с Неминдой в Залах Совета. Дому нужны наемники. Но я призвал тебя не за тем.
        - А зачем?
        - Вот, - Аррайда повернулась - священник протягивал ей простенькое колечко-ободок, - это нашли при одном из убитых, тут есть имя, - он указал пальцем, - Ханарай. Девушка живет недалеко от храма. Передай ей это.
        - Но почему...
        Льорос склонил к плечу голову, прикрыв тяжелыми веками алые глаза:
        - Она танцовщица в "Крысе в котелке" и... не часто заходит в Храм. Окажи мне эту услугу. И мертвому. Раз уж так сложилось.
        - Да.
        Жрецу такого ранга общаться со шлюхой невместно, в самом деле... а для наемницы в самый раз.
        Сарано кивнул, проговорил через силу:
        - Я... буду обязан.

        Пока Аррайда беседовала с Сарано, дождь прекратился; расходившийся ветер нес красноватую густую взвесь, от которой было трудно дышать, сек голые кисти и лицо. Улицы обратились в месиво красноватой грязи. Укрываясь локтями и полами плащей, бежали редкие прохожие. У самой арки-выхода из полукруглого храмового двора опрокинулась тележка. Бочонки и ящики вывалились наружу; бился в постромках гуар, колотя массивным хвостом, не давая погонщику подступиться. Захлебывались воем по дворам ручные никс-гончие, мекали козы, лязгали, захлопываясь, двери похожих на ракушки домов. Впереди ниже по ступенькам за храмовой площадью мелькал рыжий факельный огонь, кто-то кричал, что-то смачно хрупало; пара стражников в костяных доспехах и закрытых округлых шлемах волокли бревно. Зачем оно им?
        - Убирайся! - крикнул один. - Спящие! В дом! Все в дом!!
        Похоже, у Аррайды были все шансы очутиться в середине уличной драки. Легонько стыдясь себя самой, она последовала совету Косадеса не лезть на рожон, перескочила чей-то каменный заборчик, взобралась на крышу дровяника, потом - на покатый свод дома с круглым дымовым отверстием. Дым примяло ветром, прогнало мимо лица. Прижимая подбородок к груди, жмурясь под колючим ветром, наемница двинулась по крышам в сторону дома Ханарай (Льорос достаточно подробно объяснил дорогу). Раз или два она кинула взгляд вниз: редоранский патруль перегородил улицу ростовыми щитами и дверьми, снятыми с петель, и выдавливал беснующихся спящих в переулок, в сторону от храма, чтобы окружить и повязать в тесноте. Спящие отбивались дубинами, орали, над ними метался огонь факелов, пылали сваленные у каменной стены корзины. Кто-то прыгал и орал, не боясь пламени. Впрочем, домам, сделанным из песчаника, пожар не грозил. Аррайда отвернулась, спрыгнула в маленький садик - высокий, осеняющий покатую крышу колючий трамовый куст, под ним над круглым колодцем огненный папоротник. За шумом, наемница боялась, стук не будет услышан. Да что
там, любой нормальный человек просто не откроет. Но двери мгновенно подались под рукой.
        - Галтис, ты? - Ханарай ждала кого-то другого, повезло.
        Глаза худенькой данмерки, стоящей на пороге, удивленно расширились:
        - Вы кто? Что вам нужно?
        Аррайда бережно отстранила хозяйку дома и задвинула засовы:
        - Простите. Не хочется, чтобы сюда ворвались спящие с дубьем.
        - Вы кто?! Я вас не звала! Убирайтесь!
        Девушка стиснула худые руки, смешно и жалко торчащие из коротких рукавов.
        - Меня прислал Льорос Сарано, отдать вам это, - покопавшись в поясной сумочке, Аррайда протянула данмерке колечко.
        - Вы - Ханарай?
        Та подалась назад, по пылающим алым данмерским глазам трудно было что-либо понять, но, похоже, девушка пребывала в смятении.
        - Откуда оно у вас?
        - Льорос, жрец Триединых, просил вернуть его вам. Вы - Ханарай?
        - Да, да, я Ханарай! Вечно чужаки лезут не в свое дело. Но Льорос. Вы же не служите Дому Редоран?
        - Не служу, - Аррайда вздохнула, - но я нашла тела убитых стражников в Андасрэте. Видимо, поэтому Сарано решил...
        Ханарай отступила, прижимая кулачки к груди:
        - Он тоже вечно лез не в свои дела! Как чужаки! И этот Сарано. Надеюсь, скоро...
        - Что скоро?
        - Ничего. Уходите! Я хочу побыть одна...
        Аррайда положила колечко на край стола.
        - Простите.
        - Отстань...
        Данмерка без сил опустилась на табурет.
        - Его не вернуть. Ну, чего стоишь?! Тебя ударить? - Ханарай обхватила черен висящего на поясе ножа - странная игрушка для домашней хозяйки.
        - Я ухожу.
        - Нвах!.. Вынюхиваете, выведываете, лезете в душу... Он погиб из-за вас! Что ты делала в Андасрэте?
        - Пережидала грозу, - ответила Аррайда честно.
        - Скоро все это кончится.
        - Почему?
        - Потому, - Ханарай сжала узкие губы. - Потому что истинный бог сменит ложных. Все, пошла вон.
        В двери уверенно постучали.
        Лицо хозяйки дома скривилось. Она толкнула Аррайду плечом и сбросила засовы.
        В дверном проеме оказался данмер - корпулентный, с круглым лицом и остроконечной рыжей бородкой - как на парадных портретах герцога Ведама Дрена. Его узкие глаза при виде Аррайды сделались еще уже, брови изогнулись:
        - Кто она? Что она здесь делает?
        - Она принесла мне колечко, Галтис...
        - Откуда оно у нее? - тот, кого Ханарай назвала Галтисом, заботливо запер двери и небрежно развалился на табурете у обеденного стола, расспрашивая об Аррайде так, будто наемницы здесь не было.
        - Говорит, что нашла в Андасрэте убитых стражников.
        - Та-ак. Похоже, Форин лопухнулся. Придется это исправить.
        - Да, Галтис. Ты же не собираешься...
        - Как раз собираюсь. Похоже, из-за этой падали мы потеряли поставщика. Надо все расставить по местам, - суженные глаза контрабандиста сверкнули. - Чтобы больше не стояла у нас на дороге.
        - Ты прав.
        Наемница взглянула исподлобья:
        - Вы уверены?
        - В том, что ты влезла в наши дела? - Галтис раскачался на табурете, ерзая им по каменному полу. - И что без тебя тут станет легче дышать?
        Нож потек по воздуху в ее сторону - именно потек, она видела его замедленное, плавное, как в патоке, движение. Хотя контрабандисту казалось, должно быть, что полет ножа был стремительным. Аррайда шагнула в сторону. Нож воткнулся в буфет и прочно засел. Но еще до этого наемница схватила со стола сковородку с ужином и опустила Гуврону на лысоватый лоб. Галтис рухнул, ошметки яичницы полетили в стороны. Ханарай кинулась на Аррайду с ножом. И один раз даже достала.
        ...Наемница слизнула с кисти кровь. Стянула руки Гуврона его же ремнем, серую юбку Ханарай связала узлом у нее на голове. Подобрала выпавшие из складок ключи. Осмотрелась в поисках режущих предметов, до которых пленники могли бы дотянуться. Ничего не обнаружила. Вздохнула. Обмотала запястье бинтом. Прежде чем звать к нападавшим стражу - занята она, редоранская стажа, - или сдавать их Легиону, следовало поискать в доме что-то, указывающее на их незаконный промысел. Осмотреться хотя бы поверхностно.
        Подкинув в ладони звякнувшую связку, Аррайда переложила ключи в левую руку, а в правую взяла кочергу: клеймора не слишком удобна для драки в тесноте, да и мебели жаль.
        Наверху ничего существенного не нашлось. Середину круглой комнаты занимал очаг, из которого тянуло горечью при порывах ветра на улице, забивавшего дым в трубу. Вдоль стен была расставлена мебель: посудная полка - тарелки с синей росписью, медный чайник, миски и черпаки; буфет с застрявшим ножом, стол и две скамьи вдоль него. Каменный пол, серые оштукатуренные стены. В задней стороне дома узкая кровать под серым одеялом, на подушке красная вышивка. Несколько платьев под полотном. Два сундука с одеждой, переложенной травами для запаха и от насекомых. И лестница в подвал. Из-за частых пепельных бурь альдрунские дома росли не вверх, а вниз - исключая скар - панцирь древнего краба-переростка, под которым располагался аристократический район неофициальной столицы Великого Дома Редоран. От его высоты кружило голову.
        Сотворив заклинание кошачьего глаза, Аррайда стала спускаться в душное подземелье. Беззвучно, упруго ступая по каменным ступенькам, котрые не могли выдать ее нечаянным скрипом. Задумавшись, как же быстро она повзрослела, стала частью чужого совсем недавно мира, из наивной девочки превращаясь - в кого?
        Нижний ярус тоже представлял собой кольцо вокруг опорного столба под очагом и казался нежилым. Пыльная мебель, ветхие гобелены на стенах, запах нежилья. Тем страньше было увидеть среди этого окованную железом, прямоугольную резную дверь в стене. За дверью кто-то звучно дышал. Так звучно, что едва ли расслышал легкие шаги наемницы. Аррайда задумчиво покусала губу. Затем вернулась наверх. Павшие контрабандисты лежали там, где она их оставила, и, похоже, еще не пришли в себя. Одарив их внимательным взглядом, Аррайда нашарила в буфете кувшин с маслом, отлила в плошку, и обильно смочила ключи. Снова спустилась вниз. Вздохи за дверью были все столь же явственны.
        Беззвучно наемница смазала дверные петли, а подходящий по виду ключ сунула в замок и стала дожидаться, пока масло растечется по механизму. Такую дверь с ноги не выбьешь, а лишние секунды, если откроется бесшумно, помогут понять, с кем Аррайда имеет дело. Кто за дверью: пленник или враг.

        Наемнице удалось застать его врасплох. Может, оттого, что дверь открылась беззвучно. Или оттого, что трупаки плохо соображают. Даже пепельные. Пока он раскачивался с пяток на носки, с темнотой вместо лица, поигрывая шипастой дубиной, она даже успела охватить взглядом внутренность комнаты и убедиться, что никого живого там больше нет. Если трупака можно считать живым. То, что внутри, Аррайде не понравилось, но сперва нужно было разделаться со сторожем святилища.
        В центре Альдруна, под носом у Храма - святилище Шестого Дома. Это было невероятно. И омерзительно. Хотя и следовало ожидать. Если хотя бы половина пепельных идолов, перевозимых контрабандистами, получена, то святилищ Шестого Дома на Вварденфелле пруд пруди. А те, кто обязан бороться с ними, прячут знания друг от друга и закрывают глаза на правду. И уже может быть слишком поздно что-то изменить. Зараза расползается, и задержать ее - все равно что остановить руками ветряную мельницу.
        Сон ударил под колени, заставил опуститься на каменный пол святилища, но для Аррайды уже не существовало ни его красных свеч, ни пепельного идола, ни качающегося с пяток на носки безликого врага. Наемница опять была среди шеренги мертвецов, лицом к лицу с человеком в золотой маске, походившей то ли на морду ужаса клана, мелкого ящера из даэдрических развалин, то ли на солнышко. Незнакомец говорил очень быстро, глотая слова, силился выглядеть приятным, шутил, смеялся. Казалось, даже золото маски растягивалось в улыбку, но когда попытался прикоснуться - это повергло Аррайду в ужас. Она знала, что этот кто-то пытается наложить заклятие, но не могла ни закричать, ни убежать. Скалились черепа стоящих вдоль коридора мертвецов, вился красный туман, и было ясно: никто не сотрет слезы с лица, ничья рука не протянется, как ветка, чтобы схватившись за нее, выбраться из трясины кошмара. Не было сил зажмуриться и бежать прочь, хотя бы ползти. Сердце билось где-то в горле, давя крик. Слезы брызгали между стиснутыми веками. И тогда Аррайда заставила себя как можно шире раскрыть глаза.
        Клеймора... оставила глубокую щербину в узоре на полу, пальцы слиплись на рукояти, а по обе стороны клинка лежали половинки трупака, неровные, розовато-серые от горящих в святилище свеч. И оскаленный идол равнодушно пялился поверх них тремя багряными глазами. Наемница подошла к нему, волоча за собой клеймору, ударила локтем, и пепельная субстаниция развалилась на неровные, похожие на пемзу куски.
        По лестнице Аррайда взбиралась медленно, цепляясь за неровности стены. Воздух казался горячим, точно в присутствии огненных атронахов, там, в Андасрэте. Словно еще предстояло гнать их вперед сквозь раскаленное марево (горнило) каменных коридоров.
        Подгибались колени, еще немного - и Аррайде пришлось бы ползти по ступенькам, как ползут верующие к своему божеству. Только здесь разбитый идол оставался за спиной, за надежно запертой дверью. А ключи наемница забросила в сумку, чтобы не потерялись.
        В доме все было, как прежде. Ханарай сопела под стянутой на темени юбкой, а Галтис то ли еще не пришел в себя, то ли прикидывался беспамятным. Аррайда не решилась нагнуться, чтобы проверить. Ощупала засовы на входной двери и скрестила пальцы в заклинании божественного вмешательства. Наемница думала, его придется повторить не раз и не два, если заклинание вообще удастся, но уже с первого раза по глазам ударило сухое полотнище ветра, несущего пепел с отрогов Красной горы, и тут же руки уперлись в окованную железом дверь на верху крепостной стены.

        Знакомый легионер провел Аррайду в комнату Пулии, но и из-за письменного стола полез навстречу вислоусый Корнелий, с которым они освобождали Андасрэт, распахнул медвежьи объятия:
        - Ух ты... цела... В Альдруне бой, а я тут сижу, как дурак... - он грохнул кулачищем по столу. - Раиса сказала тебя встретить. Сейчас кликну актуария, все вольные подпишешь, и в арсенал заведу... или поешь сперва?
        От одной мысли о пище Аррайду затошнило. Корнелий навис над ней, лицо у него было потное и багровое, глаза в красных прожилках слезились:
        - Тоже наглоталась дыму? Глазами лыпаешь, мокрая и горишь.
        Аррайда вытерла лицо.
        - Раиса... где?
        - Нету.
        - Тогда Имсин. Важно...
        Она сплела пальцы в знаке "клинков". Корнелий с силой дернул себя за усы.
        - Имсин уехала, а Раиса в Альдруне. Я пошлю гонца, но быстро она не сумеет...
        - Спасибо.
        Аррайда крутанула запястьями, заклинанием бросая себя к альдрунскому Храму.

        Дым из печных труб прижимало к земле, резкий порывистый ветер швырял в лицо пригоршнями красного пепла, нес смоляной омерзительный запах, дергал огонь факелов, торчащих в скобах по обе стороны от двери в храм, выл в тесном дворике. Издали слышались крики, треск и лязг. Кто-то отшатнулся от Аррайды, с хлопком возникшей в полукруглом дворе, громко выругался. Рывком развернул девушку к свету:
        - Эй!.. Кто такая?!
        - Я ее знаю, - протянул второй легионер. - Она в Андасрэте с нами...
        - А-а... под ногами не путайся.
        Легионеры и стражники Дома Редоран, заполнявшие двор перед храмом, утратили к Аррайде интерес. Часть их, прикрываясь ростовыми щитами, сгрудилась за баррикадой, перекрывающей арку на храмовую площадь, другие застыли на лестницах, приставленных к стене, в которой была эта арка.
        - Крысы... блин! Когда они кончатся...
        - Мне нужна победитель Пулия!
        - Она возле Скара, - знакомый легионер дернул рукой в сторону гигантского панциря, вздымающегося над мелкими ракушками-домиками городской бедноты. - Вот е-мое... Гильдия магов себе, бойцы себе, а мы...
        Судя по огням и нарастающим крикам, в городе развернулось нешуточное сражение. Аррайда за весь сумасшедший день впервые подумала о Черриме и Эдвине Элберт; подавив в себе беспомощность и отчаянье, заколотила в полукруглые, утопленные в стене двери храма. Она поставит в известность о святилище Шестого Дома Льороса Сарано, а затем постарается разыскать друзей и Раису.
        Долго не отворяли, испуганные напором, разглядывали пришелицу в глазок; потом дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы Аррайда, обдирая бока, сумела попасть внутрь, и тут же захлопнулась.
        - Ты была сегодня у примаса Сарано, - поднеся масляную плошку к лицу гостьи, проговорил служка в коричневом глухом балахоне, - а то бы я не пустил.
        Аррайда фыркнула и закашлялась. Прижала ко рту кулак.
        - Где... он?
        - Ушел... туда...
        Нервно почесываясь, служка принялся запирать двери, ясно давая понять, что назад Аррайду не выпустит. Наемница облизнула пересохшие губы. Отгоняя звон в голове, постралась сосредоточиться, решить, что делать дальше. Глаза обежали круглое пространство главного нефа, заполненное испуганными людьми, раненых, с которыми возились священники в перепоясанных веревками рясах... От духоты, воняющей потом, горелым маслом и благовониями, стало нечем дышать. Сквозь в боль в висках пробилось воспоминание. Дом Косадеса в Балморе, его рука на плече, и собственные, стиснутые между коленями. Опущенный в колени взгляд, и дрожащие губы, раз за разом повторяющие... Это какой же дурой надо быть!.. Держась за стену, обошла Аррайда истово молящихся, коленопреклоненных и распростертых на полу, и пробралась к лестнице вниз. Верники, на коленях ползущие по ступенькам к нижней зале с ее триолитам и Шепчущими Колодцами, отшатывались от наемницы, как от пораженной мором. Бросали обидное "нвах", злобно шипели в спину. Она даже не оглянулась. Редгардка сама могла бы напугать сейчас кого угодно, если бы в ее покрытое потом,
красное, точно отлакированное лицо решились заглянуть. И даже призрачный стон Шепчущих Колодцев на этот раз ее не смутил.
        Внизу Аррайда втиснулась в какую-то нишу, чтобы набросать несколько строчек, объясняющих, как, по ее мнению, действуют чары Красной горы. Враг передает свои сны, соблазны и внушения именно через пепельные идолы, укрытые в пещерах близ крупных городов, а теперь, похоже, наводняющие и города. Сетью безумия накрывая Вварденфелл. Слишком много идолов проходит через контрабандистов, чтобы на каждого нашлось святилище. Это казалось Аррайде настолько важным, что мастер-шпион обязан был узнать обо всем как можно скорее. Девушка свернула листок и, прикидываясь, что молится на коленях, сунула его в щель под триолит святой Рилмс - специально оговоренный тайник, из которого курьер заберет послание и немедленно передаст Каю.

        Из храма Аррайда выбралась через люк в крыше. Жар накатывал на нее, как прилив, меч и броня казались неимоверно тяжелыми, вода в баклажке - теплой и невкусной. Двигалась наемница на чистом инстинкте, цеплялась ногтями, упиралась коленями, толкая непослушное тело. Время от времени вглядывалась в мир внизу, локтем прикрывая от секущего ветра слезящиеся глаза.
        С карниза вдоль купола Храма перебралась она на склон горы и поползла дальше - с одной изогнутой крыши на другую: мимо храмовой площади с колотящейся на ветру хоругвью и вспышками, разрывающими воющий мрак, мимо кузни с потушенным горном, вдоль лавчонок торговой площади перед Скаром. Казалось, этой ночью Альдрун был предан пепельной буре и огню. Вросший в землю, каменный, загореться он не мог, но огня хватало. На западе, у пологой дуги здания, занятого гильдией волшебников, промелькнула цепочка огненных атронахов. Под стеной Скара пылал, разбрасывая огненные иглы, огромный трамовый куст. Тлели чья-то тележка и куча бревен; рея знаменем, полыхал сорванный с части стоек холщовый навес. Метались тени спящих с дубинами, взблескивали кирасы легионеров. По счастью, никому не пришло в голову повторять эскападу Аррайды, спящим недостало соображения, а страже и Легиону хватало дел внизу.
        За то время, что редгардка моталась туда-сюда, решая проблемы, диспозиция изменилась. В начале вечера стража владела ситуацией, выжимая разрозненных безумцев с дубинами с главных улиц. Сейчас спящих стало намного больше. Им удалось расчленить оборону защитников, и теперь спящие с нечеловеческим упорством давили очаги сопротивления. Стража и легион огрызались, укрепившиись за наспех сложенными баррикадами, ростовыми щитами и снятыми с петель дверьми, и все реже и реже переходили в контратаку. Сейчас даже пылинка могла склонить чашу весов в ту либо другую сторону.

        Высокий раздраженный голос Раисы прорвался сквозь крики, свист ветра и треск огня.
        - Нам нужно подкрепление! Они идут в сторону Храма!.. - захлебываясь, орал гонец. - Долго мы не продержимся!
        - Их цель - Храм! Они кричали о ложных богах! - Льорос Сарано, словно нарочно, оказался здесь же. Он будто наскакивал на командира, поддерживая левую руку правой.
        - Нам не прорваться! - рявкнула Пулия. - Отовсюду! Как крысы лезут!! Только чу...
        Стараясь расслышать ее, Аррайда неосторожно подалась к краю крыши, поскользнулась и нелепо взмахнув руками, слетела по покатому навесу в клокочущее варево безумия. К счастью, падать было невысоко - чуть больше двух ярдов. Наемница не разбилась и даже осталась на ногах. Смутно подумала, сейчас придется отбиваться, пробиваться из толпы в сторону легионеров... Чьи-то руки поддержали ее. И даже сквозь завывание бури было слышно, как, будто диковинные плоды, со стуком падают на мостовую дубины из враз ослабевших рук. Красные огоньки-глаза разбуженных данмеров поворачивались к Аррайде, точно подсолнухи к солнцу. И данмеры, увязнув, как в смоле, в пропитанном пеплом воздухе, в темноте, разбавленной светом костров и огненных заклинаний, плавно опускались рядом со своим оружием, точно их ударили под колени - все расширяющимися кругами. Считать синяки, досадовать, злиться на свое безумие - все это они будут потом. А сейчас маятник качнулся, но не от беспричинной ярости к столь же беспричинному обожанию. Пробужденные спящие ощутили настоящую свободу. И как некогда, принимая клятву Лландраса, Аррайда
произнесла для всех, внимающих ей среди свиста ветра и рева пламени:
        - Я принимаю ваше служение, - и позволила времени сдвинуться и потечь обычным образом.
        - Что та...
        - Стой!.. Стой, хватит!! - пара морозных зарядов, предназначенных остудить драчливые головы местного населения, приморозила нескольких увлекшихся легионеров, особенно злых оттого, что их бросили в бой с безумцами, лишив настоящего оружия. Сколько было в эту ночь затоптанных, задавленных, сожженных заклинаниями, получивших в голову углами щитов, камнями и дубинками, предстояло еще сосчитать. Пострадавшие были с обеих сторон. И все же легионеры неохотно, но подчинились приказу. Раиса Пулия, вынырнув из-за скутумов, подбежала к Аррайде, за ней торопился, припадая на левую ногу, Льорос Сарано.
        - Ты... что ты здесь делаешь?
        - Я упала с крыши.
        Раиса растерянно заморгала, потрясенная простотой объяснения.
        Данмеры - те, что ближе - подались заслонить Аррайду, и наемница крикнула:
        - Нет! Идите домой! Я позову, когда будет нужно!
        И альдрунцы подчинились, а недоумевающие легионеры и стражники Дома Редоран им не препятствовали.
        Победитель Легиона выглядела сердито и ошеломленно.
        - Что это было?!
        Сарано ответил за Аррайду:
        - Милость Альмсиви, великое чудо.
        Сошло и это объяснение - за неимением лучшего. Редгардка вздохнула. Лучше б боги позаботились, чтобы Косадес обо всем этом не узнал. Как ни старается Аррайда держаться в тени - все выходит с точностью до наоборот.
        - Если это чудо, то благодарить за него следует Девятерых, - ехидно отозвалась Раиса.
        Наемница, пошатнувшись, вяло подумала, что не хотела бы стать поводом для межконфессиональной розни. Резни. Льорос взял ее за горячую руку, чутко поддержал.
        - Идемте в Храм. Тебе необходимо отдохнуть. Дом Редоран в великом долгу перед тобой.
        Раиса подхватила Аррайду под локоть другой руки.
        - В доме Ханарай святилище, пепельный идол! - хрипло выдохнула наемница. - Надо туда!..
        Пулия с Сарано отпустили ее, обернулись к своим людям, выкрикивая приказы, болью отдающиеся у наемницы в голове. Вокруг становилось пусто; воняя, горела бочка со смолой. Аррайда отошла. Прислонилась к стене дома, с которого упала, и заснула.

