Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Дом в центре (Часть вторая) Леонид Резник
        Резник Леонид Дом в центре (Часть вторая)
        ЛЕОНИД РЕЗНИК
        ДОМ В ЦЕНТРЕ
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        1. Лестница из преисподней.
        Я глубока вдохнул. Задержал дыхание. Наверное, курящие так затягиваются пос ледней сигаретой. Мне же хотелось надышаться... воздухом. Обыкновенным воздухом. Там, у нас, на Земле, такого воздуха не было, помню точно. Надо же, даже в кош марнейшем из мест можно найти свои прелести. Как тут хрустальной чистоты воздух с легкой примесью лесных запахов. Я должен был запомнить его, так как собрался покинуть этот мир. Навсегда? Возможно. Не буду зарекаться. На дальнюю дорогу полагалось присесть. Я и присел на нагретый ласковым солнцем камень. Посмотрел вниз, в долину. Вверх, на склон горы. Еще раз вниз... Поля представлялись беспо рядочным набором лоскутков. Желтые, зеленые, коричневые - с этим все ясно. Но красные? Так и не удалось мне узнать, что там выращивали. И не удастся уже. И слава Богу! Чем меньше я буду вспоминать этот безумный мир, тем меньше вероят ность, что меня замучат ночные кошмары. Интересно, те сволочи, которые отправили меня сюда, хотели, наверное, чтобы я разыграл из себя героя и по геройски же погиб, защищая местное человечество? Я прикрыл глаза, подставил лицо солнечным лучам.
Да-а... Сейчас вспоминаешь - гадко и неприятно. Но ужас первых дней про шел. Стерся. Ежедневный ужас - это уже не ужас. Это просто сложности жизни. В первые же часы, проведенные здесь, я наткнулся на ходячие скелеты, ведущие плен ников, избивающие людей. Потом узнал, что местная власть запрещает строительство зданий высотой больше трех метров. Получалось, что я не мог убраться из этого мира, используя мою власть над Домом. Мало было представить перед собой знакомую ленинградскую улицу. Надо было спуститься к этой улице по ступенькам. Но где найти достаточно длинный спуск со ступеньками в этом мире? Мне пришлось задер жаться. Надолго. По моим оценкам - чуть ли не на год. Из наблюдений за скелетами я понял, что справиться с ними мне не по силам. Истории о том, как храбрый зем лянин попадает в мир, порабощенный чудовищами, поднимает восстание и освобождает добрых аборигенов, годились только для книжек и для фильмов. Но в жизни... В какой, к черту, жизни набор костей, годящийся лишь для демонстрации в медицин ских учебных заведениях, мог передвигаться, не рассыпаясь на составные части? При этом он еще и
очень ловко дрался, владея чудовищным всесокрушающим бичом. Этого не могло быть! После того, как один из скелетов проводил меня "долгим задумчивым взглядом" (интересно, что он видел пустыми глазницами?), я решил ретироваться подальше от населенных пунктов. Куда уходят люди в моей ситуации? Правильно, в горы. А за неимением гор - в холмы. Уже тогда в моем мозгу стали вызревать раз личные варианты возвращения в свой мир. Ни одного дня мне не удалось прожить в одиночестве. "Пятница" нашелся очень быстро. Да не один, а... "с половиной". Так я узнал, что просто ходячими скелетами местные кошмары не исчерпываются. Выбирая удобное место для шалаша, я обнаружил, что оно уже занято. В шалаше жил Джон (вполне нормальное имя для местного англоязычного населения) - высокий рыхлый и патологически трусливый парень. Поговорив с ним, я понял, что он еще может счи таться местным олицетворением храбрости. Но осуждать бедолагу не стоило. Абори генам было кого и чего бояться. Первой у шалаша я увидел неряшливую расплывшуюся женщину с каким-то странным, дебильным лицом. Я даже назвал бы его супердебиль ным. Женщина не
обратила на меня ни малейшего внимания. Двигаясь медленно- медленно, она возилась на небольшом огородике. Я попытался с ней заговорить безуспешно. Еще одна попытка - то же самое. Эти попытки здорово облегчили мое знакомство с Джоном. Его удивил незнакомец, пытающийся заговорить с шулу. По моему поведению Джон догадался, что я не опасен. Он вышел из своего укрытия и мы познакомились. Еще за несколько месяцев до нашей встречи Джон работал при дворе местного скелетного начальника. Он относился к третьему кругу (кто жил в первом никто не знал, а второй состоял из скелетов и женской прислуги) и был вполне доволен безумным для меня, но вполне разумным для него миропорядком. Неожиданно, каким-то шестым чувством Джон понял, что скелеты начали смотреть на него не так как раньше. Для них он "созрел". Что такое "созрел", Джон знал намного лучше других в силу своей жуткой профессии. Единственным шансом выжить был побег. Ока зывается (как говорил Джон), скелеты совсем не набрасываются на кого угодно. Они мудро правят (?!) в своих владениях, отбирая лишь необходимый им человеческий материал. Это либо пожилые люди
со слабым здоровьем, либо "созревшие" люди между тридцатью и сорока годами. В "созревшие" обычно попадали матери трех-четырех детей и неженатые или бездетные мужчины. Джону еще не было тридцати, он привык жить сегодняшним днем и, до поры до времени, не думал об опасности. К тому же, работа Джона позволяла ему прекрасно обходиться без женщин. В чем состояла работа, и как Джон обходился без женщин, нормальный цивилизованный человек вряд ли мог выслушать без сильнейшей рвоты и потери аппетита как минимум на неделю. Я тогда, в свой первый день здесь, уже успел проголодаться. Мой желудок был пуст. Таким образом, мне удалось избежать рвоты. А как средство борьбы с голодом... Да, рассказ Джона очень пригодился. "Проще всего" было с больными пожилыми людьми. Особым образом (после их умерщвления или усыпления?) их скелеты освобож дались от всего лишнего, присущего людям (кожа, мышцы и прочее) и присоединялись к себе подобным в их военно-полицейской деятельности. Молодые мужчины и женщины тоже лишались своих скелетов (без черепа), но на этом их злоключения не конча лись. Из оставшихся после извлечения скелетов
тел изготавливались шулу. Естест венная брезгливость так и не позволила мне узнать абсолютно точно, как устроены шулу. То ли это были выпотрошенные и набитые каким-то составом человеческие обо лочки (кожа, грубо говоря). То ли, после извлечения костей и еще других "мелочей", все извлеченное заменялось суррогатами... Бр-р-р. Неважно. Суть в том, что шулу являлись местной разновидностью зомби. Еще около года они вполне успешно функционировали на самых простых работах, не нуждаясь ни в пище, ни в отдыхе (интересно, какого типа батарейки скрывались у них внутри?). Интеллектом шулу не блистали и говорить не могли, хотя иногда, совершенно неожиданно и не к месту, выдавали бессмысленные речи. Шулу женского пола использовались лишенными брезгливости аборигенами как суррогат женщин в интимных отношениях. В третьем круге брезгливостью не страдал никто. В четвертом тоже, но туда перепадало не так уж много полуживых чучел. А работой Джона было зашивать готовеньких, посту пивших из второго круга шулу. Джон гордился своей бывшей работой. Говорил, что считался выдающимся специалистом. (Из его рассказа я понял, что
особые нитки обладали очень сильным зарядом статического электричества, а шулу "оживал" мгно венно после наложения последнего стежка). Парень вовсю, что называется, злоупот реблял служебным положением: ухитрялся удерживать новых шулу-женщин при себе, пользовался ими сам и за определенную мзду допускал к ним других работников. Даже решившись бежать, Джон ушел не с пустыми руками. Он захватил с собой свое последнее изделие. Кстати, несколько месяцев спустя, когда я собрался было пойти и поискать себе другое, более подходящее место, Джон предложил мне (чтобы я не уходил) пользоваться его шулу без стеснения. Я ухитрился без особых эмоций отка заться от щедрого подарка. Делать было нечего. Я расширил шалаш и стал жить с Джоном и его служанкой. Мой напарник был вполне безобиден, в долину он спускался только по ночам вместе со мной, чтобы украсть что-нибудь в садах. "Поживу нес колько лет тут, - говорил он, - потом спущусь вниз, найду какую-нибудь вдову, у которой забрали мужа. Скелеты долго не заглядывают в те семьи, где уже были". Поначалу я просто бесился. Скелеты, шулу... И я! Какого черта? Что за сила
заб росила меня в этот одноэтажный бордель, попахивающий мертвечиной? Ну, хорошо. Неважно какая. Как мне отсюда выбраться? Путь на свободу лежал через лестницу. Не приставную, а лестницу со ступеньками. Хотя бы один лестничный пролет! Но к нему нужен дом высотой минимум в два этажа. В местном Скелетлэнде (Скелетистане? Скелетии?) таковых не имелось. Я попытался получить у Джона урок географии. Но узнал немного, а полезного - еще меньше. За границами цивилизованного мира, если можно было так назвать территорию контролируемую скелетами, жили кочевники. Никто не складывал песен об этих свободных людях и никто не пытался к ним убе жать. Кочевники были отменными воинами и безгранично жестокими грабителями. Нас колько Джон помнил местную историю, скелеты появились как последнее средство борьбы со страшным врагом. Как из искусственных воинов скелеты превратились во властителей, и были ли они в самом деле сами себе хозяевами, история умалчивает. Суть в том, что искать спасения у кочевников было невозможно. В лучшем случае они могли сделать меня рабом. Но не имея гарантий, что на землях кочевников мне удастся
найти хотя бы двухэтажное здание, отдаваться в беспросветное рабство не хотелось. Что делать? Построить лестницу, даже отдельно от дома, я не мог. Ни топора, ни пилы у меня не было, а если бы я их и украл, то плотник из меня мог получиться только лет этак через... много. Даже такой радикальный (это всего лишь для постройки высокого дома) шаг, как организация восстания против скеле тов, не годился. Ну, подниму, ну, одержу верх. Как? Неважно. Но в избавленные от скелетов края тут же ворвутся кочевники. Мне будет не до лестниц. Тьфу, черт! Джон был абсолютно уверен, что никто не будет восставать против скелетов. Да, есть отдельные недовольные. Но их меньшинство. Да, людей забирают. Но раньше от войн и набегов гибло намного больше. А тут, под надежной защитой - живи, пло дись, размножайся. Ах, у тебя нет детей? Ну, считай, что ты смертельно болен. Такая вот идеология. И я на ее фоне. Прожив месяц жизнью дикаря я нашел выход. Хотя, даже сейчас, сидя на камне и греясь на солнце, я не был уверен в его стоп роцентной надежности. А ведь какую работу предстояло выполнить год назад! Я нашел подходящий склон:
угол чуть меньше сорока пяти градусов, сравнительно толстый слой земли, камень, выглядящий не слишком твердым. И начал вырубать ступеньки. Один. Ворованной крестьянской мотыгой. Сколько я их сломал и сколько еще украл! Было тяжело. Я тысячу раз поблагодарил себя за стремление к физическому совер шенству, заставившее меня приобрести телосложение атлета. Если бы не мои мышцы... Не знаю, что бы сделал тот хлюпик, которым я был после возвращения из армии. Но даже мышцы не могли спасти мои руки от мозолей. Особенно мешали дожди. Земляная составляющая ступенек смывалась очень сильно. Но делать лестницу чисто каменной тоже было невозможно. Даже моя мускулатура не справилась бы с работой всего за год. Сорок ступенек. Я посмотрел вниз. Выглядят достаточно ровно. Вот перила... М-да, перил нет. Мне их вряд ли осилить. Остается надеяться, что это не самое главное. Я оглянулся. Наверху, в четверти часа ходьбы, в тени гигантских елей скрывался наш шалаш. Шулу, конечно, не заметит моего исчезновения, а Джон... Перепугается. Решит, что скелеты меня схватили или еще что-то вроде. Может быть, даже построит шалаш в
другом месте. Его проблемы. Не тащить же этого отставного живодера в Ленинград? Каждому свое. Каким бы безумным кошмаром ни выглядел этот мир, в нем жили миллионы людей. Может быть, он прекратит свое существование после моего ухода, но... К черту философию! Я поднялся. И остановился. Жела тельно было вернуться с первой попытки. Неудачная попытка может вызвать недоверие к собственным силам, а не веря в себя, далеко не уйдешь. Что из того? Сорок сту пенек маловато. Спускаясь, я проскочу их за несколько секунд. Могу не успеть нас троиться. Надо... Надо подниматься! Не ахти как мудро, но двигаться я буду мед леннее. Глядишь, мои шансы возрастут... на сотую процента. Хе-хе. Спускаясь по лестнице (без намерения куда-нибудь переместиться), я размышлял. Мои мысли отнюдь не прибавляли уверенности в себе. Я мог, используя Дом и Лестницу, выхо дить в любой город. Я мог выходить в любой вариант истории, хоть это и не соот ветствовало моему третьему этажу. Но фантастический мир скелетов... Его могли создать только обитатели седьмого этажа. Или мансард. И мог ли я, третьеэтажник, уйти отсюда, используя всего лишь
жалкий суррогат лестницы? К сожалению, выбор был небогат. Я не собирался кончить жизнь в шалаше или, достигнув спасительного сорокалетнего возраста, в доме какой-нибудь вдовы. И чтобы кто-то из моих детей стал ходячим скелетом или шулу? Не-ет. Я буду ходить по этому убожеству пока не выберусь. Или пока стопчу ее "назад", до состояния склона холма, каким он был не так давно. Решимость, желание вырваться из хитроумной ловушки переполняли меня. Да я готов пообещать кому угодно и что угодно, лишь бы мой план удался! Что? Кому? Какой святой обет годился для моего ... для моего... трусливого побега? "Обещаю, - сказал я сам себе, - если я выберусь из этого проклятого места, то обязательно сюда вернусь. Добровольно. И кое с кем разберусь. Как минимум - со скелетами. А там - посмотрим" Я остановился перед самой первой ступенькой. Бросил взгляд наверх, прикрыл глаза. Представил серый гранит ступенек с закруг ленными углами. Представил серый полумрак родного подъезда и влажный ленинград ский воздух. Шаг. Шаг. Еще шаг. Перила с собачьими головами должны быть слева. Впереди - лестничная площадка, над ней окно.
Серый рассеянный ленинградский свет. Тут бы это считали сумерками. Не тут! Там! Я же должен быть в Ленинграде. Сейчас открою глаза, встану на лестничную площадку, в окне увижу темно-желтую сплошную стену со странным одиноким окном примерно на уровне пятого этажа. Я открыл глаза. Да, сыро, тускло. Под ногами гранит лестницы. А в окне... Стена не была темно-желтой. Ее пересекали разноцветно-радужные огромные буквы. Они скла дывались в совершенно дурацкую надпись. Что это еще за "Норд-Вест Инвест"?
        2.Заблудившийся.
        Тысяча купаний в самой чистой горной речке не смогут заменить одну горячую ванну. Год я не знал горячей воды (кроме как в похлебке) и не пользовался мылом. Разумеется, не могла идти речь и о бритье, я подрезал волосы ножом, глядя на свое карикатурное отражение в воде. Поэтому мое первое желание принять ванну - было исполнено с максимальной скоростью. Дурацкая цветная реклама величиной со всю стену удивила меня, но ничуть не задержала на триумфальном шествии к Большой Горячей Воде. Я со вкусом отмокал. Подстриг бороду (но не сбрил - легкая маски ровка), долго любовался то ли собой в зеркале, то ли самим зеркалом. Отсутствие отца и матери меня даже радовало. Как бы я, грязный, вонючий, сразу же кинулся пересказывать свои тошнотворные приключения? Подумать страшно. Не исключено, меня вообще похоронили, и мой рассказ о жизни среди ходячих скелетов и выпотро шенных, но полуживых мертвецов, заставил бы воспринимать меня, немытого, как одного из таких зомби. Нет, лучше встретиться с предками при полном параде. Я удобно и легко оделся, причесал роскошную шевелюру (тут уж без услуг парикмахера не обойтись)
и надолго задумался. В самый раз было заказывать праздничный обед. Я глянул в окно. Не обед, ужин. Неважно. После кулинарных изысков Джона и моих попыток подражать ему (только в приготовлении пищи!) любая трапеза покажется мне деликатесом. Но вначале надо вспомнить, что едят нормальные люди. Я остановился на фирменном блюде моего отца, которое он называл "Мясо по де Голлю". Скорее всего, он попробовал такое мясо в каком-нибудь французском ресторане, запомнил вкус и внешний вид, а об остальном уже заботился Дом. Я тоже не особенно задумы вался об ингредиентах и процессе приготовления. Смешно: такая громадина, как Дом, вместе с грандиозными процессами создания новых миров способна реагировать на мелкие гастрономические прихоти каждого из тысяч своих жильцов. Я накрыл на стол, удобно уселся и включил телевизор. Пора было узнать, что творится в мире. Несмотря на весь мой аппетит и давнюю мечту о хорошей еде, покушать не удалось. После нескольких минут у экрана я понял, что заблудился. Случилась накладка, которую даже трудно было представить. Очевидно, я что-то напутал, вспоминая атрибутику родного дома:
лестницу, решетку, фигурки собачек на решетке. Я попал в другой вариант истории! Когда речь идет об исторических развилках, отстоящих лет на пятьсот-тысячу тому назад, и необычных мирах, которые так давно возникли, сознание воспринимает всю эту экзотику почти спокойно. Например, вариант Медведя с его Рязанским Халифатом и Балтийской Федерацией: да, бредятина какая-то, ну и пусть себе бредят люди. Но когда окарикатурен и искажен оказывается донельзя знакомый мир... Просмотрев отрывок из теленовостей, я так и не понял, где именно этом мир отклонился от нашего. Я просто усвоил следующее: Ленинград здесь назы вался Санкт-Петербургом, и располагался не в Советском Союзе (такового просто не было), а в России (или Российской Федерации?), Армения воевала с Азербайджаном, а Таджикистан с Афганистаном. Деньги тут тоже называли рублями, но считали на десятки тысяч и миллионы. Никаких следов КПСС и лично Генерального Секретаря не наблюдалось. Управлял Россией Президент, какой-то Ельцин. В новостях присутство вали коммунисты, но в почти анекдотическом плане. Жуткая война шла в какой-то Боснии, там фигурировали
сербы и мусульмане. Россия грозила вмешаться на стороне сербов, я так понял. "Постойте, - подумал я, - сербы - это же Югославия. Получа ется, в этом варианте Югославия называется Боснией? Но откуда там, в центре Европы взялись мусульмане?" Я плюнул на новости и серьезно занялся "мясом по де Голлю". Ну, заблудился. С кем не бывает? Поем, полюбопытствую еще, как тут або ригены живут. Сувенир захвачу какой-нибудь анекдотический. Например, местную газету со стремным названием "Коммерсантъ" и еще более стремным заголовком на первой странице: "Армения захватила 20 процентов территории Азербайджана". Отец со смеху умрет. На экскурсию сюда попросится. Надо будет запомнить, как местная порода собак выглядит. Какая-нибудь помесь бульдога с бульдозером? Несмотря на то, что насыщение сопровождалось расслабленностью, одновременно я почувствовал и некоторые опасения. Дело в том, что долбя холмы, я мог забыть, как выглядит собака-тотем нашего варианта. Конечно, именно таким образом я заблудился. Вспомнил другой тотем и попал в другой мир. Потому-то и с родителями разминулся. А если я никогда не вспомню свой тотем?
Так и буду мотаться по близким вариан там, коллекционируя анекдотические газетные заголовки? Что там в новостях мельк нуло? "Обостряются российско-украинские противоречия", "Президент Чеченской рес публики предъявляет ультиматум России", "Китайская мафия в Москве". Не соску чишься. Черт побери, как выглядела наша собака-тотем? Я вспомнил Ветра, огромного дога, творение Дома. Он спас мне жизнь, какое-то время жил со мной, потом исчез в той же неизвестности, из которой пришел. Голова Ветра была точной копией собачьей головы с лепки, украшающей Дом. Это позднее я узнал, как много значило такое "украшение". Итак, Ветер, как он выглядел? Огромный дог, по-моему - серый... Я доел мясо, выпил стакан сока, вышел на лестничную площадку и занялся изучением перил. Черненая металлическая решетка с литыми собачьими головами была такой же, какой я ее помнил всю свою жизнь. Или думал, что помню? И вообще, почему собачьи головки? Почему не собаки целиком? В задумчивости я вернулся домой. Хотелось общения, но общаться здесь было не с кем. Подняться, что ли, выше этажом и попытаться найти Руту, мою подругу? Обитатели
четвертого этажа не зависят от вариантов. Нет. Стоп. Пока я не разобрался, какая сволочь отправила меня в ссылку, надо быть осторожным со всеми случайными знакомыми. Год я прожил без Руты и еще немного могу прожить. Ну, а без общения еще день продержусь, в этом сомнений нет. Смотреть телевизор после долгого перерыва почему-то не хоте лось. Скорее всего, мешала странность, непривычность всего происходящего на экране. Одна реклама чего стоила! Какие-то идиотские банки с длиннющими названиями-словосокращениями, фонды, сулящие безумные прибыли... Еще, подумать только, реклама израильского кофе! В нашем мире и на нашем телевидении израильс кими могли быть только агрессоры. А тут - кофе. Кстати, очень интересно, каковы размеры Израиля в этом мире? В нашем мире, насколько я разбирался в географии и биологии, кофейные деревья в Израиле не росли. Я уснул с мыслью о том, как завтра воображу решетку с миниатюрными литыми песиками, похожими на Ветра. Это же надо так учудить! Собачьи головы... Первый удар я получил утром. Проснувшись в шесть часов и включив радио, я узнал, что вернулся не только в другой вариант,
но и на три года позднее, чем предполагал. Упрятали меня летом 1989-го года. Долбежные работы длились примерно год (сверхмаксимум - полтора). Я ожидал, что сейчас, судя по погоде, то ли осень 1990-го, то ли весна
1991-го. Но за окном стояла осень 1993-го. Наверное, в мире скелетов время шло медленнее раза в три. Боже мой! Вот теперь-то мои родители точно меня похоронили. Куда я мог исчезнуть на четыре года? Я так разнервничался, что пропустил мимо ушей местные идиотские новости. Успел только понять, что у российского президента конфликт с главой Верховного Совета, обладателем какой-то таджикской фамилии (или узбекской?). Аллах их разберет. Уж не ставленник ли Кардинала? Плотно позавтракав, я заказал себе любимый пистолет, слегка вылинявшие джинсы, футболку и кожаную куртку. Оце нить настоящую прелесть красивой, а главное - чистой одежды мог лишь человек, побывавший на моем месте. Я вышел из квартиры. Зажмурился. Представил нужную решетку (ох, не нравится мне это, что-то не помню я таких собачек). И пошел вниз по лестнице. Глаза, разумеется, открыл, но смотрел не по сторонам, а прямо перед собой. Только у самого выхода скосил глаза на решетку. Порядок (порядок ли?), собачки на месте. Было около семи утра. У соседнего молочного магазина стояла огромная толпа. Я подошел поближе, прислушался. Говорили только о
молоке: приве зут, не привезут, на прошлой неделе дважды не привозили... Ясно. Оставалось вер нуться домой и послушать местное радио. Хотя было и другое решение. В трех минутах ходьбы отсюда, рядом со сквериком, располагались газетные стенды. Что пишет пресса? Газеты оказались все знакомые: "Правда", "Известия", "Комсомолка". Никаких "Коммерсантов"! Цена - копеечная, как и была. СССР, Пленум ЦК - все как у людей. Генеральный Секретарь - какой-то Ивашко. Вот я и дома. Нельзя сказать, чтобы я был поклонником КПСС. Да я тысячу лет бы мог прожить и не вспомнить о ней. Но что поделаешь, если меня угораздило родиться в таком "революционном" варианте? Как говорила в одном анекдоте крыса, когда крысята, обитатели помойки, увидели синее небо, зеленую траву и возмутились своей жизнью в мусоре: "Что поделаешь, детки, зато здесь наш дом." Я побрел к себе, мысленно представляя разговор с родителями. Надо же, считай - с того света вернулся через четыре года. Родителей не было дома. Вот чертовщина-то какая! С отцом понятно, бродяга. Но мать ведь такая домоседка! Куда она делась? Я в буквальном смысле слова пос
лонялся из угла в угол, не зная, что делать. Включил телевизор. Сплошные вести с полей, старые фильмы, учебные передачи. Никаких анекдотов. И никакой рекламы. Заниматься спортом, после ежедневной работы киркой, не хотелось. Шататься по городу - тоже. Я решил, что стоит освежить свои навыки стрелка. Дом оборудовал мне отличный тир, удовлетворил заявку на оружие. Водрузив наушники, я занялся уничтожением мишеней. Дождавшись семи часов вечера, я нашел номер сводного брата Бориса и позвонил ему. Мне ответили, что Борис Канаан тут не живет и никогда не жил. Странно. После нескольких минут размышлений я перезвонил и вежливо спросил, как долго у людей этот номер телефона. Оказалось - восемь лет. Я заказал Дому телефонные справочники Ленинграда с 1988-го по 1993-й год. Канаанов не было вообще. Итак, вторая попытка - опять мимо. Я не находил себе места. Куда меня занесло? Почему я не вернулся домой? Может быть, из вымышленного мира со скеле тами я попадаю в такие же вымышленные миры? Не похоже. Вокруг - серый быт. Инте ресно было бы узнать, какая связь есть между тотемом и историей варианта. Инте ресно, но
нереально. На это можно жизнь угробить. Одних собачьих пород - миллион. Стоп! Горячо. Что я знаю о породах собак? Уже через минуту вокруг меня громозди лась гора справочников по собаководству. Но даже они мне не очень помогли. Я толком не мог вспомнить, как выглядел Ветер! Больше всего он был похож на дога. Но если задуматься и вообразить невероятно огромного доберман-пинчера (а ведь Дом может позволить себе вырастить собаку-гиганта любой породы, хоть пуделя, хоть болонку), то это тоже мог быть Ветер. Я разнервничался, попытался предста вить морду Ветра. У дога она кирпичеобразна, у доберман-пинчера намного острее. Смотрю на рисунок дога - он. Но гляну на добермана... Тоже он! Никакой зри тельной памяти. А честно говоря, побаивался я смотреть на Ветра в упор, не хотел встретиться взглядами. Но ведь на собачьей морде свет клином не сошелся. Я о хвостах. У догов есть хвосты, у Ветра был хвост. У доберманов - нет. Извините... В справочнике написано, что хвосты у доберман-пинчеров купируют, обрезают. А если это сверхсобака из Дома? Кто рискнет обрезать ей хвост? На всякий случай, я отложил книгу,
раскрытую на рисунке доберман-пинчера. Ничего не оставалось, как попробовать и этот вариант. Утром следующего дня я спустился по лестнице, укра шенной хвостатыми (вопреки правилам) доберман-пинчерами. Перед выходом я выслушал пересказ исторической речи товарища Ивашко, говорившего о социалистической демократии. Упоминались какие-то "печальные итоги августовских событий" и нес колько раз декларировался лозунг: "Перестройка должна быть конструктивной". Пом нится мне, что в 1989-м в армии на политзанятиях нам что-то долбили про перест ройку и демократию. Скорее всего - это мой мир, непонятно только, куда делись родители и Борис. Да, надо будет узнать, что это за печальные августовские собы тия. Вариант Доберман-пинчера встретил меня дождем. Выходить в город не хотелось. Я подумал, что не так уж важно узнавать фамилии генеральных секретарей и цены. Важнее всего - родители и Борис. В комнате меня ждала стопка телефонных справоч ников Ленинграда. Я взял в руки один из них и удивился. Справочник был тяжел и толст. Вчера я держал в руках совсем другую книгу. Ну, неважно. Где здесь Канаан? Канаанов не было. Я
закрыл справочник. На задней странице обложки была таблица: "Коды междугородней связи". Боже мой! Первым шел... Петроград. Нас колько я понимаю, Петроград и Ленинград здесь не одно и то же. По размеру Пет роград был больше идущего за ним следом Киева и... Варшавы. Что за черт? Я "заказал" газету "Правда" и не глядя достал ее из ящика стола. Так и есть. Адрес редакции - Ленинград, проспект Революции... Подумать только! Местные ублюдки окрестили Москву именем Ленина. А когда они завоевали Польшу? И тут я понял, что мне это неинтересно. В самом начале своего знакомства с Домом я радостно кинулся бы выяснять особенности других вариантов истории. Но сейчас... Плевал я на эти особенности! Именно сейчас я понял, что никакие политические события не заменят родных людей. Для меня, с моим знанием, что судьбы миллиардов и границы госу дарств зависят от тотема, оставалось мало святого в жизни. Историй и человечеств много, а мать и отец - одни. Я задумался, что мне предпринять. Вернуться в мир, который я теперь считал своим: с генсеком Ивашко и "конструктивной перестройкой". Пошататься по улицам, сходить в кабак,
подцепить девочку. Надо же! Последней у меня была загадочная американка Кэт, из чьих объятий я и отпра вился прямиком в ссылку. Это было... Четыре года назад! Вот так воздержание. Или моей последней женщиной была блондинистая шлюха, которую я обнаружил, когда проснулся в мире скелетов? Какая, к черту, разница? Просто надо возвращаться к нормальной человеческой жизни. И тут же я подумал, что не годится мне так легко сдаваться. Надо же! Меня, здоровенного детину почти двух метров ростом, имеющего возможность получить от Дома за несколько секунд любую сумму денег и любое ору жие, вывели из игры с неописуемой легкостью. Не посылая наемных убийц, не сажая на цепь и даже не объявляя о запрете на строительство домов, высотой превышающих курятник. Я свободен, как никто! Но я не умею правильно распоряжаться своей сво бодой.
        3. По старому следу.
        Кроме родителей, Ветра и Бориса, был еще один человек (надо же, пес Ветер у меня зачислен в люди!), с которым я хотел бы встретиться, и который мог бы подс казать какой-то выход из ситуации. Седой, контрразведчик из варианта Медведя, бесстрашный супермен, почти в одиночку разрушивший все тайные мусульманские структуры на территории Советского Союза. Где можно его найти? Я подумал, что такого буйного помощника, как Седой, с его привычкой убивать людей пачками, отец должен был вернуть в его родной вариант немедленно после завершения работы. Зна чит, его можно найти в варианте Медведя. А как я попаду в нужный мне вариант, если я даже в родной вариант вернуться не могу? Да, я знаю, что медведи тоже разные бывают, но забивать голову этим знанием не буду. Для меня они бывают только белые и бурые, с обложек детских книг. Белые - это не по моей части, а бурые подойдут. Хватит маяться дурью и вспоминать, когда в последний раз прика сался к женщине. Еще прикоснусь и не один раз. А теперь - в Бирку, столицу Бал тийской Федерации! Я вышел в Бирке. На Доме красовались медвежьи морды, а на перилах медвежата.
Удивительно, я даже вспомнил кафе, где мы пили кофе с отцом. Кофе мне не хотелось, и сама Бирка была не особенно нужна. Седой жил в Новгороде и работал в ИИИ (институте изучения ислама). Там мы его нашли в прошлый раз, там же я собирался найти его сейчас. Как? Подежурю день-другой у входа в ИИИ, если он не на задании - увижу. А если на задании? Тогда будем считать, что мне в оче редной раз не повезло. Я напрягся и вспомнил Новгород. Вышел. Тщательно изучил ИИИ, запомнил, как он должен выглядеть из дома напротив. Вернулся в Бирку, в Дом. И заказал в окне... вид на ИИИ. Гениально! Теперь можно заказывать Дому кофе, пирожные, все что душе угодно, и сидеть, бдеть, ждать, когда из здания выйдет Седой. Ждал я до вечера. Недаром говорят, что нет занятия хуже, чем ждать и догонять. Надоело! И вообще, Седой ведь не канцелярская крыса, ему нечего делать в ИИИ. Я просто теряю время. Одновременно с этими мыслями, сквозь сгуща ющиеся сумерки, я увидел Седого. Сильнее всего я испугался, что он сядет в машину и уедет, пока я буду выбегать из Дома, настраиваясь на нужную картинку. Я пом чался, перепрыгивая через
ступеньки и удерживая в памяти изрядно намозолившее глаза здание ИИИ. Седой никуда не уехал, он стоял, словно ждал кого-то. Я перешел с бега на быстрый шаг, меня прямо трясло от нетерпения. Седой повернулся и посмотрел на меня. Я - на него. Между нами было приблизительно десять метров. И я увидел... Это был не Седой, это был кто-то, загримированный под Седого. Этот "кто-то" поднес к губам зажатую в кулаке трубочку, я успел увидеть стремительно летящую черную точку и ощутить укол в лицо.
        Я сидел на жесткой, приделанной к стене кровати. Больше всего она была похожа на вагонную полку. Сам я тоже был прикреплен к стене. На запястьях и на щиколотках у меня плотно сидели стальные браслеты. От них отходили длинные стальные же цепи, каждая из которых отдельно крепилась к стене. Но если не счи тать цепей, то временами я мог почувствовать себя не как заключенный на нарах, а как король на троне. Потому как меня, словно придворные коронованную особу, окружали важнейшие чины разведки Балтийской Федерации. Или они только называли себя важнейшими? Меня приковали сразу же после встречи с Лже-Седым. Общение с моим отцом, который ухитрился убегать то ли три, то ли четыре раза из под самой плотной опеки, внушило балтийцам почти мистическое преклонение перед нашими семейными возможностями. Даже на долю секунды они боялись оставить меня непривя занным. А попался я, как всегда, глупо. В любом порядочном разведывательном учреждении ведется съемка прохожих, снующих мимо. Личности особо назойливых, по возможности, устанавливаются. Меня в таковые занесли, уж больно настойчиво я изучал ИИИ, а потом с
трудом, но опознали. (Оказывается, мой портрет хранился в картотеке). Дальше, дедуктивное мышление местных Шерлокхолмсов пошло по следу ющему пути: "Что связывает этого странного типа (меня) с ИИИ? Сотрудник ИИИ (Седой), которого тип (я) похитил четыре года назад. Четыре года все было тихо, никто не появлялся. Что случилось сейчас? Скорее всего, сотрудник сбежал, и тип пытается выследить его здесь. Как поймать этого неуловимого типа? Подстроить ловушку, куда заманить фальшивым сотрудником (благо его внешность, из-за харак терной седины, легко фальсифицировать)". А дальше - дело техники. Зачем я нужен разведке? Ну, вот идиотский вопрос! Да любая разведка (и не только она) отдала бы свой годовой бюджет за возможность ходить пешком в любую точку в мире, поль зуясь только художественными открытками с видами городов (так я, в свой прошлый визит сюда, прибыл в Тверь с толпой местных спецназовцев). А если попасть в такие места, где наука-техника далеко впереди и есть всевозможные невиданные типы оружия (это они так про наш вариант истории понимают)... Ну, без особых объяснений ясно, как это все важно. Потому
и отнеслись ко мне с чрезвычайной серьезностью. Можно понять балтийцев. Они не подозревали о существовании Дома и считали, что наша с отцом невероятная способность - либо нечто генетическое, либо (скорее всего) результат использования какого-то таинственного механизма, которым я и отец владеем. Если считать Дом механизмом, то тут балтийцы были правы. Но они предполагали, что механизм этот должен быть чрезвычайно портативен и (после тщательных поисков в моей одежде) вмонтирован у меня внутри. Понимая, что сделать меня своим преданным соратником вряд ли возможно, балтийцы решили любой ценой сами овладеть невероятным механизмом. И единственным препятствием на их пути был я. Если не считать некоторых "мелких" неудобств, таких как цепи и... э-э-э... параша, поначалу меня содержали прекрасно. Разговаривали более чем веж ливо. Кормили просто изумительно. Еду подавали настоящие красавицы, готовые, как я понял, запрыгнуть ко мне на нары при малейшем моем желании как поодиночке, так и в любом количестве. Несколько раз я чуть было не поддался на провокацию. Оста новила мысль о том, какую мелодию будут при этом
вызванивать мои четыре цепи, и сколько зрителей под разными углами зрения будут наблюдать за моими действиями. Таким образом, и я, и девицы, и мои тюремщики - все остались разочарованы. Не исключено, что в еду подмешивали какой-то слабый наркотик. Все время я был бесп ричинно весел и беззаботен. Меня ничего не волновало. Я чувствовал себя не как в тюрьме, а как на курорте. Но... Говорил только то, что хотел сам, а не то, что хотели балтийцы. Да, мы с отцом такие. Ходим, куда захотим, способность у нас такая. Откуда? Не знаем. Есть еще такие же люди, один из них - наш враг (Кар динал). Как ходим? Представляем себе нужное место и выходим именно в него. Меха низм? Никакого механизма!!! Не верите - проверьте. Проверяли. Притащили порта тивную рентгеновскую установку, просвечивали не один раз, под разными углами. Даже мне стало интересно: вдруг обнаружат что-то? Не обнаружили. Поиски машины временно отложили, рацион немного ухудшили и принялись выяснять: где Седой и чем мы с ним занимались эти четыре года? Когда я стал рассказывать про мир скелетов, мой русский язык перестали понимать, позвали специалистов
по языку, и те помо гали объяснять, что же творится в том странном мире. Когда все поняли, то позвали местных психиатров, и те стали выяснять, нормален ли я. По-моему, признали нор мальным. Потом я честно-откровенно признался, что заблудился и не могу вернуться в свой мир (о тотемах я умолчал, не могу - и все). Мне радостно предложили счи тать Балтийскую Федерацию своим домом и остаться здесь (о том, что снимут цепи, никто даже не заикнулся). Про Седого я тоже рассказал без утайки, о его подвигах в борьбе с Кардиналом и т.д. и т.п. Балтийцы по своим разведывательным каналам уже знали, что несколько отпрысков солидных рязанских шейхов бесследно исчезли при проведении каких-то тайных операций. За это кое-кто в ОИР (Объединенной Исламской Республике) поплатился жизнью. Узнав все, что было возможно, меня на время оставили в покое. Рацион еще раз ухудшился, красавиц сменили когда обыкно венные женщины, а когда и простые охранники. Мне стало скучно (убрали наркотики?), я попросил книги. Увы, мало того, что книги были на языке не особенно похожем на русский, так и написаны они были латиницей. Не особенно
разгонишься почитать. Что делать? Я решил, что будет очень интересным ознакомиться с местным изобрази тельным и прочими искусствами. Опять же, мне пошли навстречу, натащили книг по искусству. Книги с картинами художников, произведениями скульпторов, граверов... Каталоги музеев... Не знаю, интересно ли это было бы нашим искусствоведам, художники-то незнакомые... Мне стало интересно. Названия музеев расширяли мои познания о местной географии. Больше половины городов были мне незнакомы. Не было Парижа! Я полюбопытствовал. Париж здесь назывался Лютецией, и его музей выглядел беднее Лувра. Мое внимание привлекла фотография: "Зал холодного оружия". Я глянул на обложку книги: "Музей прикладного искусства. Шомрон". Шом рон? Еще один новый город и, возможно, новая страна. Наверное, где-то в Юго- Восточной Азии. По звучанию похоже: Шом-рон, Ран-гун, Пном-пень... "Пень пнем", - подумал я и подозвал наблюдавшего за мной охранника, ставшего в последнее время и искусствоведом-географом. - Шомрон? - консультант наморщил лоб. - Слы шал, слышал, дай-ка я прочитаю. Да, все правильно. Вот: "Древняя столица Израиль ского
царства. Вместе с Шомронским Университетом музей является главной достопри мечательностью..." Пару минут я слушал пересказ статьи о том, как хорош музей, потом до меня дошло, что это в Израиле. Пока охранник читал, я задумался, какое впечатление на моих тюремщиков могло произвести заявление о том, что я еврей и требую выпустить меня в Израиль. Умерли бы со смеху. У нас, тех, кого не пускали в Израиль, помниться, называли, отказниками. Отец как-то обмолвился, что двум- трем он помог, через Дом перетащил их куда надо, наплетя невероятных баек и про держав два дня в полной темноте (для маскировки). Ну, отец, он авантюрист извест ный. А я... известный дурак. Заблудился в трех соснах, потерял родной вариант, клюнул на приманку и сел на цепь. Если еще потребовать, чтобы меня выпустили в Израиль... Точно, когда они поймут, что мой дар нельзя присвоить, они меня убьют, чтобы не достался никому. Например, Израилю. Я принялся листать книгу о музее, мечтая, что когда-нибудь мне самому удастся пройтись по его залам.
