Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Ревизов Николай: " Стражи Круга Жизни " - читать онлайн

Сохранить .
Стражи круга жизни Николай Егорович Ревизов
        Огромные корабли захватчиков - линкоскоры, появились в Пределах внезапно, словно ниоткуда. Зловещие рейдеры мрака тигменов попытались сходу прорваться к центру галактики, к материнской планете реликтонов Маргилане. Флагманы, боевые корабли реликтонов - хозяев Пределов, не уступали линкоскорам врага ни по мощности, ни по вооружению, но тем не менее, реликтоны проигрывали космические битвы одну за другой, уступая тигменам планеты и астероиды, положение их становилось все опаснее и опаснее и они были вынуждены призвать на помощь овруидов, воинственные племена, которых кочевали по планете Овур, обучить их и дать им корабли. Овруиды оказались хорошими космическими воинами - начались Великие битвы и многочисленные локальные сражения. Чередовались победы и поражения - подвиги и измены. Победа была уже так близка…но победителями стали не те кто побеждал и казалась что Галактика погибла, что в Пределах не осталось разума. Но наступила эра бессмертных, жестоких и могущественных. Они поверили, что у них уже не осталось врагов, что… но вскоре ими овладел страх - бессмертным стали угрожать Внешние, Неведомые.
        СТРАЖИ КРУГА ЖИЗНИ
        Фантастический боевик
        РЕВИЗОВ. Н.
        Вдруг послышался шум листвы и треск веток кто-то огромный пробирался по болоту, сверху было видно как вершины могучих растений качаясь, указывали путь приближающегося чудовища. Большой Воин все плотнее и плотнее прижимался плечом к шершавому камню. Гигантский Демон, страж Круга Жизни на мгновение показался меж деревьев, и сотник увидел оскаленную, брызжуюся вспененной слюной, огромную пасть и исполин, яро сверкнув пылающим глазом, исчез, продолжая свой неведомый путь.
        Башню, сооруженную нечистью, очистили быстро, и битва переместилась на землю к воротам крепля.
        Ратники рубили дружно и медленно продвигались вперед, а упыри, густо оставляя трупы, неуступчиво пятились…
        Стена хаотичного нагромождения стальных гигантов, его спутников ошеломила - мир оказывался больше и сложнее.
        - Неведомые? - хрипло спросил Ашунг.
        - Нет неведомых и ведомых, - объяснил Лен.
        - Внешние?
        - Можно и так сказать, только богам до них далеко.
        Лен вел корабль, медленно облетая остров, все не отрывали взгляда от огромного, не хватало глаз, чтобы его охватить, сплочения кораблей. Плывущая совсем рядом стальная гора хаоса угнетала, выдавливала разум из реальности.
        Ашунг начал метаться и бормотать молитву:
        - Внешние… неведомые… стена кошмара… угроза миру… обитель зла…
        Огромные корабли захватчиков - линкоскоры, появились в Пределах внезапно, словно ниоткуда. Зловещие рейдеры мрака тигменов попытались сходу прорваться к центру галактики, к материнской планете реликтонов Маргилане. Флагманы, боевые корабли реликтонов - хозяев Пределов, не уступали линкоскорам врага ни по мощности, ни по вооружению, но тем не менее, реликтоны проигрывали космические битвы одну за другой, уступая тигменам планеты и астероиды, положение их становилось все опаснее и опаснее и они были вынуждены призвать на помощь овруидов, воинственные племена, которых кочевали по планете Овур, обучить их и дать им корабли. Овруиды оказались хорошими космическими воинами - начались Великие битвы и многочисленные локальные сражения. Чередовались победы и поражения - подвиги и измены. Победа была уже так близка…но победителями стали не те кто побеждал и казалась что Галактика погибла, что в Пределах не осталось разума. Но наступила эра бессмертных, жестоких и могущественных. Они поверили, что у них уже не осталось врагов, что… но вскоре ими овладел страх - бессмертным стали угрожать Внешние, Неведомые.
        ГЛАВА 1
        Сердце бешено колотилось, легкие надсадно хрипели, но сотник бежал и бежал, а враждебный лес встречал его штыками сучьев, сбивал с ног неверной, битой крупным зверем землей, но страстное желание жить заставляло сотника бежать и он бежал, бежал в никуда, лишь бы уйти от погони, лишь бы затеряться в этом диком страшном лесу.
        Впереди просветлело, сотник остановился на мгновение, чтобы чуть - чуть перевести дыхание, но резкий треск, заставил, срывая с плеча зуг, обернуться - сквозь кусты выламывался воин.
        - Свой! - облегченно выдохнул сотник, и тут же, из-за деревьев показались еще двое.
        - Погоня отстала. - Сообщил один из них.
        - Из наших никого больше не осталось, - добавил второй, - полусотник Кургай.
        Сотник повел остаток своего отряда на просвет меж деревьев и вскоре они оказались на краю крутого, каменистого обрыва, от его подножия, и дальше, насколько хватало глаз, расстилалось море коричневой растительности.
        - Болото! То самое…
        Его охватил ужас и восторг - они оказались…
        - Край Круга Жизни - прошептал Кургай.
        - Да. Там за болотом уже Внешние, Неведомые.
        - Какие они? Глазком бы взглянуть.
        - Нет Кургай, никак не получится. Сам знаешь, болото чужих не пропустит. Да и Стражи…
        У сотника было имя Зэт, но все называли его Большим воином, - он был лучшим воином народа стерглов и был известен, наверное, каждому и не только у своих. Он приказал спуститься ниже к россыпи огромных камней - скал, там уже ощущалось ядовитое дыхание болота, похлопав каменный бок одного из них, бросил:
        - Здесь и остановимся!
        Вдруг послышался шум листвы и треск веток кто-то огромный пробирался по болоту, сверху было видно как вершины могучих растений качаясь, указывали путь приближающегося чудовища. Большой Воин все плотнее и плотнее прижимался плечом к шершавому камню. Гигантский Демон - страж Круга Жизни на мгновение показался меж деревьев, и сотник увидел оскаленную, брызжуюся вспененной слюной, огромную пасть и исполин, яро сверкнув пылающим глазом, исчез, продолжая свой неведомый путь.
        Большой воин заметил:
        - Слава бессмертным, что Демоны не могут покинуть болото.
        - Да они не могут дышать воздухом жизни., - согласился Кургай… - А вот ночные…крылатые…
        - Кстати темнеет .
        Фиолетовые тени, появившиеся на белом небосводе, быстро сплетались в густой темный занавес. Протяжный вой серого шакала разнес над Болотом весть, которую знали, но которой не все спешили радоваться - пришла ночь…
        - Так вот почему олду прекратили погоню - догадался Зэт
        - Враги боялись остаться ночью в лесу! - Усмехнулся Кургай. - Там столько гадов, впрочем, олду хорошо видят в темноте.
        - Да ночью просыпаются такие порождения тьмы… лучше и не видеть.
        Неудачи преследовали их отряд с самого начала, когда они должны были незаметно пересечь линию, разделявшие боевые порядки стерглов и олду - незаметно не получилось. Погоня их догнала быстро и только ему, да еще троим воинам, удалось уйти и затеряться здесь, остальных уже не было в живых…
        - Зэт, придется просить помощи у вечных. - Вздохнул Кургай.
        - Что ты предлагаешь.
        - Большую молитву о даровании спасения.
        - Нет Кургай, я просить милость не буду, даже у бессмертных.
        Фиолетовый цвет ночи поглотил все светлые оттенки - священный Кратер погасил день!
        Сотник сказал воинам несколько ободряющих слов, напомнил о долге и приказал укрыться под камнями, и сам залег меж двух островерхих камней - скал. Воины, исчезая за камнями, следовали его примеру. Им предстояло пережить ночь - эту ночь пережить будет непросто. Наступила зловещая тишина, тянувшийся с мрачных топей удушливый смрад в темноте стал чувствоваться отчетливее.
        Над Болотом появились едва различимые в фиолетовой мгле серые тени - крыланы, ночные Стражи Круга Жизни поднялись в небо. Сделав над вершинами гигантских растений круг - другой, они вновь ныряли под их густую крону, чтобы набрать в легкие запас смрадного воздуха, который плотным сизым туманом окутал Болото. Добычу крылатые монстры чуяли издалека, и Зэт - Большой Воин молил бессмертных, чтобы жуткие твари их не заметили. Вечные его не услышали - огромный крылан стремительно вырастал из фиолетовой тьмы неба. Два крыла, словно два гигантских опахала, обдали сотника ветром смерти, которую нес в изогнутых когтях летающий демон.
        Великий Орр-Ги! - простонал Большой Воин.
        Крылан взмыл во тьму, колыхнулась надежда - не вернется, но ночной демон вернулся - сотник вздрогнул, встретив мерзкий взгляд огромных влажных глаз. Ему вдруг показалось: рот чудовища, усеянный острыми треугольными зубами, раскрыт в злорадной ухмылке, словно летающая тварь глумилась над ним. Зэт вжимался в жесткий камень, больно ощущая грудью все его неровности.
        - Скорее бы наступил рассвет - молил он неизвестно кого - Скорее бы!
        Его законнородие сотник Зэт - Большой Воин находился сейчас здесь, далеко от боевых действий, потому что… Анк, новый вождь, появился в сотнях недавно. Откуда он взялся? Зэт сразу возненавидел его холеное лицо и пустые глаза. На совете вождей, Анк изложил план - якобы по краю болота можно провести в тыл врага несколько боевых сотен, а затем ударить по линии их обороны сзади - Большой Воин был послан протропить этот путь…
        Сдавленный крик заставил его вздрогнуть - одному из летающих чудовищ удалось схватить воина, притаившегося за соседним камнем. Быстро махая крыльями, демон пронес добычу над сотником и на него упали капли крови, было слышно, как схваченный воин глухо стонал. Враг мог быть рядом - поэтому они заранее договорились: что бы ни случилось не кричать, дабы не привлечь к остальным смертельного внимания. Воин исполнил долг - победив боль и ужас, он умирал молча…
        Демоны чуяли теплую кровь и были настойчивы - Большой Воин видел сквозь густую тьму тени чудовищ, круживших над камнями, под которыми укрылись воины…
        Рассвет наступил внезапно, когда сотник уже смирился с тем, что он не наступит никогда. Ослепительно белый свет, исходящий из священной горы, быстро разогнал фиолетовую тьму. Крылатые монстры, широко раскинув крылья, один за другим покинули склон обрыва и утонули в коричневой массе растений. Сотник встал и привычным движением закинул за спину боевой зуг с коротким граненым стволом.
        Появился воин, затем Кургай, с их лиц быстро сходили следы ночного кошмара.
        - Надо помолиться за погибшего. - Сказал Кургай - Пусть его хорошо примут вечные.
        - Некогда молится, - заметил Большой Воин - да и в своей гибели он виноват сам. Надо было лучше прятаться. Вперед, нам надо торопиться.
        Хватаясь за кусты и узловатые корневища деревьев, маленький отряд поднялся по склону на верх обрыва и оказался недалеко от опушки леса.
        - Там нас уже ждут олду, - Кургай указал пальцем в чащу деревьев. - Они просто так от нас не отстанут.
        - Пробежим вдоль обрыва. А затем свернем, - уже на ходу бросил Большой Воин, остальные последовали за ним.
        Бежали долго, хотелось сбить со следа врагов, которые явно их поджидали, наконец, они свернули в лес и осторожно двинулись вглубь его, часто останавливаясь, чтобы вслушаться в тишину, чтобы вглядеться в лесную гущу.
        Деревья стали редеть, и вскоре перед ними раскинулась поляна…
        Поляна оказалась обширной, коричневая трава тянулась до леса, который начинался вдали у подножия гор. Сотник долго всматривался в застывшую равнину, пытаясь обнаружить подозрительное шевеление - твари хитры! Наконец он приказал начать движение. Трава плотная с крепким стеблем сковывала ноги, шаги давались с трудом. Потревоженные насекомые, звонко возмущаясь, поднимались пред ним легким облачком. Вдруг Большой Воин увидел впереди черную точку и тут же другую.
        - Засада! - невольно вырвалось у него пугающее слово.
        Стерглы бросились обратно через лес к обрыву, скатываясь по склону к кустам за которыми начиналось Болото. Твари или олду, как они сами себя называли, вскоре появились над обрывом, а затем длинной цепью принялись спускаться вниз.
        Бессмертные требовали, чтобы стерглы любой ценой пытались сохранить свою жизнь, ибо она принадлежит вечным, а стергл не исполнить их волю не может.
        - В Болото! - приказал Зэт.
        Воины спустились ниже и бросились в заросли. Болото дохнуло влагой и смрадом. Некоторое время они бежали втроем, судорожно сглатывая отравленный воздух, а затем, не выдержав удушья, кто-то повернул обратно. Ударившие вскоре выстрелы сообщили об его дальнейшей судьбе. А Большой Воин бежал. Бежал, путаясь ногами в цепкой траве, царапая лицо о ветки, задыхаясь в испарениях Болота, а когда понял, что все - он больше не может сделать и шага, увидел шима. Маленький зверек не был жителем Болота, и, проверяя внезапно озарившую его догадку, сотник бросился на траву ничком. Над черной, усеянной палыми листьями почвой воздух был вполне пригоден для дыхания и он жадно глотая, напился его досыта.
        ГЛАВА 2
        Он не видел, не слышал, не помнил … он не знал кто он, и не знал где он… тугая тьма давила, было больно и страшно. Ему казалось, что он лежит в позе эмбриона, и лежит здесь, в нигде, целую вечность, и ждет, лишь догадываясь: что-то должно случится. Вдруг он почувствовал: его слегка толкнули, и он стал двигаться, вначале медленно, затем все быстрее и быстрее, и он понял: скоро будет свет, оказывается он все время ждал, когда же наступит свет… свет ударил неожиданно, ослепляюще.
        В Великом пространстве бесшумно вспыхнул огромный яркий шар, из середины которого, вытягивая за собой серебряную нить, вылетела блестящая игла - «МИФ» - сверхтяжелый звездолет, возвращался во Вселенную.
        Стресс, вызванный ломающей сознание человека иррациональностью Прамира, жутью чуждой материи, постепенно, покалывая кончики пальцев, уходил. Нат, чувствуя отчаянное волнение, напряженно всматривался в иллюминатор.
        - Где они? Как прошли Тартар? Вдруг расчеты оказались неверными, и шторм чужой материи выбросил их к необитаемым островам Вселенной, откуда уже нет пути домой и теперь их ожидает конец - долгий и мучительный.
        - Страшно? - Улыбаясь, спросил его Аттисс Мегибу. Высокий, плечистый, с лицом цвета темной бронзы, он массивно возвышался над стандартным креслом.
        Нат жал плечами не торопясь признаваться, что было страшно, очень страшно.
        - Не переживай, я сам сколько раз проходил Тартар и все с дрожью в коленках - успокоил его Аттисс.
        - Да, - согласился Генрих-Четвертый, выбираясь из кресла, - к такому не привыкнешь!
        Интелегентный, тонкий в кости он, как и его предки - Генрихи, третий и второй, и, так же как и первый Генрих, по прозвищу Рыжий был знаменит, Нат долго не верил, что он взял его в свою команду…
        Создавая помещение исследовательской лаборатории, творцы корабля явно экономили пространство - узкие проходы меж терминалами с разнообразной аппаратурой, консоли рабочих мест стеснены, без обычного размаха гигантских кораблей.
        Массивный Аттисс тоже выбрался из кресла и, вытянув вперед руки присел.
        - Зачем таких крупных берут в экспедиции - и так тесно? - проворчал Генрих.
        - Ты же был не против.
        - Так всего ведь не предусмотришь…
        На экранах информаторов появилось изображение рубки управления кораблем. Командир звездолета Лен Арет и Иссак - главный вычислитель полета, замерли у Эребуса, голубого кристалла в форме массивной усеченной пирамиды - портала Бортового Центра. Эребус был девственно чист - они потерялись.
        Все потрясенно молчали, еще не веря, но ужас уже заползал в души.
        Генрих-Четвертый, протянув руку вверх, включил в лаборатории свет. Стекло иллюминатора сразу потемнело. Нат почувствовал себя неуютно, ему вдруг показалось, что в освещенном изнутри помещении он на виду у всей Вселенной и на него из тьмы смотрит кто-то страшный и огромный.
        - Начнем работать! - нарушая затянувшуюся паузу, жестко сказал Генрих.
        Звездная карта? - уточнил Аттисс Мегибу.
        - Да! Ты займись анализом, а ты, Нат, давай смотреть.
        Нат приник к окулярам, и увидел великое скопление звезд. Выискивая среди их неимоверной густоты, наиболее яркие он складывал из них созвездия. Если их очертания что-нибудь ему напоминали, то он давал им названия, а если они не будили его фантазию, то просто присваивал новорожденным созвездиям порядковые номера.
        Генрих, контролировал приборы, которые фиксировали состав излучения звезд, определяя расстояние до них, а Аттисс склонился над исследовательским анализатором, который прозвали Малышом.
        Лев-Два, А-одиннадцать… Альфа-двенадцать… Малый Лев… - бубнил Нат.
        Неожиданно, на экране информатора. притягивая их взгляды, наметилось движение, все в надежде ждали.
        В глубине голубого кристалла Эребуса медленно разгоралась яркая точка, определяющая местоположение корабля. Хотя оказалось, что до места, куда им предстояло добираться, было далеко, но их охватила пьянящая радость - они живы и есть все шансы на возвращение!
        - Продолжаем работать, - мягко попросил Генрих.
        - Кленовый лист, Кит, - вновь забубнил Нат - Лев…
        - Опять Лев, - заворчал Атисс, - да это же корова, вон и вымя есть…
        В память исследовательского анализатора закладывалась карта. Где прошел человек, там уже дорога - установлены верстовые столбы, помечены ориентиры.
        - Южный Крест, - назвал Нат очередную группу звезд.
        Действительно, Крест, - протянул Генрих - Как в земном небе.
        Неожиданно взгрустнулось - о Земле сейчас лучше было бы не вспоминать.
        Садись к Малышу, - попросил Аттисс. - А то у меня уже в глазах зарябило!
        Нат с готовностью уступил коллеге место и повернулся к анализа-тору, который был приспособлен для работы с человеком, усиливая его качества и множа его способности.
        В глубине голубого кристалла возникали и пропадали разноцветные кривые, характеризуя процессы, происходящие на далеких звездах. Нат, понимая их смысл, пытался обнаружить нечто необычное, чтобы сделать для начала хотя бы небольшое открытие. Он догадывался: здесь в совершенно неисследованной части Вселенной их ждет немало невероятных фантастических сюрпризов, и Нат азартно искал их первые симптомы.
        - Бета два… бета три, - густым баритоном провозглашал Аттисс названия созвездий. - Каппа три…
        - Спорим, - ухмыляясь произнес Генрих-Четвертый, - он не весь греческий алфавит знает.
        Нат в ответ улыбнулся. В тишине запикал таймер, он взглянул на его светящееся табло и невольно отметил: времени с момента старта прошло всего ничего, а звездолет переместился на такое расстояние, которое человек не мог охватить разумом. Придуманные человеком числа казались сейчас до смешного мизерными.
        Аттисс греческий алфавит знал и называл созвездия, не пропустив ни одной буквы. В лаборатории наступила тишина. Генрих достал колоду карт и распустил ее в руке веером.
        - У нас есть время …
        - Нат, не играй с ним, - предупредил Аттисс, - он мошенник.
        Лишние сотни часов пути - плата за ошибку, совершенную при переходе через Тартар, настраивали на ожидание, и Нат принял сданные ему карты.
        ГЛАВА 3
        Неведомый сквозняк гнал под прессом удушающего смрада струю свежего вкусного воздуха. Передвигаться приходилось ползком - это обстоятельство не удручало Большого Воина, главное - он был жив! Жив пока! - ведь он находился на тропе гигантских Демонов - стражей охраняю-щих Круг Жизни от внешних - Неведомых, а для Демона, как утверждали жрецы, теплая кровь лакомство!
        Шим двигался уверенно, видимо зверек был в Болоте не впервые. Длинный серый хвост, узенькая мордочка, глазки - мелкие бусинки - шим ловко скользил по траве. Позади послышался шум, сотник перехватил зуг наизготовку.
        И вдруг опустил оружие - его также ползком нагонял Кургай.
        - Жив! - обрадовано воскликнул он
        - Жив, - выдохнул Кургай. - Куда нас ведет этот странный путь. Может отсидимся здесь. а потом вернемся?
        - Вернуться можно, но давай пока проследим путь, у нас еще в запасе много сил.
        Кургай кивнул, и они поползли дальше.
        Не раз замирали их сердца, когда огромный невидимый за деревь-ми Демон тяжело ступая, проходил совсем рядом, тогда они вжимались в листья, чтобы во что бы то ни стало, как того требовали вечные, сохранить жизнь. Но вскоре живительная струя вывела их к краю Болота, далеко от того места, где они начали свой путь. Сотник и его спутник поднялись на обрыв и досыта напившись благодатного воздуха жизни, радостно воздали бессмертным благодарственную хвалу…
        Большой пестрый шатер вождей стоял на вершине холма. Отсюда до линий окопов, где злобно спорили граненые зуги, было далеко.
        - Раньше, вождь был рядом с воинами. - Злобно бросил Кургай.
        - И первым поднимался в атаку! - добавил Зэт.
        Молодой сотник загородил им дорогу, и небрежно кивнул Большому Воину:
        - Тебя позовут!
        - Поганец, - злобно подумал Зэт. - Еще сопляк, а уже сотник!
        Чтоб ему получить аксельбанты сотника, пришлось пролить немало крови и не только чужой. В шатер, и из него, то и дело сновали вожди.
        - Скоро их будет больше воинов, - отметил сотник.
        - И воевать будет некому! - усмехнулся Кургай.
        Наконец, сотника пригласили. Анк сидел в большом кресле, по бокам стояли с десяток вождей мельче рангом.
        - Ты нашел тропу? - презрительно кривя лицо спросил Анк.
        - Да, я нашел тропу… - и Зэт подробно рассказал о струе свежего воздуха, текшей среди умертвляющего смрада Болота.
        - Ты слишком долго дышал этим смрадом, - бросил Анк, его пустые глаза смотрели мимо. - Сколько воинов пройдет по твоей тропе?
        Большой Воин не стал спорить: слова вождя - мысли бессмертных, подвергать их сомнению - тяжкий грех.
        Недолго посовещавшись, вожди отпустили его. Когда он выходил, то услышал за спиной голос Анка:
        - Какой же дурак назвал его Большим Воином?
        - Да он во власти Неведомых! - поддакнул кто-то.
        Сотник вздрогнул, не было тяжелее оскорбления для стергла, чем обвинить его в служении Неведомым.
        Большой Воин в сопровождении Кургая отправился к себе в сотню - душу терзали ненависть и сомнения. Поднявшись на пологую вершину, он увидел боевые позиции - ломаные линии окопов, засеки, дымы выстрелов. Его сотня расположилась на отдых - костры горели на опушке леса не так далеко от боевых линий.
        После ужина сотник долго лежал в своей палатке не в состоянии сомкнуть глаз…ерь, которая еще совсем недавно скрывала свое происхождение, ныне гордится этим. Они занимают самые высокие войсковые должности и, уже не встретишь ерь носильщика, ерь копающего окопы. Жизнь менялась, он остро чувствовал это, но не мог обьяснить себе суть происходящего. Его вдруг осенило - надо идти к вечным, идти завтра же! Может у святого источника они откроют ему истину.
        С утра Большой Воин был уже в дороге. Кургай проводил его до первого поворота и осенил знаком бессмертных. Пообычаю идущих по Красному пути, сотник был бос, одет в рубище, в руках посох веры. Вначале он долго шел, оставаясь один на один со своими тяжелыми мыслями, затем, ближе к горам, к нему стали присоединяться паломники. Дорога в горах была дерзко вырублена на отвесных скалах. Говорят, ее сделали бессмертные. Глядя в глубокую пропасть, Зэт охотно в это верил.
        До скал откровений он дошел без приключений. Серые, вытянутые кверху глыбы грудились возле святого источника - теплого, парящего белым туманом родника, который, недолго пробегая небольшим ручьем, вновь прятался под скалами. Считалось: у святого места можно познать откровения бессмертных.
        С одной из скал вещал оракул. Голос его был противный, с завыванием. Зэт прислушался - тот предрекал великое будущее ери.
        - И тут ерь! - сплюнул он, рискуя поплатиться за осквернение святого места, но паломники, стоящие кто по грудь, кто по пояс в белом тумане, не обращали на него внимания и в экстазе внимали громогласному оракулу.
        Зэт отошел подальше, где крики вещающего были не такими пронзительными, сел на камень, положив рядом посох веры и, как того требовал обычай, опустил разбитые дорогой ноги в теплую воду. Его сразу же охватила истома. Он вознесся мыслями к бессмертным, умоляя сказать ему правду и дать ему силы. Через некоторое время Большой Воин почувствовал: его веки наливаются неподъемной тяжестью, слух перестает воспринимать посторонние звуки. Тело ему не повиновалось - не двинуть ни рукой, ни ногой. В душу закрадывался страх. Неожиданно перед его глазами, зашторенными тяжелыми веками, появились яркие разноцветные блики. Блики начали вращаться. Все быстрее и быстрее, вскоре перед его мысленным взором стоял ярко голубой вращающийся круг - о подобном Зэт - Большой Воин слышал.
        ГЛАВА 4
        Командир звездолета - Лен Арет неспокойно ходил по рубке управления полетом. Сквозь лобовой иллюминатор были видны скелеты многочисленных антенн и звезды. Огромные и далекие они навевали печаль. Он прошел к порталу Бортового Центра - Эребусу и устало опустился в кресло. Рука легла на полусферу иллюстратора мыслей. В прозрачном объеме кристалла повис голубой шар. Сквозь атмосферу различались до боли знакомые контуры континентов, а где они были прикрыты белыми, низко ползущими облаками, вспоминались их очертания…
        Его первая встреча с Гьоргиусом состоялась с год тому назад. Руководитель лаборатории прогнозов, в которой люди собирались заглянуть в будущее, что вызывало у окружающих откровенное сомнение, встретил его на аллее ведущему в главный корпус Исследовательского Центра. Он был невероятно худ, на его яйцеобразной голове нагло хозяйничала лысина, в огромных черных глазах светилось нечто.
        - Давно я присматриваюсь к тебе… - без околичностей начал Гьоргиус, которого любители давать прозвища прозвали Пророком. - Понимаешь, в свое будущее может заглянуть только человек, у которого есть для этого предрасположение… ты идеален, такой мне встречается впервые.
        - А нужно ли человеку знать свое будущее? - пожал плечами Лен Арет.
        - Ради науки…
        - Науки? - Он не смог скрыть улыбки.
        Но горящий взгляд давил, Лен Арет проявил слабость, Пророка нисколько не смутил его нерешительный отказ…
        Лаборатория прогнозов оказалась узкой длинной комнатой с высоким потолком.
        - Садись, - предложил Гьоргиус, указывая на кресло, имевшее весьма замысловатую, словно кресло дантиста, форму.
        Лен Арет пожимая плечами, сел. Пророк сноровисто принялся опутывать его проводами, крепить к телу различные датчики, а когда он опустил на голову своей жертвы нелепый колпак с торчавшими во все стороны рожками, то Лен Арет грустно признался себе:
        - Я, оказывается, идиот!
        Через минуту - другую он как бы уснул, во всяком случае, сознание перестало подчиняться воле. Перед мысленным взором медленно прояснялась картина - небольшая речка, на противоположном ее берегу лес. Лен Арет слышал и шум листвы, и как весело журчала быстрая вода.
        - Она, наверное, холодная, - подумалось ему тогда.
        Через месяц он наяву увидел и тот лес, и ту речку. Вода в ней действительно оказалась холодной - это произвело впечатление. Эффектный фокус - как он сам себе это событие тогда растолковал, но в душе осталась настороженность…
        Вспугнув воспоминания, в дверь постучали. Лен Арет убрал руку с иллюстратора мыслей - из глубины кристалла исчезло изображение Земли. Вошел Иссаак. Главный вычислитель полета прошел к Эребусу и вставил в щель приемника прозрачную пластину - в объеме кристалла появилась колонка цифр. Лен Арет с удивлением заметил:
        - Дополнительные расходы топлива не так велики.
        - Все в допустимых нормах, - подтвердил Иссак.
        Ошибка при переходе не так значительна, как казалось на первый взгляд.
        - Да. Тартар не отнял лишнего!
        - Маршрут уточнить… движение самое экономичное - распорядился Лен Арет. - И если ничего не случится…
        - Будем надеяться, - бросил Исаак и поднялся. Когда за ним закрылась дверь, капитан вновь положил руку на иллюстратор мысли…
        Перед полетом Лен Арет вновь пошел к предсказателю.
        - Я знал, что ты придешь, - спокойно встретил его Гьоргиус. - Проходи, садись.
        Лен Арет опустился в то самое кресло.
        - Да, будущее манит… Умом-то, вроде бы, понимаешь, что ни к чему это, даже где-то страшно, - опутывая его проводами, Гьоргиус неожиданно разговорился. - А вот есть в нас что-то такое, что не переспоришь… начнем?
        Когда веки Лена безвольно опустились, он ощутил себя в огромном мрачном подземелье.
        - Не на том ли я свете? - мелькнула неприятная мысль.
        Но когда глаза его чуть привыкли, он определил, что находится в пещере, высокий свод которой круто опускался отвесными каменными стенами. Рядом стояли десятки странных существ - небольшие и хрупкие, они жутко сверкали в темноте своими зелеными глазами. Потрясенный Лен Арет заметил: его собственные руки были нечеловеческими - это были звериные лапы; коричневый пучок вздутых вен и сухожилий. У противоположной стены пещеры стояла статуя, как показалось ему вначале, но, присмотревшись, он заметил в раскосых глазах голубое, имевшее живую силу пламя. Лен Арет с большим беспокойством ощущал гипнотическую силу взгляда чудовища. Раскосые глаза уродливой страшной громады звали его…
        Показывая нечеловеческой рукой на гиганта, Лен Арет сказал:
        - Я пойду туда! А когда вернусь, убейте меня!
        Одно из существ запротестовало, но он был настойчив:
        - Убейте - это уже буду не я!
        Видение исчезло. Ошеломленный Лен Арет пришел в себя не сразу…
        Говорить кому-либо о пророчестве было бы глупо - кто поверит? Он и сам не был в этом уверен. Отказаться от полета? Причину найти не трудно, но он знал: на Квази - планету гигантского кратера люди пойдут в любом случае и он не пойти с ними не сможет…
        ГЛАВА 5
        Перед глазами, зашторенными тяжелыми веками, вращался голубой круг и его вращение, намертво приковывало внимание. Неожиданно в голубом объеме, зигзагом проскочила молния - яркая шипящая, затем другая, третья… круг стал бледнеть и, Большому Воину показалось, что он мысленно видит сквозь него кусты и деревья. Много раз слышанные легенды о Святом источнике подсказывали: Вечные открывают ему свои тайны…
        Разноголосица леса громко, но приятно оглушила его. Он стоял среди стволов высоких, незнакомых деревьев, которые видел ясно, словно своими глазами, при этом, отчетливо чувствуя, как рука, будто его собственная, сжимает палку, на конце которой, в расщеп вставлен остро сколотый камень - это был легендарный Гха!
        - Великий Орр-Ги! - Он оказался в далеком прошлом. Где-то здесь были их истоки! Где-то здесь была их правда!
        Мысли того, древнего, стали его собственными и то ли он сам, то ли тот далекий во времени, их разделить уже было невозможно, облегченно выдохнул: костры тревоги не горели! Подойти к логову чуткого врага было большой удачей.
        Большой Воин мысленно нащупал память чужого и стал вспоминать в ней, откуда и куда они шли, о чем говорили, кто он сам, но воспоминания в чужой памяти было расплывчатыми и не ясными, вдруг он встретил взгляд воина наполненного злобой и ненавистью и сразу вспомнил все. Чужой, в обличии которого он оказался, был вождем, одним из двенадцати вождей огромного равнинного племени стерглов и шли они уничтожить замеченную дальним дозором стоянку тварей. А воин, так ненавидящим его, был братом Лапы, еще одного вождя стерглов, который хотел стать вождем всех, старый вождь всех был стар, о преемнике уже давно говорили и он был соперникам Лапы.
        Вождь оглянулся: уже последние воины в набедренных повязках из шкур ветронога, вооруженные боевыми каменными топорами - грозными Гха и со щитами, укрепленными за спинами, словно тени, возникали из-за деревьев и бесшумно, повинуясь лишь движению его руки, исчезали, кто вправо, кто влево. Впереди раскинулась широкая поляна, но едва воины ступили на ее густую траву, как их оглушили гулкие удары барабанов. Меж деревьев появились твари или олду, как они себя называли.
        Глядя, как они выстраиваются в боевые порядки, вождь понял: будет бой! Его сердце наполнила радость. Скоро воздух разорвет дикий вой и боевой камень окрасится в цвет крови. Он скоро познает радость победы или предстанет перед ликом Великого Орр-Ги.
        Стерглы все опытные воины, не дожидаясь команды, вытянули боевую фалангу, где каждый знал, кто у него слева, а кто справа. Враги двинулись навстречу друг другу. Вождь прикинул, где они должны были встретиться - место боя будет удобным.
        В руках твари держали деревянные копья с каменными острыми наконечниками и плетеные щиты, сделав несколько шагов, они бросились вперед. Его воины уже выставили щиты и встретили ими каменные клыки копий, пытаясь отвести их в сторону и приблизиться к врагу так, что бы достать врага камнем Гха. У вождя было два щита, один большой, левый, второй меньше, вытянутый кверху, с острым боевым концом, посередине щита острый шип - этот щит был так же и оружием нападения. На вождя бежали двое, два каменных острия целили в его тело. Он свел бока щитов под углом и протиснул угол между копий противника, разводя их в стороны и, сразу ударил шипом в сведенное судорогой страха лицо одного, а затем другого врага достал острым концом щита.
        Олду были верткими, но он все равно их доставал, их доставали и другие его воины, но гибли и свои, вскоре поле боя было усеяно убитыми и ранеными, олду пострадало значительно больше. А во время боя все время громко били барабаны, словно враги звали кого то и, скоро вождь увидел кого … второй отряд олду, шеренгой выходил из леса, а уцелевшие твари бежали с поля боя, словно уступая место наступавшим соплеменникам.
        Вдруг он заметил: было что-то странное в поведении врага. Твари не кричали как обычно и не махали каменными топорами, даже более того, топоры у них висели на поясах, а в руках олду держали нечто…
        - Что же это за оружие? - подумал он, понимая, что у воина, идущего в бой, кроме оружия, в руках ничего быть не может. - Что ж, посмотрим!
        Когда противники сблизились настолько, что можно было различить на лицах врага страх и ненависть, твари разом, видимо, по команде, выставили вперед руки, в которых каждый из них держал причудливо изогнутую палку.
        - Концы связаны, - догадался вождь, когда те начали с большим усилием сгибать их.
        В воздухе пронесся упругий шелест, и из строя стерглов, кто вперед, кто назад повалились воины, и у каждого в теле торчало небольшое копье. Поредевшая фаланга остановилась, раздались крики…
        - Демоны! Демоны! - орали в растерянности воины и пятились назад.
        Не знающий страха в бою, воин - стергл был бессилен перед злыми потусторонними силами.
        - Куда! Назад нельзя! - кричал вождь.
        Махая топором, он пытался задержать бегущих, но паника - бич сражений, уже подхлестывала тех. Он встал на ствол сваленного дерева и закричал:
        - С нами вечные. Вечные видят наш позор!
        Воины стали останавливаться и поворачивать щиты в сторону врага.
        Неожиданно он увидел, как на него, занося над головой топор, бежит брат Лапы, яростно сверкая глазами и злобно крича. Вождь, едва удерживаясь на стволе дерева, увернулся от удара и сам ударил рукоятью топора в подбородок нападавшего, тот упал на колени, второй удар раскроил ему череп, а прямо перед ним олду уже согнул свое диковинное оружие. Вождь заворожено смотрел на конец копья, но не уловил, когда оно рванулось вперед - страшный удар потряс его.
        - А какое оно маленькое? - мелькнуло в угасающем сознании.
        Очнулся он на том же самом месте - на поляне десятки трупов, труп брата Лапы лежал рядом, были хорошо слышны крики и характерны звуки боя. Грудь, из середины которой тянулся страшный побег, немела от боли. Он с трудом, будто чужой рукой, отцепил от пояса сосуд, зубами открыл его и глотнул. Тело горячо наливалось силой. Торопливо - волшебный налиток давал силы ненадолго, он выдернул из груди жало смерти и залил его огненный след целебным бальзамом, после которого так быстро заживали раны. Бежать было некуда - через несколько шагов силы покинут его. Долго не раздумывая, вождь влез на дерево. Чувствуя, как остывает тело, он лег в огромный лист, который, качнувшись под тяжестью, полностью скрыл его. Звук ударов о кусок полого дерева гулко разнес весть: олду одержали победу. Обессиленный тяжелой раной, вождь забылся.
        На другой день, утром, его разбудил чужой корявый говор. Вождь сквозь отверстие в листе, проделанное насекомыми, которые уже в великом множестве бегали по телу, огляделся: дерево, укрывшее его, находилось посередине большой поляны, стоянки олду.
        Он с изумлением принялся наблюдать жизнь иного народа. Теперь вождь своими глазами мог увидеть, как твари изготавливают свое оружие. Одни, стоя на коленях, терли камень о камень, пытаясь придать им нужную форму, причем работали неистово - длинные волосы на головах метались в такт их резким движениям, по скуластым лицам обильно тек пот. Другие гнули палки метающие копья, а иные, держа в зубах кусочки тонких жил, крепили камешки к концам копий.
        Так продолжалось несколько дней. Организм, несмотря ни на что, быстро набирал силы. Хотелось есть. Ночами он рвал зубами край листа, что укрывал его, и густой сок, стекая в рот, едва утолял жажду и голод.
        ГЛАВА 6
        Нат всматривался в игру разноцветных линий в кристалле Малыша - они то, змеили синусоиды, то резко ломались острыми пиками, а то рассыпались яркими брызгами. Обилие разноцветных огоньков работающих приборов раскрашивало серебряный свет звезд, проникающий сквозь иллюминатор, веселыми тонами.
        Аттисс Мегибу уже давал названия созвездиям буквами санскрита.
        - Он меня поражает своей образованностью, - ехидно шептал Генрих - Четвертый.
        Вдруг голос смолк - Атисс достал из кармана комбинезона миниконтейнер. Нат заметил на внутренней крышке фотографию Нора, штурмана с «Легенды». Нат знал: они были друзьями. Когда «Легенда» вернулась с планеты Квази без Нора, Аттисс Мегибу настоял на своем участии в этой экспедиции.
        - Сегодня вторая годовщина старта «Легенды» - сообщил он.
        Надо поздравить Иссаака и Рона - предложил Нат - Они ведь участвовали….
        - Не надо их поздравлять, - заметил Генрих. - Ни Рон, ни Исаак не любят, когда им напоминают о «Легенде».
        Нат пожал плечами и неожиданно заметил: яркость линий в объеме Малыша заметно поблекла. Он быстро определил: анализатор исправен!
        - Смотрите!
        Генрих повернулся вместе с креслом, его взгляд на секунду приник к кристаллу Малыша, и он тут же нажал красную кнопку «Тревога!».
        Вскоре к исследователям вошли командир звездолета и главный вычислитель. В помещении лаборатории стало совсем тесно. Нат уступил место за анализатором Иссааку.
        Навигационное оборудование корабля сообщало: впереди чисто, но исследовательский анализатор регистрировал гравитационную аномалию.
        - До ближайшей звезды более двух световых лет, - недоумевал Исаак. Он склонился над Малышом, его тонкие пальцы легли на полусферу иллюстратора мыслей. Умная машина стала гигантским продолжением его ума и памяти. Предлагая версии, отбрасывая негодное, машина дополняла недостающие звенья логических цепей, подсказывала, если нечто подобное уже встречалось.
        Сверхпрочные доспехи корабля вроде бы надежно прикрывали горстку людей, не побоявшихся бросить вызов самой бесконечности…. но прямо по курсу находилось невероятно огромное и не дававшееся какому - либо определению Нечто.
        Казалось, к ним приближается огромный космический зверь, а на экранах они видят лишь его тень и скоро гигантские клыки с хрустом раздавят металлитовый корпус корабля.
        - Придется сворачивать! - Вздохнул Лен Арет и по внутренней связи вызвал механиков, а когда на экране информатора появилась окладистая бородка главного механика Рона, он приказал запустить маневровые двигатели, а тягу маршевых уменьшить наполовину.
        Рон метнул бородкой и исчез с экрана. Лен Арет, бросив взгляд на голубой кристалл Малыша, направился к выходу, следом за ним в дверь протиснулся и Иссаак.
        Вскоре заработали маневровые двигатели. Нат, наблюдая, как задрожали за стеклом иллюминатора их красноватые языки, обреченно напряг тело в ожидании малоприятных ощущений, что всегда вызывало у него любое изменение скорости. К своему удивлению он чувствовал себя весьма комфортно, хотя явственно ощущал, как ослабла дрожь, возникающая при работе маршевых двигателей. Недоуменный Нат вывел на экран информатора изображение кормы звездолета. Яркость пламени маршевых двигателей поблекла - их мощность явно упала но, тем не менее, скорость держалась на прежних отметках.
        - Что-то случилось? - произнес он с тревогой.
        - Кажется, - тихо отозвался Генрих - Четвертый.
        Внимание Ната привлекло движение в глубине кристалла Малыша - появилось серое пятно, вначале небольшое, но оно быстро увеличивалось в размерах. Исследователи с тревогой наблюдали за ним, вскоре пятно заполнило все пространство объемного экрана. Начала падать скорость звездолета. Нат слышал: Лен Арет приказал увеличить их тягу. Маршевые двигатели натужно завыли, пламя за кормой вспыхнуло ослепительно ярко, но скорость падала, падала, несмотря на гигантские усилия в миллиарды киловатт, что развивали сейчас двигатели звездолета. Голубой кристалл Малыша неожиданно погас, и Нат ощутил боль, словно что-то случилось с близким: приборы уже показывали невесть что.
        Движение звездолета упрямо замедлялось, и вскоре сверхтяжелый космический корабль стоял на месте. Командир приказал остановить бесполезно работающие двигатели. Люди оказались в ловушке, в гигантском, по земным меркам, космическом капкане. Звезды теряли свой блеск - наступала тьма. Вскоре электрический свет оттенил могильный цвет иллюминатора. Густая тьма казалась живой злобной - ее ненависть ощутимо сочилась сквозь стекло. Вот - вот она ворвется вовнутрь, затопит, удушит…
        - Похоже на материю Тартара! - тихо заметил Генрих -Четвертый.
        Нат сразу ощутил слабое воздействие праматериального мира.
        - Выброс энергии в Прамир, - отозвался Аттисс. - Черная дыра?
        - Примитивно! - поморщился Генрих-Четвертый.
        Нат видел, как он пытается установить контроль над бортовыми датчиками, но приборы работать отказывались. Наконец он расстроено бросил:
        - Да что же это такое!
        - Подождем! - вяло отозвался Аттис.
        - А что же остается делать? - вздохнул Генрих.
        Они замолчали. Вдруг в кромешной мгле за стеклом появились проблески и…
        - Звезды? - спросил Нат.
        - Звезды! - подтвердил Аттисс.
        За прозрачным металлитом иллюминатора тьма теряла свою густоту, и ярко разгорались звезды - словно внезапно поднявшийся ветер начал раздувать угли угасающего костра. «Миф» вздрогнул и закачался. Вставали стрелками на свои привычные места приборы. Загорелся крисстал анализатора - Малыш заработал.
        Серая пелена внутри кристалла сворачивалась в пятно, которое стало стремительно уменьшаться, а затем исчезло.
        - Созвездия! - Воскликнул Нат.
        - Что созвездия? - переспросил Генрих.
        - Созвездия другие!
        ГЛАВА 7
        Утром, как только первый луч света положил свою ласковую лапу на лицо, вождь открыл глаза. Племя уже проснулось. На поляне горели костры. Олду расселись вокруг огня, на вертеле жарилось мясо, в чаши наливалось вино. Голоса пирующих становились все громче и громче…
        Вождь неосторожно повернулся в своем листе - убежище, не совсем зажившая рана полоснула огнем. Напрягая волю, он попытался снизить болевые ощущения - это ему удалось, боль почти пропала, но перед глазами появилось бешено вращающееся разноцветное колесо и стало проявляться сознание Зэта - Большого Воина. Круг расплывался и сотник сквозь разноцветные блики увидел себя лежащего у святого источника, глаза его были закрыты, но густые брови озадачено двигались. Зэту захотелось облечь свое сознание в свою собственную плоть… но вдруг испугался, что уже не сможет еще раз заплыть так далеко по реке времени и, мысленно стискивая зубы, вновь, словно окунаясь в горячую воду, отдался кипящей боли другого…
        После длительного пиршества твари стали собираться. Обрадованный вождь наблюдал с дерева, как те укладывали свои пожитки, а то, что, видимо, не могли унести с собой, прятали в специальные вырытые для этой цели ямы. Наконец взвалив на спины тяжелые поклажи, они двинулись длинной цепочкой, исчезая один за другим меж деревьев. Когда вождь спустился, то сразу же, с жадностью набросился на остатки чужого пира. Насытившись, он разрыл яму, в которой, как приметил еще из укрытия, твари прятали все необходимое для изготовления метающего смерть оружия. Вождь понимал: владея им, враги становились опасны, как никогда.
        Согнуть обрубок ствола кустарника и накинуть на его концы тонкую жилу не составило труда, а вот прикрепить маленький камешек к концу тонкого копья, казалось, он не сможет никогда. А как это просто делали олду! Наблюдая за ними, ему и в голову не приходило, что на это может понадобиться столько усилий и уйма времени. Оружие, в конце концов, вождь изготовил. Подражая тварям, он дернул туго натянутую жилу, и она приятно загудела в ответ. Еще некоторое время вождь учился посылать маленькое копье в дерево, которое он выбрал в качестве цели, и когда у него стало получаться, вождь вдруг понял: в его руках могучее оружие и теперь надо обязательно вернуться. Сложив в суму то, что посчитал нужным, вождь, чутко ступая по траве, двинулся в обратный, полный опасностей путь. Одиночество выбрало в спутники страх. Страх то шуршал осторожными шагами, то кричал незнакомо и жутко. Чужой лес не хотел принимать его, чужие боги держали совет, какую выбрать для него казнь…
        На появившийся впереди просвет между деревьями выходил крадучись - он боялся открытого пространства. Небольшая поляна была пуста, но следы костров подсказывали: здесь стояли олду. У одного кострища лежал бурдюк, вождь осторожно подошел и тронул его ногой - полон! Он вытащил пробку и попробовал влагу - вино! Вождь сунул руку в кострище - зола была холодной. Недоумевая, почему же бросили ценную вещь, он обвел поляну глазами и вдруг заметил под одиноко стоящим деревом груду костей. Поднял взгляд - на нижней толстой ветви стоял Тот, у Кого Нет Имени. Вождь в страхе замер - не убежать!
        Глаза зверя горели желтым обжигающим огнем, длинный хвост упруго бил по веткам, огромное гибкое тело было готово к прыжку. Вождь выхватил стрелу и наложил на тетиву. Зверь прыгнул на траву и на мгновение присев, взвился в воздух, ему навстречу рванулась стрела - с расстояния десяти шагов она пронзила шею хищника насквозь. Тот, у Кого Нет Имени, опрокинулся на спину и передней лапой попытался сбросить большую занозу. Вождь тем временем послал вторую стрелу и попал зверю в нос, от боли тот стал кататься по траве. Вождь подкрался к нему и изо всех сил опустил каменный топор на шею. Хищник несколько раз дернулся в агонии и затих. Вождь с опаской подошел к нему и ловко снял с его головы шкуру. затем вырубил из пасти огромные клыки. Вытерев окровавленную шкуру золой кострища, он уложил ее за пазуху, а затем двинулся дальше.
        Идти пришлось долго - он не торопился, зная: враждебный лес ошибки не простит. Но у каждой дороги есть конец - лес становился реже и реже, появилась с детства знакомая речка и, поднявшись на невысокий холм, вождь увидел свое селение, над которым вознеслись углы рукотворных скал - крепости. Страх, верный попутчик, оставил его.
        Мимо приземистых жилищ, сложенных из дикого камня, он прошел, как и подобает вождю, с высоко поднятой головой, лишь краем глаз наблюдая за изумлением соплеменников. Вначале он поспешил к посвящению бессмертным - высеченным в каменной глыбе фигурам со строгими всепонимаюшими глазами. Их вид как всегда взволновал его. Вождь долго благодарил вечных за свое чудесное спасение.
        В башне Совета, когда он поднялся туда, все уже были в сборе. Узкие окна скупо пропускали свет в помещение, где происходил Совет вождей, сейчас здесь горел огонь, чтобы вожди могли видеть друг друга.
        Вождь всех - Могучий и Справедливый сидел на камне власти. Он был стар. В его руках уже не было той удивительной силы, которой он, как говорят старики, славился в молодости. Впрочем, еще не так давно он мог запросто перекинуть тушу ветронога через самый большой костер. Десять вождей племени, образовав полукруг, стояли, как и положено стоять перед лицом Верховного: опустив взгляд долу. Так неожиданно для всех воскресший вождь, на которого все поглядывали с невозмутимым видом, сквозь который бился жгучий огонь любопытства, встал радом с остальными. У стены святого счета замер хранитель веры. Жрец как обычно прикрывал лицо капюшоном.
        Окинув взглядом помещение Совета, Могучий и Справедливый, воздел руки к верху. Остальные последовали его примеру.
        Великий Орр-Ги! Спаситель и вдохновитель потомков Гвара! Вечно досточтимымый, могучий и славный… Вождь всех начал большую хвалу, что говорилась только в исключительных случаях.
        На священной стене, от самого потолка и до пола, тянулись множество зарубок меток, высеченных в камне. Их было ровно столько, сколько прошло больших циклов со времени нисхождения с неба Великого Орр-Ги и воплощение его в тело воина. Хранители веры ревностно следили за этим священным отсчетом…
        Воздав должное вечным и Великому Орр-Ги, вождь всех вождей тихо сказал:
        - Начнем!
        ГЛАВА 8
        Серебристой, ничтожной пылинкой затерялся звездолет в великих просторах Вселенной. Сейчас невольно верилось в существование могучего космического разума, в чьи владения так неосторожно они вступили. Настроив на максимум чувствительность радаров и сканеров, загрузив до отказа мощности Бортового центра, люди пытались понять - что же случилось!
        Командир звездолета Лен Арет метался по просторной рубке управления полетом. Где-то внутри пронзительно кричал Гаран, и прорези глаз этой жуткой твари жгли ярким, злобным огнем, пугая, не давая сосредоточиться мыслям. Впрочем, появление мыслей, хоть как-то объяснявших происходящее, ожидать было трудно…
        Ему не было страшно, когда, погрузив во тьму, космический капкан цепко держал звездолет. Тогда он был словно в трансе, не чувствуя, не ощущая, а сейчас, когда за иллюминаторами, уже привычно светили звезды - он испугался. Рядом таилось нечто - чудовищно огромное и явно опасное.
        Лен Арет опустился в кресло. На душе сделалось тоскливо. Вдруг вспомнилась страшная картина предсказания Гьоргиуса - огромная мрачная пещера и статуя, которая, потрясая воображение, звала его, и было так трудно сопротивляться гипнотической силе ее раскосых, горящих голубым пламенем глаз.
        - Все еще впереди! - с тоской подумал он и, напрягая волю, отрешился от воспоминаний.
        Утопив пальцем клавишу информатора, он приказал запустить двигатели. Вскоре начали поступать доклады:
        - Разгонные готов… маршевые готов…
        Когда под ногами появилась дрожь от работы разгонных двигателей, Лен Арет дал команду выполнить ряд маневров кораблем и с тревогой стал ожидать результатов. Но звездолет послушно исполнил все предложенные команды. У командира чуть отлегло от сердца.
        - Кажется, обошлось…
        Он придвинул к себе бортовой журнал. Так уж повелось издревле, несмотря на богатую возможность записи и хранения информации, капитаны звездолетов вели вахтенные журналы - это было больше ритуальное, чем необходимое. В журнале было пока еще немного строк, хотя события потрясали экспедицию, но записывались только факты - в журнале не было места чувствам и переживаниям.
        - Системы корабля функционируют нормально, - только и успел написать Лен Арет, как, коротко постучав и не дожидаясь приглашения, в рубку стремительно вошел Исаак.
        - Командир! - голос его звучал растерянно.
        - Что опять? - тоскливо отозвался Лен Арет.
        - Мы не можем определить местоположение корабля… Мы далеко от планового маршрута! - запинаясь, доложил главный вычислитель.
        Командир уставился в черные глаза с надеждой, что он просто ослышался.
        - Да нет, я не спятил, - не так понял его взгляд Иссаак, - хотя есть от чего.
        Лен Арет сдавил зубы. Вновь пришли страх и тоска, и вновь внутри его пронзительно закричал Гаран.
        - Как это могло случиться? - понимая наивность вопроса, тем не менее, спросил он.
        - Нас поймали и переместили… далеко, - вздохнул Исаак .
        - И так быстро, - добавил Лен Арет. - Но кто?
        - Или что… надеюсь, мы узнаем.
        - Надо что-то предпринять… что ты скажешь по этому поводу?
        - Откровенно говоря, ничего - развел руками Иссак.
        - Надо внимательно изучить происшедшее - промерить поля, визуально исследовать пространство и так далее… - не совсем уверенно произнес капитан.
        Загорелся экран информатора, на котором появилось лицо Генриха -Четвертого.
        - Докладывайте! - бросил Лен Арет.
        - Звезда, в окрестностях которой мы оказались, идентифицируется, как Каппа три - следовательно, мы находимся на расстоянии четырех световых лет от планового маршрута, в направлении центра Галактики. - Довольно спокойно сообщил тот.
        - Не может быть, - тихо прошептал Лен Арет.
        - Тем не менее, от места столкновения…
        - Столкновения? - недоуменно уточнил командир звездолета. - С чем мы столкнулись?
        Генрих-Четвертый пожал плечами. Отпустив исследователя, командир вызвал механиков, а когда на экране появился Рон, он приказал остановить только что запущенные двигатели.
        - Пойдем к тебе, - задумчиво произнес командир, обращаясь к Иссаку, - надо будет подумать.
        Под мягким зеленым светом светильников коридора они прошли в Бортовой Центр…
        Просторное, с высоким сводом помещение Бортового Центра, в котором разместились вычислители, напоминало храм. Жрецы в белых халатах сосредоточенно колдовали у блестящих, со множеством разноцветных огоньков алтарей. В главную машину ввели дополнительную информацию, которая хоть как-то могла иметь отношения к внезапно возникшей проблеме. Исаак устроился в кресле перед голубым кристаллом и, накрыв ладонью полусферу иллюстратора мыслей, принялся анализировать выдаваемые машиной варианты.
        Лен Арет стоял рядом, размышляя, каким же это ветром занесло их сюда, и до него потихоньку стало доходить, что ответ на эту загадку они, если вообще найдут, найдут не скоро.
        Он направился к выходу. Взявшись за ручку двери, тяжело вздохнув, приказал:
        - Готовьте расчет перехода через Тартар… Возможно, придется возвращаться!
        Иссак кивнул. Лен Арет вышел, прошел по коридору и поднялся в рубку управления полетом. Опустившись в кресло, он почувствовал что устал. Придвинул к себе вахтенный журнал и задумался, не находя подходящих слов, чтобы кратко написать о случившемся.
        ГЛАВА 9
        Огонь костра скупо освещал внутреннее помещение башни и лихорадочно дрожа, ложился на суровые лица собравшихся. К камню власти подошел жрец, его лицо было скрыто под низко надвинутым капюшоном.
        - Вы уже все знаете, - хриплым голосом начал он, - среди народившегося потомства вновь появилась ерь!
        Вожди взволнованно зашумели, хотя об этом они уже знали, но спокойно к этому относиться не могли. Жрец приказал своим служителям показать новорожденного ребенка Совету.
        - Видите, на его теле нет знаков бессмертия!
        Мнение Совета было единодушным - сбросить со скалы порождение демонов.
        Могучий и Справедливый печально заметил:
        - Великий Оpp - Ги, за что прогневался на нас? Уже рушится древний закон Гвара…
        Наконец очередь на совете дошла до вождя, которого никто не рассчитывал увидеть в живых. Верховный кивнул ему. Все приняли позу ожидания.
        Вождь взял в руки оружие тварей, что изготовил собственными руками и так бережно нес с собой сквозь страшный лес, подошел к окну. Внизу, под самой башней располагался загон для жертвенных животных. Он натянул оружие, и стрела рванула сквозь узкое окно. Забыв степенность, вожди бросились вниз и зачарованно застыли возле убитого с такого расстояния ветронога. Вождь, с достоинством облокотившись о жерди загона, принялся рассказывать о своих приключениях…
        Мало вернулось воинов, ходивших с ним в поход, но те уже рассказали о диковинном оружии тварей, и вот теперь это оружие можно взять в руки…
        Затем вождь извлек и развернул спрятанную за пазухой личину Того, у Кого Нет Имени. Все ахнули, увидев перед собой страшный лик. Два цикла тому назад такой же приходил к селению - стоило многих трудов и стольких жертв, чтобы прогнать зверя.
        - Я убил его этим! - вождь натянул тетиву и отпустил ее, наслаждаясь приятным упругим звуком.
        Нет, не от тварей болотных ты получил оружие, - к нему не слышно подошел жрец и подняв к верху глаза сообщил - Оно было тебе ниспослано свыше, ибо ничто не происходит без их ведома!.
        - Воскресший вождь, склонив голову, согласился:
        - Да, конечно, на то была воля вечных!
        Вожди вновь поднялись в башню Совета, а его вождь всех остановил:
        - Подожди, тебя позовут!
        Вождь в волнении принялся ходить у подножия башни, он понимал: говорить будут о нем. Решение Совета могло быть и… ведь он погубил почти весь отряд, хотя в этом вины его вроде и не было, но как еще посмотреть.
        Вождя вскоре пригласили. Могучий и Справедливый кивнул ему, приглашая к камню власти, а затем произнес своим тихим, дребезжащим от старости и мудрости голосом:
        - Совет решил: ты достоин знать Тайну, завещанную вечными.
        Вождь радостно вздрогнул - Великую Тайну могли знать только жрецы и вождь всех, следовательно, он преемник вождя всех! О преемнике уже заходила речь на Совете…
        Племя, в котором каждый был воином, училось делать оружие. Его назвали сампой, что означало - посылающая смерть. Вначале сампу делали в точности такой, какой ее сделал вождь из заготовок олду, но затем кто-то догадался делать ее больше и более тугой, ведь стерглы были намного сильнее своих извечных врагов.
        За тайной, как ему объяснил жрец, идти придется далеко и познание ее займет много сил и времени, а пока вождь должен есть только растительную пищу - ведь у растений нет ни ушей, ни языка…
        На очередном совете Лапа бросил вождю вызов:
        - Он убил моего брата. На нем кровь и ее надо смыть кровью…
        Вождь вызов принял. Когда он вышел из башни власти его догнал жрец:
        - Поединок я назначу на том утесе - жрец показал на высокий, обрывающийся каменной стеной обрыв. Там, когда то давно, многие уже забыли, проходили подобные поединки. Я не хочу, что бы Лапа стал вождем, он сильный, но глупый, я чувствую, что к тебе благоволят вечные, я знаю, есть в тебе их частица, тебе быть вождем. Пойдешь на утес, который за излучиной реки, он намного выше этого. Поднимись, ляг на его край и смотри вниз. Мы жители равнины, у нас кружится голова от высоты, но к этому можно привыкнуть. Долго смотри, а потом будешь на край обрыва садиться и смотреть вниз, даже без страха ходить по краю. Я тебе дам одежду, которая легко снимается. В схватках Лапа всегда хватается за одежду противника. Он схватит и тебя за одежду, а ты сбросишь ее, и уйдешь от его объятий. На вот еще траву, жуй до начала схватки, разжуешь ее, она станет мягкой и слипнется в комок, только имей ввиду, она жжется, очень жжется, а ты терпи, когда будете лицом к лицу, плюнь этот комок ему в глаз, в упор не промахнешься.
        Он еще долго наставлял вождя, как победить в схватке с более сильным соперником, а затем осенил его знаками бессмертных, и отпустил готовиться.
        Бой до последнего вздоха, так настоял Лапа и поэтому, когда жрец назначил поединок на вершине утеса никто не удивился. Победитель должен столкнуть противника с обрыва и смерть побежденного наступит неизбежно.
        В назначенное жрецом время они стояли на краю утеса, в десятке шагов друг от друга. У подножия полностью собралось племя и все смотрели снизу вверх на поединщиков.
        Вождь жевал траву, чувствуя, как она слипается в мягкий липкий комок, трава жгла так, словно он пил горячую воду. Вождь всех воткнул в землю копье - это был знак начала боя. Противники сходились по самому краю обрыва. Вождь видел, как бледнел Лапа, глядя в пропасть, и как были неуверенны его шаги. Он же, уже приучил себя к высоте и сейчас поверил в свою победу. Они шли навстречу друг другу, выставив вперед руки. Лапа резко и неожиданно поймал его руку и с силой потянул ее к себе. Внизу дружно испуганно ахнули, вождь понял: все желали победы ему. Лапа тянул его к себе явно собираясь толкнуть в грудь и сбросить в пропасть. Их лица сближались, они с ненавистью смотрели друг на друга и вождь, уже в упор плюнул ему в глаз нажеванный липкий комок, веко не успело опуститься, и комок прилип прямо на раскрытом глазу. Лапа от неожиданности и боли вскрикнул, хватаясь за шкуру, наброшенную на вождя, но шкура соскользнула с тела и вождь изо всех сил толкнул Лапу в грудь, тот качнулся на краю пропасти. Племя ахнуло, но на этот раз уже радостно. Лапа замахал руками стараясь удержаться в этой жизни, вождь ударил
его ногой в пах и тот от удара, уже падая, согнулся…
        В назначенный хранителем день он стоял у посвящения бессмертным. Было утро. Племя еще спало. В тишине шаги хранителя он услышал издалека. Тот, не останавливаясь, кивнул вождю, приглашая в путь. Жрец был на этот раз с непокрытой головой, и вождь впервые увидел его длинные седые волосы, морщинистое лицо и только был узнаваем горящий взгляд глубоко посаженных глаз. Длинная хламида не мешала ему бодро и уверенно шагать.
        Каменистая тропа неторопливо поднималась в гору. Прежде чем завернуть в горное ущелье, вождь обернулся, чтобы в последний раз взглянуть на родное селение. Каменные хижины внизу уже стали неразличимы, но крепость - четыре башни и толстые стены - виделась еще во всей своей могучей красе. Как часто приходилось им спасаться под их сенью. Говорят, что крепость построил сам Великий Оpp-Ги, когда спустился с небес, чтобы дать несчастным стерглам знания и силу…
        Вскоре горная тропа повернула, и скалы скрыли долину и крепость. Вождь зорко смотрел по сторонам, запоминая дорогу. Он будет хорошим хранителем Тайны. Жрец, когда дорога стала забираться круче в горы, неожиданно, заговорил:
        - Многие племена забыли сюда дорогу. Сейчас редко кого встретишь на Красном пути…
        Он замолчал и долго шел, о чем-то напряженно размышляя, а затем с горечью продолжил:
        - Во многих племенах ерь оставляют в живых, а ери появляется все больше и больше… рушится древний закон Гвара… Мне открыли вечные: у ери нет души… когда-нибудь она погубит законнородных - ерь следует жечь, бросать в пропасть…
        Он вновь замолчал, лишь по выражению лица было заметно, что его мучают непростые мысли.
        Наконец перед одной из скал хранитель веры остановился:
        - Ну, вот мы и пришли!
        Вождь заволновался, еще бы! Ведь он в двух шагах от великой Тайны, знать которую дозволялось лишь избранным.
        - Завернешь за эту скалу, - наставлял жрец, - ногой нащупаешь ступеньку, вырубленную в камне, за ней будет следующая, по ним сойдешь вниз и увидишь пещеру, входи в нее и иди, иди и не бойся!
        Жрец снял со своей шеи амулет - белый в ладонь величиной плоский камень.
        - Имей в виду: пещера длинная очень длинная и имеет множество разветвлений, но этот амулет поможет найти правильный путь
        Жрец ткнул пальцем в край амулета:
        - Видишь, линии красного цвета - это дорога к Тайне.
        Вождь разглядел среди паутины линии, линии, имевшие красноватый оттенок.
        - Поэтому этот путь называется Красным, - объяснял жрец. - Мы сейчас находимся вот здесь, - он нашел пальцем начало одной из красных линий, - а другие линии - ложные пути, свернешь не туда - пропадешь!
        ГЛАВА 10
        - Выведи на экран сектор четыре! - попросил Генрих - Четвертый.
        - Хорошо, - пробормотал Нат…
        Известие о том, что они оказались затерянными в глубинах космоса, ошеломило членов экспедиции. Каждый пытался найти ответ, как могло это случиться, но пока…
        - Ты скоро? - поторопил Ната коллега.
        - Да, сейчас…
        Неизвестность пугала, но это еще не был окончательный приговор - жила надежда. Нат вывел на экраны информаторов изображение звезды, в окрестностях которой они так неожиданно оказались. Экраны тут же ослепили исследователей. Огромная кроваво красная, сказочно красиво окаймленная длинными гибко танцующими протуберанцами, звезда казалась совсем рядом.
        - О-О! - восхищенно произнес Нат.
        Генрих-Четвертый связался с навигаторами и попросил довернуть звездолет по оси.
        Через пару минут «Миф» медленно повернул. В иллюминатор хлынул поток красного света, мгновенно среагировав на повышенную яркость, металлитовое стекло притенило прозрачность.
        Исследователи рассматривали гигантский диск, вправленный в изящную корону и вид ее неожиданно, несмотря на сложившуюся непростую ситуацию, поднял им настроение.
        - Дай-ка я посмотрю на тебя поближе! - пробормотал Генрих, наводя на светило, которые они окрестили как Каппа -Три, видоискатель.
        - Астероидов-то! - тихо ахнул Аттисс.
        Нат с изумлением разглядывал гигантский хоровод, который крутил вокруг себя огненно - красный шар, смотревшийся отсюда, раз в пять больше, чем Солнце с Земли. Но поток света был мягким, он не давил и не жег.
        - Ну что ж, нам есть чем заняться! - заметил Генрих .
        На долю Ната достались астероиды, он не возражал.
        Собственно говоря, работал Малыш, Нат только рассматривал их изображение, появляющиеся в его голубом объемном экране, после стандартного тестирования состава гигантских камней, анализатор заносил сведения о них в свою память. Нат машинально смотрел на мелькавшее однообразное разнообразие льда и камня: не встретится ли что-нибудь необычное, что окажется не под силу понять электронному разуму. Постепенно тоскливые мысли овладели им.
        - Все-таки что же могло перенести огромный корабль так далеко? Это конец экспедиции или удастся вернуться на проторенный путь?
        Едва начавшись, экспедиция может закончиться, так и не стяжав славы… Обидно - первая экспедиция. Хотя вроде это не их вина, но ему возвращаться, не солоно хлебавши было стыдно.
        После трех часов работы Генрих откинулся на спинку кресла и бросил:
        - Отдыхаем!
        Аттисс взялся за тренажер. Вытянув рычаги из-за спинки кресла, он принялся нагружать мышцы рук. Даже полотно комбинезона не могло скрыть, как напрягались могучие мышцы.
        Нат заметил: Генрих взглядом и мимикой старался привлечь его внимание к указателю усилий. Нат взглянул туда и тихо ахнул. Аттисс входил в сотню самых сильных людей планеты.
        - Вам бы в театр, в комедию, - усмехнулся тот, заметив мимический разговор коллег.
        Генрих достал колоду …
        - А что Аттисс не играет в карты? - спросил Нат.
        - Он хочет. Да только на шелбаны.
        Нат посмотрел на его нечеловечески огромные пальцы и понял, что и он не стал бы рисковать своим лбом.
        - Нашли время играть, - ворчал Аттисс, - голову забивать…
        - Не понимает человек, - хмыкнул Генрих. - карты наоборот очищают голову. Знаешь в прошлом даже гроссмейстеры, на чемпионатах мира по шахматам в перерыве играли в карты.
        - Неужели правда? - удивился Нат.
        - Историческая правда…вот те крест!
        Тридцать минут передышки пролетели, как одно мгновение, и исследователи вновь приступили к работе. Перед глазами Ната замельтешило каменное сонмище мертвой тверди. Его коллеги занялись звездой, красивой и пугающе огромной. Нат слышал, как они переговаривались, делясь впечатлениями. Звезда находилась на самой окраине чужой Галактики. Она впечатляющие светила на фоне абсолютной тьмы, за ней уже не было ни звездочки, и только хоровод астероидов, гигантским кольцом охватывал ее. А если посмотреть назад, то в глаза бил свет мириад звезд. Казалось, светил огромный кристалл, который, переливаясь, местами был то ярче, то чуть темнее и лишь редкие, наиболее яркие звезды выделялись на его серебряном фоне…
        А время шло. Звездолет словно стал одним из астероидов, закружившим вместе со своими каменными собратьями вокруг огромной огненно красной звезды. Нат уже устал от вида обломков тверди, которые были так похожи друг на друга и в то же время были такими разными.
        Загорелся экран информатора - лицо командира было неузнаваемым. Нат напрягся.
        - Расчеты показывают… - голос Лена Арета сорвался, - переход через Тартар на Землю из этой течки пространства невозможен…надо возвращаться на плановый маршрут.
        Нат тут же прикинул сколько на это потребуется лет.
        - Продолжаем работу, - непривычно жестко приказал Генрих.
        Нат наклонился над кристаллом Малыша, в котором неторопливо проплывали астероиды. Он сосредоточился, но тяжелые мысли изгнать было не под силу. Вдруг картинка в прозрачном кристалле зависла, в глаза бросилось изображение странного астероида - усталость сняло как рукой:
        - Смотрите!
        Привлеченное его возгласом, коллеги заворожено смотрели вглубь ярко-голубой прозрачной пирамиды Малыша.
        - Природа явно до такого не додумается, - прошептал Генрих.
        Вытянутое, правильной формы тело, белого, как и все астероиды цвета, ощетинилось множеством разнообразных, замысловатых конструкций.
        - Белый призрак! - окрестил странный астероид Аттисс.
        И действительно, в мертвенно белом, внеземном космическом корабле, а в этом не сомневался никто, было что-то нереальное…
        Это была находка! Все сразу же забыли про свое отчаянное положение. Азарт первооткрывателей разогрел заледеневшую, было, кровь.
        ГЛАВА 11
        Хранитель веры еще долго учил вождя, чтобы тот верно смог найти дорогу к вечным. Наконец он замолчал, затем надел амулет, висевший на тонкой жиле ветронога, ему на шею и, вздохнув, осенил его знаком бессмертных:
        - Да помогут тебе вечные!
        Великое начало жизни - священный Кратер - ярко освещал дикие камни, и здесь высоко в горах остро чувствовалась его могучая сила. Хранитель веры поторопил:
        - Пора!
        Вождь прижался щекой к шершавой скале, и его босая нога нашла вырубленную в камне ступеньку. Высота прохода оказалась в два его роста, скудный свет давали со свода световые колодцы, и занавеси лишайника, тускло светившие со стен. Было промозгло и душно. Вождь двинулся в путь. Жрец его не обманул - пещера оказалась длинной и имела множество разветвлений, но амулет привел его, в конце концов, в большое каменное помещение. Вождь осмотрелся и вдруг увидел: у противоположной стены стоял кто-то огромный и страшный.
        - Бессмертный! - догадался он.
        Неподвижное грозное лицо оживляли горящие голубым светом раскосые глаза. Вождь не мог отвести от них взгляда, он испытывал невыразимо сильные чувства, у него кружилась голова, а вечный строго, не раскрывая рта, звал его…
        Вдруг, играя яркими красками, появился быстро вращающийся круг, и все закрыл перед его внутренним взором. Вращение замедлялось, затем голубой круг распался на разноцветные блики, которые быстро пропадали. Большой Воин открыл глаза, и взгляд уперся в серый камень. Туман святого источника, оставляя на теле теплую влагу, медленно опускался:
        - Что это было?
        Свои собственные чувства Зэта быстро растворили сознание того древнего. Сотник поднялся и сделал несколько неуверенных шагов:
        - Сколько же времени прошло?
        Со скалы по-прежнему вопил оракул, множество паломников, как и прежде, тонули в белом тумане.
        - Вроде бы немного, - решил Большой Воин и, подобрав посох веры, заторопился обратно.
        Повернув за очередную груду вздыбленного камня, его вдруг охватило ощущение, что он здесь был, и не только когда шел сюда, к святому источнику. Вот этот поворот ему явно знаком и, недолго раздумывая, он повернул. Большой Воин отчетливо понимал: здесь он не был никогда, но, тем не менее, точно знал, что будет за той скалой, за следующим поворотом и догадался: он видит то, что видел тот - древний вождь, когда ходил за познанием великой Тайны.
        Великий Орр-Ги! Да это никакой не сон! Это вечные показали ему дорогу к себе. Они зовут его!
        Он дошел до знакомой скалы, и точно так же, как когда-то тот
        древний, прижался щекой к теплому шершавому камню, и босая нога
        нашла опору. Большой Воин нисколько не удивился, увидев вход в пещеру. Сомнений не было, его звали бессмертные. Он пойдет к ним, но не сейчас. Сотник вдруг испугался предстать перед вечными, ему нужно время, что бы решиться. Большой Воин вернулся в свою сотню…
        Над ломаными линиями окопов стояла тишина. Видимо Демон смерти устал от тяжелой работы. Большой Воин поднялся на холм к посвящению бессмертным. Сурово глядели святые лики, а он крутил в руках витой аксельбант сотника и ждал - может, подскажут ему что-нибудь вечные.
        - Большой Воин!
        Услышав за спиной голос, он обернулся - это оказался Кривой Юм - командир соседней сотни. Они когда-то начинали вместе служить. Недавно тот был ранен и находился на излечении в столице, а оттуда в последнее время шли тревожные вести.
        - Приветствую тебя, - обрадовался встрече Большой Воин. - Как наша столица? Что нового в вечном Марге?
        - Великий Марг стоит, слава Орр - Ги, его основателю…
        Кривой Юм неожиданно вздохнув, зло бросил:
        - Ерь! Везде ерь! И нас, законнородных, ни во что не ставят!
        - Да! Да! - согласился Большой Воин. - У нас уже все вожди ерь!
        - Лучших вызывают на покаяние, Зэт, это настоящие допросы, - Юм сверлил его единственным глазом и вдруг понизил голос: - Говорят, не все оттуда возвращаются.
        - Да за что они нас ненавидят?
        - А вот за это, - Юм ткнул ему пальцем в грудь, где под линялой формой на груди был след вечных - несколько замысловато свившихся полосок. - Говорят, ты ходил искать Тропу?
        - Ходил…
        - Ну и нашел?
        - Да как сказать!
        - Мне не надо ничего говорить, я и так знаю: тебя посылали поискать свою смерть…
        - Такова воля вечных…
        - Воля вечных! - Юм неожиданно зло рассмеялся. - А кто знает их волю?
        Его слова привели Большого Воина в ужас, продолжать разговор расхотелось. Он сослался на то, что его ждут, попрощался.
        Кривой сотник крикнул ему вслед:
        - Тебя уберут, и ждать, долго не придется.
        Большой Воин спустился по склону холма. Вошел к себе в палатку, и устало лег на лежанку - сегодня был такой тяжелый день. Неподалеку с треском поднялось пламя костра и вскоре, дразня голодный желудок, до него доплыл запах жареного мяса.
        Слова Кривого Юма встревожили - тот был не глуп и храбр, в панику зря не ударит.
        - На то воля Бессмертных! - то и дело повторял Большой Воин, но заклинания его не успокаивали как прежде.
        - А может Кривой Юм прав? Может, ерь действительно творит неугодное вечным?
        Он явственно вспоминал слова того древнего жреца, который на пути к познанию Великой Тайны, говорил: ерь когда-нибудь погубит законнородных, что у ери нет души. Но зачем тогда ерь так усердно служат вечным? Может, они и сами не знают, что творят? А может, знают?
        - Что будет дальше? - у него в ушах стояли слова Кривого Юма.
        Вечером Большого Воина вызвали к шатру вождей, где Анк, презрительно скривив лицо, сообщил, что его сотне положено отправиться на отдых. Казначей, полный, с блудливыми глазами ерь, передал ему мешочек со сколами:
        - Здесь по малой горсти на каждого воина, полусотникам по сольвейту. Тебе как командиру - три.
        ГЛАВА 12
        Аттисс Мегибу открыл настенный шкаф, где хранилось снаряжение для выхода в открытый космос, и задумчиво провел взглядом по полкам, а затем снял башмак с магнитной подошвой.
        - Возьмет ли наш магнит "их" металл?
        - Скоро узнаем! - обнадежил его Генрих.
        Они тщательно отобрали снаряжение, которое могло бы понадобиться им на внеземном космическом корабле.