        Секреты Редоранской кухни. Альдрун

        - Наша спасительница проснулась.
        Два глаза - две влажные большие ежевичины, - столкнувшись с Аррайдой взглядом, испуганно моргнули и спрятались за частоколом ресниц, таких пушистых, что их хотелось потрогать.
        - Меня зовут Неминда. Я распорядительница при Совете Дома Редоран.
        А улыбка вышла слегка кривой от смущения.
        Было редгардке - ее обладательнице - лет двадцать пять - двадцать восемь на вид. Пухленькая, живая, с лицом круглым, точно луна, Неминда изо всех сил старалась держаться строго, морщила плоский нос и поджимала оттопыренные губы. Но было понятно, что долго она не вытерпит, брызнет весельем, засыплет словами. И копна легкомысленных мелких кудряшек так и лезла из-под узорчатого гребня.
        - А ты Аррайда, верно? - с милой непосредственностью спросила она. И продолжила официальным голосом: - Ты заснула прямо на улице. Сарано считает, что это вполне закономерная реакция на усталость. Он хотел забрать тебя в Храм, но там слишком шумно, слишком много людей... хотели взглянуть на... вас. И я распорядилась перенести вас в Залы Совета.
        - Такая честь для меня...
        - Что вы! Это - самое малое, что мы могли для вас сделать. То, что вы совершили - имеет не только религиозное, но и политическое значение! Мы так давно не побеждали... - совсем по-человечески сказала Неминда. - От нашей гордости мало что осталось. И то, что вы... ты сделала... для нас означает надежду.
        Кто-то робко поскребся в двери, и распорядительница, извинившись, отошла.
        Отключившийся мозг постепенно начинал соображать. Аррайда села в постели и цепко осмотрела комнату. Та была узкой и высокой, с коричневым узором по розоватой штукатурке свода. Окон не было, но освещения хватало - ярко сияли стеклянные шары - то ли с магическим огнем, то ли со светящимися насекомыми. Обстановка оказалась добротной и даже роскошной - буковый гардероб на гнутых лапах с выдвижным нижним ящиком и двустворчатой дверцей, окованный бронзой сундук, ряд стульев с зубчатыми спинками, круглый стол под шелковой скатертью. Рисунок на скатерти копировал вышивку постели и роспись ширмы, отгораживающей входную дверь - голубые цветы каменевки, золотой канет и силуэты парящих над ними скальных наездников. На столе стояли стеклянный, с "изморозью", кувшин под крышкой, парная ему чаша и набор целебных зелий в коричневых бутылках - такие держат у себя на розлив алхимики.
        Собственный вид понравился наемнице намного меньше. Ни привычной одежды, ни брони не было. Только клеймора стояла прислоненная к креслу. А в простеганном поверху домашнем платье, расширяющемся от груди и ложащемся плавными складками, девушка почувствовала себя голой.
        Неминда закончила разговор и опять присела на край кровати:
        - Сейчас будет завтрак. Что-то не так?
        - Где мои вещи?
        - Ваша сумка здесь, в кресле. Мы туда не заглядывали. А все остальное приведут в порядок и вернут, не беспокойтесь. Можете пока выбрать одежду в шкафу, там все новое. Или закажем что-либо у Биваль Тенеран. Она лучшая портниха в Альдруне, у нее одеваются даже члены совета. Или купим готовое.
        - В сумке нет ничего такого, что стоило бы прятать, - пробормотала наемница, упорно пялясь в колени. Взгляд зацепился за кисти Неминды. На смуглых пальцах выделялись ногти, аккуратные и розовые. Аррайда взглянула на собственные руки и спрятала их под себя.
        Делать нечего. Придется дождаться и спасти свои доспехи, а потом уж выбираться из ласковых тенет.
        - Отвернитесь, пожалуйста. Я переоденусь.
        Наемница вовсе не собиралась пользоваться любезным предложением Неминды лезть в гардероб или что-то заказывать у портнихи, просто вытащила из сумки запасные штаны и рубаху. Натянула - и несмотря на то, что голова все еще немного кружилась, почувствовала себя намного лучше. А еще заметила, что Неминда чувствует себя в парадном платье - серебристом, со вставками из желтого кружева - столь же неловко, как давеча она сама. Похоже, обе девушки предпочитали совсем другую одежду.
        - Еще что-нибудь? - вежливо поинтересовалась Неминда.
        - Да. Я хотела бы узнать, что с моими друзьями. Хаджит Черрим из гильдии бойцов и Эдвина, магичка. Эдвина Элберт. И еще...
        - Так это вы?! - распорядительница взмахнула руками, заставив Аррайду отшатнуться. - Я слышала историю их спасения из Арктанда, но и вообразить не могла... Ложитесь, отдыхайте. Я немедленно к ним пошлю, сообщу, что с вами все в порядке. Гильдийцы просто заперлись и держали оборону. Да там такой каши не было...
        Неминда вернулась через несколько минут.
        Почти следом за ней, постучав, вошла горничная с накрытым салфеткой подносом. Вся такая выглаженная, накрахмаленная... и помирающая от любопытства. Семеня, мило краснея, она так и зыркала на Аррайду из-под опущенных ресниц. Финал был закономерен. Неминда с гостьей рванулись спасать свой завтрак, стукнулись лбами, ойкнули и расхихикались, как девчонки. Служанка убежала. Неминда потерла ладонью лоб:
        - Голова у тебя крепкая.
        - Ага.
        Вдохнув запах свежей сдобы, Аррайда сглотнула слюну. Разлила чай по чашкам, наплюхала в свой сливок, набросала сахару и, сделав большой глоток, блаженно откинулась на подушку. Неминда, стараясь гостью не стеснять, потупилась, грея о чашку ладони. Дав утолить первый голод, отбросила церемонное "Вы":
        - Я бы хотела побольше узнать о тебе.
        - Ты разочаруешься. Я не помню, ни кто я, ни откуда. Очнулась на тюремной лодке в виду Сейда Нина. Коли была в тюрьме - не знаю, за что. И теперь продаю свой меч за деньги.
        Если Неминда и была разочарована, то ничем этого не выдала. Поймала выпавший из прически гребень. Зачем он ей при коротких волосах, наемница понять не могла. Хотя, многие альдрунки закалывают волосы гребнями, правда, не такими изысканными. У Ханарай...
        Беззаботность слетела с Аррайды, как шелуха. Она отставила недопитую чашку.
        - Что такое? Невкусно?
        - Ханарай... Их взяли?
        - Да. Еще вчера, сразу, как ты сказала. Ханарай и Галтис схвачены, а святилище сожжено.
        - Что с ними теперь будет?
        - Редоран уважает законы Империи, - сухо ответила Неминда. - Эту пару и их подельников из Андасрэта допрашивают наши люди... И эта, белобрысая, победитель Пулия из Легиона... вцепилась, как никс-гончая.... - то ли с осуждением, то ли восхищенно вздохнула она. - Душу из них вытрясем, но дознаемся, откуда цепочка тянется, чтобы в Альдруне такое... невинные украшения!.. Я была в святилище. Видела разбитый идол... и остальное, - она порывисто наклонилась и прикоснулась к ладони Аррайды губами. - Хорошие люди страдают и гибнут, а такие вот сволочи... Их отправят на рудники. Не жалей о них.
        Пусто было, хотя долг исполнен, Аррайда не ощутила ни капли радости. Ей захотелось лечь и отвернуться к стене. Она спрятала руку за спину:
        - Не... делай так больше.
        - Про-сти... Слишком много навалилось на Редоран в последнее время. Пепельные бури, моровые создания, контрабандисты, бандиты, война с Хлаалу из-за эбонитовых шахт Кальдеры. Почти все советники опустили руки, и только Сарети пытается что-то исправить и изменить. А теперь вот ты. Советник Сарети хотел прийти сюда, я еле его отговорила.
        - Советники не приходят к простым наемницам.
        - Что ты! Он совсем другой! Не зря же его называют "надеждой" нашего Дома.
        Щеки Неминды раскраснелись, глаза сияли, а грудь вздымалась от волнения. Перехватив взгляд Аррайды, девушка вздернула плоский нос:
        - Не сочти меня восторженной дурочкой. Я чту Атина Сарети как отца. Он очень помог нам... моей семье. Когда мой отец был вынужден оставить службу в Легионе, мы почти умирали с голоду, и советник Сарети спас его и меня. С тех пор... я преданно его люблю, - опустив глаза, она стала накручивать на палец крутое колечко волос, - а когда отец умер, то я стала служить Дому Редоран. Когда ты узнаешь данмеров ближе, то понимаешь, что не все они чванные и самолюбивые. Иногда гордость - все то, что остается побежденным.
        - Извини. Я мало разбираюсь в этом.
        - А я горжусь своей службой.
        Неминда вскинула подбородок:
        - Спроси. Хоть любого ратая, хоть легионера... И каждый скажет, что пусть Великий Дом Хлаалу и лижет пятки Империи, но все равно простые люди уважают больше Редоран, потому что редоранцы искренне чтят и защищают свою землю и свой род. Поверь, Атин бы пришел. Но его гораздо проще защищать от убийц в личных покоях, чем где-либо еще.
        - От убийц?
        - Ему осталось продержаться две недели. Видишь ли... Великие Дома не ведут войну в обычном смысле, когда сходятся две армии и решают, кто сильнее, - Неминда откинулась к спинке кровати и сложила руки на коленях, приготовившись к долгим объяснениям. - После всех битв и междоусобиц Морроувинд так обезлюдел, что данмерам даже пришлось разрешить смешанные браки и иммиграцию из других провинций. И чтобы не стало еще хуже, Хлаалу, Телванни, Редоран, Индорил и Дрес заключили договор, по которому войну Домов объявляет и ведет один единственный человек.
        Она тяжело вздохнула, запустила пальцы в кудрявые волосы.
        - В общем, враждебный Дом покупает у императора "приказ на благородную казнь" для наемных убийц Мораг Тонг, и они начинают охоту. Если жертва продержится год и один день, убийц отзовут, и война считается выигранной. Если погибнет - враги получают обусловленные преимущества.
        - И объявить такую войну может каждый?
        Неминда тихонько рассмеялась:
        - Что ты! Конечно нет! Лишь человек, известный своими заслугами перед Домом и благородством.
        Аррайда сощурилась и стиснула губы, задумавшись:
        - Но... тогда получается... если они погибнут - Дом лишается лучших своих людей.
        - Тебе странны кажутся наши обычаи? Но тот, кто ведет свой народ, должен рисковать ради него. А разве не так? И я... мы не дадим ему погибнуть, слышишь?! Вот что... Если ты хорошо себя чувствуешь, мы пойдем к нему прямо сейчас.
        Лихорадочное нетерпение Неминды, казалось, передалось наемнице. Она подскочила к гардеробу, но, глянув на изысканную обувь, выстроенную рядами в нижнем ящике, решила, что все же пойдет босиком. Вряд ли здешние полы усыпаны колючками и осколками, а на каблуках Аррайда точно чувствовала бы себя неуверенно.
        Неминда уже протягивала ей плащ.
        - За вещи не беспокойся. У нас не воруют.
        И все же девушка на всякий случай сунула невидимую сумочку под кровать. Надела пояса с ножами и зельями. Приладила за спиной клеймору, укрылась плащом и по просьбе распорядительницы пониже спутила капюшон:
        - Я готова.

        * * *

        Почти никто не встретился им ни в анфиладах парадных покоев, ни в освещенных редкими факелами коридорах - исключая патрули, обращавшие на девушек ровно столько внимания, будто те были из стекла, да похожих на идолы стражей в костяных доспехах, что застыли у преграждавших путь дверей, решеток и на поворотах коридоров. Удивленной Аррайде распорядительница пояснила, что нарочно подгадала время к завтраку, дабы не давать пищи любопытным.
        Неминда отпирала ключами со сложными бородками визжащие замки; нажимала рычаги, утопленные в стену, открывая неожиданные проходы. Раз или два просила Аррайду ступать за ней след в след, чтобы не потревожить поющие "полы".
        Некоторые ловушки наемница обнаружила самостоятельно.
        Ряд отверстий в стене - то ли для стрелок, то ли для ядовитого дыма...
        Закрепленный клином переворотный блок: выбей клин - и наступивший на камень незваный гость полетит в яму с кольями или чем похуже...
        Несколько растяжек, рывок за которые спускает подвешенный к своду груз...
        Мягкие туфли Неминды тихо шуршали по каменному полу, а идущую босиком Аррайду и вовсе не было слышно. И потому им удалось застать врасплох мужчину в рабочей одежде, пытающегося приподнять в нише ломиком крышку люка. Ломик пару раз соскальзывал с неприятным лязгом, мужчина вздрагивал и судорожно озирался. Рядом стояло ведро с набором разнокалиберных щеток на длинных ручках.
        Наконец трудяге, которому, похоже, усердно помогали снизу, удалось своротить тяжелый круг. Некто в маске, одетый в черное, и оттого заметный лишь в движении, уже высунул голову и положил локти на край, чтобы подтянувшись, вылезти наружу.
        - Эй! Ты...
        Рабочий охнул, отвалился и, опрокинув ведро, мешком сполз по стене. Неизвестный нырнул обратно. Аррайда подняла руки, чтобы запустить вслед огненный шар, и тут Неминда сжала свой пояс.
        Безмолвный вопль пронесся по коридору. Он давил на уши и на глаза, и огонь разлетелся из горсти бесполезными искрами, а намертво затверженные строки заклинаний просто вымело у наемницы из головы. Ее шатнуло к стене напротив сомлевшего мужика. И чувствовала она себя ничуть не лучше.
        Лязгнули с двух сторон опускные решетки-герсы. Грохоча сапогами, подбежали стражники.
        - Они внизу, осторожно! - крик Неминды показался наемнице глухим, как сквозь шлем. - Люк на место - и стали сверху! И сказать ловцам: пусть стерегутся, я спускаю туда кипяток!!
        Задрав платье, чтобы не путалось в ногах, распорядительница унеслась, точно ее толкали в спину, и через какую-то минуту (так показалось Аррайде) вернулась, запыхавшись, но со счастливым выражением на лице:
        - Я туда весь кипяток из куба ухнула!
        - И как?
        Неминда посмотрела на растопыренные дрожащие пальцы:
        - Хорошо... Только истопника напугала... до у... колик!.. Лопату выдрала - и в кольцо, заслонку дернула...
        - Поймаем в сеть полусваренную рыбку.
        - А вару не мало будет? - засомневался один из караульщиков.
        - Там труба полупроходная! И на своде враспор не повисишь - склизко, так что хватит с них...
        - С фантазией у них стало туго.
        - Что ты! Чем проще, тем надежнее. Подкупили золотаря, завтрак, в коридорах пусто. Госпожа Неминда, не проходи вы тут... И ведь не допросишь: сдох.
        - Тех допросим!..
        Неминда обратила к Аррайде сияющее возбужденное лицо. Встревожилась, стала тормошить и трясти за плечи:
        - Тебя накрыло?!.. Ну прости меня, прости!.. В такие минуты объясняться некогда. Это заклинание безмолвия - чтоб убийцы не успели алмсивнуть. Теперь возьмут их... на выходе из канализации... сетью поймают. Эй, попить ей дайте!
        К Аррайде протянулись баклажки. Она выбрала наугад, отхлебнула. Чувство было такое, точно ее ударили по голове еще раз. Но, как ни странно, в глазах прояснилось.
        - Идти можешь?
        - Ага.
        И все же весь остаток дороги Неминда заботливо придерживала наемницу под локоть.

        Разводящий с сигнальным рожком на груди, вместе с караулом стоящий у двери в апартаменты советника, обменялся парой слов с Неминдой, и гостьям позволили войти.
        Убийц уже поймали, и теперь телохранители возвращали приемной обычный вид. Были убраны баррикады из скамей, поставлен на ноги тяжелый столик секретаря. В отработанном порядке бойцы возвращались в помещение для стражи, смежное с приемной. Отходящие последними четверо щитоносцев - Аррайда успела заметить, что их большие и тяжелые миндалевидные щиты не раскачиваются, не "плавают", а значит, держатся на наплечных ремнях - задвинули за собою ширмы, со стороны приемной не разнящиеся от остальных стен. Милая неожиданность для незваных гостей.
        В приемной стало пусто и просторно. Остались два стража у внутренней двери - в тяжелый доспехах, с ростовыми щитами и "клыками", предназначенными для драки в толпе и тесноте замковых коридоров.
        И третий - должно быть, секретарь, улыбчивый данмер с цепкими глазами.
        По его просьбе наемница оставила ножи и клеймору в стойке для оружия и вслед за Неминдой вошла во внутренние покои.
        Этих покоев словно бы не коснулась недавняя тревога. Телохранитель в гай-джуланских костяных доспехах держался невозмутимо, как скала. О складки парчовых драпировок, казалось, можно было порезаться. Мирно потрескивал в очаге огонь. А подушки на скамьях перед ним так и манили к отдыху.
        Сарети, сложив руки у груди, приветствовал девушек.
        Аррайда разглядывала советника, который столь нравился Неминде, и молчала. То, что наемница усвоила из уроков Косадеса - не спешить заговаривать первой. Человек, смущенный и раздосадованный тянущейся паузой, выйдет из себя и скорее наверняка брякнет правду.
        В Атине не нашлось ничего особенного: простая коричневая манития, изжелта-серое лицо, лоб с залысинами. И потухшие глаза. Руки Сарети заметно дрожали. Трудно сохранять присутствие духа, когда за тобой уже год идет охота. Но заговорил советник мягко и на диво вежливо. Предложил садиться, самолично выставил перед гостьями сладости и вино. Движения его были отточенными, а голос проникновенным.
        - Я рад видеть вас у себя, госпожа Аррайда. Можете называть меня советник Сарети. То, что вы сделали вчера для Альдруна, невозможно оценить, но если позволите... - он снял с полки большой ларец из камфарного дерева, раскрыл перед девушками бархатное нутро, поделенное на отделения - с двемерским серебром; эмалями, сканью; сапфирами и смарагдами, кольцами, браслетами, цепочками тончайшей работы. Здесь были головные кольца-колты, драгоценные подвески; усыпанные самоцветами пряжки для туфель и поясов; изысканные резные гребни, венцы и сетки для волос с вплетенным жемчугом. Россыпью шпинели, красные яхонты, янтарь. Золотистые раух-топазы и дымчато-черные морионы, блеснув, отразились в круглых ярких глазах Неминды.
        - Берите отсюда, что хотите и сколько хотите, - щедро предложил советник. Аррайда отрицающе качнула головой.
        - Я-а не сделала ничего, что заслуживает награды. Просто случайно там оказалась.
        - Случайно?.. Долгая жизнь приучила меня не верить в совпадения.
        Он горстью зачерпнул каменья и замер, следя, как они высыпаются обратно.
        - Вы - нашли в Андасрэте пропавший редоранский патруль. Вы - застали врасплох предателя, открывшего убийцам дорогу в мой дом. Я бы еще поверил, с трудом, конечно... что эти два случая подстроены... чтобы вы могли проникнуть ко мне и завоевать мое доверие. Правда... мне бы тогда пришлось подозревать Неминду...
        Наемница протестующе вскинула руки, и за спиной скрипнул амуницией телохранитель... Атин улыбнулся и закрыл ларец.
        - Ведь это она выбирала дорогу. Но... чудо... то, что происходило вчера ночью... подстроить невозможно.
        Он почтительно склонил голову и молчал какое-то время. Потом поднял на гостью алые глаза:
        - Примас Сарано полагает, что вас вела рука Альмсиви.
        Ага, вела-вела и пнула! Аррайду так и подмывало спросить, которая из шести, а то ведь если все сразу... Но она благоразумно прикусила язык.
        - Может, желаете оружие или броню? У меня есть что вам показать.
        Но девушка покачала головой снова.
        - Ладно. Я мог бы предложить вам земли - если бы вы захотели и сумели их удержать. Бесплодные пустоши, разоряемые тварями с Красной Горы и идущими следом телванни. Это был бы двусмысленный подарок, сударыня не находит?
        Аррайда с живостью подалась вперед:
        - Телванни помогают врагу с Красной Горы?
        Теперь уже он покачал головой, усмехнулся краешком губ:
        - Что вы, нет, всем Великим Домам слишком памятны войны Первого совета и слишком ненавистно спящее под Красною Горою зло; кому его не знать особенно, как телваннийским волшебникам. А последние войны у Призрачного Предела были уже на моей памяти. Просто телванни не преминули воспользоваться порожденной этими войнами нашей слабостью. Земли Редорана чересчур безлюдны, у нас просто не хватает людей, чтобы их защищать. Простите, что я о своем. Итак, вы вовсе ничего не хотите?
        Аррайда поерзала на подушках и выпалила:
        - Раиса Пулия обязала меня позаботиться о пленниках из Андасрэта, а я не знаю, куда их селить и чем кормить. Если бы вы... помогли с этим... Ну, пока мне не удастся переправить их на родину или устроить как-нибудь еще. Я выплачу все, до последней дракошки, честно, как только сумею.
        Глаза распорядительницы засверкали:
        - А сколько их?
        - Пятнадцать. Ужасно много... Иначе я бы...
        - Что ты! Я найду для них занятие!
        - Все будет устроено, обещаю, - подтвердил советник. - Кто захочет вступить в Дом Редоран - получит службу и кров; кто захочет уехать - тем оплатим дорогу.
        Наемница перевела дыхание.
        Атин выглядел смущенным.
        - Не думал, что остались еще на свете бескорыстные люди. Я почел бы за честь, согласись и вы служить Дому Редоран.
        Аррайда оглядела свои ладони с золотящимися печатями гильдий и Храма. Она уже успела присоединиться и к магам, и к бойцам... и нигде не проявляет усердия в служении.
        - Я благодарю вас, но не уверена... что справлюсь.
        Сарети обменялся взглядами с Неминдой и улыбнулся робко, даже искательно.
        - Пожалуйста... мне нужна ваша помощь. Мой единственный сын совершил убийство, - выдохнул он и заговорил, торопясь, будто боялся, что стыд перехватит горло и не даст доверить подобное чужаку. - Стражники архимагистра Венима нашли В-варвура над телом Бралена Карварена, они... были лучшими друзьями с детства. Почти братьями. И... мой сын... он стоял над телом и сжимал окровавленный меч. И плакал. Мальчик просто не понимал, какое безумие заставило его убить. Клянусь, сын не стал бы избегать наказания и предстал перед судом, как только это понадобилось. Его стоило бы отвести в Храм и допросить, но Болвин... Веним распорядился иначе.
        - Он держит Варвура у себя в покоях, - глаза Неминды сверкнули - не понять, негодованием или слезами. - Это подло, подло использовать сына, чтобы управлять отцом.
        Атин прикоснулся рукой к ее руке:
        - Болвин Веним не желает моего возвышения и не рад, что я любим народом. Ему бы хотелось и дальше оставаться архимагистром Дома Редоран. Он не понимает, что своим бездействием и надменностью ведет Дом к гибели.
        - Это... не было подстроено?
        - Были еще свидетели, кроме приближенных Венима, - отозвался Сарети сухо. - И... говорят, Варвур сам сознался в убийстве. Это... неважно.
        Советник до хруста сжал пальцы.
        - Когда... я обратился к архимагистру, он просто выставил меня за порог. И отказался говорить о Варвуре с другими советниками. Мы бы прорвались туда силой - но тогда мальчика убьют. И, междоусобица - смерть для Редорана. Но ты... Отыщи его! Если он останется у Венима... я просто не знаю, что с ним будет.
        - Варвур очень любил Бралена, никто не понимает... как такое могло случится.
        - А он не был спящим?
        - Что?
        - Не держал у себя пепельный идол?
        Сарети измученно потер висок.
        - Не... думаю. Я прикажу обыскать его комнаты. А ты... вечером архимагистр Болвин Веним устраивает пир в твою честь. Принять нвах - не обижайся, но ведь так оно и есть - поступок для него неслыханный. Однако мнение альдрунцев и Храма на твоей стороне, и ему приходится... соответствовать, - Атин цедил по слову, точно у него болели губы. - Он не знает о нашем разговоре, иначе бы не пустил тебя в свой дом. Воспользуйся случаем. Найди способ осмотреть подозрительные места... расспроси пьяных гостей. Не пробуй спасать Варвура - вряд ли у тебя это получится. Только узнай, что с ним. И где именно они его держат. Остальное, во имя Альмсиви, мы попытаемся сделать сами.
        Аррайда запустила руку в волосы и немилосердно дернула. Только ей могло попасть такое счастье: идти туда незнамо куда, найти того, незнамо кого. А может, пока не поздно, отказаться? У Редорана есть свои правители и свои законы...
        - Мне нужны планы особняка Венима, - сказала она. - И сведения о его доме и его людях. Как можно подробнее... А еще хотелось бы увидеть портрет Варвура.
        Атин Сарети потянул из-за ворота медальон. Миниатюра была хорошего качества, а Сарети-младший - очень похож на своего отца, только с веселым взглядом, и на лице его не лежала печать многодневной усталости и забот.
        Поблагодарив, наемница вернула портрет.
        - Неминда предоставит вам все остальное. Разумеется, о нашей встрече никто больше не должен знать.
        Аррайда ответила учтивым поклоном и вместе с распорядительницей пошла к выходу.
        - Сейчас мы вернемся в гостевые покои, - говорила та на ходу, - и я принесу потребное. И приведу двух слуг, которых нам удалось перекупить. Они ничего не знают о Варвуре, к сожалению, но на твои вопросы о доме Болвина ответят.

        Наемник Великого Дома. Альдрун

        Взятые в оборот перекупленные слуги лишь вздыхали и ерзали под градом вопросов, которые задавала Аррайда, водя пальцем по планам поместья: "Куда ведет вот эта лестница?", "Что здесь стоит? Шкаф? А что лежит в шкафу?", "Как часто меняется стража в личных покоях?"...
        С видом готовых провалиться сквозь землю мучеников слуги объясняли, что никогда не бывали в этих самых покоях... Что к коридорам, по которым бегали сто раз на дню, выполняя хозяйские поручения, особо не присматривались... И, как уже говорила госпожа Неминда, знатного пленника в глаза не видели. И даже не знают, в поместье ли он.
        Планам тоже не стоило особо доверять. Их начертали по рассказам тех же слуг, потому что настоящих в архивах не имелось, как, собственно, и планов поместья Сарети и других советников - к чему облегчать работу нежеланным гостям?
        Слуги слугами, но Аррайда знала, что если Варвур содержится в спальне Венима, то она должна будет попасть в эту спальню. Бросив грызть костяшки пальцев, она обратилась к Неминде:
        - Мои воинские умения там вряд ли помогут. Тут... надо по-женски. Ну, такая наивная, глупенькая, - наемница крутанула кистями, - и привлекательная... безумно.
        Распорядительница, поглядев на Аррайду, нахмурилась, потом дико захохотала, а потом всплеснула ладонями.
        - Шармат! Тебе говорили, что ты - сокровище?

        Она приволокла наемницу в огромную гардеробную, и после двух часов поисков и примерок, перемежаемых чиханием и громким смехом, девушки остановились на вызывающе красном вульгарном платье с разрезом до бедра, шелковом полупрозрачном белье и золоченых сандалиях со шнуровкой до колена.
        - Это ужас что такое! - держа бархатную тряпку на растопыренных руках, воскликнула Неминда.
        - Ага. Самое то.
        - Ну, если ты считаешь... - распорядительница встряхнула платье, опахнув сладковатым запахом старой пудры. - Велю служанкам вычистить и выгладить. А тебе нужно поспать.
        - Но...
        - Если беспокоишься о друзьях, то они в порядке. Эдвина помогает ранеными, котище тоже занят. Потерпи до завтра, хорошо?
        Аррайда покорилась. Вернулась к себе, выпила поданное Неминдой молоко с медом и действительно заснула.
        После сна распорядительница отвела ее в купальню. Вода в огромной каменной чаше чуть-чуть припахивала серой, зато была горячая, и много! Аррайда плескалась бы в ней до бесконечности, но Неминда твердой рукой вытянула ее, растерла жестким полотенцем, обработала и покрыла лаком ногти на ногах и руках и помогла одеться.
        Под локоть привела в одну из окружающих купальню комнат. Там все уже было готово. Неминда подсыпала сахар в стеклянные шары со светящимися насекомыми, встряхнула, добиваясь яркого ровного света. Подвесила шары по обе стороны большой пластины полированого серебра. Усадила наемницу перед ней и взялась за дело. Под опытными пальцами лицо Аррайды утрачивало собственные черты, сменяясь маской придворной красавицы: стрелки к вискам, удлиняющие глаза; легкие тени на веках, черные загнутые ресницы... Алые пятна на скулах и похожий на сердечко рот на фоне сметанной белизны.
        - Не вздумай облизнуться, - предупредила мастерица строго. - Все, - отодвинулась, оценивая. - Неплохо, а?
        Аррайда всмотрелась в зеркало. Интересно, как бы отнесся к ее преображению Косадес? Нарумяненная кукла! "Но ты же сама этого добивалась!.."
        Увидев ее сжавшиеся губы, Неминда осторожно спросила:
        - Тебе... плохо?..
        - Я не боюсь... нет, - ответила наемница на невысказанный вопрос. Продолжай.
        Распорядительница перебрала короткие пряди Аррайды. Пробормотав: "Ни в какие ворота не лезет", - сняла с болвана кудрявый рыжий парик и надела на наемницу. Заставила ту потрясти головой.
        - Не туго?
        Расчесала пряди щеткой, добиваясь, чтобы они легли красивыми волнами и заблестели, а одну приподняла и заколола на темени длинной шпилькой, больше похожей на стилет. Растянула широкие губы в улыбке:
        - Так гораздо лучше, верно?
        Помогла застегнуть на бедрах пояс с целящими зельями. Кожаные ремни с пузырьками, забитыми в гнезда, носили через одного, чтобы он вызвал настороженные вопросы. Вот только этот был настолько густо покрыт шитьем и унизан каменьями, что скорей напоминал драгоценное украшение.
        Управившись с крючками пояса, распорядительница раскрыла перед Аррайдой знакомый ларец - тот, из которого Атин Сарети предлагал взять себе награду.
        - И не фыркай! Без побрякушек ты выглядишь глупо!
        Зарывшись в драгоценности, она выбрала для наемницы пригоршню золотых колец и тонких золотых браслетов с алыми яхонтами и шпинелью. Затем надела ей на шею длинную цепочку, протянутую сквозь еще одно кольцо: с винно-фиолетовым аметистом в массивной оправе из серебра.
        - Вот. По нему Варвур тебя узнает. Это обручальный перстень его матери. Запрячь поглубже. И, самое главное...
        Подмигнув золотисто-карим глазом, Неминда вытянула со дна ларца плоский сосуд цвета болотной травы.
        - Это - жучиный мускус телванни. Даже капелька, нанесенная на кожу, вызовет в находящихся рядом приступ острой любви к тебе - все равно, в мужчинах или женщинах. И столь же глубокой ненависти - когда духи выветрятся. Чтобы этого не случилось, возьмешь с собой все, - не прерывая разговора, она нанесла жучиный мускус на кружевной платочек и сунула его Аррайде за корсаж, заодно прижав цепочку с родовым перстнем Сарети. А сам сосуд, закупорив, уложила в ее поясную сумочку рядом с гребнем.
        - Брызгайся раз в полчаса, не реже. Ну, все. Да хранит Альмалексия Милосердная тебя и всех нас!
        Аррайда сделала пару шагов на негнущихся ногах. Ремешки сандалий больно впивались в лодыжки, бархатная юбка лупила по коленям. В круглых глазах Неминды отразились сомнение пополам с жалостью.
        - Ты в щепоть подбери и придерживай...
        Наемница рассерженно выдохнула. Подумаешь, мука мученическая в платье пройтись! Не задумывается же она, как дышать или как сражаться!.. И когда перестала думать, как ступить, дело пошло на лад. Неминда облегченно перевела дыхание.
        Девушки покинули Залы Совета, и тогда Аррайда впервые изнутри увидела Скар: необъятный купол... Светящиеся шары, висящие над переплетением лестниц, веревочных мостиков и галерей... Разбросанные по стенам, похожие на соты костяные двери... Яркие вывески престижных лавок и мастерских... Спешащих по своим делам горожан и парадных стражей на перекрестках...
        Вслушалась в легкий скрип деревянных переходов, шелест шагов, гул голосов, отраженные эхом...
        Неминда вытянула руку:
        - Это Паутина. Впечатляет, правда?.. О, вот они!
        Обнаженные до пояса, мускулистые слуги-северяне опустили перед тройной дверью Залов Совета закрытые легкие носилки. Четырех воинов-данмеров; в гай-джуланской броне, но без шлемов, сопровождавших их с ритуальными факелами, от вида Аррайды скривило. Носильщики остались невозмутимы.
        Помогая наемнице усесться в носилки, подобрав и закинув внутрь свисающий подол алого платья, Неминда на миг больно сжала ее запястье и тут же быстро запахнула кожаную занавеску. Откинувшись на шелковые подушки, Аррайда, ни о чем уже не думая, отдалась плавному баюкающему движению.