        То ли терпение тюремщиков иссякло, то ли на них надавило какое-то высокое начальство (меня держали на Новгородчине, а столица же была в Бирке, в Сканди навии), но меня стали пугать. Забрали книги, два дня почти не кормили. Потом пришли новые, свирепого вида мужики и потребовали, чтобы я все рассказал, а то они со мной сделают следующее... Я здорово струхнул. Обещания были серьезными, особенно неприятно было то, что обещали сделать с яйцами. Ну, что, рассказать всю правду про Дом? Я представил, как местные коммандос пытаются ворваться в Дом этого варианта. Скорее всего, после моего признания он исчезнет из Бирки и воз никнет в другом городе. А со мной, после неудачных поисков в Балтийской столице, сделают все, что сулили. И даже если вдруг пожалеют и отпустят, то Дом меня, как предателя, не примет. Вышло по-другому. В разведке имелся способ, более гуман ный, чем пытки. На следующий после угроз день ко мне явились те же мужики и двое в голубых халатах. По проверкам моей психики я уже знал, что так одеваются врачи. Один из мужиков оскалился: - Ну что, не хочешь говорить? Теперь ты нам все скажешь.
Меня схватили, прижали к нарам. При всей моей силе я ничего не мог сделать, держали профессионалы. Один из докторов вытащил огромный шприц, второй взялся готовить вену на моей левой руке. Ввели, отпустили. Я не почувствовал в себе никаких изменений, но, наверное, наркотик действовал не сразу, поэтому меня ни о чем и не спрашивали. В первые секунды я обреченно подумал, что уже сейчас- то мне не по силам ничего изменить, и я могу успокоиться. Потом пришла другая мысль, очень логичная, еще более успокаивающая, а потому - приятная: "Для Дома, создающего целые миры из фантазии семиэтажников, какой-то шприц с наркотиком - даже не укус комара. Куда местным спецам до палачей из НКВД, а ведь даже те про воронили Дом у себя под носом, в четверти часа ходьбы от Большого Дома на Литей ном. Я могу не бояться, Дом не позволит выдать свои секреты. Я могу не бояться. Я могу не бояться. Я... могу... могу... я... не... Я, наконец-то, понял, что такое настоящий кайф. Это не опьянение, это не близость с женщиной. Это невесомость! Я парил. Вокруг меня звучала чудесная музыка человеческих голосов. Каждый звук - музыкальный
аккорд. Они хотят, чтобы я подпевал? Я могу, я могу даже позвать кого-нибудь, чтобы пел с нами. Ветер сможет выть. Ветер, где ты? Ау-у! Тело было легким, как воздушный шарик. А шарики полагается привязывать. Вот меня и привя зали. Четырьмя стальными цепями, за руки и за ноги. А разве у шариков бывают руки и ноги? Мне стало интересно, сколько у меня рук и ног. Кажется, их больше, чем должно быть. Ах, вот в чем дело! Это же не руки-ноги, это лапы, я же пес, Ветер, у меня много-много лап. И хвост. Конечно, хвост, как же мне без хвоста? Смот рите, я могу шевелить хвостом. Пусть только кто-то попробует отрезать мне хвост. Не позволю! Р-р-р-р-р! Рычать неудобно, першит в горле. Я не Ветер, я не пес, я пошутил. А кто я? Человек. Я? Человек? Не-ет. Я - что-то другое. Есть что-то очень похожее на человека. Папа мне говорил, кто я, но я забыл. Как выяснить? Это где-то глубоко-глубоко во мне. Я увидел огромную саблю, кувыркающуюся в воз духе. Вначале я испугался, что мне этой саблей отрубят хвост, потом вспомнил, что хвост мне уже отрубили. Давным-давно. А сабля висит в музее. На стене. И еще много сабель. И
топоров, и булав, и мечей, и копий, и этих... как их... алебард. В этом... как его... Шомроне. Я понял, что должен найти себе хороший топор, чтобы меня никто не обидел. Неважно, что с моим хвостом, но если у меня будет хороший топор, то я сам кому угодно отрублю не только хвост, но и что-то еще. Я сделал то, что должна была сделать порядочная собака: залаял, завыл. Потом понял, что запутался. Какая, к черту, собака? Я же человек, и могу взять в этом музее все, что угодно, например, мой любимый топор. Вокруг залаяли и завыли. Я выключил слух, как выключают радио. Я летал очень далеко, хорошо бы подремать.
        Мне приснилось, что я в школе, на уроке испанского языка. От меня требуют, чтобы я по-испански рассказал о походе в рыцарский зал Эрмитажа. А мне так хоте лось спать... Меня трясли за плечи дергали за одежду. При этом что-то кричали по-испански, или очень похоже. Я открыл глаза, сел. На полу... Без цепей... В музее, в оружейном зале... Точь-в-точь, как на фотографии из книжки. Где здесь мой топор? Меня окружало несколько человек, бурно жестикулирующих, темноволосых и довольно смуглых. Женщина и трое мужчин. Я попытался встать, но удалось под няться только на четвереньки. Неужели я, все-таки, собака? Нет, в гладком до зер кальности гранитном полу отражался хоть зверски всклокоченный, но человек. Серега Кононов, собственной персоной. А вот с чувством равновесия у меня явный непоря док. Только попытаюсь выпрямиться шатает, как при землетрясении. Я огляделся на висящее на стенах оружие. Ну и ничего себе! Это же музей в Шомроне. Как меня занесло сюда? Без Лестницы? Но ведь и к скелетам меня занесло во сне. И кто может сказать, что тот сон обошелся без наркотиков? Окружающие не оставляли своих попыток
разговорить меня. И, если не считать каких-то коротких попыток на непонятных языках, делали это на испанском. Но с каких пор в Израиле говорят по-испански?
        4. Другой Израиль.
        В ЭТОМ Израиле говорили не только по-испански. Кроме испанского, государст венными языками считались еще хазарский (тюркская группа языков) и хиджазский, который больше всего походил на арабский. Незадолго до моего прибытия, в Израиль валом повалили евреи из не на шутку развоевавшихся между собой германских кня жеств. Польша заявила, что не останется в стороне от германских дел и, предчувс твуя близкую войну, евреи Польши и даже всегда нейтральной Чехии, тоже двинулись в Израиль. За три года прибыло больше двух миллионов. Германцы воевали не на шутку, Польша присоединила к себе Саксонию... Ну, это, наверное, не так уж важно. Суть в том, что два миллиона прибывших говорили на идише. Четыре миллиона собирающихся приехать - тоже. Вставал вопрос о введении еще одного государствен ного языка, но это только усугубляло проблему разноязычия. В конце концов, прави тельство сумело уломать религиозные круги и принять закон о введении, через пять лет, единственного государственного языка. Им должен был стать священный язык иврит. Новый закон получил поддержку с самой неожиданной стороны. Хиджазцы, самая
буйная и воинственная, но наименее образованная община, дружно проголосо вали "за" . Их "почти арабский" был ближе всего к ивриту, да и из-за своей рели гиозности они почти все прекрасно знали сам иврит. Возможность получить отличную фору перед сефардской интеллигенцией, хазарскими торгашами, а особенно - перед этими новоприбывшими дармоедами из Ашкеназа - радовала. Таким образом вся страна засела учить иврит... Если бы не последействие наркотика в первые часы моего пребывания в музее, я, скорее всего, растолкал бы любопытных, добежал до первой подходящей лестницы и... сидел бы в своей семиэтажной суперкамере со всеми удоб ствами, слушал бы, позевывая, умные речи Генсека Ивашко, разглядывал бы с лупой фотографии собак разных пород, мечтая найти ту самую, свою. Но я упустил момент. Вначале меня отвезли к медикам, те сделали анализ крови, проверили мои рефлексы и вкатили такую дозу успокоительного, что я два дня был слаб как ребенок и кушал, в основном, с ложечки. Пока я так возвращался в человеческий облик, у меня пытались узнать, кто я такой. К делу привлекли полицию, посчитав меня то ли ненормальным,
то ли ограбленным новоприбывшим, оле хадашем. Когда выяснилось, что я не знаю идиша, зато пытаюсь говорить на никому не известных и, похоже, очень редких языках (русский, английский), к делу подключили Службу Безопас ности. После того, как были найдены знатоки новгородского, со мной стали разгова ривать. Я, опасаясь быть прикованным к стене, стал разыгрывать из себя помешан ного. Но еще до того, как я встал на ноги, чтобы убежать, был послан запрос в балтийскую резидентуру. ИИИ оказался абсолютно прозрачен для израильской раз ведки, одновременно с первыми попытками принять вертикальное положение я получил протоколы своего нарко-допроса. Протоколы были небогатые. То ли Дом защитил себя, то ли моя психика на грани ущерба вытащила меня из этой неприятной ситу ации. Итак, отдышавшись после инъекции балтийских медиков, я, поначалу, говорил, что мы все друзья, и что я хочу петь хором. Когда меня спросили, как я хожу в другие места, я стал звать Лестницу и Мать Всех Лестниц. Потом Ветра. Потом стал лаять, рычать, выть, скалить зубы и даже... пытался кусаться. Меня оставили, я заснул, и даже новый,
протрезвляющий наркотик не мог вернуть меня в сознание. В какую-то из секунд, когда наблюдавший за мной охранник отвел взгляд, я исчез. Цепи и кандалы остались на месте неповрежденными. Я ломал голову над тем, что произошло. Получается, Дом совсем не обязателен для перемещений? Уже дважды я переместился, не пользуясь лестницей: в мир скелетов и в музей. Было еще что-то, еще какой-то случай... не вспомнить. Если бы речь шла только о побеге из тюрьмы, я решил бы, что это Дом меня вытащил, спас. Но тогда, от чего я спасался в мире скелетов? Тогда запишем "прыжок" на счет наркотиков. Они мобилизовали ресурсы мозга... Остановимся на этой версии. Израильтяне не повторили ошибку балтийцев. Меня не приковали и даже не пытались допрашивать. Вся информация, уже добытая в Новгороде, тут была, силовой путь, как известно, никуда не привел. Что остава лось? Дать мне полную свободу, пообещать что-то вроде статуса национального дос тояния и, в связи с тем, что я заблудился (я об этом почти честно рассказал в Новгороде) предложить пожить тут, сколько моей душе будет угодно. Что от меня хотели взамен? Чтобы я, по
просьбе руководства разведки, отводил нужных людей в нужные места и, изредка, кое-кого забирал. Я подумал и... согласился. Конечно, я был эгоистом и индивидуалистом. Смешно было бы вести речь, что меня стали инте ресовать проблемы еврейского государства, не имеющего ничего общего с теми евре ями, которых я знал. Знал я, кстати, Эйнштейна, Ландау и Спилберга. Что удержало меня в Израиле варианта Медведя? Утеря корней. Мир, в котором я жил, исчез. Исчезли родители. Миры, в которые я мимоходом попадал, производили угнетающее впечатление своей фальшью. И тот, с анекдотической армяно-азербайджанской вой ной, и другой, с "конструктивной перестройкой". Да вообще, за время, проведенное среди скелетов, я забыл, каким на самом деле был мой мир! И что-то меня уже не тянуло к нему. Вот если бы родители... Увы. Очень забавным мне показалось язы ковое совпадение: в свое время я попал в редкую - возможно единственную - испан скую школу в Ленинграде, а теперь, столько лет спустя, попал в экзотический вариант к испано-говорящим евреям. Мимоходом промелькнула в очередной раз мысль о загадочном сверхчеловеческом
сценаристе сочиняющем, с непонятной целью, мою биографию. Что же это, очередной зигзаг моей судьбы был предусмотрен давным- давно? Честно говоря, мне понравилась легкость, с которой я усвоил английский язык. Почему бы не повторить этот же номер с испанским? Тем более, перед тем, как приступить к исполнению обета, я должен был отдохнуть в нормальных челове ческих условиях. А заблудившись между мирами, в каком еще из вариантов я мог рас считывать на заботливых гидов, готовых водить меня за ручку? Правда, при условии, что иногда водить за ручку буду я. Когда мне представили человека, обязанностью которого отныне становилась забота о моей сверхважной персоне, я сделал молни еносный вывод, что уж этого парня я точно завербую сопровождать меня в мир скеле тов. Еще бы! Несмотря на скромное имя Моше, мой ангел-хранитель выглядел как воз мужавший Д'Артаньян и, по идее, должен был обладать соответствующей любовью к приключениям. Увы, внешность обманчива. В теле героя жил исполнительный чиновник и добропорядочный семьянин. Как такой человек мог попасть в контрразведку? Неужели местных кадровиков, как и меня,
запутал обманчивый внешний вид? Ах да, они же не могли читать Дюма... Игра слов: я, обитатель и властелин Дома, прики нулся бездомным. Меня поселили в Хевроне, огромном древнем городе в Иудейских Горах. В одном из новых районов, живописно карабкающихся по поросшим лесом хол мам, находился мой коттедж. Я делил его с семьей какого-то офицера. Хеврон сла вился хорошим нежарким климатом, новоприбывшие из Германии валили туда валом, спасаясь от влажности побережья и жары расположенных в пустынях городов. Я, если и выделялся на их фоне, то только габаритами и незнанием идиша. Но особенно долго "выделяться" не пришлось. Догадываясь, что рано или поздно я заскучаю и смоюсь, контрразведка приступила к эксплуатации моего таланта.
        Человек, стоящий на проходе, обречен на то, что его все время будут толкать. Государство, расположенное на стыке Азии с Африкой, да еще и на кратчайшем пути из них в Европу, обречено на войны. А если учесть, что в том же месте находятся религиозные святыни и удобный подход к огромным запасам нефти, то война в таком государстве должна выглядеть куда более естественным состоянием, чем мир. Когда
500 лет тому назад лидеры евреев, покидающих Испанию и Португалию под страхом смерти на кострах инквизиции, договорились с правившими в Египте мамелюками, - беженцев просто использовали. Мамелюки тогда владели территорией библейского Израиля, но натиск турок османов становился все сильнее и сильнее. Турки не нра вились не только своим египетским единоверцам. Еще меньше они нравились христиан ским владыкам Европы. Набеги Рязанского Халифата на Польшу и Трансильванию стано вились все разрушительней, казалось, что вот-вот - и из всех щелей на Европу полезет мусульманская чума. Четверть миллиона испанских евреев не были нужны никому. И их решили использовать так же, как шахматист использует пешку в гам бите. Была заключена, если пользоваться терминологией ХХ века нашего варианта, "пакетная сделка". Христиане, мусульмане, иудеи. Евреям, за их же деньги, было позволено добраться до Святой Земли и основать там, под протекцией мамелюков, очень зависимое государство Иудея. Какое-то время спустя, турки действительно напали, но тогда же рязанцы вторглись на Балканы, и турки сцепились с более сильным, опасным и
близким противников. Так мусульманская не-Россия, сама о том не зная, ухитрилась спасти местный Израиль. А он жил не очень легкой, какой-то "политически ненормальной" жизнью. То пиренейские монархи, изгнавшие еретиков, вдруг вспомнили о том, как долго жили с этими же еретиками в мире, бок о бок (обыкновенные торговые и политические интересы), и испанцы стали соперничать с португальцами, кто пошлет больше пышных посольств в Иерусалим. То вдруг папа римский решил изгнать евреев из Италии, а те, разумеется, перебрались в Иудею. О протекторатах даже смешно говорить: Иудея прыгала как мячик то под крыло Турции, то под крыло Египта, не забывая о мачехе Испании. В какой-то момент началось жуткое истребление евреев в Персии и Междуречье, уцелевшие бежали в Иудею, оставляя в пустынях тысячи трупов, лежавших вдоль караванных путей. А откуда взялись хазарские евреи, и почему Иудея стала вдруг называться Израилем, я уже не понял. И куда делась страна, которую в нашем мире называли Сирией - тоже. Так далеко моя любознательность не простиралась. Границы местного Израиля (даже при моем не очень хорошем знакомстве с
географией нашего варианта) выглядели намного логичней и удобней. На западе граница шла по искусственному Синайскому каналу. На северо-востоке и востоке Израиль граничил с совершенно мне неизвестным Кур дистаном. На юге граница проходила по пескам, примерно в середине полуострова Арава (Аравийского, надо понимать?). Сложнее всего было с юго-восточной грани цей. Лет тридцать назад она проходила по Ефрату. В Междуречье располагались буферное арабское королевство, жители которого одинаково ненавидели и боялись и Персию, и Израиль. В соревновании между Персией и Израилем, кто первым захватит этот рассадник терроризма, Израиль оказался у финиша раньше. В результате Двух недельной Войны новая граница Израиля прошла по Тигру. Треть королевства забыла о своей ненависти к персам и перебралась под власть шахиншаха. Остальные присяг нули на верность Иерусалиму и поделили между собой земли беженцев. Беженцы покля лись превратить жизнь израильтян в один большой кошмар.
        Мне вручили несколько фотографий. Одноэтажные бедные домики, высокие, белые же, каменные заборы. - Сможешь сюда выйти? - спросил Моше. - Выйти-то я смогу, но есть ли там многоэтажные дома, чтобы вернуться? Моше посоветовался с сидящими рядом мужиками профессионально-убийственной внешности. - Нет, - ответил он, - но нам это очень важно, чтобы ты без помех вернулся, привел наших ребят и притащил одного типа. - Что за тип? - Какая разница? Да ты не волнуйся, это не очень хороший человек, раз он знает несколько десятков убийц на территории Израиля. Именно про них мы его и хотим спросить. Я уже заранее был настроен не очень задумываться над заданиями. "Клиент" меня не особенно волновал. Но проблема воз вращения - да, волновала. Слишком быстро для моего испанского, вставляя массу непонятных мне разноязычных слов, Моше стал что-то обсуждать со своими колле гами. Все загалдели, замахали руками, как фехтовальщики своим оружием. Через нес колько минут на стол вывалили еще груду фотографий. Разведчики забыли про меня, они тыкали пальцами в однообразные белые домики и кричали, иногда даже переходя на
арабский. - Это почти одноэтажный город, - объяснил мне Моше, - там есть мно гоэтажные дома, но они, в основном, все правительственные, туда так просто не зайдешь. - У Эль-Сулейха есть огромная вилла, - сказал один из головорезов. - Три этажа. Но туда тоже так просто не войти... - Придется ворваться, - сказал, судя по тону, командир. - Жалко Эль-Сулейха, хороший мужик. Его же убьют, поду мают, что он нас прячет... После бурного обсуждения мне были предъявлены фотог рафии других домиков (как бы их не спутать?). Была показана и фотография полураз валившейся водонапорной башни. - Это старый минарет, - сказал Моше. - Лет сто тому назад он пострадал при землетрясении, и с тех пор его не трогали. Сойдет? - А он не рухнет под нами? - Сто лет простоял, думаю, и вас выдержит. - Но мы же евреи, мало ли, Аллах рассердится... Кстати, ваши люди что, весь город засняли? - Почти. Мы планировали эту операцию именно в расчете на тебя. Вот и фотографи ровали. А теперь тебе надо одеться, времени мало. Нужный человек заедет в эту деревню на несколько часов. Посоветоваться с шейхом. Вскоре я уже красовался в довольно
необычной одежде, напоминавшей длинное платье из плотной белой материи. "Платье" посерело от грязи и... дурно пахло. - Не расстраивайся, - успокаивал меня Моше, - тебе придется побыть сорок минут одному. Вдруг кто-то захочет с тобой заговорить? Будешь изображать ненормального дервиша. А тут лучше выглядеть правдоподобней. Не волнуйся, одежда не чужая, ей просто специально придали такой запах... В дополнение к вонючему балахону я получил еще и грязное полотенце, обмотал его вокруг головы. На лицо был нанесен "грязный" грим. Борода оказалась очень кстати, а вот волосы я подстриг зря. Хотя, под полотенцем не видно... Меня дрессировали, как крысу перед лабиринтом. Рисовали на бумажке мой путь от места выхода до старого минарета. Предупреждали, что деревенские улицы похожи одна на другую. И заверяли, что в старом минарете мне ничего не грозит, дервишу там самое место, я должен буду ждать группу не только полагающиеся сорок минут, но и еще немного, хотя бы час. Я согласился. Вышли мы на рассвете. Идущий за мной следом разведчик крепко держал меня за шиворот. Те, кто шли за ним, наверное, делали то же самое.
Домиками мои спутники остались довольны. Еще бы! Автомобиль ждал их в двадцати метрах от места выхода. А вот мне предстояла пешая прогулка. Я с тоской проводил глазами своих спутников, садившихся в машину. Двое в балахо нах, трое в старомодной европейской одежде. Без них мне стало как-то неуютно. Восстановив в памяти план местности, я двинулся к минарету. Задача оказалась намного сложней, чем я думал. Улицы переплетались как любовники во время буйной оргии. Они были категорически не похожи на рисунок. Я считал повороты, искал ответвления, вместо "влево" мне почему-то попадалось "вправо". Через десять минут таких мучений я наконец издалека увидел минарет. Плюнул на планы и дви нулся напрямую. Внимание на прохожих я не обращал, шел быстрым шагом, размахивал руками и делал вид, что шепчу что-то сам себе под нос. Боковым зрением я заме тил, что на меня оглядывались, но без особого удивления. Неужели и в самом деле сумасшедшие выглядят именно так? Наконец, я вышел на небольшую площадь перед минаретом. И мне тут же стало плохо. Очень плохо! Минарет был, возможно, не новый, но аккуратный и чистый. А рядом с
ним, под зеленым куполом, громоздилась еще более чистая и красиво изукрашенная мечеть. Все ясно. Это другой минарет. Я шел к нему, наплевав на план. Как я теперь найду свою развалину? Здесь было нам ного жарче, чем в Хевроне. А если учесть, что и одежда на мне была не легкая израильская, то можно догадываться, как я потел. Воды с собой я не захватил. Да какая, к черту, вода? Уже через тридцать минут у минарета могут появиться изра ильтяне с погоней, а я... Я остановился, с "умным" (или безумным?) видом глядя на мечеть и задумался. Проходивший мимо старик подошел ко мне, потрогал мой балахон и что-то сказал. - Алла! В лесу родилась елочка! - крикнул я по-русски и покло нился на четыре стороны света. Старик покачал головой и ушел. Почему израильтяне не дали мне никаких инструкций по сумасшествию? Учитывая, что ориентация на мес тности была давно утеряна, я решил идти по расширяющейся спирали. Пошел. Метров через двести я проклял свое решение. Какая спираль? В этом гадючнике через минуту забываешь, откуда ты пришел! Я проклял свое задание. Появилось искушение бросить все: Моше-благодетеля, разведку-мать
и весь вариант Медведя вместе с ними. Мало того, что я зубрю испанский. Надо же! Добровольно залезть в вонючую робу! На жаре! Да я сейчас умру от обезвоживания. Или смотаюсь в Ленинград. Где здесь ближайшая многоэтажка? Внезапно я унюхал запах, превосходящий по гадости мой собственный. Потом увидел перекресток... Кажется, я видел его на плане. Запах - грязная окраина, минарет там. А перекресток - инструкция к дальнейшему продвижению. Я пошел на запах. Нечистоты текли по улице. Грязные дети бегали прямо по местной канализации. Да я здесь могу работать эталоном чистоты в своем рубище! Какой-то оборванец с бельмом (конкурент?) загородил мне дорогу и грозно сказал... Интересно знать, что? - Алла! Пошел ты дядя к чертовой матери! - рыкнул я, проверяя магическое действие русского языка на аборигенов. Оборванец открыл рот, а я продефилировал мимо, размахивая руками и говоря первое, что пришло в голову. А пришло следующее: "Широка страна моя родная! Много в ней лесов, полей и рек!" К минарету я прибыл, имея в запасе две минуты. Очень важно было проверить лестницу. Что, если она, не дай Бог, разрушена?
Лестница уцелела. Но она не имела ничего общего со всеми известными мне лестницами! Даже моя каменно-земляная самодельная дорога из мира скелетов выглядела более похожей на лестницу. А здесь... Ступеньки разной высоты идут спиралью, на некоторых камень сколот, на некоторых лежат груды мусора и высохшие экскременты. С полузакрытыми глазами, воображая Лестницу Дома, тут не пройдешь. Десять раз споткнешься или врежешься лбом в стенку. Почему я заранее об этом не подумал? Что я ожидал найти внутри похожего на палку минарета? Выскочив из минарета, я огляделся. Да, здесь словно прошелся уже известный мне Лентяй Первый со своим запретом на высокие дома. Трущобы и пустырь. Что теперь? Погнать группу захвата на поиски подходя щего здания? А если они прибудут вместе с погоней? И вообще, они уже опаздывают. Я решил работать с тем, что есть. Вернулся в минарет, пробежался... нет, скорее, - проковылял вверх. Как, помня о том, что все время надо поворачивать направо, одновременно вспоминать прямую лестницу? А какой ублюдок сделал одну ступеньку высотой в десять сантиметров, а следующую в добрые полметра? Я вернулся
к выходу, выглянул. Никого. Опоздание на десять минут... Сейчас-то это мне на руку, можно пытаться освоить идиотскую спиральную лестницу. Но не случилось ли чего-нибудь с группой? Я еще раз поднялся по лестницу. Глаза полузакрыты, руки расставлены. Пару раз наступил на какое-то дерьмо. Тьфу, черт, боюсь, что я и один отсюда не выберусь, не то что с сопровождением. Группа появилась с опозда нием на двадцать две минуты. К этому времени я уже научился подниматься с полу закрытыми глазами до середины минарета. Неуклюжая на мой взгляд машина подъехала к самому входу. Непривычные к такой роскоши, трущобные подростки нахально гла зели на нее со всех сторон. Погони я не заметил. Из машины вылезли шесть человек. Они вытащили седьмого, больше всего похожего на огромную мягкую куклу. Я поду мал, что не так давно сам выглядел примерно так же в руках балтийских умельцев. На мгновение промелькнула несуразная мысль о солидарности всех жертв похищения. Но события диктовали другую логику. - Надо двигаться, - сказал старший группы. - Погоня отстает на две-три минуты. Как пойдем? - Как вы понесете эту тушу? - ответил я
вопросом на вопрос. - Просто, - старший повернулся и отдал команду. Между руками и между ногами пленника было привязано по веревке. Двое самых крупных разведчиков перекинули эти веревки через плечо. Пленник стал выглядеть как длинная дорожная сумка, очень нетрадиционной формы. Все выстроились цепоч кой, держа друг друга за шиворот. Я, разумеется, шел первым. - Старайтесь дви гаться ровнее, - приказал я. - Если будете спотыкаться и дергать меня, то мы просто выйдем на верхушку минарета. И нам останется только прыгнуть вниз. Странная шеренга со мной во главе двинулась по спиральной лестнице. Мне стало неудобно от руки, держащей за шиворот, и я опустил ее вниз, на пояс. Как приспо сабливались остальные - не знаю. И еще у нас была весьма необычная "связка" в середине: огромный бородатый пленник без сознания. Мои недавние тренировки при годились. Я с запасом высоты запрыгивал на каждую следующую ступеньку и автомати чески с каждым шагом поворачивался на нужный градус. Я воображал, как лестница постепенно выпрямляется, ступеньки выравниваются, появляются перила с медвежа тами. И воздух! От жаркого, затхлого
- к прохладному и чистому. Я действительно почувствовал, как изменились ступеньки. Воздух... стал свежее. Или это у вершины минарета ветер подул? Не-ет, никаких ветров, Дом в Бирке, а Бирка на Скандинав ском полуострове. Там прохладно, намного прохладнее, чем здесь. Дышать стало зна чительно легче, я замедлил шаг, приоткрыл глаза. Ура! Свершилось! Я вырвался из этой спиральной западни! А мои спутники? Все были на месте и, ничего не понимая, глазели на лестницу, на решетки. Кстати, совершенно ни к чему им соображать, что мы находимся в столице Балтии. - Разворачиваемся! - скомандовал я. - Идем в том же порядке, но вниз. Пока все было нормально, вы шли хорошо. Держитесь крепче, чтобы не потеряться. - А внизу нас не..., - начал было выяснять старший, но я перебил: - Что, этот дом очень похож на минарет? Внизу будет то, что захочу я. Я захотел лужайку у своего коттеджа, так как из-за перенапряжения позабыл, куда именно мы должны были выйти. Нет, я, конечно, помнил куда. Но как это место выг лядело - хоть убейте... А газон у дома - это уже как-то осело в памяти. Наша колоритная группа выбежала на траву.
Вокруг стояли, как я их и помнил, соседские домики. А за спиной... Порядок, мой коттедж. Вон соседские дети глазеют на наш "десант мусульманских террористов". Вот и мать их, офицерская жена, в испуге созывает свои чада. Представляю, что она думает. - Быстро в дом! - скомандовал я. - Где мы? - спросил командир. - В Хевроне, у меня. Свяжитесь по телефону с кем надо. Торжественная делегация встречающих прибыла очень быстро.
        5.Застолье с новостями.
        У коттеджа стояла похожая на обрубок полена машина. Из-за руля выглядывал Моше, его Д`Артаньяновская борода с усами победно топорщились. - Приветствую! - опекун вылез, потом нырнул в машину и, кряхтя, вытащил тяжеленный ящик. В ящике что-то позвякивало и булькало. - Что такое? - подозрительно спросил я. - Новое задание? Буду красить волосы? Или кожу? - Внутренности, - Моше потащил ящик к входным дверям. - Открывай, пока я не уронил. Оказалось, что шеф контрразведки, в благодарность за блестяще проведенную операцию, послал мне подарок лично от себя. А так как был он большим любителем и знатоком вин, то и подарок оказался соответствующим: уникальный сорт вина "Финикия" с виноградников посаженных где- то рядом с кедровыми лесами чуть ли не самими финикийцами. Я удивился, бутылки выглядели вполне современно. Моше объяснил, что он не уверен и насчет самого виноградника, а уж вину-то всего лет пятьдесят. Главное, что это урожай какого- то там года, который ценится во всем мире на вес золота. Я уже знал, что выходцы из Испании все немного чокнутые насчет марочных вин и бренди. Ну, подарили и подарили. В
моем варианте и стране за подвиги давали Героя Советского Союза, а тут - ящик вина. - Ну, что, - сказал Моше, вытирая пот и плотоядно облизываясь. - Попробуем? Мне стало смешно. Бедный мужик! Он, наверное, ничего подобного поп робовать не мог на скромную зарплату контрразведчика. Но всю жизнь мечтал. А тут объявляется какой-то странный тип, на которого волшебный нектар сыплется ящи ками. Надо исправить несправедливость. Через несколько минут мы уже сидели с бокалами в руках. Вполне возможно, что вино классное. Хотя я не специалист. На всякий случай, надо запомнить бутылку, чтобы в любой момент потребовать ее у Дома. И удивлять знатоков, если таковые окажутся среди моих гостей. Отцу было бы интересно. Отец... Несмотря на знаменитое вино мне стало тошно. Я стал пить сам и наливать Моше так, словно мы не кейфуем, дегустируя уникальную "Финикию", а... в самоволке из рядов доблестной Советской Армии заглатываем с трудом добытый портвейн. - Странно, - сказал Моше неуверенным голосом, когда мы открыли вторую бутылку, - каждая такая бутылка стоит две моих месячных зарплаты. Никогда в жизни я не тратил так
много денег за такое короткое время. Я разлил вторую бутылку. Попробовал. Вкус немного отличался. Странно. Я сказал об этом Моше. - Да-да, - Моше согласно кивнул, - ничего странного. Это вино тем и знаменито. После того, как его разольют по бутылкам, у каждой бутылки начинается своя жизнь. Нет двух одинаковых бутылок. Как и людей. Когда мы кончили вторую бутылку, болтая о всяких пустяках, Моше неожиданно перешел к деловому разговору. - У нас огромные планы, которые касаются тебя, - заявил он. Я недовольно помор щился. Нашли дурака, таскать бандитов со всего света. - У нас были огромные планы, - Моше сакцентировал слово "были" и я насторожился. Если бы хотели убить, то не предупреждали бы. Да и зачем меня убивать? Ну, а прогонять... это вообще идиотизм. - У нас уже разработали график, - грустно говорил Моше, - Где, что и когда ты будешь делать. Но разведка принесла очень странные вести. Я тебе рас крою один секрет, ты уж не принимай его близко к сердцу. Я изобразил на лице глу бокомысленную заинтересованность. - У нас были совсем неплохие отношения сначала с Рязанским Халифатом, а потом с ОИР. Мы оба -
естественные союзники, оба - враги Турции. Ну и прочие мелочи. Рязанцам никогда не было особого дела до свя того Иерусалима, а про Хеврон я уже не говорю. В последнее время в ОИРе набрала силу "Душа Пророка". Наши связи очень ослабли, "наши" шейхи отодвинулись от власти. В противоположность этому, с Балтией, хоть мы никогда и не воевали, но дружбы особой не было. Мы обе морские державы... сам понимаешь. Кстати, почти вся информация о тебе шла через разведку ОИР. Но ситуация меняется со временем, в последнее время мы с балтийцами дружим сильнее. Им нужна наша нефть, а нам - противовес, если "Душа Пророка" полностью захватит власть. - В нашем мире где-то около Скандинавии нашли нефть, - сказал я. - Т-с-с, - зашипел Моше, оглядываясь по сторонам. - Забудь, забудь! Не дай тебе Бог проболтаться. Это же миллиарды. Пока Моше уговаривал меня молчать я, затуманенными от алкоголя мозгами, пытался понять: зачем меня посвящают в тонкости местной геополитики? Неужели вино просто развязало Моше язык? - Так вот. Мы знаем, что есть твой мир, который ты, кстати, потерял. И мы знаем, что у "Души Пророка" есть связь с
твоим миром. Наконец-то!!
        Я "сделал стойку". - На какое-то время эта связь ослабла, ее года три вообще не было. Потом восстановилась. В ОИР вернулся один офицер разведки, которого уже похоронили. Он сказал, что в новом мире все идет прекрасно, истинная вера насту пает. Еще он сказал, что иногда он бывал в "сумасшедших мирах". - Что за миры? - Ты меня спрашиваешь? В "сумасшедших мирах" все не так, как у нормальных людей. Вот, что дошло до нас. Там нет ислама и христианства. - А Израиль? - Про это мы не знаем. В "сумасшедших мирах" то, что у нас дорого, у них дешево. За какого-то редкого человека можно выменять оружие страшной силы. - Что значит "редкий человек"? - Прекрати свои вопросы! Ты хочешь, чтобы я тебе устроил встречу с этим офицером? - Извини. - Хорошо. Так вот, на какую-то редкую девушку они выме няли бомбу страшной силы. Таких бомб нету даже у вас, в "новом мире", так они твой мир называют. Сейчас они ищут еще одну девушку и несколько юношей. Хотят поменять на такие же бомбы. "Какая-то разновидность атомной бомбы", - подумал я. - Но бомба почему-то не работает в вашем мире, - продолжил Моше. - В мирах разные
законы. Сейчас в какой-то "чистой стране" вашего мира ученые делают уст ройство, чтобы бомба смогла взорваться и у вас. Сначала они уничтожат маленький Израиль, а потом Большой. - Объясни. - Опять ты... Маленький Израиль - это, наверное в вашем мире. Он у вас маленький. - По-моему, да. - А большой - это наш. Мы заметили такую закономерность: с самого начала как установилась связь в вашим миром, "Душа пророка" стала кричать об освобождении Иерусалима, и что евреи - самые неверные из всех неверных. Нам этого не понять. - А вот мне, кажется, понятно, - мрачно ответил я. "Финикия" выветрилась из головы, как запах цветов из памяти. Оставалось только с грустью вспоминать легкий пьяный кайф. - Ты знаешь, есть такое... ненависть к евреям. Особая ненависть к евреям, сильнее, чем ненависть к другим людям. Разговоры, что все плохое в мире от евреев, что евреи самые жадные, что они убивают нееврейских детей и берут их кровь... Моше насторожился. Каждый ус завился вопросительным знаком. Кажется, подобной чепухи он еще никогда не слышал. - Ну, персы пугают евреями своих детей, - наконец выдал он, - и турки. Но это
же наши вечные враги. В германских княжествах и в Польше евреев не очень любят, но там их слишком много, и эти ашкеназы, ты извини меня, и правда, не самые приятные люди. Я начал смеяться. Смех перешл в ржание. Надо же! Мир с евреями, но без антисемитизма. А это заявление Моше о европейских евреях! Ну, уморил. Меня он что, к выходцам из Испании относит? - А про детей... Это же про христиан рассказывали. Но я не верю, нормальные люди в такие глупости не верят. - Хватит, - перебил я Моше. - В нашем мире есть такая болезнь, называ ется антисемитизм. Только что я тебе про нее рассказал. Боюсь, что зараза переб ралась сюда. А теперь давай откроем третью бутылку и разберемся, что я должен делать после всех интересных новостей про иные миры. Можно было и не спрашивать. Ответ я знал лучше, чем Моше. Моше очень сдержанно объяснил, что у его государ ства и так забот по горло. Мало того, что длится вялотекущая война с Персией, а Египет закупил огромное количество оружия, в основном танков. Так тут еще на сорок миллионов граждан свалилось два миллиона идиотов из Европы. Половина из них умеет только молиться и
толковать священные книги, другая половина делать деньги буквально из воздуха. А приехать должно еще в два раза больше... Я поин тересовался, какое отношение это имеет ко мне и к бомбе. - Мы кажемся очень бога тыми, - продолжил Моше, - но мы не в состоянии усадить себе на шею еще и ваш Израиль, какой бы маленький он не был. Мы бы, вообще, не думали о нем, если бы не обещание, что после маленького Израиля уничтожат нас. Мы можем рискнуть и посмотреть, не придумана ли сверхмощная бомба обкурившимся офицером. Достаточно подождать, удастся ли вашим мусульманам уничтожить ваш Израиль, но если мы дож демся, может оказаться слишком поздно даже для нас. - И вы хотите, чтобы я утащил у врагов эту самую бомбу? - Это мелочи. Мы хотим, чтобы ты, с нашей помощью уст ранил человека, который ходит в "ненормальные миры" и достает ненормальные бомбы. Я кончил разливать третью бутылку и потянулся к четвертой. Для Моше это был слишком. Он протестующе замахал руками. - Когда мой отец, - сказал я, - вытащил от балтийцев Седого... - Кнут Ларсов, - кивнул Моше, - отличный агент, хотя начальство его и не любило. - Кнут?