        Жесткие скафандры надели заранее. Облачаться в тесноте челнока не очень-то удобно.
        Нат сел на место пилота, никто не возражал.
        - Готовы?
        Услышав голос штурмана обеспечивающего старт, он обернулся.
        Генрих-Четвертый кивнул, Аттисс поднял кверху большой палец. Нат ответил:
        - Готовы!
        Огромные створы шлюза, медленно расширяя полоску звездного пространства, пошли в разные стороны. Челнок, напоминавший, своей округлой по горизонтали и плоской по вертикали формой, морских скатов Земли, сорвался с места.
        Громадность внеземного космического корабля они осознали лишь, когда приблизились к нему - гигантское творение чуждого разума превосходило земной звездолет раза в три.
        Из веретенообразного корпуса выпирали разнообразные конструкции, некоторые из них несли странной формы тела, о назначении которых люди даже не пыталась предполагать. Три огромных кольца, словно три обручальных, насаженных на один палец, опоясывали корпус, начисто отвергая сходство с чем-либо земным.
        Нат осторожно подвел челнок к белой громаде. Рассеивая их сомнения, неземной металл цепко схватил магнитные опоры челнока. Лязгнул, открываясь, люк, и исследователи с волнением ступили на творение чужого разума. Белый цвет гиганту придавал толстый, плотно слежалый, слой льда и пыли. Кое-где в корпусе корабля чернели рваные отверстия. Исследователи, с некоторым усилием отрывая магнитные подошвы, подошли к одному из них.
        - Жарко когда-то здесь было, - голос Генриха-Четвертого прозвучал в гермошлеме у Ната глухо, словно издали, хотя тот стоял совсем рядом.
        - Ты думаешь… - начал было Нат.
        - А тут и думать нечего, - Генрих наклонился и потрогал оплавленный край дыры рукой, - эту штуку уничтожили…
        Аттисс подошел к другому отверстию и посветил вовнутрь фонариком.
        - Здесь дыра больше! - сообщил он. - Будем лезть вовнутрь?
        - Конечно! - подтвердил Генрих .
        - Нужны светильники!
        - Нат! - Голос Генриха прозвучал просительно.
        Нат сходил к челноку и принес несколько мощных источников света. Первым пошел Аттисс, он свободно, проник в отверстие, которое через минуту осветилось изнутри матовым ровным светом. Нат последовал за ним. Генрих-Четвертый пока остался. Скалывая кусочки льда, он крепил к корпусу разнообразные датчики: хотелось определить, что представляет собой материал внеземного разума и по возможности узнать его возраст.
        Страшный удар, когда - то пробивший корпус, произвел внутри тяжелые разрушения - разорванные перегородки, оплавленные потолки, смятые конструкции.
        - Осторожнее, - предупредил Аттисс Мегибу. - Стойка шатается.
        Пробираясь сквозь руины они добрались до огромного зала. Свет светильника поднятого к потолку позволял хорошо рассмотреть его. Помещение имело форму полусферы и напоминало зал цирка, только здесь не было кресел. Они обошли зал несколько раз, и когда к ним присоединился Генрих, на белом от пыли полу было уже множество следов.
        Аттисс провел перчаткой скафандра по стене, и неожиданно пятно света проникло в соседнее помещение.
        - Прозрачная! - удивился он и стал энергично стирать со стены пыль. Нат тоже попробовал. Сквозь стену стало видно и там, на полу что-то находилось.
        Он протер пятно побольше, наклонился и вдруг вздрогнул - за прозрачной стеной лежало существо, и Нат неожиданно оказался с ним лицом к лицу. Существо походило на человека, но было в его лице что-то невыразимо отталкивающее. Нат резво поднялся.
        Безобразные, безобразные, конечно с точки зрения человека, губы не могли скрыть выпирающие изо рта клыки, под глазами отеки, которые вместе с глазными впадинами казались огромными темными пятнами. Узкий лоб, редкие, жесткие волосы на голове и отталкивающего вида остроконечные уши… Хотя размеры лежащего тела, на котором была голубая униформа, скрадывались, но Нат предположил: существо крупнее человека.
        Он подозвал Аттисса. Тот, топая тяжелыми ботинками на магнитной подошве, подошел и, взглянув на чудовище, протянул:
        - Да…
        Привлеченный вниманием, с каким его товарищи рассматривают стену, подошел и Генрих.
        Они некоторое время, молча, рассматривали внеземное существо.
        - Поторопитесь, - прозвучал в гермошлемах голос командира - У вас осталось времени не более получаса…
        Исследователи заторопились. То, приседая, то вытягиваясь во весь рост, они прижимались стеклами гермошлемов к прозрачной стене, пытаясь рассмотреть, что же там.
        Вскоре их подозвал Аттисс. За прозрачной стеной, под самым потолком висело насекомое. На темной вытянутой голове, слегка напоминающей голову богомола - огромные сферические глаза, шесть лап. На тело была надета голубая униформа, причем на каждую тоненькую лапку смешно имелось по рукавчику.
        - Видимо, давно они здесь, - заметил Генрих.
        - Анализы показывают: гибель корабля произошла около миллиона лет тому назад, - вклинился в разговор голос командира…
        Нат обратил внимание на квадрат с метр на метр, чуть выступающий из укрытой белой пылью стены, он подошел и смахнул с квадрата пыль: обнажилась картина - посередине обширной площади огромное здание, строй колонн подпирают фронтон двухскатной крышы. На козырьке перед входом фигура зверя. Отлитый из металла, зверь видом своим здорово напоминал собаку, на кончиках острых ушей рысиные кисточки.
        - Храм? - к нему неслышно подошел Генрих - Четвертый.
        А может административное здание? - не согласился Аттисс, тоже, заметивший находку Ната.
        - Пора! - в гермошлемах мягко прозвучал голос командира.
        ГЛАВА 13
        - В столицу прибыть через четыре дня… бегом бежать? - зло бросал Большой Воин.
        Кривой Юм хмуро смотрел единственным глазом куда-то вдаль. Сотники стояли на холме у каменных изваяний - посвящений бессмертным. Вдруг губы Юма поползли в усмешке:
        - Ты идешь в капкан! Здесь тебя они взять боятся - ты лучший! Ты Большой Воин! С тварями, считай, покончено. Для ери теперь проблема боевые сотни. Они боятся нас. Они выводят из боев лучшие и распределяют по окраинам Круга Жизни - как бы на отдых…
        Большой Воин в это вроде бы не верил, но в душе было что-то… и вдруг понял: он просто боится верить, потому, что рухнет устоявшееся, исчезнет привычное.
        - В столице зайди к Арму Воителю. Он живет на улице Поверженных Демонов, в его доме приют для воинов - калек. Скажешь Воителю, что в боевые сотни правда не доходит!
        Не дожидаясь ответа, Кривой Юм заспешил прочь. Большой Воин смотрел ему вслед, а затем перевел взгляд на окопы - позиции, которые уже оставила его сотня - ему стало почему - то больно. Он зашагал вниз. Воины, и молодые неопытные и ветераны, которые прошли с ним не одно сражение, грудились возле костров. Сожалея, что рушит их отдых, он отдал приказ полусотнику Кургаю строить походную колонну.
        Весь переход до столицы Большой Воинпровел в мучительных раздумьях - в душе образовалась пустошь, и заполнить ее было нечем.
        На четвертый день пути, ближе к вечеру, поручив сотню Кургаю, Большой Воин тайно отправился в столицу. Узкая дорога, обсаженная высокими деревьями, была мощена крупными камнями, что говорило о близости большого города. Множество путников, шедших навстречу, подтверждало это предположение. Вскоре он поднялся на вершину холма, с которого уже был виден Марг Третий - столица народов стерглов.
        Он долго смотрел на столпотворение домов, над которыми возвышался Соотвор - три огромные скалы, прислоненные вершинами друг к другу. Верх этого грандиозного сооружения венчал гигантский валун. Вид легендарных камней прошлого взволновал его и не скоро он спустился с холма.
        В распахнутые городские ворота тек поток запоздалых странников. Рослая плечистая фигура сотника выделялась среди толпы усталых путников, но ворота не охранялись, никто его ни о чем не спросил. Вначале Большой Воин поспешил к Соотвору, что бы воздать хвалу бессмертным и утолить свое любопытство. К каменному колоссу вели радиальные улицы города, возле которого они сходились в небольшую площадь. Сотник обошел Соотвор, который, как гласили легенды, воздвиг сам великий Орр-Ги, чтобы стерглы познали себя и свою силу.
        Зэта охватило волнение - он столько слышал о легендарных камнях - центре Круга Жизни, и вот он видит в яви это величественное сооружение. Заметив вокруг монумента множество подвальчиков, с изображением над дверями кружек и чашек, Большой Воин почувствовал голод. Он спустился в один из них. Низкий, закопченный деревянный потолок, плотно утоптанный пол, в крупных камнях бился огонь, освещая полутемное помещение. За нарочито грубо сделанными столами из толстых досок, сидело с десяток посетителей. Большой Воин прошел к очагу - он любил живой огонь и устроился за пустым столом. К нему подошел маленький с бегающими глазками ери половой.
        - Вино и мясо… - ответил тот на вопрос, что подают.
        - Неси, - бросил Большой Воин.
        Здесь он чувствовал себя неуютно, не то, что в поле с граненым зугом в руках… он залпом выпил кружку вина и с жадностью принялся за бок ветронога, который пах так знакомо - дымом и угольями.
        Боковым зрением он заметил, за столиком у стены сидели четверо, и все смотрели на него. Он внутренне напрягся и пожалел, что у него нет с собой оружия.
        Зэт насытился быстро, он всегда ел быстро. Оторвавшись от еды, он бросил на стол сольвейт, половой положил его в карман и замер, Зэт бешеным взглядом выжал сдачу.
        Недовольный половой отсчитал сколы.
        Из-за столика у стены поднялся стергл, подошел к ним и протянул - нагло, нарываясь:
        - Ты жаден сотник, а сотник ли? Хотя аксельбант выглядит как настоящий.
        Половой глумливо засмеялся. Большой Воин поднялся. К ним уже спешили еще трое, оружия у них не было видно, хотя ножи быть могли.
        - У нас тут сложилось о тебе нехорошее мнение, - ухмыльнулся стергл.
        - О себе я сам складываю мнения, надо было спросить, - Сотник понимал: драки не избежать.
        - Хотя мнение можно купить. Есть сольвейты?
        - Мнение заслуживают.
        - Я тоже такого мнения. Но обстоятельства?
        Зэт видел, пока стергл заговаривает ему зубы, к нему подкрадывается другой, маленький и у него в руках что - то блеснуло. Двое уже стояли по ту сторону тяжелого стола и с издевкой смотрели на него.
        - Так! - Он мгновенно прокрутив в уме свои будущие действия, схватил столешницу и, чувствуя ее тяжесть, быстро опрокинул стол на двоих, не меняя обратного движения руки, почти не глядя, ударил ребром ладони маленького по горлу, и разворачиваясь уже бил вожака, того ошеломили его быстрые действия и он без возражения пропустил хряский удар кулаком в челюсть. Оставшиеся двое вытащили ножи и, обходя поваленный стол, находили на него с двух сторон.
        Позади стена, поворот влево, вправо - удар ножом в спину. Стол не препрыгнуть. Большому Воину стало нехватать воздуха.
        Вдру3г распхнулась дверь, в корчму вошел крупный стергл с выправкой воина, капюшон на голове почти скрывал его лицо. Сразу оценив обстановку, он вытащил большой нож, хотя кому-то показалось, что тот вытащил маленький меч. Воин сделал пару шагов и бандиты отступили. Они подхватили под руки еще качающегося, не совсем пришедшего в себя от удара вожака и ушли, маленький, держась за горло, поспешил за ними.
        - Что случилось, - спросил вошедший.
        - Да так, во мнениях разошлись.
        - Ты уходишь.
        - Уже нет, я хочу тебя отблагодарить за помощь.
        - Да ты и сам бы справился.
        - Садись, - пригласил Зэт.
        Стергл сел, ему принесли набор еды и вина.
        - Позволь узнать твое имя, - обратился к нему Большой Воин.
        Тот сбросил с головы капюшон - его лицо пересекал шрам.
        - Я и сам не знаю свое имя, - грустно ответил стергл. - Я получил этот удар, - он провел пальцем по шраму, - и память отказала мне. Теперь меня все зовут Шрам, но я не забыл, что я законнородный и мой знак - два кольца!
        Большой Воин пристально всматривался в изуродованное лицо, было в нем что-то знакомое - этого стергла он где-то видел… Точно! Большой Воин узнал бы его сразу, если бы не глубокий шрам.
        - Я, кажется, тебя знаю, Шрам.
        - Да? Ради Орр-Ги Великого, скажи мое имя!
        - Звать тебя Мундегир! Ты когда-то был сотником.
        - Мундегир? Как знакомо мне это имя… ведь точно я - Мундегир! Постой, я тебя тоже знаю! Ты - сотник Большой Воин. Помню, мы стояли у отрогов Долгого хребта. Ты стоял в центре, во главе сдвоенной сотни, а я был слева…
        - А справа Кривой Юм!
        - Точно Юм, а почему кривой?
        - Это было уже после, - в очередном бою он потерял глаз.
        - Давай, Большой Воин, выпьем за Шрама Мундегира.
        - Ты теперь не Шрам.
        - Нет, сотник, негоже мне отказываться и от этого имени, я его не опозорил. Много врагов знают Шрама, и я благодарен тебе, что я вспомнил врагов и Мундегира. Моему мечу предстоит работа… как они смеялись мне в лицо. Теперь они придут в ужас!
        - Мне надо идти, славный Мундегир, долг зовет меня. Пусть всегда пребудут с тобой вечные!
        Большой Воин поднялся, вышел и оказался прямо у подножия Соотвора. Он еще раз с трепетом оглядел творение великого Орр-Ги и двинулся на розыски Арма Воителя.
        ГЛАВА 14
        Пространство и время - бесконечности неподвластные разуму - это было, мягко говоря, очень странно для человека, ведь казалось: разум так всемогущ в познании. Сколько мозгов сломалось, пытаясь разгадать их тайну! А, может, пространство и время - одно и то же? Одно и то же, но имеющее разные ипостаси - уж очень похожи друг на друга их величины.
        Не особо раздумывая, человек поставил себя в центр бесконечностей; от порога своего дома начал отмерять пространство, со дня своего рождения повел отсчет времени. Но сейчас беспощадная логика немыслимых расстояний делали существование людей невыносимо тягостным. Оживление, связанное с посещением корабля внеземной цивилизации, хватило ненадолго. Вскоре впечатления и всплеск эмоций поглотила тоска…
        Командир звездолета Лен Арет, глубоко утонув в кресле, смотрел в лобовой иллюминатор. Им владела апатия, ничего не хотелось, и мысли, отпущенные на свободу, вернули его в детство…
        Сквозь распахнутое окно яркими лучами солнца в комнату врывался жаркий июльский полдень, а за окном высокий берег реки и тропинка, что, петляя по разнотравью, спускалась к дому, к дому, в котором прошла его юность. Какое славное было время!
        Тогда мечталось, что когда-нибудь по этой тропинке побежит она, пока еще незнакомая, но которая обязательно встретится. Он ясно представлял, как ветер будет развевать ее волосы, обтянет на ее коленях платье, и как громко она будет смеяться…
        Тяжелый звездолет завис в бездне. Внешние огни были погашены, дюзы маршевых двигателей уже остыли. От серебра металлитового панциря отражался свет далеких звезд…
        Встреча с кораблем - «Белым призраком» сразу же навела на мысль - есть цивилизация высокого технического уровня, следовательно, вполне возможно, что странное перемещение звездолета «Миф» на гигантское расстояние дело их «рук» и быть может, есть каналы, которые перемещают обратно?
        «Канал», доставивший их сюда, находился рядом. Его характеристики и свойства изучались тщательно. Вскоре вычислители определили методы обнаружения подобных каналов. Для их воплощения, механики сконструировали и изготовили оборудование.
        Два небольших поисковых агрегата устанавливались на челноках, которые должны были отправиться к границе астероидного пояса, а большой поисковый агрегат монтировался на корабле. Все были уверены, раз объекты доставлялись «сюда», наверняка есть нужда отправить их «обратно» и обратный канал должен находиться неподалеку.
        Лен Арет вздохнул - каналы могли обнаружить не скоро, если их вообще обнаружат, следовательно, длительное жизнеобеспечение экипажа сейчас становилось главной задачей экспедиции.
        Приборы и системы наблюдения вроде бы давали полную картину состояния грузов в трюмах, но, сколько времени они обречены провести здесь, среди далеких и чужих созвездий? На сколько лет хватит продовольствия? Груз сохранить следовало полностью!
        Лен Арет спустился на грузовом лифте в трюм. Отсек номер один - узкий проход, по обе стороны высокие стеллажи, плотно заставленные ящиками. В этом отсеке хранились ингредиенты, предназначенные для получения синтезированной пищи.
        - Сколько лет придется питаться… этим! - с невольным отвращением подумал Лен Арет, но, тем не менее, внимательно все осмотрел - груз на местах, ни потеков, ни иных повреждений.
        Он поднялся по лестнице на переходной мостик и опустился в отсек номер два. Внизу сделалось почему-то неуютно. Ему казалось, что здесь кто-то есть, какая-то нечисть, просочившаяся сквозь корпус корабля и материал, из которого был сделан звездолет, сейчас ему уже не казался абсолютно непроницаемым. Он быстро осмотрел груз и поспешил к лестнице. Вдруг ему показалось что наверху, по межтрюмному переходу кто-то идет, идет осторожно, крадучись. Он поднялся - никого!
        - Может, прошел механик? - Лен Арет перешел по мостику и опустился в следующий отсек, в котором хранились реагенты для получения питьевой воды.
        Сверху вновь послышались шаги: кто-то подошел к люку и остановился. Командир бросился к лестнице и вымахнул наверх - никого! В следующий отсек ему спускаться расхотелось. Лен Арет направился к лифту, но вдруг настороженный слух уловил за спиной звуки шагов. Он повернулся - за угол метнулась фигура. Лен Арет бросился вслед, но в коридоре уже не было никого. Фигура, которую он успел заметить, была в форме космолетчика, на плече выделялось обширное масляное пятно.
        Командир звездолета тревогу поднимать не стал. Он прошел в рубку управления полетом, и устало опустился в кресло. За ним кто-то следил! Зачем?
        Ему вдруг захотелось чуда - он понимал, что только оно могло им сейчас помочь и не хотелось верить, что это конец, а смерть он однажды видел, видел совсем близко…
        Тогда на планете Арет, чье название стало его звездным именем, он взглянул в ее страшное лицо… Парализатор на Гарана не действовал, это открытие стоило жизни исследователю, второго чудовище утащило в свою нору. Лен Арет судорожно давил ладонью рукоять ножа, больше ничего под руками не оказалось. Жуткая тварь, защищая добычу, пронзительно кричала, но Лен Арет, превозмогая страх, который, как окажется, навсегда останется в его сознании криком Гарана, шел, глядя в узкие злобные прорези зрачков монстра. Впрочем, Лен Арет об этом вспоминать не любил…
        ГЛАВА 15
        Улица Поверженных Демонов оказалась широкой и длинной. Большой Воин долго шел вдоль нее, и что-то подсказывало ему: у прохожих спрашивать, где живет Арм Воитель, не стоит.
        Резкий скрипучий голос, доносившийся из глубины двора, в котором стоял небольшой двухэтажный дом, привлек его внимание. Зэт заглянул через невысокий забор. Во дворе на коленях стояло десятка два воинов. Присмотревшись, он определил: все они увечены. Вдоль строя стоящих на коленях калек, ходил одетый в серое служитель веры и что-то объяснял. Большой Воин прислушался.
        - Руки изгибайте круче. Взгляд должен быть направлен в сторону…
        - Учит просить подаяние! - догадался Зэт и поблагодарил вечных за то, что жив и не увечен.
        Он прошел в незапертые ворота, пересек двор и открыл дверь дома. На первом этаже в большом светлом помещении два ряда деревянных столов, подле которых лавки. По лестнице он поднялся на второй этаж. На его дороге встал молодой воин.
        - Большой Воин желает выразить Арму Воителю уважение и воздать хвалу! - произнес сотник.
        Воин кивнул и исчез за дверью, но вскоре вернулся:
        - Арм Воитель ждет Большего Воина!
        Зэт прошел мимо него и оказался в небольшой скромно обставленной комнате. Простые скамьи у стен, посередине очаг с неспешно горевшими поленьями. Возле очага в кресле сидел стергл. Сразу бросилось в глаза: он стар - густая паутина глубоких морщин изрезала его лицо, бурые волосы спадали на плечи, но глаза смотрели свирепо - дух его не был укрощен возрастом.
        - Воитель Арм, - Большой Воин склонил голову, - я счастлив видеть тебя.
        - Наслышан о тебе, Большой Воин! - глухим голосом отозвался Воитель и показал рукой на скамью. - Садись!
        Расположившись на скамье, Большой Воин сообщил:
        - Кривой Юм просил передать: в боевые сотни правда не доходит!
        - Печально, - вздохнул Воитель, - в правде наша сила.
        Зэт искоса рассматривал знаменитого вождя всех воинов.
        Как давно это было! Арм воитель - большой вождь - вел сотни. … Какие победы!
        - Законнородные забыли дорогу к Святому источнику…уже никто не помнит Красный путь… Ерь лжет, что откровения вечных только для них. Небылицы рассказывают про дворцы. Про сказочные сады… Я видел откровения… Я видел бессмертного, он смотрел на меня…. - Арм Воитель говорил и голос его то и дело срывался.
        - Огромными раскосыми глазами, в которых горит вечный голубой огонь - тихо добавил Большой Воин.
        - Ты видел это!
        - Я видел… - Сотник договорить не успел.
        - Воитель! - на порог встал воин. - Служители жрецов окружают дом.
        - Наконец-то они решились, - Арм повернулся к Большому Воину.
        - Я уже давно жду, когда они возьмут мою жизнь! А ты уходи! Ветроног тебя проводит через подземный ход!
        - Я не могу…
        - Уходи! Здесь все калеки, и эту смерть мы ждем, как благо!
        Большой Воин качал головой.
        Старый вождь снял с полки длинную шкатулку и открыл ее, в ней, на драгоценной ткани лежал… каменный топор. Точно такой же держал в руках вождь оживший в памяти Большого Воина, когда тот ходил к Святому источнику.
        Арм Воитель осторожно взял в руки древнюю вещь и со слезами на глазах прижался к камню губами.
        - Это самый первый Гха! - прошептал он. - Я чувствую его силу! Этот Гха вручил народу сам Великий Орр-Ги!
        Все склонились, услышав святое имя.
        - Ветроног, возьми его и укрой! Зайдите к Вещей и возьмите ее с собой, ей место в храме.
        Дрожащими руками молодой воин принял каменный топор в руки.
        - Как я хотел бы умереть, сжимая в руках этот Гха! - воскликнул он…
        Подземный ход был невысок и узок. Большой Воин, обдирая одежды о нетесаные каменные стены, спешил в темноте за быстрым Ветроногом. Он слышал дыхание воина и звук его шагов. Вдруг Ветроног остановился.
        - Здесь выход! - прошептал он. Вскоре сверху образовался светлый квадрат, и фиолетовый цвет ночи проник вовнутрь хода. Стали видны ступеньки. Зэт поднялся по ним вслед за Ветроногом, и они оказались в зарослях кустарника. Шеренга газовых фонарей подсказывала: рядом улица.
        - Куда теперь? - шепотом спросил сотник.
        - Зайдем за Вещей, и в наш храм.! - отозвался Ветроног и качнул в руках ящик с каменным Гха.
        - В наш? - уточнил Большой Воин.
        - В городских храмах ерь, - с горечью объяснит Ветроног. - Они оглупляют чернь. Там смеются над памятью стерглов, там порочат древний закон Гвара. И уже темные верят в великое предназначение ери… мы вырубили в склоне горы свой храм, туда ходят избранные слушать правду и иссекать словами истины грязную ложь.
        Они двинулись вдоль зарослей. Было тихо, лишь издалека доносился шум веселящейся толпы. Вдруг Ветроног насторожился. Большой Воин услышал в тишине шаги и голоса.
        - Наконец-то решили порешить Вещую! - хрипло произнес кто-то.
        - Давно пора! - поддакнул другой.
        - Да они идут за Вещей! - ахнул Ветроног.
        - Не думал что она жива? - удивился Большой Воин.
        Он вспомнил Вещую, какие толпы собирали стерглы, чтобы послушать ее, ссылка на Пророчицу была весомым аргументом в спорах, но как-то незаметно про нее перестали говорить.
        - Жива! О ней давно уже было запрещено упоминать. Не только ты, многие невольно похоронили ее. Заговор молчания им удался… Надо спасти ее!
        Большой Воин поспешил за Ветроногом, который повернул в переулок.
        Дом Вещей стоял на пустыре. Вокруг двухэтажного небольшого здания густо росли кусты и деревья. Ветроног, видимо, здесь бывал, двигался он уверенно, и вскоре они проникли через небольшую калитку в сад. Было тихо.
        ГЛАВА 16
        Челнок плавно скользил, лавируя меж гигантских каменных глыб. То округлые, покрытые светло-серой пылью, то угловатые, а то с торчащими во все сторонами пиками скал, астероиды, понукаемые центробежной силой огромной звезды, плотной толпой шли по кругу. Нат, играя штурвалом, ощущал радость свободного полета. Два вычислителя склонились позади, над бортовым минианализатором. Они были похожи друг на друга, бородаты и немногословны. Челнок был оборудован агрегатом, предназначенным для поиска гипотетических перемещающих каналов.
        - Мы обнаружили наличие металла на астероиде, - вскоре сообщил один из вычислителей и указал рукой на астероид, выделявшийся среди собратьев своими гигантскими размерами.
        - Мы сможем остановиться на нем? - спросил Нат.
        - Место для поиска каналов будет неплохое, - согласился тот.
        Нат развернул челнок и вскоре аппарат коснулся белой поверхности. Он помог выгрузить оборудование, еще некоторое время ждал, пока вычислители настраивали систему поиска, а когда они сообщили, что аппаратура функционирует нормально, Нат, считая свою миссию законченной, облачился в жесткий скафандр и выбрался наружу.
        Он решил вначале обойти астероид и осмотреть его визуально. Шаги пришлось делать несильными - резкое движение подбрасывало его над поверхностью. Нат быстро добрался до видневшейся неподалеку возвышенности. Он поднялся на нее и огляделся. Горизонт заметно отодвинулся. Свет огромной звезды ложился на белые поля астероида с ровным красноватым оттенком…
        Прямо перед ним, на расстоянии пары сотен метров, возвышалась подозрительно симметричной формы скала. Грубо гранившая природа астероида таких форм создать явно не могла. Нат подошел и стряхнул со скалы наледь - обнажился металл. Внеземной космический аппарат оказался небольших размеров, примерно с их челнок. Нижняя часть его глубоко вмерзла в лед, а огромная рваная рана в боку указывала, по какой причине тот находится здесь.
        Удар, пробивший, двойную металлическую стенку корпуса, оплавил края получившегося при этом отверстия, сквозь которое Нат проник вовнутрь. Там было бело от толстого слоя пыли. Нат угадал на одной стене дверь, открыл ее и…
        Пилотская кабина была просторнее, чем на челноке. Нат сел в кресло и взял в руки рога штурвала.
        - Совсем как наш, - мелькнуло в голове.
        Лобовой, круто выгнутый иллюминатор, был зашторен снаружи слоем пыли. Нат немного посидел в кресле, глядя на светло-серое бельмо иллюминатора, а затем выбрался наружу. Его вдруг осенило: здесь было поле боя, а на поле боя… Нат, включив переговорное устройство, вызвал вычислителей:
        - Вы можете соорудить переносной металлоискатель?
        - Нет проблем! - обрадовали его те.
        Он вернулся к челноку. Вычислители сообщили: пока поиски каналов положительных результатов не дали.
        - Мы только начали искать! - утешил Нат то ли спутников, то ли себя.
        Вычислители укрепили на рукаве его скафандра круглый прибор со стрелкой и объяснили, как им пользоваться. Нат поспешил к творению неземного разума, но дойти не успел - заработал прибор.
        - Ага! - пробормотал он и, выставив вперед руку, двинулся в направлении стрелки, которая привела его к нескольким округлым бугоркам.
        Нат нагнулся к одному из них, налет льда и пыли легко отслоился, мягкий синий скафандр укрывал маленькую фигурку. Сквозь прозрачный материал защитного шлема были хорошо различимы черты лица: маленький остренький нос, чуть приоткрытый рот, полный белых зубов. Нат торопливо очистил остальные бугорки, существа оказались удивительно похожими друг на друга. Все четыре фигурки лежали странно, в ломаную линию, голова к ногам - четыре штриха под углом друг к другу. Так уложили их явно специально. У последнего, замыкавшего странный ряд существа в ногах что-то лежало. Нат поднял предмет и стряхнул пылъ - это было явно оружие; один конец, короткая труба - ствол, второй имел расширение, что бы удобно было прикладывать к плечу. Нат положил оружие, где взял. Все должно лежать на своих местах до прибытия специально организованной экспедиции. Нат заметил еще холмик. Он подошел, очистил наледь - на него взглянул остекленевшими глазами… человек?
        - Как он попал сюда! - пронеслось в ошеломленном мозгу. Полностью прозрачный шлем, подобных Нат не видел, прикрывал худощавое лицо со скорбно поджатыми губами и бледными цвета смерти щеками. На правой был нанесен рисунок, и если бы сейчас Нат находился не здесь, в страшно далекой бесконечности, а на Земле, то, не задумываясь, сказал бы: на щеке нарисован лист дуба. Казалось, что этот «человек» умер вчера - вечный холод хранить умеет.
        Нат неожиданно вспомнил гипотезу, удивительно долго живущую легенду, о том, что Землю посещают внеземные существа и похищают людей.
        - Может, это один из похищенных?
        ГЛАВА 17
        В окнах небольшого двухэтажного, под красной черепичной крышей дома не было света. Большому Воину сразу бросилось в глаза: дом находится в стадии разрушения, по каменным стенам змеились трещины, деревянные части изрядно прогнили. В саду тишина казалась угнетающей.
        - Неужели опоздали? - шепнул Ветроног, но тут ударил женский вопль, который резко оборвался.
        - Убили служанку! - ахнул он и быстро, сквозь открытое окно на первом этаже, проник вовнутрь. Зэт последовал за ним. Воин пересек комнату, в которой они оказались, и чуть приоткрыл входную дверь, но сразу же отпрянул. Сотник взглянул через его плечо в дверную щель - по лестнице трое служителей жрецов тащили вниз старуху. Затем ее бросили на пол. Вещая резво поднялась, на ее сухом старческом лице ярко пламенели огромные глаза. Она подняла кверху палец и негромко, но значительно произнесла:
        - Они все видят!
        Убийцы, было, замешкались, но один из них накинул на голову Вещей мешок и, нащупав под грубой материей шею, начал душить .
        - Подержи! - Ветроног передал Большому Воину ящик со священным Гха, а сам, выхватив из-за пояса небольшой меч, бросился в комнату. Ему навстречу двое выкинули клинки.
        Большой Воин извлек из ящика каменный топор, чуть выждал и, сжав в руках рукоять Гха, осторожно выдвинулся в комнату, стараясь дольше оставаться незамеченным. Первым он ударил душителя. Тот мягко опустился на пол, его безжизненная рука обняла мертвое тело Вещей. Кровь окрасила камень, в сердце сотника всколыхнулась радость - что может быть желаннее для воина, чем кровь врага! Ветроног был уже ранен, он стоял у стены в луже собственной крови и вяло отмахивался клинком. Один из его противников бросился к Большому Воину и через пару мгновений уже валялся на полу с размозженной головой. Сотник поспешил к Ветроногу, тот зажимая окровавленный живот, опускался на колени. Оставшийся на ногах убийца распахнул окно и закричал во тьму:
        - Сюда, сюда!
        Большой Воин бросился к нему. Тот повернулся и поднял над головой клинок, но тонкий металл не остановил тяжелый камень. Зэт перешагнул через его труп и выглянул в окно. Во тьме мельтешили огни факелов, раздавались крики. Он шатнулся к лежащему на полу Ветроногу. Глаза его были открыты, он что-то неслышно говорил. Сотник вложил в его руку рукоять легендарного Гха и сжал ему ладонь - на лице Ветронога появилась блаженная улыбка. К дому бежали - топот многочисленных ног слышался уже совсем рядом. Зэт выбрался через окно в сад и побежал к ограде.
        - Вон один! - закричал возбужденный голос, и его тут же подхватил десятки голосов: - Вон он, в саду!
        Большой Воин подбежал к ограде и перемахнул через нее. Внизу его уже ждали. Их было трое, сотник не мог вырваться из сильных объятий. Его потащили по улице. Под газовым фонарем он увидел фигуру, к ним спешил крупный стергл, лицо его пересекал глубокий шрам. Мундегир трижды взмахнул мечом, и Большой Воин оказался свободным. Радость колыхнулась в груди у сотника, но Мундегир потянул его в кусты.
        Мимо проследовал с факелами, вооруженный отряд.
        - Идем со мной, - предложил Большой Воин, не благодаря за спасение.
        - Мне еще надо снести несколько голов, Большой Воин. Прощай!
        Мундегир махнул рукой и скрылся в кустах.
        Дом Вещей стоял почти на самой окраине, и Зэт из города выбрался быстро. Погоня вроде бы потеряла его, но когда он поднимался в гору, отсвет неблизкого газового фонаря выдал сотника.
        - Вон он! Вон! - услышал Большой Воин крики, но уже приглушенные расстоянием.
        Он прибавил шаг, а когда поднялся до половины склона, то увидел, как внизу растягивалась цепь факелов - его преследовали. Зэт заторопился. Рассвет застал его на склоне хребта, у подножия петляла дорога, по которой шли воины - воины его сотни. По колонне прошел ропот одобрения, когда он опустился к дороге - в сотне его любили. Кургай на ходу доложил…
        На этот раз в воротах города их встретили. Маленький сотник с холеным лицом и глазами ери во главе явно усиленной сотни, остановил колонну.
        - Расположитесь там, - он указал на поляну, а Большому Воину приказал: - А ты пойдешь со мной!
        Когда подошли к дворцу вождей, Большой Воин увидел на площади множество стерглов, ему сразу же бросилось в глаза, что в основном здесь были законнородные. В простой одежде, с простыми чертами лица - это была городская чернь - рабочие, слуги. Все с восторгом на лице слушали жреца.
        - Арм Воитель умер, - хрипел тот, - перед смертью он завещал вам, законнородным, отречься от Неведомых и служить ери, потому что лишь она одна угодна бессмертным…
        К вождям Большого Воина не допустили, ему передали через сотника деньги по сольвейту на воина, указали селище - расположение места постоя сотни, и приказали тотчас отправиться в дорогу.
        ГЛАВА 18
        Музыка прекрасная и, очень земная, наполняла печалью помещение рубки управления…Лен Арет чувствовал, как что-то тонкое, прозрачное, поднимаясь, покидает душу - приходила депрессия - ненасытная жажда общения, когда даже рядом с дорогим и близким человеком делается невыносимо одиноко. В дверь постучали. Он выключил любимую мелодию и пригласил. Появился Иссаак. Лицо его светилось.
        - Мы нашли канал! - заявил он с порога.
        - Наконец-то!
        Главный вычислитель прошел к Эребусу. Он недолго колдовал подле него, в голубом объеме появилась едва видимая нить.
        - Вот она! - сообщил Исаак. - Характеристики частично не совпадают с характеристиками дороги, по которой нас сюда «пригласили».
        - Куда она ведет? - спросил Лен Арет и тут же понял наивность вопроса.
        - Эта дорога параллельна той, по которой мы прибыли.
        - Значит…
        - Это ничего не значит, мы способны проследить ее длину на весьма мизерное расстояние.
        - Ты что-нибудь предлагаешь?
        - Мы направим туда плазму, она покажет - это то, что мы ищем или…
        - Хорошо бы для верности отправить авторазведчик, - добавил Лен Арет.
        - Было бы неплохо.
        - Я распоряжусь!
        Исаак пошел к двери.
        - Новое перемещение может быть опасным, - вздохнул он.
        Это Лен Арет понимал, но, заметил:
        - Выбора-то у нас нет!
        Он едва успел предупредить службы о готовности к старту, как загорелся экран информатора. Второй механик дрогнувшим голосом сообщил с экрана:
        - Несчастье…
        Лен Арет не стал ждать объяснений. По сводчатому потолку определив, что второй механик находится в отсеке маршевых двигателей, он поспешил туда.
        Концентраторы энергии - высокие округлые емкости, густо и сложно связанные между собой переходными мостиками, трубами, шинами высокого напряжения, заполняли помещение маршевых двигателей. У одной стены выстроились кубы камер насыщения топлива, у противоположной горбатились маршевые двигатели, точнее, здесь было их начало, и они тянулись до самой кормы, где заканчивались тороидальными истекателями.
        На металлическом полу у камеры насыщения лежал космолетчик. По тому, как он неловко подвернул под себя руку и никто не спешил ее поправить, Лен Арет понял все.
        - Кто? - спросил он и тут же заметил узкую бородку, окаймляющую бледное лицо.
        - Рон снял датчики и открыл подачу топлива в камеру насыщения, - объяснял второй механик.
        - Но это невозможно! - не поверил Лен Арет. - Там же затвор!
        - Он влез в камеру и вручную открыл ремонтное отверстие….
        Лен Арет знал: переполнив камеру насыщения, топливо потекло бы вовнутрь корабля, а металл для сверхактивного вещества, что лед для горячей воды - гибель звездолета была бы неизбежна.
        Рона повернули на спину, вдруг Лен увидел на его плече масляное пятно.
        - Там в трюме был Рон! - душу командира обдало жаром, а затем остудило ледяным порывом. - Нет, не все ладно на корабле…Но делиться своими открытиями Лен Арет ни с кем не стал.
        - Готовьте обряд, - бросил он второму механику. - А вам придется исполнять его обязанности!
        Тот молча кивнул, вскоре его голос стал слышаться в отрывистых распоряжениях.
        - Отозвать все челноки на борт! - приказал Лен старшему штурману.
        После некоторого раздумья Лен Арет поднялся в рубку управления полетом и опустился в кресло. В душе бушевала буря, но, взглянув на себя в кристалл Эребуса, невольно отметил: его лицо оставалось спокойным.
        - Итак, в трюме был Рон! Зачем он следил за мной? Зачем хотел уничтожить корабль?
        Лен Арет перебрал в памяти известные ему факты из биографии механика.
        - Скандинав… здоровье идеальное… много экспедиций в космосе, в том числе и на "Легенде"… - но эти сведения на какую-либо мысль не наводили. Сигнал с экрана информатора прервал его размышления - командира звездолета приглашали в шлюзовой отсек…
        Тело погибшего обрядили в скафандр и уложили на пневмокатапульту. Члены экспедиции выстроились в два ряда по обе стороны так странно ушедшего из жизни космолетчика. Смерть близкого всегда трагедия, а здесь, в бесконечной дали, трагедия воспринималась особенно тяжело. Лен Арет подошел к погибшему. Ему хотелось сказать что-нибудь такое, чтобы ободрить людей, чтобы стало не так тяжело, но слова его оказывались такими правильными, такими знакомыми. Да и не было, наверное, таких слов, чтобы ими можно было снять эту боль. Понимая это, командир звездолета не стал многословить.
        Космолетчики по очереди подходили к погибшему и, коснувшись его лба губами, прощались с ним. Затем ему на голову надели гермошлем, и экипаж покинул шлюзовой отсек.
        ГЛАВА 19
        Забытое вечными селище, лежало в глубине узкой долины. По дну долины бежала шустрая речушка, а вокруг высились лесистые горы. Небольшие домишки из серого камня, несколько казарм - здесь расположилась маленькая застава, в отдалении приземистая древняя крепость - вот и весь обитаемый мир, в котором предстояло жить Большому Воину.
        Командир заставы, маленький хромой сотник, был обрадован появлению боевой сотни, и сразу принялся жаловаться:
        - Дезертиры, две большие банды. Обьединятся будет беда. Хорошо что прислали сотню. Хотя я просил две.
        - Да у меня едва полусотня наберется. В последнее время пополнение не приходило.
        - Ты давай устраивайся, а вечером приходи в корчму, отметим ваше прибытие.
        Большому Воину отвели небольшой, в две комнаты домик, неподалеку от храма, а сотня расположилась на опушке леса, рядом с казармами.
        В провинции все скучно. Дома. Лица. Избывая тоску, Большой Воин шел по пустынной улице и думал:
        Такой отдых больше напоминает ссылку! Кажется, Кривой Юм прав…
        Увидев за поворотом храм, он свернул к нему. Хотелось, чтобы вечные дали ему благословение - ведь пора было в дорогу. Перед его глазами постоянно стояло обжигающее голубое пламя раскосых зовущих глаз бессмертного.
        Храм был сложен из крупных небрежно тесаных камней, но в его строгой простой форме соблюдались все пропорции алтарей вечных. Он вошел в открытые двери. Свет, скудно проникая через проем сверху, оттеснял тьму к стенам храма. Трижды восславив Великого Орр-Ги, Зэт огляделся. Умолкнувший с его появлением гул голосов, вновь наполнил помещение.
        Местные, с провинциальными чертами лица, казались одинаковыми. В центре зала было посветлее, там стояли женщины. Большой Воин заметил, что на него смотрят…
        Она была прекрасна. Стройную фигуру обтягивало коричневое, цвета жизни платье, в огромных глазах горел призывный огонь. Не отводя ни на мгновение взгляда, она пристально рассматривала его. Большого Воина бросило в жар. Растерявшись, он вышел, и только дома до него дошло - приближались Сроки. В окопах в это время давали пить настой пустоцвета, и великий инстинкт, которому ни один стергл не мог сопротивляться, исчезал. Только ерь не знала Сроков, дети ери могли появляться в любое время, но след бессмертия на их груди отсутствовал.
        Придя в себя, он вернулся храм. На этот раз встал не у колонны, а затерялся в толпе и следил за ней из полутьмы помещения.
        Для себя он назвал ее Ослепительной, а что ее имя Чилла, он узнал позднее. Ослепительная стояла под световым проемом и свет, падая сверху, освещал лицо так, что легкие тени делали его более красивым. Вдруг его сердце встрепенулось. Ослепительная не отрываясь, смотрела на колонну, где совсем еще недавно стоял он. Инстинкт, которому было невозможно сопротивляться, требовал своего. Сроки, начинавшиеся веселым праздником, длились недолго. Образовавшиеся пары все это время находились вместе. Продолжение рода всячески поощрялось, часто беременевшие были особо почитаемы.
        Корчма оказалась просторной. Скамьи - набор жердей, столы колотые пополам чурбаки, низкий потолок накатан из бревен, очаг, выложенный из крупной речной гальки, был ярким и бездымным. Хромой сотник махал ему рукой. Зэт подсел к нему за стол.
        - Селище маленькое, а корчма большая, - заметил он.
        - Да местные и не ходят сюда. В основном охотники, да те кто камешки в речке моет, ну и те кто эти камешки отбирает. Многие здесь не дружат с законом, - объяснил хромой. - Давай по маленькой. Эй, хозяин. Мочу шакала, маленький кувшин, и два больших - бражной. Да что нибудь закусить.
        Хозяин, круглый стергл с неожиданно тонким, писклявым голосом распорядился - их обслужили быстро.
        - Давай. - Хромой разлил из кувшинчика. Они выпили. Зэту понравилось:
        - Хороша!
        - Хороша - то хороша, только дорогая.
        - А что так?
        - Да держит он только четыре шакала. Сколько от них мочи?
        - Ты хочешь сказать…
        - Да, моча бродит, травы настаиваются. Сюда кто вина настоящего привезет? Невыгодно и опасно.
        У Большого воина что - то прокатило в желудке.
        - Ну не хочешь мочу шакала, пей бражную. - Хромой сотник налил из большого кувшина в глиняную кружку до краев. Зэт выпил половину.
        - Пей, пей, она дешевая - настояна на моче клиентов, тут от них стены ломятся, и слуг и домочадцев - их у него полный дом…
        Сотник вскочил и побежал на выход, едва добежал до кустов, как его вывернуло наизнанку.
        Вернулся в корчму, судорожно сглатывая и шатаясь, но едва вошел, в нос ударил запах, его вновь замутило. За ним распахнулась дверь - в корчму влетел воин и закричал:
        - Банда!
        Хромой сотник вскочил из - за стола:
        - Близко?
        - Уже за вторыми порогами!
        - Сотник выводи к реке сотню, я тоже приведу своих.
        Вскоре вновь прибывшая, неполная сотня была выстроена на берегу. Хромой командир заставы тоже выстроил своих воинов, их было еще меньше чем в сотне Зэта.
        Дезертиры прошли ночью долину. Жители видели, говорят: их сотни три не меньше, - от волнения хромой косноязычил.
        - Сам знаешь у страха глаза - то? - усомнился Большой Воин.
        - Мы их скоро посчитаем.
        - И перехватим.
        - Перехватим то, перехватим, только их ведь намного больше, а так пройдут мимо. Нападать не будут, им незачем - взять - то у нас нечего - зачем терять воинов. Может и пусть себе идут?
        - Нет, сотник, мимо меня не пройдут!
        Прибежал дозорный:
        - Идут.
        И Большой воин увидел их. Они шли по той стороне речушки. Длиной цепью вдоль скал иногда пропадая из вида за россыпью крупных камней.
        - Фалангой вперед! - резко бросил Зэт
        Сотня двинулась по пологому склону, усеянному мелкими камнями и крупной галькой, к реке. Прошли половину и тут, из - за россыпи камней ударили зуги.
        - Не меньше сотни стволов - мгновенно понял опытный сотник. - Не залечь - все открыто. Упало около десятка воинов. Он закричал:
        - Назад. Взять убитых и раненых.
        - Не бери ни раненых, ни убитых. Всем назад. - Кричал позади Хромой сотник.
        Сотня бежала назад.
        - Ты что командуешь! - зло спросил у хромого Зэт.
        - Подожди…видишь! -
        Пропустив мимо отряд дезертиров, из - за россыпи камней спешно уходили сидевшие в засаде.
        - Все, вот иди, собирай раненых, и не под пулями.
        Большой воин понял его правоту. Вдруг он увидел воинов жрецов. Они появились вслед за дезертирами и остановились, стараясь не показываться.
        - Воины жрецов, - он показал на них хромому сотнику.
        - Да. Они сами по себе… - вздохнул тот, - все пошли в корчму.
        - Ну, уж нет - усмехнулся Зэт, оставив заботу по похоронам убитых, и лечению раненых на Кургая, он отправился домой. Уже другие мысли забились в его голове… Ослепительная …завтра же!
        Заветный день наступил как обычно, как приходили тысячи подобных, из которых складывалась жизнь Большого Воина. Стало светло, и пора было вставать. Зэт волновался, волновался с того момента, как открыл глаза - сегодня предстояло объясниться с Ослепительной.
        Великий Орр-Ги, помоги! - страстно воззвал он, поднимаясь с постели. Утро тянулось томительно долго, едва дождавшись, когда день перевалит за середину, он оделся и вышел на улицу. В голове метались видения: то пронзительные, голубые глаза вечного, то желанное лицо Ослепительной.
        После свидания с ней, он уйдет к вечным!
        ГЛАВА 20
        Огромное, кроваво-красное солнце быстро опускалось за горизонт. Над белой поверхностью астероида остались лишь ослепительно яркие звезды. Дикой природе на этот раз пышных декораций не понадобилось…
        Нат внимательно вглядывался в лицо вмерзшего в лед человека, и его одолевали сомнения.
        - Миллион лет тому назад человек выглядел явно не так, а может…
        Ната неожиданно осенила догадка:
        - Может, они попали в дыру, измеряемую не только пространством, но и временем?
        На Земле подобных гипотез было множество, и Нат сейчас мог поверить во что угодно!
        - Вызывает звездолет, - перебивая мысли, в гермошлеме прозвучал неуверенный голос вычислителя.
        - Понял! - отозвался Нат и, бросив прощальный взгляд на «человека» с изображением дубового листа на правой щеке, поспешил к челноку.
        Вычислители уже перенесли оборудование на судно. Нат устроился на месте пилота и вскоре аппарат завис над астероидом, под ним синели фигурки, уложенные ломаной линией явно что-то значаще. Затем, выбросив за корму огненный шлейф, челнок резко набрал высоту…
        На звездолете их ждали. Едва успел аппарат опуститься в шлюзовой отсек, как они услышали по громкой связи свои имена. В рубке управления был в сборе весь экипаж. Главный вычислитель попросил тишины.
        - Мы обнаружили перемещающий канал, - начал Исаак, - но уверенности в том, что он ведет туда, куда нам нужно, нет.
        - Авторазведчик ушел в канал и с ним нет связи, - тихо добавил Лен Арет.
        - Практически у нас нет выбора, - продолжил Исаак, - здесь оставаться нет никакого смысла.
        - Есть предложение идти в канал. Кто за? Кто против? - в автономной экспедиции важные решения принимались большинством ее членов и поэтому Лен Арет поставил вообще-то ясный вопрос на голосование…
        Разогретые двигатели набирали мощь. «Миф» тронулся с места и по заданной траектории двинулся к магистрали древней цивилизации.
        Ничто не говорило о перемещающем канале, лишь чуткие приборы указывали на наличие мощного силового поля неясного происхождения. Гигантский лифт угасшей цивилизации цепко схватил земной корабль и погрузил во тьму. Двигатели были остановлены, все с тревогой и надеждой принялись ожидать…
        Каждый сомневался, каждый надеялся. Человек, уже в который раз слепо доверялся судьбе! На этот раз ощущение близости энергии Прамира было острее…
        Исследователи застыли в креслах. На этот раз тьма за металлитовым стеклом иллюминатора не давила, она давала надежду. Люди встревожено следили, как разгорались звезды и когда ожили приборы, быстро определили: случилось то, что они ожидали - планету Квази было видно невооруженным глазом.
        - С «Легенды» канал не заметили, - недоуменно заметил Аттисс.
        - Не заметили, - усмехнулся Генрих - Четвертый. - Мы сами, сколько его искали!
        Нат радостно подумал: открытие следов древней сверхцивилизации явно прославит их имена, но вслух небрежно заметил:
        - Магистрали, корабль. Мы кое-что сделали, экспедиция уже оправдала себя!
        - Нам еще, наверное, встретятся артефакты погибшей цивилизации! - добавил Аттисс.
        - Погибшей? - в голосе Генриха слышалось сомнение.
        - Ты думаешь…
        - Да тут что угодно подумаешь.
        Нат слушал полемику коллег и соглашался в душе то с одним, то с другим.
        Генрих достал колоду и перетасовал ее, а затем вытянул из середины карту - это оказался туз пик. Он вытянул вторую - десятку пик, третья оказалась семеркой пик.
        - Так значит у нас козыри сегодня пики - это плохая примета - сообщил он.
        - Примета? - удивился Нат.
        - Да! Нельзя ни есть, ни пить, ни мыться. - Он сделал глоток коктейля.
        - Э, а как же примета? - запротестовал Нат.
        - А я в приметы не верю - ухмыльнулся Генрих
        Но словно в подтверждении силы примет, разрывя слух, прозвучала сирена - тревога!.
        ГЛАВА 21
        Острое чувство гнало Большого Воина по переулку. Он должен встретиться… чтобы завязалась новая жизнь, ибо того требует великий закон Гвара. В домике с веселой занавеской в маленьком окне хозяйки не оказалось.
        - Она, наверное, в храме? - мелькнула догадка, и он поспешил туда.
        Сотник увидел ее стройную фигуру в центре зала под самым световым проемом. Как она прекрасна!
        Ослепительная о чем-то тихо просила бессмертных. Он приблизился, чтобы услышать ее шепот, может, на некоторые просьбы он и сам сумеет ответить!
        Она, словно почувствовав его, обернулась.
        - Ну, сколько можно тянуть! - сказали ее сразу же вспыхнувшие глаза.
        Большой Воин облизал быстро сохнувшие губы, и вдруг оказался в окружении воинов - хранителей веры.
        - Вас ждут для покаяния! - прозвучал тяжелый голос из-под капюшона. На лицо Чиллы легла тень. Большой Воин обреченно прошептал:
        - На то воля бессмертных!..
        Крепость на окраине селения оказалась не брошенной. Когда его привели к крепостным стенам, он узнал ее. Это была та самая крепость, которую, как говорят, легенды, построил Великий Орр-Ги! Сотник уже видел ее глазами древнего вождя, когда ходил к Святому источнику. Он с болью в сердце узнавал древние постройки, уже не раз перестроенные! Его привели в башню, в которой когда-то проходили Советы вождей.
        - Как глупо! Как глупо! - то с отчаянием, то с ненавистью шептал он. - Разве его не предупреждал Кривой Юм?
        - Помещение с тех давних пор изменилось, окна стали большими, появилась роскошная обстановка. Священная стена была замазана, но зарубки в камне еще угадывались. Теперь никто не вел счета большим циклам со времени воплощения Великого Орр-Ги..
        За массивным столом сидели трое. На всех серая одежда, капюшоны были откинуты за спину. Невыразительные лица, тусклые глаза.
        - Верите ли вы в великое призвание ери? - спросил сидящий посередине, самый старый из них.
        - Нет, не верю! - Большого Воина охватило бешенство. Перед ними он пресмыкаться не будет!
        - А ты разве не знаешь, сколько ери отдали себя служению вечным! Сколько ери надели капюшоны веры! - сказал тот, кто сидел справа, он даже привстал от возмущения.
        - Нужна ли им ваша служба? Истинная вера внутри, а капюшоны - одежда.
        - Да он весь во власти Неведомых, - с ненавистью заявил старый жрец.
        Большого Воина еще о чем-то спрашивали, он машинально, часто невпопад отвечал, вспоминая, как в древности со скалы сбрасывали маленького ерь, и как говорил тот жрец:
        - Ерь когда-нибудь погубит законнородных, - он видимо был пророком.
        - Ночь проведешь в покаянии, а утром объявим решение, - закончили допрос жрецы, но Зэт уже прочитал по их ненавидящим глазам приговор. Его охватила бессильная злоба.
        Двое воинов проводили сотника по длинному коридору в небольшую мрачную комнату. Один из них поставил на пол горевшую свечку, и за ним громыхнул металлический засов. Большой Воин огляделся. Темница действительно оказалась темной
        Свеча горела тускло, свет единственного зарешеченного окна падал на охапку сухой травы. Вокруг только камни и не было никаких сомнений в завтрашнем приговоре. Волной поднялась ненависть и отчаяние:
        - Как глупо, как глупо…
        В темнице сгущались сумерки. За окном начиналась ночь, последняя в его жизни - так хотела ерь! Но нет - он будет искать путь к спасению! До конца!
        Сотник подпрыгнул, его пальцы схватили край оконной ниши. Он подтянулся и перехватил руками за прутья. Стена оказалась толстой и Большой Воин, согнувшись, разместился в оконном проеме. За решеткой были видны горы, поросшие лесом, небо на котором зависли фиолетовые тени. Он в каком-то приступе дикой злобы схватил руками прутья и попытался раздвинуть их, но не смог. Тогда он уперся ногами в прут, а другой потянул обеими руками на себя, и тот неожиданно дрогнул и согнулся. Зэт попробовал протиснуться между ними, и у него получилось.
        - А какие толстые на вид? - позволил он себе удивиться. Горящая ненависть обернулась неистовой радостью:
        - Еще посмотрим, что и как!
        Внизу, у подножия башни мерными шагами давал знать о себе часовой. Большой Воин осторожно взглянул вниз.
        - Высоко! Но спуститься можно, - прикинул он и стал ждать. Стемнело. Внизу прошла смена караула.
        Когда шаги часового стали удаляться, он осторожно, по выступающим углам нетесаного камня, из которого была сложена башня, спустился вниз. Огляделся. Впереди невысокая стена, но до нее с десяток шагов открытого пространства, тускло освещенного окнами башни. Часовой дошел до угла, за которым притаился сотник, и повернул. Большой Воин уже знал, что часовые доходят только до этого места, и поэтому все продумал заранее.
        Часовой шел, зевая, спотыкаясь на ходу, а ведь ночь-то только
        начиналась.
        - Тоже мне воин! - усмехнулся Зэт. Он, не торопясь, отвязал с плеча витой аксельбант - отличие сотника и опробовал его крепость, а затем мысленно попросил помощь у вечных. - Только бы он не крикнул!
        Часовой вновь дошел до башни и повернул, но успел сделать только пару шагов, и аксельбант сдавил ему горло. Воин нелепо развел руками и судорожно задергался.
        - Ну, умирай же, умирай! - сквозь стиснутые зубы шептал в ухо своей жертвы сотник.
        Затащив за угол башни труп, Зэт подбежал к забору и сразу понял: не перемахнуть, не допрыгнуть, чтобы зацепиться, но тут заметил кучу хвороста и быстро перекидал ее к забору…
        - Куда идти? - этот вопрос для него не стоял. Он должен увидеть Ослепительную, да простят его бессмертные.
        В маленьком окне с веселой занавеской света не было.
        - Дома ли? - он ступил на потертые каменные ступеньки и толкнул дверь. Чилла шагнула из полутьмы ему навстречу.
        - Ты! - в ее голосе не было удивления.
        Большой Воин понял: она ждала его.
        - Ты мог придти и днем!
        - Днем я был занят.
        - Проходи! - пригласила Ослепительная.
        - У меня нет времени, - с сожалением произнес Большой Воин.
        Она расстегнула застежку, коричневое платье соскользнуло на пол. Взгляд Большого Воина надолго было прикипел к прекрасному нагому телу, но Чилла заторопила:
        - Воин, у нас же нет времени…
        ГЛАВА 22
        Странная смерть Исаака - главного вычислителя полета, потрясла экипаж. Оторванная от человечества горстка мужественных людей, объединенная лишь пространством звездолета да единством цели, трагедию восприняла тяжело. Рядом с космическим кораблем бежала смерть. Ее добычей стал уже второй человек. В космосе смерть не редкость, но такая…
        На узком мостике, переброшенном с одного концентратора энергии на другой, смогли разместиться только два космолетчика. Стоя на коленях, они перебирали руками веревки, опуская тело Иссаака. Внизу его подхватили механики и бережно уложили на пол. Руки главного вычислителя были связаны проволокой, один конец которой был загнут. Иссака обнаружили уже мертвым. Он зацепился этим крючком за шину высокого напряжения.
        В помещении, где располагались концентраторы энергии, собрались все члены экспедиции. Лен Арет машинально, словно сквозь сон слушал, как они переговаривалась.
        - Убийство?
        - В это трудно поверить!
        - Не сам же он связал себе руки?
        - Да конечно сам! Один конец проволоки закрепил, а второй зажал в кулаке и намотал проволоку на запястья…
        На душе Лена Арета лежало чувство одиночества и обреченности:
        - Неладно на корабле… неладно.
        Командир звездолета вспомнил последний разговор с Исааком. Тогда он сидел в рубке управления и проверял готовность корабля к старту, вдруг почувствовал, как потянуло холодом и на душе стало невыносимо тоскливо. Лен Арет обернулся - в дверях стоял Исаак. Заметив, что его увидели, тот негромко произнес:
        - Давно я хотел с тобой поговорить… - голос главного вычислителя был до неузнаваемости странен. У Лена Арета сдавило грудь - Исаак принес тревогу.
        - Понимаешь, не все чисто на планете Квази, - медленно произнес тот, проходя и усаживаясь в кресло.
        - Дефект реальности? - упомянул Лен модную на сегодня теорию об имевшем якобы место изменении реальности при перемещении на сверх расстояния.
        - Да какой там дефект, - главный вычислитель махнул рукой. Он затянул паузу, видимо, разговор для него был очень трудным. - Там такое ощущение, будто тебе хочется что-то вспомнить, как будто ты забыл нечто важное, вспоминаешь, вспоминаешь. А иногда замечаешь за собой, что ты не думаешь! Понимаешь, попробуй не думать, а там… правда, я об этом догадался после…
        Исаак надолго замолчал, а когда Лен Арет встретил его взгляд, то оторопел. В глазах вычислителя неестественный, невероятно жесткий блеск, закрыл темную глубину. Исаак поднялся и, держась удивительно прямо, не прощаясь, вышел, оставив командира звездолета в недоумении.
        Приказав готовить обряд прощания, Лен поднялся в рубку управления полетом, и устало опустился в кресле. Расслабленные мысли, как это часто бывало, вернули его в детство. За распахнутым окном жаркий июльский полдень: шум листвы и щебет птиц. А к дому тянулась тропинка, , по которой обязательно побежит она, ветер растреплет ее белокурые волосы, и она будет звонко смеяться! Детство! Сейчас бы то настроение! Он вздохнул. На экране информатора появилось лицо второго механика.
        - Все готово! - сообщил он.
        Лен Арет кивнул и, спустившись вниз на лифте, прошел в открытые двери шлюзового отсека. Тело Иссака, облаченное в серебристый скафандр, как того требовал обряд, лежало на лафете пневмокатапульты, по обе ее стороны выстроился экипаж. Люди по одному подходили к вычислителю и губами касались его лба. Командир сказал всего несколько слов. Затем на голову погибшему надели гермошлем, и команда звездолета покинула шлюзовой отсек.
        Лен смотрел в иллюминатор рубки управления - в безвоздушном пространстве плыла обильно поливаемая светом прожекторов серебристая фигура.
        - Найдет ли душа дорогу домой, - невольно думалось ему, - или будет вечно скитаться меж далеких звезд…
        Трудный переход заканчивался, но на душе Лена Арета радости не было, лишь тоска от тяжелых предчувствий.
        Он вглядывался в надвигающийся шар из серого и черного камня, на вершине которого расплывалось белое облачко - обитаемая Ойкумена - Круг жизни аборигенов планеты. Что ждет их на планете гигантского Кратера?
        Неожиданно он почувствовал, что в рубке есть кто-то еще. Лен обыскал помещение глазами - никого, но…кто-то невидимый, упорно смотрел на него и тяжелый взгляд ощущался почти физически…
        Звездолет начал торможение. Виски Лена Арета налились тяжестью. На глаза медленно наплывала плотная серая пелена. Воздух, который он судорожно глотал, неожиданно сделался горячим и он, вдыхая его, широко раскрывал рот…
        ГЛАВА 23
        Обнажая ослепительную белизну, с неба медленно сползал мутный рваный полог. Не сразу до Ната дошло - это не с неба, а с его глаз спадает серая пелена. Он стоял под деревом и не помнил, как оказался здесь. Последнее, что оставалось в памяти - это маневры звездолета, подходившего к планете Квази. А дальше? Дальше - черный провал!
        Следовательно, они опустились на поверхность планеты, и это явно остров - место посещения исследователями поверхности Квази: Нат напряг память… и вспомнил, как подходил к дереву. Вспомнил смутно словно во сне. Он обратил внимание, что держит в руках миниконтейнер - беспамятство отступило еще на шаг. Словно ветер пригонял в его память туманные картины, и он, с трудом заставлял себя верить в их истину. Они с Генрихом - Четвертым и Аттисс Мегибу шли по маршруту, затем его товарищи свернули. В указанное время он должен был открыть миниконтейнер… Нат дошел до этого дерева, открыл миниконтейнер, прочитал инструкцию, где ему предлагалось проглотить переливающуюся всеми цветами радуги горошину - вкус у горошины оказался на редкость горьким, и… Нат потерял память. Что происходило с ним до этого, вспомнить, как он ни пытался, не мог, в памяти оставалось лишь одно: где-то здесь его должны были встретить товарищи.
        На острове, небольшом по площади плато, возвышающемся посередине Болота, в дневное время было вполне безопасно, но фиолетовой ночью в воздух поднимутся гарпии, которых аборигены планеты называли крыланами. Невероятно чуткие, огромные летающие монстры представляли страшную опасность для человека.
        Влажная, обильно насыщенная продуктами гниения атмосфера Болота, позволяла существовать в нем лишь приспособившимся животным. При подготовке экспедиции, исследователей адаптировали к атмосфере Болота, внедрив в организм системы фильтрации и нейтрализации вредных веществ… Комбинезон, изготовленный из сверхпрочного европинита, надежно прикрывал тело. На поясе висел концентратор энергии, который мог обеспечить его достаточно мощным защитным силовым полем, чтобы оградить себя от нападения любого, даже очень крупного зверя. В руках парализатор, напоминающий своей формой круглый электрический фонарик, только вместо отражателя впереди у него находился вытянутый темный конус. Нат был готов вскинуть его в любое мгновение. За спиной ранец с запасами пищи, лекарств и других необходимых в экспедиции предметов и веществ.
        Было начало длинного, неземного дня. Чужая странная планета встречала человека загадкой. Ничего не понимающий Нат решил двигаться навстречу своим товарищам, благо маршрут он помнил. Невысокая трава и редко расположенные деревья движению не мешали, но из сердца не уходила тревога. Вдруг настороженный слух уловил звуки - навстречу кто-то двигался. Всего вероятнее это и были его товарищи, но Нат на всякий случай влез на дерево и укрылся в обилии листьев. Он не ошибся - это были они.
        Впереди шел Генрих, в паре шагов сзади, огромный Аттисс, он уже хотел спуститься с дерева, но что-то остановило его. Шли они как-то… их походка изменилась, движения были скованными… А когда Нат разглядел их лица, то ахнул:
        - Не снится ли мне это?
        Обычно насмешливое лицо Генриха, будто судорогой было сведено в страшную до жути гримасу, словно ему вовнутрь влез кто-то другой - порождение самой ненависти. Глаза Аттисса были красными, шея неподвижной, чтобы посмотреть в сторону, ему приходилось поворачивать свои тяжелые плечи.
        - Мне это просто чудится, - начал было уговаривать себя Нат, но знакомая царапина на правой щеке Генриха подсказывала - это не так.
        А оборотни искали кого-то, а кого нетрудно было догадаться. Они, то уходили, то возвращалась, иногда проходили совсем рядом, вглядываясь в крону деревьев. Тогда Нат цепенел от ужаса и вжимался в толстую ветвь, на которой лежал.
        То, что раньше было Генрихом, произнесло:
        - Его нигде нет? Странно!
        Мертвый голос - неземной металлический тембр. Нат глядел в наполненные ненавистью, чужие глаза и понимал: у него не хватит сил, чтобы подойти к … этим.
        Наконец они ушли в ту сторону, откуда появились. Он слез с дерева и двинулся вслед за ними. Примятая трава подсказывала, куда следовало идти. Нат шел и тревожно вслушивался в суету леса, ему все время казалось: кто-то идет навстречу! Наконец меж деревьев блеснул серебром челнок. Нат осторожно подошел к нему и в нерешительности остановился возле опоры. Плоский округлый корпус висел в метре над головой. Он стоял, глубоко вдыхая воздух чужой планеты, и не мог обнаружить в своей голове ни одной толковой мысли. Вдруг потянуло гарью. Он бросился в кусты. На челноке запускали стартовые двигатели. Аппарат поднялся, убрал опоры, а затем, выбросив из дюз голубое пламя, рванул вверх.
        Нат вытянул из пояса антенну, включил принимающее устройство и ахнул. С космического корабля шел сигнал, сигнал готовности к старту, более того, "Миф" оказался под контролем Бортового центра - звездолетом управляла машина! Это могло случиться только тогда, когда на борту не оставалось ни одного человека!
        Прямой луч, воткнувшийся в середину молочно - белого неба - след челнока, медленно таял. Потрясенный Нат смотрел в небо и пытался понять, что же произошло? Его бросили, но почему? Спросить было не у кого. След последнего человека, не считая его, незаметного в густой траве, исчез, растворившись в зените.
        Нат еще долго стоял, глядя в такое неземное небо, пока где-то внутри не потянуло холодным, неуютным сквозняком. Он очнулся от оцепенения, в уши ударил шум дикого леса, шелест листвы, визжание и рычание бегающих, ползающих, травоядных и травоядноядных!
        Нат с усилием вдохнул терпкий настой незнакомых трав и догадался: он находится в отчаянном положении. Звездолет ушел! Он остался один на один с этой чужой и страшной планетой. Здесь, на острове, в середине этого жуткого Болота, ему не пережить и первой ночи.
        Нат взглянул на горы: там, поднявшись выше, удалившись от границ Болота, он был бы в относительной безопасности, а здесь же… Нат вздохнул: придется идти, хотя на пути лежало Болото, полувысохшая низина, где водилось такое…
        Горы казались рядом, на раздумье времени не оставалось, и Нат решился. Он подошел к краю острова, внизу расстилалось огромное неровное море коричневой растительности. Болото дохнуло теплом и сыростью. Гигантские растения скрыли небо, стало сумеречно. Нат шел осторожно, выставив вперед парализатор, ясно представляя, что против ящера он практически бесполезен, обездвижит-то он, обездвижит зверя, вот только не сразу… да и концентратор энергии вряд ли поможет. Если нападет дракон, он будет настойчиво осаждать укрывшегося под защитным полем человека, а насколько хватит энергии? Часа на три? За это время к атакованному должна была подойти помощь, но помощь ему сейчас оказать будет некому.
        Нат шел, часто останавливаясь, чтобы настороженно вслушаться в суету чужого леса, пытаясь выявить в его гомоне звуки опасности. Растительность Болота была разнообразна. То встречались древовиды, напоминавшие пальмы, то гигантские цветы и тогда сквозь плотный смрад пробивались экзотические запахи, а то просто узкие жесткие листья лезли прямо из почвы на высоту нескольких десятков метров. С растения на растение тянулись, переплетаясь, толстые лианы. Флора болота напоминала подводную растительность Земли, а мутная атмосфера смрада дополняла это сходство. Этот странный лес жил своей привычной жизнью. Куда-то спешила колонна крупного пурра - насекомого, напоминавшего земного таракана, только здешний таракан был размером с подошву. По стволам древовидов бегали пресмыкающиеся, их было много и множество видов, а лианы облюбовали обезьяноподобные, маленькие и побольше, размерами почти с человека. Все они были голокожие, лишь кое-где на их теле торчали длинные светлые волосы.
        Под ногами заходила почва, Нат замедлил шаги, вскоре появилась топь - пространство жидкой грязи, поросшей невысокой травой. Вдруг посередине топи стал подниматься бурый остров, Нат заспешил обратно, избегая знакомства с местным князем. Топь пришлось обходить. Стали попадаться панцири давно погибших животных: длинные чешуйчатые, непохожее ни на что земное и пластинчатые словно черепашьи, и огромные округлые, усеянные длинными светлыми иглами с зачерненными концами.
        ГЛАВА 24
        Лен Арет с трудом приходил в себя…но как оказалось не совсем в себя. И не давая ему время осознать, что с ним происходит, скрывая диковинное его новое окружение, на глаза накатил белый густой туман, сквозь который, медленно проявлялся яркий голубой круг. Приняв четкую форму, круг принялся вращаться. Неожиданно оказалось: его круговое движение притягивает внимание, да так сильно, что отвести внутренний взор от него было невозможно. А голубой диск вращался быстрее и быстрее, вскоре по его поверхности проскочили яркие шипящие молнии и очертания круга стали расплываться, вместе с кругом расплывалось и сознание…
        - Еремушка! Еремушка! - встревожено окликала девушка, а он, уже издали, приметив ее белый сарафан, спрятался за стожок и едва удерживал смех. Когда растерянный голосок смолк, Еремушка, чутко ступая босыми ногами по теплой траве, подкрался и подхватил ее на руки. Она вскрикнула от неожиданности, а затем возмущенно стукнула его по плечу:
        - Ну, ты прямо как Нафанька!
        Ему сразу же вспомнилось глупое лицо известного на всю округу дурачка, и он расхохотался, глядя на него, не выдержала и девушка. Насмеявшись вволю, она зашептала:
        - Пусти, слышишь. Увидит кто?
        - Пусть видят, все одно, будем вместе!
        - Вот тогда и будешь носить. Верно, тогда и не захочешь?
        - Дай срок, Русана!
        Ее светлая, туго заплетенная коса, волнуя парня, упала на его плечо. Тысячи кузнечиков радовались обилию солнечного тепла, сотни птиц в недалеком лесу громко славили красный летний день.
        Вдруг девушка вскрикнула. Еремушка заглянул в ее синие глаза и, на мгновение, задержав взгляд на бледном, обезумевшем от страха лице, обернулся. Ее сдавленный стон:
        - Упыри! - подсказал: он не бредит.
        Они выходили из леса. Колченогие, на плечах звериные шкуры, лица землисто-коричневые, нечеловеческие, нестерпимо жгущие глаза.
        Руки Еремушки сами собой разжались, девушка опустилась на ноги и прижалась к нему. Не веря своим глазам, они застыли на месте, а затем парень потянул сомлевшую от страха Русану за руку, и они побежали. Лишь один раз, прежде чем вершина холма скрыла лес, он обернулся - нелюди, несколькими колоннами вытягивались из леса…
        Вершину холма, на склонах которого расположился Город, опоясывали стены крепля - толстые дубовые бревна, вкопанные в землю, грозно поднимались заостренными концами на высоту пяти сажен. Над воротами была устроена площадка, а изнутри стен, поверху, тянулся узкий настил, где во время сражений находились ратники.
        - Идут! Идут! - закричали со стены, там уже видели приближающегося врага. Заскрипели ворота, мужики заложили бревна-засовы. На дымовом дворе чадили костры, там кипятили смолу.
        Вещая Хазара поднялась на стену, обнося ратников настойкой - два дружинника несли следом за ней кадку, откуда эта еще не старая женщина черпала ковшом мед, настоянный на разных травах, секрет которых мало кто знал. Настой унимал дрожь в коленях и наливал руки силой, что было совсем нелишне перед сечей.
        Страшные пришельцы разметали несколько изб и из бревен принялись складывать клеть. Работали они быстро, и через некоторое время недалеко от ворот города поднялась башня. Со стен было видно, как жуткие и неведомые, сбились в кучу и принялись передавать друг другу какой-то предмет, при этом громко крича:
        - Гха!.. Гха!
        - Топор! Каменный топор! - наиболее зоркие из городских воинов разглядели этот предмет. Враги облепили огромную клеть и, полив чем-то наклонные бревна, на которых та была сложена, покатили башню под уклон, вскоре она прижалась к воротам. Площадка над воротами, где уже находились ратники, была накатана из бревен и огорожена тесаными плахами. Ударили мечи, и яростные крики разорвали наполненную ожиданием тишину. Вскоре хряско ударившись о землю во двор крепля, упал сброшенный сверху.
        - Нечисть! - облегченно вздохнули в толпе, тут же окружившей невиданную тварь. С площадки - места боя, зажимая окровавленную руку, по лестнице спустился Младеня. Крикнули Хазару, пока вещая женщина перевязывала Младене - городскому стражнику рану, выстиранной в настое целебных ран холстиной, тот рассказал:
        - Неловкие они, уклониться можно, их уже с десяток положили, я тоже троих бросил. Сыновца княжьего зарубили, споткнулся не вовремя…
        Еремушка взял у него меч, он был измазан коричневой кровью, но этому никто не удивился.
        - Нечисть - одно слово!
        Хотя и был не его черед, он полез по лестнице наверх. Дружинники уже теснили поганых с клети. Жутко сверкая глазами, те срывались вниз, а тех, кто пытался спуститься сам, доставали мечами. Еремушка боязливо обошел убитых и встал радом с дружинниками. Он взмахнул мечом, и страх прошел… Башню, сооруженную нечистью, очистили быстро, и битва переместилась на землю к воротам крепля.
        Ратники рубили дружно и медленно продвигались вперед, а упыри, густо оставляя трупы, неуступчиво пятились. Все новые и новые дружинники вставали в строй. Уставшие далеко не отходили, кто ложился на траву, судорожно глотая воздух, кто пил родниковую воду, принесенную прямо на поле боя и, скопив силы, вновь принимались за работу. Близкая победа гнала усталость. Со скрипом распахнулись ворота, из них летели конные, бежали вооруженные, чем попало мужики…
        Неожиданно наступил сумерек, перед мысленным взором появился бешено вращающийся голубой круг. В последний раз, но уже неясно, мелькнули разгоряченные лица бойцов. Круг, замельтешив, остановился и быстро растаял, словно его и не было вовсе. Вместе с кругом растаяло и то, что видел Лен Арет - командир сверхтяжелого звездолета «Миф». Вокруг него вновь застыл чужой, голубовато - прозрачный мир, странный и удивительный.
        ГЛАВА 25
        Монотонный шелест листвы и мелкие ссоры разнообразной живности - действовали успокаивающе, Нат незаметно прибавил шаг, то и дело наступая на сучья, и треск их теперь уже не казался ему таким оглушительным, как вначале. А из головы не выходило: что же с ним случилось? Произошло нечто страшное, что Нат никак не мог себе объяснить. Он вздохнул, что еще впереди?
        Вдруг он боковым зрением увидел перебегающего от дерева к дереву зверька. И понял, что этого или похожего он уже замечал неоднократно.
        - Кто же мной интересуется? - подумал он и укрылся за деревом, потопал ногами, якобы уходя, затем выглянул из - за ствола, неосторожно приблизившийся зверек резко метнулся в одну сторону, затем в другую, и исчез в кустах. Нат успел рассмотреть преследователя. Явно пресмыкающееся, гребень на круглой голове, небольшой хвост, лапки кривые, весит килограммов тридцать, отдаленно напоминает земного геккона.