        * * *

        Среди стражи, гостей (именитых и не очень) и целой толпы разряженной челяди советник Веним выделялся сразу. "Узнают льва по когтю", - припомнилась Аррайде старая пословица. И дело было не в стати и необъятности плеч. Просто, единственный среди всех, советник был облачен в лилово-черную с золотым листвяным узором, безумно дорогую броню. С ее помощью Болвин не пытался защититься от возможных врагов, а надменно подчеркивал свое превосходство. И наемница испытала к нему глухое раздражение.
        Брови Венима тоже удивленно поползли вверх при виде гостьи: похоже, впечатление оказалось сильнее, чем Аррайда с Неминдой задумывали. Но тут он вдохнул исходящий от девушки аромат, и брезгливое удивление на пепельном лице сменилось восторгом. Советник прижал ее руку к груди. Сквозь эбонит кирасы биение сердца не ощущалось, однако ритуал был соблюден. Все почувствовали себя свободнее. Молодой данмер в красной мантии с галуном даже подмигнул Аррайде. Зато лицо чванливой данмерки с толстым слоем белил на морщинах возмущенно вытянулось. Позже из разговора за столом стало ясно, что это не жена Венима, а домоправительница.
        Речи в честь Аррайды были торжественны и нудны. Гости и домочадцы Болвина выслушали их с каменными лицами и оживленно зашумели, когда кравчие принялись разливать вино.
        Все это время наемница хмуро изучала стоящее перед ней столовое серебро: кое-что из предметов было ей знакомо, что-то - не слишком, а о назначении некоторых оставалось только догадываться. Поняв, что рискует остаться голодной, она с отвагой обреченного воткнула двузубую вилку в изогнутую пятнистую рыбью спину, присыпанную мелко нарезанной зеленью. Простится...
        - Для рыбы вот эта вилка... с крючочком: им удобно извлекать кости... - голос советника обволакивал; рука накрыла ладонь Аррайды, помогая наполнить тарелку. - И запе...
        Болвин запнулся на полуслове и, будто сорока на кость, уставился на сияющее у Аррайды на пальце Кольцо Окружения.
        - Оникс и топаз... Это... одна из реликвий Морроувинда!
        Похоже, рядом с ним была не простушка и не шлюха, как казалось на первый взгляд. Она вызывала любопытство, она возбуждала.
        - Откуда оно у вас?
        - Подарил. Друг.
        - Надеюсь, вы позволите и мне стать для вас другом. Просите...
        Советник залпом осушил свой кубок. Прижался плечом к плечу гостьи, не обратив внимания на ее болезненную гримасу, когда ударил наплечником. Бурно задышал, разглядывая полушария грудей, приподнятые и полуоткрытые низким корсажем. Потом его рука словно невзначай скользнула под скатерть...
        Чем больше Болвин пил, тем сильнее серело его лицо, а глаза делались мутными. Аррайда чувствовала у щеки его горячее тяжелое дыхание. И тем увереннее странствовала его ладонь по ее колену. Внимание Венима начинало Аррайду тяготить.
        - Что же вы молчите... Неужели вам нечего желать?
        - Говорят, вы держите в своем доме убийцу, - напрямик брякнула она. - Хотелось бы посмотреть. Никогда не видела убийц.
        Болвин отстранился.
        - Если хотите остаться моим другом - не говорите об этом.
        - Хорошо, советник.
        - Зовите меня Б-болвин...
        Наставившая уши домоправительница в очередной раз хлестнула Аррайду взглядом. Наемница положила руку на запястье Венима:
        - Советник... позвольте...
        - Б-болв-вин...
        - Да, Болвин. Позвольте мне удалиться ненадолго. Привести себя в порядок...
        - Госпожа Санторин! - взревел он, - отведите сударыню в мою спальню, - настолько выделив голосом это "мою", что к ним стали оборачиваться. По лицам самых трезвых проскользили двусмысленные улыбки. Жена и дочь Венима, пряча румянец гнева, склонились к тарелкам.
        - Окажите всяческую помощь! Я проверю!..
        - Иди...те за мной, милочка... - выдавила домоправительница. Похоже, ее антипатии не смог одолеть даже жучиный мускус телванни...

        Спальня оказалась помпезной - как раз в духе Венима: неподъемная мебель, каменные вазы, резные панели и ковры. Парчи и камки, пошедших на кроватный полог, хватило бы приодеть небольшую деревню. Яшмовые, коричневые с алыми прожилками, колонны подпирали свод. Плафоны изображали сцены военные и любовные, но в центре всех росписей находлся сам хозяин, легко узнаваемый по роскошной эбонитовой броне.
        - Агата!
        Худая данмерка в сером, до того разбивавшая огромными щипцами угли в очаге, приблизилась и замерла, сложив руки на животе. Прошелестела:
        - Да, мутсера...
        - Помогите мне.
        В четыре руки они отирали пот, брызгали духами, расчесывали, освежали сурьму на бровях и ресницах, румянили щеки, подводили губы... При этом госпожа Санторин не упускала случая толкнуть или больно дернуть, но и без того Аррайда извертелась на стуле. Пора было подновить мускусное волшебство, а как достать бутыль под бдящим оком злобной бабы?
        - И почему вы все время оглядываетесь? - уколола домоправительница. - Совесть нечиста?
        - Боюсь столкнуться с убийцей, которого здесь прячут. А вдруг он вырвется на свободу?
        Старуху перекосило. Булькнув, она поджала и без того сморщенные губы:
        - Не ваше дело... Агата, продолжайте без меня! Надеюсь, милочка, вы здесь не надолго задержитесь, - двусмысленно выразилась госпожа Санторин.
        - Я тоже.
        Подбирая юбки, домоправительница умелась из спальни.
        - Не суди поспешно, госпожа, - прошелестела Агата. - Возможно, он и не убивал.
        - Ты знаешь сына Сарети? Где он?!
        Служанка-данмерка, нагнувшись, стремительно поцеловала наемнице ладонь.
        - Не спрашивай о пленнике - это их обозлит. Поищи в правом крыле.
        - Спасибо.
        - Мой сын был спящим.
        Она приподняла лицо Аррайды за подбородок, обращая к зеркалу:
        - Вот так хорошо?.. Там роятся стражники, и я слышала болтовню о гобелене.
        Девушка резко выдохнула. Славно! Всю ночь бродить по дворцу и заглядывать под драпировки... Не таясь, она вынула флакон с жучиным мускусом, накапала на платок.
        - Иди со мной, госпожа. Не туда...
        Служанка потянула Аррайду от парадной, с золотой лепниной, двери в сторону арки, скрытой за драпировками. Отворила неприметную дверцу, похожую на дверцу шкафа. Не отпуская руки гостьи, выглянула из-под лестницы, куда выводил ход.
        Все те же украшенные росписью своды, висящие чуть выше головы светящиеся шары, померанцы в кадках, натертые мозаики пола... и бесконечные ряды старинных, чуть поблекших гобеленов...
        Дышалось здесь куда легче, чем в спальне советника.
        - Это правое крыло, - прошуршала данмерка. - Если подняться по лестнице - попадете в главные помещения. Храни вас Альмсиви.
        - И тебя, - отвечала Аррайда искренне. И осталась совсем одна. Все, что ее утешало: путающееся в ногах упрямое платье и тесные сандалии не оставят времени пугаться.
        - Он снова откажется есть объедки.
        - Усталость и голод ломали и не таких.
        Наемница отпрянула за торчащий в кадке огнецвет. Мимо прошагали два стражника, в своих скругленных кирасах похожие на шалков. Левый, брезгливо держа на отлете, нес в полотенце плюхающий котелок. Аррайда пристроилась стражникам в хвост. Они так были увлечены разговором, что ничего не замечали. Зато наемница вовремя отпрянула, расслышав клацанье подкованных сапог за поворотом, и уставилась на первую же драпировку. И даже растерянность ей изображать не пришлось.
        Пятеро караульных в костяных доспехах Дома Редоран вывернули из-за угла, неотвратимые, как рок. Разводящая, перехватив "пернач", уставилась на Аррайду сквозь прорезь в личине шлема. Произнесла резко:
        - Уходите! Вам нельзя находиться здесь! Гвенан...
        - Мне... н-надо... - промямлила наемница, старательно прижимая ладонь к низу живота. - Ой... н-не могу-у...
        Это вырвалось само собой. И теперь девушка от души радовалась слою румян и белил, не дающих распознать истинное выражение ее лица.
        Разводящая дернула головой:
        - Гвенан, отведите ее в уборную.
        - За мной!
        Голос был хрипловатым, но явно женским. И страшно раздраженным.
        Церемоний ждать не приходилось. Спасибо, хоть повела в нужную сторону - туда, куда убрались болтуны с котелком.
        Но зашли недалеко. Ударом бронированного кулака Гвенан распахнула двери в залу, где опять не обошлось без яшмы, лепнины и парчи. Уборную разделяла надвое ширма, прихотливо вышитая зверями и цветами. За ширмой скрывались монументальное сиденье на золотых кагутьих лапах, с крышкой из мрамора, пара мраморных курильниц, стайка ваз с пышной порослью пыльника и канета, и фонтан, бьющий из круглой чаши на высокой точеной ножке. Аррайда в проклятых сандалиях поскользнулась на мозаичном полу, проехалась и застонала с чашей в обнимку.
        Стражница выругалась сквозь зубы. Указала на рычаг, торчащий из стены:
        - Когда закончите - нажмите вот сюда.
        Боромоча под нос о дикарях-нвах, вышла и долго расхаживала под дверью. Наконец ее терпение, похоже, иссякло, и шаги стихли. Аррайда выглянула сквозь щель в ширме, потом прокралась к двери: коридор по обе стороны был пуст. Тихо покачивались от сквозняка гобелены.
        Левой рукой растирая пострадавшую от вазы грудь, правой наемница приподнимала каждый, последовательно переходя от одного к другому в сторону, противоположную той, откуда пришел патруль.
        Ей повезло. Тайную дверь не стерегли. Или стража была занята отваживанием разбредшихся по особняку пьяных гостей, но скорее того, стереглась, чтобы у оных не зародились неловкие вопросы, для чего вооруженная охрана подпирает коврик на стене.
        Используя дар знака Башни, Аррайда прошептала несколько ласковых слов замочной скважине, и замок щелкнул, отпираясь.
        В камере воняло мочой и вчерашней похлебкой. И горелым маслом и потом - так едко, что наемница отпрянула.
        - Вы же не...
        Красивый парень-данмер стоял перед ней, расправив плечи, гордо вскинув узкую голову. Похож на отца, только рыженький... Кроме штанов до колен и рабского наруча, ничего на нем не было, и выделялся (по крайней мере, насколько это было видно в свете коптилки) рельеф мышц на животе и груди. Если парень успел хлебнуть плена, то не досыта, не сломался... а с наручем... пусть потом разбираются... Все это продумала Аррайда, пока делала шаг вперед, одной рукой стянув и протягивая перестень на цепочке, вторую - с пропитанным мускусом платком - прижимая к носу. Надо же, заигралась в аристократку...
        Хребет словно перетянуло молнией.
        А ведь должна бы уже привыкнуть.
        Подхватив Аррайду, свободной рукой Варвур поднес обручальный перстень к глазам, потом к свету коптилки - и судорожно сжал в кулаке.
        - У тебя был пепельный идол?
        - Да. А откуда... я... чувствую себя, будто...
        - Тш-ш... Ты Варвур?
        Он кивнул, задев нос Аррайды подбородком.
        - Я выведу тебя отсюда.
        По словам слуг, да и по личным наблюдениям, никакой регулярности в движении патрулей по особняку не было. Оставалось уповать на чары переданного Варвуру Кольца Окружения да на слепую удачу.
        - Пойдешь в семи шагах позади меня. Держись у стены. Услышишь шум, заметишь кого-нибудь... Или если я вскину руки к голове - поверни камень на кольце вот так. И замри, пока не уйдут. Если волшебство начнет спадать - крутани камень снова. У выхода не медли - выскакивай, как только двери откроются, пока я отвлекаю стражу.
        Резким движением руки пресекла попытку юноши возмутиться:
        - Благородство проявишь потом!

        Эта дорога оказалась самой тяжелой из всех, что Аррайде доводилось пережить.
        Перед трапезной она отобрала у пробегающего слуги кувшин с вином и пошагала к входной двери. Варвура позади не было ни видно - действовало Кольцо, ни слышно - плотный ковер на полу глушил легкие шаги босых ног.
        Почти у наружной двери, содрогнувшись от омерзения, залила Аррайда за шиворот липкое вино. Зато запах был самый подходящий. Да еще вспотела от страха.
        План, задуманный вчерне еще тогда, когда наемница вошла в поместье архимагистра и отметила, что где стоит в прихожей из украшений и мебели, на случай внезапного бегства, теперь обрел окончательную стройность.
        Высчитывая мгновения, когда Варвур будет оставаться невидим, наемница рванула на себя скатерть вместе с тонконогим столиком и горкой хрупкого фарфора - так, чтобы упал не на ковер, а на камни пола, и звона и грохота было побольше. Внимание привлекла, да еще какое. Караульщики вместе с привратником, бросив запертые двери, кинулись к ней. Аррайда, увлекши за собой еще и огромную вазу с медным узором и диковинными цветами (грохоту тоже хватило), отставляя в разрезе бедро, выпятив грудь и гордо возведя подбородок, поковыляла в своих золотых сандалиях к кинувшимся навстречу стражникам. Отвесила губы, пьяно сощурила глаза и изрекла с непререкаемой серьезностью:
        - Тут душно. Выпустите меня...
        Ее помнили - трудно было не запомнить чучело в вызывающе ярком платье и лохматом рыжем парике, чьи распущенные пряди спускались до округлостей пониже спины. И потому ломать и выкручивать руки не стали, и даже не особенно удивлялись требованию.
        Услышав шелест у стены, девушка всем весом навалилась на ближайшего стражника, чувствуя, как огонь изготовленного боевого заклинания повисает в кончиках пальцев, и достаточно вздоха - чтобы он вырвался, сметая все на пути.
        Но стражники не услышали шагов крадущегося пленника, увлеченные видом и поведением вроде как пьяной в зюзю героини. Выражения их лиц под закрытыми шлемами определить было невозможно, может, даже губы поджимали от отвращения, но вели они себя в высшей мере любезно. То есть, выпутались из ее объятий, не пытаясь стиснуть или ущипнуть. Поддержали Аррайду под локти и задумались. Из трапезной позади слышалось нестройное пьяное хоровое пение: похоже, указаний от хозяев поместья охранникам было не дождаться. Поколебавшись, один отодвинул засовы на двери. Аррайда поймала его за пояс и потащила на себя. Они повозились втроем и, наконец, вывалились наружу, когда Варвур точно уже раза три успел бы сбежать.
        - Свалится же сама с Паутины... Стой...
        Аррайда сделала стражам ручкой и, повертев кистями, плавно взлетела над переплетением лестниц и веревочных мостиков, заполняющих Скар. Караульные смотрели, замерев, задрав головы - та-акая возможность заглянуть девушке под платье, ничем не рискуя!..
        Как финал, Аррайда содрала с головы парик с длинными спутанными кудрями и запустила вниз. Посетовала смутно, что промахнулась. Понадеядась, что Неминда за парик с нее не спросит. Стражники перед дверями в апартаменты советника Болвина окаменели полностью и надолго. А наемница плавно опустилась возле тройной двери в Залы Совета. Немедленно взлохматила примятые волосы и почувствовала себя почти счастливой. Варвур был здесь, смутно просвечивал, будто стеклянный, поверх костяных накладок овальной двери. Аррайда втолкнула парня в нее и следом влетела сама, споткнувшись на завернувшемся ковре. Младший Сарети ее поймал.
        - Мне нужна ванна.
        - Мне тоже.
        Наемница резко оглянулась: полутемная приемная была пуста. Ну нашел же, когда о ванне заговорить, аристократ!
        А Варвур и не думал ее выпускать.
        - Ты очень красивая...
        Аррайда задумалась, сразу засветить ему в глаз или обойтись словесной трепкой, но появление Неминды в сопровождении полудюжины стражников отодвинуло воспитательные порывы на потом.
        Младший Сарети в окружении караула ушел вперед.
        - Достойное завершение... гнусного дня... - буркнула Аррайда, хромая рядом с распорядительницей по знакомым коридорам.
        - Ты о страже? Зная тебя, я подозревала, что вернетесь вы вместе. Ну и...
        - У него в покое пепельный идол.
        - Мы нашли. И поняли, что Варвур был спящим. Примас Сарано сказал, что его имя очищено.
        - Но тогда... - наклонившись, Аррайда с досадой вцепилась в тесные ремешки на лодыжках, - какого шармата весь маскарад? Льорос мог прийти и потребовать выдачи парня!
        - Ты думаешь, Болван вернул бы его живым?!.. Нам нужны были гарантии. Да и Сарано... было слегка не до того: весь день сегодня обыскивали и изымали по Альдруну пепельные идолы. Знать просто взбеленилась!..
        - Шармат!! Я... должна была сообразить...предупредить...
        Шипя от ярости, наемница понеслась вперед, не слушая увещеваний Неминды и вчистую забыв о неудобных сандалиях. В покоях Атина запал иссяк, и Аррайды хватило только рухнуть в ближайшее кресло. Мимо ходили, шумно разговаривали, советник крепко обнимал сына. Аррайда краем сознания цепляла движение, вяло перебирая в уме варианты: "Вымыться? Или спать? Или вымыться..."
        За Варвура эту дилемму, похоже, решили: он как-то неожиданно исчез вместе с остальными. Кроме наемницы, остались в покое хозяин, Неминда и телохранители. Лежа в полной прострации, Аррайда равнодушно наблюдала, как Атин достает нож и калит над огнем. Не шевельнулась, когда советник подошел, заворачивая широкий рукав и подтягивая кверху скрытый под ним узкий; когда полоснул себя по запястью. Потом взял Аррайду за руку. Она заметила округлившиеся глаза Неминды. Но боли не ощутила.
        Сарети провел запястьем по запястью, смешивая кровь.
        - Я в вечном долгу перед тобой, Аррайда Редоран.

        * * *

        "...Я говорила с Сарано, Неминдой и несколькими советниками. Догадки оказались верны.
        Пепельные идолы наводнили Альдрун, они вошли в моду, и каждое аристократическое семейство желает иметь хотя бы одного. Кроме того, разбивать идол или избавляться от него каким-либо другим способом молва считает опасным, дескать, навлечешь на весь род проклятие. Таким образом альдрунцы невольно способствовали распространению безумия...
        Полагать пепельных идолов чем-то извне неверно. Они стоят в одном ряду с другими контрабандными товарами местного происхождения - скуумой, диковинами двемер, эбонитом и стеклом-сырцом, и вместе с ними покидают Вварденфелл. Похоже, остров уже насытился ими, и их распространяют вовне. И если так будет продолжаться и даже если заразе подвержены только данмеры, Морроувинд будет потерян".
        Наемница сложила письмо, сунула его под триолит святой Рилмс и легко встала с колен.
        Она рада была, что Черрим сейчас с ней: подпирает колонну, широкогрудый, в золотистой двемерской кирасе; с ушами, прижатыми к голове, и мохнатой рукой, сурово лежащей на черене меча. Принимая хаджита за телохранителя, благодарные редоранцы старались держаться подальше, что защищало Аррайду от их высокой, верной и такой утомительной любви.
        Бойцовый кот подался навстречу:
        - Давай посидим в холодке. А то все носишься где-то... нет бы, к старым друзьям завернуть. Думали уж, как тебя из Скара вынуть, чтобы по камушку его не разнести... Неминда эта хитро...мудрая...
        Сдвинул приношения и устроился на бортике Шепчущего Колодца. Дождался, пока девушка усядется рядом. Нерешительно поскреб когтями камень.
        - Я вот о чем. Эдвина... пыталась определить причину твоего беспамятства. Похоже, это очень сильное заклинание. С таким мог бы справиться тысячелетний волшебник телванни. Если бы захотел, конечно. Или его заставили... - протянул Черрим мечтательно. - Но гораздо реальнее обратиться к ее друзьям из Университета Таинств в столице Империи.
        - Нет.
        Ответ вырвался быстрее, чем редгардка успела подумать.
        Даже если она найдет способ уехать на материк, их дороги с Косадесом разойдутся. Пока Аррайда на Вварденфелле, пусть седьмая спица в колесе, но она "клинок", может приходить к нему в дом, получать приказы от Кая, исполнять их, говорить с ним, сбиваться, творить глупости, слушать его голос, плакать навзрыд от счастья, вспоминая, как рука Кая касалась ее волос.
        Кот посопел.
        - Ладно. Магам магово. А как насчет андастрэтских парней? Они сейчас котята-сосунки, но за упорство их уважать можно, и бойцов я из них сделаю.
        Аррайда хмыкнула, припомнив, как махала руками и корчила рожи Неминда, повествуя ей о бывших рабах. Их привезли из форта, пока Аррайда отсыпалась. "Всякой твари по паре"... Трое мирно получили деньги, поблагодарили распорядительницу Совета и отбыли на "блохе" в Вивек. А вот остальная дюжина... заняла едва ли не круговую оборону. Дескать, спасительнице послужим, а благодеяний от коварных данмеров принимать не хотим. А поскольку победитель Пулия и приятель Аррайды Корнелий на оружие и снаряжение для освобожденных не поскупились, шармат знает, чем все могло закончиться. К счастью, вояке-хаджиту удалось их утихомирить.
        - Прими землю у Дома Редоран, - вклинился в размышления мурлыкающий голос Черрима. - Даром же дают. Все равно сами не удержат. Ты бы посмотрела, сколько среди них неданмеров! Возьми парней да держи ее! Это же почет, когда ты не одна, за тобой стоят твои люди. Лишним уважение не бывает. И своя крепость, - он повертел башкой. - Э-эх! Мне бы давали - я бы не прощелкал. Не все же крыс за ерунду ловить для гильдии. Послушай меня... - он за плечи развернул Аррайду к себе - глаза в глаза. - Это в молодости кажется, что спокойней одному, ловчее, надежнее, никому ничего объяснять не нужно. Мотаешься, как трама под ветром... с места на место несет. Но везение, да просто силы - кончаются...
        Черрим хлестнул хвостом, сбив с бортика большое яйцо квама; поглядел, как оно катится, светя перламутровыми боками.
        - Однажды ты просто ошибешься. Никуда не денутся ни твоя ловкость, ни твой опыт, просто поскользнешься в темноте - и что с тобой будет тогда? Мы не молодеем, сестренка. И у каждого из нас на старости лет должно быть место, где ни к кому не страшно повернуться спиной.
        - Не сейчас. Нет.
        Черрим поскреб ухо и поморщился:
        - Ты сама-то чего хочешь?
        - Хочу. Но не скажу.
        Жить с Косадесом в одном доме и родить от него детей.
        Резко оттолкнувшись, она встала:
        - Отведи меня в таверну "Альд Скар".