Очень подходящее имя! Так вот, вначале я был против. Очень даже против! Но отец оказался прав. То, что сделал этот седой кнут, не смог бы сделать никто. Так мне кажется. Самую большую рекламу ему уст роил один из наших врагов, рассказавший, как Седой перебил несколько этих... се- узу. Моше еще раз кивнул. - Да, Седому не хотели поручать какую-либо оперативную работу и отправили совершенствовать свое боевое искусство. Вот он и доусовершен ствовался. - Первым делом, мне надо вернуться в свой мир, вторым - найти Седого. - Первое - твоя забота. А вот Седого искать не надо. Я тебе не зря рассказывал о нашей нелюбви с Балтией. Седой может не захотеть сотрудничать с нами. - За четыре года Седой оторвался от Балтии. А мусульман он ненавидит со страшной силой и ввяжется в любую авантюру, только бы им навредить. - Я сказал. Оставь. Как думает разведчик, я знаю лучше тебя. Даже если десять лет пройдет. - Но вы найдете мне в помощь человека такого же класса, как Седой? - Это сложно. - Что?! В сорокамиллионном государстве не найдется классного бойца? Почему же у израиль ской разведки такой невероятный авторитет?
Моше посмотрел на меня как-то странно, а я понял, что сморозил глупость. Это в нашем варианте у израильской разведки был авторитет! - Ну, такие бойцы, как Седой, есть, наверное, в каждой сильной армии. Но ими не бросаются, как это сделали в Балтии. Вот у нас есть один хиджа зец, Ави. Это из тех, про кого я знаю. Но Ави используют только в самых-самых ответственных операциях. - А у меня что - детские игры? - Только сам шеф прини мает решения об использовании Ави. Даже не надейся, что кто-то отпустит Ави в ваши ненормальные миры. Скорее шеф пришлет тебе еще один ящик "Финикии". Я мыс ленно определил адрес, куда шеф мог засунуть свою "Финикию" вместе с ливанскими кедрами. Вслух я сказал: - Пока Ави не нужен мне в других мирах. Пусть его и еще нескольких приготовят мне в помощь здесь. Мы должны любой ценой захватить офи цера, который вернулся из нашего мира.
        6. Рязань мусульманская.
        Рязань чем-то напомнила мне Ленинград. Звучит довольно дико, особенно если учесть, что столько мечетей и минаретов, как в Рязани, я вообще раньше не мог представить за один раз. Но Рязань, в отличие от Хеврона и других городов Изра иля, где я успел побывать, располагалась на равнине и построена была с чисто рос сийским (несмотря на ислам) размахом. Мне даже как-то легче стало дышать (или это из-за осенней прохлады?). Высадились мы в центре, я вывел группу из трех человек напротив какой-то мечети, по открытке. Со мной шли двое бойцов и Ави, о котором Моше отзывался, как о супермене. Руководство поначалу очень возражало против операции в дружественной Израилю ОИР, но я настоял, объяснив, что без дополни тельной информации не смогу вернуться в наш мир. Решено было замаскировать группу под представителей конкурирующего клана. Мы должны были выглядеть как наемники из южных провинций ОИР. Двоим моим спутникам это было совсем несложно: как хазарские евреи они просто изображали сами себя. Жгучий брюнет Ави тоже выглядел достаточно южно. А вот мне, в очередной раз, пришлось натереться "смуглым" гри мом.
Недалеко от места выхода мои спутники облюбовали подходящую машину, открыли дверцу, завели. Даже самый слабый намек на какую-либо связь с резидентурой Израиля в Рязани исключался. Мы должны были действовать абсолютно автономно, рассчитывая только на себя. Потому и опустились до кражи. Машина, не покидая центра, въехала в район вилл. Нет, не вилл. Куда больше здесь подходило "дворцы". Мне на ум почему-то опять пришел Ленинград. Ведь местные шейхи - это же, как в нашей России, - знатные дворянские роды. Вот у нас, в Питере, все эти нынешние Дома Культуры, пионеров, журналистов, писателей и прочих - бывшие особ няки. А в Рязани у каждого семейства совсем не бывший особняк, "обыкновенный" дворец. Вокруг дворцов высоченные каменные стены, небольшие парки. Но последние этажи с орнаментами (никаких статуй, ислам!) видны даже из-за стен. Это хорошо, что этажей много. Убегать будет легко, главное - ворваться. Шофер остановился у одного из дворцов, мои спутники вылезли, огляделись и направились к воротам. - К младшему господину Бахтияру из военного министерства, - заявил один из нас, предъявляя документы.
Разумеется, я не понимал каждое слово, русский язык был искажен здесь достаточно сильно. Но я не нуждался в понимании, мы все обсудили заранее, основные варианты поведения просчитали. - Кто к Бахтияру? - грозно уточнил охранник, поглядывая на нас, бездокументных. Пришлось и нам полезть за своими фальшивыми удостоверениями. Сошло, пропустили. Пока мы не видели ни одного охранника, кроме стоящего на воротах. Обитатели дворца жили своей обычной жизнью. Слуги мыли автомобили, дети швыряли мяч в круглый деревянный щит... Все тихо и спокойно. Дворецкий выслушал просьбу немедленно провести нас к Бахтияру и невозмутимо ответил: - Господин Бахтияр сегодня не принимает. - У нас дело госу дарственной важности! - Не имеет значения. - Вы что, хотите, чтобы... (неизвестно кто) рассердился на господина Бахтияра? Дворецкий задумался, потом вышел и стал перекрикиваться с кем-то наверху. Вернулся он несколько обескураженный. - Мне сказали, что Бахтияра нет. Около часа назад он покинул дом. Тоже по государст венным делам. Проверьте, может быть, он у вас в министерстве? - Не верю! - сви репо крикнул наш "старший". -
Бахтияр дома, и если он так глупо себя ведет, я могу арестовать его. Вот фирман! При виде фирмана, кожаной, с золотым и сереб ряным тиснением пластинки, дворецкий побледнел и громко позвал кого-то для выяс нения. Когда "кто-то" зашел в комнату, я сразу понял, с кем мы имеем дело. Это не мог быть никто другой, как местный "шеф безопасности". Почти двухметровый, боро датый аж до самых глаз, расслабленный и напружиненный одновременно. (Как одновре менно? А черт его знает! Но именно такой.) На бедрах у него болталось по писто лету, а на поясе - кинжал в тридцать сантиметров длиной. Наш "начальник" не снижая оборотов налетел на "шефа безопасности". Разговор шел очень быстро, я ухватывал лишь главное. - У нас есть фирман, мы даже можем применить силу. До каких пор род Мустафаевых будет считать себя самым главным в государстве? - Бах тияр выполняет особое задание тайной службы и не подчиняется никому, кроме их визиря. - Тайная служба и военное министерство должны работать вместе, а не враждовать. И т.д. и т.п. В конце "наш" сказал, что он удивлен нежеланием Бах тияра встретиться. Ведь никто не собирался его
арестовывать, речь шла об обычной работе. Но если Мустафаевым нужен конфликт... Можно вызвать отделение солдат... "Шеф" ухмыльнулся. Отделения будет мало. Да и Мустафаевы тоже могут кое-кого вызвать. Если братья Бахтияра приведут своих людей... Они ведь тоже служат в армии. Но лично он, "шеф", клянется своей бородой, что Бахтияр ушел час назад. - Мы знаем, что он не выходил из дома, - нахально соврал "наш". - Да, - согласился "шеф". - Но у тайной службы есть свои методы. "Ушел в другой вариант, - подумал я, - по закону подлости. Не вчера и не позавчера, а за час до моего прихода!" Мои спутники оглянулись на меня. Все это выглядело так, словно именно я был нас тоящим командиром. Но я не мог ничего сказать! Хотя, и говорить особенно нечего. Зачем мне был нужен Бахтияр? Через него я надеялся найти след, ведущий к моему варианту. Нет Бахтияра - нет следа. Все эти игры с бомбами будут проходить без моего участия. Нет Бахтияра... Стоп! Это когда-то уже было. Когда убили моего соседа, старичка Атланта. Я долго рылся в его бумагах и кое-что нашел там. Но как сказать по-рязански "бумаги"? "Кабинет Бахтияра"?
Размышления длились секунды. Я сделал властный жест рукой. В этом мире не знали памятников Ленину, поэтому и не могли обвинить меня в плагиате. Моя правая рука показала вверх и вперед, то ли на второй этаж, то ли в светлое будущее. В дополнение, я сделал шаг вперед, на "шефа". - Мы должны лично убедиться, что Бахтияра нет дома, - "наш" очень верно истолковал мою пантомиму. - Вы что не верите моей клятве? И с каких пор наша армия подчиняется гяурам? - наконец-то вычислили мое гяурское происхождение. В ответ "шеф" получил пулю в лоб. Ави выстрелил из-за моей спины. Охраннику не помогли ни пистолеты, ни кинжал, ни огромный рост. Страшно. Никогда еще я не видел смерть с такого близкого расстояния: дыра во лбу все, нет чело века. А ведь был уверен, что проживет долго. Один из разведчиков уже держал за шиворот перепуганного дворецкого. Они двинулись вперед. - Бумаги, - сказал я, - Мне надо посмотреть бумаги Бахтияра. - Где живет Бахтияр? Веди! - крикнули дво рецкому. - Но меня... Его нет... - Веди! Шум выстрела привлек несколько человек, шарахнувшихся в стороны от вида нашей компании. Прозвучал еще один
выстрел, это Ави увидел вооруженного мужчину и убил его. - Веди быстро! - скомандовал развед чик, успевший снять с пояса охранника его мачете. Дворецкий перешел на трусцу. Я вытащил пистолет. Вокруг широкой лестницы, по которой мы поднимались, было слишком много неконтролируемого пространства. Выстрелить могли сверху, снизу, из-за тысячи колонн и углов. С широкой лестницы мы завернули на узкую. Потом - в длинный коридор. - Вот. И вот. И там... - выдавливал из себя дворецкий. - Спальня, кабинет, а тут он с женами. Сзади выстрелили. Еще раз. Наши ответили. Я открыл дверь в спальню. Ави возился с дверью кабинета. Потом стал стрелять в замок. Я вбежал в спальню. Одежда, тряпки, полотенца, кровати, зеркала, ни одной бумажки. Подушку на пол, перины, одеяла... Я распахнул несколько шкафчиков. Не то! - Эй! - послышался окрик из коридора. Ави кончил стрелять в дверь, зато теперь стреляли все и во всех. Пули ощутимо ударялись в стены. Дверь кабинета была напротив и немного наискосок от двери в спальню. Как можно более элегантно я постарался нырнуть из одной в другую. Кто-то пытался подстрелить меня "в лет".
Приземлился я на одного из "хазар" лежащего на полу головой к дверям. Дуло его короткого автомата поначалу дернулось, чтобы встретить меня очередью. Уфф! Вов ремя он сообразил. - Смотри, ищи! - крикнул Ави, лихорадочно раскладывая на полу гранаты. Чем быстрее найдешь, тем легче потом остаться в живых. Книги, книги, книги... Все написаны затейливой арабской вязью. Как такое можно читать? Ч- черт!. Я сбросил на пол несколько книг с полок. Непонятно зачем. На полках среди книг ничего быть не могло. Я повернулся к столу, подошел (скорее, прыгнул). В коридоре стреляли. - Кончил? Нашел? - крикнул Ави. Вот зараза! Я еще и не начал. Методично (или судорожно?) я принялся швырять на пол все, что не понимал. Нес колько исписанных от руки листков я сунул в карман. Израильтяне прочитают. На пол, на пол, на пол... Поверхность стала абсолютно чистой. - Сейчас прибудет полиция, - крикнул кто-то из наших. - Надо уходить. Я перешел к ящикам от тум бочки. Первый - не то, второй - не то. Третий какие-то фотографии. Девушка, парни. Я сунул в карман. Там же - лист из газеты. Русский шрифт! Кириллица, родимая! Еще два ящика
я вывернул на пол, но не увидел там ничего. Подскочил Ави, профессиональным взглядом выбрал что-то для себя, схватил. Я глубже упрятал свою добычу в карман. Пора было сматываться. - Мне нужна лестница, - сказал я, - и чтобы вокруг не стреляли. Большей глупости придумать было нельзя. Ну, со мной-то все ясно, мне к глупостям не привыкать. Но мои спутники, опытные, лихие люди, как они пошли на эту авантюру? Оказаться в столице чужого далекого госу дарства, перебить массу народу, а потом инфантильный идиот, вроде меня, скажет: "Извините, я не могу вас вывести. Стрельба мешает мне сосредоточиться." Ави не разделял мои опасения. Он деловито раздал гранаты и проинструктировал: - Забра сываем проход гранатами, идем. Забрасываем лестницу и вокруг, стреляем в тех, кто виден и уцелел. А потом - бежим по лестнице. Хорошо придумано. Только если кто- то из хозяев сумеет выжить? Он же перестреляет нас, спускающихся. Или вдруг кто-то подбежит снизу? Кстати, а лестница уцелеет при таком количестве взрывов? Мои напарники уже приступили к реализации взрывного плана. В коридоре загрохо тало. Осколки и штукатурка полетели
в дополнение к пулям. - Пошли! - Ави, а за ним двое разведчиков выскочили в коридор. Я тоже. Никто не стрелял. Неужели мы их задавили? Мои спутники побежали к лестницу, выполнять вторую часть плана. Я уже качнулся в том же направлении, но зачем-то оглянулся и... замер. Коридор шел и в обратном направлении. Еще метров пятнадцать, а там - закрытая двухстворчатая дверь. И никакой стрельбы. Постойте, господа, в любом дворце кроме главной лест ныцы должно быть еще как минимум две боковые! Додумывая на бегу, я мчался в про тивоположную от моих спутников сторону. На бегу же, я вытащил пистолет, собира ясь, по примеру Ави стрелять в дверной замок. Но дверь даже не была заперта! Я толкнул створки и отскочил назад. Никто не выстрелил, засады нет. На всякий слу чай, вслед за дулом пистолета я высунул свой нос. Никого. Все слишком заняты в центре. Да, кстати, как там мои друзья? Друзья закончили вторую волну гранатоме тания и, похоже, собирались воспользоваться лестницей без меня. Вот идиоты. После взрывов и стрельбы мой голос казался мне недостаточно громким. И, благо пистолет был в руке, я несколько раз
выстрелил в потолок. Кто-то из "моих" обернулся. Я помахал рукой. Ави, выстрелил на прощание по местному гарнизону, и все трое побежали за мной. - Хватайтесь за меня, друг за друга. Цепочкой! - скомандовал я. Мог бы и не говорить. Весь этот групповой бег был прекрасно отработан на тре нировках. - Внизу нас ждут, - сказал Ави. - Ну и зря, - не будучи достаточно силен в испанском я ответил по-русски. Сам себе.
        Выскочив на задний двор Хевронского управления военной разведки (хватит пугать моих несчастных соседей), я первым делом стал избавляться от теплого европейского костюма. Израильское солнце грело не по осеннему жарко. Мои спут ники о чем-то докладывали руководству. - Слушай, - обратился я к освободившемуся Ави, - вот тебе несколько листков... - Извините, - вынырнул как из под земли Моше, - Серджо, пошли со мной, ты расскажешь о результатах. "Результаты" лежали в моих карманах, я сам еще ничего не видел. Но убраться с этого солнцепека - мысль совсем не плохая... Облегченно вздохнув в прохладе кабинета, я вытащил из кармана свой улов. Не густо. Фотография девушки, миловидной, но отнюдь не краса вицы. Фотографии трех парней. Тем более - не красавцы. Один - явный дегенерат. На обороте фотографий нацарапаны непонятные значки. Я спросил у Моше, что это такое. - Не умею читать арабские буквы, - сказал он. - Кажется, это рост, вес и размеры тут и тут... - он принялся хватать меня за бедра и за талию. Я усколь знул и перешел к последнему, самому главному документу: листу из русскоязычной газеты. При
ближайшем рассмотрении, это оказался не лист, а обрезок листа, без числа и указания на газету. На одной стороне - просто текст, без конца и начала, обрезанный с краев и кусок заголовка: "...устить катаст...". Наверное: "Не допустить катастрофу", - но не из-за этого же кусок вырезали? Как всегда, до нужного докапываешься в последнюю очередь. То, что я искал, было на обороте. Объявление, даже с фотографией. "Рекламному агентству "Фантазия" требуются мане кенщики и манекенщицы. Мы не гонимся за идеальными лицами и пропорциями. Каждый может попробовать. Внимание! Компьютерная лотерея! Девушки, если вы хоть чуть- чуть похожи на эту фотографию, то вам стоит рискнуть. Та, чьи данные совпадут с запросами нашего компьютера, сможет получить крупный денежный приз". М-да, с их фотографией может совпасть половина Советского Союза без различия пола и воз раста. Отвратительное качество печати. Адрес... Москва, почтовый ящик... Короче - пишите письма. Я откинулся в кресле и попросил что-нибудь попить. Моше, как услужливая официантка, тут же подал мне высокий стакан с ледяной газировкой. - Ну, нашел то что искал? -
Почти. Надо еще чуть-чуть подумать. "Москва, Москва... Как много в этом..." - кажется это цитата. Где искать Москву из объявления? В каком варианте? Придется проверять в нескольких. - Моше! Вот тебе фотография. Найдите похожую девушку, загримируйте ее так, чтобы нельзя было отличить от этой, на фото. И проследите, чтобы фигура совпадала с тем, что на обороте напи сано. Моше хмыкнул, изучил фотографию и стал звонить по телефону. А я задумался над процедурой поисков. Обойти несколько вариантов, похожих на мой. Сделать себе паспорта на другую фамилию. Отправить письма с фотографией нашей подсадной утки. Мои обратные адреса - "До востребования", на новую фамилию. Фамилию надо такую, чтобы мужчину не отличить было от женщины. Например... Гутман. Не годится, слишком еврейская. Черт, я забыл, какие бывают русские фамилии кроме как Иванов и Петров. Еще... Зайцев, Волков... Стоп! Волк. Е.Волк. Себе сделаю паспорт на Евгения, а этот Бахтияр с друзьями пусть поломает голову, кто такая Е.Волк: Елена, Елизавета, Екатерина? Отлично. Так, решая задачку за задачкой можно подобраться и к самому главному. Я стал было
складывать газетную вырезку, потом передумал и глянул в обрывок статьи на обороте. Вдруг там подсказка? Речь в статье шла о каких-то энергоносителях. Я не успел задуматься, что это такое, объяснили: нефть и газ. Нельзя мол, повышать цены, такое начнется... Это о катастрофе, ясно. Несколько раз в тексте упоминалась Россия, дважды Украина, какие-то республики СНГ. Ни разу - Советский Союз, пятилетка или ударный труд. Стали формироваться определенные подозрения. Так, а это что за перл: "Попытки Баку договориться с ме-...? Какое, к черту, "ме"? И вот, в самом конце, в углу, искомое: "армяно-азербайджанский конфликт". Теперь я знаю точный адрес! Неужели весь этот бардачный вариант - мой родной? Неужели Союз Нерушимый Республик Сво бодных развалился всего за четыре года? Несмотря на усталость, я поднялся с кресла. В те мгновения, когда я возбужден, меня всегда тянуло ходить, чуть ли не бегать. Я прошелся из угла в угол. Еще раз. - У тебя что-то случилось? - насто рожился Моше, - ты что-то забыл? Какой удачный вопрос! Насколько он попал в точку! - Вспомнил, Моше, вспомнил. Теперь я знаю, где надо искать. И
бомбу, и все остальное. Когда будут готовы фотографии? - Какой быстрый! Ты что думаешь, мы сутенеры? Сутки, самое малое.
        7. Ловля на живца.
        Я глянул на предложенное фото девушки, сравнил его с образцом. Да, гримеры свое дело знали. Сестры-близнецы, да и только. А вот вид в купальнике, лицо в пол-оборота. Надеюсь, что пропорции совпадают с требуемыми. - Я готов уходить. Есть для меня какая-то охрана? - Есть двое из хазарских евреев знающих рязанс кий, им легче будет овладеть вашим языком. И внешность у них подходящая. Ты извини, они, наверное, не такие хорошие бойцы как Кнут и Ави, но тоже крепкие профессионалы, не подведут в случае чего. "Крепкие профессионалы" ждали за одной из дверей. Нормальные ребята, хорошо сложены. Правда лица у них... Пустяки, если кому-то не понравится, то обвиним во всем татаро-монгольское иго. Беру. Для воз вращения домой я решил воспользоваться лифтом. Никаких хождений цепочкой с хвата нием друг друга за шиворот. И не под руки, это вообще... почти неприлично. - Ничему не удивляться, - инструктировал я своих спутников перед выходом. - Выпол нять все мои команды. Как вас зовут? - Йегуда. - Рами. Так. Первое имя исключи тельно "подходило" для России. Надо было что-то придумать. - Ты, Рами, будешь Ромой, - я
начал с того, что полегче. - Рома, полное имя Роман, хотя это и не важно. Запомнил, Рома? Рома кивнул. - А ты, Йегуда, ты... будешь Юрой. Юра. Запомнил? Второй телохранитель тоже не возражал. Так, в сопровождении Ромы и Юры я зашел в лифт Хевронского управления. Вышли мы уже в Ленинграде. О! Прошу про щения! В Санкт-Петербурге. У меня не было причин обставлять квартиру с королев ской роскошью. Что надо людям для жизни? Где спать, где есть и на чем присесть. Ну и телевизор не повредит для самообразования. Пусть пока Рома и Юра познако мятся поближе с великим и могучим русским языком. Я вообразил "Самоучитель русс кого языка для иностранцев" и вытащил его из ящика письменного стола. Значит, таковой существует! Отлично. Тогда второй экземпляр. Занимайтесь, ребята. Не успел я задуматься, с чего начать свою деятельность, как Юре уже понадобилась моя помощь. - Что это такое? - разведчик ткнул пальцем в раскрытую страницу учебника. - Мы про такие буквы даже не слышали. Вот черт! Вместо того, чтобы заниматься делом, я должен открывать частную школу. Ведь в варианте Медведя кириллицы вообще не существовало.
Новгородцы пользовались латинским алфавитом, рязанцы - арабским. Израильтяне - латинским и ивритским. Бедная моя голова. Я вытащил из стола два букваря, и тыкая пальцем в буквы, стал диктовать, что как произносится. Мои соратники прямо на книгах записывали произношение латинскими и ивритскими буквами. Вот путаница-то будет! Закончив диктант, я посоветовал начать с чтения букваря и удалился через дверь в стене в наскоро придуманный кабинет. Вид двух здоровенных мужиков, возящих пальцами по строчкам и голосящих по слогам: "Мама мыла раму" и "У мамы мыло", мог вызвать в моей психике потря сение куда более сильное, чем новость о (подумать только!) армяно-азербайджанской войне. В кабинете я вытащил из стола кипу газет. Этот самый загадочный "Коммер сантъ" и более-менее знакомые "Известия". Увы, после второго номера "Коммерсанта", я понял, что эта газета не для меня. Были кое-какие читабельные материалы, но в основном - китайская грамота, хотя написано вполне по-русски. Какие-то бартеры, лизинги, брокеры... А "малые предприятия", что это такое? Просто маленькие заводики или что-то другое? По тексту трудно
понять. Я перешел к "Известиям". Это уже похоже на газету, можно читать. Конечно, в политику сразу не въедешь, все имена незнакомые. Но хотя бы понять, чем живет страна... Страна жила "чем-то не тем". Если бы не косвенное подтверждение через людей из ОИР, что я нахожусь дома, я никогда бы не поверил, что за четыре года произошли такие колоссальные изменения. Не существовало ни страны, ни города из которых я ушел. И все это сравнительно мирным путем, без войн и революций. А может быть, здесь была революция, только я об этом не знаю? Как узнать? Я вытащил из стола теле фонный справочник Ленинграда. Нашел Канаана. Сверил с записной книжкой. Итак, во-первых, Борис Канаан здесь существует, во-вторых, это действительно мой брат. Никакой ошибки. Я дома, в родном варианте, насколько бы неродным он не показался мне в первый визит. Я посмотрел на часы. Полдень. Борис, наверное, на работе. А если сегодня выходной? Совсем утратил чувство времени со своими переходами. В Израиле выходной - суббота. Но лично у меня все дни выходные. Плюнув на все, я выскочил к Юре с Ромой, оторвал ребятишек от букваря. - Какой
сегодня день? - Понедельник. М-да. Не везет. Ждать, что ли, когда Борис вернется с работы? Ведь не дождусь, так хочется услышать родной голос, получить ответ на миллион вопро сов. Вот забавно: я общался со сводным братом всего два или три раза, а тут он стал для меня самым родным. Это лишь подчеркивает, насколько я одинок. Одинок без особой надежды когда-то расстаться со своим одиночеством. Я не выдержал и позвонил по телефону Бориса. Мало ли, жена дома, скажет его рабочий телефон. Вместо жены противный женский голос с какими-то блатными интонациями ответил, что таких здесь нет. Озадаченный, я переводил взгляд со справочника на аппарат. Что за невезение меня преследует? Наверное, не так давно изменили номер. Или сбой на линии, соединяет не по тем цифрам, что набирал. Говорят, бывает такое. Аккуратно набирая цифры, я перезвонил. Тот же мерзкий голос. Я повторил номер вслух. - Нету здесь ваших, нету, - прогнусавил голос. - Были, да все кончились. - А как... - начал было я, но трубка запикала короткими гудками. Что оставалось делать? Распрощаться с мыслью о Борисе и продолжить поиски агентства
"Фантазия"? Нет. Я так просто не сдамся. Тем более, хорошая идея появилась. Обе прочитанные газеты были просто переполнены всевозможными криминальными историями. Вот что мне поможет. - Эй, ты, заткни глотку! - рявкнул я в телефонную трубку, как только в ней послышались уже ставшие знакомыми неприятные звуки. - Этот ваш Борис Канаан мне сто лимонов должен. Я сейчас приеду со своими людьми и все с тебя получу. Поняла? Или ты скажешь, где он сейчас живет, или я приеду. И никакой ОМОН тебе не поможет. Я толком не знал, что это за загадочный ОМОН, только подпись под одной фотографией заставила меня блефануть: "Бойцы ОМОНа обезвредили..." И какие-то мужики в масках с автоматами кого-то скручивают. Блеф подействовал. - Да нету уже здесь этих евреев проклятых, - заголосила женщина, - нету их давно. Года два с лишним как они в Израиль уехали. Ничего больше не знаю. Христом богом клянусь. Я с тоской положил телефонную трубку и подумал, что меня подвела инерция мышления: заказал справочник не Санкт-Петербурга, а Ленинг рада. Устаревший. Но надо же, какой паралеллизм наблюдается! Я там - в Израиль, и он здесь -
тоже в Израиль. Словно независимо от варианта там медом намазано. Правда он учуял этот "мед" два года назад, а я - две недели. Ну, это уже мелочи. В местный Израиль я могу сбегать без проблем, но как искать там Бориса? И что он мне сможет подсказать, находясь там? А с другой стороны, это совсем неплохо, что он там. Мало ли, какие связи мне придется налаживать по ходу дела между двумя Израилями. Хоть зацепка какая-то будет. Установление контакта с Борисом отклады валось до лучших времен. Так и неознакомленный с окружающей меня действительнос тью, я приступил к выполнению плана. Первым делом - документы. Я не знаю, как они теперь здесь выглядят, но Дом должен знать. Пусть позаботится. Переходим на легальное положение. Вначале получил паспорт я, Евгений Волк. Следом за мной - Роман Зайцев и Юрий Медвевев. Были, конечно, и отчества, но ими я уже не поинте ресовался. А вот фамилии я подобрал вполне сознательно. "Звериное трио": заяц, волк и медведь. Вытащив из стола конверт, я понял, что не знаю новые цены и марки. Дом тут не помощник. Придется прогуляться на почту. Учитывая сильно воз росшую преступность,
я поступил весьма мудро, обзаведясь двумя телохранителями.
        Встреча с родным городом после четырехлетней разлуки - серьезное испытание. Я был бы абсолютно бесчувственной толстокожей скотиной, если бы не распережи вался. Улицы, по которым я ходил в школу десять лет - такое воспоминание невоз можно стереть из памяти даже пройдя через тысячу новых вариантов и через чисти лище мира скелетов. Знакомые дома, среди которых не было двух похожих, громыхание трамвайных колес на стыках рельсов аудиовизуальный портрет родного района, который невозможно подделать. Или возможно? Я вспомнил свои короткие выходы в родственные "собачьи" варианты. Чертовщина! Благодаря очередям и убогим идеоло гическим клише неродные варианты выглядели даже более родными и знакомыми. "Святее папы римского", - так, кажется, можно сказать? Но ведь тогда я каким-то образом почувствовал фальшь! Увы, ту же самую фальшь я почувствовал и здесь. То ли это зависело от настроения, то ли я, по-настоящему, уже не принадлежал ни к какому варианту. Как сказал бы братец Борис, я стал инвариантен. Поход на почту и обратно занял вместо возможных двадцати минут два часа. Я петлял, как заяц, запутывающий
следы. Телохранители, наверное, считали, что я пытаюсь засечь слежку. Объяснение было намного проще. Мне хотелось пройтись по как можно боль шему количеству улиц, проникнуться атмосферой этого города, этого варианта, восс тановить в памяти хотя бы кусочек Невского и Литейного. А почта... Никуда почта не денется, отправка письма займет минуты. Прогулка оставила у меня двойственное впечатление. Во-первых, конечно, приятно вернуться домой. Во-вторых, как это не парадоксально звучит, грустно возвращаться на родное пепелище. Может быть, это кощунство, сравнивать бурлящий пятимиллионный город с пепелищем, но что подела ешь, если перемены, произошедшие за четыре года, оказались столь разительны? Показательным для "нового мира" стал забавный диалог с художником, продававшим свои картины прямо на Невском проспекте. Я никогда не считал себя знатоком и великим ценителем живописи, картины всегда привлекали меня "сюжетом", если можно применить такой термин к картине. Не исключено, такой своеобразный вкус у меня сформировала мама-художница. Картина уличного живописца как нельзя лучше удов летворяла моим
требованиям. Автор ухитрился, не много - не мало, скрестить одну из достопримечательностей города - Исаакиевский собор с... осьминогом. Сделано это было мастерски. Собор-головоногий моллюск простирал свои колонны, превратив шиеся в гигантские щупальца, рушил дома, поднимал обломки к темному небу, грозя обрушить их на меленьких разбегающихся людишек. Из щелочки между тучами проби вался солнечный луч, и одно щупальце-колонна обвилось вокруг этого луча, как будто вокруг материального предмета. Такой неожиданный поворот фантазии мне осо бенно понравился, я решил сделать то, что не делал никогда в жизни: купить кар тину. Художник окинул меня мутным взглядом, потом смерил от асфальта до макушки стоящих рядом Юру и Рому. Одно из двух: либо он прикидывал сколько с нас можно содрать, либо, посчитав нас новичками-рэкетирами, искал путь для отступления с минимальными потерями. Привлеченные актом купли-продажи рядом с нами встали нес колько амбалов в кожаных куртках, судя по всему охрана уличной ярмарки искусств. Теперь мы уже не выглядели грозной силой. Художник пришел к определенному заклю чению (или просто
вынырнул из наркотического транса?). - Двести, - сказал он. Я уже знал, что на рубли здесь давно не считают. Двести, надо понимать, тысяч. Перед выходом я заказал Дому две пачки новых денег. Пятидесятитысячные купюры лежали у меня в правом кармане. Я вытащил четыре бумажки и протянул художнику. Тот посмотрел на меня как на ненормального. - Баксов. Двести баксов. Что-что, а доллары я захватить не догадался. Чай не в Нью-Йорк вышел. Конечно, я мог запла тить и рублями, сделав перерасчет по неизвестному мне курсу, но тут до меня дошло, что понравившуюся мне картину достаточно просто запомнить, а потом зака зать у Дома. Покупать совсем не обязательно. Я внимательно посмотрел на монстру озный гибрид и гибнущий город. Достаточно. Сунул купюры в карман, повернулся и пошел прочь. - Эй, мужик! - неслось сзади, - триста тысяч и бери. Мужик! Я оста новился. Искусство надо поощрять. Особенно учитывая, как легко мне достаются деньги.
        "Отрастить" гвоздь в стене для Дома было легче легкого. Я улегся на диван, разглядывая свою пополнившуюся коллекцию. Что теперь? Лежать на диване и ждать, пока загадочная "Фантазия" не среагирует на мою приманку? А если не среагирует? Вдруг они уже нашли необходимых им людей? Что тогда, я останусь ни с чем? Да, надеяться только на "Фантазию" нельзя. Сосредоточить все надежды только на одном направлении это, что называется, "держать все яйца в одной корзине". Но есть ли у меня какой-либо другой выход? Что-то не видно. А если хорошенько подумать? Я подумал, но придумал немного. Вернее - ничего. Как я раньше боролся с Кардина лом? Громко сказано: "я" - боролся мой отец. Хорошо. Как боролся мой отец? У него была какая-то начальная информация о Кардинале и его людях. После этого в странах Европы отец задействовал несколько детективных агентств, а в СССР пустил по следу Седого, выведя его на известные отцу тайные исламские организации. Чем мое положение похоже на положение отца? Да ничем! Кроме агентства "Фантазия" - никакой информации. И пусть даже я имею вместо одного Седого двух бойцов, Рому и Юру,
но на какой кроме "Фантазии" след их выводить? Жалко, конечно, что мне зап ретили сотрудничать с Седым. Уж он-то за четыре года разобрался в этом варианте и теперь знает мой мир куда лучше меня. А что если не подчиниться Моше? Запросто! Только как найти Седого? Я поиграл с телевизионным пультом. Смотреть телевизор не хотелось. Неужели я не могу как следует сосредоточиться и найти решение? Неужели я ни на что не способен без чужой опеки? Получается, мое единственное призвание работать проводником? Туда провести, сюда провести... Наверное, это отец виноват со своими принципами. Воспитывал меня как самого серого обывателя, называется - берег мою силу, власть над Домом. В результате, кроме этой власти у меня ничего нет. Для роскошной жизни хватает, а вот на роль спасителя челове чества претендовать сложновато. Действительно, может и не стоит ввязываться? А кто вместо меня будет спасать человечество от "ненормальных" бомб? Э-э... какое из человечеств? Диван развращал мое мышление самым бессовестным образом. Я понял, что если не оторвусь от него, то не начну нормально мыслить. Встал, про шелся по комнате.
Придумал за стеной уютный тир с любимым "Смит энд Вессоном" и наушниками. Начал стрелять и размышлять на фоне выстрелов. Итак, отец действовал на двух направлениях. На него работали сыскные агентства и Седой. Седого нет, а вот агентства... Господа, у нас же в России сейчас натуральный дикий капитализм, если я правильно понимаю газеты. Значит, должны быть и свои сыскные агентства, не надо соваться в незнакомую мне Европу. Но как сотрудничать с сыскными агентс твами? Потребовать, чтобы мне собрали сведения о владельцах "Фантазии"? Об ислам ских группировках? Учитывая, насколько я разучился общаться с людьми и каким иди отом буду выглядеть в процессе общения, наемные сыщики вряд ли будут выполнять мои задания с особым рвением. В лучшем случае, они допустят утечку информации. А в худшем - просто дадут себя перекупить. То есть, не меня выведут на моих вра гов, а моих врагов - на меня. Что, очередной тупик? Я расстрелял все патроны и вышел из тира, вертя на пальце свою карманную пушку. Что-то мне подсказывало, что я не в тупике. Есть выход! Какой? Если я боюсь, что сыщики выведут на меня моих врагов, то
надо... надо искать друзей. Какие у меня друзья? "Друзья" в переносном смысле, конечно. Мне надо найти Седого. Отлично! Седого и, что легче всего, Бориса. Наконец я до чего-то додумался. Сам, что важнее всего. Оставалось найти подходящее агентство.
        8.Когда за дело берется профессионал.