        Пронзительный визг заставил его вздрогнуть. Поверху и понизу, совсем не боясь его, разбегалось, разлеталось многочисленное зверье. Могучее утробное шипение обожгло слух, впереди, совсем недалеко, поднималась огромная серая громада.
        - Дракон! - с ужасом узнал Нат чудовище.
        Запоздалый примат, отчаянно вереща, попытался огромным прыжком спастись, но неуклюжий с виду ящер резко бросил ему вдогонку свое тело, из раскрытой пасти, словно бич, неуловимо быстро вылетел длинный раздвоенный на конце язык, которым монстр на лету схватил беглеца, и тот исчез, обрывая крик, в пасти гиганта.
        Лишь когда дракон опустился и стал казаться кучей лежалых листьев, Нат на слабых от страха ногах поспешил прочь.
        Страх великий учитель, его понимают с полуслова. От беспечности Ната не осталось и следа. Лес успокоился быстро - эта картина, видимо, здесь была привычна, а он пришел в себя далеко не сразу. Теперь ему в каждом бугре, в каждой куче лежалых листьев чудилось чудовище. Но идти было надо, и он шел, вглядываясь и вслушиваясь в такую опасную безмятежность. Страх, поднявшийся на дыбы, постепенно улегся. Горы медленно приближались.
        - Пора и отдохнуть. - Решил Нат и, бросив на траву ранец, улегся, не засыпая, а уходя в полудрему, оставляя сторожевые центры бдить. Шорох…он открыл глаза, на него смотрело чудовище, сквозь полуоскал частокол зубов, глаза огромные выпуклые, пронзительные. У него невольно вырвался вскрик и … зверек смотревший на него в упор рванул и скрылся в кустах. Нат вскочил и замер, вскоре зверек выглянул из - за ствола дерева. Нат встретил его взгляд взглядом, тот не исчез, и внимательно изучал человека глазами. Человек развернул ранец, получился стол. Достал из ранца яблоко и хотел откусить, но подумал: зверек пресмыкающееся… и кинул яблоко аборигену. Тот быстро работая челюстями, смял его в мгновение. Нат показал зверьку еще одно яблоко, было слышно, как тот зашипел, и заходил кругами - он явно хотел земную пищу. Нат бросил яблоко недалеко от себя, тот не сводя с человека взгляда, медленно подошел и резко хапнул добычу, но отскочил недалеко - видимо человека он не очень боялся. Нат выложил все из ранца и провел инвентаризацию. Что ему может пригодится в его нынешнем положении? Оставалось одно яблоко,
несколько пакетов сухого пайка и еще крупные таблетки разнообразного свойства - дыхания, внушения, переводчика…
        Он заметил под деревом палку и подумал: дубина ему пригодится, Нат сходил за ней, а вернувшись, уже не увидел яблоко, рядом с ранцем пытался стоять зверек, его качало, он яростно вращал глазами. Нат присел рядом, пресмыкающееся наконец уставилось на человека и… Нат подскочил когда тот внятно произнес:
        - Надо дать, быть, хотеть, показать…
        Зверек молол чушь на понятном человеку языке. Нат осмотрел стол и понял, тот спорол таблетку переводчик.
        - Да прав был профессор китаец, когда говорил, что мы можем с помощью наших средств переводить даже с языка животных, тогда. Нат уточнил:
        - Что уже получалось…
        Китаец сразу скис:
        - Пока нет, но…
        Нат видимо первый из людей понимал животное, а то верещало:
        - Хочу это - и лапкой указало точно на то место где лежало яблоко.
        - Все… это кончилось.
        - А не все есть?
        Нат улыбнулся и взял тюбик.
        - Вот осталось только это, - и выдавил из тюбика почти все в полуоткрытую зубастую пасть.
        - Ух… вкусно…надо…
        - У тебя имя есть? Тебя как зовут? Вот меня зовут Нат - человек постучал себя по груди.
        - Меня не зовут. Кому звать.
        - Теперь ты… нечто разумное, тебе полагается иметь имя. Хочешь, я тебя буду звать Геки.
        - Я - Геки? Я имею имя.
        Вдруг новоокрещенный Геки мгновенно испарился, вроде был и … на Ната с дерева свалилась огромная змея, тяжелая, толстая она попыталась обвить его вокруг пояса, но Нат выдернув из ножен нож, разрезал тварь пополам и вот уже две половины змеи, с бешеной скоростью крутили на траве спирали. Тут, же появился его новый друг. Нат возмутился:
        - Я даже не почуял…
        - А ты чуй!
        - Да вот не умею!
        - А ты чаше носом води!
        - Давай двигаемся дальше - Нат собрал ранец и закинул его за плечи.
        Он, стараясь не думать о постороннем, все внимание сосредоточил на дороге. У него была сейчас только одна цель - дойти! Он словно очутился на острове надежд посередине океана отчаяния.
        Идти было нетрудно, толстый ковер листьев мягко пружинил в ногах, заросли кустарника встречались не так часто. На фоне темно-коричневой листвы серебристый комбинезон и светлые волосы Ната были ярким пятном, он был на виду у всех. Геки семенил рядом, то исчезая в траве, то перепрыгивая с кочки на кочку.
        Между деревьями появился просвет. С каждым шагом просвет светлел все больше и больше. Лес кончился. Нат оказался на опушке - впереди огромная поляна странного желтого цвета. Нат присмотрелся - желтый цвет придавал поляне песок - перед ним лежала… пустыня? Переходить открытое пространство явно опасно, обходить - лишние три - четыре часа:
        - Что же делать? - Он надолго задумался.
        - Ты что хочешь здесь отложить яйца? - поинтересовался Геки.
        Нат ответить не успел - неподалеку в кустах послышался треск веток, и на песок выкатилась черепаха, … во всяком случае, очень похожа, но панцирь этой твари был покрыт частоколом длинных, острых игл и весила она, наверное, с четверть тонны. Рядом с ней семенили на шести лапках два насекомых видом напоминавшие земных муравьев, но размером с небольшую свинью каждый. Один из них подошел к черепахе и откусил иглу.
        - Ничего себе кусачки? - тихо ахнул Нат.
        Затем к черепахе приблизился второй и тоже откусил иглу. Вдвоем они быстро очистили панцирь от игл. Из-за кустов появилось еще с десяток муравьев, они чуть приподняли черепаху спереди и поволокли ее по песку за деревья. Из-за кустов выкатилось еще несколько черепах и множество муравьев, которые сноровисто подстригали черепахам панцири и затем шустро транспортировали их за деревья.
        - Пустыню придется обойти! - твердо решил Нат.
        Тем временем на песок с тихим шелестом выкатилось новое стадо черепах и с ними их погонщики - муравьи, которые принялись за свое дело. Нат обратил внимание: песок был усыпан тысячами игл. Вдруг на открытое пространство выскочил паук, огромный, три пары ног - словно огромные косы, сочленения их в двух метрах над низко посаженым вытянутым телом. Паук быстро бежал, пересекая пустыню, муравьи, широко раскинув по песку шеренгу, последовали за ним. У паука скорость была много выше муравьиной. Но, тем не менее, преследователи двигались уверенно. Нат напряг зрение, сдвинув вживленные в зрачки кристаллики, изменил фокус - дальнозоркость резко усилилась. Тот край пустыни оказался обрывистым, вскоре муравьи прижали метавшегося паука к стене обрыва.
        - Пора отсюда убираться! - подумал Нат и повернулся, но вдруг услышал хруст веток и тут, же увидел черепаху, затем вторую, а за ними двигались муравьи - они гнали добычу на песок - человек оказался на их пути.
        Нат погладил себя по волосам:
        - Постригаться еще рано… - и выхватил концентратор энергии, но тут, же понял: здесь в кустах любая ветка на пути импульса заставит его сработать. Парализатор? Он сдавил в ладонях рукоять аппарата и направил его в сторону муравьев, но на насекомых парализатор не действовал и Нат откинул его.
        Геки не было видно, - тот видимо чуял уже где - то далеко отсюда.
        - Залезть на дерево? Нельзя - насекомые его на нем блокируют, да, наверное, они не хуже его лазают. Нат побежал вместе с черепахами на песок, муравьи, как по команде, поспешили к нему. Он забрался на черепаху, что была крупнее других, та чуть осела под его тяжестью, но не остановилась - лишь на песке за ней потянулась борозда от волокущегося тела.
        ГЛАВА 26
        Командиру звездолета Лену Арету казалось - это тянется тяжелый полусон - тягучий цветной кошмар, когда сознание почти проснулось и уже ощущает реальность, но в то же время находится еще во власти сна и человек не может заставить себя двинуть рукой или поднять веко, чтобы увидеть и облегченно вздохнуть.
        Он никак не мог осмыслить, осознать свое нынешнее состояние.
        - Кто он теперь? или может, что?
        Его окружало голубовато-прозрачное пространство, которое просматривалось на большое расстояние - словно земное небо, только здесь небо было и снизу и со всех сторон.
        По этому пространству в разных направлениях перемещались странные фигуры - цветные, быстро пульсирующие тела, из которых во все стороны торчали длинные гибкие лучики. Цвет фигуры меняли, и спектр их был огромен. От совершенно прозрачного, когда, были лишь чуть заметны очертания, до таких ярких и сочных, каких человеку ещё не приходилось видеть.
        Лен Арет догадывался - эти фигуры разумны, и сейчас он выглядит точно такой же цветной кляксой… Его постоянно сопровождали стаи фигур. Они, мешая сосредоточиться, назойливо кружили рядом, неприятно ощупывали его своими лучиками и кололи чем-то, словно легкими зарядами электрического тока. Но постепенно фигур становилось меньше и меньше, а затем осталась одна, которая, исчезая ненадолго, постоянно находилась рядом…
        Уже не раз перед глазами, если сейчас можно было так выразиться, появлялся загадочный голубой круг, вращение которого гипнотизировало его и вызывало видения. Лен Арет понимал - это они, эти странные фигуры каким-то образом заставляют его вспоминать то, что когда-то было с ним. Вспоминать ярко, со всеми мельчайшими подробностями. Во время этих видений его реальное сознание исчезало, и он словно наяву участвовал во внушенной ему жизни. Цветные фигуры возвращали его память к старту звездолета, и он снова переживал волнение прощания с Землей. Они хотели видеть его прежние космические экспедиции, и Лен Арет вновь терпел лишения, на которые так щедр космос. Цветные фигуры, используя его память, могли проникать и в далекое прошлое. Даже более того, те могли, вернув его сознание на тысячу лет назад, в память далекого предтечи - Еремушки, сконструировать невероятные события, и тогда его далеким предкам приходилось сражаться с нечистью - порождением глубин космоса, и происходило это так правдоподобно, что становилось жутко.
        Противостоять вторжению в свое сознание Лен Арет никак не мог, не хватало сил отвести внутренний взгляд от гипнотического вращения цветного круга, и его память, основа разума, суть человеческая, что же может быть ее сокровеннее, вопреки своей воле, повиновалась другим.
        Лен Арет чувствовал себя в этом чужом мире словно ребенок, который не умеет ни ходить, ни говорить, и он взбунтовался. Ему нужно было определить свое место в этой бесплотной цивилизации. Землянин ощущал в себе новые, неизвестные человеку чувства, и он принялся без конца экспериментировать ими. Знакомая фигура, явно ощущая его попытки, постоянно кружила рядом.
        - Наконец-то - вдруг услышал Лен Арет и тут же догадался: он понимает мысли разноцветного спутника.
        Теперь осталось научиться, как излагать свою информацию, - обрадовался он, - это оказалось совсем просто!
        - Кто вы такие? - возбужденно поинтересовался Лен Арет, определив, что обмен мыслями получается.
        - Мы бессмертные, - отозвалась цветная фигура, - ты теперь тоже бессмертный.
        - Бессмертный?
        - Да, тебе повезло, ты никогда не умрешь!
        - Интересно… Кстати, у вас имена-то есть?
        - А как же, - вопрос удивил бессмертного, - меня, например, зовут Юффи.
        - А откуда вы взялись?
        - О! Это так долго объяснять…
        Лен Арет принялся настойчиво расспрашивать бессмертного, а его интересовало все в этом невероятном мире, в котором он так неожиданно оказался. Арет с помощью своего нового друга начал осваиваться в непривычном, мягко говоря, для человека окружении, а человек мастер приспосабливаться, и разум, что сейчас только и оставалось у землянина - самый совершенный инструмент для этого.
        - Итак, я бессмертный, я буду существовать вечно, правда, в виде какого-то излучения, живого отпечатка, способного мыслить! - вживался в новую форму бытия Лен Арет. А его память по-прежнему насиловали.
        - Нельзя ли этому как-то воспротивиться? - спросил он у своего нового разноцветного друга.
        - Для этого нужно быть сильным, - объяснил тот…
        Некоторые фигуры Лен Арет уже узнавал, к некоторым испытывал неприязнь, а одну, у которой преобладали темные тона, он успел возненавидеть. Как только появлялась она, неизбежно начинались видения.
        Лен Арет спросил про нее у Юффи.
        - Это адмирал, - шепнул тот. Бессмертный боялся его, и когда адмирал появлялся, он сразу же исчезал.
        - Он что здесь самый главный?
        - Есть еще Гиэри - Орр, летописец, основатель…
        С Юффи землянин сдружился, правда, бесхитростный забавный его новый друг не очень-то любил рассказывать о своем мире, видимо тот за тысячи и тысячи лет изрядно надоел ему. Возраст бессмертной цивилизации землянин определил с его слов. Да и не все, о чем просил его рассказать Лен Арет, тот знал. Бывший командир звездолета просил его научить управлять чужой памятью, Юффи, как и все бессмертные, умел это делать. Он добросовестно принялся учить землянина, но у того не получалось.
        - Для этого надо иметь большую силу воли, - объяснял Юффи, ему нравилось быть учителем.
        Лен Арет расстраивался, но бессмертный, завистливо притеняя краски, успокаивал:
        - У тебя получится.
        Общаясь между собой, бессмертные обменивались не только информацией, но и зрительными образами и чувствами. Лен Арет иногда вспоминал для Юффи, к восторгу того, что-нибудь из жизни землян, а тому было интересно все: и вид городов, и подводный мир океанов, интимная жизнь людей и… и он просил вспоминать еще и еще, до смерти надоедая Лену Арету: тот решил однажды …
        - Хочешь такое… что долго не забудешь, - спросил он.
        - Хочу! Хочу! - в предвкушении "такого", обрадовался бессмертный.
        Лен Арет мысленно стиснул зубы, и планета Арет, ее горный пейзаж встал у него перед мысленным взором, крик Гарана больно ударил по ушам, чудовище подняло когтистую, покрытую чешуей лапу. Человек, ярко вспоминая, направил бурю своих чувств: страха и ужаса на бессмертного. У того мгновенно скрутились лучики, он резко метнулся и исчез. Лен Арет тут же пожалел, что поступил так с вечным, и когда тот появился вновь, он долго успокаивал его.
        ГЛАВА 27
        Человека, устроившегося на панцире черепахи, окружала армада гигантских муравьев, которые медленно, но неумолимо приближались. Один из них был уже совсем рядом, Нат направив на него излучатель энергии, нажал кнопку - импульс оказался мощным - насекомое разорвало на части. Нат уменьшил силу импульса - второй муравей получил рваную рану в полспины и Нат еще раз уменьшил мощность, следующий, пожелавший познакомиться ближе, от удара опрокинулся на спину и засучил в воздухе лапками. Вдруг, из - за деревьев появился паук, затем второй. Они бежали, ловко лавируя между телами хищников - длинные ноги быстро мельтешили в воздухе. Муравьи пытались схватить их челюстями, хотя те и перемещались шустро, но врагов было много, пауки один за другим погибли…
        Толпа муравьев уже смыкалась вокруг черепахи, которую оседлал человек. Он перекидывал концентратор энергии из стороны в сторону, бил и бил по гигантским насекомым, к десяткам убитых присоединяя десятки, а к нему двигались сотни и сотни живых. Нат понял: скоро конец! Неожиданно из-за кустов прямо на него выскочил паук. Видимо его соблазнило пространство, которое человек отвоевал у муравьев. Нат ухватился за летящую ногу и оказался на хитиновой спине паука, и, предугадывая путь гигантского насекомого, бил излучателем энергии по тем муравьям, которые находились на этом пути.
        Оглушенные импульсом шестиногие хищники заваливались на спину, на бок. Паук ловко мчался по ним и наконец, вырвался на открытое пространство. Скорость его от тяжести человека упала, но все равно была выше, чем у муравьев. Паук быстро следовал на противоположную сторону пустыни. Обернувшись, Нат увидел: муравьи, раскинув по песку шеренгу, следовали за ними. Он взглянул на указатель мощности концентратора - энергии уже не осталось. Нат с сожалением выбросил ставшее бесполезным оружие. Паук добежал до обрыва. Путь назад и в стороны отрезала шеренга муравьев. Нат спрыгнул со спины паука, и, хватаясь за обнаженные узловатые корневища деревьев, растущих наверху, без труда поднялся по стене обрыва. Но прежде чем пуститься в путь, обернулся - муравьи прижали паука к обрыву, тот встал на задние лапы, а передние тянул кверху, он лишь чуть не доставал ими до верха десятиметровой стены. Нат не раздумывая, лег грудью на край обрыва и ухватил обеими руками хитиновую лапу. Паук был тяжелый, далеко за сто килограммов, но он, царапая по неровной стене лапами, помогал себя поднимать. Вскоре гигантское насекомое
оказалось наверху.
        - Ну, спасибо тебе, дружище! - Человек похлопал паука по огромной ноге, а тот, покачиваясь на ходу, двинулся к лесу.
        - Стой. Стой. - Заверещал внезапно появившийся Геки. - Я тоже хочу покататься.
        - Кататься ты опоздал, сбегай вперед, разведай…
        - Что? Что?
        - Ну, посмотри что там…
        Гекки исчез. Нат двинулся вслед, размышлял, какой еще сюрприз готовит ему Болото, времени для сюрпризов было предостаточно. Каждый шорох в этом чужом и страшном лесу заставлял его вздрагивать, каждый пень обходить стороной. Иногда на пути встречались топи, и он с ужасом слышал, как там кто-то невидимый и очень большой грузно ворочался и утробно дышал. Он шел, и болото казалось ему нескончаемым… Вглядываясь в хаос гигантских растений, подернутый грязноватым туманом смрада, ему показалось, что все происходящее с ним не реально, что все это ему кажется, только стоит встряхнуть головой, и он увидит людей, дома, услышит не этот шум дикого леса, а человеческие голоса и смех…
        Нат шел, а точнее, крался по чужой враждебной территории, пытаясь приглушить страх, унять беспокойное дыхание. Горы, видевшиеся теперь уже совсем рядом, подсказывали: идти осталось совсем немного, еще чуть-чуть, но Нат не спешил.
        - Потерпи, потерпи, - удерживал он себя, - целее будешь!
        Вернулся Гекки.
        - Кто нас ждет впереди? - спросил Нат.
        - Нас ждут цветы…
        Сквозь плотный кустарник мелькнуло нечто яркое - желтое с синим. Нат осторожно раздвинул руками упругие стебли - посередине поляны, с короткой и ровной, будто стриженой травой, стоял огромный… цветок? Два желтых, с синими пятнами, мясистых лепестка, словно две створки гигантской раковины, были слегка раскрыты. Ряд черных ресничек по краям лепестков придавал цветку сходство с земными орхидеями, только эта орхидея была размером с небольшой автомобиль.
        На поляне резвились местные приматы - большеглазые, ушастые, длиннохвостые - вылитые земные макаки. Один из них приблизился к цветку, орхидея резво повернула на мощном коротком стебле, широко распахнув ему навстречу лепестки. На Ната потянуло зловоние разлагающейся плоти. Примат с визгом уклонился от мгновенно хлопнувших желтых створок. Нат выдвинулся на поляну, приматы тут же, испуганно визжа, исчезли.
        Геки забормотал:
        - Лучше не подходи - он такой нехороший…
        Плотоядный цветок при приближении человека плотно сомкнул лепестки. Появился дурной, видимо, отпугивающий запах - человека гигантская орхидея боялась.
        Осмелевший Геки подбежал и укусил за ствол, цветок дернулся, Геки испуганно отпрыгнул.
        Нат прошел рядом с замершим растением, пересек поляну и углубился в лес. Не доверяя своим органам чувств, Нат шел крадучись - толстые лианы ему казались змеями, готовыми тут же выпрямиться в прыжке, в кронах деревьев чудилось многолапое и острозубое, а в траве явно притаилось нечто с огненно красными жалом, с которого капает яд. Но у него не было выбора - только вперед. Тем не менее, он чувствовал, что его беспокоит мысль и эта мысль уже не раз заявляла о себе во время его странствий, но он не мог проявить ее и осознать - опасный путь требовал полного внимания. Между тем мысль настойчиво просилась, заставляя вспоминать подробности сегодняшнего утра…
        Итак, все началось с горошины, которая переливалась всеми цветами радуги. Вот он проглотил ее, ощутил горечь и неожиданно потерял память, а до этого…
        - А что было до этого? Ната вдруг осенила догадка:
        - А может, наоборот? Он тогда обрел память и вернулся в этот реальный мир, а до этого он был там, где еще оставались его друзья Генрих - Четвертый и Аттисс Мегибу! Может, и он был такой же нелюдью?
        Стало свежо.
        - Вода тут, - предупредил Геки.
        Река - граница Болота рядом! - ему страстно захотелось увидеть ее, такую желанную и он заторопил шаги.
        - Стой - заволновался Геки, - ты что, не боишься холодной мерзкой воды!
        - Я не боюсь воды, я ее люблю.
        - Я всегда чувствовал, что ты ненормальный. Но не на настолько же!
        Нат расстегнул на груди комбинезон, что бы освежить потную грудь.
        - Да ты линяешь. - Заволновался Геки .
        - Геки нам пора прощаться.
        - Ты куда?
        - Дальше, наверх в горы.
        - С ума сошел. Там же нет жизни.
        - Там мой дом, ты давай иди обратно, я буду смотреть, как ты уходишь.
        - Так пойдем вместе.
        - Нет. Каждый должен жить дома.
        - А ты придешь еще!
        - Нет, Геки, я не приду. Беги…
        - Легкой тебе линьки! - пожелал Геки и побежал.
        Нат почувствовал печаль расставания. Нат только сделал несколько шагов, как грозное утробное шипение заставило его инстинктивно обернуться. Он обмер от страха - нa него надвигалась гора хищной плоти!
        Еще не видя, но, остро чувствуя свою излюбленную добычу - горячее тело теплокровного, а здесь, у реки, это чувствовалось острее, дракон начинал охоту.
        Чудовище уверенно двигалось на манившее его тепло, а Нат медленно, на ватных ногах, отступал, зная, бежать нельзя. Безобразное, в огромных бородавках, глубоко изрезанное морщинами тело монстра медленно приближалось. Бессмысленно остекленевшие глаза огромного ползающего ящера уже нащупывали точку, откуда, в конце концов, а так было всегда, рванется добыча в последней попытке спастись, и тогда глаза, кажущиеся мертвыми, увидят. Нат знал, что драконы видят только быстро движущиеся предметы и он удерживал себя от того, чтобы не рвануть изо всех своих сил. Безвольные ноги еле тащили его. Хотелось визжать от страха. Неожиданно в голове всплыла мысль, что визжат стадные животные, которых инстинкт заставляет дать сигнал опасности другим. Нат давил в себе этот инстинкт, предупреждать все равно было некого - здесь было не его стадо.
        ГЛАВА 28
        Странная штука - время! Смолоду его так много, а вот с возрастом… Человек приблизительно знает свой срок, и когда количество прожитых лет становится явно больше тех, которые он еще надеется прожить, он начинает время уважать, начинает его считать не десятилетиями, а годами, а то и месяцами. У человека вдруг кончается вечность, и он начинает новую жизнь, в которой надо спешить, в которой надо успеть… А у бессмертных не было ни молодости, ни старости, а времени было столько, что оно не ценилось, его даже не считали.
        Бывший командир звездолета "Миф" начинал новую жизнь в иной форме бытия, но со старой, привычной, человеческой сутью…
        Появление адмирала он встретил спокойно. Тот двигался уверенно, было в его манерно изогнутых лучиках нечто человеческое: напыщенность, презрение…
        - Ну, иди, иди! - усмехнулся Лен Арет.
        Тот приблизился, и попытался было установить контроль над сознанием землянина. Человек уверенно отклонил его притязания на право подчинять чужую волю, а затем, обрушил на адмирала все свои чувства, которые он испытал на планете Арет в схватке с чудовищным Гараном. Бессмертный мгновенно опустил лучики, словно побитая собака хвост, несколько раз хаотично метнулся и исчез.
        Лен Арет понимал - на вопросы: что же случилось с их экспедицией, ответы здесь, в этом бессмертном сообществе и что бы найти их - надо вжиться в новую странную форму бытия.
        Юффи, его новый и единственный друг, не любил рассказывать о жизни бессмертного общества. От него Лен Арет лишь узнал, что они не всегда были бессмертными, когда то у них была плоть, и судьба неизбежно нарезала каждому коротенькие кусочки жизни. Называли их тогда овруидами, были еще реликтоны, но это было так давно, что…
        - Впрочем, у нас есть массив информации, и если тебе хочется…
        Слово информация понравилось Лену Арету, и бессмертный указал туда дорогу. Массивом информации оказалось великое множество блестящих нитей, которые, то пучками, то рассеиваясь, пересекались в пространстве замысловатой гигантской обьемной паутиной. Вблизи нити оказались довольно толстыми и в сечении имели прямоугольную форму. Грани были голубыми - цвет напоминал цвет пресловутого круга, что заставлял его некогда терять свое состояние. При приближении к голубой грани усилием воли можно было вызвать на ее поверхности изображение записанной информации.
        Лен Арет тут же начал разбираться в хронологии, систематизации массива…
        Творческий поиск - самая человеческая способность людей, способность, которая сотворила из животного человека. Этот процесс сейчас притупил боль, растворил отчаяние и дал ему силы.
        Прижавшись почти вплотную, Лен Арет перемещался вдоль ярких граней массива информаци. На поверхности под его взглядом оживали картины, и Лен Арет старался побыстрее сообразить - о чем это здесь идет речь?
        Просматривая самые древние разделы массива, Лен Арет наткнулся на запись периода до начала вечности.
        - Ну-ка! Откуда же вы взялись? - он долго подбирал подходящую информацию, но зато нашел самую нужную, все объясняющую, и Лен Арет шагнул в сознание того, чья память была записана здесь. Человек начал жить жизнью чужого, но такого же, как и он сам, разумного существа…
        Оборудование полигона, на котором испытывалось новое оружие, было смонтировано в толще нескольких астероидов, затерявшихся в глубинах космоса. Прозрачный сферический купол надежно защищал отсек наблюдения от Великой бездны. Уге Че - кровный Ана Уоштри, молодой, очень крупный реликтон сидел за пультом управления бинарами. Пульт управления здесь был в точности таким же, как и на флагманах. Повинуясь желанию его рук, огромные бинары медленно разворачивали свое жало, наконец, два ствола из прозрачного металла, внутри которых просматривались спирали ускорителей, замерли.
        Он запустил генераторы, но бинары включать не спешил. Откинув голову на спинку кресла, Уге Че взволнованно подумал:
        Вот наступил тот момент, когда станет ясно, на что было потрачено столько сил и времени! - Хотя он был уверен, что все получится - надежда уже глубоко пустила корни.
        Он нажал обе кнопки сразу. В глубине космоса вспыхнула новая звезда. Уге Че погасил ее, а затем зажег снова и повел бинарами, звезда вытянулась в длинную огненную линию.
        - Отлично! - похвалил себя Уге Че. Не нужно смотреть на показания приборов, было и так все ясно…
        Связавшись по прямой связи с исследовательским центром, он отослал отчет о результатах испытаний, а затем задумался. Сделано, может, самое главное в его жизни, теперь он свободен от обязательств перед теми, кто в него верил, кто на него надеялся, свободен от обязательств перед самим собой. Вот, наконец, и пришло время изъявить свою волю…
        Уге Че поднялся из кресла и несколько раз прошелся по отсеку. Над его головой горели яркие звезды, на душе лежала печаль. Когда Уге Че узнал, что он не кровный славной семье Уоштри, а был ими усыновлен, в нем что-то сломалось…
        Уге Че вновь опустился в кресло и вздохнул. С тех пор, как он узнал, что его родители погибли на планете Овур, когда она была еще открыта для посещения, он так и не смог придти в себя. В общении с другими у него появились трудности, что-то не заладилось с друзьями, постоянно думалось, как жить дальше? Вот сейчас он может изъявить свою волю. Никто не сможет упрекнуть его в этом - результат есть, да еще какой!
        Незаметно он уснул. Ему снился Повелитель Овура. Грозный Властелин улыбался и говорил:
        - Не печалься, Уге Че, я верну тебе родителей…
        Комиссию на полигон привез шеф. Члены комиссии, среди них было несколько военных, столпились в стороне и оживленно разговаривали на отвлеченные темы.
        Уге Че на всякий случай еще раз все тщательно проверил - хотелось избежать тех досадных мелочей, которые так портят впечатление от хорошо сделанной работы. Шеф неспокойно спросил:
        - У тебя все в порядке?
        Уге Че кивнул и сел в кресло, взял в руки рычаги бинаров и неожиданно дрогнувшим голосом произнес:
        Начинаем!
        Демонстрировал свое детище Уге Че, с наслаждением, он с восторгом глядел сквозь прозрачный купол в глубину космоса, где его бинары распарывали тьму, и представлял: будто бы он на флагмане, а там, в бездне, боевые корабли тигменов.
        Один из членов комиссии, который был в форме флаг-капитана, заискивающим голосом попросил:
        - Можно попробовать?
        Уге Че уступил ему свое место. Флаг-офицер владел бинарами мастерски. Пока тот чиркал молнии в звездной бездне, к ученому подошел шеф.
        - Что, подвигов захотелось? - спросил он.
        Уге Че понял: тот язвит по поводу изъявления им своей воли.
        - Мы тоже здесь воюем, - руководитель проекта вяло улыбнулся, - ты нужен здесь!
        Уге Че, боясь проявить слабость, упорно молчал. Шеф понял: молодого ученого не уговорить.
        ГЛАВА 29
        Смерть дышала тяжело и противно. Огромная пасть дракона в такт дыханию приоткрывалась, и тогда Нат видел, как дрожал в нетерпении огромный язык, готовый в мгновение ока вылететь и схватить добычу, а добыча, холодея от ужаса, медленно пятилась. Вдруг Нат почувствовал, что медленно проваливается, а когда холодная вода закружила его, он понял: подмытый берег не выдержал и сполз вместе с ним в воду. Горячо накатилась радость нечаянного спасения, и он заорал от избытка чувств:
        - А! Что! Съела!
        В несколько махов он переплыл небольшую речку и поднялся на другой берег. Ноги дрожали, и он без сил опустился на гальку.
        - Проклятая ящерица! Как напугала! - он с ужасом глянул на противоположный берег, где стеной стоял лес.
        Недолго передохнув, здесь оставаться было еще опасно, Нат начал подниматься. Пологий берег вскоре перешел в крутой склон горы. Идти стало труднее. Утомляла не крутизна, а мелкие камешки, осыпавшиеся под ногами, и лишь воздух, чистый и чуть прохладный, давал силы. Вдруг из-за камня появился зверь, который здорово напоминал собаку - небольшую, поджарую. Нату показалось, что подобного зверя он уже видел. Точно! Такой же, отлитый из металла, с кисточками на концах острых ушей, стоял над входом в храм, изображенный на картине, которую они обнаружили на внеземном корабле. Зверь, встретив взгляд человека, испуганно прянул в сторону и скрылся за камнем. Нату что-то подсказывало - это тот самый зверь. Но какая могла быть связь между местами, удаленными друг от друга на такие немыслимые расстояния? А связь, похоже, была, и ему сделалось тоскливо. Он вдруг ощутил свое ничтожество в масштабе происходящих событий.
        Он еще долго поднимался вверх, но, наконец, решив, что поднялся достаточно высоко, чтобы чувствовать себя в относительной безопасности, оставив мысли на потом, лег на плоский теплый камень, и его веки мгновенно сомкнулись…
        Проснулся Нат от какой-то тревоги. Сердце щемило, во рту пересохло. Приподнявшись, он увидел их - сна как не бывало! Они стояли чуть поодаль, оцепив его полукольцом.
        - Кто это? - скорее с удивлением, чем со страхом подумал он. Внешне они сильно походили на людей. Невысокого роста, примерно Нату по плечо, у всех огненно-рыжие волосы. Глаза большие, почти прямоугольные - такие зеленые экранчики, в центре которых метались золотистые искорки зрачков. Одеты все одинаково - темные брюки, заправленные в высокие ботинки, серые гимнастерки с короткими рукавами и длинным рядом мелких пуговиц. Гуманоидов было двенадцать. Все вооружены, похоже, ружьями, стволы которых были направлены в сторону человека. Нату стало жарко - чуть что, с ним церемониться не станут. Один из них вышел вперед и произнес на языке олду:
        - Ашу? - явно спрашивая.
        Нат промолчал. Тот повернулся к своим и заметил:
        - Не понимает!
        Когда людей готовили к экспедиции, в их памяти были записаны все языки и диалекты аборигенов планеты, тогда могли бы и перестроить речевой аппарат, но так как контакт не предусматривался, этого не сделали, и теперь Нат, ломая язык, попытался объяснить им, кто он и откуда. Они его не поняли. Тогда он ткнул пальцем в небо и сказал, что оттуда. Это неожиданно удовлетворило незнакомцев.
        - А вы сами кто? - с трудом выговаривая чужие слова, спросил Нат. Незнакомцы объяснили, что они олду.
        Тот, который расспрашивал, видимо он был у них старшим, дал команду, и они тронулись. Человека, приглашая, ткнули стволом в спину. Да он и сам пошел бы с ними, их вид у него страха не вызывал…
        Отряд поднимался в горы. Все выше и выше. На небе появились фиолетовые оттенки.
        - Скоро будет темно, - отметил Нат, прыгая с камня на камень, - день сегодня какой-то бесконечный.
        Он замечал, что олду исподтишка наблюдают за ним, как впрочем, и он за ними.
        Вскоре Нат легко различал их. Один из олду оказалась другого пола. Нат обратил внимание на нее даже не из-за внешности, а из-за любопытства, которое она никак не могла спрятать в своих огромных глазах. Встречаясь с ним взглядом, она быстро отворачивалась, но любопытство видимо у нее было неподавляемым чувством, и она вновь находила его глазами. Нат решил заговорить с ней:
        - Красиво здесь у вас! - Сильно косноязыча произнес он и обвел округ вытянутой рукой.
        - Да, да! - она поддержала его, - Красиво. Горы!
        - Я тоже люблю горы.
        - Там тоже есть горы, - удивленно спросила она, тыча пальцем в небо.
        У Ната в груди что-то всхлипнуло…
        А фиолетовая ночь занавешивала небо. Нат двигался все тише и тише, ему не хотелось в темноте переломать себе ноги, а у спутников, вызывая у него оторопь, начали светиться зеленые глаза - видимо они хорошо видели в темноте. Вскоре ему пришлось остановиться. Девушка спросила с тревогой:
        - Что с тобой?
        Он обьяснил - их очень изумила его неполноценность. Отряд решил встать на стоянку. Шли они давно, и идти предстояло долго, а отдыхать безопаснее было ночью.
        Нат лег на камень, но прежде чем заснуть, попытался осмыслить события этого самого длинного в его жизни дня. Девушка лежала рядом, он слышал ее беспокойное дыхание. Но помнилась лишь та страшная картина - дракон, грозно надвигаясь, принуждал его бежать.
        - Расскажи что-нибудь, - попросила девушка.
        - Хочешь, расскажу про дракона? - предложил Нат, уже чувствуя, что засыпает.
        Когда он проснулся, было еще темно, но по тому, как хотелось есть, понял: спал долго.
        - Ну, ты и спишь, - с восхищением произнесла девушка, заметив, что человек открыл глаза, - а мы уже поели!
        Нат почувствовал, как она положила что-то в его руку. Он на всякий случай это понюхал.
        - Да ты ешь, не бойся - успокоила она.
        - Откуда ты знаешь? - проворчал Нат и осторожно надкусил кусочек того, что дала она: оказалось даже вкусно.
        - Хочешь еще? - предложила она. Нат хотел. Съев еще несколько кусочков незнакомой, но вполне съедобной пищи, он почувствовал себя сытым.
        - А я тебя первой увидела! - девушка молчать не любила, - смотрю, лежит что-то!
        Нат слушал ее с улыбкой.
        - А ты про какого дракона хотел мне рассказать? Про того, что в Болоте?
        Нат кивнул.
        - А ты видел? - с сомнением в голосе спросила девушка. - Говорят, кто увидит дракона, тот погибает?
        Да, это правда, но мне повезло.
        Небо быстро светлело. Старший сказал: - пора! Все засуетились. Ната небрежно поторопили стволом ружья. Девушка зашипела:
        - Эй, ты, поосторожнее!
        Когда все двинулись, Нат взял руку девушки и сказал, что благодарен ей. Она заметила, что он всегда может на нее рассчитывать.
        - Звать-то тебя как? - спросил Нат.
        - Ветта! - она вздохнула. - Тебе нравится?
        - Нравится, - серьезно ответил Нат.
        - А мне не очень.
        Узнав, как зовут его, она спросила:
        - Нат, а до туда далеко? - и ткнула в небо пальцем, как когда-то он.
        - Земля, - медленно, с чувством произнес он.
        - Земля, - довольно похоже повторила она.
        - До Земли далеко, - сказал Нат дрогнувшим голосом.
        - А как далеко? - оживилась девушка.
        Нат улыбнулся.
        - Ну, сколько идти? Тысячу циклов?
        - Пожалуй, я тебе не смогу объяснить этого.
        Олду шептались, поглядывая на него. Нат слышал, как старший бросил кому-то, видно в ответ:
        - Там разберутся!
        Землянин заметил, что во время движения принимались меры предосторожности. Впереди по склону хребта, по которому передвигался отряд, пробирались дозорные, оружие все держали наготове.
        - А что такое Ашу? - вдруг вспомнил Нат слово, которым его встретили
        - Ашу… - девушка сморщила лобик, - Ашур Ганима - легендарный город, который якобы есть под поверхностью, в недрах гор… многие верят. Говорят, что у жителей Ашу волосы светлые, а глаза голубые.
        - А…
        - Тебя приняли за Ашу!
        Внезапно громко, леденя душу, ударили выстрелы…
        ГЛАВА 30
        Маргилана - планета, где зародилась и развилась цивилизация реликтонов, быстро надвигалась из тьмы Великой Бездны. Уге Че с тревогой ожидая очередного поворота судьбы, смотрел в иллюминатор. Звездолет вскоре погасил скорость и лег на околопланетную орбиту. К борту гиганта поспешили грузовые и пассажирские транспорты, на которых пассажиры, вместе с ними и Уге Че, были доставлены на центральный космодром. Затем на рейсовом судне он отправился к месту назначения.
        Марг - столица материнской планеты реликтонов, столица могучей галактики - Пределы, встретила Уге Че - Ана Уоштри шумной суетой улиц и новой модой архитектурных сооружений. Он неторопливо шел по улицам и глазел на дома. Вид некоторых у него вызывал восхищение, на некоторые он смотрел с недоумением, на иные смотреть было дико. Здание штаба космического флота оставалось прежним - огромным и мрачным. Дежурный в приемной попросил подождать. К Уге Че вышел уже знакомый флаг-офицер, который так мастерски владел бинарами.
        - Проходи, проходи, - приветливо улыбаясь, пригласил он и, открыв дверь, пропустил вперед молодого ученого.
        Затем на лифте они поднялись на второй этаж и вошли вбольшой, круглый зал.
        - Это оперативный отдел, - пояснил флаг-офицер, приглашая гостя в кресло.
        В помещении медленно гас свет, и так же медленно в глубине стен стали проявляться звезды.
        Экраны биопроницателей! - догадался Уге Че, восхищенно оглядывая зал. На переднем плане четко определилось яркое созвездие. Заметив вопросительный взгляд гостя, флаг-офицер подсказал:
        - Это Спорады!
        - Тигмены! - вдруг ахнул Уге Че, увидев колонну боевых звездолетов.
        - Тигмены, - вздохнул флаг-офицер.
        - Так куда же они идут?
        - Они идут на Спорады!
        - Им нужен плацдарм?
        - Да!
        - Неужели захватят?
        - Если захватят, для нас это будет трагедия, - помрачнел флаг-офицер, - этого допустить никак нельзя!
        Уге Че смотрел на огромное созвездие Спорад и прикидывал - флот тигменов был угрожающе близок.
        - А где же наши? - воскликнул он.
        На экране, указывающая стрелка биопроницателей подошла к полоске, - это оказались вытянутые в линию боевые корабли. Их было удручающе мало.
        - Да… - тяжело протянул Уге Че.
        - Смотри сюда, - флаг-офицер привлек его внимание к верху экрана. Уге Че заметил маленькие голубые иглы, выстроенные конусом. Конус перед сражением строили только боевые корабли Властелина Овура.
        - Овруиды? - удивился он, - флот овруидов прикрывал другой сектор Пределов.
        - Они нам уже не первый раз помогают, - сообщил флаг-офицер.
        - Успеют?
        - Они успеют, главное не дать тигменам высадить десант и установить преобразователи.
        - А они смогут?
        - Овруиды воюют что надо, - голос офицера был серьезным.
        В помещении загорелся яркий свет, корабли тигменов, флот Властелина Овура и скопление звезд исчезли.
        - Ну, что? - улыбнулся флаг - офицер, чувствуя, что увиденное потрясло молодого ученого.
        - Я хочу быть там, - твердо произнес Уге Че, протягивая руку туда, где совсем недавно сверкало серебро Спорад.
        - Пока ты доберешься туда, бои закончатся, - возразил флаг-офицер. - У нас есть для тебя другое предложение!
        Он объяснил ученому, где тот нужнее всего Пределам. Подумав, Уге Че согласился - хотя предложение было довольно неожиданным. На прощание флаг-офицер пригласил:
        - Ты приходи, если будет время!
        На другой день Уге Че, находясь в гостинице для офицеров космического флота, изнывал от скуки. В столице у него ни родственников, ни знакомых не было, а транспорт к месту его службы уходил через три дня. За окном номера, располагавшегося на верхних этажах высотного здания, раскинулся - Вечный Марг… прекрасный знаменитый… много времени собирался город. Со всех концов Пределов свозилось то, что имело художественную или историческую ценность. Лучшие архитекторы галактики сооружали в Вечном Марге здания и дворцы. Самые знаменитые реликтоны мечтали жить в столице. Здесь каждая улица была воспета, здесь о каждом камне в мостовой были сложены легенды.
        Уге Че смотрел из окна гостиницы на Вечный город, но сердце его молчало - город был чужим и холодным.
        Информаторы сообщали о боях в окрестностях созвездия Спорад. Тон сообщений был нарочито бодрый, но Уге Че знал истинное положение дел. Когда сообщили, что тигмены-скверноиды взяты в клещи, его охватило нестерпимое любопытство, и он, помня приглашение флаг-офицера, отправился в штаб флота.
        Флаг-офицер встретил его дружелюбно и проводил до кресла в оперативном отделе…
        Флот тигменов перестроился в две колонны: одна шла навстречу атакующему клину овруидов, вторая встречала эскадры реликтонов. Даже половина кораблей врага значительно превосходила силы реликтонов. Противники быстро сходились - скоро должна произойти схватка. Флагманы реликтонов друг за другом вытянулись в линию, рядом шла колонна опорных крейсеров. Длиной те лишь немного уступали флагманам, но были много уже и казались издали серебристыми рыбинами. А дальше, прикрываясь тяжелыми кораблями, параллельным курсом шли атакующие крейсера и фрегаты, которые в бою должны добивать врага или спасать своих. Тигмены приняли схему боя и уже вытягивали свои тяжелые линкоскоры в линию.
        - Бой будет на параллельных курсах! - заметил флаг-офицер. - Это хорошо только при равенстве сил!
        Уге Че быстро пересчитал силы противника - их линкоскоров оказалось шестнадцать. Флагманов же реликтонов было только тринадцать. Они были примерно равными кораблями и по величине, по силе вооружения и степени защиты. Окутанные голубым защитным полем, головные корабли приблизились на расстояние атаки. Уге Че замер в ожидании, сердце сдавила тревога и … яркие мощные импульсы рванулись с бортов головных кораблей почти одновременно, но ударились о защитные поля, которые лишь нервно затрепетали, отбрасывая чужую энергию. Затем в бой вступили вторые корабли эскадр, и все повторилось - пока поражений не было. Вдруг несколько кораблей тигменов прибавили скорость и по третьему флагману ударили сразу три линкоскора.
        - Это «Посланник смерти! - пояснил флаг-офицер. - В этой войне он уже отличился дважды!
        Тигмены били сверхзарядами. «Посланник смерти» был весь в сполохах голубого огня и вдруг яркость его защитного поля заметно поблекла. Голубая пелена вдруг сползла, обнажая темный корпус, по которому тут же ударили гравитационные орудия, нанося кораблю огромные рваные раны.
        ГЛАВА 31
        Недалекие скалы отражали грохот выстрелов, усиливая их и множа. Казалось: здесь идет большое сражение. В голове у Ната был хаос, он словно парализованный, застыл на месте. Вокруг падали олду. Пребольно ударив в грудь, пуля нашла и его. Нат словно очнулся, и подхватив Ветту на руки побежал, лишь когда повернул за скалы, он опустил ее на ноги, и дальше они бежали уже рядом. Страх, умелый погонщик, гнал их и гнал, пока силы не оставили девушку.
        - Не могу больше, - прошептала она, опускаясь на камень.
        Вдруг из ее глаз хлынула слезы.
        - Что с тобой? - спросил Нат.
        - Наши… погибли…
        - Может, кто и остался жив.
        - Я так с ними долго шла.
        Нат сел рядом, он чувствовал: соленый пот, больно щипал то место, куда, выбрав слабину европинита, ударила пуля. Он сбросил комбинезон и ахнул - вся грудь была в огромном кровоподтеке, в местах, где лопнула кожа, густела кровь.
        Девушка долго смотрела на его рану полными слез глазами, а потом вдруг расхохоталась.
        - Ты что? - пугаясь, спросил Нат.
        - Я думала, ты бессмертный! - сквозь смех выдавила она.
        Неожиданно и ему стало весело, давно уже он так хорошо не смеялся. Вдруг она замолчала и, приложив ко рту пальчик, произнесла:
        - Тсс! Кажется недалеко вода!
        Нат прислушался, ничего не было слышно. Но когда, через пару сотен шагов, им встретился ручеек, он удивился ее чутью.
        Они пошли вниз по течению, выбирая место, где можно было бы остановиться. Ручей, сделав с десяток поворотов и, огибая огромный плоский камень, падал в глубокую узкую пропасть, на дне которой глухо шумел поток.
        Он лежал на камне, она плескала на его окровавленную грудь воду, и боль стихала.
        - Совсем недавно не хотелось жить, а сейчас? - думал Нат, глядя на ее гибкие заботливые руки, на лицо, на котором было написано такое усердие, что его губы сами собой растягивались в улыбку.
        - А теперь я, - закончив с ним, произнесла она, - иди вон за ту скалу!
        Он покорно кивнул и поднялся, она удержала его за руку:
        - Подсматривать не будешь?
        - Да ты что? - задохнулся он от возмущения.
        - Ну ладно, ладно, иди!
        Он завернул за скалу.
        - И не выходи, пока не позову, - вдогонку крикнула она.
        Нат прислонился спиной к отвесному неровному камню и слушал, как она, хохоча, плещется в ручье.
        На чужой и далекой планете рядом с ним оказался друг, это было чудо, жизнь его наполнялась смыслом и надеждой!
        Неожиданно стало тихо.
        - Одевается, - решил он, но какое-то сопение и металлический звук насторожили, и Нат, рискуя навлечь на себя язвительные шуточки, осторожно выглянул.
        - Нет! - прошептали его губы.
        Три зловещие фигуры теснили обнаженную девушку. Она отступала, а сзади ее уже караулила бездна.
        В три прыжка Нат очутился там.
        - Только бы не дать им выстрелить, - билась в голове единственная мысль.
        Оружие у тех висело за спинами, видимо, девушка не казалась им опасной. В один миг он рассмотрел их землисто-коричневые лица, злобно горящие глаза.
        Стерглы на какое-то время смешались, увидев перед собой диковинную тварь. Нату этого хватило. Не замедляя движения, он сходу ударил одного из них плечом, тот, отлетев, судорожно взмахнул на краю пропасти руками и с диким криком скрылся в ее глубине. Метнувшись обратно, Нат видел, как те двое рвут из-за спины оружие.
        - Только бы не дать выстрелить.
        Он зацепил ближнего ногой и толкнул его руками. Тот, поднимая фонтаны брызг, упал в воду. Нат, не останавливаясь, уже ни на что не оставалось бешено летящего времени, туго взводя руку, вкладывая в нее всю свою силу, зная: иначе нельзя, что от этого зависит не только его жизнь - ударил. Ударил точно. Глаза, дико горевшие под нависшим лбом, мгновенно погасли, а за своей спиной, хотя Нат этого не видел, но остро чем-то чувствовал: поднимаясь из воды, стергл уже искал его стволом. Разворачиваясь и отчаянно толкая вперед свое тело, Нат успел поднять кверху граненый ствол, и пуля, предназначенная для него, ушла в безоблачное небо. Он вырвал оружие из рук стергла и опрокинул его на камень ударом приклада в грудь.
        Расправившись с нападавшими, Нат вопросительно посмотрел на девушку и тут же, покраснев, отвел взгляд. Ветта гибко нагнулась и прижала к обнаженной груди одежду.
        - С этим что будем делать? - поинтересовался Нат.
        - Как что? - удивилась она. - Пристрели, да и все!
        Видя его нерешительность, она потянула из рук землянина оружие.
        - Дай-ка, я сама!
        Нат отвел ее руку.
        - Нельзя так!
        - А им можно? Да они нас… - девушка побледнела. - А их нельзя?
        Нат, успокаивая, обнял ее за плечи и повел.
        - Здорово мы их! - девушка уже улыбалась.
        - Надо было бы тебе взять оружие, может еще понадобится.
        - А у меня есть, - Ветта вытащила из кармана брюк черный длинноствольный пистолет.
        - Хочешь, вон в тот камень попаду?
        - Надо было бы там внизу им махать, - язвительно заметил Нат.
        - Знаешь, - она жалобно узила свои огромные глаза, - я так испугалась.
        - А теперь куда? - полюбопытствовал Нат.
        - Пойдем в город, там мы будем в безопасности, там тебя поймут, там мой отец. Жив ли? - Она неожиданно всхлипнула.
        Нат попытался успокоить ее, но его участливые слова только вызывали новые потоки слез. Наплакавшись вволю, она рассмеялась:
        - Там у вас таких наверное, нет?
        - У нас есть всякие, но такой нет уж точно, - серьезно произнес он.
        ГЛАВА 32
        Обездвиженный « Посланник смерти» уходил по инерции вправо, и когда дистанция до рейдеров мрака увеличилась до безопасной, к флагману бросились малые суда, подбирать капсулы с уцелевшими, искатьтела погибших. А сражение продолжалось.
        Построенные в линии корабли противников, выбрасывая яркиие молниии, извергая огненные смерчи, шли навстречу друг другу. У тигменов тоже были повреждены корабли, но они все оставались на ходу.
        Уге Че был потрясен гибелью корабля.
        - .А мои бинары? - спросил он у офицера.
        - Они установлены только на «Маргилане».
        - Почему она не в бою.
        - Это опорный крейсер, корабль погибнет в первой же атаке…
        - Как хотелось сейчас быть там!
        - Я могу передать твое обьемное изображение в боевую рубку, и ты вступишь в контакт с экипажем «Маргиланы».
        - Давай! - обрадоыался Уге Че.
        Его обьемное изображение члены экипажа корабля приветствовали как самого ученого, о котором они так были наслышаны. Он попросил данные бинара установленного на «Маргилане», и тут же убедился, мощность его занижена - дальность боя неоправданно ограничена, плотность фокуса луча не давала поднять температуру до максимальной - установленный бинар был мощнее на треть, чем его заявленные характеристики.
        Боевые построения кораблей противников разошлись. Рейдеры мрака тигменов, отойдя на безопасное расстояние, погасили яркое свечение силовой защиты и стали разворачиваться, разворачивались и корабли реликтонов, которых стало на одного еще меньше. И снова бой.
        Уге Че указал курс и место «Маргиланы» в ордере и сам, руками операторов установил мощность бинаров, сняв с них излишние ограничения.
        «Маргилана» шла сбоку строя, укрываясь за головным флагманом. Уге Че наводил руками оператора бинары на лидер - авангардный корабль тигменов, который был значите льно крупнее своих зловещих собратьев. Линкоскоры противника, готовясь схватиться в ближнем бою, стали покрываться белым туманом силовой защиты.
        - Пора! - приказал он, и бинары ударили. Мимо. Молния прошла рядом с корпусом лидера. - Правее!
        Оператор повел ярким лучом, линкоскор начал отворачивать от прежнего курса, но луч нашел корабль и уперся в его корпус. В месте контакта выпыхнул ослепительный огонь, который пробил мощное силовое поле, расплавляя и расплескивая металл. Луч слабел, утончался, но еще прожигал отверстия в корпусе, сметал надстройки, антенны, сбрасывая множество обломков, кусков обшивки. Флагманы реликтонов уже приблизились на ударную позицию и быстро добили лидера.
        Передовые линкоскоры тигменов ударили по «Маргилане», - корабль встряхнуло.
        - Носовую часть пробило. - Крикнул кто - то.
        - Задраить отсеки.
        - Там же архатерсы. Надо их вывести.
        - Не теряйте времени - архатерсам открытый космос не страшен. - Приказал командир корабля, - они укроются в холодильнике, и могут там находиться сколько угодно. Потом, в тепле и атмосфере они вернутся к жизни.
        Линкоскоры ударили по «Маргилане» сверхзарядами. Более слабое, чем у флагманов защитное поле не выдержало, и по незащищенному крейсеру ударили гравитоны. Два удара разом попали в корму, «Маргилана» потеряла ход, и весь экипаж…
        Мрачный Уге Че сидел в кресле, он был под впечатлением гибели реликтонов, когда в огромные рваные отверстия выбрасывало членов экипажа, когда огонь пожирал живые тела и обломки били, плющили… крик, стон.
        Флаг офицер его утешал:
        - Молодец! Ты уничтожил самый мощный корабль тигменов. «Маргилану» не жалей - корабль выполнил свой долг…
        Тем временем союзники - овруиды вышли на позицию атаки. На острие их боевого конуса - три скоростных транспортных корабля, четыре флагмана значительно отставали от них, а затем кучно шли два десятка опорных крейсеров. Навстречу боевому конусу овруидов тигмены выставили щит из шести линкоскоров, за которым, двигался второй щит из опорных крейсеров.
        Флот повелителя Овура уверенно шел в атаку. Вдруг вокруг трех передовых кораблей - острия боевого построения, поднялся огненный шторм…
        - Это термояд? - предположил Уге Че.
        - Да! - подтвердил флаг-офицер.
        - Так какая у них защита?
        - Защита штатная!
        - Так они…
        - Да, в кораблях смертники!
        Флагманы овруидов, идущие в атаку, резко отстали от кораблей объятых термоядом. Линкоскоры тигменов открыли мощный огонь по трем кораблям сразу, но могучая защита была непробиваема. Сблизившись с противником, транспортные корабли овруидов вспыхнули ярко и мощно, словно там образовалась небольшая сверхновая звезда. Видимо они были полностью загружены концентрированной энергией. Когда на то место стало можно смотреть, не опасаясь за зрение, то казалось ничего не произошло, все корабли тигменов на местах. Но вот два их линкоскора стали выписывать бессмысленные кривые. Несколько опорных крейсеров теряли скорость, два из них столкнулись. Флагманы овруидов рвались к месту катастрофы.
        Экраны биопроницателей уменьшили масштаб и оба сражения, словно оказались рядом, - в битве тигменов с реликтонами линкоскоры врага стали отворачивать и выходить из боя, в схватке с овруидами остатки флота тигменов, уцелевшие от сверхудара, также отходили, отбиваясь от яростно наседавших кораблей овруидов…
        Уге Че понял - масштабное сражение закончилось - тигмены потерпели поражение. Ему стало легко и свободно.
        ГЛАВА 33
        Скалы здесь громоздились беспорядочно. Климат - без жары и холода, без ураганных ветров и яростных ливней, не сгладил колкие изломы камней и не рассыпал их в рыхлый песок, к сожалению Ната, которому приходилось зорко следить за своими шагами, дабы не поранить или подвернуть ногу. Они поднимались в гору, неземная девушка, вначале бодро шагавшая, приустала, на ее лице складывалась жалобная гримаска. Нат улыбнулся и предложил:
        - Отдохнем?
        - С удовольствием! - обрадовалась она.
        Они устроились за большим ровным камнем. Девушка достала из накладного кармана форменных брюк сверток и развернула его:
        - Естъ хочешь?
        Нат сглотнул тут же набежавшую слюну. Пища выглядела неаппетитно - кусок темно-красной глины. Ветта отломила кусочек и дала ему. Нат съел - оказалось даже вкусно.
        - Ешь, ешь, - поощряла она его, и Нат ел кусочек за кусочком.
        Она смотрела на него и мягко улыбалась.
        - Что смешного? - с полным ртом спросил Нат.
        - Мама говорила, кто много ест, тот добрый.
        - Я много съел?
        - Очень много, за троих…
        - Спасибо, извини…
        - Да ладно, ты такой большой, тебе много надо.
        - Я всегда любил поесть, - уточнил Нат.
        - А я люблю готовить.
        - У нас говорят: путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.
        Она изумленно посмотрела на него:
        - А у нас путь, который идет через желудок, кончается тем, что вслух произносить очень неприлично.
        - Да это я не буквально, а образно.
        В разговоре наступила пауза. С высоты открывалась даль - на горизонте коричневая полоска леса растущего в болоте. Расселину, в которой бился поток - место схватки со стерглами - уже не заметить.
        - Кто они… стерглы? - спросил Нат. - Вы такие разные!
        Девушка оживилась:
        - Знаешь, здесь так много загадочного… Мы находим останки древних олду: сразу видно как мы развивались. Поначалу руки наши были длинными, ладони узкими, пальцы - крючки и жили мы на деревьях. Не поверишь, мы были хвостатыми. Смешно, правда?
        - Нисколько! Мы тоже были когда-то хвостатыми!
        - Ох, как здорово!
        - Ну а стерглы?
        - Стерглы… - Ветта на мгновение задумалась. - Те, знаешь, какими были, такими и остались. Не были они хвостатыми - никогда не были. Руки тоже… Ладони их с самого начала были развитыми. Понимаешь?
        - Что-то не очень…
        Вдруг на камень служившим им столом упало насекомое, огромное - в две ладони Ната, длинные ноги, округлое плоское тело, оно угрожающе выставило вперед жало и полуметровые передние лапы. Нат от неожиданности замер, Ветта вскликнула:
        - Нат - его укус смертельный, не шевелись.
        Нат не шевелился.
        Девушка закрыла лицо руками и тихо шептала:
        - Ну, все Нат ты пропал! Смерть неминуема…
        Нат догадался: над ним смеются. Он оторвал руки Ветты от лица, та тряслась от смеха.
        - Что смешного!
        - Нат, это чудовище собирает с камней мелких насекомых, как его можно испугаться.
        - Откуда я знал…
        Они помолчали.
        - Так о чем я тебе рассказывала?
        - Про стерглов, руки, мол, у них волосатыми не были.
        - Ах да. Мы еще жили в пещерах, а они уже строили крепости.
        - Ну и что, они опережали вас в развитии.
        - Да нет, мы примерно определили возраст нашего Круга Жизни, они с самого начала были такими.
        - А как вы это объясняете?
        - Да кто как может - знаешь, сколько теорий и гипотез? Сколько ученых сделали на этом себе имена…. Нам пришлось трудно, когда стерглы начали применять металл - это было совсем недавно, мы несли потери, а когда те применили огнестрельное оружие, мы… ладно успели изготовить его сами!
        Она замолчала. Нат широко зевнул. Глядя на него, Ветта вдруг расхохоталась.
        - Ты чего? - поинтересовался он.
        - Я… я, представила тебя хвостатым!
        - А себя? Себя представляешь?
        - Себя нет, почему-то не могу!
        Смех вдруг оборвался, стало грустно обоим.
        На память Ната пришел зверь с кисточками на острых ушах.
        Может, этот просто похож на того с картины «Белого Призрака». Фактов не хватало, что бы строить какие либо умозаключения, но… древние космические дороги - скоростные магистрали, способные переносить корабли на огромные расстояния, наводили на мысль - эта планета похоже посещалась. Может, здесь было место ссылки? У стерглов явно черты преступников, хотя так утверждать можно только с земными мерками: низкий лоб, западающие глаза, выпирающий подбородок. Уголовный тип, да и только!
        Гипотеза развивалась сама собой…
        Была Метрополия, а эту планету, возможно, хотели заселить, освоить. Добровольно сюда никого и пряником не заманишь, ссылали преступников, как из Англии в Австралию. В результате космической катастрофы Метрополия погибла, а здесь в космической глуши жизнь шла своим чередом. Олду самостоятельно развивавшиеся существа, как на Земле человек….
        Нат чувствовал: усталость наливала тяжестью его руки и ноги. День, который здесь был вдвое длиннее земного, перевалил за середину. Его клонило ко сну - он еще жил по земным биологическим часам.
        Глаза слипались. Ветта тоже клевала носом, пережитое утомило и ее.
        Нат не заметил, как уснул. Ему снилась Земля. В глубинах космоса Земля снится постоянно. Будто стоит он на берегу моря и смотрит в синюю даль, где воды смыкаются с голубым небом, над ним пальмы, вдали белый парус. Он спал, а из его глаз катились слезы. Вдруг на горизонте появилось темное пятно, которое, стремительно увеличиваясь в размерах, приближалось. Ната сдавило сердце - он проснулся. Резкий лязг металла согнал остатки сна - лежавшее под рукой оружие исчезло. Он вскочил. Из-за камней высыпала толпа.
        - Олду! - облегчено вздохнул Нат.
        Одежда на всех была изрядно поношена, украшена заплатками, а кое-какие дыры закрыть не удалось. Толпа - с десятка три оборванцев, увидев человека, замерла в каком-то почтительном испуге. Нат услышал.
        - Ашу… Ашу…
        Из толпы выдвинулся олду с выразительной физиономией. Он осмотрел землянина и твердо заключил:
        - Он не Ашу!
        Толпу это известие обрадовало, они закричали:
        - Вот будет у Шиялы жених!
        - Вот будет свадьба!
        - Послушайте, - вежливо начал было Нат, но Ветта дернула его за рукав:
        - Брось, это же кнады!
        ГЛАВА 34
        Путь на скоростной магистрали был недолог. Уге Че успел лишь позавтракать, и тяжелый транспорт был перемещен на окраину Пределов. Только когда они добирались до погранбазы своим ходом, ему пришлось поскучать, но скуку утомительного перехода скрасила красавица Рота - оправленная в изящную корону протуберанцев, красная звезда.
        Погранбаза располагалась на нескольких астероидах. Один из них имел искусственную атмосферу, там жил персонал базы, на других были устроены стоянки боевых кораблей, склады…
        - Да наша Рота красавица, без нее нам хоть пропадай, - командующий базой, пожилой невысокий реликтон, был явно рад тому, что сюда прислали такого классного специалиста…
        Они сидели в креслах друг против друга. В тесном кабинете со скромной обстановкой, что явно не соответствовало рангу командующего, было жарко…
        - Конечно, капитаном, - сразу согласился командующий, но страдальчески сжав морщинистое лицо, добавил, - вот, правда, судно… но зато капитаном!
        Он нажал на кнопку. Вошел адъютант, высокий, в тщательно подогнанной форме.
        - Проводите капитана к его судну, - приказал адмирал и вдруг виновато посмотрел на Уге Че.
        На стоянку боевых кораблей они добрались на личном боте командующего. Крупных кораблей здесь не было, лишь несколько старых фрегатов застыли в коротеньком строю.
        - Вот ваш корабль! - провожающий офицер показал на причал … на причале шла драка.
        - Это рахи вашего экипажа сцепились с рахами транспортника. Они всегда дерутся…
        - Которые мои.
        - В голубых гимнастерках.
        В черных гимнастерках рахов было несколько больше.
        Они, один на один, иногда двое черных на одного голубого, били друг друга тяжелыми кулаками, хватали за одежду, пытались свалить.
        - На причале лежали двое в голубом и пятеро в черном.
        - У меня в экипаже успехи. - Усмехнулся Уге Че.
        И вдруг он, к ужасу адьютанта, засучил рукава и бросился в гущу боя.
        Рахи были много крупнее и сильнее его, но удары у них были не резкие оглушающие. Уге Че легко уходил от их тяжелых ударов, и бил, бил кулаком в челюсть, выбивая из противников дух, сбрасывая с ног. Он дрался и от этого испытывал возбуждающее, очищающее кровь наслаждение. Он уже свалил четвертых транспортников в черном, когда те дрогнули и побежали, голубые за ними не гнались.
        Адъютант все время драки метался по причалу, но близко подходить боялся, он кричал и звал кого - то.
        - Пройдем к кораблю. - Неуверенно сказал адъютант, когда драка закончилась.
        - А где мой корабль.
        Адъютант показал на судно стоящее у причала.
        Уге Че растерялся. Он даже не ожидал, что суда этой серии еще находятся на вооружении. Три кольца простейшего ускорителя красноречиво говорили - это телега.
        - А это точно мой корабль.
        Адьютант кивнул. И развел руками.
        - Не дай бог, кто узнает, - застонал Уге Че, - не оберешься насмешек…
        Он на маршрутном судне вернулся в штаб базы и решительно открыл дверь кабинета командующего.
        Капитан Уге Че - Ана Уоштри! - в ответ на возмущенные протесты старый реликтон наполнил голос металлом и скомандовал: - Кругом марш!
        Уге Че в бешенстве выскочил из кабинета. Проходя под окнами, он услышал:
        - Первый же стоящий корабль, что придет на базу, будет твоим - голос у командующего был заискивающий.
        Уге Че сделал вид, что не слышал.
        На судне его ожидал еще один удар. Вся команда корабля состояла из рахов и архатерсов, лишь штурман был реликтон. Видя, как капитан смотрит на выстроенный в два ряда экипаж, и какая у него при этом бледная улыбка, штурман попытался успокоить:
        - Командующий приказал собрать лучших!
        Уге Че внимательно, как и положено капитану, осмотрел судно. Сторожевой корабль типа «Стрелок» имел длинный регистрационный номер, имя собственное таким иметь не полагалось. А что за корабль, который не имеет своего имени? Уге Че долго стоял в боевой части корабля и смотрел на излучатель, а когда к нему подошел штурман, он с ухмылкой сообщил тому:
        - Его любой музей примет с радостью!
        - Наша задача обнаружить противника и сообщить на базу, - штурман пытался сгладить неприятное впечатление, которое произвело на капитана судно.
        - Если мы и обнаружим противника, успеем ли сообщить? - мрачно спросил Уге Че у самого себя.
        После осмотра корабля он отправился к командующему базой, тот, ожидая неприятного разговора, с радостью отозвался на просьбу вновь испеченного капитана:
        - Конечно можно, - и приказал обеспечить его связью с исследовательским центром.
        Его бывший научный руководитель долго молчал, он как всегда не любил торопиться, а потом решил:
        - Хорошо, пришлю, - и добавил: - ты там береги свою голову!
        - Кстати, капитаны, берут на корабли мои преобразователи? Они такие консерваторы, - поинтересовался Уге Че.
        - Что-то я не встречал консерваторов там, где речь идет о собственной шкуре, - хмыкнул бывший шеф.
        Новейшие бинары - детище Уге Че, прибыли на базу быстро. Установить их на «Стрелке» не составило особого труда, но на корабле свободного пространства почти не осталось.
        На испытание напросился командующий. Старый реликтон облазил судно.
        - Тесновато у вас стало, - сделал он вывод, но после того, как бинары разнесли на куски несколько довольно крупных астероидов, он, едва сдерживая восторг, заметил:
        - Неплохо! Совсем неплохо!..
        «Стрелок», выполняя изгиб траектории полета, не сбросил скорость, Уге Че вдавило в кресло. Он переждал перегрузку, а затем вновь приник к экранам биопроницателей…
        «Стрелки» по очереди уходили патрулировать назначенные участки границ Пределов, затем их меняли другие, а они возвращались на базу. Там следовал краткосрочный отпуск, и все повторялось вновь…
        На «Стрелке» навигаторская рубка была просторная. Пульты управления функциональными системами корабля расположились в несколько рядов, над ними склонились архатерсы.
        Архатерсы, гигантские насекомые планеты Терс, были идеальными операторами. Стоя на двух лапках, они молниеносно манипулировали остальными четырьмя, уследить за их движениями было невозможно. Выпуклые сферические глаза насекомых могли держать под контролем сотни различных источников информации сразу. Были, правда, с ними и трудности, постоянный разум им привить не удавалось и поэтому приходилось внедренный в мозг насекомого логический модуль, постоянно подпитывать активным стимулятором.
        Рахи, те совсем другие. Формой тела они напоминали реликтонов, но были много крупнее. Их лица, с выпирающими изо рта клыками, с глазами, ушедшими далеко под лоб, никак не располагали к дружескому общению, но рахи были хорошо приспособлены к физическим нагрузкам, из них получались великолепные механики.
        Биопроницатели не замечали опасности, но все знали: тигмены здесь бывают, недавно они уничтожили точно такой же "Стрелок", непонятно, каким образом попавший в засаду.
        Вошел штурман, Уге Че оторвался от биопроницателей и вопросительно посмотрел на него.
        - Погибший «Стрелок» мы наблюдали в прошлый раз вот здесь, - штурман показал на экран пальцем, - сейчас здесь его нет?
        - Может, он упал на звезду?
        - Возможно, - задумчиво отозвался штурман, - а может, затерялся в поясе астероидов?..
        Со штурманом, Уге Че сошелся сразу, и не удивительно - на корабле реликтонами были только они. Да еще на капитана произвела впечатление татуировка на правой щеке штурмана - изображение листа горного цветка, которые наносили члены экипажей разведфрегатов, что выполняли самые опасные задания. Экипажи разведфрегатов комплектовались исключительно из добровольцев. Уге Че не спрашивал его, почему тот оказался здесь, где служили или ветераны, или после тяжелых ранений… или провинившиеся.
        «Стрелок» шел вдоль астероидного пояса, скорость пришлось сбросить. Штурман сидел рядом с капитаном и невидящим взглядом смотрел на экран биопроницателей - его что-то тревожило.
        - Тигмены хитры, - неожиданно начал он. - Однажды, а это было у белого Горха, мы шли вдоль зоны - действие преобразователей уже ощущалось… давило на уши так… наш фрегат держал скорость на семи отметках, знаешь, у Горха крупные астероиды.
        Уге Че кивнул.
        - Мы услышали сигнал бедствия и определили: он шел со «Старика». Пошли на большом катере… группа визуальной разведки, я вел судно… «Старик», большой пористый астероид, полостей в нем, наверное, больше, чем тверди. Я опустил катер в пещеру, откуда шел сигнал. В ней оказалась странная база тигменов. По дну пещеры были установлены саркофаги с прозрачными крышками. В саркофагах лежали реликтоны, некоторые были мертвы. Живые рассказали - тигмены пытали их, болевые ощущения записывали приборами. Пытали жестоко, боль усиливали медленно. Тогда командир сказал:
        - Хотелось бы умереть в бою, но только не так!
        Тигмены появились внезапно.
        - Уводи катер, - приказал мне командир, а сам ударил излучателем, прикрывая наш отход. Когда я поднял судно, то увидел: командира схватили. Связи с ним не было, он что-то кричал и смотрел на меня, по движению его губ я понял: он просил убить его.
        - Штурман замолчал, чувствовалось, он взволнован. - Меня за это не осудили - все как будто понимали, но общаться со мной стали реже. А когда я попросил перевода сюда, удерживать меня даже не пытались.
        - Вот он! - вдруг воскликнул Уге Че, указывая на экран биопроницателей, на котором обозначился силуэт обездвиженного корабля. Штурман нахмурился.
        - Как же корабль мог забраться так далеко в скопище тверди? - недоуменно прошептал он.
        Уге Че приказал сбросить скорость и, проходя на наименьшем расстоянии от погибшего собрата, поднять сигнал - "Славьтесь, герои!"
        Враг появился неожиданно… Гигантский вражеский звездолет медленно выплывал из-за огромного астероида.
        ГЛАВА 35
        Толпа странных олду, по-детски - громко и непосредственно, радовалась обществу человека и Ветты.
        - Ну, пора и в дорогу! - мягко заметил кнад с выразительно - нахальной физиономией, видимо, вожак.
        Они направились к невысокой, поросшей кустарником горе с одной стороны осыпавшейся мелкими камнями. Жизнь олду землянами была изучена слабо - Нат не знал, кто такие кнады.
        - Да это просто бандиты, - объяснила Ветта, нарочито повышая голос.
        Предводитель хмыкнул.
        Нат и девушка шли в сопровождении пестрой толпы по каменистой горной тропе, иногда на их пути вставали завалы из камня, тогда он помогал девушке, Нату нравилось держать ее руку.
        - Ты знаешь, - продолжала она, не снижая силы голоса, - они едят себе подобных.
        Вожак оскорбленно заметил:
        - Что о нас только не говорят?
        Но Нат, глядя в его алчущие, бегающие глаза, понял: Ветта сказала правду.
        - Черт возьми! Что за планета? Кто только его не пытался съесть!
        Нат обратил внимание: лица у бандитов были вымазаны голубой краской.
        - Зачем это они? - спросил он у девушки.
        - Это в знак презрения к законам, - пояснила она и, подумав, добавила, - мы, мало что о них знаем, но известно: им нельзя убивать себе подобных.
        - Что же, они нас живьем будут есть?
        Ветта пожала плечами, а потом обнадежила:
        - Скоро узнаешь!
        Знаешь, я думаю, что ашу существуют! - заметил Нат.
        Почему?
        - А вот этот, - Нат ткнул пальцем в сторону главаря, - сказал про меня - это не ашу! Сказал уверенно, он явно видел ашу.
        - Вообще-то может быть
        - Кстати ты не знаешь, кто такая Шияла?
        - Ты же слышал - твоя невеста!
        - По-моему у них с женихами тут не проблема!
        - А может, они по росту выбирают!
        Нат глянул сверху вниз на толпу и определил: самый высокий кнад был ему по плечо.
        Они подошла к горе со стороны осыпи.
        - Вот мы и дома - торжественно объявил главарь.
        Несколько бандитов сноровисто разобрали груду камней, и перед ними открылся вход в пещеру.
        - Проходите! - вежливо произнес предводитель. - Мы вам так рады!
        Пещера оказалась входом в туннель с круглым сводом. Они значительно продвинулись в ее глубину и остановились у разветвления.
        - Дамы налево, господа направо! - скомандовал вожак.
        Упиравшегося Ната, кнады втолкнули в клетку, человек мог бы оказать сопротивление, но он боялся за Ветту, и за ним опустилась решетка. Нат подергал ее рукой, решетка оказалась металлической.
        - Вот некстати! - подумал он, словно тюрьма, могла быть кому-то кстати.
        Кнады шумно удалились. Нат принялся тщательно исследовать клетку, в которой оказался. На дверце мощный замок, Нат вздохнул и погладил его. Когда он приблизился к противоположной стороне, на него внезапно бросился крупный зверь. Нат испуганно отпрянул, но решетка между ними остановила животное. Мощный, приземистый зверь напоминал головой земного кенгуру, только у этого была более массивная нижняя челюсть и весила местная кенгуру, раз в пять больше чем земная.
        - Ах, вот ты какая, Шияла! - Нату захотелось убраться отсюда.
        - Не бойся, она травоядная, - рядом с клеткой хихикал предводитель кнадов. - Никто ее не любит, вот она и злится. Постарайся ей понравиться.
        Нат ей явно не нравился, животное злобно рычало и металось по своей половине застенка.
        - Послушай…
        - Меня все зовут Шимом, и ты можешь так звать, - представился кнад.
        - Послушай, Шим…
        - Ты прости, мне некогда, - вздохнул бандит. - Увидимся после.
        - Когда?
        - Завтра… за столом! - гадко улыбнувшись, бандит удалился…
        Нат задумался, а глаза его сами собой следили за свирепым соседом.
        - Конечно, не ящер, но голову свернет запросто, - он потер внезапно зачесавшуюся шею.
        При неверном свете факелов были видны ее мощные зубы, но клыков не оказалось, зверь явно травоядный.
        - Эй, мохнатенькая, может, договоримся?
        Но мохнатенькая, грозно рыча, трясла клетку.
        - Сейчас бы отпугивающее устройство, - размечтался Нат. - Зря выбросил!