        Бросая дела, провожали альдрунцы взглядами высокую и ладную девушку-воина. Некоторым образом был повинен в этом советник Сарети, "надежда Дома Редоран".
        Не повезло давеча его "заклятому другу" Вениму четырежды: "любовница" сбежала из спальни, пленник - из камеры. Нвах стала кровником Великого Дома. И чтобы сделать месть Болвину совсем уж изысканной, Атин подарил редгардке полный эбонитовый доспех. Такая плюха архимагистру в собственном городе!
        (Сарети, по всему судя, мелочиться не привык. Разрезал ей руку почти до кости, так что, несмотря на все испробованные на Аррайде целящие зелья, запястье тянуло до сих пор.)
        Эбонит красив и недешев - лишний повод альдрунцам языки чесать. И, похоже, броня магическая - так точно обсела тело в новом сагуме. Или подогнали за ночь. Поставили десяток мастеров к наковальням... Подыскали шлем по размеру... Стоило Аррайде проснуться - Неминда явилась с туго набитым кошелем: мол, выручила за старые доспехи у кузнеца. А у какого - промолчала. Отрезала пути отступления. Действительно хитро...мудрая...
        Наперерез кинулась бедно одетая данмерка, серая и тощая, словно скелет. Игнорируя заступившего дорогу Черрима, затараторила:
        - Мутсера! Меня Гиндралой Хлеран зовут! У меня в доме страшенный мужик сидит. Глазищами так и зыркает! Я там уже ночевать боюсь!
        - Не трещи! - рявкнул Черрим, сердито колотя хвостом по бедрам. - Отведу госпожу и приду к тебе... Заодно и парней в деле попробую.
        - Так мне гильдии платить нечем!..
        - Слышь... я о плате не говорил. Уйди с дороги!
        - Так я тут близко. От Храма третий дом!
        Хаджит бесцеремонно отодвинул болтунью в сторону и потянул наемницу за собой.
        По серым извилистым улицам ветер разметал красноватую пыль позавчерашней бури, но небо было синим и дышалось легко. Поплутав среди домов-ракушек, Черрим с Аррайдой вышли к одному из высоких куполов - "Альд Скару" - лучшей таверне и гостинице города.
        Внутри оказалось светло и людно. Широкая лестница вела к стойке, за которой перед рядами бочонков, кувшинов и уложенных набок на полки пыльных бутылей красовался киродиилец в коричневой жилетке поверх холщевой рубахи навыпуск.
        - Я ищу Хассура Зайнсубани. Он же здесь остановился?
        Круглое, красное, точно Масера, лицо трактирщика просияло:
        - О!.. Весьма почтенный человек... Хоть и степняк. Он был одним из крупнейших торговцев гуарами по эту сторону Красной Горы, но сейчас отошел от дел. Хотя, думаю, для вас, сударыня, все же расстарается. Ведь вам нужен хороший ездовой гуар? Правда, они упрямы, и ездить верхом надо уметь. Ловкость требуется. Но вы... после того, что мы о вас слышали...
        И что теперь? Только шастать огородами, и лицо платком закрывать.
        - Он собирался осеть в нашем городе и построить дом. Но я его отговорил, - тряпкой, которой протирал стойку, хозяин вытер лысину. - Ну сами посудите! Какое нынче строительство! Все чаще пепельные бури, вот-вот падет Призрачный Предел, и мы все погибнем. У нас ему хорошо: уют, отличная еда, и слуг нанимать не надо.
        - Та-ак, - Черрим сощурил желтые глаза, - хватит скрибом разливаться. Пока никто не погиб, мне - пиво с окунями, девушке - провожатого к Хассуру.
        Хозяин "Альд Скара" запнулся на полуслове и, хватая ртом воздух, взмахом руки подозвал сына, заодно исправляющего работу полового. Аррайда объяснила, кто ей нужен.
        Мальчишка шумно дышал, пялился на нее серыми глазищами и несколько раз перепутал коридоры.
        Постоялец открыл почти сразу, стоял на пороге, высокий, жилистый, домашняя синяя мантия болталась на худых плечах. В руке Хассур Зайнсубани держал толстую, с золотым обрезом книгу.
        - Вы...
        - Аррайда.
        - Мне о вас говорили.
        Убедившись, что провожатый, получив свою денежку и заплетаясь нога за ногу, все же ушел, степняк вежливым жестом предложил гостье войти. Апартаменты поражали сдержанной роскошью - мягкие подушки в креслах, гобелены, огромная кровать с пологом на крученых столбах - предел данмерского благосостояния. Несколько крытых коврами скамей, "вечный" огонь над заваленным книгами и бумагами столом - удовольствие отнюдь не дешевое.
        Хассур достал из сундука темную бутылку и два радужных бокала, придвинул Аррайде блюдо с сушеными фруктами и горшочек меда.
        - Прошу простить за скромность угощения. Послать за чем-либо посущественней?
        Девушка отказалась.
        - Итак, чем может оказаться полезен юной деве, героине Альдруна, старый затворник? Рассказом об обычаях нашего народа? Как видите, я переехал сюда. Отошел от дел. В моем возрасте они становятся утомительны. Но охотно читаю наши старинные песни в изложении городских жителей.
        Аррайда извлекала из сумки несколько разноцветных томиков в бархатистых обложках.
        Данмер вскинул и опустил ресницы:
        - Сударыня предупредительна. Мы столкуемся.
        Он потянулся за книгами, длинные пальцы нежно, как кошку, гладили тома. Потом данмер сунул нос в распахнутые наугад страницы и на некоторое время выпал из мира. Аррайда терпеливо ждала.
        - Сейчас... сейчас вы следовали одному из важных обычаев пепельноземцев - дарению продуманного подарка, - начал Зайнсубани. - Что бы там ни казалось чванным Великим Домам и Храму, кочевые племена следуют в своей жизни ясным и справедливым законам. Например, если чужой войдет в наш шатер без приглашения - его, скорее всего, убьют. Но если он уйдет, когда его об этом попросят - дело закончится бескровно.
        Мы верны нашей вере в Предков. Мы не нападаем на безоружного. Есть у нас ритуальные поединки, отказ от которых вызывает неприятие и презрение. Но повод для них должен быть действительно веским, ибо в наших пустынных землях мы воистину ценим жизнь.
        Зайнсубани прошелся вперед-назад по покою, скрестив на груди жилистые руки, вылезающие из просторных рукавов.
        - Что я еще должен сообщить тебе, девушка... не скажу, чтобы мы пылали любовью к Империи, но и лезть на рожон, не имея сил...
        ...Часа через два наемница выпала из пропахших пылью и благовониями покоев старого торговца гуарами с тяжелой от сведений головой. За эти часы она узнала о степняках столько, сколько не знала за все время пребывания на Вварденфелле. Похоже, Косадес решил отправить ее в пепельные земли. С мастера-шпиона станется. За чем, интересно? За священным Кольцом Неревара?
        Она потянулась, расправив плечи, встряхнулась, будто зверь, вылезший из воды. Пускай. Аррайда для него и Звезду Азуры с неба достанет. А Кай этим беззастенчиво пользуется...
        Девушка поднялась наверх. Черрим у стойки перестал наливаться гриифом и взглянул на подругу так, будто был причиной и источником всех ее заслуг. Похлопал мохнатой лапой по круглому табурету рядом с собой. Махнул трактирщику. Тот пустил по стойке кружку, распушившуюся пеной. Рожа у трактирщика была грустная. А число посетителей за время, что наемница отсуствовала, сократилось втрое. Кто остался - жались по углам.
        - Что ты с ними сделал?
        - Я?.. - фальшиво удивился кот. Дав допить, поманил Аррайду пальцем за стойку, мимо упитанных бочек с краниками.
        В задней комнате два воина из бывших рабов вскочили с табуретов и вытянулись. У них под ногами валялся данмер, так опутанный веревками, что казался куколкой квама. Извиваться и дергаться он, как видно, устал. Зато сверкал глазами, брызгал слюной и шепеляво ругался.
        - Вот: пугало этой сороки Хлеран. Кулаком-то я его приложил, - Черрим покаянно завел глаза под лоб, - но, похоже, тут твоя ручка требуется.
        Аррайда наклонилась, положив ладони на лоб пленника. Из взгляда данмера уходило безумие, а для нее мир медленно закружился. Черрим подхватил наемницу под мышку, как когда-то давным давно в двемерском Арктанде.
        - Проснулся... Можете развязывать, парни. Если захочет выразить признательность - мы в общем зале.
        Выбравшись из-за стойки (трактирщик стал дышать ровнее), хаджит заказал еще местного пива, одну кружку подвинул наемнице, ко второй присосался сам.
        Перевернув пустую, с намеком потряс, вытряхнув пару капель. Хозяин тут же кинулся наливать.
        - Куда теперь? - спросил Черрим.
        Аррайда повертела недопитую кружку:
        - В Балмору.
        - На вечерней "блохе". Дай мне пару часов, чтобы приструнить парней. И вытащить из гильдии нашу ведьму.
        Наемница с сомнением приподняла бровь.
        - И не спорь, девчонка. Подозреваю, мы с Эдвиной тебе понадобимся. Да и Тьермэй... а, как его там!.. - котище дернул себя за уши, и завершил со скривленной мордой: - ...аптекаря... не худо навестить.

        Доверие императора. Балмора. Альдрун. Маар-Ган

        - Последнее задание оказалось несложным, верно?
        Аррайда покраснела и опустила голову.
        - Иди сюда! - Кай бесцеремонно подтащил подопечную к заваленному бумагами круглому столу у кровати. - Ты хочешь узнать, что с тобой происходит и причины своей популярности в Альдруне, так? Не отворачивайся! Я получил оба твоих письма.
        Он выдернул взвизгнувший стул.
        - И склонен с тобой согласиться. Опасность растет, и пришло время объединить усилия Великих Домов, гильдий, Легиона, Храма... Необходим сильный лидер. Кто такой Нереварин? - спросил Косадес резко.
        - Нереварин - легендарное воплощение владыки Неревара, он призван объединить данмеров, уничтожить ложных богов и изгнать нвах из Морроувинда. "Клинки" знают своих врагов, - сказала Аррайда горько. - Кроме того, Храм и Легион никогда...
        - Все не так. Садись и читай, - мастер-шпион положил перед наемницей сероватый мелко исписанный лист. - Это расшифровка послания, которое ты привезла мне из Сейда Нина. Ты не вскрывала его и не трогала печатей...
        - Нет.
        - Даже если - ты все равно бы ничего не поняла. Читай!
        Кай отвернулся к окну, уперся лбом в запотевшее стекло, устало опустив плечи.
        Аррайда не посмела его пожалеть. Прикусив губу, постаралась вникнуть в аккуратные строки тайного послания.

        "Кай Косадес,

        Странствующий рыцарь Императорского Ордена Клинков,

        Глава Императорской Разведки в Районе Вварденфелл, Восточные Провинции,

        Имею честь познакомить вас с указаниями Его Величества касательно личности Аррайды, персоны без звания и без достижений.
        После освобождения из заключения властью Его Величества она направляется к вам с этим посланием. Аррайда станет новым рыцарем Императорского Ордена Клинков и будет находится под вашей властью и покровительством, исключая те случаи, когда надо будет выполнить задания Его Величества.

        Задание Его Величества следующее.

        Местные легенды гласят, что отверженный сирота, младенец, родившийся под знаком Башни от неизвестных родителей, вырастет и объединит все племена Данмеров, изгонит захватчиков из Морроувинда и вновь установит древние законы и традиции народа Велота. Этого отверженного сироту легенда называет "Нереварином", якобы реинкарнацией Владыки Данмеров и Первого Советника, Лорда Индорила Неревара, умершего много лет назад.
        Девица отлично подходит под описание сироты из легенды. По воле Его Величества Аррайда, насколько это возможно, воплотит в жизнь древнее пророчество и станет Нереварином"...
        Оказалось, Кай давно стоит у нее за спиной и читает письмо вместе с ней. Девушка шеей чувствовала его дыхание. Потянувшись, она вытерда потные ладони об одеяло.
        ..."Хотя это пророчество - всего лишь местное суеверие, Его Величество, посоветовавшись по этому вопросу с экспертами и советниками, убедился, что оно истинно, либо целиком, либо частично. Поэтому Он настоятельно просит вас относиться к этому делу со всей серьезностью.

        Некоторые аспекты древнего пророчества описаны в конце этого документа. Дополнительные материалы придут к вам с курьером в ближайшее время. Естественно, вам необходимо также ознакомиться с деталями пророчества из местных источников. Так как именно Аррайда воплотит предсказание в жизнь, прикажите ей собрать информацию по этой теме. Его Величество очень интересуется легендами и пророчествами о Нереварине, и поэтому с нетерпением будет ждать от вас отчета по этому делу.

        Ваш смиренный и послушный слуга,

        Глабрио Белльенус,

        Личный Секретарь Его Величества."
        Косадес дождался, пока Аррайда несколько раз перечтет письмо, осознает, почти затвердит его наизусть. Потом выдернул лист. Безжалостно скрутил - и сунул в пламенеющую углями жаровню.
        Запахло горящей кожей. Скомканный пергамент корчился в огне, и вместе с ним сбрасывала Аррайда свое прошлое, в котором была никем. Самое страшное - быть никем.
        Наемница догадывалась, она знала то, к чему ее искусно подвели, что прежде нее почувствовали и Лландрас, уничтоженный после балморской Камонна Тонг, и Гилу Дралас, огородник из Пелагиада, и невольный убийца Варвур Сарети... Другие пробужденные спящие, и пепельные трупаки, с невероятным постоянством попадающиеся на ее пути. И эта судьба оказалась даже ярче, чем мечта быть дочерью императора. Ликование рвалось изнутри.
        - Спасибо.
        Она наклонилась и поцеловала тяжелую руку Косадеса.
        Мастер-шпион заставил девушку выпрямиться, держа за закованные в эбонит плечи:
        - За что? За то, что отправляю тебя на смерть? Восторженная дурища! Чему ты радуешься?! - встряхнул. - Ты вообще в состоянии меня выслушать?
        Аррайда прикусила непослушные губы, так и норовящие растянуться в улыбке. Отвернула пламенеющее лицо.
        - Есть некая ирония в том, чтобы заставить служить себе воплощение человека, некогда отдавшего все за свободу Морроувинда, - ворчал Косадес, потянувшись к посудной полке. - Изящный политический ход. Возможность навсегда обезоружить противников в восточных провинциях. Тех, что спят и видят, как отколются от Империи... - он принялся нарезать хлеб, громко стуча ножом и оставляя на разделочной доске глубокие царапины, - и не вступают в открытый конфликт лишь по недостатку сил. Но мы вполне бы могли найти на роль Нереварина местного, хорошо знакомого со здешними реалиями, и подготовить как можно лучше, - мастер-шпион водрузил на хлеб вяленую скрибятину и стал украшать веточками укропа и раскладывать на широком блюде, - а не затеваться с глупостями... вроде расположения звезд, воли судьбы и каких-то смутных пророчеств. Ешь! Астрология - блестящая игрушка, и строить на ней расчет...
        - Иначе бы мы не встретились.
        - Иначе бы не встретились, - кривя губы, повторил Кай. Развернул наемницу лицом к себе, точно собирался надавать пощечин. Но только еще раз встряхнул за плечи.
        - Это не чудо. И не награда, - глядя в теплые влажные глаза Аррайды, сердито бросал он. - Воплощенных было много, и ни один не дожил до старости и не умер в своей постели. Так что прекращай радоваться и соберись. В дорогу.
        Не глядя, взял кувшин с суджаммой, наклонил над деревянным кубком. И, чеканя каждое слово, продолжил:
        - Ты отправишься к Нибани Месе, мудрой женщине и пророчице племени Уршилаку, той, чье имя назвал тебе Зайнсубани.
        Струйка пива шлепнула в дно.
        - Ты узнаешь, какие знания они хранят, передавая в устной традиции.
        Закрутилась водоворотом.
        - Ты выяснишь, почему степняки на протяжении стольких лет зовут Альмсиви ложными богами и какие инструменты создал Кагренак. Разберешься, что же такое, по их мнению, Шестой Дом и что означают посланные тебе сны.
        Пена вздыбилась над кубком и влажными потеками окропила стол.
        - Но, самое главное, - ты объявишь себя Нереварином и спросишь, что тебе делать дальше. Ты должна узнать правду и увидеть лицо своего врага. Шармат!
        Мастер-шпион вздернул кувшин, облизнул его край и липкие пальцы. Вытер лужу на столе.
        - Пей. Там тебе не нальют. У Моря Призраков... Также кузницы и зелейные лавки вряд ли встретятся, - он покачал кушин в руках и налил себе тоже - уже без происшествий. - Потому обзаведись снаряжением и не отказывайся от помощи, кто бы ее ни предлагал. Аптекаря ушастого можешь прихватить.
        Кай хмыкнул.
        - Ну и, проведай форт Лунной Бабочки. Тамошние священник Девяти и зачарователь кое-что для тебя приготовили. Свитки там полезные, зелья лечения болезней... Деньги, кстати, есть? И не красней.

        * * *

        Из Альдруна отправлялась маленькая армия. Полтора десятка человек на крепких верховых гуарах, способных запросто поднять и двух ездоков в тяжелой броне. Большинство воинов были одеты в кольчуги, относительно легкие и гибкие, удобные для путешествия в сухих и знойных пепельных землях; с разрезом позади для верховой езды. От дождя и пыли прикрытые алыми коттами Дома Редоран. Наплечники, цельнокованые наручи, выступающие закраиной выше локтя, латные рукавицы; ремни и портупеи через плечо, чтобы пояс не оттягивало мечом. Головы всадников венчали конические шлемы с бармицами и личинами, оберегавшими как от пыли, так и от случайной стрелы. За спину заброшены на ремнях каплевидные щиты - тарчи.
        На гуарах доспехов не было: их защищала собственная чешуя.
        Запасных, вьючных гуаров с собой не вели - чересчур упрямы и прожорливы. Да и ни к чему. Кроме всадника, каждый верховой с легкостью нес запас воды на пару дневных переходов, пищу для ездока и лакомства для себя, морковку или пробочник; запасное снаряжение; веревки, крюки-"кошки" и сети с грузиками по краю. Походную кузницу, три котла и три медных чайника... Еще везли продуманные подарки для Уршилаку - то, что может понравится. А главное, то, чем не может обеспечить себя кочевое племя: целебные свитки и зелья, нитки с иголками, тонкие ткани, книги, скобяной товар, оружие... Оружия и при себе было много: мечи - прямые и изогнутые, торчмя вставленные в седельные похвы; несколько двуручников - с прямыми и волнообразными лезвиями, лунницей и незаточенной частью клинка у крестовины - для перехвата. Корды и широкие плоские "клыки" для драки в тесноте. Кистени и шестоперы. Наборы сулиц. Тугие короткие луки - тисовые и из рогов, скрепленных бронзовыми накладками - такие с пятидесяти ярдов пробивают тяжелый доспех. Стрелы в закрытых колчанах - по дюжине на лучника. А в седельных сумках - про запас и
готовые, и отдельно наконечники и древки с перьями. Метательные ножи в кожаных петлях портупей, и засапожные - прилаженные внутри сапог из каленой кожи, подымающихся до железных наколенников.
        Такое количество оружия не смущало альдрунцев - жизнь у отрогов Красной Горы, пепельные бури и нашествия моровых тварей приучили самую последнюю домохозяйку покидать жилище с ножом, а того лучше, с серпом. Один ловкий взмах - и лишится тварь лапы или даже головы. Под крепкой охраной уходили в северные редоранские городки Маар-Ган и Гнисис поклониться святыням также редкие отряды паломников. Дело привычное. И хотя в этот раз паломников в дружине не было, не смущала величина отряда и городскую стражу; наоборот, они приветствовали отозвавшихся на призыв Храма очистить пути для пилигримов и устроить большую охоту на обнаглевших тварей, регулярно опустошавших окрестности редоранских поселений и взявших привычку даже забредать в город. На слуху еще была жуткая история советницы Брары Морвейн. Корпрусные твари захватили приступом ее загородное поместье, лежащее в какой-то миле от Скара, убили мужа, охрану и слуг. Самой Браре лишь чудом удалось ускользнуть от них.
        Черрим притащил Аррайде грамоту Маар-Ганского Храма, что паломники страдают, и что Храм собирает охотников на чудовищ. Лучше повода для похода к Уршилаку, не привлекая к себе внимания, и придумать было невозможно. Неминда и примас Сарано, осчастливленные, что нашелся хоть кто-то, рискующий выступить против растущей опасности (где нет порядка, кроме тварей заводятся и мародеры с разбойниками. А еще поговаривали о вылезающих из старых склепов упырях), взяли на себя заботу о снаряжении отряда. Внес изрядную лепту и советник Сарети. А Хассур Зайнсубани, степняк, бывший торговец гуарами и агент Косадеса, помог выбрать на ярмарке лучших верховых и сбросил отнюдь не маленькую цену на них, елико возможно. И велел своему сыну Ханнату пойти с отрядом проводником.
        Ранним утром, когда солнце, еще не укрытое злым серо-розовым маревом, а ясное и чистое, похожее на золотой щит, только выплывало из-за зубчатых гор, отряд Аррайды был готов выступать.

        Рев и визг гуарьего рынка, расположенного у северных городских ворот, скрип въезжающих и выезжающих из города повозок, стук барабанов, крики погонщиков, влажное шлепанье звериных лап о брусчатку... вся эта какофония заставляла магичку Эдвину, зажатую со своим верховым в середине отряда, ерзать в высоком седле, затыкать уши и болезненно морщиться. А тут еще пара гуаров сцепилась в драке посреди дороги. Громовое "ик" поднялось до небес. Зверюга ведьмы подскочила и извергла заряд "яблок" из-под хвоста. Судорожно стиснув колени, схватившись правой рукой за луку седла, левой Эдвина зажала нос вуалью, призванной защищать от пыли лицо и шею.
        Шлема ней не было, вместо кольчуги поверх любимого синего платья был натянут толстый кожаный дублет, а само платье разрезано по бокам, чтобы не мешать верховой езде. И все же способ передвижения, избранный для отряда Аррайдой и Черримом, одобрить чернокосая не могла. И после того, как аптекарь Тьермэйлин твердой рукой помог возвратить равновесие, громко высказала претензии.
        - Лучше ехать верхом, чем идти пешком, - оглянувшись, назидательно изрек Черрим. - К тому же, на себе нам все не унести. Мы ж эта... аптека, библиотека и оружейная лавка в одной морде.
        И зычно прокричал:
        - Джофрей, Габриель и... ты, Заяц! Едете впереди в дозоре!..
        Эдвина снова прикрыла лицо вуалью, на этот раз от смеха. Освобожденные в Андасрэте рабы переставали быть на одно лицо. Джофреем кликали плосколицего, с носом-картофелиной, детинушку редгарда, чьи плечи, пожалуй, были пошире, чем у бойца-хаджита. Габриелем - хрупкого светленького бретона. Пушок едва пробивался у него на подбородке, а бледно-серые глаза были опушены густыми ресницами. А босмера с пузиком и ушами, торчащими над скромной лысинкой, и, чуть что, румянившегося, аки девица, иначе, чем Зайцем, никто не звал.
        Проводник Ханнат ударил в барабанчики, задавая гуарам ритм. Дозорные поскакали вперед с громким криком:
        - Дорогу!.. Дорогу!!..
        И Альдрун, наконец, остался за спиной.

        - Глаза не скашивать! За обочиной следить в свою сторону! - проорал котище, скача вдоль строя, и поехал в голове, возле Аррайды, приноровив к ритмичному бегу ее гуара своего скакуна. Любимая двемерская кираса блестела чистым золотом; и спину Черрим держал ровно - да в кирасе крючком и не согнешься.
        - Широко вокруг - засады не сделаешь, - прокричал он.
        - Ага!
        - На небо поглядывай!
        - Ладно!..
        Вдали над скалами трепетала крыльями пара едва различимых скальных наездников, а так на многие лиги вокруг отряда не было видно ни зверя, ни человека. Только тянулись по обе стороны, отмечая среди пустошей дорогу, пирамиды из туфа, отбрасывали пузатые тени; да раза два мелькнули арочные входы в старые могильники.
        - Глуш-шь...
        Черрим возмечтал по привычке дернуть себя за ухо, и шлем загудел от удара латной рукавицы.
        - Мрау!.. Ответы кончились, остались одни вопросы...
        Аррайда обернулась к раздосадованному приятелю. С ней такие коллизии не случались. И вообще, наемница уже успела оценить по достоинству доспех из эбонита, подаренный ей Атином Сарети. Броня была потрясающей, без дураков. К примеру, Эдвина лишь цокала, разбирая наложенные на него чары. Кроме веса, у эбонита не было недостатков. Он был удобен и прочен, облегал тело, точно вторая кожа. Из него не разило потом, не было ни жарко, ни холодно, вне зависимости, что за погода стояла снаружи. И в закрытом шлеме дышалось даже легче, чем без оного. Только виделось все изнутри, как сквозь фиолетовую воду. В шлеме можно было безбоязненно смотреть на солнце.
        - Я бы давно их задал, да все времени не было. Зачем ты угорелой кошкой носишься по Вварденфеллу?
        Хаджит наколенником пнул гуара, чтобы не косился на аппетитный куст на обочине.
        - Только не говори, что служишь гильдиям. По крайней мере, ни одной из тех, что я знаю. И при этом... ты не совершила ни единого поступка, за который я бы мог тебя презирать. По крайней мере, у меня на глазах не совершила, - он подергал головищей, словно пробовал почесать изнутри уши о подшлемник. - Можно подумать, тебя ведет Шигорат, Безумная Звезда. Ну... и что тебе понадобилось в божьей заднице? Мы везем волосяные веревки для силков, сети, колья для ловчих ям... но ведь это напоказ, правда?
        Аррайда глубоко вздохнула. Покосилась на наставившего уши проводника. В шуме, производимом отрядом, трудно было что-то расслышать, и все же...
        - Ответы не только за морем, - наклоняясь к Черриму, проговорила она. - Среди Уршилаку есть колдунья и провидица Нибани Меса. Попрошу ее разобраться с моим беспамятством и истолковать странные сны.

        Ветер свистел между каменными столбами, утыкавшими плоское, как стол, пространство; нес мелкий песок; выглаживал каменные морщины, особенно черные под ярким пронзительным солнцем. Серые хрусткие пирамиды, расставленые вдоль дороги, медленно уплывали назад. Похоже, даже в пепельную бурю рядом с ними не потеряешься. А скалы на окоеме блистали зеркальной чернотой базальта и красными и серыми гранитными прожилками. Только вблизи становилось видно, насколько замутнены теркой песков эти каменные зеркала.
        Петляла, делилась на тропы и вновь сливалась мощеная плитняком дорога. Возле грязевых колодцев, вскипающих иногда посреди колеи, цвели огненные папаротники, лезла к небу и во все стороны разбрасывала колючие плети мясистая трама. Гуары, сбиваясь с рыси, тянулись к ней башками, громко икали, хватали за стебли, хрумкали и сыто отрыгивали. По их круглых мордам с пастями-щелями разливалось блаженство.
        Несколько раз сделали привал. Гуаров пустили пастись под охраной и не расседлывая. Перекусили, не разжигая костров.
        - Второй раз будем ночевать уже в Маар-Гане, - глядя из-под ладони на небо, сказал проводник Ханнат. - Если духи предков будут милостивы.
        И втянул носом знойный воздух, смешно морща переносицу.
        Аррайде нравился этот данмерский парень, и вовсе не потому, что его отцом был Зайнсубани. Ханнат был спокойный, деловитый и ни капли не важничал, что она за несколько последних часов уже успела оценить.
        - А в первый?
        - В Бал Исре. Мы попадем туда ближе к закату.