        Частное детективное агентство "Аякс" выглядело достаточно солидно. Мощная дверь, достойная рыцарского замка. Не менее мощный квадратно-двухметровый охранник на входе. Просторный, хорошо меблированный холл, секретарша, довольно милая и довольно неглупая на вид. Я надеялся, что и сам "соответствую". На мне был серый костюм-тройка, сооруженный Домом в соответствии с каким-то модным жур налом. Оба "хазарина" выглядели как двоюродные братья Шварценеггера в своих джин сах, кожаных куртках и темных очках. Юра держал в руке скромный чемоданчик набитый долларами. Меня не оставляло ощущение, что несмотря на всю мою кажущуюся респектабельность от нашего "гангстерского" трио за версту разило кинопародией. Но разве вся окружающая обстановка - не автопародия? Все эти торговые дома, акционерные общества... Словно кто-то написал памфлет о неудавшейся реставрации капитализма в России, настолько это несерьезно (на мой взгляд). Поневоле придет в голову мысль о шутнике с седьмого этажа и о том, что меня занесло в один из его бредово-фантастических опусов. Я поздоровался с секретаршей и сказал, что пришел по
объявлению в газете. - Вы вместе? - спросила секретарша. - Да, - я подумал, что ошибся насчет умного вида. - Заполните анкеты, - девушка метнула на стол три листка бумаги. - Не пытайтесь написать неправду, все будет проверяться и если обнаружится вранье - ни на что не надейтесь. Я подумал, что это какая-то чушь. Какое вранье? Что значит "не надейтесь"? Повертев в руках бумажки, но даже не глянув на них, я сказал, что хотел бы встретиться с начальником. - Зачем? - удивилась девушка. - Если вы подойдете, вас вызовут. - У вас что, такой строгий отбор клиентов? - удивился я. - Клиентов? - секретарша удивилась еще больше. - Вы же сказали, что вы по объявлению. А по объявлению к нам на работу приходят устраиваться. Вот, я думала, и вы... М-да. Не поймешь, кто из нас глупее. Я или она. Ведь действительно, я взял объявление из раздела "требуются". Просто мне на глаза не попадалась другая реклама детективных агентств. А выглядели мы все трое соответствующим образом, даром что я на себя костюм-тройку нацепил. Сидит ведь, как на корове седло. - Вот что, девушка, - я толкнул по столу листочки анкеты, - мы не на
работу устраиваемся, у нас дело, притом важное и срочное. Я очень хотел бы встретиться с кем-нибудь из руководства и все обсудить. Контора не страдала от избытка бюрократизма. Уже через минуту я сидел в кабинете какого-то Вадима Николаевича Семенова, чей внешний вид требовал обращения не иначе как "товарищ полковник", или, на худой конец "гражданин начальник". Я представился Евгением Волком. Сказал, что четыре года меня не было в России и мне надо, очень надо, найти двух старых знакомых. Берется ли "Аякс" за такую работу? Семенов оцени вающе посмотрел на меня, потом на сидящих в отдалении Юру с Ромой и туманно пообещал: - Можем помочь. Скорее всего. Это связано с тем, какой информацией вы располагаете и какую сумму вы готовы заплатить. Расходы, сами понимаете. Сыскная работа... Пока мне заливали о безумной дороговизне и о дневных расходах сыщика высокой квалификации, я прикидывал, как мне добиться, чтобы оплата не была при вязана ко времени поисков. Иначе, на мой счет будут записываться всякие там человеко-дни и прочие бухгалтерские гибриды, а поиск будет затягиваться до бес конечности... - Я вас
перебью, извините, - мне надоела болтовня, - у меня серь езное дело, я спешу. Я заинтересован, чтобы вы нашли моих знакомых как можно быс трей. Мне неважно, сколько времени и сил затратят ваши агенты. Я плачу за резуль тат. И за скорость. Даже если нужный человек сидит с соседней комнате, и вы при ведете его через минуту - я заплачу. Особенно щедро. - Конечно, конечно. - Семенов стал сама сердечность. - А вы, извините, что хотите, чтобы этих людей доставили прямо к вам? Я проследил взгляд, брошенный на Рому с Юрой, и засме ялся. - Нет, что вы. Один из них, я точно знаю, за границей. - У нас очень большие возможности. - Нет-нет, никакой необходимости. Насчет этого, первого, достаточно телефона и адреса. А что касается второго, то даже при сильнейшем моем уважении к вашим возможностям, вы вряд ли сможете его доставить. Во всяком случае - живым. А он мне нужен живым и, очень надеюсь, здоровым. Я ведь сказал вам, что оба - мои друзья. Друзья, а не враги. - Понимаю. - Семенов изобразил понимание. Я выложил на стол бумажку с данными Бориса. Как звать, где жил, куда уехал. Примерно когда. Сказал, что за
координаты заплачу: сегодня две тысячи долларов, завтра - тысячу, во все остальные дни - только пятьсот. Кажется, Семенов понял, что имеет дело с не совсем нормальным человеком. Во всяком слу чае, он перешел на успокаивающий тон психотерапевта и стал убеждать, что все будет хорошо, они найдут... - А вот задачка потрудней, - я не дал главному детективу расслабиться. Мой второй друг, я с ним знаком не столь хорошо, но он мне тоже очень нужен. Вот фотографии, - я выложил на стол несколько штук, изго товленных Домом. - Его фамилия может быть Седов или Седой (самое досадное, что я забыл, на какое имя отец изготовил Седому паспорт). Семенов перебрал фотографии, внимательно их рассмотрел. Я с изумлением обнаружил, что он почему-то отводит глаза в сторону. - Как вы заплатите за этого? "Что-то здесь не так, - подумал я, - почему он отводит взгляд?" Семенов тоже понял, что ведет себя странно. Уже через секунду он смотрел мне в глаза взглядом верного друга и заботливой жены одновременно. - Понимаю, что дело тут потрудней, - я еще надеялся "расшифровать" эти метаморфозы. Нет, ничего не приходило в голову. -
Сегодня, за информацию об этом человеке я заплачу... двадцать тысяч долларов. Завтра пятнадцать. А потом за каждый день буду сбрасывать по тысяче долларов. До пяти. И никакой торговли. Вы прекрасно знаете, что больше меня вам никто не заплатит. Семенов пожал пле чами, как бы говоря: "Ну, всякие клиенты бывают..." На его лице появилась победная улыбка. Она меня разозлила. - Я плачу вам большие деньги, - мне захоте лось как-то подчеркнуть, кто здесь заказывает музыку. - Поэтому я хочу узнать, что этот человек делал последние четыре года. - Да-да, конечно, - похоже, Семенов был очень доволен нашей сделкой. Пожалуйста, заплатите задаток, и сейчас я оформлю заказ. - Какой задаток? - Ну, скажем... пять тысяч. - Хорошо, - я махнул Юре, чтобы он принес чемоданчик. - А заказ оформляйте сами. Без меня. Я отвык от этих бумажных дел, разучился писать по-русски. - А где вы были, если не секрет, - самым невинным тоном спросил Семенов. - В Америке. В Голливуде. Снимал фильмы ужасов, - сказал я, отсчитывая купюры. Что-то Дом размелочился, мне приш лось использовать даже двадцатидолларовые. - Извините, - Семенов полез
в стол, вытащил какую-то странную машинку и стал всовывать в нее деньги. - У нас тут столько всяких артистов развелось... Вот где фильм ужасов! Недавно один поляк наловчился двадцатипятидолларовые бумажки делать. Представляете? Я представил и внутренне напрягся. Что-то раньше у меня никогда не возникало вопроса: настоящие ли деньги поставляет наш Дом? Тратил, не считая. Никто никогда ничего не почувс твовал. Но прибор же - не человек. Его обмануть невозможно. - Я слыхал, - про должал Семенов, - что есть такие подделки, что и прибор не берет. Ну да ладно, - он сложил деньги толстой стопкой, даже не закончив проверку. - Вы говорите - сегодня? А как это понимать? До конца дня? - Да. - Вы хотите, чтобы информация была доставлена прямо к вам домой? - Нет, - я подумал, что не стоит затевать новых романов с мафией (а детективное агентство отличалось от мафии чисто условно) по месту жительства. - Вы считаете, что к вечеру у вас что-то будет? - Да, я считаю. Но как же мы свяжемся? То вы говорите, что вам надо срочно, то... - Во сколько вам позвонить? - Но я же не могу держать агентство открытым до ночи! - Я же
не прошу вас сделать мне доброе дело. Я плачу вам деньги. Семенов стал путанно оправдываться: я, мол, сам сказал, что затраченное время меня не интересует... В результате договорились, что я позвоню в десять вечера, а там - как получится. Выйдя из "Аякса", я тщательно запомнил внешний вид соседних домов. Не хотелось шататься по ставшему почти чужим Питеру ночью, таская с собой чемодан долларов. Тут даже два хазарских Шварценеггера не спасут, если что. И к себе лучше вернуться через Дом, чтобы Семенов меня не выследил.
        Дверь "Аякса" нам открыл уже другой охранник, не исключено - персональный телохранитель Семенова. Стол секретарши пустовал. Неофициальная, можно сказать, обстановка. Довольный Семенов встретил меня как дорогого гостя, даже пододвинул стул, усаживая. - Все готово, - сказал он, - как и договаривались. Когда за дело берется профессионал - беспокоиться нет о чем. Давайте деньги и можете забирать. - А где гарантии, что ваша информация верна? - Мы - солидная фирма, - Семенов насупился. - Вы хоть догадываетесь, из каких органов мы все это получили, если сделали работу так быстро? Ну а гарантии... как там у Остапа Бендера написано про гарантии... короче, ваши люди должны быть по тем адресам, что у нас указано. В таком бизнесе как наш, хоть он и грязноват, минимальное доверие необходимо. Иначе, каждый засидится на своем добре, никому не веря, а толку не будет. Я на информации, а вы на деньгах. Что там с деньгами? Юра открыл заветный чемоданчик, и Семенов занялся своим любимым делом, проверкой долларов. Когда вся эта проце дура завершилась, я получил отдельный листок и неразрезанную компьютерную распе
чатку. На листке был написан израильский адрес, какая-то Петах-Тиква. А на стопке листов что? Все адреса, по которым можно найти Седого? Опасливо поглядывая на Юру с Ромой, Семенов сгреб деньги в ящик стола, запер его и поднялся, как бы показывая, что нас больше ничего не связывает. Странно, он даже не посмотрел в сторону огромного сейфа. - Что это? - я тряхнул стопкой листков. - Где здесь адрес? - Вы же сами просили: что делал, где был. Я как фото увидел - сразу почувствовал, знакомое лицо. Потом с нашими тут поговорил и вспомнили, кто это. Оказалось - один из наших конкурентов. Не самый удачливый, конечно. Открыл одно из первых агентств, правда специализировался больше на подготовке и поставке охранников. Сейчас он в Риге поселился. В независимой, можно сказать, Латвии.
        Дома я погрузился в чтение драгоценной распечатки стоимостью аж в двадцать тысяч долларов. Переплатил? Возможно. Долбанный профессионал, хитрый лис Семенов меня хорошо нагрел. Я-то думал - найти человека всего лишь по фотографии - колоссальный труд. Кто мог предположить, что Седой ухитрится стать такой извес тной фигурой? Как только он расстался с отцом (когда же я узнаю причину?), то сразу попал в поле зрения МВД и КГБ. В каком деле мог попробовать себя бывший разведчик, оставшийся без средств к существованию? В сыске, охране и подготовке охранников. Но ведь именно туда же пошли и бывшие кагебисты с милиционерами. И уж конечно, они не утратили связей с родными ведомствами. Так, по-родственному, Семенов получил материалы о Седом, а из них подготовил мне удобочитаемый, не перегруженный агентурными сведениями отчет. Впрочем, достаточно информативный. Я узнал, что Седой стал здесь Седовым Кириллом Михайловичем (папаша, что ли, ему свое отчество одолжил?), 1958-го года рождения. В поле зрения органов попал в апреле 1990-го года, когда открыл частное агентство "Охрана и безопасность". Предыдущая
биография не прослеживалась. Есть основания считать, что Седов дейст вует не под своей настоящей фамилией, но конкретных фактов не зафиксировано. Отрабатывалась версия, что Седов отставной офицер ГРУ, но ГРУ категорически ее отрицает. Не исключено - с целью дезинформации. Несмотря на контакты Седова и его людей с преступным миром, речь не шла о взаимовыгодном сотрудничестве. Трижды предпринимались попытки убить Седова, но все три раза - безрезультатно. Как правило, руководители преступных группировок, заинтересованных в убийствах, сами были убиты либо исчезли некоторое время спустя. Причастность Седова к этим убийствам и исчезновениям не подтвердилась. Вскоре Седов перешел на подготовку наемников для локальных войн на территории СНГ (что за дурацкое сокращение?) и за рубежом. Основные пункты назначения, куда Седов летал сам и поставлял своих питомцев: Армения, Нагорный Карабах (?), Грузия с Абхазией. Главный объект Седова за границей - Югославия и Босния. За выполнение какого-то специального поручения латвийского правительства Седов получил латвийское гражданство. В нас тоящее время его агентство
находится в Риге, но значительную часть времени Седов проводит в странах Европы. Адрес агентства прилагается. Я отложил распечатку. Моя информация о Седом-Седове намного уступала сведениям бывшего КГБ-МВД, но кое что я мог предсказать даже не знакомясь с текстом. В кавказских войнах я уже заранее мог сказать, на чьей стороне выступал Седой: на стороне Армении в одном случае и на стороне Грузии - в другом. Оба раза на стороне христианских государ ств. Хотя, идеология идеологией, но уверен - и там, и тут Седой работал совсем небескорыстно. С Югославией же и Боснией мне еще предстояло разобраться. Хитрый сыщик Семенов, конечно же, меня надул. За двадцать тысяч долларов он связался со своими приятелями-чекистами, пообещал им тысячу (если не меньше), получил кое- какие устаревшие сведения и передал их мне. Где сейчас в действительности нахо дился Седой, не знал ни Семенов, ни КГБ, ни... я, дурак, заплативший такие деньги. Контора в Риге, Седой - в Европе. А Европа большая. Сколько человек живет в Европе? Миллионов триста. Какова вероятность, что я зайду в контору и застану там Седого? Одна
тристамиллионная. Дом любезно предоставил мне набор открыток с видами Риги. Я выбрал здание, напоминающее сам Дом, с огромной клумбой красных цветов перед ним. Открытка называлась: "Вид с площади Красных латышских стрелков". Теперь-то, конечно, площадь должна называться по-другому. И для цветов холодновато. Незаметно для Юры с Ромой я покинул квартиру. Израиль тянам ни к чему было знать о моих контактах с Седым. Конечно, они спрашивали, куда я хожу, кому плачу деньги чемоданами. Я отвечал просто: "Ищу выходы на Бах тияра, ищу знающих людей." Интерес проявлялся и к источнику денег. Ну, с этим проще всего: отец оставил наследство. В Риге было прохладно, серо. Моросил мелкий дождь. На мой вопрос, как пройти на улицу Таллинас, почему-то никто не отвечал. Только пожимали плечами. К счастью, проехало такси и даже остановилось, когда я махнул рукой. Сев в машину, я назвал адрес и продемонстрировал двадцати долларовую бумажку. Водитель изобразил на лице готовность доставить меня хоть на край света и рванул, разбрызгивая лужи. Не знаю, как в действительности обстояли дела у Седого, но рядом с "Аяксом" его
контора действительно выглядела, как неудачливый конкурент. Агентство с громким названием "Ваltic Security Inc." раз мещалось в маленьком деревянном (это почти в центре каменной Риги!) здании. Никаких крепостных ворот, решетки на окнах можно погнуть руками. Стыдно за Седого. Никакой охраны. Секретарша - простецкого вида веснушчатая девица с толс тым, явно художественным томом в руках. - Мне нужен ваш начальник, Кирилл Седов, - сказал я после краткого, не принятого девицей приветствия. Секретарша оторва лась от книги и посмотрела на меня с досадой, как на помеху. - Его нет, он за границей. - В Югославии? - Справок не даем. - Не надо. Мне нужен сам Седов. Вы можете с ним связаться? Я очень хорошо заплачу. - "Очень хорошо" - это сколько? - Сто... двести долларов. - Мало. - Тысяча! - Жалко. Очень жалко. Так хочется заработать тысячу, но я не могу с ним связаться. Девица улыбнулась и, несмотря на все эти фокусы с деньгами, связью и отсутствующим Седым, показалась мне нам ного более приятной, чем с первого взгляда. - Но как же мне его найти? - я понял, что лучше всего не разыгрывать крутого или ловкого
парня, а держаться естест венно. - Он иногда звонит, - девушка лениво потянулась, - оставьте свои коорди наты, я передам их ему. "Или не передаст", - подумал я. Потом подумал еще и вместо координат кинул на стол двести долларов. - Вы не забудете? - Нет, - девица продемонстрировала, зачем ей нужна толстая книга. Доллары буквально раст ворились между страницами. - Итак, как вас найти? - одновременно с вопросом собе седница прижала палец к губам и придвинула ко мне лист бумаги и карандаш. Я поду мал, что секретарша перегрузила свою девичью память детективными романами, но карандаш взял и нацарапал: "Это я, Сергей. Ищу отца, ты мне тоже очень нужен. Есть новые проблемы то ли с Кардиналом, то ли с твоими земляками из ОИР. Свяжись срочно.". Одновременно с писаниной я говорил. - Запишите, пожалуйста. В Петрог раде... ой, извините, в Петербурге есть такое детективное агентство "Аякс", пусть свяжется. Телефон в любом справочнике. Девушка прочитала мою записку, пожала плечами и так же, как деньги, "растворила" ее в толстом томе. - Спасибо. - ска зали мы друг другу практически одновременно и синхронно
улыбнулись. Я сделал в памяти зарубку. Эта конопатенькая довольно приятна. Если вдруг мне захочется прогуляться по старым улочкам Риги, я буду знать, где искать компанию.
        9.Дети-убийцы
        Дома Рома с Юрой закончили изучение букваря и вслух читали какие-то стихи из конца книги. Кажется, Некрасова. - Мужики, в Израиль хотите? - спросил я. - Домой? - изумился Рома. - Мы же ничего не сделали! - Не домой. В местный Изра иль. Он, правда, маловат, но нам места хватит. Телохранители оживились. Люди дей ствия, они заскучали тут у меня, сидя за букварем. Где мы были, кроме почты и "Аякса"? Нигде. Даже в Ригу я их не взял. Как попасть в Израиль? Я, конечно, не имею в виду официальные каналы. Старым испытанным способом, через Дом. Но где взять израильские "картинки"? Что-то мне не представить набор открыток с назва нием "Израиль". Где бы что найти? Я задумался. В самом Израиле ведь наверняка печатаются какие-то книги и открытки для туристов. Это будет... это будет какая-нибудь глянцевая яркая цветная книжка. С крупным, написанным по английски название ISRAEL. Я напрягся, пошарил рукой в столе. Уф-ф! Сложновато вытаскивать предмет, о котором у меня лишь самое приблизительное представление. Рома и Юра зависли над моими плечами. Всем нам было интересно, как выглядит маленький Изра иль. - Что за
город надо? - спросил Рома. - Петах-Тиква. Этого города не знали ни они, ни я. Не беда. Если это окажется какая-нибудь деревня, выйдем, например в Хевроне, доллары у меня есть, на такси поедем. Я листал книгу (на английском), просматривая только фотографии. Иерусалим и Тель-Авив. Такое впечатление, что вся страна состоит из двух городов. Фото из одного, фото из другого... И наобо рот. Ага, Беэр-Шева, столица Негева. Это нам не надо, Негев где-то сбоку. Вот Хайфа, симпатичное фото. Но где же эта Пятак-Тыква? Все было не то, меня начала разбирать злость. Нету Петах-Тиквы - подайте мне Хеврон! Почему захудалый Ашдод в книге есть (кстати, довольно неплохо он здесь спланирован), а красавца Хеврона нет? Пошли фотографии киббуцев, напоминающих райские кущи, какие-то музеи- заповедники. И... наконец-то! Хеврон. Хевронская фотография была всего одна. Дома на ней красотой не отличались. Но я, став за две недели настоящим патриотом Хеврона, решил начать знакомство с Израилем моего родного варианта именно там, в святом городе. - Узнаете? - я ткнул своим спутникам под нос большую книгу с маленьким фото. - Хеврон?
- Рома прочитал латинские буквы. - Деревня это, а не Хеврон, - неодобрительно сказал Юра. - Я же видел хорошие города на фотографиях. Пойдем туда, а не в эту дыру. Теперь я должен был возразить уже хотя бы для того, чтобы подтвердить свой статус руководителя. Я и возразил. Но на всякий случай (вдруг местный Хеврон - в самом деле дыра, где не будет такси) вырвал страницу с зеленой и тенистой тель-авивской улицей на фотографии. Подготовка к визиту была недолгой. Мы все нарядились в легкую и светлую одежду. Я положил в один карман адрес Бориса, в другой - пачку двадцатидолларовых купюр. Моя память сохранила народную мудрость образца 1989-го года: "Доллар - он и в Африке дол лар." Я не мог точно определить, относится ли Израиль к Африке, но точно усвоил: если что-то и не изменилось в моем варианте за четыре года, так это человеческое отношение к доллару. - Забудьте про испанский, ребята, - сказал я. - В нашем Израиле должны говорить на иврите. Мне самому казалось, что еще там говорят и по-английски, но моим хазарам это не особенно помогало. Лично я больше всего надеялся на доллары. Из прохладного
санкт-петербургского подъезда мы вышли на раскаленную хевронскую улицу. Мне здесь категорически не понравилось! Какая грязь, какая вонь... Просто стыдно перед телохранителями из альтернативного Израиля. Но куда больше антисанитарного состояния города меня удивило население. Только про нескольких из людей, встреченных нами, я мог сказать, что они похожи на европейских евреев. И одеты как-то странно. Может быть, в этом варианте Хеврон заселен исключительно хиджазцами? При том, из самых-самых низов, с соци ального дна, говоря по-научному. И смотрят на нас как-то странно... Волком смот рят. Проехало несколько длиннющих машин такси. Но они были под завязку набиты пассажирами. Странно, по-моему надписи на них арабские, а не ивритские. - Почему они здесь пишут по-арабски? - спросил кто-то из хазар. - Не знаю. Вообще, мне кажется, что здесь живут одни хиджазцы. Мало ли, какие у них порядки. Хазары горестно вздохнули. Рами подошел к сморщенному, но осанистому старику (должен быть религиозен и знать иврит), спросил его: - Где здесь остановка автобуса? Или такси? Старил молодо стрельнул глазами по сторонам,
что-то прошамкал беззубым ртом и, гордо семеня, быстро удалился. Я не понял ни одного слова! - Он сказал по-арабски, - помог мне Юра, - чтобы мы шли к солдатам. Быстро. Какие солдаты?.. Или мы не в Хевроне? А если не в Хевроне, то где? Из-за угла выбежали и остано вились, глазея на нас, трое чумазых мальчишек. В отличие от взрослых, их взгляд был не "волчий", а любопытствующий. Понадеюсь-ка я, что дети еще не испорчены неизвестной мне враждой. - Эй! Парни! - крикнул я по-английски. - Это Хеврон? Мальчишки удивленно переглянулись и затарахтели между собой. По-моему, и это был арабский. Внезапно, самый маленький пацан спросил (во всяком случае - сказал с вопросительной интонацией): - Яуд? Я пожал плечами. - Яуд, - ответил Юра. И перевел мне. - Это - еврей по-арабски. Мы что, не похожи на евреев? Я успел подумать, что Юра если и похож на кого-то, так это на выбритого молодого Чингис-хана. Мальчишка, тем временем, показал пальцем за наши спины. - Хеврон. Мы повернулись и пошли. "Это, наверное, был какой-то пригород Хеврона, предпо ложил я. - Трущобы, населенные недавно переставшими кочевать совсем дикими
хид жазцами. Или, чем черт не шутит, тут вообще живут арабы." Мы не прошли и десяти метров, как кто-то из моих хазарских друзей вскрикнул, оба они (Рома при этом схватил меня за локоть) рванулись в стороны. - Что... - я даже не успел спро сить. - Камень, - прохрипел Юра, - в спину. Эти дети... - и выругался на своем степном наречии. Мальчишек уже было больше. И эти маленькие (и не очень маленькие) ублюдки швыряли в нас камнями! При этом кое-кто держал в руках палки и мечтал после артиллерийской подготовки поупражнятся в изготовлении отбивных. Несколько сопляков, которым не удалось обзавестись ни палкой, ни орудием проле тариата, прыгали на месте и пытались что-то выкрикивать хором. Но получалось вразнобой и даже слово "яуд" еле прослеживалось. - Они кричат: "Зарежь еврея!" - перевел Юра. - Куда ты нас привел? Мне кажется, что это Персия. Честно говоря, мне это тоже больше всего напоминало мое совместное с разведчиками путешествие. Но времени на размышления оставалось мало. Камнеметателей и, соответственно, камней, становилось все больше. Мы отбегали, лавируя. Свернули за угол и собра лись было
помчаться уже намного быстрее, по прямой. И тут метрах в пятидесяти перед нами на ту же улицу высыпала огромная толпа подростков. Были среди них и парни вполне взрослого вида. Я попытался затормозить, хотя и понимал, что сейчас прибудет первая группа хулиганов. Телохранители увлекли меня за собой. Я открыл рот, чтобы возразить, и закрыл. Им было виднее. У одного и у другого в руках появились пистолеты. Интересно, где они были спрятаны в такой легкой одежде? Размеренная жизнь в мире скелетов и размеренная работа каменотеса сделали меня тугодумом. Я должен был искать вход в какой-нибудь многоэтажный дом, чтобы смыться, но мой взгляд натыкался либо на ворота в каменной стене, либо на полу этажную развалюху за проволочным забором. Там, куда мы вышли из подъезда Дома, были высокие многоэтажные здания, но, как помнится, почти весь низ этих домов был забран грязной, измазанной красками жестью. Одновременно с поисками подходя щего дома я следил, насколько мои спутники контролировали ситуацию. Наш маневр (бег вперед, на толпу) заставил подростков сбиться в кучу и остановиться. В нас полетели камни. Я не совсем
понимал, что делают мои хазары. Мы ведь бежали пря миком под камнепад. - Стой! - вовремя скомандовал Юра. Мы остановились и мои спутники открыли стрельбу по мальчишкам. Я увидел, как один парень упал, при жимая руки к животу. Второй... Вообще, они же дети... Но ведь эти дети могли нас запросто убить! За нашей спиной послышался топот множества ног. Я обернулся. Та-ак. Первая толпа прибыли. Почему я не взял пистолет? Теперь хазары стреляли вперед и назад. Камнеметание прекратилось. Группа спереди вообще начала рассе иваться. Сзади - тоже. Если сюда прибудет полиция... Чья полиция? Из боковой улицы перед нами, туда где была вторая толпа, вынырнул странный фургон-обрубок грязно-белого цвета. Непонятное чучело с какой-то тряпочной головой и без лица выскочило из кабины. Я засек в его руке автомат Калашникова. Телохранители сре агировали быстрее. Один из них повалил меня на землю, второй встал как в тире и стал прицельно стрелять по автоматчику. Не знаю, с какого выстрела он попал и попал ли вообще, но очереди по нам не последовало. - Нам нужен высокий дом, - сказал я, выплевывая уличную пыль. - Кто видит
высокий дом? - Какой высокий? - Рома оглядывал вымершую улицу, меняя обойму в пистолете. - Два этажа хватит. Внезапно проснулся кто-то из машины-обрубка. По родному затарахтел Калашников, и пули пропели рядом с нами. Рома свалился на землю. К счастью - живой и невреди мый. - Дом прямо перед нами. - сказал он. - Перелезем через забор - и там. Прог ремела еще очередь. Пули зацокали по камням. Хазары пару раз выстрелили в ответ, Юра скомандовал, мы разом вскочили, пробежали несколько шагов, подпрыгнули и переползли-перевалились через каменный, толщиной в добрый кирпич, забор. Двор оказался вполне приличный. С одной стороны маленькая теплица. С другой - скопище кур за проволочной сеткой. Но куда я смотрю? Мне же дом нужен! Слава Богу, лест ница в доме была. Она начиналась снаружи, проходила мимо отсутствующего первого этажа (здание стояло на столбах) и входила в дом. Но там, внутри, был еще этаж! Прорвемся... - Хватай меня за рубашку, - скомандовал я Роме, - другой рукой раз махивай пистолетом. Ты, Юра, тоже. Но лучше никого не убивайте. Пошли. Подталки вайте меня, куда надо двигаться, я закрою глаза.
Действительно, отвлекающих фак торов было слишком много! В одном из окон мелькали женские лица в обрамлении белых платочков. В другом - рожицы малышей. Заплакал младенец. - Стойте! - ско мандовал я. - Сделаем по-другому. Ты, Рома, идешь спереди, тащишь меня за руку. Юра, ты держишь меня за рубашку, подталкиваешь, чтобы я не упал. И сам за меня держись. А я закрою глаза. Меня потащили. Я только начал было сосредотачиваться на прохладной и ровной лестнице Дома, как продвижение прекратилось. Мы останови лись, меня заштормило, послышался грохот, треск, женский визг, детский плач. "Рома дверь ногами выбивает", - подумал я. Судя по тому, что мы пошли вперед, дверь поддалась. Запахло специями, чем-то вареным. Я мысленно отключил обоняние. На лестнице Дома никогда не пахло едой. Прочь запах, прочь звуки, прочь жару... Если бы еще удалось отключиться от бьющих по ногам ступенек, на которые мне никак не наступить "вслепую". Я почувствовал, как изменились эти ступеньки. Края из острых стали закругленными, камень потерял свою скользкую поверхность. "Все хорошо, сказал я сам себе, - Дом, Питер - все на месте.
Перила, собачьи головки на них..." Пройдя еще немного я остановился, повиснув на спутниках. Те тоже остановились, тяжело дыша. - Как ты это делаешь? - спросил Юра. - Сам не знаю, - частично искренне ответил я. - Родился такой. А что вы рядом со мной чувствуете? - Ничего не чувствуем. Идем, потом вроде как вечер наступает, темнеет. Все звуки затихают, как в тумане. Надо идти осторожней, непонятно куда ногу поставить. А потом - утро, светлеет. И видно, что лестница совсем другая. - А я видел даже, когда темно и туман был, - добавил Рома. - Видел, как будто со всех сторон зер кала появились. Темные зеркала, они словно свет высасывают и туман из них идет. А лестница наша в них отражается, но не во всех одинаково. И даже не понятно, где отражение, а где мы. Но все это очень короткое время. Я рассказывал намного дольше, чем видел. Все это было настолько неожиданно и интересно! Надо же, сколько пользуюсь Домом, сколько людей вожу, а никого ни разу не спросил о впе чатлениях. Мы зашли в квартиру. Я наконец-то додумался до следующего вопроса: - Рома, а в этих зеркалах мы отражались? - Ну, там же темно. И
туман. Вообще, какие-то тени там были. Но только тени. - Тени и я видел, - Юре, наверное, стало обидно, что он увидал меньше, мне даже странным показалось: как же так, света нет, а тени есть? Я представил три душевые, отправил телохранителей мыться и пошел сам. Стоя под струями теплой воды, я пытался осмыслить услышанное. Лично я ничего подобного не видел. Почему? Вопрос идиота. Потому, что глаза были зак рыты. А что если не закрывать глаза? Что я тогда увижу? Может быть, больше, чем мои спутники? Ни черта я не увижу! И никуда не попаду! Не исключено, что умный братец Борис во время своих путешествий попытался так вот "подглядывать" за Домом. И был наказан. В момент перехода я должен не анализировать и не осозна вать. Я должен воображать место доставки. А забота умницы-Дома, супермашины-Дома - называйся, как хочешь, - усилить работу моего воображения и превратить вообра жаемое в реальное. Точка. И не дай Бог мне над этим задуматься. Для общего раз вития зеркала с туманами не повредят. Забывать не стоит. Было еще что-то. Ведь, например, подруга Наташа и прочие, кто со мной шел, ничего о зеркалах с
тенями не говорили. Почему? А потому, что переходили с одной нормальной лестницы на другую. Относительно гладкий переход если и сопровождался оптическими трюками, то какие-то микросекунды. А вот вы попробуйте состыковать арабскую лестницу из Хеврона с санкт-петербургской!.. Хорошо бы порасспросить тех, кто вместе со мной выходил из минарета. Они, наверное, видели что-нибудь еще более интересное. И особенно жалко, что никто вместе со мной не выходил из мира скелетов. Пикассо с Дали приобрели бы в лице таких моих спутников опаснейших конкурентов. После душа я принес телохранителям по новому пистолету и по куче запасных обойм. Парни стали профессионально обсуждать новое оружие. Потом сказали, что хорошо бы его пристрелять. И за этим дело не стало, я соорудил тир. После стрельбы поели. Пов торную попытку посещения Израиля мы предприняли уже ближе к вечеру. Я отбросил свои хевронские сантименты, вытащил листок с красивым тель-авивским фото. Если я, наконец-то, встречу Бориса, то первый вопрос у меня будет о недоразумении в святом городе. - Странный у вас какой-то Израиль, - сказал Юра перед выходом. -
Теперь я начинаю понимать, почему нас просили не ввязываться ни в какие офици альные отношения с ним. Если в стране целые районы находятся без государственного контроля - это признак страшной слабости. - Посмотрим, - буркнул я.
        Тель-Авив был зелен и чист, гудел от огромного количества машин, в большин стве - очень элегантных. Население не имело ничего общего с хевронским, хотя я и увидел сразу же араба в национальной одежде. Или я теперь всех хиджазцев при нимаю за арабов? Детей, которые могли бы поработать камнеметателями, я тоже не заметил. Правда, почему-то попадалось слишком много людей в военной форме с ору жием. Но они совсем не выглядели настороженными и несли автоматы не наизготовку, а как не особенно нужную, хотя и важную вещь. Такси не ловилось минут пятнад цать. Я начал злиться. Подходить к кому-то и спрашивать про Петах-Тикву не хоте лось, хватит, в Хевроне уже побеседовали "по душам". Наконец-то остановилось такси. Мы сели и я, стараясь не перегружать речь избытком слов, сказал: - Петах-Тиква. Водитель ждал еще чего-то. Я сверился с бумажкой и добавил: - Жабо тински стрит. - Жаботински или Петах-Тиква? - не понял водитель. Юра, которому вполне можно было превращаться назад в Йегуду, пришел на помощь. Объяснил, что здесь город, а что улица. Водитель вроде как начал тормозить. - Петах-Тиква - другой город, -
сказал он на ломаном английском. - Я думал - дорога Петах-Тиквы. Это будет дороже. Я удивился, что выгляжу неплатежеспособным. Потом отмел шофер ское недоверие в сторону. Мы наконец-то сидели в нормальной машине, даже с конди ционером, с нами культурно говорили и никто не пытался нас убить. Я понял, что вылезу из этой машины только в Петах-Тикве на улице Жаботинского. Чего бы это мне ни стоило! Из кармана появилась пачка долларов. Я показал ее водителю и при нялся вытаскивать двадцатидолларовые купюры. Три, четыре... Интересно, ста ему хватит? По-моему, уже на четвертой купюре шофер начал резво выходить на новый курс. Приняв сотню, он спросил? - Руси? Я посчитал, что это значит "русский". В "том иврите" и в том варианте слова "русский" вообще не было. - Да. - Мафия? - водитель улыбнулся. Мне стало совершенно наплевать, что он подумает, и я согла сился, сказав: "Да". - Йоффи, - зачем-то представился водитель. Сергей, - я веж ливо представился в ответ, но таксист посмотрел на меня как-то странно. Весь остаток дороги мы молчали.
        10.Братская встреча.
        Дверь открыла молодая женщина. Она утвердительно кивнула на мой вопрос о Борисе Канаане и крикнула, повернувшись к нам спиной. - Боря! К тебе. - Кого там черти... - послышалось недовольное ворчание брата. Через секунду появился и он сам. Глянул на меня - и замер с разинутым ртом. - Серега! - наконец-то выдавил он. - Живой! Ну, дела. Нашелся, пропащий. С ум-ма сойти! Прямо не верится, что это ты. Борис шагнул ко мне, схватил за руку, потом похлопал по плечу. Словно сомневался в моей материальности. - А это кто? - брат наконец заметил моих хазар. - Личная охрана. - Мне было не совсем удобно: я сам довольно крупногаба ритен, а тут еще двое телохранителей не самых маленьких по размеру... Хоть мы и не с ночевкой сюда пришли, но места займем много. - Большим человеком стал, парень, - Борис удивленно покачал головой. - Ну, пошли, тут такие дела творятся - посмотри. Мы прошли в большую комнату. Борис плюхнулся перед телевизором и словно забыл обо мне. Я чуть не взорвался от возмущения. Брат, называется! Меня четыре года не было, а он поздоровался - и к телевизору. Ей Богу, сейчас повер нусь и уйду! На
экране танк стрелял по какому-то высокому белому зданию и попадал в верхние этажи. Диктор тарахтел по-английски так быстро, что я не понимал ни слова. - Слушай, ты, поросенок, - сказал я, стараясь сгладить свою злость шут ливым тоном, - можешь от кино оторваться? Выруби ты к черту свой ящик! Жена Бориса бросила на меня испепеляющий взгляд и вернулась к экрану. Сам же Борис только хохотнул. - Ну, даешь, Серега, кино! Надо же... Супербоевик. Вижу, что у вас на том свете с чувством юмора полный порядок. После хевронских передряг я рассчитывал на лучший прием. Что мне, действительно уйти? - Слушай, Боря, мне в самом деле не до шуток. Не вижу ничего смешного в своих словах. Ты мне не рад? Скажи, и я уйду. Не буду отвлекать тебя от важного дела. - Серега, черт, - брат убрал звук почти до нуля, - ты что: с Луны свалился? Это же гражданская война, Ельцин с парламентом сцепился, по Белому Дому из танков палят. А ты выступаешь, недоволен. Это же исторические кадры, считай, что штурм Зимнего в натуре смот ришь. - Боря, сделай звук нормально, - сказала жена брата сердитым голосом. Я посмотрел на экран. Высокое
здание совершенно не напоминало невысокую резиденцию американского президента. Но танк... трах-тарарах! Это советский, тьфу, уже рос сийский танк. И толпа на заднем плане типичная, знакомая. А главное - надпись на экране: Москва, сегодняшнее число, только время не вечернее, не сейчас. Экран мигнул, на несколько секунд на нем действительно появился американский Белый Дом, потом возник официального вида мужчина, официально зачитывающий какую-то бумажку под сенью американского флага. - Дела-а, - протянул Борис, отворачиваясь от телевизора, - говорят, что Руцкого с Хасбулатовым уже взяли. Но провинция Ельцина не особенно поддерживает. Как ты думаешь, он их пересилит? - Да я их никого не знаю! - тут я, подобно охотничьей собаке, сделал стойку, почувствовал интересующий меня предмет, - а этот, как его... Булат... Хасбалаев... - он мусульманин? По тому, как Борис с женой посмотрели в мою сторону, я догадался, что свалял дурака. Но одновременно понял, что без подробной лекции Бориса (а кому еще я смогу так откровенно задавать идиотские вопросы?) мне никогда не разобраться в этом безумном мире, где танки
стреляют в центре Москвы, Армения воюет с Азербайджаном, а в Хевроне дети на улицах кричат: "Зарежь еврея!" - Боря, извини. И вы... - я посмотрел на молодую женщину. Борис поспешно вскочил и представил. - Это - Люда, моя жена, а это - Сергей, мой брат. Брат по отцу, - добавил он в ответ на недоуменный взгляд жены. - Борис и Люда, извините меня, пожалуйста. Я выгляжу сумасшедшим, но это не совсем верно. Считайте, для прос тоты, что я провел четыре года на необитаемом острове. Глаза Бориса загорелись, его жена, наоборот, сделала страдальческое выражение лица и отвернулась к экрану. - Хорошо, - сказал Борис, - ты меня заинтриговал. Наши, я думаю, все равно победят. Пошли поговорим. Туда, где нормальные люди говорят. На кухню. Твои друзья пьют, или они на работе? Тут до меня дошло, что из-за дурацкой возни с телевизором я забыл о спутниках. Но их это не смутило, они нашли себе стулья и сидели, глазея на непонятную им гражданскую войну. - Они пьют на работе, - ответил я, одновременно задумавшись, что можно предложить хазарам по части выпивки. Кумыс? Провожаемые не слишком любезным взглядом Люды, мы вышли
на кухню. Борис достал из холодильника уже ополовиненную бутылку вполне русской водки. - Убери ее, - скомандовал я. - Забыл, с кем дело имеешь? Жди меня, и я вернусь. Организуй пока стулья. Здание, в котором жил Борис не особенно отлича лось от самых обычных советских домов современной постройки. Сбегать в Санкт- Петербург, взять в Доме пять бутылок "Финикии" и немного снеди на закуску оказа лось совсем просто. Когда я вернулся, Борис еще не успел всех как следует расса дить. - За два великих события в один день! - мой брат провозгласил тост. - За окончательное поражение коммунизма в России и за воскрешение моего брата из мер твых! Я вполне мог бы обидеться, что московские разборки со стрельбой почему-то оттеснили мою персону на второй план, но не стал лезть в бутылку. Родной вариант сильно изменился за четыре года. А странные обстоятельства даже самых нормальных людей могут склонить к странному поведению. - Вот что, Боря, - сказал я после первой, пока братец разливал вторую порцию, - давай совмещать приятное с полез ным. Тебе вино нравится? - Угу, - Борис кивнул. - У меня его - хоть залейся. Выпьем,
сколько захотим. А ты мне пока рассказывай все, что в вашем долбаном мире произошло за последние четыре года. Проведи самую масштабную политинфор мацию в твоей жизни. Поехали! - С чего начать? - спросил брат, осушив вторую рюмку. - С лета 1989-го. - Та-ак. Ты помнишь Горбачева?..