        О концентраторе энергии он не жалел - тот был использован в бою с насекомыми, хотя небольшой удар энергии сейчас бы пригодился: отключить бы эту особу на минутку.
        Нат еще раз внимательно осмотрел свое узилище. Решетка в клетку из толстых прутьев, места соединений надежно спаяны - расчет явно велся на содержание здесь могучего зверя. На половину Шиялы вела просторная дверка из прутьев, она закрывалась на щеколду - иди, но только в гости. И явно дверь, что вела на свободу с половины Шиялы, была без замка, но туда не пройдешь мимо…
        - Мне б сейчас дубину, - вздохнул Нат, сжимая пустые кулаки.
        ГЛАВА 36
        Пугающе огромная скала черного, полированного металла всплывала над белой поверхностью астероида.
        - Так вот почему молчали биопроницатели? - с ужасом догадался Уге Че. - Врага прикрыла каменная толща!
        Архатерсы дело свое знали, реакция насекомых была мгновенна. Невыносимо перегрузив тела экипажа, "Стрелок" отвернул от прежнего курса, посланный ему в корму перун прошел мимо и бесцельно погас в бездне.
        Уге Че разглядел корабль тигменов - это был линкоскор - зловещий рейдер мрака. Гигант уже искал бортовым излучателем, увернувшийся было, небольшой "Стрелок". Тигмены не торопились, от них этот маленький сторожевой корабль уйти не мог. Те даже не могли предположить, что на "Стрелке" окажется мощное оружие - голубое защитное поле еле угадывалось вокруг бронированного чудовища. Удар бинара легко пробил его, и вместо иглы излучателя в борту боевого вражеского звездолета зазияла черная дыра. А "Стрелок", резво маневрируя, спрятался за астероид…
        Уге Че откинулся на спинку кресла и быстро оценил ситуацию:
        - Скорость вражеского корабля намного выше, да и появляться из-за астероида нельзя, тигмены сразу же достанут их главным калибром: спрятаться тоже не получится, те запустят двигатели, отойдут на ударную дистанцию и разнесут астероид на кусочки…
        - Тигмены установили полное защитное поле, - предположил штурман.
        - Да, наверное, - согласился Уге Че.
        - Наш бинар пробьет его?
        - Дырку в корпусе сделать будет можно, а то и две, - усмехнулся Уге Че, - но серьезно повредить корабль не сможем!
        В рубку, мотая головой с большими остроконечными ушами, вошел рах и доложил:
        - Связь установлена, помощь придет, командующий просил держаться!
        Уге Че вяло улыбнулся:
        - Откуда ждать помощь? С базы? Да этот линкоскор пощелкает все "Стрелки", которые есть, а флагманы придут не скоро - к тому времени от их судна останется лишь один регистрационный номер в реестре, а рейдер мрака будет далеко!
        Решение пришло неожиданно… Когда запускают разгонные двигатели, в зоне дюз снимают защитное поле.
        - Бот в шлюз - приказал капитан и, растолковал штурману, что тот должен был сделать, затем, опускаясь в люк бота, уточнил:
        - Ты все понял?
        - Да что тут не понять, - стискивая ему руку, усмехнулся штурман.
        Бот заторопился к астероиду. Закрепив его на ледяной поверхности, Уге Че в несколько огромных прыжков достиг горизонта. Огромный линкоскор был уже плотно укутан голубой пеленой силового защитного поля.
        - Боятся, - усмехнулся капитан, внимательно разглядывая чудовищных размеров боевой вражеский звездолет.
        Спроектированный и построенный по чужим законам красоты, для глаза реликтона линкоскор казался уродливым и страшным. Иглы самых мощных излучателей были выдвинуты вперед, башни гравитационных орудий глядели в сторону астероида. Тигмены собирались нанести удар. Из огромных дюз разгонных двигателей тянулся белый пар. Рейдер мрака готовился к старту.
        - Поле за дюзами снято, - сообщил Уге Че по связи штурману, - но подождем, когда начнет поступать в двигатели топливо - нужно ударить наверняка.
        Вдруг он заметил, как с борта гиганта сорвалась серебристая капелька и понеслась к астероиду. Уге Че стиснул зубы - он с собой не взял оружие, а бежать с астероида пока было нельзя. Вскоре белый пар за кормой вражеского звездолета стал принимать красноватый оттенок. Капитан указал штурману направление атаки и приказал:
        - Пора!
        Ждать пришлось недолго. «Стрелок» неожиданно для тигменов появился из-за астероида и ударил бинарами по дюзам разгонных двигателей, набиравших мощность. Удар был точен. Черный дым густо повалил из развороченных огромных чаш. Сделав разворот, "Стрелок", уходя за астероид, зачертил противолучевые зигзаги, получить перун от обездвиженного противника было бы совсем глупо.
        Серебристая капля за время короткого боя превратившаяся в диск, повернула, было, обратно к звездолету, но затем развернулась и вновь понеслась к астероиду.
        - Мне понадобится помощь, - негромко сообщил штурману Уге Че.
        - Хорошо! - отозвался тот.
        Бот тигмены обнаружили сразу. Густо поднялись клубы пара, когда тот коснулся раскаленным бортом льда астероида. А диск поднялся над поверхностью, а затем исчез.
        - Его не заметили? - колыхнулась в груди надежда, но оказалось напрасно.
        Передвигаясь длинными прыжками, к нему спешили четыре синие блестящие фигуры. Тигмены оружия не доставали - он понял: будут брать живым. Командир «Стрелка» приготовился.
        Приблизившись, тигмены разом бросились на него, но один из них чуть опередил остальных и Уге Че ударил его кулаком по мягкому гермошлему, тот отлетел и, встав на четвереньки, долго ощупывал свою голову, но остальные тигмены уже крепко держали реликтона. Двое вцепились ему в руки, а третий сковал ногу. Прилепившись ко льду, тигмены тянули его вниз, Уге Че поднимал руки, пытаясь стряхнуть их или оторвать от поверхности, но те лишь вытягивались, приближая к его лицу свои отвратительные рожицы. Устав держать в напряжении руки, он опускал их, а тигмены тянули и тянули его вниз, отнимая силы. Тем временем оглушенный тигмен пришел в себя, заранее пригнувшись, он бросился к свободной ноге реликтона, но Уге Че вновь опередил и ударил почти без замаха ногой, за которой тот охотился. Маленькая фигурка, безвольно раскинув руки, медленно вращаясь, взмыла над поверхностью астероида. А у него кончались силы, он уже не мог поднимать руки, на которых висели тигмены: наступал тот предел сил, до которого ему было отпущено природой. Его ноги ослабли, он упал на колени и взглянул вверх. А сверху падала звезда…
        Уге Че собрал остатки сил и начал раскачивать противников, делая вид, что пытается встать, он даже сумел ударить головой зазевавшегося тигмена, лишь бы те не посмотрели вверх, лишь бы отвлечь внимание от падающей звезды, в которой уже можно было различить контуры бота "Стрелка".
        Тигмены заметили опасность, когда штурман и два раха огромными прыжками приближались к ним. Один отпустил руку Уге Че и стал рвать из-за пояса оружие. Капитан толкнул его, тот, отлетев, упал, оба раха разом ударили по нему излучателями, а оружие у них, как обычно, было настроено на максимальную мощность, рахи почему-то любили это делать. Уге Че изо всех сил, которые у него вдруг появились от радости нечаянного освобождения, ударил тигмена, державшего его левую руку, по голове кулаком. Тот сразу же осел на лед. Тигмен, что держал его за ногу, попытался подняться, но Уге Че толкнул его под излучатели рахов.
        - Вижу, что жив! - смеялся штурман. - Здорово мы их…
        Договорить штурман не успел, глаза его вдруг закатились, и он повалился навзничь. Уге Че ахнул, он совсем забыл про тигмена, оглушенного им вначале боя, тот пришел в себя и выстрелил…
        Капитан склонился над другом. Штурман был мертв, его лицо быстро бледнело, лист горного цветка на щеке стал видеться отчетливее.
        Уге Че уложил убитых тигменов в ломаную линию, выкладывая из трупов врага древний знак отомстивших…
        Когда «Стрелок» набрал крейсерскую скорость, на связь вышел командующий базой.
        - Скорблю вместе с вами, - его голос был грустный и он больше молчал, чем говорил, - это мой лучший штурман, поверь мне, капитан, я всю свою жизнь провел в сражениях, я так много потерял друзей!
        Уге Че никак не ожидал от старого реликтона такой чувствительности…
        О поединке маленького "Стрелка" с линкоскором противника в информационных сообщениях сообщалось довольно подробно. Капитан был счастлив, он догадывался - это командующий базой похлопотал. Надо будет поблагодарить старика…
        Еще долго "Стрелок" утюжил края Пределов. Уге Че тревожно вглядывался биопроницателями в бездну, не грозит ли оттуда бедой. Без штурмана на корабле стало совсем тоскливо, он уже решил для себя: в следующую смену обязательно навестит друга…
        Но время боевого дежурства вышло - им на смену спешил другой "Стрелок". Когда вернулись на базу, Уге Че вдруг понял, что его домой не тянет, да и нет у него дома. Никто нигде его не ждал. Он догадывался, что в зонах отдыха ему будет тоскливо. И когда адмирал, подметив его состояние, предложил:
        - Если хочешь можешь принять участие в ловле диких архатерсов - поверь это замечательная охота!
        Уге Че согласился.
        До планеты Терс он добрался на транспорте, идущим за очередной партией архатерсов. На охотничьей базе в поле уже уходила экспедиция из семи реликтонов.
        - Отдохни с дороги, скоро отправится следующая партия охотников, с ними и пойдешь. - Встречая гостя, советовал старший егерь.
        Уге Че отказался ждать:
        - Я всю дорогу только что и делал что отдыхал! Я иду с ними.
        Егерь привел его на склад, ему подобрали охотничью одежду, оружие.
        - Вот возьми еще нож. - Егерь протянул ему нож длинный и широкий. - Там трава высокая, лианы, кустарник - иногда приходится дорогу прорубать.
        Во дворе уже загружали вездеход, многоколесный, приземистый, огромный.
        - Да, - прощаясь, заметил егерь - Если будут пугать байками о мегатерсе, а охотники всегда новичкам эту басню рассказывают, ты не верь - мегатерсы это легенда!
        Вездеход двинулся со двора базы. Охотники объяснили, что на охоте у них имен нет, только номера и он теперь номер восемь. В другом вездеходе находилось восемь архатерсов, необходимых для ловли сородичей.
        Поверхность планеты Терс - травянистые степи, невысокие горы, мелкие моря и некрупные речки …
        Вездеход бодро шел по равнине, слегка покачивало, все молчали, клонило в сон. Неожиданно Первый приказал водителю остановиться:
        - Вездеходы оставляем, дальше только пешком - дикие архи очень чуткие.
        Они прошли по траве, которая была им по колено, и остановились у травы, вставшей перед ними стеной высотой в два роста реликтона.
        - Начнем. - Первый взмахнул тяжелыи ножом. Трава рубилась легко.
        Вслед за ним, по прорубленному проходу шли остальные. Всклоре Первого сменил Второй. Тяжелым ножом пришлось по очереди поработать всем. За ними шли архатерсы, все восемь что - то чирикая, общаясь между собой, а обращаясь к реликтонам, скрипели, словно на музыкальном инструменте изображали подобие слов, но было понятно.
        - Поднимемся на тот пригорок, и оттуда уже увидим колонию диких архов, надо идти осторожно, не вспугнуть. - Предупредил Первый.
        Когда они поднялись на возвышенность, то увидели изрытый норами и ходами холм. Уге Че обернулся, и ахнул…
        ГЛАВА 37
        Время шло. Зверь, злобно скалясь, смотрел на человека.
        - Что-то надо делать! - растерянно думал Нат и шарил в пустых карманах, зная, что там ничего нет, и вдруг пальцы его наткнулись на колечко.
        - Антенна! - обрадовался он и вытащил ее из-за пояса.
        Это была находка! Тоненькая, оплетенная сверхпрочным европинитом, антенна была длиной метра полтора. В его руках было могучее оружие - веревка! Он обязан использовать это оружие с максимальным эффектом. Нат приблизился к перегородке. Зверь, просовывая меж прутьев лапы, попытался достать его.
        - Хорошо, хорошо, - поощрял его Нат, прикидывая, как бы привязать лапу Шиялы к прутьям, но та была подвижна.
        - Ничего не поделаешь, придется отдаться! - вздохнул Нат и дал поймать себя.
        Животное, просунув обе лапы меж прутьев, больно прижало его к перегородке.
        - Да какая же ты сильная! - с трудом набирая воздуха в стесненные легкие, пробормотал Нат.
        Шияла пыталась взять его зубами, но ее огромная морда меж прутьев не проходила. На Ната тянуло зловонием. Один конец антенны он привязал к пересечению двух прутьев, на втором сделал петлю и, изловчившись, накинул ее на лапу зверя.
        - Ну, давай! - крикнул он, изо всех сил дергая за веревку.
        Тоненькая антенна, затягивая петлю, впилась в лапу животного. Заревев от боли, Шияла выпустила Ната из своих объятий. Он, не теряя времени, тут же приоткрыл дверцу и перебрался на половину, предназначенную для зверя, который сейчас был надежно привязан к решетке и не представлял опасности. На дверке с той стороны клетки замка не было.
        - Я так и думал! - обрадовался он, без труда отпирая запор - делая его, кнады рассчитывали на отсутствие разума у зверя.
        Шияла, скуля, бесполезно пыталась перекусить антенну. У стены стояли шесты с крюками, видимо кнады ими из клетки вытаскивали жертвы зверя. Выбрав шест с крюком помощнее, Нат, осторожно ступая, отправился на поиски Ветты. На каменных стенах туннеля горели редкие факелы. Шел осторожно, помня, как чутки олду.
        - Я здесь, - вскоре услышал он шелестящий шепот.
        Нат повернул на голос и наткнулся на решетку. Ветта схватила его за руку. Он на ощупь разобрался в нехитром запоре и крюком, действуя как рычагом, без особого труда открыл решетчатую дверь.
        - Выход там, - девушка, взяв его руку, потянула за собой.
        Туннель вскоре уперся в завал, возле завала горел костер. У огня, несмотря на неудобную позу, причмокивая толстыми губами, сладко спали два кнада. По щекам у них была размазана голубая краска.
        - На, возьми, - тихо шепнула девушка и вложила в руку Ната длинноствольный пистолет.
        Он осторожно вытащил из расслабленных рук одного бандита оружие, но второй не вовремя проснулся. Нат сунул ему под нос пистолет, что дала девушка, хотя пользоваться им не умел. Но бандит об этом не догадывался.
        - Инстинкт самосохранения у вас развит, - улыбнулся Нат, глядя, как те вскочили на ноги и испуганно смотрели на них.
        Не могли бы вы нам помочь? - спросил он, показывая на завал.
        Те изобразили на лицах радость и принялись раскидывать камни.
        - У вас нет желания нас проводить? - осведомился землянин, когда те освободили проход.
        Желания провожать у бандитов не было, они явно боялись, что этот диковинный незнакомец просто пристрелит их там наверху, причины для этого у него были.
        - Вам придется прогуляться, - уже строго повторил Нат.
        В горах еще стоял белый день, оказывается, в подземелье они пробыли не так уж и долго.
        - Идите вон к той скале, - он показал рукой, куда им следует идти. Кнады, заглядывая им в глаза, пытались прочитать в них свою судьбу.
        - Не бойтесь, - ободрил Нат поскучневших бандитов, - мы вас отпускаем.
        - Хотя этого вы не заслуживаете, - добавила девушка. Когда они немного отошли, кнады резво побежали за скалу: незнакомец мог ведь и передумать.
        - Мне сказали, что ты был у Шиялы, - противным голосом заметила Ветта, - крепко она обнимает?
        - Ты так не сможешь! - улыбнулся он…
        - А кто она? - поинтересовалась девушка.
        - Дамочка… раза в три больше меня!
        - Ты ее не обидел?
        - Да как сказать… ну, в общем, это ей пойдет на пользу!
        Они повернули за острый граненый каменный пик. Ветта вдруг остановила его.
        - Нат!
        Он увидел, что она смотрит себе под ноги, и подошел. Девушка не сводила глаз с ямы. Заглянув туда, он увидел череп с более большими глазницами, чем у человека, и мельком отметил, что черепами человек с олду похож намного больше, чем живьем. Увидев еще череп, он догадался - это останки еды кнадов. Ветта, как под гипнозом, молча, смотрела на прах соплеменников. Нат потянул ее за руку:
        - Пойдем!
        Стены ущелья постепенно сдавливали тропу, по которой они шли. Девушка подавленно молчала.
        - Ну, все позади, - успокаивал ее Нат. - Забудь!
        - Ты пистолет выбрось, там зарядов нет! - заметила она.
        - Ну ты даешь, - изумился Нат, отбрасывая в сторону бесполезное оружие, - а если…
        - А ко мне приставал их главный, - Ветта улыбнулась. - Говорит, твой друг решил остаться с Шиялой, а тебе повезло - мол, будешь подругой предводителя!
        - Его звать Шим…
        - Противное имя.
        Распадок, уходящий влево, клином вырвал часть стены ущелья. В глубине распадка, высился серый округлый камень, здорово напоминающий череп человека - на огромном взлобье стоял зверь - серая поджарая собака с рысиными кисточками на концах острых ушей и с белым треугольным пятном на груди. Нату стало невыносимо тоскливо от непонимания сути происходящего…
        - Что загрустил? - подметила его настроение Ветта и ехидно уточнила. - Невесту вспомнил? Так давай вернемся…
        ГЛАВА 38
        Уге Че со страхом смотрел как, позади отряда поднимается гигантское тело, которое висело на длинных, сочлененных ногах, и голова смотрела на них огромными сферическими зелеными глазами.
        - Мегатерсы опасны. - Спросил он у Первого.
        - Что легенд уже наслушался - ухмыльнулся тот.
        - А глаза у них большие зеленые.
        - Легенды так описывают мегатерса. Но не верь, мегатерсы - это порождение слухов и не более.
        - Ну, тогда обернись - прошептал он.
        Первый обернулся и ахнул:
        - Это чудо! Они выжили!
        - Было бы лучше, если бы это чудо случилось подальше отсюда! - проворчал Уге Че.
        И тут он услышал громкий отчаянный скрип архатерса:
        - Восьмой спаси.
        Уге Че увидел, как мегатерс схватил восьмого архатерса за ногу и поднял. Не думая он бросился к гиганту и махнул ножом. Нож ударился о ногу и отскочил, не причинив чудовищу вреда. Мегатерс отбросил восьмого архатерса в сторону и дернул лапой в направлении Уге Че, он увернулся. Ему бросились на помощь товарищи и дружно ударили ножами со всех сторон. Мегатерс следя сферическими глазами за всеми сразу, ловко отбрасывал нападавших, один из охотников снял из за спины ружье и направил его в сторону чудовищного насекомого, но Первый успел отвести ствол в сторону. Выстрел грянул неожиданно громко, пуля ушла в воздух, но мегатерс был напуган, он резко метаясь из стороны в сторону, побежал и скрылся в высокой траве.
        - Нельзя его убивать! Может он последний! - объяснил Первый и подошел к Уге Че.
        . - Ты зря это сделал. Разошлись бы с миром.
        - Но он, же напал …
        - Он напал на архатерса, одним архом и обошлось бы.
        . - Но восьмой звал меня на помощь.
        - Ну, они же сам знаешь… разумны временно…
        - Я не мог…
        - Значит мегатерсы существуют. - Первый неожиданно улыбнулся. - Легенды оживают на глазах.
        Вдруг со всех сторон на них бросились архатерсы, и их было множество, они быстро всех повязали.
        - Ты объясни, - спросил у Первого ошарашенный Уге Че, - кто на кого охотится?
        - Прозевали! - зло заметил Первый. - На выстрел прибежали.
        Уге Че увидел на нападавших остатки одежды и странную маркировку на их хитиновых телах.
        - Кто они?
        Первый вздохнул:
        - Это архатерсы, которые получают разум, но не становятся ручными, и остаются агрессивными, они уходят в степь, у них там колония - город и когда действие стимулятора кончается, что - то остается в инстинктах насекомого, у них коллективный разум становится сильнее. Они строят, создают. Имеют армию. Королеву. В контакт не вступают с нами, но могут украсть.
        - Это для них наверное не украсть, а добыть. - заметил отошедший от страха Уге Че. Реликтонов вроде бы убивать не собирались.
        Первый криво усмехнулся. Их, подталкивая вперед, повели. Город куда их вскоре доставили, был большим - в смысле нор и ходов было множество. Охотников долго вели по ходам и коридорам пока, наконец, они не оказались в большой пещере. Пол в каменном помещении был ровным, его явно правили, на стенах были нанесены белым, пятна и полосы. Уге Че присмотрелся - это были рисунки, очень примитивные, но среди них он явно различил изображение мегатерса.
        В пещеру вошла женщина. Хотя она была и в возрасте, но фигура оставалась ее стройной, взгляд ясный, пронзительный.
        - Вот и королева - прошептал Первый тихо, но так что бы слышал Уге Че.
        - Ты знал, что королева реликтон? - спросил тот.
        - Были слухи, но… вообщем сам видишь!
        - Первый, - начала королева - у меня есть к тебе предложение, нам нужны стимуляторы. И ты сам знаешь какие. Нам нужен ты, твой опыт, я хочу через тебя наладить контакты с вашими, вообщем ты остаешься, а мы отпускаем твоих товарищей. Если ты согласен то…
        - Я согласен. - торопливо проговорил Первый, Уге Че понимал, что Первый признает свою вину в неудачной охоте, и во что бы то не стало хочет искупить ее.
        - Ну, тогда… - королева улыбнулась.
        Охота на планете Терс оказалась очень удачной, реликтоны теперь не испытывали нехватку боевых насекомых. Королева архатерсов присылала их в достаточном количестве, в обмен на стимуляторы…
        Уге Че - Ана Уоштри вернулся на базу и ступил на борт своего корабля. Он уже не так принимал архатерсов экипажа как раньше, и не смотрел на них как на пустое место.
        Как и обещал себе капитан, первый маршрут "Стрелка" потянулся к тому самому астероиду…
        Уге Че склонился над штурманом. Легкая космическая пыль уже затуманила гермошлем друга. Капитан вытер его, и рисунок резного листа на щеке стал четким. Яркая Рота нанесла красный оттенок на корпус "Стрелка", что неподвижно застыл над головой Уге Че, и на белую поверхность астероида. Капитан с горечью вспоминал тот бой.
        - Могло бы все сложиться иначе, если бы он… - Уге Че знал: в смерти штурмана есть и его вина… Наконец капитан попрощался с другом - время торопило. Бот медленно поднимался над астероидом. Уге Че смотрел в иллюминатор на штурмана, который стал уже частью астероида. Вид четырех фигур в синих блестящих скафандрах, уложенных в ломаную линию - знак отомстивших, дало ему какое-то удовлетворение.
        «Стрелок» вновь отправился на границу с мраком. Все было, как и в прошлый раз, только сейчас было много тоскливее.
        Уге Че не уходил с командирского мостика, он постоянно всматривался биопроницателями в бездну, но ничто не могло отвлечь его от грустных мыслей…
        Сигнал обнаружения заставил его вздрогнуть. К ним приближался крупный космический корабль. Уге Че приказал готовиться к бою, но звездолет отозвался как "свой". Через некоторое время капитан определил - это был быстроходный атакующий крейсер космического флота Овура.
        - Овруиды! Здесь! - удивился капитан, но еще больше удивился
        он, когда с крейсера запросили принять на борт - обычно овруиды в контакт с реликтонами не вступали.
        Когда крейсер подошел поближе, он прочитал на его борту - "Пророк Победы". Овруиды любили громкие названия.
        Бот с "Пророка" Уге Че, как и положено капитану, встретил в шлюзовом отсеке. Овруиды, которых так близко он видел впервые, оказались рослыми и крепкими. Черты лица резко обозначены. На всех была серая, плотно подогнанная форма.
        - Капитан Уге Че - Ана Уоштри? - спросил один из них, у него погоны были шире, чем у остальных, а морщины на лице выдавали его возраст.
        - Да, - подтвердил капитан.
        - Я адмирал флота его Величества - Обе-рруд, мне поручено с тобой вести переговоры.
        - Хорошо, - согласился Уге Че, - я только поставлю в известность командование базой!
        - Этого делать не нужно, - овруид поднял вверх ладонь.
        Но капитан "Стрелка" знал свои обязанности, он не имел права вести переговоры без разрешения командующего.
        - Я все-таки запрошу, это займет не так много времени, - настаивал он.
        - Мы торопимся, - не соглашался адмирал. Уге Че пожал плечами и повернулся, вдруг раздался щелчок, и на его глаза наплыл туман. Он попытался что-то произнести, но отяжелевший язык ему не повиновался. Овруиды повели его к выходу. Архатерсы и рахи из экипажа "Стрелка" странно замерли и лишь их глаза указывали: они понимает, что здесь происходит…
        ГЛАВА 39
        - Ты, наверное, знаешь, куда мы идем? - поинтересовался Нат, подавая девушке руку - впереди камень, рухнувший на тропу. Ветта уловила в его голосе насмешку:
        - Дальше Болот не уйдем… ты же там себя неплохо чувствуешь!
        - Интересно, как аборигены представляют себе устройство их мира? - подумал он и попросил: - Расскажи, про ваш Круг жизни?
        - Раньше мы думали, что наш Круг расположен на спинах трех огромных рыб, плывущих по реке времени, - начала она, но остановилась, заметив изумленный взгляд Ната. - Что?
        - Раньше и мы так думали, - объяснил Нат, - только на трех китах, это тоже считай, что большие рыбы!
        - Да, не зря мы были хвостатыми…
        - А теперь вы знаете, как устроен ваш мир?
        - А сейчас мы знаем только одно, что мы ничего не знаем… а ты знаешь, как устроен наш Круг?
        - Знаю, но не понимаю, - он задумался.
        Раньше была загадка Кратера, дающего жизнь части планеты - Кругу Жизни, а теперь… масштаб событий не укладывался в рамки планеты. Из памяти не выходил зверь с кисточками на кончиках острых ушей, да и скоростные магистрали, способные перекинуть громадные космические корабли за много световых лет, тоже наводили на мысль… было здесь нечто…
        Они поднимались в гору, до вершины оставалось совсем немного, но он уже замечал: Ветта устала. Нат предложил:
        - Отдохнем?
        Она кивнула, они сели на теплую шершавую поверхность камня.
        Он взглянул на девушку, она сидела на камне и рассеянно перебирала пальчиками длинный ряд пуговиц на гимнастерке. Движения ее были удивительно пластичны, она перехватила его взгляд и принялась поправлять прическу, точно так поступила бы девушка с Земли.
        - Ты думаешь, я не догадываюсь, о чем ты думаешь.
        - О чем?
        - Не притворяйся все вы такие.
        - Не понимаю, о чем ты?
        - Вы все мужчины думаете об одном, имей ввиду, я не дура.
        - Да ты что…
        - Что что - нахал, и взгляд твой похотливый.
        - А может ты сама об этом думаешь?.
        - Вот еще. - Ветта неожиданно густо покраснела, и сменила тему:
        - А как ваш Круг жизни устроен?
        Он улыбнулся:
        - У нас не Круг … а Шар - круглый и голубой…
        - Ну, а кратер…
        - Вообще-то есть кратеры их много, но они маленькие.
        - А греет вас что?
        - У нас Солнце - Большая звезда. Она нас и греет и светит нам.
        - Как странно! - удивилась девушка.
        - Сейчас и мне это кажется странным, - вздохнул Нат.
        - А что такое звезда?
        - Звезда - это раскаленный огромный шар в небе … если звезда рядом. Звезд много, но они все далеко-далеко и ночью видны яркими точками. У вас плотная атмосфера, а то бы и здесь их можно было видеть.
        - Звезды! - прошептала она.
        - Звезды на небе красивые… светятся на небе как угли от костра.
        - Я люблю звезды, - она вздохнула, - наверное!
        - Их нельзя не любить, - Нату стало грустно.
        - Я все люблю красивое… - она вздохнула - А вот сама некрасивая.
        - Тебе это сказали?
        - Да не говорили, но я же смотрюсь в зеркало.
        - Внешняя красота не главное… главное, что бы ты была красива внутренне.
        - Смеешься что ли: внутренне как это? Желудок что ли должен быть красивым.
        - Да нет, главное духовно, мысли, желания …
        - Нат, я хочу быть красивой снаружи. Что бы было видно.
        - Пойдем? - предложил Нат.
        Она вздохнула и подала руку. Он взял ее пальчики, и сердце его наполнила нежность. Шли недолго, вскоре вершина хребта оказалась у них под ногами. Ветта озабоченно крутила головой, озирая открывшуюся снизу равнину.
        - Мы не заблудились? - забеспокоился Нат,
        - Да нет… - она вдруг кинула вперед руку. - Смотри, Большая Вода…
        Вода, прозрачная и чуть зеленоватая, тихо плескалась в прибрежных камнях. Ветта сидела на поваленном стволе дерева, а Нат ходил по берегу и кидал в воду гальки.
        - Не хватает только чаек, - подумал он, - было бы совсем как на Земле!
        - Нам нужно туда, - Ветта показала рукой в сторону, где скрывался противоположный берег, - но придется долго обходить.
        - Как долго? - уточнил Нат.
        - По камням быстро не пойдешь, да и опасно, близко стерглы, придется пробираться скрытно.
        - А если переплыть?
        - На чем? Была бы лодка!
        - Лодка есть.
        - В кармане, что ли? - девушка ехидно улыбнулась.
        - В кармане, - подтвердил Нат и отстегнул с груди комбинезона пакет, изготовленный из тонкого европинита, который он многократно разложил на песке, а затем приник ртом к клапану. Минут через двадцать на берегу лежала лодка. Ветта осторожно ткнула в баллон пальчиком:
        - На этом можно плыть?
        - Еще как можно! Не смотри, что материал тонкий, порвать европинит, из которого сделана лодка, не так-то просто, во всяком случае, зверю это не под силу!
        Затем подобрал две палки и острым камнем попытался придать им форму весел.
        - Садись, - пригласил он девушку, когда у него все было готово.
        Она села в нос лодки, Нат прошел в корму, затем объяснил ей, как пользоваться веслом.
        - Ну что, трогаем?
        Она кивнула, и он оттолкнул лодку от берега. Ветта, подражая Нату, тоже пыталась работать веслом, но у нее не получалось, из-под ее весла летели брызги, и когда Нат оказался весь мокрый, он посоветовал ей отдохнуть. Нат гнал лодку вперед. Берег уже остался далеко позади, в небе проявлялись фиолетовые тени.
        - Скоро ночь, - вздохнула Ветта.
        - До утра будем на том берегу.
        - Хорошо бы, - устраиваясь поудобнее, заметила девушка, - затемно приплыть надежнее, там могут быть стерглы.
        Они замолчали. На Большую воду легла ночь…
        Нат сильно и ритмично греб. Тьма обложила их со всех сторон. Неожиданно оказалось: вода подсвечивается множеством микроорганизмов. Она просматривалась на глубину в десятки метров, подводный мир был обитаем - сновали стаи рыб, иногда довольно крупных, проплывало нечто подобное земным медузам, и еще что - то, совсем непохожее ни на что земное.
        Ветта уже спала, вскоре и у Ната стали слипаться глаза - день сегодня был тяжелым. Он с трудом удерживал отяжелевшие веки, и хотя это ему удавалось, но сон все же сморил его. Нат спал с открытыми глазами и при этом по-прежнему ритмично греб. Ему снилось, что внизу вода вдруг потемнела, словно набежали тяжелые черные тучи, с воды потянуло смрадом болота. В глубине туч плыл дракон. Гигантское тело плавно извивалось, задние лапы монстра, резко толкали тело вперед, переднее плотно прижаты к груди - подводное движение многотонной громады вызывало оторопь.
        - Берег…
        Услышав голос девушки, Нат проснулся. Еще было темно, но вода уже не светилась.
        - Возьми правее, - подсказывала Ветта.
        Нат повернул весло, и вскоре лодка коснулась песка. Они недолго подождали рассвета. Когда стало чуть видно, Нат выпустил из лодки воздух. Сложил ее и вновь укрепил на груди - лодка могла пригодиться. Он вспомнил про свой страшный сон, и хотел уже, было рассказать о плывущем драконе девушке, как вдруг в нос ему ударил запах знакомого болотного смрада, тянувший с воды, и он тревожно задумался, но Ветта уже торопила его. Они двинулись по песку и камням в сторону, куда она махнула рукой.
        ГЛАВА 40
        В себя Уге Че пришел на чужом корабле. Адмирал сидел в кресле напротив, заметив, что реликтон открыл глаза, прогудел:
        - Давай поговорим, нам здесь никто не помешает.
        Уге Че, собирая мысли, осмотрел каюту. На убранство здесь особого внимания явно не обращали, простую обстановку оживлял лишь ковер, висевший на стене, с ослепительно блестевшими скрещенными клинками, да изображение страшного божества, что было укреплено над дверью.
        - Я что, в плену? - поинтересовался он.
        - Нет, капитан, ты у себя дома! - забасил овруид.
        - А в чем дело?
        - Долго мы тебя искали, - у адмирала было хорошее настроение. Уге Че терялся в догадках, а Обе-рруд продолжал:
        - Ты, оказывается, хорошо воюешь! Ладно о тебе сообщили информационные службы, а то бы…
        Но все-таки, что это значит?
        Пройди сюда, - адмирал поднялся и пропустил капитана в соседнюю каюту. Посередине ее располагалось внушительных размеров кресло, по бокам его стояли два крепких овруида.
        - Садись! - предложил Обе-рруд.
        Уге Че, пожав плечами, сел. Овруид, который стоял справа, быстро опустил на его голову металлический шлем и раздался щелчок. Капитан стал засыпать. Когда он проснулся, в каюте был лишь адмирал.
        - Ну, вот и отлично, - произнес тот, заметив, что гость пришел в себя.
        Капитан чувствовал в теле дискомфорт, было что-то с ним не так. Он видел по-другому, четко и красочно, лицо его горело, словно оно было обветрено, по телу обильно катили капли пота. Уге Че хотел было встать, но адмирал удержал его:
        - Подожди, вначале я тебе расскажу одну историю…
        Уге Че послушно замер в кресле.
        - Это случилось на Овуре, я тогда еще не был стар, во мне были силы, - Обе-рруд пожевал пустыми губами. - Тогда мы завидовали реликтонам, ох как завидовали. Мы им подражали во всем, даже внешне пытались походить, и надо сказать, мы в этом преуспели. Мы много позже поняли - это овруиды избранная раса, что это нам надлежит быть повелителями Пределов!
        - Интересно, - хмыкнул Уге Че.
        - Так вот, - продолжал адмирал, - однажды на Овуре в катастрофе погибает семья реликтонов - отец, мать и ребенок, к тому времени в наших лабораториях было много младенцев, которым пытались придать не только внешность реликтонов… Мы дали знать, что будто бы ребенок остался жив, и реликтоны забрали вместо подобного себе ребенка-овруида! Этот ребенок воспитывался вместе с реликтонами. - Обе-рруд замолчал.
        - Ну а дальше?
        - Теперь ты можешь пройтись! - разрешил адмирал.
        Капитан встал и как-то неуверенно прошел по каюте, ощущение дискомфорта не оставляло его. Адмирал тоже поднялся, подошел к стене и раздвинул шторы, за ними оказалось зеркало.
        - Ну-ка, взгляни на себя! - предложил он.
        Уге Че прошел к зеркалу, взглянул на незнакомого овруида и… его сердце упало.
        - Так значит, тот ребенок - это я!
        Старик, заметив, что бывший реликтон в ужасе, успокоил:
        - Потерпи немного, все пройдет, в тебе заговорит голос крови, я уверяю тебя, ты не пожалеешь, что овруид! Твоя жизнь только начинается!
        Капитан Уге Че - Ана Уоштри, широко расставив ноги, стоял перед зеркалом. Уге Че - реликтон умер, Уге Че - овруид еще не родился. Разум понимал все, что с ним случилось, но душа бунтовала. В иллюминатор смотрели яркие звезды, под ногами мелкая дрожь работающих двигателей - атакующий крейсер "Пророк победы" ходко шел на Овур…
        Когда огромный шар планеты повис за иллюминатором, Уге Че сказал себе:
        - Чему бывать, того не миновать!
        С космодрома, к дому адмирала, их вез экипаж, конструкция которого явно была рассчитана тащиться за животным, а не иметь собственный двигатель, хотя по улицам столицы Овура сновало множество весьма современных средств передвижения.
        - Так повелось издревле, - объяснял Обе-рруд, - знатный овруид должен отличаться!
        Уге Че с интересом разглядывал улицы города, по которым проезжал экипаж. Столица Овура ему понравилась. Дворцы и замки Начала времени, как объяснял Обе-рруд, замысловатые сооружения эпохи архитектурных безумств и здания, в которых легко угадывалось влияние реликтонов, во всяком случае, в городе скучных домов не было, а это здорово, когда в городе нет скучных домов.
        Дом адмирала оказался большим. Множество комнат, длинных коридоров, высоких залов, украшенных росписью и резьбой по камню.
        - Это твои апартаменты, - Обе-рруд провел капитана по нескольким комнатам, - отдохни с дороги, а завтра мы с тобой поговорим…
        Когда Уге Че на другой день проснулся и спустился в столовую, адмирал уже сидел за столом размером с небольшую комнату, заставленным снедью, ему прислуживали с десяток слуг. Посередине стола кадили лучины драгоценного дерева, обостряющего обоняние и возбуждающего аппетит. В этом Уге Че убедился сразу же, когда сел за стол. Он с удовольствием принялся за трапезу, а Обе-рруд начал разглагольствовать:
        - С таким, как у тебя обличьем, для реликтонов ты уже никто! Сам знаешь, не очень-то они нас жалуют!
        Адмирал был прав. Реликтоны овруидов себе равными не считали. До нашествия тигменов, овруиды только-только начинали свою цивилизацию. По Овуру бродили полудикие племена, и лишь наиболее развитые из них могли добывать руду и получать металл самым примитивным способом. но вторжение тигменов в Пределы, начавшееся более трех поколений тому назад, заставило вступить реликтонов в контакт с овруидами, помочь в развитии и дать им боевые корабли…
        - А кто 6ыли мои родители? - дрогнувшим голосом спросил Уге Че.
        Он давно хотел спросить об этом, но что-то ему не давало.
        - Твои родители благородные Орры… они погибли, а имя твое Гиэрри… Гиэрри Орр!
        Уге Че несколько раз про себя повторил это незнакомое, но его собственное имя. Прошло несколько дней. Среди себе подобных, он начал как-то привыкать, да и сознание того, что обратной дороги для него нет, заставляло реально смотреть на случившееся…
        Адмирал подарил ему форму капитана космического флота Овура. Темно-синюю, украшенную благородными металлами и драгоценными камнями.
        - Ну вот, теперь тебя можно будет представить и Властелину, - с одобрением разглядывая Уге Че, заметил адмирал. - Он о тебе уже спрашивал…
        Представление состоялось вскоре.
        Дворец Повелителя Овура поразил Уге Че. Огромное прекрасное здание стояло посередине просторной площади, длинный ряд колонн поддерживал фронтон двухскатной крышы, над входом во дворец хищно изогнулся поджарый зверь с кисточками волос на концах острых ушей.
        - Это серый шакал, у нас его почитают! - заметив, что Уге Че рассматривает изваяние, объяснил адмирал.
        По бокам широкой лестницы, по которой поднимались Обе-рруд и молодой капитан, стояли воины. Их головы украшали рогатые шлемы, на плечах висели мохнатые шкуры, их руки сжимали копья. Необычный грозный вид воинов вызвал у капитана восхищение и трепет. Они долго шли по бесконечным коридорам и, наконец, остановились перед массивной, богато украшенной резьбой и драгоценными металлами дверью. Адмирал поправил на Уге Че форму и шепнул:
        - Держись с достоинством, сейчас к тебе будет приковано внимание всего двора!
        Створы дверей медленно пошли в разные стороны, и красивый зычный голос торжественно произнес:
        - Адмирал Обе-рруд Могучий… Капитан Уге Че - Великолепный!
        Капитану понравилось, что его назвали великолепным. Адмирал вдруг выпятил впалую грудь и, изобразив на своем лице презрительное выражение, шагнул в огромный дверной проем. Уге Че машинально сделал то же самое, и они оказались в гигантском, полном нарядных овруидов зале.
        Все повернули к ним головы. Уге Че, отличавшийся тонким слухом, услышал женский восхищенный голос:
        - Какой он красивый!
        А ворчливый мужской проскрипел:
        - Этот старикашка скоро будет приходить после Повелителя!
        Зазвучала торжественная музыка, шум голосов умолк, в зал вступили Он и Она - Повелители Овура и все, словно трава под ветром, склонились перед ними. Раболепие придворных, роскошь огромного зала вызывали у капитана ощущение собственной ничтожности…
        ГЛАВА 41
        - Еще далеко? - спросил Нат.
        - Да нет уже совсем рядом, - успокоила его Ветта. Она поднялась на большой камень и вдруг закричала. - Наши!
        Нат обошел камень. Трое вооруженных олду с изумлением глядели на него. Ветта узнала одного из них.
        - Гури, мы идем в город.
        Гури не сводил настороженного взгляда с землянина.
        - Кто это? - спросил он.
        - Это мой хороший друг, - сообщила Ветта.
        Дальше двинулись вместе, но два олду все время старались быть позади Ната. Он их понимал.
        - Гури! Ты не знаешь, где мой отец?
        - Он в городе!
        - Жив! - облегченно выдохнула девушка.
        - Жив! - подтвердил Гурии.
        - Мой отец - второй консул города, - тут же похвастала девушка.
        - А сколько их всего? - спросил Нат.
        Ветта настороженно взглянула на него, не смеется ли - от землянина можно было ожидать всего!
        - Их только двое…
        Горная тропа повернула и они в увидели внизу город. Невысокие стены, несколько башен, за стенами черепичные крыши. Они прошли в ворота между двух неказистых башен.
        - Идемте быстрее, - торопил Гури, которого здесь знали все, и их без лишних слов пропускали многочисленные посты.
        Олду разглядывая диковинного незнакомца, шептали:
        - Ашу… ашу…
        Гури привел их в высокое, богато украшенное здание.
        - Раньше здесь был театр, - шепнула Ветта.
        Второй консул оказался рослым, ростом чуть ли не с Ната. Лицо волевое, черты резкие, в глазах светился ум. После непродолжительных объятий отца и дочери, Ветта представила землянина.
        - Он издалека, не из нашего Круга жизни. Он оттуда, где звезды.
        Консул с изумлением рассматривал человека, а затем сел к столу и пригласил Ната.
        - Садись!
        Землянин сел. Консул, не сводя с него взгляда, принялся расспрашивать о Земле, о законах людей, об уровне развития технической культуры, а затем с сожалением констатировал:
        - Значит, ты один и сам нуждаешься в помощи?
        - Это так! - грустно подтвердил Нат.
        - Жаль…
        - Я встану в строй, солдатом!
        - Ну ладно, солдатом, так солдатом, - вздохнул консул и отпустил его. - Иди, солдат, а мне надо готовить город к обороне.
        - Я в этом городе родилась, я знаю здесь каждую улочку, каждый дом, - подхватив Ната под руку - совсем по земному, девушка повела землянина. - Как раньше было весело! Вон в том доме жила моя самая лучшая подруга, а в том… да ты меня совсем не слушаешь!
        - Тебя не слушать невозможно! - улыбнулся Нат.
        - Как быстро все переменилось! - Ветта вздохнула и, указывая на двухэтажный дом перед сквером, сообщила: - Нам сюда!
        В доме расположился отряд - десятка два вооруженных олду, обеспечивающих охрану одного из районов города. Командиром оказался Гури. Землянин и Ветта поступали в его распоряжение.
        Вскоре отряд подняли по тревоге. В город прорвались стерглы, положение обороняющихся олду стало отчаянным. Прорвавшихся необходимо было срочно уничтожить.
        Оставаться Ветта наотрез отказалась. Шли по трое. Дистанция между тройками составляла примерно с сотню шагов. Третьим в тройке с Натом и девушкой шел молодой олду, который оказался младше Ветты.
        Улицы были пусты. В домах выбиты окна, выломаны двери. На шее у Ната, как и у остальных, висело оружие - эуг, с прикрепленным к концу ствола ножом - штыком, которое ему дал Гури, наспех объяснив, как им пользоваться.
        Они шли последней тройкой. В городе стреляли.
        - Это у главного рынка, - на слух определяла место перестрелки Ветта. - А это у южных ворот!
        Нат шел молча, - выстрелы вызывали у него тревогу, девушка казалась беспечной.
        - Ты встречался… на Земле с кем-нибудь, - спросила она.
        Нат невольно улыбнулся:
        - Встречался! Но это было так далеко отсюда и несерьезно - даже смешно!
        Он вспомнил свою земную девушку, вроде и встречались еще совсем недавно, но ее лицо как-то расплывалось в памяти. Хорошо помнились липы аллеи, по которой они гуляли….
        Неожиданно выстрелы прозвучали совсем рядом. Из-за угла выскочили олду.
        - Нас преследуют, - крикнул один из них.
        Гури послал Ната и с ним еще несколько воинов на другую сторону улицы, а сам с остальными укрылся в доме напротив. Ветта, бросилась, было, за Натом, но на улице появились стерглы. Застучавшие выстрелы заставили девушку метнуться обратно.
        Олду в ответ дружно открыли огонь. Наступавшие прижались к домам, некоторые залегли. Стерглов было много.
        Нат забежал в дом, и оказался в небольшом коридоре, в котором две двери \ находились по бокам, а третья, входная, в торце. Он наугад толкнул одну из боковых.
        За дверью, в просторной комнате находились три стергла, увидев его они мгновенно выхватили из-за поясов длинные ножи. Нат, боясь подставить спину под удар, не побежал, а выставив вперед зуг с клинком на конце ствола, стал медленно отступать в коридор. Он был значительно выше противников, одет в сверхпрочный комбинезон, который не пробить ножом, но не защищенную голову следовало беречь.
        В узком коридоре было тесно. Двое напали сразу, третьему не хватило места. Рубящие и колющие удары длинных ножей он легко отбивал штыком, те пытались приблизиться, стараясь как-то обойти зуг, который человек использовал как копье. Время сейчас работало не на человека - к стерглам могло подойти подкрепление, и Нат решился на атаку. Он резко бросил тело вперед, целя штыком в грудь стергла, нож не отбил его удар полностью, штык вошел в грудь. Второй стергл взмахнув ножом, бросился на человека, Нат вытащить штык не успел, стергл рубанул, Нат шатнулся, нож скользнул по локтевому суставу и он ударил стергла прикладом в челюсть, тот осел. Третий бросился в боковую дверь, Нат рванул за ним, тот уже был на подоконнике и громко крича, исчез. Нат выглянул в окно - улица была полна стерглов, он бросился обратно в коридор. Входная дверь распахнулась, появились стерглы, почти одновременно распахнулись и боковые двери, показались зуги и ножи.
        ГЛАВА 42
        Властелину Овура капитана представлял Обе-рруд. Когда они склонились перед троном, Уге Че уголками глаз рассмотрел Владыку.
        Вблизи тот не производил впечатления грозного, каким преподносили его образ народу. Безвольное лицо, усталые глаза никак не гармонировали с жесткими, хитрыми лицами придворных, на которых легко читалось, что дорога сюда, к трону, давалась им с огромным напряжением.
        - Да, ему не пришлось делать карьеру! - Капитан вспомнил, что власть на Овуре наследственная - этот просто удачно родился…
        На голове Повелителя Овура тяжелая корона из серебристого металла, которая формой напоминала короны земных владык прошлого. Одежда тирана состояла из длинного кафтана расшитого ярко, разноцветно и украшенного крупными блестящими камнями.
        - Мы дадим ему корабль? - спросил Властелин у адмирала.
        - Он поведет весь наш флот, - без тени усмешки заявил Обе-рруд.
        - А что его интересует в нашем мире?
        - Он изучает нашу историю.
        - Ну, хорошо! - улыбнулся Повелитель. - Пусть он будет нашим историографом и летописцем нового времени!
        Затем Уге Че был представлен Повелительнице. Она сидела по правую руку от Владыки, трон ее был несколько меньших размеров. Кожа надменного лица была ослепительно белой, ее огромные глаза безжизненно застыли. Но Уге Че показалось, что уголки маленького рта чуть дрогнули, когда Обе-рруд представил его Повелительнице…
        - Капитану скучно в нашем мире? - спросила она, глядя куда-то мимо.
        - Пока капитану трудно, но скоро он добьется многого! - ответил адмирал.
        Повелительница назначила Уге Че своим придворным и кивком головы отпустила его…
        Когда нелепый экипаж Обе-рруда покатил домой, адмирал объяснил, что в обязанности придворного входит ежедневно являться во дворец приветствовать выход Повелителей и участвовать в бесчисленных развлечениях
        - Конечно глупость это, - заключил он, - но никуда не денешься.
        Вечером Уге Че долго не ложился спать. Томя своих слуг, он стоял у окна и глядел на ярко освещенную улицу, не замечая прихода ночи, в его душе продолжался великолепный праздник…
        Все вечера теперь капитан проводил во дворце. После торжественного выхода Повелителей, придворные ее величества собирались в покоях первой дамы. В их обязанности входило по очереди рассказывать Повелительнице, и было совсем неважно о чем, она могла слушать о чем угодно. Рассказы Уге Че о той, прошлой его жизни реликтона, которые были постоянно в моде на Овуре, она могла слушать бесконечно. Многим придворным это не нравилось. По двору ползли слухи…
        - Смотри, - предупреждал адмирал, - Повелитель ревнив, ты и не заметишь, как останешься без ушей!
        Резать уши прелюбодеям было на Овуре излюбленным наказанием.
        Капитану Уге Че у Повелительницы бывать нравилось. Он заранее продумывал, что будет ей рассказывать, и с нетерпением ожидал назначенного часа.
        Неожиданно для самого себя он увлекся историей Овура. Свободное от придворной жизни время он проводил в главном храме столицы, где хранились древние летописи - руны и собиралась коллекция древностей. История Овура складывалась историями войн, переворотов, стихийных бедствий - казалось ни мира, ни покоя в государствах планеты не было. Заинтересовавшись древним оружием, он стал собирать каменные топоры, древние копья, щиты. Его новые друзья и просто знакомые, зная его увлечение, доставали для него оружие подревнее, поколоритнее. Вскоре стены дома, где он жил, были увешаны собранием древностей.
        Уге Че - Ана Уоштри принял свое родовое имя Гиэрри-Орр - этот род был известен на Овуре, многие из Орров занимали высокие посты в чиновной иерархии, многие отличились в сражениях. Он сумел разыскать одного из Орров, своего дальнего родственика, они часто общались, тот иногда приносил ему старинные, весьма интересные вещи.
        Сегодня капитан опоздал ко двору. Он тихо прошел в покои Повелительницы. Малый тронный зал был уютен: высокий потолок, огромный камин, пол из плит дорогого камня. Рядом с камином на невысоком подиуме трон, на котором сидела Повелительница. Перед ней полукругом на скамейках расположились придворные. На коленях у Первой дамы Овура устроился топа - маленький домашний зверек с красивой мягкой шерстью, служивший исключительно для поглаживания. Повелительнице уже рассказывали. Уге Че сел в кресло и прислушался.
        - Но вот он застал их вместе, - захлебывалась рассказчица, - О! Как он его убивал! Вначале ему раздавили ноги, затем в кости стали вставлять спицы…
        Уге Че поморщился. Было неприятно не то, что рассказывали, а то упоение, с которым слушала Повелительница. Та заметила его реакцию…
        - Ну а ты, что бы сделал на его месте? - спросила она с улыбкой.
        - Нет ничего дороже жизни разумного существа, во всяком случае, если бы она полюбила другого, я ушел бы. Зачем жить, если знаешь, что она любит другого?
        Все расхохотались. Повелительница смеялась грубо, как служанка, показывая свой тупой язык, она немного косноязычила. Капитан поднялся и вышел, не спрашивая разрешения.
        . От повелительницы несколько дней не было вестей, и он решил съездить в родовые земли Орров, куда настойчиво приглашал его родственник. Дорога была плохая ехали медленно, родственник вел колесный вездеход и рассказывал:
        - Здесь начинались наши земли. Наше племя было многочисленно и отважно, но реликтоны вступили в контакт с племенем нынешнего повелителя и мы не могли противостоять им… а вон там наши крепости, время плохо хранит их.
        Три полуразрушенные крепости перегораживали узкую долину.
        - А вот наш, родовой храм, прямо в горе.
        Вход в пещеру - храм был на отвесном склоне, обрамляли протесанные в скале колонны, поверху остатки резного каменного фронтона с изваянием хищной птицы.
        Его соплеменник остановил экипаж и предложил:
        - Войдем!
        Перед входом еще сохранились остатки каменного плиточного мощения, сквозь щели обильно прорастала растительность,
        Они вошли. Пещера была огромная, высокий свод, уложенный из разноцветных камней пол. Везде остатки скульптур, видимо сбитых с разрушенных постаментов и ниш.
        - А это была родовая сокровщница.
        Провожатый показал на массивную окованную железными полосами дверь.
        Гиэрри - Орр с трудом открыл ее. Сокровищница была пуста. Расколотые каменные лари у стены, постаменты. Остатки деревянных полок.
        - Поверь мне, здесь было что хранить, - вздохнул провожатый.
        Высоко расположенное окно, освещало охапки сухой травы на полу, чернело несколько кострищ, видимо пастухи иногда пользовались помещением.
        Они вышли обратно, в большую пещеру - храм.
        - А вот здесь потайной ход, - провожатый отвалил плоский камень в углу пещеры. -Ход длинный.
        - А куда он ведет?
        - Идем за мной. - Они прошли узкий проем входа, подземный ход вывел их на склон ущелья, где начиналась горная тропа, висевшая над пропастью.
        ГЛАВА 43
        Увидев врагов, Нат на секунду оцепенел, стерглы тоже замерли, явно удивляясь видом странного олду. Нат опомнился и попятился, открыл спиной дверь в торце коридора и метнулся в соседнюю комнату, заметив лестницу, бросился по ней на второй этаж, а затем на третий, сквозь выбитое окно лестничной площадки увидел крышу стоящей рядом с домом постройки и, не раздумывая, прыгнул на нее. Крыша оказалась ветхой, и Нат провалился в темное просторное помещение. Он торопливо приоткрыл дверь - никого, он быстро проскочил к другому дому, а затем к следующему.
        Выждав, когда проходившая по улице группа вооруженных стерглов повернула за угол, перебежал на другую сторону улицы.
        - Надо где-то укрыться, - думал он, рассматривая, брошенные жителями дома. Один из них показался ему подходящим. Нат поднялся на чердак. С крыши этого дома можно было легко перепрыгнуть на крышу другого - это ему понравилось.
        Нат смотрел в чердачное окно, по улице шли отряды стерглов, шли молча, лишь иногда металлический голос отдавал команду. Лица их были словно прессованные из темной глины, глаза горящие, глубоко посаженные.
        - Стерглы захватили город, - размышлял Нат - теперь из города выбраться будет трудно, а выбираться надо срочно, иначе…
        Вдруг в соседнем дворе мелькнула фигура олду, за ним вторая, потом третья, - в ней он опознал Гури, а следом прошмыгнула Ветта! Нат осторожно спустился вниз и перебрался через забор, но соседний двор был пуст и вдруг он услышал:
        - Нат! - и девушка повисла у него на шее, бормоча что-то сквозь слезы.
        - Ну, ну. Успокойся. Все позади.
        - Ничего не позади. - Невесело прошептала она.
        Появились олду.
        Гури повторил мысли Ната вслух:
        - Надо выбираться из города. Скоро здесь будет много стерглов, не спрятаться!
        Один из олду предложил:
        - Я кажется знаю, как можно выйти из города.!
        - Показывай дорогу - сказал Гури. Тот махнул рукой, отряд последовал за ним. Перепрыгнув через забор, они увидели в конце короткой улицы приземистую будку.
        - Нам туда! - Проводник первым добежал до нее, открыв узенькую дверь, заторопил:
        - Быстрее! Быстрее!
        На полу будки оказалось большое круглое отверстие. Оттуда вниз, опускалась лестница.
        Не все успели протиснуться в дверь, как застучали выстрелы. Олду, указавший им дорогу, с горечью произнес:
        - Все пропало.
        - А в чем дело? - спросил Нат.
        - Стерглы видели, что мы спускаемся в колодец, и теперь они отрежут нам путь, - объяснил тот и полез в отверстие.
        Внизу шумела вода. Нат спустился вслед и поинтересовался:
        - Канализация?
        С гор текут несколько больших ручьев, - объяснил олду. - Когда-то давно для них пробили туннели. Впереди на нашем пути коллектор, где несколько потоков соединяются в один, к нему мы сейчас и пойдем. Стерглы знают про туннели, их там уже видели - они нас встретят в коллекторе.
        А стерглы, окружив будку, пытались пробиться к двери. Гури оставил с собой двоих, остальным приказал бежать. Нат было запротестовал, но Гури был неумолим:
        - Бегите, а мы их задержим, сколько сможем.
        Бежали в полной темноте. Под ногами упругая, быстро текущая вода. Иногда становилось глубже, тогда они брели по колено в воде, отчетливо сознавая, что враг бежит поверху намного быстрее, и скоро они встретят их огнем. Сзади глухо били зуги - Гури еще был жив!
        Нат держал Ветту за руку, помогая ей. Остальных он только слышал. Слышал, как плескалась у них под ногами вода, слышал, как тяжело и прерывисто они дышали. Впереди показалось светлое пятно.
        - Это коллектор, - крикнул бегущий рядом.
        И тут же ударили выстрелы.
        В туннеле выстрелы звучали оглушительно громко. Все инстинктивно жались к каменным стенам, но Нат не слышал характерного звука полета пуль.
        - Стреляют не в нас, - крикнул он.
        Они осторожно двинулись вперед. Коллектор оказался большим мрачным подземным помещением. Сверху люк, который пропускал немного света, из него опускалась лестница. В коллекторе находились олду, они стреляли по люку, через который явно пытались прорваться стерглы. На их лицах Нат заметил голубую краску.
        - Кнады! - подтверждая его догадку, шепнула Ветта.
        - Кажется, пронесло, - облегченно выдохнул проводник, - кнады отвлекут внимание стерглов, а мы тем временем проскочим коллектор!
        На противоположной стороне коллектора Нат насчитал шесть отверстий, из некоторых, заливая дно помещения, текла вода.
        В углу на стеллажах грудами лежала одежда - кнады брали их охапками и уносили в одно из отверстий.
        - Пользуются моментом и грабят брошенные дома, - понял Нат.
        - Нам нужно туда, - олду, видимо хорошо знавший подземную систему, указал на крайнее справа отверстие. - Этот туннель ведет в ущелье - это путь в горы.
        - Будем бежать, но бежать необходимо дружно и быстро, - предупредил Нат, - приготовьтесь!
        Почувствовав, как все в ожидании команды напряженно замерли, он крикнул:
        - Вперед!
        ГЛАВА 44
        Гиэрри - Орр проснулся в приподнятом настроении.
        - Сегодня обязательно случится что-нибудь хорошее - подумалось ему. Он быстро оделся. В столовой, когда он спустился туда, за столом сидел один Обе-рруд, если не считать слуг - их, как всегда было много. .
        Гиэрри - Орр устроился за столом. Дымок чадящей лучины, придающий аппетит, заставил его энергично заработать вилкой. На старого адмирала дым волшебной лучины не действовал. За столом он, как обычно, разглагольствовал. Как всегда, Обе-рруд говорил о высокой миссии овруидов, которых сама судьба прочит в повелителей Пределов.
        - Реликтоны уже закончили свое развитие, у них почти не рождаются дети, они трусливы, у них нет гордости! Знаешь, реликтон не ответит, если его ударить!
        - Закончили свое развитие? - подумал Гиэрри - Орр. - А может, действительно, есть в развитии цивилизации старение? К чему ведет подавление разумом инстинктов? К благу или к какой-то абстракции…
        Неожиданно адмирал заторопился:
        - Иди, переоденься в парадный мундир. У нас будут гости!
        Гиэрри - Орр вытер салфеткой губы, поднялся к себе и быстро переоделся. Осмотрел себя в зеркало и усмехнулся - мода на Овуре была подобна моде реликтонов во времена зарождения.
        Когда он спустился вниз, Обе-рруд ждал его в зале приемов.
        - Приглашай! - увидев капитана, приказал он.
        - Ана Шори! - донесся со стороны входа красивый сочный голос.
        Сквозь раскрытый проем высокой двери, в сопровождении двух рослых овруидов, прошла девушка…
        - Кто это? - не сводя глаз с прекрасного лица, прошептал Гиэрри - Орр.
        - Твоя жена, - невозмутимо пояснил Обе-рруд. - К церемонии все готово!
        Капитан мгновенно вспомнил: на Овуре супругов придворным выбирают Владыки. Он хотел было возмутиться, но, глядя в огромные и радостные глаза девушки, невольно промолчал…
        Церемония проходила в огромном храме. Множество овруидов стояли на улице и когда они вышли, толпа им что - то громко и радостно кричала. Адмирал отвез их в дом в два этажа, который стоял на тихой, полной живой растительности улочке.
        - Этот дом вам подарили Повелители. - Оставляя их одних, сообщил адмирал.
        Они стояли возле украшенной цветами кровати.
        - Мы только сегодня увидели друг друга, а кажется… - волнуясь, прошептал он.
        - Это ты сегодня, - перебила его Ана, - а я тебя видела много раз, я смотрела на тебя из толпы придворных - Меня ты не замечал…
        Гиэрри - Орру, историографу и летописцу, но по-прежнему капитану, с женой повезло. На вид хрупкая и изнеженная, Ана оказалась деловитой и очень практичной, впрочем, как и все женщины овруиды.
        На Маргилане в среде реликтонов любовь была чувством романтичным. Физическая близость в череде утонченной ласки казалась не главной. Рафинированное воспитание контролировало внешние проявления физической любви, здесь же… Ана не стыдилась своей чувственности, она торопила его проникновение, жгла горячим телом, возбуждая его, то криком, то мольбой, и в нем просыпалось нечто дикое и огромное, что заставляло когда-то далеких предков вступать в битву за обладание самкой…
        Медовый месяц затянулся было, но прибыли от Повелительницы.
        Ее посланник оказался крупным, мрачным овруидом. Его грубое лицо пересекал глубокий шрам. Когда он появился на пороге, у капитана дрогнуло сердце: в их доме - этот, казался выходцем из другого мира, чужого и жестокого.
        - Повелительница приказала быть тебе, Гиэрри - Орру, летописцу, сегодня вечером ко двору! - сообщил он хриплым голосом и исчез…
        - Проводи меня в сад, - холодно произнесла она, когда Гиэрри-Орр появился в ее покоях.
        Они долго молча шли по аллее из высоких, с узкими листьями деревьев. Везде холеная трава, тщательно стриженые кусты. На первой даме Овура простое платье со строгим геометрическим рисунком и не было отличий царской власти, ни драгоценной тиары, ни династического талисмана в форме головы шакала на груди - сейчас их с лихвой заменила величественная надменность.
        - Вот видишь, - они остановились у диковинного растения, - без тебя уже цветы распустились.
        Капитан, не поддерживая разговора, промолчал.
        - Ты не учтив! - она резко сорвала экзотический цветок и, смяв его, бросила на дорожку.
        Гиэрри-Орр пожал плечами.
        - Не хочешь ли ты, - она величественно указала на себя, - чтобы я у тебя просила прощения?
        Гиэрри-Орр терпеливо ждал, пока она сообщит, зачем же его пригласили.
        - Ну, хорошо! - она дернула его за руку. - Прости, я напрасно над тобой смеялась?
        - Да я и не обиделся…
        - Понятно! - ее лицо вновь приняло надменное выражение, взгляд ушел в сторону. - Ты ко мне не испытываешь нежных чувств!
        - Я же женат! - улыбнулся Гиэрри-Орр.
        Его слова неожиданно вывели женщину из себя.
        - Ты реликтон! - она сильно закосноязычила. - Придешь ко мне, и я тебе докажу, что твоя жена ничто по сравнения со мной!
        - Без любви это скучно…
        - Поскучаешь, - оборвала она, - а если не придешь, тогда…
        Первая дама злобно засмеялась.
        Гиэрри-Орр повернулся и, не прощаясь, пошел к выходу.
        - Я подожду, - крикнула она вслед, - но помни, Повелители ждать не любят!
        На другой день Гиэрри-Орр проснулся рано. Ана еще спала. Он глядел на ее спокойное, розовое ото сна лицо и вспоминал вчерашний разговор с Повелительницей. Не просыпаясь, жена потянула на него спавшее одеяло, от этого полного заботы и нежности движения у него дрогнуло сердце.
        - Нет, жизнью жены рисковать нельзя! - подумал капитан, он не сомневался, что Повелительница свою прихоть исполнить захочет. Но больно било по гордости то, что придется ублажать женщину из страха перед ней.
        На планете Овур верность поощрялась, измена жестоко наказывалась. Обманутые женщины шли в ущелье позора и жгли себя. Женщин, уличенных в прелюбодеянии, туда отводили насильно и бросали в огонь. Мужчинам же за преступную любовь резали уши, что считалось большим позором, но овруиды были чувственными и жаждали удовольствий - в ущелье позора горели многочисленные костры. Вечером в их доме появился адмирал.
        - Как я тебе завидую, - глядя на хрупкую Ану, заявил Обе-рруд и, вздохнув, добавил:
        - Надевай свою форму, мы едем…
        Экипаж адмирала катил прямо посередине улицы, заставляя остальных участников движения жаться к обочине. Обе-рруд привез его в штаб космического флота. Часовые у входа вытянулись, увидев их. Они поднялись на третий этаж, прошли коридор и оказались на галерее огромного зала. Гиэрри-Орр обвел его взглядом и…
        - Вон те фигуры внизу напоминают мне тигменов! - обратил он внимание адмирала.
        - А это и есть тигмены! - невозмутимо подтвердил тот.
        ГЛАВА 45
        На дне коллектора воды оказалось немного, и бег она не затрудняла. Кнады опешили от их внезапного появления, но затем часть из них перенесла огонь на беглецов.
        Олду на бегу ответили беглым. Нат, с девушкой бежали последними, первые уже исчезали в отверстии, пришлось притормозить, остался последний, вдруг он раскиинул руки и упал, его тело загородило путь,
        Нат, потянул девушку влево, в отверстие другого тоннеля. Тот оказался просторным и позволял бежать во весь рост. Нат держался позади - если что, его тело прикроет Ветту от пули. Ему казалось, что за ними гонятся, и вот-вот прозвучит выстрел. После очередного поворота завал из крупных камней остановил их. Был тяжелый полумрак, и видимость почти отсутствовала, но и без света было понятно: завал не разобрать! Внутри Ната потянуло холодком - ситуация в прямом и в переносном смысле казалась безвыходной.
        - Еще там до поворота, - заторопилась девушка, - был сквозняк… ветерок…
        Без дальнейших слов они повернули обратно. Через сотню шагов девушка остановилась.
        - Где-то здесь…
        Действительно Нат почувствовал: стало свежо. Он быстро раскидал осыпь камней у стены - открылся проход. Когда они протиснулись в него, Нат завалил вход - он опасался погони. Ответвление туннеля оказалось узким и низким - местами приходилось ползти. Острые изломы камней обдирали руки и колени. «Шкуродер» вскоре вывел их в большое светлое помещение. В углу, сверху падал поток парящей воды, под ним был выложен из цветных камней неглубокий бассейн.
        Нат вопросительно взглянул на девушку - та улыбнулась.
        - Это место, где мы моем себя.
        - А, терма! Баня! - Нат неожиданно почувствовал тяжесть потного тела.
        - Захотелось легкости и свежести.
        - Хочешь искупаться? - спросила Ветта.
        Желание человека явно читалось на его лице.
        - Надо осмотреть пещеру, - вздохнул он.
        Подземному помещению, десятки колонн - сталактитов, придавали некоторую сказочность. Шум падающей воды заглушал шаги. Он прошел за дальний сталактит, оказалось, пещера имела продолжение - за поворотом ее объем был значительно больше. У дальней стены грудились горы битого камня. Он вернулся и опробовал рукой воду в бассейне - та была теплой манящей - его несвежее тело мгновенно вспотело от желания искупаться.
        - Ну, давай! - искушала его девушка.
        - Опасно…
        - А ты быстро. Раз и все…
        Нат покачал головой. Ветта вдруг вздохнула.
        - Гури погиб…
        - Может, и нет, - не очень уверенно возразил Нат.
        - Погиб!
        - Попал в плен?
        - Да лучше умереть!
        Они замолчали. Страх и волнение побега улеглись, Нат с тоской глядел на парящую воду.
        Ветта улыбнулась:
        - Да искупайся уж. Сюда давно забыли дорогу.
        - А ты сама?
        - Я потом, после тебя.
        Нат соблазнился. Он скинул комбинезон, затем потянул книзу форму, но, заметив заинтересованный взгляд девушки, укрылся за большим камнем, где и разделся, а затем в одних трусах зашел по колено в теплую воду и отдал себя в объятья падающему потоку. Вода и пар скрыли его от взглядов девушки, хотя он ее видел довольно хорошо. Потное уставшее от одежды тело под теплой ласковой водой ощутило блаженство.
        Они появились неожиданно. Нат опешил, увидев, как двое схватили девушку, а еще четверо, насторожив граненые стволы, обыскивали взглядами помещение, девушка без крика попыталась вырваться, но безуспешно. По их лицам, вымазанным голубой краской, Нат определил - это кнады! Без комбинезона он чувствовал себя, как краб без панциря. Если увидят - пристрелят тут же, но пар и поток воды укрывали его надежно.
        Вскоре они скрылись за огромным сталактитом и звук их шагов, и лязганье металла быстро заглушил шум падающей воды.
        Нат застыл в оцепенении, хотя на него и падала теплая вода, его била холодная дрожь. Наконец он опомнился и выбрался из бассейна. Острые грани камней больно впились в изнеженные подошвы босых ног. Он быстро оделся и отправился к сталактиту, за которым был поворот и продолжение пещеры.
        - Да, - протянул он, разглядывая обилие каменной тверди.
        Было ясно: в грудах камней найти ход, по которому увели девушку, будет непросто. После часа бесплодных поисков, определив: у дальней стены воздух свежее, он ограничил место поиска десятком квадратных метров, а затем принялся настойчиво перебирать камень за камнем.
        - Есть! - его рука провалилась за очередным камнем в пустоту…
        Проход оказался высок, в два его роста; стены тщательно тесаны, пол выполнен из крупных квадратных плит. Нат двинулся вперед, но вскоре остановился - на его пути лежал камень квадратный в сечении - толщиной в треть и длиной в полтора метра. На нем было укреплено металлическое кольцо, к которому из отверстия в своде спускалась веревка. Он приблизился - веревка от прикосновения рассыпалась в прах. Капкан когда-то сработал - под камнем лежали останки.
        - Бедолага, - пожалел Нат, перешагивая колоду, которая не полностью скрывала скелет, и заторопился дальше по каменному коридору, но вскоре уперся в стену - в этом месте били когда - то туннель, но забой бросили. Бросили внезапно - повсюду валялись инструменты: кувалды, кирки, лопаты. Нат попытался поднять кирку - истлевшая деревянная рукоять смялась в руке…
        ГЛАВА 46
        Гиэрри-Орр стоял на галерее огромного помещения, а внизу… сказанное адмиралом размазало четкость восприятия окружающей среды, делая происходящее нереальным.
        - Тигмены… скверноиды… это что, измена? - шептал он.
        - Кому? - деланно изумился Обе-рруд. - реликтонам?
        - Да, им!
        - Слушай, - неожиданно грубое морщинистое лицо Обе-рруда просветлело, - нам удалось разгадать тайну тигменов, мы нашли их нору, мы украли у них секреты, мы сделали их преобразователи намного мощнее, чем они делают сами. Мы теперь их прихлопнем без труда!
        - Но у нас же договор с реликтонами? - капитан смотрел вниз на маленькие фигурки тигменов, которых окружили высокопоставленные офицеры, и не верил своим глазам.
        - Тысячи овруидов отдали жизнь за это, - словно не слыша его, продолжал адмирал, - понимаешь, ставки слишком высоки - власть над Пределами!
        Но Гиэрри-Орр этого не понимал и отрицательно качал головой.
        - Представь, как будет больно… окончится война, и реликтоны снова примутся изучать нас - Обе-рруд злобно хрипел, - под стеклом, словно мелкий пурр… Впрочем, спорить бесполезно - флот тигменов в Пределах.
        - В Пределах! - изумился капитан.
        - Да. Прошлой ночью корабли тигменов напали сразу на все эскадры реликтонов. Сегодня будет сообщение!
        Гиэрри-Орр отказывался верить тому, что слышал - перед глазами стояло лицо мертвого друга - реликтона, штурмана, спасшего ему жизнь. Нет, прошлое не так просто забыть!
        - Ладно, пошли, - поторопил его адмирал.
        Кабинет командующего флотом Овура был огромен и почти пуст, лишь на одной стене были развешены маски вызывающие страх, ожерелья из клыков зверя, старинное оружие. Гиэрри-Орр помнил: еще недавно все это было атрибутами повседневной жизни овруидов, а мощный рывок в развитии науки и техники, обеспеченный реликтонами, позарез нуждавшимися в воинах, на развитие их духовной жизни повлиял мало. Овруиды по-прежнему исполняли культовые ритуалы, приносили жертвы родственникам, находившимся по ту сторону жизни.
        Обе-рруд тяжело опустился в кресло, капитана пригласил в другое. На одной из стен, обнажая экран биопроницателей, поползли в разные стороны шторы. Когда в кабинете погас свет, на экране вспыхнули ослепительно яркие звезды. Гиэрри-Орр сразу узнал звездную систему - это были Спорады!
        Звезды стали увеличивать свою яркость, и расстояние между ними стало стремительно расти - изображение увеличивало масштаб. На экране появились боевые корабли овруидов, а за ними шла колонна огромных, в тысячи раз больше самого крупного звездолета, полупрозрачных, дрожащих и переливающихся…
        - Это преобразователи, - заметив, что вид их произвел впечатление на капитана, объяснил Обе-рруд, - мы их сделали много мощнее, чем делают тигмены. Их достаточно, чтобы от тигменов - скверноидов не осталось и следов! Надеюсь, тебе их не жалко?
        Тигменов Гиэрри-Орру, было не жалко.
        - Ну, вот и сбылась вековая мечта. Овруиды - Повелители Пределов! - вздохнул адмирал.
        - Пока еще не Повелители, - заметил Гиэрри-Орр
        - Да нет, нас уже не остановить.
        Капитан не выказал радости по этому поводу. Обе-рруд тоже был печален.
        - А я скоро умру! Век овруида так короток. Это понимаешь только к концу жизни!
        - Все мы умрем, ничего не поделаешь! - возразил ему в утешение молодой капитан.
        - А что ты знаешь о поле Гвара? - у адмирала дрогнул голос.
        - Поле бессмертия?
        - Да, да!
        Мысль о бессмертии была одно время модной среди реликтонов. Учеными было создано энергетическое поле - поле Гвара, в которое удалось перемещать сознание реликтона, что пригодилось для проведения сложных хирургических операций на теле. Практически реликтон был избавлен от страданий, но иногда тело спасти не удавалось… вне своей оболочки существовать реликтоны психологически не могли…
        - Они же реликтоны, - прокомментировал его рассказ адмирал, - они же выродились, а мы приспособиться смогли бы!
        В его словах было столько убежденности, что, видимо, он в этом нисколько не сомневался.
        - Конечно, если кто-то будет вести нормальный образ жизни, а кто-то будет иметь лишь один разум, если кто-то кому-то будет завидовать - это плохо кончится, - на лице Обе-рруда не было и тени усмешки.
        - Разум без тела? - не соглашался Гиэрри-Орр.
        Он был молод, и у него была красивая и добрая жена.
        - Мое старое бессильное тело скоро умрет, с ним умрет и мой разум, но ведь разум-то у меня не стар? Да и ты не вечно будешь молодым.
        - Жить в пробирке? Увольте!
        - Не в пробирке! - Старик поднялся и возбужденно прошелся по кабинету. - Понимаешь, в чем идея: мы помещаем наш разум в энергетическое поле, а тело - плоть наша - пусть пасется, живет, размножается, стареет, умирает… захотел пожить во плоти, вкусить плотских удовольствий, поманил…
        Адмирал и вправду сделал движение пальцем, словно приглашая кого-то.
        - У нас уже есть желающие бессмертия - партия Гвара. И нас много.
        Неожиданно загорелся маленький экран, что стоял на столе.
        - Это прямая связь с дворцом, - пояснил адмирал, ожидая начала сеанса.
        На экране появился министр двора их Величеств. Тот торжественно пригласил их от имени Повелителя на бал, который устраивался по поводу начала большого цикла.
        - Они по любому поводу устраивают балы, - недовольно произнес Обе-рруд - он не любил шумных празднеств.
        Гиэрри-Орр вспомнил угрозы Повелительницы и поделился своими опасениями - адмирал был большой специалист придворных интриг.