        Тележка с яблоками не опрокинулась (ничего плохого не случилось), и к вечеру отряд выехал на перекресток, над которым, будто шлем, возвышался холм, украшенный каменной короной. Окружая его с тыла, торчали ребрами голые стволы сухих деревьев. Спереди - вилась тропинка, с усилием карабкаясь на крутой склон.
        Проводник Ханнат стянул головной платок и слегка наклонил голову:
        - Бал Исра. Круг Камней.
        Помолчал.
        - Здесь очень удачное место, высокое, и есть колодец, единственный крупный источник воды на пути из Альдруна в Маар-Ган и от Гнисиса до Красной Горы. Тут всегда останавливались паломники. Правда, сейчас, после нападений моровых тварей и пепельных бурь, редко кто осмеливается отправляться на север. И берег Шигората практически отрезан от остальных земель. Со стратегической точки зрения место чрезвычайно выгодное. Тот, кто рискнул бы поселиться тут и построить крепость, держал бы сердце Редорана в своих руках.
        Черрим смерил Ханната взглядом. Аррайда пожалела, что из-за личины не может определить выражения лица, но подозревала, что усатая морда ошеломленно вытянулась. Еще бы, мудрено ожидать от "дикого степняка" столь складной и длинной речи. Если с отцом, Хассуром-книжником, не знаком.
        - Согласен! - опомнился мохнатый и скомандовал: - Эдвина и ты, Лин, киньте заклинание, не сидит ли там кто. Габриель с Джофреем! Обойти горку слева! Заяц с Велвой! Направо! Встретимся наверху.
        Редгард Джофрей и бретон, пригибаясь, на полусогнутых, захрустели разбросанными под горой камнями - что богатырь, что тощий, заставив Черрима сердито фыркнуть. Так же громко поломилась вперед льноволосая северянка Велва - приземистая, с вечным прищуром глаз и плечами, по толщине равными бедрам. Зато босмер утек в мертвую рощу изящно, как уж. Лесовик.
        Дождавшись знака, что путь чист, Ханнат спешился и повел гуара за луку седла, пристукивая в барабанчик, когда тот упрямился. За ним двинулись остальные.
        - Говорят, здесь уже стояла крепость.
        - А как она звалась? - спросила Аррайда, идущая рядом.
        - Индарис.
        - Индарис... - повторила она и задумчиво прибавила: - Индорил.
        Корона вокруг горы оказалась остатками старых укреплений. Несколько башен сохранили стены высотой в человеческий рост. Среди замощеного двора располагался каменный колодец с крышкой и желобом из опрокинутого "блошиного" панциря. Швы кладки дышали влагой. Между плитами проросла трава. Жесткая и сухая, ближе к колодцу она образовала изрядную поросль.
        - А змей тут нет? - спросила наемница проводника.
        - Змей нет. Видишь, гуары не беспокоятся? Ящерицы любят греться на камнях, но они безвредные.
        - А призраков?
        - Ты боишься призраков?
        Аррайда припомнила тень Лландраса - как он сидел на краю канавы в подземелье под Вивеком, пробуя остановить текущую из порезов зеленую кровь. Должно быть, Ханнат что-то почувствовал. Успокаивая, положил на эбонитовый наруч серую ладонь:
        - Не думаю. Алтарик есть.
        Раздвинув колючки, проводник указал янтарный триолит, изрезанный письменами. Преклонил колени. Аррайда последовала его примеру.
        - Мне говорили, что пепельноземцы не верят в Альмсиви.
        - Сейчас не то время, когда можно считаться богами, - Ханнат протянул ей руку, помогая встать.
        Тем временем молодые воины под командой Черрима сдвинули тяжелую крышку с колодца и, отчистив желоб от всепроникающей пыли и мусора, стали наполнять водой, таская за веревку кожаные ведра. Гуары счастливо икали, сопели, плюхали; сверкали, разлетаясь, брызги.
        Путники налили свежей воды в мехи и котлы для пищи. Взяв сухой гуарий навоз из-под навеса, натаскав из-под холма и нарубив сухостоя, разожгли два костра. Приготовили ужин.
        Поев, Аррайда отскребла края миски и вылизала ложку. Улеглась на спину, поставив миску на живот, разглядывая первые звезды.
        - Странно... почему тут не сделали таверны с гостиницей?
        - Люди боятся селиться здесь, бегут от мора, - ответил Ханнат. Паломников все меньше. Чувствуешь, вода цвилью отдает? И дорога дичает.
        - Надо часовых сменить.
        - Лежи, - буркнул Черрим, вставая.

        Ночью весь богатый арсенал пришлось пустить в дело. Прокричали тревогу дозорные. Взревели и заплясали гуары. И понеслось.
        Бешеные твари кидались на стены, прячущие верховых и людей. Ревели, выли, клацали челюстями, когтями царапали кладку. Подпрыгивали на хвостах белесые алиты с тяжелыми мордами. Таранили препятствие кагути - клыками и грудью, перерастающей в голову, обведенную растопыренным костяным воротником. Налезая друг на друга, пронзительно вереща, царапались кверху крысы, шуршали голыми хвостами. Камнем падали с неба скальные наездники.
        А на краю зрения мелькали чьи-то тени, опасаясь показываться на свет.

        Люди не оставались в долгу: метали сулицы... рубили... крушили кистенями и шестоперами черепа и хребты. Тыкали в хари походнями. Кто умел - бросал боевые заклятия: помощь холодному железу.
        - Крепкие... Гах!.. - взмахнув "перначом", Черрим на выдохе отоварил еще одну дурную голову. - Хрустят, а лезут...
        Стреляли почти в зенит лучники по атакующим скальным наездникам.
        И Аррайде казалось, будто лезут твари не сами по себе. Будто, как цепью, скованы чьей-то волей. Как спящие.
        Девушка-редгард уже собиралась вести отряд на вылазку, чтобы разобраться с кукловодами, когда бой закончился - так же неожиданно, как и начался. Враги разбежались с обиженным воем, точно собаки, которым прижгли хвосты.

        Полудесяток выбрался из руинки через стену, не разбирая загороженный вход. Остальные пристально следили сверху, подсвечивая походнями; чуть что, готовые предупредить и прикрыть от опасности, втянуть назад.
        - Обычные звери огня боятся. А эти живучие и...
        - Заколдованные, - Аррайда хотела ткнуть сапогом тушу и раздумала.
        - Лучше не трогать, - буркнул Черрим, - моровые, как пить дать.
        Трупов внизу оказалось немного: будто твари, отступая, унесли раненых и часть мертвых с собой.
        Тех, что оставались, забрасали кизяком и сучьями, не жалея. Обильно полили маслом. Бретон Габриель (у них у всех прирожденная склонность к магии) выщелкнул в сушняк огненным заклинанием. Полыхнуло и занялось так, что пришлось отступить.
        - Покусанные, побитые есть?!!.. - орал Тьермэйлин, раскладывая содержимое своих сумок возле костра внутри укрепления. - Лечиться!
        - Можно у алтаря исцеления попросить, - подсказал Ханнат.
        Эдвина, сидя на земле, скрестив ноги, зубами выдернула пробку из долбленки с зельем, восстанавливающим волшебную силу. Руки у нее тряслись.
        - Помоги, кому нужно, - бросил Черрим аптекарю, - и переберемся наверх. Не стоит тут оставаться. Велва, Заяц, помогите ему!
        Помолясь у триолита, воины перетащили вещи в развалины другой стрельницы, выше по склону. Убедившись, что с большего целы и гуары, и люди, обработав ранения, выставили удвоенную охрану, снова легли и спокойно проспали до света.
        С этой ночи странствие уже не казалось приятным и легким, а больше походило на растянутую во времени цепочку боев. Среди пыли на дороге то и дело бросались в глаза кости, выбеленные солнцем и ветром. Хрустели, попадая под гуарьи лапы. Сложенные горками у обочин, придурочно скалились черепа.
        Все в отряде вздохнули с облегчением, когда в зыбком мареве показалась высокая платформа силтстрайдера с яшмовой спиной "блохи" над нею... дозорные башни... сдвоенный шпиль над Храмом... изогнутые крыши самых высоких домов... И, наконец, костлявые стены из ракушечника, окружающие городок Маар-Ган.
        В Маар-Гане отряд разделился. Получив благословение Альмсиви на охоту, бывшие рабы и проводник остановились в странноприимном доме, а Эдвина уговорила Аррайду переночевать у знакомой ведьмы, Улин, живущей в хижине за городской стеной, наобещав редкостные ингредиенты. Разумеется, кот и аптекарь увязались с девушками, приказав остальным подтянуться на рассвете.

        Свернув от городских ворот к востоку, проскользнув под голенастыми ногами "блохи", топчущейся у платформы в ожидании путешественников, и пройдя пару лиг вдоль стены, спутники увидели домик с изогнутой крышей и крепкой полукруглой дверью - такой же, как все местные дома. Рядом, огороженный жердями, чах давно не политый огород. На шест ограды был одет кувшин без дна, на жердях болтались лохмотья.
        Бретонка заглянула в озадаченные лица. Хихикнула:
        - Э-э... Улин - своеобразная особа. Но домишко ее опрятнее, чем она сама.
        Насчет опрятности магичка преувеличила. Битая посуда, обломки мебели, обгрызенные мослы устилали пол ровным хрустящим слоем. Приправой служили пыль и паутина, ошметки, назначения которых никто бы не взялся определить. И вдобавок невероятная вонь.
        - Скамп... - зажав нос, промычала глава магической гильдии. Но поскольку останков хозяйки даже после самых тщательных поисков не нашлось (впрочем, как и вызванной ею твари), гости беспокоиться за Улин не стали. А так как стемнело и начиналась пепельная буря, основательно вычистили знаменитым Тьермэйлинским заклинанием пару соседних комнат, заперлись изнутри и легли спать.
        Аррайда проснулась внезапно, в полной темноте. Рядом мирно посапывала Эдвина. Шум бури не доносился сквозь толстые стены, разве что стонал и свистел в печной трубе ветер. Наемница лежала, напрягая слух, пытаясь понять, что же ее разбудило. Шорох повторился. Она скатилась с кровати за секунду до удара, сбив нападающего с ног, наугад пытаясь поймать за руки, попасть в промежность коленом, а теменем в подбородок. Неизвестный показался Аррайде мягким, как тряпка.
        Тут магичка засветила волшебный огонек. И наемница увидела, кого держит.
        Чужак пялился на нее, в длинноносой маске похожий на мортуса, гробовщика, крюком тащившего в костры жертвы мора или добивавшего смертельно пораненных на поле после битвы. Хлипкий, в мешковатом балахоне, с похожими на ветки ручонками и ножонками. Аррайда передернулась, на ум пришел жрец Шестого Дома, убитый ею в святилище Хассур. Только это существо даже не казалось живым. Под маской у него скрывалась та же темнота, что и у пепельного трупака.
        Деликатно завизжала Эдвина.
        Чужак дернул пальцами, запустив в Аррайду колючей молнией. Наемница плечом двинула гада в зубы, но драться с ним было - все равно, что с пустым мешком. И тут подоспевший Тьермэйлин опрокинул на них котел воды. Тварь сморщилась и растеклась у ног.
        - Он тебя задел? - аптекарь кинулся к ведьме. Эдвина замерла на кровати с поджатыми ногами, точно увидела мышь.
        - Не мог, - Аррайда, болезненно морщась, стянула мокрую рубашку.
        - Ну, маги! Ну, колдуны! - фырчал Черрим, злясь, скорее, на себя, что опоздал к драке. - Как вы его проглядели?..
        - Это пепельный упырь!..
        - Да хоть скамп лысый!
        Хаджит крепко взял Аррайду за локоть, усадил на кровать и стал осматривать ожог.
        - Снова плечу досталось. Невезучее оно у тебя.
        - Не было его здесь, - Лин вытащил склянку с мазью. - И не могло быть.
        Черрим недоверчиво дернул носом, втянув кисловатую вонь молнии и гнилой воды.
        - Я могла такое призвать... теоретически, - хрипло призналась Эдвина. - Но управлять - нет. Никто на Вварденфелле...
        - И архимаг?
        - Индюк надутый Требониус?!!
        Лин уронил склянку и полез за ней под кровать.
        - Это пепельный упырь, - повторил оттуда, - они упоминаются в "Вампирах Вварденфелла", хотя фактически вампирами не являются. Да где же она?.. Их появление зафиксировали у Красной Горы во время Войн Первого Совета. Одни из самых живучих и опасных тварей. Похоже, на или даже в горе существует нечто, извращающее любое существо, что к ней приблизится.
        Аптекарь сунул склянку с мазью затосковавшему Черриму и стал выкручивать мокрую рубашку Аррайды:
        - Прости, пожалуйста. Они только водой убиваются. Когда Альмсиви были разбиты под Красной Горой, уже без Неревара, пришлось Призрачный Предел городить от таких.
        Эдвина передернулась, глядя на лужу, оставшуюся от пепельного упыря. Вырвала у аптекаря скрученную рубашку и стала тщательно собирать воду, елозя на коленях.
        - Ты... что?
        Глава магической гильдии вскинула голову, отбросив налипшие ко лбу волосы:
        - Боюсь.
        Аррайда с Черримом уставились на нее.
        - Ты же его держала, - закричала на подругу Эдвина, - и ничего?!.. Тогда кто же ты? Он же не ко мне пришел... Они и не ходят к кому попало!
        Ведьма закончила с полом и стала яростно выкручивать рубашку над котлом.
        - Ну... возможно, я Нереварин, - отозвалась Аррайда, тяжело дыша. - Мы идем к Уршилаку, чтобы это узнать. Не надо кричать. Лучше дайте одеться.
        - Боги мои! - черноволосая бретонка ляснула грязной рубахой по боку котла. - Да за тобой теперь будет охотиться вся Империя!! И кто похуже!
        Хаджит поймал Эдвину за плечи:
        - Тихо, лапушка. Нам впервой, что ли?
        - Не думаю, - ответил за Аррайду ушастый Тьермэйлин, - чтоб сразу уж вся Империя.
        Ведьма прожгла его взглядом, что аптекарь вынес стоически, с непроницаемым выражением на лице.
        - Так ты знал, зараза ушастая? - рявкнул Черрим.
        - Догадывался, - фыркнул Лин и демонстративно оборотился к бойцовому котищу спиной.

        Уршилаку. Посвящение

        Отряд разбил лагерь в даэдрических руинах Ассурнабиташпи, размазав перед этим по стенке пару дремор - зловредных божков в кроваво-черных доспехах и с такого же колера оружием, заводящихся в местах, покинутых людьми. Гуаров расседлали и оставили пастись во внутреннем дворе под охраной пары воинов; установили дозор на титанических башнях, возвышающихся над бывшим храмом. Расчистили колодец в главном зале, где сквозь прорехи в крыше сеялись солнечные лучи, освещая словно скрученный руками гиганта серо-розовый камень стен с узором-улиткой, квадратные опорные колонны и квадратный зубчатый пояс антаблемента над ними. Сверху равнодушно взирало на суету стоящее на возвышении каменное божество.
        Путешественники вылили из бурдюков протухшую воду и вдосталь наглотались свежей.
        - Здесь идет водяная жила, - пояснил проводник, - в самом становище колодец чистый, а ниже можно поить животных...
        - Так где же Уршилаки? - Черрим почесал затылок, глядя на одинаковые серые холмы, над которыми вился, дергая тонким хвостом, скальный наездник.
        - За холмом, там, полумили не будет, - указал Ханнат, - здесь невозможно заблудиться. С башен можно рассмотреть... в хорошую погоду, - проводник с сомнением взглянул на мутнеющее небо.
        Аррайда благодарно кивнула. Не верилось, что уже позади шестидневный путь по дикой местности, безлюдной, гористой, рассеченной фоядой Бан-Дад до самого моря - до берега Шигората, даэдры-насмешника, Безумного бога, не раз бросавшего вызов Альмсиви - за все время путникам встретилась лишь одинокая, наглухо запертая башенка велоти - предков данмеров, пришедших из-за моря.
        Путь сквозь негостеприимный край, удлиняемый постоянными стычками с моровыми тварями, наполненный ревом кагути и клекотом скальных наездников, атакующих сверху с завидным постоянством. Напряженное внимание по сторонам. Магический поиск сущности и чужого колдовства. Ветер, несущий с Красной Горы облака серо-розовой пыли, выжимающей кашель из горла и слезы из глаз, забивающейся во все складки и хрустящей на зубах. Постоянная смена бредущих по гребням дозорных.
        Аррайда не отказала себе искупаться и поплавать в Море Призраков. Очень соленая и очень холодная вода показалась восхитительной после бесконечного пути, когда, вонь пота, дыма и пряной гуарьей шкуры казалось, навсегда въелась в кожу.
        Ночь отряд провел у разожженного в руинах костра. Путников никто не потревожил.

        Утром наемница рассталась с полюбившимся эбонитом, сказав на недоуменные вопросы, что если она придет в незнакомое племя вооруженная, полностью закованная в невероятно прочную, завороженную броню, да еще и в закрытом шлеме - вряд ли кто поверит, что пришла она с миром. Что пойдет пока одна, даже не обсуждалось. Все это было говорено и переговорено в пути. Как и то, что ждать Аррайду отряд будет сутки, прежде чем кидаться на поиски. Если пепельноземцы проявят враждебность - она постарается бросить в небо огненным заклинанием. А там уж как повезет.
        - Что, так и пойдешь "здравствуйте, это я"?
        - У тебя есть план лучше?
        Плана лучше у Черрима не было.
        - Ну, пусть хоть Ханнат тебя проводит.
        - Его отец покинул род, и Ханнату не стоит там показываться.
        Поскрипев, котище подобрал подруге кольчугу и подкольчужник из запасных. Часть дорогих и легких подарков были сложены в суму-невидимку. И Аррайда, оставляя следы на пепле между валунами, время от времени поглядывая на небо, бодро зашагала в сторону холмов, за которым пряталось стойбище.
        Недоумевая, почему так пустынно вокруг. И никакой бешеный зверь не пробует напасть.
        После того, как фояда вывела к морю, к остову зарывшегося в песок на мелководье разбитого судна, и отряд свернул на восток - стадные атаки моровых тварей прекратились. Как отрезало. И наемница задавалась вопросом, почему чудовища так и лезут на Альдрун и Маар-Ган, но не задевают Уршилаку. Вот только ничего путного придумать не могла. Разве степняков бережет их вера в Нереварина... Объяснение не хуже прочих.

        Похоже, она сильно забрала вправо и обходила стойбище по дуге. Шатры не показывались и не показывались. Аррайда призналась себе, что и не торопится их увидеть. Прижаривало, поднимаясь все выше, солнце; между холмами было невероятно тихо. Словно оттеняя тишину, шелестела ветками большая трама да ветер пересыпал песок, и больше ни звука, ни писка, ни шороха скользящего по песку змеиного тела, ни топота лап и хруста раздираемой добычи. Наемнице показалось, она оглохла.
        Девушка присела на камень на разломе между прошлым и будущим, заглядевшись на пронзительно синее, невероятное для степи небо. Казалось, вот сейчас она поймает миг, когда все пошло враздрай, когда народы Велоти стали воевать друг с другом - и тогда все сможет изменить.
        Камень, словно гуар, млел под ладонью... неровный, шероховатый как губка и теплый... при первом прикосновении могло показаться, что мягкий - возможно из-за того, что мельчайшие частицы под пальцами рассыпались в прах... но это был все-таки камень - острые края царапают кожу...
        Очень на него похожая, песня точно родилась из пересвиста ветра, возникла сама собой. Заплескала над степью.
        - Поднимись из тьмы, Красная Гора!
        Раздвинь темные тучи и зеленые туманы!
        Породи землетрясения, раздроби камни!
        Покорми ветры огнем!
        Прогони племена со своей земли!
        Покорми опаленную землю нашими душами!
        Было странно, что слова, предначертанные охотнику или воину, выводит тонкий девчоночий голос. Аррайда вспомнила три часа в пыльной и благовонной комнате старого степняка Зайнсубани, спетые им для нее гимны Пепельноземья, и слова всплыли и прозвучали сами:
        - Но никогда ты не будешь править мной.
        Никогда я не буду дрожать перед твоей мощью.
        Никогда не брошу я свой дом и свой очаг.
        И мои слезы удобрят почву,
        На которой вырастут цветы.
        Девочка остановилась перед наемницей, опустив на песок тяжелые кожаные ведра с обвязанными шнурком горловинами.
        Худышка. Прямое платье из замши подпоясано узким ремешком. Глаза - один зеленый, второй - коричневый; черная коса; крупные уши с круглыми хрящами. Нвах.
        - Ты рабыня? - спросила Аррайда.
        Подросток помотал головой. Девочка пахла молоком, и над губами виднелись такие смешные белые усики.
        Пересохший рот наполнился слюной.
        - Попить дай...
        Девочка послушно отцепила от пояса кружку и наполнила молоком из ведра. Наемница жадно отхлебнула. Подумала, что ей нечем отдарить этот королевский подарок.
        Подумала еще и вытащила из сумки четвертушку каравая, завернутую в полотно. С усилием разломила надвое. В воздухе смешались ароматы молока и хлеба; сладость степной травы, корица, которой пахла гуарья чешуя... Ребенок недоверчиво принял хлеб, поднес к губам... осторожно надкусил. И раноцветные глаза засияли.
        Хлеб... не испеченный из перетертых в муку трамовых корней - настоящий. Пшеничный с тмином и базиликом. Даже превратившись в сухарь, он был вкусен невероятно. И разрешал помнить - не эту унылую степь. И не скрытую дымкой Красную Гору к полудню отсюда.
        - Меня Тинувиэль зовут, - пробормотала девочка.
        - А меня - Аррайда.
        ...Наемница бережно забросила в рот последние крошки, допила молоко и, вздохнув, вернула кружку девочке.
        - Спасибо.
        Тинувиэль, дожевавшая сухарь давным давно, переступила с ноги на ногу и с достоинством кивнула.
        - Тебе не страшно ходить одной? - спросила Аррайда.
        - Нет, мне хорошо.
        В разноцветных глазах читалось, как это здорово - хоть ненадолго избавиться от опеки старших, от обыденных дел - и помечтать. А лук за плечом и нож у пояса не дадут пропасть в степи. Если кто-то нападет, можно кликнуть на помощь. До становища недалеко, в воздухе тянет дымом.
        Можно убежать.
        Можно спрятаться. Хотя бы вон в тот "блошиний" панцирь.
        Или забиться под траму с ее колючками. Если с детства учишься полагаться на себя - выжить сумеешь.
        - У тебя альдмерское имя. А сама ты - имперка?
        - Меня подобрали на берегу. Еще маленькой. Видимо, корабль разбился. А кто ты?
        - Нереварин, - неожиданно для себя ответила Аррайда.
        Девочка серьезно смотрела на нее.
        - Я пришла, чтобы узнать, что мне делать дальше. Тут живет Нибани Меса...
        - Тебе нужно поговорить с ашханом, вождем, чтобы он разрешил поговорить с ней, - девочка стала наматывать на палец кончик косы. - А чтобы поговорить с вождем - нужно разрешение дяди Забамунда. Он старейшина и судья. Идем, я отведу.
        Запах дыма не обманул. Идти и впрямь оказалось близко.
        А за холмами оказался целый город с его цветами, звуками, запахами, с его особенной жизнью - куда больший, чем казалось сверху. Приоткрыв рот, Аррайда смотрела, как улицы, точно лучи или спицы колеса, сбегаются к замощенной площади с каменным колодцем, и как теснятся рядом с ней белые шатры вождей, похожие на уснувших в своих плащах пастухов-великанов. Девочке даже пришлось потянуть ее за руку.
        Уршилаку был окружен невысокой каменной стеной с воротами и дозорными вышками с юга и с востока.
        Не затрудняя себя ходьбой в обход, Аррайда с Тинувиэлью перелезли через стену. В ближайшем шатре девочка оставила ведра и повела наемницу по слободе ковроделов. Щекотали нос запахи мыла и мокрой шерсти, парил кипяток в котлах, и мастера, время от времени разворачивая и поливая, катали валяные ковры по расстеленному на земле холсту. Наемницу видели со своей и тут же переставали обращать внимание. Только какой-то бутуз проводил любопытными алыми глазенками, грызя большой палец, да вежливо подбежала обнюхать прирученная никс-гончая.
        Спутницы протиснулись между шатрами.
        - Вот сюда. Только он вредный. Удачи тебе!
        И девочка, мотая косищей, исчезла прежде, чем Аррайда успела поблагодарить.

        Шатры вождей стояли тесным кругом, размыкаясь к югу. Сверху над ними был натянут навес из тонокой кожи. По его углам, рождая странный звук, колебались на ветру костяные колокольчики. Между шатрами горел в круглом очаге костер. Над костром, помешивая в котелках и двигая сковородами, хлопотала старая данмерка в желтом замшевом платье с бахромой. При каждом ее движении на тощей груди звякали подвески, прихотливые серьги стреляли зелеными искрами.
        - Пожалуйста... Где живет Забамунд? Старейшина?
        Тетка равнодушно указала половником на вход.

        "Дядя Забамунд" оказался не просто вредным, а очень вредным.
        - Вот же дел у ашхана - говорить с какой-то нвах...
        Он и не думал скрывать презрение.
        - Не желаю слушать болтовню! Я тебя не звал. Убирайся!..
        Аррайда вышла из шатра, жмурясь от перехода из полумрака к резкому свету; присела на белый разогретый известняк у порога. Проглотила слезы. Ей хватит упрямства провести в Уршилаку и день, и два, и поймать Нибани безо всяких сторонних разрешений. Лишь бы та тоже не отказалась говорить.
        Она не должна вернуться к Каю ни с чем. Просто не может.
        Старейшина едва не споткнулся об Аррайду, выходя. Крикнул:
        - Ты все еще здесь?!
        - Я пришла говорить с Нибани Месой... и с ашханом. И готова сделать продуманные подарки, как велит обычай.
        - Не понимаю, какой подарок ты можешь для нас сделать.
        Тетка разогнулась от костра, держа на отлете половник:
        - У горожан есть лекарства от мора.
        - У тебя есть лекарства от мора? - спросил Забамунд.
        - Да.
        - Покажи руки.
        - Зачем?
        - Хочу знать, с кем имею дело.
        Наемница протянула ладони. Старейшина, как сорока на кость, уставился на три сплетенных знака Храма:
        - Ты!.. Пошла отсюда!
        - Почему?
        Он толкнул ладони Аррайды ей в лицо:
        - И скажи своим хозяевам: мы встретим их мечами и стрелами!
        - Почему?
        - Дрянь! Наглая увертливая дрянь! Они сожгли наших братьев у Призрачных Врат. Уходи! - с ненавистью выдохнул он. - Тебя защищает закон гостеприимства, но мое терпение не безгранично.