        Я узнал все. Или почти все, так как Борис не обладал абсолютной памятью. Мир действительно изменился, притом настолько необычным образом, что я заподозрил самое наглое и беспардонное вмешательство со стороны. Но Борису не сказал, чтобы не прерывать лекцию. Тем более, одна помеха уже была. Сердитая Люда с каменным лицом заглянула на кухню и сказала металлическим голосом: - Попрошу потише, дети спят. И, вообще, уже поздно, а Борису завтра рано на работу. Брат с виноватым видом открыл рот, чтобы возразить. Потом, неожиданно, замолчал, задумался. - К черту работу, - сказал он. - Я уже у Сергея работаю. Он меня по протекции берет, как родственника. Ведь правда, Серега? Я немного обалдел от такого нахальства, но быстро сообразил, что дела у Бориса идут не совсем хорошо. И не только на работе. Недовольное лицо жены, початая бутылка в холодильнике... И это отчаянное заявление... - Все правильно, - важно сказал я, - Боря будет директором моего израильского филиала. И деньгами не обижу. Когда жена ушла, я негромко спросил: - Что там у тебя с работой? Ты же диссертацию защищал. - Диссертацию? Да, было дело.
Но уж больно сильные токи я исследовал. В Израиле с такими токами не раз вернуться. А работа... Пусть мои враги на ней работают. До ста двадцати лет. Ты мне деньжат подкинешь? Тебе же просто. - Нет проблем. - Я засмеялся. - Считай, что ты уже миллионер. Гони дальше. Когда Боря дошел до сегодняшней заварухи в Москве, я махнул рукой. Хватит, мол. И одновременно подумал, что большего мер завца, чем я, наверное, в природе не существует. Называется - любящий сын, к родителям стремился. И не спросил про отца родного! Конечно, с Борисом они обща лись не ахти как, но все же... Брат развел руками. - Ну, ты же папашу знаешь, - сказал он. - Великий путешественник и борец за правое дело. Хотя меня в борьбу он не впутывал. Значит так. Когда ты исчез, он меня допрашивал, как в КГБ. О чем мы говорили, что ты собирался делать... Словно мы с тобой не полтора раза виде лись, а каждый твой шаг обсуждали. Потом летом девяностого он на меня свалился, говорит, что надо из Союза убираться и чем быстрее, тем лучше. А ехать надо - только в Израиль. Дал немного денег, сказал, что еще добавит. Ну, в Союзе тогда такой бардак
был, хуже, чем сейчас, наверное. Путч, то, другое... Я и рванул. Отсюда позвонил - он ко мне через десять минут прибежал. Притащил двадцать тысяч долларов, обнял, похлопал по плечу и сказал, что хоть за меня он теперь спокоен. "Какое, - говорю, - спокоен? С Ираком тут заваруха..." А он опять похлопал и сказал, что Ираку уже конец скоро. Посмотрел на обстановку, вышел, принес видик классный, пожелал успеха и ушел. Потом звонил... - Слушай, а почему он тебя именно в Израиль упек? Мог бы в Америку или на какие-нибудь банановые острова. - Понимаешь... Отец наш - он ведь большой ребенок, если задуматься. И живет он, исходя из очередной владеющей им идеи. Это - как я сейчас понимаю ситуацию. Ты его помнишь борцом с мусульманской агрессией. Чуть позднее он занялся поисками корней. Я попал под еврейский период. И слава Богу, что не в шотландский. Подыхал бы сейчас с тоски где-нибудь в Шотландии. - М-да. Что-то русский период у нас оказался растянутым. А что ты говоришь со звонками? - Да ничего! Уже около года - ни слуху, ни духу. Без объяснения. Его телефон в Доме не отвечает. - Глу боко же он закопался в
поисках корней. - Да уж. Я оглядел стол. "Финикия" исся кала. Вспоенные кумысом хазары пили вино из детских пластмассовых чашек, как воду. Я был слишком сосредоточен, чтобы опьянеть, Борис - слишком увлечен расс казом. А, тут, как раз, наступила моя очередь рассказывать. Я сделал вторую вылазку в Питер. В дополнение ко второй пятерке "Финикии" я заказал Дому чемо данчик с долларами. Мысленно прикинул-намекнул, что там должен находиться мил лион. Вернувшись, поставил вино на стол, а деньги вручил брату. - Тебе! - Что это? - Я же обещал миллион. - Что-о!! - Борис распахнул чемоданчик и то, что не сделало вино, сделал опьяняющий вид денег. Борис окосел. - Ты бы лучше... шеке лей... - сказал он заплетающимся языком. Мне же их... менять... замучаешься. - Ты недоволен? - я сделал вид, что собираюсь забрать деньги. - Доволен, - Борис, кажется, протрезвел. Закрыл чемодан, вышел из кухни и вернулся уже с пустыми руками. - Я весь внимание. Кого надо убить? - Никого. Для этих целей у меня Йегуда и Рами. А ты просто посиди, послушай меня. Кстати, шекели - это местные сикли? - Какие такие сикли? - похоже, мои
слова еще раз прозвучали, как бред сумасшедшего. - Неважно. Слушай сюда. Я рассказал все. Не очень подробно, но достаточно для понимания. В середине рассказа Борис сбегал за географическим атласом, и мы вчетвером стали наносить на карту контуры альтернативного Израиля. Борис аж постанывал, издавая восклицания типа: - И нефть у них есть! И Сирии у них нет! А почему они Кипр не захватили? Сорок миллионов, говоришь? Зато мои хазары при виде карты "нашего" Израиля только что не плевались. - Восточный берег Иордана! - кипел от возмущения Рами, - это же исконная еврейская земля. Как можно было ее отдать. - Ливан? - вторил ему Йегуда, - нет такой страны! В каком году мы разбили султана Абдаллу под Цором? Ты не помнишь, Рами? И потом догнали и добили под Цидоном. Я сам на берегу Литани родился. - Вот удивил! - возмутился подвыпивший Рами. - Литани. Я вообще в Пумбедите родился. Это же еврейские места, там Вавилонский Талмуд составили. А где у вас Пумбедита? - Пум. . что? - Борис полез в атлас, раскрыв его, почему-то, на Индии. - Это ты слишком размахнулся, - рассмеялся я. - Раз Вавилонский Талмуд, то где-то в
Ираке или в Иране надо искать. Рами открыл рот, но так как кроме доказательств искон ности еврейских земель ничего другого он сказать не мог, я сделал резкий жест и приказал: - Все, хватит о чепухе. Нам карты не изменить. Рассказываю дальше. Когда я дошел до своих утренних злоключений в Хевроне, Борис начал неприлично хихикать. Вскоре хихиканье переросло в хохот. - Хеврон - это же территории. Там евреев почти нет. Это все были арабы. - А как же пещера праотцов? - удивился Йегуда. - Не знаю, - Борис пожал плечами. - Я нерелигиозный. Может быть, и есть там какая-то пещера. - У нас религиозных почти нет, - не сдавался Йегуда, - но все равно, в пещеру праотцов все ездят еще школьниками. - Нет религиозных? - это сообщение, кажется, изумило брата больше, чем наличие нефти в Израиле. Я даже не понял, почему. - И как вы без них живете? - Есть, конечно, - пошел на попятную мой телохранитель. - Даже в кнесете три человека религиозные. А что такое? Живем. - Три человека! - Борис тряхнул головой. - Живут же люди... А что ты дальше делать будешь? - Тебя спасать, - ухмыльнулся я. - Разве ты не понял, что именно ваш
Израиль мусульмане хотят уничтожить в первую очередь? - Мы тут на первой очереди с сорок восьмого года стоим, - сердито ответил брат. - Хотеть не вредно. - А как же бомба? На такой маленький Израиль одной бомбы хватит. - Бомба? - Борис зевнул. - Черт его знает. Конечно, надо ее найти. Тут я понял, что брат уже давно находится в полусонном состоянии. Пора было удаляться. Тем более, теперь не было никакой проблемы в том, чтобы найти Бориса в следующий раз. Мы откланялись. По дороге домой телохранители поинтересовались, зачем я дал "этому человеку" так много денег. Я ответил, что раз это мой брат, то ему при надлежит половина наследства моего отца. Вполне приличное объяснение.
        11.Вторжение в Санкт-Петербург.
        Несколько дней мы валяли дурака. Хазары учили русский язык и скоро научились говорить, почти как телевизионные дикторы. Я валялся на диване и смотрел видео, наверстывая упущенное за четыре года. Можно было вернуться в Израиль варианта Медведя, но я боялся упустить звонок Седого, который должен был вернуться с какой-нибудь из войн. Наконец, в один из визитов на почту, я получил отправ ленное Е. Волк письмо следующего содержания: "Уважаемая Е. Волк! Поздравляем, Ваши данные совпали с требованиями к победительнице компьютерной лотереи. С Вами будет заключен контракт, также вы получите приз в размере 1500000 рублей." Разу меется, следовали подписи президента компании и ее казначея. Обратиться предлага лось к представителю компании в Санкт-Петербурге Дмитрию Салаеву. Я обсудил ситу ацию с хазарами. Конечно, совсем неплохой результат дала моя невинная провокация. В наших руках оказалась тоненькая ниточка, которая при умелом обращении, могла вывести нас сквозь запутанный мафиозно-политический лабиринт прямо на мусульман ского Минотавра. Но в чем заключалось это "умелое обращение"? Не дать нити обор
ваться, вытягивать на себя, одного за другим, все более и более информированных членов исламской банды. Возникла проблема связи с Салаевым. Я мог позвонить сам, представившись братом Елены Волк. Но тогда меня не будут ждать люди желающие схватить эту особо ценную девушку и доставить ее в "странный мир" для обмена на "странную бомбу". Я смогу поторговаться от имени сестры, но... это все не то. Куда лучше, если позвонит сама девушка и договорится о встрече. Я не мог гово рить женским голосом даже очень постаравшись. Значит, надо найти какую-нибудь девушку хотя бы для одного звонка. Но где? Старых подруг у меня нет, а новых я не завел. Найти случайную шлюху, заплатить ей за звонок и разговор? А если она ляпнет глупость, и Салаев что-то заподозрит? И тут меня осенило. Я вспомнил умненькую секретаршу Седого. Кажется, у меня было желание с ней встретиться? Отлично. Встретимся. Поговорим. Дам девушке возможность заработать без ущерба для ее девичьей чести. Уж она-то глупость не ляпнет. А там - посмотрим. Я нас коро обучил телохранителей искусству обращения с пультом дистанционного управ ления и оставил их
перед видиком с кучей боевиков. Они пытались было протесто вать, но я спросил, похож ли я на человека, который любит рисковать жизнью? Парни согласились, что не похож. А когда я намекнул, что собираюсь навестить одну старую знакомую, то успокоились окончательно. Хотя, я считаю, кадры из фильма "Терминатор-2" убедили их куда сильнее, чем мое вранье. Девушка была в конторе. Толстую книгу сменил тонкий журнал. Все остальное - без изменений. От Седого- Седова - никаких вестей. - Меня зовут Сергей, - сказал я, - напоминаю, если вы забыли, а вас? - Света. - Знаете, Света, я пришел сюда не только из-за Седова. Вы понимаете, я в Риге проездом, ничего не знаю. И как раз сейчас я слегка про голодался. Вы не составите мне компанию в каком-нибудь кафе или ресторанчике? Девушка недоверчиво посмотрела в мою сторону и показала на стоящий рядом с рако виной стакан и маленький кипятильник. - Вот мое кафе, - сказала она. - А в честь некоторых праздников - даже ресторан. Мне платят зарплату, чтобы я сидела в кон торе. - Это единственная проблема? Возьмите пол-дня отгула, и я заплачу вам в два, нет - в пять раз больше.
Ничего неприличного, как гиду. Идет? - Вы очень хорошо умете убеждать, Сережа, - девушка сложила журнал, я увидел, что это банальный "Огонек". - Раскрою вам маленький секрет, хоть я и не должна это делать. Седов сказал, что если меня захотят подкупить, я должна взять деньги, а потом рассказать ему, и он заплатит в два раза больше. Я очень рада, что меня, наконец, подкупают. - Спасибо за откровенность, - сказал я, - но что если я захочу разорить Седова? Я заплачу вам очень много, и он обанкротится. Или не сдержит обещание. Вообще-то, я вынужден вас разочаровать. Это не подкуп. Это обыкновенная реализация человеком прав не только на труд, но и на отдых. Вы идете? - Иду. Кафе оказалось именно таким, каким я представлял себе рижские кафе: уютным и прекрасно декорированным. Кофе был не особенно вкусен, а вот пирожные в самый раз. Я чувствовал на себе изучающий Светин взгляд. Конечно, девушка подозревала, что я польстился не на ее неброскую внешность, а на возмож ность получить какую-то информацию о Седове. Придется ее разочаровать. Я сказал, что мне требуется помощница для одного очень важного телефонного
розыгрыша. Это никак не касается Седова, а за помощь я хорошо заплачу. - Если это не касается Седова, то почему именно я? - Света умела задавать вопросы. Попробуй ответь, что она - моя единственная знакомая! Стыд и позор! - Звонить надо именно сегодня, - сказал я, - у меня нет знакомых девушек в Риге кроме вас. - Сколько? - Тысяча долларов. - Я уже знал, что за такие деньги на территории бывшего СССР я мог попросить у девушки значительно больше, чем участие в розыгрыше по телефону. Потому и добавил, - Это не просто розыгрыш. Это очень важная операция, и одно слово, сказанное невпопад, может все испортить. - Так что надо? - Вы согласны? - Это будет только по телефону? - Клянусь! Вы поговорите, получите деньги - и все. Хотя, я надеюсь, вы и после этого иногда составите мне компанию в кафе. - Сог ласна. Что надо сделать? - Запоминайте. Вас зовут Елена Волк. Вы послали свои фото в рекламное агентство для участия в компьютерной лотерее. Вы должны полу чить приз и заключить договор на работу манекенщицей. Пока все ясно? - Да. - Вы позвоните, представитесь. Скорее всего, вам назначат время и место встречи.
Это в Петербурге. Да, кстати, вы сами из Петербурга. Будут спрашивать адрес - не говорите. Будут настаивать - вы поссорились с родителями и живете у подруги. Да, а звоните вы после того, как получили от компании письмо "до востребования" с известием о выигрыше. Не запутаетесь? - Не должна. Я расплатился долларами (ах, каким взглядом меня провожала официантка!). Звонить мы поехали на Главпочтамт, чтобы не засвечивать ничей телефон. Стараясь, чтобы Света не запомнила цифры, я набрал номер. Мне не удалось услышать, что говорил Салаев, но по репликам Светы можно было догадаться об отсутствии каких-либо проблем. Действительно, повесив трубку, девушка повернулась ко мне и сказала: - Он очень рад. Завтра приедет специальный представитель фирмы для вручения приза. У них нет оффиса в Питере, поэтому встречаемся у него на квартире. В шесть часов вечера. Какой приз? - Пол тора миллиона. - Чего? - Конечно, рублей. Обрати внимание: если пересчитать по курсу, твой гонорар больше их приза. - Я оценю твою щедрость, если ты мне сейчас заплатишь. - Ах, да! Я заплатил Свете немедленно, прямо в переговорной кабинке.
Потом, заботясь и о ней, и о долларах, проводил домой. Увы, она не позволила себя навестить, и я вернулся в Питер, удовлетворенный не до конца. Операция шла превосходно, по плану, но ведь не одной же операцией жив человек? Юра с Ромой выслушали мой отчет. Я рассказал, как моя подруга поговорила с Салаевым и дого ворилась о встрече. Встал вопрос, что делать дальше. - Представлюсь братом, - сказал я, - хочу, мол, удостовериться, что девочку не обидят. - Тебя заверят, что не обидят. Скажут - приводи. Кого ты приведешь? - Черт... Ну, хорошо. Предс тавлюсь братом, скажу то же самое, посмотрю: кто этот представитель фирмы? Вдруг это сам Бахтияр? Если он, то я говорю, что приведу свою сестру через час, выхожу из квартиры, подаю сигнал вам, и мы берем Бахтияра, а с ним возвращаемся в ваш Израиль. - Все это было бы хорошо, - сказал Юра, - но ты знаешь, что Бахтияр се-узу? - Слышал. - Ты что, считаешь, что мы самоубийцы? - Ребята, вы же профес сионалы, вас двое. - Именно как профессионалы мы говорим, что это работа не для нас. Тут нужны или се-узу или целый отряд таких, как мы. - Где я возьму отряд? - А почему
не в нашем Израиле? Я подумал... и согласился. Совет был очень хорош. При условии, что израильская разведка даст мне людей. Минут через пять я уже был в альтернативном Израиле из варианта Медведя, а еще через минуту - в кабинете Моше. Тот выслушал краткий пересказ и стал созваниваться с начальством. - Ави на задании, Шломо тоже, - сказал он, - Шимон на учениях, но это очень далеко. - Я могу сбегать. - Не можешь. Тебе ведь здания нужны? А там даже деревьев нет. Пять человек нам могут дать. Хватит? - Ты в этом лучше меня разбираешься. Я из се-узу только одного знаю. Седого. Для него пятерых мало. - Он будет в квартире? - Седой? Да ты что? Бахтияр там. - Тогда сделаем так. Взрываем дверь, стреляем внутрь несколько слезоточивых ракет. Хорошо бы, чтобы не было света. Я вспомнил, что в советских домах предохранители, обычно монтируют, на лестничных клетках. - Света я отключу. - Очень хорошо. Наши будут в противогазах и с ночным зрением. Взорвем дверь, нагоним газ и прострелим все пространство квартиры. - Ты что, с ума сошел? Бахтияр нам живой нужен! - Конечно. Это будут пули для животных. Со снотворным. - А
оно быстро действует? - Не очень. Но ничего лучше нам не приду мать. Мы договорились, что завтра, в пять часов вечера по местному времени спе цотряд из пяти человек будет ждать меня в полном боевом облачении на знакомой лестнице Хевронского отделения контрразведки. Салаев жил в высоком и длинном здании на углу улиц Бухарестсткой и Бела Куна. Во всяком случае, вторая так называлась до всех местных перестроек, а читать и запоминать новое название мне было просто неинтересно. На лифте мы поднялись на седьмой этаж, телохранители прошли еще один лестничный пролет и затаились. Я нажал кнопку звонка. Человек, открывший дверь (ровно в шесть) был невысок и лысоват. Он явно рассчитывал что- то найти взглядом на уровне моей груди и когда, наконец, добрался до моего лица, то выглядел очень удивленным. - Вам кого? - наконец спросил он. - Салаева Дмит рия. - Это я. А что вам надо? - Я брат Елены Волк... - А-а! - Салаев понимающе закивал и высунул голову на лестничную площадку. - А где Лена? - Лена дома. Я сначала хотел бы с вами поговорить. - Пожалуйста, но я не понимаю... Хорошо, проходите. Я прошел в гостинную.
На диване там сидело еще трое мужчин и смотрели китайский каратэ-боевик по видео. Ничего не скажешь, подходящая компания для приема будущей маникенщицы. - Кто это? - спросил светловолосый плечистый мужчина с дивана. - Это брат Елены Волк, - ответил Салаев. - А почему без сестры? Пришла пора излагать свою версию. При этом надо было как-то установить личности присут ствующих. Три человека вместо одного. Что, если спецотряда окажется недостаточно? И кто может быть Бахтияром? Израильтянам так и не удалось достать его фотогра фию. Говоривший мужчина светловолос, для рязанца это нормально, хотя фамилия Мус тафаев... Черт, у них в Рязани у всех такие фамилии. А еще двое - темноволосые, носатые, какие-нибудь кавказцы, наверное. Если один из них - не Бахтияр. - Так где же девушка? - спросил Салаев, удивленный моей паузой. - Я забочусь о сестре. Отца у нас нет, я уже давно о ней забочусь. И мне не нравится посылать сестру на какую-то квартиру. - Но у нас нет отделения в Петербурге. - Все равно. Вот что это такое: четыре мужчины ее тут ждут? А вы говорили только про представителя фирмы. - Конечно! Из-за нее и
приехал наш представитель, - Салаев сделал жест в сторону светловолосого. - Ну а с ним наши зарубежные партнеры. Из Государства Палестина, из Ливана... Я не смог удержаться, у меня буквально отвисла челюсть. В Ливане, как мне казалось, шла гражданская война, но вот Палестины я что-то вообще не помнил среди государств. Интересно, может быть он из альтернативного мира, и Салаев проговорился? - Вот видите! - я решил использовать новую инфор мацию для своей версии, вдруг вы мою сестру захотите продать в гарем какому- нибудь арабскому султану? Недаром я сюда приехал. Деньги вещь хорошая, но сестру терять не хочется. - Паспорт есть? - неожиданно спросил светловолосый. Акцент у него, безусловно, был. Очень легкий, но акцент. Я достал паспорт, показал. Свет ловолосый глянул и вернул. - Хорошо, - сказал он, - парень прав. Нельзя девушке одной ходить по чужим квартирам. А почему ты ее не взял с собой? - Да я думал - все тут фуфло. Обман. Никогда не верил всяким лотереям. Думал, что если Ленку приведу и будет какая-то драка, то могут ее задеть, поцарапать. Я-то выкручусь. - Да, ты парень крепкий, -
"представитель фирмы" кивнул. - Ты кем работаешь? - Пока никем, - я решил не врать, чтобы не засыпаться. - Из армии недавно пришел, ничего хорошего не найду. - Прекрасно, - мой собеседник закинул руки за голову, расслабленно положил ногу на ногу. - Я беру тебя на работу. Нам нужны охранники. Будешь присматривать за своей сестрой. Матери скажи, что вы сегодня ночью поедите в Москву. Надолго. Билеты за наш счет. Закажем вам номера в гостинице. Давай, жду. Я вышел из квартиры, произнося мысленно миллион проклятий. Если бы у нас была настоящая девушка с фото! Если бы... Тогда, вместе с ней я, возможно, попал бы в другой "ненормальный мир". "Черта с два, - сказал я самому себе, - на кой ты нужен в другом мире, да еще защищающим интересы сестры. Этот Бахтияр, увидев сестру и убедившись, что она подходит, убрал бы тебя, даже глазом не мор гнув. И никто бы искать не стал. Сказано ведь: уехали в Москву надолго." Предуп редив охрану, я сбежал по лестнице в Бирку и сразу же - в Хеврон. Пять солдат стали натягивать маски. Дали такую же и мне. Я попросил очки ночного видения, но запасной пары не нашлось, и Моше
заметил, что мне они вообще ни к чему. Я быст ренько набросал на лист план квартиры. Бирка, Санкт-Петербург, улица Бухарестс кая... Рому я отправил на улицу к двери подъезда. На всякий случай. Вдруг светло волосый сумеет проскочить мимо нас? Солдаты закрепили на двери взрывчатку, натя нули маски. И именно в этот момент на лестничную площадку вышла какая-то старушка из соседней квартиры. Каково ей было увидеть пятерых монстров-инопланетян? Бабулька открыла рот для истошного визга, в руке одного из десантников сверкнул нож... Я сумел опередить всех и самым грубым образом зажал старушке рот рукой. - Бабка, молчи! Мы из милиции. Бандитов арестовываем. Посиди дома десять минут и не высовывайся, - прошипел я ей в ухо. И довольно невежливо втолкнул старушку в квартиру. Я нашел распределительный щиток. Пробок там не было, только выключа тели. - Приготовились, - скомандовал я и нажал на все выключатели сразу. Погас свет. Грохнул взрыв у дверей. Зашипели газовые гранаты. Застучали не очень громкие "усыпляющие" выстрелы. Еще через несколько секунд солдаты рванулись в квартиру. Я отскочил назад и вместе с Юрой
(на нем вообще не было маски) под нялся на несколько ступенек. Вопреки моим ожиданиям ни одна дверь на верхней пло щадке не открылась. Родной вариант явно оскудел любопытствующими за четыре года. Из квартиры раздалось несколько более громких выстрелов. Это означало, что кто- то все же нашел в себе силы сопротивляться. Еще через несколько секунд загрохо тали выстрели на улице. - Это Рами, - сказал Юра. - Кто-то выскочил. - Кто выско чил? - изумился я. - Мимо нас никто не пробегал! - Но это же се-узу... - К черту се-узу! Он же не человек-невидимка. Юра не ответил. А до меня, кажется, дошло, как се-узу Бахтияр мог оказаться на улице. - Окно, - сказал я, - он вышел через окно. Он может спрыгнуть с седьмого этажа? - Се-узу могут все. Тут на лестничную площадку вылезли наши "инопланетяне", тащившие на себе тела пленников. Троих. - Ушел через окно. - Я даже не спросил - констатировал факт. - Да, - пробубнил кто-то из-под маски. - У нас двое раненых, но все ходят. Я подобрался поближе к пленникам. Все правильно, не хватало светловолосого. Появился Рома-Рами, взбе жавший по лестнице (очевидно, он решил не
доверять лифту). - Ушел, - выдохнул он. - Только Бахтияр так мог. - Как? - Он прыгал. Из окна - вбок, на балкон нижнего этажа. Оттуда - наискосок, этажом ниже. Он прыгал - как летел. Я сначала стре лял, кажется даже ранил. - А потом? - Потом... убрался, иначе бы он меня просто убил. Скажи, что, тебе было бы легче, если бы он меня убил? В чем-то Рома был прав, но этот их панический страх перед се-узу по-настоящему начал меня раздра жать. Я посмотрел на лифт. Грузоподъемность - шесть человек. Не стоит рисковать. Интересно, где бы мы застряли в случае перегрузки: между этажами или между вари антами? - Взяли пленных! - скомандовал я. - Всем построиться, как обычно! Держи тесь друг за друга крепче и чтобы не спотыкались!
        12. Похитители и похищенные.
        Моше провел меня в кабинет, где на стуле сидел один из захваченных арабов. - Знакомься, - сказал опекун, - Халед Шараф. Требует адвоката и утверждает, что он гражданин Израиля. - Да, - по-русски подтвердил араб, - я гражданин Израиля. Они забрали мой паспорт. - Самое смешное, - Моше развел руками, - что про паспорт он не врет. По этому паспорту он - действительно гражданин Израиля. Но как это может быть? - Что? - не понял я. - Как араб может быть гражданином Израиля? - А почему нет? - удивился я. Хотя, честно говоря, как-то недосуг было спрашивать у Бориса о гражданских правах арабов. Тут наш пленник вмешался в разговор. По- моему - на отличном иврите. Моше перевел на испанский. - У них очень много арабов - граждан Израиля. Примерно восемьсот тысяч арабов - граждане. - И от себя прокомментировал. - Что за чепуха! У нас в стране тоже живут арабы, да, ничего с этим не поделаешь. Но как можно дать им гражданство? Они же тогда будут участвовать в выборах, и в кнессете окажутся арабские депутаты. Мне надоела эта идиотская дискусския. - Он рассказал еще о чем-нибудь кроме своего гражданства? Совсем
недавно он говорил про Государство Палестину. - Это не я! Не я! - заюлил араб, разобрав в моем испанском "Палестина" , это тот русский, он дурак, ничего не понимает. Я просто сказал, что я араб из Израиля, а он видно - антисемит и не признает Государство Израиль. Все русские - антисемиты, а у меня много друзей израильтян, я люблю иврит... - Заткнись, - я прервал словоизлияние. - Еще раз откроешь рот без вопроса - двину. Понял? - Понял. - Что он еще сказал, Моше? - Он ничего не знает. Учится в Университете Папи... Палум... секунду, Моше све рился по бумажке и по слогам прочитал - Па-т-ри-са Лу-мум-бы. Что это такое? Он говорил про сельское хозяйство. - Я слышал что-то похожее. Кажется, есть такое. А дальше? - Чуть-чуть работает в фирме. Тот, кто убежал, - большой начальник. Как его зовут - неизвестно. Он попросил Халеда поехать с ним в Сампт...э-э-э...- Моше полез в бумажку. - Неважно, продолжай. - Нечего продолжать. Все. Они при ехали, пришел ты, потом - взрыв, стрельба. - Хорошо... Мне нужны две вещи. Карта Израиля и хороший острый нож. Карту нам принесли примерно через минуту, а нож вытащил из ножен
и дал один из двух дежуривших в кабинете солдат. Я расстелил карту и повернулся к арабу. - Ну-ка, покажи, где ты жил в Израиле? Халед бодро подошел к столу, уткнулся в карту. Я услышал, как изменился ритм его дыхания. - Не могу найти, - сказал, как всхлипнул, он. - Здесь его нет. Умм-эль-Фахм - нет его. Меня не интересовало, где находится его город. Это ничего не меняло. Я просто хотел, чтобы он посмотрел на карту ЭТОГО Израиля, чтобы ЭТА карта шокиро вала его и лишила способности к сопротивлению. - Слушай сюда. - Я говорил по- русски, проверяя пальцем остроту лезвия. Израильтяне - они гуманисты. Может быть, они даже приведут к тебе адвоката. Но... Если я соглашусь. Ты сказал, что русские - антисемиты. А что ты можешь сказать про русских евреев? Ты ведь зна ешь, какие они? - Я поиграл ножом и Халед кивнул. - Так вот. Я буду спрашивать - ты будешь отвечать. Если нет - я начну отрезать от тебя куски. То, что останется заговорит. Но к нему уже не позовут адвоката. Нельзя такие вещи показывать пос торонним людям. Понял? - Понял. - Рассказывай. С серым как пепел лицом араб стал говорить. Еще в Израиле он
вступил в какой-то Фронт и этот Фронт послал его в Москву учиться. В Москве он перешел в другую организацию, мусульманскую. Зани мался поставками оружия в Ливан и на территории. - Какие? - спросил я. - Контро лируемые Израилем. - Халед посмотрел на меня как-то странно. Потом с палестинс кими арабами связалась местная мусульманская организация. Первый контакт был осу ществлен через Иран, и о Большом (единственное известное "имя" светловолосого) была информация, что он - не из Советского Союза. Никто не знает, откуда он, но у него огромные деньги и связи по всему свету. Он тренирован настолько, что сравниться с ним никто не может. До недавнего времени Халед сотрудничал с Большим в деле вербовки и отправки наемных солдат в Боснию, на войну против сер бов. Недавно Большой познакомил Халеда с Фаруком Джаббаром из ливанской Хизбаллы. Большой сообщил, что есть шанс достать простую и нерадиоактивную бомбу такой страшной силы, что станет возможным уничтожить пол-Израиля. Тут араб отклонился от темы, стал объяснять, что это бомба не против Израиля, он же сам оттуда, у него там родственники... Я поиграл ножом и
посоветовал вернуться к Большому. Для того, чтобы получить бомбу, надо было найти девушку или парней, чьи фотографии показал Большой. Халед и Фарук с другими партнерами организовали сеть агентств по найму манекенщиков и манекенщиц. Халед контролировал Россию, Украину, Польшу, Чехословакию, Болгарию. Фарук пытался что-то сделать во Франции и Бельгии, но там такие убытки... В бывшем Союзе легче работать, все дешевле. Но тоже убыток. Шесть месяцев это длится, чуть-чуть удается подработать поставкой девиц из Союза на Запад, но все равно - прибыли нет. А нужных не найти. Пять раз уже появлялись похожие на фотографию, Большой забирал их с собой, но возвращался очень злой: клиент находил что-то "не то" и возвращал товар. Все. - Почему ливанец в Питере, а не во Франции? - Да нечего там делать, во Франции! Только деньги тратить. А в Москве он оружие закупает, взрывчатку, продает кое-что. - Что? - Ну... Нарко тики. Деньги очень нужны. Плохо стало с деньгами. Большой шиитов не очень любит, я так думаю. Работает вместе, но не любит. Или просто у него денег нет. - Сейчас я буду говорить с остальными. Если узнаю,
что ты забыл о чем-нибудь, - пожале ешь. Ну? Где Большой собирается менять бомбу на людей? - Клянусь! Не знаю. - Где первая бомба, которую Большой уже выменял? Почему ты о ней не сказал? Порозо вевшее было лицо Халеда вновь посерело. - Не знал! Не знал! Клянусь! Это было похоже на правду. Не мог же Бахтияр настолько доверять такому ублюдку. А теперь - вопрос на сообразительность. Как бы его получше сформулировать? Хотя, араб достаточно напуган. Спрошу грубо, в лоб. - Где находится "чистая страна"? - Что? - "Чистая страна". Может быть, - "страна чистых". Что это такое. Халед пожевал нижнюю губу. - Наверное - Пакистан, - сказал он. - Посадите его в отдельную камеру, - попросил я Моше, - и не обижайте. Пока. Тут я обратил внимание, что Моше как-то странно себя ведет. Смотрит не на меня, а в сторону, говорит так, словно не он - мой опекун, а я - его главный начальник... Одним словом - нет обычного мушкетерского задора. - Сейчас пойду перекушу, - сказал я, - потом поговорю с остальными. - Не спеши, - Моше вообще повернулся ко мне спиной, изучая в окне что-то очень интересное. - У тебя не будет никакого
разговора после еды. - Почему это? - Маленький человек умер. В него попало шесть пуль со снотворным. Он не проснулся. - А вы его будили? - Еще как! Слабый оказался. - Та-ак. А жирный, волосатый? Фарук Джаббар? С ним что? - Заболел. - Тяжело? - Очень. Сегодня и завтра говорить не сможет, а потом, если не умрет, тоже вряд ли. Так врачи сказали. Может быть, через неделю. - Чем это он так тяжело забо лел? - Мне стала ясна причина странного поведения Моше, но причина болезни? Аллергия на снотворное? Мне кажется, из-за обычной болезни Моше бы так не сму щался. - Хочу видеть больного, - сказал я. - Нельзя. - Почему? - Ты только не сердись. Эта его болезнь... Его очень сильно побил охранник. Вот так фокусы! - Как это получилось? - Чиновник спросил его имя, а он кинулся на чиновника и стал его душить. Душит и кричит: "Аллах велик! Смерть евреям!" В кабинете был охранник-хиджазец. У них же все деды и прадеды занимались тем, что скакали по пустыне и били арабов. Для него услышать от араба: "Смерть евреям", это... это... Ну, попробуй понять... Охранник же не знал, что твой герой может рассказать важное... - Чем
он его бил? - мне надоели идиотские оправдания. - Чем мог. Руками, ногами... Может быть, - стулом. Ты же знаешь хиджазцев? Теперь я знал. Совсем недурственно было бы выпустить какой-нибудь батальон хиджазцев в Хевроне нашего варианта. Кому-то жутко повезло, что не хиджазцы, а хазары охраняли мою персону в Хевроне. Говорить больше было не с кем. Я попросил разрешения пройти в камеру с Халедом и потребовал у араба составить список всех своих контактов в Израиле, Ливане, Боснии и России. Выйдя из Хевронского отделения я задумался. Захотелось куда-то закопаться и никого не видеть. Только ли плохое настроение от неудачной операции тому виной? Я крайне нуждался в одиночестве, чтобы придумать что-нибудь стоящее. Другая странность - одиночество моего коттеджика почему-то уже не устраивало. Я побывал в Доме, активно проэксплуатировал его и... пропал. Как излечившийся наркоман, не выдержавший искушения и вернувшийся к наркотику, не может без него, так и я больше не мог жить без Дома. Только в его стенах я чувствовал себя по-настоящему комфортно. Только там, если мне не изменяет память, меня посещали иногда
умные мысли. Я "заказал" за окном вид на Нью-Йорк, не понадобилось даже никаких открыток: знаменитый Эмпайр Стейтс Билдинг сидел в памяти лучше, чем Медный Всадник. Почему именно Нью-Йорк? Да просто рок-музыку хорошую захотелось услышать. Нормальные люди для этой цели используют магнито фоны, проигрыватели, а мне вот приспичило под радио побалдеть. Довольно любо пытное применение Дома. Подходящая музыкальная станция в конце концов нашлась, и теперь я размышлял под очень приличный рок. Только бы это помогло до чего-нибудь додуматься! У меня было достаточно поводов для недовольства. Например, можно рвать и метать из-за неудачной операции с агентством "Фантазия". Какой след упу щен! Какой шанс выскочить прямиком на Бахтияра и загадочную супер-бомбу! Досадно. Но ладно. Дело в другом. Главная причина недовольства - явное отупение. Мое. Как я использовал Дом в последнее время? Сходить куда-то - раз. Денег соорудить миллион-другой - два. И по части выпивки - три. Нет, вы только подумайте! ТАКОЙ Дом для ТАКИХ целей! Даже не смешно - стыдно. Одна песня сменила другую, диктор понес какую-то чепуху из
рок-новостей. А я маленько остыл. Конечно же, я был частично неправ. Ведь если задуматься, чем занимаются несколько сотен (или тысяч) избранных обитателей Дома? Ходят, куда хотят, получают "на халяву" все, что им надо. Короче - живут в свое удовольствие. Если здесь уместно подобрать какие-то сравнения, то это: стрелять из пушки по воробьям, забивать гвозди мик роскопом..