        - Она очень опасна! - заметил он. - Лучше тебе с ней договориться!
        Капитан неопределенно пожал плечами, а Обе-рруд вдруг задумался.
        ГЛАВА 47
        Тупик… Нат недолго бессмысленно смотрел на горку отбитых камней - надо возвращаться. У камня - убийцы он осмотрел отверстие в своде, из которого тот свалился и решил, что сможет сквозь него пролезть. С усилием поднял камень - сюрприз на «попа» и привалил его к стене. Скелет обнажился полностью - под истлевшей одеждой сверкнул металл. Нат извлек из-под костяка короткий, но широкий и чуть изогнутый меч. Тяжесть острого металла вливала в руку какую-то незнакомую хищную силу. Он прикрепил меч к поясу комбинезона, а затем, забравшись на торец камня, без труда проник в отверстие на своде.
        В небольшом помещении, где он оказался, стоял деревянный уже весь в трещинах ворот, которым взводили капкан и пара скелетов с цепями, оковы которых лежали рядом с кистями рук. Дверь была деревянная, укрепленная грубо коваными полосами металла. Нат толкнул ее, она вывалилась наружу. Он прошел по ней и увидел древний туннель - истертые бесчисленными шагами плиты пола, занавеси серого тускло светившего лишайника, опускавшиеся со свода, а привинченные кольца к побуревшей стене наводили на мысль - сколько же здесь произошло скорбных событий!
        Этот туннель шел параллельно нижнему, и Нат двинулся туда, куда внизу не успели пробить путь. На этот раз дорогу ему преградил завал. Нат чувствовал, как сквозь камни тянет свежий воздух и, не раздумывая, бросился разбирать их. Некоторые камни оказались очень крупными, но Нат не отступал - он слышал, как где-то совсем рядом шумит листва, и кричат животные….
        Наконец он отвалил последний камень и: перед ним раскинулась огромная, очень огромная пещера. Свод ее терялся где-то в высоте, а дно поросло густой растительностью. Свет, тусклый, лишь делающий едва видимым интерьер огромного каменного помещения; проникал откуда-то сверху. На противоположной стороне пещеры что-то белело, словно там лежали сугробы снега. Нат догадывался: обойти пещеру вряд ли возможно - путник должен обязательно пройти заросли, иначе, зачем же все это творить?
        Нат сжал в руках клинок - в зарослях могли оказаться негостеприимные хозяева - и начал осторожно спускаться вниз. Невысокие, метра в три, заросли жесткого, как бамбук, кустарника густо обвивали, словно змеи, мясистые толщиной в руку лианы. Дорогу пришлось прорубать, благо, широкий, тяжелый, как топор, найденный меч идеально подходил для этой цели. Вскоре Нат выбрался на небольшую полянку и тут же услышал за спиной горячее частое дыхание. Он обернулся всем телом, сразу занося над плечом клинок. Раскрывая огромную клыкастую пасть, на него бросилась крупная - трехметровая тварь. Маленькие, спрятанные в складках грубой кожи, глаза обожгли его алчным блеском, но вдруг монстр замер - явно гадая, съедобен ли человек? А затем, решив попробовать, рванулся вперед. Нат ударил не с удобной руки, клинок только чуть пробил толстую жесткую кожу. Монстр взревел и поднялся на задние лапы. Нат ударил снова, на этот раз, сжимая рукоять меча обеими руками, удар пришелся по шее ящера, из прорубленной кожи фонтаном хлынула коричневая кровь. Зверь завалился на бок и забился в агонии. Нат заторопился прочь, вдруг из
зарослей вырвалась тварь явно крупнее первой. Он вновь занес клинок, ожидая нападения, но монстр набросился на агонизирующее тело убитого зверя, вырывая острыми клыками огромные куски мяса. Нат поспешил с места битвы.
        Заросли становились реже и реже, идти было легче. Вскоре кустарник закончился и вдруг Нат увидел…
        Впереди круто поднимался склон, усеянный крупными камнями, из-под которых сочился густой туман, белым облаком поднимавшийся почти до самого свода. Туман колыхался и в его разрывах иногда показывался огромный выступ скалы, на котором стояли высокие стены из тесаного камня.
        Нат всматривался сквозь парящее облако: не появится ли вновь диковинное строение… а, может, это ему показалось? Не сразу решился он шагнуть в белое облако, издали казавшееся ему сугробом снега - туман таил опасность. Лишь сделав над собой усилие, Нат окунулся в белую колышущуюся стену и… его потянуло ко сну. Веки непроизвольно слипались, чудились голоса, перед глазами замелькали разноцветные блики. Нат сделал несколько шагов, полоса тумана кончилась, в голове прояснилось, и он увидел - словно на гигантском постаменте, на выступе огромной скалы высился… замок?
        Во всяком случае, было, похоже: и стены, выложенные из крупного кирпича, поверх них кайма зубцов, высокие округлые башни с остроконечными крышами, над которыми пики несли флажки, и фигурки фантастических зверей.
        - Ашур Ганима!
        Нат нисколько не сомневался - перед ним легендарный город подземных жителей и Ветта где-то здесь, но найти ее будет не просто. Он окинул скалу взглядом - путь наверх обещал быть трудным. В огромной пещере стояла тишина, лишь было слышно как внизу, сквозь заросли пробивается крупный зверь. Нат вздохнул и подошел к отвесной стене замка. Подниматься оказалось легче, чем он предпологал - выбор трещин и неровностей в кладке из дикого камня позволял удобно цепляться и руками и ногами, лишь, когда добрался до кирпичной кладки, двигаться вверх стало сложней - швы меж кирпичами оказались узкими и неглубокими.
        Наконец он поднялся. Толщиной стена оказалась в метр, за ней тесный дворик, по ту сторону дворика дворец - большое трехэтажное здание, фасад которого был сложен из красного кирпича. Архитектура его напоминала земную, готическую. Казалось, здание наполовину утонуло в каменной толще - некоторые башенки и каменные узоры выступали из отвесной стены пещеры лишь частично. Нат, укрылся за зубцом стены и замер, всматриваясь в большие окна замка, хотя в обители неведомых ему ашу, может, давно уже не было никого в живых. Прошло несколько долгих минут, и вдруг в окне второго этажа появились движущиеся фигуры.
        - Ага! Здесь есть и живые!
        ГЛАВА 48
        Бал начинался как обычно. Владыки Овура торжественно явили себя придворным. Гиэрри-Орр пристально вглядывался в лицо первой дамы, оно было неестественно бледно. Придворные шептали: Повелительница больна. А Властелин обливался радостью. Война, которую хотели овруиды, война, которую они боялись, закончилась быстро и так удачно. Предательства овруидов, пропустивших врага через свой сектор обороны, реликтоны предположить не могли. Флотилии тигменов добивали последние их корабли, столица Пределов - Марг лежал в развалинах. У придворных было праздничное настроение - бал получался.
        Глашатай объявил волю Повелителя - считать их столицу, столицу Овура столицей Пределов и именовать ее теперь Вторым Маргом, Великим и Вечным. Это известие не у всех придворных вызвало восторг:
        - Лучше быть первым, чем вторым и даже пусть это будет Великий Марг, - шептались они.
        - Жди теперь беды…
        - Беде быть непременно.
        Поймав взгляд капитана, Повелительница кивком головы пригласила его следовать за ней. Гиэрри-Орр нагнал ее в саду.
        - Вот уже несколько дней я только плачу, - она смотрела на него полными слез глазами. - Что ты со мной сделал!
        Такой потерянной он эту надменную женщину еще совсем недавно не смог и представить.
        - Всем говорю, что больна, - она тяжело вздохнула.
        - Такая ты мне нравишься, - невольно прошептал капитан.
        - Правда? - обрадовалась она.
        В заплаканном лице сейчас было что-то трогательно наивное. Гиэрри-Орр обнял ее и поцеловал в губы.
        - Подожди немного, - попросил он, - еще не время, - и, заглянув на прощание в заблестевшие от радости глаза, ушел…
        - Капитан, придет время, - адмирал жевал старческими губами, - ты одряхлеешь…
        Он навещал молодых каждое утро.
        Вечно хмурый Обе-рруд появлялся у них, как сама неизбежность. Его жене нравилось: такой могущественный овруид бывает в их доме. Ана, словно бабочка, хлопотала возле него. А старик предлагал, настойчиво уговаривал капитана присоединиться к ним. Партия Гвара, несмотря на запрет, была многочисленна - желающих вечности оказалось предостаточно.
        - Ты нам нужен!
        - Я помогу, чем смогу, - не отказывался Гиэрри-Орр, - но вечности…
        Ночью жена шептала:
        - Я хочу, чтобы мы стали бессмертными, чтобы мы любили друг друга вечно!
        - Вечной ты, наверное, и сможешь стать, - Гиэрри-Орр погладил ее волосы, - но только без меня!
        - Нет, Opp! - Ана поднялась и села в постели, - без тебя мне и минуты вечности не надо!
        - Минуты вечности? - улыбнулся капитан, засыпая…
        Когда Властелин прислал приглашение принять участие в охоте, Гиэрри-Орр неожиданно для самого себя согласился, хотя предстояло убивать! Реликтоны, в среде которых он воспитывался, отвергали любую форму насилия, любой вид жестокости. Но ему почему-то сейчас захотелось чего-то такого… Да и несколько дней отдохнуть от адмирала было бы совсем неплохо!..
        Охота скорее напоминала праздник, чем иное какое действо. Роскошные наряды дам, возлияния на траве, пестрые шатры, множество слуг.
        Утром его разбудили придворные охотники.
        Они дали ему ружье, проводили до места охоты - невысокого, с плоской вершиной, холма и объяснили, что он может стрелять любую дичь, но только не серого шакала, от которого, как гласили легенды, вел свой род Властелин.
        Гиэрри-Орра оставили одного. Он, сжав в руках ружье, с восхищением разглядывал окружающую местность. Природа на Овуре на красоту не поскупилась. Капитан с восторгом смотрел на холмистый, поросший яркой растительностью, пейзаж, и сердце его вдруг застучало, его охватило сладостное волнение, ему стало радостно: он понял - в нем говорит голос крови!
        Шум: крики, удары барабанов привели его в чувство. Сверху было хорошо видно, как по равнине цепью шли загонщики, впереди разбегалась живая мелочь. Внезапно, вынырнув из густой высокой травы, совсем рядом появился зверь - небольшой, поджарый, с кисточками на кончиках острых ушей, на груди его белело треугольное пятно.
        - Серый шакал! - узнал зверя капитан.
        Он не раз видел его изображение. Шакал испуганно взглянул на него и вновь исчез в траве. Захлопали выстрелы. Гиэрри-Орр увидел в небе стаю птиц, по которой охотники открыли стрельбу. Птицы летели низко и прямо на него. Он вскинул ружье и выстрелил, но промахнулся. Азарт захмелил кровь, он стрелял и стрелял, пока к его ногам не упала птичка, хрупкая, нежная. Гиэрри-Орра охватил ужас, он почувствовал себя преступником. Расстроенный, он пошел к шатрам Властелинов отпрашиваться с охоты.
        Дома жена не выбежала, как обычно, ему навстречу.
        - Где же Ана? - недоуменно подумал он, проходя в переднюю комнату, и вдруг схватился за сердце.
        Ана висела. Веревка цепко схватила ее горло, ноги только чуть-чуть не доставали до пола, руки ровненько тянулись вдоль тела. Склоненная набок головка и не до конца прикрытые глаза придавали ее лицу робкое выражение.
        Все поплыло перед глазами капитана - он потерял самое дорогое для него существо. Гиэрри - Орр опустился на колени и молча, завыл. Пришел в себя оттого, что кто-то сильно тряс его за плечо. Он поднял голову - это был адмирал.
        - Очнись! Ты в страшной опасности! - возбужденно говорил тот…
        Гиэрри-Орр безучастно наблюдал, как овруиды срезали веревку и понесли его жену. Он бездумно, словно зверенок за убитой и влекомой охотниками матерью, последовал за ними.
        - Повелительница приказала убить тебя, - сообщил Обе-рруд, помогая капитану сесть в экипаж, - но мы тебя спрячем. Так спрячем, что никто не найдет!
        Капитан смотрел на закрытые, безжизненные глаза жены, и только одна мысль билась в его голове:
        - Как же ему жить дальше!
        На космодроме экипаж Обе-рруда остановился возле боевого корабля - красавца фрегата.
        - Этот корабль твой, - произнес адмирал, пожимая руку Гиэрри-Орру
        Как был бы рад капитан, как он был бы счастлив еще совсем недавно иметь такой корабль! Но сейчас он лишь вяло улыбнулся, а глаза его следили, как вносят на борт фрегата тело его жены.
        - Мы за нее отомстим! - глухо произнес адмирал, - они будут помнить!
        На астероиде стояла мгла. Свет прожекторов, падающий с борта фрегата, выхватывал на его поверхности круг, в середине которого лежала фигура в голубом скафандре. Длинные светлые волосы едва уместились в прозрачном гермошлеме.
        Гиэрри-Орр стоял возле нее один. Память вдруг вернула его в ту, прошлую жизнь, жизнь реликтона, когда он точно так же хоронил своего друга штурмана "Стрелка", что погиб, спасая его…
        ГЛАВА 49
        Пригнувшись, Нат побежал по стене к башенке. Металлическая дверь оказалась на запоре. Наступив ногой на кирпичный зубец стены, ухватившись за карниз башенки, он подтянулся и подлез под островерхую крышу, затем благополучно опустился вовнутрь башни. В отверстии на полу начиналась уходящая вниз винтовая лестница, по которой Нат спустился.
        Дворик был пуст, он осмотрелся и пересек его. Деревянная, изящно оформленная дверь парадного входа в замок отошла от легкого нажима плеча. По широкой лестнице, начинавшейся от самой двери, Нат поднялся на второй этаж и оказался в пустом длинном коридоре. Он осторожно двинулся вправо - в ту сторону двигались фигуры, которые он видел в окне. Нат крался по коридору, и ему все время казалось, вот вот откроется одна из многочисленных дверей или сзади кто-то злобно захохочет. Коридор повернул и через несколько шагов голоса, доносившиеся из-за неплотно прикрытой двери, остановили его. Он осторожно заглянул в дверную щель и увидел большой зал: высокие стрельчатые окна, пол из мозаичных плит, несколько длинных ступеней поднимались к помосту, вокруг которого стояла реденькая толпа фигур в черном. Нату бросилось в глаза: волосы у всех были светлые - стало понятно, почему его принимали за ашу, а что перед ним были ашу, он не сомневался.
        На помосте выше всех расположился ашу, голова которого была выбрита. На высоких треножниках горели толстые свечи, в зале висел незнакомый пряный запах. У ног бритого, на коленях стояла девушка - это была Ветта. Бритый держал в руках черный изогнутый клиновидный нож. Он говорил:
        Как видите, нас осталось мало… очень мало. Верхние ведут войну. Их война - это наш мир, их кровь - наша надежда. В наших рядах уже скоро будет много новообращенных, - бритоголовый сделал паузу, надавив на голос, продолжил. - Во имя Предтечь и именем их, эта жертва… - но договорить не успел.
        Слово «жертва» выбросило Ната в зал. С диким воплем, вращая над головой меч, он бросился к бритоголовому. На долю секунды все опешили, а затем резво метнулись по сторонам и исчезли из зала. Нат подбежал к девушке, срезал клинком веревки, стягивавшие за спиной ее руки.
        - Я уж думала, что ты не успеешь! - сквозь слезы пожаловалась девушка.
        - Ну как я мог? - невольно улыбнулся Нат.
        - Вообще-то я не очень и испугалась, я знаю, умрем мы вместе.
        - Ну, у тебя и фантазия!
        - Не фантазия - это, Нат, правда!
        - И как скоро это произойдет? - Он не скрывал иронии.
        - Нат, мне с тобой умереть не страшно… не очень страшно.
        - Ладно, давай выбираться отсюда, - Нат потянул девушку, но вдруг из одной из дверей с ревом вырвался зверь.
        - Шияла! - мелькнуло в голове у Ната, но тут же определил - этот могучее, взгляд свирепее и ноздри круче вывернуты. - Самец!
        Нат встретил зверя ударом меча, но получилось обратной стороной клинка. Зверь взвыл от боли и завертелся на месте.
        - За мной! - Нат махнул клинком, приглашая девушку следовать за ним.
        Они бросились к двери, из которой появился зверь. Нат надеялся, что там будет выход, но… в этой комнате оказалась всего лишь одна дверь, в которую они и вошли. Посередине стояла клетка, а над ней чернел открытый люк, видимо, оттуда кормили зверя.
        - Бежим! - он схватил девушку и метнулся обратно к двери, но в это время послышался топот многочисленных ног и звон металла.
        Дверь была массивная и закрывалась мощной задвижкой. Нат задвинул ее. Почти сразу же она сотряслась от ударов. Нат втолкнул девушку в клетку и закрыл за собой дверцу, а затем, накинув накладку, согнул так, что ее уж не откинуть.
        - Вставай мне на плечи! - приказал он девушке и присел. Ветта ступив на его колени ,шагнула ему на плечи, Нат встал со стоящей на нем девушкой. - Лезь в люк!
        Она протянула вверх руки, и исчезла в проеме.
        - Что там? - спросил он.
        - Ничего, туннель начинается…
        Дверь под сильным напором рухнула, и в комнату ворвались кнады. В лицо человека глянуло с десяток граненых стволов. Нат замер, в это время в комнату торопливо прошел бритоголовый - он поднял руку, кнады застыли, изобразив на лицах повиновение.
        - Кто ты? - с тревогой в голосе спросил бритоголовый,
        Нат промолчал, а бритоголовый достал плоский кристалл, заключенный в блестящую прямоугольную рамку и посмотрел сквозь него на человека. Нат не стал ждать продолжения, разбежался в три шага, больше не позволяла длина клетки, и прыгнул. Прыгал он и на Земле хорошо, а на планете Квази сила притяжения была несколько меньше, во всяком случае, здесь Нат мог прыгнуть вверх на полметра выше. Ухватившись за край отверстия, он подтянулся. Ветта стояла у раскрытой двери темного тесного помещения.
        - Там туннель.
        Они прошли в дверь и оказались в каменном коридоре, стены его были выложены весьма искусно из красного формованного кирпича, свод высокий - ни пыли, ни затхлого воздуха - этот коридор был обжитой. Нат шел и вглядывался в полутемный свод - не оборудован ли коридор капканами. За поворотом стало совсем темно. Он выставил вперед руку, девушка схватила его за плечо - Нат удивился:
        - Ты что, тоже не видишь?
        - Не вижу, темнота здесь странная… густая.
        Руки Ната уперлись в стену, и тут же сзади с грохотом упала решетка, и через мгновение стало светло. Решетка оказалась из толстых железных прутьев, спереди и с боков стены - западня была надежной. Появились вооруженные зугами, с раскрашенными лицами кнады и светловолосые ашу.
        ГЛАВА 50
        Капитан Гиэрри-Орр стоял на мостике, идущего на сверхскорости фрегата. Его корабль посещал самые мрачные места Пределов, уходя иногда за границу мрака. Члены экипажа шептались: ищут, мол, что-то, а что лишь капитану известно, а капитан потерял себя. После смерти Аны чувства его притупились, желания, мечты остались в прошлом.
        Путь корабля лежал в точку пространства, куда он на звездной карте ткнул наугад пальцем, и куда навигаторы проложили точный курс. Капитан вглядывался в звездную россыпь - звезды манили его и обещали утоление печалей. Время шло - навигаторов, отстоявших вахту, сменили другие, а он все стоял и смотрел вперед.
        Загорелись экраны информаторов - во дворце Властелинов шел большой прием в честь новых и вечных друзей - тигменов. Те, маленькие и отвратительные, выстроились шеренгой. Властелин, изменяя всем вековым обычаям, покинув трон, обходил скверноидов, пожимая их маленькие ручки. Гиэрри - Орру стало грустно, он приказал отключить поток информации.
        - Как жить? - спросил он сам себя и не нашел ответа, только почувствовал что смертельно устал!
        В надежде забыться, капитан отправился к себе в каюту. Опустившись в кресло, прошептал как заклинание:
        - Ана! Ана! - но усталость брала свое, и вскоре сон смежил его веки.
        После короткого, но глубокого сна, Гэрри-Орр почувствовал: тоска чуть отступила, и он бодро поднялся на командный мостик, и только взглянув на звезды, почувствовал их зов. Приникнув к биопроницателям, капитан послал мысленный приказ - поиск. Усиленный в миллион раз сигнал ушел в бездну. Вскоре он увидел перед своим мысленным взором белую звезду и сразу узнал ее - это был гигантский Горх. Когда-то здесь образовалась Скверна - огромный массив псевдоматерии, откуда и появились корабли тигменов. Ярко белый Горх крутил вокруг себя множество каменных глыб - у этой звезды астероиды были крупны, как нигде. Внимание капитана привлек один из них - белый пористый. Он с тревожным вниманием вглядывался в странное порождение тверди, которое напоминало голову - покатый весь в морщинах лоб, пещеры - глазные впадины, узкий черный провал - полуоткрытый рот. Он догадался - это был Старик, астероид, о котором рассказывал штурман со «Стрелка». Гиэрри - Орр оторвался от биопроницателей и приказал сменить курс. Он хотел посетить место, где воевал его друг.
        Гигантский Горх приближался. Гиэрри-Орр приказал гасить скорость. К Старику пошли на боте. Капитан взял с собой десять членов экипажа - все при оружии. Огромный астероид оказался испещренный ямами, гротами, сквернами и укрыт слоем белой пыли. Судно прошло в провал и плавно опустилось на дно. Члены экспедиции покинули бот и осмотрелись - когда-то здесь шел бой - множество саркофагов под прозрачными крышками были разрезаны и оплавленные куски их беспорядочно валялись повсюду.
        Капитан с волнением осматривал место схватки тигменов с реликтонами, о которой ему рассказывал штурман - как точно тот описал пещеру! Вдруг он увидел узкую щель, которая шла поверху осыпавшейся стены - оттуда тянул страх.
        Штурман про нее не упоминал. Ему стало не по себе, но, тем не менее, решив утолить любопытство, он стал подниматься по осыпи наверх. Два овруида последовали за ним. Когда он с трудом проник сквозь трещину, то оказался в пещере - узкой и длинной с высоким сводом. Она оказалась обустроенной - ряды светильников сверху освещали шеренги саркофагов с прозрачными сферическими куполами, в которых лежали трупы давно погибших .
        Гиэрри-Орр шел по проходу и заглядывал в мертвые искаженные от боли лица реликтонов, к которым некогда он причислял и себя. Вдруг его схватили, капитан обернулся - обоих овруидов, также как и его держали длинные гибкие механические руки. Роботы обслуживающие это сооружение оказались действующими, с него сбросили скафандр и шлем, он быстро оказался под прозрачным сферическим куполом. К рукам прижались контакты, в мозг полилась боль - невыносимо жгучая, тяжелая, словно расплавленный металл. Перед глазами закружили кроваво красные точки, и сознание покинуло его…
        Капитан лежал в своей каюте, его не беспокоили, считалось, что от болевого шока лучшее лекарство - покой. Неестественная, сильная боль глубоко проникла в сознание, она обожгла все чувства, она изменила восприятие окружающего мира. Через некоторое время он с удивлением стал замечать: жена вспоминалась, но сейчас воспоминания давили не так тяжело. Печаль оставалась по-прежнему, но она стала какой-то светлой.
        - Ана, Ана, - его губы бесконечно повторяли дорогое имя.
        Он поправился быстро и вскоре появился на капитанском мостике…
        Экраны информаторов наперебой, сообщали новость - Повелители Овура объявили войну тигменам.
        - Вот вам и вечные друзья! - усмехнулся Гиэрри - Орр и прислушался к голосам с экранов…. Обвинив тигменов - скверноидов в предательстве, в уничтожении расы реликтонов, овруиды атаковали весь флот тигменов сразу…
        А через несколько дней, когда информаторы демонстрировали карнавал, что давали Повелители в Марге - Втором Великолепном по случаю ожидаемой победы, он вдруг поймал себя на том, что ему хочется окунуться в толпу и засмеяться…
        Фрегат стремительно мчался к Овуру. Капитану хотелось жить, хотелось праздника. На подлете к Овуру на связь вышел адмирал. Вскоре играя траурными огнями атакующий крейсер "Пророк" встал рядом с фрегатом.
        В адмиральской каюте обстановка не изменилась, те же клинки на стене, над дверью скалило клыки божество.
        - Работать надо, - Обе-рруд сверлил его мутными глазами, - и тебе будет много легче!
        Гиэрри-Орр кивнул.
        - Не все нас понимают на Овуре, - неожиданно сменил тему старый адмирал, - а ждать нельзя… нет у меня времени ждать! Ничего у нас не получится на материнской планете, надо что-то придумать, - Обе-рруд взглянул капитану в глаза, - ты нам поможешь?
        Гиэрри-Орр не отказывался.
        - Понимаешь, - заторопился старик, - живую планету с атмосферой не подобрать. Вот если создать атмосферу на мертвой?
        Это не трудно, - заметил капитан, - у реликтонов отработана технология создания атмосферы на крупных астероидах. Только это потребует многих затрат.
        - Не беспокойся: получишь все, что нужно! Партия Гвара богата.
        Было заметно, что Обе-рруд обрадовался, Капитан невольно улыбнулся:
        - Попробуем…
        В звездном каталоге он быстро отыскал подходящую мертвую планету, и сразу понял - это она, но все же, еще некоторое время продолжал поиски. И чем дольше искал, тем больше убеждался - это она. Та! Единственная.
        Правда, большое содержание льда в ее недрах делало невозможным создание атмосферы над всей поверхностью планеты…
        Обе-рруд его не обманул. Капитан Гиэрри-Орр, создавая жизнь на дикой планете, получал все необходимое, и работа продвигалась быстро…
        Вытянувшись веретеном, могучий преобразователь, медленно прожигая камень, уходил во внутрь планеты.
        Капитан Гиэрри-Орр, уютно расположившись в кресле, следил из рубки управления фрегата, как исчезает в недрах полупрозрачная гигантская масса.
        Скрывшись под поверхностью, преобразователь вскоре начал принимать свою, объемную форму. Кора планеты поднималась медленно, пластами, быстрее было нельзя, иначе вокруг преобразователя было бы лишь крошево камня. Неожиданно по склону растущей горы покатилась скала, задрав в небо свое массивное основание, она застряла вершиной в расселине. Он решил оставить ее так - скала оживляла вид мертвых гор. Присмотревшись, он увидел в очертании так неестественно застрявшей скалы голову гиганта, поднявшего к небу лицо, правда, одной глазной впадины не хватало.
        Гиэрри-Орр потянулся к рычагам излучателя, чтобы довершить начатое слепым случаем… На далекой планете вспыхнул свет, ослепительно белый, он осветил только дикие острые камни, но это было пока!
        Контролируемый адмиралом огромный флот Овура доставлял все необходимое.
        Гэрри-Орр наблюдал, как очередная группа огромных транспортов поочередно садилась на полевой космодром. Вскоре в каюте появилась представитель грузовой транспортной компании. Он с интересом рассматривал ее. На лицо не шибко красивая, но формы тела были роскошные. Ему казалось, что после смерти жены, женщины его интересовать больше не будут, но его взгляд притягивали тяжелые обтянутые тканью груди, ему хотелось, ему очень хотелось взять ее за талию, погладить по бедру, прижаться губами к ее губам.
        Она что-то говорила, указывая рукой в иллюминатор, Гиэрри-Орр подошел и прижался к ней сзади, сдавил ее упругие груди, он почувствовал как участилось, как сбилось ее дыхание, он развернул ее к себе и схватил край подола, задирая его, она ему помогла, они упали на диван … все свершилось быстро. Он поднялся и сел на диван. Она приподняла голову и прошептала:
        - Надо закрыться
        Он улыбнулся, но прошел к двери, опустил запор и повернулся. Она стояла обнаженная … он понял, что просто так она его не отпустит. И тут же понял, что и ему не хочется, что бы она ушла…
        Потом они сидели у иллюминатора…
        Через некоторое время, брошенные в завезенную и искусственно, созданную почву, семена дали всходы. Посадки молоденьких деревьев весело обживали звери, которых отлавливали на Овуре. Гиэрри-Ор заложил в состав микроэлементов почвы программу ускоренного развития растительности, сродство к интенсивной эволюции животных.
        ГЛАВА 51
        Мягкий свет, падающий из углублений в своде, хорошо освещал клетку, в которой так неожиданно оказались человек и неземная девушка. У решетки собралась толпа кнадов и светловолосых ашу - их тихий шепот назойливо лез в уши. Вдруг все расступились - появился бритоголовый. Он с тревогой вглядывался в лицо Ната - человек явно ему что-то напоминал. Наконец главный ашу снял с шеи амулет - блестящий в прямоугольной оправе кристалл и посмотрел сквозь него на Ната, но это действо явно не прояснило для него ситуацию. Он поднял руки, и что-то заунывно прокричал.
        - Заклинание? - подумал Нат.
        Затем бритоголовый направил кристалл на девушку. Нат обратил внимание: Ветта побледнела и двинулась в направлении решетки. Он опешил, а та резко бросилась вперед, ей открыли дверь. Нат кинулся вслед, но кнады быстро прикрыли выход, щелкнул массивный замок. Он в бессильной ярости ударил мечом по толстым прутьям. Удар металла об металл разнесся по туннелю звонким эхом. Нат успокоился. Ашу и кнады подошли ближе.
        - Если ты не будешь повиноваться мне, - глухо, с каким-то акцентом произнес бритоголовый, то эти, - он указал на кнадов, державших девушку, - съедят твою спутницу.
        - Я согласен! - быстро проговорил Нат.
        - Отдай оружие.
        Нат осторожно просунул меж прутьев меч, его боязливо подхватил кнад.
        - Теперь иди в угол, - предложил бритоголовый Нат покорно отправился в угол клетки.
        - Тебя свяжут!
        Нат только вздохнул. Дверь отворилась, и к нему со страхом приблизились два кнада. Человек протянул им обе руки, они сноровисто связали их. Затем присев, кнады опутали веревкой ему ноги и вышли. Нат опробовал крепость пут - кнады свое дело знали! Толпа у решетки незаметно рассосалась. Погас свет, кнады зажгли факелы и оставили землянина одного. Нат в тишине угрюмо размышлял:
        - Попался… Что же делать?
        Вдруг раздался шорох, звуки осторожных шагов - перед решеткой остановился кнад.
        - Не узнаешь? - бодро поинтересовался тот.
        - Кажется, - протянул Нат, узнавая в этом того, кто познакомил его с Шиялой, - ты, Шим, предводитель бандитов!
        - Точно, - подтвердил кнад и поспешно добавил, - я по делу!
        - По делу? Ну, давай!
        - В этом подземном мире многие не любят Ашунга…
        - Ашунг? Кто это?
        - Бритый. Здесь он самый главный. Так вот есть один… он хочет стать главным, для этого ему нужен кристалл. У кого кристалл, у того и власть. В общем, дело такое: мы тебе и твоей самке даем свободу, ты нам добываешь кристалл.
        - Кристалл охраняют, наверное, не так-то просто его добыть.
        - Было бы просто … Ашунг живет в башне, вход сторожит зверь. Шиялу ты не забыл?
        - Еще бы…
        Ашунг никому не доверяет, только зверю. Как я понимаю, зверь для тебя не помеха, у тебя будет твой меч. Главное оружие Ашунга - кристалл, на тебя оно не действует, а нож тебе не угроза… В общем, ты согласен?
        - Пожалуй…
        - Ты забираешь у него кристалл и передаешь нам, а мы тебе твою самку и провожаем наверх.
        - Самку сразу, пойду только с ней.
        - Ну, хорошо, - легко согласился тот. - Значит, договорились?
        Нат кивнул. Шим открыл дверцу и, опасливо косясь, подошел к человеку, затем достал из кармана пилку и принялся пилить веревки. Вскоре Нат растирал онемевшие руки. Кнад кивнул в сторону двери:
        - Пошли!
        Нат последовал за ним. Они прошли по узкому коридору и остановились в тупике, но Шим открыл потайную дверь. Маленькие окна под потолком помещения, где они оказались, пропускали немного света, но для глаз Ната, отвыкшего от света, его было много, он, то и дело прикрывал веки.
        - Подожди здесь, - бросил кнад и исчез за дверью.
        Минут через десять, когда глаза Ната почти полностью привыкли к свету, кнад вернулся и пропустил вперед Ветту - девушка, бросилась Нату на грудь, он прижал ее к себе и вздохнул.
        - Вот, возьми свой меч, - Шим протянул Нату клинок, - самка останется здесь.
        - Нет самка пойдет со мной.
        - Что это за самка? - нажимая на голос, уточнила Ветта.
        - Ну это я…
        - Образно?
        - Точно, образно.
        - Хоть и образно, но все равно обидно! Слышишь, друг крашеный, я иду с вами.
        - С нами так с нами. - Проворчал Шим - Пошли.
        Он провел их по многочисленным коридорам и переходам, а затем остановился у двери, забранной массивной решеткой.
        - За дверью коридор, в нем живет зверь. Коридор ведет в покои Ашунга, помни, он хитер, он очень хитер…
        - Другого хода к нему нет? - спросил Нат.
        - Есть, но там не пройти, хотя ворота там шире.
        Заметив недоуменный взгляд землянина, кнад осклабился:
        - Два каррода караулят вход.
        - Каррода?
        - Да, звери… тебе с ними не справиться, так что придется идти здесь. Есть еще, правда, несколько тайных ходов, но они известны лишь Ашунгу.
        - Ладно, - остановил его Нат - займемся делом.
        Кнад слегка приподнял решетку и заметил:
        - Мы будем ждать тебя здесь.
        Нат кивнул. Решетка поднялась, и кнад пропустил человека в открывшийся проем. Ветта вошла следом. Они оказались в коридоре - просторном и тщательно отделанном. Арочный свод, стены сложенные из крупного тесаного камня, пол устлан нарядной плиткой. Ветта держалась за рукав комбинезона человека, так они сделали несколько шагов. Вдруг послышался глухой низкий рык и редкие шлепающие шаги. Нат взял в руки меч. Ветта отшатнулась к стене. Из-за поворота появился зверь одной породы с Шиялой. Похоже с этим самым они уже встречались. Крупнее земного белого медведя, собрат Шиялы имел мощные задние лапы, похоже, он был отличный прыгун. Зверь скалил зубы. Огромные перекатывающиеся узлы мышц красноречиво говорили о силе чудовища. Нат сдавил в ладонях рукоять меча.
        ГЛАВА 52
        Вскоре был готов и зал трансформации, в котором происходило разделение разума и плоти. Для подхода к нему, в толще гор были пробиты десятки длинных тоннелей. Когда было установлено поле Гвара, обеспечивающее существование разума вне плоти, капитан дал знать адмиралу - тот себя ждать не заставил.
        В зале трансформации адмирал надолго застыл в восторге, разглядывая тысячи ячеек - ванн, высотой по колено, наполненных белым туманом - маленькие ворота в вечность.
        - А это что? - спросил он, указывая на сложное техническое сооружение, поднимавшееся вдоль одной из стен
        - Это агрегаты управления системами наблюдения, базами законсервированного боевого флота… - объяснял Гиэрри Орр
        - А нельзя ли попробовать разделить разум и плоть?
        - Были бы желающие!
        - Я привез партию добровольцев, - адмирал, как всегда был предусмотрителен.
        Капитан быстро подготовил оборудование, и жаждущие бессмертия овруиды легли в золотистые ячеи, наполненные белым туманом. Гиэрри Орр тоже опустился в одну из ячеек, и сразу ощутил, как исходит беспокойство от мечущихся в поле бессмертия, прозрачных, бесформенных комочков-овруидов, оставивших свою плоть. Гиэрри - Орр установил с ними контакт и начал обучение мыслеобмену. Когда он убедился, что они как-то могут общаться, то покинул ячею.
        - Надо расцветить их и даже дать возможность менять окрас - это поможет общению, да еще не помешали бы конечности для жестикуляции, что-то вроде лучиков, - думал он, направляясь к адмиралу.
        Обе-рруд, ожидая капитана у входа в зал трансформации, сидел в кресле, которое повсюду за ним таскали - старик в последнее время заметно сдал.
        - Ну как? - нетерпеливо спросил он.
        - Все в порядке! - успокоил его Гиэрри-Орр.
        - Можно начинать заселение? - с надеждой в голосе спросил Обе-рруд.|
        - Можно!
        - А если случится катастрофа?
        - аже если вся планета погибнет, то погибнет вместе с ней только плоть, а поле Гвара уничтожить невозможно!
        Обе-рруд удовлетворительно крякнул.
        А из ячеек тем временем выбегали лишенные разума тела бывших овруидов. Не контролируемый инстинкт продолжения рода тут же валил их, и они, лишенные стыда, признака разума, начинали предаваться ему.
        - Смотри, - засмеялся адмирал - они словно стерглы!
        Сравнение было меткое, взгляд отупевших глаз стал удивительно похож на взгляд стергла - домашней скотины, глупой и агрессивной.
        - Может, установить для них сроки? Как у животных! - предложил капитан.
        - А они и есть животные, - согласился Обе-рруд, - надо так и сделать…
        - Плоть будет размножаться, как же бесплотные будут узнавать свою собственную?
        - Ну и пусть. Какая разница?
        - Проблемы будут, - не согласился капитан, - плоть может размножаться не так активно и из-за нее…
        - Ну, хорошо! А что делать?
        Можно пометить генетически. Метка будет передаваться по наследству.
        Вдруг адмирал насторожился:
        - Мы ведь будем как в могиле, а вдруг…
        - Окрестности планеты будут под наблюдением биопроницателей, они практически необнаруживаемые, мы всегда будем в курсе. Гости нежданными не окажутся. Если что, атака внушением, а если… то быстрое обретение плоти и разконсервация боевых кораблей, преобразователей.
        Обе - рруд вздохнул:
        - На Овуре много жителей!
        - На всех места не хватит! - предупредил капитан
        Ему и самому не хотелось переселяться сюда, бросать свое тело - он не хотел, чтобы оно дичало. Было во всем этом нечто пошлое.
        - Там останется Властелин! Который сделает все возможное, чтобы нас прикончить, - злился адмирал, - я ему отрежу уши!
        - Но что делать?
        - Мы должны уничтожить своих противников! И пусть их будет хоть половина жителей планеты!
        - Что? - не поверил своим ушам капитан.
        - Да, да! Уничтожить. Уничтожить всех до одного! - адмирал с дикой злобой смотрел в небо. - Иначе у нас будет не вечная радость, а вечный страх!
        Боевой флот ушел на Овур. Адмирал цели экспедиции не скрывал.
        В огромном зале шел процесс перемещения сознания многочисленных овруидов в поле Гвара, а плоть их, уже не обремененная разумом, дико озираясь, торопилась убраться прочь.
        - Уничтожить? Уничтожить себе подобных? - Гиэрри-Орр стоял в зале трансформации и, глядя в голубой туман ячеи разделения созгагия и плоти, подавленно размышлял. Он чувствовал себя участником страшного преступления…
        Неожиданно капитан заметил, что его внимание пытается привлечь какой-то овруид. Он узнал его. Это был тот самый посланник первой дамы Овура со шрамом через все лицо, с момента последней встречи овруид симпатичнее не стал. Капитан торопливо направился к нему.
        - Повелительница прислала меня сказать тебе, что твою жену убили по приказу адмирала Обе-рруда.
        - Конечно, это сделал адмирал! - мгновенно дошло до него, - Ана удерживала его в этой физической жизни…
        - Повелительница умоляет спасти ее! - глухо добавил овруид.
        У капитана застучало сердце, голос крови приказывал ему… он подошел к устройству мыслесвязи и положил руку на его полушарие, а когда отозвался вахтенный офицер его фрегата, Гиэрри-Орр приказал готовить корабль к переходу!
        Фрегат мчался на Овур.
        - Адмирал контролирует уже всю планету, лишь в горах остались очаги сопротивления - Монотонно рассказывал посланец. Он постоянно находился в рубке управления полетом. Командир фрегата по его указанию вел корабль в стороне от рейсовых маршрутов, поэтому встречных судов не было, но иногда попадались останки погибших кораблей.
        . Гиэрри-Орр с горечью слушал его, рассматривая в иллюминатор огромный, расстрелянный линкоскор тигменов, попавший им на пути.
        - Мы успеем?
        - Должны. Повелительница надежно укрыта.
        На поверхность Овура, Гиэрри-Орр отправился на катере в сопровождении посланца и еще троих члена экипажа. Когда они опустились и выбрались из судна, провожатый показал на недалекие горы:
        - Нам туда.
        Место, где укрывалась повелительница, Гиэрри-Орру было знакомо - это были его родовые земли. Он увидел вход в пещеру, обрамленный тесаными из камня колоннами, поверху которого застыло изваяния большой птицы, и поспешил туда. Он обогнал изумленного провожатого и вскоре вошел в пещеру - храм, и открыл дверь в родовую сокровищницу. Повелительница была одна, она жадно смотрела на него, позади тихо закрылась дверь, оставляя их наедине.
        Он протянул вперед руки и шагнул, она бросилась в его объятья, ее груди прижались к его груди, ее мокрая от слез щека прижалась к его щеке, он понял, что любит ее, как любил жену, но не знал, что любит обоих. Они торопливо раздевали друг друга, помогая и мешая… потом усталые, они мгновенно уснули. Проснулись, когда сильно заколотили в дверь.
        - Быстрее - кричал голос посланца, - враги подошли, надо уходить. Они быстро оделись и бросились в дверь.
        - Уже не выйти, - обреченно произнес посланец. - Они близко!
        Гиэрри-Орр потянул повелительницу из сокровищницы в храм, а затем в дальний угол пещеры, торопливо отвалил плоский камень, и они побежали по подземному ходу, затем выбрались наружу, на знакомую, горную тропу. Он бежал впереди, за ним бежала повелительница, затем посланец и остальные.
        - Ушли? - мелькнуло в голове, но, позади послышался топот преследователей.
        - Я задержу их! - крикнул посланец он и трое десантников, повернули обратно, вскоре ударили выстрелы.
        - Постой - попросил Гиэрри - Орр, - я посмотрю, что за поворотом.
        Он повернул за скалу. Никого. Он сделал еще шаг и на него сверху упал тяжелый овруид, у него подогнулись колени, оружие оказалось выбито из рук и ему заломили за спину руки. Его повели обратно, когда обогнули скалу Гиэрри-Орр увидел, как Повелительницу окружают воины адмирала. Она смотрела на него и что-то кричала, а затем бросилась в пропасть, ее голова жутко ударилась о выступ скалы и она исчезла…
        Они стояли в зале трансформации. Гиэорри Орра держали под руки двое воинов, напротив стоял адмирал.
        - Нельзя насильно заставить овруида переместиться в поле Гвара - зло усмехнулся Гиэрри Орр.
        - Почему же насильно? - поднимая кверху глаза, глумливо протянул адмирал и махнул рукой.
        К ним двое воинов подвели овруида, руки того были стянуты за спиной веревками. Подошел еще один овруид в зеленом халате. Он поднял кверху шприц и сбрызнул с конца иглы, а затем резко вонзил ее в шею пленному, тот вскрикнул.
        - Ты прости. Но ты нам нужен там, - вздохнул адмирал.
        Вскоре пленного закорчило.
        - Я тебе подскажу - умрет он в страшных мучениях.
        К ним по его знаку подошел овруид в зеленом, уже поднимая к верху иглу шприца.
        - Выбирай, - усмехнулся адмирал. - Совершенно добровольно, или умереть, или получить бессмертие.
        ГЛАВА 53
        В подземном коридоре стояла напряженная тишина. Тяжелый монстр, готовясь к прыжку, не сводил взгляда с человека. Нату казалось, что в глазах чудовища есть проблески разума. Землянин, подняв над головой меч, был готов ударить. Вдруг вывернутый широкий нос опробовал воздух, зверь встревожился и … заскулил, явно узнавая в человеке существо, уже делавшего ему больно. Собрат Шиялы попятился и, резво шлепая лапами, скрылся за поворотом. Нат потянул девушку за руку вперед. Коридор привел их к узкой крутой каменной лестнице. Они с опаской поднялись по ней и оказались на площадке перед резной деревянной дверью. Нат толкнул ее, она подалась. За дверью - небольшое, с высоким потолком помещение, два фантастических каменных чудовища сторожили на противоположной стороне другую, более массивную дверь. Она была приоткрыта, и Нат с девушкой вошли в большой парадный зал.
        Ашунг сидел за столом и спокойно смотрел на вошедших.
        - Когда зверь заскулил, я понял - это идешь ты! - заметил он.
        - Я за кристаллом…
        - Вот он, бери, - Ашунг двинул кристалл рукой по столу.
        Нат удивился, с какой легкостью тот расстается с явно большой здесь ценностью.
        - Как ты догадался, что я пришел за кристаллом?
        - Я догадливый… да это предположить не трудно. Хочу тебе сказать, - добавил бритоголовый спокойно, - ты отдаешь им кристалл, а они тебя убьют. Потому, что ты можешь показать сюда дорогу верхним.
        - Там будет видно, - пробормотал Нат, протягивая руку к кристаллу.
        Ашунг вдруг накрыл кристалл рукой.
        - Я тебя сам выведу на поверхность, я буду один, и мне тебя не убить.
        - Я же могу показать дорогу верхним?
        - У меня нет выбора, - пожал плечами Ашунг.
        - Я думаю, надо согласиться, - заметила девушка, - тем доверять нельзя.
        Нат взял кристалл, сунул его себе в карман и предложил:
        - Пошли?
        Ашунг поднялся и сдвинул одну из стенных деревянных панелей - открылся черный проем потайного хода - приглашая следовать за собой, он махнул рукой и исчез в проеме. Нат поспешил за ним, девушка прошла следом. Ашунг уверенно шел по тайным коридорам. Нат старался держаться к нему поближе, не дай Бог, улизнет. Ветта едва поспевала за ними. Они долго спускались по лестнице вниз и вдруг уперлись в тупик. Ашунг пошарил рукой в углублении стены, что-то щелкнуло, и конец лестницы, на которой они находились, стал опускаться. Перед ними медленно открывался проем, и вскоре конец лестницы лег на дно большого туннеля. Когда они двинулись, лестница поднялась и вскоре стала неразличима на темном своде.
        - Быстрее! - поторопил Ашунг.
        Когда туннель повернул, он сделался уже. Нату, как самому крупному из них, пришлось продираться меж неровно тесаных камней стен. Вскоре они выбрались в большой подземный зал. Высокий свод подпирали изящные колонны, на стенах резьба, напротив входа неглубокая ниша и постамент, на которой полурасправил крылья каменный крылан - болотная гарпия. Ашунг, заметив интерес землянина к изваянию, заметил.
        - Это страж Крута жизни, есть и живые они больше и страшнее!
        - Видел, - хмыкнул Нат
        Ашунг посмотрел на него, но ничего сказать не успел - из-за колонн появились вооруженные кнады. В грудь Ната уперлось сразу несколько граненых стволов - его, видимо, боялись до смерти. Появился ашу - высокий плечистый. Голова непропорционально маленькая, лицо вытянуто вперед, глаза почти сбоку - своим видом он напоминал пресмыкающегося. Ашунг, увидев его, вздрогнул всем телом. Вперед вышел Шим:
        - Мы предполагали, что ты пойдешь с Ашунгом, - сходу бросил он. - Ашунг уговорит хоть кого!
        - Да, тут дело ни с кем иметь нельзя, - ядовито заметил Нат.
        - Знаешь, куда он вас вел?
        - Куда?
        - Навестить карродов! Кристалл у тебя?
        - У меня, - Нат высоко поднял прозрачный камень в прямоугольной оправе. Кнады замерли. - Или ты выведешь меня из… или…
        - Ясно, - мягко отозвался кнад, - мы уже идем. Только ты с камешком осторожнее.
        Кнад приглашающе махнул рукой и вдруг ящероголовый закричал:
        - Ашунг!
        Нат огляделся, действительно того нигде не было видно.
        - Смылся! - удивился Шим.
        - Уходим! - приказал ящероголовый. - Он сейчас приведет охрану!
        Все по одному двинулись вслед за претендентом на трон подземного владыки. Отойти успели недалеко - впереди послышались шаги и металлические звуки.
        Кнады оказались не из смелых, не определив сил нападавших, они разбежались: кто обратно, кто в ответвления туннеля, которых здесь было много. Ветта потянула Ната в небольшое отверстие, в которое человек едва протиснулся. Через сотню шагов в тесном каменном коридоре, они выбрались в другой, большой светлый.
        - Послушай, Нат, - в голосе девушки звучало удивление, - эта же дорога к Ашунгу!
        - Точно! Давай поищем люк на своде? - предложил Нат.
        Замедлив шаги, они принялись рассматривать при тусклом освещении, которое давали занавеси лишайника, свод туннеля. Прошло немало времени, но поиски потайной лестницы не увенчались успехом. Нату казалось, что это где-то здесь, а Ветта показывала совсем в другую сторону. Они шли, всматриваясь в еле различимые камни свода. Проход наверх был надежно закамуфлирован, и Нат время от времени кончиком меча давил на камни. Неожиданно один из них подался - открылся узкий лаз. Нат, не раздумывая, подпрыгнул и, ухватившись руками за края, поднялся вовнутрь, здесь оказался древний туннель, его направление пересекало под прямым углом направление нижнего. Нат поднял за вытянутые руки девушку, она осмотрелась и вдруг в страхе прижалась к нему:
        - Смотри, Нат?
        В углу лежали кости, на них смотрел пустыми квадратными глазницами череп.
        - Давно здесь никого не было, - задумчиво произнес Нат.
        - Пойдем отсюда, - прошептала Ветта, - мне страшно.
        - Надо подумать, - произнес Нат, и почувствовал, как пальцы девушки судорожно впились ему в локтевой сустав. Она дрожала от страха. Нат ахнул - череп смотрел на них правой глазницей. Вдруг череп зашевелился и откатился в сторону: из-под него выскочил небольшой зверек, серенький с длинным хвостом и остренькой мордочкой. Нат расхохотался, девушка пронзительно закричала.
        - Он что, ядовитый? - уточнил он.
        - Хуже… он противный. Это шим… гадкий!
        - Его уже нет, - успокоил Нат девушку и, заметив у стены длинный ровный камень, предложил: - Садись!
        Она кивнула. Он устроился рядом. Ветта широко зевнула и привалилась плечом к Нату. Он обнял ее и вскоре услышал ее ровное дыхание. Было невероятно тихо, веки наливались свинцом… вдруг, он услышал тяжелые шаги - редкие глухие удары - поступь гигантского зверя.
        ГЛАВА 54
        Лен Арет - человек - результат сложной и длительной эволюции, а ныне маленький цветной комочек непонятной субстанции, затерялся в огромном клубке массива информации. Этот бесплотный мир становился понятнее и проще - невыразимо скучная пустота, Вселенная, где нет контуров ни тверди, где не было окна, из которого можно было видеть тропинку, спускавшуюся вниз по разнотравью к дому, к дому его юности. Где так страстно мечтал очутиться Лен Арет, и не хотелось ему верить, что для него уже нет человеческого пути. Не верилось, и все… так уж устроен человек…
        Жизнь Гиэрри - Орра - историографа и летописца - интересовала землянина, хотелось проследить его дальнейшую судьбу - верилось: в ней будет много интересного…
        Начало Вечности для овруидов было радостным - будущее обещало! Бесплотный мир был нов и интересен по своему, а истосковавшись по телу, они перевоплощались - резвились на поверхности, упиваясь чувствами, которые теперь ощущались острее и желаннее. Но прошло время - некоторые приверженцы физической жизни воплоти, умерли от болезней и несчастных случаев - желающих плотских радостей заметно поубавилось, а со временем оказалось: живой мир дичает, становится свирепее и опаснее - овруиды воплоти все чаще и чаще гибли от клыков и яда. Количество перевоплощающихся уменьшалось и вскоре их не оказалось вовсе!
        Время для Гиэрри-Орра, как впрочем, и для остальных бессмертных, потянулось медленно и тоскливо. Не о такой вечности мечтали когда-то овруиды, но менять что-либо было уже поздно. Что происходит на поверхности планеты бессмертных интересовало, а летописца Гиэрри-Орра это просто мучило, ибо был он по складу своего характера исследователем. А время шло…наконец, презрев опасность, он все - таки решил подняться и взглянуть… благо, нашелся попутчик, которому опостылела бесплотная жизнь, и тот решил свести с ней счеты. Вдвоем, хотя и с почти покойником, было значительно веселее. Вскоре золотистые ячеи укрыли их плотным белым туманом.
        На зов явилось несколько самцов. Тяжелые шаги гулко отозвались под высоким сводом зала трансформации. Увидев их, Гиэрри-Орр содрогнулся: черты лиц бывших овруидов были ужасно искажены временем и дикой средой обитания.
        - Какие они грубые! - ахнул он. - А челюсти?
        Тем не менее, перевоплотившись, они двинулись по тоннелю. Оказалось: у плоти в самом разгаре сезон желаний, божественные сроки свадеб. Тоска по острым наслаждениям в бесплотном мире была постоянна - сладкие мечты, чувственные образы и вот им повезло! Они прошли совсем немного, как услышали шаги, кто-то их догонял, летописец обернулся и увидел огромного самца плоти. По установившемуся обычаю Гиэрри-Орр назвал свое имя.
        - Питти, - баском отозвался самец.
        - Питти? - изумился летописец. - Да ты что? Ты же «она»!
        - Знаешь, попробовать хочется всего…
        - Ну, желаю удачи! - он хлопнул по плечу самца плоти, которую оседлало сознание самки. Тот заторопился на своих мощных ногах - время гона было коротко, а наслаждений хотелось получить побольше. Тоннели им на этот раз показались бесконечными. Увидев свет в конце последнего, Гиэрри-Орр с невольным страхом подумал:
        - Что ждет их!
        Горы выглядели по-прежнему - они тоже были бессмертными! Лес, захватив всю равнину, вступил с ними в борьбу. Он напирал толпой деревьев в долины, поднимался узкими распадками, цеплялся кустарником на головокружительной высоте…
        Бессмертные в обличье дикой плоти долго осторожно спускались с гор. Летописец решил все светлое время идти вглубь леса, а затем, проведя там ночь, вернуться. Его попутчику было все равно. Лес был полон жизни. Деревья стояли то плотно, утонув в черных сугробах гниющих листьев, то реже, и там поднималась густая трава. Было слышно, как с их дороги торопилась убраться живая мелочь, а иногда им самим приходилось затаиваться, услышав тяжелую поступь и могучее дыхание. Когда на дороге им попалась ветка в руку толщиной, то Летописец, на всякий случай поднял ее, обломал тонкий конец и сучки, получилось оружие.
        Меж рослыми деревьями появился просвет. Гиэрри-Орр и вслед за ним его попутчик вышли на поляну, просторную, укрытую невысокой мягкой травой и редким кустарником. С правого края ее поднимался холм, осыпавшийся камнями с одной стороны, в середине осыпи, словно гнилой зуб гигантского зверя, торчала одинокая скала. На поляне лежал, как им вначале показалось, крупный камень. Оглядевшись и убедившись в безопасности, они подошли к «камню», который оказался костяным пластинчатым панцирем неизвестного животного. Летописец такого не знал - эволюция на планете стремительно прогрессировала. Вдруг он услышал стон и торопливый шепот - кто-то рядом читал молитву. Он раздвинул кусты - на траве в луже крови лежал стергл - как теперь с легкой руки адмирала стали называть свою плоть овруиды. Гиэрри-Орр догадался - это была Питти. Ее губы шевелились некоторое время, но вскоре она затихла.
        Летописец осторожно, чтобы не наступить в кровь, присел рядом с Питти…
        Он знал ее давно, еще до отторжения плоти. Питти была посвящена Великому Богу и жила при храме, куда часто покопаться в древних рунах приходил летописец. Тихая и не очень-то привлекательная, она ходила всегда, опустив взгляд. Отторжение плоти изменило не только форму бытия, но и характеры, нравственность, и еще многое, что ушло вместе с телом. В мире бессмертия Гиэрри-Орр тоже продолжал по привычке относиться к ней, как к существу светлому и возвышенному, но однажды стал свидетелем интересного разговора.
        Рядом с Питти был бессмертный - бывший офицер охраны бывшего Властелина: тот раньше имел при дворе известность своими многочисленными связями с женщинами. Гиэрри-Орр хотел присоединиться к разговору, но, прислушавшись, понял - этого делать не следует. Они слабо излучали информацию друг на друга, явно не желая, чтобы им мешали. Летописцу, чтобы не смутить их, пришлось затаиться, впрочем, они так увлеклись разговором, что ничего не замечали вокруг.
        - А на левой груди у меня была родинка, - шептала она.
        - О, как бы я ее целовал, - стонал офицер.
        - Волосы мои были черные, густые…
        - А ноги?
        - Ноги стройные, длинные.
        - А лицо?
        - Я была красивая, на меня мужчины заглядывались!
        - Ну, это уже ты врешь, - подумал Гиэрри-Орр - заглядываться там было не на что, но он понимал женскую слабость.
        - Вот теперь маленькой Питти не было, не было, что и хоронить. Разум растаял, а на камнях лежало чужое тело. Гиэрри-Орру было жаль Питти, и почему-то было жаль и самого себя.
        Попутчик топтался рядом, Гиэрри-Орр показал палкой на холм и скалу, нависшую над обрывом, и предложил:
        - Заберемся туда, нас ни один зверь не достанет!
        Тот, соглашаясь, замотал головой, ему явно расхотелось умирать. Они стали подниматься по осыпающимся под ногами камешками и почти уже добрались до места, как попутчик съехал вниз.
        - Поднимайся там, - крикнул Гиэрри-Орр, указывая рукой на место удобного подъема.
        - Тот со стоном отозвался:
        - С ногой что-то!
        Гиэрри-Орр, ругаясь, спустился к нему и вдруг, с треском ломая кустарник, на них бросился зверь.
        ГЛАВА 55
        - Я думаю: мы найдем выход на поверхность!
        Нат взглянул на проснувшуюся девушку, так много пообещавшую, и его сердце дрогнуло. Они сидели на камне - череп пялился на них пустыми глазницами.
        - Давно хотел тебя спросить, - вдруг нарушил тишину Нат, - кристалл Ашунга, он ведь действовал на тебя… ты что тогда чувствовала?
        Ветта вздохнула:
        - Видимо Ашунг умеет мысленно влиять на олду… многие у нас это умеют, но кристалл это влияние усиливает, у меня даже мутилось в голове.
        - Да… - неопределенно потянул Нат, - где же выход?
        - Выход где-то рядом, мы найдем его, - заторопилась девушка.
        Нат улыбнулся.
        - Ну что, ж пойдем искать, - он поднялся и двинулся, к лазу. Девушка схватила его за руку.
        - Тс! Кто-то идет.
        Вскоре и Нат услышал, как внизу по туннелю прошел отряд, и голос, в котором он опознал голос Ашунга, приказывал:
        - Идите, но помните, он опасен, он не олду!
        Нат усмехнулся.
        - Держи! - он протянул девушке тяжелый меч. - Я его сейчас сюда доставлю.
        - Нат, не стоит, их много!
        - Держи!
        Ветта ухватила двумя руками меч, он был ей едва под силу. Нат спрыгнул в дыру и двинулся в ту сторону туннеля, куда отправился отряд. Он дошел до поворота осторожно выглянул: воины ушли в ответвление, а Ашунг остался. Нат тихонько подошел к нему, тот, услышав шаги, повернулся и оказался лицом к лицу с человеком. Жрец явно не жаждал встречи с существом, которого надул. Он открыл было, рот…
        - Тсс! - Нат приложил палец губам. Ашунг покорно кивнул. Землянин потянул его за собой, тот не сопротивлялся. Нат подвел его к люку на своде туннеля, нагнулся и, взяв за ноги, приподнял. Ашунг схватился руками за край дыры и поднялся туда. Нат очутился там вслед за ним, а затем надвинул камень на дыру и отряхнул руки. Ашунг выглядел неважно.
        - Убивать меня не имеет смысла, - торопливо проговорил он, - я выведу вас на поверхность…
        - Его придется убить, - спокойно заметила Ветта, - дорогу он не покажет, а заведет куда-нибудь…
        - Нат молча рассматривал кристалл.
        - Такие еще есть? - спросил он.
        - Это единственный, - вздохнул Ашунг.
        Нат неторопливо положил кристалл на камень и ударил по нему обратной стороной клинка. Кристалл рассыпался на мелкие кусочки.
        По лицу Ашунга прошла волна ненависти. Нат давно уже обратил внимание, у олду чувства четко проявляются на их лицах - этот не был исключением.
        - Ты слышал, что сказала девушка? - спросил он.
        Я думаю, вам все же следует поверить мне, - довольно неуверенно произнес Ашунг, - это была ошибка обмануть вас, я ее больше не повторю.
        Повторишь, представится случай, - про себя подумал Нат, а вслух согласился, - ну что ж, поверим!
        Внизу послышался топот ног, и раздались крики - ашу и кнады искали Ашунга.
        - Надо подождать, пока успокоятся, - подумал Нат.
        Ашунг выглядел спокойным, он явно пришел в себя, по его липу было видно: он что-то пытается придумать.
        - Так что же вас - ашу, занесло под поверхность? - спросил его Нат.
        Ашунг ответил не сразу.
        - Давно, давно, много - много циклов тому назад эта территория была наша. Наши Предтечи владели равниной и в горах строили свои города, вырубали в скалах замки и дворцы.
        - На Земле о таких городах не было известно, и Нат скептически хмыкнул:
        - Легенды!
        - Да я там был! Я оттуда принес кристалл власти! - воскликнул Ашунг, а затем тихо продолжил: - Мы поклонялись добру. Милосердие было нашей правдой… потом пришли они, дикие, злобные, они убивали и грабили. Нам боги велели остаться и мы ушли под поверхность. Много поколений прожило в унынии, но мы верили в будущее, а когда те, верхние, стали утверждать равенство, добро, то мы воспрянули духом, потому что они стали повторять то, что погубило нас. Мы искали среди верхних союзников - алчущих, жаждущих крови, жестоких, верящих лишь в правду силы, в право сильных, в право сильного устанавливать свое право, мы приучали их к крови, к насилию, ибо знаем, что только в этом сила. Мы верим в это…
        - А кто этот с такой странной головой? - спросил Нат .
        - Этот хочет власти для себя, что бы владеть, что бы…
        - А ты сам-то?
        Я… ты это не поймешь! - Ашунг надолго замолчал, а затем, вздохнув, предложил: - Теперь можно спускаться!
        Нат согласился и поднял камень, обнажая люк. Вначале долго шли широким каменным коридором, а когда проходили теснину, Нат держал Ашунга за шиворот, тот не протестовал. Ашунг свернул в ответвление, они прошли свежим, видимо недавно сделанным переходом - кирпичная кладка еще не успела обветриться - в другой тоннель, который спускался вниз большими ступенями. Нат заметил на лице Ашунга ухмылку.
        - Темнит гад, - подумал он.
        Ашунг потянул вправо, затем резко влево и вырвался из рук человека. Нат шагнул за ним и внезапно полетел вниз. Он успел сгруппироваться и почти безболезненно ударился полусогнутыми ногами о каменный пол. Внизу было темно. Обшарив вокруг рукой, он быстро определил, что оказался на дне колодца, высотой метров в шесть-семь и диаметром не меньше трех. Чтобы выбраться, нужно что-то было подложить под ноги. Он вполкрика окликнул девушку, хотелось предупредить, чтобы она подождала, но Ветта не отозвалась. В стене колодца были два проема, за которыми подземные коридоры. Он пошел, не гадая в правый. Коридор оказался тесным темным, но в нем ощущался обнадеживающе свежий воздух, пройдя поворот, он увидел пятно яркого света и заторопился, но через несколько шагов его остановила решетка. Толщина прутьев в человеческую руку его удивила, но еще больше он удивился, когда протиснулся меж прутьев - преграда была явно рассчитана на существо крупнее человека. Пятном света оказалось окно в стене каменного коридора, сквозь которое Нат увидел огромную пещеру. Дно пещеры проросло травой и кустарником. Вдруг то, что он
первоначально принял за огромные камни - валуны, поднялись на ноги и двинулись. Нат ахнул - по дну пещеры шли монстры. Высотой в холке метра по три, морды, напоминающие крокодильи, только несколько короче, задние лапы мощнее передних и хвост - толстый у основания и быстро сужающийся к концу. В пещере появились два кнада, чудовища тихо захрюкали, увидев их, а когда те проходили мимо, брали края их одежды огромными клыками и бережно теребили.
        ГЛАВА 56
        Зверь вонзил клыки в ногу летописца, а его попутчика прижал когтистой лапой к траве. Хищник явно был из преследователей - длинные ноги, поджарое тело. Попутчик сделал попытку вырваться, но зверь тут - же запустил длинные острые когти в бок бессмертному, тот пронзительно взвизгнул. Гиэрри-Орр осторожно сжал в руках палку и без размаха резко ткнул концом ее прямо в косящий злобный глаз. Взревев от боли, хищник взвился в воздух, выпуская из клыков добычу. Летописец, что было сил, рванул наверх. На одном дыхании он поднялся по крутому склону, а затем взглянул вниз. Ни зверя, ни бедного попутчика там уже не было.
        - Ты вроде бы и сам этого хотел! - пробормотал Гиэрри-Орр, имея ввиду суицидные желания своего попутчика, но вдруг со стоном опустился на камень.
        Нога, разорванная зверем почти до самой кости, вспыхнула огнем, большая рваная рана обильно кровоточила, и видеть ее было ужасно. Летописец знал: здесь, он один - ему никто не придет на помощь. Он прожил десятки тысяч циклов, впереди их у него неисчислимое множество, и терять все это из-за какой-то, в сущности, пустяковой раны было нестерпимо обидно. Он собрал силы и пошел, приволакивая за собой горевшую огнем ногу. Тяжело и долго поднимался в горы, в туннеле идти стало легче, но силы уже кончались. Гиэрри-Орр падал, но, полежав немного, вставал, зная, что встать нужно обязательно…
        Когда он из последних сил уцепился за край ячеи трансформации и разум выскользнул из умирающего тела, летописец дал себе клятву - никогда больше не подниматься на поверхность…
        Время потихоньку шло. Сотни циклов разменивали тысячи, а тысячи десятки тысяч! Бессмертные привыкали к вечности. Для этого понадобилось много времени, а когда привыкли, время для них утратило смысл. Вначале бессмертные жили воспоминаниями, затем начались контакты между собой - они сбивались в группы, в группки, началось великое общение, но всеобщее общение вскоре сменилось всеобщим раздражением, они стали уединяться, они учились не думать ни о чем. Да о чем же может думать бесплотный? А и если есть о чем, то сколько можно думать об одном и том же? А подниматься на поверхность планеты никто не собирался - слишком опасно!
        Летописец все время проводил в зале трансформации, призывая плоть, он читал, прощупывая чужую дикую память, и вдруг ему показалось, что у плоти появляется разум. Через несколько тысяч циклов он убедился в этом точно. Плоть училась думать, вскоре обнаружилась и причина развития разума: на планете появился враг, более страшный, чем до этого грозила плоти дикая природа, и враг этот - разумное существо. Один из видов приматов достиг вершины эволюции - разума! Для координации действий был срочно избран Совет бессмертия, на котором было решено выслать на поверхность отряд разведчиков. Среди сотен тысяч бессмертных с трудом набралось лишь несколько десятков добровольцев, во главе которых встал Гиэрри - Орр. Но перевоплотились не все. Увидев в зале трансформации свирепых существ, у которых от овруидов уже мало что оставалось, бессмертные невольно дрогнули. Призванные дикари были вооружены копьями, дубинами, на поясах символом разума висели набедренные повязки…
        Отряд бессмертных покинул зал трансформации и двинулся по бесконечно длинным тоннелям к выходу. Гиэрри-Орр пересчитал бессмертных, чье сознание оседлало плоть, их оказалось сорок.
        - Это хорошо! - подумал он.
        Сорок считалось у овруидов благоприятным числом. Пока проходили тоннели, летописец разобрался в чужой памяти…
        Во главе племени, куда они направлялись, стоял вождь, огромный и свирепый. Было ясно: если он, Гиэрри-Орр, начнет тому давать советы, вождь просто оторвет ему голову… Оказалось, у дикарей начались Сроки, давно забытое бессмертными сладостное время гона.
        - Что ж, заодно и развлечемся, - усмехнулся летописец.
        Горы - высокие хребты, отвесные скалы, давно растворившийся в глубинах памяти бессмертных мир, неожиданно напугал их. Гиэрри-Орру пришлось долго уговаривать струсивших попутчиков идти дальше…
        Племя расположилось на берегу небольшой речушки. Полуголые дикари кучились вокруг костров. Посередине стоянки стояло дерево, на котором находился дозорный.
        Вождь, крупный, с могучими плечами дикарь свирепо взглянул на летописца, когда тот проходил мимо двора племени: ровно срезанного пня, своеобразного трона и огромного кострища, подле которого суетилось трое придворных.
        - Видимо, заметил что-то в моих глазах, - подумал Гиэрри-Орр.
        Чуть в стороне на камне сидел Хвощ - жрец культа Неведомых - страшных богов, которые должны скоро придти. Он играл иглой демона - острой костью длиной в локоть, конец которой был зачернен. Хвощ был истинным правителем племени, потому что мог влиять на вождя - весьма примитивного дикаря.
        Вдруг к летописцу кинулась самочка - он тотчас вспомнил во вновь приобретенной памяти - это была личная самочка его плоти, с которой их вместе свели Сроки.
        - Какая некрасивая, - сморщился было летописец, но заметил: другие самки были еще страшнее. Они подошли к своему очагу и сели друг напротив друга. Итак, бессмертные внедрились в племя!
        Нужно изготовить оружие, построить крепость, создать дисциплинированное обученное войско, - начал было он строить планы, но на пути его замыслов стоял вождь, и первым делом предстояло убрать его! Дикарь смел, свиреп и очень силен, такого убрать будет не просто. Подкараулить и стукнуть по голове камнем? Но это считалось бы убийством, тогда все племя бросилось бы на него, и не объяснить, что это для их же блага! А смена вождя в племени происходила довольно просто. На суку дерева, где находился дозорный, висел барабан - кусок дупла высохшего дерева. Если по нему стукнуть палкой, что висела рядом, раздавался глухой протяжный звук. В барабан били дозорные в случае тревоги, да иногда претенденты на власть барабанным боем приглашали вождей померяться силой, и вождь должен был в присутствии всего племени сразиться с ним или покинуть племя. Претенденты появлялись довольно часто, уже тогда власть манила многих, но не всегда их надежды сбывались…
        А на стоянку опускалась фиолетовая мгла. Первый день, проведенный на поверхности планеты летописцем, подходил к концу. Его самочка развела огонь, самый большой на стоянке - этой ночью демоны не посмеют приблизиться к ним. Она бросила в пламя веточку кустарника, который плодоносит круглый год, дым которого, как говорила старая самка, заставляет мужей забыть обо всем и только думать о лежащих рядом. Она бросила еще несколько веточек, а то ее муж как-то странно смотрит на нее. Он совсем не так должен смотреть в Сезон желаний, дней которых так мало и эти дни словно были не как остальные, а много короче.
        Пока самочка кормила его, он мог наглядно убедиться, что у нее самые длинные в племени ноги и что она только рядом с ним может снять повязку с груди, из-за которой ей не дает прохода вождь.
        - Дикая, дикая, а какая кокетка? - удивился Гиэрри-Орр. - В глазах-то не прочесть и пустяковой мысли.
        Впрочем, в темноте все равно ничего не видно! Кровь прилила к лицу. Его тело оказалось во власти Желаний.
        - Наконец-то, - обрадовалась самочка, уловив долгожданный блеск в его глазах, а когда сильные руки потянули ее, сердце самочки было готово вырваться из груди, но… Муж поднялся, схватил ее за руку и потащил к речке.
        - Не топить ли? - мелькнула в голове ужасная мысль.
        А он нарвал полную горсть травы и, доставая со дна глину, тер и тер ее тело, а затем все начисто смывал водой…
        Утром она проснулась, когда уже все племя было на ногах, с ее губ не сходила счастливая улыбка. Самым первым делом она собрала не сгоревшие веточки заветного куста и надежно спрятала их - старая самка не обманула…
        ГЛАВА 57
        Нат бросил напоследок взгляд в окно в каменной стене, за которым кнады пасли чудовищ, и заторопился обратно. В колодце он еще раз окликнул девушку, и бесполезно прождав с минуту, отправился во второй проем. Коридор, куда он попал, оказался уже первого - пришлось с усилием продавливаться в каменном междустенке. Он с трудом протиснулся на два десятка метра вперед, а затем уперся в стенку. Крупные тесаные камни здесь были положены без раствора, сквозь неплотности кладки просвечивало, и тянул свежий воздух. Нат осторожно извлек из кладки камень - за стеной оказался тоннель, объемный - в нем без труда могли разъехаться два грузовика. Он убрал еще несколько каменных блоков и просунул в образовавшуюся дыру голову - вправо тоннель терялся в темноте, влево тупик, перед которым решетка, за ней кучилось с десяток оборванных олду…
        Нат собрался было выбраться в тоннель, как вдруг послышались тяжелые мерные шаги. Такие шаги Нат уже слышал, только тогда они доносились издали. Он сноровисто заложил камнями отверстие, оставив лишь небольшую щель. Шаги слышались уже угрожающе рядом, и Нат увидел двух чудовищ, таких кнады пасли в пещере. Вдруг монстры резко прибавили шаг, за ними заспешили кнады. Вскоре раздались полной смертной тоски крики, которые почти сразу оборвались. Через пару минут оба чудовища тяжело шагая, проследовали обратно. Вслед за ними шли кнады.
        - На этот раз карроды почти ничего нам не оставили - заметил один из них. Присмотревшись, Нат определил: тот нес окровавленную ногу олду. Тошнота тут же подступила к горлу, рот наполнился слюной - он понял: внеземное существо - олду для него такой, как и он сам. Тяжелая поступь затихла. Нат разобрал кладку, осторожно выглянув в тоннель, выбрался наружу и подошел к решетке - на него сквозь прутья взглянули десятки широко раскрытых глаз. Когда он, с усилием раздвинул два железных прута, послышался удивленный шепот. Нат протиснулся вовнутрь. Заключенные сбились в угол камеры и со страхом смотрели на землянина. Один из них выглядел, если сказать, по земному - интеллигентно, и брови его не в пример остальным были широкие, совсем, как у человека.
        - Вы хотите отсюда убраться? - обратился к нему Нат.
        - Хотим… хотим… - послышался шепот, он видел, как светлели лица пленников надеждой.
        Ему бросились в глаза скамейки, сколоченные из толстых досок, а у решетки лежали крупные квадратные камни - путь за чем-то подобным и привел его сюда.
        - Этого хватит, чтобы выбраться из колодца, - подумалось ему.
        Вдруг с противоположного конца тннеля, из темноты послышались звуки шагов и громкая ругань. Землянин быстро придал согнутым прутьям решетки первоначальную форму и лег к стене, без слов понимая его действия, пленники накидали на него сухой травы. Нат слышал, как скрипнула, открываясь, дверца в решетке, которая через минуту громко хлопнула, и послышались удаляющиеся шаги. Он поднялся и стряхнул с себя траву. За решеткой оказалось пополнение - два невероятно худых олду сидели на каменном полу и жадно ели.
        - Кто это? - тихо спросил Нат у бровастого.
        - Это те, кто не захотел стать кнадом!
        Заметив недоуменный взгляд землянина, он обьяснил:
        - Кнады наверху пленяют олду, помещают их в камеры и долго не кормят, а затем предлагают им мясо себе подобных. Слабые едят и становятся кнадами, а тех, кто выдерживает пытку голодом, отправляют сюда. Здесь на таких натаскивают карродов - чудовищ - воинов.
        - Между тем, вновь прибывшие поели и бровастый вздохнул:
        - Мы готовы в путь!
        Нат попросил взять с собой две скамейки и камни, но вновь послышался звук шагов приближающихся охранников. Нату вновь пришлось лечь у стены и укрыться под охапками сухой травы. Скрипнув, открылась дверца, а затем почти сразу хлопнула закрываясь. Чуть подождав, Нат поднялся и увидел нового пленника - им оказался знакомый предводитель бандитов. Шим явно обрадовался обществу землянина.
        - Надо же… надо же… - бормотал бывший вожак.
        - Что, не по зубам оказался Ашунг? - ехидно спросил Нат.
        - Бунт не удался, - вздохнул кнад, - нашего вождя уже поджаривают на вертеле.
        - Есть себе подобных? - поморщился человек.
        - У нас под поверхностью проблемы с едой, - серьезно объяснил кнад. - Зачем же пропадать мясу? И какая разница тебе после смерти - сгниешь ты или тебя сьедят!
        - Пора! - поторопил Бровастый.
        Нат подошел к решетке, и, напрягая руки, раздвинул прутья. Он выбрался из клетки первым, за ним, следом остальные. Все несли груз: кто скамьи, кто камни. Нат подошел к отверстию в стене тоннеля, который он предусмотрительно заложил, и стал разбирать камни. Бровастый заметил:
        - Я пойду последним и заложу дыру!