        Аррайда стерла со щеки его слюну. Кулаком вытерла глаза. Прошла между шатрами, перескочила низкую каменную ограду и стала спускаться с холма к редким зарослям ивы, обозначившим присутствие воды. Хотелось умыться - но не делать же это на глазах тех, кто мог увидеть ее слезы.
        Похрустывали под легкими шагами, текли со склона песок и камешки. Наемница стряхнула воду с рук и подняла голову.
        Тинувиэль вновь несла молоко в становище. Девочка двигалась изящно, несмотря на тяжелые ведра. Тощая коса ужом прыгала между лопатками.
        Арри пошла следом, засмотревшись на эту косу, кусая губы; и представить боясь, что скажет Косадес, когда она вернется ни с чем. Переживая чувство мучительного стыда, наемница настолько отрешилась от реальности, что ветер в затылок и атакующий клекот скального наездника не соединились в одно. Тело сработало самостоятельно.
        Жертвой была не Аррайда. Девочка пахла намного вкуснее: не солью и железом, а молоком.
        Подпрыгнув, наемница сцепила руки на хвосте твари, нацеленном девочке в спину, дернула на себя. Теряя равновесие, наездник загреб крыльями. Хлопок воздуха толкнул Тинувиэль, она шлепнулась ничком, уронив ведра. Завязки на горловинах лопнули, хлынуло молоко. Тут же Аррайда ударила тварь хвостом о плечо, ломая ему хребет, а та вцепилась ей в левую руку повыше локтя. Тинувиэль полупустым ведром саданула наездника по шее. Что-то хрупнуло, и Аррайда под напором агонизирующего чудовища упала. Кольчужные колечки помешали острым зубам вцепиться достаточно плотно, наемнице удалось оторвать и отбросить четырехкрылое тело с излишне длинными шеей и хвостом. Наездник потрепыхался какое-то время, разбрасывая грязь и острые камушки, и издох.
        Аррайда стояла на коленях, зажимая рану. И вправду плечо невезучее.
        Сбежались степняки. Тормошили испуганную, но совершенно целую девчонку, что-то спрашивали. Надсадный звон глушил для Аррайды все - это то ли кровь шумела в ушах, то ли звенели отгоняющие зло костяные колокольчики.
        Сквозь звон вдруг прорезался голос старейшины Забамунда. Давешняя обида на него всколыхнулась, взвилась, как волна.
        - Я вызываю тебя на поединок... - прохрипела Аррайда, - за право говорить с ашханом. До смерти.
        - Ты безумная. Истечешь кровью прежде, чем я тебя убью...
        Наемница скривила рот. Скользкими от крови пальцами ухватилась за пояс, где в кожаных гнездах торчали пузырьки с целящими зельями. Попыталась выцепить наугад.
        - Нет, - какая-то данмерка поймала ее за руку. Трудно было разглядеть лицо - лишь бросилось в глаза платье из желтой замши да сверкнули зеленью и брызнули звоном треугольные серьги да подвески на груди. Та... что у костра, с Забамундом... - Неизвестно, какую заразу он нес на зубах. Дай дурной крови вытечь.
        - Отвя...
        Аррайда шевельнула здоровым плечом. Показалось, она может сейчас порвать руками и зубами все племя, если они посмеют ей мешать. Но тяжелый глубокий голос произнес:
        - Ты заслужила право говорить со мной.
        Ее подняли под локти сильно и осторожно. Понесли мимо плеска воды, мимо треска пламени и резких чужих голосов. Мимо стука костяных колокольцев, отгоняющих зло. В вязкий запах войлока и тишины. Дыма и крови.
        Полог откинули, пропуская широкую розовеющую полосу солнечного света. Аррайда на секунду зажмурилась. До хруста сжала зубы. Пока ее вынимали из кольчуги и подкольчужника, разрезали липнущий к ране рукав, она водила глазами по разделенному надвое узорной деревянной решеткой шатру, по развешанным на белых войлочных стенах коврам и оружию - грубой ковки, как и глядящее на нее сверху лицо вождя. У него не было привычных данмерам черт изысканности и вырождения. Широкие скулы, горбатый нос, и глаза - глубокие, не алые, а багряные - будто вишни, будто кровь из вены или гаснущие угли в очаге. И губы - широкие, чувственные. Ашхан поймал взгляд Аррайды и, словно отгоняя его, тряхнул головой. Рыжеватые волосы упали на глаза.
        И одет он был не в шкуры и холст, как соплеменники, а в плотный чешуй - железные перья, нашитые на толстую кожу.
        Степняк поднес чашку с питьем. Аррайда глотала, морщилась, когда разбавленное вино бежало по подбородку и попадало за ворот, перетягивая холодом, как плетью.
        Голос у вождя оказался глубокий, под стать внешности. Располагающий.
        - Я Сул-Матуул, ашхан Уршилаку.
        - Я - Нереварин.
        Все же Аррайде удалось его уесть. И его, и эту противную тетку в желтом и с серьгами, что занималась раной. Тетка уронила кусок бинта и нагнулась за ним. Перестав наконец-то дергать и теребить, причиняя боль.
        - Это... слишком серьезное заявление. Забамунд назвал тебя храмовой гончей...
        - Нибани... Меса. Она читает души. Я пришла... поговорить с ней.
        Данмерка фыркнула.
        - И толкует сны. Но ты не она из нас, - продолжал ашхан.
        - Я... знаю...
        - Погоди, - он покусал губы, - ты имеешь право оправдаться.
        - Мне не в чем...
        - Стань своей. Докажи... Принеси из погребальных пещер волшебный лук моего отца.
        - Мужчинам - конечно, - бормотала тетка, - хоть ты нвах... Но будь молоденькой да слабой, да ресничками красиво поморгай, и он все - растечется, как жир по сковородке. А вот ты пройди хранителей кладбища, наших духов предков, которым на прелести твои чихать. И вот тогда болтай со мной - хоть упукайся.
        Глаза смотрели с морщинистого лица вредной старухи - глаза ехидные, молодые, дерзкие.
        - Да, я Нибани Меса. Но больше пока ничего не скажу.
        Она, поджав губы, стала накладывать на рану кашицу из трав, возможно, целебных, но таких жгучих, что Аррайда едва не заорала.
        - Осторожнее, Ниб, - пробормотал племенной вождь, вот удивительно, краснея.
        И последнее, что запомнила наемница перед беспамятством - на чешуях его брони красный отпечаток своей ладони.

        * * *

        Аррайда проснулась от собственного крика. Сердце колотилось, дрожали руки, пот заливал глаза. Девушке казалось, часть ее души осталась в страшном сне и никак не может вырваться оттуда. Лишь когда пальцы сжали рукоять меча, сон отпустил. Сделались слышны посвист красной бури за двойными стенками из толстого войлока да позванивание на сквозняке привешенных к своду шатра костяных колокольчиков, отгоняющих зло.
        Недовольно заворочалась под шкурами провидица. Выползла, завозилась, плохо соображая со сна, что и зачем. Задела лбом подпирающий крышу костяной столб. Помянула недобрым словом нвах и глупых колдуний, пускающих их в свой дом. Раздула угли.
        Заплескал приминаемый ветром голубоватый дым. Кровавые отблески облизали столб, высветили густую паутину письмен, изрезавших его поверхность. В свете очага под вой ветра и шорох пыли шатер выглядел жутковато. К тому же на пепельном лице провидицы угольями светились глаза - может, отражением огня, но скорее сами по себе. Вот уж верно говорится о данмерах - темные, проклятые судьбой. Впрочем, они скорее гордились своим проклятием.
        Провидица искупала в горшке платок и небрежно обтерла лицо и руки Аррайды.
        - Ты горишь. Похоже, рана воспалилась. Но это не значит, что ты останешься здесь валяться.
        Нибани нагнулась, стала сыпать в кипящий на огне котелок сухие травы, такие же желтые, как ее платье из тонко выделанных шкур. В ушах ведуньи при каждом движение качались треугольные серьги, метали цветные блики. Мелькали серые пальцы, вздрагивали собранные в пучок на затылке серебристые, а может, просто седые волосы. Аррайде кто-то говорил, что ашханы и провидицы степняков живут по четыреста лет. Страшно вообразить.
        - Ага, пусть бы девчонку задолбил скальный наездник... - рассердившись, Аррайда перестала бояться. Сощурилась, вспомнив тварь, кожистыми крыльями поднимающую ветер, и длинный хвост с костяным шипом на конце, метнувшийся к испуганному подростку. Обнажить оружие в становище - нарушить законы гостеприимства. Вот и выкручивайся, как знаешь...
        - Ее хранили духи предков.
        - А по-моему, отвернулись...
        Нибани пропустила ехидство мимо ушей.
        - Только смотри, чтобы пыль не попадала под бинты. Иначе ни одного пророчества не исполнишь. Я дам тебе полотна с собой.
        Колдунья размешала зелье ложкой, позволила ему покипеть и отстояться. Перелила в круглую деревянную чашку, подала. Девушка вытерла потную ладонь с налипшим ворсом о полысевшее одеяло. Виновато посмотрела на хозяйку шатра. Отважно глотнула из чашки полынной горечи.
        - Это не рана, Нибани. Мне приснился сон.
        - Расскажи.
        Высокий мужчина в золотой маске напоминал Ужас Племени - прямоходящего ящера, живущего в даэдрических руинах. То ли золотое солнце, надетое на мускулистое данмерское тело. Но, в отличие от ящера, мужчина смеялся. По крайней мере, Аррайде так казалось во сне.
        Они стояли лицом к лицу - в пещере, залитой багровым туманом, глотающим свет растущих из пола светящихся сыроежек. Пахло серой и каленым железом, и круглая дверь за спиной обжигала даже на расстоянии.
        Человек из сна поднял руку в золотой перчатке:
        - Да живет Неревар, да живет Ресдайния. Трое, которых Ты считал верными, предали тебя. И лишь я, которого Ты предал, остаюсь тебе верен. Я, Ворин Дагот, Дагот Ур, говорю: приди под Красную гору, сбрось старую кожу, яви всем истинное лицо нвах из Морроувинда.
        Аррайда вздрогнула, словно опять стряхнула с себя наваждение сна: кисельного света, и тяжелого звучного голоса, и чужих, но казавшихся родными имен.
        - Ворин. Не помнила, что его так звали. Не знала. И меч, - она посмотрела на Нибани, - у меня там был совсем другой меч - из стекла, по имени "Погибель магов".
        Ведунья отшатнулась.
        - В погребальных пещерах Уршилаку... - прижалась острым подбородком к поднятому колену, - ты там еще не была, ты...
        Сверкнула красными глазами:
        - Ты складно врешь. А если, - и стала крутить нож, висящий у пояса, бормоча под нос: - Хитрый сон... опасный сон... и для тебя, и для нашего племени... Шармат говорил с тобой и называл тебя Нереваром. Ну и что... Ты даже не одна из нас.
        - Конечно. Я нвах и девчонка, да еще шпион Храма... - огрызнулась Аррайда. - Куда мне равняться с вашим данмерским героем. Которого по чем зря обманывали друзья и собственная жена.
        Провидица замахнулась, сжала пальцы в кулак - и задумчиво опустила руку. Аррайда нырнула в шкуры, потерлась о них зудящей спиной и закрыла глаза.
        - Дагот скорее поверил, - бормотала она, засыпая, - толком не поспишь: тут же лезут трупаки с дубинами...
        Нибани разворошила огонь и смотрела в него немигающим алым взглядом:
        - А это самое трудное - чтобы тебе поверили. Чтобы признали в тебе не только героя. Убить Дагота легче, чем заставить нас вспомнить, что мы один народ под Луной и Звездами.

        Три Великих Дома - Хлаалу, Телванни, Редоран; четыре степных племени - Уршилаку, Зайнаб, Ахеммуза и Эберанимсун; и каждый тянет к себе и потакает собственным гордыне и величию. И лишь горстка тех, кто надеется, что может что-то изменить, и верит в пришествие Нереварина.

        * * *

        На известковых наростах потолка и стен блестели капли воды. Свет походни отражался и дробился в них, рождая радуги. Цепочка луж, круглых, как зеркала, тянулась вдоль узкого наклонного коридора. Вода падала сверху, звучно чпокая о воду, отдаваясь в шлеме, как чьи-то шлепающие шаги. Так что все время хотелось замереть и оглянуться.
        По обе стороны коридора тянулись каменные деревья со срезанными верхушками, на которых, теряясь среди теней, расплываясь в голубоватом тумане ночного зрения, сидели на корточках темные уршилакские мертвецы. Сколько хватало глаз - уткнувшись лицами в подтянутые к груди колени, обнимая руками полученные от наследников дары. Между столбов стояли на возвышениях погребальные урны.
        Могильники священного града Вивека, некогда так впечатлившие друзей, показались лужицей рядом с морем. А ведь снаружи был всего-то приземистый холм, малое вздутие на теле степи к полудню и закату от становища.
        Вход в могильники затворял огромный камень, рядом болталась на шесте пара высохших змеиных шкурок. Валун отвалили, изнутри дохнуло влажным холодом. Черрим сунулся внутрь:
        - Да-а... признаю: пепельноземцы - великий народ. Рядом с этим все другие склепы данмеров - как ошметки самомнения врага, которому я отбил... э-э, печень.
        И еще раз наперебой с Эдвиной взялся уговаривать Аррайду отложить поход, пока не затянется рана.
        Друзья были правы, но нетерпеливое желание увидеть Кая заставляло наемницу поспешать.
        - Ты хоть кресты рисуй на поворотах, сестренка, - буркнул мохнатый, легонько обнимая наемницу на прощание. - Ведь заблудишься... И где нам тебя тогда искать?..
        Они уговорились, что следом отряд двинется, если Аррайда не вернется до утра. И вот уже несколько часов девушка-редгард спускалась к корням усыпальницы. Рука все еще болела, и клеймору наемница не взяла. И теперь - несмотря на горящую походню в руке, охапку запасных за спиной, ладный "пернач" за поясом и пару тяжелых засапожных ножей (самое то против ходячих трупов и скелетов) - ощущала себя беззащитной. А скорее всего, ей не хватало друзей, их немногословного, но теплого присутствия.
        Аррайде никто не объяснял, где находится могила Сен-Синипула, отца ашхана, и девушка шла наугад; как и просил Черрим, копотью отмечая на стене повороты.
        Не считая капели, треска огня, шума движения и дыхания самой Аррайды, было тихо. Нежить, часто селившаяся в гробницах, пока ничем себя не оказывала.
        Несколько раз Аррайда взлетала к плоским верхушкам столбов, усаживалась на корточки, неосознанно повторяя позу мертвых. Разглядывала приношения. Пару раз в задумчивости тронула покойника пальцем. В могильнике было сыро, тела должны были сгнить, разбухнуть и полопаться. А они сухие, не воняют. И лакированные.
        Волшба?
        Или бальзам, смолы напихали невпроворот и сверху отлакировали - сняв на минутку шлем, наемница втянула исходящий от мумии тонкий аромат янтаря. Просмотрела несколько позеленевших от времени свитков, которые та держала, словно букет. Но брать не стала.
        Задание Сул-Матуула оказалось безопасным, зато страшенно нудным. Все столбы осматривать - волшбы не хватит. Но и деваться некуда: четких указаний, где лежит зачарованный лук - похоронен ли с отцом вождя Сен-Синипулом, спрятан ли сам по себе, - ашхан не дал.
        Эй, взбодрила себя Аррайда, глядя на сверкающие слюдяным блеском в свете походни стены. Не топочи, как кагутиха, а то вся красота рухнет на голову!
        Так мог бы сказать Черрим... Грустя и улыбаясь, наемница присела на верхушке очередного столба. Сунула факел в щель, стянула шлем и положила рядом. Достала хлеб и флин.
        Мумия пошевелилась за спиной. Или померещилось?
        Дух всплыл, обдав холодом, больше всего похожий на пустой серый плащ; из-под капюшона мерцало туманное злое лицо. К Аррайде протянулась когтистая рука.
        - Ты голоден? Бери...
        Точно по команде, призраки рванули из урн, мумий и надгробий. Как шипящие вороны, налетали, теснились, рвали еду из рук, опрокинули баклажку с флином. Лохмотья, зубы, глаза-огоньки... Аррайда отмахивалась правой рукой, левой заслоняя глаза.
        - Кыш-ш... пошли!
        Туманная рука выхватила походню из щели. Взмахнула, разгоняя клекочущий ужас, словно тени по углам; горячим воздухом опаляя щеку.
        - Глаза целы? - призрак Лландраса отвел руки Аррайды и заглядывал в лицо. - Ты... ты бы поострожнее. Те, кто слишком долго охраняют усыпальницу, кого некому помнить - глупеют. Кидаются без разбору, как псы без хозяина. Ты могла вовсе без еды остаться. И без глаз тоже. Дурочка...
        Аррайда, насколько позволил бахтер, шевельнула здоровым плечом. Села, обхватив колени руками, глухо стукнул эбонит; дрожащий свет походни заставил переливаться листвяный золотой узор.
        - Я тебе неприятен?
        - Мне стыдно... что не смогла тебя спасти от Камонна Тонг, - отозвалась она глухо.
        - Не плачь о том, что невозможно изменить. Иди вперед. Я счастлив, что знал...знаю тебя. Я буду рядом.
        Он слетел и принес упавший шлем.
        - Надень. Не бойся: я не поведу тебя сквозь стены... - на сером призрачном лице появилась улыбка. - Я помню, что люди не все умеют это. Сотвори кошачье зрение - и идем.
        Аррайда последовала совету. А еще (прежде, чем убрать в сумку остатки еды, затушить походню и спрыгнуть вниз) сдернула рукавицу и сунула за пояс. Девушке отчего-то казалось важным кожей чувствовать прикосновение Лландраса. Сперва... - как голой рукой схватиться за клинок молний, потом стало легче...
        ...водопады, арки, каменные резные столбы...
        ...узорчатые заросли лишайника, папоротника и мха...
        ...ажурные пандусы, выпиленные водой...
        ...сверкающие ножи сталагмитов и словно повисшие в вышине в беспорядке двери других погребальных камер.
        А потом Белаал с Аррайдой просто взлетели... над кручеными колоннами, мостиками из песчаника со слюдяной искрой... над озерами, похожими на зеркала - в голубоватый туман, за которым не было видно свода, и, казалось, спутники парят среди облаков.
        Ненадолго они остановились у верхушки одного из столбов, где смоляная мумия сжимала клинок цвета моря, с солнечными искрами внутри.
        - Это "Погибель магов". Бери, он твой!
        - Я не могу...
        - Бери, - сказал Лландрас твердо. - Хозяин согласен. Он знает, для чего тебе этот меч.
        Клеймора улеглась в перевязи за спиной привычно, но почти невесомо. Мумия костлявыми пальцами покивала вслед.

        После бесконечной запутанной дороги призрак привел Аррайду в квадратную залу, подпертую резными колоннами - часть старинного дворца, уцелевшего под обвалом. Между колоннами лежали каменные надгробия. Лландрас постучал в одно из них.
        На звук из стоящей сверху урны показались острые уши и ухмыляющееся обезьянье личико, затем когтистые руки, оттолкнувшись, высвободили серый балахон, развевающийся от порывов невидимого ветра.
        - Ой... как интересно, - восхитился дух предка. - Я уже видел звезду...год, десять лет тому?.. Забыл! Но тогда она горела тускло, а теперь!.. - в волнении призрак проскочил Аррайду насквозь, исколов изнутри холодными пузырьками. - Нет, я молчу... и не думай!
        Она и не думала думать, а сидела на каменном выступе, пробуя вдохнуть и растерянно моргая. Похоже, мертвые данмеры вовсе не похожи на живых. Или этот особенный?
        - Это Сен-Синипул, - подсказал Лландрас.
        - Аррайда, - наемница вежливо поклонилась. Дух качнулся в ответ. Подергал себя за бородку.
        - Ты накормила моих родичей. Как тебе в голову пришло?!
        Призрак улыбался, скаля острые зубы, но девушке отчего-то не было страшно.
        - Я не нарочно.
        - Люблю отчаянных! Но пока тебе лучше уйти. Белаал просит за тебя, но я должен с тобою драться. А ты ранена, - дедка сморщил призрачный нос, принюхиваясь.
        - Я готова.
        - Ага, ага. Вон руку как оберегаешь, а значит шансов у тебя против меня, как у той мышки. Ты ж не примешь поддавков.
        - Не приму.
        - Разве без этого нельзя обойтись? - спросил Лландрас тихо. - Ты же видишь, ашхан...
        - Я готова.
        Тело скрутило болью. Это не было колдовством призраков, швыряющихся клубками слабенького огня. Это было... словно вынули кости, а жилы наматывают на раскаленный прут.
        Аррайда согнулась пополам, а дух Сен-Синипула вырос, упираясь в балку над колоннами... Но клинок цвета моря уже взлетел из-за плеча.
        Зеленое сияние окутало Аррайду. "Погибель магов" прошила дедку наискось. Будто яичную скорлупу, рассекла погребальную урну и срезала угол надгробия.
        - Будет!! - Сен-Синипул дрожащими руками кое-как слепил себя вместе, - не хватало, чтоб ты мне могилку завалила.
        Недовольно потоптался в светящейся слизи под собой, загреб ее взмахом удлинившейся руки, шлепнул на грудь. И вынул прямо из воздуха Костегрыз - две упругие ясеневые дуги с резными накладками из кости; отполированные до сияния. Лук дрожал от скрытого в нем волшебства.
        Дедка дернул головой:
        - Бери! Тетиву сама приладишь. И скажи мальчишке... "мертвые иногда не так слепы, как живые"... Нет, просто отдай.
        Сен-Синипул крякнул и ухмыльнулся.
        - Твой прозрачный друг предупредит мохнатого и прочих, а ты... - он крутанул прихотливо сложенными пальцами, и...
        Аррайда запнулась о что-то в полной темноте, похоже, что о корзину, та развалилась с треском. Наемница тоже упала на четвереньки; слезы боли брызнули из глаз.
        И тут костер в круглом очаге затрещал и прыгнул под дымогон, осветив самые дальние закоулки белого шатра, и Сул-Матуул вскочил с постели, окруженный лиловым пузырем защиты, выставив перед собой меч.
        Наемница кое-как уселась на корточки, стянула эбонитовый горшок шлема. Отвела со лба налипшие волосы.
        Вождь уверился, что опасности нет. Перевел взгляд с Аррайды на чудом не пострадавший Костегрыз, лежащий перед нею.
        Держался Сул-Матуул бодро. Только лицо помятое со сна, и на щеке отпечатался шов подушки. И речь выходила не слишком связной.
        - Хранители... Духи предков... не убили...
        - А должны были?
        Он потер кулаком измятую щеку; спросил, запинаясь:
        - Как... откуда... ты здесь?
        - Твой отец... любит пошутить...
        Не отрывая глаз от Аррайды, ашхан нагнулся за луком. Впитал выжженный на дуге узор. И произнес торжественно и строго: ашхан нагнулся за луком. етящийся лук, лежащий между ним и наемницей и чудом не пострадавшийокруженн
        - Тебе хватило храбрости пройти наши погребальные пещеры. Ты добыла священный лук Костегрыз. Я дозволяю тебе говорить с Нибани Месой.
        И добавил, улыбнувшись:
        - Иди к ней, шатер ошую второй от меня. Покажи Костегрыз. И дай мне выспаться.

        Аррайда стояла в жилье пророчицы, подпирая головою свод. Та тоже гордо выпрямилась, сжав костлявые кулаки, и казалась лишь чуть-чуть обескураженной.
        - Ну что, упертая девчонка? Ты все еще хочешь знать?
        - Я не отступлюсь, - хрипло выдохнула Аррайда.
        - Да уж...
        Нибани хмыкнула себе под нос, раздула угли в очаге, обрамленном закопченными камнями, громко чихнула от попавшей в нос сажи.
        - Так вот. Ты не Нереварин, но ты можешь им стать.
        Выпрямилась, маленькая и сердитая, острым кулачком ткнула Аррайду в грудь. Плюнула на ушибленные об эбонит пальцы.
        - Оставь это здесь. Наши земли оберегают нас, с тобой ничего не случился.
        - Без брони я чувствую себя голой.
        Нож, только что болтавшийся в коричневой замши ножнах на поясе пророчицы, вдруг оказался в ее руке. Острие коснулось проймы в бахтере Аррайды под мышкой, где пластины не смыкались, чтобы можно было шевелить руками; потом, скользнув вдоль щели на боку, скрипнув по ремешкам, свернуло к паху - и столь же неуловимо вернулось на уровень Аррайдиных глаз:
        - В доспехах ты чувствуешь себя "блохою" в панцире, но уязвима со всех сторон. Но если ты станешь ветром - ни стрела, ни меч не смогут тебя настичь.
        Пронзила углями-глазами.
        Подождала, пока гостья отложит оружие, послушно выпутается из кольчужных колечек и ремешков, пока стащит бахтер, стеганку и сапоги с эбонитовыми пластинами и останется в холщовых штанах и рубахе, босая. Дала ей легкие и удобные плетеные сандалии.
        - Обувай - и идем.

        Их ухода никто не заметил, только качнулись с костяным стуком колокольчики у входа да раз или два сверкнул в темноте огонек.
        Женщины пришли на дюны между стойбищем и морем, здесь резко пахло йодом, рыбой и травой, сухие недлинные стебли шуршали в темноте. Нибани расстелила на них кошму и опустилась на колени, чему кожаное платье с разрезами нисколько не помешало. Негромко звякнули ручные и ножные браслеты, серьги и подвески. Пророчица указала на кошму узкой, смутно видимой ладонью:
        - Ложись сюда.
        Пепельная буря унялась. Шепот отчетливо раздавался в воздухе.
        Аррайда повиновалась. Она лежала на белой кошме под звездами, вдыхая ночной влажный воздух. Казалось, до провисшего неба можно дотянуться рукой. Через небо протянулись алая и белая туманности - сети Лун, и Йоун и Йоуд, Масера и Секунда, совершали по ним свое неспешное движение. Аррайда смутно подумала, какая же из двух - или даже трех лун, если считать остановленную Вивеком над священным градом - подразумевалась в пророчестве о Нереваре, а после вспомнила, что изначально луна была едина.
        - Тебе удобно? Хорошо... Освободи свой разум, - словно подслушав мысли, заговорила Меса. - Не пытайся толковать и переспрашивать. Раскрой свое сердце и слушай. Слушай, как слушала я былую пророчицу племени, и как слушали меня те, кто назвались Нереварином до тебя.
        Звездная россыпь распростерлась над головой. Что внутри - то и снаружи, что вверху - то и внизу...
        - Семь Видений Семи Испытаний Возрождения. Семь Глотков из Чаши Судьбы. "То, к чему он приложит руку, будет сделано. Что осталось несделанным, будет завершено. В рожденном под знаком Башни подкидыше возродятся Звезда и Луна"...
        Остуда скользнула по телу Аррайды от горла к бедрам - словно в позвоночник вогнали ледяной прут. Слово в слово повторила Нибани слова из тайного послания императора.
        А та словно почувствовала что-то. Пальцы, легкие и сухие, будто крылья мертвых мотыльков, коснулись лица Аррайды.
        "Ни мор, ни возраст не смогут повредить ему. Проклятие Плоти убежит от него... В пещерной тьме Азура видит все и заставляет звезды и луну сиять"...
        Не прерывая глуховатого речитатива, растянула Нибани шнурок у Аррайды на вороте, холодная ладонь опустилась на сердце, измеряя его биение...
        "Глас странника объединит Дома. Три Дома будут звать его Наставником... Рука странника объединит Велотов. Четыре племени зовут его Нереварином..."
        Поднимался ветер, принося то ли плач ночных птиц, то ли крики зверья, то ли вой неупокоенных духов; и голос Нибани Месы то отдалялся вместе с ветром, то вдруг звучал отчетливо и резко:
        "Он чтит кровь племени неоплаканного. Он поглотит их грех и будет возрожден... Его милосердие освободит проклятых ложных богов, соберет разбитых, спасет безумных.
        Одна судьба:
        Он произнесет закон для народа Велота. Он говорит про их землю и нарекает их великими".
        Аррайда старалась держать глаза открытыми. Но сон приближался, и несла по кочкам, как резвый гуар, нетерпеливая память.
        Пахло солью, как тогда, на вершине башни в форте Лунной бабочки, когда Аррайда познакомилась с его командиром Лариусом Варро. Луны медленно катились по дивно прекрасному, закутанному в багряные и белые туманности небу. Цвета в нем было больше, чем в серой растрескавшейся земле с сухими остовами деревьев. Ветер стучал их окостеневшими ветками, шуршал песком и колючими стеблями трамы, завывал среди камней. С ним сливался голос пророчицы, и уже непонятно было, ветер это, голос Нибани Месы или самой пепельной земли, входящей в сердце и навеки заполняющей пустоту беспамятства. Ветер заметал по небу звезды, а вдалеке, как огромное сердце, стучал о берег прибой.