        Все занятия исключительно плодотворные по части неэффективности. Грех, грех, грех - миллион раз грех так использовать Божий дар. А как надо? Я вспомнил, что начинал свое знакомство с Домом совсем неплохо. Даже потряс отца, который, надо думать, прожил немало, а повидал еще больше. Мой первый сюрприз - изменение собственного тела (рост, мускулатура). Второй - вызов Ветра, фантасти ческого пса, который спас мне жизнь и помог в некоторых мелких делах. А в-третьих - я, каким-то образом, нарушил законы Дома: ходил в иные варианты истории, хоть это мне и не положено, и даже - выбрался из фантастического мира скелетов. То есть - работал не как третьэтажник, а на уровне семиэтажника или даже - обита теля мансард. Юмор... Я вспомнил о Юморе и поежился. Ведь я даже его ухитрился привлечь к делу! Тоже записать на свой счет? Все. Стоп. Хватит. Нечего хва литься, наоборот, надо осознать, что хвалиться нечем. Я должен тщательно обду мать, какие "новинки" я могу получить от Дома, чтобы успешно выступать в своей борьбе с исламским монстром. Очередная песня оказалась такой забойной, что я чуть ли не начал под нее
танцевать. Итак: какие есть предложения? Повторение трюка номер один с изменением внешности. Беру фото парня, который нужен Бахтияру и его команде. Смотрю на фотографию. Потом в зеркало. Представляю, что вижу себя, похожего на фото. Растягиваю время, как в прошлый раз... Стоп. Не хочу. Толку, что под чужой маской я попаду в странный мир, не так уж много. В одиночку не навоюешь, а как бегать за помощью в параллельный Израиль? Каждый раз доказы вая, что я - это я? К тому же - противно. Надеть чудое лицо, чужое тело - в мил лион раз противней, чем самую грязную чужую одежду. Зазвонил телефон. Я подп рыгнул от неожиданности и выключил музыку. Первый звонок после такого отсутствия! И куда? В Нью-Йорк. Ну... Дому-то наплевать куда. А кто звонит? Братишка Борис, больше некому. А если Седой объявился? Голос в телефонной трубке оказался женс ким. Незнакомка меня узнала, поздоровалась. Я ее - нет. - Это Света, - представи лась моя рижская знакомая. - Несколько минут тому назад позвонил Кирилл. Я ему передала твою просьбу. Он сказал, что вырвется через день-два, просил передать, чтобы ты был готов к встрече. - А
где он находится? - мне не терпелось увидеть Седого немедленно. День-два казались немыслимо долгим сроком. (Это после четырех лет разлуки!) - Не знаю. Слышимость был отличная, значит - из-за границы звонил. Интересная логика... Знала бы Светик, с какой далекой "заграницей" разговаривает сейчас! Возбуждение от рок-музыки смешалось с возбуждением от скорой встречи с Седым. Мне стало тесно в каменной клетке. Да и девочка на том конце линии заслу живала внимания. - Света, как насчет еще одной экскурсии по Старой Риге? - Когда? - Конечно, сегодня. - Сейчас три часа дня. У тебя есть личный самолет? - Лучше. Отодвинь подальше от уха телефонную трубку. Начинаю вылезать. Похоже, Света хихикнула. Очень приятно. Раньше мне не удавалось ее рассмешить. Но надо же при думать какое-то объяснение моему скоростному передвижению. - Я сейчас нахожусь в машине недалеко от Риги. С санкт-петербургского телефона, что ты звонила, про изошло автоматическое переключение на мой радиотелефон в машине. Не самолет, конечно, но тоже помогает. Минут через сорок буду у тебя. Пока. Включив радио погромче, я отправился в душ.
        По неизвестной причине вечер получился крайне неудачный. Вначале все шло хорошо, потом еще лучше... Света раскрепостилась, смеялась моим шуткам... Увы. Уже незадолго до ухода из кафе ее настроение резко ухудшилось. Вроде бы я не ляпнул ничего из своих традиционных глупостей, но девушка внезапно помрачнела, стала отвечать на мои вопросы односложно и даже невпопад. А я-то дурак, соби рался сегодня ее или в Риге навестить, или пригласить к себе, в Дом. Такую, пожа луй, и пригласишь, и навестишь. Пару раз чуть было не нарвавшись на грубость, я, с грехом пополам, отвез Свету домой на такси. Попрощался и оставшись один на улице, принялся оглядываться в поисках подходящего незапертого подъезда, необхо димого мне для возвращения. Боковым зрением я успел заметить, что из-за кустов у ближайшей скамейки появилась какая-то тень. Я попытался одновременно сделать три дела: повернуться лицом к "тени", вытащить пистолет и отпрыгнуть в сторону. Конечно, дилетанту не справиться с несколькими профессионалами. Хоть я и сделал все, что хотел, но толку от этого не было никакого. "Тень" действовала не в оди ночестве.
Двое набросились на меня сзади (откуда? там же никого не было?), один захватил и больно вывернул руку с пистолетом, другой ударил по ногам. Через какую-то долю секунды я уже стоял коленями на мокром асфальте с руками выкручен ными за спину. Нападавшие так и остались для меня "тенями": уже через мгновенье после приземления мне нахлобучили на голову матерчатый мешок. Ни черты лица, ни одежду не удалось разглядеть. В довершение, почти одновременно с одеванием мешка на голову и наручников на руки я получил сильный удар в солнечное сплетение. Рядом тихо-тихо заурчал автомобильный мотор. Меня немного протащили ногами по земле и затолкали в машину. Самое странное: несмотря на боль и внезапность напа дения, я не испугался. Если не убили сразу - значит, нужен живым. А если я недавно ухитрился убежать, будучи прикован к стене за руки и за ноги, то убегу от кого угодно и из чего угодно. Время было позднее. Машина ехала очень долго. Поначалу я ломал голову, кто организовал похищение. Потом задумался, нет ли какой-то связи между испортившимся настроением Светы и моим пленением. Может быть, она кому-то меня
продала, а потом стала терзаться угрызениями совести? Езда все не прекращалась, похитители молчали. Я мечтал уснуть, но так далеко крепость моей психики не простиралась.
        13.Умение пускать пыль в глаза.
        - Здравствуй, дорогой, - сказал частный детектив Семенов, когда мне сняли с головы мешок. - Здравия желаю, гражданин начальник, - вежливо ответил я. - Мне бы руки освободили, я бы вам еще спасибо сказал. Да и пожалел бы потом. - Мне твоя жалость на... не нужна. Ты себя пожалей. Я немедленно пожалел себя, но еще сильнее - снятый с моей головы мешок. Пока от моего взгляда прятались, я имел все шансы выбраться из этой заварухи живым. Но если мои похитители не боятся раскрыть себя... Плохой признак. Они уверены, что я их никому не выдам. А кто лучше всех хранит тайны? Правильно, покойник. Как бы мне вовремя успеть приме нить мое искусство побега? - У вас есть какие-то претензии ко мне? - спросил я. - По-моему, мы не ссорились. Вы сделали свою работу, я вам заплатил. Много запла тил. В чем дело? - Какой шустрый! - демонстративно обратился Семенов к одному из моих конвоиров, - даже не понять, кто здесь кого спрашивает. Коля, задвинь его на место. Конвоир почти без замаха нанес мне сильнейший удар в живот. Второй, третий... Было больно и обидно, я почти утратил способность дышать. Наручники на скованных
за спиной руках немилосердно врезались в кожу. Второй конвоир толкнул меня по направлению к стулу. Я уселся. "На этот раз просто бегством все не закончится, - подумалось мне. - Прощай "Аякс", больше такой фирмы уже не будет. А Семенов - первый кандидат в покойники." Мысли были весьма неожиданными для моего положения. Они могли свидетельствовать или об огромных запасах оптимизма, или об идиотизме. А еще скорее - о том и о другом одновременно. - Ну, как? - Семенов по-отечески улыбнулся. - Вернулся на грешную землю? Дошло, кто здесь хозяин? А то выступает - словно за ним вот-вот американская морская пехота прип лывет. Еще выступишь... Так, значит, говоришь, что рассчитался со мной? Я кивнул. - Рассчитался... Но вот чем? Проверил я твои доллары. Настоящие доллары, хоро шие, любой банк в мире их с радостью возьмет. Но что-то меня насторожило. Уж больно ты запросто их отдал. Ненатурально. Вроде и на слабоумного почти не похож. Связался я кое с кем из специалистов. Тоже говорят: "Деньги настоящие". Но, есть одна загвоздка. Купюры из твоего чемоданчика все принадлежат к сериям, которые никогда раньше не
встречались. У нас нет своих людей там, где печатают доллары, но, скорее всего, твои доллары сделаны не в Америке. - Чушь какая-то, - влез я, хотя сам прекрасно знал, насколько прав Семенов. - Все согласились, что доллары настоящие? Да. Те серии, не те серии... Что я, псих, что ли, печатать деньги, не похожие на настоящие? Это проблема не моя, а американского министер ства финансов. Или ихнего главного банка. Они что, наняли вас разбираться? - Никто меня не нанимал. Я работаю сам на себя. Сам заказываю, сам расследую. Очень удобно. Не буду же я сам с себя три шкуры драть за работу? А с долларами..
        Ты знаешь, если бы дело только в них было, то я бы даже мог тебе поверить. Но дело ведь и в тебе самом. Вот, например, твой паспорт. Евгений Волк - это ты? - Да. - А жаль. Нет такого. Есть несколько Евгением Волков, но никто из них на тебя не похож. Не то, одним словом. Откуда, ты сказал, у тебя доллары? Из Аме рики, где ты четыре года был. Так вот, тоже мы не нашли ни одного Волка, который бы туда-сюда в Америку летал. Ну-ка, скажи, какого числа ты прилетел, в какой город? - Эх, еще называется детективное агентство, - я разыграл возмущение. - Все проще и сложнее. Число не помню, а прилетел я в Париж, из Парижа вылетел в Варшаву, а из Варшавы поездом - до Питера. До такого вам додуматься слабо? - Тебе что, еще вмазать или сам заткнешься? - полюбопытствовал Семенов. - Поехали ко мне домой, - сказал я как можно миролюбивее, - там у меня заграничный паспорт лежит со всеми делами, с визами. Посмотрите, убедитесь. Если бы Семенов согла сился! Увы. Он отмахнулся от моего предложения, как от назойливой мухи. - В гробу я видел твой паспорт, - сказал он, - с визами вместе. Тот, кто был когда-то с Кирюхой
Седовым знаком, тот любую визу нарисует. Понимаешь, если бы я по тебе следствие для суда вел, то копал бы шире и все проверял и выяснял: кто ты, откуда и зачем? Но тут я сам - судья. И мне особых доказательств не надо. Меня твои странные доллары интересуют. Об этом я и без объяснений догадался. Но, ока зывается, Семенов имел в виду что-то другое. - Похожие купюры нам уже попадались, - сказал он. - Приблизительно четыре года назад люди услышали на пустыре рядом со стройками в Колпино какие-то вопли. Пенсионер один слышал, сообразительный мужик, героя из себя не разыгрывал, милицию вызвал. Так вот, милиция нашла там чемоданчик, в котором полмиллиона рублей и полмиллиона таких странных настоящих долларов. Разумеется, я знал, откуда что взялось. Старина Юмор не обратил вни мание на такую мелкую сумму. Интересно, как он покончил с оставшимися в живых бандитами? Думаю, Семенов разделял мой интерес. - Кроме чемоданчика там нашли...- сыщик глянул на лежащий перед ним листок бумаги, - пятна человеческой крови, как минимум трех разных групп, гильзы стреляные от пистолетов ТТ и "Макаров", автомат "Узи" с полной
неизрасходованной обоймой и ..
        э-э-э... задний мост автомобиля ЗИЛ-130, вырванный прямо "с мясом": так никто и не понял, как это можно исхитриться. Теперь смотри. Плюнем на визы. Четыре года назад появляются при странных обстоятельствах странные доллары. Еще через несколько месяцев, ну, почти через год появляется Седов. Очень странный тип, совсем без прошлого, как из пробирки, но с деньгами и с выучкой. Я бы эти два события никак не связал, я бы о них просто не знал. Но тут появляешься ты. Расплачиваешься такими же день гами, говоришь, что тебя не было четыре года и ищещь Седова. А по документам тебя вроде как и нет. Почти как Кирюхи. Круг замыкается. Если не круг - то квадрат. В углах: во-первых, странные доллары, во-вторых, Седов, в-третих, ты, в-четвертых, срок в четыре года. А теперь рассказывай. Кто вы такие, откуда и зачем? Семенов, конечно, был профессионалом. Моментально увязал факты, которые, на первый взг ляд, абсолютно не были связаны друг с другом. Что хуже всего - такому не напле тешь с три короба, не навешаешь на уши лапши. - Может быть, вы развяжете мне руки? - я не просто выгрывал время, наручники терзали меня
немилосердно. - Открой ему, - Семенов махнул рукой, - надеюсь, ты отблагодаришь меня интересным рассказом. - Слушайте, гражданин начальник, - сказал я, - потирая запястья и пытаясь вернуть на место плечевые и локтевые суставы, - рассказать-то я вам кое-что могу. Но почему вы так наплевательски относитесь к собственной жизни? Нет-нет, не заводитесь. Вот жили вы себе неплохо, не знали обо мне ничего. А теперь вдруг приперло узнать. Ведь бывает так: люди узнают что-то, что им знать не положено. Ну, их... того... сами понимаете. Убирают. - Слышь, Коля, - на лице Семенова появилась недобрая ухмылка, - он, кажется, опять пугать начинает. Я струхнул, что сейчас Коле опять прикажут меня бить, и пошел напролом. - А Коли это тоже очень касается. И второго вашего, не знаю, как звать. Они ведь тоже свидетели, тоже с ушами. Им-то за что помирать? За зарплату? Вы же про Седова достаточно знаете. Вы хоть представляете, что будет, если на вашу банду спустят несколько таких, как он? Сами же упоминали задний мост от ЗИЛа, что непонятно, как его оторвали. Очень много в этой жизни непонятных вещей. Не дай вам Бог... -
Цыц! Заткнись, щенок. Седовым нас пугаешь, хотя сам его искал с нашей помощью. Да ты хоть знаешь, сколько Коля таких седовых в Афгане голыми руками подушил? А что Алик может делать? Он в спецназе на китайской границе четыре года кувыр кался. Плевали мы на твои угрозы! По тебе видно, что ты - никто, пустое место, даром, что накачанный, по блату тебя кто-то на денежное дело поставил. Из-за папаши или из-за мамаши. Хорош пиликать, давай, колись! Ей Богу, Семенова можно было смело принимать на работу. Все он видел насквозь, даже меня. Ведь именно из-за рождения от папы - обитателя Дома я оказался на "денежном месте". Без Дома я - никто, ноль. - Все, сдаюсь, - я картинно поднял руки, - разрешите только последнюю сказку. В отличие от моих страшилок ее вы сможете сейчас проверить по телефону. - Интересно, - Семенов повертел карандаш, пытаясь сделать какой-то простой трюк, - трави. - Вчера или позавчера - с днями я путаюсь из-за вашего мешка и частых перелетов - тут была заварушка в большом доме на Бухарестской улице. Угол с улицей Бела Куна. В квартире жил некто Салаев Дмитрий. Там взор вали дверь, напустили
газу, захватили людей и скрылись. - Ну, и что? У нас каждый день так делают в пяти-десяти местах. Каждый считает себя великим гангстером, оружие всякое дешевле выпивки. Любого продавца из кооператива берут с таким шумом, словно он - Рокфеллер. Что ты хотел доказать своей травлей? Ведь, небось, еще по радио обо всем услышал, даже номер дома не помнишь. - Не помню. Но этой атакой я руководил. Свяжитесь с милицией, узнайте подробности. Рэкетиры с таким размахом не работают. А меня одна старушка из соседней квартиры видела. Я ей жизнь спас, затолкал назад. Если надо, думаю - узнает. Еще проверьте: в Москве двое учились, Халед Шараф из Израиля и Фарук Джаббар из Ливана. Вот их-то мы и взяли на Бухарестской. Семенов позвонил по телефону, позвал какого-то Петровича, упомянул в разговоре недавние события на Бухарестской. Долго слушал. - Кто это там по балконам прыгал? - спросил он, положив трубку. - Ага! - я изобразил радость. - Кажется, дошло! Муджахед один, старый Колин приятель. Не знаем, кто он, узбек или татарин. Учился в Иране. Может абсолютно все. Именно против него я искал Кирюху Седова. Если ваши
спецназовцы захотят рискнуть, то мы можем догово риться. За этого зверя я берусь выбить из своего начальства, ну... тысяч сто пятьдесят. - Интересно-интересно. Какое начальство готово платить такие деньги за дикого чурку? Даже если он хороший акробат? И слушай, почему ты мне рассказы ваешь все про свой налет? А если я тебя в милицию сдам как подарок? Или в органы? Там же из тебя всю душу вынут, не будут, как я, церемониться. - Тебе органы "спасибо" скажут, а я ведь и заплатить могу. - Наше русское "спасибо" может подо роже стоить, чем твои фальшивые заморские деньги, - в голосе Семенова не чувство валось особенной уверенности. - Свои ведь ребята, если надо - они потом мне помо гут... Я уже размечтался, как Семенов сдает меня в Большой Дом на Литейном. Здание там высокое, как минимум пару лестничных пролетов придется пройти. Или на лифте прокатиться. Тут я им и покажу кузькину мать! - Полторы сотни тысяч. Нико лаич, - неожиданно вмешался Коля, - и всего-то навсего за чурку дрессированного. Давай подпишемся. - Разговорчики в строю! - Семеновв резко осадил бывшего "афганца". - Кто здесь решает? Что, мы
его из Риги в Питер тащили в лучшем виде, чтобы наняться на работу? - А почему нет? - я почувствовал слабинку в стане про тивника. - Будем считать, что вас наняли схватить меня, а я вас перекупил. Вы же работаете за деньги, а не за красивые идеи. Кстати, здесь ведь даже идея есть симпатичная. Из-за чего мы чурку этого ловим? Он вместе со своими арабами на атомную бомбу вышел, мать его... - А-а-а! - Семенов откинулся на стуле и вновь безуспешно попытался сделать трюк с карандашом. - Кажется, я что-то понимаю. Слышал я, что у нас контору одну собрали для подобных дел. А деньги на работу чуть ли не американцы дают. Люди из ГРУ... - Все! Хватит! - я жутко обрадовался. Умница-Семенов сам за меня все придумал. Чем черт не шутит? А что если его подк лючить к поискам? - Вы здесь прекрасно все понимаете. Учтите, я ведь вам ничего не сказал! Правда? Ни слова! - Тоже мне, тайны мадридского двора, - хмыкнул Семенов, - чего огород городить? Какой это, к черту, секрет, если о нем почти во всех газетах писали? - Написать можно все, - я не сдавался, - но ведь в газетах не названо ни одного конкретного человека...
Ничего! Все. Молчу-молчу-молчу. Давайте, мужики, как, договорились? Вообще, на кой черт вы меня в Риге захва тили? - Это наше дело, - отрезал Семенов. - Я перед тобой отчитываться не собира юсь. В любом случае - не зря. Считай - получили выгодный заказ. Давай, колись, втемную работать не будем. - Нечего колоться мне! И так вы уже все поняли. А за конкретные имена и детали можно в ящик сыграть. И мне, и вам всем. Болтливость - это такой порок, что меня даже мой папаша спасти не сможет. - Я решил стойко держаться версии "сынка", по протекции устроенного на денежное место. - И вы лучше о своих догадках забудьте. У нас конкретное дело. Рискнете остаться со мной один на один? Легкий жест ладонью и семеновские спецы оставили комнату. Я получил еще несколько секунд на обдумывание. Как бы напустить туману, да поубе дительней? И желательно, еще раз в деликатной форме пугануть зарвавшегося сыщика - Не знаю, пишете вы наш разговор или нет, - сказал я шепотом, - но хорошо бы включить радио... Семенов хмыкнул, процедил сквозь зубы: " Меньше видео смотреть надо," но послушался и включил стоящий на столе японский
магнитофон. - Я жить хочу, гражданин начальник. А тут за болтовню по нашему следу таких косильщиков пустить могут - о-го-го! Вы вот сказали, что никого не боитесь. Рад за вас. А я побаиваюсь. И только намекну вам кое на что. Насчет правильных-неправильных дол ларов. Вы ведь газеты читаете, знаете какой в Штатах шум поднимают если находят какое-нибудь неправильное финансирование? А если источник не совсем обычный... Фу, черт, разболтался, я что-то сегодня... Давайте уж о делах лучше. Тогда и музыку можно выключить. Надоела проклятая. Мы долго и нудно обсуждали условия сделки. Семенову нужны были гарантии, что я действительно заплачу, не исчезну сразу же после расставания. Я объяснил, что о моей реальной заинтересованности говорит атака на Бухарестской улице. И за поиски Седова я исправно заплатил. В конце концов, мне пришлось дать Семенову свой адрес и телефон. На мою голову еще раз был надет мешок. Оказалось, что мы сидели в каком-то из городков Петербург ской области, где "Аякс" располагал учебным полигоном и где, при желании, зап росто можно было закопать мой труп. Коля с Аликом проводили меня до
самой квар тиры. Я переборол сильное желание вывести моих конвоиров в вариант какой-нибудь Гремучей Змеи и забыть их там навсегда. Месть - дело хорошее. Но если Семенов действительно выполнит работу и схватит Бахтияра, то мое пленение и избиение можно будет просто внести в счет, приплюсовав к ста пятидесяти тысячам долларов. Я попросил конвоиров подождать, вынес им по бутылочке пивка, а сам удалился в соседнюю комнату. Там, с помощью Дома, изготовил несколько приличных фотографий Бахтияра. Продублировал вырезку из газет с рекламой "Фантазии". Вручил этот скудный материал Коле с Аликом, дал десять тысяч долларов задаток, как было договорено с Семеновым. Распрощавшись с гостями, я плюхнулся на диван и с облег чением вздохнул. Надо же! Как плохо все начиналось и как неожиданно неплохо закончилось. Семенов со своей следовательской интуицией учуял что-то подозри тельное в моем деле и решил силой вырвать из меня как можно больше непонятных денег. А заодно, возможно, и перед старыми друзьями в органах выслужиться. Я же, несмотря на всю мою непроходимую глупость, сумел задурить умнику-Семенову голову стоящей
за моей спиной сверхмощной организацией и нанять его к себе на службу. Вынудил старого лиса со мной сотрудничать. Только бы их Бахтияр не перекупил! Я даже не успел как следует утолить голод. Зазвонил телефон. - Привет! Что за безобразие? С утра я тебя вызваниваю и не могу поймать. Зачем же я тебя предуп реждал? В телефонной трубке гремел уверенный голос Седого.
        14. Вечный воин
        - Я, конечно, понимаю, - сказал Седой, - что твои дела самые главные, но сейчас я даже не хочу о них слышать. Сейчас мне позарез нужна твоя помощь. Я как услыхал, что ты прибыл, так подумал, что это сам Бог тебя послал. - Хорошо, помогу, - я сдался, понимая, что ради дружбы с таким ценным кадром, как Седой, придется пойти на некоторые жертвы. - Но есть вопрос, который я хочу задать тебе раньше, чем начну помогать . Что ты знаешь о моем отце? - Отец... отец... Ничего я о нем не знаю. - Ничего не знаю Я, - меня начала раздражать высокомерная манера Седого разговаривать. - Я отсутствовал четыре года и не могу знать, что за это время произошло с отцом. Ты ведь как-то общался с ним! Да или нет? - Общался. Сначала он поручил мне отыскать тебя. Я не нашел даже малейшей зацепки. Потом твой отец без предупреждения исчез месяца на два, а я остался один, почти без денег. Так... потом он объявился... извинился, сказал, что не может меня вернуть в Балтию. Дал денег... Так... так... Ну, дальше я уже работал сам, без всякой помощи. Несколько раз звонил твоему отцу - никто не отвечал. Много я знаю? Видишь! Давай
лучше моими делами займемся. - Что за дела? - Ты ведь слышал про войну в Югославии? - Слышал. - Так вот. Примерно неделю назад мы взяли одно мусульманское село. И совсем случайно нашли пятнадцать картин. Старинные кар тины, целая коллекция. Там же много старых замков, дворцов. Музеи всякие. А какая война обойдется без грабежа? Крадут все подряд. Я картины припрятал, съездил в Германию. Там нашел покупателя. Хороший клиент, не посредник. Заплатит много. Поехал в Боснию. И по радио слышу новости: мусульмане атакуют в моих местах. Кинулся, перепрятал картины глубже в тыл, в другой деревне. В Ригу позвонил, просто так. А мне про тебя рассказывают. Теперь мне надо, чтобы ты помог выта щить эти картины из Боснии. Понимаешь, везти их на машине - сложно. Можно, но рискованно. - Послушай, но это же как-то... нехорошо. Противозаконно. Получа ется, что мы украдем эти картины. - Ты что, из детского сада сюда пришел? О каком законе можно говорить на войне, особенно, если война - гражданская. На такой войне все грабят всех. Обрати внимание, картины уже были украдены. Если бы не я их захватил, то кто-нибудь другой.
Ты имеешь против меня что-нибудь? Почему я должен уступать такую выгодную добычу другим? Там все воруют и все торгуют. Офи церы из войск ООН вообще все завели себе счета в Швейцарии и гонят туда деньги реками. И еще счастье, что картины не попали к каким-нибудь мусульманским фана тикам. Они вообще могли их уничтожить. У меня не было ни малейшего желания спо рить с Седым. Действительно, безупречная аргументация. Не придерешься. Так что это получается? Я попрусь в Боснию? Господи, чем я занимаюсь! Чем я занимаюсь, Боже мой! Таскаю картины из Боснии, мусульман из альтернативной Персии. Солдат из альтернативного Израиля - в центр Питера, арабов из Питера - в альтернативный Израиль. Театр абсурда, а не жизнь.
        Воспользовавшись одной из любительских фотографий Седого, мы вышли в типичное дачное местечко. Седой попросил меня приготовить для нас обоих пят нистую униформу, пуленепробиваемые жилеты и какое-нибудь оружие. Рядом со своим спутником, которого в деревне знала каждая встречная собака, и я выглядел бравым солдатом удачи. В маленьком домике на окраине нас встретил покрытый щетиной детина с крупной фиолетовой татуировкой VOVA на фалангах пальцев правой руки. Помещение было довольно чистое, без ожидаемого разбойничьего беспорядка. Единст венное, что отравляло атмосферу (в буквальном смысле этих слов), запах нестираных носок. Хотя, чего еще можно было ожидать от давно небритого Вовы? - Откуда ты взялся? - удивился детина. - Турку сказали, что ты сегодня утром куда-то летишь из Берлина. - Турок все перевирает, - Седой внимательно осмотрел помещение. - Никто не заходил. - Нет. - Сам ты не выходил? - Нет. - Отлично. Пошли, - позвав меня за собой, Седой нырнул в узенький коридорчик. - Эй, шеф, кто это? - завол новался небритый. - Мой двоюродный брат, - сказал Седой. - Видно же, что похож. Доверяй ему, как
мне. Картины хранились в маленькой комнатке (на язык так и про силось слово "горница") с вообще микроскопическим окошком. В полумраке Седой повозился с брезентовыми свертками, удовлетворенно хмыкнул. - Пошли, - сказал он. - Тут недалеко здание Совета двухэтажное. Сначала к тебе в Питер, картинки посмотришь, если захочешь. Потом я позвоню а Ахен... - Куда-куда? - Ахен. Городок в Германии. Очень приятный, чем-то мне и Питер, и Ригу одновременно напоминает. И нашу Бирку. - Архитектурой, наверное. - Да. Там что удобно? Городок стоит почти на границе. С одной стороны Голландия, с другой - Бельгия. Никаких пограничников, не то что у вас тут. - Сам-то Ахен в какой стране? - Я же говорил, в Германии. Трудно объяснить причину моей брезгливости, но, кроме как во время переноски, я не прикоснулся к картинам и не посмотрел их, несмотря на предложение Седого. Мне была противна моя роль, я старался не вникать в происхо дящее, во всю эту торговлю с переговорами. Мы вышли по фотографии, запасенной предусмотрительным Седым, проехали несколько остановок на автобусе, сели в при паркованную на стоянке машину. В довольно
среднем (на мой неискушенный взгляд) отеле нас уже ждал мужчина с очень интеллигентной внешностью. Вьющиеся волосы, высокий лоб с залысинами, холеные борода с усами, очки в тонкой оправе... Потом я вспомнил, что он, вроде бы, не перекупщик, а будущий хозяин картин. Учитывая их возможную цену, - миллионер. Седой меня не представил, мое участие в сделке не требовалось. Я отошел к окну, хотя и мог наблюдать искоса миллионерскую возню с увеличительным стеклом вокруг разложенных на столе полотен. Благодаря своему безделью, я во всех деталях разглядел, как вылетела дверь нашего номера, и поме щение заполнили вооруженные люди (часть из них в форме). Седой даже не среагиро вал, я эгоистично предположил, что он решил не подвергать опасности мою драго ценную жизнь. К нашим головам приставили пистолеты, сковали руки за спиной. И прочитали короткую официальную речь на непонятном нам немецком языке. Я тупо наблюдал за происходящим. Фотограф делал снимки, он старался, чтобы в кадр попало как можно больше разложенных на столе и кровати картин одновременно. "Покупатель-миллионер" стоял совершенно свободно, без
наручников, и что-то объ яснял дородному мужчине в очках, указывая пальцем то на одну картину, то на дру гую. Седой стоял спокойно. Судя по его лицу, он был очень увлечен решением сложной математической задачи. Неужели он в состоянии освободиться от наручни ков? Если да, то он сейчас просчитывает свои движения, как мастер-бильярдист просчитывает комбинации с ударом шаров друг о друга. Немецкий язык жутко раздра жал. Все воспоминания о нем были связаны с фильмами про фашистов. Получается, я, по доброй воле, сам забрел прямо в лапы гестапо. Или как оно у них сейчас назы вается? Нельзя сказать, что я особенно нервничал. Лично мне смыться не составляло никакого труда, наш номер размещался на втором этаже трехэтажного отеля. Доста точно мне чуть-чуть пофантазировать на спуске, и я вместе с конвоирами окажусь, где захочу. Но Седой-то, Седой! Он же не будет никак связан со мной во время движения. Следовательно - останется под арестом. Конечно, Седой сам во всем виноват. Если бы не его желание поторговать краденым - ничего бы не было. С другой стороны, друзей (да еще таких ценных, как Седой!) не оставляют в
беде из-за мелких грехов. Каждый зарабатывает на жизнь, как умеет. Торговля трофеями для профессионального военного так же естественна, как для огородника - торговля овощами. Ведь еще слава Богу, что Седой тут не занялся подрывом самолетов и зах ватом заложников. А арест... Седой далеко не пай-мальчик. Можно поспорить, что через самое короткое время он будет на свободе, сбежав из любой тюрьмы. Но простит ли он мое позорное бегство? Двое конвоиров захватили мои руки поближе к плечам и, подталкивая сзади, повели по коридору. Седого вели передо мной анало гичным образом. Когда до лестницы оставалось метров пять, мне показалось, что я нашел решение. Если у самой лестницы рвануться, прыгнуть на Седого и покатиться общим клубком вниз, по ступенькам? Выгорит? Я где-то слышал, что у каскадеров падение по ступенькам считается одним из самых тяжелых трюков. Для неподготов ленного человека это просто чревато переломами. Можно представить, как мы на пару с Седым кувыркаемся. Я шлепаюсь ребрами на выпирающие углы ступенек, на меня приземляется мускулистый Седой, еще один-два полицейских сверху. Потом мы меня емся
местами, чьи-нибудь сто килограмм обрушиваются на мою бедную голову... И при этом я еще должен воображать перила, картину на выходе и прочий антураж! Лучше всего будет "заказать" карету "Скорой помощи" у подъезда. Если не катафалк. Был еще шанс, что в полицейском управлении нас всех загонят вместе в один лифт. Но рассчитывать на это... Извините. Понимая, что уходят последние из возможных секунд, я крикнул: - Седой! Я сейчас ухожу. Ничего не делай, вытащу тебя через несколько часов... Я выпалил все это с пулеметной скоростью и хотел сказать еще что-то, но немцы залаяли, толкнули Седого идти быстрее, а меня огрели по спине чем-то твердым. То ли дубинкой, то ли прикладом автомата. Больно! Я ступил на лестницу и, как это у меня водится, прикрыл глаза. Я шагал медленно, переставляя ноги, как ожившая статуя Командора. Полицейские толкали меня в спину и командо вали: "Шнеллер! Шнеллер". Ей Богу - кино из жизни советских партизан. Нельзя ска зать, что мне предстояло совершить легкий переход. Я ведь находился не в Доме. На первой стадии надо было попасть в Дом. Потом... Что, потом? Выскочить с двумя полицаями
в какой-нибудь вариант Ракоскорпиона? Где я потерял русских бандитов? В непонятном мире Ящерицы... Время истекало, кончалось, как воздух при глубоком нырке. Я решил проламываться по самому простому (ой ли?) пути. Во-первых, Дом. Ступеньки под ногами приобрели знакомую округлость. Немцы за спиной загалдели- залаяли. Я отключился, мысленно превращая собачьи головы питерского Дома в мед вежат его брата-близнеца из Бирки. Один из немцев ощутимо тряс меня за руку и что-то орал. Второй, кажется, отпустил. Только не это! Где мне его потом искать, идиота? До меня дошло, что именно этих двух полицаев будет удобнее всего обме нять на Седого. - Я не понимаю по-немецки! - крикнул я по-английски. И еще громче добавил. - Хватайте меня сильнее! Хватайте меня сильнее! Я падаю! Насчет "падаю" я, конечно, соврал. Но удачно, меня действительно крепко подхватили с двух сто рон, и я продолжил свой "триумфальный" спуск, осуществляя переход с первой лест ницы ах на четвертую. И вышел ... в Хевронское отделение контрразведки. (В аль тернативном Израиле, разумеется). Нельзя сказать, что я был там личностью попу лярной.
Фактически, кроме Моше меня там знали еще несколько человек. Но если представить ситуацию... Итак, на одном из этажей управления останавливаются трое неизвестных, спортивно сложенных мужчин. У одного из них за спиной скованы руки, у двоих в руках автоматы неизвестной конструкции. И вдруг "скованный" начинает орать на ломаном испанском: - Позовите Моше Толедано, он меня знает! Арестуйте этих двоих сзади меня! Осторожно, у них оружие! Осторожно, они могут меня убить! - и дальше в том же духе. Через несколько минут двое полицаев, ошалевших от неожиданно направленной против них огневой мощи, сложили оружие. Я был раскован и отправился с Моше в его кабинет. - Когда это кончится? - обрушился на меня опекун. - У тебя появилась дурацкая привычка таскать в наш мир всякую мразь из своего. Мало того, что ты перестал работать на нас, так ты стал еще и мешать нам своими действиями. - Если бы ты знал, как тяжело я на вас работаю! Если бы ты знал, как я рискую! - мне не оставалось ничего другого, как пустить пыль в глаза. Только что меня арестовали в Германии, Ашкеназе, по-вашему... - Да, это опасно, - кивнул Моше,
- там все время воюют, и в любом княжестве могут принять тебя за шпиона из другого княжества. Я решил не разубеждать опекуна. Примерно через час я с двумя телохранителями, переводчиком Вольфом и пленными полицейс кими совершил переход в Дом, в мою квартиру. Глаза у немцев были завязаны, чтобы они не смогли даже заподозрить предназначение всех этих прогулок. Я получил от полицаев их рабочие номера телефонов, код Ахена и код Германии. Через перевод чика надиктовал им короткий текст, предупредил, чтобы ни один из них не ляпнул ничего лишнего (переводчик рядом), позвонил и передал трубку одному из немцев. Полицейский позвал начальника, доложился, сунул трубку под нос напарнику, тот пробурчал что-то подтверждающее свою принадлежность к миру живых. Далее от моего имени был предложен обмен двух полицейских на моего недавно схваченного друга. Я потребовал, чтобы по этому номеру телефона начал дежурить человек, говорящий по-английски, для непосредственных переговоров со мной. - Делайте все, как он говорит, - сказал напоследок пленный. - У них тут целая армия. Я немного обдумал ситуацию после прекращения
разговора. Конечно, немцы проследили, что звонок пришел из России. Скорее всего, проследили и Питер. Но Дом? Черт его знает... Лучше не рисковать и звонить из другого места. Из какого? С Главпочтамта? Пона чалу я решил позвонить по телефону-автомату из Нью-Йорка (сто раз в кино видел, как оттуда звонят в любую точку мира). Выскочить в Нью-Йорк пара пустяков... Потом до меня дошло, что я даже не знаю, каким образом звонят из автомата в Аме рике. Монетами, жетонами или какими-нибудь магнитными карточками? Кинофильмы, полезные для общего развития, не оставили в моей памяти конкретной информации. Тут я вспомнил, что в одной достаточно цивилизованной стране у меня есть вроде как консультант. Я об Израиле и о Борисе. Немедленно позвонил ему и стал выяс нять, можно ли из Израиля позвонить в Германию по телефону-автомату и как это делается. Борис ответил, что можно, но... У него на все случаи жизни было "но". Для таких звонков нужны специальные карточки "Телекарт", у Бориса только одна такая, а почты сейчас закрыты. Вот идиот! Забыл, с кем имеет дело. Через пять минут я уже был в Петах-Тикве, а еще через две
минуты - вновь у себя в Доме, но уже с "Телекартом" в руках. Когда я вернулся и принялся высыпать на стол груды "Телекартов", братец только развел руками. И повел меня к ближайшему телефону- автомату. Перед тем как звонить, я надолго задумался. Легко сказать: "Меняю двух ваших полицаев на моего друга". Но как это осуществить? Если учесть, что я не знаю в Ахене ни одного здания, то как обговорить с полицией удобное место, где я не рискую оказаться под прицелом снайперов? Топчась в нерешительности у теле фона, я перебирал всевозможные варианты. Если бы у меня остались открытка Седого, которой мы воспользовались, когда выходили с картинами... Увы. Фотокарточки нет, а местность я не запомнил. Не хотел, видите ли, глубоко вникать в грязный биз нес. Зато сейчас закопался - глубже некуда. Наконец до меня дошло, что я довольно неплохо помню второй этаж отеля, из которого я убежал при помощи Лестницы. Под ходящее место для встречи. Я позвонил. Сообщил, что двое полицейских чувствуют себя отлично. Самое лучшее место для их обмена - отель, где мы были арестованы. Полиция должна очистить отель от постояльцев и
персонала, а потом - позволить Седому одному без сопровождения зайти в здание. - Окружите отель, - сказал я, - хоть целую армию разместите вокруг. Но чтобы внутри - никого. Торговля шла изну рительная. "Телекарты" кончались - как спички гасли на ветру. Беседа прерывалась, немцы мне не верили... Чтобы германская полиция не связалась с израильской и нас не арестовали прямо у телефона-автомата, я ухитрился (с помощью Дома и имевшихся у Бориса картинок) сбегать в Хайфу и Беэр-Шеву. В столице Негева мы ухитрились четверть часа искать телефон. Англоязычный немец на другом конце провода не выдержал. Он спросил, не могу ли я разговаривать без перерывов. - Не могу, - ответил я. И с детским простодушием добавил: - Я делаю так, чтобы вы меня не смогли обнаружить. А телефонная компьютерная программа дает сбои. Договорившись с немцами, я вернулся в Дом. За окном "заказал" панораму, запомнившуюся мне в номере отеля. Там у меня было время наблюдать... В Ахене шел дождь. Мигали огнями полицейские машины оцепления, сновали полицаи в дождевиках, выводя под зонтиками постояльцев отеля. Наконец все успокоилось. Я
внимательно вглядывался в надвигающиеся сумерки. Не вижу никаких признаков ловушки. Может быть, их люди спрятались в отеле в момент эвакуации? Подъехал микроавтобус. Из него вывели Седого. Полицейский снял с него наручники, указал в "мою" сторону, что-то ска зал. Седой кивнул и пошел к отелю. В соседней комнате меня ждали двое пленных полицейских под опекой Рами и Йегуды. Я вручил телохранителям по "Узи", сам ограничился "Смит и Вессоном". Пленникам на головы накинули по мешку (школа час тного детектива Семенова). Переход прошел гладко. Седой со скучающим видом топ тался около нашей бывшей комнаты. Телохранители с автоматами наизготовку озира лись по сторонам, я оттолкнул немцев, схватил за руку Седого, позвал Рами с Йегу дой, и всем дружным коллективом мы выскочили в Санкт-Петербург. - Почему ты не потребовал, чтобы нам вернули картины? - хладнокровно спросил Седой. Я схватился за голову и открыл рот, чтобы сообщить свое мнение о торговле краденым. Но пере думал. В конце концов, если уж мать-природа освободила меня от необходимости добывать хлеб насущный в трудах праведных (и не очень), то надо, хотя
бы, научиться понимать других.