        Нат кивнул. Узким коридором они прошли в колодец. Камни сложили стопкой у стены, на них торцами поставили доски, Нат легко выбрался наверх. Разведав обстановку в прилегающем туннеле, он вернулся и дал команду подниматься. Вскоре бывшие пленники оказались наверху. Вожак кнадов - Шим заявил, что знает путь на поверхность. Нат к его изумлению отказался идти с ними.
        - Нужно найти девушку! - объяснил он и спросил бывалого вожака. - Где она может быть?
        - Я думаю, это знает только Ашунг!
        - Наверное, - согласился Нат. - Придется сходить к нему в гости. - Ты к нему дорогу не забыл?
        - Я покажу, но пока идемте все вместе!
        Все двинулись за проводником, через два поворота он остановил отряд.
        - Тебе туда, - Шим показал землянину рукой в ответвление туннеля. - Иди прямо, упрешься в завал. Справа на уровне твоего плеча откати камень, будет узкий ход. Ты ползи по нему до конца. Этот лаз приведет тебя к пещере, где стоит башня Ашунга. Мы уже с тобой были там, но только с другой стороны. Этот путь опаснее. В общем, ты все увидишь на месте!
        Нат поблагодарил его и, не раздумывая, отправился по указанному маршруту.
        ГЛАВА 58
        Летописец открыл глаза, чистая белизна неба подсказывала: день начался давно. Он поднялся. Племя занималось своими повседневными делами, лишь вождь еще спал, но для него уже жарили тушу ветронога. Гиэрри-Орр пересек речку, вода в которой доходила ему до пояса, и обернулся - следом тянулись дикари, чью плоть оседлало сознание бессмертных. На стоянке на их уход не обращали внимания, лишь Хвощ следил взглядом за явно странной с его точки зрения группой…
        Гиэрри-Орр подождал бессмертных на опушке леса. Те вскоре окружили его и молча ждали, что скажет он. Летописец невольно отметил: они сейчас были уже не бессмертными - длина жизни дикаря была ужасающе короткой. Он поделился планами создания обученного, хорошо вооруженного войска, строительства укреплений, а так же изготовления по возможности эффективного оружия.
        - Если это нам удастся, то это практически решит проблему с врагами, - закончил он.
        - Все согласились…
        Дома, в легендарные времена на Овуре, у летописца была коллекция старинного оружия. Щиты их предки делали из коры очень редкого дерева, здесь такого дерева стояли леса. Гиэрри-Орр подошел к одному из них, взял в руки камень - кора дерева сохранила свои качества…
        Прикладывая к коре камень и ударяя по нему другим, летописец с большим трудом вырубил себе щит, по форме напоминавший форму щита, что висел когда-то у него дома на стене. Полоски шкур, оставшихся после изготовления одежды, которые он предусмотрительно подобрал на стоянке, подошли для державки щита. Бессмертные, следуя его примеру, принялись вырубать щиты и для себя. В лесу стоял стон - неуклюжая плоть била камнями себе по пальцам. Затем летописец приступил к изготовлению каменного топора, их у него когда-то в коллекции насчитывалось с десяток. Содрав кору с крепкой палки, он расщепил один из концов ее и вставил в расщеп остро сколотый камень, подобных на берегу реки валялось много, и туго обвязал его узкими полосками шкур. Каменный топор получился, скол камня выставился так угрожающе, что Гиэрри-Орр поверил в свою победу в схватке за власть.
        - Теперь можно вызывать вождя на поединок! - воскликнул он, махая смертоносным оружием в воздухе.
        Гиэрри-Орр ощущал, как его вторая натура, натура дикаря, жаждала крови, она ярилась, и летописцу хотелось утолить эту, в сущности, чужую жажду. Тело, чьим господином он оказался, было сильным и ловким. Летописец испытывал наслаждение от владения им. Была даже радость от ощущения боли, от напряжения в мышцах - это вдохновляло его на схватку. У него были шансы, хотя был и риск, но это придавало ему лишь азарт.
        Ночью Гиэрри-Орр задыхался в объятиях жены. От костра несло терпким, пряным запахом, от которого кружилась голова, из памяти уходило прошлое, оставались лишь одни желания…
        На другой день, снова с утра, Гиэрри-Орр сотоварищи ушел в лес. Он долго, привыкая, махал каменным топором, затем его тренировали по очереди трое бессмертных. Они нападали на него с дубиной, а он уходил от их ударов или прикрывался щитом… На стоянку летописец вернулся при оружии и сел возле своего огня. Самочка, глядя на его решительное, злое лицо, боялась к нему подойти. Вождь сидел на троне, наблюдая жадными глазами, как два придворных дикаря крутили на вертеле тушу ветронога, и языки жаркого пламени лизали поджариваемое мясо. По стоянке тянуло вкусным, таким желанным для вечно голодных дикарей запахом. Гиэрри-Орр видел, как слили в деревянный сосуд кровь животного, его примитивная память плоти подсказывала: кровь дает силу.
        - Ну, что ж, попробуем, - прошептал он и хотел было двинуться, чтобы начать дело, к которому он так тщательно готовился, но решил выждать.
        Хвощ отрезал каменным ножом кусок мяса, пожевал и кивнул. Вождь принялся за трапезу. Давясь и икая, первобытный тиран отправлял себе в рот огромные куски мяса. Гиэрри-Орр с изумлением наблюдал, как у того растет живот.
        - Ты у меня вспотеешь! - усмехнулся он.
        Наконец вождь наелся. Он схватил, было, зубами очередной кусок мяса, но есть уже не мог. Придворные с визгом бросились к туше, и от ветронога быстро остались одни кости.
        Гиэрри-Орр поднялся и прошел совсем рядом с вождем, тот закосил горящий бешенством взгляд. Летописец взял сосуд с кровью и выпил сколько мог, остальное вылил, краем глаза замечая: вождь опешил. Бессмертный направился к дереву, на котором висел барабан - глашатай поединщиков, и начал ковырять босой ногой почву. Племя почуяло скандал, дикари двинулись в сторону дерева, и вскоре Гиэрри-Орра окружала многочисленная толпа.
        Вождь привстал, ожидая гулкого удара, его могучая рука мяла рукоять дубины - неужели этот осмелится бросить ему вызов? Уж скольких он заставил исходить кровью, а этот явно не сильнее тех.
        Гиэрри-Орр взял дубину и ударил по пустому дереву и барабан гулко отозвался. Вождь вскочил, задрав голову, застучал себя по могучей груди.
        Толпа быстро увеличивалась, бежали опоздавшие, начались драчки за хорошие места. Давно племя не видело поединка - этот вождь был на редкость сильным и свирепым, после того, как несколько претендентов захлебнулись в собственной крови, никто уже не искушал судьбу. А зрелище с обилием крови здесь шло по первому разряду, и если бы сейчас вдруг, по какой либо причине, поединок не состоялся, то племя охватило бы горе.
        - Ничего, станете немного цивилизованнее, будете организовывать спектакли и покровавее, - пробормотал Гиэрри-Орр.
        Вождь, раскидывая зевак стоящих на его пути, ворвался в круг, толпа встретила его появление громкими криками. А тот схватил обеими руками дубину, занес ее для сокрушительного удара. Летописец прикрылся щитом: пусть вождь ударит первым. Толпа замерла в сладостном ожидании.
        Как Гиэрри-Орр тщательно и долго ни готовился к бою, он был ошеломлен напором вождя. Беспрерывно махая дубиной, тот пер вперед, и летописец мог лишь думать только об обороне. Толпа ревела, ожидая быстрого конца.
        Нервное напряжение, охватившее Гиэрри-Орра перед боем, прошло. Вскоре он двигался уже уверенно, без труда предугадывая по напрягавшимся могучим мышцам противника направление и силу удара. Толпа в азарте давила, и круг, где они схватились за власть и жизнь, узился. Гиэрри-Орру пространство было нужно для маневра - это его злило. Наконец он заметил - дубина дикаря все глубже и глубже проваливается после удара, и не так быстро тот заносит ее для нового - стало ясно: приходит его черед! Он поднял каменный топор, отступил шаг, другой, и вдруг резко, неожиданно для противника шагнул вперед и с криком - Гха! - опустил оружие тому на голову. Вождь выронил из рук дубину. Толпа взвизгнула женскими голосами, а могучий предводитель замертво рухнул на траву. Летописец наступил на грудь поверженному тирану. Дикари ошеломленно молчали, но постепенно в их глазах появлялось выражение восхищения и раболепия.
        По обычаю племени, кто не хотел признавать власть нового вождя, мог подойти к барабану и потребовать поединка. Гиэрри-Орру драться больше не хотелось, но и испытать свою судьбу желающих не нашлось.
        ГЛАВА 59
        Нат смотрел в щель меж неплотно прилегающих друг к другу камней, за ними начиналась пещера - огромная полость в мощных наклонных пластах породы. Проход, по которому он пробрался сюда, заканчивался под сводом пещеры и отсюда, сверху, он мог видеть подземное помещение почти целиком. Башня Ашунга стояла у стены напротив. Она словно тонула в ней, часть ее была вычечена прямо из каменной толщи, а передняя часть доложена из крупного камня. В этой башне, если верить Шиму - вожаку кнадов, он уже был, правда, тогда они заходили туда так сказать с черного хода. Узкая каменная лестница поднималась со дна пещеры на второй этаж башни и примыкала к небольшой площадке, где двумя маленькими колоннами и узким карнизом была обрамлена деревянная, обшитая металлическими полосками дверь.
        На середине дна пещеры стояла клетка, к ней со стороны башни вытянулся коридор, словно цирковой проход для хищников, сделанный из металлических прутьев. В клетке кто-то был. Вход в пещеру, который находился по правую руку от Ната, охраняли десяток кнадов, с тяжелыми зугами в руках, те, как ни странно, тоже находились в клетке. Вдруг дверь, ведущая в башню, отворилась и на лестницу ступил Ашунг.
        - Давно не виделись, - прошептал Нат.
        Бритоголовый ашу неторопливо спустился вниз и прошел по тигровому проходу в клетку. Фигура в клетке резко распрямилась - это была Ветта.
        - Нашлась! - обрадовался он и вдруг… из-за башни появились два каррода.
        - Вот почему все укрылись в клетках! - догадался он.
        Ашунг кричал и размахивал руками, его голос гулко отражался от высокого свода. Чудовища медленно обходили клетку. Кнады - охранники с интересом наблюдали за Ашунгом. Нат размышлял:
        - Спуститься с его стороны было можно - под ним горка камней, но он сразу станет на виду у всех. Пуля не прошибет европинит комбинезона, но может попасть в незащищенную голову, да несколько точных попаданий в тело вызовет болевой шок… чем-нибудь бы прикрыться…. Вдруг пришла мысль - лодка! Он торопливо отстегнул от комбинезона пакет, разложил его на дне прохода и приник ртом к клапану. Через несколько минут перед ним лежала лодка - крутобокая, оранжевая, абсолютно надежная.
        - Итак, он спускается вниз с лодкой в руках, на середине горки его увидят, по нему откроют огонь, он прикрывается лодкой, на полпути к девушке его встречают гигантские карроды…
        Нат разобрал камни, расширяя отверстие под размер лодки, и еще раз внимательно оглядел пещеру. Ашунг стоял к нему в профиль, кнады в клетке, размашисто махая руками, ругались, а, может, просто в такой манере разговаривали, но оружие из рук не выпускали. Карроды поворачивали за башню. Нат протиснул лодку в отверстие, затем медленно, боясь резким движением преждевременно привлечь к себе внимание, проник в пещеру. Он спустился по камням почти до половины склона завала камней, как пронзительный крик Ашунга и его указующий перст заставили человека стремительно броситься вниз. Почти сразу же застучали зуги. Нат приподнял лодку щитом, тяжелые пули глубоко вдавливались в эластичное дно, казалось, будто в детский надувной шарик кто-то тыкал пальцем.
        Нат бежал по дну пещеры, выстрелы стихли, зуги были однозарядные, перезарядить их было делом минуты - время в запасе у него было мало. Навстречу уже торопились карроды - они оказались резвее, чем он предполагал.
        Нат выставил им навстречу лодку, яркую, незнакомую чудовищам по форме. Монстры приняли лодку за главного врага - клыкастые пасти хапнули ее и вырвали из рук человека. Во все стороны летела слюна. Нат увидел: по тигровому проходу к башне спешит Ашунг. Он бросился наперерез и успел сквозь прутья просунуть клинок, на который бритоголовый чуть не налетел грудью. Главный ашу остановился и покорно отправился обратно в клетку и без просьб открыл человеку дверцу. Ветта плакала навзрыд на груди у Ната, а Ашунг кричал кнадам:
        - Не стрелять, не стрелять, - видимо, не верил в их меткость и явно боялся, что его могут пристрелить вместо человека.
        - Пошли! - приказал Нат.
        Ветта шла первой, за ней Ашунг, замыкал эту странную троицу землянин. Они прошли по проходу и поднялись по узкой каменной лестнице на второй этаж. Нат догадался: лестница сужена специально для того, чтобы каррод не разместил на ней свои ноги - монстров боялись и свои. Мощный засов был установлен изнутри и, когда Нат закрыл за собой дверь, то задвинул его. Они оказались в небольшой комнате, все стены которой были увешаны оружием - огнестрельным и холодным. Нат приоткрыл следующую дверь - она вела в огромный нарядный и совершенно пустой зал, он осмотрел его и вернулся. Ветта тем временем сняла со стены клинок и пробовала пальцем его остроту - лицо Ашунга было белее мела.
        - Сейчас меня никто не остановит, - рассерженной змеей шипела девушка. - Сейчас ты мне за все заплатишь, как я мечтала об этом …
        Ашунг перебил ее:
        - Я знаю дорогу на поверхность…
        Ветта лишь недобро улыбнулась. Ашунг заискивающе посмотрел на Ната, но человек явно одобрял многообещающие действия девушки. Лицо главного ашу вдруг изменилось - стало вызывающим - Нат понял, тот что-то сейчас сообщит и не ошибся.
        - Я знаю, где находится такой же, как ты! - с пониманием важности для человека новости, сообщил он.
        Нат удержал девушке руку, в которой она держала клинок.
        - Как давно он здесь?
        - Уже два цикла!
        - Нор с «Легенды», - догадался Нат.
        - Он врет! - шипела девушка. - Он не знает, что такое правда!
        - Нет, Ветта, на этот раз он не врет. У нас два цикла тому назад пропал человек. Такое выдумать невозможно!
        - Ты не знаешь Ашунга… - заторопилась девушка, но Нат остановил ее и приказал подземному владыке:
        - Показывай дорогу!
        - Я буду жить?
        - Будешь, - твердо пообещал Нат. - Веди к нему.
        Ашунг открыл дверь в большой зал. Оба спутника последовали за ним, держась к ашу поближе. Бритоголовый ашу открыл деревянную стеновую панель - обнажилась каменная стена, в ней чернело отверстие прохода…
        ГЛАВА 60
        Новый вождь бросил окровавленный топор на траву и с облегчением выдохнул:
        - Дело сделано!
        Дикари подобрали оружие. Они выхватывали его из рук друг друга, и каждый норовил махнуть им и выкрикнуть:
        - Гха! Гха!
        Послышались удары, сквозь толпу пробирался Хвощ, он бил костью демона по палке, и полая кость издавала звуки, напоминающие стоны. Хвощ закривлялся в танце и начал славить нового непобедимого вождя. Гиэрри-Орр схватил его за шкуру, висевшую у того на плече, и дал пинка под зад. Толпа радостно расхохоталась - Хвоща в племени не любили и боялись. Злобно сверкнув глазами, Хвощ попятился, а затем, повернувшись, побрел к реке, на той стороне закричал, обещая лютую, месть Неведомых и махал костью демона.
        Щиты и каменные топоры дикари на вооружение с восторгом приняли, они по - детски радовались, получая оружие, которое им пока изготавливали бессмертные. Они видели, как бился каменный Топор - страшный Гха, как надежно новый вождь прикрывал себя щитом. Дикари наглядно убедились в достоинствах нового оружия, а вот строить крепость их заставить оказалось невозможно - работа для дикаря была страшнее смерти.
        Крепость Гиэрри-Орр заложил на высоком берегу реки. На другом стояла гора, которая осыпалась множеством камней - строительного материала было вдоволь. Темная плотная глина со дна реки оказалась великолепным связующим материалом. Вначале вождь заложил одну башню. Камень колоть почти не пришлось, в осыпи горы было предостаточно разных. За работу принялись лишь бессмертные. Они долго таскали камни и складывали их возле основания будущей башни. Фундамент делать было не нужно, под тонким слоем почвы находились мощные скальные породы…
        Уговорить дикарей заняться военной подготовкой, убеждая, что бой это не просто драка, а искусство, которому нужно кропотливо учиться, пытались долго, но безуспешно. Вставать в строй, подчиняться командирам согласились очень немногие…
        Стены башни росли медленно. Когда они достигли двух его ростов, Гиэрри-Орр приказал делать перекрытие. Срубили деревья, из одних получились балки, другие тесали на плахи, из которых ложили полы…
        Время и неистовый труд поднимали башню. На стройку зачастили дикари, как ни был у них ограничен разум, те понимали: здесь за толстыми стенами много безопаснее, чем там, в чистом поле. А раз безопаснее, значит, это стоит трудов, и они, один за другим начали помогать.
        Наконец, после долгих усилий удалось уговорить заняться военной подготовкой почти половину племени. Дикари строили цепи, по команде бросались вперед, хотя делали это как-то неохотно, не всерьез. Неожиданно военная игра возбудила их боевой дух. Они потребовали напасть на олду - невесть откуда появившихся врагов - умных и жестоких. Гиэрри-Орру с трудом удалось отговорить их:
        Еще не время…
        Олду проявляли повышенный интерес к строительству башни. Их, видимо, очень занимало, что же это за скала поднимается на том берегу? Они подходили близко, нисколько не боясь противника, ведь они бегали так быстро. Гиэрри-Орр получил возможность разглядеть их как следует. Они ему напоминали реликтонов - стройные длинноногие, только были поголовно все рыжими. 3акончив первую башню, летописец велел ставить сразу три. Объединенными усилиями всего племени башни росли быстро, но, не завершив их до конца, новый вождь приказал поднимать стены, чтобы связать ими четыре башни и переселить племя на замкнутое стенами пространство. Работали воины, самки, дети что постарше, и только когда стены поднялись на высоту трех его ростов, Гиэрри-Орр дал отдых…
        Олду, сбиваясь в огромные толпы, постоянно наблюдали с того берега за дикарями, за их суетой. Гиэрри-Орр решил: пора дать бой!
        Ночью отряд дикарей под водительством десятка бессмертных переправился на другой берег, пересек полянку и поднялся в расселину меж скал. Другой отряд также под водительством бессмертных укрылся под высоким берегом реки, там, где росли плотные заросли кустов. На другой день с утра олду вновь появились на берегу, их было как всегда много. Гиэрри-Орр поднялся на башню. Внизу быстро, сказывалась длительная тренировка, строилась боевая фаланга.
        Определив, что все готовы, летописец бросил факел в заранее подготовленную кучу сухих веток. Огонь занялся мгновенно - с башни повалил сигнальный дым. Фаланга пошла через реку. Отряд дикарей, засевший в расселине, вышел из укрытия и построил боевую цепь, сидевшие в засаде под высоким берегом дикари поднялись наверх. Олду это заметили не сразу, только когда они бросились бежать, то оказалось: путь в лес им отрезала точно такая же фаланга, как и та, что двигалась на них от крепостных стен. Врагов охватила паника, но еще можно было организовать прорыв, кучно ударив в двух-трех местах, фаланга явно не выдержала, и они в большинстве ушли бы. Гиэрри-Орр видел за них эту возможность, но паника разбросала всех - каждый в одиночку решал то, что было под силу решить только всем вместе. А фаланги, сойдясь крыльями, прижали противника к скалам, и дикари рубили и рубили мечущихся врагов страшными каменными Гха. Таких побед племена стерглов не знали. Трупы врага усеяли все пространство от реки до скал…
        Гиэрри-Орр подошел к окну и засмотрелся куда-то вдаль. Он жил на верхнем этаже той, построенной первой башни. Летописец изготовил для себя примитивную мебель, украсил жилище шкурами зверей, посадил вьющиеся по стенам растения - получилось уютно, во всяком случае, было на чем остановиться взгляду. На душе было светло и радостно. Они сделали то, ради чего пришли сюда. Осталось закрепить успех… а внизу ликовала толпа. Раздавались крики:
        - Орр-Ги! Орр-Ги! - правильно выговорить его трудное имя дикари не могли. Вскоре толпа внизу дружно скандировала: - Орр-Ги! Орр-Ги!
        Гиэрри-Орр вышел на террасу, опоясывающую башню поверху, и вдруг поймал себя на том, что небрежно поднимает руку в том приветствии, с каким обычно являл себя народу Повелитель в те легендарные времена на Овуре.
        - Ничто не ново, - усмехнулся летописец…
        Пользуясь всеобщим настроением, Гиэрри-Орр убедил дикарей в том, что победу им помогли одержать бессмертные, и что они теперь всегда им будут помогать.
        В пещере, перед входом в зал трансформации, бессмертные вырубили статую, олицетворяющую вечного. В полость головы спроецировали отражение голубой завесы защитного поля, прикрывающего вход в зал трансформации. Голубой огонь просвечивал сквозь пустые глазницы статуи - выглядело впечатляюще. Летописец не жалел трудов понимая, что верить во что-то отвлеченное, не имеющее образа, дикарям было пока не под силу…
        Теперь предстояло объединить племена и в первую очередь следовало установить контакт с лесными стерглами, многочисленными и воинственными. Равнинные с лесными враждовали. Там, где смыкались их территории, случались многочисленные кровавые стычки, но, тем не менее, торговые контакты между собой оба племени поддерживали…
        Гиэрри-Орр с небольшим отрядом бессмертных и троих проводников спешил к месту торжища. Дорога петляла среди многочисленных могучих деревьев, что пугало равнинных - в лесу беда могла подойти незамеченной так близко, не то, что в поле…
        К условленному месту торговых встреч они вышли на другой день. Узкая, длинная поляна была загромождена камнями - большими и маленькими, возле них и происходил обмен. Лесные предлагали шкуры зверей, предлагали корень, настой которого снимал боль, а равнинные взамен предлагали злаки, остро сколотые камни - ножи, а также камни, служившие украшениями - прозрачные и цветные. Торжище собиралось каждый десятый день, когда счет дням заканчивался малым пальцем левой руки - сегодня был десятый день.
        Проводники отправились договариваться о встрече вождей, а летописец пошел осматривать товар, выставленный на торжище.
        Гиэрри-Орр не успел обойти половины торговых рядов, как подошли проводники и с ними два угрюмых лесных стергла.
        - Они покажут дорогу к вождям, - сообщили проводники, указывая на лесовиков. Те, подтверждая их слова, кивали.
        В путь отправились сразу же. Дорога оказалась трудной. Приходилось пробираться по россыпям камня, продираться сквозь чащу деревьев, преодолевать хлябистые топи. К вечеру они достигли берега озера. Лесовики указали на камень, стоящий почти у самой воды, и предложили сложить там оружие, мол, так положено. Бессмертные разоружились, тут же на них из зарослей бросились лесные стерглы и скрутили их. Когда ошарашенный Гиэрри - Орр пришел в себя, из-за деревьев появилась группа лесных стерглов, и с ними Хвощ. Он играл костью демона и злорадно усмехался.
        ГЛАВА 61
        Ашунг шел впереди. Слабо освещенный, тесный каменный коридор часто поворачивал. Нат, глядя в сутулую спину подземного властителя, который раз убеждал себя: Ашунг про космолетчика сказал правду - такое выдумать невозможно. Наконец провожатый остановился и нащупал выступающий из стены округлый камень. Возился он недолго и вскоре из открывшегося проема хлынул поток света.
        - Это здесь, - сообщил Ашунг, и, нагнувшись, шагнул вперед. Нат последовал за ним, Ветта зашла последней.
        Они оказались в пещере небольшой, но светлой. У каменной стены стояла широкая деревянная скамейка, на которой, положив под голову охапку сена, лежал… человек. Нат поспешил к нему и опустился рядом с ним на колени. На него взглянули нечеловеческие глаза - но это был Нор - штурман с «Легенды».
        Штурман что-то зашептал, Нат в неприятном скрежете голоса слов не разобрал.
        - Кнады отбили его у стерглов - он уже был болен и никто не знал, как его лечить, - пояснил Ашунг.
        Нат расстегнул комбинезон Нора, в нос ударил запах гниющей плоти, он невольно отшатнулся.
        - Что же делать? - забилось в потрясенном мозгу, и вдруг - стоп!
        Он нашарил в кармане миниконтейнер, достал его и извлек горошину, переливающуюся всеми цветами радуги, Нат помнил, какая она горькая. Прижав ладонь с горошиной к губам земляка, он почувствовал, как тот взял ее в рот и прожевал. Нат с напряжением вглядывался в лицо, но выражение его не менялось. Тот видимо даже не почувствовал горечи.
        - Не получилось, - обращаясь к Ветте, с сожалением констатировал он и вдруг услышал шепот:
        - Ты кто?
        Нат взглянул в глаза Нора, тот смотрел осмысленно, с тревогой.
        - Я с «Мифа»!
        - С «Мифа»? А что стало с «Легендой»?
        - Ваша экспедиция вернулась на Землю, все вернулись кроме тебя.
        - А вы, значит…
        - Да, мы прилетели… ты что помнишь?
        - Помню лишь, как мы подходили к планете… вдруг стало невыносимо больно… дышать стало… сколько прошло времени? Когда вернулась «Легенда»?
        - Давно…
        - Я не помню ничего… где был?.. что делал?… где мы?
        - Под поверхностью планеты Квази, если можно так сказать, в подземелье.
        - А это кто… с тобой?
        Нат окинул взглядом бритоголового Ашунга и девушку.
        - Это олду!
        - Олду? Какие они… - Нор замолчал, его бледное лицо покрылось испариной.
        - Уснул? - подумал Нат, но штурман вдруг зашептал:
        - Вынеси меня отсюда! Здесь давит… жмет душу!
        Глаза его закрылись. Нат достал из кармана аптечку - шкатулку с множеством отделений, извлек из нее ампулу. Укол сделал в шею, Нор дернулся, но глаз не открыл. Вскоре его щеки порозовели, дыхание успокоилось. Нат понял - штурман уснул.
        - Отсюда есть еще выход… чтобы не идти обратно?! - спросил Нат у Ашунга.
        - Вот камень….
        - Открывай!
        Ашунг подошел к стене и нагнувшись, отвалил наружу крупный тесаный камень - открылся узкий проем. Нат сразу понял: взвалив на себя тело человека, он в этот проход не поместится.
        - Держи его ноги! - приказал он.
        Ашунг нагнулся и покорно поднял ноги человека. Нат ухватил Нора подмышками. Штурмана вынесли из подземного помещения. Ашунг, согнувщись и качаясь от тяжести, шел впереди. Голова Нора бессильно опустилась на грудь, руки безвольно повисли.
        - Не могу больше! - застонал вскоре Ашунг.
        - Неси! - зло прикрикнул Нат, но через несколько шагов почувствовал: ноги Нора упали на камень, быстрый топот сообщил: Ашунг сбежал. Нат не смог его преследовать - тело человека загораживало ему путь.
        - Вот черт! - в отчаянии ругнулся он.
        - Надо уходить! - с тревогой сказала Ветта. - Ашунг скоро приведет сюда стражу!
        - Легко сказать! - проворчал Нат.
        - Давай я понесу, - она протиснулась вперед и подняла ноги. - Тяжело, но нести смогу!
        Они двинулись дальше. Нат видел, как ее плечи оттянул непосильный груз, как вытянулись в струнку ее руки.
        Разветвление, - сообщила девушка и опустила ноги, явно радуясь передышке.
        Впереди, в каменной стене, чернело отверстие - открывался проход вправо.
        - Куда пойдем? - спросила она.
        Нат вздохнул, пожимая плечами.
        - Вправо? - нерешительно предложила Ветта. Нат кивнул, и они повернули вправо.
        Шли недолго, через пару десятков шагов их остановил завал.
        Нат опустил штурмана на пол, воздух был застоявшийся - следовательно завал был обширный - разбирать его времени не было. Нат уже понял: здесь, под поверхностью планеты все пористо и от пробитых туннелей, которые вели в разные стороны на различных уровнях, и от множества естественных пещер и сделанных руками подземных помещений. Ответвления тоннелей и выходы из помещений чаще всего были скрыты камнями и здесь у завала, возможно, был потайной проход, но тщательно обшарив стены, они ничего не обнаружили. Светящийся серый лишайник тускло освещал мрачный интерьер. Они устроились на плоском камне спина к спине.
        - Возвращаться придется, - вяло бросил Нат. - Надо попробовать пройти прямо.
        - Я не смогу! - выдохнула девушка - сил больше нет!
        - Мы в ловушке, - заметил Нат. - Сзади уже идет погоня.
        Он поднялся и осмотрел еще раз тоннель.
        - А если обрушить свод… сделать завал из камней позади! - сообщил он о своей идее Ветте, та равнодушно ответила:
        - А сами как выберемся?
        - Ну, потом, подождем…
        Девушка криво усмехнулась.
        Нат взглянул на лежащего Нора и вздрогнул - голова того была безвольно откинута, щеки побледнели, он кинулся к нему и приложил к груди ухо.
        - Он жив, - прошептала девушка.
        Нат изумленно посмотрел на нее.
        - Я слышу, как работает его сердце
        Тихий стон штурмана подтвердил ее слова.
        ГЛАВА 62
        Гиэрри-Орр с ненавистью смотрел на Хвоща, связанные товарищи тихо ругались. Лесные, угрюмые в лохматых шкурах дикари, щетинили копья. Летописец лихорадочно соображал, анализируя ситуацию, в которой они так неожиданно оказались.
        - Как глупо все получилось.
        В душу закрадывался страх.
        - Вот он хотел стать вашим вождем! - кривлялся Хвощ, потрясая длинной и полой иглой. - В него вселился демон, восставший против Неведомых. Он не признает их божественную власть… но его сила бессильна перед моим заговором, вы сейчас убедитесь в этом сами.
        Вождь лесных - огромный, с рыхлым лицом дикарь, угрюмо косил глаза - он явно боялся вождя равнинных. Видимо, немало чего про него наговорил Хвощ. Гиэрри-Орра, со связанными руками, повели к воде, усадили в лодку - их множество, небольших, выдолбленных из стволов деревьев, лежало на берегу. Остров, куда его переправили, оказался небольшим и имел в плане форму треугольника, его плоская поверхность лежала под углом к уровню воды. Большой стороной остров касался воды, а противоположный угол, поднимаясь вверх, обрывался высоким утесом, под которым из воды торчали острые пики подводных скал. Посередине острова стояло с десяток могучих деревьев, и десятка полтора деревьев тоньше, повсюду невысокая густая трава.
        Гиэрри-Орра подвели к деревьям, и он увидел среди стволов идолище - камень с небрежно приданными чертами лица стергла. Летописца окружила толпа лесных, их было сотни полторы. Вождь их стоял впереди и исподлобья разглядывал Гиэрри-Орра, а тот уже догадался, для чего его привезли сюда. У подножия идолища валялись черепа - он очередная жертва кровавого идола Неведомых.
        - Не так просто это будет вам сделать, - прошептал он и, набрав в легкие воздух, громко, чтобы слышали все, закричал:
        - Стерглы! Вы порушили древний закон гостеприимства, и вас ждет жестокая кара, а ты, - он обратился к вождю, - выходи биться, и пусть будет правда того, кто сильнее. Закон стерглов - место слабого за Кругом жизни…
        - Не слушайте его! - орал Хвощ, тыча костью демона в сторону летописца, - он просто пленник, его свобода в ваших руках. Сейчас он должен умереть, и все богатства равнины достанутся вам.
        Вдруг над островом пронесся голос воина, сидевшего на высоком дереве.
        - Демон! Демон! - орал тот, и в его крике слышалась смертная тоска.
        Гиэрри-Орр с удивлением наблюдал, как заметались по острову воины. Все показывали на воду, но Гиэрри-Орр ничего не замечал, но вот волны, набегавшие на прибрежный песок, стали круче, и вдруг накатила целая гора воды, и потянуло невыносимым смрадом, из воды выбросилась огромная клыкастая морда.
        Лесные стерглы в страхе разбежались по острову, кто полез на дерево, кто бросился вверх к обрыву, там места всем не хватало, начались драки. Связанный Гиэрри-Орр прижался к идолу. Демон выбрался на берег и вдруг, несмотря на свои исполинские размеры, резво побежал на кривых коротких лапах по песку, затем повернул наверх. Над островом пронесся стон ужаса. Монстр подбежал к дереву и ударил по стволу тяжелым хвостом, с дерева упали два воина. Демон подобрал их своим длинным, раздвоенным на конце языком и поспешил к другому дереву, а затем к следующему, собирая вопящие от ужаса плоды. Но вскоре демон метнулся к воде, а точнее в мутную жижу, что образовалась у берега. Там уже резвилось множество зубастых тварей поменьше. Те иногда выбирались на песок и, сделав с десяток шагов по берегу, вновь исчезали в атмосфере смрада, что уже наползал из воды на остров. Гиэрри-Орру удалось ослабить веревки, а затем сбросить их с рук. Вода у берега вдруг вновь поднялась валом и на мгновение показалась огромная спина чудовища - монстр не уплыл, он ждал. Это обстоятельство не испугало лишь Гиэрри-Орра - появление
демона, по крайней мере, отсрочило его смерть. Чудовище вдруг резко подняло из-под воды голову - над островом прозвучал полный дикого ужаса вопль. Князь демонов недолго полз вдоль грязного прибоя, вдруг он повернул и заторопился наверх к обрыву, где стояла толпа воинов. Монстр спешил на крики, чудовище видело суету. Лесные в ужасе пятились, толкая друг друга, срывались с обрыва на острые пики, торчавшие из-под воды. Демон торопливо хватал своим огромным раздвоенным на конце языком воинов и те, вопя, исчезали в клыкастой пасти владыки Болот. Вдруг монстр замер, а затем поспешил к полосе прибоя и укрылся в густом темном тумане смрада.
        Гиэрри-Орр шарил в своей памяти, памяти бессмертного, вспоминая читанные им руны, как когда-то в древние времена на Овуре дикие овруиды охотились на больших. А больших на исторической родине летописца хватало. Перебрав в памяти с десяток способов охоты, он решил: сейчас проще будет…
        Летописец торопливо поднимался к обрыву. Лесные столпившись, молча следили за его приближением.
        - Воины, стерглы! Потомки Гвара! - кричал Гиэрри-Орр. - Вот они, - он указал пальцем на вождя и стоящего рядом с ним Хвоща, - нарушили древний закон гостеприимства. Они лишили вас права иметь вождем самого сильного, защитника племени, и вот наказание, - летописец махнул рукой вниз в сторону дремлющего дракона. - Пусть теперь вас спасет ваш вождь! Да куда ему, смотрите, он дрожит, как самый мелкий пурр.
        Воины слушали, покорно поворачивая голову в стороны, куда указывал Гиэрри-Орр.
        А я вас спасу! Ибо я самый сильный! Я сильный своим разумом. Слушайте меня и вы вернетесь к своим кострищам.
        Воины зашумели, страх их обернулся ненавистью, они вдруг поняли, что виною несчастий является их вождь, который нарушил древние законы. Когда страсти накалились, Гиэрри-Орр предупредил:
        - Дракон скоро придет за остальными.
        - Говори, что делать? Мы слушаем тебя. Ты наш вождь! - воины орали и махали оружием.
        - Схватить их! - приказал летописец, указывая на вождя, но тот угрожающе выставил вперед копье, рядом с ним встали несколько воинов, доказывая свою преданность, но толпа воинов быстро скрутила их. Хвоща среди них не оказалось, тот видимо ловко затесался в гуще воинов.
        - А теперь поторопимся, - Гиэрри-Орр начал распоряжаться.
        Лесных, несмотря на потери, которые нанес им дракон, было еще больше сотни, и всем нашлась работа. Они, со страхом наблюдая за дремавшим демоном, валили деревья, таскали наверх стволы и вязали их крепкими лианами. Под руководством летописца воины быстро соорудили настил над обрывом, над торчащими из воды острыми пиками скал. Настил удерживался укосинами - стволами деревьев, упершихся под углом, в выступы утеса. Сооружение получилось явно хлипкое - дракон был огромен. Гиэрри-Орр надеялся, что монстр успеет продвинуться по настилу достаточно далеко. На конец настила привязали вождя и его придворных. В рот им вставили трубочки, изготовленные из стволов растений, и укрепили их так, чтобы пленники не смогли выплюнуть их, а затем в трубочки насыпали мелкого пурра. Кровожадные насекомые тут же принялись пожирать внутренности своих жертв - несчастные закричали, задергались. Услышав крики, дракон поднял над густым темным туманом смрада клыкастую морду. Толпа воинов замерла. Демон бросился наверх. Все в ужасе ахнули. Монстр торопился, его манили крики. Воины, расступаясь перед гигантом, в страхе жались к
самому обрыву. Дракон наступил на настил, тот под тяжестью его передних ног начал валиться вбок, но исполин жадно тянулся к добыче и вдруг рухнул вместе с настилом. Крик воинов потряс наступившую тишину, все бросились к обрыву: внизу, на острие скал дергался в агонии гигантский демон.
        ГЛАВА 63
        Нат с неземной девушкой сидели на камне. Нор, штурман с «Легенды», лежал рядом, ему под голову Ветта положила шарф, который прежде был намотан у нее на шее. Заваленный проход, низкий свод, тесные грубо тесаные стены - замкнутое камнем пространство угнетало - человека не оставляло ощущение замурованности.
        - Ашунг уже ведет охрану! - вздохнула Ветта.
        Нат понимал это, но его охватила апатия, ничего не хотелось, ни о чем не думалось.
        - Нат, - девушка тронула его локтем, - Твой друг открыл глаза.
        Нат нагнулся, штурман, глядя ему в лицо, тихо шептал, а что было не разобрать, губы человека едва шевелились. Нат извлек из кармана шприц и сделал штурману укол в шею. Лицо Нора сразу же порозовело, голос зазвучал громче:
        - А ты знаешь, что случилось со мной?
        Нат задумался.
        - Через некоторое время после высадки на планету исследователей вашей экспедиции от них пришел сигнал - нужна помощь, тебя отправили к ним на челноке, но ты повел судно в другую сторону. В журнале есть запись, будто бы ты сообщил о неисправности и потере управления челноком, но бортовой центр неисправность челнока не подтвердил.
        Нор застонал и закрыл глаза. Нат остановил рассказ, думая, что тот забылся, но штурман попросил:
        - Дальше!
        Потом оборвалась связь с твоим челноком, на твои поиски отправлены были еще два судна, тебя искали долго. Бортовой центр вышел из строя, направляя людей… Нат вдруг понял: не выходил бортовой центр из строя и направлял людей он правильно - это люди тогда вышли из строя, как Генрих - Четвертый, как Нор и как он сам. Как объяснить?
        - Надо уходить, - умоляюще стонала девушка. - Ашунг скоро будет здесь.
        - Нор не выдержит. Дорога убьет его!
        - Но иначе всех нас убьет Ашунг.
        Нат качал головой. Неожиданно Нор заговорил:
        - Хочу увидеть звезды…
        У Ната сдавило сердце. Штурман замолчал, долгую паузу прервала Ветта:
        - Твой друг умер!
        Нат опустился на колено и поднял Нору голову - в его глазах не было жизни. Землянин опустил землянину веки.
        - Надо похоронить его, - предложила девушка.
        - Я вынесу его на поверхность.
        - Это тяжело и какая разница, - начала было Ветта, но осеклась под злым взглядом Ната, затем продолжила. - Какие вы люди… странные… но вы мне нравитесь!
        Они замолчали, молчали долго. Нат взглянул на девушку - молчать долго было для нее необычно, и вдруг с изумлением увидел - та улыбалась.
        Она перехватила его взгляд и объяснила:
        - Дом вспомнила… маму… она ушла из жизни, когда я еще была маленькая. Потом я с отцом скиталась по городам и краям… мама любила цветы, у нас в доме всегда были цветы, красивые и большие, у других таких не было. Не веришь? - она повела ладонями, обхватывая пространство. - Вот такие бутоны!
        Нат заметил:
        - Верю. Я видел больше.
        Неужели есть больше? - удивилась Ветта и спросила. - У вас на Земле?
        - Да нет, здесь в Болоте и запах …
        - Понюхать бы. Я цветы люблю!
        - Понюхать не получилось бы, тебе такой цветок живо голову отхватит!
        - Ветта ойкнула и вдруг сделала отрешенное лицо:
        - Я тоже хочу посмотреть на звезды!
        - Может, и увидишь! - утешил ее Нат.
        Девушка поднялась:
        - Пора, Нат! Надо уходить, давай я возьму его ноги!
        Нат покачал головой и, взяв штурмана подмышки, попятился с ним назад. Вдруг девушка остановили его:
        - Я, кажется, слышу, как течет вода.
        - Где?
        - Там, - она уверенно показала в стену справа.
        Нат прислушался, но ничего не услышал. Ветта поднялась, подошла к камню и прижала ухо.
        - Да, это там вода журчит.
        Нат положил тело штурмана на пол и тоже приложил ухо к стене, но безрезультатно.
        Ветта прошла чуть дальше. Нат обратил внимание: ее следы отпечатались на пыли, и внимательно всматриваясь в плиты пола, прошел вдоль стены.
        - Кажется, здесь вход! - бросил он, увидев старые, еле различимые следы, которые вели к стене, и стал ощупывать камень подозрительно правильной формы.
        Вскоре его рука наткнулась на рычаг, он подергал его в разные стороны. Наконец, рычаг подался, что-то щелкнуло, часть стены дрогнула. Нат толкнул камень, открылся темный проем. Небольшая пещера, в которой они оказались, была вырублена в монолите - на противоположной стене большая ниша. Над ней страшный лик то ли божества, то ли чудовища.
        - А где вода? - спросил Нат.
        - Там, - она ткнула рукой в каменную стену, а затем подошла к нише:
        - Смотри! -
        В нише начиналась лестница - каменные ступени вели вниз во тьму.
        ГЛАВА 64
        Объединение лесных и равнинных стерглов вынудило присоединиться к их союзу и множество других, более мелких племен. Гиэрри-Орр уже мечтал на основе союза создать государство, но пока приходилось лишь мечтать. Он выбрал место для будущей столицы, над названием которой не ломал голову - это должен быть Марг - Третий, такой же Великий, как и его предтечи! Но строительство города у племен энтузиазма не вызвало. Трудно было им понять, что объединение усилий тысяч, волей и разумом мудрого, защитит каждого…
        Однажды его посетила мысль… на строительной площадке валялись гигантские скалы, которые необходимо было убрать.
        Три тысячи самых сильных воинов принялись воплощать его замысел в жизнь. С помощью веревок и блоков установили три скалы стоя, затем выстроили к их вершинам деревянную эстакаду и затянули туда камень, который положили поперек и эту конструкцию увенчали огромным валуном. Когда толпы стерглов смотрели на это сооружение, символизирующее коллективную силу управляемую разумом одного, множество из них убеждались в правоте их нового могучего вождя. Началось строительство Марга - Третьего и Великого! Гиэрри-Орр с радостью смотрел, как трудятся тысячи дикарей, как воплощается его мечта. Первым домом был его дом. Неказистый, но это было начало, затем дома стали подниматься десятками, и красивее и больше его дома. Но он полюбил свое простое жилище и не хотел менять его на другой.
        Во время его обычного обхода строительной площадки он увидел самочку, что была ему женой во время божественных Сроков. Она месила ногами глину, ее взгляд был направлен в небо, на губах блуждала улыбка.
        - Здравствуй, - с волнением в голосе произнес летописец.
        Она ойкнула, увидев его, и почтительно преклонила голову. Память вернула его к тем волнительным минутам Сроков. Он вспоминал, как ласкалось тело самки, каким оно было горячим и ему становилось жарко в груди, но тело студило память, оно было равнодушным, оно еще не умело отзываться на придуманные образы, или образы, возвращенные из прошлого.
        - Ты помнишь мои ласки - спросил он.
        - Кто же это вспоминает? - удивилась она…
        - Вечером приходи ко мне домой.
        Она пришла. Гэрри - Орр отпустил слуг.и пригласил ее к накрытому столу.
        - Садись.
        Подождал, не торопя, когда она насытится, такой пищи она явно никогда не ела.
        Не скоро она оторвалась от стола. Он подошел к ней, обнял сзади. обхватывая ладонями ее крупные груди. Она засмеялась, не проявляя желания близости. Он отнес ее на кровать и раздел, она обнаженная кусала тонкую веточку и с оживленным интересом наблюдала за действиями вождя. Он разделся, она смотрела на его голое тело с улыбкой, без намека на похоть, видимо происходящее ее развлекало.
        - Вспомни, какой мы укрывались шкурой. Тогда?
        - Она была колючей, мне хотелось почесать спину.
        - Но ты тогда спину не чесала.
        - Да, мне хотелось, сильно хотелось…
        - А как сильно? Вспомни.
        Она задумалась и вождь увидел, как глаза ее темнели, и как вытягивались сосцы ее грудей.
        Он бросился на нее, она обхватила его руками и ногами и закричала…
        Пришло сообщение: олду оправляются от жестокого поражения - твари вновь появились на границах. Гиэрри-Орру пришлось возвратиться к крепости. Он подбирал приглянувшихся ему дикарей и готовил из них командиров сотен и десятков, приучая тех к тщеславию, к мысли - как приятно иметь власть над другими. Занимались боевой подготовкой обычно на другом берегу реки, напротив крепости, на том поле, где была одержана великая победа.
        Олду, видимо, следили за ними давно и поджидали удобного случая. На этот раз с Гиэрри-Орром было с полсотни дикарей и бессмертные, которые обычно держались вместе. Врага заметили, когда бежать было уже поздно.
        Со склона хребта, где находился дозорный, огонь тревоги не горел. Гиэрри-Орр догадывался, что воина, находившегося в дозоре, умертвили, хотя скрытно к нему подойти, вроде бы, невозможно.
        Башенный дозорный должен заметить врага и дать сигнал - в крепости много воинов, помощь оказать было кому! Когда олду подошли поближе, Гиэрри-Орра охватила паника. Вооружены враги были точно так же, как и они. В руках те держали боевые топоры, на плечах несли щиты. Преимущества в вооружении у дикарей уже не было, да и олду оказалось значительно больше, чем он предположил вначале.
        Летописец с тревогой взглянул на башню: сигнальный дым еще не появился.
        - Отступать к расселине, - приказал он, но отойти к расселине, в которой когда-то прятались его воины засады, они без потерь не смогли.
        Олду напали сразу - стерглы под ударами их каменных топоров падали один за другим.
        - Уходим в горы! - крикнул летописец и начал подниматься вверх по расселине.
        За ним потянулись бессмертные. Когда скала, на вершине которой находился дозорный, оказалась ниже, Гиэрри-Орр увидел, почему тот не поднял тревогу - из его спины торчала кость демона - Хвощ был где-то рядом.
        - Удавить бы! - пронеслось в голове у летописца.
        Олду давали отряду, в котором оставалось всего десятка два бессмертных, отступать только туда, куда хотелось им, и вскоре вечных прижали к краю бездонной пропасти. Гиэрри-Орр это место знал, совсем рядом, по ту сторону ущелья, начинались тоннели, ведущие к залу трансформации, но до них было несколько шагов бездны. Он заглянул в пропасть, далеко внизу шумела вода, сорвавшийся камешек затянул падение. Олду в бой не торопились, они оцепили врагов и выжидали. Летописец вновь заглянул в пропасть, и когда чуть притупился страх перед высотой, он обратил внимание, противоположный край расселины был ниже, а стена пропасти с его стороны имела выступ, с него явно можно перепрыгнуть на другую сторону, но к выступу спускаться придется почти падая. Он наскоро объяснил суть идеи бессмертным, но те, с ужасом заглядывая в пропасть, отказывались прыгать - страх перед высотой оказался сильнее страха смерти.
        - Прощайте! - крикнул летописец.
        Сила его разума была сильней инстинктов, и он прыгнул вниз. Через мгновение он коснулся спиной камня стены пропасти и заскользил, обдирая одежду. Почувствовав, что падение замедлилось, Гиэрри-Орр поймал ногами выступ, и прыгнул. Расселина была явно шире, чем казалась сверху.
        Он отчаянно замахал руками, словно хотел пролететь расстояние над бездной. Ударившись о противоположную стену пропасти, лишь каким-то чудом сумел зацепиться пальцами за ее край. Повиснув на головокружительной высоте, летописец перевел дыхание, а затем подтянулся сильными руками и поднялся наверх. Мимо с воплями ужаса летели сброшенные сверху бессмертные, а он под разочарованные крики врагов, не ожидавших такой развязки, отправился к скалам, но прежде, чем завернуть за камень, он бросил взгляд назад и вдруг увидел Хвоща. Тот стоял в каменной нише, которая надежно скрыла его от глаз стерглов. В груди летописца вздыбилось что-то обжигающе горячее, он понял - это ненависть!
        Это чувство было от натуры дикаря, но что-то и от сущности бессмертного билось в унисон. Ненависть была сильной, она не гасилась разумом, ему хотелось утолить эту всеобъемлющую жажду и насытиться местью! Он не мог сделать даже шага в направлении убежища - зала трансформации - ему не хотелось покоя. Летописец пошел, скрываясь за скалами и камнями вдоль бездны туда, где пропасть была уже, а когда он ее пересек, то двинулся обратно, но уже по другой стороне. Он поднялся на хребет, рискуя сорваться в пропасть, рискуя нарваться на врагов, а внутренний голос, голос разума, твердил:
        - Ну, зачем? Ради чего? Рисковать целой вечностью!
        Но он не воспринимал этот голос, мощное, могучее чувство гнало его вперед, и он ничуть ни о чем не жалел. До уступа, где он заметил Хвоща, Гиэрри-Орр добрался почти затемно. Жрец культа Неведомых сидел у костра, устроенного прямо в гроте, и что-то бубнил себе под нос, видимо, поэтому услышал шаги только когда Гиэрри-Орр подошел к нему почти вплотную. Хвощ вскочил на ноги. Летописец схватил его за горло и медленно сдавил, ощущая, как наливается грудь радостью, как же была сильна ненависть, которая избывалась с таким наслаждением, а Хвощ, задыхаясь, хрипел, но еще с трудом выдавливал слова, грозя карой Неведомых.
        ГЛАВА 65
        Нат задумчиво смотрел на каменные ступени, уходящие вниз, во тьму - он явственно ощущал: там таится опасность.
        - Будем спускаться? - спросила Ветта. Нат кивнул, и хотел было поднять тело штурмана, но девушка его остановила:
        - Оставим твоего друга пока здесь, потом вернемся.
        Нат согласился, и они начали спускаться. Ступени оказались высокими и широкими, явно предназначенные для существа крупнее человека - идти по ним было неудобно. Тьма казалась густой и липкой. Уже много ступеней осталось позади, все явственней и явственней слышался звук быстро идущей воды. Вдруг снизу донесся глухой крик. Ветта схватила человека за руку и остановилась:
        - У нас есть легенды о преисподней и сейчас мне кажется это совсем не легенды! Может, вернемся?
        - Некуда возвращаться. Попытаемся найти внизу проход.
        Лестница стала поворачивать вправо. Снова раздался крик, но уже заметно ближе. Вскоре стало светлее и при свете путаной занавеси лишайника они увидели воду. Резво бегущий ручей, шириной в пару метров, отделял подземное помещение, куда привела лестница, от ровной, без выступов и впадин, стены. Вправо и влево тьма скрывала начало и продолжение пещеры.
        - Пойдем вниз по течению - предложил Нат. Ветта кивнула.
        Через пару десятков шагов пещера закончилась отвесной стеной. Вода шумно бежала в угол пещеры, и изливалась в проход, который оказался достаточно обьемным, чтобы их пропустить, но пришлось идти по колено в воде. Они прошли два поворота ручья и увидели в каменной стене полоску света - узкую, светящуюся изнутри трещину.
        - Лезем? - спросил Нат.
        - А у нас есть выбор? - грустно заметила девушка.
        Нат едва протиснулся вовнутрь, Ветта проследовала за ним без труда и они оказались в пещере - огромной и странной. Верх естественная полость - творение дикой природы, а снизу, по периметру, высотой метра в три, явно доделано руками. Периметр был не вырублен в толще камня, а выплавлен, причем ровно, геометрически правильно, все углы стен ровно под девяносто градусов. Слева водоем - небольшое озерцо с темной, тяжелой водой.
        Окинув взглядом помещение, Нат заметил:
        - На той стороне может быть выход.
        - Смотри! - Испуганно вскрикнула Ветта и показала рукой на озеро - в воде высветились огромные, огненно - красные глаза. Идти через пещеру сразу расхотелось.
        - Может оно только в воде обитает? - нерешительно предположил Нат.
        - А может и по суше неплохо бегает! - боязливо возразила девушка.
        Тем не менее, они пошли, кося глазами на воду. Впереди, поперек их движения, бугром через всю пещеру, тянулась полоса из крошева кристаллического, словно хрусталь, материала. Нат подошел и взял в руки битый хрусталь и он, кусочек к кусочку стал слипаться. Полоса битого хрусталя и на каменном полу тоже стала сплываться и подниматься. Нат понял: когда - то разрушенная стена хочет восстановиться, но видимо уже не хватало энергии, и у полусплавленной массы, чуть поднявшейся к верху, ничего не получилось.
        Вдруг раздались крики, пронзительные, наводящие ужас. Девушка схватила за руку человека. С каменного выступа сорвалась огромная летучая мышь, размахнув крылья метра на три, она пролетела совсем рядом, вглядываясь в лица пришельцев. Нат поднял голову и увидел десятки, со страхом и ненавистью глядевших на них глаз. Химеры вечного сумрака не только расположились вверху в природных нишах и выступах, но были и ниже, в широких трещинах и дырах образовавшихся со временем в обработанном камне.
        Под прицельными взглядами чудовищных порождений вечной тьмы, чувствовалось, мягко говоря, неуютно. Девушка боялась, она крупно дрожала, прижимаясь всем телом к человеку, но идти было необходимо - нужен выход на поверхность, и отступать некуда.
        Тварь появилась из узкой трещины в стене и бесшумно двинулась к ним. Нат прикрыл собой девушку и принял боксерскую стойку. Тварь была выше его на полголовы, худая - почти скелетообразная, она двигалась на двух ногах, две длинные тонкие руки с когтями на концах были подняты вверх. Небольшая, черепообразная голова с огромными черными на выкате глазами, держалась на длинной морщинистой шее. Следом из трещины появились еще четыре подобные твари, те держались позади.
        ГЛАВА 66
        В бессмертном сообществе страх перевоплощения стал всеобъемлющ - из сорока бессмертных, поднявшихся на поверхность, вернулся только один - Гиэрри - Орр, да и тот только чудом остался жив. Встретиться лицом к лицу с дикой планетой уже вряд ли кто сможет, так думал Гиэрри - Орр и о других и о себе, но известие о приходе Неведомых резко изменило ситуацию. Угрозы Хвоща, обещание о мести каких - то мифических божеств, оказалось не пустословием, хотя возможно и не этих Неведомых имел в виду жрец.
        Идти на поверхность было страшно, Летописец знал: с ним никто не пойдет, но он не пойти не мог - Неведомые могли представлять реальную угрозу…
        Овладев сознанием дикаря, он попытался в его памяти найти сведения о Неведомых, но в чужой памяти сразу поднялся дикий, мутный страх. На сильных ногах стергла, плоти овруида, Гиэрри - Орр прошел тоннели, а затем долго, по горным тропинкам добирался до убежища стерглов. В узкое, зажатое высокими теснинами ущелье, было загнано страхом жалкая часть того племени, во главе которого когда - то он стоял.
        Летописец сел у очага овруида, частью которого он стал и поднял пламя. Вокруг высокие каменные стены, на дне ущелья звенел быстрый ручей.
        Он оглядел стоянку - полсотни дикарей, самцов и самок суетились у воды и очагов. Начинались Сроки. Великий инстинкт требовал своего, и даже страх, душивший племя, подавить его не мог. Он обратил внимание: уже складывались пары. Счастливые, не стесняясь завистливых глаз, ласкали друг друга. У одной самочки было два претендента, они толкали друг друга плечами, оттирая соперника от избранницы, и старались поймать ее руку. Он присмотрелся к самочке, которой уделяли такое внимание, и ахнул - эта была та самая, с которой его сводили Сроки в прошлый раз. Она стала статной, на лицо ее было приятно смотреть, а ее полные груди заставили учащенно дышать. У нее не было ребенка, значит, в прошлый раз не получилось, или… ребенок был, но погиб. Летописец подкараулил ее на горной тропе - она, потупив взгляд, поднималась от ручья с кувшином в руках. Он заступил ей дорогу. Она вначале с неодобрением взглянула на него, а затем внимательно, с тревогой всмотрелась в его глаза явно что - то читая в них.
        - Неужели узнает меня в чужом обличье? - мелькнуло в голове. Самка, конечно, его не узнала, но плоть ее интуитивно на что - то отозвалась. Она опустила кувшин на камни, и призывно улыбнулась. Они пришли на стоянку вместе, держась за руки. На эту пару сразу уставились, видимо его не считали для нее подходящей, но выбирала самка. Ночью он ей шептал то же самое, что шептал когда - то. Утром она смотрела на него во все глаза, ничего не понимая, но принимая всем сердцем.
        Утомленный ласками жены Гиэрри - Орр поднялся не рано. Сердце тревожно билось - он не забыл, зачем пришел сюда.
        - Ты видела Неведомых? - спросил у жены Летописец. На ее лице отразился ужас. - Куда надо идти, что бы видеть их?
        - Туда, - она махнула рукой. - Где кончается лес.
        Гиэрри - Орр поднялся и, не раздумывая, направился к выходу из ущелья. Жена семенила некоторое время рядом, а когда ущелье кончилось, схватила его за руку и попыталась остановить. Он отвел ее руки, она с ужасом на лице смотрела ему вслед.
        Гиэрри - Орр перевалил через седловину межгорья и оказался на краю болота.
        Бескрайняя коричневая равнина уходила за горизонт, стояла тишина странная для леса полной живности. Тишина тревожила, сердце давило в предчувствии.
        Вдруг, снизу раздался рев, несколько гигантов бежали по болоту. Сверху легко было проследить их путь по вершинам качающихся и ломающихся деревьев.
        Вдруг он увидел … Неведомого? его остановили на поляне два ящера. Значительно меньше соперников, Неведомый стоял на двух мощных ногах, на круглой голове выделялась синяя полоска, огромные длинные руки выставлены вперед. Один из ящеров попытался сзади наброситься на него, но тот резко повернулся и зацепил острым крюком - серпом живот ящера, из него повалились внутренности, обильно полилась коричневая кровь. Рев боли захлестнул Болото.
        Второй ящер не полез на Неведомого и отступил в чащу. Неведомый, грузно ступая, поднялся на склон. Ломая деревья, из Болота вышел ему подобный, в передних лапах тот держал блестящий продолговатый предмет.
        - Это не порождение болот! - понял Летописец. - А если это не рожденное на планете, то…
        Рядом послышались тихие шаги, бессмертный резко обернулся - это была его жена, в глазах был ужас и восхищение.
        - Кто они … Неведомые. - Спросила она. - Боги?
        - Богов нет. - Обьяснил он.
        - А великий Орр - Ги есть?
        - Орр - Ги есть, но он не бог,…а герой! - сделал себе комплимент Гиэрри - Орр.
        - Я тебе верю, идем домой.
        - Я ухожу - тихо сказал Летописец, сожалея - хотелось остаться, остаться хотелось очень, но… с Неведомыми предстояло разбираться!
        - Ты вернешься?
        - Ты меня не жди.
        - Еще есть время - прошептала жена
        - Нет у меня времени.
        Она взяла за руку и потянула на траву.
        - В последний раз…
        ГЛАВА 67
        В огромной пещере стояла тревожная тишина. Перед Натом застыла, взмахнув длинными когтистыми лапами, тварь.
        Две дырочки - нос, тонкогубый, оскаленный, с большими острыми зубами рот -страшный абориген подземелья в упор рассматривал человека - видимо вид пришельца его дивил. Напал он внезапно, резко ударив правой лапой. Нат не успел уклониться. Удар рассчитанный рвать мягкую плоть, пришелся по плечу. Девушка взвизгнула, но когти по европиниту лишь скользнули. Нат ударил кулаком, почти без замаха. Ударил сильно и точно, было слышно, как упал на каменный пол сломанный зуб. Тварь опрокинулась на спину, но мгновенно ловко вскочила. Остальные, уже готовые разрывать добычу, замешкались. Человек пугая, сделал резкое движение в их сторону, они отшатнулись, некоторые к воде, им навстречу из подземного озера выбросилась клыкастая морда, и одна из тварей, мелькнув парой ног в воздухе, с криком исчезла в бурлящем водовороте. Аборигены тьмы почти разом просочились в трещины стен.
        - Это точно преисподняя, я думала это лишь легенды, - вздохнула девушка. - Нат мы с тобой пропали!
        Вдоль стены прошмыгнул зверь.
        - Неужели это шим? - удивилась Ветта.
        - Точно! - подтвердил Нат.
        - Но какой он…
        Этот шим был раз в пять больше тех, с поверхности.
        - Надо идти - вздохнул Нат. Они сделали с десяток шагов, как в углу пещеры возникла драка - несколько шимов с визгом сплелись в клубок, но почти сразу клубок распался и один шим, с полуоторванной ногой, медленно захромал мимо них.
        На противоположной стороне пещеры прохода не оказалась - путь им загородила стена - оплавленная, снизу и дикий мир камня поверху.
        - Смотри, - девушка показала рукой влево, - на стене темнело жерло туннеля или углубленной пещеры. При приближении к ней на входе засветилось что - то голубое и тонкое словно пленка. Нат подошел ближе, но сквозь завесу ничего не было видно, тогда он догнал хромающего шима и бросил извивающееся, щипящее, клацающее тело на пленку. Шима отбросило обратно.
        - Туда не пускают - прошептал он и попробовал рукой ткнуть в защиту, рука прошла, не чувствуя препятствия. - А нас пускают. Почему?
        - Мне кажется, потому что мы разумные.
        - Может быть. Пойдем?
        - А что остается?
        Они прошли сквозь завесу, вид открывшегося помещения их, уже видевших в подземелье много неожиданного, поразил. Интерьер выполнен из серебристого металла - стойки с приборами, стеллажи по стенам, аппараты, столы с полусферами и… гигантские чудовища, ростом явно за три метра, лежащие на полу в разных позах. Двуногие, двурукие, головы шарообразные, утыканные рожками видимо датчиками, определителями, измерителям, а впрочем, может чем - то иным. Нат подошел к одному из … трупов?
        В нише, на груди чудовища находился скелет существа размером несколько меньше человека. Видна была только его грудь, голову скрыл шар, тоненькие ручонки почти от плеча уходили в массу по направлению гигантских рук, тело ниже пояса продолжали огромные ноги.
        - Биоробот? - мелькнула мысль, - а может существо в панцире?
        Нат не удивился, увидев высокотехнлогические системы - он уже ожидал встретить здесь, на планете, нечто подобное, потому что все происходившее с ним уходило за рамки уровня развития местных цивилизаций. Он не удержался и с опаской потрогал руку чудовища, пытаясь определить на ощупь материал, и огромная рука от прикосновения неожиданно дрогнула. Нат потрогал ногу, но упругая, мыльная на ощупь масса, никак не отозвалась на прикосновение…
        - Идем - поторопила девушка. Зал оказался длиной в сотню метров. Везде валялись чудовища - их Нат насчитал пятнадцать - все огромные, похожие друг на друга. На выходе из зала стояла такая же защита, как и на входе, но на этот раз их не пропустили. Они пытались силой преодолеть защиту, но светящаяся пленка упруго, раз за разом отбрасывала их. После нескольких бесплодных попыток, Нат понял: их не пропустят. Они пересекли зал в обратном направлении, но и та защита, которую они уже проходили, назад их не выпустила.
        - Мы в ловушке! - произнес Нат, остро ощущая опасность положения.
        - Что же делать? - встревожено спросила Ветта.
        - Для защиты нужна энергия, где - то должно быть управление…
        Он поискал глазами, но что - то похожее на пульт не обнаружил, не было видно, ни одного огонька работающего прибора. На стеллаже стояли аппараты с потухшими экранами, Нат подергал за все выступающие их части, но на его манипуляции незнакомые устройства не отозвались.
        - Такая тонкая пленка, - прошептала Ветта. - Неужели мы не сможем ее как нибудь продавить.
        Нат понимал, что энергосиловое поле защиты механически не продавить, но девушку обнадежил:
        - Конечно, мы ее продавим и пройдем, только вот…
        ГЛАВА 68
        Гиэори - Орр прижал к себе жену, а затем резко оттолкнул ее - надо было спешить. Не оборачиваясь, он погнал тело дикаря по горным тропам, к заветным тоннелям. Когда вернулся в зал трансформации, он быстро покинул плоть, и бросился к биопроницателям, там давно уже не несли вахту - его встретили сигналы тревоги. Летописец приник к биопроницателю и увидел: на орбите планеты висел звездолет. Гиэрри - Орр определил - это был корабль тигменов.
        - Тигмены? Сколько времени прошло? - изумился он, разглядывая порождение Скверны, и вдруг ахнул - гравитационные пушки боевого корабля смотрели в сторону Ойкумены -обитаемой части планеты.
        - Если они знают куда бить, то одного мощного заряда гравиотона хватит, чтобы погасить Кратер. - С ужасом понял он.
        Биошлемы у экипажа были, но довольно слабые, он легко прошел их защиту и обнаружил интенсивно работающие интеллекты существ. Это действительно оказались тигмены. Он быстро подготовил атаку внушением и без труда захватил сознание тигмена и жадно приник к его памяти…
        После гибели цивилизации на планее Овур, после всех гигантских космических битв, множество погибших кораблей космический вихрь согнал в кучу. Много овруидов и тигменов уцелели в обездвиженных кораблях.
        На гигантском кладбище великих цивилизаций они заключили мир - несколько сотен кораблей обоих рас образовали в бездне обитаемый Остров.
        Трудно складывалась жизнь островного сообщества. Воспитанные в ненависти друг к другу, но понимая: иначе нельзя выжить, после многих кровавых стычек, расы научились сосуществовать.
        Наступила время Тога тигмена - первого законоустроителя. Удалось восстановить частично поврежденный преобразователь и энергии стало достаточно. Собрали десятки незначительно поврежденных в боях кораблей, восстановили их герметизацию тем самым, значительно увеличили жизненное пространство - продовольствия уже хватало всем. Стали рождаться дети.
        Овруиды боялись ушедших в вечность - складывались легенды об их великих флотилиях, готовых вновь напасть на них, как когда - то на Овур. Тигмены же жаждали отомстить, но их было мало да и овруды препятствовали планам мести - ибо это, по их мнению, могло обнаружить Остров, и навести на них могущественного врага.
        Изучив в памяти тигмена начало жизни на обитаемом Острове, Гиэрри - Орр вернул память того к событиям в которых тот сам участвовал…
        Его назвали Тиг в честь великого бога тигменов. Он был потомок Тога - первого законоустроителя. Как и его предтеча Тог, он был честолюбив и лелеял грандиозные планы реконструкции обитаемого острова, его нового технического развития и главное - поиск в Великой Бездне, но…островитяне жили в страхе, они боялись ушедших в вечность, боялись обнаружить себя и накликать беду, они страшились угрозы появления Обе - рруда Разрушителя, они приносили ему жертвы - на алтарь Вечного Ненавистника клали первый сноп нового урожая. У него были поклонники среди островитян овруидов, многие славили и обожествляли Обе - рруда Проклятого, что жестоко каралось соплеменниками.
        Овруидами управляли Повелитель и Повелительница, которые были жалким подобием древних владык Овура. Тигмены же избирали Координатора, делегируя ему небольшие полномочия…
        Тиг ходил по отсеку бывшего корабля реликтонов, которое было его жилищем, здесь жили его предки, когда - то здесь жил великий Тог. На стене десятки картин с изображением планеты реликтонов Маргиланы, ее столицы Марга Великого - улицы, дома, проезды. Его волновали эти изображения, будили нечто, что не выразить словами и чему хотелось подражать. Он собирал легенды о первых Великих битвах тигменов - славной победы у белой звезды Горх и страшного поражения у созвездия Спорад.
        Тиг оспустился в кресло. Мысли потекли в привычном русле. Уже готовы десятки гигантских роботов, управляемые тигменами, изготовлены и проверены приемники и системы аккумулирования энергии…
        Три линкоскора тигменов и три флагмана овруидов были поставлены на ход и заправлены - они несли внешнюю вахту. По условиям договора с овруидами, необходимо было на стартующем карабле тигменов иметь овруида, а на стартующем корабле овруидов - тигмена.
        У Тига были единомышленники, они хотели стартовать к Покоям вечных, но не было союзника овруида, который бы обеспечил старт, находясь на стартующем корабле.
        В дверь постучали, Тиг пригласил, вошел посыльный:
        - Координатор приказал быть тебе в его свите на приеме у Повелителей. - Сообщил тот.
        Тиг ахнул - времени до приема оставлось совсем ничего. Когда за посыльным закрылась дверь, он принялся торопливо одеваться. Как и все тигмены, Тиг ненавидел овруидов, их подчинение Повелителям - хитрым и посредственным, вызывало у него недоумение - как можно не уважать себя, что бы повиноваться таким!
        Он оделся, взглянул на себя в зеркало и, вздохнул:
        - Пусть овруиды играют в Повелителей, но зачем нам принимать участие в этой глупости?
        Торопясь успеть к назначенному Координатором времени рандеву, Тиг быстро шел по коридорам кораблей, давно уже ставших их миром. Он прошел по неслышному покрытию шлюзового перехода на гигантский «Немеркнущий» - лидера эскадры, который первым принял удар в сражении у созвездия Спорад. Теперь это было огромное жилище…
        На границе цивилизаций, на первом граничном пункте уже все собрались. Координатор заметил Тигу:
        - Не торопишься!
        Тиг хотел обьяснить: мол, сообщили ему о рандеву в самый последний момент, но Координатор повернулся и с десяток тигменов - его свита, последовала за ним.
        ГЛАВА 69
        Нат тщательно исследовал зал - ловушку, в котором их пленили. Внимательно просмотрел каменные стены, трещины были, но мелкие - не проходил даже палец. Он подошел к лежащему чудовищу, приложил руку к его руке, огромная лапа медленно поднялась вверх, и так же медленно зажегся тусклый глаз. Нат положил руку на вторую лапу и начал мысленно представлять своими руками подьемы, повороты, сгибание в локтях - гигант повторял мысленные манипуляции человека, но медленно, очень медленно.
        - Недостаток энергии, - подумал Нат и попытался манипулировать его ногами, но ничего из этого не получилось.
        Он перевернул огромного биоробота с помощью его же лап на грудь, на пол посыпались кости скелета маленького существа, который когда - то управлял гигантом. Нат мысленно представляя, хотел заставить его ползти, но медленные руки чудовища лишь царапали когтями камень, они не могли двигать тяжелое туловище с парализованными ногами.
        Нат лег на спину чудовища и раскинул руки, его размаха хватило на ширину могучих плеч, и лишь кончики пальцев касались лап. Гигант повторил его мысленный приказ - прижал когти к камню и стал подниматься, отрывая грудь от пола, а затем двинул вперед могучее тело. Медленно они доползли до прозрачной защиты. Защита пропускала чудовище, голова его уже была по ту сторону пленки. Нат остановил движение и предложил девушке:
        - Ложись.
        Она легла на спину чудовища рядом с человеком. Защитное поле их пропустило.
        - Как ты догадался? - восхищенно спросила девушка, спускаясь с огромной спины.
        - Да я не догадался - просто попробовал и получилось.
        - Почему нас на этот раз пропустили?
        - Видимо было предусмотрено то, что биороботы будут что - то носить.
        Появление чудовища вызвало панику среди мрачных обитателей пещеры - гасли ярко горевшие глаза, с шумом исчезли крылатые - в воде уже ничего не светилось.
        - Подожди здесь, я схожу за Нором - попросил Нат.
        - Ни за что! - отказалась девушка, голос ее дрожал от страха - Я с тобой!
        Когда они неудобно шагали по ступеням, Нат догадался, почему те широкие и высокие - ими пользовались биороботы.
        Вместе с телом штурмана, которое Нат устроил на своих плечах, они вернулись к гиганту. В пещере по-прежнему было пусто и тихо. Нат положил Нора на спину диковинного транспортного средства, и они медленно двинулись в дорогу. Пересекли защитное поле, проползли зал с трупами чудовищ, затем пересекли второе защитное поле.
        - Ну что? - произнес Нат, когда они спустились со спины огромного биоробота. - В путь!
        - И пусть нам повезет! - добавила девушка. Голос ее был полон надежды.
        Ступени, ведущие наверх, оказались такими же широкими и высокими, как и с другой стороны. Увидев лестницу, Ветта застонала:
        - Я так устала! - она села на ступеньку и виновато добавила. - Я недолго.
        Нат положил Нора и сел рядом с девушкой, та заплакала:
        - Когда же все это кончится!
        Нату было ее жаль, но он жалость решил не проявлять, по опыту зная, что это кончится рыданиями.
        Лестница измотала ее, пока поднимались, она отдыхала еще пару раз, Нат ее не торопил, ему и самому хотелось отдохнуть - Нор был не из легких.
        Открыть входной камень не представило труда - рычаг был виден и он действовал - плита плавно отошла. Они прошли открывшийся проем и оказались в капище - десяток деревянных статуй высотой в три - четыре метра стояли в небольшой пещере. Нат обернулся - над входной плитой пугающее божество - впереди обнадеживающе чернело три отверстия проходов. После двух попыток они попали в отверстие проходимого туннеля, но смогли пройти лишь десятка два метра, а затем уперлись в стену. Сверху отверстие, но до него высота метров пять - шесть, пришлось возвращаться в капище и принести одну из статуй - самую высокую и страшную.
        - Вот и бог пригодился! - ухмыльнулся Нат, наступая на плечи деревянного изваяния.
        - Не надо смеяться над чужими богами - испуганно заметила Ветта. - Мало ли чего…
        Вначале подняли Нора, затем из колодца выбралась девушка.
        - Что там? - спросил Нат.
        - Ничего тоннель пустой.
        Нат поднялся и поднял Нора на плечи. Они пошли по тоннелю наугад вправо. Вдруг около каменной осыпи Ветта остановилась.
        - Вода!
        Нат положил тело штурмана на камень и раскидал осыпь, открылось отверстие ведущее…
        - Нат, это же канализация! - вскрикнула Ветта, выглядывая из - за его плеча. - Она ведет наверх, в горы!
        - Наконец-то! - обрадовался землянин. Он поднял тело Нора, и они выбрались в тоннель, по дну которого бежала вода, но лишь только двинулись вправо, туда, где по предположению Ната должен был быть выход в горы, как впереди появились кнады. Беглецы бросились обратно, но и сзади к ним спешили олду, чьи лица были измазаны голубой краской.
        ГЛАВА 70
        Зал приемов Повелителей находился недалеко от пограничья, когда тигмены туда вошли, нарядное помещение уже было заполнено. Маленькие тигмены чувствовали себя неуютно рядом с высокими, статными овруидами. Насмешливые и презрительные взгляды тех вызывали у тигменов бессильную злобу.
        Заиграла музыка, присутствующие выстроились рядами, заняв места по протоколу. Двери медленно разошлись - в зал вошли Повелитель и Повелительница. Их тупые, самодовольные лица, нелепо роскошные наряды вызывали ухмылку не только у тигменов.
        Повелители прошли к своим огромным креслам - тронам. На стене над ними висело металлическое изображение серого шакала, якобы основателя рода Повелителей.
        У овруидов оказалась дата чего - то. Повелитель гнусаво, к счастью недолго пропустословил. Затем слащаво высказался Координатор. Торжественная часть быстро закончилась, все устремились к столам. Рассадили вместе - овруидов и тигменов - это случалось не часто. Овруиды как всегда придали еде больше внимания, чем полагали правила хорошего тона. Застольный разговор зашел об очередном бунте. Овруиды гневно и дружно осудили бунтарей, хотевших, что бы Повелители и их многочисленная челядь тоже как и остальные работали. Бунтовщиков уже приговорили к повешению, - оставалось только их поймать.
        - Погоня уже идет по их следам. - Сообщил овруид, сидящий за столом напротив Тига. Тиг ехидно улыбнулся. Овруид заметил его ухмылку, глаза его бешено сверкнули.
        Вскоре Координатор дал команду своим подниматься. Тигмены церемонно попрощались с Повелителями, сидевшими во главе стола, и направились к выходу.
        У больших дверей, среди провожавших, Тиг заметил овруида, который сидел за столом напротив. Когда он проходил мимо него, тот незаметно, но сильно ткнул его большим пальцем под ребро, было больно, Тиг еле выдержал, чтобы не вскрикнуть и не согнуться. Лишь за дверями он позволил себе скривить губы от боли и прижать ладонь к уязвленному боку. Он шел, почти ничего не видя перед собой и не боль, а ненависть застилала ему глаза.