        Горькие воды Иллуниби. Балмора. Форт Пестрой бабочки. Гнаар-Мок

        От Аррайды пахло ветром. Расправив плечи, она стояла на пороге жилища Кая, и от этого домишко показался скукоженным и особенно маленьким. Глаза Аррайды сияли, как две звезды. Хотя, подумал Косадес, это банальное сравнение. От неловкого движения локтя бумаги со стола слетели на пол, мастер-шпион наклонился за ними, и получилось, что впервые в жизни он смотрит на Аррайду снизу вверх. Косадес хмыкнул.
        - Ну? Что?
        - Я могу быть Нереварином.
        Она вдохнула так глубоко, что скрипнул пластинами бахтер, натянувшись на груди.
        - Нибани Меса сказала, что я могу быть им, но она не уверена точно. Ей нужны для сравнения записи жрецов-отступников, - Аррайда наморщила лоб, припоминая. - "Потерянное пророчество" и "Семь проклятий"... и их истолкования.
        - Я ожидал чего-то подобного, - мастер-шпион вернул бумаги на место и стал задумчиво выравнивать стопку. - Я обращусь к Мехре Мило. Она или знает, где отыскать апограф, или найдет тех, кто знает. Не маячь, садись и послушай.
        Он выбил по столешнице звонкую дробь.
        - Победитель Раиса Пулия - помнишь ее, конечно? - проследила пути, по которым контрабанда шла через Гуврона и Андасрэт. Ее получали из Иллуниби. Это пещерный комплекс на островах возле Гнаар-Мока.
        Кай вытащил свиток, вложенный между книгами, разгладив, придержал на столе ладонями. По желтому жесткому пергаменту тянулись бурые строчки и линии. Иногда жирные, четкие, как приговор, иногда тонкие и прерывистые. Изгибались, перекрещивались, закручивались улиткой.
        Рядом со старинными данмерскими резами рукой Кая был приписан перевод: "Оскверненное сердце", "Дохлый святой", "Хрип души"...
        - Впечатляют названия, верно?.. Пещеры пользуются дурной славой даже среди местных сорвиголов. Так вот. У Раисы есть сведения, что как раз в Иллуниби расположена самая крупная база Шестого Дома на Горьком Берегу. Ей нужен человек, чтобы туда проникнуть.
        Мастер-шпион вместе со стулом развернулся к Аррайде, задев коленями ее колени:
        - Заслужить уважение Легиона не так-то просто, но тебе это удалось. Пулия сама назвала твое имя. А я согласился. Детали поручения узнаешь у нее. Но не оставляй все на откуп Раисе. Лично поговори и с разведчиками Легиона, и с местными жителями. Возможно, они сообщат тебе что-то важное, что ускользнуло от победителя. Возможно, дополнят карту. Только постарайся отсеять правду от лжи.
        Он внимательно посмотрел на наемницу:
        - Разумеется, ты сама все это знаешь. Старею, должно быть: болтаю много, и...
        "Беспокоюсь за тебя", - закончила мысленно за него Аррайда. Ткнулась подбородком в холодную пластину бахтера и быстро сморгнула, чтобы не заплакать.
        - У меня есть и личный повод тебя туда направить, - продолжал Кай. - Вполне вероятно, что в Иллуниби найдется нечто, подтверждающее твою миссию... твое... нереваринство. Будь внимательна, не пропусти знак.
        Косадес свернул карту пещер, вложил в руки Аррайды и прижал их ладонью.
        - А теперь отдохни, - после молчания проговорил он. - И займись своим снаряжением. Пополни аптеку и библиотеку, - мастер-шпион улыбнулся краешком рта. - Уверяю: задание будет тяжелое.

        * * *

        Глаза Пулии были наплаканы.
        - Все-таки явилась! Пальцы не верти, садись.
        Сама победитель отошла к очагу, грея руки о горячие изразцы, стала к гостье спиной. Цедила слова. Так, что Аррайде приходилось напрягаться, вслушиваясь.
        - Ты слышала об Иллуниби. Там давно пропадали. Не слишком часто и не слишком много, чтобы обращать особое внимание. И теперь мы расплачиваемся за слепоту. Мы готовы были подумать на кого угодно: на Камонна Тонг, на контрабандистов... на природные опасности Горького Берега... И даже представить не могли, что за всем стоит Шестой Дом.
        Раиса дернула головой: взметнулись белые волосы.
        - Там даже местным казалось нечисто. В последнее время особенно. Подъезжали посторонние лодки и в болотах мелькали огоньки. Пение слышалось. Ходили слухи, что сектанты собираются там, сидят в кружок у огня и жрут корпрусное мясо... да еще с себя отрезают! Страшилки, им не слишком веришь.
        Она крутанулась на пятках: к огню спиной, лицом к покою. Продолжила лающим голосом:
        - Гнаар-Моку не повезло... или наоборот: одинаково далек и от нас, и от форта Лунной бабочки... ничейная земля, гнусь... Пошевелились мы, когда Анисси, хаджитка из местных, исчезла... И вторично, когда Галтис с Ханарай развязали языки да торговые книги контрабандистов расшифровали... частично. Вот тут поплохело нам. Идолы пепельные - сотнями... И все нити в эти пещеры тянутся.
        Пулия глубоко вздохнула.
        - Хлаалу из поместья указали на подозрительные огни. Несколько их стражников и наш патруль двинулись в болото, как раз в сторону Иллуниби, ушли двенадцать - вернулся один. Он...был болен.
        Она оттолкнулась от печки и перешла к столу; нависнув над Аррайдой, выдыхала в лицо горячий полушепот:
        - Надеюсь, не надо объяснять, чем?.. В бреду он нес околесицу: что Шестой Дом восстал, и Спящий просыпается, и все будут едины с ним во плоти. А перед смертью ненадолго пришел в себя.
        Раиса сморгнула. Слеза кляксой расплылась по бумаге.
        - Дагот Гарес... жрец... или колдун... патрульного принесли в святилище... и там... изменили. Гарес смеялся над Легионом. Он передал, чтобы мы зря не посылали в Иллуниби людей - он положит всех. И разве приход Неревара его остановит. Я бы выжгла эту заразу, но мне дали приказ не лезть. Этот пузан... этот недомерок - рыцарь-дракон Вварденфелла в своем Эбенгарде... Никогда не видел пепельных бурь, не жил - у Красной горы, - голос победителя заледенел. Имперка выпрямилась точно бабочка, насаженная на булавку. - Мы не можем впрямую нарушить приказ. Это - децимация. Пока Имсин с Лариусом возьмут его в оборот, пока суд да дело - нам нужна разведка. Карты пещер устарели на тридцать лет. Еще хорошо, что вообще нашлись. Убийца легионеров не должен остаться безнаказанным! Ты пойдешь туда и вернешься - с новой картой. И с головой этого Гареса, с любым доказательством, что он мертв. И я заплачу тебе, как Мораг Тонг за благородную казнь.
        И отрезала:
        - Вот вся правда. Ты можешь отказаться. Ни один из нас не посмеет обвинить тебя в трусости.
        Серые прозрачные глаза победителя впервые за все время глянули прямо и яростно.
        - Там есть разведчики Легиона? - спросила Аррайда.
        - Нарм Вайрас, бретон. Вот письмо к нему, - победитель разворошила документы на столе и протянула сложенный вчетверо лист. - Худой, белобрысый, глаза серые. Одевается в синее и коричневое. На колчане бесхвостый гуар вышит. Поищи в "Грязнохвостике": в Гнаар-Моке кабак один, не промахнешься.
        Скрипнула зубами, взмахнула рукой, показывая, что разговор окончен.
        За дверью кабинета Аррайду взял в оборот Корнелий, тот самый вислоусый старый легионер, с которым наемница освобождала Андасрэт. Не давая пройти, прижал к стене, упершись руками с двух сторон:
        - Ну, что Раиса? Хочет голову Гареса на алебастровом блюде? А блюдо дала?
        Дышал в лицо перегаром и луком, и левое веко дергалось - казалось, он непрестанно подмигивает.
        - Ты подслушивал?
        - Да я подслушивал, - не стал каяться он. - Я иду с тобой. Как думаешь, сойдем вдвоем за Неревара, а?
        - Ты не можешь со мной пойти. Ты на службе.
        - А я в отставку попрошусь - мне положено. Не прожил бы всю жизнь бобылем - у меня бы дочка была, как ты.
        Наемница вздрогнула. Резко присев, выскользнула из объятия и скорым шагом двинулась прочь. Корнелий едва нагнал ее в одной из башен, на винтовой лестнице в окружении холодного камня.
        - Ты прости, если обидел, - начал он. - Но все шестеро... хорошие парни... а Логвин, ну, тот, заболевший - он особенный, - Корнелий стал тереть кулаком глаз, словно тот зачесался, или попала соринка. - Слышь... У него веснушки... и глаза рыжие... и так... с ним... Ты думаешь, одна Льдышка горюет?!
        - Кто?
        - Ну, Раису мы так зовем. А...
        Он яростно дернул свисающий ус.
        - Корнелий, послушай, - Аррайда, сдвинув "Погибель магов", присела на высокую ступеньку, обхватила ладонями выпирающие из стены камни. - Если бы я хотела - со мной бы полтора десятка людей пошло.
        - Ну... зачем так-то много... У них личной причины Гареса ненавидеть нет. А у меня есть! - рыкнул он. - Я уже думал идти. Но вместе - проще. С тобой, тем более. Я не погибнуть туда рвусь, ты не думай.
        - Я тоже.
        - Вставай тогда. С чего начнем?
        - Я голодная.
        Девушка нисколько не соврала: она действительно проголодалась и устала, и усталость была не телесная.
        - Так что ж ты молчишь!.. - смущенный Корнелий - если можно представить смущенного медведя - повел ее в трапезную форта - сводчатую сумрачную залу с массивными столами - досками на козлах, и длинными скамьями вдоль них. Там было пусто. Только слышалось, как повар гремит за стенкой котлами.
        Не прошло пяти минут, как Корнелий принес из кухни миски с луковой похлебкой и блюдо с бастионом риса, увенчанным, словно зубцами, кусками мяса и хлеба. Хорошо еще, что при своем умении уговаривать весь котел не притащил.
        - Ешь. А я просветлю Раису, что с тобой иду. Потом у Красиуса, - легионер кивнул в сторону кухни, - мешки с едой заберем. И подберем тебе в оружейной что-нить попроще: в эбоните простые наемники не ходят.
        За сборами прошла вторая половина дня, и только наутро они выехали из Альдруна в Хуул, чтобы там сесть на попутный баркас.
        Море штормило, волны норовили прижать судно к берегу и насадить на рифы, капитану приходилось держаться мористее, и плавание изрядно затянулось. Когда спутники ступили со сходен на хлипкие мостки гнаар-мокской набережной, им казалось, что те продолжают раскачиваться под ногами.
        Воняло болотом и пепелом. Даже резкий соленый воздух моря не мог перебить этот запах. В ночи мерцали синие странные огни - то ли светились сыроежки, то ли колонии ракушек, облепившие валуны; то ли цвела в мусковых прудах кода.
        Аррайда бросила невольный взгляд налево, туда, где был дом хаджитки Анисси. В резком свете качающегося над причалом фонаря открылось пепелище среди хибар: обугленный до черноты угол и наваленные в беспорядке мокрые доски - там, где Аррайда сидела, вспоминая Хаммерфелл.
        Красноглазая старуха-данмерка, показавшаяся из ближайшей хижины с корзиной воняющих рыбьих потрохов, проследила взглядом:
        - Спалили приблуд.
        Она в сердцах выпростала корзину под нос привязанной на веревку у двери никс-гончей.
        - Жаль, сами ушли, блохастые. У!..
        Корнелий глубоко вдохнул и набычился. Данмерка попятилась и хлопнула дверью так, что ветхое строение содрогнулось. Гончая зарычала. Аррайда потянула легионера за руку.

        Таверна "Грязнохвостик" в полной мере оправдывала свое название. Воняла потом, пригорелой рыбой и прокисшим пивом... И масло в светильники явно заправили то же, на котором несчастная рыбка превратилась в золу. Чтобы даром не пропало. Хозяин, повязанный поверх пуза грязным полотенцем, сонно таскался между столами. На лице его читалась покорность судьбе. Поди угоди на всех, когда вокруг такая прорва народу.
        А вот насчет эбонита Корнелий беспокоился зря. У стойки, заставленной разномастными кружками, торчал низкорослый, точно сковородкой приложенный, данмер в почти такой же, как у наемницы, лилово-черной броне с золотыми разводами... Кинув взгляд на доспех Аррайды, он ревниво скривился. Поманил пальцем, и два здоровяка в одинаковых костяных кирасах (похоже, телохранители) услужливо наклонились к нему. Выслушали приказ; раздвигая толпу, бесцеремонно наступая на ноги и пихаясь локтями, направили стопы к вошедшим.
        Оценили клеймору Аррайды и могучую стать Корнелия, почти учтиво кивнули.
        - Наш господин Фарвин Орейн спрашивает...
        - Не для того ли вы явились сюда...
        - Чтобы убить пару нетчей, опустошающих округу?
        - Ужас что такое творится, - влез в разговор трактирщик, видя в нем возможность увильнуть от забот. - В трубы щупальца суют, не дают за порог выйти. Только и облегчение, когда улетят пожрать. Если б ночью не спали - вообще бы житья от них не было.
        Таверна загомонила. Но всех переорал толстый имперец, поминающий некоего Фаррела, загнанного нетчами в болото и то ли отравленного, то ли задушенного, то ли так утопшего по пьяни.
        Нетчей давно разводили на Горьком берегу и Аскадианских островах. "Коровы" давали похожее на клей молоко, а толстая кожа "быков" шла на сапоги и доспехи. Щупальца этих травоядных были ядовиты, характер не слишком дружелюбный... не всякий пастух мог справиться с их стадом. Но представить, что ярко-синие и коричневатые медузы, красиво плывущие по ветру, способны убивать?..
        А толстяк упивался. Изображая атаки нетчей, крутил на столе перед собой посуду - то ли напугать желал, то ли впечатление на девушку произвести. Аррайда громко фыркнула.
        Силачи переглянулись.
        - Наш хозяин - потомок великого героя, Орейна Медвежьего Когтя...
        - И сам великий герой...
        - И не хочет других помощников...
        - Кроме нас.
        - Да мы уже поняли, - во взгляде Корнелия ясно читалось: "Назовете нас приблудами - я вам ноги переломаю".
        - Мы приятеля зашли навестить, - сказала Аррайда мирно. - С бесхвостым гуаром на колчане.
        - Он вон там сидит, - трактирщик радостно указал в подернутое паром месиво фигур и лиц.
        Телохранители Орейна вернулись к хозяину и, похоже, его успокоили: Фарвин равнодушно отвернулся. Аррайда с Корнелием ввинтились в толпу, переступая ноги, вытянутые в проход, и огибая мебель, точно в безумном танце Шигората. Разведчик Легиона сидел в самом дальнем углу, завернувшись в плащ. Из-под капюшона виднелись худые щеки и круглый подбородок. Посланцы Раисы Пулии подсели к столу, спинами отгородив его от зала. Аррайда передала письмо. Следопыт прочел, спрятал, навалился на столешницу, обдав воспаленным дыханием:
        - Эту таверну давно бы... следовало переназвать... "Дурным знамением". Лова нет - непогодь, а домой идти спать страшно: вдруг кто начнет повелевать сквозь сны... Друг другу в лицо заглядывают: ищут признаки болезни. Нетчей ловить сошлись... герои... Так чего вам нужно?
        - Про нетчей правда?
        - Ну... - Нарм откусил заусеницу на большом пальце. - Тут и так исчезали... нвах. Все больше хаджиты и аргониане, которых угораздило забрести в Гнаар-Мок. А что?
        - Ты проведешь нас к Иллуниби.
        - Нет! - судорожно ответил он и прибавил, с трудом подбирая слова: - Если... Пулия послала вас... на смерть, то пусть она... будет не на моей совести.
        - Парень, - прорычал шепотом Корнелий, - у нас приказ, и неча огород городить.
        - У вас приказ? - зашипел, придвигая к ним голову, разведчик. - А я этого единственного... Логвина... оттуда нес. Я видел, во что его превратили!..
        Ладони Нарма дрожали. Был он пьяный в хлам. И безмерно напуганный. И ведь хватило отваги тащить на себе корпрусного больного.
        - Если за три дня болезнь не проявилась, то ты здоров, - сказала Аррайда.
        - А тебе откуда знать? - скривив рот и презрительно щурясь, Нарм оглядел ее узорчатую аристократическую броню.
        - Она со мной Андасрэт зачищала... - старый легионер наклонил голову. Мужчины пободались взглядами, и бретон опустил глаза.
        - Ближе к утру... пойдем.
        - Как думаешь, - спросила Аррайда тихо, - стоит местных еще об этих пещерах расспрашивать?
        - Не расскажут, - отрубил разведчик. - Даже за золото.
        И заказал еще выпивки.

        Ближе к утру они лежали на животе на обрыве над морем. Вокруг были безмятежный простор и покой. Серый неторопливый рассвет карабкался по небу. Трава повлажнела от росы. Совсем не так, как в степи, почему-то подумалось Аррайде. Она вздохнула.
        - ...Вот здесь - корешки обломаны, и вмятина в глине - ногу ставили. Или сам шел, но, скорее, несли.
        Корнелий с наемницей, перегнувшись через обрыв, взглянули на то место, куда указал следопыт. Речь шла о Логвине, том единственном, что спасся из Иллуниби. Или вынесли - в назидание.
        - И положили так, чтоб заметили, - Вайрас скосил взгляд к желтой проплешине справа от себя. У этой гадины...внутри... много слуг.
        Старый легионер чмыхнул, будто простуженный еж:
        - Понятно. Где вход?
        Разведчик развернулся к Аррайде:
        - Послушай... Прежде, чем вы полезете туда... могу я увидеть не вот это, - Нарм прикоснулся пальцами к личине, - а тебя?
        - Если ты о том, страшно ли мне...
        - Пожалуйста!
        Девушка стянула шлем.
        Время, показавшееся бесконечным, он смотрел, кусая губы. Потом решительно перекинул себя за обрыв. Дождавшись, пока наемница наденет шлем, подал руку. Корнелий приземлился самостоятельно.
        Нарм ткнул пальцем в узкую щель между глиняными откосами.
        - Доспехи обдерем... - пробурчал легионер. Поймал узкую, как лезвие, усмешку бретона, и скользнул вдоль обрыва, ко входу в проклятую пещеру. Помедлил, прислушиваясь - грохот прибоя глушил любые звуки, даже если бы они были.
        Легким движением Корнелий вбросил с щель камешек. Не дождался ответа. И, колданув кошачий глаз, скрылся в дыре. Нарм, опередив Аррайду, нырнул за ним. Пролезая в отверстие, наемница заметила, как Корнелий одобрительно хлопает разведчика по предплечью. Получалось, Нарм идет с ними.
        В узком коридоре было пусто и воняло гнилью. К счастью, отнорок быстро закончился, перейдя в обширную известковую залу. Вдоль залы тянулись лужи, как в усыпальнице Уршилаку, с пупырчатого потолка накрапывала вода. Тут не было никаких чудовищ, но это вовсе не означало, что они не встретятся потом, и было вовсе неясно, как далеко им придется зайти, чтобы уничтожить Гареса. Муторная, бесконечная, для кого-то последняя дорога. Они совсем немного прошли за день. Невидимость невидимостью, и кошачий глаз кошачьим глазом, но ловушки и рабов Шестого Дома никто не отменял, а те вовсе не всегда ориентируются на зрение. Нюх и слух куда полезнее в пещерной темноте, когда в сводах громом отдаются шаги, биение сердца и усталое дыхание, и как назло, в присутствии врага кашель настойчиво скребет горло. Сторожей пока удалось обходить. Лишь двух пепельных трупаков, уж очень настойчиво загородивших дорогу, подстрелил разведчик. А Аррайда заклинанием убрала тела.
        На ночь устроились в глубокой нише под сводом - достаточно широкой и длинной, чтобы уместиться троим. Аррайда проверила, исправно ли волшебная карта Тесси Хараскель из Балморской гильдии бойцов запомнила дорогу. Стянула шлем, повозилась на камнях, устраиваясь, положив голову на телваннийскую сумку. Справа от наемницы улегся Корнелий, Нарм - слева, с краю. Время его дежурства было первым.
        Какое-то время наемница вслушивалась в его неровное дыхание, потом тихонько окликнула.
        - Почему ты... передумал?
        Звон капели вдали, тишина.
        Аррайда уже думала, что он не ответит. Но Вайрас поднял голову.
        - Я не смогу жить, шарахаясь от каждой тени и боясь все время. Я должен посмотреть в глаза своему страху, чтобы освободиться от него. Спи...
        Он натянул на наемницу плащ, укрывая.
        - "В ночь под одним плащом, в смерть под одним плащом"...
        - Что? - прошептал с другой стороны Корнелий.
        - Тьермэй... один мой друг любит стихи.
        - А-а... - он глубоко и мерно задышал. Аррайда тоже заснула. А разведчик лежал и смотрел перед собой, пока не пришло время сменить его.

        Утро не наступило. Просто девушка-редгард проснулась и поняла, что пора. Она растолкала разведчика; Корнелий не спал и так. Подал знак: все спокойно. Они позавтракали сушеной скрибятиной и запили флином. Двинулись.
        Два часа дороги.
        Короткая сшибка, если не удалось избежать.
        Очистить мечи. Убрать трупы. Тихо?
        Подобрать стрелы.
        Зарубкой в мягкой породе отметить тупик или поворот.
        Обновить заклинания.
        Проверить карту.
        Дорога.
        Привал.
        Монотонная капель со свода.
        И снова - шлепанье воды или скрип песчаника под сапогами. И все нарастающее ощущение чужого присутствия. До тошноты.
        В какой-то момент легионер поймал Аррайду за локоть, заглянул в глаза:
        - Что?
        - Оно... он знает, что мы здесь.
        - Знает.
        Плечи Корнелия на секунду опустились и тут же расправились:
        - Держись, девочка.
        - Я держусь.
        Сзади тяжело дышал разведчик.
        Воздух раскалился, как в наполненных огненными атронахами коридорах Андасрэта, даже сквозь эбонит пробивался запах железа и огня. Непроизвольно Аррайда запустила развеяние магии. Словно метлой, заклинание вымело прямой коридор перед ними. Отряд ускорил шаги.
        Святилище. Каменные узкие мосты. Огненные озера, смердящие серой. Замороженные ряды пепельных упырей. И вкрадчивый шепот:
        - Добро пожаловать, господин...
        Звяк черных колоколов. Гобелены, похожие на дымно-алый огонь, колыхнувшийся над горящими лесами. И трехглазый рогатый идол на многогранном возвышении. Бурый, точно запекшаяся кровь. А по сторонам - чаши с горящим маслом и неизменные каменные корыта для корпрусного мяса. А может, гробы.
        - Опусти оружие, я не причиню тебе вреда.
        Взгляд метнулся на голос.
        - Ты лжешь!
        - Нет, Неревар Индорил аль Ресдайния.
        - Тогда сними маску.
        - И ты.
        Почему Аррайда нисколько не удивилась имени, которым жрец ее назвал?
        А вот спутники... Они словно обратились в стеклянные статуи... удивительно живые, с выражением мучительной боли и желания освободиться на искаженных лицах... Застыли в рывке, в позе, в которой человек может продержаться доли секунды.
        "Погибель магов" выхлестнула вперед:
        - Тварь носатая! Отпусти их!
        - Позже.
        Усталый голос. Без капли угрозы или вызова.
        - Я не хочу, чтобы нам мешали.
        Жрец снисходил к Аррайде: метался вокруг ног стянутый поясом серый балахон, качала отростком уродливая серая маска на лице, метались украшенные блеклой тесьмой широкие рукава. Он был похож на ветку, которую зачем-то одели и научили ходить. И она сразу забыла - как это делается. Но было в слуге Шестого Дома некое странное величие. А потом он потянул маску с себя, и Аррайда увидела его лицо.
        - Ты можешь убить меня, когда захочешь. Или оставить в живых. У меня есть приказ не трогать тебя.
        - Чей?
        Жрец мимолетно улыбнулся рубиновым глазам идола.
        - Зачем ты кралась, как вор? Ты здесь желанная гостья.
        - Как те патрульные... которых ты убил?.. Угостишь? - короткий кивок в сторону горки перламутрово-сизого корпрусного мяса в корыте.
        Дагот Гарес засмеялся.
        - Что ты! Ты достойна большего.
        Мир словно застыл: стал тягучим и стеклянистым, заботы отодвинулись, шум исчез. И в этом странном мире, где просто поднять руку уже подвиг, сухие пальцы Гареса прикоснулись к пряжке ее шлема.
        Клацнул о пол эбонитовый горшок, откатился и остался лежать, уронив ремешки. Рука Гареса невесомо скользнула по Аррайдиной щеке.
        - Ты красивая.
        Волшебник вытянул из-за пояса измятый коричневый кусок пергамента:
        - Бери.
        Щелчок пальцев, и шар золотого огня повис над ней, чтобы было удобно разглядеть неровные строчки. Прижав клеймору локтем, наемница развернула письмо:

        "Лорд Неревар Индорил, Ресдайния

        Мой господин, друг и спутник

        Когда-то мы были друзьями и братьями, Лорд Неревар, в войне и мире. Никто не служил вам лучше, никто не был так предан. Все, что я делал, я делал по вашей воле, в ущерб мне и моей чести.
        И все же в шахтах Красной Горы, вы сразили меня, когда я охранял сокровища, хотя именно вы заставили меня дать клятву защищать их. Жестокий удар, горькое предательство с вашей стороны.
        Но помня о нашей старой дружбе, я мог бы простить вас, и снова вознести вас. Шестой Дом не умер, он просто спал. Теперь пора очнуться от долгого сна и освободить Морроувинд от чужеземных правителей и лицемерных духовников. Когда страна будет очищена от лживых друзей и жадных воров, дети Велота разобьют новый сад изобилия в этой пустыне.
        Вернитесь к Красной Горе, мой старый друг. Ради братства и чести, что объединяла нас когда-то, я дам вам былую власть, если только вы поклянетесь быть мне верным другом. Путь к Красной Горе неблизок и опасен, но если вы достойны, вы обретете мудрость, верного друга и власть, достаточную для того, чтобы править миром.

        Как всегда, ваш смиренный слуга и верный друг,

        Лорд Ворин Дагот, Дагот Ур"

        - Ты придешь? - с тревогой в голосе.
        - Нет.
        - Своим отказом ты причинишь боль моему господину. Тебе придется прийти.
        - Нет.
        Дагот Гарес вдруг резко притянул ее к себе и впился в губы губами.
        Письмо полетело под ноги.
        Жрец согнулся, получив коленом в пах. Девушка отскочила, выставив клеймору между ним и собой.
        - Н-не трудись... - прошипел он. - Я проклинаю тебя на корпрус. Ты придешь к Дагот Уру - или умрешь.
        В ушах звон. Будто маленькие стеклянные шарики падают на серебряной блюдо. Или дождь молотит в Балморе по водостокам. Хлещет вода.
        "Лландрас..." Плоть сползает с костей, идя пузырями.
        - Он не придет. Я прочел залинание изгнания нежити.
        Легкий стеклянный клинок тяжелей железа. Он оттягивает руки к земле. И боль очередного вещего сна готова склеить веки. "Погибель магов" кромсает плоть Гареса сама по себе, без веления рук и воли. Пепельные упыри по сторонам начинают оживать, рваться из корки пепла. А Аррайда то ли бредет, то ли летит, спотыкаясь, вверх - к пепельному идолу, вовсе не такому живучему, как заколдованное тело жреца, насаженное на клеймору. Удар наруча. И во все стороны летят кровавые осколки. И упыри Иллуниби не оживут никогда.