        15. Старые и новые союзники.
        Последовавший за спасательной операцией разговор с Моше был очень тяжел. Ничего не подозревающие хазары отчитались, что вытащили откуда-то человека со следующими приметами... Мой опекун по седым волосам сразу же разобрался "кто есть кто". И гром грянул. Не меняя фасона усов и бороды, только за счет манеры говорить, Д'Артаньян уступил место кардиналу Ришелье. - Я долго терпел, - Моше чеканил слова как монету. - Я принимал на себя все укоры со стороны начальства, я доставал, как из под земли, лучших специалистов. Я надеялся, что эта дурацкая история когда-нибудь кончится, и ты займешься полезным делом. Мы работаем в лучшей разведке мира (плагиат, это я научил их так говорить!), и наша работа слишком важна, чтобы отвлекаться на случайно подвернувшихся фокусников вроде тебя. Скажи, ты можешь мне гарантировать через... э-э-э... неделю свою бомбу? Интересно. Бомба уже стала моей. - Нет, - честно ответил я. - Тогда считай, что ты у нас больше не работаешь. Жить тебе, как я понимаю, есть где, так что в квартире твоей кого-то поселят. Там есть твои личные вещи? Я задумался, но вспомнить ничего не смог. -
Итак, - продолжал Моше, - с жильем разобрались... За помощью больше не обращайся, у тебя теперь Кнут есть. И скажи спасибо, что работал с нами. В Балтии или у рязанцев тебя бы живьем не отпустили. Недалеко от кабинета меня с видом нашкодивших школьников ждали Йегуда и Рами. Они каким-то образом догадались о моих неприятностях и теперь наперебой извинялись за свою болтливость. Говорили, что они нечаянно, что их надо было предупредить, и тогда они ни словом не обмолвились бы про седые волосы. - Успокойтесь, ребята, не про паду, - убеждал я своих бывших телохранителей. Потом меня осенило, и я предложил Рами и Йегуде уволиться с работы и отправиться в мой мир, чтобы работать у меня. К сожалению, оба отказались. При этом оба с грустью вспомнили увиденные фильмы, повздыхали: "Эх, если бы не семьи", - и распрощались. В очередной раз я остался один. Вру. Где-то в недрах Дома меня поджидал Седой, который даже один стоил целой армии. - Где тут у вас еда? - таким вопросом встретил меня доблестный рыцарь плаща и кинжала. - Немецкая полиция деньги экономит, кроме стакана воды ничего во рту не было. - А не били? -
спросил я по дороге на кухню. - Не успели. Даже допросить толком не успели. Ну, главное они получили, картины. Почему ты картины не вытащил? Вот те раз! Сказка про белого бычка какая-то. Я покрыл стол горами хлеба и ветчины, налил себе и Седому кофе. Прихлебывая ароматный горячий напиток и наблюдая за почти раблезианской атмосферой насыщения Седого, я при нялся рассказывать. Седой слушал и ел, почти как кот Васька из Крыловской басни. - Пострадал из-за меня, значит, - подвел он итог всей эпопее. - Не волнуйся, если надо, я тебе организую любую армию, наши мужики из Югославии за несколько марок кому угодно глотку перережут. Только не надо им говорить, что ты в инте ресах Израиля работаешь. - Почему? - Сам не понимаю, в чем дело, но в вашем мире какое-то странное отношение к евреям... - Антисемитизм называется, - сказал я. - У вас этого нет, мне уже доложили. - Да-да. Все верно. Невозможно работать, какое-то массовое помешательство. Примерно раз в неделю попадаются нам в Боснии убитые арабы или персы, а мужики все говорят, что против них сионисты воюют. Я даже перестал обращать внимание на эту глупость.
А то ведь скажут, что агент сионистов. - Вообще-то, я на Израиль не работаю, - заметил я. - Меня уволили. - А на кого ты работаешь? - Наверное, сам на себя. - Мне было наплевать на фор мальности. Какая-то сволочь подрядилась таскать в наш мир всякую дрянь, используя Дом. Прекратить это стало для меня делом чести, навязчивой идеей. - Не жалей картины, Седой, - сказал я. - Заплачу тебе хорошо. Считай, что ты у меня теперь работаешь. Если я не исчезну внезапно, как мой отец, то все будет нормально. Скажи, ты хочешь вернуться к себе в Новгородчину? Седой задумался, но ненадолго. - Я сам себя уже спрашивал об этом, - сказал он. - Когда ты рассказывал про наших, как они тебя поймали. И ждал все время твоего вопроса. Но ты меня тогда не спросил, только сейчас. Понимаешь, разведка - дело очень тонкое. Человек, который отсутствовал четыре года неизвестно где, занимался неизвестно чем, да так, что ничего не проверить, - потерянный человек. Я не могу представить, что со мной там будет. Надиктую подробнейший отчет о своей деятельности, о вашем мире. Потом ко мне прицепятся: почему я не захватил тебя? Проще всего,
думаю, остаться тут у вас. Никаких старых долгов, никаких комплексов. Семьи у меня не было... Мир ваш выглядит довольно просто, я уже в нем ориентируюсь. Жизнь ком фортабельней... Седой почти убедил меня, что я живу в лучшем из миров. Закончить это благородное дело ему помешал зазвонивший телефон. Кто бы это мог быть на ночь глядя? Звонил Семенов. - Вечер добрый, Сережа, - сказал мой недавний мучи тель. - Как дела? - Более-менее, - услышать от сверхделового Семенова пару слов "просто так" - настоящий подарок. - Нашел ты друга своего, Кирилла? Я задумался, соврать или нет, потом решил не усложнять. - Нашел, рядом тут сидит у меня. - Отлично! Отлично... Слушай, тут для тебя есть две новости. Хорошая и плохая. С какой начать? - С плохой, конечно. - У тебя непредвиденные расходы появились. Я с облегчением вздохнул. Расходы меня уже давно не расстраивали. Но я, все-таки, спросил, в чем дело. - Нашли твоего чурку. - Ну??? - насторожился я. - Нашли в Москве, доложили мне. Я подрядил московский ОМОН, чтобы его для меня взяли. Не бесплатно, конечно. И ведь предупредил гадов, что мужик крутой. Не помогло. Три
трупа у омоновцев, а чурка ушел. Я выругался. Седой посмотрел на меня с удивле нием. Вот это плохие новости! А при чем тут дополнительные траты? - Теперь с меня требуют отступного. По десять тысяч с головы. Семьям, начальству, туда-сюда... - Слушай, гражданин начальник, а если я с тебя отступного потребую? И не тридцать тысяч, а побольше? - За что? - обалдел от моей наглости Семенов. - За провал. Ты думаешь, ты Большого (так его называют) нашел? Хрен тебе! Ты его спугнул, вот что ты сделал. Теперь, после твоих подвигов... - Не-е-ет, - засмеялся, как заб леял, Семенов, - я же тебе говорил, что у меня и хорошая новость есть. Он у нас на поводке. Ведут его наши ребята и даже знают, куда ведут. Мы его людей взяли, они нам напели про несколько хат. В четыре мы милицию послали, а пятую решили не трогать. Мужик этот, наверное, их повызванивал и теперь едет куда надо. - В Мос кве? - Ну... не совсем. Как насчет денег? - За адрес? А не много ли ты от меня хочешь? То ты мне за двадцать тысяч дал Кирюхин телефон без самого Кирюхи, я за ним потом всю Европу оббегал. - Забавно, с учетом картинной эпопеи я сказал
почти правду. - Тут я тебе обещал полторы сотни тысяч - вынь и положь мне Боль шого. - Тебе Большой нужен или экономия важна? - Не понимаю. - Буду я твоего Большого брать и, допустим, еще раз облом получится. Ты деньги свои сбережешь? Да. А Большого получишь? Нет. - Что ты хочешь, в конце-то концов? - не выдержал я. - Ты мне платишь, я тебя вывожу на последнюю его хату, и ты вместе с Кирюхой его берешь. Ты же мне хвастался, какой Кирюха у тебя ушлый. - По-моему, ты своими ребятами еще больше хвастался. - А мы от своих слов не отказываемся. Кирилл пускай в доме сидит, в засаде. А наши в оцеплении будут. Сам понимаешь, это тоже дело важное, если вырвется - так просто не найдем. Короче, время дорого. Бери Седова, бериденьги и дуй к нам. Поедем на машинах.
        Белая обивка "Мерседеса" прекрасно гармонировала с белым цветом самой машины, но все вместе абсолютно не соответствовало моим представлениям, на чем должна ездить группа захвата. Или это мне с Седым такой почет? Остальные хоть и ехали на иномарках, но не на таких броских. Седой с самого начала предупредил, чтобы на него одного выделили заднее сиденье автомобиля. Сказал, что ему требу ется кое-какая разминка, подготовка. Старый стал... Так мы и поехали. Публика набилась в другие машины, как рыбки в консервную банку, а у нас - полный ком форт. Коля-"афганец" - за рулем, я - рядом, и Седой разминается на заднем сиденье. Что он там делал? Черт его знает. Неудобно было сидеть с вывернутой назад головой. Да и Семенова я всю дорогу терзал по радиотелефону. Для нор мальных сыщиков, плотно поддерживающих контакт с милицией, раскрутить сеть Большого-Бахтияра по предоставленным мной данным оказалось парой пустяков. Аген тство "Фантазия", Халед Шараф и Фарук Джаббар имели конкретные адреса и деятель ность свою, ввиду абсолютной и явной безопасности и неприбыльности, особенно не маскировали. Огромная сумма в
долларах заставила частныых детективов (а следова тельно - и купленную или милицию) творить чудеса. Сомневаюсь, что против каких- нибудь торговцев наркотиками могли быть предприняты столь эффективные меры. Было арестовано под разными предлогми несколько связанных с двумя арабами людей. Из них было выбито все, что они знали. По цепочке арестовали еще нескольких, попутно раскрыли какие-то махинации с оружием... По словам Семенова, и мы, и Большой двигались к одной и той же цели, но с разных сторон. Одна из баз Боль шого находилась в Бологом. У меня всплыли в памяти какие-то детские стихи, свя занные с Бологим. Про Рассеянного с улицы Бассейной, что ли? На удивление, уже и Седой лучше меня знал российскую географию. Он заметил, что от Бологого примерно одинаковое расстояние и до Москвы, и до Петербурга. Как же мы подготовим засаду, если Большой должен появиться одновременно с нами? Семенов нас успокоил, сказал, что Большой из Москвы ездил в подмосковный город Электросталь и только оттуда недавно направился в Бологое. Для меня было загадкой, как можно отслеживать такого аса, как Большой, да еще и знать
наперед, куда он собирается ехать? Своими сомнениями я поделился с Седым, но тот успокоил меня, заявив, что на этих профессионалов можно положиться. Лично мне вся операция по захвату Большого- Бахтияра не нравилась даже самим своим замыслом. Учитывая, каковы эти "разбой ники на страже закона", как они захватили меня с целью элементарного грабежа, я просто обязан был подозревать их в самом худшем. Например, сейчас. Мы отдали Семенову деньги и ехали в какую-то глушь вдвоем с Седым в сопровождении целого отряда Семеновских боевиков. Где гарантия, что мы не получим по пуле в затылок и не упокоимся в новгородских или тверских лесах? А наши кровные доллары атаман Семенов по-разбойничьи честно распределит в своей банде. Перед самым выездом из Питера я сумел затащить Седого в уголок и, напомнив про недавнюю попытку грабежа-шантажа, спросил, не слишком ли мы рискуем, доверившись людям из "Аякса". Седой пальцами причесал свою стального цвета шевелюру, глянул на садя щихся в машины "сыщиков" и сказал: - То, что сомневаешься - молодец. Никому не верь. Но сейчас все выглядит чисто. Когда они тебя брали - расклад
был другой. Ты тянул на классного фальшивомонетчика, но совсем без крыши. А теперь они пове рили, что у тебя есть крыша. Пусть ты и теперь выглядишь - дурак-дураком, но лучше им не рисковать. Крыша у тебя щедрая на деньги, значит, может быть опас ной. К тому же, такой толпой никто не едет убивать двух человек. Пока Семенов чист. Я ожидал, что Семеновские "афганцы" и прочие "советские" профессионалы могут враждебно принять Седого, как человека со стороны, да еще после моей не совсем умелой похвальбы. Ничего, сошло. Коля окинул Седого цепким взглядом и, кажется, остался доволен. Во время езды "афганец" завязал какой-то малозначащий разговор, стал интересоваться, сколько платят сербы своим наемникам. Седой отве тил, они оба повозмущались, потом сошлись, что больше всех платят хорваты, но тоже мало. Вскоре оба нашли общих знакомых, воевавших вместе с Колей в Афгане, а потом под началом Седого - в Югославии. Кто-то очень удачно устроился телохрани телем на Кипре... Да, я понял, что Седой прекрасно вписался в мир нашего варианта и возвращаться в свой родной, где он даже без всяких сомнительных исчезновений
на четыре года считался человеком "со странностями", ему совершенно ни чему.
        В крепко построенном деревянном доме было два этажа. Остальные дома на улице выглядели примерно так же. Наши машины (особенно белый "Мерседес"!) пришлось оставить в более подходящем месте. К дому прошли пешком, но приблизиться не уда лось. Люди Семенова, прибывшие в Бологое раньше, остановили нас на достаточно далеком расстоянии. Во дворе было две собаки, и появление даже одного прохожего на пустынной ночной улице вызвало бы истошный лай. До сих пор только наш оди нокий наблюдатель сидел в припаркованных недалеко от дома "Жигулях" и поддерживал с нами связь по радио. - Кто внутри? - спросил Седой. - По документам дом при надлежит... - начал было кто-то из "союзников". - К черту документы. Воюют с людьми, а не с бумажками. - По приборам - четыре человека. Трое спят, один ходит. - Ночью ходит? Ин-те-ресно. А Большой точно не прибыл? - Точно. Ему до нас минимум часа два ехать, недавно докладывали. - Сергей, - обратился ко мне Седой, - может, ты знаешь, что можно охранять в пустом доме? - Бомба? - не удер жавшись ляпнул я. - Не-ет. На хрен им бомбу в центре России держать? Ну? Я пожал плечами. - Как
спят люди? - Один наверху, двое внизу. Эти двое - в одной ком нате, но на разных кроватях. Мужики, скорее всего. - Яйца их прибор не показы вает? Зря. Я не ожидал от Седого такой шутки. Если точнее - либо просто не ожидал шутки, либо шутки настолько примитивной для уникального человека. А с другой стороны - самый подходящий юмор для наемника, пусть он хоть трижды супермен. По-моему, ситуация просто не располагала к шуткам. Как можно бесшумно захватить охраняемый дом на окраине тихого городка? Ночью! С двумя волкодавами во дворе! Седой, наверное, тоже подумал о собаках. Поэтому и спросил: - Есть духовое ружье и инфракрасный прицел? - А шапку-неведимку тебе не надо? - процедил сквозь зубы какой-то боевик. - Тихо ты, блин, - осадил его другой, - ты, блин, не заводись, а думай лучше. Может, блин, у местных кого-то есть? Захарыч, где здесь может быть? Захарыч пожал плечами и сплюнул. Под распахнувшимся пиджаком сыграл блик на черном, кое-где потертом до белизны "Узи". - Кто дом покажет, мужики? - спросил Седой. - Если надо - полезем через чужие дворы. Главное, чтобы против ветра. - А дальше что? - спросил
кто-то. - Подойдем, а ветер назад подует. Тебя же залают до смерти. - У меня ножи, - коротко ответил Седой. - Ну? Пошел Заха рыч, у которого, возможно - на нервной почве, было сильнейшее слюноотделение. От плевался на каждом шагу. Действительно. Кроме пистолета с глушителем, патронов и бронежилета Седой перед выходом заказал мне ножи. Я стал уточнять, какие. Оказа лось - очень странные, нетрадиционные. Без обыкновенной деревянной или пластмас совой рукоятки, с плоской металлической, короткой и с особо расположенными дыр ками. Седой даже набросал эскизик, а первую мою модель, изготовленную Домом по моему мысленному заказу, забраковал. Вторую модель забрал и потребовал еще четыре таких же ножа. Я, разумеется, исполнил заказ. Получается, что не зря. - Серега, думай, что там такое может быть внутри, - сказал Седой на прощание и исчез в ночи, вслед за Захарычем.
        16. Пленник.
        Человек пять сидело на обыкновенной уличной скамейке. Остальные стояли плотной группой рядом. Внешне меня трудно было выделить из толпы, спасибо Дому и моей находчивости, я выглядел даже покрепче многих семеновских бойцов. Но ведь внешность обманчива! Где можно использовать мои непомерно развитые мускулы, кроме как на тяжелой физической работе? У каждого из моих временных соратников по оружию был за плечами огромный боевой опыт. Они воевали, захватывали и осво бождали, стреляли в живых людей, сами рискуя быть подстреленными. Такой опыт не заменят никакие тренировки в тире и на тренажерах. А мое карате с отражениями в зеркале, без партнеров? Это ведь даже стыдно кому-то рассказать... В ночной тишине взвыла собака. Скулеж длился несколько секунд, тут же залаяла другая, но успела гавкнуть всего лишь раза два. Эстафету подхватили собаки в других местах, этим никто лаять не мешал, и они расстарались вовсю. Еще через несколько секунд в окнах второго этажа "нашего" дома загорелся свет. - ... твою мать, - выругался Семенов. Загалдели и остальные, значительно перекрывая начальника ненорматив ностью своей
лексики. - База, база, - заскрипела рация в чьих-то руках, - вам что, не интересно? Почему молчите? Прием. - Интересно, - Семенов выхватил при емопередатчик, - говори. Прием. - Двое наших подошли через соседский огород. Один залез на забор, посидел, помяукал. Потом что-то кинул и спрыгнул. Собака завыла, дальше непонятно, я не видел, как он бежал, а он уже у второй собаки стоял. Она гавкнула и все. Я еще увидел, как он к стенке дома прижался. Потом во дворе фонари загорелись, прибор мой перестал тянуть. Фонари мешают. Прием. - Из дома кто-нибудь выходил? - спросил Семенов. - Прием. - Пока никого. В окна смотрят, наверное. Прием. - Мертвых собак из окон видно? Прием. - Видно. Прием. - Жди- жди, мы подходим. Отряд двинулся к дому, по ходу дела распределяя обязанности. Как я понял, пока было решено затаиться вокруг двора, не перелезая через забор. Собаки по-прежнему лаяли, но уже без прежнего задора. Семенов не пошел вместе со всеми. Он присел на скамейку, отложил приемопередатчик, вытащил из кармана ради отелефон. Связался с кем-то, перекинулся парой слов. - Все идет по плану, - он повернулся ко мне. -
Часа полтора у нас есть. Ваш чурка едет сюда. Никуда не денется. Все идет по плану. - Какому плану? - до меня наконец дошло. - Он подойдет к дому и вдруг увидит, что собак нет. Уже рассветет, наверное... Он же все поймет сразу! - Тут мы его и возьмем, - радостно заявил Семенов. - Прямо у калитки. У нас же тут целая армия! Рассадим всех, он к калитке подойдет, а мы ему все одновременно - по ногам очередями. Ведь кто-нибудь попадет, как ты дума ешь? В живых-то он останется, а ноги... На кой нам черт его ноги? Тебе что, тан цевать с ним надо? - А зачем мы сейчас мучаемся, дом берем, если он нам для засады не нужен? - Как же можно целый дом в тылу оставлять? Там четыре человека, кто знает, что у них есть? Они могут либо Большого прикрыть, либо... Ты знаешь, они же его и сами застрелить могут, чтобы он у нас не раскололся. - База, база, - ожила рация, - меня кто слышит? Прием. - Слышу, Витя, - Семенов схватил аппа рат. - Я тут сбоку, расскажи, как кино. Прием. - Наш убрал охранника, - сказал Витя, - вошел в дом. Сразу весь свет погас, наверное, пробки нашел. Теперь видно отлично. Кто был наверху - там и
лежит. А двое других вылезли из кроватей и ползут по полу. В разные стороны. А наш на карачках идет. Еще несколько наших перелезли забор... - Эй! - я дернул Семенова за рукав, - останови ваших. Их же Седой в темноте прикончит. - Витя! Витя! - командир пытался позвать наблюдателя, но тот, не сказав заветное слово, не переключился на прием и продолжал что-то бормотать в микрофон. Семенов выматерился и побежал к дому. Я спокойно пошел за ним. Можно было двигаться и помедленнее, я прождал еще минут десять, прежде чем в доме загорелся свет. Кто-то подогнал УАЗик с брезентовым верхом, туда погру зили двух мертвых собак и одного охранника. Судя по тому, что больше никого не выносили, двое ползавших по полу пока жили. Оставалась еще одна маленькая заг воздка. Человек на втором этаже. Зайдя в дом, я оказался в "первых рядах". Седой, несомненно, был главным действующим лицом сегодняшней ночи, но ведь он - "при мне". Или я - "при нем"? Во всяком случае, наверх поднялись мы с ним, Коля-"афганец" и еще парочка боевиков. Все быстро проскользнули мимо двери в заветную комнату, только я стоял немного в стороне. -
Заперто, - подвел итог Коля, как можно бесшумней пытавшийся толкнуть дверь, оставаясь при этом не в дверном про еме. - Где у нас ключник? Подошел еще один мужик. Наверное - профессиональный взломщик. Боязливо покосившись на дверь, он повозился с замком. Усмехнулся. - Это вообще не замок. Открыто. И резво отодвинулся подальше от дверей. Седой не спешил, а остальные и подавно. Чувствовался в этом деле какой-то подвох. Кто может настолько безразлично относиться к чужому вторжению в дом? Почему? - Может, это баба ихняя? - подал голос один из боевиков. - Эти трое все по виду кавказцы. Как бы они могли тут без бабы прожить? Седой тяжело вздохнул, взял пистолет наизготовку. - Давайте, - сказал он, - за мной. Только не стреляйте зря. Здесь кто-то безопасный. В комнату врывались - как в кино. Построившись клином, все с пистолетами в вытянутых руках. Ну, ворвались. В комнате загорелся свет. Кто-то из наших хихикнул, двое вышли, на ходу убирая оружие. Заинтригован ный, я заглянул. Коля прислонился к стене, Седой проверял постель. А в центре комнаты стоял, качаясь, как от сильного ветра... обыкновенный мальчишка
в трусах и в майке. "Чушь какая-то, - подумал я. Что на одной из главных баз Бахтияра может делать мальчишка?" У меня в голове зашевелились кое-какие подозрения. Кто-то тут сказал, что все трое из этого дома - кавказцы. У нас в армии про кав казцев довольно определенно говорили... хоть я и не очень-то верил... Может быть, этот мальчишка им всем троим здесь женщину заменял? Действительно, мальчик выг лядел замученным до крайности. Невероятно бледный, с какой-то просинью, худой, почти как узник концлагеря. Я даже затруднялся сказать, сколько пареньку лет. А быть ему могло... от тринадцати до... семнадцати. - Кто ты, мальчик? - спросил Седой. - Как тебя зовут. Струйка слюны вытекла у мальчика из уголка рта. Он смотрел на нас и ни видел. Ничего не читалось в его взгляде. - Эй, парнишка! - Седой положил мальчику руку на плече. - Тебе холодно. Оденься. Ничего не бойся, мы тебя не обидим. Скажи что-нибудь. Пузырь слюны надулся на губах и лопнул. Парень повернул голову, оглядел нас всех (Слава Богу! Хоть какая-то реакция) и вытянул руку ко мне. - Деда, - сказал он. - Де-да. Я - Вальтер. Мальчишку зат рясло
крупной дрожью. Мы с Седым осмотрели комнату, но не нашли никакой одежды. Тогда я сгреб с кровати одеяло и накинул на паренька. "Деда", - еще раз сказал он. - Эй, кончайте там! - крикнул снизу Семенов. - Надо порядок наводить. Коля погасил свет, мы вышли из комнаты и двинулись вниз. Я полуобнимал мальчишку за плечи, придерживая одеяло. Беднягу трясло, иногда он чуть ли не складывался пополам. - Таблетку дашь? - неожиданно спросил страдалец. - Таблетку? - я уди вился. - Ну..
        хорошо, дам тебе таблетку. Двигаться по ступеньками было особенно трудно. Парня качало, как на палубе в шторм. Я качался вместе с ним. И внезапно на одном из "качаний" понял, что двигаюсь уже не по деревянной поскрипывающей лестнице захваченного домика, а по другой. Каменной, более широкой. Что это? Мне в Дом захотелось вернуться? Действительно, и голосов никаких не слышно. Охренел я, что ли? Я остановился, огляделся. На лестнице было темно, хотя какой-то свет сквозь подъездные окна пробивался. У меня отпали последние сомнения. Я был в Доме. Вот чертовщина! Ну, Седой-то поймет, а вот что семеновцы подумают. Исчез человек с концами. Да еще паренька слюнявого с собой прихватил. Я решил не терять время даром. Раз меня сдуру занесло в Дом, то надо это использовать. Чер товски неудобно водить мальчика в одеяле! Схватив обмотанного одеялом паренька через плечо как куль (веса никакого в нем не было), я запрыгал по ступенькам. Вбежал в квартиру, заскочил в комнату, опустил "куль" на диван. Мысленно при кинув размер, вытащил из шкафа теплый спортивный костюм. Мальчишка был явно не в состоянии одеть его
сам, пришлось поработать мне. - Таблетку, - сказал парнишка окрепшим голосом после одевания. - Ты обещал. - Какая таблетка? - спросил я. Парень запросто мог оказаться больным. Аспирин? Анальгин? Антибиотик какой- нибудь? - Таблетку! - в голосе у парнишки появились жесткие нотки. - Таблетку! Вот черт! Кажется, я начинаю понимать. Мальчишка - наркоман. Таблетка наркотик. Сейчас его ломать начнет. Честное слово - дал бы я ему эту таблетку, только чтобы отцепился. - Как таблетка выглядит? - спросил я. - Как называется? - Кра сиво. О-о! Красиво. Дай. Тьфу ты, черт. Вот влип. Надо сбегать в Бологое, узнать у опытных людей, какие бывают наркотики в таблетках, вернуться в Дом, заказать..
        Хотя парень уже не был завернут в одеяло, проще всего оказалось еще раз взва лить его на плечо. Я вышел на Лестницу, настроился на первый этаж домика в Боло гом... Я даже сделал несколько шагов. У тут до меня дошло. Что-то не то было в Доме. Какое-то несоответствие. Но что? Перила. На них не было собачьих головок. Я вышел не в том варианте! Какого черта? Квартира и комната приняли меня нор мально, как принимали до сих пор в разных вариантах. Поэтому я не заметил раз ницы. Но куда это меня занесло? Я смотрел на перила и ничего не понимал. Там не было ни собак, ни медведей. Вообще, никаких животных. Зато вот узор самой решетки... Очень похоже на цветок. Но почему я сюда забрел? Мне ведь даже, честно говоря, страшно выходить на улицу в настолько чужом мире. Какого черта? Я привалился к перилам. Унял дрожь в ногах. Что-то не в порядке со мной. Или с Домом? Дом перевирает мои приказы? Что-то разладилось. А как же костюм, ножи для Седого? - Таблетку, - подал голос мой наездник. - Таблетку! Я вспомнил, что однажды, под действием наркотика, уже учудил, перебравшись из одного здания в другое даже без
помощи Дома. Что если в этот раз на меня повлиял наркотик, при нятый другим? Как это возможно? И тут до меня дошло. С опозданием на... не знаю сколько. Как до жирафа. Почему я насколько туп? Мальчишка, лежавший у меня на плече, был одним из обитателей Дома. Это он, сам того не осознавая, вывел себя (а заодно и меня) в загадочной вариант! Операция в Бологом прошла в десять... нет, в тысячу раз удачнее, чем от нее можно было ожидать. Теперь исламская змея утратила свой самый ядовитый зуб - возможность перемещаться между вариантами. Никаких бомб, никакой помощи из могущественной ОИР. Кажется, я выиграл свою пер сональную войну. В моей памяти ожило то, что рассказывал отец. В свое время банда Кардинала сумела захватить сына кого-то из четвероэтажников. Они держали этого сына под замком, как заложника, а сами шантажировали и эксплуатировали его отца или мать. Это то, что я знал со слов отца. Остается дополнить историю самому. Реконструировать, как облик динозавра по обломку кости. Ну, не так сложно, у меня данных поболе. Итак, Кардинал был убит. Его заместитель-племянник, струсил и бежал. Или Седой убил
его тоже в мое отсутствие? Важно то, что организация Кардинала, лишившись вождя, утратила канал связи с четвероэтажниками. Даже те офицеры ОИР, которых не убил Седой, не могли вернуться в свою Рязань. Бахтияр был неглуп и знал кое-что о Доме. К счастью, далеко не все. Сравнительно недавно мальчик-заложник повзрослел достаточно, чтобы ходить в разные варианты. К тому же, из парня сделали наркомана, легко управляемого, готового за таблетку вывести куда угодно. Еще раз стоило упомянуть о "счастье". Ни лежащий на моем плече бедолага, ни его мучители не знали истинных возможностей обитателя Дома. Они понятия не имели о производительной функции. Ведь мальчишка... Черт побери! Страшно подумать! Он же мог, притащив бомбу из "странного мира", придумать и заказать улучшенную версию, которую не надо доводить до ума в далеком Пакистане. Чертовщина... Как я мог забыть. Обрадовался пареньку, а про первую бомбу забыл. Осталось еще одно усилие, чтобы дожать мусульманскую гадину. Да, кстати... А почему такой ценный мальчик был так халтурно спрятан? "Ценный ребенок" завыл и начал извиваться. Я перехватил изможденное
тело поудобней. Необходимо было срочно что-то предпринять, учитывая мое, самое неподходящее для стояния место - лестницу чужого варианта. Я вернулся в квартиру. Усадил Вальтера на стул рядом с мощным двухтумбовым письменным столом (придумал перед входом в комнату). Вст ряхнул Вальтера для протрезвления, указал ему на один из ящиков и внятно произ нес: - Твои таблетки в этом ящике. Две таблетки. Там, в глубине. Бери их сам! Мальчик наклонил голову вбок, прижал к плечу и посмотрел на меня таким вот "перевернутым" взглядом. Я повторил свою просьбу. Расчет был очень прост. Вальтер не умеет добывать вещи с помощью Дома, но он способен на это. Если он поверит в мои слова и полезет в ящик за таблетками, Дом воспримет его действия, как эле ментарный "заказ". И таблетки появятся. Почему две? Вторую я конфискую. "На развод". Дважды, переставляя слова для большей убедительности, я интонационно превратил свою просьбу в приказ. Наконец-то, дошло! Подергиваясь, словно его знобило, мальчик открыл ящик. Пусто. . Вальтер засунул руку вглубь. Пошарил, выпустив из уголка рта струйку слюны. И вытащил две голубенькие
обтекаемые пилюльки. Сработало! Я еле успел выхватить одну из таблеток. Ничего особенного, для аспирина великовата, а так... Мне надлежало действовать, а не рассуждать. Я напрягся, представляя маленький пластиковый мешочек с точно такими же таблет ками. Мысленно поместил этот мешочек в самый нижний ящик стола. Открыл и, не глядя вытащил. М-да. Опасная это вещь - Дом. Можно весь мир героином потравить, а потом еще и кокаином припудрить. И никаких бомб не надо. Мне было не до ана лиза мальчишкиных ощущений. Подхватив кайфующего Вальтера, я помчался вниз по Лестнице. Вначале в свой вариант. Потом на улицу в Бологом. Напротив скамейки, где кучковалась наша банда. В Бологом светало. Воспользовавшись тем, что парень начал подавать признаки жизни, я поставил его на землю и попытался вести за руку. Получалось. Кое-как. Несколько боевиков стояли у входа в захваченный нами двор. Они увидели меня, перекрикнулись с кем-то в доме. На улицу выскочил разъ яренный Семенов. - Сдурел, что ли? - заорал он. - Я тут чуть не полысел, все думал, куда ты делся. Что за фокусы. Зачем ты убежал? - Надо было, - ответил я. - Вот
мальчонку одел. Видишь? Семенов озадаченно посмотрел на паренька, пытаясь осознать, где я мог его одеть, что же происходит. Тряхнул головой, словно отгоняя наваждение, и сказал: - Вот-вот, придет ваш друг. Давай в дом, быстро. Люди сейчас залягут. Быстро, быстро! Мы прошли в дом. Седой и еще четыре чело века были здесь. У одного из союзников я засек снайперскую винтовку. Седой вопро сительно прожестикулировал. - Половина дела сделана, - сказал я шепотом, прибли зившись к Седому, этот мальчишка был очень важен, без него Бахтияр почти не опа сен. Когда будете его брать, ты не рискуй. Если что - лучше убей его. Останется ненайденная бомба где-то в Пакистане, но... - Разберемся, - Седой понимающе кив нул, с интересом посмотрел на Вальтера, - Он больной? - Ему давали наркотики... - начал было я. Тут мальчишка заливисто засмеялся и быстро заговорил на лающем языке. По-моему... - Немецкий, - раньше меня разобрался Седой и заторопил. - Вот туда проходи, быстрее. Только не высовывайся.
        Ожидание - не самый лучший способ времяпровождения. Особенно - при выклю ченном свете, завешенных шторах и ежеминутных попытках подопечного мне мальчишки что-либо спеть или сказать. Минуты тянулись, как часы. Пели невесть откуда взяв шиеся петухи. По улице проехала машина. Мимо. Вторая... Мимо. Третья... Сколько можно, где Бахтияр? Одна из машин вроде бы стала сокращать число оборотов двига теля. Я в очередной раз цыкнул на мальчишку, непроизвольно затаил дыхание. И тут водитель этой останавливающейся машины дал газу! Уж не знаю, что там был за дви гатель, но половина Бологого должна была схватиться за сердце, перепуганная чудо вищным ревом. Седой ругался ненамного тише. Семенов отдавал какие-то распоряжения по рации и радиотелефону одновременно. Коля-"афганец" побежал к белому "Мерсе десу", самой быстрой из наших машин. - Что его спугнуло? - спросил я у Седого, когда тот перестал ругаться. - Какой-нибудь условный знак отсутствовал, - ответил тот. - Я тоже виноват, не догадался спросить у пленных, их сразу увезли. Воспользовавшись отсутствием Семенова, он тихо добавил. - Сейчас наступает опасный
момент. Держись поближе ко мне и сам будь настороже. - Что еще? - уди вился я. - Мы отдали деньги, а товар убежал. Возвращать уже полученные деньги - в тысячу раз тяжелее, чем просто отказаться от искушения. Что может влезть к Семе нову в голову? Действительно, вернувшийся Семенов выглядел довольно мрачным. И закинул удочки в неожиданном направлении. - У твоих знакомых есть какие-то связи в ВВС? - спросил он у меня. - Если послать за Большим вертолеты, какой-то шанс сохраняется. Я задумчиво посмотрел на Седого. Ему мои "связи" были хорошо извес тны. Что бы такое придумать? - На какой машине он был? - спросил Седой. - Ребята говорят - на "Волге", - ответил Семенов. - Но двигатель там другой, не от "Волги". И по звуку слышно, и по рывку видно. - Вот что, - я решил немного разря дить ситуацию. - Деньги назад я не требую. Считайте, что получили беспроцентный кредит. На..., на... ну, потом уточним. А вот с кем я бы не хотел связываться - так это с армией. Они так любят, когда их на чем-нибудь ловят... Потому я и ищу сейчас эти три боеголовки, как частная лавочка. Вдруг военные захотят замять дело? Седой
посмотрел на меня, как на последнего идиота (какие, к черту боего ловки?). Так и надо. Пусть Семенов считает меня проболтавшимся идиотом, я согласен.