        - Бежать надо отсюда. Бежать!
        На первом погранпункте, Координатор остановил Тига:
        - У овруидов неспокойно, - обьяснил он, - нужно усилить охрану границы, тебе придется встать на вахту.
        Стоять на вахте тигмены не любили, Координатор явно не испытывал симпатий к Тигу и поэтому часто назначал его стражем граничья.
        Тиг кивнул, соглашаясь, - ему нравилось быть стражем, да и его тайному делу это часто бывало на пользу…
        Вахта Тига началась как обычно, как и множество его других вахт. Он не любил находиться в помещении управления защиты границы, а обычно - с двумя, тремя единомышленниками обходил шлюзовые переходы, делившие Остров на два мира, Во время патрулирования они обсуждали свои тайные планы. Вот и на этот раз они шли втроем.
        - У овруидов волнения, многие не хотят кормить Владык и их многочисленных дворняг. - Сообщил Тиг.
        - К этому уже давно у них идет, - заметил тот, который шел справа.
        - А нам все равно - бросил идущий тигмен слева.
        - Не скажи, - заметил Тиг, - неизвестно как у них все повернется.
        Вдруг он увидел, как впереди мелькнула тень, и тень эта, похоже, исчезла в кабине неработающего лифта.
        - Вы видели? - спросил он у спутников. - Что - то мелькнуло?
        Те недоуменно пожали плечами:
        - Тебе, наверное, показалось.
        В шлюзовом отсеке на граничном переходе царила суматоха.
        - Было понижение подачи энергии - сообщил начальник поста. - Защита три минуты не работала, освещение падало почти до нуля, появлялась странная задымленность.
        - За мной. - Резко бросил Тиг. Они вернулись к кабине лифта. Он открыл дверь - на полу лежал …овруид. - Значит, не показалось.
        .Овруид поднялся, он не был напуган. Тиг знал; каждый овруид
        контролируется системой опознания, скрыться от нее они не могли - система точно давала координаты беглецов.
        - Ты смог уйти от опознания? - спросил удивленный Тиг.
        - Да - подтвердил овруид - нам удалось взломать программу и внести нужные коррективы.
        Вдруг до Тига дошло: этот овруид может обеспечить старт звездолета - случилось то, о чем он и не мог мечтать
        - Жить хочешь - спросил Тиг.
        - Естественно - усмехнулся овруид.
        - Предлагаю тебе отправиться с нами в Великую Бездну - предложил Тиг.
        - Я согласен - обрадовался овруид.
        Овруида переправили на вспомогательный корабль - «Шарлатан», минный заградитель, который должен был стартовать вместе с линкоскором. Туда переправили пятнадцать роботов и снаряжение экспедиции. « Шарлатан» они уже давно тайно поставили на ход. На линкоскор они напали, когда на нем были много тигменов поддерживающих Тига, но завязался бой и Тиг понял: угнать гигант не удастся и приказал отступить. Пришлось бежать с острова на «Шарлатане». Тиг все время полета смотрел в биопроницатели - нет ли погони, но видимо после них на гиганте еще долго шел бой. До планеты пришлось добираться много времени - корабль был тихоходный. Когда колыбель вечности появилась на экранах биопроницателей, странная атмосфера на части планеты озадачило Тига. Он приказал подойти к планете на расстоянии удара мощных гравитационных орудий. Плотная атмосфера затрудняла визуальный осмотр поверхности, и Тиг приказал готовить десант из пятнадцати управляемых тигменами роботов, автономные двигатели без труда доставили их до места назначения, и тигмены, с помощью роботов, принялись исследовать поверхность. Получаемые сведения ситуацию
не проясняли, а наоборот - запутывали и то, что было ранее вроде бы известно. Островитяне знали о планах партии Гвара создать поле бессмертия, но пока лишь были обнаружены дикие племена, бродившие по планете.
        - Неужели желающие бессмертия погибли? Похоже. - Тига охватила радость. - У них будет планета! Они будут жить, а дикари…дикари будут их рабами.
        На всякий случай Тиг приказал управляющим роботами приготовить убежище и надежно защитить его. Могучие роботы, получая со звездолета энергию, выжгли в каменной толще убежище и установили тройную защиту…
        Гиэрри - Орр, собрав нужную информацию, не строил планы - как действовать было ясно. Он внушил Тигу укрыть биороботов в убежище, они могли пригодится, ведь неизвестно что ждет их впереди, а затем экипаж корабля получил приказ на самоуничтожение.
        Время шло. Страх, возбудивший сообщество вечных, с появлением Неведомых, улегся. На поверхность, в дикий мир, желающих подняться не было, но, тем не менее, они были в курсе событий, происходивших на планете. В пещеру, перед залом трансформации, приходили дикари, чтобы поклониться божеству, вырубленному в камне экспедицией Гиэрри-Орра. Вечные призывали плоть овруидов в зал, где те покорно ложились в ячеи, затем шарили у них в памяти, собирая информацию и внушая дикарям нужное бессмертным.
        Вскоре бессмертные с ужасом заметили появление ери. В такого стергла вечный перевоплотиться не мог. Причиной возникновения ери оказался разум. Окрепший разум принялся диктовать свои законы. Память долго хранила воспоминания о Сроках, о блаженном состоянии гона, сладостной поре свадеб. Разум хотел продолжения праздника. Разум не хотел мириться с тем, что радости так мало отводится времени, а в суровой среде обитания радость была в редкость. И тело подчинилось настойчивому желанию разума… Но при этом что-то сломалось, что-то вышло из строя в программе, заложенной вечными при образовании плотской жизни овруидов, и не мог теперь вечный перемещаться в плоть ери . Плоть овруидов вырождалась, плоть теряла свое предназначение....
        Разум дикаря развивался интенсивно. Жестокие условия обитания стерглов быстро сделали их волевые качества соизмеримыми с волей бессмертных, бесплотное существование которых силу воли никак не стимулировало. Однажды Гиэрри-Орр, перевоплощаясь в плоть, почувствовал: стергл ему не уступает, более того, тот даже пытается подавить его волю. Он с большим трудом заставил подчиниться бунтовавшую плоть. Гиэрри-Орр поднял тревогу. Оказалось, плоть уже унесла сознание нескольких бессмертных. Обрывалась последняя ниточка, связывавшая бессмертных со своей плотью. Правда, впоследствии некоторым вечным удалось покинуть телесную оболочку и вернуться обратно в бесплотный мир. Они рассказали о Священном источнике, над которым поднимается пар, что существует какая-то связь источника с залом трансформации, что они ощущали, находясь у источника, мысли бессмертного, находящегося в ячее.
        ГЛАВА 71
        Нат с тяжелой ношей на плечах замер. С обеих сторон туннеля к ним приближались кнады. Неподалеку, в стене, обнадеживающе чернело овальное отверстие. Нат шагнул туда, девушка последовала за ним. Они оказались в туннеле идущим под уклоном вниз. Через несколько шагов он недоуменно заметил:
        - Нас не преследуют?
        - Нат, впереди вода.
        С каждым шагом каменные стены становились все влажнее и влажнее, и на них все гуще и гуще росла растительность. Стало несколько светлее и они увидели воду. Темную. Тяжелую.
        - Слево у стены можно идти, - заметил Нат и потянул девушку влево. Каменная терраска, примыкавщая к стене, была узкой, но они могли свободно по ней идти, и Нату тяжелая ноша почти не мешала. Вскоре терраска выровнялась, и шла в метре над упровнем воды.
        - Нат, в воде кто - то есть. - Прошептала Ветта.
        Нат, как ни всматривался, в воде никого не видел. Над ними, в грубых сколах камней свода показалось круглое отверстие. По стене к нему, почти вертикально, поднимались вырубленные в камне ступеньки.
        - Нат поднимемся, - предложила девушка.
        - Я с Нором не смогу. - Вздохнул он.
        Они пошли дальше и вдруг, из воды показалась округлая голова с огромными черными глазами.
        - Я же говорила! - взвиззгнула девушка.
        Нат отцепил от пояса меч и судорожно сдавил в ладони его рукоять. На них из воды выбросились несколько шупальц, одно ухватило девушку за голень и потянуло ее в воду, Нат ударил мечом, обрубок, кольцом обхвативший голень остался на ноге. Из воды метнулось на поверхность огромное, словно корень гигантского растения, тело из покалеченного щупальца ударила струя кориячневой жидкости и, вдруг на истекающего кровью монстра бросилось несколько подобнвх существ, вода забурлила на них обрушились потоки воды, они мгновенно промокли.
        - Нат обратно, - она повернулась, - брось Нора, лезем наверх, мы пропадем.
        - Не брошу. - Нат грубо толкнул ее. - Вперед. Бегом. - Они побежали. Терраска стало забирать вверх, и вскоре до воды уже было несколько метров. Вход в туннель оказался рядом и они вышли. Ветта опустилась на камень. Нат бережно положил скорбную ношу к стене спиной, а сам сел рядом с девушкой.
        - Нат, из за тебя мы могли бы погибнуть. У этих чудовищ десять ног…
        - Не десять, а восемь и не ног, а щупалец. Ну, все же кончилось. - Он приобнял ее. - Все позади.
        Она передернула плечами:
        - Убери свои щуплица.
        - Не «щуплица», а щупальца.
        - Все равно убери.
        - Ладно, идем дальше.
        Они поднялись.
        - Кажется мы оторвались…
        - Они где-то рядом, я слышу их голоса, - вздохнула Ветта, шагая вслед за Натом.
        Впереди послышался шум бегущей воды, и они оказались в коллекторе.
        - Мы здесь были! - воскликнула девушка. - Когда бежали…
        Нат нашел на противоположной стене шесть отверстий - крайнее справа, как он уже знал, вел в горы, но из боковых отверстий появились преследователи - кнады, беглецов видимо не выпускали из виду. На их раскрашенных лицах читался страх и злоба. Нат поправил тело штурмана - бандиты вздрогнули. Вскоре появился Ашунг.
        - Тебе придется вернуться, - угрюмо разглядывая человека, заметил он. - Я хочу знать то, что знаешь ты…
        На его бритой голове тускло отражался свет серого лишайника. Было заметно, как шевелились от волнения его руки, укрытые хламидой, напоминающей древнеримскую тогу. Нат озираясь по сторонам, пытался что-то придумать.
        Вдруг раздались истошные крики, и тут же сразу из нескольких отверстий ударили выстрелы. Кнады ринулись в угол, а из отверстий в каменных стенах посыпались стерглы. Нат потянул девушку в туннель, ведущий к свободе, и они побежали, несмотря на тяжесть человека, который нес на плечах, он бежал быстро, затем они шли и шли, боясь остановиться, пока не увидели свет в конце тоннеля. Они выбрались из его жерла и оказались на склоне хребта. Яркий свет Кратера заставил их зажмурить глаза.
        - Даже не верится, что мы на воле! - взволнованно заметила девушка. Нату светлый день тоже доставил наслаждение. Вдруг он увидел, как по ту сторону ущелья двигается отряд.
        - Кто это? - спросил он.
        - Наши! - с тихой радостью сообщила Ветта и потянула за собой землянина. Нат остановился у небольшой ямы и бережно положил в нее свою скорбную ношу, а затем принялся носить камни и закладывать тело Нора - штурмана с «Легенды». Курган рос, а он носил и носил камни пока Ветта, осторожно коснувшись его руки, попросила:
        - Ведь хватит!
        Нат постоял недолго возле рукотворного холма, чувствуя, как слезы щиплют его глаза. В отряде оказались знакомые девушки, те сообщили, что идут во временный лагерь.
        Лагерь - ровная площадка среди высоких остроконечных скал, плотно заставленная палатками, была полна ранеными, женщинами, детьми.
        - Подожди меня здесь. - Бросила Ветта и исчезла между палаток.
        У скал собралась небольшая толпа. Одетый в серое рубище олду, что-то говорил собравшимся. Нат подошел поближе. Кругом шептали:
        - Отшельник, отшельник.
        На шее оратора висел металлический колокольчик. Отшельник говорил слегка нараспев, колокольчик в такт его движениям легонечко звонил:
        - Я, словно, был мертвым, и было мне откровение: восстань и будь пророком…
        Нат знал, что олду не очень-то верили в богов, но видимо, нынешняя обстановка заставляла их искать помощи там, где бы в другое время им бы и в голову не пришло.
        - Затем я родился, - продолжал отшельник. - Не было до нас слепой вечности. В таких, как мы, рождалось божество, свет и радость живого. Но не может быть радость вечной, когда-нибудь да гаснет свет жизни. Сущее рождается и умирает. Но боги умирают лишь для того, чтобы родиться вновь, чтобы вновь зажечь огонь сущего, чтобы вновь начался праздник добра и разума.
        - Они совсем как люди, - подумал Нат, - совершенно не приемлют безысходности.
        У отшельника было изможденное лицо, плотью своей он явно пренебрегал, в глазах застыла скорбь.
        Такое лицо и должно быть у пророка, на нем лежит печаль целого народа, - думал Нат, разглядывая вещавшего.
        А тот вдруг заговорил громко:
        - Я ходил к Демону смерти. Я спросил его: может ли он нам помочь? Демон зовет нас!
        Толпа заволновалась, раздались крики.
        Нату и самому хотелось так же верить, не размышляя, просто верить и все, тогда было бы много легче.
        ГЛАВА 72
        Лен Арет, задумавшись, замер - ничто со стороны не отличало человека от остальных бессмертных - такой же цветной полупрозрачный комочек с торчавшими во все стороны тонкими гибкими лучиками. Создаваемый на планете Квази рай не оправдал надежд. Вывезенные с Овура животные приспосабливались к суровой среде обитания - небольшие ящерицы превратились в гигантских ящеров, маленькие сообразительные приматы в существ разумных. Стерглы - плоть овруидов, стала развиваться самостоятельно, начались войны, за вечность, как оказалось, надо было платить.
        В последнее время Лен Арет много времени уделял вопросу управления бессмертным сообществом. Во главе цивилизации вечных стоял Совет, куда весьма нерегулярно избиралось два десятка бессмертных. В Совете были лидеры - адмирал Обе-рруд и летописец Гиэрри-Орр, которые, остро ненавидя друг друга, а ненависть за такое долгое время лет настоялась, постоянно соперничали. Все сходы Совета записывались в массиве информации. Землянин уже неплохо ориентировался в нем и мог легко отыскать нужную информацию…
        Появление людей вызвало панику бессмертных. «Легенда» зависла над Ойкуменой - новые внешние пришли издалека. Не те, что приходили с острова погибших кораблей, жалкую цивилизацию которых было легко уничтожить. Вскоре выяснилось: внушенный экипажу удар кораблем по гигантской Земле, тяжелых последствий не вызовет.
        Совет бессмертия собрался в полном составе.
        - У них нет биошлема защиты разума, - горячился, мерцая черными красками, бывший адмирал, - мы их уничтожим!
        Все соглашались, но при этом смотрели на летописца. Гиэрри-Орр не торопился, дал выговориться Обе-рруду, затем начал излагать свои мысли:
        - Да, верно, разум у них не защищен, но уничтожить мы их сможем всегда, - он сделал паузу солидности. - А давайте зададим себе вопрос: нужно ли нам это?
        Заинтригованные, все покорно ждали окончания очередной паузы.
        - Пусть они приходят, а мы будем внушать им то, что нужно нам, мы их сделаем союзниками нашей плоти, они станут нашими рабами…
        Гиэрри-Орр подробно изложил Совету бессмертных свой план, который сразу же с восторгом был принят…
        Лен Арет с жадностью поглощал всю информацию, связанную с посещением планеты людьми. Люди оказались под внушением… челноки, срываясь с гигантского звездолета, тонули в плотной молочно-белой атмосфере планеты Квази. Приходилось только догадываться, что там делали люди, исполняющие под мощным гипнозом чужую злую волю. Срок экспедиции заканчивался - экипаж "Легенды" собирался в обратный путь.
        - Уничтожить, - пытался склонить на свою сторону бессмертных, Обе-рруд. Гиэрри Орр возражал - люди не догадываются о воздействии на их разум, пусть приходят снова ,пусть снова будут руками вечных и члены Совета отклонили домогательства адмирала.
        - Как ты думаешь, эти же люди вернутся в следующей экспедиции или другие? - непривычно мягко спросил тот у летописца.
        - Я думаю, что другие, но часть следующей экспедиции составят из этих, так уж всегда водилось и у нас раньше, - объяснил Гиэрри-Орр.
        - Отлично, - играя зловещими красками, обрадовался адмирал.
        Лен Арет догадался, что задумал тот. Обе-рруд заложил в сознание людей с "Легенды" программу уничтожения звездолета следующей экспедиции, если только участниками таковой они окажутся. Участниками следующей экспедиции на "Мифе" стали двое с «Легенды». Рон, механик, попытался выполнить эту программу - приказ бессмертного, но не удачно, а вот Иссаак, главный вычислитель полета, догадался об этом и покончил с собой…
        ГЛАВА 73
        Появилась Веттв, потупив глаза, она прошла в палатку. Он вошел следом. Девушка, опустив плечи, сидела на кровати.
        - Что с тобой! - Нат и сам не заметил, как обнял ее.
        Она неожиданно уронила ему голову на грудь и прошептала:
        - Мне страшно!
        Нату стало жарко. Его руки сами собой потянулись к ее пуговицам. Но, то ли от волнения, то ли от того, что пуговицы были рассчитаны на более ловкие пальцы, ему никак не удавалось расстегнуть, а она с наслаждением шептала:
        - Ну не надо, слышишь, прекрати.
        Когда же он все-таки ухитрился расстегнуть одну, остальные уже были расстегнуты - это его отрезвило. Боясь встретиться с ней взглядом, он пробормотал:
        - Чего расстегнулась?
        Вначале она растерялась:
        - Ты же первый начал.
        И обидевшись, съязвила:
        - Тебе бы их на целый день хватило.
        Они замолчали. Девушка вдруг вздохнула:
        - Я, наверное, не такая… У ваших…
        Нат понял ее и взлохматил ей волосы:
        - Ты даже очень такая…
        Вытянувшись длинными вереницами, олду по узким тропам уходили в горы выше и выше. К временному лагерю подошел враг, выстрелы звучали угрожающе рядом.
        Ящик, заполненный под силу олду, для Ната был не тяжел. Он легко поднимался по крутой тропе, остальным было трудно. Отец Ветты нес такой же ящик. Когда тропа позволяла, они шли рядом.
        - Ты говорил, что можешь дышать воздухом Болота, - консул старался идти в ногу с Натом. - Ты мог бы там укрыться.
        - В Болоте не спрячешься, да куда я от них? - он кивнул в сторону шедших олду.
        После очередного поворота тропы, стал виден Кратер. Огромный пологий усеченный конус, откуда поднимался столб света, который растекался по Кругу жизни. Отряд двигался, прижимаясь к скалам - открытого пространства, преследуемые олду, инстинктивно боялись. Нат шел, не отрывая глаз от грандиозного источника света, матово-молочный свет не давил на глаза яркостью, его тепло ощущалось приятно.
        Одиноко стоящая высокая, словно стелла, скала привлекла внимание Ната.
        - Это Демон смерти! - объяснил консул.
        Скала чуть расширялась к верху и вершине ее, словно руками были приданы черты лица - глазные впадины, нос, рот.
        - У нас есть поверье, - печально заметил консул, - когда упадет Демон, народ олду погибнет.
        - Но Демон стоит! - возразил землянин.
        Консул в ответ только вздохнул.
        - А куда мы идем? - задал давно занимавший его вопрос Нат.
        - Там есть дикие горы, - консул неопределенно махнул вперед рукой, - высокие скалы, отвесные хребты окружают долину, ее называют Зеленой. Лишь одна тропа ведет к единственному проходу.
        - Стерглы пройдут. Их, очень много!
        - Да, - печально согласился консул. - Стерглы не смирятся, если хоть один олду будет жить.
        Когда подошли к Демону, консул остановил отряд:
        - Здесь будет стоянка!
        Они сложили свои ящики к подножию скалы со страшным названием - Демон смерти, там ящиков, мешков и иного груза, грудилась целая гора. Олду потянулись на площадку за скалой, разбивать лагерь. Отец Ветты и воины ушли устанавливать засады. Ната и девушку оставили охранять огромный склад под открытым небом.
        - Интересно, могут у них с Веттой быть дети, - размышлял Нат.
        Как ни хотелось в это верить, он понимал, это невозможно. Ветта, догадываясь, что у Ната приятные мысли, спросила:
        - О чем думаешь?
        - Да так, ни о чем, - сказать правду Нат постеснялся.
        - Я не верю, что мы умрем, - она царапала пальчиком край ящика. - Как это глупо, я тебя только нашла.
        Ветта внимательно посмотрела в его глаза:
        - А ты меня нашел? Или это у тебя просто так.
        Нат обнял ее за плечи:
        - Конечно, нашел.
        - Иди сюда, - она потянула его за руку.
        Нат обмер, когда укрывшись за ящиками, она спустила с себя брюки и подняла к подбородку гимнастерку. До этого момента Нат страшно боялся, что она может иметь формы не совсем земные, но теперь… Кровь бросилась ему в голову, во рту мгновенно пересохло - перед ним стояла желанная женщина. Он с силой прижал ее к себе, они, неловко подгибая колени, легли, и он трясущимися руками расстегнул комбинезон…
        Они лежали, безвольно расслабив тела.
        - Детей у нас быть не может, - думал Нат. - Если только на Земле что-нибудь не придумают.
        - Давай встанем? - она улыбалась, глядя в его лицо. - Мы же охраняем!
        Нат поднялся вслед за ней, застегнул комбинезон и прижался спиной к громаде Демона. Девушка стояла рядом, опустив глаза, ее пальчики теребили край гимнастерки. Что произошло между ними, они не обсуждали - надо было подождать, пережить и много раз вспомнить.
        Из-за поворота появился консул в сопровождении двух воинов.
        - Засаду еле успели поставить! - подходя, сообщил он. - Стерглы близко. Мы сейчас идем на разведку: пройдем плато, осмотрим перевал и, если что, уводим всех в Зеленую Долину. Ветта на мгновение прижалась к нему, прощаясь, консул печально улыбнулся и заторопился в сторону лагеря.
        - Нат, - после долгого молчания, она привлекла его внимание, - за тобой с Земли должны прилететь!
        Нат точно знал, что прилетят, только вот когда…
        ГЛАВА 74
        Командир звездолета Лен Арет оторвался от цветной поверхности источника информации.
        - Контакт цивилизаций вслепую! - пробормотал он.
        Ему было больно и стыдно - люди оказались инструментом в недобрых, беспощадных руках, если так можно было выразиться о бесплотных существах.
        А вокруг голубело огромное пространство - грандиозное поле Гвара - тупик застывшей, свихнувшейся цивилизации Овура.
        Его верный друг, бессмертный Юффи сделал вокруг человека круг. Он проявлял сильное беспокойство.
        - Ну, сколько можно заниматься ерундой, - словно говорили его разноцветные краски, его лучики жалобно колебались, он не мог выносить такого невнимания к себе.
        Арет почувствовал укол совести.
        - У тебя плохое настроение? - поинтересовался он деликатно.
        - Он еще спрашивает! Так с друзьями не поступают.
        - Друзья? - подумал Лен Арет, - действительно друзья.
        - Так хочется, что бы ты вспомнил для меня что нибудь, - твой мир удивительный, такой непохожий и волнующий.
        - Ну, хорошо, - усмехнулся Лен Арет, и ненадолго задумавшись, принялся вспоминать.
        Он вспоминал то, что видел когда-то, и что ему врезалось в память. Разное: веселое и грустное и он вспоминал, стараясь вспоминать не только картины, образы, но и чувства: наслаждение, радость, что он испытывал когда-то… бессмертный был счастлив. Бывший командир звездолета с усмешкой наблюдал за ним, и вдруг у него закралось подозрение, уж больно тот плавно изгибал лучиками, уж очень тот хотел такого…
        - Ты, случаем, в свое время не дамочкой был? - неожиданно спросил землянин.
        - Дамочкой, - подтвердил бессмертный, не переставая сладостраствовать за чужой счет.
        Лен Арет невольно про себя хохотнул. Ситуация ему показалась презабавной…
        Юффи постоянно находилась рядом, играя своими яркими красками, она то и дело отвлекала землянина. Лен Арет сердился.
        - Ты мог бы вспомнить для меня что-нибудь, - просила она.
        - Ты уже знаешь все…
        - Вспомни что-нибудь еще раз! Знаешь, вот ты когда…
        - Второй раз будет совсем не интересно, - пытался отделаться от нее землянин.
        - Знал бы ты, какая я была красивая, - она ярко сверкнула красками - тогда бы ты мной не пренебрег бы!
        - Неужели?
        - Кстати, у меня были и ноги, и все остальное…
        - Да? - весело удивился Лен Арет.
        - А знаешь, какая я была страстная!
        - Страстная?
        - Да! Представь себя с красивой, страстной женщиной, представь, чем мы могли бы с тобой заниматься!
        - Не представляю, я тебя ни разу не видел!
        - Ты что, не представлял себя с красивой пылкой женщиной?
        - Ну, вообще-то представлял, но это было давно, я тогда еще был молодой!
        - Представь сейчас!
        - Сейчас не могу!
        - Ну почему?
        - Детство у меня давно кончилось… да и ты мне уже надоела!
        Юффи обиделась, она, то ярко расцветала красками негодования, то в отчаянии блекла, затем резко метнулась и исчезла. Ему стало жаль - он к ней так привык.
        Лен Арет вновь принялся просматривать материалы Совета бессмертия. Он нашел записи об экспедиции на звездолете "Миф" - его экспедиции…
        Звездолет землян висел над Ойкуменой - обитаемой частью планеты, оставаясь невидимым с поверхности - его скрывал плотный, непрозрачный слой атмосферы. Челноки сновали туда - сюда - их экипажи, находясь под внушением, исполняли волю бессмертных. За мыслеизлучатем постоянно находился Обе-рруд. Адмирал тешился властью, но когда Бортовой центр взял под контроль управление звездолетом и отдал приказ готовиться к старту, что оказалось так неожиданно для бессмертных, был срочно созван Совет.
        - Всего вероятнее, они подозревают… - докладывал Совету Гиэрри - Орр.
        - Уничтожить! - адмирал был как никогда настойчив. - Уничтожить! План раскрыт, чего ждать!
        - Если мы уничтожим их корабль, то предположения о нашем существовании для них подтвердятся, - Гиэрри-Орр предпочитал игру. - Предлагаю сделать ряд отвлекающих маневров…
        - Нет, нет, - адмирал не давал излагать тому мысли, - риск слишком велик!
        Бессмертные рисковать не любили. Гиэрри-Орр только смог настоять на том, чтобы взяли пленного, на которого у него были виды.
        - Лучше капитана, - согласился Обе-рруд…
        Лен Арет задумался. Про Землю бессмертные знали, для них разум человека - открытая книга. Он понимал, рано или поздно получив плоть, те скомплектуют экипажи, страх погонит их боевые звездолеты на Землю. Прамир для них не преграда - бывший командир звездолета был в курсе технических возможностей бессмертного сообщества. Что тогда случится? Об этом было страшно даже подумать!
        Юффи на этот раз исчезла надолго. Землянину без нее стало скучно. То ли от того, что не с кем перекинуться парой мыслей, то ли еще от чего, но он чувствовал: его тянуло к этому маленькому, весело раскрашенному полупрозрачному комочку. Бывший командир звездолета как бы вздохнул и неожиданно ощутил: за ним следят. Фигура бессмертного скрытно застыла возле одной из нитей источника информации. Лен Арет чувствовал: ее внимание приковано к нему.
        - Кто же это мог быть? - подумал землянин и направился к фигуре.
        Приблизившись, он узнал его - это был Гиэрри-Орр, летописец Властелина, повелителя легендарного Овура, бывший капитан реликтонов, создателей древней цивилизации Пределов - один из лидеров бессмертного сообщества - обожествленный плотью великий Орр - Ги.
        - Приветствую тебя, землянин! летописец поиграл мягкими красками.
        И я приветствую тебя, бессмертный, - отозвался Лен Арет.
        Они недолго обменивались мыслями, летописец понял, что землянин в курсе всего происходящего. Гиэрри-Орр сразу же попытался оправдаться в необходимости уничтожения олду:
        - Понимаешь, мы сделали этот мир для себя. Столько было потрачено трудов!
        - Но они же разумные! Они же братья по разуму! - возражал Лен Арет.
        Гиэрри-Орр недоумевал, как же можно оспаривать очевидное, но не стал полемизировать и перешел к делу:
        - Мы хотели, чтобы ты попробовал переместиться в плоть, - предложил он, - лукавить с тобой не стану - это очень трудно!
        Лен Арет знал: его заставить насильно чего-либо делать невозможно - не было в бессмертном сообществе рычагов принуждения.
        - У тебя физическая связь с плотью еще острая, перевоплотиться будет много легче, чем нам. Знаешь, со временем многое забывается! - мягко продолжил вечный.
        - Я подумаю, - ответил бывший командир звездолета, ему действительно нужно было подумать.
        Гиэрри-Орра такой ответ устроил. Они расстались. Лен Арет вскоре понял, почему… на него нахлынула тоска. Тоска по своему телу, по той физической жизни. Ему хотелось хлопать в ладоши, прыгнуть в воду и ощутить ее упругие объятия, пройтись босиком по горячему песку. Он догадался - это бессмертные помогают ему принять нужное решение.
        Неожиданно вспомнился последний день, проведенный им на Земле. Вспомнился сладко. Вспомнился больно. Он без сопротивления отдался власти воспоминаний. Последний день на Земле особый! Лен Арет как всегда, устроил своему телу праздник. На этот раз ему повезло, на улице шел дождь: осенний, один из последних, после которых ложится снег. Лен Арет приготовил парную, настроил источник тепла и влаги на нужные параметры, разделся и лег на сухие, теплые доски. Его обнаженное тело вскоре покрыли капельки пота, а когда маленькие капельки слились в большие, он выбежал наружу. По горячему телу хлестко ударили холодные крупные дождинки. Многие не любят осень, особенно ее глухую, позднюю пору, а он любил. Любил за то, что легко дышалось, за то, что легко работалось, за то, что можно было вот так выскочить из тепла и отдать свое тело во власть приятно обжигающему холодному дождю. Арет забежал в парную и горячий пар вновь обдал своим горячим дыханием его заледенелую кожу, и наступило то непередаваемо сладостное ощущение, что так часто вспоминается в оглушительной пустоте космоса… Лен Арет с трудом оторвался от
приятных воспоминаний. Он хотел иметь тело, он хотел быть человеком, хотя кто он сейчас? Разве не человек?
        ГЛАВА 75
        Устремив в молочное небо молящий взгляд, Демон смерти, молча, слушал, как внизу тихо говорили два маленьких существа.
        - А ему, - Ветта ткнула в каменного исполина пальчиком, - все равно, кто будет бродить по планете.
        - Да, камень не испытывает ни боли, ни разочарований!
        - И нет у него ни радости, ни счастья! - добавила Ветта.
        - Да ты умная! - удивился Нат.
        - Да еще какая! - похвалила она себя и вдруг тихо спросила: - Ты тогда, что почувствовал… ну я, все-таки…
        - Ты для меня дороже всех на свете… - дрогнувшим голосом начал, было, он.
        Но она остановила его:
        - Тише!
        Он замер. Она объяснила:
        - Внизу идет бой!
        Нату показалось, что он слышит далекие выстрелы. Вскоре из-за поворота появился воин. Он бросил на ходу:
        - Стерглы блокировали засаду!
        - Им нужна помощь, - тихо сказал Нат.
        Она кивнула, и они замолчали. Вскоре со стороны лагеря стали появляться олду - они спешили, на ходу одеваясь, поправляя оружие. Воин, пришедший снизу, приказал:
        - Берем боеприпасы и вниз!
        Нат, как и остальные, взял в руки ящик с зарядами для зуга.
        - Я с вами, - твердо заявила девушка и крепко сжала граненый ствол.
        Они двинулись по каменистой тропе, которая спускаясь, запетляла вокруг скал и огромных камней. С каждым шагом звуки выстрелов приближались.
        - Теперь сюда! - воин, взявший на себя командование, показал на склон хребта.
        Они осторожно пробирались меж камней. Выстрелы раздавались совсем рядом, и вскоре Нат увидел внизу на дне ущелья заваленную крупными камнями тропу. По эту сторону завала олду - выстрелами они не подпускали к баррикадам наступавших стерглов, но их самих обстреливал сверху - обошедший по противоположному склону ущелья отряд противника.
        - Спускаемся незаметно ползком, укрываясь за камнями! - негромко отдавал команды воин.
        Они спустились по склону ниже - противник, обстреливающий засаду с другого склона ущелья, оказался на расстоянии выстрела.
        - Приготовились! - прошептал командир.
        Нат тщательно выцелил коричневую фигуру. Ветта лежала за соседним камнем и тоже нашла себе цель - ствол ее зуга замер.
        - Огонь!
        Нат выстрелил, фигура на той стороне ущелья вскинулась всем телом, а затем, упав на камень, застыла. Огонь отряда был неожиданным и точным - стерглы гибли один за другим и вскоре воины - олду, бывшие на баррикаде, смогли отступить. Нат видел, как они бежали по тропе, вынося на себе убитых и раненых.
        - Уходим! - крикнул воин. - Заберите с собой боеприпасы!
        Нат подхватил ящик и вслед за Веттой стал пробираться по склону. Вскоре воины, оставившие засаду, поднялись и соединились с отрядом.
        Отступаем к повороту, - командир объяснял громко, чтобы слышали все, - а там ставим новую засаду!
        Стерглы, преодолев баррикаду, уже появились на тропе.
        - Надо торопиться, - подгонял воинов командир, - надо успеть!
        Вдруг сверху прогремели выстрелы. Злое гудение тяжелых пуль и искры, которые они высекали, заставило воинов броситься за камни.
        - Вот черт! - ругнулся Нат, наблюдая, как сверху на них движется цепь стерглов.
        Олду открыли ответный огонь. Наступавшие снизу стерглы приближаясь, вытягивали фланги. Сердце землянина сдавило - их брали в клещи! Он взял руку девушки. Та взглянула в его глаза и улыбнулась:
        - Это еще не конец!
        - Ты уверена?
        - Я это чувствую!
        Вдруг, словно в подтверждении ее слов, по цепи наступавших сверху стерглов, из за скал ударили выстрелы - обстреливаемые сверху и снизу враги стали расползаться по сторонам.
        - Вверх! - приказал командир.
        Отряд олду быстро стал подниматься по склону. Вскоре появились те, кто так вовремя пришел им на помощь. Нат сразу узнал бровастого - это были пленные, которых он недавно освободил из клетки.
        - Ну, как? Мы вовремя? - оживленно спросил один из них.
        Нат вгляделся в его лицо и рассмеялся - это был Шим, бывший предводитель бандитов. Без привычной голубой окраски Нат узнал его не сразу.
        - Во время, - улыбнулся он. - Да еще как!
        - Быстрее, - заторопил командир. - Надо уходить!
        Поднявшись по тропе выше, олду вновь завалили тропу крупными камнями, из камней поменьше сделали бруствер.
        - Мы принесем вам продовольствие и боеприпасы! - пообещал командир оставшимся в засаде воинам, а остальные один за другим стали уходить по каменной тропе.
        Нат отобрал у Ветты зуг.
        - Тебе, наверное, тяжело? - спросила она.
        Он лишь улыбнулся в ответ. Они прибыли в лагерь и разошлись по кострам. Человек с девушкой пристроились за один из крайних. Нат сел и сразу почувствовал, как устал, и тут же уснул.
        ГЛАВА 76
        После долгого отсутствия появилась Юффи. Лен Арет вдруг понял, что расстаться с ней будет не так-то просто. Надо же, он только с ее слов знает, что она противоположного пола, хотя у внеземного существа пол может быть человеку и не противоположным, а где-то сбоку. Но все равно его тянуло к этому полупрозрачному бесплотному комочку. Там, где Лен Арет когда-то ощущал свое сердце, заныло.
        - Я ухожу, - как можно мягче сообщил он.
        Она сразу поняла, что он уходит навсегда. Все цвета ее сразу поблекли:
        - Я пойду с тобой!
        - Там твоя жизнь будет коротка!
        - Без тебя моя жизнь не будет иметь смысла.
        Лен Арет печально вздохнул.
        - Мы там будем другими, ты, может, меня даже и не узнаешь.
        - Мне достаточно будет знать, что тот другой - это ты!
        Будет ли ему все равно, какое у нее окажется тело? Может, действительно, достаточно только знать, что это она и все?
        - Давай прощаться! - предложил он.
        - Ну, сделай хоть что-нибудь?
        Лен Арет скорее угадал, чем расслышал молящий шепот ее мыслей. Он, не раздумывая, шагнул в сознание Юффи…
        Она стояла в длинном полутемном коридоре, стены и сводчатый потолок которого были сложены из крупного камня, с одной стороны проемы пропускали в коридор немного света… Юффи не обманывала, когда утверждала, что красива. Свободное розовое платье подчеркивало стройность фигуры, ее огромные голубые глаза жадно вглядывались в лицо землянина, и по их радостному выражению Лен Арет понял - она приняла его облик.
        - У нее ноги, наверное, красивые, - невольно отметил Лен Арет, с восхищением разглядывая ее фигуру.
        Ее ладони сжали ткань, и она медленно стала поднимать край платья. Лен Арет растерялся и вдруг оказался своей памятью на Земле…
        В открытое окно яркими лучами врывался жаркий июльский полдень, за окном… Лен Арет бросился к окну. Юффи стояла на высоком берегу, ветер обтягивал на ней платье и развевал ее длинные светлые волосы, она увидела его и, смеясь, бросилась вниз по тропинке, ведущей к дому…
        Гиэрри-Орр отсутствовал недолго.
        - Ну, так как? - спросил он у землянина, - Решил?
        А вдруг не получится, - сомневался бывший командир звездолета - ведь я существо-то другое?
        - Получится, - уверенно возразил Гиэрри-Орр, - мы для тебя предусмотрели все. Ты должен установить над плотью контроль, а затем вернуться обратно.
        - Ну, уж нет, - усмехнулся про себя Лен Арет - для него обратной дороги не будет!
        Расположившись в ячее трансформации, и приняв удобную позу, землянин окинул взглядом интерьер зала. Его поразили размеры и сложность этого технического сооружения… Он начал было рассматривать его детали, как вдруг сквозь голубой туман защитного поля проявилась фигура.
        - Так вот, значит, как я буду выглядеть! - ахнул Лен Арет.
        Такое тело, тело зверя, ему иметь не хотелось, но выбора не было.
        - Стоит только ему дотронуться до поля ячеи, как он будет полностью в твоей власти, - подсказывал Гиэрри-Орр, - только торопись, времени для перемещения плоти не так много.
        Перевоплощения Лен Арет не боялся, впрочем, он сейчас уже не боялся ничего. Стергл безошибочно шел к ячее, где его ждали.
        - У них все отработано, - мелькнуло в сознании землянина.
        Стергл приблизился и осторожно, будто пробуя рукой холодную воду, дотронулся до поля, что заполняло ячею. Его словно схватили за руку, он дернулся и повалился во - внутрь.
        - Торопись, торопись, - шептал летописец.
        Лен Арет быстро установил контроль над телом стергла. Он мысленно отдавал приказы, и все части чужого тела повиновались ему. Он дергал ногами, руками, крутил головой, делал гимнастические упражнения.
        - Ну что ж, пойдем! - старательно выговаривая слова, произнес бывший командир звездолета тому, в чью шкуру он влез без спроса.
        - Сейчас предстояло главное - подавить волю хозяина.
        Поднявшись из ячеи, землянин сделал пару шагов и почувствовал, как тот, другой, словно просыпается внутри. Тот тоже хотел шагать, но… Лен Арет ощущал, как стергл приходит в ужас.
        - Тесновато вдвоем! - напрягая волю, заметил землянин.
        В его сознании поднималось нечто холодное, мерзкое, что замедляло ход мыслей, парализуя желания, угнетая волю. Наступала апатия. Тому было много легче, он десятки лет провел в своем, собственном теле. К тому же, этот имел сильную, очень сильную волю.
        Лена Арета охватила паника. Он испугался, тот явно мог задавить его. Неужели придется долгие годы существовать где-то в подсознании этого чудовища? Командир звездолета взял себя в руки, перед его мысленным взором возникли глаза Гарана, алчные, злобные, его пронзительный крик больно ударил по сознанию, вздымая волну страха. Землянин к этому был готов, а стергла страх парализовал. Лен Арет чувствовал, как уходит холод, и разум его становится раскрепощенным, гибким, он вспоминал и вспоминал все те ужасающие подробности того далекого по времени и месту события. Человек ощущал все связи стергла на всех уровнях, и он принялся рушить их. Он блокировал не свое управление мышцами, рвал паутину чуждой логики, изымал посторонний контроль над памятью. Отвращение заставляло быстрее все это убрать из своего сознания, и вскоре лишь память того осталась с ним. Память аборигена планеты Квази человеку была нужна, ему предстояло выживать, без нее будет трудно. Землянин быстро перелистал память чужого:
        - Так значит, меня теперь зовут Зэт, кстати, и кличка неплохая - Большой воин! Я беглец и вне закона. Это хуже, придется скрываться.
        - Ну что ж, пошли! - вслух произнес он, привыкая к уже своему, но еще непривычному голосу.
        Выход из зала трансформации прикрывало яркое голубое свечение защитного поля: сюда чужих не пускали. Он свободно прошел поле, за выходом оказалась огромная с высоким сводом пещера. В стенах пещеры темнели отверстия, оттуда начинались туннели, что вели на поверхность. Лен Арет вошел в ближайшее и двинулся вглубь туннеля. Тот был местами разрушен, и тогда приходилось пробираться по завалам камня, а когда это ему надоело, он, заметив над головой просвет, поднялся на поверхность. Мягкий свет близкого Кратера приятно бросился в глаза. Ноги стергла были плохо приспособлены для ходьбы в горах, и Лен Арет ступал осторожно. Ведь хотя тело было не его, но если он сломает ногу, то больно будет ему.
        ГЛАВА 77
        Плато, обширная каменистая равнина, было неправдоподобно ярко залито светом недалекого Кратера. Впереди, на горизонте, синие пики гор, до которых еще шагать и шагать, а за ними Зеленая долина - земля обетованная. Носилки с ранеными, взгляды, придавленные усталостью к низу, придавали медленно двигающемуся отряду вид похоронной процессии. Консул с группой разведчиков отправился вперед искать место для длительной стоянки. Нат нес носилки, держа ручки спереди, позади носилки нес крепкий молчаливый олду. Раненый за спиной вначале пути стонал и ругался, а сейчас затих.
        - Не умер, ли? - думалось землянину.
        На его плече висело два зуга. Ветте, которая шла рядом, вес оружия был почти не под силу, но она была отличным стрелком.
        - Устала? - поинтересовался Нат.
        - Не очень, - довольно уверенно ответила она. - Дай, я понесу зуг! Тебе, наверное, тяжело?
        - Да нет, - улыбнулся Нат. - Скоро будем отдыхать!
        В подтверждение его слов справа со стороны скал поднялся сигнальный столб темного дыма. Голова колонны свернула к зажженному огню. По мере приближения отряда к месту стоянки там загорались новые и новые костры. Близкий отдых прибавил воинам сил, и вскоре они уже расходились по кострам, с наслаждением избавляясь от надоевшей ноши. Поднялся оживленный разговор, раздался смех.
        - Пока готовят еду, я осмотрю местность, - предупредил Нат консула. Тот кивнул.
        - Я с тобой! - вскочила Ветта.
        Нат только улыбнулся и перекинул через плечо тяжелый зуг. Они двинулись вдоль скал. Прошли совсем немного - послышались шаги, их нагонял Шим.
        - Я тоже интересуюсь! - заявил тот.
        Ветта недовольно поджала губы - ей хотелось побыть наедине с землянином. Бывший предводитель бандитов, сделав вид, что не замечает недоброжелательности попутчиков, опередил их и принялся подниматься на крупный камень.
        - Успеть бы до темноты дойти до Долины, - вздохнула Ветта.
        Нат не верил в спасительную неприступность гор, но он заразился надеждой, которой жили все.
        - Сюда! - неожиданно прозвучал громкий голос Шима.
        Бывший кнад был уже внизу и, наклонив голову, заглядывал под основание крупной скалы. Нат присоединился к нему. Под скалой оказалась сквозная пещера, за которой виделось узкое ущелье. Склонив головы, они прошли под низким каменным сводом. Ущелье образовывали крутые склоны хребтов, по дну его расстилалась плотная коричневая трава, из-под камней упрямо выбивался кустарник. Спереди взгляд упирался в склон горы, но было понятно - там ущелье делает поворот. Не сговариваясь, они прошли вперед, повернули и в изумлении замерли…
        Перед ними стоял замок! Стены с зубцами поверху, огромная башня с воротами. Все это было выложено из крупного дикого камня, за стенами высился замковый ансамбль, вырубленный в каменном монолите.
        - Ашур Ганима! - невольно прошептал Нат.
        Сходство было удивительным: и башнями и скульптурами, частично выступающими из огромной нависающей скалы. Вдруг он понял - это укрепление раза в два больше того, подземного, где он побывал. Не сводя завороженного взгляда с монументального творения древних, они медленно приближались к нему. Когда проходили приоткрытые башенные ворота, Нату стало зябко и тоскливо. Внутренний дворик оказался покрытый травой, на стены замка забрался светло серый лишайник, окна проглядывали сквозь него черными вертикальными щелями. К входу в замок, высокому арочному проему, вели ступени - каменные плиты, тщательно подогнанные друг к другу. Они, не задумываясь, поднялись по ступеням, прошли под аркой вовнутрь и оказались в высоком круглом зале. Свет, проникая сквозь окна - щели только чуть освещал интерьер зала, но была хорошо различима лестница - широкие ступени внизу и постепенно сужающиеся кверху, которая поднималась к площадке, расположенной у противоположной стены.
        - Подождите! - бросил Нат спутникам и легко поднялся наверх - свод шизко навис над головой. Он огляделся в полумраке и вдруг замер - перед ним, в нише стены, стоял на когтистых лапах огромный крылан. Монстр, выше его раза в два, был искусно вырезан из черного камня. Тяжелые крылья полурасправлены, желтые глаза, выполненные из прозрачного камня, заставляли сомневаться в его неживом происхождении.
        - Идемте сюда! - пригласил Нат, его голос прозвучал почему-то неуверенно. Послышались шаги.
        - Смотрите!
        Позади молчали, он обернулся… рядом с ним стоял Ашунг!
        ГЛАВА 78
        Лен Арет, землянин, бывший командир звездолета в обличии существа, суть которого была больше от зверя, чем от человека, шел по каменистой тропе. Для окружающего мира он теперь Большой Воин, сотник и изгой. Ум оставался человеческим, но память стергла стала его второй натурой, и там свивались клубки ядовитых, острых и непокорных чувств. Он, чутко ступая, продвигался вперед, настороженно пытаясь уловить звуки опасности. Где-то неподалеку бился невидимый поток; издали, из-за хребта, доносились глухие выстрелы. Тем временем тропу сдавили высокие скалы. Шорох раздался позади. Одновременно готовя зуг к выстрелу, он развернулся - в двух десятках шагов стояли два стергла - ум человека забился в панике, душа Большого Воина обрадовалась.
        Приблизившись к нему, стерглы недоуменно уставились на него. Бывший командир звездолета догадался, в чем дело и напряг свою вновь приобретенную память: из глубин ее поднялась та горящая ненависть, которая всегда присутствовала во взгляде истинного стергла.
        Землянин чувствовал, как в его глазах загорелся огонь, воины облегченно вздохнули, им стало ясно, перед ними не какой-то демон с пустыми глазами, а свой.
        Лен Арет, не давая им долго раздумывать, спросил:
        - Кто командир?
        - Его законнородие, сотник Юм, - дружно ответили те.
        - Кривой Юм?
        - Так точно! - подтвердил один из них.
        - Ведите к нему!
        Узкое ущелье за первым же поворотом закончилось небольшой округлой горной поляной с редким кустарником и чахлой травой. Посередине ее горел костер.
        - Не верю глазам своим! - Услышал Большой Воин и увидел шагнувшего от огня высокого сотника, который восторженно смотрел на него одним глазом. - Дружище, я часто думал - жив ли ты!
        - Да я и сам не знаю… - Большой Воин подробно рассказал о своих злоключениях.
        - Да, - протянул Юм, - выглядишь ты неважно! Идем, отдохнешь, и найдется большой рог доброго вина!
        Шли недолго, тропа повернула лишь два раза, и Большой Воин в сопровождении кривого сотника подходил к многочисленным кострам. В нос ударил запах жареного мяса - как давно он не ел! Его усадили к огню, пламя которого лизало усаженного на вертел тушу ветронога. Кривой Юм устроился рядом и, взяв в руки бурдюк с вином, наполнил два больших рога.
        - Я пью за то, что у нас есть с тобой что вспомнить! - поднимая рог, произнес Кривой Юм.
        - А я пью за то, чтобы у нас всегда было что вспоминать! - поддержал друга Большой Воин.
        - Я в столице встретил Мундегира! - насытившемуся Большому Воину захотелось поговорить. - Помнишь, он, со своей сотней, стоял рядом в отрогах Долгих Хребтов?
        - Помню! - отозвался Кривой Юм. - Такого воина забыть трудно!
        - Мундегир был ранен и потерял память, я вернул ее ему!
        - Тебе надо быть со своими воинами, - тихо сказал кривой сотник.
        - Я тоже так решил, отдохну и в путь! Меня ждут мои воины.
        - Мы пойдем вместе, - Кривой Юм погрозил кулаком, - тварей осталась горстка, они подождут, пора разобраться с ерью!
        Вскоре сотня боевой походной колонной двинулась по тропе к дороге, спускающейся с гор.
        - Арм воитель не умер, его убили, - скорбным голосом сообщил Большой Воин, уверенно шагая по камням. - Вещую задушили на моих глазах… не успели спасти!
        Они заплатят, они за все заплатят, - злобно шипел Кривой сотник.
        К селению, где Большой Воин оставил свою сотню, подошли, когда на небе уже зависли фиолетовые тени. Сотник издали увидел многочисленные костры, в его сердце колыхнулась радость - словно он вернулся домой.
        - Дальше иди один, - подсказал Кривой Юм, - мы тебя подождем вон за теми скалами, - он показал рукой. - Будь осторожен! Помни - ерь коварна!
        Большой Воин кивнул и заторопился по каменной тропе. К кострам подходил осторожно, обойдя дозоры, которые не так уж давно сам устанавливал. От крайнего костра поднимался Кургай - тот вначале опешил, за тем воскликнул:
        - Слава вечным!
        От костра к костру пошла молва.
        - Сотник здесь… Большой Воин с нами… Слава Бессмертным и великому Орр-Ги!
        Сотник сел к огню. Кургай доложил:
        - Анк в крепости!
        Большой Воин радостно вздрогнул - кажется, он сможет утолить свою ненависть.
        - Завтра будет бой! - отрывисто бросил он.
        Кургай кивнул и распорядился готовить обряд очищения.
        Два ветерана примкнули к стволам зугов штыки - широкие поясные ножи, затем встали на расстоянии шага друг от друга и подняли оружие - смыкая вверху клинки. Вытянувшись длинной цепью, вся сотня прошла в образованные таким образом ворота, касаясь своим оружием штыков ветеранов - боевых хранителей веры. Сразу же после древнего обряда, сотник в сопровождении Кургая прошел на пригорок, откуда была видна крепость. Все четыре башни, как говорили построенные самим великим Орр-Ги, выхватывали из тьмы огни многочисленных костров.
        - Анк привел с собой воинов? - спросил сотник.
        - Привел, - ответил Кургай.
        - Много?
        - Сотни две.
        - Ну что ж, - прошептал Большой Воин, обращаясь к самому себе, - посмотрим, Анк… завтра посмотрим!
        Они вернулись на стоянку. Большой Воин прилег к огню. Уставший после трудного дня, он заснул сразу.
        ГЛАВА 79
        Нат и Ашунг стояли на высокой башне древнего замка, надежно спрятанного в горах. Перед ними, из трещины - неплотности прижатых друг к другу скал, пугливо озираясь, выходили в сопровождении кнадов, небольшие группы олду. Они проходили под башней и исчезали в тоннеле, жерло которого, облицованное каменными плитами, чернело на обильно поросшем травой склоне.
        - Мы их собираем по всему Кругу жизни, - тихо рассказывал Ашунг. - Одни прятались в горах, иных выводили из окружения.
        - Их много! Город не примет всех!
        - Они идут в Зеленую долину.
        - Через перевал?
        - Нет, у нас свои дороги. У нас много невидимых путей.
        - Наш отряд тоже туда идет!
        - Надо идти вместе, наши дороги безопаснее и короче.
        - У нас много раненных, мы для вас будет только обузой!
        Ашунг посмотрел на землянина:
        - Нам нужен ты! Ты много знаешь, ты сильный. Идем с нами!
        - Я с отрядом… как они решат!
        - К ним уже ушел мой старый неверный слуга, твой новый друг Шим!
        - Где Ветта? - с напряжением в голосе спросил Нат.
        - Она на свободе.
        - Я хочу ее увидеть!
        - Мне бы хотелось, чтобы вы находились раздельно, а если встречались, то только под надежным надзором, - Ашунг говорил мягко, видимо не хотел ссориться с человеком.
        Нату было понятно - тот держит девушку в качестве заложницы, но не обижался.
        - Я согласен!
        Вскоре Нат шел за провожатым - хрупким ашу по имени Марч, альбиносом, с подведенными черными глазами. Миновав паутину мрачных коридоров, они выбрались за стены укрепления и по вырубленным на скале ступенькам стали подниматься. Ступеньки привели их к деревянной двери - массивной, окованной широкими полосами металла. Такую выбивать только тараном. Засовы установлены снаружи - это была темница. Провожатый с усилием отворил дверь, Нат вошел вовнутрь.
        - Девушка придет позже, - пояснил Марч.
        Пещера, в которой оказался Нат, была обжитой. Стены - тесаный камень, высокий сводчатый потолок, пол настлан мозаичной плиткой, в углу лежанка с охапкой сухой, пряно пахнущей травы. Свет в пещеру проникал сквозь большое, забранное толстыми металлическими прутьями окно. Нат подошел к нему - открылся вид на знакомое плато, его глаза быстро отыскали отряд консула. Воины уже строились, но костры еще горели…
        Нат напряг зрение, изменяя фокус вживленных в зрачок кристалликов, видимость резко увеличилась. К отряду приближался Шим, ему навстречу шел консул и два воина. Они встретились и остановились. Стояли долго. Говорили, широко жестикулируя руками. Кнад часто показывал в направлении скал, консул махал рукой в другую сторону. Наконец, Шим повернулся и двинулся обратно, к скалам. Консул и воины присоединились к отряду.
        - Что же решил консул? - подумал Нат.
        Колонна пришла в движение и когда голова ее повернула обратно к Кратеру, Нат ахнул - консул возвращался!
        - Зачем?
        За дверью с лязгом сработали засовы, дверь открылась, через порог шагнула Ветта.
        - Нат! - девушка мгновенно оказалась у него на груди.
        Он гладил ее волосы, она плакала и смеялась.
        - Как там наши? - зашептала она. - Ищут, наверное!
        - Уже не ищут, им все рассказал Шим… Он ходил к нашим… хочешь на них взглянуть?
        Она кивнула. Нат приподнял ее и поднес к окну:
        - Видишь, вон полоска?
        - Вижу.
        Они возвращаются обратно!
        - Не может быть!
        - Скоро придет Шим, он…
        Девушка обняла Ната за шею:
        - Я так скучала.
        У Ната бешено застучало сердце, он не помнил, как положил девушку на пряно пахнущую траву…
        Они лежали на лежанке, сухая трава щекотала их обнаженные тела.
        - Как хорошо было! - прошептала она, прижимаясь щекой к его плечу. - Посмотри, что там с отрядом?
        Нат поднялся, облачился в комбинезон и прошел к окну. Напряг зрение, увеличивая дальнозоркость - отряд шел к Кратеру.
        - Ну, что?
        - Они возвращаются!
        - Значит, их с нами не будет, - довольно спокойно заметила девушка.
        - Жаль, - прошептал Нат.
        В дверь постучали, через минуту - другую она отворилась. На пороге стоял Марч - ашу с подведенными глазами.
        - Тебя зовет Ашунг! - сказал он, обращаясь к человеку.
        - А я? - спросила Ветта.
        - Ты уйдешь после!
        - Пока! - с улыбкой мягко сказал Нат.
        - Я буду скучать! - ее глаза были печальны.
        Обратный путь оказался короче - Ашунг ждал его у подножья лестницы.
        В горы поднимаются многочисленные отряды стерглов, - без предисловия начал он. - Часть их приближается к Кратеру, другие обходят Зеленую долину.
        К ним подошел Шим в сопровождении двух воинов.
        - Консул повернул обратно к Кратеру, - заторопился он, - говорит, не пойду с… - он замялся. - В общем, говорит… потом будет видно!
        - Не будет никакого потом, - усмехнулся Ашунг. - А, впрочем, это их дело, - и добавил, обращаясь к Нату, - Я хотел, чтобы ты шел в Зеленую долину! Ты согласен?
        - Когда?
        - Немедленно!
        - А девушка?
        - Ей здесь будет безопаснее!
        Нат кивнул.
        - Я туда послал гонца! - Ашунг видимо был уверен в согласии землянина.
        - А я? - вскинулся Шим, видимо, здесь оставаться он боялся.
        - Ты не пойдешь! - отрезал Ашунг и принялся инструктировать человека.
        Вскоре облицованное плитами жерло туннеля поглотило Ната, Марча и еще две сотни воинов, которые шли с ними.
        ГЛАВА 80
        Рано утром Большого Воина разбудил Кургай:
        - Ваше законнородие! - Зэт открыл глаза. - К вам сотник Юм!
        Большой Воин резво поднялся. Темное небо только - только начало блекнуть. Неверный свет костров выхватывал из полуфиолетовой мглы застывшую фигуру.
        - Пошли со мной! - сказал Кривой Юм, ничего не объясняя подошедшему сотнику.
        Обогнув скалу, Большой Воин увидел: им навстречу торопился стергл. Было что-то знакомое в высокой фигуре.
        - Мундегир! - Ахнул Зэт, узнавая. Они обнялись.
        Когда сотники расселись у костра, Юм попросил Мундегира:
        - Расскажи ему!
        Лицо Мундегира сразу приобрело злобное выражение:
        - На другой день, после того, как твоя сотня, Большой Воин, покинула столицу, там началась резня… верных закону Гвара убивали… они врывались в дома… на улицах текли реки крови. Я сумел уйти в горы. Собрал сотни две воинов и повел их сюда. Шли с боями, а вчера вечером попали в засаду, всю ночь пробивались. Я потерял больше половины воинов.
        - Я слышал выстрелы! - заметил Большой Воин, а затем зло добавил - Анк в крепости!
        Это известие вызвало оживление у сотников.
        - Как он кстати! - Кривой Юм недобро усмехнулся.
        - С ним пришли воины, да в крепости полно служителей веры… - Зэт начал считать врагов, но Мундегир остановил его:
        - Ну, те не воины!
        Лен Арет - землянин, человек, чувствовал, как душа стергла жаждала крови, и разум привычно хотел исполнить желания…
        Большой Воин не заметил, как ушла ночь, и день облил белым светом лес и горы. Кривой Юм поднялся.
        - Идемте со мной! - сказал он уже на ходу.
        Сотники поспешили вслед за ним. Они поднялись на скалу - гигантский камень, венчавший крутобокий обрыв. Большой Воин увидел сверху свою сотню - его воины расположились недалеко, он различал черты лица кричавшего Кургая. Дальше и ниже стоянки - дорога, идущая на подъем к крепости.
        - Здесь видно как на ладони, - повел округ рукой Кривой Юм.
        - Я поведу свою сотню прямо по дороге к воротам крепости, - начал объяснять Большой Воин свой план, но Кривой Юм перебил его:
        - А если засада!
        - Засада будет обязательно, - усмехнулся Зэт. - И она будет устроена на склоне, вон за теми кустами, - Большой Воин выкинул вперед руку, - но мы на расстоянии выстрела от кустов свернем к тем камням!
        - Они ударят вам в тыл, - заметил Мундегир.
        - Поэтому ты, Юм, и ты, Мундегир, возьмите всех своих воинов и поднимитесь до верха горы…
        Большой Воин подробно объяснил сотникам план перехода к крепости, показывая рукой направления движения сотен.
        - План отличный и мы их разобьем! - Кривой Юм хлопнул Зэта по плечу.
        Сотники повели свои сотни. Цепочкой по одному они поднимались в гору. Зэт ждал, и когда последний воин скрылся за поворотом, отправился в свою сотню.
        - Идем на крепость! - сказал он метнувшемуся к нему Кургаю, тот обрадовался, и поднял кверху сжатые кулаки.
        Большой Воин мысленно прошел с воинами Кривого Юма путь до вершины, и когда решил, что те уже на месте, дал команду на боевое построение. Зуги были заряжены и три заряда подготовлены в походное положение. Колонна двинулась без дозоров и охранения. Вскоре сотня оказалась на виду крепости. Большой Воин вглядывался в приближающиеся кусты на склоне, но следов засады не замечал. Тем не менее, он был уверен - засада там, больше негде укрыться - до крепости оставалось только открытое пространство. Зэт вел воинов нарочито медленно - его соратникам нужно время для подготовки атаки. Вскоре уже были хорошо различимы полотна ворот крепости и фигурки воинов на башнях. Когда заросли тенистых кустов оказались на расстоянии выстрела, Большой Воин приказал воинам перейти на бег и вдруг он свернул с дороги вправо, оставляя опасный склон по левую руку. Сотни ног дружно стучали у него за спиной. Выстрелы из засады застучали запоздало и не подготовлено. Зэт приказал залечь за камни и приготовиться к стрельбе. Сидевшие в засаде воины жрецов покинули кусты и сгрудились на дороге, их оказалось сотни две, но цепью они не
успели вытянуться - из-за кустов сзади, по ним ударил дружный и точный залп - Мундегир и Кривой сотник Юм оказались на месте во время.
        Враги заметались по дороге. Большой Воин отдал команду:
        - Огонь!
        Воины сотен Анка и воины жрецов, оставляя на дороге убитых и раненых, побежали к крепости. Их преследовать не стали - подставлять сотни под пули стрелков с башен было бы нелепо. Добив раненых врагов и пересчитав их потери, воины рассредоточились на отдых - запылали костры, запах жаркого обещающе завис в воздухе.
        Сотники собрались на военный совет.
        - Крепость возьмем штурмом! - горячился Мундегир. - Вначале стены, а затем и башни.
        Кривой Юм вопросительно смотрел на Зэта.
        - Пока надо обложить крепость со всех сторон, - приказал Большой Воин.
        Полусотники подняли воинов, уже устроившихся на отдых, и они окружили каменные стены, заняв боевые позиции на расстоянии выстрела от них.
        - Надо брать штурмом, - Мундегир размахивал руками, - пока враг в панике.
        - Мы потеряем много воинов, - ворчал Кривой Юм.
        Они смотрели на Большого Воина.
        - Надо подумать, - наконец, вздохнув, сказал тот.
        ГЛАВА 81
        Когда Нат выбрался из мрачного тоннеля, измотавшего его своей длиной и топотом сотен ног, по глазам ударил яркий свет, взгляд утонул в громаде свободного пространства. Зеленая долина оказалась действительно зеленой - зеленой по земному. Ему чудилось: он видит Альпы - перед ним альпийские луга, и невольно поискал глазами беленькие домики и высокую кирху над черепичными крышами. Чашеобразную долину диаметром километров в восемь образовывали внутренние пологие склоны хребтов, которые другой, внешней стороной обрывались неприступной стеной.
        - Пошли, - поторопил Марч, застывшего было человека.
        Они двинулись вниз по плотной зеленой траве, с множеством черных отметин - кострищ. Возле горевших костров кучились испуганные олду. Воины, пришедшие с ними, свернули вправо, а Марч подвел человека к большому шатру.
        - Подожди, - бросил он и вошел вовнутрь, но вскоре показался и пригласил землянина войти.
        В шатре, вокруг большого стола стояли трое ашу, двое высоких, с бледными похожими лицами, третий - маленький и подвижный. Марч исчез, видимо здесь он был шишкой невеликой. Когда маленький, а тот здесь оказался главным, скрестил на груди руки, Нат чуть не засмеялся - ашу был похож на Наполеона и внешностью и повадками. Наполеон окинул взглядом человека:
        - Мне о тебе рассказывали… и если в рассказах этих есть доля правды, то ты сможешь нам помочь!
        - Нат пожал плечами.
        - Оборона Зеленой долины будет тяжелой… - начал Наполеон…
        - Если это вообще возможно, - уточнил про себя Нат.
        Семь межгорных седловин почти неприступны, одни из них укреплены, на других установлены «гнезда» - наблюдательные посты, - продолжал командующий ашу. - Со стороны перевала укрепления к штурму готовы…
        Вдруг в палатку вбежал воин:
        - С третьего гнезда сигнал «Вижу врага».
        Наполеон, а вслед за ним и остальные вышли. Нат посмотрел туда, куда смотрели все и напряг зрение, увеличивая дальнозоркость. Меж двумя пиками тянулся тонкий столб темного дыма.
        Идемте! - бросил главный ашу и направился в сторону тревожного сигнала.
        Вначале шли по пологому склону мимо костров, с нервно поглядывавшими на них олду, затем ступили на каменистую тропу, круто взявшую вверх. То и дело обходя скалы и крупные камни, они добрались до вершины хребта. Меж пиками, на высоте сотни метров, оказалась довольно ровная площадка, на которой стояли несколько палаток. Гарнизон «Гнезда» состоял из двух десятков кнадов. Командир, крупный воин, доложил:
        - Стерглы за скалой, - он показал рукой через пропасть. - Вначале появились трое, а потом исчезли, теперь слышно, как за скалой стучат!
        Все прислушались. Нат не обладая тонким слухом олду, тем не менее, слышал сильные удары чем - то металлическим по камню - он предположил: стерглы пробивают дорогу. Нат быстрым взглядом оценил лежащий перед ним горный рельеф. «Третье гнездо» - высокогорная застава, являлась естественной крепостью. Она располагалась на высоте сотни метров от подножия скал, вдоль них, непреодолимым препятствием, пролегла широкая пропасть, которая отсюда, с верха, до дна не просматривалась - Нат невольно поверил в неприступность «гнезда». Неожиданно стук на той стороне пропасти смолк. И… тишину разорвал мощный взрыв. Часть скалы поднялась в воздух, а затем осела, камни с грохотом падали в пропасть. Вскоре на рваном выступе, месте взрыва, появились стерглы. Они несли бревна, доски, толстые канаты в бухтах - враги явно не верили в неприступность седловины.
        - Они что, хотят строить мост? - удивленно спросил Наполеон. - Ширина пропасти какая?
        - Видно будет! - пожал плечами Нат.
        Раздались крики:
        - Сигнал на перевале!
        Нат повернул голову и напряг зрение - со скалы над перевалом, серой свечой, поднимался дымок.
        - Сигнал есть! - подтвердил он.
        Наполеон попросил человека:
        - Останься здесь, а я туда! - не ожидая ответа, он быстро зашагал вниз по тропе, за ним последовала свита. Нат почувствовал, как голод коснулся желудка.
        - Поесть бы? - спросил он Марча.
        Ашу кивнул и с готовностью пригласил человека следовать за ним. Шли недолго, за поворотом стоял шатер с ним рядом горел приветливый костер.
        - Это твое жилище, - объяснил Марч.
        Ночь опускалась над Зеленой долиной, делая пламя ярче и желаннее. Нат сел и вытянул к огню, натруженные за долгий день ноги. Жареное мясо показалось необыкновенно вкусным, а вино с незнакомым, но прекрасным букетом, приятно сняло усталость. Лежанка в шатре - шкура зверя, под которой толстый слой травы, была просторной и мягкой. Он уснул сразу, а когда проснулся, то неземная, длинная ночь, заставила его еще долго лежать в темноте с открытыми глазами и беспорядочными мыслями. Наконец за полотном шатра послышались шаги, поднялось пламя костра, вскоре потянуло жареным мясом. Нат поднялся и вышел. Фиолетовая темень чуть просветлела и тут же, словно привидение, появился Марч.
        - Привет человек! - подобострастно сказал он и сообщил. - Еда готова!
        Нат присел к костру - пища олду, как всегда была вкусной. Он насытился быстро. Затем поднялся и двинулся к тропе, ведущей в горы. Марч следовал за ним. Когда подходили к «гнезду» услышали стук.
        - Стерглы стучали всю ночь! - сообщил начальник гарнизона. Нат подошел к краю площадки и посмотрел вниз. У стреглов кипела работа, множество их висли на веревках в глубине пропасти, они били чем-то металлическим по каменным стенам. Землянин не понимал смысла их действий, но вот они, один за другим поднялись наверх и, зацепив веревками длинные бревна, стали опускать их концами вниз. Долбили они, как оказалось, гнезда, куда вскоре были установлены торцы бревен. Застопоренные таким образом бревна, наклонили, удерживая их веревками, и те легли вершинами на противоположную сторону - в том месте, на глубине двух десятков метров было сужение пропасти.
        По бревнам поползли стерглы с досками, канатами, брусками и на глазах у Ната вырастал мост. Через непродолжительное время по нему уже шли стерглы. На «Гнезде» изготовились стрелять, но стерглы на расстояние выстрела не приближались. Вскоре рядом, за скулой скалы, началась невидимая с «гнезда» работа - стучали по камню и по дереву. Вскоре Нат определил: звуки ударов поднимались выше и выше.
        - Надо посмотреть, что они делают, - решил Нат и попросил Марча достать два длинных бревна и крепкие канаты.
        Тот кивнул и исчез. Вскоре наверх подали два бревна метров двадцать длиной каждый. Нат приказал уложить их рядом друг с другом и связал бревна словно плот. Затем узкий длинный плот, удерживая сверху веревками, как стрелу крана, выдвинули вперед, и она зависла над обрывом. Нат пополз по «стреле». Вскоре он смог увидеть: за скулой скалы стерглы собирали подобие строительных лесов, крепя конструкцию к каменной стене. Заметив человека, они принялись стрелять, но тяжелые пули вверх если и долетали, то уже не имели убойной силы. Нат ползком по бревнам вернулся, и вскоре десяток воинов, устроившись на «стреле», открыли огонь по стерглам - строителям. Летящие вниз, вбирающие в себя силу притяжения, пули убивали - враги шустро покинули тянувшиеся к верху леса.
        Нат вернулся к шатру, но присесть к костру не успел - пришел Марч и тихо, с тревогой сообщил:
        - Сигнал с перевала, - там начался штурм!
        ГЛАВА 82
        Большой Воин в окружении сотников стоял и смотрел на крепость.
        - Эту башню построили первой… - человек вспоминал памятью Гиэрри - Орра, уже давно ставшего для стерглов божеством «Орр - Ги». - Сколько камней пришлось уложить!
        - Брать надо штурмом! - настаивал Мундегир. - На башнях много воинов не уместятся! Огонь будет не сильный, добежать до стен и по лестницам! Их наделать недолго - кругом лес!
        - Огонь будет сильным, - очнувшись от воспоминаний, возразил Большой Воин. - к бойницам встанут лучшие стрелки, остальные будут перезаряжать зуги… до стен добегут не все!
        - Но этих хватит, чтобы взять крепость! - горячился Мундегир, его лицо со шрамом воинственно горело.
        Крепость можно взять штурмом, уложим половину воинов, если не больше, но это нам ничего не даст - крепость будет пуста!
        Мундегир смотрел на Большого Воина с недоумением.
        - Они уйдут через подземные хода! - пояснил Зэт.
        Сотники ошеломленно промолчали.
        - А может они уже ушли? - заметил Кривой Юм.
        - В крепости им сейчас безопаснее… они уйдут, когда станет ясно, что крепость не удержать…
        - Надо найти выход подземного хода… - начал было Мундегир, но Большой Воин остановил его:
        Выход замаскирован, его не найдешь, лишь, когда беглецы полезут из него, то обнаружат себя. Выход где-то на склоне…
        - Ты что предлагаешь? - Спросил Кривой Юм, догадываясь, что у сотника есть план.
        - Надо крепость поджечь! - заявил тот. - В крепости много сухой травы, дров и деревянных построек!
        Он быстро объяснил, как делать тяжелые факелы, которые можно было метать. И сразу же сотни воинов принялись за это нехитрое занятие.
        А глаза Большого воина то дело искали селение - отсюда хорошо виделись каменные хижины, поднимающиеся по склонам распадка. Он приказал Кургаю взять с собой с десяток воинов и сопровождать его.
        - Я скоро вернусь, - предупредил он сотников, и маленький отряд двинулся к домам селища.
        - Чилла, - мечтательно шептал про себя Большой Воин. Ему очень хотелось знать, завязалась ли новая жизнь.
        Чилла! - прошептал он и прибавил шаг.
        Снаружи корчма выглядела по прежнему. Он открыл дверь и вошел. Посетителей было немного. Хромой сотник сидел за массивным столом, подперев рукой щеку. Он был пьян и когда Зэт подошел к нему, он посмотрел мутными глазами и спросил:
        - Ты кто?
        Большой Воин бросил на стол сольвейт, повернулся и вышел. Отряд двинулся вслед за ним по улице с низкими, сделанными из грубого камня домами, и окружающими их деревянными, полурассыпавшимися заборами. Когда проходили мимо храма, он не удержался и заглянул туда. Большое пустое помещение гулко отозвалось на его шаги, ему стало неуютно, и он поспешил прочь.
        Дом Чиллы выглядел нетронутым. В маленьком окне веселая занавеска, с покатой крыши свисали плети вьюнов. Он поднялся по стертым каменным ступенькам, дверь отошла от легкого прикосновения руки. Большой Воин вошел в прихожую. Его не встретили, он прошел дальше. Чилла лежала на полу, уже застывшая, на ее груди окровавленное пятно. Он наклонился и потрогал пальцем кровь - пленка свертывающейся крови была еще тонка - ее убили недавно. Большой Воин так и не узнал, завязалась ли новая жизнь…. Он приказал Кургаю взять тело Ослепительной с собой.
        К штурму крепости все уже было готово. Костры горели, горы факелов лежали подле огня, лучшие стрелки заняли позиции - они прикроют огнем воинов, кидающих факелы. Большой Воин объяснил стрелкам, чтобы стреляли не все залпом, а десятками - что бы огонь велся постоянно.
        - Всем понятно? - в заключении спросил он.
        - Понятно, понятно! - подтвердили сотни голосов.
        - Тогда вперед, да помогут нам бессмертные!
        Первая полусотня быстро побежала с зажженными факелами к стенам. С башен застучали выстрелы и тут же в ответ по бойницам ударили сотни зугов. Огонь с башен был почти подавлен, но трое воинов с горевшими факелами в руках застыли у стены. Едва вернулась из-под стен первая полусотня, как побежала вторая - факелы летели через стены с гудением, брызгая искрами. На этот раз под стенами остались два воина, а к стенам крепости вновь торопилась огненосная полусотня. За стенами кричали. Запахло горелым. Появился дымок, а две полусотни чередуясь, метали и метали через стены огонь.
        ГЛАВА 83
        Нат торопился, они пересекли Зеленую долину и тропа, ведущая к перевалу, поднималась круче и круче. Марч с воинами отстали, но человеку проводник был не нужен - он шел на звуки выстрелов, которые с каждым шагом становились громче и громче. Когда открылась картина боя, то сердце сдавило - стерглы уже были на вершине хребта. Они поднялись с помощью длинных штурмовых лестниц - Нат видел их торчащие концы. Не менее полсотни стерглов ощетинившись штыками, уцепились за маленький плацдарм. Им на подмогу, снизу, по лестницам, прибывали все новые и новые бойцы. Олду и кнады, прижав врага к обрыву, пытались сбросить их, но безуспешно. Нат увидел кучу бревен и, захватив попутно одно - длиной метра четыре и толщиной в слоновью ногу, бросился в драку. Услышав его дикий крик, олду и кнады расступились. Нат ударил с размаху бревном по куче стерглов, кто-то из них свалился, кто-то в страхе шатнулся в сторону. Набежавшие олду и кнады перекололи их штыками. Нат бросил на штурмовые лестницы бревно, было слышно, как висевшие на них стерглы с криком летели вниз. Восхищенные воины дружно и громко славили землянина.
        К Нату подошел Марч и пригласил его к Наполеону. По пути он сообщил: уже все «гнезда» штурмуют стерглы. Нат напряг зрение и обвел недалекий горизонт - частокол острых пиков и действительно, повсюду дымили сигнальные огни.
        Наполеон расположился на высоком уступе горы, отсюда хорошо просматривалась каменная стена, которую штурмовали стерглы. В ней был узкий проход, сквозь который можно было пройти лишь по одному - это был единственный, легко доступный путь в Зеленую долину. Сейчас проход был взорван, осколки скал засыпали его полностью.
        Стерглы надстраивали бревнами и досками и в длину и в высоту естественные выступы - каменные террасы и карнизы обрыва, собираясь по ним подняться на стену, при этом прикрывая строителей от камней, летящих сверху, деревянным щитами.