        Вернуться.
        Выдернуть меч.
        Взмахнуть.
        И голова Дагота Гареса катится по полу, а из тела хлещет красно-серая кровь.
        Наемница едва успела выдернуть письмо Ворина из-под струи.
        Обтерла клинок, навалившись, боясь, что меч хрупнет под ее тяжестью. "Погибель" выдержала. Опираясь на нее, подхромала Аррайда к товарищам. Кажется, они уже начали отмякать, но потрогать наемница не решилась.
        Ощущение чудовищного предательства... несправедливости обрушилось на нее, придавив к земле. Осознав себя Нереварином, Аррайда чувствовала себя неуязвимой. Герои не умирают, пока не совершат положенных им подвигов. Верно? Тем более, вот так: постыдно и покорно. От болезни, которую не умеют лечить. Которая раздувает плоть и заражает безумием.
        Хотелось биться головой о стену. Редгардка саданула в нее мечом. Брызнула горсть отбитой породы. А потом стена резко прянула вверх.
        В беспамятстве высокая фигура в золотой маске кивнула наемнице, как доброй знакомой. Голос прошелестел: "В доме Мастера обителей много. Не волнуйся, ибо из рук врагов твоих освободил я тебя". Аррайде казалось, что она умерла, и видит себя лежащей на столе, освещенном свечами. Но стоило ей прикоснуться к себе мертвой, как та сделала вдох, открыла глаза и встала со стола. Затем комната исчезла, и яркий свет залил мир...
        На стене горел факел, лопотал красно-золотым венцом огня. Аррайда зажмурилась, привыкая.
        Она лежала на полу, головой у Нарма на коленях. Наверху был свод пещеры. А Корнелий сидел на корточках, прижимая кинжал плоской стороной ко лбу девушки. Через какое-то время кинжал стал горячим, а лоб - восхитительно холодным. Корнелий убрал клинок в ножны и неловко спросил:
        - Как ты?
        - Выброси...
        - Что?
        - Нож... выброси.
        - Зачем? Хороший клинок.
        - Сделай мне приятное... - голос сел, какое-то время Аррайда откашливалась, чтобы вернуть себе способность говорить. Легионер повиновался, нож в ножнах со стуком ударился в стену.
        - Она заболела...
        - Нет! - нос и горло царапало и жгло, и в глаза словно набросали песку. Но наемница нашла силы встать на колени. Небрежно вытряхнула на пол содержимое сумки. Среди всякой всячины лежала свернутая волшебная карта - подарок Тесси Хараскель из Балморской гильдии бойцов. Не глядя, знала Аррайда, что на пергаменте с потертыми сгибами с невероятной точностью повторились все ответвления и повороты пройденных маленьким отрядом пещер, разве вот названия не были прописаны...
        - Забери для Раисы, - она указала подбородком, как можно аккуратнее, чтобы движение огнем не полыхнуло в висках. Дождалась, пока Корнелий выудит свиток, остальное запихала в сумку, повесила ее на плечо. Встала, затолкала в петлю меч, надела шлем. Повернулась к отрубленной голове Дагота Гареса:
        - Заберите ее аккуратно... в плащ... покажете - и сожгите.
        - А ты?
        - У меня еще... дела...

        Невозможное. Балмора. Тель-Фир

        Переход был, как всегда, почти мгновенным. Вот только Аррайда видела шершавую стену пещеры и взмах своих ладоней - и наступившая темнота взорвалась светом, вызвавшим головокружение. А потом за серым полукругом храмовой ограды в арке появилась знакомая лестница, и полуразмытые дома вдалеке. Балмора - на языке степняков Каменный Лес. Ставший до боли родным город. Двухэтажные дома, арки, лестницы, переходы... Впервые Аррайда попала сюда ночью, в проливной дождь - Балмора показалась огромной - да еще умудрилась оступиться. И под хохот стражников и немногих прохожих барахталась в мутной вспененной воде реки Одай, пробуя выползти на крутой каменистый берег...
        Пошатнувшись, девушка оперлась на парапет. Голова продолжала кружиться. Аррайда стиснула зубы. Только бы никто не заговорил с ней. Но стражник с факелом, скользнув небрежным взглядом, прошел мимо. Аррайда постояла лицом к воде, пережидая боль, и почти побежала через мост на левобережье, в путаницу крутых переулков с наспех слепленными хибарами бедноты. Северная сторожевая башня, лестница в три уступа, повернутый к ней торцом домишко Кая. Как ни глубоко запустила в тело когти болезнь, Аррайда еще успеет посчитаться с предателем. Мастер-шпион, ловкач, умудряющийся расплатиться со своими агентами услугами наивных героев... заботливый, добрый... седовласый поедатель лунного сахара. Еще в самом начале кто-то сболтнул в воровской гильдии, что Кай лишь прикидывается таким. Что больше никто никогда не видел поверивших в его доброту. А она, Аррайда, тоже поверила. Как бежала тогда, возвращаясь через Пелагиад, без сожалений бросив у форта безумно дорогой и безумно тяжеленный даэдрический меч. Как заплакала, увидев в утреннем тумане изогнутые, будто радуга, балморские ворота... Дом. Смешно... Девушка дернула
плечами, над которыми торчала рукоять стеклянной клейморы. Одолела три ступеньки и без стука вошла в незапертую дверь.
        Старый мастер-шпион встал навстречу, загорелый и небрежный. Хоть бы рубашку озаботился надеть, что ли, для желанной гостьи.
        - Здравствуй...
        Глаза то ли желтые, как у совы, то ли синие, и в них застыло ожидание. Аррайда слегка кивнула - мастер-шпион расслабился и улыбнулся. Из-за пазухи вытянула девушка измятый, в пятнах кусок пергамента. Положила на край стола:
        - Это письмо... мне... но ты читай.
        Косадес жадно впился глазами в бумагу.
        - Этого ты... искал?..
        Теперь "клинок императора" смотрел на Аррайду, и ей казалось, что она видит в его глазах отвращение. А потом ей стало все равно, и наступила темнота.

        "Просыпайся... Ну, просыпайся... Почему ты дрожишь?" Капли падают, оставляя вмятины и круги на воде...

        Вода на губах кажется горькой. Это не вода - зелье, такой знакомый вкус - странно, что Аррайда его не узнала. Жесткая ладонь под затылок поддержала голову.
        - Не... трогай.
        Ей больше не хотелось Кая убивать. Темно. Еще день или два, и она, Аррайда, полный жизни человек, обратится в кусок воющей безумной плоти. И что тогда? Броситься грудью на меч? Или пойти на поклон к Дагот Уру, шармату, чудовищу, Врагу? "Во имя прежней дружбы", как он пишет в своем письме. Дружбы, которой тысяча лет. Аррайда не жила столько, она не помнит...
        - Проклятье плоти можно вылечить.
        Щекой Аррайда толкнула чашку, зелье пролилось за ворот и на грудь.
        - Ты меня слышишь?
        Она хрипло рассмеялась. Уже сейчас Кай боится ее. А когда она уйдет - сожжет вещи, к которым Аррайда прикасалась. Впрочем, целительница Игфа из Пелагиада уверяла, что... Аррайда помнит почти дословно: "Корпрусом очень трудно заразиться, но исцелиться еще труднее, кажется, лекарства вовсе нет".
        - Послушай меня.
        Девушка потрясла головой. Темнота неохотно отступала. Аррайда поняла, что лежит на кровати, а Кай поддерживает ее за плечи и поит из чашки мерзкой на вкус целебной жидкостью.
        - Ты меня можешь выслушать?
        Девушка кивнула.
        - Лекарство есть. Только надо поторопиться. Ты отправишься на Тель-Фир, вот сюда, - Косадес отставил чашку и отдал карту с кретиком, перечеркнувшим маленгький островок. - Сначала полетишь на волшебнике до Садрит-Моры...
        Аррайда издала смешок - как всхлипнула.
        Способ перемещения из гильдии волшебников в гильдию между городами - был самым быстрым. Его обеспечивали проводники, на которых вообще-то никто верхом не садился. Но само выражение "полететь на маге" с легкой руки Аррайды прижилось среди друзей. И всегда ужасно всех смешило.
        - А оттуда на лодке, или побежишь по воде. За ночь успеешь. Дивайт Фир давно занимается корпрусом.
        - А я думала, что двухтысячелетних телванийских колдунов интересуют только ведовство и власть.
        Кай, начавший рыться на полках, сбросил очередную порцию загрохотавшей утвари и громко фыркнул:
        - Возможно. Но Дивайту понравится и это, - он стоял в обнимку с тяжелым, пузатым двемерским когерером. Двемеры сгинули с лица земли несколько тысячелетий назад, после битвы у Красной горы, но сохранились развалины их укреплений, и прочные красивые вещи до сих пор ценились в Морроувинде. - И ты уговоришь его дать тебе лекарство. Так. Вот чек на представительские расходы... - Аррайда мельком взглянула на цифру - до сих пор мастер-шпион был рачительнее. Цену крови платит, что ли? - И зелье полета, - он помог девушке справиться с пряжкой на сумке. - В телванийских башнях без него не обойтись. Готова? Я провожу.
        Они оказались на пустынной ночной улице. Пахло дождем и мокрой травой. Аррайда вспомнила, как тосковала в пыльной северной степи по этим запахам. К горлу подступили слезы.
        Так они шли по улице - седеющий бедно одетый мужчина и крепкая девушка-воин в закрытом шлеме и бахтере, с мечом на спине и сумкой, небрежно заброшенной на плечо. Впрочем, сумку никто не видел.
        Стражники-хлаалу провожали их равнодушными взглядами.
        Путь был короток - через мост, по лестнице и налево - под арку, где свет факела облизывал прямоугольные, окованные железом двери.
        - ...И сразу же возвращайся.
        Аррайда вынырнула из накатившей - одновременно ледяной и жаркой - волны. Проглотила прошлую обиду. Потянулась к дверному кольцу.
        - Кай...
        Интересно, он догадывался, что Аррайда хотела его убить?
        Она стянула с головы тесный эбонитовый горшок шлема.
        - Я страшная уже?..
        Мастер-шпион сощурился:
        - Не сдавайся, Луна-и-Звезда.
        Больно сжал девичьи запястья. И прикоснулся к щеке Аррайды губами.

        И спускаясь по беломраморным ступеням Волверин-Холла - имперской крепости в Садрит-Море, где располагалось местное отделение магической гильдии, - и бегом пересекая Восточное море, которое под действием заклинания хождения по воде стелилось под лунами и ложилось под ноги волнами, похожими на звездноцветную скомканную скатерть, Аррайда помнила об этом. Воспоминание давало силы держаться. С кружимой жаром головой, злая и веселая, наемница постучала ранним утром в круглые массивные двери Тель-Фира. Башни Фира, похожей на охапку растущих из общего корня, причудливо изогнутых огромных опят, чьи массивные ножки образовывали круги и дуги, а округлые шляпки возносились в розовеющее небо так высоко, что при взгляде на них затылок стукался о шею. Узорчатое, золотое, коричневое и синее - живой прихотливый замок, от красоты которого сияли глаза и душа.
        Аррайду впустили и без лишних слов провели в покои древнего волшебника, указали трубу в живых стенах:
        - Лети.
        В общем, телванни оказались не такими страшными, как их малюют. Только ехидными не в меру. Колдуны, что с них взять...
        Дивайт Фир был похож на тощего дремору - духа в кроваво-черных доспехах, бродящего в развалинах даэдрических храмов или старинных склепах. Вот только голова из ожерелья кирасы торчала самая обыкновенная, данмерская: слегка изрезанная морщинами, с крючковатым носом, собраными в хвост седыми волосами и седой остроконечной бородкой. Зрачки раскосых алых глаз были живые и острые.
        - Добрый день, девушка.
        - Аррайда, сударь, - она извлекла из сумки и выставила когерер на крякнувший под тяжестью резной столик.
        Волшебник стремительно облизнулся. Глаза из острых сделались ласковыми. Пальцем он прошелся по изогнутому, как женское бедро, янтарному боку древнего инструмента.
        - Ты умеешь угодить.
        - Я по делу. Эдди Теман сказал, что ты... ты лечишь корпрус.
        - Быстрый Эдди не умеет держать язык за зубами. Погоди... Шлем сними!
        Аррайда стянула с головы эбонитовое ведерко и поставила рядом с когерером.
        Без капли брезгливости волшебник покрутил за подбородок лицо наемницы, левой рукой подтянув и встряхивая стеклянный шар со светящимися мотыльками.
        - М-м... самое начало. Когда это с тобой?
        - Вчера. К вечеру.
        Аррайда глубоко вздохнула, стараясь не заплакать.
        - Ясно. Голова кружится? Обмороки были? Сколько зелий пила и какие?
        Выслушал, поглаживая бородку. Согласно покивал.
        - А это лучше снять сразу, - Дивайт Фир коснулся бахтера наемницы, - пока можно сделать без излишних потерь. Да и жаль хорошую вещь. Когда плоть бурно растет - раздеться становится трудно. Калеки корпруса еще и забывают, как снять доспех, и не склонны принять чью-либо помощь. Они ранятся, пробуя их сдирать, а часто гибнут от удушья.
        - Спасибо, я подумаю.
        - Думай... Эдди Теман должен был сказать. Я держу Корпрусариум - лечебницу для таких, как ты. Вернее, приют. За ними присматривают... кормят... залечивают раны, которые они в припадках бешенства наносят себе и друг другу. Мирная ровная жизнь, длящаяся столетиями... - сахарно жмурясь, говорил волшебник. - Недаром корпрус зовется "божественной болезнью". Кто болен им, становится невоспримчив к прочим заразам, моровым и обыкновенным. Что там... он, если не навредит себе или если его не убьют, практически бессмертен.
        - "Ни мор, ни возраст не смогут повредить ему..."
        Фир дернул остроконечную бородку. Поморщился.
        - Странно, что ты... знаешь древнее пророчество.
        - Договаривай: нвах.
        Дивайт нащупал жилку у нее на запястье, считая биения.
        - Из тебя получится отличный ловчий корпруса, злобный, ловкий, стремительный. Давай-ка, выпей вот это...
        Старец отмерил из пузатой бутылки с узким горлышком несколько капель на донышко кубка, залил водой. Жидкость помутнела, становясь похожей на молоко. Поддержал руку Аррайды, чтобы не пролила. Подождал, пока та, обжигаясь, выхлебает до капли полынную горечь.
        - Вставай и иди со мной. Не расслабляйся. Я хочу показать, что тебя ждет.

        Аррайду жгло и морозило, но она находила силы сперва лететь, а потом идти за предупредительным волшебником по бесконечным запутанным коридорам, освещенным мглой цвета мочи. Смотреть на уродов корпруса, которых Дивайт демонстрировал с любезной улыбкой на остроконечном лице, кому-то представляться и с кем-то говорить, и даже отвечать впопад.
        На каком-то из поворотов она остановилась, упершись в стену, чувствуя, как под рукой крошится и уползает вниз податливый камень:
        - Я...это остановлю.
        - Что?! - Дивайт Фир, который что-то говорил, оживленно размахивая руками, осекся на полуслове. - Теман наврал... не сказал тебе. Мое лекарство убило всех, кто выпил его до тебя.
        - Что?..
        Редгардка облизнула пересохшие губы:
        - Я все равно умру. Дай мне хотя бы попробовать.
        Они вернулись в апартаменты Фира. Не спрашивая разрешения, опстилась девушка на первую подвернувшуюся скамью. Прикрыла глаза. Постукивая зубами о край кубка, выпила воду, протянутую волшебником. Совсем не сразу дошли до нее слова телваннийца:
        - То, о чем мы говорили... Что тебе известно древнее пророчество. Это... действительно удивительно. На закате редко прислушиваются к тому, что у нас хоть в малой степени, но известно каждому. Вот например, - Фир присел рядом, перебирая пальцы Аррайды и рассматривая лунки ногтей, - кольцо "Луна-и-Звезда". Точнее, "Единый-народ-под-Луной-и-Звездами". Все телванни давным давно об этом знают и могут рассказать. Если ты их разговоришь, конечно. А кстати? - словно очнулся он, - почему ты хочешь излечиться? Подумай, не торопись.
        Глаза редгардки полыхнули. Но она до хруста сжала зубы. Молча взвесила каждое слово.
        "Я слишком молода, чтобы умирать"...
        "У меня есть приказ"...
        "Я... люблю Кая и хочу к нему вернуться", - защипало глаза.
        "Друзьям будет больно меня терять"...
        "Я хочу защитить этот мир... от Шестого Дома"...
        Все это было правдой и неправдой одновременно... суть - где-то внутри... за цепочкой луж в известковой пещере... зеленой кровью Лландраса... солнечным бликом в морской глубине меча. Но если ты станешь ветром... "То, к чему он приложит руку, будет сделано. Что осталось несделанным, будет завершено..."
        - Еще немного? - Дивайт отрицательно качнул головой, вынимая забытый кубок из ее руки. - Нет, достаточно. Как ты себя чувствуешь?
        - Голова...
        - Кружится?
        - Не знаю. Нет.
        - Встань и пройдись.
        - Я должна ответить...
        - Пройдись! - рявкнул маг.
        - Не ори на меня!
        Они посмотрели друг на друга, точно готовые сцепиться кагути. И вдруг Дивайт рассмеялся - молодо, как тысячелетним телваннийским колдунам смеяться не положено.
        - Ты знаешь, что ты чудо, девчонка?
        - Да, - кивнула Аррайда, - мне говорили.
        Они дружно рассмеялись.
        - А теперь встань и пройдись. Или сделай несколько упражнений с этим своим ужасным мечом. Только бутылки мне не разбей! - Фир вздернул остроконечную бородку, обводя взглядом полки, заставленные стеклом.
        - Зачем?
        - Боги! Ты всегда такая упрямая?
        Аррайда встала. Ноги не подкашивались и голова не кружилась. И на душе было легко, словно не она вот совсем недавно готова была упасть грудью на меч и прощалась с жизнью. Наемница легко выплеснула клеймору из-за спины... описала клинком круг... сделала выпад. Дивайт Фир наблюдал за ней с пристальным удовольствием, как за редкостной диковиной двемер, неожиданно нашедшейся среди мусора. Подошел и велел раздеться. И было что-то странное в голосе волшебника, что заставило девушку повиноваться. То самое, что звучало в голосе... Нибани Месы.
        - Не дергайся, у меня руки не холодные... Все.
        Он потянулся, насколько позволила кираса.
        - Что "все"?
        - Ты здорова.
        Дивайт поднес бронзовое зеркало, чтобы Аррайда могла увидеть в нем свое немного бледное, но чистое лицо.
        - Можешь одеваться.
        - И все?
        - А чего ты хотела?
        Она поняла двусмысленность. Заполыхали щеки. Тяжело дыша, наемница стала заталкивать себя в эбонитовый кокон доспеха. Раня пальцы и ломая ногти на ремешках. Дивайт, легко усмехаясь, пришел на помощь. Отмел негодующее фырканье.
        - Знаешь, что я понял за свою долгую жизнь? Чудеса совершаются обыденно, девочка. Не под звуки труб, бряцание доспехов или магические вспышки, озаряющие небо. Впрочем... это предстоит узнать тебе самой.
        Фир приподнял лицо Аррайды за подбородок, вглядываясь в точеные черты:
        - Болезнь не ушла, вернее, ушла не совсем... - торопливо продолжил, придержав за дрогнувшее плечо, - не бойся! Ты не будешь толстеть и сходить с ума. И никого не заразишь. А преимущества останутся. Выносливость... сила... и, возможно, бессмертие.
        Широко улыбнулся:
        - Только, пожалуйста! Не смущай алтари, прося у них исцеления от мора...
        Аррайда бросилась ему на шею:
        - Спасибо, дедушка!
        Теперь уже Дивайт наконец-то, наконец-то выглядел ошеломленным:
        - Как ты меня назвала?..
        Рассмеялся:
        - Ну тише, тише. Синяков себе наставишь - и опять лечи?..
        Девушка зажмурилась, улыбаясь:
        - Ну, с этим я справлюсь как-нибудь.
        Волшебник поймал ее запястье, задержал в сухой руке:
        - Ты возбуждена и устала. Останься.
        - Не могу. Меня ждут.
        - Разве тебя не похоронили загодя, едва ты заболела?
        Аррайда взглянула на тысячелетнего телваннийского волшебника с жалостью. И покачала головой:
        - Меня ждут. Я уверена.

        Прощание.

        В доме было тщательно прибрано, и это сразу бросалось в глаза. Бурная радость от встречи с друзьями, владевшая Аррайдой еще минуту назад, у Тьермэйлина, схлынула, как приливная волна.
        С удивлением смотрела она на углы с выметенной паутиной, на скользкую зелень дочиста отмытых окон...
        На строгий ряд утвари на полке. Ровную, без морщинки, заправленную кровать...
        Стопку книг на расчищенном от бумаг столе... И одетого по-дорожному Кая.
        - Вот и ты. Я боялся, что не успеешь.
        - Я выздоровела.
        - Это хорошо. Садись и слушай, - он побарабанил пальцами по столу. - Меня отзывают в столицу.
        Аррайда осела на кровать, точно ее ударили под колени. Нижняя губа дрожала, а глаза наливались слезами. Больше всего хотелось ткнуться лицом в подушку и реветь - чтобы Кай не видел ее лица. Наемница скрипнула зубами.
        Мастер-шпион положил на край стола фигурный увесистый ключ:
        - Вот ключ от дома. Я заплатил Баколе за год вперед. Живи.
        Отвернувшись, Кай достал с полки кружку, и пузатая улыбка оловяной посуды стала щербатой.
        - Соберись и запоминай... Тьермэйлин, его ты знаешь, балморский. Сйорвар Лошадиная Пасть, северянин. У него хижина в пустошах к западу от Кальдеры, ближе к Гнаар-Моку. Гуарий пастух - для видимости, а на деле - следит за контрабандистами. Суран Леориан, волшебница-данмерка - в самой Кальдере. У нее дом приметный, полудеревянный-полукаменный, как раз посредине между башнями-близнецами Северных Ворот и магистратом. Запомнила? Повтори.
        Наемница повторила, а Косадес промочил горло вином и перечислял дальше:
        - Гилдан, меч ночи - Альдрун. Второй дом по левую руку, если стать спиной к храму. Джиуб... тот пленник-данмер с арестантского корабля... Ну да, он "клинок", - мастер-шпион даже улыбнулся, видя, как брови Арри встали домиком. - Кто-то обязан был проследить, чтобы ты достигла Вварденфелла, верно? Элон, разведчица. Эти живут у Арилля, в Сейда Нине.
        Подождал, пока Аррайда безошибочно назовет всех. Продолжил негромко:
        - Я оповестил их. Это люди, у которых ты можешь просить помощи, которым ты можешь доверять. Не всецело, но все же... Это сеть, о которой на Вварденфелле будешь знать только ты. Новому резиденту ты подчиняться не обязана. Я выговорил это условие. Забудь об Империи. Для нее все скоро закончится. Твое дело - сохранить Вварденфелл.
        Он сполоснул кружку в тазу с водой и стал старательно протирать полотенцем.
        - Мехра Мило пообещала добыть для тебя Апограф. Можешь ехать в Вивек, а потом отнесешь записи в Уршилаку. Нибани Меса подскажет, что делать дальше. Но, похоже, связи Мехры среди жрецов-отступников уже не секрет для ординаторов. Будь очень осторожна. Если Мехра прячется или ее схватили, она найдет способ подать тебе знак. Кодовое слово: "Амайя".
        Мастер-шпион указал на большой котелок с краю полки:
        - Там запасной ключ от ее квартиры в Залах Мудрости и план этих Залов.
        Больше всего на свете Аррайде хотелось взять Кая за руку. Она стиснула пальцы в кулаки и спрятала между коленями.
        - Может быть, ты призван по делу?
        Косадес дернул плечом:
        - Я двадцать лет не был в центральной провинции, так что пользы от меня немного. Разве взглянуть свежим взглядом на происходящее... и дать совет. Только ясно же, что для этого так настойчиво не зовут. Скорее, причина в моих скверных привычках.
        - Каких?
        - Похоже, я тебя так ничему и не научил.
        Кай взял со стопки верхнюю книгу. Она послушно распахнулась там, где ее чаще всего открывали.
        "Затем Азура рассказала им Третий Секрет, и Луны засияли над болотами, и их свет стал сахаром"...
        Ему нужно было спрятать глаза. Но кисти со вздувшимися венами и пальцы, дрожащие на обложке, выдавали чуть ли не сильнее.
        - Да, чуть не забыл. Возьми на сундуке штаны и рубаху. Надеюсь, в чарах, что на них наложены, ты сумеешь разобраться. И красиво, и полезно...
        - Мне не нужны эти тряпки. Мне нужен ты.
        ...Они целовались грубо, исступленно. Полетел в сторону стул, поползла по столу стопка книг, нарушая взлелеянную симметрию... у кровати легли вперемешку броня и одежда, скомкалась натянутая постель... И умерев и возродившись, двое прижимались друг к другу потными телами, не в силах разомкнуть объятия.
        - Я бы хотел остаться с тобой, но они держат в заложниках мою семью. Ты хочешь что-то спросить?
        - У тебя есть жена?
        - Нет. Кроме тебя. И другой не будет. Вот, возьми. Не имперская реликвия, конечно...
        Мастер-шпион надел на палец Аррайде дешевенький, но окруженный теплым светом перстенек.
        - Мне с ним везло. Не припомню, чтобы снимал хоть раз... за последние лет десять... или пятнадцать.
        Он сжал кисть Аррайды в кулак. Покачал головой: не смей отказываться. И не вздумай плакать.
        Вздохнул. Стал не торопясь одеваться.
        - Скоро там все закончится. Император стар, а его дети так никогда и не научились править, став заложниками узурпатора Ягара Тарна, но больше - ненависти Уриеля к императрице Кейле Вории.
        "Если у меня будут сыновья, я буду любить их, несмотря ни на что".
        - В принцев стреляли в Киродииле, и это только начало, - продолжал он. - Власть вырывается из ослабевших рук. Забудь о них. Забудь об Империи. Сбереги Вварденфелл. Для меня тоже. Я люблю его.
        - Кай...
        - Что?
        - Прости меня, пожалуйста, что плохо думала о тебе после Иллуниби.
        - Прощаю.
        "Восторженная моя, наивная, любимая... Мне стыдно уезжать и в который раз обрекать тебя на смерть".
        Аррайда села в кровати, подтянув колени к груди, закутавшись в одеяло.
        "Ты обрекаешь меня на жизнь. Ты дал мне надежду и научил верить в себя. И я все сделаю, как ты хочешь".
        "Я обещаю, я клянусь вернуться".
        - Мой свет золотой...
        Пробормотал, ткнувшись носом в пушистое темя:
        - Терпеть ненавижу, когда ты плачешь.

        Атронах - дух стихий.
        Акатош - бог-отец, бог времени, один из девяти богов имперского пантеона.
        Кинарет - одна из Девяти, богиня дикой природы, воздуха.
        Даэдра - божество.
        Вежа (донжон) - центральная башня крепости.
        Полдрон - наплечник.
        Ad majorem dei gloriam - к вящей славе божией.
        Актуарий - (лат.) писарь.
        Клык - короткий меч.
        Плафоны - потолочные росписи.
        Скриб - личника квама. Издает довольно приятные звуки.
        Расшифровка послания к Каю цитируется по игре.
        Гимн из сборника "Пять далеких звезд"
        Ошую - слева, одесную - справа.
        Децимация - вид казни, когда за проступок войсковой части несет наказание каждый десятый.
        Письмо Дагота - из игры.

        Оценка прочитанного:

        Оглавление

        - Ракитина Ника Дмитриевна . Завтрашний ветер. Незнакомка
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к