        Первым делом после возращения я наведался на четвертый этаж. Искал родителей Вальтера. При этом рискнул даже постучаться в квартиру, где жили Сильвия с Рутой, хотя до конца и не избавился от подозрения, что это именно они упекли меня в принудительную ссылку к скелетам и шулу. Увы, никого. Четвертый этаж словно вымер. Ни одного человека! В каких вариантах их носит? Но, надо признать, я уже давно, сразу после возвращения, заметил, что с Домом происходит нечто странное. Поначалу я все списывал на счет своего отвыкшего от обычной жизни взг ляда. Нет, дело было не во взгляде. Дело было в жильцах, которые, по каким-то своим причинам, потеряли интерес к пребыванию с Санкт-Петербурге. Я даже немного пофантазировал. Может быть, именно так и происходить перемещение Дома из одного города в другой? Никакого "собрания жильцов", никакого голосования. Просто базовый город перестает интересовать обитателей Дома, они перестают в нем появ ляться и... Что "и"? Дальше я не продумал, но очень просто предположить, как Дом, исчезнув в Санкт-Петербурге, появляется в другом городе. Может быть, именно я своим регулярным
верчение-кручением в районе Питера удерживая серую махину от перебазирования в... Вашингтон? Нахождение Вальтера в Доме было чревато непредс казуемыми сюрпризами. Поэтому после плотного завтрака с обильным кофепитием (уж больно ночь выпала бессонная) я вышел в Ригу. Разумеется, с Седым и насильно покормленным мальчишкой. На такси мы подъехали к какому-то мощному кирпичному гаражу с металлическими дверями. Седой влез в потрепанную "Ладу", долго прог ревал двигатель. За это время я успел надавать ему поручений. Следовало тщательно сторожить мальчишку, найти и арендовать одноэтажный домик без малейших признаков лестницы в конструкции, нанять специалистов, которые могли бы излечить Вальтера от пагубного пристрастия... Целое дело. Такому лентяю, как я, не пристало углуб ляться в детали. Седой подбросил меня до своей конторы и там начальственно раз решил Свете оставить работу для серьезного разговора со мной. Девушка выглядела недовольной моим визитом, но не напуганной, как если бы она сотрудничала с Семе новым с целью моего похищения. Я подходил и так, и сяк - она отказывалась гово рить, в чем была причина
ее странного поведения. Психолог из меня плохой. Специ алист по допросам - еще хуже. Я не выдержал и ляпнул, что если она отказывается от объяснения, я сейчас пойду к Седову и скажу, что подозреваю его секретаршу в работе на конкурентов. Света посмотрела на меня ненавидящим взглядом. - Ну, хорошо, - сказала она. - Слушай. У тебя настоящий талант все портить. Ты так хорошо начал, ты понравился мне с самого первого своего появления. И нравился больше с каждой нашей встречей. Но одновременно я замечала, что с тобой что-то не то. У тебя какая-то редчайшая форма эгоизма. Я даже могла бы понять, будь у тебя элементарное мужское желание переспать со мной и смыться. Я хотел сказать в свое оправдание, что желание было, даже смываться я не особенно собирался. Потом передумал. А Света продолжала. - Но твой эгоизм другой. Я даже не могу объяс нить, я чувствую. У меня дурацкое ощущение, что ты - инопланетянин и отношение ко мне и другим людям у тебя - как к подопытным животным. Или вроде этого. И однов ременно меня тянуло к тебе. Я не знала, что творится, психовала. Пора было делать какой-то ответственный шаг, а я
не решалась. Из-за этого злилась. Спасибо, теперь ты все решил за меня. Иди, пожалуйста. - Извини, - сказал я. Это недора зумение. Забудь, извини. И пошел, как оплеванный.
        17. Попытка подведения итогов.
        Я - не большой любитель спиртных напитков. В мире скелетов я даже чуть было совсем не отвык от алкоголя. Ну, а пить в одиночестве - просто из ряда вон. Но я пил. Выставил на стол батарею "Финикии", заказал Дому цыпленка, жаренного на вертеле, и засел за трапезу. Мне хотелось накушаться и отключиться, погрузиться в сыто-пьяное оцепенение, когда чувство вины и осознание собственного ничто жества вязнут в алкогольном дурмане и перестают жалить. Но получалось наоборот. Выпив, я стал еще более самокритичным. Света, обругав меня, столкнула камень, потащивший за собой целую лавину, Моя жизнь разваливалась на несколько слабо стыкующихся друг с другом кусков. Первый, самый длинный - образцово- показательное советское детство и отрочество. Второй - яркий короткий период в несколько месяцев, когда я приобрел власть над Домом и, на фоне отцовской борьбы с мусульманами, пережил некоторое количество приключений. Третий - жизнь в мире скелетов, которую можно было назвать так: "человек-растение в стране кошмаров". Четвертый - вот он я, сейчас, во всей красе: "Сергей Кононов против мусульманс кого подполья в
поисках супербомбы". Что я мог сказать об этих периодах? Первый - черт с ним, под опекой и защитой любящего отца я жил вместе со всей Страной Советов и даже не знал толком, что такое жизнь. Второй - простительно для моло дого парня, мгновенно взлетевшего к вершине власти. Тем более, там у меня было несколько интересных находок. С присущей пьяным нелогичностью, я не стал обдумы вать третий и четвертый периоды. Я перешел конкретно к упущениям. Сбежал Бахтияр. Опаснейший убийца оказался предоставлен самому себе. Где-то в дебрях исламского мира лежит и дожидается своего часа чудо-бомба, выхода на которую я лишился с исчезновением Бахтияра. И еще - я полное дерьмо, как говорит Света, умная девушка, которая мне так внезапно понравилась. А раз она умная, то все, что она говорила - правда. Ну... Я сидел, обхватив голову руками. воспоминания смешались и стыковались совершенно неупорядоченно. Мои попытки ухаживать за девчонками в школе, секс-марафон на пляжах Феодосии и... чудовище-шулу, с которой мне пред лагал переспать мой сосед по шалашу. Грязное рубище, в котором я делал вылазку в Персию, и чистые простыни
на широкой кровати, где мы нежились с Рутой. И тут меня как громом поразило. У меня же еще одна подруга могла быть . . Там, в вари анте Медведя, приятнейшая девушка лет двадцати, недавно приехавшая из воюющей Германии и подрабатывавшая уборкой комнат в моем коттеджике. Она так преданно на меня смотрела, когда случайно заставала дома! Я бы даже сказал - нежно смотрела. Жаловалась на свою тяжелую судьбу на смешном исковерканном испанском. Почему я и тогда оказался такой бесчувственной скотиной? Ведь мог же помочь и ... прилас кать. И сам найти ответную ласку, понимание. Как мне ее найти? Номер ее телефона висел на видном месте, рядом с номерами пожарных и контрразведки. Как же ее звать? Забыл, черт. Сейчас схожу, посмотрю... Я привел в порядок одежду, вышел на лестницу и двинулся в вариант Медведя. Я шел, шел, и. . обнаружил себя уже в Хевронском отделении контрразведки. Вот, занесла нелегкая на пьяную голову! Ноги сами вывели меня в коридор, где находился кабинет Моше. Я чуток поднапрягся и вспомнил, что кроме безымянной любимой девушки посеял в этом месте еще двух нелюбимых арабов. Один из них мне
точно не нужен. А вот второй должен был либо умереть, либо очухаться. Что он скажет очухавшись? Без всяких бюрократических процедур я ввалился в кабинет к Моше, плюхнулся на край стола и поздоровался. Моше принюхался и страдальчески сморщил лицо. Кабинет у мужика был маловат, еще немного - и он окосеет. - Что случилось? - спросил бывший опекун. - У тебя какой-то праздник? - Именно так! - язык говорил сам, без моего участия. - У нас праздник. Задание выполнено, вам ничего не грозит. Я уничтожил связь Бахтияра с другими мирами. И с вашим, и с тем, где делают супероружие. - А сам Бахтияр? - Опять ушел. Но ненадолго. - Ясно... А бомба? - Ищу, ищу. У вас сидит один мужик, который может мне помочь. Джаббар? - У нас два твоих ублюдка. - Одного я вам дарю. Мне нужен Джаббар. Тот, которого потоптал бешеный пустынный еврей. Моше посмотрел на меня странным взглядом. Моя манера изъясняться была ему не очень привычна. - Бери двоих, - сказал Моше. - Первого убивать вроде не за что, отпус кать нельзя, а кормить - жалко денег. Только двоих. - Я его тут же отпущу. - Только попробуй! Мне в голову пришла замечательная
пьяная идея. Я засмеялся, довольный, и заявил: - Веди двоих. Я уведу их по частям. - Что-о? - Сначала пер вого, потом второго. Моше пожал плечами и снял телефонную трубку. А я попытался сосредоточиться. Халед Шараф выглядел прекрасно. При виде меня он почему-то испугался. Почувствовал, тварь, еще что-то, кроме винных паров. А тут и Фарука Джаббара ввели, с загипсованной ногой, на костыле, с наклейками пластыря на лице. И осанка у него была какая-то неестественно напряженная. Уж не из-за пере ломанных ли ребер? Халед при виде искалеченного соратника окончательно приуныл. А тут я подошел к нему и похлопал по плечу. - А! Это ты говорил, что любишь иврит? - Да, я... - Пошли. Я обнял ничего не понимающего араба, как брата, оперся на него всем своим центнером, включавшим и несколько бутылок, и жареную курятину. Так мы, подобно сиамским близнецам, вышли в коридор, а потом на лестницу. Еще через несколько секунд мы были на Лестице. И здесь начали овеществляться мои фантазии. Мне понравилась идея перил без украшений, но с узорной решеткой. А если еще представить, что орнамент составлен из ивритских букв...
Кое-какие я успел запомнить. Самые симпатичные. Шин, мем, айн. Я открыл прищуренные глаза. Красивый орнамент получается из ивритских букв. . Вместе с арабом мы вышли на улицу. Небо хмурилось, дул холодный ветер. Я глянул на дома и содрогнулся. Два ближайших здания словно составили из кубиков. Множество кубиков отсутствовало, и сквозь здания вполне можно было смотреть. Как они не рушились? Местный Дом зна чительно отличался от нашего Дома, но не пристало мне обращать внимание на всякие мелочи. Главное, чтобы назад вывел. - Я тебя отпускаю! - мое торжественное заяв ление повергло Халеда в состояние ступора. Уже поднимаясь по Лестнице, я вспом нил, что не снял с него наручники. Ничего. Разберется без меня. - Где он? - спросил Моше, когда я вернулся за Джаббаром. - В лучшем из миров. Моше окинул меня взглядом в поисках какого-либо орудия убийства. Я, тем временем, подошел к Джаббару, отложил его костыль в сторону и сказал: - Пошли. Я буду твоим косты лем... - Постарайся сюда больше не возвращаться! - крикнул вдогонку Моше. Я хотел сплюнуть на пол, но передумал и вежливо попрощался Правоверный мусульманин
Фарук Джаббар не мог дышать со мной одним воздухом, иначе ему пришлось бы нарушить запрет на употребление алкогольных напитков. Он старательно отворачивал голову в сторону, а я это никак не мог удержать в памяти. В результате раза четыре задел Джаббаровой головой о стены и дверные косяки. Костыль из меня получался неваж ный. Успокоился ливанец только в маленькой комнатке, которую я вообразил в недрах своей квартиры и определил как камеру предварительного заключения. Оставив Джаб бара, я кинулся в Ригу. Связался с Седым и через час встретился с ним. - Пос ледний шанс, - сказал я. - Если мужик, который сидит у меня в доме, не знает, где бомба - никто не знает. - Расскажи подробней. Кто он? Откуда? Почему может знать? Я рассказал. Отвел Седого в Дом. Познакомил с Джаббаром. И потом, по просьбе Седого, вывел обоих в Ригу. - Мне надо идти, - сказал я. - Срочные дела. Поработай с ним. Попытайся узнать о бомбе. - Сделаю все, что в моих силах, - спокойно ответил Седой. Фарук буквально обмяк после этих слов. Неужели он дейст вительно что-то знал?
        Через день Рига встретила меня уже привычным дождем и почти зимним холодом. Еще чуть-чуть и дождь превратится в снег. Зато прием у Седого согрел мою душу. - Джаббар раскололся, - сообщил мой соратник после приветствия. Он знает, где находится бомба. Совсем не там, где мы думали. - А где? - На родине у Джаббара. В Ливане. - Ты уверен, что он не соврал? - Уверен. - Может быть, ты выбил из него этот ответ, и он сказал тебе, только чтобы отцепиться? Седой посмотрел на меня таким взглядом... Хорошо, все-таки, что он допрашивал какого-то ливанца, а не меня. - Хорошо-хорошо, - я пошел на попятный. - Но как она попала в Ливан? И почему этот израильский араб ничего не знал? - В таких делах каждый знает очень мало, только то, что ему полагается. А с Джаббаром нам просто очень повезло. И именно его организация крутила эту бомбу. Я вспомнил все наше везение с Джабба ром. Как его до полусмерти избили в альтернативном Израиле... Что, если бы он умер? Седой, между тем, продолжал: - Бомба, действительно, была в Пакистане. Но не в каком-то научном центре, а на границе с Афганистаном. В бывшем центре афганских
муджахедов. Арабы боялись, что пакистанское правительство наложит лапу на эту штуку. Они ввезли бобму контрабандой через Иран, который им покровительс твует, и Афганистан, в котором серьезной власти вообще нет, вызвали каких-то пакистанских физиков для консультации. Частным образом. - А Иран не хочет нало жить лапу? - Ты меня спрашиваешь, словно я у "Хизбаллы" в руководстве состою. - Кто такая "Хизбалла"? - Что такое. Это организация Джаббара. Я не могу тебе ответить точно. Мне кажется, что Иран держит ситуацию под контролем, но, во- первых, не особенно верит в супербомбу, во-вторых, на всякий случай, чтобы не запятнать себя чем-нибудь слишком кровавым, оставляет все возможные эксперименты на "Хизбаллу". - Понятно. А что дальше было с бомбой? - Физики приехали, посмот рели, даже дали какой-то ценный совет. Получили деньги и вежливо уехали, так как очень опасались за свою жизнь. А потом настучали пакистанскому правительству. Там такое было... Большой-Бахтияр полетел в Кабул, там они угнали (или переку пили?) военный вертолет и улетели с бомбой за пару часов до прибытия пакистанской армии. Бомбу потом
поместили в долине Бекаа, под прикрытием сирийских войск. - А при чем здесь Сирия? - Фактически Ливан оккупирован Сирией. Но сирийцы, хоть они и поддерживают "Хизбаллу", о бомбе не знают. Во всяком случае, о ее настоящей мощности. Зато в этой долине под сирийским прикрытием "Хизбалла" чувствует себя очень уверенно. - Как называется это место? - Там нет какой-либо деревни. Просто военный лагерь в горах. Пять-шесть домов и склады. Джаббар показал на карте. - А какие планы были с этой бомбой? - Тут говорить трудно. У каждого - свои планы. Что планирует Бахтияр судить не берусь. Возможно, он хочет испытать бомбу в этом, вашем мире, заодно - продвинуть местный ислам, укрепить свой авторитет. А потом, наверное, притащить эти бомбы в свой (и мой) мир, использовать их против Балтии. У нас важность этих бомб резко возрастает, так как у нас нет ядерного оружия, а химическое тоже не слишком развито. Получается, я больше тебя заинте ресован в уничтожении бомбы, хотя и не собираюсь возвращаться. - Успокойся. Бомба одна, и пока Вальтер у нас - больше бомб не будет, а эта далеко не убежит. Что Джаббар говорит о
планах этой "Хизбаллы"? - Они дожидались новых бомб, чтобы не блефовать после взрыва первой, а действительно угрожать. - Но теперь, когда новых бомб не будет... - ... они либо взорвут бомбу в Израиле и станут блефо вать, угрожая другими взрывами, - Седой закончил мою мысль без моей помощи, - либо увезут бомбу в Иран, где станут выяснять как же она устроена. Пауза. И я, и Седой молча обдумывали сложившуюся ситуацию. Было ясно, что бомбу необходимо либо украсть, либо уничтожить. Оптимально - сначала украсть, потом уничтожить. Но как? Пять домиков в горах Ливана. Сирийская армия. Убийцы из "Хизбаллы". Против них - мы с Седым. Даже если Седой на мои деньги завербует сотню голово резов из воюющих сейчас в Югославии, что они смогут сделать? Я думал, пока в мозгу что-то не начало потрескивать. Седой мне не мешал. Или он тоже думал. Ни- че-го! Плохо быть дураком. С кем бы посоветоваться? Посоветоваться было с кем. Совсем недалеко от Ливана, в Израиле, жил мой сводный брат Борис. Если я вожусь со всеми этими мусульманами и бомбами чуть ли не из спортивного интереса, то он кровно заинтересован. В этой бомбе -
его жизнь и смерть, как у Кощея Бессмерт ного - в персональном ларце и яйце. (Я подумал, что вчерашний хмель не до конца выветрился из головы, раз в нее лезут такие сравнения). До сих пор Борис выг лядел умным человеком. Иногда он даже давал мне умные советы. Я сообщил Седому, что в Израиле у меня живет брат. Умный парень. Частично в курсе наших авантюр. Стоит с ним поговорить. А вот у Джаббара хорошо бы получить рисунок. Пусть изоб разит пять домиков. На пределе своих художественных способностей. Во взгляде Седого легко прочитались сильные сомнения в моих умственных способностях. Я мыс ленно простил его и отбыл в Петах-Тикву. Беспорядок в квартире Бориса был гранди озен. Я чуть было не вывихнул челюсть, так изумился. Оказывается на мои деньги братец приобрел новую квартиру и готовился к переезду. Ха-ха, меня хлебом не корми, только дай кому-нибудь улучшить жилищные условия. Пускай... - Прошу про щения, - я внес разлад в активный семейный труд, - есть очень срочная и очень важная работа. Я забираю Бориса на какое-то время. Надо оправдывать свою высокую зарплату. Изумленный брат, держа меня за руку,
совершил вместе со мной переход в Санкт-Петербург и, первым делом, кинулся к окну любоваться видом родного города. С некоторым трудом я оторвал Бориса от окна, усадил и заставил выслушать эпопею супербомбы и описание сложившейся ситуации. Брат задал несколько уточняющих воп росов и основательно задумался. Я походил кругами вокруг стула с Борисом, но никак не скмел стимулировать его мыслительные процессы. Потом решил, что две головы (я плюс Седой или я плюс Борис) неплохи, а три (я, плюс Седой, плюс Борис) могут сработать эффективнее. Сообщив о своей догадке брату, я оставил его думать в Доме, а сам пошел в Ригу за Седым.
        18.Комбинированый удар.
        Мы втроем сидели в Доме и решали труднейшую военную задачу. За стенкой в комфортабельной комнате-камере томился прихваченный на всякий случай Фарук Джаб бар. Странно, я не заметил на ливанце каких-либо следов от жестоких пыток, использовавшихся Седым во время допроса. Или пыток вообще не было? Черт его знает, какие у Седого методы. Мы пили кофе и вяло обсуждали сюжет, как я пере таскиваю в Ливан соратников Седого по Югославии. Перебираемся мы по какой-нибудь сувенирной открытке, потом крадемся в долину Бекаа... Полнейшая чушь. Бродить по густозаселенному Ливану с небольшой армией? При том, что там в каждой деревне есть своя армия. И мин понаставлено - видимо-невидимо. - Если бы в Израиле было другое правительство, - неожиданно подал голос Борис, - мы могли бы его завести на военную операцию против этой базы. - Как? - заинтересовались мы с Седым. - Я часто видел в русскоязычных газетах объявления типа: "Если вы знаете что-то важное для безопасности государства Израиль, позвоните по телефону...". И номер. - Прекрасно! - восхитился я. - Любое правительство обязано заботиться о безопас ности страны. А
тут такая опасность! Да они пошлют десяток самолетов и перепашут там все к чертовой матери! Седой одобрительно закивал, зато Борис скорчил такую гримасу... - Любое правительство обязано, - сказал он. - Но нынешнему израильс кому правительству эта аксиома неизвестна. Они готовы бороться за мир до тех пор, пока в Израиле никого не останется. Из евреев. Мы с Седым переглянулись. Похоже, у Бориса было явное предубеждение против своего правительства. Но мы-то люди беспристрастные, со стороны. - Давай позвоним, - предложил я. - Скажем, что у нас есть информация, пришедшая через Россию от находящегося в Москве ливанского террориста Фарука Джаббара (можно и Халеда Шарафа упомянуть, чтобы показать соб ственную осведомленность). Что в долине Бекаа, в месте с такими-то координатами, находится база "Хизбаллы". Там хранится бомба новой необычной конструкции и огромной мощности. Бомба вот-вот будет взорвана в Израиле, надо нанести упрежда ющий удар. Думаешь, не поверят? - Я бы не поверил. Представь: звонит какой-то идиот с русским акцентом и без малейших доказательств просит разбомбить ливан скую деревеньку. А
после бомбежки может оказаться, что там был детский сад, родильный дом, приют какой-нибудь. Обыкновенная провокация, чтобы подставить нас перед ООН. Я чертыхнулся. Как бы предвзято Борис ни относился к израильскому правительству - он был прав. Если по случайным телефонным звонкам начнут посы латься самолеты на бомбежку соседних стран - весь мир полетит в бездну. Конечно, у Израиля очень специфическое положение, ни у кого нет такого количества вра гов... И все равно. Это моя война, я ее веду, мне ее и кончать. Но как? Я пред ложил выпить что-нибудь спиртное. Может быть, алкоголь разбудит наше воображение? Странно, и Седой, и Борис отказались. В комнате установилось тяжелое предгро зовое молчание. Борис протянул руку и взял листки, на которых Джаббар схемати чески набросал эскизик: база на склоне горы. - Все упирается в отсутствие кар тинки, - наконец разродился брат. - Если бы у нас была точная картинка, мы могли бы высадиться прямиком на базу. Сто человек, с гранатометами, базуками... - Не трави душу, - перебил я. - Если бы была картинка! Я бы и без сотни людей обо шелся. Заказал бы вид в окнах. Хорош
трюк! Дом стоит в Питере, а окна - в долине Бекаа. Набиваем комнату всем, что стреляет. Помощнее. Становимся к окнам и отк рываем огонь. - Картинка, картинка... - задумчиво произнес Борис. - Самое обид ное, что ведь есть же у кого-то эти картинки. Израильские самолеты-разведчики регулярно такие места фотографируют. Но как у них получить фото? - Может быть, эти фото у них хранятся в памяти компьютера, а ты бы сумел влезть в нее по теле фону? - спросил я брата. - Я закажу для тебя у Дома самый современный компьютер. - Не настолько я крут, чтобы вламываться в компьютер военной разведки, усмех нулся Борис. - Если такой взлом вообще возможен. Очередной приступ молчания. По лицу Бориса я догадался, что брат увлечен обдумыванием чего-то очень важного. Он покусывал нижнюю губу и делал ладонью такие жесты, словно спорил сам с собой. - Послушай, - брат увлек меня на диван, как бы переводя беседу в разряд почти лич ной. - Вот мы говорили о компьютерах..
        Возможно, я упрощаю, возможно, обижаю Дом... Ведь можно представить Дом как супер-суперкомпьютер небывалой мощности. Он подключен к информационному полю Земли и знает все. - Не только Земли, - поп равил я Бориса, - но к чему ты ведешь? - То, что ты можешь задумать любую дыру и Дом выведет тебя именно туда, доказывает: от Дома можно получить любую картинку, любой вид местности. - Отлично! Но как? - Как... как... Назвать координаты и взмолиться: "О, Дом, покажи мне..." Чепуха. - Чепуха. Тут я кое что вспомнил и обратился к Седому: - Послушай, я помню, что вы с моим отцом работали на компь ютере. Откуда отец брал данные? - Не знаю, - Седой удивленно пожал плечами, - в компьютерах я не силен. - Во! - Борис, похоже, завибрировал от возбуждения. - Есть! Значит так. "Заказываешь" каталог фирмы IBM. По нему выбираешь компьютер. Потом "заказываешь" комнату со специальным разъемом в стене. Наш компьютер подк лючаем к этому разъему, и ты мысленно уверен, что наш компьютер подключен к сети Дома. Неважно, если ее не было, ты создашь ее своим воображением, как создал ту собаку, нечто другое, о чем я даже не
знаю. А дальше мы с тобой вместе попробуем что-то выжать из памяти Дома. Наконец-то я смог действовать! Да и план выглядел совсем неплохо. Три головы, действительно, оказались лучше двух. И самая ценная голова была у Бориса. Почти час понадобился мне, чтобы оборудовать требуемое рабочее место. Особенно трудно давался кабельный разъем в стене. Но в конце концов Борис уселся перед экраном, и там начали мелькать куски географических карт вперемешку с видами, напоминающими аэрофотосъемку. - Бейрут нашел! - раз дался радостный вопль брата. - Действует! - Бейрут найти легко, - скептически заметил Седой. - А вот как отличить одну горную базу от другой? Домики одинако вые, горы одинаковые. На километр ошибся - и все. Уничтожим не те дома. - Ничего, - успокоил я сам себя. - Сверимся с рисунком Джаббара, покажем картинку ему. Выкрутимся. Следующие полчаса мы любовались пасторальными пейзажами вперемешку с сирийскими зенитно-ракетными комплексами. А горные хутора там действительно были похожи один на другой. Кстати, речь ведь шла о долине Бекаа. С каких пор горы торчат в долине. Или эта база на краю долины? Один
раз мы нашли что-то очень похожее, но там не было длинного узкого помещения, похожего на теплицу. Забрако вали. И наконец... - Оно! - уверенно сказал Седой. - Ну-ка, чуть-чуть ближе... Нашли. Борис сотворил с компьютером нечто, уподобившее нас пилотам вертолета. Мы начали "облет" базы "Хизбаллы". - Выбирай, - обратился брат к Седому. - С какой стороны и с какого расстояния лучше всего стрелять? Седой выбрал самый подхо дящий ракурс. Борис зафиксировал изображение и привел в действие цветной лазерный принтер. Вскоре у нас в руках было две картинки. И мы отправились на оконча тельную экспертизу. К Фаруку Джаббару. Покалеченный ливанский террорист изумленно глянул на картинку. - Тут, - наконец выдавил он из себя. - Как вы достали? Вам сам шайтан помогает. Если ласково называть Дом "шайтаном", то бандит был прав. А мы перешли к очередному этапу нашей программы. К добыванию оружия. - Седой, ты - спец. Что лучше всего использовать? - спросил я у своего "министра обороны".. - Я уже давно об этом думаю, - почему-то мрачно ответил Седой. - Что за проблема? По-моему, РПГ - в самый раз. И я их хорошо знаю... -
РПГ - прекрасное оружие. Мощное, безотказное, удобное. Особенно против танков. Но рушить дома и их содер жимое? Немного не то. В РПГ узконаправленный заряд взрывчатки. Стену-то он пробьет... Я не был особенно заинтересован в сугубо теоретической лекции. Но Седой, увы, не из тех людей, которых можно перебить на полуслове. Пришлось слу шать дальше. - Сейчас есть очень хорошая взрывчатка, типа пластиковой. Она успе вает перед взрывом расплющиться, как бы "растечься" по стене. И есть американские наплечные ракеты "Лау", часть боеприпасов к которым снабжена именно этой взрыв чаткой. Но я знаю из своего опыта, что по домам можно стрелять даже из танка, а они не рушатся. - Как выглядят твои "Лау"? - не выдержал я. - Наш кибернети ческий друг нам подскажет, - вмешался Борис, лихо щелкнув пальцами по монитору. И добавил что-то не очень вразумительное, кибенематический... Я уже набрал было воздух для облегченного вздоха. Но безжалостный Седой не дал расслабиться. - РПГ нам тоже пригодятся. Вы с Борисом будете стрелять из них. Я - из "Лау". У нас получится комбинированный удар. И не забудь, если заботишься о
своем здоровье: вытяжная вентиляция - раз, противогазы - два, наушники-заглушки - три. Я вздохнул совсем не так, как планировал. А почти как в наушниках с противогазом. По-моему, на этот раз я установил личный рекорд в создании вереницы комнат за один прием. Помещение для нас, камера для Джаббара, комнатка для создания компь ютера, три (!) комнаты с неудачными кабельными разъемами, четвертая - с удачным, комнаты-склады с наплечными ракетами и с РПГ... И мне еще предстояло выдумать последнюю из необходимых: просторную комнату с принудительной вытяжной вентиля цией и окнами с видом на базу "Хизбаллы". Мы перекусили, попили ароматного чайку. Посидели молча, как перед дальней дорогой. В Ливане тоже шел дождь. Мы полюбова лись на базу. Перетащили ракеты в комнату с окнами. Заткнули уши специальными затычками, а поверх них нацепили наушники. Разместили, каждый у своего окна, три видеокамеры (совет Седого). Очень внимательно выслушали подробнейший инструктаж с демонстрацией. И наконец... Я включил вентиляционную установку, занял боевую позицию. Первым стрелял я, вторым Борис, третьим Седой. Трудно передать
словами то, что сделали наши гранаты и ракеты. Трудно вообразить, какая разрушительная сила может таиться в лежащем на плече сравнительно небольшом предмете. Кре пенькие на вид домики рушились, как картонные, что-то загорелось, обломки летели во все стороны. Я старался не особенно вглядываться в происходящее, не изучать мелкие детали. Стрелять, куда прикажет Седой, и не более. Как ни крути, на базе находились люди. Седой вдоволь налюбовался картиной разрушений, повернулся ко мне. - Остается надеяться, что Джаббар не соврал и на базе не было укрепленных подвалов, - сказал он. - Ну, что? На заслуженный отдых? Или мы про кого-то забыли? - Нет-нет. - Я двинулся к дверям, остальные за мной. - Ничего не забыли. Всем спасибо за сотрудничество. Вы очень славно поработали. Без вас... ничего бы не было без вас. Ты, Боря, заслужил высшую израильскую награду. Есть там у вас звание "Герой Израиля"? - С вручением Золотой Шестиконечной Звезды, - сказал брат. - А як же? Будет! Черт! Ну, я и устал! И оглох. А дома у меня... Господи, там же разгром почти как на той базе. От великого до смешного один шаг. Я про водил
брата в Петах-Тикву. Вернувшись, сотворил Седому внушительный долларовый гонорар и проводил суперсолдата в Ригу. При желании, он теперь мог отойти от дел и зажить спокойной обеспеченной жизнью. Или опять примется за авантюры со своим агентством и наемниками? А я остался один. Не считая дрожащего за стеной Фарука Джаббара. Ну, это временный компаньон. И абсолютно несущественный. А что вообще существенно в этой жизни? Только что я потерял очередных врагов. Туда им и дорога. Хотя, учитывая, что жизнь - борьба, мне надо срочно подбирать новых. Или жизнь - не обязательно борьба? Возможно, я просто испорчен революционным совет ским воспитанием? Я сидел в кресле и думал, чем занять руку: бокалом спиртного или чашечкой кофе. В ушах еще грохотали ракеты, перед глазами, как в замедленной съемке, пролетали обломки домов и поднимались клубы дыма. Возможна ли жизнь без борьбы? Не пропадет ли интерес к жизни вместе с врагами? И тут до меня дошло, что пропадать ему рано. Ой как рано! Несмотря на лавину приключений в разных вариантах, я прекрасно помнил о неком долге. Моральном долге. Клятве, если быть более точным.
Поторопился я отпустить своих верных помощников. Вряд ли я найду с кем еще посоветоваться перед экспедицией в мир скелетов.
        Эпилог.
        Я сидел на веранде в гостях у своего сводного брата и дегустировал ориги нальный китайский чай и арабские сладости. Чай, на удивление, пах не чаем, а соленым морем. Сласти же были липкими и тягучими, как окружающий нас зной. Рас тягивая минуты покоя, я учился наслаждаться непривычными вкусовыми ощущениями. К тому же, впервые после долгого перерыва я мог говорить без оглядки на чужие уши, не заботясь, чтобы моя очередная ложь стыковалась с предыдущей. Увы, даже самый доверенный собеседник далеко не всегда согласен с тем, что ему говорят. Так и здесь. Только что Борис отказался от приглашения сопровождать меня в мир скеле тов. - Я сугубо гражданский человек, - сказал братишка. - Недавняя стрельба из гранатомета - случайный эпизод. В любой экспедиции я буду в тягость. Но это неп равда, что я волнуюсь только об успехе экспедиции. На самом деле я куда больше забочусь о детях. Если бы ты был семейным человеком, ты бы понял. Оставить детей сиротами... - Вообще-то, я собираюсь вернуться. - меня удивил такой пессимизм. - Да и тобой жертвовать я тоже не планировал. - Кто знает, кто знает... Я понял, что как
попутчик Борис потерян, а слушать его дальше - у самого пропадет желание действовать. Тем более, Седой говорил, что уже почти подобрал отличную команду: сербы, специалисты по диверсиям, двое наших, бывшие десантники, еще кто-то. А здесь пора было менять тему. - Кстати о детях, - сказал я. - Твоему старшему скоро будет тринадцать. Ты не хочешь, чтобы я научил его пользоваться Домом? У парня может получиться. Гены у него такие же как у меня. - Хочу ли я? Не знаю, как насчет хотения. Скорее - я боюсь, что он научится. Понимаю, это выглядит странно. Ведь ты - человек куда более могущественный, чем я. Это ты выручаешь меня деньгами, а не наоборот. Но я боюсь возможности, что мои дети овладеют таким... такой мощью. Власть и сила - не всегда в радость. Лично я не хотел бы взваливать на себя твою ответственность. Разобраться с мусульманскими террорис тами... Разобраться со скелетами... Это даже не простой страх. - То есть ты счи таешь, что мое богатство мне не в радость, - пробормотал я. - Вот! Вот! - брат подпрыгнул на стуле и шлепнул себя ладонью по лбу. Вот что мне это уже давно напоминало. "Богатые тоже
плачут." - Кто плачет? - не понял я. - Это такой дол гоиграющий сериал по телевизору, - объяснил брат. Название такое. Жена иногда смотрит. Там действуют отец и мать главного героя. Очень важные персонажи. Но в какой-то момент они вдруг становятся не нужны сценаристу. И их отправляют в Европу. Без всякой на то причины! Дальнейшее действие происходит без них. - У тебя чай, случайно не с градусами? - пошутил я. - При чем здесь сериал? - Наш отец, - Борис не обиделся. - То он был, тебя на подвиги вдохновил, меня в Израиль упек и ... исчез. Нет его. Какому сценаристу он мешал? И в какую Европу его послали вместе с твоей матерью? - Вообще, он сам кого угодно может послать, - неуверенно сказал я. Именно это тебя и озарило? - Цепочка ассоциаций такая: твое заявление, что богатым тоже бывает хреново, исчезнувшие отцы и, главное, твое упоминание о генах. В одном из последних разговоров, когда отец в милли онный раз уточнял подробности твоего исчезновения, он сказал, что разгадка таится в твоей наследственности. - Что? - Да-да. Мы, мол, зря пренебрегали фактом, что ты одарен сверх меры. Это неспроста. Он, отец,
не мог творить чудеса. Наш дед, его отец, тоже не мог. Лезть глубже в этом направлении смысла нет. Надо разоб раться по твоей материнской линии. Я подумал о матери. Что тут разбираться? Ведь мать - человек со стороны, не из Дома. Неужели... Неужели во время частых "командировок" отца она ему изменила? И отец - не мой отец? Решив не обсуждать подобный бред вслух, я отдал должное остывающему чаю. Как китайцы добиваются такого удивительного результата? Коптят они его, что ли? - Лично я, - философст вовал тем временем Борис, - несмотря на все свои гены просто не могу заставить себя поверить в Дом. Я подозреваю... Мне кажется, что этот многоэтажный серый ящик - просто огромный прибор по производству галлюцинаций. Этакий огромный сверхмощный иллюзион. Уж не потому ли я его боюсь? Мне страшно не то, что кем-то выдуманные типы сдерут с меня кожу, набьют заговоренными травами и заставят мое чучело работать на плантации. Мне страшно, что зайдя в Дом, я отключусь и нав сегда погружусь в мир иллюзий. - А твой призрак, этакая ожившая галлюцинация, будет тем временем шастать к твоей жене? - не удержался я. - К моим
визитам ты уже привык, на мои галлюциногенные деньги купил дом. А еще одна седая галлюци нация вообще действует абсолютно автономно. К счастью - на нашей стороне. Чего, увы, не скажешь о Бахтияре. Кстати, физик, что ты думаешь о "неправильных мирах" и "неправильных бомбах". - Галюки, - махнул рукой брат-скептик. - Но если пойти у тебя на поводу и допустить альтернативные миры, где жизнь миллиардов людей отличается от нашей только потому, что некий князь с крутейшего похмелья возне навидел пьянство и принял ислам вместо христианства, то должны существовать миры, где, всего-навсего, кое-какие законы природы отличаются от наших. - Но как же там живут люди и почему они остаются такими же, как мы? - Я же говорю - галюки. Просто там, где нет людей, нет и Дома. И получается, выходить можно только туда, где законы природы чудят недостаточно сильно. Но на бомбу хватает. Например, мир, где энергия химических реакций приближается к энергии ядерной. - И каждый лесной пожар вызывает несколько ядерных взрывов, - съязвил я. - Не утрируй. Просто их взрывчатка многократно превосходит по силе нашу. Их войны ужасны, а
так как нет страха перед радиацией, подобного нашему страху взаимного гарантиро ванного уничтожения, воюют в таких мирах часто. Отсюда - нехватка людей, рабочих и солдат. Отсюда - необходимость в размножении клонами, почти почкованием. Вот эти свирепые ребята и заказывали в наших краях нужный им генетический материал. А Бахтияр его поставлял. Я вспомнил, как неуютно чувствовал себя в мире шин- мем-айн. А вот Бахтияр, мусульманский супермен, не побоялся, оказавшись в подоб ном. Смело вышел, не зная ни языка, ни обстановки, сориентировался. Установил контакт, договорился. Наверное, жить с верой и по вере легче? Во всяком случае нет страха смерти. Даже не важно во что ты веришь. Нам еще было, что обсудить. Бориса переполняли идеи. Похоже, брат мог объяснить все на свете. Мне будет чер товски не хватать его подсказок в Скелетии. Южная ночь наступает быстро. Сумерки мимолетны, их можно пропустить за время между глотками чая. На свет электри ческой лампочки слетелись комары. Пришло время прощаться. Я шел по лестнице, пос тепенно превращающуюся в родную питерскую. Еще через несколько дней у меня под ногами
должен был оказаться шершавый камень, неумело обтесанный моими руками. Что вело меня в Скелетию? Чувство долга? Клятва? Месть? Нет. Суетясь и делая даже вполне достойные вещи, я вечно упускал самое главное. Я ни на шаг не приб лижался к ответу на абсолютно личные вопросы: где мои родители? какие семейные тайны хранит моя наследственность? Моя изоляция в Скелетии, вернее, причины этой изоляции могли оказаться подсказкой. Многотомная сверхчеловеческая библиотека Дома, где варианты - книги, страны - страницы, семьи - слова, а люди - просто буквы, не могла существовать без Писателей. Картины матери: Собакочеловек, Мир Скелетов... Неужели моя скромная мама годилась здесь на роль Иллюстратора? Как мало я знаю. Но в одном уверен: место буквы в чужом сценарии - не для меня.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к