        - Щиты у них крепкие, камни не пробивают. У тебя есть предложения? - спросил Наполеон, выждав, пока человек оценит обстановку.
        Нат кивнул - у него была мысль…
        Отстрогали два бревна и скрепили их параллельно на расстоянии полуметра друг от друга, облили их горячим жиром и уложили с уклоном к обрыву. Затем сколотили из толстых досок площадку, которую установили на бревна - направляющие. Толпой навалили на площадку камень, весом в четверть тонны, и дружно толкнули ее вниз. Та, вначале медленно, затем, быстро набирая скорость, покатилась по бревнам, как по рельсам, под уклон и ударилась о стопор, укрепленный над самым обрывом. Камень по инерции пролетел вначале вперед, а затем рухнул вниз. Камень разбил щиты и еще три этажа лесов. Воодушевленный картиной разрушений Наполеон приказал сделать еще несколько подобных конструкций. Олду быстро изготовили три «орудия». Нат забрался на выступ - командный пункт Наполеона, и стал корректировать сбросы гигантских камней. Им удалось разрушить возведенные стерглами террасы и сбить противника с выступов обрыва. Стерглы работу не остановили. Они вновь, но только в стороне от действия «орудий», принялись наращивать другие естественные выступы обрыва. С наблюдательного пункта было хорошо видно, как споро они работали, как
быстро поднимались деревянные клетки, как крепились они к камню штырями, которые со звоном забивались в трещины.
        - Что они хотят? - спросил Наполеон у человека.
        Они строят башню, которую поднимут до уровня наших позиций, а затем штурм…
        Вдруг раздался крик дозорного:
        - Стерглы…
        Нат посмотрел вдаль на плато, куда указывал воин и напряг зрение, увеличивая дальнозоркость. На расстоянии семи - восьми километров, по каменной равнине, двигалась колонна - через пару часов здесь будет очень много стерглов.
        На наблюдательный пункт влетел Марч, он был растерян:
        - Сигнал с третьего гнезда «Удержать врага не в состоянии», - сообщил он.
        Почти тут же прибежал еще гонец:
        - На пятый и седьмой гнезда поднялись стерглы!
        Наполеон скрестил руки на груди и, вздохнув, приказал:
        - Долину оставляем, возвращаемся в город…
        В тоннеле было мрачно и душно, призрачный свет лишайника еле освещал камни. Передвигались бегом, лишь иногда, отдыхая, переходили на шаг, но очень быстро Наполеон кидал через плечо:
        - Бегом!
        Хотя и был он маленького роста, но оказался выносливым. Позади застучали выстрелы, далекие глухие - стерглы подошли к тоннелю.
        - Что не взорвут вход? - спросил Нат у Наполеона.
        - Пока нельзя, - тяжело дыша, сообщил он. - Много воинов в тоннеле, не хватит воздуха. Бежали еще довольно долго, когда раздался далекий взрыв и в спину толкнул сжатый воздух. Дышать действительно стало труднее, но вскоре впереди забрезжил свет.
        Из тоннеля выбрались осторожно. Поблизости никого, в том числе и часового. Наполеон послал несколько воинов в разведку. Те быстро появились вновь и сообщили: в городе нет никого.
        - Город бросили? - недоумевал Нат и вдруг со стороны плато раздался залп, затем зачастили выстрелы.
        ГЛАВА 84
        Пламя опустилось, но дым еще обильно поднимался над крепостью, хотя заметно просветлел. Ворота так и не раскрылись, их пришлось ломать - как и предположил Большой Воин, гарнизон ушел через подземные ходы. На поиски беглецов были посланы почти все воины, немногие оставшиеся собирали дрова и хворост для погребального костра.
        Чилла, завернутая в светлое полотно, лежала на траве. Большой Воин стоял рядом, и ненависть переполняла душу. Наконец он приказал положить тело на погребальный костер и сам поднес огонь к хворосту. Пламя прыснуло в сухие ветки, а затем метнулось кверху. Начали возвращаться отряды, прочесывавшиеся склон. В плен не брали - врагов убивали на месте - Анка пока среди них не было. Зэт не отходил от костра. Пламя обняло тело Чиллы, но он знал: ей не больно, она теперь с огнем в родстве. Раздались крики. Большой Воин посмотрел туда, куда смотрели все, и увидел Кривого Юма. Его воины вели кого-то - его сердце радостно забилось - это был явно Анк, а кого еще мог привести славный сотник!
        - Остальных кончали на месте, - рассказывал Кривой Юм. - Этот спрятался за камень, а я его словно учуял.
        Анк стоял перед Большим Воином. Сотник не сомневался - это Анк дал приказ убить Чиллу, чтобы оборвать, не дать расти новой жизни…
        Перед его мысленным взором встало Болото - он вспоминал, как искал Тропу и он чувствовал ту дрожь, когда над ним кружили крыланы. Как зажигалась ненависть… теперь он не сомневался: тогда его посылали поискать свою собственную смерть… а как Анк глумился в шатре вождей. Большой Воин не сводил со своей жертвы ярых глаз.
        Анк дрожал. Его привычно надменное холеное лицо серело. Он что-то, косноязыча от страха бормотал, но что именно не разобрать, хотя понятно: тот молил о пощаде.
        - Связать и бросить в огонь, - приказал Зэт.
        Раздались крики, воины у крайних костров вскакивали и показывали на что-то. Большой Воин поспешил туда.
        - Великий Орр - Ги! - прошептали его губы.
        По траве широкой полосой бежали сотни маленьких зверьков - шимов. Они бежали, не боясь воинов, что было совсем не похоже на них - пугливых и осторожных, бежали быстро, не уклоняясь от маршрута, некоторые забегали в огонь.
        - Строить походные колонны! - прошептал он стоящему рядом Мундегиру.
        Раздались команды и, словно в ответ, завыли серые шакалы, вначале их было несколько, а затем зазвучали все новые и новые гнусавые голоса. Костры поспешно тушились, воины собирали вещи, готовясь в дорогу. Большой Воин подошел к костру. Пепел еще сохранил очертания тела Чиллы, но вскоре осыпался прахом. Внизу крючился обугленный Анк.
        Сотни были выстроены в походные колонны. Большой Воин, бросив прощальный взгляд на огонь скорби, поспешил к сотникам. Те встревожено смотрели на уходящую вниз долину межгорья. Большой Воин нашел глазами то, что пугало соратников - над лесом колыхался туман…
        - Помнишь, в отрогах Долгих Хребтов… - начал было Мундегир, но Большой Воин остановил его:
        - Помню…
        Тогда, перед той знаменитой и кровавой битвой над ними кружило неисчислимое множество падальщиков. Тогда им всем вдоволь досталось пищи. И вот теперь к ним приближалось крылатое скопище. Вой серых шакалов, было утихнувший, вновь набрал силу.
        - Поведем колонны через речку, - начал, было, Большой Воин, но заметив недоуменные взгляды сотников, объяснил:
        - Дороги уже оседланы врагами - не пройти. Обойдем скалы, затем можно будет подняться в горы.
        Сотни двинулись к реке. Над ними потемнело - тучи падальщиков закружили в небе. Колонны воинов уже большей частью перешли мелкую речку, как вдруг…. перекрывая им путь вправо и влево, появились враги, а впереди стена вздыбленного камня.
        Землянин Лен Арет вспомнил памятью Гиэрри-Орра, когда-то тот, здесь же попал вместе с бессмертными, точно в такое же положение, и он даже машинально обернулся посмотреть, не зажгли ли дозорные сигнальные костры на башне. Дым над сожженной крепостью еще стоял, но от крепости шли вражеские воины. Их было так много, что о сражении не могло быть и речи. Его вдруг озарило:
        - Расселина!
        Тогда очень давно, он прыгнул через пропасть, которая была в глубине расселины - только бы она за долгое время не обрушилась!
        - Вытянуть фалангу и атака вправо! - приказал он.
        Сотники быстро перестроили воинов. Расселина находилась от них справа, и надо было успеть добежать до нее прежде, чем подойдут враги.
        Огонь на бегу! - командовал Большой Воин.
        Беглый огонь заставил идущих навстречу залечь. Тем спешить было некуда. Совсем скоро, когда подойдут остальные, они, как двумя ладошками мелкий пурр, прихлопнут законнородных. Большой Воин подбежал к расселине и быстро оценил - проход свободен, но туда успеют протиснуться немногие. Он выбрался обратно - их сотни были плотно прижаты к скалам. Шел штыковой бой. Кривой Юм дрался, как умел только он - бил штыком быстро резко и видел поле боя, как никто другой. Лицо Мундегира горело вдохновением, он был в своей стихии - он был равен смерти, он ее презирал. Большой Воин видел сверху, как со всех сторон спешили к кровавому торжищу демонов неисчислимые враги, и он крикнул, что есть силы:
        - Все, кто может, за мной! - и бросился в расселину, торопясь, спотыкаясь, ловя руками каменные стены. Он слышал: за ним спешили.
        ГЛАВА 85
        Ветта лежала у кромки скал, положив ствол тяжелого зуга на камень, она тщательно выцеливала. Нат лежал рядом, поймав на прицел фигуру бодро идущего в атаку стергла, он послал ему навстречу пулю, тот упал. Заряжая зуг, Нат посмотрел на Ветту, та в ответ широко и счастливо улыбалась. Стерглы, рассыпавшись по плато, шли к скалам. Вшестером, ввосьмером несли длинные штурмовые лестницы. Если кого-то из них убивали, на его место тут же вставал другой воин.
        Стерглы уже усеяли трупами все подступы к скалам, и наконец, не выдержав плотного огня, стали отходить. Наступившая тишина после напряжения тяжелого боя действовала опьяняюще - олду оживленно переговаривались, весело смеялись.
        Ветта прижалась плечом к плечу Ната.
        - Как там наши… отец, - в ее голосе звучали слезы.
        - Они спрятались, - утешал ее Нат. - Твой отец умный, он нашел выход!
        К ним подошел Шим:
        - Ладно, вы подоспели, а то бы нам… а знаете, сколько я стерглов уложил? - бывший предводитель кнадов был рад вновь видеть человека. Ашунг и Наполеон стояли у скалы, наблюдая за противником, который отошел недалеко, и о чем-то тихо беседовали.
        - Теперь они не скоро к нам сунутся, - явно успокаивая самого себя, продолжал Шим. - Видите, лестницы складывают…
        - Стерглы! - раздался пронзительный голос.
        Нат поднялся, из-за дуги скал появились колонны - это шли стерглы штурмовавшие перевал. Они несли щиты, бревна, доски и еще что-то, что было не разглядеть. Землянин посмотрел на Ашунга, тот был спокоен, словно на плато происходило нечто ожидаемое.
        Прибывшие стерглы смешались с отступившими от скал. Сотники, их легко было отличить по белым аксельбантам на груди, размахивая руками, сбили штурмовые колонны. Подняв над головой щиты, построив, словно древние римляне «черепаху», они двинулись вперед. Это конец, подумал Нат.
        Ашунг поднял вверх руку, а затем резко опустил ее. Внизу под скалами раздался тяжелый рев.
        - Карроды! - ахнул Нат. - Здесь карроды!
        Кнады выводили монстров из потайных ходов. Головы гигантов были укрыты рогатыми шлемами, на груди броня, концы хвостов волочили на цепях металлические шары с острыми шипами. Карродов выстраивали шеренгой на расстоянии метров пятнадцати друг от друга. Нат затаил дыхание - это была сила, это был источник страха.
        Гремя металлом, тридцать монстров двинулись навстречу врагу. Колонны наступавших стерглов остановились, затем развернулись в фалангу. Когда чудовища приблизились на расстоянии верного выстрела, ударил залп. Было слышно, как зазвенела под пулями броня. Карроды по команде кнадов - поводырей, бросились вперед, стреглы кинулись врассыпную. Гиганты преследовали их по плато - рвали клыками, топтали ногами, тяжелые шипастые шары на цепях высекали из камня искры. Карроды были уже в середине мечущейся в панике толпы. Но оставшиеся позади чудовищ воины быстро пришли в себя и открыли огонь. Сзади на карродах брони не было. Враги быстро нашли их уязвимое место - ноги, и выстрелами перебивали им сухожилия, заставляя гигантов оседать на задние ноги, а затем калеча передние, заваливая тех на бок. К обездвиженным чудовищам подходили ближе и выстрелами в глаза добивали их.
        Вскоре на поле боя лежали все карроды и сотни убитых ими стерглов.
        - Карродов больше нет, - заметил Шим. - Теперь нам…
        Из-за дуги скал появилась очередная колонна стерглов. На поле боя уцелевшие строили штурмовую колонну. Пришедшие вливались в нее и по командам бегающих и махающих руками командиров, подняв над головами щиты, двинулись на штурм.
        Олду со скалы, видимо чувствуя безысходность, стреляли вяло. Нату стало ясно - положение безнадежно. Прибежал, исчезнувший было, Шим.
        - Стерглы прорвались в город! Кнады и ашу ушли по схронам! - сообщил он.
        Тем временем стерглы, прислонив к скалам лестницы, стали подниматься и вскоре показались наверху.
        - В плен попадать нельзя, - прошептала Ветта.
        - Уходим, - тянул Шим человека за руку.
        Они по горной тропинке отправились вниз - позади гремели выстрелы, оставшиеся олду странно кричали…. Нат вдруг понял - те смеялись. Эйфория обреченных - пришло ему на ум. Они пробежали по крошеву камня, затем по вырубленной в скале лестнице поднялись наверх. Первым, указывая дорогу, бежал Шим. Он, как объяснил, здесь не бывал, но на всякий случай расспросил про пути, ведущие из крепости. В общем, он дорогу точно не знал - они то и дело останавливались в тупике.
        - Где же теперь наши? - то и дело восклицала Ветта.
        У очередного тупика, когда конец тропы завис над пропастью, Нат остановился и тут же услышал отчаянный крик девушки:
        - Нат…
        Он увидел, как мелькнула в воздухе веревка с петлей на конце. Нат увернулся, вторая упала ему на плечи. Мгновенно вскинув руки кверху, он сбросил ее, но вскинутые руки обхватила следующая петля и затянулась…
        ГЛАВА 86
        Расселина - трещина в лопнувшем миллионы лет назад горном пласте, резкими зигзагами поднималась вверх. Большой Воин спешил. То груды камней, то узкие провалы под ногами замедляли шаги. Шум боя с расстоянием стихал, и явственнее слышалось лязганье и сопение - кто-то шел за ним. Враг или свой? Он притаился за камнем - из-за скалы появился стергл. Это был воин его сотни, ветеран - походный хранитель веры, за ним появился второй - всего их оказалось двадцать. Большой Воин повел маленький отряд к пропасти.
        Человеческая память сохранила, как вел других воинов по этой расселине Гиэрри-Орр, а путь этот кончался у пропасти, через которую смог прыгнуть только он один. Вскоре они услышали шум потока и…пропасть с тех времен уже не стала. Большой Воин нашел глазами выступ, с которого предстояло прыгнуть, посмотрел на своих воинов и понял - те не смогут! Придется вести их вдоль пропасти мимо грота, где Гиэрри-Орр задушил когда - то Хвоща - служителя культа Неведомых, туда, где пропасть сужалась,… он коротко отдал команду и отряд двинулся вдоль пропасти…
        До грота добрались без проблем. Сотник заглянул в укрытие, что бы утолить любопытство. Угли от костра казались свежими, скелет Хвоща видимо уже давно побелел, череп лежал отдельно от костяка. Сколько же времени прошло! Большой Воин повел отряд дальше. Шум бежавшего внизу потока стал громче - пропасть явно сужалась. Вдруг впереди в сотне метров от них из-за скалы появился вражеский воин, затем второй… Большой Воин приказал повернуть обратно. Он повел отряд туда, где был выступ, где оставалась единственная возможность спастись. Зэт торопился: враг мог отрезать их от места переправы.
        - Быстрее! - то и дело подгонял он воинов.
        Они миновали грот с останками Хвоща - древнего жреца Неведомых, и вскоре приблизились к месту предполагаемой переправы. Уже слышались голоса врагов, идущих по расселине им навстречу.
        - Делайте, как я! - бросил он воинам, уговаривать и объяснять не было времени. - Делайте, как я и вы будете жить!
        Воины с ужасом заглядывали в глубину пропасти, со страхом мерили глазами ее ширину.
        Большой Воин сбросил вниз зуг и скинул пояс - лишний вес! Затем сел и опустив ноги в бездну, оттолкнулся от края пропасти, и тут же спина коснулась камня. Он почти летел. Начинался выступ, падение замедлилось, ему удалось сделать по наклонной три огромных шага и оттолкнуться. Полета он не заметил. Руки схватились за камень противоположной стены, и он повис над бездной, затем поднял себя наверх. За ним ни кто не последовал, он заторопился к тоннелю.
        Тот оказался почти в таком же состоянии, в каком его видел, когда - то Гиэрри-Орр. Он недолго шел, у первого поворота путь ему загородила осыпь камней, некоторые были крупными, он изрядно устал, пока отбросил мешавшие движению камни, и как оказалось, чтобы лишь продвинуться до следующего поворота, за которым оказалась новая осыпь. Пришлось долго разбирать очередной завал. За осыпью открылся путь в большой тоннель, которым явно пользовались - ни пыли, ни затхлого воздуха и завеси светящегося лишайника были развешены через определенные интервалы, не вызывало сомнений - их развесили руками. Он осторожно шел, прислушиваясь, всматриваясь, не доверяя ни глазам, ни ушам. Вдруг Большой Воин заметил овадьное отверстие в стене, он заглянул в него, там начинался туннель, в нем было сумеречно и тихо. Он двинулся по туннелю, по которому шел, дальше. Вскоре сотник услышал впереди лязг металла и голоса. Он застыл на месте, звуки повторились и он поспешил обратно. У овального отверстия в стене он остановился и шагнул в него, через несколько шагов довольноу узкий проход расширился и стал опускаться вниз, появилась
густая растительность на своде и стенах, воздух стал влажным, чуть просветлело, впереди показалась темная вода. Слева можно было продолжать путь, и он свернул к каменной стене. Вскоре каменная тропа у стены выровнялась и, шла параллельно, в метре выше, уровню поверхности воды, через несколько шагов увидел на стене вырубленые почти вертикально, ступени лестницы. Большой Воин поднял голову, на своде туннеля, куда поднималась лестница, было отверстие, вполне достаточное что бы в него можно было пролезть. Он огляделся, туннель в этом месте расширялся, заросли растительности густо свисали со свода, звонко падали капли. Вдруг он заметил в воде движение, показалась голова с огромными черными глазами. Сотник тут же метнулся к лестнице и едва ухватил за ступеньку, как его схватили два щупальца и потянули к воде. Руки соскальзывали со ступени, еще мгновение и… он ударил пяткой по одной натянутой щупальце, та отпустила и, он резко подтянулся, одно щупальце не удержало его, раздался всплеск, чудовище ушло под воду. Он былстро перебирая руками и ногами поднялся к отверстию, в дыру на своде было видно небо и он
выбрался на поверхность. Кратер оказался рядом - несколько километров горного массива. Куда идти Большому Воину было практически все равно, но перед Лен Аретом - человеком, стоял выбор - казалось бы: следует вернуться в зал трансформации, до которого можно добраться без проблем и сохранить свое «я»… но в бесплотное общество возвращаться не хотелось. Снова быть призраком? Ну, нет! Он здесь в обличии стергла поборется за выживание. Он двинулся по нагромождению камней в направлении Кратера.
        ГЛАВА 87
        Короткая цепочка пленных в сопровождении десятка охранников - стерглов, двигалась по плато. Нат шел позади Ветты и смотрел на ее тоненькие руки, запястья которых были стянуты веревкой. Его сердце стонало. А у него кроме рук были стреножены еще и ноги, видимо стерглов пугали его гигантские размеры. Длины веревки на ногах хватало лишь на полшага, но пленные двигались медленно и Нат идти успевал со всеми. Шли они уже довольно долго - день заканчивался, свет Кратера тускнел. Пленных повернули к скалам, где они расположились на камнях. Стерглы разожгли костры.
        - Как там наши? - прошептала Ветта.
        - Мы еще увидим их, - успокоил ее Нат.
        Он постоянно пытался порвать веревку на руках или хотя бы ослабить ее, но вязавшие их свое дело знали. С костров потянуло чем - то вкусным. Несмотря на обстоятельства Нату есть хотелось.
        - Зачем нас взяли в плен? - спросил он у Шима, который сидел от него справа.
        - У них обычай, - по случаю победы приносить вечным в жертву пленных, - объяснял тот весьма спокойно, небрежно касаясь такой злободневной темы.
        - Надо как-то бежать, - заметил Нат.
        - Конечно, - поддержал Шим, - мы ведь ничего не теряем.
        Стерглы у костра ели и пили, не обращая внимания на пленных.
        - Подлезь ко мне за спину, - шепнул Нат бывшему кнаду, - и развяжи веревку зубами!
        - Веревка сплетена из жил ветронога, - усмехнулся тот, - ее развязать уже невозможно. Она со временем костенеет, потом ее даже ножом трудно резать, обычно ее перепиливают!
        Нат промолчал - положение казалось безнадежным,… вдруг он почувствовал как позади, кто-то коснулся его рук. В сердце дико вспыхнула надежда - за спиной пилили веревки, и вскоре он смог разъединить руки, ему кто - то вложил в правую ладонь нож. Не оборачиваясь, стараясь делать все незаметно, Нат перевел руки вперед и увидел нож с пилкой позади лезвия. Лишь чуть наклоняясь, он перепилил веревку на ногах, которая оказалась действительно твердой, как кость. Ветта и Шим широко раскрытыми глазами смотрели на чудо. Нат ловко освободил от пут их обоих. Позади кто-то тусклым голосом пригласил:
        - Сюда!
        Нат лег и пополз на голос, девушка и Шим последовали за ним. Нат опешил, когда за огромным камнем он увидел стергла: крупного, с аксельбантом сотника на груди.
        - Черт… - прошептал он.
        Ветта в страхе ухватилась за него.
        - За мной, - бросил стергл и двинулся за скалу.
        Ничего не понимая, еще не веря, что он на свободе Нат поспешил за ним. Остальные от него не отставали. Шли недолго, на развилке тропы Нат остановился, и, показав рукой на Кратер, сказал:
        - Нам туда!
        - Там опасно! - проскрежетал стергл на языке олду, внимательно глядя Нату в глаза, но человек качал головой.
        - За теми камнями поворот… там уже рядом, - заторопился Шим. - Рукой подать до скалы Демона!
        Нат двинулся к камням, за ним остальные, стергл тоже последовал за ними. Нату хотелось расспросить стергла, но движение по узкой дороге мешало общению. За камнями открылся вид на Демона, но тьма быстро скрывала силуэт странной скалы. Когда обходили каменные конуса подозрительно правильной формы, стергл неожиданно на земном языке проскрежетал:
        - Да это же световые колодцы!
        Нат опешил. Он не знал, что подумать. Он только во все глаза смотрел на существо, похожее на чудовище.
        - Я - Лен Арет, командир звездолета «Миф», - пояснил стергл.
        У Ната сразу стало пусто в голове, не было ни единой мысли, которая бы мыслилась, и что-то объясняла. Наступала филолетовая тьма - пришлось остановиться, несмотря на уговоры Шима - который убеждал, что отряд консула совсем рядом и надо идти. Они устроились между двумя световыми колодцами. Нат сел спиной к камню. Ветта прижалась щекой к его плечу. Стрегл достал из-за пазухи сверток и принялся извлекать из него продукты. Голодный Нат учуял запах мяса. Шим не сводил с пищи глаз и скулил от нетерпения. Стергл разделил ножом мясо и поддев на острие, подал каждому по куску. Ели молча, было только слышно, как работали зубы Шима, который грыз кости.
        - Я понимаю тебя, - вытирая губы, проскрежетал стергл. - В это трудно поверить, но тем не менее это правда.
        - Конечно, правда, - отозвался Нат. - Это может быть только правдой! Такое придумать невозможно! Как ты оказался… там.
        - Здесь ночи длинные, - вздохнул стергл. - А рассказать мне есть что! Хватит не на одну ночь!
        И Лен Арет начал рассказывать, не торопясь, с остановками, обдумывая каждое слово, стараясь быть понятым. Шим спал сидя, уткнув лицо себе в колени. Ветта, прислонившись к плечу Ната, дремала - она не понимала человеческую речь. Нату же было не до сна - то, что рассказывал командир, было так фантастично.
        - Мы пришли в сознание на звездолете, «Миф» уже покидл планету Квази… Никто ничего не помнил и твое отсутствие на корабле мы себе никак не могли объяснить. На пути звездолета встала Медуза - преобразователь энергии Прамира… Столкновения избежать не удалось… Я очнулся в бестелесном состоянии среди бессмертных. Представляешь огромное прозрпчное пространство, в котором плавают сотни тысяч цветных комочков с лучиками - содержащее сознание разхумного существа. Долго приходил в себя, если так можно было выразиться, привыкал, учился общению, потом изучал жизнь их предтеч - реликтонов, овруидов. Реликтоны древняя великая раса, они уже давно освоили галктику - Пределы…
        Лен рассказывал о красивом городе Марге, планете Маргилане, о дикарях кочевниках овруидах. О нападении тигменов… О бесплотии и поле Гвара.
        - Кстати тогда на астероиде, ты видел группу тигменов, а здесь прямо под нами, в толще планетной коры находится зал трансформации. В нем происходит разделение плоти и сознания. А ты? Что произошло с тобой?
        - Я пришел в сознание на острове посередине болота, - начал Нат. - Проглотил препарат - разноцветную горошину, и мне показалось… потом я понял, что тогда я пришел в себя после долгого беспамятства. Связался со звездолетом, оказалось, Бортовой центр взял управление кораблем под свой контроль, и уже прошла команда готовности к старту…
        - Ты почему принял препарат?
        - У меня в маршрутном задании было это - во столько-то часов и минут я должен открыть миниконтейнер и …
        - Так, - протянул Лен Арет, - похоже, что кто-то догадывался на Земле, что мы можем оказаться под внушением. В Бортовой центр была заложена программа на твою реакцию после принятия препарата, который снимает гипноз. Ведь не трудно предположить, что будет ощущать закодированный, после снятия с него внешнего воздействия. Хотя я, может, и ошибаюсь.
        - Не ошибаешься, - заметил хмуро Нат. - Действие горошины я проверил еще раз - Нор тоже вышел из-под внушения.
        - Так! Значит, ты нашел его!
        - Нор умер у меня на руках…
        Нат извлек из кармана миниконтейнер - небольшую, но увесистую металлическую шкатулку и открыл его. В гнездах еще находилось несколько разноцветных горошин.
        - Значит, на Земле кто-то догадывался, что здесь на Квази не все чисто! Кто-то заложил этот эксперимент! - протянул Лен Арет.
        - Почему нас не предупредили! - с обидой произнес Нат.
        - Не могли предупредить. Если наш мозг контролируют, то… на Земле не хотели предупреждать хозяев.
        Нат покачал в руках миниконтейнер и, захлопнув его, опустил в карман. Он еще слышал странную с металлическим тембром человеческую речь, но глаза его стали слипаться. Ему снилась Земля - голубой шар, прикрытый белой пленкой облаков - говорят, так она снится в космосе каждому…
        ГЛАВА 88
        Нат открыл глаза. Светало, все уже проснулись. Ветта сидела рядом.
        - Ты ему все рассказал, - спросила она, кивая в сторону стергла - человека.
        - Да вроде.
        - А про гигантских роботов?
        - - О чем это она? - уточнил Лен.
        - Да нашли мы…в пещере …под четыре метра, то ли биороботы, то ли…
        - На голове были синие полоски? - перебил его Лен Арет.
        - Были - подтвердила Ветта.
        - Идем в пещеру - бросил стергл - землянин и поднялся с камня.
        - Сначала к нашим! - запротестовала девушка.
        - Ну хорошо, - нехотя согласился Лен, - пойдем к вашим.
        Первым шел Шим за ним Нат, за ними шел Лен, рядом Ветта.
        Они прошли совсем немного - через два поворота каменистой тропы услышали голоса.
        Нат осторожно выглянул из-за камня. Голоса доносились снизу. Прямо под ними, на тропе стояли стергл с зугом в руках и … лысый жрец. Рядом никого. Нат поднял камень и покачал его в руках, а затем вооружился другим, поувесистее. Шим остановил его руку:
        - Я бы не советовал брать жреца с собой. - Прошептал он, - хлопот с ним не оберешься.
        Но Нат бросил камень на стергла. Тот мягко опустился на колени, а затем коснулся тропы разбитой головой. Жрец поднял голову и, узнав Ната, поднял связанные спереди руки. Нату пришлось свеситься вниз по пояс, что бы достать до его рук, но быстро понял: поднять жреца в такой позе ему будет не под силу. Он подозвал Лена. Увидев стергла жрец было задергался, но вдвоем земляне без усилий вытащили его наверх. Шим ловко пилил узы на его руках и недовольно шептал:
        - Если идешь с нами, то нас не учи, и не делай вид что ты самый умный.
        Жрец пожал плечами. Они двинулись вперед, но за поворотом обнаружили развилку - тропа раздваивалась.
        - Теперь куда. - Спросил Нат.
        - Я бы посоветовался с вечными. - Подсказал жрец.
        - Надо подумать. - Вздохнула Ветта.
        - Один осел тоже думал, с какой кучи жратвы начинать, - заметил Нат.
        - И долго думал, - уточнила девушка.
        - Пока не сдох.
        - Правило правой руки знаешь, - спросил Шим у Ната.
        - Я знал правило левой руки, но забыл.
        - У меня любимая сторона правая, никогда не надо думать куда…только вправо, справа и направо и…
        - Ну, давай направо, правило есть правило… - Бросил Лен, и Шим сорвался с места, исчезая, за камнями на тропинке уходящей вправо.
        - Да. Право выбора…
        - Здесь не право выбора. А право угадать, - остановил Лена жрец, явно пытаясь завязать философскую дискуссию.
        - Все. - Оборвал его Лен - ждем молча.
        Ждали недолго, Шим вернулся восторженно крича:
        . -Я нашел их! Они рядом, за поворотом.
        Вскоре Ветта была в объятиях отца. Полтора десятка олду скрывались в узком поросшем кустарником распадке. Вновь прибывшие расселись на камнях, консул косил взгляд на стергла, конечно, он все понимал, но ненавистное обличье не давало видеть в стергле землянина.
        - Что дальше? - неожиданно спросила Ветта. - Она задала вопрос, на который не было ответа. - Нас не будет, а они останутся. Будут осквернять наши могилы. Они сотрут память о нас.
        Девушка говорила нараспев - она оплакивала свою судьбу и судьбы близких.
        - Надо идти, - мягко произне Лен, он уже обьяснил олду, что есть шанс…
        Вытянувшись гуськом отряд медленно продвигался по неверной каменной тропе. Через пару часов Лен обьявил привал, дорога была неровная с препятствиями, командиру звездолета не хотелось изматывать попутчиков. Они расселись кто на камни, кто на вещмешки и, вдруг Лен Арет узнал это место - рядом был вход в зал трансформации. Он поднялся:
        - Я схожу…
        Все поднялись.
        - И мы с тобой! - заявил Шим. Лен спустился в пещеру, все последовали за ним и сгрудились позади, когда он остановился.
        Вдруг бывший командир звездолета увидел на противоположной стороне пещеры огромную статую, она стояла рядом с входом в зал трансформации, поэтому он не мог ее видеть, когда выходил оттуда.
        В огромных раскосых глазах горел призывный голубой огонь. Лен Арет чувствовал гипнотическую силу взгляда и понимал его значение - это бессмертные звали его.
        Послушай! - обратился он к консулу. - Я пойду туда, - землянин показал рукой - пучком вздувшихся вен и сухожилий в сторону статуи, - а когда вернусь, то убейте меня!
        - Как убейте?
        - Убейте - это уже буду не я!
        Лен Арет вздрогнул. Это он уже видел… и вспомнил предсказание Гьоргиуса, земного пророка, оно исполнилось точно!
        - Мы пойдем вместе! - предложил консул.
        Никто кроме меня пройти туда не сможет, - остановил его Лен Арет. - Сделай, что я прошу!
        Консул качал головой.
        - Хотя взглянешь в мои глаза, тебе станет понятно, я это или уже нет.
        Консул неуверенно кивнул. Лен Арет пошел туда, где как он догадывался, его с нетерпением ожидали. Голубая пленка силовой защиты, как он и ожидал, его пропустила.
        Соты по прежнему отливали золотом, его охватило радостное волнение, словно он после долгой разлуки вернулся домой, ему хотелось потрогать золото ячеек, хотелось опустить руку в плотный голубоватый туман.
        - Потерпите, - шептали его губы. Он хорошо понимал природу своих желаний.
        Инстинкт подсказывал ему, в какой именно ячее его ждали. Землянин прошел между ячейками, которые были высотой чуть выше его колена, подошел к той самой, и осторожно дотронулся до тумана, заполнявшего золотистый многоугольник. Как ни готовился он к любым неожиданностям, но все же не представлял, что это произойдет именно так. Мгновенно по руке хлынул холод отчуждения. Лен Арет отчаянно напряг волю, разум его уже умел бороться с разумом, навыки человек получил в схватке за тело, в котором сейчас находился. Сознание его осталось ясным. Лишь рука оказалась во власти бессмертного, в ней явно были блокированы электрические сигналы, управляюшие мышцами. Как он и ожидал, вечным оказался Гиэрри-Орр.
        Летописец быстро прочитал мысли человека и был ошарашен, но отпускать землянина он не собирался.
        Лен Арет принялся объяснять бессмертному ситуацию, но силы быстро оставляли его и он заторопился:
        - Скажи своим, что люди поймут их и никогда не нанесут бессмертным вреда. А плоть вам и не нужна, да и все равно она уже не ваша.
        Лен Арет неожиданно для бессмертного вызвал перед своим внутренним взором вид клыкастой пасти Гарана, и по вечному ударил крик, который клеймом страха навсегда остается в памяти. Рука человека мгновенно оказалась свободной. Он торопливо пересек зал трансформации, прошел голубую завесу защиты проема и появился в пещере. Консул напряженно вглядывался в его лицо. Землянин через силу улыбнулся. Олду облегченно выдохнул.
        Когда они вышли из пещеры, Лен почувствовал страшную усталость.
        - Мне надо отдохнуть - произнес он, бессильно опускаясь на камни. Ветта подложила ему под голову мешок. Отряд остановился, все расселись на камнях, с тревогой наблюдая за командиром. Лен словно потерял сознание, он как наяву увидел дом своего детства, а по тропинке бежит к нему Юффи - прекрасная инопланетянка… вспомнилась мать, вспомнилась ярко, как вспоминается только в детстве. Она громко смеялась… над чем же она тогда смеялась?
        - Еремушка! Еремушка! - и на него взглянули невыразимо ласковые глаза.
        Когда он очнулся, то не сразу сообразил, где находится. Вскоре отряд двинулся дальше.
        ГЛАВА 89
        Они не сразу обнаружили пещеру - подземную базу тигменов, как всем объяснил Лен. Нат и Ветта тянули в разные стороны и пришлось проверить несколько их версий. Затем долго спускались по огромным ступеням, вслушиваясь сквозь шум текущей воды, всматриваясь во тьму, готовые к любым неожиданностям. В пещере все было по прежнему - сотни горящих в темноте глаз невидимых тварей, в подземном озере красные глаза затаившегося зверя. Робот - гигант в прежней позе лежал у входа в огромный зал, вход в который был защищен голубой пеленой силового поля. Лен поспешил к роботу и, нажав кнопку на груди, открыл панель.
        - Ты знаешь что это? - изумился Нат.
        - Это наружная система управления.
        - Нет, я говорю вообще…
        - Вообще - это наша надежда!
        Отряд прошел сквозь защитное поле, вид огромного помещения, множество приборов и устройств, лежащие гиганты, их поразил.
        - Храм Неведомым богам? - нервно спросил бритоголовый жрец.
        - Богов вообще нет, - сообщил ему шепотом Лен и подошел к панели на стене, поколдовал у странного устройства, панель сдвинулась, обнажился сложный пульт управления. Он недолго манипулировал над ним - вспыхнул свет, заработали приборы, гиганты зашевелились и их огромные тела, медленно поднялись и встали на ноги.
        - Давайте знакомиться ближе. Нат, начнем с тебя, а вы все смотрите…
        Лен поставил робота на колени и показал Нату куда садиться, за что браться, как поднять робота… и так далее.
        Все оказалось довольно просто, и Нат вскоре вел гигантского робота по залу. Клал его на пол, махал руками, пинал воздух его ногами. Затем стали обучаться остальные.
        Шим откровенно боялся. Он заворожено смотрел на серповидный крюк, укрепленной на конце руки робота, с заточкой по внутренней стороне.
        - Ну что ты его боишься. Это твой друг, слуга и защитник. - Уговаривал его Лен.
        - Да, он такой большой. - Боязливо оправдывался Шим.
        Ашунг осенял своего нового большого друга знаками бессмертия, что - то ему шептал, он явно не верил что гигант не живой.
        - Я ж тебе объясняю, он просто многофункциональный…
        - Да я так на всякий случай… - Видно было, что жрец не верил Лену, едва он отошел тот снова принялся, что - то нашептывать, ему показалось, что жрец хочет обратить робота в свою веру. И когда тот стал обращаться к роботу по имени - Послушник, он долго не мог не улыбаться.
        - Шим. А ты тоже назвал робота?
        - Я назвал его Демоном, хотя думаю, он и есть демон!
        - А ты Ветта?
        - Я назвала его Дружком.
        - Скорее дружище, - хохотнул Нат.
        - Ничего ты не понимаешь у него характер…
        - Характер? Да, они все одинаковые.
        - Нет Нат, они все разные.
        - А ты Лен как назвал робота - спросил Нат.
        - Да никак, хотя, ведь это наше оружие, а в древности на Земле давали имена оружию мечам, щитам, я тоже … назову я его Воин.
        Наконец все освоили управление роботами, по залу бегали, ползали, схватывались друг с другом гигантские тела. Неожиданно отряд овруидов выстроился, к Лену подошел консул:
        - Роботов пятнадцать, а у меня воинов около двадцати?
        Нат достал шкатулку, там оставалось только шесть горошин позволяющие избегать внушения бессмертных.
        - Мы не можем взять с собой и половину …
        Консул вздохнул:
        - Мы решили остаться все.
        Нат взглянул на Ветту, та прижалась к нему:
        - Я с вами.
        К ним подошел жрец:
        - Я тоже с вами. Мне надо так много узнать.
        Шим заметался, он смотрел то на отряд консула, то на убывающих.
        - Ведь потом можно вернуться оттуда - заискивающим голосом спросил он у Лена,
        тот пожал плечами:
        - Можно еще и не добраться до туда.
        - Я с вами! - Шим решился и подошел к ним.
        Лен быстро натаскал консула управлению силовыми полями, энергетикой базы и они стали прощаться. Суровые воины что - то дружно кричали, и слаженно поднимали вверх крепко сжатые кулаки. Ветта прижалась к отцу и всхлипывала.
        Лен подошел к пульту:
        - Все, я вызываю корабль! Нат угощай.
        Нат достал миниконтейнер и раскрыл его, все увидели ряд жемчужных горошин.
        - Это надо всем проглотить.
        Лен Арет взял горошину и проглотил:
        - Предупреждаю, она горькая.
        - А может… - заскулил Шим.
        - Нет, не может. Глотай или оставайся! - жестко остановил скулеж Нат.
        Таблетки проглотили все. И довольно быстро устроились в роботах - тренировки давали о себе знать.
        Пять гигантских фигур, покидая пещеру, медленно поднимались по огромным ступеням. Наверху они немного подождали, вглядываясь в молочную бездну, наконец Лен бросил:
        - Пора - « Шарлатан» приближается!
        - «Шарлатан»? - Удивился Нат.
        - Да, это серия небольших кораблей тигменов.
        Двигатели роботов заработали, маленький отряд, один за другим, стартовал. Они понеслись в белую мглу, на минуту затерялись в атмосфере, а затем увидели черную бездну, с огромными яркими звездами и корабль, он был совсем рядом.
        Шлюзы были открыты, они вошли. Лен Арет включил привод - створы шлюза сошлись, воздух шипя, наполнял шлюзовую камеру и вскоре он сообщил:
        - В корабле нормальное давление, можно покинуть роботы…
        Лен Арет отправился в рубку управления, что бы проложить курс на обитаемый остров, остальным приказал собирать погибших тигменов и выносить их в шлюз.
        Рубка управления «Шарлатаном» была небольшой, с десяток рабочих мест для членов экипажа, впереди лобовой иллюминатор. Консоль управления первого пилота располагалась несколько ниже места командира. Он сел в кресло командира, быстро нашел ключ контакта, но… его пугало - а что если корабль не подчиниться ему? Он с волнением повернул ключ - корабль послушно отозвался.
        - Лен спросил:
        - К старту готов?
        - Готов.
        - Стартуем.
        Загорелся свет, зажужжали, запели, мигая огоньками приборы.
        В рубку заглянул Шим.
        - Собрали всех. - Доложил он - Тридцать два трупа.
        , - Покиньте шлюз.
        Убедившись, что шлюз покинули все, Лен прямо из рубки открыл его, давлением трупы тигменов выбросило в открытый космос.
        Заработали двигатели. Корабль двинулся к обитаемому острову - острову погибших кораблей.
        ГЛАВА 90
        Издали остров напоминал космический корабль, по мере приближения корабль словно вырастал, и вскоре закрыл половину звезд на небе.
        Лену сразу бросилось в глаза - конфигурация острова изменилась, кораблей стало больше. Во всяком случае в памяти Тига - тигмена, беглеца с острова ему запомнилась несколько иная картина.
        Стена хаотичного нагромождения стальных гигантов, его спутников ошеломила - мир оказывался больше и сложнее.
        - Неведомые? - спросил Ашунг.
        - Нет неведомых и ведомых, - объяснил Лен.
        - Внешние?
        - Можно и так сказать, только вашим богам до них далеко.
        Лен вел корабль, медленно облетая остров, все не отрывали взгляда от огромного, не хватало глаз, что бы его охватить, сплочения кораблей. Плывущая совсем рядом стальная гора хаоса угнетала, выдавливала разум из реальности.
        Ашунг начал метаться и бормотать молитву:
        - Внешние… неведомые… стена кошмара… угроза миру… обитель зла…
        - Я же говорил вам, не надо было его с собой брать. - Тихо ругался Шим. - А впрочем и сейчас не поздно…
        Шим сдавил ладони и повернул.
        - Тебя самого надо… - Возмутилась Ветта.
        - Да я это так… на всякий случай.
        На острие одного из окончаний острова веером располагались корабли, среди своих собратьев они выделялись огромными размерами.
        - Это линкосокоры тигменов и флагманы реликтонов. Нам надо туда - показал на них рукой Лен.
        - А почему мы идем в обратную сторону.
        - Большие корабли охраняются. Они на ходу, впрочем, на ходу они были давно, но я надеюсь, что хотя бы один из них окажется исправным и, нам удастся его захватить. Мы к ним вернемся - внутри острова есть много дорог.
        - Смотрите «Шарлатаны» - Шим показывал на два корабля, конфигурацией схожие с их кораблем.
        Они были словно вмурованы в стену многочисленных собратьев, но шлюзы у них были на виду, Лен такие открывать умел.
        - Хоть один из шлюзов был бы работающим и позволил нам попасть вовнутрь острова. - Подумал Лен и поставил корабль на магнитный якорь в миле от « Шарлатанов».
        - Я попытаюсь открыть шлюз. Мне понадобится помощник....
        - Это, наверное, опасно - заметила Ветта.
        - Да уж ясно, что опасно. - Вздохнул Лен. - Со мной пойдет… Шим.
        - А почему сразу Шим. - возмутился бывший кнад.
        - А почему не Шим?
        - А потому что Шим боится. Пусть идет Жрец, он всю жизнь молится. Он уже среди богов свой. Пусть они его и защищают. Хоть какая - то от них будет польза.
        Раздраженный Лен сверкнул глазами стергла и Шим обиженно сопя, отправился усаживаться на место водителя робота.
        Вскоре два робота покинули корабль, и добрались до одного из шлюзов, как надеялся Лен, ведущему вовнутрь острова. Ему удалось руками провернуть колесо привода, и лишь чуть раздвинуть створы шлюза, но они смогли протиснуться в образовавшуюся щель. Он махнул рукой, давая сигнал на корабль, было видно как
        три фигуры роботов - с остальными членами отряда, оторвались от корабля и неторопливо поплыли к шлюзу. Когда они прибыли, Лен закрыл за ними створы, включил подачу воздуха - система работала, а когда шлюзовой отсек наполнился воздухом, он открыл дверь, ведущую вовнутрь, на корабле было нормальное давление.
        Они оставили роботов в шлюзе, а сами прошли в отсек, который оказался небольшим и пустым, металлический пол был обильно загажен.
        - Нужник! - Определил жрец.
        - Дерьмо свежее, - подметил Шим. - Значит рядом кто - то есть.
        В следующем, длинном отсеке перегородки были срезаны, зеленела трава на искусственной почве, горел неяркий свет, и они увидели аборигена.
        - Кто это? - спросила Ветта.
        - Это овруид, овруиды предтечи стерглов. - Объяснил Лен.
        В руках овруид держал узкую метровую полоску из серебристого металла, грубо заточенную с одной стороны - явно оружие.
        Он шалело смотрел на группу из пяти… и было метнулся к двери, но та была на пути …этих.
        - Не бойся, - успокоил его Лен. - Мы свои. Только давно здесь не были, расскажи, что здесь происходит, вроде воюете.
        - Да. Тигмены …уже подошли к «Посланнику смерти», наш отряд отрезан от основных сил.
        - А сколько вас здесь?
        - Осталось уже немного.
        - А всего на острове сколько овруидов?
        - Две сотни воинов и еще женщины и дети, да еще есть беглые, неизвестно сколько их.
        - А тигменов?
        - Тех больше в два раза.
        - А мы с кем? - Спросила Ветта.
        - С тигменами нам не по пути уж точно. - Ответил Лен и предложил овруиду. - Давай, веди к своим.
        Овруид вышел, остальные последовали за ним, у одной из дверей он остановился:
        - Дальше я один, надо предупредить… - он открыл дверь. Ждали долго. Овруиды выходили, испуганно косясь на пришельцев. Оружие их вызывало улыбку. Копья, изготовленные из длинных тонких, серебристых труб, короткие дубины из труб потолще, ножи - грубо заточенные полоски металла…
        Лен сказал:
        - Мне надо вернуться на корабль со мной Шим, остальные ждите, мы скоро.
        Было слышно, как возмущенно шептал Шим:
        - Конечно Шим, куда же без Шима.
        - Не надо так бояться, - мягко сказал Ашунг. - От смерти все равно не убежишь…
        - Ясно, что не убежишь, только ведь побегать хочется подольше.
        На корабле они занялись поиском ручного оружия. Оружия было много но, к сожалению, в них энергии не осталось, ни на один выстрел. Заряжающие системы не работали.
        - Зря мотались сюда. - Вздохнул Лен.
        - Опять Шим виноват! - проворчал бывший кнад.
        - Причем тут ты. Давай обратно на остров.
        Когда они вернулись, отряд их ждал в отсеке - коридоре с отрезанными перегородками, где в искусственной почве зеленела трава. Овруиды толпились отдельно. Видимо за их отсутствие дружба между расами не установилась.
        - Кто из вас старший? - спросил Лен у овруидов.
        - Я, - отозвался один из них. По его лицу было заметно, что лет ему немало.
        - Введи нас в курс, что же происходит на острове? - Попросил Лен.
        Старший овруид, явно волнуясь, рассказывал:
        - Сейчас на острове война, тигмены прижали нас к старым кораблям, маленьким и плохо обустроенным. Нас уже осталось…
        - А почему началась война?
        - Вождь - координатор тигменов Тиг - тринадцатый, несколько лет тому назад объявил войну очередному повелителю овруидов. Цель войны как, объяснялось, принудить овруидов к дружбе.
        - А что здесь плохого? - удивилась Ветта. - Пусть дружат.
        - Дружба … тигмены мелкие и слабые, а овруиды сильные, они хотят, что бы мы работали на них - зло проговорил овруид. - А вы сами что хотите?
        - Нам надо пробраться на ту сторону острова, где стоят большие корабли.
        - У тигменов роботы. Их не пройдешь.
        - Много?
        - Да с десяток будет. Там, за этой дверцей трюмы огромного транспорта. Туда сходятся пути со всех частей острова и оттуда они расходятся в разные стороны. Там у них база роботов, мимо не пройти и с роботами не справится.
        - У нас тоже есть роботы. - Встрял в разговор Шим.
        - Давай вначале взглянем на врага. - Остановил его Лен.
        Овруид медленно отворил дверцу. За ней оказалась нора.
        - Сверху насыпана почва. - Сообщил овруид, - посажены растения, а под ними ход до другой дверцы, но робот тигменов случайно наступил на ход и завалил его. Вот поэтому мы и застряли здесь.
        Лен Арет с Натом пролезли в дверцу и, нагнувшись, пошли по ходу, овруид сопровождал их, он показал замаскированную щель, сквозь которую они увидели огромное помещение - трюм гигантского транспорта, и роботов, те были несколько меньше их роботов, но все равно выглядели внушительно. Видно было четырех, но овруид сказал: есть еще.
        - Ну что давайте переправлять сюда своих роботов. - Предложил Лен.
        - Не пролезут же! Дверца маленькая. - Возразил Нат.
        - Лежа и боком пролезут.
        Они раскопали нору пообьемистей, что бы разместить своих роботов, и потом разом пойти в бой.
        Первым повел своего робота Ашунг. Его Послушник пролез с трудом, ширина плеч и высота дверцы были практически одинаковыми. Потом Шим провел своего Демона.
        Роботы пролезали, проталкивая плечи сквозь узкий проем и пригибаясь, вставали на ноги уже на той стороне.
        Лен Арет, и остальные смотрели в щели. Огромный зал - узел внутренних дорог острова, видимо для тигменов был важный, его охраняли восемь роботов и два десятка пеших тигменов. Застава службу несла из рук вон плохо, оружие сложено у стены, половина роботов была не оседлана.
        - Пеших тигменов больше, чем вас, - заметил Нат овруидам.
        - Но мы сильнее их - ответил старший овруид, - и на нашей стороне неожиданность.
        Лен быстро объяснил объединенному отряду план боя:
        - Ты Шим пойдешь крайним справа, ты Ветта слева, остальные по центру. Пешие пойдут вплотную за роботами. Приготовились… - Лен Арет недолго выжидая подходящего момента, бросил:
        - Вперед.
        Роботы поднялись разом, смели своей массой тонкий слой почвы и бросились вперед, за ними бежали пешие овруиды, они громко и бестолково что-то орали.
        ГЛАВА 91
        Лен Арет вел своего Воина, наметив для атаки два, стоящих рядом робота. Он сразу понял: бой будет яростный - игмены водители, после секундного замешательства повернули роботы навстречу атакующим, другие быстро оседлывали остальных, а пешие тигмены сбегались в шеренгу и, выставив вперед оружие, копья, мечи и дубинки ожидали боевого контакта.
        Лен с ходу ударил могучим плечом Воина в металлическую грудь противника, тот опрокинулся, он ударил его ногой, стараясь попасть по сочленению ноги и туловища, и тут же нагнувшись, ушел от удара правой второго робота, и сам, бросая вверх корпус Воина, ударил правой, но тот ловко увернулся. Его Воин шагнул вперед и вновь ударил металлической рукой справо, и тут же ударил левой, он бил резко и разнообразно, но тигмен не пропускал удары, и уходил от них, то наклоняясь, то отступая и уходя в стороны. Он был ас схватки, видимо долго тренировался и не спустя рукава. Лен краем глаза видел всю картину боя. Поврежденный им робот пытался встать, но не мог. Послушник жреца бил руками в левое плечо противника, с левой, с правой, тот резво уходил, но вдруг мощный удар прошел, и робот тигмена развернуло, Послушник толкнул его руками, тот потерял равновесие и упал. Ашунг бросил на него всю массу своего робота, стараясь попасть по водителю, и похоже попал - робот тигмена замер. Демон работал крюком, Шим здорово наловчился дергать им, то за руку, то за ногу стараясь уронить противника, не давая шансов тому на
атаку. Дружок Ветты свалил робот тигмена, и упал на него, придавив всей своей массой. Девушка царапала, и била его руками Дружка без размаха, тычками, по - женски, Лен был уверен что она сейчас визжит. Нат стоял рядом, прикрывая девушку, он отбивался от двух наседавших роботов, далеко выбрасывая руки, нанося тяжелые удары по их корпусам, и видимо попал в кабину водителя одного из них, робот осел на колени, словно боксер в гроге.
        Пешие овруиды бились с более многочисленными пешими тигменами, схватываясь с двумя, тремя противниками и нисколько не уступая тем, звон оружия и яростные крики, усиливаясь, отражались от металлического потолка. Наконец роботы тигменов были повержены, Демон и Дружок добивали последнего, а робот жреца - Послушник, гонялся за пешими тигменами, сбивал их с ног и давил ногой, как тараканов. Лену казалось, что это делал жрец с удовольствием. Пешие тигмены несли потери, они стали разбегаться, скрываясь в двух отверстиях.
        - Преследовать! - приказал Лен овруидам, и те стали пролезать в проемы вслед за врагами.
        - Победа - кричал Шим, - мы их…
        - Подожди орать - остановил его Лен. - Давайте прятать роботов, они дальше не пройдут.
        Они отогнали роботов к отверстию, через которое проникли в зал битвы. Роботы проползли обратно сквозь узкий проем, и водители, установив их стоя, покинули свои места. Затем замаскировали вход в отсек - схрон, травой, кустами. Лен попробовал управлять роботом тигменов, но у него ничего не получилось, а времени разбираться, как это делается, не было. Он приказал их испортить.
        - А как испортить. - Спросил недоуменный Шим.
        - А кто как сможет, - отрезал Лен, - Только быстрее…
        Вернулись овруиды преследователи, они обнаружили свободный путь, и отряд двинулся по нему.
        Овруиды шли впереди, показывая дорогу, а это был коридор, какого - то звездолета, прямой, и лишь изредка, поворачивающий под прямым углом. Низкий потолок указывал, что этот звездолет был кораблем тигменов.
        Вдруг овруиды вернулись:
        - Впереди засада!
        - А позади уже слышался шум погони.
        - Сюда. - Пригласил шепотом овруид. За поворотом оказался шлюзовой переход. Овруид быстро раскрутил колесо ручного привода, и когда шлюзы разошлись, они, один за другим проникли на другой корабль.
        Когда овруид закрыл за собой створы, Шим обрадовался:
        - Мы спрятались, -
        - Нет. Отсюда больше нет выхода, - вздохнул овруид, - они нас здесь блокируют.
        Лен Арет, а за ним и остальные, оставив овруидов охранять шлюз, прошли
        вовнутрь корабля.
        - Смотрите! Мертвяк! - крикнул Шим.
        Лен подошел.
        На полу лежал …реликтон, точнее его скелет, что это реликтон, Лен определил по его одежде. Он осмотрелся, кажется… он быстро поднялся в рубку управления - да это была Маргилана. Лен вспоминал тот бой, когда погиб корабль … как он бил в образе Уге Че бинарами по линкоскорам тигменов. Вспомнил капитана корабля, а здесь стояли архатерсы … архатерсы. Гигантские насекомые, которых упрятали в отсек - холодильник, они, наверное, живы и сейчас, ведь анабиоз …
        Дверца отсека холодильника была маленькая, он с трудом скинул хитрый запор и открутил штурвал замка. Дверца чуть отворилась, потянуло холодом.
        Архатерсов оказалось шестеро. Лен закрыл микрощели связи с открытым космосом. Вскоре в холодильнике стало тепло. Насекомые лежали без признаков жизни долго. Лен уж было забеспокоился. Шим торопил:
        - Ну, скорее же.
        Наконец пошевелился один, другой, они вставали на лапы качались и смотрели тупо, а затем появилось в их глазах выражение понимания непонятности ситуации.
        - Тигмены… - оказалось, достаточно было назвать имя врага, что бы они стали приходить в себя. Насекомые торопливо ощупывали себя, чирикали между собой.
        Лен поторопил:
        - Соображайте скорее.
        - Что случилось. - Проскрипел один из них.
        - Нас преследуют тигмены-
        - Их много.
        - Их немного. Но нас очень мало.
        Овруиды с опаской познакомились с архатерсами, но узнав, что они могу лазить по стене, обрадовались:
        - На потолке много люков, если мы выберемся на другой уровень по системам воздухопроводов и кабельных каналов, то проберемся в те коридоры, которые не контролируют тигмены.
        Архатерсы без труда поднялись по гладкой стене, высотой метров двенадцать, достали лапками до люков, крышки которых откинулись вверх, а затем исчезли в них. Вскоре появились вновь.
        - Один из воздуховодов ведет в коридор…
        Все вернулись в рубку управления кораблем, архатерсы стали снимать, или точнее вынимать скелеты реликтонов из одежды, резать одежду на узкие полосы и вить из них веревки. Лен смотрел и вспоминал свою жизнь, будучи реликтоном. Вспомнился прекрасный город Марг - какая цивилизация погибла!
        Архатерсы наделали на веревках крупные узлы и подвязали их к люкам. Овруиды полезли вверх по ним, за ними отправились и остальные. Лаз оказался тесным, но они благополучно добрались до коридора.
        - До наших недалеко. - Сообщил овруид, когда и остальные спустились в коридор, - двое уже пошли к ним, вообщем нас должны встретить.
        ГЛАВА 92
        Повелительница сидела на троне, над головой изваяние серого шакала, память тигмена Тига услужливо подсказала Лену, что это тот самый зал и тот же трон. Второй трон, поменьше был пуст и накрыт цветной накидкой. Повелительница выглядела шикарно: обтягивающее платье в драгоценном шитье, обилие украшений: колье, браслеты, перстни. Вал темных волос обрамлял узкое лицо с большими синими глазами. Она поднялась и оказалась высокой, стройной с невероятно женственной фигурой. После представления она величественным жестом пригласила вновь прибывших к гигантскому столу, плотно уставленному блюдами и кувшинами.
        - А где Повелитель? - Спросил Лен Арет у старшего овруида, который и привел их сюда.
        - Да замочила она его, нудный был. Ничего ей не позволял, к тому же ревнивый.
        Лен вгляделся в лицо красавицы, лицо волевой женщины, знавшей себе цену и явно не любившую себе ни в чем отказывать. Такая могла замочить.
        - Были у нее фавориты, - продолжил овруид, - особо строптивые пропадали…
        Повелительница и Лен Арет обменялись речами. Затем тостами. Вино было приятно и хмельно. Есть же, Лен Арет мог не все, было то, что просто не лезло в горло от одного лишь вида.
        Шим во все глаза глядел на Повелительницу, было понятно, что он в восторге от этой женщины. Заиграла музыка. На танец она, видимо заметив горящие глаза, пригласила Шима. Нат пригласил Ветту, внешность стергла Лена Арета дам отпугивала, а вот жреца пытались пригласить. Ашунг осенял себя чудными знаками и злобно шипел.
        На другой условный день, на которые было разбито время острова, учреждался праздник. Шим гулял с Повелительницей под ручку у длинной полоски зелени и рассказывал ей, а точнее врал - Лен мельком слышал, когда они проходили мимо, как он возбужденно говорил … да я их…да я без страха… а той видимо было по фигу, что он врет, ей просто нравилось слушать и ахать.
        Лен расспрашивал овруидов о больших кораблях и как туда попасть, ему объясняли и все по разному. Лен хотел уговорить Повелительницу помочь им. И все ждал, когда Шим отвяжется от нее. Но ожидание были напрасными - они ушли оба. И не появлялись долго. Когда они появились вновь, Шим был покрасневший, вспотевший. Повелительница же была бледна, спокойна, лишь глаза блестели ярче обычного. Она объявила о кончине праздника, и им пришлось уйти. Лен попытался найти Шима, но его нигде не нашли и он понял, где тот может сейчас находится.
        На следующем приеме он попросил помощи у Повелительницы:
        - Нам надо пробиться к большим кораблям.
        - Зачем это вам? - спросила та.
        - Мы хотим угнать один из них. - Объяснил Лен Арет.
        - Хорошо. - Согласилась она, - я дам вам проводников и два десятка воина, больше не могу. Уж поверьте.
        - Этого достаточно - обрадовался Лен. - Мы скоро уходим.
        Шим идти с ними отказался, хмурясь, он сказал:
        - Я остаюсь. Мне Правительница… вообщем прощайте.
        - Ты здорово рискуешь. - Заметил Лен.
        - На нее наговаривают. У нас отношения…
        - У нас есть насекомое, так самка после таких отношений съедает самца, а начинает есть еще во время спаривания.
        - Вы мне завидуете. Я остаюсь.
        - Вольному воля. Уходим!
        Отряд построился, проводники встали во главе, за ними архатерсы, остальные стояли в окружении воинов Повелительницы.
        Лен Арет осмотрел отряд и дал команду:
        - Вперед!
        Путь в стальных, бесконечных коридорах, утомлял, шлюзовые переходы меж кораблями, настораживали - там могла быть застава врага. Наконец проводники и приданный повелительницей им отряд остановился. Командир сказал:
        - Все дальше, идите одни. За этим шлюзом переходы на большие корабли.
        Отряд провожатых отправился обратно. Лен Арет взялся за штурвал и начал крутить его, раздвигая створы шлюза. Они протиснулись в щель и оказались в гигантском коридоре с десятком, выходящих в него плотно закрытых шлюзов.
        - Надо осторожно проверять корабли. Надо найти тот, который на ходу. - Прошептал Лен.
        Они не успели пройти к первому шлюзу, как в коридор ворвались тигмены, их было много. Они повисли на каждом члене отряда. Порубили ножами архатерсов, а остальных связали и повели по другим коридорам и переходам.
        Резиденция координатора Тига тринадцатого выглядела солиднее резиденции Повелительницы. Трон выше, зал отделан тщательнее, были даже скульптуры.
        Раньше, как помнил Лен памятью Тига первого, помещение тронного зала была скромнее, а трона не было вообще. Координатор сидел на троне, в зале полно тигменов, но были и овруиды, пленников поставили напротив трона.
        Тиг тринадцатый выглядел простовато, но даже на непривычном для другой расы лице тигмена, можно было прочесть: Тиг хитер и опасен. Он начал без предисловий:
        - Мы тут отрезаны от всей Вселенной. Давайте для начала расскажите нам новости.
        Расскажите о себе. О Бесплотии великом. Жив ли Обе - рруд Поганый? И вы, какими судьбами оказались здесь?
        - Обе - рруд, существует бесплотный, - Начал Лен Арет - А мы, кто откуда…
        - В бесплотном мире знают о нас?
        - Знают. Они знают то, что знал Тиг первый. Они захватили его разум.
        - Добегался, гад! Как подставил нас. Бесплотные могут угрожать нам?
        - Могут, но я думаю, что не стоит их бояться - вы для них не угроза.
        - Сейчас не угроза, завтра жди беды.
        - Вы нас отпустите. - Нерешительно спросил Лен.
        - Ну, так сразу и отпустите. Вы встали на сторону врага, сколько моих воинов положили? Сколько повредили боевыъх роботов? Так что про отпустите не может быть и речи. Вам здесь неплохо будет, мы не какие - нибудь дикари, вам с нами будет интересно.
        - Мы можем быть вам полезны. Мы поможем наладить контакты с великой цивилизацией.
        - Простите, но нам не нужны контакты. Нам и одним хорошо. Пока я вынужден вас изолировать, вы уж не обижайтесь, но вас отправят в застенок. Нам надо подумать.
        Их отвели в каюту и закрыли за ними дверь.
        - Вот попали, - протянул Нат - И что теперь.
        - Будем ждать. Нам не привыкать, - тихо прошептал Лен.
        Вдруг дверь медленно открылась. В плохо освещенном помещении появился тигмен.
        - Я могу вас вывести к шлюзам, через которые вы вошли на остров.
        Тигмена этого они уже видели в тронном зале рядом с координатором.
        - И что взамен? - Спросил Лен, понимая: просто так для них тигмен делать ничего не будет.
        - Вы берете нас с женой с собой.
        - А к большим кораблям ты можешь вывести.
        - Большие корабли охраняют. Там постоянные гарнизоны. Угнать корабль не получится.
        - Ну, хорошо - согласился Лен - Когда и как ты это сделаешь?
        - Да прямо сейчас. Выходите.
        - Ты ему веришь - проворчал жрец.
        - У нас нет выбора - Отрезал Лен и направился вслед за тигменом в раскрытую дверь.
        Тигмен провел отряд по коридору, а затем, сдвинув, в сторону металлическую плиту, открыл замаскированный проход. Когда все прошли сквозь него, он сдвинул за ними плиту и повел их дальше. Шли долго.
        - Ждите меня здесь, - наконец бросил он, и свернул за угол.
        Все ждали.
        - Он может сбежал ? - забеспокоился жрец. - Мы здесь до конца жизни плутать будем.
        Но тигмен вернулся, с ним была тигменка.
        - Это моя жена - представил он ее.
        Все промолчали, и отряд двинулся дальше.
        Вскоре они оказались в огромном зале, где шел бой их роботов против роботов тигменов.
        Роботы противника еще валялись в тех же позах, мертвых тигменов и овруидов никто не убрал. Лен сразу же посмотрел на замаскированный вход - все было по - прежнему, вход не обнаружили. Они откидали почву, и прошли в отсек, где находились роботы.
        Жрец гладил своего Послушника, и что - то шептал ему.
        - У нас пять роботов и шесть… - Лен оглядел отряд, - кому то придется остаться, после ему пригонят пустого робота. Вообщем остается жрец.
        Ашунг кивнул и тихо спросил:
        - А вы вернетесь за мной?
        - Вернемся - жестко ответил Лен.
        После недолгого, управление роботом было простым, инструктажа тигменов, роботы стартовали на « Шарлатан». Затем Нат, ведя с собой Послушника, слетал за жрецом.
        Все собрались в рубке управления. Лен объявил готовность… и запустил двигатели, и когда они набрали мощность, произнес:
        - Поехали.
        Корабль тронулся с места и побежал, все быстрее и быстрее.
        - Мы с тобой - обращаясь к Нату, сказал Лен, - будем стоять на вахте по очереди Корабль ведет система управления. Я ввел все необходимые данные. Если что сразу ко мне. Я пойду отдыхать…
        Едва он вышел из рубки, как услышал плач, плакала жена тигмена. Она сидела на корточках в коридоре, лицо в слезах.
        - Как тебя зовут - спросил Лен
        - У нас неприлично спрашивать имя замужней.
        - Извини, а зачем плачешь. Что случилось. Может что с мужем?
        - Я не жена ему. А даже наоборот.
        - Как наоборот.
        - Он меня украл у моего мужа против моей воли.
        - Ну что теперь делать, отправлять тебя назад уже поздно.
        ГЛАВА 93
        Когда отдохнувший Лен появился в рубкеу правления, там находился весь малочисленный экипаж. Нат сидел на месте командира корабля, рядом Ветта, тигмены уеденившись, что - то шептали друг другу, а жрец смотрел в иллюминатор, он всегда смотрел в иллюминатор - явно привыкая к Великой бездне. Нат доложил:
        - Корабль набрал крейсерскую скорость.
        - Куда теперь? - спросил жрец.
        - В сторону зоны прибытия земных кораблей. - Объяснил Лен.
        - А это далеко?
        - Точно мы не знаем.
        - А они прибудут?
        - Должны!
        - Когда?
        - Вообще - то неизвестно.
        - О боги! - побледнел жрец. - Зачем тогда бежали с острова?
        Лен не ответил, он прошел к биопроницателям, и принялся вглядываться в глубины космоса.
        - Черт! - Неожиданно вырвалось у него.
        Все с недоумением взглянули на командира.
        - Нас преследует линкоскор тигменов!.
        На экране биопроницателя, на фоне множества звезд разгоралась одна, и она становилась все ярче и ярче.
        - Догонит? - спросила Ветта.
        - Догонит, скорость у него несравненно выше.
        - Нам негде спрятаться?
        Лен промолчал, и запросил систему управления кораблем о наличии вооружения.
        «Шарлатан» - ответил, что боеприпасов полный комплект.
        Все облегченно вздохнули, но Лен с сожалением заметил:
        - Мы не сможем даже как - то угрожать линкоскору - кораблю более мощному, вооруженному грозными системами нападения и прикрытому надежной броневой и силовой защитой. - Хотя…
        Все с надеждой посмотрели на командира.
        - Есть у меня одна мысль, но есть и одно но…
        - Какая мысль - спросил Нат.
        - У нас ведь одна осталась горошина, защиты от внушения бессмертных.
        - Да одна.
        - А у нас двое тигменов, таблетка только для одного.
        - Ты хочешь вернуться к планете Квази?.
        - Да, я хочу преследователей подставить под удар внушением.
        - Но они внушат им уничтожить нас.
        - Для внушения понадобится некоторое время. И за время, пока они захватывают сознание тигменов, когда они будут вне разума, надо ударить огнем орудий и торпедами по рубке управления и по дюзам маршевых двигателей линкоскора.
        - А как мы это узнаем, на нас - то внушение не действует, мы не определим время атаки с планеты.
        - Мы дадим таблетку одному из супругов, а второй … вообщем, по его реакции мы определим зону и время действия внушения.
        - У нас будет мало времени.
        - Горошину Нат дай жене тигмена, хотя она вовсе ему не жена, он украл ее, и нас обманул.
        - Вот подлец …его ведь придется связать. А не то…
        Тигмен сидел в кресле, Нат вытянул из - за пояса тонкую, сверхпрочную антенну, которой когда - то он привязывал лапу гигантской Шияле к прутьям клетки. Лен встал перед тигменом и, отводя глаза, говорил ему что - то пустое, тот не понимая, напряженно смотрел на командира. Неожиданно Нат обхватил антенной грудь и руки тигмена и обвязал вокругспинки кресло. Тигмен сначала ничего не понял, а затем возмущенно заорал. Тигменка спокойно спросила:
        - Вы что его хочете принести в жертву?
        - Тебе жалко? - спросил Нат
        - -Если надо…
        Нат достал миниконтейнер и протянул тигменке последнюю горошину:
        - Это надо проглотить, иначе тоже станешь жертвой.
        Лен внес изменения в курс корабля, « Шарлатан» свернул в сторону планеты Квази, до которой было не так далеко, и запросил систему управления о готовности к бою.
        На экране появилось схематическое изображение судна. Поясняющие мигающие точки указывали на места расположения орудий, торпедных аппаратов, и отсеки с заградительными минами.
        Лен указал на цель - быстро приближающийся линкоскор врага, и его рубку управления.
        - Цель принята, к бою готов. - Отозвался корабль. - Сообщите начало атаки.
        Враг быстро их догонял. Тигмен, привязанный к креслу, молчал. До планеты оставалось … и вот тигмен дернулся, глаза его заволокло. Лже - жена смотрела на него со страхом. Остальные понимали: тот попал под атаку внушением. Только через минут двадцать он стал понимать обращенную к нему речь.
        - Значит, у нас есть двадцать минут. - Прошептал Лен - этого должно хватить.
        Гигантский рейдер мрака уверенно сокращал дистанцию, защитное силовое поле установлено не было - тигмены явно не уважали противника. Огонь преследователи не открывали - всем было понятно: их хотят взять живыми. Линкоскор достигал зоны действия атаки внушением с планеты Квази . Лен выждал несколько минут и выкрикнул:
        - Огонь!
        В хвостовой части корабля раскрылись отверстия торпедных аппаратов и десятки торпед, хлестнув огнем двигателей, понеслись в сторону врага. Из минных отсеков выбросились сотни заградмин. Попавший под атаку внушением, неуправляемый корабль, уже почти догнавший «Шарлатан», вскоре врезался в стаю торпед, а затем в гущу мин. Были хорошо видны многочисленные вспышки разрывов торпед на корпусе, взрывы мин были ярче, они отличались большей мощностью. Ударили тяжелые гравитационные орудия «Шарлатана», разрывая механические средства защиты противника, пробивая бронированный корпус, плазменные пушки ударили уже в упор, они били в разбитый лобовой иллюминатор рубки управления, загоняя вовнутрь яркие вспышки. Вскоре мимо них проскочил, с многочисленными темными пятнами рваных ран, неуправляемый рейдер.
        - Все, мы сделали их! - радостно произнес Нат.
        - И теперь… - спросил Ашунг.
        - Двигаемся в сторону зоны прибытия земных кораблей. - Довольно бодро ответил. Лен.
        - Наши земляне могут и не совсем в зоне появиться. - Заметил Нат.
        - Но есть большой шанс, что на планету Квази, они пройдут где - то близко. И у нас есть биопроницатели.
        - Не пора ли его освободить? - кивнул Ашунг в сторону привяхзанного к креслу тигмена..
        - Он опасен. Его нельзя развязывать. - Объяснил Нат.
        - А что с ним - спросила его жена. - Это пройдет.
        - Он сошел с ума, и это никогда не пройдет, придется с ним помучиться…
        Жена помолчала, а затем попросила:
        - Оставьте меня с ним наедине.
        - Только ты его не слушай. Он начнет уговаривать… смотри у него какие глаза.
        - Я поняла.
        Они оставили ее одну.
        - Он ее уговорит. - Спросил Нат.
        - Не думаю, - отозвался Лен.
        Она вскоре вышла и сказала:
        - Я все сделала.
        Они вошли в рубку. Тигмен привязанный к креслу, сидел, склонив на плечо голову, в груди его торчал нож.
        - Одной проблемой меньше. - Констатировал Лен.
        - Да, девушка железная. - Заметил Нат. - Не зря он ее украл.
        - Сколько еще ждать. - Вздохнул жрец.
        - Назначим вахту у биопроницателей, будем осматривать окрестности…может земной корабль идет навстречу? … Мы когда прибывали сюда, здорово ошиблись, так что… да и места прибытия так не точны.
        Корабль шел практически наугад…все конечно надеялись, но понимали: шансы невелики.
        В конце следующей вахты прибежал Ашун, который дежурил за биопроницателями, резко раскрыв дверь рубки управления, он крикнул:
        - Корабль…
        Лен поспешил к наблюдателям. Корабль был еще далеко, и он был неподвижен.
        Через несколько часов движения Нат узнал его…
        - Это же «Миф»!
        А еще через полсотни часов, два корабля стояли уже рядом.
        - Четвертый шлюз открыт, - подметил Нат.
        На «Миф», оседлав роботы, пошли втроем - Лен, Нат и жрец. Вошли в шлюз и закрыли его за собой, проверили герметичность корабля - давление было нормальное. Лен приказал Ашунгу доставить остальных на «Миф». А они с Натом принялись его обследовать. Первым обнаружили труп вычислителя. Нат был с ним на астероиде, где впервые они увидели странно выложенные трупы тигменов. Он поспешил в исследовательскую лабораторию. Когда открыл дверь, то сердце его сдавило.
        Генрих - Четвертый безжизненно уронил голову на пульт, на котором лежали три карты - тройка, семерка, туз, а Аттисс Мегибу раскинув руки, лежал на полу. Экран Малыша был похоронно темен, словно и он умер с исследователями.
        - Массовое самоубийство экипажа - объяснил Лен, входя в лабораторию. - Готовим похороны.
        Лен Арет, в обличье стергла, Нат - человек, жрец - кнад, Ветта - олду и тигменка, стояли в шлюзе, а катапульты выбрасывали тела членов экипажа в космос.
        Нат глядел на мертвых товарищей, Генрих и Аттисс лежали рядом, сквозь стекла скафандров их лица казались ему незнакомыми, смерть резко обозначила черты и сделала их строгими. Дошла и до них очередь уходить в открытый космос. Когда подошел жрец, чтобы поднять и положить невесомые тела в камеру катапульты, он невольно встал на их последнем пути, даже не осознавая, что плачет. Все поняли его печаль, его горе. Вдруг жрец запел, запел с завыванием, гортанно - его пение у всех вызвало слезы. И тигменка, подняв руки над головой, закачалась, словно в медленном танце, излучая плавными движениями своего тела печаль. Кажется, все Вселенная скорбела, оплакивая погибших.
        Когда его мертвые друзья ушли в бездну, Нат долго провожал их взглядом.
        Ветта прижалась к Нату:
        - Мне так жаль.
        - Ничего, ничего, скоро будем дома!
        - Нат я боюсь.
        - Не надо бояться - прыжок и мы дома!
        - Нат, я не этого боюсь.
        - А чего?
        - Нат я боюсь как меня твоя мама примет, ведь…
        Лен отправился в Бортовой центр разбираться, что же произошло и на что можно рассчитывать. В зале светящиеся индикаторы нескольких устройств создавали полумрак, словно гигантская вычислительная машина дремала, но когда он положил руку на иллюстратор мыслей, в зале вспыхнул свет, бортовой центр ожил и вступил в контакт. Он подтвердил о заложенной в него программе определения атаки внушения на планете Квази, как они уже сами догадались, и сообщил о возможности перехода к Земле. Лен спустился в шлюзовой отсек, весь экипаж с надеждой смотрел на него в ожидании…
        Он махнул рукой:
        - Домой!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к